Нюрра: другие произведения.

Подарок для Повелителя. Вторая часть.

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Новинки на КНИГОМАН!


Peклaмa:


Оценка: 6.94*58  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    вторая часть. PS(условно вторая + прежняя третья)


  
   Небольшой отряд возвращался домой. Несмотря на усталость, капитан Фирхниэль был доволен: ему удалось подписать крайне выгодное торговое соглашение. После того, как два года назад Повелитель перезаключил мирный договор с людьми, торговля с ними пошла на лад. В новый договор было внесено существенное дополнение: эльфам и людям гарантировалось сохранение свободы, жизни, чести, а также имущества на территории обоих государств. И если мелкие преступления против иноплеменников решались местным судом, то за убийство наказывали очень сурово - если местный суд признавал вину, убийцу выдавали другой стороне для вынесения приговора, то есть если человек убивал эльфа, то его судили эльфийские судьи, и наоборот, эльфа, нарушившего договор и убившего человека, судили люди.
   Оба правителя: и человеческий Король, и эльфийский Повелитель - доказали серьезность своих намерений, проведя несколько показательных процессов и не пощадив собственных подданных. Конечно, до сих пор есть много недовольных - чтобы забыть старые обиды нужно время, но слишком много людей и эльфов погибло из-за многолетних приграничных стычек, чтобы так продолжалось и дальше. В отношениях эльфов и людей уже наступил переломный момент - убийство иноплеменника перестало считаться подвигом.
   Все-таки Фирхниэль рано расслабился - на границе с человеческой провинцией Раймин всегда было неспокойно из-за разбойников, а разбойникам, как известно, закон не писан. Только жизнь как всегда распорядилась по-своему, преподнеся им несколько иной сюрприз. К приграничному столбу был прикован человек. Прочесавшие окрестности воины доложили, что вокруг все спокойно. Сидящий на земле человек безучастно смотрел перед собой и никак не отреагировал на появление эльфов. На его лбу было что-то написано, и спешившийся Фирхниэль смог разобрать: "Путник, в твоих руках судьба моя".
   Издревле, если судьи не могли решить, какой кары заслуживает преступник, то его приковывали к придорожному столбу. Считалось, что устами первого, кто проедет мимо него, будет говорить сама Судьба. На памяти Фирхниэля судьи давно уже не пользовались таким экзотическим способом свершения справедливости, предпочитая полагаться на букву закона, нежели на стечение обстоятельств.
   Гласом Судьбы Фирхниэлю быть не хотелось, но раз уж он имел несчастье первым найти этого человека, то ему и выносить приговор: "Человек, твою судьбу решит Повелитель". Переложив всю ответственность на правителя, капитан испытал облегчение - Светлейшему не удастся открутиться от такой "почетной обязанности", ибо такова Судьба.
   Ключ от оков висел на столбе, и если бы человек встал, то он бы легко его достал, но он или не знал о том, что свобода так близка - только протяни руку - или не мог встать. Белая полоска незагорелой кожи на шее подтвердила последнюю догадку: раньше этот человек носил ошейник раба, а беглым обычно перерезали сухожилия. Странно только, что его привязали тут, с другой стороны, кому нужен бесполезный в хозяйстве человек? Хотя, не похож он на мятежного раба - слишком хорошая у него была одежда - скорее на слугу из знатного дома.
   На всей территории Объединенного королевства рабство было запрещено. Исключение составляли только Кочевники - жители Великой Степи. Полвека назад они вошли в состав Королевства, при условии, что им не будут мешать жить по своим веками освященным традициям. Несмотря на отсутствие замков и укрепленных поселений, кочевники были грозной силой, сметавшей все на своем пути, поэтому Король пошел на уступки. В свою очередь те обязались охранять восточную границу королевства, не нападать на поданных Короля и его союзников (и соответственно не обращать их в рабство). Кочевникам рабов хватало и так: ими становились преступники и несостоятельные должники. Вождям было даровано дворянство и некоторые из них, в конце концов, осели, предпочтя доживать жизнь в личных поместьях.
   Не смотря на одежду, характерную для кочевых народов, Подарочек Судьбы на кочевника похож не был: вместо жестких коротко стриженных волос, раскосых глаз и красноватого цвета кожи - мягкая волна темно-каштановых волос до плеч, классический разрез глаз, нос с едва заметной горбинкой, золотистый загар. Если бы не остекленевшие глаза, то человека можно бы было назвать красивым, по человеческим, конечно, меркам... И как только его угодило попасть в рабство к кочевникам? Жители Объединенного Королевства людьми не торговали, а по установленному соглашению дети Степи не стали бы нападать сами на одного из подданных Короля. Кочевники редко что-то обещают, но вопреки расхожему мнению (мол, кочевник слово дал, а ветер его тут же и унес), если уж они и имели неосторожность связать себя обещанием, то слово они свое будут держать.
   На вид парню было лет двадцать - двадцать пять, точнее Фирхниэль утверждать не брался, все-таки у эльфов и людей слишком разный жизненный цикл, а тесные контакты с людьми только налаживаются. Капитан не страдал излишним любопытством, но все же попробовал разговорить странного человека - слишком много загадок было с ним связано. Потратив на него с четверть часа, капитан оставил свои безуспешные попытки и велел погрузить так и не сказавшего ни слова парня в обоз.
   На ближайшем же привале капитан сам нашел ответы на большинство своих вопросов и пожалел уже, что поспешил огласить "решение Судьбы". Когда Фирхниэль приказал раздеть парня, чтоб посмотреть, что там с его ногами, выяснилось, что он поспешил с выводами, и парня никто не калечил за предполагаемую попытку бегства. Капитан не смирился и, решив, что, значит, поврежден позвоночник, стащил с него и рубашку - мысль о том, что здоровый парень сам не захотел бежать, свободолюбивому капитану в голову не приходила. Увиденное заставило эльфа заскрежетать зубами: красивая внешность скрывала жестокого убийцу. Три старых клейма на правом плече. И одно свежее на левом - "не сдержавший слова". Одно из самых страшных преступлений для кочевников, позор смывался только кровью: нарушивший слово завершал свою жизнь ритуальным самоубийством. Тех, кто не решался искупить свою вину, клеймили и изгоняли - они просто переставали существовать для степного народа, их даже в рабство не брали.
   Замечательный Подарок для Повелителя, ничего не скажешь.
  
   Глава 1.
   Собственные дни рождения давно стали для меня просто очередным мероприятием, на котором я должен быть, но этот обещал стать особенным. Вчера капитан Фирхниэль, вернувшийся из дипломатической миссии, сообщил об успешном заключении крайне важного торгового договора с людьми. И когда я, желая похвалить его за хорошую службу, сказал, что это лучший подарок, который он мог бы преподнести мне на День Рождения, тот удивил меня.
   - Повелитель, могу я поговорить с Вами наедине?
   Я кивнул, и все, включая особо доверенных советников и стражу, покинули зал.
   - И о чем Вы хотели со мной поговорить?
   - Дело в том, что у меня есть для Вас еще один подарок... - Я слегка приподнял бровь, демонстрируя свой интерес, - я пока не буду Вам говорить больше, чтобы не портить сюрприз, просто я хотел бы быть первым из тех, кто завтра преподнесет Вам подарок.
   Смелое заявление, я бы сказал, даже наглое. Но послушаю, что он скажет дальше.
   - Так вот, - с моего молчаливого одобрения продолжил Фирхниэль, - я бы попросил Вас не атаковать его сразу же боевым заклинанием...
   Мои брови поползли наверх. Нисколько не смущаясь, капитан продолжил:
   - Подарок несомненно может показаться опасным, но Вы же знаете, что в случае реальной опасности сработает заклинание... - До того как я установил его, хотя бы раз в полгода на меня покушались в моей собственной спальне, а теперь все знают, что это бесполезно. - Поэтому я прошу разрешить мне доставить подарок с утра пораньше...
   Я кивнул и жестом руки отпустил его.
  
   Проснулся я только в полдень, чего не позволял себе уже много лет. Воспоминание об обещанном сюрпризе унесло остатки сна, и я осторожно заглянул в соседнюю комнату - заклинание заклинанием, а осторожность не помешает. Никогда нельзя полностью полагаться на магию. Руководствуясь этим принципом, я благополучно пережил уже не один десяток покушений. Кроме того, непонятно как отреагирует заклинание на неизвестного монстра - а в том, что это непременно будет монстр, я был почти уверен.
   Никакого монстра в малой гостиной не оказалось, вместо него в кресле, свернувшись клубочком и сладко посапывая, спал человек.
   - Эй, ты что здесь делаешь? - парень проснулся, и на его лице отобразилась сложная гамма чувств: он слегка растерялся, потом словно что-то вспомнил, и его лицо тут же окаменело. Похоже, по-эльфийски он не понимает. Я повторил свой вопрос уже на всеобщем.
   - Жду.
   - Чего ждешь?
   - Пока эльф из соседней комнаты проснется.
   - Зачем? - из этого нежданного гостя все приходится клещами вытаскивать. Я привык к тому, что подданные понимают меня с полуслова, и одного движения бровями достаточно, чтоб отдать соответствующее указание.
   - Дело к нему есть, - а он, по всей видимости, не знает, кто я такой, иначе бы давно уже испугался. Я решил ему подыграть. Испугать я его всегда еще успею.
   - А почему тогда не разбудишь?
   - Да что ж я не человек что ли, будить ни свет, ни заря? Пусть че... эльф выспится, потом и поговорим, - человек криво усмехнулся. Похоже, так я от него ничего не добьюсь. Может, сменить тактику?
   - Ты случайно не видел мой подарок? - наверное, все же не монстр, вряд ли бы он проигнорировал беззащитную жертву.
   Человек, наконец-то, соизволил на меня посмотреть, молча встал, подошел к двери и заглянул в спальню. Резко обернулся и, смерив меня ничего не выражающим взглядом, уверенно заявил:
   - Ты эльфийский Повелитель. - От такой наглости я чуть не потерял над собой контроль. Да как он смеет так со мной разговаривать! Человек удовлетворенно кивнул, соглашаясь со своими мыслями. Резко нагнулся и... У моих ног с грохотом упал нож. Человек промахнулся, но почему заклинание не сработало? Вокруг меня должен был моментально возникнуть щит при малейшей угрозе для моей жизни.
   - Что ты себе позволяешь? - атака была так неожиданна, что я даже слегка растерялся. Щелчок пальцами - и щит уже установлен.
   - Ну вот, промазал, испортил весь паркет, - парень снова смотрел на меня так, будто я был пустым местом. Не упуская его из виду, я поднял нож и внимательно изучил "орудие убийства", сразу же проверив на наличие ядов или смертельной магии - ничего. Обычный нож. Десертный.
   - А твои подданные совсем тебя не уважают, послали убивать тебя тупым десертным ножом, - парень театрально хлопнул себя по лбу, - совсем забыл, мне ж на всякий случай дали еще и вилку.
   Он медленно нагнулся, потянувшись к левому сапогу, потом выпрямился и развел руками.
   - Прости, кажется, потерял, подождешь тут, я сбегаю еще попрошу? - человек уже откровенно издевался надо мной. Но его глаза по-прежнему оставались ледяными.
   - Кто тебя послал? - мне уже начал надоедать этот спектакль.
   - Фиринэль, - в другой ситуации я бы позабавился, слушая, как он коверкает эльфийские звуки, но сейчас я был слишком зол.
   - Зачем?
   - Убить Повелителя.
   - И ты думал, что у тебя это получится? - защита не сработала, и это меня напрягало. А поэтому я тянул время, прощупывая тем временем сеть охранного заклинания, охватывающую спальню и прилежащие к ней покои. Пока я не нашел повреждений.
   - Нет, - он опять замкнулся в себе, выдавливая из себя лишь односложные ответы на мои вопросы.
   - Кто ты? - нужно для начала узнать, кто он вообще такой, а потом уже и решать, что с ним делать дальше.
   - Эльфы звали меня Подарком.
   - Подарком? - тебе явно очень польстили.
   - Подарком для Повелителя.
   - Кто, говоришь, тебя послал? - кажется, я нашел своего "монстра".
   - Фиринэль.
   - Фирхниэль? - парень кивнул. Попадись мне в ту секунду Фирхниэль, я б, не раздумывая, отдал бы его под стражу. Слишком много он себе позволяет: натравить на меня человека с тем, чтобы повеселить меня... я бы заподозрил его в заговоре, его счастье, что он предупредил меня заранее. Но это не спасет его от допроса и соответствующего наказания, я не привык шутить собственной безопасностью. К тому же надо выяснить, как ему вообще пришло в голову подарить мне раба и где он его взял. Зато теперь я начал понимать, почему заклинание не сработало - "убийца" с самого начала метил не в меня, а в пол, а поэтому магическая защита не засекла его желания причинить мне вред и никак не среагировала. А что если бы он промахнулся? От этой мысли мне стало немного не по себе - человек умудрился найти брешь в, казалось бы, безупречной защите, над взломом которой безуспешно бился не один мой недоброжелатель.
   На всякий случай просканировал его на предмет других неприятных сюрпризов. Мое внимание привлекла необычная аура - словно подернутая дымкой с четырьмя огненно-красными пульсирующими пятнами. Я пригляделся - пятна приобрели более резкие очертания - и я понял, что это четыре клейма. Разглядеть подробнее, что означали эти метки, не удавалось, но если я не ошибаюсь, то они должны быть и на теле этого парня.
   Я подошел к безучастно стоящему парню и задрал левый рукав. Человек только поморщился, когда я задел метку - "не сдержавший слово". Странное клеймо, такое ставят только Детям Степи, а он явно не степняк. Значит, был их рабом. Только уж больно он непочтителен для раба, ведь получается, что я теперь его новый хозяин, а он ведет себя так, будто я и ногтя его не стою. Его должны были уже пообломать. Я натолкнулся на взгляд его неживых глаз, и невольно сделал шаг назад. Человек молча закатал второй рукав, обнажив еще три клейма. Глаза заволокло кровавой пеленой - убийца! - и я толкнул его, заставляя прижаться спиной к стене, и, выхватив кинжал, приставил лезвие к его горлу.
   - Может, расскажешь, что ты там такого увидел, что решил прирезать меня на месте? - вывел меня из транса голос человека. На мгновение в его глазах промелькнул интерес.
   - И ты еще спрашиваешь?! - я чуть сильнее прижал кинжал, и по шее человека потекла струйка крови. Мне с трудом давались эти слова, - Убил эльфийку, ее нерожденного ребенка и двух маленьких эльфов.
   Человек резко побледнел, а его равнодушные прежде глаза затопил животный ужас. Не обращая внимания на кинжал, он сполз по стене, беззвучно раскрывая рот. Я смог лишь разобрать, как он выговорил посиневшими губами: "Как он мог?". Добиться от него чего-нибудь вразумительного я не смог, придется воспользоваться старым проверенным методом.
   - Встань, - я подкрепил свой приказ магией, и, дождавшись, пока человек поднимется, продолжил, - сядь в кресло.
   Человек не реагировал, пришлось снова подхлестнуть его магией. Слишком странный подарок сделал мне капитан. С одной стороны, клейма просто так не ставят, а этот Подарок уже дважды меченый. С другой - так играть невозможно, слишком бурная реакция была на события, в которых он должен был принимать самое активное участие. Он же вел себя так, будто и не знал о значении этих меток. Единственный способ выяснить, что было на самом деле - провести ритуал погружения в сознание, тогда я смогу покопаться в его памяти - словам я не поверю. Только без ориентиров я не смогу перейти сразу к нужному мне эпизоду, придется прокручивать все события назад. Единственной зацепкой были клейма: по ним я смогу хоть как-то ориентироваться в памяти моего Подарка, отсеивая ненужные мне происшествия.
   Я сел рядом с ним, взял за запястья, посмотрел ему в глаза и начал нараспев произносить заклинание, понемногу добавляя силы. Мне уже приходилось проводить этот ритуал, но в прошлый раз передо мной сидел хладнокровный убийца, и все, что я испытал, было омерзение. Поэтому сейчас я оказался не готов к такому шквалу чувств и эмоций. Ужас хлестнул по нервам, выбивая меня из сознания человека, но я не поддался, и неожиданно он сменился холодным равнодушием. Я немного отпустил сознание человека и тут же увидел себя глазами человека: "ты убил эльфийку, ее нерожденного ребенка и двух маленьких эльфов". На последней фразе я ощутил резкую боль в сердце, а потом снова окунулся в ужас. Я крепче сжал запястья человека, продолжив отматывать назад события, произошедшие с ним. Внезапно я оказался в пустоте - абсолютной пустоте, без звуков, без цвета, без эмоций, только легкий запах гари и больше ничего - мне стало трудно дышать. Я задыхался, пытался вырваться из плена этой пугающей пустоты, но у меня не получалось. Когда я уже совсем отчаялся обрести свободу, мое сознание взорвалось от боли, запах гари усилился, и боль постепенно сосредоточилась в левой руке - человеку ставили клеймо. Я ускорил отматывание памяти, но боль не уменьшилась, с плеча она перебралась в область сердца и стала совсем невыносимой. Кажется, я закричал. Боль неожиданно исчезла, и я ощутил себя, сидящим в кресле; в лицо мне летели брызги воды. Я открыл глаза и увидел обеспокоенные лица стражника и целителя. Под моим жестким взглядом оба стушевались, и целитель испуганным голосом сказал:
   - Мы услышали крик, и поэтому осмелились войти к Вам без разрешения.
   - Вы прервали ритуал.
   Целитель побледнел еще сильнее и еле слышно произнес: "Простите, Повелитель. Этого больше не повторится". Я нервным жестом выставил всех за дверь, устало потер виски, провести заново этот ритуал я сегодня уже не решусь. Меня с детства приучали контролировать свои эмоции, и вспышка ненависти к человеку, когда я увидел его клейма, ничто по сравнению с тем, что испытывал этот парень. Человек показал мне, что значит чувствовать, и это было больно. Теперь я знаю, почему люди так мало живут - они просто сгорают. Я осторожно посмотрел в глаза человеку, опасаясь, что меня снова засосет в омут чувств и боли. Увиденное потрясло меня еще сильнее: лед, сковывавший его глаза, растаял, пролившись слезой, медленно сползавшей по щеке.
   Заметив меня, парень растерянно моргнул и спросил: "Кто Вы?". Похоже, прерванный ритуал повредил его память, надеюсь, что не рассудок. Не хватало мне для полного счастья получить в подарок сумасшедшего раба. Хотя с другой стороны, такой он мне больше нравится - испуганный и не хамит. Мой Подарок тем временем с потерянным выражением лица обвел глазами комнату, наморщил лоб - похоже, мои покои не произвели на него должного впечатления - дотронулся до клейма на левой руке и печально вздохнул.
   - Простите, я, правда, не помню, кто Вы. И что я здесь делаю.
   - Я твой новый хозяин.
   Парень грустно покачал головой и сказал, обращаясь скорее к себе, чем ко мне:
   - Значит, он все же продал меня, - тут он поднял на меня свои большие печальные глаза. - Надеюсь, Вы немного заплатили, потому что, боюсь, толку от меня все равно никакого не будет.
   - Мне тебя подарили.
   - Подарили? - недоуменно переспросил человек.
   - Да, сегодня. Ты мой Подарок. На день рождения.
   - Тогда поздравляю... Ну вот, я тут Вам своим кислым видом весь праздник порчу, - парень снова вздохнул.
   - Портишь, - согласился я. Смотреть на его несчастную мину не доставляло мне никакого удовольствия. В дверь тихонько постучали:
   - Мой Повелитель, это Итириэль, разрешите войти?
   - Не разрешаю! - За дверью сдавленно пискнули: "простите за беспокойство".
   Теперь мой Подарок смотрел на меня во все глаза:
   - Вы Повелитель? - тут он заметил лежащий на столе нож, медленно перевел глаза на выбоину в паркете, снова на меня и шепотом сообщил. - Я вспомнил.
   - И что же ты вспомнил? - парень явно не в себе.
   - Какая теперь разница, - он покачал головой, - Вы меня убьете? - почему-то эта мысль успокоила его.
   - А ты этого хочешь? - все-таки ритуал не прошел бесследно для его психики. По логике он должен был уже валяться у меня в ногах, умоляя не убивать его. Рыдая уверять меня, что он не хотел, но его заставили. Что у него было помутнение рассудка. В последнее я бы охотно поверил.
   - Хотел. Сейчас не знаю. Я думал, что если разозлю Вас, то Вы меня убьете на месте. - Вот теперь ему это удалось. Оказывается, он намеренно меня провоцировал. - Боюсь, что теперь мне так легко не отделаться. Так что, пожалуй, не хочу.
   - Если ты хорошо попросишь, может, я пока не стану тебя убивать, - пусть попробует, может, в честь собственного дня рожденья я его и прощу.
   - Пожалуйста, не убивайте меня, - сказал он так, будто мне одолжение большое делал.
   - Ты бы еще добавил: я Вам еще пригожусь. Кто ж так просит? Я же сказал "хорошо попросишь". Хорошо - значит, на коленях. Перечислив все причины, по которым я мог бы тебя пощадить. - Пора указать человеку его место: он слишком много себе позволяет.
   - Вы действительно этого хотите? - растерянно спросил парень.
   - Вообще-то это в твоих интересах. Не заставляй меня ждать, человек, - я и так уже потратил слишком много времени.
   Парень побледнел и молча опустился передо мной на колени.
   - И долго ты будешь молчать?
   - Накажите меня, как считаете нужным... господин. - Почему он отказывается играть по моим правилам? Сначала не стал нападать на меня, лишив меня возможности поразвлечься. Теперь всем своим видом демонстрирует мне несовершенство этого мира.
   - И накажу. Завтра. Сегодня мне не до этого. Теперь тебя зовут Рок. Подарок - слишком длинное для тебя имя.
   - Как скажете, господин.
   - Зови меня Повелитель, "господами" кличут всякий сброд в трактире, чтоб заслужить лишнюю монетку.
   - Простите, Повелитель, этого больше не повторится.
   Я досадливо поморщился. Вызывающая наглость человека, потом его искренняя вежливость забавляли меня. Когда же я с легкостью добился от него безупречного, с точки зрения хозяина, поведения, то потерял к нему всякий интерес. Тем хуже для него. Я дернул за витой шнур, и ровно через пять секунд в комнату бесшумно вошел слуга и поклонился.
   - Повелитель.
   - Найдешь моему новому рабу работу, - я повернулся к человеку, который так и не встал с колен. - Иди с ним.
   Только оставшись в одиночестве, я вспомнил, что забыл узнать, откуда у него клейма и какое отношение он имеет к этим преступлениям. Впрочем, у меня еще будет время его допросить. А сейчас надо подготовиться к торжественному приему, а то вид у меня, мягко говоря, взъерошенный. Я вызвал слугу, тот принес мой парадный наряд, вместе с ним пришли Главный оружейник и начальник службы безопасности умолять меня надеть под одежду легкую броню. И как они себе это представляют? Мне в течение не одного часа придется стоять, выслушивая от всех мало-мальски значительных лиц государства поздравления и благосклонно принимать их подарки, ноги к концу дня будут отваливаться, поэтому я не собираюсь усугублять свои мучения, надевая еще и доспех. И так церемониальные одежды слишком тяжелые. Почему-то считается, что я должен всем своим видом демонстрировать величие и могущество Эльфийского Двора. Хранитель Традиций Итириэль, который по сути является Главным церемониймейстером, все еще лелеет мечту увидеть меня в позолоченных доспехах. Но я велел их убрать подальше, потому что если они еще раз попадутся мне на глаза, я их тут же отправлю на переплавку - не хватало мне еще сиять как медный таз. Итириэль испугался, доспехи спрятал, но перед каждым торжественным случаем пытается ненавязчиво мне намекнуть, что неплохо бы всех сразить своим появлением в парадной амуниции, я каждый раз также деликатно отказываюсь.
   - Ну, ничего, Повелитель, - философски заключил Главный оружейник, - мы так и знали, поэтому вместе с Вашим портным просто вшили защитные пластины в ваш наряд.
   - Что? Как вы посмели без моего разрешения? Еще одна такая выходка, и я, правда, что-нибудь с вами нехорошее сделаю. Тиррел! Ну, хоть ты им скажи! Сколько можно! Кому в голову вообще придет нападать на меня во время приема? - Тиррелинир стоял и делал вид, что он вообще не причем. Тоже мне друг называется. Тиррелинир был одним из немногих, кому я доверял, а он так меня подставил! Хотя он отвечает за безопасность, ему положено. Теперь уже поздно что-то менять, парадное одеяние не за один день шьется. Я переоделся и в целом остался доволен: белая шелковая рубашка, белый же жилет, шитый серебром, белые штаны, светлые замшевые сапоги. Поверх всего этого полагался белый плащ до пола, весь изукрашенный серебряной вышивкой. Ладно, хоть волосы у меня темные, почти черные, а то выглядел бы сейчас как полинялая моль. Теперь придется изображать из себя статую, чтобы ненароком не запачкать одеяние и не уронить тем самым свое величие. Тиррелинир недовольно пробормотал, что я буду слишком хорошей мишенью. Чувствую, тот день, когда на меня таки нападут на виду у всех, будет самым счастливым в их жизни, тогда они с законной гордостью смогут сказать, что предупреждали меня, а я их не послушал.
   Не успел я выдворить этих советничков, как тут же явился парикмахер, чтобы в течение двух часов высокохудожественно запутывать мои несчастные волосы. Называлось это прической на все торжественные случаи жизни. Раз от раза она менялась самым кардинальным образом, неизменными оставались только косички. Их заплеталось много и расплетать их потом приходилось очень долго, но парикмахера это не смущало. Я смиренно переждал экзекуцию - не я придумал эти традиции, не мне их изменять. Теперь только осталось подновить маникюр, каплю парфюма, надеть плащ и прошествовать в тронный зал. Единственное, что меня примиряло со всей этой придворной суматохой вокруг моего дня рождения - мысль о том, что моим гостям пришлось изрядно помучаться, придумывая, чтобы такого подарить эльфу, у которого давно все уже есть. При этом надо было соблюсти несколько важных правил: подарок должен быть достойным меня, то есть отделаться сувениром на память не удастся, но и не чрезмерно дорогим, иначе я могу счесть, что мое благоволение пытаются купить. Но, думаю, мои гости зря старались, второго такого Подарка у меня уже сегодня точно не будет.
  
   Глава 2.
   Передо мной распахнули двери, и я в тишине, нарушаемой только голосом церемониймейстера, зачитывающего все мои многочисленные имена и титулы, прошел к трону. Развернулся, окинул залу слегка высокомерным, но в тоже время доброжелательным взглядом и чуть заметно кивнул, обозначив поклон. Садиться на трон я не стал - все равно придется вставать перед каждым поздравляющим. За моим плечом пристроился Тиррелинир, тут же проникновенно поведав мне, что если бы он желал моей смерти, то вот за той колонной он бы поставил арбалетчика, а вон за той шторой - наемного убийцу с отравленным ножом, а вот та эльфийка смотрит на меня уж слишком кровожадно - точно, затевает что-то нехорошее. Но мне нет нужды волноваться, ибо его бойцы контролируют все опасные точки и всех подозрительных гостей. Как я ни старался найти эльфов Тиррелинира, я их не заметил, наемных убийц, впрочем, тоже. Эльфийка же была печально известной мне леди Лильяной, которая не теряла надежду выдать за меня свою дочь или на худой конец одну из своих сестер. И конечно, мой друг, прекрасно зная о ее намерениях, не преминул меня поддеть. Не включить их семью в список приглашенных я не мог, и теперь буду вынужден весь вечер сдерживать атаки неуемной эльфийки. Хотя...
   - Тиррелинир, проследи, чтобы леди Лильяна не приближалась ко мне на расстояние трех метров, - чуть повернув к нему голову, шепотом сказал я.
   - Может, мы ее сразу нейтрализуем? - с надеждой прошептал тот. Нет, так просто ты не отделаешься. Нечего было надо мной смеяться.
   - Как можно?! Она же моя гостья.
   Тем временем гости по одному подходили и желали мне многих благ. Подарки складировались в холле, иначе бы я уже с головой скрылся за баррикадой коробок, ящиков и свертков. Ко мне приблизился лорд Давахир и протянул мне свиток с пожеланием долгой жизни. Мало кто знает, что лорд - глава клана наемных убийц, и поэтому по давно сложившейся традиции в день рождения он вручает мне список заказчиков моей смерти вместе с договорами. Конечно, это противоречит уставу наемных убийц, по которому они даже под пыткой не станут открывать имя заказчика. Но так как по Закону моя персона неприкосновенна, а лорд Давахир по своей инициативе принес мне клятву верности и теперь не мог ни действием, ни бездействием причинить мне вред, то положения устава, обычно неуклонно соблюдающиеся, в данном случае недействительны. Кроме того, я установил список эльфов, неприкосновенных для наемных убийц. К сожалению, если я полностью избавлюсь от этого клана (а для этого мне потребовалось бы просто напомнить лорду о его клятве), то убийств меньше не станет: появится много одиночек, зарабатывающих на жизнь кровавым ремеслом. А так я хотя бы могу их контролировать.
   Торжества по случаю моего дня рождения закончились далеко за полночь. Но государственные дела ждать не будут, поэтому на следующее утро я снова погрузился в работу, невзирая на усталость и дикое желание лечь спать. Я выслушивал доклад советника, когда услышал странный шум. Непорядок.
   - Спасибо, Иридиан. Оставьте мне ваш доклад, я прочитаю его позже. - Советник поклонился и исчез. Я хлопнул в ладоши, на мой зов тут же появился стражник.
   - Разберитесь, что там за шум, и приведите нарушителей ко мне.
   Через пять минут двери распахнулись, и предо мной предстали возмутители моего спокойствия - секретарь, незнакомый мне полукровка и мой Подарочек. И почему я не удивляюсь?
   - Извольте объясниться, почему вы посмели прерывать решение дел государственной важности? - я посмотрел на секретаря. Тот сделал шаг вперед.
   - Повелитель, этот господин, - кивок в сторону полукровки, - утверждает, что ваш... что Рок принес ущерб его имуществу, и он требует компенсации.
   - Требует? - Требовать могу здесь только я, все остальные могут смиренно просить, умолять...
   - Повелитель, я не... - плохо, очень плохо. Этот полукровка совсем не знает, как себя вести. Точно рос у людей, раз не знает самых элементарных вещей.
   - Я еще дам Вам слово, а пока извольте не перебивать. Продолжайте.
   - Господин купец утверждает, что Рок разбил вазу ниаминского стекла, принадлежащую этому господину.
   - И как он умудрился ее разбить? - дорогая, однако, вещица, очень дорогая. Боюсь, моему рабу и за три жизни на такую не заработать.
   - Он помогал разгружать торговый обоз на гостином дворе.
   - Что он там делал? - не помню, чтобы я туда его посылал.
   - По Вашему приказу ему нашли место работы. Так как он никакому ремеслу не обучен, его определили в грузчики, - вот уж точно, толка от такого раба никакого, одни убытки, - во время выгрузки товара он выронил коробку с вазой, она разбилась.
   За что мне нравится мой секретарь, так это за краткость и четкость. Он не разбавляет свою речь великосветскими вычурными фразами и не вставляет через слово "Мой Повелитель". Придворный этикет соблюдать должно и нужно. Но он не должен мешать ведению дел.
   - Хорошо. Теперь Вы, - я перевел свой взгляд на купца-полукровку. - Господин...
   - Тайрен, Ваше Величество, - в этот раз полукровка перегнул палку. Так ко мне обращаются на официальных мероприятиях, отнюдь не при разборе обычной жалобы. Ах да, я забыл, господин Тайрен не жаловаться пришел, а требовать.
   - Что ж, господин Тайрен, я слушаю Вас. Только сразу переходите к делу.
   - Я привез товар на продажу, грузчики разгружали тюки, а вот этот взял и уронил вазу. Я стал требовать, - на этом месте купец запнулся, - чтоб мне возместили ущерб, хозяин гостиного двора сказал, что этот человек - ваша собственность, поэтому к нему никаких претензий быть не может.
   - Стало быть, претензии ко мне?
   Полукровка побледнел, но, видать, жажда наживы пересилила страх.
   - Повелитель, я все понимаю, ладно бы он споткнулся, упал, а то он просто на ровном месте взял и отпустил ее. Это он нарочно сделал, не понравилось ему, что я приказал ему пошевеливаться.
   - А Вам не кажется, что сколь уж этот человек принадлежит мне, то приказывать ему могу только я? - и, не обращая внимания на оправдания купца, я повернулся к Року. - Это правда, ты специально разбил вазу?
   - Это была подделка, Повелитель, - тот проигнорировал мой вопрос. Надо будет всерьез заняться им. Он слишком многое себе позволяет. Я велел ему продолжать. - Это была не настоящая ваза ниаминского стекла, всего лишь имитация. Если господин купец утверждает, что она настоящая, значит, это мошенничество.
   - Как ты смеешь? - полукровка замахнулся на человека, собираясь его ударить.
   - Господин Тайрен, еще одна такая выходка, и я решу, что Вы хотите меня оскорбить, со всеми вытекающими для Вас последствиями. Рок, почему ты решил, что это подделка?
   - Потому что настоящая ваза бы не разбилась при падении и с большей высоты. В крайнем случае, она бы треснула или раскололась на крупные куски. А эта разбилась вдребезги, почти раскрошилась.
   - То есть ты решил, что с мошенничеством надо бороться, и разбил ее?
   - Нет, Повелитель, это произошло случайно, - отрешенным голосом ответил Рок.
   - Понятно. Господин Тайрен, что Вы на это скажете? Вас только что обвинили в мошенничестве.
   - Но у меня есть гарантия мастера, подтверждающая подлинность изделия, и потом на таможне это тоже подтвердили. Не стал бы я же платить такую пошлину на фальшивую вазу! - вполне натурально возмутился полукровка.
   - Весьма солидные доказательства. Рок, ты можешь как-то подтвердить свои слова? Не думаю, что таможенные офицеры ошиблись, - мне уже надоело это разбирательство, надо было сразу отправить их к следователю. Но раз я уж начал...
   - Это была простая иллюзия, которая бы исчезла в ближайшее время, Повелитель.
   - Откуда такая уверенность? По тебе не скажешь, что ты разбираешься в предметах роскоши.
   - Просто я один раз уже разбивал вазу ниаминского стекла, - уныло пробормотал Рок, - Только в тот раз она была настоящей.
   - Ты точно в этом уверен? - Рок неопределенно кивнул, - Подумай, ведь если я поверю тебе, то господину Тайрену отрубят руку за мошенничество и вырвут язык - за то, что оговорил тебя. Хотя... возможно я его помилую и ограничусь только рукой. Не хотелось бы из-за твоей ошибки лишать невиновного руки, все-таки их у него всего две.
   Рок смертельно побледнел и, покосившись на купца, давно уже пребывавшего в полуобморочном состоянии, тихо сказал:
   - Нет, я не уверен. Вполне возможно, что я ошибаюсь.
   - Возможно, или ты все же ошибся?
   - Я ошибся, - чуть слышно произнес человек.
   - Все ясно. Господин Тайрен, Вы можете быть свободны, мой секретарь сегодня вечером передаст Вам мои указания на счет Вашего имущества. А ты, Рок, останься. - Я встал с кресла и медленно обошел человека. А подарочек-то оказался не так-то прост. - Ты осознаешь, что ты оговорил невиновного и что тебе за это полагается? - Рок чуть заметно кивнул. - Или, может, ты мне соврал, и господин Тайрен все же мошенник?
   Рок почти перестал дышать.
   - Что молчишь, говори, пока у тебя есть такая возможность. Когда тебе вырвут язык...
   Человек побледнел еще сильнее и рухнул на колени.
   - Не делайте этого, Повелитель, прошу Вас. Пожалуйста, - ну вот, он уже на коленях умоляет меня. И думать забыл, про свое "Накажите меня, как считаете нужным".
   - Знаешь, я почти уверен, что ты соврал мне. Вопрос только почему. Я не верю, что ты хотел спасти этого мошенника, он бы тебя при случае не пощадил. Опять молчишь?
   - Потому что я знаю, какого это жить без руки, - страх навсегда замолчать сделал моего раба разговорчивей. Рок закатал левый рукав. Странно, вчера, я даже не заметил страшных шрамов, изрезавших его руку. Похоже, его потрепал какой-то зверь. - Это был волк, он целил мне в горло, но я в последний момент подставил руку. Когда подоспели охотники, от нее уже мало что осталось. Мне повезло, что рядом оказался маг-целитель. Но это не прошло бесследно. С тех пор от малейшей нагрузки рука быстро устает, немеет, потом ее начинает сводить судорогами. Маг сказал, что он сделал все, что мог, то ли кости не правильно срослись, то ли мышцу где-то защемило, то ли это побочный эффект от заклинания. Нетяжелые предметы я поднимать ею все же могу, ну и так, выполнять несложную работу.
   - Ты поэтому уронил вазу? - дождавшись утвердительного ответа, я продолжил, - Скажи мне, а почему ради простого раба вызывали мага-целителя? Проще было отрубить руку. Или это произошло до того, как ты попал в рабство?
   - Я не знаю, такова была воля хозяев, они передо мной не отчитывались.
   - А ты на самом деле уже разбивал настоящую вазу? - понятия не имею, что с ним делать и как его теперь наказывать. И наказывать ли.
   - Да, Повелитель.
   - И как тебя за это наказали? - может, воспользоваться опытом его предыдущих хозяев?
   - Сурово, - Рок криво улыбнулся, - оставили на месяц без сладкого.
   Он не соврал, я бы почувствовал. Хотел бы я посмотреть, что ж за хозяева у него такие были: кормили раба сладостями, вызывали для него мага-целителя, и ничего ему не сделали за то, что он одним неловким движением уничтожил целое состояние. Хотя, этому есть одно вполне логичное объяснение.
   - Ты внебрачный сын вельможи-кочевника от его любимой рабыни, я угадал? - отец вряд ли бы признал рожденного от невольницы ребенка, поэтому формально тот все равно считался рабом, но это не мешало отцу относиться к нему несколько иначе, чем к другим рабам. Только пока мне не совсем понятно, как в эту гипотезу вписываются клейма. Кстати, я так и не узнал...
   - Не смей так говорить о моей матери! - Рок вскочил на ноги и теперь смотрел на меня горящими ненавистью глазами. Удар магией, и он снова стоит на коленях.
   - И что мне с тобой делать? Вчера ты на меня напал в моих покоях, нахамил мне, потом ты разбил эту несчастную вазу, соврал мне, покрывая мошенника, а, значит, ты пособник, и попадаешь под ту же статью, что и сам мошенник. И после этого, в благодарность за то, что я тут же не позвал палача, ты снова чуть не нападаешь на меня, при этом повышаешь на меня голос и по-хамски ко мне обращаешься. - А ведь если бы на его месте был обычный подданный, я бы давно отдал его под суд. - И ладно бы ценный был работник, так нет же - неграмотный, ничего не умеющий человек-инвалид, которому нельзя даже коробки носить доверить.
   Рок, молча, смотрел в пол, лихорадочно сжимая кулаки. Левая рука не вынесла напряжения, и у него начались судороги. Ну и как, скажите мне, я должен проводить воспитательные беседы, когда объект воспитания корчится от боли у меня в ногах? А ведь не закричал, хотя, я вижу, ему больно, очень больно. Молодец. Я опустился на корточки рядом с ним и взял его за руку, простое обезболивающее заклинание, и человек, тяжело дыша, лежит у моих ног, больше уже не сворачиваясь от боли.
   - Спасибо. - А он мне нравится. Сам полуживой и, наверняка, ничего не соображает. Но все же поблагодарил. Хотя минуту назад был готов убить. Пожалуй...
   - Знаешь, я дам тебе второй шанс. Только не думай, что я забыл про твои проступки, просто, боюсь, что наказания ты не переживешь, а мне не хотелось бы уже на второй день остаться без подарка.
   Человек не стал меня разочаровывать и говорить что-то вроде: "Я не подведу Вас, Повелитель". Просто встал, молча, поклонился и, дождавшись моего позволения, развернулся и нетвердой походкой вышел из зала. Позвав стражу, я велел проводить его до какой-нибудь свободной комнаты в хозяйственном секторе. В гостиный двор его отправлять смысла нет, все равно он там работать не сможет. Думаю, надо определить его к плотнику, пусть по мелочи помогает, руку разрабатывает, ремесло осваивает, потом, может, мастер и доверит ему что-то более сложное - дармоедов мне не нужно. А купца так уж и быть пощажу, думаю, приличный штраф в пользу государства и запрет на ведение торговли в течение пяти лет изрядно охладит пыл предприимчивого полукровки. К тому же, зная, что в любой момент приговор может быть приведен в исполнение, он не станет рисковать своей рукой ради прибыли.
  
   Глава 3.
   Я устало откинулся в кресле, на сегодня у меня назначено еще три аудиенции, и только приняв жаждущих пообщаться со мной, я смогу наконец вздохнуть свободно. Но это потом, а сейчас еще минимум три часа мне придется выслушивать высокородных эльфов, которые заполучив меня в свое распоряжение, так просто от меня не отстанут. Я мысленно застонал.
   - Устал? - в кабинет вошел Тиррелинир.
   - Тиррел! Ну, сколько можно? Ты опять ко мне подкрадываешься!
   - Ну что ты, Повелитель! Как можно! Хорошо-хорошо, - мой друг примирительно поднял руки, - в следующий раз я буду топать как буйвол.
   - Хотел бы я на это посмотреть.
   - Повелитель, тебе стоит только приказать, и я в следующий раз приду с оркестром, чтоб ты меня со двора услышал. О чем думаешь?
   - Да вот, Фирхниэль мне свинью подбросил, чтоб его с его подарочком... - я был немало удивлен, когда узнал, где капитан нашел этого парня, и, надо признаться, немало раздосадован: Фирхниэль не только свалил на меня оглашение решения Судьбы, но еще и не посчитал нужным сообщить мне об этом. Сам того не сознавая, я приговорил Рока к рабству - хотя... он и до этого был несвободен.
   - Ты о Роке? Я как раз хотел с тобой о нем поговорить.
   - Может, не надо? - скривился я. - Такое ощущение, что на нем весь мир клином сошелся.
   - Надо. Как ответственный за твою безопасность, я настаиваю, чтобы на него надели ошейник или хотя бы браслеты.
   - Да, что он может сделать? Он к тому же увечный.
   - Вот именно! - у Тиррелинира была своя, недоступная для чьего-либо еще понимания, логика, иногда переходящая в паранойю. - Это и делает его особенно опасным. Ты уверен, что с его стороны тебе ничего не угрожает. Кто ты, а кто он? Ты отменный воин и могущественный маг, эльф, которого охраняют лучшие бойцы, на которого лишний раз бояться глаза поднять; он - увечный озлобленный раб, человек...
   - Я взял с него слово, что он не причинит никому вреда... - Рок смертельно побледнел, когда я спросил его, знает ли он о браслетах подчинения. Рок знал. И очень не хотел такие заполучить, а потому сразу же пообещал, что не будет ни на кого нападать или как-то вредить. Робко спросил, почему я не боюсь, что он сбежит. С такой аурой он далеко не уйдет, его тут же поймают, и хорошо, если доставят ко мне, а могут ведь и убить на месте, не разбираясь. Так что бояться надо ему, а не мне.
   - Ильг, если б я не знал, что это в принципе невозможно, я бы решил, что этот человек околдовал тебя. Ты что, не видел его клеймо или запамятовал, что оно обозначает? Не сдержавший слово. Как ему можно после этого верить? Кстати, ты узнал, почему на нем клеймо "убийца"?
   - Э... - за всеми торжествами я как-то и забыл. Тиррелинир по-своему трактовал мое замешательство:
   - Если тебе хочется поиграть в доброго и всепрощающего хозяина, то я могу сам провести допрос. Могу даже дать слово, что твой раб сохранит работоспособность, еще лучше будет стараться, вот увидишь.
   - Нет, я с ним сам поговорю потом.
   - Ну как знаешь. Я, пожалуй, пойду, а то к тебе сейчас лорды придут, будут как всегда по очереди жаловаться друг на друга.
   Тиррелинир оказался прав, и первые два посетителя действительно призывали меня разобраться, кому же из них принадлежит клочок земли на границе их владений. Сами решить этот вопрос они уже отчаялись и теперь оба пытались меня склонить к принятию "единственно возможного решения". Я обещал подумать и передать им свое высочайшее решение.
   Секретарь пригласил следующего посетителя, и ко мне зашел Дагмар. Год назад этот подававший надежды дипломат без объяснения причин подал в отставку, уехал из столицы и с тех пор не появлялся при дворе. Лишь через месяц я узнал, что всю его семью: жену и двоих детей убили прямо у него на глазах. Люди. Убивали жестоко, заставляя Дагмара смотреть на муки его родных. А потом избили его самого и бросили умирать в лесу, но он выжил. А он в свое время выступал за пересмотр мирного договора, за налаживание отношений с людьми, относился к ним с интересом, а не с презрением как большинство эльфов. И поэтому решил показать своей семье, как живут люди, что они на самом деле лучше, чем думают эльфы. Вернулся он из путешествия поседевшим, ненавидящим людей и больше всего себя. Лишенный собственными руками возможности мстить - мирный договор ведь перезаключили - Дагмар заперся в своем поместье. Ходили слухи, что он в конец обезумел от горя.
   - Повелитель, я пришел к Вам с просьбой, - Дагмар преклонил колено, - продайте мне Вашего нового раба. Я Вас очень прошу. Я отдам Вам все, что Вы захотите.
   Я сдержался только из уважения к трагической судьбе эльфа. Сколько можно? Я не желаю больше слышать об этом ничтожном человеке!
   - Встаньте. А Вы не боитесь, что я попрошу что-нибудь, с чем Вы не сможете расстаться? - Эльф отрицательно покачал головой.
   - Мне уже все равно. Этот человек и неделя времени - это все, что мне нужно. Потом можете забрать у меня все, включая жизнь.
   - Зачем он Вам нужен?
   - Я видел его вчера, его ауру. Он ведь клейменый? Я долго страдал от того, что не могу отомстить. Люди сами казнили убийцу моей семьи и его помощников. Но вчера судьба улыбнулась мне, я нашел его. Меня обманули: его не казнили, его заклеймили и отдали в рабство. Три клейма, поставленные одновременно, по одному за каждую смерть эльфийка и двое эльфят - таких совпадений не бывает.
   - А если Вы ошибаетесь?
   - Я не ошибаюсь. В любом случае он убийца и поэтому должен умереть.
   - А если он не убивал, а клеймили его не за это, - я помню его глаза, когда он узнал о значении отметин. Зря, я провел обряд погружения в сознание, после того как я испытал всю ту боль, я стал слишком мягко относиться к человеку. Сколько раз уже собирался его наказать, но все откладывал, сам толком не понимая почему.
   - Повелитель, Вы можете верить в прекраснодушие людей. Я тоже когда-то заблуждался. Но Вы ведь знаете, что если бы он был невиновен, клеймо оставило бы след на теле, но не на ауре. У него вся аура в кровавых следах, а значит, он, так или иначе, признал свою вину, - да, я тоже когда-то заблуждался. Но не говорить же об этом Дагмару.
   - Что Вы хотите с ним сделать?
   - Хочу, чтоб он испытал все те мучения, что причинил моей семье.
   Я приказал привести раба. Жизнь и так жестоко наказала - я тому свидетель - но Дагмар имеет право на месть. Подчиняясь моему указанию, Дагмар сел на диван в темном углу кабинета. Привели Рока, как я и планировал, тот прошел сразу на середину комнаты, не заметив эльфа.
   - Я хочу, чтоб ты рассказал мне про преступление, за которое тебя клеймили.
   - Я дал слово и не сдержал его. Что ж тут не ясного?
   - То есть ты признаешься в этом?
   - Да, клеймо просто так не ставят, - спокойно признался Рок.
   - Я рад, что ты это понимаешь. Но я спрашивал тебя о тех клеймах, что стоят на правой руке. Говори.
   - Нет.
   - Ты отказываешься? Хорошо, тогда я тебе кое-что расскажу. Ты знаешь, кто такой Дагмар?
   - Нет.
   - Я не удивлен. Год назад его семью убили люди на его глазах...
   - О, нет, они не просто убили их: мою жену, сына и дочурку. Нет. Им не нужна была их смерть, - донесся хриплый голос с дивана. - Они хотели, чтоб те помучались как можно дольше. Они схватили моих родных, когда те гуляли по лесу. Они обещали отпустить их, если я сдамся. Но людям нельзя верить. Им хотелось как можно сильнее унизить эльфа, они заставили меня умолять на коленях освободить моих родных. Насладившись моим унижением сполна, они решили растоптать меня - сказали, что отпустят мою семью, но не сразу, а по кусочкам. Они начали с жены. Они заставляли меня смотреть на то, как... - Дагмар выплескивал свою боль, впервые рассказывая о том, что произошло в тот ужасный день. Человек стоял, прикрыв глаза, и, казалось, не слушал его.
   - Напоследок, парень - их командир - плюнул мне в лицо, сказав, что он бы убил меня сам, но это была бы слишком большая честь для эльфийского отродья, и ушел, оставив своих прихвостней добивать меня, - Дагмар замолчал.
   Я бы не поверил в то, что люди способны на такую жестокость, но мне довелось самому убедиться в этом. Я посмотрел на ауру человека - три клейма, казалось, налились кровью и теперь горели красным огнем, лучше всякого признания доказывая вину человека. Значит, он сам признает свою сопричастность и, должно быть, уже осознал, что с ним теперь будет.
   - Ты ничего не хочешь сказать в свое оправдание? - Рок покачал головой, все так же молча подошел к Дагмару и опустился перед ним на колени, склонив голову и вытянув вперед сведенные вместе руки. Поза покорности, признания вины и вместе с тем просьба о наказании. Такое смирение только разозлило Дагмара, и он с размаху ударил его по лицу, тот упал, но тут же поднялся, вернувшись в прежнее положение.
   - Не думай, что тебя ждет легкая смерть, я заставлю тебя все почувствовать на собственной шкуре, - эльф подошел к человеку и, резко дернув его за волосы, заставил того поднять голову. Снова занес руку, да так и замер, глядя на его лицо. Человек, напрягшийся в ожидании удара, так и стоял перед ним на коленях, закрыв глаза. По его разбитому лицу текли слезы.
   - Это не он, - растерянно пробормотал Дагмар.
   - Не он? - я уже ничего не понимаю.
   - Точно, я хорошо его запомнил. У того были светлые волосы, нос не такой, глаза серые, шрам над левой бровью. А этот... - Рок явно не подходил под это описание. Странно, что он раньше этого не заметил, до такой степени был ослеплен ненавистью? Дагмар отпустил его волосы и рассеяно пригладил взлохмаченную шевелюру человека, тот закусил разбитую губу и отвернулся. - Эй, ты чего? Не плачь... Прости. Я думал, что это ты.
   - Я был там, тогда... Если бы я пошел с ним... - Безжизненным, еле слышным голосом сказал Рок. - Этого бы не случилось, если бы я пошел. Это я виноват... - его бессвязная речь стала совсем неразборчивой. Я отослал его, все равно от него сейчас толку не добьешься.
   - Простите, Повелитель, а что Вы будете делать с ним дальше?
   - Все еще хотите его купить? Зачем? - действительно, зачем ему нужно это напоминание о смерти его близких?
   - Я бы его отпустил...
   - А как же клейма? Вы буквально полчаса назад уверяли меня...
   - Я ошибался, думаю, судьям нужен был козел отпущения - они его нашли. Скорее всего, тот парень - дворянин, сын влиятельного человека, а Рок был его слугой, на него и повесили преступление господина. А он совсем ведь молодой, впечатлительный, не смог помешать дворянину сделать то, что он сделал. Вот и считает себя виноватым.
   - Я рад, что у Вас больше нет претензий к моему рабу, но боюсь, что продать его я не могу. Мне ведь его подарили, а продать подарок - выказать неуважение к дарителю. - И пойти против Судьбы, чье решение я так неосторожно провозгласил, только вот Дагмару знать об этом необязательно.
   - Жаль, простите, Повелитель, что отнял у Вас время.
   Дагмар на следующий же день подал прошение о восстановлении его в дипломатическом корпусе. Я не возражал, он хоть и выпал из политики на целый год, все же оставался одним из лучших специалистов. Понижение в звании эльфа нисколько не расстроило, он тут же развил бурную деятельность, большая часть которой, я подозреваю, была направлена на поиск его личного врага, который, как выяснилось, безнаказанно топчет землю. Поразмыслив, я решил не сдерживать его пыл - все-таки тот человек совершил преступление против моих подданных, нарушил мирный договор и поэтому должен понести соответствующее наказание. Конечно, может возникнуть скандал, но Дагмар очень опытный дипломат, уверен, он провернет все наилучшим образом: одновременно удовлетворит свою жажду мести и очередной раз покажет, что эльфы договор уважают и требуют такого же уважения со стороны людей.
   Уехавший с дипмиссией Дагмар вернулся настоящим триумфатором - он нашел-таки своего обидчика, тот действительно оказался мелкопоместным дворянином, сыном некоего барона Ливейна. Немного надавив на короля, мой особо уполномоченный представитель, коим Дагмар умудрился стать всего за месяц рьяной службы, добился не только выдачи преступника пострадавшей стороне, но и снижения пошлин на ввоз эльфийских товаров. Нарушение договора было на лицо - суд провели без участия эльфийских судей, причем настоящий преступник так и остался ненаказанным - поэтому король ухватился за первую же возможность замять скандал. В качестве награды за хорошую службу Дагмар попросил дать ему право самому судить убийцу своей семьи и привести приговор в исполнение. Судя по лихорадочному блеску в глазах, эльф собирался в полной мере насладиться своей местью, для чего он взял отпуск на неделю.
   На службу он вышел уже через день, был жутко злой и ни с кем не разговаривал. На осторожные вопросы сослуживцев о его самочувствии ругался нецензурными выражениями, и после того как обложил с ног до головы Главу дипкорпуса, был вызван ко мне на ковер - как мой особо уполномоченный он подчинялся непосредственно мне.
   Вместо того чтобы скромно потупив глазки в пол выслушать выговор и получить предупреждение, Дагмар явился с видом всеми обиженного и крайне возмущенного этим фактом эльфа. На мое требование объясниться он не слишком вежливо ответил, что мне лучше узнать причину его негодования у своего раба, причем сдерживался он явно из последних сил. Я не хотел снова лишаться такого опытного дипломата, поэтому отправил его подумать о своем поведении где-нибудь в другом месте - все-таки, если Дагмар обругал бы за компанию еще и меня, он бы явно не задержался при дворе. Потом остынет, будет еще мне благодарен, что я отправил его догуливать взятый отпуск. И придет извиняться за свое недопустимое поведение. Похоже, просить прощения ему придется еще и у всего дипкорпуса.
   - Господин Дагмар очень хорошо отнесся ко мне, лучше чем я того заслуживаю. Он все-таки нашел того человека, который... - Рок не стал отпираться и рассказал, что произошло. - Я не знаю, почему господин решил, что мне будет интересно встретиться с убийцей, может быть, он думал, что у меня к тому свои счеты. Он позвал посмотреть меня на это чудовище, я не хотел, но господин Дагмар умеет уговаривать. В камере сидел испуганный, замученный человек, я знал, что он жестокий убийца, но это зрелище оказалось выше моих сил, а ведь его еще и не начинали толком мучить, так... пока просто пугали, как сказал господин Дагмар. А приговором была медленная мучительная смерть. Это было ужасно, у меня нет причин жалеть преступника - своей жестокостью он, наверное, заслужил такое наказание. Нас оставили наедине - я не знаю, чего я хотел, может быть, просто посмотреть тому в глаза и понять, как человек мог такое сотворить - конечно, я не нашел ответа, но в его глазах было столько боли, что я не выдержал. Взял скальпель со стола и убил его... Взял и убил. Выходит, теперь я тоже убийца. И у меня даже рука не дрогнула, - зато сейчас дрожали и руки, и голос.
   - Ты его раньше знал? - Рок только кивнул. - Он тебя узнал?
   - Он еще прощения у меня просил. Перед самой смертью он сказал, что единственное о чем он сожалеет - что он тогда меня бросил ... - тут Рок безумными глазами посмотрел на меня - И ему было все равно, что он замучил детей и женщину... Но не мог же я его там так бросить...
  
   Глава 4
   Разметав опавшие листья, во двор ветром ворвались всадники, возглавляемые хрупким юношей на чалом жеребце. Он, красуясь, резко осадил коня, небрежно бросив поводья подбежавшему слуге, легко соскочил на землю и приветливо помахал мне рукой. Мой двоюродный племянник. Самый близкий из всех моих многочисленных родственников - троюродных братьев и сестер, их детей, тетушек и дядюшек. Тиреллинир бросил на меня обеспокоенный взгляд. Он слишком хорошо меня знает, поэтому сразу уловил резкий перепад моего настроения. Для остальных мое лицо продолжало выражать немного высокомерное равнодушие. Я - Повелитель, а, значит, единственное, что меня может волновать - это судьба моего народа. А то, что у меня никого нет, так оно и лучше - некому устраивать заговоры. Надо только обзавестись наследником.
   Непрошенные воспоминания - лицемерные лица придворных, спешащих поздравить меня с восшествием на трон, личная гвардия Повелителя, в тот же день присягнувшая мне, и отец, величественный и поразительно красивый даже после смерти. Странного принца, явившегося на собственную коронацию в черном и приблизившего к себе врагов своего отца, обсуждали все.
   Двор осторожно наблюдал за моей реакцией, не решаясь открыто скорбеть по ушедшему Повелителю. Лишь несколько особо доверенных Советников, на самом деле уважавших и любивших моего отца, с вызовом носили траур. Решивших, что молодому Повелителю будет приятно слышать льстивые речи о собственной исключительности, было неизмеримо больше. Отца еще не похоронили, а ко мне уже выстроилась целая очередь желающих выразить свое почтение, заверить в своей преданности и поздравить. Многие из них и не догадываются, что жизнью обязаны Тиреллиниру, который просто не стал пускать их во дворец: я черной тенью метался по коридорам и готов был казнить любого, сунувшегося ко мне с "наилучшими пожеланиями".
   К похоронам все уже прониклись безмерной скорбью, "уяснив" мою позицию: принц изображает из себя любящего сына, оплакивающего безвременно ушедшего отца. Дамы утирали сухие глаза платочком, мужчины хмурились и изредка вздыхали. Разъехались они, как только узнали, что бала с музыкой и танцами не будет. На фоне разодетых придворных резко выделялись две группы эльфов, одетые в траур - те, самые Советники, которые не верили, что мое горе не было искусно разыгранным спектаклем, и так называемые враги отца, несогласные с политикой, но уважающие решения Повелителя и Закон. Отец всегда с грустью говорил о них, сожалея, что в свое время они не стали его соратниками. Их было немного, но все же чуточку больше, чем воинствующих советников.
   Я в изнеможении опустился на пол семейного склепа и прислонился к холодной каменной стене. Последние три дня прошли как в тумане. Завтра коронация и торжественный прием по этому случаю, мне придется всем своим видом вселять подданным и иностранным гостям уверенность, что страна находится в надежных руках, что новый Повелитель будет еще лучше прежнего. Завтра я нацеплю холодную улыбку и буду со скучающим видом принимать гостей. Но сегодня...
   Легкий шорох заставил поднять меня голову.
   - Простите, принц, я не хотел помешать Вам. С Вашего позволения я зайду проститься с Повелителем позже, - передо мной низко склонился лорд Тойир, "непримиримый враг" моего отца. Я молча покачал головой, боясь, что голос дрогнет. - Не хочу показаться назойливым, но Вас уже целый час ищут, во дворце паника, советник Кемальдин поднял на ноги всю дворцовую стражу, и они теперь обыскивают всю столицу.
   Я даже нашел в себе силы удивиться:
   - Неужели трудно догадаться, где я могу быть?
   Лорд грустно покачал головой.
   - Простите, но советники не верят в то, что Вы действительно скорбите по отцу. Они считают, что Вы причастны к его смерти. Поэтому по их логике Вы должны быть сейчас в каком-нибудь кабаке, праздновать со своими приспешниками победу.
   - Единственный мой приспешник Тиреллинир занят подготовкой коронации... А пить в одиночестве, простите, плохой тон, - во мне снова поднималась спасительная злость, которая в последнее время заставляла меня выполнять все свалившиеся на мою голову обязанности. Злость на придворных, на советников, на ополоумевшего мага-самоубийцу, убившего моего отца.
   - Простите их, Ваше Высочество, они очень любили Повелителя, для них это тяжелая утрата.
   - Вот как?
   - Поверьте, мой принц, не только Вы тяжело переживаете смерть Повелителя, многие скорбят по нему, просто они лучше это скрывают. Смена правителя всегда тяжелый период для страны, и Вашим подданным нужно время, чтобы сориентироваться. Понять какой из Вас будет Повелитель, чего от Вас можно ожидать, что Вам нравится, а что нет...
   - Почему у Вас с отцом были разногласия? - я поспешил сменить неприятную для меня тему.
   - Это в прошлом, Ваше Высочество. Я сожалею, что так вышло - Ваш отец был хорошим Повелителем.
  
   Неясный шум вырвал меня из воспоминаний, и я увидел, как кто-то смазанной тенью рванулся к моему племяннику и, сбив его с ног, приставил к горлу кинжал. Я жестом остановил стражников - не стоит провоцировать этого сумасшедшего - и стал обходить его по широкой дуге и одновременно плести дематериализующее заклинание. Сейчас я видел только его напряженную спину. На балконе неслышно появились лучники, взяли нападавшего на прицел и замерли - стрелять было слишком опасно. Я увидел бледное лицо Рейгарда, тоненькую струйку крови, сбегающую по его шее, короткий замах кинжалом и нападавший медленно встал и, сделав шаг назад, отвернулся. А в следующее мгновение - стражники уже повалили его на землю, вниз лицом, заломив руки за спину. Я подлетел к Рею, рядом с его головой торчала рукоятка кинжала.
   - Ты как?!
   Рейгард медленно поднял руку и, ощупав свою шею, шепотом сказал:
   - Да вроде голова на месте, - я помог ему подняться.
   - Повелитель, что прикажете делать с преступником? - несостоявшийся убийца стоял на коленях, руки его были связаны за спиной, а к шее приставлены два клинка. Повинуясь моему жесту, стражник дернул его за волосы, заставляя того посмотреть на меня. Длинные волосы рассыпались по плечам, и я встретился с его взглядом полным ненависти. "Не сдержавший слово. Как ему можно после этого верить?"
   - В камеру его.
   Я спускался на нижний уровень дворца, с трудом скрывая свое разочарование. Взгляд, которым одарил меня Тиррелинир, выразил лучше слов мысли, терзавшие меня. Я зашел в комнату для допроса - Рока уже привели и приковали к стене.
   - Почему ты напал Рейгарда?
   - Я его ненавижу.
   - За что?
   - Он убийца... - полный ненависти взгляд, тихий шипящий голос. От неожиданности я вздрогнул.
   - Ты ошибаешься. - Презрительная гримаса в ответ. - Ты знаешь, что Рейгард - мой племянник?
   - Тем хуже для него... - неожиданно спокойно заключил Рок.
   - Почему ты его не убил?
   Он дернулся, но натянувшиеся цепи не позволили ему приблизиться ко мне.
   - Я обещал, - наконец, процедил он.
   - Вот уж не думал, что для тебя это имеет хоть какое-то значение. Не сдержавший слова.
   - Больше, чем ты думаешь, эльф... больше, чем ты думаешь... - его глаза заледенели, и он снова, как в день нашей первой встречи, смотрел сквозь меня.
   Я в раздумьях вышел в коридор, если Рок не врет - а он не врет, я бы заметил - где Рей мог пересечься с ним? Бен Райль, помощник пекаря - так значился Рок во всех бумагах по делу Дагмара. Правда, там же было указано, что преступника казнили, но все остальные еще меньше подходили под нужное описание... Скорее всего, Рок просто перепутал: для людей все эльфы на одно лицо.
   Так ничего и не решив, я вернулся в комнату для допросов, там слышны были чьи-то голоса. Кто-то посмел допрашивать моего раба без моего разрешения? Прислушался. Мой племянник... Надеюсь, что Рей пришел не за тем, чтобы собственноручно поквитаться с убийцей, он бы меня этим очень разочаровал. Прошептав заклинание, я бесшумно зашел и сел в темном углу, теперь я стал невидимым, слившись с тенью. Племянник слишком близко подошел к рабу, при желании тот мог бы легко до него дотянуться. Я нахмурился - сегодняшнее происшествие Рея ничему не научило - и незаметно навесил на него защитный щит.
   - Ты что, вызываешь меня на поединок? - недоуменно спросил Рок. От удивления я чуть не выдал своего присутствия.
   - Нет, просто, даю тебе понять, что если ты вызовешь меня на поединок, я приму вызов, - Что он творит? Он в своем уме?
   - Боюсь, Повелитель будет не в восторге.
   - Ему придется принять это, правила поединка священны. - Боюсь, что ты прав, только мне бы очень этого не хотелось. Я невольно подался вперед, ожидая ответа. Рок ухмыльнулся и, слегка наклонив голову набок, спросил:
   - А ты не думал, что Повелителю будет неприятно убивать своего племянника? - лица Рея я не видел, но вздрогнул он сильно, - видишь ли, по досадному стечению обстоятельств я являюсь собственностью Повелителя, проще говоря, его рабом... И поэтому если я брошу тебе вызов, который ты заранее столь опрометчиво принял, драться тебе придется с Повелителем, а не со мной, за дела раба отвечает его хозяин. - Рок немного помолчал, исподлобья изучая ошеломленного Рея, а потом презрительно добавил, - Я не буду вызывать тебя на поединок, потому что ты этого не достоин, надо было просто прирезать тебя.
   Рей с трудом сдержался, чтобы не ударить человека, и быстрым шагом вышел из комнаты. Ничего, впредь думать будет, прежде чем разбрасываться такими обещаниями.
   - И долго ты будешь прятаться? - от неожиданности я вздрогнул. Это он мне? Интересно, как он меня заметил. Я вышел из сгустившегося в углу сумрака.
   - Почему ты не воспользовался столь удобным случаем, чтоб отомстить? - похоже, мне не дано понять этого человека: то покорно воспринимает свою судьбу, то нападает на эльфов средь бела дня, а потом отказывается от такой блестящей возможности изощренно отмстить сразу двум эльфам.
   - Можно подумать, ты бы стал с ним драться? Посадил бы под замок. А там я до него точно не смогу добраться, - кандалы прибавили человеку наглости.
   - А так у тебя, по-твоему, больше шансов? - я скептически посмотрел на его оковы.
   - Ну, придумай себе другую причину. Можешь, например, считать, что мне стало жаль тебя.
   - А ты уверен, что меня надо жалеть? Самого бы кто пожалел, - Рок только фыркнул мне в ответ, - да, кстати, как ты меня заметил?
   - Да ты мне уже в каждом углу мерещишься, - расхохотался человек, - вот я и решил со своим галлюцинациями пообщаться, а ты мне как всегда все испортил.
   Вот значит как. По-моему, этот человек уже давно повредился в уме - его поступки никак не укладываются в рамки поведения разумного существа.
   - Поклянись, что не будешь мстить Рейгарду, и я выпущу тебя отсюда.
   - Я обещаю... что как только с меня снимут оковы, первое, что я сделаю - попытаюсь найти его и убить.
   Чего-то такого я и ожидал...
   - Ладно, не хочешь как хочешь, - в конце концов, он почти нарушил свое обещание. Я достал магические браслеты и защелкнул их на его запястьях. Теперь смогу его постоянно контролировать, а он не сможет даже приблизиться к Рею. Поворот ключа и цепи упали к его ногам. Я пошел к выходу, но Рок даже не сдвинулся с места, оставшись сидеть на полу. Я удивленно посмотрел на него.
   - Что дальше? Когда нацепишь на меня ошейник? - в отличие от браслетов, которые болью наказывают за нарушение правил, ошейник позволял хозяину полностью подчинять волю раба, делая из того тупое животное, бездумно выполняющее приказы. - Или ты еще не наигрался? А когда тебе надоест - выкинешь или подаришь кому-нибудь? Тому же племяннику... - горько сказал Рок. Он еще меня в чем-то обвиняет?
   - Ты сам вынуждаешь меня так поступить... - за одно то, что он украл кинжал, ему полагалось гораздо более суровое наказание.
   - Тогда я могу собой гордиться, раз вынудил самого Хозяина... - Рок скривился и отвернулся. Я вышел вон, рассерженно хлопнув дверью. Опять он меня довел, больше всего меня бесило, что я не мог понять причину своей злости. Обида, что мое хорошее отношение осталось незамеченным, а стоило мне надеть на него наручники, которые не так уж и сковывают его свободу и которые по-хорошему следовало надеть на него в первый же день, так я сразу стал плохим? А может, меня злило, что меня сочли недостойным уважения, и кто? Какой-то раб, подаренный всего три месяца назад. А может, то, что он сказал правду, а правда оказалась не слишком приятной. Ведь он мне, по большому счету, не нужен...
   Рок больше на Рэйгарда не нападал, похоже, знает, какое наказание ждет его за нарушения приказа. Мой племянник несколько раз пытался со мной поговорить, доказывая, что с моей стороны неблагородно так поступать с Роком, что я должен снять с него браслеты, что, в конце концов, он сам разберется и что он уже не ребенок. Воинственности у него поубавилось, когда я предложил ему два варианта: или я сажаю Рока на цепь, или Рея под домашний арест. Тогда Рейгард решил пойти другим путем - просить у Рока прощения, до тех пор пока тот не оставит идею мстить ему. Если для гордого эльфа это было тяжелым моральным испытанием, для человека это обернулось форменной пыткой. Запрет на приближение ближе, чем на пять метров никто не отменял, и когда Рей догнал нежелающего с ним разговаривать Рока и собрался с духом, чтобы раз и навсегда разрешить все недоразумения, браслеты среагировали. Ничего непонимающий Рейгард еще и пытался как-то помочь, великодушно не обращая внимания на просьбы "уйди, тупица!" Более того, племянника пришлось буквально оттаскивать от Рока, так как он слышать ничего не хотел и требовал, чтоб я немедленно прекратил издеваться над человеком. Объяснив племяннику, а заодно и рабу, что следующая попытка контакта обернется для последнего еще более мучительной болью, я успокоился - теперь ни тот, ни другой не будут даже пытаться приблизиться друг другу.
   Как выяснилось, я зря расслабился, будучи уверенным, что племяннику больше ничего не угрожает. В один прекрасный день мне пришлось телепортироваться прямо с совещания: я ощутил, что браслеты опять сработали и продолжают работать. Первая мысль, что Рей решил воспользоваться беспомощностью своего противника, была сразу же отброшена как нереальная. Отследив сигнал, я заподозрил, что-то неладное - он шел из лазарета - и просто перенесся туда, благо внутри дворца я могу телепортироваться практически без энергозатрат. Не обращая на мое появление никакого внимания, в комнате отчаянно спорили три целителя. Они обступили больничную койку, на которой лежал Рок.
   - Что здесь происходит? - меня, наконец, заметили.
   - Повелитель, мы никак не можем остановить кровь, кажется, какой-то яд, сначала у пациента были судороги, сейчас он потерял сознание...
   - Где мой племянник?
   - Простите?
   - Где Рейгард?
   - В соседней комнате, с ним все в порядке...
   Там я и нашел своего племянника, которому заканчивали перевязывать левую руку.
   - Со мной все в порядке, - тут же подскочил Рей, - Рок, он...
   Я схватил его за руку, вытянул в коридор и потащил подальше от комнаты, где лежал Рок.
   - Айит Ильгизар, простите, что происходит? Я... - я остановился, только отойдя на приличное расстояние.
   - Что случилось, почему ты и Рок ранены? Он напал на тебя? - тут я увидел Тиррелинира.
   - Повелитель, - подошел ко мне Тиррел, - на лорда Рейгарда было совершено покушение. Нападавших задержали, их сейчас допрашивают. В лорда бросили пять метательных звездочек, если бы Рок вовремя не сбил его с ног, все бы попали в цель. А так, у лорда одна царапина, две звездочки прошли мимо, две попали в Рока. Все отравлены ядом, неопасным для людей, но смертельным для эльфов, - тут Тиррелинир покосился на Рея. - Если бы хотя бы две из них попали в лорда, покушение было бы успешным. К сожалению, вынужден признать, что охрана лорда Рейгарда не справилась со своими обязанностями. Охранников уже заменили.
   - Моя охрана? - удивился Рей. Конечно, он давно уже доказал, что способен постоять за себя, но после нападения Рока, к нему была приставлена пара бойцов. Тайно, потому что Рей отказался бы, а мне не хотелось бы приказывать своему племяннику.
   - Тиррелинир, вопросы безопасности по твоей части - объяснишь Рейгарду, - и пока Тиррелинир не осознал, что я попросту свалил на него неприятные объяснения, я скрылся за поворотом и направился к Року, чтобы проверить его состояние и заодно попытаться выяснить причину столь неожиданного поступка. В палате уже остался только один эльф. Зато какой! Главный целитель. Его побаивался даже отец.
   - Кровь остановилась, но яд не должен был оказать такого воздействия... - Целитель был в замешательстве.
   - Вы же знаете, что такое браслеты повиновения, лорд Дайанир?
   - Это из-за них...? - Целитель бросил на браслеты неприязненный взгляд. - Я так понимаю, пациент сейчас испытывает сильную боль... Долго это продлится?
   - Дня два, может три ... - теперь неприязненный взгляд достался мне.
   - Я не знаю, чем вызвана такая суровая мера наказания, но если учесть, что пациент тяжело ранен и потерял много крови, а регенерация человеческого организма оставляет желать лучшего, я настаиваю на снятии боли магическим методом, - я кивнул, дозволяя ему делать, все что хочет. Спорить с целителями бесполезно, кто бы к ним ни попал, выходит от них либо абсолютно здоровым, либо уже не выходит никогда (последнее случается крайне редко). Если они взялись за лечение пациента, то уже неважно какой он расы, пола, возраста и положения. Они будут одинаково лечить всех, даже своих врагов и преступников.
   - Когда я могу с ним поговорить?
   - Через три дня. Нераньше, - заметив мое недовольство, целитель пояснил. - Сейчас боль слишком сильна, Вы все равно не сможете ничего от него добиться, поэтому мы погрузим его в глубокий сон. А через три дня попробуем привести в сознание.
   - Попробуете? Вообще-то мне надо допросить его как возможного соучастника преступления, - весьма подозрительно, что увечный Рок среагировал быстрее, чем специально тренированные охранники.
   - Я Вас не выгнал взашей только потому, что Вы Повелитель!!! Ему было запрещено приближаться к лорду Рейгарду, ведь так?! - ой, кажется, господин целитель изволит гневаться...
   - Откуда Вы знаете?
   - Повелитель, я пока еще могу сопоставлять факты. А теперь представьте, человек, которому запрещено приближаться к лорду и который несомненно знает, что его ждет при нарушении приказа, бросается под звездочки, одна из которых чуть не лишила его правой руки, другая вспорола бок, чудом не задев жизненно важных органов. При этом, судя по всему, к лорду теплых чувств он не испытывает. Потом мы втроем пятнадцать минут пытаемся остановить кровь, которая из-за этих идиотских браслетов останавливаться не желает!!! А пациента тем временем буквально скручивает из-за того, что кто-то не умеет нормальными методами воздействовать на своих подчиненных! - я невольно покраснел.
   - Лорд Дайанир, это мой раб, я могу делать с ним все, что захочу... - кажется, зря я это сказал.
   - Ах, раб! Я вижу Повелителю мало того, что все эльфы ему подчиняются! Для утверждения своего могущества Вам надо еще завести себе раба-человека! Ну как, уже прониклись своим величием или для этого Вам надо запытать человека до смерти?! Человека, который спас Вашего племянника, Вы хотите тут же допросить, невзирая на то, что он может просто не перенести боли и умереть. Простите, Повелитель, Вы мне мешаете, - Главный Целитель демонстративно отвернулся от меня и продолжил лечебные процедуры. Мне ничего не оставалось сделать, как попрощаться и уйти. Главный Целитель отчитал меня как мальчишку. Впрочем, по сравнению с ним я и был мальчишкой. Никто не знает, сколько ему на самом деле лет, меня он старше как минимум на две тысячи лет, а то и на три. С одной стороны, ясно, что Главный целитель раздосадован тем, что он не смог сам решить такую простую задачку, с другой стороны, может, он и прав...
   Допрашивать Рока не пришлось, хватило обычной магической экспертизы. Заклинание, рассеивающее внимание - действует на всех, кроме тех, кто хочет смерти жертвы - позволяло убийце подойти максимально близко, охрана его попросту не заметила. Плюс пара заклинаний, чтобы обеспечить отход. Идеальный план. Но убийца не учел одну маленькую деталь: не только он хотел смерти Рейгарда. Вмешался Рок. Убийца настолько растерялся, что не успел активировать телепорт. Причиной же покушения, как это ни банально, оказалась ревность. Сам того не зная, Рей перешел дорогу своему менее удачливому сопернику... Единственное, что не давало мне покоя - самоубийственный прыжок Рока. Он действительно ненавидел Рея, иначе бы заклинание подействовало бы и на него, почему тогда он спас его?
   Через три дня я снова был в палате Рока, Главный целитель позволил задать тому несколько вопросов, правда, только в его присутствии. Пришлось смириться - препираться с целителем мне не хотелось. Рок выглядел гораздо хуже, чем в день, когда он попал на больничную койку: бледный, с темными кругами под глазами и сильно похудевший. Настроение у него было соответствующее.
   - Как себя чувствуешь?
   - Стараниями Мастера Дайанира хорошо, - я поперхнулся. Так называть Высокого лорда Дайанира не осмелился бы никто. И никому бы Главный целитель этого не позволил. Я покосился на лорда, но тот сделал вид, что ничего не заметил.
   - Замечательно. Тогда я хочу задать тебе один вопрос. Почему ты спас Рейгарда?
   - О! Повелитель больше не подозревает меня в преступном сговоре с убийцей? - "удивился" Рок.
   Лорд Дайанир спокойно встретил мой недовольный взгляд и скрестил руки на груди.
   - Нет. Так все же, почему ты его спас?
   - Потому что я его сам хочу убить и не желаю никому уступать удовольствие сделать это.
   - И все же спасибо, что ты спас моего племянника.
   - Всегда пожалуйста, Повелитель, - Рок слегка поклонился.
   - Лорд Дайанир, когда ваш пациент окончательно оправится, дайте мне знать.
  
   Решение пришло само собой, странно, что я раньше не додумался до этого: нет человека - нет проблемы. Ровно через две недели посыльный лорда Дайанира сообщил мне, что Рок уже вполне здоров, и его уже сегодня можно выпускать из лазарета. Я подхватил давно собранный мешок и решительно пошел туда, чтобы раз и навсегда распрощаться с проблемой по имени Рок. Последнюю нашу встречу я планировал провести прямо в палате. Спровадить лорда Дайанира мне так и не удалось.
   - Доброе утро...
   - Доброе утро, Повелитель.
   Я вздохнул, неожиданно стало жалко вот так прощаться с Роком. Молча подошел, снял с него злосчастные браслеты и надел ему на шею амулет.
   - Твоя жизнь отныне в твоих руках, - произнес я ритуальную фразу, отпускающую раба на свободу.
   Рок побледнел и поднес подаренный амулет к глазам.
   - Что это? - еще до конца не осознавая происходящее, спросил Рок.
   - Это амулет. Знак того, что ты находишься под моим покровительством. Надеюсь, ты не станешь злоупотреблять им. - Я бросил ему мешок, - здесь вещи на первое время, деньги и еда.
   - То есть я прямо сейчас могу встать и уйти, куда я захочу? - недоверчиво уточнил Рок.
   - Да.
   - Сколько времени у меня есть на сборы? Я хотел бы попрощаться с мастером Нормином.
   - Никто тебя не гонит, хочешь вообще оставайся работать в мастерской, - я был несколько удивлен такой привязанностью к мастеру. Только ему придется поклясться не преследовать Рейгарда, если он все же решит остаться.
   - Нет, уж спасибо. Как-нибудь обойдусь, - он улыбнулся мягкой улыбкой, - ну, я пойду? Бывайте, Повелитель. Мастер Дайанир, спасибо Вам за все.
   Он поклонился, потом подхватил мешок и вышел. Внезапно остановился, будто что-то вспомнил и, не оборачиваясь, спросил:
   - Повелитель, а где сейчас Ваш племянник?
   - Прости, этого я тебе сказать не могу, - помня об угрозе Рока: "как только с меня снимут оковы, первое, что я сделаю - попытаюсь найти его и убить", я временно отослал Рея из дворца.
   - По крайней мере, найти я его попытался... Что ж, мне не впервой нарушать обещания... - усмехнулся он на прощанье и ушел.
  
   Я уже ложился спать, когда заметил на прикроватном столике сверток. Осторожно вытащил лежащее под ним письмо, развернув конверт, прочитал: "Повелителю на добрую память. Рок". Хм. Как он умудрился проникнуть ко мне в спальню? Я распечатал сверток - там обнаружилась фляга - открутил крышку и понюхал жидкость. Не веря своему обонянию, осторожно попробовал ее. Усталость тут же сняло рукой, голова закружилась от легкого опьянения. Но откуда он знал, он не мог... Этот секрет тщательно охраняется, и только члены правящей семьи, Главный целитель и еще несколько эльфов знают об этом. Человеческая кровь, отданная добровольно... уникальное средство, способное вернуть к жизни умирающего эльфа, почти шагнувшего за черту.
   - Тиррелинир! Ты должен срочно найти Рока и вернуть его. И если с его головы упадет хоть один волос...!
   Этого не может быть! Я знал только одного человека, который непостижимым образом стал обладателем секретного знания. Человека, который спас мне жизнь. Я не знаю, кто он, как он выглядит. Но хорошо помню его ауру - поразительно яркую, такой я никогда не видел. Ничего общего с аурой Рока, мутной, невзрачной, отмеченной четырьмя клеймами, но за три года аура могла и измениться... Скорей всего это не он, но Рок может знать, где тот человек - вполне возможно, что они узнали о свойствах крови из одного источника и могут знать друг друга. А значит, надо срочно вернуть его. Точно не он, уж что-что, а голос моего спасителя я хорошо помню: совсем не похож на тусклый, немного хриплый голос Рока. Да и потом, он бы меня узнал, он-то меня видел. Неприятный холодок заставил меня поежиться: даже Мыши, пришедшие по моему зову, узнали меня только по ауре, а я ведь тогда уже почти пришел в норму.
   Поиски так ни к чему и не привели, а ведь, казалось бы, все предусмотрел: вместе с лечебным заклинанием поставил маячок. Его даже обнаружить было невозможно, не говоря уж о том, чтобы убрать. Но не прошло и дня, как сигнал пропал, мое состояние не позволило мне сразу отследить, куда ушел человек, а потом я потерял с ним связь.
   Да, связанные ритуалом кровного родства найдут друг друга даже в большом городе, вся беда в том, что закончить ритуал я не успел. Незакрытые ритуалы никогда не проходят бесследно. Мой спаситель вряд ли вообще что-то заметил, а вот мне теперь частенько снятся кошмары: каждый раз я вижу разных людей, но точно знаю, что это и есть назвавшийся Иллирэном, и каждый раз я знаю, что ему очень плохо, но ничем не могу помочь. Избавиться от этих видений несложно - надо лишь провести обратный ритуал, устанавливающий параллельную связь.
   И вот судьба свела меня с человеком, который может знать моего спасителя, а я его так просто отпустил. А если это все-таки он? А я даже не догадался проверить его с помощью амулета, специально для этого созданного. В конце концов, мог бы и память его дочитать, пришлось бы немного потерпеть, зато сейчас бы не мучился бы. Хранитель знаний сказал, что рано или поздно я встречусь с этим человеком - незакрытые заклинания стремятся к завершению, а потому наши пути неизменно пересекутся. Я не очень верю в это, предпочитая поиски пассивному ожиданию. Но все известные магии заклинания не сработали - данных было слишком мало, а поиск по ауре ни к чему не привел, как будто человека больше не было в мире живых. Но я бы почувствовал его смерть. Наверное.
   Магия крови - очень опасная штука, пользоваться ей надо крайне осторожно. Это самый сильный вид магии, в некоторой степени доступный даже не обладающему Даром, и оттого еще более опасный. Неправильно проведенные ритуалы могут привести к самым непредсказуемым последствиям, даже изменить судьбу. Перестроить ее так, чтобы ошибка была исправлена, чтобы заклинание было обязательно завершено.
   Не знаю, чего я больше хотел в этот момент: наконец-то, найти своего спасителя или убедиться, что Рок никак с ним несвязан. Да, я никогда не верил, что сорванный ритуал способен вызвать такой резонанс. Но чем дольше я ждал, тем больше боялся, что невольно искорежил жизнь самого дорогого мне человека - у меня слишком сильный Дар, чтобы тот ритуал мог сильно изменить мою жизнь, а человек, по природе своей, слабое существо... И тем больше надеялся на то, что Рок и тот веселый парень из леса - разные люди.
   Я нервно мерил шагами двор, Тиррелинир должен уже был вернуться: найти человека с моим амулетом - проще простого. Едва слышный хлопок вырвал меня из раздумий, открывшийся телепорт выпустил Тиррела, а за ним и его воинов, бережно несущих кого-то.
   - Повелитель, - Тиррелинир преклонил колено, дотронувшись рукой до земли. - Когда мы его нашли, он был уже в горах. Он упал с обрыва вместе с лошадью. Простите...
   Я, уже не слушая его, подбежал к телу, лежащему на земле. Рок еще дышал, но жизнь утекала с каждым выдохом.
   - В лазарет его. Быстро!!! - Через мгновение я уже стучался в двери дома Главного целителя.
   Глава 5.
      Меня окружала такая плотная темнота, что было трудно дышать. Дернулся в надежде вырваться из ее липких объятий, и все тело тут же пронзило болью - предупреждение, чтобы я даже и не пытался освободиться. Постарался расслабиться; боль утихла, но так и осталась тлеть, напоминая, что любое неосторожное движение повлечет за собой наказание.
      - Здесь кто-нибудь есть? - позвал я, когда мне наскучило лежать в неизвестности...
      - Есть. Есть... есть... - эхо причудливо раздробило мои слова. Я лежал в какой-то пещере, и если сильно прислушаться, то можно было услышать, как где-то капала вода. Впрочем, это могло быть и игрой воображения - в этом странном месте ни о чем нельзя говорить с уверенностью.
      - Зато теперь я знаю, как чувствовал себя эльф... - звук собственного голоса успокаивал.
      - Эльф? Эльф... эльф... - изумилось эхо.
      - Эльф из моих кошмаров... Я хотя бы могу говорить...
      - Говорить? Говорить...
      - Да, говори.
      - Говори... говори... - ну раз ты просишь, эхо, я расскажу. Ты будешь первым, кто об этом услышит.
      - Когда каждое движение отзывается болью, а вокруг никого, ты ничего не видишь, ты не знаешь, где ты и кто ты...
      - Кто ты? Кто ты...
      - У меня было много имен... Тогда меня звали Иллирэн...
      - Иллирэн. Рэн... Рэн...
      - Он, наверно, хотел, чтоб его оставили в покое, дали умереть... а мне было страшно.
      - Страшно... - согласно протянуло эхо.
      - Страшно, что он умрет, и я все время ругал его и эльфов. Только чтоб услышать недовольное сопение и убедиться, что он все еще жив, - эхо настороженно молчало, - а он, наверное, больше всего хотел, чтоб я замолк.
      - Он больше всего этого боялся... - раздался рядом со мной голос, спугнувший притаившееся эхо, которое тут же со звоном разнесло: "Боялся, боялся..."
      - Вилли? - темнота перестала давить и, укутав, мягко утянула в небытие.
     
     
      - Рок! Рок... - кто-то настойчиво звал меня из темноты.
      Нет, я не хочу возвращаться в ту жизнь, где меня звали Роком, у меня было много других, они были ничем не хуже. Я полетел в другую сторону, пытаясь самостоятельно найти выход из пещеры.
      - Рок! Рок! Возвращайся, - в голосе послышались недовольные нотки, и меня мягко, но настойчиво потянуло назад.
      Мысленное усилие, и я вырвался; не разбирая пути, полетел прочь от места, где расставил свои сети коварный голос, желавший вновь вернуть меня хозяину. Я больше ему не принадлежу...
      - Не сопротивляйся, иначе мне придется сделать тебе больно!
      Я рассмеялся. Я уже научился не обращать внимания на боль, мое тело осталось где-то далеко отсюда... И теперь я был абсолютно свободен, если можно считать свободой полет в темноте. Неожиданно я стал падать... Изо всех сил пытался преодолеть притяжение, но падение становилось все более стремительным.
   - Не надо!!! Я не хочу! Нет... - я ударился о пол, рассыпавшись на тысячи частиц. - Мне больно, - хотя не так уж и больно, скорее обидно.
      - Я тебя предупреждал. А теперь держись, сейчас тебе будет действительно больно.
      Вспыхнул свет, я увидел чье-то встревоженное лицо, смутно знакомое, но перед глазами все плыло, и я так и не смог вспомнить кто это. Он что-то прошептал, и я почувствовал, как частицы вновь собираются в одно целое. От боли я закричал...
      - Потерпи, скоро все закончится, - мне на лоб опустилась холодная рука. Боль исчезла так же неожиданно, как и появилась. Я осторожно попробовал пошевелиться, но не почувствовал своего тела. - Тихо, не волнуйся, сейчас тебе лучше не двигаться.
      Я скосил глаза, чтобы убедиться, что у меня еще есть, чем двигать, потом посмотрел на обладателя голоса. Передо мной стоял эльф и улыбался мне.
      - Мастер Дайанир? - я застонал от мысли о том, что снова оказался при эльфийском дворе.
      - Зови меня Дайанир, не бойся, теперь тебя никто не обидит. Даже Повелитель, я прослежу за этим.
      - Зачем Вы вернули меня? Там было хорошо...
      Эльф нахмурился.
      - Не говори так. Боюсь, второй раз мне тебя не вытащить оттуда, так что лучше забудь и никогда не пытайся повторить.
      - Повторить что?
      - Отделять сознание от тела. Это небезопасно, особенно для тебя, связь слишком тонка сейчас.
      - Жаль... - вспомнил про Вилли, - Там был еще кто-то кроме меня. Что с ним стало? Он умер или просто не сумел вернуться в тело? Или мне показалось?
      - Кто там был?
      - Неважно...
      - Я посмотрю, как ты заговоришь, когда твой неприкаянный дух посадят в стеклянный шар, - мрачно усмехнулся эльф. - Ты его знаешь? Если это был маг, решивший завести себе ручного духа, то я тебе не завидую.
      Я давно уже себе не завидую, но становиться вечным рабом мне не хотелось.
      - Это был эльф, я звал его Вилли, настоящего имени его я не знаю. Просто вспомнил там про него, он и пришел...
      - Он твой друг или... ? - Дайанир выжидающе уставился на меня.
      - Скорее нет... Не знаю, может, он даже ненавидит меня... Только сегодня понял, что у него есть на то причины. Я заставил его жить, не спросив его, может, он предпочел бы умереть. Не знаю, как потом сложилась его жизнь. Может, он так и остался навсегда слепым...
      - Я тоже не спросил... - хмыкнул эльф. - Ты меня ненавидишь?
      - Нет. - А за что собственно мне ненавидеть эльфа, который единственный относился ко мне без явного пренебрежения и даже заступился за меня перед Повелителем?
      - Надеюсь, что ты все же простишь меня, - эльф виновато опустил глаза. В душу закралось нехорошее предчувствие.
      - Что со мной? - эльф не смотрел на меня. - Я хочу знать!
      Только сейчас я понял, что должен был давно уже умереть - после падения в пропасть от меня и мокрого места не должно было остаться. А если... Нет, я не хочу всю жизнь быть прикованным к кровати. Теперь искалеченная левая рука уже не казалась мне таким уж тяжелым испытанием. А тогда - когда я понял, что больше не смогу держать ею меч... ничего тяжелее вилки - мне не хотелось жить.
      - Скажите мне, - молчание эльфа говорило лучше всяких слов, - я не хочу так жить...
      - Рок, все будет хорошо. Отдыхай, тебе нельзя нервничать, - целитель направился к выходу. - Я все тебе потом расскажу.
      - Нет, не бросайте меня так! Я должен знать... - в этот момент в палату кто-то вошел.
      - Что случилось? - я закрыл глаза. Только не он!
      - Повелитель, Вы были правы. Это он... - О чем это Дайанир? Я ничего не сделал. В чем они опять меня обвиняют?
      - Я буду жаловаться! Сразу говорю, что это не я... И Вам не удастся повесить на меня все нераскрытые преступления за последние десять лет!!! - от отчаяния я нес какую-то чепуху, но это было лучше, чем молча лежать и предаваться унынию.
      - Это мы еще посмотрим, - усмехнулся Повелитель. - Лорд Дайанир, прошу Вас, выйдем, нам надо поговорить.
      Ах так! Дайанир оказывается еще и лорд. "Называй меня просто Дайанир". В доверие втирался! В знак протеста я решил, что больше я этому остроухому ничего не скажу. Прошло уже полчаса, а никто так и не оценил моего возмущения, ибо меня окончательно и бесповоротно бросили в одиночестве. Я уже всерьез подумывал, не начать ли мне декламировать что-нибудь крайне обидное для действующей власти, чтобы стража оборвала мои мучения, но тут вернулся Повелитель. В этот раз без Дайанира.
      - Нам нужно серьезно поговорить... Понимаешь, ты все же упал с большой высоты... - ну, не тяни же кота за хвост, говори уже, - сейчас целитель наложил на тебя обезболивающее заклинание, но его нельзя использовать постоянно. Когда его действие закончится, тебе будет очень больно... Нам пришлось вытащить тебя из бессознательного состояния, ты и так две недели провалялся, не приходя в себя.
      - Скажите сразу, что со мной? Если я когда-нибудь смогу ходить и нормально двигаться, я готов терпеть боль, если нет - лучше добейте меня сейчас, - не выдержал я. Только натолкнувшись на тяжелый взгляд эльфа, я осознал, что Повелитель вообще не должен здесь находиться и уж тем более не стоит что-либо требовать у него. - Пожалуйста...
      - Ближайшие два месяца ты точно пролежишь без движения, а потом, возможно... Сейчас у тебя сломано почти все, что ломать ни в коем случае не рекомендуется. Но надежда есть... - "утешил" меня эльф.
      - Зачем Вы пришли? - хотелось выть во весь голос, - рассказать о моем состоянии мог бы и Дайанир.
      Повелитель изумленно поднял бровь. Ах да, надо было сказать лорд Дайанир.
      - Ты прав, я хочу тебе кое-что предложить. Есть один ритуал, если все пройдет так, как я думаю, ты уже через неделю сможешь встать с кровати, - и тут же добавил, - мне нужно твое согласие.
      - А что взамен? Что Вы хотите получить от меня?
      - Ничего... - Простите, Повелитель, не верю я в благотворительность. Я подавил первое желание согласиться на все, лишь бы не лежать трупом.
      - Что это за ритуал?
      - Какая тебе разница? Ты ничем не рискуешь. Хуже тебе не будет, в крайнем случае, ритуал не поможет.
      - Почему Вы хотите мне помочь?
      - У меня есть на то свои причины.
      - Допустим, я соглашусь, что будет потом?
      - Вот потом и будем решать. - Что-то Вы явно не договариваете. Вот так соглашусь, а потом стану снова рабом... Но...
      - Хорошо, я согласен, - почти прошептал я, коря себя за малодушие... Все же мне слишком хочется жить, не смотря ни на что. Причем жить, а не существовать, не лежать как овощ.
      - Я рад, что ты не стал делать глупостей. Придется снять с тебя обезболивание - посторонняя магия будет только мешать. Лорд Дайанир!
      Вернувшийся Дайанир с решительным видом двинул ко мне, на ходу закатывая рукава. Вот теперь мне стало страшно.
      - Может не надо? - Меня потянули вверх и усадили в кровати, подложив под спину подушки. Теперь я мог видеть их обоих.
      - Придется потерпеть, малыш, будет больно.
      - Я не малыш! Мне уже двадцать лет, чтоб Вы знали, - вскинулся я.
      - Сколько?! - Повелитель замер, на секунду задумался, что-то подсчитывая. - А три года назад... ты был еще меньше, совсем еще ребенок...
      - Повелитель, это же гениальное открытие! Надо же, три года назад я был еще меньше! - странное поведение Повелителя потихоньку начинало меня нервировать.
      - Прости, я думал, что ты старше лет на пять.
      - Что, так плохо выгляжу? - эльф как-то странно посмотрел на меня, мне тут же захотелось убедиться, что лицо у меня на месте. К сожалению, я по-прежнему не мог даже пошевелиться.
      - Да нет, что ты. Просто замечательно. - Слишком поспешно заверил меня эльф. Я обвел глазами комнату, но так и не заметил ни одного зеркала. Ладно, пока поверю на слово. - Лорд Дайанир, приступайте.
      - Не надо! - не знаю, хотел ли я, чтобы это все быстрее закончилось, или боялся того, что за этим последует. Но при виде решительно настроенного целителя я запаниковал. - Я буду кричать. Помогите! - на шум тут же сбежались стражники. Я принял самый невинный вид, но боюсь, что покрасневшие щеки выдали меня с головой. Похоже, стража не поверила, что тут сейчас будут мучить ребенка. Ну ладно, не больно-то и хотелось. - Отбой, ребята. Учебная тревога.
      Они вышли, напоследок одарив меня очень странными взглядами. Как только встану, первым делом найду зеркало. Может, у меня теперь шрамы через все лицо? Дайанир провел надо мной ладонью, снимая заклинание. Из глаз брызнули слезы; я задержал дыхание, пережидая приступ боли, но он не проходил.
      - Дыши, а то упадешь в обморок! - Прямо мне в ухо сказал Дайанир. Он сел рядом со мной и придерживал за плечи, не давая упасть. - Смотри на Повелителя!
      Я через силу поднял глаза. Повелитель, не отрываясь, смотрел на меня. И тут он начал петь. Я как загипнотизированный не мог отвести от него глаз, боль постепенно отходила на задний план, а сознание умиротворенно качалось на волнах древней мелодии. Повелитель медленно подошел ко мне и надел мне на голову какой-то обруч. Тот на мгновение сжался, а потом... так хорошо мне уже давно не было. Все тревоги ушли, оставив светлую радость, я буквально млел от восторга, сердце забилось чуть быстрее и чуть свободней, отпуская боль, которую я бережно хранил там уже больше года.
      - Получилось. - Повелитель давно уже закончил ритуал и теперь, глядя на меня, улыбался. Я осторожно, боясь спугнуть чудо и разрушить надежду, пошевелил пальцами, потом поднял руку. Все еще не веря, хотел встать с кровати, но Дайанир удержал меня.
      - Не все сразу, айши. Вставать можно будет только через неделю.
      - Как Вы меня назвали? - Дайанир покосился на Повелителя.
      - Э... неважно, потом как-нибудь расскажу. Отдыхай пока. - И ушел, оставив меня наедине с Повелителем. Наверное, лучше с самого начала выяснить, куда я в этот раз вляпался, соглашаясь на столь быстрое излечение. Что бы то ни было, оно того стоило: боль исчезла и ко мне вернулась способность двигаться.
      - И в чем подвох?
      - Подвох? - не очень искренне удивился Повелитель.
      - Ну, не знаю, не могли же Вы просто так меня вылечить, зачем-то это Вам надо было...
      - А если я скажу, что помог тебе просто так, ты не поверишь? - а он сам бы поверил в подобное?
      - Нет. Так не бывает. Почему Дайанир меня так странно назвал, кем я теперь стал? Теперь моя душа принадлежит Вам? - глупо, конечно, звучит, просто вспомнился маг, которым меня пугал Дайанир. - Я теперь снова Ваш раб, да?
      - Что я тебе демон какой-то за душами охотиться? Нет, не раб. Я же тебя отпустил, зачем мне возвращать тебя назад?
      - Вот именно, зачем Вы вернули меня назад? - я проигнорировал попытки Повелителя уйти от ответа.
      - Хорошо, я расскажу тебе одну историю, только не перебивай... Три года назад один знакомый мне эльф пересек границу в районе графства Илодар, - я вздрогнул, услышав такое родное имя, - на него там напали и, жестоко поиздевавшись, бросили умирать. Он бы умер, но мимо проходил человек, подобрал его и вылечил. Причем не пожалел для него своей крови, - Повелитель, не отрываясь, следил за моей реакцией. Я же слушал его, задержав дыхание. - Иначе эльфа было уже не спасти. Человек нянчился с эльфом как с ребенком, кормил его с ложечки, поил, купал, только что сказочку на ночь не читал. Надо тебе сказать, что тот эльф был абсолютно беспомощным: не мог даже пошевелиться, потому что на нем живого места не было, не мог говорить, потому что ему выбили почти все зубы, не мог видеть... А еще он был весьма страшным - сплошная ссадина вместо лица и отрезанные уши. А еще у него все отобрали. Включая амулет - семейная реликвия, кстати - и меч. Но человек каким-то чудом нашел их. Как в сказке, правда? В жизни так не бывает, - я задумчиво кивнул, - а потом он отнес эльфа к самой границе, чтоб тот мог позвать своих друзей. По дороге эльфу стало хуже - ты будешь смеяться, у него резались зубы - и человек снова поил эльфа своей кровью, а потом еще и помог провести ритуал. Зрение-то у эльфа еще не восстановилось. Эльф не знал, почему человек помогает ему, тот не очень хорошо относился к эльфам. Эльф не успел спросить его: "Почему?" Вот ты как думаешь? Зачем человеку помогать эльфу?
      - Не знаю, - прошептал я. Кем приходился Вилли Повелителю, если он столько знает о том, что произошло тем летом?
      - А потом пришли друзья эльфа и забрали его. Эльф так и не увидел своего спасителя, но запомнил его ауру - удивительно яркую. Больше он того человека не видел.
      - Что стало потом с этим эльфом? - меня уже колотило. Слышать все это было очень тяжело. Слишком много воспоминаний. Я мог бы продолжить историю и рассказать, что было потом с человеком. Что стало с эльфом, я не знал.
      - У эльфа потом все было хорошо, - хотя бы для одного из героев эта сказочка была со счастливым концом.
      - А зрение к нему вернулось? - тогда это меня волновало больше всего.
      - Да, человек не только спас ему жизнь. Если бы не кровь, отданная добровольно, если бы не профессионально сделанные перевязки и правильное лечение, эльф навсегда остался бы слепым уродом. Неправильно сросшиеся кости можно было бы раздробить и заново срастить, но лицо так и осталось бы обезображенным, уши обрезанными, а глаза незрячими.
      - Откуда Вы знаете эту историю? - в душу стало закрадываться нехорошее подозрение. - Он сам Вам рассказал?
      - Да, - Повелитель просто поддерживает игру или... Он ведь точно знает, что тем человеком был я.
      - Он Вам забыл рассказать о самом главном, - глупо, конечно, обижаться сейчас на эльфа, но так история была бы неполной.
      - О чем же?
      - А Вы спросите у него... - криво усмехнулся я. - Это же Вы рассказываете историю, не я.
      Повелитель замолчал, встал, нервно прошелся по комнате, потом снова сел в кресло напротив и продолжил, уже не глядя на меня.
      - Ты прав, я не все рассказал. Меч эльфа все время нес человек, а меч этот обладает рядом интересных свойств, поэтому, пока он был у человека, эльф мог чувствовать настроение человека. Изредка читать самые яркие мысли. Ощущать ненависть. Человек всерьез хотел бросить эльфа, даже убить. Но все равно упорно нес. Когда они добрались до границы, эльф улавливал только расчетливое спокойствие, - Повелитель посмотрел на меня. Я отрицательно покачал головой. Нет, это несомненно интересная деталь, но не самое главное. Хотя, если бы я тогда знал, выбросил бы эту коварную железяку.
      - Хорошо... уходя, друзья эльфа забрали все вещи. Человек в тот момент куда-то отошел. Трое из них остались, чтобы встретить человека и проводить его к эльфу. Тот хотел отблагодарить своего спасителя.
      - А что потом стало с человеком? - я невольно закусил губу. Повелитель так и не приблизился к тому, чего я ждал. Хотя, если это правда, меня немного утешает, что никто меня не собирался тогда убивать. Но было горько осознавать, что он так и не понял, что тогда просто растоптал меня. А может и понял, но не стал об этом говорить. Для того, чтобы признать свою ошибку, надо быть очень смелым.
      - Не знаю. Человека они так и не дождались, он ушел, все бросив. Потом эльф пытался найти человека, но лекаря с таким именем никто не знал. - Надо же. Он искал меня. Зачем? Мне казалось, я прекрасно дал ему понять, что мне от него ничего не нужно.
      - Странно, - вздохнул я. Действительно странный конец для сказочки. Немного не сходится. Все верно, только с одной маленькой поправочкой. Не человек все бросил, а его бросили, забрав все, что было.
      - Я так и не рассказал самого главного, - Повелитель пристально смотрел на меня, будто пытаясь что-то прочитать на моем лице. - Человек просил эльфа предупредить заранее о приходе его друзей, и эльф пообещал. Но эльф испугался, что человек хочет организовать ловушку, используя его как приманку. И поэтому он обманул человека...
      Повелитель запнулся.
      - Прости меня, Иллирэн, - он встал на колени, - я не сдержал слово... Ты меня спас, а я тебе не доверял и... Прости, что я сразу не узнал тебя. И я не должен был...
      - Уйди, - я еле удержался, чтоб не расхохотаться ему в лицо. Кто бы мог подумать! Покалеченный Вилли оказался Повелителем. Да уж, не походил этот холодный эльф с неизменно презрительным выражением лица ни на радостно улыбающегося эльфа с ёжиком только что отросших волос и повязкой на глазах - каким я и запомнил Вилла - ни тем более на растерзанную тушку, висящую на дереве. Он и подавно не узнал меня.
      Не успела за ним закрыться дверь, как я уже просто стонал от хохота. Организовать ловушку для вооруженного отряда Летучих Мышей. В одиночку! Крепко ж его по голове тогда ударили. Я представил себе его реакцию, когда я на все лады костерил Повелителя, а он даже не мог мне ответить. А что он в моих мыслях мог прочитать - даже страшно подумать. От смеха у меня уже текли слезы, но я все никак не мог остановиться.
      Эх... Если бы я не стал дарить столь экстравагантный прощальный подарок, кто знает, может быть, не упал бы в эту дурацкую пропасть, а Повелитель бы никогда и не узнал меня. Закружившаяся от высоты или от потери крови голова, не вовремя споткнувшаяся лошадь, и я уже лечу с обрыва, увлекая за собой еще и несчастное животное. Я бы теперь уже был дома. Дома... Усмешка вновь скользнула по моим губам: гордый эльфийский Повелитель встал на колени перед клейменым рабом...
  
   Глава 6
   - Как Вы себя чувствуете? - Дайанир по-прежнему остался моим целителем. Только теперь меня уже величали на Вы.
   - Мне теперь следует называть Вас лордом Дайаниром?
   - Зачем же... - усмехнулся эльф. - Может, без титулов и на "ты"?
   - Эээ... а могу я узнать, почему мне оказана такая честь? - увидев, как он скривился, я поспешил добавить. - Я не против, конечно, просто это немного неожиданно.
   - А мы вроде как коллеги.
   - Коллеги? Я не...
   - Повелитель, может, и не понимает этого, но то, что ты для него сделал... Будь я там на твоем месте, я бы не дал ему умереть, но, боюсь, что зрение уже никогда бы не восстановилось. Мне бы просто не хватило сил. А ты один справился там, где нужны были усилия целой команды целителей. Поэтому это для меня большая честь быть знакомым с тобой, - Дайанир поклонился. - Могу я узнать, у кого ты учился?
   - Вы... Ты мне льстишь. Дед у меня лекарь, он и научил оказывать первую помощь.
   - Не хочешь - не говори, - Дайанир явно не поверил. - Ты лучше скажи, как теперь звать тебя.
   - Рэн. А как все-таки зовут Повелителя? - полное имя знал, наверное, только он сам, а я слышал как минимум три разных варианта.
   - Ильгизар-Виллиниэль айит Кхалед и еще с десяток трудно произносимых имен.
   - Это что получается, я угадал? - при таком раскладе могу и гадалкой подрабатывать... До сих пор весьма успешно справлялся... До тех пор, пока не услышал ответ Дайанира.
   - Нет. При всем уважении ничего более глупого ты просто сделать не мог. Назвать эльфа не его именем - нанести тяжкое оскорбление. Даже будучи вынужденным сохранять инкогнито, эльф предпочтет псевдониму одно из своих имен, в крайнем случае, назовется сокращенным. - Да, этого я как-то не учел... - Но Повелитель принял имя данное тобой, даже взял его в качестве второго имени. Так что можешь начинать гордиться.
   - Начинаю. Можно подумать, мало ему своих имен.
   - Ну, это ж не просто так. Ты присутствовал при его втором рождении, точнее без тебя оно бы не состоялось. Так что теперь официально у него два дня рождения.
   - Неплохо устроился, - я могу уже три, даже четыре дня рождения отмечать.
   - Да, я вот что еще хотел спросить... - Дайанир смерил меня оценивающим взглядом. - А откуда ты знаешь про свойства человеческой крови?
   - Книжки в детстве читал.
   - Книжки говоришь... А ты в курсе, что об этом знают только Повелитель, его наследник, я, как Главный целитель, и еще несколько эльфов - ректор Академии Искусств, Хранитель Знаний и Начальник службы безопасности?
   - Дайанир! Ты Главный целитель?! И ты молчал! - нет, ну ничего себе!
   - Рэн, ты тоже мне про свое детство не рассказываешь. Я тоже не знаю, кем ты был до... - он осекся. - Так, ты мне зубы не заговаривай, откуда ты знаешь государственную тайну? - какая еще государственная тайна, если об этом в книге написано?
   - Я так понимаю, я слишком много знаю, и меня проще устранить в целях безопасности? - я трагично закатил глаза.
   - Рэн, не говори глупости!
   - Да, я серьезно в книге прочитал. У деда много книг интересных было, - что-то у меня складывается впечатление, что я далеко не все знаю о своем деде.
   - И кто у нас дед?
   - Да лекарь обычный, - ну, не совсем обычный, конечно, мастер как-никак. - Дайанир, а когда я могу отсюда уйти?
   - Тебе здесь плохо?
   - Ты понимаешь, о чем я. Не могу ж я целую вечность просидеть в палате.
   - Между прочим, то, что ты назвал "палатой", это покои для важных гостей, - да, палата у меня знатная, но суть от этого не меняется. - Через неделю я тебя сам выгоню, а пока придется побыть здесь. Тебя что-то не устраивает?
   - Здесь нет зеркала. Дайанир, не делай вид, что ты не причем. Ты бы видел, как смотрел на меня слуга, который принес поесть. Что у меня с лицом?
   - Ничего. Просто некоторые эльфы недолюбливают людей... Я сделаю ему выговор.
   Я сделал вид, что поверил, решив сразу после его ухода отправиться искать зеркало. Ну и что, что мне запретили вставать! Чувствую я себя отлично, и небольшая прогулка мне не повредит.
   - Да, с тобой хотел поговорить Повелитель, примешь его?
   Нет, его я точно видеть не хочу, у меня при его виде в глазах двоиться: в одном глазу Вилли, а в другом Повелитель.
   - Запретить ему прийти я, конечно, не могу. Но если кого-то интересует мое мнение, видеть его я не хочу. По крайней мере, не сегодня.
   - Не знаю, что у вас там произошло вчера, и почему вы поссорились. Но он ведь тоже спас тебя. Ты потерял слишком много крови. Пришлось делать переливание, донором был Повелитель и ... ты знаешь слово "донор"? Ты определенно учился у кого-то из профессиональных целителей.
   - Дайанир, хватит подозревать меня непонятно в чем! - а то если бы я не знал, по контексту бы не догадался.
   - Хорошо-хорошо, в общем, если бы Повелитель не поделился с тобой кровью, ты бы не выжил, увы, даже эльфийские целители не всесильны. В общем, Рок... прости, Рэн, не сердись на Повелителя.
   - Я подумаю, - просто еще не решил, как себя вести с Повелителем. Почти полгода он был моим хозяином, потом выясняется, что я его спас, потом он меня тоже спас. И вообще если мы обменялись кровью, то... - Что за ритуал провел Повелитель? Ведь он не лечебный, так? Это был скорее побочный эффект, я прав?
   - Если тебе Повелитель не сказал, то и я не буду. Спроси у него.
   - И спрошу.
   Дайанир кивнул и ушел по своим делам. Отлично, теперь никто мне не мешает провести разведку боем. Я так и не определился пока еще со своим статусом при эльфийском дворе. Хотя одно то, что я сейчас в "комнате для важных гостей" свидетельствует о том, что все не так плохо, как могло бы быть. Последнее время со мной не особо-то церемонились. Я передернул плечами, отгоняя неприятные воспоминания. Буду жить сегодняшним днем. А на сегодняшний день мы имеем странное поведение Повелителя и Главного целителя, косые взгляды слуг и запрет вставать с кровати. Осторожно сев, спустил ноги, хоть бы тапочки оставили что ли! Может, в шкафу найдется какая-нибудь обувка? Только надо еще до него добраться. Медленно встал. У меня даже голова не закружилась! Увижу Дайанира - выскажу все, что о нем думаю. Зачем держать меня в кровати, если я абсолютно здоров? В шкафу обнаружил парадный костюм с тысячей крючков и застежек (самому такой ни в жизни не надеть) и высокие сапоги. Так... в самый раз! Наверное, выгляжу теперь как чучело: в пижамных штанах, заправленных в сапоги, и в пижамной же рубахе. Ничего, найду зеркало - там и посмотрю.
   На цыпочках подошел к двери и прислушался - так и есть, за дверью стояли стражники. Все-таки меня охраняют, интересно, а какой у них приказ? Всех впускать, никого не выпускать? Ладно, главное "сделать морду кирпичом" и спокойно выйти, надеясь, что они не получали приказа стрелять на поражение, если что. Сделал глубокий вдох, так, а теперь, господа, мой выход! Дернув ручку, открыл дверь и стремительно вышел из комнаты, проскочив мимо стражников. Кажется, они хотели что-то сказать, но я опередил их. Небрежно обернулся к ним и равнодушно бросил:
   - Ах, вот вы где? - стражники явно удивились, - проследите, чтобы во время моего отсутствия в мою комнату никто не заходил.
   - Но, Лорд...- Я остановился, повернулся к нему уже всем корпусом и смерил не в меру говорливого стражника уничтожающим взглядом.
   - Мне нужно дважды повторять свой приказ? - не дав ему сказать ни слова, резко повернулся и зашагал по коридору, спиной ощущая их недоуменные взгляды. Интересно, а с каких это пор меня стали именовать лордом? Вряд ли хоть кто-нибудь здесь знает о моем благородном происхождении. И куда я в очередной раз вляпался? Пару раз я натолкнулся в коридоре на эльфов, но они будто бы и не заметили меня. Похоже, Дайанир уже сделал внушение слугам по поводу косых взглядов в мою сторону. Я резко затормозил, чуть не проскочив нужный мне коридор, и свернул направо - если Вы находитесь во дворце и Вам срочно понадобилось зеркало, смело идите в зеркальную галерею. Немного задержался у дверей, собираясь с духом, но физиономия моя вряд ли изменится от того, раньше или позже я себя увижу, поэтому толкнул дверь и вошел в залу. Одна стена была зеркальной практически от пола до потолка, другая - почти полностью застеклена, таким образом галерея была похожа на длинный балкон, но за счет зеркал создавался эффект крытого перехода из одного здания в другое. Здесь, должно быть, очень красиво во время заката, когда и справа, и слева от прогуливающегося заходило по солнцу.
   Сейчас шторы были задернуты, и царивший в комнате полумрак не позволил мне сразу же разглядеть себя. Я отдернул портьеру и медленно обернулся к зеркалам. Крик застрял в горле. Дернул шнурок, стягивающий нетуго заплетенную косу, позволив волосам рассыпаться по плечам. Мама! Мои некогда каштановые волосы теперь были весьма причудливого окраса - пряди цвета кофе перемежались с прядями цвета топленого молока. Перестав рвать на себе волосы, перешел к "осмотру" лица. Вопреки опасениям никаких шрамов не было. Но что-то неуловимо изменилось - это был я, и в то же время не я... Немного изменился разрез глаз, чуть заострились скулы, хотя нос вроде остался таким же... Оттянул нижнее веко, отпустил. После такой не хитрой операции разрез глаз не изменился, ровно как и цвет волос, после того как я чуть не выдрал у себя клок. Нервно заправил за уши волосы, лезшие в лицо и мешавшие мне понять, что со мной не так. Крик все-таки пробился наружу. Ужас! Что со мной сделали! За что? Ощупал свои уши. Так и есть, мне не померещилось. Теперь я являюсь обладателем просто роскошных, длинных острых эльфийских ушей!!! Убью! Я закрыл глаза, сосчитал до десяти и осторожно открыл один. Напротив, меня стоял эльф, зажмуривший левый глаз. Так... Повелитель хотел со мной поговорить? Сейчас я с ним поговорю.
   - Иллирэн, почему ты встал, тебе нельзя... - Что мне нельзя!?! Повелитель осекся, столкнувшись со мной взглядом. - Стражники сказали, что ты ушел...
   Ах, эти остроухие мерзавцы заложили меня, стоило мне только скрыться за поворотом? Я им устрою! Ну, а пока...
   - Что это такое?! - я поднял несколько прядей волос и позволил им медленно вернуться на место. - Я тебя спрашиваю, что ты со мной сделал?! Сейчас же верни, все как было.
   - Иллирэн, успокойся. Боюсь, это невозможно...
   - Боишься? Это ты правильно боишься! - Я медленно наступал на Повелителя, бесцеремонная тыкая его в плечо указательным пальцем. - Я теперь по твоей милости до конца своих дней буду остроухим чучелом?
   - Ну, почему чучелом? - Повелитель медленно отступал, - по-моему, очень симпатичный эльф.
   - Я не эльф!!! Я ненавижу эльфов!
   - Иллирэн, я не хотел...
   - Ты знал! Это все твой идиотский ритуал! Ведь так? Почему молчишь? Ты должен был сразу мне рассказать о последствиях! - Повелитель в последний момент перехватил мою руку, я, недолго думая, врезал ему левой, но не успел. Теперь эльф держал меня за обе руки, - Отпусти меня немедленно! Не смей мешать мне вымещать праведный гнев!
   Обернулся, услышав звон бьющихся зеркал, да так и замер, зачаровано глядя на стеклянные брызги, неестественно медленно оседающие на пол. Некоторые из них долетали до нас, но тут же отскакивали от невидимой стены. Злость постепенно уходила, и с последним треснувшим зеркалом я, наконец, пришел в себя. Медленно перевел взгляд на Повелителя - он продолжал крепко держать меня. Слишком крепко. Я невольно вздрогнул: сейчас мою так старательно оберегаемую левую руку будет сводить жуткими судорогами.
   - Отпусти, - сказал я уже почти жалобно. Эльф смотрел на меня расширившимися глазами и руки не выпускал. - Отпусти, я больше не буду драться.
   Повелитель осторожно ослабил захват. Я высвободил обе руки, но боль так и не пришла. Медленно закатал левый рукав - ни одного шрама. Несколько раз резко сжал и разжал кулак. Никакой реакции. От волнения я покрылся холодной испариной. Слишком узкий рукав не хотел задираться выше, тогда я, не обращая уже никакого внимания на эльфа, побежал к единственному уцелевшему зеркалу в конце зала, на ходу стягивая с себя рубашку. Повернулся к треснувшему зеркалу правым плечом. Ни следа, на левом - тоже. Я, все еще не веря, провел рукой по левому плечу - идеально гладкая кожа.
   - Жаль. - Клеймо единственное, что осталось у меня на память о ней. Чьи-то заботливые руки не дали мне упасть.
   Очнулся я уже у себя в комнате. Такое ощущение, что меня били. Долго и нудно.
   - Есть здесь кто живой? - повернуть голову и выяснить это самостоятельно показалось мне слишком напряжным.
   - О, наш спящий красавец проснулся. - Дайанир снова был на страже у моей кровати.
   - Дайанир, еще одно слово о моей внешности...
   - Прости. Как ты?
   - Плохо, - Дайанир дал мне какой-то настой. Интересно, а пресловутая козья ножка на меня теперь тоже действует? - Сюда бы еще Almerakertalira, - вспомнил я мудреное эльфийское название.
   - Да, губа у тебя не дура, где ж я ее тебе возьму?
   - А в чем проблема?
   - Это ж очень редкая трава, найти ее очень сложно, а в теплице или на грядке она, увы, расти не хочет. - Ничего себе! Я знаю, чем займусь, если мне будут срочно нужны деньги: буду косить лужайки в Илодаре и загонять траву эльфам по спекулятивной цене. - Мои запасы ее закончились уже век назад.
   - Век назад? Сколько ж тебе лет? - сложно все время помнить, что парень, выглядящий лет на двадцать пять, на самом деле разменял уже не одну сотню.
   - Так сразу и не припомню, - отшутился Дайанир, - тысячи две уж точно есть.
   Я смеялся до боли в ребрах и, лишь поймав серьезный взгляд эльфа, понял, что он не шутит.
   - Ты что серьезно? О, да ты ж совсем седая древность! С тебя песок еще не сыпется?
   - Никакого почтения к моим преклонным годам, - притворно вздохнул эльф, - Эй, ты чего?
   Эх... Хааким говорил точно также, хоть и был всего на семь лет старше. Вспомнился дом, отец...
   - Ничего, все просто замечательно, - я подтянул колени и, обняв их руками, спрятал лицо. - Зачем Повелитель побил все зеркала в галерее? - спросил, только чтоб не сидеть молча.
   - Рэн, нехорошо сваливать все на других. Сам распсиховался, разбил зеркала. - Я удивленно поднял голову, - понимаешь, твое состояние сейчас нестабильно, произошел неконтролируемый выброс силы.
   - Хочешь сказать, что я теперь колдовать смогу?
   Дайанир отрицательно покачал головой.
   - Нет, колдовать ты не можешь: Дар либо есть, либо его нет. Зато теперь у тебя открылся доступ к собственной жизненной энергии, и любые сильные эмоции провоцируют выброс силы. Поэтому тебе надо контролировать себя. Хорошо хоть вчера ты был под завязку накачан энергией, а то бы тебе грозило истощение, а так ты только упал в обморок. Да, и быстро восстановить твои силы может только Повелитель - его энергия воспринимается как родная. Любую другую ты удержать не сможешь, она просто рассеется. Зато ты теперь идеальный проводник силы.
   - Что?! Вы меня в могилу свести решили?! - Моя рука невольно шарила по столику в поисках чего-нибудь потяжелее.
   - Рэн, успокойся! - Скажите мне, кого и когда в последний раз успокаивал такой призыв? Меня лично от таких слов начинает трясти и колотить! - Ничего страшного, это пройдет, недели через две состояние должно стабилизироваться, и доступ к энергии будет перекрыт.
   - С этого надо было начинать! - я задумчиво повертел в руках стакан и поставил его на место. - Дайанир, будь добр, объясни, почему я выгляжу как чучело. Это из-за ритуала?
   - Нет, это произошло еще раньше. Видишь ли, тебе влили много эльфийской крови, лечили тебя тоже эльфийской магией, поэтому эльфийская кровь оказалась сильнее человеческой, и ты стал изменяться.
   - А ритуал?
   - После переливания возможны были два варианта: или организм отторгает чужеродную кровь, и тогда ты остаешься человеком, или принимает, тогда ты становишься эльфом. Ритуал всего лишь стабилизировал состояние, закрепив изменения. Рэн, поставь стакан на место! Если бы произошло отторжение, ты бы умер.
   Хороший, однако, выбор - умереть человеком или жить эльфом. Сейчас я уже был даже благодарен Повелителю, что он сделал этот выбор за меня. После того, как я почти шагнул за черту, жить хотелось с каждым днем все больше и больше.
  
   Глава 7
    - Иллирэн, слезай оттуда! - я сидел на покатой крыше, повернувшись спиной к заходящему солнцу. Какое мне дело до природных красот, когда дом остался в другой стороне? Сделал вид, что не слышу целителя. Не могу больше сидеть в четырех стенах, боясь лишний раз чихнуть, чтобы не спровоцировать выброс энергии. Мебель в моей спальне уже пришлось дважды заменить. После этого Повелитель наотрез отказался меня подзаряжать. У, жадюга! Я ему это еще припомню. На крыше хоть не так тоскливо... Я поежился - холодный ветер пронизывал меня насквозь.
   - Иллирэн, если ты сейчас же не спустишься, я позову Повелителя, - нашел, чем испугать. Повелитель сам уже меня боится, точнее моих бесконечных вопросов, претензий и неконтролируемых всплесков энергии. Я давно махнул на себя рукой, не пытаясь больше понять, что со мной происходит. Все равно все мои попытки разобраться, что из меня такое сделали, неизменно заканчиваются очередным срывом. Крики стихли - Дайанир устал взывать к моей совести. Если бы ему на самом деле было что-то нужно, просто бы телепортировался на крышу, а так... Конечно, это не поощряется, только Повелителю можно материализоваться где угодно и когда угодно. Остальным позволено пользоваться телепортацией только в случае крайней необходимости. Но на Дайанира эти ограничения вроде не распространяются. Он же целитель. После двадцати минут тишины, я заскучал, а потому вытянул шею посмотреть, что происходит там внизу. Ого! Как в старые добрые времена, я залез куда повыше, а внизу расположились мои старые знакомцы - Летучие Мыши. Не удержался, подполз к краю крыши и, наполовину свесившись с нее, проникновенно мяукнул прямо в ухо стоящему внизу эльфу.
   - Мяу... - эффект превзошел все ожидания. Эльф, не оборачиваясь, стащил меня с крыши и, перебросив через голову, отправил в затяжной полет. Я пропахал полдвора на животе, остановившись прямо перед чьими-то когда-то чищенными сапогами - теперь на них оседала пыль, поднятая мной во время экстренного торможения. Я довершил начатое, еще и обчихав их. Ну, невиноват я, это все пыль. Решив, что хуже уже не будет, я на них по очереди плюнул и вытер рукавом - блестят как новенькие. Все, пижаму можно выбрасывать. Зато, может, выдадут мне нормальную одежду, что я арестант какой-то? Думают, если лишить меня приличного костюма, я постесняюсь пойти гулять в чем есть и буду как пай-мальчик лежать в кровати? Так я им уже не раз доказал обратное.
   - Юноша, может, закончите любоваться моими сапогами и все же встанете? - спросил он почему-то на всеобщем, видать, на эльфа я сейчас не очень то и похож. По-эльфийски я, как выяснилось, не понимаю. И что за язык я такой выучил, не знаю. Псевдоэльфийский, по-другому и не скажешь... Я медленно, словно нехотя встал и попытался как можно независимей подпереть стенку - после полета меня слегка штормило. Передо мной стоял один из Мышей, судя по всему главный в этой компании.
   - Что, уже и позавидовать нельзя? - Сапоги-то у меня отобрали, выдав взамен тапочки, которые остались на крыше любоваться закатом. Я фыркнул, вспомнив, как лез на крышу, держа их чуть ли не в зубах. - А я думал, что летучие мыши кошек не боятся.
     Эльф, запустивший меня полетать, густо покраснел. О, теперь я могу собой гордиться: смутить непрошибаемого бойца легендарного клана - такого в моей биографии еще не было. Хотя после того, как передо мной на коленях извинялся эльфийский Повелитель, меня уже ничем не удивишь.
     Повелитель ради разнообразия на этот раз появился молча, не задав свой коронный вопрос "Что здесь происходит?". Задумчиво, не обращая на меня внимания, посмотрел на крышу, проследил глазами за траекторией моего полета, внимательнейшим образом изучил след от торможения. И только потом уставился на меня тяжелым, немигающим взглядом. Мне захотелось тут же спрятаться за спину мышиного командира, но тот сделал шаг назад и поклонился Повелителю, оставив меня незащищенным. Отлепившись от стены, я неуверенно помахал эльфийскому правителю. Он скептически вздернул бровь и смерил меня недоуменным взглядом. Ну да, выгляжу я слегка непрезентабельно: всклокоченные ветром волосы, серая от пыли пижама (лишь рукав выделяется благородным гуталиново-черным цветом) и босые ноги. Попытался хоть как-то привести одежду в порядок, но вместо этого только поднял столб пыли. Снова расчихался, самым непозволительным образом выпустив спасительную стену из вида, потерял равновесие и упал.
   - Иллирэн, не притворяйся. - Сухой, жесткий голос. Я вот тут сейчас помру от отравления пылью, а он! Я открыл глаза, вокруг меня хороводом кружили стены. Повелитель медленно подошел ко мне. Теперь я понимаю, почему следопыты прикладывают ухо к земле - легкие бесшумные шаги эльфа ударами молота раздавались в моей многострадальной голове. Меня подняли и посадили к стене. Я попытался сфокусировать глаза на Повелителе. Только прежде чем выполнить эту, казалось бы, не сложную задачу, надо было решить, на котором из них остановить свой взгляд - их ведь двое. В лицо плеснули водой. Легче мне от этого не стало, зато рубашка расцветилась живописными потеками. Повелитель - тот, что справа - достал платок и аккуратно вытер мне лицо, безнадежно испортив белое кружево. У того, что слева платка не оказалось, и он исчез, даже не помахав мне рукой напоследок.
   - Иллирен, ты меня слышишь? - обеспокоенно спросил эльф. - Скажи что-нибудь.
   - Мои тапочки на крыше остались.
   Повелитель усмехнулся и сделал знак одному из Мышей. Тот, легко подтянувшись, залез на крышу и сразу же эффектно спрыгнул оттуда. Я невольно позавидовал его ловкости. Остается утешаться лишь тем, что спустили меня с крыши не менее эффектно, правда, гораздо болезненней для моих гордости и бренного тела.
  
   - Повелитель, это тот, кому Вы хотели меня представить, я правильно понимаю? - Мышиный командир обращался к Повелителю, но смотрел при этом на меня.
   - Правильно понимать Вы должны были до того, как сбросить его с крыши.
   Только услышав из его уст певучую, гортанную речь, я, наконец, сообразил, что говорят они не на всеобщем. А... на псевдоэльфийском! Я обрадовался, а то уже почти убедился, что выучил какой-то мертвый язык.
   - Повелитель, я прошу у Вас дозволения принести извинения Его Высочеству. Я надеюсь, айши Лириниэль...
   - Не сейчас, - оборвал его Повелитель.
   Меня будто оглушили, как он меня назвал? Я, наверное, что-то не так понял, выучить язык только по книгам, ни разу не слыша его в живой речи, слишком сложно, я представлял себе его звучание только по транскрипции.
   - Как он меня назвал? - я поздно спохватился, что по идее ничего не должен был понять. А ладно, догадаться, о чем шла речь, не так уж и трудно.
   - О чем ты? - конечно, Повелитель предпочел сделать вид, что беседовали они исключительно о погоде.
   - Вы ведь говорили обо мне. Как он меня назвал?
   - Тебе показалось...
   - Как он меня назвал? - с нажимом произнес я и тут же почувствовал, как зашевелились волосы: верный признак того, что я опять на грани. Во время очередного срыва волосы обычно вставали дыбом, что в купе с разгромленной мебелью только добавляло мне шарма. Ох, чувствую, сейчас полетят головы. Повелитель тоже это понял, поэтому, подхватив мою тушку на руки, телепортировался в пустой зал: здесь было что-то среднее между испытательным полигоном и тренировочным залом для магов. Зря он это сделал - обычно грохот рушимой мебели быстро приводил меня в чувства. Здесь я мог бесноваться сколько душе угодно, точнее пока не упаду полностью обессилевшим. Выдохся я быстро, толком еще не придя в себя после полета.
   - Успокоился?
   Сил отвечать у меня не было. Понимающе хмыкнув, Повелитель взял меня за руки, и я почувствовал, как по венам заструилось тепло.
   - Ладно, - Повелитель тяжело вздохнул, - тебя ведь интересовал тот ритуал? Может, и не самый подходящий момент для таких разговоров... Ты ведь помнишь, что я надел тебе обруч на голову? - Я кивнул. - Это была малая эльфийская корона.
   - Корона?
   - Да, в наших венах теперь течет одна кровь. Ты мне отдал своей, я тебе своей, так что мы с тобой кровные братья, и ты теперь принц.
   - Что за бред... - я недоуменно потряс головой.
   - Нет, Иллирэн, это не бред, когда я надел на тебя венец, родовая магия признала тебя одним из рода Кхалед и потому вылечила тебя.
   - Бред, зачем было меня короновать, чтоб вылечить? - я раздраженно потер виски. Ничего не понимаю. Зачем Повелитель скармливает мне всю эту чушь, неужели он думает, что я могу в это поверить?
   - Ну что ты заладил "бред-бред"? Думаешь, я стал бы шутить такими вещами?! - эльф уже не скрывал своего раздражения.
   - Вот я и говорю, бред.
   - Иллирэн, если бы ты был чистокро... - Повелитель запнулся, - если бы на твоем месте был другой эльф, я бы счел твои слова оскорблением. Я бы никогда не стал трепать имя своего рода, просто чтобы подшутить над тобой.
   А чтобы непросто подшутить надо мной, стал бы?
   - Тогда я тем более не понимаю, зачем было принимать человека в свой род, если для тебя это не пустой звук. И тем более короновать.
   - Ты не просто человек.
   - Значит, ты специально сделал из меня эльфа... - потрясенно выдохнул я. - Чтоб нестыдно было в род принимать?
   Повелитель недовольно нахмурился и покачал головой.
   - Поверь, тебе так будет проще. - А смелости признать человека побратимом у него не хватило?
   - Ты так и не ответил на мой вопрос. Как он меня назвал?
   - Лириниэль, - и предупреждая мой вопрос, эльф тут же добавил, - я тебя так представил.
   - Чем тебя мое имя-то не устроило? - спросил по инерции, очередной всплеск силы вымотал меня, несмотря даже на своевременную подзарядку.
   - Приставка к имени "Иль-" означает "правящий", а потому может быть только у Повелителя, - о да, представить меня моим именем означало бы признать чуть ли не соправителем. Но это ведь мое имя! Или это опять для моего же блага, и мне так будет легче?! - И потом при принятии в род новому родственнику обычно дают иное имя.
   - Почему ты сразу мне не объяснил. Боялся, что я отказался бы?
   - А ты бы поверил? - Я отрицательно покачал головой. А если бы и поверил, вряд ли бы согласился. - Времени доказывать, что я тебя не обманываю и не желаю ничего плохого, попросту не было. А так... я не вижу причин для отказа. Положение эльфийского принца имеет массу преимуществ, максимум прав и привилегий и практически никаких обязанностей, - не заметив моего энтузиазма, Повелитель неуверенно добавил, - и потом ты больше не будешь один, теперь о тебе есть кому позаботиться.
  
   Да как он только может так говорить?! Воспользовался моим беспомощным состоянием... Ведь войти в другой род - почти равносильно отречению от своего. Но обман, он и есть обман, а потому обряд можно считать не действительным, чтобы там Повелитель не говорил на счет магии рода.
   - А ты не подумал, что я до этого не на помойке валялся? - вкрадчиво начал я, - Что у меня есть семья?
   - Семья? - растерялся эльф.
   - Да, представляешь, у людей бывают семьи. И у меня тоже есть семья, где меня любят и ждут!
   - Ну, ты бы мог помочь им, - неуверенно протянул эльф, - У тебя теперь практически неограниченные средства.
   - Что? Ты думаешь, что можешь вот так купить себе брата, да?! Прости, купить себе ты можешь только раба, и в качестве хозяина ты меня гораздо больше устраивал!!! Думаешь, мне от тебя хоть что-то нужно? Мне нужно было только, чтоб ты мне тогда сказал, когда придут твои идиотские друзья, чтобы спокойно уехать на своей лошади домой! - я знал, что потом пожалею о вырвавшихся в запале словах, но остановиться уже не мог, - а ты меня бросил там подыхать. Без вещей, без еды, без лошади, - эльф, стиснув зубы, слушал меня, дергаясь от резких слов как от ударов. - Я тебе расскажу, чем закончилась та сказочка! Человек залез на дерево посмотреть не едут ли эти... друзья, пока он там как последний дурак выглядывал родственничков остроухого, они материализовались прямо на поляне и так же быстро исчезли, забрав эльфа и вещи человека, оставив трех головорезов организовать человеку теплый прием. Знаешь, на том дереве человек впервые толком задумался, что он вообще творит. Но головорезам стало скучно просто сидеть под деревом и ничего не делать, поэтому они ушли. А зря! Через полчаса человек просто свалился с него, разодрав себе почти до кости все плечо, сил нормально слезть у него уже не было. А потом его, раненного, побитого и замерзавшего под каким-то кустом, подобрали Стражи границы. Они устроили тому форменный допрос, обвинив его во всех грехах, а частности в сотрудничестве с эльфийской разведкой. Но потом сдали его на руки любящим родственникам, наказав впредь не оставлять душевнобольного без присмотра. А эльф потом еще долго являлся человеку в кошмарах... Вот и сказочке конец... - пробормотал я вслед исчезнувшему в телепорте эльфу.
   Злость ушла, оставив после себя горькое разочарование. Я медленно направился к двери, и зачем только разбередил старые раны? Ведь уже почти забыл, но прошлое не хотело, так легко отпускать меня. В конце концов, он эльф, что с него возьмешь, у них свои представления о благодарности. После того, как меня однажды предал человек, которого я считал другом, обман эльфа казался пустяком. Стоило ли тогда разоряться тут и портить настроение еще и эльфу? Он ведь хотел как лучше, а то, что он не учел при этом мои желания, так он просто не привык считаться с людишками. Я дернул двери - они оказались запертыми. Сил кричать, чтоб меня выпустили отсюда, не было. Я просто шел вдоль стены. Дойдя до угла, опустился на пол, сидеть здесь все равно больше негде ... Нервные срывы только подрывают здоровье, продлевая больничное заключение. Я свернулся клубочком на полу, повернувшись спиной к двери. Надеюсь, сюда заходят чаще чем раз в неделю, а то найдут тут мой остывающий труп. Остынуть мне не дали, бесцеремонно перетащив в спальню, я уже не маленький, мог бы и своими ножками дойти. Я безучастно позволил себя переодеть, похоже, кроме пижамы для меня другой одежды не предусмотрено. Хотя... давно уже ночь.
   С утра пораньше ко мне заглянул Дайанир, нет бы пожелать мне доброго утра и оставить меня в покое, так он решил сделать мне очередное внушение.
   - Рэн, ну что ты себя так изводишь? Потерпи немного, выздоровеешь и поедешь к себе домой.
   - Да, и как ты себе это представляешь? Вваливается крашенный эльф и говорит: "здравствуй отец, я твой сын, а чтоб ты не сомневался, что я это он, а он это я, я скажу тебе, где я спрятал своего мишку перед отъездом. Как там его нет? Стоило только уехать как мишку уже кто-то прикарманил!"
   - Рэн, хочешь, я поеду с тобой и подтвержу, что ты тот, за кого себя выдаешь.
   - Дайанир, я тебе благодарен за поддержку, но ты даже не знаешь, за кого я себя выдаю, как ты можешь, что-то подтверждать?
   - Ну, ты ж мне расскажешь... - усмехнулся эльф.
   - Ты лучше скажи, что нужно для того, чтобы я снова стал человеком.
   - Рэн, это уже невозможно, максимум, что ты можешь сделать - это подрезать уши и прижечь их, - я вздрогнул, - только это будет выглядеть еще хуже.
   - Ага! Ты признаешь, что эти ваши уши меня уродуют! Что? - эльф уж слишком пристально на меня смотрел.
   - Рэн, с утра у тебя были синие глаза или я ошибаюсь?
   - Синие? Они у меня вообще-то светло карие.
   - Теперь они темно-зеленые.
   - Зеленые?! - Я схватил зеркало, лежавшее на столике. - Дайанир, ты дальтоник! Они голубые...
   Я посмотрел на эльфа.
   - Они серые, - убежденно сказал Дайанир. Я покосился в зеркало и, правда, темно-серые, - О, они потемнели.
   - Дайанир, что это такое? - я уже почти устал удивляться. - Вот у тебя глаза как были зелеными, такими и остаются. А я какая-то ошибка природы.
   - Рэн, честно, я не знаю, никто ведь не собирался делать из тебя эльфа. Это случайно вышло.
   - Ничего себе случайно, Повелитель сказал...
   - Рэн, неважно, что там тебе сказал Повелитель, а что ты сам уже додумал, - бесцеремонно перебил меня Дайанир, - На моей памяти никто никогда не проводил таких экспериментов. Вмешательство в природу разумных существ запрещено у всех рас.
   - Но как же...
   - То, что произошло с тобой, было полной неожиданностью для нас, до этого людям просто никогда не делали переливание эльфийской крови. Прости, но человека, который поделился бы с тобой кровью, мы бы найти не успели.
   Я, получается, изводил претензиями ни в чем неповинного Повелителя.
   - И кто я теперь недоэльф или недочеловек?
   - Рэн, я не знаю. Просто постарайся держать себя в руках. Твое состояние...
   - Да-да, я знаю, нестабильно. А у меня теперь регенерация такая же, как и у эльфов? - должно же мне хоть что-то привалить после "ряда чудесных изменений".
   - Не буду делать поспешных выводов, подождем до первой более-менее серьезной раны. Там и посмотрим, - выяснять ответ на сей волнительный вопрос сразу же перехотелось.
   - Сколько лет я проживу, если не сверну голову раньше времени, ты тоже не знаешь. - Дайанир покачал головой. - Что-то я совсем запутался. А что тогда с ритуалом?
   - А тут все просто. Единственное обязательное условие - добровольный обмен кровью и согласие главы рода. И теперь любой маг подтвердит, что вы кровные родственники.
   Не знаю, насколько мне должно быть легче после обэльфячивания, а вот попробовал бы Повелитель объяснить магической общественности, откуда у него в родственниках затесался чистокровный человек.
   - И когда я успел поделиться с ним кровью? - Я, конечно, нацедил ему пузырек перед отъездом. Но мне казалось, что кровь надо жертвовать во время ритуала и присутствовать при этом должны и принимающий, и принимаемый. Или у эльфов все не так и застарелые запасы тоже сойдут? Как выяснилось, не сойдут, я просто забыл, что у Повелителя и до этого была возможность провести часть ритуала. - Но зачем он сказал, что это было необходимо, чтобы спасти меня, если он еще тогда решил...
   В это верилось с трудом, но как тогда иначе объяснить...
   - Вообще-то Повелитель планировал провести слегка другой ритуал.... Ты бы стал кем-то вроде младшего родственника без привилегий, положенных членам правящей семьи, а пользоваться правом Старшего Повелитель не стал бы. В результате, ты бы получил достаточно долгую по человеческим меркам жизнь, думаю, лет на пятьдесят жизнь бы тебе этот ритуал продлил.
   Вот как... Я почувствовал легкое разочарование. Ну да, все честно, я ему вернул жизнь, он бы подарил мне еще одну, другое дело, что человеческая жизнь короче... Стоп. Каким там правом Повелитель не собирался пользоваться?
   - Что значит, правом Старшего?
   - Рэн, - Дайанир смутился, он явно сболтнул лишнее, но я так просто от него теперь не отстану. - Знаешь, у повелительской крови есть одна не самая приятная особенность....
   Эльф, которому переливают кровь Повелителя, становится кем-то вроде вечно-обязанного, принимается в род в качестве самого младшего и почти бесправного члена семьи. Причем происходит это автоматически - вмешивается родовая магия. Кто зачаровывал кровь таким образом неясно, но он явно был борцом за чистоту крови - приемные родственники не могли ни на что претендовать. Зато Повелитель мог напрямую воздействовать на такого родственничка, используя силу крови.
   - Это что же, он может приказать мне что угодно, и мне придется выполнить, и я просто не смогу ослушаться?!
   Что я ему сделал, что он хотел так со мной поступить, что, в конце концов, он так и поступил со мной?! Да, сейчас он спросил моего согласия, правда, как-то подзабыл объяснить, чем мне это грозит, но тогда он просто воспользовался отсутствием у меня Дара, я ведь наивно полагал, что лечу его. Хотя эльф как существо безусловно ушлое, наверняка, и себя полечил, и параллельно ритуал провел.
   - Нет, Повелитель изменил свое решение, - даже так? И что же это, интересно, сподвигло его...- Поэтому переливали тебе кровь Повелителя вперемешку с близкородственной кровью другого эльфа, чтобы обмануть заклинание. Поэтому ты полноправный член рода, даже не сомневайся. Наверное, поэтому у тебя получились такие чудные волосы и глаза - смешались разнородные признаки.
   - Кто еще отдал мне кровь? - Дайанир отвернулся, не ответив на мой вопрос. Разнородные признаки... Значит, должен был быть еще и родственник-блондин. - Позови, пожалуйста, Повелителя, мне с ним надо срочно поговорить.
   Дайанир хотел что-то сказать, но потом передумал, молча кивнул и вышел.
   - Ты хотел меня видеть?
   Не хотел и до сих пор не хочу. Как же максимум прав и привилегий! Собирался сделать из меня чуть ли не бесправного раба, а потом, глядя в глаза, расписывал, как будешь обо мне заботиться. Но только ты можешь мне ответить на крайне важный для меня вопрос.
   - Это был Рейгард? - Повелитель нехотя кивнул. - За что ты меня так ненавидишь?
   - Иллирэн, я не... - я жестом остановил его. К чему теперь слова? Сделанного уже не изменишь, - Объясни мне, что я опять сделал не так? Я, правда, не понимаю...
   - Ты ведь знал, что я ненавижу его, - что тут непонятного, ведь так все просто.
   - Иллирэн, речь шла о твоей жизни, некогда было искать кого-то еще, - оправдывался эльф.
   - Он убил моего брата.
   Ярмарка. Я приехал туда вместе с наставником и старшим братом. Брат уже давно получил право носить собственный меч, а сейчас готовился сдавать на Мастера. Я еле уговорил Виллерна взять меня с собой, отец в этом так и не признался, но скорей всего это он попросил. Брат был явно недоволен - не хотелось ему путешествовать с наставником как маленькому - но взяв с меня торжественное обещание не путаться под ногами, он больше не подавал виду, что я ему чем-то мешаю. Я впервые был на Большой ярмарке, куда съезжались представители всех рас, поэтому мне все было жутко интересно, и я с любопытством глазел по сторонам. Виллерн старательно делал вид, что он человек уже бывалый, и только кривил губы при виде эльфов. Чем не угодили ему остроухие, я не знал. "Вырастешь - поймешь", - сказал мне брат. Мы гуляли по оружейным рядам, когда я увидел их - парные клинки моей мечты. Потащил туда наставника, чтобы с благоговейным видом полчаса любоваться ими. Оружейник незло посмеивался надо мной, но от прилавка не гнал. От этого удивительного зрелища меня отвлек шум, доносившийся с площади перед Торговой Палатой. Оглянувшись, я так и не нашел брата, наставник, как оказалось, тоже не заметил, как он ушел. Мы пошли посмотреть, что происходит на площади, а заодно и попробовать отыскать Виллерна. Протолкавшись сквозь толпу зевак, мы стали свидетелями очередной дуэли, на ярмарке они не редкость. Не знаю, что Виллерн не поделил с молоденьким эльфом - дуэль уже началась. Но этот поединок был больше похож на убийство, а не на честный бой. Убивали моего брата. Эльф, не смотря на свой юный возраст (да разве на глаз определишь, сколько ему лет?), фехтовал на порядок лучше. Сначала это было не так заметно, но потом брат споткнулся один раз, другой. Эльф выбил из его руки меч. Слегка поклонился и хотел было уйти, но брат упрямо подобрал клинок и пригласил эльфа продолжить поединок. Тот удивился и снова выбил меч. Виллерн снова его подобрал. Я крикнул, чтоб он прекратил, но тот удостоил меня лишь злого взгляда. Я просил наставника остановить эту бессмысленную дуэль. Но он не стал вмешиваться, только опустил руку мне на плечо, не давая выбежать на площадку, где они сражались. Эльф явно не собирался убивать моего брата, просто игрался с ним. А Виллерн всегда был гордым, не смог признать свое поражение. Я не знаю, в какой момент эльф решил, что пора заканчивать. Одно неуловимое движение и мой брат уже мертв. Эльф молча ушел. А я... Я помню лицо отца, когда ему сообщили о смерти старшего сына и наследника. Я тогда возненавидел эльфов. Но одного я ненавидел особенно, я хорошо его запомнил, и когда увидел снова - сразу же узнал. Наставник потом говорил мне, что смерть брата - случайность, что он просто неудачно упал, а эльф не успел отвести клинок. Но я не верил ему, не было бы этой дуэли, брат был бы жив. Наставник сказал, что мой брат был Воином и поэтому не мог отступить. Я этого так и не смог понять и, наверно, никогда не пойму. Почему он не мог признать свое поражение? Ведь за его спиной не было осажденного города, от его победы не зависели жизни людей. Он Воин, и его смерть была достойной. Его смерть была глупой. Ему было всего восемнадцать лет. Я понял, что я кто угодно, но только не Воин, когда спас эльфа, которого ненавидел почти всю свою сознательную жизнь. Когда смог уйти, оставив свою месть. Просто не захотел причинять такую же боль его близким. Но это не значит, что я простил его. Осознавать, что я, пусть и не по своей воле, породнился с убийцей моего брата, было для меня невыносимо. Я не хотел никого видеть, не общался даже с Дайаниром, его присутствие заметил только, когда он попытался заставить меня поесть. Я все же что-то проглотил, когда он пригрозил, что если я сам не буду есть, то кормить меня будут насильно в присутствии Повелителя.
  
   Глава 8
   Не знаю, в чем была причина отменного настроения, но проснувшись, я долго лежал, глядя в потолок, и глупо улыбался. В дверь постучали, и кому только я мог понадобиться с утра пораньше?
   - Доброе утро, - поприветствовал я вошедшего эльфа. Он почему-то весьма удивился, может, я в очередной раз нарушил мудреный эльфийский этикет? Мог бы и представиться, чтобы не ставить меня в неловкое положение... Но вроде он не обиделся, раз улыбается.
   - Доброе, ты в порядке?
   Я пожал плечами.
   - Да, почему Вы спрашиваете?
   Улыбка на его лице исчезла также быстро, как и появилась. А я вдруг осознал, что я откуда-то знаю его и вроде как хорошо к нему отношусь. Так и не ответив на мой вопрос, он ушел, чтобы через четверть часа вернуться с другим эльфом. Этого я хорошо помню - точно знаю, это эльфийский Повелитель. Только что он здесь делает, точнее, что я здесь делаю. И вообще где я... Похоже, я еще не до конца проснулся. Я болел? Мне не о чем беспокоиться, теперь все будет хорошо, и опасности для моего здоровья больше нет? Так сказал Повелитель, но почему-то Дайанир - я все же вспомнил, как зовут второго эльфа - нахмурился при его словах.
   - Рэн, Повелитель был против, но это твоя жизнь, ты сам должен решить, что тебе забыть, а о чем помнить, - сказал Дайанир, когда Повелитель ушел.
   Он помог восстановить мне память. Такое я при всем желании не смог бы забыть, но почему-то забыл. Объяснение, данное мне целителем, привело меня в состояние ступора. Вполне вероятно, это действие родовой магии. Принцев обычно коронуют сразу после рождения, к тому моменту у них еще нет воспоминаний. Я же уже прожил короткую, но весьма бурную жизнь, поэтому действие родовой магии непредсказуемо. Она, по идее, воспринимает меня как новорожденного ребенка, поэтому может просто стереть "ненужные" мне воспоминания как опасные для моего душевного здоровья. Как только они стали мешать мне нормально жить, заклинание активизировалось и теперь пытается заместить мое сознание сознанием малолетнего эльфа. И как обычно Дайанир заверил меня, что это все пройдет. Недели через две. Вот только к тому времени мне уже помнить будет нечего. Я даже имя свое забуду.
   Практически единственная возможность сохранить память - уехать из дворца, где магия рода имеет наибольшую силу, и желательно подальше. Можно еще постоянно подновлять память каждый день, только вот кто даст гарантию, что эти воспоминания будут моими? Так что надо срочно поговорить с Повелителем, пусть одолжит мне лошадь - в конце концов, мою он сотоварищи однажды забрал - и желательно выделил мне хоть какое-нибудь сопровождение, чтобы я в случае чего не оказался посередине дороги, не зная, кто я такой и что мне делать. Может написать себе памятку? Например, такую:

"Дорогой друг,

если ты читаешь эту записку, значит, ты опять потерял память.

Не удивляйся, у тебя теперь острые уши. Но не обольщайся, ты не в коем разе не эльф, ты человек,

а потому не стой на дороге как дурак, пропусти телегу, а то задавит... и топай до дому, до хаты.

А хата твоя находится по адресу: гр. Илодар, замок.

Поздравляю тебя с открытием! Ты наследник графа.

С пожеланием самому себе крепкого ума и здравой памяти,

Иллирэн тор Илодар."

   Может и, правда, написать? А потом попрощаться с Дайаниром... с Повелителем, так уж и быть, и в путь!
   - Иллирэн, тебе не стоит волноваться. Разве это так уж плохо? Думаю, у тебя в жизни было много событий, о которых ты хотел бы забыть. Не переживай, я о тебе позабочусь. - Что?! Этого я признаться не ожидал, хотя стоило бы. Все-то он знает, что для меня будет лучше. Сейчас главное не сорваться, иначе никуда я не уеду.
   - Нет, я предпочитаю сохранить память о своем прошлом, какое бы оно ни было, оно было. Я надеялся, что ты дашь мне пару сопровождающих, но если все так заняты, поеду один.
   - Боюсь, я не могу тебя отпустить. Как старший брат я несу за тебя ответственность, поэтому без моего разрешения ты не можешь покидать пределы дворца, - он еще и права на меня какие-то предъявляет?! Мне стало смешно.
   - Ты говорил, что у меня будет максимум прав и привилегий, а сам ограничиваешь мою свободу. Ты мне опять соврал? - может это и нечестно, но на войне за свою память, и такие средства тоже пойдут.
   - Почему же? - Повелитель даже не смутился и вообще разговаривал со мной как с несмышленым ребенком, - Когда достигнешь совершеннолетия, будешь волен делать все, что захочешь. А пока за тебя отвечаю я.
   - Я уже взрослый, мне уже двадцать лет, и я уже совершеннолетний.
   - Тебе всего двадцать лет, совершеннолетие у эльфов наступает в семьдесят лет, вот когда тебе исполнится семьдесят, тогда мы вернемся к нашему разговору.
   Какой наивный, если я и доживу до семидясети лет, к тому моменту я уже впаду в маразм. Я фыркнул, преставив себе картину: я весь в морщинах, только пара прядей украшает мою лысину, иду с палочкой, но она мне не помогает, скорее, мешает, поэтому по обе руки от меня идут эльфы и поддерживают меня. Тут меня догоняет все такой же юный Повелитель и торжественно сообщает: "Иллирэн, ты уже большой мальчик! Теперь можешь выходить из дворца без моего разрешения". А я ему: "Спасибо, внучек. (К тому времени я уже почти впал в маразм, а морщины дают мне право называть всех, кто выглядит моложе меня, внучками). Но мне и тут неплохо. Ты уж не гони старика, дай дожить-то последние денечки".
   - Боюсь, что я не доживу до столь преклонного возраста. Люди не так уж долго и живут.
   - Иллирэн, для эльфов это не возраст. А хочешь ты этого или нет, ты теперь один из нас.
   Какая наивность! На месте Повелителя я не был бы в этом так уверен. Что-то пока я не заметил каких-либо серьезных изменений кроме внешних.
   - Дайанир что, не сказал тебе? Я хоть и похож на эльфа, им все же не являюсь, и проживу не намного дольше, чем обычный человек, - я ведь почти и не соврал, все равно в душе я остался человеком. А сколько я проживу - это уж как повезет.
   Повелитель побледнел. Значит, Дайанир ему тоже ничего конкретного не говорил.
   - Тогда ты тем более никуда не поедешь, - отрезал эльф. Я собрал в кулак осколки своего спокойствия.
   - Ты не имеешь права мне приказывать. Я не твой подданный, - Удерживать меня против моей воли было прямым нарушением договора. Другое дело, что доказать свое подданство было бы весьма затруднительно: даже зеркало свидетельствовало против меня. Повелитель страдальчески скривился.
   - Я о тебе забочусь, - эльф предпринял очередную попытку вразумить меня.
   - Я могу сам о себе позаботиться. Я прекрасно обходился и без твоей заботы. - Только опекуна мне еще не хватало для полного счастья!
   - Нет. Если ты вспомнишь о недавних событиях, ты поймешь, что тебе нужна защита, сам ты себя защитить не в состоянии.
   Я вспыхнул, до этого Повелитель старательно обходил тему моего рабства, а теперь практически прямым текстом указал мне на мое в прошлом зависимое положение. А сам-то, похоже, уже забыл, как висел на дереве, а потом валялся не в состоянии даже пальцем пошевелить, сам себя защитить не смог, а еще смеет мне указывать. А я-то в отличие от него в свое время неплохо справился с ролью няньки, а вот мне его "забота" пока принесла только страдания.
  
   Не хочет Повелитель меня отпускать, не надо. Как-нибудь уж переживу без прощальных напутствий. Сегодня же ночью покину свой "новый дом". Слабо себе представляю, как я это собираюсь делать, но каждый день, проведенный в эльфийском дворце, все дальше удаляет меня от моего прошлого. И боюсь, что стоит мне задержаться здесь даже на один день, чтобы хоть как-то подготовиться к побегу, необходимость в побеге сама собой отпадет. Дайанир и так уже восстанавливал мне память, а с Повелителя станется запретить возвращать мне воспоминания. Остался бы только для того, чтобы посмотреть в глаза Повелителю, когда он будет объяснять "братишке", почему тот обделен даже крупицей Дара, почему, когда остальные эльфята готовятся к поступлению в Академию, братишка представляет собой жалкую развалину... К сожалению, не могу позволить себе такую роскошь. Сейчас главное уехать подальше от дворца.
   Я критически осмотрел себя в зеркале - после многократных требований с моей стороны, мне, наконец-то, выдали нормальную одежду, взяв с меня обещание, что не буду целый день на ногах. Конечно, такой домашний костюм будет немного странно смотреться на улицах города, но все лучше пижамы. Эх, еще бы как-нибудь спрятать слишком заметные волосы... Я подхватил собранный в дорогу узелок - немного еды, которую удалось припрятать за ужином. Все, больше вещей у меня нет. Осторожно открыл окно, выходившее во внутренний дворик. Прыгать с третьего этажа я не рискнул, не хватало еще ногу подвернуть или сломать, позору не оберешься. Найдут меня утром в клумбе, а я, что самое смешное, даже не вспомню, как там оказался. Пока я методично связывал простыни, входная дверь тихонько скрипнула. С трудом подавил желание кинуться к окну: ну выпрыгнул бы я - меня тут же бы догнали. Так у меня есть хоть призрачный шанс, что ночной гость не заметит моих приготовлений. Я медленно повернулся, чтобы таки выяснить, кто это ко мне припожаловал на ночь глядя. Незаметно перевел дух: не Повелитель.
   - И далеко ты собрался? - Я невольно поежился под тяжелым взглядом Дайанира, хотя может быть, он тут и не причем, это все сквозняк... - Идем со мной. Только тихо.
   Мы долго шли какими-то узкими коридорами, пока, наконец, не оказались в лазарете. Там Дайанир, наконец, соизволил посмотреть на меня.
   - Ты понимаешь, что если ты в очередной раз сорвешься, помочь тебе будет некому. Самому тебе как минимум две недели придется восстанавливаться. - Я обреченно кивнул, - ну что, ты все еще хочешь бежать?
   - Дайанир, я хочу сохранить память. Если я останусь...
   - Если ты останешься, магия сделает свое дело, - нехотя признал Дайанир. Ну вот, а я уж грешным делом хотел уговорить его снова восстановить мне память и не говорить об этом Повелителю, а когда он потерял бы бдительность... - Я могу помочь тебе восстановить только потускневшие воспоминания, но не стертые. Но ты должен понимать, что убегать сейчас, по меньшей мере, неразумно. И опасно для твоей жизни.
   Вот именно пока моей, а через день-другой меня просто не станет. Будет малолетний принц Лириниэль. Дайанир вздохнул.
   - Если сможешь хотя бы две недели продержаться без срывов, состояние стабилизируется. Ты уверен, что сможешь сдерживать эмоции? - я неуверенно кивнул. Дайанир достал какую-то склянку и стал втирать ее содержимое мне в волосы. - Краска продержится до первого мытья головы. Потом сам будешь подкрашивать их.
   Теперь волосы мои приняли неопределенный, я бы сказал, мышиный цвет - краска скрыла мой экзотический окрас. И я снова стал похож на человека... Ну хотя бы на более менее приличного (если такие вообще водятся в природе) эльфа. Дайанир кивнул на стопку одежды, я тут же переоделся и заплел волосы в косу, чтоб не мешали.
   - Активировать артефакты умеешь?
   - Умею, а что? - Дайанир удовлетворенно кивнул и надел мне на шею амулет.
   - Это накопитель, заряженный Повелителем. Если ты все же сорвешься, на одноразовое восстановление сил должно хватить.
   - Откуда он у тебя? - я с любопытством повертел с виду ничем не примечательный кулончик.
   - У меня таких с десяток, - хмыкнул целитель, - Повелитель сделал на случай, если его рядом не будет, а ты опять распсихуешься.
   - Специально для меня? - мне стало как-то не по себе. Все же эльф и в самом деле заботился обо мне, пусть на свой непонятный мне манер.
   - Да, плохо, что ты не можешь забрать все. Такая концентрация повелительской магии будет для поисковиков лучше всякого маячка. Значит так, через горы не ходи, тебя там будут искать в первую очередь, лучше дойди до реки... - Дайанир показал мне на карте предлагаемый маршрут, - а потом спустишься вдоль нее.
   В горы я и сам теперь не сунулся бы.
   - С какой стороны меч держать, знаешь? - я кивнул. Немного поколебавшись, Дайанир выдал мне короткий меч и кинжал. Не парные, конечно, клинки, но тоже сойдет. Кинул мне в ноги уже знакомый мешок.
   - Стандартный набор путешественника, - криво улыбнулся эльф, - Документы я тебе сделать не успел, да и это привлекло бы ненужное внимание, так что будь паинькой и не мозоль глаза страже. Выведу тебя за городские ворота, дальше пойдешь сам. Опять же, контролируй свои эмоции, иначе тебя будет слишком легко найти. А так твоя аура без конца изменяется, отследить тебя по ней не получится, - во дворе нас уже ждали оседланные лошади. Дайанир молча указал мне на одну из них - к седлу моей лошади были приторочены сумки. - Теперь самое главное, ближайших тридцать пять часов тебе лучше не спать, иначе рискуешь потерять память. Что еще... да, в темной фляге тонизирующее, поможет тебе продержаться без сна.
   - Почему ты мне помогаешь?! - Повелитель ясно дал понять, что я тут нахожусь в положении почетного пленника, поэтому помогать мне бежать значило в открытую пойти против его воли.
   - Рэн, я ведь могу и обидеться. Я думал, что могу называть тебя своим другом. - Я виновато улыбнулся. Приятно осознавать, что во "вражеском" лагере у меня появился друг. Надеюсь, с ним все будет хорошо.
   - Прости, - я растерялся, - а мне даже нечего оставить тебе на память.
   Моя кровь явно уже ни на что не годилась, да и в прошлый раз все закончилось слишком для меня плачевно. Неожиданно меня осенило: кажется, Дайанир говорил, что у него закончились запасы одной жутко полезной травы.
   - А если я тебе скажу, что я знаю, где растет Almerakertalira? Что ты на это скажешь?
   - Я скажу... что мой друг сошел с ума, - улыбнулся эльф. Он с легкостью вскочил в седло, я последовал его примеру, хотя возможно и с меньшим изяществом.
   - А вот и зря. Знаешь графство Илодар? Я оттуда родом, там этой травы завались, и никому она не нужна. Запомни всего два слова! Козья ножка! - целитель явно решил, что я тронулся умом. - Она же низкогорный пустынник, она же Almerakertalira. Спросишь у местных, тебе покажут. Надеюсь, ты понимаешь, что эксклюзивные права на торговлю принадлежат мне?
   - Иллирэн, ты что серьезно? - с сомнением уточнил целитель. Ладно-ладно, я не жадный.
   - Ну ладно, для друга мне не жалко пятидесяти процентов прибыли. По рукам? - все равно появляться на территории эльфов мне заказано, а так можно поставки организовать через Дайанира. Я мечтательно прикинул размеры предполагаемой прибыли. Что-то не о том я думаю. Надо сначала убраться отсюда, а то я через пару дней ничего не вспомню, и плакали тогда мои денежки.
   - Рэн, та мазь, что ты тогда сделал, в ней была какая-то трава, это и была... Это многое объясняет... - задумчиво протянул целитель, - Откуда ты только такой умненький взялся?
   Я задумался, стоит ли отвечать, я, конечно, могу отшутиться или сказать лишь часть правды. Мы довольно долго ехали молча. Впереди уже показались городские ворота, Дайанир сделал мне знак рукой, и мы свернули в незаметный переулок. Я и не заметил, как мы оказались за городской стеной.
   - Иллирэн, ты понимаешь, что тебе лучше сразу забыть про этот проход? - Я кивнул. Уже забыл. При всем желании не смогу его найти, тут явно не обошлось без магии.
   - А если Повелитель узнает, что ты помогал мне? - Повелитель явно будет не в восторге.
   - Не если, а узнает, - безапелляционно заявил Дайанир, - За меня не переживай, ничего он мне не сделает. Мальчишка сам должен понимать, что слишком далеко зашел. Твоя жизнь - это только твоя жизнь. Береги себя.
   - Дайанир, ты спрашивал, кто я.
   - Если не хочешь, не говори, я пойму.
   - Нет, я хочу, чтоб ты знал. Вдруг ты не разберешься с козьей ножкой... Спросишь тогда Иллирэна тор Илодар, тебе подскажут, где меня искать. - Я надеялся в будущем еще встретиться с эльфом и ненавязчиво пригласил его в гости.
   - Ты наследник графа? - слегка удивился эльф. - А с виду и не скажешь: такой хороший мальчик.
  
   Глава 9
   К обеду я добрался до Азмера, города, славившегося среди любителей дармовой выпивки и хорошей драки. Город, где ни на минуту не умолкает пьяное пение, где разгулявшиеся наемники наливают стражникам, пришедшим устранить беспорядки, и продолжают буянить уже вместе с ними. Город, куда стягиваются со всех сторон бездельники и мошенники всех мастей. Здесь местным жителем считается любой, кто задержался здесь больше года. Затеряться здесь не составит труда, да и ночевать под открытым небом мне не хотелось. Поразительно, что этот вольный город существовал под боком чопорной законопослушной столицы, всего в двух днях пути от нее. Любители острых ощущений неделями спускали здесь деньги, чтобы потом вернуться домой и продолжить размеренную жизнь респектабельного столичного жителя. Конечно, в столице тоже было немало увеселительных заведений, но только в Азмере ночная жизнь достигала небывалого размаха, даря иллюзию полной свободы.
   Стражники на воротах равнодушно приняли плату за проезд и пропустили меня, презрительно бросив мне в след "полукровка". Я удивленно оглянулся, но стражник, обозвавший меня, уже занялся другим путешественником. С ним он был неизмеримо почтительнее, пожелав господину доброго пути. Разряженный в пух и прах эльф даже не посмотрел на блюстителя порядка и направил своего коня в мою сторону. Я на секунду замешкался, лихорадочно соображая, что ему может быть от меня нужно, но он, процедив сквозь зубы уже знакомое "Прочь с дороги, полукровка" и чуть не сбив меня с лошади, гордо проехал дальше. Я, конечно, сам виноват, нечего было стоять на проходе и глазеть по сторонам, но этому зазнайке не помешало бы быть повежливее. Потом неоднократно столкнувшись с таким презрительным отношением, я уже не обращал на это внимания. Причиной такого пренебрежения, скорее всего, была крашеная шевелюра. Хотя среди эльфов все же больше блондинов, на самом деле, остроухие могут быть какой угодно масти, но только не откровенно мышиной. А уж о том, чтобы портить волосы краской, и речи быть не может. Впрочем, оно и к лучшему, потому что полукровка вряд ли удостоится чьего-то внимания, а таки заметивший меня через минуту обо мне уже и не вспомнит. Да и потом, чистокровный эльф, изъясняющийся на всеобщем, сразу бы оказался в центре внимания, а так никто ничего не заподозрит.
   Обстоятельства слегка не располагали к бесшабашному времяпровождению, поэтому местом временного пребывания я определил самую, по возможности, тихую гостиницу. Стоило мне только доползти до кровати, как меня тут же сморило, и ужин я благополучно проспал, но часам к десяти сон окончательно и бесповоротно покинул меня, и от нечего делать я отправился прогуляться, успокаивая себя тем, что постоялец, отсиживающийся в номере вместо того, чтобы развлекаться, вызовет ненужные подозрения. Несмотря на позднее время, было светло как днем - в городе развлечений власти не поскупились на магическое освещение. Уезжать на ночь глядя опять же показалось мне неразумным: не стоило привлекать к себе внимание стражи, поэтому заплатив хозяину за сутки вперед, я оставил лошадь на постоялом дворе и с чувством первопроходца отправился на собственном опыте постигать прелести ночного Азмера. Немного потолкался на центральной площади, где прямо под открытым небом трупа заезжих актеров давала представление. Конечно, в моем положении не стоило разбрасываться деньгами, но прекрасный танец юной эльфийки поистине завораживал. Как зачарованный я следил за почти неуловимыми движениями девушки, рука сама потянулась к кошельку...
   Непростительно было забывать про дурную репутацию веселого города: в последний момент я успел схватить карманника за руку, но тот ловко вывернулся и попытался скрыться в толпе. Я проталкивался вслед за ним, кляня себя за беспечность - в кошельке находились почти все мои средства. Немного монет я все же догадался спрятать в седельных сумках и потайном кармане на поясе. Мальчишка вырвался из толпы и припустил бежать по главной улице. Я прибавил скорости, если сейчас потеряю его из виду, он легко избавится от погони, свернув в один из многочисленных переулков. Парнишка начал уже потихоньку паниковать и все чаще оборачивался. Теперь наша гонка больше напоминала бег с препятствиями - эльфенок то и дело сворачивал в одному ему ведомые переулки. Я почти догнал его, когда он очередной раз резко свернул. Не сбавляя скорости, кинулся за ним, рассчитывая, наконец, поймать его, но неожиданно налетел на кого-то, нечаянно сбив с ног, чем заслужил целый поток брани и один благодарный взгляд.
   Воришки нигде не было видно, зато я сам того не желая стал участником сцены в стиле "Трое на одного, или как благородные эльфы решили проучить зарвавшегося полукровку". Переулок заканчивался тупиком, и я, пролетев мимо дерущихся, чуть было не впечатался в стену. С моим появлением счет уравнялся: одного я просто сбил, а двум другим это просто не понравилось, и я невольно оказался втянутым в бой на стороне полукровки. Тот, получив неожиданную помощь, воспрянул духом и с новыми силами заработал мечами. Полюбоваться на его великолепную технику мне не дали: с кличем "Бей полукровок" на меня кинулся устоявший на ногах после моего тарана эльф. Увернувшись от летящего в мою сторону лезвия, я выхватил меч и влился в навязываемый мне бой. Вместе с парнем мы вырубили одного из эльфов, и медленно теснили своих противников, когда раздавшийся топот возвестил о прибытии на место эпохальной битвы доблестной стражи. Попадать в кутузку за нарушение порядка мне не хотелось, поэтому, когда полукровка, дернув меня за рукав, крикнул "Сматываемся!", я, недолго думая, кинулся за ним. В углу стены обнаружилась достаточно большая дыра, куда и нырнул мой проводник, через нее же, по-видимому, сбежал воришка. Полукровка нетерпеливо дернул меня за руку, помогая подняться и, не давая опомниться, потащил дальше. Оторваться от стражи, скрывшись в лабиринте тесных улочек, не составило большого труда. Так, а куда мы собственно бежим? Я перешел на шаг, мой спутник тоже замедлился, а потом и вовсе остановился, устало облокотившись о стену дома. Что-то он быстро выдохся, хотя кто его знает, сколько времени он сражался до моего появления. И, похоже, они успели-таки его задеть: по рукаву рубашки расползалось кровавое пятно. Предложенную помощь он отклонил, мол, это ерундовая царапина, но неестественная бледность свидетельствовала о куда более серьезном ранении.
   - Ты где остановился? - вопрос "где ты живешь?" в Азмере был явно не уместен.
   - Пока нигде.
   Понятно, он только что приехал в город, а уже умудрился найти неприятностей на свою голову. А я думал, что только мне так везет. Я-то уже успел выспаться, и только потом меня обокрали. С другой стороны, меня не убили, не засадили в тюрьму, а деньги я уж как-нибудь достану.
   - Значит, пойдем ко мне! - тоном, не терпящим возражений, заявил я. Если таковые и имелись, полуэльф не успел мне их высказать, так как стал медленно сползать по стене. Эй, только не вздумай тут помирать! Я же ни в жизни не выберусь из этих трущоб. А посему... Пару ударов по лицу - и полукровка пришел в себя. Его рубашка расцветилась еще одним живописным пятном, на сей раз сбоку.
   - Ты знаешь, где находится "Приют странника"? - я дождался утвердительного кивка, - Тогда покажешь дорогу, а я помогу тебе идти.
   Подперев им ближайшую стенку, не без труда надел на него плащ. Теперь со стороны будет казаться, что полукровка изрядно перебрал, а я всего лишь тащу в стельку пьяного товарища домой. Мы оказались неожиданно близко к месту моего временного обитания. Хозяин только недоуменно поднял брови, но удовольствовался моим объяснением, что это мой друг и он пришел ко мне в гости. Произнесено это было с характерной интонацией выпившего человека. Эльф лишь махнул рукой: связываться с пьяным - себе дороже, да и за комнату вперед уплачено, а кого я к себе приглашаю, это уже не его дело, а за сломанную в пьяном угаре мебель постояльца будет ждать счет. Полуэльф уже висел на мне, и я, пыхтя от натуги и пошатываясь, дотащил его до своей комнаты. Сбросив его на кровать, крикнул слуге принести горячей воды и чего-нибудь поесть. Минут через пять все было готово, а я уже успел убедиться, что жизни полукровки ничего не угрожает - несколько болезненных, довольно глубоких, но не опасных порезов.
   - Все, через пару дней будешь как новенький. Вставай неженка. Тоже мне взял моду от простых царапин в обморок падать, - мой пациент удивленно посмотрел на меня и поблагодарил за помощь. Было б за что, сейчас меня больше всего волновал вопрос, где взять денег. Но ради вежливости пришлось поинтересоваться, - тебя как зовут-то? и что с эльфами не поделил?
   - Можешь звать меня Варт. - Ого, какая секретность, не хочет говорить мне свое имя? - Этим зазнавшимся ублюдкам давно пора было начистить физиономию.
   - Тэо, - представился я, хотя вопроса как зовут меня, так и не дождался. Что там говорили эльфы про чужие имена? Так вот у меня их тоже десять штук - каким хочу таким и представляюсь. Я подвинул полукровке тарелку с едой. - За знакомство.
   Долго уговаривать его не пришлось.
   - У тебя интересное имя. На древнем языке Тэо означает "потерявшийся" или точнее "оставленный, тот, кого потеряли". - Хм. Интересная трактовка. А полукровка оказался не так-то прост, разбирается в древних наречиях, хотя... может, просто пошутил.
   - Буду знать, а что означает твое имя? - не то, чтобы мне интересно, но...
   - Ты не поверишь, Варт означает "ищущий", - рассмеялся он. Все же пошутил.
   Пока я раздумывал над превратностями судьбы, пославшей мне воришку, полуэльф заснул. В единственной кровати. Сталкивать раненого с постели показалось мне немилосердным, и я, бросив на пол второе одеяло, улегся там, укрывшись плащом.
   Проснулся я рано, и нельзя сказать, что пробуждение мое было приятным: по мне кто-то нещадно потоптался. Заорав от неожиданности, продрал глаза и уставился на незнакомого мне эльфа... точнее, полукровку.
   - Прости, я занял твою кровать, надо было разбудить, - повинился незнакомец. Ах, вот по чьей милости, у меня теперь все тело болит. Не привык я, однако, спать на полу.
   - Ты кто? - эльф воззрился на меня с удивлением.
   - Варт.
   - И что тут делаешь? - эльф надолго завис, он что, тоже не помнит? После минутного размышления все же рассказал, где мы с ним познакомились. А, ну да...
   - Ты вчера вроде на пьяного похож не был... - а сегодня, значит, похож? - да и по голове тебя вроде не били, - я отмахнулся от него, подумаешь, не сообразил сразу, что не у себя дома. Все, что было до этого, вроде помню, события прошлого вечера уже вспомнил, а остальное неважно. Варт недоверчиво посмотрел на меня, но говорить ничего не стал. Я деликатно намекнул ему, что пора бы и честь знать и распрощаться-таки, но тот намеков не понял или не захотел понимать. Ладно, в сторону церемонии.
   - За комнату уплачено до вечера, так что можешь пока остаться здесь. А мне пора.
   - А куда едешь?
   - Зачем тебе? - я вообще-то в бегах, поэтому задавать мне такие вопросы в высшей степени неэтично. Правда, Варт об этом не знает.
   - Просто спросил. Думал, что если нам по пути, можно вместе поехать. Я в столицу еду.
   - Мне в другую сторону.
   - Ну как знаешь, бывай.
   Я распрощался со случайным спутником и покинул гостеприимный город. Правду говорят, уехать из Азмера, не оставив там все деньги, невозможно. Пришпорил лошадь, надеюсь, мой побег пока еще остался незамеченным, Дайанир обещал прикрыть меня, чтобы дать мне пару дней форы. Понятия не имею, как он собирается это делать, но обещал ведь. Теперь пока до Мильдора не доберусь, спать не буду - все-таки память еще пошаливает. Зато такими темпами я до границы доберусь дней пять, если, конечно, лошадь найду где сменить.
   Чем сильнее я приближался к дому, тем быстрее таяла надежда на светлое будущее. Во-первых, непонятно, как на меня отреагирует контур. Объясняй потом, почему я пересек границу в неположенном месте. К тому же, резкое, если не сказать, катастрофическое сокращение бюджета слегка подкорректировало мои и без того не слишком оформленные планы. Одно дело пересекать границу, имея при себе солидную сумму, можно даже отсутствие документов компенсировать... Другое дело, когда даже несолидной суммы нет. Во-вторых... Думать о том, как отец отнесется к моему появлению в новом образе, не хотелось. А надо бы.
   Так ничего и не решил, но окончательно утвердился в мысли, что контур меня просто так не пропустит, а попадаться доблестным стражам с их чудо-приборчиком, мне почему-то не хотелось. Вот уж не думал, что придется жалеть о слишком хорошей системе охраны границы... Как на грех наши соседи тоже были не в восторге от незаконно проникающих на их территорию. Не отяготивший местную казну парой-другой звонких монет путник рисковал загреметь за решетку и трудиться потом на благо общества, пока не отработает "задолженность", если, конечно, сможет доказать, что не злоумышлял против Короны, а просто пожадничал. Небольшая брешь в защите границы все же была: земли кочевников никогда так тщательно не охранялись. Правда, почему-то все возможные нарушители предпочитали ломиться через границу, патрулируемую стражами, но никак не через степь. Странные ребята. Группе злостных диверсантов там, конечно, не пройти, все же кочевников не просто так боятся, зато у одиночки есть все шансы проскользнуть незамеченным... Особенно, если сразу же убраться на земли, исконно принадлежащие Короне. Ну что, родная, едем к степнякам?
   Лошадь оказалась намного умнее своего хозяина и первой заметила, что наше уединение с минуты на минуту будет нарушено. Одинокий всадник уверенно нагонял нас, тщетно пытаясь до меня докричаться. Кто бы он ни был, путешествовать в его компании мне не очень-то и хотелось, поэтому я даже и не подумал придержать лошадь. Но все же позволил себя догнать, не удирать же теперь. Преследователем, как ни странно, оказался Варт.
   - Эй, ты чего от меня убегаешь? - А почему я собственно должен его ждать? Мы ж договорились, что нам не по пути.
   - Вот еще, надо мне от тебя убегать, я, может, на встречу спешу.
   - А она красивая? - ухмыльнулся Варт.
   - Кто? - и что он ко мне пристал?
   - Эта твоя встреча, к которой ты так спешишь, - ухмыльнулся он.
   - Ты ж, кажется, собирался в столицу ехать? - недружелюбно буркнул я, давая ему понять, что его общество крайне обременительно для меня.
   - А я передумал! - обрадовал меня Варт, - А что я там забыл? Я решил поехать с тобой, вдвоем путешествовать веселее.
   От "веселья" я чуть не упал с коня. Впредь будет мне наука - нельзя помогать раненным эльфам, они потом как пиявки прилипнут и, пока всю кровь не выпьют, не отстанут. Правда, по этой же теории, полукровка должен удовольствоваться половиной. Пусть едет, может, по дороге потеряется.
   - А куда мы едем? - весело поинтересовался полуэльф после получаса молчания.
   - Вперед.
   - Ну да. Это направление ничуть не хуже других, - все так же оптимистично заверил Варт. За что мне такое наказание! Ладно, зайдем с другой стороны.
   - У тебя деньги есть?
   - А зачем тебе? - насторожился он.
   - У меня их нет. А раз уж мы путешествуем вместе, можешь со мной поделиться. Заплатить за ночлег, за еду... - ну давай, сделай оскорбленный вид, скажи, что ты забыл свою сумку в городе, и свали, наконец.
   - Без проблем! - возникшее желание побиться головой об стенку пришлось подавить за неимением оной. - У меня три серебряных и мелочь.
   О, ну я тогда богатей, у меня припрятана парочка золотых, но это неприкосновенный запас.
   - У меня столько же, - буркнул я. Через три часа мой попутчик стал заподазривать неладное и поинтересовался, почему мы до сих пор не проехали ни одно селение.
   - Потому что мы спешим, - приняв самый невинный вид, сказал я.
   - Нас кто-то преследует, и мы не хотим лишний раз светиться? - угадал Варт.
   - Может быть и да, а может быть, я просто не хочу, чтобы ты опять с кем-нибудь сцепился.
   Варт задумчиво смерил меня взглядом.
   - А если я им помогу нас догнать, мне дадут награду?
   - Угу. Посмертно.
   - Расслабься, - рассмеялся Варт, - я своих не выдаю.
   Да, утешил, ничего не скажешь, осталось только узнать попадаю ли я под определение "своих". Повелитель бы не поскупился, наградил бы вернувшего меня в "родные пенаты". Как я ни пытался, понять, зачем я вообще Повелителю нужен, так и не смог. Я спас его, он спас меня. И все. На этом месте надо было поставить жирную точку. И забыть как дурной сон.
   Варту скоро наскучило ехать в тишине, и он поведал сначала одну байку, потом другую и, заметив, что я его все же слушаю, вошел в раж. Рассказчик из него получился хороший: обо всем говорил легко и с юмором, но в целом все сводилось к тому, что жизнь у него была не очень веселая. И я, мол, как никто другой пойму его, поэтому он и решил поверить историю своей жизни, ибо я тоже полукровка и на своей шкуре знаю, что эти придурки, которые только и могут, что гордиться чистотой своей крови, не упускают случая всячески подгадить жизнь полукровки. Которому и так нелегко приходится - ни на службу высокооплачиваемую не берут, ни в гвардию, девушки нос воротят. Человечки, конечно, вешаются на него, но на фиг они ему нужны. Меня передернуло от такого презрения к человеческим девушкам и к людям в целом. Но Варт истолковал мой жест по-своему.
   - Тэо, ну что я говорил? Ты меня точно поймешь. Проходу не дают.
   Кроме сомнительно популярности у дам, эльфийская кровь не давала несчастному полукровке никаких преимуществ (ага, это если забыть про долгожительство и прочие приятные бонусы в виде ускоренной регенерации, отменного здоровья и проч.) И лорд Тиррелинир почему-то не захотел брать к себе в отряд, хотя Варт вроде как прошел все испытания. Сдался ему Тиррелинир, до сих пор как вспомню его тяжелый немигающий взгляд, так вздрогну. Тот еще параноик, по-моему, он даже себя подозревает в заговоре против Повелителя, что уж говорить о других.
   - А как же Повелитель? - поддел его я. Вроде как Повелитель повыше статусом будет. Варт закатил глаза в притворном ужасе, но потом на полном серьезе ответил:
   - Где Повелитель, а где я? Ты вообще думай, что говоришь. К Повелителю мне и на сто метров подойти не дадут. А попасть в спецотряд - реальный шанс выбиться в эльфы.
   Я не стал его разубеждать - у каждого своя мечта. Вот я наоборот хочу быть как можно дальше от всей этой развеселой компании, а потому нам с Вартом не по пути.
   К вечеру мы доехали до Мильдора, где сняли маленькую комнату, чуть ли не на чердаке большого трактира. Заказали ужин в номер, в итоге у нас на двоих остался одна серебрушка. Негусто. Варт устроил мне допрос, я устало отбивался от него, пытался отшутиться, но полуэльф продолжал на меня наседать, и я решил рассказать ему часть правды. Сказал, что мне надоело быть изгоем среди эльфов, и я решил вернуться домой к людям, там хоть и недолюбливают полукровок, зато хотя бы говорят на всеобщем. Варт удивился, что я совсем не знаю эльфийского, и тут же с энтузиазмом взялся учить меня языку. Я обрадовался неожиданному учителю и с не меньшим рвением включился в процесс обучения. До этого никому дела не было до моего образования - эльфы в большинстве своем прекрасно знают всеобщий, а то, что раб не понимает, о чем говорят хозяева, так это ж замечательно! Потом мне было слегка не до уроков, хотя мог бы попросить найти мне учителя, Повелитель был бы не против - братишка де старается, пытается влиться в эльфийское общество. В общем, знать язык потенциального противника мне не помешает, да и Варт больше не пристает с вопросами - понравилось ему просвещать дремучего меня.
   Ни свет, ни заря я встал и тихонечко вышел из комнаты, пусть этот соня спит дальше, я ему, конечно, благодарен за урок языка, но я его полечил, он меня поучил - мы квиты. Мне попутчики не нужны, да и Варт вчера импульсивно отправившийся со мной, сегодня по здравому размышлению будет благодарен, что не пришлось объясняться, почему он дальше со мной не поедет. Да и вообще, если бы не обстоятельства нашей встречи - вряд ли бы кто стал разыгрывать такой спектакль для одного меня, скорее всего, просто бы скрутили - появление такого спутника выглядело подозрительно.
   Только я пристегнул сумки к седлу лошади, как в конюшню ворвался злой, помятый, толком не проснувшийся Варт.
   - Ты хотел уехать без меня? - накинулся он на меня.
   - Ну что ты, Варт, куда я без тебя, просто решил вещи собрать, что будить тебя раньше времени? - Варт недоверчиво покосился на меня, потом бросив мне "Я мигом", смотался в нашу комнату и через пару минут уже был в седле. Мне осталось только вздохнуть, похоже, так просто от него не избавиться. Стражники, ворча на придурошных полукровок, которым не спится, открыли нам ворота, и я уверенно направил лошадь в сторону границы. Варт подозрительно затих, но моей надежде на то, что он отстал, потерялся, не туда свернул, не суждено было осуществиться. Варт с сосредоточенным видом что-то жевал, заметив мой недовольный взгляд, кинул мне пирожок. Когда только успел раздобыть? Жуя пирожок, а он оказался с вареньем, как раз как я люблю, я пришел к выводу, что путешествовать вдвоем не так уж и плохо. Однако так просто я не сдамся. За один пирожок меня не купишь, вот если бы их была дюжина, я бы еще подумал, а так...
   - Варт, а ты не думал в Мыши податься? - закинул я удочку. Вот сейчас он поймет, какой шикарный шанс упустил и отправится восвояси.
   - А-а, - Варт обреченно махнул рукой и как можно более безмятежным голосом добавил. - Думаешь, я не пробовал? Бесполезно. Если в тебе есть хоть капля человеческой крови, ни в разведку, ни в спецназ тебя не возьмут. Раз в эльфы выбиться мне уже не грозит, буду выбиваться в люди.
   Мог бы и более мирную профессию подыскать, хотя против призвания, конечно, не попрешь. За день мы так и не успели доехать до намеченного пункта - лошадь Варта потеряла подкову, и нам пришлось делать крюк и заезжать в деревню. Там мы и решили заночевать, благо в местной таверне были свободные комнаты. Денег хватило только на самую дешевую, и перед нами остро встал вопрос о срочном поиске одноразового заработка. Как выяснилось, Варт делать ничего не умеет, только мечом махать. Да и зачем ему еще что-то уметь, его всегда с охотой брали охранять караваны. Мои умения в деревне тоже никому не были нужны, все эльфы были безобразно здоровы, поэтому на ужин мы зарабатывали колкой дров. Правда, зарабатывал больше я - Варт в это время подбивал клинья к хозяйской дочке, которая плевать на него хотела с высокой колокольни. На мои угрозы, что если работать буду только я, то и есть буду тоже один, Варт заявил, что у меня совсем совести нет, у него тут личная жизнь налаживаться стала, а я хочу выставить его на посмешище перед такой девушкой. Конечно, сначала наобещал ей все сокровища мира, а потом стыдно признаться, что у него даже на еду денег нет. Закончив с дровами, я натаскал хозяйке воды, за что она выделила мне тазик и мыло для стирки. Чистоплюй Варт, снова нарисовавшийся на горизонте, только хмыкнул, увидев меня за столь неблагородным занятием. И как он с таким отношением к труду ходил с караванами? Оказалось, что караваны эти курсировали между городами, поэтому ночевали они всегда на постоялых дворах. И вообще работенка была непыльная, да и неопасная - на трактах было спокойно. Охранников нанимали больше для виду, ну и чтоб следили за погрузкой и разгрузкой товара. Самую большую опасность для имущества купцов представляли именно нечистые на руку работники складов, а не полумифические разбойники. Платили, конечно, таким охранникам немного, зато кормили и платили за постой.
   - Тэо, ты ведь из столицы ехал? - спросил меня вечером Варт. Отрицать это было бессмысленно, поэтому я с легкостью подтвердил. - Говорят, что принц недавно почтил нас своим присутствием и, вроде как, теперь будет воспитываться при дворе, ты ничего такого не слышал?
   Я осторожно сказал, что слухов всяких много ходит, нельзя ж во все верить, но что-то такое было. Мне самому интересно, знает ли про меня широкая общественность или пока мое появление не афишировалось. Хотя если Варт, который не был в столице уже три месяца, и тот уже слышал, значит, обо мне все же объявили. Ну и потом, пока я бегал по дворцу в одной пижаме, у придворных появилось много пищи для сплетен.
   - А какая тебе разница? - может он решил наняться к принцу, раз Тиррелинир его не взял. В этом деле я ему не помощник. Платить мне вольнонаемным рабочим совершенно нечем. Если только припрятанный золотой разменять.
   - Да, собственно, никакой, любопытно было бы на него посмотреть, - Варт как-то слишком серьезно посмотрел на меня, но потом задорно улыбнулся. - Ну, значит, не судьба.
   Я незаметно перевел дух, эти все подозрения прогрессирующей паранойей уже попахивают.
   - Только что-то с большим трудом верится, Повелитель вроде собирался скрывать существование младшего брата до его совершеннолетия... Вот я и думаю, что могло такого случиться, чтобы принца призвали во дворец.
   Я лишь пожал плечами, а что я могу на это сказать... Я ж не знаю, где и от кого меня прятали. Похоже, официальная версия сильно отличается от того, что было на самом деле. Впрочем, на то она и официальная...
  
   Глава 10
   Неужели жалко было выделить капелюшку силы на простенькое заклинание от мышей? Только-только рассвело, а сна как не бывало. А все мыши. Как можно спать, когда у тебя под ухом кто-то скребется? И чего мне, спрашивается, не сиделось во дворце? Десятый бы сон сейчас досматривал бы, наслаждался бы счастливым эльфийским детством... И чего Варту не спится? Зря я грешил на нерадивого хозяина, Варт похуже любого грызуна будет. Хотя нет, есть одни летучие товарищи, чье общество еще менее душу греет. Пока я молча стенал о превратностях "походной" жизни, мой попутчик тем временем увлеченно перетряхивал сумку. Моток веревки, нож, ну, это понятно... а вот зачем Варту такая куча амулетов? Как будто лавку артефактора ограбил, честное слово... Додумать свою мысль я так и не успел, Варт, сосредоточенно запихивая вещи обратно, и не заметил, как на пол упала монета. Золотая. Оказывается, не только у меня есть заначка на черный день. Хм. Что-то она легковата для золотой. На зуб что ли попробовать?
   - Отдай! - Варт резко выхватил у меня монету.
   - С ума сошел? Можно подумать, я тут под шумок ограбить тебя... - я осекся, глядя на тусклый свет, исходящий из зажатой ладони недовольного полуэльфа. - Варт? - неуверенно позвал я, впавшего в ступор полукровку. Что ж за амулет-то такой, что активируется простым прикосновением и обладает жуткой ценностью, раз Варт так убивается? Молчит уже с минуту, - Прости, я не хотел...
   - Ваше Высочество, - склонил передо мной голову Варт.
   От неожиданности я вздрогнул, недалеко я ушел, однако. Зато можно утешать себя, что вовсе не паранойя терзала меня все это время, то здравый смысл тщетно пытался до меня достучаться.
   - И что теперь? - Повелитель решил, что пора положить конец моим похождениям, иначе, зачем Варт раскрыл маскировку? Наговорил бы с три короба, я бы все равно проверить не смог бы. Правда, Варт этого не знает. Ведь это так естественно воспользоваться магией, а я вроде как к Повелительскому роду приписан, должен был научиться владеть магией раньше, чем говорить. Интересно, а воришка тоже на них работал? Вряд ли... а то меня бы одного из Азмера не выпустили. - Сам меня отконвоируешь или подождешь, пока подмога не подоспеет?
   - Как Вам будет угодно, Ваше Высочество.
   - Разве мое мнение кого-то интересует? - мрачно усмехнулся я. - Уже сообщил своему ненаглядному Тиррелиниру, или я еще могу поторговаться за свою свободу?
   - Почему Вы уехали из дворца? - тихо спросил Варт, лишь болезненно поморщившись от моих резких слов.
   Я молча покачал головой, а что тут скажешь? Все равно не поверит, а если и поверит, мне самому невыгодно распространяться о своем темном прошлом.
   - Ваше Высочество, в целях конспирации будет лучше, если я Вас буду называть по-прежнему. - Какая конспирация, если торжественная встреча, наверняка, уже организована, а открыть портал при возможностях Повелителя - раз плюнуть?! - Нам пора.
   - Куда? - куда спешить-то? Если через час-другой, за мной приедут, можно уже и не торопиться. Если только в лесочке ближайшем окопаться... Только вот не родные это места, чтоб деревья меня прятали. В общем, неудивительно, что меня нашли, удивительно, что я до сих пор не во дворце, впрочем, это поправимо.
   - Куда? Я думал, мы двигались в сторону границы. Но если Ваше решение изменилось, я готов сопроводить Вас, куда Вам будет угодно.
   - А как же приказ? - растерялся я. Неужели не сообщил? Упустил такую возможность выслужиться!
   - О каком приказе Вы говорите, Ваше Высочество? Наемнику ведь никто не указ. А в гвардию полукровок, извините, не берут, - скривился Варт.
   - А кто тогда тебя нанял? - мысль, что меня может искать кто-то кроме Повелителя, уже приходила мне в голову, но надолго там не задержалась. Кажется, зря.
   - Никто не нанимал. - А с чего я решил, что Варт так просто ответит на мой вопрос...- Брать не берут, а вот информацией нужной не гнушаются. А если еще и в подходящий момент под руку подвернешься, могут и поручением озадачить. Правда, вроде как в шутку: что может быть общего между принцем и неграмотным полукровкой? Ничего. Но проверь, мальчик, проверь. И если найдешь-таки принца, будет тебе гвардия, будет тебе звание, - Варт на минуту замолчал, потом резко встал и вышел, бросив напоследок, - Жду Вас внизу.
   Лошади к моему появлению уже были оседланы. Эх, давно надо было признаться, кто я такой, глядишь, лежал бы себе, в потолок поплевывал, а Варт бы все делал... Стоило нам только выехать за околицу, как он сразу же задал бешеный темп, и мы так и неслись как угорелые, пока я не запросил пощады - загнать лошадей мы еще всегда успеем. А вот выяснить, почему Варт не выдал меня, надо. И чем раньше, тем лучше.
   - Наемник сам выбирает кому служить. - Ему бы еще побольше энтузиазма, а так ничего... Пафосно так звучит, да... А я вместо того, чтобы успокоиться и решить, что мне делать, тупо злюсь, так и до срыва недалеко.
   - Ты же знаешь, мне нечем тебе отплатить.
   - Ваше Высочество, - я невольно скривился, опять он меня этим злосчастным титулом величает, - Вам ведь еще нет семидесяти? Я, может, и не до конца эльф, но бросить ребенка одного не могу. Поэтому, пока не буду окончательно уверен, что Вы в безопасности, Вам придется терпеть мое общество.
   - Можно подумать ты намного старше, - буркнул я, обидевшись и на "ребенка", и на формальное обращение. Конечно, вокруг никого нет, и нужды в конспирации тоже нет, и обзывать меня можно как угодно: хоть Высочеством, хоть принцем...
   - Полукровки взрослеют раньше, - отрезал Варт и снова замолчал.
   Я только вздохнул, если уж на Повелителя мои заявления не произвели ровным счетом никакого эффекта, не распинаться же теперь перед Вартом. Просто учесть новые обстоятельства и расстаться с ним при первой же возможности, что я и так собирался сделать. А еще ненароком выяснить, почему он сразу не подсунул мне амулет? Был до такой степени уверен в абсурдности своего предположения? Или активированный амулет сразу же передавал сигнал заинтересованным личностям... Чтоб нашедший принца тут же его не перепрятал, не без корыстного умысла, разумеется. Единственное, что пока не укладывается в эту схему - отсутствие жаждущих вернуть меня назад.
  
   - Варт, я хочу попросить у тебя прощения. У меня не было никаких оснований предполагать, что ты можешь меня выдать. - Эти слова давались мне с трудом, особенно если учесть, что основания у меня как раз и были. Только вот как-то паршиво от того, что Варт уже третий час молчит, хоть до недавнего времени я был бы только рад тишине.
   Варт выслушал меня и заверил, что мне нет нужды беспокоиться - он не обиделся, а мои слова были всего лишь естественной реакцией. Я мысленно пожал плечами: не хочет прощать или, правда, не обиделся? Сомневаюсь, что "естественная реакция" в устах Варта было серьезным оправданием. Так и хотелось спросить: "естественная для кого?" Для чистокровных высокородных эльфов, которые полукровок ни во что не ставят? Становиться с ними в один ряд мне не хотелось.
   - Нет, Варт, это не естественная реакция, а намеренная грубость. Я еще раз прошу прощения. Я был не прав. - Варт задумчиво кивнул. Ладно, будем считать, что он меня простил. - И, пожалуйста, обращайся ко мне как прежде, даже если мы одни.
   Моя легенда, хотя скорее отсутствие оной, успешно провалилась, наемник, у которого непонятно что на уме, на меня обиделся, сумку я умудрился порвать... Зато память в последнее время, вроде как, не шалит, да и случайно найденный в подранной подкладке сумки серябряный... - мелочь, а приятно. В общем, все не так уж и плохо, да?
  
   Наши скромные запасы подошли к концу, пришлось в очередной раз умерить свои запросы. Хозяин постоялого двора согласился пустить нас переночевать на конюшне, если почистим лошадей, и покормить нас, если утром уберем в главном зале. Причину такой неслыханной щедрости он даже и не скрывал. Сегодня здесь гуляют наемники, и работы с утра будет невпроворот. Говорил он вальяжно, растягивая слова, всем видом выражая свое презрение: полукровки, у которых нет денег даже на еду, явно недостойны лучшего отношения. Я успокаивающе положил руку Варту на плечо, а то с него станется нашинковать хозяина в капусту. Когда я согласился на все условия, трактирщик только досадливо крякнул - не хотел нас пускать ночевать, а потому выдвинул самые унизительные требования, будучи уверенным, что уязвленная гордость не позволит полукровкам согласиться. Варт, удостоив меня неприязненного взгляда, направился в сторону конюшни и, кажется, был весьма удивлен, когда я к нему присоединился. Подумал, что я буду его нещадно эксплуатировать? А что... это идея!
   Эльфы могут презрительно задирать нос, считая себя высшими существами, но состояние зала после того, как там "чинно отметили удачный поход благородные эльфийские воины", повергло потенциальных уборщиков, то есть нас с Вартом, в состояние ужаса. Правды ради стоит отметить, что там же столовались пара гномов (этих каким ветром сюда занесло? однозначно за мной следят) и даже один человек и что человеческие таверны по утрам не слишком уж отличались от этой, но чтобы так загадить все вокруг себя за один вечер, надо было очень постараться. Варт зло сплюнул под ноги и сказал, что не будет прибирать за этими уродами. Я флегматично попросил его не добавлять нам работы и тоже плюнул, внеся свой посильный вклад в общее дело. Предложение свалить отсюда, пока непоздно, было с негодованием отвергнуто: во-первых, мы еще не расплатились за ужин, что нечестно, а самое главное чревато неприятностями, а во-вторых, еды в дорогу у нас нет, а трактирщик обещал пополнить наши запасы. Варт, оценив масштаб предстоящей работы, заявил, что с этого момента он путешествует один и будет сам добывать себе на пропитание. А дети, в количестве одной штуки, пусть делают, что хотят, раз прикидываются взрослыми и самостоятельными. Мне осталось только пожать плечами и пожелать ему удачи. Мысленное "ура" по поводу долгожданного избавления от навязавшегося спутника вышло на редкость вялым и неубедительным. А если серьезно, рвать отсюда когти надо, пока непоздно. А то я тут полы, значит, мой, а Варт, тем временем, непонятно что замышляет и чем промышляет... Странно, конечно, уже два дня прошло, а никто так и не позарился на беглого прынца, хотя кто его знает?
   - Эй, полукровка, ты ничего не забыл? - С каких это пор я откликаюсь на "полукровку"? О, да это и не ко мне вовсе. Ага, так Варта и отпустили... Трактирщик явно предвидел такой вариант развития событий и поручил слуге проследить за уборкой.
   - Я что должен своей рубашкой тут за этими ушлепками вытирать? - а я думал, Варт за меч сразу схватится. Надо же... Снабдив нас весьма незатейливыми орудиями труда как то: ведра и тряпки, эльф так и остался в зале, чтобы в полной мере насладиться бесплатным представлением.
   - Варт, вы с почтенным охранником выбрасываете всех отсюда, - слугу я тоже взял в оборот, сам виноват, оказался не в том месте, не в то время, причем по собственному почину, а потому пусть не жалуется. Пара наемников так и не смогли добраться до своих комнат и сейчас дрыхли под столом. Выводимые ими громогласные рулады никак не настраивали на рабочий лад, да и прежде чем мыть пол, не мешало бы убрать все лишнее. - Потом воды притащи.
   Прибежавшая служанка помогла убрать со столов и, вручив мне метлу, занялась мытьем посуды. Пока Варт переворачивал стулья и лавки и ставил их на столы, я вымел целую гору костей и объедков. Это ж надо было так упиться! Не очень-то похоже на эльфов, при всей моей нелюбви к оным, все же вынужден признать, что такое поведение для них в высшей мере нетипично. Так рубашку я уже стянул, чтоб не запачкать... разуться что ли? Нет, шлепать босыми пятками по заплеванному полу слишком противно. Вернувшаяся служанка фыркнула, увидев меня, и принесла мне калоши, иначе этот похмельный глюк сапожника и не назовешь. Пусть они и были мне нещадно велики, не в моей ситуации да привередничать, как-то не хочется испортить единственные сапоги. Варт уже выполнил свою не самую пыльную часть работы и, усевшись с мрачным видом на стол, приготовился наблюдать. По-хорошему надо было и его заставить ползать по полу, оттирать въевшуюся грязь, а я грешным делом взял на себя всю самую грязную работу. Как же! У Варта ручки отвалятся, он у нас не привык прислуживать этим... эльфам. Под монотонное ворчание и ругань моего спутника, я приступил к мытью. В мыслях я был уже далеко отсюда: скоро это все закончится, до границы ведь осталось всего ничего, снова буду дома, отцу я все объясню, он поймет и простит, собственно и прощать-то особо нечего... Да и дед, думаю, меня поддержит. Или лучше сразу к деду, а там по обстоятельствам? Не знаю, но настроение было на диво радужным, я даже стал что-то напевать себе под нос, когда неожиданно меня окатило водой, и я моментом оказался в луже. Рядом со мной стоял ухмыляющийся хозяин постоялого двора, небрежным движением ноги опрокинувший ведро с водой. Вопреки ожиданиям извиняться или сваливать все на меня - мол, расставил тут ведра, не пройдешь - он не стал. Просто стоял и скалился, ожидая моей реакции.
   - Господин Карлисиэль, - протянул я до невозможности приторным голосом, - это хорошо, Вы вовремя пришли, у меня как раз к Вам дело есть. В общем, всего пять золотых и я почищу Вам сапоги, а еще за пять поставлю на них набойки.
   Эльф вспыхнул, а я вредненько так улыбнулся. Его некогда модная обувка из светлой замши была сплошь покрыта пятнами всех цветов радуги, навскидку я определил происхождение лишь некоторых из них - жир, острый соус, хотя возможно он был сладким, горчица, вино, и что-то зеленое... трава? да, пусть будет трава.
   - Тэо, тебе нестыдно обдирать эльфа, приютившего нас!? - раздался ехидный голос Варта.
   - Что ты! Ты ничего не понимаешь. Это же антиквариат, полагаю, они достались почтенному трактирщику от его прадеда, сам понимаешь, к таким вещам особый подход нужен, потому и дорого, - судя по сбитым носам и потертой замше, сапогам явно был не один год. Эльф еще сильнее покраснел (ай-ай-ай, и чем я думаю, так ведь можно и до удара его довести) и практически выбежал во двор под наше с Вартом ржание.
   Я вытер лужу - все уборка закончена. Сейчас ополоснусь, и можно выступать.
   - Подождите, - Варт резко прекратил смеяться, - почему...
   - Да? - ну вот опять, стоило нам только остаться одним, как он снова величал меня на "Вы".
   - Почему Вы так поступаете? Вам ведь достаточно было приказать, и для Вас все бы сделали.
   - Вообще-то мне казалось, что я путешествую инкогнито.
   - Вы могли приказать мне, я-то знаю, кто Вы. А вместо этого Вы... - Варт растерянно обвел глазами зал, словно призывая его в свидетели моего неприличного для принца поведения. Что-то поздно он начал возмущаться! Хотел посмотреть насколько я далеко зайду или справедливо опасался, что стоит ему только заикнуться и тут же будет приобщен к общественно-полезному труду?
   - Титул дает не только права, но и обязанности. Коль скоро я пренебрегаю своими обязанностями, пользоваться своими правами тоже не буду, - мне самому стало смешно, от такого пафосного заявления, но Варт воспринял мою сентенцию на удивление серьезно, наградив меня задумчивым взглядом.
   Глава 11
  
   Куда я задевал расческу? О... что тут у нас... Посмотрим. Еще одна монета завалилась за подкладку? Странно только, что я не заметил ее, когда устранял последствия своей вопиющей неаккуратности. Конечно же, зашивание прорехи сопровождалось фырканьем Варта, довольно ухмылявшегося, стоило мне только в очередной раз уколоться. Ну, не умею я шить! А избыток усердия, увы, не всегда компенсирует умение. Посмотрел бы я на него! Только мечом махать и умеет... Хм. А вроде ничего получилось. Ровные стежки... Жалко впустую исколотых пальцев, но давно уже пора выпотрошить все заначки, тем более, такие вот случайные. Определенно у меня в сумке завелась добрая фея, которая в особо тяжкие моменты оказывает посильную помощь особо нуждающимся "прынцам".
   И, кажется, я знаю, как зовут этого доброго фея. То-то сумка была подозрительно аккуратно зашита. Запихал монету в карман, пока никто не обратил внимания на подозрительное свечение. Да, удружил мне Варт, ничего не скажешь. Куда он, кстати, ушел? А, собственно, какая мне разница - сам заявил, что дальше со мной не поедет, неохота ему, мол, ручки марать, теперь пусть не обижается, что его подопечный слинял.
   "Предательство" Варта меня не очень-то и огорчило, скорее наоборот: убедившись лишний раз, что верить никому, особенно наглым и приставучим полукровкам, нельзя, я решил, наконец, сделать ноги, благо до границы совсем недалеко, да и близлежащий лесок поможет мне скрыться. Тщательно перетряхнул все вещи, но неприятных сюрпризов больше не обнаружил. А посему ничего кроме обещанных припасов меня здесь не держит. Целый мешок еды, терпеливо поджидавший меня на кухне, пришлось распотрошить и разделить добычу поровну: вроде как вместе трудились. Если я захвачу всю заработанную еду, Варт гораздо резвее будет меня догонять.
   - Ва-арт! будь другом, натаскай воды! - хоть напоследок поэксплуатирую приставленную ко мне няньку. Он как раз возмущался, что я его верноподданнические чувства оскорбляю: не даю потрудиться во славу и на благо. Увидев вытянувшееся лицо вышеобозначенного верноподданного, я почувствовал себя отомщенным. А нечего было мне следящие амулеты подбрасывать! И расческу я так и не нашел - однозначно Варт увел, больше некому.
   - Как скажете, - Варт насмешливо поклонился и с видом великомученика отправился во двор. Конечно, за символическую сумму можно было воспользоваться нормальной ванной, места здесь не глухие - водопровод уж точно есть. Но зачем тратиться, когда можно запрячь "шпиёна"? А вон и трактирщик маячит на фоне, надо ведь вроде как формальное разрешение получить на пользование удобствами.
   - Господин Карлисиэль, Вы ведь не будете против, если мы воспользуемся летним душем? - эльф не успел ничего возразить. - Спасибо, мы сейчас быстренько ополоснемся и, к сожалению, будем вынуждены вас покинуть. Нас еще квадратные километры полов ждут, не дождутся...
   Вот переобулся бы ты, эльф, не пришлось бы сейчас краснеть под моим оценивающим взглядом. А Варт, гляжу, времени не терял: уже лошадей наших оседлал, чем изрядно облегчил мне побег. Все, сумку к седлу пристроил, осталось только проинструктировать Варта и потихоньку слинять.
   - Варт, ты, когда бак наполнишь, проследи, пожалуйста, чтоб меня никто не беспокоил, хорошо?
   - Кто Вас может побеспокоить? Повесьте табличку "занято" и плещитесь в свое удовольствие.
   - И все же я настаиваю, чтобы ты никуда не уходил, - душевая как раз расположена в стороне от конюшни. Я понизил голос, - Варт, ты же не думаешь, что это - я двумя пальцами приподнял прядь волос - естественный цвет? Понимаешь, надо заново их покрасить. И я не хочу, чтоб кто-то случайно застал меня за этим занятием.
   Варт резко изменился в лице, молча кивнул и снова пошел за водой. Вроде получилось... А то я боялся, что он будет рваться помочь мне - все же самостоятельно красить волосы неудобно. Ну и ладно, не очень-то и хотелось.
   Брр... Вода-то ледяная! Некогда мне тут марафет наводить, но когда еще будет возможность нормально помыться? Водные процедуры не заняли больше пяти минут, заодно и отвел от себя подозрения, если у Варта таковые имелись.
   - Варт, вода больно холодная! Пусть греется, а я пока рубашку постираю, ты не против? Принеси тазик... - я забрал просунутую в приоткрытую дверь посудину. - Ага, спасибо, что б я без тебя делал? Еще водички притащишь? А то мне еще голову мыть...
   Варт поворчал-поворчал, но судя по звуку льющейся воды, смиренно принялся выполнять мой высочайший приказ. А я молодец: вовремя сообразил затребовать тазик. С него как-то сподручнее (сподножнее?) лезть в окошко, что под самым потолком. Но перед этим...
   Прощай, амулет! Не скажу, что очень жалко с тобой расставаться, но поделка занятная... да и светился ты так радостно при виде меня, в общем, не поминай лихом. С едва слышным бульком, монетка упала в водосток. Ищите теперь меня по канализационным трубам, благородные эльфы, приобщайтесь к жизни местной флоры и фауны. Казавшееся весьма просторным, при более близком знакомстве окошко оказалось неожиданно непролезаемым. Ободрав локоть, я все же выбрался наружу. Честное слово, проще было уходить через сток, хотя и бесспорно менее приятно. Прости, Варт, что я почти до упора открыл вентиль, но... В общем, ты сам о себе все знаешь, добавить мне к этому нечего.
   Лошадка моя, определенно, умнейшее животное: даже бровью не повела на мое предложение незаметно покинуть территорию славного питейного заведения. Крадучись, перебежками - что-то заигрались мы в прятки - выбрались-таки из городка. А вот во поле широком можно уже не стесняться и поиграть в салочки.
   Не знаю, Варт уже обнаружил мое отсутствие или все еще не решается прервать священнодействие - окрашивание почти монаршей шевелюры. По крайней мере, до леса я добрался, а теперь пусть попробует меня найти. Очень дружелюбный лес попался, спрятать не обещал, о чем честно предупредил, но вот предупредить о появлении гостей - это пожалуйста.
   Я услышал тревожный сигнал слишком поздно, чтобы спрятаться или уйти. Телепорт открылся посередине полянки, как раз между мной и лошадью.
   - Ваше Высочество, - моя грозная нянька была весьма недовольна моей незапланированной прогулкой. - Почему Вы уехали без меня? Если Вас что-то не устраивает, Вы должны были сообщить мне, а не бросаться сломя голову в сторону незнакомого Вам леса.
   А больше я ему ничего не должен?
   - Дальше я еду один, помнится, еще утром Вы не горели желанием и впредь составлять мне компанию, - он мне "выкает", чем я хуже?
   - Нравится Вам или нет, я поеду с Вами - это не обсуждается. И... - бросив взгляд на мою руку, лежащую на рукояти меча, Варт криво улыбнулся, - даже не пытайтесь, все равно я сильнее и как воин, и как маг.
   - Да, что Вы говорите! А Вы знаете, что грозит осмелившемуся поднять оружие на члена правящей семьи? - я точно не знаю, но явно нечто не самое приятное... угу, точно неприятное, раз Варт так побледнел. Приказ приказом, а все равно по головке не погладят за нападение на принца. Хотя, если уж Варт сумел открыть телепорт и при этом не шатается и с ног не валится, обездвижить меня, не причинив никакого вреда, тоже сможет.
   - Ваше Высочество, может быть, Вы лучше расскажете, в чем причина столь спешного побега? - все же он устал, хоть и пытается это всячески скрывать.
   - Да так. Добрый фей один повадился деньги прятать в моей сумке, с чего такая забота, не знаешь?
   - Вы нашли амулет. - Не вопрос - констатация факта. - Вы точно уверены, что полностью нейтрализовали его? Все же там пятиуровневое заклинание.
   О, да! Я точно не дотягиваю... Интересно, а как высоко Варт оценивает мои гипотетические способности? Но что-то мне подсказывает, что амулет уже не способен выдать мое местонахождение. Как Варт нашел меня? Наверняка, нацепил на меня следящее заклинание или даже не на меня, а на ту же сумку или лошадь...
   - А я его выбросил, - похоже, такая простая мысль даже не пришла в голову одаренному полукровке. Конечно, заряженными амулетами не разбрасываются, особенно, в моем положении. Куда как естественнее приспособить его под собственные нужды. Хотя бы просто извлечь чистую энергию... Ну да. Может, просветить его уже, что я не маг? И вовсе не из любви к конспирации не пользуюсь магией?
   - На постоялом дворе? Надо срочно забрать его. Я поеду с Вами. Ну же! - Варт решительно двинулся к моей лошади, свою-то он через телепорт не потащил. Тяжеловато, однако. Я отрицательно покачал головой. - Вы хоть понимаете, что наделали?! Пока амулет был у Вас, все знали, что с Вами все в порядке, все были спокойны. Как только Вы удалились на расстояние больше полукилометра, в штаб тут же поступил сигнал. У нас где-то двадцать минут, чтобы связаться с ними и заверить, что причин для беспокойства нет.
   - Ничего, времени как раз достаточно, чтобы наконец-то просветить дремучего меня, куда мы все это время направлялись. И за каким углом меня ждали с распростертыми объятиями, - спокойно, Рэн, все, что можно было сделать глупого, ты уже сделал. У тебя двадцать минут, чтобы слинять как можно дальше.
   - К приграничной заставе, там нас должны были встретить. Вот если бы Вы не поторопились и потеряли амулет уже по ту сторону реки, найти Вас было бы сложнее. - Ну да, взлом охранных контуров - прямое нарушение договора. Только сомневаюсь, что ты бы не сдал меня на этой самой заставе. - Я могу сходить за амулетом, если Вы пообещаете дождаться меня.
   - Он в душевой под половичком, прости, более надежного места я не нашел.
   - Ждите меня здесь. И огонь лучше не разжигайте.
   Ага, Варт, не буду. Вот если бы ты мне сразу все рассказал, я бы, может, и не стал бы топить амулет в выгребной яме... Ну что, лошадка, потопали? А я не обещал ничего, тебе показалось, я просто указал примерное местонахождение чудо-монетки, и невиноват я, что кто-то по неосторожности уронил ее в водосток. Думаю, час-другой у меня все же есть. Это, конечно, если Варт будет искать монету... А если отряд "спасателей" уже прибыл, и мои координаты уже сообщены телепортаторам, то я даже чай попить не успею...
   Судьба мне выжалила целых три часа почти ничем незамутненной свободы. Трель, раздавшаяся прямо в голове, предупредила о появлении гостей. Лес вот-вот закончится, но равнина почему-то не выглядит самым подходящим местом для игры в прятки. Толком определить, с какой стороны пришли чужаки, сколько их, куда они направляются, я не смог - лес совсем еще молодой, а может, новая кровь плохо повлияла на мою способность слышать лес. Хотя с чего бы? Эльфы все же ближе к природе. Но пока у меня есть хотя бы один шанс, я им воспользуюсь.
   Непослушными губами выговариваю слова древнего заговора, рисуя кровавой краской несложный узор на коре дерева.
   - Телом твоим, душой твоей... - прозвучали последние слова, и я на секунду почувствовал себя лесом. До боли сжал порезанную руку, чтобы стряхнуть наваждение и не раствориться в сознании леса. Конечно, искать на деревьях меня будут в первую очередь, думаю, уже успели вычислить мои предпочтения. Да и вообще, не так уж и сложно прочесать лесок, запустить поисковое заклинание - и того проще. Только вот искать надо не беглого принца, а новорожденную ветку дерева.
   От лошади пришлось на время избавиться, хорошо хоть лес согласился приютить животное. И никто кроме меня коняшку не найдет, если только случайно не наткнется. Вещи было прятать сложнее, вся надежда, что лес укроет - после моего слияния с деревом, он стал посговорчивее. Только вот хватит ли ему силы?
   Двадцать два эльфа... Они подошли так близко, что я мог их сосчитать. Скоро уже появятся на поляне. Большой отряд послали за мной, чего или кого они так боялись? Или мне по статусу меньшее сопровождение просто неположено? От эльфов просто искрило заклинаниями - наскоро проведенный ритуал подарил мне недоступные ранее возможности: теперь могу даже обходиться без пищи и воды, питаясь соками дерева. Заманчиво? Не очень... если только не хотите всю жизнь просидеть на дереве. Так можно и корни однажды пустить.
   Тиррелинир, доверенное лицо Повелителя, собственной персоной и его спецотряд... Мышам, похоже, поимку моей персоны уже не доверяют. Ну что ж, посмотрим, как с той же задачей справятся эти остроухие. Условия почти равные - в тот раз я был на своей земле, но пользоваться своей связью с лесом толком еще не умел, прибегая к его помощи скорее на интуитивном уровне. Сейчас я не в пример лучше понимаю лес, но все же я чужой для этих мест, и в этот раз ничто не мешает эльфам развернуть широкомасштабную поисковую компанию.
   О! Варт тоже с ними. Спасибо тебе, друг-сотоварищ, целый отряд лопоухих нянек привел, когда понял, что сам уже с великовозрастным дитятком не справляешься! Или они за тебя поняли и сами привелись? Руки стянуты за спиной. Неудобно ведь, но Варт как-то умудряется сохранять гордую осанку. Да, не оценили, похоже, твоих заслуг перед Короной.
   Силы леса я все же переоценил - сумки мои через полчаса поисков все же нашли. Правда, для этого эльфам пришлось на несколько раз проверить все близлежащие кусты. И даже лошадь мою как-то выловили... Эльфы постепенно рассредоточились по всему лесу. Но временным штабом выбрали мою полянку - понравилась она им чем-то. Сейчас двое энтузиастов проводили какой-то мудреный обряд, но не того ищете, господа, не того. Зато на языке говорите очень даже на правильном: на псевдоэльфячем. Одного только не пойму - зачем шифроваться в лесу? Или подозреваете, что я вас слышу? Правильно подозреваете, продолжайте в том же духе.
   - Лорд, вынужден признать, дальнейший маршрут принца нам неизвестен, он как будто исчез, растворился. - Я невольно затаил дыхание, ты даже не знаешь, эльф, насколько ты сейчас близок к разгадке. Только для всех это так и осталось лишь удачным сравнением, не более. - Или Его Высочество сам выйдет к нам, - не дождетесь! - или господин капитан все же снизойдет до нас и поделится ценной информацией.
   Варт покачал головой и снова уставился в пустоту перед собой. Эй, я не ослышался? Капитан?! Бедный несчастный полукровка, которого никуда не берут? Он мне хоть слово правды сказал за все это время? Я, конечно, подозревал, что он что-то не договаривает, что-то привирает, но не до такой же степени!
   - Хельварт, ты вообще понимаешь, что творишь? - для душевного разговора с Вартом Тиррелинир как назло выбрал противоположный край поляны. Только не учел он, что у кустов тоже есть уши. - Я перетаскиваю целый отряд, чтобы успеть тебе на помощь. А ты, оказывается, амулет просто так выбросил, а где принц - говорить отказываешься.
   - Я не знаю, где он.
   - Или не хочешь знать? Не верю, что ты мог забыть поставить на него маячок.
   - Не хочу и не скажу, пока ты не объяснишь, что происходит. - Однако, кто ж этот Варт такой, если он вот так запросто с Тиррелиниром? - От хорошей жизни дети не бегут к людям. И не красят волосы в жуткий цвет. Что надо было сделать, чтобы принц крови перекрашивался под полукровку?! - Почему-то этот факт возмущал Варта больше всего. Это он еще мою шевелюру в естественном состоянии не видел, а то не удивлялся бы. - Только не говори, что это просто каприз избалованного ребенка, все равно не поверю.
   - Ты ничего не знаешь.
   - Так расскажи.
   - Хель, не лезь в дела Повелителя, целее будешь. Ничего с твоим драгоценным принцем не станет, почему приказ вернуть заигравшегося ребенка домой вызывает столько нареканий? Почему приказ вообще вызывает нарекания? - Тиррелинир говорил все тише, но даже меня пробрал его почти шипящий голос, представляю, каково сейчас Варту.
   - Потому что приказ противоречит Закону.
   Надо же какая забота! Интересно, как бы он заговорил, если бы узнал о моем темном прошлом. Тиррелинир уже всех своих бойцов по лесу разослал, а то Варт плохой пример подает - никакой субординации и приказов не слушается.
   - Хель, если ты думаешь, что я смогу вытащить тебя из этой... западни, в которую ты сам себя так старательно загоняешь - ты ошибаешься.
   - Я и не прошу. Если я виноват перед Повелителем, я отвечу за свои поступки.
   - А ты готов отвечать за похищение принца? А если с ним что-то случится? Хочешь, чтобы на тебя еще и покушение на убийство повесили? - Варт побледнел. Точно знает, чем чреваты подобные фокусы. Что же мешает ему сказать - вот он принц, на дереве сидит. Зачем теперь играть в героя?
   - Хель, он всего лишь запутавшийся ребенок, как ты думаешь, сколько ему времени понадобится, чтобы попасть в очередную неприятность? Если тебе все равно, что будет с тобой, подумай о нем.
   Варт отвернулся от Лорда и словно случайно встретился со мной взглядом. Тяжко вздохнул, разрывая контакт, и нехотя посмотрел на Тиррелинира.
   - Простите, мой лорд. Но Вы меня не убедили.
   - Ты хоть знаешь, что принц не просто несовершеннолетний, он даже первого посвящения еще прошел?
   Варт побелел как полотно и привалился плечом к дереву. Кажется, его только что просветили, что я даже не ребенок - сущий младенец.
   - Я тебе не верю, - я с трудом узнал голос Варта, - он прекрасно контролирует себя и свою силу. Ни одного всплеска эмоций за целую неделю, и это в достаточно экстремальной ситуации.
   - Ты обвиняешь меня во лжи? - ледяным голосом спросил Тиррелинир. Так и не дождавшись ответа, он подозвал двух эльфов из отряда. - Раз ты не хочешь сам признаться, придется прочитать твою память. И лучше не сопротивляйся, все равно я взломаю твою защиту.
   Варт даже не дернулся, когда Тиррелинир положил руки ему на виски. Я, кажется, разучился дышать - бледные лица обоих эльфов, чуть подрагивающие руки Тиррелинира... Варт захрипел и упал на колени, из носа хлынула кровь.
   - Хель! - похоже, Тиррелинир испугался, - Слышишь меня?! Просто скажи, где он. Зачем тебе все это? Ради чего?
   - Прости, - лес чуть слышным шелестом донес до меня слова Варта. Его вздернули на ноги, чтобы вновь разбивать ментальные щиты, один за другим. Фигура моего неожиданного защитника была окутана еле заметной зеленой дымкой, которая на глазах таяла. Он же его так убьет!
   - Прекратите! Отпустите его, Вам ведь нужен я. - Резко оборвал связь с лесом, едва успев поблагодарить, и спрыгнул с ветки.
   Такого "благородства" от меня, кажется, никто не ожидал. Мне стоило больших усилий, чтобы не попятиться под тяжелыми взглядами эльфов. Хорошо хоть здесь только малая часть отряда... Обессилевшего Варта бережно уложили на землю, оставив на попечение целителя. Накопитель энергии моргнул два раза и окончательно потух - Варт выпил его досуха - но зато поднялся парень уже без чьей-либо помощи.
   - Ваше Высочество, - я вздрогнул, так неожиданно прозвучал голос Тиррелинира. - Мы проводим Вас домой.
   - Лорд Тиррелинир, - поприветствовал я его, но смотрел по-прежнему на Варта. Почувствовав мой взгляд, он обернулся, но сразу же отвел глаза.
   - Ваши руки.
   - Простите? - я наконец-то вернулся к реальности.
   На моих запястьях защелкнулись наручники. Изящные серебряные браслеты и никакой цепи между ними - браслеты покорности. "Домой" меня возвращали как беглого раба. Повелитель просто не мог сильнее меня унизить, не по собственной же инициативе лорд нацепил на меня браслеты. Не посмел бы. Я даже не пытался понять, чего еще от меня хочет Тиррелинир. Отряд уже собрался, а я все также безучастно стоял под деревом, приютившим меня. На лошадь меня буквально водрузили, отчаявшись дождаться от меня какой-либо реакции.
   Неужели и Закон, и родственные узы для Повелителя всего лишь пустой звук? Не знаю, чего добивается этот эльф, но он планомерно убивает все, что есть у меня святого. То, что когда-то казалось долгом целителя, теперь представляется одной большой ошибкой. Ненависть выплеснулась наружу, сбивая ехавших рядом эльфов на землю. Я с трудом справлялся с взбесившейся лошадью, чудом удерживаясь в седле, но остановить несущееся животное я уже не мог. Попытки догнавших меня эльфов усмирить лошадь тоже не увенчались успехом. Надо взять себя в руки. Успокоиться. Взгляд скользнул по браслетам, и злость вновь ударила по нервам животного. Я вылетел из седла, перелетев через голову лошади, тяжело шлепнулся на руки и тут же откатился в сторону, уворачиваясь от копыт. Где-то нервно ржали лошади, чувствуя все незатухающие волны моих эмоций. Меня перевернули на спину, крепко сжав за плечи, я еле сдержал рвущийся стон.
   - Ваше Высочество! - это Тиррелинир терзает мои несчастные останки. - Если Вы не успокоитесь и не потрудитесь взять себя в руки, остаток пути Вы проведете в бессознательном состоянии.
   Да, лорд умеет утешать: удар по голове - и никакой истерики.
  
   Глава 12
  
   Бедный Тиррелинир все никак не мог определиться, как со мной обращаться: как с беглым рабом или все же как с беглым принцем? С беглым рабом незачем церемониться - можно перебросить через седло и сгрузить в ближайшей деревне как мешок картошки. А если еще при этом цедить сквозь зубы "Ваше Высочество", то вроде как и высокий титул беглеца учтен... И когда только я успел Вам так досадить, лорд? Или это Повелитель попросил по старой дружбе поставить меня на место? А то я, видите ли, не оценил оказанной мне чести.
   Слабость на удивление быстро прошла, хотя я так и не использовал амулет, припасенный как раз для таких случаев, а эльфы и не почесались, чтобы облегчить мое состояние. Не позволяет им воспитание чесаться при столь высокопоставленных персонах. Никак процесс обещанной стабилизации, наконец-то, начался? Наверное и памяти моей больше ничего не угрожает, и я спокойно могу вернуться во дворец, прослушать лекцию о собственной никчемности, если, конечно, Его Эльфийское Величество соизволит до меня снизойти, а не запрет меня где-нибудь исключительно в воспитательных целях. Также спокойно могу распрощаться с надеждой увидеться со своими. Ключевое слово здесь - спокойно: излишне бурное проявление эмоций неприемлемо, зато дворец и кхаледовская магия всегда готовы устранить эту пагубную склонность и с легкостью потрут замутняющие мое сознание воспоминания. А Повелитель по счастливой случайности забудет мне рассказать, что он вовсе даже и не любящий брат, а только прикидывается. Воспитает на свой вкус, а на каком-нибудь приеме - ну мало ли, вдруг организуют какой - я пройду мимо своего отца и не узнаю. Еще и скривлюсь, я ведь буду вроде как высокородный эльф, а люди что? Что король, что последний нищий - все равно больше ста лет не проживут. Только людские маги достойны чуть большего внимания, они ведь и до пятисот лет дотянуть могут.
   Унижаться еще больше и просить, чтобы мне оказали хоть какую-то целительскую помощь, я не буду. Не буду, но отбитые руки предательски ноют от любого неосторожного движения.
   - Могу я забрать свои вещи? - спросил я, ни к кому конкретно не обращаясь.
   - Зачем, Ваше Высочество? Если Вам что-то нужно, Вы можете попросить у меня, - как зачем, лорд? А зубочистку Вы мне беретесь организовать? Нет? А вот у меня было пару штук припасено. Попросить, говорите... А я что, по-вашему, делаю? Или как когда-то сказал Повелитель, "попросить" значит на коленях?
   - А как Вы собираетесь объяснять Повелителю побитого меня? - Вряд ли Повелитель дал Тиррелиниру неограниченные полномочия относительно моей персоны. А многочисленные синяки ненавязчиво наталкивают на мысли о том, что меня побили. Несильно, конечно - так, чтобы не забывал свое место.
   - С Вашего позволения, принц, смею заметить, что серьезных повреждений, угрожающих Вашей жизни или здоровью у Вас нет. - Я и не говорю, что умираю! Неужели так сложно просто отдать мне сумку? Но нет, вместо этого мне под нос сунули какую-то странно пахнущую жидкость. - Выпейте.
   - Что это? - на обезболивающее непохоже, да и зачем поить меня всякой отравой, когда достаточно сделать пару пассов и избавить меня от боли?
   - Успокоительное, - да уж, дождешься от лорда сочувствия. Что, болит у тебя что-то там? Да... все болезни от нервов, выпей, деточка, успокойся. - А то, что Вы упали с лошади... поверьте, в этом нет ничего сверхъестественного.
   - А если я скажу Повелителю, что Вы меня избили? - такая версия лорду почему-то не понравилась, может, хоть сейчас проникнется и заметет следы, в смысле уничтожит улики.
   - Как будет угодно Вашему Высочеству, - Лорд кивком головы скорее обозначил поклон, чем поклонился, - Через пять минут мы отправляемся, - у самой двери он обернулся, - Правда, через час от "побоев" не останется и следа. Так что Вашему Высочеству придется изыскать другой способ для мести.
   Какой еще мести? Лорд, я был лучшего мнения о Ваших умственных способностях. Через час говорите... Стараясь не делать лишних движений, закатал рукава. Нда, я, конечно, самолично наблюдал эльфийскую регенерацию в действии, но что-то мне сомнительно, что уже через час смогу забыть об этих милых синяках. Не менее милый моему сердцу браслет врезался в распухающее запястье. Нет, лорд, я не доставлю Вам удовольствия униженными просьбами о помощи, как-нибудь обойдусь без мазей. Просто сильный ушиб - ни вывиха, ни перелома - от этого не умирают, поболит и перестанет, а браслет можно просто сдвинуть выше.
   - Ваше Высочество, позвольте, я помогу Вам. - О! Мне все же прислали целителя, а может, это была его собственная инициатива, не знаю. Зато больше ничто не напоминает о моем бесславном падении. Так-с, а теперь, если следовать тиррелинировской логике, я должен судорожно придумывать более изощренный способ мести.
  
   Банкет они что ли собрали на приграничной заставе, где по первоначальному сценарию нас с Вартом и должны были ждать, продукты, наверное, пропадают. Иначе на кой ляд мы тащимся в сторону реки?
   - На заставе есть телепорт, - пояснил мне целитель, единственный эльф, обратившись к которому, я мог рассчитывать на более-менее адекватный ответ. Все остальные вежливо посылали меня к Тиррелиниру. - Не беспокойтесь, Ваше Высочество, скоро уже будете дома.
   Можно подумать, я выбрался на увеселительную прогулку, слегка заблудился, а посему пребываю в состоянии эйфории от одной мысли о том, что добрые дяди отведут меня "домой" за ручку! Зато теперь ясно, почему они так быстро среагировали на сигнал: всего лишь воспользовались стационарным телепортом находящимся неподалеку - перебрасывать такой большой отряд обычным телепортом было бы слишком энергозатратно, чтоб открыть такую "дверь" пришлось бы напрячь не одного мага.
   До заставы мы не добрались исключительно потому, что меня боялись еще раз уронить. Стоило мне хоть чуть-чуть прибавить ходу, как меня снова оттирали в центр процессии. Не то чтобы я очень спешил увидеться со своей маленькой, но очень дружной эльфийской семьей, но тащиться со скоростью раненной черепахи в компании нелюдимых эльфов - то еще удовольствие.
   К вечеру мы все же доехали до реки, ну а завтра с утреца пораньше доберемся и до телепорта. Постоялый двор, в котором мы остановились на ночь стоял почти на самом берегу. Связывать меня никто не стал, справедливо полагая, что за ночь я все равно никуда не денусь: с браслетами небольно-то побегаешь. Спать не хотелось, пить предусмотрительно подсунутое мне успокоительное - тем более. Заявив, что подышать перед сном свежим воздух - ну просто жизненная необходимость, я направился на берег реки - куда угодно, лишь бы подальше от надменного лорда. На сопровождавших меня эльфов я старательно не обращал внимания, они тоже не особо усердно за мной приглядывали. Просто таскались за мной по пятам, но как только я расположился на травке, потеряли ко мне остатки интереса.
   Уже стемнело, и мне никак не удавалось разглядеть противоположный берег - интересно, он такой же крутой как этот? Эх, в наследство от эльфийской крови мне пока досталась только экзотическая внешность, сомнительная честь называться эльфийским принцем и разрушительной силы нервные срывы. Легендарные способности эльфов держали глухую оборону и проявлять себя никак не спешили: ни тебе ночного зрения, ни быстрой регенерации... А, может, организм просто еще не до конца перестроился. И я еще буду наслаждаться невиданной зоркостью не одну тысячу лет. Хотя с таким братцем никакой длинной жизни не захочешь.
   В потемках даже камешек нашарить - проблема. Но не могу же я просто так уехать, не выяснив какой высоты этот обрыв, а завтра мне вряд ли позволят любоваться местными красотами. Нашел. Осторожно ступая, направился к краю, когда из сгустившейся темноты по обе стороны от меня выступили две фигуры. Нельзя же так подкрадываться! Я чуть не подпрыгнул от неожиданности, уже благополучно позабыв о своих "телохранителях".
   - Простите, Ваше Высочество, Вы слишком близко подошли к краю обрыва, это может быть опасно, - после сегодняшнего падения с лошади я, наверно, в их глазах выгляжу совсем неуклюжим и, мягко говоря, не отягощенным интеллектом. Ну да ладно, добросить камушек можно и отсюда. Хм. Обрыв, кажется, круче, чем я предполагал. Ох, не о том я сейчас думаю, не о том. А вообще... наверное, стоит попробовать. Все, лорд, можете начинать бояться. Нет, я не мстительный, просто Вы так жаждете отмщения, что я не смею лишний раз Вас разочаровывать.
   В отведенной мне комнате я нашел воду для умывания, чистую одежду и даже свою сумку со всеми вещами. Что-то поздно Вы спохватились, лорд Тиррелинир, но все равно спасибо: лучше поздно, чем никогда и все такое. Так трава мне уже не нужна, банки-склянки тоже, без второй смены одежды я как-нибудь обойдусь - ну а если мой побег увенчается очередным позором, то вещи у меня все равно отберут, вот пусть и тащат мое барахло.
   Мой гениальный план утром таковым уже не казался. С одной стороны, все оказалось даже легче, чем я думал - меня даже не пытались остановить. Даже обидно стало: совсем ни во что меня не ставят. Или слишком надеются на браслеты, я могу только догадываться, как они замагичены. Но стандартный запрет отлучаться без позволения "хозяина" больше, чем на тридцать шагов, наверняка, оставили. А мне больше и не надо, подожду Тиррелинира на берегу. А высоко тут... даже выше, чем вчера на слух да опытных путем определилось, да и камешки внизу выглядят весьма убедительно. Должно сработать. Сумка глухо ударилась о камень, с чем я себя и поздравил. Я вообще-то целился на соседний, но не утопил - и на том спасибо. Так, и где собственно все? А то что-то мне уже не то чтобы очень хочется претворять свой план в жизнь. Тиррелинир сотоварищи появился как раз вовремя: еще чуть-чуть и я плюнул бы на все с высокого обрыва.
   - Ваше Высочество, надеюсь, Вы уже налюбовались рекой, и мы можем продолжить наш путь? - конечно, Тиррелинир даже не понял, что я вроде как сбегаю. И почему он отказывается понимать элементарные вещи? Все приходится объяснять.
   - Доброе утро, лорд Тиррелинир, - шаг в сторону обрыва, - я уже в полной мере оценил красоту этого места, и вы можете со спокойной душой продолжить ваш путь. Не смею вас долее задерживать. - Если бы я не знал Тиррелинира, решил бы, что он растерялся.
   - Ваше Высочество, Вы же не откажетесь составить нам компанию? - Тиррелинир пошел по пути меньшего сопротивления и решил все свести к шутке.
   - Увы, - я развел руками, - вынужден Вас разочаровать, но нам слегка не по пути. Будете в столице, передавайте привет моему сиятельному брату, Вы меня премного этим обяжете, лорд, - все шутки закончились. Любезностями уже обменялись, теперь пора перейти ко второй части плана и ввести всех заинтересованных в курс дела.
   - На Вашем месте я бы не стал делать еще больше глупостей. - Лорд ощутимо напрягся.
   - Но, лорд, Вы не на моем месте, а поэтому предлагаю закончить этот бессмысленный разговор. Вы, кажется, спешили? Мне крайне неловко Вас задерживать, - немного вежливости, немного наглости... - взрывная смесь, которая подтолкнула Тиррелинира перейти, наконец, к активным действиям.
   - Ваше Высочество, Вы не оставляете мне выбора. - По его знаку два эльфа спешились и направились в мою сторону. Э, нет! Мы так не договаривались!
   - Еще один шаг, и я спрыгну вниз, - предельно спокойно сказал я. Эльфы тут же замерли, и я поспешил закрепить успех, - пять шагов назад!
   - Вы этого не сделаете! - насмешливо скривился Тиррелинир и теперь смотрел на меня, чуть склонив голову на бок. Конечно, не сделаю, при всем желании, которого у меня, правда, нет: на браслетах помимо прочего, наверняка, стоит запрет на любое сознательное причинение себе вреда. Но ведь почти любой запрет можно обойти, так ведь?
   - Почему же? Лорд, Вы в этом так уверены? - я вернул ему кривую улыбку, - кто знает, может, мне суждено разбиться, а убежать от судьбы еще никому не удавалось.
   Эльфы недоуменно переглянулись, но Тиррелинир-то прекрасно понял мой намек: один раз он уже привез Повелителю мое переломанное тело.
   - Мне необязательно приближаться к Вам, принц, чтобы заставить Вас пойти со мной, и Вы это прекрасно знаете. - Мои угрозы все же подействовали, Тиррелинир весь подобрался будто перед прыжком.
   - Попробуйте, и посмотрим, что из этого получится, - я уже опасно балансировал на самом краю, одно неверное движение и я упаду. Так что использовать браслеты сейчас не просто опасно, а смертельно... для меня. И Тиррелинир тоже это прекрасно понимает, иначе бы меня давно уже обездвижили.
   - Хорошо, чего Вы хотите?
   - Снимите браслеты, - Тиррелинир, кивнув, медленно пошел ко мне. - Стоять! Лорд Тиррелинир, маг Вашего уровня прекрасно справится с такой пустяковой задачей и на расстоянии.
   Легкий щелчок подтвердил, что от браслетов наконец можно избавиться, что я и сделал, швырнув их лорду: мне чужого добра не надо.
   - Лорд, господа, не смею Вас дольше задерживать.
   Что-то они больно резво ускакали... И кажется, кого-то потеряли, их ведь больше было. И траву шагах в пятнадцати, конечно же, ветер приминает и чудно так приминает: будто ко мне невидимка подкрадывается. Вот тьма! Я медленно присел, словно поправить шнуровку на ботинках (неважно, что у меня сапоги), повернув голову вправо, убедился, что призраков здесь развелось на удивление много. Десять шагов. Рука нашарила веревку, спрятанную в траве - конец ее я закрепил еще до прихода отряда, набросив петлю на каменный выступ. Восемь шагов. Закрепил веревку на запястье: хитрый узел дает надежду, что без руки я не останусь. И пусть инстинкт самосохранения бьется в истерике, но во дворец я не вернусь. Не как раб. Пять шагов. Резкий поворот и головокружительный прыжок в пропасть.
   Ветер ударил в лицо, донося до меня брызги воды и заглушая крики невидимых охотников, упустивших свою добычу. Насладиться полетом мне не удалось, резкий рывок прекратил мое падение, и я со всего размаха впечатался спиной в камень. Река проложила себе путь посередине каменного плато, со временем все глубже прогрызая его и подтачивая, и если сверху легкий налет земли скрывал камни, то внизу ничто уже не могло смягчить удар. Меня тут же потянуло в обратную сторону, и вот я уже как маятник раскачивался над бурлящим потоком, еще один удар плечом и качание сменилось кружением вокруг своей оси, от чего веревка все сильнее врезалась в запястье. Хитрый узел никак развязываться не хотел, но чтобы я, да не перехитрил узел собственного сочинения? А нож для чего?
   Воспользоваться сим хитромудрым приспособлением я не успел - каменный выступ, казавшийся таким надежным, не выдержал, и я упал на мокрый камень, больно ударившись коленями, меня тут же с ног до головы окатило водой: обломок, едва не задев меня, с шумом вошел в воду, подняв столб брызг. Веревка натянулась, и я, не удержавшись на скользком камне, плюхнулся в ледяную воду. Течение тут же протащило меня по каменистому дну, наверняка наградив меня еще парочкой синяков, утянуло прочь от берега и накрыло с головой. Веревка продолжала крепко держать меня за руку, не давая всплыть наверх - с узлом я, похоже, перемудрил. Пришлось нырять поглубже и ножом, что до сих пор продолжал судорожно стискивать в левой руке, перерезать веревку. Тут же изо всех сил заработал ногами, выбираясь на поверхность. Нож, конечно, жалко, но себя жальче - так что выбросил его, чтобы хоть как-то удерживаться над водой, и желательно по центру узкой, но стремительной реки. Плыть в сторону берега я и не пытался - даже в лучшие свои времена, не смог бы вылезти из реки по практически отвесным стенам. Пришлось изображать из себя водоплавающее, пока меня не приложило об обломок скалы, выступающий из воды практически у самого берега. Удачно приложило, ничего не скажешь - не удивлюсь, если контрабандисты вовсю пользуются этой природной лестницей. Не самый безопасный и удобный, конечно, подъем, но за не имением других - грех жаловаться.
  
   Итоги поверхностной ревизии собственных частей тела с небольшим натягом можно было назвать удовлетворительными. Скорее всего, руку я все-таки сломал, но перелом закрытый... без смещений - жить буду. Правда, ссадина оставленная веревкой выглядит весьма неаппетитно, но если ее перевязать обрывком рубашки, то вполне даже ничего. Я невольно усмехнулся, вспомнив, как накануне стенал по поводу обычных синяков. Но то было на эльфийской земле, а здесь мне почти родной воздух помогает. Ну и шоковое состояние тоже, не без этого. Кстати, о родной земле... Надо потихоньку двигать отсюда. Я, конечно, весьма неплохо так искупался, вынырнув уже почти на самом краю владений кочевников, но встреча с пограничным разъездом - определенно не то, что доктор прописал. Да и после пребывания в не самой теплой воде, даже легкий ветерок пронизывает насквозь, так что пока окончательно не замерз, потопаю-ка я в сторону леса.
   На ходу сорвал пользительный цветочек - будет, что пожевать, когда, наконец, почувствую руку. Интересно, а эльфы рискнули за мной в реку прыгнуть или решили подождать, пока я сам всплыву? Только вот телепортироваться на эту сторону реки, себе дороже, а пока они обходные пути будут искать - меня уже и след простыл... А вот как раз и от простуды травка. Апчхи! Ничего, главное сейчас до леса добраться, там и отлежусь. А так в принципе и в степи хорошо. Птички летают...
   А где птички, там и кочевники. Я обреченно вздохнул. То не духи Степи сообщают кочевникам о появлении незваных гостей, как поговаривают в народе. Уж я-то знаю, наверняка, что это все сторожевые соколы. Неплохо кочевники устроились: зачем постоянно патрулировать границы, частицу сознания поместил в голову несчастной птахи и эксплуатируй - не хочу. Что видит пернатый слуга, видишь и ты. И, похоже, меня заметили. А до леса еще полдня ходьбы... Ничего, кочевники не эльфы, с ними и договориться можно.
  
   Глава 13
   Кочевники появились, когда я уже было решил, что на одинокого путника просто махнули рукой. В конце концов, тот факт, что птичка выглядела меня у реки, еще не означает, что я пересекал границу, может, я просто купался. Всадники пронеслись мимо, чуть не сбив с ног, и оставили меня в полном недоумении глотать пыль. Что они там такого увидели, что полностью проигнорировали мою персону? Выяснить, что же могло составить конкуренцию полосатому эльфу, мне так и не удалось. Стоило мне только шелохнуться, как активировалось обездвиживающее заклинание: не то что пошевелиться не могу - дышится с трудом. И зачем, скажите мне на милость, швыряться магией налево и направо? Я ведь бежать не пытался, оружия у меня нет, а отрядный маг, наверняка, уже вычислил, что повелитель стихий во мне сдох, не родившись.
   И как это называется? Бросили меня тут на растерзание собственному любопытству. Может, это эльфы уже подтянулись? Надеюсь, им хватит ума не связываться с пограничным отрядом? Что-то мне не очень хочется стать причиной очередного межрасового конфликта.
   И долго мне еще тут стоять под вашими пристальными взглядами и думать, просто так вы мою спину гипнотизируете или примериваетесь, куда стрелу всадить? Наконец-то, кочевники что-то решили, потому что, обогнув меня по широкой дуге, резко осадили лошадей и медленно приблизились ко мне, окружая. У них что, учения проходят? Кого они тут пытаются поразить своими построениями, уж не меня ли? И ведь все маневры провернули, не проронив ни звука - даже между собой словом не перекинулись. Пока я изображал статую, один из кочевников спешился и подошел ко мне, на ходу развязывая расшитый мешочек.
   Разглядев его содержимое, я лишь вздохнул: от одних браслетов только избавился, другие тут же норовят нацепить. Любоваться на них мне долго не дали, тут же затянули на запястьях. С правой рукой вышла небольшая заминка - кочевник сначала хотел содрать повязку, но в последний момент передумал и закрепил наручники прямо поверх импровизированного бинта. Я пошатнулся оглушенный резкой тишиной: меня будто отрезало от окружающего мира. Обездвиживающее заклинание больше не удерживало меня на месте, и не подставь кочевник плечо, я бы позорно рухнул на землю.
   - Киу, возьмешь его к себе? - пробился голос сквозь давившую на уши тишину.
   Подъехавший всадник - очевидно, это и был названный Киу - втащил меня на коня, усадив перед собой. Не доверяет, это понятно, о том, чтобы посадить меня за собой, - и речи быть не может. Через минуту голова перестала кружиться. Похоже, побочный эффект от заклинания прошел, или в моей слабости были виноваты браслеты?
   - Полегчало? - спросил кочевник, которому я поневоле составил компанию. По закону подлости когда меня, наконец, сочли достойным беседы, в горле нещадно запершило. Пришлось ограничится кивком, благо вопрос не предполагал пространного ответа.
   - Выпей, - резкий запах ударил мне в нос. Нельзя пить непонятные настойки, предложенные чужаками. Нельзя, но прохладная жидкость уже скользнула в желудок, обжигая горло и согревая мягким теплом. Только сейчас я понял, как на самом деле замерз. Плохо. Холод отвлекает, мешает сконцентрироваться, а мне надо хотя бы до прибытия в... ну, куда там меня везут... продержаться. Зябкое поеживание не ускользнуло от внимания моего стража: на плечи мне опустился плащ, все еще хранящий тепло прежнего хозяина. От такой заботы почему-то захотелось завыть в голос: вот скажите мне, почему кочевники отнеслись к эльфу, незаконно пересекшему границу, лучше, чем эльфы - к вроде как принцу? Даже браслеты надели не рабские: не металл - проклепанная кожа неведомой зверюшки. Где-то я такие уже видел... Разморенный теплом я неожиданно для себя задремал, поэтому оказался не готов очнуться посреди весело гудящего лагеря.
   - Киу, Большая охота еще не началась, а ты уже с добычей? Ай, что зверь такой чудной, полосатый? Это его Нерк выглядел? - невысокий кочевник в богато расшитом кафтане буквально засыпал моего сопровождаемого вопросами.
   - Его, - Киу бросил на него недовольный взгляд и, крепко схватив меня за предплечье, потащил куда-то вглубь лагеря. - Под ноги смотри! Налюбуешься еще, - прошипел он, когда я в очередной раз споткнулся, заглядевшись на расписные шатры. Насчет хорошего отношения я, похоже, погорячился. Но все равно. Кочевник хотя бы не лицемерил.
   - Простите, - и злился Киу вовсе не на меня: чем-то ему приставучий кочевник не угодил. Определенно степняки лучше.
   - Сиди здесь и не высовывайся.
   Меня втолкнули в большой шатер и оставили одного, даже не удосужившись посмотреть, как я тут устроился. Даже не связав! А раз так - пусть потом не жалуются, что я не стал покорно ждать, когда моя персона кого-нибудь заинтересует. Далеко уйти мне не удалось: стоило только перейти невидимый рубеж, как меня сильным ударом отбросило в центр шатра. Зато непостижимым образом зажегся свет - весьма оригинальный способ активации светильника на мой взгляд. Ан нет, это Киу вернулся, всего-то на всего.
   - Я же сказал, не высовываться, или хочешь, в охоте поучаствовать? Это я тебе запросто устрою.
   - Не хочу, простите.
   Охота... Стать охотником, не побывав при этом в роли добычи, нельзя. Это своего рода посвящение для воинов: не смог скрыться от погони - до следующей охоты будешь служить в доме пленившего тебя охотника, заодно и секреты его перенимать. Придет пора очередной охоты, и снова под знойным или не очень солнцем будут собираться кочевники, и снова молодежь будет пытаться доказать, что достойна звания воина. Так и будут переходить от очага к очагу пока не станут свободными или пока не найдут тот дом, где захотят остаться на правах младшего родственника. С позволения хозяина раб тоже может поучаствовать и обрести, если повезет, долгожданную свободу. Мне в свое время не разрешили, впрочем, тогда я не очень-то на волю и стремился.
   Большая охота... Кто бы мог подумать? Уж точно не я. И мне неслыханно повезло, что охота еще не началась, а то браслеты на мне сейчас красовались бы другие. Да, я должен был все предусмотреть, все учесть, да только проводят охоту лишь по указанию предков, то есть от случая к случаю, и предсказать, когда великим духам будет угодно развлечь свой призрачный взор народными увеселениями, не берутся даже заклинатели. Потому добычей может стать и просто заблудшая душа - любой, кого Степь пошлет. Вот так пересек границу в неположенном месте и в не самое подходящее время - изволь отбатрачить годик-другой на кочевников. Пока духи предков не благословят всеобщий слёт детей Степи, а там, может, и получиться убежать.
   Правда, после вступления в состав королевства кочевники обязались предупреждать о проведении Охоты за неделю. Но ведь были и отчаянные сорвиголовы, которые, несмотря ни на что, добровольно принимали участие в охоте. Что тянуло их таких далеких от мира кочевников поиграть с собственной жизнью и потерять в итоге свою свободу? Жажда острых ощущений? Желание что-то доказать? Себе, другим... Их оправдывает только незнание традиций кочевников, непонимание, во что они ввязываются - да только можно сколь угодно долго подбирать извинения собственной глупости, свободу вернуть будет ой как непросто.
   Знавал я одного такого добровольца. По пьяному делу поспорил с друзьями, проиграл, пришлось слово свое держать - ехать в степь. Друзья-то, когда протрезвели, и слышать ни о чем не хотели, умоляли его отказаться от этой затеи, охотно забыв слетевшее с заплетающегося языка обещание. Да только парень упертый попался, видать, взыграла в нем капля степняцкой крови, не захотел слово свое назад забирать. Хоть и был на четверть степняком, а не смог выдержать суровых обычаев кочевого народа. Два раза бежал и оба раза неудачно. Первая попытка оставила в напоминание о себе небольшой шрам над бровью, вторая - познакомила его со мной. Глава рода, крайне недовольный строптивостью пленника, во второй раз гнев свой сдерживать не стал. А чтобы неугомонный пленник получше урок запомнил, запретил помогать. А Таль после таких вот воспитательных мер три дня отлеживался.
   Один раз меня почти поймали, когда я принес ему поесть, разделив с товарищем по несчастью свой паек. Но репутация в кои-то веки сыграла мне на руку - поверить, что клейменый убийца будет нянчиться с побитым, но в отличие от него не носящим браслетов, пленником, кочевники не смогли. Мне пришлось изрядно потрудиться, чтобы вправить мозги горе-беглецу, но оно того стоило: Таль не только дождался, когда заклинатели снова объявят охоту, но и рискнул довериться мне, придя в условленное место. Три дня я прятал его в конюшне, пустовавшей в связи с экстренным отъездом большей части мужского населения. Вернувшихся с охоты степняков ожидала довольная ухмылка Таля - первым делом они спешили устроить своих четвероногих друзей, там-то их и поджидал уже бывший пленник.
   Меня, конечно, за такое самоуправство по голове не погладили... Решили, что я руководствовался мелочным желанием отомстить хозяевам, ладно хоть сам освобожденный так не думал, даже порывался меня выкупить, да только клейменых убийц так просто не отпускают.
   - Эй, полосатый, ты что, заснул там? - я отрицательно покачал головой, все еще пребывая в плену у воспоминаний. - Тогда подъем. И давай поживее, если хочешь добраться до целителя раньше, чем сотник доберется до тебя.
   Как котенка за шкирку вздернул меня на ноги. И так уже изрядно потрепанная рубашка не выдержала издевательства - раздался протестующий треск рвущегося ворота. Кочевник страдальчески закатил глаза и скрылся за пологом, разделяющим шатер на две части, чтобы через минуту вынырнуть оттуда с шерстяной рубахой. Освободившись от останков своей, некогда весьма приличной, рубашки, я натолкнулся на ошеломленный взгляд кочевника.
   - Кто это тебя так? Эй, ты только в обморок не падай, - о чем это он? Я в полном порядке, просто устал, сейчас у стеночки постою и приду в себя. Откуда взялась в шатре стена, я потом разберусь, сейчас главное, что есть на что опереться. - Полежи здесь, я позову целителя.
   Слишком выматывающе, а иногда и опасно, блокировать боль. Проворачивать такой фокус рекомендуется только в крайних случаях. Но вот был ли у меня другой выход? Я, конечно, мог развалиться посереди степи и ждать, пока меня бедного и несчастного подберет пограничный разъезд. А вдруг я ошибся, и птичка просто мимо пролетала? Так до сих пор бы там и валялся.
   Еще опаснее - снимать блоки в экстренном режиме, только вот что-то не хочется лишний раз демонстрировать свои умения. А, значит, надо максимально расслабиться и медленно выдохнуть, позволяя боли проснуться...
   - Эльф, - голова безвольно мотнулась под ударом в одну, потом в другую сторону. Ну, все-все, я пришел в себя.
   - Я Вас слушаю, - я посмотрел на незнакомого степняка.
   - Пфф, слушает он меня. Как на приеме!
   - А разве нет? Вы целитель?
   - Сядь. Дай руку.
   Угу, дай лапу. По-моему, целитель еле сдержался, чтобы не отвесить мне подзатыльник, когда я, глядя на него щенячьими глазами, протянул ему перебинтованную конечность. Кочевник медленно провел ладонью над моим запястьем. А тряпку с запястья так и не снял! Нельзя же настолько полагаться на магию. Я, конечно, понимаю, что браслеты мне непросто так нацепили, но мог и снять на время сеанса, я бы не возражал.
   - Повернись спиной, - через минуту он закончил диагностику. - Кимран, ты проверил его на амулеты?
   Рука непроизвольно дернулась к шее. Вот гады! Я и не заметил, что амулет мой увели, правда, я бы про него и не вспомнил, если бы целитель не спросил. Резкое движение вызвало приступ боли, заставляя крепче стиснуть зубы...
   - Да, один стандартный накопитель, больше ничего.
   - Ты хорошо проверил? В браслетах он не смог бы так качественно прикрывать свою ауру, - Тот же спектакль в исполнении второго состава, только мне замены не нашлось... Что поделать, второго такого нет. Сказать им сразу, что я по не очень счастливому стечению обстоятельств, знаю, похоже, все жутко тайные языки, или подождать, пока они выболтают все мало-мальски важные секреты?
   - Проверил, а Хайрен еще и перепроверил. Что-то не так? - Эй! Вот только не надо на меня так смотреть!
   - Не так, раз амулетов нет, значит, у него, действительно, сломана рука, два ребра, и все эти художества на спине - не иллюзия.
   Так с этого места поподробнее, что там у меня со спиной?
   - Исключено, - отрезал Киу с такой уверенностью, что я чуть было не возмутился, благополучно позабыв о конспирации. - Я бы заметил, я, конечно, все понимаю - хваленная эльфийская выучка... но не до такой же степени!
   - Какая выучка?! Ему от силы пятьдесят - пятнадцать по-нашему - а Вы на него браслеты нацепили! Киу, он долго не протянет, надо снимать.
   - Нельзя. А если он все же маг? Слишком сильный даже в браслетах?
   - Ты не понимаешь, чем сильнее его Дар, тем хуже ему сейчас. Регенерация полностью блокирована, и теперь сила, пытаясь залечить раны, разрушает организм изнутри.
   Первый раз в жизни я порадовался, что Дара, даже самого слабенького, у меня нет. Другому бы эльфу на моем месте пришлось бы совсем несладко, и врагу такого не пожелаешь. Вспомнил! Такие же браслеты были на Вилли, но откуда? Где Илодар и где степь? А ведь он очень сильный маг - один из сильнейших. Дыхание перехватило, глоток воздуха, наконец, пробившийся в легкие, скрутил болью. Ненавижу! В первую очередь за то, что привязал меня к себе да так крепко, что несмотря ни на что, мне становится больно от одной мысли, что три бесконечно далеких года назад тебе было гораздо хуже, чем я предполагал. Облегченно раскашлялся, а вот и ты! Здравствуй, бронхит. Давно не виделись.
   - Эльф, ты меня слышишь? Поклянись, что не будешь пользоваться Даром, и я сниму с тебя наручники на время нужное для регенерации. - Я-то поклянусь, мне ничего не стоит, а вот что подвигло тебя, Кимран, нарушить правила? Кочевник трактовал мое молчание по-своему. - Хорошо, если боишься, я, Кимран аль Сарфал, беру тебя под свою защиту, если ты не будешь пользоваться Даром без моего позволения. Даю Слово.
   Я произнес требуемую клятву, пока кочевник не передумал, удивляться опрометчивому поступку кочевника буду позже. Браслеты с меня тут же сняли и оставили на попечение целителя.
   - Сколько тебе лет? - буркнул целитель, когда молчание уже слишком затянулось.
   - Двадцать.
   - Сколько? - рука целителя дрогнула.
   - И что такой маленький эльф делает так далеко от дома? - кажется, сотник до меня все-таки добрался.
   - Я не чистокровный эльф, господин, - я поклонился, насколько позволяли стянутые ребра.
   - Да неужели?
   Целитель, закончивший перевязку, хотел было удалиться, но сотник, или кто он там, задержал его.
   - Останься, последишь, чтобы эльфеныш не соврал, - кочевник криво улыбнулся, бросая взгляд в мою сторону. Конечно-конечно, я ничего не понимаю.
   - Да, я родился среди людей, и я подданный Его Величества короля. И потом, Вы же сами видите, что волосы у меня не как у чистокровных. И уши у меня на сантиметр короче, - не знаю, зачем я брякнул про уши, но целитель неожиданно проникся моим "горем":
   - Не переживай, вырастут еще, какие твои годы.
   - Правда? - только этого мне и не хватало!
   - Правда-правда, - повернувшись к сотнику, целитель добавил, - не врет.
   - Предположим, что я поверю тебе на слово, что ты подданный короля, почему ты пересек границу в неположенном месте? И где старший, отвечающий за тебя?
   - Почему Вы решили, что я пересекал границу?
   - Отвечай на вопрос.
   - Если меня нашли у реки, это еще не значит, что я прыгнул в нее с эльфийского берега.
   - Прыгнул?
   - У меня не было другого выхода, меня силой разлучили с семьей, вот я и сбежал.
   - В полночь начнется охота, захочешь вернуться домой, ближайшие три дня из шатра даже носу не высунешь.
   Сотник ушел, не прощаясь, оставив меня наедине с не самыми радужными мыслями. Охота спутала все карты: по закону меня должны были отвезти в ближайшую крепость, там допросить в присутствии специально обученного мага, в крайнем случае, послать запрос в канцелярию; на деле, они бы не стали тянуть с допросом, проверили бы на месте и как только бы убедились, что я попадаю под статью о подданных королевства, тут же отпустили бы - договор они чтут, да и проблемы с королем им не нужны. Теперь же придется ждать, пока закончится вся эта кутерьма, а там кочевники, кто их знает, может, и плюнут на меня. Опять же Кимран взял меня под защиту, непонятно, правда, по каким причинам. С другой стороны, охота скоро уже начнется, и тогда эльфы не рискнут сунуться в степь, где рыскают в поисках добычи сотни кочевников, что не может не радовать.
   - Ну, ты как? - а вот и мой защитник вернулся. И не один. А с двумя дымящимися и до одурения вкусно пахнущими мисками еды.
   - Бывало и хуже. Спасибо, что поручились за меня.
   - Ты ешь давай, - когда молчание совсем затянулось, он спросил, - у вас все такие?
   - Простите?
   - Знаешь, далеко не каждый воин смог бы терпеть такую боль так, чтобы никто не заметил. - Я бы тоже не смог, но зачем разочаровывать хорошего человека? - ну так как?
   - У кого у нас? Я всю сознательную жизнь прожил среди людей.
   - Полукровка? - я неопределенно кивнул.
   - Почему тебя похитили? - я пожал плечами, недовольно поморщившись от боли. - Совсем плохо? Может, тебе еще обезболивающего?
   Да нет, зачем? Целитель и так полфляги в меня влил. Ах да, я ж к боли, вроде как, равнодушен, и если уж посторонний заметил, что я испытываю некий дискомфорт, значит, я как минимум помираю.
   - Просто устал.
  
   Окончательно отогревшись под двумя одеялами, я быстро провалился в сон, краем уха уловив протяжный зов, возвестивший начало Большой Охоты.

***

   Вся степь замерла, наблюдая за чужаком, что пришел в эту ночь к костру заклинателей. Во истину нет ничего невозможного в ночь Великой охоты: дитя Леса хочет говорить с духами Степи! Огонь терпеливо ждал дара, только что может предложить духам этот остроухий, если у него рубашка - и та не своя? Но вот он повернулся к кочевнику и что-то тихо сказал. Тому пришлось подчиниться чуть слышной просьбе, отдать свой кинжал - гостю великого хана отказать нельзя. Но неужто эльф, действительно, надеется задобрить духов чужим подарком?
   Лезвие тускло блеснуло в свете костра, оставляя разноцветные пряди в руке эльфа. Потрясенный вздох пронесся над степью - перворожденный добровольно отрезал волосы... Костер довольно затрещал, принимая столь необычный дар, пламя взметнулось, подавая знак: теперь слова эльфа будут услышаны. Неуверенная улыбка скользнула по губам, словно эльф сомневался, что жертва будет угодна духам. Неуловимым движением он опустился на колени, криво обрезанные пряди скользнули вперед, закрывая мертвенно бледное лицо.
  
   - Прости...
   Меня потянули за рукав, видно, я слишком долго испытывал терпение предков, раз кто-то осмелился вмешаться в нашу беседу, но мне еще столько надо сказать...
   - Я сейчас...
   Всё, мое время истекло, духи не желают больше слушать мои сбивчивые извинения. Встаю и покорно иду за своим провожатым. Лишь на грани света и ночи замечаю: слишком тонкая рука тянет меня прочь от костров. Недоверчиво вскидываю глаза и тут же стискиваю тебя в объятьях. Замираю, ругая себя за отчаянный порыв, но ты все еще тут - не исчезла от неосторожного прикосновения. Мягко отстраняешься...
   - Не уходи! - знаю, я прошу невозможного, но что поделать, если слова сами срываются с губ.
   Ты не решаешься поднять на меня глаза. Чуть слышный голос почти сливается с шепотом степи.
   - Ты стер клейма, но что делать с теми, что остались здесь? - Пальчик замер как раз напротив сердца. Бережно сжимаю твою руку. Такую холодную - ты замерзла в этом слишком легком для степных ночей платье. Чуть слышно просишь, - Скажи, как дочь хана могла полюбить жестокого убийцу?
   Вместо ответа укутываю тебя в плащ, снова прижимаю к себе...
   - Амирани, - вкладываю все тепло в твое имя, - Я... Я не виноват в их смерти.
   - Правда? - ты знаешь, я не могу тебе лгать. Не в эту ночь.
   Не думал, что когда-нибудь еще увижу твою улыбку, не смел надеяться, что однажды подаришь ее мне. А потому спешу забрать твой нечаянный дар, прощальным поцелуем запечатлевая в своем сердце. А через миг ты исчезаешь, прежде чем первые лучи жестокого солнца успеют коснуться тебя.
   - Прости... - и уже не ясно, чьи слова звучат над степью. Мои, твои... Наши.

Оценка: 6.94*58  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  Есения "Ядовитый привкус любви" (Современный любовный роман) | | Д.Эйджи "Пятнадцать" (ЛитРПГ) | | Е.Лабрус "Держи меня, Земля!" (Современный любовный роман) | | М.Атаманов "Искажающие реальность-2" (ЛитРПГ) | | П.Коршунов "Жестокая игра (книга 2) Жизнь" (ЛитРПГ) | | И.Смирнова "Проклятие мертвого короля" (Попаданцы в другие миры) | | Л.Летняя "Проклятый ректор" (Любовное фэнтези) | | Ю.Журавлева "Мама для наследника" (Приключенческое фэнтези) | | В.Крымова "Порочная невеста" (Любовное фэнтези) | | М.Боталова "Леди с тенью дракона" (Любовное фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Арьяр "Академия Тьмы и Теней.Советница Его Темнейшества" С.Бакшеев "На линии огня" Г.Гончарова "Тайяна.Влюбиться в небо" Р.Шторм "Академия магических близнецов" В.Кучеренко "Синергия" Н.Нэльте "Слепая совесть" Т.Сотер "Факультет боевой магии.Сложные отношения"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"