Инна: другие произведения.

Под крыльями ночи

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
Оценка: 9.88*11  Ваша оценка:

 
  Брезентовая крыша хлопала на ветру. Я оттянула ткань, выглянула наружу - пахло дождем, а небо было густым и темным. Нырнула внутрь лодки, затягивая веревку потуже. Где-то вдалеке бушевала гроза, и лодка нервно покачивалась на воздушных потоках. Ри вытащил фонарик, включил, улыбнулся загадочно и достал платок, завязанный узлом, аккуратно развернул, расправил кончики. Я придвинулась, рассматривая содержимое. Ух ты, сладости. Засахаренные орешки и сухофрукты.
  - Где раздобыл?
  - У гостя, - самодовольно хмыкнул Ри.
  Я поняла, что стащил и нахмурилась. Нашел чем хвастаться. А если бы поймали?
  Послышалось характерное тарахтение, приближалась джонка. Мотор сбросил обороты, захлебнулся и резко замолк. Нас обдало запахом гари и отработанного топлива, раздался невнятный окрик, но мотор снова завелся, загудел хриплым рокотом.
  - Чужая лодка, - заметил Ри.
  Едкий дым щекотал ноздри, и я громко чихнула.
  - С чего решил, откуда здесь чужому взяться?
  - Звук. Наши боты не так работают. Вот сейчас низкий, рокочет, а потом свистит, будто "и-их" и снова гудит.
  Я прислушалась, пытаясь уловить это "и-их": - Есть что-то похожее.
  - И запах, топливная смесь другая.
  - Гарью несет, - я снова чихнула.
  Джонка стояла на месте, не причаливала и не уходила. Мотор работал вхолостую, но не сбавлял оборотов.
  - Может гость уезжает? - предположила я и схватила засахаренный орешек. Покатала на языке, с наслаждением закрывая глаза. - М-мм.
  - У него бот другой, возле центральной пристани стоит, вместе же ходили смотреть. Мотор новый, почти бесшумный. С островов. Гость там бывает часто.
  Угу, - согласилась я, подумав, что лодка у гостя крутая, а эта и впрямь звучит, как старье, и вздохнула: "орешки". Наши обменивали улов на продукты, выращиваемые на островах, но такой роскоши как сладости в таборе не водилось.
  - Тсс, - шепнул Ри и выключил фонарик. По мосткам кто-то шел. Тяжелые ботинки с металлической скобой. Слышался звон и постукивание. Неизвестный остановился, доска скрипнула под его весом, развернулся и торопливо пошел обратно.
  - Пойдем, пока не застукали? - предложила я. Приподняла брезент, осмотрела мостки. Темно, фонари почему-то не горели, даже красные - габаритные. Глянула в сторону, куда удалились тяжелые ботинки - ничего не видно. И лишь светильник у хижины Мо мигал переменным светом, будто маяк. Перебои с электричеством что ли? Вдруг резко и совсем рядом, послышались голоса. Я быстро нырнула на дно лодки, поправила брезент и затаилась. Ри лежал рядом, его дыхание щекотало шею. Осторожно взял меня за руку, и я ответила легким пожатием пальцев.
  Прислушалась. На мостках, прямо над нами, спорили. Двое. Женщина злобно шипела, переходя на истерический визг. Мужчина говорил спокойно и тихо, слов не разобрать. Низкий тембр. Хотя. Женщину я тоже не понимала, язык казался незнакомым. И интонации. У нас в таборе по-другому принято. Но визжит характерно.
  - Вопли знакомые. А вот мужской голос впервые слышу, - шепнула я другу.
  - На гостя похож, только говорит не по-нашему, - заметил Ри.
  
  Гость прибыл сегодня утром. Важный, одет красиво, да и сам интересный, из тех, по которым девчонки сохнут. На ногах - ботинки высокие, не босой, как большинство деревенских. И лодка у него двухкорпусная, длинная. Приехал не сам, помощник в лодке остался, то ли сторожить, то ли нельзя ему в деревне появляться. Когда ходили на лодку глазеть, видела помощника - палубу драил. Колоритный дядька: высокий и широкоплечий, только сутулый, даже сгорбленный, волосы чернявые, лицо смуглое и нос длинный с горбинкой, этакий птичий клюв.
  Гостя староста встречал и уединился с ним до вечера, пока деревенские к праздничному застолью готовились. Гость подарков привез, из лодки выносили рулоны тканей и корзины, полные всякой всячины.
  
  Обед еще продолжался, и мы с Ри незаметно ускользнули, спрятались в старой джонке недалеко от заброшенного причала - покурить.
  
  Снаружи раздался звонкий хлопок, как от пощечины и горький всхлип, переходящий в рыдания. Меня так и подмывало выглянуть, посмотреть хотя бы одним глазком, но Ри схватил за руку, остановил. Услышала шаги, легкие, удаляющиеся - кто-то торопливо шел по мосткам в деревню, и вторые тяжелые, звякающие, в противоположную сторону к старой пристани. В нос шибануло табачным дымом и чем-то терпким и крепким. Залаяла собака, зашлась ненадолго, и через несколько минут наконец отошла джонка - мотор гудел в отдалении. Вскоре все стихло.
  Мы выждали еще немного, осторожно отвернули тент. Никого, тишина звенящая, только мерцали тускло габаритные огни на мостках, включились-таки.
  - Покурим, раз собирались, потом разбежимся, - Ри достал самокрут, чиркнул спичкой, протянул мне. Затянулась и вернула другу. Хорошо. Сладковатый дымок легкой струйкой уходил в небо. Тучи разошлись и прямо над нами, выступая из россыпи звезд, сиял месяц. Тонкий, молодой и лукавый, с заостренными, вытянутыми рожками.
  Вздохнула с сожалением, пора уходить. Нет, меня еще не скоро хватятся, девица самостоятельная, что хочу, то и делаю, а вот Ри может и влететь. Друг попал в табор почти взрослым, приняли работником и хозяйка у него злющая.
  
  Возвращались порознь, да и не по дороге нам. Я вышла первой, миновала хижину старины Мо и услышала позади вопль. Страшный, на низкой ноте, и хрип. Сердце подпрыгнуло в груди, меня сковал ужас. Кто-то ступал тяжело и дышал шумно, а я не могла пошевелиться. Шаги стихли, резко вспыхнуло освещение, отчего я зажмурилась. Вскоре последовал топот, будто бежало сразу несколько человек, и вопль: "убили, убили". Оцепенение отпустило, и я повернула назад.
  Фонарь покачивался на ветру, свет, отчего-то дрожащий и слишком яркий, будто не фонарь это, а прожектор, выхватил лежащую на мостках женщину. Руки раскинуты, правая сжата в кулак, широко распахнутые глаза смотрели в небо, на лице неподвижной маской застыло странное, почти детское удивление. Платок цветастый, знакомый. Игара - жена старосты?
  Не сразу я поняла, что не Игара это, а глупышка Лу, и глаза у нее неживые больше. На груди, прямо под сердцем, наливалось багровое пятно. Возле девушки стоял Ри, держал нож, и пальцы измазаны алым. Кровь? Вокруг толпились деревенские. Когда только успели? Среди них и гость был, и староста.
  - Ты, это, парень, нож брось, - тихо сказал гость.
  Ри разжал пальцы, нож глухо ударился о деревянный настил. Как всегда сутулый, но сейчас какой-то особенно сгорбленный и несчастный, друг посмотрел на меня, растерянно и виновато, и вдруг резко подскочил, оттолкнул старосту, бросился по мосткам к старой пристани. С ужасом поняла - сейчас прыгнет вниз. Гость побежал следом, но не догнал, а ухватил Ри за рубашку, друг рванулся, пытаясь высвободиться. Ткань лопнула, на оголенной спине Ри распрямились крылья.
  - Мутант, - охнул кто-то.
  Добежать до края Ри не успел. Ворона, наш гард, скалой вырос у него на пути, сбил с ног.
  Ри заломили руки и увели в сторону загона, где в клетках содержали бойцовских собак. Табор часто выезжал на ярмарки, устраивал разные шоу, в том числе и собачьи бои. Жестокая штука, но популярная, приносила немалый доход.
  Деревенские расходились, и только возле бедняжки Лу суетились женщины.
  
  Ночью мне не спалось. От мыслей плохих голова разболелась. Что случилось за те несколько минут? Ри не способен на убийство, да еще и такое жестокое. Однако его застали с ножом над неподвижным телом. Сама видела кровь на руках приятеля. И почему Лу? Девчонка хоть и странная, но добрая и безобидная. Ее все любили.
  Ах если бы мы вернулись вместе! Я расплакалась из-за Лу и от обиды, ведь Ри скрывал от меня, что мутант. Таких, как он избегали, даже боялись, если бы узнали, могли запросто выгнать из табора. Но я всегда думала - раз мы друзья, между нами не должно быть тайн.
  
  Так и не уснув, рано утром выбралась из лодки, служившей мне домом. Деревня спала, и только из жилища старосты доносился женский вой - плакальщицы причитали над телом Лу.
  Небо было ясным и безоблачным, утреннее солнце заливало округу мягким розовым светом. Я вернулась по мосткам до места, где Лу нашли. Чисто все, прибрано, ни пятнышка не осталось. Прошлась по доскам туда и обратно, осмотрелась. Встала лицом к деревне. Хижина Мо - впереди, позади старый причал, как раз посередине - джонка, где мы с Ри сидели. Не доходя до причала есть развилка, мостки уходят влево, по ним можно выйти на центральную пристань. Лу лежала до развилки.
  Взгляд скользнул по перилам, зеленое покрытие выглядело ободранным. Царапины и свежие. Возможно Лу схватилась, когда падала. Что-ли наведаться к плакальщицам? Если не вычистили, под ногтями могла остаться краска. Хотя это ни о чем не скажет, кроме того, что Лу поцарапала перила.
  На деревянных досках, как раз возле моих ног лежало перышко. Я подняла его и рассмотрела. Удлиненное, крупное, дымчато-серое. Хм. Неужели с крыльев Ри выдернулось, когда они боролись? А с чего я взяла, что они боролись? Рубашка на нем целая была. Странно как все. И нож. У Ри имелся складной ножик в купе с разными полезными штуками, но в руках приятель держал совсем другой нож, с длинным широким лезвием, похожим наш мясник туши разделывает.
  Сколько неясностей! Понятно лишь отчего Ри сутулился - крылья прятал, хотя они у него и небольшие. Крылатых мутантов я однажды встречала. Мы как раз на ярмарке были, на большом острове, входящем в основной архипелаг. Мутанты выступали вместе с цирком. Пара. Крылья темные, отливали синевой. Крупные - в сложенном состоянии, кончики достигали поясницы. Подумала еще, что такие могли бы удержать человеческое тело в воздухе.
  
  В размышлениях, я дошла до загона. Ри посадили в собачью клетку, слишком низкую, перемещаться он мог только на четвереньках. Друг выглядел неважно. Затравленный и измученный взгляд, на щеке бурел кровоподтек. Увидев меня, Ри привстал, стукнулся головой о прутья, поморщился и улыбнулся, смущенно и грустно.
  - Я не убивал. Споткнулся о какую-то железяку, когда шел, поднял, а это нож, и фонари сразу зажглись... а там она лежит... Веришь мне, Тата?
  - Верю, - пробормотала я и вздохнула. Не способен Ри на такое и не успел бы за несколько минут на Лу напасть.
  - Но это не имеет значения. Я - мутант, значит виноват, - горько сказал Ри. К загону кто-то приближался, и друг поспешно добавил: - Иди, Татка, не нужно, чтобы тебя со мной видели.
  Я хотела возразить, но все-таки послушалась и ушла, решив поговорить со старостой, рассказать, что с Ри провела вечер.
  
  Мостки к жилищу старосты вели широкие, новые, дом - лучший и самый просторный во всей деревне. Родителей у Лу не было, жила она в небольшом боте на окраине, потому староста обустроил помещение, чтобы плакальщицы сделали все как положено, и каждый смог попрощаться. Подумала, давно мы стоим на одном месте. Раньше хижины были временные, разобрал по лодкам, и весь табор на ходу. И жили больше в лодках, чем в хижинах. А дом, как у старосты, просто так и не разберешь. С другой стороны, место нашли хорошее, воздушные фронта обходят стороной, потому и успокоились, осели. Вначале еще поговаривали о кочевой жизни, но обустраиваться в воздухе непросто, а острова архипелага слишком перенаселены, нам там делать нечего. Постепенно, все расслабились и о переезде забыли.
  
  В доме старосты двери были открыты. Я осторожно заглянула. Плакальщицы еще не закончили, но и не пели, речитативом повторяли тексты. И Кру - колдунья наша - руководила процессом. Завидев меня, поманила крючковатым пальцем:
  - Входи, Тата.
  Я вошла и потупилась, колдунье в глаза лучше не смотреть. Увидела Лу и не сдержала слез. Как можно было ее обидеть? И кто? Лу переодели, причесали, казалось, что бедняжка спит. Спокойная такая, красивая: косы темные, жгучие и фигурка женственная. Вот только странная Лу была, видела всякое, чего на самом деле не существовало. Бывало ходит по мосткам, теребит бусики, лепечет что-то непонятное. Взрослая, старше меня, а вела себя как ребенок.
  
  Села рядом, положено вот так посидеть, покосилась на Лу. Руки изящные, пальцы тонкие, ноготки чистые и аккуратные, не обломанные нигде. Спросила плакальщиц, они ли ногтями занимались. Мне ответили, что нет. Заметила, что на шее у Лу отсутствовали бусы, только след тонкий виднелся, вроде красной полоски.
  - Бусы где? Лу никогда с ними не расставалась.
  - Без них принесли. Посылала девчат искать, везде осмотрели - нету, - ответила колдунья и добавила сквозь зубы: - А в кулачке у ней перья нашли. Мутанта треклятого. Ухватила бедняжка, да так и держала.
  - Можно посмотреть? - попросила я.
  Колдунья подвела меня к столу, где в небольшой плетеной вазе лежало несколько перьев. Серые, немного светлее, чем я нашла, и мелкие, пуховые.
  - На птичьи похожи, - задумчиво произнесла я.
  - Так полуптицы они и есть, нечистые отродья, - ответила колдунья. - Ничего, не долго осталось, очистят.
  Я кивнула, вроде как соглашаясь, а сердце защемило. Что теперь с Ри сделают? Ведь не станут разбираться.
  - Старосту где найти?
  - Не беспокой его, девочка. Игара пропала.
  - Как пропала? - удивилась я.
  
  Жена у старосты - строптивая, но красавица. Высокая, фигуристая, глаза с поволокой, темные, бархатные. Посмотрит, будто выстрелит. Косы - густые и черные, достают почти до талии. Не то что я - мелкая и тощая, в свои семнадцать выгляжу, как девчонка. Белокожая, но веснушчатая. Волосы - рыжие, еще и вьются мелко, не расчешешь, не заплетешь. Хоть с глазами повезло, зеленые они, как старина Мо говорит - ведьминские.
  
  Колдунья окинула меня цепким взглядом, я опустила голову еще ниже:
   - Мутант, случайно, не твой приятель? Говорят, вы часто болтались вместе.
  Поняла, что лучше уйти, пока и меня в нечистые не записали. Стараясь не смотреть на колдунью и всем своим видом выражая смирение, вышла из дома и едва не налетела на гостя. Вернее, на его ботинки. Желтая кожа, толстая подошва. Подняла голову. Серьезный. Губы плотно сжаты. Волосы светлые и короткие, а глаза глубокие, серые.
  - Куда так спешишь? - он улыбнулся.
  - Старосту искала. Но у него жена куда-то делась, просили не тревожить, - буркнула я.
  - Жена... - гость поморщился и почему-то хмыкнул.
  Улыбнулась понимающе. Характер у Игары вздорный. Нос задирает, словно мы ей неровня. Вспомнила непривычный говор, который слышала вчера. Ри тогда еще сказал, что на гостя похоже.
  - Сам откуда будешь?
  - С севера я. Да и ты выглядишь как северянка - рыженькая. Редкая масть и для наших краев, почти нигде больше не встречается.
  Я фыркнула для порядка, хотя и задумалась. Найденыш я, родителей своих не знаю, возможно гость правду говорит.
  - Думала, ты уехал вчера.
  - Хотел, да не вышло, - гость скривился. - А теперь разбирательства подожду. Вызвали расследователя с островов. Прибудет через несколько дней.
  
  Залаяли собаки и тут же раздались крики. Оба мы бросились к загону с клетками. Там свистела и улюлюкала толпа, яростным воем ей вторили собаки. Сердце сжалось от предчувствия беды. Двое мужчин выволокли Ри из клетки, распластали лицом вниз на деревянном помосте и держали. А мясник наш стоял наготове с топориком в руках. Рядом пылала жаровня с углями. Мой друг вырывался и кричал:
  - Это не я, не я. Не убивал, только нож поднял, не я.
  Один из мужчин ударил его по лицу, из разбитого носа потекла кровь, Ри перестал дергаться и затих. Во взгляде застыла обреченность.
  Я пробиралась к помосту, но меня теснили назад. Краем глаза заметила старосту, он стоял чуть поодаль, скрестив на груди руки, и спокойно наблюдал. А гость, быстро он там оказался, что-то шептал ему в ухо. Староста хмурился, качал головой, затем отстранился и кивнул, глядя не на гостя, а на кого-то возле помоста. Мясник подскочил к Ри, оттянул левое крыло и замахнулся топориком. Я зажмурилась. Раздался чавкающий звук, вскрик и стук металла по дереву, потонувшие в одобрительном реве толпы. Широкая мужская спина загородила обзор. Услышала повторный стук, истошный вопль Ри, и почувствовала запах паленого мяса. Крик резко оборвался, я увидела, как мужчины тащат бесчувственное тело обратно в клетку. Ри бросили внутрь, задвинули решетку, замок щелкнул, жадно лязгнув по скобам. Толпа редела, зеваки расходились, и вскоре я осталась одна. Слезы текли из глаз, и было так больно, словно это мои раны прижгли каленым железом.
  
  Кто-то тронул меня за плечо, я развернулась и уткнулась носом в широкую грудь гостя. Он легонько прижал к себе, погладил по голове, шепнул на ухо:
  - Успокойся.
  - Не виноват он, - я всхлипнула. - Мы вместе в джонке курили. Даже если и хотел зло сотворить, не успел бы. И вообще, Ри - не преступник.
  - Жаль парнишку. Глупые предрассудки! Нельзя так. Идем, лекарство для приятеля твоего дам, и расскажешь мне все.
  Посмотрела на него с недоверием, так прямо и расскажу, но пошла. На помосте остались лежать крылья. Я старалась не смотреть, но не могла отвести взгляд. Окровавленные белые перья и пух, много пуха, обычно так у птенцов бывает.
  - Мутация недавно началась, - заметил гость. - Не выросли еще.
  
  Бот стоял на прежнем месте, только помощника на палубе не было. Как завороженная уставилась на лодку. Широкая и плоская конструкция, насаженная на остроносые корпуса-ракеты. Вместительная штука, наверное. Ходит без паруса, в отличие от многих джонок не зависит от попутного ветра.
  - Нравится? Катамаран это, зову ее - Кэт, - с гордостью произнес гость.
  Мы поднялись, гость дал знак обождать и скрылся внутри. На палубе стояли шезлонги, я устроилась в одном из них. Гость скоро вернулся, принес небольшой пузырек и подал мне.
  - Пять капель на пинту воды и давай приятелю каждые два часа.
  Взяла пузырек, повертела - жидкость внутри янтарная, прозрачная.
  - Всю пинту давать?
  - Половины на один раз достаточно.
  - Ты доктор? - спросила с сомнением.
  - Не-а. Но не бойся, от этого вреда не будет. Боль уменьшится и воспаление не начнется. Жаль заживляющая мазь закончилась.
  - Зачем помогаешь? Не считаешь мутантов нелюдями? - я удивилась.
  Гость помедлил немного и сказал:
  - Не люблю глупость и невежество.
  - Сочувствуешь, значит, - изрекла я и внезапно спросила. - Правда, что мутанты летать могут?
  - Вполне. Если крылья взрослые, но не в период линьки, когда маховые перья выпадают. Друг твой - птенец, упал бы. Потому и останавливать бросился.
  - Понял, что он мутант? - удивилась я. - Много про крылатых знаешь. Случайно не один из них?
  - Нет, - гость рассмеялся, но в смехе слышалась горечь. - Подруга у меня была с крыльями. Красивая. Тоже рыжая...Эх... Но вернемся к тебе. Значит, гуляла вместе с...?
  - Ри. А я - Тата. Весь вечер в лодке провели, недалеко от хижины Мо. Курили, болтали.
  - Так как же Ри оказался у тела с ножом в руке?
  - Не знаю, - я потупилась. - Порознь шли и в разные стороны. Я, как крики услышала, сразу назад побежала. А там Ри возле Лу и с ножом. Вообще сначала подумала, что это жена старосты, Игара. Похожи они. К тому же Игара свой платок Лу подарила. Бедняжка его и надела и... - я замолчала. Вспомнила женский визг со знакомыми причитаниями.
  - Пока в лодке сидели, слышала, будто Игара с мужиком каким-то ругалась и спорила. Только говорили они не по-нашему.
  Гость нахмурился, серые глаза сузились.
  - Что-нибудь еще?
  - Ходил кто-то в тяжелых ботинках, - я выразительно посмотрела на обувь собеседника, - и собаки лаяли.
  Гость смущенно переступил с ноги на ногу. Мягкий звук, во вчерашних точно скобы были, я помнила стук металла.
  - А вы со старостой как там оказались?
  - Дела у нас, - гость усмехнулся. - Закончили уже. Фонари не работали, пошли проверить генератор и услышали крики. Но генератор ваш гард запустил, замкнуло там что-то.
  - У северян язык, наверное, отличается. Скажи что-нибудь на своем, - попросила я.
  - Игара не с севера, чернявая, - задумчиво сказал гость, проигнорировав мою просьбу. - Кочевники на юге живут, у них закон свой и религия. Игара на них похожа.
  - И говорят на другом языке?
  - Да, но я им не владею.
  Я поблагодарила за лекарство и собралась уходить. Подходя к трапу, наткнулась на помощника - горбатой горой возвышался передо мной, загораживая путь. Ну и громадина! Машинально глянула на его ноги - босой. Медленно подняла голову и вздрогнула. Жгучие глаза какие, тревожные, пронизывали насквозь. Страшно стало. Пробормотав что-то невразумительное, бочком протиснулась между ним и перилами и рванула прочь с лодки. Поскользнулась на мостках и растянулась, основательно приложившись коленом. С лодки раздался смех. Поднялась и крепко выругалась, как это делал старина Мо, когда хватал лишнего, вызвав у помощника еще один приступ хохота.
  Отсмеявшись он сказал: - Мала еще так ругаться, - развернулся и скрылся в трюме.
  Голос низкий, с легким акцентом.
  
  Я шипела и отряхивалась - падая, умудрилась вывозиться. Мостки были скользкие, будто пролили что-то, и измазаны грязью. Хм. Застыла, рассматривая следы. Натоптано. Здесь мы с гостем прошли. Он впереди, рядом отпечатки босых ног - мои. А вот еще след, тоже ботинок, но больше и выемка в форме подковы на каблуке. Не та ли скоба металлическая? След вел к лодке гостя, но у трапа терялся. А возле перил в небольшой луже валялось перо. Подобрала его и отряхнула. Дымчатое. Сунула за пазуху, заодно проверив, что пузырек не разбился.
  
  Напиток я сделала, как гость велел, перелила во флягу и осторожно пробралась к загону. Завидев меня, собаки принялись дружелюбно повизгивать и барабанить хвостами. Конечно, ведь я их всегда подкармливаю, и сейчас лакомство принесла. Быстро раскидала еду по клеткам, потрепала по загривку вожака и занялась Ри. Друг улыбнулся, но я видела, насколько ему паршиво.
  - Пей. Легче станет, - протянула флягу.
  Ри припал жадно, выпил до капли. Бедняга, ему и воды не давали, а я не догадалась принести. Ри просунул руку сквозь прутья, схватил мою, сжал пальцы. У меня комок к горлу подступил, говорить не могу. Друг понял все, отпустил, я поднялась, попятилась и едва не споткнулась об окровавленные, обглоданные кости, лежащие в грязном, залитым бурым, пуху. С ужасом поняла, они специально не убрали крылья, чтобы Ри видел, как крысы терзают то, что недавно было его телом.
  
  Размазывая по лицу слезы, дошла до хижины Мо. Старина всегда находил для меня слова утешения.
  - Эй, Мо! - крикнула с мостков.
  Старина восседал на трехногом кособоком стуле в носовой части бота, который мы называли хижиной, потому что Мо надстроил и веранду, и небольшой домик, и так захламил лодку, что от нее незанятым остался только нос. Попыхивая неизменной трубкой, Мо сочувственно оглядел меня с головы до ног и покачал головой:
  - Заходи, Тата. Иш, смурная какая. Понимаю, водилась с маньяком.
  - Мо, и ты туда же, - с укоризной сказала я, забираясь на потрепанный бот. - Не виноват Ри.
  - Не скажи. Мутанты, они хорошими только прикидываются. На самом деле нутро у них черное. Повезло тебе, девонька, легко отделалась.
  "Упрямый старикан", - подумала я, но заводиться не стала. Уселась прямо на доски, поджала ноги, достала ломоть хлеба свежего и колбаску, которыми только что разжилась на кухне.
  - Вот, держи.
  Мо откусил колбаску, бережно подхватил хлеб, жадно потянул носом.
  - Белый! Давно не едал. Гость муки подвез? Спасибо, уважила.
  - Скажи, ведь ты не спал, когда с Лу несчастье приключилось? - осторожно спросила я.
  - А что мне спать? Время-то раннее было. Сидел здесь, снаружи.
  - Может слышал чего? Джонку чужую? - подсказала я. - У нее еще мотор свистел с таким звуком: "и-их".
  Старина поморщился, напрягся, я так и видела, как шевелятся извилины в его черепушке. Вдруг закрыл глаза, голова упала на грудь - заснул. Я приподнялась, чтобы тряхнуть его хорошенько, но Мо встрепенулся, и как ни в чем не бывало, продолжил.
  - Контрабандисты, ага. Подходила лодка. Керосину мне завезли.
  - Знаю я твой "керосин".
  - А что? Одна мне радость, - губы Мо расползлись в улыбке. - Долго стояли они, кто-то возвращался. Чужой, не из деревенских.
  - Видел? Расскажи.
  - Парнишка. Пониже наших мужиков будет, но выше тебя. В ботинках шел, ступал мягко, нога маленькая. Лица не разглядел - фонари не светили.
  - Твой горел, - не согласилась я.
  - Так отвлекся ненадолго. Фигуру со спины видал.
  - Значит возвращался... А как приходил, заметил?
  - Не-а. Контрабандистов двое сошло, один ко мне заглянул с "керосином", я ему тож кой-чего в обмен приготовил, - старина загадочно хмыкнул. - А второй в центр направился, видать со старостой встреча была. Вернулся быстро. Третьего - парнишку, я не заметил. Джонка вроде как отошла, мотор смолк, но заработал снова.
  - Слыхал, что Игара пропала?
  - Ага. Только говорят, что не пропала она, мутант с мостков сбросил. Глупышка Лу видела, начала кричать, он и ее того.
  - Мо, мы с Ри курили по соседству, не мог он Игару сбросить, - возразила я. - И не кричал никто до тех пор, пока Лу не нашли.
  - Не говори никому, что с мутантом была, - строго наказал Мо. - Он уже отлетался, а тебе - жить.
  - Расследователь приезжает, виноватого найдет.
  Мо нехорошо рассмеялся, и я поняла, не дождется табор расследователя, самосуд устроит.
  
  За спиной старика высилась куча хлама. Мо любитель собирать всякие штуки, что найдет, сразу к себе тащит. Бутылочки хранит пустые и склянки, банки жестяные всякие. Я, по обыкновению, рассматривала "сокровища", вдруг что-то полезное увижу. Старина - не жадный, если попросить, отдаст. Привлекла банка с яркой этикеткой, взяла, заглянула и чуть не выронила. Внутри лежали бусы. Прозрачные, на тонкой нитке, с искристыми гранями - в них сверкала и переливалась радуга. Такие были у Лу.
  - Мо, где ты это взял?
  - Валялись как раз перед моей стоянкой. Обронили, я и подобрал.
  - Кто обронил? - я аж подскочила. - Давай, Мо, вспоминай! Когда ты бусы нашел?
  - Вчера? - неуверенно произнес старина и почесал затылок. - Точно вчера.
  - Контрабандисты уехали или нет?
  - Не помню, - задумался Мо. - Так парнишка и обронил. Помнишь, где гвоздик из перил торчит? Ты все просила меня выдернуть и зашлифовать. Парнишка о него зацепился, ругался, видать одежду порвал. Торопился он, не заметил, как выпало что-то - стукнуло по мосткам, я слышал. И джонка, значит, вскоре отчалила. Бусы ценные, между прочим. Загоню хорошо.
  - Не загонишь, - покачала я головой. - Это Лу бусы, придется вернуть. Откуда знаешь, что ценные?
  - Смотри сама. - Мо взял пустую бутылку и провел бусиной по стеклу. Торжественно продемонстрировал царапину. - Вот. Не стекляшка какая-нибудь. Городские бусы.
  
  Интересно. После катастрофы, когда жить на поверхности стало невозможным, откололись и ушли наверх острова - осколки, образовав архипелаг. На них и жило большинство населения. Но на другом уровне, много выше облаков, существовали искусственные города, где обитала элита. Простых людей туда не пускали, даже подняться мощностей не хватало. Гостю, к примеру, хоть и мотался туда-сюда перевозчиком, в города ходу не было, слышала, как он об этом старосте говорил. Откуда у Лу городские бусы?
  
  - Ладно, раз глупышки они, забирай. Сама занесешь, - вздохнул Мо, с сожалением отдавая мне бусы.
  
  Сунула их за пазуху, попрощалась с Мо и пошла к себе: напиток для Ри приготовить и подумать.
  Крутила темное перо в руках и размышляла. Крылья у Ри белые... были. Перья короткие, мягкие, как сказал гость - птенец. Найденное перо длинное, маховое. И подпушек у Лу нашли дымчатый. Не Ри это перья. Получается, что еще один мутант в таборе, но кто?
  И куда пропала Игара? В глупость, сказанную Мо, я не верила. Уж не староста ли от жены избавился, а теперь на Ри валит? Говорят, Игара верностью не отличалась. Красивая, конечно, только или терпение у старосты кончилось, или застукал, с кем жена встречалась, да с мостков и столкнул. Как раз в том месте, где перила поцарапаны - краску Игара содрала, когда вниз падала.
  Еще, встречалась она с кем-то и спорила, на другом языке говорили. В этом я уже не сомневалась. Бил, наверное, мужчина - звук пощечины и всхлип. Уходили в разные стороны, и вскоре отошла джонка.
  Хм, обычно мы все босиком ходим, жена старосты не исключение, но Игара в обуви была, - я запомнила стук подошвы - мягкая поступь, шаги легкие. Весу в ней немного, в отличие от мужчины. Предположим, что с гостем Игара ссорилась - Ри сказал голос похож. Они разошлись, но гость вернулся, и напал на Лу? Причем здесь глупышка? В отчаянии сдавила голову руками: "Думай, Тата, думай".
  Вспомнила Лу, как та лежала на мостках, платок цветастый и темные косы. Подумала ведь, что это Игара. В последнее время жена старосты много внимания Лу уделяла. Глупышка рада-радешенька, говорила что-то свое, бусики показывала. Игара все просила примерить. Но Лу, хоть и глупышка, бусы не давала.
  Возможно гость Игару в темноте с глупышкой перепутал? Тогда выходит, что гость - мутант. Как же он крылья прячет? Статный мужик, спина прямая, негде там крыльям поместиться. Ри из-за них всегда сутулился.
  "Ой! И акцент у него. Неужели?" - вскрикнула я, и выскочила наружу, помчалась к лодке гостя.
  
  Взлетела на палубу, и едва переведя дух, крикнула:
  - Эй?
  Никого. Открыла дверь в жилые помещения и снова позвала. Снизу раздалось:
  - Заходи, Тата.
  Спустилась. Просторно, окошки круглые в стенах. Ковер на полу, ногам мягко. И мебель красивая. У старосты в доме - проще. Гость сидел в кресле и цедил из большого пузатого стакана. На низком круглом столике красовалась высокая бутылка.
  - Знаю, кто Лу убил, - крикнула я.
  - Выпить хочешь? - гость улыбнулся, но посмотрел как-то странно.
  - Чего? - не поняла я. - Говорю, знаю, кто убийца.
  Гость, встал, достал еще один пузатый стакан, налил до половины, протянул мне:
  - Держи.
  Жидкость темная, в нос ударил запах. Знакомый. Глотнула и закашлялась. Не слабее "керосина" Мо.
  Гость наполнил свой бокал до краев, выпил содержимое залпом и неловко плюхнулся в кресло. Я присела рядом с ним, заглянула в глаза. Белки покраснели, зрачки расширены.
  - Да ты пьян!
  - Пьян, - он и не думал отрицать.
  - Мне помощь нужна, они Ри убьют ни за что!
  - Убьют, - гость согласился и налил еще. - Выпей со мной, Тата.
  - У-уу, - взвыла я. Забрала у него бутылку, поставила на столик. - Нашел, когда пить. Я знаю, кто убийца, помощь нужна.
  - Я тоже знаю, - сказал гость и икнул. - Хотел бы помочь, но не могу, извини.
  - Что ты знаешь? - вспылила я. - Давай лучше расскажу, как было. Помощник твой с женой старосты встречался. Думаю, что они знакомы - чернявые оба и говорили не по-нашему. Но не срослось у них, разбежались. Помощник на Игару зло затаил, и когда возвращался, с бедняжкой Лу перепутал - фигуры у них похожи, и платок Лу Игарин надела. Не сразу он понял ошибку, а когда осознал, то догнал Игару и с мостков сбросил, на перилах царапины остались... Ты слушаешь?
  Гость смотрел сквозь меня, словно не видел, так и хотелось влепить ему оплеуху.
  - Слушаю, - он кивнул и снова икнул.
  - Я вообще сначала тебя подозревала, - призналась я. - Ваши голоса с помощником шибко похожи, только у него акцент. А еще он мутант, как и Ри, но перья темные, такие в руке у Лу нашли.
  - Какой у тебя... э... план? - гость наполнил бокал и противно хихикнул.
  - Сдаешь помощника старосте, он отпускает Ри.
  - И?
  - Что и? Главное, чтобы поверили. Помощник - вон какой огромный, выкрутится, улетит в крайнем случае. Хотя, я бы его к расследователям на острова отвезла.
  - Не может он летать, оперение меняется, - сказал гость тихим и совершенно трезвым голосом.
  
  - Смотри, мелкая еще, но уже вредная, - раздалось за спиной.
  Я вздрогнула и обернулась. Помощник стоял в дверях и посмеивался. В сапогах, не в ботинках, каблуком стукнул, и подкова лязгнула. Поняла, давно он здесь и слушает.
  - Иш как все разложила. Не девка, а целый расследователь.
  - Скажешь, не права? Все именно так и было, - я попятилась, стараясь держаться ближе к гостю, встала за спинкой его кресла. Хоть и пьяный, но верила, что защитит.
  - Огненная, - выдохнул гость и повернулся ко мне. - Хочешь, чтобы я друга мясникам вашим сдал?
  Он снова потянулся к бутылке, содержимое которой стремительно уменьшалось.
  - Но он же Лу убил! И жену старосты, - всхлипнула я.
  - Ты ей веришь? - спросил помощник у гостя. - Вижу, сам так же думаешь, потому и пьешь.
  - Будешь? - гость помахал бутылкой.
  - Нет, и тебе не советую, - ответил помощник. - Лодку кто поведет?
  - Зачем? - недоуменно проговорил гость. - Мы разве уезжаем?
  - А то. Сейчас птенца вытащу, и когти рвать будем.
  - Спасешь Ри? - не поверила я, все еще прячась за спиной гостя.
  - Не бойся, не обижу. Я - не зверь и не убийца, хоть и мутант. С Игарой - да, встречались, знакомы давно. По нашим законам женой она мне была. И фонари отключал - она просила, только не убивал никого. Девчонку кто-то другой ножом пырнул. На руках у меня умерла. Знатно пощипала, в крыло вцепилась так, что перила скреб, чтобы крик сдержать.
  - Голый был? - я удивилась.
  - Игару всегда мои перья возбуждали, - хмыкнул помощник.
  Он стащил рубашку, распрямил крылья. Дымчатые, темные и удивительно красивые. Я не удержалась, подошла ближе, погладила. Показалось, или помощник заурчал от удовольствия?
  - Но кто же тогда Лу убил, и куда подевалась Игара? - я задумалась. Вспомнила красный след на шее у Лу и бусы, что Мо нашел. - Контрабандисты! У малышки бусы ценные имелись, Мо сказал - городские. Из-за бус ее и прикончили. И парнишку старина видел.
  - Парнишку? - переспросил крылатый.
  - Игара в брюках была. Это она с контрабандистами сбежала, - догадалась я. - А бусы Лу ей всегда заполучить хотелось.
  
  Вечером вместе с крылатым помощником мы двинулись к загону, оставив гостя ждать в лодке. Двигатель работал бесшумно и бортовые огни не горели. Нечего табору знать, что гость уезжает.
  Ри забился в самый угол клетки, возле решетки валялись деревянные стержни с острым наконечником, видимо дети нашли себе забаву. Собаки рычали и лаяли, присутствие чужого им не понравилось, не помогли даже лакомства.
  Замок выглядел неприступным. У Мо когда-то нашелся набор отмычек, но опыта у меня немного. Обреченно потыкала механизм проволочками, крутя и так, и этак, поняла - не справлюсь. Крылатый хмыкнул, оценив мои усилия, примерился и ухватился за прутья. Мышцы на руках и шее напряглись, вены вздулись, он аж побагровел, но решетка поддалась.
  "Неужели выломает", - думала я. Не выломал, отогнул достаточно, чтобы протиснуться. Ри пролез, шипя сквозь зубы ругательства. Собаки аж зашлись лаем, и мы побежали. Гость ожидал нас, лодка отошла, как только оказались на борту. Вовремя, позади уже слышались крики, нарастал шум погони.
  
  Катамаран увозил нас на север, туда где встречаются рыжеволосые, и люди спокойно относятся к мутантам. Гость обещал помочь с обустройством. Ри оклемался, раны на спине затягивались. Помощник как-то упомянул, что мутация - хитрая штука, и крылья могут вырасти заново. Надеялась, что так оно и случится.
  Во всей этой спешке я забыла вернуть бусы Лу плакальщицам. У гостя и у крылатого глаза расширились, когда я их достала.
  - Можно? - спросил гость.
  Кивнула, передала ему нитку.
  - Ты - богатая женщина, Тата. Очень богатая, - сказал он, рассматривая искристые грани. - Эти бусы - целое состояние.
 
Оценка: 9.88*11  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) Е.Кариди "Сопровождающий"(Антиутопия) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) А.Ригерман "Когда звезды коснутся Земли"(Научная фантастика) А.Тополян "Механист"(Боевик) Е.Вострова "Канцелярия счастья: Академия Ненависти и Интриг"(Антиутопия) Б.Стриж "Невеста из пророчества"(Любовное фэнтези) А.Кутищев "Мультикласс "Союз оступившихся""(ЛитРПГ) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) А.Григорьев "Биомусор"(Боевая фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
А.Гулевич "К бою!" С.Бакшеев "Вокалистка" Н.Сайбер "И полвека в придачу"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"