Скрючдрайвер : другие произведения.

Толстый сумрак криминалистики

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:


 Ваша оценка:

  Прозвенел вызов - на дисплее нарисовалась Анда, как раз откидывающая капюшон плащика. Гордая. Важная. Как обычно.
  
  "...И вот, опасное сокровище исчезает! За расследование берутся, конечно, лучшие силы - не рвения ради, и не самопиара для: дело-то не шумное, артефакт не афишировался, да и исчезновение его было сокрыто (настолько, насколько возможно сокрыть что-то в социуме прирождённых ищеек) - а вот именно из интереса к вещице, желания разгадать её чудесное опасное свойство.
  Что дальше? Ровно то, что сыскное ваше чутьё уже предсказало: все они исчезали! Все, кто выходил на разгадку. Пошли, конечно, версии, что исчезновения - и есть опасное свойство предмета. На этом кто-то из сыщиков, не исключено, сыграл: "исчез" вместе с артефактом. Подделал исчезновение. Кто именно - понять не удаётся, исчезали многие, притом почти одновременно (а точный момент исчезновения установить непросто, это же не убийство с трупом, сами понимаете)... В пользу версии об имитации исчезновения говорит и то, что расследование застряло окончательно - насколько можно было узнать от инсайдеров..."
  - Что слушаешь? - поинтересовалась щёлкнувшая дверью Анда.
  - Бродкаст, секретный.
  - А, точно, я этот тоже слушала, - состроила равнодушие на красивой мордашке. - Ну? Добыл?
  Рокис небрежно выключил бродкаст, как бы досужая ерунда (не удалось им похвастаться, ладно!) - и извлёк приборчик.
  - Вот.
  Навигатор, довольно свежей прошивки, из отцовского сейфа.
  - Та-ак... Нормулёк. Он и камеры заскрючить может, да?
  - Может, но...
  - Понимаю. Лучше не наглеть. Да мы и так просочимся.
  - Ну и фонарик ещё привзял.
  - А, я у своих тоже стырила! Отлично. Двигаем! Твой отец не заметит?
  - Он в миссии до пятницы.
  - Он ведь реально секретный эмиссар?
  - Я даже чин его до сих пор не знаю.
  - Вообще дома появляется хоть иногда? - озаботилась Анда. - Не исчез?
  - Нет. Бывает. В моё отсутствие. Приметы оставляет.
  - Не звонит?
  - Ему нельзя.
  - Классно тебе... - позавидовала.
  Вышли. Вызвали ползучий лифт, с высоты положения нехотя тронувшийся к ним.
  - У тебя плащ номерной, - сообщил Рокис, фонариком тырк-тырк делая.
  - Знаю. Светила уже.
  Лифт, заключённый в сетчатую неволю шахты с присущими лязгающими дверьми, вообще имел мутную репутацию. Лишние нерабочие кнопки анонсировали секретные этажи, Роки не знал, как их задействовать - да никто не знал, Не находилось на них достойного специалиста.
  - Раньше были лифтёры... офигеть, бред, - поделился мыслью Рокис.
  Анда в ответ выразила более общее недовольство:
  - Вот да. Зачем на уроках мы всё это проходим?! Всю эту лобуду, что раньше, дескать, существовали иные какие-то профессии - а не только полицейские? А теперь они все исчезли?
  - Может быть... чтоб мы привыкли, что всё исчезает?
  - Вот и нет! Я не привыкла! И я расследую!
  Рокис кивнул. Полиции, конечно, некогда расследовать исчезновения. У полиции множество других дел. Это все знают. В тени закона творятся такие вещи, плетутся такие схемы, что волосы дыбом, что спрут полиции с фалангами частного сыска занят двадцать четыре на семь, на всю мощь - понятно, что на другие профессии ресурсов у нынешнего общества просто нет! А схемы настолько сложны и зловещи, что их представить простому школьнику (и даже отличнице) невозможно, есть шанс лишь тревожно чувствовать, собирать ощущение из намёков, утечек и домыслов. Изнасилования, убийства - сущая чепуха. Исчезновения - да, пища для ума талантливому подростку, сулящая прикосновение к чему-то большему (хотя большее сразу-то и исчезнет, уйдёт в заготовленную тень, едва дотронешься... Или... или?)
  - Так что за идея? - перешёл к делу Рокис. - Такая внезапная?
  - Нет, она давно у меня уже. Просто сегодня день удачный.
  Хлопнув камерой лифта, проследовали мимо скептических морд почтовых ящиков, вышли из подъезда. Городская среда встретила прохладой, моросью, близкими сумерками.
  - Погодка на отлично! - радовалась Анда. - Самое то!
  Всё верно, погода с дождём, туманом способствует розыскным мероприятиям. Об этом даже в школе учат. Хотя каким образом она способствует, Рокис не помнил - всё, чему в школе учат, запоминать лень.
  Прохожие, как водится, дистанцировались, не замечали друг друга. Дождь шёл подозрительными зигзагами, иногда приостанавливаясь, выглядывая их-за угла и хмурясь чревато нависающей тучей. Анда то и дело светила фонариком, в его невидимом свете на предметах проявлялись символы и цифры. В школе, опять же, много внимания уделяли нумерологии - но Роки плохо усваивал эту дисциплину. Не то что Анда.
  - Та-ак... Сорок восемь. Семь, семь и два. Итого тридцать семь. Плюс девять в уме.* Идём в охранное бюро Каскада.
  - Точно?
  - Ну вычислила же.
  - Там ленточки...
  - Ничего, - подмигнула. - Мне можно.
  Отец Анды - полковник сыска, дистрикт F. Худший дистрикт. Самый тяжёлый. Так что народу в подчинении прорва. Авторитет. И сама она: отличница. Лучшая ученица класса. Такой многое сходит с рук. Чем она и пользуется.
  Ещё раз глянула, присмотрелась, задержала взгляд на хмурящемся Роки:
  - Боишься?.. Нет, не боишься, знаю. Озабочен чем-то. Чем?
  Рокис мотнул головой. Почувствовал, что вот он, момент. Прояснить акценты над нюансами.
  - Я... думал... В смысле... уточнить хотел.
  - Ну.
  - Знаешь, известная фигня. Хорошие девочки порой к хулиганам тянутся. Почему-то. Если это ты со мной потому что я, типа, преступник...
  - Не-не-не! - отмела инсинуации Анда. - Что за чушь! Я не из таких, знаешь ли! И преступником тебя не числю, между прочим. Всё не поэтому. Ты - не боишься. Это не считая приборчика, конечно. Слушай! Давай вот здесь камеру заскрючим? А то совсем не пройти.
  Деловой переход от выражения симпатий к выводу из строя камер - это Анда, её стиль, её калейдоскопический разум.
  - Давай.
  Оттарабанив по менюшке и убедившись, вернулась к теме:
  - Вообще, честно, я была б не прочь расследовать изнасилование Корди. Как раз сегодня про неё думала. Смотри. Обвинения в твой адрес на чём строятся? На том, что Кордильера призналась Мадре, что ты её, якобы, изнасиловал. Хотя при всех молчит как рыба об лёд. На экспертизу не далась.
  - Она скромная. Несклочная. Милая! Как можно её насиловать - не представляю вообще.
  - ...И второе: велосипед. С твоей меткой в логах. При том что дактилоскопия швах, рукоятки резиновые.
  - Любой мог после меня! И... там же половина заскрючено!
  - Вот да. Не доказывает. А по камерам у школоты нашей допуска нет. И даже если ты был у Корди...
  - Не было меня там!
  - Правильно. Я уверена, не было и изнасилования. Мечталки и хотелки Корди, вот что это! И гадости от Мадре. Ревность!
  - Ну... Мадре - она может... - согласился Рокис. - А Корди... такая... мне прям защитить её хочется. Оградить от... этого всего.
  Анда ухмыльнулась.
  - Оградить... Ага. Ну, то есть присвоить. То есть иметь. Хм-хм... Ладно! Шучу! Знаешь, не говори ничего насчёт каких-либо симпатий к ней, если дознаваться будут. Никому вообще не говори!
  - И... тебе тоже?
  - А мне - можно как раз! Я не выдам. Даже если ты о ней странное что-то измышляешь.
  Ну, про Корди-то с ней говорить можно, да. А вот то, что саму Анду изнасиловали в тот же день (и практически в одно время - но в другом совершенно месте) - предмет умолчания. Она, опять же, не афишировала - но разве от будущих полицейских что-то скроешь? Вдобавок, Анда открыла дело - а Корди-то нет, будто не желая мщения... Открытое дело - всегда утечка. Но измышление, что он, Рокис, имеет какое-то отношение к кейсу Корди - бред абсолютный! Ни доказательств, ни логики.
  
  Анда тыкала в менюшку, обезвреживая очередную камеру. Некоторые камеры на карте значились, но по приближении не давали отклика - навигатор их переобозначал как мёртвые. Опасней были б, наоборот, новые - но таких не нашлось. Роки поделился размышлением:
  - Столько способов камеры заскрючить, убить - и с этим не борются. Значит, многим это нужно? Не одним нам?
  - Всем! - в максималистской своей манере заявила Анда. - Сыщикам в первую очередь! Проложить дорожки преступникам, чтоб их было где поймать. Так ведь? Иначе затаятся. И, по ходу, менять дорожки почаще - чтоб сбивать с толку. Это ж элементарно! Хотя и секрет, конечно. Кроме того, бывают особые миссии... о которых важно, чтоб никто не знал. Ну, понимаешь!
  На "ну понимаешь" возможно только мудро кивнуть, станешь спорить - так ты уже непонимающий, значит. Анда часто использует этот приём.
  
  
  Вход перечёркивали ленточки, жёлтые, "место преступления", налепленные тяп-ляп - просочиться сквозь них оказалось игрушечной задачей. Электрощиток в холле сотрудничать не отказался.
  Офис Каскада окружали необходимые криминальные закоулки, потворствующие изощрению сыскной мысли. Собственно, здание изначально рассчитывалось под склад средних размеров - потом в нём нарезали офисных перегородок под единым арматурным потолком; вверху по периметру сохранилась галерея с перилами, балюстрада при двух железных лестницах. Но с офисами что-то не задалось: сплошные убийства и аресты с конфискацией, дольше всех держался Каскад, но и его взяли - за наркотики... Стоп, а ведь взяли его ровно в день изнасилований Анды и Корди! Как-то сразу не отложилось - а вот же дата стоит на стикере, точно!
  - Хм, Каскада взяли, выходит, в тот же день, когда Корди это самое... И...
  Анда кивнула. С важностью. Огляделась, скинула с себя плащик - и оказавшуюся под ним сумчонку - на подходящую поверхность. Рокис удивился:
  - Ты в форме...
  - Так надо. Для чистоты следственного эксперимента.
  - А. Всё именно здесь и случилось, - проявил решительную смекалку Рокис.
  Анда поджала губы, ни да ни нет. Ладно, гордая.
  Школьная форма ей идёт - пиджачок с выточками, юбка... погончики... блузка... Да и над причёской сегодня постаралась. Блеск, красотень.
  Юной валькирией сыска Анда обошла очерченный силуэт на полу, сместила влево готовое к повиновению кресло... Выбрала правый из трёх компов, запустила его. Пока тот промаргивался, извлекла откуда-то снизу-справа початую бутыль "Агента 0,7", оценила напросвет (оставалось где-то 0,3)...
  - Ты неплохо здесь ориентируешься, - отметил Роки.
  Анда недовольно поморщилась.
  - Я везде ориентируюсь. Неплохо.
  - Что мы ищем?
  - Улики!
  - А.
  Роки, вот почему бы и нет, тоже взялся сориентироваться. Ну-ка, что у нас тут... А вот тут...
  - ...Если честно, это я её сюда спрятала. Для контроля. Короче... Думаю, следует Каскадом залогиться. Он не по радужке входил. И не по пальцу.
  - Так запаролен же, ясно. Надёжней. Труп не сработает.
  - Ха-ха, а я подсекла! Подсмотрела. Записала даже...
  Гордо достала из кармашка записульку с паролем: накорябанным очень нетрезвой рукой, неразборчиво напрочь - но Анда разобрала, ввела...
  - Ты... у него...
  - Мне пришлось! Теперь понимаешь, я рисковала? Конечно, не совсем рассчитала силы, он - кто, а я - кто?! Ну, меня и вырубило.
  - А. Вот как было.
  - Нет. Я затихарилась. Меня не нашли.
  Тырк. Есть! Авторизация.
  Шпионка торжествующе обернулась. Уже не пряча взгляд.
  - Ффух... Это надо отметить!
  Сцапала, решительно, бутыль "Агента". Отвинтила крышечку, запрокинула в себя два хороших глотка, выровняла дыхание...
  - Жизнь... такая напряжённая! Так расслабиться хочется, иногда... Будешь? Ну? - протянула ёмкость Рокису, с надеждой и убеждением во взгляде.
  Ага, отличница - но не такая уж паинька, новость что надо. Единственное - алкоголя не хочется, если честно... Роки решился:
  - Я лучше вот что. Я тут тоже... нашёл...
  - Неплохо ориентируешься, - ответно подколола Анда. - Что за пакован?
  - Штехт. Пятидозовка.
  - А. Ну да, - кивнула. С деловитым прищуром прокурора. Запрокинула в себя ещё агентский глоточек, уточняющий...
  Роки вскрыл тем временем пакетик. Лизнул, на мизинце...
  - Норм, хороший. Тебе сыпать?
  - Ты что!? - на отлично возмутилась Анда. Но все честные колебания уложились секунды в три: - Ладно. Буду.
  Рокис насыпал две дорожки. Анда, вслед за ним, вдохнула - как бы по-школьному, неумело - но видно было, что умеет.
  - Бррр... Вламывает... Короче! Исчезновения хотел? Вот это папка. Дай-ка кийворды выставлю... Вслух, войсом?
  - Да.
  - Тоже послушаю, интересно же. Ффф... Чёрт, плющит...
  
  "...Теперь главное: как исчезнуть. Первое. Фальсифицируешь базы с первой по пятую, код скрипта - ФКЕУАФСЕ. Адрес жилья внести в пул, он перестанет прозваниваться. Камеры динамически будут распознавать вместо тебя кого-то произвольного, пропускная и банковская автоматика начнут писать логи в нуль-девайс. Секретный канал для исчезнувших - #осом_пштюц, никнейм любой, там анонимайзер класса А."
  - Та-ак... Они - сами? Добровольно?
  - А что? Совпадает!
  - Что?
  - С общей сутью совпадает! Вот я как раз думала... Двойное дно - это философская фишка, причём главная! Вообще, везде. Весь мир имеет двойное дно! То есть нечто, что необходимо расследовать. Понимаешь? Если у тебя нет двойного дна - ты никто, ты плоскость! Не видишь двойного дна? А оно есть! Просто хорошо замаскировано. Так во всём! Вот ты - хорошо маскируешься, мне нравится!
  - Я... случайно. Оно само... как-то...
  - Не-не, не случайно! А я? Правда же, хорошо маскируюсь?
  - Угу, - согласился Рокис, теребя в кармане пакетик со штехтом. Анда фонтанировала:
  - Под каждой секретной базой существует более секретная! Я от отца это вызнала. Допустим, Каскад - наркодилер, но по секрету он осведомитель под прикрытием, понимаешь? А ещё глубже - он агент какой-нибудь совсем особой организации, мало ли. Третье дно! И у всех сотрудников разные допуски. А ещё базы специально врут! Ну, некоторые... И это нормально, потому что так нужно! И ещё! Нет никакого артефакта! Есть исчезновения. Такова жизнь. Вот я сочинила... Хорошее, мне кажется. О жизни!
  - Ну.
  - Слушай.
        Проверкам не хватит сил
        Кто умер и кто убил
        Приходим и слышим падение трупов
        С вершин мирозданья на мрамор могил
  - Да, - кивнул Рокис. - Дельно.
  - А вот бы... Ещё дорожечку, а?
  - Непременно. Обязательно.
  Насыпая, Рокис чувствовал, что обстоятельства дела Каскада стыкуются в какую-то картину. Но смутно.
  - Ты ведь и тогда в форме была, так?
  - Ну... да.
  - И тоже - бухлом со штехтом, как сейчас, да? Как раз может отрубить, если...
  - Мне пришлось! Для пользы. Я знала, что Каск меня хочет. Думала использовать это. А он! Ну то есть, сперва казалось, что он. Потому и дело открыла. Ну, вот - а он не мог, его увезли же с концами. До того, как... Тогда кто?
  - Реально не помнишь? И как брали его? И как ранили? Совсем ничего?
  - Ну... Муть в памяти какая-то. Раздражает!
  Вдохнула штехт, не притворяясь уже, что не умеет. Срочно и сложно устроилась в кресле, разглядывая многозначительные потолки... и Рокиса. Постреливающим взглядом. Что-то дёргано её приходует...
  Самого Роки от второй дорожки пробрало на подозрительное вселенское понимание. Которое ускользает - но обещает существовать, утешительно и долго. Пока не ускользнёт окончательно, весьма вскоре. Если не поймать подсказку. Эти потолки что-то знают... Подняться на галерею? Нет! Вот что: Агента чуть-чуть хлебнуть... Чтоб ближе...
  - Что??
  Нет, определённо. Нечто брезжило. В первую очередь в нетрезвых глазах Анды...
  - Что... смотришь так? До... догадался?
  Испуг! Так-так, очень миленький! Анда отъехала на кресле, чуточку - спинкой сразу же уткнувшись в столешницу; тогда, скоординировав руки-ноги, встала, шагнула вбок и назад - где на деске был брошен плащик и сумчонка. Не отрывая глаз от Роки, запустила руку в сумчонку. Рывком вытащила ствол. Взвела, направила:
  - А так?
  Роки застыл.
  Эффект возмутительнице спокойствия явно нравился. Улыбнулась, хищно. Добавила, немножко заплетающимся языком:
  - Что? Нравятся девчонки с пушками? Ну? Скажи!
  "Гюрза", соображал Роки, полупневматик пороховой. Скорость и дальность низкие, но пуля тяжёлая. И почти бесшумен...
  Поднял умиротворяющие ладони, на незаметные полшажочка приблизившись:
  - Ан, это хоть и пневма - но убойная, ты... не спеши! Ты этим же и Каскада ранила, да?.. Он приставал? Ну?
  Мотнула головой. Кивая и отрицая.
  Память, разогнанная штехтом, алкоголем, да просто аурой места, готова была втолкнуть Рокиса в открытие, полное понимание, просветление... Девчонки с пушками, вот это верно, возбуждают. Хочется успокоить их всех. Приласкать. Очень сильно хочется. Очень-очень...
  Ещё полшажочка. "Гюрза" улетает, выбитая; той же рукой ловится правое запястье; остальное запястье, во взмахе - другой рукой; отъехавшее кресло успевает поставить подножку, девчонка валится, придерживаемая - но и держащий валится тоже, поверх... В притяжение рождающегося коллапсара.
  Гравитация. Обнажение всех свойств природы, среди них твоя природа диктует, что делать: увести руки "вверх", за голову, в положение "капитуляция" - где оба запястья возможно держать одной левой; правая разгадывает и стаскивает юбку, затем, с задиранием блузки, трусики; сопротивление бесполезно - поэтому его и нет, сплошная имитация, дрожь, хаос... Саморазоблачение той же правой - всё, достаточно; инструмент на взводе, работаем! Природа нацеливает. Природа тащит. Жертва трепещет, будто ей передалось возбуждение всех уголовных дел... Отпустить руки, с ними всё хорошо. Сопротивление бесполезно и шунтировано: приход по все двери, одна судорога подстёгивает другую - неподготовленный ошалелый кайф, оттого так вместе и таким фронтом, финиш вместе, у принимающей стороны более долгий. Как всё случилось? Как?? Резкий старт, без подготовки - долгий забег как следствие, жертве досталось по максимуму; очнуться, отстреляться, сняться, сорваться, затереть ужас от содеянного офисной салфеткой: ужас ватный, мягкий, поддельный - дежавю... Жертва притягивает тебя обратно - в лежачую конфигурацию... Нет, нет никакой трагедии на лике изнасилованной - и если честно, доза насилия вышла невеликой. На лике жертвы торжество, свечение бездны:
  - Теперь понял, да? Я проверила!
  - Что?
  - Это был ты! Ну?
  Интонация. Глаза. Восторг падения в колодец правды.
  - Ведь ты? Я никому не скажу!
  Рокиса засасывало в ту же бездну, в воронку, в опрокинутое торнадо. Память включалась, выстраивалась, разворачивалась. Невозможно отрицать. Невозможно!
  - Да... вспомнил! Но пойми, это... Так вышло! Совпало. Я зашёл к Каскаду. За штехтом. В тот же день... Но чуть раньше. И затем завис на галерее, вверху - под миксом немного был. Тойсть даже не немного... И тут ты! Ну, я видел, зашла... Походу, ещё вделался... Дальше - что: шум, оперы, Каска вынесли. Забрали. Но без тебя! И шмонали вообще полминуты - некогда им, понятно. И я... обратно спустился. Ты вон в том кубикле была, в отключке. И знаешь, что-то такое нашло...
  - Спряталось, говорю же! Там и вырубило, вконец. Не могла вспомнить.
  - И специально меня сюда привела...
  - Конечно!
  Жертва потёрлась носом и щекой, сладко-мечтательно потянулась, в соприкосновении, продышала в ушко:
  - Ммм... Как же хочется исчезнуть! Вместе...
  - Вдвоём?
  - Да... Чёрт... Засыпаю... Ммм...
  Понятно, вот так её и накрывает. На расслабоне после возбуждения, резко. Что ж, отлично.
  
  Последние капли Агента 0,7 пересохшему горлу не помогли - их просто втянуло в воронку истины, этим же торнадо - огляделся - разметало юбку и трусики Анды, салфетки, вещества, вся фактура места преступлений выстроилась в мандалу, барабан безупречных доказательств, сбежать от которых - вызов, безумие, чудо, необходимость, обязанность. Таких неопровержимых дел не бывает, не должно быть, немыслимо, это насмешка над всем тонким сумраком криминалистики, он не позволит. Да кто выдаст? Никто! Кому понадобится? Полиция занята по-серьёзному, ведь этот чёрный ящик Истины всегда наготове - выбросить щупальце правды, втянуть зазевавшегося, разметать общество и осторожный его порядок... Соприкоснувшись с этой стихией, понимаешь её мощь и ужас - и это помогает стать полицейским на все сто: Рокис, тебе повезло! А теперь главное - не сдаться, не паниковать, не трусить. Идти дальше! Анда смертельно ранила Каскада. Полиция скрыла это, объявила о его аресте - и изъятии веществ. Хотя и изъять-то ничего не удосужилась... Так, так, всё ясно! Хотя нет - не всё... Ещё один кейс. Нужно проверить его, для окончательной ясности. Нужна Корди! Потому что одной Анды здесь мало. Вопиюще мало! Штехт - это когда всего мало, но всего хочется. И немедленно! Корди... Нет, она не такая! У неё не может быть двойного дна, она... Или? Нет! Срочно!
  Анда спит. И она не скажет. Она, наоборот, выгородит... Я был с ней. Ценное алиби!
  Ствол: спрятать. Или с собой, на всякий случай... Почти бесшумен. Камеры заскрючить. И по прямой... Легко, времени хватит! Велосипед взять. Как тогда. Только заскрючить его получше...
  
  Всё предельно ясно. Режущая кромка истины, при всём алмазном её блеске, опасна для ткани бытия - поэтому обволакивающий кокон правосудия необходим и неизбежен. Мягкая топь кодексов... Полиция знает, что делать! Каждая метаморфная буква закона, вся мощь криминалистики, весь доказательный полицейский аппарат, весь общественный механизм - защитят, обезвредят, собьют торнадо, вытащат!
  Мы не исчезнем.
  Нет уж, нам слишком далеко до этого.
  
  _________________
  * На самом деле она сказала "двенадцать, снова двенадцать, восемь и три в уме, одиннадцать, два (ого, один свежий), не хватает девятнадцати" - но столь неприкрыто правдивую инфу автор не мог дать сразу (теперь, надеюсь, понятно, почему).
  
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"