Новиковская Анна Алексеевна: другие произведения.

Дракон выбирает

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Продавай произведения на
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Мой маленький фанфик по миру Перна, мира, где всадники и драконы вместе сражаются против жестокого врага, называемых Нити... Из оригинального цикла Энн МакКеффри встречаются лишь географические названия и термины.

  Силант.
  Ее зовут... Силант.
  Короткое, звучное слово разрушило царившую доселе пустоту.
  И маленькое существо впервые открыло глаза.
  Темно... вернее сказать, не совсем темно - откуда-то со спины пробивалось едва различимое красноватое сияние, но, как она ни старалась, никак не могла повернуть голову, чтобы разглядеть его источник, и в конце концов ей это просто наскучило - сладко зевнув, малышка еще туже свернулась в плотный клубочек и погрузилась в сладкую дремоту. Но она не уснула - ее новорожденный разум мягко выскользнул за пределы ее тесного темного мирка, чтобы, подобно воде, разлиться вокруг, и Силант прямо-таки задохнулась от восхищения, едва ощутив их всех рядом - множество тихих мелодий, касающихся ее разума, множества таких же, как она, живых существ, что находились тут, совсем рядом... она не была одинока! И, издав беззвучный, но от этого не менее радостный писк, она тут же бросилась навстречу одному из этих разумов, готовая слиться с ним в единое целое, утопить в океане своей любви... но почти тут же, испуганно всхрипнув, она отшатнулась прочь.
  Не то!
  Чужая песня, гулкая и басовитая, звучала совсем не так, как ее собственная мелодия, яркая и звенящая, точно птичья трель, и даже сама мысль о том, что ей придется всю жизнь звучать вместе с искажающей ее музыкой... Силант невольно вздрогнула всей шкуркой, после чего, с трудом успокоившись, вновь выбралась наружу, на этот раз уже не пытаясь стать единым целым с каким-то из находящихся рядом умов, ограничиваясь лишь бережными, легкими касаниями - так касаются друг друга незнакомцы, чтобы привлечь внимание - и этого вполне хватало, чтобы, в очередной раз вздохнув, разорвать паутинную ниточку связи с чужим разумом, вновь став самой собой - одинокой маленькой душой, ищущей свою недостающую половину. Она успела, должно быть, обследовать не меньше десятка соседних сознаний, прежде чем почувствовала, что больше уже не может, и, отгородившись от всех остальных непроницаемой мысленной стеной, погрузилась в свое собственное 'я', чувствуя себя немного опечаленной - но от того не потерявшей и крупицы питающей ее надежды.
  'Найду, - оформилась в ее голове смутная мысль, - Найду. Потом'.
  Разве можно было не найти?..
  Что-то коснулось ее. Что-то теплое. И твердое. Не открывая глаз, она высунула из пасти кончик языка, пробуя воздух на вкус, но тщетно - ничего, кроме знакомого ей до мелочей влажно-теплого запаха она не учуяла. А потом прикосновение повторилось, и на этот раз она даже сумела уловить отзвук чьих-то мыслей - чьих-то странно ясных и глубоких мыслей, в которых... в которых тоже звучала тихая музыка! Встрепенувшись всем своим маленьким тельцем, Силант подалась навстречу этому новому разуму, нежно пропев всего несколько аккордов своей собственной мелодии, однако, мгновение спустя, она грустно отодвинулась в сторону: снова не то! Этот разум не принадлежал Ей - той, единственной, встречи с которой так желала ее душа, и потому ей осталось лишь устало закрыться вновь, раз за разом отталкивая от себя чужие - совершенно чужие ей мысли! Кажется, незнакомое существо, которому уже никогда не быть ей другом, это поняло - во всяком случае, какое-то время спустя оно перестало ее трогать и отошло, а Силант, сама поражаясь своей храбрости, чуть приспустила полог над разумом и осторожно покинула свое убежище, деликатно коснувшись этих, новых сознаний, появившихся рядом. Она чувствовала, как живые существа, спящие рядом с ней, заинтересованно внимают касающимся их мыслей, таких же чистых и прекрасных, как те, первые - но среди них не было Ее мыслей, не было той же нежной мелодии, которую пела она сама... Грустно.
  'Найду, - упрямо повторила она самой себе, - Нужно подождать. Не время еще. Будет время - будет Она. Я найду. Обязательно'.
  Надо. Искать. Сейчас.
  Силант резко проснулась, как будто кто-то ткнул ее под ребра.
  Надо! Искать! Сейчас!
  Маленькая пасть, уже наполненная острыми, как ножи, зубами, чуть приоткрылась, и малышка с силой сглотнула, стараясь успокоиться - хотя сердце все равно отбивало бешеный ритм, а яркие, как самоцветы, глаза переливались всеми оттенками радуги, демонстрируя полную палитру чувств. Она чувствовала, как слегка вибрируют стенки ее ставшего невероятно тесным мира, слышала низкое гудение, доносящееся снаружи - гудение, от которого дрожала каждая частица ее тельца, колебался спертый воздух, трепетала само ее существо, и некий темный, невообразимо древний инстинкт просыпался в маленькой душе, подсказывая ей, что настало... настало время искать Ее. Искать. Сейчас!
  И, уперевшись плечами, она изо всех сил нанесла удар головой.
  От боли у нее мало что слезы из глаз не брызнули, но, тем не менее, она продолжала наносить удар за ударом, пока в толстой скорлупе не появилась первая длинная трещина, а за ней вторая, третья... С немыслимым упрямством Силант продолжала бить в одну и ту же точку, пока ее нос, а там и голова не смогла пробиться наружу - навстречу яркому свету, свежему воздуху и звенящей песне, от которой дрожала сама земля! Рядом с ней раскалывались и лопались другие, оказавшиеся не такими уж несокрушимыми, темницы, а наружу, пища и свистя, вываливались на горячий золотистый песок разноцветные существа - точно такие же, как и она сама, поэтому, едва переведя дух, Силант с новыми силами бросилась на приступ, кроша пятнистую скорлупу, пока, наконец, яйцо, в котором она была заключена, не разлетелось на куски, и слепящее солнце, льющее откуда-то сверху, не вспыхнуло на ее влажной коже радостной зеленью. Звуки, запахи, цвета и блики - все это ворвалось в ее голову, подобно урагану, и маленькая самочка, приподнявшись на разъезжающихся задних лапках, заверещала во все горло, хлопая влажными крылышками. Ее глаза искрились и переливались, когда она, поворачивая голову во все стороны, разглядывала высокие каменные стены и карнизы, заполненные сидящими на них громадными существами - синими, коричневыми, бронзовыми... и зелеными - как она сама! А еще там были другие создания - меньше, тоньше, с очень бледной - наверное, нездоровой - кожей, что смотрели на сгрудившихся внизу малышей со смесью восхищения и радости. Силант некоторое время разглядывала их, но потом, требовательно запищав, она заковыляла по горячему песку, бросаясь то туда, то сюда - в поисках нужного ей разума. Она видела, как другие птенцы находили свою пару - среди тех самых бледнокожих созданий, казавшихся еще светлее из-за надетых на них белых шкур - но, сколько она ни звала, нужная ей мелодия не спешила достигать ушей. Один маленький бронзовый даже зашипел на нее, когда она, жалобно свирища, подошла слишком близко, но его друг - высокий, с темными курчавыми волосами - остановил его, обняв за шею и мягко уговаривая не сердиться на глупую зеленую. Впрочем, этого Силант уже не слышала - спотыкаясь и смешно подпрыгивая, она направлялась к другим одетым в белое фигуркам, не переставая призывно свистеть и заглядывать в странно плоские лица, полные страха, ожидания и возбуждения. Сразу несколько из них шагнули ей навстречу, их глаза светились восторгом, и маленькая Силант, запищав, изо всех сил заторопилась к ним, но почти тут же споткнулась, упав носом в песок, а когда поднялась, жалобно шмыгая, то увидела лишь согнутые спины, окружившие возмущенно кричавшего коричневого малыша, который отталкивал протянутые к нему руки и все пытался пробиться дальше. Силант тоже обошла их стороной, уже не пытаясь дотянуться до них своим мысленным зовом - ведь Она, какой бы она ни была, ни за что не обошла бы ее, вместо этого бросившись к какому-то там коричневому!
  Она должна искать! Дальше!
  * * * * *
  Постепенно все претенденты разбирали своих дракончиков, но пять девушек, стоявшие рядом с огромным золотым яйцом, едва обращали на них внимание. Мать нового поколения, великолепная Илита, свирепо раздувала ноздри и угрожающе шипела, ее глаза, обычно похожие на тихие горные озера, сейчас больше напоминали раскаленные угли, и девушки предусмотрительно держались подальше от разъяренной королевы, дабы ненароком не попасть под удар. Судя по лицам троих из этих 'счастливиц', сейчас они мечтали очутиться как можно дальше отсюда и от рычащего монстра, беснующегося рядом в попытках защитить свое бесценное сокровище, но две девушки - пухлая блондинка с поразительно синими глазами и она сама, Марика из Форт Холда - сохраняли спокойствие, терпеливо дожидаясь своего часа. Блондинка - кажется, ее звали Тиона - слегка переминалась, и, едва взглянув на ее ноги, можно было понять, почему - с такой ли белой, холеной кожей босиком стоять на раскаленном песке! Марика едва удержалась от презрительного фырканья - она, дочь простого холдера, с малых лет привыкла бегать босиком и по земле, и по камням, так что ей ложе Площадки Рождений казалось теплым, но не более того.
  'Еще не хватало, чтобы эта леди, - последнее слово она продумала почти насмешливо, - потребовала, чтобы ей принесли обувку... либо сама не отправилась на ее поиски! В таком случае у бедной маленькой королевы просто не останется выбора, и тогда новой золотой всадницей стану я!'
  Госпожа Вейра... не хотелось сознаваться, но ей нравилось, как это звучит. И уж куда больше ей нравилась перспектива из забитой Мари-побегушки стать леди Марикой, всадницей дракона! Больше не работать в поле, не хлопотать по дому, не приглядывать за младшими братишками - гордо парить в небесах верхом на могучем крылатом звере с самоцветными глазами, жечь Нити с помощью огнеметов, а однажды, быть может, даже стать хозяйкой собственного Вейра! Марика почувствовала, как от волнения у нее щекочет в животе, но, сосредоточившись, загнала ненужные ощущения поглубже. Косой взгляд на трех девушек, скучковавшихся на краю песчаного возвышения, придал ей храбрости, и Марика гордо расправила плечи, чувствуя на своей спине пристальный взгляд К'рана - всадника синего Нарита. Именно К'ран и привез ее в Вейр, дабы она попыталась Запечатлеть юную королеву. Синий всадник совершенно не собирался участвовать в Поиске, но, едва увидев голоногую малышку, запросто беседовавшую с его драконом, тут же предложил ей отправиться в Вейр. Родители, едва услышав об этом, мало что дар речи не потеряли, а вот сама Марика распрыгалась от счастья - и, разумеется, сразу же согласилась. Да и какая девчонка двенадцати лет от роду поступила бы иначе, отказавшись от возможности полетать на драконе и встать в одном ряду с детьми благороднейших и древнейших из родов Перна! Даже если ей не удастся Запечатлеть... Но нет, нет, о чем это она?! Она обязательно Запечатлеет королеву!
  'Королева - это я?'
  Робкий голос, раздавшийся в ее голове, заставил Марику невольно вздрогнуть и посмотреть на Тиону.
   - Ты что-то сказала?
   - С чего бы это? - та поджала губы, как будто съела что-то кислое, и Марика поняла: точно не она. У нее и голос был совершенно другой, совсем не похожий на эту звонкую, трепещущую трель. К тому же, одна из девочек вскрикнула - золотое яйцо наконец-то покачнулось, и девушка тут же забыла о каких-то там голосах, сосредоточившись на заветной сияющей скорлупе. Маленькая королева явно очень хотела поскорее выбраться наружу, и яйцо раскачивалось все сильнее, пока не плюхнулось набок, все еще продолжая подрагивать. Длинная, удивительно ровная трещина проползла через всю его поверхность, а потом еще, и еще одна, пока, наконец, пробоина не стала достаточно широкой, чтобы в ней можно было увидеть кончик ослепительно-золотого крыла, которым новорожденная пыталась раздвинуть стенки своей темницы. Марика и Тиона одновременно подались вперед, буквально пожирая глазами юную королеву, тогда как остальные девушки отпрянули. Нет уж, не видать им королевы драконов, как собственного затылка - и это совершенно естественно!
  'Королева драконов - это же не я, правда?'
  На этот раз в звонком младенческом голосе послышалось что-то, похожее на разочарование, и Марика, сама не отдавая себе отчет, вслепую протянула руку назад, чтобы утешить глупого ребенка, каким-то чудом пробравшегося на Площадку Рождений, но вместо растрепанных волос ее рука наткнулась на что-то мягкое, что-то нежное, чуть-чуть влажное, которое тут же захотелось погладить и приласкать... и потребовалось еще четыре, нет - пять гулких ударов сердца, чтобы Марика, наконец, осознала произошедшее.
  'Меня зовут Силант, - раздался в ее сознании чуть-чуть смущенный голос, - И... я очень, очень голодна! Ты меня покормишь?'
   - Нет, - еле слышно простонала Марика, так, что ее не услышала даже Тиона, буквально нависшая над раскалывающимся королевским яйцом, - Нет, нет, нет! Так не должно быть! Нет!
  И в этот же момент скорлупа разлетелась на осколки, и маленькая королева вырвалась на волю, поэтому дружный гул бронзовых драконов заглушил голос Марики и оглушительное верещание новорожденной золотой драконочки, что, едва поднявшись на ноги, тут же бросилась к претенденткам. Давешняя троица тут же завизжала, будто их резали, и бросилась врассыпную... это явно было большой ошибкой. Марика не вполне поняла, каким образом, но маленькая королева будто бы преобразилась, и из беспомощного, неуклюжего птенца тут же превратилась в охотящуюся хищницу, что с поразительной скоростью бросилась следом за улепетывающими девушками, пытаясь их изловить, пока ей это все же не удалось - но, едва коснувшись девушки, королева почти брезгливо отбросила ее в сторону, мало что не сломав ей позвоночник, и тут же помчалась дальше, словно бы и не заметив, что ее когти оставили на теле бедняжки глубокие раны. Вид крови, судя по всему, лишил остальных девушек последних крупиц мужества, и одна из них, взмахнув руками, не нашла ничего лучшего, кроме как грохнуться в обморок... но, судя по всему, это ее и спасло - не обратив на нее внимание, юная королева бросилась к следующей девушке. Этого Марика уже просто не выдержала - закричав, она кинулась наперерез, и успела-таки отшвырнуть девушку в сторону, так что тяжелая клиновидная голова ударила в ее живот, и в следующее мгновение она уже оказалась погребена под внушительных размеров золотой грудью, припечатавшей ее к земле не хуже каменной скалы!
  Кажется, королева даже не заметила ее присутствия, продолжая пронзительно вопить, и одна из ее огромных лап опустилась прямо на плечо девушки... но задыхавшаяся под тяжелой тушей Марика смогла лишь беззвучно разевать рот, в бесплодных попытках спихнуть с себя бестолково ворочающуюся драконочку...
  ...А потом...
  ...а потом ее сознание затопила такая ярость, что и представить себе было нельзя! Спина выгнулась, точно стальная пружина, пальцы скрючило, подобно когтям, а зубы оскалились, готовые бить и разить... Краем сознания Марика уловила какой-то странный звук - резкий, пронзительный визг - и ей потребовалось еще несколько мгновений, чтобы понять: это не ее голос. Ее человеческие легкие не вместили бы столько воздуха, ее слабые связки не сумели бы извлечь такой вопль, полный злобы и боли - и уж точно она не сумела бы своими силами заставить придавившую ее королеву, все еще пытающуюся подняться на ноги, перекувырнуться через спину и отлететь в сторону, позволив полураздавленной девушке наконец-то вдохнуть полной грудью!
  'Тебе больно! Тебе плохо!' - хлестали ее сознание чьи-то гневные мысли, похожие на раскаленные кнуты, и, неуклюже приподнявшись, Марика замерла от ужаса и изумления: новорожденная королева, съежившись, дрожала, прижавшись к обнимающей ее Тионе, и огромная Илита, незнамо как вновь оказавшаяся на возвышении, прикрывала дочь полураспущенным крылом, отгораживая ее от крошечной зеленой драконочки, которая грозно шипела, точно надеясь напугать свою огромную мать, что, если б захотела, вполне бы могла одним ударом когтя навеки отправить ее в Промежуток... От этой мысли, пусть и совершенно дикой, Марика вмиг забыла о своей боли и попыталась вскочить, но безуспешно - в глазах у нее потемнело, и девушка упала бы носом прямо в песок, если бы чья-то крепкая рука не поддержала ее под локоть.
   - Держись, Марика! - словно бы сквозь сон, донесся до нее знакомый голос, и К'ран, тихо ругаясь сквозь зубы, уже хотел спрыгнуть прочь с песчаного холма, чтобы унести девушку прочь, но, словно бы почувствовав его намерения, зеленая драконочка обернулась - и, мгновенно забыв о своем желании поквитаться с золотой королевой, с жалобным верещанием бросилась к синему всаднику так быстро, как только позволяли ей ее короткие ноги. Услышав ее призыв, Марика со стоном протянула руки к своему дракону, и К'ран, помедлив, все же аккуратно опустил ее на песок, так, чтобы девушка смогла обнять самочку.
   - Глупенькая моя, - еле слышно шептала Марика, оглаживая удивительно мягкую, шелковистую шкурку, казавшуюся ей столь же прекрасной, как густая древесная крона, сквозь которую просвечивают яркие лучи солнца, - Почему?.. Почему ты выбрала именно меня? - но маленькая драконочка не спешила отвечать, продолжая счастливо курлыкать, прижимаясь к своей долгожданной всаднице. Она могла бы простоять так долго... вечно! - но тут в животе у нее громко заурчало, и в тот же миг Марика поняла: да ведь она голодна! Она безумно, зверски, просто чудовищно голодна! Зеленая самочка, подтверждая эти ощущения, беспокойно засвистела, вращая яркими фасеточными глазами, и девушка, вскинувшись, встала на ноги. К'ран, кажется, без слов понявший ее стремление, тут же протянул ей руку, которую Марика с благодарностью приняла, хотя вторая ее ладонь не покидала мягкого загривка... Силант. Да, Силант!
  'Меня так зовут, - проурчала драконочка, ковыляя следом и стараясь не отставать, - Но я так ужасно хочу есть...'
   - Сейчас мы тебя накормим, - пробормотала Марика, лихорадочно прикидывая, как бы побыстрее добраться до чаши Вейра, - Там есть еда. Много еды!
   - Тебе не обязательно говорить это все, Марика, - заметил К'ран, и в голосе его девушка не услышала и капли осуждения по поводу того, что она запечатлела всего лишь зеленую, - Она все равно тебя услышит.
  'Я всегда буду тебя слышать, - с готовностью подтвердила его слова Силант, - А большой синий этого, в кожаной одежде...'
  'Нарит. Синего дракона зовут Нарит. А это - К'ран, его всадник... Ты и вправду меня слышишь?'
  'Я так долго ждала, чтобы тебя услышать! Как же я не могу теперь тебя не слышать?' - кажется, Силант искренне удивил ее вопрос.
  'И теперь ты будешь со мной... всегда?'
  'Разумеется! - драконочка попыталась фыркнуть, но это у нее плохо вышло, - Я - твоя, а ты - моя, и этого уже никто не изменит. Но я так долго просидела в этой скорлупе... я так голодна!'
  Последние слова были произнесены настолько жалобным тоном, что Марика невольно улыбнулась, мягко потрепав ее по голове.
  'Мы уже почти пришли. Видишь свет впереди? Там озеро, и много вкусной еды. Ты поешь, а потом можно будет искупаться в прохладной воде и, если у тебя начнет чесаться кожа, я намажу тебя маслом...' К'ран, - уже вслух обратилась она к синему всаднику, чувствуя, как в ушах слегка позванивает от звуков ее собственного голоса, - они всегда такие голодные, когда вылупляются?
   - Всегда, - тот слегка улыбнулся, и в его серых глазах появилось какое-то незнакомое выражение - смесь нежности, обожания и тоски, - Нарит за милую душу умял две миски с мясом, и потом еще вовсю канючил, пока мы шли к баракам... я думал, он меня с ума сведет! Да, да, но с тех пор мало что изменилось, разве что теперь тебе приходится есть намного больше! - насмешливо ответил юноша на безмолвную реплику своего дракона, примостившегося где-то на нагретом солнцем склоне чаши, одновременно с этим призывно махнув рукой другому всаднику, стоявшему неподалеку от озера, - Это Д'лак, - пояснил К'ран, когда тот, мгновенно сообразив, что к чему, приблизился к ним, держа в руках миску с мелко нарубленным мясом, - всадник синего Марата. Д'лак...
   - Марика, - улыбнулся тот, глядя на девушку прищуренными темно-карими глазами, - Выходит, все-таки Запечатлела своего дракона? Да еще и такую очаровательную малышку! - он посмотрел на Силант, и та, поняв, что говорят про нее, смущенно потупила глаза, - Ишь ты... скромница! И красавица, к тому же!
   - Готов поставить две марки против кучи помета, что через два Оборота у наших синих прибавится головной боли.
   - Мой Марат обгонит твоего Нарита даже летя задом наперед!
   - Да неужели? А помнится, когда поднялась Алинт, Марат сдался, едва взлетев над Вейром!
   - От сдавшегося слышу! Нарит даже не подумал подняться следом за ней!
   - Просто он не интересуется худосочными цыплятами, а мне никак не улыбалось делить постель с такой замухрышкой, как Ханина!
   - Простите...
   - Ханина - замухрышка?! Да ты совсем ослеп, как я погляжу, если такое сказал! Эта женщина - настоящая кладезь удовольствий для любого, кто сумеет уговорить ее разделить с ним ночь!
   - Простите!
   - Ха! Да кому, позволь, потребуются ее способности, если она день-деньской не вылезает из вейра Г'рула, и уже до самых пяток пропахла его...
   - Простите, пожалуйста! - не выдержав, во все горло закричала Марика, и оба синих, как бы и забывших, что они не одни, мало что на месте не подпрыгнули, виновато уставившись на девушку.
   - Силант. Хочет. Есть! - четко, раздельно заявила она, глядя то на одного, то на другого, и хотя ростом она была ниже их, по меньшей мере, на голову, синие под ее гневным взглядом невольно ощутили себя карликами, - И ее нужно накормить... А ну, дай сюда! - и, выхватив из рук оторопевшего Д'лака миску с мясом, она стремительно зашагала в сторону озера, увлекая за собой подпрыгивающую драконочку, которая, уже не желая терпеть, буквально на ходу пыталась вытеребить миску у всадницы. Двум мужчинам осталось только переглянуться.
   - Королева... - протянул Д'лак, - Настоящая!
   - Только зеленая, - улыбнулся К'ран, - Но я тебя понял. Эх, а ведь какая золотая всадница могла бы получиться из этой малышки!..
   - И тогда нам с тобой осталось бы только вздыхать, глядя, как какой-нибудь бронзовый догоняет ее королеву! - усмехнулся Д'лак, - А так... есть шанс. В конце концов, выбираем-то не мы, а драконы, - добавил всадник таким тоном, каким говорят о чем-то незыблемом, - И не только во время Запечатления.
   - Дракон выбирает, - кивнул К'ран, - А время покажет, кто из нас окажется более достойным. Но согласись, Д'лак...
   - Лакомый кусочек, - синий посмотрел на Марику, потчевавшую свою драконочку у самой кромки воды, и девушка, явно почувствовав направленные на нее голодные взгляды, невольно вздрогнула, но не оглянулась, тем более, что Силант не давала ей и минуты покоя, требовательно разевая зубастую пасть, в которую нужно было запихивать все новые и новые порции мяса - иначе драконочка начинала возмущенно бодаться и протестующе верещать, втолковывая своей глупой всаднице, что у нее ноет пустой живот, а эти вкусные красные ломтики так упоительно пахнут и так хорошо заглушают боль... Умяв полную миску, она, кажется, нисколько не утихомирилась, и жалобным писком поторапливала Марику, пока та не раздобыла ей еще одну порцию - слава Первому Яйцу, большинство Запечатленных сегодня уже накормили своих дракончиков, а, как ни голодны были малыши, Вейр приготовил им столько пищи, что хватило бы даже на взрослую королеву! И уж подавно ее было достаточно, чтобы набить один-единственный, пусть и весьма вместительный желудок одной зеленой самочки, что, отправив к себе в глотку полторы полные миски с мясом, наконец-то успокоилась, и ее мысли перестали терзать сознание Марики, из бурного горного потока превратившись в неторопливую речушку, полную удовлетворения. Ее живот раздулся, как воздушный шарик, и мучительно жжение уже не беспокоило маленькую драконочку, глядящую на свою всадницу небесно-голубыми глазами.
  'Я люблю тебя, - говорила она с бесконечной нежностью, пока Марика ласково гладила ее и почесывала надбровья, - Я так долго тебя ждала!'
  'И я тебя люблю, - молча ворковала девушка, любуясь игрой света на зеленой спинке, замысловатым узором вен, просвечивающим сквозь полупрозрачные, как бы стеклянные, крылышки, игрой бликов в переливающихся, как драгоценные камни, глазах, - Я буду любить тебя... всегда', - ее рука чуть остановилась на гребне драконочки, коснувшись забившихся туда песчинок, и Силант, чуть дернув шкуркой, пожаловалась:
  'Я грязная. И моя кожа чешется'.
  'Это легко поправить, - улыбнулась Марика, помогая ей подняться, - Сейчас мы тебя выкупаем, а потом я раздобуду немного масла... Не бойся! - сказала она малышке, что, едва коснувшись лапкой воды, тут же ее отдернула, - Это совсем не страшно, а очень приятно, и я тебе помогу. Иди сюда!'
  'Хорошо', - по голосу Силант было ясно, что она не вполне убеждена, однако присутствие Марики успокаивало ее, и, широко раздувая ноздри, драконочка осторожно пошла в воду, к стоящей по колено в воде девушке, призывно манившей ее за собой. Между острых, как иглы, зубов выскользнул наружу раздвоенный язычок, бережно коснувшийся странной сверкающей жидкости, лизавшей ее брюшко, и в полыхающих желтым и оранжевым глазах драконочки проскользнули искры удивления - ей... нравилось! Теплая ласковая вода отлично смывала с ее кожи колючие песчинки, а изумительно жирное масло, которым Марика намазала ее после того, как она стала совершенно чистой, тут же успокоило донимающий ее зуд, и Силант почувствовала себя совершенно счастливой.
  'Я люблю тебя, - наверное, в десятый, или может быть - в сотый раз повторила она, чувствуя, как замирает сердце и поет душа от этих простых слов, - Я так сильно тебя люблю... так... сильно...'
  'Эй-эй, не спать, - нежно потормошила ее девушка, - Если ты заснешь здесь, то обожжешь себе кожу, а ночью - замерзнешь. Пойдем со мной, я отведу тебя туда, где можно хорошенько вздремнуть. Идем же. Идем!'
  Под уговоры всадницы Силант все же сумела оторвать свое сытое брюшко от казавшегося таким уютным песчаного берега, чтобы вслед за Марикой проковылять к пещерам, отведенным в Вейре для молодежи. Подбадриваемая ее голосом, драконочка мужественно преодолела это поистине огромное расстояние, ни разу не пожаловавшись на боль в перетружденных лапах или что-то еще, хотя глаза у нее прямо-таки слипались, и Марике приходилось то и дело подталкивать ее, чтобы она, чего доброго, не уснула прямо на ходу, по пути в просторную пещеру, где стояли каменные ложа для маленьких дракончиков и кровати - для их двуногих товарищей. Сейчас большая часть мест была уже занята, но, к счастью, им удалось найти свободную лежанку, и Марика с готовностью помогла своей сонной подруге устроиться поудобнее, готовясь ко сну.
   - Так вот, значит, какого дракона ты себе выбрала, - раздался откуда-то сбоку насмешливый голос, и, оглянувшись через плечо, девушка увидела Тиону, что стояла в дверях пещеры, одну руку положив на голову новорожденной золотой королевы, а второй оперевшись о стену, - Променяла зеленую замарашку на возможность стать Госпожой Вейра?..
   - Конечно, - спокойно ответила Марика, непроизвольно опустив ладонь на шелковистый загривок Силант - уставшая драконочка уже спала без задних лап, но все равно еле слышно заурчала, отвечая на ласку, - Зачем мне какая-то золотая, если у меня есть моя Силант, не побоявшаяся заступиться за меня перед собственной матерью? К тому же, Илита еще полна сил, да и две младшие королевы тоже не спешат уступать свои места, так что тебя, скорее всего, отправят куда-нибудь на Южный, а меня вполне устраивает родной Вейр, чтобы куда-то улетать, - и, испытывая нечто вроде странного удовлетворения при виде раскрасневшегося лица Тионы и беспокойно свистевшей золотой, она добавила, - К тому же, мы с Силант собираемся не лететь над землей, подбирая остатки того, что не дожгут боевые Крылья, а в первых рядах сражаться с Нитями, как и пристало всадникам!
   - Ах, ты... - судя по выражению на лице Тионы, у нее вот-вот должен был пар повалить из ушей, - Да как ты... Да я посмотрю на тебя, когда моя Залита поднимется в брачный полет, и все бронзовые, сколько их будет в Вейре, помчатся за ней следом! Я посмотрю на тебя, когда меня окружат их всадники, и каждый будет гореть желанием обладать мной и моей королевой! Я посмотрю на тебя, когда твоя зеленая уродина впервые будет жевать огненный камень, и уж больше никогда не сможет иметь детей - а Залита будет Оборот за Оборотом откладывать яйца на Площадке Рождений, и тогда!..
   - И тогда, юная Тиона, ты по праву займешь свое место среди королев своего Вейра, а, быть может, даже станешь Госпожой - но, пока этого не случилось, советую проявлять должное уважение к своим товарищам, - раздался у нее над ухом строгий голос, и за спиной у новоявленной всадницы словно бы из-под земли вырос широкоплечий мужчина, одного взгляда которого оказалось вполне достаточно, чтобы Тиона замолчала, исподлобья глядя на П'рита, одноглазого бронзового всадника, которого молодым Запечатлевшим следовало бояться и почитать, как родного отца - впрочем, в Вейре наставник молодых являлся для своих подопечных отцом, матерью и учителем в одном лице. Его не любили - угрюмый нрав бронзового, которому еще в далекой юности Нити выжгли половину лица и безнадежно искалечили руку, не располагал к себе, однако его богатый опыт и несгибаемая воля с лихвой покрывали недостаток личного обаяния - да и как еще можно было относиться к человеку, что, даже искалеченный, продолжал на равных летать с остальными всадниками во время каждого Падения, безжалостно выжигая серебряные дожди, угрожающие Перну?..
   - И не смотрите так на меня, юная леди, - спокойно добавил П'рит, - Ваши амбиции весьма похвальны, но не стоит думать, что одно их наличие обеспечит вам светлое и безоблачное будущее. Поэтому сейчас, вместо того, чтобы драть глотку и кому-то что-то доказывать - почему бы тебе не позаботиться о своей королеве и не подыскать ей место для сна? После этого, разумеется, ты можешь покинуть ее и вернуться в жилые пещеры, дабы там покричать в свое удовольствие, но, - тонкие губы бронзового изогнула усмешка, - в таком случае, я не завидую Залите, которой досталась настолько самовлюбленная всадница!
   - Да, П'рит, - пробормотала сквозь зубы Тиона, чьи раскрасневшиеся уши было видно даже в темноте, после чего она молча повела свою королеву к ближайшему незанятому ложу - к счастью, находившемуся на другом конце пещеры от Марики, поэтому ей пришлось ограничиться лишь злобным взглядом, брошенным на бывшую конкурентку. Та отреагировала совершенно спокойно, прекрасно понимая, что П'рит не позволит этой злобной верри вновь попытаться устроить скандал, и, к тому времени, как пыхтящая Тиона наконец-то взгромоздила свою королеву на отведенное ей место, зеленая всадница уже последовала примеру своего дракона и крепко спала, положив голову на переднюю лапу Силант.
  Она улыбалась во сне...
  * * * * *
  'А ведь она была права'.
  'Что?'
  'Она права была. В тот, самый первый день'.
  Слегка удивленная грустным тоном своей всадницы, Силант изогнула шею, чтобы посмотреть на девушку, но та не повернула головы, продолжая с какой-то странной настойчивостью драить ее бок жесткой щеткой.
  'Ты мне шкуру протрешь, - пожаловалась зеленая, переступая с лапы на лапу и тревожно вращая глазами, - Что случилось?'
  'Завтра Падение. Мы с тобой полетим в боевом Крыле. Жечь Нити'.
  'Конечно, - в тоне Силант по-прежнему звучало удивление, - Но ведь мы так долго к этому готовились! Летали вместе с остальными всадниками, разучивали построения, схемы сражений с Нитями...'
  'Вот именно! - Марика с такой яростью ударила ладонью по лоснящемуся зеленому боку, что Силант невольно охнула, - Ой... прости'.
  'Ничего, - зеленая чуть дернула шкурой, ее глаза беспокойно переливались, - Но все же я не понимаю, что тебя так расстроило? Ведь ты сама говорила, что 'дело всадника - летать, в небе Нити поджигать''!
  'Побеждать, - автоматически поправила дракона девушка, счищая ногтем какую-то воображаемую пылинку, и еще долго молчала, прежде чем со вздохом добавила, уже потише, - Это несправедливо!'
  'Что несправедливо?'
  'То, что эта жирная, самовлюбленная, зазнавшаяся верри имеет право отложить яйца, а ты - нет!'
  'Залита не верри, - с легкой укоризной заметила Силант, словно удивляясь, как может ее подруга равнять какого-то мохнатого падальщика с представительницей благородного племени драконов - пусть даже и с такой редкостной стервой, как их молодая королева! - Она - золотая. Я - зеленая. Это предопределено'.
  'Да знаю я... знаю... Но все-таки - почему?'
  'Так нужно, - если бы перед ней стоял не дракон, а человек, он бы пожал плечами, но крылатые защитники Перна редко задумывались о подобных вещах - они просто принимали факты, - Есть те, кто сражается, есть те, кто растят молодых. Так принято и у людей, и у драконов'.
  'А файры? - запальчиво возразила Марика, - У файров зеленые тоже становятся королевами и откладывают яйца!'
  'Драконы - не файры, - голос Силант преисполнился глубочайшего терпения, - Файры - дикари, а драконы не могут жить без людей. Мы разные'.
  'Но похожи'.
  'Да, похожи, - согласилась зеленая - маленькие родичи ей нравились, и она не хотела отзываться о них плохо, - Но это не значит, что мы во всем сходимся'.
  'Все равно - это неправильно, - Марика закрыла глаза, прислонившись лбом к шелковистому боку, глубоко вдыхая пряный запах ее шкуры, - Ты же так любишь детей, Силант! Ты так заботишься о молодых дракончиках... Да во всем Вейре нет дракона, что лучше бы подходил на роль матери, чем ты!'
  'Я бы хотела иметь детей, - скромно призналась зеленая, - Но не думаю...'
  'Знаю', - глазам стало нестерпимо мокро, и, как ни пыталась она загнать их обратно, одна соленая капля все же сорвалась с кончика носа и скатилась вниз по коже дракона, заставив ее тревожно ударить по воде хвостом.
   - Силант! - раздался откуда-то из-за другого ее бока возмущенный голос, который Марика тут же узнала - и поспешно утерла слезы. Одно дело - реветь в три ручья, уткнувшись в шкуру своего дракона, а совсем другое - распускать нюни перед другими всадниками. Особенно - перед К'раном!
   - Марика? - осторожно позвал синий всадник, огибая Силант на безопасном расстоянии, - Ты что, плачешь?
   - Вот еще, - девушка постаралась незаметно вытереть лицо, - Просто Силант меня слегка обрызгала, - зеленая возмущенно дернулась, но Марика тут же ткнула ее локтем под ребра, - Пришел купать Нарита?
   - Нет, - удивил ее тот, - Меня позвали.
   - Позвали? Кто?
   - Не знаю, - он пожал плечами, - Но Нарит сказал: зовут - и я пришел.
  'Это я его позвала, - призналась Силант, - Тебе было плохо, а рядом с ним тебе хорошо и спокойно'.
  'Вот кто тебя просил!'
  'Никто. Но я не люблю, когда ты грустишь. Поэтому и позвала этого, рыжего, - как и многие драконы, Силант редко использовала в речи человеческие имена, предпочитая им описания, - Вот! Ты уже меньше грустишь!'
  'Это потому, что я злюсь! - сердито сказала девушка, отчаянно стараясь не покраснеть, - Могла бы сначала спросить у меня, хочу ли я его видеть!'
  'Тогда ты бы ответила, что не хочешь', - спокойно заметила Силант, с убийственной честностью глядя на свою всадницу, и Марика, тихо застонав, отвернулась, глядя на залитую солнечным светом поверхность озера. С силой потерла щеки. Сосчитала до десяти. Поняла, что неловкая пауза все-таки затянулась - но К'ран, как ни странно, улыбался все так же благожелательно.
   - Извини, - тем не менее, сочла за лучшее сказать девушка, - Это Силант тебя позвала... Я ее не просила! - торопливо добавила она, виновато глядя на товарища, - Ты, наверное, был занят каким-то важным делом, да?
   - Ничуть, - он покачал головой, по-прежнему улыбаясь, - Просто проверял летную сбрую, как-никак, скоро Падение, и мне бы не хотелось... Марика?
  'Ну, вот...' - расстроено добавила Силант.
   - Со мной все в порядке, - ответила Марика им обоим, - Просто... наверное, волнуюсь немного.
   - Из-за первого полета против Нитей? - К'ран засмеялся, - Ну что ж, готов тебя подбодрить: не ты одна. Половина молодых сейчас забилась в самые дальние пещеры и трясутся от ужаса, а вторая половина, хоть и выглядит прилично, на самом деле тоже себе места не находит! Откровенно говоря, среди всей молодежи ты выглядишь самой спокойной и уверенной. Силант - наиболее разумная среди всех зеленых Вейра, и в этом отношении перед ней преклоняется даже Нарит - а я никогда не жаловался на легкомыслие своего дракона, так что, готов поклясться, завтра вы обе вернетесь домой без единого ожога, и тогда все эти безбородые оболтусы, - легкий кивок в сторону бараков, где содержались молодые всадники, - до конца дней своих забудут, как дразнить девушку только за то, что она Запечатлела зеленого дракона! Ясно?
   - Конечно, К'ран, спасибо, - Марика чуть опустила глаза.
   - Хм. Судя по твоим глазам - пока еще не за что. И дело тут вовсе не в волнении. А ну-ка, Марика, хватит юлить и признавайся: что тебя так гложет? Забыла проверить летную упряжь?
   - Нет.
   - Запамятовала пару уроков П'рита?
   - Нет...
   - Ну, я тогда даже представить... Только не говори, что ждешь ребенка!
   - Да нет же! - слезы все-таки брызнули, - Просто... я не хочу... не хочу, чтобы Силант жевала огненный камень!
   - Ах, вот оно что, - раздался чуть посмеивающийся голос, и Марика в полном недоумении уставилась на старшего товарища, не вполне понимая: а что тут, позвольте, смешного? - Ну, в общем, чего-то подобного я от тебя и ждал.
   - Ждал?
   - Ну да. А что тут странного? Достаточно было бросить один-единственный взгляд на тебя, когда Илита поднялась в брачный полет... Или на Силант - когда та забавлялась с маленькими дракончиками. Не мы выбираем себе дракона, Марика, однако после всего этого я искренне засомневался, а не стоит ли тебе почистить твоего дракона хорошенько, чтобы извлечь наружу истинный цвет его шкуры...
   - Силант - зеленая! - странно, но слова К'рана Марику скорее возмутили, чем польстили ей, - Самая быстрая, самая умная и красивая зеленая на Перне, а не какая-то там раскормленная золотая, только и знающая, что прятаться за спинами других драконов да откладывать яйца как... как... тупая верри!
   - Так в чем же проблема? - К'ран чуть приподнял одну бровь, с чем-то, похожим на странный юмор, глядя на разбушевавшуюся зеленую всадницу, - Ты не хочешь, чтобы Силант жевала огненный камень, но это - право золотых королев, а перспектива летать на королеве тебя тоже, судя по всему, не устраивает. Так чего же ты тогда хочешь?
   - Я... хочу... хочу иметь выбор! Чтобы у меня и у Силант было право выбирать, кем нам быть и что делать! Не служить утешением для синих и коричневых, а самим решать, кого любить, а кого ненавидеть! - зеленая самка, чувствуя, что творится на душе у ее наездницы, чуть приподнялась на задних лапах, беспокойно ревя, откуда-то сверху ей ответил встревоженный Нарит, - Жить и... и быть счастливой, чтоб мне в Промежуток уйти!
   - Марика...
   - Я знаю, К'ран, - ее плечи как-то жалко поникли, - Я дура, да? Но... не глухая же. Я слышу, что говорят о положении зеленых в Вейре. Мы никто. Самые маленькие, самые слабые и жалкие. Да, конечно, все тут же начинают в голос твердить, что во время Падений роль зеленых всадников неоценима, но, стоит лишь Падению закончиться - и мы тут же превращаемся в 'принеси-подай', младших, недостойных внимания могучих бронзовых и золотых всадников, служащих лишь утешительным призом для тех драконов, что, не в силах догнать королеву, желают хотя бы так удовлетворить природные потребности!.. Тухлая скорлупа, но мы же не выгребные ямы! Мы живые... К'ран! Мы тоже живые! И разве ж мы виноваты?!
   - Тише, тише, - К'ран осторожно приобнял ее за плечи, гладя по спине, - Ну что ты, Марика... Что ты...
  Силант все еще беспокойно посвистывала, но постепенно ее голос становился все тише и тише, а яростная буря в драконьих глазах сменилась тихой рябью, и под конец она даже не возражала, чтобы К'ран проводил их с Марикой до постели, после чего старший всадник еще долго сидел рядом, сжимая в руках хрупкую ладошку девушки, а если бы кто-нибудь счел за труд повнимательнее к нему приглядеться, то заметил бы, что обычно такой веселый и невозмутимый К'ран выглядит грустным и озабоченным - но в пещере никого не было, да и кого, право слово, интересовали душевные терзания какого-то там синего?..
  И, тем не менее, наутро Марика обнаружила на своей постели записку. Слава Первому Яйцу, арфист в ее родном холде не счел за особый труд преподать ей пару уроков, и, кое-как да через косяк, но читать она умела. Правда, почерк у К'рана оказался просто кошмарный, и девушке пришлось немало постараться, чтобы прочесть послание синего всадника.
  'Марика,
  Твои соседи по пещере храпят просто ужасно! Не знаю даже, как ты умудряешься спать в их присутствии, не выпив перед этим пару бочек снотворного... Поделишься секретом? Д'лак (он спит в соседнем со мной вейре) заливается еще пуще этих маленьких уродов, так что пара уроков мне бы не помешала.
  Да, и вот еще что: Падение начнется только после полудня, так что у тебя еще есть причина воспользоваться отсутствием в Вейре нашего главного целителя и затребовать для своей красавицы лишний огнемет - а я прекрасно знаю, что на складе этого добра навалом, и уж точно хватит на одну зеленую самку. Пользоваться этой штукой не так уж сложно, главное - чтобы у Силант хватало ума каждый раз вовремя пригибаться, дабы дать тебе возможность выстрелить, но я-то знаю - котелок у нее варит отменно. И удачи вам обеим!
  К'ран'.
  Глаза Марики еще не успели дочитать последние строки, но по лицу ее уже расползлась широкая улыбка, заставившая глаза девушки вспыхнуть задором. А ведь это мысль! Сейчас у целителей и без того дел полно - перед Падением они вечно носятся, как стадо верри, завидевшее падающего на него голодного дракона, поэтому внезапное недомогание у одной-единственной зеленой, мучающейся от... скажем, жуткой боли в животе, ни у кого не вызовет лишних сомнений. И особых сожалений, кстати, тоже - в Вейре и без того полно драконов всех цветов, одних только королев целых шестеро, а уж зеленых она даже подсчитать не берется, так что, учитывая, что от сражения они отлынивать не будут, и честно отработают свой долг перед другими всадниками, вряд ли найдется слишком много злых языков, что решат это обсудить! Мало что не захлопав в ладоши от восторга, она проворно растерзала записку на мелкие кусочки и крепко обняла за шею Силант - та чуть заворчала, просыпаясь.
  'Уже пора?..'
  'Нет, дорогая, - Марика потерлась носом о ее щеку, - но пообещай мне одну вещь: если кто-нибудь - не важно, кто! - спросит тебя о твоем здоровье, сразу говори, что у тебя жутко болит живот. Поняла?'
  'Но у меня не болит живот...'
  'Просто скажи! Пожалуйста, ради меня!'
  'Ну хорошо, хорошо, - она зевнула, - Теперь я могу спать дальше?'
  'Ты умница, зелененькая моя!' - девушка быстро прижалась к ней, после чего выскользнула из пещеры и во всю прыть помчалась на поиски С'бера, предводителя своего Крыла. Как и ожидалось, нашла его в своем вейре, где тот надеялся спастись от молодых, осаждавших его с рассвета, и посему заявление Марики - высказанное в крайне вежливой, почтительной форме! - вызвало у него лишь тихий стон и усталый взмах рукой: дескать, делайте, что хотите. Едва не расцеловав стареющего предводителя в обе щеки, Марика отправилась подбирать себе амуницию - тем паче, что до назначенного часа оставалось всего ничего, и в чаше уже начали собираться первые драконы и их всадники. Даже Силант заволновалась, так что девушке пришлось сперва надеть на нее новенькую сбрую, закрепив все ремни и перетяжки, после чего одеться самой, нацепить на лоб защитные очки и только после этого несколько неуклюже - а вы попробуйте побегать в толстом летном костюме, подбитом мехом! - отправилась добывать себе огнемет. Странно, но и с этим проволочек не возникло. У нее лишь поинтересовались, извещен ли предводитель Крыла, после чего пожилой, но все еще крепкий мужчина вручил ей какое-то металлическое чудовище, по чистой случайности названное 'огнеметом', вкратце объяснил, как им пользоваться и отправил восвояси, пробормотав что-то насчет бесшабашных молодых всадников, во что бы то ни стало стремящихся сражаться в воздухе.
  'И зачем это? - в голосе Силант слышалось искреннее недоумение, когда она увидела свою всадницу, волокущую на спине огромный бак с горючим, - Это же носят королевы!'
  'И сегодня мы с тобой ненадолго представим себя большими, золотыми и надутыми от осознания собственной важности королевами, - Марика с трудом сдерживала рвущийся наружу смех, аж пританцовывая на месте, - Тебе нужно будет только вовремя наклоняться, чтобы я могла выстрелить огнем, и все будет отлично. Поняла?'
  'Я - зеленая, - все еще не убежденная, сказала та, - Я могу выдыхать огонь!'
  'Но сегодня позволь мне сделать это за тебя. Ну пожалуйста, Силант! - она обняла ее за голову, почесывая надбровья, - Ради меня!'
  'Ну, хорошо, - она чуть приспустила нижние веки, закрыв глаз прозрачной пленкой, - Если ты так хочешь, я не буду сегодня жевать огненный камень'.
  'Ты - чудо, милая моя! - девушка, засмеявшись, поцеловала ее в нос, - Я так и знала, что ты меня поддержишь! Вот увидишь, все будет хорошо!'
  'Разумеется, будет', - проворчала она, стараясь выглядеть недовольной, хотя Марика чувствовала - она нисколько не сердится на свою всадницу. Не желая привлекать лишнее внимание к своей персоне, девушка вместе с драконом заняла свое положенное место - в крыле С'бера, сразу за парочкой синих драконов, чьи всадники встретили ее удивленными взглядами, но говорить ничего не стали - видно, были слишком взволнованы, чтобы отвлекаться на какую-то там зеленую. С'бер же вообще лишь скользнул по ним взглядом, задержавшись на огнемете, после чего Карат, его дракон, приказал Силант держаться чуть ниже основного Крыла, чтобы случайно не подпалить кого-нибудь огнеметом, и был дан сигнал на взлет. Крылья поднимались постепенно, одно за другим, почти тут же исчезая в Промежутке, пока не настала очередь крыла С'бера, и Силант едва ли не первой рванулась вверх, оттолкнувшись мощными задними лапами.
  Ее крылья развернулись, как полупрозрачные паруса, тут же поймав восходящий теплый поток, и, с силой загребая воздух, зеленая помчалась ввысь, так что Марике пришлось изо всех сил вцепиться в страховочные ремни, чтобы не упасть с ее гладкой шеи - и это учитывая изрядную тяжесть огнеметного бака за спиной! Конечно, бак, если уж по-честному, был не так уж велик, и уж всяко полегче, чем набитая сочными клубнями заплечная корзина, которую она таскала в родном холде, но за почти два Оборота в Вейре девушка изрядно отвыкла от ношения таких тяжестей, и теперь, прижавшись к теплой шее своего дракона, Марика молилась лишь об одном - только бы не свалиться! Она не в первый раз летала на своем драконе - впервые они поднялись на крыло почти пол-Оборота назад, как только П'рит решил, что крылья Силант достаточно окрепли для полета с человеком на спине - но до сих пор при каждом взлете Марика испытывала целую гамму чувств - от дикого восторга и ощущения полной свободы до какой-то странной робости, вроде бы, и не должной появляться у всадницы дракона, но, тем не менее - она была, а вслед за ней приходил страх высоты, и, как следствие - новая волна нежности к сильному, могучему существу, что без труда несло ее над землей, не давая провалиться в бездну.
  'Ты - моя всадница. Я не дам тебе упасть, - с чем-то, похожим на смешок - хотя все твердили ей, что драконы не умеют смеяться! - заметила Силант, легким поворотом крыла выравнивая курс и продолжая набирать высоту, хотя уже не так яростно, как в первые мгновения полета, чтобы постоянно держаться в составе Крыла и не мешать другим драконам, - Карат говорит, надо идти в Промежуток.
   - Давай, - Марика сглотнула, покрепче вцепившись в свой огнемет, - Ты получила от него...
   И тут Силант прыгнула.
  Голубое небо, ветер, бьющий в лицо, крики драконов - все исчезло, сменившись жуткой безмолвной пустотой, в которой не было ничего. Ни образов, ни звуков, ни ощущений - кроме жуткого холода, заморозившего дыхание, и беспросветной тьмы, из-за которой невозможно было разглядеть даже голову дракона перед собой... даже ощутить тепло его тела! Наверное, именно так чувствуют себя те, кто умирает... Недаром же про них говорят, что они 'навсегда ушли в Промежуток'! Впрочем, прыжки во время Падения были недлинными, и вот уже Марика облегченно выдохнула, когда и она, и Силант вынырнули из Промежутка за тысячи длин дракона от Вейра, где-то к северу от Форт Холда. Девушка даже готова была поклясться, что узнает родные места, и даже принялась со странной тоской рассматривать четкие прямоугольники полей далеко внизу, но тут Карат испустил короткий, гневный рев, и Марика чуть было не свалилась со спины Силант... лишь мгновением позже сообразив, что Карат смотрит совершенно в другую сторону, и причиной его недовольства является вовсе не она.
  'Это Синит, - тут же заметила Силант, - Коричневый. Кажется, его всадник тоже родом из этих земель - они отвлеклись и чуть было не столкнулись с другим драконом'.
  'Ой, Силант... прости'.
  'Меня не так-то просто сбить с курса, - фыркнула зеленая, - Но мы уже скоро столкнемся с первой волной Нитей', - и она кивнула на появившуюся высоко в небе серебристую дымку, больше похожую на легкое облако тумана. Марика судорожно сглотнула, и ее пальцы изо всех сил сжали сопло огнемета.
  'Даже издали... от них просто-таки веет смертью'.
  'Далеко не уйдут, - Силант оскалилась, в ее глазах вспыхнули алые искры гнева, - Все сгорят! Ты готова?'
  'Разумеется, - кивнула Марика, - Вперед, Силант!' - и, пригнувшись к шее подруги, она, вместе с другими зелеными рванулась навстречу своему безмозглому, но от того не менее свирепому врагу. Девушка крепко сжала коленями шею дракона, и, когда та подлетела к первому извивающему клубку спор и резко рванулась в сторону, подгибая крылья - тут же нажала на спуск. Огонь вырвался наружу, не хуже, чем из пасти дракона, и хищные голодные Нити, попав под удар, тут же превратились в облако серого пепла, безвредно помчавшееся вниз, и Марика, не в силах сдержаться, издала звонкий победный вопль - но он прервался на полуслове, когда Силант внезапно прыгнула через Промежуток, вынырнув уже чуть выше следующего шмата Нитей, который взяли на себя сразу двое всадников, перекрестным огнем всего за пару мгновений справившись с противником. Впрочем, ни Силант, ни ее всадница на них даже не оглянулись - их внимание приковала к себе следующая серебристая полоска, мчавшаяся вниз, и они тут же бросились наперехват, готовясь к удару. Силант, умница, ни разу не подставила головы - каждый раз она либо ныряла, либо закладывала крутой вираж, либо вращалась вокруг собственной оси - словом, выделывала всевозможные трюки, давая всаднице наилучший угол для удара. За все время боя они ни разу никого не задели (если только не считать какого-то дурного синего дракона, вынырнувшего из Промежутка за мгновение до того, как Марика нажала на спуск - и, к счастью, мгновенно убравшегося с пути), однако потом в небе поднялся довольно сильный ветер, а, так как Силант все же была не настолько крупной, чтобы противостоять его порывам, С'бер тут же приказал им спускаться вниз, туда, где подбирали остатки Нитей сражающиеся королевы.
  'Жаль, - Силант была искренне огорчена, - Мне ведь почти понравилось'.
  'Понравилось биться с Нитями?' - Марика улыбнулась.
  'Понравилось ощущать, что, впервые в жизни, я действительно приношу кому-то пользу, - сообщила зеленая, поравнявшись с королевским крылом, - Илита спрашивает, почему мы здесь, а не наверху'.
  'Скажи, что нас послал С'бер. Авось, отвяжется, - фыркнула девушка - еще не хватало во время битвы оправдываться, пусть даже и перед Госпожой Вейра! - Пусть его спросит, когда Падение кончится'.
  'Илита сказала, хорошо. Она велит нам занять место сбоку и не мешать'.
  'Скажи, что мы будем лететь там, где понадобится помощь, - сердито сказала Марика - слова королевы показались ей несколько надменными, - Даже если зеленые драконы и слабее золотых, но в скорости и ловкости они их превосходят стократ, так что мы будем там, где нужно, а не там, где ей хочется нас видеть!'
  'Я передам, но не все, - строго ответила зеленая, - Не хочу грубить ей'.
  'Ну да, она же твоя мать'.
  'Не в этом дело. Она - королева нашего Вейра, и ее нужно слушать', - суховато заметила Силант, вступая в немую беседу с золотой великаншей, парившей неподалеку, после чего, не давая своей всаднице опомниться, резко рванула куда-то в сторону, преследуя кусок Нити, вырвавшийся из-под огня верхних Крыльев. Одна из королев - Марика не разглядела, какая - тут же бросилась наперехват, словно и не заметив зеленую, но догнать Силант было делом нелегким, и золотая только достигла крайней точки поражения, как огонь Марики уже спалил Нить.
  'Это Залита, - сказала Силант, изящно развернувшись на месте и возвращаясь к королевскому Крылу, - Кажется, она чем-то недовольна...'
  'Ну еще бы - какая-то 'зеленая замарашка' обставила ее на ее же поле! - Марика почувствовала, как по лицу расползается улыбка, - Ты молодец, Силант! Мы им сегодня всем покажем, на что ты способна!'
  'Падение еще не кончилось, - спокойно откликнулась та, - Крылья перестраиваются, будет еще один заход, - и, помолчав, добавила, - Нарит говорит, на этот раз облако Нитей рваное: кому-то приходится то и дело уходить в Промежуток, а остальным достаются лишь ошметки'.
  'У них с К'раном все в порядке?'
  'Да, - в голосе Силант послышалось веселье, - Только что спасли Джанита и Р'вала - кажется, их сбил внезапный поток ветра, они едва не рухнули наземь. Нарит говорит, оба визжали, как резаные, пока он их не подхватил!'
  'Может быть, это слегка уменьшит его спесь, - фыркнула Марика, вспоминая невысокого, но жутко самодовольного коричневого всадника из Руата, - Нарит не пострадал, пока спасал эту тушку?'
  'Едва не угодил под Нить, но успел вовремя вывернуться из-под удара и сжечь ее своим огнем, - в голосе Силант послышалась гордость за ловкого синего дракона, - Сейчас они начинают новый заход. Ведет Сарат. Они хотят окружить большой клубок Нитей, чтобы спалить его целиком. Нарит летит седьмым. Нити уже совсем близко... Нарит открывает пасть... Огонь! Попал! Он попал! - чуть ли не завопила от восторга Силант, ее глаза переливались всеми цветами радуги, - Крыло перестраивается, начинает новый заход. Драконы разбиваются на группы, чтобы вместе сжигать клубки Нитей. Бронзовые палят вовсю! Крылья зажимают Нити в клещи, жгут... Илита говорит, сейчас начнется наша часть работы!'
  'Скорее бы', - Марика едва заметно дрожала от сдерживаемого возбуждения, ей не терпелось наконец-то заняться делом, а не парить над самой землей, как... как... как какая-то верри! Вот одна из королев, заметив обрывок Нити, бросилась в ту сторону, и, как ни раздражена была Марика, мысленно она даже готова была зааплодировать золотому дракону - как ловко он поднырнул под врага, так что всаднице осталось лишь нажать на спуск огнемета!
  'Я могу не хуже', - чуть обиженно заметила Силант, и, словно подтверждая свои слова, она помчалась наперерез другому серебристому обрывку, выписав в воздухе элегантную спираль и едва не коснувшись Нити крыльями, но в последний миг отдернув их в сторону, так, чтобы всадница смогла использовать свое оружие. Падение явно подходило к концу - верхние Крылья уже прекратили пыхать огнем, так что королевам осталось лишь зачищать низы, дабы не дать ни единой споре достигнуть плодородной земли и зарыться в нее, и вскоре последняя Нить рассыпалась пеплом, настигнутая метким выстрелом одной из младших королев, и Марика устало прислонилась к шее Силант, пытаясь отдышаться. Руки ныли от тяжести огнемета, в котором осталась едва ли четверть горючего, перед глазами все еще мелькали вспышки драконьего пламени, но все же она улыбалась, и ее дракон ласково ворковала, пока, измученные, но довольные, они медленно кружили над землей, где уже можно было разглядеть первые наземные отряды, посланные холдами для окончательной зачистки территории - хотя лично Марика готова была заложить правую руку, что ни одна Нить, маленькая или большая, не ушла от драконьего гнева.
  'Мы хорошо поработали, - сказала Силант, довольно жмурясь, хотя кончики ее крыльев дрожали от напряжения, - Нарит говорит, это было не самое страшное Падение, но они с его всадником нами гордятся... ты рада?'
  'Еще бы, малышка! - Марика тихо засмеялась, поглаживая зеленую шкурку, - Мы и впрямь молодцы. Ты сражалась просто отлично, ничуть не хуже остальных всадников и королев!'
  'Спасибо П'риту и Маринту, - зеленая, как обычно, не спешила себя хвалить, - Это они нас подготовили, и хотя я не совсем так представляла себе сражение, мне пригодились их уроки. Оказывается, Нить не так уж сложно победить'.
  'Разумеется. Если ты - дракон!' - засмеялась девушка. Все Крылья, кроме королевского, уже начали выстраиваться для возвращения в Вейр, но королевы не спешили последовать их примеру, видно, собираясь помочь наземным отрядам огнеметчиков, и Марика уже хотела присоединиться к ним, как...
  'Илита говорит, надо возвращаться в Вейр, - в голосе Силант не было особого огорчения, просто констатация факта, - пока на нас не стали обращать лишнее внимание. Остальное доделают королевы'.
  'Ну, как знает', - слишком вымотанная, чтобы спорить, Марика покорно вызвала в памяти знакомые ориентиры, и через три удара сердца они с Силант уже спускались вниз, к гостеприимно распахнутой чаше Вейра. Там уже суетились целители, оказывая помощь немногочисленным пострадавшим, но в целом, судя по всему, они легко отделались, и ни один дракон или всадник серьезно не искалечились в серебристом дожде. Широко расправив крылья, Силант неторопливо опустилась на незанятый уголок чаши, тут же сложив крылья и приникнув к поверхности озерной воды, жадно утоляя жажду после четырех часов непрерывного Падения - первого в жизни! Не желая тревожить ее, Марика тем временем успела вернуть огнемет, после чего сняла с вымотанного дракона сбрую, изрядно провонявшую фосфином, и, зевая и спотыкаясь, Силант устроилась чуть поодаль, на прогретом солнце каменном уступе, положив голову на скрещенные передние лапы и мысленно пригласив всадницу составить ей компанию. Правда, Марике все же сперва пришлось переодеться из теплого летного костюма во что-то более подходящее, а также вымыть черные, как огненный камень, руки, после чего спуститься к озеру Вейра. Там ее ждал неприятный сюрприз - вернулось королевское крыло, а добраться до Силант, не миновав их теплую компанию, не представлялось возможным, поэтому, скрепив сердце, Марике пришлось продолжить путь, стараясь не смотреть в сторону золотых великанш. Правда, сейчас королевам было не до нее - они были заняты купанием, смывая отвратительную вонь со своих сверкающих шкур, пока их всадницы о чем-то разговаривали на берегу. Они уже сняли с голов летные шлемы, и светлые волосы Тионы выделялись среди них не хуже, чем роскошная зеленовато-золотая шкура Залиты - между двумя другими королевами более скромных цветов.
  'Залита скоро взлетит, - заметила Силант со своего места, - Рано'.
  'Учитывая, насколько беспорядочна в своих любовных похождениях Тиона, я не удивлена, - Марика с трудом удержалась от того, чтобы не засмеяться, - Говорят, она меняет любовников, как ремни полетной сбруи, и Залита, даром, что еще незрелая, постоянно строит глазки взрослым самцам! Вот не пойму, и как только Илита терпит такую стерву у себя в Вейре?..'
  'Илита мудра и сильна. Залита никогда не посмеет идти против ее воли'.
  'Только потому, что боится, как бы та не вправила ей мозги! Вот-то будет потеха, если она, твоя сестра, впервые взлетит раньше, чем ты! Да над ней весь Вейр смеяться будет: золотая решила опередить зеленую!'
  'Может быть, - Силант еле слышно вздохнула, - Но Нарит говорит, что я тоже должна вскоре взлететь. Они ждут этого'.
  'И ты взлетишь, моя дорогая, да так взлетишь, что этой золотой дуре останется лишь беситься от зависти, глядя на тебя! - Марика широко улыбнулась, - Уж это-то я тебе обещаю!' - и, высмотрев, наконец, зеленого дракона на берегу озера, она поспешила к ней, готовясь прижаться к ее теплой шелковистой шкуре - пусть вонючей! - и погрузиться в сладкие объятия сна, но тут...
   - Эй, замарашка!
  Знакомый до рези в животе голос заставил Марику невольно - едва заметно! - вздрогнуть, но останавливаться она не собиралась, и даже головы не повернула в сторону Тионы, что, насмешливо уперев руки в бока, провожала ее взглядом.
   - Что-то наша зелененькая совсем от рук отбилась, - заметила она своим подругам, что и не думали вмешиваться, - Мало того, что ей позволили сегодня сражаться в одном крыле с королевами, так еще и должного почтения что-то не видать, как не было его! Или она возомнила, что, раз уж не сгорела в Нитях в первом же Падении, то теперь может сравнивать свою зеленую с нашими королевами? Да ни один зеленый всадник, будь он хоть трижды быстрый и ловкий, никогда не будет стоить и кусочка коготка на лапе моей Залиты!
  'Вот и подавись своей королевой, - зло думала Марика, по-прежнему игнорируя присутствие золотых, - А мне твоя Залита и даром не нужна!'
  'У тебя есть я', - тут же раздался голос Силант, и Марика с улыбкой послала своему дракону целую волну нежности... как вдруг одна из купающихся королев - она не заметила, какая - с силой ударила по воде мощным хвостом, и огромная волна, прокатившись по воде, захлестнула голые ноги девушки, едва не отправив ее на дно. Заливистый смех, донесшийся с берега, тут же сообщил ей, чья это была выходка, но, если они думали, что после этого она полезет на них с кулаками, то жестоко ошиблись - нужны они ей!
   - Замарашка! - крикнула ей Тиона, сложив руки у рта, и Залита крайне довольная своей проделкой, поддержала ее низким ревом, - Уясни одну простую вещь, если, конечно, ты способна ее понять: никогда и нигде жалкие зеленые не будут летать вровень с королевами! Никогда и нигде они не станут королевами, а останутся лишь утешительным призом для тех драконов-неудачников, что не смогут догнать золотых во время брачного полета! Ты слышишь меня?!
  'Заткнись уже, - устало пробормотала Марика, и Силант глухо заворчала, когда всадница, слегка промокшая, прижалась щекой к ее шее, - Можешь зацеловать свою Залиту - у меня есть свой дракон! И скорее Алая Звезда рухнет на Перн с небес, чем я променяю свою Силант хоть на сотню золотых королев!'
  'И правильно', - чувствовалось, что зеленая страшно довольна, и сдержанно замурлыкала, когда Марика принялась почесывать ей гребни и гладить по щеке. Голоса золотых уплывали вдаль, как какая-то невнятная музыка, и вот уже и дракон, и ее всадница крепко спали, обнявшись на озерном берегу.
   - Марика... Марика!
   - А?
  Девушка вскинула голову - и тут же прищурилась, ослепленная ярким светом фонаря. Кажется, было уже довольно поздно, и солнце погасло где-то за каменной стеной, образовывавшей чашу Вейра, а над Марикой, держа под мышкой теплое покрывало, стоял К'ран.
   - Убери свет, - она прикрыла глаза рукой, - Что ты здесь делаешь?
   - Тебя ищу, разумеется, - кажется, он не обиделся на ее сварливый тон.
   - А где Нарит?
   - Спит, - фыркнул синий всадник, - Сейчас его не поднял бы с лежанки даже целый рой Нитей, упавший ему прямо на голову. Как ты себя чувствуешь?
   - Лучше не бывает, - проворчала девушка, не без сожаления отрываясь от теплого бока Силант и оглядываясь, - Нас с ней, видно, разморило на солнце, и...
   - Вот лучше, накинь, - он протянул покрывало, - Твое счастье, что твоя Силант теплая, как очаг зимой, иначе уже ходила бы с полным носом соплей! Ты ее купала сегодня?
   - Нет. Она слишком устала для этого.
   - Ну, тем более - повезло тебе. Врагу бы не пожелал больного дракона! - и, плотно закутав слабо сопротивляющуюся Марику, он сел рядом, запросто привалившись к зеленой драконьей шкуре - и Силант хоть бы разочек рыкнула во сне! Кажется, она вовсе не была против присутствия синего, так что, для приличия попытавшись пару раз вырваться, Марика вздохнула и капитулировала, прижавшись к плечу старшего товарища.
   - Тепло? - спросил тот.
   - Угу.
   - Ну вот, а теперь подумай, что бы с тобой было, не приди я сюда с покрывалом в руках, - синий всадник насмешливо на нее покосился, - Как тебе Падение?
   - Скучно, - та зевнула, - Мы половину всего времени проторчали у самой земли, вместе с королевами, и только смотрели, как сражаются остальные!
   - Ну, тебе не угодишь! - тот с деланным страданием закатил глаза, - И камень огненный жевать не хочешь, и с огнеметом тебе битва не мила... Чего ж вы обе хотите, а, Марика?
   - Сама не знаю, - она опустилась пониже, вдыхая терпкий запах вытертой кожи, из которой была сшита куртка, - Но, боюсь, в Вейре я этого все равно не найду. Здесь слишком много правил, слишком много традиций... вряд ли кто-то решится их изменить ради одной-единственной зеленой всадницы!
   - Я бы изменил, - задумчиво пробормотал К'ран, и, заметив взгляд Марики, с трудом сдержался, чтобы не расхохотаться, - Честное слово! Ну, разумеется, будь я не синим, а хотя бы коричневым, или, еще лучше, бронзовым...
   - Ты самый лучший синий всадник из всех, что мне когда-либо встречались, - девушка крепко прижалась к нему всем телом, - Нариту повезло, что из всех кандидатов в тот день он выбрал именно тебя!
   - Я думаю, нам обоим повезло, - дипломатично заметил К'ран, но она видела, как ему приятны ее слова, - Конечно, каждый кандидат мечтает стать бронзовым всадником, но, если бы все было так просто, Перн оказался бы заполонен драконами, а всадники передрались бы за возможность стать Предводителями! А так - у меня не болит голова, да и Нарит спит спокойнее, зная, что золотую королеву догонят и без его участия... я сказал - спит! - засмеялся всадник, и Марика поняла, что к их беседе прислушиваются еще одни уши, сейчас якобы дрыхнущие на лежанке в своем вейре, - Ему, видишь ли, приятно, когда его хвалят, - К'ран почти виновато покосился на девушку, как бы извиняясь за бестактность своего дракона, - Хотя сегодня он и впрямь вел себя молодцом...
   - Я знаю, - Марика улыбнулась, - Силант, как только мы присоединились к королевам, комментировала буквально каждый взмах его крыла, так что, если захочешь, я смогу тебе расписать весь ваш полет, от начала до конца.
   - Настолько неравнодушна? - судя по выражению на лице всадника, внимание зеленой ему глубоко польстило.
   - Ей нравится Нарит, - Марика слегка улыбнулась, - Она скоро взлетит, и... в общем... - девушка почувствовала, как краснеет, и понадеялась, что в слабом свете прикрытого фонаря это будет не особо заметно, - ей было бы совсем не противно, если бы один синий дракон летел за ней в брачном полете.
   - Хм. А одному синему, между прочим, не так уж не хочется последовать твоему совету, - рука К'рана на ее плече словно бы стала тяжелее, - Но, Марика... тебе наверняка должны были сказать, чем любовь драконов оборачивается для их всадников, и... я ни за что не буду тебя принуждать.
   - Значит, ты дашь сделать это кому-то другому?..
   - Нет, но я...
   - Я бы не стала предлагать, если бы не захотела, - в голосе Марики послышалась насмешка, - К'ран, я не маленькая девочка. Мою сестру забрал к себе один из молодых лордов, и хотя я видела, что она не хочет идти с ним, она ничего - слышишь? Ничегошеньки! - не могла с этим сделать. Так что не держи меня за несмышленыша - я все прекрасно понимаю. И даже если мне и суждено стать потаскухой, готовой целовать любого, чей дракон догонит мою Силант, в первый раз... в самый первый...
   - Нарит догонит Силант. Во что бы то ни стало, - твердо заявил К'ран, прижимая к себе девушку, и где-то там, наверху, синий дракон тихонько рыкнул во сне, полностью поддерживая слова своего всадника.
  * * * * *
   - Нарит, да я тебя!.. - и К'ран, засмеявшись, прикрылся руками, когда явно забавляющийся синий с силой ударил крылом по воде, осыпав всадника сверкающими брызгами. Огромные глаза зверя переливались голубым и зеленым, и, приподнявшись на задних лапах, он шлепнулся на все четыре, подняв высокую волну - однако всадника на прежнем месте уже не оказалось, а пока дракон недоуменно оглядывался, чьи-то сильные руки буквально вцепились ему в мягкое подбрюшье, энергично пощекотав. Не ожидавший такой подставы Нарит дернулся всем телом, забавно хрюкнув и мало что не подмяв К'рана под себя - благо, тот успел вывернуться и всплыть у бока дракона, отфыркиваясь и смеясь.
  'Учти, в следующий раз я займусь тобой всерьез!' - на всякий случай сообщил он дракону, увидев его приподнявшийся над водой хвост, и, обдумав эту угрозу, Нарит сдался - хвост опустился в воду почти нежно, а мягкий нос дракона ткнулся в грудь всадника, словно тот просил у него прощения за свою выходку.
  'Да ладно тебе, - К'ран нежно погладил его по голове, - Это было весело'.
  'Мы давно так не веселились, - фасеточные глаза быстро-быстро замерцали, - Это Прохождение будет длинным'.
  'Не длиннее, чем обычно, - резонно заметил всадник, отжимая мокрые волосы, - Не вчера люди и драконы вступили в бой с Нитями, и до сих пор мы еще ни разу не потерпели от них поражения. Справимся'.
  'Разумеется, справимся, - синие веки скользнули вниз, хотя даже сквозь них можно было разглядеть светящиеся глаза дракона, и Нарит осел в воде, качаясь на еле заметной ряби, - Иначе весь Перн достанется на поживу Нитям!'
  'Кроме, пожалуй, Южного, - К'ран с улыбкой огляделся по сторонам, - Эту землю никаким Нитям не сожрать, пусть хоть закроют небо до самого горизонта!'
  'Жаль, Северный не такой'.
  'Да, жаль. Но, если бы был - что бы тогда оставалось делать драконам и всадникам?'
  'Не знаю', - отмахнулся Нарит, не желая мучиться вопросами 'если бы', - Но драконы будут всегда'.
  'Приятно видеть такую уверенность, - улыбнулся К'ран, заложив руки за голову и растянувшись в воде у самого бока Нарита, - Из Вейра ничего не слышно?'
  'Нет'.
  'Подозрительно. Значит, пора возвращаться', - и всадник резко выпрямился в воде, после чего энергично поплыл к берегу, загребая воду мощными руками.
  'Но я хотел еще поплавать...'
  'Поплаваешь в следующий раз, - отрезал К'ран причитания дракона, - Если забыл, нас послали за травами, и не кто-то там, а главный целитель Вейра. Мы с тобой, приятель, и так ему задолжали, когда выпрашивали для Силант с Марикой разрешение летать на Падения с огнеметом, так что давай, пошевеливайся'.
  'В Вейре еще только раннее утро', - Нарит продолжал гундеть.
  'А Дорайн просыпается еще до рассвета, и ты это прекрасно знаешь! - К'ран не поддался, - К тому же, разве тебе не интересно быть поближе к Силант, коли уж она вот-вот готова взлететь?'
  'Ну-у-у... - протянул синий, все-таки направляясь к берегу, - Вряд ли это случится сегодня... или завтра'.
  'Но скоро'.
  'Скоро, - согласился Нарит, - Чувствую. Остальные тоже чувствуют'.
  'И что они говорят?'
  'То же, что и обычно. Скоро'.
  'Тогда сушимся - и полетели, - всадник весело потрепал его по шее, - Потом можешь хоть до заката валяться на теплых камнях у озера'.
  'Здесь песок теплее...' - дракон расправил небесно-голубые крылья, суша влажную перепонку, и К'ран тут же прикрылся, защищая лицо от целой тучи брызг, взвившейся в воздух. Солнце только перевалило через полуденную черту, и на прокаленном белом песке, при желании, можно было воду кипятить, так что вскоре короткие рыжие волосы вновь поднялись торчком, а Нарит приобрел свой естественный цвет, по глубине соперничающий с плещущими у далеких скал морскими волнами. Внимательно проверив каждую складку на его шкуре и убедившись, что дракон сух, словно бы только что с Падения, К'ран торопливо проверил, крепко ли держатся притороченные к ремням сумки, набитые травами, после чего, не без сожаления осмотрев пляж (Нарит вторил ему столь же печальным взглядом), он глубоко вздохнул и уже хотел послать дракона в воздух... как вдруг синий резко выдохнул, аж присев на месте, и К'ран чуть было не потерял равновесие, как и там, в море, застигнутый врасплох внезапной волной восторга, волнения, гнева, ярости, предвкушения, азарта - словом, всего, что сейчас испытывал его Нарит.
  'Что случилось?!'
  'Силант сейчас поднимется!'
  'Что? Но ведь ты говорил...' - довести мысль до конца К'рану не удалось - едва оторвавшись от земли, Нарит тут же ушел в Промежуток, где всаднику стало положительно не до слов - удержаться бы на спине дракона! Мелкие капли, как-то умудрившиеся выжить на кожаных сумках, тут же превратились в лед, воздух в легких К'рана словно бы стал камнем, но не успел он сделать один-единственный судорожный вздох, как холод исчез, и синий дракон вынырнул из пустоты прямо над чашей Форт Вейра, где уже кружился пестрых ворох разноцветных драконов, а на площадке кормления, рыча и скаля зубы на нетерпеливых самцов, рвала птичье горло возбужденная Силант. Глаза К'рана тут же высмотрели Марику - прижавшись спиной к скалистому склону и сжав ладонями виски, она стояла, окруженная целым Крылом всадников, чьи драконы сейчас суетились вокруг, ожидая взлета зеленой самки. Нарит, чьи мысли уже начали сумбурно метаться, даже не позволил всаднику стащить с себя сбрую - едва коснувшись земли, он тут же ринулся вверх, и его трубный рев присоединился к хору обуреваемых желанием самцов. Силант же, чья шкура уже начала светиться сочным зеленым светом, словно нарочно медлила, не спеша расправлять крылья, и Марика изо всех сил сдерживала своего дракона, заставляя его пренебрегать теплым мясом и высасывать из еще дергающейся туши всю кровь, что там была - до последней капли! Она пила жадно, но красиво, грациозно изогнувшись всем своим гибким телом и припав губами к добыче, и каждый глоток крови лишь усиливал сияние ее великолепной шкуры и жар, тлеющий в глубине кроваво-алых глаз. Сейчас, обуреваемая страстью первого брачного полета, зеленая самка казалась самым прекрасным существом на Перне, и даже бронзовые драконы, что вот-вот готовились помериться силами в борьбе за благосклонность королевы, смотрели на нее с вожделением и страстью. Силант же определенно дразнила их - она медленно, почти лениво высосала последние толики крови, потом еще долго облизывала губы, глядя на застывших в ожидании самцов томными глазами, чуть прикрытыми полупрозрачными веками, прежде чем внезапно и без всякого предупреждения она взвилась вверх, точно подхваченная мощным порывом ветра.
  Самцы тут же бросились врассыпную, чтобы не столкнуться с ней, однако Силант даже не нужно было дожидаться, пока они откроют путь - легкая и проворная, она безо всякого труда пробилась сквозь их плотный клубок, после чего с призывным воплем устремилась в небо, мощно загребая воздух крыльями. Мгновение спустя разноцветная стая ринулась следом за ней, но к тому времени зеленая уже превратилась в крошечную точку, едва различимую с земли, и двадцать четыре всадника взвыли в голос, словно вторя своим драконам... двадцать пять, считая Марику, которая, заломив руки, помутневшими глазами смотрела куда-то в пустоту, тогда как ее душа, дикая и необузданная, летела вперед на крыльях зеленого дракона, дразняще крича неуклюжим созданиям, что сорвались в брачный полет ради обладания ею! Где Марика, а где Силант - они уже давным-давно позабыли, слившись в единое, гордое и прекрасное существо, что без малейшего труда скользило в холодных воздушных потоках, то падая вниз, то вновь взмывая под облака, выписывая в воздухе всевозможные фигуры и заставляя мчавшихся за ней самцов в точности повторять ее маневры - и каждый раз, когда очередной ухажер сбивался с ритма и прекращал погоню, торжествующий крик Силант оглашал небеса. Она не потерпит слабости! Сегодня она достанется лишь лучшему из них, самому сильному, самому красивому и выносливому дракону, тому, кто станет достойным ее великолепного тела и непокорной души! Лишь лучший сможет выдержать эту безумную гонку, лишь лучший подберется достаточно близко, чтобы схватить ее своими когтями, прижать к себе и...
   - А-а-а! - тонкий, жалобный крик вырвался из горла Марики - и Силант, когда, не заметив огромной тени, она внезапно почувствовала, как что-то неизмеримо тяжелое ударило ее в крестец, мало что не переломав кости, и юная зеленая, не удержавшись в воздухе, провалилась вниз. К счастью, крылья ее не подвели - как только давящая тяжесть исчезла, перепонки вновь наполнились ветром, и, над самыми скалами вывернувшись из падения, Силант молнией помчалась вверх. Первоначальный страх прошел, сменившись яростью, и она буквально вслепую пронзила густое облако, ориентируясь лишь на вибрирующий, зовущий крик соперницы, собирающейся отбить самцов... ее самцов! Принадлежащих сегодня только ей, Силант! И, заложив крутой вираж, зеленая сложила крылья и рухнула вниз, прямо на спину своей огромной конкурентки... Залита! Молодая королева, наверняка обуреваемая чувствами тешащейся в постели очередного любовника всадницы, все-таки поднялась на крыло, и теперь, столкнувшись высоко в небе, две юные самки, обуреваемые страстью первого в жизни брачного полета, ни за что не хотели уступать друг другу. Они были молоды, сильны и полны огня, в их сердцах горела страсть, а души жаждали любви, и то, что одна из них была почти втрое меньше своей соперницы... да кого это волновало?! Залита явно не ожидала, что когти зеленой окажутся такими острыми - закричав от боли, она яростно закрутилась на месте, пытаясь сбросить с себя 'всадницу', и в конце концов ей это удалось - да и Силант не больно-то хотела удержаться на широкой золотой спине: вместо этого, резко сложив крылья, она нырнула в ближайшее облако, позволив королеве сколько угодно оглашать небеса обиженным ревом. Единственным телесным преимуществом Силант над Залитой была ее скорость, и она, несмотря на все свои чувства, прекрасно это понимала, поэтому даже не пыталась столкнуться с более тяжелой и сильной соперницей нос к носу, вместо этого продолжая изводить ее короткими, стремительными атаками, заканчивавшимися раньше, чем золотая успевала их почувствовать! Залита была обескуражена и сбита с толку - ее первый брачный полет вот-вот был готов обернуться позорным бегством, как вдруг прямо перед ее глазами, загородив крыльями солнце, возник гигантский бронзовый дракон, что обхватил взбешенную королеву поперек тела, не давая ей пошевелиться, а, вывернув голову, золотая увидела еще двоих драконов, удерживавших на месте воющую от гнева Силант. Хоть и маленькая, зеленая оказывала непрошенным блюстителям порядка изрядное сопротивление, извиваясь змеей и колотя их лапами и крыльями... все ее внимание сейчас было поглощено ее пленителями, и Залита поняла: вот он, ее шанс! Бронзовый, обманутый ее кажущимся смирением, чуть ослабил хватку, и в тот же миг сверкающий коготь на одном из золотых крыльев ударил его в голову, на мгновение оглушив - всего на мгновение, но этого оказалось достаточно, чтобы Залита вырвалась из его хватки и бросилась на зеленую. Увидев сверкающее тело, с чудовищной скоростью несущееся им навстречу, один из драконов, коричневый, невольно отпрянул в сторону, но второй, в котором Залита в приступе жгучей ненависти все же сумела признать Нарита, заслонил своим телом зеленую... словно бы надеялся своим безумным поступком уберечь ее от гнева королевы... глупец! Она даже не заметила его жалкую попытку защитить свою подружку - смела обоих, точно таран, растоптала, уничтожила... и из горла ее вырвался торжествующий вопль, когда два сломанных, изувеченных ею дракона рухнули вниз, мгновенно исчезнув в густом тумане, окутавшем скалы...
   - Нет! - отчаянно закричала Марика, падая на колени, - Не-е-ет! - ее голос превратился в дикий вой, когда она, дергаясь и извиваясь всем телом, рухнула на землю, колотя по ней руками и ногами - как будто ее жалкое трепыхание могло помочь несчастной Силант, замедлить ее падение, подхватить избитое тело... Она падала - падала! - и ее всадница кричала в голос, пока чудовищный удар о землю не вытряхнул последние крупицы сознания из голов двух беспомощных драконов, наконец-то отделив от них измученный человеческий разум, и, глухо застонав, Марика скорчилась на земле, закусив костяшки пальцев. Никто из окружавших ее всадников даже не пошевелился в ответ - поглощенные новой погоней, они все еще мчались вслед за манивших их золотой королевой, словно и не заметив бесславного падения прежней фаворитки... да и на что им какая-то зеленая, если есть шанс померяться силами в борьбе за великолепную Залиту, только что шутя прихлопнувшую сразу две - нет, четыре! - ни в чем не повинные жизни?! Мутные глаза зеленой всадницы с трудом отыскали среди отрешенных, полных восторга и страсти лиц окруживших ее всадников полный такой же безысходной тоски взгляд, и, застонав, бросилась прямо в объятия К'рана, уткнувшись лицом в его грудь, чтобы наконец-то разрыдаться в полный голос.
   - Как... как она посмела... Они были моими! Силант, Силант!
   - Тише, тише, - К'ран крепко обнял ее, поглаживая по волосам, - Не все потеряно, Марика... Они еще живы, слышишь? Ты чувствуешь это? Они живы! И мы найдем их, обещаю!
   - Но как?!
   - Не знаю... но мы обязательно это сделаем! Идем! - и, схватив девушку за руку, он потащил ее за собой, прочь от даже не заметивших их ухода всадников. Меньше чем через четверть часа по дороге, ведущей из Вейра, уже неслись куда-то вдаль два скакуна, и всадники, чьи глаза то и дело подергивались пеленой, изо всех сил погоняли несчастных животных, что, при всем своем желании, все же не могли сравниться в резвости с крыльями дракона...
  'Нарит?'
  'Я здесь'.
  'Это был прекрасный полет. Спасибо тебе'.
  'Жаль, что он так закончился...'
  'Не сожалей'.
  'Хорошо, не буду... Марика с тобой?'
  'Она зовет меня. Я хочу ответить, но каждый раз... Но она все еще рядом'.
  'Значит, они скоро найдут нас. Вот увидишь!'
  'И мы уйдем... вместе?'
  'Нет, что ты! Что ты! Мы не уйдем, слышишь? Ни за что!'
  'Но я так слаба... я беспомощна! Скоро Падение... Нити сожрут нас живьем, и мы умрем здесь, среди скал, ведь ни одно Крыло не будет тратить свой огонь на голые камни...'
  'Мы не достанемся Нитям, - теплое дыхание коснулось ее плеча, - Мы еще посмеемся над этими безмозглыми тварями... мы еще взлетим в брачном полете... мы еще тысячу раз докажем Перну, что тоже чего-то стоим...'
  'Нарит?'
  'Я... наверное, я просто устал'.
  'Не молчи, Нарит! Не пугай меня так... не молчи, слышишь?'
  'Я с тобой, Силант. Я рядом, - гибкая шея обвилась вокруг нее, и, распустив изодранные крылья, покрытые пятнами густой зеленой крови, он укрыл ее ими, как покрывалом, чтобы защитить от мертвенно-бледного солнца, безжалостно поливающего их своим жаром, - Больше мы никогда не расстанемся. К'ран уже близко, а с ним - и Марика. Они найдут нас. Они будут рядом. Они будут счастливы - так же, как и мы!'
  'Нарит...' - прошептала она, ее глаза переливались как драгоценные камни. Какие же все-таки красивые у нее были глаза...
   - Ох! - Марика почувствовала, как подкосились у нее колени, но крепкая рука К'рана подхватила девушку, не дав упасть, и их взгляды пересеклись. Зрачки у обоих были просто огромные, дыхание сбивалось, сердца яростно стучали о ребра - хорошо еще, что стояли они не над бездонной пропастью, а всего лишь спускались по каменистому склону, лавируя между громадных скальных обломков... но все же, драконы выбрали чрезмерно 'удобное' время для достойного окончания своего прерванного брачного полета!
   - Что... прямо... здесь? - голос Марики дрожал, как звенящая струна, но не от страха, а от едва сдерживаемой страсти, захлестнувшей ее вместе с чувствами зеленой самки - чувствами, превратившими едва ощущаемую ниточку мысленной связи в настоящий канат... миллион корабельных канатов, сплетенных воедино, как где-то там, далеко внизу, в этой глухой горной долине сплелись друг с другом два гибких драконьих тела. Ответить К'ран не успел - Нарит приступил к решительным действиям, и, рыча, как дикий зверь, юноша подхватил слабо постанывающую девушку на руки и потащил ее к сомнительному укрытию из нагроможденных неподалеку серых скал, стыдливо укрывших юных влюбленных плотной, как балдахин, тенью...
  А когда, пару часов спустя, уже по окончании брачного полета, несколько опомнившихся всадников отправились на поиски своих пропавших товарищей, то, сколько они ни искали, а нашли лишь двух бестолково мечущихся скакунов, оставленных у подножия скал, да жуткие темно-зеленые разводы драконьей крови - но начавшийся дождь без труда замыл эти неясные следы, словно бы вычеркнув двух людей и двух драконов из бесконечно долгой истории Перна.
  * * * * *
   - Признаться честно, я был жутко удивлен, когда тебя увидел.
   - Да я тоже. Не думал уже, что суждено будет встретиться...
   - Как ты нас нашел?
   - Просто не верил, что вы мертвы. Припоминал все места, где мы когда-то были, расспрашивал знакомых... пока не вспомнил о том нашем прыжке.
   - М-да... как-то я об этом не подумал.
   - Не бери в голову. Я унесу эту тайну с собой в Промежуток.
   - Спасибо, - серые глаза потеплели, - Ты настоящий друг.
   - А ты все-таки сомневался! - в голосе Д'лака послышалась обида.
   - Приходится осторожничать. Мне вовсе не улыбается сейчас встречаться со своим прошлым... или, точнее сказать, будущим?
   - Брось. Не знаю, приятно ли тебе это будет слышать, но мало кто в Вейре по-настоящему хотел вас отыскать. Да, конечно, всадники прочесывали каждый уголок тех скал, пытались понять, куда же вы делись, но потом началось Падение, и каждый дракон был на счету, так что...
   - Вот и славно, - К'ран медленно кивнул, - Собственно, мы ведь на это и рассчитывали, когда прыгали во времени.
   - Да уж... Кстати, прибавка яиц у Залиты - ваших рук дело?
   - Марики, - улыбка у синего всадника получилась почти виноватой, - Как ни крути, но только в этих краях людей почти нет, и мне вовсе не улыбалось поднимать Нарита на крыло - они у него тогда еще не вполне зажили - чтобы найти подходящих кандидатов для Запечатления... да и не думаю, что прожил бы потом в одном вейре сразу с семью зелеными! Залита не заметила подкидышей?
   - Если и заметила, то, скорее всего, не подала виду. В конце концов, королева - на то и королева, чтобы выращивать малышей, а Тиона даже не удосужилась внимательно пересчитать яйца, так что почти никто внимания не обратил. Малыши проклюнулись в срок, и все нашли себе всадников и всадниц. Я теперь приглядываю за ними, если что. Отчаянные сорванцы! - и, чуть помолчав, он добавил, - Силант сильно переживала?
   - Ты даже не поверишь, как, - К'ран покачал головой, в его глазах отразилась давняя тоска, - Признаться, я это все представлял несколько иначе, но... Нарит был с ней, так что со временем она оправилась, хотя, конечно, была подавлена. Почти пол-Оборота я не видел Марику улыбающейся... пока не родился Камар, и наша зеленая тут же переключилась на него. Ты бы видел, с какой нежностью она пестовала этого малыша, который был меньше, чем один ее глаз! Честно говоря, никогда не видел дракона в роли няньки, но Силант это прекрасно удалось, и я, откровенно сказать, даже не уверен, кого именно мой сын считает своей мамой.
   - Сколько ему же?..
   - Почти десять Оборотов.
   - Не думаешь позволить ему пройти Запечатление?
   - Посмотрим, - К'ран чуть пожал плечами, - Правда, придется изловчиться, чтобы проникнуть с ним прямо на площадку Рождений во время Запечатления, но, думаю, для таких мастеров по временным прыжкам, как мы с Наритом, это не составит особого труда!
   - Выходит, через какое-то время следует ожидать в этой части Южного новый Вейр, так ведь?
   - Выходит, что так. Не забывай: Вейр там, где драконы, а не наоборот. Впрочем, не думаю, что я последую примеру Северного в организации своего маленького Вейра. Вряд ли он даже появится на картах, не говоря уж о том, что встанет вровень с великими Вейрами Перна, но все же, надеюсь, нам с Марикой и нашим детям его хватит.
   - Завидую я вам, - совершенно честно признался Д'лак, оглядываясь по сторонам, - Никаких Нитей, никаких заморочек с десятиной, никаких бесконечных поручений вроде 'слетай туда, привези того, да смотри, не осрами Вейр!', - он настолько точно передразнил голос их Госпожи, что К'ран засмеялся.
   - Так в чем проблема? Оставайся с нами! Марика будет рада...
   - Я бы тоже не был против, друг, но - не могу. Я уже слишком сильно связан со своим Вейром, к тому же... мне бы не хотелось бросать Ханину.
   - Ханину? Неужели уломал-таки?..
   - Хуже. Влюбился.
   - Вот те на! И что она?
   - Обещала бросить всех своих ухажеров.
   - Дважды 'вот те на'! Боюсь даже спросить... Чем ты ее покорил?
   - Ну, в общем... Обвалился потолок в одном из старых коридоров Нижних уровней, а мы с Ханиной как раз были там - спешили на общее собрание Крыла, как вдруг... - Д'лак поежился, - Думал, не выдержу, такая тяжесть навалилась... да только Ханина оказалась как раз подо мной, и я держался, сколько мог, пока нас не откопали.
   - И, разумеется, спасенная девушка тут же бросилась к тебе в объятия?..
   - Если бы! Я думал, она сейчас заистерит, такого натерпевшись, убежит или еще что-нибудь такое выкинет... да только у этой зеленой нервы оказались - как из железа! Встала, отряхнулась, сказала 'спасибо' - и, как ни в чем не бывало, отправилась на собрание! Представляешь?
   - Да уж... Видно, я поторопился тогда, когда назвал ее замухрышкой. Так как же ты смог завоевать ее благосклонность?
   - Не поверишь - я подошел к ней и прямо спросил, не будет ли она против, если я отправлю Марата за ее Алинт в брачном полете.
   - И что же она ответила?
   - Ну, сперва она посмотрела на меня, как на ненормального, после чего спросила, что я буду делать, если она ответит 'нет'. Я сказал, что, в таком случае, отправлюсь куда-нибудь подальше от Вейра вместе со своим драконом, чтобы, так сказать, не смущать ее своим присутствием. Она задумалась, надолго, и я уж думал, что мне придется просто уйти от нее ни с чем, но, когда я уже повернулся к дверям, Ханина сказала, что она не против.
   - И как? Догнал?
   - Видно, захотел этого больше всех, - Д'лак улыбнулся, - С тех пор Алинт, несмотря на всю свою любвеобильность, гоняет остальных самцов, как жирных верри, и у нас получилась почти самая настоящая семья! Может, не такая, как у вас с Марикой, и Ханине приходится часто летать с Крылом королев, чтобы не пользоваться Промежутком, но все же, скажу откровенно... я... я счастлив!
   - И это главное, - К'ран хлопнул его по плечу, - Я рад за тебя.
   - Спасибо, братишка. И... если что...
   - Лучше вы к нам.
   - Ну, если будет свободный денек - то обязательно.
   - Надеюсь, это Падение будет не слишком долгим. У нас скоро начнется сбор урожая, так что, если будет желание - заглядывайте. Марика просто изумительно готовит!
   - Я уже убедился, - Д'лак кивнул на опустошенные тарелки, после чего оглянулся назад, где, за полосой леса и песчаного пляжа, на мелководье плескались три дракона, - Силант и Нарит вообще выглядят прекрасно, хотя... их крылья...
   - Да, знаю, - кивнул К'ран, но уже без особого сожаления в голосе, - Поэтому, к слову, я и не захотел возвращаться в Вейр - на что мы там, два искалеченных вольнодумца, от которых во время Падения пользы будет меньше, чем от бестолкового ученика? Нет, нет, друг, - он поднял руки, видя, что Д'лак хочет что-то с возмущением возразить, - Благодарю тебя за поддержку, но ты ведь знаешь, что это так, верно? Когда с небес падают Нити, все всадники должны подниматься на крыло и встречать их в воздухе, сжигая дотла - а не бестолково торчать в Вейре! - в его тоне проскользнула горечь, - Перн - суровый мир, где слабые обычно погибают, так что, думаю, Вейр только выиграл от того, что мы с Наритом и Силант покинули его ряды, дабы не обременять товарищей.
   - К'ран...
   - Брось. Я ни о чем не жалею. В этом времени до начала Прохождения еще порядка полусотни лет, так что, если я и увижу этих гадин, то уж точно незадолго до собственной смерти, - он ухмыльнулся, - Главное теперь - не столкнуться с самим собой, когда два оболтуса верхом на только-только созревших драконах отправятся исследовать Южный континент! - он подмигнул Д'лаку, и тот неуверенно улыбнулся.
   - Выходит, в следующий раз, когда у наших королев прибавится зеленых яиц - я могу смело думать о вас?
   - Думать о нас ты можешь и почаще, а вот насчет яиц не спеши. Мне вовсе не улыбается заселить Форт Вейр одними лишь зелеными драконами, поэтому, если будет такая возможность, я буду подкидывать яйца в разные времена, чтобы соблюдать хотя бы какое-то подобие баланса в Вейрах. В следующий раз думаю отправиться с Наритом в шестое Прохождение, попробовать добраться до Вейра Телгар... потом в Бенден... потом в Исту...
   - И, если у какой-нибудь из дочерей Силант проявится характер ее матери...
   - То по нынешнему Перну будет летать немало ее потомков! - засмеялся К'ран, - Впрочем, не думаю, что во время Прохождения избыток зеленых драконов так уж тягостен для Вейра. Предводители нам не во всем врали, когда рассказывали о пользе зеленых во время Падений...
   - И, если только хотя бы половина этих юных драконов унаследуют все качества своих родителей, то я завидую Вейрам, в которых появятся такие бойцы!.. О, Скорлупа и Осколки!
   - Что? - К'ран искренне удивился, и маленький бронзовый файр, усевшийся ему на плечо, подтвердил изумление хозяина звонкой переливчатой трелью, - Неужели никогда не видел огненных ящериц?
   - Но где ты... и как...
   - Если бы только я, - К'ран усмехнулся, подняв руку и почесывая крохотного дракончика под нижней челюстью, - Марика Запечатлела сразу четырех - королеву, бронзового и двух коричневых, а Камар пошел по стопам родителей и завел себе синего и зеленую, - он усмехнулся, - Конечно, пользы от них маловато, но здесь, на Юге, прокормить эти летающие желудки не так уж сложно, и они весьма неплохо развлекают Нарита и Силант, особенно когда нам нужно заняться делами по дому. А еще они просто изумительные купальщики, и, после их внимания, наши драконы так сверкают на солнце, что даже смотреть больно!
   - Потрясающе, - Д'лак только головой покачал, глядя на крайне довольного файра, похожего на изящную бронзовую статуэтку, - Файр! Да я уже почти...
   - Здесь неподалеку в песке можно найти еще одну кладку, - бросил последний камушек К'ран, - Если тебе интересно... - и тут же, не выдержав, расхохотался - такое выражение появилось наnbsp; лице у Д'лака.
   - Кладка файров?!
   - Нет, скакунов! Разумеется, файров. Почти семнадцать яиц, и готов поклясться, что среди них найдется даже королевское... Не желаешь посмотреть?
  Синий всадник только кивнул в ответ, явно еще не вполне протрезвев после таких новостей, и двое мужчин, покинув растянутые между деревьями гамаки, начали неторопливо спускаться по выложенной плоскими камнями тропинке, лениво извивающейся по заросшему лесом склону древнего вулкана. Переплетенные кроны давали приятную тень, а мелодичное журчание ручейков, то и дело пересекающих тропинку, добавляли свою сочную ноту к песням, крикам и свистам многочисленных лесных обитателей, казалось, не обращавших на людей ни малейшего внимания. Весь спуск занял всего несколько минут, но, оглянувшись назад, Д'лак с трудом разглядел зев огромной пещеры - вход в новый дом всадников-отщепенцев, куда его не пустили, поскольку, как пояснил К'ран, 'обстановка довольно скромная, особенно для выросшего в Вейре, а я не хочу, чтобы ты решил, будто мы здесь бедствуем'. Драконы, уже уставшие играть в воде, вылезли на пляж и развалились на песочке, причем Силант, чье брюхо уже заметно округлилось от созревающих в нем яиц, явно не прогадала, устроившись между двумя самцами! Огромные переливающиеся глаза гигантских зверей были затянуты пленками век, но, когда всадники, проходя мимо, дружески почесали им надбровья, они басовито замурлыкали в ответ, ценя оказанное им внимание.
   - И как им только не жарко на таком солнцепеке?
   - У драконов вообще странное чувство температуры. Им и Промежуток нипочем, а раскаленный песок кажется самым лучшим в мире ложем!
   - Хотел бы я так уметь...
   - Не жалуйся. Это только кажется, что жарко.
   - Ага, тебе кажется!
   - Серьезно. К этому быстро привыкаешь. К тому же, я родом из Южного Болла, не забыл?
   - Не забыл, но... здесь же можно живьем изжариться!
   - Чепуха. Если уж совсем невмоготу, полезай в воду.
   - А ящерицы?
   - А ящерицы на берегу, и до них еще около четверти часа ходьбы, так что, если хочешь Запечатлеть файра, лучше поторопись. Я проведывал их почти два дня назад, и уже тогда скорлупа была достаточно твердой.
   - Значит, они могут вылупиться в любой момент?
   - Конечно.
   - Тогда пошли скорее! - и, словно бы и забыв о солнце, щедро поливавшем его своими лучами, Д'лак припустил по берегу, так что К'рану, едва сдерживающему смех, пришлось ловить его, дабы он, ненароком, не наступил на кладку.
   - Какие... маленькие, - Д'лак, на всякий случай, даже отступил в сторону, подальше от покоящихся в теплом песке яиц, казавшихся уменьшенными копиями драконьих, - Они и впрямь скоро вылупятся?
   - Если верить Праду, - К'ран кивнул на своего бронзового, - то скоро, но не настолько, чтобы ты не успел довезти их до Форт Вейра.
   - И ты... позволишь?!
   - Шутишь, что ли? Они не мои. Просто маленькая королева выбрала это место для своей кладки, а Камар проследил за ней и сообщил нам об этом месте, чтобы мы случайно не наступили на яйца. Теперь я показал их тебе, так что можешь смело забрать их в Вейр и, скажем, подарить очаровательную ящерку Ханине - думаю, она, как и большинство женщин, будет в восторге от малышки.
   - Но... мне же придется лететь через Промежуток...
   - И что такого? Яйца уже вполне твердые, так что, если, конечно, ты попросишь, мы с радостью предоставим тебе меховой мешочек для этих яичек. Спрячешь на груди, запахнешь куртку поплотнее - и лети хоть на другой край Перна!
   - К'ран...
   - О, во имя яйца, из которого вылупился Нарит! Только не говори, что мне придется заставлять тебя взять эти яйца! Можешь считать, что это подарок. Если же тебя спросят, откуда ты их взял - можешь смело сказать, что нашел на Южном, когда купал Марата - тем более, тот с удовольствием это подтвердит. Только смотри, чтобы он не проболтался, что видел Нарита или Силант!
   - Обязательно, - Д'лак все еще смотрел на яйца, словно на невесть какое сокровище, - А ведь... скорлупа, сколько мы с тобой в детстве мечтали поймать огненную ящерицу, а?
   - Да уж достаточно, чтобы нас прозвали чудаками, - усмехнулся К'ран, - Помню, старина Н'сар, тогдашний наставник молодых, гонял нас в хвост и в шею, дабы перестали 'заниматься дурью' и начали наконец-то прилежно учиться...
   - Хороший был всадник. Но еще он учил нас не опаздывать на свои занятия, так что у меня до сих пор уши болят после его наказаний...
   - Уже улетаешь?
   - Меня сожрут живьем, если не появлюсь в ближайшее время. Марату и так придется слегка 'припоздать' во времени, дабы за мной не отправили Ханину!
   - Сочувствую.
   - А то! Но, думаю, эти яички послужат мне хорошим оправданием, - Д'лак бережно прикоснулся к одному из яиц, - Такие красивые...
   - Еще насмотришься, - К'ран засмеялся, - И смотри мне, если не сумеешь Запечатлеть огненную ящерицу!
   - Я назову ее Кераном, - в глазах Д'лака заплясали бесенята.
   - Смотри, не ляпни это при Марике! Иначе отдам тебя на съедение Силант.
   - Марат за меня заступится.
   - Да? Ему что, уже собственной шкуры не жалко?..
   - Ради друга последнюю отдаст!
   - Твой куцехвостенький? Да он вцепится в нее всеми четырьмя лапами!
   - Кто куцехвостый, Марат? На своего худосочного посмотри, балбес!
   - А вот за худосочного ответишь!..
  * * * * *
  Приставив руку козырьком ко лбу, К'ран долго смотрел вслед Марату и Д'лаку, пока, набрав нужную высоту, они не исчезли в Промежутке. Силант с Наритом проводили уход старых друзей глубоким, почти человеческим вздохом, после чего ласково потерлись носами и вновь улеглись на песок, впитывая в себя последние крупицы дневного жара.
   - Хорошо, что они нашли нас.
   - Думаешь? Но ведь ты сама не хотела...
   - То другое. Д'лак и Марат - друзья. За них я спокойна.
   - Так значит, я не погорячился, когда пригласил их с Ханиной?
   - Разумеется, нет. Если, конечно, Алинт не станет приставать к Нариту.
   - А Марат - к Силант? - К'ран засмеялся.
   - Именно.
   - Тогда, думаю, стоит их предупредить, дабы никто из драконов внезапно не сорвался в брачный полет в самый неподходящий момент.
   - А разве у них бывает, что полет приходится на удобное для нас время?
   - Тот страстный день среди скал я еще нескоро забуду.
   - А упоительный вечер на болоте?
   - Один из лучших в моей жизни!
   - А любовь во время рыбалки?
   - Мы чуть не утонули, но зато получили удовольствие!
   - А та восхитительная... - но договорить Марика просто не успела, ибо внезапно ее губы оказались чрезвычайно заняты.
   - Я помню все, - нежно прошептал К'ран, прекращая поцелуй, - Каждый полет, каждую ночь и каждый день, что мы провели в объятиях друг друга. Я с тобой, и Нарит с Силант - мы вместе вот уже почти десять лет...
   - И я совершенно не жалею, что живу в пещере, готовлю на костре и ращу сына в такой глуши! - Марика улыбнулась, обнимая его и прижимаясь всем телом, - А ведь если бы Силант оказалась золотой королевой...
   - Если бы Нарит был бронзовым драконом...
   - Но мы те, кто мы есть.
   - Не больше и не меньше. - Дракон выбирает, - хором сказали влюбленные - и рассмеялись.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) Д.Маш "Золушка и демон"(Любовное фэнтези) Д.Дэвлин, "Особенности содержания небожителей"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) А.Чарская "В плену его демонов"(Боевое фэнтези) М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Н.Любимка "Черный феникс. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"