Инна: другие произведения.

Пыль на ветру

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Продавай произведения на
Peклaмa
Оценка: 9.45*6  Ваша оценка:

  Эдж появился внезапно, как фантом из тумана. Спокойный и невозмутимый, губы кривились в ухмылке. Выхватил из-за спины, из синих сумерек карабин и выстрелил в упор. Рина отнесло на несколько метров, впечатало в дерево. В груди образовалась дыра - большое сквозное отверстие с оплавленными краями - часть тела попросту исчезла. Рин с удивлением рассматривал пробоину, словно не верил, что это произошло с ним. Даже потрогал почерневшую кожу руками. Эдж опустил дымящейся карабин и улыбнулся.
  
  Темнота. Сознание угасало. Голоса, приглушенное эхо, звуки доносились издалека. Его волокли, швыряли, снова волокли. Переплетение коридоров, мерцающий красноватый свет, вой сирены на расстоянии, злобная ругань солдат.
  Холодный морской ветер привел Рина в чувство. Эдж обвязал ему ноги ремнем и тащил по пляжу. В спину впивались острые ракушки, руки болтались, висели безвольными плетями, волочились по песку, прорезая неровные бороздки. Поднять голову удалось не сразу. Дыра в груди никуда не делась и все еще дымилась, через отверстие виднелись неровности грунта. Эдж резко отпустил ремень, ноги Рина с глухим стуком шлепнулись на песок.
  - Надо же, очухался. И все равно ты - слабак, - сквозь зубы процедил Эдж. - Слабак, не спорь. Сейчас я тебя взломаю.
  Рин закрыл глаза, не ощущая ничего, накрыло странное безразличие, и провалился в густой, липкий кисель. Мысли ушли, растворились, растаяли. Лишь накатывали волны, все быстрее, сильнее, чаще.
  Воспоминания навалились резко. Кровавый туман, ворчание палача. Рин вырвался наружу, вынырнул, как из вязкой трясины, хватая несуществующим ртом иллюзорный воздух.
  
  - Хорошо, - раздался голос Эджа откуда-то сверху. - Понимаешь, что могу держать тебя там вечно, растягивать время, усиливать ощущения. Нравится подобный расклад?
  Рин хотел рассмеяться, но получилось выдавить то ли смех, то ли кашель, похожий на шелест сухой листвы, скрип надломленного дерева. И не сказал ни слова. Повисла тишина, тяжелая, удушливая.
  
  Синяя поляна, исчезающие фантомы, что-то еще и темнота. Рин очнулся на земле. Он сидел, прислонившись к толстому стволу дерева, нагретому на солнце. Середина дня, яркий свет. Весна. Над головой кружили пчелы. Мелкие бледно-розовые цветы на дереве источали пряный, медовый аромат.
  Эдж устроился на поляне у костра. Огонь весело потрескивал. На сооруженной из веток конструкции болтался котелок с каким-то варевом, доносился запах стряпни.
  Какая идиллия, пикник не иначе! А Эдж - эстет, если конечно, ни Рин автор нынешней сцены.
  - Выспался? Есть будешь? - Эдж говорил миролюбиво, почти примирительно. - Не бойся, не отравлю.
  Рин встряхнулся, удивленно посмотрел на Эджа. Готовить здесь? Зачем? Хотя, с момента их встречи прошел ни один час, Эдж попросту проголодался. Иллюзия насыщения. Бесполезно и никак не отразится на физическом теле, но чувство голода ослабит.
  Рин отрицательно замотал головой.
  - Как хочешь, - обиженным тоном буркнул Эдж, снял котелок с огня и принюхался. Зачерпнул половником, поднес ко рту, попробовал, закатил в блаженстве глаза.
  
  Память включалась неохотно. Эдж, выстрел, отверстие в груди, попытка ментального взлома. Дыра появилась как только Рин о ней вспомнил. Муравьи проложили по его телу дорогу, поднимались по груди и исчезали в обугленном отверстии. Бабочка осторожно опустилась на край, нырнула внутрь. Рин махнул рукой, чтобы отогнать назойливых насекомых. Кожа на пальцах растрескалась и шелушилась.
  
  Разум крошился, распадался на фрагменты. Эдж давил, надеясь вытянуть больше, но раз за разом погружал в тот же самый, единственно доступный момент. Пребывание увеличивалось, проступали ранее забытые детали, и снова накатывало безразличие.
  Рин морщился, закрывал хвосты, рубил связи. Забыть всех, вычеркнуть из памяти, пресечь любую возможность достать, дотянуться. Сцена с деревом - его мир, значит... Рин напрягся, почувствовал, как дерево за спиной меняет структуру, превращается в камень. Скалистый пляж, серое небо этой вселенной. Хорошо.
  Эдж подхватил его за ноги и снова поволок. Тело подскакивало на каждом ухабе, оставляя на камнях и корягах лоскутки кожи.
  
  Как змея сбрасываю кожу,
  Рассыпаюсь чешуйками
  Обновление - необходимость
  Новая кожа чересчур нежна
  Скорей бы она загрубела.
  
  Некстати слова в строки сложились. Ненужные сейчас чувства. Внезапно он услышал щелчок, в глубине сознания включилось нечто, повернулся тумблер, запуская скрытый механизм. Рин застыл, стараясь не шевелиться, чтобы не выдать себя. Чужое сознание, которое жило в нем всегда, или почти всегда. Они научились сосуществовать, не мешая друг другу. Но сейчас чужак рвался наружу, расправил крылья, словно он был птицей, царапал когтями мысли, сминал чувства. Нечеловеческая логика, иной способ мышления. Собственный разум противился, не желая уступать место другому. Знакомому, но тому, кто сильнее. Сам он не справится, чтобы получить помощь, необходимо уйти, потерять себя, отдать без остатка, разрушить и собрать после. Техника не без изъяна, есть вероятность не вернуться. Но Рин расслабился, позволяя чужому перехватить контроль.
  
  Эдж остановился, внимательно его разглядывая.
  - Кажется, я понял кто ты. Не ожидал, что выжил и не сошел с ума. Но ничего, мы это поправим, скоро.
  Рин молчал, мысль, которая пришла в голову, того стоила.
  - О чем задумался? Вид у тебя странный, - спросил Эдж.
  - О том, что будет после того как? А еще где? Но на этот вопрос ответ известен.
  - И каков он, не скажешь?
  - Скоро узнаешь, - сказал Рин с хриплым смешком.
  Эдж поймал его взгляд и отшатнулся:
  - Что у тебя с глазами?
  Рин промолчал, речь потеряла смысл, как и не существовало больше глаз. В пустых глазницах чернилами разливалась ночь. Органы чувств изменились. Зачем глаза, когда можно видеть сознанием? Зачем язык и уши, когда можно слышать и транслировать мысли?
  
  Эдж нетерпеливо топнул ногой, и Рин снова провалился в воспоминания. Гримаса предвкушения на лице палача, и Док. Рин почти забыл о его присутствии. Взгляд наткнулся на инструменты и подсохшие ручейки крови жертвы нынешней или предыдущей.
  В этот раз боль не пришла. Док держал ампулу, внимательно изучал ее и хмурился. Рин сфокусировался на маркировке. Буквы сливались, цифры плясали. Невероятно! "Золотая пыль". Вещество из родного мира. Препарат использовали, как способ заглянуть в будущее, выводя сознание на другой уровень не только пространства, но и времени. Однако об этом Рин уже не думал. Мысль ухватилась за буквы, которые внезапно поменяли порядок, и расплылась вместе с ними.
  
  Очнулся в темноте и вспомнил, что отказался пользоваться глазами. Но восприятие молчало. Переход от одного разума к другому шел медленно, чужак внутри не спешил.
  Темно и тихо. Внезапно появились огоньки, вспыхнули искорки - светлячки. Рин понял, что это, но не назвал и даже не подумал, а отогнал вместе с мыслью, как назойливых мошек. Светлячки не послушались и вернулись, пространство вокруг посерело.
  Эдж копнул глубже, сковырнул ощутимый и весьма чувствительный слой. Вот и он, маячит впереди - тусклый силуэт, темный сгусток. Знает, что нащупал слабину, пробоину, пока еле заметную, но, если ее увеличить, начнется цепная реакция.
  "Не все так просто", - Рин не утерпел и хмыкнул, давая услышать этот хмык противнику. В сумерках повис вопрос, Эдж недоумевал, но Рин отвечать не соизволил.
  
  Лицо возникло у самого носа, палач хлопнул в ладоши. Потеки крови на одежде, желтые в бурых трещинах кончики пальцев, запах табака.
  Док набрал шприц и положил ампулу на стол. Новый препарат, сегодня Док экспериментировал. Не "золотая пыль", конечно, что-то местное. Названия Рин не разглядел. Тонкая игла ушла под кожу. Дополнительная страховка, лекарство вводили, чтобы вызвать временный паралич, способ - надежнее удерживающих ремней. Хотя ремни тоже имелись. Рина опасались.
  Палач сосредоточенно разбирал инструменты. Эффекта от инъекции Рин не почувствовал, хотя обычно на несколько минут накатывала муть и кружилась голова. Попробовал сжать пальцы и у него получилось. Плотные кожаные полоски натянулись, впились в кожу. Сосредоточился, вокруг руки взметнулись искры. Немного, но можно попробовать.
  Палач определился с чего начнет, повернулся, кривясь в довольной ухмылке. Рин сжал кулак и резко потянул, добавив немного энергии, ремень застонал, лопнул с громким треском. Кулак почти не встретил сопротивления. Хруст сминаемого хряща, кровь, ругань, обжигающая боль и темнота.
  
  Сумерки, неясный силуэт, недоуменно-вопрошающее лицо Эджа. Только сейчас Рин понял, для чего выбрал именно это воспоминание и готов повторять его снова и снова. Нос палачу он тогда сломал. Спокойно, обстоятельно и без эмоций, просто воспользовался моментом. Сейчас тоже сломает, но уже не нос.
  Темноту рассекла трещина, сквозь нее просачивалась тонкая полоска света. Закружились пылинки, ушли вверх и медленно осели. Эдж продолжал давить в попытках трещину расширить. А Рин больше не волновался. Ход событий не изменить, все идет как и должно. Даже если назовет слова и понятия, сути происходящего это не изменит. Не сковырнул Эдж, лишь заглянул туда, куда позволили. Не взломал и зациклил в неприятном моменте, напротив, это Рин запер противника, выбрав нужный участок памяти. Процесс начался, маховик запущен. Чужак уже здесь, осталось немного.
  
  Дневной свет полыхнул слишком ярко, и Рин зажмурился. Он снова видел, приняв нормальный облик. Почти нормальный, часть тела все-таки рассыпалась. Сквозь дыру в груди проросла трава. Эдж с хрустом наступил на то, что раньше было рукой. Присел рядом на корточки, напряженно всматриваясь в лицо. Или череп. Рин уже запутался.
  Пусть, чувство превосходства мешает объективной оценке. Еще потребуется ярость, послужит спусковым крючком. Потянем время... Сейчас.
  - Я трахал твою Лину, - отчетливо произнес Рин.
  Эдж отпрянул, потерял равновесие и сел на землю. Лицо искривилось в гневе.
  - Невозможно... Но как? Вы не знакомы. Или она? Вот дрянь.
  У Эджа побелели губы. Не дорожил он подругой, мысль, что кто-то посягнул на его собственность, привела в бешенство. Эдж ударил мощно и резко. Пространство дрогнуло, накатило ментальной волной, жадно вгрызаясь в берег, сметая препятствия на пути.
  Рин рассмеялся. Легко и почти искренне. Сейчас все закончится. Осталось пройти по грани, по тонкой, и практически несуществующей. Он знает, как это делается, однажды у него получилось.
  Белая комната, черные парящие камешки, мост через пустоту. Перейти на ту сторону и вернуться обратно. Камни тонут в молочно-белом, но память подсказывает куда ступать. Кожа сгорает, обугливается, белые кости рассыпаются в пыль, мгновенно подхваченную ветром. И нет ничего, ни пыли, ни ветра. Лишь песчинка. Это уже было, поднять себя из песчинки, заключив в нее сознание. Темный песок, круглый камешек, дымчатая жемчужина.
  "Я есть ядро", - подумал Рин. Ментальные волны соприкоснулись.
  
  Эдж содрогнулся, почувствовав отпор. Не просто волна, океанская мощь снесла его, лишила точки опоры. Эдж увидел себя маленьким и никчемным, запертым в темном углу. Вокруг колыхалась, простиралась масса, тяжелая, живая и совершенно чуждая. Не человеческая. И он затрепетал, согнулся, упал на колени, заскулил по щенячьи, размазывая по лицу слезы. Темнота, густая и плотная, она обволакивала, душила. Эдж полз назад, хотя никакого "позади" не было. Но ему казалось, что где-то там за спиной притаилось спасение, главное не смотреть, а двигаться.
  Наконец он уперся во что-то и замер. Дышал тяжело, чувствуя, как колотится сердце, и не понимал, откуда пришел ужас. Чужой разум. Сознание дробилось, расщеплялось на элементы, мысли стирались, рассыпалась память. Некто большой и могучий поглотил его и присвоил, сделал частью себя и оттеснил, загнал в самый дальний угол. Эдж метался в поисках выхода, забился в панике, но вспомнил, что умел раньше, успокоился, напрягся и ударил, вложив всю силу, на которую был способен. Ничего не произошло. Удар рассеялся, точно и не было, и Эдж снова захныкал, как ребенок, выпрашивая прощение.
  
  Пространство внезапно изменилось. Темная масса сдвинулась, посветлела, и словно отступила. Эдж оказался на небольшом песчаном пляже. Выбеленные, покрытые солью коряги, россыпи мелких ракушек. Место показалось знакомым. Он недавно встречался с кем-то именно здесь, у моря, но начисто забыл обо всем, кроме ощущения чего-то значимого. Не для себя, для другого.
  Серые волны набегали на пляж, оставляя на песке мокрые подтеки. Было тепло, но пасмурно, пахло солью и морскими водорослями. Небо в низких облаках казалось приветливым и даже привычным. Эдж прошелся по пляжу, забрался на невысокую дюну, уселся на сухой траве и огляделся. Его пристанищем оказался крохотный остров, клочок земли посреди моря. Открытие не напугало, наоборот успокоило, Эдж понял - он дома и в безопасности, его больше не потревожат. Все неприятное - в прошлом. Чтобы там не произошло, в нынешнем мире не имело значения. Островок, последняя остановка. Навсегда.
  Бабочка с пестрыми яркими крыльями опустилась на травинку. Замерла, но тут же взлетела, как только Эдж приблизился. Яркое пятно удалялось и манило, звало за собой. Эдж встрепенулся, стряхнул налипший песок, улыбнулся по-детски счастливо и побежал вдогонку.
  
Оценка: 9.45*6  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Т.Ильясов "Знамение. Час Икс"(Постапокалипсис) Д.Сугралинов "Дисгардиум 6. Демонические игры"(ЛитРПГ) Ю.Резник "Семь"(Киберпанк) Э.Моргот "Злодейский путь!.. [том 7-8]"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика) Т.Мух "Падальщик 2. Сотрясая Основы"(Боевая фантастика) А.Куст "Поварёшка"(Боевик) А.Завгородняя "Невеста Напрокат"(Любовное фэнтези) А.Гришин "Вторая дорога. Путь офицера."(Боевое фэнтези) А.Гришин "Вторая дорога. Решение офицера."(Боевое фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"