Зимняя Кристина, Никольская Ева: другие произведения.

Не в чешуе счастье:)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
  • Аннотация:
    Завершено. На СИ полностью


   Не в чешуе счастье
     
      "The world is not enough", - в болтающихся на шее наушниках завывала солистка Гарбидж.
      "But it is such a perfect place to start... my love", - вторил певице, безбожно фальшивя, женский голос из-под красно-черного шлема.
      "Дыр-дыр-дыр!" - сердито бурчал мотор облезлого "железного коня", чьи некогда белые бока украшали корявые ветки цветущей сакуры.
      А шум машин, со свистом проносящихся мимо, гуманно скрывал этот неблагозвучный коктейль от немногочисленных прохожих.
      Танька ехала на работу. Вернее по работе. О чем буквально кричало натянутое прямо на кожаную куртку форменное кимоно с надписью "Кири-Хара" на спине. А для особо непонятливых чуть ниже уточнялось "Суши хауз - в офис радость!"
      Свернув с проспекта на тихую улочку, девушка притормозила, сверилась с адресом и спокойно зарулила в темную подворотню. Клиент был постоянный, многократно проверенный. Просто ей его обслуживать раньше не приходилось. Обычно за поездку "к академикам" ребята из ресторана готовы были глотку друг другу перегрызть, но сегодня Славик валялся дома с гриппом, Толик лобызал порог деканата в тщетных попытках окончательно не завалить сессию, а тяжко и тоскливо вздыхающий Витек готовился к той участи, что "хуже смерти" - знакомству с потенциальной тещей!
      Остановив "двухколесного друга" возле крыльца, Танька заученным до автоматизма движением выудила из кузова, прикрепленного позади сиденья, продолговатую черную коробку, перевязанную красной лентой, и, перескакивая через две ступеньки, взлетела к допотопной двери-вертушке. Та недовольно скрипнула, пропуская гостью.
      Прошаркав кроссовками мимо дремлющего в своей кабинке дедули-охранника, девушка нерешительно покосилась на лифт в глубине холла. В голове отчетливо прозвучало Витькино наставление: "Этаж седьмой, но в лифт не суйся!" Пришлось тащиться по лестнице. Это лучше, чем застрять в железной коробке в пятницу в восемь вечера, да и ногами поработать полезно... для поддержания себя в форме.
      "Комната 713, - в памяти Таньки всплывали дальнейшие указания парня: - если народ там на тебя не обратит внимания, ищи патлатого мужика в круглых очках и маши коробкой у него перед носом. Главное, смелее будь, не стесняйся, а то до утра проторчишь у этих физиков-химиков. И вот еще, Танюхин... ты только ничего у них не пей. В этом НИИ все жидкое горит!"
      Откинув пластиковое "забрало" шлема, девушка-курьер вежливо постучала. Косо висящая на единственном гвозде табличка опасно покачнулась. Подождав минуту, Танька придержала металлический прямоугольник рукой и попинала дверь ногой. Уже не так вежливо, зато гораздо громче первой попытки. Но... реакции опять не последовало.
      "Черт! Так и правда в коридоре заночевать можно", - подумала визитерша и решительно повернула дверную ручку.
      Комната 713 встретила "японский ужин" густой завесой дыма, сивушным запахом, мерным жужжанием компьютеров и тихим скрежетом, который издавало странное нагромождением шестеренок на табурете. Эта загадочная конструкция, окруженная несколькими допотопными будильниками и колбами с погруженными в них проводками, возвышалась прямо напротив входа. Танька растерянно поморгала - уж очень эта тикающая хрень напоминала машину времени авторства незабвенного Шурика - и огляделась в поисках заказчика.
      "У-у-у... - мысленно взвыла девушка. - Патлатого найти, значит? Ну, спасибо, Витек! Проинструктир-р-ровал. Они же тут все заросшие и небритые! И как-то проблематично по затылкам сутулых ученых, уткнувшихся в свои мониторы, определить, кто из них за заказ заплатит".
      - Мужики! Вот оно! - вынырнув из недр встроенного шкафа, пробасил еще один "академик" в запотевших круглых очках.
   "О! Точно оно! - обрадовалась Танька, - Патлатое!" - довольно улыбнулась она, оценив его кучерявую шевелюру до плеч, переходящую в такую же бороду.
      Вышеупомянутый индивид в несколько прыжков пронесся через всю комнату к чудо-агрегату, воинственно потрясая при этом каким-то пузырьком и совершенно не обращая внимания на шагнувшую в его сторону девушку. Коллеги патлатого очкарика так же шустро повскакивали с мест и, опрокидывая стулья, бросились к "предводителю стаи". Его тут же обступили, попутно оттеснив слегка оторопевшего курьера от входа. Человек в шлеме и кимоно поверх коженки явно был здесь куда менее интересным явлением, нежели странный прибор из шестеренок и будильников.
      Патлатый, зубами вытащив пробку, осторожно капнул из пузырька в самую большую колбу и замер. Прибор странно "чихнул" и продолжил "тикать". В помещении же на миг воцарилась благоговейная тишина.
      - Кушать подано! - решив воспользоваться моментом, подала голос Танька.
      И в тот же миг грянул взрыв...
      Очнулась девушка в дальнем углу комнаты, лежа на полу. С изрядно помятой коробкой в руках и, судя по ощущениям, с нехилым ушибом на всю пятую точку. Перед опустившимся "забралом" витали клубы совсем не сигаретного дыма. Среди этой серой "облачности" плясали языки пламени, между которых в обнимку со стопками бумаг метались ученые. Где-то в коридоре тревожно выла сирена. Патлатый резво "вальсировал" с огнетушителем и отчаянно матерился.
      Сбоку раздался подозрительный треск, но Таньке было не до него. Широко распахнутыми от удивления глазами она смотрела на противоположную стену, на которой один за другим вспыхнули четыре больших прямоугольника. С внешней стороны к этим "окнам" тоже по очереди (с интервалом в пару секунд) подошли четыре трансвестита. По крайней мере именно это слово первым всплыло в голове при виде длинных, словно сбежавших из баскетбольной сборной, мужиков в тогах, намотанных на раскрашенные под питона гидрокостюмы. А если к общему впечатлению еще добавить разноцветные дреды и плавательные маски в тон прическам... ну точно травести! И этот квартет, не сговариваясь, начал синхронно перебирать перед собой тонкими наманикюренными пальцами.
      - Что за...? - Вырвалось у Таньки. - Тут антистрессовое кино автоматом запускается вместе с сигнализацией, что ли? Да ну нафиг! - она быстро поднялась, потирая ушибленное место, но запутавшаяся в проводах нога затормозила побег. - К выходу! Надо двигаться к выходу!" - дрожащими руками освобождая свою конечность из ловушки, бормотала девушка.
      Странный тип в крайнем проеме внезапно повернул голову и посмотрел прямо на нее. Таня не видела его глаз за тонированным стеклом "маски", но знала... вернее, чувствовала чужой взгляд, от которого ей, вопреки повышенной температуре комнаты, стало холодно. Девушка нервно икнула, содрала остатки проводов с потертого кроссовка и... Треск справа повторился, а следом за ним как в замедленной киносъемке на пол, отрезая Татьяну от выхода, рухнула пылающая панель шкафа.
      - Сейчас реактивы рванут! - заорал кто-то из "академиков", и вся ученая братия дружно рванула к выходу, возглавляемая патлатым заказчиком и его огнетушителем.
      - Эй, а... а я? - попыталась докричаться до них девушка, но наглотавшиеся дыма легкие превратили отчаянный вопль в слабый хрип. Сначала ее никто не замечал, теперь не слышал... Никто, кроме того крашенного трансвестита, что смотрел в сторону попавшего в огненную западню курьера.
      С трудом, словно преодолевал стену из густого прозрачного желе, мужчина в гидрокостюме протянул Таньке руку. И она, не будь дурой, ее приняла. Последним, что ей запомнилось перед тем, как сознание нырнуло в спасительную тьму, были: огненный залп из недр пылающего шкафа, дикое желание оказаться подальше отсюда и голос Мадонны в наушниках на груди: "I guess I'll die another day!.."
     
      ***
     
      - Кшеээшштал! - медленно и отчетливо произнес приятный мужской голос.
      - Кшишт... что? - попытался воспроизвести услышанное женский.
      - Глу! Кше-э-эш-ш-тал! - по слогам повторил "собеседник".
      - Кшы... кше... Ы-ы-ы.... Гадюки шепелявые! - провыла Танька, отталкивая ладонью обучающую панель.
      Полупрозрачный прямоугольник с реагирующими на прикосновение картинками послушно отплыл в сторону и потускнел. Девушка вытянула скрещенные в позе лотоса ноги и улеглась спиной на прохладную поверхность. Попыталась пару раз стукнуться затылком для прочистки мозгов, но похожий на пластик материал тут же вспенился под ее головой, образуя своеобразную мягкую подушку. Таня мрачно уставилась на потолок. Стайки светящихся жучков, гоняющихся друг за другом под слоем прозрачного стекла, действовали на нее умиротворяющее - все равно, что облака рассматривать. И уж точно лучше медитировать на эту местную разновидность кондиционера, чем получить порцию газа-транквилизатора.
      Всю свою сознательную жизнь Танька за словом в карман не лезла. Не оратор, конечно, но и косноязычием никогда не страдала. А тут на тебе - будьте любезны, получите в личное пользование словарь Эллочки-людоедки и выкручивайтесь, как хотите. Дурацкий язык! За два месяца от силы пару сотен слов освоила. А ведь учеба ей всегда давалась довольно легко. Там... на Земле. На другой планете дела, увы, обстояли иначе. Впрочем, это не повод сдаваться! Девушка приподняла голову и решительно поманила пальцем панель. Та послушно подлетела ближе и замигала яркими картинками. Палец ткнул в изображение местной чашки с двумя ручками и носиком для питья.
      - Шуушсла! - озвучил название голос.
      - Шуу... - начала прилежно "попугайничать" Танька, но тут запикали ее наручные часы.
      Девушку словно вихрем сдуло с кухонного стола, на котором она так вольготно развалилась. Через час Круш вернется, а у нее еще ничего не готово!
      - Ы-ы-ы-ы... - Она запустила обе руки в спутанные светло-русые кудряшки, пару раз дернула, безуспешно пытаясь прочесать их пальцами, зашипела от боли и, на ходу подтягивая великоватые штаны, звучно потопала босыми пятками в сторону кладовки. - Суп! - бормотала она в порыве кулинарного энтузиазма. - Сегодня будет суп! Если мужик при первой встрече показался вам трансвеститом, это еще не значит, что путь к его сердцу минует желудок!
     
      ***
     
      Защитная завеса двери с тихим шорохом свернулась, пропуская хозяина, и тут же снова расправилась за его спиной. Высокая фигура почти неслышно зашипела, голосовой командой отменяя автоматическое включение освещения. Осторожный крадущийся шаг, еще один - вожделенный кабинет уже близко. Там хорошая система безопасности, звукоизоляция, тишина и покой. И тут...
      - Крууш! - раздалось за спиной.
      Эх... не получилось.
      Хозяин одного из домов в квартале ученых уже знал, когда вот это вот хрупкое и внешне безобидное существо скалится, демонстрируя все мелкие зубки, и усиленно машет игольчатой чешуей на веках - сопротивление бесполезно. Сейчас схватит своей мягкой ладошкой за запястье и потащит его на очередной странный тест.
     
      ***
     
      - Щи! - непонятно чем довольная шеная* подвинула к нему тарелку с подозрительной жижей, в которой печально плавали варварски покромсанные листья и кусок мяса. Круушшэш и сам прекрасно видел, что это не конфеты.
      - Кише щи! - ввернула уже выученное слово Танька и, призывно побултыхав в тарелке ложкой, энергично закивала. Не сомневайся, мол! Ешь.
      - Вкусная грязь? - повторил шшайл* с подозрением глядя на девушку.
      - Кише-кише! - подтвердила она "вкусность" блюда.
      Мужчина подавил тоскливый вздох, зачерпнул варево и, тщательно проговаривая слова, попросил шенаю принести его любимые сладкие яклаки*. Это слово она точно знала. Таня, покровительственно улыбнувшись - все мужики, как дети, им лишь бы десерт - отправилась в кладовую. Шшайл проводил ее взглядом и рванул к утилизатору. Мгновение спустя "вкусная гадость" исчезла в его недрах. А вернувшаяся через пару минут шеная при виде пустой тарелки ласково прощебетала на своем родном языке:
      - Бедненький, совсем оголодал!
      Что это значит Крууш не знал, но уже научился ожидать подвоха, слыша такие интонации своей подопечной иоши*. Закон предписывал помогать видящим шшайлов иномирцам, и забирать с собой тех из них, кто пойдет добровольно. Но если б он знал, чем обернется для него соблюдение завета, точно предпочел бы наказание.
      А ведь сперва, когда шеная очнулась и стащила с головы непонятного предназначения конструкцию, они все были очарованы ее светлой, нежной, как у новорожденного, кожей, красивыми, хоть и мохнатыми, серыми глазами и пушистым облаком невероятно тонких и мягких отростков на месте обычных для шшайлов щупов*. Если бы он хотя бы мог предположить, что продрожав пару дней в выделенной ей комнате, девушка настолько осмелеет, что он сам от нее станет прятаться - в тот же день сдал бы ее в органы опеки и контроля. А теперь уже поздно. Раз воспользовался правом покровителя*, как-то не по-мужски отступать.
      Забрав с собой банку яклаков шшайл побрел в кабинет. Шеная, что-то напевая, осталась убирать со стола. Вероятно, чтобы снова на нем с комфортом устроится. Может у них так принято? Изображать еду... Пустой желудок недовольно забурчал. Еда... С этим придется что-то делать. Идея! Надо принести, когда иоши спит, в дом то, что не портится без охлаждающего шкафа, и... спрятать в кабинете.
  
     
      ***
  
   "Все-таки до чего у них на Шша унылая архитектура! - возмущалась про себя Танька. - Коробки, коробки и еще раз коробки. Хуже панельных микрорайонов. У нас хоть балконы разномастные, подъезды, пристройки... Там краска облезла, тут плитка обвалилась. Деревья, кусты, мусорки, в конце-то концов! Лавочки с бабушками в придачу, а тут... эх!"
   Среди ровных, словно ряды костяшек домино, восьмиуровневых "слоеных пирогов" из стекла и камня земной девушке было неуютно. Стандартная, занимающая половину четвертого этажа квартира Крууша располагалась в таком же унылом жилом блоке, как все остальные. И Тане очень хотелось по примеру разбойников нарисовать мелом крестик на нужной двери. А лучше сразу череп с костями и грозное "Не влезай - убьет!" И для надежности гвоздем "здесь была Танька" нацарапать.
   При первом выходе в инопланетный город девушка усиленно озиралась по сторонам, еще не до конца осознавая происходящее, но смотреть реально было не на что. Не на аборигенов же таращится. Этим она и дома заняться могла. Как-никак персональный образец для детального изучения имелся. Даже пощупать можно было при желании. Главное, резких движений не делать, чтобы хозяин опять в кабинете не окопался. Нервный он... немножко. Зато добрый и ответственный. На адаптацию всегда лично отводит. А мог бы просто проводник дать и не париться, как там его иоши по городу шастает. Правда, однажды он именно так и поступил, угу. Вернее попробовал поступить, ибо куда-то очень спешил и на подопечную времени не было. Наивный! Танька с этим механическим спутником-путеводителем не поладила и умудрилась заблудиться. Только к ночи ее контролеры* домой привели. А Крууш и того позже явился, причем усталый и злой... по паре коротких фраз с характерной эмоцией, горе-путешественница прекрасно поняла, что вместо запланированных дел ее шшайл искал по городу свою инопланетную пропажу. Ну... сам виноват, нечего было одну отпускать. Чешуйчатый, видимо, сделал те же выводы и... теперь водил девушку в обучающий центр на поводке, как домашнюю живность на выгул. А вместо ошейника надевал на нее специальный браслет с перечнем данных хозяина и с встроенным поисковиком.
   Сегодня, как и вчера, Танька бодро шла позади угрюмого шшайла и размахивала в такт шагам правой рукой. Ярко-желтая энергетическая нить, связанная с личным идентификатором покровителя, извивалась от этого движения, словно змея. В первый раз увидев эту светящуюся "веревку", девушка оскорбилась до глубины души, почувствовав себя чем-то вроде таксы. Но потом обнаружила, что на таких же "цепочках" инопланетяне водят детей. Да и браслеты некоторых взрослых особей были соединены между собой двойными нитями.
   Следовать позади Крууша Таньке в принципе нравилось. Во-первых, идти впереди, не зная дороги, было глупо. Во-вторых, вышагивая рядом, приходилось все время задирать голову, от чего потом противно ныла шея. А в третьих... со спины никто не мешал девушке беззастенчиво рассматривать своего покровителя.
   Обычная для шшайлов одежда - широкие штаны и длинная туника на выпуск - была такой же скучной, как и их дома. И Таня развлекалась тем, что мысленно примеряла на своего "трансвестита" то драные джинсы с боксерской майкой, то строгий костюм, а то и вовсе прикид Мэрлина Мэнсона. Хотя, по мнению девушки, больше всего к высокой фигуре и чешуе Крууша подходил вариант с доспехами Шредера из "Черепашек ниндзя".
   Вообще, на Танькин взгляд, местные аборигены были "зверушками" довольно симпатичными.
   По телосложению от людей отличались лишь несколько более вытянутыми конечностями и, как следствие, высоким ростом. Лица с лишенными ресниц глазами были покрыты очень мелкими и мягкими чешуйками, которые постепенно, по мере удаления от головы переходили в более крупные, жесткие и пигментированные. Такая же бледная "шкурка" досталась ладоням, шее и верхней части груди. А может, и чему-то еще, но отловить Крууша в раздетом виде, чтобы исследовать целиком, его любопытной иоши пока не удавалось. Место бровей на лице шшайла занимали небольшие костяные наросты. А за плоскими ушами с округлым верхом начинались два жестких гребня, которые, описав дугу, сливались воедино сзади у основания шеи и крупной, темной чешуей сбегали вниз по позвоночнику.
   Но главным пунктом в анатомии этой расы, интересующим Татьяну уже который месяц, было: есть ли у "ящеров" хвост? Крууш от подобного вопроса, упрощенно сформулированного на шипящем языке, как-то странно менял цвет лица, делал круглые глаза и поспешно сваливал в свой любимый кабинет. На что девушка пожимала плечами, искренне полагая, что просто не правильно составила предложение, и поэтому ее не до конца поняли. А жаль.
   У дверей учебного центра - такого же безликого каменно-стеклянного короба - Круушшэш остановился и, продемонстрировав подопечной три пальца на своей четырехпалой руке, удалился.
   "Угу, значит, встречаемся здесь же через три часа!" - привычно кивнула Танька, проследив за исчезающим за поворотом поводком, ранее связывающим ее и покровителя. Когда желтая "нить" истончилась практически до невидимости, девушка вошла в здание. Учебный зал привычно встретил ее сорока двумя приветственными возгласами соплеменников... ну, или вернее будет сказать - сопланетников.
  
   ***
  
   "Ну, почему, почему, почему... шшайл у меня зеле-е-еный? А потому, потому, потому, что в микроскоп влюбленный" - Навязчиво крутилась в голове у Таньки несколько видоизмененная версия песенки про светофор.
   - А и правда, почему зеленый? - отмахнувшись от назойливого мотивчика, пробормотала девушка. - Где логика? Почему не белый, не синий, не фиолетовый в крапинку?
   "Собрание дворняжек", как называла встречи землян Татьяна, сегодня закончилось раньше. "Вожаку стаи", ну, то есть председателю, нужно было куда-то уходить, и он милостиво отпустил свое ста... в смысле "свору" по домам. Куда именно спешил вожак, в силу убогости собственных познаний в английском Танька не поняла. Да-да, сей язык оказался междумирным. И хорошо еще, что именно он. Первое столкновение с другим человеком на Шша чуть не закончилось для девушки нервным срывом.
   Открыв глаза после перехода в компании чешуйчатых инопланетян, диких, но симпатичных, как сказал бы Карлсон, Таня просто решила, что бредит. Дыма наглоталась, вот и мерещится всякое. И на самом деле это вовсе не тоги, а медицинские халаты. И не разноцветные дрэды и очки, а шапочки и марлевые повязки. Переселение в квартиру одного из "врачей" девушка уже восприняла как занимательный сон. Но когда Крууш повел ее на собрание, и она увидела шагающего по улице темноволосого парня... В общем, осознание реальности происходящего накрыло Таньку вместе с обнаружением того, что парень японец. И что он вполне нормально общается с шипящим, как гадюка, инопланетянином, а ее ни бельмеса не понимает.
   Так что, с языком все могло быть гораздо хуже. Из сорока двух человек, угодивших в гостеприимные лапы шшайлов этого города, тридцать пять были европеоидами и в той или иной мере владели языком туманного Альбиона. Вот только славян, не считая Тани, среди них, увы, не оказалось.
   Стоя на широком крыльце, девушка ждала Крууша и, желая убить время, неспешно изучала информацию, записанную сегодня на ее консоль. Вообще-то, всеми файлами с ней поделились еще на первой "сходке", которую она посетила три месяца назад. Вот только разобраться без словаря в обилии иностранных слов не получалось. А сегодня, наконец-то, лапочка Майкл - не уступающий шшайлам по росту канадец - закончил упрощенную (специально для нее) версию.
   "Существует шесть каст, - задумчиво читала Танька. - Красные шшайлы - аристократы, - спустившись по ступеням, девушка немного прошла по посыпанной красными камушками дорожке и, примостившись на аккуратной металлической лавочке с подогревом, продолжила изучение "конспекта". - Желтые - богатые горожане, но без "красной" крови. Зеленые - ученые. Черные - военные. Серые - рабочие. Светлые - ... - далее следовало незнакомое слово и предусмотрительное пояснение в скобках "секс-сопровождение".
   - И на другом конце вселенной та же ерунда: бордель и куча тунеядцев! - буркнула девушка, под последними имея в виду красную и желтую касты.
   Словно в подтверждение ее слов из дверей центра вывались трио, состоящее из мужчины с темно-красными щупами, которые Таня по-прежнему именовала про себя "дрэдами", и двух миниатюрных, по местным меркам, девиц с песочного цвета "гривами" и золотисто-бежевыми чешуйками. Идентификатор шшайла предостерегающе подмигивал красными огоньками, заметив которые Танька невольно поморщилась. Вот и вышеупомянутый "тунеядец" во всей своей красе. И эти, как их там... секс-эскорт которые. Подобную расцветку у шшайлов девушка видела впервые, но догадаться, что это и есть та каста, о которой она только что прочла, было нетрудно.
   Красноголовый "ящер" остановился и с интересом уставился на землянку. От его пристального взгляда ей стало неуютно. Стряхнув с себя когтистые ручки девиц, он шагнул вперед и что-то спросил, указав пальцем на Танин браслет. Девушка покачала головой и развела руками, не понимаю, мол, извини. Сама же мысленно прикидывала, что перспективнее: рвануть от жаждущего пообщаться типа вдоль по улице или, обогнув его и дамочек по широкой дуге, юркнуть обратно в учебный центр. Выбирать, к счастью, не пришлось. Между незнакомцем и подопечной, как чертик из табакерки, возник Крууш.
   Как так бесшумно и быстро успел подкрасться покровитель, Таня не поняла, но искренне обрадовалась его своевременному появлению. Аристократ девушку напрягал. И сам он, и его идентификатор и... обе чешуйчатые блондинки с высокомерными физиономиями и подведенными синим цветом глазами.
   После пятиминутных вежливых расшаркиваний шшайлов, а, судя по интонациям и некоторым понятным Тане словам, речь шла о солнечной погоде (ну, или о чем-то аналогичном, что у них тут принято для светского трепа), иоши уже шагала за своим персональным ящером. На сей раз он не ограничился энергетической нитью, а попросту взял девчонку за руку и решительно повел прочь от странного трио, непонятно что забывшего в стенах учебного центра. Спиной девушка ощущала взгляд красноголового инопланетянина, а где-то на уровне подсознания бродила мысль, что она упустила из виду какую-то важную деталь. Но только ночью, уже укладываясь спать, Танька поняла, что именно ее так насторожило. Местные путаны были слишком уж похожи на людей...
  
      ***
  
   "Синяя, красная, синяя, рыжая... та-а-ак, а это куда?" - Танька широко, чуть не свернув себе челюсть, зевнула, задумчиво потерла кончик носа и отправила фиолетовую бусину в синюю банку.
   Спать хотелось неимоверно. И стоило перемещаться на чужую непонятную планету, чтобы опять совмещать учебу, работу и вечный недосып? А ведь все так хорошо начиналось... Наверняка, тот аристократишка сглазил! Не зря он ей сразу не понравился. Ох, не зря. А что теперь? Прощайте, любимый кухонный стол, светящиеся "жучки" под потолком, неспешные чаепития и сладкие сны до обеда. Здравствуйте, побудка до рассвета, завтрак по системе "проглотил не глядя", пробежка на "поводке" за широко шагающим покровителем, куча дурацких заданий и зубрежка, зубрежка, зубрежка...
   Собственно, от занятий в универе и работы развозчиком суши новый режим дня отличался теперь только порядком - работа с утра, а учеба после перерыва на перекус. Из плюсов были походы с Круушем в кафешку, где к местной разновидности чая давали целую кучу вкуснющих печенек кислотных расцветок. Из минусов - в первую очередь отсутствие оплаты труда. Впрочем, справедливости ради, стоило признать, что и полезность этого самого труда была весьма сомнительной.
   Вот нафига Таня уже два часа бусины по банкам раскладывает? Прямо новый вариант старой сказки, "Золушка против марсиан" называется. Хотя, скорее уж "Младенец с погремушкой в манеже". Девушка окинула взглядом полупустую комнату, в которой сидела на пушистом ковре со своими "игрушками". Точно! Это все коварный план Крууша по сохранению жилплощади в целом виде. Ну, сломала его любопытная Ташши, как называл ее шшайл, какую-то штуковину в гостиной. Так ведь не специально и всего одну. Да и давно это было. А на работу к себе покровитель ее только неделю назад таскать начал. Как раз после встречи с красноголовым шшайлом и начал... Все-таки из-за этого аристократишки, да? Эх...
   Впрочем, была у хозяина и еще одна возможная причина держать иоши подальше от дома, но о ней Танька предпочитала не думать. Вариант, что ее зелененькому инопланетянину не нравится, как она готовит, навевал тоску.
   Дверь с тихим шорохом отъехала в сторону. Девушка исподлобья глянула на застывшего на пороге мужчину и вздохнула. Тога, заменяющая местным ученым рабочий халат, изобиловала странными пятнами, очки были сдвинуты на макушку и на манер обруча придавливали щупы, в больших желтых глазах плескались печаль и немой укор.
   Ну что она опять не так сделала? Ах, фиолетовую бусину не туда положила? А куда ее? К красным, что ли? У-у-у-у... Дальтоник чешуйчатый!
  
   ***
  
   Круушшэш тоскливо смотрел на подопечную, забавно сдвинувшую на переносице тонкие мохнатые полоски над глазами. Ну вот как она умудрилась завалить простейший тест? После недели бесплодных попыток научить иоши выполнять элементарные операции он уже готов был все щупы на своей голове пообрывать и чешуйки на запястьях сгрызть. Если так пойдет и дальше, то устроить Ташши в серую касту окажется очень проблематично. И останется у нее только один путь... Чему некоторые чрезмерно самоуверенные любители экзотики будут неимоверно рады. Мрышшейш (чтоб на него угук* напал, и вся чешуя облезла) явно неспроста интересовался, что это за "солнышко"* без идентификатора на лавочке сидит. Еще, чего доброго, раньше времени приемную комиссию назначит. И как-то сомнительно, что каста у девочки сама определится. Не было в землянке ничего, что хоть немного намекало бы на ее прошлую жизнь на Шша. А значит, выбирать придется из предложенного. И очень нужно, чтобы выбор этот предложили!
   Так что уже неделю Круушшэш брал иоши с собой на работу. Во-первых, оставлять ее без присмотра он опасался - Мрыш адрес знает и вполне способен нагрянуть с нежданным визитом. Да что там... точно явится! Уж очень выражение у него на морде тогда было характерное - плотоядно-любопытное. Казалось еще чуть-чуть и всю одежду ядом закапает от предвкушения.
   Во-вторых, шшайл рассчитывал, что под бдительным надзором, в его личном кабинете на диванчике у окна, землянка будет активнее изучать язык, вместо того, чтобы изобретать очередное странное варево. Ну, а в-третьих, Крууш надеялся показать подопечной, что она может быть полезной и востребованной не только в качестве куклы для озабоченных обитателей Шша. Но вот незадача... как же ей доверить хотя бы сортировку и установку отправленных в архив папок, если она даже шарики правильно разложить не может? Цвета не видит, что ли? А изначальный медицинский тест ведь не выявил никаких проблем со зрением. Тогда с чем? С головой? Ну-у-у... это как раз не новость. С очаровательной бледнокожей головой, на которой растут удивительно тонкие и мягкие на ощупь щупы по которым так приятно проводить рукой, будто невзначай, а еще... Проклятье! А ведь внешность - это и правда самое ценное, что есть в Ташши. Не для ее покровителя, нет... Но для таких, как Мрышшейш - да. А подобную характеристику во главу угла ставит лишь одна каста.
  
   ***
  
   Вечером выходного дня Танька валялась на пузе, в котором компактно уместились три чашки чая и коробка ядовито-салатовых печенек с кремовой прослойкой цвета детской неожиданности. Помахивая в воздухе ногами и прикусив губу от усердия, девушка собирала пазл. Местная разновидность этого "времяубивателя" была довольно занятной. Что-то вроде покромсанных на куски переливающихся открыток с эффектом объема. Изображения на них, постоянно меняющиеся в зависимости от угла зрения и света, быстроте процесса не способствовали. Зато какой результат! Стоило последнему кусочку занять свою законную позицию, игрушка начинала светиться и словно вырастать из пола, образуя миниатюрную конструкцию с какой-нибудь оригинальной "начинкой". Таких головоломок Крууш притащил в дом много. А в этой конкретной обещал в качестве финального приза - поющего шшайлика.
   Заинтриговал, угу... и свалил куда-то! А без него дурацкие загогулины отказывались стыковаться. И вообще скучно было до одури.
   За последние две недели Танька сама не заметила, как привыкла к постоянному присутствию своего "зелененького крокодильчика". Доброго, заботливого и так мило вздыхающего, ну прямо новый вариант Гены из "Чебурашки". Себя же девушка с ушастой обезьянкой не очень-то ассоциировала, хотя, наверное, зря. Для долговязого "ящера" с переклином на ответственности, миниатюрная Ташши кем-то похожим и была. Любознательным питомцем с неважными способностями к обучению. А ведь на Земле у девушки таких проблем в универе не было. Тут же... будто что-то препятствовало быстрому усвоению материала. Несовместимость с Шша или еще какая напасть? Ответ на данный вопрос Таня не знала. Круушшеш, вероятно, тоже. Однако это не мешало ему продолжать активно дресси... тренировать подопечную. Танькины дни слились в один бесконечный марафон под названием "Найти у землянки какую-нибудь полезную способность и развить ее, причем срочно".
   Побудка, завтрак, прогулка до работы шшайла, поколупать там какую-нибудь ерунду под его присмотром. Потом обед, повозиться с обучающей консолью, дорога домой, иногда с заходом в унылый парк-оранжерею, ужин, новая "погремушка" для Ташши и спать. Пожалуй, только в спальне, да еще в ванной девушка оставалась одна. И если без классического "потереть спинку" она вполне обходилась, то в кровати было одиноко... очень кота не хватало! Как он там один, без хозяйки? Соседка по комнате, конечно, не выгонит и кормить будет, но все равно... Зато впервые в жизни Танька радовалась, что в детдоме росла. На сходках многие делились переживаниями об оставшихся на Земле семьях: родителях, детях, женах и мужьях. А ей только и оставалось, что по персональной пушистой грелке тосковать.
   К Круушу, что ли, под бок попроситься? Все равно ведь он ее как нечто среднее между зверушкой, младенцем и ручной гранатой без чеки воспринимает. Хотя ну его... вдруг чешуя царапается?
   Девушка улыбнулась своим мыслям, но вскоре насторожилась. По квартире волной прокатился перестук, отдаленно напоминающий барабанную дробь. Впервые услышав дверной звонок по-шшайлски, Таня подумала, что это стадо тараканов-мутантов по стене пробежалось. Иоши, которой покровитель строго запретил открывать кому бы-то ни было, задумчиво почесала бровь, пожала плечами и... попыталась примостить очередную "пазлинку" к недостроенной конструкции. Перестук повторился. Потом еще и еще раз. Но Танька была ученая. На прошлой неделе она уже сходила к двери после серии надоедливых звуков. И что же? Обнаружила крайне сердитого хозяина апартаментов, решившего устроить ей проверку. Этот "гад" чешуйчатый потом весь вечер на нее шипел. И печенек не дал! Дрессировщик-самоучка!
   Перестук прекратился, и девушка немного расслабилась. Правда, ненадолго. Так как в коридоре послышались шаги. Ну вот, что и требовалось доказать - опять тестирование глупой блондинки устроил, гад... гады... аааа! Танька, поднявшая было голову, чтобы в лучших традициях обиженного ребенка потребовать от учителя конфет, резко подскочила, едва не развалив свою недостроенную головоломку. Вместо милого и воспитанного Крууша, в арочном проеме комнаты стоял красноголовый любитель эскорта. Вот только эскорт на этот раз состоял отнюдь не из миниатюрных дамочек.
  
   ***
  
   Круушшэш спешил домой. Он широко шагал по улице, размахивая пакетом сушеных улиток, которые так понравились его подопечной. Ему нравилось наблюдать, с каким почти детским восторгом иоши уплетает разноцветное лакомство, называя его странным словом "печеньки". Предвкушение этого милого зрелища немного скрашивало испорченное настроение шшайла. Он был раздосадован тем, что его невесть зачем вызвали в касторий* и даже не извинились, обнаружив ошибку. А еще - обеспокоен. Объективно для тревоги не было никаких причин, но Крууша все равно что-то тревожило. Какое-то шестое чувство грузло изнутри, свив гнездо в мерно вздымающейся груди мужчины.
   Хм... Может, Ташши опять решила ставить эксперименты с готовкой? Желудок "ящера" тоскливо забурлил от одной только мысли об очередном вареве. Вообще, наличие в его квартире чрезмерно деятельной иоши все чаще заставляло шшайла сожалеть о запрете городского транспорта. А ведь он сам голосовал за реформу, направленную на укрепление здоровья горожан. Кто же знал, что пунктуальному ученому вдруг придется торопиться. И не куда-нибудь, а домой!
   На уровне третьего этажа, издавая приглушенный гул, проплыла синяя капсула контролеров. Круушшэш завистливо покосился на нее и, тяжело вздохнв, прибавил шагу. Он нутром чувствовал, что надо спешить... пока к его дому не полетела красная капсула пожарников или белая медиков. От иоши можно было с равным успехом ожидать и пожара, и какого-нибудь нелепого перелома ее хрупких конечностей. Хоть знакомый из психотестировщиков и утверждал, что инфантильное поведение Ташши не что иное, как затянувшаяся реакция на стресс от перемещения - верилось в это с трудом.
   Входная дверь встретила хозяина "приветливо" скалящимся черепом и взломанным замком. Щупы на макушке Крууша встали дыбом, чешуйки на лице потемнели от мгновенно поднявшейся температуры. С угрожающим шипением шшайл пронесся по коридору и застыл на пороге гостиной. Прямо на полу, возле перевернутого дивана сидел Мрышшейш с "воротником" из прорванной по центру картины. Прихлебывая высокоградусный напиток прямо из бутыли, красноголовый шшайл задумчиво изучал крошечную певицу со светлой чешуей, которая выводила приятный мотив над кем-то собранной головоломкой.
   - Ш-ш-ш... Где? - прошипел ученый.
   - Забудь! - печально ответил аристократ и протянул ему бутылку: - Будешь?
  
   ***
  
    У Таньки ныли руки, сводило судорогой левую ногу, простреливало болью поясницу и вообще казалось, что по ней КАМАЗ проехал. Раза три! Но больше всего досаждала не проходящая головная боль. Очень хотелось завыть и побиться лбом о стену, но, увы, даже такое "лечение" было недосягаемой мечтой для идентифицированной землянки.
     - Парадный скеш носят на правом плече весной и осенью. Летом принято прикалывать его на левое бедро. И ни в коем случае не надевать зимой! Это недопустимо!
     - Ы-ы-ы-ы! - тихонько протянула Таня. Ее тренированный нуднейшими лекциями и рефератами интеллект не выдерживал этого бесконечного потока бесполезной информации. Да лучше б она в той горящей лаборатории осталась, а не хваталась за руку странного "трансвестита"! Может, и откачала бы потом родная медицина. А если нет, так померла бы тихонько и все. От огня и дыма, а не от взрыва головного мозга.
     Вот чувствовала же девушка, что от красноголового добра не будет... но чтобы ТАКАЯ подстава?! Р-р-р-р... Надо было не по квартире от него бегать, а сразу в окно выпрыгивать. Четвертый этаж... хм... Авось повезло бы отделаться всего лишь парой переломов. И увезла бы девушку тогда из дома Круша не синяя капсула, а белая. Эх, мечты-мечты...
     Татьяна кисло улыбнулась, вспомнив, как скакала по комнате, уворачиваясь от незваного гостя и двух его плечистых сопровождающих в форме контролеров. Они тянули к ней когтистые черные лапы с зажатой в пальцах металлической хренью, которая подозрительно мигала цветными лампочками. Бедный Крууш! От его квартиры одни руины, наверное, остались! Танька тоскливо вздохнула. А ведь так уютно было в доме до погрома. С другой стороны, как еще могла реагировать перепуганная девушка на трех здоровых мужиков с неизвестными намерениями? Весь не особо богатый жизненный опыт подсказывал ей одно - драпать! Жаль, не удалось. Единственное, что хоть как-то грело душу, это воспоминание об обескураженном аристократишке в "воротнике" из космического пейзажа. Сюрприз хмырю чешуйчатому получился знатный, когда на обруче, водруженном-таки на голову пойманной землянки, одна за другой погасли все цветные лампочки... кроме красной.
     Впрочем, восседая на пыточном инструменте, красиво именуемом корректором осанки, и не имея при этом возможности ни нос почесать, ни конечностями подвигать, ни, что самое печальное, уши заткнуть, Танька была готова пожертвовать этим приятным воспоминанием ради любого другого цвета на треклятом приборе. Даже белого. Потому как быть возрожденной тунеядкой ей совсем... ну совсем-совсем не нравилось!
  
   ***
  
   Круушшэш сидел на кухонном столе, обняв большую пузатую кастрюлю, и поедал маленькие комочки из смеси рубленого мяса и крупы, плавающие в густой ядовито-красной жиже. Запас этого странного варева, вкуса которого он, честно говоря, не ощущал, Ташши наготовила приличный, но... уже виднелось дно. А больше от иоши ничего не осталось.
   Шшайл тоскливо вздохнул, подцепил очередной кривоватый комочек и отправил его в рот. Крууш был один уже целых десять дней. Первые три провел в анабиознике у контролеров, после того как не удержался и начистил чешую Мрышу. Конечно, если бы он полез к какому-то другому красному, все было бы гораздо хуже, но давнее знакомство с этим конкретным аристократом имело некоторые плюсы. Едва успев вылезти из желеобразной массы, в которой ему трое суток внушали запрет на агрессию и уважение к вышестоящим особам, шшайл помчался выяснять, куда же на этот раз угодила его непоседливая подопечная. Единственное, что он успел узнать до ареста, это то, что Ташши одна из возрожденных. Что и радовало, и беспокоило одновременно.
   Самый скверный вариант отметала унылая физиономия красноголового, но бывали редкие случаи, когда потерянная душа шшайла, получившая новую жизнь в теле землянина, выдавала принадлежность и к черной касте. А от одной мысли об его иоши в стенах казармы Круушу становилось дурно. Причем непонятно отчего больше: то ли от страха за хрупкую, непривычную к нагрузкам землянку, то ли от ужаса за безопасность родной Шша. Как покровитель Круушшэш имел право опротестовать запрос касты и собирался этим правом воспользоваться. Собирался... пока не узнал, что никаких прав у него уже нет. Совсем никаких! Даже права пригласить Ташши на прогулку по оранжерее. Кто бы мог предположить, что третий за всю историю Шша случай возрождения красной души на Земле выпадет на долю его забавной девочки. Зато становилось понятно, отчего так сложно давался ей язык шшайлов и прочие учебные дисциплины. Когда свободный дух терял связь с родной планетой, попадая вместо тела чешуйчатого новорожденного в "окно" между мирами, на его разум каким-то непонятным образом накладывался сильнейший блок. И снять его без особых приборов было крайне сложно...
  
   ***
  
   Танька сидела на белом диванчике "обтекаемой" формы и бубнила про себя:
   "Осанка, осанка, треклятая осанка..."
   Ее лицо, старательно замазанное красилами... багрилами... бордовилами... короче говоря, ярко-красной кремообразной массой для "улучшения тона и фактуры кожи", застыло, словно маска, с неестественной улыбкой на сомкнутых губ. Показывать зубы у "ящеров" красной касты считалось не приличным жестом. Хотя, имей девушка такой частокол во рту, тоже не стремилась бы его демонстрировать. Таню абсолютно не интересовало, о чем там шипят ее новые "подруги", жеманно растопырив костлявые пальцы и потягивая приторно-сладкий коктейль из высоких стаканов с трубочками. Главным было - помнить про осанку! Потому что еще один сеанс на корректоре она просто не переживет.
   Еще чуть-чуть, еще немного... Досидеть до ухода "ящериц", поужинать с неожиданно обретенной семейкой и, семеня ногами, закованными в плен узкой юбки, исчезнуть за дверью своей комнаты. Чтобы там, с головой накрывшись одеялом, вернуться к исконным вопросам: кто виноват и что делать?! Впрочем, ответ на первый вопрос девушка знала - Мрыш виноват, чтоб у него все щупы отвалились! Скотина любвеобильная! Рассчитывал, что каста не определиться и светлокожей шенаи предложат работу в секс-эскорте. Обломался, гуд. Угу... Вот только что делать новоявленной аристократке, которая таковой быть не особо-то и желает? Куда бежать? К кому? А, главное, как?!
   Если бы кто-то поведал маленькой Танечке мечтающей о родителях, что, обзаведясь папашей, она будет испытывать горячее желание его похоронить, девушка, конечно же, не поверила бы. И очень зря! Престарелый, а потому не красный, а нежно-розовый, представитель элиты Шша за каких-то две недели достал ее так, что она готова была лично выкопать ему могилку... пластмассовым совочком. Да что там! Даже палочкой от эскимо! А ведь кроме этого маразматичного индивидуума имелись еще заботливые тетушки в количестве двух штук. Пяток сверхядовитых кузин. И Мрыш... женишок недоделанный. Одно радовало - предстоящему браку он радовался примерно так же, как и невеста.
   Улыбка на Танькином лице стала еще шире, превращая глаза в крохотные щелки. Назначенные папашей подруги брезгливо скривились. Самая ядовитая, Коошшека, сразу же переименованная девушкой в Кошелку, скорчила скорбную мину и ободряюще похлопала новую родственницу по руке.
   - Не переживай, Карруша! - сказала она Тане, назвав ее новым именем, данном кастой. - Скоро твое тело будет таким же красивым, как душа!
   Девушка стиснула зубы, чтобы не зарычать. От предстоящей процедуры ее буквально, без преувеличений, бросало в дрожь. Если пробуждение памяти духа она еще как-то пережила, хоть и сопротивлялась мысленно попыткам потусторонних голосов влезть в ее голову. Но от этого процесса, помимо мигрени, хоть польза была! Нет, никакой прошлой жизни Татьяна не вспомнила, зато язык выучила за пару дней, как таблицу умножения на два в начальной школе.
   Но смена тела? Это уже слишком! Мало того, что сначала придется умереть, а потом снова возродится... так еще и стать такой же вот чешуйчатой дылдой. Нет... поначалу девушка почти смирилась с мыслью быть похожей на остальных... Поначалу. Подумала, что мир все-таки чужой, и в обычном для него теле, вероятно, было бы комфортнее здесь жить, но... потом эта Кошелка дырявая обмолвилась, печально хлопая лысыми веками, что искусственно созданные тела особенно подвержены аллергиям. От них (внимание!) облезает чешуя, и жутко чешутся проплешины. Танька представила себя... такую стройненькую, длинненькую, красненькую... с розовенькими пятнами по всему телу и поняла, что лучше сдохнет, но в родном, может, не самом красивом для шшайлов, но вполне симпатичном для землянки виде! Вот только еще Мрыша бы прихватить на тот свет для равновесия в природе...
  
   ***
  
   Выхватив пару слов из разговора "подружек", Танька мысленно взвыла. Прогулка? Какая еще прогулка? А как же комната и одеяло?! Но, как бы девушке не хотелось отвертеться от очередного испытания, ей пришлось вежливо поблагодарить собеседниц за предложение, плавно подняться, помня о вдолбленных в голову правилах поведения и идеальной осанке истинной аристократки, и покорно посеменить в парк, прилегающий к резиденции местного главы красной касты. Парк... м-да... Это скопище механических деревьев и кустов куда больше напоминало Тане свалку металлолома, старательно разбитую на аккуратные кучи. Но высказывать вслух свое нелестное мнение о чем-то этикет запрещал. Оставалось только одно... улыбаться. Фальшиво, но... по всем правилам! А еще держать спину в идеально-ровном положении, что на ходу делать было гораздо сложнее. Приходилось ведь ко всему прочему следить за тем, чтобы под пятку не попал какой-нибудь выбившийся из общей массы дорожки камешек. Этим толстошкурым "ящерицам" все равно - хоть на гвоздь наступи, а Таньке в местных чешках, модных в этом сезоне, больно!
   Чинно шествующие впереди шшайлы вдруг остановились и, дружно сморщив свои чешуйчатые носы, свернули в боковую аллею. Таня с интересом посмотрела вперед, надеясь понять причину такого пренебрежения спутниц, но не увидела там ничего достойного подобной реакции. Навстречу по парку шла самая обыкновенная высокородная шшайла с красно-розовым окрасом кожи. В традиционном наряде, с моргающим красно-черными лампочками идентификатором на руке и милым черненьким малышом в плывущей по воздуху "коляске".
  
   ***
  
   Круушшэш вернулся домой поздно. В последние дни у него все валилось из рук. Настроение оставляло желать лучшего, и даже любимая работа не спасала. Вдохновение иссякло, внимание рассеялось. Некогда перспективный член зеленой касты начал совершать одну ошибку за другой, что в скором будущем могло загубить не только карьеру ученого, но и его блестящую репутацию. Вот и сегодня Круушу пришлось задержаться до самой ночи, чтобы полностью переделать последний отчет. В темном коридоре собственных апартаментов шшайл обо что-то споткнулся. Он устало потер ладонью лицо и, окинув взглядом груду транспортировочных коробов, тоскливо вздохнул.
   Мама! Опять без предупреждения в гости нагрянула. С вещами, значит, на неделю или, чего доброго, на целый месяц! Вот только ее ему сейчас и не хватало для полного счастья. Будет читать нотации и откармливать якобы исхудавшего от одинокой жизни сыночка. Утешало одно - гостья уже, наверняка, легла спать, раз не встретила его на пороге, следовательно, все приветственные разговоры автоматически перенеслись на завтра. Добравшись до своей спальни, Крууш стянул тунику и бросил ее на кресло. Положив на прикроватную тумбочку идентификатор, мужчина побрел в душ. Плавно зашуршала дверь матовой кабинки, отрезая хозяина от пространства погруженной в полумрак комнаты. Покрывало на высокой постели шевельнулось - и браслет, сверкнув зеленым огоньком касты, исчез за его завесой.
  
   ***
  
   Танька лежала на животе и крутила в руках идентификатор Крууша, со странным удовольствием наблюдая за перемигиванием разноцветных огоньков на металлической поверхности шшайлского "паспорта". Поглядывая то на свой, то на браслет бывшего покровителя, девушка раздумывала над тем: вылезать ли ей сейчас из своего убежища или до утра лучше не стоит?
   Зашуршала дверь, сообщив о возвращении хозяина. В комнате зажегся свет, по полу прошлепали босые ступни... Таня, осторожно подтянувшись на руках, придвинулась к краю подкроватного пространства и, приподняв покрывало, увеличивая себе обзор. Любопытство требовало удовлетворения, причем срочно. В спальне Крууша девушка бывала всего раз или два, и уж точно не после того, как хозяин выходил из душа. Взгляд затаившейся гостьи начал медленно обследовать интересующий объект.
   Ступни... узкие, длинные... почти белые. Щиколотки, напротив, темные, словно зеленкой вымазанные. Чуть посветлее икры, белесые чешуйки под коленями, узкие бедра и...
   - Хвост! - радостно воскликнула Танька, стукнувшись макушкой о дно кровати. - Я знала, знала, что он есть! - Потирая шишку, девушка выбралась наружу. Шшайл медленно, словно не поверив своим ушам, повернулся. - Ой! И не он один, - пискнула нахалка, прикрывая глаза рукой. Румянец, разлившийся по ее бледным щекам, был в тон красного эластичного платья, облегающего стройную фигурку, словно вторая чешуя. Собранные в аккуратную прическу щупы красиво обрамляли ее милое лицо, а ярко-голубые глаза хитро искрились, подглядывая сквозь щели между тонкими пальчиками с длинными бордовыми ногтями. - Ты бы это... оделся что ли... - слегка закусив губу, предложила Ташши, - и поздоровался! Ну и... может, место мне в шкафу для вещей выделишь, а? Или у вас как-то иначе принято? И не ругайся, пожалуйста, у меня просто не было выбора... я бы...
   Гостья еще что-то говорила, но Круушшэш не слушал. Он просто смотрел. На такую одновременно знакомую и так сильно преобразившуюся шенаю, на ее милое лицо, по которому дико скучал все эти дни, на девичью фигурку, по-змеиному гибкую и изящную... и на два браслета-идентификатора, приветливо подмигивающих то красными, то зелеными огоньками в руке его... уже не иоши.
   - Надеюсь, ты любишь экзотику, - пробормотала девушка, перестав изображать стеснение, и, опустив обе руки, виновато потупилась.
   - Ташши, - выдохнул Крууш, шагнув к ней. Он аккуратно взял из ее ладони свой браслет, застегнул его на запястье и, глядя, как тает напряжение в голубых глазах девушки, улыбнулся. - Левая половина шкафа тебя устроит, шаарашш*?
  
  
   КОНЕЦ!!!
  
     
      *Пояснения к тексту:
     
      The world is not enough... But it is such a perfect place to start...my love -
      Целого мира мало... но это такое прекрасное место, чтобы начать, моя любовь(любимый).
     
      I guess I'll die another day!.. - Полагаю, я умру в другой день!..
     
      Шеная/шен - человечка/человек.
     
      Шшайлы - ящеро-гуманоидная раса.
     
      Яклаки - компот из ягод, отдаленно напоминающих по вкусу земную черешню.
     
      Иоши/иош - подопечный, получивший покровителя.
     
      Право покровителя работает в отношении любого спасенного в мире шшайлов, а так же в отношении забранных иномирцев. Спаситель или же проводник может стать покровителем спасенного (приведенного). Шшайл/шшайла или шеен/шеная, имеющий покровителя, и называется иош/иоши.
     
      Щупы - игольчатые остатки гребня, похожие на толстые жгуты или африканские косички. У шшайлов располагаются на голове и напоминают волосы.
  
   Контролеры - местная полиция.
  
   Угук - местная разновидность кожной болезни, сродни лишаю.
  
   Солнышко - Мрышшейш назвал Таню уменьшительно-ласкательным производным от названия местного светила, она же решила, что речь о погоде.
  
  
   Касторий - своего рода паспортный стол. Контора, занимающаяся выдачей и настройкой идентификаторов и т.п.
  
   Шаарашш - супруга.
  
  
  
  
  
  
  
  
   1
  
  
  
  


Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"