Нох Игорь: другие произведения.

Пеликан

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
Оценка: 8.00*5  Ваша оценка:


(В описании используются слухи, байки и истории, а также личные переживания автора. Все совпадения - случайны!)

  
  
  

П Е Л И К А Н

  
   1.
  
   Орнитологи судачат, мол, в России с её сложным климатом и людом, прижилась одна только видовая пара: розовый и ещё - кудрявый. Пеликаны умные птицы и предпочитают жить, исключительно в странах с "магнолией тропической лазури" - где анчоусов с сардинами не счесть. Потому, в нашей географии только розовый и только кудрявый. Или, только - кудрявый и розовый...
  
   А, у нас, вот - серые жили! С одной стороны полосы. Стояли себе стайкой, красивые. Серебристые и вытянутые, будто рыба сиг. Собственно, "пеликаны" только "УТ". Остальные, просто - изделие "И". Самые большие перехватчики в мире. В первой половине 87-го, почти все они, были перегнаны нашими на базу хранения - в Ржев. Ту-128 (Fiddler - Скрипач) красавец, загадка и неизвестный вид. Хотите, проверьте сами. И аналогов ему - нет! Ни за какими морями...
   Отлетали, они родимые своё, отвозили всех надёжно в ПМУ и "жопоньку" и замерли. Ожидая от "людёв" - малой благодарности, какой.
   Утром, командир забегал:
   - С самого, что ни есть, верху - задачу поставили: "Убрать как ненужность (тчк), своими силами (тчк), всю списанную мат.часть (тчк)".
   А, как её убрать-то? Это ж - изделие "И"! Самый большой перехватчик в мире. На него, когда снизу смотришь, только и хватает, что на робкий выдох со слюной - "и-и-и...".
   Приехали гражданские с автогеном. Подрезали "сигу" хвост кругалём, зацепили трактором - хрен. Прицепили два трактора цугом - хрен! Только, тросы порвали...
   Командир, разошелся:
   - Что, за - говорит, - что, так сложно убрать, выполнив задачу штабную? А полку опять же - плюсик в актив! Я, вот: позвоню сейчас, другу своему - начальнику и танкисту... Он, их быстренько разукомплектует!
   И на телефон. Рядом танковый полк, мотострелковой дивизии.
   - Алле, - говорит командир, - алле? Мне тут срочняком, разукомплектовать нужно, пару самолётов. Что, стоят, где? Да, тут и стоят - в конце полосы... Нееет... "Пеликаны". Нееет... Не нужные совершенно. То, есть - на ваше усмотрение... Ну, а - как же, как же! Ну, это - само собой... ни к чему овации... Жду.
   А у всех - "слёзы рекой".
   Через час с небольшим, приезжают на аэродром в "бобике" черные, и руководит всей этой "барбароссой" - друг, начальник и танкист. Ну, и танк новёхонький к ним в довесок. С экипажем, рацией и оптикой просветленной. Нужно ж, всем этим летчикам-налётчикам - "задать феферу"!
   Только люк открылся, из него водитель бравый:
   - Где, - говорит, - эта, ваша фанера? Ща, мы - мигом её располовиним... Ща, мы - покажем вам, лямкам парашютным, фильм военной тематики: "Я любил вас больше жизни".
   Командир - друг, начальник и танкист, перчатку с руки снял да сморкнулся с чувством на бетон:
   - Ты, старлей - говорит, - там, не очень! Не война, чай... Помощь смежникам. Аккуратненько ломай да не задерживай, а потом - и финал отметим лёгким блиц-фуршетом. За содружество родов войск и целедостижения! Спирту здесь, старлей, - что у дурака, фантиков...
   И под локоток, нашего взял. Старлей, шапку свою с валиками "противошишковыми" натянул:
   - Разрешите, приступать? - спрашивает.
   - Приступайте!
   Весь народ собрался у машин, курит хмуро и на танк недобро поглядывает. Дыркнул зелёный, полосу дымной вони пустил, и покатился вперёд гусеницами лязгая. Подразогнался, да - как даст "Пеликану" в стойку! Тот, качнулся весь проснувшись, крякнул и ойкнул больно, и крыльями мелко задрожал: "что же, вы - идиоты, делаете?!"
   Только, успеха ноль. Танк отъехал ещё раз, ощетинился и скорость набрал, и сильнее - Бах! Стоит "Пеликан" - покосился только малеха.
   Друг, начальник и танкист недовольно говорит, обращаясь к водиле:
   - Что, за сопли, герой? Так, старлей, ты у меня - к маме в Сызрань, летом не доедешь! Ну-ка - долбани, как учили! Да, свали эту "прялку" на землю! Шило киснет. Сколько ждать?
   Старлей - снова в танк. Люк захлопнул и давай снизу по самолю дубасить. И кое-как, подломил-таки ему ноженьку. "Пеликан" подранком на крыло припал, но стоит!
   - Что, за херь с квасом, воин? - говорит полковник сердито, - это, что за половая неуверенность? Заезжай на крыло и доминируй! То есть - дави его к бабушке! Мне, что ли учить...
   Старлей отъехал в сторону, осмотрелся и на плоскость крабом полез. Только, не выходит опять ничего. Никакого доминирования. Гусеницы с визгом по дюралю елозят, танк влияет кормой как блудница и ожидаемого эффекта поражающего - нет, как и не было.
   - Лезь под пузо, и круши! - злится начальство.
   Старлей, расстарался и сломал другую стойку самолетику. "Пеликан" и рухнул... И, "покрыл" танк, словно бык телку - одно дуло видать. Передачи о животных с Дроздовым!
   Вот, он двигателем ревет и по бетону лапами скрежещет, и совершает - ну, совершенно непонятные начальству, маневры и уклонения. "Летчицкая" массовка от счастья враз обезумела. Гикает, надсмехается по всякому, и про танки сочиняет совершенно неприличные частушки, отдаляющие возможное содружество войск :
  
   "Приезжали к нам танкисты
   Выясняли, кто сильней
   У кого умней штабисты
   И орудия дульней"
  
   С танка красивого, поотрывало все лючки и навесы к едрене-фене. Ободрало всю лихую мощь, вместе с приборами разного видения, и стал он - словно "Маха обнаженная" Франциска Хосе де Гойи. Старлей, кое-как выбрался из-под "Тушки" и очумело у начальства спрашивает:
   - Может, по нему пальнуть разок?
   - В труселя свои, в мазуте... Может тебе, старлей - еще, пропуск в женскую баню? - отвечает друг, начальник и танкист, соорудив на лице гримасу презрительную.
   А, народ ликует!
   - "Ни фига себе, за хлебушком сходил", - бормочет старлей, осматривая танк любимый. Попутно, собирая железяки нужные - тут и там.
   - А, нам говорят, - и, делов... А, нам говорят: "Заезжаешь на аэродром - и давить!"
   Из командирского "бобика", мимо счастливых пилотяг, льется песня Пугачевой:
   "Хорошо тому, кто знает
   Как опасен в океане,
   Как опасен в океане,
   Айсберг, встречным кораблям..."
  
   По легенде, в голодное время пеликан вскармливает своё потомство собственной кровью. Пеликан - символ бескорыстия и самопожертвования.
  
  
  
   2.
  
   Очень модно сейчас стало, в разных армиях бывшего противника, хвалиться спец. контингентом. Тем, что может - с тыла зайти. Т.е. обязательным наличием, с графиками учёта и роста, как боевой единицы. И мы мол, на фоне общемирового триумфа - сплошная угрюмая отсталость и регресс.
   Вот, все говорят Эстония... Равняйтесь на нее, и присмотритесь повнимательнее к "грудям четвертого человека". Или, того лучше, к силам вооруженным - Новой Зеландии. С её, ежегодными зажигательными парадами "мили-милитари" с техникой и без.
   А ведь, понапрасну бичуют и клеймят апологеты наши доблестные вооруженные силы. Раньше, в ВС - лица нетрадиционной ориентации, были! Да, и потом - не переводились. И, всякий офицер или срочник поскребя сусеки памяти, наверняка упомнит, хотя бы одного... Из обозримых командиров и начальников.
   А, ОНИ - говорят, НЕТУ! Да, вранье! В Армии, всегда с этим - был полный комплект и порядок.
   Нет... не то, чтобы:
   "Трубы громкие поют -
   Нашей Армии салют!"
   а, затем эстафеты и конкурсы: "С кочки на кочку" и "Проползи по ущелью". Просто, слова такого не было. А было иное - простое и понятное.
   Да, толерантности в Армии - "вагон и маленькая тележка". Мне и самому, встречалась парочка подобных командиров. Фу, ты... Как сложно стало все объяснять. Не "парочка" - в смысле Twix, а парочка - в смысле количества: один и снова один. Ох уж, эта "толерантность"... В английский, слово попало из французского, а те - как известно, мастера жанра. А уж, потом к нам! И происходит от глагола tolerer - терпеть.
   Так, мы и терпели! Без: топлива, обмундирования, быта, средств к существованию, любимого дела и мечты. Мы, терпели так, что - все Римские мученики, поднялись за нас на небесах. Мы терпели так, что слово - "терпеть", стало нашим постоянным жизненным девизом. Философией, миропониманием и кредо.
   А, они утверждают: "что, нету"! Э-э-э, братцы... А, кто же тогда - это ВСЁ ? Кто?!
  
   Когда, полк наш - решили сократить, сперва денег не давали. Пару месяцев. Нет, обещали, конечно! И народ без денег, стал совершенно диким и непредсказуемым. Перестал быть "воином-созидателем", а стал: алчным, хитрым и изворотливым. Как империализм. Даже, лица у всех изменились и стали похожи на рисунки Кукрыниксов. С козлиной бородатостью, корыстолюбием и буржуазным оскалом. И, никакой тебе - "заиньки"...
   В штабе - что, цунами пронеслось! Повсюду бумажки летают, и валяется все навалом с опрокинутыми сейфами. Правда, постоянно появляются сторонние "покупатели". Все они - манят и зазывают, и рассказывают: "как у них, жить будет всем замечательно, летать и размножаться". Места, только все такие, что охота удавиться. И, нет - истребительной авиации.
   В пятницу, ближе к вечеру - слух пошел: "ПРИВЕЗЛИ ДЕНЬГИ!" Все к нач.фину под дверь, и орут как гайдамаки: "Где, эта сука рваная?".
   Нач.фин, скорее закрылся на засовы и щеколды и объявляет диктором, высунув одни только губы из летка: "Очередь не занимать! Не занимать, говорю. Завтра, всё... Зав-тра!"
   А, куда ж завтра? Завтра - суббота, а затем законное воскресенье. А, народ два месяца неплатежеспособный и дикий совершенно, и непредсказуемый...
   Часов в десять вечера, нач.фин начал в обмороки падать от переутомления и когнитивной перегрузки.
   - Все, - говорит - баста! Устал, самолет военный... Больше - "ни копья".
   Все, давай умолять:
   - Серега - говорят, - ну, еще часок. Ну, не будь, хоть ты - сволочью!
   А, один ушлый - бегом в аэропорт, и оттуда, чебуреков пакет и запить с "тремя звездами".
   И, получил!
   Тут, как прорвало. Каждый в аэропорт бежит, и несет - на что денег хватило. Нач.фин, похорошел будто "красна девица" и видоизменился. И курит, сигариллы выписывая долги, просто не сходя с рабочего места. Пачки с купюрами бросает через всё фин.помещение, про калькулятор забыл - потому, что: "брешет, гаденыш безбожно, и клавиши неудобно маленькие!"
   К часу ночи нач.фину руку в нужное место устанавливали для подписи, и самостоятельно вычисляли "дебет" с "кредитом". Он, свистел и плевался в дензнаки, говорил: "Скока дать? А, не врешь?" и хохоча оперно, показывал каждому входящему - "козу-дерезу".
   Ко второму - очередь стала дряхлеть. И бутылки пустые, катались по нач.финской жилплощади словно кегли в боулинге. А, процесс упростился. Каждый, просто искал себя в ведомости, громко-громко озвучивал сумму, и ещё раз контрольно назвав её нач.фину в голову - брал из пачки сколько положено и выходил. Тот, томился как Прометей и царь скифов, требовал немедля Бутроса-Гали, или, если нет пока Бутроса-Гали, то - хотя бы "по-маленькому". Встрепенувшись, расцветал вдруг весенним Адонисом, пел задорно "смуглянку" в окно, а затем предлагая помериться "фофанами" - становился мрачным как гот, проклинал "севера" и лез целоваться.
   Но, закончилось все, почти хорошо. Дверь замкнули на замки и щеколды, а "рокфеллера" стреножив - вывезли в люд, разрезая снега полковой ГТС-кой. И хотя за два месяца, стали дикими все и непредсказуемыми, "лишака" вот - никто не взял.
   Не дай Бог, вам пережить сокращение...
  
  
  
   3.
  
   Когда в Армии перестают заниматься, чем собственно и должны заниматься военные - т.е. ежедневной боевой подготовкой: со всей своей стреляниной, занырами, маршами или разлетами, все вдруг вспоминают: "что это - бездельники и алкаши". И, припали словно клопы по весне к жирной народной "корейке", или, того хуже - к народной "грудинке". Не упоминая - "филей".
   "Посмотрите, - говорит гражданское общество, - от них ведь, нулевая польза... один газообмен".
   "А, их - ротовой аппарат... это, что-то! - подмечают активисты, - гляньте, гляньте... Грызуще-лижущего и кровососущего типа!"
   И если, КОРЕЙКА - не совсем понимая причины и следствия, просто бойкотирует Армию, поясняя тут и там: "что, без оной - лучше жиреет и хорошеет", ГРУДИНКА - категорично отрицает вскармливание, мотивируя свой отказ - недостачей свободных сосцов. Вот, на всех хватает, а на Армию - нет! Как результат потом, вместо "непобедимой и легендарной" - училище женских сирот.
   И, никто не вспоминает, что Армия в основе своей - коллектив монополовой. А когда мужику нашему становится скучно, он пьёт. Независимо от рода занятий. Когда, к примеру, он скачет из самолёта в самолёт, днюет и ночует в танке, или бороздит океаны, срезая волну - у него попросту нет времени на пессимизм. И если, он и сжимает стакан своей мозолистой рукой, то это - стакан со звездами.
   "Квасилий" и "Бухарест" - просто так, происходит исключительно от скуки и безнадеги. Кот в безделице, следит за красотой парных органов. Когда же, офицеру "нет забот" - он пишет "Тетрадь самостоятельной подготовки".
   Что же, пишет в ней, этот "мастер пера и чернил" неудержимо самоподготавливаясь? - спросите, Вы. О-го-го! Да, мало-ли... Тут, все зависит от вдохновения. Каждое творение уникально и являет собой сгусток таланта автора. Который, он (автор), умело скрывает. Здесь, конечно, важна выслуга - у ветеранов и старослужащих сгусток логично трансформируется в желвак. А, желвак уже можно не скрывать! "Тетрадь самостоятельной" - военное рукоделье, инкунабула и неизбежность. И без неё нет "тринадцатой", продвижения и счастья.
   Один, мой Комэска, пояснял неразумным: "Мне, что ли они нужны? Мне, тетради ваши - как "козе балетки". Вот, вы думаете - я плохой. И, вас - заставляю... А, Вы - пишете их исключительно для себя, и исключительно для собственной пользы. "Через медлительных и нерадивых перепрыгну я"!
   Короче, очень нужные они - всем. В НАТО, к примеру, прознав о неготовности тетрадей радостно бормочут - "Ол, Райт!" гаденько хихикая, а затем бегут править планы вторжений. А, всякие иные лиходеи, только и мечтают - завладеть этим "сгустком". Вот поэтому, всякий раз завершая учебный год: "бьются мальчиши, с тетрадями - от темной ночи до светлой зари".
   Некоторые военспецы привлекают для исполнения жён. Те, используя композицию и гамму, аккуратно выводят своим круглым почерком "Обязанности начальника караула", или "Критические заметки об одной философии" - выделяя, автора этих заметок "фуксией".
   Командиры, не в силах изменить ситуацию, занимают личный состав, чем могут. А, именно - уборкой территорий или сложной раскраской канализационных порталов в мухомор. Кратно увеличивая количество построений.
   Сперва, это - каждый день по утрам, заменив привычный понедельник. Затем, "угрюмые коробки" выстраивают перед обедом, улучшая моторику тонкой кишки. И наконец, вечером - в стужу и мороз, всех снова пересчитывают по-головам, с перекличкой и танцами "гоу-гоу".
   Финал всему - "Общеполковая вечерняя поверка" с музыкальным рядом Чернецкого и исполнением гимна.
   Значительная часть армейской жизни строится на ритуалах. Зачастую - ритуалов нужных. Когда-то, маркитанты по исполнению "Вечерней зари" забивали пробки в бочки с пивом, а офицеры - совершая обход, красным отмечали уровень на упомянутых емкостях. Музыкальное оформление "Большой вечерней зари", по мнению многих гражданских сейчас - "даёт ощущение праздника". Заодно, исполнение гимна поздним вечером на заснеженном плацу, крепит патриотическое воспитание и "железит" служебный долг. Тех, кто - все это время: стреляет, заныривает и летает...
   Оркестр примерзает к трубам, а барабанщик лишь помечая ритмические партии пассами, жалея инструмент - оглаживает бока. И только Замполиты, первыми уловив праздник чутко реагируют на "мягкое вокальное нёбо". Забираясь в глубины строя, они с удивлением вопрошают:
   - Тов. Офицеры! Отчего, "зад" не поет?
  
   Политотделы требовали проведение Ленинских субботников, которые частенько стихийно перерастали в воскресники.
   Однажды в Амдерме, проведя субботник Ильича с хорошим качеством, Зам.ком. АЭ - привычно доложил об успехах наверх. Политотдел воспринял новость благосклонно, но затребовал: "немедля подсчитать экономический эффект", чем привёл зама в состояние легкой прострации.
   Тот, зашёл к командиру в слезах и сомнениях:
   - Товарищ командир! Как будем считать, этот экономический эффект? Политотдел - жаждет цифры!
   Командир секунду подумав, тут же предложил рабочую методику:
   - Пойди, - говорит, - пересчитай бутылки пустые и "скалькулируй". В итоговую сумму... И, доложи. Вот, тебе и эффект! Тоже, мне - "полином Жегалкина". Это ж, отношение - между достигнутым результатом и затраченными ресурсами. Учишь вас, учишь...
   Перед докладом, не удержавшись, подвергли научной оценке с анализом и соседние подразделения. Оказалось, "по эффекту" - первая ТЭЧ!
   Но, сомнения есть, по ресурсам... Вроде, как - налицо приписки, дрейф и искажения отчётности. Точно. Ну, никак не могли освоить столько шила дармового!
  
  
   4.
  
   Если, у нормального человека спросить:
   - Что, тебе, нормальный человек, нужно - в этот хмурый день? А? Ответь!
   Он, и скажет с прищуром, загибая пальцы:
   - Видимость - километриков шесть, "директора", и - три кило полосы...
   И, все!
   И не станет просить злата и жемчугов, или требовать - места мягкого, в каком-нибудь совете наблюдательном. А техник, еще добавит резонно: "И, чтоб - тепло".
  
   В Якутске, Ан-12 - стоял зимой на стоянке. Чтобы было теплее в кабине, технари включили печку электрическую, чего-то там делая. И, случайно уронили на неё - банку шпрот. Масло вытекло на спираль, зашипело и забулькало, и поднялся сильный дым. Все конечно, выбежали на улицу подышать и стоят, наблюдая. С вышки, тоже заметили дымящийся самолет и людей выбегающих, ну, и - вызвали, как положено "пожарку". Весь пожарный расчет проснувшись, прибыл к бедствию, и сходу, не разобравшись - прорубил в борту дыру метр на метр. И давай, всё с азартом поливать и сбрызгивать. А воды у них - на удивление много! И, исправный совершенно самолет, загубили вмиг и угадили...
   Их, спросили робко - зачем?!
   А, они - ответили сурово: "там написано, по-русски на борту: "Рубить здесь"! А, для всяческих нерусских - по-английски... это же, написано".
  
   Герой сего повествования, "засветился" в должности инспектора, в структуре одного из аэропортов. На момент истории, был он, к тому же - командиром славного Ан-2, и проводил скучные АХРы на дальних локациях Краснодарского края. После выполненных работ, нужно было перегнать "Аннушку" на точку - домой.
   Взлет был произведен по плану, а полет проходил обыденно и однообразно. Все это, нагоняло на экипаж скуку и тягостное мушесонье: ни тебе - "куражу", ни - "адреналина", ни - "соуса жизни"...
   Исключительно для куражу, решено было подснизиться на предельно малую. Пилотирование Ан-2 "на малой", захватывающее занятие. Тут, тебе - и соус, и кураж, и романтика с физической разминкой! Из всех помощников у Икара: механические тяги, колонка штурвала да мускульная сила.
   В общем, в кабине царило оживление и та самая античная "эклога", от которой лет. состав вдруг становится страстным в речах - зовя облака "зефирками", стекленеет как висельник и пучит бебики. Только бортач - был сдержан и хмур, и молчал, неодобряя пароксизмов.
   И вот, в самый пик откровений и романтики "кукурузник" случайно цепляет стойкой за трос, незамеченной линии электропередач.
   А, для - "русского романтизма", как известно, характерно обильное использование образов и метафор. Один конец троса конструктивно продолжает держаться за ЛЭП, второй - надежно за "правую лапу". Трос, наматывается по стрелке часовой, а самолет по убывающей спирали приближается к опоре! Командир, с экипажем борясь за живучесть машины, громко считает витки - обильно используя метафоры с иносказаниями, и всё, свойственное "русскому романтизму". Под конец, на n-ом витке, трос от шасси чудом оторвался... и, полёт продолжился.
   - Все - сказал командир после посадки, - пришли...
   "Лысые мои, романтики, воздушные бродяги" - засуетился, собираясь домой бортач, - "мне, эта, ваша романтика - на ... два бантика!"
   И ушёл, не попрощавшись и не оглядываясь - как песок сквозь пальцы. В магазин. За "классицизмом".
  
   "Есть на свете, три дыры - Обозерка, Кемь, Мары". В Марах-2 был случай. Существует, такая должность в наряде - дежурный по стоянке самолётов подразделения (ДСП). Один, заступив на службу - бродит направления, произвольно меняя, ножками сучит и мается. Скучно.
   На то время, стояли в Марах истребители Су-17. Вдруг видит - параллельно "колючке", степенно туркмен с ишаком движется. ДСП воспрянул духом, фуражку с головы снял да поскреб ногтями запавший родничок. А затем, серьезно совершенно, говорит погонщику:
   "Эй! Абдал. Купи самолет. Надо?". Аксакал остановился и ишак тоже. Торговались долго, выясняя - зачем он вообще нужен в хозяйстве? Офицер, предлагал варианты: например - сено хорошо сушить, или урюк.
   - Представь, - говорил ДСП хитро прищурив глаз, - сколько сена, этой штукенцией можно враз накрыть. Арал! Или, просто - "денгиз тенгиз"! А, соседи твои...
   И, хотя - "восток дело тонкое", сторговались. Туркмен за деньгами сбегал, пересчитал тщательно и вручил за товар. А, самолёт решили утром забирать. Утром, ведь - не жарко.
   На следующий день ДСП, ясно дело, меняется и пока пересменка, объявляется новый хозяин "сушки". Заводит на аэродром ишака, прицепляет к водилу, и уродуя животное (самолет 19 тонн веса) - пытается укатить, законно приобретенное к себе.
   "Застава в ружьё!" - туркмена арестовывают, ишака - арестовывают и начинают, конечно, разбираться. Туркмен сбивчиво рассказывает об уговоре, потея под тюбетейкой, и предъявляет права на покупку - упоминая бакшиш.
   - Документ, подтверждающий сделку, есть? - спрашивают строго у нового хозяина, - чек, приходный кассовый ордер? Да, мало ли в Бразилии Педров!
   В виду отсутствия такового, туркмен сперва был послан по известному азимуту - прямиком на семинар "Оптимизация сложных систем". Но, потом всё же, решено было - деньги и ишака вернуть. Не красиво, как-то... "Брокера" - показательно отпороли, проведя мероприятие, именуемое в народе "офицерским собранием", а позже, услали служить в наказание - в Московский военный округ.
   Может, и неспроста. Там, брокеров - как "конь нацеловал". Там у них, лежбище!
   На сим, и закончилось...
  
  
  
   5.
  
   Если самолеты летают - значит, это кому-то нужно. А, если не летают - это еще ничего не значит...
   "Десятка" летит на север, и в этом - нет ничего удивительного. Нас, там ждут. Мы ходили "на горку", не раз и не два выполняя задачи, и мы там - свои. В эскадрильском штабе все готовят полётные карты. Просчитывают инженерно-штурманские, чертят маршруты и маневры, сверяют "запасные". И хотя, птички наши оборудованы умными навигационными комплексами, электронными картами и прочим, все это - обычная подготовка и нужная необходимость. На севере, мы сопровождаем кого-то в океане, перехватываем цели, или внезапно проверяем готовность друзей-ракетчиков. Задачи ставит "верхний" штаб. Порой, штабным становится скучно и они вместе с задачами, подкидывают нам, кого-нибудь из своих - возглавить и "подлетнуть". Тогда все становятся нервными, а список "нужных необходимостей" ежечасно обновляясь, начинает походить на "Памятку роженицы при поступлении в роддом". Выясняется, что у каждого должно быть - "то" и "это", а ежели чего из - "того" и "этого" не будет, пеняйте на себя... соколы.
   Штурман полка по кличке "Сын полицая" - заняв превышение, вертел головой выбирая жертву. Он стоял как Шархан над выпасом антилоп: прищурясь и шевеля ноздрями. И, глядел в долину...
   Наконец, взгляд его уперся в "маковку" молодого старлея. Макушка - это ведь, самое беззащитное у офицера. Не знали? Да-да! И всякий жаждет ткнуть туда, неизвестно чем. А, начальство, вообще - только и целит в эту нежную область. Поэтому все и носят обязательные в армии головные уборы, опасаясь случайной травмы "круговой борозды". Далее с выслугой, темя упрочняется и легко переносит любую агрессию извне. И даже - становится неоперабельным. Молодого старлея, звали Забалуев.
  
   - Забалуев! Значит так, мля... К нам - начальство. Уяснил? "Партия и правительство", доверяет тебе героическую миссию - подготовить начальству до-ку-мен-та-ци-ю! Чтоб, красиво все... с многоцветием и импрессионизмом. Петушка - где надо пустить, карта - там, "запасные" с мандрычкой...
  
   "Пустить петушка" (авиац.) - подчеркнуть красоту конечного продукта, используя всю возможную палитру.
  
   "Мандрычка" (авиац.) - любой написанный от руки: план, схема, шпаргалка и т.п. - в "наколенник".
  
   "Мля" (авиац.) - служебная часть речи. Используется для пробуждения в исполнителе, имманентной художественной воли.
  
   - И, учти, мля (см.сноску) - если, что не так - я на вас, pуки наложу.
   Старлей, как птенец пищухи тонко свистнул ноздрей, и буркнув "Есть!" - повлёкся "пенять". Лейтенанты в армии, вообще существуют главным образом для этого. И, если кому написано на роду "пенять", то - это им. Молодая поросль, пришедшая в полки, "пеняет" - фатально и неотвратимо, а долю лейтенанта невозможно изменить как карму. Метафизическая связь между работой лейтенанта и ее результатом, сильно запутана. Поправших же заповеди смирения, ожидает место забвения и печали, именуемое в авиации - "Отстой".
   Когда, бог Вишну повелитель Дейвов и защитник добра, спускается на землю - к лейтенантам он не заглядывает.
  
   Полковник, инспектор штаба Армии - прибыл на место вовремя и в срок, и как положено, сходу взял бразды правления. Собрав участвующих в "прыжке" в классе предполетных, он - заняв центральный стол, с сомнением изучал схему отхода, исполненную цветными мелками.
   - Штурман! Все готовы?
   Подпол затряс головой, сделав стойку "дельтаплан".
   - Моё, где?
   Штурман, передал карту с бумагами.
   Инспектор, бросил взгляд на карту и присутствующих, и щелкнул ногтем по Западно-Сибирской равнине:
   - Проведем короткий контроль. По-экипажно... С каким курсом пойдем? А? Вот, вы - кивнул он ближайшему.
   Пилот встал, представившись, и доложил, глядя в карту:
   - Взлет, правым на север, до курса - 2 градуса.
   Полковник, сверился со своей.
   - А, у меня - 3! Кто готовил?
   - Ст. лейтенант Забалуев - не изменяя позы, козырнул "Сын полицая". Лейтенант вспотел ушами, и обозначился.
   - Как, понимать? - кивнул тому полковник, снова щелкнув по Западно-Сибирской.
   Лейтенант, что-то мычал про: "карандаш и инструментальную погрешность", и лопотал о "делениях" - а, полкан, становился все мрачнее и мрачнее. И когда, Забалуев окончил свою оправдательную речь, у инспектора из штаба - уже торчали клыки как у вампира.
   - Так-так-так... - сказал он, набрав воздух грудью, словно Зыкина перед куплетом, - один градус, значит!
   И всем показалось, что раскинув руки коромыслом он затянет сейчас, скользя улыбкой по лицам: "из далека, долго-о-о...".
   - Да, Вы, вообще представляете - куда, этот "градус", всех может завести? - задал вопрос инспектор, на глазах меняя колор. - Вы, думаете: "градус" - мелочь, херундовина! И на него, можно... "класть с прибором"? - занизив голос и сделав родное лицо, переспросил он у сидящих.
   - А, "градус" - это ГРАДУС! - пояснил инспектор уже громче, приподнимаясь над стулом, - и, в Авиации - все писано кровью! Кровью! - повторил он, стрельнув глазами-лазерами, переходя на чревовещание.
   - И, подчеркнуто не раз! - обвел взглядом сидящих полковник, продолжая "вещать" уже одной диафрагмой, а может двенадцатиперстной кишкой.
   - За-ру-би-те себе на носу!!!
   Бытует версия, что во времена Станиславского, актёры МХАТа великолепно владели мастерством театральной паузы. Т.е. - не произнося реплик и не делая прочих телодвижений, приводили зал в благовейный ужас или восторг, одной лишь силой художественного момента. Инспектор из штаба, держа паузу - до МХАТа, конечно, не дотягивал, но в грузинский народный театр масок - Берикаоба, его бы взяли.
   - Забронзовели? Перо проклюнулось? - продолжил он, вращая глазами и пугая детей, - это, Вам не "трали-вали"... Это - навигация!
   А, с курсами "от фонаря" - одни сперматозоиды ходят. И, то - не всегда успешно. Отставить смех!
   И закончив контроль, он покинул пьедестал, сойдя на землю как триумфатор. Штурман полка, позабыв про хлеба, кидал в "трибуны" пустые взгляды.
   - У одного - "два", у другого - "три"... Голуби сизые... - смягчился полкан, почувствовав землю, - Вы, мне - это бросьте. А, Забалуев! Вы, как хотели? Чтоб - "чувства добрые, я литрой пробуждал"? А, потом... что в воздухе - "бык посикал", и - "молчи, моя Кострома"?
   Он изобразил свободной рукой зигзаг, присущий полорогим. Кострома же - была малой родиной инспектора.
   - Ладно, "обратимся к Марксу", - глянув в сторону "полицая", штабной продолжил контроль, - штурман доклад! У тебя, сколько?
   "Летание без крыл - жестокая забава".
   У подпола на карте, тоже значилось - "два", а сказать "два с половиной", означало - поставить себя в строй к сперматозоидам. Все это, совсем не улучшало личной кармы.
   - Задолбаев! Твою, дивизию... - заблажил штурман, - а, ведь - было время подготовиться!
   Старлей, вяло отбивался и апеллировал к логике, но "долматов меч" - уже тихонько пел, над его стриженой макушкой. Комполка, обычно выступая перед подчиненными на "подведении", строго предупреждал:
   - Над нами, - говорил он, возведя взор к потолку и значимо покашливая, - постоянно висит "долматов меч"! Повседневно и ежечасно!
   Он путал фразу - "дамоклов меч", с фамилией одного из летчиков. В полку, был еще летчик Хисматулин. Поэтому, полная фраза звучала так: "Над нами, постоянно висит - Долматов меч и Хисматулина пята".
   - Не налажена у тебя работа, штурман! - поставил финальную точку в "коротком контроле", инспектор из штаба, - не налажена! Не доходит, до вас, балбесов: "и у старухи - найдётся прореха"! Всё, надеетесь на авось...
   Если вас наказали "ни за что" - радуйтесь, что вы - ни в чем не виноваты. "Колесо судьбы" в армии щедро выкрашено побелкой, а внизу - обязательно указан ответственный. Старлея, сперва показательно отстранили от "прыжка", и он - "оставя спутников своих, пустился в край уединенный". Но потом, повторно пересчитав стаю "по крылам" - пристранили обратно. А, по прилету на север, вновь отстранили.
   Потому, как - "карма"...
   Потому, что градус - это градус! А, не "трали-вали"! А, с курсами - "от фонаря", одни сперматозоиды ходят!
  
  
  
   6.
  
  
   Поздним вечером, в летную казарму на грунтовом аэродроме, заходит замполит:
   - Чем летчики занимаются?
   - "Храпят", товарищ подполковник!
   - Ну, пусть храпят... лишь бы - в карты не играли.
   В карты, в Авиации играют много. Нет. На деньги-то, играют во все! В шахматы, "шеш-беш", волейбол и настольный теннис, или, скажем - в кольцеброс. На спор, даже едят плитку шоколада - за время, или пьют в столовой компот.
   Все это, конечно не поощряется и командиры и политработники, немедленно изымают игровые аксессуары - застав пилотяг "за грехом". И, жгут каленым железом. У всякого комэски или замполита в сейфе, столько изъятых колод, плюс - комплектов игральных костей, что с легкостью можно обеспечить небольшое казино.
   "В ранце каждого солдата лежит жезл маршала" - утверждал Наполеон.
   Габаритная и совершенно бесполезная в авиации вещь! В "ранце" каждого авиатора лежат - кубики и потрепанная колода в 36 листов. А, у бортачей, еще имеется коша - самодельная доска для "шеш-беша" инкрустированная ценными породами кленового шпона. Иногда, это элементы рельефа, добытые из "ленинских комнат". Мне встречалась поистине раритетная вещица, получившая вторую жизнь в хозяйстве одного бортмеханика: повторение в советском агитлаке "В. И. Ленин - почетный насекальщик". Художественная копия памятника Миасского напилочного завода, исполненная мастерами соц.реализма - в настенном панно. Не уверен, знала ли супруга Ильича о приработке, поджидая вождя домой с тарелкой стылого, но по документам - тот, всегда трудился в штате предприятия, мирно насекая напильники. Отчисляя, как и положено с каждой рабочей зарплаты, налог на бездетность. В армейской среде - "за яйца", или "за Валдайский перезвон".
   Панно, украсив игральную доску и презрев время, множило завистников среди бортачей, и думаю - нарды эти, до сих пор летают в комплекте бортового имущества, по воздушным трассам большой страны. Наполняя немудреный досуг летных экипажей - идеей, и переходя из рук в руки - как вымпел.
   За преферанс и покер особо не карали, в виду явной игровой интеллектуальности. А, кости (по-армейски "мандавошка") и "храп" - вызывали у начальства острый респираторный синдром и опасную вего-дистонию. Доходило до смешного: заказывая в ТЕЧи новый игровой набор, "зарики" - мастерили из резины, чтобы не шумели.
   Гуманизм и человечность в вопросах поддержания боевой готовности, вещи преступные по определению. Комполка, изобличив играющих - угрожающе краснел, а затем, подбирая лексические значения из возможных, предупреждал:
   - Опять, "щучьи дети" - на БД шарлыги гоняете? Я, вам руки-то шаловливые поотрываю. А, потом - и лично утоплю! И делал орг. выводы. На "боевом дежурстве" и не любишь играть, от скуки научишься. Там, кругом тишина и березы, четверка самолей готовых, да столб пограничный... Ну, и - смена с караулом.
  
   В помещение дежурного звена к летчикам, заглядывает солдат-дневальный, первогодка из Узбекистана:
   - Товарищамайора! Телефон!
   Те, режутся в карты. Майор, прерывая раздачу, с досадой глядит на бойца:
   - Что? Какой телефон?
   - Нэ знаю... Это... сказали - "паровоз".
   - Какой паровоз? Рустамов! Ну, какой па-ро-воз?
   - Вздень броню, наконец, Рустамов и возьми бердыш... - внемлю к тебе, словами классика. Ты ж - дневальный! Ну, а как - боевая тревога... Паровоз, Рустамов - есть колесная машина, приводимая в действие паром! И движущаяся, не поверишь Рустамов, исключительно по рельсам. И, ты - Рустамов, непременно её увидишь. И, напишешь о ней в подробном письме домой. Вам, что? Старшина об этом не говорит? Иди отсюда, не мешай.
   - Говорит.
   - И, что говорит..?
   - Штаны, на случай тревоги - ширинками к выходу!
   А, время идет. Один лётчик не удержавшись, бросает игру и идет уточнять - звонком на КП. Потом, вдруг как заорёт, на все звено: "Пара в воздух!!!" - еле уложились в норматив.
   Случалось, и начальство грешило. И умышленно планируя боевой расчет, подбирало для совместного дежурства надежных, прожженных игроков. Шел в расчёт этот: и доктор, и дежурный по-метео. Называлось - "для выравнивания окладов". И бывало, бывало... проигрывалась получка.
   В преферанс можно играть втроём или вчетвером. Посему, карточная эта игра, весьма распространена в авиации. Экипажи всегда больше двух, и торча на земле по оказии к командиру с праваком в комплект, непременно найдется третий - бортач или штурман. Без "азарта" играли - вист полкопейки. Выходило по-божески. А, иногда в расчетах и попросту писали БНС (бутылка на стол).
   Это - в новой волне, экипажи сплошь "сирые и убогие". Как манкурты, растерявшие все "летчицкие" ориентиры. Разорвавшие связи времён, позабывшие напрочь великий славянский почин: все, всегда соображать на троих! Остается только жалеть, эти - новые "двучленные экипажи". Многое, в жизни своей упускают они мимо, лишенные верно нащупанного оптимума. Пионерами от авиации и воздухоплавания.
   Раньше - "пули" писали, теперь отливают...
  
  
  
   7.
  
   Соц. обязательства - обязательства, возлагаемые на военнослужащих 2 раза в год в целях повышения боеготовности, с необязательным их выполнением. (См. работу В.И.Ленина "Как организовать соревнование". ПСС т.35)
   В войсках принято "соревноваться" и "брать обязательства". Правда особо, за исполнением и показателями - никто не следит. Политотделы лишь требовали от замполитов, наличие "индульгенции" у каждого. Что, было в ежегодных мыслях между строк - не знал никто.
   Один мой сослуживец, сочиняя текстовую часть, указал однажды в конкурентах по соревнованию - премьер-министра Великобритании, лорда Чемберлена. Так и намарал ручкой за 16 копеек на стандартном листе, изменив историю навек:
   "Вызываю - Невилла на соц.соревнование!"
   Тот, когда-то давно служил в королевских военно-воздушных силах и наверняка "перевернулся в гробу". В конкретике же, товарищ пообещал адвесэру: наказать его дважды - в стрельбе по "грудной мишени ПМ1", значительно улучшить подготовку при заступлении в патруль, а так же - получить "Золотой значок ГТО" досрочно, в пику Соединенному королевству. Далее по тексту, он клятвенно пообещал лорду - занять одно из призовых мест в конкурсе строевой песни. Завершив скрижали девизом: "Не можешь победить - присоединяйся" (девиз был обязателен), он лихо сдал замполиту конечный продукт, и был отмечен как отличник и передовик.
  
   80-й год. Курский полк перевооружился на Миг-23, отстрелялся и заступил на БД. По этому случаю, прилетает Командующий авиацией генерал-полковник Москвителев, и первым делом спешит встретиться с летным составом - инспектируя домик дежурного звена. Получив доклад от "старшего", генерал заходит внутрь и начинает общаться непосредственно с виновниками торжества, говоря всем суровые военные фразы. Пилотяги краснеют потея и как могут, отвечают на вопросы викторины - опасаясь за "мир во всем мире". Под конец, измучив смену, командующий задаёт свой коронный вопрос:
   - А, что сынки... Отвечай. Какого врага, вы знаете?
   И, пошло-поехало. Все стараются, называя разных некрасивых членов НАТО, и глядят на командора пограничной собакой. Тот - хмурится, слушает и кивает довольно. Затем, получив исчерпывающие ответы - покидает летунов, перемещаясь к техникам.
   Так случилось, что в составе смены, нес службу "по защите воздушных рубежей" - двухгодичник Серёга. Природа наделила Серёгу громким басом, гренадерским ростом и внушительной комплекцией. Кулаки Сереги походили на говяжий оковалок, а палец - туго застревал в дужке пивного сосуда.
   Генерал, конечно, обратил свой интерес к малютке. Подобравшись на дистанцию ближнего фокуса, он задал двухгодичнику в лоб, свой излюбленный вопрос.
   - Вот, вы - товарищ офицер, какого врага знаете? - замер Москвителев ожидая ответа.
   Серёга, распрямился во весь свой размер и приладив "оковалки" к туловищу, вытаращив глаза и надув воздух в легкие, гаркнул - целясь в кудрявые генеральские брови:
   - НЕНАВИСТНОГО! - товарищ командующий...
   У всего местного руководства случился натуральный grande peur, а сторонние наблюдатели - поползли как кисель по стенам. Москвителев же, заморгав глазами - пулей выскочил из дежурного звена.
   Летуны потом говорили, прыская левой подмышкой: "Лучше бы, он сразу к вам зашел".
  
  
  
   8.
  
  
   Из тематики Северной группы войск. Польша. "Хочешь жить как человек - отправляйся в Колобжег, если любишь "дрючево" - оставайся в Ключево".
   Когда все мы, ещё жили большой семьей (или коммунальной квартирой), со всей многочисленной родней славянолюбцев и прочих "братушек", было некое неявное правило: военный, отслуживший положенную трешку, где-нибудь в "анналах" имел возможность замениться в ЗГВ (на дальние кордоны). В целях - поощрения, снятия глубинного стресса и подъема служебной мотивации. Повторяю, правило было неявным.
   Утешало одно, если Вас послали служить "в жопу" - это вовсе не значит, что Вам там не рады. Скорее, наоборот. Ведь, это - просто широта с долготой и никак не анатомия. Там и люди проще, и служба легче, и восходы по-обыкновению раньше. А, закаты... Какие закаты! Да, порядочному офицеру - необходимо хотя бы одно, подобное место. "Все познается в сравнении" - сказал Декарт, поступив на военную службу в Париже. А затем, уже позже - попав в дождливый Ля-Рошель переводом: "Нужно больше размышлять!".
   Это, потом выяснилось, что: "Родня среди дня, а как солнце зайдет - так её никто и не найдет".
   А, кому охота "за полоску" - так, меняйтесь на здоровье... с Итурупа в Нячанг. Стерпится и слюбится. Три года - чай, не срок. Хотя, терпение как девственность - никогда не знаешь, где потеряется.
  
   80-е. Где-то, около Балатона. Праздновали 9 Мая коллективом. И хо-ро-шо праздновали. Правильно!
   Из питейного дома красивый и могучий как Антей, вышел прапорщик. Обычный советский прапорщик, каких в учете было больше, чем сивучей в Красной книге. Чуть выше двух метров, с глазами цвета увядших васильков и за центнер - в "нетто".
   Прапорщик был примерный семьянин и очень спешил домой, потому уверенно правил "на автопилоте" пересекая городскую площадь - как учили. В Школе прапорщиков, на занятиях утверждали, что: "кратчайшим путём из точки А в точку Б - является прямая". Останавливаться, а тем более ожидать транспорт присев в точке А - было невозможно. Военный мог "замякнуть" - т.е. внезапно, но непродолжительно уснуть, растеряв в сетях морфея все накопленные за день правильные эмоции. Точка Б - при этом, фатально отдалялась.
   С "брутто", все было сложнее. Слово брутто пришло из итальянского и дословно означает "плохой". Из плохого - в чудо-богатыре, было: грубая армейская обувь 45 калибра, тесная фуражка с ушитым козырьком и венгерский салат "Януш" - с цукини и белым вином. На него и грешил прапор, отмечая пропуски сенсорных ответов с легкой бортовой качкой и отрыжкой "ля де труа" - чесноком. Все остальное, в "брутто" богатыря было по умолчанию хорошим!
   Нахождение советского прапорщика в центре венгерского городка, в то время никого не удивляло. А, корчма напротив, объясняла стремительную поступь военного и тягу к спрямлению маршрутов.
   Где-то в середине пути, прямо в "сорок пятые" - кинулась прапорщику, не пойми откуда, случайная собачонка. Да, еще и облаяла громко. И, конечно получила по морде, той самой армейской обувкой. А, вот - не хрен, гавкать на военного с голубым кантом на фуражке. Заполненного правильными эмоциями до краев! От полученного импульса полетела собачонка ракетой, увлекая худосочную хозяйку. Визгу было...
   Прибыла полиция. Приговор суров и обжалованию не подлежит - 250 форинтов штрафа и так сказать, свободен. Деньги, по тем временам, немалые. Толпа мадьяр на площади плотно окружила полицейского и нашего прапора в ожидании бесславной развязки. Да и есть, на что посмотреть! Советского воина, всепринародно, в центре венгерского городишка - "макают" облупленным носом в паприкаш. И все, это на 9 мая! А он - один как перст... с ослабшей психомоторикой.
   Хрен вам! ВоенногО?! 500 форинтов одной бумажкой, сперва удивила полицейского. Затем - озадачила. Сдачи у полицая не было, а попытка разменять "пятисотку" у зевак - не дала результата.
   А, прапорщик ждать не мог! "Автопилот", он ведь - не бесконечный. У него, от нажатия "вкыл", до нажатия "выкл" - строго лимитированное время. А еще, счет в уме и необъяснимое. Дальше, все! Дальше - отказ матчасти и "случай особый", со всеми вытекающими...
   Благо, дама с собачкой крутились рядом, ожидая кары и возмездия. Завизжала псина как в первый раз и пошла низко над площадью, на оставшиеся - 250.
   А, НЕ НАДО сдачи! Не надо. Всем пардон - уплачено!
   И военный продолжил свой путь, гордо поднимая колени. А, вся площадь - легла от смеха. И смеялись, явно не над прапором!
  
   В 90-х, служил один товарищ в Западной группе. "Зачесалось" у него в боку, или - ещё где. Для здорового образа жизни, срочно требовался товарищу низший элемент мужского гардероба. По-военному: "изделие номер 2". Военторги этим не снабжали, а вокруг фатерленд чужой и сплошной "зиген зи". Это, вам - не солнечная Франция! С её "свободой и братством" - где город одноименный на реке Баиз и родина Д'Артаньяна. И, кондомы раздают в каждой хляби вместе с жареными каштанами в нагрузку. Выход один: пойти (поехать) в ближайший населённый, и покупку эту необходимую сделать в какой-нибудь аптеке - "Байер&Байер".
   Легко сказать: "пойди и сделай", когда по-немецки "ни в зуб ногой", а весь словарный запас - только "нихт шизен" и финальные фразы из "Штирлица". Взял с собой товарища для смелости...
   При первом посещении расположенного рядом Зангерхаузена, зашли в небольшой магазинчик со всякой всячиной. Верный боевой товарищ и казах, тоже полиглот. Нужно отметить, что люди наши, никогда не страдали глубоким изучением языков страны обитания. А ежели, чего очень надо - можно и "на пальцах" показать. Их десять.
   За прилавком, две молоденькие девчушки-немки. Поздоровались.
   - Фрау, иш хабе - так сказать, проблема...
   - Вас, битте?
   - Нужно... это... (отмеряя ладонями на манер рыбаков тридцать сантиметров прилавка) - АНТИ БЕБИ!
   Немка с удивлёнием переспрашивает:
   - Битте, ферштейн нихт.
   - Да, что непонятного?! Ээээ... - кондомо, презервативо!
   Девушки начинают переглядываться.
   - Что ж, Вы - тёмные, как вакса в баночке! Анти-беби. Что не ясно, то!
   - Их хаб нихт ферштейн...
   - Ща, поясню! Ду (ты), Их (я - то бишь) - она кивает, - "фик-фик" и "жуген-жуген". А потом - "йя-йя!" и порядок полный! На меня, смотри - по губам, по губам: КОН-ДО-МО! Тьфу, ты... Нацюцюрник, носок ночной, гидрокостюм, покрышка!
   Немочки начинают понимать требования клиента, но умышленно ломают комедию. Продавец энергично отмахиваясь руками, выражает отрицательное отношение к предмету :
   - Их бин ферхайратет (замужем)!
   - Да, неет... ты, погоди... айн момент. Что ты, сразу - как "сорока-воровка"! Я, говорю - кондомо, изделие. Дас ис цвайн. Мне! "Фик-фик" и "аллес гемахт" - цветы, без поливки жухнут!
   В самом названии "изд. N2" упрятана какая-то тайна. Здесь - нечто большее, чем резинотехническая эстетика. Это - "энигма", и шифр, и если хотите, тайна Мальчиша-Кабальчиша...
   Дамочки из немецкого лабаза в нумеровках не разбирались. Выслушав, ещё пару раз: "нихт киндер" и "гросс дойче кондомс" - что, не очень красило династию Гогенцоллернов, фрау издеваясь, подали товарищам тест на беременность. Заметив информационный дефицит, друг-казах добавил в диалог специй:
   - Сувенир! Рахмет... Только, ведь русским языком, тебе по-немецки объясняют - кондомо... Да, тюбетей! Чё, непонятно-то?
   Про тюбетей немки знали. Когда, с ехидной улыбкой они вручили военному вожделенное, не было на земле Саксонской счастливее человека.
  
  
  
   9.
  
  
   Моряки с Авиацией - сапог не носят. И хотя, начальства с придурью в Морфлоте как бакенов, с формой у них полный порядок. И комплектов всяких, не счесть. А, когда у тебя с формой порядок, ты и служишь в разные времена года - как Антонио Лучо Вивальди. И на аэродроме, скажем - с этой формой все хорошо: комбез, ползунки, демисезонка.
   Но, ведь есть наряды...
   Дежурным по гарнизонной комендатуре заступали: в кителе с галстуком, сапогах и "кривых штанах". Закрепив все это - портупеей с табельным "ПэЭмом". И для лёт. состава, обрядиться во всю эту "сбрую с бубенцами" - уже наказание. Для того и пользовали...
   Стоит только, попасть в немилость командиру - всё! Заступаешь в "яму". Извлекаешь, на радость маме - сапоги с балкона, кобуру разыскиваешь и шлейку. Летом, просто жуть и мучения Орлеанской девы. И придумал весь этот набор не иначе ЦРУшник, исключив всякие живые перетоки из нижней части человека в верхнюю.
   За окном +30 жары, а у тебя - галстук, "хром" и штаны пузырями. Сверху китель - летне-осенне-зимний, и фурага с козырьком. И потеешь ты, через пять минут, словно слон в период полового созревания. А, до места - еще добраться нужно. Человек как огурец, сплошная жидкость. Вот, ты - едешь в автобусе переполненном и чувствуешь, как у тебя сзади по ущелью мелкими потоками сливаясь в ручей, формируется и движется прямёхонько к дамбе (резинке от трусов) - горная река. Там, она собирается, наполняясь и прорвавшись уже через дамбу, движется дальше - в правое и левое русло. От всего этого, ты делаешь фривольные движения торсом совершенно несовместимые с офицерством. И пока ты перераспределяешь потоки, гражданочки в автобусе истолковывают эти движения в корне неверно.
   И, тут - о чудо! Сошла благодать на МО! Разрешили в рубашках ходить. Да, не в просто - а, с коротким рукавом! И хотя, Ивановские ткачихи от работы теряют здоровый цвет лица вместе с гендерной идентичностью - а, рубашек нет. И, разъяснений из МО - что, есть эта рубашка, тоже. Стали, сами "на глазок" рукава резать исходя из золотого сечения. Лето догорает!
  
   Утром, собираясь в наряд, капитан один хмурый - форменную рубашку извлек и прикинув, отмахнул от рукавов лишнее. Обметал и примерил у зеркала. Красота, да и только!
   Есть стойкое мнение (в том числе и моё), что штатными комендантами или начальниками губы становятся люди ущербные и бесполезные в войсках, как "катыш в пупке". У каких - служба не задалась и пошла наперекосяк, рикошетя по сотоварищам. Те обычно узнав о переводе, веселятся и ликуют, и пьют крепкие напитки за здравие штабов. Новоиспеченные же, мстят всему свету и в первую очередь - служивым. После выхода из "коматоза" прошлых должностей и приняв вверенное хозяйство, новый комендант внезапно восстанавливается и необыкновенно расцветает. Он, перестает жить дома перебираясь в прокуренный кабинет, с плюшем на занавесках и пепельницей на столе, в виде какой-нибудь, стреляющей машины. Издали, напоминающей миниатюрный бронзовый гроб под завязку груженый окурками. Днями напролёт Комендант сочиняет грозные призывы, вроде: "Пусть накакают в штаны, разжигатели войны!" и материализуя их в ватмане, утепляет стены. Он еще коммуницирует с "нomo sapiens", но взор его, все чаще фиксируется лишь на знаках и ранжирах - поэтому полноценный контакт с Комендантом, невозможен. При этом, основные функции (дыхание, глотание, выделение) у "comandante" сохраняются. Хуже дурака - только дурак с инициативой. Избегайте встреч с теми, кто плохо спит и бодрствует ночью! Там, где "вахта гауптическая" дураков обычно, как навоза на ферме со сломанной лопатой. А, "инициатива" второе - Я коменданта. И, инициатива эта сверлит изнутри! Если добавить, уверенность всякого Коменданта в собственной причастности к "Крестовым походам" - все, встаёт на свои места.
   Ну, зажмурьте глаза и "прокрутите" мысленно всех известных вам, особей. Ежели, я не прав - оппонируйте! И приводите примеры. Комендант Бастилии - не в счет.
   Уж, не вспомнить... мнэ... наш, по-моему, был танкистом. Отчего-то, в памяти осталась лишь его красная рожа с россыпью заклепок-бородавок, и зычный голос сельского идиота утерявшего в лесу деревянную саблю. Боже упаси! Ничего не имею, против - главной ударной силы сухопутных войск. И даже, подниму за них тост во второе воскресение сентября. Комендант, подтверждая видовое разнообразие Галапагоссов - слыл редчайшим образцом.
   Наш военный, как положено, прибыл к "разводу" и курил рядом, глядя на красоту. Ветер шевелил листву, задувая в прорехи рукавов. Жизнь налаживалась.
   Комендант явился внезапно как бес, с привычным желанием - съесть смену с "дерьмом и витаминами". Караулы, поглядывая на часы, ожидали команды, а новый дежурный в лице капитана, продолжал, дымить в стороне не проявляя пиетета.
   - Что, за ёпт? - спросил Комендант, ёмко отразив посетившее озарение. И обошел дежурного вокруг, как это делают дети на новогодней ёлке.
   - Я, говорю - что за форма, капитан?
   Капитан поперхнулся дымом и ответил, поправляя кобуру:
   - Так - жара!
   Капитан был в модной рубашке. Портупея совершенно не "свистела" с ансамблем и нелепо дополняя портрет, создавала образ Яшки Цыгана. Потому, логично отсутствовала.
   - Гребанные летчики... - продолжил Комендант, - что ни день, то бестолочь полувоенная! Перед тем, как покинуть свою часть, заступая в наряд, подумайте - нужны ли вы гарнизонной службе! Ты - стрелять то, умеешь воин? Или, только - гудеть на своей "свиристелке"? Это ведь не форма, капитан. Нет. Это - "высер"! И стоишь ты, весь красивый на плацу - словно пионЭр на блядках... Ты, куда сюда пришел. А? Службу гарнизонную нести, или рукосуйством заниматься? Что за форма, повторяю, - Капитан!
   Я, когда-то рассказывал Вам, что - все любят Авиацию. Извините, забыл. Все коменданты мира, люто ненавидят эту - "ветреную даму". Может давно, ещё в зыбкой колыбели их пугали громким звуком пролетающие самолёты? Как знать. Или - не давали набираться сил. И как результат: грыжа и позднее удержание головки. Все, мы - родом из детства! У Коменданта ко всему, была какая-то точная фамилия и как производная от нее - прозвище. Не упомнить. Бывает, фамилия человека финальным мазком точно дополняет портрет и отражает суть... что-то близкое или созвучное с дублёром первого монгольского космонавта Ганхуяга.
   Капитан молчал, перекладывая голову и сложив губы уточкой, пускал дымом колечки.
   - Ты, капитан - попускаешь кольца в камере, - истерил Комендант, - я, тебе устрою "упор лежа". Отдых на трое суток, со строевой подготовкой! Жарко им видите-ли, ёпт! Летчики - ОНЕ! Кость белая. Ты, у меня...
   - Дать бы, тебе разок в морду, - докурив, мечтательно сказал Капитан, - чтобы все бородавки осыпались... В городе где, поймаю - прибью!
   Капитана сняли с дежурства как недостаточно военного, или недостаточно надежного и долго звонили командиру в полк.
  
  
  
   10.
  
  
   Из академического юмора.
   Слушатель в секретной библиотеке, обращается к девушке:
   - Дайте мне книгу, действие БАП ночью!
   - А вы - кто?
   - Я - ИБАшник!
  
   Девушки и Авиация - это, как коктейль Сальваторе Калабрезе, где джин с апельсиновым мармеладом. Сочетание сладкого и крепкого. И девушки любят авиацию не меньше, чем авиация девушек. За что, та - всенепременно отвечает им обожанием и восторгом. И здесь, уместен предупреждающий транспарант: "Девушки! Авиация любит Вас. Будьте бдительны!"
   Дамы в Авиации и Морфлоте - в большом почете. За них пьют стоя суля ангажемент, целуют ручки и делают милые глупости... Еще хвалятся, соперничают и пересказывают профессиональные байки. Не зря же, летчик Марк Галлай постоянно спорил с писателем-маринистом Виктором Конецким: "кто больше "травит" - моряки или летчики?" Типичная, видовая конкуренция Адама Смита.
   В заполярном Мончегорске были - и те, и другие. Кабаков, на то время в Манчестере было два. "Север" - где законно зависали флотские, и пивной ресторан "Лапландия" - по-народному, нежно "лапа". Заказав мясной комплекс в "лапе" можно было, затем, бесконечно продлевать графины с пенным, и лимит времяпровождения ограничивался лишь финансовой состоятельностью респондента да крепостью мочевого пузыря. Только, дамы и пиво так же несовместимы, как - фигурное катание с академической греблей. Посему, для "ловли на блесну" непременно выбирали "Север".
   "Не оставляй водку и женщин - на старость, а тормоза - на конец полосы" гласит авиационная мудрость.
   "Ловить на блесну" - означало прибыть в питейный дом в субботу, в легком хмелю и при полном параде. Флотские - подкатывали на шашечках из разных своих "морсков", а наши - добирались в заповедник своим ходом. Зоны ответственности были расписаны и определены заранее и давно, и официантки поджидая "своих" прикидывали профит - морозя спиртное, да еще раз проверяли свежесть скатерок. Веселье выходных, проходило с бурлеском и помпой, и напоминало извечный спор грузин и армян: "кто кручее, и чей коньяк вкусней". С первыми сигналами наступившего вечера, появились дамы! С характерным для Мончетундры саамским костяком, неудержимым нравом и прочными белыми "лытками". Мажордом, замыкая дверь, вывешивал табличку - "мест нет", а недовольные опоздавшие, дымили у входа папиросами. Далее, все шло "по-накатанной". Незаметно, блеснение переходило в стадию подсечки. Затем был привычный "белый танец" с долгими аккордами и выуживанием... За ним - брудершафт и поцелуи. Так появлялись пары.
   ...В армейской гостинице, в соседней комнате за стенкой, жили два прапорщика. Первый, Саня - был фельдшером в эскадрильи, второй Федор - авиамеханик и холостяк со стажем. Надоела ему эта холостяцкая жизнь и тушенка, и серые будни с единообразием. Каждое утро, проснувшись, он бубнил о семейном укладе, и о - "блинчиках со сгущенкой":
   - Надоело одному, край! Сколько можно, жить как Маточкин шар?
   - Да, кто тебе мешает? Женись! - усмехался в ответ товарищ.
   - И женюсь! - уверял Федя друга, - в субботу.
   Сказано-сделано! И в субботу, механик проделав все процедуры подготовительные, прибыл в местный салун для решения частного случая. Как положено - в легком хмелю и при полном параде. Не хватало только саженца в руке. Удивительно, но судьба в этот день, тоже требовала свою каплю иронии. И, вот выпало Феде счастье - познакомиться, а затем и позвать под венец активистку и шахматистку, да к тому же кандидата в спортивные мастера. Мастера, они - на дороге не валяются!
   После свадьбы сосед перебрался за стенку, ну а Федя - бросился налаживать быт и "гнездо" свое вить золотыми нитями. И, вот просто подменили пацана. Только, полетам ночным - "ля финита" Федя наш, летит, как на крыльях домой глядя на свет в заветном окошке. А, в голове уж - не только, блинчики! А, что? Дело молодое!
   Прибежит, и с порога обниматься. Только, супруга за шахматами.
   - Что, на ужин?
   - Погоди, Федор - отвечает любимая, - не до "клецок" мне, твоих...
   То, есть - съесть из калорий нечего.
   - Да, чёрт с ним, с этим ужином! Может, мы...?! А?
   - Да ко-неч-но, малахольный! Обязательно. Но, сперва - партеечку!
   Сядут. Он - за белые, она, уступая за - черные. Ну и дальше, по рабочей неделе день в день. То - Сицилианская защита, то - Староиндийская. Как выходные подойдут - защита Грюнфельда. Воскресение, такое Федей ожидаемое, но и тут - "контригра с пешкой изолированной". А если, не дай Боже - дойдут до гамбитов, все - "сливай воду" на всю неделю. На материальную помощь, купила милая фигуры из бивня слонового, и часы шахматные. Ну, а вместо блинчиков, всякий раз - "обжорный ряд" на второй-седьмой горизонтали. И в интиме, не все хорошо. Вернее, дебюты сплошные. Или блиц. Ну никак не заманит Федор, любимую в ложе супружеское. Не приемлет, та - позиционных жертв, даже с перехватом инициативы! Скандалить пробовал - сразу контргамбит Фалькбеера.
   Так терпел он, свою Гаприндашвили месяца три, не больше. А потом, признав - двух слонов преимущество, возвратился к верному другу за стенку, плача при встрече как кухонный кран.
   И понес дальше Федя - гордое звание холостяка, поучая всех направо и налево:
   - Женитесь, мужики на поварихах! Амен.
  
  
  
   11.
  
  
   В Билибино был позывной - "Задок". Диспетчер говорит в эфир: "ЗАДОК открыт всем типам, ночью - строго по запросу".
   Кто придумывает позывные, неведомо. Но, определённо человек этот с творческой жилкой, и под стать самому Корнею Ивановичу Чуковскому. Кажется, что проще и рутиннее - П О З Ы В Н Ы Е.
   Ан, нет... Наш человек, всегда найдёт каплю креатива и толику творчества в самой, что ни есть номинальной задаче. "Позывновцы" есть везде, и они всегда блистают бриллиантами в Вавилонской тьме армейского единообразия. Штатные спецы призваны: то ли - путать врага нестандартным мышлением, то ли - множить лексемы в справочнике Владимира Даля. Позывные в армии повсюду, и бывают трёх типов: грозные, нейтральные и инопланетные.
   С "Грозными" - проще всего. Здесь обычно используется верное военное словцо, от которого "шерсть дыбом" и умеренный метеоризм. Типа: Цитадель, Затвор, Амбразура, или вот - Дивергент...
   "Нейтральные" - позволяют автору расслабиться и набросать десяток-другой, в пятницу за пивом. Тут: и Кабардинка, и Щеколда с Бороздой, и милый гражданский Подснежник. А самобытный - Заворот! Просто, песнь сибирской глубинке.
   Самые заковыристые - "Инопланетные". Эти, порождают сложные эмоции и будят марево иллюзий вкупе с ощущением малой неполноценности. Например: Генетив и Забобон, или - Малямба с Адуляром. Встречаются позывные игривые, использование которых в цепочках - "дайте", вызывают бурную истерику в штабах и икоту операторов связи: Кокошник, Комик и Сосна. Враг, натурально конфузится случайно перехватив: "Кокошник, кокошник! Я - Комик. Дайте Сосну"! Если, добавить сюда, специфический авиасленг с характерными профессионально-фонетическими приёмами - обычное общение в эфире, превращается в цирк. А, в цирке - наши не смеются.
   Работаем с "подходом" уточняя условия пролета Гурьева. Другой борт дождавшись, вклинивается, докладывая свою высоту на снижении. Диспетчер, услышав посылку, просит экипаж установить на высотомерах давление - 770. Прикаспийская низменность и зимой, такое бывает. Командир переспрашивает:
   - Не понял?
   Диспетчер повторяет:
   - 770.
   КВС, вновь переспрашивая:
   - Такой-то, такой-то - Не понял?!
   Диспетчер:
   - СЕМЁН СЕМЁН НА КОНЦЕ ОЛЬГА !!!
   Командир:
   - Пооонял!
  
   Раньше у диспетчера - только и было помощников: стеклограф да зоркий глаз, вместе с экраном пыльным. Не было никаких: "сквоков", глонассов и джи-пи-эсов, и карт электронных. Только маршруты на индикаторе зеленом от руки, да позывные "блымают". И, ползут по трассам борта - кто куда. А на месте рабочем, подслеповатый "ветеран" сверяя кальки, мониторит ситуёвину воздушную. И командует всей этой "кашей" - именуя трафиком, и разводит всех - исправно и надежно.
   Дело к вечеру и диспетчер усталый, начал в кресле разминать затекшие чресла. Наклонился вперед, потянулся вниз - хлоп! очки скользнули с переносицы. И под ноги, да в темноту... А, куда - сам пёс не разберет. На рабочем месте для связи с экипажами, штатная "тангента" имелась. И ещё одна снизу, в виде педали. Хочешь - пользуйся, а не хочешь - нет, только работали они в паре и совершенно одинаково. Некоторым нравилось. Нажал, вроде "газа" в авто и говори! Ну, или как "тормоз": замрите на мгновение все и прислушайтесь.
   Диспетчер вокруг кресла своего рукой пошарил - нет. И кряхтя, полез под место рабочее. Водит по пыли, эдак и так - нет, нигде очков чертовых. Он, на четвереньках дальше... Щупает, хлопает по полу руками и восклицает в сердцах, обращаясь исключительно к пропаже:
   - Да, где вы - мать, вашу так... Где же вы, бляди!
   Через секунду - какой-то борт осторожно так, отвечает:
   - Над Шепетовкой...
  
   Поздний вечер. "Топает" по небу одинокий Ми-6 домой. На КДП - диспетчер Николай. Сидит, скучает. Больше в зоне ни-ко-го. Тишина как резина сырая и звезды хлебными крошками. Вдруг в эфире "нажатие", а затем - голос вроде знакомый: "Коля, ты мудак"! И опять - тишина как резина. Наш Николай чуть из кресла не свалился - как так? За какие такие заслуги, честного диспетчера, лоцмана воздушных коридоров обозвали нехорошо в эфир, и некрасиво так вспомнили. Только "шестерка" села, Николай бегом на АДП - куда экипаж усталый поплелся портфели сдавать. Поспешает, и на бегу декламирует:
   "В небе летят самолеты, мимо плывут облака,
   И ожидают пилоты, несколько слов от тебя".
   А, слова уже в строки вяжутся! Как только командир освободился, Коля к нему:
   - Вы, за что меня обозвали? У меня, может - мотивация теперь пропала, к управлению воздушным движением. И... давление диастолическое!
   Командир Ми-6 удивился:
   - Да, я вас - и не знаю, даже! Зачем же мне, Вас оскорблять? С какого перепугу?
   - Ну, вы же сказали: "Коля! Ты мудак". У меня зафиксировано...
   - А-а-а! - говорит Командир, - было. Только, вы не тот - Коля-мудак! "Коля мудак" - это, штурман мой. Опять в воздухе накуролесил. Вот, я его и отчитывал. Да, случайно - не на ту кнопку нажал.
   А, Вы - другой Коля, хороший!
  
   ЭПИЛОГ
  
   Группа бывших советских, а ныне белорусских лётчиков хорошо "посидела" накануне празднования "Дня города". Гуляли на даче, недалеко от деревни.
   Все - старшие офицеры, и на утро за водкой - послать-то, некого... А, хочется. Машины не было, но связь - пожалуйста. Дозвонились до бывшего сослуживца - начальника ПДС. Тот говорит:
   - Не могу я к вам, братцы добраться. Вот, никаким концом! Ибо - задействован на празднике, от начала до заката.
   Загрустили тут полковники с подполковниками, и на бережок пошли отмокать. Тихо и грустно...
   Вдруг, чу! Ероплан летит. А, по звуку - вроде Ан-2. Нашарили взглядом и начали следить во все живые глаза - а, ВДРУГ! Самолёт скрутил заход против ветра, выбрав большую поляну.
   "Счастье покидает, надежда - никогда!"
   И куда делась слабость с немощью? Где, боль головная? Огонь в глазах и лейтенантская бодрость - из всех отверстий. И вера, и сила, и вновь обретённый смысл бытия. От самолёта отделилась тёмная точка, а через пару секунд - раскрылся парашют. Офицеры фуражками машут, и "ура!" - кричат как на параде. Расчёт был точным, а приземление мягким - вот она, родимая! Цельных восемь бутылочек в сумке от запаски. Бережно уложено и замотано, нежной рукой ПДСа.
  
   Что поделать - все Мы, выходцы из СССР. Общая история оставила след на всех наших постоянных и не очень, носителях - именуемых памятью. Было это - "хорошо или плохо", судить Вам. Только, ваше мнение уже никак не изменит, нашего. Мы - летали и служили! И были молоды...
   НАМ - это время, нравилось.
  
   2021
  
  
  
  
  

Оценка: 8.00*5  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"