Новичков Александр Алексевич: другие произведения.

Глава 2.

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь] [Ridero]
Реклама:
Новинки на КНИГОМАН!


Оценка: 10.00*3  Ваша оценка:

  
  Глава 2. Начало.
  
  "Серебристая тень" набирала скорость, уверенно наматывая километры Минского шоссе. Руки привычно держали руль. Он любил скорость. Запах салона, тепло и уют машины - беззаботно. И только чувство все нарастающей скорости волновало кровь, адреналин возбуждал, как женщина.
   "...Все пройдет, как с белых яблонь дым, увяданья золотом охваченный, я не буду больше молодым".... нет, еще есть порох в пороховнице - пока еще руки крепко держат руль. Он придавил педаль газа и увел машину влево. На скорости обошел впереди идущую машину сопровождения, в окнах салона увидел обеспокоенные лица охраны. Нет, ребятки "старая гвардия" еще поучит вас молодых, как надо рулить. Он был доволен, хорошо. И никто не надоедает всякими делами, не пристают, не дергают с всякими вопросами. Ему уже давно все надоело. Он бесконечно устал. Даже дома нет покоя - доченька. Как он радовался ее рождению, сердце кольнуло, старческая слеза застила правый глаз. Но теперь, когда ее видел, понимал - дочь приехала не просто так. Тоже, как и всем окружающим, ей от него что-то надо. "Мужики её эти надоели, не пойми что, и выпивать стала, куда Юра смотрит? И сын... тоже непутевый, пьет. И ведь добрый, хороший парень - столько надежд с ним связывал. Хотя конечно есть и моя вина, мало уделял им внимания. Вот и вырастил "цветы жизни"". - Эх, ... в огорчении ударил рукой об руль. А ведь всю свою жизнь все делал для партии, для народа, для страны, для победы. Надо же и здесь нет покоя, мысли эти проклятые лезут в голову. Он увидел стремительно приближающийся поворот. Притормозив, повернул резко, как умел и любил, с визгом тормозов вправо. Солнце уже приближалось к закату, отбрасывая длинные тени на землю, день заканчивался. Наверно из-за этой тени он и не заметил МАЗ, огромной скалой вдруг возникший перед капотом машины. В последний момент охранник сидящий справа рывком рванул руль влево, увел "деда" из-под фронтального столкновения. Страшный удар сотряс воздух. Лобовое стекло рассыпалось, под двигателем разрасталась лужа. Над капотом парило. Сидящий за рулем пожилой с крупной, седой головой, человек уронил голову на руль, потеряв сознание. Чёрный ЗИЛ-117 резко затормозил, развернулся поперек, перегородив дорогу. Быстро захлопали двери. Четверо из охраны рванули к разбившейся машине. Бледный, краше в гроб кладут, полковник Медведев первый подбежал к "Роллс-Ройсу", рванул дверь водителя. Увидел "деда" завалившегося на руль и без сознания. Осторожно, взяв двумя руками, прислонил голову старика к подголовнику. Левая бровь была рассечена, показалась кровь, лицо было безжизненно бледное, дыхание не прослушивалось.
   - Ну! Жив!?
  
  Яркий свет ослепил. Он наполнял всю душу какой-то божественной невесомость и легкостью. Странное, неведомое доселе состояние охватило сознание Викторина. "Что со мною?" - подумал он. Оглянувшись вокруг, увидел, что необыкновенный, невиданный прежде свет объял его. Словно в утробе матери Викторин чувствовал себя спокойно и хорошо. Свет манил к себе и звал. И он не мог сопротивляться этому зову, и полетел навстречу. Настораживало, пожалуй необычное ощущение отсутствия тела. Но было так хорошо. Состояние счастья и покоя. Так вот оно как происходит, подумалось Викторину. Слава Богу - на Небе. А я все же опасался, не хотелось к "рогатому".-подумал инженер.-
  -" О..! Наконец встречусь с отцом, (который неожиданно умер 2 года назад)".- В душе зародилось чувство огромного, абсолютного счастья и радости. Трофимов радостно рассмеялся.
  Однако напротив себя инженер увидел облик не высокого, коренастого человека, смутно знакомого. Это был пожилой, лет восьмидесяти старик, довольно красивый в прошлом, с густыми черными бровями. Он удивленно осматривался вокруг.
  -.... Да это что же такое... я умер что ли? - сказал он.
  - Ну а что же - ответил инженер.
  - Теперь все - на небе, а дальше, если память не изменяет, будет Суд Божий. "Нет, где я его видел?" - подумал Викторин.
  - Так все же есть Бог! - воскликнул старик, и продолжил:
  - Говорила мне мама, надо было все же ее слушать, ...а вот товарищ Суслов и другие товарищи, все же не правы. Жаль что теперь ...- огорченно замолчал незнакомец, после продолжил:
  - Не подскажешь товарищам. А надо бы подправить курс партии. Да, о чем это я? Мне теперь это ни к чему. Хотя много сил потрачено ради партии и народа. И народ это ценил. Вот маршала Советского Союза мне дали, три звезды Героя, - ценят Генерального секретаря.-
   Инженер ударил себя по лбу. Узнал! Это ж Брежнев Леонид Ильич.
  - Вот не ожидал что на "том свете" с Вами Леонид Ильич познакомимся. Меня зовут Викторин Иванович Трофимов, инженер-конструктор, погиб по непонятной мне причине. Ну а про Вас, я все знаю, умерли во сне 10 ноября 1982 года, от тромба. Ну и как Вам здесь?-
  - Ну, Витя, в общем, чувствую себя хорошо, даже отлично, как в молодости, а легко - то как. И не болит ничего. Витя, подожди. Что ты говоришь? Умер в восемьдесят втором году. Когда я попал в аварию сегодня. А это15 сентября 1980 года было. И я не путаю, голова как часы работает. Это ты что-то перепутал.
  - Да нет, Леонид Ильич, не путаю. Придется вам кратко рассказать, что было после вашей смерти.
  Рассказ, несмотря на старания рассказчика, получился длинным, но время в "чистилище" течет по другому. И есть ли там вообще время? После окончания рассказа Ильич потрясенный долго молчал, потом, побагровев лицом, сказал:
   -П......и страну комбайнеры! - и дал такое многоэтажное, живописное описание всех основных фигурантов недавней истории России, что Викторин впал в изумление.
  - Это что же?- Продолжал разгневанный Брежнев. - Мы, коммунисты, кровь проливали, войну выиграли. Голод терпели, разруху. Страну отстроили. Ночей не спали, не доедали, крепили щит Родины, достигли паритета с Америкой. Я столько лет работал, на бабу заскочить было некогда. Мало мне челюсть фашисты в войну разбили, все здоровье угробил - спать не мог. Просился два раза на пенсию, товарищи не пустили. "Вы наше Знамя партии, не можем без Вас. Больше отдыхайте." . Так мне говорили. Остался ради страны. По воле партии и народа. А этот ставропольский секретарь, колхоза бы ему не доверил, все по ветру развеял, вместе со свердловским алкашом. Ну, я им!
  В этот, несомненно, прекрасный и вдохновенный момент гнева генсека, что-то будто ухватило Викторина за ноги и рвануло вниз.
  Сознание постепенно выныривало из глубины беспамятства. Второе пробуждение было гораздо хуже первого. Внутри все болело, ныло и страдало. Что со мной? Тело будто отлежал - все иголками колет, ватное, как не свое. Никак не могу понять, что со мною и где я. Неужели опять на земле? - только не это.
  Звуки колоколом пробили тишину вокруг.
   - Леонид Ильич, что с вами? Леонид Ильич? - Викторин открыл глаза.
  
  "Вроде сижу, в машине. Вокруг люди, бегают, говорят что-то. Что, не пойму. И руки не мои: кисти, пальцы крупные со старческими пигментными пятнами, волосатые. Какие-то лица перед глазами; все чужие, незнакомые. Леонид Ильич, что с вами? О ком это он? - Меня же Викторин зовут?" - И тут в голове Викторина неожиданно раздался голос:
  - "Нет, почему же. Это правильно товарищи говорят - Я Леонид Ильич и тело это мое. Так что Витя меня слушай.
   -Ну, ничего себе. Так что, я еще и не в свое, а в Ваше тело вернулся? - изумился Трофимов.
  - Да в моё. Я и сам не в своей тарелке, опять все болит и давит. А как хорошо на небе было!
  - Ну, Леонид Ильич, давайте договариваться. Тело-то, похоже, и мне подчиняется" - инженер пошевелил рукой. Чем вызвал радостные, без преувеличения, ликующие крики окружающих генсека людей:
  - Жив! ... Жив Леонид Ильич!
   Столь радостное и сильное проявление чувств сопровождающих генсека людей было не наигранным и не было вызвано страхом наказания. "Деда" действительно искренно любили, несмотря на его все более очевидную для всех дряхлость и все более побеждающую старость. Он был добрым, действительно "человечным" человеком, по отношению к простым людям, его окружавшим. Знал всех по именам, беспокоился об их быте, жилье, играл с ними в домино, дарил подарки. Для этих людей , для так называемого "персонала" он был свой, любимый всеми - "наш дед". Это потом пришедшие к власти "великие перестройщики" и строители демократического общака, людей, окружавших их, стали делить на категории, в зависимости от счета в банке и обладания властью. Те, кто ни денег, ни власти не имел, стал для новой номенклатуры "мусором, быдлом", а для самых "неиспорченных, продвинутых демократов" - населением, россиянами. Ну а для Леонида Ильича простые люди были: Володьки, Мишки, Васьки, даже друзья соратники по полит. борьбе были те же Юрки, Димки. Генсек был сам, как говорили раньше, плоть от плоти народной. И думал он и переживал не за свои счета в зарубежных банках, которых у него и не было, а о победе социализма, в который искренно верил. В конечном счете, он хотел, чтобы простые люди жили хорошо и мирно.
  За окнами царило буйство осени - золотобордовая палитра красок, "прекрасная пора - очей очарованье". Машина скорой в которой находился генсек, с воем сирен стремительно приближалась к Москве. Рядом с "высоким пациентом" находился его личный врач Косарев и медсестра Юленька Чубарсова - молодая, весьма привлекательная, рыжеволосая особа с зеленными глазами, тридцати трех лет, высокого роста с фигурой Афродиты. В это время, в силу столь неожиданно открывшихся обстоятельств - незримый, скрытный ото всех диалог между Брежневым и Трофимовым продолжился:
  -" Леонид Ильич, давай как-то условимся насчет имени, зови меня Викторин. Витя я для чужих, для близких - Викторин. А мы теперь как два сиамских близнеца, ближе некуда, считай даже ближе жены. Как кстати ее зовут?
  - Виктория Петровна.
  - Во, как в кино были два Федора, теперь Викторин и Виктория. Леонид Ильич, ты не обидишься, если буду звать тебя "шеф"?
  - А что, шеф.... пусть буду шеф, вроде подшефным моим будешь - сказал генсек.
  - Договорились. Шеф, я тут у тебя в организме осмотрелся. Ну, ты себя и запустил. Что печень, что почки, сосуды, сердце и остальное еле работает. Как ты жив-то еще? Так дело не пойдет. Я, между прочим, совсем еще молодым к тебе "на хозяйство" попал. Мне только сорок пять исполнилось. Так что мне бы жить и жить, и наслаждаться этой жизнью по полной программе.
  - Да, сорок пять, вот я помню, была у меня на фронте одна медсестра ... ух , мы с ней - начал Брежнев.
  - Шеф о бабах потом, сейчас речь идет о жизни. Я пожить еще хочу. Я всего лишился. Был молодым, в меру красивым, меня девушки любили, а теперь? Давай договоримся. Теперь шеф, извини, никаких излишеств в смысле выпивки, еды и разной химии. Зарядочка, прогулки на свежем воздухе, да и культурку подтянем: книги, театр, кино,...зоопарк. Это - фундамент новой жизни создадим. Ты фильм "Звездные врата" смотрел? Хотя, что это я? Откуда ты мог, это после тебя показывали. А суть в том, что инопланетяне подселяют в человека такого разумного червя-паразита. И червь заботится о хозяине, лечит его, защищает в опасности, ну и "рулит" хозяином немного,.... иногда. Так и у нас, дорогой Леонид Ильич, примерно та же ситуация. Могу я вроде изменять состояние твоего организма в сторону оздоровления. Видно все же не зря так вышло, что я моложе оказался. Не знаю, как это получается, но процесс пошел - вот сосудики по - лучше становятся. Так что шеф, давай жить мирно, уважая интересы друг друга. Если Бог даст, может, еще лет десять проживем, а не два, как в истории
  .
  - А что, Викторин, давай попробуем, чем чёрт не шутит. Хотя теперь насчет этого чёрта...того, надо по осторожнее, Бог ведь есть. Теперь молитву, какую читать надо будет, с патриархом опять же посоветоваться".
  Ильич открыл глаза, рядом наклонилась медсестра, поправляя повязку на голове. Юное, в конопушках лицо, курносый носик, длинные ресницы и завораживающие изумрудные глаза оказались совсем близко. Рыжие, чем-то сладко пахнущие локоны волос касались лица генсека. Он посмотрел еще ниже, на глубокий вырез белого халатика - открылись два очаровательных холма и ложбина упругой груди. Процесс оздоровления организма шефа действительно пошел. Как у героя известной книги, у Ильича бешено застучал пульс в самых неожиданных местах. Давно такого с ним не было. Правая рука генсека легла на обнаженное колено медсестры:
  - Как тебя зовут?
  - Юля - ответила она Брежневу, покраснев как мак.
  - А я, Юля, мужчина - неожиданно близко придвинувшись к ней, сказал Брежнев.
  
Оценка: 10.00*3  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  Н.Любимка "Власть любви" (Приключенческое фэнтези) | | М.Санди "Последняя дочь черной друзы." (Любовное фэнтези) | | М.Боталова "Академия Равновесия 3. Сплетая свет и тьму" (Любовное фэнтези) | | И.Арьяр "Тирра-2. Поцелуй на счастье, или Попаданка за!" (Любовное фэнтези) | | А.Баскова "От любви не убежишь" (Современный любовный роман) | | М.Новак "Добро пожаловать в сказку!" (Попаданцы в другие миры) | | Е.Болотонь "Любимая для колдуна " (Попаданцы в другие миры) | | М.Горохова "Магические Игры. Минессы умеют побеждать" (Любовное фэнтези) | | Д.Сугралинов "Level Up" (Развитие личности) | | П.Роман "Арка" (ЛитРПГ) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Котова "Королевская кровь.Связанные судьбы" В.Чернованова "Пепел погасшей звезды" А.Крут, В.Осенняя "Книжный клуб заблудших душ" С.Бакшеев "Неуловимые тени" Е.Тебнева "Тяжело в учении" А.Медведева "Когда не везет,или Попаданка на выданье" Т.Орлова "Пари на пятьдесят золотых" М.Боталова "Во власти демонов" А.Рай "Любовь-не преступление" А.Сычева "Доказательства вины" Е.Боброва "Ледяная княжна" К.Вран "Восхождение" А.Лис "Путь гейши" А.Лисина "Академия высокого искусства.Адептка" А.Полянская "Магистерия"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"