Ноябрь Юрий Николаевич: другие произведения.

Рада & Терновник

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Группа ·Рада & ТерновникЋ появилась на свет в Москве 7 октября 1991 г., на дне рождения Радиславы Анчевской (в девичестве Цапиной), к тому времени выпускницы Ивановского университета, журналистки знаменитого ·Гуманитарного ФондаЋ, певицы с уникальным голосовым диапазоном в три с половиной октавы. За одиннадцать лет своего существования группой было записано одиннадцать альбомов. История группы насчитывает участие в целом ряде легендарных, в том числе и международных, фестивалей - ·ИндюкиЋ, ·СиринЋ, ·Humania musicЋ… Если кто помнит, в 1992 г. ·ТерновникиЋ посетили и наш славный Академгородок, играя на одной сцене с англичанами – Nitzer Ebb и Mecca, и Devoured - из Канады. В жизни Рада – мечтательница, сочиняющая сказки, любящая чёрную одежду, кошек, запах сандала, ·Dead Can DanceЋ, Nico и Иму Сумак. Стиль, в котором работает группа, сама Рада определяет как ·psychodelic fatumЋ – ·психоделическая судьбаЋ.


ПСИХОДЕЛИЧЕСКАЯ СУДЬБА.

ИНТЕРВЬЮ С РАДИСЛАВОЙ АНЧЕВСКОЙ.

13 ОКТЯБРЯ 2002. МОСКВА.

  
   Группа "Рада & Терновник" появилась на свет в Москве 7 октября 1991 г., на дне рождения Радиславы Анчевской (в девичестве Цапиной), к тому времени выпускницы Ивановского университета, журналистки знаменитого "Гуманитарного Фонда", певицы с уникальным голосовым диапазоном в три с половиной октавы. За одиннадцать лет своего существования группой было записано одиннадцать альбомов. История группы насчитывает участие в целом ряде легендарных, в том числе и международных, фестивалей - "Индюки", "Сирин", "Humania music"... Если кто помнит, в 1992 г. "Терновники" посетили и наш славный Академгородок, играя на одной сцене с англичанами - Nitzer Ebb и Mecca, и Devoured - из Канады. В жизни Рада - мечтательница, сочиняющая сказки, любящая чёрную одежду, кошек, запах сандала, "Dead Can Dance", Nico и Иму Сумак. Стиль, в котором работает группа, сама Рада определяет как "psychodelic fatum" - "психоделическая судьба".
  

"Её никто не видел в дверь входящей,

она в кафе явилась - не вошла.

Она за столик села у окна.

Видавший виды обалдел официант".

Надежда Шамбала "Рада в кафе".

  
   ЮРИЙ: 7 сентября была презентация Вашего нового альбома - "Саламандра". Как всё прошло?
  
   РАДА: Мне очень понравилось. Было две части - одна акустическая (где мы сыграли песни с "Саламандры" и несколько старых композиций) и электричество (старые песни и две премьеры). Сыграли очень чётко и при этом мягко. ЦДХ (где была презентация) - площадка, которая славится именно чётким и при этом мягким звуком...
  
   Ю.: Вы не только поэт, музыкант, писатель, но ещё и журналист: очень интересно Ваше интервью с Евгением Головиным. Насколько близко Вам его мировоззрение, "традиционализм" (Р. Генон, Ю. Эвола, М. Элиаде...)?
  
   Р.: Головин человек колоссальной эрудиции, и не только философ и переводчик, но и автор текстов для массы рок-групп. Думаю, как раз большинство народа знает его как автора текстов "Ва-Банка". С ним интересно разговаривать. Насчёт мировоззрения - вопрос непростой. Мне по жизни интересны восточные всяческие дела и мистики-визионеры (Бёме, Сведенборг). А традиционализм (в виде книжек Элиаде) интересен всякими историями в них приводимыми в большей степени, чем идеологией. Я просто очень люблю этнографические исследования, которыми традиционалисты в изобилии пользуются.
  
   Ю.: Через что пришёл в Вашу жизнь интерес к Востоку?
  
   Р.: Мне интересен не только Восток. Восток в том числе. Я очень много читала христианской литературы - старой, конечно, - "Лествицу", "Жития...", в таком духе. Постоянно читаю всякие книжки по фольклору, самые разные народные сказки. Мне интересно всё настоящее, ну, или - стоящее. А Восток... Кажется, стало как-то интересно разобраться в буддистской терминологии. Я просто люблю учиться новому.
  
   Ю.: Ваш "увлечение" дзогчен, тантрой с её ориентацией на мгновенную, резкую и травматическую духовную реализацию Вы как-нибудь применяете при выступлениях "живьём"? Это помогает выразить себя по максимуму? Вы для себя разделяете: вот это - "рядовое" выступление, это - Праздник на сцене, он часто случается?
  
   Р.: "Увлечение" - это неверное слово в данном контексте. Я просто вижу, что некие вещи правильны. О "тантре" я бы и вовсе не стала упоминать - вокруг этого слова чего только не накрутили, в основном имеют в виду экзотические способы занятия сексом. В этом смысле, я "тантрой" не "занимаюсь". Мне помогает выразить себя по максимуму понимание некоей ценностной иерархии - ну, условно говоря, что писать песни важнее, чем пить водку. В буддизме провоцируется ясное понимание недолговечности и ценности человеческого существования, посему пить водку становится как-то стыдно.
   Праздник на сцене возникает всегда спонтанно - он может запросто возникнуть в невнятном полупустом зальчике и не состояться в большом цветастом зале. Я лично ни к чему не готовлюсь перед концертом, просто стараюсь хорошо спеть...
  
   Ю.: Вы как-то говорили: "человек - это то, что необходимо уничтожить", уничтожить в себе зависть, злобу, ревность, жадность и прочие "человеческие, слишком человеческие" качества. Такая ориентация на экстремум, предел, провокацию принципиальна для Вашего творчества? Есть ли для неё какие-то внутренние рамки, границы? Можно ли, и нужно ли, стремиться выйти за них, как однажды сделали Лотреамон или Антонен Арто?
  
   Р.: Да, честно говоря, не могу понять, а в чём же экстремум, когда говорят, что надо уничтожить в себе зависть, злобу, ревность и далее по списку? Разумеется, это чисто человеческие качества. Качества человека, отделяющего себя от мира, и пытающегося всё в этом мире видеть как некие прикладные вещи к себе любимому. Я много раз говорила, что то, что люди считают провокацией в моих словах - это правда, причём вполне понятная каждому. Вместо человека можно подставить привычное словцо "эго" и все будут довольны и не испугаются, но дело то в том, что "эго" - это термин, воспринимаемый как нечто отвлечённое, книжное. А тут говорят - "уничтожь человека" и все начинают суетиться. Смешно же! Я просто пытаюсь говорить точно, не затуманивая смысл эвфемизмами. Границей является точность высказывания. То, что неточно - то и мерзко.
   Внутренние рамки - это мой вкус. Я делаю то, что для меня является гармоничным и верным, и не думаю, что это какие-то рамки. Условно говоря, я не пойду по улице без одежды просто потому, что на улице грязно и пыльно.
  
   Ю.: Кажется, Вы по характеру очень цельный человек, насколько Вам удаётся сохранять равновесие во время всяких житейских неприятностей?
  
   Р.: Просто я уже устала нервничать. Хочется беречь силы, чтобы писать песни, выступать - на это всё нужно очень много энергии, здоровья. Поэтому пытаюсь беречь нервы хотя бы во время каких-то ерундовых вещей. Отчасти, это чувство ответственности перед своим талантом.
  
   Ю.: Говорят - Вы очень открыты для общения со слушателями. Какими Вы их видите? Чувствуется какая-нибудь обратная отдача, взаимодействие с ними? Internet в этом помогает?
  
   Р.: У меня отличная аудитория. Меня, к счастью, не слушают идиоты. Поэтому я получаю интересные письма, мне рассказывают в "гостевой книге" сайта всяческие исторические и филологические анекдоты, пишут хорошие стихи и пр. Я часто переписываюсь со своими слушателями, письма меня радуют и веселят. Переписка как раз по e-mail, так что непонятно, чтобы я делала без Интернета.
  
   Ю.: Наверное, разорились бы на конверты...
   Ги Дебор когда-то писал, что вся актуальная цивилизация представляет из себя кошмарный спектакль, где нет места проявлению подлинных чувств, а тот, кто осмеливается "быть собой" рискует быть заживо зарыт в равнодушии социума. Ваши альбомы очень разные, но очень искренние, можно ли воспринимать то, что Вы делаете как БУНТ, как попытку противопоставить искренность - лжи, чувственность живого человека - бесчувственности "големов".
  
   Р.: Воспринимать можно как угодно и против именно такого восприятия я не имею ничего против. Просто сама я делаю ровно одно и то же - я пою те песни, которые должны быть спеты и должны существовать в этом мире, но, кроме меня, их никто не напишет и не споёт. Так как я не "голем", то и песни живые.
  
   Ю.: Юлиус Эвола стремился к снятию со всего игрового "налёта", к превращению каждого действия в ритуал, "ритуализации жизни". Как Вы сами считаете, то чем занимаетесь Вы с группой - это искусство или что-то совсем другое?
  
   Р.: Ну, это своего рода идеология. Я не приемлю искусства как чего-то искусственного, песни в определённом стиле, показ музыкантами техники игры на инструменте, смену ритмических рисунков, ради некоей игры в сложность. Ритуал - это то, что обязательно должно быть сделано, произведено по высшим причинам. Уж никак не ради выпендрёжа. В этом смысле то, что мы делаем - ритуал...
  
   Ю.: Филологическое образование сыграло какую-то принципиальную роль в Вашей жизни?
  
   Р.: Сыграло роль. Во-первых, навсегда отучило от написания текстов, как литературного занятия. То есть, я научилась писать сонеты, писать разными размерами и пр. Научилась видеть в повести "текст" и на этом успокоилась. Это то же, что для музыканта суметь сыграть сложное произведение или написать пьесу в заданном размере - технические умения. Этим полезно переболеть, дабы не искушаться впредь. Во-вторых, я целенаправленно прочитала за короткий период обучения массу книжек. Сэкономив себе время в будущем.
  
   Ю.: О чём был Ваш диплом? Дальше учиться не стали?
  
   Р.: "Эстетическая категория трагического в "возвращенной" литературе". По-русски говоря, я писала диплом на материале стихов, которые начали в то время активно печатать в "толстых" журналах: "Реквием" Ахматовой, Ходасевич, Несмелов и пр. Дальше учиться не стала, поняла, что дальше мне неинтересно. Когда начинаешь сам писать стихи, петь свои песни, то исследовать чужое творчество представляется занятием скучным и высосанным из пальца. Ну и ненужным никому, на самом-то деле.
  
   Ю.: А что Вы сегодня читаете? Какие современные русские поэты, писатели, быть может, художники Вам особенно нравятся?
  
   Р.: Сказки читаю, книжки по тибетскому буддизму (сейчас "Синюю летопись" - история возникновения буддизма в Тибете), Алексея Ремизова, Борхеса, Туве Янссон. Современные... Ну, Павич, наверное.
  
   Ю.: Вы и сами сочиняете очень красивые сказки, мне "Оленёк" особенно нравится. Сказки здорово в лесу придумываются... Вы любите гулять по лесу? В Москве это, наверно, достаточно сложно?
  
   Р.: Да нет. В Москве как раз полно лесопарков. Да и отъехать за пределы МКАД не так уж и сложно. Я люблю леса, больше люблю сосны. А живу я в Строгино, это странный район - как бы зона отдыха, где Москва-река, каналы и есть где гулять. Летом, для того чтобы искупаться, мне нужно всего лишь перейти через дорогу...
  
   Ю.: Во Франции у Вас вышло две пластинки ("My love my sorrow" и "The book of cruelty of the woman"). Вы поддерживаете отношения с тамошними группами, выходящими на "Prikosnovenie"?
  
   Р.: Ну, это диски "Любовь Моя Печаль" и "Книга о жестокости женщин", распространением которых во Франции занимается "Prikosnovenie". Немного видоизменили "задник" дисков, но музыка там та же, конечно, так что говорить, что эти диски "вышли" во Франции - некорректно. Я слушала сборники, на которых представлены группы, выходящие на этой фирме. Что-то мне понравилось, но прямых контактов у меня с этими командами нет...
  
   Ю.: Почему для записи на "Трибьют" Г.О. Вы выбрали именно "Наши"?
  
   Р.: Там нет мата и политики. Текст мне очень близок. То есть, я могла бы написать такой текст, чисто идеологически. Нет противоречий между мной и этой песней.
  
   Ю.: На альбоме "Книга о жестокости женщин" (2001) две вещи ("И время выжженное вслух" и "Waltz") записаны при участии Александра Андрюшкина из Г.О., на пианино и гармонике. Как Вы познакомились?
  
   Р.: Саша Андрюшкин совместно с Кириллом Рыбьяковым - это группа "Кооператив "Ништяк"", которую выпускает UR-Realist. Ур-реалисты выпускали и нас. Вот так и познакомились.
  
   Ю.: Как Вы относитесь к другим проектам Миши Вербицкого, нравится ли "Ленин"?
  
   Р.: Я не думала о том, нравится мне этот проект или нет. Я с большим уважением отношусь к самому Мише, как к человеку абсолютно самостийному, умнейшему и не растерявшему ни мозги, ни самостийность. В "Ленине" отдельные материалы мне очень интересны, а стиль многих материалов мне неприятен. Но это моё личное восприятие. Я, например, не люблю мат в статье, а кому-то без этого мата читать неинтересно.
  
   Ю.: Какое из музыкальных, или так или иначе связанных с музыкой, изданий Вам кажется наиболее адекватным необходимости сегодняшнего дня: "Контркультура", "Ленин", "СвиSTOPляс", "Неформат", "Fuzz" или кто-то ещё?
  
   Р.: А что такое необходимость "сегодняшнего дня"? Если это то, чего ждут - то круче "МК" ничего нет. Ждут же жвачку, слегка стимулирующую сексуальный инстинкт и слегка разогревающую любопытство. "Контркультура" - это, мне кажется, проект сугубо ностальгический, "Ленин" читать интересно, но он тут один "небумажный", а интернетовский, поэтому сравнивать, мне кажется, некорректно. Хотя, именно "Ленин" нашёл странную середину между скандальностью и реальным выдаванием читателю новой и оригинальной информации. "СвиSTOPляс" - вышло то ли два, то ли три номера. То есть, журнала то такого не было, по сути. "Неформат" писал об очень узкой тусовке, вокруг клуба "Форпост". Примерно для этой аудитории он и был по-настоящему интересен и актуален. "Fuzz" - это старейший журнал, мне было интересней его читать, когда это была ещё газета. Тогда там было много действительно неожиданного. Мне кажется, что сама идея журналистики противоречит тому, чтобы давать людям нечто новое и интересное. Журналист получает деньги за то, что он даёт публике ожидаемое. Про Киркорова, Галкина и Пугачеву. Ну что напишет музыкальная пресса, которая ходит на пресс-конференции, где раздают заранее написанные вопросы, кои журналист и задаёт? Смысл то не в том, чтобы писать интересно, а в том, чтобы с работы не выгнали...
  
   Ю.: В 1992 г. Вы играли в Новосибирске на "Интернеделе" - у Вас сохранились какие-нибудь приятные впечатления? Хотелось бы ещё приехать? Где Вам больше нравится играть: дома, в Москве, или в провинциях?
  
   Р.: Да. Это было в Академгородке, где нас очень много и вкусно кормили. Если серьёзно, то мне понравилась публика, искренняя реакция людей. Конечно, хотелось бы приехать и поиграть в Новосибирске. Не в Москве я люблю выступать больше. Люди слушают внимательнее и им действительно нужно и интересно то, что мы делаем. Есть честность. Я понимаю, что нужно в предельно краткий срок рассказать людям всё, что я хочу и могу рассказать. За пару первых песен объяснить - кто мы, "завоевать" аудиторию. Этот процесс завораживает.
  
   Ю.: Какие-нибудь сибирские группы Вам интересны? С кем-то дружите, постоянные отношения поддерживаете?
  
   Р.: Раньше слушала "Инструкцию По Выживанию", в начале 90-ых годов. Мы выступали в Тюмени, там я познакомилась с "Невой". Дружить как-то у меня ни с кем не получается, мы общаемся, большей частью, внутри коллектива.
  
   Ю.: Часто бываете на концертах других групп? Вы говорили, что одним из самых больших потрясений для Вас был легендарный концерт "Г.О. - Янка - Ник" в ДК МЭИ (17 февраля 1990). Было ли в Вашей жизни ещё что-нибудь подобное, такое, что уж точно уже никогда не забудешь?
  
   Р.: Нет, почти не бываю. Некогда. Раньше, кроме Янки, очень нравился "Комитет Охраны Тепла". Их концерты в начале девяностых были потрясением. Последний потрясший меня концерт - это было несколько лет назад тридцатиминутное выступление Саинкхо Намчылак вместе с контрабасистом Волковым и неким ди-джеем в московском клубе "Пилот". Саинкхо пела от ультразвука до низких рычащих горловых звуков и к середине выступления сорвала с головы паричок и оказалась с седым "ёжиком" на голове.
  
   Ю.: Стилистика Вашей группы меняется от альбома к альбому: переплетаются самые различные стили и направления (психоделия, пост-панк, трип-хоп, фолк...). Вы много слушаете? Что сейчас особенно нравится?
  
   Р.: Я практически не слушаю музыки. Сейчас у меня на полке стоят кассеты с экспедиционными записями русского северного фольклора. То есть, это записи сделанные фольклористами в глухих деревнях - поют крестьяне, по одному, а то и хором. Люблю Саинкхо Намчылак - тувинка совершенно замечательная...
  
   Ю.: Вы хотите что-нибудь передать своим слушателям здесь, в Сибири?
  
   Р.: Наверное, то, что я очень надеюсь на то, что у нас будет возможность приехать с концертами...
  

ПОДГОТОВИЛ ЮРИЙ НОЯБРЬ.

   1
  
  
   8
  
  
  
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"