Чугунов Николай: другие произведения.

[outdated] Серебряная доля

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Продавай произведения на
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Версия 2004. Без глоссария.


  -- Пролог
  

Счастье - это когда желаемое совпадает с неизбежным.

  
   Трехсотлетнее здание экономического университета гордо упиралось в лазурное небо шпилями башен с развевающимися флагами, на которых гордо размахивал крыльями имперский сокол и довольно скалился университетский волк. Праздничные транспаранты и знамена стыдливо прикрывали сахарно-белые латки на темных серо-коричневых стенах обители знаний, оставшиеся от Смутного Времени, а на месте снесенной в это же время "за неуважение к венценосцу" Рыжей Башни были уже развернуты банкетные столы для высокопоставленных особ, пожелавших присутствовать на вручении дипломов.
   Выпускники в светло-серых мантиях весело толпились на дальнем конце поля для лапты, оживленно обсуждая планы на будущее и предстоящее распределение, а зрители постепенно рассаживались на трибунах, радуясь отличной погоде. Руководство университета, и, что казалось более важным, сам император со свитой еще не прибыли, и наиболее смелые или запасливые из выпускников без ложной скромности рассаживались на шелковистой травке.
   - Присядем? - одна из девушек махнула роскошной гривой каштанового цвета, заплетенных в добрый десяток косичек. Бесформенный серый балахон, казалось, сдался под напором ее очарования и в меру своих невеликих возможностей старался подчеркнуть округлые формы владелицы.
   - Запачкаемся, - подруга с сомнением покачала головой, рассыпав по плечам переливающийся на солнце водопад иссиня-черных волос и попытавшись одернуть чересчур просторную, но коротковатую для нее мантию, - если б подложить что-нибудь...
   В ответ девушка хитро ухмыльнулась и извлекла из-под балахона кусок свернутой мешковины.
   - Я еще в прошлом году об этом подумала, - засмеялась она, присаживаясь на подстилку, - ноги-то не казенные!
   Подруга, улыбнувшись, села рядом. Внезапно солнце, ласково взиравшее на эту картину, заслонила черная тень, и раздался голос.
   - Сийри, подвинься, я тоже сяду, - это был широко известный в институте и за его пределами халявщик, про которого, в частности, ходила легенда, что он в жизни не написал ни одного конспекта и ни одной работы, а лишь пользовался плодами чужого труда. На этом он однажды и погорел - не удосужившись проверить исходный текст, который был написан от лица девушки, так и сдал работу, получив за нее давно всеми ожидаемый черный шар. Шатенка возмущенно передернула плечами.
   - Мы любим сидеть удобно, - в подтверждение своих слов она похлопала ладонью по нагревшейся на солнце мешковине, - так что ты, друг, - подруга издала сдавленный смешок и ткнулась в плечо девушки, - в пролете. Может, на следующий год...
   Парень, было, набрал в грудь воздуха для ответной тирады, как со стороны здания университета послышался хриплый бас Останца - самого большого колокола во всем Киричевске и, по легенде, отлитого еще на коронацию Ивены I - основательницы Книжаничской империи. Сразу вслед за этим раздался мелодичный перезвон колоколов в Северном Пределе - это всегда было знаком приближения венценосной особы.
   - Едет, - мгновенно вскочила шатенка и затеребила подругу, - Нита, слышишь, едет же!
   Та неторопливо поднялась, и налетевший ветерок вздул мантию легким пузырем, показав окружающим, что балахон был, скорее, коконом прекрасной бабочки.
   - Успеем, - улыбнулась она подруге. Та недоверчиво хмыкнула и, аккуратно свернув мешковину в рулон, сунула его куда-то под балахон. Нита скептически окинула взглядом потолстевшую в талии подругу и спросила, - а не вывалится?
   - Обижаешь, - хмыкнула Сийри, продемонстрировав мешковину, крепко прихваченную к талии веревкой, - испытанный способ, - и она, иронически улыбаясь, щелкнула себя по горлу. Нита расплылась в улыбке.
   Тем временем, судя по оживлению на трибунах, император уже подъехал и сейчас как раз расположился в ложе. Девушки со своего места отлично видели веснушчатое лицо в обрамлении светло-русых волос, скромную "походную" корону и нервно вздрагивающие на парапете бледные руки. За плечом юного императора темнела фигура регента - могучего мужчины, чем-то неуловимо похожего на медведя, его черная с проседью борода шевелилась - видимо, Бональд выдавал Олесу последние распоряжения.
   Вдруг звонко запели фанфары, и под звуки государственного гимна на зеленый газон вышла группа людей в темно-серых и черных мантиях - это был ректор, деканы факультетов и несколько старших преподавателей. Они подошли к столу, на котором громоздились пачки уже проштампованных удостоверений личности и стопки конвертов с билетами и подъемными и встали полукругом, так, что старшие преподаватели оказались по краям. Выпускники выстроились в относительно ровные линии и застыли. Ректор откашлялся, взял в руки тускло поблескивающий кристалл, и тут же его голос наполнил гулкую чашу стадиона.
   - Ваше Величество, уважаемые дамы и господа! Я рад вас приветствовать на празднике, посвященном очередному выпуску нашего университета. Приятно, что этот, 1675 год был отмечен...
   - Все, минимум, на полчаса речь, - прошептала Сийри Ните, та фыркнула.
   - Может, за булочками сбегаем, пока он закончит, - девушка закашлялась, сдерживая смех, - а то у меня уже живот сводит.
   - То ли еще будет, - обнадежила девушку подруга, - еще и деканы будут выступать, вот увидишь.
   - Разговорчики в строю! - послышался недовольный шепот откуда-то сзади. Сийри слегка повернула голову и увидела, что источником недовольства была высокая, длиннее сажени, девушка, учившаяся в параллельном потоке. Однако все знали, что ее голубой мечтой была армейская служба, и диплом она получала только для призыва в любимую армию - пусть и в качестве бухгалтера финслужбы, - вы на церемонии или где?
   - Так не в армии же, - хмыкнула Нита и внезапно заметила, что челюсти будущей опоры и защиты всего народа Книжаничской Империи движутся даже тогда, когда сам рот закрыт, - а что, Дженна, жевать в строю можно?
   - Так я ж не в первом ряду, - резонно заметила девушка и, ничуть не стесняясь, с сочным хрустом вгрызлась в прошлогоднее яблочко, до этого скрытое где-то в недрах серой мантии, но, увидев, как Нита жадно сглотнула слюну, Дженна выудила еще парочку и метнула их подругам, - нате, помните мою доброту!
   Сийри ответила благодарным кивком и хотела ответить, однако, уловив в речи ректора нотки, характерные для торжественного финала, сунула подарок в подмышку и приготовилась аплодировать.
  -- * * *
   - Всего два декана осталось, - шепнула Сийри Ните. Та мучительно закатила глаза, и что-то беззвучно прошептала.
   Этап поздравлений уже тянулся второй час. Некоторые выпускники, искренне завидуя зрителям на трибунах, тихо ускользнули от недреманного ока начальства и снова уселись, свято соблюдая принцип, что ноги - не казенные.
   Наконец, поток славословия со стороны администрации университета стих, и фанфары снова грянули гимн. На сей раз все, включая императора, встали и внимательно дослушали мелодию до конца.
   Император от праздничной речи воздержался, и нетерпеливо махнув рукой, распорядился переходить к основной части торжества. Ректор кивнул и начал вызывать вчерашних студентов по одному.
   - Алинтери, Сийрике! - разнесся над зеленым полем звучный голос. Сийри глубоко вздохнула, как перед прыжком в холодную воду, и пошла к ожидающим ее у стола людям, стараясь не сорваться на бег.
   - Поздравляю вас, - старший преподаватель выглядел усталым. В руку девушки ткнулась прохладная книжица и конверт, издавший интригующее шуршание, - распишитесь здесь.
   - Спасибо, - Сийри изобразила свою роспись в любезно указанной графе, мимоходом удивившись сумме подъемных, и тут же попала в объятия ректора и декана своего факультета, - спасибо, спасибо, - повторила она, уже не слушая традиционных поздравлений, и, почувствовав, что ее наконец-то оставили в покое, быстро посеменила к кажущейся отсюда монолитной группе выпускников под призыв "Арвентай, Дженна!".
   - Лоб вытри, - посоветовала Нита, встретив подругу, - с тебя аж течет.
   - Кошмар, - выдохнула та, - волнуюсь, как абитуриентка. Неужели это все?
   - Нет еще, - хихикнула та и напряглась, услышав призыв ректора "Ортадо, Нитаали!", - документы не потеряй, я скоро.
  -- * * *
   - Ты права, - вдруг сказала Нита, когда подруги уже покинули стадион, - нервничала, как первокурсница, - подруга невесело усмехнулась, - чем займемся?
   - По домам, наверно, - вздохнула Сийри, - а потом, - она нашла взглядом часы, на башне, произвела в уме какие-то подсчеты и улыбнулась, - а через час я за тобой зайду, и расслабимся! Даром, что ли, нервничали?
   - Только без фанатизма, - назидательно покачала головой подруга, - и давай лучше прямо сейчас выясним, куда и когда мы едем, а то были, понимаешь, инциденты...
   - Я просила нас не разлучать, - пожала плечами девушка, перелистала свое удостоверение и хмыкнула, - горное предприятие "Хозяйка". Вот и билеты - кошмар - и поездом, и морем добираться. Кстати, отъезд послезавтра.
   - Аналогично, - Нита с улыбкой выудила из своего конверта документы с таким же местом назначения, - интересно, кто-нибудь еще едет с нами?
   - Вряд ли, - хмыкнула Сийри, - даже по двое в одно место - большая редкость. Ладно, побежали, а то все будет забито!
  -- * * *
   - Мест нет, - мрачно ответил пузатый швейцар, почесывая волосатый живот сквозь дырку в потертом жилете, бывшую когда-то часовым кармашком.
   - Как это нет? - возмутилась Сийри, успев увидеть за спиной бдительного стража как минимум три совершенно свободных столика, - я же вижу!
   - Они заказаны, - буркнул швейцар, ныряя внутрь и прикрывая за собой дверь.
   - Нет, ну ты видела? - возмущенно обратилась девушка к подруге, - врет и не краснеет!
   - Скорее, не "Мест нет", а "Студентов пускать не велено", - с горькой улыбкой ответила Нита, - и, заметь, это уже пятое заведение!
   Сийри согласно покивала, и вдруг ее глаза просияли, а она сама возбужденно зашептала.
   - А что это нас на одних трактирах заклинило? Пошли в общагу - фактически, дома будем!
   Нита сперва хотела добавить, что в этом случае, скорее всего, пропито будет все, что только можно, но потом поняла, что альтернативы все равно нет, и согласно махнула рукой. Однако этим планам также было не суждено сбыться - к этому же кабачку решительно сворачивала компания с Дженной во главе, жаждущая развлечений прямо здесь и сейчас.
   - Чего не заходите, - тут же закричала она, - мест, что ли, нет? Елки, десятый кабак уже!
   - Есть места, - вздохнула Сийри, - но нас там, похоже, не ждут.
   - Минутку, - успокаивающе заявила Дженна, и, стряхнув со своего плеча белобрысого парня сходных габаритов, мягко, но очень решительно подтолкнула его к дверям, - давай, Мелик, покажи им сервис.
   Мелик послушно кивнул, и, выудив что-то из внутреннего кармана своей куртки, легонько постучал в дверь. Та сразу же распахнулась, но при виде Ниты, Сийри и прочих попыталась сразу же захлопнуться. Парень ловко придержал ее начищенным ботинком, сунув прямо под нос швейцару что-то блестящее, крепко зажатое в кулаке. Тот сразу сник и отпустил дверь.
   - Порядок, - констатировала Дженна, - гуляем!
  -- * * *
   - Счастливо, Дженна, - сутолока у общежития не располагала к долгим прощаниям, - счастливо, ребята!
   Вместе с Дженной уезжала добрая половина курса - бурно развивающийся север требовал много людей, в отличие от ленивого юга. Кроме того, по странному стечению обстоятельств, только у девушек билеты были на день позже, чем у остальных, и Нита с Сийри поняли, что провожать их будет некому.
   - До свиданья, - теплые ладони Дженны ласково легли на плечи девушкам, - глядишь, и свидимся! Пишите отцу - он даст вам мой адрес, как устроюсь, обязательно пишите!
   - Хорошо, - кивнула Нита, - напишем.
   - Вот и отлично, - улыбнулась Дженна, в ее глазах стояли слезы, - ладно, побежала я, - и, подхватив внушительных размеров сумки, она побежала к ожидающей ее коляске.
   - Счастливо, - прошептала Сийри, - счастливо.
   - Последний день, - вздохнула подруга, - ладно, пошли собираться. Мне еще комнату сдавать. А завтра в пять вечера уже и отъезд.
   - Мои готовят что-то, - отозвалась девушка, - какой-то сюрприз. Может, зайдешь?
   - Нет, спасибо, - улыбнулась Нита, - я выспаться хочу. Завтра зайду - от тебя до вокзала ближе.
   - Тогда до завтра, - согласилась подруга, - пошли собираться...
  -- Вокзал уходит
  

Стремитесь обалдевать знаниями!

  
   Раскаленное солнце сияло в ослепительно синем безоблачном небе. Громада вокзала, выстроенного по последнему слову техники, переливалась бесчисленными окошками, нависая над городом. Паровозные дымы, выбиваясь из массы вентиляционных шахт, забиравших гарь с удобных крытых платформ, придавали всему сооружению вид горящего муравейника, и толпы людей, беспорядочно снующих вокруг зиккурата, лишь усиливали это впечатление.
   Любопытная синичка, презрев людскую суету, подлетела к одной из открытых форточек и отважно заглянула в душную темноту. Внутри царила та же суета, что и снаружи - по многочисленным открытым и закрытым галереям озабоченно сновал народ, потный человечек в углу зала регулярно что-то устало бубнил в жестяной рупор, многочисленные торговки яростно распродавали свои товары - короче, жизнь била ключом, создавая в воздухе неумолчный монотонный гул. Внимание синички привлекли люди, стоявшие на самой верхней галерее, прямо под стилизованной стеклянной пирамидкой. Птица дернула крыльями, перелетела на перильца, поближе к интересной парочке и, демонстративно попрыгав, многозначительно пинькнула.
   Две девушки, брюнетка и шатенка, удивленно повернулись на звук, потом шатенка ласково улыбнулась, видимо, вспомнив нечто очень приятное и, отщипнув кусочек от булочки, которую она теребила в руках, кинула хлебный шарик отважному представителю семейства воробьиных. Синичка удовлетворенно прикрыла один глаз, после чего спрыгнула на пол и вдумчиво начала потрошить предложенную еду.
   - Вот и закончена наша учеба, - с каким-то оттенком грусти сказала Нита.
   - Не кисни, подруга, - улыбнулась Сийри, - вот приедем на место, зададим всем шороху!
   - Ага, сколько еще ехать до того Усть... как его там? - девушка озабоченно порылась в сумке, небрежно привалившейся к перилам, выудила оттуда новенькую, еще пахнувшую клеем и чернилами книжечку, и медленно прочитала: - Усть-Подбельск, горное предприятие "Хозяйка". Интересное название, не находишь?
   - Название как название, я тут и похлеще видела, - пожала плечами подруга. - Но, видать, богатая контора, если парочку дипломированных специалистов из самой столицы заказывает!
   - Или влиятельный хозяин, - возразила брюнетка.
   - Может, и так, - безразлично пожала плечами шатенка, - да ну, не кисни, я ж сказала! Все будет хорошо, я узнавала!
   Забавно, но эта простая шутка взбодрила подруг. Вдруг шатенка дернула подругу за рукав куртки и показала на громадный щит, висевший в глубине зала. К нему как раз подошел человек с лестницей и рюкзаком за спиной. Народ в зале насторожился.
   - Похоже, наш поезд, - сказала Нита, вглядываясь в выстраивающиеся на щите слова.
   - Точно, на Нижние Липки... пятая платформа... Елки, откуда нумерация идет? А, вот, от выхода на платформу. Отлично, идем, - и подруга подхватила свои небогатые пожитки. Брюнетка поспешила следом, - билет не потеряла?
   - Тут, - девушка уверенно похлопала себя по нагрудному карману. Синичка ободряюще зацвикала вслед подругам.
  -- * * *
   Поезд на платформу уже был подан, и, несмотря на натужно скрипевшие вентиляторы, подруги решили побыстрее укрыться в вагоне.
   - Так, вагон номер восемь, - сказала Сийри, выудив билет из внутреннего кармана куртки, - пошли искать, что ли?
   Девушки сразу поняли, что путешествие определенно обещает быть веселым - поезд сразу начинался с вагона номер три. Пройдя чуть дальше по платформе, девушки увидели два седьмых вагона, после которых почему-то сразу шел девятый.
   - Не поняла... - растерянно протянула шатенка, вглядываясь в странную картину, - а нам куда?
   - Разделил как-то мужик свое состояние между тремя сыновьями... - с хитрецой глянув на подругу, вдруг сказала Нита.
   - И что, - рассеянно поинтересовалась девушка.
   - "Не понял..." сказал четвертый сын. Да это еще ничего. Пятый сын вообще ничего не знал, - успокаивающе закончила подруга.
   - Утешила, называется, - хмыкнула Сийри и вдруг торжествующе показала вдаль, - вот же ж изверги!
   За неожиданным девятым вагоном как раз и прятался искомый вагон номер восемь. Дверь в тамбур уже была открыта, и у нее копошился необычно пузатый и усатый эльф в железнодорожной форме. Увидев направлявшихся к нему девушек, он гордо подбоченился и выжидательно уставился на будущих пассажиров.
   - Здравствуйте, - как-то вдруг оробев, сказала девушка и протянула проводнику билеты.
   - Здравствуйте, здравствуйте, - солидно ответил тот и, убедившись в том, что билеты настоящие, оплаченные и от его вагона и поезда, широко улыбнулся, - документики предъявите, пожалуйста.
   - Вот, пожалуйста, - в тон ему ответила Сийри, протягивая потрепанные книжечки с гордой надписью "Личное удостоверение". Проводник перелистал предъявленные документы, тщательно сверил лица девушек с вклеенными в книжечки медными гравюрами, хмыкнул, увидев штампы о завершении высшего образования и, наконец, присвистнул, увидев место распределения.
   - Ну что же, уважаемые... - проводник вчитался в билеты, - Сийрике Алинтери и Нитаали Ортадо, прошу пожаловать на борт моего крейсера, - железнодорожник явно гордился своим вагоном, - как отправимся, чай-постель разносить буду, так что ждите. Кстати, не знаете, случайно, в чем дело - до отхода десять минут, а вы - первые?!
   - Наверно, в том, что ваш вагон стоит после девятого, а перед девятым - два седьмых, - посмеиваясь, ответила Нита. Проводник схватился за голову.
   - Ой, бисовы дети... Это я про сортировщиков. Надо ж было так поставить, чтоб им вечно с горки катиться! Ну ладно, отправимся, пойду к начальнику поезда, может, и остальных пропаденцев найдем.
   Девушки только хмыкнули.
  -- * * *
   Внутри транспортное средство просто поражало своей ухоженностью. Казалось, что девушки попали внутрь не обычного плацкартного железнодорожного вагона второго класса, а, как минимум, океанской яхты. Бронза ручек распространяла мягкое сияние, потрепанный коврик на чисто вымытом сосновом полу был аккуратно заштопан, а деревянные лежаки ласкали руку, изумляя отсутствием возможных заноз и округлостью форм. Видимо, в такой интересной и приятной форме у этого представителя своей гордой расы выразилась любовь к эстетике, свойственная всем эльфам.
   Девушки несмело разулись - казалось, что ходить в столь ухоженным помещении в не очень чистых сапогах было сравнимо с кощунством, и, словив на себе одобрительный взгляд проводника, Нита нырнула в свой рюкзак и выудила оттуда две пары смешных мохнатых тапочек, купленных с последней стипендии. Ее тапочки были сделаны в виде забавных кроликов, а у Сийри они выглядели как трогательные рыжие котята. Впрочем, к чести производителей обуви мех, пошедший на тапочки, и в самом деле был кроличьим, хоть и не самого высокого качества.
   - Так, места двенадцать и четырнадцать. Хорошо, хоть рядом, - хмыкнула Сийри, увидев предназначавшиеся им места, которые, разумеется, были верхними и боковыми - деканат экономического факультета недаром получал свою зарплату и старался экономить на всем, на чем только было можно. Девушки подозревали, что, если бы была такая возможность, к месту распределения их бы отправили бандеролью, и даже не заказной, а в багажный вагон они не попали по единственной причине - пассажирами в плацкарте второго класса они стоили дешевле.
   Контейнер над полкой Сийри без проблем поглотил небогатые пожитки девушек, после чего подруги уселись за столик у окна и уставились на платформу. Там царила все та же суета, впрочем, почти не слышная сквозь плотно подогнанные рамы. Учитывая то, что шаловливый ветерок гнал вдоль поезда клубы дыма от паровозов, это было более чем неплохо.
   - У них же тут действительно неплохая вентиляция. Интересно, откуда столько дыма? - внезапно спросила Нита. Сийри пожала плечами и задумчиво ответила:
   - Может, как раз этот вентилятор сломался. А может, еще и к поезду напротив паровоз прицепили. Не хочешь выйти, с городом попрощаться?
   - Да нет, как-то ни малейшего желания не испытываю, - девушка передернула плечиками, и, как будто в подтверждение верности этого тезиса, мима окна проплыло особо густое облако сажи. Сийри вздохнула:
   - Да, ты права. Попрощаемся, когда тронемся. Недолго уже осталось, наверно. Не жаль уезжать? Все-таки шесть лет...
   - Да, целый пласт жизни, - засмеялась подруга, - есть, что вспомнить! Но не жалко, если честно. Страшновато - да, есть немного, а так... Не боги горшки обжигают. Как вспомню свое поступление в универ, так смех разбирает. А тут, что ни говори, мы уже специалисты! А тебе самой-то как? Ты ж всю жизнь тут прожила!
   - Не знаю, еще не задумывалась... Я постоянно ставила себе такие мелкие цели - сдать сессию, написать курсач, дотянуть до стипухи, а на большее как-то и не заглядывала. Наверно, тоже страшно было. А это распределение - может, можно сразу поставить себе какую-то большую цель? Так сказать, проверка на вшивость, - улыбнулась Сийри.
   - Так что ж мы такие грустные? - Нита составила руки домиком и взглянула на неожиданно загрустившую подругу, - все ж хорошо, ты потянешь, я уверена!
   - Надеюсь, - вздохнула девушка.
   - Только вот киснуть не надо, - нравоучительно сказала Нита, - сама ж говоришь!
   - Не буду, - улыбнулась подруга, - ой, а мы уже едем!
   Действительно, вагон неожиданно плавно пришел в движение и сейчас потихоньку набирал скорость. Этот факт остался незамеченным девушками потому, что, во-первых, за окном кипела все та же предотъездная суета, а во-вторых, одновременно с поездом подруг тронулся и поезд на другой стороне платформы. Народ как-то странно отреагировал на изменения в пейзаже и вместо того, чтобы лирично махать платочками вслед уходящему составу, напряженно перемещался следом, попутно что-то выясняя друг у друга.
   Внезапно дверь из тамбура глухо лязгнула и распахнулась, и после этого сразу вдруг что-то резко затрещало, полыхнуло, и раздался полный мучения вопль. Девушки кинулись к источнику звука и с удивлением обнаружили лежащего на полу тамбура гнома. Ноги бедняги были задраны кверху, а от подошвы одного из сапог шел легкий дымок. Сама подошва, как показалось девушкам, была стерильно чиста и зеркально блестела, как будто стачанная секунд пять назад неизвестным сапожником.
   Рядом с пострадавшим стоял и довольно посмеивался проводник:
   - А нечего тут сапог не вытирать! Дома, чай, вытираете.
   Ответная речь гнома состояла сплошь из площадной брани. Железнодорожник недовольно поморщился:
   - Эх, девушек бы постеснялся, охальник, - и проводник выразительно похрустел пальцами. Гном сглотнул и мгновенно замолчал.
   - Чем это вы его так? - опасливо спросила Сийри любителя чистоты.
   - Да так, перегоны-то длинные, к алкоголю у меня пристрастия нет, так что остается - только книжки читать. Вот и купил как-то на развале, - проводник выудил из внутреннего кармана потрепанную книжонку, - конечно, нормального образования это не заменит, но по мелочам помогает - дай боже.
   Сийри уважительно взяла в руки упомянутую брошюру. Надпись на обложке гласила: "Бытовая магия. 100 заклинаний для каждого".
   - Никогда такой не видела. И как, помогает? - поинтересовалась Нита, возвращая книгу.
   - Конечно, а как вы думаете, без магии легко все это, - проводник обвел рукой вагон, - в таком порядке содержать? Да и на таких охальников, - железнодорожник кивнул на зачарованно вслушивавшегося в разговор гнома, - управа находится. А то, что не видели - их буквально пару лет назад печатать стали, да еще и небольшими тиражами - разлетаются в момент. Вещи-то элементарные описаны, но на диво полезные. Это ж вам не пыльные древние фолианты разбирать, - и проводник довольно ухмыльнулся.
   - А разве для магии не должны быть способности какие-то специфические? - удивилась Сийри.
   - Должны, - согласился проводник, - да только они есть у каждого второго, не считая каждого первого. Другое дело, если их не развивать - тогда да, проще вручную веником помахать, чем экзорцизм пылегонный сотворить. Ленив человек, хочет, чтоб все было сразу, и чтоб думать не надо было. А для магии мозги нужны, и неплохие. Вот скажите, что на первый взгляд проще: за час добежать до нужного места или целый день велосипед делать, а потом доехать за полчаса?
   - Наверно, добежать, - пожала плечами Сийри, - особенно, если дело не ждет.
   - Вот! - проводник важно поднял палец к потолку, - но никто не думает, что, потратив день на велосипед, уже завтра он сэкономит кучу времени на дороге. Никто о будущем не думает, все хотят "побыстрее и попроще". Поэтому и считается, что магия - удел избранных. Тем более что еще век назад так оно и было. Хорошо, что хоть недавно ее перевели из чего-то мистического в науку.
   - А я пробовала колдовать - в детстве, еще дома, - внезапно сказала Нита, - только получалось плохо, никакой литературы, и показать никто не мог ничего. У нас в городе маг был, и не один, но что им до ребятни...
   - Скажите, уважаемый, - вдруг очень серьезно сказала Сийри, - а нельзя бы у вас эту книжку позаимствовать ненадолго? Мы очень аккуратно почитаем, честное слово!
   Проводник серьезно задумался. Видно было, что эта вещь представляет для него исключительную ценность, но и отказать понравившимся ему девушкам он считал невежливым. Наконец, он решился:
   - Ладно, только, умоляю, очень аккуратно!
   - Очень-очень! - обрадовано затараторила Нита, - вот прямо сразу и в газетку завернем!
  -- * * *
   Открыв книгу, Сийри тут же иронично хмыкнула - в конце брошюры не хватало доброго десятка страниц. Однако, присмотревшись, девушка поняла, что так и было задумано - оборванные корешки щетинились перфорацией, сама бумага была поплотнее, а надпись на оставшихся подобных листах гласила: "Стандартная пентаграмма для удачного клева". Наверно, у проводника была еще одна пламенная страсть - рыбалка.
   Остальная книжка напоминала скорее справочник домашнего мастера, чем книгу сакральных знаний. Девушки зачарованно листали разделы, озаглавленные "Сам себе доктор", "Управление животными", "Уход за домовладением", "Огонь и вода", "Если вы что-то потеряли". Разделы состояли примерно из 15-18 чар каждый и сопровождались подробными инструкциями по их применению.
   - Ого, смотри, тут даже указывается, как именно надо дышать для достижения необходимой степени концентрации! - восхищенно выдохнула Сийри.
   - Ага, а вот - как пальцы сплетать нужно... Елки, тут практически для каждого заклинания свой знак, - озабоченно ответила Нита, перелистывая книжку, - да еще для некоторых надо и пентаграммы рисовать - типа тех, что на вкладке. Хорошо, хоть чертежи есть.
   - А никто и не говорил, что будет легко, - хмыкнула Сийри. - Так, выучить мы это точно не успеем, поэтому доставай свой блокнот - я буду писать левую половину, а ты - правую, для скорости.
   Нита извлекла из своего рюкзака потрепанный блокнот, куда постоянно записывала все самое нужное и интересное. Добрые две трети его еще были чисты, и этого должно было с лихвой хватить на половину брошюры. Подруга тем временем достала новенький ежедневник с шикарным золотым обрезом, серой кожаной обложкой и дарственной надписью на первой же странице: "Любимой доченьке от родителей. Не забывай нас!".
   - Да вот, перед отъездом подарили, и все адреса туда записали, чтоб потом не говорила, что потеряла, - смущенно пояснила девушка. Сцена прощания с безутешными родителями все еще стояла перед глазами, и ей было немного неловко, что так все получилось. Нита понимающе улыбнулась:
   - У меня было похожее, когда уезжала на учебу. Ладно, давай писать. Книжка хоть и тоненькая, а очень полезная.
   - Попрактиковаться бы, - вздохнула Сийри, раскрывая ежедневник.
   - Успеем, - беззаботно махнула рукой подруга, - как приедем, так и напрактикуемся вдоволь. А здесь не стоит, еще поломаем что-нибудь. Итак, "Настоящий сборник предназначен...".
  -- * * *
   Поезд зеленой змеей вырвался из цепких объятий вокзальной сутолоки и, сверкая лакированными боками, начал выстукивать на стыках свою неизменную дорожную песню, постепенно забирая к югу. Заходящее солнце властно заглянуло в вагон, высветив на полу яркие косые полосы и заставив немногочисленных пассажиров прищуриться.
   Девушки решили сделать небольшой перерывчик и направились к каюте проводника. Тот уже возился у громадного, сиявшего начищенной медью титана, видимо, готовясь разносить чай. Увидев подруг, он улыбнулся и кивнул на книжку:
   - Ну, как, интересно?
   - Очень, - Сийри уважительно погладила брошюру, аккуратно обернутую газеткой, - более того, даже переписываем!
   - Да, нужное дело, - согласился проводник, отодвигаясь от топки, уже загруженной углем. Спичек и дров для розжига, что интересно, рядом видно не было. - До заклинания зажигалки дошли?
   - Да, вот его переписали и решили передохнуть, - кивнула Нита. - Надо будет попрактиковаться, когда приедем. Сейчас только пассы пытаемся складывать, без колдовства пока, аж пальцы болят. Вроде все и просто - но до автоматизма далековато.
   Проводник хитро ухмыльнулся:
   - Да, тренировки - дело нужное. А насчет практики... Вот, попробуйте топку разжечь для начала. Вот и посмотрим, как у вас с автоматизмом. Только, чур, не подглядывать! - заметил он, увидев, как подруги синхронно начали искать нужную страницу.
   Девушки озадаченно уставились на титан. Каменный уголь разгорался не очень хорошо, и в книжке рекомендовалось сначала потренироваться на спичках и свечах. Однако сразу отступать не хотелось, тем более что все было описано достаточно понятно. Нита нахмурилась, постаралась вспомнить заклинание и сосредоточилась. В висках у нее застучало, в тело как бы впились сотни щекочущих иголочек, и от сердца к рукам потекла теплота. В сплетенных пальцах родилось розовое сияние, на секунду замершее, а потом размеренно запульсировавшее. Девушка резко развела пальцы, и сгусток обернулся ветвистой молнией, с грохотом расколовшей крупный кусок антрацита. Нита шумно выдохнула и потерла занывшие руки.
   - Ничего себе, - уважительно присвистнул проводник. - Ну-ка, покажите знак... - Нита послушно сложила пальцы. - Ага, у вас правый мизинец под левым безымянным, а должен быть на нем! Но это тоже интересно... - железнодорожник раздробил еще один кусок угля своей молнией, после чего Нита сумела-таки поджечь один из обломков струей пламени почему-то зеленого цвета и осторожно отошла в сторону.
   - А чего так пальцы ноют? - удивилась Нита, растирая ладони.
   - Это вы слишком резко знак раскрываете, вот и отдача мучит. Знаете, как если из револьвера стрелять, пытаясь ладонью отдачу компенсировать, так тоже покажется, что руки скоро отвалятся, ведь надо на всю руку импульс передавать. Вот так и тут - надо пасс раскрывать плавно, но быстро, иначе пульсар может прямо в руках сдетонировать. Но это вряд ли, а отдачу компенсировать - дело практики, научитесь. В книжке про это целая главка есть.
   Сийри, встав на место подруги, сперва также выстрелила в разгоравшуюся топку молнией, разбросавшей верхний горящий слой топлива по сторонам, после чего сплела пальцы уже правильно и, сконцентрировав в ладонях фиолетовый шарик, превратила его в бело-оранжевый язык пламени. Оставшиеся угли весело вспыхнули, и титан отозвался мышиным писком.
   - Скоро чаек будет, - потер руки проводник, - грош - кипяток, три гроша - с кленовым сиропом, гривенник - это стакан в подстаканнике, чтоб руки не жечь, и с ложечкой.
   - Нам, пожалуй, - задумалась Сийри, - по стакану с сиропом, - в подставленную руку бесшумно легли полугривенник и грошик.
   - Скоро будет, - кивнул проводник, - а за белье сейчас рассчитаетесь или как?
   - А почем? - резонно спросила Нита, прикидывая свои небогатые финансы.
   - Подушка - гривенник, тюфяк - пятнадцать грошиков, да простыни с одеялом - еще полугривенник.
   Сийри скорчила зверскую физиономию, но, прикинув, что ночью придется спать на своих полках, на которых ни сесть толком невозможно, ни лечь, предпочла заказать сразу весь комплект, высыпав проводнику почти все свои запасы мелочи. Нита вздохнула, признавая неизбежность этого акта, и подруги пошли к своему столику, собираясь продолжить самообразование.
  -- * * *
   - А знаешь, Нит, я думала, что сложнее будет, - Сийри оторвалась от тщательно перерисовываемого чертежа и отхлебнула горячий и сладкий чай. В желудке приятно потеплело, девушка удовлетворено кивнула и доела остатки бутерброда с ветчиной, сыром и остро торчащими перьями черемши. Нита проводила взглядом еду и, почувствовав в животе знакомое бурчание, выудила из рюкзака истекавший жиром пакет, а уже из пакета - нещадно раздавленный пирожок. Застывшие потеки повидла по сторонам и подрумяненная до черноты корочка придавали несчастному хлебобулочному изделию вид экзотической черепашки. Сийри сморщила нос:
   - Нит, а тебе не говорили, что печеное - вредно, особенно такое печеное? - подруга захихикала.
   - Неа, не говорили! Тем более, все равно бутербродов уже нет! - после чего, обломав застывшие "лапки" из повидла, Нита кинула их себе в рот и заела оставшимся пирожком. - Эх, лепота...
   - Да, маловато бутеров заготовили, - сокрушенно вздохнула девушка, убирая остатки своего немудреного ужина, - правда, есть еще просто хлеб и колбаса, но их бы стоило оставить на завтра...
   - Заготовили-то нормально, - тут же поправила подругу Нита. - Вот только кто ж знал, что от магии так есть охота? Я себя чувствую так, как будто с утра ни крошки во рту не было, а целый день ни на секунду не присела. Но ты права - оставим колбасу на завтра, а то кто ж его знает - когда закупимся еще.
   - Ага, - Сийри перелистнула пару страниц в блокноте, куда она переписывала свою часть брошюры, - тут даже указано, вот! "Занятия магией, как и любая напряженная работа, в значительной степени истощают организм. Специфика природы магического в том, что колдовство, фактически являясь чисто умственной работой, тем не менее, симметрично отражается на физическом состоянии заклинателя и может привести к разнообразным травмам, болезням и даже смерти как результату излишнего напряжения. Индивидуальная доза допустимого магического напряжения может быть определена исключительно специалистами, либо при помощи специализированного оборудования, поскольку эта величина в значительной степени зависит от ряда специфических факторов. У обычного человека, как правило, обычно в распоряжении от 250 до 320 т.н. "единиц маны" - условного показателя абсолютного здоровья, и использовать более 80% резерва крайне не рекомендуется. От себя составители данного сборника могут посоветовать лишь тщательно контролировать свое физическое состояние, регулярно отдыхая и обращаясь к врачу в случаях особо сильного утомления. В справочных целях рядом с каждым заклинанием указана его условная стоимость в единицах маны.".
   - Значит, на сегодня хватит магии, - заключила Нита. - Только книжку перепишем уже до конца, - девушка быстро прикинула объем сделанного, - ведь уже осталась всего пара страничек, и на боковую.
  -- * * *
   Девушки уже засыпали прямо за столиком, героически дописав последние строчки, когда по проходу прошел проводник с колокольчиком:
   - Одиннадцать вечера! Оплачиваем белье! Отбой, через пятнадцать минут выключаю свет!
   Увидев девушек, он остановился и дал им пару плоских ключей с прорезями разного размера. Сийри озадаченно уставилась на число "12", выбитое на ее ключе, а Нита, видимо вспомнив, от каких они замков, указала подруге на ящики над верхними полками ближайшего купе. В каждом из них было по три отсека с отдельными крышками. Сийри сунула ключ в щель под рукояткой с номером "12", раздался сухой щелчок, и ключ вылетел обратно, звякнув о противоположную полку, а крышка чуть отошла. Как и ожидалось, в отсеке лежало белье, упакованное в белые холщовые мешки с рельефной железнодорожной эмблемой, распространявшее приятный аромат лаванды.
   - Мешки сложите обратно и захлопните крышку, - посоветовал проводник. Нита кивнула и подала ему уже прочитанную книгу.
   - Спасибо большое, надеюсь, пригодится, - сказала девушка.
   - Пожалуйста, почему бы и не помочь хорошим людям, - улыбнулся проводник.
   Сийри тем временем уже подобрала ключ и, пыхтя, вытаскивала мешок со свернутым матрацем, в таком состоянии слегка похожим на упитанного поросенка. Ценой невероятных усилий ей удалось удержать мешок от падения, и он плюхнулся все-таки не ей на голову, а на стопку остального белья, увенчанного подушкой. Нита хмыкнула, глядя на эти титанические усилия, и отправилась добывать свое белье.
   - Интересно, я а не упаду на пол примерно так к утру? - вдруг спросила Нита, пристраивая на полке свой матрац. Полка была подозрительно гладкой, на ней не наблюдалось ни малейшего выступа, а на матраце, против ожидания, не обнаружилось никаких завязок, которыми можно было бы его прикрепить. Сийри фыркнула, вспомнив, что, по рассказам, в общежитии Нита падала на пол с кровати вместе с матрацем, простыней, одеялом и подушкой в среднем раз в три дня. Каждый раз это падение сопровождалось большим шумом и разрушениями, а сама путешественница отделывалась одним лишь плохим настроением, при этом до смерти пугая своих соседок по комнате. Однако здесь высота была несколько больше, и Сийри вполне могла понять опасения своей подруги. Впрочем, проведя пальцем по матрацу и полке, девушка решила успокоить Ниту:
   - Не волнуйся, тут все продумано - если на матрац лечь, он не будет скользить вообще.
   - Да? - недоверчиво удивилась Нита, - ну-ка, придержи меня....
   Сийри подошла к подруге, осторожно перелазившей со стремянки на полку, и легонько придержала края матраца, еще не покрытого простыней. Девушка аккуратно легла по центру полки, после чего попыталась слегка поерзать. Матрац лежал недвижимо, как прибитый. Нита стала ерзать уже активно, но даже это не поколебало намерение спальной принадлежности остаться на своем месте. Девушка довольно улыбнулась:
   - Эх, что ж он мне только сейчас встретился... Так хорошо...
   - Давай слазь, не будешь же ты спать без простыни! - Сийри легонько пощекотала подружкины пятки. Та с визгом повернулась на бок, прижав коленки к груди, - тише, люди спят, перебудишь всех!
   - А ты не щекочись! - решительно заявила Нита, прикрыв пятки ладошками. - Придержи меня, тут же высоко.
  -- * * *
   Сийри лежала под одеялом и все никак не могла уснуть, несмотря на поздний час и усталость. Глядя на проплывающие мимо огни, она обдумывала все произошедшее за этот невероятно длинный день. Она вспоминала одновременно остужающую и обжигающую волну, которая окатила ее, когда пульсар в ладонях обратился языком пламени, вспоминала ту, казалось бы, сложную науку, которая оказалась до нелепости проста. Просто удивительно, неужели она до сих пор ломилась в открытую дверь - ведь всего-то и надо было, что понятно объяснить. Невероятно... просто. Девушка поняла, что она уже крепко сидит на магическом крючке и вряд ли сможет делать что-нибудь без того, чтобы не подумать: "А как тут можно колдануть для облегчения?", но это не огорчило ее - она почувствовала, что, наверно, сегодня сдала самый важный в жизни экзамен - экзамен на право быть магом.
   Ниту, похоже, обуревали похожие мысли, поскольку вскоре раздался ее возбужденный шепот:
   - Сийри, ты спишь?
   - Неа, я думаю... - рассеянно ответила девушка.
   - Про магию?
   - Ага... Надо будет еще книжек найти. Только попроще, как для студентов-первокурсников.
   - Тогда еще проще - сами учебники и программу подготовки. Не знаешь, где достать? - озабоченно ответила Нита.
   - Приедем - в книжный зайдем. А обустроимся - наверняка можно будет это просто-напросто заказать на почте, - зевнула Сийри.
   - Как ты думаешь, у нас получится? - вдруг спросила девушка.
   - Дипломы мы, может, и не получим... Но почему бы просто для развлечения не попробовать? - засмеялась подруга.
   - Да просто для развлечения неинтересно, - возразила Нита, потягиваясь, - Дело бы какое-нибудь замутить стоящее, это был бы толк.
   - Верно, - ухмыльнулась Сийри. - Лучшая практика - полевая. Да ты не заморачивайся, ты же знаешь, я настолько далеко в будущее не заглядываю. Ладно, давай спать, а то будем завтра вареные, ведь заполночь уже. Спокойной ночи, сладких снов.
   - Тебе того же, - зевнула Нита.
   Видимо, разговор снял накопившееся возбуждение, потому, что вскоре обе девушки уже сладко спали, не обращая внимания ни на рывки и остановки поезда, ни на новых пассажиров, ни на суету проводника.
  -- * * *
   Утром девушек разбудил колокольчик проводника.
   - Чай, кому чай?
   - Нам два с сиропом, - мгновенно проснулась Сийри, протягивая монетки.
   - Скоро санитарная зона, так что поторопитесь, - сказал проводник, принимая плату и подавая стаканы, наполненные темно-коричневой парящей жидкостью с плавающими на поверхности крошечными лужицами кленового сиропа. Если присмотреться, было заметно, что лужицы постепенно уменьшаются, а от них вглубь стакана тянутся полупрозрачные струйки растворявшегося сиропа. Нита тем временем скатала свой матрац вместе с подушкой и одеялом и достала из своей сумки ложечки, нож, кусок твердой, как дерево вяленой колбасы и хлеб, предусмотрительно завернутые в газету. К сожалению, прямо под Сийри спал неизвестный эльф, разметавший свои отливавшие золотом волосы по подушке и не отреагировавший ни на звонок проводника, ни на довольно громкие разговоры прямо над ухом, а под Нитой уже сосредоточенно квасила кампания каких-то гномов, впрочем, заказавших чай в подстаканниках и даже с ложечками.
   Сийри вздохнула, после чего, скатав свою постель, постелила газету прямо на полку и осторожно разложила на ней свой немудреный завтрак. Под стаканы, после очередного вздоха, лег один из блокнотов, в которые накануне были так тщательно переписаны невеликие магические премудрости - по здравому размышлению, лучше было потерять пару заклинаний, нежели наткнуться на очередное охранное заклятье, подобное тому, которое было наложено на половик. Нита, озабоченно следившая за этой ювелирной операцией, облегченно вздохнула:
   - Кто первый умываться? Давай я!
   - Давай, все равно стаканы придерживать надо, - вздохнула Сийри, жестом отпуская подругу. Та вернулась на удивление быстро.
   - Ты не поверишь! Никого нет, а горячая вода, наоборот, есть! Давай быстренько, а я стаканы подержу. Хотя, твой, похоже, и не стоит, - засмеялась девушка, увидев, что пейзаж претерпел некоторые изменения за время ее отсутствия. Сийри решительно допила чай, передала подруге ее стакан и решительно спрыгнула в проход:
   - Да достало держать и гадать, дернет вагон или нет! Потом просто кипятка возьмем, на худой конец. Ладно, я быстро.
   - Давай-давай, - кивнула Нита, отпивая из своего стакана.
  -- * * *
   За ночь пейзаж за окном радикально поменялся. Вместо густого ельника по обеим сторонам дороги тянулись редкие березки, за которыми проглядывала бескрайняя степь, отливавшая серебром. По траве бежали настоящие волны, так что неопытный человек вполне мог принять ее за море, однако жаркий сухой воздух не оставлял никаких сомнений в том, что это - именно степь.
   - Ковыль... - зачарованно прошептала Сийри, рассматривая пейзаж. - Никогда не видала такой красоты...
   Внезапно вдоль путей потянулся какой-то проволочный забор с редкими невысокими вышками, соединенными тонкими мостиками. Нита обратила внимание, что, хотя забор и был двойным, сделали его из обычной сетки, так что, по идее, любой человек мог преодолеть заграждение без особых трудностей. Охранники на вышках тоже отсутствовали.
   - Странно, зачем тут забор? - удивилась девушка, вглядываясь в загадочные сооружения. - Ничего ж на лигу не видно!
   - Тут пасутся лучшие в империи табуны, - внезапно послышался снизу медовый голос. - Ни к чему, чтобы они гибли на рельсах.
   Девушки выглянули с полки. Эльф снизу уже проснулся и сейчас спокойно лежал, закинув руки за голову и глядя в окно своими серыми бездонными глазами. Увидев девушек, он, не меняя позы, перевел на них свой нечеловечески спокойный взгляд и совершенно неожиданно, совсем по-дружески подмигнул. Подруги почувствовали, что их лица против воли расползаются веселыми улыбками. Сийри поняла, что таращиться сверху сейчас - не вполне вежливо, и осторожно спрыгнула в проход. Нита предпочла слезть по стремянке.
   - Я - Сийри, а это - Нита, - вежливо поклонилась девушка. Подруга внезапно смущенно прыснула и с показным равнодушием уставилась в окно.
   - Каленглин Менелькир. Можно просто Глин, - эльф откинул одеяло и сел на лежаке. - Я как раз работаю на конезаводе, мне нравится возиться с животными. Все эльфы чувствуют живую душу, а лаиквенди - особенно. Как говорят люди, у нас зеленые руки.
   - Лаи-кто? - удивилась Сийри.
   - Лаиквенди. Народ леса. Это только со стороны эльфы все на одно лицо, впрочем, как и люди для нас. Но, я думаю, сейчас не время читать лекцию по этнографии, тем более, что есть соответствующая литература. Так вот, на чем мы закончили?
   - На конезаводе, - застенчиво подсказала Нита.
   - Да. Так вот, саму степь вы уже видели. А в ней пасутся десятки табунов - от маленьких, голов эдак в пять-семь, до громадных, по две-три тысячи. За ними надо наблюдать, смотреть, ухаживать и воспитывать. И тут, должен вам сказать, я себя показываю во всей красе - один справляюсь с табуном в пятьдесят голов, а люди и втроем не могут! - и эльф горделиво выпрямился. Видно было, что его работа ему нравится, а рассказать о ее прелестях особо и некому. Сийри понимающе кивнула и присела на краешек полки напротив.
   - Но, наверно, вам тяжело без помощников? И разве не вам не бывает одиноко?
   - Да, Сийри, - сокрушенно вздохнул Глин. - Тут вы попали в самую точку. Бывает, и еще как. Лошадки, конечно, меня понимают, но с ними-то особо и не поговоришь. А напарника не дают - я ж и один хорошо справляюсь. Только отпуск и спасает!
   - Интересно, - вздохнула Нита, - какой еще отпуск нужен, ведь и так есть и солнце, и свежий воздух, и все такое...
   - Это для вас это - отдых. Для меня - суровые будни, - ухмыльнулся эльф. - В основном отпуск нужен, чтоб закупить новых книжек. Парадоксально, но я стал жутким книгочеем - шикарную библиотеку собрал, можете поверить на слово. А еще - похожу по рынку, поторгуюсь до посинения - и снова готов на полгода в степи. Так и спасаюсь.
   - Интересное развлечение, - уважительно покачала головой Сийри. - Слушайте, а вам не попадались какие-нибудь самоучители по магии?
   - Да, и не раз - но я этим не особо увлекаюсь. Так, выучил пару трюков, чтоб, например, спички не таскать или раны заживлять, а, в общем-то, больше и не надо. А вы что, на магичек учитесь? - спросил Глин.
   - Уже выучились, на экономистов, - гордо ответила Нита. Эльф уважительно зацокал языком:
   - Для меня экономика - филькина грамота. Не понимаю, как в ней хоть кто-то разбирается.
   - Да это на самом деле несложно, - начала объяснять девушка. - Если с азов начинать, то все элементарно. Кстати, мы точно так же думали про магию, а оказалось-то...
   - Ко всему нужен свой подход, - авторитетно заключил эльф. - Кстати, а чай-то хоть тут разносят?
   - Уже разносили, - заметила Сийри. - Но вы так крепко спали... Слушайте, а не вспомните названия книжек? Нам это очень интересно.
   - Конечно, спал! Накануне с такой вредной бабой торговался - буквально из-за полушки, но там уже мы оба пошли на принцип! Весь рынок, небось, сбежался! - и Глин засмеялся, вспоминая особенности прошедшего дня. - Потом еще этот поезд, седьмой вагон этот дурацкий, полночи с начальником поезда ругался, пока наш проводник не пришел. Ладно, пойду молить его о кружке кипятка. А насчет книжек - если вспомню, продиктую. Но не обещаю - я их буквально пролистал и даже не думал покупать, - эльф быстро поднялся и пошел в сторону уютно посвистывающего титана, слегка покачиваясь от толчков вагона.
   - Интересные у нас попутчики, - уважительно заметила Сийри. Нита не ответила, только лишь проводила удалявшуюся фигуру странным взглядом.
  -- * * *
   - Чего ты на него так уставилась? - подозрительно спросила Сийри подругу.
   - Да так... - неопределенно ответила та, выглядывая в окно. - Слушай, а мы тормозим! Станция, наверное!
   - Запомни, подруга, - рассмеялась девушка, - эльфы потому и эльфы, что только они могут сказать: "О, это очень интересная проблема! Подходите лет через пятьдесят, и мы ею обязательно займемся!". Ладно, давай глянем, может, там будет что-нибудь интересное. Заодно и кости разомнем, а то все затекло, - и она, поднявшись с полки, с наслаждением распрямилась во весь рост, - одно хорошо только, когда на верхней полке сидишь.
   - И что это, интересно? - недоверчиво спросила подруга, делая импровизированную зарядку.
   - Уши коленями зажаты, вот что! И поэтому очень тихо, - и Сийри ехидно захихикала.
   Поезд и впрямь тормозил - в окно уже были видны водонапорная башня, низкие приземистые склады, выкрашенные в однообразный белый цвет и, наконец, показалась сама станция - симпатичный двухэтажный выкрашенный в зеленый цвет домик с башенкой, часами на ней и белыми глазами окон. Надпись на домике гласила: "Венковянка".
   - Гляди-ка, вон уже и торговцы, - кивнула Нита на группу людей, бежавших от тенистых деревьев за станцией.
   - Интересно, чем порадуют? - вгляделась подруга в набегающую толпу.
   Ассортимент товаров не то, чтобы поражал воображение, но и в самом деле впечатлял. Казалось, что в окна вагона тыкается буквально все, что может понадобиться путешественнику - от сияющих лезвиями опасных, но жутко тупых бритв, до кур, запеченных целиком. Сийри, изучив предлагаемое, иронично хмыкнула и полезла за кошельком. Нита, побледнев, схватила ее за руку:
   - Ты чего, хочешь, чтоб мы по приезде искали не жилье, а туалет?
   - Спокойно, все продумано, - девушка успокаивающе потрепала подругу по плечу. - купим чесночка, укропу, петрушки - вряд ли нам подсунут несвежее, ну, и если будет, может ягод каких - клубника должна уже быть.
   - Сомневаюсь, что тут будет что-то стоящее, - поджала губы Нита. - И смотри, от поезда не отстань!
   - Резонно, - признала правоту подруги Сийри. - Надо у проводника спросить, сколько стоим. Ладно, побудешь здесь?
   - Хорошо, - вздохнула девушка. - Только не задерживайся.
  -- * * *
   На перроне стоял шум и гам, который живо напомнил Сийри предпраздничную суету на любом из столичных рынков. Девушка почти сразу увидела Глина, возвышавшегося, как утес, в бурном море продавцов и, как ей показалось, ожесточенно торговавшегося с тремя торговцами сразу - вероятно, эльф добирал последние крохи роскоши человеческого общения. Впрочем, почти сразу же эту поучительную картину скрыло радушно скалящееся перьями лука рыло жареного поросенка. Сийри инстинктивно поднырнула под нее, передернувшись от легкого затхлого запаха, исходившего от этого кулинарного шедевра, и стала сосредоточенно высматривать торговку зеленью, старательно не вслушиваясь в обрушивавшийся на нее шквал цен, предложений, описаний и скидок.
   Снедь нашлась довольно скоро, но находка не принесла радости - за каменной твердости булочки сухенькая бабулька ломила цену вдвое против столичной, безмятежно смотря на девушку наивно-чистыми стариковскими глазами. Сийри мысленно ужаснулась такому несоответствию и попыталась чуток сбросить цену, или, в крайнем случае, получить за свои деньги более качественный товар, однако, тут же наткнулась на стену обиженного непонимания, после чего ей оставалось только выбраться из толпы ни с чем - похоже, ушлая бабка была тут монополистом.
   - Вот мироеды окопались! Это ж натуральные сторожевые хлебобулки - не разгрызть! - в сердцах выругалась девушка, совершенно машинально сплетая пальцы в магическом пассе. Шум утих мгновенно, как обрубленный. Сийри отчетливо услышала пыхтение прицепляемого паровоза, крики испуганных птиц и тиканье больших часов на башенке станции. Дерево, в которое угодила молния, пару секунд еще постояло, как ни в чем не бывало, после чего скрипнуло и с громоподобным треском рухнуло, срезанное под корень. Девушка осторожно оглянулась, прикидывая, как бы понезаметнее проскользнуть обратно в вагон, но казалось, что все смотрят только на нее.
   Внезапно от толпы отделилась давешняя бабулька. Волшебным образом в ее корзинке очутились еще теплые пирожки с разнообразной начинкой, булочки, чуть ли не лопающиеся от корицы и изюма и печенье, щедро посыпанное маком, а цены непостижимым образом вернулись к среднему для этой местности уровню. Сийри сочла глупым игнорировать такой подарок судьбы и быстренько приобрела искомую сдобу, после чего посчитала свою миссию законченной. Последнее, что она увидела на перроне, был Глин, весело ей подмигнувший. Казалось, эльф с трудом сдерживал рвущийся наружу смех.
  -- * * *
   - Ну и сколько стоим? - поприветствовала Нита подругу.
   - Всего полчаса, но уже минут десять прошло, - ответила Сийри, упаковывая в пакет честно выторгованную выпечку, - смотри, что купила!
   - Действительно, здорово! А ягод не было? - обрадовалась девушка.
   - Какие ягоды! Ты что, не видела, что только что случилось? - изумилась Сийри.
   - Неа, как тут увидишь, - Нита ткнула рукой в окно, почти полностью закрытое продавцами и товаром. - Правда, конечно, слышала какой-то грохот, но подумала, может, разгружают что-то.
   - Нет, это я шалила, - и Сийри рассказала о своих приключениях на перроне
   - Ну, ты даешь, подруга! - девушка откинулась на спинку полки и захохотала, - ой, уморила... Жаль, конечно, что я этого не видела. Да, наверно, смысла выйти на свежий воздух уже нет - все интересное уже было, - внезапно Нита посерьезнела, - но тут нужна большая осторожность, с этой магией дров наломать - как нечего делать, похоже.
   - Да, - сейчас Сийри тоже поняла всю серьезность произошедшего, - действительно, я как-то об этом не подумала. Но на сей раз, нам повезло! - и девушка гордо улыбнулась подруге.
   - Скажите, это все экономисты так торгуются или просто вам скучно? - внезапно раздался голос Глина. В руках у эльфа были пузатенькие пакеты.
   - Неа, я просто разозлилась - дерут три шкуры, никакой совести! - виноватым голосом ответила Сийри.
   - Конечно, дерут! Поезд уйдет, и вы никогда не вернетесь - чего ж вам скидки делать. Тем более, альтернативы нет - если стоянка всего полчаса, не пойдете же вы на городской рынок, а? - резонно заметил эльф. - Поэтому и торговаться с ними почти бесполезно, и товарец у них, извиняюсь, фиговый. Впрочем, иногда попадаются стоящие вещицы, а цену можно все-таки выторговать нормальную - при желании, конечно, - Глин с довольным видом открыл один из пакетов, в котором оказались какие-то синеватые ягоды. - Есть пакет? Вашу долю отсыплю.
   - Какую долю? - подозрительно спросила Нита.
   - А я сказал, что знаком с этой великой волшебницей, и это она еще в настроении. Они видели, что Сийри меня знает, поэтому легко поверили, а тут я уж не упустил своего! - эльф хитро осклабился. - Вы когда-нибудь жимолость ели?
   - Неа, ни разу, - со смехом ответила Сийри, протягивая спешно свернутый кулек. - А как она на вкус?
   - Попробуете - узнаете! - хмыкнул Глин. - Не бойтесь, вкусно и съедобно, а по мне, так на чернику похоже. Только помойте, - и овальные голубовато-фиолетовые ягоды с дробным шелестом хлынули в подставленный кулек.
  -- * * *
   - Ну что, "великая волшебница", давай, попробуем твой первый гонорар! - засмеялась Нита, высыпая в рот горсть еще мокрых ягод.
   - Дай бог, не последний, - хмыкнула та, также пробуя лакомство. - А действительно, вкусно! Только, скорее, не черника, а нечто более кислое. Слушай, на голубику похоже - только она другой формы! - Сийри внимательно изучила надкушенную ягоду.
   - Но точно не она - вроде, еще не сезон? - ответила подруга. - Жимолость, надо будет запомнить. Интересно, как она растет?
   Внезапно Сийри фыркнула, закашлялась и ткнула посиневшими от ягод пальцами куда-то за спину подруги. Та постучала ей по спине, после чего заинтересованно обернулась. Зрелище, открывшееся ее взору, и впрямь заслуживало внимания.
   Поезд, как всегда, незаметно тронулся, и зеленое здание станции медленно уплывало вдаль. По высокой платформе, ловко огибая разочарованных торговцев, мчался растрепанный гном, дико сверкая выпученными глазами. Он был из той компании, которая столь вольготно расположилась под нитиной полкой - вероятно, у них кончилось топливо и получасовая остановка была использована должным образом. Под мышками у гнома были зажаты пара бутылок из темного стекла, в карманах кафтана что-то многозначительно брякало, а в руках пассажир крепко держал матерчатое ведерко, из которого при каждом рывке выплескивалась пенная жидкость. Гном страдальчески кривился при каждой новой капле, но пока сдерживался.
   Внезапно Нита охнула - платформа уже подходила к концу, а до двери оставалось еще не менее сажени. Гном тоже увидел надвигавшуюся опасность, и, решительно выставив вперед бороду, еще сильнее заработал ногами, сократив разрыв до полуаршина. Девушки напряженно замерли, и буквально в последний момент гном оттолкнулся от края платформы, все-таки выронив одну из бутылок, с печальным звоном разлетевшуюся на десятки темно-зеленых осколков, мокро засверкавших на насыпи. Сумасшедший прыжок, как ни странно, завершился полным успехом - ничего больше не выпало, не разбилось и не пролилось, и даже сам пассажир сумел удержаться на ногах. Огорченно вздохнув из-за потери и радостно улыбнувшись по поводу успешного прибытия, гном довольно подмигнул напряженно застывшим девушкам. В ответ Нита аккуратно пристроила кулек с ягодами на какую-то полочку, и подруги уважительно поаплодировали победителю. Тот смущенно хмыкнул и удалился, неся перед собой ведерко с пивом, как почетный кубок.
  -- * * *
   Кулек с ягодами уже закончился, и девушки, было, собрались пойти перекусить, как внезапно Сийри почувствовала тупую боль в груди, в голове зашумело, ноги подкосились, и она сползла на пол по стенке тамбура. Нита, отшвырнув в сторону бумажный комок, в который превратился кулек, бросилась к подруге.
   - Что с тобой? Ты белее простыни! - испуганно затараторила она, параллельно нащупывая пульс.
   - Грудь болит... - прошептала девушка, стараясь подняться на ноги. Нита мгновенно прильнула к груди подруги, пытаясь определить, в чем проблема, однако, к их обоюдной радости, сердце билось спокойно и размеренно.
   - Сиди-сиди, - скала Нита, пресекая сийрины попытки встать. - Нет, пульс тоже нормальный, что бы это могло быть?
   - Мышечный спазм, наверно, - уже нормальным голосом ответила Сийри, осторожно вдыхая и прислушиваясь к внутренним ощущениям. На щеки девушки медленно возвращался румянец. - Только в голове шумит чего-то.
   - Чего-то! - вдруг сообразила Нита. - Это ж ты у нас, дорогая, с помощью молний торгуешься! Помнишь, что в книжке было?
   - Помню, - ответила Сийри, медленно вставая и осторожно придерживаясь за стенку. - Полежать надо бы. Пойдем?
   - И поесть тоже, а то, что это за еда - ягоды? Полезно, не спорю, но маловато! - наставительно добавила подруга, подбирая с пола бумажный комок.
   - Ладно, - кивнула девушка, - пошли.
  -- * * *
   В вагоне кочевая жизнь шла своим чередом. Эльф, превратив свой лежак в стол, что-то сосредоточенно чиркал в потрепанной книжке, группа гномов сосредоточенно поднимала тосты за здоровье, выносливость и скорость посыльного, а проводник, выставив руки вперед в характерном жесте, гнал перед собой небольшой смерч, состоявший преимущественно из пыли, крошек и прочей грязи. Что интересно, половичок после этой процедуры выглядел как будто расчесанным, пол просто сиял, а в воздухе не чувствовалось противного пыльного запаха, характерного для любой уборки при помощи традиционных средств.
   Увидев девушек, проводник кивнул на послушно замерший смерчик:
   - Простой фокус, но требует недюжинной концентрации, особенно в конце.
   - А почему именно в конце? - удивилась Нита.
   - А потому, что если неправильно снять контроль, раздастся громкий хлопок, и уборку придется начинать по новой. Плюс еще добавится стирка, - многозначительно заметил проводник, стряхивая со своего аккуратного мундира невидимую пылинку. - Вся грязь разлетится веером - до ближайшего препятствия, и вас в том числе. Так что надо осторожно привести смерч на помойку и там его плавно сжать, пока он не самоликвидируется, высыпав собранный мусор в красивую кучку.
   - А разве вы сейчас не сняли контроль? - удивилась Сийри, - Чего же он не разваливается?
   - О, - улыбнулся проводник, - я его просто в стазис вогнал. Уборка, сами понимаете, дело не самое простое, и, бывает, надо и паузу сделать. В этом случае смерч надо просто заморозить, а после снова расконсервировать и - вуаля! В книжке это есть, - и железнодорожник продолжил прерванный процесс уборки.
   Сийри тем временем осторожно забралась на полку, развернула матрац и, откинув в сторону одеяло, улеглась, удовлетворенно выдохнув. Подруга взобралась следом, села в ногах и начала сосредоточенно готовить обед из хлеба, колбасы и свежей зелени, использовав в качестве стола живот подруги. Та довольно посмотрела на творимое действо и быстро схватила первый же бутерброд, не дожидаясь окончания подготовки. Нита вздохнула и сделала себе еще один, сложив остальную нарезанную еду на импровизированный стол.
   - Хорошо, - резюмировала Сийри, делая себе еще один бутерброд.
   - Ага, - подтвердила подруга, вытерев пальцы и взяв в руки сийрин ежедневник. - Ну-ка, почитаю, что там написано, а то все как-то фрагментарно.
   - Давай, - флегматично ответила подруга. - А я, пожалуй, доем и посплю, - с этими словами Сийри соорудила себе супербутерброд, запихав в него все то, что оставалось на "столике".
   - Слышь, а ты не подавишься? - недоверчиво воззрилась на девушку Нита. - хотя бы на два раздели!
   - Два я не осилю, - ответила подруга, закончив жевать первую порцию. - Эх, вкуснотища!
   - Не съем, так понадкусываю? - иронично приподняла брови Нита. - Впрочем, дело твое, мне ж не жалко.
   Бутерброд, несмотря на свои гигантские размеры, вскоре был успешно поглощен, и Сийри, закутавшись в одеяло, уснула, восстанавливая столь неожиданно потраченные силы. Нита же продолжила читать копию брошюры, постоянно прыгая глазами из ежедневника подруги в свой блокнот и обратно - в каждом содержалась ровно половина брошюры, вплоть до переносов. Это было, конечно, неудобно, но, по обоюдному мнению подруг, лучше, чем полное отсутствие этой информации.
  -- * * *
   Солнце уже катилось к закату, и девушки уже успели и выспаться, и чаю напиться, и перекусить, как вдруг Сийри услышала голос Глина:
   - Девушки, вас не затруднит подойти ко мне?
   Сийри тут же спрыгнула в проход, придержала осторожно спускавшуюся Ниту и подруги подошли к собиравшемуся эльфу.
   - Вы здесь выходите? - заинтересованно спросила Нита.
   - Да, тут до центральной усадьбы ближе всего. А там еще до своего участка полдня добираться, - кивнул эльф. - Так вот, я тут набросал все, что вспомнил, - и эльф протянул подругам мелко исписанный листок. - Надеюсь, разберете мой почерк?
   Сийри с благодарностью взглянула на книгочея и взяла драгоценный документ.
   - Да нет, все понятно, большое спасибо!
   - Пожалуйста. Я тут свой адрес написал, так что если надо - обращайтесь. Только сразу предупреждаю, быстрого ответа не обещаю, я в поле в основном.
   - Спасибо большое! - поблагодарила эльфа Нита, снова окатив его странным, но теплым взглядом.
   Эльф, казалось, смутился, схватил свои баулы и, просто тряхнув головой, пошел к выходу - поезд уже тормозил, с шипением пролетая стрелки.
   - Красавец-мужчина, - вздохнула Нита, провожая Глина взглядом.
   - Согласна. Даже можно сказать, роковой красавец, - подтвердила Сийри. - Ну да ладно, чай, не последний!
   - Скорее всего, - снова вздохнула Нита, признавая правоту подруги.
   Поезд снова вздрогнул, трогаясь. Девушки только было присели за освободившийся столик, как вздрогнули от внезапного стука в окно. Они испуганно обернулись и увидели Глина, размеренно шедшего по платформе - он все-таки решил попрощаться. Подруги замахали руками, эльф улыбнулся и также сделал прощальный жест, после чего пошагал к большому белому зданию с надписью "Гнедой стан".
   - Но приятный, тут не поспоришь, - заключила Сийри.
  -- * * *
   Солнце уже село, и на небе догорала последняя багряная полоска, увенчанная высыпавшими звездами, когда поезд остановился на станции Смоляничи. Это был пригород столицы провинции Мориен, полумиллионного города Теменград, поэтому, соответственно, пассажиров выходило-садилось больше, чем в Венковянке, а стояли здесь дольше. Вокзал был столь же скромно оформлен, как и большинство вокзалов в империи, а его окна и подсвеченный циферблат башенных часов уютно светились в ночи.
   Видимо, из-за темноты продавцы решили не ждать у моря погоды, а точнее, на перроне покупателей, и решительно начали штурмовать входные двери. Почти сразу же девушки услышали бас проводника, сперва спокойный, но после начинающий погромыхивать нарастающим раздражением, и ответные вопли торговцев, грозящих неуступчивому железнодорожнику разнообразными карами и сулящих невиданные блага. Судя по тому, что пассажиров пока никто не тревожил, лесть с угрозами не возымели успеха.
   Внезапно что-то лязгнуло в тамбуре, противоположном тому, в котором проводник вел беспощадную войну с торговцами. Девушки испуганно вскочили на ноги и посмотрели в сторону странного звука. Почти сразу после этого что-то с уже знакомым треском полыхнуло, раздался дикий вопль и грохот от падения чего-то тяжелого, после чего наступила тишина, нарушаемая только странным шелестом, позвякиванием и шуршанием.
   - Пошли, разведаем, - кивнула Сийри на источник странного звука.
   Картина, открывшаяся их взору, и впрямь впечатляла. На полу тамбура недвижимо лежал низенький, но очень полный мужичок, одетый в расстегнутую расписную рубашку навыпуск, из-под которой виднелся кругленький животик, и шорты, из которых торчали удивительно волосатые, кривые и короткие ножки. На ногах у этого человека, видимо, до визита в вагон были надеты кожаные шлепанцы, однако сейчас от них остались только дымящиеся ремешки с остатками подошв. Видимо, такой эффект столь удивил разносчика, что тот потерял сознание и упал прямо на свои пухлые сумки, одна из которых треснула по шву, усыпав половину тамбура какими-то коробочками, ленточками и шариками, издававшими то самое загадочное шуршание.
   Вскоре мужичок, впрочем, очнулся, и стал с заунывным воем собирать разбросанный товар, параллельно жалуясь зрителям на свою нелегкую судьбину, десятерых детей, которые "дома по лавкам сидят, ложками стучат и есть просят", нахваливая дивные качества своего товара - утраченного и уцелевшего, и предлагая зрителям убедиться в этих качествах самолично. За этим занятием оборотистого мужичка и застал проводник, судя по всему, отбивший атаку в другом тамбуре и сейчас прибежавший выяснить, что же происходит в этом. Для полного анализа ситуации железнодорожнику хватило пары секунд, после чего он выразил свое мнение короткой фразой.
   - Вон!
   Мужичок снова заныл, обращаясь теперь уже персонально, не забывая демонстрировать образцы товара, разорванную сумку и даже обгорелые остатки шлепанцев. Проводник в ответ хищно осклабился и сплел пальцы в знакомом девушкам жесте. Разносчик намека не понял и только усилил словесный нажим. Железнодорожник аккуратно обошел торговца, открыл дверь на перрон, отошел к противоположной двери, после чего, выждав, когда мужичок обернется к нему своей необъятной "кормой", снова сплел пальцы в знакомом пассе и выстрелил в подставленную точку небольшой струйкой пламени.
   Оглушительный рев перекрыл гомон на перроне, и пухлое тело с размаху проложило "просеку" в густой толпе своих коллег, пытаясь одновременно затушить тлеющие порты. Следом полетели обе сумки - одна из них оставляла за собой след из разнообразного барахла, после чего проводник обернулся к подругам, подмигнул им и сказал:
   - А теперь смотрите, что будет, если смерч неправильно развеять!
   По тамбуру весело запрыгал уже знакомый девушкам пылеворот, на сей раз вбиравший разнообразную мишуру, щедро разбросанную по тамбуру. Вскоре пол очистился, а смерч замедлил вращение и радужно засверкал вобранным мусором в свете газовых ламп на перроне. Проводник сделал отталкивающее движение, смерч направился к открытой двери и торговцы, с огромным интересом внимавшие этому поучительному зрелищу, испуганно попятились.
   Когда смерч оказался снаружи, железнодорожник захлопнул и запер входную дверь, после чего просто опустил руки, снимая контроль над пылеворотом. Тот еще немного покрутился, потом вдруг его контуры как-то резко размылись, раздался хлопок, и во все стороны полетели блестящие штучки, ранее украшавшие пол тамбура. Проводник облегченно вздохнул:
   - Вот так и надо с ними - а то никакого уважения к чужому труду. Ладно, пойду, другой тамбур проверю.
   Девушки выглянули в окно. Пострадавший разносчик горестно токовал над своими сумками, параллельно подбирая рассыпавшееся барахло. Остальные столпились вокруг него, видимо, давая ему какие-то советы, но вряд ли приятные, если судить по их глумливым лицам. Больше никто повторить подвиг пострадавшего желания не выказывал, что, похоже, бесило неудачливого торговца больше всего.
   - Интересно, коврик, что, от торговцев заговорен? - удивилась Нита.
   - Видимо, грязи на шлепанцах было слишком много, - хихикнула Сийри, - я помню, в грязезащитном заклинании можно делать силу воздействия пропорциональной загрязнению. Вот и результат - тот-то гном, помнишь, поаккуратнее, видать, был.
   Нита вспомнила их первое близкое знакомство с магией и кивнула.
   - Но глянь, оказывается, иногда и ошибки можно обернуть себе на пользу, - заметила она. - Как у нас получилось молнию вместо огня вызвать, так и тут - со смерчем. Слушай, а интересно, почему в книжке про молнии ничего не было?
   - Наверно, потому, что вещь эта составителями посчиталась в хозяйстве абсолютно бесполезной, - ответила Сийри. - Но я бы так не сказала.
  -- * * *
   По пришествии на свое место девушек ждал не особо приятный сюрприз - на месте эльфа уже располагался какой-то сморщенный старичок в бесформенных синих штанах и кителе военного кроя с орденскими планками и споротыми знаками различия. Столик уже был убран, а ветеран, грозно шевеля пышными усами соломенного цвета, раскатывал матрац, параллельно рассказывая что-то гномьей компании. Судя по вытянувшимся лицам слушателей, о необходимости данной услуги их никто не спрашивал. Девушки прислушались:
   - И вот, значит, их превосходительство командует мне - заряжай! Я выхватываю шашку наголо, хватаю банник и бегу! - судя по всему, когда-то у рассказчика было несколько больше рук, чем традиционные две, а остальные, вероятно, он утратил в одной из стычек, сейчас так красочно описываемых всем вольным и невольным слушателям. Один из гномов закатил глаза и постарался понезаметнее зевнуть. Старичок, впрочем, это просек и разразился гневной речью, из которой, по причине общих проблем автора с дикцией можно было разобрать только: "Фирс Люцианович" (вероятно, это было имя старичка), "патриотизм", "родина", "вооруженные силы" и "император". Девушки синхронно вздохнули и постарались побыстрее скрыться на полке Сийри.
   Остаток вечера до отбоя прошел невыразимо скучно. На верхней полке было слишком темно, чтобы читать, говорить стало невозможно - подруги еле слышали друг друга из-за речей ветерана, а спать оказалось малореальным по причине того, что речь старичка оказалась, при всей ее монотонности, совсем не ритмична, и через нерегулярные промежутки времени прерывалась возмущенными взвизгами на воспитательную тему.
   Несчастные гномы, впрочем, выход из создавшегося положения нашли довольно быстро - заткнув бородами уши, благо длина позволяла, они грустно тянули очередное ведерко пива, оперативно доставленное очередным гонцом - на сей раз без приключений.
  -- * * *
   К всеобщему счастью, по мере того, как дело шло к полуночи, речь ветерана становилась все более бессвязной и неразборчивой, в ней мало-помалу начали появляться быстро удлиняющиеся паузы, и, наконец, старичок, прервав свои мемуары на полуслове, скинул кожаные тапочки, лег на уже застеленную койку, накрылся одеялом и тихо заснул. По вагону пронесся еле слышный вздох облегчения.
   Внезапно одни из гномов резко вскочил из-за столика, чуть не опрокинув ведерко с остатками пива, и быстро побежал в сторону купе проводника. Девушки удивленно переглянулись, но, услышав тихое позвякивание, исходившее оттуда, поняли мудрость этого решения и полезли за мелочью.
   Действительно, гному пришла в голову очень своевременная мысль, что, если проводник объявит о чае традиционным способом, то есть при помощи громких объявлений и колокольчика, то Фирс Люцианович может проснуться и продолжить вечер воспоминаний, уже надоевших пассажирам до печеночных колик. Поэтому все до самого отбоя старались передвигаться как можно тише, чтоб, не дай бог, не нарушить хрупкую тишину, установившуюся в вагоне.
   - Интересно, хоть что-либо из того, что он рассказывает - правда? - спросила Нита шепотом у подруги, прихлебывая приятно согревающий чаек и грызя бутерброд с остатками колбасы и зелени.
   Девушка прожевала свою порцию и также шепотом ответила:
   - Вряд ли. Такое ощущение, по некоторым из его рассказов, что у него когда-то было минимум четыре руки, а по другим - что он участвовал во всех войнах за последние полвека, притом в нескольких местах одновременно.
   - Ага, а в парочке из них, к тому же, воевал на обеих сторонах, и обоим принес победу! - хихикнула Нита.
   - Тише, а то еще разбудим! Давай уже ложиться, только аккуратно... - Сийри медленно и очень осторожно слезла по стремянке в проход и молча сделала призывный жест. Подруга медленно развернулась на тесной полке, вытянула вниз правую ногу и начала нашаривать стремянку. Сийри поймала нитину ногу за лодыжку и установила на ступеньку стремянки. Нита медленно оперлась на нее и вытянула уже левую ногу, которую Сийри также аккуратно и, по возможности, бесшумно направила на следующую ступеньку. Таким образом, "очень медленно и печально", Нита также спустилась на пол.
   Внезапно ветеран пошевелился и что-то забормотал. Как потом утверждала Сийри, она больше никогда не видела, чтобы все, абсолютно все пассажиры вагона замирали в самых невероятных позах, стараясь не то, что не шевелиться, а даже не дышать. К счастью, старичок лишь перевернулся на другой бок, после чего заснул еще бдительней. По вагону снова пронесся еле слышный вздох, и все продолжили заниматься своими вечерними делами.
  -- * * *
   Ночью подруги проснулись от страшного грохота и диких воплей. Сийри мгновенно вспомнила, чем для всех них может обернуться пробуждение Фирса Люциановича, и глянула на нижнюю полку. Увиденное заставило ее похолодеть - постель была пуста, скомканное одеяло частично сползло на пол, а подушки и вовсе не было. На полке напротив зашевелилась дородная тетка, также глянула на пустую полку и вполголоса выругалась сквозь зубы. Сийри сжалась и прошептала:
   - Это не я... Я только что проснулась!
   - Да знаю, девушка... Опять шалит, старый осел! Все мозги в армии отбили, теперь на гражданке воюет, - раздраженно отмахнулась тетка и, выудив из-под столика пухлый саквояжик, начала в нем сосредоточенно рыться. У Сийри стало намного легче на душе, и она уже смелее оглядела разбуженный вагон.
   - Что случилось? - внезапно раздался испуганный шепот Ниты.
   - Да ветеран куда-то смылся, - прошептала в ответ подруга, наклоняясь к полке девушки, - вроде это он шалит.
   - Точно, - уже нормальным голосом сказала Нита, указывая в сторону противоположного от купе проводника тамбура.
   По проходу двигалось странное создание: на голове у него была пухлая треугольная шапка, по видимому, сделанная из пропавшей подушки, плечи украшала простыня, развернутая почему-то поперек и поэтому не закрывавшая ночного гуляку даже до пупа, ниже виднелись ярко-красные семейные трусы, со странным символом с одной стороны и почему-то бахромой - с другой, а сучковатые, по мнению Сийри, ноги украшали блестящие кожаные тапочки. На груди у этого чуда висел ярко раскрашенный детский жестяной барабан - видимо, длина ремешка не позволяла опустить его ниже, а в руках старичок держал вполне взрослые палочки, которыми со всей дури молотил в музыкальный, если так можно выразиться, инструмент. Это шумовыделение Фирс Люциановил подкреплял истерическими воплями, в которых угадывались слова какого-то марша. Увидев напряженное ожидание слушателей, бодрый старикан глубоко вдохнул и проорал очередной куплетик, временами срываясь на хрип и визг.
   - Не могли вы мне помочь? - тетка уже нашла что-то в заветном чемоданчике и сейчас, видимо, обдумывала, каким бы образом уговорить певуна вступить с ней в контакт. Гномы, сидевшие прямо за исполнителем, кивнули и бесшумно перегородили проход как раз за спиной старичка. Тот не отреагировал, видимо, собираясь с силами для исполнения очередного куплета, однако, увидев идущую к нему тетку, что-то аккуратно несущую в руке, предусмотрительно спрятанной за спину, засуетился и начал панически оглядываться, выискивая пути к отступлению. Однако уставшие и очень мрачные гномы мгновенно отреагировали на это, заломив ветерану руки за спину, и выжидательно уставились на тетку. Та достала из-за спины шприц, хрустально блеснувший в лунном свете, и деловито приготовилась к предстоявшей процедуре.
   - Разверните и нагните, - распорядилась она, пуская тонкую струйку из жала. Старичок почувствовал неизбежность укола и судорожно задергался в стальной хватке гномов:
   - Никогда... Вы слышите, никогда еще Фирс Люцианович не склонял головы!!!
   - Так протянешь ноги, старый осел, - флегматично заметила тетка, смачивая ватку. Резко запахло спиртом.
   - Отпустите, не имеете права, это насилие, я буду жаловаться! Аааа... - прошептал старичок, обмякая на глазах.
   - Теперь положите его на полку - до утра не должен проснуться, - облегченно вздохнула тетка, упаковывая медикаменты. - Вот так всегда, если накануне вечер воспоминаний устроит, - пожаловалась она слушателям, - вроде и заснет, а потом ночью проснется и начнет куролесить! При этом самое плохое, что если вечером укол делать, все равно просыпается, хоть ты тресни!
   - А барабан не пробовали отбирать? - мрачно зевнул один из гномов.
   - Бесполезно. Он спонтанный телекинетик, призывает его, откуда угодно - расстояние не имеет значения. И именно этот, что интересно. За то и на службе держали - самым надежным считалось отправить его за тридевять земель, а потом запечатать в барабан послание и вынудить это чудо его призвать! Хоть и получалось не быстрее, чем гонцом, зато надежность была - лучше и придумать сложно! - вздохнула тетка. - Вот и съехала крыша у него из-за этого, был же важной персоной, а сейчас...
   Присутствующие сочувствующе вздохнули, по-новому переосмыслив произошедшее. Грустно было видеть заслуженного ветерана в таком состоянии, однако все понимали, что это все-таки не оправдывает мук, пережитых окружающими по его милости за последние сутки. Вдруг один из гномов спохватился:
   - Три часа утра! Меньше четырех часов осталось! Так, всем спать!
   Действительно, до прибытия поезда к месту назначения осталось всего четыре с половиной часа, а с учетом того, что вставать надо было, как минимум, минут за сорок до прибытия, спать действительно оставалось немного. Пассажиры мудро последовали гномьему примеру, и вскоре в поезде вновь воцарилась сладостная тишина.
  -- * * *
   Утро оказалось хмурым. Невыспавшиеся пассажиры были разбужены невыспавшимся проводником, и казалось даже, что оранжево-красное солнце также не выспалось и сейчас, кутаясь в пышные одеяла из серых облаков, до последнего момента оттягивает тот момент, когда надо будет решительно отбросить их в сторонку и начать светить уже по-настоящему.
   Нита проснулась первой и, перегнувшись через разделитель между ее и сийриной полками, осторожно потормошила подругу:
   - Вставай, дорогая, петушок пропел давно! - та недовольно заворочалась и, потянувшись во весь рост, насколько это позволяла тесная полка, простонала:
   - Как неохота вставать... Под утро сон самый сладкий...
   - Потом доспим, - засмеялась девушка, - а сейчас пора, скоро санитарная зона. Ладно, ты просыпайся, а я сбегаю, умоюсь.
   Сийри кивнула, с огромной неохотой отрываясь от подушки и садясь на полке. Протерев глаза, она взглянула вниз - ветеран лежал ровно в такой позе, в которой его оставили вчера ночью, тихо сопел и вовсе не думал просыпаться. Завистливо вздохнув, девушка спрыгнула в проход, снова открыла бельевой ящик, и, достав оттуда мешочки, начала аккуратно упаковывать в них белье. Закончив со своими постельными принадлежностями, она перешла к полке Ниты, которая, по сравнению со вчерашним утром, долговато совершала свое утреннее омовение.
   - Ну что, давай скорее, там окно образовалось, а так - жуткая очередь! - услышала Сийри довольный нитин голос.
   - Тогда заканчивай, но пока наверх не засовывай, вернусь - помогу, - и девушка быстро побежала в туалет.
  -- * * *
   Вернувшись, она обнаружила, что ветеран все-таки проснулся, и сейчас шарил по вагону очумевшими глазами, явно не соображая, где он находится и что, собственно, происходит. Дородная тетка, сделавшая накануне укол почтенному старцу, спокойно валяла его тело, как громадную куклу, приводя в вид, более приличествующий ветерану. К моменту возвращения Сийри на Фирса Люциановича как раз надевали его бесформенные порты, скрывая от пытливого взора уникальные подштанники.
   Нита уже закончила паковать белье и как раз шарила в сумке в поисках еды. Сийри благодарно приняла свежесделанный бутерброд и присела на полку напротив почтенного старца. Нита, откусив от своего бутерброда, печально сообщила:
   - Кончилось...
   - Что? - встревожилась подруга.
   - А все. Колбаса, хлеб, зелень. Даже пирожки. Это - последнее, - вздохнула девушка.
   - Ничего страшного, - улыбнулась Сийри, - не в лесу же. Сейчас выйдем, узнаем куда дальше идти и закупимся.
   - Кстати, а куда дальше?
   - В порт. Корабль "Стрежневой", отход сегодня вечером в семь. Короче, куча времени. Места, увы, третьего класса, - вздохнула Сийри, в очередной раз проглядев выданные им в деканате документы.
   - Да, думаю, нечего надеяться на подобный комфорт, - вздохнула Нита, обводя глазами уже ставший привычным вагон, - Ну да ладно. Кстати, неплохо было бы путеводитель купить.
   - Вряд ли здесь продаются путеводители для Усть-Подбельска, - покачала головой девушка, - а для Нижних Липок покупать - нет смысла, мы тут только до вечера. Главное только определиться, куда идти, и сколько это времени занимает, чтоб не опоздать, а там - посмотрим.
   - Сдаем белье, сдаем белье, - к девушкам подошел проводник, окинул взглядом увязанные мешочки и удовлетворенно кивнул, - наверх их, в ящики. Потом мне ключи отдадите.
   Сийри кивнула и ухватилась за пузатый мешок с матрацем. Нита помогла подруге, и вскоре белье заняло причитающееся ему место. Гулко хлопнули крышки, и Нита выглянула в окно.
   - Подъезжаем, похоже!
   Действительно, мимо путей уже вовсю разрослись разнообразные заборы, склады, платформы, депо и все то, что сопутствует любому крупному железнодорожному узлу. Встающее солнце заливало эту картину своим оранжевым светом, и, несмотря на всю свою обыденность, пейзаж за окном казался до невозможности романтичным. Сийри почувствовала, что скоро расстанется с последней ниточкой, связывающей ее с городом, в котором она прожила всю свою жизнь - с этим вагоном и этим поездом. Девушка глубоко вздохнула и вытащила свои и нитины вещи из отделения над полкой. Нита понимающе посмотрела на нее:
   - Да, у меня было такое же ощущение, когда на учебу приехала. Впрочем, ничего не мешает нам туда вернуться, хотя бы в отпуск, верно? - и она ободряюще потрепала подругу по плечу. Та немножко грустно улыбнулась, и девушки поспешили к выходу.
  -- * * *
   - Спасибо вам за все. Это было незабываемое путешествие, - поблагодарила Сийри проводника и, подхватив сумки, легко выпрыгнула на теплый шершавый перрон. Нита также благодарно кивнула железнодорожнику и последовала за подругой.
   Вокзал Нижних Липок был намного больше Венковянки или Смоляничей, хоть и не столь велик, как столичная громада. Над пассажирскими платформами были устроены легкие металлические навесы, уже слегка закопченные паровозным дымом, а, собственно, переход к зданию вокзала был сделан в виде обычного дощатого настила, шедшего прямо по путям. Само здание выглядело точной копией венковянского вокзала, только что выкрашено было не в зеленый и белый, а в синий и желтый.
   - Приехали, - вздохнула Сийри.
  -- Прелести образования
  

На пути к идеалу неизбежны остановки.

  
   Сразу за дверями вокзала девушек ждал сюрприз - вместо ожидаемой привокзальной площади перед ними раскинулся уютный тенистый парк, красиво засаженный молодыми, буквально полуторалетними деревцами. В центре зеленой зоны вполне ожидаемо возвышался чей-то белый бюст.
   - И где, собственно, город? - удивленно протянула Сийри. Нита дернула подругу за рукав и указала на остальных пассажиров, ничуть не затруднившихся с выбором маршрута. Народ спокойно шел по широкой тропинке, невозмутимо перешагивая через втоптанные в землю останки полосатого деревянного заборчика. Невдалеке меланхолично скучал блюститель порядка, который, по идее, должен был бы пресекать подобные нарушения.
   - Скажите, а где площадь? - Нита неуверенно задала вертевшийся на языке вопрос полицейскому, с интересом внимавшему хоть какому-то разнообразию, - вроде, когда я в детстве сюда приезжала, тут красивая площадь была...
   - Снесли, - кратко ответил тот и пояснил, - новый мэр посчитал, что площадь и торговцы на ней создают слишком много шума, а у него тут дом неподалеку. Вот и приказал вместо площади парк сделать - и тишина, говорит, и свежий воздух, и посидеть можно. А то, что теперь с чемоданами переться неизвестно куда - градоначальника не волнует, у него персональный поезд на персональной станции, - и карабинер, вздохнув, снял фуражку и начал ей обмахиваться на манер веера - погода и в самом деле намекала на возможность скорого дождя.
   - А как нам до порта добраться? - спросила Сийри, переварив эту информацию.
   - Извозчиком, - ответил доблестный страж порядка. - Конку-то тоже убрали, уже лет пять назад... Ну, или пешком, - карабинер окинул девушек взглядом, - за полчаса неспешным шагом доберетесь. Вооон туда, - и он указал на уже пустую тропинку, - там прямо, никуда не сворачивая - в порт и упретесь. Только цветы не рвите, а то, как врежет молнией - костей не соберете, - треск разряда и полный боли вопль подтвердил его слова.
   - Спасибо большое! - поблагодарили девушки стража порядка и проследовали в указанном направлении.
  -- * * *
   Если не обращать внимания на уродливо вытоптанную дорожку, скверик выглядел очень симпатично - ровненькие аллейки, посыпанные рыже-красным песочком, тоненькие стройненькие деревца, отбрасывающие кокетливо прозрачную тень, белые бордюры клумб, масса цветов и скромные таблички "Цветы не рвать - магическая защита". Чувствовалось, что к благоустройству этой зеленой зоны подошли очень профессионально, и стоило это немалых денег - одни только цветы поражали своей изысканностью и разнообразием. Здесь были и тигровые ирисы, и чайные розы, и бордовые шары георгин, и даже шиповник, смотревшийся, впрочем, Золушкой на этом празднике жизни, но той Золушкой, которая только что приятно побеседовала с Крестной Феей.
   - Гляди, какая красота, - восхищенно прошептала Нита, наклоняясь к очередному представителю растительного мира. Сийри кивнула подруге, соглашаясь с ней, и нежно погладила розовый бутон, звонко затрепетавший под ладонью и окропивший дорожку ароматной росой. Подруга фыркнула и понюхала очередной ирис, на сей раз окрасом своим напоминавший заходящее солнце.
   Вдруг Сийри увидела на очередном изгибе дорожки какую-то трибунку, сколоченную из грубо окрашенных досок. Странное дело, но ее присутствие здесь показалось подругам совершенно неуместным - никакой площадки, где могли бы собраться люди, должные внимать выступавшему на трибуне, не было.
   - Ну не на клумбе же они собираются, - протянула девушка и, поставив вещи на землю, решительно полезла наверх.
   - Ну, что там? - спросили Нита, щурясь от рассветного солнца. Сийри глянула туда, куда, по ее мнению, должен смотреть докладчик, и восторженно ахнула:
   - Забирайся сюда, тут такое...
   Нита мигом пристроила свои пожитки рядом с сийриными и залезла к ней на трибуну. Увиденная картина заставила ее потрясенно вцепиться в локоть подруги - перед ними простиралась громадная поляна, засаженная какими-то цветами, причем эти растения образовывали настоящий пейзаж. Перед подругами предстал вид города с моря - белоснежные дома, утопающие в зелени садов и ступенями спускающиеся к морю, удивительно синее небо с прозрачным кружевом облаков, песчаного цвета набережная, и море, море изумительного, ласкового синевато-зеленого оттенка, которое раньше девушки видели только на картинах. Не верилось, что подобное зрелище может быть сотворено при помощи обычных цветов - казалось, в газоне каким-то образом прорезано окно, и девушки наблюдают настоящий, живой город с точки, расположенной где-то в открытом море. Иллюзия присутствия усиливалась тем, что гениальный садовник таким образом подобрал растения, что те цветы, которые отвечали за неподвижные части, стояли недвижимо, остальные - покачивались, реагируя на легкий бриз, который своим солоноватым ароматом придавал изображению на клумбе еще большую реалистичность.
   - Тут не выступишь... - завистливо вздохнула Сийри, - сразу на такую красоту заглядишься.
   - И не говори, - отозвалась подруга и, горестно вздохнув, полезла вниз. - Пошли, у нас же еще куча дел...
   - Да, - грустно подтвердила девушка и последовала за ней.
  -- * * *
   Тропинка вывела подруг на широкую улицу, усаженную высокими тополями. Комочки пуха весело скользили по тротуару, красиво замощенному разноцветным кирпичом и сбивались в пушистые кучки, похожие на лохматых котят. Нита вдруг прищурилась, лицо ее мучительно скривилось, и она звонко чихнула.
   - Аллергия? - всполошилась Сийри.
   - Неа, просто пух в нос попал, - улыбнулась подруга, - ничего страшного. Ой, гляди, магазин!
   Невдалеке действительно стоял небольшой домик, выкрашенный симпатичной светло-голубой краской и увенчанный темной доской с кривой надписью "Магазин". На пороге стоял какой-то человек в белом халате и меланхолично лузгал семечки, сплевывая шелуху в стоящую неподалеку урну.
   - Ну что, зайдем? - спросила Нита.
   - А то, - ответила девушка и, достав кошелек, провела ревизию оставшихся денежных запасов. К счастью, они хоть и не впечатляли, но были вполне достаточны, чтоб дожить до первой зарплаты - естественно, при определенной экономии.
   Увидев направлявшихся к нему девушек, продавец вывел себя из состояния медитативного транса и, не меняя позы, сообщил:
   - Это книжный магазин. Ближайший продуктовый - дальше и по другой стороне. Промтоварный и обувной - вообще в районе порта. И книг мы не покупаем.
   Девушки озадаченно уставились на него, и Сийри спросила:
   - А чего вы нам все это говорите?
   - А путают и потом жалуются, - ответил продавец, отправляя в рот очередную порцию семечек, - особенно приезжие, - он многозначительно взглянул на сумки девушек.
   - А если нас именно книги интересуют? - поинтересовалась Нита.
   - Тогда проходите, - и продавец посторонился, пропуская подруг внутрь, - выбирайте. Если будут какие вопросы - задавайте.
   Внутри лавки, несмотря на утро, было нестерпимо душно и жарко. Сийри сразу же почувствовала, как майка мгновенно прилипла к моментально вспотевшей спине, Нита лишь тихо выдохнула и попыталась вытереть мокрое лицо рукавом.
   Ассортимент лавочки был вполне ожидаемо небольшим - в Киричевске подруги видели магазины и побольше, и побогаче, но вряд ли имело смысл жаловаться на это в городе, в два с лишним раза меньшим столицы. Однако, и тут глазастая Сийри моментально углядела парочку изданий, считавшихся в Киричевске уже раритетными. Взяв одно из них в руки, она охнула от удивления - на корешке стояла оригинальная цена в полмарки, в то время как на любом развале это уникальное издание "Народных легенд Освея" уходило моментально как минимум марок за пятнадцать-двадцать.
   Девушка вспомнила, с каким трудом ей удалось достать в университетской библиотеке эту книгу - она то была постоянно на руках, то запрещена к выдаче. В конце концов, девушка заполучила этот раритет, и он ее не разочаровал - студентка засиделась над ним в библиотеке до утра, и после этого постоянно пыталась скопить на собственную книгу - впрочем, безуспешно.
   Сийри решительно схватила книгу и продолжила осмотр. Тем временем подруга также нашла кое-что интересное - это были учебники "Основы общей магии. Учебное пособие" и "Принципы релаксации, концентрации внимания и медитативного восприятия" из серии "Волшебная аптека".
   - Молодец! - выразила Сийри общее восхищение, - пожалуй, то, что нужно, - Нита скромно потупилась.
   Вскоре поиски были завершены, и девушки, горестно вздыхая, начали сортировать найденные книги, отделяя просто интересное от того, что было нужно позарез.
   - Вот потом увидишь, это как раз пригодится, а нигде не найдем, - вздохнула Сийри, откладывая в сторону книгу с завлекающим названием "Магическая самооборона. Самоучитель" и нежно погладив корешок "Народных легенд", расстаться с которыми было выше ее сил.
   - Да хотя бы перепишем, - беспечно махнула рукой Нита, - ведь из остального тоже ничего не выкинешь, и есть-то тоже что-то надо, и за постой, наверно, платить надо будет. Кроме того, подруга, мы еще не доехали, а ты вон как размахнулась!
   - Да, - грустно согласилась девушка и потащила стопку книг к кассе. Нита тем временем поставила обратно на полки отвергнутую литературу.
  -- * * *
   - Семь марок двадцать три гроша, - резюмировал продавец, перелистывая покупки, - в аспирантуру, что ли, поступать собрались?
   - Почему вы так решили? - удивилась Сийри, упаковывая книжки в рюкзак.
   - Я ж вижу - явно вчерашние студенты, учебниками закупаетесь, а у нас институт всего один, и там только на аспирантуру набор, - заключил продавец.
   - Неа, мы в Усть-Подбельск, - вздохнула Нита, - а что за институт?
   - Ну, как же, вы что, серьезно, не слышали? - рассмеялся продавец. - Институт проблем разума, это ж его сотрудники все эти книги, - и продавец указал на рюкзак, - издают! Ну, вы даете...
   - А какие экзамены надо сдавать? - сразу напряглась Сийри, - и что, прием только сразу в аспирантуру? А заочная есть?
   - Откуда я знаю? - удивился в ответ продавец. - Зайдите и спросите. Где порт, знаете?
   - Нет, но мы как раз туда идем, - ответила девушка.
   - Ну, значит, как дойдете, это будет Вьюжная пристань - туда все улицы сбегаются. Как выйдете на нее, вторая справа улица будет прозываться Осенний Проезд - вам туда, дом семнадцать. А там спросите.
   - Спасибо, - поблагодарила продавца Сийри и девушки, подхватив сумки, вышли из душного магазина.
  -- * * *
   - Ты не представляешь, как мне охота прямо сейчас туда побежать... - вздохнула Сийри, когда девушки уже отдышались и вытерли пот, - кажется, вот все бы бросила и впереди своего визга, как говорится, полетела.
   - Да, - усмехнувшись, кивнула Нита, - у меня нечто похожее. Но нам никто не запретит туда пойти, а по дороге все спокойно обдумать. Не обязательно пороть горячку и рваться туда уже в этом году.
   - Правильно, - вздохнула подруга, - да я и сама понимаю. Ладно, давай едой затаримся и перекусим - а то уже желудок сводит!
  -- * * *
   - Так, хлеб купили, колбасу тоже... Даже зелени и яблок! Молочного бы, - вздохнула Нита, доедая маковую булочку. Сийри икнула и ответила:
   - Да, неплохо бы, чего давиться всухомятку. Только если не допьем, прокиснет же.
   - Доченьки, глядите, какая ряженка, вся сила в ней! - вдруг откуда-то сбоку раздался старушечий голос. Подруги оглянулись и увидели, что прямо у колонки на каком-то ящичке пристроилась старушка с бидоном. На другом ящичке выстроились мутноватые стеклянные стаканы, - по пять грошиков всего!
   Сийри задумалась, потом решительно махнула рукой и подошла к старушке. Та с готовностью открыла бидончик и потянулась за стаканами. Девушка остановила ее, отставила два стакана в сторонку и спросила:
   - А что будет, если мы стаканы нечаянно побьем?
   Старушка обиженно поджала губы и бросила:
   - По два гривенника оплатите!
   Нита решила встрять в разговор и обеспокоенно спросила:
   - Ты чего бабушку обижаешь?
   - Ничуть, я просто хочу проверить очистительное заклинание, да боюсь, что снова фигня вылезет. Ну-ка, посторонись, - и Сийри подняла руки в магическом пассе, концентрируясь на заклинании. Подруга успокаивающе кивнула старушке и вытряхнула на ладонь мелочь из кошелька, рассчитывая расплатиться, пока Сийри вершит свои гигиенические процедуры. Молочница немного успокоилась и приняла у девушки деньги, все еще обеспокоено кося глазом в сторону колдующей девушки.
   Сийри глубоко вздохнула и, как рекомендовалось в самоучителе, попыталась мысленно накрыть стакан хрустальным колпаком, после чего как бы навела собранные в магическом пассе пальцы на получившуюся конструкцию. От сердца к рукам потекли прохладные ручейки, и, наконец, из раскрытых рук в стакан полетела крохотная серебристо-синяя искорка. Когда она коснулась стакана, раздался хрустальный звон, стакан наполнился бело-синим светом, медленно прошедшимся по посуде от верхней кромки до донышка и исчезнувшим вместе со всей мутью. Старушка восхищенно ахнула - сейчас стакан выглядел, как будто только что отлитый стеклодувом. Сийри выдохнула, взяла в руки преобразившуюся тару, понюхала и передала ее владелице, которая тут же, аккуратно наклонив бидон, наполнила ее густой светло-бежевой жидкостью.
   Тем временем Сийри "вымыла" и второй стакан, после чего удовлетворенно вздохнула и, кивнув Ните, с наслаждением тянувшей действительно бесподобного вкуса ряженку, получила свою порцию. Старушка, увидев, что с ее драгоценной посудой ничего не произошло, лишь восторженно всплеснула руками.
  -- * * *
   Вьюжная пристань, несмотря на жаркий полдень, полностью отвечала своему названию - на ней было белым-бело. Девушки недоверчиво протерли глаза, но навязчивый морок не исчезал - деревья вокруг площади казались усыпанными снегом, на земле лежали явственные сугробы какого-то белого снегообразного материала и даже казалось, что стекла в окнах отливают синим льдом. Нита осторожно наклонилась и потрогала ближайший сугроб - против ожиданий, его температура вполне соответствовала жаркому июню. Вдруг Сийри осенило:
   - Это же акации цветут! А это, - девушка взяла в руки комок пуха - просто от тополей!
   - Но откуда тут столько? - ошеломленно прошептала Нита, расшвыривая густой пух, плотно покрывший тротуар.
   - Ветром нанесло, наверно, - предположила Сийри, и действительно, не прошло и минуты, как очередной порыв ветра поднял вокруг подруг снежную круговерть, а к пуху, плотно покрывшему площадь, добавилась очередная порция. После того, как ветер более-менее улегся, а девушки очистили себя от пуха, Сийри требовательно оглянулась, - так, а где тут Осенний Проезд?
   К удивлению девушек, вышеупомянутая улица выглядела вполне обычно - типичные для этой местности каменные дома с мутноватыми стеклами, высокие глинобитные заборы, усыпанные сверху осколками стекла, могучие деревянные ворота с амбразурами калиток, изумрудно-зеленые клены.
   - Интересно, чего же тут осеннего? - пробормотала Сийри, поежившись от неожиданной прохлады. В ответ Нита коротко ткнула в мемориальную доску черного мрамора, висевшую на доме в самом начале улицы. - Этим проездом 8 сентября 979 года проследовала в собственный замок на церемонию коронации принцесса Ташия Книжанич, будущая императрица Ташия II Победоносная, - да восславятся ее подвиги в веках. Слышала про такую?
   - Ага, мать всех народов, собирательница земель и все такое. В общем, известная личность. Только не знала, что она тут ехала, - хмыкнула Нита. - Однако, несколько цинично табличка выглядит, не находишь?
   - То есть? - не поняла Сийри, - не вижу тут ничего циничного, - табличка и впрямь выглядела очень скромно.
   - В то время Свиренка еще была вполне себе отдельной Свирской республикой, - заметила Нита. - Видать, ей так понравилась поездка, что свою первую войну она начала именно здесь.
   - Как интересно, - удивилась подруга, - так что, это старая столица?
   - Нет, та была на пару лиг восточнее, - ответила девушка, - чтоб добираться из Теменграда сложнее было. Во время осады от тридцатитысячного населения осталось едва ли тысяч пять, а их полностью вырезали во время штурма. После этого город и порт были обращены в пыль придворным магом Аскалотом Мриерку, а новая столица провинции была отстроена уже здесь. Город, кстати, назывался Свирск - оттого и Свиренка.
   - Откуда ты это знаешь? - Сийри изумленно уставилась на Ниту. - Никогда такого не слышала, даже в общем...
   - Исторические книжки читала, - грустно усмехнулась девушка. - Только не такие, адаптированные, для детей, а вполне взрослые - у меня же папа историк. После этого не могла читать историческую литературу - в смысле художественную, слишком слащаво... Тот же маг изображался героем, дарящим варварам культуру и цивилизацию...
   - Только не поняла, а как она могла проехать тут, если города еще не было? - вдруг спохватилась Сийри.
   - Неа, городок уже был, и так и назывался - Нижние Липки. Его только перестраивали много раз, - ответила Нита, - У нее ж в Теменграде была коронация, вот поэтому здесь и ехала, проездом из Свирска, видать. В принципе, пустячное дело, но увековечили...
   - Понятно. И что, эта улица с того самого времени сохранилась? - недоверчиво протянула Сийри.
   - Наверно. Я видела карту того времени - Вьюжная пристань там уже есть. Может, и этот проезд был, - Нита недоуменно пожала плечами. - Интересно, в путеводителе это указано?
   - Не уверена, - покачала головой подруга, - там же все для туристов, а не историков.
   - Надо бы специалиста спросить, - предложила девушка, - но это подождет. Может только, если выпадет удачный случай...
   - Точно, - улыбнулась Сийри, соглашаясь с подругой, и вопрос о существовании этой улицы в во времена Ташии II благополучно отправился к такого же рода вопросам из разряда "интересно, но не срочно". Многим из них так и не суждено было встретиться с ответами, но подруг это не волновало - жизнь, как водится, больше потчевала девушек загадками, нежели решениями.
  -- * * *
   В этом здании солидно выглядели даже ступени - высокие, из черного с прозрачно-серебристыми блестками, зеркально отполированного гранита. Надпись, рубленная золотыми буквами прямо по серому каменному фасаду, гласила: "Научно-исследовательский институт проблем разума". Девушки нерешительно замерли, изучая свои изумленные отражения в антрацитовых ступенях.
   - Вы в институт, поступать? - незнакомый голос вывел их из состояния нерешительной задумчивости, Сийри обернулась и увидела плотного высокого человека, оценивающе смотрящего на подруг. На вид незнакомцу было лет сорок, но в волосах уже явственно поблескивали седые пряди.
   - Нет, просто узнать, - робко ответила Нита, инстинктивно отступая чуть назад.
   - Странно, а я был уверен, что вы поступать пришли. От вас магией так и сверкает, - удивился незнакомец. - Кстати, позволю себе представиться - Смарский Койдуло Витонич, начальник управления телесвязи.
   - Сийрике Алинтери и Нитаали Ортадо, - представила Сийри себя и подругу. - А что вы имели в виду, когда сказали, что от нас сверкает магией?
   - Каждый человек может заниматься магией, вы же знаете? - девушки кивнули, - Так вот, при занятиях магией энергетическая оболочка человека довольно сильно изменяется, пытаясь подстроиться под наиболее часто используемые заклинания. В итоге они и вызываются легче, и в единицах маны стоят дешевле. Как тренировка мышц, по-своему, - добавил Койдуло Витонич, - Так вот, эту оболочку можно увидеть - при помощи приборов или просто как результат определенных манипуляций. У обычного человека она выглядит как эдакий вытянутый по вертикали полупрозрачный пузырь, у мага форма та же, только по этому пузырю постоянно бегут какие-то огоньки или искорки. У разных людей это свечение различной формы, и пока неизвестно, зависит ли оно от личности человека, как форма ушей или носа, или исключительно от используемой магии. Но мне все равно непонятно, почему маги не хотят учиться магии?
   - Видите ли, - начала свой рассказ Сийри, - вообще-то мы экономисты... И нас распределили в Усть-Подбельск, а с магией мы, собственно, познакомились буквально на днях... - и девушки рассказали новому знакомцу про свои дорожные приключения. Тот еле заметно улыбнулся и, чуть подумав, начал идти к входным дверям, сделав подругам приглашающий жест рукой:
   - Пройдемте со мной. Я думаю, нам стоит серьезно переговорить.
  -- * * *
   В кабинете было хоть и вполне официально, но, почему-то, по-настоящему уютно. Письменный стол в центре комнаты уютно сиял изумрудной обивкой столешницы, керосиновая лампа под янтарного цвета абажуром мягко освещала бесчисленные стопки бумаг на столе, в глубине комнаты темнел еще один стол - под вытяжкой, весь почерневший и прожженный, а шкафы с книгами и стеллажи с разнообразными скляночками, коробочками, ретортами и прочим нужным барахлом загадочно блестели дверцами.
   Маг сел в кресло за столом, девушки пристроились на удобных стульях напротив. Койдуло Витонич еще раз оценивающе посмотрел на подруг, задумчиво потеребил подбородок и внезапно сказал:
   - Да, распределение - серьезная проблема, скрывать не стану. И вряд ли я смогу сделать что-либо в этом случае. Как утверждается в соответствующем законе, образование - дело государственной важности, и я тут бессилен. Вам таки придется уехать в свой Усть-Подбельск и отработать там положенные 5 лет - если вас не вытурят раньше. Но предупреждаю, у нас, как и везде, крайне подозрительно относятся к тем молодым специалистам, кто не выдерживает положенного срока. Поэтому... - маг выразительно замолчал, и девушки замерли, - мы можем принять вас только заочно.
   - Что это значит? - напряженно спросила Сийри.
   - Дважды в год вам придется приезжать сюда и сдавать квалификационные тесты. Через три года вы сможете начать писать свою научную работу, и в течение семи лет будете обязаны ее закончить и защитить. После этого вы получите сертификаты, разрешающие вам занятия магией, затрагивающей интересы других людей, то есть - медицина, боевые заклинания уровня 6 и выше, транспортная магия и магия связи. Институт, в свою очередь, обязуется обеспечить вас базовой литературой, доступом в библиотеку, лабораторными помещениями и оборудованием - согласно нормам. Естественно, те аспиранты, которые работают в институте на постоянной основе, имеют существенный приоритет, - и Койдуло Витонич иронично улыбнулся.
   - А вы можете нас принять? - недоверчиво протянула Сийри.
   - А почему бы и нет? Если вы согласны, тогда сейчас же пойдем оформляться, - ответил маг, демонстрируя полную уверенность в благополучном исходе дела.
   - Но у нас пароход в семь... - нерешительно добавила Нита. Всем своим видом девушки показывали, что осознают, что своими руками выпускают журавля в руках, надеясь выловить призрачную синицу в небе.
   - Успеем, - маг решительно ударил ладонью по столу и встал из-за стола, - тем более, нельзя время терять.
  -- * * *
   - Так, этих девушек срочно оформляем, - на слова, с которыми Койдуло Витонич вошел в просторный зал, уставленный странными агрегатами, почему-то никто не отреагировал. - Так, и здесь никого нет. Где же все?
   Внезапно в совершенно пустом зале разлилось призрачное хихиканье. Маг мгновенно насторожился и стал со странной осторожностью ощупывать воздух. Хихиканье прозвучало уже намного явственней, и вдруг, как бы из ниоткуда появилась встрепанная девушка, облаченная в синий, местами прожженный лабораторный халат. Она с каким-то непонятным изумлением уставилась на собственные руки, потом на иронично глядящего на нее шефа и расхохоталась в полный голос:
   - Ой, вы бы видели себя в зеркале... Умора...
   - Знаем мы эти зеркала... После вашего эксперимента только и горазды сплетничать, хоть уши затыкай! Ладно, если б в них хотя бы отражалось то, что положено! - и маг укоризненно махнул рукой и подошел к какому-то механизму, деловито жужжащему в углу комнаты. - Ага, значит, шапки-невидимки изобретаем, государственное серебро разбазариваем? - с этими словами прибор утих, а лаборатория мгновенно наполнилась тихо смеющимися людьми.
   - Но зато чистый эксперимент, - длинный парень с аккуратной бородкой вытер слезящиеся от смеха глаза, - если уж вы с первого раза не засекли, то эффект можно считать доказанным.
   - Ага, а почему засек? Шум-то не экранируется, - возразил Койдуло Витонич, - так, завтра с утра мне на стол отчет по всей форме, а там посмотрим.
   Эти слова несколько снизили общий градус веселья - видать, даже тут бумажную работу автоматизировать так и не сумели. Наконец, к девушкам подошла лаборантка, проявившаяся первой, и спросила:
   - Это вас оформлять? Пошли тогда. Я Имма, можно просто Месике.
   - Как-как? - удивилась Сийри.
   - Месике. Пошли оформляться, а то скоро обед, а шеф проволочек не любит.
   - Куда оформляться-то? - не менее удивленно спросила Нита.
   - Как куда, в аспирантуру... - в ответ растерянно протянула девушка.
   - Без меня меня женили, - заключила Сийри, - ладно, пошли. Нас же вроде на заочное?
   - А куда хотите, туда и оформим - мест полно, - беззаботно ответила Месике, и троицу поглотили темные институтские коридоры.
  -- * * *
   Оформление, против ожидания, затянулось надолго - не из-за сложности заполнения различных анкет, бланков и документов, а большей частью из-за того, что девушкам почти всегда приходилось ждать нужных людей.
   - Точно говорят, есть бюрократы двух типов: одни только что вышли, другие - еще не пришли, - мрачно ответила Нита, узнав, что им придется "еще чуток обождать", - мы хоть на пароход успеем?
   В ответ на эти слова часы в глубине коридора звонко щелкнули и отбили четыре удара.
   - Последняя подпись, - постаралась успокоить подруг Месике, - и потом на склад!
   - Ага, и кладовщик, конечно, на месте, - язвительно протянула Сийри.
   Месике обиженно взглянула на девушку:
   - Ну что вы так, вам же ничего плохого не сделали, а вы...
   - Извини, - Сийри поняла, что перегнула палку, - просто волнуемся немного.
   - Ладно, ничего... - Месике постаралась успокоиться. - Ну что, они заснули там, что ли?
   Внезапно в массивной обитой кожей двери высотой в два человеческих роста что-то скрипнуло, щелкнуло, и одна створка с визгливым скрипом слегка приоткрылась. В образовавшуюся щель высунулась грязно-рыжая голова, и раздался голос, по визгливости не уступавший двери:
   - Ну, че расселись? Работы нету, что ль?
   Месике глубоко вдохнула:
   - Фелиция Агапиевна. Аспиранты на заочное. Распишитесь.
   - Ходют, ходют... - недовольно пробурчала голова, - обождите!
   Дверь снова захлопнулась. Месике выдохнула и невидящим взглядом уставилась в стену напротив - было заметно, что "бег по инстанциям" также дался ей нелегко. Сийри сочувствующе вздохнула, вспомнив собственные мытарства после последнего экзамена.
   - А может, молнией ее, - вдруг сказали Нита, очень нехорошим взглядом окидывая дверь. Месике восторженно прыснула, представив себе картину, но потом погрустнела:
   - Неа, не стоит, не расплатимся же.
   - Да мы аккуратненько, - с мрачной ухмылкой пообещала Сийри, - чик-чик, и готово!
   Видимо, обитательница кабинета, пылая неуемным любопытством, подслушивала разговоры гостей у двери, и предлагаемый ход развития событий ее совсем не устроил. Дверь как-то неожиданно быстро распахнулась, выпустив свою хозяйку наружу. В руках у нее были зажаты какие-то журналы.
   - Так, распишитесь здесь и здесь! - грозно сказала Фелиция Агапиевна, ткнув желтым ногтем в галочки на разлинованной странице одного из журналов. Подруги быстро выполнили требуемое, с благодарностью взглянув на Месике, сунувшую им в руки свою авторучку - хозяйка кабинета письменными принадлежностями как-то не озаботилась.
   - А теперь вы - здесь, - решительно сказала Сийри, выдернув из рук у оторопевшей Месике нужные бланки. Хозяйка кабинета замялась, пытаясь прикинуть, как бы поскорее увильнуть от этой неприятной обязанности, однако, увидев, что девушка очень многозначительно начала разминать пальцы, быстро сникла и нацарапала в документах требуемые закорючки.
   - А ручку попрошу назад, - Нита ловко выхватила у Фелиции Агапиевны авторучку, которую та уже собиралась спрятать во внутренний карман кургузого пиджачка, и с благодарностью вернула владелице. Канцелярская крыса злобно прошипела что-то вослед удалявшейся троице, но девушки решили не переспрашивать, что именно.
  -- * * *
   - Забрали обратно ручку у самой Фелиции Агапиевны? - Койдуло Витонич откинулся на спинку кресла и звонко расхохотался. Это зрелище было столь нетипично для человека его внешности, что подруги ошеломленно переглянулись. С их точки зрения, вышеописанная сцена не содержала в себе ничего комичного. - Да она - первая скряга если не всей Империи, то Свиренки - точно! Для нее что-либо отдать, пусть даже и в виде обмена - просто физически невыносимо. Как говорится, снега зимой не допросишься. Она даже сама ничего в магазине не покупает - не может рассчитаться. Поэтому ей и зарплату не выдают - сестра приходит. Она же ее обстирывает, одевает и кормит - на родную кровь наша Фелиция Агапиевна реагирует более толерантно, почти как нормальный человек. Но надо отдать должное - у нее ничего, абсолютно ничего не пропадет. Идеальный кладовщик. Но так как нам хоть иногда надо получать хоть что-нибудь со склада, она у нас складом заведует опосредованно - через бумажки и кладовщиков. Так сказать, разумный компромисс: и не пропадет ничего - она ж из виновного печенку без наркоза через горло достанет, и получить кое-что можно - бумажки как достаточно ценные вещи она не признает. А вот ручки - признает, поэтому у нас даже сложился обычный тариф: пара подписей - ручка. А то и две, - и маг снова расхохотался.
   Девушки несмело улыбнулись - они поняли соль шутки. Если дело и на самом деле обстояло так, как было описано, уже завтра они будут институтской легендой, на что серьезно намекало хитрое выражение лица Месике, еле сдерживавшейся, чтобы не захохотать во весь голос. И в самом деле, Койдуло Витонич совершенно серьезно взял отбитую авторучку, демонстративно сдул с нее невидимую пыль и бережно положил на стол, после чего свел пальцы в странном жесте. На столе появилась лакированная деревянная подставка, как раз по размерам ручки, накрытая стеклянным колпаком. Маг бережно снял колпак, укрепил канцелярскую принадлежность на подставке, после чего, снова накрыв конструкцию стеклянным колпаком, убрал ее в шкаф.
   - А зачем? - полюбопытствовала Сийри, с удивлением взирая на все эти загадочные манипуляции.
   - Это единственная вещь, которую наша завскладом отдала сама. И у меня есть большие основания утверждать, что эта ручка так и останется уникумом, - вздохнул маг. - Ладно, вам, наверно, пора, - шеф грустно посмотрел на часы, - а то еще опоздаете. Жду вас не позднее 17 марта - готовьтесь!
   - Хорошо, - кивнули девушки, - спасибо, постараемся вас не подвести!
   - Удачной дороги, - улыбнулся Койдуло Витонич.
  -- * * *
   Часы на большой башне здания портовой администрации отбили ровно пол-шестого, когда девушки, запыхавшись, подбежали к порту. У ворот в полосатой будке скучал пыльный охранник, который, увидев девушек, встрепенулся и быстро опустил шлагбаум.
   - Стой, куда? - грозно заявил он.
   - В порт, - рассеянно ответила Нита, вглядываясь в картину за воротами.
   - Не слепой, вижу, что в порт. Документы предъявите!
   Сийри выудила из рюкзака билеты на пароход и, не опуская их в требовательно протянутую руку, предъявила их в развернутом виде.
   - Мы на "Стрежневой".
   - А, на "Стрежневой"... - охранник осклабился и сплюнул под ноги. - Так эта баржа никуда больше не пойдет. По крайней мере - до весны точно!
   - То есть как? - удивилась Сийри, нехорошо прищурившись, - что случилось-то?
   - С этой баржей? Она утонула, - беззаботно заявил вахтер, - вон, на седьмом пирсе. Вы б в управление подошли, разобрались. Если успеете, впрочем, - добавил он, взглянув на часы.
  -- * * *
   Седьмой пирс выглядел и в самом деле неприглядно - грубо сколоченный деревянный настил на позеленевших сваях, окутанных бородой водорослей, с порыжевшими тумбами и почерневшими, местами измочаленными привальными брусьями. Слева тумбы были опутаны паутиной швартовов, уходивших в мутную воду, из которой поднимались закопченные трубы и мачты с путаницей тросов.
   - Да, не повезло кораблику, - вздохнула Сийри, окинув грустным взглядом кружевное плетение искореженных балок, которые были когда-то, вероятно, зернопогрузчиком - развалины плотно усыпали птицы.
   - Пошли, что ли, в управление, - печально вздохнула Нита, - если успеем.
  -- * * *
   Как водится, девушки не успели. В здании уже не было ни одного огонька, только где-то в отдалении мокро хлопала шваброй уборщица. Увидев подруг, она закричала:
   - Осторожно, все ж только помыла! Ходят и ходят, покою нет...
   - Извините, - смутилась Сийри. - Вы знаете, у нас проблема... У нас на семь вечера билеты на пароход...
   - Ну, а я чем могу помочь? - ворчливо возразила уборщица, впрочем, опершись на швабру и разглядывая девушек с сочувствующим интересом. Видимо, она догадалась, о каком именно пароходе идет речь.
   - Может, вы знаете, к кому обратиться? - Сийри почувствовала, как в ее душе зародился теплый лучик надежды.
   - Завтра придите, только с утреца - не вы ж одни такие несчастные. Вам даже повезло - купец, чье зерно утонуло-то, в одних портках из каюты выскочил. Завтра ругани будет! Так что вы к часикам так шести подходите - у начальника хоть дух и мрачный будет, но не настолько, чтоб он сразу вас послал, - уборщица сочувственно вздохнула, - в общем, кабинет 206, это вон там, - и она показала на скромную потрепанную дверь с номером.
   Сийри поблагодарила женщину и повернулась к Ните:
   - И куда ж нам теперь? Денег в обрез, а если еще и за билеты платить придется, - и девушка мучительно скривилась. Внезапно за спиной раздался голос уборщицы:
   - Девоньки, а помогите убрать - я вам тогда один топчан на двоих выделю и даже разбужу! Как говорится, в тесноте, да не в обиде. А звать меня, кстати, Улла Аугустовна.
   - Идет, - подруги решительно сгрузили тяжелые сумки на подоконник и схватились за швабры.
  -- * * *
   - О, племяшка уже дома, - хмыкнула Улла Аугустовна. - Все в своем институте изучает чего-то, книжки свои читает, позеленеет скоро! Но и польза есть, да, - видно было, что тетушке хоть и не нравится непонятная работа племянницы, но, очевидно, именно эта работа и выступает главным козырем в традиционных дворовых спорах на тему "чьи дети лучше", и составляет немалый повод для тетушкиной гордости, - я вот, давеча, ключи потеряла, только она и нашла - в кадушке с капустой оказались! Кто б мог подумать... - и уборщица сокрушенно покачала головой.
   - О, тетушка! И ... вы?! - на лице Месике отразилось безмерное удивление, - вы не уехали?
   - Утоп наш крейсер, - хмыкнула Нита, печально вздохнув, - завтра пойдем разбираться.
   - Ой, и как же это? - растерянно спросила Месике.
   - А зерно грузили на него. Погрузчик-то на седьмом пирсе старый, да еще и в верхний бункер, говорят, рожь с перегрузом насыпали. Вот он и не выдержал - сложился, как карточный домик, и прямо на корабль. А тот-то сам не новый, сразу хрупнул, потек и уже через три минуты только мачты торчали, - ответила Улла Аугустовна. - Девчатам-то еще повезло, что их на борту не было - уж, на что купеческая каюта наверху, так все равно купец только в подштанниках выскочил. Завтра ругаться пойдет... - и тетушка опасливо покачала головой.
   Месике хихикнула и посторонилась, пропуская троицу в дом. Там уже вкусно пахло луковым супом и свежим хлебом.
   - Давайте, раздевайтесь, мойте руки и за стол! - скомандовала тетушка, скидывая свой легкий плащик.
   - Да не надо, у нас есть... - попробовала возразить Сийри, но Улла Аугустовна царственным жестом отмела все возражения:
   - И слышать ничего не хочу! Что, я уже пару тарелок супа не налью?
   Сийри покорно вздохнула, но все-таки выудила из рюкзака кусок колбасы, который, по расчетам подруг, и должен был составить их немудреный ужин, и чуть ли не насильно всучила его тетушке:
   - Ну, хоть это возьмите! Мы все равно собирались его на ужин съесть!
   - Ладно, - смягчилась хозяйка и отнесла дар на кухню, - а теперь - мыться. Это направо, Месике, проводи.
  -- * * *
   - Слушай, Месике, ты во всем этом хорошо разбираешься? - подруги озадаченно разложили на выделенном им топчане разнообразный магический инструментарий, полученный в институте, - инструкции-то есть, но пока как-то читать неохота...
   - Ой, да тут все элементарно, - Месике присела на край топчана и взяла в руки овальную серебристую коробочку с парой кнопок и линейной шкалой, - вот это, например, измеритель магического потенциала. Про ману слышали?
   - Да, - кивнула Сийри. - В самоучителе было. Там еще говорилось, что нельзя больше 80% резерва использовать.
   - Точнее, не рекомендуется, - поправила подругу Нита. - Сийри аж плохо стало, когда она дерево молнией срубила.
   - Дерево - молнией? - изумилась Месике, - это ж восьмой уровень, как минимум! Ну вы, девчата, сильны... Давайте у вас сейчас потенциал и резерв замерим, а заодно и поглядите, как это делается. Ну-ка, закатайте рукава на левой руке.
   - А почему именно на левой? - спросила Сийри, закатывая рукав клетчатой рубашки.
   - Потому, что магией управлять можно только силой сердца, а оно отдает в левую сторону. И оттого, какое у вас сердце, такие результаты вы и получите, - наставительно произнесла Месике, прикладывая приборчик к чуть загоревшей коже девушки. Тот мгновенно прилип и загудел. - А теперь расслабься и не разговаривай.
   - А что, сердце - оно разное бывает? - удивилась Нита, с каким-то затаенным восторгом следившая за уверенными манипуляциями девушки.
   - Конечно! Понятное дело, тут в первую очередь учитывается духовный аспект. Вообще, по нашим исследованиям получается, что душа у человека все-таки есть, и находится она как раз в сердце, - улыбнулась Месике. Шкала прибора тем временем позеленела и сместилась, раздался прерывистый писк и аппарат отклеился от кожи. Сийри ловко словила его и непонимающе взглянула на шкалу:
   - И куда тут смотреть?
   Месике взяла механизм в руку, глянула на шкалу, нажала другую кнопку и вновь прилепила прибор к коже.
   - А сейчас колданите чего-нибудь.
   Сийри послушно взмахнула руками, и по полу споро запрыгал знакомый смерчик.
   - Сейчас уберем тут чуть-чуть, - улыбнулась девушка, и, когда на полу не осталось ни соринки, она добавила, - а сейчас самый сложный момент...
   На лбу Сийри заблестели бисеринки пота. Она осторожно подвела смерч к мусорному ведерку, с трудом удержав свое порождение от утилизации еще и помойного ведра, после чего начала осторожно давить на призрачные стенки смерча, заставляя его сжиматься, одновременно превращая собранный мусор в компактную кучку. Наконец, с еще слышным хлопком призрачная крутящаяся воронка исчезла, пролив свое содержимое на остальной мусор в ведре, и Сийри расслабилась. Тут же шкала прибора снова сместилась, окрасилась красным, и снова раздался прерывистый писк, правда, уже другой тональности. Месике аккуратно подхватила отклеившийся механизм и, сняв показания, схватила книжечку, прилагавшуюся к прибору.
   - Итак, у тебя потенциал примерно... Так, девять и пять, а тут - семнадцать и ноль... Ага, короче, потенциал примерно 560-600 единиц. Неплохо, хоть и не удивительно, а вот резерв подкачал... Тебе требуется не менее трехсот единиц резерва, то есть на данный момент - фактически половина. Впрочем, это поправимо.
   - Что это значит? - полюбопытствовала Сийри.
   - Это значит, что у тебя при волшбе должно оставаться нетронутыми целых триста единиц, иначе будет нехорошо - сама ж уже прочувствовала, хотя обычно людям всего шестидесяти хватает. Впрочем, потенциал у тебя для обычного человека громадный, и, чем чаще колдуешь, тем быстрее он растет. А вот резерв - не растет, так что все пока неплохо, - Объяснила Месике, - давай теперь подругу твою померим, только ты сама уже управляйся, а я просто подскажу, что и где.
   Сийри послушно взяла приборчик и вдруг вспомнила:
   - А нет похожего приборчика - контролировать потенциал и резерв? В смысле, в процессе?
   - Нету, да и не нужно, - Месике беспечно махнула рукой, - небольшая практика и пара элементарных пассов - и все, как на ладони. Смотри, - Месике крепко сжала левую руку в кулачок и сделала какой-то жест над ней правой ладонью, - давай, крепко левый кулачок сжать, а потом - как бы волну по руке гонишь, а когда она достигает кончиков пальцев, представляешь, что она стала цифрами, и резко разжимаешь руку, вот так, - Месике разжала руку. На ладони расплавленным золотом засверкала дробь: "2043/76". - Значит, у меня потенциал 2043 сейчас, а неизменный резерв - 76. Я очень способная, - похвасталась Месике.
   Сийри отложила аппаратик на кровать и повторила манипуляции. Дождавшись странной, обжигающей и леденящей волны, потекшей от сердца по левой руке, она резко раскрыла ладонь. На ней серебром переливались цифры "403/315".
   - А мне так нельзя? - спросила Нита, - если все так просто, тогда зачем прибор?
   - Это не просто измеритель, это - калибратор. Он улавливает величину потенциала и резерва и переводит в стандартные единицы, а заодно учит этому заклинанию контроля. Полезная штука, - ответила Месике.
   - А зачем он нам тогда? - удивилась Сийри, вертя в руках калибратор, - если ты нас сейчас откалибруешь?
   - Так настройки-то сбиваются, - хмыкнула Месике. - Профессионалу и то, требуется калиброваться каждые полгода, а нам, которые только учатся - не реже раза в две недели. А то бывали прецеденты, - и Месике помрачнела, видимо вспомнив что-то неприятное. - Ну, давай, Нита, сейчас Сийри тебя откалибрует.
   Нита села поудобнее на топчан, и вздрогнула только тогда, когда холодное донышко прибора крепко приклеилось к ее покрытой мурашками коже. В голове у нее зашумело, и она с трудом разобрала голос Сийри, спросивший Месике:
   - А теперь что?
   - Нита, расслабься, - ответила та, - а теперь - жми зеленую кнопку, она сбрасывает предыдущие показания и начинает калибровку по-новой.
   Шкала прибора из светло-красной снова стала бледно-серой, и калибратор тихонько загудел. Нита расслабилась, и вскоре услышала легкое "чпок", после которого туман в голове моментально рассеялся. Сийри тщательно изучила позеленевшую шкалу:
   - Девять и восемь... А теперь колдуй! - нитин взгляд упал на мутноватую чашку, стоявшую на табурете, и она решила повторить достижение Сийри. Вскоре по чашке пробежал знакомый белый сполох, только на сей раз почему-то с зеленоватым отливом, и приборчик снова отклеился.
   - Ну что? - спросила Нита, потирая предплечье.
   - Одиннадцать и два... - озадаченно ответила Сийри и зашуршала страницами руководства, - это выходит... шестьдесят единиц резерв и от 440 до 480 потенциал. Неплохо, очень даже неплохо... А теперь давай сама замерь!
   Нита послушно раскрыла ладонь. На ней было пусто.
   - Не поняла, - протянула Месике, - первый раз такое вижу!
   Нита хотела было тоже что-то сказать, как вдруг обратила внимание на странные зеленые прожилки, как будто всплывающие из глубины кисти. Очень быстро эти прожилки сложились в уже знакомую девушкам дробь "393/54".
   - Неплохо, - уважительно покачала головой Месике, - совсем неплохо, а для новичка - в особенности, - вдруг ее взгляд упал на часы на башне ратуши, располагавшиеся точно напротив окна, - ой, пол-одиннадцатого уже! Давайте спать, что ли, а то завтра будем вареные...
  -- * * *
   - Вставайте, полшестого уже, - эти слова ворвались в сладостную пелену сна Сийри и безжалостно разорвали его сияющие тенета. Девушка оторвала тяжелую голову от подушки и принялась яростно тереть слипающиеся глаза. Рядом недовольно заворочалась Нита. Внезапно она взмахнула руками, Сийри почувствовала, что старый матрац, на котором расположились подруги, пришел в движение, и девушки с визгом и грохотом рухнули на пол.
   - Доброе утро, - вздохнула Нита, - только сомневаюсь я, что оно доброе, - добавила она, вылезая из-под подруги.
   - Доброе-доброе, - ответила та, вставая с пола и скатывая пыльный матрац в компактный рулончик. - Куда его?
   - Под топчан, - ответила хозяйка, пытаясь сдержать рвущийся наружу смех, - а вы всегда так просыпаетесь?
   - Нет, вам просто повезло, - со вздохом ответила Сийри, отряхивая куртки, которыми девушки прикрывались во время сна. - Ну что, пора уже в порт, наверно, а то ведь не уедем...
   - Давайте, давайте, но для начала умойтесь, а я пока чай налью - все ж не на голодный желудок, - кивнула Улла Аугустовна и отправилась будить Месике. Судя по последовавшему за этим возмущению, аспирантка также не любила вставать рано.
  -- * * *
   - Нет, нет и нет! Ваш груз застрахован, разбирайтесь со страховой компанией, поставщиком, получателем и точка! Мы тут не при чем - это даже не наш пирс! - возмущенный голос громом раскатывался по этажу, заставляя дребезжать немногочисленные стекла. Ответная реплика, впрочем, была неразборчивой, но вызвала еще один словесный шквал.
   - Сердится кто-то, - поежилась Нита.
   - Начальник, небось, - прищурилась Сийри, прикинув, что эпицентр шума приходится как раз на ту дверь, за которой, по их сведениям должен сидеть человек, в чьи обязанности входило помочь подругам все-таки добраться до места назначения. - Наверно, остальные пострадавшие явились еще раньше.
   Внезапно дверь кабинета распахнулась, и наружу вывалился вспотевший полноватый человечек, на ходу вытиравший лоб. Изнутри кабинета послышался ленивый голос:
   - Это вас не спасет. Я не уйду отсюда, пока мы не придем к разумному решению.
   Человечек остановился, как будто на ходу врезавшись в стену, повернулся на голос и очень отчетливо и предельно членораздельно выматерился в ответ - было очевидно, что ситуация ему была явно неприятна.
   Сийри мгновенно соскочила с подоконника, на котором устроились они с Нитой, и стремглав кинулась за удалявшимся начальником. Увидев погоню, тот скривился, но все же остановился.
   - А вам-то чего от меня надо, - крайне недружелюбным тоном сказал начальник, страдальчески закатив глаза.
   - У нас билеты были, на "Стрежневой", - при этих словах начальника просто перекосило, - нам надо попасть к месту распределения... Вы бы не могли нам помочь?
   Администратор на секунду задумался, после чего предложил:
   - К вахтеру зайдите. Но только с документами, без вещей и подруги, добавил он, увидев направлявшуюся к ним Ниту, - а сейчас, извините... - и начальник порта уже прыжками понесся к двери, за которой слышалось явственное журчание.
   - Посиди здесь пока, - вздохнула Сийри, доставая документы из рюкзачка. - Что-то не нравится мне здешний сервис.
  -- * * *
   В вахтерской было шумно, грязно и накурено. Присутствовавшие там люди с явным недоверием отнеслись к поведанной Сийри истории, но выгнать - не выгнали, и даже предложили довольно чистую табуретку.
   Впрочем, не прошло и пяти минут, как в комнату зашел начальник, потирая еще мокрые руки, и сразу же направился к девушке.
   - Извините, но там наверху - такой дурдом, работы никакой. А тут нас, надеюсь, никто не найдет, - произнес он. - Вы вообще были на бору в момент, ммм..., аварии?
   Сийри отрицательно кивнула головой.
   - Мы в институт ходили.
   - Отлично, - ответил администратор, - значит, и ваши вещи все при вас... - это известие его явно обрадовало. - Итак, что я могу сделать... В общем так, есть порожний рудовоз, но идет он трое суток, персональных кают нет, а экипаж - сами понимаете. Можно еще попытаться вас пристроить на почтовый бриг - но он проходит по военному ведомству, а там считают, что любая женщина на корабле - к несчастью... Впрочем, он идет всего двое суток, кормежка там более чем приличная, и выделить вам каюту или хотя бы закуток - не проблема... Проблема в этих настроениях и экипаже. Кстати, как у вас дела с желудком?
   - Не болит, вроде... То есть, какой желудок после студенческой кормежки - сами понимаете, но не жалуюсь... - растерянно ответила Сийри.
   - Вы меня не поняли, - поморщился начальник, - вас в море тошнит? Вас и вашу подругу?
   - Вы знаете, я первый раз на море, поэтому понятия не имею, - девушка совсем растерялась.
   - Плохо! А в поездах не укачивает? На каруселях не тошнит? - раздраженно спросил администратор.
   - Неа, ни у меня, ни у Ниты такого никогда не было! - радостно ответила Сийри.
   - Тогда рискнем. Но, если что, давайте, договоримся - жалоб не писать и на меня не обижаться. Я вполне могу задержать ваш отъезд на неделю - до следующего сухогруза, и буду прав, - довольно потянулся начальник порта. - Так, идемте со мной. И условимся - я вас устраиваю на буер, а вы возвращаетесь на место и сидите там с подругой недвижимо не меньше часа, после чего тихо собираетесь и уходите расстроенные, причем предельно правдоподобно. Идет?
   - Идет! - ответила девушка, гадая, что это за зверь такой - буер.
  -- * * *
   Обещанный час ожидания подошел к концу, и девушки с громким вздохом сползли с чрезвычайно неудобного для долгого сидения подоконника. Им было совсем не трудно выдать стон боли от отсиженных конечностей за разочарованный выдох. В открытую дверь было заметно, как заново вспотевший начальник настойчиво игнорировал попытки потерпевших завязать с ним очередную беседу. Заметив движение в коридоре, он слегка повернул голову - в его глазах подругам почудилась неприкрытая зависть, а возможно, на самом деле так оно и было.
   - Так, пирс сорок три! - вчиталась Нита в выданные документы, - буер "Зяблик"... Интересно, что это за посудина такая?
   - Дойдем - увидим, - беспечно махнула рукой подруга, - это вон там, у северного мола. Но, насколько я поняла, путешествие нам предстоит крайне некомфортное.
   - Это еще почему? - всполошилась девушка.
   - А меня спрашивали, не укачивает нас в поезде и не тошнит ли нас на каруселях. Я сказала, что нет, - ответила Сийри. - Вероятно, путешествие на буере - нечто среднее. Или наоборот, наиболее яркое. В общем, хорошо, что не поели.
   - Да, а я рассчитывала еще перекусить... - расстроилась Нита. - А то такие бутерброды видела - с зеленью, помидорами, ветчиной и сыром... И недорого.
   - А чего, купим по парочке, в пакет их, а потом съедим - если будем уверены, что с желудком у нас все в порядке, - резонно заметила подруга.
   - Это выход, - обрадовалась девушка, - пошли, пока все не раскупили.
  -- * * *
   - Это что, вас надо в Усть-Подбельск отвезти? - загорелый поджарый парень в шортах и тельняшке, стоявший на палубе крохотного суденышка, ухватился за потемневшие брусья на сваях, подтянулся и вылез на теплые доски пирса.
   - Да, - ответила Сийри, с удивлением осматривая палубу с крохотным выступом каюты, - а мы поместимся?
   - Поместитесь, поместитесь, не волнуйтесь. Давайте на борт, раньше выйдем - раньше будем, - парень спрыгнул обратно на палубу и призывно протянул руки, - прошу!
   Сийри предпочла спрыгнуть на палубу самостоятельно, а Нита воспользовалась крепкими мужскими руками.
   - А долго идти? - поинтересовалась девушка, выскальзывая из горячих объятий.
   Яхтсмен открыл лючок на палубе и повернулся к подругам:
   - Давайте сюда ваши вещички.
   Девушки послушно сложили в отсек свои вещи, оставив при себе только сийрин рюкзак с едой и документами, и плотно захлопнули крышку.
   - А теперь куда? - спросила Сийри.
   В каюте было прямо-таки невероятно тесно - из мебели присутствовали только шесть кресел в два ряда. Перед крайними креслами в первом ряду стояли сияющие начищенной медью штурвалы и какие-то рычаги странной формы. Девушки, не сговариваясь, заняли соседние кресла во втором ряду. На ступеньках загрохотало.
   - Вы б заняли места у окошек, - заметил яхтсмен, - и пристегнитесь.
   - А чего? - рассеянно спросила Нита, разбираясь в путанице ремней. Сийри уже пристегнулась в центральном кресле и помогла подруге справиться с упряжью.
   - Если будет тошнить - до иллюминатора недалеко. А если не пристегнуться - когда на нормальную скорость выйдем, будет болтать по салону, как карандаш в перчатке, - усмехаясь, пояснил парень.
   - А сильно болтает-то? - забеспокоилась Сийри.
   - Еще как! Тридцать второй проект вообще болтало так, что, казалось, мозги всмятку будут, - помрачнел парень, - но это уже тридцать седьмой, тут даже редан есть, так что трясет существенно меньше. Еще б погода не подвела, - и яхтсмен озабоченно выглянул в иллюминатор. - Ладно, выйдем за мол - увидим. Приготовьтесь, - и он снова исчез в отверстии люка.
   Буквально через пару минут суденышко качнулось, и пейзаж в иллюминаторах начал смещаться. Вскоре кораблик закачало сильнее, над головами подруг что-то хлопнуло и заскрипело, а в иллюминаторах засияла переливающаяся морская гладь.
   - Хорошо идем, - обнадежил подруг капитан, быстро скользнувший вниз по поручням и кинувшийся к левому штурвалу, - море отличное! Приготовьтесь, сейчас попрыгаем!
   Сийри только хотела спросить, что именно это значит, как парень повернул пару рычагов на пульте, посмотрел на какие-то циферблаты и чуть довернул штурвал. Практически сразу же буер чуть подпрыгнул и его корпус сотряс легкий удар. Внутри девушек что-то сжалось и расслабилось, Нита настороженно охнула, и буквально через секунду все повторилось.
   - Ничего так, можно терпеть, - поморщилась Сийри.
   - Посмотрим, что вы завтра скажете, - иронично хмыкнул капитан, - многие так говорят. А потом... - и он недоверчиво махнул рукой.
  -- * * *
   День потихоньку угасал, и последние лучи заходящего солнца обращали легкие веретена облаков в тлеющие головешки. Буер по-прежнему прыгал по волнам, заставляя пассажиров ежесекундно вздрагивать.
   - А мы и ночью будем плыть? - вдруг спросила Сийри.
   - Идти, девушка, идти. Это вы, когда с моста в речку упадете, плыть будете. Однако, ночью идти? - переспросил капитан, - вряд ли, мы ж вдоль берега идем, еще врежемся во что-нибудь. Думаю, пора поискать бухточку поспокойнее, - с этими словами кораблик повернул к недалекой ленте берега, снизил скорость и начал покачиваться на волнах, как и подобает приличной яхте.
   - Интересно, а что тут такое? - вдруг спросила Нита.
   - Ничего интересного, - отрезал капитан, - скалы, рифы и прочая гадость. Рай для контрабандистов. Для законопослушных граждан же - достаточно неприятное место. Но ничего страшного, сюда они не сунутся.
   - Интересно, почему? - удивилась Сийри. Нельзя сказать, что собственная безопасность и отсутствие приключений ее расстроили, скорее, наоборот, но она почувствовала себя обязанной прояснить этот вопрос.
   - Да потому, милая девушка, - рассеянно хмыкнул капитан, огибая пару довольно зловещего вида скал, - что если с нами что-либо случится, искать нас начнут очень даже скоро. И примерно накажут покушавшихся - бывали случаи уже. Так что, скорее всего, любой, кто нас увидит, постарается сделать так, чтоб это мы их не заметили. У меня не тот кораблик, на котором можно в кругосветку сорваться, а контрабандиста прищучить - самое то.
   - Понятно, - обрадовано протянула Сийри. - А как тут спать?
   - Очень просто, сейчас встанем на якорь - покажу, - ответил яхтсмен, выпрыгивая из кресла и взлетая на палубу. Наверху снова захлопало и заскрипело, кораблик дернулся, явно замедляя ход, вдруг что-то с плеском упало в воду, буер дернулся еще раз и замер, слегка покачиваясь.
   - Похоже, стоим, - Сийри отстегнулась от кресла и со стоном выпрямилась. - Ой, как все затекло...
   - И не говори, - Нита также вылезла из кресла и сделала несколько приседаний, - а есть-то как хочется...
   Сийри тем временем прислушалась к собственному желудку и согласилась с подругой о необходимости трапезы, а также поняла, что ее, несмотря на все испытания, выпавшие в этот день ее организму, ничуть не укачало.
   - Тогда поедим! - с этими словами на свет появились заботливо купленные еще утром бутерброды. - Эх, действительно, вкуснотища!
   - Домашние, небось? - раздался завистливый голос яхтсмена.
   - Неа, у какой-то торговки утром купили, - ответила Нита.
   - Небось, - парень принюхался, - торговка-то - Фекла Ионовна... Только она такое чудо на продажу носит, вмиг разбирают, - и капитан снова завистливо вздохнул.
   - С вами поделиться? - предложила Сийри.
   - Да нет, спасибо, у меня свой ужин, - с этими словами на свет появился закопченный котелок, тренога с черным противнем в основании и какие-то белые таблетки. - Пойду кашу сварю. А вы не стесняйтесь, если спать охота, то вот, - в руки девушкам упали меховые свертки, - одеяла и подушки. А кресло опускается вот так, - с этими словами парень нажал на рычажок в основании сиденья, спинка скрипнула и встала горизонтально, - а вот и для ног, - из-под сиденья выдвинулась полочка, перекрывшая проход.
   - Спасибо, - поблагодарила яхтсмена Сийри, - интересно все тут устроено!
   - Да, и не говорите, все по последнему слову техники, - хмыкнул парень, - только иногда это слово - "Прощай". Ну да не будем о грустном. Приятного аппетита.
   - И вам того же, - хором ответили девушки.
  -- * * *
   Сийри никак не могла уснуть, несмотря на ранний подъем и бурный день, и поэтому решила выйти на палубу прогуляться, с завистью глянув на подругу, уже беззаботно спящую мертвым сном. Девушка бесшумно, насколько это получалось, надела сапоги и вылезла на палубу по начищенному трапу.
   Буер покачивался в самом центре звездного океана. Куда ни глянь, были видны разноцветные огни в черной оправе, что сверху, что снизу. Сийри почувствовала невольный трепет перед этой божественной красотой - казалось, на нее ласково смотрят миллионы дружеских глаз, подбадривающих и участливых.
   Небо, усыпанное необычно крупными звездами, напоминало лавку ювелира, в которой драгоценные серьги, кольца и диадемы бережно разложены по подложкам из черного бархата. Да только вряд ли хоть в одной лавке в мире можно было бы найти камни, хоть слегка подобные по красоте и чистоте воды этим гордым звездам. Тем не менее, чувствовалось, что, несмотря на все свое великоление, небесные огни чересчур далеко, чтобы человек смог бы осознать их настоящее величие.
   Сийри перевела взгляд вниз и оторопела. То, что она приняла за отражение небесных светил, было на самом деле собственным огнем моря. Эти огни перемещались, погружались и всплывали, и ни красотой, ни яркостью не уступали звездам. Сийри восторженно наблюдала за переливающимся светом, который ей казался не в пример уютнее гордого небесного - он был действительно живым, каждый миг складываясь в новый прекрасный узор.
   Сийри долго стояла на палубе, вслушиваясь в плеск волн об недалекие скалы и корпус судна, всматриваясь в небесные и земные огни и всем телом впитывая горько-соленый аромат моря. Внезапно она покачнулась и чуть не упала за борт, в последний момент успев схватиться за леер.
   - Пора спать, вот уже, на ногах не стою, - рассмеялась девушка и широко зевнула. Действительно, нервное напряжение, мешавшее ей заснуть, куда-то ушло, и сейчас Сийри уже еле держалась на ногах.
   С трудом спустившись в прохладную каюту, девушка еле успела снять сапоги, как долгожданный сон свалил ее.
  -- * * *
   Утром девушек разбудил громкий хлопок, скрип и шум от стремительного спуска яхтсмена с палубы в каюту. Сийри мгновенно сообразила, что это значит, и кинулась будить разоспавшуюся подругу:
   - Вставай, вставай, пора пристегнуться!
   Нита недовольно зашевелилась, но первый же прыжок буера показал ей, что Сийри уже даже несколько запоздала со своим предупреждением.
   - Что ж вы не разбудили? - напустилась девушка на капитана, тихо хихикавшего ха штурвалом.
   - Так вы вчера себя так славно показали, и утром так сладко спали, что аж будить не хотелось, - осклабился парень.
   Сийри в ответ высветила у себя на ладони цифры резерва и потенциала и, многозначительно похрустев пальцами, обратилась к подруге, демонстративно проигнорировав яхтсмена:
   - Нит, может, и нам пошутить?
   - А давай, - мрачно ответила подруга, пытаясь поаккуратнее сложить подушку с одеялом и привести кресло в более-менее вертикальное положение. Начавшаяся тряска мало способствовала успеху этого мероприятия. Сийри кивнула и сложила пальцы в магическом пассе, прицелившись в побледневшего парня.
   - Не надо, я вас прошу, я же пошутил! Да, и, кроме того, мы же так быстрее будем на месте!
   - Это верно, - ответила Сийри, - так и быть, простим... на первый раз. Но чтоб дальше - никаких шуточек. Иначе будет... нехорошо.
   Парень кивнул и начал с преувеличенным вниманием смотреть вперед. Подруги так же молча убрали одеяла с подушками и привели кресла в вертикальное положение, после чего пристегнулись и тоже уставились вперед.
   Дневной пейзаж за прошедшую ночь не претерпел ровно никаких изменений - все те же сияющие волны до горизонта, светло-голубое небо с легкими клочьями облаков и сверкающим солнцем и недалекая зубчатая лента берега. Несмотря на постоянную тряску, это зрелище было столь монотонным, что девушки незаметно для себя снова уснули.
  -- * * *
   Проснулись они уже на закате - от сосущего чувства голода и, несмотря на продолжающуюся тряску, решили все-таки перекусить. Парень посмотрел на подруг с нескрываемым уважением:
   - А вы и впрямь сильны. Не ожидал, если честно, не ожидал... Может, остановимся и перекусим? - вдруг сказал он с надеждой. В ответ Нита безразлично пожала плечами, а Сийри выглянула в иллюминатор и в свою очередь спросила:
   - А до порта далеко?
   Яхтсмен тоже обозрел горизонт и ответил:
   - Не больше часа. Маяк уже виден.
   - А солнце уже садится... - задумчиво сказала Сийри. - Нет, пожалуй, тогда останавливаться не будем, а мы сами тоже потерпим, чтобы вас не отвлекать, - и девушка решительно затолкала обратно в рюкзак распакованную, было, снедь.
   Капитан разочарованно вздохнул.
   - И что вы только забыли в этом Усть-Подбельске? Скукота страшная, ни одного кабака нормального, даже в гости сходить не к кому, - и парень с надеждой глянул на девушек.
   - Знаем мы эти гости, - хмыкнула Нита, - потом день голова болит, и неделю вспоминаешь, куда стипуха девалась. Нет уж, спасибо.
   - И вовсе не день, - смутился яхтсмен, - только утром чуть-чуть...
   - А что это такое, на горизонте? - прервала Сийри культурологические страдания моряка. Тот мгновенно оживился, найдя новую тему для рассуждений:
   - О, это - Усть-Подбельский маяк. Высота его - аж под сотню саженей. Единственный в своем роде! - моряк так гордо приосанился в кресле, как будто сам, лично, его строил, - как его пройдем, останется не больше получаса до порта!
   - Неплохо бы, - вздохнула Сийри. Несмотря на то, что ее организм вполне успешно перенес эту поездку, девушка чувствовала себя довольно сильно измотанной.
  -- * * *
   Вблизи маяк представлял собой широкую башню, выстроенную на вершине громадного утеса - таким нехитрым способом, вероятно, и достигалась фантастическая высота в сотню саженей, подсчитанная, видимо, от уровня моря. Сама башня была вполне обыкновенной высоты - сложенная из серых гранитных блоков, она сверкала в лучах заходящего солнца, отполированная штормами и ветрами, а на самой верхушке башни уже начинал разгораться еженощный костер, превращающий вполне обычное сооружение в спасительный путеводный свет.
   Сам порт выглядел намного меньше нижнелипкинской гавани, хоть был и гораздо оживленнее: у дальнего пирса разгружался транспорт с продовольствием - как раз когда буер влетал в гавань, из его чрева высыпалось кучеряво-мохнатое стадо блеющих овец, а по центру гавани, у могучего каменного пирса шла погрузка сразу двух рудовозов - грохот насыпаемой в бункеры руды, казалось, был слышен за лигу и с легкостью проник внутрь каюты, перекрыв все остальные шумы. Девушки поморщились, а капитан, заметив это, наклонился к подругам и проорал, стараясь перекричать грохот:
   - Не передумали еще? - подруги отрицательно покачали головами, - ну смотрите, вам здесь жить!
  -- * * *
   Буер, оставляя за собой пенную дугу, подлетел к низкому деревянному причалу, у которого уже были пришвартованы штук пять куттеров и пара двухмачтовых шхун. Парус кораблика с треском сложился, и, с легким скрипом пройдясь бортом по привальным брусьям, буер застыл, не доскользив до кормы впереди стоящей шхуны буквально сажени.
   - Выгружайтесь! - весело скомандовал капитан, выпрыгивая из своего кресла.
   Девушки быстро отстегнули ремни, и вышли на палубу. Как ни странно, запах в этом порту существенно отличался от аромата его собрата из Нижних Липок - здесь намного явственнее чувствовался солено-горький привкус морской воды, откуда-то тянуло шашлычным дымком, заставившем желудки подруг сжаться в болезненном спазме, а еще в воздухе неуловимым ароматом был разлит какой-то заманчивый, но странно сухой запах, не поддающийся идентификации.
   - Странно тут пахнет, не находишь? - спросила Сийри Ниту, доставая свои вещи из отсека. Та пожала плечами:
   - Новое место, новые запахи. Местные, небось, их вообще не замечают. Это мы с тобой тут новички.
   - Да, наверно, - кивнула Сийри, принимая свои сумки и выходя на низкий причал - в отличие от причала в Нижних Липках, на этот пирс не надо было ни карабкаться, ни спрыгивать, что немало порадовало подруг.
   - Давайте прощаться? - яхтсмен раскрыл свои объятия, однако Сийри предпочла ограничиться устной благодарностью, а Нита - так вообще кивком. Было видно, что парень рассчитывал как минимум, на поцелуй, однако, его мечтам в этот раз так и суждено было остаться мечтами.
   - До свидания, спасибо за интересную поездку, - засмеялась Сийри, увидев огорчение моряка.
   - Счастливо, - вздохнул парень.
  -- * * *
   - Неприятный тип, - сказала Нита, когда девушки уже дошли до выхода из порта, а шум от насыпаемой руды несколько утих, - он просто-таки уверен в своей неотразимости!
   - Согласна, но мореход он и в самом деле неплохой, - усмехнулась Сийри, - если прикидывать по первоначальному плану, мы бы добирались сюда суток трое, а то и четверо.
   - Но почти так и получилось, - возразила Нита, - мы ж, считай, часов четырнадцать в порту потеряли?
   - Точно, - подтвердила Сийри, - четырнадцать. Но все равно быстрее, как ни крути. Хоть и неудобно, - и девушка с наслаждением потянулась, разминая затекшие мускулы.
   - А теперь куда, в контору? - спросила Нита, в который раз перелистывая документы о распределении.
   - Нет, - подруга вдруг покраснела, как маков цвет, - я, как говорится, хочу побыть одна.
   - Я с тобой, - встрепенулась Нита, - я не живая, что ли?
  -- * * *
   Выйдя из метко названных каким-то острословом "палат отдохновения", Сийри вдруг расхохоталась во весь голос:
   - Ой, не могу... Представляешь, спросят как-нибудь, что вам бросилось в глаза в первую по прибытии к месту работы? И я что, скажу "туалет, а точнее, его необычайная ухоженность"?
   Нита тоже засмеялась и дополнила:
   - Не все так страшно, помнишь этого, чернявого? Как его там...
   - Феоктист, что ли?
   - Да-да, он! Так вот, я уверена, что первое, что ему бросилось в глаза по прибытии на место распределения - это брусчатка.
   - Не поняла? - протянула Сийри. Нита молча щелкнула себя по горлу, - а, ты в этом смысле? Тогда понятно, - девушка подхватила сумки и повернулась к подруге. - Ладно, а вот теперь - в контору, пока хоть что-то видно!
   - А работают? - резонно заметила подруга, спеша следом.
   - Вроде у них - круглосуточно, и есть либо хозяин, либо кто-то из помощников, - с наигранной уверенностью ответила девушка, - на месте узнаем!
   - Ладно, - согласилась Нита, и подруги скрылись в вечернем сумраке.
  -- Хлеб-соль
  

Потомственный индейский колдун Зоркий Сглаз.

  
   Управляющему было тяжко. Он не спал уже третьи сутки, пытаясь свести воедино актив и пассив квартального отчета, а получалось не очень - цифры плясали, как будто предварительно крепко приложившись к бочке с кукурузной настойкой, любимой шахтерами за крепость и дешевизну, каждый раз при подсчете складываясь во все новые и новые комбинации. Он благодарил бога, что бухгалтер, так неожиданно заболевший, успел подсчитать ему все обороты по счетам - оставалось только правильно заполнить бланк, нарисовать верную итоговую сумму и расслабиться. Проблемы начались на втором этапе...
  -- * * *
   Солнце уже давно село, и черная южная ночь быстро накрыла город. В отличие от столицы, здешний мэр явно не утруждал себя организацией уличного освещения, и девушкам приходилось ступать очень осторожно - замеченных еще вечером выбоин, ям, канав и провалов было достаточно, чтобы подруги уже успели трижды пожалеть об отсутствии фонарика.
   - Ну, долго еще до этой конторы? - в который раз спросила Нита, балансируя на краю очередной ямы. Сийри подхватила подругу под локоть и помогла перебраться через неожиданное препятствие, после чего сказала:
   - Сказали, в конце этой улицы, не промахнемся. Вот только где этот конец?
   - Ой, смотри, огонек! - вдруг воскликнула подруга, указывая вдаль. Действительно, после очередного поворота в конце дороги замерцал неверный желтоватый свет, еле видимый из-за кустов. - Может, это оно и есть?
   - Надеюсь, - вздохнула Сийри, покачивая уже изрядно оттянувшей руку сумкой, - не до утра же нам тут ходить, в самом деле?
  -- * * *
   Управляющему снился сон. Он стоял на верхней палубе клипера, жадно втягивал ноздрями аромат перца и ванили, горделиво обозревал морскую гладь и подсчитывал будущие барыши - выходило очень прилично, хватит и на новую мебель в гостиную, и даже на того рлицкого жеребчика. Купец посмотрел вверх - плотно надутые попутным ветром паруса обещали скорое и безопасное возвращение домой. Он снова вздохнул бодрящий сладковато-соленый аромат и торжествующе улыбнулся.
   Внезапно впередсмотрящий заволновался и тревожно закричал что-то гортанным голосом. Купец грянул вперед и обомлел - прямо на них мчался бриг. Паруса его были спущены, а клубы дыма, поднимающиеся над кораблем, свидетельствовали о том, что паровая машина атакующего судна развила максимальную мощность.
   - Откуда он только взялся, - ошеломленно прошептал купец, - только что ж смотрел - море чистое было!
   В это время бриг разгонялся все сильнее, и стало видно, что сбавлять ход он не собирается. Моряки испуганно завопили, рулевой бешено закрутил штурвал, и тяжело груженый клипер стал с неуклюжей медлительностью отворачивать, стремясь избежать столкновения. Внезапно со стороны брига донесся металлический визг - нападающие свесили с бушприта конструкцию из десятка бешено вращающихся дисковых пил.
   - Они хотят нас разрезать пополам! - похолодел купец, - а как же груз?
   Пиратов, похоже, этот вопрос не интересовал - абордажная группа уже весело столпилась на баке брига и, по-видимому, поджидала удобного момента. Пилы врезались в борт клипера, мгновенно прорезав деревянную обшивку и заполнив воздух опилками и скрежетом. Корабль застонал, смертельно раненный в левый бок, и мгновенно просел. Торговец понял, что пора бы уже и попытаться спастись, однако ноги как будто прилипли к палубе...
   Наконец, купца приволокли в каюту главарей и с силой бросили на колени. Торговец не удержался и, ударившись щекой о столешницу, почувствовал, как по лицу начало течь что-то теплое.
   - Живым не отпустят, - понял он, боковым зрением увидев, как над ним склонились две темные фигуры. Внезапно раздался смущенный девичий голосок:
   - Простите, это горное предприятие "Хозяйка"?
  -- * * *
   - Ну что ж, девоньки, - управляющий попеременно тер стол и щеку мокрой тряпкой, пытаясь отмыть чернильные потеки, - если вы именно те, кого мы ждем, то добро пожаловать. Бухгалтер-то наш приболела, вот жалость, а я отчет этот несчастный третьи сутки свожу, опостылело все! И самое противное, что как только ладиться что-то начнет, так отвлекает кто-то и все труды насмарку! Помогите, а? А я вас тогда оформлю сегодняшним числом - все ж лишний грошик.
   Девушки переглянулись. Работа, конечно, была достаточно ответственной, но не той, с которой нельзя было бы справиться.
   - Идет! - махнула рукой Сийри, - когда приступать?
   - Сейчас, - вздохнул управляющий и у него в руках появился увесистый том с кучей закладок, - вот вам сальдо по счетам, а вот - бланки. Сделать надо к утру, во что бы то ни стало! А я, пожалуй, посплю в соседней комнате, - и он снова тяжело вздохнул.
   - Хорошо, - кивнула Нита, принимая документацию. - Ну что, понеслась косая в щавель?
  -- * * *
   - Что-то мне это не нравится, - вдруг сказала Сийри, ведя пальцем по колонке цифр.
   - Что именно? - рассеянно поинтересовалась подруга, стараясь не сбиться в подсчетах.
   - Цифры пляшут. Каждый раз, как я открываю гроссбух, суммы разные, - удивленным тоном ответила девушка, - смотри!
   - Действительно, - изумилась Нита. - Что-то здесь нечисто...
   Вдруг Сийри метнулась к своей сумке и начала ее свирепо перетряхивать.
   - Ты чего? - совсем растерялась Нита, - не надо так нервничать, сделаем мы это все...
   - Не волнуйся, - сосредоточенно ответила подруга, - помню, видела я что-то интересное в одном из учебников...
   - А что именно? - тут же заинтересовалась подруга.
   - Глава "Как обнаружить и развеять наложенные чары", - ответила Сийри, быстро листая фолиант.
   - А, может, это от любопытных чары, например, от проверяющих всяческих? - обеспокоилась Нита, - как бы чего не наломать...
   - А мы спросим предварительно, - успокоила подругу девушка, заложила нужную страницу карандашом и отправилась будить управляющего.
  -- * * *
   - Заговорены книжки? - удивился управляющий, - да быть такого не может... С чего это Элле Влесовне так делать? Хотя... - и он замолчал и после серьезных раздумий сказал, - Покажите-ка.
   Сийри с готовностью показала, как в гроссбухе волшебным образом меняются цифры, стоит только закрыть и открыть книгу. Управляющий взял ее в руки, перелистал и хмыкнул:
   - Ну, Элла, ну лиса... Никто без нее не разберется, видишь ли... - тут он протянул девушками руку и представился: - Лойт Малич, самый главный в этой шарашке, кроме пана директора, как мы его называем. С ним вы еще познакомитесь, а пока... Нельзя ли что-нибудь сделать с этим? - он ткнул в заколдованный гроссбух.
   - В общем, можно, - Сийри подняла голову от учебника, - только рискованно. Можно вообще его лишиться. Впрочем, - она пробежалась пальцем по алфавитному указателю, - вроде есть другой вариант...
   - Какой? - управляющий выглядел спокойно, но чувствовалось, что все эти шуточки с цифрами и магией его изрядно достали.
   - Вроде тут, - девушка ткнула в учебник, - указано, что при матрицировании чары не копируются. Так что можно попробовать...
   - А матрицирование - это что? - поинтересовался Лойт Малич.
   - Создание точной копии исходного объекта, - начала читать Сийри, - однако, при копировании результирующий объект не будет обладать магическими свойствами исходного объекта. Тут еще говорится, что эта особенность часто используется при снятии разного рода порч и проклятий. Ага, вот еще примечание - живые объекты не копируются. Это почему? - удивленно спросила Сийри.
   - Вы меня спрашиваете? - ухмыльнулся управляющий. - А сами сможете это сделать, или придется мага вызывать?
   - Вроде должны, - постаралась приободрить начальство девушка, - Нита, помоги.
   Подруги аккуратно отодвинули в сторону тяжелый письменный стол, после чего Нита начала аккуратно чертить пентаграмму, ежесекундно сверяясь с учебником, а Сийри стала нараспев зачитывать заклинание, готовясь к обряду.
   Как только последняя линия замкнула чертеж, он вспыхнул и замерцал тускло-зеленым светом. Сийри схватила гроссбух и положила его на левую чашку изображения стилизованных аптекарских весов, окруженного двойным кругом с рунами внутри, после чего прочитала очередное заклинание. В комнате потемнело, а линии пентаграммы сменили цвет с темно-зеленого на светло-серебристый. Девушка закрыла глаза и постаралась представить, как книгу накрывает непрозрачная сфера, потом от этой сферы отделяется ее копия, опускается во вторую чашку и исчезает, оставив нетронутым свое содержимое. Она почувствовала, как по рукам от сердца хлынул уже привычный обжигающе-ледяной поток, наполнивший жизнью картину, представшую перед внутренним взором девушки. Вдруг Сийри почувствовала странную вибрацию в зарождающихся чарах, копия сферы мелко задрожала, пошла волнами и начала расплываться, однако Сийри невероятным напряжением удалось удержать ее от растворения и, даже более того, вернуть ей первоначальную форму. Вскоре мыслеобраз проявился предельно четко, и девушка постаралась наложить его на реальный мир, с испугом почувствовав, как мана, теплым одеялом окружавшая ее, стремительно тает.
   Внезапно отток прекратился, напряжение спало, в комнате резко похолодало, и Сийри открыла глаза. Управляющий и Нита с восторгом смотрели на слегка дымящуюся пентаграмму, в центре которой лежали две абсолютно одинаковые на первый взгляд книги.
   - Не ударит уже? - Лойт Малич осторожно ступил в пределы пентаграммы и подобрал оба гроссбуха. - Надо же, даже заломы на страницах одинаковые...
   Сийри, пошатываясь, села за стол - ее знобило.
   - 320/315, - сообщила она в пространство, - теперь понятно, почему не рекомендуют копировать крупные предметы.
   - Как ты? - озабоченно спросила Нита, заглядывая в белое, как мел, лицо подруги. Та молча показала ей ладонь с переливающимися цифрами. - Почти предел...
   - Без тебя бы я не справилась, - улыбнулась Сийри, - пентаграмма-то тоже сил требует.
   Тем временем управляющий в полном восторге открывал и закрывал обе книги, наслаждаясь переменчивостью одной и постоянством другой.
   - Молодцы, ну, молодцы! Так, цифры вроде верные - я припоминаю, как именно них мне наша Эллочка называла. А чего ты такая бледная? - вдруг испугался он.
   - Магический резерв подсадила почти на ноль, - извиняющимся тоном ответила Сийри, - а это - нехорошо. Ничего, просто поесть и отдохнуть надо.
   Управляющий задумался.
   - Ладно, идите в "Крысу в котелке", найдете там Вельму Гордееву - это хозяйка, но она может и за стойкой быть, скажете, что от меня, и покажете документы. С ней о квартире договоритесь, а завтра, так скажем, к девяти утра - сюда. А я, так и быть, досчитаю. Так, а пока... - в удостоверения личности девушек шлепнулись четкие синие печати, - рад вас приветствовать в дружном коллективе горного предприятия "Хозяйка". Все, свободны.
   - Но, - попыталась возразить Нита, - мы же договорились досчитать...
   - Все, вы с лихвой перекрыли обязательства, - управляющий решительно хлопнул по гроссбухам на столе, - мне больные работники тоже не нужны.
   - Ладно, тогда до завтра? - устало улыбнулась Сийри.
   - До завтра, - кивнул Лойт Малич. - "Крыса в котелке" - это идти так: прямо до первого перекрестка, потом направо - это будет тупик, вот в его конце и будет этот трактир. Счастливо.
   - До свиданья! - попрощались подруги и, подхватив сумки, вышли.
  -- * * *
   Внутри корчмы было грязно, накурено и шумно, как, впрочем, и бывает в подавляющем большинстве подобных заведений. Впрочем, собравшихся внутри посетителей интересовали только две вещи: низкая цена и крепость выпивки, а по этим показателям "Крыса в котелке" заслуженно лидировала среди подобных заведений всей провинции Пустошь.
   За стойкой деловито орудовала хрупкая девушка с длинными волосами, собранными в две косы светло-пепельного цвета. Как раз когда подруги зашли в корчму, один из клиентов попытался грубо заиграть с трактирщицей. Нита грустно усмехнулась и отвернулась - дальнейшее развитие стало очевидно ей, как на ладони, однако донесшиеся со стороны стойки вопли показали ей ее неправоту.
   Трактирщица, видимо, сочла предложение шахтера "выйти по-быстрому на сеновал" для себя оскорбительным, после чего, не долго думая, и, как показалось девушкам, не очень сильно ударила ухажера в лоб. Тот, против ожиданий, нелепо взмахнул руками, смел со стойки пару металлических кружек с разнообразными напитками и грузно упал на пол вместе с высоким табуретом. Его товарищи разразились издевательским хохотом, пострадавший покраснел, вскочил с пола, схватил упавший вместе с ним табурет и с размаху обрушил его на голову хозяйки. Та легко перехватила непокорную мебель, после чего, удерживая табурет одной рукой, ударила наглеца уже сильнее. Глаза у того закатились, и он рухнул без сознания.
   - Нокаут, - сообщил остальным товарищ пострадавшего.
   Трактирщица брезгливо скривилась:
   - Выкиньте отсюда эту падаль, да оплатите ущерб, и побыстрее! А вам какого лешего тут надо? - последние слова, по всей видимости, были обращены к новоприбывшим. Посетители выжидательно замерли, и в трактире повисла нехорошая тишина, нарушаемая только звяканьем отсчитываемых монет и хлюпаньем разбитого носа жертвы, лежавшей без сознания. Сийри глубоко вздохнула, и, как будто ныряя в ледяной омут, подошла к вопрошавшей.
   - Мы ищем Вельму Гордееву.
   - Ну, нашли, что дальше, - Вельма встала в позу "руки в боки" и уничижительно посмотрела на девушек.
   - Нас Лойт Малич к вам отправил, - ответила Сийри, из последних сил стараясь оставаться спокойной.
   - Документы, - Вельма тщательно вытерла руки о фартук и погрузилась в изучение книжечек. - Хорошо, в заднюю комнату пройдите, я сейчас подойду.
   Подруги поспешили скрыться за указанной дверью, после чего Сийри позволила себе немного расслабиться - ноги уже с трудом ее держали.
   - Извините за такой прием, но с ними по-другому нельзя, - Вельма, зашедшая в заднюю комнату, напоминала суровую хозяйку только внешностью. Девушки поразились, насколько изменилась не только манера поведения, а даже голос. - С ними по-другому нельзя, к сожалению. Ничего иного, кроме силы и отборной брани, они не понимают... - и трактирщица, скривившись, подула на покрасневшие костяшки пальцев. - Так что я могу вам предложить, уважаемые?
   - Нам бы хотелось небольшую комнатку, одну на двоих, с отдельными кроватями, - быстро сказала Нита, подменяя подругу. На Сийри как раз накатил очередной приступ слабости, и она изо всех сил вцепилась в стоящую рядом бочку.
   - И, естественно, подешевле? - спросила хозяйка, и, получив утвердительный ответ, ненадолго задумалась. - А что с вашей подругой? - вдруг спросила она.
   - Переколдовала, - хихикнула Сийри, постепенно приходя в себя. - Все пройдет.
   - Ну ладно, если так, - недоверчиво покачала головой хозяйка, - вы, главное, у меня дома не колдуйте - пустырей за городом полно, вот там - ради бога. А комнатка под ваши запросы у меня есть. Пойдемте.
  -- * * *
   Комнатка оказалась на чердаке, судя по всему, недавно переделанном под жилые помещения.
   - Коридорчик, как вы сами видите, низкий, до удобств далеко, но зато тишина и великолепный вид, - сказала Вельма, отпирая грубо сколоченную дверь. Впрочем, из-за позднего часа вид из небольшого окошка оценить по достоинству было трудно.
   Сама же комната поражала своей аскетичностью - в ней были всего лишь пара матрацев на грубых деревянных рамах, шкаф из неокрашенных досок и низкий столик напротив окна.
   - Белье в шкафу, - добавила хозяйка, - марка за день с уборкой, три марки за неделю, если уборку будете делать сами. Учтите, каждую неделю и качественно, лично проверю, иначе сей момент выселю, и буду права - нечего тут мне клопов и тараканов разводить. Белье - если мое, то гривенник в день, если свое - грошик.
   - А за что грошик-то? - удивилась Нита.
   - А матрац с подушкой, значит, уже ничего не стоят? - хмыкнула хозяйка. - Ну, как, берете?
   Сийри перетряхнула кошелек и кивнула:
   - На три недели, с вашим бельем.
   - Веник, тряпка и ведро - в шкафу. Еда и побудка - за ваш счет, удобства - рядом с лестницей, этажом ниже, - Вельма засунула марки в карман блузы, отдала девушкам ключи и удалилась.
   - Ну что, с новосельем? - усмехнулась Сийри, - добрались.
   - Да, - кивнула Нита, - еще и первый день отработали!
  -- * * *
   - Внимание, всем - внимание! - управляющий поднялся из-за стола и откашлялся. Остальные служащие мгновенно отреагировали, застыв за своими столами и уставившись на появившуюся в помещении парочку. - В нашем дружном коллективе - прибавление! Прошу любить и жаловать: наши новые экономисты, Сийрике Алинтери и Нитаали Ортадо, можно просто Сийри и Нита.
   Девушки смущенно поклонились, остальные поощрительно зааплодировали. Внезапно входная дверь отворилась, и присутствующие испуганно притихли.
   - Что за веселье? - вошедший грозно посмотрел на остальных.
   - Новые работники прибыли, - почтительно поклонился управляющий.
   - А, по распределению, хорошо, - довольно пробасил визитер, - Лойт, зайди с ними ко мне через полчаса. И, кстати, отчет готов? Три дня уже с ним возишься, Элла Влесовна как-то побыстрее управлялась.
   - Готов, - кивнул Лойт Малич, - все - грошик к грошику. Насчет него я тоже хочу переговорить, кстати.
   - Хорошо, вот через полчаса и переговорим. А пока ознакомь новеньких с их обязанностями и местом работы, - и дверь кабинета закрылась.
   - Хозяин, - управляющий почтительно кивнул на кабинет, - кстати, его зовут Гуннар. Отчества никто не знает, поэтому все называют его просто Гуннар, но на "вы". Не перепутайте. А вот ваш стол - пока вдвоем за одним посидите, а потом - посмотрим.
   Подруги переглянулись - сложившееся положение как нельзя сильнее напомнило им школу, а точнее, школьные парты. Кроме того, стол и сам напоминал парту - традиционные тумбы с ящиками для бумаг отсутствовали, а вместо них предполагалось использовать деревянные лотки, сложенные этажеркой, и массивный сейф, заменявший одну из ножек стола и сверкавший своими новенькими боками.
   - А зачем нам сейф? - удивилась Сийри.
   - Вместо тумбочки пока. Представляете, заказали в Теменграде новый сейф, так пока везли, ключи утопили, это ж надо? Уж не знаю, что и делали с ними... Хорошо, хоть застрахован был, так что теперь везут еще один. А этот - оставили нам, дураков нет за тридевять земель металлолом возить. Так что - пользуйтесь.
   Нита заглянула в сейф. Действительно, внутри он был оборудован как обычная тумбочка - пачки бумаг, несколько ручек и карандашей, бутылочка с чернилами, чернильница, скрепки - в общем, все то, что может понадобиться человеку в его нелегкой конторской работе. Сийри поставила свою сумку на сейф и спросила:
   - А делать-то что мы будем?
   - Делать-то? - весело переспросил управляющий, - предполагалось, что приход-расход руды будете учитывать, да еще с вольными горняками и снабженцами с комбината договариваться, но как сейчас оно пойдет, - Лойт Малич покачал головой. - Я считаю, что после вчерашних фокусов использовать вас так - нерационально, хотя и возможно. В общем, надо с Гуннаром переговорить. Кстати, пойдемте, время.
  -- * * *
   - Так, заколдована книжка была, говорите? - Гуннар в задумчивости перелистывал оба гроссбуха. - А я что-то не вижу никаких изменений.
   - Позвольте, - управляющий удивленно придвинул к себе обе книги, - но только вчера... А нет, работает! Вот, когда я перелистываю, видите?
   - Точно, - констатировал хозяин, - и что бы это значило?
   - Вы же знаете, наша Эллочка считает себя незаменимой, - пожал плечами Лойт Малич. - А накануне мы же еще и поругались - из-за них, между прочим, - и управляющий ткнул пальцем в подруг, напряженно замерших в креслах.
   - Да-да, припоминаю, - Гуннар озабоченно потер переносицу, - мол, зачем нам тут посторонние люди, я же и так хорошо справляюсь... Да, неприятно. Хорошо, - он решительно захлопнул обе книги и убрал их в сейф, - я согласен, Лойт, что там, где мы хотели их использовать, это делать уже нельзя. Работы не будет вообще. Но и так просто выгнать нельзя - во-первых, они нам только что наоборот, помогли, а во-вторых, за безосновательный разрыв контракта нас самих по головке не погладят - как минимум пару комиссий из центра огребем.
   - Может, их напрямую вам или мне подчинить? - вкрадчиво сказал управляющий.
   - Это выход. Но чем они будут заниматься? - Гуннар внимательно глянул на Лойта Малича.
   - А пусть с всякими ЧП у поставщиков разбираются. А то, видишь ли, взяли моду, мол, какая-то нечисть в шахте завелась, поэтому надо цены - повыше, и объемы - пониже. Ну, как, справитесь? - управляющий глянул на подруг.
   - Ну не знаю... - Сийри почувствовала себя очень неуверенно, - но можно попробовать...
   - Думаю, что если захотите - справитесь, - авторитетно подвел черту Гуннар. - Давайте документы, оформим перевод. Да и зарплата будет повыше, - хмыкнул он.
   Когда бумажные формальности были улажены, и девушки уже, было, собирались уходить, управляющий вдруг вспомнил что-то важное, остановив подруг у самой двери:
   - А скажите, но только так, между нами - а вот нельзя ли матрицировать деньги, документы, драгоценности? Они ж существенно меньше, чем этот гроссбух.
   - Не знаю, - покачала головой Сийри. - Я только начала эту главу читать.
   - Хорошо, изучите этот вопрос и доложите. Думаю, недели вам хватит? - кивнул управляющий. Девушка кивнула в ответ. - Отлично. А пока получите спецодежду и приступайте.
  -- * * *
   - А что за ЧП бывают у поставщиков? - спросила Сийри у Лойта Малича, когда подруги вышли из кабинета хозяина.
   - Да разные, - махнул тот рукой, - вот с ребятами поговорите - они подробнее объяснят. Но все в итоге сводятся к одному - как бы отгрузить руды поменьше, а денег стребовать побольше. А у нас, как вы понимаете, задача - с точностью до наоборот.
   - И чем наша контора занимается? - поинтересовалась Нита.
   - Ну, я думаю, вы же знаете, чем славится Пустошь? - девушки кивнули, - так вот, силенки у нас не те, чтобы самим рудный концентрат продавать, а природную руду никто не берет - нет дураков пустую породу за тридевять земель возить. Так вот, мы частично сами руду добываем, частично - у вольных горняков, тех, кто всю жизнь одну шахту ковыряет, покупаем. В общем, стараемся вписаться в лимит, а эти ЧП нам здорово мешают.
   - Какой лимит? - удивилась Сийри.
   - Как какой? Вы думаете, комбинатские снабженцы будут возиться с любым, кто тачку руды к воротам прикатит? Им подавай не меньше тонны, притом однородной руды, а иначе и смотреть не будут! Вот Фому спросите - он вам все хозяйство покажет, чтоб было понятно. Эй, Фома! - долговязый парень за дальним столом поднялся и приветственно помахал рукой, - вот идите к нему и разберитесь.
  -- * * *
   - Наша контора занимается преимущественно молибденом, оловом и цинком. Золотишко тоже идет, но исключительно самородками, не менее золотника весом. Тут таких много, правда, в основном, из пустыни - тут уже только мелочь осталась. Кстати, если окажетесь там, не щелкайте клювом - там золотишко до смешного дешево. Как говорится, за морем телушка - полушка, да марка - перевоз. Только не забывайте проверять качество, у нас уже тут целая коллекция подделок. В общем, потом покажу, как это делается. Но вернемся к руде - вот тут у нас стоят накопительные бункеры, - Фома подвел подруг к громадным, в пару саженей высотой, контейнерам, склепанным из неровно скроенных, покрытых ржавчиной стальных листов, - сюда мы ссыпаем проверенную руду, вот как сейчас.
   Раздался дробный грохот, и девушки задрали головы: на деревянном помосте, проходившем как раз над контейнерами, стояла волокуша, запряженная парой волов. Рядом с ней стояло несколько человек, двое из которых ожесточенно спорили, а остальные деловито швыряли руду в емкость.
   - А долго бункер наполняется? - полюбопытствовала Сийри, стараясь перекричать грохот.
   - Раз в три дня, в среднем, - ответил Фома, - а конкретно этот уже завтра повезем.
   - А где колеса? - удивилась Нита.
   - Какие колеса, уважаемая, - хмыкнул конторщик, - кто ж такую тяжесть выдержит. В контейнере-то обычно не менее двадцати тонн! На салазках обычно тащим.
   - А, так вот чего тут дороги такие, - смекнула Сийри. - А чем волочете?
   Фома пожал плечами:
   - Волов приводим, по волу на каждые пару тонн, или паровым тягачом с комбината. И то, и другое - примерно одинаково по стоимости. Можно было бы арендовать склад на комбинате, но тогда аренду платить надо, да и бумажной работы прибавляется.
   - А что значит - проверенная руда?
   - Ну, разную же по качеству привозят. Иные вообще норовят просто щебня насыпать. Человека наверху видели? Вот в его обязанности и входит контролировать качество. А от качества оплата-то и зависит. Обычно мы в проверяющие шахтеров бывших берем, бригадиров или маркшейдеров - у них уже характер поставлен. Но, в общем, это не ваше дело. Если понадобится качество проверить, вам дадут специалиста.
   - А что за проблемы у поставщиков возникают? - вдруг вспомнила Нита.
   - Ну не только у поставщиков, у нас тоже, - грустно улыбнулся парень, - вот, например, шары светящиеся летали в одной из наших шахт. Но вроде окропили святой водой инструментарий - помогло. Но, к счастью, обычно ЧП сводится к тому, что, по заявлению шахтеров, просто "что-то неладно", и поэтому надо бы платить побольше. А тут-то и разговор другой. В общем, отчеты почитаете. Хоть там и скука страшная, толку так намного больше будет, чем я вам тут буду вспоминать.
  -- * * *
   - Ну, чем займемся? - Сийри оперлась о стопку отчетов и выжидательно уставились на подругу. Та перелистнула учебник и вздохнула:
   - Давай, ты займешься учебником и матрицированием, а я - отчетами... А потом, если надоест - поменяемся!
   - Идет! - подруги поменялись местами, и работа закипела.
  -- * * *
   - Перекусить не хотите? - над "партой" навис Лойт Малич, и девушки со стоном разогнули затекшие спины. - У нас, вообще-то, обед есть.
   - А где тут можно поесть? - спросила Сийри, потирая ноющие ладони.
   - Ну, мы с Гуннаром ходим в "Горную корону", но она вам, боюсь, не по карману. Остальные же питаются кто где, да хотя бы в той же "Крысе в котелке".
   - А сколько перерыв длится? - поинтересовалась девушка.
   - Час, так что поспешайте. Кстати, у нас тут каждые пятнадцать минут колокол на ратуше звонит, потом, естественно, количество часов отбивается, а в полдень, более того, еще и пушка стреляет, так что внимательный человек всегда со временем определиться может. А сам перерыв у нас - с часу до двух, и опоздания не приветствуются. Кстати, как у вас дела продвигаются?
   - Да вот, - вздохнула Сийри, - изучаю главу про теоретические основы матрицирования, в результате чего постепенно прихожу к выводу, что нам вчера здорово повезло.
   - То есть? - нахмурился управляющий.
   - Мы могли запросто в чертеже ошибиться, или, скажем, в оформлении чар, тогда бы точной копии не получилось, первый раз все-таки, - вздохнула девушка.
   - А что бы получилось?
   - Ну, как тут сказано, наиболее частыми ошибками при матрицировании являются: искажение линейных размеров объектов и их зеркалирование, а также разнообразные сочетания вышеприведенных факторов. Короче говоря, книжка могла бы получиться меньше или больше оригинала, а то и вообще зеркально отраженной.
   - И всего-то? - ухмыльнулся управляющий, - главное, что циферки верные были бы, и не менялись самопроизвольно, а считывать их через зеркало - невелика проблема, по сравнению с альтернативой, конечно. У вас пока это все?
   - Да, - кивнула Сийри, - остальное я только мельком посмотрела, сейчас иду тщательно, да еще и шпаргалки делаю, - и она похлопала по пачке исписанных листков.
   - Шпаргалки - это хорошо, может, и пригодится. Так, а у вас что? - Лойт Малич повернулся к Ните.
   - Отчеты изучаю, о случившихся ЧП, их первоначальных описаниях, том, что это было на самом деле и как это устранялось, - вздохнула Нита, - пока только второй, к сожалению.
   - Кстати, не забудьте, что у нас есть еще и несколько незакрытых ЧП. Там только первоначальные описания и есть, - обнадежил девушку управляющий. - Закончите с этими - принимайтесь за те, а потом, по мере наличия свободного времени, прикидывайте, как эти неприятности ликвидировать.
   - А давно они случились? - забеспокоилась девушка.
   - Да по-разному. Какое - аж лет сто назад, когда только наша контора организовывалась, а последнее - так даже еще недели не прошло. В общем, от скуки вы не умрете.
   - А уже час есть? - спохватилась Нита. Управляющий молча кивнул. - Ой, тогда мы побежим!
   - Приятного аппетита, - ответил Лойт Малич.
  -- * * *
   Улица встретила подруг бледным небом, ярким солнцем и горячим ветром. Пики невысоких гор жарко дрожали в бездонной синеве, а воздух был напоен ароматами сухой травы, дорожной пыли и недалекого моря.
   Контора, как выяснилось, находилась в самом верху улочки, спускавшейся прямо к порту, хоть из-за особенностей рельефа море и проглядывало только в виде сверкающей полоски, почти полностью закрытой домами. Сам город располагался на нескольких холмах, изобиловавших крутыми спусками почти отвесными обрывами, вынуждавшими хозяев вместо одно- или двухэтажных домиков строить чуть ли не небоскребы, на первый взгляд, совершенно игнорировавшие законы притяжения.
   Внезапно Нита захихикала и показала куда-то вдаль. Сийри пригляделась и поняла причину веселья подруги - наверно, остаться равнодушными при взгляде на этот дом не мог никто. Неизвестный архитектор, по-видимому, изначально расположил дом на крутом откосе, вероятно, с целью обеспечить его жителям наилучший вид из окон. Однако впоследствии откос начал деформироваться, не исключено, что именно под тяжестью стоявшего на нем дома, и теперь хозяевам приходилось замещать подпорками исчезнувшую землю. Это и привело к тому, что дом сейчас выглядел, как гигантский жук, а красный цвет строения вкупе с черными кругами на крыше лишь усиливал это впечатление. К чести хозяев, надо отметить, что все подпорки были аккуратно выкрашены в черный цвет, и дом производил неизгладимое впечатление божьей коровки, приготовившейся к взлету.
   - Интересное решение, - сказала Сийри, обозрев архитектурный шедевр. - Вероятно, немало денег стоит его содержать.
   - Зато очень оригинально, - пожала плечами подруга, - такой дом захочешь - не забудешь.
   Вдруг раздался металлический скрежет, и девушки испуганно отпрыгнули в сторону. Однако никакой опасности не было - это всего лишь открыли ворота, чтобы выпустить наружу давешнюю волокушу.
   - А почему бы не смазать ворота, я не понимаю? - пожала плечами Нита. - И отчего тут все такое ржавое, как будто, на свалке находимся?
   - Ветер, чтоб его, - приемщик руды, провожавший повозку, встал неподалеку и начал вытирать грязные руки громадным клетчатым платком. - Ветер соленый, а еще и жарко - разъедает все, да еще и песок несет. Так что смазывай, не смазывай, все едино, ни одни петли дольше пары лет не держатся - рассыпаются, и все тут. В шахте-то оно полегче - там хоть воды и много, да только несоленая она, и нежарко. Бывало, железные кирки трехвековой давности находили - так в них даже ручки не очень подгнили, деревянные-то, представляете?
   - А как оно, в шахте работать? - поинтересовалась Сийри.
   - В шахте-то? - хмыкнул приемщик, - тяжело и мокро, девушка. Так сразу и не рассказать - это прочувствовать надо. Вот побываете там - поймете, о чем я. Так что наверху, несмотря на жару и ветер, можно сказать, прямо-таки курорт.
   - Ясно, спасибо, - поблагодарила Нита шахтера.
   - Не за что, - улыбнулся тот, - обращайтесь, если надо.
  -- * * *
   В обеденное время "Крыса в котелке" выглядела очень чисто и скромно. Самой Вельмы за стойкой не было - видимо, она отсыпалась после ночной смены, и девушек встретила дородная тетка, впрочем, вполне приветливая.
   - Ну, что будем заказывать? - подошла она к девушкам.
   - А что у вас есть? - оживилась Нита.
   - Вон меню, выбирайте, - кивнула официантка на большую доску, на которой углем были выведены названия блюд и цены. - Лично я порекомендую щи - они у нас свеженькие, да еще и с мясом, подовые пирожки с маком и кисель.
   - Ну, давайте тогда по тарелочке щей, пару пирожков и кисель, - решилась Сийри.
   - Сейчас принесу, полторы марки за все. Постарайтесь без сдачи, - и официантка удалилась на кухню, откуда по всему залу распространялись соблазнительные ароматы.
   - Однако, стоит подэкономить, - печально вздохнула Сийри, складывая монетки в аккуратную горку, - неизвестно, когда зарплата будет, да и вообще, неизвестно, какая она будет вообще.
   - Ой, ей уже тридцати марок подъемных мало! - фыркнула Нита, - да с нынешними ценами, я прикинула, мы легко месяц продержимся - чай, не столица.
   - Ага, а белье купить? Сапоги бы тоже не мешало, да и гардероб чуть обновить - полвторого, а смотри, какая жарища! - возразила Сийри. - На это-то мы цен и не знаем. Да и отложить бы хотелось.
   - Это верно, - тут же погрустнела Нита. - Просто у меня такое беззаботное настроение сейчас - все-таки, добрались до нового дома... Если можно так выразиться.
   - Ладно, не кисни, - успокоила подругу Сийри, - Вот с обеда придем, спросим все - и про зарплату, и про время выдачи.
   - Приятного аппетита, - на стол перед девушками шлепнулись две глиняные миски, источавшие дивный аромат бульона, зелени и сметаны.
  -- * * *
   - Смотри, что я нашла! - Сийри возбужденно дернула подругу за куртку, - вот, как раз, наверно, то, что нам нужно: "Матрицирование предметов нуждается лишь в воздухе для создания физической основы копии, однако также требует от заклинателя значительных затрат маны для организации исходного материала в стабильную структуру. Соответственно, затраты маны растут по мере того, как возрастают физические размеры и усложняется структура предмета, и в определенный момент копирование предмета становится невозможным. Кроме того, особенность матрицирования состоит в том, что заклинателю чрезвычайно сложно прервать накачку матрицы чар, в результате чего чрезмерная сложность матрицируемого предмета обычно приводит к гибели мага. Эти эффекты и послужили основой создания схем защиты от копирования: в уникальный предмет определенным способом встраивается некая исключительно сложная структура, гарантированно не поддающаяся копированию магом-одиночкой или даже небольшой группой чародеев, в результате чего затраты маны на копирование вещи резко возрастают. Например, если учесть, что книга среднего объема требует около 300 е.м. для матрицирования, то копирование обычной монеты, например, в 10 грошей, осуществимо при отдаче примерно пятидесяти тысяч е.м., удостоверений личности - уже полумиллиона е.м., а верительных грамот и прочих документов государственной важности - не менее ста миллионов е.м.". По-моему, проще деньги заработать, чем сматрицировать.
   - А может, это просто так написано, чтоб никто и не пытался? - недоверчиво хмыкнула Нита, - это как-нибудь проверить можно?
   - Ну, насчет книги они, похоже, не соврали, - улыбнулась Сийри, вспоминая свой вчерашний опыт, - а насчет остального... Нет, можно все-таки проверить. Тут специальное заклинание есть, кстати, на проверку резерва похожее. Давай-ка я прикину, сколько копирование учебника мне будет стоить...
   Девушка аккуратно проделала нужные пассы, тщательно сверяясь с учебником, и по тому пробежали лиловые искры. Искры обратились облачком тумана, которое поднялось вверх и сконцентрировалось в трехзначное число.
   - 453, - прочла Нита, - не слабо. А книжка-то и не такая толстая, гроссбух-то побольше будет.
   - Это, наверно, чтоб не копировали, кто не попадя, - улыбнулась Сийри, - вспомни, где ее писали!
   - Наверно, - согласилась подруга и вытащила из кошелька пару монеток, - а теперь, давай я!
   Над трехгрошовой монеткой сгустилось светло-желтое облачко, обратившееся оранжевыми цифрами. Сийри удивленно ахнула:
   - Ого, не обманули! - над монеткой плыло число "56349". - Это ж, каким магом надо быть!
   - А так сразу и не скажешь... - восхищенно заметила Нита, - медяшка медяшкой вроде! А, кстати, сколько это заклинание маны требует? Давай-ка, резерв проверим!
   Подруги сжали кулачки, и вскоре Сийри потрясенно сказала:
   - У меня такое ощущение, что тут расход маны отрицательный. Гляди, 1038/287!
   - Ого, - присвистнула Нита, - смотри, у тебя даже резерв уменьшился!
   - Ага, и потенциал возрос почти в два раза, - ответила Сийри, - а у тебя что?
   - У меня, - Нита вгляделась в тускло-зеленые разводы, - у меня... Потенциал тоже возрос, но не сильно - всего 650, а резерв тот же - 54. Слушай, а чего у тебя-то так скачет?
   - Понятия не имею, - ответила подруга, - надо будет потщательнее главу про ману и калибровку почитать. Но сперва, я лучше с матрицированием закончу.
   - Давай, - вздохнула Нита. - Кстати, а помнишь, ты говорила, что живые существа копированию не поддаются?
   - Ага, - ответила подруга, перелистывая свои заметки, - душа, как вроде установили, является магическим признаком. Грубо говоря, живое существо есть зачарованный труп. Тут еще про зомби говорится, правда, только мельком, и предлагается подробнее смотреть в "Общей некромантии", а ее у нас нет.
   - Понятно, - вздохнула девушка, - наверно, так оно и есть.
   - А что, хотела скопировать кого-то? - удивилась Сийри.
   - Да так... Просто прикольно бы было.
   - Прикольно будет, когда мы до создания фантомов и иллюзий дойдем, - засмеялась девушка, - вот тогда - повеселимся!
  -- * * *
   - Так, я закончила, - Сийри оторвалась от своих записей и взглянула на подругу, разбиравшую бисерный почерк очередного клерка, - дело за полевой практикой.
   - То есть? - рассеянно поинтересовалась та, стараясь не упустить нить повествования.
   - Поматрицировать надо, - потянулась девушка, разминая затекшее тело.
   - Здесь? - осведомилась Нита, переворачивая страницу.
   - Думаю, лучше в поле. Пойдешь?
   - Надо бы, мне тоже практика не помешает, - подруга наконец-то оторвалась от документа и взглянула на Сийри. - Давай только через полчасика, я закончить хочу.
   - Идет, а я пока с начальством договорюсь, - девушка легко встала и пошла к Лойту Маличу.
   - Значит, к практике уже переходите? - хмыкнул тот, - Что ж, добро, добро. А как у вашей подруги дела?
   - Пятый отчет уже заканчивает, - ответила Сийри. - Наверно, и я завтра подключусь.
   - Хорошо, но лучше вы с нерешенными проблемами разберитесь - все ж быстрее. И, желательно, завтра к вечеру опишите ваши изыскания, а там - посмотрим. Кстати, у нас рабочий день заканчивается в семь, так что можете уходить уже до завтра. Спецодежду забрать не забудьте.
  -- * * *
   - Пожалуй, здесь, - Сийри осмотрела пустырь, покрытый сухой травой, с другой стороны которого возвышались проржавевшие останки какого-то механизма, - и достаточно ровно, - она ткнула носком сапога глинистую землю, - и не припрется неожиданно никто.
   - Точно, - Нита, наконец, продралась сквозь кусты, окружавшие поляну, и осмотрелась, - слушай, а отлично место!
   - Дык, - польщенно ответила подруга и положила на землю свои вещи. - С чего начнем?
   - Давай с матрицирования. Ты сначала покажи, как оно выглядит, а я посмотрю. Потом я попробую, а ты поправишь, чуть что, - Нита присела на брошенный мешок и внимательно взглянула на подругу. Та, открыв учебник, начала тщательно перерисовывать оттуда пентаграмму-матрицу.
   - Ты ж уже ее рисовала, так что гляди, чтоб я чего не напортачила, - попросила Сийри.
   - Да нет, вроде все нормально, она уже светится... - ответила Нита, - только не зеленым, как вчера, а серебристым.
   - Наверно, от человека зависит, - глубокомысленно заметила Сийри, с невольной гордостью оглядывая свое творение. - Что копировать-то будем?
   - Сколько у тебя резерв? - поинтересовалась подруга, и, получив ответ, предложила: - Ну, если 1045/285, тогда давай спецодежду нашу скопируем, пока новая. Чует мое сердце, что не хватит нам одного комплекта на полгода.
   - Давай, - хмыкнула Сийри и прошептала заклинание. Комбинезоны засветились фиолетовым, и в воздухе проступило число 112. - Так и немного-то надо, в принципе.
   - Для мага - да. Слушай, а как мана посчиталась, для одного предмета или сразу для всего комплекта? - спросила девушка.
   - Вроде при подсчете надо мысленно представить, что именно ты хочешь скопировать, - задумалась подруга, - я сейчас представляла весь комплект, точнее, оба - как один предмет.
   - Если так, то у нас есть хорошие шансы сэкономить на всяких полезных мелочах, - радостно потерла руки Нита, - давай уже, не томи.
   Сийри не заставила себя долго ждать, и, сложив руки в магическом пассе, глубоко вдохнула и принялась колдовать. Перед ее внутренним взором снова развернулась уже знакомая матрица чар, которую она начала наполнять своей силой. Девушка с удивлением заметила, что на этот раз поток силы стал уже отчетливо видимым, и она могла контролировать его уже визуально, а не только по приливам-отливам леденящего пламени, как это было раньше. Жемчужный купол снова разделился надвое, Сийри сконцентрировалась на его копии и мысленно выбросила ее в реальный мир, снова почувствовав резкий отток энергии, хоть и намного более слабый, чем в прошлый раз. Девушка открыла глаза и увидела два новеньких комплекта униформы, лежащих в слегка дымящейся пентаграмме. Нита рядом восторженно захлопала в ладоши, после чего вдруг посерьезнела и сказала:
   - Быстро проверь резерв!
   Сийри послушно сжала и разжала левый кулачок, и на ладони проступили серебристые числа 933/287.
   - Тютелька в тютельку! - удовлетворенно сказала она. - Знать бы, отчего потенциал растет, а резерв падает... Кстати, я сегодня увидела, как моя сила заклинание наполняет. Красиво так выглядело - как застывающий ручей. Знаешь, как зимой бывает, вроде речка еще течет, а потом посмотришь - нет, уже подо льдом скрылась. Кстати, у меня ж и остальные ощущения не такие, как у тебя, к чему бы это?
   - Надо почитать. Помнишь, Месике говорила, что магия от сердца идет? Не может быть, чтобы в книжках про это ничего не сказано, - Нита махнула рукой и стала осматривать остальные вещи. - Слушай, я рюкзак твой скопирую - уж очень удобная штука.
   - Валяй, - согласилась Сийри и села неподалеку, - Давай, черти пентаграмму.
   - А этой не обойдемся? - приуныла подруга, - жарко ведь...
   В самом деле, не смотря на клонившееся к горизонту солнце, казалось, что стало еще жарче, чем днем. Косые тени, казалось, создавали лишь иллюзию прохлады, многочисленные цикады оглушали своим стрекотом, а редкие цветы выглядели тлеющими угольками, обдавая девушек жаром. Подруги почувствовали, как по их спинам течет пот, и в который раз убедились, что сегодня они оделись слишком тепло.
   - Не обойдемся, - вздохнула Сийри, - она одноразовая. Видишь, уже рассыпается.
   Действительно, линии пентаграммы, четко прочерченные в твердой земле, затягивались, не оставляя после себя ни единой черточки. Буквально через минуту на поляне не осталось никаких следов произошедшего.
   - Ладно, давай книжку, - вздохнула Нита, принимая из рук подруги учебник, заботливо открытый на нужной странице.
   Вскоре новая пентаграмма вспыхнула ярко-зеленым и засияла ровным изумрудным светом. Сийри положила в левую чашку пустой рюкзачок и быстро отошла в сторонку. Нита глубоко вздохнула и постаралась сосредоточиться. Она с удивлением заметила, что рюкзак скрылся под куполом оливкового цвета вместо ожидаемого жемчужного. Однако разделение сферы на оригинал и копию прошло удивительно легко, и намного труднее получилось отражение мысленного образа на пентаграмму. Девушка с восторгом поняла, что, помимо обычной щекотки, она видит и силу, направляемую в заклинание, только, в отличие от мыслеобразов подруги, ее чары напоминали растущие ветки, а не холодный ручей. Вскоре Нита почувствовала легкое головокружение, которое, впрочем, быстро прошло, и открыла глаза. В пентаграмме, отмеченной, в отличие от подруги не дымным контуром, а свежей травкой, лежали два абсолютно неотличимых рюкзака.
   - Получилось! - Нита в полном восторге схватила вещи и стала их тщательно осматривать, - кстати, - она вдруг повернулась к Сийри, как это со стороны выглядело?
   - Да, собственно, как изнутри видно, так и выглядело, - удивленно пожала плечами она. - Только у тебя купола были оливковые, а не жемчужные. Но результат-то достигнут, так что я думаю, это неважно?
   - Достигнут, - согласилась подруга, - только все равно интересно. Мне, кстати, показалось, что моя сила выглядит как ветки, сплетающиеся в заклинание, а не как застывающий ручей.
   - Надо будет либо почитать, либо в институте спросить, - предложила Сийри. - А пока - пошли, поужинаем, и домой. Может, еще вечером что-нибудь сообразим.
  -- * * *
   - Ну, как, что у вас получилось? - управляющий перелистал отчет и взглянул на подруг. - Отчет я вижу, а сейчас расскажите мне своими словами.
   - В общем, так, - вздохнула Сийри, - копировать предметы научились. Главное, чтобы при этом маны хватило.
   - Какой такой маны? - удивился Лойт Малич.
   - Магический резерв измеряется в единицах маны. - ответила девушка, - собственно, в этом-то и проблема. Для копирования одной монетки требуется не менее пятидесяти тысяч единиц маны, а у меня всего тысяча.
   - Да, и как вы это определили? - хмыкнул управляющий.
   - Есть специальное заклинание. Вот, я покажу, - Сийри взяла со стола управляющего карандаш и сделала пару пассов, после чего карандаш засветился фиолетовым и выплюнул вверх туманную цифру, - вот видите, на копирование этого карандаша нужно всего две единицы. А вот, например, документ какой-нибудь, разрешите, - заинтригованный управляющий протянул девушке какой-то контракт, - вот видите, здесь есть печать. Если бы печати не было, матрицирование прошло бы элементарно, а так, - Сийри снова сделала пару пассов, и Лойт Малич разочарованно вздохнул, - видите, 237 349 единиц. С другой стороны, есть и хорошая сторона - документ с печатью так просто скопировать невозможно.
   - Верно, - почесал голову управляющий, - хорошо, молодцы. Теперь закончите изучение отчетов и готовьтесь - послезавтра поедете в проблемную шахту.
   - А что там такое? - спросила Нита.
   - А воет там что-то. Горняки говорят, аж кровь в жилах стынет. Соответственно, они требуют доплаты за вредность, а выработка - падает, что не есть хорошо. В общем, закончите со своими отчетами - к Фоме подойдете, он как раз этим вопросом и занимается.
  -- * * *
   - Так, Нита, что ты раскопала? - спросила Сийри, как только девушки вернулись за свой стол. Та пошелестела своими записями и начала зачитывать:
   - А раскопала я вот что... В шахте "Мокрецы" что-то ходит и гасит лампы, перешли на факелы - помогло, только инциденты продолжаются до сих пор, в шахте "Солонец" - в темноте ходит какое-то существо, по звукам - как шахтер в полном обмундировании, но все, кто пытался его рассмотреть при свете - погибали. Что характерно, в уже освещенные штреки оно не суется. В еще одной шахте огненные шары летали, помогло, когда окропили инструмент святой водой. О, помнишь, Фома говорил? - Сийри молча кивнула, - еще рушились крепи самопроизвольно, помогло, когда стали оставлять блюдечко с молоком, еще жилы уходили в сторону... В общем, как я поняла, все, что может помочь, это свет, подношения и святая вода. А что у тебя? - Нита выжидательно уставилась на подругу.
   - А у меня по нерешенным проблемам одни симптомы. Где люди исчезают, где, как написано, руда в обманку превращается, где, говорят, кто-то по штрекам ходит и карает грешников и возвеличивает праведников, а поскольку первых среди горняков предостаточно, а вторых - наоборот, как-то не видно, то в шахте никто работать уже не хочет. Опять же и зверьки непонятные встречаются, причем, обязательно с летальным исходом, какие-то "огонь-камни", сжигающие подобравшего их, ну и прочая загадочная мелочь. Против нее описанные тобой средства не помогли, - ответила Сийри, - и нам предстоит выяснить на месте, что и где, после чего вернуться с победой.
   - Скромная задача, ничего не скажешь, - засмеялась подруга, - кстати, а что там у Фомы за дело?
   - Вот сейчас и узнаем, - девушка аккуратно развернула картонную папку, - итак, симптомы: в штреках третьего горизонта наблюдается сильный шум, напоминающий заунывный вой. Так, проведенные меры в виде освящения инструментария и проблемных штреков результатов не дали... Среди горняков растет недовольство, поэтому необходимо принять срочные меры по ликвидации негативного фактора в ближайшее время... Фу, ну и канцелярщина, нет бы написать, найти источник воя и изничтожить.
   - Не, ты ж не понимаешь, в этом же весь кайф, - хихикнула Нита, надо, чтобы документ читали и говорили: "Вай, какой умный человек написал!".
   - Толку-то нам от этих возгласов, - хмыкнула Сийри, - нам, наоборот, разобраться надо. Какие есть идеи?
   - Никаких, если честно, - подруга пожала плечами, - ну разве что либо сложно наведенная галлюцинация, либо фантом или призрак. Это если принять за основу, что все неприятности имеют магическую природу.
   - Так, если это явление - магической природы, его можно засечь. Помнишь, как мы то, что гроссбух заколдован, засекли.
   - Да, но сначала даже и не знали же, что тут есть что-то волшебное, - возразила Нита, - а так бы ни в жизнь проверять не стали.
   - Но там-то мы сознательно будем искать, - хмыкнула Сийри, - а пока - потренируемся, а то как-то не понравилось мне, как оно у нас сработало. Только вопрос - где бы что-нибудь магическое взять?
   - Зачаровать, и всего делов, - хихикнула Нита, беспечно тряхнув головой.
   - Зачаровать, какие мы быстрые, - покачала головой подруга. - Впрочем, нам же гарантированный эффект не нужен, а заодно и потренируемся в развеивании чар. Вечером, на полянке, хорошо?
   - Идет, а сейчас давай пройдемся по нашим записям еще раз, авось, что-нибудь существенное упустили.
  -- * * *
   - Так, на что зачаровывать будем? - Сийри ткнула носком сапога небольшой булыжник, вольготно расположившийся в центре поляны. Нита в ответ пожала плечами и спросила:
   - А какие есть варианты?
   - Ну, - девушка перелистнула пару страниц и пробежалась по таблице с базовыми эффектами, - тут есть испускание огня, ледяных стрел... Проецирование измененной реальности - интересно, что за ерунда... А, вот еще - генерация определенного вещества или предмета в автономном режиме... Это что, можно его, что ли, заставить квас производить или там, скажем, пирожки?
   - Наверно, - Нита заглянула через плечо в книгу, - о, смотри, внизу примечание - "Практические упражнения по зачарованию находятся на стр. 249". Давай, открывай.
   - Смотри, какая прелесть! - подруга в полном восхищении провела пальцем по строчкам, - тут все вообще по шагам расписано. Так, чур, я первая!
   - Давай! - Нита отошла в сторонку и внимательно посмотрела на булыжник, - а пентаграмму рисовать не будешь?
   - А для зачарования, вроде, и не надо, - удивилась Сийри, изучая упражнение, - так, заколдую-ка я его на генерацию воды, чтоб было все по книге, потом будем уже фантазировать.
   Перед внутренним взором девушки медленно проявилась пентаграмма, которую, согласно руководству, как раз и следовало, напитав силой, наложить на зачаровываемую вещь. Сийри скрестила руки, и магический знак отозвался серебряным звоном, обретя вес и объем. Девушка чуть расслабилась, однако, как оказалось рановато - волшебная сеть тут же попыталась разъехаться в стороны, начав полегоньку рассеивать накопленную энергию. Сийри тут же постаралась исправить свою оплошность, снова сконцентрировавшись на символе и подпитав его энергией до нормы. Но оказалось, что сделано только полдела - пентаграмма зависла в воздухе, как прибитая, и ни в какую не желала накрывать булыжник. Девушка почувствовала, как по ее вискам течет пот, а голова начала кружиться, однако ей удалось сдвинуть упрямую сеть, и вскоре камень вспыхнул темно-синим и покрылся постепенно увеличивающимися водяными каплями.
   - Получилось, похоже, - откомментировала Нита произошедшее, - как ты себя чувствуешь?
   - Взопрела, - выдохнула Сийри, - утомительно это, однако, - она сжала кулачок, проверяя потенциал, - 853/285. Ого, снова резерв уменьшился!
   - А маны сколько взяло? - Нита подскочила к подруге и заглянула в учебник, - Так, тут указано, что не менее трехсот... Выходит, у тебя и потенциал вырос?
   - Сейчас мы сделаем по-умному, - улыбнулась Сийри, - ну-ка, давай ты замерь.
   - 739/53! - воскликнула подруга, - у меня то же самое. Точнее, похожая тенденция. Пора уже сначала читать учебник, а не скакать по главам.
   - Пора, закончим с этим делом - обязательно почитаем, - согласилась девушка, - давай уже, колдуй.
   Нита глубоко вздохнула и постаралась почетче представить себе матрицу заклинания, однако образ постоянно рвался посторонними мыслями, совершенно непроизвольно возникавшими от совершенно обыденных звуков.
   - Нет, не получается ничего, - девушка расстроенно взглянула на подругу, - никак не могу сосредоточиться.
   - А ты расслабься, - посоветовала та. - Давай полчасика просто на травке поваляемся.
   Нита последовала доброму совету, и подруги уставились в темнеющее вечернее небо. Постоянная жара наконец-то начала спадать, ветер обрел столь нетипичную для дневного времени прохладу, цикады стрекотали уже мягче и даже как-то нежнее, и лишь со стороны моря слышался грохот руды, заполнявшей очередной корабль.
   Девушки почувствовали, как накопленное за день землей тепло постепенно проникает сквозь их одежду, ласково обнимая их и растворяя накопившееся за день напряжение и усталость. На подруг снизошло странное умиротворение, которое по своей глубине и полноте было сравнимо разве только с бездной накрывшего девушек небесного купола.
   Внезапно со стороны дороги послышались нецензурные вопли. Вероятно, кто-то был чем-то сильно недоволен, поскольку восхищения в голосе не наблюдалось. Девушки поспешили на голос, но буквально через пару саженей наткнулись на пирог, аккуратно стоявший на соседней полянке. Больше никого в пределах видимости почему-то не наблюдалось.
   - Свежий, - резюмировала Сийри, понюхав кондитерское изделие.
   - А, собственно, по какому поводу? - Нита растерянно оглянулась.
   Внезапно раздалась очередная порция воплей, шедших почему-то прямо из-под земли.
   - Эй, кто там? - удивленно спросила Сийри.
   - Да возьмите пирог, уроню же сейчас, - раздался сдавленный вопль, и девушка быстро подняла блюдо, покоившееся на чьих-то руках. Руки исчезли в проломе, совершенно незаметном со стороны из-за высокой травы, раздалось напряженное пыхтение, и наружу вылез парень в когда-то нарядном кафтане. Тут же он развернулся, и, развязав свой пояс, опустил его в проем. За него кто-то уцепился, и вскоре рядом с парнем стояла белокурая красотка в изящном платье, измазанном глиной.
   - А что вы там делали? - совершенно растерялась Нита.
   - Да вот, - чувствовалось, что молодой человек с трудом подбирает цензурные аналоги для выражения своих эмоций, - решили пикник организовать. Я шел позади, посмотрел на дорогу еще, чтоб не заблудиться, смотрю - Аниты нет!
   Девушка хлюпнула носом и добавила:
   - Я просто иду себе по поляне, еще думала дойти до кустиков, чтоб хоть какая-то тень была, вдруг бац - я где-то под землей, и ничего не вижу!
   Парень нежно обнял ее за плечи.
   - Все уже позади, не волнуйся. А я, представляете, уже пирог из сумки достал, несу его, вдруг земля под ногами исчезает, я куда-то лечу - только успел руки с блюдом поднять, в итоге так на плечи Аните и уселся... Хорошо, хоть вы были недалеко...
   - А много тут таких сюрпризов? - Сийри ткнула рукой в сторону пролома.
   - Да хватает, - помрачнел парень, - это разведочные шахты. В общем, чудо, что ничего не сломали. Могли б и костей не собрать.
   - Понятно, - вздохнула Сийри, - ладно, счастливо оставаться.
   - Спасибо, - снова всхлипнула Анита, потирая сбитые коленки, и забрала у девушки блюдо с пирогом, который та машинально все еще прижимала к груди, - до свиданья.
  -- * * *
   - Ничего себе называется, на пикник сходили, - хмыкнула Нита, когда подруги вернулись на свою поляну, - повезло нам с полянкой-то.
   - И не говори, - подтвердила Сийри, усаживаясь на траву. Впрочем, она тут же с визгом вскочила, - ай, мокро!
   - Работает камешек, - удовлетворенно отметила Нита, - ладно, давай-ка я попробую.
   На сей раз, действительно, девушке достаточно легко удалось и сосредоточится, и наложить на камень заклятие. Камень в ответ заскрипел и взорвался, рассыпавшись блестящей шрапнелью. Нита тут же испуганно вскрикнула, схватившись за лицо, а Сийри подскочила и кинулась к подруге, осторожно вытиравшей кровь из небольшого пореза под глазом.
   - Так, и чего мы тут наколдовали? Погоди тереть, у тебя еще пара осколков торчат.
   Нита послушно убрала руки и позволила Сийри аккуратно извлечь гранитные иголки из ранки.
   - Да все по книжке, как у тебя, - растерянно ответила она, - упражнение номер два, ледяные стрелы...
   Сийри закончила протирать ранку и, приложив к ней чистую ткань, начала перечитывать второе упражнение.
   - Держи тряпочку. Сильнее жми, тогда синяка не будет. Эх, тут же написано - зачарованный предмет будет иметь достаточно низкую температуру, а у нас он на что уже зачарован был?
   - На воду! - сообразила подруга, прижимая к лицу тряпочку, - а вода ж, когда замерзает, расширяется!
   - Вот! - помахала пальцем Сийри, - вот камешек-то и разорвало. Впрочем, нет худа без добра - сейчас нам придется попыхтеть, пока все зачарованные обломки обнаружим. Ладно, ты пока сиди, а я - потренируюсь.
   Внезапно кусты зашуршали, и на поляну вышли парень с девушкой, столь счастливо избежавшие подземного плена.
   - Что взорвалось? - спросил парень, обшаривая поляну глазами.
   - Это мы тут колдуем, - махнула рукой Нита, скосив глаза и безуспешно пытаясь рассмотреть нанесенные себе повреждения.
   - Да, а с глазом что? - недоверчиво протянула Анита.
   - Так говорю же, колдуем, - вздохнула Сийри. - Вот, булыжник вдребезги разнесли... Нечаянно.
   - Как интересно, - от страха Аниты, по всей видимости, уже не осталось и следа, и она зачарованно глядела на подруг, - а вы что, маги?
   - Только в аспирантуру меньше недели назад поступили, - ответила девушка, - так что только-только начали учиться. Да и то...
   - Но все равно, это же так интересно! Я вот ничего такого не могу... - грустно заявила Анита, - не то, что вы... Вы, наверно, и летать можете, и видеть за сотни лиг... Вот вы, небось, в эту чертову дыру никогда не свалитесь!
   - Громко сказано, - вздохнула Нита, - я сама предлагала на ту поляну пересесть вначале, мне не понравились эти железяки, - и она ткнула свободной рукой в груду металлолома на другом конце поляны, - да только там кустов нет, и мы побоялись, что, если будем колдовать, еще кто-нибудь любопытный сунется. А тут - если кто и подойдет, по треску веток сразу слышно.
   - Да и вообще, - подхватила Сийри, - вы кто по профессии?
   - Я, - смутилась Анита, - я на инженера-механика учусь, в Теменграде, а домой на каникулы приехала. И вот, в первый день, - она с горечью осмотрела свое безнадежно испорченное платье.
   - А я, - ответил парень, - штурман рудовоза. Нас как раз под погрузку поставили и на сутки увольнительную дали. Хотел, в общем, с толком провести вечерок...
   - А вот мы - вообще экономисты, - засмеялась Сийри, - так что - ничего страшного. Мы тоже, кстати, еще буквально неделю назад думали, что магия - это, у-у-у, только для избранных. А, оказалось, представляете, что есть даже самоучители типа "Домашнего мастера"!
   - Не может быть! - воскликнула Анита, - никогда таких книг не видела!
   - Да и мы тоже, - успокоила девушку Нита, - да вот оказалось, что есть. Но ты не торопись вообще-то свой институт кидать, - спохватилась она, увидев, каким жадным огнем вспыхнули глаза Аниты, - магия - вещица непростая, а учат ей только в аспирантуре. Сийри, вон, чуть однажды концы не отдала.
   - Правда, - кивнула подруга, - переколдовала чуток - и все, чуть каюк не настал. Так что тут надо обязательно советоваться со специалистами.
   - А вы еще колдовать будете? - умоляющим тоном спросила Анита. Было видно, что ей не терпится посмотреть, как вообще колдуют, - ну хоть немножко!
   - Будем, - кивнула Нита, - тут заколдованные камушки рассыпаны по поляне, и их нам надо отыскать.
   - Ой, вам помочь? - спохватилась девушка.
   - Да нет, собственно, мы и хотим их найти их магическим образом, - засмеялась Сийри, - так что просто не отвлекайте.
   Анита только кивнула и забралась к парню на колени.
  -- * * *
   К утру порез почти исчез. Точнее, его практически не было заметно из-за громадного, синевато-багрового с фиолетовым отливом кровоподтека. Нита чуть не плакала, рассматривая свое отражение в карманном зеркальце.
   - Ну как мне на люди-то показаться, ну как? - раздраженно спрашивала она подругу, обложив проблемный глаз грошовыми монетками и пытаясь одеться и собраться одной рукой, - крошечная же царапина была!
   - Зайдем в аптеку и купим свинцовую примочку, - Сийри, наконец, собралась сама и начала одевать подругу, как большого ребенка, - давай, я монетки подержу, а ты надевай блузку.
   Девушка со вздохом повиновалась, и подруги, наконец, вышли из комнаты. По дороге вниз им встретилась заспанная Вельма, которая, впрочем, при виде странного зрелища судорожно протерла глаза.
   - И где заработала? - иронично спросила она, явно имея в виду нитино "украшение".
   - Каменным осколком в глаз получила, - вздохнула Сийри.
   - И чего ж вас понесло в шахту, когда уже флаг подняли? - язвительно осведомилась хозяйки.
   - Какой флаг? - удивилась Нита, - мы случайно камень разбили на одном пустыре, вот меня осколком и задело.
   - Камень раскололи? - удивилась Вельма, - ладно. А флаг поднимают, знайте, - продолжила она, - когда в штреке взрывчатку не только заложили, но уже и фитили подпалили. Если кто в это время сунется в шахту - убить не убьет, но может оглушить запросто, ну или осколками посечет. В общем, легко отделались, - кивнула хозяйка на кровоподтек.
   - А как вылечить поскорее? - спросила Нита.
   - Во-первых, не чесать его грязными руками, - Нита быстро убрала руку с синяка, спрятав монетки в карман, - во-вторых, что-либо делать уже поздно - надо было сразу холод приложить. Примочки и йод вам тут не слишком помогут - это если бы на руке или спине - тогда да.
   - Но это же некрасиво! - пискнула Нита, представив, что ей придется еще минимум неделю щеголять с таким "украшением".
   - А что делать, не надо было совать свою голову, куда не след! - судя по всему, хозяйка не поверила в историю про расколотый камень.
   - Ладно, спасибо, - Сийри поблагодарила хозяйку, и девушки побежали на работу.
  -- * * *
   - О, а это у нас что? - судя по всему, Ните предстояло служить объектом всеобщего внимания как минимум, до тех пор, пока не заживет синяк.
   - Тактику зачарования и развеивания чар отрабатывали, - поморщилась Сийри. Судя по всему, это объяснение стало первым в долгой череде ему подобных, - на одном булыжнике. Вот его и раскололи... Случайно. Ниту осколком и зацепило. Помните, я же вам говорила, что могут быть подобные эксцессы.
   - Да, припоминаю. В обед сбегайте, йода купите, намажете синяк. Говорят, помогает. Фома, проводишь, хорошо? - парень кивнул, - так, надеюсь, это не повлияло на вашу работоспособность? - Девушки отрицательно помотали головами, - ну и отлично, тогда - за работу.
  -- * * *
   - Слушайте, а колдовать, это сложно? - спросил Фома девушек, когда троица, заглянув в аптеку и пережив еще один расспрос, шла в "Крысу в котелке".
   - Да нет, просто утомительно до невозможности, - вздохнула Нита, - да еще и побочные эффекты, - тут она подняла руку, собираясь почесать синяк, но пальцы замерли на полдороги при мысли о наставлениях Вельмы. Сийри хмыкнула, заметив странные маневры.
   - А меня можете научить? - парень, похоже, также был зачарован открывающимися возможностями, впрочем, пока еще окутанными ореолом легенд.
   - Неа, - отрицательно помотала головой Сийри, - во-первых, нам запрещено, а во-вторых, кто тебе мешает поехать в Нижние Липки и начать учиться официально?
   - Ну, ехать еще... А если не примут... А там же, наверно, еще экзамены есть... - и Фома погрузился в мрачные размышления.
   - Ты вот лучше нам скажи, - Нита ласково погладила парня по обшлагу, - что нам завтра предстоит?
   - А, что? Завтра что будет? Не знаю, - снова смутился Фома, - я в этой шахте ни разу не был...
   - А тогда откуда эти показания? - спросила Сийри, имея в виду отчет, написанный Фомой и подшитый в дело.
   - Так это... Это ж не наша шахта, а субподрядчика. Оттуда приходил управляющий с парой шахтеров, с их слов и записал. А вот завтра с вами пойду, и посмотрим все своими глазами. Да, чуть не забыл, - спохватился парень, - завтра в спецодежде приходите. Обычную после "горы", - он произнес это слово с какой-то потаенной важностью, - проще выбросить, чем отстирать.
   - Спасибо, что предупредил, - вздохнула Нита.
  -- * * *
   К удивлению девушек, за стойкой сегодня стояла лично Вельма, которая, принеся заказ, предупредила девушек:
   - Сегодня день уборки. В десять вечера приду проверять, и чтоб все блестело!
   - Понятно, - кивнула Сийри и, повернувшись к Ните, добавила, - сегодня тренировка на дому - как побыстрее убрать пыль и при этом остаться в живых.
   Нита рассмеялась:
   - Что ж, надо и мне смерчик погонять!
   Хозяйка недоуменно покачала плечами, но комментировать не стала.
   - Приятного аппетита.
   - Спасибо! - ответили подруги.
  -- Дедемонизация
  

Кто к нам с мечом придет, получит в орало.

  
   - Ну что, готовы к посещению шахты "Скорбная"? - ухмыльнулся управляющий. - Я имею в виду, не физически, - он окинул взглядом фигурки девушек, упакованные в брезент цвета хаки.
   - Вроде, - неуверенно протянула Сийри, одергивая на себе спецодежду.
   - Вроде, - передразнил Лойт Малич, - ладно, держитесь Фомы, он поможет, в случае чего.
   - Спасибо, - кивнула Нита, - постараемся.
   - Вот и хорошо, - кивнул начальник, - идите, пора.
   У крыльца девушек ждал Фома, в нетерпении подпрыгивавший на месте.
   - Пошлите скорее, до обеда же так не управимся!
   - Война войной, а обед - по расписанию? - хмыкнула Сийри. - Уже идем!
  -- * * *
   Идти до входа в шахту оказалось недалеко. Против ожидания, вход в ствол располагался не где-то в горах, а на вполне обычном на вид холме, даже еще более плоском по сравнению с теми, на которых стоял город. Выглядел же вход как низкая башенка, к верхушке которой подходила пара наклонных галерей.
   - Нет, сюда сначала, - парень остановил девушек, направившихся прямо к почерневшим деревянным воротцам, - сперва каски и фонари получим.
   - А что, каска спасет, если нас случайно завалит? - невинно поинтересовалась Нита.
   - Нет. Просто будет намного проще опознать останки. Кроме того, так сразу понятно, кто еще внизу, - засмеялся Фома, - а фонарь - на тот случай, если заблудитесь. Хоть умрете при свете, - и он нарочито горестно вздохнул.
   Сийри оценила юмор и, получив каску, первым делом легонько стукнула Фому по затылку:
   - Не накаркай!
  -- * * *
   Внизу, не смотря на очень жаркое и странно безветренное утро, было довольно холодно и мокро.
   - Откуда тут столько воды? - удивилась Нита, перепрыгивая через очередную лужу.
   - Так море же рядом, - удивился Фома. - Эта шахта еще сухой считается, а в других, бывает, вообще воды - по колено.
   - Это - сухая? - изумилась Сийри, - слушай, а море не может тут все затопить?
   - Нет, не волнуйтесь, покачал головой парень, - от самого близкого к морю штрека до побережья - не меньше полулиги, за этим очень строго следят. Да и смысла нет - все равно все жилы - от гор идут, за ними-то выработки и тянутся.
   - Понятно, кивнула Сийри. Свет от ее фонаря запрыгал по неровным стенкам тоннеля, рождая невероятные тени и отблески, - а мы уже в этом, штреке?
   - Нет, штрек сразу узнать можно, - из темноты вынырнул чумазый человек с тачкой, - там шумно. До невозможности. Это вы, что ли, из "Хозяйки"?
   - Да, кивнул Фома, - вот, должны разобраться, что и как.
   - Отлично, - кивнул в свою очередь горняк, - погодите чуток, вас доведу. Собственно, меня затем бригадир и послал. Но, говорит, чтоб не шататься зазря, отвези-ка ты тачку. Так что погодите чуток, высыплю и вернусь. Да, с левой стороны ждите, а не поперек прохода! - раздраженно махнул он рукой в сторону.
   Троица посторонилась и, как выяснилось, вовремя - со стороны штреков уже был слышен шум следующих тачек.
   - Ну что, пойдем? - шахтер снова вынырнул из темноты и быстро побежал вперед по тоннелю, как будто стараясь нагнать пятно света от его нашлемного фонаря. Девушки с Фомой поспешили следом, и вскоре оказались в искомом забое. Здесь действительно было очень шумно.
   - Как они могут слышать какой-то вой? - закричала Сийри прямо Ните в ухо, - тут же ничего не слышно!
   - Что? - ответила та и приложила к уху ладонь, - говори громче, я ничего не слышу!
   Сийри только махнула рукой, и девушки подошли к уже поджидавшему их бригадиру. Тот, впрочем, ничего не сказал, а лишь поднял палец вверх, призывая к вниманию. Подруги вслушались, и внезапно сквозь грохот прорезался замечательный по тону и заунывности вой, от которого побежали мурашки по телу. Шум тут же стих, а шахтеры начали затравленно оглядываться.
   - И вот так - каждый час, - грустно сказал бригадир. - Темп теряем, людей теряем, прибыли теряем. Сделаете что-нибудь?
   - Попробуем, - кивнула Сийри и, сплетя пальцы в поисковом жесте, начала осматривать забой. Нита прошла чуть дальше и сделала то же самое. Почти сразу же внимание подруг привлек странно блестевший камешек. Сийри мгновенно убрала с него пятно света от своего фонаря, но, удивительное дело, странный голыш переливаться не перестал, а, наоборот, засиял еще ярче.
   - Гляди! - Нита подобрала с пола такой же камешек, - еще один! Неужели они и воют?
   - Все может быть, - задумалась девушка, - только я не знаю, как это проверить.
   - Собрать все блестяшки и выкинуть. Вой должен прекратиться, - резонно заметил Фома, в это время осматривавший отверстие вентиляционной шахты на потолке туннеля. Вдруг он повернулся к бригадиру и попросил, - подсадите меня, проверить хочу.
   Пара горняков легко подняли худощавого Фому к решетчатому отверстию, за которым неспешно крутился вентилятор. Парень, аккуратно сняв защитный кожух, ловко заклинил крыльчатку ножом, после чего направил луч фонаря внутрь ствола.
   - Ага, я так и думал, - радостно воскликнул он, - дайте-ка мне долото или что-то в этом роде! А теперь, поднимите меня еще чуть повыше.
   - Смотри, мне на голову не урони, - мрачно ответил один из держащих парня шахтеров, передавая ему лом.
   - Не беспокойтесь, все будет тип-топ! - ответил Фома, начав с напряженным выражением лица шуровать в вентиляционном канале, - сейчас глаза закройте, будет много мусора.
   Сразу же над вентилятором забренчало, хрустнуло, и на пол забоя хлынул поток глиняных и стеклянных осколков. Переливающиеся камешки в руках у девушек отозвались громким заунывным дребезгом.
   - Готово, - Фома удовлетворенно спрыгнул на пол под аккомпанемент шуршания снова запущенного вентилятора, - там какая-то свистулька на тросе висела, я ее и разбил. Кому-то здорово не хочется, чтоб эта шахта работала.
   - Как я понимаю, свистулька же постоянно шумит, а не раз в час? - недоуменно пожал плечами бригадир, - и тогда, причем тут эти камешки?
   Сийри изумленно посмотрела на потускневшие голыши и с изумлением заметила, что они помутнели и растрескались, рассыпаясь буквально на глазах.
   - Наверно, - сказала она, - свистулька и работала, только, может, камешки шумели только периодически. Они, похоже, действовали как ретрансляторы, чтоб нельзя было определить, откуда шум.
   - Понятно, - кивнул бригадир, - а сможете определить, кто так расстарался?
   - Нет, - девушка отрицательно покачала головой, - мы просто нашли зачарованные вещи, но я не смогу узнать, кто тут орудовал. Может, проще найти, кто свистульки привез и закрепил?
   - Но, скорее всего, эти камешки разбросал кто-то из своих, - многозначительно хмыкнул Фома, - хотя, конечно, вряд ли узнаем, кто сюда приходил с карманами, полными камней.
   - Ну почему, может, и узнаем, - бригадир почесал подбородок, - ладно, значит, в других забоях такие же камешки и свистульки? Тогда почему не во всех?
   - Наверно, потому, - задумался Фома, - что их понаставили только там, где эту гадость, - он кивнул на осколки, - можно аккуратно спустить по вертикальной шахте. Она довольно большая и очень хрупкая.
   - Вполне возможно, - хмыкнул бригадир. - А нельзя эти штуки посбивать снаружи, ну, чтоб работу не прерывать?
   - Можно, - засмеялся парень, - но, если от этой штуки отломится хоть кусочек, угадайте, куда он полетит? - и он многозначительно показал на мерно шуршащий вентилятор.
   - Ладно, - бригадир смирился с вынужденными остановками, - тогда пусть Ерема, - горняк, проводивший девушек и Фому в этот забой, молча кивнул, - поводит вас по остальным штрекам, а сейчас - работаем, работаем!
   Грохот в забое возобновился с прежней силой, и девушки поспешили покинуть столь шумное место.
  -- * * *
   Когда все свистульки в проблемных забоях были растоптаны в пыль, благодарный Ерема решил проводить "спасителей" до клети, чтобы те не заплутали в подземных коридорах.
   - Ну, так надоел этот шум - сил нет! Как завоет, хоть под вагонетку прячься, прямо кирка из рук выпадает!
   Девушки понимающе засмеялись, но тут же всем стало не до смеха - откуда-то со стороны подъемной клети раздался уже знакомый заунывный вой.
   - Что, еще где-то свистульку не раздолбали? - поежилась Нита.
   - Да вроде нигде больше не выло, - растерянно прошептал шахтер и, нечленораздельно замычав, вдруг постарался вжаться поглубже в стену тоннеля. Девушки с изумлением смотрели, как его лицо медленно белеет под налетом рудной пыли, и, наконец, сообразили повернуться.
   Прямо на них, огибая застывших, как изваяния шахтеров, летело нечто, больше похожее на клок кисеи, увенчанной черепом с огненно-багровыми плошками глаз. Нита почувствовала, что ее ноги одеревенели, язык прилип к гортани, и она смогла издать только сдавленный всхлип. Сийри с удивлением обнаружила, что почему-то воспринимает жуткий призрак как какой-нибудь спектакль и, несмотря на охвативший ее ужас, все-таки может осознанно действовать. Ее руки поднялись в жесте, который, согласно учебнику, должен бы был создать невидимый щит, отбрасывающий все предметы. Однако в последний момент один из пальцев незаметно для Сийри соскользнул, и она с удивлением обнаружила, что ее сила вместо того, чтобы обернуться хрустальной сферой, образовала синевато-белый пульсар, раздраженно мечущийся в пальцах. Девушка судорожно вспомнила, что пульсары нельзя передерживать, и с воплем "Ложись!" метнула свое творение в нападающего.
   На свободе огненный шарик распустился тучей снежинок, полностью окутавших странную фигуру. Она практически мгновенно застыла, прекратила выть и лишь беспомощно посверкивала багровыми огнями глаз сквозь иней. Нита поднялась на ноги, и, отряхнувшись, осторожно потрогала призрак. Тот скрипнул, хрустнул и начал рассыпаться на кусочки, таявшие еще в воздухе подобно клочкам тумана, и вскоре на полу тоннеля осталось лишь мерзлое пятно.
   - И что это было? - шахтер понемногу отходил от пережитого.
   - Понятия не имею, - пожала плечами Сийри.
   - Слушай, а чем ты его так? - восхищенно прошептала Нита, - я как его увидела - так мозги мгновенно отрубились!
   - Да чтоб я знала, - подруга села на корточки и внимательно начала осматривать мерзлое пятно, - я тоже дико перепугалась. Хотела просто щит поставить, но, видать, что-то напутала. Кстати, оно еще работает, прикинь?
   Действительно, камешек, брошенный на пробу в центр пятна, тут же тихо хрустнул и покрылся инеем.
   - А не могли бы вы это убрать? - поинтересовался шахтер. - А то тут же люди ходят, еще примерзнет кто-нибудь, будет же натуральная производственная травма...
   - Попробую, - девушка поднялась на ноги и оглядела собравшуюся толпу, - расступитесь, пожалуйста, а то, как бы случайно не задеть кого-нибудь.
   Горняки послушно разошлись, освобождая подругам место для маневра.
   - Давай ты, - отошла в сторону Нита, - собственные чары развеиваются легче.
   Сийри кивнула и подошла поближе к созданной аномалии и, было, прицелилась в нее, как где-то в отдалении раздался уже знакомый вой, сопровождаемый слабыми испуганными криками. Нита, растолкав толпу, увидела, как из-за поворота выплывает копия давешнего призрака, видимо, расстроенная гибелью собрата.
   - Вам не побить меня, ничтожные людишки! - завопил дух, - я неуязвим! Я возрождаюсь снова и снова, а вы сейчас умрете навечно!
   - Скорее, - закричала Нита, - тут сейчас будет жарко! Это тот же самый!
   Сийри, не говоря ни слова, взмахнула руками, развеивая чары, однако избыточный заряд маны, освобожденный из ледяного плена, с грохотом разворотил пол тоннеля, выплеснувшись вверх потоком фиолетового с голубыми проблесками пламени. Окружающие испуганно попятились, а язык магического огня, немного потрепетав, взорвался всплеском синего тумана, окатив всех окружающих волной обжигающего холода.
   - И это все, что вы можете показать? - захохотал призрак, - я не удивлен! Вы, жалкие ничтожества!
   Внезапно дух замер на месте и издал стон, полный ужаса и боли. Подруги с удивлением заметили, что в темной нише у самой клети начал разгораться багровый огонек, постепенно все более и более приобретающий фиолетовый оттенок. Призрак снова завыл и попытался достать обидчиков в последнем прыжке, однако не смог даже сдвинуться с места. Фиолетовое сияние разгоралось все ярче и ярче, и, наконец, уголек просто рассыпался беззвучными синеватыми искрами, а дух растаял в темноте, продолжая, впрочем, яростно жестикулировать до самого конца.
   - Эффектно, - выдохнул Ерема. - Только что это было?
   - Наверно, следующий уровень диверсий, - Сийри удивленно пожала плечами, переводя дух. - Возможно, как раз на случай ликвидации ловушек в штреках.
   - Так может быть, и еще что-то есть? - озабоченно спросил какой-то горняк.
   - Наверняка, - авторитетно ответил Фома. - Девушки это обязательно проверят.
   - Конечно, - бодро заявила Нита, - работу надо до конца выполнять.
   - Вот и отлично, - из темноты вышел давешний бригадир, - думаю, стоит начать с нижних уровней.
   Фома горько вздохнул - мечты о своевременном обеде оказались явно нереальными.
  -- * * *
   Проверку шахты удалось завершить только к вечеру. Зачарованные сюрпризы попадались на удивление часто. Казалось, неведомый маг просто боялся заблудиться в подземном лабиринте, поэтому пометил все свои перемещения волшебными цацками. К счастью девушек, обычно все сюрпризы содержали какой-либо ключевой элемент, после уничтожения которого рушилось все заклятье. К счастью шахтеров, эти ключевые элементы всегда прятались недалеко от остальных компонентов ловушек, и легко обращались в пыль ломами, молотками, кирками и даже подкованными железом сапогами.
   - Все, неужели наверх? - пропела Сийри, подходя к клети.
   - Да, похоже, это был последний уровень, - со смехом подтвердил Фома, тоже уставший и проголодавшийся.
   - Лучше б тебе не ошибаться, а то... - шутливо пригрозила парню Нита и замахнулась кулачком.
   - Да все, все уже, - успокоил девушек парень, и клеть со скрежетом поехала наверх.
  -- * * *
   На поверхности девушек обжег свежий воздух, и ослепило закатное солнце.
   - Как тут тепло, - поежилась Нита, - никогда не думала, что внизу так... неприятно, - с трудом подобрала она нужное слово.
   - Точно, - подтвердила Сийри, - ну что, сдаем каски - и по домам! - Нита одобрительно хмыкнула, а Фома просто молча кивнул, соглашаясь с выдвинутым предложением.
   Однако внутри диспетчерской компанию ждал сюрприз: помимо флегматично рисовавшего что-то в разлинованном журнале дежурного, по комнате прыгала масса маленьких, всего в ладонь, зеленоватых чертей.
   - А, разобрались с неприятностями? - дежурный протянул девушкам журнал, - распишитесь. А ты, Фома, завтра с утра приходи, начальство примет работу - чтоб, значит, никто не выл, не грохотал, и работать не мешал.
   Девушки быстро отдали каски с фонарями и расписались в ведомости, после чего Сийри неуверенно спросила:
   - А... черти вам работать не мешают?
   - Какие черти? - искренне удивился дежурный, - нет тут никаких чертей... Постойте, - вдруг спохватился он, - вы что, их тоже видите?
   Девушки и Фома синхронно кивнули. Дежурный тихо выругался сквозь зубы и попытался согнать чертей со стола. Впрочем, те лишь с визгом разбежались.
   - Похоже, - задумчиво произнесла Сийри, - работа на сегодня еще не закончена. Ну-ка...
   На поверхности улов зачарованных штучек впечатления не производил - камней нашлось всего три штуки, причем два из них были до сих пор не активированы, видимо, дожидаясь того момента, когда чертеборцы выполнят свою миссию и, довольные, уйдут по домам. К счастью, все амулеты оказались довольно хрупкими и быстро раскрошились в груды блестящих осколков. С разрушением последнего камня, взвизгнув, пропали и черти. Дежурный перевел дух и вытер покрытый испариной лоб:
   - Фу, а я-то думал, до белой горячки снова допился. В принципе, они-то мне не мешали, только раздражали ужасно. А кроме вас, никто и не заходил, так что...- и он развел растерянно руками.
   - Всегда рады помочь, - засмеялась Сийри. - А этот неведомый колдун - человек с фантазией!
   - Точно, - хмыкнула Нита, - только работает она у него не в том направлении.
   - Ладно, - было видно, что Фома не испытывает никакого желания обсуждать прожитый день непосредственно на месте работы, - мне домой пора. Вы завтра, как будете в конторе, предупредите, что я на шахте, хорошо?
   - Хорошо, - кивнули подруги, - до свидания.
   - Счастливо, - и парень побежал домой.
   - Вам тоже всего хорошего, - попрощалась Сийри со сторожем.
   - До свиданья, приходите еще, - любезно ответил тот.
  -- * * *
  
   В трактире было уже довольно шумно. Вельма с довольным видом рассовывала страждущим горнякам кружки с пивом и тарелочки с закуской. Увидев девушек, она довольно осклабилась:
   - А, охотники за привидениями! Наслышана, наслышана. А так прибедняетесь!
   - Да ну, - Сийри смущенно потупилась, - Фома тоже помог. Если б он ту свистульку не нашел, вручную бы всю эту гадость собирали.
   - А призрак-то был? - недоуменно протянула хозяйка, - или это так, приврали?
   - Был, - вздохнула Нита, - да только прибили его мы случайно.
   - То есть как? - расхохоталась Вельма, - Он что, редкий или исчезающий вид?
   - Что исчезающий - точно, - вздохнула Сийри, - А то, что случайно - собственно, пришибли мы его не специально, просто напутали в заклинаниях со страху. Так что - никакие мы не охотники за привидениями, просто нам очень повезло.
   - Понятно, бывает, - хмыкнула хозяйка. - А что вы хотели сделать, если не убивать?
   - Да и сами не знаем, - пожала плечами девушка, - как-то это все было чересчур неожиданно...
   - Да понимаете, все эти призраки, черти и аномалии наводились какими-то амулетами, - добавила Нита, - мы не смогли разобраться, какими - пришлось их все разбить в пыль, или они сами рассыпались. В общем, мы пока не особо в этом разбираемся, только начали, - и девушка чуть не почесала зудящий синяк под глазом.
   - Конечно, - ухмыльнулась Вельма, - видимый результат, что и говорить. Ладно, валите на кухню, хоть поедите в тишине, - и она многозначительно кивнула посетителей, зачарованно слушавших беседу.
   Действительно, стоило девушкам направиться в сторону кухни, как несколько горняков мгновенно сорвались из-за столиков и побежали за подругами. Судя по их воплям, все они были озабочены какими-то проблемами, и при этом желали их решения непременно магическим способом. О серьезности их намерений свидетельствовали выкрикиваемые цены и волна могучего перегара, опережавшего страждущих как минимум на два шага.
   - Похоже, мы имеем все шансы на неплохой заработок в будущем, - хихикнула Нита, когда дверь кухни надежно отделила подруг от преследователей. К чести хозяйки, ни один посетитель не осмелился даже прикоснуться к двери в служебное помещение.
   - Так, на место сели все, быстро! - послышался возмущенный крик Вельмы, - а то сейчас всем кузькину мать покажу!
   Судя по невнятному баску, сменившемуся булькающим взвизгом, кто-то решил посмотреть на это легендарное создание. Дверь вздрогнула.
   - Любопытное зрелище, вероятно, - констатировала Сийри, - вспомни, ведь всегда находятся желающие посмотреть.
   - И всегда с похожим эффектом, - ответила хозяйка, заходя на кухню и дуя на отбитые костяшки пальцев. Пострадавший посетитель же, согнувшись пополам, задумчиво изучал доски пола, и что-то неразборчиво шипел сквозь зубы. Вельма обернулась и, стоя в дверном проеме, приказала дружкам жертвы, - убрали отсюда этот мусор, быстро!
   - Каждый раз вам изумляюсь, хозяйка, - восхищенно вздохнула дородная женщина, как-то уже обслуживавшая девушек, - вроде уже все - кончено, а вы раз, раз, и снова порядок!
   - Работа у меня такая, - вздохнула Вельма, - ладно, что тут есть поужинать? Накорми вот девчат, а я пойду, клиенты не ждут.
  -- * * *
   - Ну, как вчера прошло? - спросил наутро управляющий, выходя из-за своего стола, - а то, как пошли, так и пропали.
   - Вроде нормально, - ответила Сийри, - Фома пошел работу сдавать, кстати.
   - Надеюсь, хоть к обеду будет, - хмыкнул Лойт Малич, - а пока вы расскажите, как дело было.
   - Кто-то разместил в выработках кучу амулетов, настроенных на генерацию разнообразных иллюзий, - четко доложила Нита, - к счастью, мы сумели обнаружить все зачарованные вещи. Они были не только в шахте, а даже наверху.
   - Что интересно, эти вещицы были настроены так, что после ликвидации одного типа иллюзий начинали появляться другие, еще более неприятные, - Сийри вспомнила борьбу с призраком и поежилась.
   - Так, говорите, все нашли? - довольно улыбнулся управляющий, - отлично, отлично. И что потом вы сделали с этими штучками?
   - Разбили, - пожала плечами девушка, - к сожалению, пока мы очень слабо разбираемся в зачарованиях, поэтому не можем сказать, кто колдовал. Под землей мы не рискнули развеивать чары, поэтому пришлось уничтожать амулеты физически. Тут нам, конечно, шахтеры очень помогли, - Сийри фыркнула, вспомнив, с какими словами горняки превращали в пыль штучки, причинившие им столько неприятных минут. - Да, еще, судя по методике размещения, диверсант большую часть ловушек мог поставить, только непосредственно спустившись в шахту.
   - Из своих, значит, - Лойт Малич помрачнел. - Да, надо будет переговорить с Гуннаром. Хорошо, как вернется Фома - пусть сразу ко мне подойдет. А пока, - в руки Ните шлепнулась пухлая папка с очередным отчетом, - поизучайте. Сроку вам - неделя.
  -- * * *
   - Молодцы, мы все молодцы! - Фома ворвался в контору, как настоящий ураган, так и сыпавший весельем во все стороны. В его руке, как знамя, захваченное у врага, торжественно развевался листок. - Ни одного фантома за сутки!
   Управляющий аккуратно изъял трофей и внимательно в него вчитался.
   - Неплохо, поставки на прежних условиях, плюс компенсация за недопоставку... Так, и даже премия за экзорцизм, очень хорошо. Одно плохо, - вздохнул он, возвращаясь за свой стол и подшивая бумагу в какую-то папку.
   - Что плохо? - встревожился парень.
   - Плохо то, что все эти премии и компенсации - в виде руды, а не звонкими марочками. Вот это и плохо, - хмыкнул Лойт Малич, - ладно, хвалю. Иди, работай.
  -- * * *
   - Нита, слушай, как ты относишься к змеям? - задумчиво спросила Сийри подругу. Та оторвалась от созерцания очередной страницы какой-то ведомости, обнаруженной в выданной папке, и недоуменно уставилась на девушку.
   - Змеи? Какие змеи?
   - Дело в том, любезная подруга, - вздохнула Сийри, перелистывая свой отчет, - что эта проблема - почти столетней давности. По свидетельствам очевидцев, которых, наверно, уже и в живых нет, рудник заполонили какие-то змеи. Точное описание отсутствует, так как, по поверью, к этим животинам нельзя было приближаться ближе, чем на пять саженей, а сами они очень темные и в выработке - малозаметные.
   - Очень интересно, - резюмировала подруга, - как же с ними бороться, если даже приближаться к ним нельзя? И что случилось с теми, кто все-таки оказался ближе этого расстояния?
   - Не указано, - растерянно пожала плечами девушка. - Мистика какая-то.
   - А где находится эта аномалия? - спросила Нита, активно просматривая папку в поисках чего-либо более определенного.
   - Какая-то Артемовка. Не знаешь, где она? - Сийри вопросительно взглянула на подругу.
   - У Фомы надо бы спросить, - ответила та. - Эй, Фома, ты не знаешь, где Артемовка находится?
   - За Рокаасами, сразу у подножья, - ответил он. - Пара дней пути, через перевал Светел Вид. А вам зачем?
   - Да тут документы по тамошнему руднику дали, - пожала плечами Сийри. - Вот и разбираемся.
   - А, это где змеи? - ухмыльнулся парень, - скорее, зеленый змий.
   - То есть? - не поняла девушка
   - Просто примерно в то же время где-то в том же районе исчез обоз с крепкими настойками. Небось, пропили-то все, и до белой горячки нажрались, вот змеи и приползли.
   - А чего же тогда еще сто лет назад рудник не восстановили? - удивилась Нита.
   - До того времени это был единственный никелевый рудник во всей провинции. А потом, буквально через пару лет уже на этой стороне открыли парочку. Дешевле было оставить все, как есть.
   - Ну а теперь-то чего зашевелились? - поинтересовалась Сийри.
   - Так на тех рудниках, образно говоря, ковш уже донце скребет, - пожал плечами Фома. - Так что тут - кто первый из-за гор поставки наладит, тот и король.
   - Понятно, - облегченно вздохнула девушка. - Белая горячка, да еще и столетней давности...
   - Справимся, - улыбнулась подруга.
  -- * * *
   На следующий день контора, уже ставшая родной для девушек, встретила их напряженным молчанием.
   - Кто-то умер? - поинтересовалась Сийри шепотом - именно такой стиль казался ей уместным в этой ситуации.
   - Вы, - также шепотом ответил Фома. - Наша Эллочка выздоровела. Эх, нет в жизни счастья...
   - А что такое? - спросила Нита.
   - О, наша Эллочка - совершенно отдельная статья. Стерва она - первостатейная, что с успехом используется при выбивании разнообразных долгов, недопоставок и бонусов к договорам. В общем, благодаря ее качествам, мы получаем как минимум еще процентов двадцать прибыли, хоть и изрядно портим себе репутацию. Не в деловом смысле, нет - тут мы наоборот, как раз желанный партнер, а в том смысле, что знающие нашу Эллу люди при малейших звуках ее голоса стараются забиться куда-нибудь поглубже и при этом искренне жалеют, что не умерли еще вчера. Однако ее способности в последнее время стали и изрядным тормозом: мы уже не можем расширять сферы деятельности - она ж тогда не успеет и бухгалтерию вести, и по договорам работать. И что из этого следует?
   - Что? - машинально повторила Сийри. На душе у девушки постепенно становилось тоскливо.
   - То, что вы для нее - первейшие враги. Она ждала, что к ней прибегут, чтоб лично она квартальный отчет сделала - вы же лишили ее этого удовольствия. Она предвкушала, как будет разбираться с недопоставками на "Скорбной" - но и тут вы ее обошли.
   - Ну, мы же делаем общее дело! - возмутилась девушка, - она же это понимает?
   - Не уверен, - покачал головой парень, - я ж говорю, что она большая стерва. Вообще она никого ни во грош не ставит, у нас укорот ей могут дать только Гуннар и Лойт Малич, притом последний - не всегда. В общем, штормовое предупреждение вы выслушали, теперь...
   На этих словах дверь в кабинет хозяина открылась, и оттуда вывалился вспотевший Лойт Малич. За ним следовала жгучая брюнетка из тех, про которых портные говорят: "Где будем делать талию?". Увидев изменения в пейзаже, она, было, направилась к подругам, но ее опередил управляющий. Чуть не сорвавшись на бег, он все-таки первым достиг стола девушек и сунул им в руки пару листков.
   - Так, вы едете в Артемовку. Караван сегодня после обеда, отчет захватите с собой - по дороге закончите изучение. Вот командировочные, - на стол шлепнулся тощий мешочек, издавший хрустальный звон, - Фома, проводишь до каравана, а сейчас, - он мученически закатил глаза, впрочем, стараясь скрыть раздражение от пристально наблюдавшей за ним Эллы Влесовны, - идите собираться. Если опоздаете на караван, зарплату не получите. Свободны.
   Девушки недоуменно уставились на начальника, на что тот лишь скосил глаза в сторону Эллы и беззвучно нахмурился. Поняв, что их присутствие сейчас излишне, Сийри схватила документы и деньги, и подруги поспешили очистить помещение.
   - С чего такая спешка? - удивилась Сийри, подтягивая сползший сапог. - Только вчера же сказал, чтоб за неделю разобрались...
   Нита не ответила, лишь приложив палец к губам. Из-за двери послышался голос Фомы:
   - Лойт Малич, так что, мне уже идти?
   - Да-да, и поторопись! - ответил ему раздраженный и усталый голос управляющего.
   Девушки едва успели отскочить от двери, как наружу выпрыгнул донельзя довольный Фома.
   - Эти скандалы очень забавно обсуждать потом, но сейчас - там будет очень неуютно, - и словно в ответ на эту фразу изнутри донесся возмущенный вопль:
   - Лойт, так, я не поняла, что за командировки без согласования со мной?!?! Берете тут таких прыщавок, которым даже счеты доверить страшно, и тут же - в командировку!
   - Они вполне компетентные и грамотные работники, - бесконечно усталым голосом ответил управляющий. - Они хорошо показали себя при очистке "Скорбной", и я не вижу причин...
   - Ах, вы не видите причин? - язвительно отозвалась Элла, - простые экономисты, только-только из института, и раз - очистили шахту? Подозрительно все это, если не сказать большего. Может, это они и напустили туда призраков. А потом так легко разобрались с ними, мол, видите, какие мы... незаменимые, - последнее слово прозвучало, как нечто явно нецензурное.
   - Ну, знаете, Элла Влесовна, всему есть предел, - голос Лойта Малича, казалось, заиндевел от ярости, и чувствовалось, что управляющий с трудом сохраняет спокойствие. - Возможно, в свете таких заявлений нам стоит пересмотреть рамки вашего сотрудничества с нашей фирмой. Создается такое ощущение, что вы определенно засиделись на одном месте, а мы не можем предоставить вам достойную работу, равно как и оплату за нее.
   - Ну и ладно, ищите себе нового бухгалтера! Да кто пойдет в ваше... в вашу... - женщина явно затруднялась подобрать достойный, по ее мнению, эпитет.
   - Можете не затрудняться, - управляющий решил пойти до конца, - расчет получите завтра.
   - Сомневаюсь, - захохотала бухгалтерша, - не уверена, что вы так быстро найдете компетентного специалиста.
   - Назад, - прошептал Фома, троица быстро спряталась в пыльные кусты, и тут же на крыльцо вышла Элла Влесовна. Если судить по тому, что ее лицо было покрыто багровыми пятнами, а пальцы яростно подергивались, она находилась в крайней степени возмущения. Нашарив что-то в сумочке, она кинула найденное себе в рот и быстро пошагала куда-то по изрядно уже нагретой утренним солнцем улице.
   Когда вдали стих стук модельных сапожек, из двери осторожно выглянул вправляющий и опасливо посмотрел вслед Элле, но так, как будто он не хотел, чтобы та его заметила. Это выглядело так забавно, что никто из сидящих в кустах не смог удержаться от смеха. Лойт Малич мгновенно обернулся на шум:
   - Вам смешно... А нам - искать нового бухгалтера, - вдруг он спохватился, - так, вы что, еще не поняли, что командировка отменяется? Быстро внутрь!
  -- * * *
   - Это, - Гуннар ткнул на кипу документов, - наша финансовая отчетность. Ее надо срочно проверить на предмет магических ловушек и любой ценой избавиться от них. Повторяю, любой ценой. Времени у вас, как я подозреваю, всего ничего, так что приступайте немедленно. Можете прямо здесь, у меня как раз дела в городе, - хозяин поднялся из-за стола и вышел из комнаты.
   - Ладно, я тоже не буду вам мешать, - управляющий сочувственно взглянул на девушек и также вышел, плотно прикрыв дверь.
   - Так, ну договоры мы не скопируем, - Сийри решительно отодвинула в сторону пару фолиантов. - А это - сейчас замерим...
   - Ничего себе, - присвистнула Нита, - три с половиной миллиона. Ну не может быть такого, тут же папка не такая и большая...
   - Видать, где-то еще есть защищенные документы, - вздохнула девушка, - давай проверять.
   Вскоре все документы разделились на две стопочки. В одной были те вещи, подлежащие копированию, а в другой те - которые матрицированию силами девушек не поддавались.
   - Так, нам надо, - Сийри провела рукой над копируемой стопкой, - 2348 единиц... У меня потенциал сейчас... 1558/276, то есть доступно только 1282 единицы. Ой, как плохо... А у тебя сколько?
   - А у меня, - Нита быстренько проверила резерв, - 903/53. Интересно, потенциал возрос, а резерв не упал...
   - Не отвлекайся, - одернула подругу Сийри, - итак, делим стопку пропорционально потенциалу?
   - Давай, - вздохнула девушка, и убрала половину кипы, - колдуй.
   Сийри обреченно вздохнула и попыталась сосредоточиться, попросив у бога только одного - чтобы этот их эксперимент не окончился для подруг фатально. Пентаграмма уже привычно налилась силой, вспыхнули и исчезли жемчужные сферы, и девушка открыла глаза, чувствуя знакомое опустошение. Машинально проверив резерв, Сийри вздрогнула от неожиданности - переливающиеся золотом цифры утверждали, что потенциал упал всего до 634 вместо ожидаемого 280-300, а резерв, наоборот, уменьшился еще на единичку.
   - Фигня какая-то, - девушка недоуменно повернулась к подруге, - ничего не понимаю. По идее, должно было весь потенциал забрать, а тут, - и она показала оторопевшей подруге загадочные цифры.
   - Действительно, - пожала плечами та, поежившись от накатившего холода, - но, с другой стороны, нам же лучше. Ладно, давай теперь я.
   Сийри уступила место подруге, забрав обе стопки документов и отложив в сторонку треть бумаг из оставшейся кипы.
   - Главное, нам теперь не напутать, что копировали, а что - нет, - вздохнула она.
   - Слушай, а чего ты часть отложила? - вдруг спросила Нита, - давай уж все, авось и получится. Сразу же дело сделаем!
   - Не стоит, - беспокойно покачала головой подруга, - кто ж его знает, почему так получилось. Еще, гляди, коньки тут отбросишь.
   - Разумно, - согласилась Нита с доводами подруги, - хоть и жаль. Ладно, давай...
   Вскоре оливковые сферы закончили свой танец, в комнате еще сильнее похолодало, а на полу прибавилось бумаги. Нита открыла глаза и напряженно задышала.
   - Резерв проверь, - посоветовала подруга. Результат также отличался от расчетного, но все-таки был в значительной степени похож на сийрин, почему и не вызвал такого недоумения. Подруга в это же время провела рукой над оставшейся пачкой и со смутным пониманием увидела число 176.
   - Ого! - выразила общие чувства девушка, - выходит, на копирование двух листиков один за другим уходит меньше сил, чем на матрицирование обоих за раз?
   - Да не похоже, - нахмурилась Сийри, - помнишь, мы ж на камушках как-то тренировались, не было там такого разрыва. Что-то тут не так....
   - Ладно, время идет, а дело стоит. Кто сейчас? - Нита решительно потерла руки и примерилась к оставшимся документам.
   - Погоди, хоть отдохни чуток, - остановила Сийри подругу, - хотя нет, проверь-ка ту пачку на чары, - девушка указала на стопку бумаг с печатями.
   После завершения копирования девушка с наслаждением поддалась охватившей ее апатии и решила просто немного посидеть перед дымящейся пентаграммой, однако вскоре ее внимание привлекло странное хихиканье, исходившее откуда-то сбоку. Сийри открыла глаза и, посмотрев в ту сторону, с изумлением увидела подругу, со сдавленным смехом перебиравшую стопку только что скопированных документов.
   - Мы - идиотки, - пояснила она подруге причину своего смеха.
   - Серьезно? - хмыкнула Сийри. - И как ты это поняла?
   - Просто нам не надо было копировать все, - ответила Нита, потрясая какими-то листочками. - Елки-палки, позавчера весь день чары искали, а сейчас даже не сообразили, что тут такая же засада... Тем более, зачем же колдуем, а?
   - Чтобы развеять магию... - растерянно подтвердила подруга, - так что, не все документы заколдованы?
   - В том-то и дело, что нет, - вдохнула Нита, - лишь парочка журналов, какие-то непонятные записи, да еще куча разрозненных листков. Из крутых документов не зачаровано ничего.
   - Интересно, - Сийри потерла подбородок, - а на чем именно волшба была?
   - Журналы учета прихода и отпуска материалов, - прочла Нита, - а, вероятно, руду имеют в виду. Точно, - она открыла книжицу, - перечислены объемы поставок по договорам. А еще, - девушка перелистнула страницу, - и объемы недопоставок... Ценный документ, что и говорить.
   - Точно, - согласилась подруга, - а пока, давай-ка, мы все зачарованное отложим в сторонку. Попозже разберемся - все равно копии есть.
   - Ага, - Нита сгребла бумаги в неровные кучи, - ну, зовем начальство?
  -- * * *
   - Что, все скопировали? - Лойт Малич осмотрел заваленный бумагами стол.
   - Нет, договора не копировали, - вздохнула Сийри, - вы же знаете, они защищены.
   - Так, а как же быть? - нахмурился управляющий, - да, я помню, что вы говорили. Но неужели нет выхода?
   - А они не зачарованы, - улыбнулась Сийри, с трудом борясь с накатывающей сонливостью, - все, что подозрительным было, мы скопировали.
   - Уже лучше, - кивнул начальник, - а что, на остальном были заклятья какие-нибудь?
   - Были, на паре журналов, - ответила Нита, указав на небольшую стопочку на краю стола, - и еще какие-то бумагах. Просто мы не сообразили проверить на ловушки сразу и начали матрицировать все, что было можно.
   - Тоже вариант, - согласился Лойт Малич, - но странно как-то. Я бы на ее месте был предусмотрительнее...
   Внезапно папочка зачарованных документов затрещала, края листов начали чернеть и скручиваться, и резко запахло паленым. Управляющий изменился в лице, молнией кинувшись к сейфу, выудил оттуда начинающий дымиться гроссбух, швырнул его к остальным бумагам и, не утруждая себя открытием окна, швырнул занявшуюся бледными огоньками стопку прямо сквозь стекло, разлетевшееся звонкими искрами. Во дворе хлопнуло и послышалось гудение пламени.
   - Что случилось? - девушки испуганно уставились на Лойта Малича, сбивавшего огонь с начавших тлеть рукавов.
   - Тварь, - прошипел управляющий, - до дома добралась, видимо. Кстати, который час? - В ответ на этот вопрос послышался далекий выстрел.
   - Полдень, - испуганно ответила Нита, - а что?
   - Точно, добралась, - вздохнул начальник. - Правду, похоже, говорят, что она - потомственная ведьма. Вот хотя бы вас возьмем - вам, чтобы похожие штучки делать, надо лет пять учиться, а потом еще и лицензию получать, правильно я понимаю?
   - Десять, - вздохнула Сийри.
   - Тем более. А ей лицензия положена и без этого, семейная профессия, как-никак - достаточно просто прошение подать. Только она этого никогда не делала. А зачем, и так ведь неплохо получается, а чуть что - она не при чем! - управляющий печально подул на руки, уже начавшие наливаться белесыми волдырями.
   - Смазать чем-то надо! - спохватилась Сийри, - давайте, мы в аптеку сбегаем!
   - Сбегайте, сбегайте, - поморщился Лойт Малич, - только смотрите, никому ни слова. Тут нужна большая осторожность, - снова вздохнул он.
  -- * * *
   Девушки уже возвращались с обеда, когда Сийри заметила на стене какое-то светлое пятно.
   - Глянь, вывесили что-то, Пойдем, посмотрим?
   По белому листу бумаги прыгали аляповато нарисованные изображения скрипки и смычка, а чуть ниже ползли крупные кривоватые буквы, чуть расплывшиеся от клейстера: "Всего один концерт! Киана Келбара в вашем городе". Ниже было существенное дополнение: "Билеты только в кассах стадиона. Опасайтесь подделок". Нита восторженно вздохнула:
   - Киана Келбара... Помнишь, мы на день города ходили?
   - Да, - Сийри ностальгически улыбнулась, - здорово погуляли... Как с ума все посходили, ей-богу. Но помнишь, такое ощущение было - как заново родились!
   - Только ножки-то гудели потом, а? - улыбнулась Нита, - Гудели?
   - Гудели, - согласилась подруга. - Но ради такого ощущения - стоило! Может, сходим?
   - О чем вопрос? - удивилась подруга, - если денежек хватит, то - конечно! Только надо узнать, где стадион этот.
  -- * * *
   В конторе прямо у дверей девушек перехватил донельзя серьезный Гуннар и, не говоря ни слова, повел их в свой кабинет.
   - Лойт Малич мне все рассказал, - хозяин сразу перешел к делу, - молодцы. Он домой пошел - забинтованными руками трудно даже ручку держать, но есть надежда, что он за неделю поправится. Вы ж ему не поможете пока, я правильно понимаю? - Нита отрицательно покачала головой.
   - Если б могли, я бы с этим украшением не ходила, - грустно ответила она, имея в виду отчаянно зудящий синяк.
   - Я так и думал. А пока - вот наш новый бухгалтер, - Гуннар показал подругам чуть полноватую женщину с ослепительно рыжей шевелюрой, сидевшую на стуле в дальнем углу, - прошу любить и жаловать. Формально она приступает к своим обязанностям только завтра, а сегодня вы расскажете ей обо всех сюрпризах, оставшихся от нашей Эллочки, и впредь будете контролировать, чтоб подобных ситуаций не повторялось. Я понятно излагаю?
   - То есть вы хотите, чтобы мы проверяли все документы на наличие зачарованных ловушек? - нахмурилась Сийри, - И при необходимости их нейтрализовали?
   - Да. А, кроме того, некоторое время бы постарались прикрыть нашу Янину Генковну от проклятий, сглазов и прочего. Что такое? - вдруг встревожился он, глядя на донельзя изумленные лица подруг.
   - Мы никогда таким не занимались, - смущенно пояснила Сийри, - даже не в курсе, как оно делается...
   - Вот и научитесь, - жизнерадостно заявил Гуннар, - самый лучший учитель - практика.
   Девушки и бухгалтерша ошарашено переглянулись. Первые прикидывали, что с ними сделают в случае провала, последняя же попыталась представить, что от нее останется в случае какой-либо ошибки. В обоих вариантах картины получались явно апокалиптические.
   - А чтобы получше друг друга узнать и, так сказать, наладить взаимовыгодное сотрудничество в неформальной обстановке, вот, - на стол шлепнулись три радужно переливающихся квадратика, - сходите на концерт. Говорят, какая-то звезда из Нижнего Освея приезжает.
   - Спасибо, - вздохнула Нита и сгребла билеты.
  -- * * *
   - Итак, как я поняла, Элла Влесовна, помимо бухгалтерской работы еще курировала исполнение договоров? - задумчиво спросила Янина Генковна, когда девушки закончили свой короткий, но печальный рассказ.
   - Вроде да, как нам Фома рассказал, - вздохнула Сийри, - в общем, многое у нас - новости из третьих рук, так что сами понимаете...
   - Понимаю, - бухгалтерша уставилась в окно, а ее губы сжались в тонкую ниточку, - так говорите, вы все заклятия сняли?
   - Только с бумаг, - торопливо добавила девушка, - остальное не проверяли.
   - Хорошо, - бухгалтерша встала из-за стола и, взяв в руки журнал учета поставок, задумчиво его перелистала, - пожалуй, я тут разберусь. А пока - пойду, выходное пособие Элле Влесовне посчитаю, а то она еще осерчает ненароком... Кстати, когда там концерт?
   - В восемь вечера, - Нита наконец-то смогла рассмотреть выданные им пригласительные поподробнее, - ой, да тут даже в отдельную ложу!
   - Вот и оправдывайте доверие, - хмыкнула Янина Генковна, - Где стадион, вы, конечно, не в курсе?
   - Откуда? - вздохнула Сийри, - мы тут не так давно.
   - Хорошо, тогда в полвосьмого здесь встретимся и пойдем. Заодно и город вам покажу, а то, небось, и не знаете же его толком.
   - Только и знаем, где порт и базар, - улыбнулась Сийри, - хорошо, будем вас тут ждать.
   - Вот и отлично, - и бухгалтерша пошла к себе, что-то бормоча под нос.
  -- * * *
   Небольшой стадиончик, сложенный из грубо обтесанных каменных блоков, кипел. Народу вокруг этого строения было столько, что, казалось, это потрепанное ветрами и штормами здание находится где-нибудь в центре Теменграда или Киричевска.
   - Вот это аншлаг, - ахнула Нита, узрев человеческий водоворот, - да тут весь город собрался!
   Янина Генковна внимательно оглядела толпу и бесстрастно поправила:
   - Ну не совсем. У меня, знаете ли, врожденная способность довольно точно определять количество однотипных предметов на глаз. Тут примерно тысяч десять.
   - Откуда же столько? - изумилась Сийри, - неужели здесь так много любителей музыки? А, хотя понятно, - у единственного прохода на стадион бурлила громадная толпа с самодельными плакатами. Их текст не отличался особым разнообразием и, в общем, свидетельствовал великой любви автора к известному менестрелю. Кроме того, большинство фанатов были одеты в своего рода униформу - красные свитера с белыми полосами и вышитым стилизованным изображением скрипки и смычка.
   Внезапно со стороны поклонников послышался нарастающий визг - это наиболее зоркие фанаты заметили приближение шикарной кареты, запряженной четверкой каурых лошадей.
   - Киана, Киана, - по толпе пронесся восторженный шепот. Карета, проигнорировав протянутые к ее окнам плакатики, блокноты и карандаши, свернула в неприметные ворота, отсекшие восторженных слушателей от музыканта.
   - Пора и нам, а то еще опоздаем, - неожиданно вздохнула Янина Генковна. Подруг поразили необычная тоска и предвкушение, сплетшиеся в голосе бухгалтерши в странный манящий коктейль.
  -- * * *
   Персональная ложа оказалась чрезвычайно тесной для всей компании, но очень удобной - из нее все было отлично видно, включая черный, расшитый золотыми нотами занавес, кольцом окружавший низкую сцену. В ложе также стояла деревянная скамейка, а от возможного дождя зрителей защищал полосатый навес.
   - Наверно, она рассчитана всего на двоих, - пробормотала Сийри, пытаясь поуютнее устроиться на тесной лавке.
   - Это Гуннара и Лойта места, они большие любители футбола, - ответила Янина Генковна, осторожно садясь на свободный кусочек лавки. Сийри страдальчески закатила глаза и сдвинулась до предела вперед.
   - А вы их знаете? - спросила Нита, стараясь вжаться в теплую шершавую стену.
   - Они мои соседи, - ответила бухгалтерша, - давно обещали меня к себе забрать, да все что-то не ладилось. Только вот сегодня Гуннар прилетел, как на крыльях, сказал, что надо срочно бежать... Правда, не поняла, что тут срочного, разве нельзя было предупредить хотя бы за неделю, что ли?
   - Так сегодня только Эллу Влесовну уволили, - пояснила Нита, - помните, мы ж говорили.
   - Да, точно, - прищелкнула пальцами Янина Генковна, - припоминаю. Но все равно, не нравится мне, когда все в такой спешке делается.
   Внезапно занавес пришел в движение и упал, открыв притихшим зрителям сцену, застеленную темно-синим бархатом. В центре стояла девушка в ослепительно белом платье и держала в руках скрипку, казавшуюся непропорционально большой по сравнению с исполнительницей. Зрители разразились жидкими аплодисментами, исключая явно фанатский сектор, ответивший восторженным воем, Киана вслушалась и, не дожидаясь тишины, плавным движением привела скрипку в рабочее положение.
   - И как же, интересно, мы ее услышим? - недоуменно прошептала Сийри, - ведь...
   Однако первые же звуки инструмента заставили всех зачарованно замереть, затаив дыхание. Было такое ощущение, что в паузах между звенящими аккордами, которые, казалось, резали саму душу, слышался шум прибоя и дуновение ветра. Внезапно стадион заполнило гулкое пение исполнительницы. Сийри в шоке посмотрела на сцену - губы менестреля были упрямо сжаты, и казалось, Киана сосредоточена только на своей игре. Девушка огляделась и поняла, что Нита переживает такое же потрясение. Однако, Янина Генковна, судя по всему, испытывала это уже не в первый раз и полностью отдалась музыке.
   Неожиданно голос стих, и слушатели разразились неистовыми аплодисментами. Сийри повернулась к бухгалтерше, также бурно выражавшей свое восхищение и, запинаясь, спросила шепотом:
   - Но она же не пела? Я имею в виду, вслух?
   - Конечно! - ответила Янина Генковна, - она эмпат, и при этом, одна из лучших.
   - Не поняла, - помотала головой девушка, - это как?
   - Расслабьтесь и поймете, - улыбнулась бухгалтерша, - вот, началось!
   Действительно, Киана снова приготовила свою скрипку, и воздух снова наполнили стройные аккорды. Сийри прислушалась - на сей раз, музыка создавала ощущение чего-то неизмеримо вечного, спокойного и убаюкивающего. Девушка закрыла глаза и поняла, что звуки обратились переливающимися волнами, создававшими полную иллюзию бескрайнего моря.
   Внезапно темп резко изменился, в плавное течение мелодии вклинились несколько резких аккордов, и услужливое воображение покрыло верхушки волн барашками, над ними нарисовало темную тучу, и поместило в центр картины какой-то двухмачтовый кораблик, ловко прыгающий по начавшей бурлить и горбиться поверхности моря. Ритм делался все более и более рваным, волны становились все круче и круче, а кораблик все тяжелее и тяжелее переваливался меж пенистых гребней. Вдруг, точно в соответствии с очередным резким аккордом, от черной тучи отделилась призрачная веточка молнии, коснувшаяся кораблика, одна из мачт суденышка накренилась и мгновенно затерялась среди кипящих волн под напором ураганного ветра. Сийри могла бы поклясться, что действительно услышала гром и треск сломавшейся мачты.
   Темп постепенно становился более гладким, и девушка явственно почувствовала, как бешеный ветер, безжалостно трепавший кораблик, начал мало-помалу успокаиваться, черная туча расползалась серыми клочьями, а посветлевшие волны весело засияли под лучами заходящего солнца.
   Музыка закончилась высокой звенящей нотой, и девушка почувствовала, что ее глаза полны слез. Она вскочила, и начала бешено аплодировать, чувствуя себя капелькой в настоящей буре восторга и восхищения, в которой благодарные слушатели купали скромно раскланивавшегося менестреля.
   - Великолепно, потрясающе, невероятно, - прошептала Сийри, - но я же была на ее концерте, и никогда не чувствовала ничего подобного...
   - А где этот концерт был? - поинтересовалась Янина Генковна, не прекращая, впрочем, аплодировать.
   - На дне города, - ответила Нита, вытирая разгоряченное лицо, - ой, это действительно невероятно.
   - Тогда понятно, - снисходительно улыбнулась бухгалтерша, - знаю я эти праздники. Каждый говорит о своем, и никто никого не слушает. А тут надо же расслабиться, чтоб правильно музыку воспринимать.
   - Действительно, - Сийри села на лавку и вытерла глаза, - но тогда тоже было очень хорошо.
   - Не сомневаюсь, - кивнула Янина Генковна, - талант видно издалека. Вы бы и без расслабления ощутили всю прелесть, но только к песне третьей, а то и позже. А так... Все, тихо, слушаем!
   На этот раз исполнительница решила не ограничиваться одной игрой на скрипке, и слушатели снова услышали ее чарующее гулкое пение, казалось, ввинчивающееся в сам мозг. Но сейчас девушки были готовы к такому повороту событий и начали внимательно вслушиваться в слова:

   Упасть всем телом - на осколки.
   Их острые края - еще не боль,
   Но, грани всех реальностей так тонки...
   И только кто-то крикнет: "стой!"
  
   Осколки от рассыпавшихся жизней
   Впиваются под кожу всех людей.
   И замирают, лишь дойдя до мыслей,
   До чувств, до сердца... Что же здесь страшней?

   Странное чувство обреченности наполнило девушек. Казалось, откуда-то изнутри поднимается колоссальная боль, закупоривающая комком горло, заставляющая нервно трепетать руки и вынуждающая судорожно биться сердце. Чувства говорили о том, что только что произошло нечто непоправимое - как будто каждый из слушателей только что упустил свой единственный и неповторимый шанс, разбил бережно создаваемое счастье, выбросил на помойку самое святое, что только можно было найти.

   И мысли прожитых и умерших столетий,
   Рассыпаны, как камни по столу.
   В них лица - женщины, мужчины, дети
   И каждый знает мысль одну - свою.
  
   Ты эти мысли за свои считаешь,
   Грустишь, смеешься, думая о них.
   Ведь страшно лишь тогда, когда ты знаешь,
   Что прожил жизнь под мыслями других...
  
   При этих словах девушки почувствовали, как они как бы поднимаются над общим отчаянием и безысходностью. Обуревавшие их чувства были сходны с теми, которые одолевают путника после того, когда он, несколько часов или даже дней метавшийся вдоль сырого неприступного каменного забора, наконец-то находит в нем незапертую калитку, за которой оказывается залитое солнцем цветущее поле, прозрачная речка и тенистый лес. Невзирая на щемящее чувство потери, хотелось продолжать жить, хотя бы ради того, чтобы найти свою судьбу. Ощущение того, что тебе дарован еще один шанс, было настолько острым, что финал песни публика встретила напряженным молчанием - никто не хотел пережить чувство такой потери еще раз, нежно баюкая в плачущей душе зародыш нового счастья.
   - Самая тяжелая песня у нее, - прошептала Янина Генковна, - никто обычно после такого не аплодирует. Но без этого концерт - не концерт получается, всегда остается что-то недосказанное.
   - Почему? - удивилась Нита, пытаясь успокоить бешено бьющееся сердце.
   - Да потому, что, не попробовав перца, не поймешь, что сахар - это сладко. Вот так и тут - слушайте дальше и вы все поймете.
   Следующая мелодия, действительно, была хоть и без слов, но с таким зажигательным ритмом, что подруги против воли почувствовали, как их ноги машинально начинают притоптывать созвучно переливам скрипки. На следующей песне слушатели не выдержали и стали танцевать уже открыто, во весь голос подпевая менестрелю, кто во что горазд:
  
   Если уж тебя украли,
   То в пещерке посиди,
   Тихо что-то вышивая,
   Рыцаря спокойно жди...
  
   По бодрому настроению Кианы было очевидно, что кого-кого, а она себя красть не позволит, а тот, кто на эту низость осмелится - крепко об этом пожалеет...
  -- * * *
   - Хороший был концерт, - вздохнула Сийри, когда троица возвращалась домой с концерта.
   - И не говорите, - вздохнула Янина Генковна, - девочка сегодня была в ударе.
   - Постойте, вы что, ее знаете? - внезапно догадалась Сийри. Наконец-то все странные слова, взгляды и замечания свелись к общему знаменателю и заняли подобающее место в единой схеме.
   - Есть немного, - улыбнулась бухгалтерша. - Я в молодости по соседству от их семьи жила.
   - Тогда, может, вы знаете, почему сильный эмпат, даже, как вы говорите, один из лучших - и поет на сцене, а не в институте наукой занимается? - удивилась девушка, - наука ж это совсем другое дело!
   - В принципе - да, - согласилась Янина Генковна, - но для Кианы - нет. Она ведь очень хорошо чувствует эмоции остальных, даже слишком хорошо для обычной жизни, я бы сказала. И, что более интересно, может внушать и свои. Вы что думаете, она столь популярна из-за своей музыки? Вовсе нет, музыка у нее что ни на есть классическая, и простому обывателю непонятная. Другое дело, Киана заставляет слушателей переживать свои эмоции и, зачастую, они намного тоньше и сложнее тех, которые до этого приходилось испытывать любому из зрителей. Она как бы заставляет человека подняться над собой, над своим обыденным уровнем - и без особых затрат, поэтому как менестрель она столь популярна.
   - Но все эти страдания, веселье... Она ж не старше нас, правда? - изумилась Нита, - как же это можно было пережить?
   - Она ж сирота, - пожала плечами бухгалтерша, - когда отец женился во второй раз, она, как говорится, с первого взгляда мачеху невзлюбила. Музыка, фактически, стала ее единственным смыслом жизни. А та женщина была не дура, далеко не дура, и быстро смекнула, куда в конце концов такие способности заведут. Но и Киана молодец оказалась, вся в отца - ровненько как восемнадцать стукнуло, сбежала из дома, организовала группу, ведь в Нижнем Освее она уже личность известная была, и поехала гастролировать - благо, юридически девочка была уже достаточно подкованной и знала куда идти и на какие кнопки жать. Я к тому времени, правда, уже сюда перебралась, так что эту часть ее истории знаю только по рассказам.
   - А почему же вы к ней не попытались подойти, может, она бы вас вспомнила? - спросила Сийри.
   - Вряд ли, - Янина Генковна отрицательно покачала головой, - а если бы и вспомнила, было бы еще хуже - она крайне недоверчиво относится к "осколкам прежней жизни", как она выражается. Может, боится, что мачеха до сих пор хочет ее вернуть?
   - Так сколько лет назад это было? - непонимающе протянула Сийри, - нам вот по двадцать три, а ей тогда же сколько? Девятнадцать? Двадцать?
   - Двадцать один позавчера стукнуло, - улыбнулась Янина Генковна, - так что, считайте, три года как в бегах, или, можно сказать, на гастролях.
   - Вот судьба, - вздохнула Нита, - а казалось бы...
  -- * * *
   - Чудный вечер, - вздохнула Сийри, забираясь под одеяло, - только ноги гудят.
   - Как тогда, - вздохнула Нита, потирая ноющие икры, - но ничего, спать будем, как убитые.
   - Главное - не проспать, - хихикнула подруга, заворачиваясь в простыню, - кстати, тебе не кажется, что бухгалтерша о Киане Келбара знает намного больше, чем хочет показать?
   - Не заметила ничего такого, - удивилась девушка - а чего ты так решила?
   - Да не решила, собственно, - ответила Сийри, - просто такое ощущение.
   - Ладно тебе, ощущение у нее, - хихикнула девушка, - спать давай, а то на работу опоздаем с твоими ощущениями. Спокойной ночи.
   - Спокойной ночи, - зевнула подруга.
  -- * * *
   Управляющий в марлевых варежках выглядел очень забавно, хоть, на самом деле, это впечатление было обманчивым - при невозможности заниматься бумажной работой всю свою энергию он обратил на наведение порядка, и к обеду добрался до тех мест, в которых с момента организации конторы не ступала нога человека.
   - Так, а почему швабры и метлы не на местах? Почему ларь с песком заколочен? А где багор и топоры? Почему лом не покрашен? А почему запчасти к лопате в наличии отсутствуют?
   - Понятно, - сдавленно хихикнул Фома, и тихо, чтобы не привлечь начальственного внимания добавил, - видите, как на него пожар повлиял. Бедняга.
   - Точно, - согласилась Сийри, - он вчера вообще всю документацию спас. А руки спалил.
   - Да, наш Лойт Малич не из тех, кто будет отсиживаться дома на больничном, - согласился парень, - он у нас живчик еще тот...
   В это время дверь во двор открылась, и на пороге появился начальник собственной персоной. Бинты на его руках уже потемнели от пыли, глаза озабоченно осматривали помещение в поисках возможных недостатков. Увидев девушек, прилежно листающих отчет о происшествиях в артемовской шахте он замер, видимо вспомнив нечто важное, после чего решительно подошел к подругам.
   - Как изучение отчета продвигается? - задал он ожидаемый вопрос.
   - Почти закончили, - Сийри демонстративно замерила пальцами толщину оставшейся пачки документов, - за завтра, думаю, справимся.
   - Хорошо, - управляющий попытался решительно постучать пальцами о столешницу, однако варежки издали лишь тихое шуршание, и Лойт Малич скривился от боли и раздражения, - короче, готовьтесь. Послезавтра поедем в Артемовку - все равно я тут пока ни на что не гожусь.
   Внезапно плавный ход беседы нарушили дикие вопли, донесшиеся со двора. Все бросились на крик, и их взорам предстала презабавная картина: на помосте, проходившем над бункерами с рудой, стояла очередная волокуша, а рядом с ней ожесточенно спорили Янина Генковна и хозяин привезенной руды. Контролер сидел на раю помоста, заткнув уши и свесив ноги, и всем своим видом игнорировал происходящее.
   При более подробном рассмотрении выяснилось, что спорил-то как раз только возчик, а Янина Генковна, наоборот, представляла собой идеал безмятежности. Изредка, впрочем, спорщик прекращал вопить, и, сказав что-то нормальным голосом, искательно заглядывал в лицо потрясающе спокойной бухгалтерши, та что-то отвечала, и цикл повторялся по новой.
   Наконец, высокие договаривающиеся стороны пришли к некому компромиссу, деловито расписались в каком-то документе, волокуша, ведомая меланхоличным волом, загрохотала вниз, а бухгалтерша, дружески потрепав наконец-то очнувшегося контролера по плечу, пошла к лестнице.
   - Ну и неприятный клиент попался, - невозмутимо заявила она, подойдя к собравшейся во дворе компании, - пустую породу с горкой нагрузил, а сверху рудой припорошил - и думал, что сойдет. Наивный.
   - И что, ты его обратно отправила? - хмыкнул Лойт Малич.
   - Ага, только не сразу и не совсем, - ухмыльнулась в ответ бухгалтерша, - заставила руду сгрузить - а то, что дважды таскать. Это, как минимум, негуманно. Вот ровненько за нее он мне расписался. А то, что он вместо возка высыпал едва ли ведер пять - не мои проблемы.
   - Молодец, - расплылся в довольной улыбке управляющий, - в другой конторе ему бы за это еще и по шапке дали. А мы - каких только аферистов не держим...
   - Но они дают прибыль, - мягко заметила Янина Генковна.
   - Верно, верно, все мы работаем ради прибыли, - признал ее правоту управляющий, - хорошо. А вы что столпились, бесплатный цирк, что ли? Работаем, работаем, солнце еще высоко!
  -- * * *
   - Мы идиотки, - внезапно сказала Сийри, оторвавшись от очередного документа.
   - Дошло, наконец? - засмеялась Нита, - я это еще вчера тебе говорила.
   - Да я помню, - отмахнулась девушка, - я насчет другого. Я вспомнила, что еще говорилось про матрицирование.
   - И что же? - подруга заинтересовано обернулась к Сийри и выжидательно на нее посмотрела.
   - Вот смотри, что переписать сложнее: два одинаковых листа или два разных? - Сийри хитро прищурилась.
   - Два разных, конечно. Одинаковые же можно писать под копирку. Да и даже если бы друг за другом - и то уже легче, на второй копии помнишь, что было в первой.
   - Вот! - девушка торжествующе ткнула пальцем в потолок, - вот и тут получается, что скопировать стопку целиком требует больших затрат, чем два раза по полстопки - структура получается проще!
   - Точно, - Нита теперь поняла причину разнобоя в расчетных и фактических затратах маны при вчерашнем копировании, - Елки, как все элементарно...
   - Ага, - хмыкнула Сийри, - как говорится, читайте учебники, и вам зачтется.
   - Зачтется - это точно, - засмеялась подруга, - слушай, а почему тогда с камнями не получилось? Мы же гарантированно одинаковые использовали - как раз после матрицирования.
   - Насколько я помню, - Сийри наморщила лоб, вызывая из памяти нужную страницу, - для срабатывания заклинания все равно требуется какое-то базовое количество единиц маны. Поэтому при копировании мелких предметов разница будет практически незаметна. Кстати, это можно проверить, - девушка извлекла из сейфа коробку карандашей и аккуратно разложила ее содержимое на столе, - а теперь - смотри.
   Над карандашами, повинуясь аккуратным пассам девушки, начали вспыхивать призрачные цифры.
   - Гляди, до пяти карандашей копировать - всего две единицы нужно, а больше - уже три. Кто ж догадается, что надо так проверять? - озадаченно протянула Сийри.
   - Тот, кто учебники внимательно читает, - хихикнула Нита, - сама же говорила.
  -- * * *
   Пыльная площадь, спрятавшаяся среди каменистых холмов над городом, кипела. Десятки разнообразных повозок, сотни людей и множество грузов сновали по непредсказуемым траекториям, смешиваясь, сталкиваясь и производя настоящую какофонию звуков. С небольшого пригорка, где остановились передохнуть Лойт Малич и девушки, площадь смотрелась как некий экзотический суп, в котором транспорт казался клецками, а остальные - овощами и приправами.
   - А где поварешка? - внезапно засмеялась Нита и, встретившись с недоуменными взглядами коллег, пояснила, - мне это, - она указала на площадь, - напомнило суп в миске.
   Сийри и управляющий снова оглядели пейзаж и признали верность сравнения. Внезапно толпа забурлила активнее, и в нее ввинтился высокий, но очень тощий человек в белом шлеме.
   - А вот и поварешка, - хмыкнул начальник, - пошли, девушки. Это старший каравана, нам к нему.
  -- * * *
   - В Артемовку? И без груза? - старший недоверчиво нахмурился.
   - Только бумаги, - управляющий демонстративно похлопал по пухлому кожаному портфелю, - ну, и личные вещи.
   - Ага, - караванщик покосился на три баула, стоявшие у ног девушек, - как дорогу и тряску переносите? Не укачивает?
   - Нет, - быстро ответила Сийри, вспомнив свою поездку на буере.
   - Ну, - замялся Лойт Малич, - как бы вам сказать...
   - Понятно, - ухмыльнулся старший, - тогда вам - в дилижанс, - он указал на длинную карету на восьми колесах, сверху плотно уставленную багажом, - а вы, девушки, - он на секунду задумался, - пожалуй, в эту арбу. Там еще кролики в клетках и сено - на перевале не замерзнете.
   - Постойте, - удивился управляющий, - что, разве на перевале холодно? Пару недель назад караван же шел, говорили, там вполне терпимо!
   - Ага, тогда было терпимо, - вздохнул старший, - да только буквально чрез пару дней снег пошел, совершенно все засыпало. Так что - добро пожаловать в зиму.
   - Тогда мы что-то слишком легко одеты, - озадаченно пробормотал управляющий.
   - Ничего, за горами жара - жуть, - успокоил караванщик. - Денек померзнете, зато потом отогреетесь. Кроме того, может, там все уже растаяло.
   Управляющий недоверчиво хмыкнул и полез за кошельком.
   - Сколько с нас?
   - Место в дилижансе - две марки, с одеялом - три, при этом у печки - пять, а у работающей печки - восемь. Выбирайте. А с вас, девушки, - караванщик повернулся к подругам, - по полмарочки за все, только не забывайте животин кормить. За каждого не дожившего до Артемовки кролика по семь гривенников высчитаю.
   - Ничего себе, - фыркнула Сийри, - да мы только вчера на базаре были, они по двадцать пять грошей штука продаются!
   - За морем телушка - полушка, да марка - перевоз, - философски заметил караванщик, - не нравится ехать так - идите пешком.
   - Ладно, - мрачно вздохнула Сийри и отсчитала в протянутую ладонь требуемую сумму.
  -- * * *
   Внутри арбы было жарко и пыльно, пахло сухой травой и немного - пометом. Обитатели многочисленных клеток настороженно уставились на новых пассажирок, на миг прекратив свою бесконечную трапезу.
   - Какие хорошенькие! - восторженно взвизгнула Нита, нагибаясь к ближайшей клетке. Находившийся внутри кролик недоверчиво помотал серыми ушками и обнюхал беспечно просунутую в клетку руку. Результат осмотра убедил его, что эта вещь хоть и несъедобная, но и опасности не представляет, и продолжил жевать. Девушка восхищенно гладила пушистого зверька, с упоением ощущая, как перекатываются мышцы под тонкой шкурой и как быстро бьется его маленькое сердечко, - лапочки...
   Сийри с улыбкой наблюдала за манипуляциями подруги, параллельно расстилая спальники на кучах сена.
   - Наиграешься еще, - сказала она, - лучше приготовься, сейчас трясти будет.
   - А скоро едем? - рассеянно спросила подруга, оторвавшись от ласкаемого кролика и осматривая остальные клетки.
   - Вот уже, вроде, - ответила девушка, услышав неразборчивый крик. Арба дернулась и с грохотом и скрипом покатила по каменистой дороге.
   - И что, так трясти всю дорогу будет? - сморщилась Нита, почувствовав, что неподрессоренные колеса, казалось, сообщают ее организму обо всех камешках и неровностях на пути.
   - Хуже, - вздохнула подруга, со стоном вытягиваясь на неразвернутом спальнике, - это ж еще город, считай. Дальше должно быть, по идее, намного хуже. Ты приляг, полегчает.
   Нита послушалась совета подруги и также улеглась на груду сена. Как ни странно, вскоре тряска немного стихла, и повозка покатила существенно быстрей, с грохотом пересекая каменистые участки пути и шелестя колесами на песчаных.
   - Сколько ехать-то? - спросила Нита.
   - Пару суток, - ответила Сийри. - Еды много, хватит.
   - А удобства? - вдруг спохватилась девушка.
   - Вряд ли они есть в дилижансе. Так что, подозреваю, часа через четыре, а то и раньше, будет первая остановка. Главное - не прозевать.
   - Тоже верно, - улыбнулась Нита. - Я посплю, если ты не возражаешь.
   - Не вопрос, - Сийри широко зевнула, - я присоединяюсь.
  -- Следующие два продавца - мираж
  

Когда отдаешь себя всего без остатка, на тебя начинают смотреть, как на пустое место.

  
   Девушки проснулись от резкого толчка, от которого верхние клетки с кроликами опасно наклонились, а их обитатели возмущенно завизжали.
   - Сколько можно, - сонно пробормотала Сийри, поглубже зарываясь в изрядно похудевшую копну сена.
   - Тише, тише, мои хорошие, - Нита выскользнула из теплого гнездышка и поправила накренившиеся клетки. Кролики мигом затихли, уставившись на девушку карими немигающими глазами. - Вот и хорошо, вот и замечательно, - прошептала Нита, успокаивающе поглаживая толстую белую крольчиху, блаженно внимавшую ласкам.
   - Интересно, где мы? - вдруг подала голос подруга, отрывая тяжелую голову от укрытой брезентом копны сена.
   - Не знаю, сейчас гляну, - ответила Нита, осторожно отодвигая полог. Почти сразу же ей в лицо полетел мокрый снег. - Снаружи неуютно.
   - Заметно, - зевнула Сийри, кивнув на опасно провисшую крышу, - а что еще, кроме непогоды?
   - Сейчас еще раз гляну, - ответила подруга, снова отодвигая полог. Сийри тем временем со вздохом поднялась, и начала осторожно отряхивать чуть слышно потрескивавшую крышу от скопившегося там снега. - Огни какие-то внизу, под обрывом. Но едем как-то непонятно, - добавила девушка, прислушавшись к своим ощущениям.
   Внезапно занавесь, отделявшая грузовой отсек, в котором находились девушки, от места, где отдыхали возницы, отодвинулась, и девушки увидели Марка - "командира экипажа", как он им представился.
   - Уже перевал прошли, - успокоил он подруг, - к полудню в Артемовке будем.
   - А чего трясет? - недоверчиво спросила Сийри.
   - Потому, что едем, - резонно заметил возница. - А вы молодцы!
   - То есть? - не поняла девушка.
   - Снег сбросили. У Вильчо, - Марк мотнул головой куда-то в сторону, видимо имея в виду какого-то возницу, подругам, впрочем, незнакомого, - уже полог порвало из-за него. Не рассчитается он за кур, чувствую, - и мужик грустно вздохнул. - У него куры в грузе были, так каких засыпало, а какие просто сбежали, когда клетки поломало. Тяжесть-то какая.
   - А что, и нас тоже могло? - испугалась Нита.
   - И вас, - кивнул Марк, - но вы вовремя управились, потому и молодцы. В общем, снегопад, как я глянул, стихает, спите спокойно. Только изредка наверх посматривайте - на всякий случай.
   - Ладно, - снова зевнула Сийри, - только животинкам поесть подбросим.
  -- * * *
   Артемовка встретила начальника и подчиненных шумом, гамом и жарой, в которой совершенно не ощущалось никакой прохлады. Лойт Малич вытер моментально вспотевший лоб и повернулся к подругам:
   - Ну, как, вас торговцы не мучили?
   - Какие торговцы? - удивилась Сийри, - у нас все было тихо и скучно. Разве только душновато чуть, и трясло еще.
   - Тогда повезло, - вздохнул управляющий, - а нас прямо утомили. Такое ощущение, что прямо сквозь стены просачивались. А пальцы у них прямо ледяные - никакое одеяло не спасало.
   - А что продавали? - заинтересованно спросила Нита.
   - Да ерунду всякую, - хмыкнул начальник, - ложки-вилки, чашки там... Я, кстати, купил - и вроде качество неплохое, и недорого просили, - и он продемонстрировал подругам белую фаянсовую кружку, украшенную каким-то геометрическим орнаментом синего цвета.
   - Симпатично, - похвалила покупку Сийри.
   - Да, а еще она большая, и ручка тут удобная, - довольно ответил Лойт Малич. - О, вспомнил, когда уже перевал прошли, они стали еще и мороженых кур продавать - не знаете, почему?
   - Понятия не имеем, - ответила Нита, пряча улыбку. Она знала, что известие об источнике дешевой курятины вряд ли обрадует начальника, и, более того, заставит его переосмыслить ценность купленной кружки, что было совсем ни к чему.
   - Ладно, пошли искать Влеса Карпарко - вроде он тут по всему заброшенному большой специалист.
  -- * * *
   Следы искомого специалиста обнаружились довольно скоро - примерно каждый второй трактирщик мгновенно мрачнел при упоминании этого имени и популярно объяснял, почему этому человеку конкретно здесь показываться не следует. Основной причиной такой нелюбви были значительные долги за выпивку всех видов, а также буйный характер в подпитии, что выражалось в беспощадном уничтожении предметов обстановки того заведения, где ему отказывали в очередном глотке "в кредит".
   Уже под вечер Лойт Малич постучался в дверь небольшой хибары, которая, по видимости, служила последним прибежищем Влеса Карпарко.
   - Кто? - донесся оттуда мрачный голос.
   - Мы ищем Влеса Карпарко.
   - Его нет, а когда будет - не знаю, - ответил тот же голос.
   - Жаль, - притворно огорчился управляющий, - а мы, было, хотели его нанять... Жаль, конечно, что его нет. Впрочем, извините за беспокойство, мы пойдем, пожалуй.
   - Эй, погодите, я - Влес Карпарко, - голос мгновенно засиял дружелюбием и из-за двери послышался какой-то грохот и звон, - вот анафема. Погодите, я сейчас выйду.
   Окно хибарки распахнулось, и наружу показались ноги в полосатых штанах. Они судорожно подергивались, стараясь нащупать землю. Когда это удалось, перед глазами посетителей предстал сам видный специалист - оказалось, что, кроме довольно новых штанов, на нем была еще и застиранная майка, едва прикрывавшая пупок.
   - В общем, нам нужно попасть на рудник "Три скалы", - Лойт Малич сразу перешел к делу.
   - Зачем это? - мгновенно напрягся Влес, - он уже сотню лет стоит заброшенный, никаких сокровищ или чего-то подобного там нет.
   - Это вас не касается, - широко улыбнулся управляющий. - Нам нужны карты самого рудника, плюс еще карта местности рядом с ним. Еще желательно наличие специалиста, хорошо ориентирующегося на местности. Можете помочь?
   - В рудник я не полезу, - отрицательно покачал головой специалист, - а карты могу достать. Не забесплатно, конечно.
   - Само собой, - ухмыльнулся начальник. - Сколько?
   - Двести марок, - ничуть не смущаясь, заявил Влес. Управляющий моргнул, выразив тем самым несогласие с установленной ценой.
   - Двадцать пять. Все равно они нафиг никому не нужны, а вы так хоть от одного трактира откупитесь.
   - Откупишься тут, как же, - смущенно пробормотал Влес, почесывая затылок. Его разочаровала такая осведомленность гостей о его финансовом положении. - Сто семьдесят.
   - Двадцать семь, - управляющий решил ограничиться минимальным повышением.
   Влес схватился за голову и начал стенать на тему неблагоприятной экологической обстановки, высоких цен и низких заработков. Лойт Малич внимал.
   Когда небо уже было густо усыпано яркими звездами, а луна успела не только взойти, но и начать клониться к западу, стороны пришли к компромиссу в виде тридцати семи марок.
   - Деньги вперед, - неуверенно заявил специалист и, получив от иронично улыбавшегося управляющего требуемую сумму, исчез в окне. Снова что-то забренчало и зашуршало, и вскоре послышался голос Влеса.
   - К окну подойдите, не хочу снова вылазить.
   Девушки и управляющий подошли поближе и с интересом заглянули внутрь. Комнатка, как ни странно, выглядела довольно ухоженно, и, даже можно сказать, весьма по-научному - вдоль стен возвышались полки с какими-то бумагами и книгами, в углу рядом с расправленной кроватью аккуратно стояли начищенные сапоги с надетой на них каской и кирка с мотком веревки. Впечатление несколько портила полуразрушенная пирамида ящиков с разнообразной стеклотарой, возвышавшаяся у входа и частично его засыпавшая. Влес озабоченно копался в столе, также заваленном какими-то бумагами.
   - Так, и где товар? - хмыкнул управляющий, оглядывая творческий беспорядок, - и что ж ты тут заливал, мол, нищий, а?
   - А что такое? - обиженно отозвался специалист. - Вот, нашел. Держите.
   В руки Лойту Маличу шлепнулся рулон какой-то ткани. Тот аккуратно развернул его на подоконнике и стал перелистывать испещренные пометками страницы.
   - Да стеклотару бы сдал - вот и денежка была бы, - пояснил он, - а карта местности где?
   Влес глубоко задышал и достал еще один рулон, но уже меньших размеров.
   - Вот, позапрошлогодняя. Свежее нет.
   - Нет? Ну ладно, спасибо и на этом, - управляющий решительно сгреб карты с подоконника и собрался уходить. Вдруг, как будто вспомнив что-то важное, он развернулся к Влесу и добавил, - да, спасибо за сотрудничество.
  -- * * *
   Восходящее солнце вызолотило бесконечные ряды дюн, слегка прикрытых чахлой травкой, когда управляющий и девушки наконец-то добрались до хутора Стрижавка, в котором, собственно, и располагался заброшенный рудник.
   - А теперь, надо бы найти, где остановиться, - бодро заявил Лойт Малич, протирая слипающиеся глаза. - Говорят, тут зимой туристов много, должно же хоть что-то быть.
   Первый же встреченный селянин направил их в местный трактир, который глубокомысленно назывался "Круги на воде". Места в нем были, что, впрочем, выглядело вполне логичным - в трехэтажное здание влезло бы, по прикидкам девушек, все население хутора, да и тогда бы осталась прорва места. Лойт Малич, придирчиво осмотрев предлагаемые варианты, остановился на двухкомнатном номере на втором этаже, девушки же вполне ожидаемо выбрали себе комнату на чердаке. После этого начальник счел, что на эти сутки сделано уже достаточно и отправился почивать, приказав до утра следующего дня его не беспокоить.
   - Могло быть и хуже, - вздохнула Сийри, присаживаясь на краешек деревянных нар, застланных тощим соломенным матрацем. Нита скинула сапоги и с наслаждением начала растирать задеревеневшие ноги.
   - А ты что хотела? - ответила она. - Это ж для туристов-альпинистов, а им удобства не важны. Одно радует - насекомых нет.
   - Надеюсь, - пробормотала подруга, вытягиваясь во весь рост. - Все же лучше, чем на охапке сена дрыхнуть. Ладно, поспим, сколько сможем, а потом и позавтракаем.
   - Идет, - согласилась Нита, также ныряя под одеяло.
  -- * * *
   Предобеденная Стрижавка выглядела очень симпатично - острые пики гор, высвеченные утренним солнцем на фоне бледно-синего неба, странно прохладный ветерок, шевелящий занавеси на открытом оконце, и потрясающе спокойная тишина - не открывая глаз, можно было вполне подумать, что во всем поселке кроме девушек, никого нет.
   Сийри проснулась от сосущего чувства голода и, повернувшись на бок, столкнулась со столь же голодным взглядом подруги.
   - Давно не спишь? - спросила она.
   - Не знаю, ни часов, ничего, - ответила та, - но где-то полчаса, наверно.
   - А чего молчишь? - удивилась девушка.
   - Тебя не хотела будить, - пояснила Нита, - когда еще выпадет так поспать.
   - Это верно, - заключила Сийри, садясь на кровати, - выспалась и на самом деле здорово. Ну что, тогда встаем?
  -- * * *
   Заканчивая свой немудреный завтрак, плавно перетекающий в обед, Нита вдруг закашлялась и дернула подругу за рукав, одновременно указывая на окно. Сийри обернулась и с изумлением увидела, как прямо сквозь оконное стекло в обеденный зал проплывает празднично одетая дородная дамочка. Призрак застыл неподалеку от девушек и с интересом на них уставился.
   - Как обед? - внезапно спросила дама.
   - Спасибо, очень вкусно, - обалдев от неожиданности, ответила Сийри.
   - Да, умеют тут готовить, - с каким-то оттенком самодовольства признала дама. - Хоть и не сезон. А вы картофель с томатной подливой пробовали?
   - Нет... - растерянно ответила Нита, с изумлением глядя на общительное привидение.
   - Зря, очень, очень рекомендую, - заметила женщина, укоризненно покачав головой. - Обязательно попробуйте, обещаете?
   Девушки только кивнули. Дама расплылась в улыбке, и, довольно покивав головой, медленно растворилась в воздухе, как и полагается честному призраку. На шум из кухни выглянул повар и, увидев недоуменно-озадаченные лица девушек, флегматично объяснил:
   - Это Камилла. В стряпне разбирается - дай боже, так что вы ее слушайте.
   - Но она... - Сийри не смогла закончить.
   - Привидение? Ну да. Но вполне вменяемое и дружелюбное. Что характерно, за советы денег не берет, а нам от нее - только польза. И реклама, и кулинар - разве что пробовать блюда не может. Впрочем, ей и ни к чему, - и повар ушел на кухню, оставив подруг в полной растерянности.
  -- * * *
   - Рудник? А, так это вон туда, - щуплая бабулька, плотно закутанная в темно-серый пуховый платок, - махнула сухонькой ручкой в направлении гор. - Значит, так, пойдете вдоль по улице, потом справа тропинку увидите - вот в конце ее и будет рудник. А вам зачем? - спросила она, пристально глядя на подруг.
   - Надо, - вздохнула Сийри, - а рынок у вас тут есть?
   - Да какой рынок, девоньки? - старушка разочарованно махнула рукой, - много ли нам тут надо... Вот зимой - да, зимой совершенно другое дело. А зачем вам шахта, все-таки?
   - Спасибо, нам пора, - девушка поняла, что так просто отвязаться от любопытной бабушки, жадно выискивающей любые развлечения в межсезонье, не получится, и решила побыстрее закончить разговор. Старушка, поджав губы, обиженно покивала седой головой вслед подругам и неожиданно растворилась в воздухе.
   - Оригинально, - заметила Нита, глядя то место, где только что стояла бабушка - песок еще хранил следы ее тапочек. - Никогда бы не сказала, что это - призрак. Нет, ну может, они просто могут становиться невидимыми, а?
   - Может, - вздохнула Сийри, - надо бы побольше почитать, когда вернемся.
   - Эх, всегда так получается, - махнула рукой подруга, - говоришь и говоришь себе - обязательно почитаю, завтра - так точно... И каждый раз вместо завтра сегодня наступает.
   - Рутина заедает, - хмыкнула Сийри. - А с другой стороны, если бытом не заниматься, то грязь же заест. Помнишь Филону?
   Нита хихикнула. Филона была легендарной личностью. Учиться она могла бы на "отлично", если бы только не куча разнообразных убеждений, тщательно переносимых их владелицей на окружающих. В частности, ее почти невозможно было заставить сделать уборку в комнате - почему-то девушка накрепко вбила себе в голову, что уборкой у благородной девицы должны заниматься исключительно служанки, а поскольку денег на наем у студентки практически никогда не было, на роль уборщиц волюнтаристски назначались соседки по комнате. Спустя некоторое время им надоедало исполнять роль прислуги при капризной барыне, а также охотников за тараканами, молью и прочей домашней, но нежеланной живностью, и в результате очередного громкого скандала Филона перебиралась на съемную квартиру до конца года. Потом в общежитии появлялись первокурсники, и все начиналось сначала.
   Другим филониным комплексом, изрядно портившим жизнь окружающим, было стремление общаться только с "высокими" людьми. Остальных она просто игнорировала, что, в частности, приводило к презабавным случаям, если в число "низких" людей попадал преподаватель, принимавший очередной зачет или экзамен. Попасть в круг избранных было достаточно просто - нужно было просто похвалить один из стихов, в бешеном количестве создаваемых каждую свободную минутку. К чести Филоны, произведения ее большей частью были очень хороши, и весьма высоко ценились - за глаза. Однако тот, кто осмеливался сказать ей это в лицо, обрекал себя на постоянные муки - девушка, как привязанная, ходила за поклонником везде, где только можно, и иногда - даже там, где нельзя, изливая на несчастного свои многочасовые рассуждения обо всем на свете. Поговаривали, что один издатель, опубликовавший сборник филониных стихов, который разлетелся, кстати, как горячие пирожки, вскоре не выдержал радости общения с поэтессой и уехал не то в Солеглот, не то в Нижний Освей - в общем, подальше от знаменитости.
   И, наконец, последним из наиболее заметных комплексов Филоны была жуткая рассеянность и стремление делать все только под настроение. Нет, никто никогда не отрицал, что, если дать девушке поймать музу, то из-под ее рук выйдет просто-таки шедевр. Однако в процессе творчества ее разум настолько уходил в себя, что иногда даже шутили: "Она ушла в себя и забыла дорогу обратно". Легендами буквально всех общежитий становились истории про то, как Филона ухитрилась, набирая ванну, затопить три нижних этажа и один верхний (в здании как раз закончился ремонт, и, к радости строителей и неудовольствию коменданта, двери и окна были сделаны действительно герметичными), или как она же вспомнила о необходимости сдавать сессию через пару недель после ее окончания.
   Если же Филону угрозами, руганью и прочими нехорошими вещами заставляли что-либо делать только потому, что "надо", результат был непредсказуем, а девушка погружалась в пучины темной меланхолии, плачась "высоким" людям про несправедливость окружающего мира.
   Именно из-за этих особенностей она сидела на каждом курсе по два-три года, хотя под настроение, бывало, сдавала достаточно сложные предметы и экстерном.
   - Нет уж, спасибо, - засмеялась Нита, - я себе и такая нравлюсь. Незачем пытаться нашу легендочку перещеголять.
  -- * * *
   Тропинка вывела девушек на заросшую лопухами поляну перед высоким каменным откосом. В центре стены темнел провал штольни, частично засыпанный разнокалиберными деревянными и металлическими обломками.
   - Нежилая шахта, - хмыкнула Сийри, оглядывая поляну.
   - Да кто же живет в шахте, - рассмеялась Нита в ответ. Внезапно смех оборвался, и девушка недоуменно посмотрела на поляну, заросшую травой, нетронутой, казалось, десятилетиями, и на тропинку, вытоптанную так, что немудрено было поверить, что по ней ходят ежедневно и довольно часто, - слушай, а тебе не кажется странным сочетание девственной полянки и очень даже хоженой тропинки?
   - Кажется, - пожала плечами подруга, - такое ощущение, что уйма народу доходят ровненько до полянки, смотрят на шахту, разворачиваются и идут восвояси. Что же в ней такого необычного?
   Девушки очень осторожно пересекли поляну, к счастью, не встретив никаких ловушек, и приблизились ко входу, из которого влажно тянуло чем-то тухлым.
   - Ну и вонь, - Нита брезгливо сморщилась, - тут что, помойку организовали?
   - Нет, - лицо Сийри просияло, - это минеральная вода. Внутри, должно быть, здоровенный источник.
   - А, знаменитая Тывровская? - кивнула подруга, - не понимаю, как такую гадость можно пить. Желудок же наизнанку вывернется.
   - Жить захочешь - не так раскорячишься, - вздохнула девушка, - кстати, и нам бы неплохо бы попить, а то сама знаешь, желудки-то у нас ни к черту.
   - Это верно, - вздохнула Нита, - но воняет же!
   - А мы поставим на свежем воздухе, она и вычихается, - Сийри радостно потерла руки и оценивающим взглядом окинула полузасыпанное устье.
   - Стой, куда, - остановила Нита подругу, - в горсти понесем, что ли?
   - И верно, - девушка с сожалением отказалась от идеи начать лечение немедленно, - ладно, все равно завтра придем. Надо будет что-нибудь захватить с собой. Хотя бы ведерко. Ну, или бутылку, на худой конец.
   - Точно, - Нита поддержала подругу, - тем более, нечего лезть туда без спецодежды. Пошли назад.
   Сийри еще раз заглянула во влажную темноту и вдруг насторожено замерла - в штольне послышались явные плюхающие звуки, как будто некое существо двигалось к выходу, не обременяя себя необходимостью обходить лужи. Нита заинтересованно глянула в штольню и внезапно вцепилась в плечо подруги - девушке показалось, что из глубины на нее внимательно посмотрела пара переливающихся зеленым глаз. Однако продолжалось это не более секунды, а потом все снова стихло.
   - Ты видела? - Сийри шепотом спросила подругу. Та молча кивнула. - Да, со своим утверждением насчет нежилой шахты я явно поторопилась.
  -- * * *
   Сийри проснулась от чувства, что по ее лицу пробежало какое-то насекомое. Она раздраженно отмахнулась, задев какие-то волоски, и, почувствовав исчезновение раздражителя, перевернулась на другой бок, попытавшись снова заснуть. Однако раздражающая щекотка снова повторилась, и девушка решительно села на постели, собираясь выказать свое недовольство неизвестному шутнику.
   Шутника, впрочем, не было, а перед кроватью сидела громадная пятнистая кошка, озадаченно глядящая на Сийри и недоуменно поводящая вибриссами. Впрочем, называть это животное кошкой было бы неверно - даже в сидячем положении ее высота была с три четверти сажени. Девушка осторожно протянула руку, кошка тщательно обнюхала подрагивавшие пальцы и неожиданно положила свою мохнатую голову девушке на колени, позволяя себя погладить.
   - Хорошая киса, умная киса, - заворковала Сийри, лаская густой песочный с бесформенными черными пятнами мех. Визитер довольно жмурился, жарко дыша в живот девушке.
   - Мышка, Мышка, ты где? - внезапно раздался женский голос, и в комнату заглянула хозяйка, - а, вот куда забралась, негодница! Вы ее извините, - женщина повернулась к подругам, - она такая шустрая, прямо не уследить. Даже двери открывать умеет, но постояльцы пугаются. Впрочем, - она с улыбкой взглянула на блаженно внимавшую ласкам Мышку, - вы ей понравились.
   - А какой она породы? - поинтересовалась Нита, разглядывая идиллическую картину.
   - Гепард. Они легко приручаются, знаете ли, - сообщила хозяйка, - муж как-то привез, так Мышка у нас и прижилась. Лучше любой сторожевой собаки, - с гордостью добавила она. - Единственный недостаток - совершенно не выносит шума. Как у нас какая-нибудь гулянка, так тут же сбегает.
   - Красивая она у вас, - вздохнула Сийри, почесав гепарда за ухом. Тот блаженно фыркнул и поднялся, с явным сожалением выскользнув из девичьих объятий.
   - Да уж, - подтвердила женщина, толкнув Мышку к лестнице, - только себе на уме постоянно. Вам еще повезло, а вы не представляете, какие тут скандалы бывают. Открываешь глаза - а над тобой клыкастая морда...
   - Представляю, - улыбнулась Сийри, - полные штаны новых впечатлений!
   - Уж точнее и не скажешь! - рассмеялась хозяйка, - ладно, завтрак будет через полчаса, поднимайтесь, а то остынет все.
  -- * * *
   Яичница аппетитно дымилась на тарелках, и девушки, было, потянулись к ее светло-оранжевым глазам сияющими вилками, когда сверху донесся испуганно-возмущенный вопль. Сразу вслед за этим с лестницы почти бесшумно скатилась Мышка, оглянулась назад и, прижав уши, ловко сиганула в открытое окно.
   - Нет, вы видели? - в трапезную, отдуваясь, вошел Лойт Малич, - я, значит, умываюсь, никого не трогаю, а меня что-то за шею начинает щекотать! Оборачиваюсь - а меня обнюхивает это! Кстати, надо бы к аптекарю заглянуть, - внезапно спохватился он, оглядывая марлевые перчатки, сочащиеся влагой.
   - Доброе утро, - ответила Сийри, дипломатично стараясь перевести разговор на другую тему, - сегодня в шахту идем?
   - Да, поедим, я к аптекарю пойду, а вы собирайтесь. Встретимся у входа в шахту. Официант! - управляющий повернулся, выискивая кого-нибудь из прислуги.
  -- * * *
   За ночь поляна почти не претерпела изменений - все так же гордо подымались лопухи, сияя каплями росы, каменный откос розовел в свете восходящего солнца, только, казалось, прибавилось обломков у входа в шахту. Девушки осторожно подошли к устью штольни.
   - Гляди, - Сийри взглянула на песчаный пол, залитый утренним светом, - следы!
   - Действительно, - на земле отчетливо темнели узкие длинные следы размером с полтора вершка, - такое ощущение, что хлам у входа навален специально, чтоб отпугнуть нежелательных посетителей.
   - Интересно, - ответила девушка, - кто бы это мог быть?
   - Ладно, дождемся Лойта Малича, а там - посмотрим, - заключила Нита.
   Ждать управляющего пришлось недолго - буквально через полчаса на поляну вышел начальник, щегольски сияющий новенькими повязками на обожженных руках.
   - Вот, даже новой какой-то мазью обработали, - довольно сообщил он, - обещают, что все заживет за пару дней. Что ж, проверим. А у вас что?
   - Вот, - Сийри показала на баррикаду у входа и странные следы.
   - Так, понятно, - Лойт Малич деловито нацепил брезентовые рукавицы и включил фонарик, - квартиранты, значит. Думаю, что ничего страшного, но вы все-таки приготовьтесь.
   Девушки тоже нацепили новенькие каски и полезли во влажную темноту, из которой ощутимо тянуло тухлятиной.
  -- * * *
   Туннель шел немного под уклон, изрядно петляя, и вскоре уже ни один луч света не мог уже пробиться сквозь могильную черноту. Странное дело, невзирая на якобы "заброшенность" шахты, на полу почти не было мусора, а крепь, как выразился Лойт Малич, оставалась практически в идеальном состоянии.
   Внезапно луч фонаря Ниты выхватил на полу черную змейку, о которой как раз и говорилось в тревожном отчете вековой давности. Девушка взвизгнула, отчего по выработке прокатилось звенящее эхо, а где-то вдали что-то обрушилось, и попыталась спрятаться за спину подруги.
   - Что случилось? - Сийри и управляющий недоуменно уставились на девушку.
   - Там... змея! - Нита ткнула пальцем в темноту.
   - Где? - пятно света от фонаря начальника медленно заскользило по полу штрека и, наконец, наткнулось на застывшую фигурку змеи. Лойт Малич осторожно ткнул ее носком сапога, отчего пресмыкающееся с шуршанием перекатилось на другой бок и снова застыло, - так она же деревянная!
   - Как деревянная? - Сийри изумленно уставилась на модель змеи, действительно, с большим умением собранную из разноцветных кусочков дерева, пронизанных странными серебристыми струнами, позволявшими модели изгибаться подобно оригиналу. Впрочем, зубы были вполне настоящими, а глаза представляли собой два грубо ограненных черных камешка, грозно посверкивавших при свете фонарей.
   - Так что, выходит, почти сто лет все боялись простых игрушек? - Нита недоверчиво сделала пару пассов и разочарованно вздохнула, - она даже не зачарованная...
   - Тем лучше, - Лойт Малич обрадовано сунул игрушку в сумку и достал оттуда план шахты, - нам же меньше работы! Однако, возвращаться рановато, сначала дойдем до вот этого штрека, - палец управляющего уперся в одну из черточек, - надо посмотреть, как вообще дела с рудой обстоят.
  -- * * *
   В искомом штреке на полу разлилось громадное, но неглубокое озеро воды. Лойт Малич осторожно потрогал ногой минералку, из глубины которой поднимались маленькие пузырьки, и, аккуратно обходя промоины в полу, отправился осматривать хозяйство.
   - Нда, вот об этом месте никто явно не заботился, - фыркнула Нита, пнув ком желтовато-зеленой глины. Тот лениво прокатился по полу, оставляя за собой мокрый след, и с плеском свалился в какую-то яму. - Вот, сапог испачкала...
   - А ты в минералке вымой, - со смехом предложила Сийри, - потом будешь хвастать, я, мол, в "Тывровской" сапожки мыла!
   - Скажешь тоже, - хмыкнула подруга, но, впрочем, последовала совету. Начальник уже закончил обход и, с усмешкой глядя на расплывающееся в воде мутное облачко, спросил:
   - Не по нраву никель-то?
   - Где? - Нита недоуменно обернулась, - не вижу...
   - Да вот, только что с сапога смыли, - с усмешкой ответил начальник, - зелененький такой.
   - А я думала, что он такой блестящий, - пожала плечами Сийри, осматривая стены тоннеля, испещренные желтовато-зелеными полосами разной толщины. - Глина глиной, на мой взгляд.
   - Это он пока глина глиной, - пояснил Лойт Малич, - вот переработаем, будет вам блеск. Ладно, ходили, посмотрели, оценили - пора домой. Вот, ловите сувениры. У того края лужи плавали.
   Сийри ловко поймала еще две деревянных змейки: одну - коричневато-желтую, а другую - изумрудно зеленую.
   - Надо же, и эти - как живые, - восхитилась она. - Только кому, интересно, понадобилось закидывать шахту игрушками? Ведь явно эту штучку за пять минут не сделаешь...
   - Надо в городе будет спросить, - ответил управляющий, - так, что за черт...
   Выход перегораживал камень, закупоривший тоннель, как пробка - бутылку. Кучи мокрого песка свидетельствовали о том, что преграду установили как раз тогда, когда троица осматривала запасы никелевой руды в заброшенном штреке. Начальник, было, примерился к валуну, однако не стал даже и пробовать - на вид в камне было не меньше тонны, а в ответ на вопросительный взгляд Лойта Малича девушки тоже лишь развели руками:
   - Не по зубам. Извините, - расстроенно покачала головой Сийри, окинув взглядом неожиданное препятствие.
   - Да, кому-то мы очень сильно не по нраву, - покачал головой управляющий и сверился с картой, - ладно, пошли за мной - тут вроде другой выход есть.
   Выход действительно был, однако, полузатопленный. Сийри с дрожью почувствовала, как струйка ледяной газировки протекла сквозь туго затянутый пояс брезентовых штанов, а в сапогах мгновенно противно захлюпало. Однако вскоре в тоннеле стало посуше, а откуда-то даже потянуло свежим воздухом.
   - Выход недалеко уже, да? - поинтересовалась Нита, прислонившись к закопченному столбу с кольцами для факелов и выливая из сапог ледяную воду. Остальные последовали ее примеру.
   - Да нет, это вентиляционное отверстие, - вздохнул управляющий. - Это ведь, в основном, карстовые пещеры, - пояснил он. - Выходов в общем смысле много, а пригодных для человека без специального снаряжения - всего парочка. Мы сейчас как раз крюк делаем. Скоро зал большой будет, возможно, тоже частично затопленный - приготовьтесь.
   - Готовы, - помрачнела Сийри, - только бы знать еще, какие нам сюрпризы приготовят.
  -- * * *
   Против ожидания, пещера оказалась вполне сухой, а в ее стене, на высоте буквально пары саженей светлел громадный проем, весело обрамленный свисающими корнями травы, кустов и деревьев.
   - О, может, здесь поднимемся? - Сийри весело потерла руки. Управляющий, было, радостно кивнул, как вдруг, глянув в темный угол подземного зала, резко рванул девушек за куртки и нырнул обратно в темный проход. Куча, лежавшая в темном углу и, на первый взгляд казавшаяся грудой влажно поблескивавших камней, развернулась в двадцатисаженное веретеноподобное тело аспидного цвета с светло-серыми узорами, поднялась на короткие кривые лапки и, злобно прищурив малиновые с синими искрами глазки, дыхнула огнем вслед незваным визитерам.
  -- * * *
   - Так, говорите, в учебнике написано, что все драконы давно вымерли? - Лойт Малич иронично кивнул в сторону рептилии, переставшей расковыривать вход в тоннель и напряженно прислушивавшейся к разговорам.
   - Точнее, считаются вымершими, - поправила Сийри, осторожно выглядывая из-за выступа. Тварь ответила странно заинтересованным взглядом и облизнулась длинным раздвоенным языком. - Она, похоже, кушать хочет.
   - Да уж, куда ей не хотеть - тощая как палка, - поежилась Нита. Дракон, услышав эти слова, обиженно фыркнул, его формы поплыли искрящимся туманом и сжались в плотную коренастую фигурку, облаченную в черный фрак с ослепительно-белой манишкой и оранжевым галстуком-бабочкой.
   - Нужны вы мне, - обиженно заявил дракон, оглаживая пышную седую бороду, - как я понял, вы не от этого прохиндея, как он там себя называет... Ах да, Кевера?
   - Первый раз слышим, - заявил управляющий, осторожно выглядывая из-за плеча Сийри. Дракон внимательно изучил его лицо и медленно кивнул:
   - Да, это правда. Ладно, выходите. Думаю, у нас есть, что рассказать друг другу.
  -- * * *
   - В общем, ваши книги правы, - вздохнул дракон, усаживаясь прямо на пол. - Мы, грубо говоря, вымерли. Оставшиеся в живых ничего не смогут изменить - нас слишком мало. Да нам, собственно, это и не нужно - мы слишком долго живем, слишком много видели, слишком много знаем. Единственное, чего мы страстно желаем - покоя и сна, в котором мы вместе плетем тенета великой музыки, которая когда-нибудь станет явью. Эльфы, в общем, хорошо выкрутились со своим Секретным Местом, потому и процветают до сих пор... А вас что привело сюда?
   - Понимаете... - управляющий замялся, не зная, как положено обращаться к дракону.
   - Зовите меня Асник, - пожал плечами собеседник, - это имя ничем не лучше и не хуже других.
   - Понимаете, Асник, мы, собственно, приехали, чтобы выяснить, можно ли заставить шахту работать снова. Никель в цене, знаете ли. Говорят, тут было нашествие змей. Вот таких, судя по описаниям, - и Лойт Малич протянул Аснику найденную им игрушку. Тот аккуратно взял ее в руки, повертел, хмыкнул и вернул владельцу.
   - Первый раз вижу. Но мастерская работа, мастерская, должен заметить. Ловкие руки были у этого человека, - слово "человек" дракон выделил специально. - И когда, вы говорите, эти змеи появились?
   - Почти сто лет назад, точную дату, к сожалению, не помню, - управляющий с сожалением развел руками.
   - Не моя работа, - ответил Асник, - я в этой пещере уже полторы тысячи лет, и обитатели пещер меня никогда не тревожили - до последнего времени. И вообще, вы нашли меня лишь потому, что я сам этого хотел - хотелось посмотреть на странных визитеров.
   - А почему - до последнего времени? - заинтересовалась Сийри.
   - По-моему, я уже упоминал некоего Кевера. В общем, с начала зимы он привлек мое внимание достаточно безответственными, на мой взгляд, экспериментами в области примитивной элементальной магии, что, в частности, достаточно негативно сказывается на качестве моих сновидений. Я не слишком заумно рассуждаю? - вдруг поинтересовался дракон.
   - Да нет, нормально, - успокоил живого реликта управляющий.
   - Отлично. Так вот, какое-то время я не обращал на него особого внимания, но понемногу такой примитивизм начинает раздражать, что может обернуться одинаково неприятными последствиями для каждой из сторон. Лично мне нужно, чтобы меня просто оставили в покое. Включая и магическую сторону.
   - А что ему надо? - спросила Нита.
   - Как я слышал, зачем-то ему нужна власть над этим крошечным городком. Поэтому в стремлении заполучить все, до чего он может дотянуться, он не пропускает ни одной вещи, представляющей собой хоть какую-либо ценность. Я уверен, что и эту шахту он считал безраздельно своей, однако, ваши претензии мне кажутся намного более обоснованными.
   - Так это его следы мы видели у входа? - удивилась девушка. - Такие узкие и длинные?
   - Следы? - дракон на мгновение задумался. - По-моему, я нашел решение вашей загадки со змеями, - с этими словами он повел рукой, и в полусажени от троицы развернулась переливающаяся синим воронка, - идите туда, только ведите себя вежливо. Думаю, вам там помогут.
   - А вы нам не можете сразу сказать? - хмыкнул Лойт Малич, глядя на сияющий овал, висящий над полом пещеры.
   - Лениво, - ответил дракон, его черты снова расплылись сияющим туманом, и вскоре двадцатисаженная аспидно-черная тварь свернулась в углу, практически полностью слившись со стеной.
  -- * * *
   Портал, когда девушки и управляющий шагнули в него, развернулся длинным коридором с ослепительными стенами и выплюнул троицу на пол какой-то пещеры, наградив путешественников напоследок сильным головокружением.
   - Может, эти ваши магические штучки и быстрее коня или паровоза, но от них чувствуешь себя как пассажир шлюпки во время шторма - тошнит, а выйти некуда, - Лойту Маличу явно не понравился способ транспортировки. - Ну и кто тут может нам помочь с этой змеиной проблемой?
   - А, с этим? - карман куртки начальника затрепыхался, и оттуда появилась острая голова, посверкивавшая зелеными глазками. Вскоре вся змея шлепнулась на пол и, откатившись подальше от сапог посетителей, встала на хвост и чуть слышно зашипела.
   - Она же не волшебная! - прошептала Нита, изумленно глядя на ожившую игрушку.
   - Конечно, - раздался тот же голос. - Вы вообще с явлением одержимости знакомы?
   - Не особо, а что? - поинтересовалась Сийри, пытаясь отыскать источник голоса, однако, в пещере, кроме них, не было никого.
   - Не трудитесь, вы не увидите меня, - успокоил голос. - Итак, в чем состоит ваша проблема?
   Управляющий откашлялся и начал:
   - В общем, около ста лет назад в эту шахту проникли вот такие змеи, - он указал на свернувшуюся спиралью игрушку, все еще еле слышно шипящую, - после чего было принято решение шахту оставить. Сейчас же по определенным причинам решено возобновить добычу. Мы здесь, - управляющий указал на себя и девушек, - чтобы оценить ситуацию с современных позиций.
   - Ага, - удовлетворенно ответил голос, - так, а что вы скажете, если вдруг выяснится, что рудник уже заселен?
   - Разве кто-то хочет жить здесь? - удивился управляющий, - наверху же прорва места!
   - Для людей - прорва, - горько сказал голос, - к сожалению, вы даже не признаете призраков разумными, куда уж там - права собственности и прочее.
   В центре зала сгустился розоватый туман, вскоре образовавший фигуру худого старичка, озабоченно теребившего седую бороду, больше похожую, впрочем, на легкое облачко.
   - Вы призрак? - ахнула Сийри.
   - А почему вас это удивляет, девушка? - ехидно спросил старичок, - особенно после встреч с Камиллой и пани Бшегузковой? Жители этого хутора удивительно любезно относятся к нам. Фактически, мы для них - просто соседи, что весьма ценно в наше неспокойное время. Знаете, как говорится, рад бы в рай, да грехи не пускают, - и призрак горестно вздохнул, - да и в ад неохота. Вот и замаливаем грехи - помогаем, чем можем, да только не ценят.
   - А вы все здесь жили? - поинтересовалась Нита.
   - Не все, и не здесь. Забываем мы много, люди же, как ни крути. Это у эльфов и гномов призраков не бывает, а у нас есть варианты. Хоть и расплачиваться приходится, - и старичок, брезгливо поджав губы, окинул взглядом сырую пещеру.
   - Вы говорили об одержимости, - спохватилась Сийри, - а это что?
   - Одержимость - когда призрак овладевает каким-либо предметом, либо реже, намного реже - живым существом. Призрак и так слаб, а у любого живого существа есть свой дух, который-то не очень склонен подчиниться насилию. Вот и строгаем себе неживые оболочки, а потом туда вселяемся - хоть так, да ощутим реальный мир.
   - Так это ваши змеи выгнали шахтеров? - сообразила девушка.
   - Не выгнали, - призрак погрозил подругам полупрозрачным пальцем, - нам просто было интересно узнать, чем люди занимались. А они - сразу в панику...
   - Так, выходит, шахта чистая? - обрадовался управляющий, - отлично. Но зачем вы завалили нас в штреке?
   - Не торопитесь, - вздохнул старичок, - она, так скажем, была свободной. Если не считать нас, разумеется. И завалили вас не мы, а именно новые жильцы.
   - А следы чьи? - недоверчиво спросил Лойт Малич, - такие узкие и длинные, сам видел!
   - Да, у входа, - добавила Сийри, - рядом с баррикадой.
   - Баррикада - наших рук дело, - согласился призрак, - следы - от наших ходунков. А камнем вас заперли люди этого Кевера. Мы думали, он снова кого-то из своих наказал - у него так заведено, знаете ли. И алиби железное - шахта старая, завалило. Но обычно никого даже не находят.
   Управляющий и девушки поежились от страшной перспективы.
   - А кто такой этот Кевер и что ему нужно? - спросил управляющий.
   - Мы не знаем, - ответил старичок, - у его лагеря неплохая защита, а нескольких членов моего анклава, не успевших скрыться с его пути, он просто уничтожил.
   - Славно, - Лойт Малич озабоченно почесал подбородок, - ладно, надо будет к властям обратиться. Значит, конкретно вам шахта ни к чему?
   - Абсолютно, - уверенно заявил призрак. - А если вы не будете трогать наш транспорт, то возвращайтесь, когда захотите.
   - Отлично, - управляющий чуть повеселел, - как нам отсюда выбраться?
   - А с Кевером вы не будете разбираться? - заискивающе спросил старичок.
   - Не знаю, в наших ли это силах, - ответил начальник, - но мы, конечно, поставим в известность власти.
   - Понятно, - призрак заметно притух, но вдруг ободрился и язвительно заявил, - а все-таки придется! Тут выход только один, а ведет он как раз к их лагерю. Через него и выбирайтесь, - после чего, сочтя аудиенцию законченной, старичок эффектно растворился в воздухе. В тот же момент глаза змейки погасли, и она с тихим шелестом безжизненно осела на пол.
  -- * * *
   - Молодцы, - судя по виду, управляющему хотелось крепко выругаться, однако присутствие девушек его пока сдерживало. - И как нам теперь выбираться? Ничего же ни про Кевера этого не знаем, ни про лагерь. И что, нам сейчас просто пойти, извиниться и спросить - как попасть наружу? Думаю, если именно они нас камнем завалили, то на радушный прием нам рассчитывать не стоит.
   - А кто молодцы? - спросила Сийри, почувствовав, как в животе образовался неприятный ледяной ком.
   - Да призрак и дракон этот... - Лойт Малич сплюнул на пол, - хоть, в общем-то, дракон мог просто не знать. Ладно, потопали, только давайте потише.
  -- * * *
   Потише идти удавалось не всегда - регулярно под ногами путешественников с легким шелестом, который казался им громоподобным ревом, осыпались мелкие камешки, шлепки капель, падающих с потолка, представлялись им шагами бандитов, а свист ветра в расщелинах напоминал чей-то злобный хохот.
   Вскоре, впрочем, посветлело, и девушки с удивлением увидели, как сквозь полупрозрачные скалы постепенно начало проглядывать тусклое солнце. Желтоватый свет, заполнивший тоннель, был столь ярок, что управляющий выключил свой фонарь, посоветовав девушкам сделать так же, и тем неожиданнее была резкая тьма за поворотом.
   - Кто это тут шляется? - спросил раздраженный мужской голос, и чей-то нашлемный фонарь ослепил троицу. - Туристы, что ли?
   Сийри протерла заслезившиеся глаза и с испугом уставилась на пару мужчин, одетых в грубые брезентовые робы - такие же, как и у девушек, только намного более поношенные. На правом рукаве у одного из незнакомцев девушка разглядела потрепанный шеврон с едва различимой надписью "Кевер. Экстремальный туризм".
   - Онемели, что ли? - недовольно спросил другой. - Пошли, к старшему отведем. А то болтаются тут по закрытой территории, а нам потом родственникам похоронки пиши. Туристы... - последнее слово звучало как явное ругательство.
  -- * * *
   Лагерь загадочного Кевера оказался неподалеку и представлял собой не очень большую пещеру, плотно уставленную палатками и ящиками с оборудованием. За отдельно стоящим столом сидел удивительно худой и нетипично высокий черноволосый гном с проблесками седины в волосах и бороде.
   - Что, опять туристы? - недовольно поморщился он, - как они все мне дороги. Кстати, что у вас?
   - Почти вышли в Солнечную Галерею, - четко ответил один из геологов, - когда прямо на нас вылетели эти. Пришлось проводить к вам.
   - Хорошо, - вздохнул Кевер, - идите, заканчивайте. А вы давайте, рассказывайте, откуда пожаловали и зачем, - обратился он к незваным гостям, - да не стойте, прямо на ящики садитесь, неудобно же.
   Троица, обескураженная неожиданно теплым приемом, нерешительно присела на грязно-зеленые ящики.
   - В общем, - управляющий задумчиво попытался переплести пальцы, однако остановился на полпути, вспомнив о рукавицах, - я представляю компанию, владеющую правами на разработку рудника "Три Скалы". Мне была поставлена задача - выяснить текущее состояние шахты, примерно оценить запасы никелевой руды и средств, необходимых на возобновление добычи.
   - Так, - Кевер побарабанил пальцами по столу, - и, позволю себе спросить, тогда что вы делаете в Мизяковском комплексе? От него же до вашего рудника не менее лиги.
   - Как - в Мизяковском комплексе? - удивился Лойт Малич, - а вы или ваши люди вообще бываете на руднике?
   - Нет, там какая-то чертовщина постоянно творится, - отрицательно покачал головой Кевер, - пару раз моих ребят чуть не завалило, змеи там тоже какие-то странные. А еще пару раз видели каких-то непонятных существ, одного подстрелили - камень камнем оказался. В общем, с начала зимы никто туда не совался. Но с тех пор на лагерь идут постоянные магические атаки. Амулеты пока работают, но это не выход.
   - Действительно, чертовщина какая-то, - управляющий нервно почесал подбородок, - только сегодня нас не завалило, конечно, просто выход кто-то валуном перекрыл. В нем было не менее тонны, по моим прикидкам. На другом конце штрека мы нашли дракона, который, разумеется, на нас напал, однако, вскоре почему-то атаку прекратил и согласился переговорить, выразив удивление тем, что мы не "люди Кевера". По результатам переговоров дракон отправил нас сюда, сказав, что тут нам могут помочь.
   - Вы не находите, что ваш рассказ выглядит несколько фантастично? - Кевер иронично прищурился, - Драконы, валуны... немного детской сказкой отдает, не правда ли?
   - Я бы не сказала, что это сказка, - вздохнула Сийри. - Он у нас на глазах обернулся человеком, а потом - обратно драконом. А еще сказал, что вы ему чем-то помешали. Какими-то своими магическими экспериментами.
   - Экспериментами? - Кевер задумался, - А, может, это он имеет в виду, что последняя партия, заваленная в ваших "Трех Скалах", использовала какой-то амулет для порыва наружу. В общем, по нашим прикидкам, тогда и должен был произойти мощный магический всплеск. Однако больше никаких магических действий не проводилось, даже того, что можно было бы принять за "эксперименты". Слушайте, раз вы его уже видели, не могли бы вы извиниться за нас? А то, если честно, хоть его ответные меры не приносят нам особого вреда, но очень изматывают.
   - Вообще-то дракон не упоминал о каких-либо ответных мерах. Он лишь выразил предположение, что, если его не оставят в покое, придется что-то делать, о чем пожалеют все, - поправила Кевера Сийри.
   - А почему вы хотите захватить весь город? - вдруг спросила Нита, - внимательно глядя на геолога.
   - Я? - искренне удивился тот, - кто вам сказал такую ерунду?
   - Дракон, - пояснила Нита, - он сказал, что вы не пропускаете ни одной мало-мальски ценной вещи и считаете нас конкурентами. А еще мы беседовали с призраком, так тот сказал, что вы уничтожили нескольких его друзей, а своих врагов так вообще хороните заживо.
   - Бред, - отозвался Кевер, - первый раз слышу. Не скрою, моя фирма, как и любая другая, хочет занять доминирующее положение на рынке, однако даже в самых страшных кошмарах я даже не задумывался о таком...
   - Но как же тогда расценить его слова о том, что нескольких членов анклава призраков, не успевших скрыться с вашего пути, вы просто уничтожили? - Лойт Малич вызывающе глянул на геолога.
   - Возможно, дело в амулетах, - растерянно пробормотал тот, - сейчас, погодите, найду инструкцию... - он озабоченно зашуршал какими-то бумажками и вскоре вытянул на свет длинную полоску пергамента, - точно, при активации камней три и семь, - Кевер взял в руку палочку на длинном шнурке, висящую на шнурке на груди, - а они у нас как раз активированы, помимо постоянных чар, принудительному развеиванию подвергаются все элементальные сущности. А призраки, собственно, элементалами как раз и являются. Да, неудобно получилось... - геолог озадаченно почесал голову и решительно нажал на пару едва заметных камушков, вделанных в деревяшку, - надо бы пойти извиниться, что ли...
   - Точно, неудобно, - язвительно заметил Лойт Малич, глядя на эти манипуляции.
   - Слушайте, - вдруг взорвался геолог, - а что бы вы сделали на моем месте? С начала зимы, понимаете, с самого начала зимы - постоянные магические атаки. Если надолго остаться без амулета - можно элементарно сойти с ума. Я обязан был беречь своих работников! Да, мне очень жаль, что так получилось. Да, я готов извиниться. Этого что, недостаточно? - его плечи внезапно поникли, - хотя, может, вы и правы. Действительно, в любом случае стоило быть осторожнее.
   - Ладно, уважаемый, - пожал плечами управляющий, - возможно, я смогу взять на себя посредничество между вами, призраками и драконом. Если это поможет...
   - Но все равно, в этом случае непонятно, кто именно производит эти магические атаки, - внезапно помрачнел Кевер, - ладно, с чего начнем извинения?
  -- * * *
   - Спелись с этим нечестивцем? - едкий голос призрака, казалось, ввинчивался прямо в мозг, наполняя пещеру низким гулом.
   - Вообще-то, он пришел сюда, чтобы извиниться, - попытался прояснить ситуацию Лойт Малич.
   - Извиниться? Ха! - от возмущенного вопля привидения у людей зазвенело в ушах, с потолка сорвались несколько камней, а с пола поднялась туча пыли. Когда чихающие и кашляющие люди, наконец, протерли глаза, перед ними, подбоченясь, стояла седовласая фигурка, с иронией взиравшая на происходящее.
   - Послушайте, уважаемый, - Кевер решил также поучаствовать в исправлении своей репутации, - мне, действительно, очень жаль, что неправильная настройка амулетов привела к таким печальным последствиям. Но вы поймите меня, эти амулеты - единственная защита от постоянных магических атак, вот и приходится их таскать даже в баню. Вы не представляете, как это все действует на нервы. Вон, Маркел не надел амулет, так уже к вечеру в падучей бился.
   - Маркел, говорите? - призрак на секунду задумался, после чего неслышно прищелкнул полупрозрачными пальцами, - странно как-то это все, очень странно. Мне надо поразмыслить и посоветоваться. Завтра я с вами свяжусь. Приходите в это же место, скажем, в шесть утра.
   - Стойте, - Кевер остановил постепенно тающее привидение, - а если мне понадобится с вами побеседовать, тогда как?
   - Приходите сюда и зовите меня. Для вас я - дядюшка Эри, - ответил затихающий голос.
  -- * * *
   - Непонятно, что ему показалось странного в наших амулетах? - Кевер задумчиво перебирал пальцами веревочку с деревянным стержнем, - они, похоже, реально помогают. И я сам Маркела видел во время приступа - пена изо рта шла, глаза закатились, корчило его страшно. В общем, неэстетичное зрелище.
   Внезапно в тоннеле послышались чьи-то торопливые шаги, а по стенкам запрыгали тени от сталактитов.
   - Кевер, ты где? Скорее в лагерь, скорее! - это был уже знакомый девушкам геолог. Он тяжело дышал, а выпавший из-за отворота робы амулет еле заметно переливался тусклыми красными искрами. - Маркел...
   Кевер побледнел так, что это стало заметно даже в сумраке галереи и, не говоря ни слова, огромными прыжками побежал за гонцом. Управляющий с девушками изо всех сил старались не отстать, скользя по каменной крошке на полу, спотыкаясь о сталагмиты и уворачиваясь от нависающих сталактитов.
  -- * * *
   В лагере было шумно. В центре пещеры, сворачивая ящики, сшибая столы и сминая палатки, каталась громадная куча-мала, из центра которой доносилась невнятная ругань и звериное рычание. На глазах у новоприбывших людской ком развалился на составляющие, и девушки поняли, что на самом деле это был пресловутый Маркел, корчившийся в очередном припадке, и его друзья, пытавшиеся этот припадок усмирить. Бедняга, освободившись от груза, встал на мостик, захрипел и бешено замолотил в воздухе руками, как будто отбиваясь от чего-то невыразимо ужасного. Остальные с оханьем поднялись и вновь навалились на несчастного.
   - Я же приказывал не снимать амулетов! - в пещере громом раскатился кипящий яростью голос Кевера.
   - Так забыл этот идиот, - ответил своему начальнику один из геологов, промокая расквашенный нос и осторожно ощупывавший уже начавший отекать подбородок, - вот и накатило. Теперь фиг успокоишь...
   - Ладно, - начальник скривился, глядя на продолжающийся беспорядок, и кивнул на управляющего и девушек, - проводи их наверх. Я зайду за вами завтра утром - надо добить это дело, - вздохнул он, обращаясь уже к Лойту Маличу.
   - Хорошо, - кивнул тот, - пожалуй, завтра в десять меня устроит.
   Кевер кивнул, и, пожав управляющему руку, пошел к постепенно успокаивающемуся Маркелу, прихватив с какого-то ящика сиротливо свисавший шнурок с амулетом.
  -- * * *
   Судя по постепенно склоняющемуся к западу солнцу, подземные приключения заняли почти весь день. Несмотря на прохладу, царившую у центрального входа в Мизяковские пещеры, девушкам показалось, что их поместили в раскаленную печь.
   - Никогда не думала, что на поверхности так шумно, - пожаловалась Сийри, вздрогнув от клекота какой-то птички, весело исполнявшей свою арию в ослепительно зеленых кустах.
   - Это потому, что вы еще не привыкли, - хмыкнул Лойт Малич, запоздало выключая фонарь, - впрочем, это еще и потому, что нормальная шахта, наоборот, дело очень шумное. Даже чересчур - сами же видели.
   - Да, - согласилась Нита, - но все же, такой контраст: подземелье и тут... Как-то острее чувствуешь, что ли...
   - Романтика, - засмеялся управляющий, - понимаю. Ладно, надо бы перекусить и помыться: "Тывровская" "Тывровской", но нормального душа это не заменит. Кстати, куда тут идти?
  -- * * *
   - Странно как-то все это, - сказал начальник, помешивая кофе блестящей ложечкой. Сийри оторвалась от разглядывания ночного пейзажа за окном и, сделав глоток из своей чашки, молча кивнула.
   - Я такого совсем не ожидала, - ответила Нита, - думала, будет что-то в стиле "Скорбной", а тут - как в сказке...
   - Чем дальше, тем страшнее, - хихикнув, уточнила подруга.
   - Верно подмечено, - Лойт Малич мрачно задумался. - Для начала, что мы имеем в активе?
   - Шахта есть, довольно ухоженная, - начала перечислять Сийри. Управляющий медленно кивнул, - Есть руда...
   - И довольно богатая, к тому же, - добавил начальник, - для никеля, разумеется. Кстати, вы же знаете, сколько железа должно содержаться в руде, чтобы она считалась богатой?
   - Понятия не имеем, - мотнула головой Нита.
   - Не менее семидесяти процентов, - веско сказал управляющий, - в этом случае ее можно не превращать в концентрат. Если она бедная, то есть железа в ней меньше, ее обогащают - на комбинате, с которым мы и работаем. Понятно? - девушки дружно кивнули, - вот и отлично. А теперь, по-вашему, сколько процентов никеля даст наша шахта?
   - Ну, вы сказали, что она богатая... - задумалась Сийри, - но добавили, что по сравнению с никелем, конечно. И привели в пример железо. Логично будет предположить, что никелевые руды беднее... Предположим, процентов двадцать?
   Начальник тихо рассмеялся.
   - Конечно, это вам не в упрек, вы почти наверняка такой информацией не владеете, но... Если бы в этой руде было целых двадцать процентов никеля, никто бы эту шахту закрывать не стал, не смотря ни на что - хоть бы ее начало лавой затапливать. Богатой никелевой рудой считается та, где больше одного процента металла. Рудники на побережье давали полтора процента, но тут - гарниерит. В нем не более процента, и это выгодно.
   - Один процент? - ахнула Нита, - всего один процент...
   - Да, - грустно улыбнулся Лойт Малич, - всего один процент. Его ж, по сравнению с железом, и идет очень мало. Но, все равно, ищем любое место, откуда его можно добыть - как говорится, мал золотник, да дорог.
   - Поэтому эта шахта так важна? - спросила Сийри.
   - Да, - кивнул управляющий, - поэтому нам надо сделать все, от нас зависящее, чтобы она заработала - и именно на нашу контору. А теперь, идемте спать - подозреваю, что завтра день будет еще более насыщенный, чем сегодня. Спокойной ночи.
   - Спокойной ночи, - эхом отозвались подруги.
  -- * * *
   - Отвлеклись мы с этим никелем, - вздохнула Сийри, стараясь поудобнее устроиться на лежаке, - итак, что еще, кроме руды, мы имеем в активе?
   - Достаточно ухоженную шахту, - прикинула Нита, - только, похоже, штреки с рудой затоплены.
   - Так, верно. А еще - достаточно дружелюбное отношение тамошних обитателей, от дракона до Кевера, - подруга закинула руку за голову и посмотрела в темный потолок, между досками которого пробивались клочки сена, - и, по-моему, тут наш актив заканчивается.
   - Похоже на то, - девушка свернулась калачиком под тонким одеялом и уставилась в окно, залитое непроглядной чернотой, - а в минусе - до сих пор неизвестно, кто завалил нас в шахте и чьих рук магические атаки.
   - Да, - вздохнула Сийри, - и по здравому размышлению, минусы пока весь наш актив здорово перевешивают.
   - Ладно, нечего себя накручивать, - Нита вытянулась в полный рост и повернулась на другой бок, - а то и не отдохнем.
   - Тоже верно, - зевнула подруга, - тогда - спать.
  -- * * *
   Утром девушек разбудило возмущенное гоготанье. Открыв глаза, Сийри с удивлением увидела, как в незакрытое окно с опаской заглядывала какая-то плоскоклювая птица. Снизу раздалось сердитое шипение, как будто кто-то пытался отплеваться от чего-то неприятного, утка решительно развернулась, продемонстрировав девушкам почти полное отсутствие хвоста, и что-то прокрякала в ответ, после чего грузно спрыгнула в комнату, сочтя ее более безопасной. Снизу снова раздалось шипение и кашель, однако неизвестный охотник предпочел оставить в покое слишком прыткую дичь.
   - А я знаю, кто это, - вдруг сказала Нита, вглядевшись в незваную гостью. - Это свиязь. Вкусные птички.
   Свиязь, внимательно слушавшая девушку, поняла, что слово "вкусные" достаточно информативно, и поспешила откланяться, вспрыгнув на подоконник. Однако тут же снизу донесся торжествующий кашель, и птица неуверенно застыла, осторожно переступая перепончатыми лапами на узком подоконнике.
   - Ладно, иди, - Сийри сжалилась над гордой уткой и, открыв дверь в коридор, выпустила незваную гостью. Та не заставила девушку просить дважды и, помогая себе крыльями, пулей умчалась подальше от гостеприимных, но голодных подруг.
  -- * * *
   В обеденном зале гостиницы девушек уже поджидал Кевер, задумчиво ковырявший ложкой какую-то кашу. Судя по всему, настроение у геолога было неважное, притом настолько, что даже аппетитный аромат не мог заставить его приняться за еду. Амулет почему-то лежал рядом.
   - Доброе утро, - уныло сказал он, заметив подруг.
   - Доброе, - поприветствовала его Сийри, - а что случилось?
   - Пока ничего, - ответил Кевер, начиная снова размешивать кашу, теперь - против часовой стрелки и выделив слово "пока". - Просто мысли кое-какие появились.
   - И какие? - поинтересовалась Нита, принимая у официантки миску с обжигающе горячей и одуряюще ароматной картошкой.
   - Пусть ваш командир придет, - ответил геолог, глубоко вздыхая, - не люблю повторяться, - и он проглотил первую ложку каши с таким видом, как будто это была чистейшей воды отрава.
   Лойт Малич не заставил себя долго ждать, и вскоре, когда трапеза была в основном завершена, Кевер отставил в сторону свой недопитый чай и принялся за рассказ.
   - В общем, когда вы ушли, Маркел побушевал буквально еще пару минут, потом очнулся. Мы ликвидировали беспорядок, снова поставили палатки и прочее, и вдруг меня осенило - у вас же не было амулетов во время ментальной атаки!
   - Да, не было, - кивнул управляющий, - но если вы правы, и эти атаки - дело рук нашего знакомого дракона, то он вполне может бить прицельно. Соответственно, мы можем в средствах защиты и не нуждаться.
   - Да, я тоже сперва подумал так, - кивнул Кевер, - однако эта теория несколько не вязалась с вашим рассказом о постоянных магических возмущениях, идущие со стороны нашего лагеря. Я, конечно, в волшебстве не очень шарю, хоть и не мешало бы, и эта часть вашего рассказа тоже может оказаться ложью, но дело в другом...
   - В чем? - зачарованно спросила Сийри и тут же смутилась под изучающим взглядом геолога.
   - В том, что призрак-то подтвердил ваш рассказ. А я не думаю, что на призраков можно так сильно и быстро повлиять, или хотя бы заставить сделать что-либо. Уничтожить - и то непросто, говорят.
   - Но ваши амулеты это делают! - удивилась девушка. - Наверно, не так это и сложно?
   - Амулеты, - поморщился Кевер. - Вот тут-то мы и подходим к главной интриге и одновременно - ключевой фигуре этой затеи, а именно - Маркелу. Собственно, амулеты принес именно он. Я еще очень удивился, как это так, никогда себя не проявлял, а вдруг такое наколдовал. Да еще и с инструкциями, хотя последнее как раз неудивительно - Маркел парень очень аккуратный, и все всегда старается разложить по полочкам.
   - Только амулеты надевать забывает, - хмыкнул Лойт Малич.
   - Да, меня это тоже удивило, - сказал геолог, - вкратце, чтобы не утомлять вас подробностями, перейду сразу к сути дела. В общем, сегодня утром я, хоть и с некоторыми сомнениями, снял амулет. В инструкции сказано, что он должен быть именно на этой веревочке, - Кевер покачал амулетом, как маятником, - и веревочка должна быть обязательно обернута вокруг шеи. Так мы и делали, и, хоть и чувствовали ментальные атаки, но от неприятных эффектов избавились. Однако, интересно - я снял его незаметно, а на шею намотал простую веревку - совсем, как эта, согласны? - слушатели утвердительно кивнули, - и перестал чувствовать ментальные атаки вообще.
   - Так может, их и не было, - скептически нахмурился управляющий.
   - Были, - помрачнел геолог. - Пока я в лагере находился, три атаки было. Сейчас - не знаю, амулет действительно не работает, если на шею не надет.
   - То есть, амулет сам наводит атаки? - сообразила Нита, - Маркел...
   - Похоже на то, - кивнул Кевер. - В общем, я прошу помощи уже серьезно. Мне в одиночку против Маркела не выстоять.
   - Ну, мы постараемся, - вздохнула Сийри, - только учтите, у нас почти нет опыта в таких делах.
   - Надо дракона проинформировать, - прищелкнула пальцами Нита.
   - Точно! - обрадовался управляющий. - Тем более, все равно надо будет к нему сходить.
  -- * * *
   Шахта встретила геолога, управляющего и девушек напряженным молчанием и влажной темнотой. К трем цепочкам следов, исчезающим в тоннеле, добавились еще две, несколько раз перекрытые узкими длинными следами ходунков. Кевер нагнулся к земле и осторожно потрогал отметины, оставленные неизвестными визитерами во влажном песке.
   - Наша обувь, - наконец сказал он, - вряд ли кто еще носит тут такую же. Даже у вас рисунок на подошве другой.
   - А кто именно, можно поинтересоваться? - вкрадчиво спросил управляющий, разглядывая следы на влажном песке.
   - Понятия не имею, - пожал плечами геолог, - я ж не следопыт.
   - Ладно, пошли, - вздохнул управляющий и, совершенно неожиданно для девушек, вытащил из-за пазухи вороненый револьвер со странно толстым стволом. - Для подстраховки, - пояснил он, засовывая оружие за ремень.
   Кевер понимающе усмехнулся и достал свой экземпляр. Револьвер геолога был серовато-матовым, и, казалось, что любой луч света, попадая на оружие, мгновенно им впитывается, а ствол же был длиной примерно с полтора фута.
   - Неудобно же, наверно? - спросила Сийри, разглядывая револьвер.
   - Носить - да, - отозвался Кевер, - охотиться - нет. Когда я туристов по горам вожу, иногда их и дичью нужно побаловать. Винтовку с собой тягать - слишком громоздко, да и медведя, например, остановить трудновато. Медведи ведь, заразы, живучие твари. Были случаи, что находили косолапого с пятью-десятью пулями в брюхе, а под ним - стрелка. А револьвер... Винтовка, например, кувшин просто пробьет, а это, - он довольно похлопал по оружию, - разнесет в клочья. Аналогия понятна?
   - Да, - кивнула девушка. - Вы, наверно, в этом хорошо разбираетесь?
   - Надо, - польщенно резюмировал геолог.
   - А еще, - вмешался управляющий, - у револьвера никогда не перекосит патрон. Это, знаете ли, тоже аргумент.
  -- * * *
   Вскоре группа добралась до того самого штрека, где вчера так неудачно оказались заперты Лойт Малич с девушками, однако то, что они там увидели, оказалось полной неожиданностью для всех.
   Рядом с камнем следов оказалось в избытке, что было волне ожидаемо всеми участниками экспедиции. Неожиданным было то, что, судя по всему, к установке валуна приложили конечности как люди, так и ходунки, три экземпляра которых валялись тут же.
   - Нда, если б я не знал, что призраки не лгут, то подумал бы, что старый дядюшка Эри просто дурит нас, - мрачно пробормотал Кевер.
   - А человечьи-то следы откуда? - резонно возразил Лойт Малич. - Кстати, это, вроде, не те следы, которые мы видели на входе.
   - Точно, удивился Кевер, - но откуда же они?
   - Можно пойти по ним, - предложила Сийри, проведя лучом света до поворота, за которым исчезали загадочные следы.
   - Можно, - поддержал девушку геолог.
  -- * * *
   Следы, казалось, принадлежали очень нетрезвым горнякам, потому, что их авторов постоянно водило от стенки к стенке, некоторые тоннели они проходили по два-три раза, а на каждом перекрестке они считали себя просто-таки обязанными сделать круг почета.
   - Веревки не было, что ли? - недоуменно протянул Кевер на очередной развилке.
   Впрочем, уже через час стало ясным основное направление движения неведомых пришельцев - их следы медленно, но верно уводили вглубь Рокаасского хребта. Вскоре воздух заметно посвежел, и путешественники вышли в узкую, но очень высокую пещеру, наверху превращавшуюся в извилистую расщелину, сквозь которую лился рассеянный свет.
   Внезапно Нита заметила странно скрюченное тело человека, лежавшего поперек четко видимой тропинки. Кевер осторожно подошел к находке, вгляделся в лицо и пораженно вскрикнул.
   - Это Маркел. Его застрелили.
   - Кто же это сделал? - удивилась Нита, испуганно глядя по сторонам.
   - Вы меня спрашиваете? - с какой-то грустной иронией ответил геолог. - Сам бы хотел знать.
   Вдруг фонари на касках путешественников замигали и медленно угасли, погрузив мрачную картину в непроницаемую взгляду тьму. Сразу после этого в лица людям ударил ослепительный свет, заставивший их быстро прикрыть глаза.
   - Ну, вот и добрались, - удовлетворенно произнес чей-то голос. - Я с самого начала знал, что на свете нет чувства сильнее жадности.
  -- Жажда наживы
  

Каждый легко переносит неприятности, которые он доставляет другим.

  
   Единственным источником света в этом тоннеле служил немилосердно коптящий факел, воткнутый в трещину в полу и изредка ронявший огненные капли на мокрый каменный пол. Все остальное, включая оружие, хозяева этого затерянного места унесли с собой.
   - Нет, ну надо же так вляпаться, - мрачно пробормотал управляющий, пытаясь ослабить на совесть затянутые веревки, - кто бы мог подумать, что этот книгочей-алкоголик на такое способен.
   - Вы его знаете? - как-то равнодушно поинтересовался Кевер, задумчиво оглядывая кончики сапог. Его в качестве особой чести подвесили за связанные запястья к крюку, вбитому в свод тоннеля.
   - Спрашивали, как сюда добраться. Еще и карты у него купили, - и Лойт Малич горько сплюнул.
   Нита пошевелилась и поняла, что ее с Сийри просто от плеч до пят обвязали каким-то тросом, но ни рук, ни ног не связывали. Она попыталась подвигать затекшими запястьями и с радостью почувствовала, что мокрый брезент достаточно скользок для того, чтобы можно было попытаться выскользнуть из пеньковых пут.
   - Давай, подруга, - прошептала Сийри и до предела выгнулась назад, чтобы максимально ослабить веревки со стороны Ниты. Та ожесточенно заелозила на полу тоннеля, не обращая внимания на выплескивающуюся из мелких лужиц грязную воду, и вскоре руки девушки уже были свободны.
   - Сийри, - позвала подруга, разминая заледеневшие пальцы, - узел на тросе с твоей стороны? - та вытянула шею и осмотрела стягивающие ее путы.
   - У колен. Если сможем спустить его до пояса, развяжемся. У тебя руки свободные, действуй.
   - Выдохни только, - попросила Нита, начав распутывать слегка ослабевшие петли.
  -- * * *
   - Ноготь сорвала, - пожаловалась Сийри, осматривая палец, ушибленный во время распутывания Кевера.
   - Осторожнее надо было, - посочувствовала Нита, глядя, как с ногтя, висящего буквально на одной полоске кожи, срываются темно-красные капли, маслянисто растекаясь по полу тоннеля, - завязать надо бы.
   - Да нечем, - вздохнула подруга, и, мучительно скривившись, откусила болтающийся лоскут, - ай, больно! Но хоть не зацепится теперь.
   - Тоже верно, - девушку передернуло, - ладно, куда теперь?
   Кевер, в это время растиравший багрово-фиолетовые запястья, окантованные синюшно-бледными узорами, при этих словах поднялся на ноги, выдернув уже догорающий факел, внимательно оглядел тоннель и следы на полу и решительно указал куда-то в темноту.
   - Туда, я помню этот пейзаж. Только давайте очень тихо.
  -- * * *
   Буквально через пару десятков саженей путешественников ожидал приятный сюрприз - в неглубокой луже у проржавевшей опоры тускло поблескивал револьвер Кевера, наполовину зарывшийся в жидкую грязь. Владелец радостно всплеснул руками и, хищно растопырив пальцы, кинулся к оружию.
   - Без патронов, - огорчился он, - ну да ладно, у меня вроде запасные не отобрали, сейчас-сейчас... - геолог откинул барабан и, тщательно продув каморы и ствол, в которые еще не успела затечь грязь, стал торопливо перезаряжать оружие.
   - Интересно, - вдруг прошептал управляющий, - если его выронили, то где патроны? Патроны-то выронить намного легче, особенно при разряжении. Оружие обычно не приспособлено для того, чтобы из опасной штуки быстро превращаться в безобидную кучу металла, знаете ли, - обратился Лойт Малич к девушкам, - да и грязи-то всего ничего. Лично у меня сложилось такое ощущение, что его здесь положили специально для нас.
   В ответ на эти слова на стойке с треском вспыхнул фиолетовый огонь, выплюнувший в изумленные лица путешественников клуб едкого дыма. Кевер застыл, не успев сунуть в барабан последний патрон, управляющий чуть, было, не выронил еле тлеющий факел, а Сийри от неожиданности оступилась на неровном полу и, упав на стену тоннеля, попала своей левой рукой в струйку ледяной жидкости, сочившейся из едва заметной трещины. Мгновенно девушку пронзил обжигающий холод, сходный с тем, который она ощущала в процессе колдовства, перед ее внутренним взором пробежала, сплетаясь в причудливые узоры, волна бело-синего огня, коснулась бешено забившегося сердца и схлынула. Девушка внезапно поняла, что стоит на коленях, баюкая свою раненую руку на груди, но более никаких изменений в себе не ощутила.
   - Ты как? - испуганно спросила Нита, подойдя ближе к коленопреклоненной подруге.
   - Нормально, - рассеянно ответила подруга и внезапно осознала, что ее беспокоило: боль в поврежденном пальце куда-то ушла, а организм вел себя так, как будто весь день до этого только и делал, что отдыхал и расслаблялся - мышцы просто ныли от нерастраченной энергии, а голова была кристально ясной, словно и не было сегодняшних мытарств, - и даже более, чем. Смотрите!
   Все изумленно ахнули, увидев, новенький розовый ноготь на месте раны.
   - Интересная тут водичка, - задумчиво сказал Кевер, оглядывая сочащуюся влагой стену, - вот эта струйка? - И он сунул еще не до конца отошедшие кисти под прозрачные капли.
   Как только вода коснулась кистей, геолога шатнуло, он закусил губы и мертвенно побледнел. Однако вскоре Кевера отпустило, и его коже вернулся естественный оттенок. Геолог открыл глаза и озадаченно уставился на совершенно чистые руки.
   - Даже шрам от кислоты пропал, - сообщил он окружающим, - пробористая водица.
   - Извиняюсь, что отвлекаю вас от этого увлекательного зрелища, - управляющий решительно сунул руки под целебную струйку, болезненно поморщился и продолжил, - но все это мы можем обсудить и позже. Эта штука, - он ткнул на интенсивно дымящий факел, заливавший штрек мертвенным фиолетовым светом, - явно тут не для нашего увеселения. Нита, давай.
   - Верно замечено, - вздохнул Кевер, - надо делать ноги.
   - Я готова, - сказала девушка, отряхивая живительные капли с мокрых рук, - куда теперь?
  -- * * *
   Штрек вскоре вывел путешественников в низкую полузатопленную пещеру, дальний край которой терялся в непроглядной темноте. Фиолетово-оранжевые отблески мрачно плясали на черных водах, что-то монотонно шипело, где-то вдали слышался плеск воды, пробирающейся между камней, и только устойчивый тухлый запах свидетельствовал о том, что путешественники не слишком удалились от знаменитых тывровских минеральных источников.
   - Интересно, тут глубоко? - спросила Нита и осторожно потрогала сапогом накатывающие волны, - Ой, глядите...
   Действительно, в последних бликах света на другом конце пещеры что-то ярко сверкнуло пару раз - как будто кто-то сигналил путешественникам маленьким карманным зеркальцем. Впрочем, блик вскоре пропал и больше не появлялся.
   - Пожалуй, нам надо двигаться в ту сторону, - заметил геолог, до боли в глазах вглядывавшийся в густую тьму, - может, там и есть выход?
   - Догорает, - вдруг спохватилась Сийри, заметив, что фиолетовые блики на воде совершенно исчезли, а по факелу, принесенному с собой, бегают последние тусклые огоньки пламени, - надо бы поторопиться...
   Управляющий, не ответив, поежился, вошел в озеро и начал осторожно идти в сторону исчезнувшего огонька. Вдруг он покачнулся и еле удержался на ногах.
   - Осторожно, тут вроде песок, но камней полно! Давайте по моим следам!
  -- * * *
   Пещера оказалась на самом деле небольшой, а эффект безграничной темноты создавался, как выяснилось, за счет десятков мелких водопадиков, заполнявших воздух мельчайшими водяными брызгами. Сийри облизнула мокрые губы и почувствовала соль и уже знакомую энергетическую волну, на сей раз, впрочем, подействовавшую заметно слабее.
   - Это такая же вода, что и в штреке, - возбужденно прошептала она Ните, сосредоточенно нашаривавшей путь в черных мелких волнах, - только разбавленная.
   - Так, может, где-то недалеко большой источник этой волшебной водицы, - ответила та, - а тывровская - просто очень сильно разбавлена?
   - Вполне может быть, - Кевер решил присоединиться к разговору и также попробовал на вкус водяную пыль, зябко висевшую в воздухе, - тогда это сокровище почище золота и бриллиантов. Подумать только, настоящая живая вода!
   Внезапно троица врезалась в спину напряженно замершего управляющего.
   - Тише вы! - махнул тот невидимой в кромешной тьме рукой, - Слышите?
   Действительно, в том тоннеле, из которого путешественники только что выбрались, послышалось невнятное бормотание, и пещера внезапно осветилась светом шахтерских ламп.
   - Ложись, - прошептал геолог, все дружно рухнули в воду, оказавшуюся неожиданно теплой, а факел, издав последний пронзительный писк, захлебнулся паром и погас, - головы ниже, заметят же.
   На другой берег озерца вышли два человека в уже знакомых брезентовых робах и начали сосредоточенно осматривать следы на песке. К счастью, небольшой валун удачно скрыл путешественников от пытливых взоров преследователей.
   - Одного я видела в лагере, - прошептала Нита, прижавшись к Сийри и указав на очень полного мужичка, - он же вроде у Кевера заместитель.
   - Точно, - вмешался геолог, - Люша наш. Везде кусок урвет. Интересно, а что ему-то тут за интерес? А другого я не знаю, но роба на нем - Маркела.
   - Надо бы спросить этого Люшу, что тут творится, - сказал управляющий, - сможешь подстрелить этого кабанчика?
   - Попробую, - Кевер задумчиво прикинул расстояние и кивнул на второго, - а с этим что делать?
   Новоприбывшие, судя по активной жестикуляции, яростно спорили о том, кому из них предстоит лезть в воду. Наконец Люша, резко взмахнув рукой, подвел черту и приказал своему коллеге выяснить, куда девались беглецы. Тот, понурившись, с размаху воткнул свой факел в песчаный берег и пошел выполнять распоряжение.
   - Я его сниму. Стреляй, как только этот начнет падать, - кивнул управляющий, бесшумно скользнув в сторону. Геолог довольно осклабился и отбыл в противоположном направлении, оставив девушек одних, закрытых от врагов всего одним небольшим камушком.
   - А чего нельзя было отсюда стрелять? - прошептала Сийри, - отлично же всех видно.
   Нита только собралась ответить, как прямо из-под ног у разведчика взметнулся фонтан воды, слегка задев того по горлу, а откуда-то сбоку раздался громоподобный выстрел. Разведчик медленно завалился на спину, а Люша, подскочив, как ошпаренный, упал на одно колено, схватился руками за икру, и его пальцы окрасились красным.
   - Попался, Люша? - ласково спросил Кевер, поднимаясь в полный рост и начиная осторожно идти к берегу. Револьвер, впрочем, остался аккуратно нацеленным в висок толстячка. Лойт Малич также выпрямился и потащил к бережку незадачливого разведчика, осторожно придерживая его голову над водой.
   Внезапно бандит злобно ухмыльнулся.
   - Я - нет, а вы... - с этими словами он сорвал колпачок с небольшой фляжки, пристегнутой к его поясу, вылил содержимое на продолжавшую кровоточить рану и с неожиданной прытью кинулся в тоннель, одновременно другой рукой метнув что-то в сторону геолога и управляющего. Кевер выстрелил пару раз вслед беглецу, но, к сожалению, действия Люши были чересчур неожиданными, и патроны пропали зря.
   Сийри повернула голову к подруге и с ужасом увидела, что та собирается метнуть вслед беглецу небольшую молнию.
   - Ты что делаешь?! - в ужасе закричала она, ударив по сплетенным в магическом пассе рукам девушки. Полусформированный пульсар вырвался из заключения и, оставив после себя резкий запах озона, расцвел на потолке диковинным огненным цветком в окружении мириадов крошечных радуг.
   - Мы его упустили! - закричала в ответ подруга. Было видно, что она обижена не на шутку, - Из-за тебя!
   - Ты сама подумай, - резко сбавила обороты Сийри, - мы в воде сидим, мокрые, как куры, а ты - молнией! Нас же первых поджарит.
   Нита уже сама очнулась от своей неожиданной вспышки гнева и с запоздалым сожалением признала правоту подруги.
   - Точно. Но так хотелось его прищучить, как затмение какое-то наступило, - она посмотрела на свои руки, как будто видя их впервые, - боже, в живого человека - молнией! - ноги ее подломились, и она неловко села на камешек, - так же нельзя...
   - Да, - согласилась Сийри, присаживаясь рядом, - но мы же им ничего плохого не сделали, а они...
   - Это пройдет, девушки, - вздохнул Кевер, деловито засовывая в барабан латунные цилиндрики, - просто мы - люди нормальные, а они, в общем, нелюди. Хоть и выглядят, как и все. Главное, понять эту разницу. Лично я, например, представляю, что стреляю по бутылкам, отлично помогает, - и геолог сочувствующе улыбнулся.
   - Ладно, девушки, - вздохнул управляющий, - вы успокойтесь, а мы хоть другого допросим, за неимением... Проклятье!
   Из груди пленника торчал аккуратный метательный нож.
  -- * * *
   - Вот и допросили, - вздохнул Лойт Малич.
   - Неудобно получилось, - пошутил геолог и вдруг, вспомнив что-то, подобрал брошенный Люшей фонарь и побрел куда-то вглубь пещеры. Внезапно он нагнулся и выудил из почти непрозрачной воды еще один метательный нож - копию того, что торчал в груди неизвестного преследователя, - вот, а этим в меня запустили. Только, видать, торопился Люша прибить нашего пленника. Потому я жив и остался.
   Внезапно Сийри почувствовала странную дурноту, желудок свернулся тугой пружиной, и сквозь накатывающее беспамятство она еле успела прошептать:
   - Какой страшный сон... Когда же рассвет...
  -- * * *
   На лоб девушке шлепнулось что-то мокрое, вновь накатила знакомая волна обжигающего холода, и сквозь постепенно рассеивающийся туман до ее ушей донесся голос Ниты:
   - Я отойду, меня все еще мутит, - ответ прозвучал слишком неразборчиво, однако характерные звуки показали, что подруге также было нехорошо.
   Сийри открыла глаза. Череда разноцветных пятен постепенно сфокусировалась в склонившиеся над нею озабоченные лица геолога и управляющего.
   - Я в порядке, - пробормотала Сийри и попыталась подняться, что, к ее удивлению, удалось ей довольно легко, даже руки уже не дрожали.
   - Ну, как ты, подруга? - с подошедшей Ниты можно было легко писать портрет Черной Хельги в один из ее неудачных дней. Увидев настороженный взгляд Сийри, она грустно усмехнулась, - на себя бы посмотрела. Я уже сама в обморок падала, как вдруг ты свалилась - тут же всю дурноту как рукой сняло. В отличие от тошноты, - девушка натужно сглотнула и прислушалась к своим ощущениям, - а нет, пока нормально.
   - Ну что, уже все хорошо? - преувеличенно бодро поинтересовался Кевер.
   - Как дурной сон какой-то, - Сийри обеспокоенно потерла виски, - поверить не могу...
   - Пройдет, - ободряюще похлопал подруг по спинам управляющий, - вы не первые, и, к сожалению, не последние. Пока просто постарайтесь об этом не думать, а там, глядишь. И перегорит.
  -- * * *
   - Точно водичка живая, - сказал Кевер, изучая кровавые пятнышки на полу штрека, - как поскакал.
   - Ничего, нагоним, - хмыкнул управляющий, поглаживая масляно поблескивающий обрез, изъятый у мертвого бандита, - тогда и поспрашиваем. Интересно только, куда мы идем?
   - Куда глаза глядят, - пошутил геолог, вглядываясь в кромешную тьму впереди. Девушки тихо фыркнули, и Кевер повернулся к ним, - Смеетесь? Это хорошо. Кстати, ветерок свежий. Наверно, выход уже близко.
   Действительно, уже за первым поворотом путешественники увидели серый лоскут неба в конце недлинного тоннеля. Ветер стал намного холоднее, ледяным ножом полоснув по мокрым робам.
   - Обсушиться бы, - пожаловалась Нита, поплотнее кутаясь в начавшую хрустеть робу.
   - Недурная идея, - согласился Лойт Малич и повернулся к геологу, - что скажешь?
   - Да, не хотелось бы терять время, но тут никак, - покачал головой тот, - ладно, надо запомнить этот поворот, - внезапно он резко нагнулся и опустил факел к самому полу тоннеля, вглядевшись в строчку кровавых капель, - ничего не понимаю...
   - Что такое? - Сийри также глянула на пол, - точно, как будто внутрь скалы ушли...
   - Вот именно, - геолог разогнулся и стал осматривать таинственную преграду, - нет, насколько вижу, это не дверь. Хотя постойте-ка... - он начал легкими движениями оглаживать все выпуклости и впадинки, буквально лаская влажный камень, - это все-таки дверь. Очень хитрая дверь. В общем, нужен либо ключ от двери, либо пяток фунтов взрывчатки.
   - На трупе ничего не было, - пожал плечами Лойт Малич, - только десяток патронов и этот обрез.
   - Да, я помню, - поморщился Кевер, - наверно, ключ у Люши, то-то он так драпанул. И что делать?
   - Нит, а может, мы с тобой попробуем? - вдруг спохватилась Сийри, разминая пальцы, - помнишь, как я дерево срубила?
   - Точно, - подруга радостно прищелкнула пальцами, - молнией?
   - Наверно, - пожала плечами девушка, - давай по очереди.
   Грохот невыносимо белого разряда оглушил путешественников, а ослепительное сияние заставило их крепко зажмуриться. Когда в ушах перестало звенеть, а перед глазами уже не прыгали фиолетовые мячики, стало видно, что второго разряда не потребуется - на месте хитрой двери дымилась овальная дыра, обрамленная по периметру дотлевающими деревянными полосками, оформленными "под камень".
   - Чистая работа, - восхищенно откомментировала увиденное Лойт Малич. Кевер только молча развел руками, - Прошу!
  -- * * *
   В тоннеле за секретной дверью было намного суше и теплее. Коридор постепенно забирал вверх, и вскоре путешественники вышли в небольшую пещеру.
   - И куда теперь? - шепотом спросила Сийри, глядя на занавешенные проходы.
   - Хороший вопрос, - так же шепотом ответил Кевер, - давайте поглядим, - он, оставляя на явно недавно выметенном полу мокрые грязные следы, скользнул к ближайшей занавеске и, осторожно отогнув ее край, заглянул внутрь, - Склад, - разочарованно сообщил он заинтригованным слушателям.
   Внезапно Нита почувствовала легкий ветерок, обдавший ее уже знакомой вонью, пошла на него и в прыгающем свете факела заметила, что пара занавесей на проходах в дальнем конце зала слегка колышутся, как будто тревожимые легким ветерком. Она подошла к ним и с интересом отметила что, в отличие от остальных занавесей, эти были сделаны из плотного брезента и крепились на добротных деревянных рамах на петлях. Девушка осторожно приоткрыла одну из рам, чуть не задохнулась от резкого запаха тухлятины и поспешила тут же вернуть занавесь на место.
   - Похоже, здесь проход, - сказала девушка и закашлялась, - только как мы туда попадем - я не знаю. Вонища такая, что аж глаза слезятся.
   - Платками замотаем, - махнул рукой Лойт Малич, демонстративно выуживая из недр своего балахона истекающую минеральной водой тряпочку, когда-то бывшую льняным носовым платком, - вот так повязывайте. Кстати, а что в остальных тоннелях?
   - Склады, - огорченно ответил Кевер, нашаривая свой платок, - ничего толкового, только пустые бутылки, веревки и альпинистское снаряжение. Ну, еще пара гамаков. Из полезного нам только пара фонарей. Кстати, выходов-то два.
   - Верно, - глухо ответил управляющий, - надо разделиться. Нита, пойдешь со мной.
  -- * * *
   - Ты иди сзади, - сразу же распорядился управляющий, - и постарайся не шуметь.
   - Хорошо, - ответила Нита, аккуратно прикрывая за собой занавесь, - иду.
   Туннель снова начал забирать вниз, оставаясь, тем не менее, вполне сухим. Через десяток саженей коридор сделал несколько резких поворотов и вывел путешественников к небольшому подземному озерцу, из глубины которого медленно поднимались пузыри, расплывавшиеся по мутной воде клочьями пены. Нита осторожно потрогала воду и с удивлением сказала:
   - Теплая!
   Лойт Малич пожал плечами.
   - Это, видать, и есть настоящая минеральная вода. Только, если судить по запаху, она вряд ли будет полезна.
   - Но тывровская же пахнет точно так же, а считается лекарственной! - возразила девушка, - какая разница? Может, это и есть та самая живая вода.
   - Вряд ли, - недоверчиво хмыкнул управляющий, - та была, наоборот, ледяной, и без запаха. Это, скорее, именно то, чем живую воду разбавляют. Кстати, глянь на стены.
   Нита взглянула на стены, покрытые белесым налетом, но ничего подозрительного не увидела.
   - Ничего не вижу. Налет как налет.
   - Да, налет. Это соль. Но видишь, где проходит верхняя граница? - действительно, белесый налет покрывал стены всего на пару саженей, а сверху сверкал чистый гранит. Девушка понимающе кивнула, - наверно, бывает, что эту пещеру затапливает. Надо бы поторопиться, неохота в этом супе плавать.
   - Но все равно, почему вы считаете, что эта вода вредная? - Нита все-таки решила прояснить этот вопрос до конца.
   - Ни мха, ни даже плесени нет. Подземным растениям свет не нужен, лишь тепло и вода, а тут этого в избытке. Первое правило выживания - если вокруг все умирает или просто не растет, то и ты тут долго не протянешь.
   - Слушайте, а вы ведь не всегда в "Хозяйке" работали, верно? - спросила девушка, ныряя за Лойтом Маличем в тоннель с другого конца пещеры.
   - Где я только не работал, милая, - рассеянно ответил управляющий, вглядываясь в густую тьму впереди.
  -- * * *
   - А вы, девушка, оказывается, еще и могучий маг, - уважительно хмыкнул Кевер, когда за ним с Сийри закрылась другая дверь.
   - Ой, скажете тоже, - смутилась та, машинально смахивая в сторону прилипшую ко лбу челку, - так, мелкие фокусы...
   - Фокусы... - геолог хитро прищурился, - если как-нибудь эти "фокусы" смогут спасти нам жизнь, не надо скромничать, договорились?
   - Идет, - засмеялась девушка.
   Туннель постепенно забирал вверх и вправо, и вскоре путешественники оказались в длинной узкой расщелине, в которую заглядывало жаркое летнее солнышко, и задувал теплый ветерок.
   - Наконец-то тепло, - Кевер с наслаждением расставил руки, подставляя солнцу промокшую одежду, - давай хоть чуть-чуть просохнем.
   - А почему из другого выхода таким холодом несло? - удивленно спросила Сийри, выливая из сапог черную жижу, - действительно, так замерзла, что даже забыла о том, что снаружи лето.
   - Наверно, это был выход куда-то внутрь хребта. Рокаасы, девушка, очень интересная местность, - видно было, что геолог по-настоящему влюблен в свою работу и может говорить о ней часами, - Вот я вам как-нибудь экскурсию устрою, вы своим глазам не поверите - там такая красота... Описать это невозможно, это нужно видеть.
   Внезапно вдали что-то со звоном упало и рассыпалось. Кевер мгновенно напрягся и положил руку на рукоять револьвера, засунутого за пояс. Сийри сплела пальцы в магическом пассе.
   - Что там? - спросила она шепотом.
   - Без понятия, - покачал головой геолог, - только давай договоримся так: первым стреляю я, а ты действуешь, если у меня ничего не получится.
   - А, темная лошадка, - поняла Сийри, - Люша же, наверно, не знает, что мы колдовать умеем.
   - Умная девочка, - похвалил девушку Кевер, - кроме того, зная этого парня, не думаю, что он будет здесь подручным. А ваш этот, как его там, Влес, знает о ваших способностях?
   - Он такой же наш, как и ваш, - отрезала Сийри, - но я думаю, что он тоже не в курсе. Все переговоры с ним Лойт Малич вел.
   - Это хорошо, - повеселел геолог, - в таком случае у нас есть шанс.
  -- * * *
   Еще один тоннельчик привел управляющего и Ниту к очередному подземному озеру, выглядевшему точной копией предыдущего.
   - Интересно, сколько же их тут? - поежилась Нита.
   - Много, вероятно, - Лойт Малич, в отличие от девушки выглядел воплощением спокойствия, - что, не терпится узнать, что в конце?
   - Ага, - подпрыгнула Нита, - не люблю ждать.
   - Самое трудное в любой профессии - научиться ждать, - наставительно сказал управляющий, - скоро ты в этом убедишься. Кстати, наши поиски могут и вовсе ничего не дать.
   - Как так? - Нита остановилась, как вкопанная, и изумленно повернулась к управляющему, - но мы же шли точно по их следу!
   - Точно, - управляющий кивнул, подтверждая мысль девушки, - но мы уже прошли одну развилку. Вполне возможно, они соорудили эту дверь, чтоб просто падалью не воняло.
   - Вот те раз, - было заметно, что эта мысль девушку разочаровала, а управляющий лишь тихо рассмеялся, увидев столь резкую перемену в ее настроении.
   - Ничего, как говорится, отсутствие результата - тоже результат. Но и его можно получить лишь тогда, когда идешь вперед. Так что, нечего рассиживаться!
   - Да, - вздохнула Нита, - вы правы. Пойдемте.
  -- * * *
   - Ой, глядите, что это! - воскликнула Сийри, увидев рассыпанные по полу блестящие кристаллы.
   - Полевой шпат, - резюмировал Кевер, аккуратно подобрав полупрозрачный обломок, - и отколот буквально минут с пять назад. Спорим на что угодно, это специально для нас.
   - Чтоб пошумели, - кивнула девушка, - но это же нас не остановит?
   - Не, но замедлит изрядно, - вздохнул геолог, аккуратно отметая кристаллы в сторону, - кроме того, я не вижу, где именно кончается эта гадость. Ну-ка, помоги.
   Участок, усыпанный кристаллами, оказался небольшим - видимо, в спешке у противоборствующей стороны не нашлось времени найти кусок побольше, и уже через полчаса путешественникам удалось расчистить узкий проход. Однако буквально за следующим поворотом Сийри наступила на какой-то комочек, с треском разорвавшийся у нее под подошвой, в глаза ей хлынул ослепительный свет, а в спину что-то ударило, заставив упасть кубарем.
   - За поворот, быстро, - услышала Сийри жаркий шепот Кевера и, пятясь, нырнула в укрытие, с облегчением услышав хлопок тетивы и звонкий щелчок ударившего в стену арбалетного болта.
   - Да когда ж вы, гады, сдохнете, - с глухой ненавистью заявил голос Влеса Карпарко.
  -- * * *
   - Пятое по счету озеро, - резюмировала Нита, перепрыгивая через очередной ручеек, - и ни одной развилки. В эти щели, - она красноречиво указала на забитые щебнем трещины, сквозь которые со злобным бульканьем натужно пробивалась вода, - даже кошка не пролезет.
   - Зато мы точно знаем, что не ходим по кругу, - утешающе возразил начальник, - а без карты это дорогого стоит. Кстати, смотри!
   Очередное озеро, в отличие от предыдущих, не источало разнообразных миазмов, не кипело пузырями и не было окружено разноцветными соляными потеками. Наоборот, гранитные стены блестели какой-то слизью, а в глубине озера, если туда посветить фонарем, мелькали неясные тени.
   - Это озеро точно не отравлено, - вздохнула Нита, осторожно касаясь воды, - кстати, она холодная!
   - Ледниковая, - предположил Лойт Малич, и, посветив фонарем по берегам озера, вдруг сказал, - подожди-ка, есть идея... - после чего, встав на колени, глубоко вдохнул и сунул голову в воду.
   - Что там? - спросила заинтригованная девушка. Управляющий вынул голову из водоема, стряхнул с лица льющуюся ручьем воду и осведомился:
   - Что? Повтори, я не расслышал.
   - Я спросила, что там такое, - терпеливо повторила Нита.
   - А, там, - вздохнул управляющий, - там подводный проход в соседнюю пещеру. Но, к сожалению, совершенно непонятно, где можно будет вынырнуть. Ты вообще плаваешь хорошо?
   - Не знаю, - смутилась девушка, - в речке плавала.
   - Понятно, - кивнул начальник, - тогда этот вариант отпадает. Ладно, пошли дальше. Кстати, водичка определенно с примесью живой. Попробуй.
   - Ага, - согласилась Нита, - значит, мы на верном пути?
   - Выходит, - развел луками Лойт Малич.
  -- * * *
   - Эй, может, все-таки поговорим? - спросил Кевер. Ответ крупного спеца по всему подземному был неразборчивым, но явно нецензурным, - и что вы так в эту шахту вцепились?
   - Ну что, они еще живые? - вдруг раздался голос Люши, - чего ты копаешься!
   - Сам попробуй, если такой умный, - ответил Влес, - они за углом сидят, ни карабином, ни арбалетом не достать.
   - Ну, кинь зажигалку, - посоветовал толстячок, - и всего-то дел. Или дойди до угла и разберись.
   - До угла... - хмыкнул Карпарко, - у этого гада револьвер есть, сам мне дырку в ноге показывал. Может, ты их того, заколдуешь?
   - Идиот, - резюмировал Люша, - сто раз тебе объяснял, что люди, убитые при помощи магии, очень часто становятся призраками, а в этом случае прибить их мы можем и не успеть. А если не успеть, они в два счета разболтают про источник.
   - Точно, а я и забыл, - смущенно пробормотал Влес, - так что же делать?
   - Зажигалку кинь, сколько раз объяснять, - раздраженно заявил главарь, - хотя... Ну-ка, дыхни! - В ответ раздалось невнятное бормотание, - что, снова все выжрал? Бездонная бочка! И с кем только приходится работать...
   - Если б не я, ты бы никогда не узнал об источнике, - начал оправдываться Влес, - и нечего меня пилить!
   - А если б я за тебя тогда выпивку не оплатил, ты бы уже давно почивал на артемовском кладбище, - парировал Люша, - и, кроме того, кто все снаряжение оплачивает? А?
   - А деньги где? Сидим тут с тобой, как собаки на сене, ни выпить, ни поесть толком. Обещал же золотые горы, и что? Того пришиб, этого прирезал, а толку?
   - Золотые горы обещал, - ухмыльнулся Люша, - а о выпивке речи не было! А если ты еще будешь вякать в этом тоне, - в голосе толстяка мгновенно прорезался металл, - к Маркелу и отправишься. Никакая водица не поможет.
   После этих слов Кевер понял, что начавшаяся ссора между компаньонами может вполне оказаться на руку путешественникам, поэтому, осторожно высунувшись из-за угла, прицелился прямо в ослепительно сиявший источник света и спустил курок. Звон разбитого стекла, мгновенно упавшая тьма и отчаянный двухголосый мат подтвердили правильность сделанного предположения.
   - Прожектор разбили? - шепотом спросила Сийри. Геолог молча кивнул, перезаряжая оружие.
   - Так мы в более равных условиях, - хихикнул он. Как будто в ответ на эти слова в коридорчике зашипело, и стены тоннеля за поворотом опалило бушующее пламя, стихнувшее, впрочем, через пару секунд, - кстати, сколько времени уходит на плетение чар?
   - На огнеметание - секунд десять, - пожала плечами девушка, - а если честно, на разные заклятья - по-разному.
   - Ладно, придется рискнуть, - помрачнел Кевер, - видимо Люша решил на мелочи уже не размениваться. Так, держи меня за ремень и сразу после выстрела - сразу, поняла? - Сийри кивнула, - втаскиваешь меня назад. Давай...
   Вновь полыхнуло пламя, и Кевер, не смотря на опаляющий жар от накалившихся камней, резко высунулся из-за угла и почти сразу же выстрелил. Сийри рванула геолога за пояс, вновь фыркнуло пламя, но Кевер уже был в укрытии и ошеломленно ощупывал слегка дымящиеся остатки волос.
   - Подпалил-таки меня, - огорчился он, - но ты молодец. Попасть-то я, кажется, все-таки попал, знать бы куда...
   Донесшийся до них взрыв площадной брани уведомил путешественников, что бандиты, в свою очередь, вовсе не были в восторге от снайперской стрельбы Кевера. Особенно свирепствовал Люша.
   - Я этого мерзавца на его собственных кишках повешу! Прямо в колено засадить, ну ты видел!
   - Могло быть хуже, - с едва угадываемым злорадством сообщил Влес.
   - Что может быть хуже! - зашипел толстяк, - скажешь тоже.
   - Он мог попасть в меня, - захихикал бандит.
  -- * * *
   - Стреляют, - вдруг насторожился управляющий.
   - Где? - прислушалась Нита, и вскоре эхо донесло до них еще один выстрел.
   - Впереди, - Лойт Малич решительно махнул в сторону очередного тоннеля в очередной пещере с очередным озерцом, - на револьвер Кевера похоже. Видать, они первые добрались.
   - Так чего же мы ждем? - спохватилась девушка и на предельной скорости побежала на звук. Управляющий, пряча довольную улыбку, поспешил следом.
  -- * * *
   - Люша, а чего ты так кипятишься? - вдруг спросил Кевер, устало привалившись к стенке тоннеля на безопасном расстоянии от поворота, откуда явственно несло чем-то горелым, - у тебя ж чудо-водичка есть, вон, как прошлый раз поскакал.
   - В колено себе выстрели, узнаешь, - скрипя зубами, невнятно ответил толстяк, - вы у меня точно до утра не доживете! - и он что-то невнятно прошептал.
   --Ну, если так, - геолог ненадолго задумался и вздохнул, смиряясь с неизбежным, - может, все-таки расскажешь, чем обязаны столь пристальному вниманию?
   - А ты еще не догадался? - Люша язвительно расхохотался, - ты никогда не видел дальше своего носа, пещеры и горы, горы и пещеры - вот все, что тебе доступно. А я ведь сообразил, что со здешним курортом не все так чисто! Тут из каждой второй пещеры тухлятиной несет, а минеральных источников хватит, чтоб всю провинцию утопить, но все упорно рвутся сюда! Почему?
   - Почему? - эхом отозвался Кевер.
   - Ну, дорогуша, не расстраивай меня окончательно, а то я растеряю к тебе остатки уважения, - хмыкнул бандит, - это же лежит на поверхности. Всеми другими водами можно легко отравиться, но только тывровскими - вылечиться!
   - И почему так, интересно? - как можно равнодушнее поинтересовался геолог.
   - Ха, почему! - Люша еле сдерживал ликование от сознания собственной гениальности, - я догадался, что именно здесь есть что-то такое, что делает воду чертовски полезной. Кстати, сперва я думал, что это - из-за никелевой руды, но этот спец облазил все выработки и пару раз чуть не загнулся от сероводорода.
   - Так дело не в руднике? - хмыкнул Кевер.
   - Нет, конечно, - возразил толстяк. Было заметно, что, не смотря на явную антипатию к путешественникам, он соскучился по внимательным слушателям, и уже не мог отказать себе в удовольствии рассказать все до конца, - наоборот, гарниерит только мешает - почему, в общем-то, мне не хочется, чтобы разработки возобновились. Тайна упрятана гораздо глубже. Она как раз за моей спиной, - и он довольно хихикнул.
   - И что это за штука? - делано удивился геолог.
   - Тупой, какой тупой, - горестно вздохнул Люша, - ну почему мне попадаются одни идиоты и бездари? Это источник настоящей живой воды, которая, грубо говоря, способна мертвого на ноги поставить. Бесконечный источник молодости и здоровья - это почище золота и алмазов будет.
   - Да? Интересно как, - пробормотал Кевер, - и что, вот прямо абсолютно все лечит?
   - В общем, - смущенно признал бандит, - например, отрубленные кисти заново не отрастают. Да и кости заживают не очень, - тут он, видимо, резко повернулся, задев ноющее колено, и яростно прошептал, - вам это тоже зачтется, не волнуйтесь.
   - О как, - флегматично ответил геолог, устраиваясь поудобнее, - так толку-то от нее...
   - Ха, - обиженно воскликнул Люша, - а раны всяческие заживлять? И шрамов не остается!
   - Можно подумать, ты каждый день в мясорубку прыгаешь, - иронично хмыкнул Кевер, - не шляйся, где ни попадя, и все нормально будет!
   - На себя бы посмотрели, лазят невесть где, а приличным людям от них одни убытки... - вдруг отозвался Влес, звякнув чем-то стеклянным, - нашел!
   - Отлично, - оживился толстяк, - кидай! Сейчас мы поглядим на жареных курочек.
  -- * * *
   - Еще тоннель, - Нита резко остановилась на очередной развилке. Управляющий внимательно осмотрел коридоры, потом принюхался и, прикинув примерное направление, махнул рукой в сторону левого ответвления.
   - По-моему, сюда. Тут воздух свежее.
   Однако вскоре тоннель неожиданно закончился глухой стеной из плотно пригнанных друг к другу грубых каменных блоков, белевших в темноте коридора свежими изломами.
   - Тупик, - разочарованно вздохнула девушка, погладив камни, из щелей между которыми еле заметно сочилась вода. Вдруг она охнула и, побледнев, резко отдернула руку, - это живая вода! Но сильнее, чем та, что у озера встретили!
   - Значит, близко уже, - кивнул Лойт Малич, - а стенке-то, насколько я в этом разбираюсь, и года не будет. Кстати, он внезапно присел на корточки, взяв в горсть молочно-белый песок, растер его в ладони и, отряхивая руки, довольно сообщил, - видела же соляные следы у мертвых озер? - Нита кивнула, - так вот, это оттого, что уровень воды резко упал. Помнишь, я еще боялся, что нас может затопить?
   - Ага, - девушка поежилась от мысли, что они могут и не выйти из этих подземных галерей, - и отчего он упал?
   - От этого, - управляющий осторожно постучал по стенке, - плотину сделали, вот водички-то и не стало. Наверно, мощный источник-то за стенкой.
   - А свежий воздух-то откуда? - удивилась Нита, - сами же сказали... И куда тогда дальше идти?
   - Идти, очевидно, не сюда, - задумался Лойт Малич, - да и не думаю, чтобы звук выстрела мы смогли бы услышать сквозь такую-то преграду. Значит, есть обход. Давай-ка поищем...
   - Не надо, - улыбнулась Нита, - глядите!
   Действительно, буквально в сажени от плотинки в потолке тоннеля темнело большое отверстие, из которого явственно тянуло свежим ветерком.
   - А это то, что нам нужно? - засомневался управляющий, - может, это просто выход наружу. Хотя, - он на секунду задумался, - давай-ка, я тебя подсажу, а ты поглядишь, что и как.
   Отверстие в потолке оказалось входом в еще один небольшой тоннель, достаточно полого идущий вверх. Выход из него темнел буквально на расстоянии десятка саженей и представлял собой овальное отверстие в полу. Нита, поняв, что коридор достаточно просторен для нее и Лойта Малича, выглянула обратно и призывно замахала рукой.
   - Залазьте, тут много места, и выход недалеко!
   - Точно проверила? - опасливо покачал головой управляющий, - ну-ка, посторонись... - За край отверстия крепко уцепились руки начальника, пальцы напряглись, и вскоре Лойт Малич уже сидел рядом с девушкой, - никогда не найдешь, если не знаешь где искать, - задумчиво сказал он, оглядывая коридорчик, - если б не выстрелы, ни за что бы не увидели. Так, а что на другом конце?
  -- * * *
   В штрек бесшумно влетела маслянисто переливающаяся бутылка, ударилась в стену и с легким хлопком разлетелась на темно-зеленые осколки, оставив после себя кучку медленно расплывающегося полупрозрачного желе и резкий запах спирта. Кевер мертвенно побледнел и, схватив, Сийри за рукав, рванул за собой, намереваясь укрыться за ближайшим поворотом, который, впрочем, был в двадцати саженях.
   Лужица, оставшаяся от желе, вдруг пошла лиловатыми огоньками, полыхнула дымным оранжевым клубком с черными прожилками, развернулась в пышущую жаром огненную стену и понеслась на невыносимо медленно убегающих геолога и девушку.
   Сийри резко вырвалась и, глубоко вздохнув и постаравшись успокоиться, резко выбросила вперед руки, плетя паутину заклинания щита, столь эффектно не получившегося на шахте "Скорбной". Правда, на сей раз, права на ошибку у нее не было.
  -- * * *
   - Купаться придется, - вздохнула Нита, увидев из проема гладь запруженного источника, - аршин всего до нее, а берега-то и не видно.
   - Как будто в первый раз, - пожал плечами начальник, - хотя, погоди-ка...- он осторожно выглянул наружу. Там он увидел, что на самом деле бережок был буквально на расстоянии пары саженей, но на нем кто-то сидел и сосредоточенно поливал водой сочащееся кровью колено.
   - Что такое? - прошептала девушка.
   - Тсс! - ответил управляющий, прислушиваясь к разговору бандита с кем-то, по голосу очень напоминавшим Кевера, - обождать надо. Мы, в общем-то, на месте, только вылезти не можем.
   - А почему? - огорчилась Нита, - пролезем же!
   - Да, да только заметят сразу же, - пояснил Лойт Малич, тихо присаживаясь на пол, - а потом что будет - неизвестно. Лучше обождать.
   - Тут же живая вода, - удивилась девушка, - что может случиться?
   - Тсс! - начальник вдруг сделал предупреждающий жест рукой, - слушай! - до путешественников донесся голос Люши, огорченно рассказывающего о недостатках волшебной жидкости, - все катастрофы случались оттого, что при планировании из виду упускался какой-либо несущественный факт, оказывавшийся впоследствии ключевым.
   - Да, - понимающе протянула Нита, - теперь поняла... Обождем.
   Внезапно Нита услышала тихий хлопок разлетевшийся стеклянной бутылки, и почти сразу же раздался гул пламени, пахнуло жаром, а по воде заплясали оранжево-алые всплески.
   - Опоздали... Теперь на нас вся надежда, - управляющий мертвенно побледнел и, закусив губу, прыгнул в воду. Девушка последовала за ним.
   Казалось, горечь от собственной нерасторопности, щемящее чувство потери и желание отомстить за погибших друзей вынесли их на берег, как на крыльях,
   - Не ждали? - процедил управляющий, с лязгом передергивая затвор оружия и вскидывая карабин к плечу. Нита, мысленно соглашаясь с начальником, сплела пальцы в магическом пассе и недобро прищурилась, выбирая себе жертву. Влес же выглядел совершенно растерянным, застыв в неловкой позе, попеременно переводя глаза на бутылку, которую он собирался метнуть в начавшее угасать пламя, на Люшу, управляющего и девушку, а другой бандит, перед появлением друзей напряженно вглядывавшийся в адскую топку, так и застыл, полуприсев, упершись руками в колени и не осмеливаясь повернуться.
   - Да нет, - вдруг язвительно ответил Люша, - мы гостям всегда рады, - с этими словами он молниеносно развернулся, сплетая пальцы для волшбы, а влесова рука с бутылкой плавно пошла назад, найдя новую цель для своего снаряда.
   Выстрел и грохот ослепительного разряда прозвучали одновременно. К сожалению, Лойт Малич не ожидал столь сильной отдачи от, казалось бы, вполне обычного оружия, и пуля, просвистев в полувершке от уха Влеса, расколола бутылку, обрызгав бандитов каплями прозрачного желе. Колдовство же Ниты было более удачным - лицо Люши, которого зеленая молния ужалила прямо в грудь, напоминало сейчас цветом спелый баклажан, руки его безвольно опустились, а сам толстяк, сделав пару неверных шагов к своим врагам, рухнул безжизненной грудой. Девушка в немом испуге уставилась на свою жертву, Влес стал панически оттирать попавшие на него капли, а Лойт Малич деловито передернул затвор, намереваясь не пускать ситуацию на самотек.
  -- * * *
   - Удалось, - вымученно выдохнула Сийри, глядя на окружившую ее и Кевера полупрозрачную светло-серую пленку, за которой бушевало жаркое пламя. Геолог уважительно глянул на девушку и протянул руку, чтобы потрогать нежданное укрытие, однако в последний момент передумал.
   - И сколько у нас времени? - задал он напрашивающийся вопрос, устало усаживаясь на пол, - однако, припекает... - действительно, несмотря на магическую завесу, в тоннеле становилось жарче с каждой минутой. Сийри вздохнула, извиняясь, развела руками и села рядом.
   - Понятия не имею. В прошлый раз у меня вообще ничего не получилось.
   - Да, дела, - Кевер запустил руки в волосы и стал задумчиво почесывать голову, но внезапно ободрился, - гляди, огонь стихает!
   Действительно, бушующее пламя перестало казаться стеной жидкого огня, а постепенно начало распадаться на постепенно тающие отдельные языки пламени, сквозь которые начали просвечивать закопченные стены. В коридорчике немного посвежело. Вдруг, когда огненные потеки уже едва змеились по полу, завеса пошла едва заметными трещинами, помутнела и бесшумно растворилась, а на путешественников дыхнуло таким жаром, что прядка сийриных волос, выбившихся из-под мокрого капюшона, мгновенно вспыхнула и разлетелась белым пеплом, а одежда, недавно еще неприятно холодившая тело, стала сохнуть на глазах.
   - Вперед, - крикнул геолог и закашлялся, - изжаримся! - и, прикрыв руками лицо, кинулся вперед. Сийри, желавшая в этот момент только того, чтобы ботинки не вспыхнули у нее прямо на ногах, бросилась следом, чувствуя, как с треском сгорают ресницы, а кожу стягивает от невыносимого жара.
   Вдруг, когда температура вокруг уже немного спала, она со всего размаху врезалась в спину Кевера, почему-то застывшего, как вкопанный. Тот, пытаясь удержаться на ногах, шагнул вперед, споткнулся и кубарем полетел на пол, а девушка упала сверху.
   - Сийри! Живая! - вдруг услышала она радостный вопль, и что-то набросилось на нее и начало тормошить в совершенном восторге.
   - Да, - вздохнула Сийри и попыталась подняться, - по-видимому.
   - Просто повезло, - донесся откуда-то снизу голос геолога, - но, скорее, вопреки, а не благодаря.
  -- * * *
   - Ну, и что же нам делать-то с тобой, Влес, - задумчиво спросил геолог, поигрывая револьвером, - отпускать тебя просто так - нельзя... Сдать тебя, что ли, в жандармерию, заодно и расскажешь им и про источник, и про магические эксперименты, и про Маркела... А потом, глядишь, и в Пустошь или Верхний Освей за казенный счет смотаешься. Как тебе такой расклад?
   - Не докажут, - мрачно пробормотал бандит, испуганно втягивая голову в плечи.
   - Почему? - удивился управляющий, - отлично докажут. Невелика птица, чтобы тут порядки наводить.
   - А, может, договоримся? - с надеждой спросил Влес, нервно переплетя пальцы.
   - Как же, - хмыкнула Сийри, - договоримся. Сначала он нас чуть заживо не сжег, - она зябко передернула плечами, - а теперь - договоримся. Скажи спасибо, что хоть в живых остался.
   - Да что у тебя есть, - недоверчиво протянул Кевер, - ладно. Давайте собираться, что ли - неизвестно же, когда обратно выберемся. Кстати, который час?
   - Понятия не имею, - пожал плечами Лойт Малич, - часы утонули... - и он с грустным видом покачал на цепочке карманный хронометр, из которого печально капала вода.
   - Дорогие? - участливо спросила Сийри, прикинув стоимость ремонта.
   - Дареные, - поправил ее управляющий, - это-то и жаль. Ладно, может, и починят, - вздохнул он.
   - Ой, глядите! - внезапно вмешалась Нита, указывая на плененного бандита. Тот, как только заметил ослабление внимания, медленно начал отступать к озеру живой воды, справедливо рассудив, что, даже если его там и подстрелят, помереть у него все равно не получится, а там, глядишь, и сбежит по тоннелю, который столь удачно вывел в логово бандитов Ниту и Лойта Малича. Сам Влес при тревожном возгласе Ниты мгновенно сообразил, что обнаружен, и с разбегу прыгнул в озерцо, начав саженками плыть к недалекому проему.
   - Мимо, - с горечью вздохнул управляющий, когда пущенная из карабина пуля лишь бесцельно взвизгнула о каменный свод, - уйдет же!
   Эти слова как будто подхлестнули Сийри, она выбросила руки вперед, но все-таки не смогла заставить себя прицелиться в убегающего, хоть и врага. Молния с шипением вспенила воду в полусажени от бешено работающего руками бандита, тот дико закричал, но продолжил движение, и, когда до проема оставался какой-то вершок, до путешественников донесся глубинный треск, всколыхнувший воды источника, а на поверхности озерца образовалась ревущая воронка, с довольным всхлипом всосавшая истошно заоравшего негодяя.
   - Эффектно, - только и смог сказать Кевер, глядя на мокро поблескивающий тоннель, по которому, как и до возведения плотины, струился поток живой воды, и, повернувшись к Лойту Маличу, шутливо поклонился, - примите мои поздравления. Я-то думал, что они у вас так, для развлечения, а, как вижу, действуют хоть редко, но метко.
   - Спасибо! - управляющий явно выглядел довольным, - Они у нас молодцы...
  -- * * *
   - Так, но откуда же нас все-таки сюда приволокли? - задумался Кевер, когда вся компания снова собралась в том штреке, в котором их так недавно, но, казалось бы, уже многие годы назад оставили бандиты, - точно же помню, что мы того озера не пересекали.
   - Давайте еще раз посмотрим, - предложила Нита, - может, что-то просто пропустили.
   - Можно, - кивнул геолог, - тем более, сейчас у нас со светом полный порядок, никаких факелов, - и он довольно потер свой фонарь, обнаруженный в пещере с источником.
   Потайная дверь, подобная той, которую пришлось разнести Сийри во время преследования Люши, обнаружилась буквально через десяток саженей - точно перед поворотом в тоннель, где Кевер снова обрел свое оружие, девушка обратила внимание, что точечки и блестки темно-серого гранита на одном участке стены как бы смазались и поползли к полу грязными каплями.
   - Смотрите, что я нашла! - девушка протянула коллегам ладонь, испачканную какой-то краской, и указала на участок стены, где под смазанной краской четко проступали доски потайной двери.
   - Молодец, - похвалил девушку управляющий, несильно ударив в люк, отозвавшийся глухим стуком, - Как, по-твоему, Кевер, справимся сами или снова девушек привлечем?
   - Да тут, пожалуй, сами, - тот презрительно сплюнул и с силой врезал по потайной двери, жалобно скрипнувшей от столь сурового обращения, - халтура, - одна из досок заблестела свежим изломом, - та была на совесть сделана, - нижний левый угол люка со скрипом и хрустом вогнулся внутрь, оскалившись щепками, - вот и все! - дверь с грохотом влетела внутрь скрытого тоннеля. Кевер демонстративно отряхнул руки, - прошу!
  -- * * *
   - Солнце! - восторг Ниты не знал предела. Она, сощурившись, глядела на ослепительно желтый с легким оранжевым оттенком диск, плывущий в синем бездонном небе, подставив лицо и руки льющемуся с неба теплу, - у меня такое ощущение, что я уже никогда пить не захочу - столько воды наглоталась.
   - Смотри, не сгори, - хихикнула Сийри, также распахивая руки наподобие гигантской птицы, - терпеть не могу, когда нет полутонов - то воды так, что захлебнуться можно, то тепла столько, что чувствуешь себя шашлыком, - остальные только понимающе ухмыльнулись, выслушав эти прочувствованные тирады.
   Внезапно внимание путешественников привлекло странное шевеление в кустах, окружавших поляну.
   - Стоять, не двигаться!
   - А кто говорит? - осведомился Лойт Малич, с сожалением вспомнив, что своего револьвера он так и не нашел.
   - Отвечайте, что с нашим боссом, но держите руки так, чтоб мы их видели, - ответил тот же голос, - и никаких движений.
   - С каким боссом? - поинтересовался Кевер, пытаясь сообразить, успеют ли они добежать до устья шахты, и вообще, когда все это кончится.
   - Кевер, ты? - в ранее чрезвычайно недружелюбном голосе неожиданно прорезалась неуверенность и надежда, - живой?
   - Как видите, - геолог позволил себе расслабиться, - все в порядке.
   - Точно? - голос вновь наполнился недоверием, - у нас другие сведения. Например, что кое-кто заманил нашего босса в ловушку, а до этого прикидывался своим в доску парнем.
   - Свои, свои, - внезапно раздался еще один голос, и в лучах закатного солнца сконденсировалась призрачная фигурка, - это не те!
   - Дядюшка Эри! - выдохнула Сийри, вглядевшись в привидение.
   - Это Люша и Маркел, - скривившись пояснил Кевер и, вздохнув, признал, - неплохой план. Чертовски неплохой. Если б не они, - он широким жестом обвел напряженно застывших девушек и управляющего, - мы бы так оттуда и не вышли.
   Кусты зашевелились, и из них показались смущенные, но все еще решительно настроенные люди в брезентовых робах с уже хорошо знакомыми эмблемами, в руках у которых зловеще посверкивали револьверы и арбалеты.
   - А где они сейчас? - поинтересовался один из них, засовывая свое оружие в кобуру.
   - Вне игры, - ухмыльнулся геолог, - хоть это было непросто. В общем, рассказов теперь хватит надолго - если будет охота про это рассказывать.
   - Так что, все в порядке? - обрадовано спросил другой парень, опуская арбалет, до того настороженно нацеленный на управляющего.
   - В общем, - вздохнул Лойт Малич.
  -- * * *
   Праздничный ужин, если можно так выразиться, подходил к концу. Между столиками задумчиво парила Камилла, преподавая всем присутствующим азы вкусной и здоровой пищи, дядюшка Эри окончательно утрясал какие-то вопросы с Кевером и Лойтом Маличем, а девушки осоловело смотрели на все это слипающимися от усталости глазами.
   - Кажется, что всего этого и не было, - вдруг сказала Сийри, рассеянно размазывая остатки имбирного соуса по своей тарелке недоеденным куском хлеба, - все как будто в пелене какой-то.
   - И не говори, - вздохнула Нита, - если бы не грязь, то можно было бы и подумать, будто все произошедшее - какой-то дурной сон. Кстати, а как тут обстоят дела насчет помыться?
   - Сейчас выясним, - Сийри кинула в рот последний кусочек хлеба, щедро намазанный соусом, прожевала и с усилием поднялась, - только, как бы нам не уснуть в душе, а?
   Душ, как выяснилось, в этом заведении все-таки был.
   - Только он летний, знаете, - предупредил девушек хозяин, - впрочем, за сегодня должен был хорошо нагреться.
   - А постираться где? - поинтересовалась Нита, окинув взглядом свою робу, покрытую замысловатыми разноцветными пятнами и потеками.
   - А постираться, - трактирщик отвел девушек в заднюю комнату, убранство которой составляли внушительных размеров деревянное корыто и торчащая из стены труба с вентилем, - вот тут. Только уберите за собой все.
   - Спасибо, - улыбнулась Сийри, - а то мы грязные, прямо как не знаю, кто!
   - Спасибо в карман не положишь, - хмыкнул хозяин, - трешку за все.
   - Поняла, - вздохнула Нита и кивнула подруге, - пошли. Мы сейчас вернемся, - поспешила пояснить она разочарованному хозяину, - не запирайте.
  -- * * *
   Утро встретило девушек нежными переливами грома и мерным лопотанием дождя, меланхолично барабанившего по крыше, окну и подоконнику. Попытавшись повернуться на другой бок, Сийри с большим удивлением поняла, что некто нежно сжимает ее в крепких жарких объятьях, и совершенно не собирается их разжимать. Девушка попыталась осторожно освободиться, но с удивлением почувствовала, что руки, обхватившие ее тело, напряглись, кожу укололи выпущенные когти, а шею лизнул ласковый, но очень шершавый язык.
   - Мышка! - сразу сообразила Сийри. Мускулистые руки мгновенно превратились в мохнатые лапы, таинственный незнакомец - в жаждущего тепла гепарда, а романтичное недоразумение - в невинную шалость, - Мышка, отпусти немедленно!
   Гепард хищно зевнул, продемонстрировав девушке белые с легким желтоватым отливом клыки и ало-розовую глотку, и нехотя, втянув когти, убрал тяжелые лапы, позволив девушке сесть на краешек постели.
   - Доброе утро, - засмеялась Нита, с интересом наблюдавшая за этим раундом постельной борьбы, - да, ты сегодня точно не замерзла.
   - Да уж, - согласилась подруга, - кстати, который час?
   - А кто ж его знает, - отозвалась девушка, взглянув на хмурящееся небо, - похоже, нам с тобой удивительно повезло. А нашей одежке - нет...
   - В смысле? - рассеянно поинтересовалась Сийри, пытаясь нашарить застежки на рубахе.
   - В смысле том, - вздохнула подруга, - что на улице сильный, противный, хоть и теплый дождь, а наша одежда так под ним и мокнет. Не думаю, что кто-то озаботился ее спасением.
   - Впрочем, - вздохнула в ответ девушка, - все равно смысла не было, только ж выстирали. Ладно, прополощется лучше.
   - И то правда, - согласилась Нита, - тогда действительно - с добрым утром.
  -- * * *
   Внизу в обеденном зале уже сидел мрачноватый управляющий и задумчиво ковырялся в плошке с овсянкой.
   - Доброе утро, - уныло поприветствовал он девушек, - вы как?
   Сийри внимательно вслушалась в свои ощущения, однако ничего подозрительного не обнаружила. Судя по выражению лица Ниты, она пришла к аналогичному выводу.
   - Да вроде нормально, - неуверенно сказала она, - а что такое?
   - Птичья болезнь, - кратко ответил Лойт Малич и погрузился в грустные раздумья. Внезапно его передернуло, и он спросил, - вот скажите, почему мы не можем посидеть нормально, выпить по-человечески, нормально, а не нажираться, как свиньи? - при этих словах что-то кольнуло его в виски, он застонал и схватился за голову, - ой...
   - А вы еще долго сидели? - поинтересовалась Нита, подивившись про себя размерам мешков под глазами управляющего, которые намекали, что их обладатель эту ночь провел за столом, а подушкой ему служила пара стаканов.
   - А кто ж его знает, - горестно вздохнул управляющий, - на часы-то никто не смотрел, а так - еще темно было, когда все разошлись. А денег-то прогуляли - кошмар. Хорошо, хоть не все с собой взял, будет, на что добраться. Ну да ладно, - он с неуверенным оптимизмом снова уставился в кашу, - зато практически всех геологов теперь знаю.
   - И когда домой? - поинтересовалась Сийри. Управляющий еще раз вздохнул и уставился на дождик за окном.
   - Да, пожалуй, сегодня и отправимся - под вечер. Мне еще надо Кевера повидать, а вы пока соберитесь.
  -- * * *
   - Как будто только что повесили, - огорчилась Нита, пощупав выстиранные еще вчера вещи, - и стоило горбатиться на ночь, если все равно не сохнет?
   - Может, утюгом посушим? - предложила Сийри, выливая из капюшона робы накопившуюся там за ночь воду, - а то мы элементарно простынем, пока до дому доберемся.
   - А что еще остается, - отозвалась подруга, - выяснишь насчет утюга?
  -- * * *
   - Есть, - лаконично отозвался хозяин, - пять марок за все.
   - Грабеж! - возмутилась Сийри, - за кусок железа - пять марок!
   - А за конфорку - марка в час, - невозмутимо уточнил трактирщик, продолжая протирать посуду, - вы скажите спасибо, что еще комнаты дешевые.
   - Как вам не стыдно, - не выдержала Нита, - жена у вас такая милая женщина! - хозяин лишь безразлично пожал плечами, демонстрируя полную неуступчивость.
   - Пошли, - Сийри потянула подругу за рукав, - что с ним разговаривать. Без утюга обойдемся.
  -- * * *
   На выходе из гостиницы девушек ожидал приятный сюрприз: во-первых, тучки наконец-то соизволили разойтись, и утреннее солнце весело засверкало на бесчисленных лужах, лужицах и ручейках, а во-вторых, к ним торопливо плыла давешняя бабуля, брезгливо поджав ноги в полосатых тапочках.
   - Утюг нужен? - сразу перешла она к делу.
   - А почем? - со вздохом спросила Сийри, после феноменальной скупости трактирщика потерявшая надежду найти здесь что-либо по приемлемым ценам. Старушка поджала губы и обиженно процедила:
   - Бесплатно.
   - Извините, - покраснела девушка, сообразив, что чуть было на корню не убила благородный порыв престарелого призрака, - нас просто хозяин гостиницы расстроил...
   - Ладно, - чуть подобрело привидение, - идемте за мной, - и она поплыла куда-то вдаль, все так же брезгливо поджав бледные ноги.
   Идти оказалось недалеко, и вскоре девушки стояли в увитой плющом беседке, посередине которой стоял старый деревянный стол со сверкающим полированной подошвой утюгом. Нита недоуменно оглянулась.
   - А где конфорка?
   - Вы же маги, придумайте что-нибудь, - ответила старушка и уже привычно растворилась в воздухе.
   - Хорошо сказано, - хмыкнула Сийри, осматривая аскетичную обстановку, - и что тут придумать?
   - Слушай, - вдруг прищелкнула пальцами подруга, - мы же вроде умеем огонь метать, правда? Давай утюг так и нагреем, а?
   - Можно, - согласилась девушка, - но, - она вдруг вспомнила, как разлетались куски угля под струями магического огня, потом покосилась на утюжок, выглядящий таким хрупким и беззащитным, - лучше бы что-то другое нагреть, а утюжок - уже от этого. А то, боюсь, не выдержит он такого обращения, а?
   - Наверно, - Нита взяла утюжок и прикинула его вес, - но где мы найдем это что-то?
   - Нам нужна тяжелая, большая и гладкая железяка. Должны же быть тут какие-нибудь обломки. Давай поищем?
   Искомый обломок нашелся, как ни странно, в ближайших кустах. Очевидно, в прошлой жизни он был частью вагонетки, о чем красноречиво свидетельствовали остатки погнутых осей и неистребимой угольной пыли, въевшейся в могучие напластования ржавчины - по всей видимости, вагонетка здесь лежала лет сто минимум, запрятанная рачительными хозяевами "про запас".
   - Так, и как на всей этой грязи греть утюг? - хмыкнула Сийри, продемонстрировав подруге бурый от мокрой ржавчины палец, - всю же одежду измажем!
   - Ну не всю, - задумчиво ответила подруга, - максимум, платок. А его потом почистим, как те стаканы. Только вот вопрос - мы тут ничего не спалим, если будем эту вагонетку греть?
   - Не должны, - пожала плечами девушка, - но, может, вытащим ее отсюда?
   - Как? - хмыкнула Нита, - в ней же минимум пяток пудов. Нет, даже и пробовать не будем. Давай так, а в случае чего, заморозим все, и как будто ничего и не было.
   - Разве что, - неуверенно покачала головой Сийри, - ладно, тащи платок и утюг, а я пока огнем пошвыряюсь.
  -- * * *
   Глажка уже подходила к концу, трава рядом с импровизированной конфоркой высохла и даже чуть обгорела, а платок, которым после каждого сеанса разогрева утюжка вытиралась его подошва, превратился в бесформенную черно-бурую тряпку. Вдруг место на стенке вагонетки, куда летели струи магического пламени, грустно зашипело и провалилось внутрь, а из оплавленной дыры поднялся легкий столбик пара и дыма.
   - Допрыгались, - резюмировала Сийри, привычным движением протирая подошву утюжка, - доглаживаем, и ходу отсюда.
   - Точно, - согласилась Нита, расправляя на столе штанину, - только что, так утюг и оставим?
   - А что делать? - ответила вопросом на вопрос девушка, - где нашли, там ему и место, - добавила она, отглаживая стрелку, - готово, собственно.
   Тут же на полянке возникла пани Бшегузкова, чье лицо излучало уже привычный скептицизм.
   - Утюг давайте, - сразу перешла она к делу, - и погасите все, а то еще пожар устроите, право-слово.
   - Извините, - попыталась оправдаться Сийри, - это случайно...
   - Да уж понимаю, что не нарочно, - ворчливо перебила девушку старушка, - а такая тележка была, сама с шахты приволокла! Ей же еще ста лет не исполнилось, а они... Эх, молодежь, молодежь! И правнучек мой не лучше - глаза б мои ее не видели, говорит, никакого уважения к старости... - и удивительно цепкие пальцы выдернули из рук оторопевшей девушки медленно остывающий утюг, после чего ворчливая пани молча растворилась в воздухе.
   - Да, сочувствую ее родственникам, - наконец не выдержала Нита, - такая родственница - это что-то.
   - Но она нам здорово помогла, - заступилась за призрака вышедшая из ступора Сийри, - не то, что этот крохобор. Ладно, отойди-ка в сторонку, замораживаю.
   Из кончиков пальцев девушки на потрескивающую вагонетку хлынул поток бледно-голубых лучей, больше всего по цвету напоминавших зимнее небо в феврале, в котором сразу же закрутились невесомые снежинки. Тележка издала возмущенный скрип, и по ее днищу черной молнией пробежала длинная трещина, осыпав окружающие кусты пластами отлетевшей ржавчины, а остатки несгоревшей травы побелели и испуганно съежились.
   - Чудное зрелище, - засмеялась Нита, - трава, как после заморозка, и оплавленная дыра в вагонетке! Кто найдет, не поверит!
   - Да кто искать будет, - довольно хмыкнула подруга, - сто лет тут лежит, и еще столько же никто тревожить не будет, - она провела над ржаво-черным платком ладонью, тот вспыхнул бело-голубым светом и обрел первозданную белизну. - Ладно, пошли, Лойт Малич уже должен был бы вернуться.
  -- * * *
   Управляющий действительно не только успел вернуться, но и даже постирал свой горно-туристический комплект и сейчас, негромко поминая Эллу Влесовну, заговоренные книжки, аптекаря, повязку и едкую мазь, сосредоточенно елозил утюжком по сочащемуся влагой брезенту, оставляя на нем парящие дорожки.
   - О, а вы где отгладили? - удивился он, увидев девушек со стопками чистой одежды в руках, - это жмот сказал, что, похоже, вы предпочли мокрую одежду символической плате за его оборудование.
   - Нам помог очередной призрак, - хихикнула Нита, укладывая свою стопку на край стола, - а с вас сколько этот жадина снял?
   - Десять марок! - возмущенно ответил Лойт Малич, осторожно ставя утюг на край стола, - за что такая ко мне любовь, не понимаю.
   - Это не его недостаток, - притворно примирительно вздохнула Сийри, - это недостаток денег...
   - Точно, - вздохнул управляющий, подцепляя утюг белоснежной марлевой перчаткой, - их он любит отчаянно и беззаветно. Ладно, я уже почти закончил, вы пока упакуйтесь и за комнату расплатитесь, скоро отправимся.
   - А в Артемовке чем займемся? - поинтересовалась Сийри с лестницы.
   - Караван найдем, и домой, - пожал плечами управляющий, - надеюсь, попадется что-нибудь приличное.
   - А не будет, что караваны обратно только по четным или нечетным дням? - озабоченно спросила Нита.
   - Может, и так, - согласился Лойт Малич, - но, не добравшись до Артемовки, мы это все равно не узнаем.
  -- * * *
   Путешественники прибыли в Артемовку, когда уже стемнело, и немногочисленные огни изукрасили кривые улочки причудливыми тенями.
   - К Влесу, заглянем, что ли? - вдруг сказал управляющий, задумчиво посмотрев на яркие звезды, - вряд ли, конечно, он будет дома, но все же...
   - Просто посмотреть? - опасливо уточнила Сийри.
   - Конечно, - широко улыбнулся Лойт Малич, - в любом случае мы его в жандармерию сдать успеем.
   - Тогда ладно, - чуть расслабилась девушка.
   - Да не бойся, - рассмеялся управляющий, - я до отвращения законопослушный. Конечно, скотина он еще та, но время бить ему морду уже прошло, тут уж пусть законники поработают.
   Это разъяснение сняло напряженность, возникшую после поступившего предложения проведать своего нового врага, и путешественники весело зашагали по уже знакомой тропинке.
   - Да, его дома точно нет, - хмыкнула Нита, разглядывая обгорелый остов на месте ожидаемой хибарки, - интересно, кто озаботился?
   - Оперативно, - вздохнул управляющий, - ничего не осталось.
   - Только груда стеклотары, - добавила Сийри, легонько пиная носком сапога закопченную бутылку, издавшую печальный звон.
   - Это мы оставим, - махнул рукой Лойт Малич, - ладно, пошли караван искать.
  -- * * *
   - Скажите, вы не знаете Влеса Карпарко? - поинтересовался управляющий у начальника каравана, расплачиваясь за места в дилижансе до Усть-Подбельска.
   - А, этого алкоголика? - пренебрежительно отозвался тот, принимая монеты, - опоздали вы. Сгорел он позавчера.
   - Как сгорел? - удивилась Нита.
   - А так, - с готовностью пояснил караванщик, - вернулся он откуда-то смурной, но при деньгах, купил, как водится, пару бутылок, и домой пошел - Феля-козопас видел, как он в окно своей хибары залазил. А буквально через час пылал его домишко, как копна сена - пол-Артемовки сбежалось. Наверно, напился, закурил и уснул в кровати.
   - Печально, - сочувственно вздохнула Сийри.
   - Точно, - подтвердил парень, - курение убивает, - и со смешком отошел. Девушки выжидательно уставились на Лойта Малича. Тот решительно махнул рукой.
   - Все, это не наше дело. Кевер все видел, так что разберется. Нам же домой пора. Насчет этого, - он хмыкнул, - в огне не тонущего и в воде не горящего, - девушки хихикнули, - потом выясним - нам, похоже, еще предстоит сюда вернуться, шахту-то в любом случае запустить надо. А пока - замнем.
  -- * * *
   Ночью Сийри проснулась оттого, что кто-то погладил ее по лбу нечеловечески прохладной рукой. Она открыла глаза, с удивлением заметила одного из тех торговцев, о которых столь нелестно отзывался Лойт Малич во время прошлой поездки и поняла, откуда взялись упоминания про ледяные руки и необычайную пронырливость коммивояжеров - сквозь коммерсанта был явственно видна стенка дилижанса. Призрак демонстративно прикрыл рот, призывая к молчанию, и сунул в руки оторопевшей девушке какой-то прозрачный предмет. Сийри вгляделась в подарок и ахнула - это была хрустальная фигурка дракона.
  -- На круги своя
  

Зеркало, щит, обещание, дальнее расстояние и доброе слово - пять способов остаться при своих.

  
   - Вот, даже полки нет, - огорчилась Нита, выуживая из кармана куртки молочно-белую черепашку, - подарок некуда поставить.
   - А чей подарок? - заинтересованно спросила Сийри, осторожно взяв в руки изящную скульптурку. Мраморная черепашка весело скалила зубастую пасть, и создавалось такое ощущение, что рептилия нежится в тепле девичьих рук.
   - Да ночью, на перевале, призрак какой-то вручил, - пожала плечами подруга, - симпатично, да?
   - Точно, - девушка вернула черепашку подруге и начала сосредоточенно обшаривать карманы, - совсем забыла, мне же похожую подарили, и тоже призрак! - на ее ладони хищно изогнул шею хрустальный дракон.
   - Какая красота! - ахнула Нита, разглядывая статуэтку, - кажется, что он сейчас взлетит!
   - Он же хрустальный, - засмеялась Сийри, - но, действительно, надо бы их приспособить куда-нибудь. А то, если разобьются, будет жалко.
   - В шкаф, разве что? - предложила подруга, открывая дверку, - но ведь не видно будет...
   - Согласна, - вздохнула девушка, - но, если оставить их так, то скоро тоже будет смотреть не на что.
   - Может, у хозяйки полочку какую-нибудь попросить? - вдруг предложила Нита, с сожалением ставя фигурки на верхнюю полку шкафа, - или, в крайнем случае, она разрешит повесить тут свою?
   - Это идея, - улыбнулась Сийри, - пойти спросить, что ли, пока не слишком поздно?
  -- * * *
   - Полочку? - Вельма на секунду задумалась, - нет, полочек у меня нет. Но могу предложить пару досок, гвозди, пилу и молоток, - она скептически окинула взглядом Сийри, - но, пожалуй, купить готовую вам будет дешевле.
   - Спасибо, но я все-таки приму ваше предложение, - хмыкнула девушка, - авось, что и получится.
   - Как хотите, - пожала плечами хозяйка, - тогда прошу за мной.
  -- * * *
   - А мы сможем? - засомневалась Нита, окинув взглядом предстоящий фронт работ.
   - А как же! - с энтузиазмом воскликнула подруга, - подумаешь, велика забота - пару досок распилить! Держи тот конец, а я отпилю!
   - Может, померим? - предложила девушка, изо всех сил стараясь сдержать рвущуюся из рук сосновую доску, - а вдруг не влезет...
   - Если я и жадничаю, то исключительно чистого сердца, - глубокомысленно заметила Сийри, прикинув на глазок будущие габариты полки, - держи, а то, как сейчас отпилится криво - будем знать!
  -- * * *
   - Ровно четверть вершка, - ехидно заметила Нита после пятой попытки установить полку ровно, - а над моей койкой места меньше - там ведь еще и шкаф.
   - Зато от чистого сердца, - вздохнула Сийри, увидев результат своих усилий, - и как ровно получилось, как будто столяр делал!
   - Столяр мерит прежде, чем резать, - заметила подруга, осторожно опуская полку на кровать Сийри, - и что делать будем? Второй раз я по лестнице ее не потащу - и так все руки отбила на поворотах.
   Действительно, полка получилась на диво удачной - светло-желтая поверхность, источающая нежный аромат смолы, аккуратные упоры и даже, чем Сийри гордилась больше всего, пара гвоздей, загнутых в прочные крючки, благодаря чему полку не обязательно было прибивать намертво - достаточно было повесить ее на специально вкрученные винты. Однако размеры полки действительно подкачали - она оказалась, как выяснилось, на четверть вершка длиннее, чем сама комната.
   - Ну не резать же прямо здесь, - огорчилась Сийри, - Вельма нас убьет за мусор.
   - Действительно, - согласилась Нита, - и что делать?
   - О, - девушка внезапно кинулась к стопке книг по магии и сосредоточенно зашуршала страницами, - нашла! Копирование с изменением линейных размеров! Попробуем?
   - А где пентаграмму нарисуем? - хмыкнула подруга, - тут же места нет.
   - Кто не рискует, тот не пьет шампанское, - глубокомысленно заявила Сийри, - ладно, альтернативой все равно будет спуск полки по лестнице.
   - А это нам все равно предстоит, - сказала Нита, отходя поближе к двери, - впрочем, почему бы и нет? Только комнату не разнеси, а?
   - Постараюсь, - Сийри глубоко вздохнула и, успокоившись, сплела пальцы в магическом пассе.
  -- * * *
   Сине-белая вспышка, казалось, высветила каждую щелочку трактира "Крыса в котелке".
   - Получилось! - закашлялась Сийри, разгоняя руками густой сизый дым, наполнивший комнату. Нита кивнула, что, впрочем, осталось незамеченным, и, пробравшись на ощупь к окну, устроила небольшой сквознячок.
   Когда дым немного рассеялся, Сийри издала торжествующий вопль: в центре комнаты на полу лежала полка, являвшаяся точной копией сделанной девушками, за исключением того, что она была меньше на полвершка. Видимо, желание Сийри получить "копию полки, только поменьше, и без мусора", не подкрепленное должным опытом, привело к тому, что эти полвершка при копировании просто превратились в едкий сизый дым. Подтверждением этому служил еще дымящийся почерневший срез с правой стороны полученной копии.
   - Почти, - заметила Нита, подняв с пола копию, - ой, а она горячая! Похоже, нам еще стоит потренироваться с этой штукой. Только, - она снова закашлялась, - на свежем воздухе.
   - У вас все в порядке? - со стороны двери послышался настороженный голос Вельмы.
   - Уже да, - уверенно ответила Сийри, - скажите, вам полочка не нужна?
  -- * * *
   - Ну, как вам Стрижавка? - поприветствовал девушек Гуннар на следующее утро, - курорт, говорят?
   - Ой, не говорите, - Сийри аж передернуло, - не сезон там был, видимо.
   - Да, Лойт Малич мне уже рассказал. Славная работа. Я это учту. А пока, - он приглашающе кивнул Янине Генковне, внимательно вслушивавшейся в разговор. Она подошла поближе и злорадно потерла руки.
   - Приключения кончились, впереди трудовые будни. А чтоб побыстрее к ним привыкнуть, - она протянула девушкам пачку каких-то бланков, - заполните!
   - Что это? - Нита уставилась на бумаги так, как будто это была ядовитая змея.
   - Отчет о командировке, - вздохнула бухгалтерша, - это раньше герои могли совершать подвиги и спокойно почивать на лаврах. Теперь для этого требуется куча документации, и непременно в трех экземплярах. В общем, заполняйте, а что будет непонятно - объясню.
  -- * * *
   - Так, нам выдали, - Сийри осторожно развернула выданную, казалось, так давно бумажку, уже начавшую протираться на сгибах и аккуратно переписала в "простынь" найденные цифры, - кстати, не помнишь, почем мы там ехали?
   - По полмарки, - потянулась Нита, вспоминая свое путешествие в Артемовку, - там кролики такие славные, эх... Ну почему мы таких же завести не можем?
   - Потому, что не заработали еще, - хмыкнула подруга, записывая в графу "расходы на проезд - туда" полмарки, - вот купим себе небольшое такое поместье...
   - Точно, - засмеялась девушка, - вот с зарплаты пойдем и купим!
   - Юмор? - хмыкнул управляющий, подойдя к столу девушек, - это хорошо. А впрочем, может, и купите. Только, конечно, не с зарплаты, и не поместье.
   - А что? - Сийри так заинтересовалась этим вопросом, что даже отложила в сторону ручку.
   - Участок прикупите, а потом, за пару лет, и домик выстроите, - пояснил Лойт Малич, - тут многие так делают. Вон, Фома уже достраивает.
   - И как тут цены? - спросила Нита.
   - Говорит, что приемлемо, - ответил управляющий, - впрочем, лучше вы с ним поговорите, я про это слышал только в самых общих чертах.
   - Спасибо, поговорим, - поблагодарила начальника Сийри, вновь берясь за ручку.
  -- * * *
   - Так, заполнили? - Янина Генковна развернула полученные от девушек простынки, - молодцы. А где квитанции?
   - Какие квитанции? - недоуменно спросила Сийри.
   - Проездные и на жилье, - пожала плечами бухгалтерша, - мы, конечно, вам верим, а вот ревизоры-то нет.
   Девушка озадаченно порылась в карманах, потом прошла обратно к своему столу и, переговорив с Нитой, перетряхнула свою сумку.
   - Только на проезд оттуда и на гостиницу, - перед бухгалтершей шлепнулась стопка потертых листочков, испещренных нечитаемыми каракулями. Та задумчиво перелистала полученные документы, сунула их куда-то в стол и, выудив из груды бумаг какой-то потрепанный справочник, начала что-то прикидывать на счетах.
   - Так... Посмотрим, минус проезд, плюс за вредность и удаленность. Короче, контора вам должна еще двадцать три марки. Получите в зарплату, это послезавтра. И, кстати, - она внимательно взглянула на Сийри, - мой вам совет - не затягивайте с покупкой участка. Чует мое сердце, что взлетят скоро цены до небес.
   - Легко сказать, - вздохнула Сийри, - я ж в этом совсем не разбираюсь.
   - Ты присаживайся, - улыбнулась Янина Генковна, - я тебе тут планчик нарисую, а потом еще с Фомой поговоришь - он как раз строится.
   - Спасибо, - Сийри уселась напротив бухгалтерши, - и что вы посоветуете?
   - Лично я, - Янина Генковна демонстративно сделала ударение на столе "я", - прикупила бы землицу у маяка. Конечно, до города будет как минимум лига, но и в этом есть плюс - земля там сейчас по ценам прямо таки бросовым.
   - Понятно, - девушка поняла, что затягивать с покупкой карты уже нельзя, - а еще что посоветуете?
   - А больше - ничего, - Янина Генковна закончила чиркать в блокнотике и подала Сийри вырванную страничку, - только, прежде чем участок покупать, посоветуйтесь с архитектором
   - А с архитектором-то зачем? - озадаченно переспросила девушка. Она ожидала, что перед покупкой надо будет советоваться с землемером, геологом или кем-нибудь из городской администрации, так что пожелание встретиться с архитектором было для нее несколько неожиданным.
   - Ну, вы, как я понимаю, будете строить там дом? - удивленно подняла бровь бухгалтерша. Сийри согласно кивнула, - а для этого сначала необходимо узнать, какой дом строить - и именно для него и покупать участок. Логично?
   - А нельзя купить уже готовый? - поинтересовалась Сийри, - наверное, это все же дешевле будет, чем новый строить?
   - Будет, - подтвердила Янина Генковна, - но это будет, во-первых, жуткая хибара, во-вторых, в отвратительном районе, а в третьих, всего лишь чуть дешевле, чем новый дом с участком.
   - А разве нельзя потом развалюху снести и построить что-то нормальное? - удивилась девушка.
   - Не получится, - покачала головой бухгалтерша, - почти вся земля в центре города - в аренде. Администрация выкупает ее по дешевке, по клочку, где может - а сами, небось, представляете, на что способен человек ради опохмелки. А похмельный - не пьяный, и вполне отвечает за свои действия, - она грустно усмехнулась, - хоть, в общем-то, и некрасиво. Нынешний мэр задался целью соорудить в городе что-то ну очень особенное, и подошел к решению вопроса чрезвычайно решительно. Так что мой совет остается прежним - стройтесь на новом месте.
   - Да, - поняла Сийри, - спасибо.
   - Это мой хороший знакомый, - кивнула Янина Генковна на бумажку в руках у девушки, - берет недорого и работает на совесть. Передавайте ему от меня привет.
   - Обязательно, - засмеялась девушка.
  -- * * *
   Дом архитектора поражал изысканностью стиля и функциональной красотой. Казалось, миниатюрный замок в степлинском стиле является такой же частью пейзажа, как море, горы и тенистая кипарисовая роща рядом. Даже звонок на кованых воротах, демонстрировавший, что это все-таки новострой, не казался выпадающим из ансамбля.
   - Добрый вечер, чем могу помочь? - не смотря на летнюю жару снаружи, в небольшом зальчике, от пола до потолка уставленном стеллажами с книгами, горел камин, а сам хозяин был облачен в теплый ватный халат.
   - Здравствуйте, - ответила Сийри, - нам тут сказали, что вы можете дать консультацию по поводу выбора земельного участка.
   - Вас направили правильно, - ответил архитектор, - а можно узнать, кто именно?
   - Янина Генковна, - пояснила Нита, - она еще просила передавать вам привет.
   - А, - понимающе протянул хозяин дома, - ясненько. Ну что ж, помогу, чем смогу. Можете звать меня Эверардом.
   - Эверардом? - удивилась Сийри, - какое интересное имя.
   - В смысле, Эверард, - поправился архитектор, - пройдемте.
   Соседний зал представлял собой, по-видимому, мастерскую, в которой, кроме нескольких кульманов и карты Усть-Подбельска во всю стену, были расставлены десятки макетов зданий, включая и то, в котором они сейчас находились. Все макеты были тщательно раскрашены и, казалось, на столиках стоят настоящие маленькие домики.
   - Какая красота, - всплеснула руками Нита, подходя к ближайшей модели, представлявшей собой макет виллы на побережье. Во внутреннем дворике в миниатюрном бассейне искристо переливался крошечный фонтан, а паруса на яхте у изящного причала трепетали под неощутимым ветром.
   - Да, модели хороши, - довольно заметил Эверард, - но вернемся к вашей проблеме. Итак, какой суммой вы располагаете?
   - Никакой, - вздохнула Сийри, - мы лишь хотим накопить на покупку участка, вот Янина Генковна и посоветовала переговорить с вами, чтобы знать, сколько именно придется копить.
   - Понятно, - пожал плечами архитектор, - а хоть выбрали место, где строиться-то будете?
   - Говорят, у маяка пока земля недорогая, - ответила Нита, - а вообще - мы не знаем.
   - Тоже хорошо, - в тон ей сказал Эверард, - там земля действительно самая дешевая. Дешевле только за хребтом. А почему? - он начал загибать пальцы, - далеко от города, это раз. Грунт очень крепкий - тяжело строиться, это два. Пресной воды нет, только если скважину делать - а это дополнительные деньги, это три. И нет моря, это четыре.
   - Как - нет моря? - удивилась Сийри, - маяк же на берегу стоит!
   - Стоит, - кивнул архитектор, - и, если вы там построитесь, до моря будет всего сажен сто. Правда, из них пятьдесят - по вертикали, - упредил он встрепенувшуюся девушку.
   - А разве нельзя лестницу какую-нибудь поставить? - удивилась Нита.
   - Можно, - улыбнулся Эверард, - до осеннего шторма. Так что там даже вида на море нет - все скалы закрывают. В случае со штормами это - плюс, но уж очень много минусов. Оттого и дешево.
   - Да-а, сильно, - Сийри задумчиво потерла виски, - и сколько, как вы думаете, там будет стоить участок?
   - Это уже от дома зависит, - задумчиво протянул архитектор, - вот та вилла, что вы рассматривали, - он кивнул Ните, - стоит порядка пятидесяти тысяч марок.
   - Сколько? - не поверила своим ушам девушка.
   - Участок тысяч десять, и само строение сорок, - невозмутимо повторил Эверард, - а что вы хотите, самая модная сейчас вещица - оттого и стоит у самого входа. Но вам не пойдет, даже если такие деньги накопите.
   - Наверно, вы правы, - грустно протянула Сийри, - а почему не пойдет?
   - Ну, вы же видите яхту, - с готовностью пояснил архитектор, - тут нормальный выход к морю нужен. А такое есть только южнее порта - там заливов с песчаными пляжами масса, самое то для приморской виллы, - он кивнул на макет, - а вам же нужен обычный домик. Ну, возможно, - он окинул девушек ироничным взглядом, - на две семьи. На перспективу.
   - А что у вас есть? - спросила смутившаяся Сийри.
   - Это дальше, - махнул рукой Эверард, - прошу за мной.
  -- * * *
   - Симпатично, - вздохнула Нита, разглядывая макет уютного каменного двухэтажного домика, - а чего так крыша скошена?
   - Так я, по-моему, говорил о штормах. Осенью они даже стальные болты из скал выворачивают, бывает. Поэтому делать окна, которые почти неизбежно будут выбиты - неразумно. А крыша в этом проекте - специально укрепленная. Такая же на маяке стоит - пока ни одной жалобы не было, так что - рекомендую.
   - И почем? - вздохнула Сийри, пытаясь прикинуть, сколько времени им придется питаться брюквой и морковкой, чтобы позволить себе отдельное жилье.
   - Участок обойдется вам в полторы тысячи марок, а само здание, с проектом и постройкой - еще десять тысяч. Согласен, недешево, но жилье никогда не было дешевым.
   - А почему тот домик, - Нита махнула рукой в сторону макета на входе, - всего в четыре раза дороже? Тут же все намного скромнее...
   - Далеко от города, твердая почва и так далее, - терпеливо пояснил архитектор, - вот и набегает... Впрочем, вы можете купить сначала только участок, а уже потом - дом строить. Что скажете?
   - Соблазнительно, что ни говори, - прищелкнула пальцами Сийри и повернулась к подруге, - что скажешь?
   - Мечта, - грустно протянула она, - но такая сумма... В голове не укладывается.
   - Брось, - махнула рукой девушка, - все равно, если приехали сюда, надо тут жить, а не мучиться. Тем более, никто сейчас денег и не требует.
   - Надо подумать, - решительно заявила Нита и уже, было, собралась поблагодарить любезного хозяина и попрощаться, как вдруг она услышала заунывный вой, окна в стоящей неподалеку модели северного замка засветились призрачным зеленоватым светом, и ощутимо повеяло холодом.
   - А это что? - как можно невозмутимее поинтересовалась Сийри и помрачневшего хозяина, - это и в построенном здании будет такая акустика?
   - Это, в общем, - нехотя ответил Эверард, - маленькая пакость от одного клиента. Он не выплатил всю договорную сумму по какому-то надуманному предлогу, и я ему тогда заявил, что больше с ним не работаю, и не стал, несмотря на достаточно солидное предлагаемое вознаграждение. Вот он и насолил - честно говоря, не знаю, ни как он это сделал, ни что это, но в результате в доме просто адски холодно, а впечатлительные клиенты, бывает, просто сбегают.
   - Да, неприятно, - согласилась Сийри, - слушайте, а кто делает эти модели?
   - Я, - довольно улыбнулся Эверард, - что может быть лучшей рекламой архитектора, чем построенный дом, пусть и такой маленький?
   - А вот фонтан, паруса и прочее, - Нита указала на модель яхты, как будто собирающуюся немедленно отправиться в путешествие, - это как сделано?
   - Как-как, - ухмыльнулся архитектор, - чуть поколдовал - и все, благо, тут заклинания простые, только работа очень скрупулезная. Вы, как мне говорила Янина Генковна, меня в два счета в этих делах обставите, но мне большего и не надо.
   - А, может, мы поможем вам избавиться от этой неприятности? - вкрадчиво спросила Сийри. Эверард мгновенно задумался, выбивая пальцами странный ритм по столику с моделью замка и, наконец, решился.
   - А у вас получится? Если так, то давайте!
   - Попробуем, - хмыкнула Сийри, потирая руки.
   - В общем, так, - посерьезнел архитектор, - сама модель стоит двести марок. Если сломаете - возместите. А если что получится - я помогу вам с участком. Идет?
   - Давайте, - уже без особого энтузиазма кивнула Нита, - а ваши заклинания входят в стоимость макета?
   - Двадцать марок, - жизнерадостно улыбнулся Эверард.
  -- * * *
   - И скажи, зачем мы за это взялись? - спросила Нита подругу, когда они покинули чудный замок вместе с упакованным макетом.
   - Ну, я надеюсь, что он нам поможет с участком, - неуверенно ответила Сийри, - да и человек, вроде, хороший...
   - Отличное объяснение, - саркастично ухмыльнулась подруга, - в итоге, у нас есть чудесная возможность расстаться сразу с двумя сонями марок - очень даже не лишних, должна я тебе заметить.
   - Ну что ты злишься, - девушка уже сама поняла, что дала маху, - скопируем для начала, а потом попытаемся избавиться. Я и заклинание подходящее где-то видела...
   - Только непроверенное, - вздохнула Нита, - итого: в минусе двадцать марок, но это только, если матрицирование сработает, а в плюсе - просто обещание помочь. Чудесно.
   - Сейчас скопируем? - спросила подруга, желая как можно скорее приступить к делу и, тем самым, отвлечь Ниту от морализаторства.
   - Поздно уже, - хмыкнула та, - тут темнеет быстро. Пошли уж домой лучше, а завтра, после работы, и займемся...
   - Ладно, - грустно признала правоту подруги Сийри.
   - Не кисни, - улыбнулась Нита, - больше не буду пилить. Обещаю.
  -- * * *
   Ночью во дворце, стоявшем на свежеприбитой полке, что-то попыталось завыть и загрохотать. Однако при первых же проблесках призрачного зеленоватого огня хрустальный дракончик, стоявший слева, басовито, но тихо, так, чтоб не разбудить спящих девушек, зарычал, выдохнув прозрачное, почти незаметное облачко пламени, и шум немедля стих. Мраморная черепаха, внимательно следившая за происходящим, удовлетворенно вздохнула и снова спряталась в панцирь. Ночь продолжалась.
  -- * * *
   - Ну что, видели Эверарда? - к столу девушек подошла Янина Генковна.
   - Да, - мрачно ответила Сийри. Она все еще переживала по поводу своей несдержанности.
   - Судя по вашему невеселому виду, - улыбнулась бухгалтерша, - вы подрядились-таки изгнать нечисть из его замка? Не переживайте, я уверена, что вы справитесь, иначе б не советовала бы к вам приглядеться.
   - Хотелось бы, - вздохнула Нита, - а почему бы ему к профессионалу не обратиться?
   - Что он вам обещал? - поинтересовалась Янина Генковна.
   - Ничего, - скривилась Сийри, - только то, что в случае порчи макета мы ему будем должны уйму денег.
   - Вот вы сами и ответили на свой вопрос, - пожала плечами бухгалтерша, - кто из профессионалов будет работать забесплатно, да еще и потери в случае неудачи компенсирует? Эверард умный человек, очень умный.
   - Ясно, - кивнула Нита, - постараемся справиться.
   - Уж постарайтесь, - неожиданно серьезно сказала женщина, - если получится, он вам здорово поможет. Я вас потому к нему и направила, что более-менее уверена в ваших силах. Так что если справитесь... - она не закончила, - в общем, удачи.
   - Спасибо, - хором сказали девушки.
  -- * * *
   - Итак, с чего начнем? - спросила Нита, когда девушки вечером добрались до своего "колдовского места", где, несмотря на недельное отсутствие подруг, ничего не изменилось.
   - Для начала, наверно, - вздохнула Сийри, устанавливая макет в центре полянки, -скопируем эту красоту. Во избежание.
   - Правильно, - кивнула девушка, - но перед этим... - она выудила из своей сумки какой-то овальный предмет и пухленькую книжицу, - давай-ка откалибруемся.
   - Точно, а я и забыла! - воскликнула подруга, - нас же предупреждали... Кто первый?
   Вскоре операция рекалибровки была завершена, и подруги с наслаждением взирали на переливающиеся цифры.
   - 1834/213, - прочла Сийри, - медленнее расти стало, не находишь?
   - Так сколько мы там колдовали, - махнула рукой Нита и сосредоточилась, - о, у меня больше тысячи! - на ладони девушки переливалось 1023/49.
   - Да, сравнительно немного, - согласилась подруга, - больше все бегали. Не то, что здесь. Так, а что у нас с дворцом? - повинуясь плавному жесту, над моделью взлетели дымные цифры.
   - Ого, - ахнула Нита, - больше семи тысяч... Действительно, сложная штучка. Похоже, любезная подруга, мы с тобой попали на двести марок. И это только начало.
   - Неудобно получилось, - расстроилась Сийри, - ладно, урок на будущее. Так, а теперь, где у нас тут был экзорцизм?
   - И конечно, не проверяла, - вздохнула подруга, - и проверить не на чем. Ладно, будем надеяться, все закончится хорошо...
   - Так, - Сийри положила развернутую книгу на колени и начала зачитывать рецепт, водя пальцем по строчкам, - ага, вот: "Элементальные сущности, кто они, общение и борьба... Так, теорию пропустим, потом, как всегда, потом, а вот и суть дела. Элементальная сущность по типу взаимодействия с окружающим миром может представлять собой стихию воды (вуташ), земли (голем), огня (саламандра), воздуха (призрак). Вследствие того, что в большинстве случаев для сотворения элементаля используется чья-то душа, подавляющее большинство этих созданий вполне дружелюбно настроено по отношению к человеку, что позволяет уладить конфликт простой беседой". Так, а как его вызвать на разговор? - девушка недоуменно покосилась на напряженно замерший макет замка.
   - Постучать и спросить: "Есть кто дома?", - фыркнула Нита, - но, боюсь, не сработает. Ну, что там дальше?
   - А дальше вот что, - подруга перелистнула страницу, - в том случае, если конструктивный диалог невозможен, единственным разумным выходом будет рассеивание элементальной сущности и принудительная отправка захваченной души за Предел, - она вздохнула, вспомнив любезную Камиллу и серьезного дядюшку Эри и въедливую, но дружелюбную пани Бшегузкову.
   - Так, а почему мы, собственно, решили, что это - именно из-за призрака? - вдруг сказала Нита, - мало ли что еще такой эффект может давать.
   - Если магическая штучка, - пожала плечами Сийри, - все равно не найдем. Слишком много наводок от остальных заклинаний, - в подтверждение этого она плавно повела рукой, и вся модель стала переливаться тусклым сиреневым светом, - видишь, без шансов.
   - Ну а все-таки, можно ли элементаля обнаружить? - подруга не спешила отказываться от своей идеи.
   - Можно, - задумчиво ответила девушка, - сейчас, - и она начала быстро перелистывать теоретическую часть, стремясь побыстрее добраться до практических упражнений, - вот, то, что нужно! Даже тип определит!
   - Ну-ка, дай я, - Нита радостно потерла руки и стала зачитывать заклинание, повторяя описанные жесты, после чего, удостоверившись, что все пальцы лежат на положенных местах, резко выдохнула и выбросила в сторону модели туманный шарик, на подлете рассыпавшийся алмазной пылью, - что, и все?
   - Дай-ка, - Сийри потянулась за учебником, но остановилась, услышав хрустальный перезвон, - нет, все в порядке, гляди!
   Действительно, над замком поднялся зеленоватый дымок, сложившийся в полупрозрачный знак, представлявший собой плоский, как будто вырезанный из туманной бумаги силуэт гор.
   - Элементаль, - удивилась Нита, - но голем.
   - Отлично, - рассмеялась подруга, - Должно же быть какое-нибудь разнообразие! Ну, кто, ты или я?
   Внезапно макет задрожал, бесчисленные окошки засияли уже знакомым зеленоватым светом, пахнуло холодом, по траве побежали змейки изморози, а дымок над крышей макета расплылся мгновенно исчезнувшим облачком, после чего крошечная парадная дверь отворилась, и из нее вышла миниатюрная фигурка. Она с опаской взглянула на склонившихся над ней девушек, неожиданно быстро отбежала в сторонку и начала резко увеличиваться в размерах.
   - Как интересно, - зачарованно выдохнула девушка, наблюдая за трансформацией. Вскоре она завершилась, и голем, увеличившись до полусаженной высоты, открыл янтарно-алые глаза.
   - Не надо магии, - произнес он. Голос его был чем-то средним между грохотом пересыпающихся булыжников и шипением песка под ногами, однако подруги на удивление легко различали слова, - давайте дело миром уладим.
   - Как ты думаешь, можно с ним договориться? - спросила Сийри, не опуская рук, сплетенных в магическом пассе.
   - Големы никогда не обманывают, - элементаль горделиво выпятил подбородок, показав из-под землистого цвета губ ослепительно белые клыки, - мы уже не люди.
   - Значит, договоримся для начала, что ты на нас не нападешь, - девушка медленно опустила руки, дождавшись утвердительного кивка голема, - а вообще, откуда ты тут взялся? Я имею в виду, в макете?
   - Не помню, - темное лицо элементаля исказила гримаса, из полуоткрытого рта на землю скользнула тонкая струйка слюны, - я знаю только, что должен сделать. Если я пытаюсь вспомнить, - он вздрогнул всем телом и замолчал.
   - Но мы должны прекратить твои безобразия, - мягко сказала Нита, грустно улыбнувшись, - понимаешь?
   - Да, - глухо ответил голем и с заметным усилием встал прямо, - но я не хочу умирать. Освободите меня, и я никогда больше вас не побеспокою.
   - А как ты чувствуешь, что пора что-то делать? - спросила Сийри, перелистывая учебник, - Блин, ничего толкового нет...
   - Мне в глаза бьет зеленый свет, и накатывают такие жар и боль, что я теряю рассудок. Когда я прихожу в себя, все уже кончено, - элементаль потер глаза, истекающие темно-рубиновыми слезами, и продолжил, - но вчера что-то произошло. Я помню резкий свет, потом что-то зарычало, и неожиданно все стихло. А наутро я увидел, что узы, держащие меня внутри, ослабли, потому я и смог выбраться наружу.
   - А холод откуда? - поинтересовалась девушка, взглянув на покрытую изморозью траву. Голем быстро окинул взглядом поляну.
   - Наверно, я так пытаюсь спастись от жара, - наконец произнес он, - уберите свет и жар, тогда все прекратится.
   - Ситуация... - Сийри мрачно вздохнула и уселась на подстилку, - как ты думаешь, что это может быть?
   - Могут быть чары, - Нита аккуратно присела рядом и забрала у подруги учебник, - а может быть, и какой-то амулет - вроде тех, что в шахте были, помнишь?
   - Ага, - кивнула подруга, - но как нам выяснить, что именно? - она повернулась к голему, - а откуда свет появляется?
   - Из центра главного зала, - подумав, ответил тот, - я его вижу везде, где бы ни находился. Он вон нам, - элементаль уверенно указал на ряд окон на первом этаже. Как будто в ответ на этот жест, макет беззвучно засиял бледно-зеленым светом, а голем, зашипев от боли, одним прыжком пересек поляну и скрылся в кустах.
   - Не чары, - хмыкнула Нита, подходя к модели.
   - Точно, - подтвердила догадку подруги Сийри и вдруг резко дернула ее за рукав куртки, указывая на сияющие бледно-зеленым окна, - смотри!
   В центре зала бешено пульсировала ослепительная точка, распространяющая вокруг себя волны призрачного света. Казалось, что чей-то злобный глаз выискивает себе жертву и обращает все на своем пути в безвольный инструмент для каких-то темных замыслов.
   - Какая злоба, - выдохнула Нита, отшатнувшись от макета.
   - Точно, - подтвердила подруга, вытирая со лба холодный пот, - бедный голем... Но, на мой взгляд, эта штучка снаружи, - и, увидев недоуменный взгляд Ниты, - это, во-первых, намного быстрее, а во-вторых, чтоб сам голем не нашел. Логично?
   - Вполне, - кивнула девушка, - ой, а стихает!
   - Действительно, - кивнула Сийри, - о, а это, похоже, проекция! - светящееся пятно в центре зала постепенно уменьшалось, медленно превращаясь в еле заметную искорку. Наконец, и она исчезла, и одновременно с ней пропал призрачный свет во всех окнах, - умно сделано, - вздохнула девушка, - никогда не догадаешься, что у этого безобразия единый центр.
   - А где сам источник? - подруга уже внимательно осматривала весь макет, от солидно выглядящего фундамента до изящных печных труб, - о, нашла!
   Злобный амулет удачно маскировался под печную трубу и, видимо, был сделан именно для этой пакости.
   - Если отдерем, не порушим ли чего? - озабоченно спросила Сийри, наблюдая за тем, как подруга начала осторожно расшатывать волшебную вещицу. Та отрицательно покачала головой.
   - Не хотелось бы, - неожиданно раздался легкий треск, и фигурная трубочка, исписанная тончайшими узорами, осталась у девушки в ладони, а на месте ее осталась дырочка, где, видимо, когда-то крепился оригинал, - наконец-то, - она с отвращением отбросила ее в сторону и сунула заходившие ходуном руки под мышки, - все нервы вымотала!
   - Это ты зря, - усмехнулась Сийри, найдя оторванную деталь, - а как будем доказывать заказчику, что работа выполнена?
   - Пусть на ночь оставит, - пожала плечами Нита, - если не будет никаких эффектов, то какие вопросы?
   - Все-таки лучше иметь аргументы, - покачала головой подруга и повернулась в сторону кустов, - голем, эй, голем!
   - Вы уничтожили это? - элементаль явно не спешил вернуться к источнику его страданий.
   - Пока нет, надо хозяину показать, - ответила Сийри, пытаясь высмотреть голема.
   - Тогда не выйду, - он явно не собирался уступать, - и вообще, пожалуй, пойду. Спасибо, - голос постепенно утих, сменившись тихим шорохом. Девушка бросилась на звук, но увидела лишь груду рыхлой земли, напоминающей гигантскую кротовину - элементаль, по-видимому, решил не затягивать прощание.
   - Так, - девушка выглядела немного расстроенной, - в общем, из свидетельств у нас только это, - она повертела в пальцах заколдованный обломок и сунула его в карман, - давай домой, только, умоляю, осторожнее!
   - Конечно, - хмыкнула Нита, помогая упаковывать макет, - обидно было бы потерять двести марок, когда работа уже сделана. Завтра пойдем?
   - Угу, - кивнула девушка, - поздно сегодня.
  -- * * *
   - А, здравствуйте, - архитектор встретил девушек в цветастых пляжных шортах и дичайшей расцветки рубашке, - проходите!
   - Спасибо, - поблагодарила Сийри хозяина, - вроде сделали. Только не промок бы ваш замок... - как будто в подтверждение этих слов все вокруг залил ослепительный свет очередной молнии, оглушительно заревел гром, а ливень припустил с новой силой.
   - А это, - хмыкнул Эверард, - смотря, как упаковывали.
   В этот раз камин был потушен, но в доме было неожиданно жарко - чем, видимо, и объяснялся экстравагантный наряд хозяина.
   Против опасения девушек, макет был абсолютно сухим - мешковина, в которую они тщательно обернули экспонат, успела потемнеть лишь в паре мест, а сам замок сверкал, как будто только что вышедший из мастерской, в отличие от подруг. С Ниты и Сийри просто-таки лило, что живо напомнило им недавние подгорные приключения.
   - Славно, славно, - задумчиво сказал архитектор, парой нежных движений пробежавшись по крыше и стенам строения, в ответ на что макет захлопал окнами и дверьми, зашуршал фонтанчиками и пустил из труб тоненькие струйки дыма - даже из дырки на месте фальш-трубы - только одну трубу и отломали. Ну что ж, это обойдется вам в пять марок - если призрак изгнан.
   - На самом деле, это был голем, - поправила хозяина Нита, - в общем, он ушел.
   - Голем? Это еще что такое? - удивленно переспросил Эверард, - и что значит - ушел?
   - Голем, так сказать, это разновидность нечисти. Вроде призрака, но другой стихии. Видимо, его подбросил ваш недоброжелатель, - пояснила Сийри, - запер в вашем замке, и еще встроил в макет это, - на ладони девушки лежала оторванная накануне фальшивая дымовая труба, - потому и отломали. Впрочем, оригинала там все равно уже не было.
   - Тонкая работа, - архитектор аккуратно взял в руки деталь и начал пристально ее рассматривать, - очень тонкая, но не моя. Никогда бы не подумал. А как вы это обнаружили?
   - В общем, - вздохнула Нита, - как сказал сам голем, после ночи, которую этот макет провел у нас дома, заклинание, удерживавшее его в замке, ослабло, и когда мы собрались его изгонять, он смог выйти сам.
   - Вот так, значит, он и ушел? - удивленно воскликнул Эверард и вдруг озабоченно склонился над живущим собственной жизнью макетом, - а мои заклинания на месте... Вы уверены, что больше ничего не делали?
   - Только проверили свои догадки насчет элементаля, - пожала плечами Сийри, - но в учебнике про побочные эффекты не сказано ничего.
   - То есть, вы и сами не знаете, - полувопросительно, полуутвердительно сказал архитектор, - хорошенькое дело.
   - Но мы же только учимся, - терпеливо сказала Сийри, мысленно напомнив себе, что этот человек может быть им полезен.
   - Да-да, - Эверард раздраженно забарабанил пальцами по столу, - так, ну и что еще поведал этот, как его там, голем?
   - Он сказал, что все беспорядки, кроме света, его рук дело. Ему свет, производимый этим амулетом, - кивнула Нита на лежавшую на столе деталь, - очень неприятен. Он даже сказал, что терял из-за этого рассудок, и поэтому не помнит, что было, а чего не было.
   - То есть, - недоверчиво хмыкнул архитектор, - вы его просто так отпустили?
   - Он сбежал, - поправила хозяина Сийри, - эта штука снова заработала, и он сбежал в кусты. Кстати, никаких эффектов, кроме света, она, на наш взгляд, не производит. Когда я попыталась его остановить, он сперва потребовал уничтожить амулет, а после того как я отказалась, просто рассыпался комом земли. Наверно, ему так было проще скрыться.
   - Интересная история, - задумчиво ответил архитектор, - ладно, если за ночь ничего не произойдет, подумаю, чем вам помочь, - как будто в ответ на эти слова амулет вспыхнул призрачным бледно-зеленым светом и, погорев так примерно с минуту, угас.
   - Где-то раз в полчаса горит, - пояснила Нита произошедшее напряженно замершему архитектору, - мы замеряли.
   - А не взорвется? - опасливо спросил Эверард, косясь на вновь, казалось бы, невинную безделушку.
   - А кто ж его знает, - как можно более оптимистично пожала плечами Сийри, - мы не уничтожали, чтобы вам показать, что работа сделана.
   - Да, спасибо, - рассеянно ответил архитектор, - но, раз показали, может, заберете? А то как-то... - и он зябко пожал плечами.
   - И что не сделаешь для хорошего человека, - равнодушно протянула Сийри, смахнув амулет в карман куртки, - мы можем идти?
   - Да, пожалуй, - архитектор вдруг очнулся от своих раздумий, - я вас найду - тогда и сочтемся, - он с раздражением глянул на неаккуратную дырку в крыше замка, - до свидания.
  -- * * *
   - Ну, как уничтожать будем? - повернулась Сийри к подруге, когда ажурные ворота закрылись за их спинами. Та что-то сказала, но ее слова потонули в грохоте очередной молнии, - что-что?
   - Я говорю, - повторила Нита, - пошли домой скорее, а то еще насморк схватим!
   - Ясно, - кивнула девушка, - сейчас, - и, подойдя к валуну на обочине, уложила в заполненную водой выемку злосчастный амулет, - где бы камешек найти...
   Подруга не ответила, решительно подняв руки в магическом пассе, и мокрый камень злобно зашипел и потрескался, плюясь тонкими струйками пара. Амулет же превратился в тусклую лужицу металла, припорошенную белоснежным пеплом.
   - Вот и все, - Нита решительно отряхнула руки, - а теперь - побежали!
  -- * * *
   - Отлично сработали, просто слов нет, - вдруг сказала Нита, отрываясь от своей кружки с чаем, - и, главное, результативно.
   - Да ладно тебе, - примирительно ответила Сийри, - сделали-то то, что обещали.
   - А сделает ли он, что обещал? - повернулась девушка к подруге, - сама смотри - если мы клиенты, он добренький, аж к ране прикладывай, а как отблагодарить за работу - сказал, что нас найдет и под дождь. Очень гостеприимно.
   - Ну, хватит дуться, - возразила Сийри, - заодно же и кое-какие новые заклятия выучили, и хоть учебник полистали - когда ж еще руки дойдут. А нам меньше, чем через полгода подтверждать, что мы, в общем, достойны звания магов, не забыла?
   - Не забыла, - кивнула Нита, - в этом ты, пожалуй, права. Только надо будет как-нибудь поучить регулярно, а не в связи с очередной работкой.
   - Поучим, - махнула рукой подруга, - можно даже сегодня, все равно делать нечего. А с другой стороны, двум существам сразу помогли. Неплохо, правда?
   - Оптимистка-альтруистка, - вздохнула девушка, - это уже диагноз. Ладно, сама такая, где уж тут кого-то другого пытаться исправить... Пошли тогда учить, что ли?
  -- * * *
   - Постойте, мне нужно с вами поговорить!
   Сийри остановилась и, прищурив слипающиеся от недосыпа глаза, повернулась на голос. В густой тени забора возвышалась знакомая фигура, бесстрастно взирающая на девушку ало-янтарными глазами.
   - Вы вернулись? - от изумления девушка еле могла подобрать слова.
   - Да, вы же уничтожили амулет, - кивнул голем, - и поэтому я посчитал, что невежливым будет не высказать хотя бы элементарной благодарности.
   Из дверей трактира буквально вылетела Нита. Она сжимала в руке недоеденный пирожок и, пытаясь другой рукой поправить сползающую с плеча сумку, только лихорадочно шептала:
   - Опаздываю, опаздываю, опаздываю! - однако, увидев Сийри, девушка остановилась, как вкопанная, - чего стоим? Пять минут осталось же!
   - Да вот, - хмыкнула Сийри, указывая на элементаля, - старый знакомый. С благодарностью.
   - Вы освободили меня, - подтвердил голем, - и, в общем, я считаю, что будет справедливым, если и я когда-нибудь поступлю так же. Но, поскольку освободили вы меня по своему желанию, а не по моей просьбе, то и я вам помогу, когда сочту нужным. Прощайте, - глаза и рот элементаля утонули в сочащейся водой глине, а фигура начала оплывать, становясь все более и более похожей на гигантскую кротовину после обильного дождя.
   - Эй, погодите! - вдруг спохватилась Сийри, - у меня есть к вам пара вопросов!
   В земляной куче вновь прорезались глаза и рот.
   - Я слушаю. Но всего два вопроса. Вы сами сказали, что их у вас парочка, - голем ехидно улыбнулся. Сийри ненадолго задумалась.
   - Тогда первый. Вы можете существовать вне материальных предметов?
   - Конечно, - удивился голем, - эта оболочка - лишь временное убежище, и поддержание формы требует большой концентрации и огромного запаса сил. Намного проще призракам - им сделать себе обличье почти ничего не стоит, но мы привязаны к определенной стихии, - и элементаль горестно вздохнул, - а еще я дополню, чтобы вы свой второй вопрос не тратили, что, если элементаля чарами заставляют сохранять материальную форму, сила на это берется из наложенного заклятья. Потому я и не мог вырасти в том замке, но через пару лет смог бы сбежать и самостоятельно. Следующий вопрос.
   - Спасибо, - поблагодарила девушка голема, - Нита, хочешь спросить что-нибудь?
   - Пожалуй, - ответила подруга и внимательно посмотрела на собеседника, - скажите, а откуда берутся элементали?
   - Мы, - медленно и очень печально ответил голем, - души тех, кому в рай охота, да грехи не пускают. Говорят, что когда-нибудь наш долг будет искуплен, и мы обретем покой, а пока, - элементаль глубоко вздохнул, - мы привязаны к этому миру. Редко, когда кто-нибудь к нам отнесется по-человечески, редко, когда мы помогаем правому делу. Иногда кажется, что ад для нас уже наступил. Прощайте, - и голем рассыпался кучей мокрой земли.
   - Ничего себе судьба, - пожала плечами Сийри, - неизвестно, сколько тут маяться, и надежда только на доброе отношение...
   - И не говори, - зябко передернула плечами Нита, - ты представь, с месяц назад мы бы сами убежали от него с воплями, и помогать бы даже не вздумали - как к такому чудовищу нормально относиться, правда? А сейчас - как будто, так и надо...
   - Наверно, - медленно ответила подруга, - так и надо. Мы помогаем, нам помогают. Ну и пусть, что архитектор ничего не сделал - зато разумное существо от мучений спасли. В общем, не зря поработали.
   - Действительно, - засмеялась девушка, - глядишь, и он нам когда-нибудь поможет.
   - Хорошо бы, чтобы не пригодилось, - очень грустно ответила Сийри.
  -- * * *
   В конторе царило радостное оживление, и на опоздавших девушек никто не обратил внимания.
   - Что случилось? - поинтересовалась Сийри у сиявшего, словно новенький гривенник, Фомы.
   - Письма счастья пришли, - загадочно ухмыльнулся он, теребя в руках какой-то конверт, - идите к Янине Генковне, она вашу порцию выдаст.
   - Письма счастья? - недоуменно переспросила девушка. Парень ответил утвердительным кивком, - ничего не понимаю. Нит, помнишь, я тебе показывала такое - надо было еще его двадцать раз переписать и по знакомым разослать. Так что, и здесь этим придется заниматься?
   - Не уверена, - хмыкнула подруга, заметив, что Фома, внимательно слушавший речь Сийри, едва может сдержаться от смеха, - лучше пойдем и выясним.
   - О, и вы за письмами счастья? - полувопросительно, полуутвердительно поприветствовала девушек бухгалтерша, - у меня для вас, кроме писем, еще и приглашение на ужин - от Эверарда. Вы ему очень понравились, так что он просил вас прийти. А теперь - распишитесь, - и Янина Генковна подала подругам пару конвертов.
   - А, вот что значит, письма счастья, - понимающе ухмыльнулась Сийри, увидев внутри своего конверта палевые купюры, - а я-то думала...
   - Отличное название, по-моему, - понимающе улыбнулась бухгалтерша, - лучше, по крайней мере, чем для этой мути, - она кивнула на тонкую стопочку исписанных листочков, лежавших поверх всего мусора в урне, и скривилась, - и не жаль же кому-то времени это все переписывать...
   - Так сразу выбросили бы, чего ж на работу тащить? - удивилась Нита.
   - Там была еще парочка нужных бумажек, - грустно вздохнула бухгалтерша, - а разбираться времени не оставалось. А вот еще полюбуйтесь! - и она показала измятую листовку с криво напечатанным текстом.
   Текст гласил: "Только прямые поставки! Лучшие восточные сладости и предметы роскоши от поставщиков илукского паши! Только у нас, опасайтесь подделок!".
   - Правда, что ли? - хмыкнула Сийри, изучив документ.
   - Нет, конечно, - пожала плечами Янина Генковна, - кто ж сюда настоящее-то повезет. У кого деньги есть - в Нижних Липках закажет, а у кого денег нету - и так не хватит, стоит-то все одинаково. Но вообще, это нехороший симптом.
   - Симптом чего? - уточнила девушка.
   - Симптом того, что пирамидки добрались и до нас, - ответила бухгалтерша и, встретившись с недоуменным взглядом девушек, пояснила, - а, вы же у себя такого не застали. В общем, лет с тридцать назад повадились некие умники продавать "уникальные товары" по "сниженным ценам" Выглядели эти товары действительно хорошо, а с учетом сравнительно низких цен - по сравнению с качественными вещами, конечно, уходили просто влет. Буквально через недельку начинался ажиотажный спрос - сами знаете, как бывает.
   - Точно, - подтвердила Нита, - у тебя есть такой красивый половичок, так я себе заведу два, да еще и ковер на стену повешу. Кошмар, бывает, конца-края этому не видно! А потом, когда угар пройдет, дружно ходим и одалживаемся, а зубы - на полку.
   - Точно, - подтвердила Янина Генковна, - так вот, тогда эти жулики объявляли о наборе "реализаторов", которых вынуждали выкупить товар, а сами шустро сматывали удочки. А людей-то только помани халявными деньгами - естественно, желающих находилось немерено.
   - Ну, по идее, пока криминала никакого, - осторожно заметила Сийри, - все получили именно то, что хотели.
   - Пока - да, - улыбнулась бухгалтерша, - все начиналось через сутки двое после отъезда тех, кто эту кашу заварил, товарец их начинал массово ломаться, рассыпаться и портиться. В том числе у тех, кто везде, где можно деньги позанимал, чтоб по "оптовой стоимости" его у проходимцев выкупить, - она развела руками, как бы подводя итог, - вы не представляете, сколько так было судеб переломано. Конечно, жадность - это плохо, но еще хуже, на мой взгляд, когда на этом пытаются играть. В общем, готовьтесь, - Янина Генковна печально покачала головой, - через пару недель тут будет неспокойно.
  -- * * *
   - Ничего себе, - потрясенно сказала Сийри, обдумывая рассказанную историю и печальную перспективу, - может, мы можем чем-нибудь помочь?
   - Нет, - решительно заявила Нита, и девушка поняла, что с подругой в этом случае лучше не спорить, - только в самом крайнем случае. Я согласна лишь на то, чтобы предупредить тех, кого мы знаем. А добровольно лезть в это я совершенно не хочу - у нас еще с Эверардом дело не закончено, не забыла?
   - Не забыла, - признавая правоту подруги, ответила Сийри и вытряхнула на стол содержимое своего конверта, - ого, как много!
   - Не то, чтобы я этим огорчена или раздосадована, - улыбнулась Нита, проделывая аналогичную операцию, - а теперь давай посчитаемся.
   - Что именно? - поинтересовалась Сийри, выуживая из недр сейфа толстую тетрадь в клеточку, - надо бы сначала прикинуть, сколько на жизнь, а сколько - отложить...
   - Это я и хотела, - кивнула подруга, - итак, сначала жилье...
  -- * * *
   - Добрый вечер, - поприветствовал девушек Эверард, - проходите. Вот, тапочки возьмите.
   - Спасибо, - покраснела Сийри, только сейчас заметив, что шикарные черные кожаные сапожки с заклепками, а также элегантные замшевые штаны с бахромой щедро, почти до колен забрызганы разноцветной грязью - от светло-бежевой до ржаво-рыжей и угольно-черной. Нита, впрочем, выглядела не лучше.
   - Вот потому я и не люблю выходить на улицу, - задумчиво сказал архитектор, - у себя на участке я могу творить все, что заблагорассудится, и потому здесь даже в ливень трудно запачкаться, а там, - и он брезгливо взмахнул рукой, - я предлагал градоправителю заняться этим вопросом, но он постоянно переводит разговор на другую тему, а когда удается прижать его к стенке, у него вечно на это нет денег.
   - И фонари бы тоже не помешали, - хмыкнула Нита, вспомнив свои первые блуждания по Усть-Подбельску.
   - И фонари тоже, - согласился Эверард, - на новый терминал у него деньги есть, а на дороги и фонари - увольте. Не понимаю я этого.
   - Может, потому, что рудовозы все равно светильники своротят, а дороги разобьют? - предположила Сийри, надевая изящные тапочки леопардовой расцветки, - кстати, а вы не слышали, случаем, что такого мэр тут строить собирается? Янина Генковна упоминала об этом, как о каком-то сюрпризе, когда разъясняла, почему строиться лучше на новом месте.
   - Это она правильно сказала, - кивнул архитектор, - а что до сюрприза... До меня доходили слухи о расширении порта и постройке грандиозного делового центра, - он внимательно глянул на девушек, - только это все бессмысленно без железной дороги. А она, сами знаете, только в Нижних Липках. Впрочем, прошу за мной.
  -- * * *
   В уже знакомом девушкам зале был накрыт небольшой стол. На полированном столике поблизости стоял письменный прибор, и лежала стопка каких-то документов.
   - Я должен поблагодарить вас, - Эверард уселся в кресло и поднял свой бокал, - наша последняя встреча прошла несколько скомкано, и это, - он обвел рукой стол с тарелками, накрытыми сияющими медными крышками, - в какой-то степени компенсация за произошедшее. Вина?
   - Пожалуй, - неожиданно аристократично кивнула Сийри, усаживаясь в свое кресло. Нита, заняв место напротив, протянула бокал любезному хозяину.
   - В общем, - продолжил Эверард, когда девушки в достаточной степени смогли оценить его гостеприимство, - я переговорил с кое-кем из городской администрации, и они выделили вам участок недалеко от маяка.
   - На каких условиях? - девушка отложила вилку в сторону и напряженно уставилась на архитектора.
   - Тысяча двести марок. Сразу сто, и ежемесячно - пятьдесят, до полного погашения, - Эверард улыбнулся, - и всего под три процента годовых. Мы же культурные люди.
   - Понятно, - вздохнула Нита, - спасибо.
   - Я знал, что вам понравится, - кивнул архитектор, - но с одним условием.
   - Каким, - вздохнула Сийри, было, снова взявшая в руки вилку.
   - Когда придет время, только я построю вам дом, и никто другой, - усмешку Эверарда можно было класть в чай вместо сахара, - ну как, договорились?
   Сийри тяжело вздохнула и обменялась с подругой многозначительными взглядами, после чего решительно стукнула кулачком по столу.
   - Ладно, идет! Где подписывать?
  -- * * *
   - Я поражаюсь, - всплеснула руками Нита, - каждый раз поражаюсь. Вроде умные, даже в какой-то степени образованные люди, но каждый раз, как в этот дом приходим - каким-то чудом остаемся при своих, с перспективой огромных трат!
   - Действительно, - вздохнула Сийри, - как говорится, один раз - просто случай, но три - уже закономерность... Теперь понятно, почему у него такой дом.
   - Завидуешь? - хитро прищурилась подруга.
   - Да что ты, - улыбнулась девушка, - лучше своего ничего не будет.
   - Кстати, надо бы завтра оплатить первый взнос, - вздохнула Нита, еще раз перелистав полученные бумаги, - ползарплаты уйдет.
   - Деньги созданы для того, чтобы их тратить, - хмыкнула Сийри, - зато у нас будет свой домик!
   - Когда он еще будет, - пожала плечами Нита, - лет через десять?
   - Когда-нибудь он тут точно будет, - улыбнулась подруга, - империя не в один день родилась.
   - Будем надеяться, - ответила девушка.
  -- * * *
   - Можно поздравить? - поприветствовала Янина Генковна девушек на следующее утро.
   - В общем, - вздохнула Сийри, - участок у нас есть. Только мы сейчас в долгах, как в шелках, что естественно, не радует...
   - Да ладно, - засмеялась Нита, - я уже привыкла, что ворчать - моя обязанность. А ты лучше найди нам очередное приключение, а то скучно становится.
   - Скучно? - хмыкнул Лойт Малич, услышавший окончание разговора, - вам уже Стрижавки мало? Ничего, скоро туда еще раз поедете - будете сопровождать нашу поисковую партию. Места там вам уже знакомые, так что, - и он ехидно потер руки.
   - Нашла, - невинным голоском сообщила Сийри подруге, - видишь, как я оперативно работаю?
   - Точно, - ухмыльнулась та и повернулась к управляющему, - а когда ехать-то?
   - Шустрые какие, - улыбнулась бухгалтерша, - Лойт, дай им хотя бы осмотреть свое землевладение, а уж потом - в командировку!
   - Бедные студентки, - делано изумился управляющий, - как говорится, наш поспел везде пострел? - и он выстрелил из воображаемого пистолета в воздух.
   - Вроде того, - уточнила Сийри, - только выплачивать за нее еще неизвестно, сколько, а о доме пока и думать страшно!
   - Разумеется, - понимающе кивнул Лойт Малич, - оформили уже все?
   - Оплатить осталось, - пожала плечами Нита, - да и посмотреть бы не мешало, где и что.
   - Разреши-ка, - управляющий ловко взял из рук девушки пакет с документами и внимательно их перелистал, - там должны быть межевые столбы, так что найти, я думаю, будет несложно. В общем, у меня родилась одна идея, но пока ее я озвучивать не буду. Можете на час раньше на обед уйти, - кивнул он напряженно слушающим девушкам, - заодно и оплатите. А пока - за работу, - и он многозначительно указал на стол девушек с очередной пухлой папкой, уже ожидавшей хозяек.
  -- * * *
   - Таинственные исчезновения, - хмыкнула Сийри, пробежав глазами титульную страницу отчета, - в общем, подруга, приключения не откладываются.
   - Шахтеры пропадают? - встревожилась Нита, однако хитрое лицо подруги совершенно не вязалось с озвученным текстом, - ну давай, не тяни уже!
   Девушка выдержала риторическую паузу и делано занудным голосом начала пояснять суть дела.
   - В общем, на складе одного из наших поставщиков наблюдается необъяснимая усушка и утруска добытой руды. По сведениям наблюдателей, добыча составляет примерно в полтора раза больше, чем заявлено в документах. Наша задача, собственно, и состоит в том, чтобы выяснить, что за мышки завелись у них на складе, и, по возможности, от них избавиться.
   - Какие мыши? - непонимающе уставилась на подругу Нита, - а, ты имеешь в виду вредителей? Так бы сразу и сказала. И как ты думаешь, мы будем их искать?
   - Думаю, думаю, - глубокомысленно ответила девушка, - пока только что-то неоформленное. Надо бы еще документы почитать.
   - Верно, - согласилась Нита, - а по итогам вместе и подумаем.
  -- * * *
   - Минуточку внимания, - Лойт Малич вышел из кабинета и постучал серебряной ложечкой о стакан с остывшим чаем. Тихий гул, который обычно присутствует во всех подобных заведениях, мгновенно стих, а коллектив выжидательно уставился на начальника, - хочу сделать одно сообщение. Во-первых, наши новые коллеги, - управляющий сделал легкий поклон в сторону девушек, - вчера получили первую зарплату, а во-вторых, - он хитро ухмыльнулся, - с сегодняшнего дня они - полноправные землевладелицы земельного участка, - все дружно зааплодировали.
   - Ну, не полноправные, - Сийри аж зарделась от смущения, - сколько еще выплачивать!
   - Но участок уже есть, - подытожил Лойт Малич, - что снимает еще одну проблему. Какую? - и он хитро прищурился, выжидательно глядя на слушателей.
   - Шашлыки! - послышался чей-то голос, - давно пора!
   - Верно, - управляющий явно наслаждался ситуацией, - я сегодня с девушками схожу, разведаю, что и как, и, если все будет нормально, поедем в эту субботу. Так что - готовьтесь.
  -- * * *
   Искомый участок представлял собой неровное поле, заросшее полынью и крапивой и с одной стороны ограниченное дорогой, а с другой - скалами, из-за которых слышался шум прибоя. Знаменитый усть-подбельский маяк возвышался менее чем в лиге от нового землевладения.
   - Вот ваша землица, - показал управляющий на густые заросли, колышущиеся под напором свежего бриза, - а вот и межевые камни, - он указал на громадные валуны с намалеванными на них белой краской номерами, лежащие на краях участка. Судя по смятой и поломанной траве, их, ничтоже сумняшеся, просто откололи от прибрежных скал.
   - Да мы только тут и пройдем, - хмыкнула Сийри, оценив плотность растительности и количество крапивы, - косы с собой брать, что ли?
   - Не исключено, - отозвался Лойт Малич и осторожно пошагал по узенькой тропинке, проторенной межевым валуном.
   К всеобщей радости, по мере того, как троица приближалась к скалам, растительность становилась все ниже, пышно разросшаяся крапива чахла и увядала, а полынь все более жухла, и вскоре компания вышла на небольшой лужок с редкими вкраплениями полыни, упиравшийся в невысокие прибрежные скалы со свежими сколами. Лойт Малич деловито подошел к каменной гряде, нашарил невидимые выступы, ухватился за верх, подтянулся и глянул за гребень.
   - Море рядом, - сообщил он, спрыгнув обратно, - всего тридцать-сорок саженей. Но искупаться нереально.
   - Ну, - с хитрецой протянула Нита, - до моря как раз добраться легко.
   - А обратно, - засмеялась Сийри, - или плыть до порта?
   - А обратно, - нравоучительным тоном ответила Нита, - это уже не искупаться. Обратно - это уже как добраться до одежды, а такой вопрос никто не ставил.
   - Ладно, девушки, - управляющий как раз успел осмотреть поляну, - пожалуй, устроимся. Только дровишек надо бы с собой привезти, а то будем есть мясо по-мамсальски.
   - Да, и воду, - вспомнила Сийри слова архитектора, - тут, говорят, и воды нет.
   - Значит, нужна телега, - подвел итог Лойт Малич, - отлично. Ладно, пора по домам, а завтра и определимся, кто что на себя берет.
   - А почему найти место для шашлыка - проблема? - спросила Сийри, оглядывая свое землевладение, - мы, вон, для занятий магией такую отличную полянку присмотрели, могли бы и с шашлыком там отлично разместиться.
   - Поскольку, - грустно улыбнулся управляющий, - если разводить костер и прочее, как по волшебству появляется карабинер, пожарник или кто-то еще, желающий если не мзды, то хотя бы угощения.
   - Интересно, - протянула девушка, - а нас никто не тревожил, сколько мы там не занимались...
   - Ну, еще бы, - хмыкнул Лойт Малич, - если люди колдуют, лучше их обойти стороной - мало ли что. К сожалению, если выезжаешь на пикник, сразу видно, что люди просто отдыхают... Впрочем, - он жизнерадостно улыбнулся, - возможно, до вас просто не добрались. А как доберутся, - и он многозначительно окинул взглядом заросли сорняков.
  -- * * *
   Уютный дымок поднимался от переливающихся оранжево-красным угольков, нежные кусочки шашлыка задумчиво шипели на блестящих шампурах, роняя на кострище прозрачные капли жира, мгновенно вспыхивающие голубоватыми огоньками, а невдалеке на большой клетчатой скатерти комфортно расположился весь коллектив "Горной Хозяйки" с Гуннаром во главе и, сглатывая слюну, смотрел как двое "ответственных за шашлык", священнодействуют вокруг мангала.
   - Ну, ребята, - наконец, не выдержал Лойт Малич, - не изводите! Скоро уже?
   - Пять минут, - авторитетно заявил один из кулинаров, прыская на мясо из какой-то бутылочки. Над поляной пополз кисло-сладкий аромат лимонного сока, заставив жадно глазеющих наблюдателей судорожно сглотнуть.
   - Они еще издеваются, - прошептала Сийри тихо засмеявшейся подруге. Та согласно кивнула и потянулась за ломтиком хлеба.
   - Отставить, - приказал Гуннар, заметивший этот маневр. Нита испуганно отдернула руку, а хозяин пояснил, - а то все сметем еще до шашлыков. Лойт, доставай. Думаю, самое время.
   Управляющий довольно ухмыльнулся, извлек из набитой соломой корзины, спрятавшейся в тени полынных зарослей маслянисто поблескивающие бутылки и, оставив себе парочку, передал остальные Фоме.
   - Открывай и разливай со своей стороны, - тот кивнул и достал из своей сумки массивный штопор и стопку деревянных стаканчиков, терпко пахнущих смолой.
   - Зато не разобьются, - пояснил он в ответ на удивленный взгляд управляющего, - я их вымыл, но все равно, чтоб перестали пахнуть, время нужно.
   - Главное, чтоб не отравились, - философски заметил Лойт Малич, развязывая позвякивающий узелок, доставая оттуда сверкающие стальные кружки и наливая в них темно-рубиновую с черным отливом жидкость из откупоренной бутылки, - эй, а как там шашлык?
   - Готово, - довольно заявил один из кулинаров, - можно разбирать.
   Люди одобрительно загомонили и мгновенно расхватали свои порции.
   - Горячо! - пожаловалась Нита, пытаясь удержать шампур с дымящимся мясом. Подруга, на секунду оторвавшись от поглощения первого кусочка, быстро сунула ей льняную салфетку. Девушка ответила благодарным взглядом и, обернув ручку шампура салфеткой, откусила начавшее мгновенно капать ароматным соком мясо.
   - Минуточку внимания! - Лойт Малич осторожно постучал кружкой с вином по опустевшей бутылке, отвлекая внимание едоков от наслаждения угощением, - сегодня мы собрались не просто так, а по поводу, - слушатели постарались показать, что, мол, и рады бы поаплодировать, но кубки с вином и шашлык мешают. Управляющий довольно кивнул и продолжил, - как вы все, полагаю, в курсе, рядом с нами вот уже пару недель работают две очаровательные девушки. Нита, Сийри, ну что вы спрятались! - девушки смущенно поднялись, - да, так вот, они себя показали не только хорошими специалистами, - Лойт Малич слегка поклонился, - но также надежными и верными товарищами. За это и выпьем!
   Полянка огласилась разнообразным чоканьем, после чего на некоторое время установилась тишина, нарушаемая только шелестом травы и шумом прибоя. Внезапно Сийри поняла, что в эту ласкающую слух музыку природы неорганично вплетается приглушенный мат и треск чего-то крупного, продирающегося сквозь крапиву и полынь.
   Вскоре стало понятно, что это что-то, вернее, кто-то - именно тот, от кого Гуннар, Лойт Малич и прочие пытались скрыться в этом необжитом месте.
   - Так, значит, костер жжем и права землевладения нарушаем? - хищно ухмыльнулся он, вытирая полуденный пот со лба фуражкой с причудливой вязью дубовых листьев на околыше, - и как вам не стыдно, взрослые же люди, - закончил он, многозначительно кося глазом на корзину с поблескивающими бутылками.
   - Лесник, - прошептал Фома напряженно замершим девушкам, - только интересно, что он тут делает? До ближайшего леса - не менее десяти лиг...
   - Так хозяева с нами, - хмыкнул Гуннар, равнодушно пожав плечами, и демонстративно стащил с шампура очередной кусочек. Лесник захлебнулся слюной и, наконец, проглотив застрявший в горле ком, хрипло, срываясь на нервный визг, спросил.
   - А документики где, а? Предъявите документики!
   - Сначала вы, - хищно улыбнулся Лойт Малич, усаживаясь поудобнее, не торопясь вытирая руки и выуживая из кармана небольшую записную книжку с серебряным карандашиком, - ведь так положено. А потом мы узнаем, почему это лесничий, - управляющий нарочито медленно перелистал исписанные аккуратным почерком странички, нашел чистую, и серебряный карандашик выжидательно замер, - проверяет соблюдение имущественных прав, да еще за десять лиг от ближайшего леса.
   Казалось, что служитель закона со всего маху врезался в непробиваемую стену - его лицо, постепенно расцветающее свежими крапивными волдырями, мучительно сморщилось, гневно распахнутый рот захлопнулся, так и не издав ни звука, а колени мелко задрожали.
   - Ой, да я так, - он панически оглянулся, увидев со всех сторон ехидные, без малейшего признака сочувствия лица, искренне наслаждавшиеся ситуацией, и начал постепенно отступать в заросли, - просто дым увидел, а вдруг самовозгорание, а тут еще маяк рядом, стратегический объект, как-никак, а я что, я ничего, - тут его нервы не выдержали, и лесник побежал обратно к дороге, с уже знакомым треском проламываясь сквозь заросли.
   Лойт Малич вздохнув, спрятал в карман записную книжку с карандашиком и повернулся к беззвучно смеявшимся девушкам.
   - Вот поэтому, - он глубокомысленно покачал головой, - нам и нужно нормальное, спокойное и безопасное место для шашлыков. А так бы мы фиг его отбрили. Еще повезло, что лесник - карабинер или пожарник бы без документов от нас не отстал. Но, - он недоуменно оглядел коллектив, внимательно глядевший на него, - почему по второй не налито? Фома!
  -- * * *
   Багровое солнце коснулось своим краем гладкого, как зеркало, моря, образовав на нем полыхающую всеми оттенками алого дорожку. Прохладный бриз, унеся легкий дымок, легонько шевелил заросшие белым пеплом угольки, бросая невесомые пушинки на зазевавшихся людей. Остатки пиршества были уже погружены в телегу, и все ждали только кулинаров, зарывавших отходы где-то в зарослях.
   Нита влезла на скалу с плоским верхом и осторожно посмотрела на белую полоску прибоя в тридцати саженях внизу, после чего перевела взгляд на переливающуюся дорожку, ведущую прямо к багровому гиганту.
   - Как хочется пробежаться по этой дорожке, - сказала она, - а потом раскрыть крылья и полететь! Прямо в небо... - посмотрела она в начавший темнеть свод, намекавший на скорые, но недолгие сумерки.
   - Красота, - согласилась Сийри, подтягиваясь на руках и пытаясь вылезть на ту же площадку, - ради такого и стоит жить.
   - Осторожнее, - опасливо сказала Нита, заметив подругу, - меня не столкни!
   Сийри замерла, оглядев площадку, и мысленно согласилась с предупреждением, после чего, бросив быстрый взгляд на великолепный закат, спрыгнула вниз.
   - Нит, - послышался ее голос, - слезай уже, только нас ждут!
   - Легко сказать, - ответила та, осторожно пытаясь нащупать точки опоры, и с благодарностью ощутив, как ее ноги направляются подругой точно в подходящие выемки.
   - Кстати, девушки, - подошел к подругам Гуннар, - вы слышали предание о Большом Дележе?
   - Один раз, и то от вас, - покачала головой Нита.
   - А я видела только ссылки на него, - вздохнула Сийри, - а так - оно же вроде считается утраченным?
   - Верно, - подтвердил Гуннар, - только отдельные фрагменты остались. Мне известен лишь эпизод про Золотую, Серебряную и Медную Доли, а так, говорят, любой металл и минерал имел свое толкование. Но я расскажу вам то, что знаю.
   - Да, пожалуйста, - улыбнулась Сийри, заметив, что все остальные прекратили сборы и тоже стали внимательно прислушиваться.
   - Тогда слушайте, - кивнул Гуннар, - "Было решено, что золото станет символом богатства и процветания, но и зависти и погибели. Посему золотой долей зовут судьбу, всем на удивление успешную, но исчезающую, как рассыпается золотая монета в руках любого, желающего использовать ее, и побуждает вожделение у каждого, кто ее видит. Было решено, что серебро станет символом чистоты и стойкости, но и беспокойства и поиска. Посему серебряной долей зовут судьбу, полную невиданных приключений, но оставляющую человека неизменным, как серебряная монета, меняющая сотни хозяев - от бедняка до короля, всех радующая своим блеском и оделяющая скорбью при расставании. Было решено, что медь станет символом радости и счастья, но и скоротечности и увядания. Посему медной долей зовут судьбу, дарящую обладателю легкую радость, почти сразу оборачивающуюся потерями, как медная монета, за свою недолгую жизнь спасающая от голода сотни и от горя - десятки, но оборачивающаяся лишь недолгой отсрочкой для одних и горьким похмельем - для других." - хозяин замолчал и долго смотрел на тающие отблески солнца на закатном небе, после чего добавил, - по-моему, у вас - серебряная доля, девушки.
  -- * * *
   - Вельма, вы слышали про предание о Большом Дележе? - спросила Сийри хозяйку, деловито протиравшую стаканы за барной стойкой. Та отставила емкость, перекинула полотенце через плечо и, подумав с минуту, ответила.
   - Да, слышала. Мне Гуннар как-то рассказывал. Про золотую, серебряную и медную доли? - девушки кивнули.
   - Да, он нам зачитал и сказал, что у нас - серебряная доля, - подтвердила Нита, - а что это значит, как вы думаете?
   Трактирщица снова задумалась, выстукивая пальцами по стойке какой-то странный ритм. Наконец, она глубоко вздохнула и пристально взглянула на терпеливо ожидающих подруг.
   - Если принять во внимание то, что я слышала, - медленно сказала она, - скорее всего, жизнь вас ждет веселая, но беспокойная. Желанные гости, которых никому неохота отпускать, островок стабильности в царстве хаоса. Печалей и радостей - поровну, не такие вы уже и важные птицы, но и не разменная монета. В общем, - подвела итог Вельма, - вы - это в важной бочке затычки.
   - Интересная аналогия, - задумчиво сказала Сийри, - неожиданно как-то. А как совмещается стабильность и беспокойная жизнь?
   - А, несмотря на то, - хмыкнула хозяйка, - что приключений у вас будет выше крыши, вы все равно останетесь прежними. Опыт - да, придет, но характер, - она с деланным огорчением всплеснула руками, - уже не переделать...
   - Спасибо, - улыбнулась Нита, - вы очень хорошо рассказали.
   - Всегда пожалуйста, - засмеялась Вельма.
  -- * * *
   - А Гуннар правильно сказал, - веско заявила Нита, когда девушки добрались до своей комнаты, - действительно, серебряная доля у нас.
   - Думаешь? - Сийри аккуратно поставила сапожки у порога и со стоном наслаждения вытянулась на кровати, - вполне может быть. С самого Киричевска у нас - сплошные приключения.
   - То ли еще будет, - улыбнулась Нита, - может, уже завтра!
   - Завтра не хочу, - засмеялась подруга, - завтра же воскресенье! На рынок сходим...
   - В каждой жизни есть место подвигу, - философски заметила девушка.
   - Только надо держаться подальше от этого места, - фыркнула Сийри, - ладно, поживем - увидим. А если Гуннар прав, то увидим мы многое...
  -- Эпилог
  

Клиента надо приучать к мысли, что деньги ему так или иначе придется отдать.

  
   - Осень уже, - Нита оторвалась от очередной папки с тайнами примерно полувековой давности и глянула в окно на начавшие желтеть и осыпаться деревья, - а кажется, только вчера приехали...
   - И не говори... - вздохнула Сийри, дописывая строчку в блокноте. Закончив, она осторожно подула на еще непросохшие строчки и отложила свои записи в сторонку, - а иногда такое ощущение, что университет, учеба и приезд были уже давным-давно. В общем, кажется, что живу уже тут чуть ли не всю свою жизнь.
   - А на самом деле, сколько мы уже тут? - поинтересовалась девушка, перелистывая очередную страницу отчета, покрытую какими-то рыже-бурыми пятнами, - елки, тут что, чай кто-то разлил?
   Подруга пожала плечами и начала что-то чиркать в черновике.
   - Только не чай там, похоже, - вдруг сказала она, - подозрительные пятна какие-то. Я помню, так же свой конспект по истории заляпала, когда палец порезала, - тут Сийри наконец закончила подсчеты и торжественно объявила, - мы здесь уже восемьдесят три дня! Скоро юбилей.
   - Больше двух недель еще, - не согласилась Нита и опасливо отодвинула от себя заляпанный отчет, - фу, какая гадость.
   Подруга задумчиво поколупала одно из пятен и равнодушно хмыкнула.
   - Да, небось, лет тридцать прошло, как засохло, - вдруг она с хитрецой улыбнулась, - не жевать же это, в самом деле? - Нита только неуверенно вздохнула и продолжила изучение документов.
   Внезапно Сийри решительно отложила ручку в сторону и повернулась к подруге.
   - Слушай, Нит, - заговорщицки сказала она, озорно посверкивая глазами, - душа праздника не то, что просит - требует! Что скажешь?
   - А что тут говорить, - хмыкнула Нита, не отрываясь от отчета, - почему бы и нет? Сколько ж времени можно только на работу и с работы ходить?
   - Ну, мы не только на работу и с работы ходим, - рассмеялась Сийри, - еще мы ходим на наш полигон и лазаем по таким местам, которые нормальный человек обойдет десятой дорогой.
   - Что вряд ли свидетельствует о нашей нормальности, - опять вздохнула Нита, - и что ты предлагаешь?
   - Прогуляться для начала, - подруга демонстративно заглянула в карман, в котором, за неимением кошелька, держала всю свою наличность, - а потом выберем что-нибудь подходящее по ценам и качеству и посидим немножко.
   - Можно там же и поужинать, - кивнула девушка, - только я думаю, вещички стоит домой забросить.
   - Идет, - подвела итог Сийри, - так и поступим.
  -- * * *
   - Похолодало как-то, не находишь? - Сийри зябко поежилась и поплотнее укуталась в ажурную кофточку, - я надеялась, что будет теплее, все-таки тут юг.
   - С гор, наверно, дует, - предположила Нита, - там же ледники. Помнишь, нам Кевер показывал?
   - Ага, - кивнула подруга, - какая там красота... Помнишь, какое там небо?
   - Да, - мечтательно протянула девушка, - до сих пор перед глазами стоит. Это, действительно, что-то невероятное. Ослепительно синее небо и белоснежные горы... Как жаль, что я не художница.
   - Все равно, не получилось бы так, как в жизни, - засмеялась Сийри, - однако, я уже замерзла. Пошли, погреемся, что ли?
   Подруги оглянулись, и почти сразу же их взгляды наткнулись на поскрипывающую вывеску с четко вырезанной надписью "Блинная". Из приоткрытой двери аппетитно повеяло свежей выпечкой, топленым маслом и всем тем, что обычно ассоциируется с "хорошим ужином", желудки девушек мгновенно отозвались голодным урчанием и они, не говоря ни слова, устремились на запах.
   Внутри оказалось довольно уютно - небольшие деревянные столики, плетеная мебель и уютный полумрак. Цены, жирно выведенные над стойкой мелом, были более, чем умеренными, что приятно навевало воспоминания о студенческих временах и университетской столовой.
   - Еще не поздно развернуться и уйти, - хмыкнула Нита, ознакомившись с дизайном и услугами заведения.
   - По-моему, ничего страшного, - удивилась подруга, - чего испугалась?
   - Помнишь знаменитую поговорку? - вопросом на вопрос ответила девушка, - про цены?
   - Какую из? - уточнила Сийри.
   - Мы кормим вкусно, качественно и дешево - выбирайте любой пункт, - уточнила подруга, многозначительно кивнув на цены, - и это, по-моему, последний вариант. Хотелось бы сегодня не сражаться за право первой побыть одной, и не мучаться полночи изжогой.
   - Но пахнет хорошо, - возразила подруга, еще раз вдохнув соблазнительный запах, - есть хочется, да и, - она зябко передернула плечами, - неохота искать что-нибудь еще.
   Нита, было, собралась что-то возразить, однако налетевший порыв прохладного ветра из полуприкрытой двери заставил ее переменить решение и направиться к столику, уютно расположившемуся в одном из альковов. Сийри довольно улыбнулась и последовала за ней.
  -- * * *
   - Я буду блинчики с шинкой и сыром, - сказала Нита подошедшей официантке. Та невозмутимо пометила это в своем блокнотике и посмотрела на клиентку.
   - Сколько штук?
   - А сколько штук порция? - удивилась девушка.
   - Она штука - одна порция, - пожала плечами официантка, как будто речь шла о чем-то само собой разумеющемся, - так сколько штук?
   Нита ошарашено посмотрела в меню, постаравшись соотнести новые сведения с ценами в меню и собственными возможностями. Наконец, она выдавила.
   - Два... Два, пожалуй, в самый раз. А ты что будешь? - повернулась к подруге девушка.
   Официантка так же невозмутимо пометила заказ в своем блокнотике и повернулась к Сийри, которая, судя по всему, в этот момент лихорадочно пересчитывала свой заказ.
   - Королевский. Один, - наконец, решилась девушка.
   - Пить что-нибудь будете? - безмятежным голосом поинтересовалась официантка, - есть вино, сидр, пиво, коктейли.
   - Чай, - быстро ответила Сийри, прикинув, что из предложенного будет стоить всего лишь в два раза дороже, чем в "Крысе в котелке", - с сахаром, два стакана.
   Официантка молча записала сказанное, и, какой-то тайной брезгливостью передернув плечами, удалилась в сторону кухни.
  -- * * *
   - Обалдели они с этими ценами, - наконец, сказала Сийри, приведя в порядок мысли после неожиданного финансового штурма, - где это видано - полторы марки за один блин! У Вельмы десяток в две обходится.
   - Кстати, а чай почем? - спохватилась Нита и зарылась в меню, - тоже неслабо, кстати - марочка за стакан! Но хоть бы где было указано, что порция такая маленькая, цены-то вон какие, - она печально кивнула в сторону стойки.
   - Праздник - дело недешевое, - воздохнула подруга, - но одно только радует.
   - Что? - подозрительно глянула на девушку Нита.
   - Есть надежда, что это будет либо качественно, либо вкусно, поскольку дешево - это точно не здесь, - засмеялась Сийри.
   - Ваш заказ, - на столик плавно опустились две тарелки с масляно поблескивающей едой, распространявшей вокруг себя удивительный аромат. Следом бесшумно спланировали два стакана с чаем, заваренным почти до черноты, - рассчитываться сейчас будете?
   - Да, пожалуй, - вздохнула девушка и полезла за кошельком.
  -- * * *
   - А вкусно кормят! - порции, не смотря на несколько неумеренные цены, таяли на глазах, а желудки подруг, довольно урча, наслаждались долгожданным теплом, - но все равно, - Нита вздохнула, насаживая на вилку последний кусочек первого блина, - цены зверские.
   - В общем, согласна, - королевский блин оказался почти в полтора раза больше обычного, а его начинка заставила бы захлебнуться слюной самого отъявленного гурмана, - каждый день здесь питаться - чистое разорение. Но для праздника сойдет.
   Нита удовлетворенно кивнула и продолжила трапезу. Внезапно она отложила в сторону вилку и, хитро улыбнувшись, спросила.
   - Может, чего-нибудь погорячее закажем? - она кивнула на стаканы с ароматным чаем. Сийри проглотила очередной кусочек, запила и, промакнув губы салфеткой, кивнула.
   - Закажем. Но не здесь. Как домой доберемся. Помнишь знаменитую поговорку про цены?
   - Какую из? - подруга вернулась к еде.
   - Дорого стоит только первая бутылка водки. А потом ее цена уже не имеет значения. По-моему, как раз в тему, - Сийри последовала примеру подруги. Та согласно кивнула.
   - Уговорила. Тогда - как придем домой.
  -- * * *
   На улице было необычно холодно. Конечно, вода еще не замерзала и поземка не мела, однако, цветы в многочисленных палисадниках уже испуганно съежились, обещая усыпать завтра всю округу своими обожженными холодом лепестками.
   - А где бабье лето? - возмущенно спросила Сийри у ближайшей клумбы, - обещали же, что тепло будет до октября!
   Цветы не ответили, печально уронив еще пару лепестков.
   - Ой, гляди! - к подруге подошла Нита и наклонилась к сброшенным лепесткам. Она нагнулась и подняла один из них, - Бабочка... Замерзла...
   - А сейчас замерзнем и мы, - поежилась подруга, - побежали быстрее!
  -- * * *
   В "Крысе в котелке" было намного шумнее, чем обычно, и за стойкой сновала не только Вельма с лицом мрачнее обычного, но и та женщина, обычно работавшая днем. Сийри, вспомнив о необходимости продолжения праздника, пошла к стойке, в то время как Нита сразу поднялась наверх, бережно неся замерзшую бабочку в ладонях, сложенных "домиком". Увидев перед собой вместо очередного шахтера, требующего новую порцию пива, свою постоялицу, Вельма нашла в себе силы сменить выражение лица с недовольного на дружелюбное.
   - Все одно к одному - на улицу нос не высунешь, и тут народ, как с цепи сорвался - хотят сразу все, здесь и сейчас. А тебе чего? - Вельма вытерла вспотевший лоб и выжидательно уставилась на девушку, игнорируя возмущенно-требовательные вопли остальных страждущих.
   - Вина бы, - неожиданно для себя смутилась Сийри, - и печенья... - последние слова потонули в ехидном хохоте внимательно выслушивавшихся в беседу остальных посетителей.
   - А ну, заткнулись все, быстро! - рявкнула Вельма, мгновенно возвращаясь в рабочую форму, и, вынырнув из-за стойки с требуемым, добавила, что недовольным придется пить вместо алкоголя, если они не угомонятся.
   - Спасибо, - кивнула девушка, рассчитываясь и забирая заказанное.
   - Только не намусорите там, - предупредила хозяйка, разворачиваясь к жаждущей толпе, - так, быстро выстроились в очередь, а то никто пива не получит! Да-да, и ты, толстый, тоже!
  -- * * *
   - А, принесла! - обрадовалась Нита, сидящая на кровати, уже закутавшись в одеяло. Складки его зашевелились, и девушка протянула подруге руки, все еще сложенные "лодочкой", - гляди!
   Там осторожно поводила ярко-алыми крылышками с пронзительно синими пятнами "глаз" отогревшаяся бабочка. Почувствовав поток свежего воздуха, она поползла в сторону выхода и, как показалось девушкам, недоуменно оглядевшись, резко взмыла в воздух. Впрочем, вскоре прохладный воздух сделал свое дело, движения насекомого стали неровными, а полет - рваным, и бабочка из последних сил дотянула до рук Ниты, так и сложенных "лодочкой", где начала довольно возиться, устраиваясь поудобнее.
   - Умная, - хмыкнула Сийри, зачарованно наблюдая за путешествием насекомого, - а что дальше с ней делать?
   - Пусть живет, - улыбнулась подруга и осторожно пересадила бабочку себе на щеку, где та, недовольно пару раз развернув и свернув крылья, отползла поближе к уху, где и застыла, впитывая живительное тепло. Сийри хмыкнула, глядя на эти перемещения и, осторожно разлив по кружкам рубиновую жидкость, развернула кулек с печеньем.
   - Ну что, - емкости с легким стуком столкнулись, - за нас!
   Подробнее о Книжаничской империи и Смутном времени см. Глоссарий.
   Сажень - 3 аршина, или 48 вершков, или 2.1336 м.
   Зиккурат (циккурат) - ступенчатая культовая башня в архитектуре Древней Месопотамии.
   Усть-Подбельск - столица провинции Пустошь. 120 305 носителей разума (перепись 1673 г.), горнорудная промышленность, горный туризм, конезавод, морской порт. Подробнее см. Глоссарий.
   Нижние Липки - столица провинции Свиренка. 316 467 носителей разума (перепись 1673 г.), железнодорожный узел, морской порт, научно-исследовательский институт проблем разума (открыт в 1652 г.). Подробнее см. Глоссарий.
   Мистика - вера в сверхъестественный мир, с которым особым, таинственным путем общается человек. Подробнее см. Глоссарий, отрывок из трактата "О природе магического".
   Наука - система достоверных знаний об объективных законах развития науки и общества. Подробнее см. Глоссарий.
   1 марка = 10 гривенников, или 100 грошей, или 200 полушек. Подробнее см. Глоссарий.
   Лига - единица длины, 3 мили или 5.560км, 1/20градуса дуги земного меридиана.
   Подробнее о расах см. Глоссарий, отрывок из научно-популярной статьи "Люди. Эльфы. Гномы.".
   Венковянка - столица провинции Степлин. 405 340 носителей разума (перепись 1673 г.), сельскохозяйственная академия, ремонтно-механический завод, конезавод, животноводство, садоводство, текстильная промышленность. Подробнее см. Глоссарий.
   Аршин - 16 вершков, или 71.12 см.
   Гнедой стан - железнодорожная станция, провинция Степлин. Подробнее см. Глоссарий.
   Теменград - столица провинции Мориен. 618 200 носителей разума (перепись 1673 г.), железнодорожный узел, металлообработка, оружейное производство, текстильная промышленность, центр Юго-Восточного военного округа. Подробнее см. Глоссарий.
   Карабинеры - личный состав жандармерии (полиции). Подробнее см. Глоссарий.
   Ташия II Книжанич (Победоносная) - третий правитель из ныне угасшего рода Руркич. Подробнее см. Глоссарий.
   Аскалот Мриерку (25.07.879 - 18.03.992) - придворный маг Ташии II, некромант. Умер от перенапряжения при уничтожении города Свирск.
   Бриг - (сокр. от итальянского brigantino - бригантина) двухмачтовое морское парусное судно с прямыми парусами на обеих мачтах (у бригантины на второй мачте паруса косые), класс боевых кораблей парусного флота 18-19 вв., водоизмещением 200-400 т., вооружение до 24 пушек, экипаж до 120 чел. Предназначается для несения разведывательной, дозорной, посыльной служб и конвоирования судов.
   Буер - Небольшое одномачтовое плоскодонное парусное судно либо парусная платформа на трех коньках (кормовой конек - рулевой). Коньковый буер обычно движется на скорости около 100 км/ч.
   Редан - уступ на днище корпуса судна, способствующий уменьшению сопротивления воды в режиме глиссирования (скольжения по поверхности воды) при высоких скоростях хода.
   Леер судовой - съемное (тросовое) или постоянное (из металлических труб, прутков) ограждение вдоль бортов, вокруг люков и т.п. на судах. Леерами также называются тросы для постановки некоторых парусов.
   Куттер - одномачтовое парусное судно с косыми парусами.
   Шхуна - парусное судно, имеющее не менее двух мачт (до 7) и несущее на всех мачтах косые паруса.
   Клипер - (от англ. clipper или голл. klipper), наиболее быстроходное морское парусное судно, существовавшее до конца 19 в. и предназначенное главным образом для перевозки ценных грузов (чая, пряностей, шерсти). Клиперы имели острые обводы, 3-4 мачты и весьма развитую парусность. Максимальная скорость клипера составляет до 18 узлов (33 км/ч).
   1 тонна - 56 пудов, или 2240 фунтов, или 917.307 кг.
   1 золотник - 96 долей, или 4.26575 г.
   Е.м. - единицы маны.
   Штрек - горизонтальная подземная галерея, не имеющая прямого выхода на поверхность. Подробнее см. Глоссарий.
   Артемовка - поселок, провинция Пустошь. Подробнее см. Глоссарий.
   Эмпатия - способность ощущать эмоции другого индивида телепатически, а также (не всегда) умение проецировать желаемые эмоции.
   Стихи Н.В.Лысогорской.
   Н.В.Лысогорская, "Трудно быть принцессой", отрывок.
   Стрижавка - поселок, провинция Пустошь. Подробнее см. Глоссарий.
   Волюнтаризм - (лат. Voluntas - воля) в идеалистической психологии стремление реализовать желанные цели без учета объективных обстоятельств и возможных последствий; теория, придающая волевым процессам основное значение, а разуму - второстепенное.
   Откос - искусственно созданная наклонная поверхность, ограничивающая естественный грунтовый массив, выемку или насыпь. Поверхность откоса закрепляется высевом трав, мощением камнем и прочее.
   Вибриссы - чувствующие волосы, имеющиеся у большинства млекопитающих, служат для осязания. Обычно расположены пучками около глаз и рта.
   Гепарды - род хищных животных семейства кошачьих. Подробнее см. Глоссарий.
   Сталактиты - известковые натеки, свешивающиеся в виде сосулек с потолка пещеры или старой горной выработки, образуются в результате просачивания и испарения воды, насыщенной углекислой известью.
   Сталагмиты - известковые натеки, поднимающиеся в виде конических столбиков со дна пещеры, образуются при падении капель воды, насыщенной углекислой известью.
   Гарниерит - минерал, никелевый силикат сложного и непостоянного состава. Подробнее см. Глоссарий.
   Свиязь - птица подсемейства уток. Длина тела около 55 см.
   Камора - ячейка в барабане револьвера, в которую помещается патрон.
   Черная Хельга - в народных преданиях правая рука Смерти. Подробнее см. Глоссарий.
   Мамсалы - кочевой народ провинций Верхний Освей и Солеглот. Мясо по-мамсальски употребляется сырым с большим количеством приправ.
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) Д.Маш "Золушка и демон"(Любовное фэнтези) Д.Дэвлин, "Особенности содержания небожителей"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) А.Чарская "В плену его демонов"(Боевое фэнтези) М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Н.Любимка "Черный феникс. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"