Николаева Раиса Борисовна: другие произведения.

С тобой хоть в черную дыру, хоть к сверхновой

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Реклама:
Новинки на КНИГОМАН!


Оценка: 6.39*71  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    -Вы хотите чтобы я стала его подружкой? -Милая моя, у тебя нет ни одного шанса даже из миллиона... Синица в руках или журавль в небе? Такой выбор предоставляется не всем, но если он выпал, то очень важно не ошибиться и принять правильное решение. Ритте не повезло... Исправить свою ошибку - это стало смыслом ее жизни


   Раиса Николаева
     
   С тобой хоть в черную дыру, хоть к сверхновой
  
     
    Часть первая
     
      Глава первая
  
   - Баллы, полученные при тестировании, не дают Вам права учиться в Звездной академии, - четко выговаривая слова, обратился к Ритте один из офицеров Академии. Только, значительно позже она узнала, что он возглавлял особый внутренний секретный отдел при Академии - отдел по отбору студентов для учебы. Хорошие оценки были, конечно, важны, но психологическое состояние учащихся, получающих после окончания учебы допуск к самому страшному оружию, было значительно важнее. За студентами следили или, вернее, присматривали, пока они не получали назначение.
      Однако в случае с Риттой ее морально-психологические качества также были под большим вопросом. Меркантильность, прагматизм, практичность - и ни капли романтики.
   С самого момента подачи документов она чувствовала какое-то особое внимание, причем, постоянно. И вот теперь этот странный разговор.
      "Ну, не поступила, так не поступила, ничего страшного", - думала Ритта. Она особенно и не хотела здесь учиться, а будущая возможная профессия техника вообще навевала на нее страшное уныние. Если бы не старшая сестра Рия, Ритта никогда не надумала бы сюда поступать. Жизненный опыт подсказывал, что разговор не случаен, и этому офицеру что-то от нее надо, но что? Она попыталась почувствовать его эмоции, ничего не получилось, еще раз - тот же результат. Это ее удивило и насторожило.
   - И не пытайтесь, - вдруг с насмешкой произнес офицер. - Я обладаю точно такими же способностями, как и вы, но многолетние тренировки значительно усилили их, Вам со мной бесполезно соревноваться.
   - Откуда Вы знаете о моих способностях?
   - Все и так понятно, я их почувствовал. Но это совершенно неинтересно. Лучше расскажите, как случилось, что о Ваших способностях никто не знает. Я не нашел ни одного упоминания об этом, хотя изучил Ваше личное дело чуть ли не под микроскопом.
   - Ничего я Вам рассказывать не собираюсь, лучше прямо скажите, что Вам от меня надо?
      Офицер задумался, ему очень не хотелось говорить с ней начистоту. Но другого выхода не было, иначе она заберет документы, и такого шанса у него больше не будет. А люди, обладающие такими способностями, нечасто встречаются, к тому же прагматизм этой девушки как нельзя лучше отвечал задаче, которую он ей собирался предложить для выполнения.
      Если такому меркантильному человеку заплатить устраивающую его цену, то можно вполне откровенно говорить о многих, весьма щекотливых с точки зрения морали моментах. Для романтиков столкновение с реальной жизнью обычно заканчивается нервными срывами, алкоголизмом или еще, чем похуже. Нет, ему нужна именно Рита - нервы, как стальные канаты, никакой сентиментальности. Еще очень молодая, но уже знает, что хочет от жизни. И он решился.
   - Вы будете учиться в Академии и, заодно, присматривать за одним офицером, его имя, я, конечно, пока называть не буду.
    - У Вас что, некому за ним присматривать?
   - Пока он на Земле, в Вашем присмотре нужды не будет, но вот на звездолете, в космосе - другое дело.
    - Вы хотите, чтобы я стала его подружкой?
   Офицер рассмеялся:
    - Милая моя, у Вас на это нет ни одного шанса даже из миллиона.
        Заинтригованная, Ритта попросила время подумать. И согласилась. Началась учеба в Академии. Ритта училась почти хуже всех. Никогда и ничего не сдавала вовремя, вечные пересдачи и переаттестации. Старшая сестра Рия попыталась с ней поговорить, но получила достаточно резкий совет не лезть не в свое дело.
      Ритта до сих пор не знала, за кем ей придется наблюдать, поэтому обращала внимание на всех офицеров, которые попадали в поле зрения. При этом она узнала столько любопытного, что теперь бессовестно пользовалась этими знаниями в качестве шантажа для получения положительных оценок. Если же положительную оценку получить не удавалось, то кто-то невидимый, но очень влиятельный щелкал пальцами, и нужная отметка появлялась.
   Ей помогли специальными тренировками усилить свои способности, конечно, не до такой степени, как у офицера из особого отдела, но все-таки она стала ощущать чужие эмоции намного сильнее, и быстрее влиять на их изменения, если это ей было нужно.
      Она общалась с одним и тем же сотрудником, и у них установились вполне дружеские отношения. Ритта звала его Грегом, но, скорее всего, имя было ненастоящим. Видимо, именно он занимался решением ее проблем, но ей ничего не высказывал, не требовал, а только советовал. Если бы не будущая, противная до отвращения, специальность, Ритта считала бы, что неплохо устроилась.
   А потом - этот вылет. Отправляли только учащихся выпускного курса, поэтому Ритта была спокойна, до полетов ей еще очень далеко. Но ее внезапно вызвали.
   - Полетите на этом корабле, в качестве стажера.
   - Вы что? Летят ведь только лучшие, притом, выпускники. Все удивятся, когда меня увидят.
   - Это должно волновать Вас меньше всего. Пришло время выполнить основное задание, о котором мы договаривались при поступлении.
   - Я готова.
      Грег помолчал, видимо, не до конца уверенный, что Ритте можно поручить такое задание.
   - Кто он? За кем я должна присматривать? - спросила девушка.
   - За офицером Йарром.
      Ритта была поражена, она была уверенна, что с ее помощью хотят вывести на чистую воду офицера, недобросовестно или халатно выполняющего свои обязанности. О Йарре такого не смог бы сказать даже его злейший враг.
   - Какие чувства офицера Йарра я должна попытаться прочувствовать?
   - Злость, агрессию, ненависть или раздражение к членам экипажа. Ощущение, что он принадлежит к высшей расе, и земляне для него - низшие существа.
   - А кто-нибудь уже чувствовал это, пока он преподавал в Академии?
   - Нет. Но рианцы - очень закрытая раса, мы о них почти ничего не знаем. Возможно, Йарр лишь только хорошо скрывает свои истинные чувства, а в экстремальной ситуации потеряет над собой контроль и как-то проявит, что он чувствует в действительности.
   - Я готова, - повторила Ритта.
      Рия больше всех удивилась появлению Ритты на корабле.
   - Как ты сюда попала? На этот корабль направили только отличников, - вопрос прозвучал резко и с раздражением.
      Правду сестре Ритта сказать не могла. Она лишь очень мерзко улыбнулась, мол, в жизни не так все просто и однозначно, у нее есть влиятельные покровители, которые и помогли ей сюда попасть даже без отличных отметок. Гнев Рии, не поддавался описанию.
   - Я сейчас же пойду и сообщу капитану об этом недоразумении!
      Ритта снова гадко улыбнулась, заранее зная, что благородный порыв сестры обречен на провал.
      Конечно, так и случилось.
      Первым, что почувствовала Ритта, оказавшись на корабле, было то, что ее сестра без памяти влюблена в Йарра. Теперь задание становилось еще интереснее, теперь это стало личным Риттиным делом.
      Еще когда Грег сказал, что у нее нет ни одного шанса стать подружкой офицера, Ритта ему не поверила, ну разве только этот офицер нетрадиционной сексуальной ориентации. Обычные мужчины еще никогда от нее не отказывались, если она обращала на них внимание. Она и представить не могла, что из себя представляет мужчина-неземлянин.
   С другой стороны, физиология рианцев не отличается от физиологии землян, значит, можно попробовать закрутить с ним роман - все это мгновенно промелькнуло в голове у Риты. Тогда она только получала задание и не догадывалась о чувствах сестры. Теперь желание соблазнить Йарра, сделать это событие всеобщим достоянием, тем самым насолив сестре, стало ее главной целью.
      Дело в том, что сестры недолюбливали друг друга, нет, они ненавидели друг друга. Сначала это было просто неприязнью, переросшей потом в ненависть, причем, с обеих сторон. Все началось пять лет назад. До этого времени Ритта даже не подозревала, что у нее есть старшая сестра.
     
  
     
      Глава вторая
     
      Всю свою жизнь Ритта провела в детском доме. Она знала, что ее родители погибли при взрыве планеты, а больше родных у нее нет. Таких сирот, как она, было немного, они были элитой, их не оставляли на вокзалах, не подбрасывали под двери детского дома, их любили. Это сильно утешало, особенно, когда ее обижали или унижали - довольно распространенное явление в их детском доме. Воспитатели мало уделяли внимания детям, дисциплину поддерживали с помощью своих любимцев, дав им власть и закрыв глаза на их методы воздействия. И вдруг, когда Ритте исполнилось пятнадцать, совершенно неожиданно в приют приехала девушка, утверждавшая, что она ее старшая сестра. Чтобы скрыть неловкость от встречи, Ритта спросила:
   - А в каком детском доме ты воспитывалась?
   - Я никогда не была в приюте, меня воспитывала бабушка. Мы жили с ней в большом доме, недалеко от моря, - с нескрываемой гордостью ответила Рия - так звали старшую сестру Ритты. Острая зависть кольнула сердце Риты. Хрупкий мостик, соединивший было девушек, рухнул в провал, и этот провал с каждой минутой разговора становился все глубже и глубже.
   - А почему бабушка и меня не взяла к себе жить?
   - Потому что она не твоя бабушка, а только моя. У нас с тобой разные отцы, моя бабушка была мамой моего отца, а у твоего отца родителей не было, и у нашей мамы тоже. Ты, конечно, ничего не помнишь. Наша мама была замужем за моим папой, у них родилась я, потом мама ушла к твоему отцу, и родилась ты.
   - А что еще ты помнишь?
   - Очень мало. Помню, что мы все время переезжали с место на место. Помню, что наш дом был очень маленьким. Помню, какой красивой была мама, а вот твоего отца не помню совсем. Еще хорошо помню тот последний день, когда видела маму и тебя. Она отводила меня в детский сад и везла тебя в коляске. Когда наступил вечер, мама все не приходила за мной, потом появились какие-то люди, меня посадили в корабль и куда-то отправили. Меня встретила бабушка и сразу увезла к себе в дом. А потом планета взорвалась. Я поэтому все время считала, что ты погибла с родителями.
   - Что бабушка рассказывала о маме и о моем отце?
   - Она говорила, что он негодяй и колдун, который разрушил нашу семью, что мама сбежала с ним, и мой папа долго их искал, чтобы забрать меня.
        В эту секунду Ритта вздрогнула, словно от удара, память о родителях была самой большой ее радостью. Она вообще не помнила их, помнила только ощущение любви, покоя и счастья. И это помогало переносить обиды и боль, которых в ее жизни было более, чем достаточно.
   - А что, твоя бабушка лично знала моего папу?
   - Нет, она его ни разу не видела.
   - Почему же она решила, что он такой плохой? Может, это твой отец был дураком и негодяем? И когда моя мама встретила хорошего человека, сразу ушла с ним, - с вызовом спросила Ритта.
   - Что?!
   - Что слышала!
   - Бабушка каждый день повторяла, что, если бы твой отец не околдовал маму своими чарами, она никогда бы не бросила папу. Он, как змея, очаровал ее, и мама забыла стыд и приличия!
   - Это все твоя противная бабка могла и выдумать, чтобы оправдать своего сыночка. Я не верю ни одному слову!
      Спор девушек зашел в тупик, ни одна из них не имела никаких доказательств, кроме собственных убеждений в том, чей именно отец был лучшим, мнение бабушки, конечно, не могло не быть предвзятым. Рия, как более старшая, решила прекратить эту бессмысленную перепалку.
   - Я учусь в Звездной Академии, буду техником по обслуживанию оборудования корабля. Возможно, когда ты окончишь школу, то тоже сможешь поступить туда учиться.
      Но Ритту интересовало совсем другое:
   - Как же ты узнала обо мне?
   - Месяц назад бабушка умерла, а перед смертью рассказала о тебе. Ей не хотелось, чтобы после ее смерти я осталась совсем одна.
   - А немного раньше она не могла рассказать? Она не подумала, что и я совсем одна, и мне намного хуже, чем тебе? - Рита не скрывала обиду и злость.
   - Я не имею праваосуждать или упрекать мою бабушку, и тебе этого не позволю. Она была доброй и заботливой, любила и оберегала меня, - тоже с заметным раздражением резко ответила Рия.
      Она буквально клокотала от гнева - как посмела эта так называемая сестра даже предположить, что отец был недостоин мамы. Этого просто не могло быть! Её отец - самый лучший, самый умный, так, во всяком случае, постоянно говорила бабушка. Все пятнадцать лет, пока Рия жила у нее, не было ни одного дня, чтобы та снова и снова не повторяла, как хорошо жили родители Рии, пока ее мама не встретила этого мерзавца. Говорила, что если бы не родилась Ритта, возможно, она снова бы вернулась к отцу Рии, и все стало бы опять, как прежде.
      За эти годы Рия впитала отношение бабушки к отчиму и к сводной сестре, и теперь, хотя родственный долг повелевал ей заботиться о младшей сестренке, все ее чувства этому сопротивлялись. Разумеется, Ритта с ее способностями это немедленно почувствовала. Вместо любви между сестрами встали ненависть и зависть.
      На этом первая встреча закончилась. Потом Рия приезжала еще несколько раз, но встречи носили формальный характер, длились по нескольку минут, и обе сестры облегченно вздыхали при расставании. Вопрос, кто из отцов был лучшим, повис в воздухе, ответа на него у девушек не было.
      Ритта не могла дождаться, когда выйдет из детского дома. При выпуске все дети получали полный доступ к документам, которые сопровождали их при поступлении в детский дом. Давать эти документы до достижения восемнадцати лет не разрешалось, часто в этих делах попадались такие факты, связанные с их рождением или сиротством, что они могли просто сломать психику ребенка.
      Больше всего Ритту интересовал один вопрос: почему она не погибла вместе с родителями? Рия - понятно, ее могли отправить к бабушке в гости перед самой гибелью планеты. А ее? Как она оказалась без родителей? Заранее о таком несчастье никто не знал, почему она спаслась? И еще, откуда у нее эти способности? Ответы были в ее личном деле.
     
     
      Глава третья
     
      И вот документы на руках, тщательное их изучение не обмануло надежд Ритты, действительность, превзошла все ее ожидания. Она получила ответы не на все вопросы, но сведения, полученные ею из этих файлов, дали новые знания о себе самой.
      Во-первых, ее родители погибли не при взрыве планеты, как она до этого считала, а были застрелены за неделю до взрыва. Это объясняло все - и почему они с Рией остались живы, и почему та считала, что Ритта мертва.
      К сожалению, следствие по этому убийству не было завершено, поэтому ответа, кто убил ее родителей, в документах не было. Но Ритта и так знала, кто. Она сопоставила разрозненные данные, которые ей были известны, и сделала вывод: ее родителей убил отец Рии. Сама Рия рассказала, что, со слов бабушки, отец искал свою сбежавшую жену. Рия считала, что только для того, чтобы отобрать ее у жены, но Ритта так не думала. Возможно, он не простил измены и хотел отомстить, этим можно объяснить и постоянные переезды, о которых помнила Рия, и жизнь в глуши, на окраине.
      И, наконец, самое главное, поскольку отец Рии также погиб при взрыве планеты, то понятно, что он там находился и во время гибели родителей Ритты. Если бы его не подозревали и считали невиновным, Рию отдали бы под его опеку, а не отсылали к бабушке. Логично отдать ребенка отцу, в случае гибели матери, но этого не произошло. Значит отца Рии, по меньшей мере, подозревали в совершении этого преступления.
      Бабушка не удосужилась сообщить внучке правду. Можно предположить, что она ее умышленно скрыла, понимая - Рия задаст кучу вопросов, и любой, даже самый уклончивый ответ, неизбежно приведет к очевидному выводу о личности убийцы.
      Ритта в порыве "сестринских чувств ", конечно же, немедленно сообщила Рие о своих подозрениях, что, как и следовало предполагать, вызвало у той взрыв ярости и неприятия этих сведений.
      И все же благодаря своим способностям Ритта уловила сомнения в душе сестры. Не удивительно, факты были таковы, что не сделать определенные выводы было просто невозможно.
      И еще. У Ритты не было ни одной фотографии родителей, ни одной, на всех официальных документах стоял только зашифрованный код ДНК. Понятно, все вещи и фотографии погибли при взрыве, но ни одной маминой фотографии не оказалось и у Рии. Ее отец их уничтожил.
      Ритта начала искать маминых одноклассников, надеясь увидеть ее на школьных фотографиях, но ее опередил отец Рии, он методично уничтожил все снимки жены - у друзей, в школе, повсюду. Такая целеустремленность тоже наводила на сомнения о состоянии его психического здоровья. Маниакальное желание уничтожить любую память о жене, бросившей его. Такой человек был способен на все.
      Больше ничего о смерти родителей Ритте узнать не удалось. И тогда все свои силы она бросила на поиск сведений о своем отце. Его личность интересовала ее неимоверно, Ритта решила, что свои способности она унаследовала именно от него. Это объяснение напрашивалось само собой - Рия не обладала такими способностями, значит, эти способности не от матери.
      К сожалению, кроме общих сведений о месте и датах рождения и смерти другой информации об отце она в своем личном деле не нашла, остальные документы погибли.
   Однако, пытаясь выяснить, где и с кем отец провел детство, Ритта обнаружила, что сведения об отце, записанные в ее личном деле, фальшивы.
      Человека с такими данными просто не существовало. Он не рождался и не жил, не учился. И снова - ни одной фотографии. Это все было очень странно, прошлое отца, его настоящее имя были неизвестны. Что она только ни предпринимала, чтобы отыскать хоть какие-то его следы! Откуда он прилетел, где встретил маму? Но не нашлось никого, кто мог бы ей хоть чем-нибудь помочь.
      Тогда Ритта начала собирать сведения о людях, обладающих подобными способностями, что и у нее. Вот тут она узнала много интересного, и это наполнило сердце радостью и гордостью
        ...В самом начале эры освоения дальнего космоса пропало множество кораблей, но не все из них погибли, многие экипажи спаслись, высадившись на ближайшие планеты, пригодные если не для хорошей жизни, то хотя бы просто для существования.
      Один из звездолетов приземлился на небольшую планету, немного похожую на Землю. Люди назвали ее Фэнта, основали колонию, которая год от года становилась все более многочисленной и процветала. И только через несколько поколений стало ясно, что на планете есть какая-то аномалия, которую сначала не заметили.
      Фэнты - так потом стали называть жителей этой планеты - умели физически ощущать чувства друг друга, даже самые скрытые и потаенные. Их нельзя было обмануть ни словами, ни внешностью. А потом некоторые еще и научились управлять чужими чувствами, меняя агрессию, ненависть, зависть на сочувствие, любовь и понимание.
      На планете не было ни войн, ни конфликтов, общение происходило за счет обмена ощущениями. Слова были необходимы только для уточнения деталей, использовались, в основном, технические термины.
      Можно сказать, к тому времени, когда их обнаружили, это была раса идеальных людей.
      Способности фэнтов долго изучались на предмет опасности для окружающих. Боялись, что они смогут управлять чувствами других людей, подчиняя их себе. Однако удостоверившись, что мысли они читать не могут, и изменить поступки человека, твердо что-то решившего и знающего, как он хочет поступить, тоже, решили, что эта раса неопасна. Фэнты были допущены в Содружество цивилизаций.
       Первое время их заставляли регистрироваться, объявлять свое местопребывание, но через сто лет потомки фэнтов растворились среди других народов. Их особенность сначала не была оценены по достоинству, а когда это произошло, таких людей стали выискивать по всем звездным системам. Конечно, не все из потомков обладали одинаковыми способностями, но эти способности можно было развивать и тренировать. Доступ на Фэнту запретили, однако поговаривали, что именно там собирают и обучают детей, чьи способности были выявлены. Из них готовили психологов и психотерапевтов, ведь они могли лечить без лекарств, определяя болевые точки в душах людей, залечивая психические травмы, о которых даже сами пациенты не всегда знали. На звездолетах присутствие такого психолога полностью исключало конфликты, атмосфера на корабле становилась дружественной и комфортной для всех членов экипажа.  Переговоры любого уровня тоже не проходили без присутствия фэнтов. Эти способности использовались правоохранительными органами при расследовании преступлений, допросе свидетелей и подозреваемых. Крупные компании только фэнтам доверяли подбор сотрудников на самые важные посты и должности. Фэнты проверяли работу банковских служащих, и вообще, всех, через чьи руки проходили большие потоки денег или секретной информации. Из них готовили секретных агентов и контрразведчиков. Дизайнеры, модельеры, архитекторы, художники, писатели, режиссеры, актеры - если ими становились фэнты, они чаще других создавали шедевры. Понятно, что такого количества фэнтов не было, и людей с нужными способностями катастрофически не хватало.
      Детей-фэнтов искали еще в детсадах и школах. Обычно любыми способами их забирали у родителей и отправляли в особые интернаты.
      Если родители отказывались расставаться с детьми, им в качестве убеждения приводили примеры из недалекого прошлого, когда фэнты становились помощниками главарей самых успешных бандитских группировок или помощниками создателей религиозных общин и даже новых вероисповеданий. Сами они никогда ничего не возглавляли, но в качестве помощников были незаменимы. Кстати именно тогда их способности и были оценены по достоинству.
      На Фэнте были выстроены целые комплексы для учебы и подготовки таких детей, И действительно, на этой планете способности усиливались. Учеба и проживание были организованы на самом высоком уровне, дорожили каждым фэнтом. Выявлялись их особые таланты или наклонности к каким-либо видам деятельности, и начиналась подготовка. Им внушали, что жить, помогая людям - их главная цель и смысл всей жизни. Фэнты жили чужими эмоциями, избавляясь от своих собственных, мешающих работе. Они сами не любили, у них не было семей, но они осознано приносили эту жертву. Был один побочный эффект, но, поскольку он касался только фэнтов, о нем особо не задумывались. Фэнты постоянно жили чувствами и ощущениями других людей, с годами теряя способность чувствовать свои собственные эмоции, желания и ощущения. Если сначала они осознанно их подавляли, то с годами эмоции тускнели или исчезали совсем.   Все это со временем приводило к гибели фэнтов, чаще всего - к самоубийствам. Жизнь без собственных чувств - несчастная жизнь. Им пытались помочь, но как это правильно сделать, так и не выяснили.
      ...Ритте никто ничего подобного не внушал, поэтому она жила только для себя. Узнавая все новые подробности о фэнтах, Ритта тысячу раз порадовалась, что ее не нашли и не тренировали в закрытых центрах. Жить только на благо общества она не желала.
      К счастью для себя, о своих способностях Ритта узнала очень рано. Уже примерно в пятилетнем возрасте начала понимать, что она особенная, но поговорить об этом, рассказать, что она чувствует, Ритта не могла. Атмосфера в приюте была такой, что откровенничать или искренне что-либо о себе рассказывать не рекомендовалось, все это потом возвращалось насмешками и издевательствами. Любые события, поступки, выходящие за рамки царящей в детском доме дисциплины, наказывались, дружба не поощрялась. Все это помогло сохранить в тайне ее непохожесть на других, а став постарше, девочка активно использовала свои возможности на благо себе и на горе врагам, но делала это так осторожно, что о ее вмешательстве никто не догадывался.
      ...Ритте иногда казалось, что ее отец был одним из тех детей, которых воспитывали и тренировали для каких-то особых целей. Но он сбежал от "воспитателей", когда встретил и полюбил маму. В такие минуты Ритту охватывала гордость - в ее жилах течет кровь такого человека, а его гены передались и ей. Косвенно способности отца подтверждал и рассказ Рии. Ее бабушка считала отца Ритты колдуном, приворожившим маму. Способности Ритты были невелики, она могла ощущать чужие эмоции, могла усилить чувства, которые испытывал человек, но не могла вызывать эмоций или чувств, ему несвойственных. Но даже этих способностей ей с лихвой хватало, чтобы наказывать людей, обидевших ее, а Ритта была обидчива и злопамятна, и ее сестре скоро в этом пришлось убедиться.
     
  
  
      Глава четвертая
     
      Ритте было необходимо решить несколько задач. Задача номер один: сделать все, чтобы Йарр почувствовал неприязнь к Рие, а лучше - сразу ненависть или отвращение. Пока он к ней ничего не чувствовал, только уважение, как к хорошему курсанту, добросовестно выполняющему свои обязанности.
      Задача номер два - обратить на себя внимание Йарра, причем, настолько сильно, чтобы он выделил ее из всех.
      Ритта начала перебирать в уме способы, которыми это можно было бы лучше сделать. Вот она падает, подворачивая лодыжку, и Йарр несет ее на руках в санчасть. Нет, этот вариант не подходит, в специальных ботинках, что носили все на корабле, проще было вывернуть бедро, чем щиколотку, а значит, упав перед ним, она в лучшем случае может рассчитывать только на то, что он подаст ей руку и поможет подняться. А это достаточно унизительно.
      Может, в столовой уронить на него разнос с супом? Нет, офицеры обедали отдельно, не бегать же за ним с разносом по столовой.
      Может, сломать что-нибудь из оборудования? Но на мелкую поломку он не обратит внимания, а за крупную ее могут посадить в карцер, ведь стажерам запрещено прикасаться к особо важному оборудованию без присутствия и разрешения инструктора. К тому же она не самоубийца, любая поломка может обернуться непредсказуемой катастрофой, космос есть космос. Но, и это главное, в глазах такого мужчины, как Йарр, неуклюжесть и бестолковость - приговор, он ни за что не будет уважать такую девушку, а это плохое начало для знакомства.
      Рие хорошо, она постоянно рядом с ним в командном центре, а Ритта может наблюдать за ними только издалека. Что делать? Ритта изучила документы, касающиеся офицера Йарра, которые передал ей Грег перед полетом. Ее поразило, насколько похожи были их биографии - ее и Йарра.
     ...Йарр также был потомком одного из экипажей звездолета, бесследно исчезнувшего в космосе несколько столетий назад.
      Но если Фэнту нашли земные звездолеты, и эта колония, хоть и процветающая, далеко отстала от землян в технике, то рианцы сами смогли выйти на связь с землянами, и, как оказалось, значительно опередили их в техническом плане. А когда земляне узнали, что рианцы еще пятьдесят лет назад могли дать знать о своем существовании, но не делали этого, исподволь изучая жизнь землян, то о доверии и открытости не могло быть и речи.
      Цивилизация, обогнавшая землян во всех технических аспектах, пугала людей, хоть рианцы и послали несколько тысяч лучших выпускников преподавать в самых различных учебных заведениях, передавая свои знания. Это оказалось нетрудно, так как основы языка они сохранили. Одним из таких выпускников, направленных в Звездную Академию, и был Йарр. Ритта решила прочитать все о Риане, родной планете Йарра, ей хотелось узнать о ней как можно больше.
      ...Звездолет направлялся на очень удаленную планету. Экипаж состоял, в основном, из ученых, занимающихся генной инженерией. Этот полет был чрезвычайно важен, так как на этой планете обнаружили залежи очень редких минералов. Одна проблема - на планете невозможно было находиться без специальных защитных костюмов, в состав воздуха входил газ, хоть и в очень малых количествах, длительное вдыхание которого приводило к смерти.
      Команда ученых получила негласное задание: провести серию опытов по изменению генетики человеческих эмбрионов с целью создания людей, способных жить на этой планете. Опыты были незаконны, но корпорация, заинтересованная в освоении новой территории, заплатила такие деньги, что нашлись ученые, готовые преступить закон.
      Они везли с собой несколько сотен тысяч замороженных мужских сперматозоидов и женских яйцеклеток, взятых от самых лучших мужчин и женщин, в основном, военных, звездолетчиков, сильных, здоровых и умных людей - идеальный материал для опытов.
        Но звездолет не долетел до места назначения, произошла авария, и людям пришлось высадиться на планете, которую они назвали Риана. Планета оказалась вполне пригодной для жизни. Экипаж звездолета решил вырастить из клеток, которые они везли, детей, создав, таким образом, на Риане новую цивилизацию.
  
      Было очень трудно: построить тысячи инкубаторов по искусственному выращиванию детей из эмбрионов, а потом надо было этих детей кормить, одевать, учить и воспитывать, передавая все свои знания. Ученым это удалось, через пятьсот лет население Риана достигло миллиарда.
      Выращивание детей в инкубаторах стало на Риане традицией, женщины были полностью избавлены от процесса вынашивания ребенка, это сразу решило несколько проблем. Во-первых, теперь без родительской протекции успеха достигали действительно лучшие. Во-вторых, это позволило продолжить опыты по генетическому отбору, искореняя любые генетические недостатки. Через пятьсот лет рианцы стали идеальными людьми, во всяком случае, по внешним физическим данным и умственным способностям. Больше никаких данных о Риане не было.
      Ритта теперь понимала, почему Грег хочет, чтобы она следила за Йарром, стараясь уловить его чувства и эмоции - земляне практически ничего о рианцах не знали. Что ж задание становилось все более и более интересным.
     
  
      Глава пятая
     
      На корабле царило веселье. Отмечали успешное завершение учебного полета и очень высокие оценки, выставленные всем членам экипажа по практическому применению, полученных знаний. Дипломы с высшими баллами были у всех почти в кармане.
      Не веселилась одна Рита. Во-первых, до окончания учебы еще целых три года, а во-вторых... ее на корабле не любили и всячески избегали, даже ее сестра Рия.
      Ритта бесцельно бродила по коридорам, изнывая от скуки и одиночества, и случайно натолкнулась на Йарра, когда тот стоял около иллюминатора, рассматривая черноту, разбавленную редкими далекими звездами.
      Йарру тоже было одиноко, общее веселье его не коснулось, он не ощущал себя частью экипажа, он был чужим. Ритта почувствовала его тоску и сразу поняла, что это шанс приблизиться к нему, наладить контакт, попытаться ощутить его истинные чувства и выполнить задание, для которого она, собственно, здесь и находилась.
   - Вы думаете о своей Родине, о своей семье? - чуть слышно спросила она, встав за его спиной. Слова были простыми, но Ритта все свои силы направила на то, чтобы он уловил, ощутил ее сочувствие, ее сострадание, ее понимание, ее поддержку. И Йарр это почувствовал. Всегда сдержанный, холодный, молчаливый, сейчас он повернулся к Ритте и искренне ответил:
   - У меня нет семьи. На Риане не существует семей в том понимании, в каком они существуют на Земле.
   - Значит, Вы скучаете по своим друзьям?
   - У меня нет друзей, на Риане не приветствуется эмоциональная привязанность. Это может в дальнейшем помешать работе, ведь вы тогда не можете объективно оценить работу друга, и даже, возможно, постараетесь скрыть какие-то его недочеты или ошибки.
   - Хорошо, - уже начиная раздражаться от такой правильности, продолжила Ритта. - Но у Вас есть любимая девушка?
   - Нет, считается, что до сорока лет - лучшее время для развития профессиональных качеств, личные отношения могут этому помешать.
   - Какая чушь! - взорвалась от негодования Ритта. - Да Вы знаете, что именно влюбленные, находящиеся на эмоциональном подъеме, люди создают самые гениальные творения, самые бесценные шедевры?!
      Йарр пожал плечами:
   - В творчестве - возможно, но в работе эмоции мешают. Очень велика вероятность совершения ошибок из-за невнимательности, когда мысли заняты не работой, а объектом эмоциональных переживаний.
     
      Ритта не могла больше с ним разговаривать, они не понимали друг друга, хотя и говорили на одном языке, и чтобы не поссориться, быстро развернулась и ушла прочь.
        Но этот разговор имел последствия. Следующий раз Йарр сам встретился ей на пути, и даже вежливо спросил о чем-то, потом еще раз и еще раз.
      Ритта почувствовала, что очень ему нравится, причем, не просто нравится, а все больше и больше занимает все его мысли, он думает только о ней. Такая перспектива ее не устраивала. Одно дело - соблазнить его, сделав больно своей сестре, и потом забыть о его существовании, и совсем другое - стать его постоянной подружкой. Какая ее ждет жизнь?
      У них все разное - воспитание, взгляды на жизнь и приоритеты в ней. Йарр воспитан жить и работать на благо своего народа, отдавая все силы этой священной миссии. Ритта хотела совершенно другого: успеха, блеска и всех-всех удовольствий, какие можно получить за огромные деньги, ведь бесчисленного количества денег она хотела в первую очередь.
      Напрасно девушка изо всех сил старалась охладить чувства Йарра. Любые ее выкрутасы и капризы он воспринимал, как должное, покорно подчиняясь ее причудам, вероятно, полагая, что так и должно быть. Ритта избегала его, насколько это было возможно в таком замкнутом пространстве, запретила ему заговаривать с ней при случайных встречах, чтобы на корабле не заподозрили о его чувствах. Однако скрыть это оказалось невозможным. Новость, что Йарр влюбился в Ритту, облетела весь корабль, кстати, вызвав при этом такое недоумение выбором Йарра, что Ритте было очень обидно. Многие не верили в это, в том числе и Рия, но отрицать очевидное было бессмысленно, стоило лишь увидеть, как Йарр смотрит на Ритту даже издали. Нет, этот взгляд не был взглядом преданной собаки, просто было ощущение, что Ритта - солнце на его небосводе, ее присутствие согревает его и наполняет ощущением счастья.
      Она пыталась объяснить ему в деликатной, завуалированной форме, что они не подходят друг другу, их отношения обречены, и не стоит даже пробовать. Все было напрасно. Он внимательно слушал, потом вежливо просил уточнить, какие именно моменты в их отношениях могут привести к разрыву, и нет ли какого выхода, чтобы избежать таких последствий.
      Ритта не знала, что отвечать, ну, не говорить же ему, что перспектива провести с ним всю жизнь на звездолете, изредка ненадолго попадая на Землю, - это не то, о чем она всю жизнь мечтала. Или того хуже - провести всю жизнь в ожидании возвращений мужа, постоянно переживая за его жизнь.
      Возможно, если бы она грубо и резко высказала, что она думает об их отношениях, это дало бы результат. Но так поступить Ритта не могла, слишком много глаз следило за ней и Йарром, слишком много ушей находилось постоянно поблизости, и любые сведения об их отношениях разлетались по кораблю, словно мухи. О физической близости не могло быть и речи, даже о простых поцелуях и прикосновениях. Йарр подчинился и этому требованию.
      Когда корабль вернулся на Землю, первым, кто искренне поздравил Ритту с таким завоеванием, был Грег, он был потрясен этой новостью.
   - Ритта, как тебе такое удалось? Йарра сто раз проверяли наши специалисты на возможность романтических отношений с землянкой, конечно, очень осторожно, и все они в один голос заявили, что это невозможно. С каким удовольствием я посмотрел бы на их лица теперь и послушал бы их объяснения происшедшего.
   - Я составила отчет, как мы и договаривались, там я подробно описала состояние Йарра во время этого полета. Его лояльность к командованию Звездным флотом, его дружеское расположение к членам экипажа, и, наконец, как случилось, что Йарр захотел быть со мной.
   - Быть с тобой?! Да он влюблен в тебя по уши, от одного взгляда на тебя начинает светиться, как рождественская елка! Нет Ритта, ты чудо, все считали, что такое никому не под силу.
      Чувствовалось, что Грег уважает Йарра, даже восхищается им и очень рад за него и за Ритту, и ему и в голову не приходит, что Ритта не испытывает подобных чувств.
      Когда Ритта летела на Землю, она хотела сразу же поговорить с Грегом об оплате за свои услуги, о которой договаривалась. Но теперь, видя его искреннюю радость, не смогла этого сделать
      Обдумав ситуацию, Ритта решила пока ничего не предпринимать. Она будет встречаться с Йарром, а там жизнь покажет. Тем более, что такой мужчина значительно поднял ее статус в глазах окружающих. И еще - через три месяца он должен был отправляться в длительную экспедицию, что ж, три месяца она выдержит.
     
  
      Глава шестая
     
      Йарр оказался умным, деликатным и очень приятным в общении. Он внимательно слушал Ритту, быстро учился. С ним стало возможно появляться в многолюдных местах, его резкое отличие от окружающих, уже не бросалось в глаза.
        Ритта, осознавая, насколько некрасиво и жестоко собирается в будущем поступить с ним, в качестве маленькой компенсации начала очень основательно знакомить Йарра с культурой землян. Эти знания отображали реальную жизнь, их нельзя было почерпнуть ни из одного справочника.
     - Знаешь, Йарр, люди часто врут или говорят не до конца искренне то, что думают на самом деле.
   - Зачем они так поступают?
   - По разным причинам. Например, чтобы избежать наказания, или из-за страха за свою жизнь, или чтобы сделать приятное, или чтобы получить что-то, чего не заслужил. Худший вариант - когда человек врет, чтобы наказание вместо него получил кто-то другой. Причин много, все люди врут. Я, во всяком случае, еще не встречала человека, который бы не солгал ни разу в жизни.
   - А ты тоже врешь?
      От такого прямого вопроса Ритту всю внутри просто передернуло, и, как всегда, в щекотливых ситуациях она ответила вопросом на вопрос:
   - А ты?
   - Почему я должен врать? У меня для этого нет никаких причин.
   - Например, мое платье или прическа тебе не понравились, но ты, чтобы меня не огорчать, говоришь, что все очень красиво.
   - Я не разбираюсь ни в платьях, ни в прическах, и если ты считаешь, что это красиво, значит, так оно и есть.
   - Вдруг тебе не понравится то, что я приготовила, но зная, как я старалась, ты говоришь, что все очень вкусно, - не сдавалась Ритта.
   - Ты же знаешь, я проходил специальную подготовку и фактически могу есть любую пищу, кроме ядовитой, для поддержания энергетических сил организма. Поэтому все, что бы ты ни приготовила, мне понравится.
        Спорить со Йарром было невозможно.
      Они стала ходить в кинотеатры, смотреть фильмы. Раньше Йарр многого не понимал, поэтому ему было неинтересно, но теперь с Риттой, объясняющей ему тысячи нюансов поведения, поступков, мотивов, эмоций героев фильма, учился это делать. Ритта чувствовала, какие именно сюжеты будут ему понятны и интересны, выбирала именно их, и не ошиблась ни разу.
      Она повела Йарра на дискотеку. Он никогда не был в подобном месте и теперь с интересом со всем знакомился. Танцы показались ему сначала не совсем понятным времяпровождением.
   - Зачем люди танцуют друг с другом?
   - У этого действа длинная история. Сначала танцы носили мистический, религиозный характер, например, перед охотой или во время каких-то катаклизмов, чтобы снискать милость богов, потом - брачный характер, чтобы понравиться будущей избраннице или избраннику. Кстати, многие животные тоже танцуют в брачный период. И, наконец, для удовольствия. В средние века, когда царили очень строгие моральные устои, это был единственный способ прикоснуться к любимой девушке, в танце можно было сплетать пальцы рук, касаться талии и плеч.
   - Почему, если люди так хотели быть друг с другом, они сразу не женились, зачем такие трудности и проблемы?
   - Ты что? Раньше браки заключались, в основном, по расчету, о любви не было и речи...
      Тут Ритта решила срочно закрыть эту скользкую тему, так как очень скоро этот разговор коснулся бы супружеских измен, а такую информацию ей сообщать не хотелось.
      Дни пробегали за днями, время отлета корабля приближалось. Все были уверены, что Ритта полетит со Йарром, необходимо было выводить окружающих из подобного заблуждения.
   Ритта начала с Грега. Во время очередной встречи решительно и жестко подняла вопрос об обещанной оплате ее услуг:
   - Через два месяца начинается прием документов в Художественную Академию, Вы обещали помочь мне с поступлением и бесплатной учебой на первых трех курсах.
   - Какая Академия? - удивился Грег. - Ты что, не полетишь со Йарром?
   - С какой стати? Задание я выполнила, теперь Йарр пойдет своей дорогой, а я своей.
   - Ты хочешь бросить его?
   - Конечно, я в няньки к нему до конца жизни не нанималась.
   - Он любит тебя!
   - И что? Мне он безразличен, Вы сами можете в этом убедиться, я не собираюсь жертвовать своей жизнью ради его чувств ко мне. К тому же он не любит меня.
   - Йарр тебя не любит?
   - Недавно я спросила его о том, какие чувства он ко мне испытывает, и знаете, что он ответил? "Благодарность"! Не любовь, не нежность, не страсть, а только благодарность. Этому можно верить, Йарр, всегда точен в формулировках. Это значит, что он легко перенесет разрыв со мной и легко найдет новый предмет для изъявления этого "прекрасного" чувства.
   - Ритта, ты отлично понимаешь, что дело не в словах, а в ощущениях. Мы оба знаем, что он к тебе чувствует, а слова... Кто этих рианцев поймет? Они стараются эмоции облечь в четкие термины, наподобие технических, но правильно и точно не всегда получается.
   - Не надо меня переубеждать, я не хочу быть со Йарром - и не буду!
   - Тебя не нанимали разрушать и калечить его жизнь!
   - Я не хотела и не старалась вызвать у него такие чувства, поэтому не обязана оберегать их.
      Ритта имела совесть покраснеть, вспомнив о своих планах по соблазнению Йарра. Конечно, Грег это почувствовал.
   - Ты лжешь! Ты что забыла, с кем разговариваешь? Я вижу тебя насквозь. Ты лжешь!
   - Влюблять его в себя я не собиралась, ты это видишь, я хотела немного легкого флирта, чтобы насолить сестре, и все.
   - Ты хотела ради развлечения растоптать чувства сестры?
   - Я ничего не успела сделать, ничего!
   - Ритта, - теперь Грег ее почти умолял. - Не бросай Йарра, с ним нельзя так поступать!
   - Могу обещать только одно - свой бонус он получит.
      Ритта намекала на секс, говорила об этом спокойно и по-деловому, словно обговаривая сделку. Грег поразился ее циничности.
   - Человека хуже тебя я еще не встречал, - устало сказал он.
   - Пусть так, меня Ваше мнение не интересует. Я хочу получить обещанную плату и исчезнуть.
   - У нас была договоренность: пока ты не закончишь Академию, будешь присматривать за Йарром. Вот и присматривай, у тебя еще два года впереди.
   - Два года?! Я не собираюсь учиться в Звездной Академии еще два года!
   - Это твои проблемы. Не согласишься - значит, наша договоренность будет считаться расторгнутой, и никакой помощи от нас не жди!
      На этом разговор закончился. Ритта от бессильной ярости не знала, куда себя деть. Вдруг ей в голову пришла прекрасная мысль: она может попросить деньги у Йарра!
      И она получила их, Йарр даже толком не расспрашивал, зачем они ей нужны. У нее хватило совести не забирать все до копейки, а взять только минимально необходимую ей сумму.
   - Я верну, - неуверенно обещала она, зная в душе, что совершенно не собирается этого делать, во всяком случае, не в ближайшем обозримом будущем.
   Йарр не настаивал даже на этом. Его бескорыстие и щедрость поразили Ритту, в благодарность она решила немедленно приступить к "главному блюду банкета", то есть заняться с ним любовью.
     
     
  
      Глава седьмая
     
      Она оттягивала этот момент, насколько было возможно, не потому, что ей нравилось мучить Йарра, а потому, что ничего хорошего для себя она от этого акта не ожидала. Йарр был новичком, значит, ей придется выступать в роли учительницы или наставницы, а эта роль всегда была ей противна.
      И вообще, к сексу Ритта относилась весьма прохладно, в ее жизни он не имел особого значения. Она пользовалась им, как средством получения необходимых ей благ, желательно, материальных, или хоть каких-то привилегий.
      Для характеристики таких девиц во многих языках существует определенный термин, довольно обидный, но Ритта не считала, что поступает плохо или аморально. У нее не было ни денег, ни связей, ни родителей, зато амбиции были огромными, и по ее понятиям, для их реализации были все средства хороши.
        Заниматься сексом без малейшего желания, без малейшего чувства симпатии к партнеру - не самое приятное занятие, но Ритта считала, что так происходит со всеми и относилась к этому спокойно.
      До сих пор так случалось, что ее мужчины были гораздо опытнее ее. С Йарром все было иначе, ей придется растолковывать ему самые азы, о которых прекрасно осведомлен любой школьник старших классов, побывавший в компании на улице. Это тоже ее не особенно вдохновляло, но действительность превзошла даже самые худшие ее ожидания.
      У начинающих любовников часто опыт в какой-то степени компенсируется пылом, страстью, в случае с Йарром не было даже этой маленькой компенсации. Ровное, спокойное дыхание, методичные, однообразные движения в полной тишине, никаких стонов, вздохов, ласковых слов - такого кошмара Ритта еще не испытывала ни с кем.
      Какое наслаждение, какая страсть? Если бы не ее способности, она даже не заметила бы момента завершения этого процесса. Любовным единением назвать то, что происходило, у нее не поворачивался язык.
      Она поняла, что второй раз этого ужаса не переживет. И вот тогда, не сдержавшись, Ритта начала ему высказывать все, что собиралась сказать при разрыве, когда он был бы от нее за миллионы километров.
      Йарр уже оделся и с беспокойством, которое внешне совершенно не замечалось, смотрел на нее. Он понимал, что что-то не так, и ждал Риттиных слов.
   - Йарр, мы не подходим друг другу, вообще не подходим. Зря мы начали встречаться, наши отношения были обречены еще с самого начала, хорошо, что это выяснилось. Мы можем оставаться друзьями, но других отношений между нами быть не может. Понимаешь, в жизни землянок секс имеет огромное значение, и если по какой-то причине в этом вопросе между партнерами отсутствует гармония, то какими бы дружескими и хорошими ни были их отношения, они все равно расстанутся. Лучше это сделать как можно раньше, чтобы потом не было слишком болезненно. У нас с тобой нет даже тени гармонии, значит будет логично, если мы расстанемся немедленно.  
   - Что не так? Неужели ты не можешь мне объяснить, чтобы я понял? Если выявлена причина сбоя, его можно устранить.
   - Ты говоришь так, словно речь идет о неисправности какого-то механизма! - возмутилась Рита. - Неужели ты не понимаешь, что я не машина, и такую неполадку, что случилась между нами, исправить невозможно. Я могу тебе хоть сто лет объяснять, почему у нас ничего не получилось, ты все равно не поймешь.
   - А ты попробуй!
   - Хорошо. Я отношусь к тому типу женщин, которых не может удовлетворить чисто физиологический секс, который только что был между нами. Мне необходимо видеть эмоции партнера, и тогда в ответ на его эмоции обостряются и мои чувства, и именно это приводит меня к пику наслаждения. С тобой, к сожалению, у меня такого не произошло, и самое ужасное - не произойдет никогда.
      ...Конечно, Ритта лукавила, она в достаточной степени могла почувствовать эмоции Йарра, но решила, что это прекрасный повод довести их отношения до логического завершения, не дожидаясь его отлета в экспедицию.
      К тому же ее способности фэнта были недостаточными, чтобы жить чужими эмоциями, полностью растворяясь в них. Нет, она чувствовала их, но словно видела со стороны. Она будто стоит на берегу реки или на обочине дороги и наблюдает за движением. Вот грузовик - это раздражение, вот трактор - это ненависть, самой участвовать в движении у нее не получалось.
      Ритта нисколько об этом не жалела, ведь это позволяло ей оставаться равнодушной к чужим бедам и радостям и думать только о своих...
     - Ты хочешь расстаться со мной, потому что не ощущаешь моих эмоций? - уточнил Йарр.
   - Именно из-за этого!
   - Но я могу это изменить!
   - Каким образом?
   - Знаешь, если необходимо, я могу мгновенно передавать информацию, в том числе и эмоциональную. Если ты считаешь, что для тебя это необходимо, то я смогу дать тебе возможность ощутить мои эмоции.
   - У тебя есть такие уникальные способности?!
   - Не только у меня, все рианцы обладают такой способностью.
   - Но ведь у людей такой способности нет!
   - Я знаю, и у рианцев не было. Понимаешь, если необходимую информацию передавать с помощью слов или символов, то уходит слишком много времени, это может иметь фатальные последствия. Наши ученые несколько сот лет назад начали проводить генетические эксперименты с целью найти способ наиболее быстрой, практически мгновенной передачи информации. Этот способ был найден. Теперь все рианские дети рождаются с такой способностью. Это очень удобно, даже младенец может сообщить, что у него болит или чего он хочет. Но самое главное, это помогает на ранних этапах развития ребенка корректировать его личность, искореняя недостатки.
      У Ритты от его слов пошли по телу мурашки. "Корректировка личности, генетические изменения" - веяло средневековыми зверствами.
     - Конечно, потом, повзрослев, - продолжал Йарр, - рианцы могут закрывать свой внутренний мир от посторонних, впуская в него только самых дорогих людей. Так у нас обычно создаются семейные союзы. Я могу дать тебе ощутить, что я чувствую, если ты этого хочешь.
     - Конечно, хочу! Почему ты так сразу не сделал?
     - У нас не рекомендуют так поступать. Показав тебе свои эмоции, я впускаю тебя в свой внутренний мир, который с этого момента всегда буду делить с тобой. Но если придется расстаться по какой-то причине, то будет невыносимо больно, словно заберут часть тебя. Останется пустота, которую выносить очень тяжело.
      Ритте на секунду стало страшно. Она немного поколебалась, но любопытство увидеть и ощутить внутренний мир Йарра изнутри победило (кто бы сомневался), и она, отбросив сомнения, согласилась на этот эксперимент.
      Йарр посмотрел ей в глаза долгим неотрывным взглядом, слегка коснувшись пальцами висков, и тут это произошло.
      Ураган эмоций буквально ворвался в ее сознание, Ритта оказалась не готова к такому шквалу чувств. Белая вспышка - а дальше темнота.
        Она открыла глаза. Состояние было ужасным, полное ощущение, что в нее попала молния и выжгла всю ее нервную систему. Мир казался черно-белым, лишенным красок. И еще эта апатия.
   Так она пролежала несколько часов. Йарр был просто напуган состоянием девушки, и если бы не ее запрет, вызвал бы врача. Потом она поела через силу, поспала, и только тогда немного пришла в себя.
      Ритта почти не помнила, что произошло между ними, и это было хорошо, иначе она сгорела бы от стыда, вспоминая, как срывала с Йарра форменную куртку, а когда не смогла расстегнуть трясущимися пальцами несколько пуговиц, просто вырвала их с кусочками ткани. Она и так с недоумением рассматривала исцарапанную спину и покусанные плечи Йарра, не могла поверить, что это она могла сотворить нечто подобное.
     - И такие эмоции ты можешь удерживать внутри себя? - пораженно спросила Ритта.
   - Эмоции мешают правильному принятию решений. Поэтому очень важно их подавлять и контролировать, не давая им управлять сознанием и поступками.
   - Это тяжело?
     - Этому учат с самого раннего детства. Постепенно привыкаешь, и с возрастом это становится делать нетрудно.
   - Да почувствовав твои эмоции, я чуть не сошла с ума!
   - Я больше так не поступлю.
   - Что?! Нет, мы еще будем пробовать. Я вот тут подумала - ты решил разделить со мной свои чувства, когда находился на пике эмоций, поэтому все так и случилось. Я хочу, чтобы ты выбрал момент, когда испытываешь ко мне легкую нежность, и желание только еще маячит где-то на горизонте, и разделил бы со мной именно эти чувства.
      Йарр задумался и, вздохнув, ответил:
   - Это наверное, нелегко будет сделать, я что-то не припомню момента, когда, находясь рядом с тобой или думая о тебе, не испытывал бы тех эмоций, которые ты сегодня почувствовала.
   - Ничего не поделаешь, придется постараться.
        Это произошло ранним утром, когда Ритта еще сладко спала. Сквозь сон она почувствовала, как Йарр прикоснулся пальцами к ее лицу, а потом тихо попросил, чтобы она открыла глаза. Да, такого Ритта еще не испытывала никогда, сначала накатила волна такой пронзительной нежности, что Ритта просто утопила Йарра в своих поцелуях, а потом родилось желание, настолько сильное, что если бы в эту секунду кто-то помешал им, то она разорвала бы на куски нарушителя их уединения.
        Йарр все так же был спокоен и молчалив, но Ритта позволяла ему улавливать малейшие оттенки ее желаний, и он выполнял их безукоризненно.
      И не было этой ужасной белой вспышки, а только ровное теплое пламя, которое постепенно потухло, оставив после себя ощущение блаженства. С таким наслаждением не могли сравниться ни наркотики, ни адреналин в крови, такую эйфорию радости и счастья, ей не с чем было сравнить. Иногда Йарр ошибался, и снова Ритта несколько часов лежала обессиленная, в полной апатии. Такое случалось крайне редко, Йарр был точен и осторожен.  И вот теперь вопрос, что же ей дальше делать, стал главным. Время отлета Йарра приближалось. Что думал Йарр, ее не особенно интересовало. Она знала, что нравится ему, вот только не знала насколько.
   ...Он чистил зубы в душевой кабине, в нетерпеливом ожидании, кося одним глазом на прозрачный купол, под которым спала Ритта, когда же она проснется. Так происходило каждый день. Каждый день с того времени, как они стали жить вместе в одной каюте. 
   Его раздражал, даже нет - бесил этот ее каприз спать под отдельными куполами, но он тщательно скрывал свои чувства. Во-первых, потому, что его возмущение так и осталось бы пустым сотрясением воздуха; во-вторых, потому, что она ему еще с самого начала их отношений твердо заявила, что не потерпит никаких посягательств на свое "личное пространство". Сон в одиночестве как раз и считался таким личным пространством. Тогда, впервые услышав от нее это требование, он легкомысленно заявил, что и сам предпочитает спать в одиночестве, когда никто не толкает в бок, не забрасывает конечности на спину и не перетягивает покрывало. Но сейчас ему было так невыносимо, когда после жарких объятий и нежных, успокаивающих поцелуев и прикосновений, она спокойно уходила под свой купол до утра.
    Ему так хотелось, открыв утром глаза, почувствовать, как она сладко спит, прижавшись щекой к его плечу, почувствовать ее дыхание рядом с собой. Эти мечты уже становились наваждением, тем более мучительным, что их приходилось тщательно скрывать, и в первую очередь от Ритты. Если она почувствует хоть на мгновение, что он пытается наложить руки на ее свободу, она тут же бросит его, и он ничего не сможет с этим поделать. От этой мысли у него начинала кружиться голова, - он знал, что не сможет этого пережить. Едва он представлял, что она - с кем-то другим, что кто-то другой обнимает и целует ее, как тело покрывалось липким потом, сердце начинало колотиться, как сумасшедшее, и безумное желание убить ее, себя и того вымышленного любовника охватывало его.
   Он знал, что то, что с ним происходит - недопустимо, что по уставу он давно должен обратиться к психологу и даже, возможно, пройти курс лечения от своей зависимости. То, что это зависимость, он понял уже давно. Но поступить, как должно, он не хотел и не мог. Никогда в жизни он не испытывал такой смеси чувств: и страх, и восторг, и счастье, и несчастье одновременно.
   Ритта зашевелилась. Он мгновенно скрылся в кабинке, продолжая подглядывать за ней через отражение в зеркале.
   Она открыла глаза, потянулась, как кошка, нажала на кнопку и открыла купол.
   - Йарр, ты в душе? - мягко и нежно позвала она. При звуках ее голоса, мурашки от предвкушения того, что он сейчас сможет ее обнять, поцеловать, прижаться к ней, побежали по его позвоночнику.
   Что с ним будет, если они расстанутся, он не представлял.
  
  
  
     
     
      Глава восьмая
     
     
      Ритта знала себя, если она не получит то, чего хочет, то это желание станет нестерпимым, подчинив все ее мысли одному - добиться желаемого. И такое желание у нее было. Много лет она обдумывала, как его реализовать, весь вопрос упирался в деньги, теперь деньги есть, но появился Йарр. Что выбрать?
      С Йарром было настолько хорошо, что она впервые в жизни почувствовала себя счастливой. С ним было спокойно, безопасно и комфортно. Но хочет ли она прожить всю жизнь, как тихая незаметная мышка, занимающаяся только своим домом, мужем, может, детьми? В душе Ритты от одной мысли о подобной перспективе все переворачивалась.
        Унылая, однообразная жизнь - это не для нее. Нет, ей нужны салюты, фейерверки, а центре - она! И еще они были слишком разными в бытовом плане. Йарр педантичен, аккуратен, честен, эти прекрасные качества невероятно раздражали Ритту.
      Сама она была безалаберной, непунктуальной, не считала постоянное поддержание идеальной чистоты своим приоритетом в жизни, то есть, говоря по-простому, не любила убираться в комнате, мыть посуду и вообще всю домашнюю работу, терпеть не могла дисциплину и любые распорядки дня. Ну как ей с ним уживаться?
      Да, ей с ним очень хорошо, просто замечательно, но кто сказал, что такого не может быть и без Йарра? Может, впереди ее ждет такое прекрасное, волшебное будущее, а она откажется от него только из-за того, что в данную минуту ей неплохо с мужчиной в постели.
        Допустим, она останется со Йарром, значит всю жизнь, каждую минуту она будет жалеть об утраченных возможностях. И, конечно же, все свои обиды будет вымещать на нем, превратившись со временем в сварливую ведьму. И все равно когда-нибудь расстанется с ним.
      А если она его бросит сейчас? Может, она еще встретит такого же, нет, даже лучшего, чем он, мужчину? Она со своими способностями сможет добиться, чтобы он влюбился в нее и дал ей все, о чем она мечтает.
      Конечно, такого секса, как с Йарром, не будет ни с кем. Ну и что? Она столько лет жила, не подозревая об этом, значит, и еще столько же проживет.
      Такие мысли здорово успокаивали Ритту и придавали решимости поступить, как она считала для себя наилучшим. И все-таки сомнения не давали ей покоя. Как ни странно, из этой сложной ситуации сам Йарр помог найти ей выход.
   - Знаешь, Йарр, я, наверное, не смогу полететь с тобой, - неуверенно начала этот трудный разговор Ритта.
   - Я тоже считаю, что ты не должна лететь, - неожиданно поддержал ее Йарр.
   -Это почему же? - Ритта была искренне поражена, она была уверена, что Йарр не может без нее жить, и, конечно же, хочет, чтобы теперь они были постоянно вместе. И вдруг такое заявление.
   - Потому что эта экспедиция очень важна, и каждого члена экипажа выбирали очень тщательно. Летят только лучшие специалисты, а ты, конечно, не можешь считаться не только лучшим, но даже хорошим специалистом.
      Подобная откровенность покоробила Ритту, и ведь каждое слово Йарра было правдой. Но хоть как-то завуалировал бы эту правду в красивые приятные слова, смягчающие, неприятный смысл! Но Йарр таков, какой есть, придется с этим смириться. Тем лучше, больше не надо переживать, что ему говорить, чтобы оправдать свой отказ лететь. Ура.
   - Да, ты прав, пусть мое место на корабле займет какой-нибудь член экипажа, более полезный для этой экспедиции, - и притворно вздохнула. Ритта снова встретилась с Грегом, начала без предисловий:
   - Йарр считает, что я не должна лететь.
   - Мы это уже знаем, видели списки экипажа. Когда спросили о твоей кандидатуре, главным аргументом против была полная профессиональная непригодность. И это при том, что его окатывает чувство боли при одной мысли о расставании. Не могу им не восхищаться, мало кто из людей настолько способен пожертвовать своим счастьем для общего блага.
   - Да?! А если бы я хотела с ним лететь и не могла бы без него прожить ни одного дня? Получается, он пожертвовал бы и моими чувствами? Что же тут хорошего? Он принял такое непростое решение, не спросив меня, игнорируя и мое мнение! Разве близкие люди так поступают?
   - Он думает, скорее всего, что это ваше общее решение.
   - Ничего себе - общее! При других обстоятельствах я ни за что бы на это не согласилась!
   - Еще бы, насколько я тебя понимаю, подобное самопожертвование не в твоем характере.
     - Пусть так. Теперь я смогу спокойно ехать и поступать в Художественную Академию. С Вашей стороны мне не будут чинить никаких препятствий?
   - Мы и не собирались, всегда была надежда, что ты переменишь свое отношение к Йарру. И это произошло, не правда ли? Конечно, Грег сразу почувствовал перемену ее чувств к Йарру, и, улыбаясь, спросил:
   - Может, расскажешь, что произошло?
   - И не собираюсь!
     - По-моему, ты обязана рассказать.
   - Я уже никому и ничем не обязана! Или Ты забыл наш последний разговор?
   - А если мы поможем тебе с поступлением, к тому же тебе засчитают год учебы в Звездной Академии? Сдашь кое-какие зачеты, и все. Если так?
      Против такого искушения Ритта устоять не смогла и достаточно подробно рассказала о том, что произошло между ней и Йарром. Сведения о том, что рианцы обладают способностью мгновенно передавать информацию с помощью телепатии, были очень важны, еще более важным было то, что эта способность создана искусственно путем генетических изменений. Грег был непритворно удивлен, но одна деталь рассказа Ритты особенно поразила его:
   - Ты согласилась разделить с ним его внутренний мир после того, как он сказал, что ему будет невыносимо тяжело, если Вы расстанетесь. Но ты ведь на тот момент так и собиралась поступить?!
   - Вы же сами хотели знать о рианцах как можно больше, вот я и согласилась.
   - Какая же ты все-таки лгунья, - Грег сказал это без возмущения, он просто констатировал факт.
   - Я решила так: пусть все идет, как идет, я буду ждать Йарра и ходить на сеансы связи со звездолетом, я хочу проверить свои чувства. Если я буду тосковать, значит, останусь с ним. Если смогу без него жить, то мы расстанемся.
      Грег был вынужден согласиться на этот компромисс.
        Старт звездолета прошел успешно. Ритта, как и полагается возлюбленной, провожая Йарра, выглядела совершенно подавленной и несчастной. Йарр, как всегда, был сдержан, подтянут, даже немного сух, и только немногие знали, что в душе он буквально разрывается от желания остаться с Риттой. Ритта же, наоборот, уже жила в предвкушении наступающего прекрасного будущего, будущего без Йарра.
     
     
  
      Часть вторая
     
      Глава первая
     
      Ритта поступила сразу на второй курс и с головой окунулась в учебу. Это было именно то, о чем она мечтала, ей очень легко все давалось, и скоро она стала одной из лучших студенток.  Ритта кожей чувствовала, как мечты начали воплощаться в жизнь.
      Мечты, мечты... В приюте, в самые плохие моменты жизни, именно они помогали ей бороться и не сломаться, как это произошло со многими другими. Сначала она мечтала о сказочном принце, который увезет ее далеко-далеко, в прекрасный замок. Потом мечтала о парне полу-хулигане, полу-робингуде, который защитит ее от всех. Потом, насмотревшись мелодрам о сказочной жизни богатых и знаменитых, но при этом добрых, искренних, заботливых, бескорыстных, умных, любящих и красивых, захотела быть среди таких людей.
        Конечно, она отдавала себе отчет, что такого на самом деле не бывает, однако составила список, что конкретно должен иметь ее избранник. В списке были дома и виллы в лучших уголках мира. Средства передвижения - земные, воздушные, безвоздушные, морские, надводные и подводные. Его общественное положение. Красота, возраст, характер и моральные качества - где-то в конце второй десятки требований.
      Таких мужчин в мире было немало, вопрос заключался в том, как к ним подобраться. Наиболее просто - выбрать профессию, позволяющую соприкоснуться с миром, в котором живут такие люди. Горничная, массажистка, парикмахерша, продавщица, официантка - эти профессии отпали сразу, на девушках таких профессий женятся крайне редко, и ждать, пока случиться нечто подобное, просто нет времени.
      Ритта знала, что обладает несколькими качествами, дающими ей преимущество перед тысячами других девушек. Во-первых, она обладала изысканной, аристократичной внешностью, такую не смогут дать даже сто косметических и пластических операций. Во-вторых, она отлично рисовала и обладала образно-пространственным мышлением. В-третьих, она была фэнт. История просто пестрела случаями, когда девушки с гораздо более скромными исходными данными делали головокружительные карьеры в разных областях жизни, такие примеры вдохновляли.
      Итак, какую профессию выбрать? Что-то связанное с рисованием, творчеством и многолюдностью. Дизайнер. Это то, что надо. Знаменитым дизайнером одежды стать вряд ли получится, слишком большая конкуренция, а вот дизайнером помещений, домов, комнат, пожалуй, куда более реально. Приняв такое решение, Ритта стала собирать сведения о возможной будущей профессии и неожиданно для себя выяснила, что это очень интересно.
      Она посылала свои работы на конкурсы, и на нее обратили внимание. После окончания школы многие колледжи прислали ей приглашения. Ритта радовалась, пока не увидела платы за обучение. Суммы были для нее немыслимы.
      Главное - никаких скидок на то, что у нее такое положение, что она сирота, воспитанница детского дома. В этих элитных учебных заведениях никому исключений не делали. Погоревав, она подала документы в Звездную Академию, где училась сестра, и где учеба была бесплатной, к тому же давали стипендию, кормили, жить было можно. Только вот душа не лежала к будущей специальности, казалось, жизнь уводит ее от мечты. И надо же, как все прекрасно получилась. Она в Художественной Академии, самом лучшем и самом престижном учебном заведении такого направления, и у нее даже есть некоторое количество денег, чтобы хоть немного соответствовать материальному уровню других студентов. Теперь можно начинать карабкаться вверх.
      Чтобы попасть в высшее общество, нужны связи и знакомства. Вместе с Риттой училось достаточное количество девушек из очень приличных и влиятельных семей, детей очень знаменитых родителей. Любое знакомство или приятельские отношения могли стать решающими в будущем.
      Ритта решила выбрать себе подругу. Слишком красивая и уверенная в себе будет чувствовать в ней конкурентку, дружбы не получится, только соперничество. Слишком некрасивая будет завидовать, а при возможности и навредит ей. Нет, ей нужна подруга приятной внешности, но замкнутая и застенчивая, и только тогда возникнет достаточно крепкая дружба, дающая ей возможность сделать еще один шаг наверх.
      В Звездной Академии Ритта ни с кем не дружила, она знала, что здесь она временно, и это не тот контингент, с кем бы ей хотелось общаться в дальнейшем. Теперь же девушку было не узнать - приятна, общительна, но не льстива и не навязчива, она держала себя с достоинством, вызывающим уважение. Ритта вошла в элиту студентов.
      Разумеется, о Йарре никто не знал, но Ритта исправно посещала космоцентр, когда была связь с кораблем. Эти сеансы связи выглядели примерно так:
   - Привет, Йарр.
   - Привет.
   - Как дела?
   - Оборудование, приборы работают без сбоев.
      Молчание.
   - Я изменила цвет волос и прическу.
   - Я заметил.
   - Я проколола мочки ушей и теперь ношу сережки.
   - Я заметил.
      Молчание
   - А что у тебя за кольцо?
      Кольцо подарил Стив, Ритта забыла его снять и просто прикрыла рукой, в поле зрения Йарра оно могло было быть лишь доли секунды. У нее со Стивом ничего не было, так, легкое кокетство, подарок ничего не значил. Но Ритте кольцо очень нравилось, это была авторская, эксклюзивная работа.
   - Кольцо я купила в дополнение к сережкам.
   - На нем совершенно другой рисунок.
      Ритта покраснела и удивилась наблюдательности Йарра, потом поняла - он смотрит на нее взглядом любящего, но очень ревнивого мужчины, замечая самые крошечные изменения. С ним надо быть осторожней..., а может, и не надо.
      Такие свидания оставляли в душе неприятный осадок, воспоминания о любви Йарра тускнели, он уходил из ее жизни, и ей уже хотелось, чтобы это произошло как можно быстрее. Надо сказать, что отказ Йарра взять ее с собой, этому немало способствовал. Ритта сама себе удивлялась, ведь она этого и хотела, но все-таки то, что Йарр поставил интересы общества выше их интересов, сильно ее задело и обидело. Ей уже хотелось, чтобы он как следует прочувствовал, что значит быть вдалеке от любимой, и ей его не было нисколько не жалко, так ему и надо. Захотел терпеть такие муки ради лишнего специалиста на корабле? Терпи!
      ...Вокруг нее кипела новая, интересная жизнь, а потом подвернулось и нужное знакомство.
     
      Все получилось, как она и рассчитывала. Небольшая услуга одной девушке в трудную минуту, проще говоря, Ритта ей подсказала. Родители девушки пригласили к себе сначала на выходные, потом на каникулы. Ритта с радостью приняла их участие в ее судьбе, и закрутилось.
      Она не забывала Йарра, но он отошел на второй план, потом на третий, а потом необходимость бывать на сеансах связи стала ей в тягость. Она пропустила один сеанс, еще один, и уже думала, что все закончилось без скандала и выяснения отношений, как вдруг ее нашел Грег.
   - Ты пропустила два сеанса связи с кораблем. Йарр очень волнуется, попросил узнать, что случилось.
   - В общем, так. Я больше не буду присутствовать на этих сеансах, так ему и передайте.
   - Нет уж, сама передавай, никто за тебя грязную и подлую работу делать не будет, - с яростью и какой-то брезгливостью процедил Грег сквозь зубы. - А если откажешься идти добровольно, то я тебя за шкирку доставлю. И еще учти - твои слова услышат десятки, если не сотни человек, среди них и твои, и Йарра знакомые, и я тебе после этого разговора не позавидую.
      Слова Грега заставили Ритту задуматься - действительно, как она будет разговаривать с Йарром? Как можно в таких условиях выяснять отношения? Но на разрыв с Йарром Ритта была настроена очень решительно, и она придумала, как ей поступить.
     
  
      Глава вторая
     
   - Капитан, - неуверенно обратилась к капитану корабля Рия, - я могу поговорить с Вами по личному вопросу? А то я просто не знаю, что делать?
   - Зачем спрашиваешь?
   - Понимаете, мне с Земли кто-то прислал небольшую видеозапись. Хочу, чтобы и Вы ее просмотрели и решили, как мне с ней поступить.
      Они прошли в каюту Рии, и она включила монитор.
        ...Появилось изображение бассейна, около которого стояли три девушки, в руках они держали бокалы и весело болтали, кокетливо поглядывая на стоявших поодаль мужчин. Купальники были совсем крошечными, позволяя прекрасно разглядеть их красивые тела и безупречную кожу. Одной из девушек была Ритта.  Вдруг откуда-то сбоку появился мужчина, легко подхватил ее на руки и закружил.
   - Пусти, - сердито закричала она и стала вырываться.
   - Одно твое слово - и я брошу к твоим ногам все звезды Вселенной, - весело и громко закричал мужчина, и сразу стало заметно, что он изрядно навеселе. Потом он вместе с Риттой свалился в бассейн, все так же крепко прижимая ее к себе. В воде Ритта стала барахтаться, он быстро прижал ее к стенке бассейна, начал жадно целовать, сжимая ей руки, чтобы она не могла отбиваться и вырываться. Ритта уже нисколько не сердилась, а даже смеялась, ловко уворачиваясь от его поцелуев. В эту секунду чья-то спина закрыла экран, и изображение исчезло.
      Капитан смотрел на экран, до глубины души пораженный увиденным. Он, как и все на корабле, считали, что Ритта любит Йарра и терпеливо ждет его.
   - Что мне с этим делать? - снова спросила Рия.
   - Надо показать все Йарру.
   - Вы думаете, это правильно?
   - Думаю, он должен знать, какая гадина - твоя сестричка, чтобы выбросить ее из головы. И вообще, она, наверное, полная дурра. Знать, что тебя так сильно любит такой мужчина, как Йарр, и так вести себя. Нет, я ее не понимаю.
      Рия ликовала, стараясь ничем не выдать свою радость. Она сразу решила, что обязательно покажет этот фильм Йарру, но ей хотелось, чтобы подобная инициатива исходила от кого-то другого. Открытый, ненавидящий ложь, увертки, хитрости капитан был именно таким человеком.
      Ритта, приславшая фильм Рие, хорошо понимала свою сестру и знала, что та обязательно так поступит. Не только из мести Ритте, но еще и потому, что очень надеялась, что Йарр, разочаровавшись в Ритте и пережив боль, со временем по достоинству оценит верность и преданность Рии.
      Рия начала без предисловий:
    - Йарр, Ритта тебя обманывает.
   - Каким образом?
   - Она изменяет тебе!
   - Откуда ты знаешь?
   - Сам посмотри.
      Йарр не отрывал глаз от экрана.
   - Откуда эта запись?
   - Кто-то прислал ее мне.
   - Кто и зачем это мог сделать?
   - Причин тысяча. Обычная ревность - чем не повод? Возможно, Ритта перешла дорогу какой-то подружке, и она так отомстила.
   - Если это так, то запись могла прислать та девушка, что стоит слева, в желтом купальнике, она не отрывает глаз от мужчины, который пристает к Ритте.
        Действительно, девушка смотрела на парня влюбленными глазами, а на Ритту просто с ненавистью. Как Йарр все успел заметить? Рия, два раза смотревшая запись, этого не увидела.
   - А эта запись не может быть подделкой? Вдруг ничего не было, и это фальшивка, присланная той девушкой, чтобы скомпрометировать Ритту?
      Такое объяснение вообще не приходило в голову Рии, она сразу поверила в подлинность происходящего, но Йарр не хотел верить и искал другие объяснения. Рии пришлось согласиться, что такое возможно.
   - Я знаю, как это проверить, у меня есть надежный приятель, он все выяснит.
      На сеансы связи с кораблем Ритта больше не приходила, приятель Рии сообщил, что учебный год закончился, и все студенты разъехались на каникулы, Ритта тоже отбыла в неизвестном направлении. Два месяца о Ритте ничего не было известно. Все это время Йарр находился в полном неведении о ее местонахождении, и, хоть по нему этого не было заметно, все понимали, что он не находит себе места от переживаний.
        А потом они все сами смогли увидеть ее. Ритта попала во все светские новости, она стала официальной подружкой Сола Брэтта, а это значит, навсегда, вошла в историю гламурной жизни.
      Сол Брэтт был призрачной мечтой миллионов девушек во всех уголках мира, но именно Ритте удалось схватить эту "птицу счастья" за хвост.
        ...Ритта и Сол шли по красной дорожке среди ликующей толпы на какую-то презентацию. Когда они поднимались по лестнице, край платья Ритты зацепился за каблук. Она лишь искоса глянула на своего спутника, когда тот на глазах у всех, опустившись на колено, осторожно освободил ткань, а потом, не удержавшись, в порыве любовных чувств при всех укусил ее за ногу повыше колена. Толпа просто взревела от восторга.
      Именно эти кадры снова и снова показывали во всех новостях, подробно рассказывая о Ритте, бессовестно перевирая факты ее биографии. Правда, потом выяснилось, что они говорили со слов Ритты, значит, все неточности шли именно от нее самой.
      На корабле все видели этот сюжет, отношение к Ритте было, как ни странно, двойственное, многие, особенно девушки, ее хорошо понимали и от души завидовали, но некоторые, в основном мужчины, негодовали и сочувствовали Йарру. Но и те, и другие понимали - Йарр Солу не соперник.
     
      ...Ритта и сама не верила своему счастью. Правда, в эту бочку меда большую ложку дегтя влил Грег, он снова встретился с ней.
   - Радуешься? Думаешь, поймала золотую рыбку? Да ты хоть понимаешь, в какой помойной яме ты очутилась? Ты хоть понимаешь, с какими подонками ты отныне будешь иметь дело? Не понимаешь.
     - Это вы так говорите о высшем свете?
   - Именно о нем!
   - Что плохого в этих людях?
   - Как тебе объяснить? С самого раннего детства каждый из них имел все, что только можно пожелать, и в материальном, и в психологическом, плане. Они выросли, перепробовав все на свете, и жить им неинтересно без острых ощущений. И вот они ищут их самыми разными способами, и чужие судьбы, чужая боль, не только моральная, но и обыкновенная физическая, если они могут получить желаемое, этому не помеха.
     - Что-то я не помню ни одного случая, чтобы кого-то из них судили.
   - Вот именно, хотя есть сотни доказательств их преступлений, все они выходят сухими из воды. И ты рвешься в это общество?
   - Сол не такой!
     - А ты откуда это знаешь? Ты, вообще, хоть что-нибудь знаешь о нем?
   - Конечно, это его отец открыл способ перемещения в фотонном луче через огромные пространства и любые препятствия, стоящие на этом пути. Он заработал на этом открытии немыслимые деньги, и теперь сын после его смерти пользуется ими. Сам Сол был первым, кто попробовал перемещаться таким способом. Ты же не будешь это отрицать, это общеизвестный факт.
   - Жаль, ты не знаешь, сколько людей погибло до него, пока его отец дорабатывал этот метод.
   - Я думаю, немногие сынки великих ученых отважились бы на такой эксперимент.
   - И все- таки ты не знаешь Сола, и уверяю, что тебя ждет огромная неожиданность, очень и очень неприятная.
   - Какая?
   - Всему свое время, зачем я буду портить тебе "сюрприз"? Но мне тебя не жалко, после того, как ты поступила с Йарром, ты заслужила то, что получишь. Ты знаешь, как ему тяжело? Эмоции рианцев гораздо сильнее, чем наши, поэтому они всю жизнь стараются управлять ими, держа их под контролем. Но от этого им только еще тяжелее, ты это знаешь не хуже меня.
     - Что ж, у Йарра теперь будет лишний повод поупражняться в контроле над своими чувствами, - Ритта произнесла это настолько равнодушно, что сама поразилась своей жестокости и бесчувственности. Ее слова, а особенно тон, потрясли Грега.
   - Ты пожалеешь о том, что сделала, страшно пожалеешь, но будет поздно. Прощай.
  
     
      Глава третья
     
     
     Ритта не поверила Грегу. Нет, Сол не такой, она же чувствует, что он думает только о ней, хочет только ее и делает все, чтобы ей было комфортно и приятно.
     ...Ритта долго выбирала объект для приложения своих способностей, но подходящей кандидатуры не было. Все более-менее достойные, то есть очень богатые мужчины, были заняты, и Ритта, не имеющая ни копейки за душой, обязательно бы проиграла в борьбе за такого мужчину с его подругой. Ей нужен был свободный, богатый и успешный мужчина, и она его встретила.
     Две недели ей удавалось ускользать от его домогательств, от чего его чувства только росли. Ритта использовала все свои способности, чтобы привязать Сола к себе как можно крепче. Когда они были вместе, удавалось создать такую атмосферу, что он чувствовал себя очень счастливым, и очень несчастным, когда расставался с ней. Сама она к нему ничего не испытывала, только азарт охотника, караулящего добычу.
       И вот они вместе. Все так, как она мечтала в детстве, Сол был богат, успешен и щедр. На Ритту хлынул "золотой дождь" в виде подарков, украшений, нарядов. Он купался в роскоши, теперь и она купалась вместе с ним. Эйфория радости и счастья продолжалась примерно три месяца, а потом с ней стали происходить странные метаморфозы. Ей стало неинтересно.
     Сначала она была в полном восторге от любого подарка, от любой дорогой безделушки, потом пришло критическое отношение к подаркам, потом безразличие. Ну, сколько можно одновременно напялить на себя украшений? Немного! Ну и что за радость менять каждые два часа кольца или серьги, подбирая их под соответствующий наряд? Никакой.
     А ее туалеты! Теперь она по нескольку часов проводила только за обдумыванием своего внешнего вида, приходилось учитывать все: макияж, прическу, лак на ногтях, тысячи мелочей, и только для того, чтобы несколько минут попозировать перед репортерами, буквально преследовавшими их. Ритта устала от всего этого, к сожалению, слишком быстро, и дальше она словно выполняла необходимую работу, не приносящую радости. Тратить столько усилий и энергии, чтобы поддерживать имидж загадочной и молчаливой, который ей придумала мать Сола, постоянно сопровождающая их во всех передвижениях, было для Ритты слишком.
     А еще скука. Много лет и в приюте, и в Звездной, и в Художественной Академиях Ритта жила в сумасшедшем ритме, а тут полное безделье. Да, приятно полежать на пляже или на палубе яхты, но со временем и постоянный отдых начинает тяготить. Она не знала, чем себя занять, все, чем были заняты дни приятельниц из ее теперешнего окружения, казалось таким мелким, недостойным, неинтересным, что Ритте хотелось выть от скуки.
     Сол, вероятно, был превосходным любовником, но после Йарра он казался пустым местом. Какие бы ласки он ей ни дарил, зажечь внутренний огонь, без которого невозможно настоящее наслаждение, ему не удавалось. И не только ему, ни с каким из мужчин у Ритты ничего не получалось, и это уже становилось проблемой. Конечно, Сол ничего не замечал, она очень правдоподобно демонстрировала и страсть, и ее кульминацию, всеми силами убеждая Сола, что с ним она абсолютно счастлива. Но и это притворство стало угнетать ее.
     Что это за такая прекрасная жизнь, если каждую минуту ты должен, словно актер, притворяться совсем другим человеком, каким ты в действительности не являешься? Такая жизнь скоро станет обузой, и с Риттой произошло именно это. Она больше не ощущала себя счастливой, больше того - она стала чувствовать себя несчастной.
     Еще странно - она очень скучала по учебе в Художественной Академии. Мать Сола заставила Ритту бросить Академию, считая, что это учебное заведение недостаточно престижно для людей их круга. Ритта, разумеется, подчинилась.
      Она помнила, что рвалась в эту Академию только за тем, чтобы получить шанс попасть в высшее общество, и поэтому сначала не сожалела о таком решении. Но потом остро почувствовала, как ей не хватает этого. За год учебы она достигла таких успехов благодаря таланту и способностям, что сама была поражена. Это вызывало чувство самоуважения, которое для человека очень важно. Но и Сол, и его мать Риттин талант ни во что не ставили.
      Годы учебы в Звездной Академии и, особенно, в Художественной были в тысячу раз интереснее, чем ее нынешнее существование, она это точно теперь понимала.
      Их с Солом интересы лежали в разных плоскостях. А еще Ритте не нравились друзья Сола, вернее, приятели, ведь в этом мире никто ни с кем не дружил, так, проводили время, ища приятелей по совпадению интересов на данный момент. Ритту сразу приняли в этот круг, статус девушки Сола давал огромные преимущества, но эти люди не нравились ей, ведь она ощущала их истинные чувства, а они были ужасны. Зависть, злоба, недоверие, подозрительность, ревность к успехам других - и все это прикрывается любезными улыбками, милыми словами, добродушным подтруниванием. Таких лицемеров Ритта еще не встречала.
      Многое в словах Грега оказалось правдой, термин "неприкасаемые" очень точно характеризовал этих людей. Какие гадости и мерзости они только ни вытворяли - все сходило им с рук.
     Случались и регулярные обмены подружками, при этом согласия девушек, конечно, никто не спрашивал. И издевательства, достаточно жестокие, над каким-нибудь бедолагой, случайно затесавшимся в элитное общество. Сол не участвовал в таких весельях, но с удовольствием и интересом слушал описание этих подвигов.
     Ритта постаралась усмирить свое отвращение к новым знакомым, хоть это отвращение росло день ото дня. Она старалась не чувствовать их истинных эмоций, чтобы хоть как-то существовать рядом. Пока она еще не имела достаточного влияния не Сола, чтобы он порвал с этими друзьями все отношения, но она надеялась, что скоро этого сможет достигнуть.
     Но что по-настоящему ей отравляло жизнь - присутствие его мамочки. Она была все время рядом. Куда бы они ни ехали, где бы ни жили, мамочка была тут как тут.
      Ритта сначала в шутку, потом и серьезно пробовала намекнуть Солу, что в его возрасте подобная опека просто смешна и нелепа - все было напрасно. Когда же Ритта попробовала надавить, угрожая разрывом, то получила резкий ответ - если она и дальше хочет быть с ним, ей придется смириться с постоянным присутствием мамы. И Ритта была вынуждена уступить.
     Дни потекли за днями. Удивительно, но яркая, сверкающая жизнь тоже приедается и становится по-своему монотонной. Может, потому, что, как ни притворяйся, а жить с нелюбимым человеком несладко. Ритте захотелось свободы, ей надоел Сол, надоела светская жизнь, надоело ничегонеделание, надоело постоянно притворяться. Захотелось стать самой собой и жить, как ей хочется. Для этого нужны были деньги. Она по простоте душевной решила, что ей будет очень просто собрать достаточную сумму на случай возможного разрыва с Солом, на который она уже начала настраиваться, и тут она с удивлением узнала, что находится под постоянным наблюдением, и ей не то, что достаточную сумму, лишнюю копейку не удавалось скрыть. Все ее расходы строго контролировались, любые попытки что-то предпринять, чтобы получить наличные деньги, сразу становились известны маме Сола, и она жестко пресекала все способы и возможности собрать и утаить их.
     Да, Ритта ходила в роскошных нарядах, на ней были драгоценности, но лично ей это не принадлежало, лично ей ничего не принадлежало. Она была манекеном, который украшают, но потом, в случае ненадобности, легко выкинут на помойку. Осознать это было тоже тяжело.
   Очень скоро Сол и, особенно, его мать стали полностью контролировать жизнь Ритты. Мать Сола уже не просила, а приказывала одеть или сказать то-то и то-то. Когда несколько раз Ритта, поссорившись с Солом, не хотела разговаривать с ним и пыталась переселиться в отдельную комнату, мать Сола ласковым голосом, в котором, однако, ощущались стальные нотки, запретила ей это делать. А потом Ритта узнала, что она прослушивает их разговоры в спальне, потом узнала, что за ней следят, куда бы она ни пошла и с кем бы ни встречалась. Такой контроль становился уже невыносимым.
   Но это были еще только цветочки. Предупреждение Грега сбылось через пять месяцев после знакомства Ритты с Солом.
     Началось с того, что Ритта почувствовала, как внутри Сола начинает накапливаться раздражение и злость против приятелей, против слуг, против матери и, наконец, против нее.
     Ритта пыталась его отвлечь, успокоить, развеселить - все было напрасно. Нет, он бывал весел, но эта веселость уже граничила с истерией. Он всегда любил экстремальные виды развлечений, но теперь это уже становилось безрассудством. Ритта понимала - что-то не так, но посоветоваться было не с кем, мать Сола держала себя так, словно все в порядке, только теперь она старалась ни на секунду не выпускать Сола из поля зрения.
     Ритта решила, что чувства Сола к ней ослабевают, и захотела немного подогреть их, вызвав в нем ревность. Это было ее страшной ошибкой. В гостях, на какой-то вечеринке она позволила себе немного пофлиртовать с приятелем. Поймав тяжелый, полный ненависти и злобы взгляд Сола, она испугалась. Ритта решила, что в чужом доме она временно в безопасности, а к концу вечера она постарается успокоить Сола, и все как-то обойдется. Она ошиблась. Сол не стал ждать, пока они доберутся домой, он просто затащил ее в одну из комнат. Ударом в лицо сбил с ног, а потом, зажав ей одной рукой рот, начал бить ее, куда придется, с такой звериной яростью и нечеловеческой силой, что уже после пятого удара она потеряла сознание и очнулась только в больнице.
     
  
      Глава четвертая
     
     Палата была роскошной, уход и лечение - великолепными, но разве это могло компенсировать боль и страх, что пережила Ритта? Конечно, первым ее порывом было сообщить о случившемся в полицию, но, во-первых, у нее забрали телефон, во-вторых, из-за сломанной скулы она не мола разговаривать.
      Мать Сола все время находилась рядом, она ласково разговаривала с Риттой, умоляя простить сына, уверяя, что он полностью раскаивается и очень переживает из-за случившегося. Ритта не слышала слов из-за ощущения страшной угрозы, исходящей от Марриэт. Страх за сына, отсюда - злоба и ненависть к Ритте. Таких чувств Ритта в ней еще не ощущала. Ненависть, настолько сильная, лютая, что Ритта почувствовала опасность для собственной жизни. Понятно, она мать, но ее материнская любовь, готовность пойти ради сына на что угодно переходили все границы и были, видимо, следствием каких-то психических отклонений.
      Здравый смысл и чувство самосохранения подсказали Ритте, что ей следует хотя бы временно, пока она не вырвется из больницы, сделать вид, что она поддается на уговоры и не собирается никому рассказывать о том, что произошло. Марриэт ей не поверила, но все же немного успокоилась. То, что в этой больнице все куплено, и весь персонал работает на мать Сола, тоже стало понятно - Ритту никто не спрашивал, при каких обстоятельствах она получила травмы. Все делали вид, что ничего необычного они не видят. Ритта решила пока ничего не предпринимать, а сначала выяснить, что произошло с предыдущими девушками Сола. Самого Сола после случившегося она еще не видела.
     Наконец, Марриэт привезла ее домой, однако Ритте был закрыт доступ к любым средства связи. Но она не зря провела год в Звездной Академии, кое-какие знания все же получила. В Звездной Академии очень большое значение придавали возможности собрать передатчик или приемник из разных подручных материалов, ведь это часто могло спасти жизнь, и вот теперь, благодаря этим знаниям, она с трудом, но смогла собрать устройство, позволяющее получить нужную информацию.
     То, о чем Ритта узнала, было страшным. У Сола серьезные, то есть более-менее длительные отношения были всего с двумя девушками. Так вот, одна из них погибла, разбившись в авиакаре, и было сообщено, что она находилась под действием наркотиков. Вторая находилась в психбольнице самого строгого режима, влача безрадостную жизнь, не осознавая, где находится и что с ней происходит. Ни у кого, даже у родителей этой девушки не было никаких сомнений в ее сумасшествии.
     В психбольницу эту девушку забрали прямо с пресс-конференции, которую она потребовала собрать, когда находилась в больнице. Она вышла к журналистам, скинула с себя халат, и стала демонстрировать свое тело, утверждая, что все оно покрыто синяками, царапинами, кровоподтеками. Плача, рассказала, что ее зверски избил Сол, что он душил ее и хотел убить.
     Все были в недоумении, никаких доказательств ее рассказа не было. На теле ни синяков, ни царапин. Ей стали задавать вопросы, вместо ответа девушка бросилась на одного из журналистов, ее забрали в больницу.
     Ритта, подумав, поняла, что произошло. Девушку держали под действием наркотиков все время, пока не зажили травмы, для нее это время пролетело незаметно. Потом не дали зеркала, чтобы она не узнала, что синяков уже нет, и сразу вывели к журналистам.
     Ритте стало страшно. Если так поступили с девушками из достаточно богатых семей, то что же тогда сделают с нею? Она просто исчезнет, и никто ее даже искать не будет. И это было действительно так, мать Сола сделает все, чтобы его имидж не пострадал. Взвесив все доводы, Ритта сделала вид, что простила Сола, едва только он попросил у нее прощения. Ей подарили роскошное колье, стоившее очень дорого, и с этого момента инцидент считали исчерпанным, а у Ритты с этого времени началась совсем другая жизнь.
     Подобные приступы неконтролируемой агрессии повторялись с ужасной периодичностью, это было какое-то психическое заболевание, потому что после каждого такого приступа не только жертва Сола, но и он сам оказывались в больнице. Он - совершенно обессиленный и опустошенный, Ритта - с синяками, кровоподтеками, переломали, разрубленной об угол стены кожей, сотрясением мозга, и даже один раз с переломом хрящей гортани. От смерти ее спасала Марриэт, которая была всегда на чеку. Но его скорость нанесения побоев была гораздо выше той скорости, с которой его мать прибегала на помощь.
     Потом Сол умолял о прощении, говорил, что если она его бросит, он умрет (чего ей очень бы хотелось), говорил, что только с ней чувствует себя счастливым, что таких чувств у него никогда ни к кому не было. Ритта сто раз пожалела, что так сильно постаралась его влюбить в себя, теперь она расхлебывала последствия своих желаний. Было понятно - Сол ни за что не отпустит, ей придется остаться с ним. Но даже если бы он ее разлюбил, его мать никогда не допустит, чтобы Ритта покинула их.
     Все вокруг сочувствовали Солу из-за несчастного случая с первой девушкой и из-за психического заболевания у другой. Считали, что он ничем не заслужил таких бед. Но если Ритта после расставания с ним расскажет о случившемся, даже, не имея никаких доказательств, подтвердит его агрессивность, то у Сола будут огромные проблемы. Родители девушки, что находилась в психбольнице, вполне могли добиться даже суда над Солом, и его мать это хорошо понимала. Значит, Ритте путь на свободу был закрыт. Выбор был небольшим - или умереть, или жить с Солом. Жить она все-таки хотела, поэтому все свои способности Ритта бросила на то, чтобы останавливать подобные приступы агрессии Сола, не давая ему выплеснуть на нее свой гнев.
     Если Сол пытался бороться с собой, усилием воли подавляя агрессию, то через какое-то время это выливалось во что-то страшное, нечеловеческое по своей жестокости. Если он при любом раздражении давал волю чувствам, то таких приступов не было, но Ритта ходила вся в синяках, царапинах, порезах. Но очень скоро она научилась останавливать эти небольшие припадки раздражения, переводя их в спокойную нежность. Для этого ей пришлось полностью погрузиться в чувства, эмоции и ощущения Сола, игнорируя свои собственные. Она словно растворилась в нем, это ей пришлось сделать ради сохранения собственной жизни.
     Она была тенью Сола, улавливала малейшие оттенки его настроения и стараясь убрать все негативные эмоции, что у него возникали. Ее это страшно выматывало, но выхода не было. Теперь жизнь проходила мимо нее, она жила жизнью и эмоциями Сола. Она не ощущала ни радости, ни интереса, ей уже все было безразлично, и все-таки малюсенькая часть ее души еще была жива.
      В сердце остался крохотный уголок самого светлого и самого счастливого, что было в ее жизни. В этом уголке находились воспоминания о Йарре. Как только ее оставляли в покое, воспоминания о времени, проведенном с Йарром, заполняли все ее существо. Как же ей было с ним хорошо, почему она тогда не понимала этого? Возможно, это было как-то связано с постоянными стрессами, только Ритта, думая о Йарре, без памяти влюбилась в него, но влюбилась, когда от их отношений остались только воспоминания. Она не могла себе простить, что так поступила с ним, Грег снова оказался прав, Ритта пожалела о том, что сделала, но исправить это уже было невозможно. Поэтому, залечивая раны от очередных, побоев Сола, она не плакала, а говорила себе тихо и со злостью: "Это тебе за Йарра". Ее мечтой стало увидеть Йарра еще хотя бы раз, и теперь именно эта мечта вела ее вперед, помогая выжить и не сломаться.
     Ритта и Сол выглядели самой счастливой парой, им завидовали, о них писали, о них говорили. Ритта чувствовала, что Сол с ней действительно счастлив, он ощущает ее благотворное влияние, но какую цену она за это платила!
     Ей надо было контролировать не только эмоции и чувства Сола, но и собственные. Никто не должен был догадаться, как сильно она ненавидит и Сола, и его мамочку. Некому было довериться, некому было пожаловаться, но Ритта не жалела себя, и даже считала, что все это она полностью заслужила. От таких эмоциональных усилий девушка сильно уставала. Она похудела, перестала смеяться, даже почти не улыбалась, но это ей шло, придавая облику какую-то прозрачность, загадочность. Сол и его мать очень гордились ею. Наряды, украшения, самое лучшее, что создавали дизайнеры - все было для нее. Но она уже почти не замечала, во что одевается, она была на грани нервного истощения.
   Прошло три года.
     
  
      Глава пятая
     
     
     Это произошло в день рождения Ритты. Его отмечали сначала в семейном кругу, а вечером должен был состояться прием. И вот за столом мать Сола, произнося очередной тост, торжественно сказала:
   - Ритта, думаю, не секрет, что для меня нет ничего дороже сына и нашей семьи. Я долго присматривалась к тебе, и, наконец, пришла к выводу - ты достойна стать матерью ребенка Сола, будущего наследника всего нашего состояния! Мы хотели тебе сказать об этом раньше, но решили подождать до твоего дня рождения.
     Ритта побелела, как мел. Это удивило Марриэт:
   - Ритточка, что с тобой, почему ты так побледнела? От радости? Моя хорошая, не скрою, я считаю, что ты полностью заслужила эту честь - родить ребенка моему мальчику! Выйди на воздух, подыши, нам с Солом надо обговорить еще несколько важных вопросов.
      На ватных ногах Ритта еле выползла на балкон. Там, привалившись к перилам, она немного постояла, медленно вдыхая воздух. Спустилась в сад, добралась до маленькой беседки. А потом волна просто удушающего гнева затопила ее душу. Эти ублюдки хотят, чтобы она передала своему ребенку их дефектные гены! Они хотят, чтобы гены ее отца соединились с генами психопатов!
      Такой ярости Ритта не испытывала еще ни разу в жизни, и, забыв о всякой осторожности, дала своему гневу выплеснуться наружу. Как она их только ни оскорбляла, ей легче не становилось, ненависть переполняла ее, и тогда угрозы сами собой стали слетать с ее языка
   - Я, никогда, никогда не соглашусь иметь ребенка от такого изверга, как Сол! Его место в психбольнице, а не среди нормальных людей, а место его мамочки - в тюрьме! Они не смогут заставить меня! Я лучше умру! А почему я должна умирать? Это они должны сдохнуть! Как я хочу, чтобы они сгинули! Как я хочу освободиться от них и больше никогда, никогда не видеть!
     Страстный монолог Ритты прервали вялые шлепки аплодисментов, и спокойный ленивый голос медленно произнес:
   - Это же надо, вот так сюрприз! Я думал, у нашей золотой девочки не все в порядке с головой, раз она столько лет терпит такие издевательства, а малышка просто великолепная актриса! Не ожидал.
      Ритта резко развернулась и увидела дядю Сола, который неслышно подошел к беседке и записал на диктофон все выкрики Ритты.
   - Вы неправильно поняли, - она попыталась хоть что-то исправить, хоть как-то сгладить свои слова. Но дядя только весело засмеялся и даже не захотел слушать неуклюжие оправдания. Тогда Ритта заявила: - Я скажу, что эта пленка поддельная, что Вы решили меня специально скомпрометировать, Сол поверит мне, а не Вам!
   - А кто сказал, что эту пленку я буду показывать Солу или Марриэт? Нет, девочка, ты даже представить не можешь, для чего она мне нужна, и что теперь я смогу сделать, имея ее у себя!
      Он снова довольно засмеялся и стал как-то странно потирать руки. От этого человека исходило ощущение такой страшной угрозы, что у Ритты все внутри похолодело от страха.
      Все три года, что Ритта была с Солом, она почти не обращала внимания на его дядю. Тот жил с ними на правах бедного родственника, тихий и незаметный. Был, практически, мальчиком на побегушках, молча снося достаточно пренебрежительное отношение и Марриэт, и Сола. Ритта часто удивлялась, почему он ведет такой образ жизни, ей такое положение показалось бы крайне унизительным, но дядя, во всяком случае, внешне, выглядел вполне довольным, старался услужить и Марриэт, и Солу, и даже ей.
      И именно он поймал Ритту с поличным, сумев обнаружить ее истинное отношение к Солу и его матери.
      Ритта с тяжелым сердцем вернулась в дом, однако, дядя выполнил свое обещание и ни словом не обмолвился об инциденте в беседке. Но Ритту, конечно, это не могло успокоить. Теперь она старалась узнать как можно больше о дяде, пытаясь понять, чего ей от него ждать.
        История дяди была довольно банальной. Два брата, старший - умный, энергичный и успешный, младший - мягкий, инфантильный, посредственный. Между ними была очень большая разница в возрасте, поэтому старший брат опекал младшего, помогал ему и деньгами, и советами, решал его проблемы, позволяя жить в свое удовольствие.
      Потом старший брат женился, у него родился ребенок, и он больше не хотел помогать младшему, потребовав, чтобы тот начал самостоятельно зарабатывать себе на жизнь. Они крупно поссорились и много лет не общались. Отец Сола смог на своем открытии сколотить огромное состояние, а младший брат перебивался с копейки на копейку. Потом братья помирились, и отец Сола снова взял младшего брата на полное содержание. Когда отец Сола умер, все свое состояние он, конечно, оставил жене и сыну, оговорив, однако, в завещании, что его брат имеет право жить в его доме и даже получать небольшое содержание. Так прошло несколько лет.
      Внимательно наблюдая за дядей, Ритта поняла, что он очень страдает от такого зависимого положения, но, как все слабые натуры, обвиняет в этом не себя, а окружающих. В его случае этими виноватыми были Марриэт и Сол. Дядя, как и Ритта, мечтал, чтобы они сгинули. Но, в отличие от Ритты, которой нужна была только свобода, дядя мечтал, чтобы все их состояние досталось ему одному. Это был ключ к пониманию поступков дяди.
        Ритта в шутку завела разговор с Солом о том, что его дядя, вероятно, мечтает об их состоянии.
     - Конечно, мечтает, только ему его не видать, как своих ушей! Отец в завещании четко указал: если будут хоть малейшие сомнения в моей или маминой смерти, все состояние достанется благотворительным и общественным организациям. Никакие передозировки наркотиков, или авария транспорта, или падение с лестницы не дадут ему возможности стать владельцем нашего состояния.
       Ритта тихонько вздохнула. Отец Сола не учел одного - если убийство организует его брат, а обвинят в этом совершенно другого, например, ее.
     Теперь она понимала, для чего нужна запись с ее угрозами в адрес Сола и его матери. Дядя, наконец, придумал способ, как ему заполучить состояние брата, ей, к сожалению, в этом плане отводилась самая незавидная роль - козла отпущения.
      Что ей теперь делать? Рассказать Солу или Марриэт она не могла, у нее не было никаких доказательств, но не говорить же ей, в самом деле, об этой пленке. Да и не хотелось, если честно, помогать им. Может, обратиться в полицию? Что она им скажет? Посоветоваться было не с кем, у Ритты не было ни одного близкого человека, который захотел бы ей помочь, и в этом была виновата только она сама. И вот тогда Ритта позвонила Грегу и попросила о встрече.
   - Ну, как тебе светская жизнь? Купаешься в роскоши, наслаждаясь каждым мгновеньем? - не скрывая издевки, спросил Грег. Ритта поняла, что он в курсе ее проблем и не собирается жалеть ее.
   - Вы знаете о приступах неконтролируемого гнева, которые бывают у Сола?
   - Конечно, за несколько лет от его ярости пострадало много людей, но никто не выдвинул против Сола ни одного обвинения, его мать смогла со всеми договориться.
   - Не со всеми. Одна из девушек, с которыми встречался Сол, сейчас в психбольнице, другая погибла.
   - Никто не смог доказать, что смерть явилась следствием умышленного убийства, суд признал это несчастным случаем, а у девушки, что в больнице, и до этого случая были проблемы с психикой, никто не сомневается в ее невменяемости. Для Сола все получилось просто идеально. Но ты же не о Соле хочешь со мной поговорить? Три года ты терпела, как-то научилась на него влиять, не обращаясь ни к кому за помощью. Что сейчас случилось?
   - Дядя Сола хочет убить его и Марриэт, - Рита решила все рассказать.
      Грег очень внимательно слушал, а потом, немного подумав, медленно произнес:
   - Если посмотреть с общечеловеческой точки зрения, то даже очень хорошо, что эти скорпионы сжирают друг друга, по-другому до них добраться невозможно. По количеству совершенных преступлений они вполне заслужили такую участь.
   - Но дядя хочет сделать так, чтобы в их смерти обвинили меня, тогда он получит все их состояние! - крикнула Ритта в отчаянии.
   - Вот как? А дядюшка умен и находчив! Что же ты хочешь от нас?
   - Помогите мне!
   - С какой стати? Ты для нас не представляешь никакого интереса, зачем тебе помогать? - вполне искренне удивился Грег.
     Ритта помолчала, обдумывая, что она может предложить.
   - Если я освобожусь от Сола, я приложу все силы, чтобы помириться со Йарром, и всегда буду с ним.
     Эти слова Ритты вызвали смех у Грега.
   - Ритта, Ритта, с тобой не соскучишься! Тебе не кажется, что ты поздно спохватилась? Теперь ты осознала, на какое ничтожество променяла умного и благородного мужчину. Ты не только ему, но и себе сломала жизнь ради какой-то призрачной глупой мечты!
   И ты думаешь, что после всего, что сотворила с Йарром, ты покаешься, попросишь прощения и все станет, как прежде?
   - Вы думаете, Йарр меня не сможет простить? Он сильно меня ненавидит?
     - В том-то и дело, он тебя не ненавидит, но и не любит, он вообще ничего не чувствует!
   - Как это?
   - А так. Понимаешь, внутри него пустота и нет вообще никаких чувств и эмоций. Наши специалисты впервые с этим столкнулись, думаю, над ним поработали рианцы какими-то своими способами. Ему, видимо, было настолько плохо, что пришлось прибегнуть к каким-то радикальным методам. Когда есть какие-то эмоции, пусть негативные, с ними можно работать, пытаясь изменить, но в полном эмоциональном вакууме ничего сделать невозможно. Мы больше всех были заинтересованы в продолжении ваших отношений, но вывод однозначен - они невозможны. Увы, ты нам больше не нужна.
   - Вы уже ошиблись один раз в отношении меня, может, вы снова ошибаетесь.
   - Даже если и так, тебе все равно не дадут приблизиться к Йарру и на пушечный выстрел, ты у них теперь персона нон грата! Это оговорено в официальных документах, ты больше не имеешь права находиться вблизи любого из рианцев. Поздравляю, это первый такой случай в истории наших цивилизаций.
       Теперь Ритта испугалась по-настоящему, до этой минуты у нее, действительно, была надежда помириться с Йарром, но слова Грега убили и эту надежду.
     - Что мне делать?
     - Я не вправе тебе что-либо советовать, но, хоть ты и стерва, каких мало, мне жаль тебя. Убежать от Сола тебе не удастся, он найдет тебя где угодно, он ведь тоже любит тебя и не может без тебя жить. Мать Сола не оставит свою идею о рождении наследника, это тоже понятно. Дядя, узнав, что скоро между ним и наследством может встать еще и этот ребенок, ускорит реализацию своих намерений. Для тебя выход один - надо выйти из игры.
   - Как?
   - Для Марриэт стать неинтересной в роли будущей матери наследника, для Сола - неинтересной в роли возлюбленной. Может, тогда и планы дяди поменяются.
   - Но как мне это сделать?
     Грег рассмеялся и ответил с иронией:
   - Впасть в кому, в летаргический сон, потерять память.
     На этом они и расстались, но слова Грега навели Ритту на одну мысль.
     
     
      Глава шестая
     
     
      Ритте пришлось пройти множество обследований, сдать огромное количество анализов, теперь она с тяжелым сердцем ждала результатов. За обедом Марриэт грустно сказала:
   - К сожалению, состояние твоего здоровья заставляет отложить рождение ребенка на несколько месяцев. Ритточка, не огорчайся, как только ты окрепнешь, мы вернемся к этому вопросу. Ты же прекрасно понимаешь - нам нужен здоровый, крепкий малыш!
     Ритта облегченно вздохнула, у нее есть немного времени, чтобы что-то предпринять. Дядя тоже обрадовался, у него также теперь достаточно времени, чтобы все хорошо подготовить.
     За Риттой наблюдали день и ночь, она это чувствовала каждой клеточкой тела. Вне дома за ней следили по указанию Марриэт, в доме уже дядя не сводил с нее глаз. Жить в такой обстановке было невыносимо, но что предпринять, чтобы вырваться от этих людей? Ритта думала об этом каждую минуту. Даже мысли о Йарре отошли на второй план, желание вырваться на свободу стало главным.
     ...И еще, проанализировав все пришедшее с ней за последние годы, она сделала поразительный вывод, что каждый раз, мечтая о чем-то или страстно чего-то желая, очень скоро ее собственные, сбывшиеся желания оборачивались самыми большими проблемами.
     В детдоме она мечтала о семье, но теперь сестра - ее самый большой недруг. Потом она мечтала завести интрижку с Йарром, и вот уже сломана жизнь ему, сестре, и ей самой. Много лет она мечтала о жизни в роскоши, на самом верху социальной лестницы, и вот - нервное истощение и угроза провести остаток жизни за решеткой, отбывая наказание за чужое преступление. Чем сильнее она чего-то хотела, тем страшнее были последствия для нее самой, когда желания исполнялись. Как такое может быть?
     Может, у нее неправильные желания? Может, она не о том мечтает и не к тому стремится? Может, вообще не надо иметь никаких стремлений и радоваться и довольствоваться тем, что у тебя есть? Хорошо подумав обо всем, Ритта поняла - жить, не имея какой-то реальной цели, она не умеет. Просто жить, существуя изо дня в день, для нее скучно и неинтересно. Ей обязательно надо иметь какую-то недосягаемую мечту, и все мысли, силы тратить на достижение и реализацию своего желания. И не важно, касается оно вещей, людей, или каких-то действий.
   Такие мысли привели Ритту в ужас. С ней что-то не в порядке. Постоянно жить только для того, чтобы получить желаемое - это никогда не насладится достигнутым, а значит, никогда не быть счастливой. Может, совсем краткий миг, в момент осуществления мечты. А потом снова новая цель?
     Чего она хочет по-настоящему? Покоя? Богатства? Славы? Любви? Ритта точно не могла ответить на этот вопрос, она хотела счастья, но в чем оно для нее заключалось, уже не знала.
      И все-таки, свобода - главное. Свобода принимать и реализовывать собственные желания, совершать поступки, какие хочется, быть с мужчиной или друзьями, с какими хочется, да просто жить в городе или доме, который нравится тебе и только тебе, а не кому-то - это первое, что у нее должно быть, а потом личное счастье.
     Кроме Йарра она не будет счастливой ни с кем, это понятно, значит, именно он нужен ей - со своими странностями, спокойствием, отсутствием чувства юмора и неумением говорить приятные вещи в нужный момент. С прямолинейностью и честностью, от которых часто коробит. Но Йарр настолько недосягаем, что думать о нем, рваться к нему можно со спокойной совестью. Судя по всему, это ее желание наиболее неосуществимо, тем лучше, не надо больше переживать о том, что может произойти, если оно все-таки исполниться. Ну вот, новый план на ближайшие несколько лет готов. Снова - на те же грабли.
       ...Да, похоже, Грег опять прав - только что-либо, надолго приковавшее ее к постели, может решить проблему. Никому не нужна тяжелобольная девушка, которая не сможет долгое время иметь детей, а ее немощность не даст дяде возможности реализовать свой план и повесить на нее всю ответственность. Конечно, в летаргический сон или кому впасть не удастся, сымитировать потерю памяти тоже, от одной мысли о заражении, какой-нибудь страшной болезнью Ритту бросало в дрожь. Но вот получить травму, настолько серьезную, что она перечеркнет будущее с Солом, - это, пожалуй, возможно. Вряд ли он захочет ждать недели, или даже месяцы, у него появиться другая возлюбленная и ...прощай Сол.
     Итак, травма. Идеально подходило только падение с высоты, например, во время прыжков с парашютом. Ритта всегда избегала экстремальных видов спорта, но в Звездной Академии ей пришлось прыгать во время тренировок, поэтому необходимый опыт у нее был.
     Организовать собственный несчастный случай сначала показалось несложной задачей, но на деле вышло по-другому.
     Ритта решила перекрутить стропы основного парашюта, а потом, правильно рассчитав время, открыть запасной парашют на таком расстоянии от земли, чтобы удар был достаточным, но не смертельным.
     Но что делать с контроллером? Маленькая, круглая и плоская штучка отвечает за безопасное, правильное и своевременное раскрытие парашюта и подачу сигнала в случае опасности для жизни на центральный пульт для активации энергетического кокона. Если только с основным парашютом что-то произойдет, энергетический кокон обеспечит безопасное приземление. Этого Ритта как раз и хотела избежать. Но прыгать без контроллера категорически запрещалось.
     Впрочем, за свою жизнь она столько раз нарушала правила, что можно было об этом и не беспокоится.
      Чтобы ее решение не выглядело странным, Ритта свой прыжок с парашютом посвятила дню рождения "любимого".
   - Сол, мне нечего тебе подарить, но я решила в день твоего рождения совершить нечто неординарное. Ты знаешь, как я боюсь высоты, но ради тебя хочу преодолеть свой страх и прыгнуть с парашютом в каком-нибудь опасном, но очень красивом месте, и посвятить этот прыжок тебе и нашим отношениям!
     Даже в такую торжественную и трогательную минуту она не смогла произнести "нашей любви", как сначала хотела...да ее просто вывернет от отвращения!
   Сол был тронут подарком и такими словами.
   - Самое лучшее место для экстремальных прыжков - Шиазонский каньон, новичкам там делать нечего, даже при условии, что контроллер подаст сигнал в случае опасности и парашютиста поймают в энергетический кокон. Но ты ведь не новичок? Ты же прыгала с парашютом, когда училась в Звездной Академии?
   - Конечно, но мне хочется, чтобы все было очень красиво!
   - Об этом не волнуйся, как только я скажу о твоем подарке маме, все будет поставлено на уши, чтобы это событие выглядело потрясающе!
     Ритта невольно содрогнулась, она знала, что ничего прекрасного не будет, и осознавать, как ее падение увидят столько людей, было неприятно.
      Это событие освещалось журналистами, как нечто грандиозное. Момент, когда Ритта готовилась покинуть вертолет и давала интервью, показывали в прямом эфире, что делать? Она жила в эпицентре светских новостей, все, происходящее с ней, интересовало миллионы людей.
     Перед прыжком она еще раз повторила, что боится прыгать с высоты, но для своего возлюбленного готова преодолеть страх. При этих словах ее голос дрогнул - Ритту передернуло от собственного лицемерия, но все услышали в ее словах только волнение от безмерной любви. Мама Сола в эту секунду вообще прослезилась. А потом Ритта прыгнула с вертолета.
       Все пошло не так, как она планировала. Ветер оказался гораздо сильнее, направление его постоянно менялось, закручиваясь в небольшие вихревые потоки. К сожалению, обо всем этом Ритта узнала уже в воздухе.
     Она камнем летела вниз. Один парашют не раскрылся, как и было задумано, открытие второго ничего не дало, ее бросило на скалу, парашют сложился в огромный ком, и дальше она падала, беспорядочно ударяясь обо все уступы, встречающиеся на пути. Это погасило скорость падения, но безмерно увеличило количество травм. И, наконец, само падение, но тут ее успели поймать в энергетический кокон и бережно опустили на землю, вернее, не ее, а то, что от нее осталось - мешок с перебитыми костями, разорванными внутренними органами и кровеносными сосудами. Но она была жива, и это было главным.
     Сол, увидев, как Ритта падает, бросился за ней. Чего он хотел, было непонятно, помочь он ничем бы не смог, но он все равно летел следом, не открывая парашюта. Это было и страшно, и красиво. Его тоже захватили в энергетический кокон и опустили недалеко от Ритты. Над ней установили шатер, привезли специальную камеру, в которой умереть было уже невозможно даже при полном отсутствии функционирования всех систем организма, в том числе и сердца. Потом пострадавшую перевезли в госпиталь.
   Одно желание Ритты исполнилось, она находилась в коме.
     Момент ее падения был заснят на пленку, кадры бесконечно показывали по всем каналам. Потом нашли еще одну запись, ее Ритта сделала перед самым прыжком. На записи Ритта кокетливо улыбаясь, говорила на камеру, что решила самостоятельно сложить свой парашют. Потом она его старательно укладывала, однако опытные наблюдатели заметили, как она нечаянно перекрутила стропы, а потом еще демонстративно отсоединила контроллер, подчеркивая этим свою безмерную любовь к Солу и готовность рисковать ради него собственной жизнью.
     За лечением Ритты следил весь мир. Отчаяние и душевная боль Сола были неподдельны, Ритта ошиблась, он не собирался бросать ее ни через неделю, ни через месяц, ни через год, никогда. Она была нужна ему, как воздух, он проводил около нее все дни, глядя на прозрачную стену камеры, где в воздушных, омывающих тело потоках, находилась Ритта.
     
  
      Глава седьмая
        
     Ритта пребывала в коме уже месяц. Врачи ждали, когда полностью сформируются новые органы, которые выращивались из уцелевших здоровых клеток. На это пришлось пойти, так как ее собственные почки, печень оказалось невозможно восстановить.
     Органы имели разное время для формирования, и это было хорошо, позволяло приживлять их по очереди и стимулировать функционирование. За месяц Ритте полностью восстановили костный скелет, и, что особенно важно, лицевые кости черепа. Специальный шлем надежно защитил голову и мозг, но вот лицо и тело пострадали очень сильно. Все это стоило безумно дорого, страховка Ритты не могла покрыть таких затрат на лечение, но Сол не жалел денег, ему нужна была Ритта живая и здоровая.
     Отчаяние Сола было искренним, он сидел около Ритты и просто не мог оторвать от нее взгляд, ни с кем не говорил. Его мать, конечно, находилась рядом. А потом появилась надежда, что Ритта выкарабкается.
     Что с ним стало! Такая радость, такое счастье, в нем снова забурлила жизнь, и это было очень опасно, особенно после недавней апатии. Без благотворного влияния Ритты болезнь снова возвращалась, приступы ярости накатывали, словно волны одна за другой, но он пока контролировал себя, не давая гневу вырваться наружу. Но приступ, с которым он уже не смог бы справиться, приближался, это был всего лишь вопросом времени.
     За три года Сол уже забыл эти ощущения злобы и ярости, которые клокочут, сжигая все внутри. Теперь эти чувства, буквально захлестнувшие сознание со страшной силой, испугали его самого, но что делать, он не знал. Ему не хотелось возвращаться к лекарствам и лечению в клиниках, даже самых лучших. Он попытался самостоятельно справиться с заболеванием, не понимая, что это путь к гибели.
     И снова он без повода злился на окружающих, в том числе и на Ритту за ее болезнь, справедливо полагая, что именно из-за ее состояния ему так плохо.
     Время шло, вот, наконец, Ритте трансплантировали выращенные органы, выздоровление шло просто отлично, ее скоро должны были выводить из комы. По этому поводу Марриэт устроила торжественный прием, гостей собралось море. Она надеялась, что праздник отвлечет, успокоит Сола.
     Все веселились и лакомились изысканными деликатесами. Среди шумной толпы один Сол бродил, словно неприкаянный, его ничто не радовало, ничто не интересовало, хорошо, что гостям было не до него, а то, всмотревшись, в его глаза, все бы испугались. Глаза психопата, готового на все, даже на самое страшное злодеяние.
     Марриэт, как всегда, находилась рядом. Страх за сына заставлял ее буквально следовать за ним по пятам, вслушиваясь в его слова, быть наготове, чтобы загасить любой конфликт, который он мог разжечь своим поведением. Но все-таки обязанности хозяйки дома отвлекли ее в самый неподходящий момент, и то, чего она больше всего боялась, случилось.
  
     ...Очень-очень богатые, но очень-очень скучающие люди, не зная, чем себя занять, но, при этом желая острых ощущений, придумали развлечение.
       Находили звезду с нестабильным ядром, регулярно выбрасывающим в космос потоки плазмы, и небольшим, но очень "дружным" коллективом отправлялись на сверхскоростных авиакарах к этой звездной системе.
       Ждали момента, когда раскаленная плазма с космической скоростью двинется к поверхности ближайшей планеты, а потом, красуясь друг перед другом, пересекали ее возможную траекторию наибольшее количество раз.
     Это было красивейшим и опаснейшим соревнованием, победитель получал астрономическую сумму, безмерное восхищение поклонников и столь же сильную зависть соперников. Участие в подобном развлечении было запрещено законом, так как до двадцати процентов участников гибли, но, конечно, это не останавливало любителей таких экстримов. Подобные гонки были элитным времяпровождением, поэтому участвовать в них считали незазорным для себя даже самые сливки общества. Здесь ставки были столь высоки, что допускалось только личное участие, но, может, именно это так и горячило кровь.
     Проскочить перед потоком плазмы, находящимся за сотни километров, легко - точный расчет, хорошо подготовленный кар, это даже не опасно. Но вот когда до поверхности планеты остаются сначала километры, потом сотни метров и нет никакого пространства для маневра, это очень страшно и очень опасно. Точно высчитать момент, отделяющий смерть от победы, и считалось самым острым и захватывающим.
     Сол многократно участвовал в таких соревнованиях, но только как любитель, ему не было необходимости зарабатывать даже сумасшедшие деньги подобным риском. Он с интересом следил за другими и даже делал ставки на своих приятелей.
     Но еще одной особенностью таких гонок было то, что с их помощью многие выясняли отношения - что-то наподобие дуэлей семнадцатого века, даже нет, что-то наподобие русской рулетки.
     Траектория движения плазмы пересекалась до тех пор, пока один из участников не погибал. В этом случае вопрос денег не стоял, только смерть одного из соперников, или один из соперников признавал себя побежденным, обеспечивая себе презрение на долгие годы, насмешки, и то, что его трусость становилась всеобщим достоянием.
     На такой дуэли присутствовали секунданты. На всякий случай каждый из соперников оставлял посмертное завещание или предсмертные слова, обязательной являлась фраза, что в случае трагического исхода никто не виноват, и это - личный выбор этого человека.
     Эти дуэли были настолько редки, что о последнем случае давно забыли, но именно такую форму мести своему бывшему другу и выбрал Сол.
     Срок действия этой обиды истек еще в незапамятные времена, и они потом часто смеялись над тем давним происшествием, но сегодня, не зная на ком выместить свою злобу, Сол вдруг вспомнил о том случае, и в его больном мозгу это воспоминание отозвалось страшной болью и обидой.
     Поссориться с приятелем оказалось делом нескольких минут, никто из гостей даже не заметил стычки, имевшей потом такие страшные последствия. Они быстро выяснили, что эта ссора не может так просто прекратиться, но, поскольку обычная драка не соответствовала их высокому статусу, было решено устроить подобную гонку даже с таким серьезным риском для жизни.
     Сол, хорошо зная, что Марриэт все сделает, чтобы не допустить подобного, тихонько исчез из дома еще задолго до конца вечеринки. А потом отправился в заранее обговоренное место, где его уже ждали участники будущего события.
     Марриэт, как сумасшедшая, металась по дому в поисках Сола. Она чувствовала, что ему угрожает опасность. Как Сол ни старался замести следы, очень быстро Марриэт выяснила, где находится сын, и что скоро должно произойти. Она полетела за ним, и достигла места дуэли в тот момент, когда плазма находилась очень близко от поверхности планеты, и была очередь Сола решать - или еще раз лететь, или признать себя побежденным. Вероятно, воспаленный мозг Сола подсказал ему выбрать первый вариант.
      Увидев сына, готовящегося пролететь рядом с потоком плазмы, почти уже достигшей поверхности, Марриэт что силы закричала:
   - Сол не надо, вернись!
     Возможно, он смог бы проскочить и в этот раз, но истошный крик Марриэт в его наушниках, отвлек его на долю секунды, и это мгновение оказалось решающим. Вспышка света в тот момент, когда раскаленная плазма накрыла его машину, и все. В эту секунду Марриэт направила свой авиакар вниз, в то место, где исчез ее сын, еще одна вспышка - и больше нет ни Марриэт, ни Сола.
     Эти смерти невозможно было скрыть. Проводилось расследование, но, видимо, не до конца объективное и честное, так как смерть Сола и Марриэт была признана несчастным случаем. Торжественные, но чисто формальные похороны, так как хоронить было некого, и вот уже дядя является владельцем огромного состояния. Обо всем этом Ритта узнала значительно позже, когда ее вывели из комы, и она начала осознавать происходящее.
     Видимо, дядя был очень доволен, что все так случилось, и поэтому был щедр. Он оплатил лечение Ритты, не покрываемое страховкой, оставил ей большую часть драгоценностей, нарядов и даже достаточно крупную сумму, чтобы она могла хоть как-то устроиться после выхода из клиники, так что они расстались вполне довольными друг другом. Ритта выбросила из памяти эти четыре года, как страшный сон.
     
     
      Глава восьмая
     
     
     Клиника позади, что теперь делать? Ритта не хотела никаких воспоминаний о жизни с Солом, не хотела ни знать, ни видеть друзей и приятелей его круга и этого периода ее жизни. Тем более, что когда поутихла шумиха вокруг трагического случая, никто, ни один человек больше не проведал ее в больнице. Одна, никому не нужная, лежала она в пустой палате. Ритта теперь точно знала, что внешние атрибуты счастливой жизни не всегда являются эквивалентом настоящего внутреннего счастья.
     Мысли в голову лезли соответствующие. Что делать дальше? С чего теперь начинать? Но самая главная и страшная: а вдруг она больше никогда не увидит Йарра, вообще никогда и нигде, даже издали? В эти минуты тоска охватывала ее, не хотелось жить, но снова появлялась надежда - а вдруг их снова столкнет судьба, случайно, пусть на короткое мгновение? И желание жить возвращалось, и хотелось, чтобы время неслось стремительнее, приближая ее к этой встрече.
     Первое, что она решила сделать, выйдя из клиники, это изменить внешность Ей не хотелось, чтобы ее узнавали на улице, в магазине или гостинице. О пластической операции не могло быть и речи, после стольких месяцев, проведенных в больнице, она без содрогания и думать не могла о любых, даже самых простых медицинских процедурах.
      Лицо ей восстановили практически идеально. Несколько небольших недостатков, почти незаметных: нос чуть-чуть другой формы, подбородок, слишком симметричное лицо - таких симметричных черт у людей никогда не было. Это говорило о хирургическом вмешательстве, но Ритта не жаловалась, могло быть и хуже.
      Как стать неузнаваемой? Нужна маска, и Ритта ее себе придумала. Короткая стрижка с торчащими и, словно склеенными небольшими пучками, как иголки у ежика, волосами. Она выкрасила их в пурпурный цвет, при этом ее голова стала похожа на фиолетовую колючку. Огромные, словно глаза стрекозы, очки с темно-розовыми стеклами, а когда она их снимала - точно такие же тени, окружающие глаза до самых бровей. Синие брови и синяя губная помада.
      Ее внешность вызывала недоумение у простого обывателя, но Ритта собиралась вращаться в творческой среде, а там у некоторых бывала внешность намного более странной и нелепой. Ритту теперь не узнавали даже близкие знакомые.
      Имя Ритта Мэрг было на слуху несколько лет, его, конечно, забудут, но не скоро, значит надо менять имя. Имя придумала легко, была Ритта, станет Маритта, а вот фамилию... Хорошо бы какой-нибудь творческий псевдоним, например, Рыжая Мими или что-то в этом роде. Ей на глаза попался сборник о каких-то экзотических растениях, и она мигом придумала - Маритта Пурпурная. Имя было совершенно дикое, но теперь вместо того, чтобы присматриваться к ее внешности, все гадали, она имеет такую внешность из-за имени, или из-за внешности она себе взяла такое имя.
      Ритта собралась узаконить псевдоним и носить его, как свое настоящее имя. Почему она решила это поступить? Видимо, подсознательно она уже искала способы, как можно хотя бы немного приблизиться к Йарру, под своим настоящим именем это было совершенно исключено. Ритте Мэрг запрещено приближаться к любому из рианцев, Маритте Пурпурной разрешено даже прикасаться к ним. Рианцам же хуже, нежданная опасность вдвое страшнее.
      Смена имени было хлопотным, но нетрудным делом, гораздо сложнее оказалось вернуться в Художественную Академию другой Звездной системы под своим новым именем, причем, сразу на третий курс, да еще чтобы о смене имени не упоминалось ни в одном документе. Ритта была уверена, что это невозможно, но все-таки пришла на прием к ректору.
   - Понимаете, - мямлила она, - старое имя слишком напоминает о трагедии, которая произошла в моей жизни. Я не хочу, чтобы меня узнавали, и вообще, знали, кто я такая.
     И что же? Ей с радостью пошли на уступки, Ритта была восстановлена на третий курс под своим новым именем.
     Выйдя из Академии, она несколько минут постояла в раздумьях. Что-то не так, слишком просто решен вопрос. Потом молнией сверкнула догадка - Грег! Это он помог, значит, он понял, что она задумала, поверил ей и дал еще один шанс попытаться все исправить и снова быть со Йарром.
      Вот только где Йарр? Ритта знала, что он ушел из Звездного флота и командует рианским звездолетом, больше ничего.
     Год учебы пролетел незаметно, а потом еще полтора - узкоспециализированной направленности, над выбором которой Ритта долго думала. Огромные пространственные интерьеры ее не очень привлекали, внешние фасады тоже, и она выбрала дизайн небольших помещений, предназначенных для восстановления душевного равновесия какого-либо конкретного человека. Это направление было самым сложным и ответственным, так как приходилось применять специальное медицинское оборудование для считывания сигналов головного мозга. Чтобы получить допуск для работы на таком оборудовании, пришлось учиться еще полгода.
       ...Идея проста. Человека поочередно вводят в разные негативные состояния, такие, как злость, раздражение, агрессия, чрезмерная суетливость, беспокойство, веселье или, наоборот, уныние, депрессия, опустошенность, безразличие, апатия. Потом с помощью визуальных, звуковых, обонятельных раздражителей приводят клиента в спокойное, уравновешенное и полное жизненной энергии состояние.
        Учитывалось все: свет, цвет, скорость изменения образов, температура помещения, дальний звуковой фон и запахи. Какие только запахи не использовались при этом - запах старых книг, пекущихся пирогов, рождественской елки. Любые запахи, способные вызвать необходимые ассоциации у конкретного человека.
        Составлялась программа плавного, безболезненного перехода из одного состояния в другое. В помещении устанавливалось несколько приборов для создания голографических, постоянно меняющихся проекций, специальное устройство контролировало состояние человека и меняло программы в зависимости от этого. Чтобы все выглядело еще реальнее, часть предметов, в основном что-то из обстановки, были материальными.
     Все кажется довольно простым, но, в действительности, только у немногих дизайнеров получалось создавать подобные помещения, действительно помогающие людям. Сигналы головного мозга часто давали ошибочные или неточные результаты, не все люди могли полностью отрешиться от собственных забот в момент контрольных тестов, любая неточность сводила на нет всю работу дизайнера. Дизайнеры не могли знать, точными получаются тесты или ошибочными, зато фэнт мог.
     Ритта решила, что эта работа - как раз то, что ей надо. Ее способности помогали ей лучше любых приборов улавливать малейшие нюансы изменения психического состояния человека в зависимости от используемых раздражителей, а потом выбирать самую оптимальную программу для ликвидации негативных воздействий. Программы, составляемые ею, были настолько удачны, что у нее появились клиенты еще во время учебы. Хороших дизайнеров таких помещений было мало, их работа стоила очень дорого. Иметь подобное помещение могли позволить себе немногие, и все-таки это направление в дизайне было очень перспективным, люди жили в постоянных стрессах, и создать подобную комнату или хотя бы небольшой уголок хотели многие.
     Известность к Ритте пришла очень быстро, а вместе с ней и материальное благополучие. Но она хотела не только этого, ей нужен был Йарр. За столько лет она уже начала забывать, каким он был в действительности; забылись все его странности и недостатки, она незаметно для себя настолько идеализировала его, что настоящий Йарр уже имел мало общего с Йарром, созданным ее воображением. К сожалению, именно к этому, наполовину вымышленному Йарру, и были направлены все ее устремления.
     А потом этот конкурс...
     ...Помещения, выводящие из стрессовых ситуаций, сочли необходимым создавать и на космических звездолетах. Первыми, кто вплотную занялся этим вопросом, были рианцы.
     Корабли рианцев по несколько месяцев, а, бывало, и лет находились в открытом космосе, конечно, это очень утомляло астронавтов. Было решено создать максимально комфортные условия на всех кораблях для каждого члена экипажа. Был объявлен конкурс среди дизайнеров других цивилизаций. Рианцы были сильны в точных науках, с творчеством у них все обстояло намного хуже.
     Кто же мог лучше Ритты знать, какую атмосферу, какой дизайн рианцы считают для себя наиболее комфортным? Йарр хоть и немного рассказывал, зато она очень внимательно и с интересом слушала. Конечно, она победила в этом конкурсе, причем, с огромным отрывом.
     Свою работу ей предложили начать с флагманского корабля, и именно им командовал Йарр. Все, круг замкнулся.
     Ритта чувствовала - теперь начинается самое интересное.
     
  
  
     Часть 3
     
     Глава 1
     
     Рианцы никогда не славились своим гостеприимством, поэтому Ритта была чуть ли не первой экскурсанткой на их корабле, являющемся, скорее всего, копией остальных.
     Более унылого зрелища, чем рианский космический корабль, трудно и представить. Ни одного яркого, радостного пятна, ровное серо-серебристое однообразие. Все подчинено одному - целесообразности. Ни одной лишней детали, ни одного элемента, не несущего какой-то важной функции. Да, этот корабль был в каком-то смысле идеальным, но жить и работать на нем долгие месяцы, было невыносимо.
     
     На первом этапе Ритта должна была оценить объем работ и требуемые для этого материалы. На Земле подготовить все необходимое и уже потом, в максимально короткие сроки, переоборудовать комнаты - и личные, и предназначенные для отдыха экипажа корабля.
      Она хотела начать с каюты командира звездолета, ей очень хотелось как можно скорее увидеть Йарра, но командир, то есть Йарр, не согласился. Пришлось осмотр его комнаты отложить напоследок.
     Уже месяц Ритта находилась на корабле, но не видела Йарра даже издали. Все маршруты ее передвижений были строго регламентированы и нигде не пересекались с маршрутами движения Йарра, она из-за этого страшно злилась, но выбора не было. Ритта не имела права даже близко подходить к той зоне, где находились системы жизнеобеспечения и движения корабля. Такое обстоятельство она не учла, пришлось ждать, когда дойдет очередь до осмотра его комнаты. И уже тогда использовать любые средства и способы, вплоть до самых крайних, но увидеть его.
      Рианцы категорически отказывались от ее предложений, но после долгих уговоров и объяснений со стороны Ритты согласились на оттенки серого, коричневого цвета, а также белый и черный. Пришлось добавлять полосы, треугольники, круги, чтобы уровни резко отличались друг от друга. Форму команд, работающих на этих уровнях, также украсили такими символами, но все равно, по мнению Ритты, это выглядело как-то примитивно и неинтересно.
     Однако рианцы сочли ее работу очень удачной, стали немного доверять ее мнению и решениям.
     Вот, наконец, и вожделенная комната, личные покои командира корабля. Ритта вошла в них почти с благоговением, и что же? Эта комната как две капли походила на комнаты других членов экипажа, немного отличаясь только размерами.
     Йарра не было, ему нечего было скрывать или прятать, он не счел нужным присутствовать во время Риттиного пребывания в каюте, предоставив возможность делать все, что заблагорассудится. Ритта знала, что он был главным противником присутствия дизайнера на корабле, а также переустройства помещений, теперь он еще раз это продемонстрировал. Только от Ритты невозможно было так просто отделаться, если она чего-то хотела, а Ритта очень хотела увидеть Йарра.
     За два дня она сделала несколько голографических проекций возможного дизайна каюты. Одна из них была точной копией, до малейших деталей, той комнаты, в которой они жили с Йарром, но она не могла решить - показывать этот вариант или нет, все будет зависеть от обстоятельств.
     Время демонстрации назначено, не стоит и говорить, что сердце Ритты колотилось, и она не помнила себя от волнения в предчувствии этой встречи. Семь лет - это очень большой срок, и, хотя ни она, ни Йарр внешне почти не изменились, но они были уже совершенно другими. Ритта это, конечно, осознавала, и все-таки надеялась, что все будет таким, как и тогда. Какие глупые надежды.
     Йарр зашел в свою каюту секунда в секунду, в назначенное время. Чего удивляться? Такие индивидуумы, как Йарр, никогда не опаздывают. Предельно холодный, предельно вежливый и предельно чужой. Ритта думала, что она готова к такому превращению, но оказалось, что нет. Он просмотрел все варианты дизайна своей комнаты, кроме варианта, копирующего их комнату в далеком прошлом, не выбрал ни одного, сделал несколько очень обидных и глупых, по мнению Ритты, замечаний и вышел из каюты. Она была потрясена.
     Холодный, бездушный, въедливый, дотошный, все замечающий, ничего не прощающий и мертвый внутри. Ритта поняла, что имел в виду Грэг, когда говорил о пустоте, что внутри Йарра. Действительно - мертвая пустота, действительно - никаких эмоций.
      Все рианцы, которых встречала Ритта, сдерживали свои эмоции силой воли, но она ощущала их в глубине сознания, эти подавляемые страсти. У Йарра ничего не надо было сдерживать или подавлять, не было никаких страстей или эмоций.
     Он четко выполнял свои обязанности, требовал такого же четкого выполнения и от других. Соблюдал все правила, инструкции, вероятно, был просто идеальным командиром, если кому-то, конечно, нравится, чтобы им командовал бездушный робот. Ритте это не понравилось. У нее от этого нового Йарра мурашки бежали по спине, до того неприятно было с ним общаться.
     Когда прошел первый шок, верх взяли азарт и злость.
   - Я тебя достану! - с яростью думала она. - Я тебя так доведу, что твое хладнокровие как рукой снимет. Посмотрим, как ты себя поведешь не с подчиняющимся тебе беспрекословно экипажем, а с неуправляемой девицей, которая не ставит ни во что любые авторитеты и не желает никому подчиняться, делая все по-своему. И Ритта злорадно засмеялась про себя в предвкушении будущего развлечения.
     Злость, ненависть - эти чувства, по мнению Ритты, легче всего было вызвать в любом существе, не исключая Йарра, но все эти "прекрасные ощущения" начинались с банального раздражения. Раздражение можно вызвать чем угодно: одеждой, голосом, манерой разговора или еды, сопением, чавканьем - короче, набор раздражающих факторов был неисчерпаем. Хотя это были, конечно, мелочи и не могли вызвать настоящего раздражения. Но не все сразу.
      Ритта решила использовать их по очереди, пока по-настоящему не заденет его чувства, а там от раздражения до ненависти рукой подать. Но она этого не боялась, главное - вызвать хоть какие-то чувства, для этого надо бить по самому больному.
     Ритта помнила, что когда-то особенно не нравилось Йарру, она решила, что годы разлуки не могли сильно изменить его вкусы, и начала действовать.
     ...Пока они были вместе, кровать после сна всегда застилал Йарр, вернее, сначала застилала Ритта, а потом Йарр перестилал. Но со временем они пришли к общему решению, что два раза застилать кровать глупо, и этим стал заниматься Йарр.
     Зная, как трепетно Йарр относится к идеально заправленной кровати, Ритта решила начинать свои военные действия именно с этого. Улучив момент, когда он отвернулся во время очередного обсуждения дизайна его каюты, она ловко передернула покрывало на один бок, а потом взглянула на Йарра с суровым осуждением за столь неряшливую заправку кровати.
     В первый раз Йарр извинился, во второй - удивился, в третий раз застыл в полном недоумении, но мысль, что это все устроила Ритта, сначала даже не пришла ему в голову. Ритта выглядела так, что скорее можно было подумать о полтергейсте, чем о ее участии в чем-то подобном.
     Йарр все-таки догадался, чьи это проделки, но как реагировать на такие выходки не знал. Ритта ликовала, чувствуя его смятение. Перед уходом она заявила, что ей еще несколько раз надо побывать в его комнате, чтобы сделать окончательный эскиз, Йарр был вынужден согласиться. Чтобы иметь возможность видеть его как можно чаще, Ритта у него постоянно что-нибудь забывала, а потом возвращалась в самое неподходящее время, когда он заходил к себе, страшно раздражая этим. Находясь в комнате во время его отсутствия, делала какие-то зарисовки на листочках, а потом комкала их и бросала на пол. Бросала в его комнате фантики от конфет, однажды раскрошила печенье. Каждый раз, уходя, улыбалась, слегка сожалея, что не может видеть его лица, когда он придет в свою комнату после ее визита.
      Очень скоро он уже с трудом выносил не только присутствие дизайнерши, но даже любые упоминания о ней в разговорах. Ему в ней не нравилось все: внешность, голос, характер, если бы не приказ высшего руководства, он и на километр не подпустил бы ее к своей комнате. Внешне это, конечно, ни в чем не выражалось, но Ритта чувствовала: при одном ее приближении волна неприязни поднимается внутри него, она была этим очень довольна - первый этап ее плана полностью осуществился.
     Зная, что Йарр не понимает иронии и сарказма, предложила ему вариант личной формы командира корабля. Он только глянул, как в его глазах застыло потрясение. Ритта стилизовала форму, которую когда-то, очень давно, действительно носили капитаны бригантин и каравелл, с огромным количеством рюшей, бантов, кружев, оборочек и складочек. Увидев лицо Йарра, она, едва сдерживая смех, очень серьезно объяснила свое решение:
   - Такую форму носили наши общие предки. Думаю, будет правильно, если Вы отдадите дань памяти и традиции, согласившись носить ее, - при этом она самым внимательным образом рассматривала мужские панталоны тех времен, украшенные широкими кружевами.
     Йарр скрипнул зубами. Ритта возликовала и заботливо продолжила:
   - Вот такая форма панталон, думаю, подойдет наилучшим образом. Вы не должны стесняться, все мужчины, даже самые сильные и мужественные, носили панталоны с кружевами и шпаги, но шпага - это, конечно, перебор, остановимся только на панталонах.
   Он распахнул двери и пулей выскочил из каюты. Выглянув в дверь и проследив за его маршрутом, Ритта поняла - он отправился в командный пункт жаловаться на нее своему руководству. Тогда она повалилась на его кровать и стала хохотать, как сумасшедшая.
     Ритту вызвали в командный пункт и потребовали объяснений. С самым невинным видом девушка показала второй вариант дизайна формы командира корабля, он был безупречен и соответствовал всем представлениям рианцев о командирской форме.
     Теперь Йарру пришлось объяснять, чем вызвано его недовольство, он выглядел полным дураком. Он возненавидел Ритту всеми силами души, внешне это, конечно, не проявлялось, но Ритта это ощущала и радовалась - она своего добилась, к Йарру возвращались чувства. Теперь пора напомнить и о себе настоящей.
     ...Когда они были вместе, несколько раз ей удавалось подбить Йарра на совершенно авантюрные, с его точки зрения, поступки. Ему было запрещено покидать базу, и он постоянно находился на ней, а Ритта вынудила его отправиться с ней в город, когда там проходил карнавал и царило сумасшедшее веселье.
   - Йарр, никто тебя не увидит и не узнает о том, что ты покидал базу. Посмотри, что творится, можешь расслабиться и веселиться со всеми.
     Она купила ему карнавальную маску. Надев ее, он сразу успокоился.
   - Йарр, ты совсем не романтичен, живешь только по инструкциям.
   - Это плохо? А как стать романтичным?
     В этот момент к ним подошел какой-то знакомый, и, оглядев Ритту в карнавальном костюме, воскликнул:
   - Ты точно фея из сказки!
     Ритта повернулась к Йарру:
   - Учись делать подобные комплименты, они очень приятны девушкам.
     - Я же не знаю сказок, - уныло возразил Йарр.
     Ритте очень хотелось сделать несколько фотографий на память о том дне, но Йарр категорически отказывался фотографироваться. Его нежеланием Ритту было не остановить. Когда Йарр не видел, она попросила знакомого, чтобы он сделал несколько снимков.
     Это были ее любимые фотографии, она подолгу смотрела на них в самые тяжелые минуты жизни. Йарр никогда не видел их и даже не знал об их существовании, вот с помощью этих фотографий Ритта и решила напомнить о себе.
     Их сфотографировали в момент, когда они танцевали. Йарр поднял маску на лоб, хорошо было видно его лицо и то, как он смотрел на Ритту. Такая нежность, такое внимание, словно только она одна на свете, и вокруг больше никого.
     Ритта вставила фотографию в красивую рамку и решила повесить напротив его кровати, чтобы, просыпаясь, первым делом он видел ее.
       Но сначала фотографию надо было вручить.
       ... - Я хочу сделать Вам небольшой подарок, - вежливо сказала Ритта, протягивая ему фотографию, завернутую в бумагу.
   - Я не принимаю ни от кого подарков, - сухо ответил Йарр и, в подтверждении этого, даже спрятал руки за спину.
   - Вы сначала посмотрите, - уговаривала Рита. - Это сувенир, и никто не расценит его в качестве взятки или чего другого.
      Однако Йарр был непреклонен и отказывался даже разворачивать бумагу. Этого Ритта не учла, но, так как всегда добивалась своего, в качестве аргумента прибегла к угрозам.
   - Если Вы не откроете подарок, то, когда я прибуду на Землю, всем расскажу, как у Вас на корабле попираются нормы гостеприимства, ведь не принять подарок, сделанный от души - это высшая форма оскорбления!!!
     Он посмотрел на нее и стал разворачивать бумагу, сердце Ритты ухнуло куда-то вниз, к ногам.
     Ритта долго готовилась к этому моменту. Она восстановила прежний цвет волос, прическу, сделала все, чтобы он узнал ее мгновенно, но, чтобы это не произошло преждевременно, подняла воротник пиджака, и, как и прежде, надела свои огромные очки.
     Вот он медленно развернул бумагу, взглянул на фотографию и застыл, как статуя. Такого эффекта Ритта и ожидала.
   - Откуда это у Вас? - тихо спросил он.
   - Да ладно, Йарр, ты что, совсем не узнаешь меня? - с этими словами Ритта опустила воротник, сняла очки и глянула Йарру в глаза.
     Йарр ничего не отвечая, тупо, словно на что-то невозможное, смотрел на нее. Он узнал ее - она это почувствовала.
     С ним что-то происходило, он пытался взять себя в руки и осознать происходящее, но не мог.
   Вдруг он резко вышел из каюты, дальнейший его поступок привел Ритту в негодование. Йарр сообщил руководству о ее пребывании на корабле, такого предательства она не ожидала.
     Ритте сообщили, что она обязана покинуть корабль, и что через несколько дней ее заберут. За это время она должна закончить работу, ни под каким предлогом не приближаться к командиру и не заговаривать с ним. Для надежности к ней приставили двух рианцев, которые сопровождали ее теперь во всех передвижениях по кораблю.
       Как же она злилась! Ритта совсем не понимала его поступка. Когда она раздумывала о способе сообщить Йарру о своем присутствии, дальнейшее развитие их отношений она представляла в виде игры "ненависть - любовь". Такой игры, которую ведут любящие друг друга, но по какой-то причине поссорившиеся люди. Кто из них сделает первый шаг к примирению? Чьи чувства сильнее и острее? Кому из двоих больнее? Кто кого больше любит?
     Она бы обязательно победила и вернула Йарра, и все было бы, как прежде, нет, даже в тысячу раз лучше. Но все произошло не так, как она мечтала. Его поступок, поступок добросовестного и честного служаки, поставил крест на их будущем. Что творилось с Риттой, как она оскорбляла и ругала Йарра, а самое страшное - она не знала, что ей теперь делать. А потом случилось это несчастье.
     
       
      Глава вторая
        
     Прыжки сквозь гиперпространство всегда были опасны. Главной опасностью являлось одновременное нахождение двух разных объектов в одной точке, другими словами, когда корабль выныривал из пустоты, а место прибытия уже оказывалось занятым, например, каким-нибудь мертвым обломком планеты. В таком случае исход был один - гибель корабля.
       Космос огромен, и теоретически вероятность подобного случая составляет крошечный процент. К тому же, чтобы избежать даже этой ничтожной случайности, траектории движения кораблей просчитывались, а точки прибытия регулярно сканировались, так что возможность столкновения с каким-либо объектом практически приравнивалась к нулю.
     И вот эта самая, малюсенькая, почти невероятная случайность и произошла с кораблем, на котором находилась Ритта.
     Как обломок занесло в эту часть космоса - неизвестно, но он оказался там, и теперь корабль несся навстречу ему с огромной скоростью. На такой случай существовали четкие инструкции. Капитану корабля предписывалось сделать все возможное, чтобы свести к минимуму разрушения корабля и гибель экипажа.
     Для этого существовала градация жизненно важных для корабля объектов. Капитан, согласно ей, должен был спасать наиболее значимые, жертвуя второстепенными.
       В случае с кораблем Йарра, ему было необходимо поставить под удар, а, следовательно, и под уничтожение левый борт корабля со всеми находящимися на нем помещениями и членами экипажа, времени на эвакуацию не было.
     Он, вероятно, в другой раз так бы и поступил, но сейчас именно в этой части корабля находилась Ритта.
     Когда и как он успел принять решение, ведь у него было всего несколько мгновений на раздумья, непонятно. Но он четким голосом приказал команде, находящейся в командном пункте, покинуть его, и когда его приказание было незамедлительно выполнено, подставил под удар центр корабля, сам командный пункт, который был наиболее защищенный и мог выдержать удар. При этом он так рассчитал траекторию столкновения и так развернул корабль, что разрушения оказались ничтожны, а из всех членов экипажа пострадал только он.
     Когда командование просматривало записи последних секунд перед столкновением, то обратило внимание, что в какой-то момент командор Йарр почему-то закрыл глаза, а когда раскрыл, то на долю секунды, в них промелькнула такая безысходность и обреченность, что не заметить этого было невозможно.
     ...Йарр умирает. От этой мысли было невыносимо больно. Ритта металась по каюте, непрестанно вытирая слезы бессилия.
     Ей сказали - Йарр умирает, и врачи не могут ничего сделать. И дело не в полученных ранениях, какими бы тяжелыми они ни были, раны излечат, он сам не хотел жить, не хотел бороться, и его жизненные показатели медленно ползли вниз. Как только показатели достигнут критического уровня, спасти его будет невозможно.
     Йарр без сознания, но мозг функционирует, и он дает команду организму умереть.
     Ритта все понимала лучше других. Йарр осознал свои чувства к ней, он не хочет этих чувств, а поскольку не может от них избавиться, не хочет жить вообще.
     От одной мысли, что она его больше не увидит, от одной мысли, что он умрет, а она даже не сказала, как любит его, как жалеет о том, что случилось, как раскаивается в своих поступках и как сильно хочет все исправить, ее кидало в дрожь.
     Нет, она этого не допустит, она должна поговорить с ним. Он, может, и не услышит слов, но ее чувства ощутит.
     И Ритта стала требовать, чтобы ее пустили к Йарру. Ответ был один - нет. Но теперь, когда Ритта знала, чего хочет, остановить ее было невозможно.
   - Нет? Вы сказали - нет?
   - Наше руководство не видит необходимости в Вашем посещении капитана Йарра. Он без сознания, не может Вас ни видеть, ни слышать, так что Ваш визит излишен.
     Вежливый, холодный, скрыто-недоброжелательный отказ был именно тем, чего Ритте не хватало, чтобы обрушить на рианцев все способы своих убеждений, главными из которых были шантаж и угрозы.
     - Я так понимаю, Вы весьма озабочены тем, какое мнение складывается у Мирового сообщества относительно Вашей цивилизации. И я думаю - Вы желаете, чтобы это мнение было в Вашу пользу. Так вот, если вы не дадите мне возможности увидеться с Йарром, я сделаю все возможное, чтобы это мнение сложилось максимально негативным!
     - Вы будете лгать, придумывая какие-то измышления, основанные на том факте, что какое-то время провели на борту корабля нашего флота?!
     - Я не собираюсь лгать, но я смогу сообщить всему Миру, что когда мой любимый человек умирал в нескольких шагах от меня, Вы не дали мне возможности попрощаться с ним, даже просто увидеть его. В качестве доказательств я предоставлю фотографии, где мы вместе с Йарром, десятки свидетелей подтвердят, как Йарр любил меня. Потом расскажу, как я встретилась с ним, и об этой трагедии, а потом - как я умоляла о свидании, но Вы не разрешили увидеть его! Уверяю Вас, подобная жестокость будет непонятна людям, и отношение к Вам еще долгие годы будет настороженным и негативным!
     В свою речь Ритта вложила всю силу убеждения, на которую была способна, и это подействовало, тем более, что в ее словах был здравый смысл. И рианцы сдались. Ритта получила разрешение увидеть Йарра.
       Йарр лежал, весь опоясанный какими-то трубками, шлангами, вокруг стояли приборы, поддерживающие его жизнедеятельность. Ритте все это было знакомо, сравнительно недавно и она находилась в таком же положении.  Она прикоснулась к нему - вот он совсем рядом, и в то же время где-то далеко-далеко.
     Вот прибор, фиксирующий его жизненные показатели, кривая медленно, но ползет все время вниз, вот красная черта, за которой смерть, кривая все ближе и ближе подползает к ней.
   - Йарр, ты слышишь меня?
     Ритта положила руку ему на грудь, закрыла глаза и словно покинула свое тело, стараясь уловить малейшие проблески ощущений Йарра.
     Ничего, полный вакуум. Ритта поняла, что проиграла, и тогда она стала говорить, не ему, себе, просить прощения, что лишила их обоих счастья.
     Говорила и в каждое слово вкладывала все чувства, эмоции, что ее переполняли.
     Она даже не заметила, как кривая сначала замедлила движение, потом какое-то время двигалась параллельно красной черте и вдруг вертикально двинулась вверх.
     В палату тут же вошел врач.
     - Что Вы сделали? Как Вам удалось вернуть его?
     Ритта не отвечала. Для нее радостного было мало, Йарра к жизни вернула обида и ненависть к ней.
     ...Сознание Йарра достигло того уровня, на котором его кодировали, лишая чувств, испытываемых к Ритте, она помогла ему их вернуть, и эта нестерпимая душевная, осязаемая боль снова заставила его бороться за свою жизнь, хотя бы для того, чтобы отомстить виновнице своих бед.
     Но, может, хотя бы это чувство заставит его отыскать ее, и они, может быть, снова встретятся?
       Ритте разрешили еще немного побыть рядом с ним, а потом отправили на Землю.
     До самого ее отлета Йарр в сознание так и не вернулся.
     
     
     Глава третья
     
     Ритта была уверена - Йарр ее найдет, и готовилась к его приезду. На деньги, заплаченные рианцами, купила небольшой дом на берегу океана, среди скал, и, ожидая приезда Йарра, обустраивала его и приводила в порядок.
     Шли дни, недели, месяцы, Йарр не появлялся. Когда ее терпение закончилось, Ритта позвонила Грегу:
   - Грег, ты не знаешь где Йарр? Жду, его жду, а он все не появляется.
   - Насколько я знаю, то он после выздоровления занимается уборкой мусора с орбиты одного из спутников своей планеты.
   - Какой мусор, с какой орбиты? - с раздражением переспросила Ритта, думая, что Грег ее дразнит.
   - Суд признал его виновным в неправильно принятом решении, нарушающим инструкцию поведения командира при таких чрезвычайных обстоятельствах. Его разжаловали, сняли с должности, лишили наград и званий, запретили управление звездолетами, на борту которых имеются члены экипажа. Теперь он занимается уборкой мусора, каких-то отходов, или перевозит топливо, мелкие грузы на космическую станцию. К тому же ему запретили покидать пределы их Звездной системы.
     Ритта едва дышала, эта информация просто ее оглушила.
     - За что они его так наказали?!
   - Мы сами не понимаем, - ответил Грег. - Наши специалисты, разбирая этот случай, в один голос восхищаются мастерством, с которым командир Йарр провел маневр. Так точно рассчитать касательную, за доли секунды - у нас бы его признали национальным героем и наградили за спасение корабля, людей, и за то, что он для этого рискнул своей жизнью. Нет, нам логика рианцев не понятна.
     Ритта заплакала, она поняла, что даже Грег не подозревает о том, что все произошло из-за нее.
   - Ты чего плачешь?
   - Это из-за меня, снова из-за меня.
   - Что из-за тебя?
   - Йарр по инструкции должен был подставить под удар левый борт, и он бы так и поступил, но в тот момент там находилась я. Он из-за меня нарушил инструкцию.
   - А рианцы об этом знали?
   - Да.
   - Тогда понятно. Они решили его наказать за то, что он поддался эмоциям, и им безразлично, что при этом он спас столько членов своей команды и корабль. Ведь в другой раз нарушение, может, и не закончиться так счастливо. Ритта, ты для него какой-то злой гений, ты постоянно ломаешь ему жизнь.
   - Знаю. Что делать, как ему помочь?
   - Никак. Ты не сможешь заставить рианцев пересмотреть свое решение, и Йарра ты, наверное, больше не увидишь. Мне жаль, Ритта. Таких мужчин, готовых отдать свою жизнь, сломать карьеру, чтобы тебя спасти, ты не часто встретишь в своей жизни. Мимо одного такого ты прошла, вытерев об него ноги. Теперь смирись с его потерей - это все, что я могу тебе посоветовать.
     ...Ритта плакала и плакала уже несколько дней. Ее сердце разрывалось от жалости к Йарру. Она представляла, как жестко и холодно ему объявили приговор, ни одного сочувственного взгляда, ни одного слова дружеской поддержки.
     Вот его отсылают на самую унизительную для звездолетчика такого класса работу. Он один в корабле, он один в комнате отдыха, с ним никто не общается, никто не разговаривает. Он изгой, он в полной изоляции, и все это из-за нее!
     От таких мыслей слезы лились сами собой.
       "Как ему помочь?" - эта мысль преследовала ежедневно и заставила ее взять себя в руки, слезами горю не поможешь. А чем поможешь?
     Грег сказал, что все восхищались маневром, который провел Йарр, удивляясь, как он смог так точно рассчитать угол наклона корпуса корабля. Значит, Йарр действовал правильно, надо только это доказать. Йарр - самый лучший из всех капитанов звездолетов, об этом говорит уже то, что он командовал флагманским кораблем рианцев в таком молодом возрасте. Он не мог поступить неправильно, даже ради нее, он нашел компромисс, который спас всех. Об этом должны все узнать.
     Не о том, что он ради любимой совершил должностное преступление, а о том, что его действия были правильными.
     И она знает, что для этого надо.
       Долой Маритту, да здравствует Ритта Сола, как ее когда-то называли весьма влиятельные люди, к чьей помощи она решила прибегнуть.
     
     
     Глава четвертая
        
     Ритта думала, что навсегда вычеркнула из жизни не только годы, проведенные с Солом, но и всех людей, встречающихся в тот момент на ее пути, и ошиблась.
     В желании помочь Йарру она перебрала все возможные варианты, вплоть до обращения к Президенту, но, хорошо подумав, поняла - единственным способом, что, действительно, может реально помочь, является общественное мнение.
     Значит, ей нужен выход на возможно большую аудиторию. Таким выходом могла являться какая-либо аналитическая и, одновременно, развлекательная программа, и Ритта стала восстанавливать свои контакты с миром телевидения, продюсерами, журналистами, ведущими и многими другими, имеющими влияние в этой области.
     Когда Сол познакомил ее с этим миром, она увидела его изнанку, которая оказалась поистине уродливой и страшной: здесь были и зависть, толкающая не просто на подлости, а даже на преступления, и жестокость, и сексуальные извращения, вплоть до растления малолетних, и это не говоря об алкоголе, наркотиках.
     Все это вызывало у нее ужас, несмотря на внешний блеск, красоту, веселье, создающее ощущение непрерывного праздника, но теперь только здесь она могла найти помощь.
     Ритту за прошедшие годы забыли. Чтобы достойно войти в этот мир, нужно было привести себя в порядок. На это пришлось потратить почти две недели.
       Против воли она с благодарностью вспоминала Марриэт, посвятившую ее во все тонкости ухода за внешностью, о которых не говорят, но на которые, в первую очередь, обращают внимание сливки общества.
       Потом макияж, потом одежда и аксессуары. Ритта осталась довольна результатами, теперь можно и в бой.
       Она хорошо осознавала, что, поскольку у нее нет достаточных денег, нет влиятельных покровителей, то с нее могут потребовать особую плату, но ее отчаяние и желание помочь Йарру были так сильны, что она готова была переступить через себя. К огромному ее счастью такой жертвы не потребовалось.
       Жестокая конкурентная война между каналами - кто придумает лучший сюжет передачи, лучшее шоу, лучшую программу, лучший проект - в такой мутной водичке горячо приветствовались любые новые идеи. Тема, которую предлагала Ритта, была интересна, нова и не избита, к тому же сама Ритта оказалась очевидцем событий, но главное - это касалось РИАНЦЕВ, проливало свет на устройство и отношения в их обществе.
     Девушка выбрала несколько самых рейтинговых каналов (на трех заинтересовались ее предложением), потом передачу и ведущих, которых смотрят очень влиятельные люди, на чью реакцию она очень рассчитывала.
     Теперь осталось придумать, как рассказать о Йарре, ничего не сообщая о себе и о своей заинтересованности в этом сюжете. И она придумала, сыграв на страхе, который живет в каждом человеке - страхе перед грозной непонятной техникой, которой люди полностью доверяют свои жизни, о межгалактических звездолетах, двигающихся сквозь гиперпространство.
     Передача называлась "А так ли безопасно прохождение гиперпространства?" Для начала она предложила отобрать десять самых лучших командиров звездолетов, в основном, военных и испытателей разных звездных систем.
       В студии их будут ждать десять имитаторов, полностью воспроизводящих ситуацию, произошедшую с кораблем Йарра. Конечно, никто из десяти капитанов не должен об этом знать. Им будет предложено найти выход из этого положения, компьютер просчитает возможные последствия их команд и действий, а потом это все сравнят с реальной ситуацией и реальными последствиями.
     Ритта была уверена - лучше, чем Йарр, никто с этой ситуацией не справится, а именно это ей и надо было доказать. Честно и без предвзятости.
     ...Так все и произошло, ни один из капитанов не смог повторить маневр, осуществленный Йарром. Ущерб, причиненный кораблям, был несоизмеримо выше, а еще и гибель людей.
     Когда разбирали действия каждого из участников шоу и сравнивали с действиями Йарра, один из капитанов кричал, почти в истерике: "За предложенное время невозможно рассчитать настолько безопасную траекторию!"
       Были предложены еще попытки, трое справились со второй, остальные - только с третьей.
   - А где Командор Йарр? Чем он сейчас командует? - спросил один из капитанов.
       Как Ритта ждала этого вопроса! Ради него и была затеяна вся эта программа!
     - Знаете, - невинно и спокойно стала рассказывать она, - есть такие корабли наинизшей категории сложности, ими управляет только один штурман, ну, они еще доставляют топливо на станции, убирают мусор с орбиты. Так вот, командор Йарр управляет таким кораблем на орбите одного из спутников Рианы.
       Реакция студии даже превзошла ожидание Ритты. Гробовая тишина. Все пытались осмыслить слова, сказанные Риттой.
   - Как - убирает мусор?! - поразился один из участников передачи.
   - А так, его лишили звания, должности, наград и отправили на эту работу.
   - За что? Почему? Они объяснили? - наперебой сыпались вопросы.
   - За то, что он нарушил инструкцию, согласно которой должен был подставить один из бортов, допустив при этом гибель более сотни людей, а он поступил по-другому!
     Какая волна возмущения действиями рианского командования поднялась в студии, невозможно и описать.
     Ритта очень надеялась на естественную, человеческую реакцию - защищать несправедливо обиженных, и она ее получила.
     А потом со всех сторон посыпалось:
   - Как связаться с командиром Йарром?
   - Мы предложим ему руководить учебным центром по подготовке летчиков-испытателей!
   - Мы предложим ему возглавить цент прогнозирования и выхода из внештатных ситуаций!
     Предложения шли и шли, телефонные линии разрывались от звонков в поддержку Йарра, от негодований против его командования.
     Ритта была довольна - осталось ждать реакции, и скоро она последовала.
     Через несколько дней после программы позвонил Грег.
     - Да, лучше числиться в списке твоих друзей, - весело сказал он. - Ты своего добилась. После того, как чуть не сорвались несколько важных контрактов, и даже пошли разговоры об ограничении общения с цивилизацией, законы которой столь неадекватны, уж не знаю, кто там надавил на рианское командование, но дело Йарра было взято на пересмотр. Мне сказали по секрету: все обвинения будут сняты и - никаких ограничений в передвижении. Так что, возможно, скоро жди его в гости...
     
  
     Глава 5
     
     И опять томительное ожидание: день, два, неделя, месяц. Да когда же он, наконец, приедет?
   Снова к Грегу:
   - Где Йарр?!!!
     Голос Грега грустен и неуверен:
   - Ритта, я не знаю, как это сказать, ну, в общем, он не хочет к тебе ехать.
     Ритта ахнула:
     - Как не хочет ехать? Он это так прямо и сказал?
   - Я с ним не общался, но несколько дней назад, когда шел разговор о тебе и о Йарре, мне четко дали понять, что все твои усилия оказались напрасными. Он не оценил того, что ты для него сделала.
     - Что он сказал, в каких выражениях?
   - К нему подошел наш представитель, поздравил с тем, что все обвинения сняты, потом тактично спросил, не желает ли он лично увидеть и поблагодарить человека, который так ему помог, намекая на твое участие. Йарр лишь холодно и спокойно посмотрел на этого представителя, сказав, что, благодарен за поддержку, но считает ее совершенно излишней, так как верит в систему правосудия своего народа.
     Ритта заметалась по комнате:
   - Это же надо, какая неблагодарная и злопамятная скотина! - возмущалась она.
   - Ритта, - засмеялся Грег, - ты что, уже забыла, сколько проблем ты ему создала?
     Ритта отмахнулась от его слов и в уме перебирала варианты, как затащить Йарра в свой дом.
   - Грег, ты должен мне помочь! Йарр не знает, где я живу, пригласи его от имени нашего народа на какое-нибудь мероприятие, а потом привези ко мне!
   - Ритта это невозможно. Во-первых, это некрасиво по отношению к нему, во-вторых, рядом с ним постоянно будет представитель его народа, в-третьих, увидев тебя, он немедленно покинет дом.
   - В том-то и дело, что не покинет! Едва он переступит порог, дом будет заблокирован, и без моего согласия он не сможет выйти!
   - Ты силой его будешь удерживать?
   - Именно силой, пока не найду способа пробиться к нему.
   - А если не получится?
   - Получится, я сломаю его защиту, поверь мне!
     И Грег поверил...
     Ритта хорошо понимала, что будет нелегко, она составила список всех возможных способов воздействия и подготовила соответствующий реквизит. В успехе задуманного она почти не сомневалась.
       ...Начало встречи ее немного испугало.
       Йарр почти не удивился (не только внешне - внешне вообще ничего не было заметно, но и внутренне), оказавшись запертым в ее доме. Спокойно, даже, с легким любопытством, ожидал, что будет происходить дальше.
     Ритта расстроилась. По отношению к себе она не почувствовала у Йарра никакого всплеска чувств. Может, его научили не только сдерживать эмоции, но и прятать их настолько глубоко, что даже она не могла их заметить? Или у него уже нет никаких чувств?
     Последнее предположение она с негодованием отбросила - Йарр не смог допустить ее гибели, значит, он любит ее!
     Ладно, пойдем по пунктам, которые она себе наметила.
     Первое - создание теплой, расслабляющей атмосферы, уюта и спокойствия.
     Ритта столько сил и душевной энергии отдала на обустройство своего дома, что он, действительно, напоминал уютное гнездышко, где спокойно и безопасно.
     Ритта учла, что дом готовит не только для себя, но и для Йарра, и старалась сделать его таким, чтобы и ему было комфортно в нем находиться.
       Дом Йарру понравился, это она почувствовала, но ни о каком расслаблении не было и речи. Йарр был насторожен и собран.
     Хорошо. Переходим ко второму пункту. Путь к сердцу мужчины лежит через желудок!
       Кухня была ее гордостью. Вернее, не кухня, а место приготовления еды, коктейлей, напитков, плавно переходящее в гостиную.
       Готовить на такой кухне было легко. Большой экран, где повар, чье приготовление любимого блюда нравится больше, готовит его на твоих глазах, а ты лишь точно повторяешь его движения. Двадцать любимых блюд - двадцать видеозаписей их приготовления.
     Продукты, с точным соотношением количества и веса. Необходимо только не забывать заказывать их в супермаркете, хотя и это невозможно - почти ежедневно они сами напоминают, не забыли ли заказать какие-либо товары.
     Ритта продумала меню обеда, ужина, завтрака.
       Йарр, по-видимому, никогда не пробовал домашней еды. Когда они были вместе, Ритта ни разу не удосужилась побаловать его домашними изысками, они питались, как и все, в столовых. А на корабле питание можно было охарактеризовать одним словом - сбалансированное.
     Однако жизнь в доме Сола показала ей значительное отличие таких систем питания от домашнего, и вот теперь она хотела этим удивить Йарра.
     Продумано было все до мелочей, особенно одежда, в которой Ритта должна была готовить. Йарр будет смотреть на ее спину, значит, со спины она должна выглядеть особенно неотразимо привлекательной и притягательной.
     Никаких брюк или шорт. Легкое, коротенькое летящее платье, кокетливый фартучек, подобранные волосы, открывающие шею. Ритта себе понравилась.
     ...Она приготовила рыбу, блюдо получилось настолько вкусным, что Ритта справедливо ожидала комплиментов.
     Сказать, что Йарр был очень сдержан в похвалах, значит, не сказать ничего. Он не проронил ни одного слова. Ел молча, осторожно, почти без аппетита. А Рита думала с раздражением: "Ну и гад!"
   Приступаем к следующему пункту - легкое соблазнение.
   - Давай потанцуем, - Ритта включила музыку, надеясь, что во время танца ее прикосновения хоть немного разрушат барьер, которым он от нее отгородился.
   - Я не буду танцевать.
     Рите пришлось самой покружиться по комнате, изображая огромную любовь к танцевальным ритмам. Во время танца легкая юбочка, то и дело взлетала от резких поворотов, довольно нескромно обнажая ее стройные ноги.
     Йарр наблюдал за ней совершенно спокойно, настолько спокойно, что Ритта была уверена - спроси у него, сколько оборотов она сделала, он четко и точно ответит.
      Она поняла: пора приступать к более радикальным действиям.
       Следующим пунктом стоял секс.
     Девушка решительно приблизилась к Йарру и села ему на колени, обхватив ногами его бедра. Обняла его за шею, ее намерения не вызывали сомнений. Она потянулась к нему с поцелуем.
       К ее большому удивлению он ответил на поцелуй и даже обнял ее за талию, а потом они занялись сексом.
     Самым обычным, каким занимаются все мужчины и женщины.
       Ритта была к этому готова, она отчетливо понимала, что второй раз в свой внутренний мир он ее так легко не пустит, на этом этапе ей было нужно, чтобы они хоть на чуточку, хоть на капельку стали ближе. Маленькая брешь в его непробиваемой броне. Но этого не произошло.
     Хороший, качественный секс с опытным, внимательным мужчиной.
     Нет, тут же поправила себя Ритта, кого она обманывает? Такой плохой секс был у нее только раз в жизни...с Йарром, самый-самый-самый первый раз. И тогда, и сейчас у нее было ощущение, что она занимается сексом с роботом. Ощущение было настолько мерзким, что от отвращения у нее пальцы на ногах поджимались к ступням.
     Тогда было даже лучше, она хоть ощущала его скрытую страсть, сейчас не было и этого. Мертвый и холодный, тщательно выполняющий все необходимые действия. Бр-р-р-р.
     Когда Йарр зашел в душ, раздосадованная и раздраженная Ритта не удержалась от ехидного замечания:
   - Странно, думала - ты не согласишься.
       И тут Йарр выдал:
   - В культуре нашей цивилизации считается недопустимым отказать женщине в интимной близости, если она недвусмысленно выражает такое желание, - сухо и бесстрастно ответил Йарр.
     У Ритты зажглись щеки огнем от такой словесной оплеухи. Ее бросило в жар, при этом в душе появилась такая невероятная злость, которая была как нельзя более кстати для реализации 5, 6, 7 и, главное, 8 пункта, из составленной ею программы.
     "Посмотрим, еще неизвестно, чья возьмет, пока счет в твою пользу. Но, как говорится, "еще не вечер", - с веселой злостью подумала она.
     
     
     Глава шестая
     
   - Ну, гад, держись, - со злостью подумала Ритта, - что там у нас под пунктом N 5?
     Ага, "Попытаться растопить его сердце посредством описания своей любви и своих чувств к нему". Поехали!
     Ритта встала в дверном проеме и, когда Йарр проходил мимо, совсем близко от нее, посмотрела ему в глаза, и спокойно сказала:
   - Йарр, я люблю тебя, я не могу без тебя жить, я не знаю, как винить себя за то, что я сотворила...
     Он равнодушно, так, что похолодело сердце, глянул на нее, и, словно не слыша ее слов, заметил:
   - Мне уже надо лететь, разблокируй, пожалуйста, двери.
   - Йарр, ты слышишь меня?! Я прошу у тебя прощения и предлагаю попытаться начать все сначала! Все с самого-самого начала! Я клянусь тебе - теперь все будет по-другому, я не причиню больше тебе страданий! Я тебя люблю, я это осознаю и понимаю, мне не нужен больше никто на свете! Ты и только ты! - Ритта уже почти кричала.
   - Я слышу тебя, мне не хочется быть грубым, отказывая, поэтому прошу еще раз: разблокируй двери.
   - Но почему?! Ты можешь хоть это мне объяснить?
   - Что объяснять? Ты меня предала, я больше не хочу верить тебе и не хочу быть с тобой!
      У Ритты снова затеплилась надежда: он не сказал, что не любит ее, это уже что-то.
   - Йарр, осознать и раскаяться в совершенной ошибке намного важнее, чем ее не совершать.
   - Это твое мнение, я думаю по-другому.
       Ритта раздраженно вздохнула. Вот упрямый осел! Это ж надо, как натренировался сдерживать и прятать эмоции и чувства, ничего невозможно почувствовать. О другом варианте отсутствия эмоций она даже думать не хотела.
   - Йарр, мне, правда, не нужен никто, кроме тебя. Я, к сожалению, очень поздно это осознала, но ведь осознала же! Я ни с кем не буду счастлива, только с тобой, ты не можешь меня покинуть, ты должен дать мне еще один шанс!
   - Почему ты не будешь счастлива? То, что твой возлюбленный погиб, не значит, что ты не встретишь и не полюбишь еще кого-то.
     И снова этот холод и спокойствие. Ритте хотелось заорать от бессилия.
   Что ж, плавно переходим к пункту N 6: "Постараться вызвать жалость и сочувствие". Конечно, жалость - не то, что страсть, но если получится - и это неплохо, надо же с чего-то начинать.
   - Возлюбленный? Ты имеешь в виду этого психопата, который не убил меня, только потому, что его мать была все время начеку и сразу бежала мне на помощь?
       Он посмотрел удивленно:
   - Странно, на всех фотографиях, где вы вместе, ты будто светилась от счастья.
     Ритта прикусила губу. Обидно, попалась в собственные же сети.
     - Светилась от счастья!? Тогда почему же я рискнула жизнью и здоровьем, чтобы избавиться от него, неужели ты думаешь, что счастливые люди так поступают?
   - Я думал - это несчастный случай.
   - Нет, я все подстроила, иначе не было никакой возможности уйти от него, он бы меня не отпустил, а с ним быть я больше не могла.
   - Что ж, теперь ты знаешь, каких мужчин не следует выбирать, значит, не ошибешься.
   - Мне никто не нужен, только ты, - Ритта уже плакала, не притворяясь.
     Он все так же равнодушно смотрел на нее, и снова напомнил о необходимости разблокировать дверь.
     Ритта в душе грязно выругалась, очень уж не хотелось приступать к реализации седьмого, а особенно - восьмого пункта из своего списка, но выбора не было.
     Пункт седьмой гласил: "Довести объект до такого состояния злости и раздражения, чтобы он выплеснул все обиды и боль в словесной форме", а восьмой - "Довести степень его злости до полной потери контроля над собой и вымещения этих чувств на объекте, вызвавшем их".
     Этот пункт ее несколько страшил, учитывая физическую силу Йарра и степень его обиды и злости, но выбора у нее не было.
     Он должен сломаться, причинить ей боль, он так ужаснется своего поступка, что она возьмет его тепленьким.
     В чем, в чем, а в доведении человека до белого каления и полной потери контроля над собой Ритте не было равных.
     Итак...
     - Ну что ж, если ты такой честный и правильный, почему ты себя не упрекаешь?
   - В чем!? - Йарр был искренне удивлен.
   - В измене. Ты думаешь, я поверю, что когда ты узнал о моей измене, то не попытался мне отомстить? Ведь ты мне тоже изменил, ну признайся, честно скажи: "Я тебе изменил, чтобы отомстить!" Ну, скажи!!!
     Йарр гордо выпрямился:
   - Я тебе не изменял.
   - Врешь, врешь, врешь, нагло и бессовестно. Я видела, я все видела, еще во время того первого полета, - торжествующе воскликнула Ритта.
   - Что ты видела?
   - Все видела. Видела, как ты смотрел на мою сестру, видела, как ты любовался ею!
   - Твою сестру? А причем тут твоя сестра?
   - А притом. Она мне говорила, что ты с нее глаз не сводишь, да я сама видела, как похотливо ты на нее посматривал, как постоянно хвалил, как старался с ней заговорить, лишний раз прикоснуться!
       Бедная Рия! Ритта знала, что несет полный бред, и сестру выбрала козлом отпущения совершенно случайно... а может, и не случайно.
     Йарр никогда не обращал на Рию никакого внимания, относился к ней, как и ко всем остальным членам экипажа, но Ритте надо было зацепить его чувства, и у нее это хорошо получилось. Такие несправедливые обвинения возмутили его, но доказать свою невиновность у него не было никакой возможности, Ритта не слушала его возражений.
   - Как у тебя с ней все прекрасно сложилось - вместе на одном корабле, вместе работаете, вместе спите. И даже совесть не мучает, ведь я же первая изменила, значит, и тебе можно!
   - Я тебе не изменял, - сквозь зубы процедил Йарр. - Ни с Рией, ни с кем.
     Он уже едва сдерживал свой гнев, но все-таки пока сдерживал.
     "Что ж, нажмем еще немного", - весело думала Ритта, радуясь, что ее план сработал.
   - Ты сам мне сегодня сказал, что если женщина недвусмысленно намекает о желании интимной близости, то, согласно вашим культурным традициям, мужчина не в праве ей отказать! А Рия явно недвусмысленно об этом намекала, скажешь, не так?!
     Теперь Йарр попал в свою же ловушку, он с бешенством смотрел на Ритту и не знал, что еще сказать.
     А она, в довершение всего, со злобной безостановочно выкрикивала:
   -Ты лжешь, ты лжешь, ты лжешь, ты лжешь!!!!!
     Поток выкрикиваемых слов прервала оплеуха, что закатил ей Йарр. Ударил наотмашь, но, к счастью, тыльной стороной ладони, видимо, все-таки немного он себя еще контролировал. От удара девушка пролетела два метра и врезалась спиной в стеклянный стеллаж.
     Следует сказать, что Ритта прогнозировала подобное развитие отношений и загодя составляла интерьер, словно декорации в театре. Стеклянной, хрупкой и очень опасной мебели давно не выпускали, ей пришлось немало потрудиться, чтобы раздобыть бьющийся стеклянный стеллаж, но ее усилия того стоили. Предполагалось, что осколками поранит спину, проступившая кровь не оставит Йарра равнодушным, а потом он утопит ее в поцелуях, прощении и сожалении - такой она себе рисовала капитуляцию Йарра.
     ...И вот она на полу, оглушенная ударом, вокруг битые стекла. Осколками ей, действительно, поцарапало спину, она не открывала глаза, ожидая первого поцелуя, но его почему-то все не было и не было.
     Она слегка приоткрыла глаза, чтобы посмотреть, что делает Йарр. Он стоял, повернувшись к ней спиной, и пытался позвонить по телефону.
   - Куда ты звонишь?
   - Хочу вызвать врача и ...полицию.
     Йарр со спокойным высокомерием, в котором не было даже тени любви, смотрел на Ритту.
     В эту секунду она поняла, что проиграла.
     
  
     Глава седьмая
     
     Осознание этого факта накрыло ее такой волной ужаса, что несколько секунд она не могла не только шевелиться, а даже дышать.
     Хотелось спросить, зачем он ее тогда спас, но она боялась услышать ответ... может, в память о тех днях, может, от внутреннего благородства, а может, так он поступил бы даже в том случае, если бы ее на корабле и не было.  
   - Пошли, - вдруг устало сказала Ритта, от истерики не осталось и следа. - Пошли, я провожу тебя до космодрома.
   - Я сам доберусь.
   - Это не обсуждается, я провожу тебя на космодром и дождусь, пока корабль взлетит, - Ритта хотела добавить, что она больше никогда его не увидит, но спазм в горле не дал ей этого сделать. - Со мной бесполезно спорить, я все равно поступлю так, как считаю нужным. Я сейчас оденусь, и мы поедем.
     Ей было так плохо, как никогда в жизни.
     Ритта, словно сомнамбула, подошла к шкафу, надела легкие брючки, потом через голову натянула футболку и присела на корточки, завязывая шнурки на ботинках. На спине сквозь тонкую футболку проступили пятна крови, но она в душе чувствовала такую нестерпимую боль, что боли от порезов не ощущала.
   - У тебя на спине кровь, - совершенно спокойно заметил Йарр. - Необходимо обработать раны и заклеить их, чтобы края ран ровно срослись и не осталось шрамов.
     Ритта, не отвечая, глянула мельком в зеркало на спину, достала темный пиджак и надела, прикрыв пятна.
   - Кровь засохнет и прилипнет к одежде, - снова напомнил Йарр.
   - Постою под душем, потом, когда отмокнет, отдеру, - едва удостоила его ответом Ритта.
      Йарр продолжал настаивать:
     - Пока я не обработаю тебе раны, никуда не поеду!
     Ритта со злостью стащила через голову футболку вместе с пиджаком и швырнула весь этот ком на пол. Достала коробку с лекарствами и повернулась спиной к Йарру.
     "Как долго он возится", - с раздражением думала Ритта. Она едва контролировала себя, мысленно повторяя, словно заклинание: "Только добраться до космодрома, только продержаться, пока его корабль взлетит, я буду плакать потом, все потом, только бы быстрее отправить его".
     Да что же он так долго копается? Его прикосновения жгут кожу. Может, он нарочно издевается над ней, чтобы сильнее помучить?!
     Ритта закусила губу, едва сдерживаясь. Хотелось и плакать, и убить его одновременно.
      И вдруг..., что это? Поцелуй? Она насторожилась, полностью растворившись в ощущениях. Нет, показалось. Такая волна разочарования и огорчения поднялась в душе. Нет! не показалось! Он осторожно, совсем незаметно, целует ее спину, едва прикасаясь губами!
     Не скрывая радостного торжества, она быстро повернулась к нему лицом. Йарр немного смущенно смотрел куда-то вбок.
   - Ты меня поцеловал! - обвиняющее-утвердительным тоном заявила она. Йарр молчал, признавая этот факт. - Йарр, ты меня поцеловал! Ты не сможешь отмолчаться, делая вид, что ничего не случилось!
     Йарр посмотрел на нее, и Риттино сердце подпрыгнуло от счастья.
     Взгляд был нежным и мягким, а, главное, она ощутила эти эмоции. Такая любовь! В ней можно купаться и нежиться, наслаждаясь и блаженствуя.
   - Ты меня любишь!? - полуутвердительно, полувопросительно спросила Ритта и снова посмотрела ему глаза. Ответа Йарра не требовалось. Больше не сомневаясь ни секунды, она обвила его шею руками и получила первый настоящий поцелуй после стольких лет разлуки.
     Это было так... Невозможно подобрать слова. Сказать "приятно" - значит убрать все эмоции, сказать "возбуждающе" - значит убрать эмоциональную нежность, душевное тепло. Но от этого поцелуя кровь забурлила в жилах, закружилась голова.
     Его желание было недвусмысленным и вполне ощутимым. Но Йарр неожиданно отстранил ее и сказал без тени улыбки:
   - Если ты еще раз бросишь меня, я тебя убью.
   - Не убьешь, - засмеялась Ритта. - Я твоя вся, до последней капельки, до последнего вздоха.
      Он зарылся лицом в ее волосы. Ритта прижалась к нему и слушала, как гулко бьется его сердце. Он был счастлив.
     - Почему я раньше не ощущала твоих чувств, и так сильно ощущаю их сейчас?
   - Наши ученые выявили, что ты обладаешь какими-то непонятными для нас способами воздействия на окружающих. Меня научили блокировать это воздействие.
       "Вот гады, - подумала Рита. - И об этом догадались!"
       Но ей сейчас не было никакого дела до рианских ученых, да и вообще ни до кого на свете!
       И вдруг страшная мысль окатила ее, словно ледяной водой. Вдруг Йарр не захочет еще раз разделить с ней свой внутренний мир?
     Она помнила его слова, сказанные тогда: "Если после того, как я впущу тебя в свой внутренний мир, мы расстанемся, то внутри меня будет ощущение такой страшной пустоты, которую нельзя заполнить ничем. Будет невыносимо плохо и больно".
     Тогда она наплевала и на эти слова, и на его чувства, и он испытал в полной мере последствия своего поступка.
     Вдруг он больше не захочет так поступить, вдруг испугается за себя, не желая больше ощутить ту боль?
     Она боялась поднять глаза, чтобы не встретиться с ним взглядом и прочитать свой приговор. Ожидание становилось невыносимым.
     "Будь, что будет, я полностью это заслужила", - решила Ритта и, словно прыгнув с моста в воду, посмотрела ему в глаза.
       Оказалось, Йарр только этого и ждал. Он был таким же, как Ритта - или ничего, или все, до последней крошечки. Ритте он отдал ВСЕ.
       ...Утомленные, они лежали, обнявшись. Вдруг Йарр сказал:
   - Много лет я думал - почему мне так не повезло, зачем я встретил тебя? Теперь думаю, что повезло. Если бы я знал, что все будет так, как сейчас, я бы вытерпел, я бы смог выдержать всю ту боль, но я тогда не знал. Я был не готов к ней. Наверное, именно поэтому мне было так больно, так невыносимо больно. Я не хочу больше такое испытать. Я и сейчас очень боюсь, что такое еще раз повторится. Но какой у меня выбор? Или рискнуть, или больше никогда не увидеть тебя и нести свою жизнь, пока она не закончится. И в ней не будет ничего - ни радости, ни счастья, серое безрадостное существование. Нет, такой жизни я не хочу. Я рискну.
     
     Эти слова Йарра отозвались в ее сердце пронзительной нежностью, и Ритта вдруг подумала - она ведь еще никогда не ласкала Йарра. Сначала считала это излишним, ей было и так с ним хорошо, потом эта долгая разлука. Он ни разу не ощущал изысканных, утонченных ласк.
      Что ж, она ему сейчас покажет мастер-класс.
   - Йарр, положи руки за спину. Лучше, пожалуй, я тебе их свяжу.
   - Зачем?
   - Затем. Пора тебе совершенствоваться в вопросах ублажения любимой, и сейчас я тебя буду учить. Не сопротивляйся. Ты об этом не пожалеешь, можешь мне поверить!
     Глаза Ритты как-то странно засветились, она стала такой маняще-возбуждающей, но это чувство не было духовно-эмоциональным, чувственная страсть - вот точное определение.
     Что в ласках главное? Ощущения? Разумеется. Однако ожидание постоянно ускользающих, отступающих, отсроченных прикосновений делает эти ощущения неизмеримо ярче.
     Этим искусством Ритта владела в совершенстве. Ее мозг всегда холодно и точно отмерял степень наслаждения, а способности фэнта позволяли с помощью этих ощущений превратить наслаждение в оружие, управляющее и манипулирующее мужчинами. Мужчинами, которых она не любила.
     Но Йарру она хотела просто подарить это наслаждение.
     Осторожно, нежно языком по губам. Йарр рванулся ответить на поцелуй, но Ритта жестом приказала ему не шевелиться.
     По подбородку, по шее, слегка поиграть с мочкой уха и вниз.
     По груди, животу, несколько кругов, с легкими поцелуями. Йарр напряг мышцы живота. Подожди, то ли еще будет!
     Теперь медленный спуск, очень медленный, очень-очень медленный.
     Не пытайся ползти вверх, чтобы я быстрее добралась до него.
     Хочешь, чтобы я его всего? Нет, милый, еще не время.
     Сначала кончиком языка, осторожненько, по всей длине. Что-то не сильно извиваешься. Попробуем так же, только по спирали. О, то, что надо!
     Теперь по краешку, каждый раз, делая вид, что вот сейчас весь. Нет, пока и не надейся, и стоны твои жалобные меня не тронут. Я сама знаю момент. Вот он! Теперь ощути, как ему? Нравится? А если я еще языком? Язык мягкий, нежный, обволакивающий. Нравится? То-то.
     Теперь быстро-быстро, теперь медленно, но до самого конца.
     Ну, как?
     ...Йарр лежал на спине. У него не было сил даже пошевелиться. Ритта удобно устроилась рядом:
   - Очень хочется спросить, насколько приятно тебе было, но боюсь услышать ответ в точных, до сотых долей, цифрах!
   - Нет, так я ответить не смогу, - улыбнулся Йарр, но Ритта почувствовала небольшую заминку.
   - Ты что, - со змеиным шипением в голосе спросила Ритта, - подсчитываешь, сколько дней подобного наслаждения ты недополучил?!
      Йарр имел совесть покраснеть.
     ...Он вздрогнул во сне. Ритта поняла, что ему снится что-то плохое и неприятное.
     Это была уже ее парафия. Она прикоснулась губами к его лбу, и все силы направила, чтобы слиться с ним эмоционально, ощутить его чувства и душевные тревоги.
     Так и есть, видно ему снова снится суд, ему зачитывают приговор. Ритта поежилась от холодного неприятия судей и обвинителей.
     И тогда она закрыла, укрыла его волной любви, нежной и горячей, сильной и страстной, все заглушающей, облегчающей боль, дающей силы и защиту.
   Он задышал ровнее, ощущение одиночества и тоски отступило и исчезло совсем, такая радость, такое спокойствие наполнило его сердце...
       ...Счастье переполняло Ритту, ей надо было с кем-то поделиться, она тихонько выскользнула из спальни и, набросив халат, позвонила Грегу. Тот, видимо, уже давно ждал ее звонка, был насторожен и обеспокоен, а увидев лицо Ритты с громадным синяком на щеке, вообще испугался.  
   - Что с твоим лицом?!
     Ритта и не думала скрывать правду, ей было весело, и море по колено.
     - Что, что? - передразнила она. - Неужели непонятно? Мы с Йарром выясняли отношения.
   - Он жив?! - ахнул Грег без тени сарказма или иронии, от Ритты он ждал худшего.
   - Спит. Мы помирились, мы будем вместе.
     На лице Грега расплылась улыбка.
   - Все-таки ты своего добилась!
   - Угу.
   - Но как? Ведь дело же не в сексе?
     - Ты еще маленький, чтобы слушать такие рассказы, - шутливо оборвала его Ритта. - Я хочу поехать с ним к морю. Это возможно, его еще не ищут?
     - Отдыхайте на здоровье. Кстати, на Западном побережье - соревнования серфингистов. На них стоит побывать. Волны высотой до двадцати метров, зрелище невероятное.
   - Они катаются на досках, в которые вмонтировано антигравитационное устройство, так можно даже по воздуху пролететь несколько десятков метров.
   - Это смотря какой силы будут волны. Если зазеваешься, никакое устройство не спасет. Сколько гибнет или калечится во время таких соревнований.
   - Понятно! Тебе надо, чтобы мы с Йарром там были. Так и скажи. Незачем меня уговаривать.
   - Если честно, то да. Кое-кто хотел бы видеть воочию, что у вас с Йарром все хорошо.
   - Мы будем.
     ...Погода была прекрасная, место они выбрали замечательное. Ритта послала Йарра купить им бинокли и что-нибудь вкусненькое. Сама же она расчищала место для небольшого двухместного, почти невесомого диванчика, который они привезли с собой.
     Девушка была полностью поглощена этой работой, когда раздался звонок.
    Звонил Грег:
   - Ритта, глянь хоть разик на Йарра, он смотрит, смотрит на тебя, а ты, как полено бесчувственное, занимаешься только собой!
     Ритта тут же выпрямилась и нашла глазами Йарра в толпе. Он так ждал ее взгляда, так посмотрел ей в ответ, что Ритте стало стыдно. Ну почему она всегда невнимательна к таким важным мелочам?
     Чтобы стереть неприятные эмоции, Ритта "вызверилась" на Грега:
   - Ты, что следишь за нами?!
   - Не слежу, а присматриваю, - поправил Грег. - От тебя можно ожидать чего угодно, я не хочу рисковать своей карьерой из-за твоих капризов. Если ты снова выкинешь какой-нибудь фортель, я хочу быть наготове, в случае чего поддержать Йарра, помочь ему в чужой обстановке.
   - Не выкину, уже не выкину. Я так его люблю, что, возможно, моей любви Вам надо еще больше бояться, чем нелюбви.
     ...Было так хорошо. Ритта потянулась к Йарру, прекрасно зная, что тот не любит прилюдно демонстрировать чувства, но сейчас он покорно ответил на поцелуй. Ритта понимала - этот жест лучше, чем любые слова, рассказал тем, кто за ними наблюдал, об их отношениях.
     Ритта показывала ему самые любимые места. Понимая и уважая его чувства, не принуждала его прилюдно их демонстрировать. Легкие прикосновения в течение дня, вот и все.
   Уставшие, возвращались домой.
   - Когда же мы, наконец, доберемся? - ныла Ритта.
   - Еще примерно двести пятьдесят шагов, - ответил Йарр.
   Ритта ужаснулась:
   - Зачем ты считаешь шаги?!
   - Я считаю, через сколько шагов... - он замолчал, но и так стало понятно: "Через сколько шагов мы останемся вдвоем".
     ...Ритта проснулась в холодном поту. Сердце колотилось от страха. Ей приснилось, что рианцы забрали у нее Йарра. Она с ужасом поняла, что это легко может случиться и в действительности.
   - Грег, я хочу, чтобы мы с Йарром поженились, как это сделать?
   - Ты хочешь, чтобы он обрел статус гражданина?
   - Да.
   - Ритта, Вы утонете в бюрократических проволочках. Рианцы не подписали необходимые документы о вхождении в наше сообщество, где бы они признавали наши законы над своими собственными, и неизвестно, когда вообще подпишут.
   - Что делать?
     Грег подумал.
   - Знаешь, существует закон: командир звездолета имеет право засвидетельствовать брак на борту своего корабля вместо нотариуса, и этот брак считается таким же законным, как и любой другой, заключенный на любой планете.
   - То, что надо!
   - Остается только найти капитана звездолета, который согласится на подобную авантюру.
     Ритта даже не сочла нужным беспокоиться о такой ерунде, она знала, чего хочет, значит, преграда будет преодолена.
     
     
      Глава восьмая
     
     
     Ритта и Йарр были женаты уже двенадцать дней.
     У нее как-то незаметно прошло и волнение, и эйфория, реальное настоящее предстало во всей своей неприглядности.
     Нет, она не разлюбила Йарра, наоборот, находясь рядом с ним, чувствовала себя день ото дня счастливее, он был частью ее самой, ее лучшей частью.
     Однако Ритта категорически не хотела проводить свою жизнь в космическом звездолете, не зная, куда себя деть и чем заниматься во время долгих полетов. И что, если снова возникнет такая ситуация, и Йарру придется выбирать между спасением ее жизни и жизнями экипажа? А о том, чтобы отпустить Йарра самого, не могло быть и речи, вновь расстаться с ним было бы для нее равносильно самоуничтожению.
     Никаких полетов, ей нужна твердая почва под ногами и в прямом, и в переносном смысле! Его народ ее не примет, что ж, звездных систем и планет множество. Хотя бы та, где она купила домик.
     Где жить, в конце концов, не так уж и важно, главный вопрос - чем ему заниматься? Она, конечно, вполне могла бы прокормить их обоих, но Йарр, обладая такими знаниями, не захочет подобного унизительного существования, да у нее и язык не повернется предложить ему нечто подобное.
     Йарр умен, вероятно, честолюбив, хотя тщательно это скрывает, умеет организовывать и руководить, смел и решителен, отвечает за свои поступки - что придумать для него? Ритта день и ночь ломала голову над этими вопросами, стараясь, чтобы Йарр не почувствовал ее беспокойства.
     У него математический склад ума, он умеет четко излагать свои мысли. Его формулировки не вызывают разночтений, к тому же честен до маразма, беспристрастен и искренен. С такими качествами, по мнению Ритты, прямая дорога в Правительство.
     Конечно, портфель министра не получить, бескомпромиссность - не лучшее качество политика. Но вот, например, работать в каком-нибудь комитете, уточняющем формулировки принимаемых законов, согласовывающем все юридические тонкости - это то, что надо!
     Но как туда пробиться, не имея связей и денег?
     Снова к Грегу.
   - Кто может помочь Йарру?
   - Только премьер-министр Правительственного кабинета.
   - Как на него выйти?
   - Никак, сама понимаешь, что в этом я помочь тебе не смогу, да и никто не сможет, премьер - слишком большая величина.
     Разговор Ритту очень огорчил, но и только. Она уже знала, чего хочет, а, значит, возможность будет найдена.
     Сначала собрать всю информацию - и о нем, и о его окружении, и даже о родственниках.
     Вот это удача! Племянник премьер-министра состоит в клубе "120" и постоянно принимает участие в публичных дискуссиях.
     Члены клуба "120" - интеллектуальная элита общества. Закрытый клуб, попасть в него почти невозможно. Еженедельно устраивается нечто вроде турнира, желающие состязаться с кем-либо из членов клуба подают заявку на участие в дискуссии, предварительно внося достаточно большую сумму за удовольствие поучаствовать в словесной баталии.
     Никаких оскорблений, никакого перехода на личности, аргументы против аргументов - кто быстрее сможет запутать противника в его же собственных доводах, доказав, что он противоречит сам себе.
     Ритта искренне верила, что Йарр умнее всех членов клуба "120", причем, вместе взятых. Он, даже если и не победит в диспуте (по независящим от него причинам, например, из-за несправедливости судейства), все равно сможет с достоинством продемонстрировать свой ум и способности, а там как знать...
     У Ритты имелась необходимая сумма для взноса, осталось заручиться согласием Йарра.
   Она начала издалека. В один из дней осторожно, словно случайно, подсунула ему список тем ближайших диспутов и самым невинным голосом поинтересовалась, на какую бы из них он мог вести дискуссию, выдвигать какие-то свои аргументы, разбивая аргументы противника, приводя доказательства и отметая доказательства оппонента?
   - Посмотри внимательно, только не торопись. Это очень важно, я потом тебе объясню, зачем.
     Йарр удивился вопросу, но послушно изучил список, выбрал несколько тем. К Риттиной радости, в дискуссии по одной из них как раз и будет принимать участие племянник премьер-министра.
   - Йарр, я хочу, чтобы ты принял участие в публичной дискуссии вот по этой теме.
   - Почему именно по этой?
   - Потому что твоим оппонентом будет человек, который мне очень нужен.
   - А если я не смогу победить?
   - Победа не так уж и важна. Я хочу, чтобы ты произвел на него впечатление, и он пригласил бы нас к себе в гости.
     Йарр внимательно прочел имеющуюся информацию о своем возможном сопернике.
   - Думаю, я не имею морального права участвовать в такой дискуссии.
     Ритта чуть не подпрыгнула:
   - Это еще почему?
   - Мое IQ почти на десять единиц выше, чем у него. Это неэтично. Я должен выбирать равного мне противника.
     Возмущению Ритты не было предела.
   - Во-первых, никто не заставляет тебя говорить правду о своем IQ. Во-вторых, у него такой опыт словесных баталий, что твое IQ не очень-то и поможет. В-третьих, это единственный способ до него добраться!
   - Зачем он тебе?
   - Победишь в дискуссии, тогда и поговорим!
     Она немедленно отправила заявку на участие.
     Обычно желающие поучаствовать в дискуссии брали себе псевдоним. Ритта не стала этого делать, тем более, что звание Йарра "Командор", уже звучало, как псевдоним.
     Через несколько часов Йарру позвонили, и, задав несколько вопросов, приняли его заявку на участие в диспуте. Рита внесла деньги.  
   - У нас одна неделя, чтобы ты смог подготовиться к этому диспуту.
   - Хорошо. Я подберу материалы по этому вопросу...
   - Какие материалы?! - возмутилась Рита. - Ты пойдешь на курсы, где учат вести дискуссии!
   - Но меня учили.
   - Забудь. Твои знания в этом вопросе ничего не значат. Впрочем, сам убедишься.
       ...Первое занятие.
     - Самое главное - вычислить психологический тип оппонента. Их всего несколько, и они не зависят от умственного развития. Каждый тип имеет свои сильные и слабые стороны. Сильные стороны необходимо обходить. На слабые давить. Это основной принцип дискуссий.
   - А разве выяснить истину - не главное? - удивился Йарр.
   - Истина, совершенно не важна! Самое важное - настоять на своей, пусть даже ошибочной точке зрения, заставив собеседника принять ее и используя для этого все средства. Если нет аргументов, можно вставить какое-нибудь саркастическое замечание, выводящее противника из равновесия. Давайте попробуем.
     Это был не спор, а "избиение младенцев", и младенцем был Йарр. Любой его логический вывод бессовестно искажался, а когда он пытался его защитить, в ответ слышал новые доводы, совершенно уводящие от темы, но выставляющие его самого в глупом невыгодном свете.
     Йарр проиграл.
   - Это не диспут, - возмущался он. - Вы не приводили доводы, Вы искажали факты и не признавали этого.
   - А зачем мне признавать факты и, тем самым, свое поражение? Я хотела победить, и я своего достигла.
   - Я так не смогу, - уныло признал Йарр. - Я могу опираться только на знания и уверенность в правильности своих выводов.
   - Значит, Ваши шансы выиграть диспут ничтожны.
     Ритта не сдавалась:
   - Ничего, Йарр. Мы все равно попробуем, а там как будет, так и будет.
     Йарр уже не считал, что нарушает нормы этики, его уверенность в себе существенно поколебалась.
     ...И вот, этот день настал.
     Ритта, как опытный тренер, давала последние советы своему подопечному:
   - Насколько я понимаю характер твоего соперника, то твой псевдоним "Командор" сразу вызовет в нем раздражение.
   - Почему? Это мое звание.
   - Он этого не знает и посчитает такое имя невероятно напыщенным, и, значит, он сразу захочет поставить тебя на место, поэтому бросится в атаку. Этот момент - самый опасный. Ты не должен отступить. Твой козырь - точные формулировки, ты всеми силами должен перевести дискуссию в плоскость математических выражений и формул. Тут тебе нет равных. И еще. Если все пойдет, как я думаю, то он спросит тебя: "Вы написали, что Ваше IQ - 180?" Ты ответишь: "Я написал: выше 180". Он уточнит: "185?" Ты не отвечай, он поймет, что выше. Только потом ответишь.
   - Зачем такие сложности?
   - Не спрашивай, а делай, как я прошу.
       Этот диспут вошел в историю!
       Йарр был спокоен и сосредоточен. Соперник Йарра, раздраженный до предела тем, что уже столько времени не может переломить ход дискуссии в свою сторону, жестко произнес:
   - Хочу извиниться, обычно в диспутах я не применяю математические формулировки, которые могут быть непонятны моему оппоненту, но, поскольку наша дискуссия зашла в тупик, я вынужден к этому прибегнуть в качестве последнего аргумента. К сожалению, Вы только на слово можете поверить мне, что эта формулировка точна.
     Йарр в знак согласия слегка наклонил голову.
       Формулировка была длинной, сплошь состоящей из математических терминов и звучала невероятно убедительно.
       Ритта мысленно захлопала в ладоши: "Попался, гад! Сейчас Йарр тебе врежет!"
       Так и произошло. Йарр внимательно выслушал, потом, чуть подумав, возразил:
   - Вы привели доказательство, касающееся статически неподвижной точки, но, поскольку точка совершает колебательные движения, то, с учетом расстояния, искажение отраженной волны будет...
     Противник Йарра, не мигая, смотрел на него, потом демонстративно ввел необходимые данные в компьютер, посмотрел на результат и, пораженный увиденным, спросил:
   - Вы смогли просчитать вероятность искажения до тысячной доли?
     Йарр молчал.
     Тогда его соперник нажал красную кнопку, признавая свое поражение, и почти враждебно спросил:
   - Вы написали, что Ваше IQ - 180?
   - Я написал, что выше 180.
    - 185?
     Йарр молчал.
   - 190?
   - Сто девяносто четыре и шесть десятых, - уточнил Йарр.
   - Я знаю всех людей, имеющих IQ выше 190.
   - Я - рианец.
     Наступила тишина, противник Йарра внимательно смотрел на него.
   - Вы назвали себя "Командором"?
   - Да, это мое звание в рианском звездном флоте "Командор Йарр".
   - Это Вы просчитали за секунды градус разворота корабля, не допустив тем самым гибели экипажа?!
     Йарр утвердительно кивнул.
   - Вот это да! - от недоброжелательности оппонента не осталось и следа, он вскочил, протянув руку Йарру. - Проиграть такому противнику - честь для меня. А Вам не кажется, что это не совсем честно - выбрать соперника значительно слабее себя?
     Йарр, чувствуя правоту этих слов, тут же начал оправдываться.
     - Я пошутил, Вы правильно поступили. По традиции нашего клуба проигравший устраивает банкет в честь победителя. Я пришлю Вам приглашение.
   - Я с женой.
   - Приглашение будет выслано на двух персон.
     ...Едва противник Йарра вернулся домой, как ему тут же позвонил дядюшка:
   - Это твой первый проигрыш?
   - Я это проигрышем не считаю. Проиграть рианцу - честь.
   - Я как раз и звоню по этому поводу. Я хочу, чтобы ты меня с ним познакомил. Он нам нужен. До сих пор мы не смогли установить никаких контактов с представителями этой цивилизации, я хочу поговорить с ним в неформальной обстановке.
   - Ты хочешь приехать в клуб?
   - Нет, тогда мой интерес будет слишком заметен. Знаешь что, а пригласи его ко мне в поместье. Я дам банкет в его честь.
   - Он будет с женой.
   - Это не важно.
     ...Когда Ритта получила приглашение, то даже присела от неожиданности. Да о таком повороте она и не мечтала, вернее, именно об этом она и мечтала, но не надеялась, что это произойдет настолько быстро.
     Уже появилась информация об этом банкете. Когда Ритта увидела количество приглашенных, она поняла, что в честь Йарра готовится нечто грандиозное.
     Теперь самое важное - не ударить в грязь лицом. Они должны выглядеть достойно.
     Когда-то она общалась с людьми, у которых были большие деньги, теперь ей предстояло столкнуться с кругом людей, у которых была власть.
     Только на первый взгляд казалось, что деньги и власть неразделимы, и люди, ими обладающие, принадлежат к одному и тому же кругу. Кое в чем это утверждение было верным, но оно является ошибочным в главном. Круг богатых бездельников, не знающих, куда себя деть, очень сильно отличался от круга целеустремленных, энергичных, знающих, чего хотят, рвущихся к своей цели людей, не останавливающихся ни перед чем. Но только они обладают реальной властью, и именно среди таких людей Ритта хотела бы видеть и Йарра.
     Десять дней подготовки пролетели, словно один день.   Косметические салоны и для нее, и для Йарра.   Йарру хорошо, он наденет свою форму, а что надеть ей?
     Ритта тяжко вздохнула, для такого случая придется пожертвовать своим самым большим сокровищем. На этом банкете она будет в платье, имеющем собственное имя - "Мерцающий Дракон". Это платье создал специально для нее Охимото, это был его последний шедевр.
     Это платье можно было назвать хамелеоном, только, в отличие от настоящего хамелеона, оно могло менять не только цвет, но и частично форму, в зависимости от эмоционального состояния своего владельца.
     Та же самая идея, что и в создании комнат для снятия эмоционального стресса - так же микрокомпьютер считывает нервные импульсы и передает данные светодиодам, вмонтированным в нити ткани. Платье изготавливается для конкретного человека и реагирует только на его импульсы. Виртуальные изменения платья зависят от фантазии и вкуса дизайнера. Охимото был гением, все его творения признаны шедеврами и стоили баснословно дорого.
     У Ритты было три платья, созданные Охимото. Два из них она уже надевала, еще когда была с Солом, третье, самое невероятное, до сих пор еще никто не видел. И вот подходящий случай представился.
       ...Вот они с Йарром поднимаются по широкой лестнице - платье лазурного цвета, с воздушным длинным шлейфом. Их представляют премьер-министру, он приветлив и любезен, не ожидал, что жена Командора столь красива и изыскана.
     И тут раздался наглый, явно вызывающий на ссору голос. Ритта мгновенно узнала его.
     Это ее подруга из той, прошлой жизни с Солом. Мия, всегда смертельно завидовавшая Ритте.
   - Где же ты, милочка, нашла такого дизайнера-идиота, не побоявшегося своровать и нагло выставить на всеобщее обозрение чужую идею, выдавая ее за свою?
      В ту же секунду нежно-голубое платье стало черным, золотые искры гнева полыхнули по нему, виртуальный шлейф вдруг скрутился в хлыстообразный хвост, который, дернувшись несколько раз, вполне осязаемо щелкнул по мраморному полу, а потом обвил ноги своей хозяйки.
     Ритта успела сжать руку Йарра, чтобы он ничего не предпринимал, потом несколько лениво обернулась и откровенно вызывающе посмотрела в лицо своей давнишней подруги. Окинув почти презрительным взглядом ее наряд с головы до ног, криво усмехнулась:
   - Неплохое платьице, - а потом, не сдерживая себя, прошипела: - Только мое в тысячу раз лучше! Впрочем, как и всегда!
     Только сейчас Мия узнала ее:
     - Риттка Сола! - взвизгнула она, а потом завизжала еще громче: - Риттка Сола в том самом знаменитом платье Охимото "Мерцающий Дракон"!!!
     А потом... бросилась ей на шею:
   - Как же тебя не хватало, как же без тебя было скучно!
   - Теперь я - Ритта Йарр. Познакомься - мой муж, он - рианец!
     Как по команде, Ритту и Йарра окружили вниманием и участием. С этой секунды они стали частью этого круга.
     ...Премьер-министр подошел к Ритте.
   - Я так понимаю - все не случайно, Вы чего-то хотите?
     Ритта утвердительно кивнула.
   - Я хочу, - твердо сказала она, - чтобы мой муж возглавил комитет Согласования.
     Премьер-министр присвистнул:
   - А Вам палец в рот не клади, - с минуту обдумывая ее просьбу. - Хорошо, он получит эту должность.
     Ритта победно улыбнулась, платье полыхнуло алым цветом.
     Премьер-министр подошел к Йарру:
   - Я хочу предложить Вам возглавить один из комитетов, а точнее - комитет Согласования.
     Йарр был бы не Йарр, если бы честно не предупредил:
   - Если Вы хотите доверить мне этот пост потому, что я рианец, то хочу сказать - есть рианцы более достойные, чем я.
     Премьер-министр хмыкнул, потом жестко сказал:
     - Даже если они в десять, в сто раз достойнее Вас, этот пост все равно займете именно Вы.
     Когда Йарр передал Ритте этот разговор, она только счастливо вздохнула:
   - Жизнь продолжается!
  

Оценка: 6.39*71  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Межзвездный мезальянс. Право на ошибку" С.Ролдугина "Кофейные истории" Л.Каури "Стрекоза для покойника" А.Сокол "Первый ученик" К.Вран "Поступь инферно" Е.Смолина "Одинокий фонарь" Л.Черникова "Невеста принца и волшебные бабочки" Н.Яблочкова "О боже, какие мужчины! Знакомство" В.Южная "Тебя уволят, детка!" А.Федотовская "Лучшая роль для принцессы" В.Прягин "Волнолом"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"