Надежда: другие произведения.

Дыхание снега и пепла. Ч.3, гл.33

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурс LitRPG-фэнтези, приз 5000$
Конкурсы романов на Author.Today
Оценка: 9.00*5  Ваша оценка:

Дыхание снега и пепла


     33. В КОТОРОЙ МИССИС БАГ БЕРЕТ ДЕЛО В СВОИ РУКИ

     На следующее утро я чувствовала себя вполне сносно. Желудок мой успокоился; эмоции стали более жизнерадостными. И это было хорошо, так как указания, которые Джейми дал миссис Баг относительно ее суеты и оханья, потеряли силу, если они, конечно, были.
     Все болело меньше, даже мои руки приобрели вполне нормальный вид, но я все еще чувствовала страшную усталость, и потому было так комфортно устроиться на стуле, положив ноги на скамью, и позволить принести мне чашку кофе – чая оставалось очень мало, и шансов, что его будет достаточно в ближайшие несколько лет, никаких – а также рисовый пудинг с изюмом.
     - Вы уверены, что ваше лицо будет выглядеть по-прежнему, а? – Миссис Баг подала мне горячую булочку, сочащуюся маслом и медом, при этом внимательно разглядывая мое лицо.
     На мгновение я почувствовала искушение спросить ее, как выглядит мое лицо, но была совершенно уверена, что ничего хорошего она не ответит. Вместо этого, я ограничилась коротким «Да» и попросила еще кофе.
     - Я когда-то знала одну женщину из Киркалди, которую корова ударила копытом в лицо, - сказала она, все еще критически рассматривая меня, пока наливала кофе. – Потеряла передние зубы, бедняжка, а нос после этого остался свернутым набок. Вот так, - она указательным пальцем ткнула вбок свой маленький круглый нос и при этом засунула верхнюю губу под нижнюю, изображая беззубость.
     Я осторожно потрогала свой нос, который казался совершенно прямым, хотя и распухшим.
     - И еще в Балговни был Уильям МакКри, он участвовал вместе с моим Арчем в битве при Шерифмуире. Напоролся на английскую пику, и ему снесло половину челюсти и часть носа! Арч говорил, что сквозь дыру на его лице можно было мозги видеть, но он выжил. И питался, в основном, кашей, - добавила она, - и виски.
     - Какая хорошая мысль, - заметила я, кладя булочку на стол. – Думаю, я пойду и налью себе немного.
     Взяв с собой чашку с кофе, я торопливо направилась в хирургический кабинет, сопровождаемая громкими воспоминаниями о некоем Доминике Малрони, который наткнулся лицом на церковную дверь в Эдинбурге, притом будучи тогда трезвым, как овца …
     Я закрыла за собой дверь хирургической, открыла окно и выплеснула остатки кофе наружу, потом достала бутылку виски с полки и наполнила чашку до краев.
     Я намеревалась выяснить у миссис Баг о состоянии здоровья Лайонела Брауна, но, вероятно, это подождет. Я обнаружила, что мои руки снова тряслись, и прижала ладони к поверхности стола, чтобы их успокоить прежде, чем взять в руки чашку.
     Я глубоко вдохнула воздух и сделала глоток виски, потом еще. Да, это лучше.
     Маленькие волны бессмысленной паники все еще пытались овладеть мною. С утра я ее не ощущала и стала надеяться, что она окончательно прошла. Как оказалась, не совсем.
     Я потягивала виски, утирая холодный пот с висков, и оглядывалась в поисках занятия. Мальва и я вчера начали процесс получения нового пенициллина, приготовили свежую настойку из костей и форели, а также гентианский бальзам. В конце концов, я стала листать мой большой черный журнал, перечитывая записи о различных осложнениях при родах.
     Когда я осознала, что делаю, то не нашла в себе силы остановиться. Я не была беременна. Я была уверена в этом. И все же моя матка была чувствительна и воспалена.
     О, вот интересная запись. Ее сделал Даниэль Роулинг, в ней он описывал рабыню средних лет, которая страдала от ректо-вагинальной фистулы, в результате которой у нее через вагину постоянно истекал небольшой поток фекальных масс.
     Такие фистулы часто возникают при травмах во время родов обычно у молодых женщин, которые занимались тяжелым физическим трудом, или у женщин постарше, когда ткани становятся менее эластичными. Кроме того, у старших женщин это может сопровождаться опущением органов в промежность, когда матка, уретра и даже анус выпадают сквозь тазовое дно.
     - Как удачно, что я не беременна, - громко произнесла я, резко закрывая журнал. Может быть, продолжить читать «Дон Кихота»?
     И когда Мальва Кристи постучала в двери, я почувствовала значительное облегчение.
     Она быстро взглянула на мое лицо, но, как и вчера ничего не сказала, приняв мой вид без комментариев.
     - Как рука твоего отца? – спросила я.
     - О, все хорошо, мэм, - ответила она. – Я посмотрела, как вы говорили, никаких красных полос, ни гноя, только небольшое покраснение возле пореза. Я заставила его шевелить пальцами, как вы сказали, - добавила она, показав на мгновение ямочки на щеках. – Он не хотел и вел себя так, словно я втыкаю в него шипы, но пальцами шевелил.
     - Молодец! – сказала я и похлопала ее по плечу, отчего она зарозовелась.
     - Думаю, мы заслужили бисквит с медом, - добавила я, обратив внимание на аромат выпечки, который доносился из кухни на протяжении последнего часа. – Идем.
     Однако когда мы вышли в коридор, я услышала довольно странный звук позади нас, как будто большое животное топталось по доскам переднего крыльца.
     - Что это? – спросила Мальва, испуганно косясь через плечо.
     В ответ ей раздался громкий стон и грохот передней двери, словно что-то об нее стукнулось.
     - Мария, Иосиф и Святая Бригитта! – миссис Баг выглянула из кухни, осеняя себя крестом. – Что это?
     Мое сердце громко застучало, и во рту пересохло. Нечто большое и темное блокировало свет за дверью, отчетливо слышалось хриплое дыхание, прерываемое стонами.
     - Не знаю что это, но оно больно или ранено, - сказала я. – Отойдите назад. Я обтерла руки о передник, сглотнула и, выйдя вперед, открыла дверь.
     Мгновение я не узнавала его. Он был не более чем горой плоти на крыльце, с растрепанными волосами и порванной грязной одеждой. Но потом он приподнялся на одно колено и поднял голову, показав мне смертельно бледное лицо, покрытое синяками и лоснящееся от пота.
     - Мистер Браун? - не веря своим глазам, произнесла я.
     Его глаза стеклянно блестели, и я не была уверена, что он вообще меня видит, но он, очевидно, опознал меня по голосу и рванулся навстречу, едва не сбив с ног. Я вовремя отступила назад, но он схватил меня за ногу и завопил:
     - Милости! Мистрис, пожалейте меня! Умоляю!
     - Что за … пустите. Пустите, я сказала! – я трясла ногой, пытаясь сбросить его руку, но он вцепился в нее, как клещ, и хриплым голосом монотонно вскрикивал: «Помилуйте!»
     - Мужчина, прекратите шуметь, - сердито сказала миссис Баг. Теперь отойдя от шока при его появлении, она казалась скорее рассерженной, чем встревоженной.
     Лайонел Браун не замолкал, продолжая умолять меня о пощаде, несмотря на мои попытки успокоить его.
     Этот шум был прерван миссис Баг, которая выскочила из-за моей спины с большой колотушкой и стукнула ею мистера Брауна по голове. Глаза его закатились, и он, смолкнув, упал ничком.
     - Я извиняюсь, миссис Фрейзер, - сказала она, оправдываясь. – Представить не могу, как он смог вылезти, да еще и прийти сюда.
     Я тоже не знала, как он вылез, но как он пришел, было совершенно очевидно. Он полз, волоча сломанную ногу. Его руки и ноги были поцарапаны и окровавлены, брюки висели лохмотьями, и весь он был покрыт грязью и облеплен травой и листьями.
     Я наклонилась и вытащила лист вяза из его волос, лихорадочно размышляя, что же с ним делать. Очевидное, я полагаю.
     - Помогите занести его в хирургическую, - сказала я и, вздохнув, наклонилась, чтобы взять его под руку.
     - Вы не можете этого сделать! – воскликнула скандализированная миссис Баг. – Сам очень рассердится. Он сказал, что этот негодяй не должен вас беспокоить, вы даже не должны видеть его!
     - Ну, боюсь, что не видеть его уже поздно, - заметила я и потянула тяжелое тело. – Мы же можем просто оставить его лежать на пороге, не так ли? Помогите же мне!
     Миссис Баг, очевидно, не имела ничего против, чтобы оставить его лежать на пороге, но когда Мальва, которая до этого с широко распахнутыми глазами прижималась к стене, подошла к нам, она со вздохом сдалась, положила свое оружие и протянула руку.
     Он пришел в себя только тогда, когда мы затащили его на стол, и застонал:
     - Не давайте ему убить меня … пожалуйста, не давайте ему убить меня!
     - Можете вы помолчать? – прикрикнула я раздраженно. – Мне нужно осмотреть вашу ногу.
     Никто не занимался ею после того, как я наскоро сделала шину из веток, а путешествие из хижины Багов не улучшило ее состояние. Сквозь повязку проступала кровь. Я была удивлена, что он хорошо переносил свое состояние, учитывая другие раны. Его кожа была холодная и липкая, а дыхание поверхностным, но лихорадки не было.
     - Будьте добры, принесите горячей воды, миссис Баг, - попросила я, аккуратно нажимая на сломанную ногу тут и там. – И, возможно, немного виски? Он нуждается в этом, чтобы отойти от шока.
     - Нет, - заявила миссис Баг, уставившись на нашего пациента с сильной неприязнью. – Мы должны избавить мистера Фрейзера от беспокойства, которое доставляет ему этот придурок, если ж у него не хватило ума умереть самому. – Она все еще держала колотушку и сейчас взмахнула ею, от чего мистер Браун съежился и вскрикнул, когда это движение потревожило сломанное запястье.
     - Я принесу воды, - сказала Мальва и ушла.
     - Не позволяйте ему убить меня, - произнес он хрипло, уставившись на меня налитыми кровью глазами. – Пожалуйста, я умоляю вас!
     Я замешкалась. Я не то чтобы забыла о существовании мистера Брауна, но до последнего дня более или менее успешно подавляла это знание. Я была бы рада вообще не думать о нем.
     Он увидел мои сомнения и, облизав губы, начал снова.
     - Спасите меня, миссис Фрейзер … Я умоляю вас! Вы единственная, кого он послушается!
     С некоторой трудностью я убрала его руку с моего запястья.
     - Почему вы, вообще, думаете, что кто-то хочет убить вас? – настороженно спросила я.
     Браун не засмеялся, но его рот искривился с горькой иронией.
     - Он сказал, что убьет. Я не сомневаюсь в этом, - он казался теперь спокойнее и, сделав глубокий дрожащий вдох, тихо произнес: - Пожалуйста, миссис Фрейзер, я умоляю вас … спасите меня.
     Я взглянула на миссис Баг и прочитала ответ в ее сложенных руках и поджатых губах. Она знала.
     В этот момент появилась Мальва с кувшином в одной руке и стаканом виски в другой.
     - Что я должна сделать? – спросила она, запыхавшись.
     - Ээ … в шкафу, - пробормотала я, пытаясь сфокусировать внимание. – Знаешь, как выглядит окопник? – Я держала его запястье, машинально считая пульс. Пульс галопировал.
     - Да, мэм. Положить его в воду? – она поставила стакан и кувшин нас стол и уже рылась в шкафу.
     Я, стараясь держать невозмутимый вид, встретила взгляд Брауна.
     - Если бы вы могли, вы бы убили меня, - сказала я спокойно, хотя мой пульс бился также быстро, как и у него.
     - Нет, - сказал он, но его глаза скользнули в сторону, немного, но скользнули. – Нет, никогда!
     - Вы сказали Х-Ходжпайлу убить меня, - мой голос слегка дрогнул на имени мерзавца, и внезапная вспышка гнева затопила меня. – Не отпирайтесь, вы говорили!
     Его левое запястье было сломано, и никто не позаботился о нем; плоть распухла и потемнела от кровоизлияния. Даже такой рукой, он сжал мою руку, стремясь убедить меня. Его запах был горяч, как у животного.
     Я выдернула руку, отвращение проползло по моей спине, как орда многоножек. Я с силой обтерла руку о передник, пытаясь удержать рвоту.
     Это не мог быть он. Я знала это. Он сломал ногу после обеда, и никоим образом не мог прийти ко мне ночью. Я не могла чувствовать его неумолимую тяжесть, толчки и вонь его тела. И все же мне показалось, что он был там. Я сглотнула желчь, и голова моя закружилась.
     - Миссис Фрейзер? Миссис Фрейзер! – закричали одновременно Мальва и миссис Баг, и прежде чем я смогла понять, что происходит, миссис Баг посадила меня на стул, а Мальва настойчиво прижала к моим губам чашку с виски.
     Я, прикрыв глаза, пила, пытаясь потеряться в его чистом остром запахе и жгучем вкусе.
     Я вспомнила ярость Джейми в ночь, когда он привез меня домой. Если бы Браун был тогда с нами, он бы убил его. Сделает ли он это теперь в более хладнокровном состоянии? Я не знала. Браун был уверен.
     Я слышала, как он плакал, издавая низкие безнадежные звуки. Я проглотила последний глоток виски, оттолкнула чашку и выпрямилась, открыв глаза. К моему удивлению, я тоже плакала.
     Я встала и вытерла лицо фартуком. Он приятно пах маслом, корицей и свежим яблочным соусом. Этот запах убрал мою тошноту.
     - Чай готов, миссис Фрейзер, - прошептала Мальва, коснувшись моего рукава и не спуская глаз с Брауна, с несчастным видом съежившегося на столе. – Будете пить?
     - Нет, - ответила я. – Дай ему. Потом достань мне тряпки для перевязки … и иди домой.
     Я не имела понятия, что Джейми намеревался делать; я не представляла, как реагировать, когда узнаю его намерения. Я не знала, что делать и что чувствовать. Единственное, что я понимала, что передо мной находится раненый человек. Пока этого достаточно.

     На некоторое время я смогла забыть, кем этот человек являлся. Запретив ему говорить, я сжала зубы и погрузилась в задачу, которая передо мной стояла. Он хлюпал носом, но не шевелился. Я чистила и перевязывала раны, сумев отвлечься от его личности, но к концу работы я все больше ощущала отвращение от каждого прикосновения к нему.
     Наконец, я закончила и принялась вытирать руки тряпкой, вымоченной в скипидаре и спирте, тщательно вычищая под каждым ногтем. Я вела себя так, внезапно осознала я, словно он был поражен отвратительной инфекцией. Но я не могла остановиться.
     Лайонел Браун с опаской наблюдал за мной.
     - Что вы намереваетесь делать?
     - Я еще не решила.
     Это было правдой, более или менее. Мое решение еще не оформилось, хотя Джейми – черт его побери – был прав. Однако я не считала разумным говорить Брауну об этом. Пока.
     Он открыл рот, без сомнения, чтобы умолять дальше, но я остановила его резким движением руки.
     - С вами был человек по имени Доннер. Что вы знаете о нем?
     Он совершенно не ожидал этого вопроса и уставился на меня, раскрыв рот,
     - Доннер? – неуверенно произнес он.
     - Только не говорите, что не помните его, - сказала я резким от волнения голосом.
     - О, нет, мэм, - торопливо заверил он меня. – Я помню его … очень хорошо. Что, - он коснулся языком уголка своего воспаленного рта, - вы хотите о нем знать?
     Главное, что я хотела знать, был ли он жив или убит, но Браун, конечно же, этого не знал.
     - Начнем с его полного имени, - предложила я, садясь рядом с ним, - и далее.
     Как оказалось, Браун знал немного больше о его имени, которое было Вендиго.
     - Что? – недоверчиво спросила я, но Брауну, по-видимому, имя не казалось странным.
     - Он сам так сказал, - обиделся он на мое недоверие. – Индейское, кажется, да?
     Да. Или точнее, это было имя монстра из мифов северных индейских племен, я не помнила каких. Однажды класс Брианны получил задание по американским народным мифам; каждый ребенок должен был рассказать и проиллюстрировать какой-либо миф. Бри выбрала Вендиго.
     Я вспомнила о нем только потому, что картинка, которой она сопроводила свой рассказ, произвела на меня впечатление. Она была выполнена в технике негатива, белым карандашом на угольном фоне. Оголенные ветви деревьев раскачивались под ветром и снегом, между ним чернела ночь. Картина была полна энергии и движения. И только через некоторое время среди этих ветвей можно было заметить лицо. Это было так неожиданно, что я даже взвизгнула и уронила картинку к большому удовольствию Бри.
     - Надо полагать, - сказала я, решительно подавляя воспоминание о лице Вендиго. – Откуда он появился? Он жил в Браунсвилле?
     Он прожил в Браунсвилле всего лишь неделю, его откуда-то привел Ходжпайл вместе с другими мужчинами. Браун не замечал его тогда, он не создавал никаких проблем.
     - Он жил с вдовой Бодри, - поведал, загораясь внезапной надеждой, - может быть, он что-нибудь рассказал ей. Я могу разузнать для вас, когда вернусь домой. – Он кинул на меня взгляд, как он полагал, верного пса, но который скорее напоминал взгляд подыхающего тритона.
     - Хм, - я подарила ему взгляд полный скептицизма. – Посмотрим.
     Он облизал губы, пытаясь изобразить жалобный вид.
     - Можно мне немного воды, мэм?
     Я не думала, что смогу позволить ему умереть от жажды, но едва могла выносить общение с ним. Я жаждала, чтобы он исчез из моей хирургической, из поля моего зрения, и как можно, быстрее. Я резко кивнула головой и, выйдя в коридор, крикнула миссис Баг принести воды.
     День был теплый, я чувствовала себя неприятно потной после работы с Лайонелом Брауном. От внезапного жара, поднявшегося от груди к шее и лицу, даже за ушами выступили бисеринки пота. Извинившись, я оставила больного на попечение миссис Баг и поспешила на благословенный чистый воздух.
     Снаружи был небольшой колодец, представлявший собой мелкую ямку, аккуратно обложенную камнями. Большой ковш из тыквы был воткнут между двумя камнями. Я вытянула его, набрала воды, выпила и сполоснула лицо.
     Приливы жара сами по себе не доставляли неприятности, только вызывали интерес к этому странному чувству, когда тело совершает что-то неожиданное, неподдающееся сознательному контролю. Я на мгновение задумалась, мужчины чувствует то же самое при эрекции.
     В данный момент прилив жара казался обнадеживающим. Конечно же, сказала я себе, если я беременна, то никаких приливов не может быть. Или может? Я хорошо знала, что гормональная перестройка на начальной стадии беременности могла вызывать различные феномены, схожие с признаками менопаузы. У меня действительно наблюдались признаки истерии, характерные, как для беременности, так и для менопаузы, или, быть может, это связано с изнасилованием.
     - Не будь смешной, Бьючемп, - вслух произнесла я. – Ты прекрасно знаешь, что не беременна.
     Эти слова заставили меня испытать странное чувство, на девять десятых – облегчение, и на одну десятую – сожаление. Или скорее, девять тысяч девятьсот девяносто девять частей облегчения на одну сожаления, но все равно оно было.
     Однако обильный пот, сопровождающий приливы, был тем, без чего я могла бы обойтись, и хотя мое лицо было освежено великолепной прохладной водой, мои грудь, шея и скальп были покрыты тонкой пленкой пота. Половину ковша я вылила за лиф платья и вздохнула от наслаждения, когда вода пропитала мое платье, скользнув между грудей, вниз по животу и между ног, проливаясь на землю.
     Я выглядела, как неряха, но миссис Баг вряд ли станет возмущаться, а на мнение Лайонела Брауна мне наплевать. Протерев виски передником, я направилась к дому.
     Дверь была приоткрыта, как я ее и оставила. Я распахнула ее, впустив внутрь яркий полуденный свет, который осветил миссис Баг, изо всех своих сил прижимающую подушку к лицу Брауна. Я мгновение стояла, моргая глазами, настолько пораженная, что не могла даже осознать увиденное, потом с криком метнулась к женщине и схватила ее за руку.
     Но она была так сильна и так целеустремлена, что даже не пошевелилась. Вены на ее лбу вздулись, а лицо покраснело от усилий. Я дергала ее руку, но не могла оттянуть ее от подушки. Тогда в отчаянии я со всей силы толкнула женщину.
     Она отшатнулась, и я, ухватившись за угол подушки, сдернула ее с лица мужчины. Восстановив равновесие, женщина рванулась вперед с твердым намерением закончить свое дело.
     Я отступила назад и бросилась на нее всем телом. Мы с грохотом свалились, ударившись о стол, перевернув скамью, и оказались на полу среди фаянсовых осколков и лужи, пахнущей мятным чаем и содержимым ночного горшка.
     Боль в сломанных ребрах на мгновение парализовала меня, откатившись, я пыталась вдохнуть воздух. Потом, сжав зубы, оттолкнула женщину, выпуталась из вороха юбок и с трудом поднялась на ноги.
     Рука Брауна безвольно свисала со стола; я схватила его за подбородок, задрав его вверх, и прижала свой рот к его рту. Вдохнула в его легкие столько воздуха, сколько могла, отдышалась и снова вдохнула, и все это время отчаянно пытаясь нащупать пульс на его шее.
     Он был теплым, его челюсти и кости плеч ощущались нормально, но его плоть была вялая и безжизненная, губы безвольно плющились, когда я прижималась к ним ртом и выдыхала воздух. Кровь из моей треснутой губы разлеталась брызгами во все стороны, и я была вынуждена сосать губу, когда отрывалась, чтобы втянуть воздух уголками рта, заставляя мои ребра расширятся.
     Я почувствовала кого-то за своей спиной - миссис Баг? – и пнула ее. Она попыталась схватить меня за плечо, но я уклонилась и, развернувшись, со всей силы ударила ее кулаком в живот. Она упала на пол с громким шлепком. Не обращая больше на нее внимания, я наклонилась к Брауну.
     Грудь под моей рукой поднималась, когда я вдувала в него воздух, и опадала, когда я останавливалась. Я распрямилась и ударила обоими кулаками в его грудину так сильно, что могла посадить еще больше синяков и себе, и ему, если бы на его теле еще было бы место для них.
     Он не дышал. Я вдувала воздух и наносила удары снова и снова до тех пор, пока пот не потек по моему телу рекой, в ушах не зазвенело, а от гипервентиляции перед глазами замелькали черные пятна. Наконец я прекратила бороться и стояла, издавая свистящее дыхание, мокрые волосы прилипли к моему лицу, а мои руки дрожали в одном ритме с колотящимся сердцем.
     Проклятый человек был мертв.
     Я вытерла руки о передник, потом вытерла им лицо. Мой рот распух, и в нем чувствовалась кровь. Я сплюнула на пол. В воздухе разлилось особое ощущение неподвижности, которое зачастую сопровождает тихую смерть. Из ближайшего леса раздались громкие трескучие крики крапивника.
     Я услышала негромкий шуршащий звук и повернулась. Миссис Баг поправила скамью и уселась на нее. Она сидела, наклонившись вперед и сложив руки на коленях, ее круглое морщинистое лицо слегка хмурилось, когда она напряженно смотрела на тело, лежащее на столе. Рука Брауна безвольно свисала, пальцы ее были немного согнуты, удерживая тень внутри ладони.
     Простынь, покрывающая тело мужчины была испачкана, и я поняла, что явилось источником запаха из ночного горшка. Значит, он был мертв еще до того, как я начала свои попытки реанимировать его.
     Еще одна волна жара поднялась вверх по моему телу, покрывая кожу горячим воском. Я ощутила запах собственного пота, на мгновение прикрыла глаза, потом открыла их и повернулась к миссис Баг.
     - Какого черта, - спросила я спокойным голосом, - вы сделали это?

     - Что она сделала? – Джейми непонимающе уставился на меня, потом на миссис Баг, которая сидела за кухонным столом, опустив голову и сжав руки на животе.
     Не ожидая моего повторения, он быстро прошел в хирургическую. Я слышала, как его шаги внезапно замерли, потом после некоторого затишья, раздалось гэльское ругательство. Миссис Баг вдавила голову в пухлые плечи едва ли не до ушей.
     Шаги повернули назад, уже медленнее. Он вошел и встал перед ней.
     - Женщина, как ты посмела поднять руки на мужчину, который был моим? – негромко спросил он по-гэльски.
     - О, сэр, - пролепетала она, боясь поднять на него глаза, которые прятала под полями чепца. – Я … я не хотела. Правда, сэр, не хотела.
     Джейми взглянул на меня.
     - Она задушила его, - повторила я, - подушкой.
     - Думаю, ты не могла бы сделать этого, если бы не хотела, - сказал он с резкостью в голосе. – Почему ты это сделала, a boireannach[1]?
     Округлые плечи миссис Баг задрожали от страха.
     - О, сэр, о, сэр! Я знала, что нельзя … но у него такой поганый язык. Все время пока я ухаживала за ним, он трусил и дрожал, когда приходили вы или молодые люди, даже Арча боялся … а меня … - она сглотнула, и показалось, что плоть на ее лице внезапно обвисла. – Я же только женщина, и он мог говорить со мной, не таясь. И он говорил, угрожал, сэр, и проклинал самыми страшными словами. Он сказал … он сказал, что скоро явится его брат с людьми, чтобы освободить его, и тогда они убьют нас всех и сожгут крышу над нашими головами.
     Ее подбородок дрожал, когда она говорила, но она имела смелость поднять глаза и встретить взгляд Джейми.
     - Я знала, сэр, что вы никогда не допустите, чтобы это случилось, и старалась не обращать на него внимания. А когда он меня совсем достал, сказала ему, что он умрет прежде, чем брат узнает, где он находится. Но этот злыдень каким-то образом сбежал, хотя не понимаю, как он смог, клянусь, он находился в таком состоянии, что с кровати не мог встать, не то чтобы пойти так далеко. Но он сбежал, явился сюда и стал умолять вашу жену, а она подняла его. Сама бы я уволокла его проклятое тело куда подальше, но она не позволила. – Здесь она кинула в мою сторону быстрый обиженный взгляд и снова уставилась на Джейми с просительным видом.
     - И она, чистая милосердная леди, стала его лечить, и когда я увидела ее лицо, я поняла, что если она его лечит, то не сможет позволить убить его. И он тоже это увидел, потому что, когда она вышла, он, собачье дерьмо, стал издеваться надо мной и говорить, что теперь он в безопасности, что он обманул ее и заставил лечить, и потому она никогда не позволит, чтобы его убили, а когда он освободится, тотчас отправит дюжину бандитов, чтобы отомстить нам, и потом … - она прикрыла глаза, покачнувшись, и прижала ладонь к груди.
     - Я не могла это вынести, сэр, - просто произнесла она. – Я просто не могла.
     Джейми слушал ее с сурово нахмуренными бровями. На этом месте он резко взглянул на меня и, очевидно, увидел подтверждение в чертах моего побитого лица. Он сжал губы.
     - Идите домой, - приказал он миссис Баг, - расскажите вашему мужу, что вы наделали, и отправьте его ко мне.
     Он развернулся и направился в свой кабинет. Не глядя на меня, миссис Баг неловко встала на ноги и вышла, шагая, как слепая.

     - Ты был прав. Я извиняюсь, - я напряженно стояла в дверях кабинета, схватившись за наличник.
     Джейми сидел, положив локти на стол и опустив голову на руки, но, услышав меня, поднял ее и моргнул.
     - Разве я не говорил тебе, сассенах, чтобы ты не извинялась? – произнес он и криво улыбнулся. Потом его взгляд прошелся по мне, и на его лице появилось встревоженное выражение.
     - Христос, Клэр, ты выглядишь так, словно вот-вот упадешь, - сказал он, торопливо вставая. – Иди сюда, садись.
     Он усадил меня в кресло и встал рядом.
     - Я бы сказал миссис Баг принести тебе чего-нибудь, но я отослал ее прочь … принести тебе чаю, сассенах?
     Мне захотелось расплакаться, но вместо этого я издала смешок, загоняя слезы назад.
     - У нас нет чая. У нас его нет уже несколько месяцев. Я в порядке. Просто … немного в шоке.
     - Да, я понимаю. У тебя кровь, - он вытащил из кармана мятый платок, наклонился и, нахмурив брови от беспокойства, стал промокать мои губы.
     Я сидела, не шевелясь, борясь с внезапным чувством истощения. Прямо сейчас я не хотела ничего, только лечь, уснуть и никогда не просыпаться. И если я проснусь, хочу, чтобы этого мертвого мужчины не было в моей хирургической. Мне также хотелось, чтобы крыша над нашими головами не горела.
     Но еще не время, внезапно подумала я, и эта мысль, глупая, быть может, немного успокоила меня.
     - Случившиеся сильно осложнит твои дела, – спросила я, отчаянно борясь с усталостью и стараясь мыслить разумно, - с Ричардом Брауном?
     - Не знаю, - признался он. – Хотелось бы, чтобы мы были в Шотландии, - сказал он с легкой грустью, - Я хорошо бы знал, как поступит Браун, если бы он был шотландцем.
     - Действительно? Предположим, что ты имеешь дело с Колумом, - сказала я. – Что сделал бы он в таком случае, как ты думаешь?
     - Попытался бы убить меня и освободить своего брата, - ответил он тут же. – Если бы он знал, что его брат у меня. И если твой Доннер заявился в Браунсвилл, Ричард уже знает.
     Он был полностью прав, от этого понимания маленькие мурашки страха пробежали по моей спине.
     Очевидно, обеспокоенность отразилась на моем лице, потому что он улыбнулся, успокаивая меня.
     - Не беспокойся, сассенах, - сказал он. – Братья Линдсеи отправились в Браунсвилл на следующее утро после нашего возвращения. Кенни приглядывает в городке, а Эван и Мурдо ждут в разных местах дороги. Как только Ричард Браун и его проклятый комитет спасения отправятся в нашу сторону, мы тотчас узнаем об этом.
     Это звучало обнадеживающе, и я уселась прямее.
     - Это хорошо. Но … даже если Доннер там появится, он не знает, что ты захватил Лайонела Брауна. Ты просто мог убить его в схватке.
     Он блеснул на меня синим цветом глаз, но лишь кивнул головой.
     - Я бы желал, чтобы так оно и было, - сказал он с легкой гримасой. – Было бы меньше беспокойства. Но тогда я бы не узнал, чем они занимаются, а мне нужно это знать. Если Доннер вернулся, он расскажет о случившемся и отведет их туда забрать тела. Ричард увидит, что тела брата там нет.
     - После чего он сделает логический вывод и явится сюда искать его.
     Стук задней двери на этом месте заставил меня подпрыгнуть, но следом послышались мягкие шаги одетых в мокасины ног, и появился молодой Иэн, заглядывающий в кабинет с озадаченным видом.
     - Я только что встретил миссис Баг, которая торопилась домой, - сказал он, нахмурившись. – Она не остановилась поговорить со мной и выглядела довольно странно. Что произошло?
     - Лучше спроси, что не произошло, - сказала я и рассмеялась, заставив его остро взглянуть на меня.
     Джейми вздохнул.
     - Садись, - сказал он, подтолкнув ногой стул в направлении Иэна, - я все тебе расскажу.
     Иэн слушал внимательно, хотя рот его непроизвольно приоткрылся, когда Джейми дошел до эпизода, где миссис Баг прижала подушку к лицу Брауна.
     - Он еще здесь? – спросил он в конце рассказа. Он напрягся и подозрительно оглянулся через плечо, словно ожидал, что Браун может войти в двери в любой момент.
     - Ну, вряд ли он мог куда-нибудь уйти на собственных ногах, - едко заметила я.
     Иэн кивнул и поднялся взглянуть на труп. Он скоро вернулся и выглядел задумчивым.
     - Никаких следов на нем, - сказал он Джейми, усаживаясь на свое место.
     Джейми кивнул.
     - Да, и ему недавно сделали перевязку. Твоя тетя позаботилась о нем.
     Они обменялись взглядами, очевидно, подумав об одном и том же.
     - По его виду никто не сможет сказать, что он был убит, тетушка, - пояснил мне Иэн, увидев, что я не поняла их. – Он мог умереть сам по себе.
     - Полагаю, мог бы. Если бы он не стал терроризировать миссис Баг … - я слегка потерла лоб, где уже начинала пульсировать боль.
     - Как вы себя … - начал Иэн обеспокоенным голосом, но мне уже надоело, что люди спрашивают меня, как я себя чувствую.
     - Не знаю, - резко прервала я его, уставившись на руки, сжатые в кулаки на моих коленях.
     - Он … он не был совсем плохим человеком, я думаю, - сказала я. На переднике было пятно крови. Чьей, его или моей? – Просто … страшно слабый.
     - И лучше мертвый, - добавил Джейми спокойным голосом без всяких злобных ноток в голосе. Иэн кивнул в знак согласия.
     - Ну, что ж, - вернулся к предмету обсуждения Джейми. – Я говорил твоей тетушке, что, если бы Браун был шотландцем, я бы знал, как с ним поступить, но потом я подумал, что хотя он и не шотландец, но ведет свои дела по-шотландски. Он и его комитет. Они, как дозор.
     Иэн кивнул, приподняв лохматые брови.
     - Да, так и есть, - он выглядел заинтересованным. – Я никогда не видел их, но мама рассказывала, как тебя арестовал дозор, а она и тетя Клэр отправились следом. – Он ухмыльнулся мне, и внезапно на его длинном худощавом лице блеснул призрак мальчишки, каким он когда-то был.
     - Ну, тогда я была моложе и смелее, - сказала я.
     Джейми насмешливо фыркнул.
     - Они не особенно усердствовали, - заметил он, - в убийстве и поджогах, я имею в виду.
     - В отличие от упомянутого комитета, - я начинала понимать, что он хочет сказать. Иэн родился после Каллодена; он никогда не видел дозоров, вооруженных банд, которые разъезжали по стране и получали плату от глав кланов, чтобы защищать арендаторов, их земли и скот, а если плату не получали, просто грабили сами. Я видела. И слышала, что они иногда убивали и сжигали для того, чтобы проучить других и заставить платить.
     Джейми кивнул.
     - Ну, Браун - не шотландец, но дело есть дело, не так ли? – задумчивое выражение появилось на его лице, и он слегка откинулся назад, сцепив руки на колене. – Как быстро ты сможешь добраться до Анидонау Нуа, Иэн?

     Когда Иэн ушел, мы остались в кабинете. Нужно было убраться в моей хирургической, но я еще не была готова заниматься этим. Исключая замечания о том, что, к сожалению, он не успел сделать ледник, Джейми тоже ничего не говорил на эту тему.
     - Бедняжка миссис Баг, - сказала я, сжимая руки. – Я понятия не имела, что он так с ней обращался. Он, должно быть, думал, что она слабачка. – Я слабо хихикнула. – Это была ошибка. Она ужасно сильная, я очень удивилась.
     Хотя не должна была. Я сама видела, как миссис Баг прошла целую милю со взрослой козой на плечах, но как-то не связала проявление ее силы в повседневной фермерской жизни с возможностью убивать.
     - Я тоже, - согласился Джейми. – Но не тому, что она оказалась достаточно сильной, чтобы убить, а тому, что она осмелилась это сделать. Почему она ничего не сказала Арчи или мне?
     - Полагаю, она считала, что не ее дело говорить об этом. Ты попросил ее присмотреть за ним, а она землю сдвинет, чтобы выполнить любую твою просьбу. Думаю, она считала, что хорошо справляется с задачей, а когда он стал вести себя подобным образом, она … просто сломалась. Это случается, мне приходилось видеть такое.
     - Мне тоже, - пробормотал он, нахмурясь. Глубокая складка между его бровей заставила меня задуматься, о каких случаях он вспомнил. – Но мне не стоило думать …
     Арч Баг вошел так тихо, что я не услышала его шагов. Я поняла это только, когда увидела, что Джейми поднял глаза и замолчал. Я развернулась и увидела Арча с топором в руках. Я открыла рот, чтобы сказать что-нибудь, но он, не обращая на меня внимания, направился к Джейми.
     Подойдя к столу, он осторожно положил на него топор.
     - Моя жизнь за ее, о, вождь, - спокойно произнес он по-гэльски. Отступив назад, он встал на колени и опустил голову. Тонкая белая косичка торчала вверх, так что его шея оставалась неприкрытой. Темно-коричневая кожа на ней была покрыта глубокими морщинами, но она была все еще крепкая и мускулистая над белой полоской воротника.
     Негромкий шум у двери заставил меня отвернуться от захватывающей сцены. Миссис Баг стояла там, бессильно прислонившись к косяку. Ее чепец сполз набок, и влажные пряди седых волос прилипли к лицу цвета прокисшей сметаны.
     Она мельком взглянула на меня, когда я повернулась, и тут же ее взгляд вернулся к стоящему на коленях мужу, потом к Джейми, который встал, глядя на нее, потом на Арча.
     - О, да, - произнес он мягко. – Я должен снести тебе голову, не так ли? Здесь в моем кабинете, и заставить твою жену замывать кровь, или сделать это во дворе и подвесить твою голову за волосы над моим очагом, как предупреждение для Ричарда Брауна? Поднимайся, старый мошенник.
     На некоторое время в комнате все замерло, я успела заметить крошечную черную родинку прямо посредине шеи Арча, а потом пожилой мужчина очень медленно поднялся.
     - Это твое право, - произнес он по-гэльски. – Я твой арендатор, a ceann-cinnidh[2], я клялся тебе на железе, и это твое право. – Он стоял прямо, но веки были полуопущены, глаза смотрели на топор, который блестел острым лезвием на столе.
     Джейми вдохнул воздух, чтобы что-то сказать, но остановился, пристально глядя на старика. Что-то в нем изменилось, появилось осознание чего-то.
     - A ceann-cinnidh? – спросил он, и Арч Баг молча кивнул.
     Воздух в комнате внезапно сгустился, и я почувствовала, что волосы на моем затылке шевельнулись.
     - A ceann-cinnidh, - повторил Арч. Вождь клана. Одно слово, и мы оказались в Шотландии. Легко было заметить разницу между новыми арендаторами и мужчинами из Ардсмуира . Верность последних носила более древний и глубокий характер. Эта верность правила в Горной Шотландии тысячи лет, скрепленная клятвой на крови и железе.
     Я видела, Джейми сопоставил прошлое и настоящее и определил место Арчи Бага. Я увидела это по его лицу, когда его выражение изменилось от раздражения до осознания, и увидела, как его плечи слегка опустились, когда он признал клятву старика.
     - По твоим словам я имею право, - мягко произнес он тоже по-гэльски. Он выпрямился, взял со стола топор и протянул его ручкой вперед. – И по этому праву я возвращаю тебе жизнь твоей жены и твою тоже.
     Миссис Баг со всхлипом выдохнула. Арч не оглянулся на нее, но протянул руку и взял топор, склонив голову. Потом он повернулся и молча вышел, хотя я заметила, как проходя мимо жены, он ласково провел пальцами изуродованной руки по рукаву ее кофты.
     Миссис Баг выпрямилась и трясущимися пальцами стала торопливо заправлять волосы под чепец. Джейми, не взглянув на нее, снова уселся и взял перо и бумагу, хотя я не думала, что он собрался что-нибудь писать. Не желаю смущать ее, я взяла с книжной полки змейку из вишневого дерева и притворилась, что внимательно ее рассматриваю.
     Поправив чепец, она вошла в комнату и присела перед ним.
     - Принести вам поесть, сэр? Есть свежие пресные лепешки, - она говорила с большим достоинством, высоко подняв голову. Джейми поднял голову от бумаги и улыбнулся ей.
     - Буду рад, - сказал он. - Gun robh math agaibh, a nighean.[3]
     Она браво кивнула головой и развернулась, но в дверях остановилась и оглянулась. Джейми приподнял брови.
     - Я была там, - сказала она, уставившись на него. – Когда сассенахи казнили твоего деда на Тауэр-Хилл. Было много крови. - Она поджала губы, рассматривая его своими покрасневшими глазами, потом расслабилась.
     - Он мог бы тобой гордиться, - добавила она и вышла, взмахнув юбками и завязками фартука.
     Изумленный Джейми поглядел на меня, я пожала плечами.
     - Это не обязательно комплимент, ты же понимаешь? – сказала я, и его плечи затряслись от молчаливого смеха.
     - Я знаю, - наконец, произнес он и провел согнутым пальцем под носом.- Ты не поверишь, сассеннах, но иногда я скорблю по старому ублюдку. – Он покачал головой. – Когда-нибудь я спрошу миссис Баг, правда ли, что он сказал перед казнью эту фразу. Точнее, говорят, что он сказал.
     - И что он сказал?
     - Он дал палачу деньги и сказал: «Сделай свою работу хорошо, иначе я очень рассержусь».
     - Звучит похоже, он мог так сказать, - сказала я с улыбкой. – Как ты думаешь, что Баги делали в Лондоне?
     Он снова покачал головой и развернулся ко мне, подняв лицо. Солнечные лучи из окна облили его скулы, словно водой.
     - Бог их знает. Ты думаешь, она права, сассенах? То, что я похож на него?
     - Не по внешнему виду, - улыбнулась я. Последний Симон, лорд Ловат был короткий и приземистый, хотя и довольно крепкий для своего возраста. Он также сильно напоминал злобную, но очень умную жабу.
     - Нет, - согласился Джейми. – Слава Богу. А по-другому?
     Я молча рассматривала его. В его облике не была ни следа крови Старого лиса. Четко вырезанные черты лица, наследие его матери от клана Маккензи, высокая стройная фигура с широкими плечами, но иногда за синими слегка раскосыми глазами мне виделось слабое отражение глубокого взгляда лорда Ловата, сверкающего интересом и сардоническим юмором.
     - В тебе есть немного от него, - признала я, - и временами даже не немного. В тебе нет самоуверенных амбиций, но … - я, прищурилась в раздумье, - Я собиралась сказать, что в тебе нет такой жестокости, как в нем, - продолжила я, - но, по правде говоря, ты можешь быть жестоким.
     - Да? – он не казался пораженным или расстроенным моим высказыванием.
     - Можешь, - сказала я и как наяву услышала хруст ломающейся шеи Арвина Ходжпайла. Был теплый полдень, но по моей коже внезапно пробежал озноб и быстро исчез.
     - Как ты думаешь, я такой же коварный? – серьезно спросил он.
     - Не знаю точно, - задумчиво ответила я. – Но ты не такой интриган, как он, но это от того, что у тебя есть честь, которой не было у него. Ты не используешь людей, как он.
     Он улыбнулся, но не так весело, как прежде.
     - Я использую их, сассенах, - произнес он, - просто стараюсь этого не показывать.
     Он некоторое время сидел, глядя на змейку в моих руках, но не думаю, что он видел ее. Наконец, он тряхнул головой и посмотрел на меня, приподняв уголки губ.
     - Если есть рай, и мой дед там – хотя я сильно в этом сомневаюсь – сейчас он от смеха потерял голову. Или потерял бы, если бы не держал ее под рукой.


Примечания

1
Женщина (гэльск.)

2
Вождь (гэльск.)

3
Благодарю тебя, девушка (гэльск.)


Оценка: 9.00*5  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  Н.Лакомка "Любовная косточка" (Короткий любовный роман) | | А.Тарасенко "Пятый муж Блонди 2" (Юмористическая фантастика) | | A.Maore "Мой идеальный дракон" (Любовное фэнтези) | | К.Дэй "Я тебя (не) люблю" (Женский роман) | | Т.Михаль "Папа-Дракон в комплекте. История попаданки" (Попаданцы в другие миры) | | А.Тарасенко "Пятый муж Блонди" (Юмористическая фантастика) | | С.Ледовская "Северное желание" (Попаданцы в другие миры) | | Я.Безликая "Мой развратный босс" (Современный любовный роман) | | К.Фарди "Моя судьба с последней парты" (Женский роман) | | Л.Эм, "Рок-баллада из Ада" (Любовное фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
А.Гулевич "Император поневоле" П.Керлис "Антилия.Полное попадание" Е.Сафонова "Лунный ветер" С.Бакшеев "Чужими руками"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"