Никольская Анна: другие произведения.

Звериные сказки2

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Современные сказки про зверей.


ЗВЕРИНЫЕ СКАЗКИ

Анна Никольская

annanikolskaya@mail.ru

Сказка про крокодила и воробушка

  
   У нильского крокодила заболел зуб. Крокодил мучился с ним целую неделю.
   - Целую неделю? - удивитесь вы. - А почему же он к зубному не сходил?
   А потому, что крокодил зубных врачей с детства боялся. В его детстве наркоза еще не изобрели, и зубы было очень больно лечить. Это сейчас: врач укольчик поставил, зубик - чик! - выдрал или, наоборот, запломбировал, а вы ничего не почувствовали. А у крокодила в детстве все по-другому было.
   - Сходил бы ты к воробушку, - советовала крокодилу его жена, Лариса Геннадьевна. - У него зубная клиника, он тебе мигом поможет.
   - Не пойду! - кричал крокодил и заливался крокодильими слезами.
   - Отчего же? - удивлялась Лариса Геннадьевна. - Неужели, боишься?
   - Побаиваюсь.
   Кое-как уговорила она мужа к воробушку пойти. Буквально силком пришлось его тащить, а нильский крокодил, между прочим, 500 кг весит. А длиной, то есть, ростом - целых пять метров.
   Сидит крокодил в кресле зубного врача, трясется. А воробушек ему:
   - Не тряситесь. А то я к вам сейчас в рот полезу, и вы меня ненароком проглотите.
   Но крокодил все равно трясся.
   Тогда воробушек ему в пасть распорку поставил. Для страховки.
   - Какой зуб болит?
   - Осэнацатый слэва, - крокодил отвечает. Мол, восемнадцатый слева.
   Считал воробушек, считал крокодиловы зубы и со счета сбился. Заново начал. Зубов-то у крокодила много - целых шестьдесят восемь штук.
   А в зубах-то тех чего только нет! Барахла всякого - как на мусорной свалке: скрепки, прищепки, спички, заколки, калоши, перчатки, мячики... И даже брегет с дарственной надписью: "Дражайшему внуку Женечке от дедушки на память в честь совершеннолетия". Кое-как воробушек весь этот хлам из крокодиловой пасти вытащил! И добрался, наконец, до больного зуба.
   - У вас тут дырка. Надо пломбировать! - крикнул воробушек из крокодилового рта.
   - Побиуйте, тока пакарей! - сказал крокодил. Мол, пломбируйте, только поскорей!
   Воробушек из пасти вылез на секундочку - за шприцем с наркозом - и обратно.
   - Вас сейчас комарик укусит, потерпите, - сказал так воробушек и уколол крокодила.
   Ах, как сразу хорошо крокодилу стало! Чувствительность-то у него притупилась, и боль как рукой сняло. И есть сразу ужасно захотелось.
   Смотрел крокодил на воробушка, смотрел, как тот деловито по его пасти разгуливает, и слюнки у него потекли. Так крокодилу захотелось доктора проглотить, что мочи нет!
   "Вот, - думает крокодил, - сейчас он мне зуб запломбирует, и я его сразу скушаю. Вон у него, какие окорочка с крылышками аппетитные!"
   Подумал так крокодил и в животе у него как забурчит-забурчит!
   Смекнул наш воробушек, в чем дело, запломбировал крокодилу зуб и говорит, не отходя от кассы:
   - Давайте я вам зубы специальным защитным лаком покрою. Он от кариеса хорошо помогает. Зубы раз и навсегда болеть перестанут.
   "Ладно, - думает крокодил, - вот он сейчас покроет и потом я его сразу съем".
   - Покрывайте, доктор! - говорит.
   Воробушек достал из шкафчика какой-то тюбик, смазал им крокодильи зубы и командует:
   - Закройте пасть на какие-нибудь пять минут!
   Послушался крокодил воробушка и закрыл. Думал, на пять минут, а оказалось почти навсегда.
   Потому что это не лак защитный был, а супер-клей-момент.
   Лариса Геннадьевна потом три недели его в болоте отмачивала.
   Отмочила. Но воробушков крокодил с тех пор больше не ест - побаивается.
  

Сказка про барсука и бурундука

  
   В одной уважаемой семье барсуков жил да был Барсучонок. Родители с ним практически горя не знали. Учился Барсучонок на одни пятерки, по утрам делал зарядку, а по вечерам чистил зубы. Он помогал переходить через дорогу старушкам и раз в неделю проводил в норе влажную уборку. Он даже крестиком вышивал. А однажды подарил маме на Восьмое марта шкатулку, которую выпилил лобзиком из ценной породы дерева.
   Он был самым настоящий пай-мальчиком. То есть, пай-барсучонком. Если бы не одно но.
   Барсучонок терпеть не мог обедать. Он ненавидел ужинать и завтракал через не хочу. Полдники он пропускал с завидным постоянством, бранчи игнорировал, а паужины выкидывал в окошко. Родители очень из-за этого переживали. Особенно переживала мама.
   - Ты же не бурундук какой-то, а барсук! Ты должен питаться и нагуливать барсучий жир. Возьми себя, наконец, в руки! - кричала мама.
   - Но я не люблю питаться, - не соглашался с мамой Барсучонок. - Мне осточертели ваши личинки и дождевые червяки! Я не могу смотреть на ящериц и птичьи яйца! Меня мутит от лягушек и майских жуков!
   - Это невыносимо! - восклицала мама и, заламывая в горе лапы, убегала заморить червячка. Аппетит у них с папой был зверский, не смотря ни на что.
   Тем временем в одной уважаемой семье бурундуков жил да был Бурундучонок. Замечательный бурундучонок - полосатенький, отличник в школе, помощник в семье, отрада родителям. Он даже на спицах умел вязать - его бабушка научила. А однажды на 23 февраля он подарил папе модель крейсера "Аврора", которую склеил из картона собственными руками. Он был самым настоящим пай-мальчиком. То есть, пай-бурундучонком. Если бы не одно но.
   Бурундучонок обожал поесть. Он любил званные обеды из шести блюд, наслаждался ранними и поздними завтраками в постель. Ему чрезвычайно нравились ужины при свечах и при электрическом свете - без разницы. Полдники и паужины также доставляли ему ни с чем несравнимое удовольствие. Бурундучонок обожал орешки и желуди, грибы и ягоды, семечки подсолнуха и свежие одуванчики. Причем в огромных количествах. Родители ужасно из-за этого переживали. Особенно переживал папа.
   - Ты же не барсук какой-то, а бурундук! Ты должен остановиться! Собери волю в кулак, тряпка! - раньше папа командовал линейным крейсером. - Перестань все время есть. Ты скоро ни в одно дупло не поместишься! А юркость?
   - А что юркость?
   - Юркость у тебя пониженная! - кричал папа и убегал в лесную чащу - попрыгать с ветки на ветку, успокоиться.
   Шло время, а Барсучонок все худел и худел. В то время, как Бурундучонок все толстел и толстел. К родительским уговорам "Не есть!" и "Поесть" они оставались глухи.
   - Съешь хоть кусочек червячка! - просила бедная мама Барсучонка.
   - Не ешь хотя бы после шести! - просил бедный папа Бурундучонка.
   Но нет. Все оставалось по-прежнему: Барсучонок не ел, а Бурундучонок ел, ел и ел.
   И тогда терпению родителей пришел конец. А когда терпению родителей приходит конец, это очень и очень плохо. Потому что тогда они принимают поспешные решения и совершают необдуманные поступки.
   Именно это и случилось с уважаемыми семействами Барсуков и Бурундуков. В один прекрасный день они взяли и поменялись детьми. Барсучонок стал жить у бурундуков, а Бурундучонок у барсуков.
   Думаете, сейчас я вам расскажу про то, как наши герои взяли себя в руки, собрали волю в кулак и исправились? Как Барсучонок начал есть одуванчики и толстеть, а Бурунудчонок похудел от одного только вида личинок?
   Ничего подобного! Все осталось по-прежнему. За тем исключением, что теперь все были абсолютно счастливы - и дети, и их родители.
  
  

Сказка про одну обезьяну

   В одном прекрасном лесу жила-была обезьяна. Вернее, в нем жило много разных обезьян, но наша была особенная.
   Пока, например, остальные обезьяны дрались под пальмой из-за бананов (они в прекрасном лесу были большим дефицитом), наша обезьяна сидела в сторонке и думала так:
   "А что, если взять несколько бананов и посадить их в землю? Тогда, наверняка, из них вырастут другие пальмы. У нас будет много бананов, и мы перестанем драться".
   Обезьяна, конечно, не знала, что банановая пальма размножается не бананами, а отростками на корешках. Да и не пальма это никакая, а гигантская трава. И все-таки надо отдать ей должное, наша обезьяна была умной обезьяной - гораздо умнее остальных.
   Или вот, например, выискивают обезьяны друг у друга блох. А наша обезьяна сидит на берегу Нила (а дело было в Африке), сидит и думает:
   "А что, если купаться не только в жару, а каждый день? Перед сном, например. Или даже два раза в день. Тогда блохи сбегут".
   Обезьяна, конечно, не знала, что у обезьян нет никаких блох. Что это они просто так солидарность всех обезьян проявляют и приятное друг другу делают. Но остальные-то обезьяны ни о чем таком даже никогда не задумывались!
   Или вот еще случай был. В прекрасном лесу начался сезон дождей. Ну, обезьяны конечно в тропические кусты спрятались и сидят там, мокнут. А наша обезьяна на дерево залезла и осмотрелась кругом внимательно. Глядит, а за рекой гора. А в горе - пещера.
   И ушла наша обезьяна от своих сородичей в пещеру жить. В пещере-то дождя нет - только снаружи. Зато в ней неуютно как-то. Но обезьяна и тут нашлась. Нарвала травы, высушила ее на солнышке и на пол постелила - дешево и сердито. Но холодно.
   Сидит обезьяна в пещере, мерзнет. Вдруг видит - неподалеку баобаб горит. Это в него молния ударила. Схватила обезьяна палку, оставшейся соломой ее обмотала и - к баобабу. Огонь добывать.
   Добыла. В пещере от костра тепло и светло стало. Но как-то пустовато. Взяла обезьяна из костра уголек и ну давай стены разрисовывать. Зверями в основном - мамонтами, крокодилами, газелями разными. Красиво получилось. А из палочек и сучков она себе кровать сделала, чтобы не на полу спать, а повыше и помягче.
   Зажила наша обезьяна припеваючи. Утром встанет спозаранку, умоется, зарядку сделает и завтрак готовит из жареных бананов. Позавтракает и - на плантацию. С корневыми отростками-то она потом разобралась. Банановая трава у нее почти круглый год плодоносила. Обезьяна землю с начала заостренными кольями обрабатывала, а потом мотыгой стала - так сподручней. Только вот волки нашу обезьяну одолели, житья от них не было. Но она и тут сориентировалась - ловушки на них придумала рыть, а сверху листиками прикрывала.
   Один раз пришла обезьяна на реку - ванну принять. Глядит в воду, на отражение, и себя не узнает. У нее от тепла и регулярных водных процедур вся шерсть выпала! Только темная кожа и на голове чуть-чуть осталось. Испугалась наша обезьяна. Расстроилась даже, когда на нее другие обезьяны с того берега пальцами стали показывать.
   Но потом, знаете, привыкла. Без шерсти даже удобнее стало. Завернулась она в волчью шкуру - совсем красота!
   Красота красотой, но скучно нашей обезьяне было, тоскливо даже. Сородичи-то ее больше знать не желали. Да и о чем с ними разговаривать? Разные они теперь люди, то есть, обезьяны.
   Но однажды на пороге пещеры появилась другая обезьяна. У нее были красивые карие глаза и длинные ресницы. Она подошла к нашей обезьяне, отодвинула ее, вернее, его (наша-то обезьяна была мальчиком, а другая - девочкой)... Отодвинула его от костра и стала жарить бананы. Жареные бананы у нее получились гораздо вкуснее, чем у него. И они стали жить вдвоем.
   А спустя какое-то время - втроем. А потом - вчетвером, впятером, вшестером и даже всемером... Потому что у них, как вы уже поняли, родились детки. Много деток. У всех у них была темная кожа, как у папы, и карие глаза с длинными ресницам - как у мамы.
  
  

Сказка про одного кабанчика

  
   В одном прекрасном лесу жил-был кабанчик. По имени Вова и по фамилии Копытцев. Вова Копытцев был немножко лентяем, немножко грязнулей, но в целом - кабанчик ничего. Покушать еще любил, особенно ему личинки майских жуков в сырном кляре нравились.
   Однажды вечером мама говорит Вове:
   - Вова, скоро будем ужинать. Помоги мне на стол накрыть, пожалуйста. А то у меня там молоко закипает.
   А Вова в это время как раз занят был. Он в одну интересную игру играл.
   - Некогда мне, - говорит. - Пускай вон Толян помогает.
   Толян - это Вовин младший брат. Он позавчера родился.
   - Вова, имей совесть! - мама с кухни кричит. - Толян позавчера родился!
   - Ну, пускай папа тогда! Ему все равно больше делать нечего.
   - Папа на диване лежит, не отвлекай папу, - мама говорит. - Давай-давай! Чем быстрее накроешь, тем быстрее ужинать сядем.
   - Ну знаете ли! - обиделся Вова. - Что-то вы меня совсем заэксплуатировали в последнее время. Уйду я от вас!
   И ушел ведь. Недалеко, правда, - к соседям.
   - Здравствуйте, дорогие соседи! Вы что, уже ужинаете? - спрашивает Вова.
   - Так и есть, - отвечают соседи. - Проходи, гостем будешь!
   - А помогать вам, случайно, не надо?
   - Ты же в гостях - так что не надо, не волнуйся.
   Усадили Вову за стол. Ах, что это был за стол! Сам из маренного дуба, сверху скатерть крахмальная, тарелки из английского фарфора, а вилок с ножами - по шесть штук с каждой стороны!
   "Ну, - думает Вова, - сейчас соседи меня чем-нибудь вкусненьким угостят! Каким-нибудь фрикасе или крем-брюле с марципанами!"
   Но нет. Вова не знал, что соседи были сыроедами, оказывается, и вегетарианцами. Они ели желуди, при этом тщательно их пережевывая и запивая водой комнатной температуры. Из источника.
   - Спасибо, до свиданья! - сказал Вова и ушел от соседей.
   К другим соседям. От них вкусно пахло личинками майских жуков в сырном кляре.
   - Проходи, Вова, гостем будешь! - сказали другие соседи.
   - А помогать вам не обязательно?
   - Гостям - не обязательно, - говорят, и запах при этом на всю Ивановскую такой -медведоукладывающий.
   У Вовы даже слюнки потекли от радости.
   Проводят его соседи внутрь - а там! Такой кавардак, что прямо тарарам! Соседи-то старой закалки были: в хлеву жили и из корыта питались, как у предков было заведено.
   - Спасибо, до свидания! - сказал Вова и ушел.
   К третьим соседям.
   Третьи соседи Вову запустить - запустили, но все молча как-то. Они у телевизора ужинали, на диване. Там бразильский сериал про слонов показывали, 1874-ю серию. Соседи жевали попкорн и не то, что на Вову, - друг на друга внимания не обращали, только чавкали.
   Вова им тоже ничего не сказал - ушел молча. К четвертым соседям.
   - А, Вова Копытцев, заходи! - сказали четвертые соседи. - Кушать хочешь? Мы как раз на стол накрываем!
   Прошел Вова в комнату - и точно, накрывают. Папа красивую скатерть на стол постелил, сын ложки раскладывает, дочка в стаканы морковный сок разливает, а мама по тарелкам - грибной суп с дымком. И так это у них все красиво и дружно получается, такие они при всем при этом счастливые - просто любо дорого посмотреть!
   - Садись, Вова Копытцев, не стесняйся, - соседи говорят.
   - Спасибо, я лучше к своим побегу!
   И точно - побежал. Прибежал и кричит с порога:
   - Мам, я тебе сейчас помогу!
   И как давай тарелки с чашками расставлять-расставлять! Вилки с ножами раскладывать! Папа на это дело смотрел, смотрел, а потом с дивана встал и к Вове подключился. И даже Толян к ним на подмогу приполз. А мама молочную кашу на всех сварила - вкусную-превкусную! Гораздо вкуснее, чем у всех соседей, вместе взятых.
   После ужина мама посуду мыла, а Вова ополаскивал.
   А папа полотенцем вытирал.
  
  

Сказка про одну белочку

  
   В одном прекрасном лесу жила-была белочка. Звали ее Вика Хвостикова.
   Вот однажды утром проснулась Вика и думает:
   "Ах, как бы мне хотелось сейчас шоколадный эклер! Или, к примеру, трубочку с заварным кремом! Или даже песочное!"
   А Викина мама, как будто мысли ее прочитала:
   - Иди сюда, - говорит, - гречневую кашу есть!
   "Фууууууууууууууууууууууу", - подумала Вика, но все-таки пошла. Потому что она всегда старших слушалась. И потому, что гречневая каша, говорят, полезная.
   Приходит она на кухню, за стол садится, а мама у нее спрашивает:
   - Виктория, ты лапки мыла?
   - Нет.
   - Тогда иди помой.
   - А то микробы?
   - А то микробы.
   Вздохнула Вика и пошла лапки к умывальнику мыть. Он на соседней осине висел.
   Моет она лапки, моет, глядь - а под осиной - подосиновик! Чудеса прямо! Душистый такой - за версту маминым грибным супом от него пахнет. Сорвала Вика подосиновик и домой скорее, в дупло.
   - Прелесть! - мама на гриб любуется. - Я из него на ужин жаркое приготовлю, по рецепту Юлии Высоцкой.
   Довольная Вика берет ложку, но тут мама ее опять спрашивает:
   - А ты лапки мыла?
   - В смысле? - не поняла Вика.
   - После того, как гриб сорвала.
   - Нет, а надо?
   - Надо, а то микробы.
   Вздохнула Вика и пошла опять к умывальнику - лапки мыть.
   Помыла, глядит - а на соседней ветке Лика Носикова сидит, ее подружка. Они сто лет не виделись. Вернее, сто зим. Лика с родителями в другой лес на зимовку переезжали. А теперь, выходит, вернулись.
   Обнялись подружки, поболтали, и Вика домой заспешила - там мама ждет.
   - Носиковы вернулись, я сейчас Лику видела, - Вика говорит и за ложку берется.
   - А лапки ты мыла? - мама так невозмутименько спрашивает. - После Лики?
   - Что - опять микробы?
   - Микробы, деточка, микробы. Увы и ах.
   Пришлось Вике вновь идти умываться. Вымыла она лапки как следует - с мылом и щеточкой, в туалет сходила и в дупло возвращается, радостная.
   - Ты куда за ложкой тянешься? - мама ей говорит. - Ты лапки после туалета мыла?
   - Ты что, опять?! - чуть не заплакала Вика.
   - Не опять, а снова. Ты про микробов когда-нибудь слышала?
   - Каждый день только про них и слышу!
   - А ты еще раз послушай. Через грязные лапки можно заразиться всякими болезнями. Тогда будет болеть живот и не он один. Поэтому лапки нужно обязательно мыть перед завтраком и непременно перед обедом. Архиважно перед полдником и жизненно необходимо перед ужином.
   - А перед тем, как мыть лапки, лапки не надо мыть? - рассердилась на маму Вика.
   Все это ей порядком надоело. Что за занудство такое, в самом деле?
   Но Вика была послушным ребенком. Она снова помыла лапки и, не обращая внимания на подосиновики, Лику и так далее, вернулась домой и взялась за ложку.
   Но каша уже остыла.
   - Она остыла! - в сердцах крикнула Вика.
   Ей вдруг стало ужасно себя жалко, со своими чистыми-пречистыми лапками!
   - Ничего, - примирительно улыбнулась мама. - На вот тебе - с заварным кремом, - она протянула Вике трубочку.
   Вика тоже улыбнулась маме, потому что на маму подолгу нельзя сердиться, и спросила:
   - А ты лапки мыла? Перед трубочкой?
  

Сказка про трех фермеров

  
   В одной деревне жили три фермера: Козлов, Баранов и Котович.
   Все трое выращивали пшеницу. Или кукурузу?.. Пускай будет - пшеницу. У них были большие и красивые пшеничные поля, и каждый из фермеров (Козлов, Баранов и Котович) считал, что его поле - самое большое и самое красивое.
   - Мое поле - самое большое! - восклицал Козлов.
   - А мое - самое красивое! - вторил ему Баранов.
   А умный Котович ничего такого не восклицал. Он просто знал себе потихоньку, что у него - самое большое и красивое, и помалкивал.
   Но вот, однажды утром, позавтракав бутербродом с маслом и колбасой, Козлов, Баранов и Котович вышли в свои поля и увидели...
   Козлов, Баранов и Котович увидели, что их большие и красивые поля поели мыши! И еще потоптали!
   - Какой кошмар! - заорал Козлов.
   - Противные мыши! - заорал Баранов.
   А Котович ничего такого не заорал. Он окинул грустным взглядом свое поле и ушел домой.
   Козлов с Барановым не спали всю ночь. Они думали, что же делать с противными мышами.
   И придумали.
   На следующее утро он сели на маршрутный автобус и поехали в районный центр, на рынок. Там они купили вскладчину восемьдесят мышеловок: сорок - Козлову и сорок - Баранову.
   А Котовичу они ничего не купили.
   Довольные, они вернулись в свою деревню и, дождавшись ночи, расставили по полям мышеловки: сорок - на поле Козлова и сорок - на поле Баранова.
   Шли дни, а противные мыши продолжали зверствовать. Они уже поели почти всю пшеницу у Козлова и почти всю у Баранова. Но ни одна противная мышь не угодила к ним в мышеловку!
   А у Котовича тем временем, вот странное дело, пшеница продолжала колоситься и наливаться природными соками.
   - Ничего не понимаю, - сказал Козлов.
   - И я, - сказал Баранов.
   Тогда они взяли бинокль с подзорной трубой и пошли. Они спрятались в кусты снежной ягоды и стали наблюдать за полем хитрого Котовича.
   Но ничего такого, кроме толстой серой кошки, Козлов и Баранов на поле Котовича не увидели.
   Тогда они поняли! У Котовича есть сверхсекретное оружие против противных мышей, и его надо украсть!
   Под покровом ночи они поползли на поле Котовича.
   - Уя-я! - вдруг заорал Козлов.
   - Ай-яй-яй-яй! - вдруг заорал Баранов.
   Это на Козлова и Баранова сработали мышеловки, которые Козлов и Баранов ставили на противных мышей.
   От криков проснулся Котович. Он вышел на улицу с электрическим фонариком и увидел Козлова и Баранова. На носу у Козлова висела мышеловка, а у Баранова - на подборке и мочке левого уха.
   - Что вы тут делаете? - удивился Котович. - Под покровом ночи?
   - Ищем твое сверхсекретное оружие против противных мышей, - сознались Козлов с Барановым.
   - Вот это? - улыбнулся Котович, доставая из-за пазухи худую серую кошку.
   И тут Козлов и Баранов все поняли!
   Лучшего оружия против противных мышей, чем кошка, еще не придумано!
   - Но это не та кошка! - сказал Козлов.
   - Та была толстая, - подтвердил Баранов.
   - Это она раньше была толстая, а теперь - обратно худая, - рассмеялся Котович, доставая из-за пазухи двух котят - серого и рыжего.
   С тех пор на полях Козлова, Баранова и Котовича мыши больше не живут. Там живут толстые кошки.
   Две серых и одна рыжая.
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"