Николаос: другие произведения.

Second start

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
Оценка: 6.85*10  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Сайд-стори к "Большая честь". 2008 г.

Предупреждение: эротика
  Saying sorry was a question of my pride
  Pride can push aside a loving heart,
  In the end emotion has ruled my mind
  And I"m asking for a second start...
  
  Maybe I"ve said words that really didn"t
  Mean, but 1 know, every day
  When a man does wrong
  I know
  I miss you...
  
  Haddaway
  
  * * *
  
  Поцелуи помогают только в сказках. А в жизни вызывают лишь приступ злости на самого себя - за то, что надежда вообще была, хоть какая идиотская, хоть на кончике иглы.
  
  Время остановилось, как только разомкнулись наши губы, а я все смотрю в его неподвижное лицо. Смотрю и смотрю. Я уже давно могу нарисовать его по памяти.
  
  В палату заглядывает медсестра. Не в первый раз заглядывает, но только сейчас говорит:
  - Вы простите, пожалуйста... но... рассвело уже. Мы не хотели вас беспокоить...
  
  Лучше скажите - боялись... Превосходно, теперь домой не попаду, придется сидеть здесь весь день.
  
  Ухожу, чтобы она смогла раскрыть окно. Ухожу, не оглядываясь.
  Спускаюсь на лифте вниз - на нулевом этаже есть часовня.
  Там темно и пусто. Только несколько свечей горит и чем-то тяжело пахнет. Наверное, это запах человеческого горя - вряд ли сюда ходят поделиться радостью.
  Просто сижу и смотрю в одну точку. Молитвы помогают, я знаю. Даже таким, как я. Лучше, чем поцелуи и заклинания. Но я не молюсь.
  Я не молюсь, а от нечего делать считаю огарки свечей у алтаря. Один, два, три...
  
  ...шесть, семь... Я родился во времена других богов, и мне непросто принимать новых. Да в этом и нужды нет. Все конфессии ошибаются, но все верующие правы. Они - чьи-то создания и имеют право просить и рассчитывать, что их услышат.
  
  ...десять, одиннадцать... Посмотри - вот он я. Не Твой слуга, но дело рук Твоих. Сын Македы и Ольдека, муж Фебы, дитя Бастиана и прайм Джорджии, Калеба и Зака, а также многих других... Никого из этого списка, кроме упомянутых детей, давно нет на свете. Девятнадцать, двадцать... Я был плохим сыном, отвратительным мужем, непослушным детенышем и никуда не годным праймом. Я хозяин Майка Нормана, и Ты знаешь, каким я был хозяином.
  Двадцать три свечи. Я не Твой слуга, но Твое создание. Знаю, Ты прекрасно ко мне относишься и давал мне достаточно шансов. А я настолько наглая тварь, что хочу еще один.
  Всего один.
  Это очень хорошая больница. За всю ночь никто меня не потревожил.
  
  На какое-то время я засыпаю и вижу мимолетный тусклый сон - будто вхожу в палату, и там пусто, лишь заправленная постель и на подоконнике засохшая до черноты монстера со скрученными листьями.
  Сон прерывается закатом, но остается мерзкое чувство. По пути назад включаю телефон - несколько непринятых звонков, и все - отсюда. Когда звонят из больницы, новости, как правило, неутешительны.
  Его палата пуста, постель заправлена.
  
  Меня предупреждали, что такое возможно.
  Очень медленно приближаюсь, опираюсь руками о спинку. Во мне происходит что-то странное, будто в кровь впрыснули какой-то яд, и оно расползается под кожей. Что не так? Разве я сам не собирался это сделать? Дать ему уйти, отпустить - с миром или без, но однозначно в лучший мир. Куда мне путь заказан.
  Я могу вообще не дышать, но сейчас хочу вдохнуть - и не выходит.
  
  Наконец получается - сердце бьет так, что в глазах на секунду темно.
  Майк стоит за моей спиной, у стены, закутавшись в простыню, как в тогу.
  
  - Меня долго не было? - спрашивает он хрипло, будто разучился использовать голос.
  Я молчу, но он видит себя в зеркале - длинные темные пряди, спадающие ниже плеч, - и отвечает сам:
  - Долго...
  
  Подхожу - перед глазами еще мелькают алтарные свечи. А он неплохо стоит на ногах после двух лет... Только успеваю подумать - его пошатывает, и Майк хватается за меня в поисках опоры.
  - Как там наш сад?..
  Наш сад?
  - Скучает по тебе.
  - Я тоже... так по нему скучал.
  Он соединяет руки в замок вокруг моей шеи. На бледном лице глаза кажутся черными, как смола или очень крепкий кофе.
  - Что произошло, пока меня не было?
  Много чего.
  - Ничего особенного. Все по-прежнему.
  Майк едва заметно хмурится - и улыбается, одновременно.
  - Я твой сателлит, Демон. Мы в кровной связи восемь лет. Думаешь, можешь врать мне в глаза?
  - Десять.
  - Что?
  - Ты мой сателлит десять лет. И это лимит для всякого вранья.
   Зачем я так сказал? Это же неправда, мы оба знаем.
  Однако он тянется ко мне и целует, так сильно, почти агрессивно - а потом и без почти, потому что кусает меня за язык до крови. Эта моя кровь мгновенно всплывает цветом на его щеках, а в глубине зрачков вспыхивает огонек.
  - Забери меня домой.
  
  Я поднимаю его на руки, закутав в эту самую простыню, и выношу в коридор. По дороге нам встречается наша доктор, та самая, что полтора года назад констатировала смерть Майкова мозга. Наверное, ей тоже позвонили - однако она все равно застывает на месте с круглыми глазами.
  - Всего хорошего, доктор Грант, - говорю я на ходу. - Я еще вчера подписал бумаги и оставил чек.
  Она только кивает, как китайский болванчик.
  
  - Ты все равно хотел меня забрать? - шепчет Майк мне в ухо. - Почему сейчас?
  - Помолчи, пожалуйста.
  - Я не прав?
  - Ты прав. Просто если скажешь вот так еще одно слово, мы до машины не дойдем. Я разложу тебя прямо на автостоянке, на радость зрителям.
  Он смеется. Не забыл, как это. Надо же - я тоже не забыл.
  
  В оранжерее светло как днем. Мы проходим через нее по пути в дом и тут же понимаем, что задержимся.
  - К черту кровать, - он снова касается губами моего уха, и последнее терпение лопается без труда, как перетертая веревка. - Належался.
  У нас не оранжерея, а Национальный парк, здесь даже фонтан есть. И газон. Я сдергиваю простыню и бросаю на траву, потом опускаюсь на нее вместе с моей ношей. Но когда последняя вещь сброшена, движение резко замедляется, словно безудержно льющаяся вода вдруг оборачивается густой патокой.
  
  - Говорят, что коматозники все слышат и понимают. - Майк откидывает голову, подставляя шею моим губам. - Это бред. Все, что говорят про кому - бред.
  - Значит, ты ничего не помнишь?
  - Это сон, Демон... Только долгий. Я помню, каким он казался долгим...
  Я касаюсь ладонью его щеки, и он вздрагивает:
  - Это помню.
  Языком - запястья. Кончиками пальцев - контура уха. Губами - губ... тот самый поцелуй, пробуждающий спящих - и хоть ненадолго, но воскрешающий мертвых. Я тому свидетель и подтверждение.
  - И это...
  - Выходит, не такой уж бред.
  Вывожу сложные узоры по груди, по животу, медленно, без спешки, пока он не начинает нетерпеливо извиваться.
  - Что? - говорю шепотом. - Слишком тороплюсь?
  Улыбка. Редкая, почти незнакомая - я не успел к ней привыкнуть.
  - Тормозишь. Тебе следовало лечь со мной раньше - может, и разбудил бы.
  - Некрофил у нас ты, Майк Норман, а я люблю живых.
  Он снова смеется, и я затыкаю ему рот, резко возвращаясь к прежнему темпу. Вскоре кое-кому уже не до шуточек - он закусывает прядь своих волос, пряча глаза под вздрагивающими веками.
  
  - Хочешь вести? - спрашиваю, пока еще могу держать себя в руках.
  - Нет... не хочу, - он почти до боли стискивает мои волосы, внимательно глядя в глаза. - Не сегодня. Можно, я воспользуюсь твоим предложением... позже?
  Позже я могу пожалеть об этом, но сию минуту пообещаю что угодно. Надо же - не ему первому я предлагаю, и не он первый отказывает. И что со мной не так?
  - Тогда по-вашему или по-нашему?
  - Боюсь... сейчас мозготрах я не потяну. Давай по-простому.
  - Как скажешь, миленький.
  
  Для моей породы секс без крови и ментальных игр если не пустой звук, то точно четверть удовольствия. Вопрос скорее доминирования, чем страсти. Но сейчас я даже не думаю об этом. Я не вижу ток крови у него под кожей, не слышу грохот сердца, только дыхание, дрожь тела и шелк разметавшихся прядей. Мне достаточно.
  Дальше - все быстрее, по нарастающей. Майк обнимает меня за шею, и бессвязный шепот раскалывается на острые стоны. Кожа и волосы, за два года впитавшие запах больницы, теперь пахнут только травой, и я покрываю его шею поцелуями. Ни крови, ни ран. Ни боли, от которой крошатся зубы и закипают слезы. Можно и так.
  Совсем скоро он начинает ныть от нетерпения, потому что я слишком увлекся процессом, и в конце концов выдыхает:
  - Ну не будь... таким...
  - Каким?
  - О-сто-рож-ным...
  - Не думал, что услышу от тебя подобное.
  - О господи, да заткнись ты... Я хочу... - голос срывается, но мне не обязательно слышать конец этой фразы. Убей меня бог, если мы не хотим одного и того же.
  
  Он даже не морщится, когда я резко выбиваю из него вскрик, и боли в нем ровно столько, сколько хочет он сам. Это длится долго, но когда я уже уверен, что буду первым, вдруг захлебывается воздухом на вдохе. Судороги еще не отпускают его, когда я зарываюсь лицом и пальцами в его волосы.
  - Стричь - не будем, - говорю еле слышно, и Майк кивает, дыша как после долгих рыданий. Пройдет немало минут, прежде чем он сможет говорить.
  
  Может, и права была девочка Дагни, но у нее своя правда - а у нас своя.
  
  * * *
  - Демон...
  
  Мне нравится, когда он так меня зовет. Может, потому, что "Генри" из его уст звучит с привкусом страха. А может, потому что это не совсем мое имя, и Демоном я был гораздо дольше.
  
  - Что?
  - Мне было хорошо с тобой...
  Я приподнимаюсь на локте. Вокруг его зрачков плавает умиротворенная тьма.
  - Ты что, куда-то собираешься?
  - Нет, но... Завтра я могу упасть с крыши. Или меня грузовик собьет. И я могу даже не успеть пожалеть, что не сказал тебе это.
  - Просто меня смущает прошедшее время.
  
  Он тянет меня назад, в объятья, и ерзает, укладываясь.
  - Ладно, тогда так: мне хорошо с тобой. Настоящее время. Что до будущего...
  - Что, Майк Норман? Сомневаешься?
  - Нет... просто я суеверен, ты не знал?
  - Я тоже, хотя... пропади оно пропадом. Тебе БУДЕТ хорошо со мной, есть вещи, против которых ты бессилен.
  И я - как выяснилось.
  - ...Так что не умирать в твоих интересах.
  - Угу, - сонно мурлычет он мне в плечо. - Постараюсь, раз такое дело...
  
  Майк засыпает, а мне вдруг приходит в голову, что я тоже не сказал ему, что хотел. А ведь и я могу однажды просто не вернуться домой. Что-то может случиться в любую секунду.
  
  Это всего лишь несколько слов, большое дело. Не так и важно. А завтра так вообще ересью покажется.
  Ну ладно. Подождут до вечера, что за необходимость.
  Я скажу, обязательно. Не будить же его, в самом деле. Глупость какая.
  Куда он денется. Куда я денусь.
  До вечера ничего не произойдет.
  
  - Эй, Майки...
  
  На какое-то мгновение мне вдруг кажется, что он снова рухнул в свое небытие. И голову сжимает так же больно, как при виде пустой кровати в его палате, как после сна о погибшей монстере. Но он приоткрывает глаза - сонные и слегка испуганные.
  - Что случилось?
  - Ничего, миленький. - Едва касаюсь губами век и лба, чтобы поскорее истребить всю эту темную тревогу. - Ерунда. Просто хочу сказать тебе кое-что. А потом спи.
  
  * * *
  
  ХЭ
Оценка: 6.85*10  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Емельянов "Мир Карика 11. Тайна Кота"(ЛитРПГ) Ю.Гусейнов "Дейдрим"(Антиутопия) GreatYarick "Время выживать"(Постапокалипсис) Е.Флат "Свадебный сезон 2"(Любовное фэнтези) Ф.Вудворт "Наша сила"(Любовное фэнтези) Е.Белильщикова "Иной. Время древнего Пророчества."(Боевая фантастика) А.Ардова "Жена по ошибке"(Любовное фэнтези) В.Старский ""Темный Мир" Трансформация 2"(Боевая фантастика) В.Соколов "Мажор 4: Спецназ навсегда"(Боевик) Д.Максим "Новые маги. Друид"(Киберпанк)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"