Рептилоид: другие произведения.

Сообщающиеся сосуды

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
Оценка: 10.00*5  Ваша оценка:

  Лучи фонарика на каске плывущего по подземельям Грошевского выхватывали из мрака то покрытую водорослями скалу, то странную белесую рыбку, то какие-то черепки. В Священном сеноте Чичен-ицы такого добра было полно. Но брать тут по закону ничего нельзя, только осматривать. Поэтому антрополог лишь взглядом скользил по останкам древней жизни.
  Весь полуостров Юкатан изнутри изрыт причудливой сетью таких подземных пещер. Дмитрий протискивался сквозь щели, и иногда ему казалось, что он скользит по все сужающейся каменной трубе куда-то в преисподнюю. Сверху были толщи известковой породы, а над ней - многометровое одеяло воды.
  Фонарик вдруг высветил щербатый оскал зеленоватого черепа... Дмитрий на миг заледенел, но тут же пришёл в себя - он ведь видел такого немало. Просто это было неожиданно, и череп в отличной сохранности, а ещё ракурс, и освещение, придавшее ему жуткий оттенок...
  
  ***
  
  - Ерунда какая-то, - Дмитрий резко оттолкнул слепок части черепа, присланный мексиканскими коллегами-антропологами. - Сагиттальный гребень, жаберные дуги, вытянутая черепная коробка... При этом челюсти почти человеческие. Слепили из какого-то ископаемого варана и сапиенса. Искатели рептилоидов!..
  Он в раздражении добавил непечатное слово. Лида недовольно поморщилась.
  Грошевскому - известному, несмотря на молодость, антропологу, преподавателю, ведущему популярного научного канала в Интернете, строгому материалисту, атеисту и эволюционисту, врагу всякого мракобесия, - такие вещи, как этот череп, казались самым отвратительным преступлением против науки.
  - Дим, но они же всерьёз прислали его тебе на экспертизу, как мировому светилу. Уверяют, что нашли в затопленной пещере...
  Лидия отлично знала, на какие точки надо давить, чтобы успокоить супруга. Главной из них было его самолюбие.
  - Издеваются, - проворчал Дмитрий, но было видно, что он успокаивается. - Я же недавно порвал теорию Дельгадо, который якобы нашёл в Мексике какого-то раннего гоминида. А я доказал, что это была челюсть ископаемого кабана... Вот и мстят.
  - Как-то слишком тупо, не находишь? - Лидия раздражённо повела плечами. - Может, съездим туда, как они просят. Прокатимся в Мексику за их счет.
  - Посмотрим, - буркнул Дима, но Лидия уже поняла, что они вырвутся из стылой ноябрьской Москвы на золотистые пляжи у тёплого моря.
  Она с благодарностью взглянула на череп, но почуяла в его хищных контурах нечто зловещее и отвернулась.
  
  ***
  
  Дмитрий задержался и внимательно рассмотрел костяной сосуд, вмещавший некогда чью-то личность. Да, индеец. Интересно, конечно, но... это был человек. Череп какого-то бедолаги, сброшенного сюда лет 700 назад в жертву богам. А не тот, который он надеялся найти...
  Мысль самому погрузиться в сенот была одной из тех сумасбродных идей, которые иной раз хватали его и не отпускали, пока он их не осуществлял. Именно поэтому Дмитрий, после консультаций с коллегами в Мехико, приехал на место находки черепа - в древний город майя Чичен-ицу.
  Ни в каких рептилоидов Дмитрий, конечно, не верил, но вполне мог допустить поражающую кости неведомую болезнь. Или особо изощрённый способ деформации черепа. Или... В общем, спуск в сенот, где нашли проклятый череп, мог дать подсказки. Причём, Дмитрий должен был спуститься без сопровождения пригласивших его учёных - чтобы те не задурили ему голову ещё раз.
  Но он лукавил, находя рациональные объяснения. На самом деле этот сенот почему-то притягивал его к себе так, что сопротивляться сил не было.
  Оставив Лиду спать в гостинице, Дмитрий на восходе пришёл с аквалангом в древний город майя и бросился в зеленоватые воды естественного колодца.
  
  ***
  
  Примерно 65 миллионов лет назад гигантский космический булыжник пересекал Солнечную систему. По пути он слегка уклонился, поддавшись притяжению небольшой уютной населённой планеты, но не был захвачен в её объятия - полетел дальше, сорвав при этом с планетки большую часть атмосферы. А потом он встретил округлую поверхность другой планеты, похожей, но больше. И сходу врезался в неё.
  ...Небеса заполыхали - нестерпимо ярко. Жуткий вой оборвался оглушительным взрывом. Гигантская туча превращённой в пар вместе с её обитателями океанской воды и растолчённой в порошок породы взлетела в воздух. Там она стала огромным облаком серы, которое начало расползаться по атмосфере всей планеты. И тогда свет померк.
  С небес часто закапал дождь из раскалённых частичек тверди, поднятых к облакам. Занялись страшные пожары. Потом настала зима - на много лет, и она убила большую часть живых существ в этом мире, а оставшихся заставила влачить жалкое существеннее. Но постепенно свет восстановился, и жизнь пошла на новый виток.
  А в ином мире - тесно связанным с физическим, но невидимом большинством его обитателей - от удара случилась другая катастрофа, куда более глобальная, чем гибель динозавров. Невидимый сияющий энергетический тоннель уходил в космос, а вход в него был в недрах полуострова, который позже назовут Юкатан.
  Ещё после удара проснулось множество вулканов. Раскалённая лава проделывала извилистые ходы по периметру зияющей раны огромного кратера, огненные свищи прорывались сквозь шкуру планеты. Вулканы гасли, лава остывала, и на полуострове возникла причудливая сеть подземных ходов, которые постепенно заполнялись водой, выходя на поверхность колодцами-сенотами.
  В таком виде застали эту землю пришедшие сюда примерно тринадцать тысяч лет назад люди, которые позже создали великие цивилизации, в том числе и майя. Они брали воду из сенотов. Фактически, эта подземная гидросистема была их священной рекой, игравшей для здешней цивилизации ту же роль, что и Нил для Египта. И как Нил земной для египтян был отражением Нила астрального, так и подземелья Юкатана были для местных изнанкой жизни, входом в царство мёртвых.
  
  ***
  
  Серебристые стены в свете фонарей выглядели порталами в неведомое. Дмитрию казалось, он вот-вот преступит грань, отделяющую мир людей от мира духов. Для сугубо рационального учёного такие чувства были просто неприличны. Но он вынужден был признать, что в подобной обстановке они естественным образом охватывали любого человека, в подсознании которого жили все тёмные суеверия предков.
  В мутных, насыщенных взвесью водах даже свет фонарей помогал очень мало. И, похоже, у пловца кончался кислород. В глазах плясали чёрные точки, а временами просто темнело, словно свет фонарика гас. Голову сдавливала тупая боль. Вскоре к ней прибавился противный звон в ушах. Навалилась свинцовая усталость, движения стали вялыми и неэффективными.
  Очевидно, он умирал.
  Фонарик погас - теперь по-настоящему. Настала полная тьма, за которой - небытие.
  Но во тьме зародилась очень яркая точка. Она разрасталась, растекалась протуберанцами, и стала грандиозной пылающей щелью, настолько огромной, что, по сравнению с ней, Дмитрий чувствовал себя ничтожным микробом.
  Это был именно изначальный, древний огонь, яростная пляска энергии, из которой явилось всё сущее.
  "Значит, ТАМ всё-таки что-то есть?!" - мысль эта словно бы взорвалась в нём.
  При этом он понимал, ясно и холодно: если войдёт в огненное лоно, его не станет, совсем.
  И всем своим существом устремился туда.
  Первозданное пламя охватило его. Он дико закричал и прекратил быть.
  
  ***
  
  В дни празднования печали конца 28-го цикла присутствия с нами Благого-Который-Остался, сквозь Мембрану прошёл другой. Нашли его в южном заливе Широкого озера воины патруля. Никогда не видели они Прохожего, но сразу узнали - по громким чужим мыслям, наполненным страхом и хаосом.
  Благой велел успокоить и накормить Прохожего.
  Имя его мы не могли увидеть - образы были неясны. Когда он осознал себя в новом теле, Благой призвал его к себе.
  Они говорили долго, а когда закончили, участь безымянного Прохожего была решена.
  
  ***
  
  Дмитрий знал, что не мог остаться в живых после того, что с ним случилось. Пройти через такое живым нельзя. Он помнил лишь безумные разноцветные космические вихри, растерзавшие его на атомы, но и этого было достаточно.
  Однако теперь он был жив и, кажется, так и пребывал в воде. Не в затопленном тоннеле - плавал на поверхности. Он ощущал это всем телом, хоть и не видел - было темно.
  Дмитрий глубоко вдохнул. Воздух был волглым, холодным, наполненным чужими запахами. Дышалось легко, но... странно. И тело ощущалось непривычно. Он двинул руками и прянул в сторону - неправдоподобно быстро.
  Его руки не были руками!
  Он поднял одну из конечностей и провёл по плечу. Это... не кожа. Он ощутил твёрдую шершавую поверхность.
  Дмитрий запаниковал, забил по воде всеми четырьмя лапами и хвостом.
  Хвостом?!
  "Господи, я животное!.. Господи, помоги!.. Хочу проснуться! Господи, пусть это будет сон!.."
  Но сном это не было.
  Теперь Грошевский видел - глаза его были к тому приспособлены. Тьма вначале была иллюзорна - он ждал, что она будет, и увидел её. Но теперь он видел странный красновато-оранжевый мир с разноцветными вкраплениями. Похоже, он даже мог на взгляд различать температуру. При этом парадоксально мог видеть и обычным образом - контуры, линии и светотень, из которых складывается образ мира.
  Это было гигантское, уходящее в невидимую даль подземное озеро - тёмная гладь без рябинки. Своды пещеры были так высоко, что терялись в витающих испарениях.
  Вокруг царила тишина, но каким-то чувством Дмитрий понимал, что озеро полно жизни. И что оно связано с другими пещерами. Что это целый населённый мир.
  Радость первооткрывателя захлестнула было его, но тут он бросил взгляд на своё тело и вновь рухнул в безумие отчаяния.
  Он ведь был биологом, и его знания не ушли вместе с паникой.
  "Я рептилия! Боже мой! Что делать? Где я?! Помогите кто-нибудь!.."
  Панические мысли хаотично метались, словно стая мальков на мелководье. Но вот застыли, поскольку на них пришёл ясный и чёткий ответ, возникший прямо в его голове.
  "Мы идём".
  Он увидел плывущих к нему существ и потерял сознание.
  
  ***
  
  Дмитрий с трудом осознавал, что сам выглядит, как существо напротив. Впрочем, Благой всё же от него отличался. Например, признаками солидного возраста - его чешуя стала темнее, на ней ветвился сложный чёрно-зелёный узор. В отличие от невзрачного голубовато-серого цвета более молодых особей. Таких, как он, Дмитрий Грошевский... Четыре перепончатые лапы с оснащёнными когтями пальцами. Могучий хвост, на который Благой опирался - как и Грошевский. Вытянутый череп с костистым гребнем, обезображенный огромной вмятиной - следом старой травмы, маленький четырёхгубый рот - словно туда плотно ввинтили шуруп. Но Дмитрий знал, что рот этот полон острых зубов, может широко распахнуться и выбросить длинный ядовитый язык. Жаберные щели начинались от узких глаз со змеиным зрачком и шли к ушным отверстиям.
  - Как я стал таким? - растерянно спросил Дмитрий.
  Они говорили звуками, потому что были в одной из потайных пещер Града, не заполненных водой. Грошевский уже научился прилично улавливать обращённые к нему мысли здешних обитателей, но сам ещё передавал свои очень плохо. А вот издаваемые этими глотками трубные звуки вполне можно было сложить в осмысленную речь. Даже в русскую...
  - Я много думал об этом: почему мы превращаемся, проходя сквозь Мембрану, - заговорил Благой. - И - я не знаю...
  Голос его был глубок и печален.
  Дмитрий уже знал, что и он, и Благой - Прохожие, уроженцы другой планеты. Не эгросимооа - так, очень приблизительно, можно передать самоназвание марсиан.
  Да, это был Марс - Эгроссимойон. Да, Благой тоже был с Земли - Езоэевели.
  Более того - некогда Благой был русским, и тоже учёным.
  - Ты говорил, что приходил сюда с Земли не раз, - спросил Дмитрий. - Ты опять становился человеком?
  Благой утвердительно двинул гребнем.
  - Можно сказать и так. А можно: что тот человек - вернее, люди - которыми я был на Земле, и тот, кто я здесь - циклическое существо.
  - Что?
  - Мы - бусы. Нанизанные на нить шарики. Каждый - отдельное существо. Но и нить - существо. И мы едины.
  - Не понимаю.
  - Я тоже не понимал. Я не знал, что я Прохожий - человек, способный пройти сквозь Мембрану.
  - Что это такое?
  Благой рассказал ему.
  Ударивший по Земле космический камень по пути из Пояса астероидов пронёсся мимо Марса. Очень близко. А там в ту пору расцвела прекрасная, но жестокая цивилизация - огромное, на полпланеты, царство. Правил им божественный царь по мандату великого Солнца - Аделинаам. Но астероид сорвал с планеты большую часть атмосферы и царство сгинуло.
  Однако погибли не все эгросимооа - потому что не были людьми. То есть, приматами. Марс внутри издревле изрезан великой сетью пещер, по большей части заполненных водой и кое-где выходящих на поверхность. Там и зародилась вся жизнь, там и появились - из местных всеядных рептилий - разумные существа. Туда они и ушли, когда космический монстр содрал с планеты скальп, убив на поверхности всё живое.
  Но сделал он и нечто иное.
  - Никто не понимает, что такое Мембрана, - говорил Благой. - Ни здесь, ни на Земле. Хотя и там, и тут многие знают о ней и о том, как она работает. Ясно, что астероид пробил дыру не только в пространстве - он проделал ход во времени, вернее, в каком-то метафизическом континууме...
  Не потерявший и здесь рационализма Грошевский скептически хмыкнул.
  Благой улыбнулся, и ужасом повеяло от этой человеческой эмоции на страшном лике рептилии.
  - А что же тогда? Слепые силы эволюции? - мягко спросил он Дмитрия. - Ведь точно нет. Но кто тогда придумал соединить наши цивилизации, разъединенные временем и пространством - огромными - неким тоннелем? Сделать из них сообщающиеся сосуды? Через Мембрану эгросимооа приходили на Землю, оборачивались людьми, и оставляли там память о своей культуре. А люди приходили на Марс. И мы меняли время.
  - Что это значит?
  Благой замолк, прикрыв глаза третьим веком - словно пытался собрать части рассыпанной по мирам и временам памяти.
  - Мы - Прохожие, - заговорил он, наконец. - Мы таковы, какие есть, и изменяем всё.
  - Так тот череп, из-за которого я здесь?..
  Благой утвердительно шевельнул гребнем.
  - Да, один из нас. Который был до меня и до тебя. Или будет после. Который не доплыл. Или раздумал. Или не захотел превращаться...
  - На Земле я изучал майя, - продолжал Благой. - Неважно, где и в какое время. Не знал, что я Прохожий, но всегда чувствовал это. Как и ты, я погрузился в сенот, прошел Мембрану и стал иным. Мне было хорошо здесь, но я рвался обратно на Землю. Я нашёл путь - он скрыт, но я его нашёл. Но попал не в своё время, а в критический для страны майя период. Я стал великим среди них, и я изменил историю - потому что со своими знаниями мог это сделать. Потом я умер среди майя, а история шла другим путём. И в том, новом, созданным мною, мире в своё время появился я - с иной судьбой, но тоже Прохожий.
  На Дмитрия снизошла догадка.
  - И он тоже прошёл? И тоже изменил?!
  - Прошёл - да. В обе стороны. Но не изменил.
  - Как же так?
  - Он - очередная бусина моего существа - знал о первом изменении. Он пришёл на Марс, потом на Землю, в мир древних майя - и не стал ничего менять. Прожил тихо и незаметно.
  - Почему?!
  - Таков был его выбор.
  - А потом?..
  - Века спустя родился новый я. И пришёл сюда сквозь Мембрану...
  - Господи! - воззвал атеист Грошевский.
  - Нет, - отрицательно повёл гребнем Благой. - Его орудия. Свободные в выборе.
  - Так ты?..
  - Я разорву эту петлю! Хотя на Земле осталось всё, что я когда-либо по-настоящему любил - я не вернусь!
  Благой издал глухой рык, глаза его грозно заискрились.
  - А я?..
  - Здесь тебе рады. Для эгросимооа мы - ангелы с почитаемой ими Езоэевели. А на Земле ты, возможно, вновь сможешь изменить всё. Только это уже будет твой выбор. И я не знаю, в какое время ты придёшь - в какое угодно, только не в своё. Настоящее тут, на Марсе, отстоит от него на десятки миллионов земных лет назад. Не знаю, сколько раз мы и такие, как мы... Мне страшно думать об этом.
  Дмитрий вдруг почувствовал, настолько старо это существо. Старо и темно.
  Он больше не хотел ничего спрашивать.
  "Ты свободен", - проникло в его сознании разрешение Благого.
  
  ***
  
  После долгих и тяжёлых поисков Дмитрий нашёл обратный выход. Великая щель пылала перед ним
  Мембрана потрясала. Теперь Грошевский (кто это?..) видел, что огонь не однородно багров - он состоял из множества жгутиков самого разного цвета, иные не имели и названия. И всё это непрестанно двигалось, переливалось, сплеталось, сливалось и вновь рассыпалось.
  "Кто же мы, Прохожие?!" - с отчаянием думала разумная рептилия, созерцая буйство чуждого мира.
  Земля ждёт его по ту сторону. И ещё - тот, кто раньше был Дмитрием, точно знал это - его ждёт тонкая фигурка на краю сенота.
  Но она не дождётся - он вынырнет в ином времени, и мир, который он знал, изменится.
  Или нет? Кто знает точно...
  "Ты свободен"... Но сейчас выбора не было: он или ринется сквозь Мембрану, или умрёт тут - слишком далеко заплыл.
  Последнее слово, произнесённое им в этом мире, было именем женщины с Земли.
  
  ***
  
  По окончании праздничного траура Благой совершил церемонию плача по Езоэевели и зачал новый цикл во имя вечного Аделинаам. Да пребудет в покое Эгроссимойон и Град наш, в утробе его сокрытый!
Оценка: 10.00*5  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Ю.Резник "Семь"(Антиутопия) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) Н.Жарова "Выжить в Антарктиде"(Научная фантастика) А.Демьянов "Горизонты развития. Адепт"(ЛитРПГ) Н.Ручей "Керрая. Одна любовь на троих"(Любовное фэнтези) Н.Любимка "Пятый факультет"(Боевое фэнтези) Л.София, "Как вылететь из Академии за..."(Любовное фэнтези) Е.Флат "Невеста из другого мира"(Любовное фэнтези) К.Юраш "Процент человечности"(Антиутопия) В.Соколов "Мажор 3: Милосердие спецназа"(Боевик)
Хиты на ProdaMan.ru Подари мне чешуйку. Гаврилова АннаСоветник. Готина ОльгаПорченый подарок. Чередий ГалинаМое тело напротив меня. Конец света по-эльфийски. Том 3. Умнова ЕленаВыбор Архимага. Ольга РыжаяЧП или чертова попаданка - 2. Сапфир ЯсминаВам конец, Ева Григорьевна! ПаризьенаКогда плачут драконы. Вера ЭнТурнир четырех стихий-3. Диана ШафранОтверженная. Печурина Мария
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
С.Лыжина "Драконий пир" И.Котова "Королевская кровь.Расколотый мир" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Пилигримы спирали" В.Красников "Скиф" Н.Шумак, Т.Чернецкая "Шоколадное настроение"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"