Инна: другие произведения.

Следующая

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:

  Старуха курила трубку, выпуская серебристые кольца дыма. Крупные ноздри подрагивали. И без того впалые щеки втягивались еще больше, образуя глубокие провалы. Под подбородком висела кожа, тонкая и прозрачная, с набухшими темными венами. Во время каждой затяжки кожа неприятно колыхалась. Раскачивались, звенели тяжелые кольца в ушах, оттягивая их настолько, что казалось, мочки вот-вот порвутся. Гогглы завершали картину, делая их обладательницу похожей на экзотическое насекомое. Выдохнув едкую струйку прямо девчонке в лицо, старуха ткнула костлявым пальцем и прокаркала:
  - Шадрах Ванир!
  Девчонка побледнела и отшатнулась. В серых глазах застыл ужас.
  
  Земля содрогнулась, расцвела воронками взрывов, вверх полетели камни и обломки. Стена дома пришла в движение, обвалилась кирпичами.
  Птица вскрикнула, захлопала крыльями. Изображение поплыло, старуха выругалась сквозь зубы.
  Мелькнули руки - молодая кожа, бугрящиеся узлы мышц. Девчонку втащили в укрытие. Старуха облегченно перевела дыхание.
  
  Желтоватый палец появился возле кончика носа, почти касаясь его, ткнул в бледную кожу, усыпанную веснушками. Тонкие девичьи ноздри расширились - запах табака раздражал, не привыкла. Малявка испуганно попятилась и вжалась в стену. Сверху падали куски штукатурки, белые частички снежными хлопьями оседали на лице, запутывались в волосах. Девчонка чихнула, застучала зубами.
  - У меня был приступ. Снова, - прошептала она.
  - Не говори глупостей, тебе показалось, - парень возник из-за спины и досадливо отмахнулся. - Ты спала, когда начался обстрел.
  
  "Хороший экземпляр, сильный - крепыш. Жаль, что не девка", - старуха поцокала языком.
  
  Девчонка помотала головой, в глазах заблестели слезы: - Мне страшно.
  - Не бойся. Все будет хорошо. Останемся здесь, проживем как-нибудь... Что за ерунда? - крепыш подпрыгнул, едва не наступив на птицу, которая деловито сновала по укрытию. И затопал. - Пошла отсюда!
  - Не гони. Пернатые тоже защиты ищут, - вмешалась мелкая.
  
  "Правильно, птичек нужно уважать, - губы старухи сложились в ехидную ухмылку. - Не того боишься, дуреха".
  
  Крепыш остановился, разглядывая птицу.
  - Большая. Такая и со змеей справится и даже с двумя, - девчонка присела возле крылатой.
  Птица не испугалась, позволила почесать голову. Человеческие серые глаза смотрели в бледно-голубые птичьи, обе синхронно моргнули.
  - Она голодная.
  Крепыш неохотно достал хлеб из сумки, отломал кусок:
  - Вот, держи.
  Мелкая раскрошила хлеб в ладонь, протянула крылатой, наблюдала, как та аккуратно склевывает, и улыбалась, а потом примостилась возле паренька, прижалась к нему плечом.
  - Расскажи о маме. Правда, я на нее похожа?
  - Ага, - крепыш заправил ей за ухо светлую прядь. - Очень.
  - Я почти ничего не помню, кроме того, что она сошла с ума и ее забрали.
  Парнишка насупился и покачал головой.
  
  "Значит, брат. Хорош, подойдет", - старуха задумчиво кивнула.
  
  Птица выбралась из укрытия, вспорхнула в серое небо.
  
  ***
  - А-а-а, - кричала девчонка. Тоненький голосок срывался на визг.
  Темный силуэт заслонил свет, старуха мотнула головой, перемещая картинку. Показались мощная волосатая рука с ножом, лицо, искаженное злобой. Воспаленные глаза вываливались из орбит, рот перекосило в гримасе.
  - Тварь бездушная. Сдохни, ведьма, - кричал нападавший. Слюна пузырилась в углах синюшных губ и стекала по подбородку.
  Крепыш вцепился в мускулистую руку, повис, словно бойцовский пес, пытаясь выбить нож.
  
  "Один не справится", - старуха заволновалась.
  
  Противник ударил свободной рукой, отшвырнул паренька в сторону. Схватил мелкую, вздернул, припечатал к стене, сжимая горло. Девчонка хрипела, колотила ногами. Крепыш поднялся и бросился снова.
  
  "На помощь, немедленно!" - приказала старуха.
  
  Серповидная тень, отрывистый крик на высокой ноте, удар когтями в затылок. Вопль, полный боли. Затихающий шум крыльев вдали. Девчонка сползла на землю и дрожала, обхватив коленки.
  - В порядке? - крепыш протянул ей руку, помог подняться.
  Нападавший лежал на животе. Затылок разбит, всклокоченные седые волосы перепачканы кровью, багровые струйки резво прокладывали канавки в пыли.
  - Он точно умер?
  Крепыш осторожно потыкал тело носком ботинка. Наклонился, пощупал пульс и оскалился: - Мертвее не бывает.
  
  "Громадина какая, столько удобрения пропало", - старуха недовольно поморщилась.
  
  - Он из братьев... Тату видел? - озабоченно спросила девчонка.
  Крепыш нервно сглотнул. У мужчины была татуировка: змея о двух головах, каждая увенчана имперской короной, внизу горизонтальная восьмерка - знак бесконечности. Подобная символика - привилегия правоверных.
  - Почему он напал?
  - Братья, потому что, - парнишка злобно сплюнул. - Больше неверных убьют, круче воздастся.
  - Вдруг... то, что он говорил, правда? Бездушники мы.
  - Глупенькая. Причем здесь душа. Есть у тебя на руке отметка - и все, принадлежишь братству. А там, - крепыш ткнул пальцем в небо, - как не было ничего, так и нет. Но не волнуйся, тату я тебе нарисую.
  Он тщательно обшарил карманы трупа. Подобрал нож, задумчиво покрутил в руке, и наказав сестре не смотреть, быстрым движение рассек мертвому запястье, чуть пониже татуировки.
  Девчонка поспешно отвернулась.
  
  "Смекалистый, - старуха хихикнула. - Подсуетился с чипом. Надеешься, что поможет?"
  
  Резко крикнула птица, малявка вздрогнула и расплакалась. Паренек с досадой топнул, напугал пернатую. Старуха поморщилась.
  
  - Благодетели хреновы, обещают вечную жизнь и спасение. А сами разорили, разрушили все и гонят нас с нашей, между прочим, земли. Ибо душа правоверных бессмертна, а у побежденных она отсутствует. Хочешь жить, принимай их веру и переходи на сторону победителя. Только глянь на это "высокодуховное" лицо. Если душа и существует, то здесь она точно не обитала. Уверена, что туда хочешь? - крепыш завелся и сжал кулаки. - Эх, драться нужно было, а не мир подписывать. Ничего, еще посмотрим кто кого.
  
  "Их земля, как же! Все мы - гости, и с той стороны, и с этой", - задумчиво сказала старуха.
  
  - К границе нужно, - упрямо повторила девчонка.
  - Но ты боишься.
  - Я видела что-то. Вдруг это безумие, как у мамы? - мелкая жалобно всхлипнула.
  - Не говорит глупостей. Мама не была сумасшедшей. Но к границе тоже собиралась, и я обещал... - парень замолчал, задумался, но все-таки согласился: - Хорошо, отведу.
  
  Старуха вспомнила женщину. Светлые волосы, прозрачные глаза-льдинки, изящные тонкие руки. И девочку рядом, совсем маленькую с пшеничными кудряшками и вздернутым носиком. Подходящая женщина, сразу услышала зов, но так некстати пропала. Хотя дочка сильнее.
  
  Костлявая рука теребила гогглы. Оправа проржавела, потертые кожаные ремни едва держались и прятались под цветастой косынкой, намотанной на манер чалмы. Под тонкой, как папиросная бумага, кожей вздувались вены. С глухим хрустом надломленной ветки старуха щелкнула пальцами, нацеливаясь малявке в глаза. Деформированные артрозом суставы скрипели, словно внутри буксовали и не желали поворачиваться шестеренки.
  Девчонка судорожно сглотнула и затряслась.
  - Что с тобой? - обеспокоенно спросил крепыш.
  - Я в порядке. Торопиться нужно.
  
  "Хорошая девочка", - шепнула старуха.
  
  ***
  Моросящий дождь, низкое серое небо, черная, лоснящаяся от влаги, земля, - пограничье. Нейтральная территория, здесь почти никто не жил. Лишь редкие бродяги, птицы, да временная цепочка переселенцев, которая тянулась к пропускному пункту. Границу украшала стена из колючей проволоки и ряды наблюдательных вышек. Там наверху расхаживали часовые. А над ними, в небе висело хищное тело дирижабля с транспарантом: "Вечная жизнь для всех, кто уверует". Возле проходной суетилась толпа - беженцы-неофиты.
  Вместе с дождем летели крупные липкие снежинки и таяли, едва достигнув поверхности. В размокшей грязи копошились и трещали на все лады стаи разноликих птиц. Черные или серые, со светлым подпушком, они не боялись людей, даже не вспархивали, если к ним приближались.
  Крепыш хмурился и нервно оглядывался. Девчонка понуро плелась за ним, остановилась, когда оруще-хлопающая масса, будто по команде, повернула к ней головы. Птицы на мгновенье затихли. Глаза полыхнули жадным огнем.
  Словно из ниоткуда появился старик с мешком на плече. Он ковылял, тяжело опираясь на причудливо изогнутый посох. На плече восседала птица. Большая и черная со светло-голубыми глазами. Старик достал из мешка хлеб, сыр, бутылку молока, протянул крепышу. Указал место для ночлега, и повернулся к девчонке. Птица каркнула, необычные глаза уставились совсем по-человечески. Старик кивнул и зашагал прочь. Сгорбленная сухая фигура тонула в вечерних сумерках, пока не исчезла.
  - О нас позаботились. Хороший знак, - шепнул крепыш. - И ты ему понравилась. Нам помогут.
  
  "Поможем, но и тебе решать", - старуха улыбнулась.
  
  Птица держала небольшую змею в клюве и с силой колотила об камень. Чешуйчатое тельце извивалось и дергалось, пока не затихло. От стука проснулся крепыш, растолкал сестру, вручил ей небольшую серебристую капсулу.
  - Как подойдет наша очередь, устрою отвлекающий маневр, и ты побежишь. Для сканера воспользуешься чипом, в суматохе не заметят, что чужой.
  - Но нам же обещали помочь?
  - Ошибся. Давай, шевелись. И не доверяй никому.
  - А ты?
  - Не пропаду, не волнуйся. Через день-другой встретимся. Существуют и другие возможности перейти границу, - заверил парнишка.
  
  "Размечтался, как же", - фыркнула старуха.
  
  Брат с сестрой двинулись к проходной. Очередь шла медленно. Солдаты внимательно осматривали каждого.
  - Беги! - крепыш толкнул малявку в спину. - Сейчас. Беги!
  Сам он бросился к сторожевым вышкам, дразнясь и выкрикивая крамолу, вперемешку с оскорблениями. Часовые встрепенулись, послышалась ругань.
  Крепыш вытанцовывал, крутился, широко раскинув руки, и вдруг метнулся назад, уходя от вышек.
  - Брат, братик... - девчонка всхлипнула и побежала. Выстрелы, дрожащая земля, грохот, одинокая яркая вспышка.
  
  От старухи плыло облако дыма, кольца в ушах тихо звенели. Дрожащее пламя освещало грязную каморку, каменный стол с убогой утварью, неровные стены подземелья. Крупная птица с крючковатым носом восседала на старушечьем плече, беспокойно вертя головой.
  Девчонка закашлялась.
  - Пришла, наконец, - прошелестела старуха.
  - Пришла? О чем ты? - мелкая испуганно поежилась и внезапно замолчала. Губы у нее задрожали. - Брат?
  Старуха покачала головой.
  - Как же так, зачем? - девчонка расплакалась.
  - Не плачь, жертва принята, оплата произведена. Добровольная жертва, заметь, чистая. Предназначение исполнено.
  Малявка подняла голову, шмыгнула носом.
  - Не реви. Хорошенькие глазки, яркие, - старуха хихикнула. Костлявая рука коснулась девичьей щеки, вытерла слезы, поправила волосы, бережно завернув за уши. Внезапно скрюченные пальцы потянулись к ремешкам, снимая гогглы. В неярком свете блеснули молочно-белые глаза.
  - Ты слепа?
  - Я стара.
  - Зачем же тогда это? - мелкая взяла очки, недоуменно разглядывая непроницаемые стекла.
  - Надень, - голос прозвучал как приказ. - Увидишь то, что есть на самом деле.
  Девчонка послушно нацепила гогглы. Дрожащие старческие пальцы с силой надавили на стекла. Жертва взвизгнула, по щекам потекли струйки крови.
  - Все, все. Уже все, - старуха обняла ее. - Теперь смотри.
  - Как?.. Я же теперь...
  - Смотри. Вот дура-то! - крикнула старуха, теряя терпение.
  Раздался шум крыльев, острые коготки впились в плечо. Девчонка задергалась и получила клювом в ухо.
  
  Повисла тишина, больше не слышалось натужного дыхания старухи. Девчонка нервно дрожала, кусая губы. Странные очки повредили глаза и приросли к голове, навсегда лишив возможности видеть.
  Внезапно уловила еле заметное дрожащее пятно. Постепенно оно становилось ярче и хлынуло потоком света, заставив вскрикнуть.
  - Тише, девочка.
  Просторный светлый зал, высокий потолок, арочные окна распахнуты настежь. Снаружи - ковер зеленой травы, луговые цветы. В разрывах облаков виднелось небо. Ближе к горизонту лазурь растекалась, тонула в мягкой лиловой дымке. Вместо серо-черных птиц весело хлопало крыльями разноцветное пернатое море. Птицы крутили головами, щелкали клювами, будто приветствовали. На месте границы серебрилась река. Неширокая, в нескольких местах она сужалась и мелела до пересыхающего ручья. За рекой ничего не было, словно вытерли или забыли нарисовать.
  - Пограничье - последняя земля, - скрипнул старческий голос. - Все, что осталось от некогда цветущего мира. Надежда на исцеление.
  Черный островок привлек внимание. Рыхлая вмятина, при виде которой девчонка захныкала. Из земли проткнулись ростки, потянулись вверх тонкие стебли, вспыхнули алые маки. Пролитая кровь впиталась в почву, поднялась цветами. Земля приняла жертву.
  Первые цветы, молодая трава, жужжащие пчелы. Птица коснулась крылом, тряхнула упругое соцветие. В брызнувших каплях росы отразилось небо.
  - Давным-давно, еще до меня появился здоровый участок, пустив росток. Я и подобные мне бережем то, что есть, и радуемся, если случается отвоевать немного больше, - проскрежетала старуха.
  - Принося человеческие жертвы?
  - Удобрения - необходимость. Без этого землю не восстановить, а вам не победить врага. Переселенцы - люди, которые отчаялись, потеряли веру. В пограничьи дано выбирать: перейти, приняв унижение или вернуть долг земле. Они бегут, прекрасно отдавая себе отчет почему, охрана стреляет на поражение...
  - Жертвуют собою? Почему не убивать тех, с другой стороны? Кому вы служите?
  - Земле, - перебила старуха. - А перед ней все равны. С той стороны много зла, но мы пока не настолько сильны, чтобы с ним справиться. Хотя, вот недавно вышка обвалилась...
  - Вы могли спасти брата, остановить. Забрать нас еще вчера, - возразила девчонка. Старуха отвесила ей пощечину.
  - Брат - хороший мальчик, привел. Мог бы стать помощником, но не согласился отдать. Он сделал выбор. А ты не отвлекайся, смотри. Время уходит, и многое нужно запомнить.
  
  В сознание полились картинки, переходя из одного разума в другой. Жизнь старухи и всех тех, кто был до нее, пройденный путь, и путь, который еще предстоит. Начало, развитие и продолжение.
  - Мы не в состоянии ускорить процесс, в наших силах передать знания тем, кто сумеет, чтобы обеспечить будущее. Из поколения в поколение, от женщины к женщине, от видящей к видящей, - голос старухи слабел, дыхание сбивалось.
  
  ***
  Девчонка поправила гогглы, решив, что ремешки пора заменить, щелкнула зажигалкой, раскуривая трубку. С наслаждением затянулась, выпуская дым. Кольца все еще не удавались. Согнала птицу с насеста, пусть полетает, заодно раздобудет ужин. Старик совсем ослаб, ей нужен новый помощник.
  Пернатые стая взметнулась в небо, оглашая местность радостными криками. К границе направлялась очередная партия переселенцев. Часть из них точно окажется добровольцами.
  "Восточная вышка едва держится", - хихикнула девчонка: - "Настанет время, и это все закончится, или я тоже позову. Шадрах Ванир - следующая!"
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"