Нюрра: другие произведения.

Подарок для Повелителя. Четвертая часть.

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Новинки на КНИГОМАН!


Peклaмa:


Оценка: 7.94*80  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Четвертая часть.


     Глава 1.
     
      Повелитель.
      С каждым днем лорд Дайанир набирает все больше и больше рекрутов с одной единственной целью: не допустить меня к делам государственным. Тянет на заговор, минимум на саботаж, но.... подозреваю, целителю просто доставляет удовольствие наблюдать за моими тщетными попытками отстоять право на бодрствование.
      В отличие от вчерашней сиделки присутствие братишки не ощущалось как нечто чужеродное, потому я немало удивился, обнаружив в своем кресле кокон, свитый из одеяла, и торчащую из него пеструю макушку. Не спит, но мое пробуждение по счастью осталось незамеченным, и я мог спокойно проверить ауру брата, да и настроение его заодно. Без браслетов эта процедура отнимала на порядок больше времени и сил, но я, кажется, слишком долго контролировал состояние брата таким образом, чтобы разом отказаться от этой, в общем-то, весьма полезной привычки.
      Обида, растерянность, раздражение и злость - взрывоопасная смесь. Проблему можно было бы решить с помощью простенького заклинания, что, увы, было строжайше запрещено лордом Дайаниром. Иначе, период отвыкания от постоянной энергетической подпитки может растянуться до бесконечности. А так... позлится пару дней на всех, кто будет иметь неосторожность попасться ему на глаза, и успокоится.
      - Доброе утро. - Тот факт, что меня попросту проигнорировали, ни капельки не обескураживал. Что поделать если у меня до неприличия хорошее настроение, а энергия буквально бьет через край? И, кажется, я догадываюсь, кому этим обязан. - Иллирэн, что-то случилось? - Не зная, как трактовать невнятное шевеление вороха одеял, решил уточнить. - Тебя кто-то обидел?
      - Никто меня не обижал. Сам кого хочешь обижу. - Братишка зло сверкнул глазами из-за растрепанной полосатой челки. - Сариэла затерроризировал, с Дайаниром поссорился, а Кирриэль... Кирриэлю так, за компанию досталось.
      Чтобы злиться на меня, ему и так повода придумывать не надо было, а я ко всему прочему умудрился еще и не уследить за временем и отключиться во время разговора.
      - Я тебе вчера не успел сказать насчет Сариэла... По всем вопросам, напрямую не касающимся твоей безопасности, охрана отчитываться будет только перед тобой, так что можешь по этому поводу не беспокоиться.
      - Угу, если меня вообще кто-то захочет охранять... - хмыкнул, скривил губы... - Тебе тут эликсир оставили. Выпьешь? - Из-под одеяла высунулась рука, сцапала бокал, стоящий на столе, и протянула его мне.
      Требовательный тон несколько покоробил, но скрыть это не составило большого труда, а вот почти безотчетное желание принюхаться к мешанине лорда Дайанира пришлось давить изо всех сил. Братишка и так дружелюбия не излучает, не стоит лишний раз его провоцировать.
      - Если я попрошу тебя никуда сегодня не ходить и остаться в кровати, ты, конечно, все равно отправишься по делам? - буркнул брат, дождавшись, пока я допью лекарство.
      Откровенно плохое настроение не мешало стихийному дару работать. Напротив! Не успел я ответить, как уже был готов повторить свой вчерашний подвиг: отключиться без предупреждения посередине фразы - и настойка целителя тут совершенно не причем.
      - Подождешь минутку, ладно? Я сейчас.
      Как бы ни была хороша ванная, послужившая мне временным убежищем, у нее был один существенный недостаток: рано или поздно из нее придется выходить. Убедившись, что выгляжу я вполне бодро, решительно дернул ручку двери и не без разочарования обнаружил, что моральные приготовления пропали впустую - Иллирэн уже ушел.
      Предупредить что ли его учителя? А то ведь как всегда переусердствует с требованиями.
     
      - В одной чудной солнечной пустыне жили-были карлики. Жили - не тужили, пока однажды не постигла их беда: пробудился от многовекового сна каменный великан... - Задумавшись, я не сразу сообразил, к чему Тиррелинир вместо доклада мне сказочку с утра изволит рассказывать. На произвол лорда Дайанира друг в лучшем случае просто закрывал глаза, обычно же - подшучивал по этому поводу при каждой удобной возможности.
      - ... и был беспощаден он в злобе своей. Три дня и три ночи летели маленькие ручки-ножки во все стороны, прежде чем утолил он жажду разрушения. - Потрясенное молчание на том конце связи было мне лучшей наградой. А вот нечего тут надсмехаться. Пусть младших своих ловит и им сказочки рассказывает, леди Рилена очень рекомендовала. - Рейгард уже проснулся?
      - Давно, я уже успел с нашим "узником" пообщаться и вернуться. Сидим вот, тебя ждем.
      - Сейчас буду.
      - Скажу карликам начинать бояться.
     
      Иллирэн.
      Похвалы учителя было явно недостаточно, чтобы поднять мое настроение, упавшее еще вчера вместе с неожиданно рухнувшим Ильгизаром. Глубокий обморок эльфа меня не на шутку испугал, объяснение прибежавшего охранника шокировало, а недоуменный вопрос тут же призванного Дайанира - "а что это он такой довольный?" - стал тем камешком, чье падение спровоцировало сход лавины.
      Я не успокоился, пока не высказал все, что думаю о столь сомнительных методах лечения, а мыслей по этому поводу у меня было ой как много. Ну, правда, Ильгизар ведь мог, падая, об косяк или об край стола головой удариться! Да мало ли что могло случиться... Разве ж так можно? И вообще, где он раньше был, зачем было дожидаться истощения? По горячим следам досталось бы и Повелителю, но он как ни в чем не бывало сопел в две дырки, вполне себе довольный жизнью.
      Конечно, мне потом было стыдно. Если уж меня без конца подзаряжали, то на родного племянника Повелитель энергии тем более жалеть не стал, и ставить ему в вину, что он истратил слишком много силы, нельзя, но я все равно злился и ничего не мог с собой поделать.
     
      Легкость, с которой Дайанир самоустранился, свалив дальнейшую заботу о здоровье Повелителя на меня, явно свидетельствовала о том, что беспокоиться, вообще-то, уже не о чем.
      Сутки отлежится и будет как новенький... Размышляя, как бы так уговорить Ильгизара выполнить предписания целителя, я поневоле задумывался, что не так уж Дайанир был не прав. Как иначе-то его в кровати удержишь?! С час я на полном серьезе обдумывал, не сварганить ли ему хитрое снотворное по дедовскому рецепту, но потом решил, что таких вольностей мне не простят. Да и потом, мало ли как оно подействует на и без того ослабленный организм? Я в магических истощениях не силен. Хотя... надо признать, три года назад меня такой пустяк точно бы не смутил.
      Сиделка из меня вышла аховая - окопавшись в кресле возле кровати, я почему-то очнулся в гостиной на диване.
      - Ваше Высочество, Вы уже проснулись? - Пока я сонно хлопал глазами, пытаясь выпутаться из одеяла, Кирриэль включил торшер, и я, наконец, понял, где нахожусь. - Боюсь, Ваш ужин уже остыл. Заказать Вам новый или этот подогреть?
      - Почему Вы меня не разбудили?! Повелитель еще у себя? - По крайней мере, настой я в него влить должен был! А то хорош из меня получается целитель: и "конкурента" из замка выжил, и сам его пациентов никак не лечу.
      - У себя, и раньше чем через четыре часа не проснется. Так что Вы можете спокойно поспать, я Вас разбужу.
      - Вы точно уверены? - Зачем тогда, спрашивается, меня посадили его караулить?
      - Лорд Дайанир так сказал.
      О, ну если Дайанир так сказал, тогда конечно! Причин для беспокойства нет!
      - Можно подумать, лорд Дайанир ошибаться не может!
      - Не может, - Кирриэль улыбнулся так, будто я глупость несусветную сморозил.
      - Целитель он, конечно, замечательный, кто ж спорит?! Просто я глупый и ничего в этой жизни не понимаю, а то, что Повелитель ни с того ни с сего глаза закатывает и сползает по стеночке - это так и надо! Переутомился немножко, выспится - и все пройдет.
      - Ваше Высочество, я понимаю, Вы испугались, но ничего страшного ведь не случилось. - Кирриэль, конечно же, принял сторону родственника. Плевать, что тот с ним в свое время обошелся далеко не по-родственному.
      - Что это? - Странный какой-то у этого чая привкус... С подозрением принюхался.
      - Чай, - Ну-ну, не заваривай я на днях подобный чаёк Повелителю, и не подумал бы даже, что Кирриэль, может, обманывать меня. Не с таким честным лицом уж точно. - Вам не нравится?
      - Да нет, почему же... Нравится. Вы ведь меня, если что, поймаете? А то я не такой везучий как некоторые, приложусь ведь обо что-нибудь обязательно.
      - Это обычный чай. - Кирриэль вполне дружелюбно улыбнулся, словно бы и не заметив моего ворчания.
      - Ага, успокаивающий... и сны после него хорошие должны сниться, как же.
      - Простите? - Кирриэль не разобрал, что я там бурчу, но повторять всякие глупости настроения не было, и я махнул на него рукой. Лучше забаррикадируюсь у Ильгизара - ему все равно, что я тут несу, он спит - а то, чую, все же не удержусь, приплету неприглядную сцену с участием Дайанира и Кирриэля. Пожалею ведь потом.
     
      Ну и зачем вообще было делать этот дурацкий перерыв? Отзанимались бы уже, да и ладно. А то сижу тут с дурацкой книжкой "Рассказы для самых маленьких" и вспоминаю, кого я еще не успел за сегодня обгавкать. От Повелителя я еще вовремя сбежал, а то бы обязательно не сдержался. А ведь было время, когда я наивно полагал, что день, когда с меня наконец-то снимут позорные браслеты, будет, пусть и не самым счастливым в моей жизни, но на праздник точно потянет.
     
      Повелитель.
     
      Рейгард иногда хуже ребенка, честное слово. С пеной у рта доказывает Тиррелиниру, что, даже если гном все лишь "выполнял условия договора", все равно он его спас. Впрочем, послушать их "пикировку" было интересно - сам я пока до конца не определился, как относиться к действиям гнома. С одной стороны, не сними он браслетов, нашего прибытия Рей мог просто не дождаться, даже если бы чудом выжил после обвала здания. С другой - помощь гнома чуть не обернулась для моего племянника еще более страшной смертью.
      - И все же, лорд Рейгард, смею Вас заверить, если бы горный разведчик счел, что Вы ему действительно что-то должны, Вы бы это почувствовали.
      - Лорд Тиррелинир, если я не ощущаю "долга жизни", это не значит, что я не могу испытывать простую благодарность.
      Не значит. "Долг жизни" - весьма специфическое явление, далеко не всегда предполагающее искреннюю благодарность. И наоборот.
      Лишенный Дара мог рассчитывать на уплату "долга жизни", только если спасенный добровольно принесет соответствующую клятву. Впрочем, применение магии для спасения чьей-то жизни тоже не гарантировало его возникновения. Долг неизбежно возникал лишь в одном случае: если маг разделил с умирающим жизненную энергию, то есть не только потратил весь резерв, но и рисковал своей жизнью. Такое случалось не так уж редко, но в большинстве случаев в роли спасителей выступали целители, которые при посвящении давали особую клятву, заранее отказываясь от таких долгов.
      В уплату маг мог потребовать все, что угодно, за одним исключением: долг жизни нельзя оплатить чужой жизнью. Цену редко назначали сразу - живем мы долго, и тратить такую возможность попусту как минимум неразумно.
      Само явление долга жизни к классическому Дару никакого отношения не имеет. Это магия самого мира, что несомненно играет на руку неклассическим магам, вроде того же горного разведчика. Но раз Рей ничего подобного не ощущает, значит, и беспокоиться не о чем. Уж с благодарностью своей он и сам как-нибудь разберется. Хотя... иногда проще ощущать себя должным.
     
      - Доброго утра, - не стал дожидаться, пока меня заметят, и решил обнаружить свое присутствие.
      - Доброго утра, айит Ильгизар. - Племянник тут же обрадовано подскочил, тогда как Тиррел ограничился небрежным кивком, попутно бросив смеющийся взгляд в сторону более эмоционального Рейгарда.
      - Как ты себя чувствуешь?
      - Хорошо, спасибо. - Рей оглянулся на Тиррела, намекая, что хотел бы поговорить со мной с глазу на глаз.
      - Пойду что ли, телепортистов пну. - Друг сегодня был на редкость благодушен, раз не стал дожидаться просьбы ненадолго нас оставить. Вспомнив разве что не булькающего от раздражения брата, я решил, что все-таки закон равновесия существует. - Ильгизар... - Тиррелинир выдержал долгую паузу, - Если когда-нибудь свершится чудо и страна дождется от тебя наследника... - Похоже, с выводами я все же поспешил, - сделай одолжение: не травмируй детскую психику, не рассказывай ему сказки.
     
      - Мать уже видел? - Рейгард поспешно и, как мне показалось, несколько затравленно кивнул. - Сильно влетело?
      - Она просто волновалась. - Племянник виновато улыбнулся. - Айит Ильгизар... Я хотел сказать спасибо и... Мне жаль, что из-за меня Вам пришлось... - достаточно было нахмуриться, чтобы племянник перестал нести ахинею.
      - Будем считать, что последнего я не слышал. И вообще, боюсь, в сложившейся ситуации мне больше пристало выражать подобные сожаления. - В конце концов, не будь он моим близким родственником, кому бы пришло в голову его похищать?
      - Прошу прощения, айит Ильгизар, но, боюсь, я тоже недослышал, что Вы только что сказали.
      Усмехнулся в ответ на его хитрую улыбку.
      - Я говорю: от официальной охраны ты теперь не отвертишься.
      Увидев, как вытянулось лицо Рея, не ожидавшего от меня такой подлости, не стал себя сдерживать и рассмеялся. Уж в компании племянника я могу позволить себе немного расслабиться.
     
      В сравнение с прошлой эта встреча с гномами обещала стать приятной беседой - для нас, разумеется - все заложники освобождены, предположительно родственник старейшины у нас... Задерживать его дольше необходимости никто не станет, хотя бы потому, что Рейгард за него просил, но гномы-то этого не знают. В общем, все складывалось как нельзя лучше, и моя искренняя нелюбовь к гномам несколько поугасла.
      - Ильгизар, ты на старейшину аркана смерти случайно не цеплял? - Что ж сегодня за день такой? Стоит только о ком-то хорошо подумать, как они сразу же спешат меня разочаровать. Расслабишься вот так на минутку... - Тогда у нас небольшая проблема.
      Стоящий по правую руку от старейшины гном под моим взглядом заметно вздрогнул, а вот старейшина и бровью не повел. Словно плевать ему и на "аркан смерти", о котором он не мог не знать, и на трон свой, и на пропавшего родственничка, если Тиррел, конечно, не ошибся. Явно ведь переживает не лучшие времена, иначе бы таких слабонервных в его свите не было. Увы, от меня незадачливый гном сочувствия сейчас вряд ли дождется.
      - Проследить поводок успеете? - Сам гном нам уже ничего не расскажет, даже если предъявить ему заложника: просто не успеет. Жаль, мне было бы очень интересно послушать о похитителях Рея.
      - Можно в принципе попробовать удержать его на грани, но гарантий, что он не прикажет жить раньше времени, нет. В принципе, ему что так, что эдак не жить... Тянуть?
      Выследить мага, державшего аркан, в принципе несложно: достаточно нащупать "повод" и потянуть его на себя. Увы, поскольку он рассеется вместе со смертью жертвы, можно не успеть определить, откуда он идет, и нить, ведущая к шантажистам-похитителям, будет потеряна.
      - Подожди.
      Между делом ответил старейшине на пространственные приветствия, чем спровоцировал новый поток словоизвержения. Мне даже интересно стало, насколько гном может растянуть церемонию начала переговоров. Боюсь только, следящему за ним шантажисту это надоест раньше меня. Исчезновение заложников было трудно не заметить - наш гном наделал много шуму. Но раз старейшине до сих пор сохранили жизнь, значит, все еще надеются от него что-то получить, а он все тянет: устроил тут спектакль одного актера...
      - Лорд Дайанир, - Связь с целителем долго настраивать не пришлось - нужный амулет с недавних пор у меня всегда под рукой, - Вы мне нужны.
      - Три минуты. - Что ж, надеюсь, у гнома они есть.
     
      - Мы занимаемся благотворительностью? - Тиррел поначалу скептически отнесся к моей идее. Понятно, что гномы нам и так уже задолжали, а с самого старейшины много не получишь. - Хотя... - Друг таки ухватил мою мысль, и, судя по довольным интонациям, она пришлась ему по душе, - парочку горных мастеров к нам в штат с него стрясти можно.
      - Повелитель, прежде чем мы перейдем к делу, позвольте преподнести Вам небольшой подарок. - Гном бросил на меня неопределенный взгляд и подал знак одному из своей свиты.
      Вокруг меня одновременно возникло сразу три щита - не одному мне показались подозрительными столь "своевременные" подарочки.
      - Прошу Вас. - Старейшина с поклоном передал мне открытый ларец с каким-то невзрачным камушком.
      - Что это? - Я не спешил принимать странные дары, пусть ничего подозрительного и не заметил, даже прислушавшись к миру. Обычный кусок горной породы, никакой магии.
      - Этот камень достали из самого сердца гор.
      Бросаю незаметный взгляд в сторону специалиста по горному региону и тут же получаю мысленный отчет: нам только что оказали "великую честь". Трактовать такой дар можно двояко: в военное время - как предложение перемирия, в мирное же - как просьбу о помощи. Все это, конечно, весьма любопытно, но не слишком ли гном перемудрил со своими намеками?
      - Боюсь, мы не сможем отдарить Вас чем-то равнозначным, - Разве что листик из старого леса принести... Вот бы он посмеялся, узнав, как нас облагодетельствовали гномы. Надо же, какая честь! Камешка завалящего не пожалели. - Но, мы, безусловно, оценили честь, оказанную нам горным народом, и, пусть мы пока не в силах закрыть глаза на все предыдущие оскорбления, нанесенные нам, должны признать, что они сильно померкли в свете этого дара.
      Увы, шантажист, приглядывающий за гномом, не оценил моей сентенции, заподозрив что-то неладное, или наоборот, так впечатлился, что решил избавить гнома от дальнейшего унижения. Как бы то ни было, старейшина не стал дожидаться, пока его избавят от смертельного заклинания: неожиданно захрипел и, неприглядно выпучив глаза, медленно осел на пол.
      - Я его держу. - Я вздрогнул, не заметив появления лорда Дайанира. - Лорд Тиррелинир, у Вас есть пять минут.
      Смотреть на бьющегося в агонии гнома было не самым приятным занятием, и я мысленно связался с лордом Альевиром, чтобы обсудить с ним текущие дела. Кстати, вечером надо будет, наконец, провести ритуал, обеспечивающий брата личной охраной, а то так и буду откладывать его до бесконечности.
      Свите старейшины до своего главы не было никакого дела. Они не попытались хоть что-то предпринять и, сбившись в кучку, что-то в полголоса обсуждали, предоставив лордам делать с их правителем что угодно.
      - Готово, - Тиррелинир поймал конец аркана.
      - Господа, среди присутствующих есть целители, горные мастера или хотя бы разведчики? - Лорд Дайанир хмыкнул, не дождавшись от гномской делегации ни одного положительного ответа. - Тогда будьте добры, освободите помещение.
      Гномы, может, и рады бы были покинуть тронный зал, но послушаться "простого" целителя им не давали то ли природная спесь, то ли вполне справедливые опасения, что столь вопиющее нарушение этикета может выйти им боком.
      Надо признать, выглядел лорд Дайанир несколько затрапезно... или живописно, это уж как посмотреть: халат, полностью скрывающий дорогую одежду, был расцвечен пятнами сомнительного происхождения, волосы собраны в простой хвост. Разряженным в пух и прах гномам он особого доверия, похоже, не внушал. Однако стоило мне намекнуть, что с ними продолжать переговоры никто не намерен и их больше не задерживают, тут же откланялись и разбрелись по гостевым покоям.
      - Повелитель, гном, вытащивший Рейгарда, еще здесь? Пусть пригласят его сюда. Поддерживать жизнь я могу еще долго, но вот за восстановление энергетических потоков, пожалуй, не возьмусь.
     
      - Ну, дед, ты даё-е-шь!
      Все-таки внук... и, похоже, он не сильно обрадовался, обнаружив старшего родича лежащим без сознания посреди тронного зала. Гном обвел равнодушным взглядом всю нашу компанию, ни на ком подолгу не задерживаясь. Наконец, он разглядел в замызганном целителе родную душу и счел его наиболее подходящим собеседником.
      - Ты случаем не знаешь, чего они от меня хотят? - Гном не утруждал себя соблюдением хоть каких-то правил приличия.
      - Вашему родичу нужна помощь, разве это неочевидно? - Тиррелинир, закончивший мысленную раздачу ценных указаний своему отделу, тут же принялся пристраивать гнома к делу.
      - А он мне точно за это спасибо скажет? - Да... с родственниками старейшине повезло не намного больше, чем с "соратниками".
      - Лорд Тиррелинир, - сейчас по неоднократному обкатанному сценарию мой выход, - Пригласите кого-нибудь из свиты грайдэхарга. Пусть засвидетельствуют, что господин горный разведчик отказался лечить сородича. Мы снимаем с себя ответственность за дальнейшую судьбу главного старейшины.
      - Приглашайте, - гном равнодушно пожал плечами. Парочку коротышек в костюмах побогаче тут же отловили и под чутким руководством Тиррела доставили к нам. Внук старейшины недоуменно хекнул (видимо, до этого счел мои слова блефом), задумчиво почесал бороду, от чего свитские недовольно скривились. - Ладно, я на вас посмотрел, вы на меня посмотрели, всего хорошего.
      Внук явно пошел не в дедушку. Впрочем, что возьмешь с вольного разведчика?
      Мрачно буркнув что-то себе под нос, гном медленно подошел к деду, присел рядом с ним на корточки, снова почесал бороду. Поднял мой "подарок", выпавший из ларца, покрутил его и зачем-то положил на живот лежащего гнома, хмыкнул.
      - Тележка найдется? Любая, лишь бы невысокая и прочная. И веревок бы мне еще... - гном, прищурившись, окинул критичным взглядом лежащее на полу тело и уточнил, - подлиннее.
      Требуемое доставили достаточно быстро, и гном с помощью слуги водрузил деда на платформу на колесах, о первоначальном предназначении которой оставалось только догадываться. Отошел, полюбовался на получившуюся композицию, недовольно поморщился, вернулся, сложил ему руки на животе, вложил в них мой камешек и вроде бы на этот раз остался доволен.
      - Все, целитель, можешь, отпускать, - из рук старейшины брызнула каменная крошка, и на наших изумленных глазах тело его стало окаменевать. Кажется, сказочка Тиррела оказалась пророческой. Только с размерами он слегка промахнулся - гном до великана не дотягивает... Самую малость. - Через пару дней можно будет будить. Только вы уж с ним поаккуратнее что ли... - Гном закончил вязать узлы, надежно прикрепив родича к тележке. В заключение он что-то буркнул уже на гномьем, но перевод не заставил себя долго ждать: "Дед меня убьет".
      - Я за ним присмотрю.
      На месте гнома я бы не стал с такой легкостью доверять родича лорду Дайаниру, но нашему несостоявшемуся заложнику и возразить-то толком было некогда. Тиррелинир, обрадованный, что объект начал сотрудничать тут же утащил его из зала, обещая кое с кем познакомить.
     
      - Кто на этот раз? - спросил, когда в зале остались лишь мы с лордом Дайаниром да окаменевший гном. - Лягушки?
      - Да нет, - лорд Дайанир поморщился и, махнув рукой, все же стащил халат, - лягушек эти давно уже сдали... - Ну да, стал бы он участвовать в опытах младшекурсников. - Спасибо, что пригласили, весьма познавательная была операция. Версия, что во время второго магического катаклизма, гномы отсиделись на нижних уровнях своих шахт, больше не кажется мне такой привлекательной.
      - Думаете, что они просто на время окаменели?
      - Вполне возможно... Удивительно стабильный фон, и в первом приближении окаменевший гном не подвержен магическому воздействию... Вы не против, если я немножко с ним поковыряюсь? Внук его моих экспериментов не заметит. А даже если и заметит... мы не хуже некоторых прикидываться умеем. - Заметив мое недоумение, целитель пояснил, - Он ведь не просто так ходил тут кругами: настраивался на камень, ну и нас заодно развлекал, чтобы мы поменьше внимания на его манипуляции обращали. Только во время ритуала он все равно слишком раскрылся... - Дайанир довольно улыбнулся. Если не покопаться у гнома в голове, то заклинание рассмотреть, наверняка, ведь успел. Я даже щели в защите гнома не заметил, а он говорит "слишком раскрылся". Поневоле себе нерадивым студентом ощущать начинаешь. - Ну так что, я посмотрю?
      Пожал плечами, если лорду Дайаниру интересно, почему нет? Чем больше мы знаем о своих соседях, тем крепче наша "дружба".
      - Кстати, как там Ваш брат? Сильно ругался?
      - Скорее переживал, что всех разобидел и теперь никто его, вроде как, видеть не захочет.
      - Какие глупости. Я надеюсь, Вы его разубедили?
      О, я бы посмотрел, как бы он на моем месте убеждал упертого как ослик брата, который к тому же пребывает в скверном настроении, неосознанно ощущая, что доступ к энергии ему перекрыли.
      - Лорд Дайанир, мне срочно нужен амулет, защищающий от стихийного целительства. Вы такой сможете сделать?
      - А зачем? Между прочим, благодаря Иллирэну Ваше восстановление сократилось на целых два дня, а Вы не цените.
      - Не успеваю. Он усыпляет меня раньше.
      - Ах вот в чем дело... Ну тогда все очень просто: высыпайтесь, хотя бы изредка, и у него даже мыслей таких не возникнет. - Наивно было надеяться, что лорд согласится помочь. - Я уже говорил, что этот феномен слишком плохо изучен. Так что защиту обещать не могу, а вот на практическом исследовании его дара настаивать буду.
      Не уверен, что такая перспектива меня очень радует. С одной стороны, знать, что именно представляет собой дар брата, действительно необходимо для его же безопасности. С другой - что-то не хочется делать из брата подопытного кролика.
      - Я надеюсь, прежде чем проводить на моем брате какие-то эксперименты, Вы согласуете их со мной. - Целитель, увлеченно рассматривающий условно живую статую, рассеяно кивнул. - Лорд Дайанир! - Целитель мог позволить себе многое, но бесцеремонного вторжения в дела моей семьи я не потерплю. Будь он хоть трижды другом Рэна. - Я запрещаю Вам без моего ведома...
      - Хорошо, Повелитель, я учту. - Ну что ж, по крайней мере, лорд меня услышал. Увы, если ему вздумается нарушить мой приказ... В лучшем случае я об этом не узнаю: небезосновательно считаю себя достаточно сильным менталистом, но то, что доступно Главному Целителю производит подчас подавляющее впечатление и вызывает с трудом контролируемое желание обвешаться десятком всевозможных щитов. А если узнаю... вряд ли когда-нибудь решусь на что-нибудь серьезнее очередной безрезультативной попытки сделать ему выговор. Не в ближайшие пару веков точно.
      - Даэне Дайанир... - Нахмурился, поймав себя на мысли, что в последнее время употребляю это обращение слишком часто.
      - Да? - Целитель отвлекся от задумчивого созерцания своей каменной жертвы.
      - Через две недели я с лордом Кармиром буду проходить очередную ступень.
      - Да-да, я помню. - Еще бы он не помнил, ему ведь придется приводить меня в порядок после изнуряющих занятий.
      - Даэне, Вы... - Все равно он там будет, почему бы не попробовать... Вдруг согласится? - не могли бы дать мне несколько уроков ментальной магии?
      Просьба целителя заметно удивила, он задумчиво хмыкнул, покосился на застывшего гнома, словно советуясь с ним.
      - Хм... Хорошо. При условии, что до наших занятий и во время них Вы будете соблюдать соответствующий режим.
      Нехотя кивнул, признавая, что на этот раз требование вполне справедливо. Будь я студентом Академии, меня бы просто не допустили до практикума по менталке, не выспись я как следует перед занятием.
      - Лорд Дайанир, что Вы хотите в качестве компенсации за затраченные усилия? - Не знаю, что предложить лорду в качестве платы за занятия. Проводить он их, в общем-то, не обязан, но вряд ли его устроит обычный гонорар.
      - Ну что Вы, Повелитель, для меня это большая честь. - Целитель церемонно раскланялся и, толкнув в раскрывшийся телепорт тележку с гномом, скрылся и сам.
      Не ожидал, что лорд так легко согласится, но чувствовал я себя в итоге разве что не оплеванным. Надо признать, раньше снисходительное отношение лорда меня так не задевало. Но брат с ним вроде как дружит... может, дело в этом?
     
      Сариэл.
     
      Вызов от Повелителя застал меня в самый неподходящий момент, который только можно вообразить: я вдохновенно стирал Фимку. Этот гаденыш умудрился залезть в остывший камин и перепачкаться там с ног до головы. Куда он мог отправиться после этого? Только будить "любимого" хозяина. В итоге, постельное белье, свежевычищенная форма, а также обивка кресла и пол носили на себе угольно-черные следы. Оставить вопиюще безобразное поведение без наказания я само собой не мог, благо что до конца смены Кирриэля было несколько часов, и я мог себе позволить подойти к этому вопросу со всей основательностью.
      Увы, Фимка в очередной раз отделался малой кровью - пара царапин и те у меня - я даже намочить шерсть толком не успел. Пришлось, невзирая на грязную воду, стекающую на пол, проводить в экстренном режиме сушку.
      - Цейт!!! - одной рукой удерживая зло шипевшего Фимку, которого - о, ужас! - посмели сушить магией, спешно натягивал форму.
      - Господин старший лейтенант, звали? - мне сейчас не до рисующегося приятеля.
      - Держи. Крепче держи!!! - перехватил кота, попытавшегося улизнуть, едва хватка ослабла. - Присмотри за ним. - Обувался я уже набегу.
      - Кота зачем перекрасил? - В шерстяном комке неравномерного пепельного окраса полосатый Фимка, и правда, узнавался с трудом.
      - Конфет ему не давать, - бросил, уже исчезая в телепорте. Почистить кота я всегда успею, а вот если не в меру щедрые товарищи снова напичкают его сладким...
     
      Материализовался перед дверью кабинета, занес руку, чтобы постучать, и с ужасом вспомнил, что форму чумазый паразит своим вниманием тоже не обделил. Наспех сплел чистящее заклинание, уже отчаявшись прибыть вовремя. Не сигнал тревоги, конечно, чтобы являться в течение минуты, но и копаться столько времени не стоило. Мне и так выговор светит, ни к чему лишний раз демонстрировать, насколько котенок снижает мою боеспособность.
      - Повелитель, - поклонившись, вытянулся по стойке "смирно".
      Сидящий в кресле эльф свернул свиток, который читал до моего прибытия, многозначительно посмотрел на часы и, наконец, удостоил меня взглядом.
      - Сариэл, - Повелитель задумчиво покрутил так и неубранный документ. - Скажи, тебе не кажется, что наша внешняя политика в последнее время несколько... хм... радикальна?
      - Никак нет, Повелитель. - Меня что, подозревают уже в антиправительственном настроении?
      - Да? Ну ладно... Вижу о политике ты разговаривать не настроен... - Повелитель убрал свиток и, откинувшись в кресле, продолжил, - Тогда расскажи мне о принце.
      Похоже, простым выговором я уже не отделаюсь.
      - Прошу прощения, что именно Вы хотите узнать?
      - Видишь ли, Сариэл, я пообещал брату, что его телохранители отчитываться будут только перед ним, вот, считай, решил воспользоваться последним шансом.
      С тоской подумал о карцере... Развалившийся в кресле эльф, с задумчивым выражением лица созерцающий вид из окна, задающий к тому же опасные вопросы, пугал меня неизмеримо больше, чем ставшие уже привычными тяжелый, жесткий взгляд, прямая, напряженная спина и полное отсутствие каких-либо эмоций. Хотя... не заметить, насколько он переживает за младшего брата, мог только слепой. И если Кирриэль явно считал, что Повелитель уделяет мальчишке слишком мало времени, я придерживался мнения, что принцу не помешало бы быть хоть немного благодарнее.
      - Расскажи мне, что он обычно делает, когда меня нет.
      - Занимается эльфийским, делает уроки, читает понемногу, гуляет по замку.
      В целом ничего интересного. По крышам не лазает, не мяукает, с лестниц больше не падает, занятия, по крайней мере, в мои смены не прогуливает. Постарался обойтись максимально общими, ничего не значащими фразами, потому что обсуждать с Повелителем его брата - удовольствие еще то. Да, принц делает успехи в изучении языка. Нет, ни о каких желаниях не говорил, ни на что не жаловался.
      - Ладно, - Повелитель привычно нахмурился, и у меня от сердца отлегло, - через десять минут принц с Кирриэлем должны подойти. Будем ритуал проводить.
     
      Чем-то недовольный принц пришел лишь через полчаса. Кирриэль едва заметно пожал плечами в ответ на мой вопросительный взгляд. Ясно. Ничего сверхъестественного не случилось, принц просто не в духе.
      Вся церемония прошла до обидного просто и как-то скомкано. Преклонив перед принцем колено, произнес слова стандартной клятвы, и, дождавшись, пока его высочество подтвердит, что принимает ее, встал, уступая место Кирриэлю.
      - Я, младший лейтенант Кирриэль дар Каэльд, клянусь...
      Дар Каэльд?!
      - Не ослышался. - Видимо, мне не удалось скрыть удивления, раз он, не дожидаясь расспросов, тут же развеял мои сомнения.
      Прежний наследник главы рода Каэльд уже лет двести как стал одним из Старших Лордов, и с тех пор столь желанное для многих место пустовало. Одного только не пойму. Если Лорд Дайанир действительно выбрал Кирриэля своим наследником, почему позволил принести клятву телохранителя? Должность, несомненно, почетная, но для наследника главы одного из самых влиятельных родов несколько мелковато.
      После церемонии принц остался у Повелителя, а мы соответственно удалились в коридор. Кирриэлю теперь дожидаться, пока его высочество наобщается с братом, а я могу со спокойной душой идти достирывать кота, но прежде чем я уйду...
      - Позвольте принести Вам поздравления, лорд Кирриэль?
      - Старший лейтенант Летучих Мышей ар Сариэл, если честно, я не вполне понимаю, на что Вы обижаетесь. - Я и не обижаюсь. Мы с Кирриэлем не друзья, чтобы он мне о своих личных делах докладывал. - Между прочим, ты своим повышением тоже не похвалился. Так что как ни крути, тебе первому проставляться.
      - Кота только достираю...
     
      Повелитель.
     
      Далеко не каждому под силу столь интенсивно злиться целый день - вот и братишка к вечеру уже выдохся и теперь, пристроившись в уголок дивана, отчаянно клевал носом.
      - Ильгизар, можно, я просто посижу? - Рэн не захотел поддерживать беседу. - У тебя наверняка без меня полно дел...
      Дел мне всегда хватает. Не успел с гномами до конца разобраться, как люди снова головы подняли: как всегда пограничным графам неймется. На месте их короля давно бы всех прижал, а этот все церемонится. Вот они и лезут со своей инициативой. Казалось бы, только мирный договор заключили, но нет! Им как всегда чего-то не хватает: некоторые пункты нужно бы уточнить, с десяток ценных предложений рассмотреть...
      Иллирэн, как уроженец приграничного графства, неплохо образованный к тому же, наверняка смог бы пояснить несколько интересующих меня моментов. Только для этого ведь придется ввести его в курс дела, что вызовет, боюсь, слишком много неприятных воспоминаний.
      - Посиди. - Немного помолчав, вспомнил о данном когда-то обещании. - Кстати, ты все еще хочешь прогуляться в лес? Можно было бы послезавтра съездить.
      Завтра, увы, придется заняться не в меру инициативными графами приграничья. А вот остальные дела могут и подождать: старейшина в коме, нового приятеля Рейгарда - гнома Грайхора - я оставил им с Тиррелиниром на откуп, а если подгорный совет вдруг решится предпринять что-то в обход временно окаменевшего главы... Ну что ж, пусть изложат все свои предложения в письменном виде и оставят секретарю.
  
  
   Глава 2.
     
      Иллирэн.
      - Я вижу, вы уже закончили. - Подозрительно довольный Дайанир влетел в библиотеку так, будто на банкет опаздывал. - Планы на сегодня какие-нибудь есть?
      Конечно есть, он еще спрашивает! Да у меня дел выше крыши: прямо-таки не знаю, за что хвататься! Первый пунктом моего грандиозного плана значилось "загнуться с тоски". А ведь кое-кто, помнится, обещал мне более насыщенную программу, нежели тупая долбежка эльфийского! Возможно, мне и не пришлось бы помирать тут со скуки, ежели Нойриэль озаботился бы подойти к своим обязанностям со всей серьезностью. Так нет же! Не прошло и часа, как он объявил, что занятие на сегодня закончено, напоследок предложив повторить образование прошедшего времени, если у меня вдруг будет свободное время. Грозился ведь контролировать выполнение домашнего задания! А как до дела дошло, так все? Нет его? Был бы я дома, плюнул бы на все и сбежал в лес. На худой конец в зал сгонял бы мечами помахать. А тут... С кем тренироваться-то?
      Стоило мне только преисполниться решимости если не Сариэла привлечь, то хотя бы сделать элементарную разминку, как пришел Дайанир и спутал мне все планы. Вот забуду, с какой стороны меч держать, буду знать, кто в этом виноват!
      - Да какие у меня планы? - демонстративно пожал плечами.
      - Вот и отлично. Сегодня теоретики сдают оказание первой помощи. Думаю, тебе будет интересно посмотреть.
      Вот как? Ну если Дайанир так считает, а он, как известно, ошибаться не может, почему бы и не сходить? Тем более, экскурсию в местную Академию я давно уже выклянчил, не зря же старался. Да и окончательно ссориться с единственным другом, как бы я там к его воспитательно-лечебным методам ни относился, не хотелось. И раз уж он решил сделать вид, что вчерашней ссоры не было, то и я лишний раз вспоминать не буду. Хотя он, при всем моем уважении, был в корне не прав!
     
      Телепорт к нашему приходу был уже готов, и до Академии мы добрались без происшествий, попав прямиком в кабинет Дайанира.
      - Лорд Дайанир, и все же я настаиваю на своем присутствии. - Сариэл ни с того ни с сего начал вдруг отстаивать свои права.
      - В этом нет нужды. - Дайанир, что характерно, тут же стал эти права попирать.
      - Я так не считаю. - Сариэл, похоже, не до конца еще осознавший, с кем имеет дело, не спешил сдаваться. Наивный. Если уж даже Повелитель не всегда может настоять на своем, куда уж скромному Мышу? Не пойму только, в чем проблема. Чем Сариэл может нам помешать?
      Впрочем, даже если допустить, что мое мнение имело хоть какое-то значение, озвучить его мне не дали.
      - Во-первых, со мной принц в полной безопасности. Во-вторых, присутствие посторонних на любых аттестационных мероприятиях запрещено. И я сильно сомневаюсь, что Вы озаботились получить личное разрешение ректора. В-третьих... - Хочется верить, что моя вчерашняя пламенная речь все-таки возымела хоть какое-то воздействие на целителя. По крайней мере, неожиданно вырубившемуся охраннику набить синяков и шишек не дали: вовремя поймали и тут же пристроили на диван, - с таким халатным отношением к режиму сна Вы много не наохраняете.
     
      - Ты надо мной издеваешься, да? - Что это за замашки такие? Чуть что не по нему, сразу спать отправляет.
      - Он мне еще с Сальтара мозг препарирует.
      О, это, конечно, многое объясняет! Болтали, значит, по телепатической связи, ничуть не смущаясь моего присутствия.
      - Ну и что? Взяли бы его с собой, тебе что, жалко что ли? Кому бы он помешал? Стал бы невидимым и постоял в уголочке. Если уж на то пошло, я тоже разрешения не получал.
      - Делать мне больше нечего - таскать его с собой. - Целитель взял меня за предплечье, явно собираясь телепортироваться. - Между прочим, зачет уже начался.
      Стоит ли говорить, что Сариэл так и остался мирно посапывать на диванчике?
     
      Не знаю, как Мыши, а я в роли невидимки ощущал себя как-то неловко. Хотя надо признать, было безумно интересно понаблюдать, как ведут себя среднестатистические эльфы, когда им нет нужды беспокоиться, достаточно ли высоко задраны их носы. Уж на что, а на их высокомерные...кхм... назовем это "лики" я в свое время насмотрелся вдосталь.
      Хоть Дайанир и предупредил, что нас никто не услышит, на цыпочках обошел троицу, скучковавшуюся в центре, не забывая при этом следить, как бы ненароком не переступить заветную черту, за которой невидимость перестанет работать. В центре лаборатории было установлено поле, блокирующее магию. Предполагалось, что студенты должны обойтись арсеналом простого целителя, не обладающего даром.
      Подробно расспросить Дайанира, в чем собственно состоит зачет, я не успел. Из реплик студентов, тем более, ничего не понял, а потому оказался морально не готов к отрывшемуся мне зрелищу. На столе лежал человек, истекающий кровью, а эти ушастые бездари ничего не пытались сделать, лишь о чем-то равнодушно переговаривались. Нашли время для консилиумов!
      - Может, сделаете уже что-нибудь?! - Смотреть на это и ничего не делать было выше моих сил.
      - Они тебя не слышат, - с отсутствующим видом прокомментировал Дайанир.
      - Что тут вообще происходит? Долго они еще копаться будут?
      - Они не копаются, они пытаются взломать блок. Сейчас они поймут, что это бесполезно, и попытаются обойтись подручными средствами.
      - Что значит "попытаются"?! Ты так и будешь стоять и смотреть, как он умирает?!
      - Рано или поздно возникнет ситуация, когда наставника поблизости не будет и им придется действовать самостоятельно. Пусть привыкают, я вмешиваться не собираюсь. В конце концов, это всего лишь зачет. - Вот как? Всего лишь зачет, значит? Дайанир спокойно, словно лекцию читал, отвечал на мои вопросы, а я уже начинал откровенно психовать. Долго они тут еще собираются совещаться?!
      - Дайанир? - Он ведь не позволит человеку умереть? По идее, не должен.. но тянет преступно долго. - Может, сказать им уже, что магия не поможет?
      - Скажи, - эльф равнодушно пожал плечами. - Думаю, они это уже и сами поняли.
     
      Энилир.
     
      Почти трое суток без сна давали о себе знать: подстроиться под искусственно созданную зону с аномальным магическим фоном никак не удавалось. Надеяться на одногруппников тоже не приходится: один, как и я, на ходу засыпает, другой, наоборот, генерирует нелогичные гипотезы одну за другой и, что удручает больше всего, не стесняется их озвучивать.
      - Будь добр, сам реализуй свои гениальные идеи. - Отошел в сторону. По идее ничего из того, что мы пока не проходили, спрашивать у нас не должны, но зная наших наставников... Замер, почувствовав, как что-то изменилось.
      - Не хочу вас огорчать, но, боюсь, наши умственные способности оставляют желать лучшего, - оттеснил одногруппника, методично перебиравшего все известные нам типы аномальных зон. - Нам всего лишь к магии доступ перекрыли.
      - Что будем делать?
      Поскольку блок нам не сломать, а "пациента" мы того и гляди потеряем...
      - Полагаю, мыть в лазарете полы.
      С какой стороны не смотри не самая приятная перспектива. А если на секунду вспомнить, что курсовая моя пребывает в зачаточном состоянии, становится и вовсе грустно. Впрочем, у сотоварищей, судя по их унылым лицам, дела обстоят не намного лучше.
      - Таймир, ты не мог бы посмотреть что в тех шкафчиках? Там наверняка должны быть какие-то снадобья. - С помощью магии кровь остановить значительно проще, но за неимением лучшего и зелья подойдут.
      - Думаешь, засчитают? - Спящий с открытыми глазами одногруппник хотел гарантий, что его усилия буду не напрасны.
      - Не могу знать. Но поскольку смерть "пациента" всегда трактуется однозначно, попробовать стоит.
      Решив, что ожидать от коматозного Таймира хоть каких-то осмысленных действий бесполезно, сам отправился хлопать дверцами. После непродолжительных поисков я обнаружил целый шкаф с зельями. Увы, ни один из флаконов не был подписан, а экспертизы у нас еще не было. Пришлось мне как дикому человеку полагаться на глаза и на нос.
      Не забывая о необходимых правилах предосторожности, понюхал первый состав и мысленно поздравил себя: будет, чем залить печаль по поводу проваленного зачета. Временно отставив спиртовую настойку в сторону, нацелился на следующий флакон и потому пропустил появление в лаборатории еще одного действующего лица.
      - Иголку с ниткой, спирт. Быстро. - Неслышно появившийся парень сходу принялся раздавать указания, тут же пристроив к делу преступно бодрого Рийнара.
      - Бинты и воду.
      - Но... - а вот Таймира сподвигнуть на великие свершения было не так-то просто.
      - Меня не интересует, где ты их возьмешь! - Надо же, Таймир не просто проснулся, Таймир кинулся выполнять указания! Как выяснилось, надо было всего лишь хорошенько на него рявкнуть.
      - Иди сюда, поможешь мне.
      Дернулся раньше, чем задумался, кто собственно этот парень такой. Старшекурсник, пытающийся досдать хвосты? Если так, ему не помешало для начала хотя бы прийти вовремя. И почему он не в форме? Не похож он на нашего студента - у нас никому подобных поблажек не делали. Может, перевелся из какого-нибудь университета и теперь сдает разницу? Похоже. Только по виду он и на подготовительные курсы не тянет: мелкий какой-то.
      Не обращая ни на кого внимания, парень продолжал методично избавлять "пациента" от одежды, точными движениями срезая пропитавшуюся кровью ткань. Надо бы намекнуть ему, что вообще-то мы тоже пришли сдавать зачет и хотя бы для виду должны в процессе поучаствовать.
      - Подержи его. - Резкие, обрывистые фразы имели какое гипнотическое воздействие: я уже второй раз поймал себя на том, что даже мысленно не попытался возмутиться, беспрекословно выполнил указание и лишь потом осознал свои действия.
      Через несколько минут все потеряло значение, потому что перед нашими глазами творилось нечто невообразимое. Руки незнакомца порхали над телом, накладывая швы на самые опасные раны. Наше участие свелось к выполнению четких указаний. Говорил он теперь спокойно, даже отстраненно, словно пребывая в трансе, и все мы поддались этому странному наваждению, вспомнив, что на самом-то деле у нас зачет, а не настоящая операция, только услышав голос наставника.
      - Довольно. - Подняв голову, понял, насколько ошибся. Принимать результаты пришел не наш преподаватель.
      - Лорд Дайанир. - Полу-вздох, полу-приветствие прозвучало в неожиданно наступившей тишине. Чувствую, зачет мы теперь получим нескоро. Сдать лорду что-то с первой попытки - да что там с первой, вообще хоть как-то сдать - практически невозможно. При этом попасть к нему в дипломную группу мечтает чуть ли не весь факультет. Правда, дипломников лорд берет крайне неохотно. Как правило, не заинтересовавшись ничьим проектом, пропускает один выпуск за другим. Мысленно вздохнул: вот ведь кому-то не живется спокойно, мне бы хоть эту сессию без потерь пережить.
      - Думаю, вы и сами понимаете, что зачет успешно провалили. Договоритесь с айлем Миорилем, он вам практику дополнительную организует. Без допуска на пересдачу можете не приходить.
      Знаем, мы эту практику - швабру в руки и полируй коридоры, пока все вокруг блестеть не будет. Увы, всем кроме персонала пользоваться в больнице магией строжайше запрещено, студентам начальных курсов тем более.
      Свернув пациента в шар-упаковку, лорд убрал его в карман и вышел, бросив временно забытому парню "Пойдем". Вот уж точно кого полы мыть не пошлют. Наверное, это и есть один из тех, кому "спокойно не живется"...
     
      - Что это было? - Рийнар решился, наконец, озвучить терзающий, думаю, всех нас вопрос.
      - Ты хочешь сказать "кто это был?"? Думаю, один из дипломников лорда. Формы не носит, командовать не стесняется, об уровне его подготовки я, пожалуй, промолчу. - В последний момент отдернул руку. Ну что за привычка во время разговора задумчиво так потирать подбородок? - Кого-то он мне напоминает. Не пойму только кого.
      - Не знаю... Вроде бы я его где-то видел. - Неуверенно отозвался Рийнар.
      - Мне приснилось или он действительно говорил на всеобщем? - Интересно, Таймир все самое интересное случайно не проспал?
      - Таймир, иди уже спать, не такое еще почудится.
      Стоя в очереди в гардероб, я вдруг засомневался. Все-таки тот парень не на эльфийском разговаривал. Действительно что ли на всеобщем? Да ну... я бы сразу заметил. Наверное. Похоже, впору самому воспользоваться собственным советом и хорошенько выспаться.
     
      Иллирэн.
      - Это был не живой человек, да? - Ненужное в общем-то уже уточнение: живые люди в шарик по мановению руки не превращаются. Но спросить все же спросил, так, на всякий случай.
      - Фантом.
      Фантом так фантом. Обидеться бы по-хорошему на Дайанира за то, что так меня "разыграл". Только боюсь, что, даже зная, что это всего лишь фантом, все равно бы не удержался на месте. Слишком уж правдоподобно он выглядит, я бы от живого человека ни в жизни не отличил.
      - Культурная программа на сегодня закончена? - Надеюсь, что да, потому что мне одного представления за глаза хватило. Дайанир вместе со своими студентами может и повеселился, а меня после "операции" ощутимо потряхивало.
      - Не совсем. Я сейчас тут одним любопытным вопросом занимаюсь...
     
      - Моя личная лаборатория. - Дайанир открыл дверь и пропустил меня вперед. Колбочки, реторты, стопки книг, какие-то разрозненные листы... Как Дайанир тут может что-то делать? Неловко повернувшись, нечаянно снес ведро, почему-то стоявшее на столе. По полу тут же растеклась какая-то мутная неприятно пахнущая жижа.
      Потерев ушибленный локоть, виновато посмотрел на Дайанира.
      - Ничего страшного. - Определенно бытовые заклинания самые полезные, я бы не отказался разучить парочку. Удобно так, взял и испарил лужу.
      - А что это было?
      - Вода. - Хм, и зачем Дайаниру грязная вода?
      Хотел было вернуть опрокинутое ведро на место, но эльф меня опередил. Злополучная емкость была водворена в не менее подозрительный шкаф: прежде чем его дверца захлопнулась, я успел заметить там швабру.
      - Что ты там высматриваешь? В лаборатории частенько что-то проливается, далеко не все можно испарять магией.
      С сомнением посмотрел на стол. Я, конечно, не специалист по мытью полов, но что-то мне подсказывает, что после уборки грязную воду надо выливать, а не водружать полное ведро на стол. Впрочем, это не мое дело.
      Все же странная у главного целителя лаборатория: больше на огромную кладовку похожа. Не заметив низенькую скамеечку, споткнулся, чудом удержав равновесие. Вместо меня на пол один за другим полетели бутыльки. Нда... Вот вам и ответ, почему мы не телепортировались прямиком в лабораторию - обязательно бы что-нибудь расколотили.
      - Рэн! Ты какое-то стихийное бедствие!
      - Это не я бедствие, это у тебя здесь бардак! - Что ругаться-то? Ничего ведь не разбилось. Моей заслуги тут, правда, большой нет. Дайанир на этот раз вовремя среагировал: махнул рукой, и все пузырьки зависли над полом.
      - Не говори. - Дайанир отмахнулся от меня, - Не поверишь, но каждый раз, как только я соберусь здесь хоть немного прибраться, меня срочно вызывают кого-нибудь откачивать.
      - Ты сам что ли пол мыл? - Вот уж у кого-кого, а у главного целителя наверняка найдется масса дел поважнее. Не доверяет это дело слугам, так привлек бы кого-нибудь из помощников.
      - Если уж принцу незазорно, то скромный целитель вроде меня...
      - Да ну... какой из меня принц.
      - Получше, чем из некоторых. - На кого это он намекает?
      - Угу, особенно после сегодняшнего выступления.
      - Вот именно. Показал этим оболтусам класс.
      - Да, самоотверженно спасая жизнь фантому. - Прекрасно обошелся бы без подобных демонстраций. - Выставил себя недоумком. Мне-то, конечно, по большому счету плевать на то, что они там подумали, но Повелитель вряд ли мне спасибо скажет за такое представление его рода.
      Едва заметно улыбнувшись, Дайанир приглашающе кивнул на ранее не замеченную мною дверь. За ней обнаружилась еще одна комната - немного меньше, чем предыдущая, зато гораздо просторней. Вешалка, завешенная халатами, кушетка за ширмой, абсолютно пустой стол - ни книжек, ни даже клочка бумаги - и пара кресел - вот и вся обстановка.
      - Смотри. - Шагнул вслед за эльфом за ширму и замер, непривычно отразившись в зеркале. Улыбнувшись незнакомому себе, потеребил кончик косы, взявшейся непонятно откуда, но от этого не перестающей быть вполне материальной и, что самое главное, равномерно темной. Никаких запоминающихся полосочек! Не пойму только, кого я себе с такой прической напоминаю - на себя-то не особо похож. Нахмурился, словно это могло поспособствовать мыслительному процессу...
      - Дайанир! - Я прямо-таки задохнулся от возмущения. - Ты это специально сделал?!
      - Что?
      - Ты бы еще табличку мне на шею повесил "брат Повелителя"! - снова нахмурил брови и, критически рассмотрев в зеркале полученный результат, припечатал, - Близнец.
      Дайанир скептически хмыкнул, внимательно меня рассмотрел, разве что в разные стороны не покрутил и вынес вердикт:
      - До близнеца ты, конечно, не дотягиваешь... Но, и правда, похоже получилось. Хотя я только прическу и успел замаскировать. Уж прости, что первое в голову пришло, то и соорудил, слишком резво ты кинулся спасать пациента.
      Только прическу?! До этого наше сходство так сильно в глаза не бросалось. Боюсь даже представить, что там эти горе-доктора себе вообразили. Покосился на зеркало и облегченно вздохнул, увидев там привычную полосочку. Как-то я с ней незаметно сроднился.
      - Хочешь, помогу тебе разобрать бутылёчки? - Вспомнив, как только что чуть не разнес полкомнаты, решил уточнить, - Я деду помогал часто, ты не подумай.
      - Потом как-нибудь. Пойдем, а то я тебе так никогда не покажу, зачем звал.
      Третья комната оказалась собственно лабораторией. Вот здесь уже царила идеальная чистота, я бы даже сказал пустота: ни пылинки, ни соринки, никаких лишних вещей. Только на столе в центре комнаты лежало нечто, напоминающее каменную скульптуру. Делать более конкретные выводы, я, пожалуй, пока остерегусь, мне сегодняшнего конфуза за глаза хватило.
      - Это... скульптура? - Не знаю, что ей делать у целителя в лаборатории и где нашелся мастер, сумевший с такой точностью высечь мельчайшие детали. Дайанир часом не решил попрактиковаться в оживлении камня?
      - А вот и нет. Он живой. Гномская методика лечения в действии. - Дайанир развеял мои сомнения, рассказав, откуда у него столь необычный пациент.
     
      Переполненный впечатлениями, я к своему стыду совсем забыл про сопящего в кабинете целителя Мыша.
      - Дайанир, можно тебя попросить?
      - Рэн, твой телохранитель слов нормальных не понимает, - эльф и сам догадался, о чем пойдет речь, - если бы мы от него просто сбежали, он бы наделал тут шуму.
      - Хм. Я тоже думаю, что на время своей вылазки без охраны прекрасно обошелся. Но... не делай так больше, ладно?
     
За самоуправство Дайанира Сариэл обиделся почему-то на меня. Я-то тут причем? Я со своей стороны сделал все, что мог, а именно: честно постарался не рассмеяться, наблюдая пробуждение Мыша, а посмотреть было на что. Эльф резко подскочил с дивана, диким взглядом уставился на меня, потом на Дайанира и ошалело спросил:
      - А в-третьих?
      - В-третьих, можете забирать своего подопечного. - Дайанир заговорщически подмигнул мне и ушел, оставив самому разбираться со своим телохранителем. В Сальтар мы возвращались в полном молчании. Не то чтобы мы до этого часто вели задушевные беседы, но раньше Сариэл хотя бы делал вид, что готов поддержать разговор. Сейчас же отделывался максимально формальными ответами.
      Я покривлю душой, если скажу, что сильно недоволен тем, что Сариэл вместо моего "феерического" выступления видел сны, но методов Дайанира все равно не оправдываю, о чем и решил сообщить недовольному охраннику.
      - Сариэл, я к инициативе лорда Дайанира не имею никакого отношения. Если Вас интересует мое мнение, я таких методов не одобряю.
      - Как Вам будет угодно.
      Ладно, пусть обижается сколько влезет. Я больше оправдываться не собираюсь.
     
      Повелитель.
     
      - Люди слишком упорно отстаивали эти территории, чтобы отдать их за горстку рабов и клочок земель. - Советник, взявший слово, полностью разделял мои сомнения. - По предварительным данным во всем Эльгардаре наберется не больше тысячи людей-невольников. Половине из них уже сильно за сорок, около четверти - совсем преклонного возраста.
      Неудивительно. Активных военных действий в последнее время не было, а во время карательных рейдов пленных брали крайне редко, а уж купить раба и вовсе никому в голову не придет. От людей в хозяйстве больше проблем, чем пользы - быстро старятся, часто болеют, не владеют даже элементарными бытовыми заклинаниями, не говоря уж о более серьезной магии.
      - Поскольку инициатива происходит не от короля, а от пограничных владетелей нужно полагать, что, освободив своих соотечественников из плена, они получат такую поддержку простого люда, что королю и не снилась.
      Да, ему это не выгодно, но поскольку исторически сложилось, что приграничные графства содержат большую часть армии, королю только и остается всячески это начинание поддерживать, чтобы урвать и свою долю народной любви. Странная у людей все-таки система правления. Слишком уж нестабильная на мой взгляд.
      - Люди как-нибудь объяснили, почему на переговоры нас приглашают в Илодар? Все-таки предложение внес граф Миатора.
      - Внешняя граница Миатора практически не изменится, только внутренняя: часть их земель переходит Илодару. Илодар в свою очередь отдает нам территории от Нилитары до нашей границы. Таким образом, получается, что седьмой округ провинции Миреталь почти со всех сторон окружен илодарскими владениями, связан с Эльгардаром сравнительно узким перешейком, поэтому для "выравнивания границы" Илодар хочет получить этот округ себе.
      - Взамен земель кроме возни с бывшими рабами Миатор ничего не получает?
      - Мы полагаем, что между этими графствами существует некая внутренняя договоренность.
      - Полагаете? - Мне нужны факты, а не домыслы. Советник поспешил заверить, что детали сейчас уточняются и как только станет ясна вся картина, мне тут же представят подробный отчет. Вот за что я не люблю советы! Надо принимать конкретные решения, а они еще только собираются что-то там уточнять.
      Что ж, приграничные лорды и так почти не скрывают, что хотят от нас благовидного прикрытия внутреннего передела территорий, за что предлагают нам солидную взятку. По их закону земли нельзя купить кроме как у короля, зато их можно продать, но опять же только короне. Даровать земли, что неудивительно, также королевская привилегия. Единственный способ передать земли, доступный ее законным хозяевам - оставить их в наследство. Впрочем, при большом желании обойти можно практически любые ограничения. Раз король санкционировал эти переговоры, значит, дал согласие на изменение границ, внешних и внутренних.
      - До переговоров у меня должна быть вся информация по округу, который люди хотят получить, и прилегающим к нему территориям.
      Округ, достаточно сильно вдающийся в территорию нового Илодара, значительно увеличивал протяженность государственной границы, а следовательно, и траты на ее охрану. К тому же, не пересекать же людям государственную границу дважды только для того, чтобы попасть кратчайшим путем из одного конца графства в другой. Экономическая выгода, таким образом, кажется самым логичным объяснением стремлению заполучить в целом ничем не примечательный кусок земли. Само собой, это не исключает необходимости проверить все остальные варианты.
      Для нас перспектива вырисовывалась более чем заманчивая: приобретаемые нами земли ни в какое сравнение с теряемым округом не шли. Даже если мы сохраним его за собой, охранять его всегда было слишком накладно, чтобы сейчас держаться за него руками и ногами.
      - Если позволите, я по-прежнему не считаю Илодар подходящим местом для проведения переговоров. - Лорд Альевир, до сих пор хранивший молчание, поднялся со своего места. - Это выгодно Илодару, но небезопасно для нас.
      При заключении мирного договора владетель Илодара уже предлагал одну из своих резиденций для проведения переговоров, что одним махом должно было повысить престиж графства. Увы, честолюбивые замыслы графа, возжелавшего сделать из Илодара что-то вроде центра международной политики, не нашли понимания ни у Совета, ни у лорда Альевира, ни у короля. Я тогда тоже не горел особым желанием посетить "ностальгические" места. В итоге переговоры проходили на нашей территории.
      - Позволю себе возразить, если речь об изменении границ все же зайдет, нам в любом случае придется посетить Илодар, чтобы подтвердить право Повелителя на новые земли. - Конечно же, у лорда Альевира тут же нашли оппоненты. Это обсуждение, чую, еще нескоро закончится.
      - Поддерживаю лорда Альевира, - о чем-то напряженно до этого размышлявший Тиррелинир заметно оживился, услышав заветное слово "небезопасно". - Пока все договоренности не будут достигнуты, считаю нецелесообразным подвергать нашу делегацию такой опасности.
      - Граф Илодар предвидел наше нежелание воспользоваться его гостеприимством, потому особо оговорил этот пункт. Дело в том, что графиня ожидает наследника, и он не может надолго покинуть свои земли, - уточнил секретарь, сверившись с присланными бумагами.
      Учитывая современный уровень развития телепортации, граф мог придумать что-нибудь поправдоподобнее, но в принципе, я его понимаю: он сейчас слишком уязвим, чтобы свободно разъезжать по чужим территориям. Жену спрячет, да так что никто ее при всем желании не найдет. Как никак он там хозяин, так что может относительно спокойно приглашать чужаков к себе, а вот подвергать свою жизнь опасности, отправляясь в Эльгардар - на это он вряд ли согласится. На своих землях его достать не в пример сложнее, поэтому если мы все же хотим получить солидный кусок новых земель, проще будет съездить туда, чем пытаться выкурить графа из родового гнезда.
      Поручив советникам вместе с секретарем составить черновой вариант ответа людям, отпустил совет, чтобы наедине с Тиррелом и Альевиром обсудить, почему они настолько против поездки в Илодар. Мне-то в принципе все равно, могу и прокатиться в человеческие земли.
     
      Иллирэн.
     
      Если мои подозрения верны, то вчерашним урезанным уроком я обязан Дайаниру. Тиррелинир и вовсе не счел нужным особо заморачиваться и заранее договариваться с учителем: просто пришел и изъял меня с занятия в связи с "неотложными делами государственной важности". Сариэлу еще повезло, что его смена вчера была. Кирриэль-то к моему "похищению" отнесся более, чем спокойно, а вот как бы Мыш с лордом меня делили... Не представляю.
      - Прогуляемся до моего кабинета или к себе пригласите?
      - Прогуляемся.
      Заодно пополним коллекцию мест обитания "простых" эльфов. В кабинете Повелителя я уже был - ничего стоящего, кроме собственно его обитателя, я там не заметил. В гости к Сариэлу с Фимкой незвано нагрянул - там, как ни странно, опять же Ильгизар оказался главной достопримечательностью. Лаборатория Дайанира пока лидировала, одна занятная окаменелость чего только стоит. Боюсь однако, меня туда нескоро еще не пустят. А пока на очереди было логово местного ужаса - лорда Тиррелинира.
     
      Критическим взглядом окинул кабинет эльфа. Ну, что я могу сказать? Логово как логово. Стандартный набор: кресло, большой письменный стол, пару стульев для посетителей. Не то чтобы я ожидал обнаружить здесь какие-нибудь специфические орудия труда, но...
      Я уже было совсем разочаровался, когда вдруг заметил на столе чей-то портрет. С моего места, увы, не разглядеть, кто на нем изображен, но, надо признать, узнать сию "волнующую тайну" хотелось. Как-то не вписывались в мое представление о Тиррелинире такие вот сентиментальные штучки вроде портрета на рабочем столе.
      Понимающе усмехнувшись, эльф протянул рамку мне.
      - Талика, моя сестренка.
      Ничего сверхъестественного в том, что у Тиррелинира есть семья, не было, но я как-то раньше об этом не задумывался, поэтому слегка растерялся.
      Сестра Тиррелинира? Боюсь, столкнись я с ней случайно где-нибудь на улице, подумал бы этом в последнюю очередь. Перевел взгляд на ее брата, пытаясь найти схожие черты.
      - Не похожи?
      Прямой нос и слегка вздернутый, хищная улыбка и то ли недовольно, то ли упрямо поджатые губы, резкие обозначенные скулы и мягкий овал девичьего лица - брат с сестрой были не похожи насколько это возможно среди близких родственников.
      Вот если бы один из них сменил прическу... Сходства стало бы определенно больше. Сужу по собственному опыту. Осталось только выяснить, согласна ли барышня перекраситься и выпрямить волосы. Вряд ли Тиррелинир пойдет на такие жертвы. Представив вышеобозначенного лорда с черными кудряшками, я не удержался и фыркнул, чем вызвал недоуменный взгляд со стороны жертвы моего разгулявшегося воображения. Пришлось признаваться, в чем причина веселья, благо чувством юмора Тиррелинир не обделен. Заодно поведал об дайанировых экспериментах над моей внешностью.
      - Хотите сказать, что так сходства будет больше? - Тиррелинир невозмутимо подошел к зеркалу, поправил выбившийся локон и скептически хмыкнул.
      Увы, иллюзия мало что изменила. Тиррелинир даже не стал выглядеть смешно или нелепо. Что само по себе удивительно: такая прическа была в моде лет сто назад, и могу сказать, что на некоторые из портретов в семейной галерее смотреть без слез было нельзя. Двоюродная тетка мне, помнится, долго простить не могла, что я, будучи еще совсем мелким, наивно спросил у нее, почему леди на портрете носит брюки. Честное слово, не хотел обидеть ее любимого дедушку!
      Цепкий, изучающий взгляд отбил бы у любого охоту повеселиться за счет Тиррелинира. Точно!
      - Взгляд! Я сразу не понял, что не так. У вас взгляд очень похожий.
      - А-а-а... - эльф усмехнулся, - На самом деле она совсем не такая, - развеял иллюзию и вернулся к столу. Повеселились и хватит? - Просто с художником не сошлась во взглядах. Он настаивал на такой прическе, сестренка была против, леди Исвальд поддержала модного в тот сезон мастера. Вот Талика свое "фи" усиленно и выражала, а он взял да и написал ее такой. Портрет в итоге признали никуда негодным и забросили в дальний угол. Больше ее портретов не писали, так что приходится мне довольствоваться тем, что есть.
      Вспомнил, как меня в десятилетнем возрасте попытались увековечить, запечатлев на семейном портрете, и понимающе улыбнулся.
      - Былое доверие к модным художникам было безнадежно подорвано?
      - Нет. - Тиррелинир перестал улыбаться, забрав у меня портрет, задумчиво провел пальцем по рисованному лицу и вернул рамку на место. - Потом она пропала.
      - Простите. - Стало жутко неудобно за свое неуместное веселье.
      - Ничего. Кстати, я Вас ведь действительно по делу хотел видеть. - Выбив задумчивую дробь на крышке стола, он посмотрел на меня. - Если позволите, я хотел узнать, как Ваша семья отнеслась к тому, что Вы спасли незнакомого эльфа и ничего с него за это не получили.
      - Никак. - Я-то думал, он о тех похищениях хотел поговорить, потому был полностью обескуражен неожиданным вопросом. - Они о моих приключениях мало что знают.
      - То есть это целиком и полностью была ваша инициатива?
      Настороженно кивнул, не понимая, куда лорд клонит.
      - Вы полагаете, Ильгизар должен что-то вашей семье или вашему роду за свое спасение?
      - За спасение - не должен.
      Если учесть, что я на тот момент был несовершеннолетним и не был в полном праве распоряжаться своим имуществом, то двадцать пять золотых Повелитель моему отцу все же задолжал.
      -А за что должен?
      Мне что, счет предъявить, а он по старой дружбе так уж и быть доставит его Повелителю? Может, еще проценты возьмется выбить?!
      - Тиррелинир, давайте Вы мне сначала доходчиво объясните, чего от меня хотите. Иначе я только и буду делать, что думать, в какую такую авантюру Вы меня пытаетесь втянуть.
      С чего он вообще не в свое дело лезет?
      - Ильгизар должен знать, что своей жизнью он обязан только Вам, и узнать об этом он должен от Вас. Поскольку Вы только что признали, что Ваша семья никакого отношения к его спасению не имеет, то...
      - Он и так знает, - Разговор этот мне окончательно разонравился.- И вообще, я ему давно уже сказал, что никому ничего от него не нужно.
      - Никому или Вам лично?
      - Между прочим, я до сих пор так и не услышал внятных объяснений, - немного помолчал, давая Тиррелиниру шанс, но он им не воспользовался. - Если Вы не можете ничего сказать по существу, я, пожалуй, пойду. Хорошего Вам дня. - Резко встал и едва заметно поклонился. Я ему все технические подробности лечения Ильгизара давно уже выложил, и хватит с него. Нечего лезть мне в душу. Если ему от меня что-то конкретное нужно было, так бы и говорил. А то ходит вокруг да около, почву прощупывает.
      - Я Вас не отпускал. - Тихий голос пробрал меня до костей, заставив замереть на месте. - Если Вашей Светлости угодно поговорить начистоту, значит, поговорим начистоту. - Как он меня назвал? - Садитесь, Иллирэн тор Илодар, разговор будет долгим.
      Не ослышался. Пребывая в каком-то полушоковом состоянии, не задумываясь подчинился, опустившись на самый край стула и замер, во все глаза глядя на эльфа.
      - Что ж Вы, Ваша Светлость, спасаете, а потом вдруг заявляете, что ни в грош не ставите сохраненную жизнь? Жестоко, Ваша Светлость, Вы бы еще прямым текстом предложили Ильгизару пойти и покончить с собой. А Вам не кажется, Ваша Светлость, что...
      - Прекратите! - Злость разогнала гипнотическое оцепенение. - Прекратите меня так называть!
      - Как Вам будет угодно. - Эльф кресла так и не занял и теперь, то ли присев, то ли прислонившись к высокому подлокотнику кресла, возвышался надо мной, вынуждая смотреть снизу вверх, что неимоверно раздражало.
      - Вам не кажется, что это наше с ним личное дело?
      - Нет. Никогда им не было. За долг жизни, связывающий Повелителя, расплачиваться возможно придется всему государству.
      - Повелитель не клялся выплатить Долг жизни. Сомневаюсь, что что-то способно вынудить его сделать это сейчас. Остальное ни Вас, ни государства не касается.
      Долг жизни, если бы он и в самом деле возник, мог стать причиной для серьезного беспокойства. Только с чего Тиррелинир взял, что Повелитель им связан?
      - Вы признанный наследник Илодара. Боюсь, этого достаточно для возникновения долга жизни, хотите Вы того или нет.
      - Я давно уже не наследник.
      - На момент спасения им были.
      - Тогда почему я до сих пор не заметил, что Повелитель - мой должник?
      - Потому что Вы до сих пор не признали долг. Чем раньше Вы это сделаете, тем лучше.
      - Мне и так неплохо.
      - Раз Вы отказываетесь назначать цену, это право переходит Вашему отцу как главе. Вы должны понимать, что мы этого не допустим. Если Вы не возьмете эту обязанность на себя сейчас, Вам придется это сделать, когда Вы станете старшим.
      Я похолодел, осознав, на что намекает эльф.
      - Что такого может потребовать мой отец, чего не могу потребовать я?
      Эльф хмыкнул, оставив мой вопрос без ответа.
      - Боюсь, что Вашему отцу потребовать ничего не удастся. Граф до сих пор жив только потому, что его смерть Эльгардару в принципе не выгодна, а вероятность того, что он узнает о долге, до сих пор была ничтожно мала. У Вас есть сутки, чтобы принять решение.
      - К чему такая спешка? Раньше Вас это не волновало. - Незаметно вытер о брюки вспотевшие ладони.
      - Сейчас между Эльгардаром и Илодаром ведутся переговоры. Вполне возможно, что в ближайшее время Повелителю придется посетить Илодар.
      - Переговоры?
      - Уточняем границу, ничего особенного.
      - Повелителя никто не заставляет сообщать моему отцу, что якобы ему должен. Но если Вы сомневаетесь в здравомыслии Ильгизара, просто не докладывайте ему о моем настоящем прошлом. Сам я рассказывать не стану. Он ведь еще не знает?
      Если Тиррелинир говорит правду, смысл нашей договоренности с лордом Альевиром становится, наконец, понятен.
      - Не знает, но как только узнает, мир не оставит ему выбора - ему придется встретиться с Вашим отцом, чтобы узнать, какова будет плата.
      - Значит, сделайте так, чтобы Повелитель не узнал. Отец моего "пациента" не видел, беспокоиться не о чем.
      - Ваш отец, как хранитель, почувствует долг, как только Повелитель пересечет границу Илодара.
      - Какой еще хранитель? - Только сказок мне тут еще не рассказывали!
      - Хозяин, владетель, хранитель... Называйте, как хотите, суть от этого не изменится. - Тиррелинир наградил меня фирменным взглядом, но, увы и ах, меня этим уже не проймешь, я тренированный. - Я не понимаю, что Вам мешает принять долг? Зачем создавать всем лишние сложности?
      А и действительно, чего это я? Сделал бы сразу, как добрый дядя сказал, и не кочевряжился!
      - Может, потому что я ни слову Вашему не поверил?
      Если бы это было правдой, Дайанир меня бы уже давно предупредил. Он-то прекрасно знает, кто мой отец.
      - Лорду Альевиру Вы доверяете больше? - Тиррелинир чуть наклонил голову вбок, посмотрел на меня как на чудную букашку и скучающим тоном продолжил, - Что ж, тогда прошу прощения за то, что отнял у Вас время.
  
  
   Глава 3.
     
      Ильгизар.
     
      - Тиррелинир, зайди ко мне. Срочно. - Сразу же оборвал все возможные вопросы и возражения. Никуда от него доклады и прочие неотложные дела не денутся.
      - Я думал, ты еще на приеме. - Тиррелинир, не дожидаясь приглашения, опустился в кресло.
      - Как видишь, твоя информация устарела. - Задумчиво посмотрел на, кажется, удивленного моими словами Тиррела. Зачем ему надо было шантажировать Иллирэна? Ведь прекрасно же знает, что нельзя заставить кого бы то ни было признать, что долг выплачен.
      Тиррелиниру первому надоело играть в молчанку.
      - Ну и зачем, ты меня хотел видеть?
      - А сам ты не догадываешься...
      - Ильгизар, если ты настроен в шарады играть... - Тиррелинир осекся, видимо, почувствовав, что еще чуть-чуть и он перейдет тонкую грань дозволенного. - Ты разговаривал с братом? - Едва заметного кивка хватило, чтобы он продолжил. - Что он потребовал?
      - Сменить начальника СБ, и мы в расчете.
      Разом вылинявшая улыбка и посеревшее лицо друга лишь добавили ко всему прочему досаду на собственную мелочную мстительность.

***

      Сообщение Кирриэля решило дилемму, которую я пытался решить в последние пять минут: отпустить уже человеческое посольство или еще немножко помучить?
      Кирриэль, кажется, сомневался, что я брошу все дела и сию минуту приду, потому что, немного помявшись, он добавил, что у принца глаза почти черные.
      - Разберемся.
     
      Только слепой мог не заметить, что глаза Иллирэна меняются в зависимости от настроения. Впрочем, это самое настроение у него скачет по десять раз на дню. Что ж теперь каждое изменение окраса радужки рассматривать как повод для беспокойства?
      К моему приходу его глаза уже посветлели, да и взволнованным брат не выглядел, скорее собранным и немного напряженным. Приглашение присесть было, однако, отклонено решительным движением головы.
      - Я тебя внимательно слушаю. - Я тоже не стал садиться и теперь замер у окна, выжидающе уставившись на брата.
      - Я, Иллирэн Даймиан ваэ Вайлис, виконт Илодарский...
      Не отмахнись я столь беспечно от предупреждения Кирриэля, может, не стоял бы сейчас словно пригвожденный к месту не в силах ни то что пошевелиться - слова вымолвить.
      - ... спас от верной смерти Ильгизара-Виллиниэля айит Кхаледа, Повелителя Эльгардара, разделив с ним свою кровь. Искупить этот долг может только спасение моей жизни. Ни я, ни мои родичи, ни по отцовской, ни по материнской линии, впредь не потребуем иной оплаты. Цена назначена, долг выплачен, да услышит меня мир.
      Сознание продолжало отстраненно фиксировать слова Иллирэна, но все они терялись на фоне шокирующего признания. И все же до сих пор гораздо проще было поверить в сказку, скормленную мне Альевиром, такую логичную и правдоподобную. Одно единственное уточнение - Иллирэн часто бывал при графском дворе и регулярно общался с мифическим наследником - объясняло все кажущиеся неувязки. Или почти все.
      Правда же казалась настолько нелепой, бредовой, что никак не желала укладываться в голове. Не мог несовершеннолетний наследник графа столько времени провести в лесу, чтобы его при этом никто не хватился!
      Иллирэн слишком трепетно относился к своей семье, чтобы этот бред оказался всего лишь шуткой. Да и некоторые детали головоломки, наконец, вставали на свои места. Ни на один разъезд мы тогда так и не наткнулись, да и тщательно охраняемую границу пересекли беспрепятственно, что просто нереально для обычного лекаря, в какие бы он там круги не был вхож.
      Но как владетель Илодара мог допустить продажу в рабство своего ребенка? При его влиянии, связях, богатстве, в конце концов, графу достаточно было пальцами пошевелить, чтобы вытащить попавшего в неприятности сына!
      В какой-то момент я почувствовал, что окончательно теряю контроль над силой, чего со мной не случалось уже больше века. Легкое покалывание в пальцах, молоточки, бьющиеся в виски... - всколыхнувшаяся сила требовала немедленного выхода, благо, чтобы найти объект для ее применения, идти далеко не надо.
      - И что же, позволь узнать, побудило тебя мне это сообщить?
      Заклинание требует предельной концентрации, а потому посторонним мыслям приходится ютиться на задворках сознания. Закрепляю последний узелок и, чуть прищурив глаза, любуюсь проделанной работой. За переливчатой паутинкой почти невидно плотно сжатых губ, а пробегающие искорки смягчают прямой требовательный взгляд.
      - Я так и думал. Никакого долга жизни не было. - Только сейчас до меня доходит, что имя было всего лишь частью ритуальной формулы, притом частью далеко не главной. Иллирэн вовсе не откровенничать пришел - долг требовать. - Надеюсь, Вы развеете сомнения на этот счет у лордов Тиррелинира и Альевира, столь рьяно пекущихся о Вашей безопасности, и они не будут впредь рассматривать моего отца как угрозу Вашему благополучию.
      - Непременно.
      Я даже не попытался задержать Иллирэна, почти выбежавшего из кабинета. Пусть идет, мне сейчас как никогда необходимо побыть одному.
     

***

      - Мне подавать в отставку прямо сейчас?
      - Подожди. Что ты знаешь о прошлом Иллирэна и чем ты ему угрожал?
      - Не угрожал. Предупредил, что его отцу не позволят получить долг за сына. В настоящий момент твой брат является единственным наследником графа Илодара. Сам понимаешь, чем это всем нам грозит.
      Понимаю. Что тут понимать? Старший может выплатить долг жизни за своего родича, по тому же праву может и требовать с должников за своих младших.
      - И давно ты знаешь?
      Едва заметно поморщившись, Тиррел покачал головой.
      - Надо было рассказать мне, а не устраивать самодеятельность. Я бы сам разобрался.
      - Да? И что бы ты делал, когда твой брат в очередной раз сказал бы, что ему от тебя ничего не нужно? Нет, я понимаю, что графа в принципе можно было устранить в любой момент...
      Раздраженно дернул головой, прерывая Тиррела. Сам бы с превеликим удовольствием приложил руку к устранению "родственничка". Только теперь, если с головы графа хоть волос упадет, меня обвинят в первую очередь. Даже если я узнаю об этом в последнюю очередь. Даже если никто из эльфов к этому никакого отношения иметь не будет.
      - Вот и я подумал, что в таком случае мы земель от Илодара не получим. - Тиррелинир подходил к этому делу с сугубо практической точки зрения.
      - Думаешь, граф знает о долге жизни?
      - Иллирэн ему не рассказывал, если ты об этом. Но, думаю, граф должен быть в курсе. Настаивать, чтобы сын сам поведал о своих приключениях, он не стал. Сам провел расследование и так покопался в его памяти, что едва не довел парня до сумасшествия.
      - Иллирэн об этом знает?
      - Не думаю. Я не стал ему говорить.
      Даже если бы и сказал, Иллирэн вряд ли бы поверил.
      - По-твоему, граф все это время ночей не спал, ждал, как бы с меня долги получить? Он все-таки не самоубийца.
      - Зачем-то же он тебя к себе усиленно зазывает? - Вздернул бровь, намекая, что по-хорошему это он мне должен рассказать, что такого задумал граф, а не задавать риторические вопросы. Тирриленир намек понял. - Мы над этим работаем, но пока ничего примечательного не нарыли. Как только что-нибудь будет, я тебе сразу... - Он вдруг резко прервался, - или я уже отстранен?
      Тяжело вздохнув, посмотрел на замершего в ожидании вердикта эльфа.
      - Ты действительно думаешь, что Иллирэн мог такое потребовать? Он сказал, что считает спасение своей жизни достаточной платой.
      - Так долг оплачен?
      Покачал головой.
      - Нельзя заставить признать долг выплаченным, ты же знаешь.
      Признание Иллирэна настолько выбило меня из колеи, что я и не заметил, когда появилось ноющее ощущение пустоты, явно указывающее на появление долга жизни. Спокойствия оно не добавляло, но, надо признать, фактически впустую растраченный резерв доставлял сейчас куда больше дискомфорта.
      - Я и не пытался. Разговор шел только о назначении платы.
      Тогда он своего добился: цена назначена. А вот свести к простому взаимозачету, как бы этого не хотелось самому Иллирэну, не удалось.
      Кто бы мне еще сказал, как теперь этот долг выплачивать? Спасение жизни - плата, не спорю, достойная. Только я, если честно, планировал как можно дольше не допускать возникновения таких ситуаций, в которых жизни Иллирэна что-то могло бы всерьез угрожать.
      - Ты так и не рассказал, что знаешь о прошлом Иллирэна.
      - Может, я тебе лучше на него заведенную папочку принесу?
      Пораженно уставился на друга, по собственной инициативе без многочисленных пинков с моей стороны собирающегося оторвать от сердца любовно собранные материалы. Бывает же...
     
      - Хионэль, пригласи ко мне лорда Альевира.
      Размер "папочки", доставленной мне пару минут назад, наводил на мысль, что подробный пересказ его содержания занял бы не один час. Поневоле задумался, а хочу ли я знать о брате столько? Увы, от самого Рэна я вряд ли что-то узнаю. Как показывает практика, его нужно поставить чуть ли не в экстремальные условия, чтобы добиться хоть капельки откровенности. Не вмешайся Тиррелинир, когда бы еще он рассказал о своем происхождении?
      Вспомнил, как некогда предлагал помочь родне Иллирэна материально, представил реакцию графа и рассмеялся. Громко, не пытаясь себя сдерживать. Возможно ушлый граф и не стал бы отказаться от "помощи", хотя сам кому хочешь поможет, не сильно обеднеет.
      - Вы хотели меня видеть, Повелитель?
      Резко оборвав смех, мрачно уставился на бесшумно появившегося Альевира, мысленно подсчитывая, скольких ошибок можно было бы избежать, если бы я с самого начала знал всю правду. Молча кивнув, положил бумаги так, чтобы лорду было видно их содержимое. Мазнув взглядом по первой странице, он поднял глаза и вопросительно посмотрел на меня.
      - Все это время Вы знали, кем на самом деле был Иллирэн.
      - Да. - Альевир не стал отрицать очевидного.
      - Вы мне солгали, хотя прекрасно знали, что я принял его под свою защиту.
      Формально Альевир не сказал мне ни слова неправды, иначе бы я поймал его на обмане раньше. Он всего лишь мастерски подтасовал реальные факты, слепив из них правдоподобную легенду. Лекаря с таким именем в самом деле найти было трудно, хотя бы потому что его просто никогда и не существовало. Зато был наследник графства, чей отец мог потребовать слишком многого в оплату долга. Как бы то ни было, начав ритуал, я взял на себя обязательство заботиться о своем спасителе как о члене своего рода и выполнил бы его, если бы от меня не утаили правду.
      - За ним присматривали.
      - Вот как? - Хватит и того, что меня уже застали смеющимся в одиночестве, а потому выполняю несложное упражнение на развитие концентрации, так хорошо отключающее все эмоции. - Так почему же Вы допустили его продажу в рабство?!
      - Я об этом не знал. Считал, что его казнили.
      - Это, несомненно, Вас оправдывает, - Скепсис есть лишь в словах, интонация остается все такой же холодно-равнодушной.
      - Он тогда путешествовал с друзьями. Его выпустили из виду всего на пару дней. За это время он был арестован по обвинению в убийстве и приговорен.
      Даже тогда еще было не поздно вмешаться и ведь придумывать ничего сверхъестественного не пришлось бы! Закон был на нашей стороне - договор на тот момент уже заключили. Как, оказывается, было просто все изменить...
      - То есть Вы знали об этом и ничего не сделали?
      - По нашим законам его ожидала казнь гораздо суровее.
      Лорд Альевир решил, что может брать на себя обязанности верховного судьи?
      - Человек, спасший вражеского воина, не мог поднять руку на женщину и детей. - Чтобы он там не говорил в суде, какой бы самоубийственный бред не нес, не может человек за столь короткое время так измениться.
      - Я читал его память. Убийца не заслуживал такой легкой смерти, но учитывая его...
      Жестом остановил его посередине фразы.
      - Допустим. - Дальнейшая нить рассуждений и так ясна, не будем тратить на это время. - Вы также знали, что Рок мой спаситель. - Альевир мог не знать, что Иллирэн чудом избежал смерти, но, увидев его во дворце, должен был сразу его опознать. В отличие от меня, он его видел, да и набор необычных клейм должен был ему в этом помочь.
      - Да.
      - Так почему же я об этом узнаю, только сейчас?
      - Я сомневался, что Вы захотите видеть в своем роду убийцу. - Мне не нравится интонация, с которой лорд это говорит, словно бы я не оправдал его ожиданий. - К тому же, долг жизни, даже не активированный, и так не позволял Вам осознанно причинить ему вред. Я опасался, что убийца получит слишком большую власть над Вами, если Вы будете знать, кто он.
      - А Вы не думали, что человек под действием наркотика может быть слишком восприимчив к фону? До такой степени, что не видит разницы между своими и чужими ощущениями? - Немного помолчал, давая лорду время, чтобы осмыслить мои слова. - То, что Вы прочли в его памяти, было всего лишь галлюцинациями. - В настоящий момент мне было все равно, поверил он мне или нет. Мою точку зрения на происходившее он теперь знает. - Отставьте меня. Мне надо подумать.
     
      Иллирэн.
     
      Перемещаясь за пределы замка исключительно телепортами, я и не заметил, как на улице похолодало, а потому, отправившись на прогулку, оделся не по погоде легко. Высокий воротник не спасал от ветра, буквально пронизывающего насквозь. И если задубевшие от холода руки я хоть как-то еще мог отогреть, поочередно пряча их в карманах плаща, то новорожденные эльфийские уши уже давно отмерзли.
      За пазухой пригрелся теплый мурчащий комочек, которого морозостойкий хозяин решил выгулять, невзирая на непогоду. Ладно хоть, Кирриэль настоял, чтобы мы взяли с собой еще одного охранника, и бедный котенок был спасен от экзекуции. И что это нашло на Сариэла, что он решил выгулять кота? При желании Фимка и сам бы ничуть не хуже справился.
      - Ваше Высочество, Вы не замерзли? Может, пора потихоньку поворачивать назад? - Кирриэль, до этого молча поглядывающий в мою сторону, наконец озвучил причину своего беспокойства.
      Помотав головой, я лишь сильнее нахохлился, кутаясь в плащ. Ну уж нет. Обещали мне лес, значит, я хоть издалека, хоть одним глазком на него посмотрю. Хотя погода и в самом деле настолько мерзкая, что я, право же, не виню Повелителя, предпочетшего забыть о своем обещании познакомить меня с лесом.
      Все же прогулка, даже такая малоприятная, пошла мне на пользу: я хотя бы перестал злиться на всех окружающих вместе взятых. Тиррелинир известный паранойик и перестраховщик, так что ничего удивительного в том, что долга жизни и в помине не существовало, нет. Хотя Дайанир, к которому я примчался сразу же после разговора с лордом, подтвердил, что в рассуждениях Тиррелинира есть здравое зерно, и сам посоветовал не тянуть с этим вопросом, как можно скорее назначив цену. Он же рассказал, как обычно это происходит.
      Может и не стоило называться полным именем, но мне показалось, что скрывать свое происхождение и дальше бессмысленно. Повелителя в любом случае просветили бы рано или поздно. Он все равно бы поинтересовался, с чего это я вдруг решил стребовать с него долг, и правда неизбежно вылезла бы наружу.
      Вздрогнул, когда на мои плечи неожиданно опустился плащ. Подняв голову, увидел Кирриэля, оставшегося в тонкой рубашке, и зябко поежился.
      - Не стоило, не так уж холодно... - Эльф усмехнулся, проигнорировав мои вялые попытки вернуть такой теплый плащ, и, чуть пришпорив коня, отъехал от меня. - Спасибо.
      Не говорить же ему, что я весь передернулся вовсе не из-за холода. Всего лишь вспомнил выражение лица Повелителя, когда он услышал, кем я назвался. Отреагировал он на порядок спокойнее, чем я свое время, когда узнал, кем является мой спаситель. Но, судя по полыхнувшим гневом глазам, к правде он оказался не готов, и радости ему большой она уж точно не доставила. Еще бы! Столько лет воевали... Хотя возможно дело вовсе не в этом. Может, его просто разозлило, что я оторвал его от важных дел ради чепухи.
      Подождали бы они хоть немного со своими переговорами, у меня родились бы брат с сестренкой - если верить Дайаниру, графиня ожидает двойню - и не пришлось бы городить огород с этими несуществующими долгами. Как только отец посвятил бы новорожденного Илодару, я перестал бы быть наследником и, утратив последнюю связь со своим прошлым, стал бы единоличным "кредитором" Повелителя. Но раз долг не возник, то и говорить не о чем. Утешимся тем, что одной претензией к моему отцу у Тиррелинира стало меньше.
      В довершение ко всему стал накрапывать мелкий дождик, и даже мне, отчаянно не желавшему возвращаться в замок, было окончательно и бесповоротно ясно, что ни в какой лес мы сегодня уже не попадем. Потянувшись, чтобы вернуть Кирриэлю его плащ - вымокнет ведь до нитки! - я невольно разбудил разомлевшего Фимку. Котенок беспокойно закопошился и, когда я просунул за ворот руку, чтобы вытащить нервничающего зверька наружу, он вдруг угрожающе зашипел и оцарапал меня. Ужиком вывернувшись из хватки, котенок спрыгнул на землю, на прощанье мазнув лапами по коленям. Каурый жеребец Кирриэля испуганно шарахнулся от взъерошенного полосатого шарика, но тут же успокоился под рукой эльфа, ласково потрепавшего гриву,.
     
      Сариэл.
     
      Гостиная, в такое время обычно битком набитая сослуживцами, пустовала. После того, как принц наконец "выбрал" себе охрану, нужда в постоянном присутствии чуть ли не половины отряда отпала, и сейчас все кроме меня разбрелись по своим комнатам паковать вещи. Мне бы тоже не мешало собраться, поскольку мне выделили новые апартаменты поближе к покоям принца, но куда мне спешить-то? Что действительно стоило сделать прямо сейчас, так это найти лорда Альевира. Сам я, как это ни прискорбно осознавать, не в состоянии противостоять произволу Главного Целителя.
      Моих переживаний лорд, увы, не оценил: посоветовал не беспокоится из-за пустяков и заняться чем-нибудь стоящим. Пойти прогуляться, например.
      - Как прикажете, командир.
      Какой прок от того, что я теперь старший лейтенант и телохранитель принца, если от меня отмахиваются все кому не лень? Один спать укладывает, другой - свежим воздухом подышать отправляет.
      - И кота своего забери. - Лорд перехватил Фимку как раз тогда, когда маленький охотник все-таки дождался своего счастья (кончик косы лорда дернулся, когда он вставал с кресла) и ринулся в атаку.
     
      Фимке, по видимости, прогулка тоже не доставляла большого удовольствия: обычно шустрый котенок жался к моему сапогу, не собираясь отходить от меня ни на шаг.
      - Сариэл? - Притвориться, что меня здесь нет, не вышло, настырное высочество меня заметило и теперь в компании безопасника уверенно приближалось ко мне, ведя в поводу двух коней. - А мы как раз вас искали. Гуляете?
      - Кота выгуливаю. - Поскольку принц был не в курсе нашего разговора с лордом Альевиром, то и в полной мере оценить моего "протеста" не смог. Недоуменно хлопнул глазами, а потом предложил выгуливать кота вместе. Мохнатый предатель тут же свинтил, забыв, как еще минуту назад жался к моим ногам и просился на руки.
      Мысленно вздохнул, пытаясь понять за что мне это все: в мое дежурство от меня сбегают, пользуясь потворством Главного целителя, в смену Кирриэля - тоже покоя не дают.
      Так или иначе, на прогулке принца должны сопровождать как минимум два охранника, а потому мне ничего не оставалось, как забрать у принца одного из коней и присоединиться к их компании.
      - Кирриэль, сегодня ничего такого не случалось, о чем я должен знать? - Стоило нам только выехать за ворот, как принц тут же о чем-то глубоко задумался. Так до сих пор и ехал с остекленевшим взглядом.
      - Хотел бы я сам знать. Я принца от силы полчаса в общей сложности видел, зато все мало-мальски значащие двери обтер.
      С Кирриэлем, похоже, тоже не особо считаются. Подобное отношение принца к собственной безопасности начинает нервировать. Какие бы у принца ни были секреты, дальше нас они все равно не пойду - мы не просто так клятву приносили. Какая необходимость в том, чтобы выставлять нас за дверь? Впрочем, может, все не так уж и плохо... По крайней мере, принцу хватило разума, отправляясь на прогулку, взять с собой двоих охранников.
     
      - У него недавно был бронхит, - Кирриэль, отдавший принцу свой плащ, решил зачем-то прокомментировать свои действия.
      В ответ я лишь пожал плечами. От слабого морозца еще никто не простужался, но, если Кирриэлю хочется пополнить ряды тех, кто нещадно балует мальчишку, это его дело.
     
      Свежий морозный воздух, неспешный размерный шаг коней и несодержательный, но в целом приятный разговор с напарником, отсутствие царапучего звереныша, пригревшегося у принца, и объект охраны в поле зрения - для незапланированной прогулка была очень даже приятной. Так было бы и дальше, если бы Фимке не показалось скучным отсиживаться в тепле и он не решил явить себя миру. Злобное шипение, шерсть дыбом, встопорщенные усы - таким котенка я видел не так уж часто: только когда он попадал под действие направленной магии. Заклинание, сканирующее местность, по-прежнему молчало, но я счел лучшим лишний раз перестраховаться.
      - Тревога. Магическая угроза, - бросив мысленное предупреждение Кирриэлю, как можно спокойней приблизился к принцу, чтобы выдернуть его из зоны воздействия, но тот меня опередил: спрыгнул с коня и как ни в чем не бывало кинулся ловить котенка.
      - Трое, слева от меня. - Скосив глаза, заметил едва уловимое колебание воздуха. - Уходите, я прикрою.
     
      Иллирэн.
     
      - Фимка, а ну сейчас же вернись! - я уже запыхался, но неизвестно чем рассерженный котенок не желал меня слушаться. Я почти поймал его, когда что-то ударило мне в спину. Несильно, но этого хватило, чтобы поскользнуться на мокрой траве и шумно свалиться на землю. Пока я приходил в себя, рядом с моей головой упал огненный шарик, почти искорка, и тут же истлел, не оставив после себя и дымка.
      Резко обернувшись, я увидел, как Сариэл, бегущий в мою сторону, вдруг тоже спотыкается и падает на ровном, казалось бы, месте. Увидев две стрелы с черным оперением, торчащих из спины эльфа, я на какое-то мгновение замер, потом, почувствовав какое-то движение позади себя, испуганно дернулся, но было уже поздно.
      - Кир... - мне заткнули рот, прежде чем я смог позвать на помощь. Изо всей силы пнул схватившего меня, но, кем бы он ни был, мои трепыхания на него большого впечатления не произвели. Еще мгновение - и меня затащили в телепорт, напоследок дав полюбоваться, как еще одна появившаяся из ниоткуда стрела выбивает Кирриэля из седла.
     
      Ильгизар.
     
      Я не собирался сей же момент читать все, что принес мне Тиррелинир. Всего лишь пролистал бумаги, выискивая особо интересующие меня места. В досье хватало белых пятен, но и того что было оказалось достаточно, чтобы, добравшись до пребывания Иллирэна в Степи, вдруг осознать, что моей выдержки надолго не хватит.
      Привычный способ снятия стресса сейчас не годился - резерв еще не восстановился, так что мало-мальски приличного фантома я сейчас не создам. Конечно, запас энергии всегда можно пополнить, но от одной мысли о накопителях меня начинает тошнить.
      Впрочем, я знаю, кое-что получше. Спустившись в зал, кивнул Хионэлю, указывая головой в центр круга. Настоящий поединок - вот что мне сейчас действительно нужно.
      Вялая разминка не поможет мне отвлечься, а потому сразу перехожу в атаку. В висках ломит от количества мыслей, оттого не могу полностью сосредоточиться на поединке. Делаю непростительную ошибку, следом еще одну, но Хионэль не спешит воспользоваться моими промахами, и это окончательно срывает все ограничения.
      В реальном бою меня бы никто жалеть не стал. Но, кажется, все забывают, что я давно уже вырос, что я прекрасно могу постоять за себя, что я, в конце концов, сам могу решить, как разобраться со своей гребанной жизнью! И не надо подстилать мне соломку, потом только больнее падать.
      Пока мою "нежную психику" щадили - ведь быть должным абстрактному целителю гораздо проще, чем жестокому убийце, не так ли? - всякая шваль гоняла моего брата по степи, отрабатывая на нем охотничьи навыки, калеча.
      Отыскав брешь в почти безупречной защите противника, раскраиваю ему плечо, лишая возможности сражаться.
      Вид крови отрезвил меня. Хионэль уже перебросил меч в левую руку, собираясь продолжать бой, но я уже достаточно пришел в себя, чтобы осознавать последствия своих действий.
      - Достаточно. - Он тут же отводит меч, не заботясь о том, что я свой до сих пор не опустил.
      Кажется, лорду Дайаниру придется немного поработать. Сжимаю в руке кристалл накопителя и переношусь вместе с охранником в лазарет. Отсылаю дежурного целителя -он тут не поможет. Чтобы залечить раны, нанесенные моим мечом, его сил будет явно маловато.
      Злюсь на Хионэля, пропустившего удар. Хоть бы сказал что-нибудь, а то сидит молча, ждет моих действий. Выучка, чтоб ее!
      Лорд Дайанир появляется через две минуты. К тому времени я уже наложил заклинание, останавливающее кровь.
      Зачем он вообще соглашался на этот поединок?! Прекрасно же видел, что я не в себе. Не заметить это было сложно - все же я слишком редко теряю самообладание до такой степени.
      Целитель удивленно вздернул брови, увидев окровавленного телохранителя, и, без сомнений, тут же определил причину ранений, но все комментарии оставил при себе, за что я ему очень признателен.
      - Я помогу. - Энергия накопителя еще не до конца усвоилась, а потому я расстаюсь с ней с небывалой легкостью.
      - Останешься здесь на два-три дня, как целитель отпустит. - Рана слишком глубокая, чтобы вылечить ее за один раз. Не военное ведь время, чтобы форсировать лечение, рискуя при этом оставить Мыша без руки. - После возьмешь неделю отпуска, и чтобы через десять дней был готов вернуться к своим обязанностям.
      - Благодарю, - Хионэль попытался поклониться, но из-за бинтов вышло неловко. Медленно выдохнул, мысленно отсчитывая секунды. Я в припадке гнева чуть его не убил, а он меня тут еще благодарить будет!
     
      Тиррелинир ворвался в палату столь стремительно, что у Мыша, пусть и раненого, рефлексы сработали вперед головы: в одно мгновение вскочил с кушетки и текучим движением оказался передо мной.
      - Юноша, если Вы не угомонитесь, я Вас обездвижу. - В лорде Дайанире я и не сомневался, впрочем, в конкретном случае я с ним почти солидарен.
      Убедившись, что никто мне не угрожает, Мыш невозмутимо вернулся в постель. От резкого движения на бинтах проступила кровь. Едва заметно морщусь: чем я думал, когда брал в таком состоянии настоящий, не учебный, меч?
      - Что случилось? - За пределами палаты уже можно и поговорить.
      - Ничего.
      - Твой телохранитель ранен, - Можно подумать, я не заметил! - И кто его ранил? - Видя мое нежелание распространяться на эту тему, Тиррелинир, конечно же, и не подумал отступиться.
      - Я.
      - Понятно.
      Это "понятно" и внимательный взгляд так и остались единственной реакцией Тиррела на произошедшее.
      - Я тебя вот зачем искал: мы, кажется, вычислили, кто стоял за похищением Рейгарда - кто-то из убийц Давахира. В сам клан мы пока лезть не стали.
      - Ты думаешь, Давахир нашел способ обойти клятву? - Неприятные новости заставили собраться гораздо быстрее и лучше, чем неудачный поединок.
      - Не уверен, возможно, сам он в этом не замешан, но кто-то из клановцев совершенно точно. Ты уже внес брата в список?
      - Да, три дня назад. - Холодея подумал, что, если Тирренлинир прав, лучше бы мне этого не делать.
      - Удвой охрану, и пусть из замка он не выходит. Ко всем остальным я уже приставил наблюдение. - А к Иллирэну, значит, не надо?! - Не кипятись, я предупредил лорда Альевира. Вызовешь Давахира или пока не будем показывать, что мы в курсе?
      Ответить я не успел.
      - На охрану Иллирэна только что было совершено нападение. - От неожиданного заявления лорда Дайанира я застыл на месте, успев, однако, схватить за руку Тиррелинира, позволяя слышать, что мне говорят по мысленной связи.
      - Подробности?
      - Кирриэль ранен, большего я сказать не могу.
     
      Сообщение Альевира, что Иллирэн два часа назад отправился на конную прогулку, взяв с собой только Кирриэля и Сариэла, и до сих пор еще не вернулся, меня естественно успокоить не могло. К тому же, оба охранника почему-то на связь не выходили.
      Впервые я пожалел, что Сальтар со столицей разделяет такое расстояние. Слишком много времени требовалось, чтобы развернуть стабильный телепорт, а сейчас любое промедление казалось невыносимым.
      Я пытался уговорить себя не паниковать раньше времени, но, к сожалению, существовало только одно объяснение тому, что лорд Дайанир узнал о произошедшем раньше всех: его наследник был смертельно ранен.
  
  
   Глава 4.
     
      Иллирэн.
     
      Куда бы меня ни тащили, добраться до места назначения хотелось все же в целом виде, а потому я прекратил вырываться, как только попал в телепорт. Стоило сопротивлению прекратиться, как похититель тут же ослабил хватку, и я, наконец-то, смог нормально вдохнуть, благо что рука в перчатке, тошнотворно пахнущая свежевыделанной кожей, убралась с моего лица.
      Над головой с едва слышным потрескиванием включился светильник, заливая неярким магическим светом тесную каморку шага два в ширину.
      - Ваше Высочество, Вы не ранены? - Услышав знакомый голос, осторожно, боясь поверить своим отмороженным ушам, обернулся, чтобы практически нос к носу столкнуться с обеспокоенным Сариэлом. - С Вами все в порядке?
      - Сариэл? Но как же... - Дар речи оставил меня, и я лишь мог потрясенно смотреть на охранника, который должен бы валяться где-то под Сальтаром, как ёж утыканный стрелами.
      - Это был фантом.
      - А Кирриэль?
      - Кирриэль вряд ли к нам присоединится в ближайшее время. После нашего ухода он должен был телепортироваться в безопасное место.
      - Как это? - Обвел глазами комнатушку, отмечая отсутствие каких бы то ни было дверей и окон. Да и мебели тут было негусто: небольшой столик у стены и чахлая табуретка - вот и все богатство. - И что будем дальше делать?
      - Ждать.
      Да, пожалуй, лучшее, что я сейчас могу сделать - это не мешать Мышу спасать меня. Этим и займусь. Все равно Сариэл ничего конкретного о Кирриэле сказать не может. Так зачем лишний раз его отвлекать?
     
      Сариэл.
     
      К моему немалому облегчению принц не стал допытываться, чего именно мы собираемся ждать, что происходит и как я собираюсь его спасать, если у нас на хвосте висит как минимум трое убийц. Скорее всего, он просто не понял, какая именно опасность ему угрожала и все еще продолжает угрожать. Просвещать его я, естественно, не стал - в ближайшее время меня вменяемый подопечный устраивает больше, чем напуганный до смерти ребенок.
      Еще пять минут, и, если сюда, конечно, не вломятся преследователи, можно будет, наконец, сообщить начальству о нашем местонахождении, и пусть как хотят нас отсюда забирают. Идея утащить принца куда угодно лишь бы подальше уже начала утрачивать свою привлекательность. Хотя, надо признать, большого выбора у меня и не было: при попытке открыть телепорт в Сальтар с места нападения я только испортил ключ, сломав его о защиту замка. Так что самостоятельно вернуться у нас теперь вряд ли получится.
      Да и стоит ли? Кто бы ни заблокировал нам доступ в замок, не позволив туда экстренно телепортироваться, сделать это можно было только изнутри. Значит, убийцы нашли способ пробраться в Сальтар, и тащить туда принца, мягко говоря, неразумно. От шальной стрелы и пол-отряда может не уберечь - принца ведь не похитить, убить пытались. Иначе бы не стреляли на поражение.
      По-хорошему следовало бы немедленно связаться с Повелителем: боюсь, только он имеет достаточно влияния на лорда Давахира, чтобы заставить того отменить приказ. Убийцы ведь не отступятся после первой же неудачи, скорее уж весь клан положат, но заказ выполнят.
      Увы, до дворца слишком далеко, чтобы я мог связаться с Повелителем напрямую, не привлекая при этом чужого внимания. Пока мы сидим тихо, отследить нас не могут - убежище сбивает все следящие заклинания - но стоит мне применить любое мало-мальски сильное заклинание, как на наш след тут же выйдут убийцы. Так что, боюсь, придется довольствоваться местным передатчиком. Связаться с его помощью можно только с дежурным офицером Летучих Мышей, но зато и отследить меня по магическому следу будет нельзя - устройство не требует применения Дара, им даже принц воспользоваться смог бы, если бы код знал.
     
      Принц тем временем без особого интереса оглядел комнату и, видимо, не найдя ничего заслуживающего внимания, расположился в одном из углов.
      - Ваше Высочество, нет необходимости сидеть на полу. - Нажав на две незаметные точки, разложил подвесную койку.
      На первый взгляд пустая комната была полна полезных вещей - надо только знать, где искать. Мы тут долго не задержимся, но при желании здесь можно и месяц прожить, не поддерживая никаких контактов с внешним миром.
      - И много тут всего спрятано? - спросил принц, послушно перебравшись на раскладную кровать.
      - Холодильный шкаф. Аптечка. Умывальник. - Продемонстрировал лишь несколько секретов временного убежища. - Вы хотели что-то конкретное?
      - Да нет, - принц пожал плечами, - просто любопытно.
      Выждав положенные пять минут, пробежался по стене пальцами, нащупывая очередной рычаг. На выдвинувшейся панели оттарабанил послание, докладывая о происшедшем и сообщая место нашего нахождения.
     
      Ильгизар.
     
      - Ильгизар, думаю, нам стоит остаться здесь и переговорить с Давахиром. В конце концов, прочесать окрестности Сальтара могут и без нас. - Мое желание немедленно оказаться в замке понимания у Тиррелинира не встретило.
      - Поговорим с ним в Сальтаре.
      - Пока он туда доберется, пройдет куча времени. Если убийцы, и правда, тут замешаны, мы бы все проблемы одним махом решили.
      - Не пройдет. Я его уже вызвал. А телепорт для него подержат. Если он не при чем, мы потеряем кучу времени. И ты прекрасно знаешь, что, если на Иллирэна надели браслеты, без меня его не найдут.
      - Искать твоего брата может любой из слышащих, а приказать Давахиру можешь только ты.
      Разумное зерно в доводах Тиррелинира определенно имелось. Даже времени на инструктаж тратить не придется - всех слышащих, а их во всем Эльгардаре набралось чуть больше десятка, уже привлекли к поискам пропавших полвека назад. Так что перебросить к месту событий бригаду, работающую в том регионе, было бы проще простого.
      - Приказать Давахиру я могу и в Сальтаре.
      Долго они еще с телепортом возиться будут? Одного замечания телепортисту было недостаточно? Храни стихии этого офицера, если я снова услышу от него невразумительный лепет о нестабильном фоне.
      - Лейтенант, Вы уже потратили пятнадцать минут моего времени, а это в полтора раза больше, чем требуется на открытие телепорта.
      - Повелитель, мы пробили переход. Но пользоваться им опасно для жизни. Происходит задержка сигнала, что само по себе несмертельно. Однако есть подозрение, что сигнал доходит в искаженном виде, потому как дребезжание...
      Жестом велел телепортисту умолкнуть, не имея ни малейшего желания выслушивать лекцию по стационарной телепортации.
      - Принимающая сторона помехи видит?
      - Нет, но...
      Срочное сообщение от лорда Альевира на минуту прервало эти бессмысленные препирания.
      - Повелитель, мы нашли место, где на принца предположительно напали. Нападавшие скрылись телепортом, на месте никого не обнаружено. Пытаемся их отследить. Пока безуспешно: концентрация магии в десять раз выше нормы.
      - Лорд Альевир, с Вашей стороны телепорт работает исправно?
      Немного помолчав, лорд отрапортовал, что со стороны Сальтара переход стабилен.
      Мысленно передав новую информацию Тиррелиниру, вернулся к телепортисту.
      - Открывайте телепорт - это приказ.
      - Повелитель, этот телепорт - угроза вашей жизни. Я такую ответственность на себя не возьму. - Под конец голос телепортиста дрогнул, выдавая его эмоции.
      - Под трибунал. - Надеюсь, его напарник еще помнит устав. - Мне повторить приказ?
      Второй телепортист, до этого старательно делавший вид, что его здесь нет, бросил быстрый взгляд в сторону Тиррелинира, побледнел и нервно сглотнул.
      - Повелитель, если во время перехода произойдет отсечка, смерть наступит мгновенно. Я открою телепорт, но Вас он не пропустит.
      Перехватив еще один взгляд в сторону Тиррелинира, я резко обернулся к нему.
      - Вы сговорились?!
      - Ты о чем?
      - Можно подумать, я не заметил, что ты не хочешь, чтобы я ехал в Сальтар. Самому уговорить не удалось, телепортистов решил запугать? Если что-то раскопал, говори сейчас, пока я тут всех не перевешал.
      - Пока ничего конкретного, но, что бы с твоим братом не случилось, целью был ты. Сам по себе твой брат сто лет никому не нужен. Так что нестись на всех парах в Сальтар, на мой взгляд, не самая лучшая идея. Ближайшая бригада слышащих уже выехала и через пять минут будет в Ниритаре. Прослушать окрестности Сальтара можно и оттуда. А насчет твоих подозрений - никого я не запугивал. Думаю, офицер просто представил, что я с ним сделаю, если ты погибнешь.
      От предвкушающей улыбки Тиррелинира телепортист побледнел еще сильнее, хотя, казалось, что дальше обесцвечиваться было уже некуда. Разве только в обморок шлепнуться...
      - Ближайший к Сальтару телепорт? - Возможно, и правда, стоит поискать другие пути. Все-таки у телепортистов должны были быть веские причины, чтобы нарушить прямой приказ.
      - В Лияре, Повелитель.
      - Открывайте. - Оттуда, если я ничего не путаю, четыре, а то и все пять телепортов средней дальности. Если на каждый уйдет минут по десять...
      Подсчеты были прерваны очередным срочным сообщением - на этот раз от лорда Дайанира.
      - Повелитель, ко мне только что телепортировался Кирриэль. Его ранили черной стрелой.
      Кажется, только что подозрения Тиррела получили подтверждение, а значит, чем раньше я увижу Давахира, тем лучше.
      - Тиррелинир, разберись, что тут с переходом, предупреди лорда Альевира, чтобы без крайней необходимости прямым телепортом не пользовались. Пусть со своей стороны тоже посмотрят. Я пока с лордом Давахиром переговорю.
      - Об охране не забудь.
      Как бы Тиррелиниру не претила мысль отпускать меня к главе убийц одного, все встречи с Давахиром проходили с глазу на глаз, и эта исключением не станет. На других условиях лорд разговаривать не согласится.
     
      Сариэл.
     
      Неладное я заподозрил, когда по истечению десяти минут никто так и не откликнулся. Сбоев в работе передатчика до сих пор не было, а проигнорировать сообщение попросту не могли. На всякий случай вытащил из запасника пару накопителей и, вставив их в специальные пазы, активировал еще и внутреннюю защиту. Снять ее я всегда успею, пусть сначала изъявят желание нас отсюда вытащить и докажут свою лояльность.
      - Сариэл, Вы тоже это видели?
      Внутренний защитный контур отреагировал на прибытие гостей довольно своеобразно - по стенам пробежали едва заметные искорки, предупреждая о деактивации внешней сферы. Белый цвет свидетельствовал о том, что у пришедших был ключ. В противном случае мы бы увидели красные всполохи.
      На связь "спасатели" выходить не спешили, лишь осторожно прощупали внутренний купол, отчего стены на секунду подернулись матовой дымкой.
      - Вижу. Боюсь, у нас проблемы. Уходим.
      Защита все еще была цела, но уже ощутимо подрагивала под пока безуспешными попытками ее проломить. Усилив контур еще одной парой накопителей, я практически сдернул нерасторопного принца с полки, тут же ее захлопывая. Ни к чему оставлять лишние следы нашего здесь пребывания. Подойдя к столу, поднял столешницу, открывая невидимый лаз. - Спускайтесь вниз и ждите меня.
      Вряд ли принцу когда-либо приходилось пользоваться подобными ходами, но он спокойно воспринял призыв лезть под стол, пусть и предлагалось это делать через верх. Подсадив принца, удостоверился, что он правильно понял, что от него требуется, и продолжает спускаться вниз. Напоследок проверил защиту - какое-то время она еще продержится - нашарив в темноте лаза лестницу, спустился на несколько ступенек и хлопнул за собой крышкой, отсекая проход от убежища.
      - Ваше Высочество, поднимайтесь.
      Немного повозившись с замком, открыл его и, подтянувшись, выполз из колодца. Принц не заставил себя долго ждать. Вытащив его наружу, задвинул крышку на место и, нажав на камушек в центре, замкнул замок.
      Рецепт спасения, казалось бы, был прост: убежать подальше, спрятаться получше и дождаться, пока Повелитель узнает о происходящем и прикажет, наконец, лорду Давахиру отозвать убийц. Вполне возможно, что Повелитель уже принял соответствующие меры - наверняка ведь что-то подозревал, а может и знал о готовившемся покушении, раз наложил на брата защитную сферу такой мощности, что даже зачарованные убийцами стрелы не смогли ее пробить, сгорев на подлете. Как еще объяснить применение столь затратного заклинания, которое продержится от силы два-три дня? Такое обычно используют только на публичных мероприятиях, когда нет уверенности, что обычная охрана сможет уберечь объект.
      Увы, все ключи растрачены фактически впустую. Спуск с почти отвесной скалы с неприспособленным для таких прогулок принцем, да и дальнейший путь по равнине, где для возможных преследователей мы были бы как на ладони, были чистой воды самоубийством. На глаз прикинув расстояние до видневшегося на горизонте города, пришел к неутешительному для себя выводу: если я открою телепорт, покрывающий хотя бы треть этого расстояния, толку от меня как от телохранителя уже не будет.
      Есть у меня один вариант, на мой взгляд, вполне приемлемый. Другой вопрос, как к моему предложению отнесется принц.
      - Ваше Высочество, нам нужно как можно скорее добраться до вон того города.
      Почти неосознанным движением схватил принца за плечо, когда он слишком близко подошел к краю площадки, чтобы оценить, на какую высоту вывел нас лаз.
      - Боюсь, я сам спуститься не смогу.
      - Я Вас спущу и до города доставлю. Вам только нужно четко выполнять мои инструкции. Для начала застегнитесь на все пуговицы. - Убедившись, что принц тут же приступил к выполнению моих указаний, продолжил инструктаж. - Вы, насколько я помню, летать любите...
      Как это ни странно, при слове "летать" принц, кажется, расслабился. До такой степени, что даже единственный наличествующий у него амулет сдал без возражений. Неужто и в самом деле настолько неравнодушен к полетам? Поймав себя на этой идиотской мысли, понял, что нервничаю сейчас наверно не меньше, а то и больше принца.
      Ладно, не в первый раз новичков спускаю. Неважно, что обычно инструктору приходится лишь страховать, и начинающий - между прочим, обученный левитации маг - сам ловит потоки воздуха, да и учебная вышка в несколько раз меньше этого утеса. Это все мелочи, не стоящие внимания... за которые Повелитель мне потом голову оторвет, если мы, конечно, до него доберемся живыми.
      - На счет три задерживаете дыхание и разламываете стерженек. Увидите черный дым, на пятый счет прыгнете. Потом я Вас поймаю. - Еще раз повторил нехитрые инструкции и на всякий случай послал успокаивающий импульс - мне не нужно, чтобы принц от страха голову потерял. - Давайте.
      Принц согласно кивнул и, подойдя, к краю начал отсчет.
      - Один, два...
      Подошел к нему поближе, чтобы, в случае если он замешкается, слегка помочь ему сделать решительный шаг - увы, запасы снижателей веса у меня не безграничны, чтобы можно было спускать их вхолостую. Вниз-то я его при любом раскладе доставлю целым и невредимым, но вот левитировать такую тяжесть до городских стен мне не под силу. Я и ста метров его не протащу.
      Мысленно продолжаю счет. Четыре - принца окутывает черная дымка, пять - он падает вниз, широко раскинув руки. На седьмой прыгаю сам, за долю мгновения догоняю уже изрядно полегчавшего принца и, поймав, надежно фиксирую энергетическим полем. Падение плавно переходит в полет в сторону города, выравниваю движение и резко сбрасываю свой вес, раздавив капсулу.
      - Все нормально? - Услышав согласное мычание своего подопечного, полностью сосредотачиваюсь на полете.
      Последний накопитель выдохся километрах в пяти от стены, когда мы уже пошли на снижение. По моим расчетам остатков резерва должно было хватить для относительно мягкой посадки и, если бы не преждевременно закончившееся заклинание, обеспечивающее принцу вес перышка, все бы прошло как по маслу. В метрах пятидесяти над землей моя ноша стала стремительно набирать вес. Пришлось отпускать ее в свободный полет. Сконцентрировавшись на том, чтобы аккуратно слевитировать принца на землю (из соображений маскировки - на одной лишь остаточной магии), я немного не рассчитал силы, и мое приземление вышло не столь приятным.
     
      Иллирэн.
     
      Так мягко приземляться после падения с отвесной скалы мне еще не доводилось. Так что Сариэл в принципе прав - так летать мне действительно нравится. Я, пожалуй, даже не против еще раз повторить, правда, в более спокойной обстановке.
      Если бы не силовое поле, защищающее меня от падения, а заодно и от холода с ветром, я бы решил, что все мысли из головы просто выдуло. Увы, долго наслаждаться этим блаженным состоянием не вышло, но ради такого зрелища стоило нарушить чарующую тишину, доселе царившую в голове: Сариэл, убедившись, что я до земли долетел и даже для разнообразия не убился, стал плавно снижаться. Сильный порыв ветра растрепал полы плаща, выбил прядку из заплетенных в косу волос, цветом соперничающих с заходящим солнцем... Завораживающая картина была уничтожена самым вандальским образом: не дотянув каких-то жалких пяти метров, эльф плашмя грохнулся на землю.
      - Сариэл? Вы живы? - осторожно перевернул неподвижного эльфа, не подававшего никаких признаков жизни. Не мог же он убиться, упав с такой смешной высоты, правда? Воскресать Сариэл не спешил, и мне пришлось ему немножко в этом помочь. Второй раз подставлять щеку охранник не захотел, перехватив мою руку еще на подлете. - Вы как?
      - Быстрее. У нас не так много времени.
      Я опомниться не успел, как Сариэл уже подскочил и припустил в сторону стены, да так будто не он тут только что помирал... Руку при этом он мою так и не выпустил, потому забег я начал из положения "сидя на корточках".
      Приближение городской стены я приветствовал рваными вдохами. Судорожно пытаясь отдышаться, дал себе зарок непременно возобновить тренировки, если все же выберусь живым из этой передряги.
      Отсутствие какого бы то ни было прохода Сариэла ничуть не смутило. Приложившись к стене ухом, он принялся методично ее простукивать. Приглянувшийся ему камень, на мой взгляд, от соседних ничем не отличался, однако Мыш уверенно оттарабанил сложный, с первого раза не запоминающийся ритм и бесцеремонно вдернул меня прямо в стену.
      - Могли бы и предупредить! - В ответ на мое возмущение Сариэл лишь приложил палец к губам, призывая сохранять тишину.
      Посмотреть город, куда мы проникли не самым законным образом, мне не дали. Протащив на огромной скорости по череде петляющих закоулков, втолкнули в какой-то подвал, провели по узкому коридору, обнаружившемуся, как это ни странно звучит, за обычной дверью, и чуть ли не пинками загнали вверх по винтовой лестнице.
      Заперев за собой дверь, Сариэл устало к ней прислонился и на какое-то время прикрыл глаза.
      Немного придя в себя после безумного бега, я не без любопытства огляделся по сторонам. В отличие от пустой безжизненной комнаты, где мы пытались спрятаться в первый раз, эта походила на захламленный чердак. Беспорядочно составленная мебель в чехлах, скрученный ковер в углу, какие-то коробки, ящики, стопки книг...
      - Нам придется здесь немного задержаться, так что не стойте, располагайтесь.
      Кивнув мне на закрытое сукном кресло, Сариэл плюхнулся на то, что предположительно было диваном, не обращая внимания на протестующе затрещавшую при этом материю, призванную защищать доверенное ей от пыли и разных посягательств. Неловко согнувшись, Мыш нашарил под диваном весьма объемистый ящик и с некоторым усилием вытащил его на свет.
      - Что с рукой? - К моему стыду, я только сейчас заметил, что падение для эльфа не прошло без последствий.
      - Я в порядке. - Моего беспокойства, вполне ожидаемо, не оценили, отдав предпочтение пыльному рассохшемуся ящику, а потом и выуженной из него фляжке.
      - Что это? - Отобрал у подозрительно смирного эльфа флягу и принюхался. Какое-то дикое сочетание трав, алкоголя и скорее всего магии.
      - Лекарство.
      - Обезболивающее?
      - Не только.
      - Руку оно Вам в любом случае не вправит. Куртку снять сможете или будем срезать?
      - Зачем?
      Ладно, Сариэл вроде как пострадавший, проявлю снисходительность, наберусь терпения и на время забуду, что со стеной и то приятнее разговаривать - она хотя бы вопросов идиотских не задает!
      - Надо посмотреть, что с Вашей рукой.
      - Я Вам и так скажу: вывих плеча.
      Ох уж мне эти эльфы! Сами покалечатся, сами себе диагноз поставят. Магия магией, а пока своими глазами не увижу, не поверю.
      - Тем более. Будем вправлять.
      - Не стоит волноваться из-за пустяков. Доставлю Вас в безопасное место и схожу к целителю.
      На месте Сариэла я бы тоже остерегся доверять свою конечность дилетанту, но, боюсь, что выбора у него большого нет.
      - Сариэл, я учился у целителя, пока брат не забрал меня к себе.
      Смерив меня долгим взглядом, Мыш принялся покорно расстегивать куртку. Совместными усилиями нам удалось ее стащить, а вот рубашку все-таки пришлось немного попортить - по вполне понятным причинам поднять руку эльф не смог.
      Диван для предстоящей операции совсем не подходил - слишком низкий. Стол же, мягко говоря, был коротковат для довольно рослого эльфа, да еще и захламлен сверх меры. С последним я разобрался самым решительным образом, свалив весь мусор в кресло. Сариэл, если и был против моего бесчинства, ничего не сказал.
      - Обезболивающее уже подействовало? Тогда забирайтесь и ложитесь на бок.
      Помог Мышу устроиться, примостив его голову на высокий табурет, поставленный на один из ящиков. Теперь осталось дождаться, пока под тяжестью свисающей руки мышцы расслабятся, и можно будет вправлять.
      Оценив мученический вид Мыша, похоже, мысленно уже расставшегося с конечностью, решил скрасить ему ожидание разговором.
      - Сариэл, а мы здесь надолго?
      - Нет. - Немного помолчав, Сариэл спросил. - В Эльгардаре есть кто-нибудь, кому Вы можете безоговорочно доверять и кто бы мог Вас прикрыть? Желательно, чтобы этот кто-то был связан клятвой и не мог предать.
      Долго думать не пришлось, не так и много у меня знакомых эльфов...
      - Дайанир. - По крайней мере, доверять ему я могу. Клятва вроде ж не обязательное условие.
      - Понятно. Еще кто-нибудь?
      Ну у Мыша и запросы... Я в Эльгардаре в качестве эльфа без году неделя. Где же мне целую ораву защитников взять? Если уж на то пошло, по-хорошему, я даже вот этому Сариэлу, валяющемуся сейчас на столе с вывихнутым плечом, доверять не могу. Кто мне даст гарантию, что настоящий Мыш сейчас не валяется посреди поля, утыканный стрелами? На амулет, который у меня, кстати, отобрали, надежды никакой - нападавших он мне не дал увидеть. Единственное, что говорило в пользу этого Сариэла - настоящие похитители вряд ли стали бы так заморачиваться.
      Следующим пунктом рассуждений явно напрашивалась мысль, что меня уже накачали какой-то дрянью и все эти полеты - бред затуманенного сознания, а потому поспешил ответить, пока контакт с реальностью не был окончательно утерян.
      - Больше никого.
      Прикинув, что нужное время уже вышло, подошел к до смешного сосредоточенному пациенту. Согнул его руку, надавил на предплечье в области сгиба... - несколько давно заученных движений, и сустав с характерным щелчком встал на место.
      - Все, можете вставать. - Эльф не стал дожидаться повторного приглашения. Тут же уселся и к моему возмущению принялся проверять работоспособность конечности. - Эй, не так резво! - Осторожно, но крепко перехватил пострадавшую конечность. - Руку нужно зафиксировать.
      - Вы с ума сошли? - Если тут кто с ума и сошел, так это Мыш. Что так дергаться-то? Хорошо еще, что я вовремя выпустил его руку, а то повторный вывих ему был бы обеспечен. Хотя, что с этого болезного возьмешь? Приложился-то он знатно - вон весь в синяках сидит. Немудрено, если и мозги сотряс. - Никакой магии!
      - Это Вы... бредите. Какая магия? Я вообще-то предполагал останки Вашей рубашки под повязку приспособить. Где я Вам магию возьму? Амулет у меня один был, и тот отобрали. Не хотите, кстати, вернуть?
      - Нет. Я его выкинул. Теперь нас по нему не отследят. В аптечке есть бинты.
      Несколько оторопев от заявления Сариэла, так легко распорядившегося моей собственностью, я только кивнул, даже не подумав возмущаться.
      Аптечкой именовался тот самый монстроподобный ящик, добытый из-под дивана. Каюсь, слегка увлекся, изучая его содержимое, но, право же, это не повод, одеваться за моей спиной! Когда я вместе с добычей вынырнул из ящика, Сариэл уже застегивал последние пуговицы. Такого предательства я даже от Мыша не ожидал.
      - А как же рука?
      - Потом зафиксируют. У меня к Вам еще один вопрос. У лорда Альевира могут быть причины желать Вашей смерти?
      Так буднично, будто бы о погоде, спросил Мыш, не меняя тона и не делая хоть сколько-нибудь значимой паузы, чтобы дать возможность хоть как-то подготовиться к шокирующему продолжению фразы.
      Если рассуждать отстраненно, то в моем лице правящий род приобрел не самого достойного его представителя. Главный Мыш вполне мог до сих пор считать меня всего лишь меньшим злом.
      Гипотетический долг жизни перестал меня защищать с тех пор, как я озвучил требование о плате, и, думаю, лорд Альевир уже знает, что беспокойство его было напрасным. Так что теперь, когда проблема, наконец, счастливо разрешилась, никакой нужды мириться со мной больше нет... Но Сариэл же не думает, в самом деле, что на меня охотится его командир?!
      - Могут.
      - А у лорда Тиррелинира?
      Кажется, Сариэл тоже не понимает, кому приспичило на нас напасть, вот и перебирает все возможные варианты. Только боюсь, что от меня он толку большого не добьется. Я сам не знаю.
      Думаю, вряд ли Тиррелинир имеет что-то против меня лично. По крайней мере, такую иллюзию он старательно создавал в последнее время. Чтобы одним сегодняшним разговором ее разбить. Непонятно только зачем. Не жалко потраченного времени и сил? Хотя, может, с наследником Илодара, пусть всего лишь формальным, он по-другому разговаривать и не мог? Мало ли чем там ему мои предки насолили... Кивнул, отвечая на вопрос.
      - А Повелитель?..
      - Что? - Мне показалось, что я ослышался.
      - У Повелителя могли быть причины желать Вам смерти? - невозмутимо повторил Мыш.
      - Почему Вы спрашиваете?
      - Когда я спросил, кому Вы можете доверять, Повелителя Вы не назвали.
      От такой логики я как-то даже растерялся.
      - Я думал, это само собой разумеется, и, раз мы не можем отправиться в Сальтар или во дворец, на то есть причины.
      Сариэл, немного подумав, уточнил, откуда у меня был амулет, потом - виделся ли я сегодня с лордом Дайаниром. И чем больше вопросов он задавал, тем меньше они мне нравились.
      - Вы думаете, что это Повелитель? - Под конец я уже не выдержал. - Но зачем тогда это все: принятие в род, охрана... - При упоминании охраны Сариэл едва заметно поморщился, и я счел лучшим заткнуться.
      Но зачем Повелителю меня убивать? Взять хотя бы только то, что он с Дайаниром в свое время меня по частям собирал. Сариэлу я об этом, конечно, говорить не стал, но вот честное слово, мне одних потраченных сил в такой ситуации жалко было бы!
      - Я этого не говорил. Доберемся до лорда Дайанира, там Вы будете в безопасности. Оттуда я уже попытаюсь связаться с Повелителем лично. Потому что, если мое сообщение перехватят еще раз, боюсь, я не смогу Вас защитить.
      Покопавшись в груде тряпья, хаотичным образом сваленного в жалком подобии шкафа, Сариэл выудил оттуда на удивление приличный плащ с глубоким капюшоном. Замаскировав столь непритязательным способом слишком яркую, чтобы не притягивать внимания, шевелюру, он предложил последовать его примеру и, махнув мне рукой, вылез в окно, до этого скрытое за шторой, по виду, правда, больше напоминавшей половую тряпку.
      Прыгать на этот раз не пришлось - за окном обнаружилась веревочная лестница. Как только я спустился, Сариэл потянул лестницу на себя, и она со свистом унеслась вверх и исчезла в окне, как только Мыш ее отпустил.
      - Это очередное жутко секретное убежище? - Покидая это странное место, я все же не удержался и полюбопытствовал.
      - Нет, - Мне показалось, что Сариэл в глубине своего капюшона ухмыльнулся. - Это перевалочный пункт контрабандистов. Одному Вам сюда лучше не приходить.
      Буркнул, что и не собирался, и, так не поняв, посмеялись надо мной или все же сказали правду, раздосадовано хмыкнув, двинулся следом за Мышом.
      Мы немного попетляли узкими улочками, один раз прошли с виду ничем непримечательный дом насквозь, не встретив при этом никого из хозяев, хотя, судя по всему, он не пустовал, и, наконец, вышли к невысокому зданию, подковой охватывающему довольно большую площадь.
      Охрана к моему немалому изумлению даже не шелохнулась, безмолвно пропуская нас внутрь, хотя, на мой взгляд, два типа в капюшонах со стороны смотрятся более чем подозрительно.
      Коротко постучавшись в дверь с какой-то табличкой - разобрать надпись я не успел - Сариэл, не дожидаясь, пока ему ответят, распахнул дверь и тут же вошел внутрь, не преминув схватить замешкавшегося меня за руку.
      Перекинувшись парой фраз с подскочившим навстречу нам эльфом в незнакомом мне мундире, Сариэл кивнул, указывая мне на дверь по левую руку от той, что вела в коридор. За ней обнаружилась светлая комната с мягким даже на вид диваном, столиком с какими-то книгами и графином с водой.
      - Если хотите освежиться, уборная за дверью. Только не задерживайтесь.
      Воспользовавшись предложением, которое пришлось как нельзя кстати, вернулся в комнату, где Сариэл уже вновь беседовал со столь любезно принявшим нас эльфом. С моим появлением разговор был сразу же свернут, и нас проводили в небольшой дворик, в центре которого уже расцветал инисто-синий телепорт. На прощание наш провожатый вручил Сариэлу какой-то сверток и с поклоном удалился. Дожидаться моего вопроса Мыш не стал, ответил сам:
      - Накопители.
      Шагая в телепорт, я невольно подумал: зачем было делать убежище в таком безжизненном месте, если в любом городе для Мышей все двери открыты? Определенно, контрабандисты смыслят в этой жизни больше.
     
      Встречающий нас по ту сторону телепорта эльф говорил естественно на эльфийском, а потому его беседа с Мышом прошла мимо моего сознания, зацепив его лишь при упоминании знакомого имени.
      Наконец, Сариэл кивнул улыбчивому эльфу в халате и, обернувшись ко мне, предложил следовать за ним. Определенно, атмосфера госпиталя действует на Мыша благоприятно: мы только прибыли, а он уже вспомнил, что совсем не обязательно хватать за руку и тащить там, где можно воспользоваться речью.
      - Лорд Дайанир занят и не может нас принять. - Эту новость Сариэл донес почти до самого конца коридора.
      - И что мы будем делать?
      - Искать его кабинет.
      - Я, кажется, знаю, где он может быть. На каком мы сейчас этаже?
     
      Немного поплутав, я все-таки сориентировался в здании и уже уверенно вывел нас к нужной двери. Не знаю, как Сариэл намеревался осаждать сию крепость, если бы мимо нас ураганом не пронесся уже знакомый мне помощник Дайанира. Скользнув за ним следом, не в меру шустрый Мыш вовремя подставил ногу, не давая двери захлопнуться.
      Нерешительно заглянув в комнату, служившую приемной, я молча указал Сариэлу глазами на перевязочную. Дверь была приоткрыта, и мы, не сговариваясь, на цыпочках к ней подошли.
      - Что делают посторонние в моем кабинете?! - С перепугу я даже разобрал, что рявкнул Дайанир на эльфийском, резко распахивая перед нами дверь. Увидев меня, эльф уже спокойно добавил, - Что ты здесь делаешь? Тебя, между прочим, по всему Эльгардару ищут. - Пораженный не столько внезапным появлением эльфа, сколь его изможденным видом, я не успел ничего ответить, как Дайанир уже повернулся к Сариэлу. - Накопители есть?
      Молча отобрав протянутый ему сверток, он тут же скрылся в перевязочной. Молча переглянулся с Сариэлом и вдруг отчетливо понял, что не хочу знать, кого там сейчас откачивают, что Дайанир такой бледный. Не хочу и точка.
      Все эти погони, прятки на чердаках, полеты как-то не воспринимались мной всерьез. В конце концов, со мной был охранник, поклявшийся меня защищать. Кирриэль, по словам Сариэла, должен был тоже отсидеться где-нибудь в укромном месте, пока невидимые убийцы нашпиговывают фантомы стрелами.
      Сейчас, когда опасность была позади - несмотря на то, что Дайанир действительно оказался занят, я даже не верил - знал, что здесь меня уже никто не тронет - несмотря на это, страх тугим узлом скрутил желудок и теперь удушливой волной поднимался к горлу.
      - Ваше Высочество? Пойдемте. - Не обращая внимания на мое слабое сопротивление, Сариэл на буксире затащил меня в лабораторию. Свежий воздух, окативший при проходе через дверной проем - если я не ошибаюсь, нас только что продезинфицировали - привел меня в себя. Ровно настолько, чтобы, увидев, кто лежит на операционном столе, испытать позорное желание сбежать. Возможно, я так бы и сделал, если бы не Сариэл, до сих пор не выпустивший мою руку.
     
      - Тьяре, не стой столбом, - бросил Дайанир ассистенту, не отрываясь от творимого заклинания. - Посмотри, что там у рыжего с плечом. Рэн, иди сюда, поможешь мне, раз уж пришел.
      Медленно, словно загипнотизированный серым узором причудливой розетки на груди лежавшего на столе эльфа, подошел. Прикрыл глаза, невольно вызывая еще свежее воспоминание. Да, именно в это место попала стрела с черным оперением, перед тем как Кирриэль рухнул с лошади. Издалека след был похож на татуировку, вблизи же... Описать это было сложно: вблизи узор выглядел не менее завораживающе, но я еле поборол подступившую тошноту.
      - Что это? - услышав свой хриплый голос словно со стороны, опомнился и, наконец, взял в себя в руки. - То есть что я должен делать?
  
  
   Глава 5.
   Иллирэн.
     
      Подержать и без того недвижимого Кирриэля за руки, подать нужную мензурку, нанести мазь на пораженную область... - ничего мало-мальски ответственного Дайанир мне не поручал. Но я был рад, что целитель все же пристроил меня к делу. Все лучше, чем сидеть и ждать, боясь отвлечь не вовремя сказанным словом.
      Наконец Дайанир закончил и тут же был взят в оборот Сариэлом. Вопроса Мыша я не разобрал - он спрашивал на эльфийском. Ладно хоть целитель пощадил мое любопытство и ответил на всеобщем.
      - Повелитель поставил. Часов пять-десять назад, не раньше. Да, в ближайшие полчаса любая магия - за дверью.
      Сариэл, немного поколебавшись, все же вышел.
     
      - Что Повелитель поставил?
      - Защиту. Три или четыре попадания она выдержала. - Прежде чем я успел хоть что-то спросить, Дайанир резко сменил тему. - Рэн, мне надо отлучиться на час, максимум на два: сделать противоядие. Моих запасов, боюсь, не хватит. Посидишь пока с Кирром, хорошо?
      - Я? Но... - Оглянулся в поисках Тьяре, но оказалось, что тот уже успел уйти. - Может, лучше какого-нибудь целителя позвать?
      - А ты, по-твоему, кто? - Не дождавшись ответа, Дайанир продолжил, - Тьяре и так две смены отдежурил. Ему нужно отдохнуть. А всем остальным о том, что ты находишься здесь, знать необязательно. Все равно тебе пока придется посидеть здесь, заодно бы за Кирром присмотрел.
      Я бы прекрасно мог посидеть где-нибудь еще. Но если Дайанир считает, что моих умений будет достаточно...
      - Хорошо, только... Что делать, если ему вдруг станет хуже?
      - Вызовешь меня. Дернешь за этот шнур. А так, если тебе что-то вдруг понадобится... - Мыш вернулся как раз вовремя, чтобы целитель тут же пристроил его к делу, - думаю, Сариэл тебе с удовольствием поможет. Через полчаса, если Кирриэль сам не проснется, разбудишь его и дашь противоядие. Вот столько. - Дайанир показал, сколько именно, и вручил мне бутыль с прозрачной жидкостью. - Сможешь?
      - Постараюсь. Если что позову тебя.
      - Через полчаса дашь еще столько же. - Целитель ушел, заверив напоследок, что заклинание-диагност продолжает работать, а потому в случае ухудшения состояния Кирриэля, Дайанир появится быстрее, чем я успею дернуть за шнур.
     
      - Ваше Высочество, - полуобернулся к Сариэлу, не переставая гипнотизировать часы, - я разговаривал с Повелителем. - А вот и ответ на вопрос, зачем Сариэлу срочно потребовалось в коридор. - Он пришлет сопровождение, и Вас в ближайшее время заберут отсюда.
      - Хорошо. - Вспомнил, что так и не удосужился поблагодарить Сариэла за спасение, и тут же поспешил исправить оплошность. - Сариэл, спасибо Вам.
      Мыш молча кивнул, принимая благодарность.
     
      Кирриэлю оставалось двадцать с лишним минут безмятежного сна, когда за мной пришли. Незнакомый офицер из службы безопасности. Едва заметный кивок Сариэлу и уже более глубокий, больше похожий на поклон, был адресован мне.
      - Ваше Высочество, Повелитель поручил мне проводить Вас.
      - Мне нужно дождаться лорда Дайанира.
      На несколько мгновений глаза эльфа утратили осмысленность. Натренированный взгляд определил, что за отсутствующим видом безопасника кроется очередной сеанс телепатической связи.
      - Ваше Высочество, за пациентом лорда Дайанира присмотрит его помощник. Вам нет нужды беспокоиться.
      - За пациентом лорда Дайанира пусть присматривает кто угодно. Я жду, пока проснется мой друг, - бросив быстрый взгляд на часы, вновь уставился на слегка опешившего безопасника. Смотреть исподлобья было не слишком-то удобно, но вставать с насиженного места я не стал, всем видом показывая, что обосновался здесь надолго.
      - Я буду вынужден сообщить Повелителю... - Эльф выжидающе посмотрел на меня и, дождавшись от меня равнодушного кивка, снова "закатил" глаза.
      Невольно вспомнив свое сегодняшнее выступление, я пришел к выводу, что лучше вообще не браться предсказывать реакцию Повелителя. Все равно ведь не угадаю. Я же видел, насколько ему была неприятна мысль о родстве с Илодарами. Логично было бы предположить, что он разозлился, а он, оказывается, в это время защиту на меня ставил.
      - Ваше Высочество, я подожду лорда Дайанира вместе с Вами.
      Постаравшись скрыть облегчение, предложил эльфу располагаться и отвернулся к Кирриэлю.
     
      - Кстати, давно хотел узнать, да все никак случая не выпадало... - Молчать скоро надоело. Сариэл никогда первым не начинал разговор, безопасник тоже не спешил разводить беседы, только довольно улыбался в своем уголке. Между прочим, его же коллега серьезно ранен, а он даже не поинтересовался, как он, лишь обозвал равнодушным "пациент лорда Дайанира". - Теоретически, кто сильнее - случайным образом взятый Летучий Мыш или офицер СБ?
      - Летучий Мыш. СБ уделяет гораздо меньше времени физической и боевой подготовке. - Сариэл в своем ответе был уверен, а безопасник вопрос попросту проигнорировал, хотя, задавая его, я ни к кому конкретно не обращался.
      - Доберемся до зала - проверим. - Я чуть не подпрыгнул от неожиданности, услышав хриплый голос справа от меня.
      - Договорились, - Сариэл отреагировал гораздо спокойнее.
      Увы, пока сил у Кирриэля не хватало даже на то, чтобы оторвать голову от подушки. Тяжелое дыхание, прикрытые то ли от боли, то ли от усталости глаза... - вроде все в пределах нормы. Отвлекать Дайанира не стоит, а вот противоядием напоить надо.
      - Кирриэль, выпейте это, станет легче.
      Осознанность постепенно пропадала из его взгляда, и я поспешил напоить больного, пока он снова не уснул. Немного подумав, укрыл вторым одеялом - Кирриэля едва заметно потряхивало от озноба.
     
      - Сариэл, а Фимку уже нашли? - Убедившись, что Кирриэль спит, решил позаботиться и о котенке. А то Мыш, пожалуй, и не вспомнит. - Может, Вы съездите туда и поищите его? Пропадет ведь.
      Сариэл внимательно посмотрел на меня и сообщил, что в настоящий момент это невозможно.
      - Я бы сам съездил, только... - махнул рукой. Боюсь, если я не хочу снова подставлять охрану, мне лучше лишний раз носа на улицу не показывать.
     
      Ильгизар.
     
      Лорд Давахир не заставил себя ждать. Более того, прибыл настолько быстро, что опередил меня и к моему появлению успел довести секретаря до нервного тика.
      - Прошу Вас, лорд Давахир, - пропустив лорда в кабинет, замкнул дверь и занял свое кресло.
      - Что заставило Вас думать, что я нашел способ обойти клятву?
      Конечно же, я первым делом убедился, цела ли печать клятвы. К моей досаде лорд проверку заметил, о чем и не преминул мне сообщить.
      - А Вы искали?
      - Мне это ни к чему, - Давахир ответил, ни секунды не сомневаясь.
      - На днях я добавил в список еще одного эльфа. Сегодня на него было совершено покушение.
      - Вы подозреваете наш клан? Это невозможно. - Снова ни грамма сомнения. - Откат в случае нарушения условий договора был бы весьма болезненным. Я бы заметил.
      - Это значит, что покушение было неудачным. - Главный убийца недоуменно вскинул брови, всем своим видом показывая, что неудачных покушений за его кланом не числится. - Я хочу, чтобы Вы немедленно отозвали своих бойцов.
      До того, как они исправят эту досадную оплошность.
      - Вы абсолютно уверены, что это мой клан? Я такого приказа не отдавал.
      - Кто-нибудь кроме вас использует черные стрелы?
      - Мне нужно время, чтобы отозвать всех.
      Эльф закрыл глаза, отрешаясь от мира, и мне оставалось лишь уповать на то, что кровью скрепленная клятва все еще является для Давахира достаточным основанием для выполнения договора. По крайней мере, многократно усиленное магией кабинета заклинание, выявляющее ложь, беспрестанно свидетельствовало, что эльф говорит правду.
     
      - Повелитель, старший лейтена...
      - Принц с тобой? Где Вы? - Перебил, не дожидаясь представления по всей форме. Иногда мне хочется заставить не в меру исполнительного Мыша съесть устав...
      - Со мной. Центральный госпиталь. Лаборатория лорда Дайанира.
      ...или наградить медалью.
      Он сказал "госпиталь"?!
      - Кто ранен?
      - С принцем все в порядке.
      Про свое состояние Мыш предпочел умолчать. Что-то мне подсказывает, что ему не удалось отделаться так же легко. Иначе что бы они забыли в госпитале? Не иначе как неугомонный братишка потащил своего охранника латать раны.
      - Никуда не уходите, я пришлю сопровождение.
     
      Связавшись с Тиррелиниром, потребовал у него трех бойцов. Пока не разберусь с Мышами, вряд ли доверю им что-то серьезное. Ждать долго не пришлось, через пару минут со мной связался Ниирмиль и сообщил, что его назначили старшим тройки, охраняющей принца. Стребовав с него клятву, гарантирующую, что он сделает все, чтобы сохранить жизнь и здоровье Иллирэна, приказал немедленно доставить брата во дворец.
     
      Лорд Давахир, наконец, открыл глаза и сообщил, что закончил.
      - Замечательно. - Постарался скрыть свое облегчение, как до этого тщательно скрывал беспокойство. - Расследованием руководит лорд Тиррелинир, я ожидаю, что Вы окажете ему полное содействие.
      - Боюсь, это невозможно. Вы же знаете, мы не сотрудничаем с властями. - Давахир едва заметно улыбнулся.
      - Я надеюсь, что на этот раз Вы сделаете исключение.
      - Клан прекратит свое существование раньше, чем следователь перешагнет порог его Дома, и предатель никогда не будет наказан. Оставьте его нам. Я прослежу за тем, чтобы правосудие свершилось.
      - Предательство карается изгнанием, не так ли? - Предательство обычно каралось смертью, но лорд Давахир все же кивнул, уступая мне. - Хорошо, в таком случае я надеюсь, что Вы поставите меня в известность, когда виновный будет найден.
      И я тоже "прослежу, чтобы правосудие свершилось". Изгнанника клан защищать не будет.
     
      Следующим пунктом программы должно было стать или прибытие лорда Альевира во дворец, или кадровые перестановки в телепортационном корпусе.
      Альевир задерживался.
      Мое появление в телепортационном зале произвело фурор. В одно мгновение в комнате установилась тишина, нарушаемая лишь копошением мага-инженера, на карачках ползающего вокруг платформы телепорта, и его же комментариями по поводу умников, обслуживавших переход. Наконец, почувствовав неладное, он поднял голову и выдал еще одно околоцензурное выражение.
      Из состояния крайнего удивления меня вывел внезапный грохот. Как выяснилось, защиту я активировал зря: никакой опасности, всего лишь горе-инженер уронил лом. Забери меня лес, если я еще раз в жизни воспользуюсь стационарным телепортом.
      - Повелитель? - Тиррелинир появился как раз вовремя. Хоть один адекватный эльф в этом дурдоме. - Представляете, а ведь телепорт и вправду неисправен: кто-то намертво заклинил платформу. Магией вскрывать не стали - побоялись, что рванет - вот пытаемся взломать...
      Я прямо-таки ощутил, как немое обожание выплескивается из глаз телепортистов и, огибая меня, единой волной несется к Тиррелиниру, стоящему у меня за плечом.
      - Ну так ломайте, что стоите-то?
      Тут со мной связался Ниирмиль, и мне стало сразу не до суетящихся магов. Доклад временного охранника Иллирэна меня, увы, не порадовал - брат категорически отказывался идти во дворец. Причина же была до невозможности проста и предсказуема. Братишка нашел очередное поприще для применения своего дара и теперь бдел у кровати раненного охранника. Как будто кроме него позаботиться о Кирриэле было некому!
      Перенесшись в госпиталь, я потребовал немедленно провести меня к лорду Дайаниру. Тот обнаружился в одной из лабораторий. Не замечая ничего вокруг, целитель что-то старательно смешивал.
      - Лорд Дайанир, в госпитале не хватает персонала? Вы понимаете, какому риску подвергаете Иллирэна?!
      Оторвавшись от своей работы, лорд невозмутимо вытер руки об халат и, когда я уже начал закипать, наконец, ответил:
      - Боюсь, выгнав его из лаборатории, я бы подверг его опасности не меньшей. Мы не можем знать, что будет, если стихийного целителя лишить возможности лечить небезразличных ему существ.
      - Я заберу его, пока все не зашло слишком далеко.
      - Возможно, поздно стало в тот момент, когда Иллирэн узнал, что Кирриэль ранен, - лорд Дайанир устало потер глаза.
      - Вы же сами сказали, что точно ничего не знаете. А продолжение лечения - это гарантированная смерть! Хоть кого-нибудь с таким ранением удалось спасти?
      - Лет тридцать назад был случай.
      О, да. Один единственный случай за всю историю Эльгардара и тот закончился неудачей.
      - Сколько лет после ранения прожил тот эльф? Год, два? И как? Инвалидом, лишившимся магии и с трудом передвигающимся по своему дому?
      - Вот именно. Он выжил, без помощи стихийного целителя. С помощью Иллирэна шансы на выздоровление многократно возрастают. - Дайанир долго молчал, думая о чем-то своем. - Можно внушить Рэну мысль, что его помощь Кирриэлю не нужна. Это будет не сложно. А вот сможете ли Вы запретить ему навещать своего охранника... Уж лучше полноценное участие в лечении, чем такие разовые посещения.
      - Где он сейчас?
      Полагаться на неизученный и непонятно как работающий дар Иллирэна слишком рискованно. Лучше свести его участие в лечении к нулю, чтобы в случае нежелательного исхода он не воспринимал смерть Кирриэля как личную неудачу.
     
      Иллирэн.
     
      - Сариэл, Вы как считаете, здесь достаточно безопасно? - Дайанир вряд ли бы оставил меня присматривать за своим родичем, если бы считал, что это может быть опасно. В конце концов, я не великий целитель, чтобы идти на неоправданный риск и подвергать опасности жизнь внука ради сомнительной чести "лечиться" у меня. Но дабы меня не вытурили из госпиталя по истечению часа, руководствуясь соображениями безопасности, нужно было заручиться поддержкой охраны.
      - Вполне. Думаю, даже безопаснее, чем во дворце, - и тут же противореча своим словам, Сариэл весь подобрался, медленно встал и жестом приказал мне не двигаться.
      Сбшник же насмешливо вздернул брови, спокойно встал, открыл дверь и, забрав у стоящего за ней эльфа большой поднос, вернулся на прежнее место - кресло возле стола.
      - Ваше Высочество, старший лейтенант, я взял на себя смелость и побеспокоился о вашем ужине.
      - Ваше счастье, что Дайанира здесь нет.
      - Лорд Дайанир не был против, сказал только крошками над его правнуком не трясти, - Примирительно улыбнувшись, эльф снял крышку, позволяя аппетитным запахам разбудить доселе дремавший голод. Сразу как-то вспомнилось, что я сегодня не то что не ужинал, толком даже не обедал. Да и Сариэлу вряд ли сегодня довелось поужинать... Буркнув "спасибо", я неуверенно пододвинул тарелку с мясной запеканкой к себе. Потом, решив не испытывать мышиную гордость, поставил вторую порцию перед Сариэлом и, вручив ему приборы, счел свой долг выполненным.
      - Вы к нам разве не присоединитесь? - пододвинул подозрительно довольному эльфу поднос с остатками пиршества.
      - Простите, я не представился. Ниирмиль, лейтенант, служба безопасности.
      - Лириниэль, принц, подготовительное отделение младших классов.
      Сариэл чуть слышно фыркнул за моей спиной, но когда я повернулся к нему, он уже нацепил дежурное выражение лица.
     
      - Прошу Вас, - Ниирмиль налил из высокого глиняного кувшина темную густую жидкость в чашку, и протянул ее мне. На мой закономерный вопрос, что это, удивленно переспросил, - Это? Шоколад.
      - Это какое-то новое снотворное, о котором я не слышал? - Чуть горьковатый запах приятно щекотал ноздри, и я в который раз позволил любопытству взять над собой верх и немножко отпил. Первый опыт оказался не самым удачным: обжегшись, вкуса я толком не распробовал. - Туда точно ничего не подмешано? - Взгляд перебежал на часы, с них на спящего Кирриэля и снова вернулся к чашке со странным напитком.
      - Точно. Я проверил, - невозмутимо отозвался Сариэл со своего места.
      - Ваше Высочество, клянусь, что ни действием, ни бездействием не причиню Вам вреда. - В ответ на мои удивленно взметнувшиеся вверх брови, лейтенант пояснил. - Вашему телохранителю будет проще Вас охранять, если он будет уверен, что от меня опасности можно не ждать.
      - Ясно. - Машинально отпил из кружки. Кажется, Ниирмиль ждет моего вердикта. Ну что ж, пожалуйста. На вид дружелюбнее обычного Мыша, умеет к себе расположить, охотно идет на контакт, на открытые провокации и проявление агрессии не обращает внимания - классический представитель СБ, которому от тебя что-то нужно. Ах, да, мы, кажется, говорили о шоколаде. - Необычно. Но вкусно.
      Ожидание очередной выдачи лекарства было скрашено шоколадом и установившимся в комнате перемирием. После принесения клятвы СБшник из потенциального врага превратился в союзника, и Мыш решился оставить меня ненадолго, чтобы связаться со своими товарищами и поручить им поиски котенка.
     
      Сариэл.
     
      На секунду отвлекшись, когда мне неожиданно ответил Кирриэль, я пропустил появление Повелителя. Тот стоял в дверях и, не отрываясь, смотрел, как принц напоил Кирриэля и укутал в одеяла, и все больше мрачнел. Ни принц, ни безопасник его так и не заметили. Вопрос только, чем я удостоился такой чести?
      - Сариэл, через пятнадцать минут - у меня в кабинете. Отчитаешься о нападении и свободен.
      Повелитель исчез так же бесшумно, как и появился.
     
      Иллирэн.
     
      Время постепенно истекло, и я стал осторожно будить Кирриэля. Получилось у меня это не с первой и даже не со второй попытки, но, прежде чем я успел забить тревогу, Кирриэль, наконец, открыл глаза.
      - Шоколадом пахнет, - я с трудом разобрал, что он сказал.
      Не похоже, чтобы Кирриэля этот запах раздражал, но на всякий случай шепнул Ниирмилю, чтобы он убрал ароматный напиток подальше. Приняв лекарство, Кирриэль снова заснул. Сказался ли тяжелый день или плотный ужин, а может, эльфы все же подмешали что-то в этот свой шоколад, но меня сморило.
      Из полудремы меня вывел приглушенный хрип. Едва я увидел, как тело эльфа скручивает мучительной судорогой, тут же потянулся к шнуру. В следующий момент я уже пытался удерживать бьющегося эльфа. Как выяснилось справиться даже с тяжело больным эльфом не так-то просто. У меня бы не вышло, если бы на помощь неожиданно не пришел Ниирмиль.
      Наконец, Кирриэль затих. Прислушиваясь к тяжелым хриплым вдохам, я стал всерьез опасаться, что следующий может стать последним. Перевернул эльфа набок, отбросил мешающуюся подушку... В состоянии близком к панике отметил, что повязка медленно раскрашивается в красный цвет. Видимо, от конвульсивных движений открылась рана. Было бы это обычное отравление, я бы знал, что делать, но против магии я бессилен. А Дайанир, как назло, не спешит откликнуться на призывы о помощи. А говорил, что придет раньше, чем я успею дернуть за шнур, а я его тут уже чуть не оборвал!
      - Ниирмиль, свяжитесь, пожалуйста, с Дайаниром. - Сариэл все еще не вернулся. Пришлось привлекать безопасника. - Хотя бы его помощника позовите. Любого целителя.
      Хоть кого-нибудь, кто разбирается в магических отравлениях! Несчастного эльфа снова скрутило, дыхание сменилось частым, на лбу выступила испарина.
      - И таз принесите. - Махнул рукой в направлении, где по моему разумению он должен был находиться.
      - Не там. Правее и выше. - Дайанир прибыл как раз вовремя, чтобы Ниирмиль в поисках тары не остался без мудрого руководства. - Рэн, ты не поможешь мне?
      - Да... Сейчас, одну минуту. Мне нужно на воздух.
      Задержись я в душной лаборатории еще минуту, и таз понадобился бы уже мне. В приемной было свежее, и меня отпустило.
      - Айши Лириниэль, Вы хотите уйти? - Уйти далеко мне все равно бы не дали - у двери в коридор стояли еще два эльфа в форме - но Ниирмиль посчитал своим долгом выскочить за мной следом.
      - Ваше Высочество, Вам нехорошо?
      Как-то все-таки неправильно, что едва знакомый эльф называет меня по имени, а свой Мыш зовет титулом.
      - Все в порядке. - Заметив, что Дайанир тоже вышел в приемную, повторил уже для него. - Со мной все нормально. Что с Кирриэлем?
      - В пределах нормы. Это была естественная реакция организма на противоядие. Отрава постепенно выходит. Даже отметина немного посветлела.
      - Мог бы и предупредить.
      - Я не ожидал, что процесс очищения пойдет так быстро. Ты все сделал правильно.
      - Да уж. - Сначала перепсиховал, а потом и вовсе сбежал, вместо того, чтобы помочь.
      - У тебя ничего не болело после полета?
      Заметив мое удивление, Дайанир пояснил, что такой полет - вообще-то большая нагрузка для нетренированного организма. И если бы Сариэл просветил его раньше, каким именно способом нам пришлось удирать от преследователей, меня бы уже давно отправили отсыпаться.
      - Рэн, прежде чем ты пойдешь спать, у меня к тебе будет большая просьба. Пожалуйста, посиди завтрашний день с Кирриэлем. - Целитель жестом пресек возможные возражения. - Сейчас Кирр находится в плотном энергетическом коконе, который при неосторожном обращении может развалиться. Крайне нежелательно, чтобы с ним контактировали маги. Я постараюсь за завтрашний день найти человека-целителя, на которого можно будет оставить Кирра на день. В ночную я могу и сам подежурить.
      - Не надо никого искать. Сразу бы сказал, зачем было что-то сочинять. Я посижу, сколько требуется. Все равно ничего целыми днями не делаю.
     
      Ильгизар.
     
      Надеюсь, что Сариэл нашел в лице Тиррелинира внимательного слушателя, потому что я выпал из разговора еще в самом начале, когда узнал, какую роль сыграла поставленная в приступе гнева защита. Задохнувшись от неожиданного спазма, я с трудом удержался от того, чтобы не скрючиться в кресле. Долг жизни возник так незаметно. Почему же, когда он исчезает, так больно?
      - Ильгизар?
      Отмахнувшись от Тиррелинира - пусть лучше Сариэла слушает, будет же потом по сто раз все переспрашивать - я задышал чуть глубже, и боль исчезла, будто ее и не было.
      И это... все? Кто бы мог подумать, что все будет так просто. Одно заклинание, единственной целью которого было восстановление утраченного контроля, и долга жизни как не бывало. Мне казалось, я создал первое, что пришло на ум - я не то что силу, себя плохо контролировал в тот момент - вот и выполнил эдакое заковыристое упражнение на концентрацию. Сейчас я сомневался, так ли этот выбор был случаен и не сделал ли я его, находясь под действием зарождающегося долга жизни.
      Тиррелинира что ли поблагодарить за то, что он так вовремя вынудил брата потребовать назначить плату? Пожалуй, обойдется. Иллирэн бы не отправился на эту дурацкую прогулку (погода-то ужасная!), если бы не был разозлен предшествующими разговорами. Сидел бы дома и... Тьма! Как я мог забыть?
      - Тиррелинир, я только что вспомнил, что обещал Иллирэну свозить его в лес. Сегодня.
      - Кто-нибудь об этом знал?
      - Надо спросить у Иллирэна. Я никому не говорил.
      Пока Тирреленир обдумывал новую информацию, я снова сосредоточился на докладе Мыша, и от услышанного у меня разве что глаза на лоб не полезли.
      - Что значит "используя антигравы, спустил принца с утеса и по воздуху доставил его до города"?
      - Поскольку возможности нейтрализовать преследователей у меня не было, пришлось выбрать наиболее быстрый и безопасный способ отступления.
      - Наиболее быстрый и безопасный... - Честно говоря, я удивлен, что антигравы вообще сработали. С вечной-то тягой Иллирэна к земле. - Что дальше?
      Отчитавшись, Мыш неожиданно огорошил меня заявлением:
      - Повелитель, я обещал принцу организовать поиски котенка. Связаться с Сальтаром у меня не получилось.
      - Я распоряжусь.
     
      - Ильгизар, скажи мне одну вещь. - Тиррелинир, наконец, закончил "уточнять пару деталей", и Сариэл был отпущен. Кажется, настала моя очередь. - Как я мог проморгать твоего племянника, а?
      - В смысле? - Что значит "проморгать"?! - Только не говори мне, что пока мы искали Иллирэна, Рея снова похитили!
      С этими младшими я когда-нибудь поседею. Ведь буквально полчаса назад с ним разговаривал, поручив выполнить одно довольно щекотливое, но совершенно безопасное поручение. К моему облегчению, Тиррелинир поспешил меня заверить, что с Рейгардом все в порядке. Просто Тиррел был слегка удивлен, как это потенциально ценный кадр был им незамечен.
      - Что он там опять учудил? - Похвала друга внушала мне серьезные опасения, что гордиться мне племянником на этот раз особо не за что.
     
      К тому времени как я освободился, Иллирэн уже лег спать, причем ночевать он остался в госпитале. Так поневоле и задумаешься, правильно ли я поступил и не пожалею ли в скором времени о своем слабодушии: не повернулся у меня язык запретить Иллирэну лечить раненного охранника.
      Телепортисты заканчивали доламывать телепорт, а лорд Альевир только-только отправился из Сальтара, наконец, дождавшись построения каскада переходов, ведущего во дворец. Приткнуть себя было некуда, и я решил провести воспитательную беседу с племянником.
     
      - Рейгард, я что просил тебя сделать?
      - Проследить, чтобы Грайхор разбудил мхрайна-градерха... старейшину гномов, а потом занять его, пока Вы не освободитесь. - Рей старательно делал вид, что не понимает, почему я его вызвал.
      - Замечательно. А ты что сделал?
      - Но я ведь ему ничего не обещал, так что ничего страшного не...
      - Рейгард!
      - Я выполнил Ваше указание, а заодно убедил старейшину предоставить нам горных мастеров для поисков в горах.
      - Вот как? А мне казалось, что ты, воспользовавшись беспомощностью гнома, шантажом вынудил его выделить тебе двоих гномов в личное пользование. Позволь поинтересоваться, для чего они тебе?
      - Я подумал, что один Грайхор будет горы прочесывать не один десяток лет. Опять же, насколько я понял, он с дедом не в самых хороших отношениях - это может значительно затруднить его работу. Другое дело, если у нас будет разрешение старейшины... - Обиженный и вместе с тем виноватый взгляд. Как он только умудряется так смотреть?
      - Твое рвение похвально, но ты так и не ответил на мой вопрос. Зачем они тебе? Если ты не помнишь, поисками руководит лорд Тиррелинир.
      - Я тоже хотел принять участие в поисках.
      - Ты, как мне помнится, еще учишься.
      - Я договорился бы, оформил как выездную практику - взял бы курсовую по неклассической магии... - Племянник все еще не терял надежды на то, что я его отпущу к гномам. Сдались они ему... К людям я бы его и то охотнее отпустил.
      - Ну и зачем тебе неклассическая магия?
      - Мне интересно.
      И почему же тогда я об этом в первый раз слышу только сегодня?
      - Хорошо, если тебе интересно... Я не против. Гномов можно изучать и здесь, а с мхрайном я могу договориться и самостоятельно, без твоего посредничества, которое, между прочим, осложнило и так не самые лучшие отношения с гномами.
      - Айит Ильгизар, Вы сердитесь, потому что отношения с гномами могут испортиться, или потому что не хотите, чтобы я участвовал в поисках?
      - Надо было придти ко мне, а не хитрить.
      - Вы бы меня не отпустили.
      Поражаюсь его логике. Так я его, значит, не отпущу, а если он будет шантажировать старого гнома, предлагая организовать ему встречу с внуком за то, что он выделит парочку горных мастеров в его подчинение, то я, конечно же, не смогу ему отказать.
      - Мать уже знает?
      - Если Вы разрешите, она отпустит. - Племянник почувствовал, что я готов сдаться, но для приличия все же попытался скрыть радость. Получилось плохо.
      - Если ты куда-нибудь встрянешь, я тебя на ближайший век под домашний арест посажу. Я не шучу.
  
  
   Глава 6.
     
      Ильгизар.
     
      Энтузиазм телепортистов, чинивших портал, мог сравниться, наверное, только с рвением лорда Альевира, развернувшего в Сальтаре масштабное расследование. Сариэлова кота без распоряжения искать, конечно, никто не додумался, зато источник утечки информации был выявлен, доставлен во дворец и стоял теперь передо мной бледный до синевы. После тщательного досмотра крыла, где были расквартированы Летучие Мыши, в комнате помощника Альевира были обнаружены остатки затертого транслирующего заклинания. Еще одно, подслушивающее, было установлено в кабинете лорда. Его предатель уничтожить не успел. Правда, долго оно не прожило: самоликвидировалось при попытке проследить, куда оно ведет.
      Если в случае с первым заклинанием у следователей еще могли оставаться какие-то сомнения, то второе ясно указывало, кто был их автором. Впрочем, то, как помощник Альевира обошел присягу, равно как и то, зачем он это сделал, до сих пор оставалось загадкой. Сам подозреваемый все отрицал, но и своих версий произошедшего выдвигать не спешил. Затвердил одно: он виноват, что не заметил посторонних заклинаний в непосредственной близости от себя, тем самым допустив утечку информации, но сам их не ставил и понятия не имеет, кто бы это мог быть.
     
      Не желая затягивать следствие, я решил прибегнуть к самому быстрому и надежному способу - чтению памяти, благо что ничьего разрешения мне не требовалось. Мыш допросу не препятствовал: сам протянул руки и снял щиты, полностью открывая сознание. Монотонное повторение одних и тех же событий с незначительными вариациям - ничего подозрительного. Вот Мыш в очередной раз отчитывается, что на вверенном ему участке все спокойно, вот он ужинает в компании сослуживцев, вот они смеются над одной и той же шуткой. Останавливаюсь, мысленно прокручиваю события вперед. Сравниваю похожие сценки... Анекдот может и в самом деле забавный, можно и второй раз посмеяться, но Мыши ведь не фантомы со стандартной программой, чтобы все реплики и движения совпадали до такой степени!
      Погружаюсь в сознание Мыша еще глубже и вижу, что за повторяющимися событиями прячутся заблокированные участки памяти. Эльф и не пытается сопротивляться, но пробиться к этим воспоминаниям у меня получается далеко не сразу. Подборка ключа занимает больше получаса, зато, наконец вычислив его, я с легкостью вскрываю блоки один за другим. К моей немалой досаде результат затраченных усилий явно не стоил: пара достаточно четких фрагментов, подтверждающих причастность Мыша к заклинаниям-шпионам, да предшествующие им невнятные обрывки его разговоров по транслятору с неопознанным мной собеседником. Промежутки между ними заполнили размытые картинки, скрежет вместо звуков и полное отсутствие мыслей.
      - Капитана под стражу до выяснения всех обстоятельств.
      Кто-то грубо перезаписал память Мыша, устроив мешанину из повторяющихся незначащих событий, так что он действительно не помнил о собственноручно поставленных заклинаниях и был свято уверен в своей невиновности. Только это не снимает вопроса, как он обошел клятву. Да и потом, столь удачно сохранившиеся фрагменты с тем же успехом могли быть подброшены ему во время установки блоков... Правда, для этого потребовался бы очень высокий уровень владения ментальной магией.
     
      Может, более опытный менталист сумел бы откопать в памяти Мыша что-нибудь действительно стоящее? Нужно только решить, кому можно доверить это дело. Лорд Альевир по вполне понятным причинам далеко не самая лучшая кандидатура. Привлекать своих родичей из Старших Лордов я к этому делу решительно не хотел. Лорд Дайанир справился бы, пожалуй, лучше всех. Но, во-первых, он сейчас занят не менее важным делом, а во-вторых, его еще нужно уговорить. Впрочем, его наследник больше всех пострадал в результате нападения, может, и он согласится.
      Мыш после повторного препарирования сознания на ногах хоть и держался, чувствовал себя явно не лучшим образом. А потому, решив, что столь грубые вмешательства в память могут не пройти бесследно, велел показать его хорошему целителю.
      Кто ж знал, что лучшим целителем в области ментальных травм окажется лорд Дайанир?
     
      - Повелитель, мне кажется весьма сомнительным, что Ормиль ставил эти заклинания. Никто, находясь в здравом уме, не стал бы так подставляться.
      Мнение лорд Альевир высказал безусловно ценное - сами бы мы, конечно, не догадались, что такой поступок слегка идиотизмом отдает.
      - Хотите сказать, что проморгали зомбированного помощника, который все время был у вас на виду?
      - Я бы заметил.
      Тиррелинир вмешался, не дав лорду продолжить свою мысль.
      - Лорд Альевир, а если бы я поставил ваш кабинет на прослушку, вы бы заметили? -Поскольку я уже довел до сведения Летучего Мыша, кто будет руководить расследованием, тот не счел возможным проигнорировать провокационный вопрос.
      - Думаю, да. - Готов спорить, еще вчера лорд Альевир ответил бы на порядок увереннее.
      - То есть этот ваш Ормиль такой уникум, что умудрился обвести всех, в том числе и себя, вокруг пальца?
      - Лорд Тиррелинир, что вы хотите этим сказать?
      - Ничего. Ровным счетом ничего.
      - Повелитель, могу я поговорить с вами наедине?
      Тиррел оставил меня нехотя, не потрудившись скрыть свое недовольство, видимо, не желал оставлять меня с лордом, которого он, кажется, уже успел записать во враги. Надеюсь, лорд Альевир не станет отказываться подчиняться Тиррелиниру на время расследования?
      - Повелитель, я прошу снять с меня все полномочия и назначить Летучим Мышам нового командира. - Надо же, почти угадал.
      - Вас так обидело недоверие, высказанное лордом Тиррелиниром?
      - Нет. Я готов поклясться, что не имею к нападению на принца и его охрану ни малейшего отношения. Но я считаю, что будет целесообразным назначить на эту должность того, чьи преданность и профессионализм не вызывают сомнений у вас.
      - Лорд, вы прекрасно понимаете, что былого доверия к вам у меня уже не будет. Поэтому при малейшем подозрении, что вы утаиваете информацию, я прочитаю вашу память. - Немного помолчав, я продолжил. - Однако при всех ваших промахах в последнее время я не вижу, кто бы мог занять ваше место. Поэтому я надеюсь, что вы предпримете все возможное, чтобы найти преступников, и окажете полное содействие лорду Тиррелиниру в расследовании.
      Помощник Альевира со временем мог бы стать его достойным преемником. В ближайшее время это ему точно не грозит. Несколько эльфов еще из старой гвардии могли бы заменить Альевира на его посту, но где гарантии, что я могу безоговорочно им доверять так, как когда-то верил бывшему наставнику? Так зачем мне менять одного на другого, если результат будет тем же? Молодая смена до этой должности еще явно не доросла: не ставить же столетних ребят над теми, кто уже разменял десятый век. Тем более старая гвардия всегда держалась несколько обособленно от молодежи, и за большинством из них еще при моем отце были закреплены определенные функции. Я в свое время не счел нужным менять заведенный порядок, и вместо того, чтобы постоянно дергать старших Мышей, набрал отряд из молодежи. Как показала практика, то было не самым мудрым моим решением, раз дело дошло до предательства.
      - Я думаю, вам стоит выбрать себе нового помощника из старой гвардии. И еще... проследите, чтобы Мыши прочесали Сальтар и нашли сариэлова кота.
      - Как прикажете, Повелитель.
     
      Иллирэн.
     
      Дайанир меня, конечно, не торопил, но как бы он ни храбрился, невооруженным взглядом было видно, что ночное дежурство сразу после тяжелой операции далось ему нелегко. Так что, с легким сердцем простив ему побудку ни свет ни заря и отложив завтрак на неопределенное время, как можно скорее спровадил неугомонного доктора отсыпаться.
      Начало дежурства прошло на "ура": Кирриэль, толком не просыпаясь, принимал лекарство и тут же проваливался в глубокий сон. Дыхание ровное, температура в норме - в общем, никаких сюрпризов. Но... дежурство дежурством, а позавтракать тоже не помешает, о чем своим недовольным урчанием и напомнил мне желудок после пары часов бдения. Ниирмиль, кажется, услышал, и намек без внимания не оставил.
      Пирог с пылу с жару пах слишком соблазнительно, чтобы охранник устоял и по дороге не стащил кусок, а то и два. Потому без зазрений совести оставил за собой право выбрать самый вкусный. После мучительных раздумий жертва была определена, но только я прицелился, как мое уединение было самым бесцеремонным образом нарушено. Момент был испорчен, и пока я мрачно изучал гостей, пирог медленно, но неотвратимо стыл на столе. Два эльфа - а точнее эльф и эльфийка, похожие как две капли воды - один недоуменно, другая чуть презрительно разглядывали меня как букашку, непонятно как очутившуюся в стерильной лаборатории.
      Не поручусь, что именно сказала девушка, оказавшаяся нетерпеливее своего коллеги-копии. Судя по отдельным опознанным мной словам, а главное красноречивым взглядам, бросаемым на мой скромный завтрак, суть сводилась к тому, что есть в палате строжайшим образом запрещено и мне следует немедленно отправиться в предназначенную для этих целей столовую. Увы, местонахождение оной я не знал, а потому пламенная речь пропала втуне.
      - Я не могу оставить пациента. - Едва слышное хмыканье безопасника я решил пропустить мимо ушей.
      - Лорд дхаэ Каэльд велел передать, что в Ваших услугах больше не нуждается, и прислал нас на смену. - То ли эльф сам по себе такой, то ли мое невольное признание в безграмотности так на него подействовало (решив не позориться, я ответил на всеобщем), но я буквально был облит презрением.
      Оглянулся на мирно наблюдающего эту картину Ниирмиля - тот и ухом не повел. Разбирайтесь, мол, сами. Был бы здесь Сариэл, он бы мигом назойливых гостей вытурил, если бы вообще позволил им зайти. Увы, Мыш, отработавший больше двух смен подряд, теперь отсыпался в соседней комнате. От безопасника же поддержки ждать не приходилось. Заметив мои переглядывания с охранником, эльф добавил.
      - Офицер, к Вам это ни в коей мере не относится.
      Ничего удивительно, что целитель решил, что охраняют Кирриэля, а не меня. В выделенном мне стажерском халате, да еще и с пестрым гнездом на голове я выглядел слегка непрезентабельно.
      - Не знаю, кто такой дхаэ Каэльд, я здесь по просьбе лорда Дайанира и без его распоряжения отсюда не уйду.
      Едва заметная улыбка безопасника и недоуменное переглядывание близнецов лучше всяких слов говорили, что я только что ляпнул очередную глупость.
     
      Кирриэль.
     
      - СБ уделяет гораздо меньше времени физической и боевой подготовке.
      Физическая подготовка - не залог успеха... но я рад, что самонадеянному мышу удалось не только принца спасти, но и самому выкарабкаться. Впрочем, могу поздравить себя с тем же. Был бы я действительно ранен черной стрелой, не лежал бы сейчас, подслушивая чужие разговоры. Состояние было на редкость паршивым, но одна мысль, что я все еще по сию сторону грани и могу доказать одному зарвавшемуся мышу всю глубину его заблуждения, окрыляла. Отсутствие в комнате целителей вдохновляло ничуть не меньше. Не имею ни малейшего желания выслушивать их ворчание. Меня и принц в качестве сиделки вполне устраивает. Не то чтобы я смогу ему сейчас реально помочь в случае опасности, но когда он на виду как-то спокойней.
      Второе пробуждение с натяжкой можно было назвать сносным - по крайней мере, я проснулся от волшебного запаха шоколада. А вот третье... Я бы с превеликим удовольствием снова отключился, но, боюсь, что с лордом Дайаниром такой номер не пройдет.
      - Может, поделишься, какие такие неотложные дела у тебя были, что ты даже не мог минутку выкроить, чтобы заскочить в госпиталь и стрелу вытащить?
      Зря я надеялся, что, поменяв повязку, лорд напоит меня очередной целебной отравой и оставит отсыпаться дальше.
      Отвечать вслух было лень, а потому воспользовался мысленной речью и... понял, что ментальная магия мне не доступна. Потянувшись к резерву, с ужасом обнаружил, что доступ к силе перекрыт.
      - Не трепыхайся. Я перенастроил потоки на излечение, так что придется тебе пока обходиться без магии. - Положив руки мне на виски, целитель снял возникшую было головную боль. Пока я раздумывал, не сочтет ли он наглостью, если я попрошу у него водички, чтобы запить горький отвар, вкус которого до сих пор стоял в горле, лорд уже сделал мне чашку горячего шоколада. Блаженство... Прикрыв глаза, маленькими глоточками растягивал удовольствие, прерванное нетерпеливым вопросом. - Ну так что? Где тебя столько времени носило?
      - Убедился, что Сариэл с принцем телепортировались в убежище - и сразу в госпиталь. - Лорд скептически вздернул брови, и я решил уточнить. - У меня был стандартный переносчик до безопасного места, там и активировал ваш амулет.
      С его помощью лорд мог в любой момент призвать своего наследника хоть с края земли. Правда, для переноса на большие расстояния требовались усилия обоих магов, но лорду Дайаниру как-то удалось вытащить меня в одиночку.
      - Это должно было занять меньше минуты. Сделаем скидку на то, что ты был ранен - две. Знаешь, сколько времени прошло с момента твоего ранения?
      - Я должен был убедиться, что за мной нет хвоста.
      Надо было переждать хотя бы десять минут. Время тянулось невообразимо медленно, и... кажется, я на несколько минут отключился, проснувшись от того, что кулон раскалился до нестерпимой температуры.
      - Кирриэль, ты в своем уме? Какой еще хвост? Убийцы в госпиталь бы не сунулись, а если бы и сунулись... Дождались бы, пока жертва покинет его пределы, нападать бы не стали.
      Пристыжено опустил глаза. Даже в слегка помутневшем сознании я должен был сообразить, что убийцы ни за что не нападут на госпиталь. Соверши они подобную глупость, и их даже собственные врачеватели лечить отказались бы. Целитель, да еще и при исполнении, неприкосновенен, и эта неприкосновенность распространяется и на его пациента. Этот непреложный закон чтут даже наемные убийцы.
      - Я не был уверен, что Вы в госпитале.
      Тяжело вздохнув, лорд с силой провел рукой по лицу, словно пытаясь стереть усталость.
      - Ладно, тебе вредно перенапрягаться. Спи, если что я сегодня дежурю в ночь, позовешь. Днем с тобой принц посидит. И ты под присмотром, и он себе шею лишний раз не свернет. Я его на время стажером оформил.
      Как выяснилось, младший Кхалед раньше обучался целительству. Поначалу это было не больше чем прикрытием, но принц неожиданно стал делать успехи на этом поприще. Сам мальчишка, до поры до времени и не подозревавший о своем происхождении, всерьез планировал стать целителем. Представляю, каким шоком стали для него все эти события... Не сомневаюсь, что лапши юному врачевателю лорд навешал изрядно, но в целом идею прадеда я одобрял. По крайней мере, принц хотя бы на время вернется в более-менее привычную обстановку, пообвыкнется, а там, глядишь, и надолго задержится в госпитале. В этот раз в качестве целителя. Тем более его дар слышащего как-то позволяет ему нормализовать жизненные токи без применения магии. С трудом представляю, как это происходит на практике, но раз лорд Дайанир говорит, наверное, так оно и есть.
     
      Близнецы, пришедшие меня навестить, не знали, что они сейчас столь бесцеремонно пытаются выставить наследного принца, не догадывались они и о том, что лорд Дайанир попросту не мог сказать, что не нуждается в услугах Лириниэля...
      - Марика, Кайру. Сейчас же верните халаты на место, и я, так и быть, никому не скажу.
      Спрашивать, где близнецы могли раздобыть халаты заведующих хирургическим и реабилитационным отделением, было ни к чему. Впрочем, как и о том, как они пробрались в охраняемую палату. Обнаружившийся неподалеку Ниирмиль прекрасно знал эту неугомонную парочку, а потому, чуть слышно посмеиваясь, слушал перебранку принца с лжецелителями, которые по идее должны были сейчас восстанавливать взорванную ими же лабораторию.
      - Кирриэль! - Возмущению близнецов не было предела. Как же, они почти спровадили сиделку-стажера, а я их выдал! Более напористая Марика оправдываться не любила, но до объяснений все же снизошла, - Даэне Дайанир сказал, что проведать тебя можно будет не раньше чем через неделю, но мы же должны были убедиться, что с тобой тут хорошо обращаются.
      - А Вы сомневались?
      Младшие изобразили неподдельную тревогу, я сделал вид, что поверил им.
      - А мы тебе вафель принесли! - С преувеличенной радостью Кайру вытащил откуда-то из недр халата объемистый кулек со сладостями.
      - Вот и подкупали бы стажеров сладким, что ж вы сразу запугивать взялись? - Что ни говори, а я был рад видеть эту сумасбродную парочку.
      - Дхаэ Исвальд сказал, что стерегущий тебя стажер сладкого не ест и тебе не позволит. - Сестра с братом с одинаковым сомнением на лицах покосились на принца, философски уминающего пирог. Тот от такого внимания поперхнулся. Откашлявшись, спросил правильно ли он понял, что это мои родственники, и не оставить ли меня с ними наедине.
      Готов спорить, в этот момент близнецы почувствовали себя жестоко обманутыми.
      - Марика, - заговорческий шепот со стороны двери привлек всеобщее внимание. Надо же, их оказывается тут трое. - Летучий Мыш, кажется, просну.... - Сариэл, значит, по соседству отсыпался. Хм, куда этот парень так уставился? Проследив взгляд осекшегося на полуслове "заговорщика", увидел не менее удивленного принца.
      - Вы знакомы? - Марика догадалась раньше всех.
      - Нет... просто показалось... - Приятель близнецов недоуменно потряс головой, зачем-то прищурился и, наконец, спросил, глядя на принца. - Господин стажер, а у Вас случайно нет старшего брата? Такого... - он выразительно покрутил кистью в воздухе, подбирая слова, - Чуть повыше и с темными волосами.
      Возможно, описание обросло бы новыми подробностями, но узнать о них нам уже вряд ли когда-нибудь доведется.
      - Могу я поинтересоваться, что здесь за собрание?
      Близнецы синхронно перевели взгляд с принца на неожиданно нагрянувшего Повелителя, снова вернулись к принцу, резко обернулись к своему вдруг побледневшему приятелю. И лишь потом, словно очнувшись, одновременно склонились в поклоне.
      - Кирриэля пришли проведать его родные, - весьма охотно сдал нежданных гостей принц.
      - Я смотрю, род Каэльд занял все главные должности в госпитале. - Повелитель скользнул взглядом по нашивкам на халатах близнецов, - Лириниэль, будь добр, на пару слов. - Кивок в сторону двери, и Повелитель оставляет компанию визитеров отходить от шока в одиночестве.
     
      - Этот "стажер" из рода Кхалед, я правильно поняла? - Дождавшись, пока принц выйдет, Марика тут же набросилась на меня с расспросами.
      -Надеюсь, это не его брат... "такой... чуть повыше и с темными волосами" только что почтил нас своим присутствием? - тут же подхватил мысль сестры Кайру.
      - Детишки, Вы уже утомили больного. Взяли по булочке и пошли сдаваться, пока завы отделениями не обнаружили, что их халаты кто-то увел. - А вот и грозный Мыш подоспел.
      - Сариэл, вафельку хочешь? - Я бы и сам похрустел с удовольствием, но от одной мысли о еде меня мутило. Мыш счел ниже своего достоинства отвечать на провокации, но взгляд у него был очень выразительным. Близнецы, как ни странно, наоборот воспрянули духом, уверившись, что мифический, но от этого не менее яростный противник сладкого все же существует, и удались, не забыв прихватить с собой приятеля. Кажется, мысль, что их ухищрения все же были не напрасны, их очень вдохновила. Знать бы еще на что... Боюсь только, им придется изрядно перекроить свои планы, после того, как подорвавшийся следом Ниир мягко, но настойчиво посоветует им не распространяться о своих догадках. И клятву стребует. Так... на всякий случай.
     
      Ильгизар.
     
      За ночь Тиррел ничего принципиально нового не накопал. Зато Мыши порадовали, с утра пораньше предъявив всклокоченное и шипящее нечто. Котенок в этом узнавался с большим трудом, благо что добычу свою они продемонстрировали с почтительного расстояния, не решаясь преступить порог кабинета. На вопрос, что они сделали с несчастным животным, поведали трогательную историю о том, как пол-отряда пытались привести зверька в подобающий вид: мелкий хвостатый умудрился где-то нахватать репьев. Повелев доставить кота "безутешному" хозяину, решил и сам пройтись, заодно кабинет между делом проветрить.
     
      Иллирэн, как водится, умудрился найти сомнительную компанию, даже не покидая особо охраняемой части госпиталя. Впрочем, у меня в запасе был вполне достойный повод, чтобы его оттуда изъять.
      - Дайанир сказал, что, если бы не заклинание... что оно спасло мне жизнь. - Иллирэн не стал дожидаться, пока я подберу слова, сам заговорил на скользкую тему. - Спасибо.
      - Не за что. - Традиции предписывали при закрытии долга встать на колени и произнести ритуальную фразу на древнем языке, но я решил не усугублять и без того непростую ситуацию. В конце концов, мое дело - донести до Иллирэна, что долга больше нет, а в какой форме я это сделаю уже не столь важно. - Мир счел, что этого достаточно, чтобы закрыть долг. - Заметив на лице Иллирэна растерянное недоумение, уточнил, - Это не значит, что что-то изменится. Я и без долга помню, что ты для меня сделал, и от своих обязательств не...
      - А долг разве был?
      - Был, просто я не сразу заметил его появление. Кстати... Не знаю, говорил ли тебе Сариэл, его кот нашелся.
      Как я и предполагал, Иллирэн ухватился за первую же возможность свернуть неприятный для нас обоих разговор: убежал проведать своего пушистого тезку.
      Моя компания на ближайший час была не столь занятна. Наблюдатели Тиррелинира доложили, что гномы не сегодня так завтра выберут нового грайдэхарга, а потому рекомендовали воспользоваться ситуацией и продолжить начатое Рейгардом: стребовать с гнома, временно изолированного от своих соплеменников, а потому не знающего о происходящем, побольше личных обещаний. Даже лишившись титула, гном оставался главой одного из богатейших родов, и прогнозируемое смещение не отменило бы его обязательств передо мной, что непременно произошло бы, если бы он брал их как глава государства.
     

***

      Иллирэн целыми днями пропадал в госпитале. Ночевал он там же, не выразив ни малейшего желания возвращаться во дворец. Я не спорил - в госпитале сейчас намного безопасней, если, конечно, на время забыть об обратной стороне стихийного дара. Ладно хоть, состояние Кирриэля можно было признать удовлетворительным, пусть и с поправкой на тяжесть ранения.
      Совместными усилиями его увели от черты, но метка от стрелы, хоть и в меньшей степени, по-прежнему продолжала отравлять организм, не позволяя природной регенерации работать в полную силу и практически сводя на "нет" все лечение. Впрочем, главный целитель заверил меня, что обычно на данном этапе пациент пребывает в коме, так что пока все складывается как нельзя лучше.
      Расследование дела тем временем продвигаться не спешило. Даже участие лорда Дайанира никакой новой информации не привнесло. Снятие блоков привело к стиранию скрытых участков памяти. А то что я "успел" прочитать, по мнению лорда было оставлено специально.
      Помощника Альевира подставили, в этом я с целителем был согласен. Правда, вопрос, кто именно это сделал, так и остался открытым. Лорд Давахир до сих пор молчал, а имеющиеся в нашем распоряжении улики свидетельствовали против лорда Альевира. Отчаявшись найти истину, я, плюнув на все, просканировал память Главного Мыша, но ничего свидетельствующего против него так и не нашел.
      Единственное, что действительно заслуживало внимания, это не раз промелькнувший в сознании Альевира эпизод: посещение человека, обвиняемого в особо жестоком убийстве эльфов. Расфокусированный взгляд, кривая, полубезумная ухмылка и тяжелая аура убийцы... Даже зная, что он невиновен, я не мог хоть как-то соотнести этого человека с Иллирэном. Боюсь, следователь и память его читать не стал - и без допроса было ясно, что скрючившийся на охапке грязной соломы на добропорядочного гражданина не похож. Лезть в память лорда еще глубже я уже не решился, мне разрозненных обрывков того, что он увидел, за глаза хватило.
      В который раз чтение памяти, считавшееся безотказным способом доказать вину подозреваемого или же его невиновность - не даром же следователи всеми правдами и неправдами добивались разрешения просканировать сознание - дало сбой. Вот если бы можно было так же прочитать место преступления... Увы, восстановление событий - заклинание капризное: имеет очень ограниченное время действия и крайне чувствительно к магическим возмущениям. Впрочем... Да, классическая магия тут не поможет. Но учитель как-то намекал, что стены родовых замков помнят гораздо больше, чем эльф может представить, и обещал, что в обозримом будущем мы попробуем прослушать замок.
     
      Светлая идея привлечь лорда Кармира к расследованию, совместив оное с моим обучением, навела меня на мысль, что один момент в легенде Иллирэна мы с Тиррелом все же упустили. Ему еще простительно, вряд ли он целиком и полностью представляет себе возможности слышащих, но я-то должен был учесть, что их так просто не проведешь. Мне как-то до сих пор не приходило в голову слушать мир в присутствии Иллирэна. Попробовав же, я был больше чем уверен, что никакие заслоны не помешают обученным слышащим увидеть сильнейший отпечаток человечности на ауре Иллирэна. И, если его еще можно было списать на длительное нахождение брата среди людей, то отсутствие связей с родом объяснить было невозможно. Тоненькая ниточка уходила к леди Рилене, еще одна, посолидней, тянулась к Рейгарду - на этом родство Иллирэна с Кхаледами и заканчивалось.
      Конечно, нити могли со временем истончиться, став почти незаметными, но не исчезнуть же все как одна! Такая связь появлялась при рождении и, как правило, с веками только крепла. Лишь изгнание из рода обрывало все нити одних махом.
      Родственники признают в Иллирэне свою кровь - доказано леди Риленой. Слышащие же увидят, что никакого родства нет и в помине. И это могло стать проблемой. Которую нужно было срочно решить, потому, не откладывая дело в долгий ящик, связался с секретарем, приказав пригласить ко мне кого-нибудь из старших лордов.
      Вообще, было бы неплохо, если бы Иллирэн в ближайшее время навестил хотя бы малый круг в их домах, в идеале так и вовсе погостил... И повод даже есть подходящий: во время моего обучения Иллирэну с его способностью притягивать неприятности находиться в Сальтаре будет небезопасно. Да и сталкиваться с сильнейшим слышащим ему в ближайшее время нежелательно.
      Увы, у Иллирэна даже перспектива знакомства с новыми родственниками прямо завтра большого ажиотажа не вызывала.
   Глава 7.
     
      Иллирэн.
     
      Давно пора было понять, что Повелитель не имеет привычки шутить, особенно если речь заходит о его роде. И если он сказал, что завтра меня представят высочайшему собранию, то так тому и быть.
      Неотвратимость предстоящей встречи я осознал, когда, выглянув по просьбе Ниирмиля в приемную, обнаружил там незнакомого эльфа весьма суровой наружности. Не то чтобы я стушевался под тяжелым, многообещающим взглядом - школа-то у меня была хорошая - но глазами по комнате все же пробежался, выискивая охрану. Чуть слышно хлопнувшая за спиной дверь подтвердила, что хоть кто-то меня не бросил. Не то что, эти СБшники.
      - Милорд, я принес ваш парадный костюм. Прошу примерить его, нужно убедиться, что все сидит как нужно.
      - Вы портной? - Никогда бы не подумал. Больше похож на маньяка-мясника, который прикидывает, как бы так разделать жертву и самому при этом не запачкаться.
      - Да, милорд. Я полагал, вас предупредили о моем визите.
      До сих пор я как-то не задумывался, откуда берется в моем шкафу одежда - напяливал первое, что под руку подвернулось. Стоит ли говорить, что обычно все сидело как влитое? Так зачем же сейчас нужны все эти примерки?
      Брюки и рубашку мне даже не показали, заверив, что все и так будет смотреться как надо. Смиренно дождавшись, пока я справлюсь со всеми пуговицами и, наконец, выпутаюсь из камзола, "швей" нацепил на меня какой-то странный жилет с куцыми рукавами. Пока эльф деловито чиркал мелком по ткани, я пытался придумать как бы поделикатней сообщить увлекшемуся портному, что вот это я ни за что не надену.
      - Право, мне неловко расписываться в своем невежестве, но... не могли бы вы мне объяснить, почему этот... хм... жилет такой тяжелый? - Если эта на вид достаточно тонкая и невзрачная тряпочка столько весит, то под тяжестью парадного "одеяния", шитого серебром, я точно согнусь.
      - Легче защиту Вы вряд ли найдете. Наденете под рубашку, когда будете собираться на прием.
      Все возражения - а они у меня были, можете поверить - пришлось затолкать поглубже: не хотелось этого маньяка с ножницами лишний раз провоцировать. Отрежет еще что-нибудь ненароком... Эльф, наконец, закончил щелкать лезвиями в опасной близости от моего тела.
      - Не жмет? - Шить прямо на мне, слава стихиям, он не стал. Ограничился каким-то заклинанием, моментально стянувшим болтающиеся лоскутки в одно целое. - Вот и отлично.
      В комплект к нательной защите шел уже нормального вида жемчужно-белый жилет, доходивший до середины бедра. Оставив при себе сомнения, что и этот жилетик не без хитрой начинки, безропотно примерил и... как обзывается данная деталь костюма, я не знал, а спрашивать постеснялся. Какой-то полу-плащ, полу-камзол, доходящий до середины колена и застегивающийся на цепочку сразу под воротником-стойкой.
      Как все это выглядит на мне, я так и не узнал - ни одного зеркала поблизости не оказалось. Что, может, и к лучшему: темно-серый никогда не был моим любимым цветом. Но заикнуться об этом за несколько часов до собрания? Нет уж, увольте, меня ж на месте раскроят, на Сариэла не посмотрят!
      - Милорд, что-то не так? - Портной нахмурился, видимо не обнаружив должного энтузиазма у своей жертвы.
      - Это все, - я окинул взглядом свой наряд, - тоже защита?
      - Разумеется, милорд. Можете не переживать, даже если вы снимете все щиты, удар мощностью до трехсот единиц она выдержит.
      Одобрительное хмыканье Сариэла, с уважением покосившегося на портного, несомненно, должно было послужить костюмчику лучшей рекомендацией. Увы, счастливый обладатель сего наряда в настоящий момент с ужасом представлял собрание, грозящее обернуться пыткой, и потому по достоинству оценить его не мог.
      К моему немалому облегчению, портной удовлетворился полученным результатом довольно быстро. Быстренько собрав инструменты и изъяв у меня драгоценное одеяние, он ушел, мрачно пообещав напоследок доделать все в ближайшие полчаса.
     
      Сариэл.
     
      Остается только удивляться, что принца лишь сейчас пристроили в госпиталь. Вот где младший Кхалед действительно смотрелся на своем месте. Целительского цинизма ему, конечно, пока не хватает - он даже и не пытался скрыть, что переживает за раненого охранника - но это нисколько не мешало ему выполнять свои обязанности.
      Зато стоило принцу выйти из палаты и столкнуться с придворным портным, так сразу весь подобрался, став на удивление похожим на Фимку, встопорщившего шерсть. Мне пришлось приложить определенные усилия, чтобы не рассмеяться, наблюдая, как ар Руальд, привыкший иметь дело с Повелителем, готовится держать оборону, отстаивая свои любимые разработки. С его зацикленностью на защите ему стоило стать оружейником. Не встречая никакого сопротивления - осторожный вопрос о весе одежды не в счет - портной терялся, от того все больше хмурился и через силу выдавливал из себя фразы. Принц заметно нервничал, за что я мысленно пнул Ниирмиля, не предупредившего своего подопечного, с кем ему придется иметь дело.
      Облегченно вздохнув, как только за портным закрылась дверь, принц вернулся к своим любимым склянкам: лорд Дайанир доверил ему смешивание противоядия. Не знаю, насколько это действенно - до сих пор я считал, что против черных стрел лекарства нет - но на айши это занятие явно производило умиротворяющее воздействие.
      В свете открывшейся информации невероятная дружба ребенка, пусть и монарших кровей, с главным целителем получала простое и логичное объяснение. Недоученный маг опасен для окружающих, недоученный целитель опасен в первую очередь для себя. А уж если у того еще и неклассический дар... Впору посочувствовать Повелителю: воспитывать подрастающего целителя - настоящее испытание для выдержки.
      Что бы там не говорили, подрастающие боевые маги настоящих проблем не создадут - их с детства приучают к сдержанности, самоконтролю и дисциплине. А вот те, кому "повезло" уродиться с выраженным целительским даром, доставляют своим старшим немало хлопот. Неважно выберет ли впоследствии ребенок целительскую стезю или предпочтет развивать другие способности, первым делом его научат блокировать опасный Дар.
      Вот чего я никогда не понимал, так это как из мелких нервных созданий, способных в одночасье ухлопать весь Дар на то, чтобы подарить какой-нибудь букашке вечную жизнь, вырастают такие удавы? Впрочем, несколько вывернутая логика у них так на всю жизнь и остается: руководствуются целители какими-то своими, только им понятными законами и подчиняются в первую очередь своей внутренней иерархии. Действующую власть они, конечно, в большинстве своем признают, но с субординацией у них явные проблемы. Привыкли с детства, что с их целительскими причудами все считаются.
      Принц, надо отдать ему должное, являл собой далеко не худший образец подростка-целителя. О его физической форме я промолчу, но, по крайней мере, во время покушения он не впал в истерику, не жаловался, да и плечо вправил на удивление профессионально.
      С ограничителями, что он носил до недавнего времени, тоже все не так просто. На наказание для расшалившегося мага-подростка они и тогда мало походили. Сейчас же стало окончательно ясно, что их использование было скорее суровой необходимостью: нельзя было, пусть и временно, отдавать маленького целителя на воспитание в семью смертной. Хорошо еще, вовремя забрали: для него смерть приёмной матери могла обернуться полным выжиганием ауры вследствие бесконтрольного применения дара. То-то с ним Кирриэль так носился. Наверняка ведь знал, с кем имеет дело!
      Любой Дар накладывает отпечаток на характер, но никакая магия не влияет на эльфа так сильно как целительская, а Каэльду было ведь с кем сравнивать. Мог бы и сказать, честное слово, не такая уж секретная информация. Хотя я, конечно, мог бы и сам догадаться... Странно, что не догадался.
      Впрочем, о том, что вечно дерганный учитель принца способен на подвиги, я тоже не догадывался. Так что его мысленное послание с просьбой сообщить о месте нахождения его ученика явилось для меня полной неожиданностью. Клятву о непричинении принцу вреда я от него получил уже давно; лорд Тиррелинир после непродолжительной беседы тоже признал его благонадежным, а потому я не видел причин для отказа. Принц и так занимается через раз, и если будет продолжать в том же духе, язык, который должен стать ему родным, он выучит еще нескоро.
      Отвлекать лорда Дайанира по таким пустякам я не стал - не думаю, что занятия эльфийским вызовут у него какие-то нарекания. У меня вообще сложилось впечатление, что принцу в этом госпитале позволено если не всё, то очень многое. И дело тут, думаю, вовсе не в титуле - того же Повелителя лорд выставить бы не постеснялся, а принца без крайней на то необходимости держит. Можно было бы, конечно, списать это на учебный процесс - какая ни какая, а все же практика. Но для этого нужно было допустить, что лорд Дайанир мог оставить смертельно раненного наследника на недоучку, который даже о даре своем представления не имеет. Иначе бы не удивлялся столь искренне, когда я после вправления руки одернул его, запрещая использовать магию - хоть природа его Дара и была для меня загадкой, но я определенно почувствовал какое-то воздействие.
      Зато лорд Дайанир, похоже, прекрасно представляет, как использовать способности его высочества. Принц продолжает с неувядающим оптимизмом смешивать все новые и новые порции противоядия - ему как-то позабыли рассказать, что от черной стрелы лекарства нет. Вот и приходится принцу возиться с пробирками, разбавляя водой концентрат универсального антидота - уж его-то по спектру свечения я точно определю - и добавляя к нему вытяжки из трав. Каких именно? Я все не запомнил, хоть принц мне их и называл, но судя по словам того же принца, они оказывают лишь вспомогательное воздействие, поддерживая ослабленный организм. Отличное противоядие! А главное абсолютно бесполезное при таком ранении.
      Кирриэль, впрочем, на удивление хорошо себя чувствует, до неприличия бодр и, кажется, сам не верит в то, что его ранили черной стрелой. Мало ли что привидится в состоянии болевого шока? Я видел черный след своими глазами, но мне строго настрого запретили даже думать об этом, не то что принцу или Кирриэлю рассказывать. Вот и приходится молча присматривать за юным целителем, да надеяться, что домашнее задание его высочества возьмет на себя СБшник. Зачем-то ведь его тут посадили.
     
      Иллирэн.
     
      Неожиданное пришествие Нойриэля ввергло меня в замешательство. Все мои тетрадки так и остались в Сальтаре, и, если быть совсем уж честным, к домашнему заданию я даже и не подумал приступить... Сосредоточиться на уроках оказалось не так-то просто, но Нойриэль не зря свой хлеб ест - за какие-то полчаса заставил меня вспомнить весь пройденный ранее материал и умудрился пару новых правил объяснить. А потом... К нам в гости заглянул Повелитель, что, в общем-то, было весьма закономерно: Тиррелинир с Дайаниром уже по разу отметились, забирая меня с занятий раньше времени, теперь, похоже, настала его очередь.
      Учитель осекся посередине фразы, подскочил, чтобы тут же согнуться в три погибели, приветствуя своего Повелителя.
      - Вижу, вы занимаетесь. В таком случае не буду отвлекать. Айль Нойриэль, во сколько вы планируете закончить занятие? - Ну надо же... Кто бы мог подумать, что Повелитель окажется на порядок тактичней лордов и для приличия поинтересуется мнением учителя?
      - Мы всего полчаса занимаемся, - решил доложить "диспозицию" сам, пожалев полуэльфа, пытающегося сообразить, какой ответ от него хотят услышать, - Что-то срочное, Повелитель?
      - Нет, занимайтесь. Жду тебя через час у центрального телепорта.
     
      Подготовка к торжественному представлению моей скромной персоны правящей семье меж тем шла полным ходом. Когда Повелитель притащил меня в портретную галерею, чтобы заочно познакомить с наиболее важными представителями рода, в мою голову закралось нехорошее подозрение, что просто отсидеться в уголочке не получится и возможно от меня ожидают чего-то более веского, чем простое "здравствуйте" и "для меня честь познакомиться с Вами".
      - Я бы тебя предупредил заранее, не переживай. Просто запомнить имена всех лордов и леди с первого раза не так-то просто. Будет лучше, если ты узнаешь их заранее.
      Повелитель называл "всего лишь" три первых имени, дополняя их приставкой и именем рода но... стоит ли говорить, что имя первого лорда я забыл намного раньше, чем Повелитель добрался до последнего? В общем, лорды рода Кхалед так и остались безымянными брюнетами эльфийской породы. В их ряды каким-то чудом затесалось несколько эльфов с неубедительным каштановым цветом волос, но... Даже беглого осмотра галереи было достаточно, чтобы понять: на собрании рода я буду выглядеть полосатой вороной.
      - Леди Исмарила Найатиль Риата дхаэ Кхалед. Бабушка.
      Миниатюрная брюнетка лет двадцати, со спокойным, я бы даже сказал, равнодушным взглядом. Готов спорить, про внука она вспоминает по государственным праздникам и посылает дежурное письмо: скорее напомнить о себе, чем поздравить с очередным юбилеем.
      Я хотел было уточнить по какой линии, отцовской или материнской, эта девушка приходится Повелителю бабушкой, но тут мой взгляд зацепился за, кажется, единственную блондинку в этой компании.
      - А это кто? - И в самом деле, племянник Повелителя ведь светловолосый. Должен же он был в кого-то таким уродиться?
      - Это? Амирра Нориниэль Лиара ар Исвальд. Моя невеста. - Повелитель немного помолчал, позволяя мне осмыслить сию новость. - Она погибла. На этой стене портреты тех, кто ушел за грань.
      - Давно? - Узнав, что невеста Повелителя погибла три года назад, ляпнул прежде, чем успел подумать. - Тогда же когда...
      Повелитель резко кивнул, прерывая неуместные расспросы, и подошел к следующему портрету, оставив меня сгорать от стыда под укоризненным взглядом двоюродного дядюшки. Это ж кем надо было быть, чтобы так издеваться над искалеченным эльфом, да еще и переживающим смерть невесты? Я, конечно, всего знать не мог... но, представляю, каково было ему слушать мои бредни. Хотя... Выбирать ему особо было не из чего, не думаю, что неприкрытая жалость понравилась бы ему больше.
      - Ильтагир Тильяр Лийрэнир айит Кхалед. Мой отец.
      Что ж, хотя бы первое имя "папочки" я, наверняка, запомню. Не зря все-таки эльфы ввели эту традицию с именами на "Иль".
     
      Встреча обещала быть знатной. Начнем с того, что в зеркале я себя узнал с большим трудом. Даже в лучшие свои времена я таких тряпок никогда не носил. Такую роскошь, вообще, мало кто мог себе позволить, принц разве что... Правда, полноватый наследник предпочитал в одежде строгость, а наряжаться богаче кронпринца в высших кругах всегда считалось дурным вкусом. Как бы то ни было, сейчас в камзоле, расшитом серебряной нитью, я чувствовал себя несколько... неуютно.
      О весе этого костюмчика я даже говорить не хочу - весил он как приличный доспех, коим по сути своей и являлся. Впрочем, в свете недавних событий он мне излишней предосторожностью отнюдь не казался. Тем более что Сариэл остался за дверью - охрану на семейные мероприятия брать, как выяснилось, было не принято.
      Залетев в комнату, я неловко замер в двух шагах от входа - Мыш сказал, что Повелитель подойдет с минуты на минуту и уже сам проводит меня в зал, где будет проходить собрание рода, но почему-то не предупредил, что дожидаться Повелителя я здесь буду не один. Судя по всему, компанию мне должен был составить некто из рода Кхалед. Не берусь судить со спины, был ли его портрет в галерее, но в пользу моей догадки свидетельствовали как темные волосы, так и одежда, на порядок вычурнее моей. Впрочем, он, кажется, ни малейшей неловкости не испытывает, будто с детства привык носить кипельно-белый плащ, шитый серебром и золотом.
      Может, неформальная обстановка и способствует установлению родственных отношений, но я пока как-то к такому морально не готов, и вообще Повелителю должно быть стыдно так меня подставлять! А потому осторожно попятился к двери, в надежде, что новоявленный родич и дальше не станет отвлекаться от несомненно великолепнейшей резьбы, украшавшей каминную полку.
      Увы, сбежать по-тихому не удалось. В самый неподходящий момент эльф обернулся, обнаружив мое присутствие.
      - Прости. Задумался и не услышал, как ты вошел.
      Я буквально подавился своим "Простите, не хотел вас потревожить, зайду как-нибудь в другой раз".
      - Рэн? Что-то не так?
      - Я вас... тебя... - От удивления я на какое-то время потерял способность связно мыслить, - не узнал сразу.
      Повелитель, хмыкнув, сообщил, что удивляться тут нечему, мол, это его традиционные цвета. Насмешил! Впрочем, если вспомнить ильгизарова папу, поневоле признаешь, что все-таки не зря белый цвет отдали на откуп повелителям. Являйся они на торжества в своем излюбленном черном (а судя по портрету, прежний эльфийский правитель его тоже жаловал), половина гостей разбегалась бы. Вторая оставалась бы исключительно потому, что теряла сознание. Сейчас же... Не знаю, было ли это обусловлено какими-то особыми свойствами белого цвета или тем, что вкупе со светлым нарядом шла улыбка, пусть и едва уловимая, но такой Повелитель внушал желание поклоняться.
     
      Ильгизар.
     
      От подначек по поводу парадного одеяния, я привычно отмахнулся - благодаря Тиррелиниру у меня уже выработался иммунитет к шуточкам такого рода. Да и не до того мне сейчас. Взяв с каминной полки малую корону, протянул ее брату, попросив надеть. Тот потянулся было взять обруч, но тут же отдернул руку, видимо, опознав, что именно ему предлагаю.
      - А это обязательно?
      - Лорды слишком долго ждали этого дня, не порть им праздник. - Ничего хорошего от предстоящего собрания я не ждал: мало того, что предсказать реакцию лордов практически невозможно, так еще и от Иллирэна никогда не знаешь, чего ждать. - Пожалуйста.
      Ладно хоть венец он все же надел, уговаривать не заставил.
      Мысленно вздохнув, в очередной раз напомнил себе, что моя улыбка должна быть "по-отечески теплой". Поймал свое отражение в полированной поверхности шкафа и вынес неутешительный вердикт: отец так не кривился... Отец был на восемь веков старше и мог себе позволить мягко пожурить старших лордов, будучи при этом уверенным, что его упрёк примут к сведенью.
      Единственным эльфом, на чьи причуды он закрывал глаза, была его мать. С тех пор, как отца не стало, леди Исмарила собрания рода, мягко говоря, недолюбливает, хотя каждый раз, когда ей кто-нибудь из старших лордов на это намекает, удивленно вздергивает бровь и произносит очередную подходящую случаю колкость.
     
      - Приветствую совет рода. - Зашли мы через боковую дверь, а потому нам не пришлось идти через весь зал.
      Лорды склонились, леди присели в реверансе, Иллирэн, замерший по правую от меня руку, моему предупреждению внял и раньше времени дергаться не стал. Пока он не представлен роду, он считается гостем совета, и его приветствуют отдельно. Это, разумеется, не означает, что лорды полностью проигнорировали пришедшего со мной подростка, вовсе нет. Они украдкой просканировали его, стоило нам только зайти, и уже сделали для себя определенные выводы.
      - Я собрал Вас сегодня, чтобы представить моего брата и наследника Лириниэля.
      Присутствие малой короны они почувствовали, как только Иллирэн надел ее, так что к новости были морально готовы, а если заявление, что принц приходится мне братом, и привело кого-то из совета в замешательство, это было успешно скрыто за очередным туром поклонов и приседаний. На мое же обращение на всеобщем и вовсе никто не отреагировал, словно проводить совет на чужом языке было в порядке вещей.
     
      Представление всего совета заняло не так уж много времени. В малый круг входило всего восемь лордов разной степени родства и две леди: бабушка и тетка. Леди друг с другом не ладили, но к превеликому сожалению бабушки, это был единственный вопрос, в котором сын ее не поддерживал: сестру он в обиду не давал даже матери. С теткой я общался не многим больше, чем с бабушкой, но политику отца в их отношении поддерживал.
      - Айит Ильгизар, - Все как обычно, леди Исмирила взяла слово первой, - Вы ведь не откажете мне в удовольствии видеть внука у себя? - и, предвосхищая все мои возражения, добавила, - Ненадолго, всего на одну зиму.
      Пожалуй, я был даже разочарован, что леди правильно истолковала мое желание провести совет на всеобщем. Я бы предпочел, чтобы Иллирэн оставался в счастливом неведении и даже не догадывался о столь "заманчивых" предложениях.
      Краем глаза отметил, что хоть Иллирэн от такого предложения и не в восторге, держится он просто отлично. Я бы, пожалуй, решил, что он даже рад уехать от меня куда подальше, если бы его не выдали глаза, в один момент изменившие цвет.
      - Леди Исмирила, я прекрасно понимаю ваше желание познакомиться с внуком поближе, но, к сожалению, пока отпустить его не могу. В ближайшее время принц будет мне нужен здесь.
      Так и есть, не очень-то Иллирэну хотелось попадаться в бабушкины цепкие руки, раз глаза разве что не позеленели, когда он понял, что поездка отменяется.
      - Повелитель, вы излишне строги к наследнику. В Майриэле чудный климат, да и вряд ли айши раньше доводилось видеть снежных котов. У Кларисс как раз к зиме будет потомство, так что Лириниэль может выбрать себе котенка первым.
      Не ожидал, что бабушка так расщедрится. Если Иллирэн и попытался скрыть крайнюю степень удивления, переходящую в восторг, то получилось плохо. То-то лорды вдруг заулыбались разом, обменявшись при этом понимающими взглядами.
      Ладно, может, ему там еще и понравится. В конце концов, аллергии на кошачьих у него нет, а все остальные вопросы вполне может решить охрана. А уж запрещать брату непросто полюбоваться живой легендой, но и стать ее хозяином, только потому, что я с "любимой бабулей" не в ладах...
      - Что ж, Лириниэль, если ты хочешь поехать... - Вопросительно посмотрел на Иллирэна, ожидая реакции. Пусть едет, если хочется. Я ведь сам не далее как день назад сетовал, что Иллирэн ни за что не согласится погостить у родственников. А тут и уговаривать не пришлось - бабушка не побрезговала воспользоваться запрещенным приемом. Что говорить, я бы и сам не отказался посмотреть на этих удивительных животных, только кто ж мне позволит?
      - Миледи, ваше приглашение для меня честь, но мы уже договорились с... - Брат скосил взгляд на меня, - ...Повелителем, что зимние праздники я встречу дома.
      Что ж, Иллирэну удалось удивить всех. Меня - тем, что смог так легко и непринужденно соврать. Не знал бы, что такой договоренности не существует, да и в принципе существовать не может, лжи бы не заметил. Лордов - тем, что обманывать он все-таки не умеет.
      - До переезда в Эльгардар Лириниэль воспитывался у людей.
      Лорды прячут удивление за вежливыми понимающими улыбками. По крайней мере, теперь они точно знают, почему я решил провести совет на всеобщем. Про оговорку Иллирэна, конечно, не забыли, но она несомненно пошла на пользу нашей легенде.
      Приход зимы празднуют только люди. Гномы вряд ли вообще замечают, какое время года царит на поверхности, а нам больше по сердцу пробуждение природы после зимнего сна. Именно на весну приходятся главные празднества. Но раз уж Лириниэль полвека провел у людей, ничто не мешает нам отметить и те праздники, к которым он привык, так ведь?
      - Айит Ильгизар, позвольте узнать, когда принц будет представлен подданным Эльгардара? - Лорду Найгрэлю не терпится поделиться радостью с широкой общественностью?
      - На зимнем балу. - Зиму мы не празднуем, но из года в год дворец дает в эту пору грандиозный бал: надо ведь как-то скрашивать серые стылые дни.
      На этот раз совет не затянулся, что, впрочем, неудивительно. Большинство возникших у лордов вопросов касалось, разумеется, Иллирэна, но в его присутствии задавать их никто не спешил. Сам представляемый, к их облегчению, долго засиживаться на совете не пожелал: поймав мой взгляд, тут же едва заметно кивнул в сторону двери. Поскольку основная цель собрания была достигнута: тонкие нити родственной связи не замедлили появиться - я со спокойной душой отпустил Иллирэна к его пациенту.
     
      Рассказ о том, где, а главное зачем, все это время прятали принца, занял не так уж много времени. Я ждал вопросов, лорды молчали. За детей несет ответственность ведь род - в этом смысле старшие лорды были вправе убедиться, что я создал несовершеннолетнему брату достойные условия. Не был бы я главой рода, они могли бы даже другого опекуна ему подобрать, если бы посчитали, что я подхожу к своим обязанностям недостаточно усердно.
      - Что ж, если вопросов ни у кого нет... - Воспользоваться предоставленной паузой никто так и не решился. Что ж, тогда... - считаю совет закрытым.
      Тут же ощутил два мысленных вызова: со мной хотели поговорить без свидетелей старший лорд Бальйер и... конечно же, бабушка, куда мы без нее? Дождавшись, пока остальные представители совета покинут зал, леди с лордом выжидающе уставились друг на друга, явно не собираясь уступать.
      - Лорд Бальйер, надеюсь, вы уступите даме?
      - Прошу Вас, миледи, - лорд полунасмешливо поклонился. - Айит Ильгизар, могу я подождать вас в кабинете?
      Получив мое дозволение, лорд тут же скрылся, предоставив меня бабушке в единоличное пользование.
      - У меня два вопроса, если позволите. - Кивнул, и леди тут же продолжила, - Почему у ребенка такая... экзотическая прическа и кто его мать?
      "Экзотических" глаз леди, значит, не заметила?
      - Я уже сказал, что принц носит траур по приемной матери. Он полвека считал ее родной, и я искренне не понимаю, почему этот факт может вызывать недоумение.
      - Я говорила не о стрижке. - Смутить леди было не просто, по крайней мере, моего "искреннего непонимания" для этого явно было недостаточно.
      - Цвет волос естественный, если вы об этом. С этим вопросом Вам лучше обратиться к лорду Дайаниру. В наследовании фамильных признаков он разбирается лучше меня.
      С лордом Дайаниром бабушка не то чтобы не ладила... Скорее, не считала возможным простить разгромную рецензию на ее диссертацию. Последующие совместные исследования и блестяще защищенная работа, пожалуй, могли бы примирить леди с излишне категоричным целителем. Увы, решительный отказ от участия в бабушкиной затее по восстановлению популяции снежных котов свел все предыдущие достижения на нет. С тех пор леди Исмирила с лордом Дайаниром никаких дел иметь не хотела. Ровно до того момента, как одна из ее обожаемых снежных кошек не собиралась порадовать леди очередным выводком котят. Тогда бабушка снисходила до "черствого" целителя - без его помощи рожденные в неволе снежные котята выживали через одного.
      - Хорошо. Так все же, кто его биологическая мать?
      - Что если я скажу, что не знаю?
      - Что ж... У меня есть несколько догадок, но я бы хотела знать точно. - Было, конечно, весьма любопытно узнать, какие именно догадки пришли в голову леди, но вместо этого я спросил, зачем ей нужна эта информация. - Айит Ильгизар, наследственность - сила, с которой приходится считаться. Никакое воспитание не может вытравить дурные гены.
      - Леди Исмирила, мать принца ушла за грань через два года после его рождения, это вся информация, которой я располагаю, - Прозвучало чуть жестче, чем следовало при обращении к леди, но бабушка своими заводчицкими замашками меня раздражала.
      - Тогда, благодарю вас за внимание и не смею дольше задерживать. - Леди присела в реверансе.
      Не став дожидаться, пока она прошествует до парадного входа, телепортировался в кабинет. Распихал все лежащие на столе документы по ящикам, отправил неубранную со вчерашнего вечера посуду прямиком на кухню и, сочтя на этом моральную подготовку законченной, велел пригласить Бальйера.
      Предложив лорду вина, налил бокал и себе и, откинувшись в кресле, приготовился слушать.
      - Айит Ильгизар, вы уверены, что мать принца - чистокровная эльфийка?
      - Вы же видели его сами, какие могут быть сомнения?
      - Аура чистокровного эльфа, признаю, но внешность поневоле вызывает вопросы.
      Мысленно перевел дух. Лорд слышащим не был, но мог увидеть больше, чем весь остальной совет вместе взятый. Поэтому если он ничего подозрительного не заметил, то можно считать, что проверка пройдена успешно.
      - Вы же знаете, отец подходил к вопросу наследственности очень серьезно.
      - Разумеется, но при этом не стоит забывать, что он был молодым здоровым мужчиной. Иногда случаются... хм... осечки. Какой у ребёнка дар?
      - Он слышащий целитель.
      - Способности к классической магии...? - Получив отрицательный ответ, лорд задумчиво постучал пальцами по крышке стола и через какое-то время задал очередной вопрос. - Я так понял, принц совсем не говорит на родном языке? Вы уверены, что хотите представить его Эльгардару этой зимой? Может, стоит подождать. Пусть выучит язык, освоится...
      - Принц в состоянии за месяц выучить пару приветственных фраз на эльфийском и строчку на древнем. - Большего для церемонии представления ему и не потребуется. - Я уже нашел ему учителя.
      - Избавиться от акцента за такой короткий срок ему вряд ли удастся. Мне кажется, не стоит афишировать, что принц провел детские годы у людей.
      - Вы так считаете?
      Я и сам еще до конца не решил, какую часть легенды узнает широкая общественность. Так что мнение лорда меня действительно интересовало: во-первых, лорд Бальйер еще при моем деде занимался вопросами, так или иначе касающимися репутации правящего рода, а во-вторых, он не знал об истинном происхождении Иллирэна, а потому мог непредвзято судить о достоверности нашей легенды.
      - Айит Ильгизар, одно то, что существование принца скрывали пятьдесят лет, вызовет массу вопросов. Если учесть, что появившийся из ниоткуда принц - эльфенок без Дара, зато с разноцветными волосами, короткой стрижкой и глазами полиморфа... Был бы я сторонним наблюдателем, поневоле бы задумался, что у Повелителя определенно были причины исключить принца из прямой цепочки наследования, объявив сына братом. При этом если этот сторонний наблюдатель обладает, хоть каплей здравого смысла, он не может не понимать, что всей правды народу никогда не рассказывают. А значит, могут быть еще, более веские, причины, по которым принца заранее устранили от власти. Боюсь, при таком раскладе факт воспитания в семье враждебного нам народа, популярности принцу не добавит.
      Был ли это намек на то, что лорд в озвученную версию ни капли не верит, или он действительно попытался обрисовать картину, которую увидят эльфы на церемонии представления? Как бы то ни было, не могу сказать, что его слова меня порадовали.
      - Вам не кажется, что ваш сторонний наблюдатель слишком предубежден против принца?
      - Возможно. Малая корона признала принца, что, несомненно, говорит в его пользу. В целом держится он неплохо, но по имени вас не называет, даже в кругу семьи. Это производит не самое лучшее впечатление... Впрочем, как и отсутствие знаний об обычаях нашего народа. Я думаю, должное обучение сгладит шероховатости, и лет через пять...
      - У нас нет пяти лет. - Перебил прежде, чем лорд успел настроить грандиозных проектов, - На принца было совершенно покушение. Мы с лордом Тиррелиниром думаем, что принца хотели устранить до его представления Эльгардару.
      Это действительно, было одной из причин, почему я не хотел затягивать с представлением Иллирэна - никому не известного эльфа устранить всегда проще, чем признанного наследника.
      - Вы уверены? Возможно, принца собирались похитить, как и Рейгарда в свое время. Или вовсе просто напугать?
      - Стреляли на поражение черными стрелами. Я лично ставил защиту, она выгорела почти до конца.
      - Давахир? - Глаза лорда гневно сузились. Он единственный из рода знал о нашем договоре с лордом убийц, но, даже признавая всю выгоду, которую может принести подобное соглашение, неодобрения своего никогда не скрывал. - Вам не кажется, что убийца подозрительно вольно трактует клятву? Или... - лорд на секунду запнулся, - вы не внесли принца в список?
  
  
  
   Глава 8.
     
      Повелитель.
      - Повелитель, вы все еще жаждете расширить свои владения?
      Явление Тиррелинира пришлось как нельзя более кстати. Я как раз пытался вникнуть в то, что насчитали мои гении из Совета. Предполагаемые доходы с новых территорий впечатляли. А если к тому же учесть, что с некоторых пор казначей предпочитает перестраховываться и названная сумма явно занижена, возникал вполне резонный вопрос: отчего же граф с такой готовностью расстается со столь лакомым куском земли?
      - С графом, как ни странно, все чисто: выровняет границу, избавится от лишних расходов на охрану и получит небольшой источник силы в личное пользование. Мы его фактически не использовали - на охрану бы потратили больше, чем получили. В общем, ничего криминального. Для нас граф опаснее не станет, а вот от короля зависеть будет на порядок меньше. До его человеческого величества, кажется, наконец дошло, что они мало того что своими руками делают из графа чуть ли не народного героя, так еще и лишаются последнего рычага воздействия на и так не слишком-то лояльного графа. Раньше хоть часть защитного контура питалась от внешних источников. Король спохватился и пытается перекупить Миатор - тот вроде как задолжал графу крупную сумму - а заодно исподволь настраивает всех кого может против графа. Так что если мы все еще хотим за бесценок отхватить приличный кусок территорий, то делать это нужно сейчас. Граф вряд ли сам передумает, раз он пошел на все это, но, сам понимаешь, ему могут помочь. Да и провернуть все будет проще, пока у него есть официальное благословление сюзерена. Потом переговоры могут затянуться на неопределенное время, да и мы рискуем нарваться на неслабый такой скандальчик. Хотя в любом случае некое охлаждение со стороны короля нам обеспечено. Ну, что скажешь?
      Позиция Тиррелинира ясна: берём, пока дают, если что - отобьемся. Что касается меня... Думаю, обиду человеческого короля я как-нибудь переживу, а некоторое разобщение среди людей нам даже на руку, хотя усилить охрану границы наверняка придется.
      - Ты не думаешь, что люди, вернувшиеся из рабства, порасскажут нелестных для нас историй и их сородичи наплюют на договор и двинутся на границы, горя праведной местью?
      - За Илодар я спокоен, граф своим не позволит втравливать его в войну, ему бы с королем разобраться. Миатор... эти и без повода могут подобное учудить. Но раньше их Илодар поддерживал, хорошо если не подстрекал. Остальные... - Тиррелинир скептически хмыкнул. - Я вообще ставлю на то, что люди не захотят возвращаться. По крайней мере, те, у кого есть хотя бы подобие мозга.
      Поднял бровь, изображая интерес.
      - Дома их уже давно похоронили, имущество поделили. Да их никто не узнает попросту, сколько времени прошло? А если и узнают... Сдался в плен? В лучшем случае, трусом ославят, а там и до предателя недалеко. Все лучше, чем возвращать прихваченное. По крайней мере, на мой взгляд, логично. Тут у них хотя бы кормежка есть, крыша над головой, какое-никакое занятие...
      - Это уже не наши проблемы, не находишь? - Нам бы с компенсациями хозяевам рабов разобраться. - Лучше скажи, что там с...
      - Повелитель, к вам лорд Давахир по личному делу. - Очень интересно. Лорд не связался со мной лично, а послал секретаря докладывать о своем прибытии.
      - Тиррел, давай попозже...
      - Я тебя одного с ним не оставлю. - Укоризненный взгляд на Тиррела само собой не подействовал. - И, в конце концов, как я, по-твоему, должен проводить расследование, если главного подозреваемого ты от меня прячешь?
      - Тьма с тобой, исчезни.
      - Это приказ? - Тиррелинир недовольно поджал губы.
      - Да, это приказ. Будь добр отойди в тот угол и притворись шкафчиком. - И дабы у Тиррела не возникло неверного представления о роли шкафчика в моем кабинете, пояснил, - Стой молча и не двигайся. И разумеется, никакой магии. - Активировал заклинание, как только Тиррел выполнил мои указания. Судя по раздавшемуся удивленному свисту, я только что сдал последний неизвестный Тиррелу тайник в кабинете. - Тиррел!
      - Все-все, темный уголок сидит тихо и не отсвечивает.
     
      Тиррелинир.
      Смеркалось. На небе одна за другой загорались звёзды, и если бы лорд Убийца был хоть чуточку романтичней, он бы отправился на пристань в компании прелестной юной особы и хорошенько бы пересчитал небесные огни. Будь у него чуть больше вкуса, оставил бы свой мрачный серый камзол пылиться в шкафу. Под глаза подходит, не спорю, с пепельно-русыми волосами возможно тоже неплохо сочетается... Добавьте сюда бледную, никогда не знавшую загара кожу - и вы получите классического упыря со старых выцветших гравюр. Чувство такта не позволило бы лорду заявиться к Повелителю ближе к ночи как к себе домой, а инстинкт самосохранения должен был непременно подсказать, что никакое трагическое закатывание глаз при прошении о помиловании смертника номер один не поможет.
      Увы, скромному наблюдателю из темного уголка остается лишь недоумевать, как эльф, состоящий из стольких несовершенств, может занимать такую ответственную должность. Единственному своему достоинству, коим несомненно являлось специфическое чувство юмора, главный убийца так и не смог найти правильного применения - со столь неординарными шутками следовало идти к шефу СБ, тот хотя бы оценить их в состоянии.
      - Не вижу ни единой причины, почему я должен пощадить того, кто почти ввязал Эльгардар в войну, похитил моего племянника и чуть не убил брата.
      Действительно. Если бы не этот убийца-неудачник, у гномов бы остался старый грайдерхарг, у которого шлака не допросишься, а вместе с ним - и пара серебряных рудников, почти с десяток горных мастеров и выгодные соглашения на поставку сырья. Дипкорпус так бы и топтался на месте, пытаясь выбить из прижимистых гномов хотя бы долевое участие в разработках, и нам бы не пришлось сейчас ломать голову, чего бы эдакого стребовать с нового, более чем лояльного к Эльгардару, гномьего старейшины. Ильгизар безусловно прав: щадить убийцу-неудачника не за что. Светила дипломатии нынче не в цене.
      - Я связан с ним долгом жизни.
      Глава клана задолжал жизнь своему подчиненному. Само по себе звучит абсурдно, не так ли? Идем дальше. Вместо того чтобы спрятать его, подсунув взамен мальчика для битья со стертой памятью - большего от всей этой затеи я с самого начала и не ждал - лорд просит пощадить хранителя его долга, которого он столь опрометчиво пообещал изгнать из рода. Перекроить тому память он, к своему сожалению, не может - долг жизни не позволяет. Что значит, нам фактически готовы на блюдечке преподнести убийцу, не защищенного меткой клана и не связанного никакими обязательствами, но по-прежнему хранящего память о тайнах клана. Если лорд Давахир решил выйти в отставку, то он пришел не по адресу. Дела надо было передавать мне, все равно Повелитель ими сам заниматься не будет.
      - Вот как? - Ильгизар, кажется, тоже отнесся к этому заявлению скептически. - Мне всегда казалось, что убийца может требовать только долг смерти.
      - Я должен его отцу - он не из клана. Перед смертью он потребовал защищать его сына.
      Интересно... Значит, на тот момент парень в клане не состоял - иначе бы у него не было другой семьи.
      - Именно поэтому вы приняли его в клан? - Согласен, способ защиты специфический, но зато дитё всегда на виду.
      - В семью, но не в клан. - Уточнение Давахира меня, честно говоря, удивило.
      - Тем не менее, остальные убийцы подчинялись ему как старшему?
      - Вириар был моим помощником.
      Готов спорить, убийцам и в голову не приходило, что новый член семьи Давахира может не принадлежать клану. Чужаку бы они подчиняться не стали. Элегантный способ немного расширить рамки обременительного соглашения. Лорд, моё восхищение.
      - И действие клятвы на него не распространяется... - Ильгизар неопределенно хмыкнул. - Действительно, очень удобно, лорд Давахир. И много еще в клане таких?
      - Ни одного, я чту наш договор. Вириар в клане не состоял и делами клана не занимался.
      Делами клана не занимался, так, изредка привлекал убийц помочь по хозяйству. Мало ли, колбаса в доме закончилась, крыша протекла, обидел кто... Все равно они без дела сидят - заказы ждут.
      Вправил бы лорд мозги зарвавшемуся подопечному после инцидента с гномами и впредь бы спокойно злоупотреблял доверием Его Величества. Глядишь, не пришлось бы сейчас главному убийце покорно повторять слова клятвы, прикрывающей столь удобную лазейку.
      - Отлично. Раз виновный в нападении на моего брата не подчиняется законам клана, я требую немедленно доставить его сюда.
      - Повелитель, что будет с моим подопечным?
      - Лорд Давахир, я вашу просьбу выслушал, не продолжайте испытывать мое терпение и дальше.
      Сомневаюсь, что Ильгизар оценит шкурку лорда Давахира столь же высоко, как он сам. Убийца намек понял и, убедившись, что бывший помощник на растерзание прибыл, убрался от светлых очей подальше.
     
      Не успел я толком рассмотреть неудавшегося убийцу, как того буквально снесло силовой волной и приложило об пол.
      - Ильгизар, угомонись. - Друга пришлось буквально оттаскивать от горе-убийцы. - Вот бешенный-то. - Силы, вложенной в удар, хватило бы, чтобы пробить защиту, усиленную амулетами, а ведь убийца из-за браслетов даже элементарный щит выставить не может. - Я сейчас на тебя ограничители надену. Ты же мне так главного свидетеля убьешь!
      Повелитель раздраженно дернулся, пытаясь вырваться из захвата, и тут же недовольно зашипел.
      - Тиррелинир, что ты себе позволяешь?
      Это я себе позволяю? А сам-то! То тайники у него во вдоль и поперек изученном кабинете обнаруживаются, то вдруг взрывается в один момент без видимой на то причины. Царственного движения бровей нам уже, значит, мало, чтобы выразить свой гнев.
      - Я всего лишь не даю тебе наделать глупостей.
      - Я прекрасно понимаю, что делаю.
      Интересно, если спросить у Ильгизара, чего это он вдруг так взъелся на бедняжку, он взбесится еще сильнее?
      - Не понимаешь. Иначе бы не дергался как припадочный, пытаясь сломать себе руку.
      Защитный купол над телом - интересно, оно там еще живо, или я зря стараюсь? - почти треснул, когда беспорядочные удары по нему неожиданно прекратились.
      - Отпусти меня.
      А вот теперь можно отпускать. Повелитель больше не в ярости, так... злится немножко. Почему-то на меня.
      - Ильгизар, - предусмотрительно отошел подальше от источника гнева, - этот парень наверняка знает, кто сливал информацию из Сальтара. Выбьем из него имя сообщника, хоть на кусочки его режь.
      - Хорошо. - Небрежным движением оправив одежду, Повелитель демонстративно отвернулся от своей жертвы. - У тебя будет на это три дня, и, надеюсь, к моему возвращению из Илодара ты будешь знать имя предателя. Да, и проследи, чтобы моё сопровождение было к утру готово.
      - Ильгизар, мы, кажется, договаривались, что в Илодар вместе поедем?
      - В этом нет необходимости. Забирай своего "свидетеля" и займись, наконец, расследованием.
      Будь у меня чуть больше времени, никуда бы он без меня не поехал. Увы, сейчас спорить бесполезно, он и так беспрецедентно зол и не захочет даже слушать о переносе поездки. Пустить же расследование на самотек из-за прихоти Его Величества мне профессиональная гордость не позволит.
      - Я тут за страной его присматривай, а он по курортам разъезжать будет.
      - Могу себе позволить. - Хм... И ведь возразить нечего.
      - Подожди. Что Лириниэлю врать будем? - Вопрос застал Его Гневное Величество уже у двери.
      - Скажу, что уезжаю учиться. - Ильгизар едва заметно поморщился. - Все равно собирался в ближайшем времени. Вот после возвращения и займусь, если ничего не изменится.
      - Отлично. - У нас сегодня день принятия спонтанных решений? - И где он будет жить все это время? Дворец - не самое безопасное место. Лорд Дайанир будет с тобой, так что госпиталь тоже отпадает. Кстати, Сальтар для занятий я тебе не рекомендую, пока не закончено расследование.
      - Значит, пока меня не будет, и присмотришь место, где я смогу спокойно заниматься. А Рэн... временно поживет у тебя.
      - Что?! - Это что еще за новости?
      - А куда я его, по-твоему, должен девать? К бабуле он ехать отказался, к Бальеру я его сам не отпущу. Может, к Рилене его отправить, пусть с Рейем поближе познакомится?!
      Вот и заботься о них после этого. Вернулся бы из своей поездки, сам бы потом объяснял своему спиногрызу, почему это ему вдруг экстренно понадобился лорд Дайанир, если до этого он прекрасно обходился без помощи целителя.
      - Тиррел, я тебя прошу. Мне, правда, не с кем его оставить.
      Интересно, кто-нибудь смог бы устоять перед взглядом побитого щенка в исполнении Повелителя? А ведь если так и дальше пойдет, нам в скором времени предстоит это выяснить - через век-другой регулярных тренировок у него непременно получится.
      У меня и без его безумных идей дел выше крыши. Нужно, например, срочно удостовериться, что с таким трудом отвоеванный свидетель действительно причастен к нападениям.
      - Своего братца сам уговаривать будешь.
      Теперь вся надежда на то, что малолетнее высочество заупрямится и наотрез откажется обременять меня своим присутствием. Вот уж у кого впору побитому щенку поучиться.
     
      Иллирэн.
     
      Все-таки хорошо быть эльфом. Кирриэль еще вчера пластом лежал, недели не прошло, как дышал через раз, а теперь уже вовсю по госпиталю расхаживает. Ему, видите ли, лорд Дайанир сказал, что "хватит бока пролеживать". Вот теперь шатается по коридорам неприкаянным привидением - то одну стеночку подопрет, то о другую облокотится... но вперед прёт с упорством носорога. Далась ему эта столовая... Можно подумать, пока мы доползем, там что-то вкуснее вчерашней овсянки останется.
     
      - Кирриэль, вы уверены, что вам хватит сил на обратную дорогу? - Я, конечно, понимаю, что молодой растущий организм требует много еды, но сил моих больше нет.
      - Я уже устал лежать.
      - А сидеть посреди коридора вы не устали? - Судя по всему нет. Ладно, я тоже никуда не спешу. Плюхнулся рядом с Кирриэлем и с наслаждением вытянул ноги. Никогда бы не подумал, что от медленной ходьбы они могут до такой степени устать. Пяти минут Кирриэлю хватило, чтобы собраться с духом, а я бы, пожалуй, так еще полчасика посидел, только признаваться в этом было как-то неловко, поэтому я смиренно поднялся и поплелся вслед за неприлично бодрым эльфом, продолжая недоумевать, как можно набраться сил за пять минут отдыха.
      Так называемая столовая больше походила на гостиную, в глубине которой стояли на вид вполне удобные диваны и невысокие столики. В дальнем углу расположился полосатый котенок, оккупировавший колени смутно знакомого мне эльфа.
     
      - Хионэль? - Подойдя чуть ближе, с удивлением опознал в кошачьей лежанке телохранителя Повелителя.
      - Ваше высочество. - Фимка с поистине королевским величием проигнорировал подскакивания и поклоны своей подушки, продолжив беззастенчиво дрыхнуть, даже когда его сняли с коленей.
      - Хионэль, что случилось? - Что-то Ильгизара поблизости не вижу, да и вряд ли телохранитель, сопровождающий его, стал бы с котенком играться...
      - Ваше высочество?
      - Я не поверю, что вы пришли сюда, потому что по Фимке соскучились. - Котенок на такое заявление лишь дернул во сне лапой.
      - Я поранился во время тренировки, и меня временно отстранили.
      Совместное чаепитие, к сожалению, не сделало Мыша намного разговорчивей. Так весь вечер и просидел, откинувшись в кресле, словно прячась в полутени, и за весь вечер вставил в разговор от силы пару слов. Зато Фимка мурчал не прекращая, довольно подставляя то ушко, то пузико под руки эльфа.
     
      Единственное, что заставляло меня кое-как передвигать ноги, было желание побыстрее добраться до кровати и не вылезать оттуда до полудня. Стоит ли говорить, что к серьезному разговору на ночь глядя я оказался не готов. Увы, Повелитель перенести разговор на утро наотрез отказался. Пришлось изображать внимание, надеясь незаметно поспать с открытыми глазами.
      - ... поживешь это время у Тиррелинира. - На этой фразе я подскочил в кресле как ошпаренный.
      - Что?!
      - Рэн, ты меня вообще слушал? Я же говорю, мне нужно уехать. Хочу быть уверенным, что ты в это время будешь в безопасности, поэтому...
      - Подожди, куда уехать?
      Тяжело вздохнув, Повелитель принялся рассказывать по второму кругу.
      - Отец ушел раньше, чем я успел завершить свое образование. То есть базовое образование я, конечно, получил, но, сам понимаешь, этого недостаточно. Поэтому каждый год я на две-три недели запираюсь с учителями в Сальтаре и форсировано прохожу очередную ступень.
      - Эм... - Объяснение Ильгизара показалось мне настолько странным, что я никак не мог понять, как следует отреагировать. Он, кажется, несколько стеснялся своей "недообразованности", поэтому я решил не заострять на этом внимания. Тем более что сейчас меня волновала вовсе не программа его обучения. - А почему я не могу остаться в госпитале?
      - Лорд Дайанир обещал мне ментальные практики, поэтому его в госпитале не будет.
      - А как же Кирриэль?!
      - Кирриэлю уже в меру интенсивные тренировки прописали. Так что он поедет с тобой.
      - И Сариэл?
      - И Сариэл.
      - А мои занятия?
      Мне так хотелось спать, что возмущения по поводу того, что о "переезде" мне сообщили в последний момент, показались мне пустой тратой сил. В какой момент я согласился погостить три недели у Тиррелинира я и вовсе не заметил. Уже засыпая, я смутно порадовался, что меня не отправили к родственникам. Трогательное воссоединение семьи меня что-то не сильно вдохновило. Взять хотя бы "бабушку", которая от всей души хотела подарить мне котенка, так мило позабыв о том, что у ее родного внука вообще-то на кошачью шерсть аллергия.
     
      Повелитель.
     
      Тиррелинир даже не потрудился скрыть своего недовольства, когда узнал, что Иллирэн согласился на время моего отсутствия пожить у него. В его вчерашней выходке все же был один большой плюс - Тиррел умудрился разозлить меня настолько, что возражать против моей, в общем-то, бесцеремонной просьбы потом не решился. Еще бы я не разозлился - бросается как безумный, будто я у него последнюю радость в жизни отбираю! Этот ведь за особо ценного свидетеля и убить может, я в нем не сомневаюсь. Ходил бы потом ко мне в склеп отчитываться о ходе расследования...
     
      Я, конечно, тоже хорош. Никогда бы не подумал, что могу до такой степени потерять контроль, но, когда я увидел сына убийцы, разум отключился, и, если бы не тиррелово заступничество, от него мало что осталось бы. Старый закон о том, что за убийство Повелителя карается весь род, в тот момент не казался мне излишне жестоким - от предателя, убившего моего отца, отрекся весь род, но бывшие сородичи продолжили мстить.
      Убедить себя оставить убийцу в живых, пусть и на время, оказалось не так-то просто - зашкаливающие эмоции требовали выхода. В итоге я пробегал всю ночь, готовясь к поездке в Илодар, и плевать, что новость о срочном визите порадовать могла только людское посольство - к пяти утра наша делегация уже отчитывалась в полной боевой готовности.
     
      Уговорить братишку погостить у Тиррела удалось на редкость легко. Впрочем, он вчера на все бы, наверное, согласился, лишь бы его, наконец, отпустили к одеялу, чем я беззастенчиво и воспользовался. Провожали меня, правда, хмурыми взглядами исподлобья... Какое бы у меня ни было настроение, уезжать, разругавшись со всеми, в мои планы не входило, но и уговаривать-упрашивать под утро сил уже не было. Поэтому облегченно вздохнул, когда за мной, наконец, закрылся телепорт: ни Рэн, ни Тиррел по поводу предстоящего переезда так ничего и не сказали.
      Меня ждал экстренно собранный Совет, и я решил не забивать себе голову тем, что без всех этих спектаклей с проводами, предназначавшихся исключительно для Иллирэна, можно было обойтись. У него непременно бы возникли ненужные вопросы, куда едет вся эта толпа эльфов.
      Озадачив Советников разработкой проекта по отмене рабства в Эльгардаре, я, наконец, присоединился к посольству. В два часа по полудню мы были уже на приграничной заставе.
     
      Иллирэн.
     
      Поднявшись в несусветную рань, чтобы проводить Ильгизара на учебные подвиги, я стоял
      в телепортационном зале, старательно давил зевки и изо всех сил игнорировал злобные взгляды Тиррелинира. Все еще сонный мозг не мог оценить масштаба катастрофы, а потому упорно выдавал одну лишь мысль - какого ляда я вчера не устроил Повелителю допрос? Ну не могли Хионеля ранить в обычной тренировке так сильно, что его пришлось отправить в госпиталь. А если на Повелителя таки было совершенно покушение, не придумал ли он эту сказочку про обучение? Раз это мероприятие ежегодное, то оно должно было быть запланировано заранее. Почему тогда я узнаю об этом в самый последний момент?
     
      - Ваше Высочество, надеюсь, вы уже собрали вещи и мы можем отправиться прямо сейчас. - Тиррелинир явно не был рад моему присутствию в своем доме. Что ж, хоть в чем-то мы с ним солидарны.
     
      О вещах я, конечно же, не подумал - привык, что личных вещей у меня, считай, и нет, а костюм подходящего размера всегда найдется в шкафу, неважно во дворце я, в Сальтаре или даже в госпитале.
      Следующие двадцать минут я собирал вещи, Тиррелинир сверлил меня злобным взглядом. Потом мы ходили за сумкой Сариэла, выслушивали получасовую лекцию по поводу лечения Кирриэля, паковали лекарства, забирали самого болезного, помогали ему собирать вещи, с полчаса искали Фимку по всему госпиталю... Терпение Тиррелинира лопнуло на вопросе "а учитель вообще в курсе, что мы переезжаем?".
      - Оставьте ему записку. Не маленький, сам доберется.
     
      В итоге Тиррелинир сбежал, бросив всех своих нечаянных гостей посреди просторного холла, кинув напоследок Кирриэлю, что тот остается за старшего. Я растерянно покосился на Сариэла, с ног до головы обвешанного сумками. Помимо своих вещей - а тех, учитывая кошачье хозяйство, оказалось не так уж и мало - бедняге пришлось тащить часть моих, да еще и сумку своего раненного напарника. Мыш в свою очередь выразительно посмотрел на единственного в нашей компании, кто казался довольным жизнью - Кирриэля.
      - Хм... Сейчас разберемся. - Кирриэль по видимости плохо представлял, что ему делать в качестве заместителя хозяина дома, но подобная мелочь испортить настроения ему не смогла. - Идем, Фимка.
      Фимка, сидящий на руках у Кирриэля, согласно дернул ухом.
     
      Далеко уйти нам не дали: появившийся словно из ниоткуда эльф представился хранителем дома, деловито отобрал у меня сумку и попросил следовать за ним. Виновато покосившись на Сариэла, предложил помочь с вещами, за что и поплатился: телохранитель радостно сгрузил мне не только мою сумку, но еще и объемистый сверток с фимкиным добром.
      Пока я пыхтел, пытаясь и шею на лестнице не свернуть, и пожитки не растерять, Кирриэль резво убежал вслед за управителем. Вот и кто поверит, что вчера он еле ноги передвигал? Нет, все-таки хорошо быть эльфом.
      - Ваше Высочество, если вас все устраивает, это будут ваши комнаты.
     
      С щедрой руки Кирриэля мне досталось две комнаты: спальня и небольшая, но очень уютная гостиная с большим камином и мягким пушистым ковром на полу. Себе и Сариэлу, с молчаливого одобрения управителя, Кирриэль выделил по комнате: одна слева от моей двери, вторая - напротив.
      - Ниир займет ту, - СБшнику, который должен был прибыть чуть позже, досталась комната справа.
      - Приятного отдыха. - Домоправитель с поклоном испарился, оставив меня недоуменно хлопать глазами.
      - Не обращайте внимания, Ваше Высочество. Лорд Тиррелинир одно время грезил созданием идеальных шпионов-фантомов. Вы только что видели скрещение классического фантома со следящим заклинанием и простеньким передатчиком речи. Кстати, лорд свои разработки мало кому показывал, так что...
      О, да, начинаю гордиться. Мне и того секретней разработки можно показать, а я буду наивно продолжать верить, что это всего лишь лист бумаги, замаранный непонятными каракулями.
      - Лорд Тиррелинир сказал, что будет к ужину. - Кивнул Кирриэлю, принимая информацию к сведению, и продолжил разбирать вещи. - Ваше высочество, я помогу? - Дайанир лекарства еще не отменил, значит, как бы Кирриэль ни храбрился, переутомляться ему не стоит. Так что пусть сидит отдыхает. - Ваше Высочество, вы не переживайте. Лорд Тиррелинир обещал за вами присмотреть - он присмотрит. В этом доме вы в полной безопасности.
      Отлично! Мне и без "присмотра" в чужом доме было не по себе. А тут мне еще так ненавязчиво продемонстрировали этих шпионов недоделанных... Откопав в недрах сумки некогда подаренный мне амулет, повертел головой, но ничего подозрительного вокруг не обнаружил.
      - Кирриэль, вам, между прочим, пора принимать лекарства, - кое-как покидав вещи в шкаф, вытащил коробку с нужными бутыльками. - И вообще, вам следует побольше отдыхать.
      - А вот и нет. - Кирриэль душераздирающе зевнул, - Лорд Дайанир сказал, что мне нужно усиленно тренироваться, чтобы восста-а-а-ановить силы.
      - Вы как хотите, - Все-таки зевает эльф очень заразительно, - а я, пожалуй, вздремну. Чего и вам желаю.
     
      Пока я наверстывал бесценные часы сна, потраченные на переезд, моя охрана совсем от рук отбилась: Ниирмиль, обнаруженный в гостиной, сообщил, что остальные отправились в спортзал. Ну что ж, в спортзал, так в спортзал. Мне, конечно, никто не предлагал чувствовать себя как дома, но сидеть весь день взаперти я не намерен.
      Пришел я как раз вовремя: мои телохранители только-только закончили разминку и сейчас обменивались любезностями.
      - Старший лейтенант, помнится, вы имели неосторожность утверждать, что подготовка Мышей превосходит подготовку СБ.
      - Дар Кирриэль, я с удовольствием докажу, что так оно и есть. Как только вы окончательно поправитесь.
      - Ар Сариэл, поскольку вы имеете неосторожность заблуждаться, я буду настолько любезен, что дам вам фору. - Никаких ритуальных поклонов не последовало, Кирриэль договаривал уже, кружась в поединке.
      Он совсем что ли с ума сошел? Вмешаться мне не позволил Ниирмиль.
      - Ваше Высочество, это не более чем разминка. Если что-то пойдет не так, они немедленно прекратят.
      Возможно, в другой раз я бы следил за поединком с гораздо большим интересом. Но сейчас я поневоле присматривался только к Кирриэлю, пытаясь заметить следы ухудшения его состояния, и к своему немалому беспокойству их находил.
      На первый взгляд Кирриэль ничем не уступал Сариэлу, с легкостью поддерживая заданный темп и даже умудряясь вставлять какие-то комментарии, но все усиливавшаяся бледность меня уже начинала пугать. Такого цвета кожи у живых быть не должно. Неужели Сариэл не замечает?
      - Сариэл! Кирриэль, прекратите немедленно!
      Мыш скривился, но, подчиняясь приказу, сделал шаг назад, за что и поплатился: отразить выпад он успел, но заминки на какую-то долю секунды хватило, чтобы Кирриэль, выполнив подсечку, сбил Мыша с ног и, заломив тому руку за спину, приставил клинок к горлу. Бросив злой взгляд в мою сторону, Сариэл чуть приподнял свободную руку и ударил раскрытой ладонью по полу, признавая поражение.
      Кирриэль убрал меч и с легкостью поднялся. По-дружески похлопал по плечу тут же подскочившего Мыша.
      - Слишком исполнительные - вот ваша главная проблема. А так, кто спорит, подготовка у вас от...
     
      Сариэл отреагировал раньше всех: крикнув нам вызывать целителя, отволок скрючившегося от спазмов противника в купальни, прилегающие к тренировочному залу, где уложил того на широкую скамью.
      - Я связался с Тиррелиниром, он сказал, лорд Дайанир будет через четверть часа. - доложился Ниирмиль, наконец, отмерев.
      - Я принесу противоядие. - СБшник не дал мне далеко убежать. Схватив за рукав, телепортом перенес в мою комнату. К нашему возвращению - а мы отсутствовали едва ли больше минуты - состояние Кирриэля не изменилось.
     
      - Вы уверены, что ему хуже не станет? - Ни в чем я не уверен, но Дайанир на такой случай оставил однозначное указание: при любом ухудшении давать утроенную дозу противоядия и побольше воды. Поскольку Ниирмиль вводную лекцию прогулял, пришлось развеять его сомнения. Кто бы еще развеял мои...
     
      От универсального рецепта больному стало только хуже. Пока Кирриэля выворачивало, я считал минуты до прибытия целителя, пытаясь успокаивать себя тем, что ничего страшного не происходит. Просто... остатки яда выходят из организма.
     
      Кирриэль.
     
      Пьянящее ощущение того, что я за время болезни почти не вышел из формы, заставляло забыть о том, что еще вчера я все время держал в поле зрения стенку, о которую можно в случае чего опереться.
      - Старший лейтенант, если вы будете и дальше сражаться так, будто с барышней вальс танцуете, вы меня никогда не убедите, что... - Конец фразы Сариэлу пришлось додумывать самому, потому что я решил заткнуться и поберечь дыхание - Мыш, получив намек, что я в полном порядке и нет нужды сдерживаться, тут же удвоил натиск.
     
      Когда способность нормально дышать вернулась ко мне, я уже лежал в кровати, укутанный чуть ли не в три одеяла. И все равно мне было нестерпимо холодно, а потому я с благодарностью принял дымящуюся чашку от моей бессменной сиделки - принца. Похоже, с тренировками я слегка переусердствовал. И ведь не собирался же драться в полную силу! Просил Сариэла всего лишь чуточку погонять меня. Надо было мне так не вовремя вспоминать этот спор? Сариэл, несмотря на то, что вызов был сделан по всей форме, поначалу явно щадил меня, что меня только раззадорило.
     
      - Дайанир советовал вам немного снизить интенсивность тренировок. - Какой-то замученный у принца вид... Он часом не заболел?
      - Лорд Дайанир здесь? - К моему немалому облегчению принц тут же развеял мои опасения, сказав, что лорд уже уехал. - Он сильно ругался?
      - Да нет, - принц пожал плечами, - сказал, что в принципе все в пределах нормы. Если интенсивность тренировок снизится, процесс окончательного выздоровления замедлится, но будет проходить не так болезненно.
      Пожалуй, торопиться мне некуда. В любом случае я нахожусь рядом с принцем, и в случае возникновения непредвиденной ситуации всегда могу его защитить.
     
      - Ваше Высочество, могу я поговорить с Кирриэлем наедине?
      Принц против такого бесцеремонного выставления его особы возражать не стал. Молча кивнул Тиррелиниру и вышел.
      - Кирриэль, ты знаешь, я никогда не поощрял тупого выполнения приказов.
      Я молча ожидал продолжения, наблюдая за передвижениями Тиррелинира. Тот медленно прошелся по комнате, осматривая ее с выражением праздного любопытства, будто был здесь впервые, остановился у стола, взял какой-то листок - кажется, это были записи принца - что-то в нем исправил и наконец замер, присев на самый край стола.
      - Боюсь, из-за некоторого моего потворства вашей самодеятельности у тебя возникло превратное представление о службе. Прямой приказ командира можно нарушить только тогда, когда ты на сто процентов уверен, что выполнение приказа поставит под угрозу безопасность Повелителя или Эльгардара или повлечет провал важной операции. Надеюсь, это понятно?
      - Так точно, лорд. - Ответил по всей форме, безуспешно пытаясь понять, что послужило причиной разговора.
      Хорошо, если у Тиррелинира всего лишь то особое, элегическое настроение, пребывая в котором он вдруг задумывается о роли СБ в современном мире, приходит к неутешительному выводу, что мы его высоким требованиям не соответствуем и устраивает внеочередную переподготовку всего состава. Через неделю усиленных тренировок и ленивого пролистывания устава мы бьем все ведомственные рекорды по числу жалоб на наши "противоправные" действия. Тиррелинир приходит к выводу, что этот мир определенно не соответствует нашим высоким требованиям, и все возвращается на круги своя. Если так, отъезд половины отряда с Повелителем пришелся совсем некстати.
      - Отлично. Идем дальше. Офицер СБ должен просчитывать свои действия как минимум на три шага вперед. Поясню на примере: если берешься указывать другим на их слабости, позаботься о том, чтобы не падать через секунду к их ногам.
      Кажется, я просчитался, меланхолия тут не причем, командир просто зол. Понять бы еще настоящую причину его злости. Ладно, хоть "поединок за честь мундира" я не проиграл, а то, чую, меня бы сейчас совсем с землей сравняли.
      - Позволю себе усомниться, что ты доподлинно знал, что старлей, который на дух твоего деда не переносит, допросит его самым подробным образом, что делать в случае резкого ухудшения твоего самочувствия. На мой взгляд, немного самонадеянно, даже зная об исключительной исполнительности Летучего Мыша, ожидать, что он в точности будет следовать инструкциям целителя и подержит тебя до его прихода. Одних предположений о характере исполнителя и грамотно выбранного времени для этого явно недостаточно. - Тиррелинир тут же уловил, что нить его рассуждений я потерял. - Какие-то вопросы?
      - Да, лорд. Я не понял насчет грамотно выбранного времени.
      - Безопасность объекта для профессионального телохранителя всегда будет на первом месте. На твой взгляд, какова вероятность того, что Сариэл в свою смену оставит принца без должной защиты, отдав тебе силу всех наличествующих накопителей и половину своего резерва?
      - Я понял.
      В свете полученной информации у меня поневоле появились мысли, что по результатам поединка я все-таки на стороне проигравших.
      - Все приказы Его Высочества, если они не ставят под угрозу его жизнь и здоровье, должны беспрекословно выполняться. Это ясно? - Судя по тому, что Тиррелинир встал, головомойка на сегодня окочена.
      - Так точно, лорд.
      - Поскольку ты подотчетен принцу, наказание назначит он. Со своей стороны хочу предупредить: еще одна подобная выходка - и я буду настоятельно рекомендовать Повелителю сменить принцу телохранителя.
     
  
  
      Глава 9
      Вириар
      -- Посторонних больше нет, можете "просыпаться", - доверительно сообщил незнакомый голос. - У вас на ближайшие три дня большие планы. - Не дождавшись реакции, голос чуть раздраженно добавил. - Ну же... Вириар, отоспитесь в другой жизни.
      По моим подсчетам я уже должен был перейти грань, но назойливый голос считал иначе. От моего поведения уже ничего ровным счетом не зависело, но мягкому приказу, больше похожему на уговоры, я все же подчинился.
      Сев в кровати, мельком оглядел палату -- ни на что другое комната, в которой я находился, похожа не была -- и остановил свой взгляд на "разбудившем" меня эльфе. Тот демонстративно захлопнул папку, которую до этого листал со скучающим видом, небрежно отбросил ее в стоящее рядом кресло и уставился в ответ.
      - Почему три? -- Умирать не хотелось, но три дня отсрочки сулили мне мало хорошего. Что ж, на такой случай и ставилось заклинание самоликвидации. Снять с него блок несложно, ни капли магии не потребуется.
      -- Вам кажется, что трех дней мало, чтобы вытащить из вас всю информацию? - Эльф участливо улыбнулся. - Знаете, я в чем-то даже с вами солидарен, но Его Величество были непреклонны: три дня - и ни часом больше. Так зачем, говорите, вам понадобилось похищать их племянника? Впрочем, тут и так все ясно, потом как-нибудь расскажете, когда времени больше будет. Лучше скажите, какое отношение вы имеете к похищению детей?
      Странный следователь: должен выбивать из меня сведения, а вместо этого не дает и слова вставить.
      - Не понимаю, о чем вы. -- В голове шумело, и от этого поток непоследовательных рассуждений воспринимался с трудом.
      - А что тут понимать? У меня украли сестру, и меня такое положение дел не устраивает. Еще вопросы будут?
      - Вы рассчитываете, что я растрогаюсь и выложу все, что знаю? -- Не удержался, поддался на провокацию, чтобы тут же пожалеть о вырвавшемся вопросе.
      - И снова мимо. Я рассчитываю вас завербовать.
      Когда глава службы безопасности на что-то рассчитывает, он это в итоге получает. Даже если поначалу его щедрое предложение встречают недоуменным взглядом, а при снисходительном уточнении -- "к себе, естественно" -- и вовсе выдают: "Вы... кто?".
      Новенькая форма, сложенная аккуратной стопкой в изножье кровати, недолго ждала своего часа. Лорд умеет быть убедительным.
     
      Тиррелинир
      В сложившейся ситуации мне виделось несколько возможных вариантов дальнейшего развития событий. Из них самым заманчивым представлялся разгон раздолбаев, числящихся в штате как исследователи-консультанты по Степи и народностям ее населяющим, с последующим перераспределением высвободившихся финансов в пользу грамотных специалистов.
      Из тройки слышащих, отряженных в степь, только один вернулся в Эльгардар своим ходом. Как вывести из комы остальных, если магия их попросту не видит, будто бы на них браслеты надеты -- вопрос до сих пор открытый. Вердикт лорда Дайанира был однозначен: классическая магия тут не поможет, магию слышащих использовать опасно для них самих. Целитель еще подумает, что можно сделать, но случай далеко не тривиальный. Будто с другими случаями к нему кто-то рискнет обратиться.
     
      -- Что-то мне подсказывает, что вам надоело сидеть целый день в четырех стенах. -- По-птичьи нахохлившийся в кресле, принц терзал очередной скучный учебник и к беседе явно расположен не был. -- Скажете, я не прав?
      -- Допустим. -- Вот так оставишь ребенка на минутку без присмотра, его тут же кто-нибудь раздраконит до невменяемого состояния.
      -- У меня к вам деловое предложение. С некоторых пор освободилось место ведущего эксперта по Степи и... десять золотых в месяц вас устроит?
      Долгий взгляд исподлобья, выдохнуть сквозь зубы: "Мне это неинтересно" -- и снова в учебник, куда же мы без него?
      -- Книжки детские читать интереснее, бесспорно.
      Букварю, книге с вековой историей, конкуренцию составить, конечно, сложно, но, по-хорошему, мог бы и оценить размер гонорара. Контора не обеднеет, но за разовые консультации редко кому тройную ставку выплачивают.
      -- На это, в отличие от всяких сомнительных авантюр, разрешение опекуна не требуется.
      Нашел из-за чего переживать.
      -- Если дело стало только за этим, то я как временно выполняющий обязанности вашего опекуна разрешаю.
      - Замечательно. Может, тогда, как временно выполняющий обязанности, доведете до сведения моей охраны, что, если я потренируюсь часик, хуже никому не будет? Я уж как-нибудь постараюсь не зарезаться.
      -- Могу даже лично вас погонять.
      Принцу отказали в таком пустяке? Неудивительно, что он не в духе. Надо бы между делом донести до него мысль, что дежурство Мыша -- вовсе не повод позволять охране помыкать собой. Пойдет на пользу им обоим.
      -- Я оставлю за собой право в любой момент отказаться от обязанностей консультанта. Если такое условие вас устраивает, я согласен.
      Естественно, не устраивает, но нюансы будем уточнять уже по ходу дела. И думаю, со временем таких оговорок накопится изрядное количество -- слишком уж просто принц принял мое предложение.
      Иллирен
Вконец ошалев от вынужденного ничегонеделания, я все же решился на то, что так долго себе обещал и столь же долго откладывал -- сделать зарядку.
      Когда-то, казалось бы, намертво заученный комплекс вспоминался с большим трудом, и большинство упражнений приходилось делать через силу. Пока нужный настрой не был безвозвратно утерян, я принял волевое решение и честно попытался переложить нелегкую обязанность по понуканию себя любимого на Сариэла. Ответственный и исполнительный Мыш, по моему разумению, должен был справиться с этим никак не хуже моих прежних наставников.
      Увы, Сариэла я определенно недооценивал. Мало того, что он категорически отказался меня тренировать без официального разрешения моего опекуна, так еще и Ниирмиля, ненавязчиво предложившего свои услуги, осадил. К моему удивлению, СБшник спорить не стал. Был ли тому причиной вчерашний инцидент, после которого к Мышу прониклись уважением, или тот факт, что смена сегодня сариэлова, не знаю, но межведомственное соперничество, кажется, было окончательно позабыто.
     
      Обойдусь. В моем распоряжении все необходимое для тренировки -- куча свободного времени, прекрасно оборудованный зал и чуточку энтузиазма. Как видите, снисходительное участие охраны в список не входит.
      Коленки дрожали, дыхание никак не хотело восстанавливаться... Сариэл, воспользовавшись минутной заминкой в череде упражнений, доложил, что приехал учитель и уже полчаса ждет, когда я изволю явиться на занятия. Саботаж, а это несомненно был он, удался -- тренироваться до упаду мне не позволили. Но могу себя поздравить: несмотря на происки не в меру ленивой охраны, я весьма неплохо размялся.
     
      -- Пока вы натвердо не запомните спряжение основных глаголов, изучать времена бессмысленно.
      Я мог быть сколь угодно не согласным с методикой изучения языков, практикуемой Нойриэлем, от зубрежки меня это не спасло. Другого учителя у меня все равно нет, с удовольствием привлек бы кого-нибудь из охраны, но после сегодняшней демонстрации впредь десять раз подумаю, стоит ли с ними связываться. В случае опасности защитят, а вот тетрадки проверять или по залу гонять... увольте, это прерогатива учителей, официально одобренных опекуном.
     
      Лорд Тиррелинир был выше подобных условностей. Он и не думал скрывать, что внаглую пользуется отсутствием Повелителя. Тот наверняка бы запретил мне участвовать в подобных авантюрах, но здесь и сейчас лорд Тиррелинир мог весьма вольно подходить к исполнению возложенных на него -- против его воли -- обязанностей опекуна. В конце концов, учебник от его подопечного никуда не сбежит, а вот возможность принести пользу короне выпадает далеко не каждый день.
      Трудиться на благо второй Родины предлагалось за неумеренное вознаграждение, большую часть которого, я подозреваю, составляла надбавка за принадлежность к правящей фамилии. Остается только удивляться, что помешало лорду привлечь меня на добровольных началах. Постеснялся? Забавная версия, жаль только совсем нежизнеспособная. Впрочем, лорд должен понимать, что оклад и "официальная должность" вряд ли меня удержат, если он в очередной раз перейдет все рамки.
      Доверять лорду было глупо, равно как и рассчитывать на то, что Повелитель в ближайшие годы позволит мне заняться мало-мальски стоящим делом. И что-то мне подсказывает, что если я упущу сейчас шанс удрать с ученической скамьи, то протирать мне штаны, корпя за учебниками, ближайшие полвека.
      Вопрос доверия к потенциальному начальству решился просто. Никаких клятв приносить я не буду, а если обязательства станут слишком обременительными и лорд Тирренилир подзабудет о моем условии, я всегда могу обратиться к Ильгизару. Думаю, он не откажется поспособствовать расторжению этого контракта.
      Денежный вопрос в последнее время занимал меня мало. Слишком расслабился и, кажется, свыкся с мыслью, что меня не просто обеспечивают всем необходимым, а что я, как младший родственник, имею полное право рассчитывать на финансовую поддержку. Почти уверен, что пожелай я получать каждый месяц некоторую сумму на мелкие расходы, мне бы ее предоставили без лишних вопросов. Другое дело, что просить деньги у Повелителя я пошел бы в последнюю очередь. Может и глупо, не спорю -- на мое содержание, на одежду в особенности, тратится приличное количество золота, что уж теперь вспоминать о гордости -- но мне было бы в разы комфортнее, располагай я личными средствами, не зависящими от Повелителя.
     
      Ситуация, обрисованная лордом, меня, прямо скажем, не порадовала. Нет бы зайти посоветоваться до того, как отправлять эльфов в степь!
      -- Их забрали духи. -- Мне не нужно было видеть пострадавших эльфов. И так ясно, что случилось с незадачливыми магами, коих угораздило применить свой дар, по описанию очень похожий на магию заклинателей, на территории духов. -- Где сейчас их тела? Нужно перенести их поближе к границе. Слишком большое расстояние губительно для души, потерявшей связь с телом.
      Большого смысла в этом не было, но если душам эльфов каким-то непостижимым чудом удастся вырваться из плена Степи, будет лучше, если им не придется слишком долго блуждать по дороге к себе.
      -- Сделаем. Вы точно не хотите их осмотреть?
      -- В этом нет нужды. Лучше проводите меня на кухню.
      -- Зачем? -- Столь глупого вопроса я от сиятельного лорда никак не ждал. Дожить до его лет и не знать, зачем человеку может понадобиться кухня!
      -- Булочки. Нам нужны булочки.
     
      Тиррелинир
      Ильгизар не понимает очевидного: нужно не опекать "братишку", а извлекать из его существования максимум выгоды. Самое забавное, что эксплуатируемому дитю это только на пользу пойдет. Как минимум, разживется ценной информацией о том, где в доме кухня.
      Наблюдать за его высочеством в действии было весьма любопытно, я бы даже сказал, познавательно. По крайней мере, до сих пор мне не доводилось видеть транс в исполнении экспертов-консультантов, которые обычно были эльфами весьма далекими от боевых искусств.
      -- Я похозяйничаю.
      Движимый священной миссией, принц отрешенно хлопал шкафчиками, попутно выуживая из них все, что угодно, кроме заявленных булочек. Коробку с шоколадным печеньем он проморгал. Банку с тянучками... тоже. -- Лорд, Вы булочки печь умеете?
      Вопрос почти застал меня врасплох -- столь неожиданно принц прекратил свои бездумные поиски и, резко обернувшись, уставился на меня на редкость осмысленным взглядом.
      -- Допустим, пару рецептов я знаю. - Высочество рецептами заинтересовалось. Пришлось просвещать дремучего ребенка, не знающего даже самых элементарных правил выживания на чужой территории. -- Ленивый вариант: заказать на кухне булочки, намазать их вареньем и съесть.
      -- А не ленивый?
      -- Не ленивый? -- Право же, мог бы и сам догадаться. -- Спуститься на кухню, взять булочку...
     
      Высочество такой подход не оценило, зато, наконец, соизволило снизойти до объяснений.
      -- Лорд Тиррелинир, я ничем им помочь не смогу.
      -- А кто сможет?
      "Их забрали духи". Под такое определение с легкой подачи малограмотных людей могло попасть какое угодно магическое явление. Навскидку вспомнив с десяток возможных вариантов, я решил временно оставить в качестве рабочей гипотезы версию принца. В классической магии он, конечно, ничего не смыслит, зато почти год прослужил у внучки одной из самых сильных заклинательниц Степи. Хотя бы общее представление о магии степи точно имеет, а уж о заклинателях, которые могут "уговорить Степь" отпустить наших слышащих, знает наверняка.
      -- Я знаю, кого можно попросить о помощи, но никакой гарантии, что меня захотят выслушать, нет. Я даже не уверен, что мне удастся ее найти. В любом случае, попробовать можно. И, в общем, к ней с пустыми руками ходить не принято.
      - Предлагаю заехать в кондитерскую. - Попытка привнести немного логики в ход его действий осталась без внимания. Казалось бы беспроигрышный ход, но этот сладкоежка даже не дрогнул. То есть он бы конечно с радостью разорил булочную, но гостинец непременно должен быть сделан своими руками, иначе его не примут.
      Что ж, доверимся специалисту... Вызвал повара для проведения инструктажа: "особая энергетика" должна быть хотя бы условно съедобной. Вряд ли заклинательницу прельстят горелые куски теста.
     
      Ильгизар
      Солнце изрядно припекало, и к тому времени как мы наконец-то пересекли границу, я уже успел не раз подумать, что парадное облачение, благополучно оставшееся во дворце, сейчас было бы на порядок уместнее. Солнце заставляло щуриться, не давало разглядеть людей, столпившихся по ту сторону границы, и невозможность применить парочку простых заклинаний -- ни к чему провоцировать стражей барьера, используя магию по каждому пустячному поводу -- казалась изощренным издевательством. Солнце было повсюду: в бликах, отражавшихся от оружия, в сухом душном воздухе, и даже улыбки наших встречающих были подозрительно солнечными.
      Стоило приехать ближе к вечеру, но кто же знал, что от графа можно ожидать такого гостеприимства? Позволяя нам воспользоваться прямым телепортом, он не только выдавал расположение ближайшего к замку портала, но и фактически выдавал нам все ключи к нему. Владетель Илодара наверняка догадывается, что для нас место нахождения телепорта давно уже не секрет, да и перенастроить перемещающее заклинание не очень сложно, но факт остается фактом -- граф вел себя так, будто и не было вековой вражды.
      Такое радушие поневоле вызывало подозрения, что телепорты ломаются не только у нас. Однако и тут нам пошли навстречу. После непродолжительных переговоров с начальником моей охраны капитан стражей согласился открывать портал на пару с нашим магом, что как минимум гарантировало, что нас не разорвет в момент перехода.
      Пара мгновений в портале, три часа верхом -- и мы имеем удовольствие лицезреть графа Илодара. Брюнет среднего роста, средних лет и средней внешности. На портрет свой похож, оправдаются ли остальные ожидания -- посмотрим. Утруждать себя излишними вежливостями граф не стал: сдержанно поздоровался, выразил надежду, что добрались мы без происшествий, и предложил отдохнуть и освежиться после дороги, чтобы через час встретиться за обедом. Проводив до крыла, отведенного мне и моим сопровождающим, хозяин замка откланялся.
      Вздумай граф приехать к нам, он бы так легко не отделался. Сначала он попал бы в цепкие руки церемониймейстера, потом с ним непременно возжелал бы познакомиться Тиррелинир, а от досмотра свитских и их багажа в таких случаях его удерживает только моя настоятельная просьба. Совет такие события тоже никогда не пропускает... Графу оставалось бы только посочувствовать, потому что переодеться с дороги и хоть немного отдохнуть ему бы позволили не раньше чем через три часа взаимных раскланиваний и расшаркиваний. Зато я мог бы и вовсе не появляться раньше финальной стадии переговоров.
     
      Жара меня несколько утомила, и я бы с удовольствием повалялся еще часик в холодке, но Дагмар настоятельно советовал от обеда не отказываться, мотивируя это тем, что люди зачастую решают важные вопросы во время приема пищи. Пришлось идти, слушать неспешные беседы ни о чем, при этом стараясь не сильно давиться едой.
      Если граф и заметил мое нежелание отдать должное мастерству повара, то виду не подал: как ни в чем не бывало приказал подавать десерт. Отказ от сладкого нарушением этикета не был, но графу, видимо, об этом никто не сказал.
      -- Сегодня необычайно жарко, и я счел, что мороженое будет как нельзя кстати, но если вы его не любите, я распоряжусь, чтобы подали что-нибудь другое.
      Вот оно. Все это время я, почти не отдавая себе в том отчета, сравнивал Иллирэна с графом, пока наконец не нашел хоть что-нибудь, что роднило их. Оба, кажется, не представляют себе, как можно отказаться от десерта.
      "Мороженое" после дня, проведенного на пекле, звучало не так уж плохо, и хотя я сомневался, что мне доводилось пробовать что-либо подобное -- быть может, я просто не так понял незнакомое мне слово всеобщего? -- я все же решил согласиться.
      Мороженое оказалось чем-то похожим на застывший сок каких-то кислых фруктов, отдавало легкой горчинкой и неожиданно пришлось мне по вкусу. Правда, обнаруженное сходство можно было смело вычеркивать. Назвать эту кислятину сладким у меня бы язык не повернулся. Дагмар, впрочем, тоже прокололся: граф не был склонен обсуждать дела за едой.
      В переговорной ситуация коренным образом изменилась: протокольный обмен любезностями, едва успев начаться, перетек в обсуждение условий, на которых будет совершаться передача территорий. У хозяина замка, судя по всему, были свои взгляды не только на количество сахара в десерте, но и на ведение переговоров в целом.
      Если бы граф уделил чуть больше внимания возврату рабов, можно было бы предположить, что он рассчитывает вместе с ними выручить и своего сына. Но нет, об этом пункте договора упомянули лишь вскользь. Граф мог в равной степени пытаться вытащить своего сына, даже не думать о том, что Иллирэн может находиться в рабстве, или допускать такую возможность, но не придавать ей большого значения. Тот факт, что Иллирэн был довольно-таки привязан к своему родителю, отнюдь не означал, что обратное тоже верно -- далеко не всё из досье, собранного Тиррелиниром, говорило в пользу графа.
     
      Разумеется, в ходе первого раунда переговоров никаких конкретных договоренностей мы не достигли. Определенных планов на вечер у меня не было. Хозяин замка же дал понять, что никаких развлечений навязывать нам не собирается, и, предложив нам располагать библиотекой, садом и тренировочным залом, счел долг гостеприимства выполненным. Из предложенного меня мало что могло заинтересовать, для прогулки по окрестностям было уже поздновато, и я решил, что раз уж все срочные дела остались по ту сторону границы, ничто не мешает мне пойти и наконец-то выспаться.
     
      -- Животное здорово, настроено не агрессивно, потенциально опасных или шпионящих заклинаний, висящих на нем, не обнаружено. -- Сопровождавший меня лейтенант, по счастью, не имел привычки погружаться в мысли и не замечать происходящего кругом. По крайней мере, доложился он чуть ли не быстрее, чем я обратил внимание на собаку весьма внушительных размеров, преграждавшую дорогу к моим апартаментам.
      Собаки не кошки: им мой дар ничего дать не мог. Поэтому обычно они относились ко мне несколько настороженно -- фон боевой магии им был не по вкусу. Вот и этот поначалу был склонен обойти меня седьмой дорогой. Что изменило его мысли, судить не берусь, но не прошло и минуты, как мне уже успели обслюнявить руки, помять костюм и теперь предпринимали отчаянные попытки облизать еще и лицо.
      Будь со мной Мыш, пес бы уже поскуливал в дальнем углу, спеленатый заклинанием. Этой безумной псине повезло: меня сопровождал СБшник. К чести СБ, умильно-дебильное выражение лица лейтенанта сменилось протокольным за какую-то долю секунды. После недовольного взгляда я даже дождался осторожного вопроса, не доставляет ли мне животное беспокойства.
      -- Трим, фу! Ко мне! - Собаки наконец-то хватились. Прибежавший слуга-человек, отчаявшись угомонить разошедшегося пса, не без труда оттащил его за ошейник, не забывая при этом перемежать бесконечные "фу" и "плохой мальчик" извинениями.
     
      Я рассчитывал, что на этом наше знакомство с любвеобильным животным закончится, пёс думал иначе. Дождался утра, подкараулил, бросился под ноги, облаял, совсем не обращая внимания на мое сопровождение -- вся любовь этой псины предназначалась мне одному. Впрочем, добродушия у него хватило с лихвой на всех: яростно вырываясь, он даже не попытался укусить обидчиков, оттаскивающих его от предмета обожания. С незначительными потерями -- один из охранников остался нейтрализовывать пса -- мы таки выбрались из замка.
     
      В Эльгардаре у меня бы никогда не возникло вопросов, чем заняться, здесь же, проснувшись в несусветную рань, я не знал, куда себя деть. Переговоры не начнутся раньше полудня, торжественные завтраки здесь не приняты... С часик пошатавшись в окрестностях замка, я решил, что Тиррелинир уже успел десять раз выспаться и давно встал.
      -- Где ты и что с тобой?
      -- В Илодаре, все в порядке. -- Отчитался раньше, чем понял, чем именно вызвана такая реакция друга. -- И, кажется, я не учел разницу во времени.
      Выдав нечто околоцензурное, Тиррел спросил, чего я от него хочу в такую рань.
     
      Тиррелинир -- мой друг, а дружба, по определению, предполагает некоторую степень доверия, достаточную для того, чтобы, испытывая смутные сомнения, что этот друг что-то недоговаривает, не кидаться тут же перепроверять его слова. Опять же, если я хочу получить вразумительный отчет, пожалуй, стоит обождать пару часиков, пока Сариэл не проснется сам и не будет способен выдать нечто более информативное, чем "игрушки прибраны, уроки сделаны, ребенок выгулян, накормлен и уложен спать".
      Мои размышления прервали самым бесцеремонным образом. Квартерон, непонятно откуда взявшийся, желал поделиться со мной ценной информацией, от которой напрямую зависел ход дальнейших переговоров. Занятно. Меня собираются шантажировать?
      -- Я внимательно Вас слушаю. -- Без моего приглашения квартерон начинать разговор не спешил.
      -- Повелитель, эта информация не предназначена для посторонних, включая вашу охрану. Я прошу позволения поговорить с вами наедине. Клянусь, что не причиню вам вреда. -- Что и требовалось доказать. Мои подозрения были тут же оправданы, правда, сам шантажист меня несколько удивил. По-эльфийски он говорил неожиданно чисто и использовал верные этикетные формулы. Оружие сдал без сопротивления и, пусть и нехотя, позволил себя обыскать.
      -- Я слушаю. Что у вас за секретная информация? -- Мы отошли достаточно далеко от охраны, чтобы наш разговор, прикрытый к тому же заклинанием, остался втайне ото всех.
      -- У меня нет такой информации, я пришел просить о помощи.
      Неожиданно и... глупо. Настроить против себя с первых слов, и при этом еще на что-то рассчитывать?
      -- Тогда вы выбрали в корне неверную тактику.
      -- Три года назад виконт Илодарский спас вам жизнь, выходив после тяжелых ран. Через год после этого он пропал. По имеющимся у меня данным, сейчас он находится в Эльгардаре и он не свободен. Я прошу вас помочь разыскать его и посодействовать с выкупом и доставкой на родину. Его семья оплатит все расходы.
      Мило. Приезжая в Илодар, я, конечно, догадывался, что вопрос об Иллирэне может так или иначе всплыть, но не думал, что граф будет присылать ко мне перекупщиков.
      -- Допустим, то, что вы говорите, не лишено смысла и такое действительно имело место быть. У виконта, как вы верно заметили, есть семья, и я не понимаю, почему именно вы обращаетесь ко мне с подобными просьбами.
      -- Я был наставником Иллирэна. -- Верится с трудом. Стал бы граф нанимать сыну наставника с примесью эльфийской крови в военное время? Или граф и тут ничего знал, нанял абы кого, не вдаваясь в подробности? Чадо сплавил и успокоился? -- Граф не знает, что его сын в свое время спас вас. Поэтому он действует другими путями, напрямую обращаться к вам он бы никогда не стал.
      Что ж, придется графа разочаровать, но в результате своих махинаций он Иллирэна не получит.
      -- Другими словами, это ваша личная инициатива, о которой графу ничего не известно, а его финансами вы распорядились между делом. Почему вы думаете, что мне это интересно?
      -- Вы поклялись, что, если он попадет в беду, придете на помощь, где бы вы ни были. Я сам видел ритуал. Именно поэтому я счел должным поставить вас в известность, что Иллирэн вляпался хуже некуда.
      -- Вы не могли этого видеть.
      Квартерон явно ожидал другой реакции, и, в общем-то, неправильно поняв суть проводимого ритуала, в одном он не ошибался точно: если бы я не знал, кто мой спаситель и что с ним, я бы сейчас вел себя совсем по-другому.
      -- Иллирэн не признался, где пропадал две недели, и граф считал память сына. Я тоже просмотрел кристалл.
      --И, тем не менее, повторю, вы не могли этого видеть. Я не трачу свою силу на бессмысленные ритуалы. Объект защиты находился бы на таком расстоянии, что в случае угрозы вряд ли можно было бы даже своевременно получить сигнал. Я уже не говорю о чем-то большем.
      Судя по изменившемуся выражению лица, я только что пал в глазах отдельно взятого квартерона так низко, насколько это вообще возможно. И, кажется, немного поспешил с добиванием противника. Участвовать в "поисках" я по-прежнему не собираюсь, но хоть как-то контролировать самодеятельность этого наставничка было бы неплохо.
      -- Позволю себе поинтересоваться, что мешало вам обратиться ко мне раньше? У графа хватило бы средств оплатить вам путешествие.
      -- Мы были уверены, что он погиб. -- Видимо, меня еще не списали со счетов, раз со мной сквозь зубы, но все же делятся информацией.
      Наставника Иллирэна не было в замке, когда тот уехал. Граф же не особо переживал, где и как развлекается его сын, но когда один за другим стали возвращаться магические вестники, папаша, наконец, очнулся и отправил отряд разыскивать пропажу. Поисковые заклинания сбоили, раз от раза выдавая диаметрально противоположные результаты: магия то указывала, что наследник графа находится за пределами королевства, то буквально кричала, что он находится в десяти шагах от точки поиска. Пару раз заклинание и вовсе показало, что объект поиска уже два дня как мертв, но, если верить квартерону, поиски не прекращались даже тогда. Надежда увидеть его живым умерла вместе со смертью леса, принадлежащего Иллирэну. Тела его так и не нашли.
      -- Что значит "когда умер его лес"?
      -- Я могу показать. Здесь недалеко.
      Никогда прежде мне не доводилось слышать о мертвых лесах, а мне определенно стоит быть в курсе подобной аномалии, раз она самым непосредственным образом связана с моим братом. Если же квартерон соврал и это всего лишь способ заманить меня в ловушку... Для таких случаев я и беру с собой охрану.
      Не прошло и минуты, как я получил подтверждение, что мои сопровождающие не зря хлеб свой едят. По мысленной связи прилетело сообщение, что с лесом, к которому мы приближаемся что-то не так и дальнейшая прогулка может быть опасной. На всякий случай сообщил им об "умершем" лесе и велел быть настороже.
     
      Засохшие деревья, истлевшая листва под ногами и ни одного живого существа на пару миль вокруг. Лес действительно умер, квартерон был прав, и подобрать слова точнее у него вряд ли вышло бы. Прослушать бы то, что осталось от леса, но проводить столь опасные эксперименты на чужой территории я, пожалуй, не рискну.
      -- Мы не сразу заметили, что лес начал умирать. Сначала засох старый дуб, потом вся поляна вокруг него будто выгорела. Через неделю болезнь распространилась на пол-леса. Прибывший маг первым делом спросил, был ли у леса хранитель. Пытался найти его по связи с лесом, но все нити были оборваны. Сказал, что помочь ничем не может. Видимо, ритуал был проведен неправильно, и теперь лес умирает вслед за своим хранителем. Какое-то время мы еще надеялись, что лес оправится, а значит, Иллирэн не погиб -- тяжело болен, а лес просто делится с ним силой. К концу второй недели лес иссох полностью.
      Больше всего мне сейчас хотелось послать всех в бездну и связаться с лордом Дайаниром. Иллирэн был хранителем и это, учитывая состояние леса, очень и очень плохо. Больше чем уверен, что между смертью леса и состоянием брата есть прямая связь, а если так, то насильно выправленная аура долго не продержится.
      Квартерон тем временем упорно продолжал идти вглубь леса, не оборачиваясь проверить, следуют ли за ним. Пришлось на время забыть про свои опасения и продолжать топать вслед за источником столь ценной информации.
      Зеленая поляна, залитая солнечным светом, стала неожиданностью для всех нас. Деревья, окружавшие ее, были все так же черны, но то тут, то там пробивалась молодая поросль, и, несмотря на неурочное время года, у корней старого дуба вовсю цвели зимнецветы. Если лес может умирать, видимо, сходить с ума он тоже может, иначе б не выбрал столь неподходящее время для пробуждения.
      -- Когда это произошло? -- Бить ногами за такие сюрпризы! Сказал бы сразу, так нет же, нужно интригу до последнего сохранить. Перехватил взгляд квартерона и понял, что не из любви к дешевым эффектам он все это затеял: то ли проверка, то ли расчет на то, что после такой демонстрации я сдамся и помогу им в возвращении пропажи на родину.
      --Точно не знаю. Сюда редко, кто ходит. Лес бы вырубили давно уже, но граф не позволил.
      -- Понятно, вы сочли пробуждение леса доказательством, что виконт жив.
      Созерцание зелени подействовало на меня самым благотворным образом, и я, облегченно выдохнув, вернулся к прежней линии поведения.
      -- Нам очень хотелось в это верить. Была версия, что это связано со скорым прибавлением в семье графа, но связь леса с хранителем восстановилась. Слишком слабая, чтобы найти его, но магу все же удалось один раз увидеть его. Он сказал, что искать следует в Эльгардаре, и что хранитель не свободен.
      -- Почему он так решил? -- Квартерон молча протянул мне кристалл.
      Резкий запах крови, беззвучный шепот губ, с трудом выговаривающих слова неведомого мне заклинания, крики птиц, отчаяние, руки, опускающиеся под тяжестью браслетов, шум леса, смазанные лица, в которых все же угадываются эльфийские черты -- минуты три разрозненных картинок, звуков, ощущений.
      -- Откуда этот кристалл у вас?
      -- Маг записал все, что он увидел.
      Хочется верить, что это и в самом деле все, что смог разглядеть маг. Иначе, у нас в скором времени могут появиться серьезные проблемы.
      -- И отдал его вам?
      -- Графу. Я... позаимствовал.
      -- Это и есть причина, по которой граф затеял возврат рабов? Но вы не считаете это удачной идеей, я правильно понимаю?
      -- Мы не можем точно знать, в каком статусе находится виконт в Эльгардаре. Он с равной вероятностью может считаться преступником и не попадать под условия договора.
      -- Преступником? -- А вот это уже интересно, потому что до этого квартерон старался не выдавать степень своей осведомленности.
      -- К примеру. Я лично сомневаюсь, что удастся вернуть всех.
      --Если мы с графом достигнем такой договоренности, то всех рабов освободят и вернут на родину. Можете, не сомневаться.
      Предположение о том, что я могу нарушить слово, было весьма оскорбительным. И пусть наставник Иллирэна говорил со всем о другом, я счел неудачную формулировку подходящим поводом для завершения весьма познавательной, но и столь же обременительной беседы.
      Обратная дорога проходила в полном молчании. Видимо, квартерон уже сделал для себя какие-то выводы. Хорошо, если он решил не впутывать меня в поиски, чуть хуже -- если он собрался рассказать обо всем, что знает, графу. В сложившейся ситуации опасней всего был оживающий лес: если не сейчас, то через год-другой точно, он мог явно указать на нахождение Иллирэна. О физическом устранении леса и речи не идет, тут уж впору охрану к нему приставлять, дабы с ним ничего не случилось... или чтобы не пустить в него шастающих где не следует людских магов. Идея бредовая, но эту проблему нужно решать и как можно быстрее, а пока я выхода из сложившейся ситуации не вижу.
     
      Увидев несущуюся на меня псину, я чуть не застонал в голос. Мысленный приказ охране был прерван резким окриком.
      -- Трим! Стоять!
      Это неугомонное существо послушалось! Еще один пункт в пользу наставника Иллирэна, к которому, несмотря на его сомнительные методы, я незаметно для себя стал проникаться уважением. Пес резко сбавил напор, остановился в трех шагах от меня, плюхнувшись на пузо, вывалил язык и преданно уставился на меня.
      -- Ваша собака? -- Чья ж еще? Квартерон -- первый кому удалось остановить непослушное животное одним лишь словом.
      -- Нет. Это собака Иллирэна. Щенок родился больным и слабым, если бы не виконт, его бы утопили. На счастье Трима Иллирэн никогда не мог пройти мимо больной зверушки. Всё в дом тащил.
      Провокация. Всего лишь очередная провокация. И лицу не вовлеченному, чью линию я упорно гну последний час, не пристало хоть как-то реагировать на подобные подначки.
      Стоило мне отвлечься, как эта милая "зверушка" подкралась и теперь всячески подставлялась под руку, прося, чтобы ее погладили, и что удивительно, таки получила свое. Воодушевленный пес воспринял мою покладистость как приглашение к более активным действиям и тут же попытался примостить передние лапы на мои плечи.
      -- Трим, фу! Фу, я сказал! -- Уцепив за ошейник, квартерон легко оттащил собаку и теперь почесывал млеющей псине за ушком. -- Вы ему, похоже, понравились, раз он перестал изображать несчастную, брошенную хозяином собаку и так активно свой восторг выражает.
      -- Боюсь, это не взаимно. -- Кивнул квартерону, показывая, что разговор окончен.
     
      -- Повелитель. -- Подумать спокойно о сложившейся ситуации мне не дали. Нагнали, прежде чем я прошел и половину пути к замку. Поставил очередной блок от охраны и недовольно уставился на не понимающего намеков квартерона. -- Вы ведь знаете, где Иллирэн. -- Он не отводил от меня взгляда, видимо, пытался отследить мою реакцию. -- Вы не подтвердили моих слов, но и не опровергли. Готов спорить, вы бы вообще не стали меня слушать, если бы я обознался, и Иллирэн в свое время спас не вас -- кого-то другого. С ритуалом я мог ошибиться, но он был и какое-то положительное воздействие, причем сильное, на Иллирэна оказать должен был. В этом я уверен, как и в том, что вы бы не стали его проводить, если бы вам было все равно. И потом Трим... Так он реагировал только на хозяина.
     
  
  

Оценка: 7.94*80  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  В.Крымова "Смертельный способ выйти замуж" (Любовное фэнтези) | | С.Волкова "Жена навеки (...и смерть не разлучит нас)" (Любовное фэнтези) | | А.Елисеева "Заложница мага" (Любовное фэнтези) | | А.Емельянов "Мир Карика 3. Доспехи бога" (ЛитРПГ) | | Д.Коуст "Золушка в поисках доминанта. Остаться собой" (Романтическая проза) | | Е.Кариди "Седьмой рыцарь" (Любовное фэнтези) | | Н.Волгина "Провинциалка для сноба" (Современный любовный роман) | | Д.Чеболь "Меняю на нового ... или обмен по-русски" (Попаданцы в другие миры) | | С.Волкова "Сердце бабочки" (Любовное фэнтези) | | О.Гринберга "Краткое пособие по выживанию для молодой попаданки" (Попаданцы в другие миры) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Арьяр "Академия Тьмы и Теней.Советница Его Темнейшества" С.Бакшеев "На линии огня" Г.Гончарова "Тайяна.Влюбиться в небо" Р.Шторм "Академия магических близнецов" В.Кучеренко "Синергия" Н.Нэльте "Слепая совесть" Т.Сотер "Факультет боевой магии.Сложные отношения"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"