Ночкин Виктор: другие произведения.

Опасные дела - для опасных людей

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние конкурсы на ПродаМан
Открой свой Выход в нереальность
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    С Новым Годом! Подарочек такой, новый рассказ.

  В хозяйстве Эдгара Семибрюхого варили отличный эль, самый лучший в округе Лавенбриджа. Сам Эдгар не раз хвалился, что таким элем не стыдно угостить и самого короля, и епископа, и даже княгиню эльфов, если она заявится в гости.
   - Больно нужен княгине твой эль! - ржали почтенные таны, но собираться на тайные советы предпочитали именно у Семибрюхого.
  Толку в этих сборищах не было никакого, таны напивались, бранили норманнов, твердили друг другу, что нужно собраться с силами и вышибить захватчиков обратно на континент... но дальше разговоров дело не продвигалось. Вульфстайну не по душе была пустопорожняя болтовня, но и он неизменно приезжал к Эдгару, потому что лучшего эля не варит никто. На Вульфстайна многие глядели косо, его дед был датчанин, а бабка считалась ведьмой и, как шептались за спиной, имела дела с нечистой силой. Зато секирой никто не владел лучше Вульфстайна, и таны предпочитали иметь такого бойца на своей стороне. Потому и звали на тайные собрания. И терпели его кислые ухмылки. Вот и теперь, слушая бестолковую похвальбу танов, Вульфстайн невольно осклабился.
  Никогда этим болтунам не сбросить норманнское иго. Да они и не хотят, на самом-то деле. Им оставили их поместья, их свиные стада, их угодья и слуг. Им оставили их золотые браслеты и право болтать глупости, а разве этим говорящим пивным бочонкам нужно что-то иное? Они твердят, что будут сражаться за свободу, и звенят браслетами, когда вздымают кулаки. Золото звенит громко, но золото лжет, так учила Вульфстайна бабка. А дед, викинг, осевший в славной Англии, непременно добавлял: "Доверяй стали. Она правдива".
  Вульфстайн ухмылялся глядя на раскрасневшихся саксов и слушая их похвальбу. Наконец его гримасу заметили, и Годвин Синяя Шапка заорал:
  - Эй, ты чего там скалишься? Сейчас добрые мужи приносят клятвы, а не скалят зубы.
  Улыбка Вульфстайна сделалась еще шире:
  - У меня есть зубы, как у волка, вот я их и скалю. А у тебя, Синяя Шапка, только петушиный голос, вот ты и дерешь горло. Сколько б ты ни разевал клюв, а ничего, кроме кукареканья, не вылетает.
  Таны заорали, призывая заткнуть глотку "датскому отродью", но, когда Вульфстайн поднялся из-за стола во весь свой немалый рост, никто больше не встал. Эдгар Семибрюхий поспешил на крики, принялся увещевать спорщиков и призывать к братской дружбе.
  - Эль у тебя славный, старина, - бросил хозяину Вульфстайн, - а вот компания такая, что и славный эль в глотку не льется.
  С этими словами он выбрался из-за стола и пошел к выходу. Эдгар, тряся своим знаменитым животом, семенил рядом, просил не держать зла, приглашал наведываться снова.
  - Я не доносчик, - сказал ему на пороге Вульфстайн, - не побегу к норманнам рассказывать о ваших посиделках. Просто мне скучно, понимаешь, Эдгар? Мой дед приплыл из-за моря, отец дрался с дедовыми земляками при Стамфорд-Бридже... бабка, говорят, гостила у эльфов в Полых Холмах, пропадала там целыми неделями и вызнала тайны дивного народа. Мать умела заговаривать кровоточащие раны... им всем перепало в жизни что-то странное, необычное, удивительное. Вот и мне охота увидеть тайное, познать дивное. А вместо этого я наливаюсь элем в компании кукарекающих петухов.
  Семибрюхий торопливо закивал, так что живот, перетянутый ремнем с позолоченными бляхами, ходил ходуном. "Золото лжет", - напомнил себе Вульфстайн, хлопнул хозяина по жирному плечу и вышел из зала.
  
  Ночной лес дышал сырой прохладой, под разлапистыми елями двигались тени, что-то возилось и шуршало в ветвях, и могло показаться, что чаща после захода солнца живет особой, волшебной жизнью. Но Вульфстайн слишком хорошо знал этот лес! Здесь никогда не происходит ничего таинственного и волшебного. Все загадочные шорохи в темноте - это ветер да лесное зверье. Вот раньше, в прежние времена, когда дед Вульфстайна приплыл из-за моря и остался здесь, завороженный черными колдовскими глазами прекрасной саксонки... тогда еще в здешних лесах встречались эльфы, и люди умели отыскать зачарованные тропинки к Полым Холмам. А теперь... Эх! Вульфстайн тяжело вздохнул и опустил голову. На его долю не осталось ничего интересного. Лошадь понуро брела по ночному лесу, всадник печалился о старых временах.
  Но вот по лесу пробежал ветерок - не привычный, напоенный ароматами прелой листвы и смолы, нет. Это был какой-то новый, незнакомый ветер. Вульфстайн вздернул голову и насторожился, он чуял незнакомые запахи, а за колышущейся завесой ветвей мерцали таинственные зеленые огни. Чудо? Или настолько крепкий эль сварил Семибрюхий? Вульфстайн потряс головой, спрыгнул на землю и взялся за притороченные к седлу секиру и щит. Огни по-прежнему подмигивали из-за сплетения ветвей, и теперь вдобавок Вульфстайн слышал тихие голоса. Он двинулся к огням, раздвигая щитом перед собой ветки.
  На поляне стояли двое, мужчина и женщина. Под ногами у каждого был странный круглый щит, по краям щитов мерцали разноцветные холодные огни. Двое стояли и ждали.
  - Вульфстайн! - позвала женщина. - Подойди! Мы ждем тебя.
  - Нам нужна твоя помощь, - добавил мужчина.
  Странно. Обычно эльфы не просят о помощи, а, напротив, сулят доверчивому путнику разные дары. А уж что перед ним именно эльфы, Вульфстайн не сомневался - слишком чистая на них была одежда. Люди никогда в такую чистую не оденутся. На женщине было легкое белое платье, мужчина - в камзоле странного покроя. Больше медлить было незачем, ведь эльфы знали о том, что Вульфстайн рядом, они звали его по имени. И нужно быть распоследним дурнем, чтобы упустить такое приключение! Внук викинга вышел на поляну и остановился перед эльфами. Больше его заинтересовала женщина, изящная, стройная, укутанная в тончайшие белые ткани. И лицо ее было необычным, удивительно соразмерным, как у статуи.
  - Нам нужна твоя помощь, добрый Вульфстайн, - мелодичным голоском проговорила-пропела эльфийка. - Мы знали твоего деда и твою бабушку, они никогда не отказывали в помощи нашему народу. Теперь мы просим тебя.
  - Это будет опасно, - предупредил ее спутник. - Но смелому воину такое дело по плечу. И мы отблагодарим тебя.
  - И какова же будет благодарность? - ухмыльнулся Вульфстайн, продолжая пожирать глазами эльфийскую деву. - Вы отсыплете мне золота?
  "Золото врет", - учила его бабка. "Доверяй только стали", - наставлял дед. Сейчас эльфы покажут, насколько честны их намерения. Золото или сталь? Что они посулят за службу?
  - Золото дарят девушкам, - улыбнулся эльф. - Такому воину, как ты, прилично дарить... вот это!
  В руке эльфа возник меч. У Вульфстайна даже дух перехватило, когда он увидел, что ему предлагают. Никогда не приходилось видеть столь чудесного клинка. Разноцветные отблески пробегали по лезвию, сталь мерцала и переливалась в огнях, вспыхивающих под ногами эльфов. Вульфстайн с трудом заставил себя оторвать взгляд от прекрасного меча и лишь теперь внимательней посмотрел на эльфа. Тонкий в талии, плечистый, и улыбается слишком широко, демонстрируя ослепительно-белые и неестественно ровные зубы. Одно слово - эльф, не человек.
  - Помоги нашему народу, - снова заговорила-запела эльфийка. - Срази злого чародея.
  - Вот этим мечом, - подхватил мужчина, - он твой!
  Вульфстайн приблизился к эльфам, которые по-прежнему не сходили с мерцающих щитов, и осторожно принял дар. Сталь не лжет! Едва ощутив в руке рукоять чудесного оружия, Вульфстайн понял, что не сможет отказать эльфам. За такой подарок... за такой... да он готов разделаться не с одним чародеем, а с дюжиной! Вульфстайн отступил на шаг, взмахнул клинком - ах, какой баланс! Как удобно рукояти в кулаке! Чудо, истинное чудо этот меч. Нет, сталь не лжет, тем более, такая сталь!
  - Ты не хочешь сделать мне ответный дар? - все так же безмятежно улыбаясь, спросил эльф.
  Вульфстайн, не глядя, протянул свою секиру, а заодно и щит. Он любовался игрой отблесков на клинке.
  - Правильно, - кивнул эльф, принимая оружие, - щит тебе тоже понадобится другой.
  - Но к делу, - пропела девушка. - Мы оставим тебе щит, на котором стоит мой друг. Когда мы исчезнем, огни его погаснут. Потом вспыхнут снова - это будет означать, что мы проложили для тебя волшебную тропу в замок чародея. Ты досчитаешь до двадцати и шагнешь на щит. Он перенесет тебя в замок.
  - Замок наполнен стражами, слугами зла, - подхватил эльф, - они будут противиться тебе, пускать молнии, пытаться встать на пути. Ты же отыщешь вот этого.
  Эльф показал Вульфстайну крошечный портрет полного смуглого человека в странной одежде. Искусный рисунок, чародей на нем, как живой.
  - Сарацин? - скривился Вульфстайн. - Они все служат Нечистому.
  - Этот - любимый слуга, - согласился эльф. - Убей его, и вернись к щиту. Встанешь на щит, и тотчас вернешься домой.
  - Так я должен буду оставить этот щит валяться там, куда он меня перенесет? - Это скверно, драться без доброго щита.
  - Ничего, ты справишься, ведь у тебя будет меч, а слуги чародея не ждут нападения. Их колдовские ухищрения - ничто против доброй стали.
  - Мы бы сочли оскорбительным предлагать тебе легкое задание, - добавила девушка, - опасные дела - для опасных людей!
  Она улыбнулась, и сердце Вульфстайна пропустило удар. Когда девы так улыбаются, воин не может ответить: "Нет". Эльф шагнул со своего щита к спутнице, встал за ее спиной, обнял плечи... огоньки под ними замерцали быстрее, Вульфстайн вытаращил глаза от изумления - щит стал вращаться, хотя ноги стоящих на нем не двигались. Огоньки от этого движения смазались в светящийся круг... и с легким хлопком эльфы исчезли - испарились вместе с диском, на котором стояли! Второй щит, опустевший, погас. Вульфстайн помахал мечом, чтобы привыкнуть к балансу - и это доставило ему немалое удовольствие. Потом он уставился на погасший щит и стал ждать. Загорятся колдовские огни, тогда сосчитать до двадцати, и затем подвиг!
  
  ***
  
  Миа Фаррел стянула невесомое белое платье, под которым обнаружилась форменная полицейская блузка и бриджи.
  - Какое наслаждение, - заявила она, - избавиться от этих старомодных тряпок. И как только предки их носили, не понимаю. Неудобно же!
  Пока девушка пристегивала кобуру с разрядником и надевала куртку, ее напарник Джон Степфилд забросил в багажник секиру и щит, подаренные таном Вульфстайном.
  - Готова? - осведомился он.
  - Сейчас, еще минуту. А зачем тебе эти железяки? Для дяди?
  - Именно. Должен же я как-то объяснить ему, для чего беру попользоваться его великое изобретение.
  Дядю Джона осмеяли и выгнали из университета после того, как он официально объявил о создании "генератора континуумов", именно так он назвал свое изобретение. Коллеги обозвали его шарлатаном, а его прибор фантастикой, вроде машины времени. Профессор Степфилд пытался объяснить, что его "генератор К" не переносит в прошлое, а создает новую реальность, но его не слушали. Когда он продемонстрировал доставленные из триаса живые побеги плеуромеи, обвинили в подделке и незаконных экспериментах с растениями. Степфилд предусмотрительно не стал связываться с фауной, иначе зеленые его бы точно заклевали.
  Единственным, кто проявил внимание к изобретению, оказался племянник ученого. Именно Джон вник в дядюшкины объяснения, понял не все, но уяснил главное: создаваемая "генератором К" реальность тянется от одного полюса до другого. Первый, стационарный, помещается в определенной точке нашего пространства-времени, другой можно двигать и направить в любую эпоху. На полюсах границы искусственного континуума были проницаемы, сквозь них можно пронести материальные объекты.
  Джон и подал родственнику гениальную идею. Профессор распрощался с наукой и сделался преуспевающим торговцем антиквариатом. Добывал товар обычно Джон, а Степфилд-старший занимался сбытом. Респектабельный седовласый профессор внушал клиентам куда большее доверие, чем улыбчивый красавчик Джон. Сегодняшняя добыча - щит и секира из XI века. Так Джон объяснит дяде, остальное профессору знать незачем.
  Миа щелкнула браслетом-регистратором и объявила:
  - Я готова!
  Джон вывел спецкар из кустов и направил к коммуникационной линии. Двигатель едва слышно гудел, поддерживая стандартную скорость и стандартную высоту. В свете фар проплывала лента старого шоссе - выщербленный растрескавшийся асфальт. Еще несколько десятилетий, и сеть прежних дорог окончательно исчезнет. За автобанами никто не следит последние полвека - с тех пор, как кары на антигравах окончательно вытеснили наземные средства передвижения. Человечество привыкло с легкостью отказываться от прошлого, например, от легенд об эльфах...
  Кар подлетел к литой чугунной ограде и плавно опустился на бетон парковки, едва слышно скрипнули дверцы. Миа и Джон выбрались на бетон и зашагали к воротам. Особняк, выстроенный в старинном стиле, принадлежал известному мафиозо Джиго Валоно, человеку без национальности, без моральных убеждений, да и без прошлого - если не считать таковым шесть лет, проведенных в исправительных учреждениях. За исключением того единственного раза, когда Джиго удалось упрятать за решетку, его персональный чип оставался чистым. Торговля наркотиками и донорскими органами, проституция, похищение людей и вымогательство - все эти преступления, за которыми стоял Джиго, никак не удавалось связать с его личностью. Его подручные время от времени попадались и шли под суд, но сам Валоно выходил сухим из воды. Его чип оставался девственно чистым - ни доходов, ни пересечения государственных границ, ни образования, ни медицинской помощи, ничего вообще. Ноль бит информации. Человек вне общества, вне государства. На этом он и спалился - шесть лет ему удалось впаять за неуплату налогов. На большее карательные органы оказались неспособны, а Джиго внес поправки в свой имидж - теперь он жил на пожертвования от частных лиц, которые предоставили ему и особняк, и счет в банке. Они и платили налог с движимого и недвижимого имущества, которым пользовался Валоно. Он же не имел никаких связей с обществом и государством. Жил среди людей, как крыса или таракан, и точно так же, как крыса или таракан, пользовался благами цивилизации, не принимая участия в их создании.
  Подходя к воротам, Миа взглянула на регистратор:
  - Внутри человек тридцать. В основном на первом этаже. Проверить их чипы?
  - Не нужно. Еще объясняй после, зачем ты направляла запрос в базу данных. Мы же сейчас на обычном патрулировании, не забывай. Заглянули проверить этот особняк, спросить, не нужна ли помощь.
  Разумеется, полицейский кар в особняке заметили. Когда патрульные оказались перед воротами, по другую сторону ограды их ждали восемь человек. Все, как на подбор, крупные накачанные парни, пиджаки оттопыриваются там, где пристегнуты кобуры с разрядниками.
  - Здравствуйте, господа, - обратилась к ним Миа, - я констебль Фаррел.
  - Констебль Степфилд, - бросил Джон. Он держался позади, пряча за спиной диск "генератора К".
  На него никто не глядел. Как обычно - если рядом Миа, мужчины смотрят лишь на нее. Стройная, изящная, с густой копной светлых волос и огромными глазами - ни дать, ни взять, сказочная принцесса. Даже полицейская форма ей к лицу.
  - Чем могу помочь, констебль? - осклабился здоровенный грузный парень с лицом, изрезанным шрамами. - Вам нужен мужчина на нынешнюю ночь?
  - Нет, сэр, раз уж я заглянула сюда, то не ищу мужчин, - очаровательно улыбнулась Миа, - здесь же только крысы. Разве не очевидно?
  Джон начал медленно отступать в сторону. За воротами показалось еще несколько человек - сходились поглядеть на прелестную Фаррел. Уход напарника остался незамечен, охранники Валоно наперебой кричали, что констебль Фаррел не права, и что любой из них готов ей доказать, как сильно она ошибается! А Миа сыпала оскорблениями, при этом улыбалась так очаровательно, что никому из бандитов и в голову не пришло обидеться.
  - Скажите лучше, дома ли мистер Валоно?
  - О, мисс констебль, он здесь! Хотите, я вас к нему провожу? А по дороге расскажу вам, как...
  - Нет, нет, не сегодня! У меня нет ордера. К тому же я не прихватила ни мухобойку, ни баллончик с инсектицидом... я не готова к встрече с тараканом!
  Джон отошел на тридцать шагов, прислушиваясь к хохоту охранников и журчанию голоса напарницы. Здесь было темно - свет фонарей не доставал ни справа, ни слева. Констебль включил генератор, по краю диска побежали огоньки. Сейчас Вульфстайн начнет отсчет. Проклятье, а умеет ли этот варвар считать до двадцати? Джон размахнулся и запустил диск в полет. Генератор промелькнул над оградой и шлепнулся на лужайку перед домом.
  Степфилд вернулся к напарнице - похоже, на его появление бандиты обратили не больше внимания, чем на уход. Они перебрасывались остротами с Миа и ухмылялись, как дети, которым дали поиграть с незнакомой интересной игрушкой.
  - Готово, - бросил Джон.
  - Ну что ж, я вижу у вас все в порядке, господа, - громко объявила Миа. - Если случатся неприятности, телефон полиции вам известен. Мы всегда готовы прийти на помощь.
  Полицейские повернулись и зашагали к кару, не обращая внимания на крики из-за ограды. Охранники орали, что им непременно нужна помощь констебля Фаррел, потому что стояк у всех образовался просто неимоверный. Прямо эпидемия какая-то...
  - Восемнадцать, - объявил Джон, садясь в кар.
  - Девятнадцать, - продолжил он, когда Миа хлопнула дверцей.
  Мотор тихо загудел, и днище кара оторвалось от бетона.
  - Двадцать. Наш берсерк уже здесь. Если, конечно, он считает не хуже, чем я. Едем в город, после твоего разговора с охраной нам понадобится алиби.
  - Да, парад зомби вот-вот начнется, - улыбнулась Миа. - Томас и его приятели всегда пунктуальны.
  Спецкар вернулся на трассу, проложенную поверх старого шоссе, и Джон передал управление автоматике.
  
  ***
  
  Огоньки на щите вспыхнули, и Вульфстайн принялся считать. По привычке тянуло загибать пальцы, но руки были заняты, держали меч. Поэтому он считал вслух. Произнеся: "Двадцать!" - Вульфстайн шагнул на щит, и серый вихрь подхватил его. Ночной лес сломался, сложился, вывернулся наизнанку, темные и светлые пятна замелькали перед глазами Вульфстайна. Они свертывались в невообразимый узор. Профессор Степфилд мог бы прочесть лекцию о том, что так человеческий глаз воспринимает свойства пространства, генерируемого его прибором - программа выравнивает время между полюсами, и пространство деформируется, чтобы сохранить целостность континуума. Но профессора здесь не было, а Вульфстайн знал куда более простое объяснение - волшебство эльфов.
  Вихрь вынес Вульфстайна к замку чародея и рассеялся. Воин стоял на тускло мерцающем щите перед зданием, позади него была литая чугунная ограда, в стороне - ярко освещенные ворота. У ворот шумела толпа странно одетых мужчин. Но удивляться здесь было нечему - у мага-сарацина и свита соответствующая. В толпе были люди разных оттенков кожи: от иссиня-черного до бледного, куда белее, чем у загорелого Вульфстайна. Все они пялились куда-то за ворота и галдели. У воина был выбор: попытаться прокрасться в дом злого колдуна потихоньку или проложить дорогу силой сквозь толпу. Но в руке Вульфстайна был меч, это и стало его выбором, ведь сталь не лжет. Воин проревел боевой клич, бегом устремляясь к воротам. Он зарубил шестерых, прежде чем приспешники сарацина опомнились и начали защищаться. Оружие они прятали под полами своих кургузых камзолов, а теперь выхватили и направили на пришельца. Это было что-то наподобие крошечных арбалетов из вороненой стали. И стреляли они молниями, точно как предупреждал эльф. Молнии хлестали Вульфстайна, это было больно и помогло воину превратиться в берсерка. Говорят, дед датчанин умел приводить себя в состояние безумия по собственному желанию, а у Вульфстайна это не очень-то получалось... но уж теперь удалось вполне! Ревя, как зверь, он метался в кольце колдунов, сыплющих молниями, и рубил. Взлетали отрубленные конечности, плескала кровь... когда молнии по ошибке попадали в самих магов, они падали и бились в конвульсиях.
  Вульфстайн не мог знать о свойствах разрядников. Выпускаемые ими электромагнитные импульсы, хотя и были болезненны сами по себе, не представляли опасности для здоровья. Они имели другое назначение - поражали микросхемы информационного чипа, вживленного в тело гражданина. Чип блокировал ряд функций организма и давал тревожный сигнал на пульт полицейского дежурного. У Вульфстайна не было чипа. У него был меч.
  Когда охранники Джиго Валоно - те, что еще могли стоять на ногах - сообразили, что наряженному в мех и сталь пришельцу не вредят выстрелы из разрядника, они бросились в дом. Вульфстайн гнался за ними по пятам. В гостиной гангстеры вооружились коллекционными саблями и алебардами, украшавшими стены. Вульфстайн радостно взревел, увидев в руках противников настоящее оружие - славная схватка выходит!
  - Что за шум у вас тут?.. - прозвучало с лестницы.
  На ступенях стоял сам Джиго, Вульфстайн узнал колдуна с портрета, хотя пролитая кровь и опьяняла разум. Несколько быстрых взмахов эльфийского клинка - и последние враги оседают на богатые ковры грудами окровавленного тряпья. А Вульфстайн длинным скачками устремился к лестнице. Чародею, чтобы осознать, что происходит, понадобилось несколько больше времени, чем Вульфстайну, чтобы прикончить его людей. Но уж когда до Джиго дошло, он проявил изрядную резвость. Визжа, он поскакал, перепрыгивая через ступени, на третий этаж - к своему кабинету. Его жирное тело не было привычно к подобным забегам. Валоно влетел в коридор, споткнулся, врезался в стену... с трудом восстанавливая равновесие, помчался к массивной резной двери. А за спиной уже нарастал рев Вульфстайна.
  Тан ворвался в коридор следом за убегающим магом. Увидел, как тот вскочил в распахнутую дверь. Тяжеленная створка захлопнулась перед носом воина, щелкнул замок. Но Вульфстайн не мог остановиться, да и не хотел. С разбегу он врезался плечом в дверь, и петли взвизгнули, уступая напору. Вульфстайн отступил, насколько позволяла ширина коридора, и ринулся на дверь снова. В этот раз он вырвал петли вместе с креплением, дверь, оглушительно грохнув, упала на пол, и Вульфстайн лежал на ней. Он только начал вставать, когда позади массивного стола показался злой маг. В дрожащих руках Валоно держал большой пистолет. Не разрядник, а запрещенное законом оружие, стреляющее пулями. Первый выстрел угодил в стену позади Вульфстайна, и тот сообразил, что маг-то поопаснее подручных, его колдовство разит куда мощнее.
  - Врешь, сарацин, - прохрипел воин. - Все равно убью!
  Джиго опустил пляшущий ствол и выстрелил снова, но пуля раздробила филенку сорванной с петель двери, а пришельца на ней уже не было. Вульфстайн на четвереньках пересек комнату, уперся в стол плечом и с воплем выпрямился. Стол с вмонтированным сейфом, дублирующим пультом охранной системы и кучей других приспособлений, оторвался от пола и стал медленно переворачиваться. Провода, выдираемые из пола, рвались со звонкими щелчками. Джиго заорал, когда вся эта громада, весящая не менее полутора центнеров, стала заваливаться на него. Он снова и снова вдавливал спусковой крючок, пули разлетались по комнате, рикошетили от опрокидывающейся столешницы... Грохот... и тишина.
  Вульфстайн обогнул перевернутый стол, глянул на хрипящего под навалившейся тяжестью Валоно, и заявил:
  - Говорят, сарацины живучее кошек. А уж черные маги - те и подавно. Но никто не слыхал о чародее, который сумел обойтись без головы.
  Он взмахнул мечом. Джиго попытался заорать, но не мог - слишком большой вес прижимал его к полу. Тогда он просто закрыл глаза.
  ***
  Джон и Миа как раз добрались к окраине Лавенбриджа, когда их коммуникатор подал сигнал вызова.
  - Где вас носит? - буркнул дежурный. - Следуйте на Кемфидж-стрит, там демонстрация ряженых чудиков. Два патруля уже на месте, но нарушители не подчиняются.
  - Только два? - спросила Миа.
  - Срочный вызов к особняку Джиго, все сейчас там. И шеф тоже.
  Миа улыбнулась, и Джон улыбнулся в ответ. Вульфстайн не подвел.
  На Кемфидж-стрит собралась порядочная толпа. Томас, давний воздыхатель Миа, и три десятка его приятелей, устроили, как они это называли "зомби-пати", то есть, шатаясь и шаркая ногами, бродили по городу и пугали прохожих страшным гримом. Помимо самих зомби, на улице были зрители - не меньше сотни. Плюс те, кто пялился в окна. Четверо полицейских тщетно упрашивали ряженых освободить кар-трассу и не нарушать общественный порядок.
  - Мы не уйдем! - скандировали зомби. - Мы мертвые! Закон живых - не для нас!
  Миа с Джоном спрыгнули на мостовую. Сержант, руководящий операцией, обернулся к ним:
  - Это все, кого смогли прислать? Я просил побольше людей... Мы уже сняли информацию с чипов нарушителей, - сержант щелкнул по сканеру, - все добропорядочные граждане, и у каждого не меньше десятка арестов за нарушение порядка. Рецидивисты!
  - Дежурный сказал, что всех вызвали к Джиго Валоно. Что-то серьезное. Но мы попробуем уладить здесь своими силами.
  - Уладить! Да вы полюбуйтесь на этих... трупаков...
  Сержант повел рукой в сторону Томаса и его соратников-зомби. Драные лохмотья, пластиковые кости, торчащие из прорех, латексные язвы на лицах.
  - Я уверен в моей напарнице, - подмигнул Джон. - Миа сумеет увлечь даже мертвого. Я пока разверну кузов.
  Констебль Фаррел тем временем приблизилась к шеренгам ряженых. Те смолкли и уставились на девушку. Кто-то длинно присвистнул.
  - Дорогие зомби, - пропела Миа, - не желаете ли проследовать за мной в полицейский спецкар? Ой, простите, я хотела сказать: в наш катафалк. Он доставит вас к ближайшему кладбищу, где вы обретете покой!
  Зомби переглянулись - под кладбищем следовало понимать полицейский участок. Они знали, что зомби-пати закончится там, но стоит ли спешить с похоронами? Томас выступил из строя и заявил:
  - Я согласен, если этот милый могильщик меня поцелует.
  Тем временем Джон уже раздвинул кузов спецкара - теперь задняя часть транспортного средства была готова принять три десятка задержанных. Миа подошла к Томасу и чмокнула в подставленную щеку, прямо в силиконовую имитацию гниющей плоти. Зомби разразились радостными воплями и двинулись за Томасом к "катафалку".
  Нарушителей доставили в участок, и Джон Степфилд получил новое указание: явиться в особняк Валоно. Приказ исходил от шефа полиции Лавенбриджа - капитана Вильямса. Джон трансформировал кар, возвращая прежние габариты, и машина взмыла свечой над крышей полицейского участка, чтобы добраться к особняку по прямой. Капитан велел спешить.
  Вильямс прохаживался перед распахнутыми воротами и попыхивал безникотиновой сигарой. Дым, подсвеченный разноцветными маячками полицейских каров, красиво струился над его фуражкой.
  - Сэр, мы... - начал было докладывать Джон.
  Вильямс остановил его взмахом руки, огонек сигары вспыхнул крошечным вулканом, и разноцветный дым взвился как во время извержения.
  - Полюбуйтесь, констебли. Кровавый фарш! При этом ворота были заперты, и охранная система не засекла пересечения периметра по воздуху. Убийцы проникли сюда, как тени, как... как...
  - Как эльфы? - певучим голоском подсказала Миа.
  - При чем здесь эльфы? - вскинул брови капитан. - Полюбуйтесь, во что превратили банду Джиго! Я, конечно, где-то даже рад, что город избавился от этой язвы, но что писать в рапорте... Чем их могли этак разделать? Вибронож? Или этот, как его, ну, в старом фильме? Маньяк с бензопилой? Эксперты, ваше мнение?
  Экспертная бригада работала в поте лица - считывали данные с чипов мертвецов, снимали показания с охранных систем, фиксировали на видео... Инспектор, руководящий криминалистами, откликнулся:
  - Это не вибронож. Лезвие длинное, но без технических усилителей. Пила тоже не годится. Я бы скорей поставил на эльфа с зачарованным мечом, как подсказывает девушка.
  Миа ответила инспектору улыбкой:
  - Наши предки верили в эльфов.
  - Между прочим, - добавил инспектор, - магазины разрядников показывают не больше семидесяти процентов запаса энергии. У всех. Здесь была адская стрельба, но я не вижу ни одного вырубленного чужака. Только бандиты Валоно. Я запросил базу данных, не зафиксировано ли пораженных разрядами чипов в округе... за исключением тех, кого подстрелили здесь в суматохе свои. Почему-то заранее уверен в отрицательном ответе.
  - Но не сами же они друг друга порешили! - буркнул Вильямс. - Я не вижу лезвия, которое их разделало! Констебли Степфилд и Фаррел, что вы делали здесь нынче вечером?
  - Патрулировали, - ответил Джон. - Этот объект в обязательном списке посещений. Но здесь было спокойно, мы не стали задерживаться.
  - Не слишком большое удовольствие беседовать со здешними жильцами, - подпела Миа. - Мы не задержались ни на минуту дольше, чем требовала инструкция.
  - Так, так... - Вильямс глубоко затянулся и задумчиво выпустил струйку дыма. - Ну а потом чем вы занимались?
  - Операция по задержанию нарушителей спокойствия в Лавенбридже, - доложил Джон. - В рапорте сержанта Мак-Дигана все отражено.
  - Там была толпа зомби, сэр, - добавила Миа. - Они не желали грузиться в катафалк. Ой, простите, я хотела сказать: в полицейский спецкар.
  - В наше время никто не верит в эльфов, - скорбно заявил Джон. - Все предпочитают зомби.
  Вильямс, прикусив сигару, сердито уставился на него, но Миа улыбнулась, и сердце капитана дрогнуло. Он махнул рукой:
  - Можете быть свободны. Завтра подадите рапорт насчет того, что посещали этот объект, и все было тихо.
  - Что теперь? - спросила Миа, когда особняк остался позади.
  - Нужно наведаться в одиннадцатый век, забрать полюс "генератора К". А потом я прошу тебя зайти со мной к дяде. Если тебя не будет рядом, он начнет читать мне лекцию об эффекте бабочки. А когда ты улыбаешься, он только сопит.
  Джон оказался прав - профессор Степфилд воздержался от долгих бесед, глазел на прекрасную напарницу Джона и лишь спросил, не хватятся ли секиры и щита "там".
  - Все в порядке, дядя, - улыбнулся Джон, - они принадлежали тану Вульфстайну Датчанину, он напился эля, ехал через лес... потом спьяну погнался за болотными огнями, приняв их за эльфов, его конь провалился в трясину. Тан спасся, но секира и щит были приторочены к седлу, а лошадь, увы, погибла в болоте. Я трижды наведывался в ту же самую ночь, и всякий раз лошадь тонула, только в этот раз я успел спасти оружие, пока пьяный тан барахтался в грязи и сквернословил, выбираясь на берег.
  - Ну, хорошо, хорошо... - буркнул дядя. - Мисс Фаррел, не заглянете к старику на рюмочку бренди?
  - Мы все еще на дежурстве, - улыбнулась Миа. - Как-нибудь в другой раз, мистер Степфилд.
  - Дело сделано, - объявил Джон, когда профессор, нагруженный трофеями, ушел в дом. - Предки верили, что эльфы иногда приходят из полых холмов в мир людей, чтобы помочь советом. А иногда и не только советом. Волшебная тропа, зачарованный меч... эх, как просто было объяснить любое преступление в те времена!
  - Верно, - подхватила Миа. - А теперь капитану придется поломать голову, сочиняя рапорт о том, как мир избавился от целой толпы закоренелых преступников, против которых был бессилен закон.
  - Когда закон бессилен, на помощь приходят эльфы из полых холмов! Кстати, до конца дежурства всего лишь полчаса. Что ты скажешь о рюмочке бренди? После того, как освободимся, а? Твой отказ дяде - он же не распространяется на меня, о, прекрасная королева эльфов?
  ***
  Вульфстайн выбежал из зачарованного замка и заметил в черном небе приближающиеся огни. Он даже, как будто, расслышал рев вдалеке. Колдун успел призвать драконов? Плевать, теперь сарацин мертв, и драконы опоздали! Раздумывать было некогда, и тан поспешил отыскать щит эльфа. Встал на волшебный диск, тот вздрогнул под ногами, серый вихрь вскипел вокруг Вульфстайна... и перенес в знакомый лес. Тот самый, исхоженный вдоль и поперек, лес, в котором не случается ничего волшебного.
  Тан огляделся - ничего не изменилось, те же корявые стволы, те же заросли, в которых он оставил лошадь... Проклятие! Лошади не было! Глупая кляча пошла прогуляться по лесу без хозяина! Вульфстайн бросился, ломая кусты, туда, где он опрометчиво оставил коня. Только бы скотина не направилась к болоту... Увы, именно так лошадь и поступила. На краю топи Вульфстайн разглядел отпечатки копыт, трясина дышала и испускала пузыри, которые лопались, источая смрад. Лошадь погибла. Вульфстайн витиевато обругал старых богов, хозяев леса, а заодно и нового, в чьих руках судьбы всех живущих, а, стало быть, и судьба несчастной скотины тоже.
  По болоту бродили холодные синие огоньки. Словно фонари в чьих-то руках. Вульфстайн умолк и подумал, что при иных обстоятельствах он, наверное, поперся бы в топь за этими огоньками, чтобы узнать, кто бродит по болотам, не эльфы ли? Однако теперь он знал, каковы эти жители полых холмов, и какие подарки они вручают храбрым парням, вроде него. Бабка говорила, что дары эльфов всегда сулят подвох, вот и лошадь пропала... взгляд тана упал на меч. А ведь это славное оружие стоит потерянной лошади, ей-ей! Ну что ж, если таковы условия - Вульфстайн Датчанин, внук викинга, готов их принять! Меч эльфов - сокровище, которое дороже и десятка лошадей, не то что одной глупой клячи. Пусть эльфы появятся снова, пусть попросят о чем-нибудь таком же веселом, как нынешняя схватка. Опасные задания - для опасных людей!
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com В.Соколов "Мажор 2: Обезбашенный спецназ "(Боевик) Д.Хант "Дракон и феникс"(Любовное фэнтези) А.Григорьев "Биомусор 2"(Боевая фантастика) А.Григорьев "Биомусор"(Боевая фантастика) Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) Р.Цуканов "Серый кукловод. Часть 2"(Антиутопия) М.Атаманов "Искажающие реальность-5"(ЛитРПГ) LitaWolf "Любить нельзя забыть"(Любовное фэнтези) Н.Любимка "Алая печать"(Боевое фэнтези) В.Соколов "Мажор 4: Спецназ навсегда"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"