Николаева М: другие произведения.

А.Д.2:рожденный править

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
Оценка: 8.00*5  Ваша оценка:
  • Аннотация:

    3-08-11 Серьезно подправила текст (даже не думала, что тут СТОЛЬКО ошибок было), села за обновления. Если это кому-то еще нужно, конечно ;)
    Отдельно сообщаю, что первый текст из серии благополучно снесен, верну, как выправлю и окончательно отцензурю, таки да..
    Агитки - необычные графические подписи Комменты в студию!!=)
    Кста, обожаю ноут, но у него есть серьезный недостаток: вместо Ворда стоит Опенофис... в общем, будут страшные опечатки - сообщайте))


   Николаева М.

А.Д.2: РОЖДЕННЫЙ ПРАВИТЬ

Пролог. В другом месте, в другое время

   " Игра. Всего лишь игра. Я против мира. И он против меня. Бред? Глупость? Может быть, но чем дальше идет, тем призрачнее становятся все эти грани... Зыбкое марево реальности словно расступается передо мной, трепетно-послушное, верное...
   Я безумен? Очень может быть. Но это еще не значит, что я лишился своего права! О нет, не лишился!.. И раз уж мне все равно терять уже нечего, то сыграем по новым правилам. По моим правилам!"

А.Д., Князь Пустоты

  
   - Боги... не думал, что когда-нибудь окажусь здесь вновь... дикость... никогда бы не подумал...
   - Все так изменилось?
   Услышав мелодичный женский голос, Мейлон невольно вздрогнул и отпрянул от стены, которую до этого гладил кончиками пальцев. Она стояла всего в трех шагах и смотрела на него удивительно знакомыми синими глазами.
   - Тэйрэ...
   - Узнал? А я думала, что ты и не вспомнишь девчонку, которую когда-то спас от ужасной участи.
   - Эстер, не надо об этом. Ты же знаешь...
   - Знаю, - она согласно склонила темную голову, - Все, что ты делаешь, служит лишь одной цели - выполнить старую клятву.
   Мейлон с некоторым смущением посмотрел на старую знакомую. Не то чтобы она сильно ошибалась, но все же...
   - Я никому ничего не обещал, Тэйрэ. Просто однажды понял, что обязан сделать все от меня зависящее, чтобы сберечь его детей. Только и всего. Знаешь, все же иногда очень сложно жить, не имея ни цели, ни смысла, ни надежды.
   - Поверь мне, Мастер, я - знаю. И если в жизни их нет - их просто необходимо выдумать.
   "Как я" - это не прозвучало, но осталось висеть в воздухе тревожной тенью недосказанности.
   И как я, - невольно признал Мейлон. Все же тяжело быть осколком, оставшимся в одиночестве. Когда-то он был частью целого, хотя даже в мыслях не признавал над собой чужой власти, теперь же... теперь бы он жизнь отдал всего за миг былой целостности! И вот, когда, наконец, появился шанс перечеркнуть прошлое и забыть - ему вновь ненавязчиво напомнили, что он есть и чем быть не может...
   - Тэйрэ, зачем ты пришла? Ведь ты не хуже меня понимаешь, что мы больше не имеем права на вмешательство. Возможность упущена. Выбор сделан.
   - В твоих словах слишком много горечи... боишься? Но чего? Ты же так ждал этого.
   - Ты вряд ли поймешь...
   - Чего? То, что последыш - почти повторяет путь Первого? Понимаю. Но он - не Алесан. Тот князь мертв, он уничтожил себя сам, расщепил свою суть, распылил душу, но он дал шанс. Не путай их, Мастер. Это не принесет никому добра.
   Мейлон невольно отвел взгляд. Он не мог смотреть в спокойные синие глаза Эстер и не вспоминать тех времен, когда такими же кристально-чистыми сапфирами сияли глаза его Владыки. Она слишком молода... Она не помнит тех времен, она не видела того, что видел сам Мейлон... и не знает того, что знает он сам. Да, тот Алесан ушел, повторил путь своей возлюбленной, ни на миг даже не оглянувшись на тех, кто его почитал... за бога? Да, наверно, это слово лучше всего отображает их чувства в то время.
   Тот Алесан ушел, но он и остался...
   - Я знаю, кто есть кто, Эстер. Но еще я знаю, что Ксан сейчас идет тем же путем... нет, он продолжает его путь. И для меня только это и имеет значение.
   - Значит, ты несмотря ни на что останешься на стороне этого... Лорда?
   - Таков мой долг. Я всегда следую за своим Владыкой.
   - Мастер, это не он! Не путай!
   - Это ты не путай, девочка, Мастер - давно мертв. От него остались лишь осколки, нелепые осколки памяти и событий, которые я все еще пытаюсь выстроить по порядку. Да, я помню его путь, как и пути еще почти двух десятков эльдов. Но вот незадача - я больше не светлый. И их знания, их опыт - совершенно не подходят мне. Я снова стою у истоков, Тэйрэ. И это сделал Лис - мой Лиссэ, понимаешь?
   - Мейриани! Опомнись! Ты - светлый лорд, ты стоял у истоков всего рода. Твоя кровь течет в каждом эльде. Ты просто не можешь сейчас пойти против того, что сам когда-то создал.
   - Тэйрэ, дело не в том, что моя кровь течет в ком-то, а в том - чья кровь течет во мне.
   Она поняла. Сразу. Почувствовала, как могут почувствовать только те, кто оказался на меже всего.
   - Вот как. А я-то думала, зачем твой Князь тогда переписал последнее пророчество Изначальных. Ясно. Алесан действительно предвидел этот момент и создал лучшую защиту для последыша - приставил к нему повязанного кровью Защитника. Вот только кому из них ты служишь? Прежнему? Или нынешнему? Видишь ли ты насколько они разные? И не появится ли новая Илейна в конце?
   - Эстер, ты не имеешь права вмешиваться.
   - Как и ты. Но в отличие от тебя я могу наблюдать за ним. Ты же знаешь, у богов есть свои плюсы. Только почему-то ни ты, ни твой Ксан не хотите это признавать.
   - Ты предложила ему это? - Мейлон удивленно посмотрел на свою собеседницу. - Глупо, он никогда бы не пошел на это. Ему безразлична власть, его не интересует сила - и то и другое дано ему по праву крови.
   - Ты не поверишь, но он почти согласился... Но, подойдя к этой грани, он оглянулся... Его все еще что-то держит в мире... или вернее будет "кто-то"?
   - На что ты намекаешь, Эстер? Звание богини тебе дает права...
   - Ни на что. Просто вспомнилось, что мы, двуцветные, - очень забавные существа, противоречивые изначально. И эта раздвоенность дает нам особое умение видеть ситуацию со всех сторон сразу. Идеальные правители. Лучшие! Но как и все в этом мире - с изъяном, маленькой незначительной червоточинкой... Вот только нет ничего ужаснее на свете совершенства, почти полного, да не совсем... И наша идеальность - в одно мгновение оборачивается уродством.
   - Тэйрэ...
   - Что будешь утешать? Говорить, что это не так? Ты же знаешь, Двуцветные - чувствуют ложь, они интуитивно угадывают чужие настроения - и это тоже часть нашего бремени.
   - Но ведь ты сумела принять себя такой, принять - и взойти на следующую ступень.
   - Нет, я просто испугалась одиночества и приняла предложение этой планеты стать ее подругой. И сейчас она хочет его и - думаю - сделает все, чтобы заполучить в свое безраздельное владение. Миры очень эгоистичные создания, они просто не умеют быть другими...
   Мейлон невольно отвел взгляд. Кажется, скоро все наконец-то обретет свою целостность...
   Или напротив рассыплется в пыль.
   Интересно даже, какой же вариант предпочтет Князь?..
  
   Мастер недовольно изучал собравшихся в его кабинете магов-координаторов. Что-то в последнее время он все чаще и чаще испытывает это досадное чувство при подобных встречах - не к добру это.
   - Ну? Опять возникли какие-то трудности?
   Тяжелый взгляд Мастера выдержать могли не все. Из десятка магов-координаторов на это оказался способен только сид-полукровка, пришедший на место Сиэля. "Или слишком глуп, или слишком смел", - отметил про себя Мастер, когда ответственный за территорию Северных Владык мальчишка сделал шаг вперед. - "Нужно будет повнимательнее к нему присмотреться".
   - В отведенном мне секторе всё протекает по плану. С городом проблем не возникло. Новый правитель - наш человек. С теневыми структурами удалось добиться установки нейтралитета. Все агенты Северных устранены. В общем, зачистка территории завершена. Сейчас мы преступили к следующему этапу - к поиску артефакта. Маги выявили девять возможных носителей. На данный момент мы готовимся к захвату первого из них.
   - Ясно. Открытых столкновений с Ушедшими так и не было?
   - Нет. После ухода их Князя, активность Северных заметно снизилась. Они сдают свои позиции по всем статьям. И очень быстро.
   - Чего и следовало ожидать - они слишком зависят от своего Князя. Кстати, как там он поживает? - Мастер мгновенно переключил всё свое внимание на эльда, следящего за действиями Алесана Двуцветного. Под взглядом своего повелителя тот как-то подозрительно быстро сник.
   - К сожалению, мы упустили его. Раньше он фонил на всю планету неконтролируемыми прорывами силы, а теперь все глухо.
   - Видели с ним кого-то подозрительного? Может, кто-то взялся за его обучение?
   - Нет, все это время он был один. На все попытки Домов вступить в контакт посылал их в Бездну коротким маршрутом. Думаю, он просто пришел в равновесие со своим даром. Но в любом случае, как только он прибегнет к силе, его засекут. Так что считаю, что скоро он снова окажется в зоне нашего контроля.
   Последнее заявление звучало, на взгляд Мастера, несколько самоуверенно, потому что иметь дело с полностью обученными Двуцветными Лордами им еще не приходилось. А уж с этим-то и подавно не стоило бы связывать - себе дороже выйдет. К сожалению, цепь событий была запущенна задолго до рождения этого Князя, и теперь уже ничто не сможет остановить лавину.
   Мастер недовольно пожевал губами, но принял все как есть. Хотя Князь на самой грани осознания мог изрядно подпортить им нервы - и это в самом лучшем случае. О самом худшем варианте развития событий он старался не думать.
   Что ж, значит, надо спешить.
   - Ли'ри, - Мастер уверенно нашел взглядом единственную женщину среди координирующих. Эльда с сидским именем... странное сочетание? Может быть, но только не для тех, кто знал ее историю. Правда, таких даже в этом зале было немного.
   - Слушаю, danell, - скривив тонкие губы в улыбке, она склонила голову к плечу - демонстрация повышенного внимания.
   - Как у тебя обстоят дела?
   - Dha'eill все еще не высовывался из светлых земель. Там же к нему подобраться невозможно - охраняют его как великий артефакт. Зато есть продвижения с Dha'rise. Предыдущее наше вмешательство, как вы знаете, устранил Князь, но он явно не был профи, иначе не оставил бы нам лазейку.
   - Значит?.. - Мастер нетерпеливо подался вперед. Неужели справилась? Эта может. Вот кого надо было сразу к Алесану подсылать - чего хочешь, добьется девка!
   - Это значит, danell, что все решится в ближайшие полгода-год.
   И это была лучшая новость за последнее время!
  
   Совет. Внеочередной. Всего месяц прошел с их прошлой встречи... Впрочем, если учесть с какой скоростью разворачиваются события...
   Вейрин невольно нахмурился. Ситуация оказалась намного опаснее, чем он мог себе представить. Если бы можно было отмотать время назад... если бы...
   Украдкой глянув на Владыку Запада, Северный Лорд лишь качнул головой. Опять Эдуарн проигнорировал настоятельное приглашение появиться здесь самолично. Интересно, что на этот раз придумает Нар, чтобы оправдать отца. И верит ли в эту ложь хоть кто-то из собравшихся? Вряд ли. Все слишком хорошо знают Князя Затаившихся. Вот уж кто абсолютно соответствует наименованию! Эдуарн затаился и, кажется, надолго. По крайней мере, раньше, чем все разрешится, он точно не появится. Его право. Он оберегает свои знания от посягательств. Вейрин сильно сомневался, что кого-то в Совете остановило бы сопротивление Эдуарна - сломили бы, навалились бы всем скопом - и сломили б. На Нара, разумеется, тоже оказывают давление, но он всего лишь наследник - до многого его еще не допускают.
   - Надеюсь, все помнят причину, по которой мы собрались сегодня? - громко произнес Нурнаил, перекрывая нервный гул в зале.
   Вейрин невольно усмехнулся. А то кто-то мог об этом забыть! Сложно закрыть глаза на то, что в последнее время кто-то настойчиво вытесняет их из жизни мира. Грамотно вытесняет! Мир даже не возражает, принимая всё как должное.
   - В таком случае, как принимающая сторона, я начну...
   Вейрин прикрыл глаза, позволив себе не вслушиваться в речь Пресветлого Князя. Опять переливает из пустого в порожнее. Впрочем, не только он - все. Вместо того чтобы предпринять что-то конкретное - они это бесконечно обсуждают. А враг тем временем действует. И с каждым мгновением шанс отыграться становится все призрачнее.
   Вот только что можно предпринять, если неизвестно главное - против кого сражаться?
   Или, наоборот, известно слишком хорошо...
   - ... какие будут предложения?
   Предложения? Да никаких! Если за последние пять десятилетий они так и не приблизились ни на шаг к разгадке - о чём же тогда говорить?!
   - Предложения? Если позволите, то могу высказаться и я... - новый голос прозвучал мягко, с легкой насмешкой, но не обидной - понимающей. И Вейрину он был незнаком.
   Резко распахнув глаза, Каратель всмотрелся в новое действующее лицо. Ифрит. И молодой какой! Кто его допустил на Совет?!
   Но тут мальчишка посмотрел прямо на Вейрина и тот понял, что ошибся. Не ифрит. И не мальчишка. Слишком знаком ему был этот взгляд, болезненно-мудрый и бесконечно-усталый.
   - По какому праву?! Что ты здесь забыл, мальчишка? - Нурнаил как всегда несдержан. А ведь если бы он проявил чуть больше внимания, то заметил, что "мальчишка" пришел не один. С Марвидом. А, заручившись поддержкой этого морида, он приобрел как минимум шесть голосов в Совете.
   - Замолчи, - сам не ожидая того от себя, резко бросил Вейрин Светлому Князю. - А ты продолжай. - Последнее адресовалось ифриту.
   - Благодарю, Эйр, - сокращение его имени в устах мальчишки показалось дикостью, но в тоже время было каким-то уместным. Впрочем, это другие могут гадать с чего такая фамильярность, сам же Каратель воспринимал всё как должное. - Для начала позвольте представиться. Мейлон Ил'Лей. Reah'mai, к сожалению, отсутствующего здесь Князя Алесана Двуцветного. Упреждая ваши вопросы, сообщаю: да, я действительно сын Лиайра и Милены. И нет, я не собираюсь умирать в ближайшее время. Вопросы?
   - Только один. Ты сказал, что rea Алесана, но он же отказался от своей крови. - Ирис. Как всегда сдержанна.
   - Знаете, danely, змеи, когда та им становится слишком тесна, сбрасывают кожу...
   - То есть ты хочешь сказать?..
   - Ваши рамки для него слишком тесны. И естественно он пытается их раздвинуть, неумело, еще не осознавая это. Но он находит верные решения. Собственно, поэтому я и здесь. На данный момент, единственный ваш шанс выжить заключается в нем.
   - Не шути с нами?!.. - и снова Нурнаил. Вейрин нахмурился. Кажется, пора менять правителя у Восточных - этот уже почти не контролирует себя.
   - Danell, а похоже, что я шучу?
   И почему-то никто из собравшихся не смог выдавить из себя ответ на этот бы казалось несложный вопрос.

Часть 1. Тени Северной Столицы

  
   В этом году лето вышло дождливым. Впрочем, в наших краях это не такая уж и редкость. Когда полгода, а то и больше, во дворе лежит снег, начинаешь совсем иначе смотреть на редкие солнечные деньки. И ты невольно начинаешь собирать их, нанизывать на шелковую ниточку цветные бусины воспоминаний, чтобы потом, поздней осенью, под шепот ливня или уже под вой первой метели вытащить это ожерелье из закромов и, любовно перебирая в пальцах неотшлифованные камушки событий, еще раз пережить те краткие мгновения...
   Я не люблю лето. Вернее сказать, я одинаково равнодушен ко всем временам года. Осень слишком капризна, зима раздражает меня вечными снегопадами, весной слишком сыро и ветрено, а летом... лето слишком быстротечно, чтобы я мог его полюбить. Но, как и любая другая кошка, я люблю тепло, так что как бы я не относился к ликам природы, в удовольствии вытянуться на траве и подставить бок солнцу я себе не откажу. А еще лучше пристроиться в тени старой полуживой липы, которая, несмотря на все погодные капризы, упрямо цепляется корнями за каменистую почву. Каждый год, глядя на ее значительно поредевшую крону, кто-нибудь из слуг обязательно удрученно качал головой и сообщал товарищу, что уж эту зиму она точно не переживет, погибнет, но липа раз за разом опровергала эти прогнозы. Было в этой ее стойкости что-то волшебное, что-то заставляющее бороться и меня. Такое упорство заслуживало восхищения, а ведь она едва-едва успевала отцвести к первым заморозкам...
   В общем, на острове это было одно из моих любимых мест, особенно летом, когда воздух наполнял сладковатый аромат припозднившихся желто-зеленых соцветий.
   В такие моменты даже я готов был признать, что существую не зря - раз есть в этом мире что-то настолько умиротворяющее, но в то же время дарящее уверенность в следующем дне, стоит продолжать бороться. Но совсем не чувство целостности влекло меня на это место, вернее оно было скорее следствием, чем причиной... Другими словами мне нравилась эта старая липа, потому что я знал: здесь меня никто не побеспокоит - в этой части острова мало кто появлялся. Почему? Не знаю, так сложилось, что все земли, находящиеся за западными воротами селений принадлежат прошлому. И мертвым. Хорошее соседство для двуцветного, верно? Где еще быть убийце?..
   Но что-то я совсем отвлекся... Вот что значит - выбрался! Наконец-то. Ненавижу, когда в Сай'Шэ просыпается чувство ответственности. Она и в обычное-то время ведет себя не всегда адекватно, а уж если это усилится чувством долга... После таких встреч с воительницей мне хочется на стену лезть от бессильной злобы. Я ненавижу ее, она - меня. На первый взгляд: все честно. Нисколько! Потому что у нее есть власть надо мной! И она не гнушается этим пользоваться. Как только в семье потомственных правителей могло родиться подобное существо? Сай'шэ полная противоположность родственников, по крайней мере, свойственной им деликатностью не страдает. Не удивительно, что принцесса из нее не получилась, зато воительница милостью богов. Это даже я не отрицаю. Хотя следует признать, что наставник из нее вышел слишком жестоким, но с другой стороны - поставленную задачу она выполнила... Сай'шэ по-своему гениальна, иначе бы ей никогда не удалось то, что она сделала... Все-таки научить Творца убивать - далеко не каждый сможет.
   Я невольно повел плечом, пытаясь стряхнуть прохладную тень воспоминания. Что ни говори, а Сай'шэ умела быть безжалостной. И если воительница что-то решала для себя - она всеми доступными и недоступными ей способами шла к цели. И уже одно это заслуживало уважения, я был бы не я, если бы в моей жизни всё оказалось так просто...
   Сай'шэ я боготворил. Боготворил, потому что именно она открыла мне мир-на-острие-меча... Но и ненавидел - за это же. Все остальные причины были лишь возможностью спрятать от чужих глаз эту свою слабость. Не знаю, понимала ли сама Сай'шэ, что по сравнению с тем же Реймом она была сопливой девчонкой в искусстве причинять боль. Так что причины моей ненависти к ним были разные, но оба чувства одинаково сильны. И одинаково безнадежны. Зачем я тратил силы на иссушающую ненависть, если знал, что никогда не посмею низвергнуть их с того пьедестала, на который возвел их собственноручно? Ведь эта ненависть держала меня крепче иных оков... Она диктовала мне всё - от линии поведения в общем до самого последнего слова...
   Поражение. Полное. Безоговорочное.
   Если кто-то может просчитать тебя, если кому-то ты даешь такое преимущество - ты проиграл, проиграл еще до того, как нанес первый удар...
   В общем, в какой-то мере я сам виноват, что оказался заложником в собственном доме. Как и в том, что смирился с участью убийцы. Привычка решает всё. И если до первой своей жертвы я бы быстрее покончил с собой, чем поднял руку на другого разумного, то потом... мне стало просто всё равно. Сейчас? Сейчас чужая смерть приносит облегчение, хотя это не совсем то слово - наслаждение будет вернее. Знаете, отобрать чужую жизнь только на первый взгляд сложно - на самом деле это совсем не так. Можете мне не верить, но это самое легкое ремесло.
   Ветер, словно играясь, донес до меня сладковатый запах крови. Хищник внутри меня сразу же подобрался.
   Или я окончательно сошел с ума, или со стороны замка тянет кровью... В первое верится с трудом, а значит...
   Все дальнейшее было знакомым и привычным... рутинным. Материализовав кинжал, я стремительно перетек в вертикальное положение. Кровь стучит в висках... сладковатый аромат дурманит сознание... реальность пошла рябью...
   Очередная тренировка? Как же они меня достали!..
   И тело действовало автоматически, не оставив сознанию времени на раздумья или сомнения.
   Миг - и все кончено. Как обычно. Как всегда.
   Вот только странно тянет в груди... Предчувствие? Но у меня же нет этого дара...
   "Убийца" снова уснул. Схлынуло желание решать все с помощью оружия. Только гулкая пустота звенит внутри...
   Обернуться. Опустить взгляд. Заглянуть в глаза своей жертве... и до боли сжать кулаки. Никто не должен видеть Владыку в отчаянии. Никогда!
   Безразличная ко всему улыбка застыла на лице, и теперь ничто не сумеет ее прогнать - самое страшное уже свершилось, больше мне терять нечего.
   Санни...
   Серебряная кровь странно-уместно смотрелась на бледно-голубом ситцевом платьице. Даже сейчас она прекрасна.
   Девочка моя... теперь и ты...
   А ведь даже смерть не смогла стереть с твоего лица светлую улыбку, только в замерших синих озерах глаз застыло какое-то горькое удивление...
   Маленькая, прости меня... хотя о чем это я? ты же простишь. Ты всегда всё мне прощала... ну хоть ты... потому что сам себя я уже не прощу... никогда...
   - Алесан!
   Вейрин. Что ж, кажется, настала пора платить по счетам...
  
   Каленар. Почти три месяца я шатался по материку, а оказался именно здесь. Забавно. И горько. С эти городом связано слишком много всего...
   Но почему тогда вспомнился мне именно тот день?! Почему именно эта девочка? Ее смерть была ошибкой. Единственной ошибкой, которую я допустил. Непростительной ошибкой...
   Но не моей ошибкой. Да, именно моя рука направила кинжал, но...
   Сани была виновата сама. Кощунственная мысль, одна из тех, которые иногда приходят в голову, но почти никогда не бывают озвучены.
   При желании я бы мог оправдать себя на Совете. Но в том-то и дело, что - при желании.
   В тот день эльда сильно поранилась на тренировке (кстати, это опять полностью было ее инициативой) - действительно сильно, потому что заживляющая мазь лишь слегка стянула края раны...
   Одно неосторожное движение... всего лишь резкий взмах рукой... глупая привычка всегда подкрадываться ко мне со спины... Это стоило ей жизни. Она была сама виновата...
   Но тогда почему я не могу простить себе тот удар?! Почему стоит мне только подумать о возможности отнять чью-то жизнь, как перед глазами встает ее лицо?!
   Должно быть, я обречен вечно помнить это. Пусть так. Сейчас я просто не имею права отступить. Не потому что хочу убивать, а потому что должен. Не может быть в мире двух полюсов управления, иначе все обернется катастрофой. А раз так, то я обязан вмешаться. По большому счету, мне все равно кто сохранит свою власть, а кто нет - Владыки не так безобидны, как пытаются это показать, но воины "Темного Пути" бросили мне вызов. Они посмели сунуться к моей собственности!
   Что ж, им некого винить, кроме себя. Не сунься они к Мею, я б не стал вмешиваться... но теперь, раз уж решил, то я дойду до конца. И неважно скольких мне при этом придется убить.
   М-да... в последнее время в моей голове всё чаще звучат кровожадные мысли... Вот и доказывай после этого всем, что ты не кровопийца, а белое и пушистое создание, которому просто хвост отдавили...
   Невольно усмехнувшись собственным мыслям, я посмотрел на стены города и довольно-таки существенную толпу из приезжих, выстроившихся у ворот. Прикинув на глазок, сколько нам еще ждать, я против воли прошипел кое-что нелицеприятное для регулярной стражи Каленара. Нам тут еще полдня торчать! Кому это нам? Ну, мне и моим спутникам, разумеется.
   Мое княжеское высочество в очередной раз изволило прибиться в попутчики, на этот раз к труппе бродячих артистов. Собственно, из их фургона я и обозревал окрестности.
   Рядом со мной, развалившись на ворохе цветных тряпок и подушек, мирно посапывал Мельх. Отчаянно-рыжий и конопатый пятнадцатилетний пацаненок был неплохим зазывалой, да и акробатом от бога. Так, а где Мария? Обычно близнецы не расстаются надолго...
   Мария - это сестра Мельха, а по совместительству и его партнерша в шоу. Как и брат, она является счастливой обладательницей рыжей гривы и взрывного характера. Собственно, из-за этой парочки я и присоединился к этой небольшой труппе. Близнецы мне понравились сразу. Более непосредственных, веселых и преданных своему делу людей я не видывал. Им действительно нравилось все это - и вечные разъезды, и представления. Даже непостоянный заработок их не смущал. Они просто жили и наслаждались тем, что имели. Нечасто встречаются такие люди - можете мне поверить, уж я-то со многими на своем пути сталкивался.
   Что же касается труппы, то до нашей встречи, произошедшей полтора месяца назад, они бродили по материку втроем. Вместе с близнецами путешествовал "Силач Боб". Он был примерно моего возраста, может, чуть постарше... в общем, на вид ему было лет сорок пять. Человеком он был хоть и ворчливым, но не злобным. Как мне сообщил сам Боб, раньше он странствовал с настоящим бродячим цирком, но был вынужден уйти из-за напряженных отношений с начальством. После этого случая он пару лет путешествовал один, не желая ни от кого больше зависеть. Близнецов же он встретил три года назад в трущобах Садхара. Откуда в южных землях взялись такие рыжие-веснушчатые он не знал, но, убедившись в ловкости ребят и в их артистизме, взял к себе. Так что к моменту моего появления в их жизни - это была уже хорошо сработанная группа.
   Надо ли говорить, что встретили меня сначала крайне настороженно? Впрочем, можно их понять: очень сложно поверить, что светленький двадцатилетний парнишка (ну что поделать, если выгляжу я максимум на двадцать пять?! И это при моих четырех десятках!) является весьма неплохим фокусником. Но в своей полезности я убедил их достаточно быстро. Правда, Боб все-таки часа два пытался меня разговорить - все думал, что я кем-то подослан. И как только можно было с такой подозрительностью стать артистом?..
   До сих пор удивляюсь, что так легко вошел в их компанию (пара допросов с пристрастием и один нож, приставленный к моему горлу - не в счет).
   - Эй, Ксан, проснулся? - Мария, отдернув занавеску, впрыгнула в фургон. Я, чудом извернувшись, все-таки избежал встречи с этой излишне подвижной девочкой. А вот Мельху не повезло...
   - Марка! Чтоб тебя к двуликим унесло! Когда ж ты наконец угомонишься?!
   - Извини, Малёк, не заметила. Вот подрасти, может, и перестану об тебя все время спотыкаться.
   Мельх недовольно скрипнул зубами, но смолчал: Мария была старше. Что автоматически делало все ее придирки к возрасту брата обоснованными.
   - Хватит, разбойники, довольно. Поругались немного - и ладно, - а вот и Боб. Впрочем, близнецов он никогда надолго из поля зрения не выпускает - опасается, что шустрые детки влезут в очередную историю. Меня же они где-то нашли.
   Мария поспешно нацепила ангельское выражение лица и, умильно хлопнув ресничками, спрыгнула обратно на землю. Мельх в отместку показал язык спине сестры. Неуемные создания! Но по-своему очаровательные.
   - Боб, как думаешь, мы надолго здесь застряли? - взглядом указав на очередь, поинтересовался я.
   - Надолго. Мы пришли к самой ярмарке. Сейчас со всех окрестных земель сюда стягивается множество телег и обозов. Вот и стража решила собрать свой урожай - за право поскорее оказаться в городе и занять более выгодное место для торговли многие потрясут кошелем.
   Что ж, ожидаемо. И понятно. Да и не убийце судить весь этот... балаган. Видят боги, у каждого из нас есть свой собственный судия, безжалостный и беспощадный. У кого-то им становится совесть, а у кого-то... многое в жизни бывает. Например, для меня сдерживающими факторами стали рыжий эльф и эльдская девчонка. Они с меня спросят за все. Им мне и платить, ибо перед остальными я чист.
   - Ну раз так, то я еще немного посплю, - лениво зевнув и перевернувшись на другой бок, сообщил я.
   - Спи-спи, - великодушно разрешил Боб, - если конечно сможешь - через полчаса здесь такой гвалт поднимется - сам не рад будешь, что спать решил.
   Я неопределенно хмыкнул. Вот уж на что я никогда не жаловался так это на сон! Хотя в последнее время... я невольно поморщился, вспомнив, чего мне стоило возвести в сознании новый блок...
   Зато теперь я снова вполне вменяем! Ну, за вычетом тех случаев, когда видения прорывают заслон, но такое бывает не часто. И слава всем богам!
  
   - Может, все-таки разбудим его? - не особо снижая тон, поинтересовалась Мария.
   Уже, милая, уже.
   - Не стоит, - в отличие от нее Мельха почти не было слышно. Ну хоть один из близнецов обо мне заботится. - Он же злой со сна всегда. Давай лучше по-тихому сгрузим его где-нибудь у дороги... - М-да... беру свои слова обратно: сестренка хотя бы не предлагает от меня избавиться.
   - Мел! - возмущенно воскликнула Мария. Я в легкую представил, как она сводит тонкие брови на переносице и недовольно-уничижительно смотрит на брата.
   - А что сразу Мел? Я, между прочим, дело предлагаю. Кто знает, что он за человек и от чего бежит. - Бегу? Даже любопытно... - Просто так без причин в бродячие артисты не подаются.
   Верно подмечено, но что же тогда вас привело на этот путь?
   - Ну я, может, и не знаю, кто он, - раздался чуть насмешливый голос Боба, - зато гарантирую, что последние пару минут он не спит и очень внимательно вслушивается в вашу беседу.
   Мария приглушенно пискнула, а вот Мельх лишь нарочито безразлично хмыкнул. Хорошие ребята, ничего не скажешь.
   - Не-е, я дураков не слушаю, - чуть приоткрыв один глаз, произнес я.
   Мельх гневно вспыхнул, Мария смущенно потупила взор... Дети, а все туда же - в шпионы лезут. И ладно бы было, что скрывать и чего опасаться! Но ведь они же абсолютно не представляют интереса! Ну, разве что для меня... но тут основную роль играет мой вредный эгоистичный характер, а не их ценность!
   - И правильно делаешь, а то такого наслушаешься!.. - поддержал меня Боб, с откровенной насмешкой поглядывая на рыжих негодников.
   Я понимающе улыбнулся. Близнецы были вещью в себе - очень трудно предсказать, когда и что взбредет в их головы. Но именно это меня и покорило. За два месяца пути я порядком устал от одиночества - тут-то мне и подвернулись они... Разве я мог устоять?
   "Мог бы..." - негромко прошелестели песчинки, - "развилок много, а ты один, Ушедший. Всегда один".
   Ну вот, снова заговорили. Проказницы, что вам на этот раз понадобилось от простого путника?
   "Простого путника? Ну-ну! Не шути с нами, Ушедший. Мы дамы капризные - сегодня вперед ведем, а завтра и в болото завести можем..."
   Принято. Так что вам понадобилось, дамы?
   "Ничего особенного, просто наши младшие сестренки настоятельно просят, чтобы ты подзадержался на их территории..."
   Я удивленно моргнул.
   Младшие сестренки? С каких это пор у дорог появились родственники?
   Тихий шелест песка странно напоминал смех.
   "Младшими сестрами мы называем тех, кто по вашей воле оказался заперт в четырех стенах. А ведь они, глупенькие, даже не ищут выхода наружу - считают свою долю особенной! Бедные дурочки, они не понимают, что теряют..." - шепот стал почти печальным. Странно, обычно они ни о чем не жалеют, это чувство им несвойственно, ибо каждая из них себя считает единственно-верной.
   "Не отвлекайся, Ушедший. И не расслабляйся. Мы вверяем тебя тропам города... Смотри не заблудись!" - и многоголосо рассмеявшись, они замолчали.
   Вот бы почаще так, а то с тех пор, как я покинул Светлый Лес, они только и делают, что лезут в мою жизнь да дают советы.
   С другой стороны последние их слова особой радости не внушают, потому что задерживаться в Каленаре я не собирался, но, судя по всему, придется. Что за невезуха такая?!
   - Посторонись! Эй, холопы, пропустите лорда Эйна! - раздался звучный голос и следом сразу же послышался звук удара. - Не слышишь что ль?! Лорд едет! Прочь с дороги!
   Я против воли скривился. Не люблю я этих людских князьков - мелкие они и мелочные. Но, к сожалению, мое отношение к ним никак не влияет на мое любопытство, так что вопреки здравому смыслу я высунул голову из фургона...
   Боги Изначальные, Всеблагие! Это еще что за показательные выступления?!
   По дороге, грубо расшвыривая путников, мчался отряд из двух десятков всадников - ничего сверхъестественного, сказали бы вы, но дело в том, что все они как один были закованы в матово-черную броню... Рыцари Хаоса... Мои старые недобрые знакомые...
   Интересно, они еще помнят единственного беглеца, которые не только посмел возжелать свободы, но и претворил свои планы в жизнь?..
   Бездна! Ну, как они оказались в свите одного из лордов Каленара? Они же почти не принимают заказов со стороны! Более того даже представителям Семей они могут отказать, прекрасно зная, что против них никто не пойдет - просто физически не вытянет войну с сотней рыцарей, закованных в доспех, выкованный в кузнях Творцов еще во времена Первого Князя.
   - Боб, на обочину! - крикнул я правящему фургоном циркачу, - Быстро! Мельх, Мария, внутрь! И без возражений!
   Боб хмуро глянул на мою высунувшуюся голову, но повиновался. Близнецы, резко спав с лица, юркнули под сомнительную защиту ярко-фиолетового навеса.
   Рыцари Хаоса пронеслись мимо почти сразу после того, как мы убрали с дороги фургон. Повезло. Почти. Почему "почти"? Потому что мой выкрик слышали и по глазам бросившего взгляд в нашу сторону предводителя отряда я понял, что меня узнали.
   И спасло меня только то, что Рыцари сейчас на задании, и пока они не выполнят заказ, я могу спать спокойно. Вот только еще вопрос: как долго они его будут выполнять...
   - Ксан?.. - голос Марии впервые на моей памяти дрожал. - Ксан, кто это был? Ты их знаешь?
   Я мысленно встряхнулся и как можно спокойнее улыбнулся девочке:
   - С чего ты взяла?
   - У тебя лицо словно окаменело, когда ты их увидел. Ты их знаешь, - на этот раз она не спрашивала - утверждала.
   Знаю, малышка. К сожалению, знаю.
   - Тебе показалось. Просто я не один раз видел, что творят подобные люди. Им плевать на всех, кроме себя. И они на все пойдут во имя выполнения приказа.
   И ведь не вру почти. Я же не могу точно сказать, что именно эта двадцатка тогда охраняла Башню, не исключено, что данные рыцари меня и в лицо-то не знают... хотя один определенно меня узнал, а значит, нечего и мечтать, что обо мне забудут.
   - Не хочешь говорить - не говори, но и детям не ври! - веско заявила Мария и оскорблено отвернула от меня веснушчатую мордочку.
   - Это где ты здесь детей видела, проказница? - отбросив все ненужные мысли, насмешливо поинтересовался я. Мария, демонстративно не прощая мне ложь, надменно молчала. Артистка! Ведь вижу же, что она нисколько не обиделась, но пусть играет, если ей хочется.
   - Ладно, отдыхайте, детки, а я посмотрю, что снаружи творится, - с этими словами я выбрался из фургона и неспешно пошел вдоль телег. А до ворот-то немного осталось. Скорее всего, через час уже будем за городскими стенами, - механически отметил я, хотя в тот момент эта информация волновала меня меньше всего.
   Люди были взволнованы, как северные моря в бурю. Приезжие, большинство из которых представляли интересы небольших деревенек, совсем не привыкли к такому обращению. Уверен, в родных селениях это известные и уважаемые люди - других бы не отправили представлять свои интересы в городе на торжищах.
   Так что открывшаяся картина... удручала. Но рыцари Хаоса - это рыцари Хаоса. Их не переделаешь. Чудом можно назвать уже то, что обошлось без жертв. Я имею в виду без смертельных случаев, раненных было достаточно - все же всадники не сильно утруждали себя выбором дороги, просто расталкивая людей подручными средствами - хорошо еще, что плетью, а не мечом...
   - Ксан, поди-ка сюда, - Боб, увидев, что я возвращаюсь, поманил меня к себе.
   Хм... кажется, меня ждет продолжение допроса.
   - Ты что-то хотел? - спросил я, устроившись рядом с другом. Близнецы, до этого возившиеся за занавеской, заинтересованно примолкли. Ладно, пусть слушают.
   - Да. Поговорить.
   Что ж, иного я и не ждал: Боб не близнецы - так просто не отстанет. Да и есть ли смысл что-либо скрывать? Кого я выгораживаю? Никого. А молчу только в силу давней привычки: никто и никогда не должен знать то, что известно мне. Глупость, конечно, но почему-то эта черта свойственна всей моей расе в целом. Видимо, наша "двуликость" проявляется не только в смене ипостасей.
   - Я слушаю.
   - Ты со мной не играй! Я этого не люблю. Лучше сразу признайся, ты ведь знаешь этих черных отморозков. И судя по твоей реакции - хорошо знаешь. Так же как и они - тебя.
   Я мысленно поморщился. Вот как раз последнее мне хотелось сохранить в тайне - сообщать кому-либо о своих проблемах с рыцарями я не собирался. На мой взгляд, это слишком специфичная информация, чтобы делиться ею с посторонними.
   - Мы однажды пересеклись. И сразу скажу, что возобновлять это знакомство я поостерегусь.
   Угу, как будто меня кто-то будет спрашивать! Моим мнением и в прошлый раз как-то не особо интересовались.
   - Настолько серьезные ребята? - Боб нахмурился и как-то озабоченно посмотрел в след уже давно скрывшимся из виду всадникам.
   Хм... интересный вопрос. Рыцари - это рыцари. Их опасаются даже Семьи, а это уже говорит о многом. Но ведь и я не так прост, как привык казаться. Думаю, при определенных условиях, я бы без проблем справился с десятком рыцарей, конечно, выложиться бы пришлось по полной, но уничтожить их сил бы хватило...
   Дрожь осознания ледяным холодком коснулась спины. А ведь это знание не из разряда теоретических... кажется, кто-то из моих предшественников уже задавался этим вопросом. И проверил все на практике. Любопытно... это во мне что уже и память всех предшественников заключена?!
   К сожалению, додумать эту мысль до конца мне не дали.
   - Ксан! - Боб, убедившись, что ни на что иное я не реагирую, резко дернул меня за рукав. Ткань за последнее время много чего вытерпевшая, не выдержала такого издевательства и надрывно затрещала. Ну спасибо! Теперь еще и в лавку портного заходить придется. Но кто знал, что я за каких-то три месяца угроблю полдесятка рубашек - до этого они мне верой и правдой больше трех лет служили. Зато сейчас одежда на мне словно горит! И что за невезение?!
   - Извини... - без особого сожаления в голове произнес Боб. Впрочем, от него я другого и не ждал.
   - Ничего. Все равно собирался прибарахлиться в Каленаре, - ложь, конечно, но раз уж дело так повернулось... ну не обвинять же товарища в порче имущества! Оно того не стоит.
   - Ксан, может, все-таки расскажешь, что это были за типы? И где ты с ними умудрился пересечься?
   Бездна! И откуда только такие любопытные берутся?! И ведь он не отстанет, пока не добьется своего. Может, ну их, эти тайны?.. То есть всё говорить, конечно, не стоит (люди нынче нервные пошли - мало ли что, а мне потом отвечай), но кое-какие моменты можно открыть для глаз общественности. В данном случае - для ушей.
   - Видишь ли, я с детства был очень любопытен. А еще неплохо начитан. Но это и не удивительно: ведь образование мне давали в основном книжное...
   Боб удивленно дернул бровью, но смолчал. Странно, мне казалось, что на мне большими буквами написано "аристократ в энном поколении". Хот я в последние три-четыре года я сам не сильно часто вспоминал об этом... Настолько изменился? Не думаю, изменения, конечно, есть, но вряд ли существенные.
   - В общем, моим любимым развлечением стала проверка старых легенд: было ли на самом деле, насколько реальность соответствует написанному и так далее, - самое забавное, что я почти не врал. В детстве у меня действительно это занятие отнимало львиную долю времени, а потом... потом мне стало не до этого. Да и Марвид к тому моменту уже покинул Норс, а без него все стало как-то... иначе. - В основном все легенды оказывались безобидными сказками, так что к определенному моменту я окончательно утратил осторожность... И вот как раз в это время мне попалась легенда об удивительных воинах - непобедимых, порой жестоких, но не изменяющим своим принципам - ни в чем и никогда. - Я невольно прикрыл глаза и передо мной, словно наяву возникли шершавые желтые страницы, исписанные мелким, но разборчивым почерком. - В десять лет подобные истории производят неизгладимое впечатление. И очень хочется вопреки всему прикоснуться к легенде, и, может быть, если повезет, стать ее частью. К несчастью, в то время я жил именно в этом городе, - я кивком указал на уже практически нависающие над нами стены Каленара. - Слишком далеко от родового гнезда, чтобы за мной следили со всей тщательностью и прилежанием. - Я замолчал, вспомнив то лето. Это надо же было додуматься сбежать от наставника, покинуть город практически без ничего и отправиться в горы накануне осени!
   - И? Что было дальше? - Мария нетерпеливо высунула голову из фургона. Ну хоть бы вид сделали, что не подслушивают! Разве так можно?!
   - Дальше? Я сбежал. Просто вышел из дома, как много раз до этого - и не вернулся. Вместо этого я покинул город и отправился искать оплот рыцарского ордена... - Неприятно все-таки вспоминать о собственных глупостях. Это со стороны кажется захватывающим приключением, а реальность оказалась намного прозаичнее.
   - И что? Нашел? - это уже Мельх. Что ж, пусть слушают, хотя они вряд ли поймут, каково мне было тогда. Но люди вообще редко учатся на чужих ошибках, предпочитая набивать свои собственные шишки.
   - Нашел на свою голову. Почти три дня я потратил на то, чтобы подняться в горы и найти нужное мне место... Можно сказать, что тогда-то я и познакомился с ними, - я неловко взмахнул рукой, указывая на городские ворота, а точнее на тех, кто совсем недавно скрылся за ними.
   - И?..
   - И они оказались совсем не такими, какими я их ожидал увидеть. Это очень жестокие, самоуверенные бойцы, нисколько не считающиеся с чужими жизнями. Для них не существует законов, единственный закон, который они признают над собой - и то не на очень долгое время - это заказ. Они идеальные наемники, берущиеся за дела любой сложности - но на этом и заканчиваются их положительные качества.
   - И что было дальше?
   - Ничего особенного. Меня вежливо проводили в поместье, а отцу велели тщательнее следить, иначе в следующий раз я рискую потеряться навсегда.
   М-да... А ведь Вейрин на эту реплику никак не отреагировал, вернее он безразлично дернул плечом. Впрочем, действительно, какая ему разница найдусь я в следующий раз или нет? В некотором роде такой вариант был бы для него куда более приемлем.
   - Ксан, я ведь правильно понимаю, что это была не единственная встреча с этими рыцарями. Кстати, с рыцарями чего? Насколько мне известно, все подобные ордена разогнали сразу после падения Империи.
   Угу. Разгонишь их, как же! Такие сами, кого хотите, разгонят!
   - Это были члены Ордена Хаоса. Хранители Черной Башни.
   Боб резко натянул поводья. Старая кобылка, равнодушно тянувшая наш фургон, возмущенно всхрапнула, но циркачу было не до нее. Его даже нелестные комментарии едущих позади нас торговцев не заинтересовали, хотя послушать было что.
   - Как ты сказал?!
   Хм... кажется. Старая сказка знакома не только мне. Вот это-то и странно, потому что не так много людей слышали в них. Все же, как бы я там не относился к двуликим, но одно признаю: Дома умеют хранить свои тайны.
   - Боб не привлекай к нам повышенного внимания, пожалуйста, - как можно спокойнее попросил я. И только, когда мы вновь тронулись, я продолжил: - Орден Хаоса. И, кажется, ты о них тоже слышал. - Последняя фраза прозвучала так мягко, что у меня самого мурашки по спине побежали. Обманчиво мягко. И Боб не мог не заметить этого.
   Обычно излишняя осведомленность моих случайных знакомых объяснялась предельно просто. Странно, но "альксаны" не видно, да и не чувствую я ее...
   Но тогда откуда Боб мог узнать о существовании рыцарей?!
   - Слышал, - хмуро бросил циркач и посмотрел на меня не менее заинтересовано.
   Вот любопытно, за кого он меня примет? Почему-то мне совсем не хотелось, чтобы он распознал во мне искры золотой крови. Я не Владыка, так почему кто-то должен видеть во мне его? Уж лучше используем старый прием. А Боб если надо - поймет.
   Словно бы невзначай, я расслабил ворот рубашки. Пальцы, нащупав цепочку, нервно погладили мелкие серебряные звенья. На месте. Хотя иного можно и не ждать - за последние три месяца я научился видеть ауры артефактов подобного рода. Вернее изменения в аурах их обладателей - все-таки любой предмет оставляет своей след, а если он еще и является вместилищем силы, то изменения очевидны. Надо только знать, что искать. И я теперь знаю, ибо надоело вечно знать меньше всех.
   - Хм... - многозначительно протянул Боб.
   И все-таки какое-то отношение к "альксанам" он имеет, иначе бы не понял. Но, судя по всему, не прямое. Утешает? Нисколько! Скорее настораживает еще больше - сомневаюсь, что тайная стража умеет кому-либо доверять без условий и оговорок.
   Но на данный момент меня больше волнует другое - судя по взгляду, Боб меня сейчас завалит вопросами, причем большая их часть в моем случае окажется нежелательными...
   К счастью, мои ожидания не оправдались, но тут свою роль сыграл слепой случай в виде двух усталых, а потому очень злых стражников - пока мы беседовали, как-то незаметно преодолели расстояние до ворот, и всем временно стало не до объяснений.
  
   В город мы попали без проблем, хотя из-за ярмарки и пришлось заплатить вдвое против обычного, но это все мелочи жизни. Хотя Боб, судя по его лицу, в момент сдачи пошлины за проезд так не считал... Но не мне его судить, у самого скоро такими темпами все сбережения к концу подойдут, а я себе позволить непредвиденную задержку не могу - не то время, да и место - нежелательно.
   Каленар. Город моего детства. Вернее его части, не самой худшей, но и не лучшей. Слишком наивен я бы, наивен и пытлив. Хорошо еще, что мои действия в тот раз не привели к катастрофе. Хотя, кто знает, может, именно из-за того, что здесь когда-то жил я и приключились все эти неприятности со сменой правящей фамилии. Но - вряд ли. К восстанию и последующей за ним резне я не имею никакого отношения, даже косвенного. Да и не выгодно оно нам было - практически в несколько дней мы потеряли город, который привыкли считать своим. Подробностей я, правда, не знаю, - к тому моменту я уже покинул Дом, - но Каленар до сих пор не подвластен Северным.
   С другой стороны сам факт моего пребывания в этом городе достаточный срок мог подтолкнуть ситуацию к тому или иному варианту разрешения. К сожалению, я до сих пор так и не смог разобраться в природе моего "дара". По какому принципу выбирается событие из вереницы возможных? Почему судьбы некоторых изменяются всего лишь от встречи со мной, а с другими я могу спокойно общаться годами - и ничего? Надо разобраться. И если уж мне суждено задержаться в этом городе, то постараюсь использовать это время с пользой. Шаг за шагом. Миг за мигом. Я пройду по всем тропинкам Каленара - и посмотрю, что из этого выйдет.
   - Ксан! - Мария дернула меня за рукав. Рубашка вновь протестующее затрещала. Девочка смущенно вспыхнула и поспешно отдернула руку.
   - Что такое? - глянув на нее через плечо, спросил я.
   - Мы уже почти час по городу разъезжаем, а ты все сидишь и смотришь перед собой, практически не замечая, куда едешь. Может, остановимся уже где-нибудь?
   - Милая, я в этом городе каждый камень знаю, так что к нужному месту даже с закрытыми глазами выведу, а потому успокойся и подожди немного - скоро будем на месте.
   - На месте? Это где? - и откуда столько подозрительности в одном ребенке:
   - Знаю я одно недорогое и спокойное местечко, но находится оно не на главных улицах, вот и приходится петлять, чтобы подъехать к нему. Пешком мы бы добрались намного быстрее, но не бросать же имущество.
   - Ну как знаешь, - нарочито безразлично пожала плечами она. Боги! И эта туда же! Неужели Мария думает, что способна хоть чем-то задеть меня или сферу моих интересов? Бедное дитя, даже не знает, с кем связалась, а все пытается применить ко мне какие-то методы воздействия. Интуитивно пытается - вот в чем вся прелесть!
   Кажется, Судьба вновь столкнула меня с очень интересными людьми. Впрочем, иначе и быть не могло. За всю свою жизнь я не встретил ни одного посредственного человека.
   Тропы-тропинки, куда же вы меня пытаетесь вывести? К чему же столь ненавязчиво подводите?
   Насмешливая тишина послужила мне ответом. Кто я такой чтобы до меня нисходили верные наперсницы самой Судьбы? Вот-вот. А ведь иногда они нисходят. Заставляет задуматься, верно?
  
   "Лики Судьбы" забавное название для таверны - необычное. Да и заведение незаурядное. Начнем с того, что постоянными посетителями здесь числились стражники и дознаватели всех мастей - одно это делало местечко одним из самых спокойных и безопасных в городе. Так же не последнюю роль в выборе места проживания сыграли приятные воспоминания, связанные с хозяевами "Ликов". Я, правда, больше общался не с самим трактирщиком, а с его дочерью, но все равно впечатления остались только хорошие. Здесь меня приняли. Без лишних вопросов. Без косых взглядов. Приняли очень ненавязчиво и удивительно тепло.
   Наверно, в тот момент, когда княжич Алесан ступил под гостеприимные своды этого дома, он и сделал первый шаг к своему будущему. Duah'mai. Всего лишь никому ненужный сброд. Смертные, огоньки жизней которых так быстро сгорают... правда, это пламя всегда на редкость яркое и ровное. Но все равно - dua.
   На тот момент в моем сознании никак не могло уложиться все происходящее. Как могут быть "грязью" люди так доброжелательно относящиеся к совершенно чужому мальчишке? И так ли верны древние правила, если они вынуждают отбрасывать что-то настолько чистое и светлое, прежде на это даже не взглянув?
   Да, определенно, первый шаг к осознанию ошибочности того мира был сделан здесь. И если бы в моей жизни не появилась четверка посланцев Совета, к нужным для себя выводам я пришел бы гораздо раньше.
   Сейчас же приходится по крупицам восстанавливать то, что тридцать лет назад казалось понятным и правильным. И раз так, значит, не просто так я оказался в этом городе. Только в Каленаре я смогу определиться, наконец, с верной схемой поведения - не дело метаться из стороны в сторону, как щепка в бурной реке.
   В таверну я вошел, невольно задержав дыхание - тридцать лет немалый срок, многое могло измениться... И все-таки "Лики Судьбы" не повернулись ко мне иной стороной, не явили вместо привычной приветливой улыбки хищный оскал... На какую-то долю секунды мне даже показалось, что этих лет не было. Вот вчера я выбежал из этого зала, сжимая в руке драгоценную булку с вишневым вареньем, а сегодня... Бред.
   - Ксан! Что ты на проходе встал? Или уже передумал и снова повезешь нас к двуликим под хвост? - опять Марка! Вот ведь неугомонная. Но в данном случае лучше молча отойти, а то достопочтимые стражи уже откровенно посмеиваются, глядя в нашу сторону. Нет, правда, где это видано, чтобы молодого и крепкого мужчину шпыняла какая-то малявка?!
   Привлеченная странным шумом, с кухни выскользнула хозяйка заведения. Как я это определил? Очень просто, Анис за последние три десятка лет не так уж и изменилась. Нет, ей давно не восемнадцать, но на смену свежести, присущей молодости, пришло что-то неуловимо более важное. Да во многом она уже совсем не та девчонка, что часто составляла мне компанию, но... Все те же синие глаза сияют неистощимым светом, только легкие сеточки морщинок по-доброму оттенили их блеск. Все та же добрая улыбка встречает гостей, но теперь уже не легкомысленно-юная, а какая-то более зрелая. И лишь толстая русая коса - ее тайная гордость - не изменилась. Ни ниточки седины, из-за чего Анис кажется несколько младше, чем есть на самом деле. На смену девчонке пришла зрелая женщина - и все же это была та самая Анни, что подкармливала пирожками и пирожными собственного приготовления забредшего к ним мальчишку.
   И я против воли улыбнулся, увидев ее. А с души будто свалился груз последних лет, да и тяжесть грехов как-то заметно поубавилась.
   Анис механически улыбнулась в ответ и неспешно лавируя между занятыми столиками направилась к нам.
   - Добрый день, сора, - сдержано поприветствовал я ее.
   - Добрый, - все еще несколько растеряно улыбалась она.
   - Надеюсь, у вас найдется для четырех усталых путников горячий ужин и пара комнат? Хлопот мы вас не доставим.
   - Ну-у, - протянула она, окидывая нас всем подозрительным взглядом, - обычно мы комнаты не сдаем...
   - Я знаю, но мне рекомендовали именно вас, а такой рекомендации я не мог не поверить.
   - Рекомендовали? - теперь Анис еще и нахмурилась.
   - Да, родственник. Мальчишкой он жил здесь неподалеку и нередко появлялся у вас - вот и запомнил. Он о вас так тепло отзывался, что я просто не мог выбрать иное место... - я намеренно замолчал. Вспомнит или нет? Сколько лет прошло, а ведь в таверне каждый новый день - новое лицо. Всех не упомнишь. И все-таки я надеялся - глупо, необъяснимо, иррационально, но верил, что Анни помнит мальчишку, который однажды пообещал, что сделает для нее все...
   Несколько мгновений она непонимающе хмурилась, но тут ее лицо просияло, и я понял - узнала.
   - А я-то думала, кого вы мне напоминаете! Как же помню-помню! Такой наивный и чистый мальчишка был. До любви и ласки жадный, но очень добрый и отзывчивый.
   Боги, Анни, что ты несешь?! Я никогда не был таким. С самого первого дня жизни я был диким зверьком, отчаянно дерущимся за свою свободу. И можешь мне поверить, в дело шли любые средства достижения цели.
   Но вместо того чтобы открыть ей глаза, я лишь сдержанно улыбался. Все равно она не поверит. Даже если я сейчас сообщу ей что-то из того, что знали только мы двое - не поверит.
   - А ведь с тех пор лет тридцать прошло! Неужто он еще помнит о нас?
   - Добро сложно забыть, сора. А уж бескорыстность и благородство подавно.
   Анис смущенно вспыхнула, вновь напомнив мне ту девчонку, которой была когда-то. А ведь я действительно был к ней привязан. Вот только не как к возлюбленной, как мне показалось тогда, а как к старшей сестре. Марука-Марука, ну чего тебе стоило хоть немного походить на эту человечку? Ведь много я от тебя и не ждал - всего лишь каплю нежности и немного внимания. Честное слово, danely, я не стал бы претендовать на ваше время! Мне нужно было только знать, что ты не ненавидишь меня! Чего тебе стоило меня обмануть, сестренка? Я бы повелся. С радостью!
   - Значит, помнит, - снова услышав мягкий голос Анни, я невольно вздрогнул. На какой-то миг образ моей сестры на ложился на нее... Сияющая улыбка, задорный блеск глаз... К сожалению, Марука такой не была. Или просто не показывала мне эту грань своего "я"? Все может быть. - А что же тогда он сам не приехал? - спросила Анис, второй раз выдернув меня из мыслей.
   - Дела, - с должным прискорбием сообщил я, привычно отгораживаясь от всего лишнего. - Он уже давно не может себе позволить беспричинно шляться по улицам и забегать в уютные таверны, чтобы перехватить булку-другую.
   - Да, - подтвердила Анни, но не мне, а своим мыслям. В ее сознании уже давно сформировался какой-то образ и сейчас я лишь подтвердил ее догадки. Пусть. - Он редко говорил о себе, но по одежде и манерам было видно, что он аристократ. И не из бедных.
   Я почти спиной чувствовал взгляд Боба, настороженно-внимательный, выжидающий. Кажется, от объяснений с ним мне не отвертеться. Не люблю я врать - не люблю! - но придется
   Впрочем, этот момент я постараюсь оттянуть на как можно более поздний срок.
   - Можно сказать и так, - неловко улыбнувшись, я не стал вдаваться в подробности. В какой-то мере Анис конечно право, но именно - в какой-то мере.
   - Но ведь как-нибудь он навестит нас?
   - Всенепременно, сора. Даже ему свойственна благодарность, а значит, он обязательно появится здесь снова, - я почти не врал, но все равно на душе стало как-то гадко. Но иного выхода не было. Так каких двуликих ради моя совесть поспешила не только очнуться от беспробудного сна, но еще и напомнить о себе?!
   - Вот и хорошо. Мне есть, что ему рассказать. А пока я приму вас как дорогих гостей, - она снова улыбнулась, но теперь уже словно извиняясь, а потом развернулась и направилась в сторону кухни, попутно отдавая короткие и властные приказания.
   Судя по всему, нас сначала собрались накормить до отвала, а потом заселить в лучшие комнаты, ибо "сорисы и сорита с дороги устали и хотят кушать".
   Я снова улыбнулся. Все-таки Анни не смогли изменить даже тридцать лет не самой легкой жизни. И я рад, что в этом мире есть что-то столь постоянное.
  
   Как только закончился обед, я сбежал. Именно так. Это позорное бегство даже стратегическим отступлением не обзовешь. Впрочем, одно оправдание моему поведению все же было - одежда. Не могу же я в рваной рубашке ходить! Вот-вот, а то что этот предлог в очередной раз помог мне избежать не очень приятной беседы... так всякое бывает!
   Но даже мне понятно, что долго бегать от Боба не удастся. Единственная причина, по которой он все еще не припер меня к стенке - близнецы. Кажется, он не хочет, чтобы дети присутствовали при нашей беседе... Не успокаивает, верно?
   К сожалению, уже поздно что-либо предпринимать, да и не убивать же его! Так никаких ресурсов не останется!
   У портного я пробыл до глубокого вечера. За это время с меня сняли мерки, подобрали на первое время кое-что из готового и подогнали все под меня, ну и в качестве небольшого бесплатного бонуса подлатали ту одежду, что была на мне.
   В общем, к концу этой во всех смыслах полезной встречи я чувствовал себя выжитым как лимон. Неприятное ощущение. Но зато я с чистой совестью могу послать Боба ко всем двуликим, если он все же привяжется ко мне вечером. С этими мыслями я и покинул лавку портного.
   Давненько я не задерживался где-то до темноты. А в этих широтах осенью темнеет быстро, и мрак стремительно заполняет свободное пространство, оставляя свету лишь небольшие островки, выкраденные редкими фонарями. Впрочем, Каленар - это вам не Садхар, город довольно спокойный, здесь чтобы нарваться на неприятности нужно сильно постараться. Иди быть на редкость невезучим.
   Интересно, к какой из категорий мне следует отнести себя?..
   К чему я это? Да проходя мимо очередной подворотни, я невольно затормозил. Крик. Женский. Может, все же показалось? Спустя какое-то мгновение я понял - не показалось. Снова вскрик. Звук удара. И ругань.
   Мило. Это как же в центре города, почти на пороге таверны, давно и прочно облюбованной стражниками, могло произойти нападение? И что мне делать?
   Пока я размышлял на эту тему, тело принялось действовать само, не дожидаясь, пока там разум уладит все вопросы. Вот только оно, кажется, благополучно забыло, что оружия я все еще не ношу - как-то не было повода обзавестись...
   Всего каких-то три шага с главной улицы, а картина перед глазами предстает совсем другая - и в помине нет того порядка, коим гордятся поголовно все жители Каленара. В общем, все как везде. И нападают под вечер - точно так же.
   Но сейчас меня больше волнует не пейзаж (хотя можно было бы и получше следить за внутренними дворами), а люди здесь собравшиеся.
   В углу между двумя домами с безразлично-темными окнами три не очень мирно настроенных мужика зажали девчонку лет шестнадцати-семнадцати. Меня они пока, к счастью, не заметили - слишком были увлечены своей жертвой. Девушка отчаянно сопротивлялась, царапалась, пыталась отбиться... Нет, самой ей определенно не справиться. Да и парни явно настроились поразвлечься за ее счет.
   - Замолкни, мелочь! - рыкнул один из них и наотмашь ударил свою жертву, когда та попыталась снова позвать на помощь. - Сама виновата! Тебя кто-нибудь просил лезть к уважаемым людям? Нет! А раз полезла - себя и вини.
   Девочка сразу затихла, только в угол постаралась вжаться поплотнее.
   Эх, ничего у тебя, малышка, не выйдет. Такие не отступятся. И чем же ты им так не угодила?
   Ладно, с этим вопросом можно и повременить, а пока...
   - Эй, ребят, может, отпустите сориту? Что-то мне кажется, что она с вами общаться не намерена, - откровенно нарываясь на неприятности, громко произнес я.
   - Чего? - один из мужиков, уже намеревавшийся проучить свою жертву чисто по-мужски, озвучил эту мысль и за себя и за дружков.
   - Девушку отпустите, - насмешливо сказал я. Неужели эти ходячие обезьяны решили, что смогут чем-то меня напугать? Это слишком фантастично даже для неудачной шутки.
   - Шел бы ты, паря, не твое это дело, - смачно сплюнув, шагнул вперед тот мужик, что был поплечистее. Такому бы железо в кузне гнуть, а не по подворотням шляться.
   - Ну почему же не мое? - сделав вид, что абсолютно не понимаю намеков, поинтересовался я. - Девушка же просила о помощи - вот я и помогаю. Сегодня - я, завтра - мне. Это естественно.
   Судя по лицам мужиков, они со мной были не согласны. Вернее, переглянувшись, они пришли к единому мнению - я псих, ибо никто другой без оружия и охраны в драку против троих не полезет.
   Ну, псих. Эка невидаль! Я же не спорю, да и вообще я просто мимо проходил и вмешиваться не собирался... но теперь точно придется.
   - Самый умный чё ль? - уточнил мой собеседник, угрожающе сжимая кулаки. М-да, такими только гвозди забивать. Интересно, а чувство самосохранения отсутствует у всех двуцветных, или это я такой особенный получился?
   - Ну поумнее некоторых - точно.
   А умнее ли? Уже сомневаюсь. Вот зачем я так нарываюсь? Тем более ради совершенно незнакомой человечки?!
   - Ах ты!.. - здоровяк замахнулся, но двигался он на удивление медленно... Выскользнув из-под удара, я понял, что это не он двигается медленно, а я в очередной раз замедлил течение времени вокруг себя. М-мило! А я-то уж было решил, что разобрался с наследием Западных!
   Механически всадив нападавшему между ребер послушно появившийся в руке кинжал, я отступил от оседающего тела. Ну вот, еще одна смерть на мне. Досадливо поморщившись, я посмотрел на оставшихся двоих. Может, все же не станут нарываться...
   - Ублюдок! Да как ты!.. - эмоционально, но главное очень содержательно. Обидеться, что ли? Нет, я понимаю, что на правду обижаться не красиво, но все же... Каратель меня признал!
   Впрочем, проблемы семейного характера сейчас несколько неуместны. Как и следовало ожидать, оба мужика, забыв о девчонке, достали ножи и стали медленно приближаться ко мне.
   Ну и зачем им это нужно? Неужели не понимают, что разделят судьбу своего дружка?
   Идиоты.
   И снова время растянулось. Я ведь не воин - убийца, так что даже шансов этой швали не оставлю. Два удара - еще две жизни. Впрочем, я всего лишь убрал мусор...
   Я повернулся к девочке, все еще сжимая в руке кинжал. Малышка испуганно всхлипнула и сильнее вжалась в угол. Ну вот, теперь еще и ребенка напугал.
   - Не бойся, я не причиню тебе вреда, - спокойно произнес я, тщательно вытирая кинжал об одежду одного из напавших. М-да, очень мирная картина получилась. Даже странно, что девочка перестала трястись и негромко поинтересовалась:
   - Ты демон, да?
   - Демон? - растерялся я. Вот уж на кого я не похож так это на ифритов!
   - Да, у тебя глаза сейчас золотые и горят как две свечки.
   Бездна! Я поспешно сморгнул изменение, пока не слетели возведенные в сознании блоки на использование дара Западных. Мне сейчас только подступающего безумия и не хватает для полного счастья!
   - Я не демон, маленькая. Просто кое-что умею. В основном это балаганные фокусы, да иллюзии.
   - Хороши иллюзии, - недовольно пробурчала она, - минута - и три трупа.
   Минута? Что-то я долго. Теряю квалификацию.
   - Кстати, ты как?
   - В норме, - явно храбрясь, заявила девчонка, - Могло быть и хуже.
   Это точно. Опоздай я хоть немного - и одним испугом она бы не отделалась.
   Тяжело вздохнув и внутренне понимая, что ничего просто так в этом мире не происходит, я помог девчонке подняться.
   - Тебе хоть идти есть куда? - ни на что особо не надеясь, спросил я.
   Девчонка как-то подозрительно быстро покраснела и отвела взгляд. Все ясно. Еще одна находка на мою шею.
   Хм... кстати, о находках... кажется, что-то подобное уже случалось. Невольно нахмурившись, я присмотрелся к спасенной. Острых ушек не видно? Нет? Вот и замечательно! А то я уж было подумал...
  
   В таверну я решил войти с кухни. Почему-то мне совсем не хотелось светить своей находкой, тем более перед десятком-другим стражей. Девочка всячески поддержала меня. Кажется, у моей спасенной не лады с законом. Замечательно! То эльфийские принцессы, то человеческие воришки (ни на кого больше она не тянула) - я бесспорно умею находить себе неприятности!
   К счастью, Анис оказалась здесь же, на кухне, что значительно упростило мою задачу.
   - Сора, - я негромко окликнул возящуюся у плиты хозяйку. Анни вздрогнула, обернулась и удивленно воззрилась на мою немного смущенную персону.
   - Что-то случилось?
   - Да, видите ли... - я даже не знал, как сообщить о том, что решил притащить с собой девчонку сомнительного происхождения и не менее сомнительной профессии.
   - Тетя Анни, это я, - девчонка выглянула из-за моей спины и приветливо улыбнулась Анис.
   - Ариш?
   - Угу. Он мне тут помог немного, - небрежный жест в мою сторону.
   Немного?! Вот это наглость! Может, и правда, не надо больше спасть всяких малолеток? Благодарности от них все равно потом не дождешься.
   - А теперь, - между тем продолжала моя спасенная, - он не знает, как вам сообщить, что не смог бросить ребенка на улице.
   Боги! За что мне это наказание?!
   Анис посмотрела на меня с такой благодарностью и восхищением, что мне захотелось провалиться сквозь землю. И желательно поглубже. Чтоб не откопали!
   - Анис, прошу вас, приготовьте этому ребенку ванну и подберите что-нибудь из одежды - в том, что на ней сейчас ходить стыдно.
   - А то ты выглядишь лучше! - скептично хмыкнула девчонка, - поглядел бы на себя - вся рубашка залита кровью.
   Вот же бездна! А ведь до того момента, пока она это не сказала, я и думать забыл о своем, мягко говоря, необычном виде. Определенно, мне повезло, что я не пошел через главный вход - думаю, у представителей порядка ко мне возникло бы немало вопросов.
   Про себя поминая предков своей находки и их не совсем обычные взаимоотношения с представителями всех Семей разом, я стянул с себя испачкавшуюся рубашку.
   Девчонка, ни на миг не отрывающая от меня заинтересованного взгляда (пусть смотрит - мне жалко что ли?), вдруг подскочила ко мне.
   - Что это такое?
   - Что именно? - не сразу сообразил я, что именно ее заинтересовало в моем облике.
   - У тебя на цепочке. Две пластинки. Кажется, что-то такое я уже видела где-то...
   Пластинки?
   Бездна! Я же совсем забыл о них! Привык, что постоянно при мне и уже не обращаю внимания.
   - Забавно. Они абсолютно одинаковые, только одна черная, а вторая - белая, - нисколько не обращая на меня внимания, девчонка дернула подвеску на себя, вынуждая меня пригнуться, и принялась крутить в руках две величайшие тайны этого мира.
   Вырвав из цепких пальчиков обе "альксаны", я поспешно натянул новую рубаху. Как же повезло, что я приобрел несколько готовых, иначе пришлось бы туго.
   - Ты чего? Обиделся что ли? - девочка удивилась так искренне, что даже желания в чем-то винить ее не осталось.
   Но это не значит, что я позволю какой-то малявке помыкать мной!
   - Анис, прошу вас, позаботьтесь о ней. А как приведете ее в порядок - позовите меня. Я хочу поговорить с ней о некоторых весьма важных для ее безопасности вещах.
   - Разумеется, сорис. А что делать с?.. - Анни взглядом указала на валяющуюся на полу рубашку. Она мне, конечно, долго служила верой и правдой, но теперь годится только на тряпки, вот только...
   - Сожгите. Не думаю, что такой вещи есть место в данном заведении.
   - Как скажете, - Анис приняла все, как должное. Впрочем, поговаривали, что эта таверна совсем не так проста, как кажется... Но это личное дело Анни. Каждый сам решает, в какую петлю ему лезть.
   А мне нужно хоть немного отдохнуть - уж слишком крепко в меня вцепился Каленар. Бездна! И это при том, что не прошло и восьми часов с моего прибытия! Что же в таком случае меня ждет дальше?..
   И знать не желаю!
  
   Ожидая разговора со своей очередной находкой, я невольно задремал. Проснулся же я из-за того, что кто-то осторожно прокрался в отведенную мне комнату. Тихий шорох шагов заставил меня озадаченно нахмуриться. Кого это могло принести? На Боба явно непохоже. Мария? Да нет, та бы с порога принялась кричать и всячески заявлять о своем присутствии.
   Потерявшись в догадках, я открыл глаза. У двери, в свете, льющимся из коридора, в ночной рубашке явно с чужого стояла моя находка.
   И чего это ей понадобилось? Могла бы и до утра подождать...
   Или не могла...
   С трудом сдержав обреченный вздох, я смотрел, как девчонка неуверенно шагнула вперед, одновременно прикрыв за собой дверью
   И что это ей в голову ударило?! Для умышленного убийства она одета несколько... экстравагантно. А вот если это своеобразная благодарность... в Бездну таких дарителей!
   - Сорита, а вы случайно комнатой не ошиблись? - как можно нейтральнее поинтересовался я. К счастью, последние месяцы подстегнули мой организм к новым метаморфозам и в темноте я теперь видел не хуже сидов, так что имел удовольствие наблюдать, как лицо моей гостьи стремительно заливало краской смущения.
   - Сорис, я... - начала она, неуверенно всматриваясь в темноту. Не завидую я этой девочке. Ладно, так уж и быть помогу ей немного - надеюсь, свет вернет ей былое равновесие.
   Спросонья я особо не задумывался о невозможности некоторых действий для меня после отречения... В общем, свечи зажглись не благодаря, а вопреки мне. И не спрашивайте, как это получилось с моим почти отрицательным резервом! Сам не знаю.
   Девушка удивленно вздрогнула и посмотрела на меня с почти священным ужасом. Ну вот снова ребенка напугал. Но девочка довольно быстро подавила в себе этот страх.
   - У тебя глаза опять цвет поменяли, - уже почти спокойно сообщила она. - Теперь они огненно-красные.
   Вот ведь!.. Даже слов нету. Каким боком у меня в родословной мелькнули Пламенные, интересоваться не буду - все же любимая тетушка является Княгиней Юга, но вот то, что и я кое-что унаследовал от нее - для меня сюрприз, и не малый. Вот так проживешь четыре десятка лет, а потом узнаешь о себе столько нового, что сам удивляешься и других удивляешь.
   Привычно сморгнув непрошенное изменение, я сурово посмотрел на девочку.
   - Сорита, сейчас мы обсуждаем не мои таланты, а ваше поведение. Что вы забыли ночью в спальне мужчины?
   - Но ты же сам сказал...
   Я?! Это когда я успел таких глупостей наговорить?! Обычно я очень внимательно слежу за своим языком - жизнь научила. Впрочем, если подумать, то мои слова на кухне в некотором приближении можно было и так трактовать...
   - Извини, думаю, мы просто недопоняли друг друга. Я действительно хотел с тобой поговорить - только поговорить, но, кажется, заснул.
   Девушка вспыхнула и как-то неловко поправила ворот ночной рубашки, так и норовящей соскользнуть с тощего плечика.
   Бездна! Ей же еще и предлагать-то особо нечего, а все туда же! Худенькая, почти прозрачная, да и невзрачненькая очень - тусклые волосики, заплетенные в куцую косичку, уставшие серо-зеленые глаза, выразительный рот, носик с небольшой горбинкой и упрямый подбородок. Не красавица. Но при некоторых усилиях с ее стороны могла бы стать довольно привлекательной девушкой, правда, не сейчас, а через пару-тройку лет. Ребенок. Она действительно совсем еще дитя. И что ко мне вечно малышню тянет?! Прям детский сад какой-то!
   - Что ж, в этой ситуации есть и доля моей вины, так что забудем об этом и попробуем начать все с самого начала. Мое имя Ксан.
   - Ариш, - уже почти не смущаясь, представилась она. Бойкая девчонка, такую в краску если и вгонишь, то ненадолго. Да и отыграться она за унижение может. Что ж, буду осторожнее.
   - Раз уж ты все равно здесь, может, объяснишь, невольным свидетелем чего я стал? Каленар - город относительно спокойный и без причин здесь нападают редко, особенно так близко к центру.
   - Значит, ты давненько здесь не был, - хмыкнула моя поздняя гостья, - последние пять лет Каленар - та еще дыра. Так что не советую появляться на улице после заката без охраны или оружия.
   Ничего себе изменения! Мне казалось, что Вейрин не выпустит город из сферы своего влияния, а оно вон как обернулось. Значит, слухи не врали - после восстания и смены династии город так и не вернулся в нашу паутину влияния. Невозможно. Северные контролировали все сферы общества! Чтобы добиться такого эффекта, необходимо было вырезать всех и в один момент, иначе бы система со временем восстановилась сама! Но тогда выходит...
   Бездна!
   Кто-то не просто вслепую нанес удар! Кто-то точно знал, куда бить. Значит, вся контролирующая паутина в городе уничтожена. И кто-то очень грамотно прикрыл саботаж этим восстанием! Очень неплохая работа. И у меня уже нет никаких сомнений о том, кто это мог быть.
   Что ж, примем как данность: все дома аристократии, принесшие присягу Северному Дому, уничтожены. Шестнадцать магических династий... Шестнадцать магов уровня rea'mai убиты. В один миг.
   Кажется, мне попались на редкость интересные противники. Так рассчитать вероятности, так тасовать события... никто из ныне живущих двуликих повторить подобное вряд ли бы смог. Хотя может я и ошибаюсь в оценке способностей своих родичей, но вот в одном я уверен точно - у меня бы подобное точно не вышло, не потому что не хватило способностей, скорее уж усидчивости и терпения.
   - А в последнее время ко всему прочему прибавились и исчезновения, - тяжело вздохнув, сообщила Ариш.
   - Исчезновения?
   - Да. Появляются типы, вроде тех, что ты сегодня видел со мной, и похищают детей.
   Не нравится мне это. Совсем.
   - И как давно это началось?
   - Ну, месяца три назад пропал Найт. Он был первым, потом исчезло еще трое. Среди них бала и моя сестра, - почти ничего не значащая фраза, но я сразу вспомнил слова одного из нападавших... Ариш полезла к ним сама. Ищет сестру? Похвально, конечно, но осторожность в таком деле совсем не повредит.
   - И много удалось раскопать? - понимающе улыбнувшись, спросил я.
   - Не очень, - раздраженно дернула плечом девчонка. Она уже практически забыла о том с чем, а главное в чем, пришла ко мне - в результате ткань все-таки соскользнула с ее плеча. Ариш, вспыхнув, дернулась вернуть все на место, но я резким выкриком ее остановил:
   - Замри!
   Девушка, нисколько не возражая, выполнила мой приказ. Я в одно мгновение соскочил с кровати, которую так и не покинул за время нашей беседы, и приблизился к ней.
   Не показалось. Боги Изначальные, Всеблагие! Все-таки не показалось!
   На левой ключице у девушки обнаружилась татуировка-монограмма. Три буквы. N.S.T. Одна плавно перетекает в другую, создавая иллюзию, что это и не буквы вовсе, а просто узор, хоть и весьма странный. Norse'Teir. Символ принадлежности Северному Дому. Кажется, я только что обнаружил одно из потерянных звеньев.
   - Сестра старшая, да? - требовательно спросил я, убедившись, что метка не главы семьи, а всего лишь ее члена.
   - Да... а что? - девочка растеряно посмотрела на меня, ожидая, что сейчас я открою ей одну из тайн мироздания, хотя в некотором роде...
   - Подожди. Ариш, ответь еще на один вопрос: все пропавшие имели метку, верно? И все были первородными, да?
   Ариш побледнела, отшатнулась от меня и поспешно водворила ткань ночной рубашки на место.
   Что ж, ответ мне больше не нужен. Ее лицо сказало намного больше, чем было нужно.
   Обреченно вздохнув и в который раз прокляв свое любопытство и альтруистические замашки, я мысленно приготовился к тому, что в политику Дома мне все же придется влезть. И с этим уже, к сожалению, ничего не сделаешь.
   - Сколько вас выжило?
   - Зачем тебе это? - Ариш сразу же окрысилась.
   - Надо, милая, надо, - устало уверил я, чувствуя себя столетним старцем. - Я никому не причиню вреда, обещаю.
   - Было тринадцать. Теперь нас только девять.
   Мало, даже если бы удалось спасти по ребенку из каждой династии - все равно было бы мало.
   - Сколько семей прекратило свое существование?
   - Девять.
   Значит, только семь ветвей можно возродить. Мало, но для наведения в городе относительного порядка должно хватить. Хотя в ближайшее время все равно придется инициировать рождение еще как минимум шести династий. Правда, это поможет лишь при одном условии... Нет, не стоит пока думать об этом. У меня и без этого осталась еще масса вопросов.
   - Возраст?
   - От шести до девятнадцати, - покорно ответила Ариш. Кажется, она уже смирилась с тем, что ей пусть и невольно, но пришлось предать остальных.
   - Значит, еще трое из вас имеют старшую метку?
   - Да, Дрей и малыши. Они почти не покидают стен нашего убежища.
   Я понимающе кивнул. Но что-то мне подсказывает, что никакие стены не остановят похитителей, а значит, придется влезать во все это самому.
   - Завтра отведешь меня к ним.
   - Но...
   - Ариш, так надо. Пожалуйста, просто поверь мне. Скоро ты сама все поймешь, но прежде чем что-либо рассказывать, мне необходимо еще кое в чем убедиться. А так же - обеспечить безопасность всем вам.
   - Но моя сестра... - Арищ снова напомнила о своей потере.
   - Вернем, - уверил ее я, - Не собираюсь терять осколки влияния из-за каких-то левых манипуляторов.
   Глаза Ариш радостно вспыхнули. Кажется, девочка убедилась, что зла я им не желаю. Вот и хорошо - правда, только для меня. Я ведь не благодетель, я всего лишь возвращаю потерянное имущество хозяевам. Себе, если быть совсем уж откровенным.
   - Раз уж все обговорили - марш спать. А с утра отведешь меня к остальным, там и решим, что делать.
   Ариш, сияя, как начищенный самовар, выскользнула за дверь.
   Ох, девочка, знала бы ты, в какую игру мы с тобой влезаем - не радовалась бы.
  
   Сон не шел. Я уже три месяца игнорировал все попытки родственничков связаться со мной, а теперь самому придется идти на поклон. Справлюсь один? Хотелось бы верить, но маловероятно. У меня даже оружия нет - так что пользы от меня немного. Амулеты и те уже все разбазарил. Сотворить что-нибудь? Рядом с границами Северных Владений?! Нет, суицидальных наклонностей я пока не проявляю, а привлекать к себе внимание Вейрина - чистой воды самоубийство.
   Что ж, остается последнее средство...
   Нехотя покинув уютное кресло, я направился к своей сумке. Интересно, что будет большей глупостью: обращение к "альксанам" или попытка связи с Темной Стражей? Первые меня пристукнут сразу, как разберутся, с кем общаются. А вторые? Сиды, может, и помогут. Не исключено, даже промолчат о моем появлении.
   Что ж, значит, все-таки Стражи.
   Вывалив содержимое походной сумки на кровать, я стал искать нужный мне предмет. Не мог же я забыть его! Я, конечно, уже лет пять не вспоминал о его существовании, но выкинуть фамильную реликвию точно не мог! Не мог же?..
   Фу-ух. Не выкинул. А то уже испугаться успел. Платиновый обруч обнаружился в крышке одной из кастрюль. К сожалению, символ власти застрял самым банальным образом. Если дома кто-нибудь узнает, как я обращаюсь с фамильной реликвией, меня испепелят на месте.
   Следующие полчаса я просидел, пытаясь выковырнуть символ власти из походной посуды. Дело шло медленно, и не скажу, что в мою пользу...
   Вот же!.. И почему мне всегда так везет?!
   Пришлось пустить в ход кинжал. Обидевшееся на такое обращение, оружие заметно потускнело, но разделить обруч и кастрюльную крышку удалось. И слава всем Богам! Не знаю, как бы в противном случае объяснил все это.
   Итак, теперь у меня в руках обычный платиновый обруч, украшенный только крупным прозрачным камнем - не алмаз, хрустать, но все равно красиво. Очередное творение. Нет, не так - первое. И одно из величайших. Ни в одном Доме нет подобного. И вот такую редкость я "случайно" прихватил с собой. Почему меня не преследовали? Самому интересно. Если учесть, сколько всего я с собой утащил из Дома, то могли бы хоть вид сделать, что ищут.
   Что ж, пора напомнить некоторым остроухим, что Князь у них хоть и больной на всю голову, но все же живой, а значит, пока есть.
   Надевать на себя обруч не хотелось, почему-то казалось, что стоит вернуть эту штуковину на "княжеское чело", как я снова влипну во все то, от чего сбежал. Впрочем, уже влип.
   Ладно, если уж один раз сбежал, то второй - смогу. Тут главное желание, а я вряд ли вдруг воспылаю неземной любовью к Северным и сидам.
   В первый миг вереницы чужих мыслей выбили меня из колеи. Отвык. Все-таки жуткая вещица досталась мне в наследство вместе с титулом. Но полезная. Главное выкроить из океана чужих мыслей, мысли тех сидов, что находятся недалеко от Каленара. И, разумеется, тех, что знает о существовании Домов.
   "Приветствую. Есть кто рядом с Каленаром?" - как можно четче произнес я, не особе доверяя древней поделке.
   Тихий шелест посторонних голосов в моей голове:
   "Да, danell".
   "Не откажете мне в помощи?"
   "Не откажем, danell".
   "Только одно условие: Лорд Каратель пока не должен ничего знать".
   "Как прикажет, danell".
   "В таком случае жду вас через два дня у таверны "Лики Судьбы". Знаете, где она находится?
   "Найдем, danell. Ждите".
   Так, с одним делом покончено. Но есть еще один момент, который пустить на самотек было бы глупостью. Сделав несколько глубоких вдохов, чтобы собраться с мыслями, я потянулся к учителю. Надеюсь, Марвид не откажет мне в помощи. Правда, есть еще один фактор... но о нем сейчас думать не хочется.
   "Алесан?!" - голос учителя прозвучал так ярко и отчетливо, что сразу же заглушил все посторонние.
   "Да, это я", - виновато-смущенно, уже понимая, что без объяснений не обойтись.
   "Взялся за ум?" - с добродушной насмешкой ответили мне.
   "Нет, взялся за свои дела. И обнаружил нечто чрезвычайно любопытное", - быстро собрав всю собранною в Каленаре информацию в один объемный образ, я как можно сильнее сжал его и направил Марвиду. Надеюсь, способностей учителя хватит, чтобы вычленить из излишнего нагромождения эмоций и событий самое важное.
   "Ясно. Через два-три дня буду. Постарайся не влипать в истории, не заручившись прежде чьей-нибудь поддержкой".
   "Хорошо. Только и вы поаккуратнее там..." - попросил я, поняв, что Марвид решил идти зеркальной тропой. Впрочем, он же не в первый раз сокращает путь столь неординарным (и надо сказать небезопасным) способом, так что, может, все еще и обойдется.
   "Алесан, я серьезно. Постарайся дожить до моего приезда".
   "Как скажите, sell, как скажите".
   Послав мне обреченно-недоверчивый образ напоследок, Марвид исчез. Вот и все.
   Устало стянув с головы обруч, я швырнул его в сумку, не особо заботясь о сохранности артефакта, - если до сих пор цел, то и дальше как-нибудь просуществует. Тем более я хочу спать.
   А все остальное пусть идет в Бездну!
  
   Разбудил меня жуткий грохот в коридоре. Судя по звукам, кто-то либо въезжал, либо выезжал. Глянув на только-только начавшее светлеть за окном небо, я нелестно помянул всех "жаворонков", разумеется, предварительно вычеркнув из рядов "ранних пташек" себя любимого. Я, конечно, предпочитаю просыпаться с рассветом, но только в том случае, когда всю ночь провел в своей постели, не отвлекаясь от просмотра приятных снов.
   Ладно, раз уж уснуть все равно не удастся (теперь в коридоре прибавились звуки то и дело открывающихся дверей, а на кухне загремели посудой), то можно заняться делами насущными. Умываемся, одеваемся - и в путь. Сомневаюсь, что в городе остались люди, напрямую служащие Северному Дому, но ведь есть и такие, что лишь время от времени помогают уладить нам кое-какие скользкие вопросы. А внешность у меня, слава богам, запоминающаяся. Выбрав лучшую рубашку из тех, что были в наличие, я быстро натянул ее, потом впрыгнул в новые брюки... самое забавное, что и то, и другое оказалось полночно-синего цвета. Я механически выбрал цвета Дома, даже не думая об этом. Да и волосы за минувшие три месяца заметно отросли, так что с горем пополам, но в хвост их собрать удалось.
   Подойдя к зеркалу, чтобы поправить небрежно повязанный шейный платок, я невольно вздрогнул, потому что узнал того, кто смотрел на меня с той стороны. Алесан. Не Князь - убийца. Но именно он и мелькал в Каленаре по нужным адресам чаще всего. Для завершения образа только оружия и не хватает, но вряд ли я скоро разживусь им - слишком привередлив. Впрочем, для простого дружеского визита хватит и кинжала.
   Вот теперь можно идти. И вновь не через главный вход, ибо сейчас и слепой заметит, что не воинская у меня выправка, не воинская.
  
   Бертано жил не так далеко от "Ликов Судьбы", как могло бы показаться. Впрочем, торговля оружием по нашим временам не такое уж и темное дело, если, конечно, ты не снабжаешь железками теневые гильдии. Бертано умудрялся успевать везде и при этом не светить свое имя. Среди людей Дома он никогда не числился, так как умудрился наступить на хвост лично мне, а своих врагов я не отпускаю. Бертано понял это слишком поздно. Какими путями к нему попала пара мечей моего производства, я выяснил быстро и довольно жестоко расправился с сидами, решившими нагреть руки на чужой работе. Берту повезло меньше - его я не убил. Зато он мне остался должен - и за мечи, проданные неизвестно кому, и за жизнь, которую я так любезно сохранил.
   Нужный магазин я нашел без труда. Да я собственно и не сомневался - какой-то там переворот Бертано не потопит.
   Я уверенно толкнул дверь магазина. В такой ранний час оружием никто не интересовался, так что внутри было безлюдно, только какой-то морковно-рыжий мальчишка полировал за прилавком оружие. При моем появлении он хмуро глянул исподлобья и ушел во внутренние комнаты - звать хозяина. Кажется, у меня на лице большими буквами написано "убийца", даже странно, что стража следом не увязалась.
   - Добрый день. Чем могу быть полезен? - подслеповато щуря глаза, спросил Бертано. За шесть лет, что я его не видел, он сильно постарел. Впрочем, с людьми это случается.
   - Это я, Берт. Как обычно пришел за информацией. И за деньгами.
   Никогда не думал, что увижу столь суеверный ужас на чьем-либо лице. Странно, раньше, не смотря на мою репутацию в определенных кругах, он меня не боялся. Что могло измениться?
   - D-danell?! - чуть заикаясь, спросил Бертано.
   - Я это, я.
   - Но вы же лет пять как мертвы!
   Так вот в чем причина страха. И кто же это интересно донес эту новость до теневых гильдий? Найду паршивца лично придушу!
   - Ну, слухи о моей кончине явно преждевременны. Мне пришлось залечь на дно - ничего больше, - уверил я Берта. Не хотелось бы терять такого информатора только из-за чьих-то распущенных языков.
   Берт почти сразу успокоился. Все-таки на редкость рассудительный человек - и хитрый, но другой бы не выжил в Каленаре, балансируя между Домом, теневыми гильдиями и официальной властью.
   - Ясно. Что ж, в таком случае следуйте за мной, danell, - думаю, нам будет лучше поговорить в другом месте. Рыжуха, встань к прилавку, - последнюю фразу он уже прокричал, обращаясь к затаившемуся в глубине дома мальчишке.
  
   - Так что тебя интересует? - фамильярно спросил Бертано, разливая чай и пододвигая ко мне блюдо со свежими булочками. Впрочем, среди теневых гильдий было принято обращаться на "ты" - перед законом все равны, особенно если закон довлеет над тобой. А я, с подачи родственничков, уже давно был в рядах разномастных преступников и убийц, правда, негласно и незримо - эдакое приведение, о нем все слышали, но мало кто видел воочию. - Кстати, три вчерашних "тёмника" это же твоя работа? Я сначала подумал, что это кто-то из твоих родичей развлекается - уж больно раны характерные. Но раз ты в городе...
   - "Тёмника"? - не понял я, Берт же вместо ответа с улыбкой удава, узревшего добычу, положил на стол черную "альксану".
   - По городу теперь много таких ходит, - как ни в чем не бывало произнес он, но потом уже серьезнее добавил: - Вот как ты пропал, так они и появились. Сначала их было немного, но они лезли во все щели. Теперь уже нам, честным людям, приходится забиваться в эти самые щели.
   Я взял в руки темную пластинку и повернул. Настоящая. Сестра той, что висит у меня на шее. Значит, я не ошибся в своих выводах. Жаль, иногда выгоднее ошибиться - проблем уж точно становится меньше.
   - Знакомая вещица? - понимающе улыбнулся Берт. Он как всегда знал все, что хоть кого-то могло заинтересовать. Замечательно, значит, не придется работать вслепую.
   - Да, - не стал спорить я. - Много они успели навербовать местных?
   - Не очень. В основном к ним идет всякий сброд, старые хозяева города не спешат переходить на их сторону - не доверяют. Да и вам очень уж много должны - не рискнут пойти против.
   Но и на нашу сторону не встанут. Хотя я на это и не рассчитывал. Сохранят нейтралитет? И спасибо на этом! Намного хуже было бы играть на два фронта.
   - Ясно, но пока меня больше волнует не лояльность или ее отсутствие у теневых правителей, а кое-что иное. Что с домами, раньше принадлежащим небезызвестным тебе шестнадцати фамилиям?
   - Почти все разрушены, - ни секунды не колеблясь, сообщил он. Уже задавался этим вопросом? Тем лучше. - Сам понимаешь, маги без боя не сдались. Но их все равно завалили. Боги, это какой же надо было обладать силищей, чтобы уничтожить их?..
   Совсем не нужный вопрос - опасный. Но ответить придется.
   - Достаточной, чтобы бросить вызов Домам. К сожалению, меня со счетов они списали слишком рано. Если бы знал, какой тут бардак, раньше бы вернулся. Так значит, ничто из имущества Шестнадцати не сохранились?
   - Отчего же? Осталось два домика - их хозяев поймали на чужой территории, вот они и уцелели. Правда первый уже в груду камней превратился - и его облюбовали бродяги, все растащили, даже магии не испугались. А второй еще стоит. В нем защита еще действует - вот и боятся к нему соваться, слишком многие не вернулись из его стен.
   Замечательно. Это именно то, что надо.
   - Берт, используй любые деньги, мне без разницы как, но купи это здание. Срочно. Как только это сделаешь, свяжись со мной. Я остановился в "Ликах Судьбы".
   Услышав название таверны, Бертано недовольно поморщился, но смолчал.
   - Хорошо. Сделаю. Давно пора навести порядок в этом городе, а то честным людям уже работать невозможно.
   Что ж, степень "честности" этих людей обсудим как-нибудь в другой раз, а пока заканчиваем беседу. Забрав с собой часть денег, я покинул оружейный магазин...
   Бездна! Совсем забыл! Надо было попросить Берта подыскать мне оружие получше! Что ж, значит, будет повод наведаться еще разок.
  
   - Ксан, тебе никто говорил, что у тебя бандитская рожа? - хмуро поинтересовался Боб, встретив меня на крыльце таверны.
   Я удивленно замер. У меня? Это он сейчас о Князе в бездна знает каком поколении?! Интересненько...
   - Вот-вот. Я именно об этом взгляде и говорю. Кем бы там не были твои предки, но люди заслуживают, чтобы к ним относились с уважением.
   Та-ак. Приехали.
   - Боб, я - изгнанник. Я - предатель, понимаешь? У меня нет права больше считаться членом своей семьи. Никакого. Так что у самого последнего бродяги род древнее моего. У меня же в прошлом нет никого и ничего. Совсем-совсем.
   Циркач стушевался. Забавное зрелище, скажу я вам. Жаль, не частое.
   - Да не смущайся ты так! Я привык, что мне вечно какие-то несуществующие заслуги пытаются приписать. На этот раз хоть ушастых в предки не внесли - и на том спасибо.
   - А часто вносят? - Боб сразу же ухватился за возможность сменить тему.
   - Достаточно, чтобы с первой фразы я посылал любопытствующих к эльфам. Пусть у них и спрашивают, а мне эта тема уже приелась.
   - Ясно. Ты уже завтракал? Или голодным убежал ни свет ни заря?
   И откуда такая забота о моей скромной персоне? Сам же только едва ли не во всех смертных грехах меня обвинил!
   - Перекусил по дороге, - ответил я, вспомнив чаепитие у Бертано.
   - Что-то ты стал совсем неуловим. Как ни сунусь к тебе - все закрыто.
   - Да вот, наверстываю упущенное. Оказывается, я лишком давно здесь не был. И очень многое изменилось не в лучшую сторону.
   Боб понимающе кивнул. Не знаю, о чем думал этот циркач, а я думал о том, что когда мышек в комнате слишком много даже матерый кот начинает нервничать. А это в свою очередь может привести к нежелательным ошибкам, которых в противном случае можно было бы избежать.
   - Ксан, я... - начал было Боб, но в этот момент на крыльцо выскочила Ариш.
   - Вот ты где! Мы же с утра собирались! А ты куда-то запропастился! Вдруг что с ними случится, пока мы тут будем!.. - и, вцепившись в мой рукав, девушка поволокла меня куда-то.
   - Боб, договорим, как вернусь! - крикнул я ему, мысленно благодаря богов, пославших мне избавление в лице Ариш. Все-таки сейчас не время и не место для столь серьезных бесед.
  
   - Это все? - спросил я, рассматривая выстроившихся в колонну детей.
   - Все, кто остался, - подтвердила Ариш.
   - И кому же из вас, сорванцов не посчастливилось оказаться в фокусе силы?
   Дети молчали, недоверчиво поглядывая на меня и Ариш. Нет, я не обвиняю их в этом - все-таки на пять лет о них все забыли, а тут вдруг стали пропадать наследники... В их положении особо не подоверяешь.
   Я уже приготовился долго и нудно объяснять, что я в общем-то только помочь хочу, а если не надо, то дальше по своим делам пойду, тем более их много и все требуют моего пристального внимания... К сожалению, произнести эту речь мне не дали. Из-за спины самого старшего на вид мальчика выбралась малышка лет пяти-шести и уверенно шагнула ко мне.
   Уцелела! Боги Изначальные, Всеблагие! Она все-таки уцелела!
   Прямо передо мной стояло златокудрое чудо - центр будущей паутины контроля. Повезло. Снова. Вначале ее род пережил развал Империи, теперь сумел уцелеть во время восстания. И это иначе как чудом не назовешь, ибо охота всегда в первую очередь шла на подобных этой малышке.
   - Докладывайте, сорита, - облегченно улыбнулся я, глядя на это очаровательное создание. Нет - творение. И пусть сотворенный маг-пророк всего лишь затерялся в ее предках многие века назад - это почти не имеет значения. Эта малышка унаследовала и его дар, и его силу.
   - Мой Князь, как и было приказано в случае угрозы потери паутины контроля включили программу эвакуации искр крови. К сожалению, семь семей не успели вывезти детей в безопасное место, еще в двух на момент нападения не было прямых наследников. На сегодняшний день помимо меня здесь присутствует два фокуса силы. Линии, к сожалению, не основные - побочные, но наследники перспективные, - монотонно говорила девочка, уставив в меня невидящие глаза. Кукла. Всего лишь, доверху наполненная силой кукла. Вот только эта кукла отчаянно прижимала к себе потрепанного выцветшего до серого оттенка игрушечного зайца. - Еще четверо пропали. Двое из них выходцы из основных ветвей. В случае безвозвратной потери - троих возможно будет заменить.
   - Ясно, - кивнул я, одновременно приоткрывая сознание - малышка послушно сбросила слепок своей памяти. Без-здна! Ей еще учиться и учиться! Она же мне чудом мозг не выжгла!
   Малышка удивленно сморгнула, вновь становясь похожей на ребенка, а не на ходячий артефакт. Остальные дети на это взирали едва ли не с ужасом, а вот самая младшая среди них напротив радостно улыбалась.
   - Князь, а ты правда оборотень?
   Боги! Ну, кто вложил такие знания в разум ребенка?! Остались бы живы ее родители - лично бы прибил. Остальные дети, едва заслышав вопрос малышки, даже дышать перестали.
   - Да, сорита, самый злой и страшный в здешних краях. Но детей я не трогаю.
   - А взрослых? - с удивительной серьезностью спросила она.
   - А вот со взрослыми по-разному бывает, - не стал врать я.
   - Тоже верно.
   Бездна! Дождался одобрения от шестилетнего ребенка! Да ко всему прочему еще и артефакта!
   - Зайка! - шикнул на девочку старший из мальчишек и потянул малышку к себе.
   Мне здесь, кажется, не рады. Не повезет кому-то с воспитанниками. Марвид возьмет на себя только наследников, а вот остальными займутся другие. Но то будут уже не мои проблемы, а Дома. Кстати...
   - Сорита, а сколько из присутствующих смогут пройти повторную присягу?
   Малышка озадаченно глянула на меня, но потом снова включилась программа артефакта.
   - Четверо. Двое из них впоследствии смогут занять освободившиеся места основных ветвей.
   - Благодарю, сорита.
   - Не за что, мой Князь.
   Бездна! За последние пятнадцать минут мой титул прозвучал трижды! Вот уж сделали мне одолжение, передав ребенку память всей линии!
   - Мое имя Алесан, сорита. Лучше - Ксан. Прошу вас запомните это. И впредь обойдемся без титулов.
   - Как прикажете, Ксан. Мое имя Риника. Но чаще меня все называют Зайкой, - и вновь ее взгляд стал растерянным. Бедный ребенок, ей должно быть сложно сочетать в себе и детскую непосредственность и знания, являющиеся частью артефакта.
   - Не имею права, сорита, - против воли улыбнулся я, наблюдая за девочкой. - Этикет Домов на этот счет говорит однозначно: все члены вашей семьи приравниваются к Изначальным. Несоблюдение этого правила со стороны любого члена Дома карается Советом, как преступление против расы в целом. Мне пока еще жить хочется, сорита.
   Зайка тяжело вздохнула:
   - Ты скучный, хотя моя память уверяет меня в обратном. Что-то случилось?
   - Ничего такого, что имело бы сейчас приоритетное значение, - уверил я.
   - Ясно, снова тайны, - она понимающе покивала своим мыслям.
   - Разумеется, сорита, - я снова не смог сдержать улыбки. На редкость забавное дитя. - Без них никак.
   - Принято. Я пойду с тобой. Надеюсь, остальным ты сумеешь предоставить защиту и жилье.
   - Разумеется, сорита. Я уже озаботился этим вопросом. Так же как и вопросом вашего обучения, - едва уловимо склонив голову, произнес я.
   - Быстро. Где же ты был все это время? - без тени осуждения, только искренний интерес.
   Никогда не думал, что шестилетний ребенок сумеет меня вогнать в краску! Впрочем, артефакты и не на то способны, особенно высшие.
   - Я был немного... в изгнании... - тяжело вздохнув, признался я.
   - Одумался? - с легкой тенью заинтересованности, уточнила Риника. Кажется, малышка ни мгновения не сомневалась, что изгнание было добровольным. Удивительное понимание мира для такого ребенка. Думаю, через пару-тройку лет Дома не слабо удивятся, обнаружив тень присутствия этого дитя во всех своих начинаниях.
   - Заставили. Но я и не думал, что за время моего отсутствия отлаженная система превратится в такой бедлам.
   - Каждый из нас стоит на своем месте, Князь. И, разумеется, если он с него сходит по какой-либо причине, начинается хаос. А твое место, как и мое, в центре паутины контроля.
   Не ждал такого от ребенка, пусть и артефакта.
   - Не думаю, что вы правы, сорита. Я существо никчемное, о чем мне не забывают время от времени напоминать.
   - Гони таких напоминальщиков в шею - сами ничего не делают и тебе не дают.
   Мило. Интересно, если я передам волю Риники Маруке, она одумается? Вряд ли. Вот уж в чем моя сестренка убеждена так это в моей полной несостоятельности и бесполезности. И чтобы я не сделал, она своего мнения не поменяет.
   - Ладно, сорита, оставим эту тему. Вас и наследников я заберу с собой во избежание неприятных столкновений. Об остальных пока позаботишься ты, - я наугад выбрал одну из старших девочек. - Деньги я дам, так же подскажу более-менее безопасное место, где можно снять пару комнат на день-другой. Ариш, ты на связи. Где меня найти - знаешь. Если происходит что-то серьезное - сразу ко мне.
   Девушка послушно кивнула, теперь она смотрела на меня едва ли ни как на бога.
   - Ксан... - неуверенно начала она, вдруг вспомнив о чем-то важном.
   - Да? - я попытался ее немного подбодрить. Все-таки то, что я являюсь Князем, не делает из меня чудовище. Видят Боги, чудовищем меня делает другое.
   - А как же моя сестра? И остальные пропавшие? - теперь Ариш смотрела на меня с надеждой. Ненавижу этот взгляд! Он заковывает душу в клетку ответственности. Но тут уже ничего не поделаешь, раз обещал, то сделаю все возможное.
   - Вернем. Раз метка не изменилась, то они живы. Не волнуйся. Вот устрою вас и сразу же вплотную возьмусь за наших пропавших. У меня только одна просьба - и она касается всех! - постарайтесь никуда не совать свои любопытные носики ближайшие дней пять-десять. Совсем никуда! У меня просто не будет возможности заняться спасением того неосторожного идиота, что не задумываясь влезет в неприятности. Всем ясно?
   Дети вразнобой кивнули. Вот и замечательно. Хотя еще лучше будет, когда я сдам этот детский сад Марвиду - он у нас наставник со стажем, вот пусть и работает.
   Риника тем временем вытащила из толпы двоих: юношу лет восемнадцати, что все это время пытался спрятать малышку себе за спину, и девочку немногим старше ее самой. Тяжело вздохнув, я серьезно посмотрел на мальчишку.
   - Тебе за ними и придется присматривать. Боюсь, у меня для этого будет слишком мало времени. - Потом вспомнились близнецы и я внутренне радуясь возможности пристроить рыжих непосед, а заодно и совесть успокоить, добавил: - Хотя дам тебе в помощь парочку сорванцов. Надеюсь, опыта в укрощении детей тебе не занимать, и ты сумеешь призвать их к порядку и приставить к делу.
   - Хватит, - спокойно подтвердил он. Вот и замечательно. Значит, близнецов тоже от неприятностей удержим. Осталось их только представить друг другу... Я весело усмехнулся, предчувствуя скорое развлечение.
  
   - Ксан, это еще что за детский сад? - удивленно вытаращился на нас Мельх. Оказывается, это рыжее чудо оккупировало мою комнату, чтобы уж наверняка меня поймать.
   Мария обнаружилась спустя секунду. Под моей кроватью. А я уж было подумал, что они наконец-то разделились.
   - Дрей, принимай под свою руку, - вместо ответа я повернулся к старшему из наследников Шестнадцати. Юноша он на редкость спокойный, рассудительный и уравновешенный - может, даже переживет близкое общение с рыжими. - Тот, что развалился на моей кровати - Мельх. Вторая - Мария. Она чуть постарше, так что если убедишь ее принять твою сторону, Мельх так же подчинится.
   Дрей скупо кивнул. Мельх вспыхнул до корней волос от гнева и уже собирался высказаться, но Марка его остановила. Кажется, ее заинтересовало происходящее. И она вместо того, чтобы устраивать пустые ссоры, решила выведать у Дрея все, что можно. Остается верить, что он мальчик умный и на ее пока еще детские уловки не поведется.
   - Итак, дети, я пошел договорюсь с сорой Анис о дополнительной комнате, а вы пока знакомьтесь...
   Я уже вышел за порог, когда заметил, что Риника последовала за мной.
   - Что-то случилось, сорита?
   - Князь, а ты знаешь, что ты нашел мне еще двоих? - быстро прошептала она, словно боясь спугнуть удачу.
   - Что? - не сразу понял я.
   - Они выдержат. Они идеально подходят. Еще двое. Я смогу восстановить паутину!
   - Ты о близнецах? Они маги?
   - Да, Ксан. Итого - тринадцать вместе со мной. Я смогу удержать эту паутину. Она будет стабильной!
   Замечательно! Это лучшая новость за последние дни. Значит, Каленар удастся вернуть уже в этом месяце. Конечно, на былой уровень контроля система выйдет лет через пятнадцать-двадцать, но пока даже просто возможность возвращения этого города под нашу руку уже немыслимая удача. Все же не зря Судьба привела меня к стенам Каленара. Значит, и в ее играх есть искры смысла. Успокаивает, не так ли?
  
   Уф!..
   Ну и денек. Но не могу сказать, что все было зря. Наследники у меня под крылом (даже интересно, где у котов крылья?.. и что только в голову с усталости не придет!..). Риника в безопасности. Ариш прибегала сообщить, что остальные устроились и что у них все в порядке. Так же появлялся мальчишка у лавки Бертано - передал, что с покупкой дома проблем не предвидится. Замечательно.
   А потому я имею полное право сбежать ото всех проблем на крышу и сделать вид, что в комнате меня никто не поджидает.
   И вообще мое княжеское высочество сегодня утомилось! Но ведь не отстанут, пока им клыки не продемонстрируешь!
   - Так и знала: если тебя нет внутри - значит, ты на крыше. Кошачий инстинкт - с этим уже ничего не поделаешь.
   Едва заслышав этот голос, я едва не сверзился с крыши. Вот ведь!..
   Я недовольно глянул на весело скалящуюся сиду.
   М-да, повезло-о... крупно повезло-о... Такие эльфы - и даже без охраны!
   - Сай'Шэ? С каких пор ты в Страже? - стараясь ничем не выдать своего состояния, чуть насмешливо поинтересовался я.
   - Уже лет пять. И, кстати, Князь, раз уж ты вспомнил о своих подданных, то хоть бы оделся подобающе случаю, а то выглядишь как драный кот! - сурово произнесла воительница, сразу же вспомнив о роли наставницы.
   - Мя-ау! - совершенно непроизвольно вырвалось у меня.
   Сиды в количестве шести штук чуть не упали с облюбованной мною крыши. Н-да, сомневаюсь, что они ожидали такого поведения от своего Князя...
   - Мальчишка! Мало тебя пороли в детстве!
   Миг - и мои глаза вспыхивают холодным бешенством.
   - Смею вас уверить, sela, достаточно. И не только в детстве. Благодарю за напоминание, а то я что-то непозволительно расслабился в последнее время. Кстати, вы рано. Я ждал вас только завтра.
   - Оказалась поблизости, когда поймала твой зов, а зная тебя лично, предположила, что даже сутки промедления могут оказаться фатальными. Так что взяла свою тройку - и сюда. А по дороге прихватила еще одну.
   Вот уж знающая на мою голову! И почему мне так везет? Хотя, если их сразу приставить к делу, то проблем быть не должно. Заодно и Сай'Шэ нервы можно немного потрепать - заслужила.
   - Сколько вас? - на время отбросив все претензии, спросил я у воительницы.
   - Я же сказала: две тройки. Остальные подтянутся завтра-послезавтра.
   - Хорошо. Маги есть?
   - Да, по одному на клин.
   - Замечательно. Значит, маги отправятся по одному адресу вскрывать защиту дома. Не думаю, что придется долго возиться, но все может быть. Единственная просьба защиту не срывать, а просто отключить на время. У меня нет желания искать потом кого-то на стороне для восстановления охранок.
   - Что за дом? - деловито уточнил один из сидов. Должно быть маг, раз интересуется.
   - Одно из владений Шестнадцати. Так что на легкую прогулку не рассчитывайте.
   Сид кивнул, приняв информацию к сведению. Вот за что я люблю темных, так это за четко определенные границы дозволенного. Этот маг меня не знает, мы столкнулись впервые, а значит, он будет следовать этикету до последнего, не позволяя себе ни лишнего слова, ни лишнего взгляда. Сай'Шэ, к сожалению, случай другой.
   - И зачем тебе понадобился старый дом?
   - Этот "старый дом" защищен едва ли не лучше, чем Norse'Teir, sela, а при данных обстоятельствах подобное место в черте города мне совсем не повредит, скорее уж наоборот - жизненно необходимо.
   - И можно узнать причину столько острой необходимости? Опять во что-то влез? - подозрительно щуря глаза, уточнила воительница.
   - К сожалению, я влез в политику Дома. Полностью согласен с вами, мне следовало воздержаться. Однако, к моему величайшему горю, уже поздно менять планы. Кстати, sela, а как вы относитесь к детям?
   - К детям?! - Сай'Шэ аж перекосило.
   - Да, именно так. Во множественном числе. И в количестве шести штук.
   - Алесан, ты издеваешься? - на всякий случай уточнила сида, явно примериваясь спустить своего Князя с крыши. Может, расценить это как покушение на свою монаршую шкуру? Что там полагается за это?..
   Нет, слишком легко отделается. Лучше я ее все-таки к детям приставлю - пусть на них свои методы воспитания прорабатывает, а я в стороночке постою. Разнообразия ради.
   - Нисколько, sela. Магов мы уже пристроили, остались только воины, в чье число входите и вы. Одного, так и быть оставлю при себе - на всякий случай. Но вот остальным придется присматривать за выводком Шестнадцати.
   - Ты нашел их?
   - Скорее они - меня. Но это не суть важно. Артефакт у меня, так же как и еще два наследника. Еще четверо пропало без вести. За всем этим детским садом сам я не услежу, так что до прибытия Марвида на тебе шесть человеческих детенышей, четверо из которых в ближайшее время повторно получат метку - старшую, как ты понимаешь.
   - Да-а, мелочиться ты не умеешь, Князь, - недовольно подвела итог всему сказанному воительница. - Хорошо, на мне носители ненаследных меток. Тебе оставляю Шай'Ло, - Сай'Шэ кивнула на одного из сидов. - Он отличный воин, так что за тобой присмотрит. Да и сам ты в случае нападения много проблем доставить можешь.
   Вот уж не знал, что воительница так высоко оценит мои, сразу скажу, средние результаты. Нет, в бою меня тоже учили убивать, но в том-то и дело, что - убивать. Для меня не существует нечестных приемов, дуэльный кодекс - для меня всего лишь свод нелепых правил. Убийце все равно, что он видит перед собой - глаза противника или его спину. Воину - нет.
   - Еще поймешь, - заметив мое замешательство, уверила сида. - Последний вопрос: что ты намерен делать?
   - Что? Сай'Шэ, ты меня удивляешь, - на моем лице против воли обозначился оскал. - Как ты думаешь, что сделает тигр, заметив на своей территории стаю шакалов?
   Улыбка воительницы не сильно отличалась от моей. Мы друг друга поняли. И молчаливо решили во всем поддерживать начинания друг друга.
   Как бы я к ней не относился, но о лучшем напарнике в случае боевой операции и можно и не мечтать.
   - Еще вопросы есть? - уточнил я у сидов. Все-таки крыша у таверны, покатая, небольшая, а народу набралось достаточно, да и сложно отдохнуть, когда рядом топчется стадо темных эльфов.
   - Никак нет, danell, - в унисон ответили они.
   - Тогда - выполняйте.
   - Есть, мой Князь, - и теней на крыше стало заметно меньше.
   Вот и еще одну проблему решили. Кажется, моя жизнь налаживается. И это не может не радовать. Да и погода сегодня удивительно хорошая, в середине осени не часто здесь так сухо и тепло, особенно ночью... а значит, в комнате меня могут ждать хоть до посинения. Я лучше тут посижу. Спокойнее как-то.
  
   С самого утра, оставив Шай'Ло присматривать за моей частью детского сада, я отправился к Бертано.
   На этот раз хозяин ждал меня за прилавком сам.
   - Все бумаги готовы? - первым делом спросил я. Все-таки, когда знаешь кого-то столько лет, можно и пренебречь никому ненужными приветствиями.
   - Да, за срочность, правда, пришлось доплатить, но денег хватило с лихвой.
   А то я не знаю, сколько стоят мои мечи! Особенно "зеркальники"! На них можно полгорода купить - и то сильно продешевишь.
   - Отлично. Значит, все вопросы улажены?
   - Да, danell. Кстати, "тёмники" снова зашевелились. Думаю, они скоро перейдут к открытым действиям.
   - Спасибо за предупреждение, - поблагодарил я и, забрав документы, повернулся к выходу.
   - Постой. Мне тут нашептали, что какие-то типы в черной броне ищут кого-то подозрительно похожего на тебя.
   А вот это уже не очень хорошая новость. Я снова повернулся к Берту.
   - Что им удалось выяснить?
   - Пока ничего конкретного, но сразу видно, что ребята очень упертые. Знакомые? - хитро прищурив подслеповатые глаза, поинтересовался он.
   - К несчастью, - не стал отрицать я, - Что ж, видимо, помимо всего прочего придется еще и следы путать. И почему обычно все сразу наваливается? - впрочем, на этот вопрос ответа я уже не ждал. Как и на многое другие, столь же существенные, но какие-то слишком... кощунственные. Не дело обвинять Судьбу в том, в чем виноват сам - не вежливо как-то.
   Выходя из магазина Берта, мысленно я уже выстраивал цепочку будущих событий, причем опирался я не столько на дар, сколько на некоторые способности к логике.
   Итак, что мы имеем?
   Во-первых, - город, переживший сразу после моего ухода из Дома переворот. Надо сказать, время подобрано идеально: в то время моей Семье было не до Каленара. А когда спохватились, оказалось, что вся система контроля обрушена, а строить заново не из чего. Без артефакта-правителя очень сложно влиять на людей и при этом не афишировать своего присутствия на арене мировой политики. Придумать новую схему? Но ведь прежняя была отработана за века! Еще Империя существовала по этим законам. И единственным уязвимым местом подобного метода контроля был артефакт - убери его из центра паутины и все рухнет. Не думаю, что сильно ошибусь, если предположу, что наследников похищают с целью выяснить, кто из них является ключевым звеном системы. И это лишь доказывает, что пока мне везет. Окажись Риника в руках "темников" и можно было ставить крест не только на Каленаре, но и на всех территориях бывшей Империи, ибо магов у них, судя по всему, хватает.
   Но повезло. А значит, Судьба пока мне благоволит. Хотелось бы верить, что все и дальше будет столь просто.
   Что ж, пока все продвигается в нужном мне направлении. Осталось только перевезти всех детей под защиту купленного дома и приставить на первое время к ним Марвида. Далее все будет делом времени. При наличии Риники и двенадцати сателлитов, Каленар довольно быстро вернется в зону влияния Северного Дома. Правда, я случайно пристроил еще и близнецов в соправители, что совсем не входило в мои планы, но тут уже ничего не поделаешь. Надеюсь, что Боб останется с ними. Что-то мне подсказывает, что он пригодится этим деткам. Да и присмотрит заодно. Да и не так он прост, как хочет казаться. Совсем не прост.
   Далее, надо не забыть еще и потеряшек наших вернуть - без них придется туго. Кстати, совсем вылетело из головы! Ведь у меток есть еще одно интересное свойство - правящий Князь может почувствовать местоположение ключевых фигур в пространстве. Бездна! Да мне же ничего не стоит найти их, а пори наличии нескольких сидских триад - даже их возвращение кажется ничего не стоящей безделицей.
   А значит - еще одной проблемой меньше. Мне же лучше.
   Правда, на горизонте вырисовываются мои бывшие тюремщики...
   Что ж, с ними по возможности мне пока лучше не пересекаться. Без решения Совета они все равно не отстанут, а если учесть, что я их еще и обставил... в общем, усилий для моей поимки они приложат немало - чтобы реабилитироваться в глазах Домов.
   Ладно, проблемы будем решать по мере их поступления. И первым делом в моем списке задач стоит перемещение всех малолетних носителей силы в достаточно безопасное место.
  
   С трудом убедив Шай'Ло, что ни со мной, ни с детьми ничего не случится, если он отлучится на полчаса и передаст Сай'Шэ мою просьбу паковать детей и отправлять их в заранее оговоренное место, я занялся переброской своей половины детского сада в новое место дислокации...
   Тьфу! Как только не извернется мысль, если пытаешься отвлечься от пяти малолетних оболтусов и одного ничего не понимающего, но очень подозрительного циркача.
   - Так куда мы собираемся? - в сотый раз спросил Боб. Кажется, он решил меня взять измором.
   - Домой, - просто ответил я. Да и зачем вдаваться в подробности, если все можно объяснить настолько просто?
   - К кому?
   Я обреченно вздохнул. Нет, здесь определенно, лучше пояснить, а то ведь действительно не отвяжется.
   - К вам. Не ко мне же! - честное слово, в родовое гнездо я этот сумасшедший дом не пущу! По крайней мере, еще лет двадцать - точно!
   - К нам?! - кажется, такой ответ устроил еще меньше прочих.
   - Именно. Извини, что не сказал, но документы я оформлял на твое имя - мне тут светиться нельзя. Да и при мелких остаться не смогу...
   - А я смогу?!
   - Придется. Кроме тебя никто их жизни не научит. Нет, наставники, конечно, будут, но не очень продолжительный период, а советник никогда лишним не будет.
   Минуту мы с Бобом просто сверлили друг друга взглядами, а потом он задал вопрос, который я ждал с самого первого дня:
   - Ксан, кто ты?
   Как бы мне хотелось, чтобы он промолчал! И зачем только некоторые лезут туда, где их совсем не ждут?..
   - А как ты думаешь? - вопросом на вопрос ответил я, по возможности оттягивая неизбежное, как можно дальше.
   На миг в его глазах забрезжили искры понимания, но почти сразу же он отбросил этот вариант - слишком уж смелой была эта догадка, даже для него. К сожалению, еще до того, как он сумел убедить себя в бредовости собственных мыслей, появился приставленный ко мне сид. Вот ведь принесла нелегкая!
   - Мой Князь, ваш приказ выполнен в точном соответствии с инструкциями.
   Это он так мягко намекнул, что мои слова Сай'Шэ он передал в точности, не внося никаких даже необходимых с точки зрения здравого смысла корректив? Мило. Чувствую, воительнице тоже найдется, что мне сказать при встрече.
   - Князь?!
   Я невольно поморщился, услышав этот возглас.
   - Ну спасибо, дорогие, теперь в этом городе о моем присутствие осведомлены все!
   Сид сделал вид, что он здесь вообще не при чем. Боб удивленно хлопал глазами и невежливо тыкал в меня пальцем. Дети заинтересовано замерли на крыльце...
   Сумасшедший дом. На выезде.
  
   И все-таки в пункт назначения мы прибыли. Даже опередили в этом Сай'Шэ с ее подопечными, так что мне есть чем гордиться.
   Отправив детей знакомиться с домом в обществе молчаливого, но исполнительного сида, я вздохнул чуть свободнее. Вот прибудет Сай'Шэ и вообще замечательно станет - по крайней мере, о безопасности наследников можно будет не волноваться.
   - Значит, Князь... - наконец произнес Боб. Все это время он молча следовал за мной, откровенно действуя на нервы. Надеюсь, теперь, когда он немного оттаял, он способен меня не только выслушать, но и понять.
   - Напоминаю, я - изгнанник. Вернее, беглец. Но в моем случае это одинаково верно лишает всех прав и привилегий.
   Боб скептично хмыкнул.
   - Значит, не веришь. Зря. Смотри, - и я, взяв кинжал, демонстративно порезал ладонь. Темно-бордовая кровь лениво заскользила по пальцам, тяжелыми каплями упала на пол, оставив на дорогом ковре неряшливые бурые пятна. Боб с интересом наблюдал, как вытекает моя жизнь. Я тоже смотрел. И в тысячный раз удивлялся, какой странный цвет имеет моя некогда ярко-золотая кровь. Вот красный оттенок почти исчез, растворился в чернильно-вязкой тьме...
   - Кретин! Ты что это тут делаешь?! - Сай'Шэ появилась на пороге, пылая праведным гневом и во всеоружии. Кажется, кто-то тут решил, что их правителя прирезали... а что сразу я?! Я вообще не хотел портить свою шкурку - это все Боб! И не надо так многозначно коситься на застарелые шрамы на запястьях! Тогда это тоже для дела нужно было! Поверили мне - как же!
   То ли на крик, то ли на запах крови явились и остальные сиды. Ну и дети, разумеется. Все с интересом уставились на мою ладонь, потом перевели взгляд на испорченный ковер... Обреченный вздох - всеобщий. Редкостное единодушие, скажу я вам.
   - Ребят, дайте кто-нибудь аптечку, - устало попросила воительница, явно окончательно разочаровавшись в моей персоне.
   - Сай, это уже не лечится, - внезапно усмехнулся Шай'Ло, - Его же явно в детстве кто-то уронил, причем, судя по всему, на головку... Такое современной медицине не подвластно.
   - А ты не скалься, Шай. Это ты просмотрел. Тебя зачем сюда приставляли? С детьми нянчится? Или за нашим болезным следить? Вот-вот. Знаешь же, что у нас Князь морально не устойчив и склонен к суициду, а все туда же - лишь бы сбежать, да развлечься...
   Боги! Как же много можно о себе узнать, просто послушав перепалку двух сидов!
   Ладно, пусть их. Пока они так выясняют, кто из них больше неправ, я займусь своей пострадавшей конечностью. Тем более давно хотел провести один любопытный эксперимент...
   Мысленно остановив течение времени для своей левой руки, я убедился, что кровь перестала течь, боли тоже не было, впрочем, всех остальных ощущений тоже. Неприятное ощущение, но потерпеть можно.
   Итак. Значит, локально остановить время я могу для любой части организма. Отлично. А теперь попробуем его ускорить... Тридцать секунд - и от раны не осталось и следа. Правда, на миг мне показалось, что я резко сунул руку в кипяток... Болезненный способ. Но действенный.
   - Алесан, дай руку, - наконец, потребовала Сай'Шэ. Кажется, никто из них так и не заметил моих манипуляций. Тем лучше - не думаю, что им стоит знать, что я способен играть со временем. Подобные способности даже сами Западные держат в тайне.
   - Которую? - я прикинулся полным идиотом. Раз уж они все равно меня считают чем-то средним между местным дурачком и цепным монстром - будут им доказательства.
   - Порезанную, - непререкаемо потребовала воительница, причем таким тоном, что я предпочел по-детски спрятать обе руки за спину. Мало ли что она там надумала? Может, решила лишить меня бесполезных, по ее мнению, конечностей!
   Дети, с самого начала воспринимавшие все происходящие только в качестве занимательного представления, смеялись уже в голос. Ну хоть кому-то здесь весело.
   - Алесан! - Сай'Шэ с явной угрозой во взгляде шагнула ко мне.
   - Да нет у меня таких! Все целые, - заявил я и предъявил ей обе ладони...
   Эх, надо было видеть их лица!..
  
   К сожалению, расслабиться и на время забыть обо всех проблемах мне не дали. Да и времени, если честно, на это не было. Свою задачу я выполнил только наполовину. Предстояло еще почти столько же. Вот только сил уже нет никаких. Устал я вечно подчищать хвосты за других. Ничего, еще день-два и Марвид точно окажется в городе, а тогда я смогу вздохнуть спокойно. Или, что вероятнее, вновь вернусь к на время отложенным личным делам.
   А пока придется вернуться к своим должностным обязанностям... хотя обеспечение контроля в Каленаре уже лет десять как висит на Альбьере... но я Князь не гордый, могу и сам исправить то, что натворили подданные.
   И снова обруч занимает свое законное место на моей голове. И снова чужые мысли навязчиво лезут в сознание, уверенно тесня мои собственные. И снова поиск... но на этот раз параметры совсем иные...
   Есть!
   Надо же я думал будет окраина, а они едва ли не во дворце притаились. И это несколько осложняет задачу, но только если нас поймают с поличным. Что ж, постараемся до этого не доводить.
   Стянув обруч и бросив его на подушку (все равно кроме меня не сможет к нему прикоснуться, так что пусть лежит), я вернулся в гостиную, где меня ждали сиды.
   - Сай'Шэ, я нашел их.
   - Отлично. Выходим, ребята, у нас появилось срочное дело.
   Я уже собрался было с ними, но тут воительница высказалась совершенно однозначно.
   - Даже не думай, Князь. Ты сделал все, что мог - теперь наша очередь. В конце концов, наши жизни ничего не стоят, в отличие от твоей.
   Остальные сиды на эту отповедь отреагировали совершенно единодушно, они кивнули, выражая свое полное согласие со словами Сай'Шэ. Ну и ладно. Не особо мне и хотелось по ночам таскаться по не вполне благополучному городу... пусть идут, чай не маленькие уже.
   Вот только интересно, что это такое крупное сдохло в окрестных лесах, что моя бывшая наставница выдала подобное? Не знаю. И знать не хочу. Может быть, в ней просто наконец проснулись верноподданнические чувства... не верится? Вот и мне тоже, а это значит, что я опять зачем-то понадобился своей семейке. Не радует.
  
   Вернулись сиды поздно ночью, в один миг переполошив всех. А я-то надеялся, что удастся провернуть все незаметно для детей - мечтатель. Впрочем, такое сложно было бы не заметить...
   Во-первых, дом оказался гораздо населеннее, чем я ожидал... Откуда взялось два десятка сидов, я так и не понял, но то, что конкретно эти темные в вылазке на вражескую территорию не участвовали - совершенно точно. Когда я попытался хоть что-то узнать у пробегавшего мимо сида, он пробурчал что-то невнятное и прибавил ходу. Пришлось последовать за ним, чтобы хоть как-то разобраться в происходящем...
   В итоге я стал свидетелем прелюбопытных событий...
   Если в двух словах, то функционирование защитных систем, можно сказать, мы проверили. А еще я убедился, что Сай'Шэ умеет перестраховываться. По моим самым скромным подсчетам она оставила присматривать за мной с полсотни Темных Стражей (сразу напрашивается вопрос: хоть кто-то в этом секторе на границе-то остался?..), а сама ушла всего с десятком... И кто спрашивается здесь идиот? Я, который пустил все на самотек, прекрасно зная, на какие глупости способны сиды? Или Сай'Шэ, оставившая основные силы в обороне?
   В общем, мы все не особо блещем умом. А в результате имеем то, что имеем...
   А имеем мы небольшую такую локальную войну, причем Сай'Шэ малыми силами прорывается к нам, что не есть хорошо. По эту сторону защитных контуров все хорошо, даже замечательно, если вспомнить, что твориться за их приделами... К сожалению воительница со товарищи все еще находится на той стороне. И вряд ли сможет прорваться, слишком плотное кольцо... да и магов у них хватает - по крайней мере, от магии, разлитой в пространстве у меня уже зубы сводит.
   Что ж, Князь, раз ввязал в эту историю других, сам и вытаскивай.
   Но, Бездна! Почему я должен спасать женщину, которую на дух не переношу?! Она же стала моим личным кошмаром!
   И ведь спасу! Иначе просто не смогу смотреть в глаза Чернышу!
   Ну раз так...
   ...сыграем?!
  
   Сознание возвращается рывком. Никакого постепенного осмысления - на это просто нету времени. И куда это ввязался другой я?! Не важно. Будет свободная минутка - разберусь, а пока придется играть на пределе своих возможностей...
   А все из-за чего? Из-за того, что кому-то просто лень брать все на себя. Недовольно фыркнув, я максимально раскрыл сознание, впуская в свой разум сидов - должен же хоть кто-то контролировать их действия! А то они такого тут навоюют!.. В общем, безопаснее сразу все взять в свои лапы.
   К сожалению, проецировать свои мысли сотворенным совсем не то же самое, что младшим - сил и энергии тратится в разы больше... а ведь их не пять штук! И даже не десять... Впрочем, здесь же только боевые тройки, а значит, хватит контакта с кем-нибудь одним из клина... и маги прекрасно для этого подойдут.
   На самом деле ведущим в связке всегда является воин, а лучник и маг обычно на подхвате... но как мне из сидов выделить тех, кто командует? Да никак! На них же в астральном плане это не написано! А магов сразу видно! Я же говорю - мир любит простые решения.
   Мгновенно выделив из общей толпы магов, я потянулся к ним. Ситуацию осложняло то, что мне надо было не просто установить стабильный канал, но и создать возможность им общаться друг с другом, минуя меня, ибо я буду занят.
   Нужное плетение почти мгновенно возникло перед глазами - все-таки иногда иметь доступ к знаниям Создателей совсем не плохо, особенно в такие моменты. Чуточку изменив ментальное поле планеты, я практически из ничего создал паутину связей... Вероятности от такого насилия над миром пошли зыбью...
   Бездна! Я же совсем не горю желанием выжигать половину мира!
   Пришлось бросать часть собственных сил на контроль за процессом...
   Уф, справился!
   Хотя такие приключения в моем возрасте уже вредны.
   "Эй, темненькие, слышите меня?" - осторожно интересуюсь я, одновременно наблюдая за колебаниями нитей паутины в ментальном поле планеты - если пережгу каналы, никому из жителей города мало ни покажется... а потому контроль, контроль и еще раз контроль!
   "Danell?!" - шквал чужих мыслей обрушивается на мой бедный мозг подобно урагану. Слажено работают, стервецы! Они мне едва все барьеры не снесли! Вот ведь: сила есть - остальное на фиг нужно!
   "Молчать и слушать! Вопросы и пожелания - после!"
   "Как прикажете, Князь!"
   Вот так-то лучше. Хоть эти не ерепенятся... впрочем, они же еще не видели в кого именно превратился их Князь... Хи-хи... даже любопытно...
   Но это после! Дело прежде всего!
  
   Хоть как-то скоординировав действия сидов и дав им возможность поддерживать связь друг с другом (о моя бедная голова! Одно хорошо: мучиться с утра придется не мне одному...), я серой тенью покинул безопасную территорию. Зачем я совершил эту глупость? Если б знал! Но раз другой я приказал спасать попавших в детскую ловушку сидов - значит, будем спасать.
   Прорвать окружение, вернее просочится сквозь него, мне практически ничего не стоило. И все-таки я был зол. Сильно зол! Потому что понял, во что именно влез другой я.
   Что ж, сейчас не время для размышлений. А эти идиоты сами напросились, выступив простив меня. Резко дернув на себя ближайшую грань, я активировал припасенное именно на такой случай заклинание... все-таки создатель имеет право на свои творения... Почти три десятка людей, теснивших сидов, в одно мгновение прекратили существовать. Хлоп - и нет. А нечего надевать себе на шею побрякушки, не зная их истинной роли - мало ли вдруг с артефактором, их создавшим, столкнешься на узкой тропе... В общем, сами виноваты, а я так, мимо проходил.
   К счастью, после исчезновения части противников (надо сказать основной части, ибо остальных иным словом нежели "сброд" и не охарактеризуешь), сиды и сами справятся с ситуацией...
   Вот и ладненько, ибо меня уже можно списывать со счетов...
   Единственное, что я успел, прежде чем сознание окончательно покинуло меня - послать сигнал о помощи... Потом была только тьма.
  
   Бездна! Как же это меня так? И главное кто?!
   Болело у меня все - даже то, что в принципе болеть не может. Я чувствовал себя выжатым досуха, а потом еще и перемолотым в пыль. Что же я вчера натворил-то, если сегодня чувствую себя так плохо?!
   Думать не хотелось вовсе. Вспоминать что-либо - и того меньше. Но, судя по количеству народа за дверьми, единственной возможностью отдохнуть для меня станет смерть.
   К сожалению, такой роскоши я себе позволить не мог. А значит, в любом случае придется когда-нибудь со всем этим столкнуться. Тем более расхлебывать последствия вчерашней выходки предстоит еще до-олго - уж слишком громко я напомнил о себе... не удивлюсь, если уже завтра здесь будет Совет в полном составе...
   Хотя, может, и не будут. Официально этот город принадлежит Северным. И чем тут изволил заниматься Князь - на своей земле и со своими подданными! - никого волновать не должно. Суверенитет, будь он неладен!
   Остается верить, что Вейрин придерживается того же мнения и не потребует вмешательства Совета в наши внутренние дела.
   Кстати, а что я там натворил-то?..
   Я мысленно потянулся к граням...
   Ничего себе! Только не говорите, что это все я? В одиночку?! Я уже сам себя бояться начинаю.
   Что ж я хоть натворил-то?! Ведь перезамкнув потоки я их так и не вернул в прежнее русло... Теперь уже поздно. Повторное воздействие возможно только в течение часа-двух, дальше мир принимает изменение как должное, а корректировать что-то повторно... для этого надо быть самоубийцей - нестабильные потоки просто разорвут неудачника в клочья.
   Кстати, столько времени-то прошло? М-да... Все любопытнее и любопытнее. Десять часов... Нет, теперь уже точно ничего не исправить, даже я рисковать не стану, а в Семье мое чувство самосохранения наиболее... незначительное.
   Что ж, оставим все как есть - раз город все еще стоит, то ничего катастрофичного я не сделал.
   Эх, раз уж с этим разобрались пора вернуться в тело... к дикой боли и к толпе пасущихся у дверей моей комнаты индивидуумов...
  
   Боль отступила только к обеду. До этого момента я представлял собой "почти умирающего" и пытался испепелить взглядом любого сунувшегося ко мне посетителя. Сиды, убедившись, что скорая смерть их Князю не грозит, постепенно разбрелись по дому (кстати, где они тут помещаются? Нет, я понимаю, что строение рассчитано на сотню гостей, все-таки принадлежало кому-то из Шестнадцати, но все же не растягивается!). За дверьми остались только самые терпеливые, или настырные - кому какой вариант ближе - то есть дети и Сай'Шэ...
   Встречаться сейчас с мелкими и воительницей не хотелось, но - надо. Тем более боль из разряда сводящей с ума постепенно перешла в терпимую, а через час-другой и вовсе исчезнет.
   В общем, я все-таки соизволил покинуть кровать. И даже смог самостоятельно одеться, ничего опрокинув и не уронив при этом.
   Из комнаты я вышел, сияя здоровьем и любовью во всему сущему (и не спрашивайте, чего мне стоило это "нарисовать"! Но не мог же я позволить каким-то Стражам увидеть проявление слабости правящего Князя?!). Сай'Шэ недоверчиво свела брови, зато дети радостно загалдели, наперебой делясь со мной своими впечатлениями. Уверив их, что со мной все в порядке, я разогнал этот детский сад и повернулся к воительнице. По лицу ее вижу, что все прошло далеко не так гладко, как хотелось бы.
   - Докладывай.
   - Поставленная перед нами цель выполнена. Мы вернули четырех наследников, только... - впервые на моей памяти Сай'Шэ замялась. Что же там произошло? Бездна! Ну почему у меня никогда не получается все, что я задумал сразу? Почему приходится продираться сквозь колючие заросли там, где другие ходят по тропе?
   - Что не так?
   - Их пытали, Князь. Сейчас с ними работают наши лучшие целители, но они не могут ничего обещать. Я взяла на себя смелость связаться с Биатой и вызвать ее сюда.
   - Они продержатся до ее прихода?
   - Мальчишки - да. Они, конечно, сильно пострадали, но ничего непоправимого не случилось. Их так и не смогли сломать. Но вот девочка... ее буквально растоптали. Она угасает. Мы ничего не можем сделать, да и не подпускает она к себе мужчин - сразу в крик. А здесь девяносто процентов сидов - мужчины, а среди целителей женщин нет вообще.
   Голова внезапно закружилась, а ноги стали какими-то ватными. Вот значит как... Кто-то определенно доигрался...
   Но это после. Все после.
   - Дети знают? - глухо спросил я, избегая встречаться взглядом с воительницей. Она слишком много обо мне знает - может, и понять.
   - О состоянии пропавших - нет. Мы только сообщили, что вернули их и что им требуется покой.
   - Ясно. Проводи меня к девушке.
   - Алесан...
   - Проводи!
   Сай'Шэ с легким осуждением посмотрела на меня, но спорить не стала. По крайней мере пока - уверен, как только дойдем до места, меня ждут не самые приятные минуты.
   К несчастью для нее, за время пути по этажам и коридорам я успел все еще раз обдумать и убедиться, что принятое решение - лучшее из возможных.
   Комната, отведенная девочке, оказалась довольно далеко от занятых помещений. Впрочем, воительница никогда не делает ничего просто так и даже для этого кажущегося неудобства у нее были причины - по крайней мере, вероятность появления вездесущих близнецов в запустелом крыле была много ниже.
   Сай'Шэ остановилась у одной из дверей в ряду совершенно таких же и как-то беспомощно глянула на меня.
   - Может, все-таки не стоит? Это же только девчонка. При желании мы всегда сможем найти кого-то другого...
   - Sela, это мой долг. Так что просто выполняйте приказ. Никто из посторонних не должен войти в комнату, пока там буду находиться я.
   - Да, мой Князь, - недовольно поморщившись, произнесла она.
   Вот и хорошо. Потому что никто не должен знать, что я полный оборотень. Вне семьи (именно моей семьи - не Дома) об этом знают только пятеро hal'mai - и все они когда-то были моими учителями. Для остальных я был, есть и буду извращенцем со странными пристрастиями. Пусть. Зато они не узнают, насколько в действительности я уязвим.
   Алиса... Алиса, милая, выходи, не бойся. На этот раз тебе ничего не угрожает...
   Боль вспыхнула сразу во всем теле, чтобы в следующий же миг смениться жаром перестраиваемых тканей...
  
   Глаза я открывала медленно - знала, что, в отличие от тела, мироощущение изменяется не в один миг. Я на полголовы нижи своей мужской ипостаси, так что даже к зрению с новой точки приходится привыкать. Впрочем, сегодня хоть время дали... обычно я не успевала даже вздохнуть, как...
   Вспоминать не хотелось. Это моя мужская ипостась смотрит на все сквозь призму насмешливого безразличия, а мне, Бездна всех побери, не все равно!
   Слезы колючими искрами вспыхнули в уголках глаз. Ничего-ничего-ничего...
   При желании их можно объяснить перестройкой организма на гормональном уровне. Все нормально... Сай'Шэ не верит. Она по-матерински нежно обнимает меня, давая такой необходимый якорь в этом мире.
   Здесь нет мужчин. И не будет. Зато есть девочка, перенесшая гораздо больше, чем я. Девочка, у которой нет шанса раствориться и спрятаться в гранях мужской ипостаси...
   - Алиса...
   - Все нормально, Сай. Я пойду, - не слишком уверено произнесла я. Но и эту неуверенность с небольшой натяжкой можно списать на только-только завершившуюся метаморфозу... ведь если ищешь себе оправдание - какое-нибудь да найдется.
   - Алис, может, хоть переоденешься? - явно намериваясь, как можно дольше тянуть с неизбежным, произнесла воительница.
   Я отрицательно мотнула головой. Если я сейчас хоть шаг назад сделаю, то уже не вернусь. Да особо и не нужно переодеваться. Брюки моя мужская ипостась всегда предпочитала посвободнее, а его рубашка мне почти в пору. Единственная несуразность - длина, но это уже мелочи и придирки. Я не Марука - к платьям не приучена.
   - Мне не перед кем красоваться, - натянуто улыбнулась я. Отчего-то сразу вспомнилось, что обычно мне предлагалось в качестве одежды Реймом... ну это, конечно, если одежда хоть как-то подразумевалась в его планах...
   Не хочу вспоминать.
   - Ну как знаешь, - безразлично пожала плечами Сай'Шэ, хотя и так было понятно, что она просто прячет за этим волнение и желание помочь. Моя милая, добрая Сайа... Она всегда защищала меня... Нет, не меня - Алису, то представление о ней, что сложилось в ее сознании. Глупая Сай, разве можно делить неделимое? Я это я, и в какой бы ипостаси не находилась, память и чувства едины - да, их можно спрятать, растворить в другой личности, но нужно ли? Для Сай'Шэ нас двое. А вот Рейм, напротив, всегда понимал, что причиняя боль более слабой половине, он причиняет боль и тому - непокоренному и не сдавшемуся... Такие разные, но ведь они действительно меня любят - по-своему, но любят же! Только любовь эта хуже пытки. За это я их и ненавижу. Наверное. Я не уверена - это моя мужская ипостась живет в вихре чувств и эмоций, а для меня существует лишь тихий островок покоя и тиши...
   Возможно, в чужих глазах мы действительно кажемся разными. Но взгляд на мир не меняет моей сути.
   - Так я пойду? - вопрос прозвучал как-то по-детски беспомощно. Боги! Неужели я ни на что не способна одна?! А так ли неправа Сай, разделяя меня?.. нас?..
   - Иди, Алиса. Ей действительно нужна помощь. А помочь кроме тебя ей сейчас некому. Только ты полегче... ей, правда, нелегко пришлось.
   Уж я-то знаю. После первого столкновения с Пламенным Лордом, меня вытаскивала Биата. Причем даже ей это удалось чудом - почти на пределе возможностей. А это говорит о многом - как-никак самая сильная целительница последних двух тысячелетий.
   К сожалению, я - не Биата. Но попробовать-то можно.
   Чуть приоткрыв дверь, я скользнула в образовавшуюся щель и замерла на пороге. Комната была небольшой. Она ни в какое сравнение не шла с той, в которой сегодня проснулась я. Впрочем, чего еще я ждала от помещений, которые раньше занимали слуги? Да и не так это важно сейчас, гораздо больше меня занимает девочка. Она сидела на кровати поверх одеяла и мелко дрожала, вжавшись в самый дальний от меня угол. Невысокая, чуть полноватая, но очень миленькая. И похожа на Ариш. Но если моя находка еще смотрелась нескладным ребенком, то эта девушка уже вошла в пору привлекательности. К своему несчастью. Когда я вошла, она вздрогнула всем телом. Кажется, все это время она так и сидела, не отрывая взгляда от дверей и ожидая... продолжения пытки?
   В сознании сразу же вспыхнула другая картина. Лазоревый узор на стенах, легкие белые драпировки и серебро... А на фоне этого зимнего великолепия смуглое тело в пламени рыжих волос - и я, невольно сжимающееся в ожидании...
   ...ведь когда-то и я точно так же...
   - Не бойся, - глухо произнесла я, прекрасно зная, как глупо говорить нечто подобное. Она не перестанет бояться... я же не перестала! - Я не причиню тебе вреда. Я лишь хочу поговорить... - невольно я один в один повторила слова Биаты. Как же это забавно! И горько. Никогда не думала, что окажусь на ее месте.
   Девочка молчала. Не шла на контакт. Только дрожала, мелко-мелко, зябко обхватив колени и уткнувшись в них подбородком...
   ...и это тоже было.
   Я вздрогнула, внезапно осознав, что сама оказалась в шаге от истерики.
   Слова посыпались из меня, как из рога изобилия. Глухо, стараясь не вдаваться в подробности, я рассказывала то, о чем всегда молчала. Боль. Грязь. Отвращение. Все, что в один миг этот мир вылил мне на голову...
   Я просто делилась своей историей. А слезы скользили по щекам, впервые прорвав плотину из безразличия и презрения к себе. Я больше не могла держать это в себе. Тогда слез не было. И после тоже. Какие слезы? Меня же опустошили, а потом доверху наполнили липкой, вязкой грязью...
   Захлебываясь словами, невнятно, прыгая с одного на другое, я говорила и говорила до тех пор, пока сама не почувствовала, как прошлое отпускает, пока не заметила, как в глазах девочки появилось что-то живое...
   Наконец, поток слов иссяк. Я все еще всхлипывала, да и дрожь мое тело не покинула полностью, но мне было лучше. Намного лучше.
   - Тириш, - внезапно произнесла девушка. Она все еще сидела, вжавшись в угол, но смотрела уже не на дверь, а на меня. И в ее глазах блестели слезы.
   - Что? - непонимающе глянула я на нее.
   - Мое имя - Тириш, - все так же бесцветно произнесла она, но это уже был отклик! Биата от меня тогда почти двое суток добивалась хоть чего-то осмысленного.
   - Алиса.
   - Ты, правда, все это пережила? - негромкий шепот. Я даже могу сделать вид, что не расслышала вопроса...
   - Да, - еще тише ответила я. Она услышала. Я поняла это так отчетливо, словно мы были связаны. Впрочем, в некотором роде оно так и было - мы были связаны общей бедой. А это много важнее чем все прочие узы.
   Больше мы не говорили. Я молча подошла к ней и села на кровать - не очень близко, чтобы не нарушать границ ее личного пространства, но и не далеко, чтобы при желании она могла до меня дотянуться... А большего от меня и не нужно. Иногда хватит и молчания, главное быть в этой тишине не в одиночку.
  
   Я просидела так где-то с полчаса, прежде чем Тириш немного расслабилась. А спустя еще десять минут ее голова уже устроилась на моих коленях и я успокаивающе гладила ее, негромко мурлыкая себе под нос колыбельную.
   Спи, маленькая. Спи. А когда проснешься, все произошедшее покажется тебе кошмарным сном. Я не допущу, чтобы ты, как и я, проживала эти события всю жизнь. Я чуть-чуть подправлю твою память, самую малость...
   Ты не забудешь, нет, просто переживешь. Ты сможешь. Я в тебя верю. В отличие от меня тебе есть, за что зацепиться в этом мире. Твоей сестре нужна твоя поддержка. Она действительно тебя любит.
   Так что спи, Тириш. Ты сможешь перешагнуть через это. Спи. А я посторожу твой сон...
   Слезы вновь жгли глаза, но теперь они не были признаком надвигающейся истерики. Я просто оплакивала свою загубленную жизнь. Молча. Как истинная Княгиня.
  
   Вот и все. Тириш спит - и до утра ничто не потревожит ее сон. Ее душу я сберегла, а тело подлатает Биата, как прибудет. Я сделала все, что могла - вскрыла нарыв, пока он не привел к гибели. Успела. Со мной так удачно не вышло. Да и смысла не было - зачем стирать из памяти одну встречу, если в скором времени будет другая? Незачем.
   Тяжело вздохнув, я провела рукавом по лицу - высохшие слезы неприятно стянули кожу. И глаза, должно быть, красные и опухшие... Что ж, пора возвращаться к привычной жизни.
   Осторожно устроив Тириш на подушках, я встала. Боль мигом напомнила мне о себе - и без того не восстановившееся после вчерашних приключений тело затекло от долгого сидения практически без движений. Пришлось сделать несколько кругов по комнате, чтобы размять мышцы. Спешить мне все равно не куда - с таким лицом перед сидами лучше не появляться, сомневаюсь, что они жаждут увидеть своего Князя в таком состоянии.
   Но, Бездна, как же все болит!
   Я замерла у противоположной к двери стене. Устало опершись на вертикальную поверхность, я позволила себе одну секунду слабости - в этот миг все и произошло.
   Дверь скрипнула, впуская в комнату еще кого-то... Я непроизвольно дернулась и распахнула глаза.
   - Алиса, девочка моя, вижу ты справилась, - Марвид улыбнулся по-отечески тепло, но я все равно невольно сжалась. Неважно, что мужчина чувствует - он все равно опасен. И для того чтобы быть в безопасности в их обществе необходимо быть одним из них - это правило я усвоила давным-давно.
   - Алиса? - удивленно поинтересовался новый голос... и в комнату вошел Мейлон.
   Вот теперь я вздрогнула всем телом. Знакомая мне аура властности заполнила все пространство, выбивая воздух из груди, мешая дышать...
   - Лис?!
   Я невольно всхлипнула и без сил привалилась к стене.
   Боги, пожалуйста, не надо!
  

Взгляд со стороны. Мейлон.

   Подготовка к перемещению заняла намного больше времени, чем рассчитывал Марвид, и это странно раздражало. Нервы были натянуты до предела. Опять мой Князь во что-то влез, не подумав. Впрочем, ничего иного я от него и не ждал.
   Остается только верить, что в ближайшие несколько часов ничего не случиться, а потом мы благополучно окажемся в непосредственной близости от Алесана и не дадим ему совершать глупости.
   Размечтался! За каких-то полчаса ментальное поле планеты рухнуло в Хаос, а грани перемешались настолько, что стало непонятно, на чем вообще этот мир держится!
   Хотя на чем держится, как раз ясно, но я этому держателю все уши оборву, как увижу! Нашел куда лезть неподготовленным! Он бы еще и на шестую грань полез - вот уж, где его ждут-не дождутся.
   - Наставник, вы сможете открыть переход во время этого хаоса?
   Марвид обреченно качнул головой.
   - Нет, пока грани не успокоятся - это чистой воды самоубийство.
   О нет, самоубийство сейчас творит мой Князь. Ну, кто ему сообщил о том, что он может влиять на мир на таком уровне?! Об этом-то и знать никто не должен!
   - Ясно, - бросил я, отводя взгляд.
   Что ж, в таком случае остается только верить в благоразумие Алесана... как бы глупо это не звучало.
  
   Наладить более-менее стабильный канал удалось только шестнадцать часов спустя. И то мне пришлось на свой страх и риск лезть на вторую грань и выправлять пошедшие в разнос потоки в ручную. Удивленный взгляд Марвида, я просто проигнорировал. Не объяснять же ему, что я помню более двух десятков жизней, при этом больше половины из них я провел в непосредственной близости от Владык. Опыт. Знания и опыт - вот, что лежало в основе моих действий, чего точно не могу сказать о Лисе. Так смешать потоки можно только в одном случае: абсолютно не представляя, что это такое и что с ним делать.
   Одно успокаивает: в ближайшие пару недель Владыки будут заняты восстановлением поля планеты и к Лису не сунутся, а вот дальше... очень надеюсь, что он додумался покинуть место преступления, иначе ему придется долго и нудно доказывать правомочность своих действий... И что-то я сомневаюсь, что его оправдания будут хоть сколько-нибудь весомыми.
   - Мей, мы можем идти. Или ты уже передумал?
   Передумал? Не смеши меня. То, что Лиссэ еще жив - чудо. И кроме меня его некому будет просветить по этому поводу.
   Да и достали меня уже эльды. Настолько, насколько это вообще возможно. А так как с территории Светлого Леса меня вряд ли выпустят, то и делать ноги придется немного нетрадиционным способом.
   - Не передумал, - уверил я наставника, - Пойдем.
   Отполированная зеркальная поверхность затянулась белесым туманом. Если бы не знал, что это такое - ни за что бы не сунулся, но однажды я уже проходил этим путем...
   Что ж, Лиссэ, жди - и дождешься.
  
   Вот мы и на месте. Замечательно. Только все встречные сиды на вопрос о том, где их Князь лишь пожимают плечами. Либо они выгораживают его, либо действительно из рук вон плохо выполняют свои обязанности. Хотя есть еще один вариант - издеваются, но в таком случае они роют себе могилу, ибо я долго это терпеть не намерен. Марвид же напротив воспринимал все как должное. А эти... эти... темные!.. они прямо наводнили все вокруг, но при этом ни один не мог ничего сказать по делу!
   - Мей... чуть меньше чувства во взгляде, прошу, а то от нас уже начинают шарахаться, - негромко произнес Марвид, и только веселые искорки в темных изумрудах глаз выдавали его настроение.
   - Но я же ничего... - механически начал оправдываться я. Что поделать - привычка.
   - Мальчик мой, я все понимаю, просто чуть меньше злости во взгляде. Ревновать все равно глупо.
   Ревновать?! Он считает, что я?!..
   Стоп. Действительно, что это я. Обычно я на незнакомых эльфов не бросаюсь, особенно если они еще ничего мне не успели сделать.
   Неужели я и правда?..
   Да, ревную. Дико ревную, потому что любой из этих темных имеет куда больше прав на Лиса, чем у меня когда-либо будет. Я всего лишь эпизод в его жизни, а вот они... они всегда смогут найти повод, чтобы оказаться рядом. Что же тогда остается мне? Зачем все это? Бессмысленно...
   - Мейлон, мальчик, я уважаю твое желание порефлексировать, но все же, может, ты наконец скажешь, где Алесан - и закончим на этом, - Марвид посмотрел на меня так безмятежно-мягко, что стало не по себе. Со мной уже лет десять никто так не говорил!
   - Мейлон, - удрученный вздох. Наставник явно теряет терпение. - Просто скажи, в какую сторону идти.
   Я непонимающе моргнул. А потом пришло осознание. Мы же связаны! Я и Лиссэ! А значит, при желании и некоторых усилиях я могу его обнаружить. Правда, только в том случае, если он не прячется специально...
   Он не прятался.
   - Туда, - уверенно указал я на боковую лестницу и сам поспешил последовать на слабое эхо зова.
   Остановился я только тогда, когда увидел сиду, стоящую у ничем непримечательных дверей. Все бы ничего, но Лис находился именно за ними.
   Марвид, не задавая мне лишних вопросов, приблизился к женщине. А ведь они определенно друг друга знают. Но, кажется, их отношения далеки от дружеских. По крайней мере, сида вся подобралась, стоило только ее взгляду скользнуть по моему наставнику.
   - Сай, на страже стоишь? - никогда прежде я не слышал, чтобы Марвид обращался к кому-то в столь пренебрежительном тоне.
   - Марвид? И что тебя привело сюда?
   - А догадайся. Или ты знаешь много причин, способных заставить меня вернуться в ваши земли?
   - Князь.
   Она не спрашивала - утверждала, но это не помешало Марвиду оставить последнее слово за собой.
   - Он самый. Позволишь? - и с какой-то удивительной небрежностью отодвинув сиду в сторону, Марвид приоткрыл дверь и скользнул внутрь. А в следующее мгновение я услышал ласковый голос наставника:
   - Алиса, девочка моя, вижу ты справилась.
   - Алиса? - я не смог сдержать удивления и сунулся следом.
   Хмм...
   Не могу сказать, что я не знал о данной особенности Двуцветных Лордов, но видел сие впервые. Миниатюрная, тонкокостная, она мало была похожа на Алесана, но в то же время она была им, как бы дико это не звучало.
   Вот только...
   Поймав ее взгляд, я невольно нахмурился. В ней не было ничего. Абсолютно. Кукла. Пустая оболочка. Ничего больше. Потому что жизни в ней не было. Ни капли.
   Всего лишь мертворожденная маска. В отличие от самого Алесана.
   - Лис? - осторожно спросил я все еще не понимая, как эта пустышка может быть частью моего Князя.
   Алиса же, едва завидев меня, побледнела до зелени и, тихо всхлипнув, осела. Хмм...
   Сида, втиснувшаяся в комнату вслед за нами, испуганно вскрикнула и бросилась к своей Княгине. Убедившись, что ничего страшного мы с ее повелительницей не учинили, темная зло уставилась на нас.
   - Вон! - резко бросила она. Я даже не дернулся, только посмотрел на Алису, голова которой уже покоилась на коленях темной. Странно, но сейчас я не чувствовал ничего особенного. Не было ни ревности, ни злости. Ради кого тратить силы? Ради этой пустышки, что ли? Глупо.
   - Мей, мальчик, Сай'Шэ права, выйди. Пожалуйста, - в отличие от сиды, находящейся в шаге от истерики, Марвид был спокоен.
   - Вы не поняли! Вон! Оба!
   И чего ради так орать? Хоть бы о подопечной подумала! Впрочем, судя по всему, обе спящие красавицы покинули этот мир надолго. Так даже лучше... но прежде пусть эта темная придет в себя - сейчас, если я сделаю хоть шаг в их сторону, она просто броситься на меня как разъяренный зверь, защищающий детеныша.
   - Сай, я понимаю, но... - Марвид сделал еще одну попытку привести сиду в себя, но та сразу же ощерилась.
   - Нет. Один раз вы его уже бросили. Больше я не позволю его предать. Из-за вас он прошел через ад. Это вы виноваты! Вы превратили нежного ранимого ребенка в это! Если бы вы только возразили... если бы только встали на его защиту!.. Но вы предали его!
   - Сай'Шэ... - Марвид растеряно глянул на сиду. Он явно не ждал обвинений с ее стороны. Но почему? Потому что не виновен? Или потому что был уверен, что она его полностью поддерживает?
   Боги! Да о чем это я?! Марвид же был одним из разработчиков системы обучения для двуцветных... о да, если порыться в моей памяти, много интересного можно обнаружить. Например, обычно спокойного наставника сплошь покрытого чужой кровью и девочку, испуганно жмущуюся к моему бедру...
   - Это из-за вас! - тем временем продолжала сыпать обвинениями сида. - Это из-за вас я стала причиной его ненависти! Это с вашего попустительства ему пришлось убивать! А он не хотел!.. Вы не представляете, как он кричал!.. Вы не слышали этого! Вас не было там! Это не вам пришлось вытягивать его в наш мир, когда его душа начала саморазрушаться! Не вы были рядом, когда его отдали Рейму! Не вы заставляли его убивать! Не вы ломали его!.. Не вы!.. Но это все из-за вас! Из-за вас он вздрагивает каждый раз, когда кто-то подходит слишком близко... из-за вас ненавидит меня... - запал прошел. И если первые фразы она выкрикивала, то под конец уже шептала, давясь слезами.
   Боги, сколько же жизней вы бросили на алтарь собственных планов? И сколько еще только предстоит? Стоило ли оно того? Это ваше идеальное, совершенное оружие - оно того стоило?!
   Они молчали. Далекие, загадочные... ушедшие. Они всего лишь делали то, что от них требовала Вселенная... даже ушли они - по воле Ее...
   - Он не ненавидит вас, - тихо произнес я, пытаясь разогнать атмосферу отчаяния и боли.
   - Что? - полные слез глаза невидяще уставились на меня. Сейчас я для нее не существовал, но вот мои слова - дело другое.
   - Он не может вас ненавидеть, потому что ему не дано этого. Столь продолжительные во времени чувства ему не доступны. Гнев, злость, обида - это возможно. Но ненависти в нем нет. Впрочем, как и любви.
   Сида замерла. Она отчаянно пыталась осмыслить то, что я только что произнес. Пусть. Ей полезно будет.
   А я, воспользовавшись ее замешательством, наконец, сумел подобраться к Алисе. Опустившись на колени рядом, я легонько коснулся ее щеки. Марвид было дернулся, но я лишь невесело усмехнулся. Сейчас возможный откат сыграет мне на руку, впрочем, теперь после кое-каких действий моего Князя даже с этим неудобством можно справиться - было бы время и желание.
   Сида настороженно замерла, готовая в любой миг броситься на защиту своей повелительницы. Пусть. Мне она не мешает, напротив, пусть смотрит - может, еще и научится чему.
   - Лиссэ... - негромко позвал я, наклонившись к самому уху Княгини, - Эй, Лиссэ, пора возвращаться...
   Мгновение ничего не происходило, а потом от того места, к которому я прикоснулся, по всему ее телу стало ровное серебристое сияние, быстро сменившееся вязким коконом из тьмы. Неприятное зрелище, но и бабочка, покидая кокон, выглядит не самым привлекательным образом.
   Всего один удар сердца - и все исчезло. Только на коленях сиды теперь лежит голова не Алисы - Алесана. Теперь все правильно. Так и должно быть.
   - Это как?.. Ведь у тебя нет амулета! - темная удивленно дернулась и посмотрела на меня так, словно я только что сотворил чудо. Хотя для нее это, наверное, чудом и было.
   И это меня не радовало - совсем.
   - То, что вы использовали амулеты, лишь еще раз доказывает, что вы абсолютно не понимаете его. И, боюсь, уже не поймете. Иногда для того, чтобы получить отклик, достаточно просто позвать, sela. Запомните это - может, и пригодится.
   Сида подозрительно быстро стушевалась, да и Марвид как-то странно глянул на меня... Удивлен? Зря, я еще даже не начал проявлять себя. Но все еще впереди.
   - Может, тогда ты его еще и в сознание приведешь? - с легкой тенью недовольства поинтересовалась темная.
   Почувствовав ее раздражение, я невольно улыбнулся. Оказывается, здесь не только я ревную.
   - Не думаю, что это будет хорошей идеей. Ему нужно полностью восстановиться, а, бегая по вашим делам, у него это вряд ли выйдет. Пусть лучше поспит. И ему хорошо - и мне спокойнее. В последнее время он слишком много на себя взвалил... - невольно протянул я, вспоминая о вчерашнем случае с изменением свойств пространства... боюсь, такими темпами в наш мир скоро полезут и те, кто не ушел далеко по серой тропе... вот только готов ли он к этому? Сомневаюсь. Но кто будет интересоваться моим мнением?
   Ладно, всему свое время. Тем более, сколько не оттягивай неизбежное, а когда-нибудь оно все равно случится.
   Я, осторожно отстранив сиду, легко поднял своего Князя. Плечо протестующее заныло, напоминая о недавнем ранении, но я не собирался потакать своему телу.
   Темная же удивленно воззрилась на меня. Боги, что на этот раз не так?! Или она меня совсем не слушает?
   - Sela, будьте добры, укажите дорогу до опочивальни Князя. Ему необходимо отдохнуть, - с нажимом произнес я. Бездна! Она действительно не понимает, что и зачем я от нее требую! - Sela, я не думаю, что юной особе, что сейчас спит на единственной кровати, понравится возможное соседство Алесана, поэтому, прошу, покажите, куда его нести.
   Темная, до которой наконец-таки дошел смысл моей просьбы, поспешно вскочила на ноги и метнулась к двери. Я вопросительно глянул на Марвида, но тот качнул головой.
   - Я останусь здесь - надо убедиться, что он стер нужные фрагменты воспоминаний.
   Я склонил голову, признавая его правоту, и вышел из комнаты. Сида ждала меня у дверей. Что ж, пойдем поищем куда бы сгрузить Князя. Да и самому бы отдохнуть не помешало - вторые сутки на ногах, а в скором времени, чувствую, о сне и вовсе придется забыть.

Отступление 1, нервное

   - Danell!.. danell!
   Мастер сквозь сон пробормотал что-то невнятно-недовольное, но секретарь не спешил исчезать.
   - Danell! Срочные новости!
   Снова?! Да дадут ли ему когда-нибудь поспасть?! Или считают, что ему это уже и не нужно?!
   - Слушаю! - рявкнул он, сонно моргая - из-за зажженного "светляка" глаза страшно слезились, что не улучшало настроения.
   - У меня... тут две новости... хорошая и плохая... с какой начать? - невнятно проблеял испуганный секретарь. Хотя какой секретарь?! Так, стажер. Наверняка оставлен начальником на дежурство вместо себя любимого. Впрочем, кому охота проводить ночи в приемной? Тем более, если в последнее время все шло удивительно гладко.
   - С любой! - уже заметно спокойнее велел Мастер. Тратить время на беседу с полумертвым от страха мальчишкой не хотелось.
   - Тогда... я с хорошей!.. - все так же взволнованно, а потому довольно невнятно произнес он.
   - Говори.
   - Только что пришло сообщение: местонахождение Князя установлено, - уже гораздо спокойнее отрапортовал секретарь.
   - Отлично, - невольно вырвалось у Мастера. Эх, рано он хвалить начал, рано - еще не ясно, что там за вторая новость. - А плохая?..
   - Он обнаружился в Каленаре, danell... Все находящиеся в черте города агенты - уничтожены...
   - Что?! - взревел Мастер, - Как такое возможно?!
   - Я не зна-наю... - проблеял секретарь, пятясь к выходу.
   - Все доклады мне на стол! Живо!
   Мальчишка, оказавшийся сегодня в роли дежурного, опрометью кинулся к дверям, но Мастер о нем уже и не думал.
   Итак, Князь вмешался в Игру. И это совсем не внушало оптимизма. Скорее наоборот - осложняло и без того далеко не радужную ситуацию.
   Но так даже интереснее.
  

Часть 2. Неясный шепот времен

  
   Свобода! Свобода... свобода-свобода-свободасвободасво...
   Слышишь, потомок? Мы свободны! Мы стоим над этим миром, а значит, он - наш!
   Наш... наш-наш-наш-нашнашана...
   Сомневаешься? Негодуешь? Нет, не то - боишься!
   Ты боишься своей свободы? Боишься власти над этим миром? Над его судьбами и надеждами?
   Боишься! Боишься-боишься-боишься...
   Глупо, не находишь, потомок? Ты есть плоть этого мира. Ты - его Закон! Он существует, только пока ты этого хочешь. И он исчезнет сразу, как в нем отпадет необходимость.
   Исчезнет... исчезнет-исчезнет...
   Ты его уничтожишь, потомок. Такова моя воля! Таков твой путь!
   Путь...
   Твой! Твой-твой-твойтво...
  
   - Нет!.. довольно, хватит!.. нет! - я резко распахнул глаза, все еще чувствуя на себе липкую паутину чужой воли. Руки мелко дрожали. А в голове все еще эхом отдавались чужие слова...
   Наваждение. Бред.
   Реальность.
   И все понимающие золотые глаза напротив - осколок не моего мира, а того из которого я только что вырвался. Того, в котором приглушенно звучат слова незаписанного пророчества, а ему вторит крикливое многоголосье.
   - На, выпей, - Мей спокойно подал мне стакан с водой. Бездна! А я ведь даже не успел озвучить эту просьбу!
   - Не спросишь? - чуть хрипло поинтересовался я. Проклятье, кажется, я все-таки сорвал голос. И если это так - вопросов будет много, ибо слышали мои крики многие... А как другим объяснить то, что я сам понимаю далеко не до конца?!
   - Нет, не спрошу. А остальные ничего не знают - Сфера Тишины по праву одно из лучших творений Сияющих, - он произнес все это без тени насмешки. Уверенный. Властный. Непоколебимый. Верный. Вот только это уже не мой Рыжик.
   - Почему? - я так и не понял, какой именно смысл вкладывал в это болезненно-горькое слово.
   - Почему - что? Почему я не спрошу? Почему оберегаю твой покой? Или почему ты смотришь - и не узнаешь? - все то же безмерное спокойствие, но что-то на дне безмятежных золотых глаз заставляет меня замереть.
   - Все вместе, - нехотя признаю я.
   - А ты уверен, что хочешь знать? - его губы едва заметно трогает насмешка.
   - Да.
   - Точно?
   - Да!
   - Уверен?
   - Да, бездна тебя поглоти!
   - А в каком порядке? - мягко поинтересовался он. И только смешливые искры на дне глаз выдавали его веселье.
   - Издеваешься? - то ли прошипел, то ли прорычал я.
   - Есть немного, - нисколько не смущаясь, ответствовал мой собеседник. - Но мне действительно любопытно, в каком порядке ты расставишь вопросы. Всегда хотел понять по какому принципу двуцветные отбирают для себя что-то более важное из вороха казалось бы равноценных вещей.
   Любопытный на мою голову! Даже сейчас - любопытный.
   - Меня устроит любой. Можешь, озвучить в том, что выбрал сам.
   - Хорошо, но прежде: тебе просто все равно или сведения действительно равнозначны? - он заинтересованно склонил голову к плечу - жест, когда-то принадлежащий Мею, а теперь... теперь? Бездна! Я же не знаю, что вижу и что же ожидаю увидеть в этих глазах!
   - Я просто не хочу выбирать. Доволен?
   Чужие губы едва заметно дрогнули. Что стояло за этим? Невольная улыбка? Раздражение? Что-то другое?
   Хотелось бы мне знать. Но, глядя на этого эльфа, мне и в голову не приходит назвать его Рыжиком. Он все еще Мей, но уже чей-то чужой, незнакомый... и кому-то уже принадлежащий. Возможно, сам он этого факта не осознает, но моя воля, мои желания и стремления для него теперь абсолютно ничего не значат. Не мой rea - но чей?
   - Более чем. Ты именно то, что нужно миру. Давно пора встряхнуть это сонное болото.
   Я резко выдохнул. Еще немного и я потеряю терпение.
   Стоп! Он же специально подводит меня к этому! Он же чувствует мое состояние и тонко играет на струнах моей души, пробуждая... злость? ярость? гнев?
   Но зачем?
   - Чтобы убедиться, что с назначенной встречи вернулся именно тот, кто на нее уходил. Сеть твоего сознания все еще слишком тонка и могла не выдержать вмешательства извне. Это был ответ на первый вопрос.
   Ответ? О нет, ты ошибаешься - не ответ, а пояснение. Но мне действительно теперь ясно, почему у тебя не возникло никаких вопросов. Я ведь не ошибусь, если выскажу предположение: это же тебе я обязан этим неприятным свиданием непонятно с кем и зачем, верно? Но почему? Для чего тебе это? Молчишь? Молчи. И без тебя разберусь.
   - Далее. Почему я остался с тобой и поставил Сферу Тишины? Ответ очень прост: это мой долг.
   Долг? Но перед кем? Не передо мной - это точно. Потому что я не чувствую между нами ни одной протянутой ниточки. Я создал из тебя Владыку, да ты пока еще не осознал этого до конца, но уже выбрал верный путь... вот только между равными дружбы не может быть - только временные союзы.
   А ведь я надеялся... верил, что ты...
   Эх, Рыжик, Рыжик. И чего тебе стоило остаться прежним? Я вот смотрю на тебя - и не узнаю. Неужели ты так легко поддался дарованному могуществу? Или потерялся в матрицах чужых сознаний? А может сам сдался на милость тех, кто был раньше?..
   Но зачем? Ни один из этих вариантов не может быть верным, ибо приведет к смерти - не твоей и даже не моей, а той тонкой ниточки, что протянулась между нашими душами.
   - Иногда приходится поступаться малым, чтобы выиграть. Сейчас эмоции в моем деле будут только мешать. Юность, порывистость, горячность - это очень хорошо. Но туман чувств не должен застилать глаза. Особенно на войне. В свое время все вернется на свои места - и искры чужих жизней поблекнут, растворятся, затеряются в пыли пройденных дорог... Но сейчас важнее помнить. И использовать эту память на сто процентов. Это третий ответ.
   И только поэтому? Бездна! Но ты же стал мне абсолютно чужим! Более того - чуждым! Я оставлял за спиной мальчишку, а теперь самое время окрестить этим званием себя.
   - Лис, я это я. И я никогда не пойду против тебя - это неизменно. Все остальное - лишь блики на гранях мира. Нам всем приходится время от времени примерять чужие маски.
   - Но я тебя не узнаю, - невольно вырвалось у меня.
   - Узнаешь. Если захочешь, конечно. Воля твоя, - и с этими словами он покинул комнату.
   Обиделся.
   Я не смог сдержать улыбку. Бездна, он действительно обиделся! О нет, не так глубоко ты запрятал себя, Рыжик, не так глубоко, как хотел бы.
   И это не может не радовать.
  
   Покидать уютный покой комнаты не хотелось, но острая необходимость заставила меня выбраться из-под одеяла и направить свою поступь в ванную. Без меня мир, конечно, существовать не перестанет, но есть проблемы, которые решать кроме меня некому.
   Да и кому как не мне расхлебывать заварившуюся кашу? Домам? Ну, они в свое время потрудились на славу! Такого тут наварили, что лучше не давать им возможность еще и блюдом насладиться! Вреда они принесут куда больше, чем пользы, - это неоспоримый факт.
   Особенно опасны те из них, что идут по Пути моей Семьи. Слишком неугомонны эти дети, неугомонны и порывисты...
   Стоп! Дети?!
   Ты кто? И что забыл в моем сознании?
   Насмешливое молчание в ответ. Едко-колючее. Приторно-сладкое. Чужое. Но при всем при этом - мое.
   "Ушедший... Ушедший! Хватит беседовать с собой. Не разменивай слова там, где достаточно просто принять. Прими себя таким, каков есть, - и иди дальше. Тем более мы привели тебе старого-нового спутника. И негоже его заставлять ждать!"
   Кого? Бездна, кого вы еще решили повесить на мою шею?!
   И только смех-шепот песчинок доносит до меня тишина. Развлекаются, малявки! И как всегда за чужой счет!
   Но кого могла привести Судьба, раз даже они переполошились?
   Я набросил на плечи куртку и поспешил к выходу - иногда легче сразу все выяснить, чем изводить себя бессмысленными вопросами.
   Странно, в доме столько народу, а я так ни с кем и не столкнулся. С чего бы это? Или тропы-дороги решили, что негоже сводить мою нить с чьей-либо еще?
   Но если это действительно так, то встреча мне грозит не из приятных. Одна из тех, что я предпочел бы оттянуть на момент своей смерти, а еще лучше на чтение последней воли.
   У ворот мы появились одновременно. Я и пятеро мужчин. Причем четверо из них оказались облачены в доспехи известного мне ордена, а последний... Последний, к сожалению, знаком мне по единственному Совету, в котором я участвовал. И, помнится, участвовал я там в качестве балаганного шута, то есть обвиняемого.
   - Так вот кто тут все мироздание перетряс! Ожидаемо. Хотя и несколько удивительно, - желтые глаза Западного задорно блеснули.
   - Я ни в коем случае не хотел вас удивлять, danell, - спокойно ответил я, хотя удержать эту маску безразличной уверенности на лице мне многого стоило.
   - А что ты хотел? Устроить локальную войну? Или изменить сами основы мироздания? Если так - и то, и другое вполне удалось.
   - Это обвинение? - прохладно уточнил я, стараясь ничем не выказать страха. Все-таки Владыки на половину звери - и смотреть на них как на людей будет очень большой ошибкой.
   - Ни в коем случае. Это твоя земля, поэтому что и как ты с ней делаешь по большому счету меня не волнует.
   - Тогда не сочтите за дерзость, но что вы делаете на моей земле со своей армией? - почти мурлыча поинтересовался я. Говорят, кошки по натуре собственники и не любят, когда трогают что-то принадлежащее им - и это истинная правда. Жаль, что кто-то в Совете об этом, кажется, позабыл.
   Западный нисколько не испугался столь бурной реакции, напротив, она его развеселила. Вот интересно, если я перекинусь и немного потреплю его шкурку, он тоже будет смеяться...
   - А как вы думаете? - его внезапный переход на официальный тон, мгновенно вымыл из крови все волны предстоящего изменения.
   А что тут думать?
   - Совет решил, что я нуждаюсь в помощи соседей? - прохладно уточнил я, всячески подчеркивая свое недовольство этим фактом, но уже не планируя позавтракать Западным. - Насколько я помню, вторгаться в земли чужого Дома без разрешения Князя считается в лучшем случае дурным тоном - в худшем дипломатическим скандалом.
   Мой собеседник безразлично пожал плечами. Кажется, ему действительно плевать, как все это выглядит со стороны.
   - Вам пытались сообщить, но, насколько мне известно, вы отсылали вестников, даже не выслушав.
   Очко в его пользу. Действительно, мог бы хоть поинтересоваться причиной такого повышенного внимания к своей персоне. Но мне было не до эльфов! Особенно после того представления практически под носом у Нурнаила. Вот уж о ком и вспоминать не хотелось так это об ушастых!
   - Но теперь, как видите, ваша помощь излишня.
   Западный смерил меня внимательным взглядом, а потом качнул головой.
   - Нет, именно сейчас моя помощь - необходима. Иначе ты не проживешь и месяца, - произнеся это, он спрыгнул с коня и, только оказавшись на земле, посмотрел мне в глаза. Спешился? Признал меня равным? Но почему? Я же давно не Владыка, я даже сам не знаю, что я такое!
   - Эйнарн. Можно просто Нар - так привычнее, - тепло улыбнулся он, одним взглядом сметая все барьеры и преграды, выстроенные в моей душе.
   Вот так сходу - и в близкий круг? Опрометчиво. Но ведь в нас течет одна кровь, верно, danell?..
   - Алесан. Но лучше - Ксан, как вы и сказали - привычнее.
   - Как пожелаешь. И давай без обычных паутин из слов и недосказаностей. В пределах близкого круга такое не поощряется.
   Правда? Не знал. Ибо раньше не имел чести быть допущенным в святая святых чужих душ. Да, у меня есть семья. Вейрин, Марука, Альбьер... теперь еще и Мариса. Но они никогда не приглашали меня в свой мир. Я всегда оставался на пороге их душ. Иногда меня пускали чуть дальше, иногда гнали взашей... Но ни разу не шагнули на встречу! Ни разу не распахнули двери собственного мира!
   Сердце болезненно сжалось, напоминая, чего я был лишен. Но почти сразу это чувство исчезло: не получилось - и не нужно. Разве оно мне надо?
   - Чем обязан такой чести? - все еще насторожено глядя на Западного, поинтересовался я.
   - Скажем так: злые языки так часто называли тебя моим сыном, что я привык к этой мысли. Имеешь что-то против?
   Ничего, danell. Но кое-что я хотел бы выяснить...
   - А сколько во всем этом правды?
   - Не думаю, что много. Хотя Тамилу я знал и знал хорошо. Наверно, из нашей дружбы и возник этот слух, - небрежное пожатие плеч. Вам действительно все равно? Должно быть так. А мне, представьте, нет. Да и вы не отбросили эту вероятность, иначе выразились совсем иначе, верно?
   Тем более не допускают в близкий круг без причин. Никогда и никого.
   - Ксан, я не шутил, когда говорил, об оставшемся у тебя времени. Я не знаю, как ты нагромоздил столько блоков, но одно могу сказать точно: еще немного и запрятанные подальше способности вырвутся и уничтожат тебя. Вернее твое сознание, но что-то сомневаюсь, что результат будет сильно отличен от первоначально озвученного.
   А то я не знаю! После последнего сна? После того, как я поймал глубоко в себе осколок чужих мыслей? Да я даже сейчас не уверен, что мой разум не начал разрушаться! Может, уже и обучаться-то поздно!
   Хотя в этом случае Нар бы не сунулся ко мне, а раз он стоит рядом, то все еще поправимо.
   - Насколько серьезны разрушения разума? - спокойно поинтересовался я, едва сдерживая рвущиеся наружу чувства. Каков бы не был ответ, а исправлять в любом случае поздно. Раньше надо было думать - раньше!
   - Разрушения? - золотистые глаза недоуменно глянули на меня. - Их нет, Ксан. Пока разрушаются только блоки, да и то лишь потому, что латал ты их на скорую руку, - будь чуть внимательнее и усерднее и отсек бы себе половину способностей.
   Угу. И вздохнул бы свободно. Когда на плечах лежит груз времен сложно жить своей жизнью, пусть невольно, но все равно теряешься в хороводе чужих следов, как уже оставленных, так еще и не появившихся.
   - Не жалей. Мир никому не отмеряет больше, чем он способен вынести.
   - На моих плечах и так четверть мира лежит - куда уж больше?!
   - Странный вопрос, тем более ответ тебе уже известен.
   Известен? А так ли это, danell? Вы прожили куда больше меня. Да и впереди у вас гораздо больше лет, чем отмерено мне. Так почему я должен быть мудрее, чем есть? Только потому, что являюсь таковым в вашем сознании? Но я устал примерять чужие маски в угоду своему окружению. Я - тот, кто я есть. Я всего лишь Князь, не самый лучший, но и не худший - надеюсь на то. Один из многих. В веренице великих предков я скорее затеряюсь, чем блесну. И это естественно ведь я всего лишь переходное звено. Прошлое умерло. Будущее? Оно только-только рождается. В муках, в страданиях, в боли. Но свет новых дней уже засиял впереди путеводной звездой. Мелькнет ли там моя тень? Может быть, хотя намного вероятнее, что новое время потребует и новых героев. А что останется списанным на покой? Не знаю. Поживем - увидим.
   - Опять провалился в будущее? - с понимающей усмешкой поинтересовался Нар.
   - В будущее? - недоумение в моем голосе было искренним.
   - Разумеется. Или ты думал, что все твои выводы основываются на логике и анализе? Глупость. Твоя интуиция - вот, что ведет тебя вперед. И именно она помогает тебя обходить те препятствия, на которых любой другой давно бы уже споткнулся.
   - Но это не было похоже... - растеряно начал я, но Западный жестом прервал поток ненужных слов.
   - Это будущее. Оно еще не родилось, поэтому и приносит с собой столько сомнений и неясностей. Оно может блеснуть алмазом в грязи. Или лучом света пробиться сквозь плотные облака. Одно событие или цепь. Вероятность или неизбежность. Оно каждый раз разное, но оно есть. Это первое, что ты должен осознать.
   Но не единственное. Сколько еще таких правил и незыблемых законов меня ожидает? Не один десяток. Вот только осознание того, что я стою над всем, никуда не исчезнет, вероятнее лишь окрепнет - ведь я буду проверять каждый из этих законов на себе в надежде... Да, именно в надежде, что есть все-таки грани и для меня. И каждый раз я буду... разубеждаться? Искать ту единственную грань, что так и не смогу пересечь? Не знаю, но уже то, что я вижу впереди, не внушает оптимизма.
   - Ну, так что, Ксан? Примешь мою помощь в нелегком деле обуздания собственной силы?
   - А эти, - кивок на молчаливых охранников в черных доспехах, - обязательное дополнение?
   - А тебе чем-то мешают повязанные клятвой Совету рыцари Хаоса? - удивленно вскинулся Эйнарн.
   - Смотря в чем они клялись.
   - Они должны служить мне. До тех пор пока я не сочту, что больше не нуждаюсь в их услугах.
   Бездна! Это кто же дал ему такую власть?! Ведь он вполне может и не отпускать их. Оставить при себе и использовать по мере надобности...
   Такое оружие абы кому в руки не дают. Настолько верен Совету? Что-то сомневаюсь, не производит он впечатления закостенелого консерватора, а иных в Совете не держат. Но тогда что могло заставить Совет подарить такую власть какому-то мальчишке?! Нет, я понимаю, что указанный "мальчишка" княжеских кровей, но все-таки!
   - Тогда пусть остаются, - я с трудом вытолкнул из себя эти три слова. Очередное искушение. Не первое. И, боюсь, далеко не последнее на моем пути.
   И по взгляду Нара, я понял, что от Западного это не ускользнуло. Что ж, тем лучше. Может, хоть так поймет, с кем именно связался.
  
   Не смотря на мое приглашение остаться в доме, Эйнарн уехал. Сказал только, что завтра явится с самого утра, а пока у него еще есть дела в городе.
   Настаивать я не стал. Да и сомневаюсь, что в доме осталась хоть одна незанятая комната (по крайней мере, иногда мне кажется, что сидов тут гораздо больше, чем свободного пространства) - уходить темные пока явно не собирались. А потому и мне возвращаться в сие убежище желания не возникало.
   Зато нестерпимо захотелось просто пройтись. Не влезая ни в какие авантюры. Не навещая старых добрых и не очень знакомых. Не убивая и не разрушая. Хотелось просто подумать. В тишине и покое.
   А лучше всего мне думается на ходу.
   Когда сапоги негромко впечатывают в брусчатку мостовых шаги...
   Когда люди проносятся мимо, практически не замечая еще одного бродягу...
   Когда время снова будто замирает и растягивается...
   ...в такие моменты из головы исчезает все лишнее и остаются только осколки необдуманных и недодуманных мыслей.
   Итак, я влез в очередную авантюру. Каленар. Город-призрак. Город-тень. Город-видение. Наша северная столица. Последний оплот распавшейся Империи. Здесь еще живут старые законы и традиции - живут, сбереженные под тщательным надзором Северных Владык. Впрочем, это и не удивительно: ведь Империя, как и Император - творение именно моего Дома. Одно из навязанных миру изменений...
   Утопия. Прекраснейшая из сказок.
   Что ж, все останется так, как и было. Я верну город его исконным хозяевам. Риника справится. Не может не справиться - ведь в ее власти воскресить в себе любого из своих предков-императоров... Остается верить, что она в отличие от Рыжика не потеряется в вереницах чужих жизней. Ладно, оставим Ринику и Каленар на родственничков - это их детище, пусть они его и пестуют.
   Тем более у меня есть и куда более серьезные проблемы, чем бытность одного-единственного города.
   Например, мне совсем не нравится то, с какой филигранной точностью разрабатывают свои планы эти "темники". Слишком тонко они работают, чтобы я успевал вовремя обнаруживать их следы. С Каленаром мне повезло, но полагаться только на везение в будущем - величайшая глупость.
   Верить, что они работали лишь в одном направлении? Нет, я не настолько наивен. Имея их ресурсы и возможности, я бы постарался охватить как можно большую территорию, причем мешая важные цели с второстепенными, чтобы сбить Совет с толку...
   Неприятная картина. Тем более потерю Каленара они не простят, а значит, попытаются отыграться - не на мне лично, а на Домах, но от этого легче не становится.
   К сожалению, в данный момент я не могу все бросить и рвануть на поиски следующего места прорыва. Да и не позволят мне вмешаться, если обнаружат себя на территории другого Дома...
   Проблемы-проблемы...
   Так и подмывает использовать какой-нибудь запрещенный прием из разряда "а кто мне посмеет это запретить?!". Вот-вот. Но ведь суть не в том, что я стою над законами, верно? Я - есть Закон. А значит, я сам себе границы.
   Но кто меня покарает, если я их нарушу? Кто меня остановит?..
   На эти вопросы я не решался ответить даже мысленно, ибо только они и держали меня в определенных рамках. Законы, традиции, воспитание - все это давно рассыпалось прахом. И только страх перед свободой пока держал меня - держал крепче иных цепей, но... надолго ли?..
   Вот примерно в таких раздумьях я и подошел к "Ликам". Что меня привело сюда? Детская привычка? Или очередная причуда троп-дорог? Не знаю, но спорить с Судьбой я не стал, а потому вошел в таверну. Хоть позавтракаю нормально.
   К моему величайшему удивлению в зале никого не было. Да и дышалось как-то тяжело, словно весь воздух заменили на густой прозрачный кисель.
   Очередное предчувствие? Или скорее - осознание? Здесь случилась беда. Она пропитала стены, вошла в деревянную утварь, напряженно повисла в воздухе...
   Бездна! Ну почему всегда так?! Я же не так много времени провел под крышей этого дома, чтобы навредить!
   Анис вышла с кухни, украдкой вытирая рукавом и без того красные глаза. Заметив меня, она смущенно и чуть виновато вспыхнула.
   - Простите, сорис, я думала, что закрыла дверь.
   Закрыла? Может быть. Когда я задумаюсь, что редко обращаю внимание на подобные мелочи.
   - Что-то случилось, сора? Может, я смогу чем-нибудь помочь?
   - Нет. Все, что случилось, было неизбежным. И вряд ли вы сможете что-то сделать. Только если помолиться за упокой души.
   Я растерялся.
   - Кто-то умер?
   - Еще нет, сорис. Но уже близок к этому.
   А не преждевременно отпевать еще не покинувшую клетку плоти душу? Не рано ли вы сдались, сора? Боитесь впустить в свое сердце робкий лучик надежды? Но почему? Не потому ли, что этот случай не первый?
   И не потому ли я пришел, что все еще связан с вами узами долга? Верно, тот мальчишка, что когда-то бывал здесь, давно мертв, да и девушка, принимавшая тогда еще неловкие знаки внимания, растворилась в пришедшей ей на смену зрелой женщине... Но все-таки что-то осталось неизменным. Паутина неловкого обещания привязала вас ко мне. И не удивлюсь, если именно она и повинна во всех ваших бедах. Судьба не любит, когда ее игрушки своевольно дарят кусочки собственной свободы и всячески пытается избавить от этих пут. А что нужно чтобы порвать нить долга? Правильно, поставить неудачника, принявшего чужую клятву, в заведомо безвыходную ситуацию - и ждать.
   Прости, Анни, но, кажется, именно я виноват в твоих бедах. И я сделаю все, чтобы исправить хоть что-то.
   - Так что случилось, сора? Если не смогу помочь, то хотя бы выслушаю.
   - Хорошо. Ежели вы так хотите, то будь по-вашему, - хмуро бросила она и устало опустилась на ближайшую скамью. Я, недолго думая, устроился напротив нее.
   Я готов слушать, сора. Но готовы ли вы говорить?
   - Видите ли, у меня был отец... - отстраненно начала она.
   О! Это совсем не удивляет. У всех есть родители, даже у меня. Хотя я до сих пор так и не сподобился выяснить, чья же кровь течет по моим жилам.
   - Но едва мне исполнилось двадцать, как он слег. Болезнь протекала стремительно. Он сгорел буквально в несколько дней. Все приглашенные целители лишь разводили руками. Кто-то из них говорил о проклятье, кто-то о злом роке, но все сходились в одном: отец - не жилец. Я даже мага приглашала, но тот лишь руками развел и сказал, что подобное ему не под силу. И вообще никому не под силу, - горечь прожитых лет окрасила ее слова в серый цвет. Зря я считал, что она не изменилась - изменилась, но нашла в себе силы нацепить маску... Что ж, жизнь мало кому позволяет сохранить наивную веру в чудеса, обычно она, напротив, всячески пытается вытравить из человеческой души само понятие "надежда". Время не пощадило Анис. Когда-то яркие глаза потускнели, у губ пролегли тяжелые складки. А ведь она не молода уже. И прожитые годы тяготят ее не меньше, чем остальных. - Отец умер. В след за ним ушла и мама. Братьев либо сестер у меня не было, поэтому даже времени на скорбь не оказалось - надо было работать, чтобы сохранить семейное дело. Мне не раз и не два предлагали продать заведение, говорили, что не женское это дело... но я упрямо шла вперед. Да, поначалу было тяжело, но я не могла предать дело жизни отца. Он любил "Лики" и продать таверну было равнозначно предательству. А потом в моей жизни появился Валек, - неловкая улыбка чуть тронула бледные, искусанные в кровь губы. Кем бы ни был этот Валек, но он действительно тронул ее сердце, раз пламя той любви до сих пор согревает ее душу. - Мы поженились. Потом появились Михаш, Вариш и Сулек. Мы были счастливы. Действительно, счастливы. Да и как могло быть иначе? Любимый муж, обожаемые дети... Счастье обнажает душу, делает ее очень беззащитной перед ударами судьбы... Валек заболел. И я сразу поняла, что - все. Как и отец, он сгорел в несколько дней. Через три года все снова повторилось - ушел Михаш... а за ним и Вариш. И вот теперь настал черед Сулека. Но я до сих пор никак не могу понять: за что? Чем я прогневала богов? Почему они отнимают у меня все, что я люблю? - слезы вспыхнули в уголках глаз. Боль душила ее. Анис даже вздохнуть не могла спокойно, только судорожно хватать ртом воздух.
   Я, неловко улыбнувшись, накрыл ее дрожащую ладонь своей. Анни удивленно дернулась, но вырываться не стала, позволяя взять часть ее боли себе.
   - Сора, покажите мне вашего сына. Обещаю, вреда я ему не причиню.
   Мгновение она молча смотрела на меня. Целое мгновение, на протяжении которого я был уверен, что мою помощь не примут.
   - Хорошо, - я почти почувствовал, как она перешагнула через собственные желания и сомнения. Быстро взяв себя в руки, она с каким-то внутренним достоинством встала. - Следуйте за мной.
   Я механически кивнул, надеясь, что моих сил хватит, чтобы помочь ей.
   Я думал, что она отведет меня наверх, к съемным комнатам, но вместо этого мы прошли через главный зал и кухню. Комнатка, в которой находился сын Анни, была небольшой, но обжитой. Она нисколько не походила на те, что были наверху. Те казались безликими и пустыми вне зависимости от того, что них находилось. А вот эта - жила.
   Мальчик, хотя скорее паренек - на вид ему было лет пятнадцать-шестнадцать - обнаружился на неширокой кровати. Лоб, покрытый испариной. Бледное с горячечными пятнами на щеках лицо удивительно напоминало Анис. Наверно, и глаза у него материнские, яркие, задорные, полные жизни...
   Так. Не отвлекаться. Сначала дело, остальное может и подождать.
   Я осторожно устроился в изголовье на шаткой табуретке.
   Что ж, посмотрим, что за хворь вытягивает силы из мальчика.
   И стоило только увидеть ауру, рваную, в проплешинах прожженных дыр, сразу же не к месту помянул Бездну и ее порождения. И ведь стоило только потянуться к почти пересохшим каналам, как они сухими былинками стали рассыпаться! В пыль! Невозможно. Подобное разрушение возможно только в одном случае - при длительном и довольно близком контакте с кем-то из Владык.
   Я, мысленно уже составляя довольно-таки скользкие вопросы, повернулся к Анис. Удивительно. Ее аура лучилась здоровьем и сияла так, словно женщине было не пятьдесят лет, а как минимум вдвое меньше...
   Стоп! Что же это я создал по неопытности?! И стоило ли приписывать собственные свершения рукам судьбы?..
   - Прости... - невольно вырвалось у меня.
   - Ничего не можешь сделать? Так я и не надеялась, - сразу же тускло откликнулась она.
   О нет, ты надеялась. Ты поверила в чудо - и я не в праве тебя разочаровывать, ведь однажды пообещал, что на мою помощь и поддержку ты можешь рассчитывать.
   - Отчего же? Могу. Вот только на подобное вмешательство мне нужно твое согласие. А прощение я просил за жизни тех, кто ушел. Видишь ли, в какой-то мере это я виновен в их гибели, - невольно усмехнувшись, признался я. Как после такого я смогу смотреть ей в глаза? А ведь все, к кому я привязываюсь, страдают... ревнивая Судьба не любит делить с кем-то свою любимую игрушку, самую забавную из всех, ибо посмевшую возжелать невозможное - свободу.
   - Ты? - Анни непонимающе свела брови. В ее голове никак не могло уложиться, как может оказаться повинен в чьей-то смерти мальчишка, которого на тот момент и на свете-то не было...
   Эх, сора, хотел бы и я уметь так обманываться. Ну, или хотя бы обманывать себя.
   - Да, - негромко, словно пробуя это горькое слово на вкус, произнес я, - Я даровал тебе силу, пусть еще не осознавая того, но я тебя изменил. Невиданная ошибка. Непростительная. Я всегда обязан был следить за своими действиями и эмоциями... но, видимо, не уследил.
   - О чем это ты? - в глазах Анис вспыхнула тень сомнения, но она отказывалась верить своим догадкам - слишком дикими они казались неподготовленному человеку.
   - О том, что тридцать лет назад я был неосторожен. Я дал тебе здоровое и сильное тело, но взамен пришлось расплачиваться твоим близким. Ты ведь не болела ни разу после моего отъезда? И чувствовала себя бодрее, сильнее, увереннее, так? Можешь не отвечать, я и так все вижу. К сожалению, ничто не приходит из неоткуда. И мой прощальный дар обернулся проклятием. Я понимаю, что ты вряд ли сумеешь простить меня, но позволь хотя бы исправить... - я резко замолк - не то слово, совсем не то. Поздно исправлять, слишком поздно. Тяжело вздохнув, я поправился: - Позволь мне помочь. Тебе и ему.
   - И что взамен?! Чем придется расплачиваться после? Душой?
   Я невольно поморщился. Она не набросилась на меня, не стала кричать, но этот ее голос, надломленный, тихий, на гране болезненного шепота, ударил не щадя. И у меня не было ни сил, ни желания обороняться.
   - Душу оставь себе. А расплачиваться придется верностью. Но я нечасто требую этот товар. Вернее предпочитаю проходить мимо подобных даров.
   - Кто ты? - требовательно спрашивает она, но нервно мнущие ткань передника руки выдают ее волнение и неуверенность.
   - А как ты думаешь? - глупая привычка отвечать вопросом на вопрос дает о себе знать сразу, как только кто-то из непосвященных подходит слишком близко к истине.
   - Ты не эльф, - нисколько не сомневаясь, произносит она. Впрочем, конкретно это - очевидно. Но кто тогда, Анни? Решишься ли дать глупой страшной сказке право на жизнь? Или испугаешься и отступишь, как делало не одно поколение твоих соплеменников? Ведь мы спрятались не потому, что так захотели сами, а потому, что вы упрямо отказываетесь замечать нас и нашу деятельность! По крайней мере, так было поначалу, но теперь уже и мы втянулись в эту нелепую игру: вы не верите в нас, мы не замечаем вас - все честно.
   - Невозможно... это ведь только легенда!..
   Значит, все-таки ты пришла к верному выводу. Немногие решались признать наше существование. Некоторые, даже натыкаясь на неоспоримые доказательства, предпочитали их не замечать. Зачем? Ведь это всего лишь легенда. Страшная, злая сказка о странных созданиях, держащих все нити мира в своих руках-лапах.
   - Оборотень?!
   - Я предпочитаю "двуликий". И не стоит так кричать. Я не люблю причинять вред невиновным. По крайней мере, осознанно такое случается нечасто.
   - А не осознано? - Анис зацепилась за мою оговорку.
   - Все бывает. Например, как в твоем случае. Я и думать не думал, что простое пожелание крепкого здоровья, подкрепленное каплей силы, обернется подобным... Мы не злые, Анни. Но и не добрые. Мы просто есть. И мы любим этот мир и жизнь. А еще мы стараемся как можно реже вмешиваться в паутину чужих судеб. Но иногда приходится. Кто-то таким образом благодарит, кто-то наказывает, а кто-то - исправляет ошибки. Я не говорю, что своими действиями искуплю все твои потери, но хотя бы один сын останется рядом с тобой. Живой и здоровый. И проживет он вдвое, если не втрое больше, чем прочие люди. Но выбор за тобой.
   Анис думала не долго. Да и не упускают такие возможности - кто бы их ни предлагал. Думаю, что ради сына она бы и душу отдала...
   В общем, получив ее согласие, я легко перевел двоих людей в круг доверия - с моим опытом в этой сфере никакой сложности данный обряд уже не представляет. Еще два слуги. Еще пара hal'mai человеческой крови.
   Всего лишь ошибка. Исправленная.
   И созданная.
  
   В дом я вернулся опустошенным. Прошлые ошибки немыслимым грузом давили на грудь, не давая вздохнуть лишний раз. Сколько еще народу я загубил и даже не знаю об этом? И есть ли в этом мире хоть кто-то, не столько благодарный мне, сколько просто вспоминающий с теплом?
   Что-то уже не верится. Что бы я ни делал - я приношу только вред. И так было с самого детства.
   Анни... Я ведь мог промолчать - мог уйти, даже не попытавшись исправить. И ты бы никогда не узнала, почему рядом с тобой умирают люди... как же легко было пройти мимо! Но почему тогда я предпочел стереть из твоей памяти светлый образ мальчишки и заменить его на монстра? Я же действительно ценил тебя. Да и как иначе? Первая, еще детская, влюбленность. Первые цветы, украдкой сорванные для девушки. Первый поцелуй, неловкий, смущающий...
   И за все это я отплатил тебе горечью и болью.
   Бездна! Но почему я всегда уничтожаю тех, кому дорог? И тех, кто дорог мне?!
   Эрин. Санни. Мариса. Анни.
   И вряд ли этот список можно считать полным.
   Неужели все это происходит только из-за моего дара? Ну не могу же я влиять на события с такой силой! Это попросту невозможно!
   ...Можешь! Можешь-можешь-можешьможе...
   ...Должен!
   Стоп! Снова! Это не мои мысли. Но и на шепот дорог не похоже. Больше всего это напоминает многоголосье младших духов, но почему-то звук идет не извне, а словно бы изнутри...
   ...изнутри! Изнутри-изнутриизну... - насмешливым эхом откликнулись голоса.
   Кажется, Нар все же ошибся - разум поврежден. И, насколько существенно, еще только предстоит узнать.
   ...ошибся? Ошибся! Ошибся-ошибсяошиб...
   Стоп. Хватит! Заткнитесь уже!
   Гул голосов в голове нарастал, постепенно вытесняя все прочие звуки.
   Глухо застонав, я в отчаянии сжал виски. Хотелось хоть как-то заглушить голоса, рвущие на куски мои разум и душу.
   - Алесан?.. Алесан, что-то не так?
   Я дико посмотрел на говорившего... говорившую.
   - Сай'Шэ...
   Кажется, она о чем-то спрашивала, что-то пыталась выяснить, но я ее не слышал - весь мир потонул в гуле чужих голосов, которые... смеялись.
   И, даже когда тьма беспамятства окутала мое сознание, до меня продолжал доноситься этот дикий безумный смех...
   Помнишь?! Вспомни! Вспомни-вспомни-помни!..
  
   Слабость. Энергия медленно покидает тело, но нет сил ставить на ее пути плотины. Жизнь по капле тает.
   Я провинился? Но в чем? Почему меня бросили умирать?
   Тук... тук... тук... Время измеряется нечастыми ударами сердца да редкими приходами моих тюремщиков.
   По ощущениям где-то раз в сутки в мою комнату приходит кто-то и насильно вливает в меня какую-то жидкую бурду, не имеющую ни вкуса, ни запаха. Кто-то из Семьи, потому что прикосновения этого существа не приносят с собой ни капли так необходимой энергии...
   Тук... тук... тук... Все реже сокращается сердечная мышца, все реже я заставляю грудную клетку приподняться при вдохе. Недолго осталось. Еще сутки. Не больше.
   За что они меня обрекли на смерть? И почему именно на такую?
   Мысли еле ворочаются в голове. Я уже не чувствую тела: вся моя жизнь, все усилия сосредоточились в редком дыхании и в негромком стуке сердца.
   Глаза мертво смотрят в потолок. Кажется, когда-то он был насыщенно-синим, но теперь все краски исчезли. Белый свет из окна. Серые стены. Почти черный потолок. Я устал видеть это, но сил, чтобы закрыть глаза, уже нет - и я продолжаю смотреть...
   Еще немного... еще совсем чуть-чуть...
   "Тук" - соглашается сердце. "Фух", - подтверждают легкие.
   За что со мной так? Почему из всех казней выбрали самую долгую и мучительную? Я уже чувствую себя мертвым. Мертвым, но прикованным к телу. И это страшно. Кажется, что покоя уже не будет, что есть только эта выцветшая до серости комната, а мой взгляд целую вечность так и будет устремлен в потолок...
   Великие Боги, за что? За что?!
   Какая-то мысль настойчиво стучит в виски.
   Отказался...
   Отказался? Но от чего? Хотя... кажется...
   Да, точно: я отказался убить. Боги! Как же они могли подумать, что я смогу?.. как им это в голову пришло?! Я же творец! Какой-никакой, а творец! Я не могу разрушать - не умею. И не хочу учиться. Уж лучше умереть.
   Да, так будет лучше...
   Надо только еще немного потерпеть... еще немного-немного-немно...
   Вновь открывается дверь. Опять пришли кормить? Могли и не торопиться - все равно завра умру, так зачем же продукты переводить? Глупо.
   Но сердце вдруг удивленно пропускает удар. Дыхание перехватывает в нетерпении...
   Что такое?.. Уже галлюцинации пошли?
   Тело в отличие от разума не сомневалось ни мгновения. В один прыжок соскакиваю с ложа, даже не успев подивиться, откуда взялось столько сил. Впрочем, почти сразу же мысли исчезают... тают, растворяясь в инстинктах...
   Источник! Где-то рядом - источник!..
   жить-жить-жить... - кровь бьется в едином ритме.
   На полноценное изменение энергии уже не хватит, но это и не нужно... Тело само знает, что ему нужно.
   В один прыжок оказываюсь рядом с источником... еще миг, всего один миг...
   Мррр!..
   В себя прихожу рывком.
   Кровь. Повсюду кровь. На стенах, на потолке, на моих руках...
   Странный привкус во рту - солоновато-сладкий, медный...
   И тело с разорванным горлом на полу...
   Черно-белый мир... незнакомый, чужой - привычный. Но теперь помимо этих опостылевших уже цветов появился еще один... красный.
   Черный потолок. Белый свет. Серые стены... красные разводы.
   И сломанная кукла у ног...
   Понимание медленно подкрадывается со спины, давая мне последние мгновения на то, чтобы справиться с внезапно накативший тошнотой... а крик уже звучит в насмешливо-замершей тишине...
   - Не-эт!! Нет-нет-нет...
  
   Да-да-дадада...
   Ты убил! Убийца-убийца-убийца...
  
   Трус. Все-таки я трус.
   Если бы я тогда нашел в себе силы умереть... но я предпочел убить. Я пожертвовал чужой жизнью, чтобы спасти свою. Боги! Я же и сейчас делаю то же самое! В отчаянии я до крови закусил губу. Знакомый медный вкус... ненавижу! Как же я ненавижу этот вкус!
   Но ведь, если припрет, спокойно пью чужую кровь. И кто я после этого? Лжец, лицемер и трус!
   Трус, - подтверждает многоголосье, - трус-труструс...
   Заткнитесь уже. Я все понял.
   Странно, но они сразу же смолкли. С чего это такое понимание и тактичность? В Бездну!
   Глаза открывать не хотелось. Совсем-совсем. Ведь стоит очнуться, как все снова накинуться на меня с требованиями и пожеланиями. Боги, как же меня достало все это! Отчаянно захотелось умереть - просто и без изысков, причем желательно как можно дальше от цивилизации. Но не дадут же!
   И словно в ответ на последнюю мысль, теплая ладонь опустилась на лоб. Колючие искорки энергии затанцевали на коже...
   Эльф?! Это кому же хватило глупости?!
   Глаза распахнулись сразу. Мысленно я уже готовил отповедь в лучших традициях Северных Князей, то есть в меру безжалостную, чтобы четко обозначить границы... Слова застряли в горле, стоило увидеть первопричину моего раздражения. Мей. Глаза прикрыты, вид сосредоточенный до крайности, губы чуть шевелятся, словно он читает что-то вслух... или считывает - кого-то.
   Ну, знаешь ли, Рыжик! Это уже верх наглости!
   Щиты я поднял в один миг, резко выдворив из своего сознания незваного гостя.
   Мей, все еще не открывая глаз, болезненно поморщился. Сам виноват - в следующий раз не полезет без приглашения. Последнюю мысль я "произнес" достаточно громко, чтобы ее услышали и оценили всю мою терпимость: другой на моем месте просто бы выжег мозг незваному гостю, я всего лишь отпугнул.
   - Пожалуй, от тебя добьешься этого приглашения! Скорее уж снег летом в Пустыне выпадет, - как-то устало произнес он, потирая ноющие после моего "выдворения" виски.
   - Все зависит от того, кто будет просить. И с какой целью, - не желая оставлять последнее слово за этим рыжим недоразумением, произнес я. Мей неопределенно хмыкнул. И наконец-таки открыл глаза.
   М-мило. Золотое на серебристом всегда смотрелось замечательно, но тут явный перебор. От радужки к уголкам глаз протянулись сеточки лопнувших сосудов. Кто-то тут явно работает на износ...
   А еще этот "кто-то" просто не мог ко мне прикоснуться! Я же отчетливо помню, как меня самого тогда приложило!
   - Как?! - я не ожидал, что он меня поймет, но заметив, как дрогнули его губы, я убедился в том, что мой вопрос воспринят верно.
   - При некотором умении можно управлять разлитой в воздухе энергией... я направил ее вектор в Сферу Тишины... я же говорил - чрезвычайно полезное заклинание, - вымученно улыбнулся он и пошатнулся.
   - Мей! - я механически дернулся к нему, но Мейлон всего одним взглядом прибил меня к месту.
   - Не вздумай! Я сейчас просто не смогу обуздать потоки. Давай отложим коллективное самоубийство на пару столетий. Ну, или, по крайней мере, найдем менее населенный райончик, - невесело усмехнулся он, обессилено приваливаясь к спинке кресла.
   - Извини.
   - Ничего. Я иногда сам забываю об этой стороне нашего сотрудничества, - Мей снова прикрыл глаза. На мгновение мне даже показалось, что он отключился, но в этот момент он снова заговорил, путано, почти бессвязно: - Лис... не слушай ты их... бессмысленно... да и что они могут насоветовать?.. брось ты это... до добра они точно не доведут...
   О чем это он?
   Но спросить я не успел - Мей все-таки заснул. Прямо в кресле, придвинутом почти вплотную к моему ложу. Выбравшись из кровати, я накинул одеяло на это рыжее чудо и, стараясь шуметь как можно меньше, покинул комнату. Пусть отдохнет. Что-то мне подсказывает: за последние несколько дней ему не часто удавалось урвать время на сон.
  
   - Учитель! - окликнул я Марвида, увидев почти в противоположном конце коридора. Морид удивленно обернулся, но, увидев меня, почти сразу радушно улыбнулся.
   - Очнулся. Это хорошо. Но ты как? - поинтересовался он, как только я нагнал его.
   - Нормально. Хотя в последнее время сознание теряю чаще, чем меняю ипостась.
   - Вот это меня и настораживает. Мальчик, что ты еще от меня скрываешь? - подозрительно сощурив изумрудные глаза, спросил мой бывший наставник.
   Скрываю? Много чего, но в основном это несущественные мелочи, имеющие отношение только ко мне.
   - Да ничего, - заверил я, но наткнувшись на не слишком доверчивый взгляд морида, пояснил: - Ничего существенного. По крайней мере, вот так сходу ничего не вспоминается. В большую часть моих тайн вы оказались посвящены даже помимо моей воли. Но я бы хотел с вами обсудить не степень допустимого доверия, а кое-что несравнимо более важное.
   Марвид, почувствовав, что шутить сейчас я не настроен, сразу же насторожился.
   - Я слушаю.
   Вот всегда бы так! Но ведь чаще всего мне приходится тратить уйму времени, чтобы настроить этих ушастых на рабочий лад.
   - Ты уже в курсе произошедшего здесь? - в лоб спросил я, надеясь, что не придется рассказывать самому эту в высшей мере занимательную историю. Ибо долго. И нудно - для меня. Да и вообще из меня никудышный рассказчик.
   - Да. Сай'Шэ в общих чертах обрисовала ситуацию.
   Слава всем богам! Не думаю, что мне стоит с кем-либо делиться своими наблюдениями и сомнениями, а пересказывая события последних дней, я невольно мог и лишнего сболтнуть. В общем, даже от воительницы, оказывается, может быть польза.
   - Значит, говорить, кто нам тут палки в колеса вставлял не надо? Вот и хорошо. Тогда сразу перейдем к главному. Каленар мы отстояли. В ближайшее время здесь будет тихо, как в моем семейном склепе. Но, боюсь, этот город не единственный.
   - Не единственный, - подтвердил мои опасения Марвид. - Нам стало известно, что помимо Каленара взбунтовалось еще несколько городов. В основном нейтральных, но есть и парочка, находящихся под контролем Домов. Например, Вирд мы потеряли.
   Вирд? Потеряли? Но как?! Он же находится всего в дне пути от Светлого Леса! Впрочем, о чем это я? О безалаберности эльдов можно легенды складывать! По крайней мере, сей прискорбный факт только при моей жизни подтверждался не единожды.
   - Ясно, - почти безразлично кивнул я. Оплакивать свой любимый городок буду позже, а пока надо спасать то, что осталось. - Есть что-нибудь общее у объектов, подвергшихся нападению?
   - Ничего. Абсолютно. Они разбросаны как территориально, так и по степени важности и численности населения.
   А вот это плохо. Если система не просматривается - это еще не значит, что ее нет вовсе. Сомневаюсь, что "темники" стали бы растрачивать свои силы на маловажные объекты. Отвлекают от чего-то более существенного? Или просто ради создания путаницы включили в число необходимых им городов еще и парочку незначительных?
   Что ж, придется думать самому.
   - Ясно. И никаких предположений?
   - Ни одного. Они очень чисто работают. До недавнего времени мы даже не знали, что потеряли Вирд. Эту информацию мы получили только тогда, когда наши агенты добрались до оговоренного в случае немедленной эвакуации места.
   - То есть в Вирде не осталось ни одной "альксаны"? А как насчет ушастых?
   Марвид недовольно глянул на меня. Кажется, ему немного не понравился эпитет, который я употреблял к месту и не очень уже чисто механически. Да и что такого? Ушастые они ушастые и есть. Я же не стесняюсь поминать всуе имя собственного народа - и ничего.
   - Ни одной из тех, о ком я знал. Эльфы тоже предпочли покинуть город - ситуация была не в их пользу.
   - А "внешники"? - внезапно вспомнив об одном неучтенном hal'mai, поинтересовался я. - Я точно знаю, что там было двое из надзора.
   - "Внешники"? - Марвид удивленно глянул на меня. Кажется, степень моей осведомленности не перестает его поражать - радует. Хоть на что-то я оказался способен. - Этих могли и не вычислить - все-таки к Домам они никакого отношения не имеют. Координаты знаешь? Сможешь их скинуть?
   Я кивнул. Вряд ли Тони и Ижен покинули Вирд - это вызывало бы больше вопросов, чем в противном случае. Тем более многие знают, как сильна ненависть хозяина "Веселого пряника" к представителям ушастого племени.
   - Отлично. Может, удастся вернуть город. Кстати, как можешь охарактеризовать этих ребят? Во что их можно посвятить? А что лучше спрятать подальше?
   Как охарактеризовать? Интересный вопрос. Никогда не задумывался над этим. Они просто есть. И я ценю их расположение. А если всякий раз сравнивать, анализировать, разбирать на атомы... так никакой жизни не хватит! Впрочем, кое-что я могу сказать.
   - Надежные ребята, верные. Если еще и скажите, что от меня, то помочь точно не откажутся. Однако Тони недолюбливает эльфов, поэтому не советую посвящать его в дела Домов. С Иженом все попроще, но он вряд ли станет что-либо утаивать от старшего товарища. Хотя приказ выполнят оба, от кого бы он ни исходил. Но постарайся до такого не доводить.
   - И как ты с ними сошелся? Ведь помню, что ушел ты не по-хорошему. Десятка на тебя до сих пор зуб точит.
   Я невольно хмыкнул. Совсем недавно Марвид был Третьим в этой самой Десятке - и ничего, не убил меня пока, а значит, либо смирился, либо раскусил... Не важно.
   - А их и приставили за мной следить. К сожалению, узнал я об этом факте только прошедшим летом.
   Марвид удивленно и чуть насмешливо изогнул левую бровь.
   - И ты сохранил с ними отношения после этого?
   Удивляйся-удивляйся. Мне это льстит - доказывает, что и я на что-то годен. Все же не часто удается показать телепату всю глубину его заблуждений.
   - Сохранил. Ибо сам был виноват, что не заметил наблюдения сразу. Больше я такой ошибки не совершу.
   Марвид улыбнулся, не покровительственно - удовлетворенно. Словно я выучил очередной урок - и это не может не радовать старого учителя.
   Бездна! Как же это оказывается приятно, когда тобой... гордятся?
   Ладно, отложим лишние вопросы до лучших времен, а пока вернемся к более насущным делам.
   - Ты с детьми уже познакомился? - поинтересовался я, вспомнив о своей проблеме номер два.
   Марвид кивнул.
   - И что скажешь?
   - Очень талантливые, - задумчиво поглаживая лежащую на плече косу, неспешно произнес он. - Риника уже сейчас готова соткать собственную паутину. Ее единственный недостаток - возраст, но это со временем пройдет. Остальные тоже на уровне. Особенно хочу отметить твоих найденышей. Крайне интересные экземпляры.
   - Мои? - я непонимающе нахмурился. Они все найденыши и все в некоторой степени мои. Так о которых идет речь?
   - Близнецы. Очень ярко выраженные способности, однако, узкой направленности. Их дар скорее наш, чем людской.
   Бездна! Это он о чем? Только не говорите, что...
   - Они полукровки, мальчик. Так что доказательства теперь даже для Совета, предпочитающего всегда и на все закрывать глаза, более чем весомые. Достаточно только предъявить их - и все возможные вопросы сразу же исчезнут.
   Садхар... Садхар!
   И как я сразу не догадался?! Единственная возможность быть рыжим в стенах того города - быть ифритом. Или иметь кровь демонов в своих жилах.
   - Кстати, этот их "воспитатель", Боб... он тоже меня заинтриговал. Не думаю, что ты это заметил - все-таки прошел достаточный срок, чтобы следы оказанного воздействия сгладились, - но когда-то он носил с собой "альксану". И не нашу.
   "Тёмник"?! Боги Изначальные, Всеблагие! Да есть ли в этом мире хоть один человек, не повязанный с Орденами?!
   - Думаете, что он им все еще служит? - глухо спросил я. Не хотелось верить... он же мне почти стал другом!
   - Нет. Иначе бы близнецы давно были полностью обученными боевыми единицами. Таким материалом не разбрасываются, мальчик. Думаю, он ушел от них.
   - От "альксаны" не уходят, - возразил я.
   - Но ты же ушел. Почему кто-то другой не мог поступить также?
   Потому что, чтобы порвать, нужно иметь очень вескую причину. А еще необходимо желание порвать. Отказаться от призрака власти, заключенном в небольшой пластинке. Отречься от многих лет собственной жизни...
   Это невозможно. Уж я-то знаю, о чем говорю. Даже вас, учитель, "альксана" все еще крепко держит. Можно сдать свой пост, можно уйти из организации, но перестать Играть невозможно.
   "Альксана" бывшей не бывает.
   - Учитель, присмотритесь к нему. И если появится возможность - вытяните из него все, что можно об этом их ордене.
   Марвид насмешливо глянул на меня. Веселые искорки хороводом кружились на дне изумрудных глаз, выдавая его отношение к моим словам.
   - Мальчик, кого ты пытаешься учить? Это даже не смешно.
   Действительно, глупо. Этот морид состоял в "альксане" задолго до моего рождения и будет служить ей и много после моей смерти.
   - А что со спасенными детьми? - признавая поражение, спросил я.
   - Биата прибудет только через пару недель. Но Мей их подлатал. Он, оказывается, неплохой целитель... - задумчиво сообщил он, растеряно теребя кончик косы. Кажется, Марвида заинтриговали метаморфозы, произошедшие с воспитанником. Что ж, пусть попробует выяснить все сам. Хотя лично я сомневаюсь, что у него выйдет - если уж даже у меня не вышло!..
   - Он на многое способен. Его таланты превышают даже самые смелые надежды.
   - И тебе это не удивляет? - хмуро уточнил Марвид. Готов поспорить, он только что убедил себя, что я и Мей состоим в заговоре, причем скорее всего мировом... говорят, паранойя - это профессиональная болезнь опытных тайников... может, и мне ею заразиться?
   - Нисколько. Мей - это Мей. Одно его существование противоречит десятку законов. Так же как и мое, кстати. Так что удивляться некоторым нашим талантам при таких исходниках - глупо.
   На это Марвиду возразить было нечего.
   Всего лишь отражения...
   Нет - всего лишь осколки зеркал. К сожалению, до полных отражений нам очень и очень далеко.
   Осколки! Осколки-осколки-осколки...
   Кусочки мозаики! Полные? Нет! Нет-нет-нет...
   Не ожидав вновь услышать их, да еще и так скоро, я пошатнулся. Марвид поддержал меня. Изумрудные глаза удивительно твердо смотрели на меня, словно выискивая что-то...
   - Ты в порядке? - спустя удар сердца спросил он.
   - Не уверен, - все еще слыша гул чужих голосов, осторожно произнес я. Казалось, что стоит чуть пошевелиться - и голова множеством осколков осыплется на пол. Бездна! Как же меня они достали.
   - Тогда тебе лучше вернуться в комнату. Ты явно перенапрягся.
   Я неуверенно кивнул, хотя что-то мне подсказывало - перенапряжение здесь ни при чем. Но что тогда? Безумие? Слишком простой вариант, не находите? Да, обычно мир любит простые решения, но не в том случае, когда речь заходит о Двуцветном Лорде... ибо само мое существование опровергает саму возможность слова "обычно".
  
   На этот раз удалось обойтись без навязанных видений, хотя по пробуждении я чувствовал себя еще более разбитым, чем накануне. Ничего, переживу как-нибудь.
   Мея в кресле не обнаружилось. Это хорошо - может, хоть отдохнет нормально... но как раз в этом я и сомневаюсь. Скорее всего он уже где-то нашел себе занятие и, пока снова не свалится от усталости, не успокоится.
   Вот уж неугомонное создание! Но именно эта живость характера меня в нем и привлекает. Он совершенно не похож на остальных эльфов, такой непосредственный, неловкий... был. Много ли осталось от того Рыжика, что мне встретился в Вирде? Сомневаюсь, ибо такие, как он, не выживают в нашей среде.
   Это точно!.. точно-точно-точно... - тяжело вздохнуло многоголосье.
   Я даже не удивился. Устал уже. Хватит и того, что я их слушаю.
   Быстро приведя себя в порядок (не хватало еще, чтобы сиды пугаться начали!), я выбрался из своей берлоги. Что-то в последнее время я слишком часто оказываюсь здесь, причем чаще всего не по собственной воле, а в силу обстоятельств. Не нравится мне это. Нет, прочность у меня теперь куда ниже, чем у двуликих, да и эльфы запросто меня обставят, но все равно я не должен так быстро выдыхаться. Словно из меня кто-то специально силы тянет! Впрочем, нечего искать виновных там, где целиком и полностью виноват сам. Что ж, придется учиться заново распределять нагрузки, иначе долго это тело в таком темпе жизни не протянет.
   Не успел я обдумать эту мысль до конца, а меня уже выловил какой-то сид и, уверяя, что я-де где-то там срочно нужен, почти ненавязчиво потащил меня куда-то.
   Бездна! Дай темным воли - и они на шею сядут! В этой старой как мир истине я убедился всего пару минут спустя. К чему это я? А к тому, что вездесущие сиды уже облазили дом снизу доверху и обнаружили именно то, что искали - зал для приемов. Зачем он им понадобился? Вот и мне хотелось бы знать, вернее было бы лучше - не знать. К сожалению, если в поле зрения сидов оказывается Князь, то они начинают искать ему какой-нибудь более-менее подходящий трон. А кто ищет, как известно, что-нибудь да найдет. В общем, меня почтительно отконвоировали до кресла, временно исполняющего обязанности трона Северных Владений...
   И почему я не сбежал вчера?! Даже дезертирство за грань в гости к danely Смерти теперь казалось вполне приемлемым выходом. Вот интересно, если я сейчас предприму попытку к бегству, они меня потом к этому пыточному инструменту, по недомыслию названному стулом, привяжут? Или все же позволят уйти? Хм... второй вариант - явная фантазия, а вот первый... что-то есть такое во взгляде стоящей по правую руку от трона Сай'Шэ, что заставляет меня подозревать: воительница готова пойти и не на такие меры, только бы Князь оставался там, где должен. Что ж, один денек и на стульчике посидеть можно, особенно если кому-то это доставит такое удовольствие. Но прежде, хотя бы для вида, надо посопротивляться, иначе еще решат, что я очередную каверзу замышляю.
   - Ну и зачем весь этот балаган? - негромко спросил я у воительницы, когда все "посторонние" сиды отошли на положенное расстояние. Теперь можно было разговаривать, не опасаясь ежесекундно быть услышанным.
   - Это не балаган, - так же тихо ответила сида, - это твое место. Хочу напомнить, что ты не имеешь никакого понятия о происходящем в городе. Доклад будешь принимать по положенному протоколу - не нервируй ребят, они и так не могут понять, что сделалось с их Князем и почему он себя так странно ведет. Это раз. Далее, напоминаю, что тебе необходимо провести инициацию у своего "детского сада" и принять их клятвы. Следовательно, опять нужен зал, трон и ты. Ну и, наконец, прибыл наследный княжич Западный, что тоже...
   - Нар здесь? - не желая слушать нудные нравоучения, я зацепился за первый же повод сменить тему. Тем более все прочие дела в данный момент могут обождать, а вот мое предполагаемое безумие... оно с каждым мигом становится все реальнее и реальнее. А значит, сейчас мне как никогда нужна его помощь. Тем более голоса в моей голове не смолкали ни на минуту, просто иногда они звучали приглушенно, почти не различимо, но вот, как долго продлится это затишье, я не знал. В любой момент они снова могут зацепиться за какое-нибудь промелькнувшее слово и закричать, бесконечно повторяя его.
   Сай'Шэ, услышав, как я назвал Западного княжича, удивленно вздернула брови. Сколько себя помню, больше всего на свете она не любила недостаток информации.
   - И с каких это пор Затаившиеся оказались в вашем личном кругу?
   - Не так давно, чтобы ты могла об этом знать.
   - Да? Может, тогда мой Князь соизволит сообщить мне что-нибудь еще столь же любопытное? Может, существует что-то, о чем мне следует знать? - язвительно осведомилась сида. Ее явно оскорблял тот факт, что я принимаю решения, не только не согласовывая их, но и не сообщая об оных позже. Неужели, она действительно считает, что я обязан это делать? Забавно. Даже любопытно, что еще, по ее мнению, я должен делать только с их разрешения?
   - Уверяю вас, sela, все, что нужно, вы знаете. Остальные сведения для вас излишни, - хищно улыбнувшись, уверил я сидскую принцессу.
   Сай'Шэ удивленно моргнула и как-то совсем иначе посмотрела на меня. Не нравлюсь? Так сами таким меня делали. Я привык к свободе, sela, и не собираюсь ее терять.
   Воительница уже собиралась что-то сказать, но в этот момент распахнулись парадные двери и очередной сид (все-таки для одного отдельно взятого дома их многовато) объявил о прибытии княжича Эйнарна. Я поднял руку и ленивым жестом попросил звать высокого гостя. Все же старые привычки неискоренимы. Даже те, которые старательно изживал, вернутся сразу, как немного ослабишь контроль.
   Нар вошел в комнату стремительно и уверенно. Еще на пороге, едва заметив меня, он широко улыбнулся. Я уже собирался ответить тем же, но вслед за ним показались закованные в черную броню рыцари. Улыбка увяла на корню. Впрочем, одно радовало - выражения лиц рыцарей не сильно отличались от моего.
   - Ксан, к чему такой официоз? - нисколько не обращая внимания на пылающий взгляд Сай'Шэ, Нар подошел ко мне. Первая же попытка, предпринятая мной с целью покинуть трон, окончилась полным провалом. Сай'Шэ просто-напросто бесцеремонно толкнула меня обратно. Пришлось подчиниться. Не устраивать же драку из-за этого, верно?
   Эйнарн, окинув эту комнату взглядом, понимающе улыбнулся. Интересно, а мориды со своими Князьями обращаются так же? Или все-таки в этом мире есть еще нормальные слуги, не страдающие манией самостоятельно воспитать себе правителя?
   - Значит, это представление разыграно не для меня? А для кого тогда? - демонстративно не обращая внимания на сидскую принцессу, спросил у меня Нар.
   - В основном ради сидов. Они без этого не могут. В меньшей степени для малолетних магов. А ради тебя, уж не обессудь, я на эту пытку не пошел бы. Кстати, раз уж ты все равно здесь, то вместе послушаем, что тут мои эльфики разузнали, - с улыбкой произнес я, а потом повернулся к воительнице: - Sela, распорядитесь, пожалуйста, принести кресло для княжича Эйнарна. Как-то неудобно, если он так и останется стоять, вы не находите?
   Сай'Шэ раздраженно сверкнула глазами, но подчинилась. Вот что я люблю в сидах, так это их привычку беспрекословно исполнять озвученные при посторонних приказы. Всегда. Какими бы бессмысленными они не были.
   Спустя пять минут Нар уже со всеми удобствами расположился рядом со мной, а две полные триады навытяжку замерли в нескольких метрах от нас. Остается только верить, что долго разглагольствовать они не станут. Хотя надежда эта, сразу скажу, довольно-таки призрачная.
   Когда ведущие троек закончили официально-протокольную часть встречи, я уже был готов выгнать их к двуликим!
   В сотый раз за неполный час устало вздохнув, я глянул на откровенно наслаждающегося ситуацией Нара (все верно: не он же играет главную роль в этом фарсе!) и принял решение.
   - Ребят, - нарушив с добрую сотню правил, обратился я к темным, - может, мы немного сократим вашу предстоящую речь? Примерно на треть, а еще лучше - в два раза.
   Сиды посмотрели на меня как на врага народа. Нет, я понимаю: традиции и все такое, но мы же не в Норсе, да и ситуация...
   Точно! Как же все-таки хорошо, что в свое время я заучивал не только старые легенды, но и в своды законов пару раз заглядывал. На миг прикрыв глаза, я воскресил в памяти нужный норматив.
   - Согласно решению Ариана Снежного от 5231 года с момента Основания Империи, в военное время и приравненное к нему все официальные донесения подаются в максимально сжатой форме. Вопросы?
   Теперь на меня все смотрели как на новое чудо света. Даже Эйнарн глянул как-то подозрительно.
   - Ты что и вправду их учил?! - не сдержал своего удивления Нар. Сиды потрясенно кивнули - то ли таким образом поддерживая вопрос Западного, то ли подтверждая дурость своего Князя.
   - А что еще с ними было делать? - хмуро поинтересовался я, вспомнив сколько времени было убито на эти законы и правила.
   - Знаешь, хватило бы разок пролистать. Их досконального знания от тебя никто не стал бы требовать, достаточно просто в случае необходимости знать к какому из многочисленных томов следует обратиться.
   М-да... А мне это опять "забыли" сообщить? Или просто я не обратил внимания? Не помню. Может, действительно прослушал, но не исключено и умышленное "забывание" со стороны наставников.
   - И как? Много законов помнишь? - демонстрируя свое неуемное и несколько неуместное любопытство, поинтересовался Нар.
   - Все, - негромко ответил я, чем повторно ввел присутствующих в состояние близкое к тупому удивлению - по крайней мере, связных мыслей на их лицах не отразилось ни одной.
   - А помимо них? Что-нибудь еще заучивал? - кажется, Западный княжич решил выяснить все и сразу, ибо мало ли чего еще можно от меня ожидать. Вот только как ответить на этот его вопрос? Что я заучивал? Честно? Все. Насколько я помню ни для Марвида, ни для последующих учителей не существовало ненужных знаний - я должен был помнить и уметь все.
   Видимо, что-то из этих мыслей отобразилось на моем лице, потому что Нар как-то обречено-обескуражено качнул головой и негромко пробормотал что-то типа "не исправим".
   Ладно, после разберусь с сородичем, вначале надо все-таки узнать, что хотели сиды. И вернуть их всех на границу, а то совсем обнаглели - кто там вместо них будет на страже стоять? Опять я? Ну нет! Больше меня в их проблемы и калачом не заманишь!
   Хм, хотя именно еда сейчас лишней не была бы... Бездна! Когда же я ел нормально в последний раз? Как назло не вспоминалось, кажется, это было еще до того как Сай'Шэ со товарищи отправилась вызволять детей...
   И после этого они еще надеются, что я вернусь на трон?! Да я тут сдохну на третьи сутки - работы много, а кормить забывают!
   - Danell, если коротко, то в городе не осталось никого из враждебно настроенных граждан. Неясно откуда взявшегося местного князька устранили. Всю правящую верхушку основательно проредили, но убрали только предателей и неблагонадежных аристократов. В данном деле неоценимую помощь нам оказал sell Marwide.
   Я кивнул, принимая эту информацию к сведению. Благодаря Марвиду основательно почистить аппарат городской власти удалось быстро и практически безболезненно. Действительно, надо не забыть поблагодарить его при встрече - он вовсе не обязан был вмешиваться и уж тем более помогать. Впрочем, когда дело касалось меня он вмешиваться всегда. Вернее, так было всегда за исключением одного раза. Но это было его решение и его право. Виню ли я за это своего бывшего наставника? Наверно, уже нет. Даже если бы Марвид тогда настоял на своем - Совет не прислушался бы. Так что единственное, чего он мог добиться демонстративным неподчинением - пострадать на пару со мной. А я не вправе от кого бы то ни было требовать такой жертвы.
   - Что-то еще? - отогнав от себя посторонние мысли, поинтересовался я у сидов. За прошедшие с их доклада пять минут они ни разу не пошевелились, а значит, им определенно есть что добавить.
   - Да, - на этот раз заговорил один из магов. Если честно, то различал я темных только по прическам. Воины носили высокие хвосты. Лучники заплетали у висков множество косичек. Маги же оставляли волосы распущенными и только две височные пряди связывали на затылке особым образом. В общем, уши на всеобщее обозрение выставляли все поголовно, но сами прически разнились. И это существенно облегчало мне жизнь.
   - Я слушаю.
   - Грани вокруг города все еще не пришли в норму, - спокойно сообщил маг, задумчиво накручивая темный локон на палец. Хм... а дело-то серьезное, в противном случае этот сид стоял бы вытянувшись в струнку. Он определенно сбит с толку, только этим я могу объяснить этот слишком уж домашний жест. Любопытно, что же я такого натворил, что даже обычно хладнокровные сидские маги так взволнованы?
   - Изменения? - как можно нейтральнее поинтересовался я. Пусть думают, что я и так все знаю, а сейчас просто проверяю их компетентность. Потому что если они узнают, как дела обстоят в действительности... боюсь, тогда меня просто прибьют по-тихому, чтобы не думал больше на мироздание замахиваться, тем более не зная, как оно устроено.
   - Создана обособленная ментальная сеть. Любой маг-сид в любой момент времени может связаться со своим коллегой, даже если тот находится на другом конце материка. В общем, вы заметно упростили нам работу, danell. Спасибо.
   Угу, как же верю, особенно в твою благодарность. Ладно, не мне тут придираться, тем более то, что хотел, я все-таки выяснил, а дальше и сам разберусь. Не маленький уже.
   - Что-нибудь помимо этого?
   - Нет, danell. Все прочие искажения носили временный характер и постепенно сглаживаются. Думаю, через неделю данный сектор полностью стабилизируется.
   Вот и замечательно! Если я создал только сетку - не страшно. Ну, погудят в Совете пару недель и успокоятся. Могло быть и хуже. Много-много хуже.
   - Ясно, вы свободны.
   Сиды церемонно поклонились и неспешно покинули зал. С трудом сдержав вздох облегчения, я взглядом проводил темных до дверей. Что ж, с этой проблемой мы разобрались, пора переходить к следующей, тем более еще немного - и она встанет в полный рост...
   Я, тщательно прорисовав на лице жалобное выражение, глянул на Сай'Шэ.
   - Sela, а кормить-то меня сегодня будут?
   Боги Изначальные, Всеблагие! Она покраснела! Сай'Шэ и вдруг смутилась!
   Пока я вовсю наслаждался этим небывалым зрелищем, она, пробормотав что-то типа "сию секунду", быстрым шагом покинула зал. И только негромкий смех Нара говорил, что мне ничего не привиделось...
   Сумасшедший дом. Впрочем, чего еще было ожидать, если здесь - я?
  
   Обед! Как много в этом слове!
   Особенно, если в последний раз нормально питался дня так три назад. Так что собравшихся за столом я пугал горящими голодными глазами. Вначале особо впечатлительные личности поглядывали на меня с некоторой степенью настороженности, но потом ничего, обвыкли.
   Кстати, за столом было не так уж и много народу, только те, кого я в некотором роде - вольно или нет - приблизил к себе. Мей. Марвид. Сай'Шэ. Нар. Боб. И дети. Вот последним было абсолютно все равно, до какой степени оголодал Князь, им лишь бы собственные желудки набить да поорать вдоволь. Марвид, в начале обеда хоть как-то еще пытавшийся призвать этот детский сад к порядку, теперь уже убедился во всей тщетности собственных усилий и махнул на них рукой. Да, определенно, одного воспитателя на них маловато будет. В идеале каждому из них надо подобрать наставника, но где их столько взять?
   Впрочем, пусть эту проблему решают Вейрин с Советом, а я самоустраняюсь. И так уже сделал больше, чем собирался вначале.
   Но меньше, чем мог.
   И это задевает. Я не всемогущ - ни в коем разе! - но иногда очень хочется в это поверить. Кто бы только знал, как сильно мне хочется обмануться!
   - Ксан? - Риника обеспокоено уставилась на меня. Остальные, почувствовав ее настроение, посмотрели на меня не менее взволновано.
   Я уже хотел было спросить, в чем дело, когда чужой низкий раскатистый смех докатился до меня.
   Обмануться?! Обмануться-обмануться-обмануться...
   Поверь нам! Верь-верь-верь!..
   Мы все сможем! Можем-можем-можем...
   Вместе? Вместе-вместе-вместе!..
   Глухо застонав, я схватился за голову. Боги, заткните их кто-нибудь! Я не могу так больше!
   Можешь-можешь-можешь!.. - возразило безумное многоголосье.
   Отстаньте уже. Не могу! Эта какофония слов, образов, звуков сводит с ума! Еще немного и я...
   Можешь! И мы докажем! Докажем-докажем-докажем...
   Мы полезные! Полезные-полезные-полезные... - И тишина, словно их выключили. Только эхо последних слов слабо дрожит в гулкой пустоте.
   Слава всем богам! Я уж думал, они меня совсем извести решили.
   Отчаянно захотелось пить. Не открывая глаз, я протянул руку к стакану. Несколько судорожных глотков, служащих помимо всего прочего еще и ширмой для установления внутреннего равновесия.
   Открываю глаза и замираю, ибо все собравшиеся таращатся на меня как на трехголовое чудо-юдо. То есть помимо заметно увеличившихся в размере глаз - разных оттенков, но одинаково осоловелых, в наличии присутствуют и вытянутые лица... не будь я сам причиной такой реакции, то можно было бы и посмеяться, а так остается только гадать, что на этот раз я сделал не так.
   Я вопросительно глянул на Мея. Из всех присутствующих он выглядел наиболее вменяемым. Хотя... почему это ты смотришь на меня с таким ...страхом, Maye?
   Та-ак. Милая реакция. Узнать бы еще - на что.
   Кстати, а куда это они смотрят-то? Не на меня же, а чуть ниже...
   Я опустил взгляд, чтобы понять, что вывело из равновесия моих сотрапезников. Миг - и сам застываю с таким же глупым выражением лица.
   Стакан, из которого я только что пил, все еще был зажат в руке. Вот только на самом дне плескалась не чистая колодезная вода (вино не люблю, да и не ко времени сейчас напиваться, а ягоды в Каленаре еще месяц назад сошли), а блекло-серебристая жидкость в отсветах магических лампад мерцающая радужными бликами. И вот это я заливал в себя?! Ну ничего себе!
   Стоп! Но ведь это зелье только Сияющие и умеют создавать! Это как-то связанно с особенностями их дара...
   Растеряно взяв в руки кувшин, стоявший здесь же недалеко от меня, я немного покрутил его в руках, а потом мысленно приказал воде измениться... и жидкость послушно приобрела новые свойства, не задавая глупых и ненужных вопросов.
   Вот так и...
   Стоп! Зеркало мне! Немедленно.
   Кинжал неохотно появился в руке, но теперь я хотя бы мог увидеть свое отражение...
   ..!
   Что б их всех!..
   С отполированной серебристой поверхности на меня смотрели ошарашенные лиловые глаза...
   Ну вот как?! Объясните мне, как в мою родословную затесались Сияющие?! Да еще и правящая ветвь?!
   Пока я придирчиво изучал доказательства кровного родства с Нурнаилом (остается только надеяться, что родство достаточно дальше... не нужно мне таких родственничков! Тех, что есть вполне хватает!), остальные более-менее оттаяли. А Мей даже покинул свое место. Ни слова не говоря, он приблизился ко мне и все так же молча отвесил мне оплеуху.
   Бездна! Это еще за что?!
   - Ну что? Пришел в себя? - с искреннем участием поинтересовался он, гипнотизируя меня равнодушными золотыми глазами.
   Я потрясенно кивнул. Вот уж чего точно не ожидал от него...
   - Вот и замечательно, - с какой-то бездушной улыбкой глядя на меня, произнес этот странно-чужой Мейлон. - В таком случае продолжим трапезу, - на этот раз он смерил взглядом всех остальных. И с каким-то преувеличенным энтузиазмом все вернулись к своим тарелкам.
   Боги Изначальные! На что же ты еще способен, а, Рыжик? И так ли я хочу это знать теперь?
   "А ты, пожалуйста, впредь воздержись от демонстраций при таком скоплении народу. И остальных удержи", - негромко прошелестел в моей голове голос Мея. Почему-то сразу вспомнился Ландыш, северный ветер всегда говорил со мной столь же тепло и мягко. Жуть.
   Справившись с какой-то внутренней оторопью, я удивленно глянул на Мейлона, но он уже как ни в чем ни бывало уплетал салат и в мою сторону даже не смотрел.
   Кто же ты все-таки такой? И чем мне это грозит?
   Он не ответил, но я этого уже и не ждал.
  
   На выходе из столовой меня ждал очередной сюрприз: напротив дверей, прислонившись к стенке, стоял знакомый мне по визитам к Бертино морковно-рыжий мальчишка. Увидев меня, он просиял и быстро оттарабанил:
   - Сорис, мой хозяин просит, чтобы вы навестили его сегодня. Речь идет о старом долге.
   Старом долге? Единственное, что задолжал мне Берт - это информацию. Неужели, старый лис умудрился выяснить что-то новое? Коли так, что мне действительно стоит к нему наведаться.
   - Я буду, - сообщил я, пока кто-то из напряженно вслушивающихся в нашу беседу индивидуумов не влез со своими вопросами и комментариями.
   Отпустив мальчишку (не забыть бы выяснить, каким чудом он попал внутрь и кого за это надо "благодарить"), я повернулся к эльфам и Нару. Слава богам, хоть детям не интересно, где и с кем я провожу время. А вот с этими любопытными мне придется объясняться, иначе из дома не выпустят, по крайней мере, без сопровождения... К сожалению, два-три боевых клина это не то, что мне хотелось бы видеть рядом с собой в человеческом городе, даже если этот город принадлежит моей Семье.
   Тяжело вздохнув, я негромко произнес:
   - Спрашивайте.
   - Кто это был? - разумеется, первой свое любопытство решила удовлетворить Сай'Шэ. Действительно, как же тут без нее. Я же еще дите сущее - без нее ну никак: заблужусь, потеряюсь, убьюсь!..
   - Мальчик, - мило улыбнувшись, сообщил я. И вовсе я не издеваюсь, кто бы там что ни подумал, просто я и правда не знаю, что это за ребенок и для чего он находится при Берте.
   - Алесан!
   Да знаю я, что я Алесан. Меня сейчас совершенно другое интересует: кто-нибудь из собравшихся помнит, сколько мне лет? Или считают сопливым мальчишкой, типа того, что только что выбежал отсюда?
   - Что, sela? Думаю, я все еще свободен в своих перемещениях. По крайней мере, до тех пор, пока рыцарям не отдадут соответствующий приказ о моем возвращении в место заключения, - на этот раз я раздраженно посмотрел на Эйнарна. Западный, уловив мою злость, только поднял руки - сдался. Минус один.
   - Вы свободны в своих перемещениях, danell, - не менее официально ответила Сай'Шэ, сверкая темно-синими глазами. - Но между тем мы обязаны заботиться о вашей безопасности.
   Боги! Опять они с этим!
   - Сай'Шэ, уверяю тебя, уж о своей безопасности я позаботиться сумею. По крайней мере, не тебе меня пришлось доставать из капкана, в который даже не каждый ребенок попадется! - Да, жестоко, но если их всех сейчас не поставить на место, потом они с моей шеи уже не слезут. Сай'Шэ сразу же сникла. Не так много в ее жизни было ошибок, вот и не научилась она с ними смиряться.
   Марвид, обозрев все происходящее с высоты своего возраста, даже не стал время тратить на демонстрацию своего разочарования, вместо этого он просто отвернулся и пошел искать детей. Простите, учитель, но вы сами говорили, что я вырос, а значит, ни в чьей опеке не нуждаюсь.
   - От меня тебе не отделаться, - вдруг произнес Мейлон. - По крайней мере, пока я жив.
   Эта оговорка мне не понравилась. Собрался на тот свет, Рыжик? Но кто ж тебя отпустит? Уж точно не я.
   - Да иди, если хочешь, - я безразлично пожал плечами. Один рыжий эльф - это не три боевые тройки Темной Стражи, как-нибудь смирюсь с его присутствием.
  
   Дом мы покинули лишь час спустя - мне пришлось вновь влезать в запылившуюся шкуру убийцы. Мей на мой очередной образ никак не отреагировал, лишь мазнул при встрече рассеянным взглядом.
   М-да, прежний Рыжик обязательно бы высказался, а этот все в себе держит. Но так даже лучше. Хоть и непривычно.
   До магазинчика Бертино мы добрались тихо и без проблем - странности начались, когда мы вошли. Стоило Берту меня увидеть, как он молча достал из-под прилавка какой-то длинный сверток и сгрузил с таким видом, будто это был конец всего. Я не пошевелился, только чуть вопросительно дернул бровью.
   - Вот, - раздраженно произнес Берт, пододвигая сверток ко мне.
   Э-э... а разве я заказывал оружие? Не припоминаю такого. Нет, определенно дальше смутного желания когда-нибудь заняться этим вопросом дело так и не зашло.
   - Что это? - спросил я, так и не дождавшись каких бы то ни было пояснений со стороны Бертино.
   - Причина всех моих неприятностей, - произнес он и небрежно дернул на себя грубое полотнище. Из свертка на прилавок выпало два идентичных до последней завитушки на рукояти меча. Мей удивленно выдохнул, а я замер рассматривая "близнецов", вспоминая их и знакомясь - заново. В свое время я создал всего две пары "зеркальников". Одна из них нашла себе хозяина в лице Ша'Рэла, а вторая... вторую выкрали еще до того, как я успел дать им имя, а значит, до того, как они осознали собственную суть.
   И вот они вернулись.
   Два нешироких - всего в пол моего мизинца - прямых довольно длинных лезвия, покрытых причудливым рисунком, состоящим из серебристых и почти черных линий. Такое чувство, словно кто-то расписал их неведомыми знаками. Замечательно смотрится. Рукояти мечей сплетены из трех прутов круглого сечения, друг от друга отличающихся лишь оттенками - от матово-белого до темно-серого. Гарда типа "ласточкин хвост"... в общем, говорить о них я могу долго, но вряд ли кто-то кроме другого мастера сможет понять мой восторженный лепет. Единственное, что отличало эту пару мечей от любой другой, вышедшей из рук умелого кузнеца, так это причудливая вязь рисунка, шедшего по гарде и плавно спускающегося на лезвие, к моему клейму. Небесно-голубой орнамент удивительно уместно смотрелся на серебристо-сером металле. И эта, казалось бы несущественная деталь, превращала почти обычные клинки - в артефакты.
   - Как тебе это удалось? Я же пробовал из вернуть... не было ни шанса.
   - Прежний их владелец умер, а с наследниками удалось договориться. Они даже не знали их истинной стоимости.
   Я нерешительно коснулся лезвия одного из мечей и почти любовно погладил одно из своих последних творений. "Зеркальник" сразу же откликнулся, потянулся ко мне...
   - Они еще не пили крови, - пораженно произнес я, почти не веря собственной удаче.
   - Может быть, - безразлично пожал плечами Берт, - Они были в коллекции одного из лордов Садхара, а там предпочитают честной битве подосланных убийц.
   Бездна! Но это значит, что их еще можно спасти! Они еще смогут пройти обряд имянаречения и получить достойного владельца.
   - Ну что, danell, квиты? Я больше не желаю иметь дел ни с вами, ни с вашим Домом.
   - Почему? - это был совсем не праздный вопрос. Я действительно не понимал, как можно отказаться от связи с Домом, тем более, когда она приносит определенный доход.
   - Потому что теперь это не безопасно. Я и так засветился, когда выкупал этот ваш дом, а после того представления, что вы там устроили... я не тороплюсь на серую тропу, danell. А денег мне хватит и на безбедную старость и детям-внукам что-то да перепадет.
   Вот оно как. Прижали тебя, Бертино. Сильно прижали, если ты решил от меня откупиться.
   - Хорошо, будь по-твоему. Больше я тебя не побеспокою, - я согласно склонил голову. В конце концов, он не единственный мой осведомитель в Каленаре, просто среди прочих его долг мне был наиболее существенным. Но раз "зеркальники" у меня... что ж - мы квиты.
   - Удачи, Берт.
   - И вам ровного пути, danell. Но постарайтесь направлять свои стопы в противоположную от моего дома сторону.
   Я, завернув оба меча в ткань, поспешно покинул магазин. Еще одна потеря. Не то чтобы я был сильно привязан к Берту, но - привык. В свое время мы немало дел провернули, на него я мог положиться - не полностью, конечно, но в достаточной мере. И вот очередной разрыв. Что-то на этот раз Каленар приносит мне только расставания, уже не обещая новых встреч...
   Жестоко. Но необходимо. Я слишком сильно оброс связями - пора их проредить чуток.
   Едва мы отошли от лавки Бертино, как Мей подверг меня допросу, вполне ожидаемому, кстати, странно, что он молчал до этих пор.
   - Что это за мечи?
   - Мои, - из всех вариантов этот ответ был самым верным.
   - Я понял, что теперь они твои, но откуда они взялись?
   Ничего ты не понял, Мей. Даже того, что я не умею танцевать с "близнецами", хотя именно этот факт очевиден. Я с одним-то мечом с трудом справляюсь, а два - это вершина искусства. Так что в качестве оружия они для меня бесполезны. Не разлучать же их! Да и связь между ними очень крепкая - в разные руки не дадутся. Забросить один из них в чулан? Так оба же обиду затаят! А нет ничего хуже, чем меч, обиженный на владельца - в самый неподходящий момент подведет.
   - А я похож на двуручного бойца? Мей, не дури. Мои они. Я их выковал. Лет двадцать назад. Но их выкрали еще до завершения в полном смысле слова. Сбыли их через Бертино. Собственно, так я и узнал его. Совсем немного опоздал тогда... Отследить их не удалось - слишком длинной оказалась цепочка посредников. Поэтому, распрощавшись с надеждой когда-либо увидеть их вновь, я предъявил счет Берту. Вот он и отрабатывал свой долг, как мог. Если честно, я уже давно смирился с их гибелью - попробуй они хоть раз живой крови, они бы потеряли себя. Но мне повезло. Так что скоро семейную сокровищницу пополнят еще два артефакта. Хотя... Мей, а как у тебя дела обстоят с двуручным боем?
   - Не думаю, что лучше, чем у тебя, - хмыкнул он. - Всегда предпочитал, чтобы вторая рука была свободна. Но эта пара великолепна. Я даже не сразу понял, что они еще не разбужены.
   Вот-вот. Мне тоже вначале показалось, что они уже завершены. Не мной - случайно. К счастью, оказалось, что это не так. Но структура первоначального плетения за эти годы выровнялась, словно бы вложенные в сталь осколки стихий пришли в гармонию с металлом. Возможно, если не направлять развитие заготовки, со временем она сама находит точку внутреннего равновесия? Любопытная идея. Ведь в итоге получится, что такая заготовка гораздо лучше впитывает новые свойства, а значит, и на выходе можно получить гораздо больше...
   Я задумчиво погладил сверток. Они уже совершенство, такие мечи украсят собой биографию любого мастера. Впрочем, они еще не мечи в полной мере - лишь безымянные заготовки... на редкость идеальные заготовки.
   И я даже примерно не представляю, кому смогу доверить столь своевольное и грозное оружие. Как назло никто достойный не вспоминается. Мало кто будет способен сладить с ними по пробуждении. К сожалению, умение фехтовальщика в этом деле не поможет, тут нужно что-то другое...
   Так бы я и шел, погрузившись в решение очередной проблемы, если бы Мей внезапно не ускорил шаг. Мы как раз пересекали какую-то многолюдную площадь, так что его поведение показалось мне несколько странным. Может, он увидел что-то интересное? Но Мей, напротив, опустил взгляд и, старательно делая вид, что его здесь и вовсе нет, упрямо прокладывал себе путь сквозь людские массы.
   Любопытно, с чего это он так? Да и народу тут что-то многовато...
   И тут я услышал ее...
   Лица не видно в отраженьях
   Мне маска ближе и родней
   Я принимаю пораженье
   От плода собственных идей.
   Ты ли это, девочка?
   Я остановился, вынудив Мея обреченно вздохнуть и поступить так же. Что, Рыжик, тоже знаешь эту менестрельку? Или тебя так раздражает эта вынужденная остановка?
   Мне маски кажутся родными -
   На каждый день своя игра.
   Я потерялась между ними...
   Мне не найти средь них лица...
   Опять препарируешь людские души, маленькая? Или эта песня для одного-единственного слушателя?
   Чужие лики в отраженьях,
   Чужие мысли в голове.
   Я потерялась! Я чужая -
   Главней всего: сама себе!
   Наконец, я сумел ее разглядеть в просвете между людей. Все такая же хрупкая, но громкая. Привычный черно-белый рисунок на лице. И снова фонтан в качестве импровизированной сцены. Только на этот раз она не одна - на брусчатке, в серой пыли, сидел старец и очень бойко для своего возраста перебирал струны старой лютни. Негромкий, нарочито-скрипучий звук дополнял песню, внося в нее нотку какой-то необыкновенной завершенности.
   Смешно ли путать отраженья
   Всего - в себя, себя - на мир?
   Застыла я в чужом движенье,
   Я стала калькой под копир.
   Прежние несложные акробатические номера развлекают собравшихся. Да и звонкий голос Аси трогал души. Многие? Одну-единственную?
   Для кого же ты поешь сегодня, маленькая?
   Чужие блики чужой жизни,
   Чужие краски на холсте
   С чужими поздними слезами
   Я исчезаю... я - везде...
   И тут менестрелька заметила меня. Неловко улыбнувшись и, сделав очередное сальто, Ася продолжает едва слышно, надрывно:
   Смешные мысли глупой маски -
   Ведь нету истины в словах.
   Одна из многих, не несчастна...
   Но одинока...
   Навсегда?..
   Последнее слово растерянным эхом подхватило многоголосье:
   Навсегда? Навсегда-навсегда-навсегда...
   Нет! Не хотим-не хотим-нехотим!..
   Я невольно поморщился, но, приложив немного усилий, все-таки заглушил эти голоса. Хорошо еще, что в этот раз они звучали... обреченно? растеряно? Они даже не стали бороться со мной, вместо этого они послушно отступили в тень.
   Ася тем временем раскланялась, собрала монеты и отсыпав половину старцу-музыканту, направилась в нашу сторону.
   - Привет, ушастик, - стрельнув глазками в сторону Мейлона, бросила она, а потом повернулась ко мне и уже гораздо серьезнее произнесла: - И ты тоже не сбивайся с пути, Чертящий.
   Ася была как всегда бесцеремонна. Хм, а ведь с Меем она действительно знакома, иначе бы Рыжик не смотрел на нее столь... обреченно? С чего бы это? Ася, конечно, иногда бывает излишне упряма и многословна, но это ведь не повод смотреть на нее так. Кстати, когда это они успели познакомиться? Впрочем, Ася на одном месте подолгу не сидит, а значит, и возможностей для встреч было немало.
   - Ну как тебе эта моя песенка? Уже вторую ловишь.
   - Она была для меня? - удивился я. Нет, какой-то отклик определенно был, но он совершенно не напоминал тот, первый, когда случайно услышанная песня едва не перевернула мой внутренний мир.
   - Нет, эта - для всех. И для меня. И для тебя. И для этого рыжего манипулятора. Она не имеет определенного владельца, ибо все на этой площади в тот момент носили маски. Каждый - свою, конечно. Но разве уникальность может сделать маску счастливой?
   Я, не особо вдумываясь в смысл сказанного, дернул плечом. Если честно, я не всегда понимал ее. Бывали моменты, когда она меня ставила в тупик своей логикой. Вроде бы и верно все до последнего слова, но вот взгляд на ситуацию... Ася всегда смотрела словно бы извне. И оценивала это соответственно.
   - И куда ты теперь? - решив на время оставить мысли о странностях менестрельки, спросил я. - В очередную таверну, полную острых ушей и смазливых эльфийских рожиц.
   Мей на это проворчал что-то невнятное, Ася же только рассмеялась - легко и весело, разбудив на лицах случайных прохожих ответную улыбку.
   - О, нет. Сегодня не я тебя веду, а ты - меня. Меня тут попросили присмотреть за тобой, так что я всего лишь выполняю чужую просьбу.
   Я растерялся от такой откровенности.
   - Кто?
   - Тропы этого города, разумеется. Они привели тебя сюда, они и просили. Впрочем, были и другие просители в лице очень давних знакомцев, но это уже вторично.
   Вот вам и менестрелька. Кажется, она никогда не перестанет меня удивлять.
   - Но зачем тропам ты в качестве соглядатая? Они меня и так каждый миг видят.
   Ася вновь рассмеялась.
   - Глупый ты. Они знают, что скоро тебе уходить придется, вот и приставили меня. И я пообещала, что прослежу за тобой и обеспечу твое возвращение. Не наигрались они еще с тобой, но время неумолимо летит вперед, оно уже наполняет твои крылья... а крылатых нельзя держать в неволе - зачахнут.
   Права менестрелька: глупый я. Ибо ни слова не понял. А вот Мей, напротив, все понял слишком хорошо и теперь отчаянно кусает губы. Что не так, Рыжик? Опять не скажешь? Впрочем, и к этому я уже начинаю привыкать.
   - Что ж, раз ты с нами, то пойдем. А то как бы меня там не потеряли... последствия могут быть ужасающими, - неловко улыбнулся я, представив во что могут вылиться поиски моей скромной персоны, организованные Сай'Шэ.
   Ася понимающе усмехнулась. Эх, девочка, что же ты за чудо такое, если на равных с миром общаешься? И понимаешь ли ты сама, насколько уникальна?
  
   Дома все было спокойно ровно до того момента, как мы появились. Оказавшиеся в момент нашего возвращения в холле Марвид и Эйнарн удивленно застыли, а потом учитель выдавил из себя:
   - Эст...
   Что он хотел сказать, не знаю, но Ася радостно взвизгнула и в следующее мгновение уже висела на шее старого морида, самозабвенно целуя офигевшего от такой наглости Марвида. Впрочем, в такое состояние впал не только он, но и остальные свидетели этой сцены...
   М-да... не знал, что учителя привлекают малолетки. Хотя, если судить по выражению его лица, - он сам об этом не догадывался.
   С трудом оторвав от себя менестрельку (а на вид и не скажешь, что в девчонке столько силы и упорства), Марвид строго посмотрел на нее, но при этом в изумрудных глазах все еще весело какое-то ошалелое выражение, так что взгляд вышел далеко не таким, каким его планировал сделать учитель.
   - Не дуйся, Марри, тебе это совершенно не идет! - как всегда легкомысленно произнесла Ася, не размыкая объятий.
   Марри?!
   Я, пытаясь не рассмеяться, украдкой глянул на Мея, но на этот раз Рыжик был удивлен не меньше меня. Ну хоть что-то, а то я уже начал думать, что мой rea осведомлен обо всех делах в Дак-Райсе.
   - Ася, пожалуйста... не при посторонних же!.. - смущенный, сбитый с толку Марвид - картина неописуемая и совершенно незабываемая. Вот только: они действительно знакомы?!
   - Ася? - это наконец-таки пришел в себя Нар. Вид у него был такой же пришибленный, как и у Марвида.
   Менестрелька так глянула на Западного, что он сразу же прикусил язык и, бросив что-то о срочных делах, выскочил во двор. Минус один. Меня не перестает удивлять эта девчонка! Суметь вот так запросто смутить древнейшего эльфа и обратить в бегство одного из двуликих... это подвиг, достойный анналов истории!
   - Не знал, что ты жива, - почти на грани слышимости вдруг произнес Марвид, старательно пряча взгляд.
   В тот же миг Ася, разорвав объятья, отступила на два шага и как-то безотчетно вытерла руки о серую ткань своих брюк.
   М-мило. Это что же между ними могло произойти?
   - Не твоими молитвами. Но ты же всегда говорил, что я девочка самостоятельная, сильная... так что я со многим справилась, - гордо вскинув подбородок, бросила она. Девочка-девочка, а ведь ты все еще нуждаешься в его одобрении... бывшая ученица? Возможно. Мне самому иногда сложно сдержать это стремление... все-таки всем нам время от времени нужно чье-то понимание, чья-то поддержка...
   - Ася... - Марвид чуть подался вперед, словно желая уничтожить то немногое расстояние, что пролегло меж ними.
   - Я действительно рада тебя видеть, Марвид. Но кто сказал, что я собираюсь тебя прощать? - холодно осведомилась она, взглядом прибив древнего морида к месту. Вот это сила! Определенно воли девочке не занимать. Точно так же как и жестокости.
   Резко развернувшись на каблуках, Ася подошла ко мне и, схватив меня за руку, потащила куда-то в сторону кухни. Я обернулся лишь на миг, чтобы убедиться: наставник смотрит нам в след. И мне совсем не понравилось выражение его глаз...
   А вот Ася словно забыла о нем. Вычеркнула. Переступила. Стерла. А учитель был прав: самостоятельная. А еще сильная. И очень мстительная. Не удивлюсь, если выяснится, что появилась она здесь только для того, чтобы побольнее задеть Марвида. Но почему? Что, бездна и побери, между ними произошло?! И главное - когда?! На вид Асе не больше пятнадцати. Когда?!
   - С Меем тебя Марвид познакомил? - осторожно, пытаясь вытянуть из нее хоть что-нибудь, спросил я.
   - В некотором роде, - рассеяно откликнулась она. - Если бы не Марри, с рыжим-ушастым я бы не познакомилась - это точно. Но не он свел наши дороги.
   Какая-то слишком обтекаемая фраза, не находите?
   Заметив мой взгляд, Ася лишь грустно покачала головой и негромко попросила:
   - Не надо.
   И видя немую просьбу в голубых глазах, я просто не смог выдавить из себя вопрос. Ни один из тех, что крутился в голове!
   Боги Изначальные! Что же прожила эта девочка? Откуда столько боли в ее глазах?..
   Нет, не спрошу. В конце концов, у меня самого тайн не меньше.
  
   На кухне я провел где-то час. Все это время я пытался хоть немного развеселить менестрельку, но, кажется, встреча с Марвидом задела ее сильнее, чем она хотела показать. В общем, пришлось отступить, тем более Ася демонстративно не обращала на меня внимания, полностью уйдя в свои мысли. Потом пришел Мей и я решил, что Рыжик с одной девчонкой справиться вполне сможет, даже если та вдруг надумает совершить какую-нибудь глупость.
   А на выходе из кухни меня подловил один из рыцарей...
   И что сегодня за день? Впрочем, оружие у меня с собой есть - хотя марать заготовки в крови человека, пусть и закованного в артефактный доспех, не собираюсь. В общем, как бы там ни было, а оказался я напротив потенциального врага практически без оружия...
   - Не дергайся. Разговор есть, - просто сообщил он и направился к выходу в сад. Надеется, что последую за ним? А я ведь последую. Вот только опять заготовки с собой тащить придется - не бросать же их в коридоре, верно? Ибо сиды в этом вопросе как дети - найдут и все испортят.
   Тяжело вздохнув, я перехватил поудобнее сверток с клинками и направился вслед за рыцарем. Остается верить, что беседа надолго не затянется - устал я уже "зеркальников" таскать. Они конечно не так чтобы тяжелые (есть мечи и потяжелее), но я с ними уже часа два ношусь. И легче они за это время не стали!
   - Слушаю, - догнав рыцаря, бросил я. Недовольство и недоброжелательность я даже не думал скрывать. Зачем? Они и так многие эмоции улавливают, а уж направленные на них - и подавно.
   - Ты изменился.
   Я чуть не взвыл! Ну почему все мои знакомые - вольные и нет - начинают именно с этой фразы?!
   - Мне говорили, - недовольно буркнул я, отворачиваясь от собеседника и любуясь красотами одичавшего сада. Немного подравнять деревья, подстричь газон, прополоть в розарии сорняки - и все вновь придет в норму. А яблоки на вид вкусные - краснобокие, ароматные. Может, сказать сидам оборвать их - иначе пропадут же! Хотя представить Темных Стражей, лазающих по деревьям в поисках плодов, было сложно...
   Нет, точно скажу! Пусть разомнутся, заодно и прихоть Князя выполнят.
   - Но ты стал не таким, каким тебя создавали, - наконец, произнес он.
   - Это плохо? - невольно спросил я.
   - Смотря для кого. Нас этот результат устраивает. Совет? Все может быть. Каждый из них преследует свои цели. Западным ты нужен - просто нужен и не важно каким. Южная Княгиня примет любое твое решение, но ей хочется увидеть в тебе тень сестры. Восточные... Нурнаила ты устроишь только в одном виде - мертвым. Впрочем, это ожидаемо: легче винить "выродка", чем себя. А из любви всегда рождается самая беспощадная ненависть... А вот Северные для меня загадка. Их мотивы непонятны. Каратель ведет какую-то игру, не стесняясь использовать в ней своих детей. Но не думаю, что он делает это по своей воле. Скорее всего, его кто-то ведет. Но это только мои предположения.
   Я удивленно воззрился на рыцаря. Тот, заметив мой взгляд, лишь улыбнулся уголками губ.
   Хм, а мне ведь нравится этот человек, прямой, терпеливый... ясный, ничем не замутненный взгляд. Резкие, какие-то хищные черты лица. Темные волосы коротко острижены, подбородок выбрит до синевы. Воин. Именно воин. И это странно настораживает. Они же другие! Рыцари Хаоса совсем не такие, как этот немолодой уже мужчина.
   - У тебя довольно любопытный взгляд на ситуацию... - неспешно произнес я, обдумывая все сказанное им, а заодно пытаясь соотнести с его словами увиденное мной.
   - Это верный взгляд, - нисколько не сомневаясь в своей правоте, сообщил он.
   - Но почему ты говоришь все это мне? Не думаю, что вы часто делитесь своими наблюдениями с посторонними.
   - Ты не посторонний. Ты - первый среди нас. Мы слишком долго ждали твоего возвращения... самые нетерпеливые из нас еще пять лет назад предлагали взять все в свои руки, но я был против. И оказался прав. Даже наши лучшие мастера не смогли бы пробудить в тебе это.
   Возвращения?
   Возвращения! Возвращения-возвращения...
   Все так как он сказал? - впервые я сам обратился к голосам, дрожащим эхом отдающимся в глубине моего существа.
   Так-так-так... - подтвердили они.
   Любопытно. Хотя, если подумать...
   - Альксана?
   - Не совсем, - украдкой улыбнулся он, словно не желая столь явно демонстрировать свое превосходство в чем-либо. - В свое время Первый Князь настоял на создании трех организаций. Во-первых, он считал, что необходим Орден Совершенствующих для создания машин, подобных тем, что принесли с собой Изначальные. Во-вторых, он велел заложить Орден Управляющих - тех, кто смог бы оперировать этими механизмами. Ну и наконец - нас. Орден Хаоса. Впрочем, раньше нас называли иначе. Мы были Наказующими. Мы те, кто контролирует действия двух других организаций. И вмешивается в случае нарушения кем-либо из них правил, вписанных в Договор.
   М-мило. Чего я еще не знаю об этом мире?
   - Эта информация была засекречена еще при Первом Князе. Он не хотел, чтобы в Домах раньше времени узнали об уходе Изначальных. А потом нам пришлось хранить эту тайну, чтобы сохранить себя. Мы должны были выжить во что бы то ни стало. Кроме нас просто не кому было следить за балансом и расстановкой сил.
   - Но если все так, то почему вы позволили "тёмникам" зайти так далеко?!
   Рыцарь неопределенно дернул плечом.
   - Не было приказа. Последнее распоряжение, касающееся Ордена Совершенствующих звучало как "помощь и защита". Нарушить прямой приказ Князя - невозможно, это противоречит Договору. Любое нарушение Договора - приводит к хаосу.
   Вот-вот. Именно к хаосу мы и пришли. И теперь надо разобраться, как со всем этим бороться, да и стоит ли это делать...
   - Если я отдам приказ, вы сможете остановить их? - За годы жизни у двуликих я понял лишь одну вещь: всегда и во всем необходимо на полную катушку использовать все подкинутые судьбой возможности.
   - Со временем - сможем. Нас мало. И мы лишь контроль над ними, а вот судия - ты, - он произнес это с такой легкостью, словно все так и подразумевалось.
   Еще лучше! Вот только этой роли к прочим мне и не хватало!
   Хотя, если удастся обрушить на "темников" всю мощь Ордена Хаоса, то это существенно замедлит их продвижение...
   - Где находится их база, знаете?
   - Нет, нам не сообщили новое место из дислокации - опасались, что если эти сведения вынести во внешний мир, то Князь будет обречен.
   Я неопределенно хмыкнул. Алесан был обречен задолго до того, как оказался в руках "тёмников".
   - Ясно. В таком случае объявляю войну на уничтожение.
   - Но если истребить всех, то... - начал было возражать рыцарь, но я резким жестом оборвал его возможный монолог. Все я знаю, все помню, но это дело слишком серьезное, чтобы давать волю жалости.
   - Сомневаюсь, что у вас получится истребить всех. До верхушки вы не дотянитесь - уж очень грамотно они играют. Истреблять всех я и не планирую, но сейчас я предпочту рискнуть и отдать такой приказ, чем потом жалеть об обратном.
   - Как прикажешь, - безразличное пожатие плеч. Оскорбился? Не похоже, просто принял все, как есть. Думается мне, что я сработаюсь с ними. Конечно, мое доверие к этому Ордену подорвано и вряд ли когда я смогу смотреть на них с прежней детской восторженностью, но... работать можно. И это главное.
   - Вот и славно. Сколько у вас сейчас свободных людей?
   Рыцарь внезапно хищно усмехнулся и резко бросил:
   - Все.
   Я удивленно изогнул бровь.
   - Как только любой из нас входит в контакт с Князем и получает от него приказ - все прочие заказы аннулируются, - пояснил он.
   Вот как. Очень осторожные и умные люди. Кажется, впервые за последнее время у меня появился реальный шанс сыграть с противником на равных.
   - Ясно. Выполняйте.
   - Есть, мой Князь! - резко выкрикнул он, чем спугнул стаю птиц, притаившихся в листве, а потом, поклонившись, поспешил в дом, к остальным.
   Нет, моя жизнь, определенно, пошла на лад. Имея подспорье в виде сотни рыцарей Хаоса можно даже с миром попытаться сыграть на равных, а не только с горсткой зарвавшихся чертящих.
  
   Рыцари покинули нас тем же вечером. Они исчезли, никому ничего не сказав, и уже в этом было что-то тревожное.
   Напряженная атмосфера в доме стояла до глубокой ночи. Многие понимали, что нарушение условий заказа Орденом Хаоса - первое за почти пятнадцать тысячелетий, прошедших с момента его основания - предвещает много нового.
   И только я, знающий, что происходит, мог себе позволить немного отдохнуть. Тем более, завтра предстоял довольно-таки сложный ритуал...
   В общем, пусть другие думают-гадают, а я лучше высплюсь. Тем более появление союзников ни в коей мере не уменьшило груз, лежащий на моих плечах.
  
   Проснулся я утром, не то чтобы ранним, но можно было еще спать и спать. И что же меня разбудило?
   Не открывая глаз, я прислушался к своему телу -- просто так оно бы прерывать сон не стало бы. Хм, а ведь разбудило меня чувство чужого взгляда, направленного на меня. Но раз я еще не прыгаю по комнате с кинжалом в руках, то визитер условно "свой".
   Тяжело вздохнув, я открыл глаза и посмотрел на Мея -- других таких наглых еще поискать надо.
   -- Зачем ты отпустил их? -- негромко спросил он, задумчиво глядя на меня.
   -- Кого? -- невольно вырвалось у меня. Да, определенно этот его взгляд на меня действует как-то не так: почему-то мне сразу становится не по себе, словно я где-то и когда-то уже успел провиниться перед ним.
   -- Рыцарей, -- недовольно щуря глаза, холодно произнес Мейлон. -- Ты снял поводок с хаоса. Они пронесутся по миру, оставляя за собой незаживающие раны.
   -- А у меня был выбор? -- едва слышно спросил я, отчаянно желая отвести взгляд и не находя на это силы. Как же легко потеряться в этих золотых глазах... даже не желая того... даже зная, что где-то там, на самом их дне, живет ненависть ко всем Владыкам... без исключений...
   Интересно, он сам-то хоть знает, какой властью над чужими душами его наградили боги? Вряд ли, иначе вел бы себя совсем иначе.
   -- Выбор? Он есть у всех. Но не у тебя -- в этом ты прав, -- вымученно улыбнулся Рыжик, -- Твой путь уже давно начерчен кровью на страницах времен. Но, Лис, если бы ты знал, как я этого не хочу... -- он отчаянно закусил губу, словно боль могла разогнать туман будущих событий. Какой же он еще ребенок. Не смотря ни на что -- ребенок. -- Ты играешь не в свою игру, да еще и по чужим правилам. Тебе будет непросто выиграть.
   Вот уж чего я желаю меньше всего -- так это выигрывать. Не для меня этот путь, уж как-нибудь и на задворках этого мира проживу -- ведущая роль для тех, кто действительно желает власти, а мне такая обуза ни к чему.
   Ну вот я опять отвлекся. А ведь Мейлон пришел не просто так, да и в его словах было нечто...
   -- А ты?.. -- беспомощный вопрос сорвался с губ прежде, чем я успел его остановить.
   Мей грустно улыбнулся, но до его глаз эта улыбка так и не дошла.
   -- Я не имею права на вмешательство. Всего лишь щит, Лис. Мечом должен быть ты сам и никак иначе.
   И я еще раньше считал его чужим и далеким? О, нет, так далеко как сейчас он от меня не был. И отчего-то мне показалось это... правильным? Бред...
   Ведь бред же? Рыжик?..
   Он уже повернулся, чтобы уйти. Надолго уйти. Если он сейчас выйдет из комнаты, то следующая наша встреча будет... последней?
   Страх вспыхивает к крови, подчиняя мысли.
   -- Постой!
   Мей, обернувшись через плечо, едва заметно улыбнулся. В золотистых глазах та же тень прощания, что миг назад коснулась меня. Но почему? Что должно произойти? Что нас разделит, Рыжик?
   -- По чьим правилам я играю? -- глухо спросил я. Но вот вопрос был не тот, совсем не тот...
   Разочарование. Больно видеть в его глазах это чувство... Но я просто не мог задать другой вопрос, Рыжик. Я же трус. Моей смелости явно недостаточно чтобы схватиться с Судьбой... а я наконец-таки понял, кому именно ты был предназначен, Maye...
   -- Ты знаешь, Лис, знаешь. А если еще и нет... спроси своих советчиков. Они болтливы и их никто не может наказать. Однако я все же прошу тебя запомнить вот что: пророчество, что ты видел в Dha'rise было переписано. Не целиком, но концовка у него иная. Развилка уже создана. Так что, выбирая путь, смотри не ошибись. - И он вышел.
   Как же, оказывается, легко рвутся связи...
   А рвутся ли? - насмешливо спросили голоса, впервые на моей памяти придя к согласию.
   Крепнут! Крепнут-крепнут-крепнут... - и вновь какофония звуков.
   Бездна! Они стали еще громче! Такое чувство, что раньше их что-то сдерживало, а теперь... внезапная догадка запустила когтистую лапу в мою душу...
   Боги, Мей, зачем ты снял защиту? Для чего?!
   Для чего? Для чего-для чего-длячего?.. - насмешливо пропело внутри меня многоголосье.
   Глухо застонав, я попытался укрыть голову подушкой. Не помогло. Впрочем, сейчас куда большее беспокойство мне причиняли не они, а осознание того факта, что Мей меня бросил. Забавно, я столько раз пытался найти повод отделаться от него, а оно вон как вышло... наверно, я должен радоваться тому факту, что все разрешилось само собой. Но тогда отчего мне так плохо? Это всего лишь предательство, далеко не первое в моей жизни и, думаю, не последнее...
   Боги Изначальные! Но как же все-таки забавна эта ситуация!
   Без "щита". На грани уже неизбежной войны. Находясь в конфронтации с Советом. Борясь с подступающим безумием...
   Бездна! Да тут и развилки не нужны! Я уже сейчас готов уничтожить этот мир - лишь бы смолкли наконец эти неугомонные голоса!
  
   Покинуть свою комнату я решился только к обеду. Спустившись в столовую, я долго стоял на пороге и совершенно бездумно смотрел на пустующее место - Мей не пришел.
   Еще лишь раз. Только раз...
   Предчувствие холодком неизбежности прошлось по спине, пробуждая толпы мурашек.
   Только раз-только раз... - негромко подтвердило многоголосье.
   Вот значит как. Есть сразу же расхотелось, зато возникло нестерпимое желание отыскать Мейлона и вытрясти из него все ответы. Но одно я знал точно: если я сейчас поступлю так, то новой встречи уже не будет. Никогда.
   Значит, придется смириться - и подождать. В конце концов, я же сам все время твердил, что насильно рядом с собой держать не буду. Решил уйти с моей дороги - и счастливого пути!
   "А разве не этого ты хотел, Ушедший?" - растеряно прошелестели тропинки, словно я в сотый раз поставил их в тупик своим непоследовательным поведением.
   Хотел, - не стал спорить я. - Хотел отчаянно, необъяснимо. Не желал я впутывать мальчишку во все это...
   Но, кажется, все-таки впутал.
   "Мальчишку?!" - многоголосый смех, веселое шипение песчинок и трав. - "Назвать так Древнейшего?! Ты очарователен, Чертящий!"
   И я даже не нашел в себе сил удивиться. Мне действительно знакома душа Мея. Неровный золотой осколок, с бритвено-острыми краями. И в руки не дается, но и мимо не пройти...
   Всего лишь осколок. Всего лишь кусочек чего-то яркого, знакомого, родного...
   Вот только... а не осколок ли я сам?
   Я бы многое отдал, чтобы понять это. Дар, Дар, почему ты ничего не объяснила? Намеков дала много, но ответов не было! Ни одного! Ты заставила меня самого прийти к выводам - в корне неверным выводам!
   Украдкой вздохнув, я все-таки прошествовал на свое место. За обедом я не проронил ни слова. Покончив с трапезой, я так же молча покинул столовую. Меня проводили одинаково растерянными взглядами, но лишних вопросов задавать не стали. А я?
   У меня еще есть дела. "Зеркальники", например.
  
   - Ты закончил с ними? Красивые, - негромко произнесла Ася, заглядывая через мое плечо.
   Странно, но я нисколько не удивился ее визиту. Более того, она не внесла в мою комнату какого-либо диссонанса. Казалось, что здесь она на своем месте. Девчонка-менестрелька. Дитя, которое этот мир почти боготворит.
   - И, знаешь, они подходят вам, - улыбнувшись напоследок, закончила она.
   - Кому? - не понял я.
   - Тебе и Мейлону, разумеется, - словно это было непреложной истиной.
   - Но они же одно целое! Их нельзя делить!
   Ася лишь покачала головой, а потом, когда я уже подумал, что она промолчит, все-таки произнесла, почти неслышно, словно сомневаясь, что вправе делиться этой тайной.
   - Иногда целое необходимо делить. Это не принесет вреда, зато позволит расширить горизонты.
   Я никогда не смотрел с этой стороны, но все же...
   - Это больно, - произнес я то единственное, что уже не раз проверил на собственной шкуре.
   - Разумеется, - не стала спорить менестрелька, - но это хорошая боль - она предвещает новое рождение.
   Все верно, маленькая, верно. Но я устал от боли. Какой бы полезной она не была, я не хочу ее испытывать снова.
   - Боишься расширить границы своего мира? Глупо. И себя счастья не принесешь, и другого страдать заставишь. Любой осмысленный выбор имеет право на жизнь, Ксан. И любая цена приемлема - если ее готовы заплатить.
   - Но зачем расширять мир?
   - Зачем? - недоуменно спросила она, словно ответ лежал на поверхности и ее удивляла моя способность не замечать очевидного. - Это же просто! Если его достаточно расширить, то он схлопнется в точку! Ты же должен понимать: мир любит простые решения.
   - Но точка...
   -...есть начало! Хоть это-то ты должен знать, Чертящий!
   - Начало, - не стал спорить я, - но начало чего?
   - Всего! И в этом самая суть. И только в твоих силах будет провести первую линию на девственно-белом листе. А значит, тебе и решать, что оно принесет в итоге.
   - Мне? Решать? - эта менестрелька немного сбила меня с толку. Но суть я, кажется, уловил. Надеюсь.
   - Тебе, Чертящий, тебе. Но прежде нужно расширить мир - до точки. А значит, придется делить целое. И только в твоей власти будет собрать ли осколки вновь в единый узор или оставить все, как выпало. Теперь понял?
   - Но когда это будет?! - невольно воскликнул я, почувствовав, как где-то глубоко внутри что-то откликнулось на слова менестрельки... значит, шанс у меня все же будет... возможно... когда-нибудь...
   - А ты куда-то спешишь? Линия твоей жизни длинная-длинная, она уходит далеко за полотно жизни этого мира. Так зачем бежать? Зачем торопить события? Чертящий, ничто не приходит раньше, чем это готовы принять. Ничто не приходит позже, чем это необходимо миру. Запомни: все приходит в свое время. И только так.
   Я удивленно смотрел на нее и не понимал, как кто-то, способный так понимать мир, мог родиться в смертном теле. Девочка-девочка, что же ты за создание такое? Разве могут жить подобные тебе? Нельзя же в столь юном возрасте так понимать мир - невозможно это!
   - Ну, что, успокоился? Понял теперь, что никто не собирается отнимать у тебя любимую игрушку? Настанет время - сам решишь, так ли она тебя нужна. А пока позволь другим решать за тебя, направлять, подталкивать... И это тоже правильно.
   Боги! Меня только что отчитала девчонка! Да, это было в мягкой и почтительной форме, но смысл-то не меняется! Меня учит жить человеческий ребенок! И, что странно, я не могу найти в себе силы хоть в чем-то ей возразить.
   - Успокоился, но так и не понял, что ты говорила про "близнецов".
   Ася обреченно вздохнула и сурово посмотрела на меня своими лазурно-синими глазами.
   - Эх, Чертящий, как можно быть кузнецом и не знать отличий "близнецов" от "зеркальников"? "Близнецы" - изначально парное оружие, среди них всегда есть старший и младший клинки. Да, внешне они редко когда различаются, но мастер всегда поймет какой меч, для какой руки предназначен. Это же, - менестрелька резко дернула головой, указывая на новорожденные артефакты, - не "близнецы", а "зеркальники". Они изначально равны. Они идентичны. Абсолютно. Можно сказать, что они отражения друг друга...
   Отражения? Но тогда...
   Наконец я понял, что имела в виду менестрелька. И как только сам не догадался? Впрочем, в отдельные моменты времени я соображаю на редкость медленно - и, кажется, это был один из них.
   - Вот видишь, какое простое решение. Тем более ты-то с ними уже познакомился и должен был все сам понять. По их именам!
   По именам?
   Я посмотрел на лежащую на темно-синем атласном покрывале пару мечей. В неровном свете свечей казалось, что двуцветная сталь приобрела какой-то сытый блеск. Впрочем, в какой-то мере так и было: они напились моей крови - крови своего творца - и теперь могли говорить, совсем негромко, немного надтреснуто, почти неуловимо для ушей живущих...
   Разящий. Изящная смертоносность линий, лаконичность совершенства, навеки застывшая в металле. Убийца. О чем и сообщает сияющее-голубой орнамент на гарде.
   Отражающий. Плавная грация защитника, готового в любой момент встретить удар, но упреждающе он не ударит.
   И вроде бы совсем рядом лежит его брат-отражение, совершенно такой же, до последней черточки, до последней завитушки... но отчего-то сразу понимаешь, что для одно четкость линий и совершенство исполнения всего лишь способ защитить, для другого - убить.
   Они разные. Слишком разные, чтобы работать в паре.
   Отражения.
   Хотя лично мне "зеркальники" - привычнее.
   - Разобрался теперь? - Ася радостно улыбнулась, словно сейчас на ее глазах свершилось чудо, далеко не первое в ее жизни, но по-прежнему притягательное и прекрасное.
   Разобрался. А ведь если бы не эта девочка, я так и не нашел бы им хозяина. И пополнилось бы семейное хранилище еще на пару артефактов... еще бы два чуда ушли бы из этого мира, навсегда.
   Но теперь у них появился шанс... Да, думаю, Ася права: они нам подходят.
   Ну что, прощайтесь, ребята. Могу обещать лишь то, что вы окажетесь в хороших руках, а остальное... не люблю я предсказывать - не люблю. Зато с удовольствием напишу свое собственное будущее, как только представится такая возможность. Но вы же дождетесь этого момента, верно?
   Клинки не ответили, но на миг мне показалось, что они совсем не против пройти одну и ту же дорогу, но с разных сторон - навстречу.
   Подняв Отражающего, я с улыбкой протянул его Асе.
   - Передай ему. Думаю, они сойдутся характерами.
   - И не жалко такое чудо? - ехидно поинтересовалась она, принимая меч.
   - Нисколько. Они имеют право на жизнь не меньше нас, а у меня единственное, что их может ждать - пыльная полка в хранилище.
   Ася удовлетворенно улыбнулась, словно именно такого ответа и ждала.
   - Всегда приятно, когда артефакт находит свое место. Эта пара - нашла, - и, не прощаясь, она выскользнула из комнаты...
   Что ж, Maye... удачи тебе. Первый шаг сделан. Куда приведет нас этот путь? И насколько он будет извилист? Я не знаю, но хотелось бы верить, что однажды наши дороги еще пересекутся... а значит, куда бы мы не шли - мы идем навстречу. Друг другу? Судьбе? Не важно.
  
   На севере темнеет рано, особенно осенью. Еще немного и в Каленар придет зима. И вот тогда солнце на шесть дней скроется за горизонтом, словно вычеркнув из своей реальности и этот город и его людей.
   Но пока еще можно наслаждаться светлыми часами, но это, конечно, только в том случае, если вас не ждет один из сложнейших ритуалов "связывания". Меня ждет. И тянуть дальше, к сожалению, у меня нет никакой возможности.
   Что ж, хотелось верить, что Риника со всем справится сама и моя помощь в настройке паутины ей не понадобится, тем более плетение простейшее "четыре к восьми". Не исключено, что со временем структуру придется достраивать, но пока хватит и этого.
   Ритуал было решено проводить в подвальном зале - там защита была наиболее сильной, а разрушать половину города в случае неудачи как-то не хотелось.
   Риника стояла во внутреннем кольце, созданном четверкой наиболее сильных и перспективных магов. Оставшиеся восемь детей составляли внешнее кольцо.
   Девочка негромко тянула песню-заклинание, постепенно выплетая будущую паутину связей. Ментальную паутину. А ведь она даже не маг в классическом понимании этого слова, ее главным талантом является именно возможность согласования действий для остальных. Совсем скоро для этих детей она станет центром мироздания... Интересно, каково это всегда слышать и воспринимать мысли тех, кто включен в твою паутину? Похоже ли на мое безумие?..
   А ведь раньше такие паутины включали в себя не тринадцать-шестнадцать человек, а нередко доходили до полутора тысяч. И кругов было не два, как сейчас, а от пятидесяти до ста. Империя существовала на этих связях. Строгое разделение обязанностей, выполнение своего долга и верность Домам - вот три главных камня, лежащих в фундаменте той великой страны.
   А потом появился двуцветный - и все рассыпалось прахом.
   Единственное, что удалось - сохранить артефакт. А вот магов для воссоздания паутины в том же объеме оказалось недостаточно, тогда мои родственники и решили сделать Каленар последним оплотом погибшей Империи. Пусть в миниатюре, но главный эксперимент моего Дома живет до сих пор.
   Тем временем Риника окончила первую часть слияния и начала вторую - теперь пела не только она, но и четверо магов внутреннего круга. Светлые ментальные нити уверенно прокладывали себе дорогу, изменяя, подстраивая. Каждый из четверки опирается на свой собственный круг, включающий магов послабее. Сейчас, связанные ментальной паутиной, они уже не были людьми, они все стали артефактом, одним существом с общим потоком мыслей и чувств.
   Вот и все. Теперь настало время принесения клятвы. Что ж, здесь проблем быть не должно - Риника даст ее от имени всех своих сателлитов, а уж в лояльности артефакта сомневаться не приходится.
   Медленно, бесконечно устало девочка вышла из круга и остановилась, только достигнув подножия трона.
   - Я слушаю, - как и положено первую фразу произнес я, показывая, что готов внимать.
   - Я хочу принести клятву от имени своей паутины, - равнодушно сообщила она, слепо глядя перед собой.
   - Мой Дом в моем лице с радостью примет вашу клятву.
   - Нет, Князь, вы не поняли: мы хотим принести личную клятву. Вам.
   Что?! Это еще что за новость?! Артефакт же физически не может предать Дом, его создавший! Впрочем, если посмотреть на все с другой стороны... Риника и не предает Дом, просто она выбрала одного из его представителей...
   Но, Бездна, зачем мне нужны еще и эти цепи?!
   Цепи? Нет-нет-нет... - вновь многоголосье врывается в мое сознание, без труда срывая все ментальные щиты.
   Расширь мир! Расширь-расширь-расширь...
   Знакомо звучит. Очень. Если бы еще немного потише - цены бы им не было.
   - Хорошо. Я готов принять вашу клятву, - негромко сообщаю я, нарушая с добрую дюжину правил. Риника почти радостно улыбается на это... а разве артефактам доступны какие-то эмоции? Ладно, Боги с ними. Хорошо еще, что на эту церемонию не допускаются посторонние - иначе потом бы не отвертелся от ответственности, а так... шанс есть.
   Глаза Риники, без зазрения совести прослушивающей меня сейчас, насмешливо блеснули.
   А может, и нет его, этого шанса...
   Тринадцать голосов гулко сплетались в единый узор, впервые с сотворения артефакта давая клятву не народу, не Дому, а человеку. Двуцветному Лорду.
   Приехали, называется.
  
   - Алесан? Тебе плохо? - Сай'Шэ едва успела меня подхватить на выходе из зала, где только что завершился ритуал.
   С трудом сфокусировав взгляд на воительнице, я ответил совершенно искренне:
   - Честно? Хреново. И с каждым разом все хуже. Sela, попросите кого-нибудь позвать в мою комнату Эйнарна. А сами помогите мне покинуть эти подвалы.
   Длинная речь. Очень длинная, особенно если учесть, что в моей голове сейчас кричали на все лады чужие голоса. Из этой какофонии звуков не всегда удавалось вычленить хоть слово.
   Мысли путались. Если раньше при некоторых усилиях я еще мог это многоголосье заглушить, то теперь они не смолкали ни на секунду.
   Бездна! Зачем Мею понадобилось снимать с меня исконную защиту rea? Можно сказать, мне впервые с момента нашего соглашения понадобилась его помощь, а он просто взял и ушел! Оставив меня наедине с этим безумием!
   До комнаты Сай'Шэ меня буквально дотащила на себе. Нар уже ждал. Впрочем, в помещении находился не только он, но и Марвид с Асей. Все это я отметил механически, не особо задумываясь, что они здесь забыли, да еще и в такой компании.
   - Алесан! - это учитель, заметив меня, поспешил подбежать и помочь Сай'Шэ с транспортировкой моего бренного тельца до кровати. Ценю его заботу, конечно, но, на мой взгляд, возглас вышел несколько громковат.
   - Жив я пока, жив, - негромко произнес я, чтобы успокоить изрядно взволнованных эльфов. - Но у меня есть просьба к вам. Я сейчас сниму все ментальные щиты - прослушайте меня.
   - Что-то не так? - это уже Нар. В отличие от эльфов, он был почти спокоен, но не равнодушен, нет - собран.
   - Я не уверен в твоем диагнозе. Боюсь, мой разум все-таки начал разрушаться...
   Эйнарн, нахмурившись, отодвинул от меня эльфов и, присев на край одеяла, резко бросил:
   - Снимай щиты - проверим.
   Я кивнул, одновременно снижая активность всех блоков до минимума. Желтые, почти звериные глаза Нара налились светом, гипнотизируя, затягивая...
   Последней мыслью перед тем, как я окончательно потерял себя, было странное ощущение потери: "а у Мея глаза совсем не такие..."
  

Взглад со стороны. Мейлон

   Предавать всегда больно. Особенно предаешь осколок собственной души. Но у меня не было иного выхода! Действительно не было! Это не оправдание! Не попытка обелить свои действия! Я всего лишь использовал единственную возможность! Иначе его просто не спасти! Только Судьба настолько близка миру, чтобы немного подтасовать события, только она может подтолкнуть события к нужному варианту... Она потребует плату? Я знал об этом, когда обращался к ней... Да и имеет она на это право! За свой риск она в праве просить любую цену...
   И она попросила. Как можно было отказать ей? Бедный одинокий ребенок, спрятавшийся под маской взрослой женщины... Она же даже не знает, чего хочет в этой жизни! Все ее желания - это желания мира...
   Разве можно было ей отказать?..
   Но отчего-то ее слова до сих пор отдаются в груди гулким эхом безнадежности: "Я помогу, Мастер, но цена... Сумеешь ли ты заплатить, а? Из того, что ты можешь мне дать, мне в этом мире ничего не нужно... хотя... Нет, не права я... кое-чего нет... Моя цена, Мастер, - это ты. Твоя верность, твоя любовь... Я устала от одиночества, а ты всегда был для меня несбыточной мечтой. Ну, так что? Согласен? Если я помогу - ты отречешься от своего Князя?.."
   Конечно, отрекусь, danely. Иначе и быть не может. За возможность привести к исполнению не переписанное, а изначальное пророчество я многое отдам. Даже свою свободу.
   Но несмотря ни на что - больно. Просто больно.
   Чем я был для Князя? Рабом. Нет, даже не рабом - тенью. Я никогда не имел ни собственной жизни, ни собственных чувств - всего лишь отражение его мыслей, клинок, который никогда не надо вынимать из ножен, ибо он сам встретит любой удар...
   Но почему-то так хотелось поверить, что этот мальчик не похож на того, Первого... хотелось убедиться, что на этот раз я сумею заслужить хотя бы его дружбу...
   Что ж, как был рабом - так и останусь. Всего лишь сменю одного Двуцветного на другую. Тейрэ в этом плане еще не худший вариант. По крайней мере, она вряд сравниться в жестокости с Первым - такое никому не по силам.
   - Все страдаешь? Глупо, - голос Эстер привычно вплелся в паутину мира. - Ему сейчас никто не нужен. Он должен занять свое место - и мир пойдет на все ради этого. И если ты окажешься у него на пути - он, не задумываясь, устранит тебя. Миру нужен Князь. И только он. Даже я - уже нежелательна. Я не подхожу ему - слишком однобок оказался мой дар... Но этого и следовало ожидать, верно? Если уж я даже ипостась сменить не могу без амулета, то, что уж говорить о большем...
   Тейрэ, Тейрэ... Не жди от себя больше, чем можешь дать. Сама же знаешь, что это глупо.
   - Знаешь, Мастер, не думала, что скажу это, но я завидую этому последышу... завидую тому, что он может их слышать... завидую, что когда-нибудь он сумеет вобрать в себя весь мир... завидую, потому что знаю - мое время подошло к концу...
   - Тейрэ, уверяю, Лиссэ, когда все осознает, будет точно так же завидовать тебе, обретшей свободу.
   - Глупо, - негромко подвела итог она.
   - Глупо, - подтвердил я, продолжая смотреть в окно. Золотисто-красная листва, пока еще зеленая трава - и небо, тяжелое, жемчужно-серое, полное непролитых слез. Осень. Определенно, это лучшее время года, чтобы рвать связи. Осень стерпит все, все сохранит - и боль, и безнадежность, и глупую веру в лето...
   - Мей, твой Князь кое-что передал тебе... - неловко начала она, поняв, что продолжать беседу я не планирую.
   - Передал?.. - я удивленно обернулся. Она стояла в дверях, юная, хрупкая, такая, какой была без малого десять столетий назад. Такая, какой я вытащил ее из лабораторий Западных Владык.
   - Да, - темная головка согласно склонилась, - вот. - И она протянула мне длинный продолговатый сверток.
   - Что это? - несколько растерялся я.
   - А как ты думаешь? - она вновь неловко улыбнулась, словно сама не понимала, почему оказалась в такой ситуации.
   Как думаю? О! Вариантов много. Вот только вряд ли хоть один из них будет верен. Алесан не хуже меня знает, что я отступил - предал. Сомневаюсь, что это могло побудить его сделать мне прощальный подарок... только если это не приказ умереть - на это Двуцветные Лорды никогда не скупились. Первый бы так и поступил...
   - Разверни - и увидишь, - совершенно не разделяя моего замешательства, произнесла Эстер.
   Я тяжело вздохнул: видимо так и придется поступить. Осторожно распутав узелки, я вытряхнул содержимое свертка на кровать. Меч. Один из тех, что Лис забрал у того торговца...
   - А где второй? - растерянно спросил я.
   - А ты удивительно недогадлив. Второй принадлежит Алесану. Это естественно.
   Мучительно захотелось умереть. Сейчас. Здесь. И желательно так, чтобы больше не возвращаться в этот мир.
   Бездна! Ну, за что он так со мной? Изящная пощечина, Князь! Не ожидал от вас такого. От Первого - да, но не от вас. Или осознание на грани слияния сделало из вас его копию? Вот уж чего не надо! Второго такого Владыку этот мир точно не переживет... уж я-то знаю, о чем говорю.
   - Знаешь, Мей, а вы совершенно не похожи... - задумчиво произнесла Судьба, с каким-то странным интересом рассматривая меня, - Даже странно, что таки разные осколки могли притянуться... и почему ты никак не хочешь понять, что этот Алесан совсем не похож на того? Почему ждешь подвоха там, где его нет? Ты ненавидишь Первого, ты боишься его - но почему-то в последыше ищешь именно его черты. А потом еще и радуешься, когда находишь! Я не понимаю тебя... Первый изменил тебя, создал идеальное оружие... Но этот Князь не замечает твоей сути. И когда передавал тебе этот меч, он думал о другом... Знаешь, ведь он действительно не видит в тебе оружия - иначе выбрал бы другой клинок. Кстати, я не думаю, что он когда-нибудь найдет в себе силы хоть в чем-то обвинить тебя...
   Я невольно хмыкнул. Ну, если не он, то ты-то этой возможности не упустишь, верно? Как и я.
   Тейрэ понимающе улыбнулась и кивнула. Мы слишком давно друг друга знаем. И слишком хорошо понимаем.
  
   Вечер наступил незаметно. Я старался, как можно реже выходить из комнаты - не хотел столкнуться с Лисом. Слово дано. Жалеть поздно. Я осторожно провел пальцем по лезвию Отражающего...
   Действительно, другой. И почему я этого не понял раньше? Почему, стоило вспомнить о Первом Князе, как я вновь окунулся в почти позабытую ненависть? Только ли из-за того, что мне снова не оставили выбора? Интересно, расскажи я все, Лиссэ понял бы он?.. Вряд ли. Это надо пережить. И слепую верность. И преданность, обернувшуюся вечным рабством. И странное чувство родства, ни на миг не покидавшее душу, державшее крепче всех иных цепей... Первый умел завоевывать доверие людей, и в этом не гнушался и подлых методов.
   А ведь был момент, когда я почти готов был отступиться от прошлых обид... Если бы Лис тогда не оттолкнул - я бы остался. Даже зная, что вероятнее всего это обернется гибелью нашего мира...
   Отчаянно захотелось выйти, найти Алесана и все ему объяснить. Рассказать. Направить.
   Не имею права.
   Я тут только в роли наблюдателя. И защитника - но это уже решение Первого Князя, а значит, его исполнение ничего хорошего не принесет. Права Тейрэ: чем дальше мы будем находиться друг от друга, тем лучше.
   Она появилась, словно вышла из моих мыслей - стремительно и легко.
   - Я пришла попрощаться, - с порога заявила она, на миг спрятав глаза за кружевом ресниц.
   - Уходишь? - я даже не удивился, только что-то тупо кольнуло в груди - ведь ее уход значит...
   - Да. Алесан потерялся в хороводе смерти. Здесь вытащить его невозможно - придется идти к Западным, хотя Сияющие с той же задачей справились бы в разы быстрее.
   - Но нельзя, - тяжело вздохнул я. Больно. Как же это больно... но необходимо! Тем более я знал, к чему приведут мои действия. Они не могли до него докричаться, пока я стоял на их пути... теперь - могут.
   - Нельзя, - согласно склонила голову Эстер. - Нурнаилу я не доверю Князя, а вот Эдварну - вполне. Он вытащит его. Не сразу, конечно, пройдут недели, прежде чем удастся собрать из осколков его сознание, но все же сможет
   - А потом куда?
   - Куда? На север, в Norse'Teir. В середине зимы там должна родиться одна девочка... в свое время она сыграет очень значимую роль во всем этом. А тебе, Мастер, советую вернуться в Llin'Floir.
   - Зачем?
   - Чтобы сохранить сына своего Князя, разумеется. Не думаю, что Нурнаил скоро успокоится.
   Я даже не удивился - ждал чего-то подобного. Эстер просто не могла не озаботиться запасным вариантом.
   - Знаешь, Мастер, чем больше тебя узнаю - тем больше ты мне нравишься. Ты умеешь правильно воспринимать вещи! - и она, дерзко улыбнувшись, подскочила ко мне. Миг - и она уже целует меня...
   М-да, зато теперь я знаю, что испытал наставник...
   - До встречи, ушастик! - и Тейрэ выскочила из комнаты, оставив после себя лишь тонкий, едва слышимый аромат летних трав.
   Девчонка! Сколько бы лет ни прошло - девчонка. Но только это ее и спасает...

Отступление 2, западное.

   Эдварн их ждал. Поэтому когда большое зеркало в его кабинете пошло рябью и из него начали выходить гости, он не удивился. Все, как и ожидалось: младший сын, внук, ну и парочка дополнений в виде старого морида и не менее старой, но все равно обманчиво-юной девушки. Давненько сестренка к нему не захаживала. Можно сказать, что в последний раз она была здесь эпоху назад... Да, точно! Она его еще убеждала тогда, что Империи необходимо дать исчезнуть. И ведь он согласился с ней в итоге!
   - Привет, Эд. Все ждешь? - жизнерадостно спросила она, подлетая к нему и по-сестрински целуя в щеку.
   - Жду. Задержались вы - должны были еще утром прийти, тогда бы не возникли такие проблемы - и Эдварн недовольно указал на находящегося в бессознательном состоянии внука.
   - У него были дела, - покачала головой Эстер, так словно это объясняло все и даже больше.
   - Сейчас его единственная задача - найти точку соприкосновения со всем гранями разом. Все остальное - неважно, - ворчливо возразил Западный Князь.
   Эстер на это лишь безразлично пожала плечами. Марвид и Эйнарн так же предпочли промолчать - их ждали не самые легкие месяцы жизни, но отступать было уже не куда. Единственная их надежда на выживание теперь застряла между жизнью и смертью - и никто не мог предсказать, чем именно обернется для их Князя подобная прогулка по серой тропе...
  

Часть 3. Тайны Северных Творцов

  
   - Родной, тебе не кажется, что это уже слишком? Я понимаю: новые игрушки куда интереснее старых, но не пора ли возвращаться?
   Этот голос, безгранично нежный, чарующий, насмешливо разогнал окружавшую меня тьму. Сначала передо мной замерцал снежно-голубой огонек, но постепенно он разросся, и скоро все пространство вокруг меня наполнилось светом.
   С непривычки глаза сразу же наполнились слезами. Часто моргая и пытаясь избавиться от дискомфорта, я быстро осмотрелся. Куда же это меня на этот раз прибило? О своих предыдущих приключениях я старался не думать - уж очень многое успело случиться за время моего пребывания здесь...
   Странно, но это место не было похоже на предыдущие. Залитое солнечным светом, оно как будто насквозь пропиталось им. Здесь не было ничего - ни деревьев, ни земли - только бесконечное небо.
   Говорившая обнаружилась недалеко от меня. Она как ни в чем не бывало сидела на мягком пушистом облаке, подобрав под себя ноги. Я невольно залюбовался. Светлые волосы, на мой взгляд, просто до неприличия короткие, выставляли напоказ аккуратные ушные раковины человеческой формы. Длинные ресницы, снежно-белые, яркие, опушали темно-синие глаза. Красивая. Но уже далеко не юная. Несмотря на нарочито-неряшливое платье серо-голубого оттенка и хулиганскую стрижку, она совсем не выглядела девчонкой. Но и старухой ее назвать было сложно. Вот только и зрелой женщиной она опять-таки не была. Все черты, все возраста странно переплетались в ее облике, создавая странную, но какую-то завершенную картину.
   - Кто вы? - невольно спросил я, не в силах ни на миг отвести от нее глаз.
   - А разве это имеет какое-то значение? Свое мнение ты уже составил, а значит, что бы я ни сказала - ты его уже не изменишь. Да и любые мои слова окажутся ложью, ибо верны они будут только с моей стороны. Кто знает, может, я вижу себя совсем не такой, какой меня видит этот мир, - она неловко пожала плечами - странный юношеский жест, прочувствованная мудрость слов и саркастическая усмешка, свойственная людям уже достаточно пожившим на этом свете...
   - Вы правы. Я задал абсолютно глупый вопрос, - невольно признал я.
   - Отнюдь. Вопрос имеет смысл, но только для тебя. Для меня же это всего лишь набор звуков, ничего не решающий и ничего не значащий.
   Самое забавное - она не врала. Она действительно смотрела на этот мир так, как говорила - со всех сторон сразу. И это интриговало. Разве возможно понимание вещей на таком уровне? Даже мне - рожденному с этой раздвоенностью - не всегда удавалось найти точку соприкосновения различных взглядов.
   Впрочем, это только мои проблемы.
   - Зачем я здесь? - решив на время отбросить все лишнее, почти спокойно поинтересовался я.
   Моя собеседница неопределенно дернула плечом, вкладывая в этот простой обыденный жест так много всего, что я даже растерялся.
   - Наверное, чтобы найти ответы. Ни за чем иным в Бездну не ходят, - наконец произнесла она, задумчиво гипнотизируя меня сапфировыми глазами.
   Стоп. Куда не ходят?!
   Заметив мое замешательство, она рассмеялась.
   - Эх, ты! Вступил на тропу, а даже не поинтересовался, куда она ведет. Верх беспечности! И этим ты похож на своего отца. Тот тоже редко когда снисходил до необходимой осторожности. Впрочем, за это он уже сполна заплатил... - с тяжелым вздохом закончила она. Несколько мгновений я смотрел на ее, пытаясь понять, что стоит за этой острой грустью, но моя невольная собеседница все равно осталась для меня загадкой. Притягательная - и недоступная. Почти родная, но почему-то смелости для того, чтобы просто протянуть руку и коснуться, не хватает. - Хотя в остальном это даже хорошо, что ты так много унаследовал от него. По крайней мере, это лучше вечного безумия матери. Или возвращения к прежней матрице поведения. Знаешь, я почему-то никогда не думала, что ты станешь... таким.
   - Каким? - невольно спросил я, но моя собеседница, казалось, этого даже не услышала, так далеко она ушла в свои мысли.
   - Вначале мне казалось, что ты должен стать полной копией Первого Князя - это было б естественно, потом кто-то напомнил мне о семейном проклятье всех Северных Владык... знаешь, они ведь все безумны - каждый по-своему. Они слишком близки даже не к самому миру - к его изнанке, а это очень сильно влияет на их восприятие жизни. Хотя... это уже не важно, теперь я вижу, что ты во многом пошел в отца. И это радует. Держись за это, родной, ибо ни прошлый опыт, ни разделенное с миром безумие на твоем пути не помогут.
   Простите, danely, но как я могу за что-то держаться, если даже не знаю, о чем это вы? У меня не было отца. Впрочем, как и матери.
   - Ладно, родной, наговоримся еще. Потом. А сейчас тебе пора возвращаться, - мягко произнесла она, спрятав в небесной сини взгляда легкую улыбку.
   - Куда? - механически спросил я, понимая только одно: вот сейчас мне придется ее покинуть... но я не желаю этого!
   - Ну, уж точно не к истокам! - фыркнула она, словно сам этот вопрос ей показался даже не глупым - бестактным. - Этого от тебя никто не станет и требовать. Что пройдено, то пройдено. И не дело ворошить пепел времен - кто знает, может, где-то там еще тлеют угли, а пожар... пожар еще никому ничего хорошего не приносил - с этим даже Пламенные согласны. Так что я предлагаю тебе всего лишь вернуться домой.
   - Домой? А он есть у меня, этот дом? - странно, но сейчас данная тема меня уже не интересовала. Да и как можно думать о чем-то далеком и неважном, когда рядом, всего в двух шагах, находится кто-то настолько... совершенный.
   - Естественно есть! Впрочем, здесь все лишь в твоей воле. Ты волен распахнуть объятья или оттолкнуть протянутую руку. Именно тебе придется возводить стены собственного дома - внутри себя - и указывать остальным их место в твоем личном мире. Все зависит только от нас, родной. Причины, следствия, вопросы, ответы - все это в нас самих. И только от личной воли каждого зависит, что увидеть, а на что закрыть глаза.
   - Возможно это и так... - не слишком уверенно произнес я.
   - Это так. Можешь мне поверить. Кстати, тебе действительно пора, - уже намного тверже произнесла она, словно пытаясь выпроводить излишне задержавшегося гостя.
   - Но...
   - Ты и так задержался дольше, чем мог себе позволить, родной. И увидел куда больше, чем должен бы...
   С последним утверждением я был абсолютно согласен. Осколки чужих жизней, знания, опыт, память... все это полезно, конечно, но только когда целиком и полностью принадлежит тебе, а не является отражением чьего-то бытия, потому что каждый миг я отчетливо понимал, что все увиденное не мое - чужое... чуждое!
   Хотя только ради призрачного шанса еще раз увидеть ее, я бы прошел через это вновь.
   - Но мы же еще встретимся? - неловко спросил я, предано заглядывая в ярко-синие глаза.
   - Всенепременно. Я не собираюсь терять тебя из виду. В общем, тебе теперь будет нелегко избавиться от меня, - она улыбнулась, вновь мешая все возраста в себе: озорство ребенка, томная грация женщины, добрая старушечья насмешка...
   Все-таки странная она. Даже на мой взгляд. А это, смею уверить, уже существенно.
   - Но как мне вернуться назад?
   - Как? - насмешливо спросила она и легко спрыгнула со своего импровизированного кресла. - Очень легко, родной. Кровь к крови. Плоть к плоти. Нить к нити. Иди на зов, милый. Услышь эхо собственных осколков. Слышишь? Легкий звон в тишине? Едва уловимый шепот? Они зовут тебя. Ты принадлежишь им... хотя... может быть, это именно они принадлежат тебе? - последняя фраза несколько озадачила мою собеседницу, но она быстро отбросила несвоевременный вопрос и продолжила с прежним же пылом: - Ну же! Тот мир крепко держит тебя. Он держит твой разум, - резкий тычок мне в лоб. - Он держит твое сердце. - На этот раз тонкий палец упирается мне в грудь. - И он держит твою душу. В самых нежных тисках, ибо ее ты отдал сам, верно? - негромкий шепот мне прямо в губы, а потом она едва-едва коснулась поцелуем моей кожи...
   И мир замер... а потом цветными витражными стеклышками осыпался к ногам...
  
   В голове гулко, на одной ноте, звенела пустота. Необычное чувство. Я уже привык к вечной какофонии звуков и голосов. Иногда едва слышные, иногда заглушающие мои собственные мысли... мое личное безумие. Безумие чужих жизней... Вернее - смертей. Все они - все - когда-то прошли свой путь, а потом ушли серой тропой и не стали возвращаться. Почему? По многим причинам: кто-то не захотел, кто-то не смог, кто-то пока не определился. Но все они - безликие, яркие, разные - были рядом.
   Раньше я их не слушал - не желал. А теперь? Стал бы я следовать их советам? Не знаю. Главное, что сейчас их нет. Вернее, я чувствую, что они никуда не исчезли, но услышать не могу. Пока рано.
   Что рано? И когда настанет самое время? Опять же не знаю, но тут важнее то, что знают они. И когда-нибудь они поделятся этим со мной. Они не смогут смолчать - уж слишком ценят мою компанию... ибо она единственная из доступных им.
   Бездна! Как же у меня все болит! Даже мысли не дают возможности отвлечься от этой тягучей, ярко-живой боли! Но сие и не удивительно: все связи в теле деформировались, растянулись, перекрутились... я слишком далеко ушел от своего родного тела. И - надолго.
   Боги, это сколько же меня не было, что я чувствую себя настолько паршиво?!
   Что ж, значит, пора все разузнать. Пока не стало слишком поздно.
   - Сколько? - негромко спросил я, не открывая глаз - зачем, я и так знал, что в комнате помимо меня есть кто-то еще. Чужое предчувствие ощущалось кожей, легким беспокойством тревожа покой души... так я чувствовал только оборотней. Замечательно!
   - Почти три месяца, - чуть насмешливо дрогнул незнакомый мужской голос.
   Еще лучше!
   Решив, что опущенные веки - это не лучший щит в моем случае, я чуть приоткрыл глаза. Непривычно-яркий свет резанул по зрительным нервам, выбивая слезы и не давая мне сразу рассмотреть говорившего.
   Он стоял в тени, отбрасываемой тяжелыми темными портьерами (так каких двуликих ради я оказался в пятне света?! Это еще что за издевательство?!). Невысокий, намного ниже меня, чуть полноватый... и, наверно, все-таки старый. Такая степенная неторопливость приходит только с возрастом. Если бы не его глаза - золотисто-карие - я бы назвал его приятным и располагающим к себе человеком...
   К сожалению, как я уже упоминал, человеком он не был. Эдварн Снежный Волк. Единственный седой двуликий в этом мире. И он действительно стар. Но время пощадило своего любимчика, оставив свою метку лишь на волосах, снежно-белых, с легким, чуть заметным стальным отливом. Думаю, пару тысячелетий назад он был весьма и весьма недурен собой, но теперь, когда он явно не стремится поражать и поражаться, все его былое сияние тщательно сокрыто от чужих глаз.
   - Долго, - наконец произнес я, мысленно жалея, что не видел его во времена расцвета - думается мне, что мы бы быстро нашли общий язык. С ясновидящими вообще общаться просто, а уж если те настолько сильны... Не удивительно, что даже Совет считается с мнением этого выглядящего довольно-таки безобидно оборотня.
   - Не так уж и долго. Все могло быть куда хуже - можешь мне поверить.
   Могло. С этим я спорить не стану. Я мог вообще не вернуться из Бездны. Мог навеки потеряться в чужих воспоминаниях, в метаниях уставших от жизни душ и их бессмысленных надеждах. Но я вернулся. Не сам, но раз мне помогли - значит, я здесь пока нужен. Правда, нужен я совсем не тем, кто нужен мне самому...
   Но и с этим как-нибудь справлюсь. Уж за столько лет уже и обвык как-то.
   - Как обстоят дела? - сухо спросил я, устраиваясь поудобнее в ворохе цветных подушек - на большее, к сожалению, сил пока не было. Даже Двуцветные смертны, и, провалявшись без движения три месяца, вряд ли смогут сразу встать и пойти... впрочем, оборотни, говорят, живучи.
   - Как и раньше. С момента твоего исчезновения почти ничего не случилось. Ну, может, сиды чуть поистерили, обнаружив, что их Князь пропал в очередной раз. Но потом, кажется, осознали, что ты существо свободное и когда-нибудь сам вернешься. Как одно связано с другим, можешь не спрашивать, так как логика темных находится за пределами моего понимания.
   Вернусь, значит? А ведь действительно вернусь. Меня держит обещание данное Марисе... кстати, а не проспал ли я все самое важное и значимое в своей жизни?..
   Я глянул на Князя Западных, собираясь с мыслями и решая как бы поаккуратнее выяснить все, что меня интересует. Но он не был бы собой, если бы не предугадал вопрос.
   - Ты ничего не пропустил, - твердо произнес он, выделив голосом ключевое слово и поставив тем самым неизбежную точку. Это было почти грубо. С тем же выражением лица он мог бы отчитывать провинившегося щенка, но никак не Князя другого Дома. Впрочем, для него все двуликие мокроносые щенки, а значит, мне не на что и обижаться. Однако понимание и принятие - разные вещи. Возможно, Эдварн и старейший оборотень Дак-Райса, но это не дает ему права... - Тебя ждут в Norse-Teir к концу следующей недели, - с мягкими извиняющими нотками произнес он, словно осознал, что зашел слишком далеко.
   - Ясно, - сухо кивнул я, все еще чувствуя некоторое напряжение между нами. - Кстати, вы не подскажите, где я нахожусь? И почему я нахожусь именно там, где нахожусь? - не желая продолжать прошлую тему, я перешел к следующей, не менее для меня важной.
   - Находишься ты в Min'Marair. И причина этого в моем желании. Необходимость, правда, тоже присутствовала в перечне причин, но она была далеко не главной из них. Мне просто было любопытно взглянуть на тебя, Двуцветный.
   Взглянуть? На меня? И как много вы увидели, danell? И пришлась ли по вкусу увиденная картина? Да, мне любопытно, но - не спрошу. Упрямо стисну зубы и смолчу. Я же Князь, меня не должно волновать чужое мнение.
   - Обиделся? Какие же вы все-таки дети, - как-то по-особенному тепло усмехнулся он. - Северных никогда не покидает это. Вы словно застываете в определенный момент и больше, сколько бы ни прошло лет, не меняетесь. И эта детская непосредственность, проглядывающая из-под более поздних масок, пугает. Так не должно быть. Но с Творцами все всегда не так, как должно.
   А кто решает, как оно должно быть? Уж точно не вы. И не я.
   - Ладно, малыш, не дуйся. Альтернатива была куда хуже. Кроме меня вытащить тебя из тех краев, куда ты ушел, мог только Нурнаил. Но, сомневаюсь, что ему ты бы доверил свои жизнь и душу. Тем более после того сюрприза, что ты ему преподнес.
   И откуда он обо всем знает? Неужели действительно целыми днями у зеркал сидит и подсматривает? Вряд ли. Не княжеское это дело. А вот ухватить клубок событий за ниточку-хвостик и раскрутить его - это да, это ему под силу.
   - На самом деле сюрприз ему преподнесла дочь, а не я, - механически поправил я его. Хотя в этом деле одной-единственной точки зрения нет и быть не может. Но я же и не говорю, что моя верная - хватит и того, что она моя.
   - Не стану спорить - ты прав. Юная княжна уже сейчас использует свои способности в полной мере, а Сияющие испокон веков славились своим умением внушить нужные мысли и желания... Ты слишком открылся, мой мальчик. Постарайся больше так не подставляться.
   Что ж, возможно все было именно так. И я действительно ошибся в тот момент, когда попался на удочку Муниры, но у меня есть одно оправдание: я не ожидал от шестнадцатилетней девчонки таких подвигов. Подчинить двуцветного? Сделать так, чтобы тот этого не заметил...
   Да малышка - гений! И, кажется, намного опаснее отца. По крайней мере, я бы очень не хотел иметь ее в числе своих врагов. Надеюсь, мальчик пойдет в нее: иногда способность переступить через себя и других играет на руку. Особенно правителю. К сожалению, для меня это оказалось неоправданно трудно. Хотя чего еще ждать от двуцветного уродца?..
   - Алесан, я думаю, что осмыслить все это ты сможешь и после, а пока... возможно, ты не откажешься от пары-тройки уроков под моим чутким руководством?
   Откажусь? О, нет, danell! Кем бы вы меня ни считали, но дураком я не был никогда, а отказываться от такого шанса разобраться в себе и в своем даре - величайшая глупость!
   - Я с радостью приму вашу помощь, Князь.
   - Вот и отлично. Кстати, можно на "ты". И зови меня Эдом.
   Я удивленно моргнул, но все же, превозмогая странное оцепенение, заставил себя кивнуть.
   Не слишком ли много чести для меня? Впрочем, кто я такой чтобы отказывать кому бы то ни было в своем расположении. Это ведь такая малость... верно, Князь?
   - Тогда и ты зови меня Ксаном. Так привычнее, - словно извиняясь за свое имя, пояснил я.
   Эд лишь широко улыбнулся, принимая и мое странное прозвище и оправдание.
   Что ж, Западный Князь моему близкому кругу не повредит, скорее расширит его границы. И это приемлемо.
  
   Следующие несколько дней слились для меня в бесконечный хоровод из занятий с Эдом, бесед на отвлеченные темы с Марвидом и коротких, но оставляющих теплый след в душе, встреч с Асей. Почему менестрелька последовала за мной, я не знал, а на все мои вопросы она лишь пожимала плечами и напоминала, что должна меня вернуть тропам Каленара живым и здоровым, а этого легче добиться, находясь в непосредственной близости от объекта, то есть меня. Я не спорил. Я просто наслаждался ее компанией. В эти редкие мгновения встреч я часто молчал, наслаждаясь тягучими, как хорошее вино, спокойными историями или яркими, будоражащими кровь, песнями.
   Казалось, что прошла всего пара дней... но действительность все-таки вторглась в плавное течение моих дней. Настало время моего возвращения домой.
   Ася, как и следовало ожидать, твердо выказала свое желание следовать за мной. Помимо менестрельки так же мне компанию решил составить Нар. В общем "Корону Запада" мы покидали небольшой, но дружной компанией, что внушало мне кое-какие надежды: лучше оказаться на потенциально вражеской территории имея за спиной верных товарищей, чем в гордом одиночестве.
   Зеркальный коридор. Всего несколько шагов вне времени и пространства...
   Я дома. И почему никто не бежит меня встречать?
   Горько усмехнувшись, я обернулся к своим спутникам:
   - Добро пожаловать в Norse'Teir.
   - Присоединяюсь, - внезапно произнес новый голос. Невольно вздрогнув, я обернулся. В тени, среди портретов моих предков, стоял Вейрин. - Добро пожаловать в Norse'Teir. - Он всего лишь повторил мои слова, но что-то в его тоне...
   Да, мой голос не звучал и в тысячу раз столь уверенно, как его. Странно, но впервые в его присутствии я не почувствовал себя здесь чужим. Напротив, раздражение вспыхнуло в крови и жаром прокатилось по телу.
   - Danell, а не много ли вы берете на себя? - чуть насмешливо уточнил я. Почему-то сейчас я его совсем не боялся. А ведь до этого момента у меня при каждой встрече с ним все замирало внутри от страха.
   - Не думаю, - качнул головой Вейрин. Ореховые глаза чуть уловимо прищурились, крылья носа дрогнули - danell Каратель изволил злиться. И вновь это нисколько не задело моих чувств. Страха больше не было. Переболел? Нет, скорее - перерос.
   - Представьте себе, а я думаю иначе. Но на первый раз я вас, так и быть, прощаю.
   Такой наглости от меня никто не ожидал. Если честно, то я и сам не верил, что способен на подобное. Особенно в отношении Карателя.
   - Прощаешь? - Вейрин чуть скривил губы в улыбке и посмотрел меня прямо в глаза. На мгновение мир замер, увяз в золотисто-ореховом мареве чужого взгляда... В себя я пришел только когда услышал: - Ты стал сильнее.
   Стоп! И что это было? Гордость?! Нет, не верю, должно быть, я ошибся.
   Решив по возможности игнорировать Карателя, я неопределенно пожал плечами и повернулся к Асе. Менестрелька, нисколько не обращая внимания на нас, вертела головой. Кажется, она хотела осмотреть все и сразу.
   - Малышка, хочешь, я тебе покажу замок? Уверяю тебя, лучше меня это место никто не знает.
   - Разумеется, - просияла менестрелька и, схватив меня за рукав, потянула к выходу из галереи. Действительно, чего интересного может быть в длинном коридоре, увешанном портретами давно ушедших по серой тропе Князей и Княгинь?
  

Отступление 3, озадаченное

   Глядя в след своему Князю, Вейрин невольно хмыкнул. Похож. Боги, как же он похож на свою мать! Иногда даже жутко становится, ибо Тамила особой идеальностью не отличалась. А ее недостатки были слишком уж... специфичны.
   -- М-да... Эйр, твои дети не перестают меня поражать.
   Каратель лишь неопределенно дернул плечом. Не объяснять же Западному, что его они удивляют не меньше. Иногда даже начинает казаться, что кому-то там наверху он сильно насалил, раз ему послали столь очаровательных "малышей".
   -- Эйр! Да не бери в голову. Уверяю тебя, мальчик вполне адекватен. Ну, может, чуть более раним, чем следовало бы, но с годами это пройдет. И еще... он очень похож на Мару. Хотя это объяснимо - она же больше всех вас с ним возилась.
   Вейрин с интересом посмотрел на своего давнего друга. Если тот сравнивает Алесана с Марукой, значит, те действительно похожи. Но в чем? Спросить? Нет, не стоит. Алесан многое впитал из окружения, вобрав в себя черты и характеры, выжав их досуха... И, кажется, наконец, обрел так нужное двуцветному равновесие.
   -- Кстати, Нар, не желаешь с ней пообщаться?
   -- С кем? - Эйнарн сделал вид, что не понял, о ком говорит Северный Лорд.
   Вейрин лишь усмехнулся. Уже почти полтысячелетия - с самой первой встречи Западного княжича и Северной чаровницы - они не прекращают этой игры. Эйнарн демонстративно не обращает на Маруку внимания, лишь изредка, забывшись, вскользь упоминая ее в разговорах. Марука же... ну, Марука во многом пошла в мать. И прежде всего характером. Она не сдастся пока не получит желаемое и ей плевать на все правила и законы. Хорошо еще, что хоть у Нара голова на плечах есть. Иначе бы это давно закончилось судилищем и быстрой казнью - линии Жизни и Смерти не должны пересекаться. Это закон. И он нерушим. Ибо последствия могут оказаться слишком серьезными... Ведь двуцветные не рождаются в обычных семьях, только в тех, что преступили закон.
   -- Я имел в виду мою дочь. Думаю, Марука совсем не прочь пообщаться с тобой.
   Нар нервно дернул головой.
   -- Обойдусь. Твоя дочь, Эйр, иногда бывает слишком... настойчива.
   Вейрин лишь улыбнулся. Если бы он не знал всех подноготной этой парочки, решил бы что Западный княжич остался равнодушен к чарам Мары. К сожалению, они оба знали, насколько реальность далека от этой мирной иллюзии.
   -- Не стану спорить. Но ведь такое ее постоянство, успокаивает, верно?
   На это Эйнарн ничего не ответил, только глянул - коротко и зло.
  
   Асю я провел по всему замку, даже сад показал. Причем за все это время умудрился не встретить ни одного сида или двуликого. Повезло. Хотя, если учесть очень ранний час и тьму, безраздельно царящую на улице - это было ожидаемо.
   -- Они живые! - удивленно произнесла менестрелька, коснувшись белоснежного розового бутона.
   -- Да, -- спокойно подтвердил я, хотя сам до сих пор не переставал удивляться этому маленькому чуду: занесенные снегом лужайки и цветы, растущие вопреки всему, прямо из сугроба.
   -- Но как?
   -- Честно? Не знаю. Они просто есть. И все живущие в Норсе воспринимают это как должное.
   Я задумчиво коснулся бутона, он чуть шелохнулся, стряхивая снежную шапку и вновь замер. Живой не смотря ни на что.
   Norse'Teir у меня всегда ассоциировался прежде всего с розами, а уже потом со вьюгами и холодами, ветром и частыми бурями.
   -- Впервые вижу такое, -- Ася склонилась над бутоном и втянула в себя морозный воздух. - Он даже пахнет! Прелесть.
   Комментарии здесь были излишни. Да, чудо, но тратить на это столько времени я не стал бы - не тот время года. Это летом, окруженный теплом и солнцем, ты можешь остановиться перед цветком и предаться праздным мечтам, а вот в середине зимы - это, на мой взгляд, немного слишком. Но Ася, несмотря на еще юный возраст, женщина, а значит, розами может любоваться сколь угодно долго.
   -- Ась, пойдем уже - замерзнешь же.
   Кстати, я совершенно не преувеличивал. На улице было довольно холодно, да и ветер поднялся, так что пробирало до костей.
   Несколько секунд менестрелька боролась с собой, тяжело вздыхая и поглядывая на покрытые корочкой льда бутоны, а потом, словно что-то решив, посмотрела на меня.
   -- Ксан, а можно я одну сорву?
   Теперь настала моя очередь обреченно вздыхать. Марука, если заметит, мне все уши оборвет, но не отказывать же ребенку в чуде?
   -- Рви. Только осторожно, не повреди корневище, да и другие цветы не попорти, -- чуть недовольно произнес я. Впрочем, это недовольство по большей части было наигранным.
   -- Я аккуратно! - уверила она меня. И, в наглую позаимствовав у меня кинжал (прямо с пояса сорвала, хулиганка!), срезала понравившийся цветок.
   -- Спасибо, -- радужно сияя, поблагодарила она и вернула мне оружие. А я даже не смог ее отчитать. Да и за что?
  
   В замок мы вернулись к завтраку, так что почти все свое "семейство" я имел счастье обнаружить в столовой, куда мы с Асей пришли в поисках еды и тепла. Надо ли говорить, что при моем появлении почти все лица застыли?
   Северных Владык и Владычиц едва ли наберется с три десятка - нас никогда не было слишком много. К счастью, из всего Дома только четверо имеют право считаться членами моей семьи, остальные же настолько дальние родственники, что о них можно и не вспоминать.
   -- Доброго всем утра, -- проигнорировав большую часть недовольных взглядов, с сияющей улыбкой произнес я. - Надеюсь, я не помешал?
   -- Ни в коем случае, Князь, -- спокойно улыбнувшись, уверил меня Вейрин и жестом попросил занять место рядом с ним. Все замечательно, за исключением одного: Каратель сидел на моем месте и приглашал меня за мой стол. Может, оскорбиться? Хм... нет. Я не настолько безрассуден, чтобы затевать дуэль с Карателем.
   Впрочем, есть игры, в которых для того чтобы выиграть, необходимо всего лишь немного изменить правила.
   Приветливо кивнув Марисе и Альбьеру (вот кто при моем появлении не стал скрывать истинной радости!), я приблизился к указанному Вейрином креслу и, отодвинув его, галантно усадил в него менестрельку. Ася залилась краской смущения, едва оказалась под перекрестным огнем чужих взглядов.
   Прости меня, девочка, но сейчас я вынужден тебя использовать. Боги дадут - сочтемся.
   После этого я в гробовой тишине проследовал в противоположный конец стола, где и устроился в гордом одиночестве. Не ожидавшие такого от своего мягко и обычно послушного Князя, Северные удивленно уставились на меня. И только на лице Карателя мелькнула довольная улыбка.
   Он что меня проверял?!
   Пусть. В конце концов, не все ли равно? К выходкам Вейрина я уже давно привык.
   -- Уважаемые, -- чуть выделив голосом обращение, с легкой издевкой произнес я, -- вы можете вернуться к прерванной трапезе. Я разрешаю.
   Нар, до этого с наслаждением наблюдавший этот спектакль со стороны, рассмеялся.
   -- Ксан, им теперь кусок в горло не полезет! Зачем же так жестоко?
   Жестоко? Я невольно оскалился. О, нет, это совсем не жестоко - жестоко было раньше. Но я, слава Изначальным, вырос. И теперь в состоянии дать отпор.
   -- Ну, так я здесь никого и не держу, -- все с тем же насмешливым безразличием произнес я, -- Не хотят есть - могут идти работать. А то я после завтрака как раз собирался провести небольшую ревизию дел... и, думаю, вопросов у меня будет много... очень много. Ведь эти бездари умудрились за каких-то пять лет потерять город мирового значения! Как думаешь, в остальном результаты столь же... ммм... впечатляющи?
   Вот теперь от моей улыбки большая часть собравшихся побледнела.
   Эх, забавно за ними наблюдать! И чего они, спрашивается, так волнуются? Подумаешь, ручное чудовище сорвалось с поводка и накинулось на бывших хозяев! Что здесь странного? По мне так все абсолютно логично.
   -- А мне, стало быть, вы уже не доверяете, Князь, -- невесело усмехнувшись, уточнил Вейрин.
   Северные посмотрели на своего защитника как на божество, внезапно спустившееся с небес в ответ на их молитвы. Или как на нежданного спасителя.
   -- Не доверяю? - негромко произнес я, словно пробуя это странное слово на вкус. - Отчего же? Может, и доверяю, - неоднозначно ответил я, ибо и сам не знал, как далеко простирается моя привязанность к нему. - Вот только при всем моем уважении, danell, вы не Князь.
   -- И я счастлив, что это так, -- спокойно сообщил Каратель. - Мне хватает и своих обязанностей. Зачем мне еще и чужие?
   Северные обреченно вздохнули. Вейрин только что во всеуслышание отказался от каких бы то ни было прав на трон Творцов, более того пусть и косвенно, но подтвердил законность моих притязаний на престол. Замечательно. Но спиной я к нему поворачиваться все же поостерегусь.
   -- Вот и отлично. Тогда после завтрака, я с вашего разрешения, займусь исполнением своих обязанностей, -- я довел до сведения собравшихся свои планы.
   Эх, жаль Марвид этого не слышал - ему бы понравилось. Он ведь уже отчаялся вернуть меня на то место, что мне причитается.
   Странно, но я даже смог позавтракать в атмосфере полнейшей тишины и злости, а ведь раньше при тех же исходных мне кусок в горло не лез. Расту. Прежде всего, в собственных глазах.
  
   -- И что это было? - Марука холодно сверкнула синими глазами. Весь ее облик - от снежно-белых ресниц до последней складочки на блекло-голубом платье - дышал недовольством.
   Эх, Льдинка, Льдинка, с чего такой напор? Неужели ты не поняла, что произошло в зале? Не верю.
   -- А на что это было похоже? - даже не думая над ней издеваться, спросил я.
   -- На вызов, -- уверенно произнесла сестра.
   -- Значит, именно им и являлось, -- я не стал спорить или оправдываться. В конце концов, Марука всегда была достаточно умна, чтобы не вмешиваться в Игры других Владык.
   -- Идиот! Ты хоть понимаешь, во что влезаешь?! - негромко, но крайне эмоционально, прошипела она. По мне так лучше бы кричала - так хоть появившиеся на шум сиды помогли бы ее успокоить.
   -- Конечно, Льдинка, как же иначе? - невольно произнес я и, только заметив, как от удивления округлились глаза сестры, понял, как ее обозвал. Давненько я уже так не прокалывался... Все-таки двуликие действительно очень традиционны и далеко не всегда принимают посторонние прозвища. И Маруке никогда не нравилось это своеобразное имя.
   -- Ты меня уже лет тридцать так не называл, -- негромко произнесла она, пряча взгляд под кружевом ресниц - знакомая привычка. Не так давно я сам нередко прибегал именно к этому способу, чтобы закрыться - спрятать свои мысли и чувства от посторонних глаз.
   А ведь действительно - не называл. По крайней мере, вслух. Но это не значит, что перестал восхищаться тобой, сестренка. Ты, Альбьер и Вейрин - все, что у меня есть. И как бы там ни хотел это изменить, как бы ни хотел перечеркнуть все и вся - это неизменно.
   Но я пытался - действительно пытался - порвать эти узы и забыть. Возможно, кое-что у меня даже получилось - ведь окружающие все-таки поверили в мое... безразличие? Да, наверно это слово наиболее полно отображает мое состояние.
   -- Извини, -- невольно вырвалось у меня.
   Миг - и вся ее растерянность прячется за привычной ледяной маской.
   -- И за что же ты сейчас извиняешься? За то, что три десятка лет выкидывал меня за порог, стоило только мне сделать шаг на встречу? Или за то, что сейчас непроизвольно сам сделал этот шаг?
   И что мне на это ответить? Льдинка, Льдинка, прости меня, глупого. Ты же сама знаешь, что я идиот. Ты же не раз и не два повторяла это, так чего же сейчас ты ждешь от убогого? Понимания? Так нет его. Совсем-совсем. Только мешанина из образов и чувств, с которыми в одиночку просто невозможно справиться.
   -- Я не думал...
   -- Вот это уж точно! - влезла с комментарием она, -- Ты не думал! Тебе вообще это не свойственно! Да и зачем? Ведь тебе всегда и все безразлично! Боги, Алес, где тот мальчишка, что ночами прибегал в мою комнату и в поисках тепла и утешения заползал ко мне под одеяло? Что с ним стало?! - Искры слез бриллиантами блеснули на ресницах. - Идиот! - и Марука, развернувшись на каблуках, поспешила скрыться за ближайшим поворотом.
   Хм... и как мне расценивать эту сцену?
   Великие боги, сестренка, неужели ты так меня ненавидишь? Но почему? Не могли же мои детские выходки так тебя разозлить! Мне же тогда еще и пяти-то не было! К кому еще мне было тянуться, если матери у меня не оказалось? К Вейрину? Так он был холоднее снежной бури. А остальным я был не нужен уже тогда, чего уж удивляться, что мне не рады сейчас.
   Почему-то перед глазами возникло давно погребенное воспоминание. Не самое болезненное, но, наверно, самое горькое... последняя встреча с Марукой, встреча, произошедшая уже после отречения...
  
   Лето вышло душным. Хотя, может, это мне, привыкшему к северной прохладе, так казалось. В поисках хоть какого-то подобия комфорта, я забрался далеко на запад. Так как мориды предпочитали жить непосредственно под водой в многочисленных озерах, то земли на поверхности заселялись преимущественно людьми, а значит, и опасаться здесь мне было нечего. Так я думал, к сожалению, действительность на поверку оказалась совсем не такой, как мне казалось.
   В то время я просто бродяжничал, перебиваясь от заработка к заработку, зачастую по несколько дней голодал, но это почти не трогало моего сознания, впервые окунувшегося в реальную жизнь.
   Морайи оказался городом не таким и большим, как о нем говорили. По сравнению с тем же Каленаром, деревня деревней, но вот среди прочих приозерных поселений он действительно выделялся богатством и размерами. Озеро, вблизи которого расположился городок, было одним из крупнейших и самым северным, что позволяло мне надеяться на более-менее приемлемый климат.
   На последние деньги, оставшиеся с предыдущей подработки, я снял на пару недель комнату в таверне, а сам принялся оказывать населению, преимущественно фермерам и ремесленникам, услуги - кому документ официальный составить надо было, кому письмо отписать. Люди здесь, как и во многих маленьких городах, в большинстве своем были неграмотными, читали-то с трудом, а уж писать и вовсе не умели: если кто свое имя правильно нацарапать мог - уже ученым считали.
   Реже приходилось заниматься переводами. Эльфы, хоть и знали все поголовно общий (он же человечий) язык, переписку предпочитали вести на своем, тем более официальную. Вот и приходилось купцам или держать штат переводчиков (а это дорого и не всегда окупается) или искать тех, кто знает язык и за сравнительно небольшое вознаграждение не только переводом обеспечит, но и растолкует, что к чему.
   Я как раз занимался таким переводом, а потому не особо смотрел по сторонам - все-таки один такой заказ вполне мог меня обеспечить на месяц вперед. Так что момент ее появления в полупустом зале таверны я пропустил.
   -- Вот, значит, на что ты променял нас! Тебя не устроила жизнь в сытости и довольстве! Вместо этого ты подался в бродяги?! - едва заслышав этот голос, я испуганно вскинулся. Неужели нашли? Я ведь нигде надолго не останавливался, да и точка выхода с тропы была задана произвольно...
   И все-таки нашли, -- это я понял, едва взглянув на стоящую напротив меня Леди. Марука. Когда-то давным-давно я звал ее Льдинкой. За холодные синие глаза, за резкость, за колкость и - за хрупкость. Она, едва заслышав это прозвище, всегда недовольно морщила носик и бросала что-нибудь едко-насмешливое, так что, в конце концов, я перешел к вежливо-нейтральному "danely".
   Вспомнив о ее последних словах, я как можно равнодушнее произнес:
   -- Вы не поверите, danely, но меня действительно все устраивает. Нет больше неусыпного контроля, нет вечных ненависти и неприятия во взглядах окружающих. И никто от меня не ждет сверх того, что я готов дать.
   -- Да?! - резко выкрикнула она, привлекая к себе внимание немногих посетителей, решивших в столь ранний час пропустить стаканчик-другой. - Ну, тогда можешь быть доволен, -- на порядок тише произнесла она. - Алесан Двуцветный мертв и похоронен. Ты теперь - отрезанный ломоть, безымянный, -- бросила она и покинула зал еще до того, как я смог осознать произошедшее...
   Понимания обрушилось на меня лишь через пять минут после ее ухода...
   И это было... больно. Действительно, по-настоящему больно.
  
   М-да. А ведь действительно меня же похоронили по всем правилам, а благовоспитанным покойникам (тем более уже таким застарелым) полагается лежать в семейном склепе и даже не помышлять о побеге.
   Вот только кто сказал, что среди двуцветных был хоть один "благовоспитанный"?
   Определенно, подобных оптимистов среди моих сородичей не было и нет. А раз так, то все же не мешало бы "навести шухер" в местном обществе. И не спрашивайте, где я нахватался таких выражений! Я много путешествовал. Достаточно много, а в дороге чего только не услышишь!
  
   Совсем забегавшись, я так и не нашел времени, чтобы поговорить с Марисой. А ведь мне действительно хотелось встретиться с ней и все обсудить в спокойной обстановке. Южная княжна была одна из немногих здесь, кого я действительно был рад видеть. Многочисленные тети-дяди и кузены-кузины подобных чувств у меня не вызывали. Да и я их с родственной точки зрения не интересовал. В общем, в результате парочки гневных бесед, одной истерики и одного полноценного скандала с битьем посуды в Норсе установился нейтралитет. Вооруженный. Что ж, и на том - спасибо. Мне, если честно, большего не надо - надолго я здесь и не собираюсь задерживаться. Вот дождусь рождения дочки Марисы и сразу же вернусь к прерванному расследованию. Кстати, не мешало бы связаться с рыцарями и узнать, как много они навоевали в мое отсутствие. Но это позже, а пока единственная моя мечта заключается в желании добраться до любой горизонтальной плоскости и уснуть. Благо в мою старую комнату еще никого не успели заселить.
   В мутное марево сна я провалился сразу, как только голова коснулась подушки. Отдых. Наконец-то...
  
   Утро наступило для меня рано. Причем в очередной раз я проснулся от того, что кто-то на меня смотрит. Мей? В еще затуманенном мозге почему-то сразу вспыхнуло имя рыжего эльфеныша.
   Глаза распахнулись сразу. И уж конечно я почти сразу обнаружил нарушителя. Это был не Мей, но Рыжику и нечего делать на территории Северного Владычества. А вот Черныш смотрится на редкость гармонично. Хотя, возможно, дело в шутках памяти - все-таки он не раз и не два оказывался в этой комнате. Иногда я сам приглашал его, но чаще он вот так врывался сюда, непрошеный и незваный. И у меня никогда не находилось сил, чтобы его прогнать. Даже тогда, когда я делал все, чтобы прервать нашу затянувшуюся дружбу.
   -- Чем обязан? - несколько более прохладно, чем собирался, спросил я.
   Ша'рэл даже не вздрогнул. Впрочем, он редко демонстрировал свои чувства.
   -- Хотел лично убедиться, что слухи - истинны, -- почти безразлично произнес он.
   -- Убедился? - почти грубо. Но я сейчас не в настроении сближаться с кем-то из hal'mai. Хватит. Наигрался я с ушастыми куклами! Уж слишком любят они своевольничать и зачастую бьют по рукам собственного хозяина. Особенно, если тот заиграется. Надоело.
   -- Да. И что самое интересное, это действительно ты, -- просто произнес сид и вышел, печатая шаг.
   Действительно я? Черныш, что ты этим хотел сказать? И почему это имеет для меня такое значение?
   Черныш ушел, но спать я уже не мог. Так бывает, когда тебя резко выдернут из сна, и сколько потом не пытайся, а вернуться в спугнутые сновидения не удается. Пришлось вставать. Тем более на этот день у меня было запланировано дел не меньше, чем вчера. И все же вряд ли кто из моих родственничков встал в такую рань, а значит, ждать все равно придется... Я же милосердный Князь - и без веских причин своих подданных из постелей не выдергиваю. Не то что некоторые зарвавшиеся hal'mai!
   Я хмуро глянул в окно. Темноту полярной ночи разгонял лишь робкий свет фонарей. Странно, но я отвык. Даже просто смотреть из окна своей комнаты мне неприятно.
   И что это Ша'рэл так рано приперся? Не мог подождать хотя бы до завтрака? Ладно, раз уж все равно проснулся, то можно пообщаться с тем, кто никогда не спит.
   - Норс... - негромко позвал я.
   Замок послушно потянулся ко мне, вначале только мыслями - приветствуя, а потом и липкие незримые щупы заняли свои места на моих висках.
   "Доброго утра, danell".
   - Давно не виделись, - я невольно растянул губы в улыбке, почувствовав робкое прикосновение чужого разума к своему.
   "Давно", - согласился Норс, - "но это время вы провели с пользой".
   - Откуда знаешь? Или и ты будешь доказывать мне, что я изменился?
   "Изменились? Нисколько, danell. Скорее просто стали самим собой".
   Хоть кто-то ни в чем не стал меня убеждать. Я слишком устал выслушивать мнения посторонних о собственной персоне.
   "И вам это идет", - после секундной паузы подвел итог Норс.
   Забавно. Мой замок уже делает мне комплементы. Интересно, что - дальше? Поживем - увидим.
   - Норс, можешь сказать, что здесь было в мое отсутствие?
   "Ничего серьезного. Все шло своим чередом. Единственная замеченная мной странность заключается в участившейся гибели двуликих во время слияния с миром".
   - И сколько? - внутренне холодея, спросил я. Надо ли говорить, что я впервые слышал об этом обстоятельстве?
   "За последние пятьдесят лет безвозвратно ушло пятнадцать оборотней. И среди них только один случай не связан со слиянием".
   - Тамила.
   "Да, ваша мать единственная, кто пошел на смерть осознанно".
   - Сколько среди них было наших? - не желая продолжать разговор о Тамиле, я поспешил сменить тему.
   "Северных? Только двое. Потери среди остальных выше. Западные потеряли пятерых. Южные - четверых. И троих лишились Восточные", - с несвойственным ему безразличием произнес Норс.
   И это только за последние пять десятков лет? Да за все прошлое тысячелетие мы потеряли меньше!
   Настораживает. Если учесть, что нас чуть больше пяти сотен, то каждый на счету. Но почему самые тяжелые потери несут Западные? Ведь их немногим больше чем Северных. Если смотреть в процентном соотношении, то вместе с ними мы едва-едва набираем пятую часть от общего числа двуликих. При этом именно в наших Домах выбраковка наиболее высока. К примеру, те же Южные смогли набрать уже с полторы сотни двуликих, а мы и в лучшие наши годы с трудом дотягиваем до полусотни. О Восточных я вообще молчу - этот Дом самый многочисленный. Почти половина оборотней относится именно к Сияющим. Существенная разница, не так ли?
   - Почему раскладка именно такая? Кто-нибудь задавался этим вопросом? - хмуро спросил я. Ох, чувствую, не все так просто в нашем мире... как бы помимо чертящих с их черной альксаной и планами по завоеванию всего и вся еще какая гнусь не вылезла...
   "Да, Дар сильно удивилась, получив эти данные. Она же прогнала эти цифры через свою базу..."
   - Дар? - ничего себе! Не думал, что проклятый город так тесно связан с нашими замками.
   "Именно. Кстати она передает тебе привет. И надеется, что ты все же примешь ее приглашение", - впервые на моей памяти голос Норса окрасился эмоциями. И это было ехидство.
   - Пусть и дальше надеется, - негромко пробурчал я.
   Норс понимающе усмехнулся.
   Интересно, что может знать замок о моих чувствах? Может ли он понять, насколько меня тогда достала Даризи? Я ведь действительно едва не погиб... И если бы не Мей... М-да, и почему я всегда благодарен тем, кого безопаснее и проще было бы ненавидеть? Еще одно свойство двуцветной души?
   - Так к какому выводу пришла Даризи? - хмуро поинтересовался я, вспомнив о первоначальной теме разговора.
   "Мир выбивает сильнейших".
   - Не подходит. Тогда бы в первую очередь пострадали бы Северные, а у нас потери самые низкие.
   "Напротив - неоправданно высокие. Если смотреть в процентном соотношении. Эти два человека для нас - 6,5%. У Западных потери чуть выше, около 8%. А вот Южные и Восточные обошлись малой кровью. Как видишь, ситуация удручающая".
   И намного хуже, чем я думал. Ну разве не дурак? И почему меня обязательно надо тыкать носом в истину, чтобы я ее разглядел?
   - Но почему именно Западные несут такие потери?
   "Все очень просто - их связь с миром самая жесткая. Это Северные контролируют в основном изнанку, а вот Западные ткут саму ткань бытия. Считать, что они лишь видят будущее - величайшая глупость. Они его создают. Не всегда и не во всем, но создают".
   - То есть Западные априори сильнее нас?
   "Ни в коем случае, danell. Они не имеют права на вмешательство в уже устоявшуюся систему, а вы - имеете. Они только создают возможности, вы - перекраиваете под себя реальность. Именно в этом вы их и превосходите".
   А превосходим ли? Северные имеют не меньше ограничений на применение своих способностей. Любое их вмешательство должно быть оговорено и согласовано. Впрочем, речь сейчас не о том.
   - Но в чем причина этих смертей?
   "Никто не знает. Даже Дар в замешательстве. Система слияний отработана за века. И у каждого двуликого, допущенного до слияния, есть свой reah'mai. Вот только количество невозвращенцев с каждым годом увеличивается..."
   - Почему я узнаю об этом только сейчас?
   "А разве вас это интересовало раньше? Все происходит в свое время".
   Где-то я это уже слышал. А истина, произнесенная дважды, становится законом. И не мне с этим спорить.
   - Ясно. Есть что-нибудь еще, что я должен знать?
   Норс озадачено замолк. Видимо, решает, во что меня можно посвятить, а что станет откровенно лишним.
   "Нет. Пока ничего существенного не вспомнилось. Но если вдруг это произойдет - я сообщу".
   - Спасибо. И последнее: кто-нибудь из моих родственничков проснулся?
   "Да, Джаред, Клеменс и Марука изволят заседать в библиотеке".
   Интересно...
   И что же может связывать Льдинку с этой парочкой? Джаред, являясь старшим братом Карателя, довольно часто влезает не в свои дела. При этом оправдание у него всегда одни и тоже и, не скажу, что благовидное - близкое родство с Вейрином. Клеменс же сын своего отца, то есть полная копия Джареда, правда еще более несносная. Вот кто не побоится нанести удар в спину, так это он. Сам Вейрин эту ветвь своего семейного древа считает ущербной и редко снисходит до них. Но тогда зачем Льдинке понадобилось с ними общаться? Они же абсолютно ничего собой не представляют! От многих hal'mai пользы больше, чем от этих двоих.
   - И о чем они беседуют?
   "Разумеется о вас, danell".
   Обо мне? Все любопытнее и любопытнее. И что же может связывать мою сестренку с парочкой двуликих, не меньше Нурнаила жаждущих моей смерти? Или я настолько ей надоел? Все может быть. Я уже давно разучился удивляться подлости некоторых созданий. И немногие исключения лишь подтверждают это правило.
   - Что ж, пойду послушаю, что скажут... - и с этими словами я вышел из комнаты. Правда, контакт с Норсом не прервался. Что ж, придется вспоминать, как выдерживать его присутствие в своем разуме по несколько часов к ряду. Да и при головной боли прохладные щупы на висках помогают, а я чувствую: в ближайшие дни мигрень мне обеспечена...
  
   - ... и все-таки он наш Князь, - безразлично подметила Марука, вклинившись в обвинительную речь Клеменса.
   - Князь?! Не смеши меня! - это уже Джаред. Боги Изначальные, Всеблагие! Как же я люблю своих родственничков! И главное, это чувство, судя по всему, взаимно. - Он всего лишь самовлюбленный мальчишка, не способный оценить ситуацию и принять адекватное решение. Один раз он нас уже предал. А где один - там и второй не за горами! Так что чтобы ты тут не говорила, реальность неизменна. А реальность такова: он всего лишь мальчишка с сомнительным происхождением! Да и его мать в свое время была близка к выбраковке, а уж в ее сыночке все ее недостатки прижились и цветут буйным цветом!..
   - Довольно! Ты говоришь о Княгине, Ред! За одно это я могу вызвать тебя. А если об этих словах узнает отец, то за твою жизнь я не дам и ломаного гроша.
   Любопытная беседа. Оказывается, к Тамиле относились не многим лучше, чем ко мне. Вот только что дает мне это знание? Ничего, абсолютно ничего. Всего лишь еще один кирпичик к полному пониманию ситуации, только и всего.
   - Но ты же не передашь отцу эту нашу беседу, верно? - почти убежденно произнес Джаред.
   Ох, Льдинка, неужели и ты уже успела завязнуть в играх этого двуликого? Он ведь никого не пощадит. Не зря же его Ледяным Принцем прозвали. Свои же прозвали. И за дело.
   - Не предам, - спокойно подтвердила Марука, тем самым заставляя меня волноваться еще сильнее. По большому счету, она же мне матерью была... а даже нелюбимый ребенок всегда привязан к родителям. Иррационально, слепо веря в их непогрешимость. Ведь оправдать ненависть и неприязнь так просто... - Но прошу не оскорблять в моем присутствии предыдущую Княгиню, - меж тем сурово закончила моя сестричка.
   - Мар, но ты же не хуже меня знаешь, что Тамила была безумна. Этот факт даже Эйр признавал. Вся ее линия крови отличается этой особенностью. Они эмоционально нестабильны и склонны к безумствам! - это снова Клеменс. Такое чувство, будто эта парочка специально наседают на Маруку с двух сторон. Но чего они этим пытаются добиться?
   - Она не была безумна. Она пыталась помочь всем нам. Просто методы она выбрала... неординарные.
   - Неординарные?! Боги, Мара, ты отдаешь себе отчет, о ком говоришь?! Она была ненормальной! И не раз это доказала. Только ее последняя выходка чего стоит! Или ты считаешь, что ее решение было адекватным?
   - Довольно! Я не обязана это выслушивать! - послышался звук отодвигаемого кресла. Решила уйти? Мудрое решение, Льдинка.
   - Постой! Мы еще не обсудили всего, - Джаред. Готов поклясться, сейчас он бросил недовольный взгляд на сына, а потом снова посмотрел на Маруку... Интересно, как сестренка выносит этот его взгляд? Из всех Северных Джаред, пожалуй, имеет самую примечательную внешность. Бледный до синевы, с длинными серебристо-белыми волосами, он был обладателем едва ли не самого совершенного лица среди двуликих. Но наиболее запоминающимся элементом в его облике были глаза - жемчужно-серые, почти прозрачные. Этакая ледяная скульптура, совершенная - и бездушная.
   Пару раз этот его безразличный взгляд останавливался и на мне, и мне невольно начинало казаться, что его глазами на меня смотрит сама зима...
   По счастью, Клеменс не пошел в отца. Не знаю, кем была его мать, но думаю, кто-нибудь из Пламенных, ничем другим объяснить теплый медно-каштановый оттенок волос и янтарно-карий взгляд при таком папочке я не мог. Поистине рядом отец и сын смотрелись довольно странно. И далеко не каждый мог угадать в них настолько близких родственников.
   - Я слушаю, Ред. И, будь добр, изложи свои мысли побыстрее, - Марука изволила злиться и всячески это демонстрировала.
   - Вейрин во всеуслышание отказался от трона... - издалека начал он, и я сразу же невольно подался вперед, грудью приваливаясь к тонкой перегородке, отделяющий запасной, "эвакуационный", коридор от комнаты. Любопытненько...
   - Он никогда не претендовал на него, - все с тем же недовольством в голосе произнесла Льдинка, - У нас есть Князь, так зачем нам другой?
   - Мы все знаем, что этот мальчишка никогда не сможет стать достойным преемником Северных Князей.
   - И что с того? Из этого ничего не вытекает, Ред. Тем более Алесан еще очень молод, возможно со временем...
   - В том-то и дело, что возможно. А если нет? Что тогда? Нам нужен грамотный правитель, иначе мы просто вымрем. Это уже происходит!
   - И что ты мне предлагаешь? - хмуро поинтересовалась Марука, но этот вопрос ее явно интересовал, иначе она просто не стала его слушать. Ох, Льдинка, попадешь ты с ними в историю. И ведь некому будет тебя вытащить - некому.
   - Ты можешь занять место брата. Из всех членов семьи ты лучше других подходишь на эту роль.
   Вот так дело... - я невольно уставился затянутый паутиной потолок. - Интересно, а свергать они меня как планируют? Нет, ладно, признаю: это дело не хитрое. Может, я и живуч как таракан, но неуязвимостью не страдаю. Но... это даже не смешно! В Маруке же нет крови Северных Князей! Даже дочка Марисы имеет прав на престол больше, чем Льдинка!
   - Роль? Интересное слово ты выбрал, Джаред. В чем-то даже забавное - не находишь?
   - Марука, не строй из себя оскорбленную невинность. Ты не хуже меня знаешь, что я имею в виду.
   - Знаю. Но с чего ты решил, что я захочу стать частью этих твоих планов? Это слишком уж самонадеянно с твоей стороны, или ты так не считаешь?
   - А ты не хочешь? Действительно? Странно, ведь обладая такой властью, ты сможешь на многие законы закрыть глаза...
   Тишина. Ну же, сестренка, скажи хоть что-нибудь! Ты же никогда не пошла бы против воли Вейрина! Тем более ты достаточно умна, чтобы понимать, к чему может привести подобное самоуправство с вашей стороны.
   - Многие... законы? - как-то растеряно полувопросительно произнесла она. Эх, Льдинка, неужели и в тебе теплится это желание? Зачем же тогда надо было загонять в себя такие жесткие рамки? Только для того, чтобы пытаться их потом расширить? Глупо.
   - Да, Мара. Ведь этот мир так просто изменить... тем более для того, кто имеет на это право. Или ты так не считаешь?..
   Вот оно как... Купить можно любого. Главное знать, что предложить. Кто-то согласится ради денег. Кто-то - ради родных. А кто-то - во имя исполнения мечты.
   Что ж, Льдинка, у всех есть свои слабости. И Джаред просто нащупал твою. Только и всего.
  
   Странно, но почему-то подслушанный разговор надолго ввел меня в состояние, близкое к депрессии. С чего бы это? Трон меня не привлекает в силы многих причин, всех и не упомнишь. Обиделся на кое-какие "комплементы" родственничков? Так ничего нового они не сказали. Я и сам со многим из этого соглашаюсь. Боюсь, что дело не в этом, а потому все в тысячу раз хуже.
   Ну да, я действительно люблю Маруку, восхищаюсь ей, почти боготворю. И на фоне этих чувств моя ненависть как-то сразу блекнет и становится чем-то смешным и незначительным... И от этого разочарование кажется острее и болезненнее.
   В общем, завтрак я проигнорировал. Не хотелось никого из них видеть, улыбаться, поддерживать беседу, про себя выискивая все завуалированные удары и оскорбления.
   Вот интересно, а за кого они меня принимают? За избалованного мальчишку? Но меня никто и никогда не баловал. За абсолютного слепца? Но ведь сами натаскивали меня, как охотничью ищейку на ложь и провокации. Неужели держат за полного идиота? Да, скорее всего. Но кто из нас в таком случае больший дурак? Да, я стараюсь не лезть в политику, но не потому, что не могу, а потому что не считаю нужным. Они же первые и набросятся на меня, если я - не дай Боги! - хоть в чем-то буду им полезен. Ведь если я один раз помогу им - не важно в чем и как, - у них же почва из-под ног уйдет. Сомневаюсь, что утратив свои заблуждения, они меня поблагодарят. Я же им дарю чувство спокойствия! Пока я не вмешиваюсь ни во что серьезное, они искренне верят, что я слаб и инертен! Ну-ну, пусть верят. А я пока буду потихоньку избавлять мир от тех проблем, что они тут развели. Мне же легче.
   Так что пока они играют только моей жизнью - пусть. Мне несложно проиграть. Я вообще не гордый, а если это поможет кому-то самоутвердиться - что ж, его право. Двуликие наполовину звери, а животным свойственно подчинять более слабых. Инстинкт, будь оно все неладно!
   Но - Бездна их всех поглоти! - сейчас Джаред замахнулся на весь Дом! Интересно, он вообще понимает, что творит?! Или окончательно себе все мозги выморозил?! Мог бы и вспомнить, что меня не просто так оставили в живых. Если бы был хоть малейший шанс сменить династию - ее сменили бы! К сожалению, Изначальные не слишком утруждали себя созданием полноценных линий крови, поэтому и завязали все нити существования на тех пятерых, что первыми вышли из лабораторий. Это Восточные могут себе позволить заговоры и восстания - помимо дочери у Нурнаила есть еще и два брата и орава племянников-племянниц. А вот Северные никогда особой плодовитостью не отличались! Особенно правящая линия. Да, у Тамилы была сестра, вот только Ирис - чистокровная Пламенная, так же как и все ее дети. В Марисе, конечно, есть и наша кровь, вот только она слишком разбавлена - мир не признает ее Княгиней Ушедших. Другое дело ее дочь...
   Да, определенно, эта девочка может стать выходом. Не только для меня - для всех. В малышке причудливо сплелись гены сильнейшего рода Северных Владык и искры княжеской силы. Вот на кого надо было ставить Джареду, но никак не на Льдинку. При подобном раскладе я даже не стал бы сильно противиться, но... придется. Не хотелось мне влезать во всю эту грязь, вот только, к сожалению, без меня тут никак. Придется мне этим доморощенным заговорщикам чуток начистить шкурки...
   Ну хоть развлечемся. Тут главное не переусердствовать и никого случайно не прибить до самого конца - Творцов и так мало, зачем же ухудшать и без того не блестящую демографическую ситуацию? Да и нарываться на личную месть Карателя мне не хочется. Пусть он не любит эту ветвь своего семейного древа, но она-то есть! И убийце родича он отплатит сполна...
   В общем, только развлечемся. Все остальное в другом месте и в другое время.
   Кстати, касательно места...
   Я удивленно заозирался по сторонам. Оказалось, я уже некоторое время стою и только сейчас заметил, что моя вынужденная прогулка по запасным коридорам (и плевать, что это больше напоминало бегство!) подошла к концу. Читальный зал семейного архива. А куда еще я мог прийти в таком подавленном состоянии? Ноги сами привели туда, где я и раньше прятался от всех проблем и неприятностей.
   Впрочем, я же в любом случае собирался сюда наведаться. Правда, прошлые вопросы теперь как-то потускнели и уже не так волнуют, как прежде. И на их место встали другие, куда как более серьезные. Не все ли равно, что там было раньше? Да, истоки сегодняшних событий затерялись во глубине веков, но так ли важны причины? Есть ли вообще какой-либо смысл в моих действиях? Зачем я вмешался в эту игру? Я же даже правилами ее не поинтересовался!
   Я, задумчиво глядя на высокие стеллажи, прошел вдоль зала.
   А ведь это только общедоступная часть архива! Сколько же еще книг находится в закрытом доступе? А сколько - уничтожены? Я Зале Князей информации раз в пять больше, чем здесь... Н-да, тут надо на пару столетий закопаться в эти пропахшие пылью фолианты, чтобы обрести все нужные ответы. Только вряд ли они через столько времени кому-нибудь понадобятся. Идти вслепую? Полагаясь только на удачу? Тоже как-то не хочется. Да и что искать? Причину расхождения официальных хроник и рассказов Дар? Глупо, и так ясно зачем выкорчевывались все упоминания о Изначальных. Брошенные дети в злости часто рвут портреты родителей и жгут их письма. В бессильной ярости нередко сгорает истинная суть вещей. Но так ли нужно ее искать? Ведь гораздо проще все принять и со всем смириться...
   - Норс, можешь мне помочь? - негромко спросил я, гоня от себя подальше все лишние мысли.
   "В чем дело, danell? Ваши мысли на редкость запутаны. Что именно вас интересует?"
   - Все, что есть о временах Первого Князя. История и легенды, истина и то, что пытаются за нее выдать.
   "Но зачем?" - растерянность замка сильно ударила по моему разуму. На миг дезориентировавшись, я пошатнулся и если бы не схватился за одну из полок, то наверняка поближе познакомился бы с полом, а в читальном зале он холодный, каменный, ковров тут отродясь не было.
   - Я должен знать, - едва слышно, но удивительно твердо для своего состояния произнес я.
   "Вы и так знаете. А если еще нет... Danell, иногда вопросы нужно задавать не книгам, а людям. В идеале - очевидцам".
   - Предлагаешь обратиться к Даризи? - едко уточнил я, мысленно напоминая себе, что в некотором роде Норс потомок павшей столицы.
   "Даже не думал! Она слишком привыкла таиться, так что истины в ее словах будет немного, а вам если и нужны ответы, то только правдивые".
   - В таком случае - не понимаю.
   "Здесь вы ничего не найдете. Все нужные вам сведения находятся либо в Dha'rise, либо погибли вместе с Пятым Замком..."
   - Пятым Замком? - я удивленно вскинулся, интуитивно чувствуя что-то важное, стоящее за этими словами. Но Норс как ни в чем не бывало продолжил:
   "Книг того периода не сохранилось. Я имею в виду тез, в которых события подавались бы правдиво и бесстрастно. Но зато у вас есть не иссекаемый источник информации! Вы же видели их, так? Тех, кто ушел по серой тропе?"
   Видел ли? Скорее уж осязал - всей душой. До сих пор невольно вздрагиваю, вспоминая о трех месяцах бесконечных и бесконтрольных видений. Обрывки чужих жизней мелькали перед глазами быстро, почти не задерживаясь... Я плохо помню то, что мне было показано. Уж слишком много всего в меня попытались впихнуть, и зачастую это была информация личного характера, да и часто они прерывали друг друга... Меня кидало из жизни в жизнь без какого-либо порядка и смысла. Только последняя встреча отличалась от прочих моих видений. Та женщина... Я невольно прикрыл глаза, мысленно воскрешая в памяти ее образ. Странная. Чудная. Загадочная. Прекрасная.
   "Вот ей-то и задайте свои вопросы. Уверен, она сумеет подобрать к ним правильные ответы. И они будут истинны настолько, насколько то возможно", - миг и ледяные щупы соскользнули с моих висков.
   - Норс?
   Тишина.
   - Норс!
   Ничего. Он ушел прежде, чем я принялся задавать излишние, по его мнению, вопросы.
   И все-таки... что это за Пятый Замок, бездна их всех побери?!
  
   - Слухи не врут: вас всегда можно найти в библиотеке, - голос. Женский. Приторно-ледяной. Незнакомый.
   Я медленно обернулся, еще не представляя, что увижу, но уже - предчувствуя...
   Она стояла в дверях и рассеяно крутила в руках белую хризантему. Пушистый цветок разлохматился на морозе и сейчас почему-то напоминал неловко сделанный снежок, зачем-то приделанный к тонкому блекло-зеленому стеблю.
   Вот почему к нормальным людям Смерть приходит с косой, а ко мне - с цветами?! Впрочем, эти тонкие кисти с длинными ухоженными пальцами и не должны держать оружия.
   - Это мне? - я невольно кивнул на хризантему. Значения цветов и оттенков у нас несколько отличается от общепринятых в человеческих княжествах, но этот код для того и создавался, чтобы случайные свидетели не смогли ничего понять. Белая хризантема. Смерть милосердная. Неожиданно. Действительно - неожиданно.
   - Это будет зависеть от результатов нашей беседы, - почти безразлично пожала плечами незнакомка. Белые волосы тонкими прядями рассыпались по плечам. Впервые вижу настолько невзрачную двуликую. Обычно наши женщины... ярче, интереснее, живее?.. Светлокожая, с блекло-серыми глазами и в белом же платье... На таком фоне как-то терялись довольно привлекательные черты лица, да и услаждать взор довольно ладной фигуркой желание не возникает - взгляд как будто сам соскальзывает, не в силах задержаться. Пугающая пустота - бесцветная. Ох, не завидую я этой девочке - с такой внешностью непросто жить. Забавно, Джаред схож с ней по окрасу, но Северный Лорд казался ослепительно-великолепным, тогда как она - совершенно невзрачна. И такое случается. К сожалению.
   Впрочем, сейчас не то время, чтобы столь придирчиво изучать случайных гостей Дома.
   - Я не в вашей власти, danelly.
   - Напротив, - возразили мне, - Вы сами вручили себя моему Дому, оставив в его стенах осколок собственной крови.
   Я невольно дернул бровью: и это ей известно! Или Мунира на редкость глупа, или эта женщина намного опаснее, чем я думал.
   - Не могу сказать, что рад этому факту, - с легким недовольством произнес я, но возражать и оспаривать ее право не стал. Тут уж, и правда, - сам сглупил.
   - Значит, вы не станете ничего отрицать?
   Я равнодушно пожал плечами.
   - А в этом есть смысл? Все равно никто из вас ничего не докажет. Это связь силы можно отследить, кровь действует не столь... грубо.
   Да, если бы все было так просто, я точно знал бы, кому обязан своим появлением на свет. К сожалению, скорее всего это было известно только Тамиле. А какой спрос с мертвых? Вот именно: никакого.
   - Да, в этом ты прав. Но даже подозрений хватит, чтобы...
   - ...убит Муниру и ее ребенка. А какой спрос с меня? Вы же все умеете контролировать чужой разум, а доказать воздействие мне будет несложно. Что же касается Сияющей Княжны... она была в своем праве. Вы покусились на ее собственность, - мягко напомнил я, подсознательно чувствуя, что и на этот раз мне удастся вывернуться. Так и правда можно поверить в то, что меня хранит сама Судьба. Бред, конечно, но слишком уж много совпадений, не находите?
   - Мы не знали! - почти прорычала незнакомка, в один миг утратив всю свою невозмутимость.
   - К сожалению, danelly, это один из тех случаев, когда незнание не освобождает от ответственности. И вам это известно, - все так же спокойно произнес я. Меня действительно мало интересовали проблемы Сияющих - у своей Семьи полно тараканов под полом, так зачем мне еще и чужие?!
   - Не тебе судить нас, двуцветный, - холодно произнесла она.
   Кровь жаром ударила в голову, а слова сами прыгнули на язык.
   - А если не мне, то кому? - чуть насмешливо поинтересовался я, устремив угольно-черный взгляд на свою собеседницу. Сияющая невольно отшатнулась, отступив на пару шагов назад, к двери.
   - Ты не сделаешь этого, - неуверенный шепот, словно она сама уже не верит тому, что произносит, - Никто из вас так никогда и не осмелился...
   Я тяжело вздохнул. Не самый приятный разговор, но и он нужен. Не столько мне, сколько ей, но этот не тот случай, когда можно отказать в ответе.
   - Все еще веришь в это? Неужели не поняла, что первый шаг на этом пути я сделал еще пять лет назад? - слова падали в тишину библиотеки почти без контроля с моей стороны. Я просто знал, что надо сказать. Еще не понимал, нет, но уже - знал.
   В серых глазах двуликой забрезжило понимание.
   - Нет, первый шаг сделан много-много лет назад. А ты всего лишь продолжаешь чужой путь. Не боишься? - негромко спросила она, невесомо касаясь губами белого соцветия.
   Боюсь? Очень может быть. Вот только я давно понял, что альтернатива может быть во много раз хуже.
   - Поздно сходить с этого пути, не находишь? - я почти беспомощно посмотрел на девушку. Она ответила мне взглядом, как брат-близнец похожим на мой.
   - Ты уже прошел через слияние, - негромко произнесла я, и почему-то мне показалось, что сейчас мне вынесли приговор. Окончательный и не подлежащий отмене.
   Впрочем, я же знал, на что шел, так? А значит, нацепим дежурную улыбку и спросим:
   - Боишься меня?
   - Не мне тебя бояться, двуцветный. В некотором роде я ничем не лучше тебя... Ты ведь уже догадался, так? Ты не мог не понять...
   Догадался? Конечно, danelly. В тот миг, как увидел. Все-таки вы - особенная. Не многие Владычицы могут похвастаться правом прикасаться к священному цветку. А те, кто могут, стараются делать это, имея достаточно вески повод. А встреча со мной - далеко не эпохально событие, ведь по большому счету пока я лишь двуцветный уродец. Только и всего.
   - Я понял, - почти неслышно подтвердил я. - Но, честно, не думал, что воочию когда-нибудь увижу Посланницу Милосердной Смерти. Секреты не часто появляются в чужих вотчинах, особенно без масок. А вы сегодня пришли, не таясь.
   - Мне было необходимо увидеть тебя. Познакомиться, а это не то, что делают под личинами.
   - И каков же ваш вердикт? Я достоин жизни? Или мне лучше было бы не рождаться? - чуть насмешливо поинтересовался я, внутренне готовясь к любому ответу. Все-таки понять, что творится в голове Секрета - невозможно.
   - Этот мир не выдержит встречи с тобой, - спокойно произнесла она, гипнотизируя меня серьезными прозрачно-серыми глазами, - Есть легенды, которые должны оставаться легендами. Их не надо оживлять.
   Я невольно качнул головой.
   - Не могу согласиться. Как-то раз один мой хороший знакомый сказал замечательную вещь: если легенды придумывают - значит, это кому-то нужно.
   Молчание. Задумчивое. И обреченное.
   Мне почти жаль эту обесцвеченную девочку. Она раба своего призвания. Впрочем, как и я. Возможно, ее клетка даже чуть просторнее будет...
   - Что ж, в таком случае мне остается только подчиниться. Думаю, остальные поступят так же. Звезда возродится из пепла времен, как и было предсказано Первым. Но отдаешь ли ты отчет в том, к чему это приведет?
   Нет, не отдаю, ибо сам не знаю, что творю. Я всего лишь следую предначертанному пути. И, к сожалению, даже не знаю, кто его написал.
   - Амина, - голос девушки почти робко коснулся моего сознания, выводя из задумчивости.
   - Что? - не понял я.
   - Мое имя. Амина. Моя жизнь в твоих руках, Князь, - и она протянула мне белую хризантему, но стоило моим пальцам прикоснуться к цветку, как он стремительно начал чернеть.
   Я задумчиво повертел в руках непонятый и непонятный дар. Необычный оттенок. И в классификации Секретов - его нет. Ведь нет же?..
   Память насмешливо колыхнулась и я почти увидел, как четыре двуликих - по одному от каждого Дома - в едином порыве протянули черные цветы. Вассальная клятва. Клятва верности. Не их лично - а тех народов, что они невольно взяли под свое крыло.
   Тяжело вздохнув, я перевел взгляд с хризантемы на Сияющую. Видимо, моим мнением здесь снова не собираются интересоваться. Ну и Боги с ними.
   - Мое имя тебе известно, - не желая говорить о цветке и его смысле, я поднял другую тему. А что еще мне оставалось делать? К сожалению, обратного хода у подобных клятв нет. Тем более, именно таким и должен быть мой путь. Двуцветные - идеальные правители... Нет, идеальные марионетки. И с этим уже ничего не поделаешь.
   - Да... Алесан, - Амина словно выдавила из себя мое имя. Что ж - придется привыкать. Нам обоим.
   - Пойдем, - я галантно предложил ей руку, - надо еще представить тебя моим родственникам. Думаю, из в очередной раз удивит мой выбор гостьи, но ведь в этом и смысл, верно?
   Амина несмело улыбнулась. Бедное потеряно дитя... И плевать, что ей раз эдак в десять больше лет, чем мне! Дело не в возрасте, а в опыте - у мне, к сожалению, его больше.
  
   В обеденную залу мы вошли вместе. И не могу сказать, что незамеченными. Да и как можно не заметить Двуцветного Лорда, особенно если с ним рядом идет сама Белая Вестница. Взгляды всех собравшихся сразу же сошлись на цветке в моих руках. К счастью, его цвет так и остался для всех тайной, ибо я заблаговременно изменил структуру материала и превратил его в изящную золотую поделку. Не артефакт, конечно, но сейчас это было б излишним - их клятв не делают оружия. Их просто принимают. И хранят.
   -- Добрый день, -- невольно улыбнулся я, жестом предлагая Амине сесть. Вейрин удивленно приподнял левую бровь, даже не пытаясь скрыть своего отношения к такой диспозиции - все-таки не каждый день блудный Князь устраивает показательные шоу, но уже если устраивает...
   Я невольно улыбнулся, понимая, как это смотрится со стороны. Амину я посадил возле себя, обособив ее, выделив, нагло ткнув своих родственничков носом в то, то Белой Вестнице Нурнаила доверяю больше, чем им. Провокация. Очередная. И, думаю, на этот раз кто-нибудь сорвется. Что ж... сыграем?
   -- Danell, мы уже и не рассчитывали на ваше присутствие при нашей скромной трапезе, -- насмешливо произнес Вейрин, не сводя с меня взгляда внимательных светло-карих глаз. Раньше я всегда терялся, когда он смотрел на меня так, теперь же... я почти наслаждался этим! Неизбежность развязки приятно щекотала нервы, вновь раскрашивая мир в множество цветов и оттенков.
   Бездна! Как же все-таки приятно быть на своем месте!
   -- Неужели вы успели так соскучиться, danell? - мягко поинтересовался я, жестом приказав сиду, прислуживающему за столом, наполнить мою тарелку. Он повиновался молча, стараясь ничем не напоминать о себе в присутствии своих Владык. Вот уж кто играет не хуже меня! Ведь этот темный знает тайн не меньше, чем Норс, с одним отличием - он может предать. Один ведь уже умудрился как-то это сделать...
   Бездна! А ведь действительно!.. И как я только мог выкинуть из головы столь ценную информацию?! "Темники" держат агентов во всех Домах, при этом умудряются не сильно светиться. И что-то я сомневаюсь, что тот сид был единственным шпионом в моих землях. Обратиться к Норсу? Но он вряд ли хоть чем-то выделяет сидов - для него они что-то вроде крыс или домовых: есть - и ладно, нет - тоже неплохо.
   -- Соскучиться? Не совсем верное слово, danell, уверяю вас, нам было не до скуки. А вот истосковаться - вполне, -- Вейрин как всегда отвечал в своей излюбленной манере. Он всегда ненавязчиво вызывал собеседника на бой лишь парой случайных фраз, а после, растоптав его защиту, смешивал побежденного с грязью. М-да, раньше мне везло -- и я не становился жертвой его нападок. А вот теперь, кажется, дорос. Гордиться? Или все же опасаться столь пристального внимания к своей более чем скромной персоне?
   -- Сочувствую. Не думал, что мое поведение вызовет у вас столь много чувств, -- нарочито легкомысленно произнес я, безмятежно улыбаясь. Я снова испортил аппетит своим родственничкам. Пусть мелочно -- но почему бы и не сделать это? В прошлом из-за их злости и ненависти я часто оставался голодным - и ничего, жив, вот пусть и они немного поголодают - говорят, это даже полезно.
   -- Danely, вы кушайте, -- я лучезарно улыбнулся Амине, пододвигая к ней блюдо с фаршированным лососем. - Не обращайте внимания на мою Семью. Они уже успели наесться.
   Восточная с сомнением посмотрела на кислые лица собравшихся Творцов и неуверенно кивнула. Из присутствующих в пище земной себе не отказывали только Ася и Нар. Вейрин тоже изредка возвращался к своей тарелке, но ел он неохотно, его явно куда больше интересовала наша беседа. Остальные же ждали от моей персоны очередного подвоха.
   -- Ты сегодня удивительно любезен, -- не сдержав фамильного нрава, влез с комментариями Клеменс. Джаред недовольно шикнул на сына, но было уже поздно - я вспомнил о подслушанной утром беседе.
   -- Я всегда любезен. Просто некоторые этого не замечают в силу своего сомнительного воспитания, danell.
   Вейрин спрятал улыбку в бокале вина, но от многих в зале этот его жест не утаился. Все знали, что Каратель недолюбливает племянника, но обычно он не демонстрировал свое отношение столь ярко.
   Бездна! И чем Тамилу не утроил этот мужчина? Может, хоть тогда у Северных появился бы достойный Князь!
   -- Да, Лем, уел тебя мальчишка! - хохотнув, произнес сосед моего кузена. Кейрид в своем репертуаре. Ему лишь бы посмеяться. И желательно за чужой счет.
   Боги! Ну за что мне это наказание?! Этот Дом невозможно сплотить! Индивидуалисты, что б их!.. Творцы! И этим, к сожалению, сказано все.
   -- Заткнись, -- зло сверкнув глазами, бросил Клеменс и уткнулся носом в свою тарелку. Давно бы так.
   Нет, чтобы править Северными действительно нужно быть безумцем - никто другой их просто не удержит. А я при всех своих недостатках, к сожалению, этим недугом не страдаю. По мнению многих присутствующих - я им наслаждаюсь.
   -- Лорд, попрошу ваши разборки перенести на другое, более подходящее время, -- мягко произнес я, вперив свой взгляд в круглую физиономию Кейрида. Один из старейших Северных как-то подозрительно быстро перестал лыбиться и со всей серьезностью склонил голову. Еще немного и я собой загоржусь! Неужели их так просто поставить на место? Всего-то и необходимо завести дружбу с Вестницей Нурнаила, да и выдержать пару словесных баталий с Карателем... Впрочем, этот эффект кратковременен, а вечно противопоставлять себя Дому - это никаких душевных сил не хватит.
   -- Что ж, раз уж мы все обсудили, то прошу всех вернуться к трапезе, пока та окончательно не остыла.
   Все послушно уткнулись в свои тарелки. И только Вейрин смотрел на меня с всевозрастающим интересом. Кажется, беседы с ним мне не избежать. Что ж, постараемся тогда выйти из нее с минимальными потерями. Для обеих сторон.
   Но это позже. Боюсь, пока я к этой беседе не готов. Впрочем, скрываться от излишнего внимания и ненужных мне встреч я всегда умел превосходно.
  
   - Обрастаешь полезными знакомствами? - голос Аси прозвучал не по-детски насмешливо. Меня все больше удивляет эта девочка.
   - По мере сил и возможностей, - в тон ей ответил я.
   - Странный выбор друзей, не считаешь? - продолжая хмуриться, поинтересовалась она.
   - Она не виновата в том, что родилась такой, - я сразу же встал на защиту Амины. В конце концов в свое время эти предрассудки довольно болезненно меня ударили. И мне хотелось чтобы хотя бы эта Сияющая леди пережила подобное с меньшими потерями чем я.
   - Да, - не стала со мной спорить менестрелька, - как и ты. Но не совершаешь ли ты ошибки, доверяясь той, что является одним из ликов смерти?
   Забавная трактовка. Нет, я не стану спорить, потому что доля истины в словах Аси все-таки есть, но...
   - А кто же тогда я? - невольно вслух закончил я.
   - Ты? Ты - чертящий. Тот, кто имеет право, - безразлично пожала плечами менестрелька, нисколько не сомневаясь в верности своей трактовки.
   - Право на что? - ни на миг не отрывая взгляда от лица девчонки, спросил я.
   - Неограниченное право. Только тебе решать будут ли какие-либо границы и как широко их можно разнести.
   И почему мне не нравятся ее слова? Сразу же вспоминаются гнусные пророчества Изначальных, которые и без того мне уже много крови попортили.
   - А если оно мне не нужно? - устало поинтересовался я, не особо рассчитывая на ответ. Но Ася ответила - и опять не так, как я ожидал.
   - Уверен? Ведь, обладая такой властью, ты сможешь измениться - или изменить наш мир. Ты же ищешь пристанище. А эта дорога рано или поздно приведет тебя к нему. Подумай прежде чем в очередной раз заковывать свою душу и суть в цепи никому не нужных запретов. И не отпускай Смерть, раз уж принял ее клятву. Предательства она тебе не простит, но если будешь с ней рядом, если протянешь ей руку - более преданной соратницы у тебя уже не будет, - после этих слов Ася, насмешливо свернув глазами, резко кивнула мне и вышла из моей комнаты.
   Что же ты такое, девочка? И что пытаешься до меня донести? Ведь пытаешься же! Просто ученик у тебя на этот раз попался совершенно бестолковый и бесталанный.
  
   До позднего вечера я почти безвылазно просидел в собственной комнате, на все попытки наладить контакт, я коротким маршрутом слал всех в Бездну. Судя по тому, что в конце концов меня оставили в покое - дорогу они туда нашли.
   Видеть никого не хотелось. Совсем. Все-таки Северные из меня всю душу выпьют - и не заметят. Надменные, самоуверенные, поголовно считающие себя если не венцом творения, то хотя бы гениями... С ними сложно. Слишком разные характеры - и все яркие, самобытные. Индивидуалисты, что б их! Им не объяснить, что есть вещи, которые приходится создавать всем вместе, сообща. Они никого и никогда не подпускают к себе достаточно близко...
   Все творцы не от мира сего - по определению. И Владыки Северного Дома, к несчастью, лишь еще одна иллюстрация к этому правилу. Лучшая иллюстрация. Ярчайшая.
   Я откинулся на подушки и устало прикрыл рукой глаза. Спать совершенно не хотелось - как и всегда, когда душевные силы подходили к концу. Я не создан для этого Дома. Из меня вышел никудышный Творец. Впрочем, и среди прочих я вряд ли нашел бы себе прибежище. Ни один Дом не способен принять того, кто оказался вне сферы их понимания. А меня они - не понимают. Совсем. Я сочетаю в себе начала, которые по их мнению никогда и ни при каких условиях не должны были смешиваться.
   "Если тебе тесно в этих Домах - построй новый", - шепот на грани слышимости. И сердце радостно замирает, вспоминая, кому именно он принадлежит. Смысл сказанного доходит позже...
   Построить?!
   "Именно. Логичное решение, нее так ли? Первый Князь именно так и поступил".
   - Пятый Замок? - с понимающей улыбкой выдохнул я в молчаливую пустоту своей комнаты.
   "Да. Потерянный замок. Его сравняли с землей, а ведь как и наши родовые гнезда, он был живым..." - сожаление, оно явственно слышится в ее голосе - и мне почему-то становится легче. Если хотя бы мертвые оборотни осознают, сколько ошибок натворили при жизни, то потеряно еще не все.
   И все-таки - чего только не узнаешь, если немного углубить в историю и научиться слушать ее призраков. Стоит совсем чуть копнуть - и многие легенды предстают в совсем другом свете. Впрочем, издревле повелось, что кто победил - тот и прав.
   "Ты ошибаешься, если думаешь, что Первый Князь был созданием кротким, белым и пушистым. Он играл жизнями Владык, как те сейчас играют людскими. Тот, кто должен был стать Законом - противопоставил себя ему. Это сложно объяснить, да и во многое ты не поверишь, но Алесан Двуцветный не был жертвой. Но он был великим Князем - величайшим из всех".
   Если это действительно так, то почему от него избавились? Ведь войну вели на истребление - с этим ты не поспоришь! И не говори, что я вижу ситуацию в неверном свете!
   "Иначе было нельзя. Он ошибся и..."
   Значит, ошибся он?
   Я сразу же вспомнил слова Даризи и отчаянную вину плескавшуюся на дне странных дымчатых глаз. Она не могла мне соврать в тот момент.
   "Ну хорошо, ошиблись мы. В тот момент, когда решили, что его кровь необходимо усыпить. Но это был единственный раз. Все остальные ошибки - его собственные".
   Может быть... может быть...
   Но где-то глубоко внутри во мне крепла уверенность, что все далеко не так просто. Даризи не просто так тогда сказала, что именно они создали монстра. Чудовища не появляются сами по себе - им всегда кто-то помогает.
   "Алесан..."
   - Продолжай-продолжай, я тебя внимательно слушаю, - механически откликнулся я. Руку с лица я уже давно убрал, а потому теперь просто всматривался в узор трещин на потолке. Кажется, здесь с самого моего ухода не делали ремонта. Хотя могу их понять - нужды особой и не было.
   "Слушаешь - да, но не слышишь!" - на миг я снова увидел ее, непонятную, необычную, таинственную. Она укоризненно качала головой, словно ожидала от меня большего. Пусть. Я давно перерос тот возраст, когда ради лишь одной улыбки был готов совершить невозможное.
   - Просто ты отвечаешь не на те вопросы, что были заданы, - прохладно пояснил я. - Не люблю, когда мной пытаются управлять, особенно так примитивно.
   "Да?" - наигранное удивление. Настолько фальшивое, что от лжи сводит скулы.
   - Да.
   "Что же тогда хочет узнать мой господин? Я готова приобщить вас к мудрости древних", - явно паясничая произнесла она.
   - Для начала скажи, кто ты.
   "Я? Моя скромная персона сумела вас заинтересовать, Князь? Что ж, коли так я отвечу. Я - осколок. Когда-то давно моя душа разбилась вдребезги, и теперь мне не собраться вновь. Никогда. Я и жива. Я и умерла. Но часть меня словно никогда и не жила, ибо застыла в безвременье. Я кривое зеркало чужих желаний - и твоей воли. Я ответила на твой вопрос?"
   Скорее запутала. Но я ведь и не ждал простых ответов. К сожалению, мы живущие слишком любим все усложнять, а результате сами чаще всего и попадаем в собственные же сети.
   - А имя? У тебя же есть имя.
   "Имя?" - растерянность, такая искренняя и чистая, что я ни секунды не сомневался - не врет. Ее действительно озадачил мой вопрос.
   - Да, имя. Оно же у тебя есть?
   "Когда-то было. Красивое. Яркое. Живое. Я любила его. Оно переливалось всеми цветами и оттенками, словно тысячегранный бриллиант на снегу в рассветный час... - я словно воочию увидел ее сияющую улыбку, но она почти тотчас истаяла: - Но оно уже давно не принадлежит мне. Так что, если не возражаешь, зови меня просто Вирой.
   - Вирой? Или виррой? - вновь вспомнив о Дар, уточнил я.
   "О нет! На божественность я не претендую. Но почему бы и не погреться в лучах их славы, а?" - она весело мне подмигнула, но почти сразу же стала убийственно серьезной. - "Задавай свои вопросы, Князь. Мое время на исходе, а когда я вернусь и вернусь ли... не от меня это зависит, совсем не от меня".
   А от кого? - Но этот вопрос, рвущийся из самой глубины души, я держал. Не дело бороться с чужими драконами, когда не повержен еще собственный. Последовательность должна быть во всем.
   - Секреты. Что это такое?
   "Секреты? Они носители сути умерших ради двуцветных вирров - остатков, что не пошли в дело. В каком-то смысле, всего лишь мусор".
   - А поподробнее?
   "Можешь считать их побочным продуктом твоего создания. Кстати, они принадлежат тебе целиком и полностью. Такова их роль. Эта девочка, что так не вовремя нарисовалась в твоей жизни, поступила правильно, хоть и поспешно".
   - Тот миг... то мое видение?..
   Перед глазами вновь возникла недавно привидевшаяся сцена: четыре черных цветка в едином порыве протянутые мне на встречу. Не будущее, нет, - прошлое. И от этого лишь больше вопросов становится в моей голове.
   "Вассальная клятва. Нет, это нечто большее - признание Права. Именно так. То, что ты видел, однажды уже случилось. Произойдет ли вновь? Безопаснее было бы этого избежать".
   - А если смотреть с позиции верности? - не знаю, что подвигло меня задать этот вопрос, но едва я его озвучил - сразу понял, что он действительно важен. Не для меня - для мира.
   "А правильнее было бы все-таки дать этому случиться вновь. Не смотря на риск. Не смотря на то, что однажды это уже обернулось катастрофой и полным уничтожением полукровок... и внесением поправок в мироздание... - голос Виры звучал болезненно горько. Неужели она жила тогда? Сколько же она помнит событий? И сколько тайн прячет от мира в темной бездне своих пленительных синих глаз?
   - Почему? Зачем понадобилось столь радикальное решение?
   "Неверный вопрос. Подумай. Вспомни историю. Неувязок достаточно много, чтобы твой глаз уже заметил их. Например, твои любимые ифриты. Вспомни, родной. Вспомни! Все ключи давно в твоих руках - тебе надо лишь найти нужные двери".
   - Ифриты? Причем здесь эти пустынные чудовища?
   "Ты же любопытным рос - ты знаешь. Многое знаешь, но почему-то никак не можешь собрать мозаику. Ну же, вспоминай. Какой дар у них? Когда они появились в нашем мире? Кто был их самым первым правителем? И главное - как они появились? Подумай. Вспомни. Сопоставь. Не просто так вас, двуцветных, так тянет к этому племени. Ищи связь, Князь. Она просто непременно должна существовать..." - последнее слово дрожащим эхом истаяло в тишине комнаты.
   А был ли этот разговор? Нет, не спорю, один голос гораздо предпочтительнее нескольких сотен, но все равно это как-то подозрительно попахивает. Безумием это попахивает.
   Ладно, оставим эти спасительные мысли на недалекое будущее, а пока вернемся к нашим баранам, то есть - к ифритам. Что мне известно о них? Ничего конкретного, но в тоже время в свое время мне попадались весьма любопытные книги...
   Бездна! И как я только мог забыть об этом?!
   Ифриты - первая раса, появившаяся в Дар'Райсе! Они очень долго жили в этом мире, причем были единственной расой, его населяющей! Более того их язык - изначальный, а не тот, каким они пользуются сейчас - не имеет общих корней с древним наречием, перешедшем к нам по наследству от Изначальных.
   А ведь это только вершина айсберга...
   Их сила - это энергия истинны, энергия самого Пламени Жизни! Того самого пламени, что почитается нами как одна из незамутненных стихий бытия!
   Изначальные, вирры, не могли их создать - не тот уровень. Ифриты же буквально состоят из чистой энергии. Для них физическая оболочка скорее оковы, чем тело. Их верования, их правила, их законы и обычаи - все совершенно иное. Изначально иное!
   Стоп, стоп, стоп!
   Что мне дает это знание? Ничего и в то же время меня так и тянет бросить все и сорваться в очередную авантюру. Надеюсь, тетушка Ирис будет не против моего визита. Я бы не отказался от возможности поползать по пыльным залам книжных хранилищ Vir'Soley.
   Тем более у меня давно назрел один личный вопрос к правителю местных ушастиков...
   Стоп! Минутку! Так вот на что намекала моя собеседница из-за грани, напоминая об Илейе!
   Но это значит... - я едва удержал себя от озвучения смелой догадки. Не стоит в Норде даже в мыслях произносить подобного. Хотя, надо сказать, весьма любопытная вырисовывается картина мира...
   Вот только если это знание попадет в руки Совета, на одну расу в Дак'Райсе может стать меньше. На самую древнюю расу...
  
   Проснулся я рано утром с острым чувством неправильности всего происходящего. Все так перепуталось, что голова гудела, а мысли никак не могли выстроиться в один-единственный поток. Я прыгал с пятого на десятое, отчаянно анализируя, размышляя, пропуская сквозь призму предвидения...
   И мне абсолютно не нравилось то, что выходило в итоге. Чтобы картина приняла целостный вид, необходимо было выкинуть лишнее звено. Или звенья.
   Ифриты не укладывались в картину мироздания. Они были чужими, чуждыми - точно так же как и двуцветные. Но в отличие от моих предшественников "демоны" избрали иную тактику. Они предпочли не противопоставлять себя всему нашему миру, а слиться с серой массой, заняв свободную нишу...
   Вот только к тому моменту все основные клятвы отзвучали. Секреты однажды уже отдали свою верность...
   Первый Князь мертв - это не подлежит сомнению, но вот один вопрос меня ни как не перестает терзать...
   Вот только задать его я могу только Лейару, королю ифритов. А до личной встречи, к сожалению, нам еще ой как далеко.
   Негромкий, какой-то нерешительный стук заставил меня отвлечься от мыслей и озадачено глянуть на дверь. Кому еще я мог понадобиться? Да еще и в такую рань?!
   - Войдите, - бросил я, с интересом смотря на дверь. Вот одна из створок приоткрылась и в мою комнату степенно вошла Мариса.
   Я сразу же подскочил, приветствуя Владычицу так, как полагается по этикету. Моя гостья лишь неодобрительно качнула головой, с какой-то материнской нежностью взирая на меня.
   - Обойдемся без этого, - бросила она и, придерживая одной рукой огромный живот, осторожно опустилась в кресло. Нелегко ей наверно... женщинам вообще тяжело, а уж если еще и ребенок отторгает твою силу и кровь... Очень редко когда у Владычиц рождаются дети из иного Дома - слишком большой риск. Половина из них так и погибает... Могущественные - и беззащитные. Всего лишь еще один парадокс нашего мира.
   - Уголек, я рад тебя видеть, - тепло улыбнувшись, на этот раз искренне поприветствовал я.
   - Угу. Это заметно. Особенно если учесть тот факт, что застать тебя можно лишь в такую рань. Уж не избегаешь ли ты меня, Двуцветный?
   - Ни в коем случае, danely! Как вы могли так подумать обо мне?
   - А что мне было думать? Ты упорно продолжаешь от меня бегать! За столько времени мог бы хоть парой слов со мной перекинуться! Но у тебя только политика и женщины на уме! А о матери своего ребенка ты и не помнишь!
   - Мариса, - я жалобно глянул на пылающую праведным гневом женщину, - Я и не думал о бегстве. Просто столько дел навалилось сразу, что...
   - Это не повод забывать о семье! Вот скажи, ты Альбьера видел? Нет? Он места себе не находит! Считает, что ты винишь его за связь со мной! А Марука? Что ты ей сказал, что она вчера чуть ли не в слезах убежала в свои покои? О Вейрине я и не говорю уже! Кажется, он единственный из нас нашел способ с тобой общаться. Но, к сожалению, данный способ в нормальной семье не приветствуется. В общем так. Сегодня жду тебя на ужин. На семейный ужин. Он состоится в гостиной Маруки. И предупреждаю, если пропустишь - пеняй на себя! - Выдав все это на одном дыхании, Марука неловко выбралась из кресла и в тишине, нарушаемой лишь шелестом юбок, подошла к дверям. Она уже тронула изящную витую ручку, когда, вдруг что-то вспомнив, обернулась: - И с днем рождения, Алес. Не забудь, мы тебя будем ждать. Сегодня. - И она выскользнула в коридор.
   С днем рождения? То есть уже сегодня?.. Боги, мне уже сорок! Кошмар.
   Праздновать совершенно не хотелось. Да и не отмечал я никогда этот день! Разве что на могилу Тамилы сходить?.. Нет, там и без меня сегодня будет хватать народу. Вряд ли они захотят видеть еще и меня...
   Отчаянно захотелось напиться. Именно с самого утра! А проснуться только завтра, когда и этот день, и все потревоженные воспоминания останутся в прошедшем дне.
   Но это как-то совсем недостойно, а значит, стиснем зубы и вперед. Никто из "драгоценных" родственничков не должен видеть моей слабости. Тем более сегодня.
  
   Никогда не любил этот день. Да и как его любить, если самые серьезные неприятности со мной происходили исключительно в этот отрезок времени? Двадцать четыре часа. Менее полутора тысяч минут...
   Впрочем, теперь уже меньше. Неужели я не переживу всего один день в режиме "осторожность, внимательность, бдительность"? Переживу. Просто воспоминания накатывают не самые приятные.
   И все-таки...
   С днем рождения, Ксан! Вот тебе и сорок. Все-таки дожил. И, судя по тому, как обстоят дела в это мире - придется жить и дальше.
   Из своей комнаты я вышел в прескверном расположении духа. Впрочем, оно и не удивительно - особых причин для радость у меня здесь никогда не было. Да и сейчас не лучше... неприятностей даже больше, чем нужно: идиотское пророчество Изначальных, "тёмники", чувствующие себя в людских княжествах, как дома, нескончаемые интриги родни, предательство Мея...
   М-да, навалилось все и сразу. Как говорится, уж лучше бы я умер вчера. Хотя в моем случае вернее будет - летом. И каких двуликих ради меня понесло тогда Садхар исследовать?! Не столкнулся бы с Реймом, уже давно бы отдыхал от всех забот в уютненьком склепике...
   Может, все-таки сходить к могиле Тамилы? Ведь, смешно сказать, ни разу там не был! Хотя если смотреть на вещи трезво: мы друг другу совершенно чужие люди - я никогда не знал ее, а она сразу после рождения отреклась от меня. А раз нет никакой связи, то не стоит и нагнетать обстановку. Моему присутствию остальные точно не обрадуются. Определенно, лучше не ходить. Пусть с ней побудут те, кто ее действительно знал и любил.
   А мне будет правильнее вновь прогуляться до библиотеки. Тем более недавно мне напомнили о парочке вопросов, на кои не мешало бы найти ответы как можно раньше...
  
   - Зачем ты вернулся? Я же говорил, что тебя тут никто не ждет, - ледяной голос почти мгновенно выморозил воздух в читальном зале семейного архива. Я невольно повел плечами, пытаясь разогнать в миг похолодевшую кровь. Джаред. Ледяной Принц. Кажется, я начинаю понимать, за что он получил это прозвище. А ведь раньше оно мне казалось нелепым, почти смешным...
   Однако, глядя в его глаза цвета серебристого инея, сразу понимаешь, что он самый настоящий Принц, правитель, лишенный права занимать предписанное ему место. И он действительно прекрасен. Просто ужасающе прекрасен. Но почему-то от этой идеальной красоты кровь стынет в жилах. Нет, все-таки не принцем тебя следовало прозвать, а демоном. Причем я говорю сейчас не о ифритах, незаслуженно получивших это прозвище от людей, а о самых настоящих демонах - повелителях Бездны.
   Да, это имя пошло бы тебе больше...
   - Я вернулся на свое место, danell, - скинув с себя холодную липкую сеть оцепенения, произнес я. Какими же различными бывают братья! Но в то же время очень похожими. И сейчас Джаред как никогда походил на Карателя. Но вряд ли это сравнение пришлось бы по вкусу хоть одному из них.
   - Это не твое место! И ты это знаешь лучше других! - почти прошипел мой собеседник.
   М-да, не хотел бы я иметь этого двуликого в числе своих врагов. Но, к сожалению, он сам давно уже внес себя в этот список.
   - Отчего же? Единственное, что я знаю и в чем я уверен абсолютно так это в том, что в данный момент я занимаю свое место. А вот куда лезете вы со своим сыном - это уже совсем другой вопрос. Кстати, danell, на будущее - ни угрозы, ни уговоры на меня не действуют. Прошло то время, когда я охотно прислушивался к чужим советам, - я резко встал, взял книги, лежащие на краю стола, и направился к выходу. Все равно теперь спокойно не поработаешь. Да и не покинет Джаред библиотеку, раз пришел - его любовь к книгам вполне может соперничать с моей. Эх... вот бы кого я действительно был бы не против видеть в числе своих наставников и учителей... Не подумайте! Ничего такого! Просто его знания поистине всеобъемлющи!
   Кстати!..
   - И спасибо, danell, за описание обряда. Если бы не вы, я бы вряд ли сунулся в закрытый сектор библиотеки, - и благодарно склонив голову, я покинул архив. Действительно жаль, что этот двуликий настолько меня ненавидит... в числе моих союзников он был на своем месте.
  
   Впервые я увидел его в тот день, когда мне исполнилось восемь. Уже немало, но и не так много, чтобы смотреть на этот мир трезво.
   Он сидел в библиотеке в дальнем конце огромного дубового стола, почти у самого окна. Это меня удивило - здесь редко кто бывал, а уж если и заходил кто-то, то лишь для того, чтобы стащить очередной том в свои покои. Если честно, то я давно привык считать читальный зал своей личной вотчиной.
   И ошибся.
   - Добрый день, danell, - несмело поприветствовал я незнакомца. На мгновение он оторвал глаза от книги, мазнул по мне равнодушным взглядом и вновь вернулся к чтению. Я озадачено склонил голову к плечу. Все мысли об учебе вылетели из головы - сейчас меня гораздо больше интересовал двуликий, сегодня облюбовавший читальный зал.
   - Danell?
   Мужчина, недовольно поморщившись, вновь посмотрел на меня. Взгляд бледно-серых, почти прозрачных, глаз мог заморозить воду, но мне отчаянно казалось, что все это напускное... такой прекрасный оборотень просто не может быть злым! А ведь он действительно был красив, красив настолько, что дыхание невольно замирало при взгляде на совершенные юные черты лица, на сияющие снежно-белые волосы...
   - Шел бы ты отсюда. Я не нанимался с детьми сидеть. Это у нас Марука всяких ублюдков привечает - вот и катись к ней.
   - Я не ублюдок! - с жаром истинной юности возразил я.
   - Да? А мне казалось, что именно так и называют незаконнорожденных, - жестко развеял все мои иллюзии Северный. Мгновение он гипнотизировал меня своими странными глазами, а потом резко встал и молча направился к выходу. Однако, проходя мимо меня, он все-таки язвительно бросил еще кое-что:
   - Задайся вопросом, как в совершенно нормальной семье мог родиться такой как ты.
   Он ушел, а я остался стоять, ловя губами воздух. Ведь и правда... Я же и раньше это всегда знал! Для появления двуцветного необходимо, чтобы смешалась кровь двух линий - Жизни и Смерти!..
   Прежний мир раскололся на части и цветными стеклышками осыпался к ногам. А я стоял и смотрел на его осколки, не представляя, что с ними делать и как жить дальше...
  
   Забавно, но именно Джаред стал для меня тем, кто раз за разом открывал мне глаза на мир. Он походя бросал крупицы знаний, тогда как другие хранили их как высшую драгоценность.
   Раз за разом он сталкивал меня с реальностью, а сам отходил в сторону и наблюдал. Для чего? Проверял меня? Мстил? Сложно сказать. Но одно бесспорно: без него я все еще был бы красивой декорацией на троне. Если бы он не подтолкнул меня тогда к осознанию...
   И за это я ему благодарен. Несмотря ни на что - благодарен.
  
   - Алесан!
   Я невольно вздрогнул, почувствовав, как беспокойно шевельнулись грани, реагируя на ее приход. Прижав к телу книги одной рукой, я повернулся на голос и поклонился:
   - Danely.
   Амина улыбнулась самыми кончиками губ.
   - Давай без этого, Князь. Не тебе передо мной склоняться.
   - Почему бы и не склониться перед столь очаровательной леди? - легко улыбаясь, поинтересовался я.
   Амина насмешливо фыркнула, но я заметил, как она нервно дернула себя за рукав платья.
   Вас что-то смущает, danely? Но что? В моих словах не было лжи, ибо даже в смерти есть свое очарование...
   Тень непрошеного видения мелькнула перед глазами. Женское тело в алом мареве шелковых простыней. Влажно блестят дымчато-серые глаза. Призывно приоткрываются губы...
   Я невольно сравнил увиденное и реальное. Разительная разница. Словно два разных существа.
   Боги Изначальные, это когда же я умудрюсь-то?..
   Хотя при некоторых обстоятельствах...
   Так, а если внести эту связь в общую картину? Что там у нас вырисовывается?..
   Бездна! Вот оно!
   Не зря я все-таки заучивал своды законов - теперь я в курсе даже самых старых правил, тех самых, что мы сами давно возвели в ранг традиций.
   Любой Секрет в праве избрать нового правителя для своей земли. Правда, там есть оговорка, что претендент должен иметь какое-то отношение к предыдущей линии крови, но это не так уж и важно.
   Правда, есть одно "но" в виде черной хризантемы...
   Нет, о ее существовании лучше никому не знать. Вторая война нам сейчас не нужна - до сих пор еще последствия предыдущей разгребаем!
   Что ж, в таком случае будем играть более тонко...
   - Danely, прежде чем вы вновь вспомните о делах, я бы хотел попросить вас об одолжении...
   Сияющая, почувствовав какой-то подвох в моих словах, едва уловимо нахмурилась. Тонкие ниточки ранних морщинок избороздили идеально-белую кожу.
   Возможно, я еще пожалею о столь поспешном решении, но... так будет правильнее.
   - Амина, я очень прошу тебя стать моей спутницей на сегодняшний вечер. Тут небольшой семейный ужин намечается, а я не хочу предстать перед родственниками в одиночку - могут и загрызть с радости, - ни грамма сомнений в голосе, лишь безграничная радость от внезапно обретенного шанса. Ну же, девочка? Я не обману тебя!
   - Но... - начала она, вновь нервно вцепившись в многострадальный рукав платья.
   Какое же ты еще дитя, Ами. Да, ты во много раз меня старше, но прошедшие годы почти не оставили на тебе следов. Как можно быть Смертью, но при этом сохранить подобную наивность?
   - Тебя что-то смущает? - нежно улыбнулся я. Ну же! Соглашайся, милое дитя. Я не предлагаю тебе вечности... пока не предлагаю, но быть может ты и есть мое счастье? Не рыжее, огненное, опаляющее пальцы, а ты, мое маленькое наивное дитя.
   - Нет, Алесан, - она уже справилась со смущением, но смотрела все так же недоверчиво, словно не могла понять, как такое предложение могли сделать ей, неприметной, серой, почти незаметной на фоне других...
   - Это твой ответ? - невольно усмехнувшись, спросил я. Отчаянно захотелось коснуться мертвенно-бледной щеки, кончиками пальцев почувствовать тепло чужой кожи...
   Странно, еще мгновение назад она была мне безразлична, а сейчас я сам сгораю от желания...
   - Нет... то есть, да. Я согласна.
   - Я счастлив, - улыбнулся я. И я не врал. Пусть это странно, но это действительно было правдой. И тогда, когда я несмело коснулся ее губ своими - тоже. Невозможно лгать, когда в тебя так верят. А она верила.
   Я постараюсь не разочаровать тебя, Ами. Я буду стараться. Клянусь.
  
   Вечер наступил неожиданно. Моя голова покоилась на животе женщины, которой практически без раздумий предложил себя, и, понимал, что все происходящее верно. От первого до последнего слова. Боги! Не успел избавится от одной избранницы, как уже нашел другую. Не такую яркую, не такую страстную - иную.
   Ами рассеяно перебирала мои волосы. Кажется, она так же как и я задумалась над вопросом: а так ли оно нам нужно? Как-то быстро все происходит, словно само время нас подгоняет, лишая права хоть на миг остановиться и все взвесить.
   - Ксан, так к скольким часам тебя ждут? - мягко поинтересовалась она.
   - Ну, раз еще не барабанят в дверь, то опоздание еще не стало фатальным, - неопределенно ответил я, не особо беспокоясь на эту тему.
   - Ксан! - Почти возмущенно. - Они твоя семья!
   - Ами, а вот ты сильно привязана к своим родственничкам? - я скосил глаз на лицо Сияющей. На мгновение ее лицо приобрело странное болезненное выражение...
   - У меня ее нет, Князь. Я Посланница Милосердной Смерти. Я не могу быть частью какого либо рода. Я могу лишь служить ему. Вот и все. Так что с вопросами о семье - это не ко мне. Тем более тебя здесь действительно любят.
   Угу, любят. Прямо задушить в семейных объятиях хотят!
   - Ладно, Князь, это уже невежливо. Вставай и одевайся. Хоть раз сделай все, как полагается, а не как тебе захотелось!
   Я с нескрываемым раздражением глянул на женщину, не успевшую еще утвердиться в новом статусе, но уже ставящую передо мной условия. Вот именно поэтому я и предпочитал все время быть в одиночку!
   - Ну, ради меня, - и выражение глаз просящее-просящее.
   Бездна, а ведь я не жалею! Думаю, это будет самое занимательное десятилетие в моей жизни.
  
   Разумеется, мы опоздали. Впрочем, ничего иного я и не ждал. Моя так называемая семья - тоже. Хотя, надо сказать, когда они увидели, с кем именно я пришел... только ради этого следовало предложить этот союз Амине!
   Двуликие глубоко традиционны. На все наши действия накладывается тонкая паутинка смыслов и контекстов. Чужой в нашем обществе не выживет, запутается в многочисленных подводных течениях. Мы смотрим глубже, чем другие. И, наверно, немного иначе. Ничем большим я не могу объяснить этот налет не показной - истинной - традиционности.
   Я всего лишь пришел на этот ужин не один, но для знающих... Это был вызов. Завуалированный, многоуровневый вызов. И не только моей семье - всей системе в целом. Совет никогда не одобрит мою связь с Аминой - и причин тому много. Впрочем, лично я считаю большинство из них откровенно надуманными и раздутыми. Не все ли равно, к какой линии - Жизни или Смерти - будет принадлежать возможный партнер двуцветного? Все равно в результате подобной связи родится обычный двуликий. И лично мне плевать, к какой Семье будет принадлежать мой возможный ребенок. Точнее, думаю, двоих достаточно и дальше "множиться" мне не нужно. В конце концов, я не обязан в одиночку восстанавливать загубленную по чьей-то милости династию!
   - Хм... и как нам это понимать? - Марука чуть сдвинула брови и очень выразительно глянула на мою спутницу.
   - А на что это похоже? - я механически ответил вопросом на вопрос. Слишком привык юлить и изворачиваться, чтобы сейчас отступиться от не раз оправдавшей себя схемы.
   - На глупость, - Марука не была бы собой, если бы повелась на мою уловку. - Впрочем, ничего другого я и не ждала.
   - Разочарована?
   - Нисколько. Но я не думала, что ты так быстро найдешь замену Марисе. Да еще и в этой Семье!
   - А Семья имеет какое-то значение? - с легкой издевкой поинтересовался я, а затем притянул к себе Ами и демонстративно зарылся лицом в светлые, пахнущие осенними хризантемами, волосы. Легкий аромат почти пьянил. Он заставлял вспоминать о всех потерях, о болезненном одиночестве и о неизбежном финале... Мягкий, чуть терпкий аромат едва уловимо оттенял природный запах... никогда не думал, что Смерть так приятна на вкус.
   - Для тебя - не имеет. Но вот для Совета... ты и так в последнее время слишком часто напоминаешь им о себе, не находишь?
   - Меня не было три месяца! Пора бы уже и забыть о том случае! - совершенно искренне возмутился я. Сколько еще мне будут припоминать Каленар? Я сделал ровно столько, сколько собирался - и ни о чем не жалею!
   - Такое не забывается, Алесан. Демонстрации силы, особенно такие масштабные, редко когда проходят мимо заинтересованных лиц. Чудо уже то, что Нурнаил не потребовал твоей головы. Или ты считаешь, что тебе все дозволено? Так вот это далеко не так. У тебя есть определенные обяза...
   - Довольно! - я зло глянул на сестру. На какой-то миг мне показалось, что зверь вот-вот вырвется из-под контроля и захватит власть над разумом и телом, но мне все-таки удалось сдержаться. Марука, удивившись моей вспышке, несколько озадачено посмотрела на меня. - Насколько я помню, единственной моей обязанностью было рождение наследника. И благодаря Марисе я могу с чистой совестью сказать, что ее я выполнил. С остальным - барахтайтесь сами.
   Ами в моих объятиях несогласно дернулась, а в следующее мгновения тонкая, по-детски маленькая и трогательная ладошка накрыла мою. Я невольно улыбнулся. Какое же она чудо. Не понимаю я этих Сияющих - как они могли не заметить, насколько она прекрасна? Ведь каждая из наших женщин неповторима! И любая из них достойна любви. Пусть даже такой странной, тихой, нежной, почти печальной, замешанной на взаимном страхе одиночества.
   Марука, заметив мою улыбку, удивленно дернулась, но в следующее мгновение как-то обреченно вздохнула:
   - Что ж, этого и следовало ожидать - весь в мать.
   Я невольно нахмурился. На что это намекает моя несравненная сестренка? Хотя в ее голосе нет и тени злорадства или пустых обвинений - простая констатация факта. Эх, хотелось бы мне знать, что стоит за этими ее словами... но вот стоит ли? Что-то сомневаюсь.
   - Достаточно, Мар. Не думаю, что сейчас следует вспоминать об ошибках Тамилы. За них она уже сполна расплатилась, - Вейрин неспешно выбрался из кресла и подошел ко мне и Ами. Несколько долгих мгновений он внимательно всматривался в мою избранницу, а потом все так же тягуче-медленно кивнул.
   - Не могу сказать, что одобряю выбор Алесана, danely, но двери нашего дома всегда будут открыты перед вами.
   Я сразу же расслабился. Вейрин признал Амину, и теперь мне только оставалось сообщить о своем решении Совету. Впрочем, последнее не обязательно, так как наследницей я признаю дочь Маруки, а значит, совсем не обязательно посвящать посторонних в подробности моей личной жизни.
   Что ж, если даже Вейрин хоть и чисто условно, но одобрил мой выбор, то все и дальше будет хорошо. Ободряюще улыбнувшись Ами, я чуть подтолкнул ее к столу. Как бы там ни было, но эти люди действительно члены моей семьи. Я могу их ненавидеть, могу на них злиться, я даже могу не разговаривать с ними, но это никогда не изменит того факта, что они являются неотъемлемой частью моей жизни.
   Вейрин. Марука. Альбьер. Мариса. А теперь еще и Ами. Странно, но Сияющая смотрелась в такой компании вполне... уместно.
   Когда все заняли свои места за столом, стало чуть полегче. Прошел шок от первого впечатления, вспомнились все прочие мои выходки... а еще забрезжило понимание, что пока это лишь избрание, а не полное слияние судеб. В конце концов, за десять лет я могу и передумать. Тем более на завершающий обряд нужно разрешение Совета, которое лично для меня получить будет несколько проблематично.
   Но не невозможно.
   Впрочем, об этом я подумаю позже, если все-таки решусь обречь какую-то женщину на свое общество навеки вечные - а это вряд ли.
   - Алесан, может, ты все-таки представишь семье свою спутницу как полагается? - с легкой насмешкой в голосе поинтересовался Вейрин.
   Я с невольным удивлением посмотрел на Карателя: не издевается ли. Нет, кажется, он серьезен. Неужели ждет официального представления Ами? Он же должен знать о ней больше чем я! Впрочем, он знает, а вот остальные - нет. Думаю, как раз в этом и дело.
   - Ами? - я вопросительно глянул на Сияющую. Та лишь блекло улыбнулась и не очень уверенно кивнула. Милое дитя. Даже в своих сомнениях она стремиться довериться мне. А ведь мы и знакомы всего пару дней... я бы так не смог.
   - Ну раз моя спутница не возражает, то... Позвольте вам представить Амину. Возможно, вам она более известна как Белая Вестница. Помимо этого она так же обладает силой Секрета Восточной Семьи. Думаю, на этом представление можно и закончить, - я натянуто улыбнулся своим ошарашенным родственничкам. - А это, Ами, моя так называемая семья. Вейрин. Марука. Альбер. И Мариса.
   Улыбка Амины была куда как ярче и искреннее моей. Кажется, девочка действительно наслаждается моментом. Какое же она все-таки дитя... но только это и позволяет ей жить.
  
   Время пролетело удивительно быстро, да и сам ужин прошел в неожиданно легком ключе. Нет, тепла и уюта настоящего семейного очага я не ощутил, но уже тот факт, что я не сбежал сразу - говорит о многом. Эх, может, мы все-таки сумеем смириться с существованием друг друга? Как-никак солидные взрослые люди...
   Если бы я еще и сам в это верил...
   Прав был Эд: Северные не взрослеют - не тот взгляд на мир. Они выстраивают реальность вокруг себя, по кирпичику собирая именно ту картину, какую хотят видеть. Каждый из них существует в отдельной плоскости, лишь изредка допуская кого-то на самую границу личной вселенной... запертые наедине с собой, живущие в собственноручно сотворенной иллюзии... их можно называть как угодно, но только не "солидными, взрослыми людьми".
   Впрочем, это не мешает мне надеяться. На что? На благоразумие Марисы? На мягкую теплоту Маруки? На гордую улыбку Вейрина? На открытый и прямой взгляд Альбьера? Глупо.
   Действительно глупо, потому что даже если они внезапно и станут такими, то я все равно не поверю. А значит, все напрасно.
   Или нет?
   Я невольно повернул голову и посмотрел на Ами. Сияющая о чем-то увлеченно рассказывала моей сестре. Периодически в их беседу встревала Мариса, а заодно втягивала в разговор обычно замкнутого Альбьера. Казалось, они абсолютно и полностью удовлетворены и ужином, и беседой, и друг другом. Даже Вейрин смотрел на это безобразие с какой-то отеческой теплотой. Интересно, так и должно быть? Это естественно? Ну, для нормальной семьи я имею в виду.
   Лично я чувствовал себя здесь не в своей тарелке. Я был чужим для них всех. Даже Амина - Сияющая и Секрет! - была им ближе и понятнее чем двуцветный уродец.
   Но осознание этого уже не подымало во мне волну слепого гнева и злости. Да, мы разные, да зачастую мы не можем понять, что движет другим, но... мы пытаемся это пересилить! И сейчас они именно это и делали. Не ради меня, нет - ради себя. Чтобы понять наконец, что же именно нас всех связывает и насколько эти узы крепки.
   Не знаю, к какому выводу пришли они, а вот я понял, что как бы там ни было - я все равно завишу от них. Но не потому, что кто-то так решил, а потому что сам так хочу. И совсем не важно, как они сами смотрят на это. Главное то, что несмотря ни на что мы все еще не боимся и не стыдимся этих пусть не частых, но действительно семейных встреч.
   - Алесан, что-то ты сегодня сам не свой, - видимо, устав от моего молчания, Мариса решила взяться за меня всерьез.
   Я чуть иронично приподнял бровь: если не "свой", то чей?
   Уголек недовольно сверкнула глазами. Она-то надеялась втянуть меня в разговор, а я вместо этого отделался каким-то до неприличия естественным жестом. Впрочем, Южные Владычицы никогда не отступали и не пасовали перед временными трудностями. А в понимании Марисы все мои "причуды" - временны.
   - Алесан! Я сейчас с кем беседую? Со стеной?!
   Я неопределенно дернул плечом: может - и со стеной. Мне-то откуда это должно быть известно?
   Мариса вся подобралась, что в ее положении смотрелось донельзя забавно. За столом воцарилась тишина - все ждали следующего хода Пламенной.
   - Алесан, родной мой, тебе никто не говорил, что раздражать беременную женщину вредно для здоровья? И не подумай, что моего, - медленно, угрожающе растягивая слова, произнесла она. Я уже собирался в очередной раз ответить каким-нибудь небрежно-многозначным жестом, но Мариса вдруг как-то удивленно охнула и прижала ладони к животу. - Ох, как не вовремя, - негромко пробормотала она, но в наступившей тишине это прозвучало даже слишком громко.
   Марука сразу же вскочила и выбежала из комнаты. Ами так же быстро оказалась рядом с Марисой и, позволив той опереться на себя, помогла Пламенной выбраться из-за стола. Альбьер как-то подозрительно побледнел. Казалось, всеобщая паника не затронула только меня и Вейрина. Ну, Каратель дело понятное - трое детей как-никак, а - я? Наверно все дело в странной уверенности - все будет хорошо. А раз мне уже известен результат, то зачем тогда суетиться? Верно, незачем.
   Впрочем, раз такое дело, то ужин наверно стоит считать оконченным. Я встал, собираясь вернуться в свои апартаменты, но меня остановил оклик Вейрина:
   -- Алесан, задержись, пожалуйста. Я думаю нам надо поговорить, -- спокойно произнес Вейрин, глядя на то, как Биата, Ами и Марука уводят Марису. Альбьер, разумеется, отправился следом за ними, хотя, зная этих дам, я почти уверен: на порог они его не пустят, заявив, что таинство рождения не для мужских глаз.
   Я тяжело вздохнул, но все же остался - как не оттягивай этот разговор, он все равно свершится.
   -- Так что тебе нужно? - спросил я, возвращаясь в свое кресло.
   -- Поговорить. И желательно, чтобы ты не только слушал меня, но и слышал. Надеюсь, хоть каплю твоего внимания я заслужил.
   Я удивленно дернул бровью. Это что-то новенькое. Обычно он не просил - приказывал. Интересно, что же изменилось сейчас? Впрочем, этот вопрос может и подождать.
   -- Так о чем ты хотел поговорить? Я тебя внимательно слушаю.
   -- Не о чем - о ком. О Нурнаиле. Ты сейчас играешь в очень опасные игры, хотя... с такой родословной это и не удивительно...
   Я невольно затаил дыхание. Вейрин при мне впервые поднял тему моего происхождения...
   -- Видишь ли, малыш, ты во многом пошел в свою мать. Тамила всегда была независима и плевать хотела на все правила и законы. И так получилось, что и возлюбленного она выбрала не того. Ты же знаешь, что линии Жизни и Смерти не должны пересекаться?
   Я кивнул. Знаю, потому что в некотором роде являюсь итогом такой связи.
   -- Она выбрала Западного?
   -- Не угадал -- Восточного. Она влюбилась в Нурнаила.
   Вот теперь я был удивлен. При всей своей фантазии я никак не мог представить Тамилу рядом с Князем Сияющих. Боги, только не говорите мне, что во мне течет кровь этого... типа!
   -- Не делай такого лица, это было задолго до твоего рождения. Сейчас об этом мало кто помнит, но Тама действительно собиралась перейти в Дом Света, она даже нашла способ обойти правила... но в этот момент выяснилось, что у Нурнаила родилась дочь. И если учесть, что к тому времени Тама была уже не один год частой гостьей в постели Сияющего, то можно понять насколько это ее оскорбило.
   -- Дочь? Но ведь его дочь даже младше меня.
   -- Малыш, у каждого из нас за душой множество грехов скопилось. Нурнаил не признал ту девочку, но это не значит, что ее не было. И Таме хватило самого факта измены, причем не с кем-то -- с равной. Тогда она была всего лишь девчонкой, молодой, горячей и скорой на расправу. И ее любовь очень быстро сменилась ненавистью. Она много крови Сияющим попортила, прежде чем угомонилась. Я ей помогал, чем мог. Все-таки Тама всегда сияла, и в нее сложно было не влюбиться.
   Я даже представить боюсь, каково это быть рядом с любимой женщиной и видеть, как она день за днем тратит свою жизнь на другого мужчину, на того, кто едва не отнял ее... Бездна, как же Вейрин пережил это?!
   -- А потом так получилось, что мы стали близки. Я не знаю, любила ли она меня в то время, или просто мстила таким образом бывшему возлюбленному, но к последствиям она оказалась не готова.
   -- К последствиям?
   -- Марука, -- просто улыбнулся Каратель, и я все понял.
   -- Она?..
   -- Она -- дочь Тамилы. И моя. Но в тот момент мы не могли себе позволить иметь общего ребенка, так Марука оказалась только моей. Ты же знаешь, это не редкость. Очень часто, когда не складываются отношения, ребенок остается с тем родителем, к Дому которого принадлежит. Так что лишних вопросов ни у кого не возникло.
   -- Она знает?
   -- Мы никогда от нее этого не скрывали. Наверно, поэтому Марука и восприняла так болезненно решение матери.
   -- Могу ее понять. Из-за какого-то ублюдка потерять мать... такое вряд ли могло пробудить в ее душе что-то кроме ненависти.
   -- Не говори так. Марука тебя не ненавидит, скорее завидует.
   -- Завидует?
   -- Только ты имеешь право называть Таму матерью. Только за тобой это право признают другие. А еще... именно ради тебя Тамила отказалась от своей жизни.
   Я непонимающе нахмурился. Если первые два пункта пусть и с уточнениями я принять могу, то последнее... что Вейрин пытается мне сообщить?!
   -- Не понимаешь? И не надо пока. Лучше вернемся к истории. В общем, после рождения Маруки Тамила охладела ко мне. Поначалу было больно, но у меня была дочь, и я научился жить ради нее, на какой-то период я обо всем забыл, забросил все дела... И ошибся. Тама оказалась на редкость ревнивой, причем я так и не понял, кого она ревновала больше: Маруку ко мне или меня -- к Маруке. В общем, стоило мне смириться с потерей Княжны, как она сама напомнила о себе -- в своей любимой форме, разумеется. Малыш, ты знаешь, что Ирис не просто сестра твоей матери, а ее близнец? Удивлен? Но должен же ты был заметить нестандартное для Пламенной поведение Ирис -- вот уж кому действительно следовало родиться Северной! В общем, Творцом Тама оказалась только по дару, а вот характер унаследовала... огненный. А теперь представь, как о себе могла бы напомнить та же Мариса...
   -- Хм... жертвы были? -- я не смог сдержать улыбки. На что способны разъяренные Владычицы Юга я знал не понаслышке.
   -- Кроме замка и моего самолюбия почти ничто не пострадало. Впрочем, это не самое забавное: не успел я опомниться, как оказался перед алтарем с твоей матерью. Причем Тама как-то умудрилась убедить Совет, что обряд сразу следует проводить полный - видимо, опасалась, что я, узнав, какое она на самом деле "счастье", сбегу куда подальше. Так я оказался ее мужем. Потом она, правда, извинилась, но вряд ли искренне, ибо всю партию разыграли как по нотам... думаю, Тамила не желая продумывать новый план, просто воспользовалась уже существующим, изменив в нем только имя предполагаемого жениха. Знаешь, она всегда получала все, что хотела... Ей никто не мог отказать. Так и с тобой вышло. После того, как Тамила узнала пророчество, она загорелась мыслью привести в мир Двуцветного Лорда. Это стало ее наваждением...
   -- И ты ей позволил? Ведь, будучи ее мужем, ты вполне мог запретить ей это. Ее связь с другим Владыкой нарушила бы клятвы, данные при венчании.
   -- Алесан, ты не понял главного -- ей не надо было искать другого Владыку. Ты -- мой сын, по крови. Видишь ли, моя мать в свое время была не менее упряма и своевольна, чем твоя... иначе говоря, во мне течет кровь Западных, причем не абы чья -- моим отцом является нынешний Князь Затаившихся.
   Кажется, сегодня Вейрин решил меня до инфаркта довести своими откровениями. Каратель понимающе улыбнулся, глянув на меня из-под опущенных ресниц. Всего на миг, но его глаза сверкнули расплавленным золотом, но потом вновь потемнели и только яркие искорки у самого зрачка напоминали об увиденном.
   -- А он сам-то знает? -- против воли вырвалось у меня.
   Вейрин снова глянул на меня, а потом рассмеялся.
   -- Сомневаюсь, хотя может и подозревает. Западные очень чувствительны к информационным потокам, так что все может быть.
   -- Значит, ты -- мой отец?
   -- А у тебя были какие-то сомнения на это счет? -- язвительно уточнил он, напоминая, что окружающие не зря стараются держаться от Карателя подальше.
   -- Честно? Были. И не мало. В свое время нашлось немало желающих просветить меня на этот счет.
   -- Ну и кто тебя просил их слушать? Сам виноват.
   Сам. С этим спорить глупо. Но я помню, как ты всегда на меня смотрел. И твое брезгливое равнодушие лишь подтверждало эти сплетни.
   -- Малыш, не смей меня упрекать в этом. Все, что я делаю, делаю для того, чтобы защитить вас. Мне было необходимо, чтобы ни у кого из наблюдателей даже мысли не возникло произнести наши имена рядом.
   -- Ну, это-то у тебя получилось.
   -- Осуждаешь?
   Я отрицательно дернул головой. Нет, не осуждаю -- не понимаю. Для того чтобы осуждать во мне недостаточно наглости. Сложно обвинять в чем-то существо, зная, что оно самолично отказалось от всего, что для него было важно.
   -- Значит, не простишь? -- привычная насмешка смешалась с какой-то усталой обреченностью. Простить? За что, danell? За то, что вы предпочли нести этот груз в одиночку? За то, что все эти годы я сам обманывал себя, даже не желая что-либо менять? Мне не в чем винить вас... но и отцом я назвать вас не смогу. Не сейчас.
   -- А позже? Смею ли я рассчитывать на это в будущем?
   Бездна! Он же читает меня! И так легко, словно не видит тонкой грани, навеки ставшей моим проклятием. Я живу одновременно и здесь -- и на изнанке, в каждый момент времени я существую в двух местах, у меня всегда два противоположных взгляда на ситуацию... я сплошное противоречие. Но, кажется, от взгляда этого существа мне укрыться не дано, ибо он сам сочетает в себе не меньше граней этого мира...
   На этот раз Вейрин не стал комментировать мои мысли, но тронувшая его губы улыбка не ускользнула от моего внимания.
   -- Не знаю, -- честно ответил я. -- У меня не было семьи, когда она была мне нужна. Теперь? Теперь мне это уже не нужно. Прошло. Отпустило. Забылось. Я смирился. И сейчас очень жестоко с вашей стороны, danell, бередить старые раны.
   -- Алесан...
   -- Не надо. Я все понимаю, но менять что-либо уже поздно, вам так не кажется?
   Вейрин промолчал, но его взгляд многое мне поведал. Наверно, я слишком жесток. Мелкая месть -- но какая есть. У меня никогда не было отца, так с чего это у него должен появиться сын? Особенными родственными чувствами я никогда не страдал.
   -- Я понял -- можешь не продолжать.
   -- Вы ведь позвали меня не для того, чтобы говорить о наших с вами взаимоотношениях, верно?
   -- Да, ты прав, -- Вейрин мгновенно подобрался. Из его взгляда вновь исчезла вся боль, словно и не было последних минут. -- В общем, помни, Нурнаил для тебя опасен. Он действительно любил Таму и до сих пор не может простить ей твоего рождения. Как и тебе -- ее смерти.
   -- А я здесь причем? Она сама захотела уйти.
   -- Она не хотела, малыш, но она должна была. Вряд ли ты знаешь, но в Совете достаточно одного голоса, чтобы признать новорожденного ущербным и потребовать его смерти. Нурнаил так и сделал. Тама не могла этого допустить, поэтому выкупила твою жизнь. Жизнь -- за жизнь, это же справедливо, верно? -- он грустно улыбнулся.
   Бездна! Как они могли ничего не сказать мне об этом?! Неужели они не понимали, что делали?! Они же разрушили мою жизнь! Они позволили мне ненавидеть ее!..
   Ничего не говоря, я молча встал и направился к дверям. Довольно! С меня хватит. И все-таки на пороге я остановился и, не оборачиваясь, задал вопрос, внезапно вынырнувший из глубины сознания:
   -- А как же Альбьер?
   -- Это была последняя ее просьба. Она не хотела, чтобы я замыкался только на ней.
   Вот и все. Теперь сказано все.
   Спиной чувствуя на себе взгляд Вейрина, я не торопливо открыл дверь и вышел. Мне надо было подумать. И переболеть.
  
   Заснуть я так и не смог. То и дело вспоминались слова Вейрина... Бездна! За что они так со мной?! Ну что я им сделал, что они раз за разом бередят едва затянувшиеся раны?
   В дверь неуверенно поскреблись. Говорить с кем-либо не хотелось, но сейчас не то время, чтобы привередничать.
   Выбравшись из кресла, я не спеша подошел к двери и открыл. На пороге стояла немного смущенная Амина.
   - Что-то случилось? - спросил я, невольно разглядывая свою позднюю гостью. Хотя сейчас уже, наверно, раннюю... По крайней мере, выглядела она заметно уставшей, из-за чего казалась еще бледнее чем обычно.
   - Случилось. У тебя дочь родилась, Князь. Или поглощенный своими проблемами ты совсем забыл о своей наследнице?
   Теперь настала пора смутиться мне. Не то, чтобы я забыл о Марисе и ее дочери, но... просто, как выяснилось, старые обиды оказались весьма живучи. И я слишком легко в них погрузился.
   Амина, заставив меня посторониться, вошла в комнату. Несколько долгих секунд она не сводила с меня пронзительного взгляда серых глаз. Казалось, Сияющая, без труда преодолев все блоки, проникла в самое сердце моего "я".
   - Алесан, - внезапно произнесла она, заинтересованно склонив голову к плечу, - А на кого ты злишься? На него? Или все-таки на себя?
   Я раздраженно глянул на Ами и смолчал. Я не знал ответа на этот вопрос. Меня раздражала та легкость, с которой Вейрин отрекся от меня. Но еще больше меня злила собственная недогадливость. Ведь Каратель ни разу не показывал мне свою ненависть - безразличие да, но ненависти не было. А еще была странная забота... да, тогда я не понимал этого, но Вейрин всегда предвосхищал события и поэтому то, что всем казалось очередным проявлением недовольства на деле оказывалось защитой... Сколько себя помню, он всегда оказывался незримым щитом между мной и миром.
   Впрочем, главного не изменят даже все его заслуги.
   -- Он бросил меня, когда был так необходим, -- невольно произнес я. Знаю, что лелею глупую детскую обиду, но перешагнуть через нее не могу. Это выше меня. Я, может, и двуцветный, но не святой же! Понять могу - для этого моих способностей хватает. Простить? Нет. Пока - нет.
   -- Алесан, Алесан, -- Ами улыбнулась как-то грустно, почти болезненно. - Он был с тобой, он признал тебя. Нужно ли что-то больше? Моя семья вычеркнула меня из своей жизни задолго до моего рождения. Но я все равно всегда рядом, защищая, наставляя, исполняя их волю, как свою.
   -- Семья? - я удивился, вспомнив о том, что она говорила прежде. Ведь всего несколько часов назад она настаивала на том, что у нее нет родных.
   -- Да, мой отец и сестра...
   Внезапная догадка озарила сознание... Нет, ведь не может так быть! Или - может?..
   - Ты дочь Нурнаила?!
   - Заметил? Можешь гордиться собой: обеих дочерей своего злейшего врага соблазнил, - она произнесла это таким особенным тоном, что я не смог сдержать улыбки. Действительно, любопытная ситуация складывается... Пресветлый Князь меня убьет. Лично. Впрочем, я приложу все усилия, чтобы он как можно быстрее покинул занимаемый им трон. И его драгоценные дочки мне в этом помогут. Обе.
   - Алесан? - из размышлений меня вывел негромкий голос Амины.
   - Да, родная, - рефлекторно ответил я.
   - Ты завтра будешь присутствовать на обряде слияния с сущностью?
   - Разумеется. Зачем же еще я мог появиться в этом месте? Поверь мне, меньше всего на свете я хотел видеть лица своих дражайших родственников.
   Амина промолчала, но вот ее взгляд... ее глаза сказали много больше, чем я хотел бы знать.
   Впрочем, у каждого из нас своя правда. И не мне судить чья верней.
  
   Рождение нового двуликого - всегда праздник, а уж в нашем Доме это становится действительно событием. Разумеется, о появлении на свет нового Творца все узнали практически мгновенно и к рассвету все приготовления к принятию в род были завершены.
   Обряд слияния с сущностью - это то, что отличает нас от людей, то, что делает оборотней оборотнями... Да-да, появляемся мы на свет обычными людьми. Нет, не так. Мы появляемся на свет с зачатками второго уровня в ауре, но он все равно не завершен. Технически, если не провести обряд в первые же дни после рождения, двуликий так и застрянет на всю жизнь в низшей, человеческой форме. Да, бесспорно, он будет сильнее остальных смертных в магическом плане, но и сродства с миром не произойдет.
   Почему так? Никто уже и не знает. Когда Изначальные создавали наш род, они преследовали какие-то свои цели, коими, разумеется, со своими творениями делиться не спешили. Но факт остается фактом - обряд жизненно необходим. Собственно, большинство наших традиций вытекают именно из него. Например, "временные" браки, созданные лишь с целью рождения наследника. Или охраняемые словно величайшее сокровище "залы обретения"... Защиту подобного зала способны пройти лишь обговоренные брачным контрактом личности - и не важно, чья кровь будет течь в младенце, мир все равно будет видеть его отцом того, кто когда-то пожертвовал своей свободой и кровью. Ограничений много, но все они имеют под собой всего одно основание: наследование должно идти строго по согласованию с Советом. Кровь - это только кровь, магия - первозначна.
   Впрочем, тут все зависит от того, какая кровь... Думаю, моя проявится в любом случае. Но не сейчас и не здесь.
   В новорожденной Северной Владычице моей крови почти не было, но вот условие Совета, когда-то связавшие мою судьбу с судьбой ее матери, в один миг делало ее моей наследницей. Не по крови - по магии.
   И только я мог дать ее сущности второй лик. Ни Альбьер, ни Вейрин - никто из живущих не мог пересечь барьер в зале обретения.
   Когда я вошел в зал, Мариса уже стояла у алтаря. Сверток с ребенком лежал в колыбели в шаге от нее. Остальные толпились за границей барьера, с жадностью наблюдая за таинством принятия в род.
   Я снова перевел взгляд на алтарь. Очередной шедевр, но, увы, не нашей работы. Его создали Изначальные, как и три других. На первый взгляд это обычный белый камень и, если бы не цветок, растущий прямо из его сердца, вряд ли бы кто-то обратил на него внимание. У нашего Дома это роза. Она еще не распустилась, но лепестки уже из девственно-белых стали жемчужно-радужными. Цвета и оттенки перетекали один в другой, сияя всеми красками мироздания. Красиво. Неужели у малышки настолько мощная аура?..
   Мариса, словно почувствовав мое присутствие, обернулась и довольно быстро нашла меня взглядом. Я все еще мялся в дверях, не находя в себе сил войти и принять ответственность за чужую жизнь. Мариса уже начала обеспокоенно косить на алтарный цветок. Она вышла из другой семьи, а потому на ее присутствие роза не откликнется. Родись у нее ребенок с даром того же Дома, что и она сама, мое присутствие на обряде и не понадобилось бы, но малышка оказалась Северной...
   Обреченно вздохнув, я все-таки направился к алтарю. Может, я сейчас и следую воле Совета, но обречь ребенка на участь худшею чем смерть я не могу. Уж я-то знаю, каково это оказаться без второй части души... да, это мне известно как никому другому.
   Стоило мне пересечь барьер, как лепестки розы пришли в движение. Постепенно цветок раскрывался, позволяя увидеть собравшимся сияющую радужными бликами сердцевину.
   Я вплотную подошел к алтарю, ни на миг не отрывая взгляда от вызревшей новорожденной сущности. На самом деле этот маленький сияющий комочек - энергетическая паутинка, тонкая и легкая, свернутая в небольшой клубочек-горошинку. Красиво. Словно маленькое многоцветное солнышко.
   Все замерли, затаив дыхание. Кроме меня никто не смог бы прикоснуться к ней, даже если по какой-то нелепой случайности смог бы преодолеть защитный барьер - ведь именно моя кровь создала это крохотное чудо. Подцепив паутинку кончиками пальцев, я чуть тряхнул рукой, расправляя этот маленький сверток. В один миг горошинка света превратилась в тонкую почти прозрачную материю, словно сотканную из радужных бликов.
   Мариса, не дожидаясь моей команды, подошла к колыбели, распеленала малышку и, отступив на шаг, выжидающе посмотрела на меня. Неужели все еще сомневается? Глупо, я редко отступаюсь от своих обещаний и раз уж имел глупость ввязаться в очередную авантюру, то иду до конца.
   Я медленно приблизился к колыбели. Малышка спала. Впрочем, в этом маленьком сморщенном существе сложно было признать человеческого ребенка.
   Скользнув на следующий уровень восприятия, я присмотрелся к узору ее ауры. Сильна, почти так же как и ее мать. О, а вот и узелки изнанки! Так как кое-какой опыт в связывании энергетических покровов у меня имелся (спасибо Мею, было на ком потренироваться), я просто набросил тонкую паутинку на тело девочки, одновременно с этим спаивая основные нити.
   На секунду радужная сеточка вспыхнула, ослепив всех присутствующих, а потом словно впиталась в кожу ребенка. Миг - и в колыбели в клубочек свернулся черный котенок. Еще один удар сердца - и слепой птенец феникса подергивает во сне белыми пуховыми крылышками.
   Надо же... она наследовала оба родовых облика, да еще и противоположных цветов. Ну, цвета, ладно, они объяснимы - как-никак мой дар это слияние двух сущностей. Но - феникс? Вот это было странно. Нет, у всех оборотней помимо человеческого есть еще два облика - клановый и личный. Но чтобы в качестве личного выступал тотемный зверь иного Дома? Такого еще не бывало.
   Впрочем, надо отдать Северным должное - долго они этим вопросом себя не мучили. Спустя всего мгновение по периметру зала раздались приветственные крики. В наш Дом вошел еще один Творец. А такое случается действительно редко.
   Мариса, чуть тронув мой рукав, почти неслышно произнесла:
   - Спасибо.
   Я столь де незаметно ей кивнул.
   Не за что, Уголек. Не за что.
   - Может, представишь клану их новую княжну? - достаточно громко, чтобы меня услышали все присутствующие на обряде, произнес я.
   Тишина. И три десятка удивленных взглядов. Наверно, мне стоило все это проделать лишь ради этого момента, потому что более глупых лиц я у них не видел.
   Я нашел в толпе Джареда и улыбнулся ему. Тот минуту морозил меня своими странными глазами, но потом все же кивнул. Сдался. Наследник назван. И даже он, привыкший стоять над остальными, не настолько безумен, чтобы вмешиваться в систему, когда та наконец-таки пришла в равновесие.
   - Мариса? - мягко напомнил я, повернувшись к бывшей супруге. Улыбка застыла на губах как приклеенная. Хотелось рассмеяться в голос и уйти - с полным на то правом! - но я продолжал чуть снисходительно следить за происходящим.
   - Да-да, извини, - механически пробормотала она и, склонившись над колыбелью, осторожно взяла на руки дочь. - Лорды и Леди Северных земель, позвольте вам представить наследную княжну Дома Творения, - короткий взгляд в мою сторону, словно она все еще сомневалась... Я кивнул, стараясь этим простым жестом передать Марисе всю свою уверенность. Говори, Уголек. Говори - оно того стоит. Верь мне, Уголек. Просто верь. Ни о чем большем я тебя не просил и просить не буду. - Тамилу Солнечный Луч, - наконец произнесла она. Воцарившуюся тишину можно было ножом резать!
   Так их, родная! И только так.
  

Взгляд со стороны. Мейлон

   Обратно в Светлый лес я возвращался с караваном. Медленно? Ну и пусть, зато есть время подумать и принять те или иные решения.
   Сделка с Эстер все сильнее тяготила душу. Я все еще верил в верность того решения, но принять не мог. Что-то глубоко внутри протестовало против такой возможности, словно я... предавал? Но кого? Ксана? Даже не смешно. Клятвой я был связан не с ним. Узы rea? Они ничто по сравнению с полным разделением пути! Для Первого Князя я был рабом и любимой игрушкой, которой можно и поплакаться на жизнь, и послать на дело, которое никто другой выполнить не смог бы. И самое противное во всем этом - я был рад ему услужить. Как верный пес, я был готов на все, лишь бы хозяин обратил на меня внимание. Убийства. Грабежи. Тайные кражи. Для меня не существовало грязных дел. Как и невозможных.
   Когда я понял, что служу не тому человеку? Что он давно не тот мальчик, которого я отпаивал собственной кровью после очередной стычки с Домами? Не помню. Кажется, Илейа и то раньше догадалась. Ей даже хватило смелости уйти, активировав своей смертью какое-то особенное, чисто ифритское заклинание. И Алесан заметил! Заметил, что натворил. Он даже ненадолго стал самим собой. Но потом враги обнаружили наше убежище...
   Что с Первым стало потом? Этого я не знаю. Мастер погиб в бою за замок. Выложился полностью, прикрывая отход так горячо любимого им Князя, и погиб.
   Дальнейшие рождения и жизни слились в один нескончаемый поток. Я искал смысл. Смысл, исчезнувший из моей жизни вместе с Первым. Когда закладываешь душу оборотню, не следует забывать о посмертии - этот урок я усвоил. Жаль только, вернуть утраченное вряд ли смогу. Да, и даже если бы смог... Тот Князь слишком долго лепил из меня оружие, чтобы у него это не вышло. Странно, но цель я обрел, лишь встретив Эстер. Тогда она была еще совсем девчонкой, тайным экспериментов моридских лабораторий. Но несмотря на это она была такой живой и искренней, такой легкой... Именно эти качества и утратил Алесан. Наверно, память о прежнем служении и заставила меня вытащить Тэйре из лап Марвида. Разумеется, я тогда рассорился со всеми, с кем мог, но в тот миг это меня не трогало - ведь у меня снова появилась цель. Да, другая, но пока я помогал Эстер осваиваться в нашем мире, пока пытался придумать, как оградить остальных двуцветных от ее участи... оказалось, что можно служить не только самому Князю, но и его наследникам.
   Я заставил Совет пересмотреть свое отношение к двуцветным, вынудил признать их. И вновь - ошибся? Может быть. Не вынуди я тогда Дома принять двуцветных, Империя бы не погибла. Но вот вопрос: хорошо оно или плохо? Так или иначе, но на тот момент прежняя система давно уже себя изжила. Да и следует признать, что не исчезни тогда Империя, не рассыпься людской мир на княжества - и "темникам" гораздо быстрее удалось бы подчинить себе все.
   В общем, не так уж и не прав я был. Но это совсем не умаляет количество жертв. По моей вине - вольной и нет - погибло слишком много людей, чтобы можно было спать спокойно...
   Забавно, новое рождение ознаменовалось не только встречей с обещанным Первым наследником, но и сменой роли на противоположную. Был оружием - стал щитом. Действительно забавно.
   Но и это сумел предвидеть Алесан, еще тогда, века назад, когда обманом вырвал клятву беречь и защищать его наследника. Тогда я не понял, думал, что он это о своем сыне, а оказалось... Двуцветные Лорды всегда отличались особой чувствительностью к будущему. Мне следовало догадаться еще тогда...
   Что ж, поздно жалеть. Теперь уже ничего не изменить. Новый Алесан все уверенней и тверже стоит на своем пути и вряд ли свернет.
   Но почему-то раз за разом, невольно, возникает один и тот же вопрос: а так уж он "новый"?..
  

Отступление 4,

   - Ли'ри? - Мастер удивленно воззрился на эльду, без предупреждения ворвавшуюся в кабинет.
   - Danell! У меня срочные новости!
   - Что еще? Снова Рыцари? Они нам, конечно, порядком крови попортили, но ни до чего серьезного докопаться не могли, - хмуро откликнулся он, недовольно поглядывая на подчиненную.
   - Да к двуликим Рыцарей! Я наладила контакт! Мне удалось взломать защиту Dha'rise! Еще немного и этот мир окажется полностью в наших руках! - едва ли не впервые на памяти Мастера, желтые глаза Ли'ри горели истинным счастьем. И он просто не мог не ответить на этот взгляд улыбкой. Самой искренней из всех, на которую был способен.
  

Часть 4. Начало начал

  
   - Да какой из него княжич?! Так, недоразумение какое-то! Он же мягкие, словно воск, - что хочешь, то и лепи! Разве из такого материала получится нормальный Князь?
   Я, до обиды закусив губу, плотнее вжался в угол. Они не видели меня, и мне не хотелось, чтобы они узнали, что я все слышал. Не нужна мне их жалость. По горло хватает и сказанного. Видать, нелестного мнения обо мне не только оборотни, но даже слуги...
   - Ну, может, повзрослеет и станет тверже. Пока сложно судить, не находишь?
   - Да нет же, нет! Отсутствует в нем тот стальной стержень, что был в умершей Княгине, нет убежденной властности Карателя... Как есть тряпка, так ей и останется - помяни мое слово. В таких вещах я не ошибаюсь...
   Они прошли мимо меня, не заметив. Всего лишь два сида... пара слуг - не более... Но я все равно потом еще долго стоял на прежнем месте, боясь пошевелиться, размышляя над услышанным...
   И в какой-то момент прозрел, понял, что прав был тот неизвестный мне темный. Все так. Все верно.
   И как ни прискорбно это осознавать, но Князь из меня не выйдет. Никогда.
   Что ж, - в тот же миг решил я, - тогда мы поступим иначе. Я найду достойного. Того, кто будет лучше. Во всем.
   Мне было восемь. И больше Северный Трон я не называл своим даже в мыслях.
  
   Почему мне внезапно вспомнился именно тот момент? Неужели действительно настала пора освободить место более достойной? Той, что точно не бросит доверившихся ей людей на произвол судьбы? Возможно.
   Вот только для меня это решение будет равнозначно вынесению смертного приговора: Князья не отрекаются от власти - они умирают. Иного варианта нет и не будет. По крайней мере, для меня. Как там решит Амина - это ее дело, сугубо личное. И не мне судить ее, если она все-таки решится отступить от старых правил...
   - Алесан!
   Снова Вейрин. Неужели мы еще не все сказали друг другу? А я-то уже было решил...
   Тяжело вздохнув, я обернулся на голос. Danell Каратель стоял всего в двух шагах от меня и чего-то ждал. Неужели понял, что я ухожу? Впрочем, с его талантами было сложно не догадаться.
   - Алесан, я хотел бы поговорить с тобой, прежде чем ты исчезнешь на неопределенный срок в очередной раз.
   - А вы уверены, что вам необходимо именно это, danell? - уже ни на что не рассчитывая, устало уточнил я. Обиды не было. Возможно, действительно перерос. Но вероятнее, что научился держать удар - судьба в последнее время слишком часто сталкивает меня с предательствами и предателями. Кажется, даже внутри уже все отмерло и перестало болеть.
   В конце концов, за свои поступки каждый отчитывается лишь пред собой - все прочее лишь иллюзии, данные нашей условной "социальностью". Так имею ли я право судить кого-то, если сам множество раз поступал куда более жестоко? Вряд ли. Я не думал о Северных, когда рвал нити родства, связывающие нас. И лишь моя вина в том, что теперь они с трудом справляются со своими проблемами, потому что без Князя - того маленького кирпичика, что лежит в основе всех творческих и эмоциональных связей между Творцами - у них не было и шанса устоять перед спланированной атакой "темников".
   К сожалению, даже осознавая это сейчас, я не жалел. А если я даже раскаяться в планомерном уничтожении своего Дома не могу, то чего тогда жду от остальных? Впрочем, возможно это я такой урод. Я давно разучился бурно радоваться или сильно злиться, словно на мое восприятие действительности кто-то накинул тонкую завесу, не дающую каким-либо чувствам прорваться извне.
   И даже сейчас, стоя напротив Вейрина, мне все равно, что он скажет. Точно с таким же безразличием я принял тогда и решение Мейлона... странное ощущение - словно вымерзаю изнутри...
   С другой стороны разум работает гораздо четче, а хладнокровие в условиях войны совсем не худшее свойство, не находите?
   - Алесан! - нетерпеливо напомнил о себе Каратель. Он даже чуть повысил голос, что делал нечасто.
   - Хорошо, думаю, я могу уделить вам некоторое время, - прекрасно зная об упорстве некоторых членов своей семьи, я счел за лучшее смириться с потерей нескольких минут.
   - Премного благодарен, - чуть язвительно откликнулся Вейрин. - Следуй за мной, здесь нам поговорить все равно не дадут.
   Я лишь кивнул. Не то, чтобы я сильно доверял Карателю, но своим детям он вреда не принесет - никогда. Да и не выгодна ему пока моя смерть - вот лет через пятнадцать, когда Тама войдет в полую силу... впрочем, к тому времени, я надеюсь, меня в этом мире и так не будет. Все-таки жить вечно не собираюсь даже я - не справлюсь с грузом ответственности.
   Я молча следовал за Вейрином. Наверно, стоило поинтересоваться, куда он меня ведет и с какой целью, но мне было почти безразлично - куда бы ни вел, лишь бы быстрее. Попусту терять время мне не хотелось - не та ситуация, чтобы бесцельно слоняться по миру.
   - Где мы? - спросил я, когда мы наконец остановились. Лично я в этом уголке сада никогда не бывал. Думаю, летом тут должно быть красиво, а зимой... зимой как-то пусто. Только темно-серое, почти черное озеро выделяется на общем белом фоне. Хотя какое озерцо? Так лужица, накапанная родником. Странно только, что вода не замерзает, но мало ли чудес на землях Северных Творцов?
   - Мы? Мы у Зеркала Памяти.
   Лично мне это ни о чем не говорило, но, видимо, сам Вейрин считал, что сообщил всю необходимую мне информацию.
   - И зачем? - решив, что знание об очередном артефактном творении родственничков для меня будет излишним, я решил вернуться к более насущным вопросам.
   - Затем, что если ты решил уйти - я не в праве тебя держать, Алес. Но я должен хотя бы попытаться. Нет, не протестуй. Я не стану тебя убеждать или уговаривать. Для этого найдется более подходящий... человек, - с этими словами Вейрин подошел к озерцу и, склонившись над ним, ласково, почти нежно провел рукой по темной воде. - Выходи, родная. Я привел его, как и обещал.
   Легкая рябь, оставшаяся на поверхности озера после прикосновения, медленно сложилась в очертания лица. Судить было сложно, но, кажется, женского. По крайней мере, едва уловимая зыбь волн вокруг овала лица отдаленно напоминала шевеление волос под водой.
   - Я не вижу его. Пусть подойдет ближе, - едва слышно прошелестела пришелица.
   Я, не дожидаясь просьбы Вейрина, приблизился к озерцу. Как только я оказался в пределах видимости, она просияла счастливой улыбкой. Интересно, кто она? Ундина? Запертая в артефакт русалка? Похоже...
   - Алесан... мой любимый мальчик... ты вырос. Нашел себя?.. Или все еще ходишь чужими тропами?..
   В первый миг я даже растерялся от подобного. Никто и никогда не обращался ко мне с такой нежностью... Лишь несколько секунд спустя, я сумел соотнести происходящее сейчас с той действительностью, в которой существовал столько лет. Так вот кого Вейрин призвал себе в помощь!.. Забавно... До горькой обиды и жгучей боли в груди - забавно.
   - Тамила, - с легкой усмешкой произнес я, так и не определившись до конца, как мне относиться к разворачивающемуся фарсу. А не поздновато ли спохватились? Уж извиняйте, но родители обычно нужны детям лет так на тридцать-сорок раньше!
   - А ты ждал кого-то другого? - с легкой улыбкой поинтересовалась она, по-прежнему пристально рассматривая меня.
   Если честно, вообще никого не ждал. И будь моя воля - ушел бы прямо сейчас. Но ноги, словно приросли к земле, а взгляд, несмотря ни на что, прикипел к неровным дрожащим линиям чужого, совершенно незнакомого мне лица. Мне говорили, я похож на нее? Разве это так? Не думаю.
   - А ты не слишком разговорчив, ребенок. Неужели все еще дуешься? - насмешливо сверкнула глазами ундина. Вернее - призрак. Всего лишь отблеск памяти, отразившийся в кривом зеркале озера.
   - Я просто не знаю, что сказать. Я не любитель общаться с мертвыми.
   - А ты жесток. Очень жесток, мой любимый мальчик.
   - Ты ждала иного?
   - Нисколько. Ты именно такой, каким я хотела тебя видеть. И ты уже твердо стоишь на ногах - на большее я и надеяться не смела. Он чудесный, правда, Эйр?
   - Самый лучший, - подтвердил мой... отец. Да, пора учиться снова звать его так. Хотя бы мысленно - для начала. О том, что будет после - подумаем, как-нибудь потом, в более спокойные времена. - Но он снова хочет нас покинуть...
   - Покинуть? Что ж, его право. И его выбор, - внезапно улыбнулась ундина. Каратель явно не ожидал подобного, а потому даже шагнул ближе к озеру, хотя мне думалось, что дальше уже и некуда. - Не препятствуй ему, Эйр. Он всего лишь ищет свой собственный путь. И когда найдет его - вернется. Иначе просто не может быть.
   - Ну, если ты так говоришь... тебе я верю.
   - Вообще-то я еще здесь, - хмуро напомнил я, не совсем понимая, зачем вообще надо было приводить меня сюда. Сомневаюсь, что Вейрин хотел меня удержать подобным. Нет, скорее - что-то показать, продемонстрировать... но что?
   Уж точно не Тамилу. Сам артефакт? Сомнительно, но куда более правдоподобно. Все прочие же версии просто не выдерживают столкновения с реальностью.
   - Мы помним, - легкомысленно откликнулась тень моей матери. - Кстати, может, скажешь, куда собираешься наведаться?
   - Зачем?
   - Возможно, я смогу сократить время твоего пути. Если это тебе нужно, конечно, - и ее сияющая улыбка на миг превратилась в язвительную усмешку. Кажется, моя матушка добрым и покладистым нравом не страдала, впрочем, это лишь подтверждает все мной слышанное о предыдущей Княгине.
   - Нужно, - признал я.
   - Вот и замечательно! Так куда ты держишь путь, мой любимый мальчик?
   - В Vir'Soleir.
   - К Южным? Но зачем?!
   - Это не то, о чем я хотел бы распространяться, - твердо произнес я. Рассказывать кому бы то ни было о своих догадках я не собирался - довольно и того, что Вейрин теперь знает о цели моего путешествия.
   - Что ж, воля твоя, - все так же легкомысленно откликнулась Тамила. - Не хочешь говорить - и не надо. Прощайся с отцом. А потом войди в воды озера. Я отправлю тебя туда, куда ты пожелал.
   Прощаться? Я недоуменно оглянулся на Вейрина. Вообще-то я привык уходить, не задумываясь, без лишнего шума и сожалений. Зачем бередить душу, трогая нити связей давно уже забытых и истаявших? Тяжело вздохнув, я вновь повернулся к озерцу. Молча. Так и не сказав слов, которых, наверно, от меня ждали.
   - Упрямый, - с нескрываемой нежностью произнесла Тамила. - Ладно, иди сюда. Затягивать с этим действительно не стоит - у Зеркала не так много энергии. Не портал все же. Хотя поделка не хуже. Кстати, ваша - двуцветной работы.
   Нисколько не сомневался. Странные вещицы сомнительной ценности создаем исключительно мы. Никому другому такие задумки просто в голову не приходят!
   - Алес. Я жду! - сурово произнесла моя мать. - Скорее иди сюда - у меня осталось не так много сил, чтобы здесь развлекаться с вами.
   Я послушно шагнул в воду. У берега было неглубоко, я едва-едва смочил ноги... но, видимо, этого оказалось достаточно... Вода вокруг меня вспенилась, засияла - и я понял, что проваливаюсь в какую-то крутящуюся бездну...
  
   В себя я пришел уже в каком-то помещении. Весьма отлично протопленном! Или это правда Пустыня?
   Впрочем, долго задаваться этим вопросом я не смог - стоило чуть пошевелиться, как из вороха моих одежд выпал цветок. Роза. Насыщено-черная, словно втягивающая в себя свет из окружающего пространства...
   Каратель сделал свой выбор. И озвучил его в своей обычно манере.
   Ненавижу!
   Испепелить цветок ко всем демонам хотелось жуть как, но, к сожалению, это было не в моем праве.
   Уже два. Опасная тенденция. Еще парочка таких вот "сувениров" и я до конца жизни не выберусь из неприятностей. Тем более при нынешней раскладке сил... да, наличие одного-двух существ с куда более широкими правами малость смущает. Я всего лишь двуцветный, они же - наследники крови. Его крови.
   И не мне становиться на их пути...
   Но с этим разберемся позже. Для начала не мешало хотя бы, куда именно меня закинуло на этот раз!
  
   Едва выйдя за пределы комнаты, в которой оказался велением семейного артефакта, я удивленно поднял брови. К своему удивлению, я действительно оказался в Вир'Солей. Вот уж не думал, что тот артефакт настолько сократит мой путь! Что ж, поблагодарим мысленно всех богов за то, что кому-то из двуцветных в свое время пришла в голову идея создать ту милую безделушку, и пойдем дальше. Например, для начала не мешало бы попытаться сориентироваться...
   За свою жизнь я появлялся в стенах этого города трижды - и каждый раз в составе делегации, а потому банально не знал, куда меня могло закинуть на этот раз. Впрочем, если следовать банальной логике, то оказался я не в жилой части города, ибо снующих туда-сюда ифритов совсем не видно. Эх, печально сознавать, но оборотней намного меньше, чем планировалось Изначальными. Даже при нашей продолжительности жизни общее число двуликих постоянно сокращается... но можно ли это как-то изменить? Не знаю. В Норсе обжита примерно десятая часть замка - и это при условии, что все hal'mai Дома живут на его территории. Мы вымираем... это бросается в глаза уже сейчас, а что станет через поколение?.. а через два?..
   Страшно представить. Но что я могу сделать? Грани выпивают нашу жизнь, легко и стремительно. Этот мир существует лишь благодаря нашим... нет, их жертвам. Ни один из двуцветных никогда не допускался к слиянию и допущен не будет. Мы есть хаос, живой и дышащий. А миру, как ни прискорбно это осознавать, нужен лишь порядок...
   Ладно, разберемся еще. Но прежде - темники. Или, что вернее, наследство и наследия. Да, совершенно точно, прежде всего нужно заняться тем, что произошло тысячелетия назад - уж больно интересная вырисовывается картинка...
   Сняв зимнюю куртку и бросив ее на стоящую в углу софу, я стянул шейный платок и расстегнул пару верхних пуговиц на темно-синей рубашке. Жарковато тут. Хотя в Пустыне всегда лето. И с этим ничего не поделаешь.
   Что ж, доберусь до тетушки - выпрошу у нее костюмчик полегче. Думаю, она не откажет единственному племяннику в оказании столь мелкой услуги. Но это после, а пока необходимо вызнать, как далеко меня закинуло от жилых территорий.
   Прислонившись лбом к нагретой палящим южным солнцем стене, я потянулся к сознанию замка. Вир'Солей откликнулась в тот же миг.
   "Danell? Я не ожидала услышать вас вновь" - радостно пропела в моем сознании сущность этого города. Ее счастливое возбуждение тут же отдалось приятным звоном в моем крови. Меня всегда удивляло слепое обожание этого города. Vir'Soleir любила меня с того самого дня, как я оказался рядом с ней. Любила слепо, безудержно... и я все еще не понял, чем мог заслужить подобное слепое преклонение перед изначально чуждым ей Владыкой.
   - Я тоже не думал, что вновь окажусь здесь, - я невольно улыбнулся в ответ. Ее эмоции были столь искренни и прекрасны, что я не нашел в себе силы остаться равнодушным. Но все же - за что?..
   "Любят не за что-то, danell. Любят просто так. Уж вам ли этого не знать! Я рада, что вы наконец обрели себя. Вы этого достойны".
   - Спасибо на добром слове, - невольно смутившись, пробормотал я.
   "Не за что. Я лишь высказала свое мнение. Так что вас привело на мои земли?"
   Что? Интересный вопрос. Хотел бы и я знать на него точный ответ. Меня привели сомнения и слишком смелые догадки... и чтобы их проверить мне нужно кое с кем поговорить!
   - Здесь есть кто-нибудь из ифритов рода Илар? - задумчиво поинтересовался я, пытаясь понять, как поступлю, если здесь окажется только Рейм. Встречаться с собственным прошлым не хотелось... но уж больно меня интересовало прошлое моего предшественника, того самого, кто носил мое имя до меня.
   "Да, danell. У меня в гостях почти вся их семья. Недостает лишь младшего сына Лиайра. Но, думаю, последнее вам и так известно".
   - Выяснили-таки, - произнес я, не в силах понять, чего в моих словах больше досады или облегчения. С одной стороны я не хотел подставлять Мейлона, но с другой... вечно скрывать его существование так же было бы неразумно.
   "Вы слишком громко об этом заявили, danell, чтобы здесь не услышали", - с легкой укоризной в голосе сказала Вир'Солей, но я понял, что она осуждает меня не всерьез. Думаю, для нее все происходящее не более чем занимательная игра. И я просто одна из ярчайших фигур на поле.
   - Ладно, я понял, - бросил я, закрывая эту тему. - Можешь подсказать, где я могу найти Лейара.
   "Его? Не Рейма?" - удивленно переспросила Вир'Солей.
   - Именно его. От встреч с принцем я бы хотел воздержаться.
   "Не могу этого обещать, но я постараюсь сохранить ваше появление от него в тайне".
   - Спасибо. О большем я и мечтать не мог. Так где находится sell Leayre?
   "Я вас проведу..."
  
   И она действительно повела. Причем такими путями, что я даже ни с кем не столкнулся по пути. Кажется, иметь в союзниках целый город совсем не излишне. Особенно, когда желаешь остаться незамеченным.
   "Он в комнате", - мягко подтолкнув меня в дверям, сообщила Vir'Soleir и в тот же миг исчезла из моего сознания.
   - Спасибо, - негромко шепнул я в тишину коридора, зная, что она все равно услышит. И только после этого постучал. Ответ последовал незамедлительно:
   - Входите.
   Я, не желая оттягивать неизбежный разговор, чуть приоткрыл двери и проскользнул в комнату. Лейар сидел в кресле напротив распахнутого настежь окна и вглядывался в по-летнему высокое чистое небо. На мое появление он никак не отреагировал, даже головы не повернул, словно ему было совершенно безразлично, кто и по какой причине его беспокоит.
   - Вы кого-то ждете, sell? Или вам действительно все равно, кого принимать в этих покоях?
   Едва заслышав мой голос, он подскочил и обернулся. Поймав его пламенно-алый взгляд на себе, я невольно вздрогнул. Рейм слишком походил на отца, чтобы я мог остаться равнодушным при этой встрече.
   - Danell? - полувопросительно произнес он, словно до сих пор не мог поверить в реальность моего существования.
   - Значит, вы ждали кого-то другого, - с понимающей улыбкой откликнулся я и с каким-то мазохистским удовольствием принялся рассматривать своего собеседника. И ростом и телосложением он походил на Рейма, благо оценить это не представляло каких-либо трудностей - на своих землях ифриты весьма умело выставляли напоказ себя и свои достоинства. Вот и сейчас на Лейаре были лишь ярко-рыжие шелковые шальвары и короткая жилетка из той же ткани. Черты лица так же весьма напоминали черты принца, правда, возраст и кое-какие события в прошлом наложили свой отпечаток, заострив скулы и сделав более резкими складки у губ и на лбу. Единственной явной отличительной чертой между отцом и сыном оказались волосы - Рейм свои обычно остригал, а вот Лейар, как и полагается правителю, отрастил свои до середины спины.
   - Нет. Я никого не ждал, danell, - ничем не выказав своего неодобрения по поводу моего бесцеремонного разглядывания, спокойно сообщил ифрит. - Но ко мне часто заходят просто так.
   Я чуть заметно улыбнулся. Без лишних пояснения было понятно, что стояло за этими словами... Когда-то я и сам был примерно в том же положении - не то затворник, не то пленник. Лейар прокололся с Мейлоном, ему никогда не простят существования сына-полукровки, но и сажать на трон кого-то другого преждевременно. Рейм слишком порывист для трона, ему еще взрослеть и взрослеть - и в Совете это учитывают.
   - Значит, слухи дошли и досюда, - произнес я, неспешно подходя к распахнутому окну и настороженно застывшему ифриту. Комната Лейара находилась в восточной башне, а потому вид открывался великолепный - на океан, хрустальные сторожевые башни и самую кромку пустыни. Солнечные лучи, пойманные в ловушку крупными кристальными, растущими прямо из воды, мелкими радугами пронзали пространство, оставляли яркие блики на морской глади и ослепительно-белом песке...
   Поистине - Vir'Soleir. Звезда Юга. И как бы я не любил свой родной замок, а все равно признаю, что нет места удивительней и прекраснее. Даже Dha'rise, наша древняя столица, давно уступила в красоте этому месту. В такие моменты я начинаю жалеть, что не рос здесь... глупо, наверно, но, если бы выпала такая возможность, я не отказался бы прожить в этих стенах всю жизнь.
   - Слухи? Если ты говоришь о внезапном появлении в мире живых моего сына, то - да, дошли.
   - И что ты можешь сказать по этому поводу? - негромко спросил я, полной грудью вдыхая свежий морской воздух.
   - А что я должен сказать? Ифриты никогда не признавали полукровок! - с запалом произнес он, но горькая язвительная улыбка, не покидающая его губ, сказала мне достаточно.
   - А так ли это? - негромко спросил я, задумчиво вглядываясь в красоту пейзажа. Шум волн успокаивал и вселял какую-то иррациональную уверенность в завтрашнем дне. Все будет хорошо - вот о чем твердил здесь сам мир.
   - На что это ты намекаешь? Мы не потерпим вливания в нашу кровь посторонней, - на сей раз все было сказано спокойно, без запала, будто он разъяснял прописные истины ребенку.
   - Пусть так, но прежде, чем забыть об этой теме, позвольте задать вам всего один вопрос: у этой традиции есть какие-то истоки? Откуда столь внезапное неприятие к собственным детям?
   Если честно, ответ мне был известен и так, но я хотел услышать подтверждение своим догадкам из уст Лейара. Мне это было необходимо.
   Ифрит насторожено глянул на меня из-под косой ярко-рыжей челки. К счастью, на территории Vir'Soleir никто из hal'mai не носил скрывающих лицо шарфов, а потому я в полной мере насладился сменой эмоций своего собеседника.
   - Законы. Они, danell, едины для всех младших народов. И вам стыдно этого не знать, - хмуро произнес Лейар и, нервно стискивая в кулаках шелковую ткань шальвар, прошелся по комнате.
   Итак, он в курсе. По крайней мере, его реакция оставляет мне такую надежду. Что ж, возможно, я даже получу кое-какие разъяснения...
   - А если я скажу, что у меня возникли вполне обоснованные сомнения в чистоте именно вашей крови? - с нарочитой безразличностью поинтересовался я. Мне даже не надо было смотреть на него, чтобы почувствовать всплеск страха... нет, ужаса, дикого и всепоглощающего.
   - Невозможно! - воскликнул Лейар, явно пытаясь замаскировать под ярым неприятием собственные эмоции.
   - Но есть. Я ведь не ошибусь, если предположу, что именно по этой причине вы и ввели столь жесткие правила воспитания своей молодежи. Те, в ком преобладает чужая кровь, просто не проходят отбор. Остальные же загоняют искры посторонней крови так глубоко, что их не извлечь на этот свет при всех стараниях.
   - Это бездоказательно, danell.
   - Напротив. Мейлон. Ваш сын - лучшее доказательство.
   - Он полукровка! - воскликнул Лейар, цепляясь за последний свой довод.
   - Но только по линии ифритов он мог унаследовать столь интересную структуру ауры. Два слоя, sell. Не мне вам объяснять, что это значит. Окажись Мей в этих землях, он не прошел бы ломки... - невольно закончил я, а ведь о последнем я говорить не собирался. Но что-то мне говорило, что Лейару необходимо быть в курсе. Да и почему-то я был твердо уверен, что он не использует эту информацию против моего rea.
   - Что тебе нужно? Что желаешь получить взамен своего молчания? - внезапно замерев напротив меня, сухо поинтересовался правитель ифритов. Под его тяжелым, изучающим взглядом, на миг мне стало неуютно, но я быстро вспомнил, что на сей раз хозяином положения являюсь именно я. Вот только от этого ничуть не легче.
   Я тяжело вздохнул и перевел взгляд с подобравшегося эльфа на картину, висевшую аккурат за его спиной. Полотно изображало вечерний Vir'Soleir, возможно, даже вид из окна этой комнаты.
   Интересно, чего я вообще хотел добиться этим разговором? Ведь с самого начала было ясно, что ничего путного из всего этого не выйдет...
   Впрочем, отступать уже поздно.
   - Информация. Мне нужна информация - и только. Я не собираюсь выдавать Совету сведения об истоках вашей линии крови. Как вы могли бы догадаться, от этого может пострадать близкий мне эльф.
   - Мейлон, - понимающе усмехнулся Лейар. Отчаянно захотелось впечатать кулак в эту его улыбочку. Да что он вообще может знать?!
   - Именно он, - сухо сказал я, - Будьте благодарны мальчику. Не встреть я его, я бы без колебаний стер всю вашу семейку с лица земли в память о действиях вашего старшего сына.
   - Стало быть, так и не простил, - понимающе кивнул каким-то своим мыслям этот ифрит. Я, хмуро глянув на него, весьма скупо произнес:
   - Насилия не прощают. Особенно, когда насилуют не тело - душу. Рейм вынудил меня возненавидеть самого себя, вернее неотъемлемую часть моей бедной двуцветной души. Ваш сын сломал меня. Разломал мою сущность на кусочки и не дал их склеить. Такое невозможно простить.
   - Значит, ты так и не смирился с двойственностью собственного бытия. Ясно... Но почему ты все еще винишь в этом Рейма? Сам же сломался, сдался, подставил под удар беззащитную.
   - Мужчине проще выжить, - убежденно произнес я.
   - Но женщине охотнее покоряются. Ты так и не научился использовать свои преимущества, а ведь учили тебя именно этому. Считаешь Совету было весело тебя ломать? О нет, они всего лишь пытались примерить тебя с твоей природой. Ты должен был научиться существовать во всех своих ипостасях, но вместо этого упрямо влезал в мужскую шкуру, легко забывая о том, что она - еще не весь ты. И вместо того, чтобы развиваться равномерно в обоих своих обличьях, ты предпочел загнать второе в узкие рамки служения. Ты прикрывался ей как щитом, изливая все свои эмоции на нее, загоняя ее все глубже и дальше в недра собственной души. Спокойный и ко всему безразличный Владыка со временем совсем разучился чувствовать, став тенью себя прежнего. Скажешь не так? Она рыдала внутри тебя, мучилась и страдала, в то время как ты изводил наставников своим безразличием. Они боялись тебя. Разве можно не бояться ожившую Пустоту? Того, кому плевать когда и за что убивать? Ты сам загнал себя в это положение, Алесан. И не смей винить моего сына в том, что сотворил сам!
   Сам?
   Я недоуменно посмотрел на Лейара. Он нисколько не сомневался в верности своих слов. Более того, говорил с такой убежденностью, что даже я невольно засомневался...
   Не мог ли я сам стать причиной своего падения? Что я вообще знаю о разработанных системах воспитания? Лишь то, что обязан ими своему учителю. Именно Марвид в свое время разработал все методики. Да, на этот раз он выступил против их применения, но не потому ли, что узрел надлом во мне еще до начала этого действа?..
   С самого детства мне удобнее было считать себя мужчиной. Хотя это не совсем так - лет до пяти я существовал в обеих своих обличьях, периодически чередуя их. Тогда я не придавал этому особого значения, считая это таким же нормальным как и мерцание в животное...
   Да, разграничение началось позднее, когда я, наконец, заметил насколько отличаюсь от остальных. Тогда же я и решил, что как бы ни извратилась природа, но раз я родился мужчиной, то и буду им до конца. Что интересно, поначалу в моем окружении никто не заметил этого, а может, просто не придали значения... не важно. Главное, что в тот миг, когда они опомнились, оказалось слишком поздно - я уже вырос, четко разделяя свои ипостаси.
   Было ли все произошедшее попыткой исправить случившееся? Не знаю, но даже если и было, то способ они выбрали не самый лучший... насилием вообще ничего не решишь. Тем более таким.
   Я тяжело вздохнул, но так и не начал этот бессмысленный спор.
   Но мгновением позже я понял, что мое молчание не устраивает собеседника.
   - Не согласен со мной? - опалив меня раздраженным взглядом, прямо спросил ифрит.
   И что тут ответить? Признаться вслух в собственных глупостях? Покаяться перед одним из слуг в старых грехах? А не слишком ли много чести?!
   - Как бы там ни было, но все изменилось. Я изменился, - наконец, произнес я. Лейар с легкой усмешкой во взоре уточнил:
   - Достаточно ли?
   - Достаточно, чтобы смириться с собственным существованием. Не могу сказать, что готов следующие пять лет прожить в женской шкуре, но я хотя бы изредка вспоминаю и о той части своей жизни.
   - Что ж, хорошо коли так. С нас хватит катастроф по вине двуцветных. Их было уже достаточно, - твердо произнес он, глядя на меня и только после того, как я согласно склонил голову, вернулся к изначальной теме нашей беседы: - Так что все-таки привело самого Северного Князя к порогу моих комнат? Только ли старые сказки да последние слухи?
   Я вздохнул, про себя решая, а стоит ли играть в открытую. Иного выхода я все еще не видел, а значит, велика вероятность, что его и не было. Что ж, значит, пойдем самым очевидным путем, а дальше посмотрим...
   Сунув руку в карман, я извлек на свет божий последний "дар" Карателя и небрежно бросил на подоконник. Роза. Чернильно-черная, неувядающая. Лейар просто не может не знать, что это такое.
   - Вот оно как, - бросив всего один взгляд на цветок, протянул правитель ифритов. К моему удивлению, он даже не попытался коснуться столь удивительной вещи, хотя на его месте любой бы первым делом пожелал бы рассмотреть поближе столь занятное творение. - Но ты же сам сказал, что тот мальчик, полукровка, не прошел бы наших испытаний.
   - Это проблема?
   - Это может ей стать, если вскроется, что мы наследники крови Первого Князя. Ни я, ни Рейм не смогли бы оспорить твое право на этот трон, но...
   - Мейлон может, - я закончил фразу за Лейара. Взгляд словно нарочно прикипел к вызывающе-черному на общем белом фоне цветку.
   - Да, может. Истинный наследник Алесана Двуцветного. За этим символом пойдут те, кто когда-то клялся в верности Первому. Те, кто однажды уже приносили эту клятву, - ифрит взглядом указал на розу. Я понял. Вернее - помнил. Да, однажды подобное уже было. И в результате начались гонения на полукровок, ибо среди них находился сын Первого, наследник. Вот только одного ребенка упустили - его, видимо, спрятали получше. К счастью? Нет? Время покажет.
   - Он не оборотень, - мягко напомнил я.
   - Уверен? Князь, вы сами сказали, что он не прошел бы проверку, а значит...
   - Он мог бы им стать, - признал я, - но эта возможность упущена. Конечно, не исключено, что его детей удастся провести через обряд... но с ним - поздно.
   - Князь, в нашем мире нет ничего невозможного, уж тебе ли этого не знать? Прими совет: устрани мальчишку. Он сам или его потомки - неважно, но кто-то из них еще принесет тебе массу проблем.
   Я лишь качнул головой. Не для того я столько сил потратил на его спасение, чтобы сейчас убивать из-за капли двуцветной крови в жилах.
   - Он мой rea. Не думаю, что такими связями стоит разбрасываться.
   - Он уничтожит наш мир, - уверенно, нисколько не сомневаясь в собственной правоте, произнес Лейар.
   Я невольно хмыкнул. Кто? Мейлон?! Да мальчишка в жизни мухи не обидит!
   - Sell, знаете, в чем разница между нами? - Ифрит заинтересовано склонил голову к плечу. Я продолжил: - Вы боитесь повторения ошибок прошлого. Я же считаю, что каждый имеет право жить. Несмотря ни на что. Если бы все исходили из ваших соображений, то и мне не должны были позволять существовать. Но если все прочие двуцветные до меня ошибались - еще не значит, что ошибусь и я. Вот поэтому я и готов дать мальчику этот шанс. Я верю Мейлону - и это мой осознанный выбор. Пожалею я о нем или нет, покажет лишь время.
   - Ты пожалеешь, - все та же твердая убежденность.
   Я лишь качнул головой. Пусть каждый остается при своем мнении, но я не пожалею, ибо вижу основные вехи своего пути. Мейлона там нет. А раз его нет, то на моем пути Рыжик не встанет. Ни как друг, ни как враг.
   - Алесан, ты прав лишь в одном - время покажет. Но попомни мои слова - этот смесок точно станет концом нашего мира.
   - Я надеюсь на это, - с легкой улыбкой произнес я. Лейар, заметив выражение моего лица, вздрогнул.
   - Надеешься? На конец света?!
   - На изменение. Думаю, нашему миру давно пора умереть. Для того, чтобы вновь родиться.
   Ифрит посмотрел на меня с задумчивым интересом, а потом с неожиданной грустью произнес:
   - Знаешь, а ведь у тебя это может получиться. Мальчик ведь сам принял служение, так?
   Я невольно опустил ладонь на рукоять своего меча.
   Не только принял, но ушел. Сам. Это заслуживает хотя бы толики уважения.
   - Принял. И не только его. На данный момент Мей один из тех немногих, за кого я готов сражаться до самого конца.
   - А он за тебя? - Лейар насмешливо задал напрашивающийся вопрос.
   Не показывая, насколько сильно меня задел этот его вопрос, я ответил как можно легкомысленнее:
   - А вот этот вопрос следует задавать ему, sell. Или вы считаете иначе?
   - Ты всегда давал слишком много воли своим рабам, Князь. За это они тебя и предавали. Они ждут, что ты их заметишь, продемонстрируешь власть и навяжешь им свою волю. Но ты вместо этого раз за разом самоустраняешься. А в результате они все увереннее рвут поводок, проверяя, когда же ты наконец о них вспомнишь. А ты все отворачиваешь голову и делаешь вид, что все в норме.
   - Им не нужна моя власть, чтобы жить, - хмуро произнес я, не желая поднимать эту тему. В том, что все эльфийские ветви помешаны на служении своим Владыкам, я убеждался и не раз. Но все это - без меня, пожалуйста.
   - Напротив, Князь, напротив. Они нуждаются в этом. Но ты словно не слышишь их мольбы. Что ж, это твое право... но когда-нибудь найдется тот, что заставит тебя занять предписанное место. Рано или поздно.
   - Очень постараюсь этого избежать, - совершенно искренне откликнулся я.
   Лейар как-то недоверчиво глянул на меня, словно сомневаясь в правдивости моих слов, но после кивнул. А я вдруг осознал одну простую вещь - Мей не один такой. Были и другие. Но ифриты раз за разом приносили родную кровь в жертву всеобщему миру и процветанию.
   - Как часто рождаются такие как Мейлон? Те, кто физически не может пройти ломки?
   - Семь из десяти. В моем роду семь из десяти. В других реже. Но сам понимаешь за последние тысячелетия случилось столько браков и любовных связей, что кровь Первого Князя есть в каждом. Но покоя она не дает именно нам, - горько произнес правитель ифритов. И на мгновение мне стало стыдно за это свое любопытство. К счастью, это быстро прошло.
   - Прямая мужская линия, - понимающе кивнул я. - А кровь Илейны сильна. Она отстояла вам право хотя бы на трех из десяти... боюсь, окажись избранницей Первого представительница любого другого народа и счет был абсолютным - десять из десяти. Поверь мне, я знаю, о чем говорю, - грустно улыбнулся я. Уж цену своей крови я знал. Особенно сейчас. Невольно вспомнились все три моих жертвы. Мейлон. Но только так я мог спасти ему жизнь. Тамила. Маленькая девочка, которая еще даже не подозревает о той судьбе, что я ей уготовил. И... а собственно кто? Я всего лишь пошел на поводу у мстительной женщины... Но как бы там ни было, а результат будет тот же - чернильно-черная кровь в жилах и вечное проклятье Бездны на плечах.
   Да уж, поистине я умею преподносить "достойные" дары - даже Смерть по сравнению со мной само милосердие!
   - Sell, скольких вы убили своими руками?
   - Двенадцать. Причем восемь из них были девочками. Почему-то этот ген охотнее выбирает женщин... Дочерей рода Илар, достигших совершеннолетия, можно пересчитать по пальцам, - горько произнес ифрит. Кажется, он любил их. Всех этих бедных детей, виновных лишь в том, что они родились оборотнями... вернее - с неактивным геном оборотничества, ибо сменить ипостась им было не суждено, так как не проводился обряд слияния с сущностью.
   - Значит, все испытания преодолел только Рейм? Жестоко.
   - Мне просто не повезло. Князь. Обычно выживало три-четыре ребенка из дюжины. Но даже единственного сына я был вынужден отдать в руки Совета. Наверно, я правда проклят. Впрочем, было за что...
   Я, невольно улыбнувшись, качнул головой.
   - Мы не проклинаем. Даже когда любим и умираем от этой любви - мы не мстим. Ты просто слишком много времени провел рядом с моим предшественником. У тебя аура изменилась. Впрочем, не только у тебя. Думаю, дети Рейма так же унаследуют нашу кровь в качестве ведущей. Прими совет: откажись от практики уничтожение полукровок. Иначе твой род закончится на вас с Реймом.
   - И что мне делать с этими детьми? Новый Дом основывать?! - вспылил Лейар. Кажется, в своих речах я зашел чуть дальше, чем следовало. Впрочем... идея весьма интересна, как раз в духе двуцветных!
   - А неплохая мысль. Я с радостью приму их под свою руку, - невольно усмехнулся я. Ифрит тут же изменился в лице. Забавно все-таки наблюдать, как быстро меняется о тебе мнение, стоит лишь напомнить о кое-каких прошлых грехах.
   Несколько мгновений в комнате висела напряженная тишина, а потом Лейар, словно решившись на что-то, подошел ко мне и, встав напротив, - глаза в глаза - спросил:
   - Что ты задумал?
   - Ничего такого, честное слово! - насмешливо скалясь, заверил я. Разумеется, мне не поверили.
   - По континенту бегают своры раздразненных тобой псов. Вспыхивают восстания и бунты. Оборотни теряют целые города. Поговаривают о странном оживлении близь Dha'rise. И ты - ни при чем?!
   - Абсолютно, - с улыбкой полного идиота, подтвердил я.
   - Не верю. И раз ты пытаешься собрать новый Дом, то совершенно правильно делаю.
   - Извини, что напоминаю, но вы и так члены этого Дома. Да, когда-то давно вы покинули своего Князя, предпочтя жизнь и предательство полному истреблению, но вы все еще принадлежите ему. Вы давали клятву!
   - Не тебе, - последовал незамедлительный ответ.
   - Да хоть бы и так! Но без меня им не выжить - тебе это прекрасно известно. И пусть не они сами, но их потомки сумеют когда-нибудь встать на четыре лапы. Они нужны мне не ради власти, Лейар. Власти у меня достаточно, даже больше, чем я хотел бы иметь. Я просто хочу дать им тот шанс, что когда-то дали двуцветным и мне. У меня достаточно сил, чтобы не втягивать в грядущую войну детей. Можешь мне поверить.
   - Странно, но верю, - наконец произнес ифрит, алые глаза смотрели по-прежнему внимательно, но не враждебно. Он явно хотел, чтобы его убедили. Окончательно. Тяжело наверно принимать такие решения в одиночку... так и хочется возложить часть ответственности на чьи-то плечи... Что ж, пусть так. - Но пойми, Князь, я не могу просто взять и отменить тысячелетиями существовавшую систему отбора, никак не прокомментировав это!
   - И не надо, - ответил я, с готовностью перенимая большую часть груза последствий этого решения. - Ты по-прежнему будешь констатировать их гибель. Но вместо того, чтобы реально ломать их, начнешь отправлять в указанное мною место.
   - Они не согласятся.
   - Согласятся, потому что мы не станем от них скрывать истину, - с улыбкой произнес я, предвидя целый ворох возражений.
   - Но... - как я и предполагал, Лейар незамедлительно попытался влезть со своими комментариями, но я нетерпеливым жестом попросил его замолчать.
   - Я сейчас представляю половину Совета, Ари, поверь мне, я знаю, что делаю, - мягкий тон и старое прозвище возникли сами собой. Как и отголосок прежних чувств. Не моих чувств, но я их помнил также отчетливо, словно прожил их, пропустил сквозь всего себя и сохранил... даже в смерти.
   - Рин?! - ифрит испуганно отскочил от меня, в один миг помолодев на полтысячелетия.
   Я лишь качнул головой. Не Рин. Но на какое-то мгновение мне нестерпимо захотелось им стать, чтобы чувства, читаемые сейчас в глазах этого младшего, хоть немного относились и ко мне.
   "Позволишь? Только на сегодня?" - тихий шепот в крови. Неуверенный, дрожащий.
   Я закрыл глаза и потянулся к запертой внутри второй половине своей сущности. Лисси?..
   Я почувствовал ее добрую улыбку и согласие. Она была совсем не против хоть раз почувствовать эту теплоту, даже если та и принадлежала другой.
   И я послушно отступил в тень...
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Сора - обращение к замужней или просто пожилой женщине в Империи, после ее распада осталось в употреблении в ряде городов, в том числе и в Каленаре. Сорита - обращение к девушке. Сорис - к мужчине.
  
  
  
  

Оценка: 8.00*5  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика) А.Вильде "Эрион"(Постапокалипсис) В.Коломеец "Колонизация"(Боевик) А.Минаева "Драконья практика"(Любовное фэнтези) А.Ефремов "История Бессмертного-3 Свобода или смерть"(ЛитРПГ) О.Иконникова "Принцесса на одну ночь"(Любовное фэнтези) Т.Мух "Падальщик 2. Сотрясая Основы"(Боевая фантастика) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) В.Бец "Забирая жизни"(Постапокалипсис) В.Пек "Долина смертных теней"(Постапокалипсис)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"