Нюся К: другие произведения.

Воды каменной пещеры (+ глава 41)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Новинки на КНИГОМАН!


Peклaмa:


Оценка: 9.39*31  Ваша оценка:

  Пролог
  Глава 1
  Глава 2
  Глава 3
  Глава 4
  Глава 5
  Глава 6
  Глава 7
  Глава 8
  Глава 9
  Глава 10
  Глава 11
  Глава 12
  Глава 13
  Глава 14
  Глава 15
  Глава 16
  Глава 17
  Глава 18
  Глава 19
  Глава 20
  Глава 21
  Глава 22
  Глава 23
  Глава 24
  Глава 25
  Глава 26
  Глава 27
  Глава 28
  Глава 29
  Глава 30
  Глава 31
  Глава 32
  Глава 33
  Глава 34
  Глава 35
  Глава 36
  Глава 37
  Глава 38
  Глава 39
  Глава 40
  Глава 41
  
  Воды каменной пещеры - вторая книга трилогии из цикла "Хроники Тарры".
  
  Начало трилогии: "Солнце, вода, песок..."
  
  Пролог.
  
  Он удобно устроился на камне, зачерпнул воду ладонями, попробовал на вкус. Восхитительная, кристально чистая вода. Сделал несколько больших жадных глотков, пока от холода не свело зубы. Огляделся.
   - Не пускаешь меня, да? Не принимаешь, - усмехнулся, - и что теперь? Я не могу войти, и не могу выйти. Ни жив, ни мертв, так что ли, получается? Застрял на половине пути... - он неожиданно рассмеялся. Ситуация начала забавлять. - Дай хотя бы согреться. Я замерз.
  Легкий сквознячок растрепал волосы, словно отвечая.
  Он снова посмотрел на руки. Они все еще светились, но не так ярко как прежде. Лары* отступили. Отползли от него и сосредоточились на стенах, свисая тонкими светящимися паутинками. Дрожали, покачивались. Вздрагивали, как при дуновении ветра. И звенели, переливчатыми колокольчиками. Стражи. Он внезапно понял. Они - стражи, а не посредники... И сейчас именно лары не позволяли идти дальше. Стоило сделать шаг, как тонкие, но удивительно прочные нити опутали его, удерживая на месте. Он возвратился на камень. И лары успокоились, медленно отползли обратно.
  Слишком светло стало в пещере. Или это глаза настолько привыкли? Он мог различать мельчайшие детали. Трещинки и бугорки на стенах, выступившую влагу, мелкие камешки, разбросанные в боковом туннеле, каменные цветы - свисающие с потолка желтовато-молочные сталактиты, и капли воды, переливающиеся, словно драгоценные камни... Колокольчики ларов, смешиваясь с мерным журчанием воды, создавали своеобразную мелодию. Красивую и грустную. Он уловил ее закономерность, мог бы повторить ее. Мелодия - это язык? Он тряхнул головой, не понимая.
  Ну и что теперь. Конец пути или его начало. Продолжение или извечный круг? Бесконечная череда повторение и возвращений. Пещера. Озеро. Поглощение. Растворение. Возникновение. Пещера... Бесчисленное множество дверей, которые нужно открыть и выбрать. Выбор и ожидание выбора.
   - Значит ожидание? - спросил он, внезапно догадавшись, но ответа снова не последовало. - Я в зале ожидания. Сижу здесь, жду своей участи... - невесело усмехнулся. - Что же ты мне приготовила, Кора? Я как-то по-другому себе это представлял... - пробормотал он. - Ладно, придется набраться терпения.
  Какое-то время он сидел не двигаясь. Затем не выдержал и снова тихонько позвал, - Кора?
  В ответ раздался лишь тихий звон колокольчиков.
   - Молчишь... - вздохнул он.
  В пещере заметно потеплело.
   - Ну, хотя бы так, - улыбнулся.
  Он улегся на камне, положил руку под голову. Раз не пускают дальше, то можно позволить себе отдохнуть. Он заслужил этот отдых. Путь сюда был не из легких. Усмехнулся, вспоминая, что именно привело его сюда. Глаза закрылись, он незаметно провалился в сон.
  Поверхность озера начала светиться. От воды пошел жар, и густой горячий туман потянул к нему свои щупальца. Не просыпаясь, его сознание метнулось к озеру. Что-то ждало его здесь... или кто-то? Друг? Ему казалось, он искал этой встречи, стремился к ней. Он спросил. Никто не ответил. Он что-то упускал... Что-то важное, чего никак не мог вспомнить... Певучая речь зазвучала в мозгу... Какие-то слова. Почти чужие, полузабытые. Он не понимал, не помнил... забыл, что это значит. Как он мог забыть? Это взволновало. Он запутался, заблудился. Потерялся в этих пещерах, перестал понимать кто он, почему здесь. Забыл, что это за место? "Меня здесь нет... но где я тогда?", - внезапно пришло понимание.
  - Ты не можешь войти сюда сейчас... Ты не можешь здесь войти... - Почему? - воскликнул он удивленно. - Твое время еще не пришло, - был ответ. - Ты разбудил вулкан...
  Вода в озере забурлила жаром. От поверхности пошел дымок. Гейзер выбросил мощную струю горячей воды, окатив с головы до ног. Но он не почувствовал жара, с удивлением смотрел на ладони, по которым стекали дымящиеся капли и не понимал...
  Он увидел разверзнутую землю, череду взрывов. Лаву мощными потоками вытекающую из огнедышащего жерла. Вырывающиеся осколки горной породы, огненные реки, сжигающие все на своем пути... Пепел, засыпающий землю на многие десятки, сотни километров. Разрушенные, сожженные города. Руины, опаленные пеплом войны. Снег. Бурые хлопья, падающие с неба. Снег, засыпающий землю. Снег, ставший водой, растекшийся ручейками, по растрескавшейся черной пустыне. Мертвая, обуглившаяся почва, впитавшая в себя эту влагу. Тоненькие ростки, пробивающие себе путь на поверхность и невзрачные белые цветы, распускающиеся на возрождающейся земле...
  
  *Лары (Lares) - латынь, духи предков, создающие мост между прошлым и будущим.
  
  1. Дженни.
  
  Обратное путешествие заняло чуть больше месяца. Им выделили довольно большой корабль. Подобные корабли тарриане называли десятниками, по количеству рабочих терминалов кантары. То есть, на корабле такого класса, могли одновременно работать до десяти пилотов. Десятник направлялся на узловую станцию, Ноду. На Ноде у них пересадка. Пол собирался на Старис. Время каникул закончилось. Но Дженни получила разрешение от университета приступить к занятиям позже. Девушка хотела повидаться с родителями. Королева предложили отвезти ее прямо домой, но когда Дженни узнала, что из-за нее одной корабль просто так полетит на Землю, она отказалась. Девушка планировала заказать билеты с Ноды, но, как выяснилось, полет им оплатили, и ей и Полу. Когда Дженни получила билеты, она сильно удивилась, путешествовать первым классом, да еще и на Трансгалакте, ей не приходилось. Дженни почувствовала себя неловко и даже попыталась вернуть деньги, но Королева с усмешкой пояснила, что беспокоиться совершенно не о чем, валюта содружества у них не в ходу, ее основная задача обеспечить ребятам безопасное путешествие, а Трансгалакт - надежная компания.
  Экипаж корабля состоял в основном из молодежи. Хотя, как Дженни успела заметить, определить истинный возраст тарриан - задача не из легких. Они все выглядели довольно молодо. Взять, например, ту же королеву. Дженни дала бы ей не больше тридцати, да и то с натяжкой. Поэтому при виде тарриан среднего возраста, Дженни даже боялась предположить, сколько им на самом деле.
  Экипаж десятника показался Дженни ровесниками. Все ребята и одна девушка. Дженни уже видела ее во время церемонии, это она так отчаянно плакала. Девушка подошла к ней сразу после вылета.
  - Мэгги, - представилась она. Мэгги оказалась не только пилотом, но и медиком. Вообще, насколько Дженни поняла, у тарриан принято иметь двойную профессию. Мэгги, невысокая, как для таррианки, изящная брюнетка, с тонкими чертами лица, задорно вздернутым носиком, огромными, черными глазищами и молочно белой кожей. Она носила короткую стрижку и чем-то напоминала озорного мальчика подростка. Дженни отметила, что у Мэгги очень выразительная мимика. Когда она говорила, каждое произнесенное слово отражалось на лице.
  Мэгги показала корабль. По внешнему виду десятник походил на корабль Роберта. Но в разы больше и комфортнее и без того излишнего аскетизма.
  Дженни увидела просторные каюты, помещения для отдыха, тренировочные залы, даже бассейн. Они зашли в огромную кухню - столовую с прозрачным куполом, где экипаж собиралась для еды или отдыха.
  Высокий блондин, который что-то себе готовил, вдруг расплылся в улыбке при виде девушек, а Дженни подмигнул.
  - Не обращай внимания, - махнула на него рукой Мэгги. - Это Ник, он у нас всегда такой.
  - Ну какой, скажи? - спросил Ник, все с той же дурацкой ухмылкой на лице.
  - Балбес, ты, балбес и обормот, - шутливо ответила Мэгги.
  - Балбес не балбес, но ты меня любишь, - парировал Ник.
  - Ник, кончай дурачиться, - огрызнулась Мэгги.
  Ник внезапно посерьезнел, внимательно посмотрел на Дженни и спросил.
  - Тебе королева блокировку ставила?
  Дженни застыла в недоумении.
  - Твое сознание закрыто полностью. Причем очень качественно закрыто. Даже если кто-то захотел бы взломать - не получится, - пояснила Мэгги, видя, что Дженни не понимает.
  - Наверное, - неуверенно ответила Дженни, - Королева упоминала что-то такое, когда убирала координаты Тарры. Она сказала, что я не имею права их знать...
  - А тогда, понятно,- протянул Ник и как-то сразу потерял интерес к разговору, забрал свою чашку и направился к выходу.
  - Мэгги объясни, что означает эта блокировка и что мне с ней делать? - спросила Дженни, когда Ник ушел.
  - Мы можем закрывать или открывать сознание по своему усмотрению, но тебя никто подобному, не учил. Тебе попросту закрыли сознание. Не знаю я, хорошо это или плохо, и зачем королеве такое понадобилось. У нас не принято без разрешения лезть друг другу в голову, так что на Тарре тебе ничего не грозило, а у вас так не умеют. Но ничего плохого я в этом не вижу.
  - Научишь меня этим управлять? - попросила Дженни
  - Не получится. Ты способная, но времени у нас мало, - задумчиво ответила Мэгги. - Ладно, пошли, я покажу тебе нашу оранжерею, - Мэгги открыла еще одну дверь. - Все натуральное, не придется принимать таблетки.
  И действительно к столовой примыкала оранжерея. Экзотические тропические растения. Фруктовые деревья, тонкие и изнеженные, непривычные овощи всевозможных форм и расцветок. Искусственный свет, имитирующий таррианское солнце. В оранжерее было красиво. В центре находился маленький бассейн, а по периметру располагались удобные скамейки. Дженни подумала, что на подобном корабле можно жить, не только путешествовать. Такой себе дом, летающий в космосе. Оранжерея на космическом корабле поразила ее воображение.
  - А кто готовит для экипажа? - недоуменно спросила она. Все приспособления для приготовления пищи находились прямо в столовой, а не в отдельном помещении, как к тому привыкла Дженни.
  - У нас это не принято, - пояснила Мэгги. Каждый сам себе готовит. Наша обычная еда в таких путешествиях - коктейль из овощей или фруктов. Поэтому берешь в оранжерее, что тебе нравится, и смешиваешь по своему усмотрению.
  Дженни быстро нашла с ней общий язык. Пол ее избегал, проводил все время в своей каюте и они почти не виделись, поэтому девушка обрадовалась компании Мэгги. Мэгги рассказала, что она такой же пассажир, направляется медиком на Ноду. Мэгги ни о чем не спрашивала, и Дженни была ей за это благодарна. Она так устала от этих расспросов, разговоров за время, проведенное на Тарре.
  Экипаж, вообще отнесся к ней очень приветливо. Ребята всегда улыбались. Дженни часто пересекалась с пилотами в столовой или в тренировочных залах, куда Дженни начала ходить вместе с Мэгги. Тарриане - гибкие и красивые, обладают своеобразной грацией. Дженни еще раньше поражало, как двигался Роберт, мягко, пластично, немного по-кошачьи. Она думала, это его персональная особенность, а оказалось, они все двигаются подобным образом. Мэгги объяснила, что тарриане уделяют много времени тренировкам, следят за своим телом и пообещала показать основные упражнения.
  
  У Дженни появилась привычка часто захаживать в оранжерею, особенно когда ей хотелось побыть в тишине и одиночестве, в центральной части редко кто появлялся.
  Однажды, зайдя туда перед обедом, она обнаружила Пола, сидящего на ее любимой скамейке у фонтана.
  - Привет, - сказала девушка, - Не возражаешь, если я побуду рядом?
  Он молча кивнул и подвинулся.
  - Ты в порядке?
  - Не знаю, - ответил Пол. Он резко поднял голову, - Ведь если бы я остался тогда на корабле, как он просил, ничего бы не случилось...
  - Я понимаю, Пол, послушай. Кто же мог предположить, что так получиться. Изменить ничего нельзя и...
  - Но он погиб из-за меня, - резко перебил ее Пол, - Он вытащил меня, а сам погиб. Вы должны были улететь, оставить меня там... а так, не я, а он расплатился за мою ошибку. Я не знаю, как с этим теперь жить, понимаешь?
  - Поэтому теперь у тебя есть определенные обязательства и перед ним в том числе.
  - Что ты имеешь в виду, какие? - Пол нахмурился.
  - Сделай так, чтобы это считалось. Не переводи свою жизнь. Сделай так, чтобы его жертва не оказалась напрасной, понимаешь? - попросила его Дженни.
  - Кажется, - сказал Пол.
  - Ну, вот и хорошо.
  Она обняла его за плечи, тихонько притянула к себе. Так они и сидели молча. И Дженни с удивлением осознала, что чувствует, как Пол успокаивается.
  
  - Магда, а...
  - Как ты меня назвала? - перебила ее Мэгги, внезапно побледнев.
  - Извини, не знаю, оговорилась просто, - смутилась Дженни. Она и сама не понимала, почему она так сказала.
  - Только Роберт меня так называл, никто больше, - сказала Мэгги глухим голосом. - Мы это еще в детстве придумали... - и как-то совсем неожиданно спросила - У тебя что-то с ним было?
  - Да нет, пожалуй, ничего, - Дженни немного растерялась. - Что могло между нами быть, все произошло слишком быстро.
  - На тебе его защита, - объяснила Мэгги, - и, уж извини, но просто так такую защиту не ставят.
  - Почему ты решила, что его? - удивленно спросила Дженни.
  - Вижу. Его почерк и специфические особенности. Я слишком хорошо его знала. Мы росли вместе.
  - Ничего между нами не было, а даже если бы и было, то что? - нахмурилась Дженни.
  - Это действительно не имеет значения, но твоя безопасность для него важна. И мы, его друзья...
  - Поэтому ты со мной возишься, из-за Роберта? - Дженни это задело.
  - Не только. Ты славная девочка. И ты мне нравишься, не обижайся. Я хочу, чтобы ты знала, ты всегда можешь на меня рассчитывать. Я настрою тебе коммуникатор. Если что-то понадобиться, ты сможешь со мной связаться.
  - Знаешь, королева тоже дала мне коммуникатор, - сказала Дженни. - И предлагала остаться на Тарре.
  - Даже так? - удивилась Мэгги. - На Тарре у нас не бывает иностранцев. И не только потому, что мы закрыты, другая культура, обычаи. Трудно привыкнуть. Хотя, - Мэгги улыбнулась, - Я думаю, ты бы справилась.
  
  До Ноды они шли почти десять дней. Мэгги пояснила, что на корабле сейчас двойная команда, пилоты сменяют друг друга и корабль идет с постоянным ускорением. Так получается намного быстрее.
  Станция уже появилась в поле видимости. Дженни припала к иллюминатору, с удивлением разглядывая приближающуюся Ноду - искусственно созданную планету, условно поделенную на две части: тарианскую и содружества.
  - Красиво, - сказала она, повернувшись к Мэгги. - Ты здесь надолго?
  - Не знаю еще, - уклончиво ответила Мэгги. - У нас получается интересный расклад, - задумчиво добавила она, - На Ноде соберется вся наша команда.
  - О чем ты?
  - Ну, понимаешь, я и Ник, мы знаем... знали Роберта с самого детства. С Найджелом и Алексом - вместе учились. Алекс и так на станции, а Найджела переводят туда с Роды, нашей другой базы. Он, как раз, приедет одновременно с нами. Мы были одной командой во время учебы. Нас четверо и Роберт - капитан. Так и летали вместе. Свой корабль, ну и отдельная учебная программа. Мы лидировали во всем. Роберт, - он лучший... - Мэгги тяжело вздохнула. - И так складывается, что сейчас вся наша четверка соберется на станции. Королева официально запретила поиск, но не препятствовала нашему отлету с Тарры...
  - Что вы собираетесь предпринять? Ты считаешь, он мог спастись? - спросила Дженни с надеждой.
  - Нет, не думаю, - Мэгги нахмурилась. - Я тоже его больше не чувствую. А у нас ведь привязка идет с шести лет... - Мэгги вздохнула и замолчала. - Роберту уже не поможешь... Но проверить не помешает. Поэтому встретимся - подумаем. Да и Грегори еще не вернулся...
  - Грегори, это партнер королевы? - спросила Дженни, она что-то такое о нем слышала.
  - Да, и еще мой дядя, - улыбнулась Мэгги.
  
  Дженни провела на Ноде несколько дней, в ожидании рейса. Все ей казалось интересным и необычным.
  Таррианская часть напомнила Дженни их корабли. Та же структура, только жили уже не в каютах, а многоэтажном здании, разделенном на небольшие апартаменты. Просто, удобно, комфортно, без излишеств. Но даже здесь, тарриане умудрились впихнуть парковую зону с озером и несколько оранжерей для персонала
  - Мы здесь - одна команда, ну как бы одна семья, поэтому и живем так, все вместе, - рассказала ей Мэгги.
  На Ноде тоже работала кантара, и она разительно отличалась от кантары кораблей. Мэгги объяснила, что это другой тип, не подключаемой к дину. - Функционирует потому же принципу, что и в Башне, - заметила она.
  Работало на станции человек тридцать, что Дженни удивило. Территорию содружества обслуживало огромное количество персонала. Вообще часть, занимаемая содружеством, разительно отличалась. Бесконечные посадочные терминалы, таможня, отели, магазины на любой вкус, рестораны, парки развлечений, все, что только может понадобиться для комфортного ожидания рейса.
  Мэгги продемонстрировала ей, как корабль входит в туннель. Девушка устроилась у терминала, на котором отображался огромный грузовой лайнер.
  - Вот смотри, сейчас мы проверим груз, - Мэгги ввела параметры, дотронувшись до сенсорной панели. - Приходится все проверять, вашей таможне мы не доверяем, - сказала она со смешком, - Но у нас и список запрещенных предметов немного другой. Сканер работает в соответствии со списком. Не удивляйся, но сканер невероятно точен, - усмехнулась Мэгги, - А всякие мелочи типа продуктов и алкоголя, нас не интересуют. Так, что тут у нас. Ага, с грузом все в порядке, - констатировала Мэгги, когда результаты сканирование высветились зеленым. Теперь открываем туннель и...
  Пространство перед кораблем вспыхнуло синим, грузовик исчез.
  - Вообще-то это все наше, - кивнула Мэгги. Вся станция и туннели и та часть тоже. Мы разрешаем содружеству пользоваться.
  - То есть, вы полностью здесь всем управляете? - удивилась Дженни.
  - Ну да. Конечно. Это же целиком наша разработка. У нас и абсолютный контроль. Мы может поменять очередность, задержать или не пропустить корабль. И даже закрыть туннель, если понадобиться.
  - А содружество?
  - Платят за аренду, я не особо в курсе. Что-то символическое, наверно. Мы не жадные.
  - Вы так просто предоставляете свои технологии?- удивилась Дженни.
  - Я же сказала, мы не жадные, - усмехнулась Мэгги, - Мы делимся всем, чем только возможно, вернее всем, что вы готовы принять.
  
  ***
  
  Большая собака вытянулась у ее ног. Дженни испуганно вздрогнула. Меньше всего она ожидала увидеть Сэма. Он же остался на Тарре.
  - Не возражаешь, что я зашел? Я теперь совсем один. Мне так одиноко, - тяжелый вздох. - И ты ушла.
  Дженни наклонившись, коснулась густого меха, погладила собаку по голове. Это было странное ощущение. Она знала, что собаки здесь нет, но, тем не менее, вот она перед ней.
  На самом деле собака не говорила, просто внимательно смотрела на Дженни, и голос звучал у нее в голове.
  - Здравствуй Сэм, - сказала Дженни, потрепав его за загривок. - Я рада тебя видеть. Как ты это делаешь, это же так далеко?
  Сэм пожал плечами. - Не знаю, как объяснить. Все просто. Это как летишь, но не двигаешься. Он меня научил.
  - Роберт так тоже мог? - изумилась Дженни.
  - Не совсем. Чтобы так у него не хватит энергии. Вместе можем. Я бы поделился. - Сэм задумался, - Тоже по нему скучаешь?
  Дженни утвердительно кивнула. - Ты веришь, что его больше нет? - спросила она.
  - Не знаю... - пес вздохнул. - Я его не слышу... Тем не менее, его сознание не возвратилось на Тарру.
  - Что ты имеешь в виду?
  - Только то, что его нет среди мертвых.
  - А королева об этом знает?
  - Нет. - Сэм неожиданно хмыкнул. - У нее нет доступа в пещеры Тарры. Хранитель может знать... Если конечно Кора ему сказала.
  - Кора, кто это? - спросила Дженни.
  - Основа. Ты сама знаешь.
  - Что ты имеешь в виду? - не поняла Дженни и вдруг встрепенулась, - Ты можешь переместиться туда, найти его?
  - Нет, - пес качнул головой. - Мне нужна зацепка. К тебе могу. А туда. Только если он появится, позовет. Я все время слушаю. Тихо.
  
  2. Питер.
  
  Звонок от Дэниэла Хардли, того самого адмирала Хардли оказался для Питера неожиданностью. Небезызвестный адмирал, легендарный представитель старой школы. Кто ж его не знал. Однако так получилось, что Питера связывало с адмиралом нечто большее чем просто личное знакомство. Ведь именно Хардли был в числе тех, кто решал его судьбу девять лет назад. Во время, как его называли, кризиса на Рее. Несмотря на то, что Питер и Роберт спасли персонал станции, разразился скандал, грозивший Питеру суровым наказанием. Они отправились на Рею в нарушение приказа. Да еще и угнали корабль, обезоружив и обездвижив охранника. Однако, благодаря их вмешательству, люди остались живы. Возвращение в реальность оказалось суровым. На Пита надели наручники и популярно объяснили, что он идиот, если думал, что победителей не судят. А Роберт умудрился выйти в ноль. Так это у тарриан называлось. Как Питу потом объяснил его напарник, во время эвакуации, Роберт удерживал энергетический купол над людьми и кораблем. Поэтому сразу после возвращения Роберта отправили в лазарет, где никто не мог понять, что с ним делать, а Пита в изолятор. И так на десять дней, пока Роберт приходил в себя. Тут как раз и таррианский транспортник подоспел. Угон корабля Роберт взял на себя, как впрочем, и охранника. Что, по сути, правда. Роберт очень хитро того вырубил, легко коснувшись пальцами висков. К Роберту, как к представителю Тарры не могли предъявить обвинения. Хотя Пит и подозревал, что тому все-таки досталось. Был там длинный список из многих пунктов по таррианской безопасности, которые Роберт нарушил. Да и представления о дисциплине и субординации у тарриан довольно специфические. В ситуацию с Питом вмешался, тогда еще, вице-адмирал Хардли. Хотя сейчас Питер подумал, что не обошлось без тарриан. Пит отделался легким административным взысканием и получил... награду.
  Сейчас Хардли пригласил его на встречу. В штаб-квартиру объединенного флота на Земле. И Питер не имел ни малейшего представления, о чем пойдет разговор.
  В кабинете, кроме адмирала находился еще один человек. Одет в гражданское, но военную выправку не спрячешь. Высокий, плечистый коротко стриженный, с серыми, очень светлыми, почти прозрачными, глазами мужчина лет тридцати пяти - сорока.
  - Присаживайтесь Вэйн, - Хардли указал ему на стул. - Позвольте вам представить коммандера Рэя О'Доннела. О'Доннел, участвовал в операции на Ниадане. Слышали о такой?
  Питер утвердительно кивнул. О'Доннел привстал, пожимая Питеру руку.
  - Вэйн, вы не догадываетесь, зачем я вас пригласил? - спросил адмирал.
  - Не имею ни малейшего понятия, сэр.
  - Вы отличный пилот, Вэйн. Как вы отнесетесь к тому, если я предложу вам аналитическую работу?
  - Аналитическую? - переспросил Пит.
  - Вернее следственно - аналитическую, - загадочно добавил адмирал.
  - Позвольте узнать, в чем она заключается. Поиграть в шпиона, сэр?
  - Не совсем в шпиона, - адмирал улыбнулся, - Пропавшие транспортники. Вам это ни о чем не говорит?
  - Говорит, конечно. Насколько мне известно, пропал еще один...
  - Я так и думал, что вы в курсе. Расследование возобновлено. И теперь им занимается наше ведомство. Если точнее, курирую лично я. Вам же хочу предложить быть моим специальным представителем. О'Доннел - ваш напарник. Он обеспечит вам боевую поддержку, если понадобится. Все-таки вы пилот, а не боец. Отчитываетесь мне непосредственно. С полномочиями ознакомитесь. Они у вас довольно широкие. Здесь, - Хардли указал на инфоноситель, - Собраны все имеющиеся у нас, на данный момент, материалы. Также, я скопировал дополнительную информацию, на первый взгляд, не имеющую отношения к делу. Вы это потом посмотрите. Согласны?
  Пит задумался. С одной стороны он и сам собирался заняться этими транспортниками, неофициально конечно. А здесь, уполномоченный представитель адмирала. Заманчиво. Собирая информацию по транспортникам, он сможет подобраться к тому, что его действительно интересует. А именно, пропажа и гибель его друга, ведущего это расследование ранее. Хм. О'Доннел - кто он? Хардли говорил о Ниадане. Помнится, Роберт побывал там, в качестве медика...
  - Соглашайтесь, Вэйн. Вы же понимаете, что меня интересуют не только транспортники, - сказал адмирал. - Не ошибусь, если скажу, что у вашего друга есть поклонники и среди высшего руководства, - он многозначительно усмехнулся.
  И Питер согласился.
  - Раз мы обо всем договорились, - сказал Хардли поднимаясь, - Жду ваш отчет через неделю. - Адмирал кивнул, давая понять, что встреча окончена.
   - Позвольте заметить, сэр, - спросил Питер, перед тем как уйти. - Последний транспортник немного выбивается из общей картины. По техническим характеристикам и месту пропажи...
  - Это тоже показалось вам подозрительным? Тем не менее, его пропажа сыграла нам на руку. Именно благодаря ей, мы продолжаем разбирательство, - заметил адмирал.
  Питер покинул кабинет вместе с Рэем. Не сговариваясь, они зашли в ближайший бар на углу.
  - Виски будешь? - спросил Рэй.
  - Пожалуй, сейчас самое оно, - согласился Пит.
  Они заказали сразу бутылку, потыкали пальцем в меню, выбираю закуску, и уселись за столик в глубине зала. Официант принес выпивку. Выпили, не чокаясь. Каждый помолчал, подумал о своем.
  - Я так понимаю, ты знаком с Робертом? - спросил Пит, наполняя снова стаканы.
  - Да, мы работали вместе на Ниадане. Он состоял медиком в моей группе.
  - Слышал об этом. Хотя слабо себе представляю как.
  - Как, как. Сложно ему приходилось поначалу. Он мне потом объяснял, как блокируется, чтобы не слышать. Надеюсь, ты понимаешь, что он имел в виду под "слышать". Но ребят мне вытаскивал. Приходилось. Это не совсем медицина, в нашем понимании. У тарриан какая-то особая бесконтактная технология, завязанная на энергии. Знаешь, какой у него позывной был? - Рэй усмехнулся, предвкушая реакцию - Танцор.
  - Почему танцор? - удивился Пит.
  - Драться он не любил, всегда уходил от удара. Совершенно потрясающая техника. Двигается, как танцует. Мы так познакомились. Уж не знаю, чего его занесло на нашу военную базу, и что он умудрился не поделить с Гориллой. Был у нас один тип. Вот такой. - Рэй со смехом отобразил в воздухе широченный квадрат. Он подхватил из тарелки картошку, макнул ее в соус и отправил в рот.
   - Мозгов нет, сплошные мышцы, - продолжил он прожевав. - Меня снесет. Ну, в общем, влетели мы в столовку, когда у них уже драка в самом разгаре. Горилла ревет, кулачищами машет.
  Таррианин, по сравнению с ним - цыпленочек. У него торс, что у Гориллы рука. Но скорость, с которой он двигался и как он это делал. Я на мгновение застыл, никогда подобного не видел. - Рэй закрыл глаза. Перед ним возникла картина. Горилла, летящий в прыжке, сметает несколько столов. И таррианин, на скорости, изящным, но как бы презрительно небрежным движением, уходит в сторону в самый последний момент. Кулак Гориллы врезается в стенку...
  - Потом мы на Горилле повисли, конечно. Еле оттащили. А Роберт к нам подался, у меня один из офицеров владел любопытной боевой техникой. Они друг друга обучали. Красиво. Ты, я так понимаю, с ним давно знаком.
  - Девять лет. Знаешь, кто он на самом деле?
  - Да, позже узнал. От Хардли, кстати. У нас была одна операция... Гм. Сомнительное дело. Даже сейчас не могу рассказать все подробности. Возглавлял операцию некто контр-адмирал Джексон, если тебе это имя о чем-то это говорит.
  Пит кивнул. О Джексоне ходило много разного и, в основном, не очень хорошего.
  - Хардли вмешался, пригласил Роберта консультантом - аналитиком, прямо на совещание, где обсуждались планы операции. Ну, Роберт по полочкам и разложил все, так сказать, за и против. Отлично разложил, у него не голова, а компьютер. Откровенно, без сантиментов, с этаким невозмутимым выражением лица. Ну, как он умеет... - Рэй замолчал, побалтывая виски в стакане. - Выдал информацию и удалился, оставив нас сидеть с открытыми ртами. Джексон, помню, взбесился... Набычился весь. Типа, какой-то мальчишка вздумал его учить. Роберт, в свои двадцать восемь, выглядел ну совсем школьником. Тогда Хардли популярно и объяснил кто Роберт такой. Нужно было видеть лицо Джексона. Да...
  Пит хмыкнул, живо представляя себе эту картину.
  - Роберт собирался участвовать в операции, но его не допустили. К слову сказать, не без вмешательства Хардли. У него был какой-то уговор с их королевой. Под предлогом, что это слишком опасно. Хотя это и вправду было опасно.
  - Хм, у королевы с Хардли? - задумчиво произнес Питер. - Это объясняет, почему расследованием занимается именно он. И что произошло дальше? Я так понимаю, на этом все не закончилось. Роберту запреты никогда не мешали.
  - Не совсем. В тот раз он остался на базе. А мы. Джексон все равно все сделал по-своему. И Роберт, кстати, оказался прав, на все сто процентов. Вляпались мы тогда. Серьезно так, вляпались. Я думал уже все, кранты нам пришли. Не поверишь, послал ему мысленный сигнал. Он как-то шутил - подумай, и я услышу. Вот я и подумал. И он прилетел. Представь, сидим мы такие, окруженные со всех сторон, считаем последние минуты. И тут над головой, просто ниоткуда, материализуется таррианский корабль. Окружил нас защитным полем. Поднял на борт и вывез. - Рэй устало вздохнул, - Я и моя группа перед ним в долгу...
  - Ничего себе, - покачал головой Пит. Он вдруг вспомнил, что как Роберт с ним ни бился, у него так и не получилось телепатически дотянуться до друга. Пит оказался не способным. Роберт, со смехом, объяснил, что он, Пит, не умеет правильно думать, слишком много мусора.
  - Да, перебросил нас на Ноду. Их станцию. Мы там три недели приходили в себя, под бешеные вопли командования. Ну представь, где Нода и где наша база, - Рэй улыбнулся в первый раз за все время разговора. - Вот после этого случая он с нами медиком и остался. У нас, правда и миссии другие стали, более миротворческого характера, что ли.
  - Значит, ты тоже летал на его корабле. Королева упоминала, что он никого к нему не подпускал...
  - Да. Но, как только мы загрузились на борт, он мгновенно ушел в ускорение, и все вырубились. Очнулись на подходе к станции. Даже не спрашивай, с какой скоростью он шел...
  Они еще долго сидели. Пили, говорили, вспоминали...
  
  Вовремя Питер оказался на Земле. Не будь он здесь, возможно встреча с Хардли и не состоялась. Вообще-то он взял отпуск. Хотел встретиться с этой девушкой. Дженни Кларк... Пит рассматривал фотографии из досье, которое передал ему Хардли. Любопытная подборка материалов. Много чего в ней находилось, в том числе и на Роберта.
  Пит налил себе коньяка и задумчиво отхлебнул. Хм. Какая девушка. Тоненькая, хрупкая, немного взволнованная. Еще бы, девочку допрашивали. И в связи с Маллией и по поводу ее поездки на Тарру. Конечно, это назвали "побеседовать", следователи были предельно вежливы, но нужно называть вещи своими именами...
  Пит опрокинул в рот остатки коньяка и снова налил. Что-то он много пьет в последнее время. Пора завязывать. Он отставил бокал на столик и снова углубился в досье.
  А вот и записи допроса, Хардли их тоже приложил. Удивительно как она держалась. Отвечала на все вопросы сдержанно и спокойно. Питер улыбнулся, но именно такое сравнение пришло ему в голову, как настоящая таррианка.
  Пит опоздал, не успел с ней встретиться. Дженни уже уехала на Старис. Он еще раз посмотрел на фотографию. Огромные испуганные глазищи. Такую хочется опекать, защищать... Что же Старис ему тоже подходит. Роберт начинал свое расследование именно оттуда. Пит вместе с Рэем прибудут на Старис через три недели. Тогда можно будет встретиться и с Дженни. Ему вспомнился Роберт. И Пит почему-то подумал, что за девочкой нужно приглядывать. Так, на всякий случай.
  
  Они занимались расследованием уже больше месяца. Пит проверял все, к чему у него получалось дотянуться. Документы, записи, банковские счета. Не гнушался даже хакерскими атаками. Аккуратненько так, точечно. Пит усмехнулся. У них в команде появился еще один человек. Терри. Неразговорчивый молодой парень с вечно покрасневшими глазами. Немного странный, но дело свое знал. По части компьютерного взлома Терри не было равных. Интересно как его заполучил Хардли. Рэй хитро посмеивался. Хардли умел находить специалистов, и что самое главное, их удерживать. Сам Рэй в команде выполнял функции дубинки. Если приходилось надавить или припугнуть...
  Чем глубже Пит погружался в расследование, тем больше у него возникало вопросов.
  Подозрения королевы имели под собой основание. Вроде бы банальная контрабанда товаров и оружия, а ниточки тянулись на самый верх. И ведь у него сразу закрались подозрения, как только обнаружилось, что в пропавших транспортников перевозили оружие. Связано ли это с Маллией - планетой, добровольно поставившей себя на карантин по отношению ко всему остальному миру, неизвестно.
  Планета не входила в содружество и не вела с ним никаких дел. Тем не менее, эта планета вполне могла нелегально покупать товары и оружие. Но стояло ли именно это за случайной пропажей транспортников? Хм. Пока непонятно.
  Зачем и кому понадобилось привлекать к расследованию таррианского пилота? Была ли это попытка досадить таррианам или охота шла непосредственно на Роберта, и его заманили в ловушку? Допустим, кто Роберт Астер на самом деле, могли и не знать. Он никогда не афишировал свой статус. Или то, что произошло с его другом, вообще никак не связано с транспортниками, а просто роковое стечения обстоятельств? Но в таком случае, непонятно, что же заставило Роберта так сильно отклониться от курса. Вопросы, вопросы... На которые нет ответа.
  
  Как же хорошо, когда у тебя широкие полномочия, и ты назначен специальным представителем адмирала флота. Перед Питом открывались любые или почти любые двери. Сейчас он встречался с командующим базы, для которого Роберт подготовил отчет.
  Паттерсон пригласил его в свой кабинет. Хорошенькая блондиночка принесла им кофе.
   - Скажите коммодор Паттерсон, что навело вас на мысль задействовать в расследовании таррианского пилота? - Питер откинулся на спинку кресла, с удовольствием смакуя ароматный напиток.
  - Мы не планировали ничего подобного. - Паттерсон улыбнулся, - Астер в то время находился на нашей базе. Он это сам предложил.
  
  3. Хлоя. (Маллия).
  
  С утра зарядил дождь. Серый и беспросветный. Хлоя проснулась, стуча зубами от холода, подтянула одеяло до самого подбородка, но помогло не особо. Одеяло старенькое, протертое, совсем не грело. По окну стекала влага, сконденсированная за ночь. Этот противный звук капающей воды, в комнате и снаружи, разбудил ее. Как же она ненавидела зиму. Полгода холодной дождливой погоды. И эта сырость и плесень... Чуть не досмотришь, она появляется, расползается по квартире как зараза. Дома ничуть ни лучше, чем на улице, разве что на голову не льет. Когда-то в далеком детстве, Хлоя что-то такое припоминала, вроде зимой было теплее. Но возможно это ей только так кажется. Детство свое Хлоя помнила смутно. Вообще прошлое быстро забывалось. Да и зачем помнить это прошлое, только голову забивать ненужными вещами. Недавно передавали программу, там говорилось, что холод полезен. Нужно спать в неотапливаемом помещении. Отапливаемом. Слово-то, какое, знакомое. Только поди, вспомни, что оно означает.
  Под дверью завыл ветер. В комнате потянуло сквозняком. Вот забыла вчера подоткнуть полотенце, а там такая щель. Хлоя поежилась, потянулась. На часах без десяти семь. Рано для выходного, но раз проснулась, придется вставать. В кровати холодно, уснуть вряд ли получится, начнет двигаться - быстрее согреется. Она резким движением сбросила одеяло, быстро натянула на себя свитер и носки. Подумала, что завтра обязательно ляжет спать в свитере. Потом засунула ноги в тапки, и, позевывая, поплелась на кухню.
  Хорошо, что сегодня нерабочий день, в такую погоду выходить из дома совершенно не хотелось.
  Так, первым делом поставить чайник. Хлоя подошла к раковине и открутила кран. Оттуда раздалось, уже ставшее привычным, шипение, затем тонкой струйкой потекла вода. Повезло, вовремя. Она быстро подставила под кран большую железную кружку, но та не успела наполниться и до половины, как кран вновь натужно зашипел. Из него вытекло еще несколько капель и все стихло. Хлоя немного подождала, но вода так и не появилась, она туго закрутила кран. Вздохнув подумала: "Ну вот, не успела, воду отключили. Эх, нужно было раньше встать". С нынешним режимом экономии, воду давали только по ночам. А вчера она так устала на фабрике, что вырубилась, поленившись делать запасы. Понадеялась, что воду не отключат, выходной как-никак, и с утра получиться наполнить ванну.
  Хлоя заглянула в чайник, в нем осталось немного воды. Умыться не выйдет, но хоть чаю попьет. Хлоя поставила его на плиту, чиркнула спичкой. Теперь заварка. Она открыла баночку и принюхалась. Да, заварка у нее хорошая. Вот непонятно, где Фрэнки такую достал. Он всегда старался принести чего-нибудь вкусненького и совсем не того качества, что выдавалось в магазине.
  Фрэнки... Хлоя вздохнула. Соседка, в последнее время, поглядывала на нее подозрительно. Но это точно не из-за Фрэнки. Он всегда приходил поздно ночью и уходил до рассвета. Вряд ли его кто-то видел. Интересно, о чем соседка думала? Хлое двадцать три, и она давно должна родить солдата для страны или даже двоих. Хлоя скривилась. Как-то не очень ее привлекала подобная перспектива. Рано или поздно придется об этом подумать, но время у нее пока еще есть. Если бы только соседка узнала, что у Хлои незаконный сожитель... От этой мысли стало смешно, почему-то представилось и без того вытянутое, лошадиное лицо соседки. Хлоя хихикнула. Нет, встречаться с кем-то - еще не нарушение закона, но подобные отношения не приветствовались. А Фрэнки, он так посмотрел на нее, и Хлоя сразу поняла, все у них хорошо, ничего преступного в их отношениях нет.
  Хлоя обхватила чашку руками, стараясь согреть замерзшие пальцы, и уселась на подоконник. Глотнула обжигающую жидкость. Приятное тепло разлилось внутри. Хорошо. Она смотрела на бьющие в стекло капли. Какое низкое небо, тучи совсем сгустились, и ливень, с порывами ветра. Вот эти дожди зимой особенно доставали. От них ничего не спасало. Пока до работы добежишь, обязательно вымокнешь до нитки.
  Не вставая с окна, Хлоя потянувшись, достала со стола пачку сигарет и закурила, затянулась с наслаждением. Она снова посмотрела в окно. Напротив, под магазином собиралась очередь. Женщины, замотанные в платки, в однотонных плащах, с отвисшими кошелками в руках. Жалкой кучкой они толпились под козырьком магазина, стараясь укрыться от непогоды. Козырек не вмещал всех, и не особо спасал от косых струй воды. Магазин откроется только в восемь. Это еще почти сорок минут ждать под проливным дождем. Хорошо, что ей ничего не нужно. Она отоварила талоны позавчера. А новые получит только в середине недели. Все-таки ей повезло, жить рядом с магазином, это своего рода удача. Всегда видно, если что-то хорошее завезли. Хлоя научилась делать небольшие запасы на случай, если талоны задержат или в магазине все расхватают. Вот разве что сигареты, снова заканчиваются, и Фрэнки не попросишь принести - ему совсем не нравится, что она курит. С сигаретами да, проблема. Норму снова урезали. Разделили на женскую и мужскую. Мужчинам выдают больше. А еще она слышала, что женщинам вообще скоро запретят курить. Вроде бы слишком вредно курение для здоровья потенциальной матери. Хлоя вздохнула, надеясь, что это только слухи и до таких радикальных мер дело не дойдет.
  В глубокой выбоине на дороге образовалась здоровенная лужа. Двое детей с визгом прыгали посредине, обдавая прохожих снопом грязных брызг. Женщина, по-видимому мать, пыталась успокоить детей, взяв одного из них за руку, чтобы увести. Ребенок кричал и вырывался, а второй повис, вцепившись в другое плечо женщины, и что есть силы колотил по земле ногами. Женщина оставила попытки их утихомирить, и дети снова принялись за свое, не обращая внимания на недовольство взрослых. Хлоя поморщилась. Детей она не любила.
  Если дождь чуть-чуть уменьшится, она, наверное, выйдет. Хотя бы немного пройтись. По ощущениям, на улице все равно теплее.
  Хлоя соскользнула с подоконника и с сожалением отставила пустую чашку. Хотелось еще чаю, причем крепкого, она все-таки не до конца проснулась. Но если использовать заварку в таких количествах, никаких запасов не хватит. Лучше залить кипятком то, что осталось в чашке. Второй слив - не так уж плох, а заварку можно сохранить на вечер. Она отрезала кусок хлеба, достала из холодильника пачку маргарина, и намазала его тонким слоем. Для завтрака сойдет. Многолетняя привычка не есть много с утра. Взгляд упал на висевшую возле окна полку. Цветная бумажка, сложенная вдвое. Там еще оставался кусочек шоколада. Но это тоже на вечер, особенно, если Фрэнки придет. Хлоя с сожалением посмотрела на почти закончившуюся плитку. Вот если бы он принес еще шоколада, особенно того вкусного - горького, как месяц назад.
  Прошлый раз Фрэнки удивил ее. Притащил продуктов. Овощей разных. Некоторые из них она и не видела никогда. Лучше бы мяса принес или рыбы. Странно как-то. Фрэнки никогда к овощам особой любовью не пылал. А тут приготовь и все. Ну, она приготовила, конечно, что ей жалко. Часть потушила, остальные в духовке запекла. Так Фрэнки ничего есть не стал, с собой унес. И не объяснил зачем.
  В комнате заработал телесет. Ага, уже восемь. Как всегда по выходным, началась утренняя передача новостей. Снова говорили о последствиях аварии. Это же надо было додуматься подорвать что-то в горах и вызвать обвал, а потом пытаться замаскировать его под землетрясение. Но следователи сразу разобрались. Никакое это не землетрясение. Залегли гады - вредители где-то в горах. Даже говорят, база у них там целая построена. Накрыли базу. Облавы прошли по всему городу. Были у них свои люди и здесь. Такая отрава быстро расползается, если не пресечь ее на корню.
  Как уже надоели эти диверсанты. Что же им всем неймется? Хлоя не понимала. Живи себе, работай, выполняй свой долг, делай то, что тебе говорят. Но все равно вылезает какая-нибудь недовольная погань. И откуда они такие берутся? Почему их нельзя уничтожить одним махом? Слишком добр, слишком справедлив президент. Преступников ловят, а потом перевоспитывают. Делают из них полноценных граждан. Она видела одного такого по телесету. Он плакал, умолял о прощении, раскаивался, говорил обо всех ужасных деяниях, которые он совершил. А потом попросил сделать его солдатом. Он будет искупать свою вину, защищая родину.
   Дождь, между прочим, стихает. Хлоя снова выглянула в окно. На улице заметно посветлело. Она услышала мерный рокот. По небу плыл транспарант: "Ричард Ван Дюррен, самый справедливый президент в мире", гласила надпись.
  
  4. Дженни. (Старис).
  
  Горы были высокие, серые и безжизненные. Повсюду валялись мелкие острые камни. Кое-где из-под земли поднимались тонкие струйки дыма. Дженни стояла на вершине. Впереди, у самого края, спиной к ней сидел мужчина. Он свесил ноги над обрывом и кидал вниз камешки. Фигура мужчины показалась Дженни до боли знакомой.
  - Роберт... - прошептала она, и сердце бешено забилось. - Роберт... - Дженни бросилась к нему. - Роберт!
  Мужчина обернулся. Он изменился, Дженни сначала не могла понять, что изменилось. Это без сомнения был Роберт, но какой-то другой. Худой, совсем худой, почти изможденный, и очень бледный. Под глазами залегли темные тени. А волосы отросли - длинные, спутанные волнистые пряди развевались на ветру.
  Он улыбнулся. Дженни только сейчас заметила, что глаза у него снова темные, и вспомнила, объяснение королевы, почему глаза меняют цвет. Девушка с некоторой опаской подошла к самому краю, посмотрела вниз. Увидела знакомую долину и извивающуюся ленту реки, блестящую на солнце. Жарко, воздух совсем горячий и ветрено. Они так высоко. Вид - совершенно завораживающий. Горы, горы, острые красноватые вершины, а между ними синеют озера, и так до самого моря или океана, тонкой полоской, виднеющегося на горизонте, и линия облаков над ним. И солнце, нещадно палящее в небе и птицы, кружащие над головой.
  - Роберт? Это действительно ты... ты жив? - спросила она, осторожно присаживаясь рядом.
  - Не знаю, - он покачал головой.
  - Что значит, не знаешь? Как ты можешь не знать... Скажи, тебе больно? У тебя глаза темные.
  - Нет, я ничего не чувствую, - снова легкое движение головой.
  - Совсем ничего?
  - Наверное. Почти, - он нахмурился.
  - Но ты пришел ко мне, ты вернулся.
  - Я не мог прийти, Дженни. У меня больше нет энергии. Совсем нет. Это ты здесь, - улыбнулся. - Не ожидал, но я рад. - Роберт придвинулся, и Дженни почувствовала тепло, исходящее от его тела.
  - Меня убедили, что тебя больше нет, но я не верила, скажи... скажи, что это не так.
  - Я не знаю... - вздохнул.
  - Сэм говорил, ты должен был вернуться на Тарру, твое сознание вернуться... но ты здесь, значит, не умер, ведь так? - не унималась Дженни.
  Он не ответил, посмотрел на свои руки, развернув их ладонями вверх, и Дженни заметила, что руки все в красноватых точках - следах от инъекций?
  - Они похоронили тебя... - прошептала она, прижимаясь к нему всем телом.
  - Да, я знаю. Белые цветы разметал ветер... я видел.
  - Ты... ты был там?
  Он кивнул.
  - Но почему же тогда они решили?.. - Дженни не договорила, стиснула кулаки до хруста.
  Он усмехнулся, пожал плечами. - В пещеры меня не пустили, не спрашивай почему, а остальные - не знаю. Я же говорю, у меня нет энергии. Для них всех, я больше не существую.
  Роберт поднялся и, широко раскинув руки, скользнул с обрыва. Он не падал, а парил, поддерживаемый воздушными потоками.
  - Я сплю, - подумала Дженни, - Я не боюсь высоты. Если я сплю, со мной ничего не случится. - Она разбежалась и прыгнула вслед за Робертом. Небо и земля поменялись местами, ее закружило. Она падала, камнем падала вниз... земля стремительно приближалась. Дженни зажмурилась. Вдруг почувствовала, как чьи-то руки подхватили ее и падение замедлилось. Она открыла глаза. Роберт крепко прижимал ее к себе, они плавно спускались.
  - Ты, что делаешь, - прошептал он.
  - Но это сон, что может случиться, - удивилась она, когда Роберт бережно поставил ее на землю.
  - Никогда так больше не делай, - нахмурился, - Я не всегда могу оказаться рядом. В таком сне, лучше не падать.
  - Роберт, скажи, как тебе помочь? Мы приедем. Я уговорю всех. Мэгги согласится, они ведь собрались вместе - твоя команда.
  - Нет, Дженни. - Он нахмурился. Сейчас нельзя.
  - Почему?
  - Нельзя и все. Не могу объяснить. Просто знаю, - тяжелый вздох, - Меня что-то ест... изнутри.
  - О чем ты?
  - Не знаю, как описать. Это внутри меня. Не больно, но неприятно, - он поморщился. - Грызет. Давит. Мысли путаются. Я стал забывать. Тебя вот почти забыл. Но ты пришла, - Роберт виновато улыбнулся.
  - Не пугай меня, ты говоришь как Сэм. Тем более, мы должны приехать, - возразила Дженни.
  - Ты же не знаешь, что меня ест... - сказал он со смешком, - может быть, я где-то там внизу, в земле и...
  - Не говори так, - перебила она. - Я тебя чувствую, - она прильнула к его груди, - я слышу, как бьется твое сердце, ты не мог умереть.
  - Убедительно говоришь, даже я поверил, - он улыбнулся.
  Дженни схватила его за руки, рванула на себя и пространство вокруг потемнело. Через несколько секунд пришло понимание - они, все также обнявшись, стоят посреди ее спальни... Вот кровать, где она заснула вечером, а сама Дженни в пижаме. Девушка оглядела себя и залилась краской.
  - Ничего себе, - удивленно прошептал Роберт. - Кажется, я дал тебе больше, чем рассчитывал. Оставил часть себя, когда раскрыл сознание, - пояснил он, - не все, меня полностью ты бы не выдержала, но и этого достаточно. Видимо, я живу в тебе.
  - Ты хочешь сказать, это все только мое воображение. Да нет же, помнишь, ты переносил меня к себе на Тарру, сейчас ты у меня, только и всего, - возразила Дженни.
  - Возможно... скорее всего. Не знаю, - пожал плечами и вдруг пошатнулся. Дженни увидела, как его руки белеют, становятся прозрачными.
  - Роберт...
  - Мне лучше лечь, - сказал он и бухнулся прямо на кровать.
  - Тебе плохо, что мне делать?
  - Все нормально. Сейчас пройдет, кажется. Иди сюда. - Он протянул ей руку, - посиди со мной. Дженни взяла его за руку и села рядом. - Не исчезай, пожалуйста, - попросила она.
  Как бы в ответ на ее просьбу, он перестал казаться прозрачным.
  - Я сейчас вырублюсь. Дальше не знаю, - закрыл глаза.
  - Роберт, подожди, не спи. Погоди минутку. Если тебе плохо, значит это потому, что тебе там плохо, понимаешь? Если бы ты умер, ты не мог бы чувствовать.
  - Он посмотрел на нее сонно, уже не понимая, и снова закрыл глаза.
  Дженни сидела рядом, не выпуская руку, прислушиваясь к его дыханию. Потянулась, бережно провела пальцами по лицу. Роберт выглядел таким спокойным, чуть улыбался во сне. Ресницы, длинные и загнутые, тенью лежали на щеках. Дженни улыбнулась, подумав, зачем мальчику такие ресницы. Потом аккуратно, чтобы не разбудить легла рядом, свернулась калачиком и уснула.
  
  Она проснулась, обнимая совершенно мокрую от слез подушку. Подскочила на кровати. Сердце учащенно забилось. Роберт... Он ей не снился с тех самых пор, с момента ее полета на Тарру. Дженни столько о нем думала, но когда связь между ними прервалась, она перестала видеть его даже во сне. А сейчас, этот сон, он граничил с реальностью. И горы. Они до сих пор стояли у нее перед глазами. Те же самые горы, вулканическая планета - Маллия. Дженни слишком хорошо помнила тот пейзаж.
  - Сэм, - закричала она.
  - Ну что, что случилось я здесь? - Услышала она знакомый шепот.
  - Сэм, он... я не знаю, - растерялась Дженни.
  - Ну давай, думай уже. Быстрее. И картинками, картинками, - недовольно пробурчал Сэм.
  - Что скажешь? - Дженни закончила прокручивать сон в голове.
  - Не знаю, - Сэм повел плечами, - Я не слышу его по-прежнему, - а ты?
  Дженни привычно потянулась сознанием, и ничего не почувствовала.
  - Вот видишь, ты тоже, - задумчиво сказал Сэм.
  - Но он был здесь, вот прямо здесь, на этом самом месте, ты мне веришь? - воскликнула Дженни.
  - Он все не так тебе объяснил. Его сознание, а не энергия. От него должен идти импульс, а я его не чувствую. Нет импульса - нет сознания. Я все время посылаю ему сигнал. Но он молчит. Его сознание молчит, и пространство тоже. Вот Грегори там, я слышу. А его нет.
  - Но что же это тогда было? - недоуменно спросила Дженни.
  - Не знаю. Хм... Ой, - Сэм резко подпрыгнул, почесался и начал ожесточенно выкусывать шерсть на боку.
  - Сэм, прекрати, что ты делаешь? - удивилась Дженни, - Ты сгусток энергии, у тебя не может быть блох.
  - Откуда ты знаешь, может быть, у меня энергетические блохи, - обиженно заявил он.
  - Хватит паясничать, что нам делать? - строго сказала Дженни.
   Сэм принюхался. - Здесь им не пахнет. Совсем. Но, - он снова шумно втянул носом воздух. - Ты пахнешь по-другому. Хозяином. Как будто бы его стало больше. Хм. Дай мне подумать.
  
  5. Надир. (Маллия).
  
  Вода вытолкнула его на поверхность. Вовремя - воздух в легких практически закончился. Он сделал несколько глубоких вдохов, восстанавливая дыхание. Там где он находился, было темно. Абсолютная, густая, почти осязаемая темнота. На какое-то мгновение он подумал, что ослеп. Внезапно тьму пронзила яркая, светящаяся точка, которая стремительно приближалась и увеличивалась. Вспышка ослепила, заставила зажмуриться. Когда он снова открыл глаза, темнота отступила, будто с глаз сорвали пелену. Но изображение казалось размытым. Неясные цветовые пятна, сверкающие огоньки, рассыпанные по стенам. Попытался сфокусироваться, однако получалось с трудом. Образы, звуки, что-то неуловимое. Он находился в глубоком туннеле и вокруг вихрем проносились обрывки изображений. Люди, лица, образы, он знал их, возникали перед ним на доли мгновения и исчезали. Их сменяли другие. Что-то уходило от него, что-то, что хотелось бы задержать, сохранить... он рванулся, в попытке дотянуться, но не мог сдвинуться с места... Следующая вспышка стерла все образы, и изображение погасло, как если бы кто-то нажал на кнопку, стало тяжело дышать, словно на него набросили толстое покрывало, он снова погрузился во тьму.
  
  Резкий рывок, по телу прошла судорога, он открыл глаза. Попробовал пошевелиться, но у него ничего не вышло. Получилось только крутить головой, это позволило хоть немного осмотреться. Он лежал на кровати в небольшой, светлой комнате. Повсюду какие-то приборы, от которых к нему тянулись многочисленные провода, подсоединенные к телу, на приборах мигали лампочки. Он не понимал их назначения, но откуда-то знал, что это провода и приборы. Он приподнял голову. Раздался мерный, повторяющийся сигнал и один из индикаторов замигал. Он повернулся на звук, силясь понять, что это значит. В комнату вошел немолодой тип в очках, подошел к нему, внимательно ощупал голову, заглянул в глаза, посветил в них фонариком.
  - Интересно, как цвет поменялся, глаза совсем черные, - пробормотал он, - Тебе больно?
  Он ничего не ответил, продолжая разглядывать склонившегося над ним человека. Мужчина внимательно посмотрел на приборы, считывая надписи, потом взял его за руку, подержал, задумался, еще раз глянул на приборы и уставился ему прямо в глаза. Потом резко отвел взгляд, прошептав:
  - Что же ты так смотришь, прямо пробирает... Однако. Взгляд осмысленный, - мужчина наклонился к нему и спросил, - Эй, ты, слышишь меня, эй?
  Осмотр был ему неприятен. Хотелось, чтобы мужчина убрал руки, но шевелиться, по-прежнему не удавалось. Он догадался, что обращаются к нему, но промолчал выжидая. Резкий неприятный звук, раздавшийся совсем рядом, заставил его дернуть головой.
  - Ага, на звук ты реагируешь, - удовлетворенно констатировал мужчина. - Я сейчас вернусь, - бросил он, выходя из комнаты.
  Он снова остался один. Ощущения были странные. Когда мужчина спрашивал, он не сразу понимал, о чем тот спрашивал. Смысл доходил с опозданием, так же как названия и назначения предметов. Сначала, он воспринимал речь, как набор звуков, но через несколько мгновений звуки обретали форму, а слова становились понятными и привычными. Это вызывало странное чувство, но он не мог понять какое. У него ничего не болело, он ощущал свое тело, даже можно сказать, чувствовал, как кровь пульсирует в венах, но при этом совершенно не мог двигаться. Он чувствовал себя так, будто только что проснулся, перед глазами все еще витали обрывки сна, что-то важное, казалось еще чуть-чуть и придет понимание, но образы ускользали.
  
  В комнату вошли двое. Уже знакомый ему тип в очках и другой, моложе. Пожилой снова подошел к нему, окинул внимательным взглядом, а затем, повернувшись ко второму мужчине, произнес:
  - Фрэнк, посмотрите, он пришел в себя. Показания приборов абсолютно нормальные. Образец полностью прижился. Вот только глаза, совершенно черные, зрачка почти не видно, но на свет реагирует и на звук тоже. Этот новый, полу-биологический экземпляр, без сомнения, оправдал себя. Не думал, что у нас получится подобный эффект, так сильно отличается от всего того, что мы имели до сих пор...
  Тот, кого назвали Фрэнком, как-то нехорошо рассмеялся. Вообще, этот второй мужчина выглядел раздраженным. От него, прямо-таки, исходили волны недовольства, направленные на пожилого, и еще на нечто иное, чего он пока не знал. Фрэнк сел рядом с ним на кровати, разглядывая его. Но делал это не так, как другой. Что-то было в его взгляде, не любопытство, другое.
  - Понимаешь меня, можешь говорить? - спросил Фрэнк.
  Кивнул утвердительно, мужчина не казался неприятным. Восприятие все еще работало с опозданием. Но теперь это происходило быстрее.
  Фрэнк улыбнулся, - Понимаешь, но говорить не хочешь. Как ты себя чувствуешь, что-нибудь болит?
  - Нет, ничего, - произнес он после небольшой паузы. Его голос звучал хрипло и незнакомо.
  - Хорошо, - улыбнулся Фрэнк. - Пошевели рукой.
  Он с удивлением поднял правую руку, сжимая и разжимая пальцы. Левая рука оставалась неподвижной, несмотря на попытки ею двигать.
  - Отлично, - констатировал Фрэнк и уставился ему прямо в глаза, но в отличие от пожилого, не отводил взгляда. Странно так смотрел, пристально. Он нахмурился, ему не нравился такой взгляд. И он точно так же, в упор, посмотрел на Фрэнка, не мигая. Мужчина все-таки не выдержал, быстро заморгал и отвернулся.
  - Фрэнк, вы можете им управлять? - спросил старый и подошел совсем близко, нависая над кроватью.
  - Сейчас попробуем, Док, - ухмыльнулся Фрэнк.
  Вдруг он почувствовал, что может шевелиться полностью. Реакция была мгновенной. Выбросив вперед руку, он схватил пожилого мужчину за горло. Доктор захрипел. Он слегка ослабил хватку, рывком подтянул к себе, посмотрел на его багровое лицо, с интересом анализируя, как тот судорожно хватает ртом воздух, как пытается разжать его пальцы, как капельки пота струятся по его лицу...
  - А теперь отпусти его.
  Властный голос прозвучал в его мозгу. Голос, которому он не мог не повиноваться. Пальцы мгновенно разжались. Доктор, в изнеможении и тяжело дыша, опустился рядом с ним на кровать. Он попытался встать, но снова услышал голос:
  - Не двигайся.
  Он замер, снова не мог шевелиться. Это было так странно. Он не мог двинуть ни единым мускулом. Голос имел над ним абсолютный контроль. Он понял, что сделает все, что тот ему прикажет.
  - Фрэнк, он же мог меня убить... - жалобно отозвался доктор, морщась и потирая горло. На шее у него красными пятнами вспухли следы от пальцев.
  - Не волнуйтесь, Док, я контролирую его полностью. - Фрэнк выглядел очень довольным. - Зачем ты это сделал?
  - Мне не нравится, когда меня трогают.
  - Что ты испытывал, когда душил его, злость, ненависть? - спросил Фрэнк.
  - Ненависть?.. - задумался. - Нет, ничего такого... интерес, пожалуй. Да. Мне было интересно.
  - Потрясающе... Но ты мог его убить, разве тебе его не жалко?
  Он подумал, - Жалость? Нет, мне незнакомо это чувство.
  - Док, пожалуй мы добились того чего хотели. Никаких эмоций. Это будет совершенная машина, - констатировал Фрэнк.
  - Да уж... - доктор все еще не мог прийти в себя.
  - Можешь сесть, - сказал ему Фрэнк и он немедленно повиновался. Сел на кровати, подтянул ноги к подбородку, обхватив колени руками. Он не мог понять, почему сел именно так, но поза показалась ему привычной.
  - Ты помнишь что-нибудь из своего прошлого? - вдруг спросил его Фрэнк.
  - Нет. Ничего до момента, когда я проснулся в этой комнате.
  - Как тебя зовут?
  - Я не помню своего имени.
  - Хорошо. Как ты хочешь, чтобы тебя называли?
  На мгновение он задумался, в голове пронеслись какие-то смутные слова, понятия.
  - Надир. Я хочу, чтобы вы звали меня Надир.
  - Надир? Это имя тебе знакомо? - поинтересовался Фрэнк.
  - Нет. - Он жестко улыбнулся, его глаза сузились. - Я дошел до самого низа... Это отражает суть.
  - Надир, так Надир. Ничего не имею против, - согласился Фрэнк. - Теперь я расскажу тебя правила. Ты был в передряге, мы тебя из нее вытащили и, благодаря нашему своевременному вмешательству, ты существуешь. В какой-то степени мы твои создатели. Но за это мы берем определенную плату. Как ты уже понял, мы тебя контролируем. Ты будешь выполнять для нас работу. Любую работу.
  
  Они разговаривали в кабинете. Генерал удобно расположился в кресле. А Фрэнк. Фрэнку многое позволялось, поэтому он небрежно разместился на краю стола и поигрывал по нему пальцами, как бы выводя бесшумную мелодию.
  - Генерал, мне кажется, у нас кое-что получилось. Применение нового механизма дало довольно интересный результат, - докладывал Фрэнк. - Никакого отторжения как в случае с остальными. Мы получили абсолютный контроль. Эмоции у него отсутствуют. Отсутствие воспоминаний о прошлой жизни...
  - Как совершенно ничего? - удивился генерал, - Вы, что, умудрились стереть ему память?
  - Не думаю, видимо это побочный эффект вмешательства, - Фрэнк покачал головой. - Но есть и плюс. Он - абсолютно чистая страница, которую мы можем заполнять по нашему усмотрению. Все это наложено на великолепную физическую подготовку. Совершенная боевая машина. Вы можете отдавать ему приказы как мысленно, так и вслух, что, довольно удобно. Выполнение мгновенное. Вообще, генерал, у него изумительная реакция...
  - Хорошо, Фрэнк, ты меня заинтриговал. Когда ты приведешь мне мою новую игрушку? - удовлетворенно произнес генерал.
  - Дайте мне еще немного времени на тесты. Через неделю он ваш. Да, кстати, его зовут Надир.
  - Это ты его так назвал?
  - Нет, генерал. Он сам выбрал это имя.
  - Любопытно. Фрэнк, а что происходит в его сознании? Я хочу знать, о чем он думает, - спросил генерал.
  - Оно блокируется устройством, - замялся Фрэнк.
  - Ты что, по-прежнему не можешь его читать? Так я и думал, - разочарованно сказал генерал.
  - Сейчас это совсем по-другому. Раньше я видел, как он не пускает меня, видел его защиту. Теперь - это сплошная чернота. Полная блокировка. И он не прилагает никаких усилий, чтобы ее удерживать. Я не думаю, что он это контролирует. Все происходит как бы автоматически...
   - Или он попросту не думает. Тебе такое не приходило в голову? - предположил генерал, - А ведь это даже интересно, ты только представь, Фрэнк. Никаких мыслей.
  
  6. Фрэнк. (Маллия).
  
  Фрэнк отсутствовал всего четыре дня. Генералу срочно понадобилась инспекция одной из удаленных горных баз. Северное плато встретило по-зимнему неприветливым дождем и холодным ветром. Фрэнк брезгливо скривился. Сюрпризов он не ждал, настраиваясь увидеть привычную картину: всеобщую расхлябанность, непроходимую тупость местного руководства, смутное понимание стоящих перед ними задач и обилие техники в полурабочем состоянии... Но забор свежевыкрашен, бойцы построены. Фрэнк с тоской взирал на уныло стоящих перед ним солдат. А коммандер так и рассыпался в любезностях, изо всех сил стараясь угодить высокому столичному гостю.
  Фрэнк походил, потыкал пальцем, даже в столовую заглянул, но быстро оттуда ретировался. Вид этих полулюдей - полуавтоматов, одновременно жующих и, словно по команде, подносящих ложку ко рту, вызвал острый приступ отвращения. На следующий день, он побывал на показательных стрельбах. Фрэнк вместе с командованием оставался в павильоне, мокнуть под дождем - удел солдат. Еще полдня ушло на общий осмотр базы и сбор информации. Последующие два дня полностью отвели под учения. И снова, вполне ожидаемый результат. Фрэнк морщился, пытаясь отразить выражение глубокое удовлетворение от увиденного. Только вечером четвертого дня он, наконец, смог покинуть базу. Время было глубоко за полночь, ему предлагали переночевать на базе, но проводить здесь еще одну ночь Фрэнк не захотел.
  До столицы три часа полета на флаере. Пилота ему выделили, и Фрэнк расслабился, прокручивая в голову поездку. Отвратительное, тягостное впечатление. Фрэнк был зол, раздражен и сыт по горло. Сложно представить, как можно вообще что-то сделать с такой армией. А если, действительно придется серьезно воевать? Генерал слишком увлекся раскрытием заговоров и бесконечными зачистками, убирая тех, кто хоть как-то способен мыслить самостоятельно. Такими темпами скоро никого толкового не останется. Хотя с генерала станется, этот маньяк начнет оперировать и командиров тоже. О чем-то таком упоминал Миллард, проводивший эксперименты по улучшению модели контроля. Под эти мысли Фрэнк задремал. Из сна его выдернуло сообщение пилота, флаер заходил на посадку.
  Столица встретила переполохом, перерастающим в панику. Вулканическое землетрясение, не опасное, но довольно чувствительное. Эпицентр находился в непосредственной близости от города, что непривычно. Землетрясения обычно случались на втором материке. Как объяснили ученые - большое скопление газов в недрах вулкана. В городе обошлось без жертв и особых разрушений, пострадало несколько обветшалых строений на окраине, но постоянные подземные толчки нервировали. Что же, этим придется заняться с утра и без промедления. Такого рода события как раз его профиль. Перенаправить настроения населения в другое русло, создать ложного противника... Странно, что генерал не вызвал его раньше.
  Домой Фрэнк попал под самое утро и уселся писать отчет. Выспаться удалось в дороге, а бумажная рутина хорошо отвлекала от тяжелых мыслей. Задуматься было о чем. Смысл поездки оставался непонятен. Такого рода инспекциями он никогда ранее не занимался. Фрэнк поначалу заподозрил, что генералу зачем-то понадобилось убрать его из столицы, а это уже нехорошо. Но поразмыслив, успокоился и пришел к выводу, что о существовании Хлои неизвестно, а остальное не выглядело значительным. Как оказалось, зря.
  Утром, когда Фрэнк пожаловал к генералу с отчетом, его поджидал еще один неприятный сюрприз. Встреча прошла хорошо и закончилась, на удивление, быстро. Генерал неважно выглядел, как после бессонной ночи. Он небрежно бросил взгляд на отчет, просмотрев его по диагонали, и удовлетворенно кивнул, давая понять, что Фрэнк больше не нужен. Они попрощались, Фрэнк направился было к выходу, когда генерал небрежно бросил:
  - Да, кстати, - и сделал паузу.
  Фрэнк находился уже в дверях. Он резко замер и подобрался. Тон, которым генерал произнес фразу, содержал подвох.
  "Неужели все-таки Хлоя, что я упустил?", - холодея, подумал Фрэнк и нервно сглотнул.
  - Больше не придется заниматься твоим подопечным, мы от него избавились.
  Фрэнк вздрогнул и обернулся.
  - Что, все-таки сердце не выдержало? - уточнил он.
  - Не совсем, - генерал наблюдал за реакцией. - Отличный материал для эксперимента. Док опробовал новое устройство. Заглянешь в лабораторию позже.
  - Непременно, разрешите идти? - ответил Фрэнк, следя за тем, чтобы его лицо ничего не выражало.
  - Да, на сегодня свободен, - подтвердил генерал.
  
  Фрэнк тяжело прислонился к стене, закрыл глаза. Нет, не Хлоя, на этот раз пронесло. Он понимал, что ходит по грани. Но ради игры и цели... Фрэнк хмыкнул. Слишком многое поставлено на карту, а он, идиот, не удержался... Наличие Хлои, игру осложняло. Не хотелось, в случае провала, потянуть девочку за собой, как и давать генералу дополнительный элемент контроля. Фрэнк хорошо запомнил способ, использованный генералом для доктора и остальных. "Привлекательные высокооплачиваемые контракты, предпочтение отдается специалистам с семьями". Еще один, такой не хилый, рычажок давления... Даже начинать подобные отношения не стоило. Фрэнк вздохнул. С Хлоей придется расстаться, но он все откладывал и откладывал, никак не решаясь на разрыв.
  Однако каковы причины, побудившие генерала прооперировать пленного? Фрэнк не понимал. Да, почти двухмесячные допросы и пытки ни к чему не привели. В случае с незнакомцем обычная практика не сработала, пленник продолжал оставаться такой же загадкой, как и с самого начала.
  Генерал изменил тактику, поручив Фрэнку проводить с незнакомцем "задушевные" беседы. Простая задача - расположить к себе, завоевать доверие и вытащить хоть какую-то информацию. Нарисоваться этаким диссидентом особого труда не составило. Даже "играть" почти не пришлось, что забавляло и одновременно пугало. Фрэнк тихо посмеивался, представляя выражение лица генерала, просматривающего записи. Если тот о чем-то и догадывался, то виду не подавал и Фрэнк расслабился, решив, что пока без него не обойтись и замену найдут не скоро. То, что такое, рано или поздно случится, Фрэнк понимал.
  Общение с пленным дало неожиданный результат. Но для Фрэнка. Незнакомец задавал вопросы, внимательно слушал, но отвечал уклончиво. Вроде бы правдиво и, насколько Фрэнк мог чувствовать, совершенно искренне, однако, не выдавая никакой информации. Фрэнк так ни на шаг не приблизился к интересующим генерала ответам. Наоборот, сам проникся глубокой симпатией к незнакомцу. Иметь такого союзника... хорошая идея и очень неплохо сочетающаяся с его планами.
  Но то, что генерал отдаст незнакомца под эксперимент, Фрэнк не мог представить себе и в ночном кошмаре. Перевести подобный интеллект и, главное, на что? А эта трусливая скотина - доктор генеральский приказ выполнил с радостью и незамедлительно. Неужели вот она причина, по которой генерал удалил Фрэнка из столицы? Фрэнк, безусловно бы, вмешался. Над этим стоило подумать.
  В лабораторию Милларда Фрэнк входил, с трудом сдерживая бешенство.
  - Ну, что тут у нас, показывайте, - набросился он прямо с порога.
  Незнакомец находился без сознания. "М-да, еще жив", - с тоской подумал Фрэнк. Он не желал пленнику смерти, но такое состояние и жизнью назвать трудно. Вряд ли кто-либо, находясь в здравом уме, добровольно согласился на подобное.
  - Это устройство - наша последняя разработка, более щадящее по отношению к мозгу, - между тем, распинался доктор. - Полу-биологический имплантат, не такой громоздкий, и я бы даже сказал, полу-разумный.
  - И каковы у него шансы выжить, с вашим полу-разумным разрушителем сознания? - язвительно спросил Фрэнк.
  - Фрэнк, ну зачем вы так... Какой разрушитель. Шансы у него неплохие и могли быть выше, если бы на момент операции пленник не находился в столь тяжелом состоянии, поэтому осложнения возможны, но... - замялся Миллард.
  - А подождать с операцией, об этом вы не подумали? - не унимался Фрэнк.
  - Вы же понимаете, приказ, - Миллард виновато улыбнулся.
  Через месяц пленник пришел в себя. Результат оказался любопытным и неожиданным.
  
  Фрэнк вплотную занимался Надиром чуть больше недели. Несмотря на почти месячную кому, испытываемый находился в отличной физической форме. Раны и многочисленные порезы затянулись. Хотя процесс заживления выглядел иначе, чем до операции, когда любые повреждения затягивались быстро и без следа. Теперь это больше напоминало, как выразился доктор, "нормальную человеческую реакцию". Тесты показали, блокировку эмоционального восприятия, что вызвало у доктора абсолютный восторг.
  Полная потеря памяти, как не пытался Фрэнк разговорить своего подопечного, но бывший пленный действительно ничего не помнил, однако идиотом, в отличие от тех же солдат, не стал. Наоборот, Надир соображал с поразительной скоростью, отличался быстротой реакции и, совсем не испытывал страха. Хотя порой, вел себя как ребенок, не понимая элементарных вещей. На сравнение с ребенком, наводило и неуемное любопытство. Надир спрашивал абсолютно все и обо всем. И Фрэнк, терпеливо, объяснял, по нескольку раз. В какой-то момент, Фрэнк понял, что эффективнее всего, получается, составить и перебросить мысленный образ. Надир картинку считывал, обрабатывал информацию и укладывал где-то там у себя в голове, намертво запоминая. Второй раз к вопросу возвращаться не приходилось.
  Никаких следов прошлой личности Фрэнку обнаружить не удалось. Надир и выглядел по-другому, поменялись не только глаза, но и голос, интонации. Фрэнк терялся в догадках, то ли дело в потере памяти, то ли они смогли начисто стереть предыдущую индивидуальность.
  Бойцы Фрэнка восприняли очень настороженно нового члена команды. У них сложилось вполне устойчивое пренебрежительное отношение к модифицированным. Фрэнк старался не оставлять их наедине с Надиром, но однажды не уследил. Фрэнка привлек шум, доносящийся из казармы. Сцепились трое, его элитных борцов и Надир. Остальные держались полукругом, подбадривая товарищей. Фрэнк ахнул, не хватало только, чтобы его подопечного покалечили.
  - Остановились, немедленно, - скомандовал Фрэнк, но его никто не услышал. Он лихорадочно продирался сквозь толпу, успев заметить, как Джек влепил Надиру так, что тот отпрянул и пошатнулся, но на ногах устоял.
  Когда Фрэнку удалось протиснутся в середину, драка уже закончилась. Двое корчились на полу и стонали, а Надир восседал на поваленном Джеке и выламывал тому руку. Остальные не вмешивались, заметив подошедшего начальника.
  - Прекрати, что ты делаешь, - заорал Фрэнк.
  Надир мгновенно отпустил свою жертву и уставился на Фрэнка, удивленно моргая, словно ничего не произошло. Фрэнк выволок его из казармы и внимательно осмотрел. Под глазом вспухал кровоподтек, Джек не хило заехал. Фрэнк достал пакет со льдом и протянул его Надиру.
  - На, приложи, а то глаз совсем закроется.
  - Что это? - Надир недоуменно прижал пакет к лицу.
  - Лед, оттянет удар.
  - Что такое лед?
  - Ну холодное, ты не чувствуешь? - удивился Фрэнк.
  - Немного, кажется, - неуверенно отозвался Надир, - Почему Джек кричал?
  - От боли. Ты, что не понимаешь, ты ему чуть руку не сломал, - пояснил Фрэнк.
  - Боли... - задумчиво повторил Надир, - Да, он чувствовал по-другому, не так как я.
  - Как ты? - переспросил Фрэнк.
  - Я почти не чувствую, - повторил Надир.
  - Больше так не делай, - сказал Фрэнк, смягчаясь.
  Надир утвердительно кивнул в ответ, а Фрэнк сделал отметку, чтобы проверить. Как оказалось, Надир практически не ощущал боли, хотя и не полностью потерял чувствительность, он по-прежнему чувствовал прикосновения, реагировал на смену температур, но не так остро.
  "В чем-то это даже хорошо - своеобразная компенсация за прошлое... Однако, приятель, что же еще ты утратил?" - раздумывал Фрэнк.
  Фрэнк поставил его в спарринг со своими бойцами, результат превзошел все ожидания. Нестандартный боевые приемы, Надир явно владел хорошей техникой боя. И сейчас тело легко вспоминало отработанные навыки. Мало того, Надир обладал неожиданной выносливостью. Он легко мог вести бой в течение нескольких часов, не испытывая и намека на усталость. Фрэнк только качал головой. Это же надо, иметь такое мастерство и не воспользоваться, почему?
  
  Генерал потребовал провести эксперимент, выставив Надира на ринг. Закрытые бои без правил, только для правящей элиты. Генерала тоже ожидали, но он так и не появился. Поначалу бой проходил как обычно. По-кошачьи гибкий Надир, мгновенно уходил от противника, а потом наносил точный удар в самый неожиданный момент. Соперники менялись, а Надир, по-прежнему, казался неуязвимым. Публика ревела от восторга. Надир, с обнаженным торсом, покрытым уродливыми рубцами, производил впечатление. "М-да, шкурку тебе подпортили" - подумал Фрэнк.
  Шел уже пятый поединок подряд. Против Надира выступал Вепрь, опытный боец. Немного пониже ростом, поджарый, но шире в плечах. В какой-то момент Фрэнку показалось, что движения Надира чуть замедлились. Вепрь обрушил удар, Надир в последний момент увернулся, кулак Вепря скользнул по касательной, все-таки чуть-чуть задевая. Фрэнк насторожился. Вепрь готовился к новому удару, а Надир неподвижно застыл в центре, даже не пытаясь прикрыться.
  - Черт, - Фрэнк сорвался с места и кинулся к рингу. Надир неожиданно пошатнулся и повалился на пол как куль, будто выключился.
  - Я его не трогал, - растерянно оправдывался Вепрь, - даже пальцем не коснулся.
  Бойцов Фрэнк предупредил заранее, чтобы кулаками в полную силу не махали, не повредили ценный материал.
  Фрэнк мгновенно вмешался, забрав подопечного с ринга. Затем в лаборатории доктора, они долго не могли привести Надира в чувство, пациент не имел повреждений, но на медикаменты не реагировал.
  - Что вы думаете, Док?
  - Сложно сказать, - Миллард развел руками, - Показатели в норме, но привести его в сознание я не в состоянии.
  Через несколько часов Надир очнулся сам, будто ничего и не произошло.
  Он выглядел немного удивленным, словно не понимая, где находится, затем взгляд его прояснился и Фрэнк спросил.
  - Что ты помнишь, почему отключился?
  - Я, кажется, просто устал, - ответил Надир, после небольшой паузы.
  - Кажется ему, - недовольно пробурчал Фрэнк, - Ничего себе, а сказать об этом ты не мог?
  - Зачем? - Надир в недоумении пожал плечами.
  После этого инцидента Фрэнк стал осторожнее, однако такие внезапные потери сознания все же случались. Его подопечный просто выключался, когда на несколько минут, а то и часов и не всегда причиной оказывалась усталость.
  Случилось и еще кое-то, о чем Фрэнк умолчал в первоначальном отчете. Миллард, уверовав в успех, провел ряд экспериментов с подобным устройством, но результат оказался плачевным. После вполне удачной операции, пациенты быстро приходили в себя, а затем неожиданно умирали через несколько дней. Вскрытие показало фатальные повреждения мозга, который выглядел так, как будто подвергся разрушениям изнутри. "Вот тебе и щадящей биологический имплантат... паразит, поедающий своего хозяина", - с горечью подумал Фрэнк. Но Надир жил. Исследование мозга подопечного отклонений от нормы не выявило. Эксперимент приостановили, Миллард вернулся к дальнейшей разработке устройства, но уже не биологической версии.
  
  
  ***
  
  Они не спеша шли по центральным улицам города. Вечерело. На небе полыхал закат, окрашивая неприглядные строения в розовое. Фрэнк глянул вверх и усмехнулся, природа генералу не подвластна и он не может запретить ее красоту.
   - Осталось совсем немного, но перед тем как отвести тебя к генералу, мы должны закончить еще несколько тестов, - сказал Фрэнк.
  - После них ты передашь контроль надо мной?
  - Ну... - замялся Фрэнк. - Почему ты так решил?
  - Насколько я понимаю, генерал не допустит, чтобы его оружием распоряжался кто-то еще, он захочет владеть мною единолично, - Надир усмехнулся.
  - Не надейся, ты все равно не сможешь причинить мне вред... я, конечно же, оставил себе защитный механизм, - вспыхнул Фрэнк, - Но верно, я не смогу тобой управлять как сейчас...
  - Ты хотел сказать больше? - усмехнулся Надир, - Не будь наивным, Фрэнк. Если генерал мне прикажет что-нибудь с тобой сделать, никакой защитный механизм не спасет. - Надир неожиданно рассмеялся. - А ты ведь боишься меня, Фрэнк... Боишься утратить надо мной контроль. Успокойся, я не собираюсь на тебя нападать. Поверь, я не испытываю к тебе неприязни и агрессии у меня тоже нет.
  - Ну да, ну да, конечно... ты же у нас ничего не чувствуешь, - язвительно буркнул Фрэнк.
  - Фрэнк... я всего лишь то, что вы создали и в какой-то степени это и твоя заслуга.
  Фрэнк посмотрел на своего подопечного. В голосе Надира сквозила ирония, он улыбался. Но глаза оставались холодными и непроницаемыми, такими же, как и его сознание, которое оставалось для Фрэнка по-прежнему недоступным.
  Неожиданно Фрэнк почувствовал угрызения совести и сменил тему. - Между прочим, мы уже почти пришли...
  К тому времени на улице совсем стемнело. Фрэнк завел Надира в переулок между домами.
  - Нам туда. Ну и вонища здесь, - поморщился Фрэнк.
  Надир пожал плечами. Ему было все равно. Запахов он не чувствовал. Пригнувшись, он последовал вслед за Фрэнком в узкий проход под аркой.
  
  7. Дженни. (Университет на Старисе).
  
  Вернувшись на Старис, Дженни с головой окунулась в учебу. Шел последний год обучения. Дипломная работа. Она неожиданно сменила тему: "Светозвук в музыкальных произведениях начала двадцатого века старой эры". Преподаватели удивились, но возражать не стали. Интересное исследование, мало изученное. А Дженни вспоминала Роберта, играющего для нее на рояле, и ту удивительную музыку и вихри цвета, исходящие от инструмента. Она заказала из библиотеки музыкальные записи и все-таки нашла тут прелюдию.
  Стояла поздняя осень. Мягкая, теплая и солнечная, как всегда на Старисе. Дженни набрала ворох осенних листьев. Их горьковатый запах, нагонял тоску. Она села на скамейку, положила букет из листьев на колени и снова погрузилась в музыку, прокручивая минутную запись раз за разом. Нет, все-таки Роберт играл эту вещь по-другому. Более нервно и надрывно, что ли. Она выключила устройство и задумалась.
  - Вы позволите?
  Голос вывел ее из размышлений. Дженни подняла голову. Перед ней стоял высокий молодой человек, лет тридцати в военной форме пилота. В том, что он военный Дженни не сомневалась. Она научилась различать такие вещи. После возвращения, ей пришлось отвечать на многочисленные вопросы. И военного ведомства в том числе.
  - Вы ведь Дженни, Дженни Кларк?
  - Да, - Дженни удивленно кивнула, - Что вы хотели?
  - Меня зовут Питер Вэйн. Хотел поговорить, если вы не возражаете.
  - Присаживайтесь, - Дженни подвинулась, давая возможность Питеру сесть рядом.
  - Я... - начал Питер и замялся. Он опустил голову, разглядывая свои ботинки, и ковыряя носком в песке.
   - Роберт Астер... Он был моим другом... - Питер поднял голову и посмотрел на девушку. - Я догадываюсь, вам не хочется вспоминать об этом, но для меня важно знать, что произошло.
  Питер не был таррианином, за свой недолгий опыт общения с которыми, Дженни научилась неплохо читать людей. И сидящий рядом с ней пилот, вызывал доверие.
  - На самом деле, я уже давно ищу вас, - продолжил Питер.
  - Ездила домой. Хотелось повидать родителей... - она подняла на него глаза.
  - Да, знаю, приезжал туда, мы немного разминулись.
  - Что, неужели из-за меня? - удивилась Дженни.
  - Ну, почти, - Питер улыбнулся. - В отпуске был, а потом и по работе пришлось.
  - Не знаю, что вам сказать. Роберт - это слишком личное, - Дженни покачала головой и, повинуясь внезапному порыву, протянула ему коммуникатор, - Вот послушайте.
  - Что это? - спросил Питер, принимая у нее устройство.
  - Музыка. Вы любите музыку?
  - Музыку? - переспросил Пит.
  Дженни кивнула. Питер включил воспроизведение и прикрыл глаза. А Дженни украдкой принялась его рассматривать. Сосредоточен. И снова длинные ресницы... Волосы темно каштановые, совершенно прямые и подстрижены очень коротко, широкие скулы, плотно сжатые губы.
  - Красиво, - сказал Питер, открывая глаза. - Мне знаком этот кусок. Не скажу, что разбираюсь в музыке, но Роберт неплохо играл. Я как-то застал его за этим занятием. Он не знал, что я наблюдаю, так получилось. Договорились встретиться, я пришел чуть раньше и не решился его отвлечь. Так и стоял под стеночкой, пока он не закончил. - Пит смущенно улыбнулся. - Роберт много чего тогда играл. Но эту вещь я запомнил. Он повторил ее несколько раз, в таком безумном темпе, будто его пальцы играли в догонялки. Странное сравнение, но именно это мне пришло в голову. - Питер снова улыбнулся. - Роберт исполнял это для вас?
  Дженни утвердительно кивнула.
  - Хотите пойти на концерт?
  - Вы приглашаете меня на свидание, - Дженни усмехнулась.
  - Почему бы и нет, - согласился Питер. - Я все еще надеюсь расположить вас к себе.
  - И вытянуть из меня информацию?
  - Желательно, не стану скрывать. И это не банальное любопытство.
  - Вы собираетесь что-то предпринять? - Дженни встрепенулся, качнула головой, медные пряди тяжелой волной рассыпались по плечам. И Пит почему-то подумал, что листья такого же цвета, как и ее волосы. Рыжевато-медные, горящие.
  - К сожалению, я не могу отправиться на Маллию, - ответил он. - Полеты в этой зоне запрещены. Но если все что с вами произошло, не случайное стечение обстоятельств... моя задача докопаться до сути.
  Питер говорил искренне и так убеждено, что Дженни поверила.
  Через два дня они, действительно, пошли на концерт. Живая музыка. Современная, но довольно красивая. А потом, маленькое кафе, ужин и сладости. На следующий вечер они встретились снова и на следующий... И Дженни начала потихоньку рассказывать о путешествии, о Роберте. А Питер внимательно слушал, не перебивал, давая ей высказаться. И, посмотрев в его серые внимательные глаза, Дженни поведала ему все. И про аварию и про Марту и про ее странные сны. Единственное, о чем она умолчала, так это о Сэме и о том, как она вела корабль.
  Дженни поняла, ей важны эти разговоры, слишком долго она держала все в себе, и Питер удивительно подошел на роль слушателя. Их связывал общий друг, по которому оба скучали. Пит тоже рассказывал, о совместных с Робертом экспедициях. О том самом, кризисе на Рее, и многое другое.
  Как-то раз, они стояли под ее домом, обсуждая проведенный вместе вечер. Пит в очередной раз привел ее домой. Дженни вдруг подумала, что если она пригласит, то Питер останется. Но не позвала. Как-то это выглядело совсем неправильно. Пит, милый и серьезный одновременно, и такой надежный. Он заботился о ней, переживал, и всегда оказывался рядом. Но... Почему-то ей все время казалось, что их трое. Роберт, его незримое присутствие. Слишком много они о нем говорили, вспоминали.
  Нет, она не собирается зацикливаться, у нее, рано или поздно, кто-то появится. Не сейчас, конечно, немного позже. Но это будет не Пит. Кто-то другой, кто не знает ни о Роберте, ни о Тарре, ни обо всей этой истории. А Питер, что ж, он хороший друг. Пусть так и остается другом.
  
  - Дженни, Дженни, проснись! - Роберт, что есть силы, тряс ее за плечо. - Проснись, нужно уходить отсюда.
  Дженни подскочила и закашлялась. В комнате было полным полно едкого, густого дыма, и в тот же момент сработала пожарная сигнализация в коридоре.
  - Дженни, пойдем, скорее, - полупрозрачная фигура выступила из тумана.
  - Роберт, - прошептала девушка.
  - Не время, поторопись, - он протянул ей руку, - идем.
  Дженни вцепилась в его ладонь. На ощупь пальцы оказались совсем не призрачными, наоборот сухими и горячими. Они бросились к выходу, задыхаясь и кашляя. Девушка с ужасом увидела, как из-под двери, показались язычки пламени...
  - Не бойся, - прошептал Роберт, крепко держа ее за руку, - Мы пройдем сквозь воду. Ты мне доверяешь?
  И точно также как и тогда, на Маллии, Дженни ответила ему легким пожатием пальцев.
  Роберт надавил на дверь плечом, и та со скрипом распахнулась. На них пахнуло жаром. Дженни с ужасом отпрянула. В коридоре бушевало пламя, рушились балки и перекрытия. Жалобным треском лопнуло стекло на картине, висящей на стене. Девушка повернулась к Роберту.
  - Не бойся, я защищу тебя, - Он только и сделал, что взмахнул рукой, и, в ту же секунду, на них обрушилась стена воды. Как будто они стояли под водопадом. Дженни зажмурилась и задержала дыхание.
  - Не бойся, ты можешь дышать, идем, - горячий шепот прямо в ухо, - только поторопись, долго не удержу.
  Они выскочили в коридор. На секунду Дженни показалось, что это каменные стены пещеры, по которым стекают тонкие струи горячего пара. Они выбежали на лестницу, выбрались, наконец, наружу. Дженни почувствовала, как у нее подгибаются колени, разжала пальцы и в изнеможении опустилась прямо на тротуар. Мимо нее промчались пожарные, а из квартиры все еще доносился протяжный звук сигнализации. К Дженни подошли медики, кто-то укрыл ее плечи одеялом, протянул кислородную маску. И тут она обернулась. Роберт... Он стоял неподалеку. Размытая белесая фигура, окутанная дымом или дымкой... Дженни не разобрала, изображение дрожало. И будто убедившись, что с ней все в порядке, он развернулся и пошел прочь.
  Роберт, - закричала девушка и бросилась следом, но пошатнулась. Один из медиков подхватил ее, усадил на бортик неотложки. Когда Дженни снова повернула голову, Роберта уже не было.
  
  Дженни отвезли в больницу, но с ней оказалось все в порядке. Девушка даже дыма особо не наглоталась. Спасатели констатировали неисправность противопожарной системы, но причины возгорания все еще уточнялись, и вообще, сказали, что ей крупно повезло.
  Что делать дальше Дженни не знала. Квартира, которую она снимала последние два года, полностью выгорела, а с ней и все вещи. Хорошо, что соседка из другого крыла, не ночевала дома. Хотя вторая часть дома пострадала меньше, вещи соседки сохранились почти нетронутые. Еще из больницы Дженни позвонила Питу, он мгновенно приехал и забрал ее.
  - Поживешь пока у меня, возражения не принимаются, - сухо сказал Пит.
  Дженни, попыталась не согласиться, но посмотрела на расстроенного и враз посуровевшего Питера и кивнула.
  У Пита оказался неплохой домик. Три спальни. Две на втором этаже и одна на первом. Дженни выбрала ту, что на первом. Пит, не возражал.
  Утром Дженни проснулась от одуряющего запаха свежезаваренного кофе. Девушка отправилась на кухню и обнаружила там Пита, готовящего завтрак.
  - Доброе утро, как раз собирался тебя будить, - улыбнулся он. - Садись. Кофе будешь?
  Дженни кивнула.
  Пит поставил перед ней тарелку, и еще одну, полную всякой снеди, - Накладывай себе, чего хочешь, - и повернулся к кофейной машине. - Тебе как, с молоком, с сахаром?
  - Нет, просто черный и крепкий.
  Машина тихонько зажужжала, по кухне разлился божественный аромат. Через несколько секунд, Пит поставил перед ней дымящуюся чашку.
  - А я со сливками люблю, - сказал он, добавляя себе в чашку густые жирные сливки.
  - После знакомства с Робертом, я стала совсем вегетарианкой, - улыбнулась Дженни.
  - Ладно, мне пора, я побежал, - Пит залил в себя остатки кофе. - Я, скорее всего, уеду на несколько дней, перезвоню тебе позже, когда узнаю подробности. Ты можешь оставаться здесь. Я вернусь, разберемся с твоей квартирой. Хорошо?
  Дженни кивнула, соглашаясь. Пит быстро чмокнул ее в щеку и убежал.
  Дженни подумала, что, пожалуй, нужно найти жилье, пока Пит в отъезде, а то как-то неудобно получается.
  
  Вечером позвонила Мэгги.
  - Ма... Мэгги, привет, то есть, я хотела сказать, сайре, - Дженни исправилась в последний момент, снова чуть не назвав таррианку Магдой. Вариант имени, придуманный Робертом, подходил ей гораздо больше. Дженни вспомнила бурную реакцию таррианки и переключила внимание, вставив таррианское приветствие.
  Мэгги в ответ усмехнулась, а Дженни, так легко и ненавязчиво перешла на таррианский язык.
  - Как вы там, что нового на Ноде?
  - А, все нормально, - ответила Мэгги, - Что у тебя случилось?
  Дженни рассказала про пожар, что для таррианки оказалось не новостью, удивляясь ее осведомленности.
  - Мэг, мне показалось, что...
  - Что Роберт был там? - Мэгги не дала ей договорить.
  - Да, - Дженни кивнула.
  - Я же говорила тебе про защиту. Это вот так работает. Конечно, если что-то совсем серьезное, это тебя не спасет, но...
  Мэгги выглядела грустной и немного подавленной, но когда Дженни спросила ее, что же случилось, Мэгги замолчала, уходя от ответа. Не сказала она и о планах поездки на Маллию, наоборот звучала так, будто они никуда и не собирались, и Дженни решила не уточнять. Девушка хотела рассказать о Роберте, о странном сне, но передумала. А вдруг Мэгги решит, что это ее бурная фантазия? Ведь не поверила же ей королева, когда она говорила о собаке, даже прочитав ее память, не поверила. О посещении Сэма Дженни тоже умолчала. Ей почему-то показалось, что Сэм не обрадуется, поведай она о нем Мэг. Что-то было в ее отношениях с кораблем такого, что не обязательно знать остальным.
  В завершении разговора Дженни не утерпела и задала мучивший ее давно вопрос.
  - Мэг, расскажи, что случилось с Айрин, женой Роберта?
  - Долгая история, - ответила Мэгги вздохнув. - Не могу сказать, что мне она не нравилась, но Айрин была, ну очень непростая, взбалмошная что ли. Трудно представить, как они уживались. Два сложных характера, два лидера, однако им было хорошо, это я знаю наверняка. Недаром мы делили сознание с самого детства, - Мэгги улыбнулась.
  - Делили сознание, это как? - переспросила Дженни.
  - Ну, мы просто открывали его друг другу, как бы объединяли. Почти как у тебя, только немного больше. Мы же росли вместе. Это так же естественно, как у вас рассказать что-то друг другу, делиться впечатлениями. Да, он немного отдалился, когда начал встречаться с Айрин, но я все равно знала, что с ним происходит. А вот чего ее понесло на эти дурацкие скалы, для меня до сих пор остается загадкой. И никакая защита не сработала, даже на Тарре.
  
  - Дженни запомни. Не суйтесь туда, пожалуйста, ни ты, ни все остальные...
  - Роберт, но почему?
  - Сейчас нельзя, я скажу когда...
  
  Дженни разбудил грохот. Возле ее кровати кто-то шумно возился, что-то уронили, она услышала звук катящегося по полу предмета. Девушка потянулся к выключателю. Комната ярко осветилась.
  - Сэм?
  - Ну я, а что ты не рада?
  - Рада, конечно, но что ты там возишься?
  - Можно к тебе? - Сэм, не дожидаясь ответа, плюхнулся в кровать. И тут же подпрыгнул, почухиваясь.
  Дженни принюхалась.
  - Сэм, ты пахнешь вонючей, блохастой псиной, - сказала она, морща нос.
  - Я вхожу в образ, - возразил Сэм.
  - Ах, в образ? Так я сейчас тебя засуну под душ и хорошенько отмою, - пригрозила девушка.
  - Я энергетическая собака, меня нельзя мыть, - Сэм обиженно заскулил.
  - Тогда и веди себя, как подобает хорошей энергетической собаке, - сказала Дженни, смягчаясь.
  - Ну хорошо, хорошо, я больше не буду, - проворчал Сэм, подставляя ей брюхо, - Только почеши.
  - Сэм, ты такой забавный... А если серьезно, что это было? - Дженни уже не напрягаясь, прокрутила приготовленные для Сэма картинки.
  - Ну, во-первых сработала защита, это тебе уже говорили. А во-вторых...
  
  8. Надир. (Маллия).
  
  Надир не понимал, зачем Фрэнк таскает его по ночному городу. Они ныряли в узкие улочки и переулки, избегая широких городских аллей. Холодно, ветрено, Надир на перепад температур не реагировал, в отличие от Фрэнка, который явно мерз, зябко кутаясь в куртку, однако продолжал упорно следовать одному ему известному маршруту и ничего не объяснял. На улицах было пустынно, с наступлением темноты население города предпочитало оставаться по домам. Маленькие улочки почти не освещались, только на главных дорогах кое-где горели фонари. Дороги были в плачевном состоянии - сплошные канавы и рытвины. Фрэнк пару раз споткнулся, выругался и полез в карман за фонариком. Надир оглянулся. Позади, в самом начале улицы мелькнули неясные крадущиеся тени. Он предостерегающе тронул своего спутнику за плечо. Фрэнк выругался злобным шепотом, и резким движением толкнул Надира в подворотню, быстро последовав за ним. Люди прошли мимо, не заметив и вскоре исчезли, свернув в один из боковых проходов. Больше на их пути никто не встретился, кроме стаи облезлых бродячих собак, которые при виде Надира, жалобно заскулили и бросились врассыпную.
  - Чего они так? - Надир повернулся к Фрэнку.
  - Не обращай внимания, идем, - Фрэнк пожал плечами.
  - Зачем мы вообще здесь ходим?
  - Хотел показать тебе кое-что, - Фрэнк нахмурился, застегивая плотнее воротник куртки.
  - Встреча? - Надир остановился и не собирался продолжать пока не получит ответа.
  - Можно и так сказать, - неопределенно ответил Фрэнк.
  - Тогда почему не назначено время, зачем мы бесцельно шатаемся по городу?
  - Ты задаешь слишком много вопросов, пошли.
  Это прозвучало как приказ, Надир немедленно замолчал и последовал за Фрэнком.
  Они свернули в темный, узкий переулок, выходивший на широкую городскую аллею - хороший квартал, не элитный, но приближенный и уже было дошли до конца, когда тишину нарушил приглушенный звук мотора.
  - Хм, почему здесь? И вообще для этих слишком рано, - пробормотал Фрэнк, давая знак остановиться.
  Надир замер, прижавшись к стене. По главной дороге медленно проехала большая черная машина. Фрэнк приложил палец к губам. "Мог бы послать сигнал, как всегда", - хмыкнул Надир. Мысленное общение его больше устраивало. "Или Фрэнк имел в виду не думать?", - Подобное утверждение показалось занятным, но обдумывать он не стал, а "замолчал", вытеснив из головы все мысли. Двигаясь практически бесшумно, он дошел до конца прохода и осторожно выглянул на дорогу. Просто видеть, запоминать, подумает и проанализирует он позже. Улица темная, лампочки горели только в нескольких фонарях. Но это и не важно. Надир неплохо видел в темноте. Черная машина остановилась метрах в пяти перед небольшим двухэтажным домом, рассчитанным на четыре семьи. Типичная постройка для этого района. Широкое крыльцо и несколько ступенек. Те, кто приехал на машине, уже вошли внутрь, остался только водитель, он выбрался из машины на тротуар и застыл с сигаретой во рту. Ага, и еще один на заднем сидении, Надир увидел мелькнувший в окне силуэт. В доме, на втором этаже, зажегся свет. Послышались возбужденные голоса, раздался крик, кажется женский. Водитель посмотрел вверх на окна, сплюнул, бросил окурок на тротуар и затер его ногой. Дверь распахнулась. Двое мужчин в форме внутренней полиции под руки волокли плачущую женщину, еще один замыкал шествие. Пальто на женщине распахнулось, Надир заметил мелькнувшую под ним ночную сорочку. А следом бежал полуодетый мужчина, в тапках на босу ногу. Он споткнулся на ступеньках, потерял одну из тапочек и продолжил бежать, прихрамывая на босую ногу. Мужчина что-то возбужденно говорил, отчаянно жестикулируя, но Надир не вслушивался. Он считывал эмоции - удивление, неверие, гнев, страх, унижение, бессилие... Какой спектр. Водитель открыл дверь, женщину втолкнули внутрь. Один из полицейских сел рядом с ней на заднее сидение. Второй обошел машину, собираясь сесть с другой стороны. Мужчина кинулся вперед, схватил его за руку, пытаясь помешать. Его оттолкнули, а затем раздался выстрел и мужчина начал медленно оседать на землю. Надир вздрогнул, отпрянул назад, в переулок, недоуменно глядя на Фрэнка. Фрэнк и сам выглядел ошарашенно, Надир успел считать обрывки его эмоций. Женщина отчаянно закричала, раздался еще один выстрел, хлопнули двери, заработал мотор. Машина сорвалась с места и вскоре все стихло. Несмотря на предостережение Фрэнка, Надир выскочил из переулка. Мужчина лежал на спине, голова на нижней ступеньке. На груди расплывалось темное пятно и еще одна красная точка на лбу. Надир присел на корточки, разглядывая неподвижное тело. На лице мужчины сохранилось удивленное выражение. Он дотронулся до него рукой, осторожно провел по лицу.
  - Не трогай, оставь, - тихо сказал Фрэнк, оказавшийся уже рядом. Надир не послушал, поднял голову и уставился куда-то вбок, не мигая. Потом кивнул, словно обращаясь к кому-то невидимому и, повернувшись к Фрэнку сказал:
  - Теперь все, он ушел.
  - Ты видел? - удивленно прошептал Фрэнк.
  - Да. Переход. Уже не вернуть, да и не во что возвращать. - Надир кивнул на неподвижное тело.
  - Возвращать? - недоуменно переспросил Фрэнк.
  - Мне кажется, я умел раньше, но не так, - Надир рассматривал свои руки, потом снова перевел взгляд на мужчину, - Здесь слишком все поломано. Зачем они?
  - Сопротивление при аресте.
  - Ты хотел, чтобы я это видел, почему?
  - Такого я не планировал, - Фрэнк поморщился, - Никаких арестов в этом районе сегодня не предусмотрено. И вообще... Странно немного, эти ребята совсем оторванные, нежелательно, чтобы нас заметили... Хотя так даже лучше, наглядный урок. Возможно, и тебе придется заниматься чем-то подобным.
  - Убивать?
  - Выполнять любое распоряжение, - невесело усмехнулся Фрэнк, - Ты должен быть готов ко всему. И к этому тоже. Вообще они не убивают при аресте. И что сегодня произойдет именно так, я не знал. Подожди, - до Фрэнка медленно дошел смысл услышанного, - Ты сказал, что раньше мог, значит, все-таки помнишь?
  - Нет, - Надир покачал головой, - Ощущение знакомое, словно что-то должно произойти... возникнуть здесь, на кончиках пальцев.
  "Энергия, генерируемая в ладонях", - подумал Фрэнк. В столкновении он участия не принимал, но запись видел. Свечение, исходящее от незнакомца рук, перед тем как выпустить снаряд. Чтобы не делали с ним позже, подобное больше не повторялось. Фрэнк так и не понял тогда, являлось ли это оружием - неизвестным типом зарядов. А вот теперь, оказывается этим можно даже...
  - Надир, не знаю, приходилось ли тебе убивать раньше, но сейчас - ты солдат и сделаешь то, что тебе прикажут, - Фрэнк нахмурился, - Однако у меня к тебе просьба, пообещай делать это быстро...
  Надир кивнул, - Играть не буду, неприятно. Я ведь читал все, его эмоции перед и после... и видел нечто. Этот мужчина, когда его убивали, я чувствовал сам момент, в который это произошло. Потом он стоял неподалеку какое-то время. Смотрел на меня, не понимая, что делать. И только потом перешел...
  - Это ты ему кивнул, да?
  - Попрощался, он видел меня тоже, - Надир усмехнулся, - он боялся уходить, но я его успокоил.
  - Покажи, что ты видел, - попросил Фрэнк.
  - Нет, - Надир покачал головой. - Это личное, между мной и им, тебя не касается.
  Фрэнк подумал, что прикажи он и Надир никуда не денется, но в последний момент остановился. Надир ему доверяет, пока еще доверяет. И он не так прост, как кажется. Машина, робот и все те идиотские эпитеты, которыми наградил Надира генерал, похоже, не соответствовали действительности. Нужно расспросить подопечного. Вот если бы не передавать управление или вообще... Фрэнк задумался.
  Зарядил дождь, по-зимнему холодный, размывая кровавую лужу, собравшуюся под телом.
  - Что с ним делать? - спросил Надир.
  - Ничего. Нас это не касается, - скривился Фрэнк, плотнее застегивая куртку и натягивая капюшон, - К утру заберут, а дождь смоет следы. И здесь все будет так же как всегда, чисто и незаметно, как будто ничего и не случилось.
  - А соседи?
  - Что соседи? Как обычно в подобных случаях. Не видели, не знают, крепко спали, - Фрэнк невесело усмехнулся. - Ну что, идем?
  Надир снова посмотрел на мужчину, потом перевел взгляд на Фрэнка. Такой спокойный, ничего не выражающий взгляд. Фрэнк поежился, ему стало не по себе.
  - Уходим, - повторил он.
  - Да, сейчас, - Надир снова наклонился к мужчине и закрыл тому глаза. Потом подумал еще немного, стащил с себя куртку, накрывая мужчине лицо.
  - Что ты делаешь, ему уже не поможешь, - возмутился Фрэнк.
  - Не знаю. Мне кажется, так правильно, - ответил Надир, поднимаясь. - Это был твой контакт, наша встреча?
  Мокрые от дождя волосы, струи воды, стекающие по лицу и это странно непроницаемое выражение глаз. Фрэнк вздрогнул, словно от холода, ничего не ответил и отвернулся.
  
  Надир проснулся. В мозгу что-то вспыхнуло, сознание включилось. Этакое мгновенное переключение между сном и явью. Не открывая глаз, он занялся анализом, что уже вошло в привычку, стало неизменным утренним ритуалом. Новые данные, новая информация. Быстро просмотреть, разложить по полочкам, выделить существенное. Воспоминание? Надир видел сон. Он мало спал. Только, если совсем валился с ног от усталости. И обычно сознание просто отключалось, погружаясь во тьму, лишенную сновидений. Но сегодня Надир проснулся с ощущением, что ему снилось что-то важное, имеющее для него значение. Инструкции... Точно, сон содержал инструкции. Он должен что-то сделать в определенный момент? Надир поморщился, напрягаясь. Воспоминание оставалось размытым. Раздраженно тряхнув головой, он открыл глаза и удивился. Раздражение - не его эмоция. Он считал это чувство сначала у Фрэнка, потом еще пару раз заметил у остальных, осмотрел со всех сторон, а, проанализировав, запомнил и присвоил. А в нужный момент просто достал из базы памяти и включил. Будучи не в состоянии полноценно испытывать эмоции, Надир пытался заимствовать их у других. Однако незаметно проникать в чужое сознание удавалось пока не очень хорошо.
  Надир поднялся, небольшая разминка, затем ванная и холодный душ. Он знал, что холодный, горячей воды в его квартире не было, но температуру, как и много другого, не чувствовал. Надир умылся, быстро облившись водой, и застыл с полотенцем в руках, рассматривая в зеркале свое отражение. Длинные темные волосы обрамляли худое, бледное лицо. Надо бы их состричь, волосы мешали, постоянно лезли в глаза. Если понять челку, на лбу справа виднелась металлическая пластина, очень плотно прилегающая к голове. Пластина скрывала хитроумный механизм, с помощью которого они его контролировали. Именно так Фрэнк объяснил наличие пластины. Хотя у Надира на этот счет имелись сомнения. То, что сидело у него в голове, не являлось механизмом полностью. Он чувствовал это. Не существо, нечто другое. Оно вросло в мозг, слилось с ним, но не мешало.
  Странно, контроль его тоже не беспокоил. Его вообще мало что беспокоило. Надир закрыл и снова открыл глаза, темные, практически черные. Почему никто не выдерживает его взгляда? Он оглядел себя со всех сторон. Тело мускулистое, ни грамма лишнего жира. На руках и торсе многочисленные и довольно жуткие рубцы, относительно свежие, еще розовые. Видно, что ранения получены примерно в одно время.
  - Странно, - подумал Надир, - Что это была за переделка? В бою мне нет равных, как я мог заработать такое количество повреждений?
  Происхождение шрамов он понял несколько позже, когда Фрэнк взял его на допрос. Процесс происходил над мужчиной, арестованным внутренней полицией две недели назад. Комната без окон со звукоизоляцией. Надир не сразу сообразил зачем.
  Мужчина, сильно избитый, прикованный к стулу. Разбитые, раздробленные пальцы, распухшие губы, многочисленные синяки и гематомы... Надир прислушался к его эмоциям и поморщился.
  В комнату вошли доктор и Морис, странный помощник генерала. У него был чемоданчик с инструментами. Вид этих инструментов и то, что они делали, сказали Надиру, что он тоже прошел через руки Мориса.
  Надир отвернулся от жертвы и подошел к окну. Он вполуха слушал офицера, спокойным равнодушным голосом задающего вопросы. Смысл вопросов оставался непонятен. Мужчине навязывали информацию и заставляли эту информацию признать. Мужчина упирался, ожидаемые признания не содержали ни слова правды. Допрашиваемый закричал, когда Морис к нему только приблизился. Надир отключился, на какое-то время он перестал воспринимать происходящее в комнате. Потом он услышал спокойный голос офицера предлагающего добровольно подписать согласие на операцию, чтобы стать солдатом. Надир вздрогнул и, сам не понимая почему, вторгся в сознание пленного, отправив его в глубокий обморок.
  
  Доктор Миллард открыл дверь лаборатории и вздрогнул, почувствовав чью-то руку на своем плече.
  - Не нужно дергаться, Док. Я всего лишь зашел поговорить, - Надир ободряюще улыбнулся.
  Они зашли в помещение, Надир плотно закрыл дверь.
  - Присаживайтесь, доктор. И перестаньте дрожать. Если бы я хотел вам навредить, я бы уже это сделал.
  Доктор плюхнулся на кушетку.
  - Что вам нужно от меня? Я тут совершенно не причем. Вы сами во всем виноваты. Нужно было не упрямиться и соглашаться на предложение генерала...
  - О чем это вы, Док?
  - Так вы действительно ничего не помните... - старый доктор вздохнул. - Хотя для вас это должно быть лучше... Как же мне вас жаль, молодой человек...
  - Я пришел не за вашей жалостью. Всего лишь хотел спросить. Скажите, док, в чем признался я?
  - Что вы имеете в виду, - Доктор уставился на него с непониманием.
  - Допросы, доктор. Я знаю, что прошел через них. Судя по всему, они продолжались долго... Так в чем же признался я?
  - Вы не... вы не признались...
  - Потому что я не чувствую боли?
  - Потеря чувствительности произошла уже потом, в результате... Я не знаю почему, но вы молчали, вы даже не сказали, как вас зовут. Надир, это ведь ваше ненастоящее имя?
  - Нет, хотя я и не помню другого.
  - Мы о вас так ничего и не узнали. Одно я могу сказать совершенно точно. Вы не принадлежите этому миру, и я не знаю сознательно или по нелепой случайности вы оказались здесь. Скажите, а вы действительно ничего не чувствуете? Когда вам приказывают, неужели это не вызывает... ну хотя бы протест?
  - Нет. Все происходит слишком быстро. Я не успеваю даже подумать, просто делаю. Протест? - Надир покачал головой. - Мне совершенно все равно. Кажется, я не могу испытывать ничего кроме своего рода любопытства. Мне интересно наблюдать. - Он неожиданно рассмеялся, - У вас, у людей столько эмоций.
  - Вы находите это смешным?
  - Пожалуй. Это меня... забавляет.
  Надир замолчал, обдумывая что-то.
  - Док, я хотел спросить еще одну вещь, - Надир убрал волосы со лба. - Вы можете это снять?
  - Нет. Увы, не могу. Даже не просите. Устройство невозможно вынуть. Любая попытка окажется смертельной.
  Надир молча, не мигая уставился на доктора, заставив его продолжать.
  - Поймите, я точно не могу это снять. Мы пытались вынимать такие устройства у других тестируемых. Подобной процедуры никто не выдерживал и вообще, ваш имплантат особенный, я бы не советовал туда лезть ни вам, ни Фрэнку.
  - Зачем вам вообще все это, док? - неожиданно спросил Надир, - Вы же хирург, а не садист.
  - Поймите, молодой человек, моя семья. Вам повезло, вы одиноки. А я - человек подневольный, ведь если ослушаюсь... я не хочу даже думать, что может случиться с моей дочерью.
  Надир посмотрел на доктора очень пристально, пока тот не отвел взгляда, и вдруг очень тихо сказал:
  - Моя дочь умерла, не успев родиться. Сейчас ей бы было... - он закрыл глаза, замолчал на несколько секунд, подсчитывая, - Сейчас ей было бы пять, насколько я понимаю.
  - Вы все-таки помните... свое прошлое?
  Надир открыл глаза, - Это трудно назвать воспоминаниями. Я помню некую информацию, сухой набор данных и цифр, которые периодически всплывают у меня в голове. Не сами события, и не ощущения. Я даже картинку видеть не могу. Просто знаю некоторые факты. Я помню, что дал ей имя, но не могу вспомнить лица ее матери и что с ними случилось. Только осознание, что их больше нет. Странно, я довольно хорошо представляю себе девочку, которой никогда не существовало, - Надир невесело усмехнулся, - Вас посещают призраки, доктор?
  - Призраки? - доктор отрицательно замотал головой и переспросил. - Вы назвали ее, каким именем?
  - Вэлери...
  Надир пристально посмотрел на Милларда. Слишком пристально, тяжелым взглядом. Док почувствовал острый приступ тошноты и головокружения, а в голове наступила такая путаница. Он беспомощно глянул на стоящего перед ним Надира.
  - Все хорошо, Док, сейчас пройдет, - успокаивающе сказал Надир и легонько коснулся руками его висков, - Все хорошо...
  Миллард закрыл глаза всего на секунду, а когда снова открыл, в лаборатории никого не было.
  
  ***
  
  Ему нравилось уходить из города по ночам. В начале ночи все разбредались отдыхать. И в это время он никому не мог понадобиться. Спать почему-то не получалось. Бесшумно как кошка он крался по равнине. Целью его стали горы. Высота как всегда манила. Обычно он забирался на уступ и мог сидеть там неподвижно по нескольку часов. Надир знал, что сегодня за ним наблюдают. Когда он шел по тропе, в темноте то и дело вспыхивали желтые кошачьи глаза. Сейчас леопард находился прямо за спиной. Надир хищно оскалился, позволив коту подойти слишком близко. Он резко обернулся. Леопард застыл на расстоянии прыжка. Черные глаза встретились с желтыми. Секунда... кот взвыв, упал на землю и зажмурился.
  - Я могу контролировать его так же, как контролируют меня, - невесело усмехнулся Надир.
   Он подошел к леопарду, схватил его за шкирку и приподнял в воздухе. Кот беспомощно повис в руке. Надир уставился в глаза зверя, леопард дернулся, пытаясь опустить голову, но Надир не давал ему такой возможности. Затем что-то произошло. На него обрушился мир запахов, резко включилось обоняние, которого не существовало до этой самой минуты, и Надир увидел себя как бы со стороны. Он висел напротив и смотрел в свои собственные глаза. Через некоторое время Надир осознал, что смотрит на себя глазами леопарда. Он отпустил кошку. Его сознание как бы раздвоилось. Он видел себя стоящим на скале и, в то же время, в теле леопарда он спешил на ночную охоту. Так приятно было чувствовать землю под лапами, он не удержался и прыгнул. Приземлился и покатился по траве. Затем помчался вперед быстрыми скачками. Место его охоты находилось высоко в горах. Взбираясь по крутому склону, он заметил вдалеке заброшенный пещерный город...
  
  9. Надир. (Маллия).
  
  Пещеру Надир присмотрел не так давно, вскоре после прогулки с леопардом. Глубокая, расположенная в одном из старых туннелей заброшенного пещерного города, с озером посередине. От озера поднимался пар, но вода не кипела. Надир долго держал в воде руку, определяя температуру по принципу - покраснеет или нет. Обладая пониженной чувствительностью можно запросто обвариться и не заметить. Вода оказалась вполне пригодной и для купания и для питья. Озеро имело форму овала, в глубину метра четыре и метров семь в самом широком месте, а еще, если задержать дыхание и проплыть под водой несколько метров, можно попасть в соседнюю пещеру, которая оказалось намного меньше, просто неширокая каменная ниша с низким сводом. Оттуда вода уходила куда-то вниз, но дальше Надир исследовать не стал.
  С потолка основной пещеры свешивались светящиеся нитевидные люмеры - червячки, пещерные хищники. Надиру с его неуемным любопытством и стремлением докопаться до сути, пришлось взломать архив городской библиотеки, выискивая название светлячков. Они обитали здесь в большом количестве, особенно во влажных пещерах. Надир заметил, что за несколько часов до дождя концентрация люмеров увеличивалась, и они начинали светиться интенсивнее. Свет привлекал насекомых, служивших люмерам пищей. Надиру нравилось лежать на полу, благо сырости он не чувствовал, или заплывать на середину озера, и смотреть на каменные своды усеянные светящимися точками. Напоминало звездное небо и вызывало смутные ассоциации, почему-то связанные с домом и защитой. Находясь в городе, Надир перестал нормально спать. Он часами лежал без сна, ворочаясь, разглядывая грязные подтеки на стенах. А под утро, забывался коротким тяжелым сном. Мелькали образы, ощущения, вызывающие беспокойство и противное чувство падения, словно он срывается в глубокое ущелье или стоит на самом краю пропасти, напряженно вглядываясь в темноту, а там, внизу... Он вздрагивал и просыпался весь в поту и больше не мог заснуть. В пещере, он чувствовал себя гораздо спокойнее, мог отключиться на пару часов, спать безмятежно и без кошмаров. Как ни странно, этого хватало для "полной перезагрузки системы", как любил повторять Фрэнк. Иногда здесь Надир видел сны, странные сновидения. Часто о том, что он заперт в пещере, и пока не выполнит определенные условия, не может ее покинуть. И во сне он искал выход. Та пещера выглядела иначе. Но в ней тоже было озеро и люмеры. И это что-то значило, только он пока не мог вспомнить что. И еще во сне был голос. Интонации успокаивали, но вот слов он не понимал.
  Надир подолгу купался в озере, ныряя или просто отдыхая на поверхности. Ощущения от воды были приятными и снова будили что-то знакомое, связанное с пещерой и подземным озером. В одну из таких ночей пещеру посетил леопард. Зашел, остановился на входе, принюхиваясь, внимательно уставился Надиру в глаза, как бы спрашивая разрешения войти. Надир кивнул, приглашая. Грациозный зверь в мгновение очутился рядом. Надир потрепал его по загривку. Зверь издал непривычный клокочущий звук и улегся на каменный пол. Надир подставил руку, кот боднул его ладонь головой. Ему это по нраву, догадался Надир, поглаживая нового знакомого. Или питомца? Надир задумался. Неожиданная мысль пришла в голову: нужно дать леопарду имя. Почему-то это показалось важным. Однако ничего подходящего не находилось. Кот, большой красивый котяра... Ну хорошо, значит, будет просто Кот. Вот только зачем ему этот зверь и почему он пришел? Неужели понравилось. Он осторожно коснулся сознания зверя, тот не возражал, а клокочущий звук усилился.
  - Что мне теперь с тобой делать? - спросил Надир, легонько почесывая коту шею. Кот, как бы в ответ, заурчал еще громче.
  Как-то леопард притащил в пещеру свою добычу. Уложив окровавленную тушку козы на пол, кот подтолкнул ее Надиру и принялся вылизываться.
  Надир удивился. Странно, что зверь подобным образом попытался о нем заботиться. Благодарно кивнул зверю, но к добыче естественно не притронулся. Коза не годилась в пищу. После нескольких неудачных экспериментов с едой, он понял, что в состоянии есть весьма ограниченный набор продуктов, в основном состоящий из овощей и фруктов. Пища животного происхождения вызывала тяжелое отравление. И Док не мог объяснить почему. Вкуса как и запаха Надир не чувствовал, поэтому такое ограничение его не слишком волновало.
  Леопард зевнул, оттащил добычу в дальний угол пещеры, мол, не хочешь, как хочешь. Потом снова приблизился к Надиру. Улегся рядом, положил на колени голову и заурчал. А потом произошло нечто выходящее за рамки понимания. Надир почувствовал странный прилив сил и полузабытое покалывание на кончиках пальцев. Он вскочил. Энергия, слабая, но такая знакомая, наполняла его тело. Как? Неужели... Надир посмотрел на свернувшегося клубком леопарда. Зверь мирно спал. Его лапы чуть подрагивали во сне. Дикий кот поделился с ним энергией. Это стоило обдумать.
  
  Надир остановился, с облегчением прислонил свою ношу к стене и отдышался. Длительная пробежка с бесчувственным телом на плече, утомила. Однако то, что он задумал сложнее провернуть, чем с Миллардом. Воспоминание вызвало улыбку, старый доктор даже не понял, что произошло. Передохнув, Надир бережно поднял свою ношу и продолжил подъем.
  
  Фрэнк очнулся в полной темноте, сидя на чем-то влажном и холодном. Он ощупал поверхность вокруг. Бугристая, неровная. Где-то в отдалении текла вода. Река? Что случилось, где он находится? Голова раскалывался. Внутри под черепной коробкой что-то взрывалось, вспыхивало, сдавливало. Фрэнк застонал. И тут услышал знакомый голос...
  - Очнулся? - спросил Надир, - Я уже волновался.
  - Надир? Куда ты меня притащил? - зарычал Фрэнк, - Что происходит?
  - Не дергайся и не вставай пока. Прости, не мог по-другому.
  Глаза привыкали к темноте, Фрэнк различил фигуру Надира, склонившегося над ним. Он осторожно покрутил головой. - Что это? Где мы находимся?
  Приглушенный свет осветил небольшую ванную комнату. Он сидел на холодном кафеле, прислонившись спиной к стене. Фрэнк ошарашенно озирался. На какое-то время ему показалось, что он в пещере. Но нет обычная ванная типовой квартиры, и вода течет из крана в раковине...
  - Что произошло, где мы? - хрипло спросил Фрэнк. В груди нарастала паника. Он попытался дать Надиру команду, но виски сдавило с удвоенной силой. Фрэнк снова застонал.
  - У меня дома. Успокойся и не пытайся меня контролировать. Забыл, что передал управление генералу?
  Фрэнк выругался. Боль в голове пульсировала, то сдавливая, то отпуская.
  Надир присел рядом на корточки, - Фрэнк, мне нужно было знать, я взломал твое сознание, - Я вижу, тебе больно, но это пройдет.
  - Зачем? - прошипел Фрэнк.
  - Хотел понять, что вы со мной сделали?
  - И как успехи, узнал?
  - Узнал. Сначала прочитал доктора, он даже не заметил, - рассмеялся Надир, - Но этого мне показалось недостаточно. Тогда, уж прости, пришлось браться за тебя.
  - Помогло? - В глазах все еще плясали темные мушки. Последнее, что Фрэнк помнил, они шли по улице, обсуждая технические параметры флаеров. Надир много чего знал, словно раньше учился как минимум на инженера. Надир о чем-то спросил, затем повернулся к Фрэнку и резко выбросил руку, открытой ладонью вперед...
  - Не очень. Потому и сделал это с тобой, надеялся, что получится. Я добыл информацию от Дока, но воспринимаю ее, как будто речь идет о ком-то другом, не обо мне. Нет, я теперь знаю, что вы сделали, видел твоими и Дока глазами, но это не стало моим воспоминанием. Не знаю, как объяснить, - Надир замялся, подбирая подходящие слова. - Ну, тот, с кем это происходило - не совсем я, другая личность, которую вы уничтожили. Он - это он, а я - это я. Мне просто известно о нем кое-что, и все.
  Головная боль утихала. Фрэнк осторожно помассировал виски.
  - Как ты меня сломал? - спросил он.
  - Не так уж и сложно, - Надир хмыкнул, - Твоя защита довольно слабая. Но головная боль и слабость обеспечены до утра. Прости, аккуратнее не мог.
  Фрэнк внутренне сжался. Такого поворота он не ожидал. Все помыслы тайные и не очень, его планы, все, что копил и прятал долгие годы, неужели... И еще, одна мысль обожгла его, простит ли ему Надир, то...
  - Не бойся, я взял только то, что касалось меня лично, не трогая ничего остального, - снова тихий смешок, - Твои тайны остаются при себе.
  - А зачем приволок меня к себе?
  - Проще было работать. Свидетелей нет, никто не помешает. Отключить, как ты выразился, приволочь и сломать. Или ты предпочел бы оказаться на улице? - Надир засмеялся. - Выяснил кое-что интересное. Знаешь, почему генерал вдруг поставил меня в личную охрану, думаешь, доверяет мне больше, чем остальным?
  - И почему же?
  - Технике он доверяет. Биоинженеры добавили любопытную функцию в мой имплантат. Если я ослушаюсь, сработает механизм, вплоть до самоуничтожения. Точно так же и от мысленной команды генерала. Имплантат теперь даже перенастроить нельзя. Спорим, ты не знал.
  - Не знал, - согласился Фрэнк. - Нечто подобное может прийти только в больную генеральскую голову... Кстати. Его ты можешь взломать?
  - Нет, - покачал головой Надир. - Слишком мощная защита. И не твоя. Кто ставил?
  - Не знаю. Я уезжал на несколько месяцев, когда вернулся, он уже стал таким, запечатанным, - Фрэнк вздохнул, - Жаль, что не можешь.
  - Мне тоже. Когда он вторгается в мое сознание, это неприятно. С тобой было по-другому. Не беспокоило совсем, - Надир поморщился.
  - Злишься на меня за все?
  - Злюсь? Пожалуй, что нет. Я понимаю, о чем ты говоришь, но злости к тебе не испытываю. А ты действительно, готовил мне побег?
  - Подумывал. Хотя, если честно, никогда бы не решился. Это так, чтобы ты знал и не питал иллюзий. Странно, что информация не дала толчок, по идее ты должен бы вспомнить.
  - Нет, кроме эпизодически, всплывающих данных, по-прежнему ничего. Даже не знаю, как меня зовут на самом деле. Хотя одно понял. Имя имело значение, поэтому я, или, - Надир замолчал на секунду, - вернее говорить - он, его скрывал.
  - Что ты собираешься делать?
  - Пока не знаю, не решил. С этой штукой в голове, я вообще мало что могу. Это как живая бомба.
  - Пугает?
  - Не-а. Мне вообще кажется я, или он, короче мы оба, не особо бережно относимся к собственной жизни.
  - Веселишься... - буркнул Фрэнк.
  - Так что мне плакать теперь? Знаешь, я вижу бездну...
  - Бездну, - переспросил Фрэнк, - Какую, где? Что это за бездна?
  - Смерть...
  - Чья, твоя? - не понял Фрэнк.
  - Нет, - Надир рассмеялся, - Вашими стараниями, я уже умер. Твоя, Фрэнк... и многих других.
  Надир уставился на Фрэнка пронзительными черными глазами, от его взгляда потянуло холодом. Фрэнк вздрогнул, на какое-то мгновение, ему показалось, что он стоит возле глубокого колодца. Фрэнк завертел головой, отгоняя видение, но оно не исчезло, наоборот изображение стало четче. С некоторой опаской Фрэнк заглянул внутрь. Сначала он не мог ничего разглядеть кроме черноты, но потом увидел неясные очертания человеческого тела, ничком лежащего на земле. Он пригляделся. Фигура человека показалась знакомой, голова размозжена. Рядом с телом валялся окровавленный камень. Фрэнк невольно содрогнулся.
  - Ну вот, ты тоже это видел.
  Фрэнк вздрогнул, - Не дави на меня... Не лезь ко мне в голову, ты не смеешь это делать.
  - А я ничего и не делаю. Вы мною управляете, я повинуюсь приказам. Что ты еще от меня хочешь?
  - Надир, прекрати, не вынуждай меня принимать меры, - Фрэнк зашипел от злобы.
  - Ты можешь попробовать мне приказать. И я подчинюсь, наверное... - рассмеялся Надир, - Больше ты ничего не можешь.
  - Не угрожай мне, Надир. Я... я тебя уничтожу, - Фрэнк почувствовал подступающую к горлу тошноту.
  - Ну, если тебе так хочется.
   Надир пожал плечами, не спеша повернулся и вышел из комнаты.
  
  10. Фрэнк. (Маллия).
  
  Экстренный вызов поднял Фрэнка с постели. Он с облегчением подумал, как хорошо, что остался дома, ничего не нужно объяснять или выдумывать. Причина вызова настораживала - массовые беспорядки на одной из шахт Северного материка, добывающей радарий. Фрэнку предписывалось немедленно явиться к генералу. Когда он приехал, обсуждение было в самом разгаре, и присутствовал весь командный состав.
  "Выглядит серьезно", - подумал Фрэнк, - "Иначе, зачем понадобилось собирать всех среди ночи".
  С Северным материком постоянно возникали проблемы. Более суровый климат, высокие и малодоступные горы, постоянные землетрясения. В горах располагались малочисленные, но хорошо укрепленные, поселения. Официально горцев не трогали. Еще по договору с содружеством, территорию, подконтрольную горцам, признали независимой. Однако столкновения возникали постоянно. И как Фрэнк догадывался, были хорошо спланированными и подготовленными, армии необходима боевая практика, солдатам, время от времени, нужно пострелять по живым мишеням.
  На Северном материке находились обширные залежи радария, одного из самых дорогостоящих и вожделенных материалов во вселенной. Содружество давно взяло под контроль всю добычу и разработку месторождений, но о наличии радария здесь, на Маллии, не было известно. Ван Дюрену удалось скрыть этот факт от содружества еще до того как Маллия вышла из его состава. А сейчас провести инспекцию для содружества не представлялось возможным. Хорошо замаскированные шахты не просматривались из космоса. И о том, что дальше происходило с добываемым радарием, можно только догадываться.
  На шахтах часто возникали недовольства. Население поселков, находилось в изоляции и, не имея права и возможности поменять место жительства, было обречено на тяжелый низкооплачиваемый труд. Ну и соседство с горцами, которые сами по себе вроде и не вмешивались, порождало определенное напряжение. Хотя Фрэнк подозревал, что большинство беспорядков, если не все, создавались искусственно, в рамках борьбы с, так называемым, внешним врагом,
  - Фрэнк, поедешь вместе с ними. Проверишь командование на лояльность и вообще, пора тебе проветрится, а то, в последнее время, ты начинаешь превращаться в кабинетную крысу, - генерал озвучил приказ, когда совещание закончилось, военные покинули кабинет, и они остались одни.
  Фрэнк поморщился, сравнение с крысой, ему совсем не понравилось.
  - Какие у меня полномочия? - поинтересовался он.
  - Едешь один. Твоя легенда - персональная тренировка по одному тебе известной программе. Присоединяешься к операции, но местному командованию не подчиняешься - исключительно мне напрямую. Детали тебе сообщат на месте. Действуешь по обстановке и на свое усмотрение, - распорядился генерал.
  Фрэнк кивнул, попутно соображая, что это может означать на самом деле. Генерал прав в одном, Фрэнк довольно давно не участвовал в боевых операциях, предпочитая устранять беспорядки по-тихому - удалить недовольных, промыть кому нужно мозги, работа как раз для специалиста его ранга.
  К территории шахты прилегал небольшой рабочий поселок. Неужели предстоит и его зачистка? Даже если на шахте и произошли беспорядки, в поселке остаются мирные жители, они то чем не угодили? Хотя приказы генерала не обсуждаются и не подлежат сомнению. Даже для него. Так размышлял Фрэнк, пока добирался до точки сбора. В голове роились беспокойные мысли, но к какому-то определенному выводу он так и не пришел.
  
  Фрэнк беззвучно ругался, одеваясь и подстраивая под себя тяжелую солдатскую броню. В его собственной, облегченной и более продвинутой версии, внезапно обнаружились неполадки, а заменить оказалось не на что. Тяжелая броня, да еще и не последней модели, таскать ее на себе - сомнительное удовольствие, но свою работу сделать должна. Фрэнк проверил встроенную аптечку. - Ага, стимулятор, обезболивающее и что тут у нас еще? Допинг для солдатского имплантата, ну ему это точно не понадобится, так, отключаем, остальное вроде в порядке.
  
  Погрузка в боевые флаеры и грузолеты проходила в штатном режиме. Вначале Фрэнк выбрал грузолет с солдатами, надеясь, что удастся расслабиться и отдохнуть, все-таки ночь выдалась тяжелой, но затем передумал. За модификантами приглядывать не нужно, они безоговорочно выполняют приказы. Чего не скажешь о командовании. Если кто-то под подозрением, а именно на это намекал генерал, то во время полета, он сможет заметить что-нибудь необычное. Фрэнк мотнул головой и решительно последовал в головной флаер вслед за офицерами. Ему наконец-то выдали детали операции, и Фрэнк сосредоточенно принялся их изучать. Как он и предполагал, без горцев не обошлось. Кроме предсказуемых беспорядков в шахте, в небольшом отдалении от поселка разведка обнаружила одну из горных баз. Становилось понятным, почему отправили войска, и какая зачистка им предстоит.
  
  Во время перелета ничего необычного не случилось, офицеры не разговаривали, а предпочли использовать полет на отдых и сон. На какое-то время, Фрэнк и сам задремал. Проснулся от толчков, флаер вошел в зону турбулентности. Покрутив настройки на шлеме, Фрэнк активировал внутреннюю связь, прослушивая переговоры пилотов. Посадка через полчаса. "Эх, Надира бы сюда", - подумал Фрэнк. Все-таки они составляли неплохую команду и в случае чего могли прикрыть друг друга. Фрэнк с сожалением вспомнил о своем бывшем подопечном. После того случая, с Надиром он больше не работал. И не только из-за взлома. Генерал вывел Надира из подчинения Фрэнка, полностью забрав под свой контроль.
  
  - Внимание экипажу, приготовится к высадке, - прозвучал голос в шлеме. - Объявлена десятиминутная готовность.
  
  Высадка прошла гладко, без происшествий. Посадочная полоса находилась в десяти километрах от предполагаемой базы горцев и в пятнадцати от поселка. Несколько мобильных отрядов десантировались ближе к поселку, с северной стороны, они обеспечат прикрытие и снабдят оперативной информацией.
  
  Фрэнк вместе со всеми бежал по лесу. Зима на Северном материке вступила в свои права. Деревья пригибались от порывов холодного ветра. Шел мокрый снег, который тут же таял, превращаясь в кашу, под ногами чавкала жидкая грязь. Нет, Фрэнк, конечно, находился в неплохой физической форме, но сравнится по выносливости с напичканными специальными препаратами модификантами, не мог. И пробежать десяток километров по бездорожью в полном обмундировании, с оружием оказалось не так просто. Когда отряд приблизился к базе на расстояние удара, Фрэнк практически выдохся. Хотелось одного - сбросить с себя оружие, снять броню, улечься прямо на мерзлую землю и чтобы его никто не беспокоил.
  Фрэнк остановился всего на секунду, чтобы вколоть себе стимулятор, это его и спасло. Он услышал пронзительный свистящий звук и успел откатиться в сторону, в небольшой овражек, когда все вокруг полыхнуло. Место, где он только что находился, превратилось в бурое месиво.
  Их накрыл массированный удар с воздуха. Фрэнк быстро отдал мысленную команду - в укрытие, модифицированные передислоцировались, повалились рядом с ним и заняли боевые позиции. Фрэнк ошарашенно взирал на то, как взрывается земля, ломаются деревья, как падают те, кто не успел... Откуда взялась авиация? Если беспорядки спровоцировали горцы, то боевой авиацией они никогда не владели.
  Потом он почувствовал странную слабость, его замутило, и сознание погрузилось во тьму.
  
  Фрэнк пришел в себя во флаере. Броню с него стянули и видимо вкололи ударную дозу обезболивающего, потому что тела, как такового, он не чувствовал, только какое-то тупое оцепенение, в голове гудело, изображение двоилось и перед глазами плясали звездочки. Фрэнк попытался сфокусироваться, но флаер резко пошел вверх, и он с трудом сдержал рвотный позыв. Флаер выровнялся, Фрэнк посмотрел на пилота. Надир, быть того не может. Бывший подопечный повернулся к Фрэнку и спросил:
  - Ты как, очнулся? Потерпи немного, скоро прибудем на место.
  - Я в порядке, кажется, - прохрипел Фрэнк, - Как ты здесь оказался?
  - Участвовал в операции, как и ты, только в группе поддержки, - Надир усмехнулся, - генерал решил, что мне уже пора доверить планер.
  - Что произошло?
  - Потом расскажу, не напрягайся сейчас, отдыхай.
  Фрэнк почувствовал, как снова начинает уплывать, голова закружилась. Надир повел флаер куда-то вниз, сердце ухнуло, и Фрэнк снова потерял сознание.
  
  Очнулся уже в госпитале, но не в столице, а на территории военной базы, на Южном материке. К Фрэнку подошел врач. Проверил показания приборов и обратился к нему.
  - Ну что вам сказать. Произошел тотальный сбой работы вашей брони, вызвавший автоматическую подачу слишком большой дозы препаратов. Что, судя по всему, спровоцировало аллергическую реакцию. Однако вам вовремя вкололи антидот и доставили в больницу. Мы очистили кровь, так что через несколько часов будете как новенький.
  Фрэнк недоуменно уставился на доктора. Воспоминания потихоньку возвращались. Вот он идет в составе отряда, вот начинается обстрел, Фрэнк падает. Да, он успел откатиться к оврагу и дать команду модификантам. Что же произошло потом? Удар или нет? Слабость... А затем полет, флаер, лицо пилота... Надир?
  - Где Надир, - спросил Фрэнк.
  - Кто? - не понял врач.
  - Он был со мной во флаере, - добавил Фрэнк и подумал, неужели Надир ему померещился.
  - А, ваш модификант - пилот? Ну, вообще-то дрыхнет, - замялся врач.
  - Что-то не так? - уточнил Фрэнк.
  - Как давно у него имплантат?
  - Три месяца...
  - Странно, - врач почесал затылок, - Пилот привез вас и вырубился. Я поставил его на диагностику. К модификанту прилагалась любопытная карта - инструкция, на переносимость препаратов и, следуя ей, я смог обеспечить только сердечную поддержку и вкатить ударную дозу витаминов,- врач снова замялся.
  - Докладывайте, - приказал Фрэнк.
  - Результаты диагностики оказались настолько плохие, что я растерялся. Картина, подобная той, что мы наблюдаем у модифицированных на последней стадии, когда начинается тотальный износ организма. Полный коллапс всех систем и, практически, остановка сердца, но как потом оказалось, не остановка, а замедление. Так продолжалось пару часов. После ситуация резко изменилась, сердце возобновило работу в нормальном режиме, и он, попросту, заснул.
  - Перезагрузка всех систем, - удивленно пробормотал Фрэнк, - Я должен его увидеть.
  - Это здесь, по коридору, - ответил врач.
  Фрэнк поднялся. Его немного шатало, но общее состояние оставалось терпимым. Врач последовал за ним. Надир, мирно спящий, обнаружился в соседней палате.
  - Как давно он спит, - спросил Фрэнк.
  - Три часа. Это после того, как он восстановился, - ответил доктор, - А еще он что-то бурчал во сне, но я не разобрал, тарабарщина какая-то, - поспешно добавил он.
  
  Надир резко открыл глаза. Увидел стоящего над ним Фрэнка и расплылся в улыбке.
  - Удивил, вот никак не ожидал тебя встретить... давно летаешь? - спросил Фрэнк и дал знак доктору оставить их одних.
  - Не очень, - ответил Надир, садясь на кровати, - с неделю, пожалуй.
  - Быть того не может, после недели полетов тебя направили в бой? - удивился Фрэнк.
  - Не совсем. Я с наблюдателями летел, потом помогал эвакуации... А что тебя смущает, летать - ничего сложного, - Надир пожал плечами, - Я с управлением сразу разобрался, остальное тоже довольно просто.
  - Не считая того, что пилотов обучают годами, - пробормотал Фрэнк, - Как ты меня нашел, что вообще произошло, почему нас накрыли?
  - Подробностей не знаю, мы шли следом за вами, когда прибыли на место, бой уже закончился. Я тебя "учуял", если так можно выразиться, - усмехнулся Надир, - Я ведь ломал твое сознание, это оставляет определенный след.
  - И антидот мне тоже ты вколол?
  Надир утвердительно кивнул, - Не спрашивай, как я понял что делать, просто знал и все. Ты выглядел совсем паршиво. Антидот нашелся в аптечке. Мне кажется, знания медицины и навыки пилота у меня из одного и того же источника, - Надир хмыкнул, - Затем погрузил тебя во флаер и привез сюда, расположение баз мне известно.
  Фрэнк подумал, что необходимо как можно скорее разобраться в произошедшем, слишком уже все подозрительно, и еще, что он обязан Надиру спасением и возможно даже жизнью.
  - Спасибо можешь не говорить, - заметил Надир, словно откликаясь на его мысли.
  - Давно не спишь? - спросил Фрэнк, переводя разговор в другое русло.
  - Вообще-то да. Почти не могу. Перед тем как сейчас свалиться, несколько дней на ногах был, а ты что, заботишься обо мне, что ли? - в голосе Надира сквозило ехидство.
  - Тебе нужно отдыхать, организм изнашивается, - покачал головой Фрэнк, - врач сказал, что у тебя чуть не наступил коллапс всех систем.
  - Не бойся, раньше времени не сдохну, - ответил Надир, все с таким же ехидным выражением на лице.
   "А он изменился", - подумал Фрэнк.
  
  11. Фрэнк. (Маллия).
  
  Фрэнк пребывал в состоянии ярости. Нервными, широкими шагами он мерял комнату. Генерал стоял у окна, скрестив на груди руки. Лицо его ничего не выражало. Он повернулся к разъяренному собеседнику и спокойно сказал:
  - Фрэнк, угомонись, никто не собирался тебя подставлять. По плану, ты вообще должен был находиться в другом месте.
  - Да ну, - возразил Фрэнк, - Ты отправил меня на бойню, тупо на бойню, накрыв ударом с воздуха. Свои стреляли по своим. Модификанты - пушечное мясо, их не жалко, а то, что вместе с ними попадет пара командиров и один персональный помощник, так незаменимых, как говориться, у нас нет.
  - Вот только ерунду городить не надо. Тебя пытались убрать, потому ты подобрался близко и кто-то запаниковал. Значит, чутье меня не обмануло и в среде нашего командования назревает нечто. В остальном, ты не прав и, будь добр, прекращай истерику, - генерал говорил мягко, как с ребенком, - Ты же знаешь, я никогда не допущу, чтобы с тобой что-то случилось.
  - Я не твой ребенок, - огрызнулся Фрэнк.
  - Не мой, - согласился генерал, - Ты забыл, в каком дерьме находился? Я вытащил тебя, воспитал, как умел и где твоя благодарность?
  - Я помню, - сказал Фрэнк, успокаиваясь, и тихо добавил, - Я все помню.
  - Вот и отлично, - генерал похлопал Фрэнка по плечу. - Виновные будут наказаны, подобного больше не повториться, но тебе желательно держать себя в форме. Что же ты скис из-за пары препаратов?
  - Ты хоть представляешь, какая там была передозировка? - снова вспылил Фрэнк, - Кто-то подпортил мою броню и изменил настройки в солдатской... Допустим, под удар я попал случайно, то вот это несчастным случаем никак не назовешь. - Фрэнк покачал головой, - Я ведь проверял аптечку перед поездкой, когда они успели?
  - Вот и разберись, - распорядился генерал. - Удар по тебе, на самом деле, удар по мне, и тебе это хорошо известно.
  - Уступи Надира на время расследования, - попросил Фрэнк.
  - Как ни странно, а он себя оправдал. Я выжимаю из него по максимуму, - в задумчивости проговорил генерал, - Ладно, бери. Вот видишь, мне для тебя ничего не жалко.
  
  Надир... Фрэнк почему-то подумал, что временами побаивается своего, уже бывшего, подопечного. Особенно после взлома, он практически не мог держать блоки в присутствии модификанта. Надир его читал, хотя и не показывал вида, как будто сознание Фрэнка стало совершенно прозрачным. Беспокоило и еще кое-что. Фрэнк не понимал Надира, не знал, о чем тот думает. Сознание подопечного все также оставалось недоступным. Генерал не прав, что у модификантов не возникало мыслей. Как минимум, не у этого. В том, что Надир, постоянно и напряжено думает, Фрэнк не сомневался. Его подопечный часто сидел и молчал, практически не мигая, уставившись в одну точку. Молчал и думал. И Фрэнк не мог представить, какие такие мысли роятся под этой металлической пластиной. О том, что еще скрывала пластина, Фрэнк вспоминал не без дрожи. Кроме всего прочего Фрэнка волновала полная неспособность долго смотреть Надиру в глаза. Этого никто не мог. Фрэнк заметил, что даже сам генерал отводил взгляд. Временами ему казалось, что Надир гипнотизирует, тихо нашептывает что-то на одном ему понятном языке. "А не создали ли мы чудовище?" - в голову пришла внезапная мысль.
  Но сейчас, ему нужен именно Надир, модификант со странными способностями. Проникновение в чужое сознание, анализ. Надо признать, что подобные вещи у модификанта получались гораздо лучше, чем у Фрэнка.
  
  Раздумья прервал негромкий стук в дверь. Надир появился точно, минута в минуту.
  "Как он так умудряется, - подумал Фрэнк, - Как будто имеет часовой механизм в голове".
  Надир, не здороваясь, зашел. Вопросительно посмотрел на Фрэнка, словно ожидая инструкций. Фрэнк вздрогнул. Такое поведение сбивало с толку. Порой бывший подопечный вел себя как модификант низшего уровня, не умеющего и шевельнуться без приказа. Не дождавшись ответа, Надир спокойно прошествовал на кухню и через секунду Фрэнк услышал звук льющейся из крана воды. Надир вернулся в комнату со стаканом в руке.
  - Пожалуйста, проходите, чувствуйте себя, как дома... Вижу, совсем освоился, - проворчал Фрэнк.
  - Ты же не против, - усмехнулся в ответ Надир, - Или нужно разрешение спросить?
  Фрэнк поморщился. Надир взял манеру говорить полушутливо полусерьезно, подтрунивая над собой и над собеседником. Это раздражало.
  - Зачем я тебе нужен? - поинтересовался Надир, отхлебывая из стакана.
  - Работа по твоей части - вырубить, притащить и взломать, - раздраженно буркнул Фрэнк.
  - Сам, что ли не можешь? - искренне удивился Надир.
  - Так как ты - не могу, - раздраженно хмыкнул Фрэнк.
  - Тебе понравилось? - спросил Надир с глупой ухмылкой, но тут же посерьезнел, - Все еще злишься? Пойми, мне действительно было необходимо понять кто я такой. Ну, хотя бы попытаться. А если без шуток, что нужно сделать?
  - Будешь сопровождать меня в поездке на различные предприятия. Инспекция. Список потом покажу. От фабрик до военных баз. Замаскировано под общую проверку, чтобы не вызывать подозрений. Что-то назревает, и я хочу знать что.
  - И зачем тебе я?
  - Глядя на тебя невозможно догадаться, кто ты есть на самом деле. А задача предельно простая - смотришь, по-тихому взламываешь, анализируешь. И еще, ты аккуратно работаешь, - заметил Фрэнк.
  - Хорошенькая характеристика для персонального киллера... Расскажешь, что происходит? - спросил Надир нахмурившись.
  - Нет, - помотал головой Фрэнк.
  - Не доверяешь? Поверь, я не доносчик и достаточно хорошо тебя знаю, Фрэнк. Ты злишься и волнуешься. Боишься тоже, немного. Но это нормально, ты не такой псих, как я, - рассмеялся Надир.
  - Как же тебе доверять, если один, такой ма-аленький ментальный приказ, и ты запоешь, как птичка, - Фрэнк невесело хмыкнул.
  - Не скажи. Есть способы не выдавать информацию, - Надир поставил полупустой стакан на стол.
  - Поборол контроль? - изумился Фрэнк.
  - Нет, пока нет, - Надир покачал головой. - С этим ничего не могу поделать. Хотя, знаешь, иногда меня отпускает. Я же чувствую этот имплантат, - усмехнулся он.
  - Что ты имеешь в виду? - не понял Фрэнк.
  - Ну, у меня такое ощущение, что иногда имплантат спит, - неопределенно ответил Надир.
  Фрэнк недоуменно посмотрел на подопечного. И ведь не поймешь, шутит или говорит серьезно.
  
  Несколько дней назад Фрэнк, все-таки, решился и показал Надиру записи, снятые со шлемов солдат. Хотел узнать реакцию модификанта на корабль и его самого. В тайне он теплил надежду, что Надир что-то вспомнит. Нет, Фрэнк давно не ставил себе за цель взломать незнакомца, наоборот, испытывал искреннее желание помочь. И эти разговоры про еще одну личность... Надир тогда просмотрел записи, улыбнулся, но не высказал никакой реакции. А вот сейчас, когда он упомянул, о сокрытии информации, Фрэнк подумал, что просмотр кое-что дал, но вот принес ли он пользу?
  
  - Говоришь вас двое, как вы там уживаетесь? - как бы вскользь заметил Фрэнк.
  - Ты хотел сказать трое, - поправил Надир, улыбаясь. - Я, он и имплантат. Последний - почти неразумен, но с ним тоже приходится считаться. Итого трое на одну мою больную голову, - добавил он.
  Фрэнк уставился с недоумением, не хватало, чтобы модификант сошел с ума.
  - Не бойся, я не сумасшедший, - успокоил Надир, - Я знаю, что есть он, его жизнь, его правила, его законы, его воспитание. И да, это - не я. Думаю, он пришел бы в ужас от того, что я сейчас делаю. Имплантат тоже имеет свои желания, примитивные инстинкты, которые невозможно игнорировать. Ты думаешь, это так просто удерживать все это в одной голове? Его память, если ты именно это хотел узнать, постепенно возвращается, кусками, картинками, образами. Просто возникает. Но не становится мной. Я знаю, что он скрывал, знаю почему, и знаю, как хранить его секреты. Еще вопросы есть?
  Фрэнк покачал головой. - Я бы предпочел, чтобы вы стали одной личностью.
  - Я бы тоже. Когда выезжаем? - поинтересовался Надир, меняя тему.
  - Через два часа. Нам выделили флаер, ты же у нас теперь пилот, а я водить такую штуку не очень люблю, - поморщился Фрэнк.
  Они направились к выходу, и тут Фрэнк услышал звон, словно что-то хрустнуло. Он обернулся. Стакан, до этого стоящий на столе, треснул, под ним растекалась лужа, и Фрэнку показалось, что вода... кипит?
  - Надир? - воскликнул он.
  - Это не я, идем, не обращай внимания.
  Он взял Фрэнка за плечи, буквально выпроваживая из комнаты. Фрэнк хотел возмутиться, но внезапно его накрыло ощущение спокойствия и умиротворения, а через несколько минут он благополучно забыл о столь незначительном происшествии.
  
  Небольшой двухместный флаер ожидал их прямо на крыше. Надир и Фрэнк залезли в кабину.
  - Ты раньше, летал на подобных? - спросил Фрэнк.
  - Мне кажется, я могу на любых, - рассмеялся Надир. - Хотя, если тебе интересно мое мнение, этот похож на груду железа, - Надир уселся в пилотское кресло и запустил двигатель.
  - Прямо таки груда железа, - обиделся Фрэнк. - Это одна из лучших моделей, почти новая, всего два года в работе. А потом, не ты ли являешься причиной, что мы лишились некоторых из наших лучших машин?
  - Он, не я, - уточнил Надир. - Извини. Это представляло угрозу для его корабля... и тех, кто в нем находился.
  - Иногда мне кажется, что ты беспокоился о своем корабле больше, чем о себе, - заметил Фрэнк.
  - Он - да. Пристегнись - Надир потянул рычаг на себя, - Ветер довольно сильный, может немного потрясти. Держись.
  Надир поднял планер и пошел на крутой вираж, набирая высоту. Они взяли курс на горы, и вскоре столица осталась позади. От ветра машину кидало из стороны в сторону. Фрэнк никогда не летал так, очередной вираж заставил его вцепиться в поручни кресла. Он повернул голову и посмотрел на Надира. Тот улыбался, находясь в своей стихии, вел машину спокойно и уверенно. Ветер лишь забавлял его. Надир резко бросил флаер вниз, многократно поворачиваясь вокруг своей оси, затормозил практически над самыми пиками гор, затем выровнял машину и снова устремился вверх почти вертикально.
  - Что же ты делаешь? - пробормотал Фрэнк, снова схватившись за поручни.
  - Хочу проверить, на что эта рухлядь способна. На удивление реагирует вполне адекватно. - Надир повернулся к нему и удивленно спросил, - Ты что испугался?
  - Немного... Где ты научился так летать?
  - Ну, я ведь пилот, это моя работа, - и тихо добавил, - Его работа.
  Они поднялись довольно высоко, трясти стало меньше. Надир выровнял машину, перейдя на плавный полет. Фрэнк успокоился.
  - Научишь меня?- попросил он.
  - Конечно. Это не так и сложно. Я бы хотел посмотреть на побережье. Можно?
  Фрэнк утвердительно кивнул. Надир резко повернул машину, направив ее в сторону океана. Фрэнк удержался от желания вновь схватиться за поручни и вместо этого посмотрел в окно. Земля под ними выглядела практически безжизненной. Никаких поселений, очень мало растительности. Все казалось голым и каким-то выжженным. Они пересекли небольшое скопище песчаных дюн и впереди показалось море. Надир пошел на снижение и вскоре флаер приземлился на песке прямо у самой воды. Море - спокойное и серое, практически без волн. В нем отражается такое же серое небо. Унылая картина.
  Выбравшись из кабины, Надир подошел к самой кромке, присел на корточки, опустил руки в воду. Долго держал, обдумывая свою реакцию. Ощущения не сильные, но более или менее определять температуру он научился.
  - Довольно холодная, - заключил Надир. - Знаешь, он много путешествовал. А жил в горах на побережье. И море там есть, но другое - теплое... Почему у вас нет поселений возле воды?
  - Шторма. Временами свирепые, - ответил Фрэнк. - Это сейчас океан спокойный, даже удивительно. Обычно штормит. Во время шторма тут все сносит. Вода заливает часть берега, и ветер очень сильный. Но с другой стороны в бухтах, есть несколько независимых рыбачьих поселков.
  - Независимых? - удивился Надир, - они не подчиняются генералу?
   - Почти нет. Но, я думаю, скоро будут. Как это у нас делается, добровольно войдут в состав с песнями, плясками и лозунгами в руках.
  
  12. Хлоя. (Маллия).
  
  Хлоя поправила косынку, запихнув подальше упавшую на лоб прядь. Платки носят все, ну или, почти все. Неприлично женщине с непокрытой головой ходить. Утро выдалось тяжелым, она совсем не выспалась. Фрэнки приходил вчера, а потом они долго разговаривали. Фрэнки уехал на несколько дней, и перед самым отъездом, подарил ей часики. Обычные женские часики, но, как Фрэнки объяснил, в них встроен передатчик, и они могут связываться другу с другом. Передатчик настроен так, что никто кроме Хлои его не активирует. Они попробовали дома, говорили друг с другом, баловались, шутили. Фрэнки предупредил, чтобы она не использовала передатчик без надобности. Зачем это нужно, Хлоя не знала, но особо и не задумывалась. Все, что Фрэнки говорит, выглядело правильным, и не подлежало сомнению. Часики пришлись по душе, девушка то и дело отворачивала рукав, любуясь подарком.
  
  Хлоя с трудом подавила рвавшийся наружу зевок, спать нельзя. Кто же на работе спит. Хлоя работает швеей на фабрике. Огромный холодный цех, бесконечные ряды со швейными машинками. Все работницы - женщины. Работать нужно стоя, и к вечеру ноги совсем болят. Сегодня они сшивают тяжелые прорезиненные полотнища. Хлоя понятие не имеет на что идут такие полотнища, но работать с материалом очень трудно. Ткань тяжелая, не гнется, пальцы болят. Работать приходится в перчатках, они специальные, с обрезанными кончиками, а то нитку в иголку не вденешь, но без перчаток не обойтись. Зимой в помещении очень холодно, руки мерзнут. Еще им выдают жилетки - телогрейки для работы, иначе она бы совсем околела. По рядам ходит надсмотрщица, следит, и если медлишь, со всего размаха хлопает по столу широкой металлической линейкой.
  Хлоя снова глянула на часики, мечтательно вспомнила о Фрэнки и подпрыгнула от резкого оглушительного удара рядом. Девушка со всей силы надавила на педаль швейной машинки. Сразу вспомнилось детство, не совсем раннее, позже. Странно, что Хлоя совсем не помнит родителей. Детей переводят в интернат с пяти - шести лет, хотя это сейчас, раньше до восьми оставляли в семье. Должна бы помнить. Или от нее отказались, отдали сразу? Такое часто случается, если не первый ребенок. Сколько она себя помнит - всегда в интернате. Девочки, одетые в серые платья с передниками, воспитательница с некрасивым, изрытым оспой лицом, в таком же сером платье и платке, она постоянно била указкой по рукам. Чуть кто не слушается, так сразу указкой. Хлоя боялась ее до жути. Если воспитательница попадала по кончикам пальцев, было ужасно больно. А плакать нельзя. Расплачешься, так могут наказать всю группу, дети потом на ней отыграются. Хлоя вздохнула. В детдоме постоянно дрались. Сильные били слабых, слабые - совсем маленьких, старшие забирали еду у младших и так без конца, по кругу. А она, Хлоя, совсем ростом не вышла, ниже всех в группе. Ее особо доставали. Загоняли в угол и били. Он помнит, сидит на полу, холодном и каменном, с носа кровь течет. Передник уже весь заляпало. Это еще отстирывать придется, а то снова влетит за порчу одежды. Она плачет от обиды и бессильной злости, рядом кто-то стоит и утешает ее. Кто же это был? Мальчик, да точно мальчик. Худющий такой, черненький, выше ее, но лица Хлоя не помнит, черты смазаны, как в тумане. А ведь он ее защищал, тот мальчишка, от детей и старших тоже, дрался за нее, а вот лица никак не вспомнить, белое пятно, обрамленное темными волосами.
  
  Хлоя вздрогнула, снова услышав удар линейки. Это не ей, это соседка замешкалась. Взвыла сирена - перерыв. Полчаса, чтобы поесть и послушать новости. Хлоя поднялась, сняла перчатки, поправила платок и отправилась в столовую вместе с остальными работницами.
  
  В полуподвальном помещении было шумно и многолюдно. Работницы толпились в очереди, все с подносами. Они подходили к раздаче, получили тарелки с едой и продвигались в основной зал со столиками. Хлоя взяла поднос и встала в конец очереди. Поднос не отличался чистотой, белесые мутные разводья по всей поверхности. Хлоя поморщилась. В столовой пахло кашей и мясной похлебкой. К ней подошла соседка с таким же подносом в руках. Девушка совсем молоденькая, недавно на фабрике. Это на нее так вызверилась сегодня надсмотрщица. Хлоя оглядела соседку - рыженькая, волосы убраны под платок, не видно, но веснушки по всему лицу, ресницы и брови совсем светлые с рыжеватым отливом, а глаза серые.
  - Что, не получается у тебя? - сочувственно поинтересовалась Хлоя.
  - Не очень, - поморщилась соседка. - Я в перчатках совсем не могу, деталей не чувствую. А без перчаток, так начинаю сразу волноваться, что сделаю что-то не так. И руки потеют сильно. Я катушку ниток выронила, полезла под стол, чтобы достать, а тут эта с линейкой... - Девушка обиженно всхлипнула.
  - Ничего, привыкнешь, я тоже поначалу терялась, никак скорость набрать не могла, - Хлоя попыталась ободрить соседку.
  
  Они приближались к раздаче. Хлоя первой поставила свой поднос. Они уже взяли по куску серого хлеба и приборы - ложку с вилкой. Ножей в столовой не давали. На раздаче выдали по тарелке супа, кашу в мясной подливе и по железной кружке с чаем без сахара. Хлоя поморщилась. В жидком супе плавала капуста, на поверхности расходились звездочки универсального жира, от мясной подливы исходил тяжелый дух. Девушка с тоской посмотрела на чай - мутно-бурая жидкость - в чай добавили молочного концентрата, ну, по крайней мере, горячий, жаль, что без сахара. Сладкого хотелось до жути. Хлоя подхватила поднос, направляясь к столику у стены, соседка поспешила за ней. Хлоя покосилась на девушку - на платье вышит номер 443. У Хлои 364. Имя спрашивать не принято, обычно так и обращаются друг к другу, четыреста сорок третья, триста шестьдесят четвертая. Чем меньше цифра, тем больше опыт. У надзирательницы пятьдесят второй. Но бывают исключения, номер могут увеличить в качестве наказания. А ведь от номера зависит, какие талоны ты получишь.
  
  Соседка поставила свой поднос на стол и уселась рядом с Хлоей, ей явно хотелось пообщаться.
  - Давно ты тут? - спросила рыженькая.
  Хлоя кивнула, - Пять лет уже, сразу после интерната.
  - А я в другом месте два года была, затем сюда перевели.
  Соседка вздохнула и Хлоя подумала, что у рыженькой что-то не сложилось на предыдущей работе.
  - Тебе здесь нравится? - спросила соседка.
  Хлоя насторожилась. А вот это не хороший вопрос. Можно сказать, опасный вопрос. Не существует такого понятия, как нравиться или не нравиться. Работа есть работа, куда направили, то и делаешь. Интересно, рыженькая - просто дурочка и не понимает, что делает или у нее задача такая - поговорить, послушать, передать кому следует, поэтому и с предыдущей работы перевели.
  - А разве может быть иначе? - удивленно ответила Хлоя и уткнулась носом в тарелку, подумав, что теперь еще и все съесть придется, чтобы никто ничего не подумал.
  Рыженькая молча кивнула в ответ. Она тоже принялась за еду, но вскоре отодвинула тарелку с супом и начала ерзать на стуле, привлекая внимания.
  - Не вкусно, - скривилась она.
  Хлоя пожала плечами, молча продолжая жевать. Соседка, не дождалась ответа и угомонилась, видимо поняв, что разговора не получится.
  
  Включился экран телесета - обеденный выпуск новостей. Передавали городские известия. Хлоя слушала в пол-уха. Ничего нового не скажут, а вечером повтор будет, дома и посмотрит.
  - Эй, послушай, - рыженькая схватила ее за руку.
  Хлоя подняла голову от тарелки. На экране дикторша в строгом костюме и без платка - им можно, вещала, что на улицах орудует маньяк, нападает на женщин. Его скоро выловят и отправят на исправление, но нужно проявить бдительность, были жертвы.
  "Скорое всего преувеличивают", - не поверила Хлоя.
  - Ничего себе, - пробормотала рыженькая.
  На экране продемонстрировали фотографии двух девушек. Хлоя машинально отметила, что форма одежды у них другая, значит не из их района, с другой фабрики.
  Новости закончились, а прозвучавшая следом сирена оповестила о завершении обеденного перерыва и Хлоя вернулась с облегчением к работе, подумав, что общество рыженькой ей не понравилось.
  
  Когда смена закончилась, уже совсем стемнело. Зимой вообще темнеет рано, а тут еще неожиданно потеплело, и город накрыл туман, густой как молоко. Свет нечастых фонарей практически не освещал дорогу. Хлоя торопилась. Идти было неприятно. И вроде живет в хорошем районе, и идти недалеко, но в этом тумане ей все время казалось, что она слышит гулкие шаги за спиной. Оборачиваешься и никого. Тусклый свет фонаря с трудом пробивается сквозь густое туманное облако. Хлоя успокоилась, только дойдя до квартиры. Когда она слушала новости, как-то не восприняла слова о маньяке. Но там, в тумане, маньяк, нападающий на женщин, показался ей очень даже реальным. Захотелось связаться с Фрэнки. Хлоя потрогала часики и вздохнула. Он предупредил, что будет очень занят эти дни.
  
  
  ***
  
  Хлоя задумчиво водила ручкой по бумаге, набрасывала широкими, точными линиями. Вот соседка, которая живет над ней, со смешным вытянутым лицом, а вот надсмотрщица с фабрики. Хлоя подумала и пририсовала ей жирную бородавку на щеке и улыбнулась. Здорово получилось. Ей нравилось рисовать, и выходило похоже, немного преувеличено, но смешно ведь. А вот и Фрэнки, несколько четких штрихов и портрет готов. Он сидит, задумавшись, подперев щеку рукой, у него всегда такое выражение лица, когда задумывается. Хлоя улыбнулась, подумав о Фрэнки и вздохнула. Рисунки придется уничтожить. Нельзя вот так рисовать, тем более смешные картинки. Как их Фрэнки назвал - пародии. Так она кого угодно изобразит, без должного почтения. Рисуют - художники. Их специально обучают, как рисовать и кого, рассказывают что можно, а что нельзя. А Хлоя - работница, ей рисовать не положено. Как Фрэнки разозлился, когда нашел ее наброски. Они только-только начали встречаться, и Хлоя рисовала Фрэнки по многу. Как он есть, как спит, ходит по комнате или просто сидит в кресле. Она скучала без него, рисунки отвлекали. Картинок набралась целая пачка, они валялись по всей квартире, где попало, в голову не приходило их прятать. Фрэнки увидел рисунки и рассвирепел. Хлоя испугалась, подумала, что он ее ударит, но Фрэнк скомкал бумагу, бросил в железную миску и поджег. Хлоя смотрела, как огонь пожирает рисунки, закусив губу, и старалась не плакать. Он потом извинился, объяснил, что никто не должен знать, что он приходит сюда, а если найдут рисунки, то и у нее и у него будут неприятности. Теперь, если она что-то и рисовала, то сразу же уничтожала, используя ту же самую миску. Но совсем не рисовать не могла.
  Хлоя вздохнула, сложила рисунки и подожгла. Вытащила сигарету из пачки, прикурила ее от огня, и смотрела, как огонь пожирает ее картинки. Фрэнки - последний листок. Нарисованная фигурка почернела и обуглилась.
  
  13. Фрэнк. Надир. (Маллия).
  
  После остановки на побережье они отправились дальше. Фрэнк предложил поменяться, но модификант только покачал головой в ответ, не собираясь уступать. Маршрут проходил над океаном. Надир поднял флаер повыше, прорвавшись сквозь густой облачный покров. Над ними простиралась бескрайняя синева неба, внизу - ковер из облаков. Огромное пустое пространство, нарушаемое только плавно скользящим флаером. Надир улыбнулся и повернулся к Фрэнку:
  - Сейчас спокойно, если хочешь, можешь взять управление на себя.
  Фрэнк кивнул и вопросительно взглянул на собеседника. С его стороны кабины возможности управления не предусматривалось.
  - Погоди, здесь дуальная система, сейчас активирую твой терминал, - сказал Надир. Он нажал на что-то, и перед Фрэнком выдвинулась панель.
  - Запасной штурвал под сидением, - пояснил Надир.
  Фрэнк настроил штурвал, тронул управление, машина слушалась, кивнул модификанту, мол все в порядке.
  Надир расслабился, откинулся на спинку кресла, закрыл глаза.
  Фрэнк остался в одиночестве. Машина, полет, синее небо и никого на многие десятки километров. Он покосился в сторону Надира, модификант, казалось, дремал, по крайней мере, не шевелился. Фрэнк покачал головой - с Надиром всегда не поймешь, то ли спит, то ли притворяется.
  До авиабазы на острове, где Фрэнк планировал дозаправиться, оставалось уже совсем немного. Он глянул на часы, прикидывая, что лучше сделать: переночевать на острове или продолжать путь. Время приближалось к вечеру, облака под ними заполыхали розовым. Внезапно машину тряхнуло, сначала легонько, потом сильнее, еще раз и еще. В кабину ворвался голос диспетчера с острова.
  - Говорит база, говорит база, прием. Надвигается шторм, по предварительным данным категория четыре - пять, немедленно покиньте зону поражения, прием.
  - База, это второй пилот, - ответил Фрэнк. - Запускаю расчет топлива, я не уверен, хватит ли долететь до материка. Свяжусь через минуту, прием.
  Фрэнк вывел изображение циклона на экран. Картинка - в основном красная, с желтыми разводьями по краям - нехорошо. Странно, такой сильный шторм в это время года. Обычно зимой здесь достаточно спокойно. Флаер снова затрясло, так что Фрэнк с трудом выровнял машину.
  - Надир, - крикнул он.
  Модификант открыл глаза - пустой, ничего не выражающий взгляд, заставил Фрэнка вздрогнуть. Этот момент привел в замешательство. Какие-то несколько секунд, как будто бы модификант включался... и медленно, слой за слой просыпалось сознание. Наконец в глазах появилось осмысление, узнавание. Надир - не машина и не компьютер, он не может вот так включаться. Подобные вещи, как и подчас, странное поведение подопечного, сбивали с толку. То, что Надир не потерял интеллект, как большинство модификантов, Фрэнк понял практически сразу, однако помимо утраты энергии, модификант лишился еще чего-то важного.
  Надир, окончательно проснувшись, быстро оценил обстановку, мгновенно активировал панель, переключив управление флаером на себя, попутно изучая параметры шторма и отчет, сделанный системой.
  - База, прием, говорит пилот. Буду садиться у вас. Захожу на посадку через пятнадцать минут. Приготовьтесь нас встретить, прием.
  - Через пятнадцать минут, здесь будет эпицентр. Мы запечатываем вход, разворачиваетесь, вы не успеете.
  - Надир, подожди, - вмешался Фрэнк, - может лучше вернуться?
  - Не уверен, горючее на пределе, - Надир нахмурился, как бы просчитывая в уме. - Я посажу машину, не беспокойся. Это не тот шторм, которого нужно бояться, поверь, у меня есть опыт.
  Фрэнк покачал головой, слова напарника его не убедили. Надир обернулся и подмигнул. "Не трусь, Фрэнки", пронеслось у него в голове.
  - База, лететь обратно не имею возможности, - резко ответил модификант, обращаясь к диспетчерам. - Мы поднырнем, я знаю, что делаю. Приготовьтесь открыть вход по моей команде, посадка через десять минут, включаю системный отчет, прием.
  Надир резко повел машину вниз, невзирая на ругань диспетчера, льющуюся непрерывным потоком из динамиков. Их трясло и болтало. А Фрэнк с удивлением осознал, что совершенно спокоен. Обычно он не очень хорошо переносил болтанку, и, судя по тону диспетчеров, этот циклон довольно опасен. Но почему-то его не покидала уверенность, что Надир справится, и все закончится благополучно. Модификант вел машину спокойно и уверенно, как будто на увеселительной прогулке, чуть улыбаясь и мурлыча что-то себе под нос. Под ними показалась база, маленький флаер швыряло из стороны в сторону, потоки воды заливали окна, сильный ветер гнул деревья до самой земли. Машина резко пошла на снижение, подскочила несколько раз подбрасываемая порывами ветра. Надир маневрировал, нащупывая поток и, наконец, поймал его, позволил ветру увлечь машину, полностью отдавшись стихии. Их понесло, вот уже и земля, совсем рядом, приближается.
  - Открывайте вход, прием, - скомандовал Надир.
  Он крутанул флаер и, вырвавшись из потока, направил машину точно в ворота посадочного туннеля. Фрэнк вцепился в подлокотники, осознав, что проход все еще закрыт, и они сейчас врежутся.
  - Открывайте вход, прием, - повторил Надир, все таким же невозмутимым голосом.
  В последнюю секунду, когда столкновение казалось неминуемым, двери нехотя отползли в сторону, пропуская маленький флаер, и автоматически захлопнулись, запечатав вход.
  Машина замерла в туннеле. Надир выключил двигатель и выскочил наружу. Фрэнк, вылез следом и только сейчас, его накрыла запоздалая реакция. Руки дрожали, а ноги казались ватными.
  Их встречали, лично командующий базы.
  - Ну вы даете, - воскликнул он, представившись и пожимая Фрэнку руку. - Ваш пилот или сумасшедший или виртуоз, летать в таких условиях.
  - Мой пилот и то и другое, - улыбнулся Фрэнк, успокаиваясь. Он оглянулся на модификанта. Стоит, как ни в чем не бывало, осматривает помещение, тряхнул головой, убирая со лба непослушную челку. Фрэнк подумал, как вовремя они поставили имитатор кожи - маскировку на пластину. Никто не заподозрит, что его пилот - модификант. На морских объектах модификантов практически нет и уровень организации здесь выше. Да и вообще морские базы, подобные этой, представляют интерес, по крайней мере, для него.
  Ангар был полон боевых флаеров, которые Надир разглядывал с неподдельным интересом.
  - Хотите взять одну из наших машин? - предложил командующий. - Я настоятельно рекомендую. Мощнее и надежнее. Ваш флаер выглядит слишком уж легким.
  - Маневренность хорошая, - пояснил Надир. - Я смогу выбрать, протестировать?
  - Конечно, вам завтра, устроят подробную демонстрацию, - пообещал командующий. А Фрэнк подумал, что простым осмотром Надир не ограничится, любопытно, что он там нароет.
  - Я, пожалуй, должен извиниться перед диспетчерами, - сказал Надир, - где я могу их найти?
  - Вас сейчас проводят, - командующий кивнул одному из пилотов, чтобы показали.
  Надир последовал за пилотом, и Фрэнк не стал его останавливать, только быстро послал ему сигнал, чтобы позже подошел в командный корпус и, в который раз, оценил удобство мысленной связи.
  
  Разговор с командующим продолжился за ужином. Политику старались не затрагивать, на личности не переходили, и беседовали, в основном о мелочах, скользя по тонкой грани полунамеков и полутонов, из которых Фрэнк потом сделает выводы. Командующий расстарался с угощением, достал хорошее бренди, еще со времен сотрудничества с содружеством. Фрэнк хмыкнул, глянув на этикетку, давно ему не попадался трофейный инопланетный бренди, и, долго не раздумывая, не отказался от предложения взять пару бутылок с собой. Надир появился уже в самом конце, и участия в беседе не принимал, больше молчал, внимательно слушая и наблюдал. Позже они обсудят и сравнят оценки. Модификант почти ничего не ел, к такому поведению Фрэнк успел привыкнуть, и совершенно не притронулся к алкоголю. Фрэнк удивился и взял на заметку. Нужно будет выяснить почему. Любая мелочь, касающаяся Надира, казалась Фрэнку важной.
  
  Их поселили в соседних гостевых номерах. Надо же, и такое имелось на военной базе. Вообще эта база, скорее являлась неким автономным организмом, живущим по своим особым законам. Фрэнк прихватил трофейное бренди, ведерко со льдом и направился к Надиру. Выпить, поговорить, обсудить впечатления, усыпить бдительность. Фрэнк поморщился, с одной стороны, ему категорически не нравилось то, что он собирался сделать, но с другой стороны, если только у него получится...
  Он достал два стакана, но модификант покачал головой. Фрэнк плеснул немного в свой, добавил пару кусочков льда и разболтал. Раз так, пить и ему не следует, разве что для храбрости. Фрэнк сделал большой глоток и, не без сожаления, отставил стакан.
  - Что скажешь? - спросил он модификанта.
  - Толковые ребята, надежные, на них вполне можно рассчитывать, если ты это хотел спросить.
  - Какие у них настроения? - поинтересовался Фрэнк, в который раз удивившись способности модификанта в точности отвечать на вопрос, который ему не задавали.
  - Они пока не готовы, - выдал Надир.
  Фрэнк нахмурился, не такого вывода он ожидал.
  - Чем ты недоволен, думаешь, я не понимаю, что происходит? - заявил Надир с легкой усмешкой.
  - Слишком много ты понимаешь, - пробурчал Фрэнк.
  - Ну уж извини, не дурак, - рассмеялся Надир. - Догадываюсь, чего хочешь ты, и даже могу предположить почему.
  - Проницательный ты наш, - скривился Фрэнк. - Расскажешь, до чего додумался?
  - Ты действительно хочешь это услышать? - насмешливо спросил Надир.
  Фрэнк кивнул, нахмурившись еще сильнее.
  - Сейчас не время, - Надир покачал головой. - Позже расскажу.
  - Ты почему не пьешь? - внезапно спросил Фрэнк, меняя тему.
  - Не могу, мгновенно вырубает, организм совершенно не переносит алкоголя, - пояснил Надир.
  - Особенность расы? - удивился Фрэнк, припоминая, что модификант не так уж и сильно отличался биологически.
  - Нет, лично моя, - усмехнулся Надир, - всегда так было. Тебе-то что?
  - Непонятно просто, хотел уточнить.
  Фрэнк выдохнул, собираясь с духом, и начал потихоньку приближаться к собеседнику, продолжая говорить и стараясь не думать о том, что намеревался сделать. Все произошло практически мгновенно. Быстрый выпад рукой, когда Надир меньше всего ожидал и точечный контакт в районе шеи. Надир рухнул как подкошенный. Он лежал на спине, не в состоянии пошевелиться и молча смотрел на Фрэнка, в широко раскрытых глазах застыло удивление.
  - Прости, - пробормотал Фрэнк, склонившись над ним. - Я должен был проверить. Защитный механизм, одинаковый для всех модификантов, вот тут на шее, - пояснил он. - Надир? - Видя, что тот не реагирует, Фрэнк легонько потряс его, - Не думал, что на тебя так подействует, обычно это паралич на несколько секунд, не больше.
  
  Кантара вышвыривает, отторгает его сознание и он падает, долго, бесконечно, желая только одного, чтобы эта пытка поскорее закончилась... А упав, разбивается, но не умирает, продолжает жить, мучительно пытается вдохнуть и не может. Грег рядом взволнованный, испуганный, пытается помочь. Грег... Сознание разбивается, разлетается на осколки. И сердце замирает, пропуская удар...
  
  Надир моргнул, раз, два, закрыл глаза. Подвижность понемногу возвращалась. Но ощущения... Казалось, голова сейчас взорвется, имплантат паниковал - на инстинктах, по-звериному. Надир пытался его успокоить, но получалось плохо. Тяжело перекатившись на бок, он поджал колени, подтянул к самому подбородку и зашипел сквозь зубы.
  
  - Надир, - тихо позвал Фрэнк, - Эй, приятель, ты как?
  - Никакой я тебе не приятель, - хрипло выдавил Надир, когда появилась возможность говорить. Кровь тонкой струйкой потекла из носа. Он размазал ее рукой, но кровотечение только усиливалось.
  Фрэнк подхватил модификанта за плечи, усадил, аккуратно прислонив к стене.
  - Извини, я не предполагал, что так выйдет...
  Надир был бледен и тяжело дышал. Фрэнк выругался себе под нос. Он набрал льда в полотенце, подумав, как вовремя им достался лед, хотя собирался использовать его совсем в других целях. Принес Надиру, приложил к лицу. Модификант держал полотенце дрожащей рукой, приходил в себя, но медленно. Кровотечение чуть ослабло.
  - Обычно это не так происходит, - сказал Фрэнк.
  - Обычно всем наплевать, как это происходит у модификантов, мы же не люди, - язвительно заметил Надир.
  - Язвишь, значит, не все так плохо, - пробормотал Фрэнк. Он наклонился к Надиру и ободряюще похлопал его по плечу.
  - Не смей прикасаться ко мне, - процедил модификант сквозь зубы.
  Движения Фрэнк не увидел. Мелькнула смазанная тень и на него обрушился удар, затем еще один. Фрэнк не успевал отреагировать, Надир просто молотил его как грушу для битья - точно, расчетливо, без эмоций. Фрэнк - не новичок, но справиться с великолепно обученным модификантом он не мог. Надир - тренированная боевая машина, двигался слишком быстро. Фрэнк подумал, что если модификант захочет его прикончить, помешать он не в состоянии. В какой-то момент, Фрэнк попросту опустил руки и перестал сопротивляться. И тогда его накрыло. Перед глазами поплыло красное марево. Что-то шевелилось, царапалось, взрывалось у него в мозгу. Фрэнк зажмурился и почувствовал, как его швырнули об стенку, от удара потерял сознание. Когда очнулся, Надир сидел рядом и держал руки у него над головой. Фрэнк успел заметить странное золотистое сияние, исходящее от пальцев модификанта. Надир резко отдернул руки.
  - Сорвался, - пробормотал он.
  - Я думал, у тебя нет эмоций, - прошептал Фрэнк.
  - Это другое. За меня и за него. Больше не позволю. - Отозвался Надир. - Зачем ты это сделал? Хотел проверить, сможешь ли меня остановить, если я выйду из-под контроля?
  - Не совсем, это отключает имплантат, я подумал, что если удастся его вывести из строя, хотя бы ненадолго, это тебе поможет. Ну и чтобы знал, не дал застать себя врасплох.
  - В моем случае имплантат не отключается, - покачал головой Надир. - Я думаю, его вообще невозможно ни выключить, ни вынуть.
  Фрэнк с удивлением понял, что вполне способен шевелиться. Нигде ничего не болело, да и чувствовал он себя вполне нормально, а не как после побоев.
  - Я не предполагал, что так получится, ты ведь ничего не испытываешь. - Фрэнк, в очередной раз, попытался извиниться.
  - Тебе в картинках и в ощущениях показать как и чего я не испытываю? - съязвил Надир.
  - Что ты делал, энергия? - он покосился на руки Надира, - ты же сказал, что все ушло.
  - Энергия ушла, это не моя, - Надир невесело усмехнулся. - Одолжил. Как ты думаешь, мне удалось тебя вытащить тогда после передозировки?
  - Энергией? - не понял Фрэнк, - ты же вроде колол антидот.
  - Наивный, пришлось на тебя все запасы растратить. - Надир протянул Фрэнку руку, помогая подняться.
  - Я должен рассказать тебе кое-что, - Фрэнк, наконец, решился. Он поднял голову и посмотрел модификанту прямо в глаза. - Твой отец разыскивал тебя.
  Мой отец? - удивленно переспросил Надир. - Ты что-то путаешь, он погиб, когда мне было четыре.
  - Не знаю, но он такой, как ты, твоей расы, говорил, что ищет сына...
  - Как он выглядел?
  Фрэнк быстро сбросил мысленный образ. Надир ничего не ответил, только нахмурился.
  - Знаешь его?
  - Возможно.
  - Тебя тогда только что прооперировали, никто не знал, выживешь или нет. Я не сказал ему ничего. Наоборот, сделал все, чтобы он и его напарник убрались, не хотелось, чтобы еще кто-то пострадал, понимаешь? Вытаскивать тебя из госпиталя мне показалось слишком рискованным, поэтому я убедил их в твоей гибели. На это моих способностей как раз хватило, - Фрэнк вздохнул. - Я виноват, должен был тебя с ним переправить, возможно, они помогли.
  Надир молчал.
  - Ладно, - наконец выдал он после долгой паузы. - Что было, то было, назад не повернешь.
  - Злишься?
  - А чего теперь злиться? - пожал плечами Надир. - Они уехали без проблем?
  - Я помог им выбраться из столицы незамеченными. На выход наша система работает, но как они взлетали, не видел.
  
  ***
  
  - Дженни? - тихий голос позвал ее.
  Девушка подскочила на кровати, включила освещение в комнате. Роберт, как ни в чем не бывало, сидел в кресле напротив.
  - Роберт, - прошептала девушка, кидаясь ему навстречу, - ты, ты...
  - Дженни, я ненадолго, у меня просьба, - он жестом остановил ее.
  - Конечно, что нужно сделать?
  - Выясни все ли в порядке с Грегори.
  - Хорошо, Мэгги оставила мне коммуникатор, я спрошу.
  - Спасибо, - Роберт улыбнулся и поднялся, словно намеревался уйти.
  - Погоди, - Дженни схватила его за руку, - ты куда?
  Он вздрогнул, словно через него пропустили электрический заряд. А Дженни, ощутила горячую и такую живую ладонь в своей руке.
  - Извини, Дженни, не могу оставаться долго.
  Роберт снова опустился в кресло. Дженни, не выпуская его руку, пристроилась рядом на подлокотнике.
  - Грегори? - переспросила девушка, - Мэгги говорила, что он ищет тебя на Маллии...
  - Он не нашел, - Роберт криво усмехнулся, - зато убедился в моей гибели, окончательно и бесповоротно.
  - Но ты же... - Дженни не договорила. Боялась задать вопрос и получить тот самый ответ, и мучилась, металась между желанием спросить и неведением, крохотной искрой надежды, что где-то, в какой-то вселенной Роберт все-таки существует.
  - Значит, они не приедут... Ни Мэгги, ни остальные... Почему никто не видит тебя, только я? Если Грегори был там, он должен был почувствовать твое присутствие...
  - У меня хорошая маскировка, - Роберт улыбнулся, - Не знаю, Дженни, с тобой по-другому, ты не таррианка, возможно поэтому, я могу навещать тебя во сне. Для всех остальных меня действительно не существует - Он вздохнул.
  - Даже для Сэма?
  Роберт кивнул, - да, и для Сэма тоже.
  - Подожди, выходит, я сплю?
  - Ага. Я только и могу, что прийти к тебе во сне. Ты сама указала путь, когда выдернула меня тогда.
  - Но это другая квартира, та сгорела, помнишь? - удивилась Дженни. Меньше всего происходящее походило на сон.
  - Помню. Пока еще помню, - тихо добавил Роберт. - Извини, мне пора уходить, долго не продержусь. Нагрузка для тела.
  - Значит все не так плохо, - Дженни воспрянула духом, - у тебя есть тело. Тогда ответь мне, что оно, твое тело делает?
  Роберт тихонько хмыкнул. - Есть, и даже вполне функциональное. А что делает - не скажу. Ты не поймешь. Да и я, если честно, не совсем понимаю. Главное ему не мешать.
  Его фигура начала расплываться, становиться полупрозрачной.
  - Роберт, - Дженни снова вцепилась в него. - Только скажи, ты вернешься?
  Он молчал и хмурился, а Дженни вглядывалась ему в лицо, ища ответа. Как же он бледный и худой... глаза, под длинными ресницами совсем ввалились, они теперь темно-серые, синевы больше не осталось...
  - Хотел бы, если получится. Не все от меня зависит, - Роберт, наконец, ответил. - Не все подчиняется моим желаниям. Как он решит, - улыбнулся.
  Роберт откинулся на спинку кресла, с носа потекла тонкая струйка крови. Дженни вздрогнула, кинулась за салфетками, а когда вернулась, в комнате никого не было. Она так и стояла, зажав салфетки в руках, глядя на пустое кресло, силясь понять, переварить услышанное, докричаться до Сэма. Кстати, а почему Сэм никогда не приходит, когда Роберт здесь?
   Дженни моргнула и открыла глаза уже утром. Ее массивное гостевое кресло стояло слишком близко к кровати и хранило очертания фигуры, словно в нем кто-то сидел. А вверху на подголовнике Дженни обнаружила несколько бурых пятен, так похожих на пятна крови.
  
  14. Надир. (Маллия).
  
  Надир проснулся рано. Полноценного отдыха не получилось. Как же он ненавидел это состояние слабости. Нет, не боль, ее он по-прежнему не ощущал, но виски давило, а тошнота подступала к горлу. И это противное чувство, словно что-то ворочается, скребется у него внутри - имплантат требовал пищу. Повернувшись на бок, Надир достал портативный набор для инъекций и капсулы препаратов, закатав рукав, сделал уколы. Обычная утренняя процедура. Первая инъекция для предотвращения отторжения, вторая - "питание" для зверюги, как он прозвал про себя имплантат.
  Надир распластался на спине и замер. Так легче. От препаратов становилось нехорошо. Первые несколько минут, пока зверюга получает свое, самые тяжелые. Спасало лишь полное отключение внешнего и внутреннего восприятие, чтобы не "слышать" зверюгиного "чавканья". Сознание поплыло. Перед глазами мелькали видения и образы. Картинки из прошлого или будущего, все вперемешку. Его память и чужая память смешивались. Чужой разум, Надир мысленно хмыкнул, когда-то был его разумом. Память предшественника хранила много полезного: информацию, знания, навыки и умения. И Надир вот так понемногу, по капельке научился извлекать их наружу.Многого пока не понимал, приходилось разбираться, а некоторые вещи и поступки предшественника вызывали недоумение.
  Он нырнул, окончательно погрузился в чужой разум, как в воду. Пещера - другая, но чем-то напоминающая ту, что он нашел. Пещера хорошо подходила для такого рода трансов. А вот и озеро, на дне которого можно лежать, и дышать, в этой воображаемой воде, и кто-то, не предшественник - другой, потянулся к нему разумом. Память раскрылась полностью, обнажая то, что раньше оставалось недоступным.
  Зверюга закончил, выдернув Надира из транса. Из носа пошла кровь. Еще одно свойство организма, доставшееся от предшественника - кровотечения по утрам, усиливающиеся при перегрузках. Надир перекатился на бок, зажимая нос салфеткой. У него уже выработалась устойчивая привычка запасться салфетками. Он вытер кровь, отметив про себя, что на кровать не попало, значит, никто не заметит, вздохнул. Захотелось снова погрузиться в чужую память, зверюга прервал его на самом интересном.
  На самом деле утренний ритуал отнял не так много времени. Надир уже приспособился. Неприятные мгновения слабости сменялись довольно быстрым восстановлением. Зверюга внутри затихал, удовлетворившись очередной порцией "пищи". А он мог продолжать день в обычном режиме, и так до следующего сеанса "кормления".
  
  Утро выдалось спокойным и практически безветренным. От вчерашнего шторма ни осталось и следа. Военные успели очистить территорию базы. Когда Надир появился из бункера, они убирали остатки поваленных деревьев. Океан - спокойный и безмятежный, практически без волн.
  Вид океана вызывал сложные чувства. Надир даже не сразу понял, что это такое. Потом, удивившись, осознал - обострилось эстетическое восприятие. Океан завораживал. Огромная масса темной воды притягивала взгляд. Хотелось просто стоять на берегу и смотреть, смотреть бесконечно долго. Перед глазами мелькнули пышные тропические растения, над головой пролетела разноцветная птица, громким криком, оглашая свое присутствие.
  Надир тряхнул головой, отгоняя видение, не без сожаления, возвращаясь к реальности. Предстояло много чего успеть перед вылетом. Он пообщался с пилотами, протестировал ряд машин, сделав несколько кругов над островом. В конце концов, Надир остановился на высокоскоростном флаере - разведчике. Машина обладала чувствительной системой управления и великолепно реагировала на малейшее касание. Это что-то напомнило, вызвало в памяти далекие и полузабытые ощущения. Надир усмехнулся, подумав, что Фрэнку машина вряд ли понравится, к подобному системе контроля его напарник не привык.
  Надир решил, что в поездке им может пригодиться оружие и распорядился погрузить в машину полный боекомплект. К моменту, когда Фрэнк подошел, Надир как раз закончил с вооружением и настраивал карту полета.
  - Фрэнк, ты готов? - Надир повернулся к напарнику. - Поехали. Хотелось бы успеть сделать первичную инспекцию Северного до наступления темноты.
  Фрэнк кивнул и забрался во флаер.
  - Выбрал машину себе по вкусу, - пробурчал он.
  - Так и знал, что оценишь. Если хочешь, научу, ничего сложного здесь нет, и ты быстро схватываешь.
  - Правда? - Фрэнк даже подпрыгнул от неожиданной похвалы.
  - Из тебя получится хороший пилот, - заявил Надир и улыбнулся, мечтательно закатив глаза. - Знаешь, а мне нравится учить. По-моему, в другой жизни, из меня получился бы неплохой учитель.
  
  Когда взлетели, совсем распогодилось. Облака рассеялись, обнажив небо, глубокого лазурного цвета. Океан внизу лениво катил волны, теперь уже темно-синие с белыми гребешками, на воде играли яркие солнечные блики.
  Надир сделал круг и снизился, полетев над самой поверхностью, почти коснувшись ее крылом.
  - Интересно, какие здесь морские животные? - спросил он.
  - Не знаю, - Фрэнк пожал плечами. - Ты вроде сказал, что торопишься?
  - Мы не задержимся. - Надир повернулся к напарнику. - Попробуй, очень толковая машина. И сенсорное управление продуманное, даже не верится, что ваши инженеры такое сотворили. Где-то в моей... его памяти, встречалась похожая разработка.
  Фрэнк промолчал, ничего не отвечая, а потом, неожиданно решившись, осторожно притронулся к панели. Движение получилось неуклюжим, дерганным. Флаер резко повело. Надир со смехом перехватил управление.
  - Нежнее, Фрэнк, нежнее, как с женщиной. И увереннее, машина очень чувствительная, не делай резких движений. Если ошибешься - не страшно, я подхвачу.
  Фрэнк снова попробовал, следуя коротким указаниям Надира, и на этот раз у него получилось. Флаер слушался. Фрэнк почувствовал себя увереннее и, расхрабрившись, сделал пару простых маневров.
  - Отлично, Фрэнк, теперь сможешь подменить меня, если возникнет необходимость.
  Надир выровнял флаер, взяв направление на Северный, и включил автопилот.
  - Ну вот, можно и расслабиться, до самого материка особо делать нечего, - заметил Надир.
  - Ты здорово летаешь, родился в кресле пилота, наверное? - пошутил Фрэнк.
  - Там откуда я... то есть он, флаер - стандартное средство индивидуального передвижения. Летают все, даже подростки, - усмехнулся Надир. - Так что пилотировать он начал еще школьником. Потом, лет в пятнадцать, был перерыв, запрет на гражданские полеты, хотя, как ни парадоксально это звучит, на межпланетные передвижения ограничение не распространялось. Так что в космосе он летал, а вот дома. - Надир снова хмыкнул.
  - Начудил?
  - Начудил, - согласился Надир.
  - Расскажешь как-нибудь? - поинтересовался Фрэнк.
  Надир отрицательно покачал головой.
  - Не доверяешь мне совсем, - Фрэнк грустно усмехнулся, подумав, что переборщил вчера с экспериментом.
  - Жизнь научила. Доверяю только собственным инстинктам и своей второй половине, - ответил Надир со смешком.
  
  Дальнейший полет протекал спокойно и они почти не разговаривали. Надир прислушался к себе, вызывая в памяти последний транс. Похоже, барьер он преодолел. В следующий раз сможет извлечь недостающие детали, сложить пазл. Еще бы научиться общаться с предшественником. Надир подозревал, что личность, существовавшая до него, не погибла окончательно, нужно еще немного напрячься и вытащить ее на поверхность. Последний раз у него почти получилось.
  Мысли вернулись к зверюге. Имплантат притих, затаился, не выказывая признаков жизни. Как долго удастся сдерживать зверюгу? Мягко играя на инстинктах, Надир не давал имплантату возможности расти, "объясняя", что, в противном случае, погибнут оба. Больше всего, на данный момент, зверюга хотел жить. И чтобы его "прокормить" хватало одной инъекции в сутки. Но, в какой-то момент инстинкт роста возьмет свое, имплантат выйдет из-под контроля. Зверюга, заключенная внутри его головы, захочет расти, потребует более интенсивного питания. И Надир прекрасно понимал, что послужит имплантату пищей.
  Интересно, сам ли он приручил зверюгу, или его предшественник? Похоже, тот, другой имел большой опыт влияния на полу-разумные организмы. Надиру же удалось "договориться" только с Котом. Леопардом получалось управлять полностью. На остальных он мог только воздействовать, и то недолго. Удачно вышло с Фрэнком. После взлома напарник практически не ощущал вмешательства. Надир особо не злоупотреблял, лишь иногда осторожно направляя и корректируя, как например, во время вчерашнего шторма, погасив нарастающую панику.
  Толчок вывел Надира из задумчивости, он вновь почувствовал имплантата. Зверюга беспокойно завозился внутри, заставив поморщиться. А вот это что-то новое. Имплантат снова хотел жрать, настойчиво требуя добавки к утреннему моциону. Это результат вчерашнего вмешательства Фрэнка или что-то похуже?
  Надир потянулся за препаратами, подумав, как хорошо, что не убирал далеко инъектор. Сделав укол, под удивленный взгляд Фрэнка, Надир откинулся на спинку кресла. Второй заход пошел тяжелее.
  - Что это, - спросил Фрэнк, в голосе напарника звучало беспокойство.
  - Питание для имплантата, - ответил Надир устало. - У вас же хватило ума на мне экспериментировать.
  - Как часто ты это делаешь?
  - Обычно по утрам, но вот сегодня потребовалось еще. - Надир повернулся к напарнику, Фрэнк выглядел почти испуганным. - Не бойся, я привык. Почти. - Добавил он, пытаясь улыбнуться.
  Фрэнк потянулся, забрал у Надира использованную капсулу, внимательно изучил название и присвистнул: - У тебя всегда была паршивая реакция на медикаменты. А это сильная штука, неудивительно, что тебя так ведет. Да ты белый совсем, сознание только не теряй, - воскликнул Фрэнк.
  Надир его почти не слышал, перед глазами поплыло, из носа снова потекла кровь, сознание начало отключаться. Где-то в воспаленном мозгу возникла мысль: хорошо бы извлечь наружу предшественника, пусть разбирается и с имплантатом и с кровотечением, а он пока отдохнет. Мысль показалась Надиру забавной. Вот только как это осуществить? Он осторожно тронул ту часть сознания, в которой скрывался предшественник. Послал импульс, и неожиданно получил ответ. Хмыкнул про себя, раньше предшественник не отзывался и вообще практически никак себя не проявлял, хотя, время от времени, предоставлял доступ к своей памяти.
  Кабина потеряла очертание, сознание погружалось в странное, непривычное состояние, исчезали все мысли ощущения, Надир будто стирал сам себя, уступая место кому-то другому. Последняя мысль пронеслась у него в голове, перед тем как исчезнуть окончательно - сможет ли он вернуться?
  
  
  15. Надир. (Маллия).
  
  Свет. Неяркий, сумрачный, мягкий. Границ помещения не видно. Он лежит или? Кажется, сидит, прислонившись спиной к чему-то мягкому. Комфортно, спокойно. Давно не было так спокойно. Неприятные ощущения ушли и зверюги не слышно. Совсем пропал, будто спит. Впереди очертания человеческой фигуры. Смутные, еле угадываемые. Вот незнакомец подошел ближе, наклонился над ним. "Что за ерунда?" Надир приподнялся и ошарашенно уставился в свои собственные глаза. Он протянул руку, коснулся лица... Своего лица.
  - Ты?
  - Я.
  - Совсем не ожидал тебя увидеть, - пробормотал он. - Да еще и так, будто нас двое. И мы оба существуем одновременно. - Надир приподнялся, - Фрэнк, машина, полет, что с ними?
  - Все в порядке, я приглядываю. Ты без сознания, но скоро придешь в себя. Забавно, что Фрэнк твой напарник, - Роберт прикрыл глаза и задумчиво хмыкнул, - он немного волнуется.
  Надир улыбнулся, представив мечущегося, перепуганного Фрэнка, находящегося на грани паники. - Еще бы. Без пилота флаер не посадить. - Внимательно посмотрел на собеседника, - Твое убежище?
  Роберт утверждающе кивнул и расположился рядом. Только сейчас Надир понял, что сидит на мягком и очень удобном диване.
  - Где мы? - Надир огляделся. Потер глаза, изображение казалось размытым, будто в тумане. Но не пещера. Похоже на зал, что ли.
  - Точно не скажу, но не в реальности. - Роберт рассмеялся. - Нравится? Полагаю, тебе пришлось по вкусу.
  - Необычное место. Бывал здесь раньше?
  - Нет, - Роберт покачал головой, - даже не знаю, существует ли это на самом деле. Я ведь почти умер, когда они меня тогда... Пришел в себя здесь. Открыл глаза, лежу, а шевелиться не могу. Долго так лежал, следил, как освещение меняется, пыль оседает. Увлекательное занятие - следить за пылинками. Ночи тут не бывает, всегда светло. Лежишь себе и моргаешь. Времени счет потерял. Затем тебя почувствовал. Вернее, сначала зверюгу, потом тебя. Следом начала подвижность возвращаться.
  - Зачем притащил?
  - Поговорить. Нам такого шанса еще не предоставлялось. Я, кстати, немного разобрался с нашими проблемами. Со зверюгой, успокоил его. Но, - вздохнул Роберт, - придется перейти на двойную утреннюю дозу. Насколько хватит, не знаю. Эта зараза потихоньку начинает расти. Как его остановить - не совсем понятно. Была бы механика, можно было попробовать. А так. - Он развел руками.
  - Ты ничего так устроился. Прямо, как на курорте, - сказал Надир, задумчиво осматривая помещение. Простор. Свет, идет откуда-то сверху. Надир поднял голову. Так и есть. Круглое окно в потолке. Стекло будто граненое. Потолок высоченный. Надир покрутил головой. Чем больше он всматривался, тем больше открывалось взору. Ажурные конструкции, арочные переходы. И стены увитые плющом. - Разве что рояля не хватает, - произнес он задумчиво.
  - Я не выбирал, - заметил Роберт. - Ты помнишь рояль? Рояля не нашел. Предметов почти нет. Вот диван, где ты сидел и пара кресел в другом месте. Пустынно. Птицы залетают иногда. Вернее, я их слышу, но не вижу.
  - Большое здание?
  - Да. Но я не все осмотрел. Любопытно устроено, чем больше вглядываешься, тем больше находишь. Но наружу выйти невозможно. Ничего нет, туман клубиться и все.
  - Ты здесь постоянно? - поинтересовался Надир.
  - Ага. Что еще я ее могу сделать. Не удается отсюда выйти, словно что-то удерживает меня. Тебя слышу, знаю все, что с тобой происходит, практически с самого начала, как ты в сознание пришел. Но контакт первый раз получился.
  - Что-то меняется, - задумчиво произнес Надир. - Я тебя раньше вообще не чувствовал. Говоришь, все время здесь?
  Ага, сижу взаперти, - улыбнулся Роберт, - почти взаперти. Один раз удалось попасть на вулканы, ну и так по мелочи. - Роберт замялся.
  - Да ладно, не переживай, твои личные дела меня не интересуют, - заверил Надир. - Экскурсию проведешь?
  - Пошли. Поговорить можно и по дороге. - Роберт поднялся и сделал приглашающий жест. Надир последовал за ним.
  Туман поплыл, тронулся с места, словно живой. Свет, скользил, менялся, преображал пространство, добавляя детали. Вон стена. По ней ползли, искрились солнечные зайчики. Рядом колонна, увитая цветами с крупными лиловыми соцветиями. Надир принюхался, уловив нежный аромат. Проступали арки и переходы. Винтовая лестница уходила наверх к потолку и терялась там в вышине, погружаясь в туманную дымку. Надир с интересом взглянул на Роберта. Хмыкнул. Показалось, что в зеркало посмотрел. Хотя Роберт все же отличался. Волосы чуть длиннее, чуть сильнее вьются, и сам он бледнее, худее. Глаза. Точно, глаза немного светлее.
  - Расскажи о пещере? - попросил Надир.
  - Попадаешь туда? - удивился Роберт и нахмурившись, покачал головой. - Рано тебе, нельзя.
  - Вот как, доступ только для избранных, мое искривленное сознание не годится?
  - У нас одно сознание, если ты не заметил. Поэтому - не пускают тебя, значит, и мне нет доступа. Проблема совсем в другом. Зверюга. Боюсь, подобный контакт его активирует. Сам понимаешь, что произойдет.
  Они прошли еще немного. Наткнулись на книжные полки. И книги, старинные совсем. Несколько валялись на полу, утонув под толстым слоем пыли. Надир наклонился, взял книгу в руки, смахнул пылинки, открыл. Страницы хрупкие, желтоватые. Он присмотрелся Буквы. Незнакомые.
  - Понимаешь о чем здесь?
  Роберт глянул и отрицательно качнул головой. - Первый раз книги попадаются. Языка не знаю. Но это ничего не значит. Позже может проявиться.
  Надир словил себя на мысли, что хотел бы остаться здесь. Исследовать, осматривать, прочитать вот эти книги. Найти птиц. Возможно, именно ему посчастливиться их увидеть. Взыграло природное любопытство.
  - Не хочешь побыть мной? - спросил Надир после паузы.
  - Нет, - Роберт покачал головой. - Ты уж прости, мне тяжелее, чем тебе.
  - Конечно, ты у нас моралист, - язвительно заметил Надир. - Как же ты справишься с моей, так называемой, работой? И контроль тебе не по нраву.
  - Вижу, мой сарказм тебя не покинул, - рассмеялся Роберт. - Я о другом. Без энергии паршиво совсем, а ты - ничего, приспособился.
  - Ну, когда не знаешь, что у тебя имелось, не ощущаешь его потери, - усмехнулся Надир. - Вообще, энергию я тяну потихоньку. Научился. Знаешь, Кот меня обучил. Вдруг поделился ни с того ни с сего.
  - Странно. - Роберт нахмурился. - Как ты воспринимаешь чужую энергию?
  - Нормально, у тебя с этим проблемы? - Надир недоуменно повел плечами.
  - Да, что делает твою реакцию еще более странной. У меня всегда были сложности с чужой энергией. Нормально воспринимаю исключительно чистую, или если полярность совпадает. Да и то ведет, когда количество большое.
  - Скорее всего, организм изменился, перестроился, - предположил Надир.
  - Возможно. - Роберт нахмурился, сдвинул брови. - Слишком много странностей происходит. Взять Кота, например, так не должно быть.
  - Осуждаешь, не нравится, что я его подчинил? Так ты и сам грешил подобным, не так ли?
  - Не в этом дело. - Роберт покачал головой. - Меня смутило, как он к тебе пришел, будто понимал нашу природу. А нас здесь никогда не было, ну, насколько мне известно, не было. Ты, главное, помногу не трать, не надрывайся. С меня пример не бери. Растрачиваться в ноль - не очень хорошая привычка.
  - Не буду, - пообещал Надир. - Я помню. Тебе эта привычка недешево обошлась.
  - Знаешь, где-то здесь, на Северном, существует источник энергии. Довольно сильный. Я его чувствую. Но не могу даже предположить, что это такое. Хорошо бы его найти.
  - Хм, - протянул Надир. - Я посмотрю, что можно сделать во время инспекции. Но ты прав, на Северный меня давно тянет.
  - Все, тебе пора, Фрэнк начинает паниковать не на шутку и берег близко.
  - Еще придешь?
  - Куда я денусь, - усмехнулся Роберт. - Я тебе доступ оставил, если что, только подумай. Ну и за зверюгой присмотрю. Да, вот еще. Триггер я обезвредил. Теперь "бомба" не сработает. Хотя бы по этому поводу не нужно волноваться.
  - Спасибо, - сказал Надир, когда изображение снова поплыло. А фигуру, стоящего перед ним, окутал туман. - До встречи, брат, - прошептал он.
  
  
  16. Надир. (Маллия).
  
  Надир очнулся от того, что его трясли.
  - Надир, Надир... Наконец-то пришел в себя. - Перепуганный Фрэнк, хлопал его по щекам.
  - Все нормально, - пробормотал Надир, открывая глаза. - Я в порядке. Прекрати, не трогай меня, - добавил он, перехватывая руку Фрэнка.
  Надир чувствовал себя вполне сносно. Потянулся сознанием к имплантату - а зверюга, похоже, спит. Скрутился в комочек, сжался весь. Хорошо его Роберт утихомирил. Надир представил себе этакого, сладко посапывающего звереныша. Уж лучше думать об имплантате так, чем о том, что же он представляет собой на самом деле.
  Он приподнялся, оценивая обстановку. Материк уже скоро. Это сколько времени он провел у Роберта? Надир посмотрел на Фрэнка. Напарник выглядел не лучшим образом - перепуганный, взволнованный, бледный, руки дрожат.
  - Фрэнк, я действительно в порядке. Извини, если напугал.
  - Ничего себе нормально, да ты почти не дышал и сердцебиение не прослушивалось. Я не знал что делать, - воскликнул Фрэнк.
  - Особенности организма, не бери в голову. Такое бывает, когда все процессы замедляются, - пояснил Надир.
  - Как вернемся, первое, что ты сделаешь - пойдешь на обследование. Пускай док тебя осмотрит, - пробурчал Фрэнк. - И не вздумай спорить.
  - Что ты так переживаешь, Фрэнк, ну посадил бы флаер без меня.
  - Этот? Ты издеваешься? И вообще, причем здесь флаер?
  - Базовые вещи ты знаешь, в крайнем случае, катапультировался бы, - заметил Надир и, видя ошарашенное лицо Фрэнка, добавил. - Здесь все сидения оснащены механизмом, при желании, можно активировать оба.
  - Странный у тебя юмор, - покачал головой Фрэнк. - Ты же не думаешь, что я мог тебя бросить в неуправляемой машине? Я что, по-твоему, полный мерзавец?
  Надир безразлично пожал плечами. - Да, пожалуй, до полного ты не дотягиваешь, - сказал он со смехом.
  - Тебе лишь бы шутить, - буркнул Фрэнк, отвернулся к окну и замолчал.
  
  Надир сосредоточился на полете, но то и дело, бросал на Фрэнка косые взгляды. Напарник молчал, напряженно уставившись в окно. Надир чувствовал исходящую от него тревогу и плохо прикрытый ужас. Непонятно, с чего? Ситуация критичной не была и для Фрэнка, обычно хладнокровного и сдержанного, такое поведение нетипично. И во время бури Фрэнк испугался, но Надир вовремя вмешался, подавил начинающуюся панику. А сейчас, так получилось, что упустил. И Фрэнк дошел почти до истерики. Надир погасил эмоциональный фон, но уловив отголоски глубоко запрятанной обиды, дальше вторгаться не стал. Хорошо бы разобраться. Жаль, что он не психолог. А вот Роберт мог бы помочь.
  - Боишься летать? - осторожно поинтересовался Надир.
  - Немного, - Фрэнк оторвался от созерцания окна. - С детства не люблю, - пояснил он, все также не поворачиваясь, и принялся выводить на стекле узоры. - У меня семья погибла, - добавил после паузы. - Мне было шесть. Я заболел, остался с няней. Сестричка, младшая, три года всего, с ними поехала. Большой пассажирский флаер, авария при посадке. Никто не выжил. С тех пор, посадки я и боюсь. - Фрэнк вздохнул, повернулся и развел руками, будто извиняясь. - Знаю, что глупо, но ничего не могу с этим поделать.
  - Прости, я не знал, - пробормотал Надир.
  Фрэнк грустно улыбнулся. - У тебя кто-то остался?
  - Мать. - Надир не сразу понял, о чем это он. - Я вспомнил ее, хотя не уверен, испытываю ли сыновние чувства. Сложно сказать. Она моя и не моя одновременно.
  - Идиот, - пробурчал Фрэнк. - Чего тебя вообще сюда занесло, дома не сиделось?
  - У него были причины, - уклончиво ответил Надир.
  - Ладно, забыли. Я не очень распространяюсь по поводу фактов моей биографии, - сказал Фрэнк и добавил, - Переодеться не забудь, а то вид у тебя еще тот.
  Надир кивнул, только сейчас заметив пятна крови на одежде, и смятую окровавленную салфетку возле окна. Это что, Фрэнк ему кровь вытирал или Роберт, взявший контроль над телом?
  Мысли вернулись к предшественнику или, как он его назвал - брату? Надир хмыкнул. Не физический брат, ментальный. Своеобразная ситуация. Два разума в одном теле, похожих, и в тоже время таких разных. А что, Роберт на роль брата, вполне годится. Надир усмехнулся: "Старшенький". Опытом, знаниями, умением Роберт во многом его превосходил. А вообще хорошо получилось. Предшественник выжил, практически не пострадал, находился в целости и сохранности и даже обещал прийти на помощь. Надир представил убежище Роберта и, чуть было, не скользнул туда снова. Это место притягивало, манило - своеобразная утонченная красота, и нереальность происходящего, и щемящее чувство утраты. Надир вздрогнул. Неужели он начинает чувствовать. Сначала там, на берегу проснулось эстетическое восприятие, и сейчас вновь. Почти таррианское чувство красоты. Его собственное, не украденное, не подсмотренное.
  Надир вздохнул, с сожалением отбросил эти мысли - они приближались к Северному. Впереди змеилась береговая линия, изрезанная заливами и многочисленными бухтами. Сделав вираж, он пошел на снижение. Хотелось рассмотреть подробности. Бухта с необычным песком черного цвета. Крутой обрыв. Редкий лесок с голыми, почерневшими деревьями. Красноватая почва, местами только припорошенная снегом. Ветрено, деревья так и гнуться к земле и, наверное, холодно. Дальше между холмов переливается на солнце замерзшая лента реки. Картина под ними казалась непривычной, даже неправильной. Нет, не то, чтобы Надир никогда не видел зиму. Он, вернее, Роберт много путешествовал. Но при слове зима, перед глазами возникало обилие пушистого снега, белого, искрящегося, чистый морозный воздух, ощущение скорости и полета. А на Тарре снег лежал высоко в горах. Подумав о Тарре, Надир невольно представил пышную тропическую растительность, жар летнего дня, резкий цветочный запах. И остро почувствовал тоску. Задумался, свою или Роберта? Стоп, что это было, запах? Вспомнилось убежище Роберта. Тонкий аромат цветов, тех, с пышными лиловыми соцветия. В убежище, обоняние работало. Надир принюхался. Должно же хоть чем-то пахнуть? Но как всегда ничего не почувствовал. Что это было - воображение, память? Подумал, что если еще раз попадет в убежище, обязательно найдет что-нибудь съедобное, может и вкусовые ощущения проснуться.
  
  Они углублялись внутрь материка. Показалось первая шахта. Надир снизился и сбавил скорость. Грунтовая дорога - изрытая, красноватая, серпантином уходила в глубину. В самом низу, блестело подернутое льдом озеро. В шахте кипела работа. Грузовые машины сновали туда-сюда. Они казались игрушечными в сравнении с шахтой. Надир спустился ниже. Увидел крошечные фигурки людей, копошащихся рядом с одной из машин. Грузовики оказались гигантами. Он рассмотрел многоярусную лестницу, ведущую в кабину. Надир поднял флаер в воздух и облетел шахту по кругу. Только сейчас осознал всю масштабность сооружения. Радарий. Надир покопался в памяти. В голове что-то крутилось, непосредственно связанное с радарием, но воспоминание ускользало. Надо Роберта спросить. Он наверняка знает.
  Шахтерский поселок располагался неподалеку. Ровные перпендикулярные улочки, ряды одинаковых домиков. Тихо, мирно, спокойно. О каких беспорядках могла идти речь. Надир подумал, что инспекция шахт может и подождать. Его больше интересовало, что скрывают горы.
  - Фрэнк, что там с горной республикой? - спросил Надир. - По плану они последние. Может, все поменяем и с них начнем? Интересно как это генерал не присоединил горцев до сих пор?
  - Все не так просто, - пояснил Фрэнк. - Сам поймешь, когда увидишь. Они специфические очень. Обычаи, религия, обряды. Но главное, горцы практически не поддаются воздействию. Поэтому Ван Дюрен их и не загреб. - Фрэнк улыбнулся. - У нас разрешение на посещение столицы, и ограниченный пролет над территорией. Как ты понимаешь, все, что нам хочется, осмотреть не дадут.
  - Так что, полетим сначала в горы? - уточнил Надир.
  Фрэнк кивнул, соглашаясь.
  Надир повернул флаер, взяв направление на север. Горы. Намного выше, чем на Южном материке. Острые заснеженные пики. Пожалуй, снег здесь не сходит даже летом. А там что? Горы расступались, открывая узкий проход в долину. Внизу - озеро, синее, блестящее, слишком яркого неестественного цвета, а в центре что-то сверкнуло, куполообразная конструкция? От яркой вспышки Надир зажмурился. Открыл глаза - блеск пропал, ничего нет, только ровная поверхность воды. Он резко повернул машину, бросая ее в проход между горами.
  Включилась связь.
  - Вы пересекли пространство независимой республики Эрта (Erta), - в динамике заговорил мелодичный женский голос. - Приближаетесь к закрытой территории. Немедленно измените маршрут.
  - Правительственный борт, - Надир быстро произнес идентификационный номер. - Направляемся в столицу с визитом. Можете проверить, для нас предоставлен воздушный коридор.
  - Коридор подтвержден, но вы отклонились от курса. Покиньте закрытую зону.
  - Надир, туда нельзя, - Фрэнк остерегающе крикнул. - Поворачивай, ты слишком близко подошел.
  - Что будет, если я нарушу отведенный коридор, собьют? - спросил Надир.
  - Давай не будем проверять? У них, скажем так, есть определенная система защиты. И я не хотел бы почувствовать ее на своей шкуре, - загадочно произнес Фрэнк.
  - Прошу прощения, мы ненамеренно, отклонились от курса. Меняем траекторию полета, - сказал Надир и повернул машину на обозначенный маршрут, но очень так плавно повернул, чтобы пройти над долиной.
  - Что ты делаешь, нас засекут, - попытался остановить его Фрэнк.
  - Я аккуратно, не переживай, - возразил Надир.
  Озеро, как озеро, ничего необычного. Надир не мог понять, что его смутило. И как-то странно сдавило виски. Он услышал тихий стон и повернулся. Побледневший Фрэнк, схватившись за голову, повалился на приборную панель.
  
  
  17. Надир. Фрэнк. Эрта.
  
  Перед глазами замельтешили цветные пятна, пробудившие знакомые ощущения. Надир словно наткнулся на стену, которая изогнулась и пропустила его, сомкнувшись позади.
  Надир выпрямился и повернулся к напарнику. Фрэнк уже очнулся и недовольно хмурился, потирая виски.
   - Вот так они и действуют. Пилот теряет сознание, - скривился Фрэнк. - Нас всего лишь предупредили, воздействие не продлилось бы долго. Удивительно, что на тебя не подействовало.
  Надир пожал плечами. - Знаешь, похоже на прохождение барьера, но, довольно, слабенького. Ты как?
  - Нормально, вроде, - буркнул Фрэнк. - Голова немного болит.
  Ожил динамик связи.
  - Придерживайтесь намеченного коридора и не повторяйте попыток из него выйти.
  - Вас понял, - ответил Надир.
  Они пересекли еще одну горную гряду, и наконец, увидели столицу. Надир предполагал, что город находится в долине, но Эрта расположилась прямо на скале. Аккуратные, выкрашенные белой краской домики настолько органично смотрелись, что казались выросшими из камня. Разбросанные по всему склону, они выступали навесными террасами. Надир подумал, что дома похожи на птичьи гнезда. Он опустился ниже и сделал круг над городом в поисках места для посадки. Под флаером промелькнули кривые улочки, петляющие между домами, купольные темные крыши, полукруглые балконы, освещенные розовым светом заходящего солнца.
  - Прием, вы слышите меня? - запросил Надир. - Где посадочная площадка?
  - На западном склоне. - Все тот же мелодичный голос в динамике.
  - Интересно посмотреть на хозяйку этого голоса, - усмехнулся Надир.
  - Даже не вздумай. Горские девчонки не для таких, как мы. - Предупредил Фрэнк.
  Надир удивленно вскинул брови, но промолчал.
  - Нас не очень жалуют, мы - люди второго сорта, - добавил Фрэнк.
  Показалась площадка - небольшая и ровная, выдолбленная прямо в скале. Пустая. "Интересно, если у них нет флаеров, для чего тогда используется площадка?" - подумал Надир. Он мягко посадил машину. Выбравшись наружу, Надир подошел к обрыву и посмотрел вниз. Высоко, земли не видно. Внизу, словно гигантские волны, клубятся сизые облака с розоватыми отблесками. Солнце только что зашло, окрасив небо пурпуром, разметав багровые тучи с синими рваными контурами. Зимний закат, ветреный. Надир встал на самой кромке, на ребре каменного бордюра. Ветер бил в лицо, трепал волосы. Он закрыл глаза и раскинул руки, балансируя.
  - Решил, что ты птица? - спросил Фрэнк со смешком.
  - В прошлой жизни я, кажется, мог летать, - сказал Надир, не оборачиваясь.
  - Отойдите от края, это не безопасно, - раздался мужской голос.
  Надир вздрогнул и повернулся. На площадке стоял мужчина. Высокий. Немолодой. В темных волосах - седые пряди. Надир не слышал, как тот подошел. Странно, он не ощутил ни чужого присутствия, ни чужого сознания. Опасности, впрочем, от незнакомца тоже не исходило.
  - Вы пилот? - мужчина оценивающе разглядывал Надира.
  Надир утверждающе кивнул.
  - Вам следовало быть осторожнее, - продолжил мужчина, указывая на окровавленную одежду. - Не стоило пренебрегать нашими пожеланиями.
  Надир вспомнил, что так и не успел переодеться, но спорить не стал.
  - Добро пожаловать в Эрту. Я - ваш проводник. - Мужчина коснулся стены ладонью, в скале медленно открылась дверь, так хорошо замаскированная, что Надир не сразу ее заметил, и хмыкнул удивившись.
  - Прошу, - проводник сделал приглашающий жест рукой, - следуйте за мной.
  Они нырнули в проход. Внутри то ли стены, то ли горы были вырублены ступени. Винтовая лестница уходила глубоко вниз. По бокам на длинных деревянных ножках гнездились факелы, освещающие спуск. Живой огонь танцевал по стенам и потолку, создавая причудливые тени. Надир вздрогнул. Вспомнилась другая лестница и ступеньки, любовно сделанные им из светлого камня.
  На каждом повороте располагалась площадка и три - четыре двери. Они спустились на пять пролетов, когда проводник остановился. Он приложил ладонь к двери справа и подержал. Дверь медленно отъехала в сторону, открыв проход на террасу, от которой вниз сбегала извилистая улочка, с расположенными на ней рядами домиков. Некоторые из них были совсем крошечными, а некоторые - высокими, в два-три этажа. Между домами Надир заметил узкие лестницы и переходы, но не увидел ни садов, ни деревьев - одни лишь каменные склоны. Кое-где на красноватых крышах лежал снег. Под ногами блестели гладкие темно-серые камни, чистые, выметенные, ни снежинки. Надир поднял голову, рассматривая фонари. "Похоже, и в них живой огонь, - подумал он, - странное сочетание: сенсорные механизмы дверей, реагирующие на прикосновения и масляные светильники?"
  Проводник шел молча. Надир вертел головой по сторонам, разглядывая город. Все казалось интересным и заслуживающим внимания. Фрэнк, напротив, смотрел под ноги, мрачнел с каждым шагом и задумчиво хмурился. Надир тихонько прощупал напарника. Уловил сумбур и растерянность, мысленно фыркнул и решил не выпускать из виду.
  Проводник остановился возле довольно большого дома с широким крыльцом, поднялся на ступеньку и постучал в дверь. Раздался щелчок, дверь со скрипом отворилась и они вошли. Проводник дал знак подождать и ушел, оставив их в одиночестве.
  Надир рассматривал комнату как внешними, так и внутренними сенсорами. От дома, да и от всего города исходило спокойствие и не ощущалось никакой опасности. Они находились в просторном помещении, можно сказать, зале. С высокого потолка на длинной цепи свешивалась люстра, от которой струился теплый мерцающий свет. Но на огонь не похоже. Посреди - темнел массивный деревянный стол. "Это сколько же людей можно усадить", - подумал Надир. У стены, в камине весело потрескивал огонь. Надир почувствовал себя комфортно, по-домашнему, представил себе, как хорошо прийти домой с мороза, сесть у огня, погреть озябшие руки и вздохнул. Этих простых удовольствий его лишили.
  - Мы здесь как просители, - проворчал Фрэнк.
  Надир оглядел напарника, тот излучал сложный коктейль эмоций - тревоги, беспокойства, волнения и даже робости. - А разве не так? - заметил Надир. - Нас никто не звал,
  - Ты не понимаешь, - Фрэнк покачал головой.
  - Так объясни, - улыбнулся Надир.
  Фрэнк промолчал и нахмурился еще больше. Дверь в конце зала распахнулась, и в комнату вошел быстрым шагом мужчина. Он приблизился, сложил руки на груди и чуть склонил голову.
  - Меня зовут Сигур, сегодня вы мои гости.
  Надир повторил жест, и, склонив голову в легком поклоне, произнес имя. Мужчина одобрительно улыбнулся в ответ, а Фрэнк промолчал, и Надир подумал, что эти двое знакомы.
  - Вы, наверное, устали с дороги, - продолжил Сигур. - Я покажу вам комнату, где вы сможете отдохнуть и привести себя в порядок. - Его взгляд скользнул по одежде Надира. - Извините за происшествие, но таков порядок. Никто не может вторгаться в наше пространство безнаказанно. И это касается всех, без исключений. - Сигур выразительно посмотрел на Фрэнка.
  
  Комната, куда их привели, оказалась маленькая и уютная, с огромным камином на половину стены. К ней примыкала ванная, вернее небольшой бассейн, выложенный сложным орнаментом, из белой и синей мозаики. От воды поднимался густой молочный пар.
  - Местные заморочки. Добавляют травы куда ни попадя. - Фрэнк недовольно сморщил нос.
  - Ты бывал в Эрте раньше, - предположил Надир.
  - Довелось, - хмыкнул Фрэнк. - Быстро ты делаешь выводы.
  - Это очевидно. За что их не любишь?
  - Не то, чтобы не люблю, - Фрэнк грустно усмехнулся. - Они не захотели вмешаться, когда могли, спрятались в горах, умыли руки. Впрочем, как и ты.
  - Я? - удивился Надир.
  - Ты, или "он", как ты говоришь, тоже мог кое-что предпринять, но вместо действия, предпочел уйти.
  - Фрэнк, ты заговариваешься, - Надир нахмурился.
  - Бить будешь? Не обращай внимания, я сегодня не в духе, имею право, - Фрэнк пошел на попятный. - Давай, умывайся быстрее и пошли. Надеюсь, ты плавать не собирался?
  Надир кивнул, стащил грязную куртку и потянулся к умывальнику.
  - Поторапливайся, - добавил Фрэнк и криво усмехнулся, - тебя ожидает ужин в, так называемом, теплом семейном кругу.
  - Хорошо, - ответил Надир, тон Фрэнка его озадачил.
  
  
  18. Надир. Фрэнк. Эрта.
  
  В большом зале собралось много народу. Надир даже растерялся. Когда они пришли, все уже сидели за столом: мужчины и женщины, молодые и не очень, подростки. Не было, разве что, совсем маленьких.
  - Наши гости, Фрэнк, - Сигур сделал паузу, - и Надир разделят сегодняшнюю трапезу. - Сигур бросил на Фрэнка быстрый взгляд. Фрэнк улыбнулся в ответ и еле заметно кивнул.
  "А между этими двоими что-то происходит, - подумал Надир, - Точно знакомы. И, похоже, Фрэнк принял игру".
  Сигур указал им на места недалеко от себя.
  - Ты должен есть вместе со всеми, иначе оскорбишь их, - шепнул на ухо Фрэнк. - Я помню о твоих проблемах, выбирай, что можешь, но чтобы ел, хорошо?
  Надир кивнул.
  Сигур сидел во главе стола, но создавалось ощущение, что не он здесь главный. То и дело, Сигур бросал взгляды на женщину, сидящую напротив Надира. Женщина - очень старая с бледной, словно восковой кожей, волосы белые, седые, а глаза угольно-черные, совсем как у Надира. Вообще все горцы темноволосые, темноглазые и светлокожие, что характерно для людей, мало бывающих на солнце. Одежда у горцев выглядела своеобразно и сильно отличалась от привычной. Никаких платков для женщин, как и обязательных юбок. Девушки, женщины - кто как, одеты по-разному, некоторые носили занятные жилетки, с кармашками, поверх блузок. Много вышивки, орнамента, плетеных косичек и бусинок. У женщин в волосах - блестели и позвякивали монеты. Атмосфера - домашняя, приятная. Спокойные интонации перемежались заливистым смехом. От горцев исходили волны доброжелательности и любопытства, ни намека на недоверие или настороженность по отношению к чужакам. Надиру захотелось обязательно понравиться, стать своим.
  Стол покрыт грубой светлой тканью, с вывязанным по краям узором. Надир рассматривал неоднородную вязку. "Неужели руками?" - подумал он. По центру стола - казаны, накрытые крышками. От них поднимался пар. А еще - вазы с цветами, цветы - не живые, засушенные. Тонкие, хрупкие, похожие на полевые. Поблекшие, тусклые краски. Легкая грусть увядания. Надир подумал, что в культуре "старшенького" из цветов букеты не делали. Знаменитая, таррианская черта - не навредить даже растению.
  Посуда темная, керамическая, очень простая, но не примитивная, все предметы сделаны тщательно, с любовью. Надир взял тяжелый кубок. Повернул, изучая тонкую вязь орнамента. А ведь это не простой узор, здесь детали и символы, каждый несет определенную смысловую нагрузку.
  - С тобой рядом можно?
  Надир поднял голову. Девушка смотрела на него с улыбкой, совсем молоденькая, она тряхнула головой, в темных распущенных косах зазвенели монетки.
  - Конечно, - ответил он и приподнялся, давая ей возможность сесть.
  - Марика пришла, все в сборе, - заметил Сигур, - можно начинать.
  - Марика - это я, - девушка повернулась к Надиру, сверкнув жгучими черными глазами.
  Когда Надир повернулся к столу, его тарелку уже наполнили едой. Надир внимательно разглядывал содержимое. Много всего разного, незнакомого. Попробуй, разбери, что из этого ему можно, а что нет.
  - Давай, помогу, - предложила Марика. - Ты, наверное, никогда подобного не пробовал. Сейчас расскажу, что здесь такое.
  - Расскажи, - согласился Надир. - Мне вообще ничего животного нельзя. Только овощи, фрукты.
  - Вера не позволяет? - удивилась девушка.
  - Организм не воспринимает, - рассмеялся Надир.
  - Не волнуйся, сейчас все поправим. - Марика, передвинула его тарелку к себе, взяла другую, чистую и, открыв крышку соседнего казана, зачерпнула половником, показывая содержимое. - Вот смотри, здесь овощи и грибы. Такое можно?
  Ага, пойдет, - согласился Надир.
  - Это вкусно, - заметила девушка, - Она наполнила тарелку и подвинула Надиру.
  Надир улыбнулся и поблагодарил, объяснять Марике, что вкуса он все равно не почувствует, не хотелось. Он принялся методично пережевывать пищу, как обычно, кусок за куском, проглатывать безвкусную массу, исподтишка наблюдая за окружающими. Фрэнк вроде бы успокоился, даже расслабился. В глазах - лукавое выражение. Напарник что-то задумал, но вряд ли плохое, может и подождать. Читать сознание Фрэнка не было никакого желания.
  - Нравится? - спросила Марика.
  Надир снова кивнул, словил на себе заинтересованный взгляд беловолосой старухи и, повернувшись к Марике, спросил:
   - Кто эта женщина?
  - Эрталь, верховная жрица. Пришла специально посмотреть на тебя.
  - А почему на меня, - удивился Надир.
  - Ты же двуликий, - воскликнула девушка, словно объясняя очевидное.
  - О чем ты? - не понял Надир. - Почему ты назвала меня двуликим?
  Марика рассмеялась:
  - У тебя два лица, разве не так? Я вижу тебя, и второго тоже, я знаю...
  - Что ты обо мне знаешь? - перебил Надир, нахмурившись.
  - Не много, но скоро узнаю больше, - Марика загадочно улыбнулась. - Не бойся, здесь ты в безопасности, ничего плохого не случится.
  - Я и не боюсь, - рассмеялся Надир. Он повернулся к Фрэнку. Слова девушки насторожили.
  - Фрэнки, что ты обо мне рассказывал?
  - Ничего. - Фрэнк оторвался от поглощения пищи. - Они все немного телепаты, впрочем, как и я, поэтому видят суть. А что?
  - Ничего, - пробормотал Надир и вдруг подумал, что между Фрэнком и горцами есть определенное сходство. Фрэнк ниже ростом, но те же темные волосы, бледная кожа, черные глаза и способность к телепатии. Напарник и выглядел сейчас как один из них.
  - Фрэнк, - снова позвал Надир.
  Его отвлекла Марика:
  - Ты и твой друг, вы вместе?
  Фрэнк закашлялся и покраснел. Надир со смехом ответил:
  - Нет. Мы - напарники.
  - Хорошо. Ты мне нравишься, красивый, - шепнула Марика, улыбнулась и погладила его по щеке.
  - Расскажи о вашей религии, - попросил Надир.
  - Много не могу, ты - мужчина, непосвященный в женское таинство. Эрта, с нашего языка переводится как гора. Отсюда название и страны и столицы. Пришло от Эрталь, имени Праматери. Эрталь и подобные ей - раса птиц. Раньше их гнездовья были повсюду. Но случилась катастрофа. Землетрясения, извержения вулканов, материки горели в огне, уходили под воду. Исчезали города. Птицы спасаясь, покинули свои дома. У Эрталь оставались птенцы. Они не умели летать, и не могли уйти вместе со всеми. Тогда Эрталь построила им гнездо, здесь на севере, внутри горы, чтобы переждать опасность. Мы - потомки этих птенцов, пока не умеем летать, но придет время и наши крылья окрепнут, тогда мы сможем взлететь и присоединиться к остальным.
  Марика говорила вдохновенно, ее глаза горели, на бледных щеках выступил румянец.
  - Красивая легенда, - проговорил Надир.
  - Это не легенда, так все и было, - возразила Марика. - Я знаю, ты мне не веришь, но скоро сам все поймешь. Сейчас, во время обеда состоится церемония единения. Присоединишься к нам, Фрэнк поручился. Ты ведь тоже, такой как мы, хоть и двуликий. - Она коснулась рукой его лба.
  Надир усмехнулся. А ведь и правда, он похож на них. Его смуглая кожа посветлела, избавившись от тропического загара, а глаза, изменив цвет, стали совсем как у горцев, иссиня-черными.
  Сигур дал знак, и все замолчали. Он поднял большой кувшин над головой, поболтал немного, налил в кубок и передал жрице. Беловолосая женщина приняла кубок у него из рук и произнесла что-то очень мелодичное, словно напевая. Языка Надир не знал, только догадывался, что это слова ритуала или молитва. Сигур наполнил свой кубок и подвинул кувшин сидящему рядом. Тот сделал тоже самое. Кувшин передавался по кругу.
  - Что это? - спросил Надир у Марики.
  - Слезы Эрталь.
  Кто-то наполнил и его кубок. Надир заглянул внутрь. Жидкости немного, на несколько глотков. Вопросительно посмотрел на Фрэнка.
  - Тебе понравится, - усмехнулся Фрэнк и осторожно отпил из бокала, - любопытная штука.
  - Алкоголь? - уточнил Надир.
  - Местные растения и травы, и еще что-то. По идее должно быть безопасно, - неопределенно ответил Фрэнк.
  - Пей двуликий, не бойся, - тихо сказала Марика.
  Надир осторожно взял кубок, поднес ко рту. Где-то на грани восприятия ему послышался предостерегающий окрик "старшенького", но отмахнулся и выпил залпом.
  
  
  19. Надир. Эрта.
  
  Сначала Надир ничего не почувствовал. Затем обострилось зрение. Предметы стали четче, свет ярче. Надир увидел искорки, медленно, словно в танце, поднимающиеся из пламени. Не из огня, не из камина. Маленькие светящиеся точки, закручивались в спирали, медленно плыли в воздухе, как пылинки на свету. Или быстро, но это время замедлилось? Надир протянул руку. Она вошла в густую тягучую массу. Пространство дрогнуло, искривилось и замерло.
  
  Рывок. Точка. Концентрация. Выход. Первый слой. Срабатывает многолетняя практика. Он не думает - действует. Как привык, как учили, как выходил бесчисленное количество раз в Башне. Чужой опыт, мгновенно осознанный, принятый и ставший своим.
  Надир раскидывает руки, отталкивается, взмывает вверх, оттуда, с обрыва, с посадочной площадки. Не для этого ли здесь площадка? Летит, не оглядываясь, задержав дыхание, пока не заканчивается воздух в легких. Тогда останавливается, зависает в облаках, вдыхает, медленно расправляет плечи...
  
  Провал, чернота. Кантара. Точка. Концентрация. Выход... Себастиан, Себ - новенький, первый раз в Башне. Он выводит его, через кантару, держит, тянет на себе. Новенькие в Башне - это событие. К ним присоединяются другие операторы. Ребятам хочется повеселиться. Он лидирует, открывает проход, ведет:
   - Внимание, выход через десять секунд, начинаю отсчет.
  Шон - начальник Башни, приглядывает, но не вмешивается. Подтверждает выход.
  Круговорот, мгновенное погружение сразу на пятнадцатый уровень. Он раскрывает сознание. В глубоких слоях не увидишь ничего, если сознание закрыто.
  Щелчок, один за другим, чувствует, как подключаются остальные. Оглядывается на ребят.
  Шон, как всегда рядом, мощными взмахами огромных светло-серых крыльев, рассекает воздух. Ребята тоже меняются. Сосед справа - в облаке из светящихся организмов, каждое движение сопровождается разноцветными всполохами огней. Кто-то плывет словно в океане. Вокруг бурлит нечто-то темно-синее, напоминающее жидкость, а вдоль тела видны серебристые плавники. Крылья мелькают еще у двоих. Слева - целых четыре крыла странного ярко зеленого цвета, хм, кто-то явно переборщил. Он оборачивается, чтобы рассмотреть, но обзор закрывает Дени - совсем молодой оператор. Дени обгоняет, улыбается и машет рукой. У Дени тоже крылья - белые, громадные. Под цвет крыльям Дени отрастил волосы. Собранные в пучок они развеваются на ветру.
  Фоном проскакивает понимание: как странно видеть именно Дени сегодня. Дени больше нет. Спустя три года, после того выхода, он погибнет.
  Себ, в восторге открывает рот. Удивить, ошарашить вот так новенького - своего рода ритуал.
  - Неизменная традиция Башни - каждый придумывает себе образ, - объясняет он.
  - Какой угодно? - интересуется Себ.
  - Да, любой, насколько хватит фантазии. В глубоких слоях принято создавать вокруг себя атмосферу другого восприятия, своего рода иллюзию. Некоторые остаются в одном и том же образе годами, другие меняют чуть ли не каждый день, как одежду.
  - А ты? - спрашивает Себ.
  Роберт смеется в ответ, он не изменился. Нет ни крыльев, ни аксессуаров. Вокруг лишь несильное золотистое мерцание, похожее на генерацию энергии.
  - Отсутствие образа тоже образ, - поясняет он Себу.
  
  - Надир... - Ласковый голос позвал его, потянул вниз. Комната, огонь, медленный танец золотистых искорок. Марика. Девушка склонилась над ним. Монетки соприкоснулись и звякнули.
  - Надир, - повторила Марика, - ты в порядке?
  Он тряхнул головой. Сумбур, обрывки воспоминаний, надо же, его воспоминаний.
  - Что в напитке, что вы мне дали? - хрипло прошептал Надир.
  - Все нормально, успокойся. - Отпусти себя, выпусти на волю.
  - Выпустить? О чем ты? - переспросил Надир.
  Голова закружилась, комната поплыла, изменила очертания. Он находился внутри оболочки, в которой сосредоточились сознания остальных, Надир чувствовал их. Тонкие ниточки, исходящие от каждого, стекались к сфере, вращающейся напротив него. Негромкая музыка, мелодия, протяжная и ритмичная. Начатая шаманкой, то есть жрицей, но он воспринимал ее именно, как шаманку, и подхваченная горцами. Они напевали, закрыв глаза, и раскачивались в такт.
  "Подключение, но без кантары, вот что это такое, - понял Надир. - Напиток - катализатор, чтобы вывести, освободить разум. Ну да, церемония единения".
  Шаманка соединяла, затягивала, сфера медленно закручивалась. Надир подумал, что мог бы собрать, объединить их всех. Он коснулся Марики, спросил, мысленно, не разжимая губ:
  - Объединенное сознание, так ведь?
  - Да, это радость, когда мы вместе. Присоединяйся.
  
  Посадочная площадка. Камешек на невысоком бордюре. Он раскачивается, поднимается на носок, опускается на пятку, балансирует на самом краю. Прыгать вверх или вниз?
  
  Что будет, если он присоединится? Его сознание мощнее, сильнее, чем у горцев. Такой разум подавляет. Что случится? Он соединится с остальными или проглотит их, растворит в себе?
  
  Надир пытался удержаться, балансируя на грани. Кто это, Фрэнк? Надир почувствовал знакомый разум, практически открытый, хотя напарник и держался особняком, не торопился объединяться.
  Фрэнку грустно. Напиток пробудил воспоминания. Недобрые, нежеланные. Те, что Фрэнк так тщательно скрывал, удерживал глубоко внутри.
  Девочка с золотистыми кудряшками. Маленькая сестричка. Мать - черные глаза горцев, бледная кожа. Теперь понятно, какое отношение Фрэнк имеет к общине. Его мать - эртанка. И что случилось потом? Интернат, ставший шоком для домашнего мальчика, первая кровь, уроки выживания, генерал, в качестве благодетеля. Отсюда и обида на горцев, не захотевших забрать мальчишку-полукровку. Не захотели или не смогли? Кто он, Фрэнк - заложник, разменная монета? И почему он здесь?
  - Тише, Фрэнк, - Надир потянулся к нему разумом, чтобы успокоить. - Тише, все прошло.
  Фрэнк улыбнулся, отбрасывая все лишнее, и нырнул в сферу.
  
  Надир увидел себя со стороны. Себя и Роберта, двойное сознание, соединенное, но не объединенное. Две расколотые половинки. Роберт недоволен. На Тарре так не принято, вернее, принято, но не так. Даже во время выхода в Башне кантара препятствует слиянию разумов в одно целое. Они все вместе, но и каждый сам по себе. Роберт обычно закрыт, не любит пускать кого-либо в свое сознание. Надир протянул ему руку, как бы вопрошая: идем с ними, братишка? Роберт молчал, кусая губы, обдумывал. Не получив ответа, Надир потянул сферу на себя, почувствовал разум общины. Много точек, сошедшихся вместе, искорок сознания потянулись к нему во всех сторон. В глазах вспыхнули оранжевые огоньки. Перед ним возникло удивленное лицо жрицы. Она резко выбросила ладонь, словно пытаясь защититься.
  - Что ты делаешь? - хриплый окрик Сигура.
  - Марика, уведи его, он слишком силен, - велела жрица.
  Марика, взяла его за руку:
  - Пойдем со мной, Надир.
  Он отпустил сферу, послушно пошел за девушкой, позволил себя увести.
  
  Тоненькая фигурка, позвякивание монеток, браслеты на запястьях, маленькая ладошка в его руке. Босые ступни, нежные и гладкие, как у ребенка. Непослушный завиток на шее, нетерпеливые губы.
  - Я хочу тебя всю, - прошептал Надир, и потянулся к ней сознанием. Две точки соприкоснулись, слились, стали единым. Он видел ее мысли, читал ее ощущения, мыслил ее понятиями. Еще немного, его сознание растворится в ней, а после он вберет Марику в свой разум целиком, без остатка.
  Кто-то остановил его, не Роберт, нет. Тот слишком деликатен, предпочел удалиться. Кто-то другой. Голос прозвучал в его голове, властный, как приказ: "Остановись, не смей, не имеешь права". И Надир отпрянул, отступил.
  
  - Что с тобой случилось? - Марика рассматривала уродливые рубцы.
  - Да так, попал по глупости, - ответил Надир.
  - Попал? - Глаза Марики расширились.
  - В плен, - пояснил Надир.
  - И это там, в плену?.. - Марика не договорила. - Как ты это выдержал? - девушка осторожно коснулась обезображенного бока.
  - Не помню. Нет, я знаю, что со мной делали, но что чувствовал тогда - забыл, будто не со мной, понимаешь?
  - Немного, - Марика обеспокоенно кивнула.
  - Неужели переживаешь обо мне? Не надо. Все нормально, - улыбнулся Надир. - Мне сейчас почти хорошо, боли не чувствую, и вообще многие ощущения пропали, неприятные в том числе.
  Бедный, - Марика покачала головой, и закусила губу, - Какая гадина могла сотворить такое? Найду, удавлю.
  - Удавить я и сам могу, - Надир хищно оскалился. - Слишком просто.
  - Пожалуй, ты прав, - задумчиво проговорила Марика и неожиданно попросила, - Научишь меня драться? Ты же боец?
  - Научу, - пообещал Надир.
  - Горцы должны уметь воевать. Сколько можно отсиживаться в своих гнездах. Подобные разговоры давно ведутся, особенно среди молодежи. Сигур наконец-то понял. Поведешь нас?
  Надир покачал головой.
  - Ты сможешь объединить нас, ну, как во время церемонии, - продолжила девушка.
  - Не знаю, Марика, здесь много нюансов. Я не могу принуждать. Если вы сами не готовы - ничего не получился.
  Они еще долго лежали и разговаривали. Он не спорил, кивал, соглашался, позволив ей строить планы, которым не судьба осуществиться. Пока они не заснули окончательно.
  
  ***
  
  Он проснулся. Вскочил. Вечер, почти ночь, темно. Выбежал из комнаты. Мать стояла у раскрытого окна.
  - Мам, папа уже уехал? Мы не попрощались.
  - Ты спал, он не хотел тебя будить, - она улыбнулась. - Погоди. Кажется, отец еще на площадке. Если поторопишься, сможешь его догнать.
  - Спасибо мама. - Крикнул на ходу и выскочил на улицу, бросился со всех ног на террасу.
  - Па-ап, пап, подожди! - закричал что есть силы.
  Отец уже садился во флаер. Обернулся на окрик. Со смехом подхватил на руки, закружил. Он прижался к отцу, спрятал лицо на груди, всхлипнул. Почему-то захотелось плакать.
  - Ну что ты, дружок, - отец успокаивал.
  - Пап, не уезжай, пожалуйста, - прошептал он.
  - Ты же знаешь, не могу не поехать. Я скоро вернусь.
  - Возьми меня с собой? - попросил он.
  Отец молчал, продолжая улыбаться.
  - Не берешь, потому что я маленький?
  Отец поставил его на землю и покачал головой:
  - Останешься с мамой. Ты - не маленький, а почти взрослый, и сильный. Обещай, что будешь оберегать ее?
  Он кивнул, украдкой вытирая слезы. Отец захлопнул дверь, и грациозный маленький свифт взмыл в ночное небо.
  Последний разговор, последнее прощание. Кто знал, что так получится. Отец путешествовал инкогнито, без сопровождения. Пересадочная станция, обычная, не таррианская. Сумасшедший, устроивший беспорядочную стрельбу по прохожим. Ранение в голову. Шальная пуля. Окажись травма в другом месте, чтобы могла включиться регенерационная система, или произойди это на таррианской территории, отец мог бы выжить. А так - не успели, не спасли.
  Он узнал о гибели отца в тот самый момент, когда это случилось, такова их таррианская природа. И мать тоже. Никогда не забыть выражения ее глаз. И он не плакал, маленький четырехлетний ребенок, внезапно почувствовавший себя взрослым. Не плакал ни тогда, ни после...
  
  ***
  
  Надир с удивлением растирал бегущие из глаз слезы.
  - Что это? Неужели я плачу? - недоуменно прошептал он.
  - За все невыплаканные слезы в детстве, за всю ту горечь, - произнес тихий голос.
  Надир обернулся. Роберт стоял рядом. Они находились в убежище, этом странном месте. Винтовая лестница, уходящая в никуда. Разноцветные солнечные блики. Звук хлопающих крыльев. Надир вздрогнул, на секунду ему показалось, что он понял... Грудь сдавило, боль, горечь утраты, будто случилось только сейчас. Надир упал на колени.
   - Это... это произошло со мной, - пробормотал Надир. - Не с тобой, а со мной. Это мои воспоминания, понимаешь? Я был там, я помню. - Он почти кричал.
  - Успокойся, братишка. Ты и я, мы - одно целое, или почти одно. То, что ты начинаешь вспоминать, это нормально. Согласен, не самые приятные моменты, - Роберт поморщился.
  - Кажется, я начинаю понимать тебя. Твои поступки, мотивации... - Надир закрыл лицо руками. - Бред какой-то, нелепость, случайная пуля, сумасшедшего... Так не бывает. Но ты искал причину? Не мог не проверить. Ответь.
  Роберт молчал.
  - Нашел? - не унимался Надир.
  Роберт неопределенно пожал плечами. Это спокойствие, знаменитая таррианская невозмутимость раздражали. Надира так и подмывало вывести его из себя. Он ринулся к Роберту и тряхнул что есть силы, испытывая злость, почти ярость.
  - Надир, остынь, - Роберт отстранился.
  - Ответь, иначе...
  - Иначе что? Собираешься со мной драться? - по губам Роберта скользнула ироничная улыбка. - Все, что ты хочешь узнать есть в памяти, в моей памяти, - повторил Роберт, отмахнулся от Надира, словно от назойливого насекомого, и ушел вглубь комнаты.
  - То были мои воспоминая. Это случилось со мной, со мной, - упрямо повторил Надир, сжимая кулаки и проснулся.
  
  Марика еще спала. Волосы разметались по подушке. Осторожно, чтобы не разбудить, Надир высвободил руку. "Хорошо, что все вещи и инъектор здесь, - подумал он. - Пока Марика не проснулась, успею завершить утреннюю процедуру".
  Надир улегся возле бассейна на сине-белой плитке. Первая инъекция, чтобы предотвратить отторжение. Надир поморщился. Странное ощущение. Как будто что-то пошло не так. Он почувствовал зверюгу, имплантат требовал дозу. Надир зарядил инъектор, раздумывая, что лучше две инъекции сразу или по очереди. Решив, что двойная доза - проще, быстрее, он и примерился, поднеся инъектор к плечу, но остановился, прислушиваясь к неприятному, тревожному чувству. Зверюга снова подал голос, Надир, отбросив последние сомнения, не мешкая ввел препарат и провалился в темноту.
  
  
  20. Надир. Эрта.
  
  Надир с трудом разлепил непослушные веки. Кто-то бил его кулаком в грудь. Тело сотрясалось, словно в конвульсиях. Удар, еще один. Надир с трудом втянул воздух в легкие, только сейчас поняв, что до этого не дышал. Пол, бассейн, маленькая комната. Знакомая фигура.
  - Роберт? - Надир не мог понять, как это "старшенький" оказался здесь, рядом с ним. И причем вполне материальный "старшенький". Надир все еще чувствовал кулак Роберта на своей груди. - Оставь меня в покое, зачем бьешь, - прошептал он еле слышно и закрыл глаза, - я так устал.
  - Даже не думай. Смотри на меня, не смей спать, - приказал Роберт. - Отключишься сейчас, нам обоим конец.
  Надир открыл глаза.
  - Я постараюсь, - Надир произнес мысленно, не в состоянии продолжать разговор, - Что произошло?
  - Проблема с инъекцией, у тебя остановилось сердце, еле запустил. Некогда разбираться. Я позову на помощь. Оставайся в сознании.
  Фигура Роберта исчезла в дверном проеме.
  Надир не выдержал и прикрыл веки, как ему показалось, только на секунду, когда снова открыл рядом с ним на полу сидел Фрэнк, а из комнаты раздавались приглушенные голоса. В дверях появились Сигур и Марика. Марика бросилась к нему, испуганная, взволнованная. Сигур опустился рядом, положил руку на грудь. Сразу стало легче дышать, в голове немного прояснилось, и Надир почувствовал прилив энергии.
  - Вот так. Сейчас тебя поправим, - сказал Сигур.
  Марика, подвинув Фрэнка, устроилась с другой стороны и гладила Надира по голове. На мгновенье ему показалось, что он ощутил тепло ее ладони. Попытался улыбнуться, но губы не слушались.
  - Все хорошо, милый, - прошептала девушка.
  Под тихий перезвон монеток, Надир снова закрыл глаза.
  Его перенесли на кровать. В комнате собрались эртанцы, несколько человек. Он слышал, как они разговаривали, спорили о чем-то, но слов не понимал. Появилась шаманка, села рядом на краешек кровати. Надир открыл глаза. Белые волосы, тонкие восковые руки, лицо в морщинках. Жрица смотрела на него заботливо, почти нежно.
  - Я, кажется, встречал твою сестру, - прошептал Надир, заглядывая в бездонные, как два колодца, глаза.
  - Все мы сестры, - ответила шаманка улыбнувшись. Она взяла Надира за руку, зашептала что-то неразборчивое, запела.
  - Ты собралась лечить меня пением? - удивился Надир.
  - Спою колыбельную, как ребенку, - рассмеялась шаманка, обнажая ровные белые зубы. - С основной работой ты справился, осталось еще чуть-чуть. Поверь, это поможет. Полностью излечить не смогу, но кое-что для тебя сделаю. Спасибо потом скажешь. Дай руку, мне нужна твоя кровь, немного.
  - Зачем? Мало на мне меток, хочешь оставить еще одну? - спросил Надир.
  - Кое-что проверить, - покачала головой шаманка.
  Надир почувствовал положительный отклик от "старшенького" и протянул руку. Шаманка вытащила из-за пояса нож, с тонким длинным лезвием, быстро сделала надрез. На смуглой коже выступила кровь. Марика подставила емкость и повернула руку, давая крови стечь. Шаманка внимательно следила. Когда количество ее удовлетворило, стремительно провела пальцем по ранке, как бы стягивая края, и кровотечение прекратилось.
  - Очень хорошо, - констатировала жрица и положила руку Надиру на лоб. - Теперь можешь отдохнуть. Спи.
  
  ***
  
  - Фрэнк, почему ты не сказал? - Сигур повернулся к Фрэнку. - Безопасность общины на первом месте, а ты умудрился притащить сюда модификанта. Не ожидал подобного, тем более от тебя.
  - Надир не такой как все, - возразил Фрэнк, - и может себя контролировать.
  - Ты действительно в это веришь? - спросил Сигур.
  Фрэнк кивнул: - Ты меня знаешь, я не поставлю вас под угрозу. И он, действительно, может, я проверял.
   - Не понимаю, о чем ты, думал? - Сигур покачал головой, - Тебе известны правила. На что рассчитывал? Надеялся, мы не заметим?
  - Рассчитывал? - Фрэнк подскочил. - Рассчитывал? И это ты говоришь мне? - Фрэнк весь кипел.
  - Ох, Фрэнки, взрывной характер достался тебе от матери, - заметил Сигур смягчаясь.
  Фрэнк сразу как-то сник, опустил голову.
  - Я надеялся, вы сможете ему помочь, - сказал он тихо.
  - Значит, именно для этого ты просил о встрече? - удивился Сигур.
  - Да, ну почти да, - подтвердил Фрэнк.
  - Кто им управляет?
  - Ван Дюрен, самолично, - поморщился Фрэнк.
  - Нехорошо. Модификант не подчиняется даже тебе. И обладает такой ментальной силой. - Сигур нахмурился. - Кто он? Как генералу вообще удалось его заполучить?
  - Почти случайно, я не успел вмешаться. Кто он - не знаю. Мы так и не выяснили, а потом он все забыл. Ну, после того как...
  - Да, задал ты мне задачку. - Сигур задумчиво прошелся по комнате и остановился у окна, скрестив на груди руки.
  - Так вы поможете? - окликнул его Фрэнк.
  - Мы уже сделали все, что могли. Но ты просишь невыполнимого, сам должен понимать. - Сигур вздохнул. - Возможности нашей медицины не безграничны, а твоему приятелю нужно то, чем мы не располагаем: первоклассный хирург и соответствующее оборудование.
  
  ***
  
  Надир очнулся в убежище. В голове сумбур и путаница. Попытался подняться. Получилось не сразу. Кружилась голова и пошатывало, пришлось ухватиться за стену и снова опуститься на пол. Надир подумал о диване, но не мог вспомнить, где его видел. Поискал глазами "старшенького", даже позвал мысленно. Ответа не получил. Никакого ответа. Словно Роберт находился не здесь, а где-то далеко. "Разбирается с моим телом, - решил Надир, и тут же поправился, - с нашим телом". К слову сказать, тела он тоже не чувствовал. "Я вообще существую?" - подумал Надир. Слабость постепенно отступала. В голове прояснилось. Чтобы чем-то себя занять, Надир отправился исследовать помещение. Поразительно, как при его приближении из тумана возникали предметы, проступали детали, появлялся узор на стенах. А вот и диван нашелся, и столик с книгами. Книг явно больше, а пыли меньше. "Интересно, удалось ли Роберту расшифровать язык?" Надир взял ближайшую книгу - одни картинки, а текста почти нет. Хмыкнул - как для детей. Ну да, язык он не понимает. Не выучил еще, а картинки в самый раз. Убежище посчитало его ребенком? По сравнению со "старшеньким", пожалуй, так и есть. Глупый, самонадеянный, несмышленый ребенок. Надир вздохнул и отложил книгу.
  Листья в каплях росы. Искрящиеся на солнце бриллианты. Цветы, яркие, пахучие. Фрукты. Спелые гроздья каких-то плодов. Надир сорвал, попробовал - вкусные, сочные. Здесь, в этом странном месте, он чувствовал, ощущал. Прислушался. Хлопанье крыльев снова и снова. Те самые загадочные птицы, которых слышно, но не видно, как говорил Роберт. Возможно, ему повезет? Надир притаился за колонной. Шум и возня, птичий гомон. Вот сейчас, он выйдет из-за колонны и... Осторожно, чтобы не потревожить, выглянул - никого. Только птичьи крики слышатся вдали.
  Надир добрался до края помещения. Как и говорил Роберт. Распахнутые наружу стеклянные двери, а за ними туман или густые облака, земли не видно. Вспомнилась площадка на Эрте. Там тоже ветер и облака. Странно внутри тепло и солнечно, сквозь стекло потолка виднелись синие просветы неба. А снаружи - ветрено, облачно и мрачно. Надир подошел к краю. Что ж, если к нему относятся как к ребенку, он будет и вести себя соответственно. Детей влечет любопытство. Его тоже. Надир усмехнулся: его главная двигательная сила. И потом, здесь с ним ничего не может случиться. Надир оттолкнулся и прыгнул.
  Какое-то время он летел, продираясь сквозь гущу облаков. Ощущение скорости и полета. Знакомое ощущение. Ветер бил в лицо, разнося колючие капли воды. Облака густые, серые, дождевые. Холодно и не совсем понятно, что происходит. Падает или летит? Шум хлопающих крыльев. Надир не увидел, но, скорее, почувствовал, что стая где-то недалеко, впереди. Еще немного и он догонит их. Услышал крик, нет - окрик. Его подхватили, потащили в сторону. Надир завертел головой, пытаясь вырваться. Но чьи-то руки, нет - когти вцепились в спину. Держали крепко, и, в тоже время, осторожно, стараясь не навредить.
  Его опустили мягко на пол, прямо посреди зала. Птица, огромная, белокрылая стояла перед ним. Мудрые глаза, не человеческие, но и совсем не птичьи, смотрели с невообразимой печалью. 'Скорбь всего мира' - подумал Надир. Кто же на самом деле эти птицы? Он так проникся легендами эртанцев, что видит птиц, во сне, в полубредовом состоянии? Или в легендах есть доля правды? Но цивилизация птиц, разумных птиц. Такого даже в памяти 'старшенького' не обнаруживалось'.
  'Нет, все-таки бред', - окончательно решил Надир и почувствовал на себе снисходительный птичий взгляд.
  Надир вздрогнул, зябко повел плечами. После прогулки в облаках, знобило. Птица молча приоткрыла крыло, как бы приглашая. И он шагнул, зарылся в мягкий подпушек. Тепло, хорошо, уютно, безопасно. Надир почувствовал себя ребенком, прижавшимся к матери. Птица успокаивала. Ощущалось ненавязчивое ментальное воздействие. А потом сильный энергетический поток. Призрачная птица из места, несуществующего в реальности, делилась энергией.
  
  
  21. Надир. Фрэнк. Эрта.
  
  Он, кажется, спал и проснулся. Или не спал. Прав Роберт, здесь все происходит по-другому, даже время течет иначе. Надир обнаружил себя лежащим на диване, под мягким тряпичным пледом. Рядом никого: ни птиц, ни Роберта. На придвинутом к самому дивану столике, тарелка с фруктами, книги и тонкие цветные стержни. Надир усмехнулся, кто-то позаботился о нем. В убежище происходят те же процессы, что и в жизни - ему нужна вода, еда и тепло, ну и развлечения видимо. У птиц, если это, конечно, были они, любопытное чувство юмора. Прислушался к себе, впервые не ощутив присутствия зверюги. А вот хорошо это или плохо, еще вопрос. И что произошло на самом деле - он получил передышку, время на раздумывание, или его отправили в ссылку? И если да, то на время или навсегда? Последнее, что Надир помнил, перед тем как очутиться в убежище - старуху, делающую надрез на его руке, и Роберта, внимательно наблюдающего за процессом. Нехорошо получается. Вдвоем они не могут остаться, одному придется подвинуться. То есть либо он, либо Роберт. До этого момента Роберт оставался в тени, зализывая раны, но, похоже, его братишка собирается выйти на поверхность. А что он может противопоставить "старшенькому"? Бойцовские качества, психологию убийцы, или неприкрытый сарказм? Ну, сарказмом, пожалуй, они оба не обделены. Разве что Роберт чуть больше сдерживается. Надир вздохнул. Уходить не хотелось. С другой стороны, он вообще существует благодаря совершенно нелепой и случайной комбинации. Результат дурацкого эксперимента, порождение запуганного медика и маньяка диктатора. Разве у него вообще есть права?
  Надир подвинул к себе книжку, пролистал несколько страниц. Все те же картинки. А дальше к каждой картинке прилагался знак или символ. Буквы, что ли? Любопытно. Если найдет закономерность, то и язык можно выучить. С его-то багажом. Вернее, не с его, а Роберта. Означает ли что он здесь надолго? Надир в задумчивости потер переносицу. С середины книги страницы шли пустые. Задача усложнялась. От него непременно чего-то ожидают. Надир почувствовал возбуждение и азарт. Включился анализ. Хорошая работа для мозга. Ответ лежал где-то рядом, на поверхности. Однако... Роберт никогда не видел птиц. Он говорил, что может их слышать, но не видеть. И Роберт не мог покинуть границы помещения. Что если?..
  Надир потянулся за стержнем и начал быстро набрасывать что-то в книге.
  
  ***
  Фрэнк задумчиво стоял у окна. Шел снег. Крупные белые хлопья сыпались с неба. Темнело. Зима, дни короткие. Эрта. Когда он приезжал последний раз, тоже шел снег. Эрта пробудила воспоминания. Его потери, его умершие. За пределами Эрты Фрэнк не видел снов, мог заставить себя забыть, не думать, научился притворяться, скрывать собственные убеждения и мысли, прятать ненависть, подавлять желания. Ото всех, даже от самого себя. Но здесь, в этих проклятых горах, все становилось на свои места. Фрэнк невесело улыбнулся, вспомнив, как шутил отец, что всему виной разряженный воздух. А мать объясняла, что Эрта обнажает правду.
  Фрэнк тряхнул головой, отгоняя печальные мысли и вернулся к действительности. Ему показалось, или Сигур что-то задумал, а Надир - неотъемлемая часть плана? Как же сильно генерал заблуждается, решив, что в лице модификанта, нашел идеального исполнителя. И, похоже, ему это скоро аукнется. Любопытно, что никто вообще не понял, что Надир такое. А Сигур - молодец, оценил.
  Фрэнк подошел к плотно закрытым дверям и прислушался - тишина. Интересно, что там происходит с его напарником? Долго они возятся. Пришла жрица, а с ней и другие женщины. Фрэнк хотел остаться, но ему не позволили.
  Наконец, дверь открылась, на пороге появился Сигур.
  - Ну? - Фрэнк вопрошающе поднял брови.
  - Жить будет.
  - Я зайду? - Фрэнк направился к дверям, но Сигур жестом остановил его.
  - Не мешай, Фрэнки, дай женщинам закончить работу.
  - Женщины, вечно с ними возитесь. Великая богиня, навыдумывали себе, - раздраженно буркнул Фрэнк.
  - Никто не вправе говорить об Эрталь в подобном тоне, - укоризненно покачал головой Сигур. - Да уж. Проживание за пределами Эрты никому не идет на пользу. Тебе хорошо известно, что у нашего народа, женщины сильнее. А вот твой приятель - другой. - Сигур задумчиво почесал подбородок. - Вначале было не так заметно, или он хорошо маскировался, но я его почти упустил. Он создает ментальное пространство вокруг себя. И это сейчас, со штуковиной в голове. Только представь, что он мог, до того как вы его не покалечили.
  - Этого мы никогда не узнаем, - сказал Фрэнк с грустным смешком. - Способностями он так и не воспользовался.
  
  Ожидание порядком утомило. Фрэнк оделся и вышел на улицу. Фонари уже зажглись. В лампах мягко играл огонь. Улицы пустынны. Фрэнк стянул перчатку, подставил ладонь - снежинки падали и тут же таяли. Холода не чувствовалось. Наоборот оттепель. Фрэнк наклонился, набрал пригоршню снега, скатал в шарик. Снег хорошо лепился.
  Неожиданно Фрэнк ощутил несильный удар в плечо, еще один комок снега разлетелся в полуметре. Фрэнк обернулся, стряхнул снег, попавший за воротник. Никого, только тихий детский смех и шорох где-то слева за невысокой стеной. Фрэнк слепил снежок, наигранно прицелился и бросил. На него обрушился снежный шквал, сопровождаемый детскими криками и визгом. Из-за стены выглядывали довольные детские мордашки. Фрэнк зашел за угол набрал снега и залепил в ответ. Они забрасывали друг друга, кричали, прыгали. Фрэнк приседал и прятался. Вскоре оказался засыпанным снегом с ног до головы.
  - Все, все, сдаюсь. - Фрэнк вышел из-за укрытия с поднятыми руками и театрально осел в сугроб.
  
  Фрэнк отряхнулся. Маленькая снежная битва вызвала целый ворох воспоминаний. Ребенком Фрэнк часто бывал в Эрте. Он с улыбкой подумал, что точно также играл с детьми, устраивая снежные баталии, а еще они катались со склона на скидах. Обилие снега, чистый морозный воздух, в отличие от сырости и промозглости Южного. Мама Южный не особо жаловала. Фрэнк только сейчас понял, как она скучала и любила зиму. Они в основном приезжали именно зимой. Обычно вдвоем. Он и мама. Это было еще до того, как сестра родилась. Пилот почему-то садился в долине, откуда их забирали горцы. Фрэнка всегда удивляло почему. Мама говорила, но он забыл. И как добирались в Эрту, помнил смутно. Но точно не пользовались флаером. Кажется, он всегда спал, и просыпался уже на месте. Или его заставляли спать?
  Всей семьей они приезжали только раз. И тогда летели прямо в горы, как сейчас, воспользовавшись посадочной площадкой. Отец сам вел флаер, Фрэнк хорошо запомнил, ему разрешили покрутить штурвал. Фрэнк вздохнул. Последний совместный выезд, последний полет, как раз перед выборами. Отец приезжал за поддержкой? Нужно поспрашивать Сигура. Фрэнк вновь почувствовал злость и обиду, но тут же осадил себя и хищно усмехнулся. Не время сейчас злиться. Свое он получит чуть позже.
  
  Когда Фрэнк вернулся, община снова собралась за столом. Только людей в этот раз было меньше. Фрэнк не удивился, в ближайшее время церемонии объединения не планировалось. Он заметил Надира и Сигура сидящих вместе, и о чем-то тихо беседующих. Модификант выглядел как обычно, словно ничего не произошло. Бледность ушла, исчезли синяки под глазами. Только притих, присмирел. Хотя это как раз понятно, Надиру сегодня досталось.
  Фрэнк устроился неподалеку, намереваясь подключиться к разговору и только сейчас почувствовал, что устал и голоден. От горшочков с едой исходил восхитительный аромат. Фрэнк придвинул тарелку, положив всего понемногу, и блаженно зажмурился, предвкушая удовольствие. Еда, ароматная, домашняя, вкусная. Не полуфабрикаты, которыми он питался последнее время. Плеснул вина в бокал, попробовал. Фруктовое, очень приятное с легкой кислинкой. От обильной еды и вина разморило, захотелось спать. Фрэнк расслабился, перестав следить за беседой. Слова текли, как вода, теряли значение, смысл ускользал. И говорили на эртанском. Фрэнк понимал, но приходилось напрягаться. Вот откуда Надир знает эртанский? Хотя после единения и не такое возможно. На него, Фрэнка, не всегда действует, может потому что он полукровка? Вообще эртанский довольно сложен. Произношение, так вообще язык сломаешь. Но Надир вообще не отсюда. Фрэнк запутался в рассуждениях, глотнул еще вина, сонно разглядывая окружающих. А вот и Марика, рядом с ним, грустная и задумчивая.
  - Игнорируют тебя? - сочувственно спросил Фрэнк, кивнув в сторону Надира.
  Марика нахмурилась и гневно сверкнула глазами.
  - По себе не суди, Фрэнки.
  - Что ты злишься, Марика. Я же по-доброму, почти по-братски.
  - Тоже мне, братец нашелся, - фыркнула девушка.
  - Всего лишь хотел предупредить, чтобы не питала иллюзий. Надир не сможет взять тебя с собой.
  - Ты не понимаешь, - замотала головой Марика. - Для его второй половины, я не существую.
  - Ты видела его вторую половину? - удивился Фрэнк.
  Марика кивнула:
  - Да. Но тот, кого я видела, мне не понравился.
  Марика недовольно скривилась и отвернулась, дав понять, что разговаривать больше она не намерена.
  
  Внимание Фрэнка переключилось на модификанта. А все-таки Надир изменился, выглядел не в меру серьезным и практически не шутил. Куда подевалась его обычная язвительность? Спокойный Надир - это что-то новое. И то, как он разговаривал с горцами, с Сигуром, например. Тихо, с достоинством. Что-то сказал, улыбнулся одними уголками губ. А Сигур поклонился, и сказал "сафий"? Ему не послышалось? Фрэнк опешил. Насколько он понимал язык, "сафия" на эртанском означает хранительница. Так они именуют верховную жрицу. Сигур - глава общины, но действует исключительно с ее одобрения. То есть "сафий" - это в мужском роде, получается хранитель. Хранитель чего?
  
  
  22. Надир. Эрта.
  
  Возвращение в реальность оказалось неприятным. Надир находился в убежище, сидел на диванчике, привычно поджав ноги, и рисовал пометки на страницах книги, как вдруг неведомая сила подхватила его, резко, почти грубо и вытолкнула из помещения наружу. Он летел, беспомощно кружился, барахтался в воздухе, словно неумелый птенец, пытаясь словить поток, недоумевая, не понимая, что произошло. Ощущал и холод, и ледяной ветер и острые, колючие водяные брызги. Облака резко разошлись, под ним лежал океан и Надир понял, что падает. Огромная масса темной воды стремительно приближалась. От удара о поверхность, перехватило дыхание, сознание помутилось, перед глазами заплясали разноцветные искры, и он очнулся на кровати в маленькой спальне в горах Эрты. Подскочил резко, делая глубокий вздох. Сердце бешено колотилось. Сел на кровати, с удивлением оглядывая комнату. Открытое окно, занавеси мягко колышутся. Светло и как-то неестественно ярко, слишком много света. Подошел к окну, высунулся наружу, жадно вдыхая воздух. Город засыпан снегом, оттого и светло. А небо синее, чистое, ни облачка.
  В голове сумбур и миллион вопросов. Ускользающие обрывки мыслей, ощущений, картинки убежища, которое почему-то не приняло, отвергло его. Надир мысленно позвал Роберта, и не получил ответа. Пустота. Однако память "старшенького" открылась полностью. Даже то, что раньше оставалось недоступным, то чем Роберт не хотел делиться, включая пещеру. Надир немного успокоился, погрузившись в чужие воспоминания. Все еще чужие, лишь некоторые моменты стали его собственными. Пещера всегда притягивала его. Место перехода. Место трансформации. И вот теперь ему открылась суть: энергетическая концепция Тарры, Кора, ее природа. Почему-то возникла ассоциация с гусеницей, которая так и не стала бабочкой или бабочкой, потерявшей крылья. А еще подумалось о призрачных птицах, как о следующей ступени развития. Подобной цивилизации в воспоминаниях не было, но именно с таким вопросом пришел бы Надир в пещеру.
  Яркой вспышкой в сознании возникла инициация Роберта. Вернее обе инициации: первая, тайная, проведенная еще в детстве и вторая в возрасте двадцати лет. Надир нахмурился, задаваясь вопросом. Отец - любитель экспериментов, или инициация являлась попыткой сделать Роберта сильнее и таким образом уберечь? Не уберег. Хотя, кто знает. Не стань "старшенький" тем, кем он есть, скорее всего, произошло бы полное разрушение сознания. Но все-таки, где же Роберт? Исчез, самоустранился, или прячется в убежище? Надир безуспешно пытался найти хоть какой-нибудь след брата. Странно, из убежища Надира выкинуло, но ощущение и связь с этим местом остались, как и абсолютная уверенность, что Роберта сейчас там нет. И вообще нигде нет. А потом Надира накрыло. Поток информации в сжатом виде. Разговор Роберта и Сигура. Обещание Сигура присоединиться, когда придет время и многое другое. Все, кроме объяснения, куда подевался его "старшенький". Надир мог только догадываться, что Роберт предпочел по каким-то причинам оставить тело ему, как всегда, приняв решение единолично, не посоветовавшись. Хотя, если Роберт что-то надумал, переубедить его невозможно. Это Надир понял давно, анализируя доставшуюся в наследство память. Упрямый тип, никогда, не меняющий своих решений. Надир разозлился, а потом вздохнул, смиряясь - все равно сделать ничего нельзя, и попытался расслабиться, позволив сознанию заняться сортировкой и переработкой новых данных.
  Какая содержательная у Роберта и Сигура получилась беседа. Эти двое успели сговориться, пока он отсиживался в убежище, сочиняя Роберту послание, которое "старшенький" не получил и, судя по всему, уже не получит. Надир почувствовал себя ущемленным и даже брошенным. Он привык к незримой поддержке брата. А теперь сам по себе, что, в общем-то, не так уж плохо, если не учитывать наличие...
  Надир резко прервал размышление, вспомнив о зверюге и необходимости утренней инъекции. Имплантат не исчез, как сначала показалось, от него исходил слабый импульс, но затаился или спал. А вот пакет с инъекциями отсутствовал.
  Надир быстро оделся и уже намеревался выйти из комнаты, как в дверь тихонько постучали.
  Он открыл дверь. На пороге стояла Марика.
  - Можно? - робко спросила девушка.
  - Заходи, конечно. Для тебя всегда открыто, - улыбнулся Надир.
  Марика настороженно вглядывалась в его лицо.
  - Ты?
  - Я, - недоуменно протянул Надир, - Ожидала кого-то другого? - Сказал и тут же понял, о чем она. - Мой брат тебя напугал?
  Марика замотала головой.
  - Не то чтобы напугал, но я рада тебя снова видеть.
  Надир порылся в памяти и недоуменно повел плечами, не понимая причин ее неприязни к Роберту.
  - Марика, знаешь, где мои вещи?
  - Пошли, я как раз за тобой. Жрица хочет с тобой поговорить.
  - Но мне нужно сделать инъекцию, - возразил Надир. - Это важно.
  - Все там, - отмахнулась Марика. - Идем скорее, жрица не любит ждать. И куртку надень, нам наружу идти.
  
  Марика вела его довольно долго, петляя узкими улочками и переходами. С каждым витком они поднимались выше и выше. Наконец за последним поворотом показался узкий дом с довольно высокой башней. Дверь приглашающе распахнута. Марика внезапно остановилась, повернулась к Надиру, и спросила, бросив короткий взгляд из-под темных ресниц:
  - Возьмешь меня с собой?
  Надир молчал, не зная как объяснить ей лучше.
  - У нас женщины не просят, но ты другой, - Марика усмехнулась. - Обычно мы выбираем, не нас. А я тебя выбрала. Никто не посмеет возразить, так возьмешь?
  - Не могу, прости. - Надир опустил голову. - Не хочу оказаться зависимым.
  Марика отвернулась.
  - Нет, не то. Я не хотел обидеть, - продолжил Надир, обхватив ее за плечи и повернув к себе. - Не в этом смысле. Не хочу, чтобы ты оказалась заложницей или предметом торга, чтобы меня связали по руками и ногам, понимаешь?
  Марика кивнула, и Надир подумал, что им еще придется вернуться к этому разговору позже.
  Они зашли внутрь, поднялись по узкой винтовой лестнице на самый верх. Надиру пришлось согнуться и развернуться боком, он с трудом протискивался. Проход с лестницы вел прямо в помещение. Надир нерешительно замер на пороге и Марика легонько подтолкнула его в спину. Небольшая круглая комната. Потолка нет, только деревянные балки и перекрытия, уходящие конусом вверх. Четыре окна, дающие круговой обзор. Стены - некрашеные из грубо отесанного светлого камня. Топчан у стены. Совсем простой. Стул и керамическая грубая чашка на нем. Больше ничего. Шаманка стояла у окна и улыбалась.
  - Заходи - заходи. А ты, Марика, погуляй пока. Позову, когда понадобишься.
  Марика кивнула и вышла. Надир уставился на жрицу, ожидая, когда она заговорит. Но шаманка не торопилась, внимательно рассматривая гостя, потом указала рукой на топчан.
  - Присаживайся, не стой.
  Надир послушно опустился на кушетку.
  Жрица невысокая, миниатюрная и необыкновенно подвижная, в одну секунду оказалась рядом. Переставила кружку на пол, села на стул, придвинулась к Надиру, заглядывая прямо в глаза.
  - Подправили мы тебя. Насколько смогли. Зверь не скоро побеспокоит и кормление пока не понадобится. Хотя колоть придется. Нельзя так просто бросать, плохо станет. Дозу кормления уменьшай понемногу, постепенно сведешь на нет. Тогда останется только одна инъекция, чтобы не отторглось. Марика потом отдаст тебе все. Я не хотела, чтобы ты с утра использовал по незнанию. Жаль только, что вытащить из тебя эту гадость не можем. - Жрица сокрушенно покачала головой.
  - Спасибо, - поблагодарил Надир.
  - Это не все. Есть от меня подарок. Тебе понравится. Ты - хороший мальчик, и второй твой - тоже, - ласково проговорила шаманка.
  - Знаешь, где он? - спросил Надир.
  - Ушел. Тяжело ему. Тебе не понять.
  - Объясни, - попросил Надир.
  - То, что для тебя норма, для него - нет. Энергия. Ему нужна энергия и много. У нас столько нет, а источник закрыт. Не обижайся, но в твоем теле он себя чувствует калекой. Неполноценным, изуродованным калекой.
  - Нежный какой, - хмыкнул Надир и спросил, посерьезнев. - Он вернется?
  - Не могу сказать, но все возможно, - ответила шаманка уклончиво.
  Надир опустил голову. Слова жрицы не убедили. Роберт выбрал. Как когда-то тогда, в прошлой жизни, принял единственно для себя возможное решение. Правильное или неправильное - время покажет, но он оставил тело Надиру. Не позволив возразить или не согласиться. Выбрал за него, разом перекрыв возможные споры и разногласия и таким образом, предоставил ему право распоряжаться собственной жизнью. Внезапно Надир почувствовал благодарность.
  
  Жилище шаманки находилось на самом верхнем уровне города. Надир размышлял о том, как далеко она забралась, и почему - предпочитает уединение? Как-то не очень это вязалось с привычным для него образом жрицы. Здесь и домов почти нет. Зато вид из башни - волшебный. Как раз на все стороны света.
  - Любопытный, - рассмеялась шаманка, уловив его мысли и поманила пальцем.- Идем со мной, я тебе все покажу. Многое из того, что здесь находится - построено до нас, и мы забыли, как этим пользоваться. Некоторые вещи работают, а некоторые нет.
  Они вышли на лестницу, но спустились дальше первого этажа в подвал. Шаманка захватила две лампы, зажгла в них огонь, протянула одну Надиру.
  - Не знаем, как включать освещение, а возможно что-то сломалось и никто не в курсе как починить, - пояснила она.
  Жрица подошла к самой дальней стене и коснулась ее рукой. Надир заметил еле заметные очертания двери. Щелкнул механизм, дверь медленно отошла в сторону.
  - Настроено на нас, только эртанцы могут пользоваться.
  Дверь обнажила проход, еще одну лестницу, уходящую куда-то вглубь, в гору. Лестница - не узкая, а широкая и удобная, подобная той, что вела с посадочной площадки.
  - Идем, идем, - позвала шаманка.
  Они долго спускались. Жрица зябко поежилась, в помещении видимо похолодало, и Надир протянул ей куртку. Шаманка благодарно кивнула, позволив накинуть куртку себе на плечи.
  - Когда-то в проходах было тепло, но и эту технологию мы утратили. Здесь раньше даже подъемники работали. Я маленькая была, помню, - вздохнула она.
  Спустившись на очередную площадку, шаманка снова провела рукой по двери, и они вошли в коридор. Надир изумился. Туннели, проходы, внутри горы, тщательно сделанные, будто червоточины, выпиленные в породе. Двери, ведущие в другие туннели. Он вопросительно посмотрел на жрицу.
  - Туннели существуют не только внутри горы, а везде и повсюду, - пояснила шаманка. - Например, отсюда можно довольно быстро и беспрепятственно попасть в долину. Транспортная сеть, проходящая через всю планету. Хорошо, если получится настроить. Твой второй говорил, что ты сможешь помочь.
  - Я посмотрю, - пообещал Надир, а в голосе всплыл кусок разговора между Робертом и Сигуром. Описание назначения и функций туннелей. Возможные транспортные маршруты. "Хм, тот пещерный город на Южном существует не просто так" - подумал он и вдруг осознал, что "старшенький" так и не назвал эртанцам своего имени. Интересно почему? Для них Роберт - второй, нечто, иная часть его, Надира, сознания.
  Они шли еще полчаса. Проход то сужался, то расширялся, то вел под гору, то вниз, пока не закончился тупиком.
  - Это не стена, а еще один проход, - предварила его вопрос шаманка.
  Надир машинально оперся о стену ладонью и неожиданно услышал щелчок механизма, стена послушно въехала в нишу.
  - Хм, реагирует на тебя, - удивленно пробормотала жрица. - Но мы не производная от вас. Твой второй совершенно уверен. Хотя, похоже, имеем что-то общее.
  Они вошли. Шаманка пошарила рукой по стене. Включился свет. Надир зажмурился. После полутемных проходов, свет показался слишком ярким.
  Помещение оказалось огромным. Очень высокий потолок, арки, чем-то напоминающие Надиру убежище, лестницы, ведущие на балконы, вдоль стен. А впереди круглый массивный и неожиданно металлический механизм, как в стародревнем сейфе. Металл тусклый, темный, показался Надиру знакомым. Вспомнился широкий, дымчатый ободок, маленький камешек с силуэтом птицы. Птицы?
  - Вот. То, что интересует тебя - находится за дверью. Но мы не в состоянии открыть ее, - посетовала шаманка. - Никто не может. Твой второй пытался, но безуспешно. Энергетический замок, так он сказал. Накопителя у вас нет, он побоялся оставлять, избавился. А энергия вся - за стеной. Он понял что это, но не пожелал делиться. Открытие его опечалило. Догадываешься, что там?
  - Пока нет, - покачал головой Надир. Он подошел, коснулся ладонью металла. Странное ощущение. Непривычное, но отозвавшееся знакомым покалыванием на кончиках пальцев. Как энергия, только не живая, но необычайно притягательная. Мощный источник. Не удивительно, что Роберт расстроился. Энергия могла решить многие их проблемы.
  "Эх, братишка, если я придумаю способ, как ее открыть, ты вернешься?" - бросил Надир в пространство.
  
  
  23. Хлоя. (Маллия).
  
  Хлоя радостно кружилась по комнате, тихонько напевая: "один день, еще один день, и я свободна как птичка". Фрэнки прислал сообщение, что приезжает. Внезапно она остановилась, замолчав на полуслове. Откуда взялась эта песня? И слова такие, и сравнение? Вздохнув, подошла к окну. Фонари не горели, темень страшная и дождь, целый день сегодня, зарядил с самого утра. Хоть бы до завтра закончился. Ей на работу. Еще один день, а потом долгожданный выходной и Фрэнки. Фрэнки приедет. Хлоя радостно улыбнулась, плотнее завернулась в шаль и мечтательно прикрыла глаза.
  
  Утро выдалось холодным, но сухим и безветренным. Дождь наконец-то закончился. Небо, в разрывах темных туч. Мокрые от дождя деревья. Темно, рано. Хлоя быстро шла по улице. На ногах теплые ботинки. Фрэнки достал. На вид, как обычные работницкие, но внутри из специального материала: не промокают, держат тепло и не пропускают холод.
  На остановке толпились люди в ожидании транспорта. При посадке самое главное рассчитать, где транспорт остановится, чтобы оказаться возле дверей. Когда откроются, толпа внесет внутрь. Если замешкаешься, и очутишься в стороне, то оттеснят, и в транспорт не сядешь. Хлоя усмехнулась, в очередной раз, порадовавшись, что живет недалеко и может спокойно дойти пешком. Так уж получилось, что ни фигурой, ни характером она не вышла, не умела прокладывать путь к желанной цели, толкаясь и орудуя локтями, ни в транспорте, ни во всем остальном.
  
  На фабрике первым делом - построение. Надсмотрщица, проходила по рядам, внимательно осматривая внешний вид работниц, насколько опрятно они выглядят. Платок должен быть на месте, волосы не выбиваться, платье чистое и тщательно выглаженное. Хлоя нервно подтянула манжет рукава, прикрывая часики. Никаких лишних вещей, никакой самодеятельности работницам не положено.
  Надзирательница остановилась перед Хлоей, придирчиво оглядывая ее с ног до головы. От подобного взгляда захотелось спрятаться или провалиться под пол. Хлоя судорожно сглотнула. Слюна показалась вязкой, а в горле запершило.
  - Триста шестьдесят четвертая, следуй за мной, - рявкнула надсмотрщица и, покосившись на соседку, добавила, - четыреста сорок третья, тоже.
  Хлоя вздрогнула. Поход с надзирательницей не предвещал ничего хорошего. Что ее ждет, выговор? Но почему? Ведь ничего не случилось. Хлоя вела себя нормально, не нарушала, норму выполняла. И зачем рыженькую пригласили?
  Их привели в небольшое помещение. Внутри - тепло и довольно уютно. Ряд с машинками, совсем другой модели и сидеть можно. Надсмотрщица развернула на столе рулон ткани и приказала подойти. Хлоя неуверенно приблизилась. Ткань, тонкая, с переливами, насыщенно-зеленого цвета. Хлоя не удержалась, провела рукой: шелковистая, гладкая, необыкновенно приятная, так и струилась под пальцами. Подобной ткани она никогда не видела, а в голове, почему-то, возник образ девушки в легком платье на тонких бретельках, с непокрытой головой, без платка. Хлоя глянула на соседку - рыженькой бы пошло.
  - Экспериментальная ткань, - пояснила надсмотрщица. - Ты работаешь аккуратно, - это уже Хлое. - Пройдешь тест - переведу сюда, заодно и номер повысишь. Ответственное задание, должна гордится. Времени - до конца смены. Четыреста сорок третья - смотришь, запоминаешь, учишься. Тренироваться можешь на обрезках. Вечером проверю. Все понятно?
  Девушки дружно кивнули.
  Надсмотрщица выдала другой кусок, уже раскроенный. Показала Хлое, где брать нитки, инструкцию к изделию, и как работать на новой машинке. А уходя, предупредила:
  - Испортишь ткань - пеняй на себя.
  - Дай потрогать, - завопила рыженькая, как только дверь закрылась. - Ой, какая красота. - Девушка подхватила ткань и приложила к себе. - Эй, зеркало бы. Что скажешь, мне идет?
  - Не знаю, наверное, - неуверенно сказала Хлоя, все еще обдумывая, как себя вести с рыженькой. - Положи на место, помнешь ведь.
  - Не помну, - возразила соседка. Она сбросила жилетку, сняла платок, небрежно тряхнула светло-рыжими кудрями, и снова завернулась в ткань. - Та-да-дам, та-да-дам. - Завертелась по комнате, приподнимаясь на носки. - Ну как, как я выгляжу?
  Хлоя подошла, молча залепила соседке оплеуху и забрала ткань. Рыженькая обиженно насупилась, но промолчала. А Хлоя принялась за работу. Ткань скользила, не слушалась. Пришлось снять перчатки, взять самую тонкую иголку, чтобы не оставалось проколов. Хлоя бережно собирала куски, время от времени поглядывая на инструкцию. А это, действительно платье. Не такое, как она представила, а с длинным рукавом и глубоким вырезом. Но все равно, красивое. Хотя, пожалуй, неудобное. Юбка узкая совсем и длинная, как в таком ходить? Интересно для кого, знакомые женщины подобных платьев не носили. Хлоя увлеклась, время летело незаметно. Очнулась только тогда, когда рыженькая толкнула ее в бок.
  - Обедать идем?
  - Нет, ты иди, я поработаю еще. Много осталось, до конца смены не успею.
  - Ну, как знаешь. А вообще, зря ты так. - Рыженькая пожала плечами и удалилась. Хлоя подумала, что соседка донесет. Но это не большая провинность, задание-то срочное, если не успеет, проблем не оберешься.
  Соседка отсутствовала недолго. Вернулась, протянула Хлое булочку.
  - На, возьми, сегодня в столовой расщедрились, выпечку давали неограниченно, берешь, сколько хочешь. Никто не смотрел даже. Я тебе взяла. Ну что же ты смотришь, ешь.
  - Спасибо. - Хлоя благодарно взяла булочку. - Извини, что я так. Не со зла ведь, боялась, что испортишь, а отвечать мне.
  - Ничего, не страшно, я забыла уже, - улыбнулась рыженькая. - Примерить дашь, когда закончишь?
  - Посмотрим, если успею, - ответила Хлоя.
  Она еще работала, как раз заканчивая обметку петелек на спине, когда вернулась надсмотрщица.
  - Как тут у нас дела? - Женщина взяла почти готовое платье. Покрутила в руках, проверила швы. - Ну что ж, совсем неплохо, даже очень неплохо. Не зря мне тебя рекомендовали, триста шестьдесят четвертая. - Надсмотрщица позволила себе улыбнуться. - Приступаешь с завтрашнего дня. Через неделю пересмотрим номер. Здесь будут еще работницы, не придется сидеть в одиночестве. Четыреста сорок третья - остаешься за ученицу.
  - Но завтра - выходной, - робко возразила Хлоя.
  - Конечно, это я и имела ввиду. Сразу после выходного, начинаешь здесь. - Поправилась надзирательница, направляясь к выходу. И тут только Хлоя вспомнила, что работа рыженькой так и осталась без проверки.
  
  Она спешила домой. Фрэнки сообщил, что приедет уже сегодня, но поздно ночью. Нужно успеть прибраться и приготовить чего-нибудь. На фабрике выдали пайки, тяжелые сумки оттягивали руки. Мясные консервы. Они - большая редкость. Повезло. И паштет из печенки, - его хорошо мазать на хлеб. Еще бы масла Фрэнки принес, но и маргарин сойдет. Вспомнив о Фрэнки, Хлоя задумчиво улыбнулась. Услышала шаги, будто кто-то шел следом. Она вздрогнула и обернулась. Никого. Показалось что ли? Нервно передернула плечами и ускорила шаг, снова подумав о маньяке. Его так и не поймали, иначе в новостях обязательно сообщили бы. Шаг, еще шаг. Хлоя замерла, прислушиваясь. Тишина. Все-таки показалось. Она тряхнула головой и поспешила домой, не оглядываясь и больше не останавливаясь. Но беспокойство не покидало. И только оказавшись в квартире, Хлоя перевела дух. Все хорошо, она дома, а через несколько часов приедет Фрэнки.
  До ночи времени много, Хлоя не спеша принялась за уборку. Помыть полы - благо в ванной запас воды, протереть пыль, обычная домашняя рутина. А на ужин - картошка с консервированным мясом. И быстро и вкусно. Хлоя крутилась на кухне, напевая под нос. Вспомнился беззаботный мотив песенки про птичку. Внезапно она подскочила, услышав грохот. Звук шел не из квартиры, а снаружи, похоже, что с лестничной площадки. Хлоя быстро подошла к двери, дернула за ручку, чтобы открыть и остановилась. Топот ног, голоса. Она прижалась к двери, напряженно вглядываясь в глазок. Хороший глазок. Фрэнки устанавливал, видна и площадка и лестница. Но что это? Внутренняя полиция. Несколько человек. И прямо на ее площадке. Стояли, курили, посматривали по сторонам. Хлоя отпрянула, сдерживая дыхание. Неужели за ней? Но она ничего не нарушала. Тогда к соседке? Мысли, судорожные, лихорадочные, крутились в голове, руки вспотели, сердце учащенно колотилось. Хлоя не выдержала и снова прильнула к глазку. По-прежнему там. Прислушалась. Разговаривали тихо, слов не разобрать. Вот, начали подниматься по лестнице. Можно не волноваться, не за ней. Конечно же, с чего бы это пришли за ней, но за кем? Там наверху - пожилые соседи. Они еще работают, поэтому могут жить здесь, но через полгода переедут в дом для стариков. Снова остановились. Один, тот, кто шел последним, спустился и подошел к ее квартире. Хлоя замерла, боясь пошевелиться, зажимая рот ладошкой. Мужчина приблизился вплотную к двери. Хлоя видела его лицо, увеличенное, во всех подробностях: небритые щеки, покрытые неравномерно растущей щетиной, мешки под глазами, волоски, торчащие из носа. Мужчина ухмыльнулся, обнажив прокуренные желтые зубы. Казалось, он смотрел прямо на нее. Ручка двери дернулась. Хлоя отшатнулась, еле сдержав крик.
  - Эй, чего застрял, заснул что ли?
  - Сейчас, уже иду. - Мужчина видимо отошел от двери, его голос звучал тише. Хлоя с опаской посмотрела в глазок. На лестничной площадке никого. А теперь шумели наверху, кричали, ругались. По лестнице вниз волокли пожилого соседа, а плачущая жена рядом шла, хватая полицейских за руки. Один из них повернулся и толкнул женщину в живот. Она охнула, и тихо скуля, осела на ступеньки.
  
  Сколько прошло времени, Хлоя не помнила, она сидела, раскачиваясь, забившись в угол коридора, периодически зажимая уши руками и плакала, плакала. Очнулась, когда кто-то нежно обнял ее за плечи.
  - Фрэнки? - Хлоя подняла залитое слезами лицо.
  - Кто тебя обидел? - хрипло спросил Фрэнк.
  - Никто. Не меня. - Хлоя покачала головой. - Полиция была тут. Соседа сверху забрали. Он подделал возраст, надеялся, что никто не проверит. Хотел, чтобы их с женой в одно время в стариковский дом перевели, думал, что не разлучат. Я выходила, говорила с ней, после того как они ушли. Фрэнки, зачем они так? Я испугалась... - Хлоя снова начала всхлипывать.
  - Тише, тише девочка. - Фрэнк прижал ее к себе. - Не бойся, тебя никто не тронет. Я обещаю, я защищу. Веришь?
  Хлоя кивнула, позволив увести в комнату и усадить на диван. Фрэнк бережно укрыл ее пледом и куда-то ушел, а потом вернулся с чашкой горячего ароматного чая.
  - Ты где был Фрэнки? - спросила она, принимая чашку у него из рук. Отхлебнула. Крепкий чай, хороший, видимо свежий принес, и сладкий, даже очень, сахара Фрэнк не пожалел.
  - По делам мотался. Обычная рутина, тебе не интересно.
  - Ну почему же, мне все интересно, - возразила Хлоя. - Все, что с тобой происходит. Расскажи.
  Фрэнк нахмурился. А потом поднял голову, и посмотрел прямо в глаза, тяжелым, долгим взглядом. Хлоя нервно поежилась, будто в душу заглянул.
  - Еще, за мной кто-то все время следит, когда я вечером домой иду. Каждый раз слышу шаги за спиной, обернешься, а там никого, - пожаловалась она.
  - Тебе так кажется, - проговорил Фрэнк, пристально всматриваясь в ее лицо. - Нет никого. И никто не посмеет тебя обидеть. Никогда больше. - Добавил он еле слышно.
  
  
  24. Фрэнк. Маллия.
  
  Фрэнк заботливо укрыл Хлою одеялом, осторожно, чтобы не разбудить, убрал волосы, упавшие на лицо и, не удержавшись, с нежностью дотронулся до щеки. Бедняжка наконец-то уснула. Фрэнк вздохнул и нахмурился. Дожился, промывает мозги любимой женщине. А что ему остается? Так она хотя бы волноваться перестанет и не наделает глупостей.
  С сожалением оторвавшись от созерцания спящей подруги, он занялся делом: проверил содержание камер, тщательно просматривая кусок за куском, особенно то место, с полицейским, стоящим у двери. Подозрительно как-то, его явно что-то заинтересовало. Нужно навести справки в департаменте.
  Хлоя и представить не могла, что Фрэнк оснастил ее квартиру камерами и следящими устройствами. Он усмехнулся, просматривая запись с часиков. Надо же, перевели на шелк, вот только хорошо это или плохо? Его бы устроила работа под меньшим наблюдением, но Хлое, похоже, нравится. А ведь он идиот, не подумал. Нужно было тайно взять ее с собой, вывезти из столицы, укрыть в Эрте. Надир - молодец, сообразил не тащить Марику сюда. Хотя кто знает, с этими генеральскими настроениями, не поймешь, где безопаснее. С него станется и Эрту сравнять с землей. Безопаснее всего находиться за пределами Маллии, но такой опции, к сожалению, не предусмотрено.
  Почему-то вспомнился приют. Ему одиннадцать - взлохмаченный мальчишка, затравленный и озлобленный. Фрэнк улыбнулся, вспоминая свою проблему - не мог драться с девчонками. Все еще сказывалось эртанское воспитание - уважение на грани восхищения. Поэтому и полез защищать Хлою. Мелкая, намного меньше остальных, она совсем не умела за себя постоять. Жаль, что Хлоя его не помнит, но он не мог поступить иначе. Разве что найти ее после.
  
  Чтобы не потревожить Хлою, Фрэнк улегся на диване, но заснуть не получалось. В голове крутились события минувшего дня. В столицу они вернулись под вечер. Обратная дорога обошлась без сюрпризов. С погодой повезло и Надир выжимал из машины по максимуму, но после долгого сидения в кресле, Фрэнк чувствовал себя уставшим. Хотелось поскорее домой.
  Южный встретил традиционной промозглой сыростью, дождем с порывами ледяного зимнего ветра. Фрэнк зябко передернул плечами и затянул плотнее застежку на куртке, с завистью поглядывая на модификанта. И тут же поймал себя на мысли, что все еще думает о напарнике как о модификанте. А Надир кто угодно, но только не полу-разумный подконтрольный солдат. Хотя Фрэнк так до конца и не понял, кого именно они получили, в результате эксперимента. Он надеялся, что поездка в Эрту позволит лучше узнать природу Надира. Что-то действительно произошло вовремя слияния и особенно после встречи с Сигуром, но Фрэнка в известность не поставили. И Надир не захотел делиться, как Фрэнк не пытался вывести его на откровенность.
  
  Фрэнк вздохнул, столько лет под влиянием генерала, он старательно выдавливал из себя все эртанское, взращивая обиду на отказавшихся от него горцев, пока не наткнулся на информацию, осветившую многие вещи под совсем другим углом. Интересно, а генерал догадывается, что ему известно? Мысли вернулись к разговору с Ван Дюреном. Генерал потребовал немедленной встречи и отчета по поездке. Фрэнк разозлился, хотелось домой и выспаться, кроме того не случилось ничего такого, что не могло подождать до утра. Но спорить не рискнул и отправился к генералу немедленно.
  
  Ван Дюрен выглядел уставшим и осунувшимся, с покрасневшими глазами, как после нескольких бессонных ночей. В кабинете стоял смрад, сизый табачный дым плотным слоем висел под потолком. Фрэнк закашлялся.
  - Не возражаешь, если я открою окно? - спросил он.
  Генерал равнодушно пожал плечами, и Фрэнк распахнул окно. Холодный ветер с дождем ворвался в комнату. Фрэнк тут же прикрыл окно, зафиксировав небольшую щель.
  - Так-то лучше, а то накурено, что дышать невозможно, что-нибудь случилось?
  - Как съездил? Докладывай, - нетерпеливо перебил генерал.
  - В пределах нормы, ничего подозрительного не обнаружил, - начал Фрэнк и почувствовал непреодолимое желание вытянуться в струнку. Странно, никогда раньше генерал так не воздействовал, что же произошло за эти несколько дней? С трудом пересилив себя, Фрэнк опустился на стул напротив генеральского кресла.
  - Совсем ничего? - уточнил генерал.
  - Совсем. Если и существует заговор, то не на Северном - Фрэнк недоуменно пожал плечами. - Что ты от меня хочешь? Я четко выполнял распоряжения. Видимых и невидимых нарушений нет. Искать следует не там. Или ждешь, что я обнаружу нечто не существующее в природе? Извини, не тот профиль, выдумщиков у тебя и без меня хватает.
  - Не груби, - резко осадил генерал.
  - Я пока единственный, кто не боится говорить тебе правду, - возразил Фрэнк.
  - Ждешь за это награды? Фрэнк, я разочарован. - Генерал резко встал, подошел к Фрэнку, нависая всем корпусом. Фрэнк инстинктивно сжался. Генерал неожиданно схватил его за плечи и приподнял, сверля взглядом, будто собирался вгрызться в мозг. Виски сдавило.
   - Надо же, какой умник. Четко выполнил все распоряжения. А проявить инициативу? С каких таких пор, тебе нужны специальные инструкции? Вполне способен действовать самостоятельно. Ты же не какой-нибудь модификант - недоумок, - недовольно бросил Ван Дюрен, отпуская Фрэнка. - Кстати, верни мне Надира. Это приказ.
  Фрэнк кивнул и потянулся за водой, в горле пересохло.
  - Как поживают твои горные друзья? Ты ведь посещал Эрту.- Генерал неожиданно сменил тему.
  - Конечно, следуя твоему приказу, и они мне не друзья, - раздраженно буркнул Фрэнк. Виски все еще давило.
  - Не перечь. Друзья, друзья и даже близкие родственники.
  - С каких пор ты стал попрекать меня происхождением? - удивился Фрэнк.
  - С тех самых, как ты начал от меня скрываться.
  - Я? О чем ты? - похолодел Фрэнк.
  - Успокойся, я пошутил, - генерал примирительно улыбнулся, - Ты, пожалуй, один из немногих, кому я могу доверять. А вообще, не обращай внимания, что-то я сегодня хандрю. Достали поганцы. Так и норовят воткнуть нож в спину.
  - Стоило мне уехать на пару дней, и ты расклеился, - усмехнулся Фрэнк, решив, что генерал превращается в параноика.
  - Можно подумать ты обо мне заботишься, - презрительно фыркнул генерал, а Фрэнк почувствовал укол совести. Генерал, конечно безумен, но как же он одинок. Ближайшее окружение - те еще шакалы. Пока Ван Дюрен силен, они заискивают и ползут на брюхе, но как только почувствуют слабину, накинутся как стая бешеных псов.
  
  С Ван Дюрена мысли переключились на странную беседу с Надиром, в тот предпоследний вечер в Эрте, когда напарник перемудрил с дозировкой. Фрэнку хотелось поговорить спокойно и без свидетелей. Он потащил Надира на самый верхний ярус. Оттуда был проход на застекленный балкон, располагающиеся по всему периметру дома. Фрэнк любил это место. Круговая панорама, лучший вид на город. И никто не помешает. На пути возникла Марика, остановила Надира, приподнялась на цыпочки и внимательно посмотрела в глаза, словно спрашивая о чем-то, но не произнесла ни слова, затем отстранилась, уступая дорогу. Фрэнк с удивлением проводил Марику глазами. Они вышли на лестницу. Крутой подъем, высокие ступеньки, деревянные резные перила. Внизу суетились эртанцы, убирали со стола. До Фрэнка долетали приглушенный говор, смех, звон посуды.
  - Поссорились? - сочувствующе кивнул Фрэнк.
  - Сам понимаешь, такие, как мы не имеют ни друзей, ни подруг. - Надир печально улыбнулся.
  - Ну, меня-то с собой не равняй, - буркнул Фрэнк и тут же подобрался. Ответной реакции не последовало, Надир молчал, по-прежнему улыбаясь.
  - Что-то ты на себя не похож, совсем плохо пришлось?
  - Не очень. - Признался Надир. - Бывало хуже.
  - Я так и не понял, что произошло? - спросил Фрэнк.
  - Перепутал дозировку, не специально.
  - Случайно, что ли? - не поверил Фрэнк. - В последние время слишком много странных случайностей.
  - Действительно случайно, не проверил маркировку, когда паковал препараты, - пояснил Надир.
  - Нужно быть осторожнее, тем более тебе, - покачал головой Фрэнк, вспомнив эксперименты доктора.
  - Я постараюсь. Не очень приятный опыт и повторения я не хочу, - пообещал Надир.
  Они выбрались на балкон. Фрэнк выключил освещение. Только они и город в мягком свете фонарей и небо, ночное темное, с яркими вкраплениями звезд.
  - Красиво, - прошептал Фрэнк и внезапно добавил. - Как бы я хотел здесь остаться. Раньше я ненавидел Эрту. Обвинял горцев во всех бедах. Как же я ошибался... - Фрэнк повернулся к окну, - Знаешь, мы оба подневольные. Тебя держите контроль, а меня... Фрэнк замолчал.
  - Поначалу ты мне представлялся как этакий генеральский выкормыш, - заметил Надир.
  - Я? Да что ты, нет конечно. Почему так решил? - удивился Фрэнк.
  - Твое неоднозначное отношение к генералу, базирующееся не на страхе или принуждении, как у других. Многие вещи ты выполняешь вполне добровольно.
  - Я уже забыл, что ты меня читаешь, - улыбнулся Фрэнк.
  - Не всегда и не сейчас, - возразил Надир и замолчал, все еще улыбаясь, а потом заговорил, спокойно, с несколько поучительным оттенком в голосе, словно объясняя, как старший младшему. Фрэнка передернуло.
  - У каждого своя игра, Фрэнк. У генерала, у тебя, у Сигура.
  - Неужели? - огрызнулся Фрэнк. - И в какие игры играешь, ты?
  - Есть кое-что, недавно появилось.
  - Сигур?
  - Нет, другое. Потом как-нибудь расскажу. Сейчас не время.
  Надир щелкнул выключателем, загорелся свет, мягкий, приглушенный. И Фрэнк вдруг подумал, что Надир изменился. Напарник не спорил, ни огрызался как обычно и даже почти не шутил, только улыбался, немного грустной улыбкой. " Все-таки ему досталось" - подумал Фрэнк.
  - Надир, почему сафий? - поинтересовался Фрэнк. Из головы не шла фраза, произнесенная Сигуром.
  - Кое-что из моего прошлого, не обращай внимания, - ответил Надир.
  А Фрэнк как раз подошел к самой цели разговора.
  - Что обычно ты выполняешь для генерала? - спросил Фрэнк.
  - Всего понемногу, сам знаешь, оглушить, притащить взломать. И так по мелочи. А в основном личная охрана.
  - Он тебе доверяет?
  Надир пожал плечами.
  - В оружии начинаешь сомневаться, только когда оно дает осечку.
  - Что ты чувствуешь, когда он приказывает?
  - Ничего, Фрэнк, ничего я не чувствую.- Надир вздохнул и Фрэнк усомнился в его словах.
  - Доложишь о поездке? - осторожно поинтересовался Фрэнк.
  - С какой стати? Я же объяснял, что могу надежно хранить информацию, а то, что случилось здесь, касается либо тебя, либо меня.
  - Эрта тебя изменила, стал по-другому реагировать, эмоциональнее что ли, - заметил Фрэнк.
  - Я не менялся, - возразил Надир. - Хотя посещение Эрты открыло некоторые перспективы. - Надир посмотрел очень пристально и неожиданно спросил, - Фрэнк, расскажи, кто научил тебя телепатии? Насколько я понимаю, не эртанцы.
  - Ты прав, не они. На Эрту я попал уже после, поездки в детстве не в счет. Друг научил. Вернее как, друг - знакомый.
  - Про друга я помню, - заметил Надир, чем вызвал у Фрэнка недоумение, о друге он никогда не упоминал.
  Фрэнк с недоверием оглядел собеседника, ожидая подвох. Надир ожидал ответа спокойно, с неподдельным интересом, и Фрэнк продолжил:
  - Его звали Эрик. Наша встреча произошла до того, как генерал сосредоточил в своих руках абсолютную власть, и на Маллии соблюдалось хотя бы видимое подобие демократии. Мы владели кораблями. Совершали межпланетные перелеты. Мы торговали с другими планетами. Не было этой идиотской изоляции. - Фрэнк тяжело вздохнул. - Я познакомился с Эриком на Старисе. Не поверишь, но я там учился. - Фрэнк хмыкнул, - генерал направил меня.
  - В университете на Старисе? - изумился Надир.
  - Ага. Представь себе. Как ты знаешь, я лишился родителей, когда мне было шесть. За этим последовал приют, - Фрэнк скривился, - Ван Дюрен оттуда меня вытащил. И я был ему за это благодарен, многие годы оставаясь его преданным сторонником, закрывая глаза на то, что он творил и находя оправдания. Генерал ведь вырастил меня, в некотором смысле.
  - Усыновил? Даже так. - Удивленно воскликнул Надир, - Совсем на него не похоже.
  - Совесть замучила, - буркнул Фрэнк. - Понимаешь, для Ван Дюрена мой отец был основным политическим конкурентом. Иногда мне кажется, что если бы не катастрофа, отец мог бы стать президентом. - Фрэнк замолчал, переводя дух. - Так вот, на Старисе, в последний год учебы, я встретил Эрика. Сейчас даже не вспомню, с чего все началось, но мы разговорились, и как-то незаметно, я стал жаловаться на жизнь. Эрик внимательно слушал, не перебивал, дал мне выговориться, а потом предложил научить. И действительно, научил. Объяснил, как поставить защиту и рассказал много всякого другого, на его взгляд, полезного. Наверное, думал, что мне пригодится, - Фрэнк мрачно усмехнулся и покачал головой.
  - Но когда ты вернулся, генерал выдавил из тебя все знания и направил против тебя? - проговорил Надир.
  - Да, именно так и было. Не повезло, да?
  - Опиши мне Эрика, - попросил Надир, нахмурившись.
  - Я бы сказал, он выглядел лет на сорок пять. Седеющий блондин. Носил бороду и волосы до плеч. Глаза голубые, яркие, но очень светлые, внимательный и какой-то все понимающий взгляд. Ты его знаешь?
  - Думаю да, - ответил Надир и помрачнел.
  - Что-то не так? - спросил Фрэнк.
  - Не обращай внимания, личное, - пробормотал Надир, опуская голову. - Скажи, он знал, откуда ты?
  - Собственно так мы и познакомились. Я рассказывал ребятам о доме. Эрик подошел и заговорил со мной. Что-то типа, что много слышал Маллии и всегда хотел познакомиться с одним из ее жителей.
  - Тебе не показалось это странным?
  - Тогда нет, а сейчас, даже не знаю. - Фрэнк развел руками. - Эрик сказал, что однажды я встречу его земляка. И что я должен держаться от него подальше, потому что от этого зависит моя жизнь. Он говорил, что может видеть будущее. Не знаю. Насколько это возможно?
  - Вполне.
  - И ты тоже можешь?
  - Иногда. Раньше мог.
  - Раньше, - усмехнулся Фрэнк, - другой "ты" мог, так получается? Знал, что с тобой случится?
  - Знал. Но, не все, в какой-то степени. Например, что сдохну на никому не известной планете в полном одиночестве.
  Надир поднял глаза. Фрэнк вздрогнул. Глаза напарника казались светлее, темно-серыми, а не черными.
  Надир? - удивленно позвал Фрэнк, - Это ты?
  А кто же еще, - ответил Надир, улыбаясь. Он моргнул и глаза вновь обрели свой обычный оттенок.
  "Странные игры освещения" - подумал тогда Фрэнк. Он ворочался на жестком диване, безуспешно пытаясь заснуть, а перед глазами стояло лицо Надира, который выглядел и говорил как загадочный пленник генерала, и случайного знакомого Эрика, предупреждающего его об опасности.
  
  
  25. Фрэнк. (Маллия).
  
  "Приказ явиться в лабораторию к доктору Милларду в назначенное время...", - Фрэнк в который раз перечитал сообщение, недоумевая зачем он там понадобился. Проверил отправителя, обнаружил, что сообщение послано самим Миллардом, что озадачило еще больше - с каких это пор доктор начал давать ему указания? Но подумав, решил не игнорировать, а приехать, ситуация заинтриговала.
  Перед кабинетом Фрэнк наткнулся на ожидающего Надира, улыбнулся, вспомнив недавнее сравнение, употребленное напарником, и подумал, что генерал решил проверить модификанта перед тем как использовать, провести профилактику не дожидаясь поломки.
   - Нервничаешь? - поинтересовался Фрэнк.
  Надир неопределенно пожал плечами.
  - Возможно это и к лучшему, провериться не помешает, в Эрте ты всех перепугал, да и врач в военном госпитале, утверждал, что результаты диагностики не очень хорошие.
  - Так я и не спорю, - ответил Надир.
  Фрэнк внимательно оглядел напарника. Спокоен, расслаблен, невозмутим. Не ожидает неприятностей или подвоха. Это хорошо, интуиции Надира Фрэнк доверял.
  Миллард открыл дверь, приглашая войти.
  - А, Фрэнк. Хорошо, что вы приехали, я хотел кое-что показать, - проговорил доктор, улыбаясь, традиционной, несколько виноватой улыбкой. - Надир, проходите, будьте добры, ложитесь на кушетку, я проведу осмотр.
  Фрэнк поморщился, излишняя церемонность доктора, перемежающаяся с заискиванием, раздражала. Усмехнулся, уловив страх - доктор инстинктивно побаивался Надира, воспоминания о том, как Фрэнк натравил на него модификанта, были еще свежи.
  Лаборатория не изменилась. Возле стены - кушетка, приборы, датчики, холодильные шкафы с препаратами. Фрэнк кинул беглый взгляд на кушетку и вздрогнул, заметил фиксирующие ремни. Надир никак не отреагировал, спокойно улегся, в ожидании инструкции, как будто не над ним проводили эксперименты в этой самой комнате. Фрэнк задумался, насколько все-таки напарник осведомлен, что именно выкачал из памяти окружающих, в том числе и его, Фрэнка, памяти.
  Доктор придвинул стул, указав Фрэнку на кресло в противоположном углу комнаты.
  - Фрэнк, подождите пока там, я быстро сниму данные, - сказал доктор и повернулся к лежащему Надиру. - Сначала проведем общую диагностику, а после я посмотрю, что происходит внутри. Не обижайтесь, но вы, в некотором роде, экземпляр уникальный.
  Фрэнк поморщился, все еще не понимая, зачем понадобилось его присутствие.
  - Док, я вообще нужен?
  - Я... - Миллард замялся. Фрэнк догадался, что доктор не хочет говорить в присутствии Надира.
  Доктор обвесил Надира датчиками, включил диагностический аппарат.
  - Все более или менее в норме, - констатировал Миллард после некоторой паузы. - Надир, то, что я планирую сделать, скорее всего, вызовет неприятные ощущения. Я в курсе, что у вас ограничена чувствительность, но мне будет спокойнее работать, если я вас отключу.
  - Не люблю снотворное, и я не собираюсь нападать, - улыбнулся Надир.
  - Не сомневаюсь, но так лучше, доверьтесь мне. Необходимо посмотреть, что происходит внутри. Как только закончу сканирование, я дам наркоз, это не навредит.
  Надир кивнул, соглашаясь, Фрэнк подивился такой послушности. Обычно Надир недоверчив, или все дело в его присутствии? Фрэнк тешил себя надеждой, что все-таки завоевал доверие напарника. Но потом решил, что Надир попросту читает доктора и точно знает, чего ожидать.
  Миллард придвинул сканер, настроил его. Над головой Надира с легким жужжанием выдвинулась небольшая панель. Надир покосился на прибор и закрыл глаза. Сканер тихо работал, выдавая на экран снимки, один за другим. Миллард приготовил ампулу с препаратом, быстро сделал укол. Подождал, пока дыхание пациента выровняется, и дал знак Фрэнку приблизиться.
  - Я давно за ним наблюдаю, - проговорил доктор. - Провожу регулярный осмотр.
  - Что-то не так? - осведомился Фрэнк.
  - И да и нет. По сути, Надир - мой единственный успех как ученого, и, одновременно, провал. Не будь он представителем другой расы, у меня, скорее всего, ничего бы не получилось. Вы же понимаете, какова продолжительность жизни среднего модификанта, и при такой загрузке как сейчас, Надир приближается к пределу. Однако я заметил, что, даже потеряв способность к полной регенерации, его организм продолжает перезагружаться. Вот сейчас, диагностика выдает вполне приличные результаты, однако на предыдущем осмотре, общее состояние организма показало значительный износ. И сердце пошаливало. Впрочем, это как раз закономерно. У него еще тогда сердце начало сдавать. Рапорт я не отправлял, - добавил доктор, внимательно и словно с ожиданием глядя на Фрэнка.
  - Что вы собираетесь делать и зачем понадобилось его усыплять, - спросил Фрэнк нахмурившись.
  - Я часто так поступаю, не хочу лишний раз травмировать. У Надира своеобразная реакция на некоторые тесты. Я однажды оперировал его без наркоза, поверьте, мне хватило. - Миллард передернул плечами. - А сегодня полезу внутрь. Давно собирался. Это безопасно, - добавил Миллард, предвосхищая вопрос. - Всего лишь микроскопический зонд, оснащенный камерой. Подобная диагностика предусмотрена конструкцией.
  Доктор аккуратно снял пластину, Фрэнк придвинулся и затаил дыхание. Он и не подозревал, что пластину можно настолько просто снять. Под ней располагался механизм, к нему Миллард подключил зонд и вывел изображение на экран. Зонд погружался, а Фрэнк как завороженный следил за процессом.
  Миллард нахмурился, недовольно покусывая губы.
  - Не следовало мне экспериментировать, - вздохнул он. - С механическим устройством, шансы на выживание существенно выше. Но генерал настаивал. А я как себе это представлял: имплантат - живой организм, отключающий чувства и эмоции, усиливающий реакции и инстинкты; совершенное существо, сверхчеловек. Но, во всех остальных случаях, имплантат оказался слишком агрессивным, не приживался, вернее, уничтожал мозг носителя. К сожалению, я слишком поздно это понял. Но не с Надиром. Здесь картина иная. Имплантат врос внутрь, не нарушив основные функции. Посмотрите сюда, видите?
  Серебристые нити, тонкие как паутинка, тянулись во все стороны. Доктор увеличил изображение, давая Фрэнку рассмотреть.
  - Надир практически сросся с имплантатом, они дополняют друг друга, представляя собой в некотором роде симбиоз. Имплантат, на данный момент, находится в оптимальном размере, и...
  - Погодите, док. Оптимальный размер, вы хотите сказать, эта штука может расти? - изумленно спросил Фрэнк.
  - Да, к сожалению, - доктор вздохнул, - я не учел такой возможности, когда проводил эксперимент, и будет. Вопрос когда. Пока, насколько я могу судить, он пребывает в заторможенном состоянии, сильно заторможенном, я бы сказал. Но рано или поздно. - Миллард развел руками.
  - Как долго?
  - Точно не скажу, от нескольких месяцев, до нескольких лет. Мне очень жаль. Насколько я понимаю, вы довольно дружны.
  - Это вас не касается, - сказал Фрэнк. - Имплантат можно удалить?
  - Нет, - покачал головой Миллард. - Он врос, вклинился в мозг, это сейчас практически единый организм. Тронешь одно, повредишь другое, если попытаться вытащить, последствия могут оказаться критическими.
  - Он знает? - спросил Фрэнк.
  - Надир полностью в курсе, я разработал для него комплекс препаратов, которые должны помочь.
  Миллард извлек зонд и убрал инструменты. Фрэнк заметил, что доктор собрал что-то с поверхности зонда и переложил в специальную колбу.
   - Я все-таки решился взять образец тканидля биопсии, - улыбнулся Миллард. - А теперь, Фрэнк, я хотел показать вам несколько занимательную вещь. Смотрите внимательно. Действие снотворного почти закончилось, наш пациент вот-вот очнется.
  Веки Надира дрогнули. Он открыл глаза и... снова этот странный ничего не выражающий взгляд. Затем мгновенная вспышка - оранжевая искра прямо в глубине зрачка и чужое, прямо-таки нечеловеческое выражение, заставившее Фрэнка содрогнуться, а после, с опозданием, осмысление и узнавание.
  - Впечатляет, да? - заметил Миллард, - он всегда так просыпается. Сначала, как я понимаю, включается механизм имплантата, а затем уже все остальное.
  - Надир, ты в порядке? - обеспокоенно спросил Фрэнк.
  Надир ничего не ответил, перекатился на бок и повернулся к стене. Фрэнк, успевший неплохо изучить реакции напарника, догадался, что не все так благополучно, как расписывает Миллард, и почему-то Надир скрывает недомогание. Через несколько минут Надир повернулся и сел на кушетке, растирая виски.
  - Если это все, то я пойду? - Надир уставился на доктора, по обыкновению не моргая, и Миллард, как всегда не выдержав, поспешно отвел взгляд.
  - Можете идти, только не забудьте препараты.
  - Тогда до следующего раза. - Кивнул Надир, принимая пакет из рук доктора, и быстро направился к двери.
  - Док, но он же не машина? - пробормотал Фрэнк, качая головой. - Кто угодно, только не машина.
  - Надир - модификант, управляемый микрочипом на биологической основе, и, при этом, сохранивший интеллект. Первый и единственный. Я в курсе, Фрэнк, но как я уже сказал, не подавал рапорт. Вы и я, больше никто не знает, - тихо проговорил Миллард.
  - Оранжевые вспышки, что это значит?
  - Вы тоже заметили? Значит, мне не показалось. Я видел такое однажды. Перед тем, как мы тогда... - Миллард замолчал.
  - Что собираетесь предпринять? - Фрэнк решился спросить напрямую.
  - Как минимум сохранить ему жизнь, по-моему, это справедливо, вы не находите?
  - Ищете во мне союзника? - поинтересовался Фрэнк.
  - Да, поэтому и хотел обсудить это с вами.
  Фрэнк нахмурился. Беседа приобретала неожиданный поворот.
  - Можно ли как-то остановить имплантат, предотвратить, рост и нежелательные последствия? - осторожно поинтересовался Фрэнк.
  - Пока не знаю, но я над этим работаю, - ответил Миллард и Фрэнк подумал, что доктор подозрительно покладистый и слишком ретиво проявляет желание помочь.
  - Если это все, я, пожалуй, пойду, - сказал Фрэнк, прекращая скользкую беседу.
  - Не доверяете мне, Фрэнк, - грустно усмехнулся Миллард. - Да, конечно. Я показал все, что планировал. Держите меня в курсе, если его состояние изменится.
  - Хорошо, - Фрэнк попрощался и стремительно покинул лабораторию, намереваясь догнать напарника. Надир стоял у самого выхода, схватившись рукой за стенку.
  - Плохо?
  - Не очень. Голова кружится, - ответил Надир.
  - Давай, домой отвезу, - предложил Фрэнк, - у меня машина.
  Надир молча кивнул, вышел на улицу, его шатало. Фрэнк подхватил напарника под руку, помогая дойти до машины.
  - Зачем позволил ему лезть? Ведь догадывался, что будет плохо. Дал бы знак, я мог вмешаться, док бы не посмел, - Фрэнк принялся отчитывать.
  - Хотел знать, как оно выглядит, - пояснил Надир. - Я же не вижу, что там внутри.
  Пока ехали, Надир не произнес ни слова. Фрэнк довел его до квартиры, периодически спрашивая, чем помочь.
  - Не обращай внимания, пройдет через пару часов, - отмахнулся Надир и скрылся в спальне.
  Фрэнк остался в одиночестве. В жилище Надира он еще не был, не считая того случая, когда Надир его взломал. Маленькая типовая квартира. Узкий коридор, одна комната и крохотная кухонька. А в конце коридора дверь, ведущая в ванную. Фрэнк поморщился, отгоняя воспоминание. Зашел на кухню. Пусто, аскетично и слишком чисто. Даже странно. Фрэнк не считал себя неряшливым, но кухня Надира выглядела так, словно здесь никто не жил. Фрэнк внимательно осмотрел шкафчики, холодильную камеру. Нашел только комплект неиспользованных талонов, не простых, а особого образца для закрытых магазинов. Фрэнк получал такие же. Почему Надир ими не пользуется? Не забыть бы спросить. Такие талоны на черном рынке стоят дорого и вообще, неужели ему ничего не нужно? Фрэнку вспомнилась Эрта, и полное отсутствие понятия денег. Все принадлежит общине и каждый берет, сколько нужно. Непривычная система, лишенная всякой логики, неиспользуемая нигде в цивилизованном мире. Фрэнка каждый раз коробило, а Надир вроде, как и не заметил. Интересно, как устроено общество Надира? Технологии у них сверх продвинутые, а вот все остальное?
  Шкафчик у окна никак не открывался, Фрэнк с нетерпением рванул ручку. Дверца распахнулся. Внутри находилась коробка. Фрэнк вытащил ее и положил на стол. Крышка поддалась без труда. Содержимое заставило Фрэнка похолодеть. Внутри лежали механические имплантаты, в закрытом и активированном состоянии. Один - разобран на детали, серебристые лапки откручены, а сердцевина вскрыта, обнажая механизм. "Эх, Надир, не умеешь хранить секреты, - подумал Фрэнк, - или ты планировал, что я это обнаружу?"
  
  
  26. Надир. (Маллия).
  
  Вечер выдался на редкость спокойным. Впервые, с момента возвращения с Эрты, Надиру удалось выбраться из города. Последнее время генерал загружал сверх меры и свободного времени практически не оставалось. Часто выдергивал среди ночи, а после он не мог заснуть до утра, мучаясь от бессонницы. В такие моменты не покидало ощущение тревоги, предчувствие чего-то нехорошего, и неотвратимого. Сегодня генерал неожиданно покинул столицу, не взяв его с собой. Образовался свободный вечер и впереди вся ночь - длинная, зимняя. Потянуло в пещеру. Давненько Надир туда не наведывался.
  Кот пришел почти сразу, будто услышал. Потерся о ноги, ткнулся мордой в ладонь, облизал шершавым языком, и, получив традиционную порцию ласки, улегся неподалеку, тихо урча.
  Надир удобно устроился на каменном полу, по своему обыкновению, поджав колени к подбородку, и наслаждался покоем, разглядывая светящихся люмеров. Много их собралось, значит скоро дождь. Он собирался пробыть здесь еще немного, а потом уйти, осмотреть пещерный город, почему-то это казалось важным и необходимым сделать именно сейчас. Надир потянулся, расправил плечи. Так хорошо и почти тихо, только в отдалении мерный звук стекающей в озеро воды и еле слышное урчание леопарда.
  Кот внезапно замолчал и поднял голову. Надир насторожился. Светящиеся огоньки гасли один за другим. Возникло странное желание, почти неосознанное, и чужое, звучащее скорее как приказ. И еще одно, на гране просьбы: уберечь, защитить. Надир подскочил. Все его существо вопило. Что-то уже происходило, или только собиралась произойти, что-то нехорошее, но не здесь, в другом месте. И ему непременно следовало там оказаться.
  Кот повернул голову, словно ожидая указаний, уши нервно подрагивали. Надир мягко коснулся сознания животного, успокоил, снял тревогу, и отпустил леопарда, а затем, полностью отдавшись инстинктам, звериному чутью и интуиции, сорвался с места.
  
  Девушка шла по плохо освещенной улице. Хрупкая фигурка, закутанная в грубое пальто и с неизменным платком на голове. Худенькая, согнутся спина, опущенные плечи. Она пробиралась по неровной брусчатке, внимательно глядя под ноги, чтобы не вступить в лужу, не упасть. За спиной раздался шорох, словно уронили что-то, а потом осторожные шаги, будто кто-то крался. Девушка остановилась, прислушалась, испуганно оглянулась. Тусклый желтоватый свет фонарей, совсем слабый, почти не освещал дорогу, тени деревьев на мокрой брусчатке и никого. Облака разошлись, показалась луна, огромная необычно яркая, по стене соседнего дома поползла затейливая тень. Девушка вздрогнула, на мгновение почудилось, что перед ней человеческая фигура, но поняв, что это всего лишь тень от спиленного дерева, она немного успокоилась, и боязливо поведя плечами, поспешила дальше.
  
  Надир усмехнулся, на секунду ощутив себя Котом, бегущим по тропе, высоко в горах. Леопард почуял добычу. Жажда погони бурлила в крови, ноздри раздувались, зрачки светились в темноте. И ко всему примешивался запах. Надир тоже чувствовал его. Запах жертвы, запах страха. Глупцы. Думают, они сегодня охотники. Надир беззвучно рассмеялся и ускорил шаг.
  
  Девушка в очередной раз оглянулась и наконец-то заметила преследователей. Трое мужчин. Они больше не таились. Сумка выскользнула из рук, содержимое вывалилось на землю, с гулким стуком покатились консервные банки. Девушка испуганно вскрикнула и побежала, не разбирая дороги. Переулок, в который она свернула, заканчивался тупиком. Бедняжка не сразу поняла свою ошибку. В отчаянии развернулась и испуганно уставилась на окруживших ее мужчин. Девушка попятилась, отступая, пока не уперлась в стенку и только тогда закричала. Преследователи, поигрывая ножами и улюлюкая, подходили все ближе и ближе.
  - Ну, что, птичка, попалась? - гнусно ухмыляясь, сказал один из нападавших.
  - Не трогайте меня, пожалуйста, - она взмолилась, закрывая лицо руками.
  Мужчина рванул пальто, девушка дернулась, по шее потекла тонкая струйка крови.
  
  Кот замер в зарослях высокой травы. Жертва его не видела. Леопард приготовился. Толчок мощных лап, прыжок, добыча забилась в пасти.
  
  Надир понесся вперед, забыв обо всем на свете, не понимая, почему и что он делает, и через секунду обнаружил себя в драке. Бой, словно танец. Натренированное тело действовало быстрые, чем он успевал подумать. Молниеносный удар, уход в сторону. Пригнуться, развернуться, выломать руку, выбить нож. Прыжок, удар, снова удар. Техника отработана. Двоих он раскидал почти мгновенно. Один дернулся и сразу затих, второй еще шевелился, но рана рана была фатальной. Над растрескавшейся брусчаткой уже поднималось марево перехода. Надир чувствовал приближающуюся смерть, не испытывая ни сожаления, ни раскаяния.
  Третий оказался здоровый. Выше и шире в плечах. Серьезный противник. Надир прыгнул ему на спину, обхватил за шею и сжал, как в тисках. Мужчина рычал, мотался из стороны в сторону, пытаясь сбросить, а Надир сдавливал все сильнее и сильнее, до тех пор, пока не услышал хруст ломаемых позвонков. Он ослабил хватку - безжизненное тело рухнуло на землю, и переключил внимание на перепуганную девушку. Лунный свет падал на нее, давая возможность хорошо рассмотреть. Невзрачная, почти неприметная, и совсем испуганная, светлые пряди выбились из под платка. Девушка вся дрожала, прижимая ко рту ладошку, чтобы не кричать. Надир протянул руку, собираясь успокоить, ободрить. Но что-то было не так. Ощущение неправильности происходящего, перемежающееся с нарастающим чувством тревоги. И глаза девушки, расширяющиеся от ужаса.
  
  Четвертый нападающий. Он вышел из тени. Видимо все это время стоял в стороне и ждал, пока Надир расправится с бандитами. Надир заметил его, когда разворачивался. Мгновенный контакт на уровне глаз и тело перестало реагировать. Надир не упал, но замер, не в состоянии пошевелиться. Незнакомец приблизился, ткнул кулаком в грудь так, что Надир отлетел на несколько метров, пока не уперся в стену, ту самую, где секунду назад стояла девушка. Незнакомец подошел совсем близко, обхватил за плечи и снова ударил. Боли как всегда не было. Надир почувствовал сильный толчок в районе живота. С удивлением посмотрел на мужчину, автоматически запоминая малейшие детали внешности. Худощавый, среднего роста и возраста. Тонкий шрам на щеке. Короткая щетка седых волос. Темная мятая куртка.
  Мужчина рванул на себя, Надир услышал противный хруст, разрываемой ткани, увидел нож с длинным окровавленным лезвием. Удар, рывок, еще и еще.
  - Все, все, не дергайся. Уже все, - тихо проговорил незнакомец, вытирая лезвие о рукав.
  Восприятие обострилось. Показалось, что вокруг светло, как днем. Лезвие - блестящее, изогнутое и необычной формы, и в голове возникло понятие - ритуальное.
  Ноги подкосились, Надир сползал по стенке, и, стараясь удержаться, почему-то выбросил ладонь вперед, не понимая, что делает, словно пытался защититься, и так и осел на землю с вытянутой рукой. Подвижности включалась, тело начинало слушаться. Надир прижал руку к животу, потом поднес к лицу, рассматривая окровавленную ладонь, и все еще не понимая, не веря.
  Сознание поплыло, рухнуло в пещеру. На мгновение он провалился в темную гладь озера. Но вода не приняла, вытолкнула наружу.
  
  Леопард улегся на склоне холма и вылизывал окровавленную шерстку. Охота удалась. Внезапно Кот подобрался и замер, напряженно вслушиваясь, уставившись в темноту ночи и зашипел, оскалился, обнажая клыки.
  
  Что-то нужно было сделать, Надир понимал это, но никак не мог вспомнить что. Какое-то простое действие, применимое в данной ситуации. Что-то связанное с его состоянием. Почему-то увидел собственное тело как на экране диагностического аппарата, рассматривая проблемные участки. Но забыл, совсем забыл, как исправить. Роберт знал, знает. Только где он, Роберт? Надир позвал тихо, затем чуть громче, рванулся всем сознанием: "Брат, помоги... Брат, ты мне нужен, сейчас... где же ты? Помоги..."
  Поднял голову и словно в замедленном темпе заметил удаляющуюся девичью фигурку. Темнота.
  
  
  27. Надир. (Маллия).
  
  Странное ощущение. Будто он здесь и, одновременно, не здесь. Надир очутился в пещере, той другой, на Тарре, с удивлением рассматривая бугрящиеся каменные стены и свечение перехода, раскрывающегося для него. Он приготовился, сделал шаг и зажмурился, а затем пришел в себя, сидя на мокрой брусчатке, прислонившись спиной к незнакомому дому. "Не принимает по отдельности, одному мне не уйти. Хитрый ход, Роберт", - подумал Надир.
  Начался дождь. По лицу текли струи воды. Мокрые камни. Вода, смешанная с кровью. Звук, всплеск. Лужи подрагивали, словно кто-то ступал по воде, и мелкие брызги разлетались в разные стороны. Надир всмотрелся - мерещилась призрачная фигура спешащего прочь человека, невидимого, но дождь обтекал его, создавая полупрозрачный водяной контур. "Роберт, ты?" - позвал Надир. Ему никто не ответил. Надир расстегнул куртку. Странно, вроде крови больше было. От движения голова закружилась, и сильно захотелось спать. Глаза сами собой закрылись, а голова упала на грудь.
  
  - Эй, эй вы. Здесь нельзя оставаться. - Девушка теребила его за плечо. - Нужно уходить. Встать можете?
  Надир снова открыл глаза. Девушка склонилась над ним, продолжая трясти.
  "Надо же, вернулась". Он пошевелился.
  - Вот, возьмите, - девушка протянула платок. - Зажмите рану. Уходим отсюда, пока полиция не приехала. - Девушка испуганно посмотрела по сторонам. - Я знаю, где вам окажут помощь.
  "Полиция? Еще бы - три трупа" - Надир попытался встать и, как ни странно, у него получилось. Только перед глазами все поплыло, и голова закружилась. "Что раненый, что пьяный - эффект один", - подумал Надир, взял платок, крепко прижал к животу, осторожно сделал шаг, другой, и пошел. Его шатало. Ситуация показалась знакомой. Смутное воспоминание. Надир увидел точеную фигуру девушки и себя идущим по тропе. Почувствовал боль, но ощущение быстро прошло, и он понял, что больно было тогда. Изображение двоилось, картинка все время менялась, то он шел вдоль реки жарким днем, солнце слепило глаза, и он же брел ночью по мокрой брусчатке, с трудом переставляя ноги.
  Надир потряс головой, пытаясь сфокусироваться, и чуть не налетел на стену. Девушка завела его в небольшой дворик. Открыла дверь. Ему пришлось наклониться, чтобы зайти. На лестнице стало совсем плохо, он упал, теряя сознание. Очнулся от того, что его снова трясли.
  - Вставайте, осталось совсем немного, еще пару шагов, мы почти пришли. Скорее, а то соседка увидит. - Подгоняла девушка.
  Надир встал, опираясь на ее плечо, и практически ввалился в квартиру. Узкий коридор, яркий свет лампы. Теряя сознание, Надир почувствовал, как чьи-то руки подхватили его, не давая упасть.
  Очнулся уже на кровати. Девушка сидела рядом, прижимая к ране полотенце.
  - Он порезал вас довольно сильно. Но я позвала на помощь. Мой друг скоро придет. Он вам поможет.
  Надир ничего не ответил, говорить не хотелось. Закрыл глаза. Необычное чувство. Словно разум метался в поисках подходящего носителя. Сознание соскальзывало, и он видел себя глазами девушки. Надир впитывал ее эмоции: страх, беспокойство, нервозность, ожидание. Она жалела его, благодарила за спасение, очень кого-то ждала, и в то же время, переживала, боялась, расстроить.
  Возникло чувство обиды и даже злости на Роберта, что не пришел или не захотел остаться. Надир с горечью подумал, что Роберт бы так глупо не попался. Перед глазами всплыло лицо незнакомца: напряженный, сосредоточенный взгляд, губы, шепчущие что-то непонятное, перед тем как ударить. Незнакомец не контролировал его через зверюгу, не прикасался к нему, как это сделал Фрэнк - парализовал на расстоянии, не давая возможности защищаться.
  "Роберт, ты где?" - позвал Надир. Показалось, что Роберт рядом, пположил руки ему на живот, над пальцами дрожало золотое свечение. Очертания фигуры - размытые, нечеткие. Надир обрадованно потянулся и тут же отпрянул. Изображение "старшенького" дрогнуло и исчезло. Он снова погрузился во тьму.
  
  ***
  
  Надир стоял на балконе. Почему-то один. А внизу, на площади ликовала толпа. Они скандировали, выкрикивали имя, звали кого-то. Ему понадобилось некоторое время, чтобы осознать, что они кричат. Его имя. Надир властно накрыл толпу взглядом и крики мгновенно стихли. Он знал, стоит только подумать, и они выполнят любое его желание. Абсолютный контроль. Он может контролировать всех и каждого. Ушли, ненадолго проснувшиеся эмоции, отброшенные за ненадобность. Зачем, когда можно питаться чужими. И кто же он после этого? Надир прикрыл глаза, пытаясь подобрать подходящее понятие. Ах, да - паразит. Паразит, живущий за счет других. Он представил, как на толпу опускается покрывало из копошащихся насекомых. Что обычно делают с паразитами? Мозг услужливо подсказал ответ - их давят.
  В сознании медленно возникло, зашевелилось что-то и заполнило мозг, вытесняя мысли, загоняя в угол. Приказ, повиновение, влияние. Он контролирует толпу, а кто-то контролирует его самого? Захотелось немедленно бежать. Надир в ужасе отпрянул, пытаясь стряхнуть с себя наваждение. "Не может быть, это не происходит на самом деле". На площади стояли притихшие люди, ожидая его указаний. Пришло понимание, что произойдет, если он их отпустит. В мозгу отчетливо возникла картина всеобщего хаоса и разрушений.
  
  ***
  
  Надир очнулся, вырвался из кошмара. Его сознание металось, в панике рванулось к девушке, как к единственному живому существу, находящемуся рядом.
  Дверь скрипнула, и тот, кого так ждала девушка, наконец-то пришел. Надир увидел вошедшего ее глазами. На пороге стоял Фрэнк с объемной сумкой в руках. "Фрэнк, почему Фрэнк?" - удивился Надир и подумал, что еще в состоянии удивляться.
  
  Незнакомец зашевелился, Хлоя осторожно приблизилась. Мужчина, вступился за нее, не прошел мимо. Жуткая драка. Хлоя сначала убежала, но далеко уйти не смогла. Нырнула в незакрытую дверь соседнего дома и подсматривала. Незнакомый спаситель отступал, его противник наносил один удар за другим. Стало страшно. Хлоя закрыла лицо руками. Когда открыла, увидела поверженного незнакомца и второго мужчину, обшаривающего карманы жертвы. Мужчина оглянулся, Хлое померещилось, что он смотрит в ее сторону. Она испуганно отпрянула внутрь дома и затаилась. Быстрые шаги, кто-то прошел мимо и тишина. Хлоя подождала еще немного, прежде чем выглянуть из укрытия: три неподвижных тела и тот, который за нее вступился, у стены. Показалось, что он шевелится, тогда Хлоя вернулась. Не могла вот так его бросить. Поэтому и притащила домой. Фрэнк сильно расстроился, но обещал помочь.
  Кажется, он приходит в себя. Действительно веки дрогнули, незнакомец открыл глаза. Он выглядел растерянным, как будто не понимал, где находится. Хлою поразил цвет глаз незнакомца. Он изменялся. Поначалу серые, глаза неожиданно начали темнеть и через несколько секунд стали темными, как ночное небо.
  Незнакомец потер лицо руками, поморщился. Его глаза вновь стали серыми, затем потемнели.
  - Ваши глаза... - пробормотала Хлоя.
  Незнакомец удивленно посмотрел на нее, словно только сейчас заметил, и прошептал:
  - Глаза? Что не так?
  - Они меняются.
  Дверь скрипнула. Хлоя выглянула в коридор. В квартиру вошел Фрэнк.
  - Фрэнк, ну наконец-то...
  Она повернулась к незнакомцу. Его глаза стали совершенно черными. Незнакомец нахмурился, от взгляда потянуло холодом. Что-то чужеродное накрыло ее и через мгновение отпустило. Хлоя вздрогнула.
  
  Фрэнк появился в комнате. Недовольный, хмурый и взволнованный.
  - Ты? - лицо Фрэнка вытянулось. - Что ты здесь делаешь? - зашипел он.
  - Он спас меня, Фрэнки, я не могла его так оставить, - испуганно проговорила девушка. - Ты ведь не сердишься?
  Фрэнк натянуто улыбнулся, повернулся к ней и потрепал по щеке. - Конечно нет, ты все правильно сделала. А теперь иди, не нужно тебе это видеть. Я все сам сделаю.
  - Твоя женщина? - прошептал Надир, когда девушка вышла. Слова давались с трудом.
  - Вот это тебя не касается, - ответил Фрэнк. - Я, конечно, не хирург, но кое-какой опыт имеется. Ты же понимаешь, из-за нее - Фрэнк понизил голос и кивнул в сторону коридора, - я не повезу тебя в больницу, не могу так рисковать. Сейчас посмотрим, с чем имеем дело.
  Фрэнк поставил сумку на стол, достал маленький портативный сканер, разложил на кровати. Запустил аппарат и с удивлением присвистнул.
  - Повезло тебе, даже не представляешь, как повезло. Внутренние органы не задеты. Вообще ничего не задето и кровотечение остановилось. Сейчас быстро скобы поставлю, и будем надеяться, что пронесет. Хорошо, что ты ничего не чувствуешь, обезболивающего я не достал.
  Надир закрыл глаза, позволив Фрэнку заниматься лечением.
  - Ну вот, почти все, - сказал Фрэнк, когда Надир открыл глаза. - Сейчас вколю тебе антибиотик, вроде ты нормально на них реагируешь и отдыхай. Я останусь на ночь, а утром попробую забрать тебя, если сможешь идти. Машина на соседней улице.
  Надир вспомнил нечто важное, не дававшее ему покоя:
  - Фрэнк, - схватил напарника за руку. - Там был еще один, я не смог его достать, он управлял... он почти отключил меня, я...
  - Не волнуйся, - Фрэнк нахмурился. - Я обо всем позабочусь, со всем разберусь. Спи.
  
  
  28. Дженни. (Старис).
  
  Дженни проснулась от повторяющейся мелодии коммуникатора. Ей нравились ретро будильники, с простым, незатейливым сигналом. Но разбудившая ее мелодия была иной - та самая музыка, которую играл Роберт. Она точно не использовала ее в качестве звонка. Дженни подскочила и еле удержалась, чтобы не закричать. На полу посреди комнаты лежала скорченная полупрозрачная фигура - Роберт.
  "Я все еще сплю?" - Дженни ущипнула себя за руку и поморщилась, на коже выступили красноватые пятна. Убедившись, что находится в реальности, Дженни осторожно подошла к нему и присела рядом.
  - Роберт? Что случилось? - Чем больше она смотрела, тем более материальным Роберт становился. Он сжимал руки в районе живота, и там клубилось что-то темное, словно дыра, но плотное. Дженни присмотрелась - детали оставались невидимы. Глаза закрыты, грудь равномерно вздымалась. "Значит спит", - подумала Дженни и на секунду ей померещилась темная улица, холодный дождь, порывы ледяного ветра и кровавые лужи под ногами. Она вздрогнула, помотала головой, отгоняя видение.
  Роберт зашевелился, веки дрогнули, он открыл глаза.
  - Не бойся, это всего лишь я, - тихо сказал Роберт, поворачиваясь и приподнимая голову. С последнего раза он изменился: исчезла болезненная худоба, глаза посветлели, в них начала проглядывать такая знакомая синева, да и одежда больше походила на таррианскую.
  - Что случилось? - повторила Дженни. - Что с тобой?
  - Да так, ничего страшного, уже ничего страшного, - добавил он.
  - Погоди, дай посмотреть. - Дженни протянул руку.
  - Нечего там смотреть, скоро пройдет. Я в порядке. - Остановил ее Роберт. - Извини, не хотел тебя пугать, вообще не мог представить, что меня сюда вынесет. - Роберт улыбнулся, но улыбка получилась натянутой.
  - Ты? Но, как? Ты же говорил, что можешь прийти только во сне? А я сейчас точно не сплю, - изумилась Дженни.
  - Верно. Не спишь. - Роберт приподнялся и сел, подтянув колени и по-прежнему прикрывая живот. - То, что ты видишь - мое сознание, в некой полу-материальной, полу-энергетической форме. Я теперь могу передвигаться подобным образом. Вообще-то и раньше мог, но не до конца понимал механизм.
  - Ты... ранен? - Забеспокоилась Дженни.
  - Есть немного, и это не совсем то, что ты думаешь. Трудно объяснить, но волноваться не о чем, скоро пройдет, поверь мне.
  - Что-то я запуталась. Ты ранен, находишься непонятно где, на той дурацкой планете, когда твой разум переместился сюда? И пояснений давать не хочешь.
  - Не то, чтобы не хочу. - Роберт развел руками. И тут же спохватившись, прикрыл живот.
  Дженни успела заметить, что темное пятно постепенно сужается, как бы стягивается. Но выглядело жутковато, словно эта часть Роберта отсутствовала, или существовала в другом измерении.
  - Тебе оказывают помощь?
  Роберт кивнул. - Энергетическая пробоина - не совсем приглядное зрелище. Еще немного и затянется.
  - А в реальности?
  - То, что случилось - как бы, не совсем со мной. Но мне тоже досталось. Пришлось кое-что взять на себя. Поэтому и мотает. К тебе вот занесло. - Роберт виновато улыбнулся.
  - Как это не с тобой? - не поняла Дженни.
  Роберт поморщился и неожиданно дернулся, сильнее прижав колени к подбородку.
  - Больно да?
  - Не больно, но неприятно, особенно когда края смыкаются. И болтает немного, - улыбнулся он.
  Дженни протянула руку, хотелось дотронуться, приободрить Роберта. Пальцы словили воздух. Дженни испуганно отпрянула.
  - Я не настолько материализовался, - усмехнулся Роберт, - хотя и могу немного воздействовать на окружающую среду. Вот, смотри. - Он взял ее за руку, Дженни ощутила легчайшее прикосновение, словно еле заметное колебание воздуха, а вокруг ее руки возникло и тут же погасло золотистое поле.
  - Я, наверное, мешаю? Свалился вот так на голову. Какие у тебя планы на сегодня? - Забеспокоился Роберт.
  - Ничего особенного. Собиралась в университет, но это может подождать. А вот от кофе с завтраком я бы не отказалась, - улыбнулась Дженни.
  Роберт поднялся с пола. Пятно на животе совсем затянулось, но теперь выглядело, словно на него наложили плотную повязку. Дженни успела рассмотреть темные пятна крови, перед тем как Роберт смущенно одернул рубашку.
  - Не подсматривай.
  - Я же волнуюсь о тебе, - ласково сказала Дженни. - Между прочим, Пит экспедицию собирает. С нашей бюрократией это процесс длительный. Но, думаю, через несколько месяцев он будет на Маллии.
  - Пит? Питер Вэйн?
  Дженни ответила утвердительно, а Роберт нахмурился: - Даже не предполагал, что вы знакомы.
  - Он нашел меня, сразу по возвращению на Старис, - пояснила Дженни. - Я так поняла, планируется разведывательная миссия. Пит что-то такое говорил, про нелегальную торговлю ресурсами и о том, как дистанционно отключить защиту.
  - Даже так. Пит тебе доверяет, не стал бы он просто так делиться секретной информацией, - усмехнулся Роберт. - На Маллии много чего происходит. Несколько месяцев, говоришь?
  Дженни кивнула.
  Они перешли на кухню. Роберт, как ни в чем не бывало, уселся за стол, пока Дженни возилась с кофейной машиной - стилизованный под старину аппарат, использующий натуральные кофейные зерна. По кухне потек восхитительный аромат свежемолотого, а затем и свежеприготовленного кофе. Дженни повернулась и от неожиданности чуть не выронила чашку. Роберт стал полупрозрачным, так что стена просвечивала сквозь него.
  - Ты исчезаешь, - испуганно прошептала Дженни. Как только она это сказала, фигура Роберта приобрела нормальные очертания.
  - Нет, не исчезаю, - усмехнулся он, - и никуда отсюда не денусь. По крайней мере, сейчас. Вообще удивительно, что ты меня вот так видишь. Энергетическая форма несколько иная.
  - Ну, еще скажи, как твоя мать, что у меня слишком богатое воображение, - недовольно проворчала Дженни. - Она меня чуть с ума не свела, доказывая, что я не могла наблюдать твоего Сэма во время полета на Тарру, но я же видела.
  - Ты удивительная девушка, Дженни, - по-прежнему улыбаясь, проговорил Роберт. - Вообще кроме тебя меня никто не видит. Я был на Тарре. Такое впечатление, что меня не существует. Полагаю, я каким-то образом, исчез из таррианского информационного пространства, - пояснил он.
   "Они похоронили тебя" - подумала Дженни, а вслух спросила: - А как же твои друзья? Мэгги и команда, они вроде все еще на Ноде.
  - Я побывал на многих наших станциях. Результат такой же, как и везде. Только ты меня видишь.
  - Как ты путешествуешь? - Дженни вспомнила о Сэме. Дин продолжал регулярно наведываться, и имел несносную привычку появляться в самый неподходящий момент. Они даже как-то поругались, тогда Сэм пообещал, что придет, как только понадобиться. Что ж, сегодня как раз тот случай. Она мысленно позвала дина.
  - Раньше я использовал кантару или дина, - продолжил Роберт. С кантарой довольно легко, можно выстроить маршрут в любом направлении. А чтобы вот так. Давай я тебе лучше покажу.
  Дженни почувствовала мягкий толчок. Перед глазами развернулась картинка. Густая и довольно плотная субстанция, темно, словно находишься на большой глубине. Куда двигаться непонятно. Возникло легкое ощущение паники и беспомощности.
  - Обычно, для подобного способа передвижения, нужны якоря зацепки, иначе легко заблудиться. - Услышала она спокойный голос Роберта. - Разум - как слепой котенок. Выходит наружу, не имея понятия о направлении. Нужен сигнал, ориентир, настройка на место или человека. Легко прийти туда, где уже побывал, или к кому-то. Так, например, я без труда попал на Тарру, тогда как отправиться в незнакомое место практически невозможно.
  Дженни попытался повернуться. Масса вокруг нее забурлила. И где-то в глубине возник слабый светящийся огонек. Дженни всмотрелась. Огонек стал ярче и увеличился.
  - Это Тарра, пояснил Роберт. - Вот, примерно так, видишь и плывешь.
  Картинка перед глазами растаяла, приняв знакомые очертания кухни.
  "Сэм, ну где же ты? - раздраженно пробурчала Дженни. - Никогда не дозовешься, когда нужно".
  - О чем ты только что сейчас подумала? - встрепенулся Роберт.
  Дженни не успела ответить, услышав знакомое шлепанье. Сэм, а это был он, небрежно ввалился на кухню.
  - Звала? - спросил он, преданно заглядывая в глаза.
  Дженни недоуменно перевела взгляд с Сэма на Роберта, а затем с Роберта на Сэма. Они смотрели на нее, в лице Роберта чувствовалось напряжение, а Сэм добродушно колотил хвостом, с энтузиазмом изображая собаку. Оба вели себя так, словно не видели друг друга. Сэм подошел поближе, почти наткнулся на Роберта и шумно потянул носом.
  - Хозяином пахнет. Он был здесь, да? Потому и позвала?
  Роберт нахмурился, пристально глядя на Дженни. - Что ты сейчас делаешь? Тебя что-то отвлекло, не понимаю. Что-то не так?
  Дженни растерялась. Ей почему-то казалось, что эти двое точно увидят друг друга. - Он здесь, - мысленно сказала она Сэму, - разве не видишь?
  Сэм приблизился настолько, что казалось, водрузил голову Роберту на колени, и протяжно взвыл.
  - Роберт, Сэм здесь, - сказала Дженни.
  Сэм? - Глаза Роберта расширились. - Не может быть! Даже не знал, что он освоил эту технику. Сэма я обучил теории, но опробовать на практике так и не довелось, - пояснил он. - А видишь как, пригодилось. У меня зацепка здесь. У Сэма, видимо тоже, и мы оба приходим к тебе. - Роберт улыбнулся, словно извиняясь.
  - Где, где он, не вижу, где? - панически вопил Сэм у Дженни в голове.
  - Сэм, не ори, - так же мысленно приказала Дженни, - успокойся.
  Сэм сник и жалобно заскулил. Дженни погладила дина по голове. Сэм пару раз ткнулся в ладонь мокрым носом и затих.
  - Дженни? - тихо позвал Роберт. Он крутил головой и присматривался, вот уставился прямо на Сэма и вздохнул. - Где он?
  - Прямо перед тобой, голова на твоих коленях.
  - Не вижу.- Роберт грустно покачал головой.
  - Он тебя не видит и не слышит тоже. Мы мысленно общаемся.
  - Даже Сэм меня не видит, - вздохнул Роберт. - Представляю, как тебе Сэм, дины очень своеобразны.
  - Я вижу его как животное, - пояснила Дженни. "А ведь до Сэма я могу дотронуться, погладить", подумала она и тут же услышала испуганный шепот дина: - Не говори, только не говори, как я выгляжу.
   - Ладно, не буду - заверила Дженни. - Что у вас за тайны?
  Сэм замялся и промычал что-то невнятное.
  - Общаетесь? - поинтересовался Роберт.
  - Да, - кивнула Дженни.
  - Он меня не слышит, так? - задумчиво произнес Роберт. - Что если, я скажу тебе, а ты передашь?
  - Конечно.
  - Сэм, - Роберт замолчал, собираясь с мыслями. - Во-первых, прости за все... Как-нибудь объясню, почему так поступил. Но, поверь, это был единственно возможный путь. Сэм, я хотел бы кое о чем попросить.
  Дженни быстро проговорила фразу в уме.
  - Ладно, - буркнул Сэм, - Я не обижаюсь. Что нужно?
  - Он не обижается, и хочет знать, что тебе потребовалось, - повторила Дженни.
  - И спроси, побывал ли он в пещерах? - быстро добавил Сэм.
  - А еще Сэм спрашивает, был ли ты в пещерах?
  - Конечно. - Роберт грустно усмехнулся. - И не однократно. Единственное место на Тарре, где меня еще помнят. - Дженни, мне нужно найти одного человека, спроси Сэма, что ему известно об Эрике Ван Дер Берге?
  - Хм, - задумчиво протянул Сэм, когда Дженни передала просьбу. - Имя знакомо, сейчас посмотрю в нашей базе.
  - Он поищет. В базе данных, - улыбнулась Дженни, подумав, что сам принцип такого разговора выглядит несколько комичным.
  Фигура Сэма дрогнула и поплыла, затем изображение несколько раз мигнуло и нормализовалось.
  - Эрик, покинул Тарру двадцать шесть лет назад. - Выдал дин. - За это время он много путешествовал. Нужна информация о передвижениях?
  Дженни добросовестно повторила вопрос.
  - Передвижениях? - недоуменно переспросил Роберт. - Такое возможно? Я хотел бы знать, где Эрик находится на данный момент.
  - Поиск займет время. Я исчезну ненадолго. - Сэм плавно растаял в воздухе.
  - Он сказал, что узнает и вернется, - пояснила Дженни.
  
  
  29. Дженни. (Старис).
  
  Дженни никуда не пошла, решив остаться с Робертом. Они сидели на кухне и все разговаривали, разговаривали, словно не могли наговориться. Дженни улыбалась, чувствуя себя почти счастливой. Чашка кофе, коктейль из фруктов, Роберт, подбрасывающий яблоко. Сначала у него не получалось. Рука проходила сквозь, но, в какой-то момент, он захватил яблоко пальцами, удержал, и, смеясь, подбросил в воздух.
  Они болтали о пустяках, о ее учебе и университетских событиях, о Пите, музыке, о чем угодно, только не о Маллии. Дженни поначалу спрашивала, но быстро поняла, что Роберту тема неприятна и прекратила попытки.
  - Кто такой Эрик, которого ты разыскиваешь? - поинтересовалась Дженни.
  - Да так, один знакомый. Его имя всплыло в любопытном контексте, и я подумал, что хорошо бы его найти, - пояснил Роберт.
  Внешний коммуникатор залился протяжной трелью. Дженни активировала панель: на экране возникло пухленькое женское личико.
  - Дженни, пусти, я знаю, что ты дома, - тараторила девица.
  - Очередная несносная подруга? - лукаво усмехнулся Роберт.
  - Соседка, - буркнула Дженни. - Принесло на мою голову. И просто так не отделаешься - она видела мою машину перед домом. Придется открывать.
  - Дженни, ну где же ты? - в голосе приятельницы звучали нетерпеливые нотки.
  - Иду, иду, - проворчала Дженни, направляясь к двери. Соседка вихрем внеслась в квартиру, тараторя на ходу:
  - Не поверишь, со мной такое приключилась. И вообще... Кофе сделай, сейчас расскажу. Кстати, а почему ты не в университете? - Не дожидаясь приглашения, приятельница влетела на кухню, и Дженни вздрогнула, увидев полупрозрачного Роберта, практически слившегося со стенкой. Соседка смотрела на него в упор, но, судя по всему, не видела. Она плюхнулась на стул, Роберт еле успел отскочить. Соседка, вздрогнула, растеряно оглядываясь и внезапно замолчала, потирая руку.
  - Что-то не так? - спросила Дженни, доставая кофейные зерна.
  - Не, все нормально, но... что-то обожгло, словно горячий воздух... Ах, показалось, - соседка махнула рукой. - Ты не ответила, почему дома?
  Приятельница окинула Дженни внимательным, по-женски оценивающим взглядом, быстро отмечая: волосы, замотанные в небрежный узел, еще мокрые после душа, банный халат, босые ноги - одеться и привести себя в порядок Дженни так и не успела.
  - Ты не одна? Я помешала? - спохватилась соседка, понижая голос.
  Дженни не успела ответить, а приятельница уже с любопытством выглядывала в коридор.
  - Он в душе, да? Я его знаю?
  - Не думаю, - пряча улыбку, сказала Дженни и покосилась на Роберта. Он стоял рядом с соседкой, практически касаясь ее, и улыбнулся, такой знакомой улыбкой, а в глазах, ставших совсем синими, заплясали лукавые огоньки.
  "Развлекаешься? - подумала Дженни, - а мне с ней дело иметь". И услышала тихий смешок в ответ.
  - Познакомишь? - попросила соседка.
  - Ну не сейчас же, - Дженни опустила глаза, разыгрывая смущение.
  - Ой, а как же Стивен? - прошептала соседка, прижимая ладони к щекам и делая нарочито испуганные глаза. - Но я никому не скажу, ты меня знаешь. Никому ни слова, можешь быть спокойна. Ой, ты извини, я же не знала. Я тогда побегу, не буду мешать.
  Приятельница, подмигивая и заговорщицки хихикая, поспешила к выходу.
  - Фух, кажется, легко отделалась. - Закрыв за соседкой дверь, Дженни вернулась на кухню. И снова заметила, как Роберт из полупрозрачного, становится нормальным. - Ты исчезаешь, если я на тебя не смотрю.
  - Так смотри, - улыбнулся он. - Знаешь, я недавно был в одном месте, где детали становятся видимыми, только если к ним приглядываешься. Может быть, и со мной происходит тоже самое?
  Дженни от досады закусила губу. Роберт ничего не спросил о Стивене, словно не заметил. Что это, обычная таррианская деликатность, или ему все равно? И тут же отдернула себя - нашла, о чем думать. Роберт еле живой, если вообще живой, а она...
  - Покажешь мне то место? - попросила Дженни. Перед глазами возникли, словно выплыли из тумана, высокие готические своды, полу-размытые цветовые пятна на стенах, увитая плющом лестница, удивительный мягкий свет, льющийся откуда-то сверху.
  - Красиво! Хотелось бы там побывать.
  - Это не в реальности, - усмехнулся Роберт.
  Раздались торопливые шаги, сопровождаемые царапаньем когтей по полу, на пороге кухни появилась мохнатая собака.
  - Хозяин еще здесь? - Темные глаза обеспокоенно сверкнули, дин плюхнулся на пол и с упоением почесался.
  Дженни от неожиданности дернулась.
  - Сэм вернулся? - догадался Роберт.
  - Я все сделал, нашел Эрика. Нью Порт Ароа (Aroa), на одноименной планете - это о чем-то говорит?
  Дженни переспросила.
  - Удаленное место. Слышал, но побывать не довелось - ответил Роберт. - Интересно, что привело туда Эрика? Сэм, как ты узнал?
  Дженни развеселилась и приготовилась к работе переговорным устройством - передавать информацию от одного к другому.
  - Пообщался с дином Эрика, - самодовольно ухмыльнулся Сэм. Его прямо распирало от гордости.
  - Ты так умеешь? - удивилась Дженни.
  - Конечно. Мы же едины, вместе думаем, можем общаться друг с другом, - пояснил Сэм. - Смотри. - Дженни увидела картинку. - Сетка. В центре - что-то большое и яркое. И многочисленные тоненькие ниточки, как паутинка, расходящаяся в разные стороны. А на конце каждой - дрожал маленький огонек.
  - Сеть динов, - еле слышно прошептал Роберт, быстро перехватив изображение. - Удивительное зрелище. Подозревал о ее существовании, но никогда не был уверен. Они связаны, могут мгновенно общаться. Единое сознание. Сэм, перемещаться по сети тоже возможно?
  Угу, - ответил Сэм. - Между прочим, у Эрика дин - самочка. - Сэм хихикнул и мечтательно прикрыл глаза. Выражение морды стало настолько забавным, что Дженни невольно рассмеялась.
  - Вот как! Вы, оказывается, мальчики и девочки. А детки у вас тоже бывают?
  - Не-а, - ухмыльнулся Сэм, - это энергетический процесс, не так как у вас, людей. Пара и всякие там шуры-муры для этого не нужны.
  - Дины - бесполые существа, - пояснил Роберт. Вернее рождаются бесполыми, потом в определенном возрасте они выбирают, кем хотят называться, но это, скорее, обусловлено нашим влиянием, чем необходимостью.
  - Он, небось, сказал, что мы копируем людей, так вот это все неправда, - обиженно заявил Сэм. - Выбор пола - наша давняя традиция. Самочки - мягче по характеру, и связь с центром у них сильнее.
  - А в центре что? - поинтересовалась Дженни, вспомнив огромное светящееся пятно.
  - Вот он пусть тебе сам и расскажет, они ближе знакомы, - процедил Сэм сквозь зубы.
  Дин разлегся на полу, демонстративно вытянувшись во всю длину и занял столько места, что Дженни пришлось придвинуться к Роберту почти вплотную.
  - Сэм? - позвал Роберт.
  - Он не отвечает и корчит страшные рожи, - пояснила Дженни.
  - Он что, обиделся? Сэм?
  - Тут я, тут, - проворчал Сэм, когда Дженни в очередной раз позвала его. - Я не обиделся, просто вечно люди думают, что знают все про всех лучше.
  Дженни наклонилась и почесала собаку за ухом. Сэм придвинулся, вытягивая шею, потом перекатился на спину, подставляя живот. Роберт с удивлением наблюдал за проделываемыми манипуляциями. Дженни тихонько прыснула, подумав, что так и не сказала Роберту, как выглядит для нее Сэм, и представила, насколько комичными ее действия кажутся со стороны.
  - Сэм, у нас проблема. Мне нужно попасть на Ароа.
  - Это у тебя проблема, - заметил Сэм, когда Дженни пересказала реплику Роберта. - Я-то могу оказаться там в любую минуту. Ментально, конечно, в реальности это займет какое-то время.
  Роберт поднялся с места и принялся нервно наматывать по кухне круги. Дженни с удивлением наблюдала, как он проходит сквозь Сэма. И оба, при этом, ничего не замечают.
  - Роберт, постой, я придумал! - воскликнул Сэм.
  Дженни дернулась, осознав, что автоматически передала дину картинку с шагающим Робертом.
  - Дженни поедет, и ты с ней. Попробуешь уцепиться. Только вот нужно быстро. Самочка Эрика сказала, что он собирался уезжать с Ароа. - затараторил Сэм. Дженни мгновенно переслала информацию.
  - Никуда она не поедет. Сэм, ты с ума сошел, - возмутился Роберт.
  Фразы вспыхивали, возникали в голове одна за другой.
  - Но почему же? - возразил Сэм. - Это гениальная идея. И это моя идея, между прочим.
  Дженни слышала недовольного возражающего Роберта и спорящего с ним Сэма. Образы мелькали в мозгу, отскакивая от нее, становясь видимыми для них обоих. Голоса нарастали, звучали все громче и громче. Дженни почувствовала, что теряет себя, становясь ретранслятором, от напряжения сдавило виски.
  - Да замолчите же. Замолчите вы оба, - закричала она.
  Голоса в голове мгновенно смолкли. Оба, и дин и Роберт, виновато уставились на Дженни. Дин жалобно тявкнул и лизнул ей руку.
  - Вот так лучше, спасибо, - смягчилась Дженни, переводя взгляд с одного на другого. - Роберт, ты, действительно, можешь путешествовать вместе со мной?
  - Могу, но ты точно никуда не поедешь, - упрямо повторил он.
  - Это почему же? Я вам, что маленькая девочка? - не выдержала Дженни. - Я хочу помочь. И если это единственный способ, то я поеду. Подумаешь, окраина галактики. - Дженни упрямо повела плечами.
  - Небезопасно. А с меня защитник сейчас никакой. Кроме того, таррианского корабля у тебя нет, и путешествие займет уйму времени. Сэм утверждает, что нужно торопиться, - пояснил Роберт и, запустив руки в волосы, снова зашагал по кухне. - Что если? - задумчиво произнес он, спустя какое-то время. - Сэм? Ты сможешь перенести ее разум?
  - Хм. Почему бы и нет? Ты прицепишь якорь, и... Нужно попробовать... Хи. - Сэм игриво захихикал.
  - Что такое? - не поняла Дженни.
  Сэм оглядел ее с головы до ног.
  - Тебе нужен образ. Как это у вас называется? Роковой самочки, вот! - важно изрек Сэм.
  - Роковой чего? - опешила Дженни.
  Роберт рассмеялся: - Эрику, нравятся женщины, как я понимаю, определенного типа.
  - Мне что, изображать девицу легкого поведения? - Дженни густо покраснела.
  - Ты красивая, Дженни. Изображать никого не придется, чуть-чуть поменяем образ, да и потом, это ненадолго, доставишь меня на Ароа и поможешь найти Эрика, - пояснил Роберт.
  Сэм глуповато таращился в пустоту с каким-то отсутствующим выражением, будто находился не здесь, а совсем в другом месте. Внезапно дин подпрыгнул.
  - Я знаю, где его искать, - завопил он.
  - Общался с дином Эрика? - догадалась Дженни.
  - Ага. - Сэм кивнул. - Один из баров Нью Порта. Очень известный бар. В нем собираются музыканты, съезжаются со всей галактики. Популярное место. - Сэм на секунду остановился, чтобы перевести дух. - Самочка сказала, Эрик ожидает события, которое произойдет через сутки, по местному времени. То есть у нас есть несколько часов. Вы люди даже не в курсе, как много дины о вас знают.
  - Сэм, - ласково сказал Роберт. - Спасибо. Ты даже не представляешь, что сейчас для меня сделал.
  Морда Сэм растянулся в подобии улыбки, если, конечно, представить, что собаки умеют улыбаться.
  - Что требуется от меня? - спросила Дженни.
  - Ничего особенного, просто спать. Ты сейчас пойдешь в спальню, ляжешь и закроешь глаза. Тебе приснится сон, в котором мы отправимся в путешествие, - пояснил Роберт. Дженни послушно отправилась в спальню, легла на кровать. Роберт сел рядом. От его рук потянулось золотистое свечение. Дженни увидела Сэма, устроившегося на полу. Она закрыла глаза, почувствовала, как Роберт бережно коснулся ее сознания. И они вместе, также как и во время полета, объединились с разумом дина.
  Расходящиеся желтые и синие круги. Точка. Вход. Темнота.
  
  
  30. Дженни. Роберт. Эрик. (Ароа).
  
  Точка. Вход. Темнота. Затем вспышка - яркая, слепящая и разлетающиеся огоньки во все стороны. Дженни, словно плыла в светящемся туннеле, находясь в капсуле или, скорее, в коконе, потому что окружающее ее пространство, выглядело органическим, живым. Стенки кокона двигались, будто дышали, светящаяся поверхность вздрагивала.
  Дженни попробовала пошевелиться, но тело оставалось застывшим, беспрепятственно получилось лишь покрутить головой.
  - Роберт, ты где? - тихонько позвала Дженни.
  - Я здесь, с тобой, не волнуйся, - отозвался Роберт.
  - Ты это видишь?
  - Вижу, мне доступны все твои ощущения. Мы - как бы одно сознание, одно целое. Признаться, мне не доводилось еще передвигаться подобным образом.
  - А Сэм?
  - Я - транспорт, и тоже здесь, - ответил дин, самодовольно хмыкнув. - Куда бы вы без меня двинулись.
  - Сэм, как ее зовут, самочку?
  - Никак, у нас нет имен, только запах, не физический - ментальный. Имена дают хозяева, если дают. Эрик не удосужился.
  Дженни почувствовала радость, сильную, переполняющую, бьющую через край. Радость была с ней сейчас, и радость ждала ее там, в точке назначения. Эмоции дина и его маленькой подружки, как назвала Дженни самочку, накладывались на ее собственное восприятие. Дины рвались к друг другу, предвкушая встречу, притягивались, а сетка раскрывалась, пропуская сознание Сэма и привязанных к нему пассажиров.
  Пространство перед глазами вспыхнуло и снова померкло.
  Дженни очнулась стоя посреди парковой аллеи на холме. Внизу плескалось море. Синее, удивительно спокойное. Видимо залив, потому что виден противоположный берег, а еще острова - маленькие зеленые холмы. Безлюдно. Мимо пронеслась стайка птиц с необычно ярким, красочным оперением. Рядом, практически касаясь дороги, завис массивный аэробайк. Вытянутый корпус, громоздкие колеса, яростная грубая сила, отсутствие изысканности и утонченности. Отнюдь не таррианская модель. От машины исходило тепло, пахло механизмом и еще чем-то терпким и незнакомым. Дженни, привыкшей к небольшим, безопасным и довольно уродливым машинкам - автоматам, байк показался сущим монстрам. На Старисе, аэробайками в основном пользовалась полиция, но выглядели они куда более мирными. "Неужели, это для меня? - удивилась Дженни, с опаской дотрагиваясь до байка - Да я к подобному агрегату и близко не подойду". Ощущения от прикосновения, оказались приятными, словно погладила послушного зверя, замершего в ожидании.
  Вечер, мягкий свет заходящего солнца. Аллея. Цветущие деревья, с крупными цветами, фиолетовыми, розовыми, кремовыми. От цветов исходил тонкий сладковатый запах. Легкий ветерок. Довольно тепло, но не жарко. Время года - не поймешь. Весна, осень? На некоторых деревьях листья только распускаются. Значит весна. Вдалеке, через залив виден город: серебристые изогнутые здания, переплетающиеся конструкции из стекла и металла, а между ними тонкий изящный шпиль башни, увенчанной круглым шаром.
  Дженни растерянно оглянулась. Ни Сэма, ни Роберта поблизости не оказалось.
  - Роберт, Сэм, где же вы? - неуверенно позвала она.
  И тут же услышала два голоса в своей голове, говорящих синхронно:
  - Я здесь.
  Дженни вздохнула с облегчением - на мгновение показалась, что она здесь совсем одна, и, успокоившись, придирчиво оглядела себя, воспользовавшись в качестве зеркала выдвижной панелью аэробайка, оставленной в режиме отражения будто специально. Хм. А ничего так получилось. Противоречивое сочетание нежного, почти романтического и демонстративно экстравагантного. Неброский макияж выгодно подчеркивал достоинства: исчезли неугомонные веснушки, глаза внезапно позеленели и стали яркими, почти таррианскими, придав лицу нечто демоническое. Медные волосы, подхваченные черной шелковой лентой, уложены в прическу наподобие античной. Из одежды: плотно облегающий темный комбинезон, закрытый наглухо, на ногах грубые ботинки на шнуровке и широком, но довольно высоком каблуке.
  - Ничего себе копыта, - возмутилась Дженни. - Как я ходить буду, вы подумали?
  - Роберт сказал, они удобные, - хихикнул Сэм.
  - Можно подумать, Роберт у нас - эксперт в женской обуви, - ехидно заметила Дженни.
  Роберт благоразумно промолчал, а Сэм выразительно хмыкнул.
  Дженни задумалась, почувствовав неувязку. - Стоп, вы общаетесь напрямую?
  - Могли, пока летели. Кое-как получилось транслировать через твое сознание. Сейчас все по-прежнему: не видим и не слышим друг друга, - пояснил Роберт. Извини за образ - мое изобретение и за байк тоже. С построением внешнего изображения Сэм бы не справился, его представление о том, как должна выглядеть хорошенькая женщина, довольно своеобразное. Задача Сэма поддерживать образ и передавать в окружающее пространство.
  - Что теперь?
  - Доедешь до города. Байк уже настроен. А по дороге я расскажу немного об Ароа. - отозвался Роберт.
  - На этом чудовище? Я не уверена, что у меня получится, - прошептала Дженни.
  - Еще как получится, - рассмеялся Роберт. - Дженни пойми, ты сейчас, по сути, спишь. А во сне все возможно. Здесь недалеко, всего лишь переправишься через залив, как раз хватит времени тебе все рассказать и подготовить. И потом, я так соскучился по скорости.
  В голосе Роберта звучала почти мольба, и Дженни смирилась. Ладно, байк так байк. Когда еще получится на таком покататься.
  - Еще одно, Дженни. Я хочу, чтобы ты знала, в любой момент ты можешь проснуться. Стоит лишь пожелать, и ты откроешь глаза в своем доме на Старисе, - добавил Роберт.
  - Если я вернусь, что произойдет с тобой?
  - Ничего. Обратно дорогу я знаю.
  - А Эрик?
  - С Эриком можно увидеться когда угодно, Сэм подскажет, где его искать, - ответил Роберт, но Дженни подумала, что время поджимает и встретиться необходимо именно сейчас.
  Отбросив сомнения, Дженни приблизилась к байку. Брутальная и совершенно мужская машина, агрессивная, но не лишенная элегантности. Матово-черный металл корпуса сочетался с нарочито блестящими серебристыми элементами, а грубые, массивные детали, с утонченной грацией зверя. "Дикая смесь быка и тигра, - подумала Дженни. - Странно, что такое нравится Роберту, совсем уж не по-тарриански! А может, в этом как раз все и дело".
  Пустота внутри колес светилась мягким синим маревом. Дженни осторожно взобралась на сиденье, подумав, что, при ее миниатюрном размере, она выглядит игрушечной на этом мото-монстре.
  - Насколько высоко байк поднимается в воздух?
  - Полметра - метр, не больше, - пояснил Роберт. - Между прочим, двигатель работает на радарии, давно хотел протестировать подобную модель.
  Дженни вздохнула. Ну что, поехали. Ноги на подножки. Теперь понятно, зачем понадобились ботинки. Руки на рычаги управления. Руки. Дженни вздрогнула, в недоумении разглядывая пальцы. На одном из них красовалось кольцо Роберта.
  - Роберт, зачем?
  - Опознавательный знак для Эрика. Меня он не увидит, тебе придется разговаривать от моего имени. Перстень заставит Эрика отнестись к тебе серьезно.
  Дженни натянула шлем, проверяя настройки. Направление, название улиц, карта - активизируются мысленным сигналом. Баланс, высота. Уф. Мотор глухо заурчал на низкой ноте. Байк плавно приподнялся над землей. По идее звук должен быть мощнее.
  - Мы в город едем, поэтому ограничения по шуму, - шепнул Роберт.
  Почувствовав азарт, Дженни легонько тронула управление. Машина плавно двинулась с места.
  Чтобы потренироваться, Дженни на небольшой скорости прокатилась по аллее. Поднялась чуть выше. Байк слушался, безукоризненно выполняя любые маневры. Дженни почувствовала себя увереннее. Более того, ей нравилось, словно за одну короткую поездку она успела сродниться машиной, а управление подобной штуковиной стало привычным занятием. Скорость возросла, Дженни откинулась назад, ощущая нетерпение, предвкушая поездку, внутри бурлила радость. Зародившиеся было сомнения о том кто же на самом деле управляет машиной, она или Роберт, Дженни отбросила.
  - Несколько слов о планете, - продолжил рассказ Роберт, - Ароа открыта относительно недавно. Звездная система из нескольких спутников, вращающихся вокруг газового гиганта. Два крупных спутника на внешней орбите в настоящий момент заселены. Первые переселенцы назвали систему Ароа. Мягкий, экзотический климат и удивительно красивая природа превратили Ароа в одно из модных туристических направлений и весьма недешевых, учитывая удаленное местонахождение.
  - Любопытно. Курорт значит. А у твоего монстра есть имя? - поинтересовалась Дженни.
  - Он не мой, но имя есть - Сагарис (Sagaris), достаточно брутальное, как мне кажется, - тихий смешок в ответ.
  Небо стремительно темнело, включилось искусственное освещение. Дженни вздрогнула, увидев полупрозрачную тень, метнувшуюся по дороге.
  - Не беспокойся, это я, - раздался голос Сэма. Иду рядом, так интереснее. Я невидим. Но если понадоблюсь, я здесь.
  Дженни выехала из парка, а вот и мост. Многоуровневый. Транспортные механизмы всех сортов и размеров, в том числе и аэро, сновали туда-сюда.
  - Наш уровень самый верхний - заметил Роберт. - Высоту держи не более полуметра. Разрешенную скорость байк возьмет автоматически.
  Дженни сбавила скорость и снизилась, выводя байк на нужный уровень. Машина, плавно набирая скорость, выехала на мост. Байк уверенно держал скорость и направление, позволяя смотреть по сторонам. Дженни замотала головой, разглядывая яхты в гавани. Какое многообразие! Попадались даже стилизованные под старину парусники.
  - Бар, в который ты направляешься, не совсем бар. Это скорее, музыкальный клуб или небольшой концертный зал. Атмосферное и популярное место. Туда съезжаются музыканты со всей галактики. У Эрика на сегодня забронирован столик, - тихо комментировал Роберт.
  - Как Эрик выглядит?
  - Точно не знаю, последний раз я видел его ребенком, но кое-какое представление есть. Думаю, смогу узнать. Не волнуйся, я же вижу твоими глазами.
  Съехав с моста, Дженни свернула налево и понеслась по набережной. Развязка, поворот направо, площадь. А вот и бар. Дженни затормозила, опуская байк. Сняла шлем, поправила волосы, грациозно соскочила на поверхность. Привычно, вроде всегда так делала, запечатала байк ладонью.
  Мужчина в форме улыбнулся, открывая двери и пропуская в здание. Внутри: просторный зал, полумрак, синие и красные лампы, рождающие атмосферу уюта и таинственности, люди, сидящие за столиками, официанты разносящие напитки. Впереди сцена, под старину, сделанная из дерева. Над сценой вместо декораций поднимался разноцветный туман, создавая иллюзию объема.
  Охранник у входа остановил ее.
  - У меня назначена встреча, - ответила Дженни тоном, не терпящим возражений, и удивилась, когда охранник молча кивнул и посторонился. Она не привыкла разговаривать с людьми подобным образом. Подумав о влиянии Роберта, Дженни попыталась возмутиться, но словно влекомая неведомой силой прошла внутрь.
  
  ***
  Эрик Ван Дер Берг забронировал целый столик для себя одного. Сегодня он не желал компании. Потягивая местный коктейль, Эрик потихоньку разглядывал окружающих. Концерт начнется еще через полчаса. А вот наблюдать за людьми вошло в привычку. Увлекательное занятие. У входа застыла девушка, напряженно вглядываясь, словно ища кого-то. "Дружка что ли потеряла", - усмехнулся Эрик. Что-то было в девичьей фигурке, притягивающее взгляд. Тоненькая, изящная, затянутая в облегающий комбинезон, оттого выглядевшая совсем миниатюрной. Красноватые кольца волос. Девушка подошла поближе. Эрик вздрогнул. От нее исходил поток энергии, слишком сильный, слишком необычный. Дикая, необузданная, но, в тоже время, чистая энергия, закручивалась вихрем, расплескивалась вокруг. Ноздри Эрика раздулись.
  - Эрик Ван Дер Берг? - Отчеканила незнакомка каждое слово.
  - Да, - кивнул Эрик, разглядывая девушку с все возрастающим удивлением. Зеленые глаза, почти по-тарриански яркие, матово белая кожа, а в лице какая-то напряженная решимость. Она села напротив, даже не спросив разрешения.
  - Нужно поговорить. - Незнакомка положила руки на стол, теребя перстень на пальце. Перстень. Эрик похолодел. Дымчатый металл, крупный камень темно-синего цвета и переливающийся знак птицы... Эрик точно знал, кому принадлежал этот перстень. Он не мог ошибиться.
  Пространство рядом с девушкой дрогнуло, Эрик увидел золотистое свечение, превращающееся в знакомую до боли фигуру.
  - Винсент? - изумленно прошептал он.
  
  
  31. Дженни. Роберт. Эрик. (Ароа).
  
  ***
  
  Дженни зашла в зал, ища глазами кого-то, с кем она никогда не встречалась. Зрение обострилось. Дженни мысленно переходила от человека к человеку, от столика к столику. И каждый раз в ее голове звучал голос Роберта, становившийся все более разочарованным: "Нет, не он, не он".
  Наконец Роберт попросил ее остановиться. Уютный столик, несколько в стороне, но хорошо видно сцену. Пожалуй, одно из лучших мест в зале. Одинокий мужчина. На вид лет пятидесяти. Длинные волосы до плеч, короткая аккуратная бородка. Дженни с удивлением поняла, что, несмотря на слабое освещение, в состоянии рассмотреть мельчайшие подробности. Она явственно видела серебристые нити у него в волосах, и светло-голубые прозрачные, словно льдинки, глаза. Мужчина повернул голову и посмотрел на нее оценивающе, с интересом.
  "Эрик", - прошептал голос у нее в голове.
  Дженни направилась к столику, глядя мужчине прямо в глаза, будто загипнотизированная и совершенно не замечая окружающих ее людей, словно в помещении никого не было.
  - Эрик Ван Дер Берг? - спросила Дженни, и получив подтверждение, добавила, занимая кресло напротив. - Нужно поговорить...
  
  ***
  
  - Винсент, ты? - прошептал Эрик.
  - Всего лишь Роберт. Вернее, то, что от меня осталось.
  
  Золотистое свечение усилилось, черты проступали все явственнее. Дженни удивленно посмотрела на Роберта, затем перевела взгляд на Эрика.
  - Вы друг друга видите?
  - Да, и я не совсем понимаю почему, - отозвался Роберт.
  - Значит, мою миссию можно считать завершенной? - В голосе Дженни прозвучало разочарование.
  Роберт пожал плечами. Исходящее от него золотое свечение уменьшилось, сменившись реальным образом, все еще полупрозрачным, но становящимся все более и более видимым.
  - Роберт?.. Но, я слышал, что... - Эрик выглядел ошарашенным. Он склонил голову в церемониальном поклоне и воскликнул:
  - Ваше Величество!
  - Эрик, я не король, - Роберт протестующе махнул рукой. - И потом, давай обойдемся без условностей. Последний раз, когда мы виделись, я сидел у тебя на руках, - добавил он.
  - Сколько тебе тогда было? Три? Нет, четыре.
  - Ага, - вздохнул Роберт. - Несмышленый ребенок.
  - Прости, не уберег. Ни Винсента, ни тебя. - Эрик склонил голову. - Но Тарра, ты не можешь вот так...
  - Я, наверное, пойду? - неуверенно вклинилась Дженни. - Вам нужно поговорить.
  Эрик поднял голову, окинул Дженни внимательным взглядом.
  - Как вас зовут?
  - Дженни.
  - Я бы не советовал вам уходить. Концерт начнется через полчаса. Поверьте, это стоит того, чтобы увидеть. Но, вы правы, нам с Робертом нужно поговорить наедине. Поэтому я создам оболочку, непроницаемую для окружающих. Можете остаться за столиком, надеюсь, вы не будете сильно скучать. Я распоряжусь, чтобы принесли напитки.
  Роберт повернулся к Дженни.
  - Помни, ты можешь проснуться в любой момент, - сказал он.
  
  Эрик сделал непонятный жест рукой, будто вычертил фигуру, и Дженни перестала слышать собеседников. Она по-прежнему могла лицезреть и Эрика и Роберта, ставшего уже полностью материальным. Она видела, что они разговаривают, губы шевелились, но движение казалось смазанным, не разобрать, и до нее не доносилось ни звука.
  Дженни откинулась на спинку кресла. Ну что ж, концерт. Полчаса можно поглазеть по сторонам, а там глядишь, мужчины составят ей компанию.
  
  - Разум как контейнер, невероятно, - пораженно заметил Эрик.
  - Меня никто не видел кроме нее, - пояснил Роберт. - Не видел и не слышал, - добавил он. - Удивительно, что ты можешь.
  - Кто она, жена?
  Роберт отрицательно покачал головой и нахмурился.
  - Хм. Интересно. Просто подружка? Но так не бывает... Как ты умудрился притащить ее сюда? - На лице Эрика читалось нескрываемое удивление.
  - Не совсем я - дины.
  - Значит, дины. Вот как, - улыбнулся Эрик. - Теперь понятно, откуда такая сильная энергетическая оболочка. Я сразу обратил внимание, заметив исходящий поток, неизвестного происхождения.
  
  Эрик придвинулся, разглядывая собеседника. Роберт, в энергетической форме: мерцание поля вокруг него подрагивало. Но черты лица вполне можно было разобрать. До чего же похож на Винсента. Лицо, фигура, глаза, выражение и даже кожа, такая же светлая. Насколько Эрик помнил, ребенком он выглядел смуглее.
  
  - Роберт, зачем ты искал меня? - спросил он.
  - Что ты обо мне слышал? - перебил Роберт и вопросительно поднял брови.
  - Погиб на какой-то малоизвестной планете. Новости доходят и до меня. Особенно такие. - Эрик вздохнул.
  - Фрэнк и Маллия, это тебе о чем-то говорит? - Роберт небрежно скинул визуальный портрет.
  Эрик вздрогнул.
  - Даже так? Никогда бы не подумал... - пробормотал он. - Я хорошо помню мальчишку. Перспективный. Интересные способности, не наши, но нечто близкое.
  - Мой бывший тюремщик, - поморщился Роберт.
  - Прости. - Эрик низко опустил голову.
  - За что? - удивился Роберт. - В том, что случилось со мной, нет твоей вины. И ничьей нет. Сам попал. Сам и выберусь, если выберусь, - тихо добавил он.
  - Не скажи, - покачал головой Эрик. - Я все еще хранитель.
  - Ты инициировал меня в детстве, зачем? - Роберт внимательно смотрел на Эрика, ожидая ответа.
  
  Официант принес коктейли, поставил на столик. Три бокала. Роберт удивленно повернул голову, но официант уже исчез.
  
  Эрик вздохнул.
  - Неужели ты помнишь?
  - Не-а. Вы с отцом постарались, затерли мне память. Факт инициации всплыл во время повторной, когда мне было двадцать. Кристоф этого не делал. Тогда я подумал, что кроме тебя больше некому. Так зачем, Эрик? Мне больше некого спросить.
  - К сожалению.
  Роберт нахмурился.
  - Эрик, ты уехал практически сразу после гибели моего отца. Никто не знал почему. Ходили разные слухи, я помню. Двадцать лет я жил с уверенностью, что ты имеешь к этому отношение.
  Эрик протестующе поднял руку.
  - Не перебивай, - жестко отрезал Роберт. - Двадцать лет, Эрик. Потом я обнаружил кое-что, изменившее мою позицию. Но именно твое имя всплыло в разговоре с Фрэнком, в месте, практически ставшем для меня могилой. Это то, что известно мне. Теперь твоя очередь. Я жду.
  
  - К гибели Винсента я непричастен, - отозвался Эрик, после паузы. Мое преступление только в том, что вовремя не оказался рядом. Возможно, будь я там, трагедии удалось бы избежать. Но... - Эрик пожал плечами. - О чем теперь говорить. Я слишком долго живу с чувством вины: не уберег моего короля и близкого друга. А теперь еще и ты. Энергетическая форма. Что произошло с основной?
  - Потом, - перебил Роберт. - Сначала ответь на мои вопросы.
  - Хорошо, - Эрик вздохнул, собираясь с силами. - Инициация. У Винсента были нехорошие предчувствия по поводу тебя и твоей судьбы. Он посчитал, что инициация в раннем возрасте позволит уберечь тебя. Кроме того, сверхрежим. Полагаю, тебе о нем известно?
  Роберт поморщился. - Не много.
  - Неужели Кристоф не обучил тебя?
  - Он пытался, но... Я оказался паршивым учеником, - Роберт снова скривился. - Открывать сознание во время занятий, превратилось в своеобразную пытку.
  - О побочном эффекте я не подумал. Кристоф - верховный хранитель, лучший из нас, если не смог он, то. - Эрик беспомощно развел руками.
  - Я выходил в сверхрежим. Несколько раз, - признался Роберт. - Первый раз совершенно случайно и хорошо, что Кристоф оказался рядом, меня еле откачали. Потом уже сознательно. Но каждый раз с тяжелым последствиями и попаданием в энергетический ноль. После, долго учился себя сдерживать. Научился, на свою голову. - Роберт невесело хмыкнул. - Настолько хорошо, что сдержался даже тогда, когда меня убивали.
  - Но не убили же, - попытался возразить Эрик.
  Роберт перебил его.
  - Не уверен, что мне удастся выбраться, и не думаю, что энергетического состояния хватит надолго. Не спорь.
  - Значит, полноценного выхода так и не получилось. - Эрик задумчиво потер лоб.
  - Однажды, - тихо проговорил Роберт. - Тогда, когда я пытался спасти Айрин и... Но я не успел.
  - Он опустил голову, закрыл лицо руками.
  - Роберт? - Эрик протянул руку, дотронулся до его плеча. Пальцы обожгло, словно от удара током. Эрик вздрогнул, отдергивая руку.
  
  
  32. Дженни. Роберт. Эрик. (Ароа).
  
  Роберт поднял голову. - Потерял их обеих... - Откинулся на спинку стула, устало потирая виски.
  До Эрика постепенно дошел смысл сказанного.
  - Айрин была беременна?
  Роберт кивнул. - До сих пор не понимаю, зачем ее понесло на скалы, - он вздохнул. - Обещала не рисковать, водить аккуратно.
  Эрик вспомнил дом, похожий на птичье гнездо, на скале, нависающей над штормовой бухтой, построенный еще Винсентом - одну из королевских резиденций. Вспомнил и для каких целей Винсент ее использовал.
  - Ты сказал, в тот раз получилось. Расскажи, мне важно знать, что произошло в сверхрежиме?
  - Я летел. Оказался у скал за несколько секунд. Никогда не думал, что возможно передвигаться настолько быстро, но... - Роберт обреченно развел руками.
  - У каждого из нас свое чувство вины, - вздохнул Эрик.
  - Я знал, что потеряю ее. Кое-что из будущего открылось в пещерах. Не думал что так. Предполагал, что расстанемся, учитывая ее характер, подобная перспектива казалась вполне вероятной.
  Роберт дотянулся до бокала, его рука прошла сквозь него, он раздраженно фыркнул, но продолжил настойчиво повторять раз за разом, пока наконец, не обхватил бокал пальцами. Поднял, покрутил, взболтал жидкость, даже поднес к носу, затем передвинул на угол стола. - Энергетическая форма не так уж и плохо. С этим почти можно жить, - пробормотал он.
  - Ты так похож на Винсента, когда увидел тебя, на мгновение подумал, что это он. Только ты был смуглее...
  Эрик хорошо помнил мальчишку. Спокойного, не по возрасту серьезного. И слишком пристальный взгляд синих глаз.
  Роберт неожиданно улыбнулся. - Все что ты сейчас видишь, не соответствуют действительности. Так я выглядел раньше и да, ты прав, смуглее, - сказал он.
  - А в настоящий момент? - Эрик обеспокоенно нахмурился.
  - Сейчас покажу.
  В голосе Роберта проскочила некая доля ехидства, он театрально щелкнул пальцами.
  Кокон вокруг Дженни сгустился - представление ожидалось не для девушки. Фигура Роберта дрогнула, начала меняться. Проступили жуткие шрамы на руках, шее, груди, металлическая пластина на лбу, вокруг которой кожа немного воспалилась, непривычно черные глаза. Расстегнутая рубашка, тугая повязка на животе с застарелыми пятнами крови.
  Эрика передернуло. Подобного он не ожидал.
   Роберт выдержал паузу, словно наслаждаясь произведенным эффектом.
  - Неприглядное зрелище, я знаю. На самом деле, это худший вариант, обычно не так плохо, даже женщинам нравится, - усмехнулся он. - Я сброшу тебе информацию, надеюсь, что получится из энергетической формы. Раскрой сознание.
  Эрик послушно раскрылся и поморщился, принимая сжатый информационный пакет.
  - Общение с моим разумом, тоже не из приятных, - заметил Роберт.
  Перед Эриком возникали образы: Надир и Роберт, снежные горы Эрты. Повзрослевший Фрэнк. Массивная дверь с таррианскими письменами. Кинжал - трехгранная ручка и длинное изогнутое лезвие.
  - Значит вас двое... - изумленно прошептал Эрик
  - Собственно это одна из причин, почему я пришел. Ты не связан с Таррой, не обязан отчитываться. Поможешь?
  - Возможно, - задумчиво произнес Эрик. - Нестандартная ситуация. Нужно подумать.
  Роберт нетерпеливо повел плечами.
  - Ты же понимаешь, что произойдет с Надиром, если нас найдут.
  - Уничтожат, как агрессивное новообразование?- предположил Эрик.
  - И это в лучшем случае. Надир - не соответствует таррианским канонам, - заметил Роберт. - У меня всего несколько месяцев, чтобы найти решение, не более. Экспедиция уже формируется. Причем, как со стороны Содружества, так и со стороны Тарры.
  - Меня волнует твое ранение.
  - Его ранение, - поправил Роберт, скривившись. - Как раз перед инцидентом, я отделил свое сознание, перешел в энергетическую форму, эртанцы помогли. Когда Надира ранили, меня швырнуло в тело обратно. Пришлось латать. Регенерация нарушена, но кровь остановить удалось.
  - Тебя не было рядом, когда это случилось? - уточнил Эрик.
  - Я считал его разум сразу после, - признался Роберт.
  - Считал? - Эрик ошарашенно посмотрел на собеседника. - Он же был без сознания.
  - Я изменился, - Роберт хмыкнул. - Когда пытаешься выжить, таррианские догмы мешают. Надир вообще, по их понятиям преступник, да и я, наверное, тоже.
  Эрик покачал головой.
  - Мое мнение на этот счет тебе известно. Всегда считал, что необходимо уметь постоять за себя, ратовал за изучение техник. А вместо этого, они запретили боевые приемы... - Покажи еще раз нож, - попросил Эрик и нахмурился, получив картинку. - Рукоять мне знакома, выглядит как трехгранник.
  - М-мм, что-то такое слышал, - задумчиво произнес Роберт.
  Эрик развернул изображение, демонстрируя Роберту кинжал. Три грани, символизирующие победу над чувствами, контроль над прошлым настоящим и будущим.
  - Древняя вещь. Использовался в религиозных ритуалах, для подчинения, повиновения, - прокомментировал Эрик. - Но им не наносили повреждения, производили символичное касание. И твой клинок совсем другой, - задумчиво протянул он, - Надира пытались убить?
  - Не думаю, - ответил Роберт. - Исключительно точные удары. Если бы задели внутренние органы, я бы нас не вытянул.
  - Кому-то известна ваша природа, или это попытка взять над вами контроль?.. Бред. Неужели кто-то еще верит в подобную чушь.
  - Над ним, - поправил Роберт. - Контроль над ним, а не мной.
  - Вами обоими, - возразил ему Эрик. - Ты пойми, твой братишка становится сильнее. Его разум, он сможет поглотить тебя.
  - Не думаю.
  - На твоем месте, я не был бы так уверен.
  Роберт вздохнул. - Я надеялся, что приняв энергетическую форму, передам ему тело полностью. Меня бы это устроило. Оставалось только с имплантатом разобраться. Но связь между нами сильнее, чем я ожидал. - Роберт сжал голову руками, - Я хочу, чтобы он жил.
  - У меня появилась идея, но понадобятся деньги, много денег, - задумчиво проговорил Эрик.
  - Что ты предлагаешь?
  - Лови картинку, тебе понравится, - усмехнулся Эрик.
  Роберт рассмеялся. - Я бы сам от такого не отказался.
  - С тобой подобный трюк не пройдет, - заметил Эрик, - сознание слишком сложное, кроме того сам знаешь, из чего состоит твой разум, а Надир все еще, как ребенок. Он растет, формируется. Если не затягивать, то может получиться.
  - А мне придется возвращаться в мое полуживое тело... Ладно, что для этого требуется?
  - Нужны деньги, остальное я возьму на себя. Хотя Тарра, так и не перекрыла мой внешний счет, но пополнять перестала. Уехал я давно, а жить люблю красиво, - Эрик усмехнулся и развел руками.
  - Мой внешний счет вряд ли доступен, в связи с гибелью владельца, - хмыкнул Роберт, - У меня был еще один, персональный, для работы по контракту. Понятия не имею, сколько там. Хотя до этого счета все равно не добраться, учитывая мое нынешнее состояние.
  - А если? - задумчиво протянул Эрик.
  Оба посмотрели в сторону Дженни.
  - Не хотелось бы, и так я слишком много на нее навалил, - Роберт нахмурился. - Если мне плохо - каждый раз к ней выбрасывает, причем, даже контролировать это не могу.
  - Заметь, я только предложил уединиться, но и ты не возражал, - отозвался Эрик.
  - Тогда мы бы говорили о других вещах, - Роберт пожал плечами.
  Эрик рассмеялся и тихонько позвал:
  - Дженни?
  
  ***
  Дженни не спеша потягивала коктейль, приятный, немного кисловатый и почему-то безалкогольный. Или это потому, что она во сне? Дженни принюхалась. Алкоголя не уловила, всего лишь свежий фруктовый запах. Дженни поставила бокал на стол. У ног разлегся Сэм, блаженно вытянувшись во всю длину. Ни Эрик, ни Роберт Сэма не видели, да и потому что никто не возмущался, окружающие тоже не догадывались о существовании энергетической собаки. Сэм, заметив, что она смотрит в его сторону, воодушевленно застучал хвостом.
  На сцене настраивали аппаратуру. Музыкальные инструменты. Дженни удивилась, увидев акустический рояль и гитары. Представление начнется совсем скоро, а мужчины все еще беседовали. Эрик выглядел растерянным, а Роберт грустным.
  Внезапно Дженни обнаружила, что кокон, отделяющий ее от мужчин, исчез. Эрик, улыбаясь, произнес ее имя. "Наговорились", - подумала она.
  - Дженни, не могли бы вы нам помочь? - спросил Эрик.
  - Не слушай его, это плохая идея. - Роберт протестующе поднял руку. Он хмурился, раздраженно кусая губы.
  - Что нужно сделать, - улыбаясь, ответила Дженни.
  Надо же, а Роберт всполошился. Не иначе Эрик предлагает какую-то аферу. Сэм, уловив ее мысли, беспокойно завозился у ног.
  - Роберту необходим доступ к счету, я не уверен, что у него получился идентифицироваться, в том состоянии, в котором он находится, но если вы позволите...
  Речь Эрика звучала витиевато. Ничего конкретного, сплошные намеки вокруг да около.
  - Эрик, не говори глупостей. Дженни тоже не здесь, если ты заметил, - съязвил Роберт. - Как, по-твоему, она с этим справится?
  - А в чем, собственно, проблема? - Дженни недоуменно уставилась на Роберта. - Тебе нужны деньги, сколько?
  - Речь идет о весьма внушительной сумме, - усмехнулся Эрик. - Вы вряд ли представляете о какой. От вас нужно всего лишь проверить, располагает ли Роберт подобной суммой.
  - Бесполезно, в банке персонифицированный код защиты, - пробурчал Роберт. Он явно разозлился.
  Дженни недоуменно сдвинула брови. Обычно Роберт вел себя сдержаннее. А еще Дженни никак не могла понять, зачем понадобилось усаживать ее на байк, тащиться на малоизвестную планету, встречаться с Эриком? Не проще ли связаться королевой Тарры и попросить о помощи?
  
  33. Дженни. Роберт. Эрик. (Ароа).
  
  Роберт задумчиво барабанил пальцами по столу. А вот Эрик, похоже, развеселился. В глазах плясали смешинки, он благодушно улыбался, поглаживая бородку.
  Дженни посмотрела на сцену. Все готово к действу. Дом, стена и лестница, уходящая в никуда. Попеременная смена красного и синего, цветной туман, вся эта игра света создавали абстрактные переплетения, подчеркивающие конструкции. Софиты выхватили рояль, простой черный инструмент, современный, но акустический.
  - Совсем не похож на твой, - заметила Дженни, кивнув в сторону сцены.
  - Мой? Ах, да, все время забываю, что ты побывала на Тарре.
  Дженни улыбнулась.
  - А еще, ты потрясающе играл, я по тому произведению даже диссертацию написала.
  Роберт выглядел растерянным, словно не понимал, о чем она говорит.
  - Ну вот, - разочарованно протянула Дженни. - Когда я летела на корабле, а ты оставался там, на Маллии, мы общались во сне, неужели не помнишь?.. По крайней мере, королева именно так объяснила. Или... хочешь сказать, ничего не было?
  - Не помню, - покачал головой Роберт. - То, что видела ты, не совсем то, что видел я. Ощущал твое присутствие, но...
  - Как же, а белая комната? - взволнованно произнесла Дженни.
  - Белая комната? - удивленно переспросил Эрик, вклиниваясь в разговор. - Базовый выход?
  Роберт заулыбался. - Комнату помню. Просил тебя уйти. Но ты не очень меня слушалась. А в остальном... У меня вообще от всего того периода довольно смутные воспоминания.
  Свет в зале стал приглушенным, а на сцене разгорелся ярче. Музыканты, в который раз, проверяли звучание инструментов.
  - Еще несколько минут, - с видом знатока заметил Эрик.
  Дженни потихоньку рассматривала публику. Какое многообразие! Представители разного возраста, рас и планет - пожилые пары, держащиеся за руки и влюбленно поглядывающие друг на друга, совсем молодые ребята. Что объединило их под одной крышей? А вот парень за соседним столиком, так же как и она смотрит по сторонам, встретился с ней глазами.
  Парень улыбнулся, Дженни кивнула в ответ, и, повернувшись к своим спутникам, переспросила:
  - Вы говорили, помощь нужна?
  - Да. Проверить какими средствами я располагаю, и предоставить Эрику доступ, - пояснил Роберт. - Я попробую посмотреть баланс на коммуникаторе Эрика, но скорее всего не получится. Энергетическая форма не стабильна, не всегда позволяет взаимодействовать с предметами.
  Эрик достал устройство, придвинул его к Роберту. Тот коснулся пальцами, пытаясь активировать программу, но прибор не реагировал. Роберт виновато улыбнулся. Затем резко отодвинул коммуникатор от себя.
  - Грубая сила работает, а на тонкости я, увы, не способен, - проворчал он.
  - Ты не знаешь, сколько у тебя денег? - удивленно спросила Дженни, совершенно запутавшись.
  - Понятия не имею, - признался Роберт. - Внешний счет, скорее всего, аннулирован, хотя и не факт, но был еще один, который я зарегистрировал, когда начал выполнять задания на стороне Содружества, 6 лет назад. Если честно, никогда им не пользовался.
  - Подозреваю, что там не мало, - задумчиво предположил Эрик, - Услуги таррианского пилота такого класса дорого стоят.
  Дженни округлила глаза. Она догадывалась, что тарриане не испытывают денежных затруднений, но нельзя же настолько небрежно относиться к собственным финансам? Дженни, по-видимому, свою мысль озвучила, потому что дальше последовало пространное объяснение Эрика о неограниченном внешнем счете, который открывается каждому выезжающему за пределы таррианской звездной системы.
  Тарра, по понятиям Содружества - весьма состоятельная планета-государство, не входящая в единую финансовую систему. Хотя за пользование туннелями бралась символическая плата, учитывая количество проходящего через них транспорта и размеры сети, сумма, в итоге, набегала баснословная. Валюта Содружества у тарриан не использовалась, поэтому они не особо стеснялись в расходах.
  - Вы, наверное, слышали о таррианских грантах? - поинтересовался Эрик.
  Дженни слышала. Некоторые программы в университете финансировались именно таррианами. Удостоиться подобного гранта считалось большим успехом, почти признанием. А также шансом выдвинуться для малоизвестных, заведомо неприбыльных, но интересных проектов. Тарриане руководствовались нестандартными критериями отбора.
  - Все равно не понимаю. Если не пользовался на территории Содружества, так перевел бы в таррианскую валюту, - предложила Дженни.
  - На Тарре нет денег, - рассмеялся Роберт. А Эрик хмыкнул, будто Дженни сказала какую-то несусветную глупость.
  - Как это? - не поняла Дженни.
  - Совсем. У нас не существует системы оплаты или денежного эквивалента вообще.
  - Прямо социализм какой-то вперемешку с королевской властью, - удивилась Дженни, припоминая лекции по истории. - Как вам удалось совместить несовместимое?
  - Никакого социализма в вашем понимании, - возразил Роберт. - Мы прошли долгий путь, от отрицания многих вещей и ценностей и полного аскетизма, до духовного развития, в итоге вот как-то так эволюционировали. Королевская власть на Тарре - не совсем власть, не то, что вы в это слово вкладываете. Скорее пространственная энергетическая функция, чем управление, и дополнительная система защиты. Наверное, кому-то из предков всего лишь понравилось название. Таррианский королевский флот, согласись, красиво звучит. - Роберт повернулся к Эрику. - Кстати, по поводу защиты. Перед самым отъездом узнал, что в сверхрежиме заложена подобная функция.
  - Редкая функция, - возразил Эрик. - Способностью входить в сверхрежим еще нужно обладать. В твоей семье это есть, передается через поколение и преимущественно мальчикам. Винсент такой способности не имел. А вот я немного могу, хотя к Астерам не имею отношения. Поработаю с тобой, когда доберусь.
  - Вы собираетесь полететь туда к нему? - спросила Дженни с надеждой в голосе. Похоже, Роберт доверял собеседнику, приезд Эрика хоть какая-то помощь.
  - Да, примерно через месяц буду на Маллии. Нужно кое-что уладить, плюс время на дорогу,- подтвердил Эрик.
  - Поторопись, а то пропустишь самое интересное, на Маллии много чего назревает. Насколько я понял из достоверных источников, - Роберт сделал загадочное лицо, - Генерал активно переводит средства на закрытые счета и яхта готова к взлету. Только... - Роберт внезапно нахмурился. - Энергию откуда брать будем?
  - Ты все правильно понял, станция. Как только попадешь туда, накачаешься энергией, станция должна быть активна.
  - Почему нечто, принадлежащее нам, находится на Маллии? - спросил Роберт. - Ты ведь знал о ней, когда встретил Фрэнка, поэтому и проявил к нему интерес?
  - Вместе с твоим отцом разбирая архивы, мы наткнулись на информацию о станциях. Очень древние, назначение и применение - неизвестно. Их двадцать три, столько же, сколько и на Тарре, только разбросаны по разным планетам, я дам тебе схему.
  - Хм, напоминает зеркало, - заметил Роберт, получив картинку, - кстати, дверь открыть я не смог. Замок энергетический. Приедешь, посмотришь.
  - Вряд ли мне это по силам, - задумчиво произнес Эрик, - подозреваю там королевская печать, а я - хранитель.
  - Я не король, - устало возразил Роберт.
  - С твоим-то потенциалом? Подозреваю, что ты и так способен на все, церемония ничего не добавит.
  - Возможно. Когда-то на Тарре из-за меня шел дождь, много - много дней, - Роберт улыбнулся очень грустной улыбкой. - Но я пробовал распечатать вход, ничего не получилось.
  - Один?
  Роберт кивнул.
  - Думаю, вам нужно быть вдвоем, одновременно. Вы не разделились целиком, система воспринимает тебя одного, как нечто неполное.
  - О чем это вы говорите? - Дженни насторожилась.
  Роберт смутился, опустил голову, словно сомневаясь и никак не решаясь на откровенность.
  - Так получилось, что у меня есть брат, там на Маллии.
  Дженни увидела обрывочные картинки. Скорее даже ощущения: две личности, одно тело. Непривычный опыт, нечто чуждое и не совсем нормальное. От неожиданности она передернула плечами. Роберт скривился.
  - Не хотел вызывать такую реакцию, прости, - тихо пробормотал он.
  Дженни собиралась возразить, но на сцене зазвучала музыка. Увлеченные беседой, они пропустили начало.
  Музыкант - пожилой, даже старый, но не по возрасту подвижный, запел, вернее, практически заговорил низким хриплым голосом. Мягкое и нежное звучание классической гитары, вторящие ей ударные, молодой парень, виртуозно играющий на скрипке, глубокие голоса женщин. Мелодия простая, но берущая за душу. Дженни вслушалась в текст. Пронзительные стихи. Каждая строчка прожита, выстрадана, пропущена через себя.
  - Завораживает, правда?
  Дженни вздрогнула - Что?
  - Я говорю, завораживает, его голос. Песни о любви и ненависти. - Эрик вздохнул, продолжил после паузы. - Один из моих любимых музыкантов. Последний концерт последнего межгалактического тура. Именно здесь этой весной, когда на его планете - осень. Последний концерт, - Эрик вздохнул. - Больше не будет и его не станет года через три, как ни грустно это звучит. Вместе с ним уходит целая эпоха. Иногда чувствую подобные вещи. К сожалению, иногда, вот с Винсентом упустил.
  Дженни перехватила картинку: предначертание, рок, но не точное, а колеблющееся, как на чаше весов, от плохого к хорошему. Эрик улыбнулся.
  - То, что ты сказал Фрэнку из серии подобных предчувствий? - спросил Роберт.
  - Да, опасность, возможно смертельная и рядом кто-то нашей крови - это то, что я видел.
  А певец со сцены читал стихи. Просто стихи о любви, глубокие и проникновенные. О чувстве, которое случается в жизни и о магии, возникающей между двоими, о том, как легко это потерять и как трудно признаться в своих ошибках, об одиночестве, ожидании, несбывшихся надеждах, о дружбе и верности, о глупостях, который творят лишь в юности. Мелодия звучала совсем тихо, дополняя слова.
  Весна за стенами бара, хрупкие цветы на деревьях, необыкновенные стихи и атмосфера, и слова Эрика, сидящий рядом призрачный Роберт, все это вместе вызывало такую грусть, что у Дженни защемило сердце.
  Музыка изменила и ее спутников. Роберт затих, задумался, погрузился в себя, лицо сосредоточенное, а пальцы тихонько выбивали ритм. Эрик улыбался грустной и одновременно светлой улыбкой.
  Дженни напряженно слушала, боясь пропустить слово, пока последний звук, последняя нота не растаяли в воздухе.
  
  Перерыв. Мужчины вернулись к прерванной беседе, уже не скрываясь, не прячась за ширмой.
  Эрик прищурился и внимательно посмотрел на Дженни.
  - Насколько то, что я вижу, отличается от оригинала? - спросил он.
  - Весьма близко. Я почти ничего не менял, - улыбнулся Роберт.
  "И хорошо, что не менял", - подумала Дженни.
  Когда Сэм рассуждал о роковой, как он выразился, самочке, Дженни испугалась, что эти красавцы добавят чего-нибудь лишнего. Дин уловив, ее мысль тихо прошептал.
  - Я советовал формы побольше. Ну, пышнее. Ты такая худая, - Сэм вытаращил глаза.
  - Ну знаешь. Ты - энергетическая субстанция, прикидывающаяся собакой, у динов не бывает пышных форм. И вообще, твои вкусовые предпочтения меня не волнуют, - огрызнулась Дженни.
  - Кто бы говорил, ты никогда живого дина не видела, - прыснул Сэм, - в смысле, без образа.
  - Сэм, ты Эрика слышишь? - Дженни смягчилась.
  - Ага. И вижу тоже, а он меня нет. Я умею маскироваться, - дин самодовольно вильнул хвостом. - Но хозяин выпал. Хотя, - Сэм задумчиво почесался, - я вижу сгусток энергии. Неправильный какой-то, неровный, с пробоинами, как раз напротив Эрика. Роберт там?
  Дженни мысленно кивнула, а Сэм подполз и принюхался. Дин практически касался Роберта, даже лизнул то место, где находилась его рука, по обыкновению, пройдя насквозь. Заскулил и вернулся к Дженни. Она улыбнулась, погладила собаку, потрепала за ухом, и дин тут же уложил голову ей на колени.
  Эрик внимательно следил за проделываемыми манипуляциями.
  - Я так понимаю, вы общаетесь с дином? Вот так запросто... Даже удивительно, за редким исключением дины не очень дружелюбны.
  - Скажи еще, мы - мало разумны, - недовольно зашипел Сэм Дженни в ухо.
  Эрик, естественно не слышал реплики дина и продолжил.
  - Способен ли дин изменить внешность Дженни на твою? Прицепишься к сознанию, сможешь управлять ее действиями.
  - Это в теории, - задумчиво произнес Роберт. - Я не могу общаться с дином напрямую, только через Дженни. Визуальный эффект - да. Полного подчинения разума не получится, как и не сможем воспроизвести отпечатки пальцев, генетическую карту, сетчатку. Поэтому перевести на твое имя деньги вряд ли так просто выйдет.
  Эрик недоуменно сдвинул брови.
  - Зачем понадобились такие сложности, особенно генетическая карта?
  - Требования Содружества. Я не стал возражать. Но проверить баланс Дженни сможет, передай коммуникатор.
  - Не доверяешь? - усмехнулся Эрик.
  - Не то чтобы, но Дженни лучше справится, - усмехнулся Роберт.
  Дженни подумала, что это он так извиняется, за изоляцию и кокон и вначале. В мозгу вспыхнули символы, таррианские, но несколько иные, не те к которым она привыкла. На коммуникаторе требовалось их рисовать, и рука сама выводила узор. А потом счет и баланс. Дженни вздрогнула. Сумма выглядела фантастической.
  - Это все твое? - неуверенно спросила она.
  Роберт взял у нее коммуникатор, на этот раз получилось удержать прибор без проблем, улыбнулся, передал Эрику. - Достаточно на твою задумку?
  - Вполне, - удовлетворенно хмыкнул Эрик, - столько не потребуется. А Содружество не мелочилось. За шесть лет. Может и мне пойти к ним на службу? - пошутил он.
  - Чтобы пропасть на малоизвестной планете? - иронично заметил Роберт.
  Эрик неопределенно хмыкнул, не то соглашаясь, не то возражая.
  Дженни обернулась, почувствовав на себе чей-то взгляд. Снова тот парень за столиком позади, улыбнулся и сделал жест рукой. Неуловимо знакомый, и почему-то вызвавший непреодолимое желание подойти. Дженни посмотрела на спутников - они снова погрузились в разговор, не замечая ничего вокруг. Она встала, и, бросив взгляд в сторону скучающего дина, неуверенно направилась к соседнему столику.
  
  34. Дженни. Роберт. Эрик. (Ароа).
  
  За столиком никого не было. Дженни успела заметить, направляющуюся к выходу фигуру. Взыграло любопытство. "Со мной ничего не случится, я всего лишь сплю", - подумала Дженни, выходя из здания. Ночь. Небо затянуто тучами. Дженни огляделась. Парнишка стоял у входа и сосредоточенно рассматривал носки ботинок. Молоденький совсем и какой-то нескладный, неуклюжий, руки держит в карманах. Он повернул голову, удивленно посмотрел на Дженни.
  - Надо же, пришла? Не верил, что получится. Учитель говорил, я слабый, и толку не будет. Но я упрямый, - мальчишка самодовольно улыбнулся, - попробовал. И ты пришла.
  Дженни недоуменно сдвинула брови, силясь понять, о чем он говорит.
  Парнишка заглянул ей в лицо, рассматривая как диковинку.
  - Ты какая-то странная, неправильная. - Он потянулся рукой, будто собирался дотронуться, но не решился, так и застыл с вытянутой рукой. - Глаза чужие, не твои. Синие.
  "Синие? - удивилась Дженни, - с каких это пор?"
  Блаженно улыбаясь, мальчишка покачал головой, словно не верил своему счастью.
  - Учитель похвалит меня, обязательно похвалит, когда приведу ему такую. Теперь ты наша. Никогда не думал, что так просто. Ты не волнуйся, я уже всех позвал.
  Он приблизился. Дженни разглядела жидкие первые усики, веснушки на вздернутом носу, оттопыренные уши. Она нахмурилась, чушь какая, что за бред он несет... наркоман? Дженни запуталась, не совсем понимая, зачем вообще вышла из бара. Неужели, чтобы пообщаться с обкуренным подростком? И кто эти все, какой учитель?
  - Сектант, что ли? - спросила она.
  - Сектант, сектант, - мальчишка радостно закивал. - У тебя забавные спутники, - продолжил парень. Молодой, очень странный. Он светится. И тоже, будто не здесь. А за ним шлейф тянется, знакомый такой, но не отсюда. Потому мы и пришли.
  "Неужели парень видит Роберта?" - удивилась Дженни. Она пребывала в уверенности, что Роберт невидим для всех, кроме нее и Эрика. И вспомнила официанта в зале, принесшего напитки. Он поставил бокал перед Робертом и посмотрел на него так, словно видел, а потом кивнул кому-то в сторону. Точно, в сторону столика, где сидел мальчишка. Дженни проследила за официантом взглядом, отметила и тут же забыла. Только мальчишки за столом не было. Но кто-то сидел. Размытая фигура, как смазанная. Дженни силилась припомнить, но не могла.
  - Не бойся, - прошептал мальчишка и резко дернул рукой, вынимая что-то из кармана. Дженни заметила темный предмет, а потом и голову какого-то чудовища, торчащую из кулака. Парнишка поднял руку. Хищно сверкнули глаза монстра, сделанные из красноватого камня. Он замахнулся, блеснуло длинное изогнутое лезвие, посыпался ворох синих искр. Как в замедленном режиме, нож вонзился в пустоту и изменил направление. Глаза парня расширились. Дженни видела его лицо застывшее, недоуменное, испуганное. Она развернулась и побежала.
  Байк. Дженни вскочила не думая, почему ее понесло сюда, а не обратно в зал. Машина послушно отозвалась, мотор глухо заурчал. Байк тронулся, набирая скорость. Дженни, придерживая руль одной рукой, натянула шлем на голову. Из-за угла вынырнула черная машина, с визгом развернулась и последовала за ней. Дженни наклонилась вперед, судорожно сжимая руль, вжалась в байк всем телом. Дорога отобразилась на экране шлема. Байк держал уровень, но скорость стремительно росла. Дженни с ужасом осознала, что не помнит как им управлять. Фары идущей следом машины ярко светили в спину. Шлем мгновенно подстроился, приглушая освещение.
  "Я могу проснуться, я могу проснуться в любой момент", - Дженни повторяла фразу, как заклинание. Она мучительно пыталась стряхнуть сон, но ничего не получалось. Байк несся вперед, казалось, не разбирая дороги, подчиняясь одному ему понятной логике, темная машина не отставала, а Дженни никак не могла проснуться. Исчезла та легкость в управлении, которая была в самом начале, то ли из-за приступа паники, то ли байк нас самом деле вел Роберт. Машина нагоняла. Дженни с ужасом заметила ее совсем рядом, справа. Машина вильнула, намереваясь сбросить Дженни с трассы. Байк уклонился, накренившись, но тут же выровнялся, восстанавливая баланс. Дженни испуганно вскрикнула и, что есть силы, вцепилась в управление, чтобы не упасть, и подавшись вперед, скорее по ошибке, надавила ногой на педаль скорости, утапливая до отказа. Байк вылетел вперед и понесся дальше, петляя по незнакомым улицам. В какой-то момент Дженни показалось, что машин, преследующих ее, две. Одна, немного отстав, так и шла справа, а вторая сразу позади, пытаясь ослепить фарами.
  "Я могу проснуться, я должна проснуться, - подумала Дженни, - меня вообще здесь нет, если только..." Она не додумала. Что-то щелкнуло, шлем смоделировал картинку. Нужно переключить режим. Дженни надавила на кнопку, удобно оказавшуюся под пальцем, странно, что не замечала ее раньше. Мотор взревел. Громко, очень громко, нарушая все возможные и невозможные ограничения по шуму, и устремился вперед так быстро, словно Дженни летела на скоростном флаере. Изображение на шлеме показывало уровень дороги, смазанную линию огней по бокам и странное синее свечение вокруг. Преследователей заметно не было. Вообще ничего не было, то, что Дженни видела, напоминало скорее виртуальную игру. "Ну да, я же сплю, - подумала Дженни. - Интересно, а я могу управлять своим сном? Что получится если?.." Дженни представила, как преследователи исчезают, байк выезжает из города и доставляет ее в спокойное безопасное место.
  Мелькание синих огней ускорилось, уши заложило, Дженни показалось, что она вот-вот потеряет сознание, а затем байк плавно остановился. Дженни сняла шлем. Бухта. Темнело море - байк замер прямо на пляже. Впереди черной неподвижно громадой возвышалась скала. Дженни оглянулась. Город остался далеко позади, даже огней не видно. Тишина. Слышен лишь тихий плеск набегающих волн.
  Дженни подстроила освещение байка. А это что? Она наклонилась, зачерпнула горсть песка, растерла в пальцах. Выглядит как обычно, и на ощупь тоже. Нагретый песок, еще сохранивший солнечное тепло, только вот цвет совершенно черный.
  Страх ушел, Дженни немного успокоилась. И что теперь. Нужно как-то вернуться, предупредить Роберта. Но почему она не может проснуться? Возможно, как и в игре, необходимо выполнить определенные условия, что-то сделать, тогда у нее получится.
  Дженни активировала встроенный в байк коммуникатор. Странно. Почему здесь банковские детали? Экран отображал последнюю проведенную операцию, которую она совершила, но не здесь, а на коммуникаторе Эрика. Как такое возможно, и что все это значит? А мозг услужливо подсказывал рисунок, который необходимо воспроизвести и еще некую информацию, о существовании которой Дженни даже не догадывалась.
  Она задумалась. Можно войти в банк. Ну и что с того? Роберт упоминал сканирование сетчатки, генетическую карту и отпечатки пальцев. Но Дженни не совсем Дженни, а Роберт немного часть ее. В памяти всплыли слова парнишки: "У тебя чужие глаза, синие". Ну и ладно, попробуем, в конце концов, она ничего не теряет.
  Дженни нарисовала пароль, осторожно водя по экрану пальцем. Надо же получилось. Перед глазами возникла сумма, которую нужно перевести и номер счета Эрика, наверное, Роберт считал информацию с коммуникатора, а также непоколебимая уверенность, что она все делает правильно. Дженни выбрала функцию перевода средств. Банк затребовал идентификацию, она приложилась к экрану, но не пальцем, как обычно, а всей ладонью, точно зная, что делать. Затем приблизилась и посмотрела в активировавшееся окошко, не моргая. Коммуникатор издал сигнал - идентификация прошла успешно. Дженни улыбнулась. А сумма приличная, интересно, на что она Эрику? Но у Роберта здесь столько всего. Даже если она переведет деньги, все равно на счету останется целое состояние. Дженни ввела сумму.
  Банк предложил список имеющихся опций, одна из них - анонимность принимающей стороны. Подходит. Дженни добавила информацию и еще раз приблизилась, дав коммуникатору провести сканирование. Прибор негромко пискнул, пришло подтверждение о благополучно проведенной операции. Так просто! Или все это не правда, а всего лишь сон? Дженни снова коснулась ладонью коммуникатора. Изображение банка погасло, возникла карта, указывающая нынешнее местонахождение и путь который она проехала.
  Возвращаться? Дженни нахмурилась, размышляя. Почему-то казалось, что опасности больше нет.
  Она снова уселась на байк и, чувствуя себя гораздо увереннее, спокойно, не торопясь, отправилась назад в город. Дорога петляла словно змея, свет, исходящий от байка, выхватывал окружающий пейзаж. Невысокие горы или холмы, покрытые пышной зеленой растительностью. Дженни удивилась, когда уходила от погони, она ничего этого не видела и дорога казалась прямой. Задумавшись, не заметила, как въехала в черту города. Знакомая аллея, набережная, поворот направо, площадь. Бар. Дженни остановилась, запечатала байк ладонью. Направилась к зданию и столкнулась в дверях с выбегающими Робертом, Эриком и Сэмом.
  - Ты зачем выходила? - встревожено спросил Роберт.
  - Вы только сейчас спохватились? - Дженни не знала с чего начать.
  - Что значит только? Мы вышли следом, прошло всего несколько минут.
  - Аэробайк такого класса... - восхищенно присвистнул Эрик.
  И тут Дженни ощутила, как все, что с ней случилось, формируется в нечто похожее на вертящуюся сферу, информация складывается туда, закручивается и, вот Дженни уже пересылает сферу Роберту и Эрику, попутно удивившись, что так умеет.
  - Ничего себе! - воскликнул Эрик, а Роберт испуганно схватил ее за руку. Сэм прижался к боку, она почувствовала идущее от дина тепло.
  Пошел дождь. Первые крупные капли упали Дженни на плечи. Эрик поднял голову, задумчиво посмотрел на небо. Дженни поежилась. Становилось прохладно, захотелось внутрь в тепло и чего-нибудь выпить.
  - Ну все же хорошо, чего вы испугались, может быть вернемся на концерт? - неуверенно предложила Дженни. - Там же еще вторая часть.
  - С другим музыкантом и сейчас нужно многое успеть сделать. Как минимум, ликвидировать счет, - Эрик хмыкнул. - Лучше перестраховаться. Не хочу, чтобы докопались. Это возможно, даже при анонимном переводе.
  - Не понимаю, так много всего случилось, а вы говорите, прошло несколько минут? - удивленно проговорила Дженни.
  - В твоем нынешнем состоянии, время течет нелинейно, - пояснил Роберт и скомандовал. - Уходим.
  
  Дженни моргнула, перед глазами поплыло. Дома, улица стали размытыми. Реальность качнулась, и Дженни понесло куда-то. Яркая вспышка. Точка. Вход. Темнота.
   "Роберт", - подумала Дженни и тут же ощутила его руку, сжимающую пальцы.
  Темно. Шум стекающей воды. Сыро и очень холодно. Из темноты вынырнули желтые глаза зверя, уставились прямо на Дженни. Она вздрогнула. Зверь фыркнул и исчез.
  Глаза привыкли к темноте. Неровные, бугристые стены. Пещера. Тонкие светящиеся нити и что-то еще в глубине, не разобрать. Впереди, прямо на каменном полу темнела фигура лежащего человека. Дженни осторожно приблизилась. Это был Роберт, он спал.
  - Роберт? - тихонько позвала Дженни.
  Он пошевелился и приподнялся на локтях. Глаза темным пятном выделялись на лице. Роберт, но какой-то другой, разглядывал ее с интересом, словно видел впервые.
  - Ну, здравствуй, - сказал он и рассмеялся.
  
  Дженни проснулась от звонка внешнего коммуникатора. Она подскочила, не вполне соображая, что происходит, накинула халат и поспешила к двери.
  - Дженни Кларк? Вам доставка, прижмите палец.
   Молодой парень протягивал ей идентификационное устройство. Позади него виднелся массивный грузовик службы доставки. Дженни удивленно дотронулась до прибора.
  - Так, все, в порядке. Получите заказ.
  - Но я ничего не заказывала, - попыталась возразить Дженни. - А откуда вообще посылка?
  - Отправитель не указан. - Парень отошел в сторону и махнул рукой, давая команду. Двери грузовика открылись, и на опускающейся платформе показался байк. Тот самый, на котором она ездила по Ароа.
  - Вот это, я понимаю, машина! - восторженно проговорил парень. - Хорошего дня. - Он нырнул в грузовик и уехал.
  Дженни ошарашено взирала на байк. Затем подошла, прикоснулась ладонью. Механизм активировался, принимая ее как хозяйку. "Этого не может быть" - Дженни посмотрела на дату, высветившуюся на коммуникаторе байка. С момента, когда она отправилась в путешествие прошли сутки. Дженни только что проснулась. Значит, все это время, как и обещал Роберт, она спала. Ароа находится далеко. Дженни помнила карту звездной систему, которую демонстрировал Роберт. Как же тогда байк, а в том, что это именно тот самый байк, у Дженни не возникало сомнений, оказался здесь? Допустим байк существует в реальности, но где бы он не находится на доставку потребуется время. И еще, в голове вертелся вопрос: кто отправитель, Роберт или Эрик?
  
  35. Надир. (Маллия).
  
  Пещера. Надир внезапно проснулся, почувствовав на себе чей-то взгляд. Приподнялся, увидел стоящую перед ним девушку. Глаза мгновенно адаптировались к темноте, он хорошо ее рассмотрел и даже вспомнил. "Вот как, братишка, а ты все-таки спрятал от меня личное", - усмехнулся Надир, разглядывая посетительницу.
  Рыженькая, взволнованная и довольно хорошенькая. В памяти одна за другой всплывали детали. Это вместе с ней он, в смысле "старшенький", шел вдоль реки. А ведь Надиру казалось, что Роберт предоставил доступ ко всем воспоминаниям.
  Надир приветливо улыбнулся, но изображение дрогнуло, девичья фигура растаяла в воздухе.
  Он проснулся окончательно. Сел, подтянув колени к подбородку, по старой обоюдной привычке. Задумался, анализируя. Он ждал другого гостя, но Роберт так и не появился. И рядом с девушкой Надир не почувствовал ни малейшего присутствия "старшенького".
  Занятно, Роберт поддерживает с ней связь или ее случайно вынесло? Надир сосредоточился и попытался уловить след девушки. В сознании появился неясный образ, подобный тонкой дрожащей нити. Надир потянулся за ней, но ничего не произошло. Отправлять в путешествие сознание, как это делал Роберт, не получалось. Даже до Марики не всегда удавалось дотянуться, разве что на уровне ощущений или короткого разговора, а вот эффекта присутствия не было.
  Кот почувствовав его настроение, пришел, улегся рядом и положил голову ему на колени. Надир почесал леопарда за ухом, зверь удовлетворенно заурчал. Надир озабоченно нахмурился. Отсутствие Роберта беспокоило. Да он без сомнения приходил тогда, когда Надира ранили. Вспомнилась очертания полупрозрачной фигуры, отскакивающие дождевые капли и всплески воды в лужах. Роберт помог и снова исчез. Интересно, он будет приходить, только если нужна помощь? Надир хмыкнул, подумав, что мог бы провести эксперимент... Тут же взвесил все за и против и отмахнулся - внутренний анализ говорил, что очередного эксперимента тело может не выдержать.
  Раны, нанесенные кинжалом, почти зажили. Семь ударов, один в центре, остальные, практически на равном расстоянии друг от друга, по кругу, филигранная точность, учитывая освещение и скорость, с которой все это проделывалось. Внутри, под кожей ощущалось несильное жжение, и это при том, что Надир вообще ничего не чувствовал. А из головы не шел кошмар, в который он погрузился сразу после ранения. Бред, но какой-то слишком уж специфический бред. Он контролировал, его контролировали, беспомощность и невозможность повлиять на происходящее, зависимость и полное подчинение.
  Вообще шрамы и все что с ними связано, вызывали беспокойство, хотелось непременно обсудить произошедшее с Робертом. Но братишка не спешил появиться, и не отзывался, будто пропал окончательно и бесповоротно. Закралось неприятное подозрение. А вдруг Роберт исчез навсегда и его сознания больше не существует, что если то, что сделали с Надиром, было направлено на уничтожение его второго? Нахлынуло чувство утраты. Сердце сжалось от непонятной тоски, обреченности и одиночества.
  Что ж, если так, значит он сам по себе, один, никого больше, сознание и тело принадлежат только ему. Надир скрипнул зубами, вслед за тоской пришла обида, а затем и злость. Ничего, он еще свое возьмет, и за себя, и за Роберта, не на того напали.
  От размышлений отвлекло сообщение Марики. Обычное короткое - "все в порядке, люблю, скучаю, как у тебя дела?" Надир улыбнулся, послав быстрый ментальный ответ: "Все хорошо, я тоже соскучился".
  Невольно мысли переключились на Хлою. Надо же, маленькая подружка Фрэнка, существование которой напарник тщательно скрывал, или думал, что скрывал. Как-то много девушек в последнее время появилось! Еще и рыженькая добавилась. Искала Роберта? Она, похоже, испугалась, обнаружив Надира, и что примечательно, поняла, заметила разницу.
  Нет, все-таки Фрэнк - сентиментальный идиот, учитывая какую игру он затеял, давать такую возможность на него надавить при случае. Подставит же под удар и себя и девушку. Надир покачал головой. Хлоя не была случайной жертвой, преследователи шли именно за ней, в этом он не сомневался, так же как и в том, что мужчина, ударивший Надира, никак не связан ни с Хлоей, ни с попыткой нападения на нее.
  Поразительно, что запуганная системой Хлоя, не только не бросила его, но и не побоялась притащить домой, позвать на помощь. Надир долго размышлял на эту тему и решил тайно присматривать за подружкой Фрэнка, словно теперь это стало его прямой обязанностью. Повинуясь какому-то смутному, на грани интуиции, чувству, Надир, в отсутствие Хлои, приходил к ней домой. Он тихо посмеивался над камерами и приспособлениями Фрэнка, обойти которые не составляло труда, обычно проверял записи на камерах, к которым добавились и его собственные устройства, убеждался, что все в порядке и на час другой, если было время, оставался в квартире. Ему нравилось слоняться по комнатам, или, как он называл - совершать обход, перебирать вещи, заглядывать в шкафчики и даже менять предметы местами, предвкушая недоумение девушки, когда она это обнаружит. Надир не совсем понимал, почему так поступает, но подобное подсматривание, не тяготило, наоборот вызывало удовлетворение на уровне злорадства, что в этом случае таррианское воспитание его не коснулось. В квартире Хлои Надира накрывало полузабытое ощущение дома, уюта и чего-то еще важного, утерянного.
  Надир мог забраться в старое кресло, в гостиной, и просидеть там неподвижно, почти до вечера, расслабившись и отпустив все мысли. Однажды задремав, Надир не успел уйти, проснулся от щелчка замка в двери, вскочил и быстро спрятался за шкафом. Он слышал, как Хлоя вошла в квартиру, но не в гостиную - шаги удалялись. Наверное, пошла на кухню с очередной тяжелой сумкой с продуктами, решил Надир и бесшумно последовал за девушкой, точно зная, что она не увидит, не обернется. Проделать подобный трюк с Хлоей было несложно. Надир касался ее сознания и достаточно хорошо ощущал, поэтому накинул на себя покрывало, делающее его если не невидимым, то незаметным, превращая в обычную деталь интерьера.
  Хлоя не спеша разбирала вещи, что-то напевая себе под нос. Готовить не стала, а вернулась в гостиную, не замечая присутствия постороннего и, усевшись в кресло, в котором еще совсем недавно дремал Надир, достала сигареты и закурила. Надир, поморщившись, отступил на пару шагов. Запаха он не чувствовал, но табачный дым, вызывал стойкие ассоциации с генералом.
  А Хлоя, все также напевая, достала ручку и бумагу и принялась рисовать. Надир приблизился, заглядывая через плечо. Уверенные четкие линии, узнаваемые лица, верно подмеченные позы. Фрэнк, очень много рисунков Фрэнка. Надир улыбнулся, некоторые эскизы раскрывали напарника с неожиданной стороны. Хлоя рисовала, критически оглядывала свое творение и аккуратно складывала в стоящую на столе миску.
  Рисунки поразили Надира. Таррианское чувство красоты, которое не вытравишь, в отличие от воспитания. Роберт не рисовал. Мог, при желании, сделать простой набросок, это у него неплохо получалось, но вот так - никогда. У Хлои был талант замечать вещи, характерные детали и воспроизводить их с удивительной легкостью мастера.
  А вот и Надир, такой, каким увидела его Хлоя в момент встречи, и бой с неизвестным. Надир усмехнулся, а она, оказывается, подглядывала. Незнакомец получился реальным. Надир с удивлением отметил специфическую позу нападавшего, и как тот держал нож в левой руке, немного повернув под углом. Странно, что Надир этого не помнил. Хлоя задумчиво повертела рисунок, вздохнула, бросила в миску и подожгла, пристально наблюдая, как чернеет, обугливается бумага.
  
  36. Хлоя. (Маллия).
  
  Утро. Небо синее, чистое и только кое-где по краям клочья светло-серых туч. Луна все еще видна - полная крупная. Птицы стайками вьются в прозрачном небе. А в долине, почти по самой земле стелется туман. Так необычно. Четко видны невысокие старинные домики, ярко освещенные ласковыми лучами утреннего солнца и полоска деревьев, а поле словно вытерто, исчезло, вместо него белый густой кисель...
  Она стоит на утесе, почти у самого края. Ей не разрешают подходить так близко. Но интересно же. Внизу плещется море, бирюзовое, а если чуть-чуть податься вперед, то виден нижний причал - для водных лодок. Здесь наверху есть еще один, для тех, что передвигаются по воздуху.
  Обрыв покрыт зеленым ковром. Трава, яркая и сочная от обилия выпадающих осадков. И белое здание маяка - ее дом. А чуть дальше по склону коричневато-бурые низкорослые кустарники. Пока еще бурые, но если присмотреться на них уже появляются бутончики. Скоро они раскроются, расцветут, и склоны станут сиреневыми, лиловыми. Кажется, кустарники называются - эрика*, красивое слово, звучит, будто женское имя. Хрупкая красота, ее легко разрушить, северная природа - суровая и переменчивая. А еще момент, который обязательно нужно запомнить.
  На ней грубые высокие сапоги, в них ноги не промокают и удобно ходить по бездорожью, яркое цветастое платье, легкая курточка, защищающая от весеннего прохладного ветра.
  Она остановилась у самого края и смотрит вниз. Собака, их старая верная псина, неслышно подошла и улеглась рядом. Собака здоровая, чуть ли не больше ее. Нет, это она маленькая. Хлоя заправила за ухо, непослушную светлую прядь. Ее позвали. Женский голос, немного хриплый, словно простуженный. Она повернулась и побежала к дому, не хватало, чтобы ее у обрыва застукали. Собака неспешно пошла следом...
  Сидя на широкой деревянной лавке она рисовала. Цветные мелки раскиданы по всей поверхности и рисунки, много рисунков. Неумелые детские, но все понятно. Вот дом-маяк на утесе. Верхний причал. Прибывающие лодки. Сиреневые склоны. И бирюзовое море внизу и белый песок, а вдалеке - парус, одинокий, трепещущий на ветру...
  
  Хлоя проснулась. Сон, такой яркий, красочный, цветной и совершенно реальный. Ей никогда раньше не снились цветные сны. Обычно сумбур, обрывки дневных событий или вообще ничего. И место это. Совершенно незнакомое. Она точно никогда там не была. Почему-то приснилось, что она - маленькая девочка, лет пяти, не больше. Сколько Хлоя себя помнила, самые ранние воспоминания - сиротский приют. А тут белая башня маяка, зеленый утес, море и лиловые цветы, детское платье, не серое, а яркое в мелкий цветочек, отсутствие платка на голове. И та женщина, которая ее позвала. Кто она? Хлоя не видела лица, только слышала голос, настойчиво и, в тоже время, ласково, зовущий домой. Вот только, то место никогда не было ее домом.
  Хлоя подскочила на кровати. Захотелось срочно нарисовать увиденное. Хорошо сегодня на фабрику идти не нужно - праздники, целых три дня. Цветных мелков у нее нет, только простой графит, но и этого хватит. Тонкие линии, угадываемые контуры. Утес, круглая башня, свет, указывающий путь кораблям, девочка в коротком платье, поправляющая непослушные кудряшки, мужчина на холме, повернулся спиной. Он был там во сне, Хлоя помнила, но не знала лица, потому и нарисовала спиной, и собака, большая лохматая, с добрыми умными глазами, а еще женщина, стоящая на пороге дома. Хлоя нарисовала и ее, схематично, черты смазаны, но, вот кажется, еще немного и она вспомнит, добавит.
  Хлоя закончила рисовать и задумалась. Она редко выезжала из города, лишь однажды с Фрэнком они тайно выбрались на побережье. В тот день море было серое и холодное, высокие волны, будто в ярости набрасывались на пустой каменистый берег. Голые скалы почти без растительности. Зелени практически нет. И везде так. В городе деревьев мало, а те, что есть, какие-то чахлые, заморенные, низкорослые. И Северный материк не такой, не существует там подобных пейзажей, Хлоя помнила еще из школьного учебника. Откуда она же извлекла подобную картинку? Не существовало здесь ничего похожего. А если не здесь?
  Хлоя прищурилась, отогнав опасные мысли, убрала рисунок и взяла чистый лист. Ее спаситель, Надир, как назвал его Фрэнки. Странное имя, необычное, словно не имя, а понятие, означающее что-то еще. Какой же все-таки он другой, словно не здешний. А еще, Фрэнки Надира побаивается, ну Хлое так показалось. Фрэнк сердился, не подавал виду, что сердился, но она слишком хорошо его изучила, чтобы не понять. Надира назвал другом, однако просил не говорить никому ни о том, что случилось, ни о человеке, спасшем ее, и вообще постараться выкинуть произошедшее из головы, как страшный сон. В голосе Фрэнка сквозило беспокойство и непривычные нотки страха. Только вот как можно такое забыть?
  Хлоя немного подумала и нарисовала Надира, сидящим в кресле, здесь у нее в квартире, улыбнувшись, потянулась за новым листом. И вот, готов еще один рисунок, тоже с Надиром, где, в качестве фона, она добавила увиденный во сне пейзаж. Ему шло. Надир не выглядел совсем уж чужеродным элементом. На рисунке он стоял рядом с причалом и улыбался. Почему-то подумалось, что Надир вполне мог прибыть туда на одной из лодок, тех, верхних, воздушных. Откуда она вообще взяла эти лодки? Фрэнки возил ее на флаере. Но флаер - не лодка, выглядит иначе, а лодки Хлоя видела только в рыбацком поселке, предназначены для моря и не летают. Проскочило воспоминание, что-то смутное, забытое и нежелательное, можно сказать, запретное. Нет, нельзя об этом думать, не положено. Они одни, безусловно, одни во вселенной, так правильно. Это раньше придумывали всякое про космос и путешествия, чтобы смущать народ, но совсем недавно открылась правда.
  Хлоя внимательно посмотрела на рисунок, покачала головой, и отложила. Все равно что-то не то, картинка не складывается, должно быть по-другому, только она не знает как. Фрэнку бы показать, но он снова рассердится, что она рисует, или Надиру. Хлое показалось, что он бы понял и не ругал ее за рисунки, а возможно даже объяснил, что это за место. Только с Надиром она вряд ли встретится еще раз.
  Хлоя вздохнула, снова взялась за карандаш и развернула чистый лист. Та сцена, когда ударили Надира, не давала ей покоя. Хлоя рисовала ее снова и снова, и каждый раз проступали новые детали, не замеченные ранее, только выдуманные или реальные, она не знала. А ведь темно там было, не могла она так четко все рассмотреть. Хлоя набросала фигуру Надира, и мужчину рядом с ним, задумалась, покусывая карандаш, и зачем-то дорисовала нападающему лицо Фрэнка. Нахмурилась, скомкала рисунок и начала заново, рука сама выводила линии, словно существовала отдельно от нееи не подчинялась ее воле. Теперь нападал Надир, а Фрэнк... Фрэнки, получив удар, оседал на землю. Хлоя вздрогнула, не понимая, почему нарисовала именно так, поспешно скомкала рисунок, чиркнула спичкой и подожгла. Огонь жадно накинулся на бумагу. Хлоя положила в миску и остальные картинки. Вот так, нечего заниматься всяким непотребством. Скоро полдня пройдет, а она еще ничего не сделала полезного. Хоть и выходной день сегодня, но кто сказал, что в праздники можно отдыхать?
  
  Хлоя закутавшись в платок и, перейдя на кухню, занялась завтраком. Прошлый раз Фрэнки принес что-то новенькое. Пахучий коричневый порошок. Сказал залить кипятком и сахара положить, а то горьким покажется. А еще добавить одну из маленьких пластиковых коробочек, как он объяснил со сливками. Сложный напиток какой. Она поставила чайник на плиту и потянулась за чашкой. За окно светило солнце, нагревая помещение. Дождь наконец-то прекратился, и установилась солнечная сухая погода. И темнело позже, дни длиннее, скоро весна. Нет, не скоро, еще почти полтора месяца, но зимний пик уже миновал. Хлоя воспрянула духом, она так не любила зиму, этот холод, извечный дождь и пронизывающий ветер. Скоро она скинет телогрейку, и тяжелый неудобный платок заменит на летний, легкий. И возвращаться вечером домой будет не так страшно. Ах, скорей бы уже. Хлоя расправила плечи и потянулась, улыбаясь своим мыслям.
  В последнее время на фабрике она шила только одежду. Легкие платья, длинные юбки и блузы со строгим воротником, как раз для лета, только непонятно где такие носят. По городу женщины в подобных нарядах не ходили, но Фрэнк пояснил, что это для специальных событий. В комнате кроме нее и рыженькой, которую назначили Хлое помощницей, сидели еще четыре работницы. Все женщины постарше, опытные с высокой категорией. Это как раз понятно, на шелк кого попало не посадят. Женщины работали тихо, почти не общаясь между собой, и с Хлоей не заговаривали, только искоса поглядывали на нее и рыженькую, но не осуждающе, а чуть улыбаясь, с симпатией. В помещении было тепло и сухо, даже телогрейку не приходилось надевать.
  Как раз перед праздниками принесли новую ткань, бирюзовую, такого же цвета, как и море во сне. Может потому ей и приснилось? А вот инструкцию не выдали, только размеры. Хлоя переспросила надсмотрщицу, но та лишь пожала плечами и сказала, мол, делай как хочешь, и установив срок, к которому нужно закончить, удалилась. Размер оказался как раз на рыженькую и Хлоя, мысленно нарисовав эскиз, приступила к работе. Раз как хочешь, значит можно сделать и не совсем так, как обычно. Хлоя привыкла следовать инструкции, и нынешняя инструкция гласила - "на свое усмотрение". Подобное уже случалось, и не было чем-то уж совсем непривычным. Хлоя все-таки не выдержала и, достав блокнот для записей, сделала несколько набросков, все почему-то с рыженькой. Тонкие бретельки, простой фасон, узкое, облегающее платье до пят, но Хлоя добавила разрез, довольно смелый, однако не вызовет неудобства при ходьбе. Ткань переливалась, ложилась волной. Хлоя разметила фасон на бумаге и осторожно раскроила, а затем, аккуратно собрав куски, попросила рыженькую померять. Девушка стояла посреди комнаты, сбросив платок. Такая тоненькая и изящная, прямо светящаяся от восторга, рыжие кудри выглядели еще ярче на бирюзовом фоне, и казалось, что у соседки даже глаза позеленели. Остальные работницы тоже оживились, оторвались от машинок, а одна из них - полная женщина с добродушным лицом, сидящая возле двери, скупо улыбнувшись, похвалила Хлою. Рыженькая вздохнула и с нескрываемым сожалением сняла платье.
  Хлоя шила весь день и еще следующий, осталось совсем немного, чтобы закончить. Не удержавшись, она принесла обрезок чудесной ткани домой. Вспомнив о нем, Хлоя достала лоскуток из сумки и развернула на ладони. Бирюзовая волна приятно холодила руку.
  
  * Эрика - род растений из семейства вересковых.
  
  37. Надир. (Маллия).
  
  Надир отряхнулся, поднимаясь с ринга. Поединок выдался тяжелым. В последнее время генерал выводил его на ринг регулярно и часто с несколькими бойцами, словно проверяя на прочность. Давал сигнал или приказ, а потом внимательно наблюдал, как Надир молотит своих противников. Неожиданно и резко мог дать команду прекратить. И тогда Надир вздрагивал, словно просыпаясь, приходил в себя, с удивлением рассматривая последствия нанесенных и пропущенных ударов. Пока длился приказ, сознание словно отключалось, и он подобно кукле, которую дергают за веревочки, тупо выполнял команды. И каждый раз, освобождаясь от генеральского контроля, он чувствовал усиливающееся жжение в местах новых шрамов.
  Генерал изучал его реакции, постоянно тестируя, подкидывая новые задачи. Надиру приходилось тщательно следить за собой, удерживаясь в привычным для окружающих "состоянии модификанта", чтобы не выдать истиной природы. Тут пригодились и специфические навыки Роберта, "братишка" мастерски умел скрывать чувства и мысли от окружающих. Надиру оставалось лишь добавить выражение полного безразличия и пустой взгляд. Генерал верил или делал вид, что верит, Надир так до конца и не понимал.
  В качестве телохранителя Ван Дюрен таскал его на собрания и тайные встречи. Надиру казалось, что таким образом он демонстрирует окружающим дополнительное превосходство, даже хватается. Обычно генерал давал команду - "замри", и Надир замирал, не в состоянии пошевелить ни ногой, ни рукой. Подразумевала ли эта команда также - отключись, не слушай, Надир не знал. Но слышал и запоминал все, поэтому знал и про яхту и о переводе средств. Наличие яхты заинтересовало, особенно в мире, где межзвездные перелеты были объявлены ересью, а память о прошлой космической эре старательно вычищалась. Но местонахождение генеральского звездолета Надир пока не обнаружил.
  Однажды, во время собрания один из приближенных генерала проявил к Надиру нешуточный интерес. Все-таки модификант внешне отличался от привычных солдат. Он мельтешил перед глазами, подпрыгивал, хлопал Надира по плечам, а генерал, скомандовав "замри", наблюдал. Но потом что-то изменилось. Увлекшись, мужчина слишком близко подошел к Ван Дюрену, поднял руку, как бы замахиваясь, и произнес:
   - Ты отключил модификанта, что будет, если не успеешь включить? - мужчина выразительно рассмеялся, будто сказал удачную шутку.
  В туже секунду Надир безо всякой команды осознал, что может двигаться. Реакция была молниеносной. Неловкий сторонник генерала завис над полом, подхваченный за горло сильной рукой. Он задергался и захрипел, а потом обреченно замолк.
  Надир застыл, не двигаясь, но и не отпуская жертву, и уставился на генерала в ожидании дальнейшего приказа. Находящиеся в помещении люди тоже замерли. Тишина стояла такая, что, казалось, слышно, как шевелятся волосы на голове несчастного.
  Генерал молчал, выдерживая паузу. Затем резко бросил:
  - Отпусти.
  Надир покорно разжал руку. Мужчина тяжело осел на пол и испуганно вытаращился на генерала.
  - Я не хотел, я... Ты не подумай, я не виноват... это случайно, - отдышавшись, он испуганно оправдывался.
  - Верю, верю, - Ван Дюрен позволил себе улыбнуться.
  Мужчина неловко поднялся, на негнущихся ногах поковылял к двери и тогда генерал бросил ему в спину тихое: "Убей".
  Все произошло так быстро, что никто толком ничего не понял: метнувшаяся тень, хруст переламываемых позвонков и неудачливый шутник повалился на пол, чтобы никогда не подняться.
  - Не знал, что у тебя по умолчанию встроена функция защиты и даже в приоритетном режиме, - сказал генерал, перешагивая через неподвижно лежащее тело. А Надир впервые уловил исходящую от Ван Дюрена эмоцию. Сожаление, даже разочарование - Надир убил слишком быстро.
  Надир долго потом перебирал события в уме. Никто не отдавал ему приказ защищать генерала, наоборот Ван Дюрен вырубил его своим "замри", что же тогда произошло?
  
  Неожиданно Надир обнаружил в себе новые навыки. Пластика, быстрота реакций - это было с ним всегда, но недавно добавилась еще и любопытная боевая техника, неизвестная ранее. Скорость многократно возросла, движения обрели невероятную точность. Победить Надира на ринге становилось все труднее и труднее.
  Он предполагал, что этому обучали Роберта, какое-то тайное учение, или не очень легальное, ведь тарриане не поощряют боевые искусства. Тем не менее, в технике отсутствовал важный компонент. Надир подозревал, что не хватало энергии, той самой, на кончиках пальцев, тогда все эти навыки из разряда искусной борьбы перешли бы в разряд оружия, причем, весьма замысловатого. Но крох, которые он вытягивал из окружающего мира, оказалось недостаточно, чтобы оружие заработало, требовался мощный заряд.
  Роберт так и не появился. Это настораживало. Накопилось много всего такого, в чем хотелось разобраться и обсудить. Надир, отгоняя неприятные мысли, надеялся, что с Робертом ничего не случилось, и его исчезновение - явление временное. Кроме всего это, возникло кое-что новое. В голове всплывали события прошлого, которые точно никогда не имели места в жизни Роберта. Память, доставшаяся ему от "старшенького", по-прежнему оставалась открытой. Надир тщательно ее проверил, обнаружил несущественные затертости, которых не замечал раньше, видимо братец, все-таки подчистил некоторые личные моменты, но ничего нового там не возникло. В пришлых воспоминаниях Надир видел себя, такого как сейчас, только без имплантата и шрамов. Именно себя, не Роберта. И теперь у Надира в голове жили две параллельные линии, выстраиваясь в еще одну реальность. Он разделял их, осознавал различия. Но это пугало. А что если в какой-то момент произойдет замена, и он утратит прежние, правильные воспоминания, вместо них приобретя ложные, или не сможет отличить одно от другого? Часто новые видения приходили во сне, и Надир отказался от отдыха, выматывая себя до предела, и лишь тогда забывался коротким сном без сновидений.
  
  Фрэнк его избегал, провел внутреннее расследование инцидента, но информации о четвертом нападающем не обнаружил. Тот, словно, испарился. Троих, убитых Надиром, люди Фрэнка тихо убрали, так, что следов не осталось. Кто они выяснить не удалось. Но нападения на женщин прекратились. Хотя Надиру и казалось, что нападения на женщин и Хлою не связаны, наоборот, интуиция подсказывала, что одно тщательно маскировалось под другое, но доказательств у него не было, а Фрэнк отнекивался, не воспринимал подозрения напарника серьезно и Надир недоумевал, как можно быть таким доверчивым идиотом.
  К Хлое Надир по-прежнему захаживал, и все чаще оставался до ее прихода. Звуки дома, Хлоя что-то напевающая на кухне, успокаивали. Он теперь редко появлялся в пещере, променяв ее на старое потертое кресло, и почему-то такой выбор казался сейчас наиболее правильным. В маленькой квартирке Надира не покидало чувство, что девушка находится в безопасности пока он рядом.
  
  Сегодняшнее утро выдалось свободным, генерал отпустил Надира по случаю начинающихся праздников. Воспользовавшись образовавшейся передышкой, он забрел на городской рынок. Не то, чтобы ему что-то потребовалось, но на рынке можно найти карандаши или какие-нибудь другие предметы, подходящие для рисования. Захотелось сделать Хлое сюрприз.
  Рынок встретил унылыми обшарпанными рядами и скучающими продавцами. Торговля шла вяло. Народу ходило немного, продавцов больше, чем покупателей. Население предпочитало отовариваться по талонам в официальных магазинах, а скудную зарплату откладывать на весьма недешевые блага цивилизации.
  Надиру все эти материальные устремления населения были не совсем понятны, тогда как идеология эртанцев, наоборот, казалась близкой и привычной. Полученные деньги он не тратил, даже талонами не пользовался, и с полным безразличием носил униформу. Надира не интересовали ни ценности, ни предметы благоустройства. Как-то он подумал, что на его месте "старшенький", скорее всего, попытался бы заполучить личный транспорт. Братишка всегда испытывал слабость к скорости и механизмам. А Надир, ничуть не тяготясь, преспокойно ходил пешком, хотя с механизмами разбирался не хуже Роберта и мог вполне перестроить под себя байк или машину. Единственно, что заинтересовало Надира, так это идея возможного применения пауков, возникшая после того, как он разобрал одно из устройств. Осталось кое-что протестировать и в идеале обсудить с Робертом.
  Надир не спеша пробирался мимо ободранных прилавков. Торговали в основном фермерскими продуктами, а в павильоне - рыбой с побережья. Хотя в некоторых рядах из-под полы продавался табак, местный алкоголь и всякие бытовые мелочи.
  Возле лавочки с зеленью Надир столкнулся со старухой, буквально налетевшей на него. Он проходил мимо, когда старуха схватила его за руку. Тонкие пальцы вцепились в кисть. Надир остановился и повернулся. Старуха внимательно посмотрела ему глаза.
  - Не думала я, что так тебя встречу, - сказала женщина, сделав ударение на слове так.
  Надир сощурился. Миниатюрная сухонькая старушка с белыми длинными волосами, так похожая на эртанскую шаманку, только глаза светлые, смотрела на него с тревогой и какой-то тоской, не отводя взгляд.
  - Мы знакомы?
  - Роберт? - прошептала старуха.
  Надир вздрогнул как от удара. Имя, которое никто здесь не знал, а он сам не произносил вслух. Всплыло правильное воспоминание старательно затертое "старшеньким", потому что в нем присутствовала его маленькая подружка. Стало понятным, почему образ шаманки показался настолько знакомым.
  - Роберт умер... - тихо проговорил Надир и сам испугался того, что сейчас сказал.
  Старуха молчала, все еще не выпуская его руку.
  - Считаешь, что встречала меня раньше? - произнес он скорее утверждающе. - Только ты заблуждаешься. Тот, кого ты знала, его здесь нет, а я - не он.
  - Ох, Роберт! - воскликнула старуха, - ты все-таки потерял глаза. А я надеялась, что удастся всего этого избежать.
  - Не называй меня так, - Надир нахмурился.
  - Я все равно вижу тебя, - возразила старуха. - Роберт, не спорь со мной, мои глаза не врут. Ты позволил им захватить тебя. Но мы оба знаем, что ты сильнее этого.
  Надир вновь посмотрел ей в глаза, потянулся разумом и наткнулся на невидимый барьер. Женщина остановила его.
  - Нет, Роберт, не так.
  Он вздрагивал, всякий раз, когда она называла его Робертом.
  - Не надо, - тихо попросил он, опуская голову. - Это всего лишь оболочка, и та не совсем целая, начинка теперь другая.
  - Понимаю. Все забыли тебя, но я-то помню.
  Надир резко отстранился, заметив в толпе несколько человек из внутренней полиции.
  - Нужно уходить. И тебе и мне, Марта, быстро, - проговорил он, наконец-то вспомнив имя женщины. И набросил маскирующее покрывало, а потом, убедившись, что старуха ушла, мысленно произнес, точно зная, что Марта его услышит: "Не ищи меня, не приходи больше. Я сам тебя найду".
  
  38. Надир. (Маллия).
  
  "Я тебя найду", - пообещал Надир Марте, понимая, что в этом есть определенная необходимость, и через несколько часов покинул город, взяв направление на горы. Надир вспомнил достаточно, чтобы знать, где ее искать, поэтому поднявшись на нужную высоту, без труда обнаружил проход в долину, ведущую к перевалу, нашел речушку и шел вдоль нее пока не заметил хижину.
  Перейдя речку вброд Надир, остановился. Ветхий неказистый домишко, импровизированный дворик, пасущиеся козы. Дверь была открыта. Надир заглянул внутрь. Никого. Тогда он вышел во двор. Близился вечер. Через пару часов станет совсем темно. Он сел на крыльце и решил подождать. На него снизошло спокойствие, будто он наконец-то достиг цели затянувшегося путешествия. Надир сидел, положив на колени руки, и смотрел на сухие пучки зимних трав, мерно качающиеся на ветру, блестящую ленту реки, и пушистые облака, бегущие по синеватому небу.
  Прямо перед ним на залитой ярким солнечным светом тропинке появилось нечто, похожее на довольно большого чешуйчатого ящера. И Надир почему-то подумал, что это зверюга. Нет, он, конечно, представлял, как имплантат выглядит на самом деле. Однако сейчас Надир был уверен, что перед ним именно зверюга и, появление имплантата в таком виде, странным образом, не выглядело неожиданным.
  Ящер, казалось, спал. Он лежал, свернувшись колечком, изумрудно-зеленые чешуйки переливались на солнце. Вдруг зверюга зашевелился, вытянулся во весь рост, потом приоткрыл один глаз, внимательно посмотрел по сторонам и снова закрыл.
  "Вот как, - подумал Надир, - не спит, гаденыш, прикидывается. Замер в режиме ожидания и активируется мгновенно, как только потребуется".
  Изображение зверюги дрогнуло и рассыпалось, зеленые чешуйки покатились по земле. Надир потер глаза руками, пробормотав: "Надо же, привиделось".
  Когда убрал руки, то увидел мальчишку. Тот стоял всего в паре метров от Надира. Непонятно откуда ребенок взялся на тропинке, секунду назад там никого не было. На вид пареньку лет восемь - десять. Похож на эртанца. Черные глазищи в пол лица, темные вьющиеся волосы, чумазая мордашка. Надир вздрогнул. Мальчишка до одури походил на него самого в этом возрасте, вернее на Роберта. За исключением цвета глаз. Он приблизился и протянул Надиру руку.
  - Идем, со мной, - произнес мальчишка тонким детским голосом, - все собрались, кроме тебя. Идем. Не заставляй себя ждать.
  Надир с удивлением рассматривал гостя. Ребенок с совершенно недетским выражением, застывшим в угольно черных глазах. Они могли бы принадлежать древнему старцу, видевшему на своем веку слишком много. Чужие глаза. Надир поднялся, принял протянутую ему ладошку и сделал шаг...
  
  Надир очнулся от того, что кто-то положил руку ему на плечо. Открыл глаза и увидел стоящую рядом с ним старушку.
  - Пришел все-таки, - Марта присела рядом. - Дай посмотреть на тебя. - Она осторожно убрала ему волосы со лба и потрогала металлическую пластину - Досталось тебе, однако. По крайней мере, все еще похож на человека, не такой как другие. И ты пришел. Вот что скажу, Роберт. Помощь возможна, но придется и самому поработать.
  - Я не Роберт, - упрямо повторил Надир, - я потерял его, поможешь найти?
  - Так ты за этим пришел? - Марта улыбнулась. - Что ж, идем со мной.
  Они вошли в хижину. Старушка усадила Надира на топчан.
  - Ты уже был здесь, помнишь?
  - Смутно. Роберт открыл не всю память.
  - Я приготовлю для тебя чай. Это ослабит контроль и сдвинет сознание. Будет непросто, но мне кажется, что ты справишься.
  - Собираешься воздействовать на меня травами? - Надир хрипло рассмеялся, - эртанская шаманка пускала мне кровь и пела. Странные у вас методы, однако. Кстати она выглядит как твоя сестра.
  - У меня нет сестры, и никогда не было.
  - Хорошо, - сказал Надир. - Так вот и я - не Роберт. Мое имя - Надир, и мы разные. Прошу это принять.
  - Раз ты так настаиваешь, - согласилась Марта. Она поставила на стол котелок, достала с полки пучки разных трав и, отобрав нужные, сложила в котелок. Затем залила водой и поставила на огонь вариться. Когда отвар закипел, Марта налила полную кружку, осторожно помешала, накрыла крышкой и отодвинула.
  - Почти готово. Сейчас настоится, и будешь пить. А пока давай поговорим.
  Взяв Надира за руку, старушка закатала рукав и провела пальцем по змеистому уродливому рубцу.
  - Что они с тобой делали! - воскликнула она.
  - Ты без рубашки меня не видела, - Надир криво усмехнулся. - Утратил способность к восстановлению. Повезло... остаться одним куском. - Он хмыкнул и замолчал.
  - И глаза у тебя больше не синие. Больно?
  - Нет. Я практически ничего не чувствую, боли в том числе. Разве что, появилось кое-что новое.
  Надир задумался, старушка вызывала доверие, он чувствовал, даже знал отношение к ней Роберта, поэтому расстегнул рубашку, показывая свежие шрамы. Шесть аккуратных рубцов и один в центре.
  - Печет под кожей, - пояснил Надир.
  Марта протянула руку, но не коснулась, внезапно нахмурившись.
  - Как это случилось?
  И он начал рассказывать, с самого начала, с того момента, когда очнулся в лаборатории доктора. Чтобы ускорить процесс Надир сформировал сжатый ментальный образ, намереваясь отправить, но Марта остановила его, сказав, что лучше словами и он, почему-то сбиваясь, путаясь, и периодически переходя на таррианский, рассказал ей все.
  - Ты знаешь, что они со мной сделали, встречала подобное?
  - Точно не скажу, нужно подумать. Узор непростой и под кожей что-то происходит.
  - В моей голове тоже что-то происходит, - устало заметил Надир.
  - Для головы у меня чай и он, наверное, уже готов. - Марта сняла крышку и снова помешала напиток. Удовлетворенно кивнув, поднесла кружку Надиру. - Пей. Только немного и сразу ложись. Это сильная штука.
  Надир послушно сделал несколько глотков и улегся на кушетке, вспоминая, что это уже с ним было в этой комнате, много дней назад. Минут через десять почувствовал тяжесть во всем теле. В глазах начало двоиться.
  - Ты дала мне наркотик, - прошептал он
  - Яд, - Марта хищно улыбнулась, - но ты не умрешь. По крайней мере, не сейчас.
  Неожиданно он почувствовал импульс в сознании. Приказ. Генерал вызывал его. Надир попытался пошевелиться и не мог.
  - Даже не пробуй, - сказала Марта, - встать у тебя не получиться.
  - Это приказ, я не могу не выполнить его, - Надир с трудом шевелил непослушными губами.
  - Можешь. И это первое, что тебе придется побороть.
  В голове пульсировало. Напряжение стало невыносимым. Он слышал приказ и не мог повиноваться. Ему казалось, что мозг сейчас взорвется.
  Марта приподняла его голову и поднесла кружку.
  - Пей, еще.
  Надир послушно глотнул. Все поплыло перед глазами. Он почувствовал жжение под пластиной и удивился, раньше в районе пластины была полная потеря чувствительности. Но именно там сейчас пекло, точно так же как и в местах новых шрамов. Внезапно жжение прекратилось, и Надир ощутил, как его сознание вырывается в окружающее пространство. Это вызвало неописуемый восторг. Наконец-то, ему доступно то, что получалось только у Роберта.
  Еще секунда и Надир полетел над ночной долиной. Сначала нужно вернуться в город. Оттуда шел импульс приказа. Достаточно сильный, не дающий освободиться полностью.
  Не успел он подумать о городе, как тот сразу возник перед ним. Надир вихрем пронесся по улицам. Вот оно. Знакомое здание, ему сюда. В кабинет Ван Дюрена он влетел через открытое окно, успев подумать, что можно и сквозь стены, но как-то не слишком привычно.
  Генерал, нахмурившись, сидел за столом, в руке - погасшая сигара. Надир подобрался совсем близко и заглянул ему в глаза. Ван Дюрен в ярости отшвырнул сигару, следом полетела массивная пепельница. Надир вздрогнул, когда пепельница прошла сквозь него и, ударившись об стену, разлетелась на мелкие осколки.
  Генерал схватил коммуникатор и рявкнул:
  - Фрэнк, ты его нашел? Докладывай немедленно.
  Надир услышал приглушенный голос напарника. На удивление Фрэнк отвечал спокойно и уверенно.
  - Да, нашел. Дрыхнет в своей норе. Утром разбужу и притащу. Тебе же не срочно?
  - Хорошо, пусть спит. Но утром сразу ко мне, - генерал резким движением выключил связь.
  Фрэнк врал, прикрывая его, и Надиру стало не по себе. Внезапно он почувствовал, как слабеет импульс генеральского приказа. Он все еще слышал команду, но понял, что может не подчиняться, и вздохнул с облегчением, только сейчас до конца осознав, насколько же его угнетало состояние контроля. Одно печалило. Придется вернуться к утру, чтобы не подводить Фрэнка.
  
  Надир покинул здание и понесся прочь из города. Вверх, в горы, выше, еще выше, он ракетой взвился ввысь и в мгновение ока воспарил над облаками. Ночное небо приветствовало густой чернильной темнотой и яркими россыпями звезд.
  Первым делом навестить Марику. Сердце защемило от нежности и тоски, он ведь почти уверил себя, что не увидит ее больше. В Эрте Марика в безопасности, а он сегодня есть, а завтра...
  Эрта встретила неосвещенными улицами и темными окнами домов. Конечно, уже поздно, все спят. Но где искать Марику Надир знал. Он скользнул сквозь стену и застыл, боясь потревожить, забыв, что невидим и не слышим. Мирика спала, спокойно и безмятежно. Захотелось заглянуть в ее сны, напеть колыбельную, навеять что-то хорошее. Он пробовал прикоснуться к ее сознанию, ласково, осторожно, почти незаметно, а потом чуть сильнее, со всей нерастраченной нежностью, на которую был способен. Марика откликнулась, улыбнулась во сне, а он представил, как вместе, взявшись за руки, они идут вдоль берега, по самой кромке воды. Марика наклоняется, поднимает ракушку, вытряхивает из нее песок. Темные кольца волос падают на лицо, тихо звенят монетки. Марика улыбается и заправляет за ухо непослушную волнистую прядку. Набежавшая волна тревожит стайку чаек, устроивших драку из-за кусочка водоросли, и те с громкими криками, взлетают в закатное небо.
  Надир отстранился. Если бы мог, то, наверное, вздохнул. Времени слишком мало, а ему нужно многое успеть сделать. Он с трудом заставил себя оторваться от созерцания спящей Марики и покинул Эрту.
  
  39. Надир.
  
  Небо, ночь, звезды. Надир сосредоточился, пытаясь нащупать след, выброшенный Робертом в окружающее пространство. Что-то еле заметное витало в воздухе, слишком эфемерное, чтобы уловить. Элементарно не хватало знаний и умения. Надир напрягся и вспомнил - необходимо выйти на другой уровень восприятия.
  Точка. Яркая вспышка. Вход. Навыки сработали автоматически. Вокруг Надира плескалась густая желеобразная масса. Она заполнила собой пространство, колыхалась волнами, то сдавливая, то отпуская. Разум - беззащитный и одинокий, барахтался в ней, не зная, что предпринять. Надир запаниковал, на секунду подумав, что сейчас захлебнется, но тут же успокоился. Минутная паника сменилась анализом, он попросту забыл, как здесь передвигаться. Сконцентрировавшись, Надир осмотрелся. Окружающий его кисель светился. То там, то здесь вспыхивали каскады искр, будто сквозь киселеобразную субстанцию проходили электрические разряды. И еще Надир разглядел туннель. Вернее множество туннелей, расходящихся из точки, в которой он находился. "Интересно, Роберт в этом состоянии видит то же самое?" - подумал Надир и тут же уловил след, выглядевший как нечто мерцающее, словно фосфоресцирующий объект на большой глубине. "Ага, значит, о желаемом нужно думать", - обрадовался он. Снова вызвал образ "старшенького" и свечение усилилось. Заметив, откуда исходит свет, Надир поплыл. Периодически след терялся, особенно на пересечении туннелей, тогда приходилось останавливаться, иногда возвращаться назад и начинать заново. Так Надир и передвигался, потихоньку, осторожными выверенными движениями, пока наконец, его не вынесло в другое место, полное мерцающих точек, где кисель казался менее густым. Свет, сумрачный, но довольно сильный, отражался от поверхности, как если бы здесь имелись стены, и прежний отголосок, оставленный Робертом, растворился, практически исчез.
  Надир задумался. В сознании проносился поток информации: названия звезд и созвездий, туманностей и галактик, координаты планет. "Но это все для астронавигации, здесь задействован иной принцип. И вообще, если рассуждать логически, куда мог податься Роберт? - подумал Надир и тут же вспомнил Тарру. - Безусловно, Тарра - наиболее вероятное место, в которое братишка отправился бы. Осталось понять, как туда попасть".
  Надир вспомнил ощущение, словно сидишь в комнате и читаешь книгу, вернее, в его случае, звездный атлас. Роберт летал подобным образом. Что ж попробуем. Надир представил раскрытый атлас и перевернул страницу. И каждый раз его сознание перемещалось вместе со страницей. Надир листал все быстрее и быстрее, и россыпи звезд проносились перед ним. Но Тарры среди них не было. Ее не существовало в этом атласе, и тогда Надир открыл другой. Иная вселенная, иная галактика, и энергетические ворота охраняющие вход, пройти через которые позволено только кораблям его народа. Но что ему эти ворота. Он всего лишь разум, маленький сгусток энергии, мысль, блуждающая среди звезд.
  Внезапно Надир оказался в пещере. Той самой, настоящей пещере на Тарре и снова, как и в туннелях, почувствовал недавнее присутствие Роберта. След светился довольно ярко.
  Надир опустился на камень у воды, растекся полупрозрачным туманом - ему нравилось представлять себя некой субстанцией, чем-то видимым, и тихонько позвал. Озеро откликнулось приветствием, узнало, не отвергло. Надир улыбнулся, потянулся сознанием, но его тут же мягко вынесло из пещеры наружу. То, что жило в глубине озера, не отталкивало, но и не спешило общаться.
  Снова знакомое место. Надир оттолкнулся от земли и взлетел, воспарил над морем, теплым морем Тарры. Он хорошо помнил, какое оно, почти чувствуя соленые брызги на губах. Захотелось нырнуть, окунуться в прозрачную бирюзовую воду и плыть. Надир погрузился в море и сразу вынырнул, не в состоянии ощутить прикосновение воды на коже. Это расстроило. Ему казалось, что должно быть по-другому и Роберт, отправляя в путешествие сознание, использовал иную технику, беря с собой восприятие или даже частичку тела. Надир так не мог, с сожалением вспомнив, что его тело, неподвижное и беспомощное, осталось на деревянном топчане в маленькой хижине, бесконечно далеко отсюда.
  Надир полетел над морем, пересек залив. Роберт жил здесь, дом на скале - совсем рядом. Укромный пляж, скрытый от посторонних взглядов, а на просторной площадке - корабль, забытый и одинокий.
  Надир приблизился. Немного замешкался у входа, примеряясь, а затем осторожно, словно боясь потревожить спящего зверя, скользнул внутрь. Проплыл по узкому коридору в рубку и удобно разместился в кресле пилота, вернее, представил, что разместился. Надир запутался окончательно, чувствует ли он что-нибудь или это всего лишь отголоски памяти Роберта. Но сейчас, находясь в сердце корабля, представлял себя легким маревом, которое стелилось по рубке и пыталось дотянуться до каждого элемента. Захотелось прикоснуться пальцами к прозрачной панели, активировать ее, снова испытать единение сознаний пилота и дина.
  А вот следов Роберта здесь не было, хотя братишка точно посетил Тарру, в этом Надир уже не сомневался, однако к кораблю не наведывался. Необычный знак в форме ладони на панели управления привлек внимание. Символ неизвестного назначением и применения. Еще одна маленькая тайна "старшенького"? Надир сосредоточился на знаке. Неясные образы замелькали в сознании. Он пытался задержать их и не мог. Воспоминания ускользали как вода, вытекающая через сито. Инстинктивно Надир потянулся к разуму корабля, но что-то не давало войти с ним в контакт. Дин его не видел.
  "Не тот пилот", - с сожалением подумал Надир, покидая звездолет. Он переместился в столицу, вспомнив, что Роберт не любил шумную городскую суету, предпочитая уединение. Но отголосок "старшенького" вел именно туда.
  Королевский дворец. Вернее то, что они называли дворцом по старой традиции, принеся это слово откуда-то из глубокой древности. А на самом деле просторный дом, построенный еще прапрадедом Роберта.
  Надир опустился на одну из террас в левой части здания. Нежилое крыло, раньше - принадлежащее Роберту. Здесь след ощущался довольно отчетливо. Огромная стеклянная дверь была закрыта. Надир попробовал зайти внутрь, но не смог, словно в столице действовали другие законы. "Или Роберт запечатал вход, с него станется", - разочарованно подумал Надир и двинулся вдоль стены. В окне мелькнула фигура женщины. Яркая вспышка обожгла сознание. Он знает кто она. Надир вихрем метнулся к окну и почувствовал сильный удар, почти болезненный. Его разум напоролся на непреодолимую преграду. И не так как во время предыдущей попытки. Он не просто не мог войти, его с силой выталкивало обратно. Бессознательно Надир начал биться о стекло, пытаясь его разрушить. И каждый удар глухой болью отдавался в сознании. "Мама, мама, открой, - мысленно закричал Надир. - Мама, неужели ты меня не видишь, я ведь пришел? Неужели ты не видишь, что я здесь?.. Мама, пожалуйста, впусти меня".
  Но женщина смотрела сквозь него, не видя и не слыша, а затем отвернулась и ушла вглубь комнаты.
  
  Разочарование, боль, обида, ярость. Чувства жгли, раздирали на части. Обида на Роберта, закрывшего вход. Братишка появлялся здесь, без сомнения, Надир видел явный свежий след, оставленный "старшеньким". Конечно же, он повидался с матерью. А его, значит, не пускают. Недостаточно хорош. Лишний, никому не нужный объект, раковая опухоль, подлежащая уничтожению? Хотелось выть, ломать и крушить, но разве он что-нибудь может?
  И тут Надир услышал тихий голос, почти шепот, ласковый, утешающий. Слова - не таррианские, похожие, но другие. Надир вслушивался в интонации, певучие фразы и, как ни странно, успокаивался. Но кто это, кто говорит с ним?
  - Я, - прозвучал ответ.
  - Кто ты и где?
  Надир завертелся, как если бы у него была голова, и он озирался по сторонам.
  - Я - там, - произнес голос, - и я тебя помню.
  - Ты, это кто? Почему не отвечаешь? И почему я не могу войти? Они отказались от меня... Они все, и даже Роберт, предали меня забвению.
  - Не обижайся на брата, Надир. Никто здесь не видит ни тебя, ни его. Никто, кроме меня. Я знаю, что вас двое и знаю, что с вами происходит. Вы оба - мои дети.
  И голос исчез, наваждение растаяло. Надир так и застыл в недоумении, лихорадочно соображая, кто же это говорил с ним. Спустя мгновение пришло понимание.
  
  Внезапное нахлынуло воспоминание. Тонкая женская рука на панели корабля. Прядь медных волос. Ну, конечно же! Подружка Роберта. Он вспомнил ее имя - Дженни. Не успел Надир подумать о девушке, как его снова втянуло в тягучий кисель, только теперь Надир не мог двигаться самостоятельно. Субстанция сама несла в нужную сторону. Пространство свернулось и развернулось вновь.
  Другая галактика, другая планета. Яркий солнечный день. Девушка шла по парковой аллее. Под ногами шуршали листья такие же медные, как и ее волосы. Осень? Надир огляделся. Не похоже. Парк находился под куполом. Здесь все искусственное, времена года тоже. Вон там, на соседней улице - весна.
  Надир поспешил за Дженни, представив себе ветром, небрежно поднял с земли охапку листьев и закружил их вокруг девушки. Надо же, получилось!
  - Дженни, - тихонько позвал он, - Дженни.
  Она остановилась, словно услышала. А Надир, обрадовавшись, что может воздействовать на окружающую среду, продолжал закручивать листья в небольшие смерчики и подбрасывать их в воздух. Девушка опустилась на парковую скамейку. Она выглядела такой грустной и задумчивой, что Надиру захотелось ее утешить. Он подобрался поближе и легонько дотронулся до ее щеки. Дженни вздрогнула, прижала к лицу ладонь.
  - Роберт? Ты уже очнулся? - прошептала она.
  
  40. Надир.
  
  Надир вздрогнул и открыл глаза. Комната плыла перед ним, картинка дрожала, он никак не мог сфокусироваться.
  - Я... - прохрипел Надир. - Марта, мне нужно вернуться обратно.
  - Тише, тише, - старушка погладила его по голове.
  - Ты не понимаешь, это важно. Я, кажется, нашел Роберта. Налей своей отравы... быстрее.
  Марта коснулась его лба, пощупала, нахмурилась и, немного помедлив, положила на голову повязку. Влажная ткань приятно холодила кожу, Надир это почувствовал. Он уже забыл, что значит вот так чувствовать. Маленькие простые и недоступные радости.
  - Ш-ш-ш, все хорошо, закрой глаза, расслабься и не переживай. Ты волнуешься, от этого температура поднимается. Если успокоишься, сам найдешь дорогу, без питья, его много нельзя.
  Надир послушно закрыл глаза и оказался в квартире. Мгновенно, даже не пришлось продираться через кисель. Увидел Дженни, а на диване лежащего Роберта.
  - Дженни?
  Девушка вздрогнула, услышав Надира и повернулась. Милое личико, веснушки, вздернутый носик и темные глаза цвета теплого меда. Под глазами круги, как после бессонной ночи. От неожиданности Дженни прижала ладошку к губам.
  - Не бойся, не обижу, - быстро проговорил Надир.
  - Ты его... брат, ведь так? - неуверенно спросила Дженни, успокаиваясь.
  - Значит, видишь меня? - спросил Надир, словно это "видишь" было важнее, чем все остальное.
  - Вижу. Это ты был в пещере?
  - Да, - он утвердительно кивнул, - кстати, меня зовут Надир.
  - Надир? - в голосе Дженни сквозило удивление, - имя, или как противоположность зениту?.. Впрочем, не важно. Сможешь его разбудить?
  Надир подошел к дивану и только сейчас сообразил, что выглядит вполне по-человечески и материальным, спокойно передвигается на двух ногах, а не стелется белесым туманом. Роберт лежал с закрытыми глазами, свернувшись клубком, поджав ноги к подбородку. Но что-то казалось неправильным. Надир присмотрелся и понял, что именно его смутило. Неестественно застывшая поза и полная неподвижность. А так же наличие всего лишь еле заметного следа "старшенького", словно Роберт находился не здесь, а где-то еще, и на диване присутствовало его отражение, проекция.
  - Давно он так?
  - Почти сразу как я вернулась. Вечером зашла в комнату и обнаружила его спящим. С тех пор так и лежит, даже позу не меняет, замер будто статуя. И выглядит не так. Раньше я его коснуться могла, ну почти могла. А сейчас, смотри. - Дженни провела рукой.
  От фигуры Роберта разошлись круги, как от водной поверхности. Изображение дрогнуло, на мгновение померкло, а затем восстановилось.
  - Он не здесь, - пояснил Надир.
  - Не здесь... а где? Можешь его найти? - голос Дженни звучал испуганно.
  - Попробую. Вспомнить бы, что для этого нужно сделать.
  Надир сел на краешек дивана, вытянул руку и осторожно коснулся Роберта. Пальцы ожидаемо прошли сквозь тело, но такого эффекта как у Дженни не получилось. Роберт не исчез. Вообще ничего не произошло. "Я не настолько материален, чтобы вызвать возмущение поля", - подумал Надир.
  - Если он не здесь, может быть попробовать сместить восприятие? - задумчиво сказала девушка. - Как в белой комнате.
  "Молодец, эта маленькая подружка Роберта, соображает", - одобрительно хмыкнув, подумал Надир. Сосредоточился и уже осмотрел Роберта под другим углом. Неподвижно лежащая фигура была обмотана чем-то похожим на паутину, или плотный кокон, от которого во все стороны расходились нити. Нити, или скорее тонкие жилы, пульсировали, словно по ним что-то туда-сюда перетекало. Надир подумал, что они связывают этого Роберта и место, в котором он находился, возможно. Хотя возможно, ситуация гораздо сложнее. Это нити-обманки, только одна из них правильная и нужно перебрать все, чтобы понять? Надир отвлекся, обдумывая. Пространство дрогнуло, он снова вернулся в комнату.
  - Что, что ты видел? - Дженни накинулась с расспросами.
  Он медлил, не зная, что ответить.
  - Можешь мне показать, или взять с собой? - попросила она. - А еще скажи, что происходит с тобой, с ним там? Роберт ничего не объясняет... И я не знаю. Ты, он, вы вообще живые? - Дженни замолчала и отвернулась.
  - Живой он, ну и я как бы тоже. Сейчас вытащу его, где бы там он не находился, и прослежу, чтобы больше никуда не попал, - ответил наконец Надир, поднимаясь с дивана и усмехнулся, словно, следить за Робертом, являлось его святой обязанностью. - А с остальным мы вместе разберемся, не переживай.
  Пообещав Надир, почувствовал укол совести. Роберт или говорил правду, или, если не мог, молчал. Поэтому и не рассказывал многого своей подружке. Он же сейчас, успокаивая ее, дает ложные обещания, а что оно получится на самом деле, кто из них выживет и выживет ли вообще, еще вопрос.
  Он осторожно дотронулся до Дженни. Девушка почувствовала и вздрогнула, поворачиваясь. Надир же снова погрузился в смещенное пространство. Другое измерение. На этот раз он осматривался внимательнее, стараясь ничего не упустить, размышляя и анализируя. Кроме заключенного в кокон Роберта вся комната выглядела иначе. Стены неровные, покрытые выбоинами и трещинами, посередине комнаты пол разломан. Надир подошел. Увидев разбитые доски и обрывки перекрытия, подумал, что настоящий дом Дженни вряд ли сделан из дерева и вообще у нее первый, этаж. Провал, уходил куда-то вглубь. Надир остановился у самого края и заглянул: дна не видно. Сбил ногой обломок доски, долго прислушивался, но звука падения не дождался.
  Изменилась не только комната, но и Дженни. Девушка выглядела бледной, истощенной, будто на этом уровне что-то тянуло из нее силы, глаза еще больше расширились, потемнели, а волосы наоборот утратили медный цвет, стали тусклыми и безжизненными, повисли спутанными прядями. Надир подумал, что точно не возьмет Дженни с собой, здесь ей делать нечего. А вот в какую переделку попал "старшенький" и что все это значит? Надир вернулся к дивану. Попытался потрогать Роберта в этом измерении. Эффект получился почти как у Дженни. От кокона разошлись круги, и нити-жилы протяжно загудели. Надир присмотрелся. Одна из них выглядела чуть толще остальных. Может быть именно она верная? Или наоборот, нужно искать ту, что тоньше и неказистее?
  Почувствовав рывок, он вернулся назад в комнату. Находиться в смещенной реальности оказалось непросто. Дженни застыла в той же позе, и только сейчас повернулась - в глазах немой вопрос: "возьмешь меня с собой?"
  "Время там идет быстрее", - подумал Надир. Вход туда, походил на прыжок на большую глубину, нужно задержать дыхание, нырнуть, сделать все что успеваешь, пока не кончился воздух, вынырнуть отдышаться и повторить выше перечисленное.
  Он занервничал, не совсем понимал, что именно от него требуется. Подумал, что Роберт на его месте, уже нашел бы выход. Стоп. Вся, ну почти вся память "старшенького" у него в наличии и, пользуясь этими знаниями и опытом, он вполне способен справиться с задачей. Надир снова нырнул и почувствовал сопротивление. Пространство в момент прохождения покрылось рябью, сдавило и разошлось волнами.
  Что же получается. Роберт ушел, находясь в энергетической форме, Надир наконец-то это понял. Но энергии, как таковой у "старшенького" нет. Пытаться выкачивать ее бесполезно. Что же тогда перетекает по жилам? Хм, а в этом измерении, присутствие Роберта гораздо более ощутимо. Только непонятно куда идти, направления отсутствует. Все пространство напитано "старшеньким". Как будто Роберт находится сейчас везде, в каждой точке смещенной реальности. И почему здесь все так сильно разрушено? Вспомнилось убежище с птицами. Везет же Роберту на развалины.
  Надир вынырнул, и его чуть было снова не перенесло к Марте. Почувствовал сдавленный отголосок боли. Надо же, напиток Марты вернул чувствительность. Интересно надолго ли? Для него настоящего, пребывание в измененном пространстве давалось тяжело. Но, почему-то верилось, что Марта знает, что происходит и сумеет о нем, вернее, о них позаботиться.
  Дженни больше ни о чем не спрашивала. Она невозмутимо сидела рядом с Робертом, не мешала, не впадала в истерику, а спокойно и внимательно наблюдала за действиями Надира, готовая прийти на помощь, как только понадобиться. Надир посмотрел на девушку с одобрением, почти с восхищением. "Повезло тебе, братишка, главное не перемудри", - подумал он.
  Он приготовился, представив как в реальности зажмуривается, и прыгнул. На этот раз ощущения от входа оказались еще менее приятными, возмущение пространства с каждым разом становилось сильнее. Но и промежуток времени, на который удавалось погрузиться, увеличивался. Тем не менее, время шло, а найти решение не получалось, он что-то упускал. "На высоких уровнях необходимо раскрыться", - вспомнились уроки Башни. И Надир раскрыл сознание. Эффект получился неожиданным, все чувства многократно обострились. И этим новым изменившимся восприятием он рассматривал окружающее пространство. Помещение, в котором он находился, больше не выглядело руинами. Просторный зал, по стенам растекался мягкий свет. Наружу вели две двери. Обе приоткрыты. От одной из дверей ощущался сильный отголосок Роберта, даже не след, а ментальный запах. "Я превращаюсь в дина", - подумал он, и внезапно понял, что одна дверь вела туда на Маллию, а другая - в нечто, где Роберт совсем недавно побывал. Как ни странно, между Маллией и неизвестным местом или планетой была связь. Он сделал пометку на потом, чтобы проверить, проследить.
  Бессознательно Надир перешел на следующий уровень восприятия. Двери исчезли, вместо них - туннели, подобные тем, по которым он шел на Тарру. Посередине помещения - колодец. Мощный луч синего света, бьющий вверх. Роберт, распластанный под самым потолком и обвязанный нитями. Надир подошел поближе. Часть нитей сползала в колодец, а часть расходилась в разные стороны. Вдали виднелся еще один подобный колодец и еще один и еще. Надир обошел помещение по кругу. Шесть колодцев и главный - строго посередине. Роберт - жертвенная фигура, растянутая подобно звезде, над центральным колодцем. Что-то напоминает. Надир рванул рубашку. Так и есть. Узор на коже, новые шрамы и от них тонкие полупрозрачные нити, тянущиеся к колодцам. Он раздраженно выругался, витиевато, как часто слышал от бойцов на ринге. И рванул нити на животе. Тонкие, но прочные, острые будто проволока, они натянулись как струны, разрывая кожу, но Надир все тянул и тянул, пока зазвенев, они не лопнули одна за другой. Вытерев окровавленную ладонь, и где-то на грани восприятия удивившись, что порез выглядит так реалистично, Надир бросился к Роберту. Нужно перерезать жилы, образующие кокон, а потом подхватить, не дать упасть в колодец. Только вот чем? Ножа у Надира не было, возвращаться к Дженни за кухонной утварью не хотелось. Время пребывания подходило к концу. И хватит ли сил еще на один нырок, Надир не знал. Машинально, выбросил ладонь, представив, как на кончиках пальцев образуется энергия и, приняв форму луча, перерубает нити. Время замедлилось. Надир услышал звон на слишком высокой ноте - нити лопались, подхватил медленно падающего Роберта, и тут все завертелось, он только и успел вынырнуть в комнату к Дженни. И задохнулся, упал на колени, чувствую как там, на топчане, в хижине Марты, его телу не хватает воздуха, и как бешено колотится сердце.
  Подняв, наконец, голову он увидел Роберта, такого же обессилевшего сидящего рядом с Дженни. Девушка обняла его за плечи, братишка прижался к ней, уткнувшись лицом в грудь. Значит совсем плохо, не в характере Роберта вот так демонстрировать слабость. Надир подошел, и Роберт тот же дернулся, резко выкинув вперед руку с раскрытой ладонью. Надир вздрогнул, зная, что этот жест означает.
  - Роберт, ты чего?
  - Не приближайся, - прошипел Роберт.
  Надир замер в нерешительности. - Думаешь, это моя вина? Я - не причем, наоборот, искал тебя, с трудом вот нашел, - он улыбнулся, оправдываясь. - И вообще, пора уходить. Я - у Марты, помнишь ее? Она помогла до тебя добраться. Но...
  Надир остановился и посмотрел на Дженни. Объяснять, что на самом деле происходит, не хотелось. Изображение начало двоиться, его вот-вот выбросит. Он резко рванул Роберта на себя. Желеобразная масса сдавила со всех сторон. Пространство свернулось и развернулось.
  
  41. Надир. Роберт. Марта. (Маллия).
  
  Надир очнулся от крика. Кто кричал, неужели он? По всему телу расползалась боль - резкая, пульсирующая, давило в груди и боку. Он пытался дышать и не мог, открывая и закрывая рот, подобно рыбе, выброшенной на берег. Наконец-то удалось втянуть губами воздух, и он вдохнул, еле сдержав стон. От усилия в глазах потемнело, в висках застучало, словно в голове попеременно орудовали два назойливых молота. "Ничего себе, чувствительность вернулась, уж лучше как прежде", - подумал Надир.
  - Лежи, рано тебе вставать, - раздался голос Марты, - ослаб совсем.
  Голос звучал, как бы в отдалении, но старушка находилась рядом. Надир смутно видел мелькающую перед глазами женскую фигуру. Комната плыла. Его скрутило и вывернуло наизнанку. В желудке жгло огнем. Началось обычное носовое кровотечение. Надир попытался вытереться, а вместо этого размазал кровь по лицу и перекатился на бок, теряя сознание.
  
  Светящийся кисель, рвущиеся струны-нити, скрежет и звон искореженного рояля, плывущий туман, проступающие очертания комнаты в ветхой хижине.
  Над ним склоняется Марта, ее лицо совсем рядом - размытое, двоящееся. Смотрит на него, сочувственно гладит по лицу. Надир моргает и снова проваливается в черноту.
  
  Когда Надир открыл глаза, старушка держала его за руку, внимательно разглядывая ладонь. Глубокий порез, рана все еще кровоточила. Надир удивленно сжал и разжал пальцы. Обо что он мог порезаться? Ведь все, что случилось там, не происходило в реальности. Старушка положила на порез какую-то бурую массу и бережно перевязала руку.
  Наверное, он снова отключился, когда пришел в себя, увидел кружку, совсем близко, перед самым носом.
  - Пей, это вода, просто вода. Пей, - скомандовала Марта.
  Надир приподнялся и послушно сделал несколько глотков. Вода, но какая-то странная на вкус. У него с трудом получилось удержать жидкость внутри. Удивительно, но стало легче. Боль понемногу затихала. В изнеможении опустился на кушетку, закрывая глаза. Отдыхать. Как же он вымотался! Потом резко дернулся, вспомнив.
  - Роберт? - Надир открыл глаза.
  Полупрозрачный Роберт, скорчившись, лежал на полу и прижимал к животу руки.
  - Роберт, ты как? - тихо позвал Надир.
  Старушка странно на него посмотрела.
  "Не видит Роберта, думает, что я брежу," - подумал он и прошептал: - Марта, я не придумываю, не сумасшедший.
  Старушка удивленно вскинула брови, а потом повернулась, внимательно уставилась на то место, где лежал Роберт. Братишка под ее взглядом зашевелился и рывком сел, по-прежнему держась за живот. Марта бросилась к Роберту. Попыталась обнять его за плечи. Схватила руками пустоту и вздрогнула.
  - Вас действительно двое, - испуганно сказала она. - Роберт, ты в порядке?
  - Нормально, - он поднялся, переставая быть полупрозрачным, но в районе живота темнело пятно.
  - Значит ты Надир, - задумчиво сказал Марта, бросив на него взгляд, - и Роберт... Странный у тебя вид... Как же вы разделились? - Старушка изумленно разглядывала братишку. - Тебя нельзя выпускать из виду, начинаешь исчезать, - промолвила она.
  Роберт, пошатываясь, подошел к топчану и сел рядом с Надиром.
  - Я все понял, извини, не так отреагировал, - сказал он.
  - На тебя напали из-за меня... - хрипло прошептал Надир. Картина возникла перед глазами: дрожащее марево, появление Роберта в пещере, яркая вспышка света, испуганное рычание леопарда.
  - Не совсем так, на меня напал ты.
  Роберт не шутил, выглядел вполне серьезно. Хмурился, кусал губы, как обычно делал, если переживал или задумывался. "Неудивительно, что он злой, если действительно в такое верит". - Надир хотел было возразить, но Роберт перебил на полуслове:
  - Я почти дошел, видел тебя в пещере. Позвал, но ты не реагировал, набросился на меня, намотал веревки, и смотрел, как на врага. Я не мог дозваться, достучаться до твоего сознания. Это был ты, но, в тоже время, не ты. Я только сейчас понял. Меня скрутило, и я очнулся уже там, в коконе, связанный по рукам и ногам, практически оглохший и ослепший. Не знаю, сколько времени так продолжалось. Сил никаких, не мог вырваться.
  - Прости. Не помню ничего, - прошептал Надир, - я видел Дженни в пещере. Она пробыла несколько секунд и исчезла, а тебя... даже следа не почувствовал. Что происходило в коконе?
  - Со мной ничего не делали, просто удерживали. Кто - не знаю, не успел заметить. Первый шок прошел, начал анализировать, а тут и ты подоспел. - Роберт замолчал и наконец-то улыбнулся. Получилось вымученно и натянуто.
  Надир не сводил глаз с темного пятна у "старшенького" на животе. Выглядело, словно в братишке пробурили дыру, и эта часть Роберта отсутствовала.
  - Что с тобой?
  - Энергетическая пробоина. Появилась сразу после твоего ранения, но быстро затянулась. А сейчас открылась снова, когда ты меня из кокона выдрал. Не переживай, затянется, пройдет.
  - Последствия нападения, - констатировал Надир, - в месте, где тебя держали - шесть колодцев и седьмой посередине, та же схема, что и на мне. От меня к тебе нити шли, я их порвал и...
  
  Надира повело, выдернуло из комнаты. Образы путанные, сумбурные мелькали перед глазами. Что если все это бред, никогда не происходивший на самом деле? Реальность - сон, игра больного воображения и не существует ни Надира, ни Роберта, ни этой старушки. А он сам - осколок сознания, уничтоженного во время медицинского эксперимента, превращенный в замысловатый механизм, машину, подчиняющуюся командам и лишь на мгновения приходящий в себя. Или еще хуже. Нет никакой Маллии и генерала. Он - Роберт, обезумевший от горя и тоски после гибели жены, в доме на скале крушит стену руками. Надир с ужасом посмотрел на костяшки пальцев, вспомнив, как затягивал кожу и разбивал их вновь...
  
  - Ты чего? Прекрати, все хорошо. Эй!
  Голос Роберта привет его в чувство. Надир не закрыл сознание, позволив Роберту считывать. И братишка, пытаясь утешить, забирал его боль.
  - Это правда, все - правда. Мы оба есть, и ты и я, - тихо сказал Роберт. - Успокоился? Покажи место ранения.
  Надир приподнял рубашку, разрешив "старшенькому" осторожно коснуться шрамов. По рубцам пробежала волна искр. Роберт сразу же отдернул руку.
  - Интересно, - задумчиво проговорил он. - Выглядит как измененный тип энергии, отличный от моей.
  Надир вопросительно уставился на брата. Типы энергии, о чем-то таком он слышал.
  - Наша энергия различается по группам. Их всего пять. Подумай и вспомнишь, информация у тебя имеется. Моя - первого типа, довольно редкая, но это не суть важно. Сейчас, у тебя - другая, без тестирования не определить какая именно. Нападавший изменил тип и замкнул энергию внутри. Сложно сказать, как это удалось и главное зачем. Но... - Роберт развел руками.
  - Ты не можешь попасть обратно в тело? - догадался Надир.
  - Не могу. - Братишка выглядел беспомощным и растерянным.
  - Замкнули энергию? - задумчиво повторил Надир, - возможно поэтому, я освоил некоторые боевые приемы... но мне показалось, что знание пришло от тебя. - Надир повернул ладонь, собираясь продемонстрировать, но в ушах зашумело и, он ограничился передачей ментального образа.
  - Я понял, - улыбнулся Роберт. Запрещенные приемы. Меня ознакомили с ними в теории, но никогда не учили. Опасная техника, я бы сказал, убийственная, а ты понимаешь отношение нашей расы к насилию. То, что ты ими владеешь - хорошо. Пригодится и даже скоро.
  - Свернуть генералу шею, - мечтательно проговорил Надир. - Хотя я это и так могу, особых навыков не требуется.
  Роберт внезапно изменился в лице и нахмурился.
  - Никак не избавишься от своих принципов, даже после всего? - удивился Надир, подумав, что братишка, как всегда, в своем репертуаре.
  - Принципы тут не причем, - возразил Роберт со странной ухмылкой. - У Ван Дюрена другая судьба, я видел. И, поверь, свернуть шею, это еще очень гуманно.
  - А ты изменился... - Надир подобных слов от "старшенького" не ожидал.
  Роберт неопределенно пожал плечами.
  - Я пытался найти информацию. Есть кое-что по кинжалу, но немного. Когда был на Ароа, какие-то сектанты прицепились к Дженни и ко мне, не зная, что "вживую" мы там не присутствуем. Есть подозрение, что эти события взаимосвязаны, только не понимаю как.
  Надир прикрыл глаза. Туннели-двери. Свет, идущий из одного места в другое. И нечто связывающее, объединяющее две планеты. Казалось, он вот-вот ухватит зависимость, разберется, что к чему, но мысль ускользала.
  - Ароа, так называется место, где ты был?
  Роберт утвердительно кивнул.
  Надир моргнул и непроизвольно сместил восприятие. Разрыв энергетической оболочки на теле братишки выглядел прескверно. Воронка, одновременно закручивающаяся и затягивающая. И если она не прекратит расти, то поглотит Роберта. С этим придется что-то делать, слабо верилось, что затянется просто так. От самого же Надира, от шрамов тянулись нити, оборванные, с неровными краями, но все равно живые. Они беспорядочно двигались, вытягиваясь и сокращаясь. Надир вздрогнул, возвращаясь в реальность, неловко приподнялся и поморщился, снова почувствовав боль в груди.
  - Болит? - вклинилась в разговор Марта, - скоро пройдет. Но ваше тело не в лучшей форме.
  - Даже не ожидал, что настолько паршиво, - согласился Надир. - Привык ничего не чувствовать, а на остальное не обращать внимание, - проворчал он, понемногу приходя в себя. Боль почти ушла, только сердце все еще колотилось.
  - Подобное состояние вполне естественно, - пояснил Роберт. - Ты за мной нырял, без кантары и тренировки, находясь на энергетическом минимуме. Могло быть хуже.
  - Кстати, утром мне нужно вернуться. Не хочу Фрэнка подводить, - вспомнил Надир.
  При упоминании имени напарника, Роберт поморщился.
  - Он покрывает меня и вообще, неужели ты настолько злопамятный? Фрэнк тебе ничего не сделал, ну такого, чтобы невзлюбить его.
  - На Фрэнка я зла не держу, - возразил Роберт. - И тут же послал дополнительную информацию - предчувствие Эрика. - Не хочу, чтобы он из-за нас пострадал.
  Роберт встал, скрестив руки на груди, принялся мерять шагами комнату. Марта, посмотрев на него, хмыкнула:
  - Сядь, не мельтеши перед глазами. А ты, - обращаясь к Надиру, - поспи немного, если собрался утром идти, а то свалишься по дороге.
  - Дойду, не волнуйся, лишь бы не болело. Я так долго мечтал, чтобы чувствительность вернулась, а вот теперь не знаю, как от нее избавиться, - Надир виновато улыбнулся.
  - Работа напитка моего. Действие закончится, и снова будешь как прежде, - пообещала старушка.
  - А контроль? - спросил Надир с надеждой и повернулся к брату, - Роберт, отвар снял контроль, я мог не повиноваться генералу. Представляешь, забыл, каково это быть свободным.
  - Не знаю. Твой разум смог, а вот вместе с телом, и без напитка... - покачала головой Марта, - гарантий дать не могу.
  - Приготовь своего отвара, чтобы иметь под рукой, если понадобится, - попросил Надир.
  - Часто принимать рискованно. Тебе целый месяц нельзя, как минимум. Если возьмешь с собой, не удержишься, по глазам вижу. Вот через месяц придешь, посмотрю на тебя, может и приготовлю, - старушка обратилась за поддержкой к Роберту. - Поясни, он тебя послушается.
  - Наличие контроля не входит в наши планы, нужно избавляться и от него и от зверюги, - нахмурился Роберт.
  - Наши планы? - удивился Надир, - со мной поделиться не забыл?
  - Словами долго. Давай картинками обменяемся, я тебе отправлю, и ты передай, все, что я пропустил. Есть кое-какая идея, как нам выкрутиться. Не идеальный вариант, но возможный.
  Надир сформировал еще один образ, включив в него странные сны, отправил Роберту и долго обдумывал то, что получил от него. Хмурился, перебирая в уме варианты. Опасная затея, и, похоже, братишка принял решение, не переубедить.
  - А как же ты? - спросил он, наконец.
  - Выхода нет. Придется возвращаться в тело и уповать на таррианскую медицину, если они, конечно, до меня доберутся. Ты - молодой, вернее, ты - как личность моложе. Риск потерь есть, но минимальный. Мое сознание так не перенести. Или это буду уже не я. - Роберт грустно усмехнулся.
  - Вижу, ты все просчитал, - пробурчал Надир, понимая, что с Робертом спорить бесполезно. Хотя предложение не лишено логики, идея "старшенького" ему нравилась. Но братишка рискует, и довольно сильно. Надир вздохнул, в таррианскую помощь верилось с трудом.
  - Почему нас никто не видит на Тарре? - спросил Надир, вспомнив, как он бился о стекло, пытаясь войти.
  - Выпали из информационного поля, я так понимаю. На Тарре исключили саму возможность моего существования. Понимаешь, те, кто не верят в мою гибель или не знают о ней, и обладают повышенным восприятием, способны видеть энергетическую форму. Дженни, Марта, или, например, Эрик. Возможно даже твой Фрэнк.
  Надир вздрогнул. А что если Ван Дюрен его заметил? Хотя вряд ли. Генерал - не тонкая натура, всего лишь обучен некоторым трюкам. Надир успокоился и снова предпринял попытку сесть, что ему удалось, и даже голова не закружилась. Покосился на кружку, стоящую на столе и облизал пересохшие губы. Марта заметила, принесла еще воды.
  - Спасибо, - сказал Надир, возвращая чашку. - Странный вкус...
  - Из реки. А реку мы зовем - Радужная, потому что содержит много всего, - пояснила старушка. - Польза от этой воды большая. Тебе уколы делают, всякой дрянью пичкают. По-хорошему, нужно травками отпаивать, гадость из организма выводить.
  - Разберемся со всеми проблемами, я приведу его к тебе на восстановление, - рассмеявшись, пообещал Роберт.
  Старушка довольно заулыбалась.
  - Тогда так и поступим, - продолжил Роберт, - ты возвращаешься в город, как будто ничего не произошло, а я в Эрту, еще раз обследую защиту станции и на проходы посмотрю. Они здесь, неподалеку от твоей пещеры. Возможно, удастся восстановить транспортную сеть между материками.
  - У меня станцию открыть не получилось, - заметил Надир.
  - Насколько я понимаю, нам вдвоем нужно присутствовать, одновременно. По-отдельности система воспринимает нас как нечто неполное.
  - Сложно выполнимая задача, - фыркнул Надир, - особенно на данный момент. Или энергетическая форма подойдет?
  - Нужна материальная. Я надеялся, мы сможем объединиться. Но сейчас... Нужно подумать как.
  - И все из-за нападения на меня! - воскликнул Надир, добавляя замысловатое ругательство, и хмыкнул про себя, заметив, что Роберт - не любитель крепкой брани, брезгливо поморщился.
  - Изменения влияют на твой разум, это похуже различия в энергии. Я не знаю, что произойдет, если наши сознания соединятся.
  - Ты поглотишь меня, - догадался Надир.
  - Скорее наоборот. Я не в состоянии тебе сопротивляться. Меня, словно парализует. Проверять не буду. Не хотелось бы повторить предыдущий опыт, - Роберт выразительно повел плечами.
  Марта сидела в стороне и внимательно слушала. Надир подозревал, что она и мысленные образы ловила без проблем, но в основном молчала, иногда вставляя по слову.
  - А если воспользоваться чужим телом? - неожиданно спросила старушка.
  - Вряд ли получится. Человеческое тело не выдержит даже малой доли моего разума, - ответил Роберт. - Не говоря о сознании.
  - А Дженни? - удивился Надир, - Ты и она. Объединение разумов...
  - Тут другое, вот именно, что объединение, причем постепенное, а не подавление. Такое возможно проделать с сознанием человека. Но физическое присутствие Дженни на Маллии не поможет. Скорее всего, вход запечатан на прикосновение, мое прикосновение, не спрашивай, почему мое. Никто другой не откроет, даже представитель нашей расы.
  - Жаль, а то я собиралась побыть добровольцем, - предложила старушка.
  Роберт благоразумно и промолчал, а Надир, не обладая деликатностью брата, выдал:
  - Марта, сколько тебе лет?
  - Думаешь, если я - старая, то в жизни уже ничего не нужно и приключений не хочется? А вообще, я много чего могу, даже не представляешь насколько, - загадочно проговорила она.
  - Марта, где накопитель? - внезапно спросил Роберт.
  
Оценка: 9.39*31  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  Е.Кариди "Седьмой рыцарь" (Любовное фэнтези) | | П.Коршунов "Жестокая игра (книга 3) Смерть" (ЛитРПГ) | | С.Волкова "Жена навеки (...и смерть не разлучит нас)" (Любовное фэнтези) | | К.Марго "Мужская принципиальность, или Как поймать суженую" (Любовное фэнтези) | | А.Минаева "Академия Галэйн. В погоне за драконом" (Приключенческое фэнтези) | | М.Махов "Бескрайний Мир" (ЛитРПГ) | | И.Смирнова "Проклятие мертвого короля" (Приключенческое фэнтези) | | Е.Лабрус "Держи меня, Земля!" (Современный любовный роман) | | Т.Сергей "Делирий 3 - Печать элементов" (Боевая фантастика) | | А.Медведева "Это всё - я!" (Юмористическое фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Арьяр "Академия Тьмы и Теней.Советница Его Темнейшества" С.Бакшеев "На линии огня" Г.Гончарова "Тайяна.Влюбиться в небо" Р.Шторм "Академия магических близнецов" В.Кучеренко "Синергия" Н.Нэльте "Слепая совесть" Т.Сотер "Факультет боевой магии.Сложные отношения"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"