Нонстралис: другие произведения.

Геонозийский Лорд

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
Оценка: 5.41*11  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Текст сырой и не вычитанный. Содержит множество ошибок. Работаю над вычиткой и абзацами. Пунктуация - зло. Пишу что-то большое в первый раз. Так что, если видите несоответствие или разрыв логики событий - оставьте свой комментарий. Постараюсь исправить.


   Глава 1.
  
   Крохотная игла паяльника зацепила один оптоволоконный канал и притянула к другому. Нажатие на клавишу, и игла мгновенно раскаляется, приобретая красный оттенок. А из под ее конца идет струйка едва заметного дыма. Отлично, теперь управляющий блок подключен к резервной батарее питания. Не слышимое для большинства рас жужжание ознаменовало активацию центрального узла. В голове разместился продолговатый цилиндр с парой кнопок тестеров и двумя шкалами индикаторов -- заряда и износа. Все остальное пространство задней стенки головы занимала одна коренная плата. Крепилась она с помощью шести компенсационных болтов, благодаря которым, вибрация от прыжков, бега и стрельбы практически нивелировалась. Из платы торчал цилиндр центрального процессора: массивная черная деталь, содержащая в себе вычислительные мощности всего блока. Рядом с ним крепился такой же цилиндр, но прозрачный, внутри которого располагался кристалл. На этом предмете хранились все данные, полученные во время эксплуатации, а так же то, что называлось личностью. Скорее это было неким опытом, чем эфемерным понятием "личность", и чем больше этого опыта было, тем эффективнее машина справлялась со своими обязанностями. Сейчас кристалл горел ровным синим светом, что означало режим активации. Легкое нажатие на тумблер, размещенный на поверхности платы, и кристалл гаснет, так и не перейдя в активный статус зеленого цвета. Запуск был пробным, дабы проверить исправность процессора и самого кристалла. А раз все в норме -- продолжение сборки. На лицевую панель головы прикручивается стандартный вокабулятор, не самый дешевый, с настройками модуляции и возможностью говорить на геонозийском. В разъемы для глаз монтируются два оптических сенсора. Коммутатор связи кажется гигантом в сравнении с цилиндром процессора. Его брусок занял пятую часть всего внутреннего объема головы. Из-под корневой платы вытягиваем еще шесть оптоволоконных кабелей. Половина из них нам не пригодится вообще, вторая же половина протягивается к лицевой части, что лежит рядом на столе. Опять запах раскаленной иглы, благодаря которой все элементы управляющего блока наконец-то собраны воедино. Теперь уже окончательное включение тумблера. Синий огонек горит секунд пятнадцать, после чего на мгновение гаснет, чтобы практически сразу же осветить внутренности головы дроида ровным зеленым цветом. Отлично, теперь соединение затылочной и лицевой части. Между соединением, из шприца, выдавливаю вязкую и тягучую субстанцию черного цвета, эта едкая кашица, обесцвечивающая хитин, если ею капнуть на руку, герметично закупоривает щели, коли такие найдутся. Далее обе половинки соединяются крохотными болтами. В этом мне помогает простая отвертка. Два десятка болтов и черный герметик не позволят уничтожить электронику ни воде, ни песку. Закончив работу, я взял голову двумя руками.
  -- Семьдесят шестой, активация.
   Модель кристалла имела восемнадцать цифр в названии, но грош цена кристаллу личности, если он не способен отозваться на две последние цифры своего порядкового номера. После этих слов светодиоды вокруг оптических сенсоров загорелись ярким белым светом, а сама голова издала два коротких писка. Это означало разряженную, неисправную или отсутствующую основную батарею. Затем было еще семь разных звуковых сигналов, которым я не удивился, ведь от всего дроида у меня на столе лежит лишь голова. Лишь после всего этого звукового сопровождения я услышал голос своего дешевого вокабулятора.
  -- Статус активации сто процентов. Неисправность критически важных элементов системы. Просьба прочесть лог активации.
   Взяв из ящика стола рабочий планшет, я подсоединил его к желтому оптоволоконному каналу, что торчал из основания головы. Планшет грузился гораздо быстрее дроида, вернее, планшет загрузился мгновенно и еще успел идентифицировать и просканировать подключенное устройство. Поиск лога по корневым папкам занял несколько больше времени. Само сообщение ничего нового мне не рассказало. Отсутствие основного источника питания, отсутствие ходовой части, отсутствие системы полной диагностики механизмов, отсутствие соединения с управляющим контуром. И это только из основной подгруппы.
  -- Семьдесят шестой, статус готовности только по управляющему модулю.
   Этот запрос должен был показать мне общую картину только по собранной голове.
  -- Статус. Управляющий модуль активен. Готовность всех систем.
   С небольшой задержкой в доли секунды, после каждой фразы, дроид доложил о своей готовности.
  -- Семьдесят шестой, переименование кристалла. М4-О26.
   Да, этот механизм должен стать двадцать шестым охранным дроидом, договор на поставку которых у меня заключен с торговой станцией Пелано, расположенной на одном из астероидов данного сектора.
  -- Принято.
   Безжизненный голос обозначил принятие команды.
  -- Отлично. М4-О26. Статус задачи.
  -- Статус. Нет задач.
   От сборки очередного дроида меня отвлек писк персонального терминала.
  -- М4-О26. Режим ожидания.
   Из поясной кобуры был быстро вынут сигнализирующий предмет и нажата клавиша приема. Столь скорая реакция на простой внутренний вызов объяснялась довольно просто -- добыча. Мой корабль шнырял в системе Либея, сектора Бадзик. Последние два года я зарабатывал на жизнь сборкой и продажей дроидов, помимо того хорошую прибыль приносил поиск металлолома в астероидном поясе Вергессо. Одно другому не мешало, и пока я возился в мастерской, на мостике командовал мой дроид-офицер -- Кайзо. Именно от него и шел входящий вызов.
  -- Да, Кай, что там?
  -- В радиусе действия наших дальних сканеров замечено крупное скопление рукотворных конструкций. Каковы будут ваши указания?
   Рукотворные конструкции? Интересно. Возможно это чья то база снабжения или верфи пиратов. Нужно посмотреть лично.
  -- Ожидай, я сейчас подымусь на мостик.
  -- Слушаюсь, хозяин.
   Вернув терминал обратно в чехол, я аккуратно положил на стол почти готовую голову дроида. Путь на мостик много времени не займет, там все своими глазами и увижу. До центрального помещения корабля я просто летел, причем буквально. Крылья за спиной от развиваемой скорости даже начали издавать жужжание. Дверь передо мной мгновенно ушла в переборку, продемонстрировав то, что было за ней скрыто. Продолговатое, узкое помещение с высоким потолком и прозрачными стенами. В центре располагалось высокое кресло капитана, а около правой и левой стены, на отдалении в пару метров позади капитанского, стояло еще по два, но уже с низкими спинками. В помещении я оказался не один. За боковыми креслами сидели дроиды М9, пилотной модификации. Они не обратили никакого внимания на влетевшего в помещение меня. Единственным, кто отреагировал, был Кайзо. Высокий, ростом ровно в два метра, М9 дроид с узкими конечностями и узкой головой, единственный крупный оптический фильтр которого, окружало два ряда синих светодиодов. Его голова представляла собой сильно вытянутый, узкий ромб, разделенный пополам вертикальной щелью, на которой размещалось множество сенсоров и вспомогательных устройств. Когда я влетел на мостик, он обернулся и приветствовал меня кивком головы. Этот дроид был моим детищем, я собрал его собственноручно из лучшего, что мог достать. Это было почти пять лет назад, с тех пор он верой и правдой служит мне как офицер и охранник. А его тело стало прототипом для семи дроидов, что сейчас находились в моем подчинении.
  -- Показывай, Кай.
   Дроид повиновался, и вывел на центральную обзорную панель карту местности.
  -- Живых организмов и воздуха на станции нет, как и энергопитания. Вокруг разбросано множество обломков, которые могут представлять опасность для корабля, навигатор не советует вести корабль в это облако мусора.
  -- Увеличь изображение, я хочу видеть строение. Сильнее, еще сильнее. Стоп. Это шахта.
  -- На карте шахтерских поселений нет, судя по карте здесь вообще ничего нет, хозяин.
  -- Ну, мои глаза меня не обманывают, Кайзо. Готовь мусорщиков, пускай очистят путь к станции, я хочу рассмотреть там все своими глазами.
  -- Слушаюсь, господин.
   Практически сразу, откуда-то из-под корабля, в сторону облака мусора, вокруг станции, устремилось пять целей. Пауки-мусорщики, они же буксировочные дроиды. Я приобрел их на своей бывшей родине -- Геонозисе, когда достаточно разбогател и оценил перспективы подработки мусорщиком. Пока дроиды занимались расчисткой пути, я рылся в голонете, в поисках упоминания этого шахтерского комплекса. И не нашел ничего. Что не странно: во внешнем кольце и в этом секторе, в частности, никакой организованной власти никогда не было. Так что базы данных вести некому. Здесь каждый пират -- сам себе король. За что я и люблю свободу, надо мной -- никого. Пока резвые дроиды пробивались к станции, я отправился в ангар, подготовить свое Крыло к вылету. Пиратские истребители не имеют ни классификаций, ни четких названий, а все по тому, что каждый клан имеющий, даже небольшую, верфь -- штампует свои корабли. "Серое крыло" я приобрел еще на Геонозисе, обменяв его на отряд из двух десятков дроидов М4. Неплохой средний истребитель с возможностью установки гиперпривода -- реактор позволял. Однако, осуществлять эту возможность я не спешил. Взлетев в помещении ангара, я приземлился точно в пилотское кресло истребителя. Поочередное нажатие на три рядом расположенные тумблера, и активация системы диагностики.
  -- Калеб, проснись.
   После моих слов из-под приборной панели вылетела небольшая сфера универсального дроида. Это второе мое детище с первым уровнем интеллекта. Он мой постоянный спутник на станциях и поверхностях планет. Другие расы настолько не совершенны, что не владеют геонозийским языком, а потому я вынужден прибегать к услугам переводчика. Но назвать этого дроида просто переводчиком -- это ничего не сказать.
  -- Здравствуйте, хозяин, рад вас слышать.
  -- И я рад, термодетонатор летающий, проводи диагностику, я скоро буду.
  -- Ваши шутки не уместны, ведь я тогда спас вам жизнь.
   Дослушивать дроида я не стал, а упорхнул в сторону жилого блока. Прежде, чем отправляться на станцию, следовало хорошо подготовится. Войдя в каюту я нажал одну из клавиш на своем браслете. Эта клавиша открывала мое личное хранилище. Здесь я держал личные инструменты, оборудование и оружие. Подготавливался я, как всегда, долго. Кайзо и Калеб давно успели прислать сообщения, один об окончании диагностики и подготовке к вылету, а второй о завершении расчистки пути к станции. Для пребывания в космосе геонозийцам скафандр не нужен, достаточно дыхательной маски. Однако, злоупотреблять этим не стоит, наш экзоскелет прочен и надежен, но от высоких и, особенно, от низких температур мы не застрахованы. А потому мои крылья были аккуратно сложены за спиной, а поверх панциря одет боевой доспех. В защите я был особенно похож на дроидов М9, которых собирал для собственных нужд. Ручным оружием я, практически никогда, не пользовался, предпочитая всегда иметь под боком пару боевых дроидов. Приготовления закончились, и я вынужден был медленно ползти на своих двоих к ангару. Пришлось даже приставлять лестницу к истребителю, чтобы попасть в кабину.
  -- Давай, Калеб, включай автопилот и проведи нас по проделанному мусорщиками туннелю.
  -- Слушаюсь, господин.
   Медленный отрыв от поверхности, шасси убираются вовнутрь. Закрывается кабина, а параллельно с ней в ангаре активируется удерживающее воздух поле. Стук гидравлических приводов ознаменовал старт процедуры открытия внешних створок. Стена, что была передо мной, исчезла, вместо нее появилась черная пучина со множеством светлых точек. Антиграв издает вибрацию от переизбытка мощности, а через мгновение эта мощь получает вектор, и истребитель устремляется наружу. Крыло вырвалось на волю. Маленький дроид, расположившийся в специальном гнезде на приборной панели, резво вел корабль в сторону крупного астероида.
  -- Не спеши, вначале просчитай оптимальный путь.
   Я, наконец-то, смог рассмотреть громаду шахтерского комплекса без помощи сенсоров. Поражало не само строение, а огромное облако мусора, что вращалось вокруг камня.
  -- Путь к ангару лишь один, сейчас подсвечу.
   Передо мной появилась трехмерная модель облака, перечеркнутая красной ломаной линией, устремившейся к строению.
  -- Хорошо, вперед, но аккуратно, не хочу сюрпризов.
   Сюрпризов не было, более того, нам повезло -- створки ангара были открыты. Само собой ни удерживающего поля, ни атмосферы с гравитацией на станции не было.
  -- Совершать маневр сближения?
  -- Погоди. Кайзо, вышли на станцию пару М9, мне не нравится, что створки ангара просто открыты а не уничтожены.
  -- Принял, высылаю мусорщиков с дроидами.
   На дисплее, что отображал карту, появилось четыре точки. Пауки тащили под брюхами своих боевых товарищей. Небольшим буксировочным машинам не обязательно было проходить через проделанный ими же тоннель, потому ждать их практически не пришлось. Влетевшие в ангар спрутообразные машины опустили свой груз на поверхность.
  -- М9-N6, доложи ситуацию.
   В отличие от Кайзо, все последующие М9 имели интеллект второго уровня, что впрочем, не мешало им исполнять все возложенные на машины функции.
  -- Чисто, господин. Энерговоды к автоматическим турелям перерезаны, а резервные батареи вынуты. Других угроз не обнаружено. Создан периметр безопасности до вашего прибытия.
  -- Отлично, N6, конец связи. Сади истребитель, жестянка, посмотрим как там внутри.
  -- Замечание, хозяин. Мой корпус из дюрастали, не жести.
  -- Ладно, ладно, садись.
   Внутри док выглядел ничуть не лучше, чем снаружи. Глупо было бы предположить, что внутри не будет мусора. Десятки стандартных М-контейнеров, четыре полуразобранных истребителя неизвестной мне модели и тысячи осколков всевозможных металлических конструкций. Мда, передвигаться здесь будет трудно. Помимо всего, ангар носил следы трех сильных взрывов, видимо вошедший в него корабль решил проверить свое ракетное вооружение. Посадить истребитель внутри не было никакой возможности. Пришлось закрепить его магнитными захватами на обшивке станции, а самому воспользоваться коррекционными двигателями, что были встроены в броню.
  -- Хозяин, мое подключение к сети зафиксировало заражение внутренней сети станции посторонней программой. Вирус дезактивировал реактор, связь и систему безопасности.
  -- Значит, Калеб, это не было аварией, на станцию кто-то напал. Восьмой и Девятый -- идите к реактору и попробуйте его запустить. Шестой и Седьмой -- пойдете со мной в башню контроля. Передвигаться в условиях невесомости, да еще и по загаженным коридорам -- еще то удовольствие. Но несмотря на то, что от мусора приходилось отбиваться руками, мы смогли попасть в центральный коридор. Там металлолома практически не было, зато на стенах появились подпалины от бластерных выстрелов. И первые трупы. Превратившееся в ледышку тело человека с двумя дырками в груди, медленно вращалось посреди коридора. Следующим помещением, за дверью, замок которой пришлось разрезать горелкой, оказался распределительный зал. И трупов в помещении, равно как и признаков боя, стало гораздо больше. На вскидку, здесь навсегда осталось более пятидесяти разумных, были самки и детеныши родианцев. Скорее всего добывающий комплекс принадлежал именно их расе. Часть трупов принадлежала человеческому племени и трандошанцам. Эти, как обычно, выступали в роли нападающих. Не знаю, что им потребовалось на станции -- рабы или определенная цель, но бойню они получили гарантированно. Без энергии турболифт работать отказывался, пришлось воспользоваться лестницей. У дроидов коррекционных двигателей не было, они передвигались с помощью магнитных захватов в стопах, и это было медленно. Еще одна закрытая дверь, которую, впрочем, резать не пришлось. Она не открывалась просто из-за отсутствия питания. Дроиды воспользовались силой своих гидравлических приводов, и створки ушли в стены. Командный пункт был двухэтажным, на первом этаже круглого помещения расположились девять кресел, в трех из которых застыли самцы-родианцы. Застыли навсегда. Второй этаж -- продолговатая овальная площадка, содержала три кресла в ряд. Наверх вела простая лестница. Туда я и захотел взлететь, воспользовавшись своими крыльями. Очевидно, что у меня ничего не получилось. Ругнувшись, я активировал двигатели.
  -- Господин, мы на месте, приступаем к запуску реакторов.
  -- Давайте, жду.
   Результата не было никакого. Все терминалы как были потухшими, так ими и остались.
  -- Активация завершена, все три реактора работают стабильно.
   Что-то было не так, посмотрев сквозь обзорную панель, я убедился, что внизу, на посадочной площадке у ангара, зажглись навигационные огни. Энергия поступала, но до башни контроля не доходила.
  -- Калеб, проверь энерговоды в башне, где-то есть обрыв.
   Без лишних слов маленький дроид отправился исполнять задание. Пока дроид занимался поиском неисправности, я повернулся к карте комплекса, что висела над дверью, ведущей к лестнице. Крохотный жилой модуль, объемный ангар, совмещенный с хранилищем, и находящийся под ним производственный уровень. Из, скорее всего, литейной, названной на карте производственным модулем, выходят три туннеля-отростка, на концах которых находятся добывающие модули. На таких станциях я был неоднократно, особого удобства нет, но свою задачу выполняют. Защитная система на станции, практически, отсутствует. За серьезную защиту три лазерные турели на поверхности я не считаю. Щит -- только противометеоритный и защищает лишь обитаемые модули. Ударные ракеты, как и ПРО -- отсутствуют вообще. Гарнизон -- один человек, он же начальник службы безопасности. Интересно, что добывала эта шахта? Жаль, это нельзя узнать без доступа к терминалу. Никогда не задумывался о необходимости установки минерального сканера на свой транспортник.
  -- Хозяин, посмотрите.
   На мой планшет пришел запрос видеосвязи. На изображении был толстый, защищенный металлической защитой кабель, явно перерезанный плазменной горелкой. Уж, что-что, а действие одного из инструментов, которым и сам часто пользуюсь, я узнаю.
  -- Это явный саботаж.
  -- Да, хозяин, следы от горелки.
  -- Ладно, малыш, соединяй, я хочу просмотреть записи камер наблюдения.
   Через пару секунд легкое гудение ознаменовало начало энергоснабжения башни и запуск терминалов. Но подойти к терминалу в этот момент мне было не суждено. Потолок башни контроля представлял из себя множество квадратных пластин и крупный выпуклый прямоугольник в центре. Так вот, две из этих пластин оказались не так безобидны, как я думал. Но узнать об этом я не успел и, пожалуй, хорошо, что не успел. Через мгновение, после активации защитных турелей, я оказался на полу, сбитый сильным ударом дроида. Зло выругавшись, я оказался на ногах тогда, когда все уже было окончено. На месте турелей красовались оплавленные обломки, а N6 щеголял двумя подпалинами на корпусе.
  -- Спасибо, Шестой, должно быть, сегодня мой день, раз я остался жив.
  -- Хозяин, активировалась система безопасности, все объекты без идентификатора будут восприниматься как враги.
  -- Так сделай что-нибудь, Калеб, черт побери, отрабатывай вложенные в тебя кредиты!
  -- Приступаю.
   Чертова железка, разберу на запчасти и сделаю из него фонарик. Как можно было пропустить ЭТО при соединении с терминалом ангара?
  -- Кайзо, выйди на связь!
  -- Слушаю хозяин.
  -- Выпускай мусорщиков, пускай начинают расчищать посадочную площадку перед ангаром, похоже мы здесь надолго.
  -- Сделаю.
   Черт. Вспомнив о второй паре девяток, что отправились к реакторам, я спешно активировал передатчик.
  -- Восьмой, ответь!
  -- Слушаю.
  -- Замрите и не двигайтесь, активирована система обороны.
  -- Принято, господин.
   Черт, а ведь все так хорошо начиналось, даже та четверка полуразбитых истребителей тянула тысяч на тридцать -- сорок. Как я мог попасть в такую ситуацию?
  -- Калеб, что там слышно?
  -- Несколько минут до взлома сервера службы безопасности, ожидайте.
   Ожидайте? Нет, похоже, я даю слишком много свободы своим дроидам, и второго уровня интеллекта для них достаточно, иначе они становятся слишком своевольны. Дав время мелкой жестянке разобраться с системой безопасности, я уселся за один из терминалов. Доступа в сеть он не имел, зато на нем было достаточно другой, ценной для меня, информации. Я наконец-то узнал, что содержит здоровенный булыжник под нашими ногами -- бронзиум. Экипаж комплекса составлял пятьдесят семь разумных, среди них сорок шесть родианцев. Шахта принадлежала компании ТСА Майнинг и являлась единственной собственностью этой организации. Вот так и погибают маленькие компании. Внезапно на дисплее появилось сообщение о доступе ко внутренней сети. А это могло означать только одно. Призывно запищал приемник, встроенный в доспех. Палец на браслет, и вот в моих ушах звучит довольный, если не показалось, голос дроида.
  -- Хозяин, сервер взломан, защитная система под моим полным контролем.
  -- Хорошо, значит на металлолом тебя пока не сдам. Проведи диагностику всех систем и убедись, что таких сюрпризов больше не будет.
  -- Это займет некоторое время, хозяин.
  -- Не хочу ничего слышать, я возвращаюсь на корабль, а ты с шестым и седьмым остаешься здесь, до тех пор, пока я не получу нужные мне данные.
   Злым на своего дроида я и вернулся к истребителю.
  -- Кай, забери восьмого и девятого обратно, я возвращаюсь.
  -- Мусорщики неподалеку, скоро будут.
   До висящего над астероидом транспортника пришлось лететь самому. Собственноручно управляемый истребитель, летящий сквозь облако обломков -- не лучшая картина. Краску поцарапать я таки умудрился, не смотря на следование по уже пройденному маршруту. Вернувшись на корабль, я первым делом снял доспех. Освобожденные крылья были благодарны. Поганый дроид испортил настроение, но мне известен отличный способ успокоится. Самое сложное в сборке верхних конечностей дроида -- нанизывание шарниров и фаланг пальцев на кисть. Для этого нужно терпение и некоторая доля ловкости. Мастерства и ловкости в этом деле у меня было достаточно, а терпение, что ж, именно его этой работой я и тренировал. Моя мастерская занимала один из трех грузовых уровней корабля. В ней была своя плавильня, литейная с печатным станком для производства металлических деталей и автоматическая станция точечной сварки. Последней я практически не пользовался, предпочитая делать необходимые процедуры собственными руками. Больших масштабов производства у меня никогда не было, а активировать станок для пары швов в день -- глупость. Последние четыре месяца, в свободное от заказов время, я работал над созданием другого вместилища для Кая. Сейчас наступило время кистей рук будущего механизма. Двенадцать фаланг и двенадцать шарниров вместе формировали три крупных пальца. Все запчасти нанизывались на спицы и фиксировались попаданием в паз, после чего, в каждый шарнир, вводился специальный синтетический препарат, создающий гибкое и высокопрочное соединение между фалангой и шариком шарнира. Сложность состояла в том, что из каждого шарнира шел крохотный оптоволоконный кабель, и каждый последующий такой "нерв" нужно было проводить сквозь предыдущие элементы отдельно, таким образом повторяя одну и ту же процедуру десятки раз. Самое то занятие, чтобы тренировать терпение, учитывая тот факт, что до заливки клея, фаланги пальцев постоянно норовили выпасть из пазов, и всю процедуру приходилось повторять сначала. Не знаю, как сильно окрепло мое терпение, но отвлечься мне удалось точно. В реальный мир меня выдернуло сообщение от Калеба, с информацией о завершении диагностики. Картина с диагностики вырисовывалась не шибко перспективная. Комплекс был разбит и поверхностно ограблен. Ценных и габаритных вещей на станции полно, однако то, что стоило подороже и помещалось в кабину истребителя -- сняли и увезли. Нормально функционировала лишь система энергоснабжения, плавильня и, как ни странно, внутренняя система безопасности, будь она проклята. Ценного на станции еще очень много, но на то, что бы добраться до станции и, самое главное, демонтировать объекты -- нужно время.
  -- Кайзо, сколько времени займет расчистка облака до того состояния, чтобы "Улей Фергуса" смог приземлится на площадке у ангара?
  -- Сложно сказать, хозяин, но никак не меньше суток, возможно двух.
  -- Продолжай расчистку, и постепенно проводи корабль к месту посадки.
   Двое суток -- не смертельно, подождем, все равно мне еще кучу дроидов собрать надо. И на это нужно время.
  
   Глава 2.
  
   Подпрыгнув, мое тело зависло в воздухе, четыре крыла за спиной быстро двигались, разнося в пространстве приятный моему уху, жужжащий, звук. Поднеся к глазам массивный браслет, который никогда не оставался без моего запястья, дольше, чем на пять минут, я нажал крупную, горящую желтым светом, кнопку. Последняя начала мигать. С устройством, что лежало подо мной, внешне ничего не случилось. Маленький треугольник коренной платы испускал два прозрачных кабеля. Один из них вел к простой батарее, второй -- к фонарю, простому, обычно устанавливаемом на технических дроидов, фонарю. Более странным было то, что фонарик работал в освещенном помещении, издавая длинный луч света, бивший в стену. В мастерской раздался запах паленого пластика. Не хороший признак. Еще одно нажатие на клавишу браслета -- гаснет свет, теперь луч фонаря хорошо виден. Движение руки к поясу. Люди совсем не умеют делать оружие, по крайней мере, их поделки слабо пригодны для геонозийцев. Совладать с ионным бластером оказалось совсем не просто. Маленькая рукоятка и совсем крохотная кнопка спуска не были приспособлены для крупной и трехпалой ладони. Но сделать прицельный выстрел в фонарь я все же смог, пришлось задействовать обе руки. Энергетический импульс, сгенерированный катушками пистолета, был отчетливо виден, когда подлетал к цели. Мгновением позже последовал всплеск искр, что охватил устройство. И ничего более... Ионное оружие разрабатывалось специально для противодействия вражеской технике, в том числе дроидам. Мощный ЭМ импульс парализовывал электронику, приводя к ее перегоранию, либо перезагрузке. Несмотря на кажущуюся простоту, работающего внизу, фонаря в нем был слабый управляющий блок, обеспечивающий диагностирование прибора и поддерживающий заданные носителем характеристики. И этот блок, от выстрела из ионного бластера, должен был перегореть, однако, луч света все так же освещал одну из стен. Устройство, подключенное к объекту -- деионизационный эмиттер щита. Убегая с родной планеты, я не смог не прихватить с собой пару ценных технологий, благо занимаемый пост позволял. И, по мере возможностей, - старался воплощать обретенные знания. Подключать щит к защищаемому предмету не обязательно, просто у меня под рукой не было второй заряженной батареи, пришлось делать спайку. Внимание перекочевывает на браслет, вывод меню управления уровнем -- активация освещения. Крылья снижают амплитуду своей работы, металлическая поверхность третьего грузового уровня все ближе. Крылья замолкают всего в половине метра над поверхностью. Лишенное поддержки в воздухе, тело, быстро оказывается на холодном металле. Подойти к прибору мне не дали, комлинк жалобно запищал, требуя моего срочного внимания. Если бы не открытый космос с его постоянной возможностью попасть в задницу -- вырубал бы всю связь во время работы в мастерской.
  -- Да, Кайзо, что случилось?
   Дроид-офицер, несмотря на заверения справится с мусором быстро, возился здесь уже третьи сутки. От моего гнева дроида спасало лишь малое количество спрутов-мусорщиков в его распоряжении, да обильное количество работы у моих рук, которым не хватало времени на то, что бы добраться до головы дроида, вскрыть ее и, достав кристалл личности, -- разбить его молотком. За два первых дня я завершил работу над партией дроидов, заказанной станцией Пеламо. Тридцать машин дожидались своего времени в грузовом челноке. А у меня, наконец-то, появилось свободное время для хобби. Кто-то любит гладиаторские бои, кто-то паззак, кто-то охоту на разумную дичь. Моим увлечением были боевые дроиды. Я восхищался искусственным интеллектом, заточенным в металлический каркас, и отправленный убивать. Мысли, относительно модернизации моих питомцев, роились в голове постоянно. Об этом могло свидетельствовать название корпусов нынешнего экипажа корабля. М9 -- это ни что иное, как модель номер девять. Я девять раз существенно модернизировал, а трижды вообще перестраивал, корпус Кая, что бы добиться идеального результата.
  -- На уровне мастерской зафиксирован всплеск ЭМ поля, у вас все в порядке?
  -- Да, Кай, это были просто испытания. Как продвигается расчистка?
  -- Очистка завершена на девяносто шесть процентов, необходима еще пара часов.
  -- Закончишь с мусором -- сообщи мне.
  -- Слушаюсь.
   Для шахтерского комплекса, над которым мы зависли, эти дни тоже не прошли зря. Пять бригад технических дроидов, три штуки в каждой, занимались расчисткой ангара и сбором трофеев, под руководством чуть не убившей меня сферы. Снять все ценное за один раз не получится никак -- просто не хватит объема трюмов. Мною было принято решение восстановить внешнюю систему обороны станции, и сделать рейс к Пеламо. Три лазерные турели в наружных башнях станут гарантией того, что когда я вернусь -- все ценное будет на своих местах. Достав из поясного чехла планшет, я вошел в систему безопасности комплекса. Камеры видео наблюдения, разбросанные по всей станции, давали возможность наблюдать за процессами происходящими внутри. Наиболее посещаемой камерой стал панорамный обзор внутреннего помещения ангара. Там росла гора ящиков и демонтированного оборудования. Два реактора, целая гора ретрансляторов противометеоритного щита, два десятка снятых автоматических турелей. Особый интерес для меня представляли шестнадцать коробок всевозможных запчастей, которые пригодятся в сборке дроидов. Так же в ангаре присутствовали сами дроиды, что находились в подчинении у станции. Заряд резервных батарей не закончился только у мелких технических дроидов, остальных, а их было двадцать восемь штук, пришлось тащить до станций подзарядки моим дроидам. Конечно, все они были техническими или обслуживающими модификациями, но какая разница, какими дроидами торговать? От созерцания славной добычи меня отвлекла вспыхнувшая красная подсветка и сирена пожарной безопасности. Собственноручно созданный прототип щита успел оплавится и начал сильно дымить.
  -- Стоять, не смей, замри! Пошел прочь от прототипа!
   В стене открылся технический туннель, из которого выскочил дроид-огнетушитель. Терять образец, на который я угробил восемь часов работы и два месяца подбора деталей, не хотелось. Протестующе пищащий дроид все же затих и вернулся обратно. Стандартные радиаторы системы охлаждения с выделяемой температурой не справлялись. Индукционные катушки во время работы раскалялись и оплавляли окружающие их детали. Последующее самоуничтожение прибора остановило нажатие клавиши отключения на моем браслете. Я забыл выключить устройство после теста (facepalm), но это ничего не меняет. Катушки нужно прятать в отдельно охлаждаемую камеру. Взяв раскаленный прибор, хитин куда устойчивее к высокой температуре чем кожный покров большинства рас, я отправился к своему закутку, где разместилось рабочее место и пара стоек с инструментами. До момента установки этих приборов в будущую десятку, уйдет еще очень много времени. Как и на собрание первого корпуса новой линейки. Основная начинка практически не поменяется, добавится лишь пара дополнительных вещиц, а вот внешний вид, класс защиты и подвижность -- подымутся на совершенно другой уровень. Вся проблема в дороговизне материала для нового корпуса, ведь из простого бронзиума такую машину не соберешь, не говоря уж о дюрастали, на поверхности которой через год-другой появятся следы ржавчины. Вооружившись паяльной иглой и отверткой, мои трехпалые руки занялись разборкой, слегка оплавленного, устройства. Прибор состоял из трех плат одинакового размера, соединенных штифтами. Между текстолитовыми пластинами были зажаты теплофильтры системы охлаждения. Мда, полумерами здесь не обойтись: гибкие мембраны буквально вплавились в структуру плат, разъединить части устройства стало проблематично. Пройдясь к одной из стоек, что стояли вдоль стены, я взял из шкафчика пустой стеклянный цилиндр. Добавив к нему канистру синего цвета с маркировкой химической лаборатории Виира, я вернулся обратно. В стоящую на столе емкость аккуратно опущено устройство, а сверху на него вылито содержимое канистры. Необходимо, что бы устройство полностью покрылось раствором, тогда мембраны растворятся и разобрать эмиттер щита станет реально. Но это процесс не одного часа, черт опять у меня воруют время. Мне всю жизнь приходится сталкиваться с воровством собственного времени. То меня предает лучший друг, то активы моей компании, при поддержке власти, отбирает консорциум Гаро, то поганое людское племя закрывает меня в клетке на два месяца, то производители этой консервной банки, называемой кораблем, не озаботились установкой бронирования, достаточного для прохождения сквозь простое мусорное облако. Все так и норовят украсть у меня время. Прежде чем грязно выругаться о выкидышах чрева королевы, посмотрел через плече, убеждаясь, что там нет посторонних. Старые привычки не спешат уходить, хоть я и знаю, что кроме дроидов на этой консервной банке, меня услышать некому. Грустно сложив за спиной крылья я направился на мостик пешком. Кай встретил меня привычным кивком-поклоном, остальные -- проигнорировали. В следующий час с небольшим я разгребал собственную почту. Информации было много, начиная от предложений о покупке единичных партий редких комплектующих от постоянных поставщиков и заканчивая запросами на создание частных армий для владельцев станций и колоний на поверхности планет. Дроиды требовались слишком многим, самый крупный заказ предлагал отправиться на Элатту, сектора Адо в среднем круге и заняться созданием двух тысяч полицейских дроидов для планетарного правительства. Платят неплохо, но заниматься, практически, гражданскими машинами больше года я не желаю -- потеряю сноровку, да и не интересно это.
  -- Ладно, Кайзо, мусорщики почти закончили с уборкой, начинай продвижение, пока мы подберемся -- они закончат.
  -- Второй, приступай к маневру сближения.
   Металлический голос обратился к девятке, что исполнял роль первого пилота. Время реакции дроида-пилота составило доли секунды. Пейзаж за обзорными панелями мостика начал меняться, впервые за трое суток, Улей сменил свою позицию. Погружение в облако обломков мне не нравилось. Я видел, как даже республиканские крейсеры гибнут в сотнях огней от разрывов обшивки при попадании в облако крупных обломков. Тогда пиратская флотилия подменила сигнал маячка и спешащий на помощь крейсер оказался в смертельной ловушке во время выхода из гиперпространства. Трандошане тогда записали много очков в свои списки. А небольшая колония, на лесистой планете, не помню ее названия, полностью была одета в рабские ошейники. Я в этот момент выполнял заказ на пару дроидов телохранителей М7 для одного из пиратских капитанов. По тому и смог от туда спокойно улететь, не поплатившись за это зрелище свободой или жизнью. Судно тонуло в колодце, проделанном мусорщиками. Медленно и неспешно погружение продолжалось около десяти минут и завершилось легким касанием о дюрабетоную посадочную площадку. Если бы комплекс работал, то к стыковочному шлюзу направился бы выдвижной коридор-коммутатор. Коммутатор этой станции, скорее всего, вращается вокруг самой станции в виде сотен острых обломков, если судить по обломкам этого туннеля, торчащим из стены ангара.
  -- Кай, распорядись о начале погрузки
  -- Прайм -- инженерной группе. Бросайте все дела и начинайте погрузку оборудования на первый уровень трюма.
   Прайм, это имя, которым часто пользуется дроид-офицер. Другие мои подопечные принимают это имя, ведь он действительно прародитель всей М-серии. Первый в линейке убийц, которых полностью сконструировал именно я. Мой первенец, прошедший сквозь все ступени эволюционирования, начиная с единицы-переводчика, имевшего слегка нестандартные, как для протокольного дроида, возможности и встроенное вооружение. Сейчас, должно быть, на станции началось активное движение. Полтора десятка дроидов с грибообразной головой начали свое движение в сторону ангара. Среди дроидов станции оказались два погрузчика, не сомневаюсь, что Калеб подключит и их, при погрузке оборудования. Если нет -- я в конец разочаруюсь в умственных способностях этого первого уровня. Долго гадать, относительно наличия мозгов у дроида-сферы не пришлось. Первыми, кто показался из ангара, как раз и были крупные дроиды на антигравитационной платформе в высоком корпусе и с парой клешней-манипуляторов для груза, именуемые погрузчиками.
  -- Хозяин, я взял на себя смелость подключить к погрузке местных дроидов.
  -- Хорошо, я не против.
   Этот убийца, как будто, мысли читает но, все же, хорошо. С парой работяг процесс будет идти гораздо быстрее. Сев в капитанское кресло, я решил найти того, кто решится купить у меня добычу. И если на реакторы покупатели найдутся всегда, то промышленное и горнопроходческое оборудование -- товар довольно специфический, его пиратам спихнуть не получится, даже по дешевке. Рынок недвижимости сектора Баджик не шибко велик, но довольно разнообразен. Купить здесь можно все, начиная малыми платформами-домами с крохотным доком да отсутствующим вооружением и заканчивая верфями, на которых, в свое время, производились крупные корабли. Однако у всего была своя цена и эта цена была не маленькой. Сейчас меня интересовали складские доки, в которые можно поместить габаритные трофеи до момента их продажи. В этом секторе искомого, по устраивающей цене, я не нашел. Крупный грузовой терминал сдавал свои услуги в Коррике, что граничил с Баджиком. Станция располагалась на орбите планеты Реус в одноименной системе. Откровенно пиратское заведение, предоставляло свои услуги всем желающим, не интересуясь ни содержимым груза, ни его законностью.
  -- Калеб, распорядись о загрузке товаров по списку, который я тебе сейчас вышлю. Остальное, пока, не трогаешь.
  -- Понял.
   Списки составлялись не долго. Первоочередно, в них вошли комплектующие и другой ходовой товар на торговых станциях. Если место останется -- часть габаритного оборудования. Я озаботился планировкой маршрута -- сейчас на Пеламо, затем улей вернется к шахте, загрузится по полной и направится в Коррик. Название этого сектора вызывало у меня грустные воспоминания, Корвик -- имя моего родного улья. За два года, вдали от родной планеты, сожаление, относительно невозможности посетить мир скал и пустынь, все росло. Спасала лишь мастерская, в которой я и возился сутками напролет. Общение с дроидами немного отвлекало от одиночества, но тяжесть изгнания давила все сильнее. Сквозь обзорную панель мостика виднелась непрерывная череда металлических механизмов, что сновали туда-обратно, по дюрабетонному покрытию. Крупная посадочная площадка носила следы действия тяжелого оружия в виде турболазеров, от выстрелов которых, на поверхности остались кратеры и выбоины. Трудолюбивым механизмам приходилось обходить эти препятствия, что замедляло процесс погрузки. За время прибывания сферы-недоразумения, на станции, я убедился в мастерстве талантливого хакера, что запустил во внутреннюю сеть червя. Выловить его так и не удалось. Калеб просто отрезал все терминалы от центрального сервера, а инфокристаллы последнего -- уничтожил. Такие действия дроида можно расценивать как поражение, но с поставленной задачей малыш справился -- вирус из внутренней сети исчез. Ожидание конца погрузки затягивалось, а неразобранная почта кончилась. Встав из кресла, я сложил руки на груди и подошел к одной из обзорных панелей. Касание к прозрачной поверхности принесло холод. Еще бы, ведь это тоже металл -- прозрачная сталь. Хотелось свободы и просторов, хотелось чувствовать стопами горячий песок, а хитином ощущать тепло Эа. А приходилось жить и работать в металлической коробке. Поганая судьба -- родится четвертым наследником улья, когда шестой брат обладает поддержкой сильного соседа и амбициями одеть корону. Окинув задумчивым взглядом бесконечную цепочку дроидов внизу, сектоид покинул мостик.
  -- Калеб, разбуди меня, когда все закончите.
  -- Уточнение, хозяин, когда дроиды завершат погрузку?
  -- Да, летающее недоразумение, что же еще.
  -- Будет исполнено.
   Моя каюта была в самом конце жилого модуля, капитанские покои я занял не из-за статуса. Спать геонозийцы предпочитали там, где работают, для меня это место -- мастерская. Но, голопроэктор, в капитанской каюте, позволял проэцировать на стены любое загруженное изображение. Для меня, таким изображением, стали скалы вокруг родного улья. Их я видел засыпая, их же я видел только открывая глаза. Пара нажатий на браслете, и помещение заполняется оранжевыми оттенками. Сильный прыжок к потолку, легкая помощь крыльев, обхват металлического прута, вбитого в стены у самого потолка. Висящий вниз головой и сложивший на груди руки, геонозиец отключил восприятие. Погруженного в такое состояние лорда разбудить не сложно, это ведь не стазис трутней, при котором они замедляют все процессы в организме, превращаясь в куклу, не способную самостоятельно проснуться. В голодные сезоны висящие в стазисе трутни хранились тысячами, концентрируясь вокруг генераторов, тепло которых поддерживало в насекомых жизнь. Сны я видел постоянно, но вспомнить виденное мне не удавалось. Я лишь знал, что мне что-то снилось, но вот что... Этот раз исключением не стал. Не смотря на то, что сон прервал мерзкий писк комлинка, на моем лице расплылась улыбка. Наконец-то. Полет к мостику занял рекордно короткое время.
  -- Калеб, оставляй на станции дежурную группу, а сам с остальными, перемещайся на корабль. Мы улетаем.
   Офицер на мостике рассматривал диагностический монитор, у одного из терминалов. Диаграммы и графики на мониторе меня не особо интересовали, пускай разбираются дроиды.
  -- Кай, что там по предполетным?
   Диагностика проводилась каждый раз перед запуском основного реактора, никто не хотел ошибок, которые могут привести взрыву.
  -- Все в порядке, хозяин. Ресурс реактора семьдесят два процента, характеристики в норме, система охлаждения функционирует.
   Осталось дождаться мелкого с компанией и можно убираться от этого проклятого булыжника. Последующий отрыв от поверхности и подъем по колодцу не оставил в моей голове яркого воспоминания. Лишь мерный отсчет от пяти до нуля прозвучал из динамиков, когда мы вышли из облака. Астероидный пояс Вергессо, должно быть, один из немногих, где астронавигация остается простым делом, без, не прекращающихся, маневров уклонения и перегрузок на щитах. Свет, от окружающих корабль звезд, растянулся и астероидный пояс остался позади. Улей Фергуса выбросило из гиперпространства уже около станции Пеламо, что висела в пространстве системы Либейя. Комплекс всевозможных доков, жилых модулей, производственных платформ и верфей, вращался вокруг местной звезды. Выглядела станция как огромный цветок, с раскинувшимися в стороны лепестками-платформами и протянувшимся на многие километры вниз -- стеблем. Наш путь лежал именно к стеблю, там располагались стыковочные доки крупных кораблей и ангары частных лиц. Разговор с диспетчером -- был разговором между двумя дроидами, а по тому много времени не занял. На одной из причальных мачт загорелись зеленые огни. Упругий удар, ознаменовал стыковку. Дроиды глушили двигатель и основной реактор, корабль переходил в режим ожидания.
  -- Калеб, организуй сопровождение, жду в шлюзовом отсеке.
   Надстройка мостика была самой высокой точкой на корабле. Улей Фергуса -- старый Маластарский "Урвог", был кораблем вертикальной конструкции. Инженеры сектора Дустиг создавали узкие, но высокие корабли с хорошим противомоскитным вооружением. Шесть зенитных турелей позволяли не боятся нападений пары звеньев пиратских истребителей, но не более того. Слабые щиты быстро проседали без поддержки мощных реакторов, технологий, для производства которых, у Дагов просто не было. В помещении мостика находился турболифт, которым я почти не пользовался, поскольку третий грузовой уровень и моя мастерская, соответственно, находились прямо под шпилем командной надстройки, в которую можно было попасть, поднявшись на пару лестничных пролетов. Лифтовая шахта пронзала корабль насквозь. Инженерная палуба, три грузовых, жилой уровень и мостик, вот, собственно, и весь корабль. Основной шлюзовой отсек находился на границе одного из двигательных отделений и первого грузового дока. Большая прямоугольная камера совмещала правый и левый борта, в центре имела лифтовую и лестничную шахту. С обоих бортов могли крепиться стыковочные кабели и транспортные туннели. В данный момент из правого борта шел коридор в сторону огромной, по отношению к моему кораблю, станции. Дроиды явились через пять минут. Это была привычная сфера-переводчик, как я ее регистрировал во всех доках, и четыре дроида-охранника М9. Стыковочная мачта вела в помещение центрального лифтового узла. У единственного активного, на этом уровне, турболифта стояла стойка с, сидевшим за ней, человеком. За спиной молодого парня о чем то переговаривалась пара гаммореанцев, у одного из которых, на плече лежал здоровенный топор.
  -- Приветствую на торговой станции. Использование стыковочного дока ежесуточно стоит триста кредитов.
  -- Не триста, жалкий человечишка, а сто.
   Дроид сфера перевел не понятную фразу, произнесенную на щелкающем языке моего народа. Пара свинорылов положили руки на оружие и начали коситься на моих дроидов.
  -- Цены устанавливаю не я, а руководство станции. Или вы платите указанную сумму или убираетесь из дока.
   Жалкие людишки совсем не ценили собственные жизни, требовать лишние две сотни кредитов с разумного, за спиной которого находятся четыре боевые дроида. К тому же, учитывая хобби крылатого собеседника о котором человек не знал.
  -- Я прибыл сюда по приглашению уважаемого Вагга Тая, входящего в совет руководства. Свяжись с ним бескрылый червь.
   Моя реплика, переведенная сферой, человеку явно не понравилась. Опалины от выстрелов бластерной турели, на одном из моих дроидов, ему не понравились еще больше. Стволы Е-5 в руках дроидов, пускай и опущенные вниз, не нравились свинорылам. Мне же не нравилось воровство времени, которое забирал этот безкрылый.
  -- Хорошо, раз вас пригласил Вагга, вам будет сделана скидка.
   Этому подонку таки пришлось отдать положенные сто кредитов, с каким бы удовольствием я отдал приказ девяткам расстрелять эту троицу и переступил их обожженные тела. Особенно того человечешки, свинорылы и те лучше людей, хотя бы не предают своих господ нанимателей. Турболифт вознес нашу компанию на двадцать четыре этажа выше. Это был сортировочный уровень -- небольшой город с населением около тысячи разумных. Куполообразное строение вмещало в себе пару небоскребов и высотных жилых модулей.
  -- Эй, жучок, хочешь меня? Я специально крылышки одену, и скидку сделаю.
   Калеб среагировал вовремя и дроиды не успели пристрелить продававшую себя самку ласатов. Дроиды, взявшие на изготовку винтовки, не привлекли никакого внимания, лишь пару косых взглядов. Быстро отпрыгнувшая от меня торговка телом спряталась в какой то дыре у стены, само собой, преследовать ее я не стал, хотя слово "жук" считалось оскорбительным в нашей среде. За что люблю станции во внешнем кольце, так это за особое отношение к порядку. Нарвался на бластер -- ну так сам виноват, чего службу безопасности отвлекать от поборов торгашей? Все пространство этого миниатюрного города было забито дешевыми пивными, борделями, наркопритонами и ломбардами. Эта станция именовалась торговой, но ни для кого не секрет, что большинство кораблей, ее посещающих, откровенные пираты или контрабандисты. В многочисленных конторах по найму можно было нанять как отдельных людей, так и целые отряды, вооруженных до зубов разумных. Это место мне нравилось, так много существ толпилось под куполом, что у меня в памяти всплывали воспоминания о доме. Мой путь лежал в центральный небоскреб этого городишки, крупное, тридцати пяти этажное, здание вмещало в себя административные учреждения станции и жилые помещения горожан, способных выложить крупную сумму за право обладания такой недвижимостью. Пост охраны даже не подумал меня останавливать, в первый раз дроиды едва не положили этих ребят, что встали на нашем пути. Лишь визит пригласившего меня члена совета убедил охрану в моем праве прохода. Судя по всему, Ваггу просто уже предупредили о стыковке моего корабля, а он, в свою очередь, позаботился об осведомленности поста охраны внизу. Покои крылатого дельца находились на двадцать шестом этаже. Перед входом стояла пара охранников уже самого тойдарианца. Поведение дроидов контролировалось Калебом, а в программы дроида давным-давно прописаны последовательности действий в тех или иных ситуациях. Например, дроид решил оставить пару девяток у дверей лифта, а вторую пару у входа в жилой модуль крылатого владельца.
  -- Господин, Фергус, господин Вагга ожидает вас, прошу проследовать за мной.
   К тойдарианцам я не испытывал особой неприязни, эта раса не славилась ни хитростью ни предательством ни обманом. Конечно, встречались всякие представители этой расы, но среди представителей этого племени их было куда меньше. Не приятным было то, что торговец Вагга, был как раз этим "всяким" и достигал поставленных задач с помощью шантажа, вымогательства и, не редко, убийств. Однако славился этот разумный верностью своим словам, так что, вести с ним дела я не боялся. За дверью был просторный зал с двумя рядами статуй, что держали потолок. В конце колонного зала, напротив входа, была тяжелая дверь безопасности, которой могли позавидовать некоторые банковские отделения. Когда я был здесь в прошлый раз -- двери были обыкновенными. Как я уже знал, за дверью кабинет Тая, крохотный ажурный столик и три огромных панорамных окна за его спиной. Смотрится впечатляюще, если я где-то осяду, то сделаю такие же окна в кабинете.
  -- А, дорогой друг, рад видеть тебя в добром здравии.
  -- Я тоже рад, Вагга, смотрю ты озаботился не только закупкой дроидов.
  -- Ты о двери? Это вынужденная необходимость, ходят тут всякие, на приемы записываются, а потом норовят застрелить, когда их охрана обыскивает.
  -- А почему меня не обыскивали?
  -- А зачем? Ты одежду не носишь, а у твоих дроидов и так все на виду. Да и доверять крылатые должны друг-другу, как без этого.
   Ага, доверять. Делец прекрасно осведомлен о встроенном вооружении моего переводчика, а я -- о двух автоматических турелях, что висели над торговцем.
  -- Ладно, доверчивый, тридцать М4, как договаривались.
  -- Верно, по семь тысяч за каждого, это с оружием.
  -- Да, все с Е-5, полный боекомплект, готов провести демонстрацию, если предоставишь помещение.
  -- О, в этом нет необходимости, крылатый друг, я не первый, и смею надеяться, не в последний, раз покупаю у тебя дроидов. Да и корабль твой, довольно известный.
   Ага, доверчивый какой, вдруг чего не так -- пустит вслед "известному кораблю" пару охотников и вся тебе дружба. Встав из-за стола, тойдарианец подлетел к шкафчику у стены, на котором стояла аккуратная шкатулка из гладкого зеленого камня, даже на вид очень дорогого.
  -- Мне распоряжаться, относительно доставки груза?
  -- Нет, просто выгрузи на своем стыковочном этаже, а мои ребята заберут. Вот, здесь двести и еще десять тысяч.
   На стол, у которого я стоял, упали металлические слитки. В вольной среде безналичные расчеты не приветствовались. Двадцать один слиток -- хорошие деньги.
  -- Отлично, было приятно с тобой работать, теперь бы еще унести все это добро.
  -- Оу, нет проблем, держи.
   На столе появился простой черный контейнер с ручкой. В его недрах легко спряталось бы вдвое большее количество металла, чем мне досталось.
  -- Спасибо, Вагга, тебе еще железки нужны?
  -- Не отказался бы еще от двух таких партий, раз уж ты предлагаешь. Оплата та же, условия и комплектация тоже.
  -- По поводу сроков не уверен, у меня сейчас дела, нужно толкнуть шахтерское оборудование и несколько десятков обслуживающих дроидов, посоветуешь кого?
  -- Конечно, мой хитиновый друг, дроиды уйдут легко, а вот относительно оборудования мне нужно совершить пару звонков. Я тебе завтра перешлю на почту, что найду, договорились?
  -- Договорились, жду твоего сообщения.
   Всю обратную дорогу мои мысли крутились вокруг новоприобретенных кредитов и вещей, на которые их нужно потратить. Заказ летающего выродка меня порадовал, еще четыреста тысяч, из них чистыми -- более двухсот. Примерно догадываясь, на что пойдут эти дроиды, я размышлял о возможной выгоде для себя. Тойдарианец планировал свержение совета торговцев и захват станции. И не желание светить дроидов перед большим количеством свидетелей тому доказательство. Какие перспективы у меня? Да ни каких. Станция далеко от торговых путей и не содержит серьезной промышленности. Оборот краденного -- вот основной источник дохода местных нуворишей, я же к нему не имею никакого отношения. Закупка мелких комплектующих не в счет.
  
   Глава 3.
  
   Безмятежность это так прекрасно, когда не нужно ни о чем думать, ни к чему не стремиться и ни о ком не переживать. Всего двадцать кредитов, и это прекрасное чувство станет вашим.
   Глупый кворрен распинался перед толпой зевак, держа в руках шприц с золотистой жидкостью. Не хочу знать, что входит в состав препарата, но если это вещество действительно вызывает перечисленные ощущения -- то это худший из наркотиков. Что заставило обитателя глубин скакать по площади пиратской станции в дыхательной маске и предлагать всем дешевый наркотик? Впрочем, должно быть, то же, что и четвертого наследника улья -- копаться в металлоломе. Я не представляю, как это ни к чему не стремиться и не о чем не думать. После изгнания каждый мой день -- стремление. Стремление выжить, стремление узнать, стремление научится, стремление заработать и стремление вернуться. Но вернемся к предпоследнему стремлению -- кредитам. Обслуживающие дроиды, как и обещал тойдарианец, ушли за пятнадцать минут. Двенадцать, из которых, я добирался до адреса, что дал делец. Немного меньше половины комплектующих, что удалось вывезти из безымянной шахты посреди пояса Вергессо я распродал мелким лавочникам на торговой площади, просто пройдясь по ней. Для дроидов они малопригодны, а других целей у меня просто нет. Автоматизированные линии производства, что удалось забрать первой ходкой, под честное слово согласился взять сам Вагга Тай. Он утверждал, что в ближайшие пять дней на станции появится человек, которому все это барахло можно спихнуть. Я сообщил ему о больших объемах шахтерского оборудования, которое могу раздобыть и немолодой тойдарианец согласился быть посредником за свои скромные десять процентов. Возразить я не смог, десять процентов -- справедливая цена, да и в соседний сектор лететь не придется, торговец разместит оборудование у себя на складе. В общем, день начался хорошо, как и продолжился. Тратить деньги куда приятнее, чем их зарабатывать. Я, в компании металлических друзей, пол дня прогуливался рынками станции. Поиск необходимых, для следующего заказа, запчастей и механизмов приносил мне удовольствие. В замет старых погрузчиков, я решил приобрести тройку новых. Новейшие дроиды использовали куда более продвинутые технологии и без проблем могли использоваться в условиях открытого космоса. Круг трехметрового диаметра, из центра которого, внизу, торчит блок манипуляторов с парой рук и кабелями подключения к вспомогательным приборам. Репульсорная технология, что использовалась в этой железке, позволяла полноценно летать в условиях стандартной гравитации, открывая перед владельцем машины большие возможности. В массивном круглом корпусе, так же, скрывались коррекционные двигатели, дающие мобильность в зонах без гравитации. Но основным плюсом этой модели стал встроенный реактор. Размеры позволяли вмонтировать продолговатый цилиндр, способный обеспечить работу дроида без подзарядки в течение тройки лет. Так что по станции мой отряд теперь передвигался в увеличенном составе. За каждого дрона я отдал по пять тысяч и покупкой был абсолютно доволен. На обратном пути к докам, где разместился мой улей, я был вынужден заглянуть к двум лавочникам, что постоянно снабжали меня качественными комплектующими. Что бы сохранить этот канал поставок, его нужно почаще смазывать кредитами, затариваясь не совсем нужными, в данный момент, деталями. До корабля новые грузовые дроиды добрались с м-контейнером в руках у каждого. А вес переносимой мной емкости уменьшился на четыре слитка. Корабль встретил владельца привычной атмосферой тепла и тишины. Находится на станциях большинства разумных мне было неудобно -- гуманоиды не любили высокую температуру. Широкие коридоры корабля имели яркое освещение, я медленно прогуливался от шлюза до жилого блока. Спешить было не куда -- ожидалась поставка моей новой игрушки. Воспользовавшись лестницей, я вспорхнул наверх, оставив внизу добрых три десятка метров. Жилой модуль улья не поражал размерами и находился позади третьего грузового трюма, над ангаром и под мостиком. Улей Фергуса рассчитан на восемь членов экипажа, столько же кают было в этом отсеке. Кроме небольших персональных закутков в модуле был спортзал, рекреационная комната и столовая. Наиболее просторным был спортзал, его под свои нужды я и использовал. Темнота этого помещения сильно контрастировала с остальным кораблем, так же контрастировала и прохлада, дохнувшая на меня из открытой двери. Все стены зала, его пол и потолок были утыканы тысячами грибов, что росли и дозревали под фонтаном брызг воды, распыляемом специальным устройством. Грибы любили темноту и сырость, что способствовало пониженной температуре. Сказал бы мне кто, что через пару лет лорд будет работать фермером -- не поверил бы. Но что есть, то есть. Сорвав самый крупный гриб я захлопнул дверь и отправился на мостик, не спешно поглощая круглое растение коричневого цвета. Геонозийцы не требовательны и не прихотливы, есть мы можем что угодно, но продукция грибной фермы напоминала мне о доме. На мостике ничего не менялось, ведь там работали только дроиды, а эти жестянки не склонны к переменам. Сев за капитанское кресло я решил лично провести предстартовую диагностику и подготовить корабль к взлету. Время есть, настроение хорошее и вскоре мое приобретение окажется в ангаре, по чему бы и не поработать? Диагностика двигательной системы, реактора, системы жизнеобеспечения, дефлекторов и навигации. Пять диаграмм начали свое движение от красной единицы до зеленой сотни. Уровень зарядки батарей, связь, производство кислорода, датчики герметичности обшивки, исправность диагностической системы. Пять символов готовности горят зеленым светом. Еще пятнадцать таких треугольников, горящих зеленым светом и корабль готов.
  -- Хозяин, к нашему ангару подлетел буксировщик, просят забрать груз.
  -- Да, откройте шлюз и затащите челнок, но никого внутрь не пускать, понял, девятка?
  -- Слушаюсь.
   Неймодианский челнок, а вернее, его полуразобранный корпус, я купил всего за восемь тысяч. Колчан, как назывался класс этих кораблей, относился к судам малого радиуса действия и использовался для транспортировки поверхность-орбита или борт-борт. Грузовой отсек мог вместить полторы сотни м-контейнеров или пятьдесят моих дроидов. Хороший кораблик, в собранном виде стоит двадцать пять тысяч. Необходимость в таком виде транспорта возникла из-за не желания сажать транспортник на станции -- дорого это и не безопасно.
  -- Кай, уводи корабль со станции, а я прогуляюсь до ангара. Совершай прыжок к шахте и не беспокой меня по мелочам ближайшие два часа.
  -- Конечно, господин.
   Помещение ангара занимало два уровня и могло спокойно вместить на борту пяток истребителей. Но в пользовании у геонозийца он едва вмещал Крыло и я с ужасом представлял, как посреди гор контейнеров должен был разместиться новый челнок. Сам ангар, а по сути дополнительный грузовой отсек, располагался позади первого и второго грузовых уровней. За ним и под ним располагались двигатели, над ним -- жилой модуль. Между челноком и истребителем не было и десяти сантиметров. Заниматься обслуживанием и ремонтом в такой обстановке не получится, придется разгребать запасы, бережно упакованные в м-контейнеры. Вооружившись двумя бригадами технических дроидов ангар начал приобретать ухоженный вид. Треть контейнеров отправилась в жилой модуль, семь свободных кают, пускай и не больших, смогли вместить часть запасов. В основном это были контейнеры со сжатым кислородом и канистры с водой. Оставшееся барахло делилось на две половины: первая -- запасные части и ремкомплекты для истребителя и некоторых узлов транспортника и вторую -- контейнеры со слитками чистых металлов, которые я использовал в равных долях как оплату и как конструкционный материал в литейной. Дешевый метал использовался как оплата в самодостаточных независимых колониях, всюду по внешнему кольцу и составлял там слабую конкуренцию галактическому кредиту. Определять металл в мастерскую, поближе к литейной, не хотелось. Мастерская и так забита огромным количеством всевозможного хлама, и приумножать его не хотелось. Но выбора не было. Оставшиеся контейнеры были аккуратно уложены у стены и зафиксированы ровными рядами. Ангар теперь казался куда больше, а парочка кораблей в его центре начали смотреться одиноко. Творцы челнока явно вдохновлялись насекомым, когда создавали обводы корабля. Крохотный, аккуратный и шустрый. Будешь зваться "Блоха". Стоявшее на четырех опорах судно в данный момент на ходу не было. Отсутствовал реактор, дефлекторы и добрая половина управляющей электроники в кабине. Помня, видимые мной корабли этого класса, так же отметил и отсутствие длинной антенны, торчащей из корпуса челнока. Над кораблем нужно было работать и работать не мало. Легкое головокружение. Значит мы уже совершили прыжок, дроиды свою работу знают и делают на отлично. Некоторым геонозийцам следовало бы поучится.
  -- СТ, ко мне.
   СТ -- старший техник, модель дроида-бригадира, что выполняла ремонтные задачи по всей галактике. Двойка дроидов с желтыми полосами через круглую, грибообразную голову, подбежала своими короткими ногами ко мне.
  -- Слушаем, господин.
  -- Начинайте восстановление корабля до исходного состояния. Проверьте все системы, если ресурс элемента меньше шестидесяти процентов -- снимайте с челнока и ставьте новый, со склада. Посмотрите систему навигации и связи, кажется на складе нет таких антенн, как были здесь. Может найдете чем заменить. Приступайте.
   Одобрительно пискнувшие трудяги, взяли своих товарищей с синей полосой на голове и двинулись в сторону моего приобретения. Красивый челнок. Надеюсь, в скором времени, смогу его опробовать в открытом космосе. Оставив малышей-дроидов с поставленной задачей наедине, я пошел заниматься взятыми на себя обязательствами. Две партии четверок за два месяца -- работы на три недели, если ничто не будет серьезно отвлекать. Мастерская встретила меня жаром теплогенераторов. Шесть цилиндрических приборов распространяли в помещении мягкий оранжевый свет, а их тепло создавало на третьем грузовом уровне благоприятную, для работы, атмосферу. Сорокаградусная жара способствовала еще большему улучшению моего настроения. Подойдя к противоположному, относительно рабочего места, углу мастерской, я осмотрел, аккуратно сложенные дроидами, штабеля ящиков. Около восьмидесяти процентов из них содержали слитки бронзиума -- основного материала, из которого состоял корпус четверок. Немного дороже, чем дюрасталь, этот металл воплотил в себе ее прочность, одновременно сохранив собственную гибкость. Конечности дроидов, собранные из этого металла, не ломались под серьезной нагрузкой, а деформировались. Еще одним доводом в пользу этого материала стала, относительно, не высокая температура плавления. Моя молекулярная печь могла плавить что угодно, но при наличии двух компонентов -- времени и энергии. С первым проблем не было, а вот энергии для плавления дюрастали у моего корабля не хватало. Приходилось заряжать накопители и перенаправлять всю энергию на печь, отключая даже дефлекторы, что бы создать крохотную деталь из этого тугоплавкого металла. С металлом золотисто-красного цвета таких проблем не было. В памяти компьютера литейного станка содержалось две сотни спроектированных мной деталей и еще около трехсот -- загруженных из голонета. Выплавка автоматизированна, но конвейерной подачи ресурсов у меня нет, как нет и механизма складирования конечного продукта -- приходится делать это самому или, когда объем работ большой, задействовать дроидов. Активация терминала установки, выбор последовательности производства, количество и очередность. Так, хорошо. Теперь, в течении восьми дней, литейные агрегат не будет останавливаться ни на секунду. Следует ожидать привычных проблем с энергопитанием в разных частях корабля -- старый транспортник не рассчитан на потребление энергии в таких количествах. Пара команд дежурившей бригаде дроидов и те берутся за работу. Первая пара слитков бросается в приемник, мгновенная плавка, шесть минут передышки, пока остынет деталь и на выходе появляется передняя пластина головы новой четверки. За время, пока транспорт добирался до шахты, в хранилище появилось два новых жителя. К несчастью запчастей на полную первую партию у меня не хватит, стоит отправиться на торговый пост Телсаар, и заказать мелкооптовую партию, дешевле обойдется, чем шнырять по старьевщикам на мелких станциях. Трандошанский торговый пост не в первый раз привлекает мое внимание. На астероиде процветает черный рынок, достать там можно, практически, все. Теперь, когда у меня появились свободные деньги, можно задуматься о том, что мне может понадобится. А понадобиться мне много чего, в первую очередь оружие. Помимо обычных Е-5 для четверок, нужно достать пару бластерных турелей и установить их на Блоху. Корабль хорош всем, но он не несет вооружения, этот недостаток нужно сразу же устранить. В ближайшем будущем мне предстоит заказ на двух дроидов-стражей для одного капитана. Какую именно модель он будет заказывать мы еще не уточнили, но то, что это будет дроид из последней тройки -- гарантированно. Для этой пары охранников потребуются серьезные стволы, возможно мандалорские повторители а так же, если предвидится сражение на корабле -- подходящее холодное оружие. Клинки, посохи -- на выбор заказчика. И это только из вещей под дроидов. Для себя давно хотелось приобрести маскирующее устройство, но найти такую вещь даже на черном рынке -- проблематично. Стоит прибор всего сорок тысяч, но дает дополнительный шанс выжить в серьезной заварухе. После Корвикского мятежа я до сих пор не горю желанием брать в руки оружие. Слишком многое пережил за те три месяца, и кто знает, как бы все обернулось, если бы у меня тогда было подобное устройство. Сообщение, пришедшее на браслет, заставило отвлечься от третьего дроида и подняться на мостик. Шахтовый комплекс был как раз под нами. Разведку боевыми дроидами проводить не стали, так как станция приветствовала нас кодами безопасности, оставленными при улете Калебом. Снова погружение в колодец, но теперь наше сближение сопровождали три орудийные башни со счетверенными бластерными орудиями. Скорострельные и маломощные орудия представляли опасность для москитов а не крупных кораблей. Но в связи с особенностью местности, а именно лишь одним подходом к станции в виде проделанного туннеля, пробиваться к ангару комплекса я решился бы только на фрегате и со всей энергией на переднем дефлекторе. Соприкосновение с дюрабетонным покрытием станции произошло без происшествий. Стая из двух десятков дроидов, вырвавшихся из ангара, направилась в сторону строений станции. Через двадцать минут из ангара вылетел первый погрузчик. Это дело было проверкой для новоприобретенных дроидов. Оценить новую модель таких погрузчиков стоило именно в деле. Прогуливаясь по загружаемому трюму я размышлял о целесообразности третьей ходки к этой шахте. Все самое ценное я вывез в первой ходке, не считая последний реактор и три орудийные башни. Сейчас трюм улья будет забит горнопроходческим и промышленным оборудованием, которое я обещал доставить тойдарианцу, на третью ходку останутся последние комплектующие, система жизнеобеспечения и генераторы гравитации, еще можно будет снять проводку, но это займет время. С третьей ходки я получу от силы тысяч пять-семь. Стоит ли стараться? Нет, пожалуй третьей ходки не будет, пускай остатки достанутся тем, кто найдет этот астероид после меня. Хотя, кто, кроме мусорщика сунется так глубоко в астероидное поле? Хм, отдаленность от обитаемых систем, доступность широкого рынка сбыта, уйма доступного сырья прямо под ногами, объемные хранилища и надежная защита в виде скорострельных бластерных турелей и башен турболазеров. Мда, жаль, станция слишком повреждена, иметь в хозяйстве шахтерский комплекс было бы не плохо. Может попробовать восстановить шахту? Нет, бредовая идея, денег не хватит, да и отстроить новый комплекс будет легче, чем ремонтировать этот. Особенно после разграбления моими дроидами. Но идея однозначно стоящая, этот маленький кораблик слишком тесен для меня, нужно озаботится чем-то большим. Отложим эту идею до лучших времен, когда у меня появятся серьезные деньги, а не тройка сотен тысяч. Ради интереса заглянул в раздел недвижимости Баджика. Ограничил список из тысяч предложений астероидными строениями. Шахтовых комплексов среди них оказалось мало. Добыча ресурсов -- прибыльное дело, мало кто хочет расстаться с бизнесом, который приносит доход. В основном это были частные резиденции, использовавшиеся как торговые доки, встречались и грузовые терминалы и даже промышленные объекты. За самое захудалое астероидное строение требовали триста семьдесят тысяч. Эти деньги у меня были, но внутреннее пространство увеселительного заведения, что продавалось, едва превышало размеры моего улья. Да и не хотелось покупать какой то пиратский притон. Предложение, которое меня действительно заинтересовало -- промышленный комплекс на поверхности астероида с высоким содержанием железо-бронзиевых руд. Объект занимался производством фильтров для систем жизнеобеспечения и экспортом добываемых металлов. Стоимость: два миллиона четыреста тысяч. Таких денег, в ближайшем будущем, у меня не будет, а значит и нечего засматриваться. Даже если я продам улей за столько, за сколько его купил -- восемьсот тысяч, то мне ничего не светит. Ладно, помечтали и хватит, пора за дело. Дроиды демонтировали оборудование и загружали его на корабль двое суток, хранилище к тому времени содержало одиннадцать жильцов-четверок. Собирать дроидов легко и интересно, если у тебя есть под рукой необходимые комплектующие и простой набор ручного инструмента. И, если мои мысли не далеки от истины, у Пеламо, вскоре, будет новый владелец. Под шумок отхватить какой нибудь док и обосноваться там? Нет, станция посреди космоса -- не тот дом, который меня бы устроил. Ежедневно заходящие в доки десятки кораблей и не подвластная мне система безопасности не дают очков в пользу этой мысли.
  -- Хозяин, загрузка завершена, заминировать комплекс?
   Вот уж эта суицидальная сфера, вечно он хочет что-то взорвать.
  -- Нет, Калеб, просто убирайтесь от туда.
  -- Понял.
   Подъем по туннелю и начало обратного пути. Все время, пока дроиды выводили корабль из пояса булыжников, я беззаветно провел в мастерской. К четверкам я не прикасался, занимаясь собственным творением. Пластины становились на место одна за другой, кваданий, который я смог, вполне законно, купить на торговом посту в Арканисе, пришлось плавить на промышленном комплексе и разливать в формы на столичной планете сектора. Моя скромная плавильня с корабельным реактором просто не справилась бы. В отличии от девяток, голова нового дроида будет состоять из множества пластин. Один из самых крепких, в свободной продаже, металлов, образовывал на голове один крупный разъем для оптического сенсора и три поменьше -- для вспомогательных. Начинка будущего управляющего модуля так же станет совсем отличной от той, которую я монтировал в головы четверок. Испытанное мной легкое головокружение ознаменовало вход в гиперпространство. Решив, что это знак отвлечься от работы и дать отдых глазам, я направился в сторону мостика, полюбоваться красочным зрелищем перехода, а затем манящими глубинами темной вселенной. Такое ощущение, что Кайзо специально отслеживает мои передвижения на борту, и когда я направляюсь к мостику -- складывает руки на груди и смотрит вдаль, через основную обзорную панель. Что он там хочет увидеть во время гиперперехода? Зрелище, конечно, завораживающее, но быстро надоедает своей однообразностью. Так я и сидел в капитанском кресле, ожидая выхода около дома старого тойдарианца. Однако выход из подпространства подарил мне один маленький, нехороший подарок, даже два. Две средние ракеты, на высокой скорости летели в сторону моего корабля, щит и броня которого напоминала скорее скорлупу яиц трандошан, чем боевое оснащение. Я во все глаза смотрел на небольшой кораблик с хорошо известной мне желтой эмблемой на борту, и отвлекся от него лишь тогда, когда корабль прыгнул. Надеюсь, все будет как планировалось. Дроиды сработали хорошо, маневр отклонения и подставление ракетам борта со скорострельными турелями, начался через две десятых секунды, после обнаружения летящих подарочков. Я с ужасом смотрел на длинный росчерк выхлопов от двигателей противокорабельных ракет, выпущенных корветом. Мы должны справится, две цели -- чепуха, в модуляции дроиды уверенно справлялись. Но, от вида двух ракет, несущихся на корабль, все равно становилось не по себе. Свет на мостике начал мигать и терять яркость. Это значило, что орудийные системы открыли огонь. Ракета -- быстрая цель, но не быстрее выстрела зенитной лазерной турели. Первый взрыв произошел далеко, корабль его не почувствовал вообще. Долгие секунды ожидания. Несколько нажатий на клавиши терминала. Включается изображение с камер правого борта, в сторону которого летит смертоносный снаряд. Но ничего рассмотреть я не успел, лишь вспышка, что полностью подавила светофильтры камер, а через мгновение, удар обрушил со стены несколько мониторов, инженерные провода провалились и свисали с потолка бесконечными корнями. Искры валились из разорванных энерговодов, создавая опасность скорого воспламенения. Лишь сейчас дроиды, или автоматика, догадались включить тревогу. Мостик затопил мерзкий звук и мерцание красного проблескового маяка, вылезшего из потолка.
  -- Выключите тревогу, герои. Уже навоевались, враг ушел.
   Мерзкий звук мгновенно затих, а красный оттенок на стенах сменился частыми всполохами проводки.
  -- Хозяин, критические повреждения правого борта, разгерметизация двух отсеков. Обе турели поврежденного борта не отвечают на запрос диагностики.
  -- Отправь всех доступных техников решить проблему разгерметизации, и покажи мне те отсеки.
  -- Бригады уже высланы, камера наблюдения активна только в одном из отсеков.
   На экране моего терминала возникло изображение грузового трюма. Проклятье. Однако, первые негативные мысли быстро прошли. Видимых повреждений я не видел.
  -- Кай, ракета попала или детонировала от попадания?
   Несколько секунд молчания означали, что дроид просматривал запись боя.
  -- Детонация от попадания на расстоянии менее ста метров.
   Я выдохнул с облегчением, второй отсек, скорее всего, тоже цел, а сработка датчиков разгерметизации произошла в следствии близкого взрыва , приведшего к неисправности некоторых узлов и систем. Осколки посекли корпус.
  -- Пускай дроиды все равно обследуют корабль. Не работающие или поврежденные системы -- заменить.
   Офицер приступил к раздаче заданий и проведению диагностики. Можно сказать повезло, если вообще можно считать везением взрыв ракеты под бортом. Сегодняшний мир быстр и не предсказуем. Геонозийцу стоит соответствовать окружающей действительности. Бездействие скроет четвертого наследника Корвика в пучине темных волн истории, если не начать бултыхаться. Активное соединение с капитанским терминалом, активация узла связи улья. Выбор адресата. Вагга Тай. Если этот выродок не даст мне ответы, я засыплю станцию трупами, доберусь до этого слизняка и обрежу ему крылья.
  -- А, уважаемый Фергус, вижу вы уже возле станции, что вам потребовалось?
  -- Информация, тойдарианец. Только что, при появлении около Пеламо, Улей был атакован не известным мне кораблем. Без выхода на связь и объявления причин. По скольку, о скором возвращении на станцию знал только один разумный, у меня есть веские причины полагать, что некий делец со станции к этому причастен. Говори, и говори так, что бы я тебе поверил, тойдарианец.
   Чем больше я говорил, тем серьезней становился торговец. После длинной фразы не литературного содержания, крылатый собеседник дал мне то, за чем я к нему обратился.
  -- Корабль, который ты видел, скорее всего, принадлежит Вейзу. Он мой торговый партнер на Пеламо и главный конкурент на, так скажем, торговые привилегии, которые руководство станции выдаст в ближайшее время. По роду деятельности, он в курсе моих дел с одним торговцем дроидов, и ему такое сотрудничество не нравиться.
   Мои предположения подтвердились, вскоре на Пеламо начнется крохотная гражданская война. И мои дроиды могут стать той песчинкой, что перевесит чашу весов в сторону скользкого выродка с парой крыльев.
  -- Я так понимаю, что в скором времени членов совета в руководстве станции станет гораздо меньше, верно?
   Выдавленная улыбка на лице тойдарианца говорила сама за себя.
  -- Я смею на это надеяться. И в моих интересах, что бы вы были живы и в безопасности. Ваши дроиды станут весьма полезны при выдаче торговых привилегий новым руководством станций, и их создатель не будет забыт, если строки производства очередной партии сократятся вдвое.
  -- Думаю вы прекрасно понимаете, что сборка дроидов сложное, и как стало известно, опасное дело. Ускоренное производство, однозначно, скажется на конечной стоимости.
  -- Я это понимаю. Прошу личной встречи с вами, мой геонозийский друг, в шестнадцатом доке. Стыковочные коды и маршрут следования сейчас к вам перешлют.
   Все же, возможность слегка обогатится, за счет военных действий, от меня не ускользнет. Хочу я того или нет. Закончив сеанс связи, я загрузил на терминал карту станции. Шестнадцатый док был грузовым и помечался как частный. Видимо, это личное имущество Вагги, интересно будет посмотреть на содержимое этого ангара.
  -- Хозяин, к нам поступили стыковочные коды тойдарианца, исполнять маневр сближения?
  -- Да, стыкуйся со станцией, где позволил торгаш, посмотрим, что он нам предложит. А еще позаботься о смене экипажа корабля, посади в рубку дроидов попроще.
   Все девятки пойдут в гости к скользкому выродку вместе со мной. Надеяться на доброту душевную местного дельца я не стану. Стоит задуматься о личном оружии, так на всякий случай.
  
   Глава 4.
  
   Упругий удар, обозначил, должно быть уже тысячную, процедуру стыковки со станцией, которую я осуществил на этом корабле. С грустью вспоминаю те времена, когда я путешествовал на флагмане роя. Хищные обводы эсминца пробуждали чувство гордости перед крылатыми инженерами народов Геонозиса. Тогда я имел непосредственное отношение к этому уважаемому сообществу в народе насекомых. Я возглавлял КорвикИндастри и находясь в постоянных разъездах, договариваясь с промышленными комбинатами и изыскивая ресурсы на шахтовых комплексах сектора Арканис, пропустил всю подготовку к мятежу, против власти первого принца. Жаль, мне нравилась эта работа. Постоянные разъезды, новые лица, новые знакомства, контракты и, самое главное, постоянное возвращение домой. Все, кроме последнего, я имел и сейчас, пускай и не с таким размахом, как раньше, но имел. Но вот без последнего пункта -- все теряло смысл.
  -- Хозяин, группа сформирована, мы готовы выдвигаться.
   Голос сферического дроида отвлек от приятных воспоминаний.
  -- Пойдем, Кайзо, посмотрим, чем нас встретит крылатый друг.
   На этот раз четверкой М9 я ограничиваться не стал. По пришествии в шлюзовой отсек Улья, меня взяли в кольцо все имеющиеся девятки. Девять девяток, символично. Кайзо, в их числе, возглавил отряд, а Калеб летел за моим правым плечом, контролируя два десятка разномастных боевых дроидов, ожидающих нас у выхода. Процессия из трех десятков машин, спроектированных специально для убийств, заставили охрану тойдарианца занервничать. Пятерка встречающих разумных, в том числе трое людей, родианец и какая то земноводная тварь, название расы которой я не знал. Четыре турели, находящиеся в углах шлюзового отсека, не активны, но я физически ощущал напряжение их оператора. Глаза встречающей делегации обращены в сторону трех дроидов М8. А точнее не на самих машин, а на трехствольные тяжелые повторители, способные пробивать обшивку станций. Распространение подобного оружия строго контролировалось, но деньги творят чудеса. Впрочем, здесь сыграло большую роль старое знакомство с хозяином производственного комплекса, производящего такое оружие для нужд армии одного из окраинных миров. Но и деньги пригодились. Я бы на месте встречающих сильнее таращился на массивные туши доработанных М7, несущих на себе эмиттеры щита, но щит сейчас не активен и о его присутствии встречающие не догадываются.
  -- Приветствуем, вас в доке уважаемого Вагги Тая, он хотел бы встретить вас лично, но не успел прибыть до вашего появления. Позвольте заметить в этом доке такое сопровождение вам не нужно, СБ нашего господина способна позаботится о вашей безопасности.
   Говорить через переводчика неприятно, но судя по серевшим лицам этих бескрылых, мой ответ возымел нужный эффект.
  -- Служба безопасности Вагги не смогла бы защитить ни вас ни самого Ваггу, если бы я захотел размазать всех вас по полу. Прочь с дороги и быстрее зови своего господина, мне не хочется задерживаться на станции дольше необходимого.
   Когда я начал движение, дроиды, сохраняя дистанцию, так же устремились в сторону встречающих. Делегация сразу же рассыпалась и пропустила нас вперед. Отлично, теперь у меня будет возможность заглянуть внутрь хранилищ этого скользкого выродка, не сворачивая к административному зданию.
   Осталось надеяться, что увиденное мной будет не шибко запретным или секретным, иначе придется прорываться к кораблю с боем. За административной башней, что блокировала обзор основного помещения дока, открылась интересная картина. На первый взгляд здесь было около полутора сотен боевых жестянок, стоящих ровными рядами. Рядом с ними, опираясь на магнитные захваты, стояло пятнадцать истребителей, вокруг которых непрерывно мельтешили технические дроиды. Стоявшие огромными рядами контейнеры всех размеров, особого внимания не привлекали, в отличии от тройки легких транспортников, стоявших у закрытого вспомогательного шлюза. Их корпуса носили на себе следы модернизации. Дополнительные скорострельные турели, усиленные дефлекторы -- прикрытые многослойной супрасталью и торпедные аппараты, крепившиеся к днищу. Кто то готовился к серьезной военной операции...
  -- Друг мой, тебе этого видеть не стоило, но раз уж ты здесь, то что скажешь?
   Натяжно улыбающийся тойдарианец, стоящий у выхода из административной башни, смотрелся не очень. Нервное мельтешение крыльев с головой его выдавало.
  -- Скажу, что у тебя нет шансов, если СБ станции не под твоим контролем. Автоматические турели точечной обороны пережуют твоих дроидов и не подавятся.
   Это было правдой, Пеламо отличается от своих братьев близнецов по всей Галактике лишь внутренней начинкой. Многие поколения владельцев старой станции привносили свои усилия в обеспечение внутренней безопасности. Сотни, если не тысячи, дополнительных орудийных гнезд разбросано по коридорам и ангарам всего орбитального комплекса. И это не говоря о живых охранниках и дроидах, подконтрольных СБ. А ведь кроме того еще существуют частные армии торговцев-совладетелей, вроде той, которой обладал покойник-Вейз
  -- СБ, будут сохранять нейтралитет, об этом я уже позаботился. Пойдем в башню, есть разговор.
   Содержание разговора я смог предугадать заранее. Закупка дроидов по более высоким ценам, участие моей крохотной армии в операции на станции, а улья в космическом бою. За это мне полагались три процента от стоимости станции, если я дам гарантии того, что не буду претендовать на место в новом совете. Дроиды по десять тысяч и шесть миллионов кредитов -- гораздо большее, чем то, на что я рассчитывал в случае гражданской войны на станции. Разумеется тойдарианец получил мое согласие и заверения в не стремлении к власти на Пеламо. Кроме того Вагга согласился возместить мне стоимость утерянного, во время военных действий, имущества. Хороший договор скрепили взаимными заверениями в общей дружбе. До начала операции двадцать четыре дня. Именно через столько со станции, по своим делам, смоется Вейз и заберет с собой часть миниатюрного флота и своей охраны. Остальные члены руководства серьезными силами не обладали и легко бы устранились армией дроидов. Это на станции. На орбите у моего крылатого союзника дела шли куда как хуже. По тому я ему и понадобился. У всех членов совета были собственные ангары и собственные мини-флотилии. Истребители, вооруженные транспортники, а кое у кого и военные корветы. Именно в этом и состояла проблема, необходимо было одновременно начать захват и купольного города и частных доков, дабы блокировать противнику выход на орбиту. Для нападения с двух направлений у торгаша не было ресурсов. И вот здесь появлялся я, с не многочисленным, но хорошо вооруженным и экипированным отрядом дроидов. План хорош, но о нем уже известно, как минимум, Вейзу. А значит, нас будут ждать. Хм, Шесть миллионов заставляют немного по другому смотреть на собственную безопасность. Я рискну. Радостный, от моего соглашения, тойдарианец выделил мне целый грузовой док, под необходимые приготовления. Однако я отказался. Ближайшее время стоит переждать на корабле, мало ли чего. А к доку будут иметь доступ слишком многие. Делец оказался неплохо обеспечен необходимыми мне комплектующими и чистыми металлами. Если вторых мне хватало, то первыми я у него закупился. Торгаш не стал гнуть цену и отдал все, что я просил по рыночной стоимости. Теперь я мог спокойно работать. Мои трехпалые руки с уверенностью и не спешностью ежедневно повышали наши шансы на успешное завершение этой, откровенно говоря, авантюры. Первую партию из тридцати единиц я сдал через одиннадцать дней. Триста тысяч, отлично. В небольшом промежутке между окончанием первого заказа и приступанию ко второму, мои техники доложили о завершении ремонта Блохи. Замену модулю связи они так и не подобрали. Опять пополнение в полку отложенных планов и заданий. Несмотря, на свое стремление опробовать новый челнок, потакать собственным желаниям не стал. Не было времени. Шел двадцатый день моего безвылазного пребывания на корабле, когда я собрал необходимое количество четверок для второй партии. Еще триста тысяч. Я снова миллионер, но задумываться о тратах рано. Впереди серьезное дело и к своей части заданий я еще не готовился. Изучив детальный план базы, любезно предоставленный скользким союзничком, я нашел все шестнадцать ангаров членов совета. Главную опасность представлял общевойсковой корвет, около которого я решил выставить самый крупный отряд. Помимо собственной системы защиты, в виде десятка турелей, опасность представляла команда не маленького судна. По данным крылатого слизняка -- не менее двух десятков существ. Серьезного оружия у них не будет, а вот винтовки Е-серии и бластерные пистолеты будут обязательно. Понадобится защита семерок и огневая мощь восьмерок. В этом же ангаре была и вторая проблема -- помимо корвета там было два звена, по пять машин, истребителей и казарма пилотов. Кому именно принадлежал док я не запомнил, но это был третий человек, после Вейза и Вагги. Десяток старых дроидов, что составляли СБ ангара, для моих ребят проблему не составят. Второй, по численности, отряд расположится рядом с пятью граничащими друг с другом ангарами. В них будет пара грузовиков с бортовым вооружении и три десятка москитов. Охрана, помимо экипажей, отсутствует. Лишь автоматические турели. Третий отряд будет рядом с ангаром, где разместилось пол сотни москитов и два десятка дроидов СБ. Этот док -- мое слабое место. Разместить там просто некого. Четвертый отряд, в который войдут семь девяток, одна семерка и одна восьмерка, будет продвигаться от одного ангара к другому и ликвидировать сопротивление. Малочисленные истребители и, практически, отсутствующая СБ не заслуживают отдельного внимания, их легко вынесет мой летучий отряд девяток. До начала операции оставалась пара дней, нужно решать проблему третьего отряда. Лучше всего для блокирования ангара и уничтожения пилотов подойдут восьмерки и девятки, но их производство слишком затратно в плане материалов, комплектующих и времени. Если первое и второе есть, то с последним -- явные проблемы. Решено. Штампую четверок, сколько успею, но потом. Сейчас спать. Сон выдался не спокойный, постоянно срываясь и выводя мое сознание в суровую реальность. Двое суток отдыха это то, что было мне необходимо. Из головы пропал постоянный гул и усталость, перестали дрожать руки. Двенадцать четверок и одна девятка вышли из под моих рук легко. Больше, ничего сделать я не успел. Вейз покинул станцию.
  -- Кай, Калеб, выдвигайте отряды на позиции. Мы на войне.
   Воспоминания о пограничных войнах, что велись на родной планете не прекращаясь, грели душу. Ведомый в бой крылатый отряд гвардии, истребляющий все на своем пути и захватывающий пограничные форпосты соседнего улья. Такие моменты не забываются. Как и моменты, когда твой отряд гвардейцев истребляют кинжальным огнем представители твоего же улья. Руки предательски задрожали. Нет, теперь все будет по другому. В моем подчинении нет ни одного живого, о ком бы я беспокоился, или за кого бы я переживал.
  -- Вагга, фаза один. Готовность десять минут.
   Первая фаза включала в себя выход на позиции орбитальной группировки. Мой улей, так же вышел на позицию. Крохотный союзный флот не смог бы противостоять объединенным войскам членов совета, но уничтожить единичные прорывы из ангаров -- ему по силам.
  -- Фергус, фаза два, начало по готовности.
   Вторая фаза подразумевала блокирование кораблей противника в доках. Одновременно с этим, включались все турболифты стебля, доставляя в город больше двух сотен боевых жестянок крылатого союзника, а система видео наблюдения СБ -- слепла. Ее отключал заместитель начальника СБ станции, твилек-самец, купленный тойдарианцем. Я следил за передвижением отрядов по мониторам, на которых транслировалось изображение с оптических сенсоров лидеров групп. Первой жертвой стал аквалиш, не понятно, каким ветром, занесенный на уровень частных доков. Дроиды на местах.
  -- Фаза два, начинаем.
   Мою фразу услышал как делец со станции, так и лидеры групп. Первая группа ворвалась в ангар под прикрытием щитов. Восьмерки поливали помещение из тяжелых повторителей. В первые секунды операции были ликвидированы открытые огневые точки с, так и не успевшими активироваться, турелями. На шум выстрелов из административного корпуса выскочила пара противников. Сделать что либо еще парочка не успела -- дыры от бластерных винтовок этому не способствовали. Серьезное сопротивление появилось лишь у корвета и внутри административного строения. В здании находились не отмеченные на общем плане турели, уничтожившие четверых дроидов из штурмового отряда. А корабль задействовал собственные зенитные орудия. От бластеров корвета была уничтожена лишь одна семерка. За счет этой жертвы на корабль смогли проникнуть десять М6 с Е-5 в одной руке и абордажным клинком в другой. Потери -- три единицы, жертв -- шестнадцать. Пилоты, сидевшие в бараках, адекватно себя проявить не успели, через окна и двери строения, примыкавшего к административной башне, полетели осколочные гранаты, превратившие содержание жилищ пилотов в кровавое месиво. Второй отряд возглавлял Кайзо. На всем уровне синхронно пропало энергопитание. Резервные батареи, почти во всех приборах, позволяли нивелировать эффект. Но диверсия была направлена не против техники, а против живых. Как и ожидалось, несколько минут паники переросло в резню, устроенную первым уровнем. Дроид решил не атаковать в лоб, а просто уничтожить стены ангаров. Дезориентированные пилоты и представители СБ гибли в свете автономных ламп, не понимая, что их убивает. Результат -- потеря трех дроидов. И захват ключевого уровня, на фоне которого столь мизерные потери не существенны. Третьим отрядом командовал Калеб и я затвердил его, как всегда, радикальный план. В момент начала второй фазы створки ангаров третьей цели просто перестали существовать, мгновенно, часть воздуха улетучилась в бесконечный вакуум. Наружные защитные переборки, которые должны были сдвинутся и заблокировать разгерметизированную стену, не смогли преодолеть преграду из двух дюрасталевых балок, вваренных в поверхность. Из раскрытой пасти космоса повалили дроиды, для существования которых воздух не нуждался. От неожиданной атаки погибли далеко не все местные обитатели. Казармы и административная башня сохранили своих обитателей в целости и сохранности. Да и в самом доке воздух улетучился не мгновенно, позволяя сбежать под защиту стен или одеть герметичный шлем. Как бы то ни было, в обширном помещении с десятками истребителей на полу, сопротивление оказали только дроиды и автоматические турели. Первые были легко забросаны ионными детонаторами, а вторые -- подавлены огнем трех десятков дроидов. Забаррикадировавшиеся в административной башне и примыкающих к ней строениях угрозы не представляли. Легких ракет, выпущенных из Серого крыла, вплотную подошедшего к пробоине корпуса станции, вполне хватило для полного уничтожения и противников и башни. Калеб -- выдумщик. Результат -- семь потерь, шесть из которых, дешевые М4 и одна восьмерка. Дроиды стали жертвой бластерных турелей и своих коллег жестянок. Отряд из девяток действовал быстро и слаженно. Множество ангаров-целей вскрывалось и зачищалось без единой потери. Хорошей статистикой отряд мог похвастаться благодаря семерке-щитоносцу, а так же эффективному умению М9 пользоваться этой энергетической преградой. Восьмерка, приписанная к отряду, своей огневой мощью так и не блеснула. Основную работу сделали точные выстрелы доработанных и модернизированных карабинов, на основе старенького Е-5.
  -- Тай, моя часть фазы два завершена. Дроиды остаются удерживать позиции. Что там у тебя?
  -- Улицы города взяты, гражданские разогнаны по домам. Сейчас ведутся бои только в небоскребах на некоторых этажах членов совета. Этаж Вейза пришлось засыпать дроидами, что бы пройти сквозь автоматические турели. Но победа будет за нами!
  -- Отлично, направляюсь к точке встречи. Увидимся там.
  -- Понял, заканчиваю с небоскребами и присоединяюсь к тебе. Мы хорошо поработали, все, что я тебе обещал -- будет твоим.
   Ждать тойдарианца пришлось почти три часа. Влетел в собственную приемную делец крайне довольным.
  -- Я смотрю, новые торговые привилегии пришлись тебе по душе, Вагга.
  -- Еще бы! Теперь станция под моим полным контролем. Пойдем, я рассчитаюсь с тобой, как договаривались.
   Кабинет торговца, с последнего моего знакомства с ним, не изменился.
  -- Ты обещал компенсировать мне потери имущества. Это двести шестьдесят тысяч.
  -- Хорошо. Как и договаривались, миллион четыреста тысяч я перевожу на твой счет в кредитах прямо сейчас. Компенсация за дроидов и шестьсот тысяч сверху в металлах будет ждать тебя на Блохе, когда будешь улетать.
   Терминал отреагировал на сообщение звуковым сигналом. Если верить пришедшему письму, то мой счет пополнился семизначной цифрой. Вслед за сообщением о состоянии счета, на терминал пришла информация от дроида-пилота. Контейнеры со слитками на борту.
  -- Что ж, здесь меня значит ничего не держит.
  -- Если не считать четырех миллионов, которые я остаюсь тебе должен. Все как обещал. Ежемесячные начисления на твой счет двух ста пятидесяти тысяч будут происходить без задержек и с точностью до ми...
   Улыбка, с которой тойдарианец рассказывал о будущих платежах, мгновенно пропала. Из ствола бластера еще шел легкий дымок, когда крылья моего друга замерли навсегда. Небольшое тельце упало на пол с крупной дырой в груди. Прости, Вагга, ты был хорошим союзником. Но плохим другом. Не стоит так рассчитывать на автоматические турели, к управляющему блоку которых может подобраться дроид-сфера с высоким самомнением.
  -- Кайзо, забери меня из офиса Вагги. Активация фазы три.
   Третьей фазы в планах Вагги не было, за то такая фаза была в моих планах. Из-за двери послышалась стрельба. Тяжелые шаги приближались. Бронированные створки дверей начали медленно разъезжаться. В коридоре оказался отряд моих девяток.
  -- Господин, дорога к ангару контролируется, прошу поспешить. Здесь может быть не безопасно.
   Пока прислужники Тая разберутся что к чему, меня уже в его небоскребе не будет.
  -- Аквалиш, Вагга мертв, можешь возвращаться. И не забудь про наш договор. Деньги и корабль. Корабль я возьму сам, с тебя кредиты.
  -- Я всегда держу свое слово, уважаемый Фергус. Мои работники вас не тронут. И, спасибо вам.
   Вейз оказался куда более перспективным союзником, тойдарианец не знал, что со старым аквалишем меня связывает давнее знакомство, с тех времен, когда местного торговца звали не просто Вейзом, а покойником-Вейзом. И обертался он не в Баджике а на Арканисе, зарабатывая продажей информации и оказании некоторых услуг по ликвидации, которыми не брезговал четвертый принц Корвика. На счет капнуло еще полтора миллиона. Выгодное дело -- гражданская война. Информатором Вейза, о котором так переживал мертвый тойдарианец, был я. Я же и спланировал нападение на мой транспортник корвета, который так поспешно вышел из боя, ограничившись лишь парой ракет. За то, после нападения, все вопросы у Тая испарились, как и недоверие. Он надеялся, что желание мести сделает из меня надежного союзника. Он ошибся. Три миллиона семьсот шестьдесят тысяч кредитов. Именно столько я получил за свое участие на обоих сторонах. Это меньше, чем обещал Вагга, но хорошие связи на торговой станции -- важнее. Кроме того, от Вейза я получил нечто большее, что перекрывало разницу в кредитах. Корабль. Трофейный корвет, стоявший в доке, рядом с Блохой, теперь мой. Восемнадцать потерянных дроидов того стоили. Рыночная стоимость корабля "Молния Таргуса", о чем говорила надпись на борту, равнялась полутора-двум миллионам кредитов. Конечно, внутренние помещения носили на себе следы боя и нуждались в небольшом ремонте, но к вылету судно готово. Теперь, когда Вейз стал единоличным владельцем Пеламо, можно убираться с осточертевшей торговой станции.
  -- Кай, перегони на корвет необходимый экипаж и бригаду техников. Пускай выходят на орбиту и начинают ремонт.
  -- Хозяин, на станции остается немного меньше сотни наших дроидов, приказать грузится на Молнию и им?
  -- Да, пускай располагаются, перевезем их на Улей с помощью челнока.
   Я застал момент погрузки дроидов на борт корвета. И, стоит признаться, ровные ряды разномастных машин неспешно поднимающиеся на борт, мне нравились. Подыматься на челнок, а потом и протискиваться в кабину, пришлось в тесноте. Ряды контейнеров с металлом занимали все свободное пространство. Скромная тройка кресел в головной части корабля, еще более скромное оборудование, установленное в стойках. Корабль отражал прижимистую натуру неймодианцев во всем, что не касалось их лично. Оценить летные характеристики и управляемость, в этот раз, я не смог. В голове было слишком много мыслей и минуты полета просто выпали из моей памяти.
   Улей, все еще забитый так и не проданным барахлом из второго рейса к шахте, встретил меня, как обычно, высокой температурой и сухим воздухом. На мостике отсутствовали привычные девятки, их заменили гражданские дроиды-пилоты. Дешевые машины, сборкой которых я брезговал. Через прозрачные стены помещения показался, выходящий из дока, корвет. Мой новый корабль имел форму заостренного молота. Массивная головная часть, тонкая "рукоять" и шесть торчащих прямоугольников двигателей позади. Кто произвел судно я понятия не имею, но дизайн мне не нравится. Вооружение слабовато. Но ведь это корвет, первейшей задачей которого является истребление москитов, роящихся вокруг, а не подавление огнем крупных кораблей противника. Так что шести орудийных турелей со счетверенными бластерными орудиями, вполне, достаточно. На моем стареньком ульи, первоначально, было всего два орудийных порта -- по одному на правом и левом бортах. И корабль все равно считался крепким орешком для одиночных нападений истребителей. С таким сопровождением нападение даже двух десятков москитов мне не страшны. Погрузчики занимались содержимым челнока, освобождая место для будущих пассажиров, техники копошились среди кучи разбитых дроидов, которых мы успели забрать со станции. Ценность представляли не столько запчасти, мало что уцелело под бластерным огнем, сколько кристаллы личности. Опыт бесценен, а новые тела собрать легко. В быстром темпе восстановления после боя, прошло два дня. Старый Аквалиш усиливал свои позиции на станции, а я разгребал все то, что осталось у меня после боя. Техники завершали ремонт трофейного корабля, между двумя судами моего крошечного роя сновал неймодианский челнок, занимаясь перевозкой дроидов и перемещением грузов. Перебираться на более вооруженный и защищенный корабль я не стал. На военном корабле было в жестком дефиците место, а моя работа требовала просторов. Мой не маленький счет позволил вернуться к старым планам. Одним из таких, отложенных на прекрасное далеко, был план приобретения крупного транспортного корабля и серьезная его модификация под мои нужды. Денег хватало, как и возможных вариантов. Но, взвесив все за и против, я решил обратиться к рынку недвижимости. Громадина транспортника хороша всем, но приносить прибыль она может только занимаясь торговыми перевозками. Становиться торговцем я не хотел категорически. Дрожать над каждым кредитом, высчитывать затраченное на путь топливо и торговаться с никчемными представителями других рас? Нет это работа не для достойного представителя геонозийского общества, пускай и в изгнании. Старые предложения, что я рассматривал в прошлый раз, были отброшены. Деньги позволяли обосноваться не на задворках Галактики, а хотя бы, в родном секторе -- Арканисе. Крупный домашний сектор включал в себя больше двух десятков обитаемых планет и с две сотни систем, содержащих тысячи орбитальных станций, всевозможных размеров и предназначений. Почему Арканис? В этом секторе я буду, хоть на пару световых лет, но ближе к дому. Множество богатых астероидных полей содержало сотни добывающих станций. В одном только астероидном поясе планеты Геонозис -- их больше трех десятков. Но обитаемые и часто посещаемые системы меня не интересовали. Мне нужно отдаленное убежище, лишенное случайных гостей и расположенное на богатом рождении одного из необходимых мне металлов. В идеале -- бронзиума. И таких комплексов в продаже просто не было. Отдаленные станции по заниженным ценам, но с припиской "не контролируется владельцем", меня не интересовали. Доступные шахтовые комплексы в хорошо освоенных системах стоили от двух до восьми миллионов, в зависимости от установленных производственных модулей. Были и гиганты с населением в две тысячи разумных, десятком производственных строений и собственным купольным городом, но стоили они соответственно. Под тридцать миллионов. Проведя за терминалом шесть часов, подходящего варианта я так и не нашел. А жаль. Идея хорошая и, главное, она подарит мне, какой-никакой, личный угол, который не возможно будет угнать. И, если обеспечить защиту, захватить. Закончив починку у торговой станции пара кораблей прыгнула в сторону огромных булыжников, висящих в этой системе. Кредиты-кредитами, а уже взятые на себя обязательства нужно исполнять. На мне висел еще один договор. Пара дроидов, для охраны тела одного трандошанского капитана. Решив совместить два нужных дела одновременно, я договорился о встрече с ним у торгового поста на Атойе. Прошедшее сражение и подготовка к оному оставила в моих запасах зияющую дыру. Такое положение нужно срочно исправлять.
  
   Глава 5.
  
   За бортом плыло черное ничто. Свет в глубь астероидного поля попадал с такими потерями, что огромные каменные глыбы создавали своей тенью пятна абсолютной тьмы. Пара кораблей вторые сутки дрейфовала вокруг огромного булыжника -- Атойи. Сидя на мостике, куда вернулись мои девятки, я давал отдых рукам и голове. Новая работа не стала чем то сложным или объемным. От меня требовалась лишь пара восьмерок, как было решено с капитаном одного, судя по всему, пиратского корвета. Вооружение пары дроидов, в отличии от предусмотренного мной, должно состоять из абордажных клинков и слабеньких, но скорострельных КВ-6. Явные штурмовики для абордажа, чего уж говорить. Но капитан уверенно убеждал меня, что эти жестянки станут его личными телохранителями. Ага. Разве что капитан будет лично возглавлять абордажную команду. Оружие, которое дал этот "вольный торговец", как представился трандошанин, мне понравилось. Проектировал его не далекий от боя человек. В обмен на крохотную скидку капитан подарил мне образец нового ствола. Нужно будет разобрать, изучить и воспроизвести. Шестеркам такие игрушки пригодятся. С пиратом я покончил четыре часа назад, тот был потрясен продемонстрированными возможностями моих детишек. И отвалил по девятнадцать тысяч за каждого дроида, в замен двадцати, о которых мы договаривались. Я ожидал от этого "торговца" проблем, по тому отправился на его корабль в сопровождении небольшого войска девяток, но трандошанин, на удивление, оказался честным и благодарным. Даже предлагал пару рабов по дешевке. Не то, что бы мне не нужны были работники, но дроиды куда честнее, куда правдивее и куда преданнее. Дроид не обманет и не выстрелит в спину. От рабов я отказался и оставил пирата наедине с новыми игрушками. Торговые дела на станции завершились моей тратой четырех ста тысяч кредитов, металлом, нужно избавиться от большого количества металлов. Идею обосноваться в Арканисе я не оставил, а в этом, более цивилизованном, секторе привыкли расплачиваться кредитами в привычном виде. Трюм Улья удалось частично освободить от горнопроходческого оборудования с Вергессо, но только для того, что бы снова его забить комплектующими для дроидов. Все, за заказы, в ближайшем будущем, не берусь. Нужно восстановить утерянных в бою жестянок и создать команду для Молнии. Около станции меня ничего не держало, но и идти мне было не куда. Так я и оставался висеть, наблюдая за медленно вращающимися камнями, некоторые из которых достигали размеров лун Геонозиса. Крохотная мысль, пролетевшая в моей голове, не привлекла моего внимания. По началу. А затем, мои крылья возбужденно затрепыхались. Зачем искать вариант из доступных, если его можно создать самому! Активация терминала. Доступ к базам данных по отдаленным системам, содержащим крупные астероидные поля. Платная информация. Хаттовы выродки, приходится заплатить пятнадцать тысяч. Иэней, Сарвон-Б, Нирн и Тайдея. Четыре системы, обладающие не удачным положением, относительно торговых путей и обжитых систем. По тому обширные астероидные поля этих солнечных систем никем не используются. Наиболее подходящим вариантом является Нирн. Двенадцать, не пригодных для жизни, планет и одно из наибольших в секторе астероидных полей. Содержание булыжников изучено едва на три процента. Но и этого достаточно. Среди результатов задействования широкополосного минерального сканера я вижу высокое содержание бронзиума в сотнях астероидов. Нужно отправиться туда и все разнюхать. Расположенная между Циррусом и Вор Део, система выглядела перспективной для моих скромных планов. Возвращение в родной сектор было волнительным и долгим. Мне, все еще, под страхом смерти нельзя появляться на Геонозисе и подконтрольных шестому принцу станциях. Стоит это учитывать, а так же обходить геонозийские суда. Не стоит демонстрировать свое присутствие в секторе. Точно определившись с намерением начать строительство я удалил все закладки по недвижимости. Купить подходящее строение куда проще, но в том то и проблема -- подходящих нет. Строительство астероидных комплексов происходило с помощью инженерных бригад, состоящих из небольшой армии дроидов и десятка квалифицированных специалистов. Стоила процедура строительства не мало, но обходилась дешевле покупки готового объекта. Все время полета я работал в мастерской, трудясь над восстановлением обороноспособности моего маленького роя. Налечь я решил на шестерок, дабы укомплектовать серьезные абордажные команды на обеих посудинах. Приземистые дроиды были ниже моего роста, всего метр пятьдесят, за то обладали высокой подвижностью и скоростью, чему способствовали дорогие шарнирные суставы, которые я устанавливал на девятки. Помимо подвижности у дроидов было усиленное бронирование, в ущерб автономности. Вместо трех аккумуляторных батарей в тело поместилась всего одна. Но выполнять возложенные задачи это не мешало. Шестерки -- танцоры лишь одного танца. Станцевали и обратно в хранилище, подзаряжаться и переходить в режим ожидания. На корабли планировалось поставить сорок жестянок -- по два десятка на вымпел. Одиннадцать у меня осталось после боя. Значит еще двадцать девять. Ах, да -- новый ствол. Массивные руки геонозийцев компенсировали отсутствие пальцев их ловкостью. Миниатюрная бластерная винтовка, еще короче чем Е-5, быстро крутилась в трехпальцевых ладонях насекомого. Так, шесть болтов. Нужна отвертка, хм плохо затянуты, нужны прокладки, иначе механизм быстро засорится. Кожух легко снимается, это хорошо. Радиатор над конденсаторами явно из старой Л-серии, неплохой выбор если кондеры не сильно греются. Стрелковый модуль снят из какого то тяжелого бластера, возможно ДД-6, а система питания сделана на Мандалоре и вынута она, скорее всего, из тяжелой штурмовой винтовки или даже повторителя. Скорострельностью, этот агрегат, обязан распределительной системе от республиканского легкого повторителя. Фокусирующие линзы и энерготоки от туда же. Собрано топорно, но работает. И хорошо работает. Стоит заменить старушку-штурмовушку, как часто называют Е-5, у шестерок именно на этот аппарат. Его производство обойдется не слишком то и дороже, чем закупка готового вооружения на торговых постах Мерр-Сонн и БластТех.
   Дорога до Нирна заняла почти месяц. Напрямую было бы куда быстрее, но мне необходимо было пополнить запасы, для производства нового абордажного повторителя, а потом, когда первая партия была готова, необходимо было спихнуть остатки оборудования, что пылилось в трюме. Мы тогда проходили шахтерскую систему, покупатели нашлись быстро. Затем было путешествие к столице сектора -- планете Арканис и закупка дефицитных комплектующих у внезапно проснувшегося поставщика. Высокоточные оптические сенсоры еще пригодятся, как и шесть кристаллов второго уровня. Снова траты, семьдесят тысяч ушло так же легко, как и пришло. Продажа оборудования, экспроприированного с шахтового комплекса не покрыла дажи эти непредвиденные расходы. Ну, хоть трюм освободил. К концу путешествия и финальному прыжку в систему Нирн, оба отряда абордажников были готовы, более того, я завершил работу над двумя новыми девятками. Экипаж корвета, конечно, еще далек от комплекта, но уже кое что. Сильно не хватает кристалла первого уровня, кораблю нужен капитан. Но купить такой кристалл, без дроида в комплекте, во внешнем круге, да еще и не сильно отклоняясь от маршрута -- проблема. Это можно было зделать в Арканисе, Геонозисе и, пожалуй, Цирусе. Но на Геонозис мне ход закрыт, до Цируса еще лететь и лететь, а на Арканисе об этом я не подумал. Слишком много идей и планов в моей голове, не обо всем удается вспомнить в подходящий момент. Система чего то особенного не представляла. Дюжина ничем не примечательных планет. Порадовал газовый гигант, цветом и астероидным кольцом, схожий с Геонозисом. Да, дом, я совсем близко. Он в центре системы, а я на ее окраине. Остальные -- мертвые булыжники без атмосферы, а большинство, и серьезных запасов полезных ископаемых не имели. Вулканическая активность, а значит и горячее ядро, было лишь у ближайшей к звезде планете. Приобретенный в столице сектора минеральный сканер подтвердил информацию из голонета. Два дня поиска определили местоположение будущего шахтерского комплекса. Я долго облизывался на огромный планетоид с собственной силой гравитации, но содержание бронзиума в нем было куда меньше, чем в соседнем камушке, в четыре раза меньше соседа. На поддержание гравитации уйдет больше энергии, за то добыча будет жирнее. Теперь самое сложное -- поиск профессиональной группы инженеров, что возьмется за простую и низкооплачиваемую работу. Куда выгоднее, для таких бригад, возводить купольные города и орбитальные станции в хорошо освоенных системах, в них ми и отправимся. Такую бригаду я нашел только на Иссоре. Два десятка людей взялось за работу с радостью, когда услышали, что предстоит постройка простого шахтового комплекса. Артель образовалась недавно и серьезной работы заказчики им пока не поручали, но с моей станцией они должны справиться. В этой группе состояло три корабля -- хорошо вооруженные средние транспорты. Все необходимое люди закупили в той же системе, где я их и встретил. За конечную постройку шахтового комплекса бригада запросила миллион семьсот тысяч. Очень дорого за, по сути, "голое" строение с минимумом оборудования. Однако, сказывалась отдаленность места строительства и отсутствие сырьевой базы под рукой. Во время возведения, один из кораблей, постоянно курсировал между Нирном и Цирусом ради обеспечения бесперебойности процесса. Лидером молодой компании был человек, по имени Нил Тирен. Молодой хрупкокожий имел представление о предмете своей работы, по крайней мере, разъяснялся внятно и не прятал глаза, когда я задавал вопросы. К несчастью, мерзкая привычка разговаривать с тем, кто тебе отвечает, а в данном случае это был дроид, никуда не делась. При беседе с носителями общего языка я чувствовал себя предметом интерьера, в сторону которого даже не смотрят. Это бесило. Наблюдать за строительством мне доводилось впервые. По крайней мере, так близко. Первой частью операции стало вкапывание под поверхность булыжника. Самой низкой точкой строения, не считая туннелей и карьеров, в которых будет вестись добыча, станет шахтовый модуль. Под него дроидами заготавливался квадрат в поверхности, на глубине сорока и со сторонами пятьдесят на пятьдесят метров. Высота -- пять, реальная высота этого уровня составит всего три метра, остальное -- коммуникационные туннели и система транспортировки добытой породы. Создание пола, потолка и стен происходило быстро. Инженеры, постоянно следящие за дронами-работягами, размещали каркасную структуру из прутьев дюрастали, покрытую сверху простой пластиковой пленкой. Внутрь, шлангами, под высоким давлением, перекачивался раствор. Затвердевала смесь через несколько десятков минут, становясь прочной и надежной. Условия почти нулевой гравитации позволяли перемещать крупные конструкции из металла без усилий. Наблюдал за возведением станции я во время отдыха от работы. Изредка связывался с лидером артели и интересовался особенностями такой работы. Во время работы молодой человек оказался на редкость болтлив и мог часами распинаться по комлинку, параллельно устанавливая очередной элемент конструкции. Второй уровень, что расположился над шахтовым, стал промышленным. Точнее должен был стать. До запуска нулевого цикла еще не один месяц упорной работы, да и не решил я еще стоит ли начинать добычу. Дорого это, но со временем окупиться. Крупный прямоугольник, пятьдесят на сто метров, был сердцем всех подобных комплексов. Там располагались, в зависимости от комплектации, плавильни, литейные, а кое где, и сборочные линии. Здесь сборочного цеха не планировалось -- он стоил уйму денег, которых у меня просто не было. Третьим уровнем, и самым объемным, стал ангар. Огромный прямоугольник, спрятавшийся в скальной породе, торчал наружу лишь стыковочным доком и шлюзом ангара. Помещение триста на пятьсот метров совмещало в себе не только функции приемного дока но и хранилища готовой продукции. Лишь теперь началось строительство на поверхности булыжника. Жилой модуль выглядел круглой полусферой, пятьдесят метров в диаметре. Верхняя часть куполообразной конструкции, по плану, должна была состоять из цельного дюрабетона, но я настоял на прозрачном куполе. Это существенно удорожало проект, но я хотел видеть звезды, а не быть вмурованным в бетонную могилу. Хрупкотелый инженер тогда не шуточно со мной поссорился, из-за изменений в первоначальном плане, но с моими доводами, относительно дюрабетонного склепа -- согласился. Купол рассчитан всего на тридцать членов экипажа, но думаю одного геонозийца с небольшим садом -- вместить, все же, сможет. Башня контроля напоминала один из грибов, что росли в спортзале. Главное строение было наивысшей точкой всего комплекса, а его вершина напоминала пятиконечную пирамиду с обрезанной на середине верхушкой. Все пять стен строения являли собой огромные обзорные панели из прозрачной стали. Реакторная находилась на глубине двадцати метров, но объемная система охлаждения раскинула свои лепестки радиаторов на поверхности. Благодаря этим алюминиевым объектам весь комплекс становился заметен из космоса за десятки километров. Тепловой след, так же, становился прекрасным маячком-целеуказателем для ракет с теплонаведением. Но что либо поделать с этим было невозможно. Только активная оборона и противомеры. И о системе безопасности. Здесь молодой человек артачиться и спорить уже не стал. Отдельная площадка под генератор щита, военного образца, пять площадок для башен турелей, площадка для РПУ и системы ПРО. Стандартный набор шахтового комплекса -- три лазерные турели. Осталось все это железо закупить и установить, но в работу инженерной бригады это уже не входило. Постройка голых стен составила три недели. И еще столько же -- минимальная оснастка комплекса всем необходимым. Один из пяти реакторов, крохотная система жизнеобеспечения, рассчитанная на пару существ, дышащих смесью на основе кислорода, минимальный набор осветительных приборов в ангаре и башне контроля. Еще двери и защитные переборки -- все. Диспетчерская башня была пуста полностью, лишь один скромный терминал, с отключенными восмидесятью процентами функций. Со своего браслета я мог лишь управлять дверьми и давать разрешение на посадку. За основное строительство пришлось выложить два миллиона сто тысяч -- сказались изменения в первоначальном плане. За внутреннюю отделку и монтирование минимального набора оборудования -- сто десять тысяч. Работу артель сделала качественно, претензий у меня не возникло. После конечной оплаты всех работ и приеме объекта, хрупкотелый человек переслал мне свои данные и адрес почты. Я, как заказчик, ему понравился. Несмотря на вносимые посреди проекта изменения. Все люди -- хрупкотелые, не дальновидные помеси млекопитающих и земноводных, что уничтожают миры в которых живут, после чего переселяются на следующие. Саранча, вот и все. Но, со всех правил есть исключения, и Нил стал, для меня, одним из таких исключений. Весь процесс занял у людишек полтора месяца. Пока возводились уровни и отдельные модули на астероиде, жизнь на моих кораблях не останавливалась ни на мгновенье. Еще четыре девятки осознали себя и встали в строй моего роя. Минимальный экипаж корвета, в составе пяти дроидов, теперь состоял целиком из девяток. В случае опасности: метеоритного дождя, сверхбыстрого болида-астероида или враждебных действий направленных в нашу сторону, железяки не будут тупить и связываться со мной для адекватной реакции на угрозу -- они будут действовать. Конечно, без первого уровня они будут действовать не без сучка и задоринки, но эту проблему я постараюсь решить в скором времени. Наконец то, я остался со своим приобретением наедине. За сам астероид мне пришлось выложить всего тридцать восемь тысяч -- именно столько стоило право собственности на булыжник, а так же возможность возводить на нем собственные объекты. Договор и разрешение я получил еще на Арканисе, перед тем, как начал искать подрядчиков. Обдумывал возможность, заодно, приобрести и право на добычу, но двести тысяч -- не маленькие деньги и тратить их без реальной возможности начать ту самую добычу, я не стал. За проведенное время на одном месте комплектующие для дроидов, в хранилище мастерской, сократились вдвое. Помимо девяток, трюм улья, вместил двадцать восемь М4. Для личного пользования эти дешевки мне не нужны, а вот для продажи -- сгодятся. Для обслуживания моей новой собственности нужна целая армия технических дроидов. Начиная от крохотных диагностов и заканчивая, привычными мне, дроидами-техниками с грибообразной головой. Собирать эту жестяночную армию лично я не собирался, легче купить и не тратить на них время. Еще нужно заказать целую гору оборудования, от кабелей-энерговодов, для укладки в резервные линии и до основных реакторов станции. Нужно докупить четыре семиметровых цилиндра, без них -- все задуманное мной, для установки, оборудование будет бесполезным металлоломом. В трюмы улья едва поместятся сами реакторы и лепестки радиаторов с дополнительным оборудованием. Клоака Тхарна, придется работать челноком, гоняя транспортник туда-обратно. Бросать станцию беззащитной очень не хочется, но придется. Шахтовый комплекс, как же, ни единого механизма для добычи на астероиде пока нет.
  -- Кай, сколько займет путь к Арканису?
  -- Двое суток, господин.
  -- Прокладывай дорогу и приступай к отстыковке. У нас много работы.
  -- Слушаюсь.
   Серия из шести прыжков оставила сильный отпечаток в моей голове. Иногда после сна, мне казалось, что эти прыжки мне даже снились. За две с половиной недели мы совершили три ходки туда-обратно. Но к полной оснастке станции я не приблизился даже на четверть. Вынужденный перерыв в транспортировке был вызван окончанием оптики для четверок. Сектор Тарнунга содержал пару торговых постов крупных корпораций, к одной из них я и вынужден был пристыковаться, для пополнения запасов. Среди четырех постов я выбрал ближайший. На удивление, в приемной торгового дока возникла очередь. И я вынужден был отправиться в местную кантину. Не стоять же в очереди, уподобляясь бескрылым? Заказ через сеть ничем не хуже, правда обслуживается он после тех, кто пришел в док лично. Пусть, за то не будет очереди. Я никуда не спешу. Приличной пищи в этой забегаловке не оказалось, да еще и охранник не хотел пускать со мной дроидов, рассказывая о том, что боевые модификации жестянок вообще запрещены на станции. Наивный, жалкий дурак. Никогда не спорь с геонозийцем, за спиной которого стоят дроиды. Проблему с прибежавшей, вскоре, СБ быстро решила тысяча кредитов. Лучше, я расстанусь с небольшой суммой денег, чем останусь без защиты. Коротать время было решено доступом в местную сеть. Пара торговых лавок, со своей рекламой, объявление о ремонте на четвертом уровне и закрытым, в связи с этим, центром обслуживания Сзерка, еще куча бесполезной инфы, вплоть до завуалированного предложения купить оружие. Частные объявления. Куплю. Продам. Сдам в аренду. Перевезу. Хм. Стоимость услуг зависит от количества прыжков и отдаленности от обитаемых систем. Дорого. Дорого. Нормально, но мелкий объем. Дорого. Вот. Крупный транспортник. Сумма оплаты -- дорого, но терпимо. Капитан Кил Атар, мон-каламарец. Послужной список и отзывы, вроде, приличные. Почему я такой идиот и с возрастом эта болячка не проходит, а только усугубляется? Какого хатта я сразу не нанял пару крупных транспортов, для перевозки оборудования? Полеты в компании только дроидов явно не шли на пользу моему интеллекту. Исполнительные и трудолюбивые машины, как бы умны они ни были, выше собственной, напичканной электроникой, головы -- не прыгнут. Почему ни одна из моих кофеварок не предложила нанять транспортник? Связь с сервером станции. Запрос на доступ к внутренней системе связи. Мои пальцы бегали по сенсорной панели, стремясь связаться с этим обитателем морской планеты. Сколько лишних запросов и идентификаций. Конечно, торговый пост корпорации -- это тебе не свободная торговая станция, где нибудь в пиратском секторе, но все же. Захотят взломать -- взломают. Даже моя жестянка-детонатор справится.
  -- Я вас приветствую, чем могу помочь?
  -- Здравствуй, бескрылый. Ты действительно можешь мне помочь. Меня интересует твое объявление в местной сети.
  -- А, отлично. Какое именно?
   Здесь я немного удивился. Оказывается амфибия предоставляла несколько услуг. Это было бы интересно, если бы меня волновало.
  -- Перевозки. Ты значишься владельцем судна "Звезда Мон-Кала", крупного транспортника проекта 22-116.
  -- Верно, что нужно перевезти и куда?
  -- Шахтерское оборудование, но его, для начала, нужно купить в секторе Цирус и транспортировать в систему Нирн.
   Несколько мгновений собеседник затих, просматривая что-то на планшете, экран которого на голограмме виден не был.
  -- По моим данным в системе Нирн ничего нет.
  -- Теперь есть.
  -- Хорошо, но вы должны понимать, что расценки на транспортировку в эту систему будут выше на...
   Собеседник снова обратился к услугам планшета.
  -- Я это прекрасно понимаю, капитан. Назовите общую сумму и я скажу вам свое решение.
  -- Тридцать шесть тысяч. Плюс десять процентов сверху, за опасность отдаленного сектора.
   Не грабеж. Но названная капитаном сумма не сильно отличалась от установленных другими перевозчиками. Надеюсь жадность этой амфибии будет укорочена, вместе с его головой.
  -- Ладно, я согласен, но мой корабль вы примите к себе в док.
  -- Простите, но сделать это я смогу только получив от вас идентификатор.
  -- Хорошо, высылаю.
   Получив пакет информации собеседник на несколько моментов выпал из диалога, изучая предоставленные документы.
  -- О, принц, мои извинения за недоверие к вашей персоне.
  -- Не нужно называть меня принцем, мне обрезали крылья.
   Несколько секунд собеседник откровенно пялился на активно работающие крылья у меня за спиной.
  -- Правда?
  -- Это фигуральное выражение, капитан. Ну так что, вы согласны?
  -- Да, дайте моему экипажу пол часа и мы готовы вылетать.
  -- Я дам вашему экипажу два часа, мне еще нужно забрать заказ в представительстве корпорации СанстрайтТекнолоджи.
  -- Тогда встретимся на борту?
  -- Да капитан, до встречи.
   Возвращение на корабль прошло обыденно, огорчил лишь тот бардак, что снова появился в ангаре.
  -- Кай, перешли опознавательные коды на Звезду Мон-Кала и приступай к маневру сближения.
  -- Понял, господин.
   Здоровенная туша проекта 22-сколько то там. Не запомнил, когда смотрел информацию о владельце. Была раз в двадцать больше моего скромного транспортника и без проблем приняла мою тушку в свое чрево. Вооружение корабля было так себе, за то были адекватные дефлекторы и ранняя система обнаружения. Капитан, в наборе команды, не предпочитал представителей своей расы, как это делало большинство. Разномастная, я бы даже сказал -- пестрая, команда состояла из тридцати шести разумных, которая, впрочем, со своей работой справлялась неплохо. Капитан проявил уважение к моей фигуре -- разрешил доступ на собственный мостик, мне этот жест понравился. Беседовать с амфибией оказалось интересно. Я не ожидал от обитателя водного мира столь обширных знаний в электронике и вооружении. Оказалось у нас много общих тем и, даже, пара общих знакомых. Из той, прошлой, жизни. По борту транспортника со мной передвигался лишь Кай и Калеб. Каким бы почтительным капитан не был, но допускать на судно дроидов больше, чем требовали правила приличия он не стал. Благоразумно. Спорить я не стал. В крайнем случае, никто не мешал мне держать в готовности абордажную команду в двадцать штыков и еще пол сотни разномастных жестянок в боевой готовности, но, на собственном корабле. Планировка корабля мне понравилась. Чего не скажешь о его внешнем виде. Строили это убожество явно не геонозийцы. Два огромных бруска, соединенных тонкими ходами-перемычками. В большем блоке содержался трюм и инженерные отсеки, в меньшем -- двигатели и вторая часть инженерных отсеков. Жилой, рекреационный и командный модули были вынесены над перемычками, соединявшими части корабля. Удачный залп батареи турболазеров, и транспортник развалится на две половины, потеряв ход. Уж не говоря о смерти командного состава и уничтожении центральной системы жизнеобеспечения. Такое чувство, что этот корабль проектировали пираты, что бы во время нападений груз оставался целым и невредимым. Дикая мысль, но все же. С внутренней планировкой все было куда лучше. В отличии от моего транспорта, этот не был вытянут в высоту. Стандартные пропорции соотношения ширины и длинны позволяли разместить на одной грузовой палубе уйму контейнеров. Да что там контейнеров, там можно было войсковые учения с применением артиллерии устраивать. И таких палуб было шесть... Двигатели и дефлекторы питало три связки по пять реакторов, расположенных в разных частях корабля. Разумно. Два у двигателей и один в центре инженерного уровня над грузовыми палубами. Не знаю, почему капитан до сих пор не нарастил огневую мощь корабля. Возможно он считал, что у него грузовой корабль и ему много пушек не надо, возможно не хотел переоформлять модифицированную конструкцию у властей, как того требовало некоторое количество свободных систем и республика. Кто знает. Если бы такой красавец был в моих руках, я бы развернул здесь мобильную фабрику дроидов, мощности которой хватило бы для снабжения жестянками целого сектора, правда не большого, вроде Баджика, но все же. Мечты, мечты. Я знаю, сколько стоит необходимое оборудование, для автоматизации сборки, уж не говоря о полной автоматике всего производства. Дроиды, собирающие дроидов -- дефицит и дорогое, очень дорогое, удовольствие. Сборочная линия на Геонозисе, которую я покупал для Первого, обошлась в двадцать шесть миллионов. Самым печальным, было то, что простые дроиды не могли создавать своих собратьев. Не позволяли программы в основе личности. Ремонтировать -- да, творить -- нет. Обратно к вооружению. Девять бластерных турелей, для такой громады -- явно мало, даже не смотря на РПУ и ПРО в носовой части. Для сравнения, Улей обладал четверкой скорострельных противомоскитных турелей и парой мощных лазерных орудий для противника покрупнее, что решится сунуться на аббордаж. Все время дороги я даже не прикоснулся к дроидам, было много интересного на борту громады. Закупленные и доставленные на борт оптические сенсоры так и валялись в коробках у челнока. Ну да ладно, время еще будет. Конечно, работа движется быстрее, когда меня подгоняют строки контракта, но и так неплохо. Небольшой отдых позволителен, пускай глаза и руки отдохнут.
  
   Глава 6.
  
   Хаттовы болты, предпоследний мелкий поганец застрял в резьбе на полпути. И не хотел ни вкручиваться ни выкручиваться. Применяя усилие в отношении отвертки, я проявляю не достаточно контроля. Тонкое и, довольно, острое лезвие-язычек инструмента соскальзывает и входит мне под хитин. Взмахнувшие крылья в туже секунду были опущены обратно. Контроль вернулся. Вместе с болью. На стол начала капать желтая жидкость, что содержалась в моем теле и именовалась кровью. Маслянистая, быстро протухающая, от контакта с кислородом, жидкость имела очень не приятный, для меня, запах. Это был запах предательства. Соскочи отвертка на плече, грудь или голову, то не осталось бы даже царапины. А вот внутренняя сторона ладоней -- другое дело. Ее покрывал не толстый хитиновый панцирь, а легкая кольчуга маленьких чешуек, позволяющая держать мелкую моторику на высоком уровне. Сильно надавив на место ранения, я остановил кровотечение. До состояния, когда не могу удержать отвертку в руках, меня довела торговля. Пара человек в торговом доке, специализирующемся на промышленном оборудовании и комплектации станций, были близки к смерти. Грань, за которой ничего нет уже манила их, на этом свете их держала лишь моя выдержка и не желание связываться с СБ Цируса, так как док располагался на муниципальной станции. Откупаться от них было слишком дорого. Такое ощущение, что людишки знали, что им ничего не будет от пары дроидов за моей спиной, а по тому торговались за каждый болтик с корпуса оборудования. Никогда не видел таких мелочных и жадных торгашей. Из сектора я улетал нищим. На счету оставалось едва триста тысяч. Крупная сумма денег ушла так же мгновенно как и пришла. При чем, тратя эти деньги, я потратил больше нервов, чем зарабатывая. Единственное, что радовало -- я купил полный комплект оборудования для собственной СБ. Турельные шарниры, персональные эмиттеры щита для каждой из башен, сами стволы и установки. В больших контейнерах разместилось три десятка автоматических турелей и дополнительное оборудование для их установки. В первую очередь оснащу ими ангар и башню контроля. В трюме большого транспортника так же лежало упакованное проходческое оборудование и даже пара шахтерских дронов. Литейных модулей, как и плавильных, у меня пока не было -- не хватило денег. Черт, а ведь всего за два с половиной миллиона можно было купить идентичный комплекс в Баджике и не выеживаться. Да, в "вольном" секторе, да, там есть транзитная магистраль, но та шахта стоила в два раза дешевле, чем я уже потратил. А сколько еще выложу, в надежде, таки, запустить нулевой цикл? Отложив в сторону рабочий инструмент, я поднялся из-за стола и решил навестить медсанчасть. Крохотная комнатка в жилом модуле имела одну бакто-камеру, расположенную в центре и две кушетки по бокам. Моя царапина таких кардинальных мер не требовала. Покупкой медицинского дроида я не обеспокоился, пришлось самому брать в руку бакто-пистолет и производить распыление на рану. Холодный воздух прошелся по месту царапины, начиная взаимодействовать с клетками организма. Завтра не останется и следа. Пока стоит ограничить ладонь от активного использования. Про мастерскую на сегодня можно забыть. Находится на мостике сейчас не интересно, в обзорные панели ничего, помимо стен трюма Звезды, не видно. Оставив, привычное для меня, кресло капитана, я отправился бродить по бесконечным коридорам огромного транспортника. Слабенький гипердрайв позволял совершать, этой горе металла, лишь короткие прыжки, что существенно увеличивало время путешествия. Серые стены с белыми и зелеными полосами, казалось, тянулись на многие километры, что, разумеется, было не правдой. Длинна корабля составляла "всего" четыре сотни метров. В одном из этих коридоров меня и застал сигнал комлинка с мостика Улья.
  -- Да, Кай, что случилось?
  -- Господин, в точке выхода из гиперпространства находится группа неизвестных кораблей. Шанс случайного нахождения в точке нашего появления исчезающе мал.
  -- Засада?
  -- Вероятность этого более восьмидесяти восьми процентов.
  -- Сообщи капитану и активирую всех дроидов. Корабль пока не покидайте, но будьте к этому готовы. Запускай диагностику всех систем Улья. Нужно быть готовым свалить из трюма корабля, если ситуация сложится не в нашу пользу.
   Время неспешных прогулок закончилось, взмахи крыльев участились до максимума. Хитиновый снаряд устремился к мостику Звезды, оставив позади, безнадежно отстающую, пару телохранителей. Назвать обстановку, что царила на мостике, паникой было нельзя. Все находились на своих местах: капитан матерился на навигатора, что прошляпил опасность, мониторы на стенах показывали кабины орудийных башен, в которых канониры прогоняли тестовые программы, оба пилота смотрели вперед и сжимали штурвалы в руках. При чем молодой второй пилот сжимал их так, что у него побелели костяшки пальцев. Назвать команду Звезды опытной я не мог. Но паники тоже не было -- это радовало.
  -- Капитан, что вы собираетесь предпринимать?
  -- Если нас ждут у точки выхода, значит времени на зарядку двигателя у нас не будет. Шанса оторваться тоже -- тяжелый транспортник не истребитель и даже не легкая посудина с небольшим трюмом, какие так любят контрабандисты. Значит, придется принять бой или договориться. Сдать ваш груз мне не позволит ни договор ни моя репутация. Возможно получится откупиться. Деньги есть. Если, конечно, встречающие вообще вступят в диалог, а не расстреляют нас при выходе из гиперпространства.
   Точка выхода была все ближе, волнение капитана и команды становились все сильнее.
  -- Посмотрим, капитан, кто нас встречает.
   Средний транспортник, корвет и десять москитов. Мы обречены. Жестянку тяжелого транспорта вскроют без особых проблем.
  -- Капитан, входящий вызов с корвета противника.
   Голос связиста явственно дрожал. С кем приходится работать. Будь на этом корабле команда из моих соплеменников, на борту уже бы звучали воинственные щелчки жвал, арсеналы бы были пусты, а каждый коридор превращен в баррикаду. Но имеем, что имеем.
  -- Переключай на мой терминал.
   Перед капитаном появилась нечеткая голограмма, в первые секунды понять кто перед тобой, было невозможно. Это точно был гуманоид, по голосу мужчина.
  -- Приветствую вас, капитан Атар, глушите двигатели и приготовьтесь к сдаче груза. Моя команда готовится к подъему на ваш борт. Если сопротивления не будет -- вы останетесь живы.
  -- Здравствуйте, уважаемый, но не известный мне капитан. Возможно в подъеме на мой борт нет необходимости, и вас устроит денежная компенсация за потраченное на нас время?
  -- Боюсь у вас нет трех миллионов кредитов на счету, а вот ваш груз на эту сумму потянет.
   Любезный тон наемного капитана выбил меня из равновесия. Я готов был собственными руками вцепиться сначала ему в горло, а затем в горло неизвестного выродка, что так высокопарно хотел отобрать мой груз. Масса тела у геонозийца не большая, в половину меньше, чем у среднестатистического человека, но ее хватило, что бы оттолкнуть мягкотелого мон-каламари от голопроектора и предстать перед пиратским лидером лично. Моим появлением размытая личность была удивлена, только этим можно было объяснить замешательство собеседника.
  -- Ты, двуногая, хрупкотелая и бескрылая тварь. Хочешь забрать груз -- тебе придется вырвать его из моих рук.
  -- Геонозиец? Что-то новенькое. Твоя голова украсит мой трофейный зал. Конец связи.
  -- Мистер Фергус, может не стоило дразнить пирата? Наши жизни в его руках.
  -- Моя жизнь только в моих руках! А ты, мягкотелый слизняк, не хочешь помогать -- прочь с дороги.
  -- Но, господин Фергус, как мы можем сопротивляться абордажу?
   На моем лице расползлась хищная ухмылка.
  -- Скажи ка мне капитан, какое у тебя хобби?
   К моему сожалению, первое впечатление о капитане оказалось ошибочным. Он оказался идиотом. Пришлось брать командование кораблем в свои руки. Амфибия по началу сопротивлялась, настаивая на не сопротивлении пиратам, но после моих слов о возможном сотрудничестве с нападавшими самого капитана -- резко затих. Конечно, этому могли поспособствовать и мои девятки, зашедшие на мостик и взявшие меня в плотное кольцо. Жаль, что вторая абордажная команда осталась на корвете, охраняющем покой шахты. Экипаж Звезды был сильно удивлен содержимым моего кораблика. Дроиды занимали стратегические объекты, а наиболее совершенные машины готовились к обороне коридоров. Среди таких машин выделялись четыре новые семерки, второй модификации. Я немного поработал над ними, во время постройки комплекса. Было свободное время, и возможность воплотить полученный опыт от сражений в системе Либейя. Семерки со встроенным реактором показали себя хорошо, несмотря на более габаритный и тяжелый корпус, который пришлось разместить на ходовой части от краба. Эти дроиды отлично дополняли штурмовые команды. В паре с восьмерками они могли брать штурмом огневые точки и подавлять автоматические турели. После чего, быстрые и маневренные дроиды захватывали и удерживали позицию. Я постарался совместить семерку и восьмерку. Корпус старый, с реактором и щитом, а бесполезные для штурмовика руки заменить штурмовым вооружением. Сдвоенные механизмы СГ-4, производства Мерр-Сонн Арсенал, отлично подходили. Вместить их в короткий корпус не получилось, но от штурмовиков укрытых щитами требовалась не мобильность со скрытностью, а точность и мощность. И механизм бластерного карабина это предоставлял. Все четыре железяки встретят гостей в основном коридоре, что вел к ближайшему лифтовому узлу у шлюзов. Гости появились из шлюза на правом борте. Разношерстная компания ответила нестройным залпом бластеров, когда из боковых коридоров, примыкавшим к основному, показалась четверка моих крабообразных машинок. Хм, все же защитную модель этого четырех лапого механизма следует вооружить чем-то скорострельным и мощным одновременно, вроде роторного тяжелого повторителя. Перестрелка не была долгой. Мои дроиды не промахивались. На полу осталось двадцать шесть трупов. Подавляющее связь поле, внутри корабля, продержится еще минут пятнадцать, стоит спешить. Четверка шинковок, положивших кучу народа, осталась стоять на месте с просаженными, но целыми щитами. Вышибные заряды не использовались так часто, что бы о них переживали. Да и чего переживать, если цель -- старая груда металла с парой десятков гражданских на борту? Легкие деньги. Должно быть так думали напавшие на Звезду пираты. То, что среди экипажа есть информатор -- я гарантирую. Слишком точно "вольные торговцы" определили точку выхода. Но это проблема капитана, не моя. Термическая взрывчатка сработала в трех местах одновременно. Инженерная и жилая палубы, а так же лифтовая шахта у мостика. Пираты -- не тот народ, что ходит по кораблю без комбинезонов, а то и боевой брони. Погибших от внезапной атаки не оказалось. Но эффект неожиданности сыграл свою роль. Пол сотни боевых дроидов, среди которых два десятка специально созданных для абордажа механизмов, ворвались в узкие коридоры старенького корвета. Система защиты у пиратов была и ее даже успели активировать. Но десяток турелей и столько же оставшихся членов экипажа не смогли сделать ровным счетом ничего. Атаку возглавлял Калеб, его бронированная корпус-сфера подлетела к терминалу капитана и активировала прямое подключение к серверу. Три с половиной минуты. Странно, с переделанного под носитель транспорта, не интересовались прогрессом операции. Нам это на руку. Мой личный дроид-переводчик покинул вражеский корвет последним. Теперь моя очередь. Активация удаленного управления. Запрос на доступ к основным командам корабля. Системное сообщение о том, что в доступе отказано. Тем не менее система открывает мне полный, капитанский доступ. Детонатор-переросток не зря так долго возился с терминалом. Отстыковка, маневр сближения, корректировка пути. Наконец то. На транспортнике поняли, что происходит. Огонь скорострельных орудий ничего не сделает дефлекторам корвета, даже в упор они продержатся достаточно. Обзор с мостика Звезды предоставил отличный вид на шар огня и воздушного пара, расширяющийся на месте катастрофы двух кораблей.
  -- Тр тк с кр!
  -- Я думаю принц хочет, что бы мы атаковали истребители, сер.
  -- Я тоже так думаю. Канониры! К бою!
   Да, здесь мой прокол. Отправив Калеба с штурмовым отрядом я остался без переводчика. Пойди что-то не так, и команде пришлось бы объяснять дальнейшие действия на пальцах. Москиты принимать достойную смерть не захотели. Легко оторвавшись от туши транспорта, мы особо и не гнались, истребители совершили прыжок. Мои потери составили четыре машины -- шестерки, что шли на штурм пристыкованного корвета. При чем погибли они не от рук живых, а от автоматических турелей корабля. Трофеи не покроют и половину моих трат. Да и трофеев тех -- два десятка единиц стрелкового оружия, снятых с трупов в коридоре.
  -- Господин, наниматель, это было потрясающе! Вы выдернули мой корабль из когтей мерзких пиратов.
  -- Если бы вы позаботились о приличном вооружении и десятке другом автоматических турелей, то штурма бы не было вообще.
  -- Я обязательно установлю дополнительные внутренние турели, вы правы о безопасности нужно задумываться до нападения пиратов.
  -- И еще, капитан, среди ваших людей есть крыса. Я бы расстался с этой командой и нанял новую. Так, на всякий случай.
   Амфибия поблагодарила и о чем то задумалась. Надеюсь он примет правильное решение. Каким бы доверчивым идиотом он не был, но мой груз сразу же не сдал. Дальнейшая дорога оказалась нудной. Пусть уж лучше мне будет скучно, чем нас поджидают такие сюрпризы. Дроидов капитан попросил загнать обратно на Улей, экипаж нервничал при их виде, особенно после просмотра видео, на котором видно, что вытворяли мои жестянки. Уже по прибытии в систему Нирн, мы с капитаном снова разговорились. Пока шла разгрузка трюмов, капитан попросил создать для него небольшой отряд дроидов, для включения в состав СБ его транспортника. Разумно. Демонстрация моих изделий, как говорится, прилагается. Освобождать трюмы Звезды пришлось долго и силами погрузчиков самого корабля. Моя шахта имела все ту же тройку погрузочных дронов, которую я не так давно приобрел на торговой станции. Капитан не роптал. За его терпимость, я продал ему два десятка М6, что расквартировались на моем корвете. Расстались мы с капитаном, оставив при себе хорошее мнение друг о друге. Пусть он и доверчивый идиот. Рука полностью зажила и я, наравне с дроидами, приступил к монтажу купленного оборудования. С проводами и габаритными приборами я не возился, предпочитая терминалы и их начинку. Орудуя простой отверткой, я освобождал голову от посторонних мыслей и давал отдых мозгу. А не редко и глазам. Закрывая их я все еще, видел разъемы, болты и шлейфы. Но видел не глазами. Руки делали привычную работу не обращаясь за помощью к органам зрения. Это прекрасное ощущение. За две недели все было на своих местах. Башня контроля забита оборудованием под завязку, а на площадках дюрабетона, что разбросаны вокруг объекта, высятся стволы зенитных бластеров и лазерных орудий. Невидимый противометеоритный щит в одно мгновение может превратится в систему дефлекторных полей, поглощающих энергию вражеского огня. Теперь, я мог работать не боясь нападения небольшой пиратской эскадры, вроде встреченной по дороге сюда. Обычные автоматические турели -- небольшие, двуствольные орудия, открывающее огонь по цели без идентификатора "свой", было решено дополнить тяжелыми устройствами, на основе вооружения и оборудования М7марк2. Слишком дорогие, как для защитной турели, игрушки с помощью щита и мощных бластерных орудий могли остановить защищенных тяжелой броней десантников или штурмовых дроидов с их тяжелой броней. По две такие турели я установил около трех туннелей, что вели к стыковочным мачтам. Это было оптимальным местом для начала штурма. Вторым таким местом был сам ангар, но размещать там тяжелое оружие было не выгодно. Слишком большая территория, которую парой турелей не перекроешь. А штамповать тяжелые установки -- дорого. Безвылазное пребывание на борту собственной станции принесло свои плоды. В ангаре ровными рядами стоял результат двухмесячной работы -- все, на что хватило комплектующих. Сто тридцать шесть М4. По рыночной цене это около миллиона. Бросать новообретенный дом не хотелось, но без деталей здесь делать нечего. Сейчас я сильно сожалел, что не обзавелся прикормленным торговцем. Отправлять дроидов на торговые операции, пускай и первого уровня -- идиотизм. Здесь нужен живой разумный, желательно с опытом работы и обширными связями. Конечно, можно выбросить в сеть информацию о небольшой партии боевых дроидов, для продажи. И покупатели быстро найдутся, но я не собирался раскрывать местоположение шахтового комплекса широкому кругу личностей. И не только широкому, но и малому. Строители знают, администрация сектора знает, тот мон-каламарец знает. И это уже слишком много. Достаточно.
  -- Кай, проведи диагностику обоих кораблей и подготовь все к вылету.
  -- Это займет некоторое время, хозяин, основной реактор корвета снят и находится в ремонте.
   Ах, да. Забыл, что программа начала выдавать красные отметки во время диагностики. Сейчас дроиды перебирали дорогостоящий цилиндрический предмет по винтику, стараясь найти повреждения.
  -- Тогда, только Улей.
  -- Приступаю к исполнению.
   Проведение ладонью над дисплеем браслета привело к его активации. Так. Шифры безопасности. Управляющий контур номер восемь. Сто тридцать девять юнитов в режиме ожидания. Исключение последней тройки -- на них не хватило сервоприводов и шарниров кистей рук. Активация, диагностика систем. Приступить к перемещению. Загрузка в пустующий трюм Улья Фергуса. Исполнить. Я этого не видел, но знал: стройные ряды машин озарились светом шести сотен огней. Синий, белый и красный. Оптические сенсоры, ПНВ и тепловизоры. Несколько секунд длится диагностика, а затем все машины, с разницей в десятые доли секунды, совершают слитное движение в направлении шлюза стыковочной мачты. Красивое зрелище для тех, кто не наблюдал за этими же действиями, но исполняемые тысячами подобных тварей. Дроиды загружены, теперь очередь их создателя. Новую мастерскую я разместил под куполом жилого модуля, здесь было куда больше свободного места, чем на корабле. И работать здесь было в удовольствие, в свободные минуты я подымал голову к потолку и смотрел на звезды-точки на черном полотне космоса. В трюме корабля я себе такого позволить не мог. С приобретением базы, корабль перестал играть роль огромного хранилища, в закутках и технических помещениях которого хранилось все, что было нажито непосильным трудом за последние годы. Наконец-то, ангар и трюмы транспортника оказались пусты. Мастерская корабля была так же сильно урезана в плане оборудования. Здесь остался лишь минимум, необходимый для сборки четверок в пути. Я ненавидел тратить время зря, предаваясь праздному безделью. Но этот рейс стал именно таким. Руки чесались взяться за паяльник или отвертку, но не было запчастей и денег, на которые их можно купить в дороге. Более суток заняла у меня дорога в систему Кобаей -- один из центров активности "свободного" населения сектора. Станция Биденей -- крупное астероидное поселение, со своей промышленностью и верфями, находилось на одном из девяти крупных астероидов этой системы. Мир Кобаей -- малонаселенный аграрный придаток Цируса, выделяющийся на основном фоне лишь пригодной для жизни атмосферой. Система славилась разгулом незаконной деятельности и была центром пиратской деятельности этой части сектора. Поселение состояло из трех куполов, соединенных между собой магистральными туннелями. Под куполами были обширные стыковочные доки, к одному из которых и приблизился Улей.
  -- Говорит Улей Фергуса, диспетчер, ответьте. Хатт побери, диспетчер. Говорит транспортный корабль номер... Чрево Тиамат, Кай, соедини меня с Винтаем.
   Кай провозился с терминалом связи уйму времени. Процесс соединения был не долгим, можно сказать, мгновенным. Но на той стороне долго не принимали вызов.
  -- Говорит диспетчерская Клинков, что потребовалось бескрылому принцу от хрупкотелого и недостойного Винта?
  -- Хватит вспоминать старое, млекопитающее. Основная диспетчерская не отвечает на запросы, какого хатта у вас там происходит?
  -- Ты неисправим, насекомое. Башня не отвечает, поскольку выгорела дотла две недели назад. Сейчас сброшу тебе мои коды к стыковочной мачте, пользуйся.
   Старый Винтай был ласатом и являлся лидером одного, из заправлявших на станции, пиратских кланов. Не самый сильный, не самый могущественный, не самый глупый... С ним было приятно вести дела.
  -- Спасибо, ласат. Если есть необходимость в моем товаре, то жду в шлюзе.
  -- Понял, иду.
   Со старым лемуром я познакомился уже после побега из улья. Поганец хотел меня кинуть, на продаже краденных комплектующих. Мои дроиды убедили его, что так делать не красиво. После того случая он не посмел обмануть меня ни разу, хотя работать вместе приходилось неоднократно. Пару раз он выступал посредником между мной и крупными кланами, а пару раз даже лично заказывал у меня жестянок для своей охраны.
  -- Кай, выполняй стыковку по полученным координатам. Код д26е00с12ф49л16.
  -- Код принят, автоматика дала добро на стыковку.
   В шлюзе меня уже поджидали встречающие. Шустрый лемур знал, что мои предложения сулят хорошую выгоду. Отметив, все еще целую, девятку за спиной лемура не смог удержаться от соблазна.
  -- Привет девятка, как дела на станции?
   Винт ухмыльнулся.
  -- Я так и знал, что ты с ним поздороваешься, а не со мной.
  -- Создатель, объем информации, собранной за ваше отсутствие слишком велик для аудио отчета. Предлагаю выслать вам инфопакет с логами.
  -- Я шучу, девятка, не нужно. Привет, Винт. Я смотрю, время, для твоего дроида, зря не прошло.
   Следы на корпусе говорили о многократной замене элементов брони и ремонте. Кисти дроида вообще были собраны не моими руками. Жестянка явно не простаивала без дела. Это хорошо.
  -- Ты бы знал, сколько раз он мне жизнь спасал. И да, он теперь не просто девятка, он Младший.
  -- Младший? Дурацкое имя для дроида, ну да ладно. Давай пройдемся, поговорим о делах.
   Поговорить было о чем. Преступным синдикатам всегда требовались безотказные и преданные солдаты. И я таковыми обладал. Винт имел выходы на представителей некоторых организаций. С такими личностями мне и требовалось побеседовать. Ну, как побеседовать, лично я никого не видел и без помощи комлинка не общался. Но на счет приходили деньги, а дроидов забирали. Вот и весь бизнес. В сегодняшнем разговоре был лишь один волнительный момент. С последней моей сделки четверки стали лучше. А значит и дороже. Цена вопроса -- плюс пятьсот кредитов. Ответное предложение мне не понравилось. Постоянные поставки. Не люблю быть кому-то что-то должен, да и творчество не любит ограничений по времени. А свою работу я считал именно творчеством. В результате договорились о пяти крупных, для меня, поставках. Думаю пять сотен жестянок, в масштабах криминальных организаций хаттов, трандошан и людей -- капля в море. Но для меня это долгосрочное предприятие, на которое нужно потратить огромные деньги. Но в начале -- отдых.
  
   Глава 7.
  
   Громкая музыка в зале не мешала мне расслабляться. Танцующие перед хаттом самки твилек вызывали лишь отвращение. Как можно так себя не уважать, дозволяя таращится и трогать себя незнакомым липким выродкам? Не понимаю я этого. Радовал лишь стол за которым я сидел и отсутствие внимания к моей скромной персоне. Самым паршивым было то, что со мной не пустили девяток, лишь Калеба. Он, конечно, ничего, но покрошить всех присутствующих не сможет. А раз так -- я чувствую себя некомфортно.
  -- Двадцать, я выиграл. Снова.
  -- Винт, мне не нравятся игры, в которых побеждают не умные, а удачливые.
  -- Пока за твоей спиной нет дроидов я могу отыграться за все, что ты мне высказал во время нашего знакомства.
  -- В Калеба встроен щит и два рабочих механизма от ДД-6. Если бы я не признавал твои победы честными, то ты был бы уже трупом.
  -- Ха, я так и знал, что вокруг тебя не может кружить простой переводчик! Ты ведь в курсе, что боевые дроиды в этом заведении запрещены?
  -- Пускай кто-то попробует мне это объяснить. За углом стоит большой контейнер, забитый семерками и девятками.
  -- Ты опасная личность, Фергус.
  -- Я не опасный, я осторожный.
  -- Насколько я помню ты называл свои семерки провальными. Что-то изменилось?
  -- Да, это следующее поколение. Встроенный реактор и тяжелое вооружение.
  -- Хочешь выставить его?
  -- Нет, я не знаю участвовать ли вообще. Противников нет.
  -- А деньги?
  -- Это ведь не НарШаддаа, хрупкотелый. Здесь ставка всего, какая, кстати, сейчас ставка?
  -- Три сотни. Обычно немного более двух десятков участников.
  -- Стоимость одного дроида.
  -- А опыт?
  -- Предлагаешь поучаствовать?
  -- А почему нет? Младшего я выставлять не рискую, его раз побили так, что выигрыш не окупил ремонта.
  -- Хочешь нажиться на ставках? И чем, кстати, так повредили твою девятку?
  -- На ставках не наживешься, уж больно твои дроиды напоминают моего Младшего, а его на станции знают. А повредили его, не поверишь -- джедайским мечом.
  -- Что? Мечом? Кто вручил дроиду эту энергетическую игрушку?
   Теперь понятно, как смогли столь существенно повредить проданного мной дроида. Кваданий на центральном блоке и супрасталь на основном корпусе не спасут от этой высокотемпературной горелки, именуемой световым мечом. А ведь доставшийся Винту дроид -- был предыдущим вместилищем моего дроида-офицера. Кайзо.
  -- Один местный техник, не знаю, откуда у него меч, но дроида он собрал неплохого. Быстрый и верткий.
   Вызов. Это уже куда интереснее. Средство против светового меча у меня имелось. Тратить его так бездарно не хотелось, кортозис стоил приличных денег. Но опыт -- бесценен.
  -- Пойдем, это болото, именуемое "приличным заведением", исчерпало мой кредит доверия.
  -- Я знал, что ты не сможешь удержаться. Ты такое предсказуемое насекомое. Даже удивляюсь, как ты до сих пор жив.
  -- По тому и жив, что меня считают предсказуемым, млекопитающее.
   Нажатие на клавишу браслета заставило шкаф уйти в бок. Сейфовое хранилище в моей каюте хранило в себе много чего интересного. Это были ценные моменты из моей жизни, вроде обломка арматуры, который спас мне жизнь, оказавшись под рукой, когда винтовка была уничтожена. Шокированное выражение того крылатого родича, из соседнего улья, осталось со мной навсегда. Там был макет улья, подаренный Первым и первый корпус Калеба -- простая крохотная сфера из бронзиума без оружия и серьезных вычислительных мощностей. Там же был и он. Размером, практически с меня. Клинок метр двадцать. Синее лезвие и такая же синяя рукоятка. Гарда в виде полукруга с геометрическим орнаментом и крохотные желтые камни, рассыпанные по всему клинку. Кто его произвел -- не известно, но снял я его с тела первого пирата, решившего взять мой корабль на абордаж.
  -- Кайзо! Я тебя поздравляю, сегодня ты участвуешь в гладиаторских боях.
   Секундное замешательство и обращенный оптический сенсор на лезвие клинка в моих руках.
  -- Господин, есть ли возможность уклониться от боя?
  -- Кай, а где же твой воинственный настрой и радость от возможности получить новый опыт?
  -- Судя по клинку с кортозисной сеткой, мой противник будет не совсем стандартным дроидом. Либо мощные защитные щиты либо световое оружие, верно?
  -- Ты слишком умен, Кай. Бери клинок и готовься. Одень на себя все что необходимо. Выступаем через два часа.
  -- Принято к исполнению.
   Подготовленный к бою Кай весил немного более двух ста килограмм и стоил сто пятьдесят тысяч. Как прогулочная яхта, средней комфортности. На стандартный корпус навешивались дополнительные защитные пластины, в животе крепилась установка щит-реактор, работая над которой я угробил уйму времени. В браслетах на руках размещалась пара стволов бластерных пистолетов Б-22 и виброклинки. Двадцать сантиметров супрастали. Это было вторичным вооружением. Первичное -- EE-3, надежная и безотказная. Как и все мандалорское. За спиной привычный цилиндр детонаторов. Запасные обоймы газа и батарей в скоротечной схватке не нужны, вместо них -- дополнительные щитки из кваданиума. Несмотря на серьезную защиту -- девятка, боец играющий от ловкости и мобильности. Его шарнирные узлы и приводы стоят в несколько раз дороже всей брони и вооружения вместе взятого. В довершение ко всему, пришлось крепить за спину магнитные захваты для клинка. В бою на открытой местности от него толку -- ноль. Дроид отбивать лазерные выстрелы вряд ли сможет, а значит первейшая задача -- не допускать противника до ближнего боя. Тем более, что встроенные клинки кортозисной сетки в своей структуре не имели. Бои проходили в высоком цилиндрическом здании. Внизу, на земле, размещалась небольшая круглая площадка, а на стенах, уходящих вверх, крепились трибуны. Нам, как участникам, полагалась самая нижняя площадка, немного выступающая над ареной. Вспоминался родной улей и проводившиеся там состязания. Хорошее было время. Напротив нашей трибуны размещался балкон местной элиты -- пираты, скупщики краденного и головорезы. Кайзо выступал в седьмом бою. Мелкий круг арены, на самом деле, занимал сто метров в диаметре и на нем были рассыпаны всевозможные преграды. Начиная крупными камнями и заканчивая обломками какого-то оборудования. Первым противником моего дроида оказался старый ИГ, оборудованный дорогими игрушками и вооруженный плазменным карабином. Дроид, видимо, рассчитывал на дальнобойную дуэль и спор у кого корпус крепче. Что ж, тем сильнее он удивился ЭМ-гранате у себя под ногами. Кайзо вышел в финал, проведя четыре блестящие боя и не разу не воспользовавшись основным оружием. Дважды это были гранаты, один раз встроенные клинки, а последний раз, мой первенец, воспользовался собственными руками. Отделить голову от тела оказалось достаточно, для уверенной победы над противником. Последний бой предстоял с Мако -- дроидом, принадлежащим местному технику, имя которого я не удосужился узнать. Первое, что привлекло внимание -- очень тонкие конечности. Если это бронзиум, то их удастся перерубить встроенными клинками. Выкрики заводил местной арены, что объявляли дроидов и их владельцев, прошли мимо ушей. Сейчас меня занимали конструктивные особенности противника и возможные сюрпризы, спрятанные его создателем. Светового меча я не видел, да и странно бы было, это ведь оружие ближнего боя, а железяки пока на расстоянии.
  -- Кайзо, иди на сближение. Я хочу увидеть его в ближнем бою.
   Одобрительный писк был мне ответом. Огонь из тяжелого повторителя, что был в руках противника, заставил мою девятку уйти за укрытие. Не все так просто и Мако к ближнему бою пока не стремиться. Посмотрим. Пара гранат из-за укрытия. Толку -- никакого. Юркий робот перепрыгнул через двухметровое препятствие и оказался вне зоны действия детонаторов. Мой офицер и рассчитывал на уход из под огня. Основное оружие отброшено. Резкий рывок в сторону преграды, за которой скрылся противник. Еще один рывок, но, направленный уже вверх. Кувырок в воздухе с одновременной активацией бластеров в браслетах. Шквальный огонь по цели. Приземление. Под ногами детонатор. Рывок. Взрыв. Резкий разворот с одновременным выхватыванием синего клинка. Жужжащий звук и сноп искр. Если бы на месте Кайзо был человек или девяносто пять процентов представителей других рас, то на землю упало бы две половинки свежеподжаренного трупа. Мой офицер человеком не был и его шарнирные суставы могли проворачиваться на триста шестьдесят градусов и выгибаться под неимоверными углами. Это позволило блокировать лезвие светового меча. Красивое, хоть и архаичное оружие. Ровный клинок желтого света. Начался ближний бой. Трибуны шумели так, что я не слышал собственных мыслей. Да, такой бой случается не каждый день. Стоит узнать больше об авторе этой машины. У нас точно найдутся общие темы. Металлический клинок ни чем не уступал световому. Рука державшая металлическое оружие не обладала привычными мышцами, которые подвержены усталости и ограничены возможностями. Зрелище было красивым, но скоротечным. После очередной связки, когда клинки противников сошлись в пляске, а силовой прием одного из фехтовальщиков заставил разорвать расстояние после без результативных выпадов. Кайзо воспользовался преимуществом. Перед дроидом стоит задача -- победить. Будет это честно или нет? В голове дроида не возникают глупые вопросы. Лишь четкие логические формулы определяют его действие. Это серьезное преимущество и фатальный недостаток. У Мако не было встроенного вооружения, у Кайзо -- было. Скорая очередь из сдвоенных стволов, торчащих из браслета, успокоили вражескую железку. Как я и думал -- отражать выстрелы бластеров он не мог. Выстрелы пришлись в место, где предыдущая атака оставила подпалины и повредила защитный доспех. Трибуны взорвались криками. Кто радовался, кто проклинал. Местного парнишку поддерживали, конечно, больше чем меня. Плюнув на условности, я взмыл вверх и пролетел сквозь купол защитного поля, перекрывавшего арену. Мне нужно было подтвердить или опровергнуть одну догадку. Остатки Мако лежали на песке арены, сквозь разрушенную броню виднелись сервоприводы и пучки проводов. Ничего нового. Через две минуты трибуны успокоились, а ко мне, целиком занятым изучением противника, подошел молодой человек.
  -- Извините, мне нужно забрать дроида.
  -- Дж т сп к? Тц кз г тв!
  -- Простите, я вас не понимаю.
  -- Хозяин интересуется вы ли создатель этого механизма.
   Лишь сейчас подоспевший переводчик был, как никогда, близок к чистке памяти.
  -- Да, это я его сделал. Теперь на его ремонт придется потратить кучу денег.
  -- Очень интересный дроид. Не стандартное мышление улучшенная ходовая, большой боевой опыт.
  -- Он уже долго без чистки памяти, а опыт получил здесь -- на арене.
  -- А что вы скажите, если я предложу его у вас купить?
  -- Нет, дроид не продается, не вы первый, кто его хочет.
  -- Жаль, молодой человек. Как вас зовут?
  -- Дерек Ильсон, я техник в доке оборудования, меня там все знают.
  -- Что ж, было приятно с вами познакомиться. Думаю еще увидимся.
   На выходе из арены меня ждали собственные дроиды, старый ласат и поздравление администратора арены, с небольшим, но честно заработанным, гонораром.
  -- Познакомился с юным дарованием?
  -- Да, его дроид заслуживает восхищения. Он лишь немногим уступает девятке.
  -- А чего ты так рванул к обломкам на арене, можно было бы договориться с мальцом и осмотреть дроида в доке?
  -- У меня были сильные подозрения, что на арене сражался не дроид.
  -- Не дроид? А кто же по твоему?
  -- Модификант. Очень сильный. С заменой большей половины органов и конечностей. И я не ошибся. Защитный кокон внутри грудной клетки имел встроенную систему жизнеобеспечения.
   Молчание затягивалось. Наша процессия тихо шла в сторону базы ласата.
  -- Фергус, модификация такого уровня -- это не шутка. У пацана нет таких ресурсов. Медицинское оборудование высшего уровня на станции вообще лишь у пары разумных.
  -- Я понимаю. Хочу, что бы ты узнал все. О этом парне, о его дроиде и о его покровителях.
  -- Ну уж нет, Фергус. Специалисты необходимого уровня и доступные ресурсы есть лишь у одного хатта и у "Всадников". Связываться как с тем так и с другими -- верный путь в морг.
  -- Прекрати ломаться, млекопитающее. Одна ласатка на Пеламо и то была сговорчивее, чем ты.
  -- Ты и ей предлагал пойти на самоубийство?
  -- Нет, но это ничего не меняет. Мне нужна эта информация и ты мне ее достанешь.
  -- Это будет стоить тебе кучу денег.
  -- Значит договорились?
  -- Хатт с тобой. Пойдем во внутрь.
   База Клинков не впечатляла. Вонючая, темная дыра, содержащая в себе пять десятков личностей, оставлять которых за спиной не хотелось. Организация старого ласата занималась, в основном, посредничеством и торговлей оружием. Ему принадлежала небольшая лавка, из под полы которой, можно было купить что угодно из ассортимента вещиц созданных для убийства. На Винта работала пара контрабандистов, снабжающая лавку и с десяток информаторов по всей станции. При желании и, разумеется, деньгах, он мог достать любую информацию. Посмотрим, чего стоит его репутация. Вот вам и отдых. Как всегда, вопросов больше чем ответов, что бы я не делал. Компания Винта была мне приятна, но станция содержала в себе не так много мест развлечений. А все, заведения, что предлагал посетить ласат, были либо не приняты у геонозийцев, в связи с особенностью репродуктивной системы, либо не предлагали ничего интересного для крылатого беглеца. Последние три дня было откровенно скучно. Ласат отсутствовал, в связи с подвернувшейся работой, а бродить по станции в одиночку нет смысла. Я здесь ничего не знаю. Пришлось браться за инструменты. Ручки большинства из них носили следы многократного использования. Множества необходимых комплектующих не было, пришлось собирать те узлы, на которых запчастей хватало. Руки, ноги, системы гидравлики. Пара голов. Не люблю бросать незавершенные машины. Взявшись за одного дрона я должен его закончить, прежде чем взяться за следующего. Но сейчас такой возможности не было, а руки требовали работы.
   Крупную, для этих мест, партию запчастей мне пришлось ждать шесть дней, в место обещанных четырех. Транспорт поставщика немного задержался, за что я получил извинения, но не скидку. Жадные и не пунктуальные торгаши. Что может быть хуже. Ах, да -- жадные и не пунктуальные торгаши-люди. Комплектующие, судя по маркировке контейнеров, произведены где-то во внутреннем круге. Восемьсот тридцать тысяч -- столько пришлось выложить за товар и доставку до станции. Я снова нищий. Когда у меня наступят хорошие времена, хатт побери? Дожидаться Винта я не стал. Короткий сеанс связи с ласатом дал понять, что тот застрял в соседнем секторе. Не нужно терять время. Наконец-то, я могу заняться свежим заказом. Ново возведенная станция встретила меня активной системой безопасности и направленными на Улей раструбами орудий.
  -- Приятно видеть активную СБ, Кайзо. Правда?
  -- Да, хозяин. Стоит поспешить с пересылкой ключа шифрования, иначе СБ продемонстрирует нам свои возможности.
  -- Пересылай. Как состыкуемся -- командуй начало разгрузки. Все комплектующие в мастерскую.
   Стройные ряды контейнеров радовали глаз. Их содержимое позволит мне на пару месяцев отвлечься от суеты и вплотную заняться заказом. Что может быть лучше, чем отключить комлинк и всецело отдаться собственным увлечениям? В мастерской мимо меня проносились дни. За интересной, пускай и однотипной, работой время сворачивается в столь малые промежутки что их просто не замечаешь. А когда оно заканчивается -- жалеешь. Пять недель и треть запасенных деталей ушло на создание первой партии. Слишком долго, для сотни простых четверок, но у меня есть оправдание -- шахтерские дроны начали добычу. Увы, ни измельчителя, ни плавильной у меня не было. В место ровных прямоугольников металла, в проходах горами лежала необработанная порода. Но, это уже кое что. Надеюсь, вскоре, мне не придется закупать бронзиум для корпусов М4. Все сильнее по мне бьет недостаток персонала, разорваться я не могу, а значит страдает все, над чем я работаю. Но изменить ничего не получится, верных и преданных работников найти сложно. Дроидам я могу доверять, но не могу на них положится и доверить руководство серьезным делом. Для добычи нужен управляющий, который возьмет на себя общее руководство. Таких кадров у меня нет и не предвидится. Плохо. Активация дисплея, запрос поиска персонала. Должности. Управляющий производством. Управляющий шахтовым комплексом. Кандидатов полно. Всех рас, размеров и расцветок. На любой вкус. Кроме моего. Нет доверия незнакомому человеку. Паранойя. С ней нужно что-то делать. Мысли со скрипом проносились в моей бедной голове. Поток мыслей прервал сигнал входящего вызова. Кайзо.
   - Да, в чем дело?
   - Входящий вызов, господин.
   - Кто?
   - Винтай из Клинков.
   - Сейчас подойду.
   Входящий вызов дал мне информацию для размышлений. Старый ласат смог раздобыть нужную мне информацию. Малыш-техник прибыл на станцию пол года назад, в боях стал участвовать два месяца спустя. Начал гладиаторскую карьеру его "Мако" не в таком корпусе, а куда более простеньком. Но начал с победы. И эта череда побед продлилась до встречи с Кайзо. Записи боев прилагались. Просмотр крупного архива записей занял девять часов. И некоторые моменты сражений вызывали вопросы. Первые модели дроидов не обладали серьезными приводами и гидравликой, однако передвигался металлический гладиатор, ничуть не медленнее. Были и еще моменты, на которые мог обратить внимание только техник, знакомый с дроидами. Первое сражение Мако провел как единица. Крепкая единица с опытом и мощными вычислительными возможностями. Малец не обладал тогда средствами на дорогой кристалл интеллекта и сопроцессоры. Это можно списать на накопления или деньги, взятые в долг. Но. Система энергоснабжения и энерговоды отчетливо говорили про кристалл четвертого и пару слабых сопроцессоров. И это, на видео, видно отчетливо.
  
   Глава 8.
  
   Красные, желтые, снова красные. Полыхающие в темноте огни ничего хорошего с собой не несли. Бластерные выстрелы разрывали непроглядную темень объемного помещения, зачастую, цветной всполох оканчивался не снопом искр, а вскриком. Тогда, все окружающие узнавали об очередном минусе с их стороны. Почему только с их? Потому что, со стороны нападающих были только бездушные машины, попадания в которых, завершалось снопом искр и ответным огнем, со стороны схлопотавшего разряд. От единичного попадания убийцы не спешили ни отключаться, ни перегорать. К этому охрана базы оказалась не готова. Как к этому оказался не готов и весь город. Реакторы купола находились под контролем неизвестных, длинные улочки, забитые лавками и высотными домами, оказались погружены во мрак. Системы связи, системы безопасности, даже системы энергоснабжения оказались отключены либо подавлены. Три туннеля-выхода, что вели в соседние купола, так же, как и технические переходы со шлюзами, оказались отрезаны от людей. Крабообразные дроиды встали у спасительных путей отступления и беспощадно истребляли всех, кто приближался на определенное расстояние. Прежде, чем это поняли -- погибли десятки. Еще больше погибло, когда крабов-убийц решили уничтожить. В их тяжелых корпусах оказались спрятаны щиты. Слишком многие отдали жизни за это знание. Сейчас все сидели по домам и старались на улочки не выходить. Сегодняшняя бойня на простую заварушку, когда пара кланов делит что-то ведомое лишь им, не походила. Пираты, без необходимости, мирных жителей не трогают. Все сидели, и смотрели за огнями выстрелов, что мигали над базой Всадников, вздрагивая от слышимых взрывов и надеясь, что бездушные машины не начнут зачищать захваченную территорию. Все это происходило вечером, утром же никто подобного не мог и предположить. Даже создатель и хозяин всех этих машин для убийства.
  
   - Да, Дерек, работать с синдикатами выгоднее, чем с мелкими лавочниками.
   - Но ведь те цену дают больше и гарантии. А синдикаты кинут и не заметят и ищи потом концы.
   - Человечишка, торгаши действительно обещают дать большую цену, но это не означает, что они ее дадут. Даже если весь твой товар будет продан, что не факт, то гарантии об оплате быстро улетучиваются. Торгаши теряют голову, когда деньги лежащие на счету нужно отдать.
   - Понятно, кидалы. Но ведь не все такие.
   - Послушай насекомое, пацан. И никогда не верь в порядочность торговца, как торговец тебе это говорю.
   - Не перебивай, Винт, память, последнее время, меня подводит. Так вот. По поводу синдикатов. Это структуры, живущие благодаря доверию и уважению, которое их лидеры заслужили за долгие годы работы. Получать репутацию кидал, таким дельцам, просто не выгодно. Они, скорее, потеряют деньги, но слово сдержат, в отличии от лавочников. Думай сам.
   - Лучше получить меньший, но гарантированный доход?
   - Гарантии, в наше время, штука не шибко надежная. Но всяко лучше, чем иметь дело с толпой жадных до денег торгашей.
   С последней репликой Винта я был целиком согласен. Гарантии -- ничто. Каждый делает то, что ему выгодно. Даже за синдикатами это, в последнее время, начали замечать. Но юнцу об этом знать не обязательно. Наша троица сидела за столиком больше двух часов. Как я и просил, ласат следил за парнем. И в момент, когда у техника возникли серьезные финансовые проблемы, на его пороге появился глава Клинков, собственной персоной. Предложение заработать молодого техника заинтересовало. И вот здесь появился я. Встреча проходила обыденно, мальчонка не тот, кто может заставить вспотеть. Договорится мы смогли. Теперь парень работал на меня, его хобби совпало с моим. А совместить интересное, для техника, занятие с основной работой -- было мечтой молодого конструктора.
   - Вы что-то хотели, уважаемые?
   Ласат, обратившийся к группе из четырех человек, что остановились у нашего столика, был мгновенно вырублен длинным лучом голубого света, который испустил продолговатый предмет в руке одного из новоприбывших. Второй луч пронзил меня. Сознание начало сворачиваться в точку, но прежде, чем отрубиться я заметил красноватый цвет бластерных выстрелов и пару импульсов, что направлялись от моего переводчика до груди стрелявшего. Губы, в последний раз, тронула улыбка. Я отмщен. Легкое тельце геонозийца упало на пол безшумно. Крылатый посетитель этой кантины не мог видеть ни третьего луча, выстрелившего в младшего участника беседы, ни сквозных дыр в груди напавшего человека, ни бластерных пистолетов, что появились в руках оставшихся агрессоров. Калеб дал бой. Но, при всех своих возможностях, преданная хозяину сфера, полноценным боевым дроидом не являлась. Все, что успел сделать переводчик, до своего уничтожения -- ранить двух нападавших и отправить короткое сообщение на центральный сервер Улья. Крохотное сообщение ничего примечательного, но оно понесло за собой сотни жертв и существенные разрушения по всему комплексу. Гласило оно: "Хозяин в беде".
  
   Штурмовой отряд из двух десятков железяк, во главе с Кайзо, застали лишь обломки своего товарища и следы недавнего боя. Хозяин и его спутники пропали.
   - Улей, активация протокола "Эгида". Градация кода -- красный. Приступить к выполнению.
   ИИ транспортника не обладал вокабулятором и серьезным кристаллом интеллекта, но приказ исполнил быстро и четко. Грузовой отсек, мастерская и хранилища содержали в себе сотни боевых единиц, погруженных в сон. Мгновенная волна света прокатилась по темным помещениям корабля. Издаваемый индикаторами и сенсорами свет через мгновение исчез -- дроиды вошли в боевой режим. В оперативной памяти жестянок побежали строки команд активации и план действий. Сотни роботов превратились в единую машину войны. И горе тем, кто встанет у нее на пути. Первыми счастливчиками стали представители таможенной службы. К их сожалению, в стандартную экипировку официальных взяточников, входили бластерные пистолеты. Дроиды не обладали ни сожалением ни сомнениями. В их головах прописаны лишь строки команд. Металлическая чума распространялась по куполу, блокируя все выходы и занимая стратегические точки. Но это все вторично. На первом месте -- поиск. Захват реактора. Система жизнеобеспечения под контролем. Слабое сопротивление на подступах к датацентру. Подавлено. Захват подстанций. Первая. Вторая. Третья. Сопротивление сил СБ. Запрос подкрепления. Уничтожение третьей подстанции. Четвертая. Пятая. Сопротивление. Подавлено. Взятие под контроль пульта распределения энергопитания по куполу. Дезактивация реактора.
  
   - Эй, крылатый, ты в порядке?
   Сознание вернулось мгновенно, одной яркой вспышкой. Боли не было, была сильная дезориентация. Встать самостоятельно я не смог. Хрупкотелые подняли меня под руки. Крылья не слушались. Страх. Стыд, за чувство страха. Ручной "Вырубатель". Подлое оружие. По моей расе оно бьет куда сильнее, чем по людям или ласатам.
   - Тк с р тк в фгр?
   Хаттовы выродки. Я теперь нем. Высокое, узкое помещение, без обзорных панелей и терминалов. Камера. Дверь из дюрастали. Плохо.
   - Мы пришли в себя минут двадцать назад. Сразу начали тормошить вас.
   Двадцать минут. Плохо. Мои питомцы уже приняли красную директиву. Нужно срочно от сюда выбираться, иначе окажется слишком поздно. Лицо Дерека было не здорового серого цвета. Ласат с расширенными зрачками смотрелся не лучше.
   - Насекомое, я знаю, что ты нас понимаешь.
   Конечно понимаю, толку то? Отсутствие браслета с моим персональным терминалом крайне смущало. Будь он и отменить директиву стало бы делом пары секунд. Да и переводчик там был.
   - Это были Всадники. Я узнал парня, что подошел к нам.
   Прижатые к голове уши у старого и битого жизнью ласата, меня удивили.
   - Фергус, что будет делать Кайзо, когда до него дойдет, что тебя похитили?
   - Кто такой Кайзо и почему ты так испугался?
   Молодой человек слишком плохо меня знал и не был знаком с художествами прайма девяток, что бы предполагать о грядущем будущем.
   - Помолчи, малец. Сколько дроидов на борту твоего Улья?
   Я опустил голову. Такого ответа ласату было достаточно. Детально отвечать на этот вопрос я не стал бы. Даже если бы мог говорить на общем. Если честно, я и не знал точного ответа на заданный вопрос. Что-то около ста семидесяти. Пятеркой больше, пятеркой меньше. В камере погас свет. Ну вот, началось. Если моего жестяного офицера не остановить, то в следующий раз на станцию корабль не пустят, а, скорее всего, откроют по Улью огонь из тяжелых орудий. Темень сменилась тусклым резервным освещением. Плохо. Реактор купола отключен.
   - Мать вашу, расскажите мне что здесь происходит!
   - Не рычи, пацан. Я ведь это тоже делать умею.
   - Тр к ск вф!
   - Ладно, молчу. Но пускай малец следит за языком.
   Плевать я хотел на человека. Моя фраза была ругательством, направленным в сторону последующих событий, повлиять на которые из камеры было не возможно. Насколько мне было известно, дорогу Всадникам я не переходил, а у Дерека для этого силенок маловато. Значит дело в ласате и его Клинках. Стоит расспросить старика о его проблемах с другими кланами. Я уселся на пол и просто начал ждать. Через какое-то время. Может минут двадцать, а может и сорок, определить прошедшее время в четырех одинаковых стенах не просто, начал дрожать пол. Не хороший признак. Один раз, еще один, затем в коридоре послышался тяжелый металлический лязг. Надежда умерла. Дроиды пробежали мимо. Да и звук при беге не соответствовал моим жестянкам.
   - Кстати, как проходил бой, там в кантине? Меня сразу вырубили, я ничего не видел.
   - Летающая сфера начала палить по нападавшим, того, что стрелял в тебя, вроде, прикончила. Про остальных не знаю, меня тоже приложили.
   Парнишка взялся за затылок и растрепал на нем волосы. Люди -- наименее подвержены пост-эффектам от голубого луча крохотного прибора. Живучий народец. Лишь мигрень и легкое головокружение. Я же не чувствовал крыльев, не мог самостоятельно ходить, но хуже всего -- предательски дрожащие конечности. Позор. К моему сожалению, звуки боя не прекращались, а лишь усиливались. Не сомневаюсь, что Кай меня найдет, вопрос в том, сколько трупов окажется на его пути.
  
   В то же время. Отряд из трех десятков дроидов, находился в главном датацентре купола. Охрана лежала на полу со следами бластерных ожогов. Немногочисленные гражданские, в основном, успели сбежать. Кто не успел -- лежал рядом с охраной. Двухметровый боец подошел к центральному терминалу, вокруг которого располагались сотни стоек. В каждом таком шкафу размещались инфокристаллы, на которых хранилась поступающая информация со всего купола. Дроид достал из браслета гибкий коннектор и соединил его с разъемом терминала. Инициация соединения. Подключение инфоблока с цифровой подписью "Калеб". Ввод ключа шифрования. Доступ к базам данных. Просмотр информации с регистратора. Последние минуты работы. Выделение контуров лиц. Взлом сервера службы безопасности. Запрос на поиск. Поиск... Строка индикатора, означавшая приближение результата, росла медленно. Это тебе не Сервер Улья, здесь тысячи инфосодержащих блоков. Конечный результат. Семьдесят шесть тысяч триста двадцать одно совпадение. Ограничение результатов. Камеры наблюдения. Наиболее посещаемое место. Комплекс строений 11-1-64. Собственность клана Всадники Эмитры. Предварительное местоположение цели обнаружено. Направление отрядов к комплексу строений. Молчаливые железяки сорвались на бег и отправились к, известной лишь им, цели.
  
   Гулкие звуки принадлежали излучателям тяжелых бластерных винтовок. К оборонявшим внутренний двор разумным прибыла поддержка в виде тяжелых дроидов. Крупнокалиберные стволы в руках защитников были бесполезны против щитов, но не все дроиды атакующих таковыми обладали. В ответ на появление у оборонявшихся крупных стволов -- на их головы обвалилась крыша. Живые и не живые защитники прекратили свое существование. Юркие фигуры металлических гостей проникли во внутренние строения. Шум боя, стоящий над комплексом, распространялся по всему куполу.
  
   - Тк с кф!
   - Да, я тоже слышу, шаги.
   - Ну, хоть что-то, кроме взрывов и пальбы.
   Шаги нескольких, судя по запаху, человек, приближались. Я приготовился. Либо с нами идут говорить либо убивать. Одно из двух. Дюрасталевая переборка ушла вверх. Седина в волосах и бороде, цепкий взгляд, не дешевый бластер в поясной кобуре. Какая то шишка. Пара солдат с винтовками, за спиной у этого человека, лишь придавала мне уверенности в своих суждениях. Стрелять не стали. Хорошо.
   - Мне нужно знать, связан ли штурм базы с вами. Боевые дроиды появились в городе спустя пару минут, после событий в кантине. И я не верю, что это случайность.
   - Кра с пак ткр!
   - Вы, должно быть, мистер Фергус. Мне жаль, что вы оказались рядом с этим человеком во время захвата, как и вы Винтай. Это наша ошибка. Мы слишком поздно навели о вас справки.
   - Чертовски верно! И сейчас вы платите за наше похищение своими людьми.
   - Можно ли воспринимать ваше заявление, как подтверждение принадлежности дроидов в городе?
   В камере повисла тишина. Ласат посмотрел на меня, а я кивнул головой.
   - Это наши дроиды. И они не успокоятся, пока мы не окажемся на свободе.
   - Я так и думал. Солдаты, проводите заключенных во внутренний двор и отпустите. Сегодня из-за глупой ошибки погибли слишком многие, нужно прекратить бойню немедленно.
  
   Я был солидарен с бескрылым выродком, много трупов на станции, где у меня дела, не есть хорошо. Весь путь размышлял о словах того будущего трупа. Компания в кантине пришла за человеком. Не мной и не ласатом. Чем интересен парнишка поганому пиратскому клану? Возможно, тем же чем и мне. Модификант под видом дроида. Говорить об этом с человеком пока рано. Не те отношения. Хаттов секрет. Нужно потерпеть и втереться в доверие. Парнишка обязан своей новой работой исключительно благодаря моему интересу к модификанту. Не без того, что я подумывал о помощниках, в связи с крупными партиями от синдиката. Но человека в помощники -- не взял бы никогда.
   Личные вещи нам не вернули. Толи их "потеряли", во что лично я не верил, либо просто забылись в связи с крупномасштабным штурмом комплекса. Когда моя тушка, ведомая под руки человеком и ласатом, появилась во внутреннем дворе, бой стих. Со здания спрыгнула пятерка М9, взявшая меня в кольцо. Как ни странно, вооруженные охранники, конвоировавшие нас, остались без внимания. Не знаю, какие чувства, в момент появления моих девяток, водились в их головах, но обратно те шли быстрым, очень быстрым, шагом.
  
   На борт Улья мы попали лишь через два часа. Прежде, пришлось пообщаться с руководством станции. Жаль, Клинки, лидером которых был Винтай, не имели веса на политической арене. Действия моих дроидов были осуждены. Еще бы. Это после резни и разрушений в третьем куполе. Можно сказать легко отделался. Ни штрафа, ни запрета на посещение не было. Как и не было компенсаций за мое заключение и вред здоровью. Люблю "свободные" поселения. Про пленение человека и ласата не говорилось вообще. Шустрый Винт, я более чем уверен, успел сбить со Всадников откупные и отказался от претензий, а Дерек -- не та фигура, о которой стоит говорить. Всего за этот день погибло сто семь разумных. Жаль, что столько жизней было утеряно лишь из-за глупой ошибки одного покойника, решившего воспользоваться вырубателем. Я не ценитель чужих жизней, и тем более, не пацифист, но все эти смерти не благотворно влияют на мою деятельность. Зачем мне проблемы с семьями погибших, пускай и не все возьмутся мстить, но мне многого и не нужно. Достать снайперскую винтовку на пиратской станции -- дело денег и знакомств. И то и другое может найтись. И вот тогда... Хотя я слукавил, жизнь я ценю, правда всего лишь одну -- свою. И расставаться с ней не хочу. Эта мысль появилась у меня во время встречи с руководством купольного города. Удалось выбить право использовать дроидов-охранников в общественных местах. Всего четырех. Четыре девятки за спиной, надеюсь, не позволят повториться сегодняшней истории. Вообще странное положение вещей и не совсем справедливое. На своей территории -- хоть штурмовые шагоходы используй, а в общественных местах -- только персональное оружие. Интересно, а как совет отреагирует на выстрел описанного шагохода по переборке купола? По мне, так лучше контролировать распространение на объекте тяжелого вооружения, а простых дроидов -- разрешить везде. Заморочки "свободных" поселений и их глупые правила, иногда доходящие до идиотизма. Но не мне их обсуждать, пускай думают местные жители. Я от сюда смоюсь когда захочу, а им здесь жить.
  
  
  
  
  
  

Оценка: 5.41*11  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com М.Атаманов "Искажающие реальность-4"(ЛитРПГ) В.Пылаев "Видящий-2. Тэн"(ЛитРПГ) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) А.Лоев "Игра на Земле. Книга 2."(Научная фантастика) Д.Гримм "З.О.О.П.А.Р.К. Книга 2. Джульетта"(Антиутопия) Ю.Резник "Семь"(Антиутопия) В.Соколов "Мажор 3: Милосердие спецназа"(Боевик) О.Герр "Заклинатель "(Любовное фэнтези) А.Кочеровский "Утопия 808"(Научная фантастика) К.Вэй "Филант"(Боевая фантастика)
Хиты на ProdaMan.ru Ночь Излома. Ируна БеликВолчий лог. Сезон 1. Две судьбы. Делия РоссиВ дни Бородина. Александр МихайловскийПортальщик. Земля-матушка. Аскин-УрмановHigh voltage. Виолетта РоманПодари мне чешуйку. Гаврилова АннаЧП или чертова попаданка - ЭПИЛОГ. Сапфир ЯсминаПеснь Кобальта. Маргарита Дюжева✨Мое бесполое создание . Ева ФиноваНевеста двух господ. Дарья Весна
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
С.Лыжина "Драконий пир" И.Котова "Королевская кровь.Расколотый мир" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Пилигримы спирали" В.Красников "Скиф" Н.Шумак, Т.Чернецкая "Шоколадное настроение"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"