nobody103: другие произведения.

Мать Ученья - часть вторая

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
Оценка: 8.07*133  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Перевод Mother of Learning хорватского автора nobody103. История Зориана после драматических событий летнего фестиваля. Часть вторая, "В большом мире".

  
  
  
  
  
  

Оглавление:

  
  
  
  
  
  
  
  
  27. ПЛЫВЯ ПО ТЕЧЕНИЮ
  
  [К оглавлению]
  
  
   Резкая боль в животе заставила Зориана распахнуть глаза. Он дернулся всем телом, прогибаясь под упавшим на него предметом, сон как рукой сняло.
  - С добрым утром, братик! - раздался над ним раздражающе-бодрый голос. - Доброго, доброго УТ-РЕ-ЧКА!
  Его затопило облегчение, а через миг - отчаяние. У него получилось - он уцелел после столкновения с третьим путешественником и сохранил душу. Но вот его соратники...
  - Зориан? Ты в порядке?
  Он молча посмотрел на сестру - в голове проносились бесчисленные мысли. Ей явно не по себе от его молчания и застывшего взгляда, но ему было не до того. Мысленно он все еще из последних сил убегал от Красного. Осознавал, что его едва не поймал кровожадный псих-некромант, черт знает сколько лет тренировавшийся в петле. Что этот некромант теперь знает, что есть еще один путешественник-человек, и может прямо сейчас направляться сюда.
  Что аранеа мертвы. Мертвы, потеряны навсегда.
  Он рассеянно спихнул с себя Кириэлле, надел очки и принялся мерять шагами комнату.
  Убить душу невозможно. Их нельзя уничтожить, только изменить. На этом сходились все - учителя, книги по этой тематике, начинающий некромант Каэл... даже проклятый лич сказал нечто подобное в ту ночь, когда Зориан попал в петлю. Так как же тогда Красный убил души аранеа?
  Пожалуй, проще всего предположить, что Красный узнал что-то, неизвестное обычным магам. В конце концов, он некромант, не ограниченный во времени и способный пережить провал большинства экспериментов. Может, он сумел добиться того, что не удалось другим некромантам. Впрочем, Зориан сомневался в этом - на его взгляд, лич разбирался в магии лучше, чем все другие известные ему маги, включая и Красного - а лич считал уничтожение души невозможным. Хотя, возможно, он выдает желаемое за действительное. Он не хотел смириться с гибелью аранеа. Да, черт возьми, он и правда привязался к дурацким паучихам! Конечно, они не всегда и не во всем ладили, но он не желал им зла и полагал, что это взаимно. Новизна уж точно не желала, она не смогла бы соврать и под страхом смерти. И... если быть до конца откровенным, он фактически воспринимал Новизну как вторую сестренку. Но ее больше нет, как и всех остальных аранеа Сиории.
  И что хуже всего... Это он допустил расправу. Он весь вечер собирал кусочки послания матриарха, даже не думая о том, что происходит вокруг - пока Красный охотился на аранеа по всему городу. И ведь он знал, что против него - такой же путешественник во времени, но ему и в голову не пришло, что Третий может иметь козырь против себе подобных. О боги, до чего же он был глуп.
  Хоть это все и странно... Начать с того, что если Красный мог окончательно устранить тех, кто ему мешал, почему он не пользовался этим заклятьем чаще? Определенно можно было бы изрядно облегчить вторжение, если убрать ряд ключевых фигур города. Но Зориан никогда не слышал, чтобы кого-то в правительстве находили мертвым в самом начале цикла - а ведь к его услугам была огромная разведывательная сеть аранеа. Конечно, можно было придумать объяснение: например, заклятье взимало с мага серьезную плату, и Красный не хотел прибегать нему без крайней нужды. Но это не сочетается с тем, что некромант перебил всех до единой аранеа. Если бы заклятье и правда дорого ему стоило, он бы все тщательно разведал и устранил только тех, кого необходимо.
  Во-вторых, аранеа на самом деле не были путешественниками - заклятье вообще не должно было на них подействовать. Зориан был твердо уверен, что петля не возвращает назад все души - иначе каждый маг обнаружил бы необъяснимый прогресс в плетении после дюжины-другой циклов. К тому же, существовали и "обычные" боевые заклятья некромантии, вырывающие душу из тела, и Зориан время от времени замечал их применение в боях. Если бы каждый, чья душа была вырвана из тела, оставался мертвым навсегда, то еще до прихода Зориана в петлю скопились бы горы трупов, и все бы поняли, что происходит что-то противоестественное. Словом, получается, что души обычных людей "застрахованы" от любого вреда, что бы ни происходило с ними во время цикла. То, что Красный сумел обойти этот принцип, мягко говоря, удивляло.
  Зориан остановился и нахмурился, обратив внимание, что Кириэлле уже успела незамеченной покинуть комнату. В нем крепла уверенность, что Красный каким-то образом использовал саму природу временной петли, чтобы добиться такого эффекта. Сам он не имел ни малейшего понятия, как работала петля, но, вероятно, Красный в этом разбирался. Без этого знания ему не разгадать загадку. Как всегда, ему требовалось больше информации.
  ...вот только его обычный источник - аранеа - истреблены врагом, не оставив ничего, кроме загадочного, фрагментарного посмертного послания.
  Проклятье.
  
   Следующие несколько часов Зориан действовал механически, пытаясь выглядеть обычно, скрыть свои сожаления, стыд и панический страх. Судя по встревоженным расспросам матери - без особого успеха; впрочем, в конце концов она приняла его объяснение о приснившемся кошмаре и оставила в покое, уже хоть что-то.
  И ведь действительно - кошмар. Он не только потерял аранеа; нельзя игнорировать вероятность, что Красный сумел опознать его и может в любой момент атаковать их дом. Да, он прятал лицо под шарфом и не раскрывал рта, но способы, тем не менее, есть...
  При этом его даже не посещала мысль немедленно убраться из опасного места. Во-первых и в-главных, в том случае, если Красный установил его личность и явится в Сирин, семья Зориана может быть навсегда потеряна, как аранеа, чего он никак не мог допустить. За время петли он привязался к Кири, и пусть он не питал особо теплых чувств к матери - он не позволит какому-то свихнувшемуся маньяку убить ее. Хватит того, что аранеа заплатили жизнями за его ошибку - будь он проклят, если бросит семью, спасая собственную шкуру.
  Во-вторых, хоть раскрытие его личности и вполне возможно, это по-прежнему всего лишь вероятность, а не свершившийся факт. Да, его легко вычислить, проверяя отсутствующих одноклассников Зака одного за другим, но Красному это может просто не прийти в голову. Ведь некромант считал, что загадочный путешественник связан с аранеа, не с Заком. И нет никаких причин искать его в классе Зака. И пусть до самого Зака, наверное, уже дошло, что Зориан - тоже путешественник, едва ли парень будет сидеть в Сиории, дожидаясь визита Красного. Если у Зака есть хоть крупица здравого смысла (что, конечно, тоже не факт), то первое, что он сделает в начале цикла - уберется из города. Учитывая, что в прошлом цикле Красный, заручившись поддержкой лича, неслабо навалял Заку, и что в этот раз Зак помнит о произошедшем, едва ли он настолько дурной, чтобы оставаться там, где его может отыскать превосходящий по силе враг.
  Он исходил из предположений, но что ему еще оставалось? Он загнан в угол. И мог только ждать и надеяться, что к устрашающему мастерству Красного в некромантии и одни боги знают каким еще преимуществам не прилагался и талант великого сыщика.
  В любом случае, его нынешний план был предельно прост: сесть на поезд, как обычно, и сойти на следующей станции. В ближайшее время он и шагу не ступит в Сиорию. Красный определенно будет пристально следить за городом, выискивая связанных с аранеа путешественников; соваться туда сейчас смертельно опасно. Малейшая оплошность может выдать его с головой; что же до варианта залечь на дно на несколько циклов - он и сам не верил, что сейчас способен на такое. Нет уж, лучше пока держаться от города подальше. Само собой, рано или поздно он вернется, но прежде ему необходимо стать намного сильнее и осведомленнее.
  Помимо решимости любой ценой избегать Сиории, у него не было никаких планов. По правде сказать, он вообще был растерян. Он не просто привязался к аранеа, они еще и были его главным союзником во всем этом безумии, их гибель буквально выдернула из-под него опору. И что, проклятье, ему теперь делать?
  В итоге он решил, что ему необходимо время - успокоиться и осмыслить произошедшее. Продумать новую стратегию. Пожалуй, он просто побродит по стране цикл-другой. Или дюжину циклов. Если подумать, временная петля - идеальный шанс объехать всю страну, возможно, даже весь континент. Просто пройтись по новым местам, посмотреть достопримечательности. Расслабиться. Да, в последнем послании матриарха упоминалось, что петля постепенно разрушается, но в найденных им фрагментах не указывалось никаких конкретных сроков, а будь у него действительно мало времени - она наверняка подчеркнула бы это. Скорее, имелось в виду, что его запас времени не безграничен - довольно велик, но определенно конечен, и время уходит.
  По крайней мере, он на это надеялся. В противном случае он обречен. С большим, но конечным запасом времени у него еще есть шансы. Если же у него осталось буквально несколько циклов... Невыносимая мысль.
  - Мистер Казински? - прервала его раздумья Ильза. Как раз вовремя, его мысли опять свернули не в ту сторону, а он уже устал от всей этой безнадеги. - Вы слушаете?
  - Слушаю, - солгал Зориан. Конечно, он не слушал - этот разговор с Ильзой уже был у него бесчисленно много раз.
  - Хорошо, - с сомнением сказала она. - Как я уже сказала, жетон можно забрать и после выпуска, он очень дорогой и...
  - А если я захочу забрать его сейчас? - перебил ее Зориан. Его сбережений должно хватить на месяц странствий, так что жетон едва ли понадобится для трудоустройства. Другое дело, что ему совсем не улыбалось скрывать свои магические навыки из опасения, что какой-нибудь излишне усердный полицейский сообщит о нем в Гильдию, и его дернут в академию. Жетон же, подтверждающий его членство и пройденную сертификацию, развяжет ему руки.
  - Его можно получить в любом из отделений гильдии магов, - ответила Ильза. - Они есть в большинстве крупных городов и областных центров.
  О, хорошо. Он опасался, что за жетоном нужно ехать в Академию.
  В конце концов Ильза ушла, сказав на прощание, что ждет его на уроках. Хех, что-то новенькое. Она догадалась, что он собирается забить на учебу? Ну, даже если и так, без разницы - академия всегда смотрела на прогулы сквозь пальцы. Максимум - пошлют письмо родителям, извещая, что он пропускает занятия, и все. И к счастью для Зориана - никто это письмо читать не будет, родители собираются в Кос, навестить их драгоценного Дэймена.
  Удовлетворенный принятым решением, он собрал вещи и отправился на вокзал.
  
   Отбытие поезда в сторону Сиории несколько успокоило Зориана. Частично потому, что поезда всегда навевали на него сонливость, вымывая напряжение из тела и разума, но в основном - потому что Красный так и не явился. Прошли часы - кто-то с возможностями Третьего мог бы несколько раз подготовить и нанести удар по семье Казински - но никто так и не напал, что внушало надежду. Умиротворяющую надежду на то, что его личность не была раскрыта. Если Красный не вычислил его в прошлом цикле, то, скорее всего, уже не вычислит - если бы он знал, где искать, он наверняка справился бы за месяц. Пока рано расслабляться - надо подождать хотя бы еще несколько циклов, но начало обнадеживает.
  Ему просто нужно не допускать таких проколов в будущем.
  Поезд на миг замер, потом продолжил движение. Несмотря на первоначальный план сойти на первой же станции, Зориан решил остаться в вагоне. Первой станцией после Сирина был еще более крохотный поселок, совершенно ничем не примечательный сателлит. Если он сойдет здесь - это привлечет внимание местных, кто-то может даже узнать его и сообщить родителям, прежде чем те отбудут в Кос. Он прекрасно обойдется без подобной драмы. И к тому же, что, черт возьми, он будет делать в крохотном незнакомом поселке? Нет уж, куда лучше доехать до Нигелвара, а оттуда пешком в Тешинград. Нигелвар тоже не особо крупный городишко, зато достаточно важный транспортный узел, и сошедший там путешественник не вызовет ни у кого подозрений. Тешинград же - областной центр. Никакого сравнения с Эльдемаром, Корсой или Сиорией, но достаточно большой и оживленный, чтобы новоприбывшие воспринимались как должное.
  И в Тешинграде есть отделение Гильдии, где он сможет получить жетон.
  Он безо всяких сложностей сошел в Нигелваре и немедленно направился в сторону Тешинграда. К его вящей досаде, гроза, что неизменно обрушивалась на Сиорию в первый день цикла, оказалась куда более масштабным явлением - на полпути к городу его накрыло ливнем. К счастью, дождевой щит продержался достаточно, чтобы добраться до придорожной гостиницы и укрыться от непогоды. В результате там он и провел ночь, не слишком довольный вынужденной задержкой, пусть у него и не было никаких четких планов на этот цикл. Ко всему прочему, еда была ужасной, а люди странно на него поглядывали. Вероятно, из-за наряда - навязанная матерью одежда была несколько вычурна, да и дороговата для большинства гражданских, а возможности переодеться перед входом в гостиницу не представилось. Так что перед сном он накрыл комнату простеньким оберегом от воров и грабителей, но, к счастью, ночью его никто не побеспокоил.
  Пережив, таким образом, ночевку в гостинице, Зориан с утра направился в Тешинград и прибыл туда спустя несколько часов... чтобы при попытке получить свой жетон сделать неприятное открытие. Как выяснилось, Ильза ничуть не преувеличивала дороговизну удостоверения. На это уйдет половина его сбережений! Грабеж средь бела дня, но служащий Гильдии, с которым он говорил, и слушать не стал про снижение цены. Вместо этого он указал на ближайшую стену, где красовалась доска объявлений. Практически один в один стенд Академии, только расценки более вменяемы - в отличие от Сиории, в Тешинграде не было такого наплыва молодых магов. Жетон будут делать в течение двух дней, за это время можно слегка подзаработать. Все равно больше заняться нечем.
  Заказы были... несколько экзотичнее, чем он надеялся. Он охотно верил, что две курицы и мешок муки - честная цена за ремонт стены, но ему-то они зачем? Да и некоторые объявления, не оговаривающие оплату, выглядели весьма подозрительно. И все же дел для него нашлось - выше головы. За следующие три дня Зориан отремонтировал все, что только возможно, выследил пропавшую козу, перевез штабель каменных блоков на парящем диске с одного конца города на другой, помог женщине-алхимику со сбором трав и истребил расплодившихся крыс в одном частном зернохранилище на окраине. Ничего из этого не было чем-то особенно сложным, но Зориан солгал бы, скажи он, что ничему при этом не научился. Все-таки изучать заклинания академически и приспосабливать их под реальные нужды - две большие разницы.
  - Что же, держи, - служащий за стойкой протянул ему жетон. На вид довольно непритязательный, но под пальцами ощущались сложные магические формулы, впечатанные в удостоверение. Надо будет когда-нибудь разобрать такой и выяснить, что там внутри. - С этим ты сможешь устроиться на любую работу, а не только неофициальные подработки. Хорошо потрудился, кстати. Давненько никто не проходил по улицам, решая проблемы горожан.
  - Я делал это не по доброте душевной, - пробурчал Зориан.
  - О, не сомневаюсь, - ответил распорядитель. - Но многие маги сочли бы столь обыденные поручения ниже своего достоинства и отказались из принципа.
  - Многие задания можно было бы выполнить силами самих граждан, - согласился Зориан. - И, не в обиду, почему вы сами не поможете им, если они так нуждаются? Сомневаюсь, что Гильдия доверила бы региональное отделение неодаренному.
  - Ха! - упрек совершенно не задел этого типа. - На самом деле я помогаю... когда есть время. Моя должность куда более хлопотна, чем кажется, можешь мне поверить. И хоть работа в объявлениях и не слишком срочна, ее выполнение без магии весьма тяжело и потребует много времени - но даже совсем зеленый маг вроде тебя, использовав пару заклятий, управится с ней всего за час. Так что, может, за эти пару дней ты и не спас мир, но жители города тебе точно благодарны - ты сделал их жизнь немного легче. Горожане сэкономили время и силы, ты получил легкий заработок, я избавился от некоторых утомительных обязанностей. Сплошная выгода, не находишь?
  - Хмм, - неопределенно протянул Зориан.
  - Итак... ты уже определился с работой, или все еще в поиске?
  - Пока никаких идей, - ответил Зориан. - Я собирался некоторое время побродить по окрестностям, вдруг что приглянется.
  - А, понятно. Что же, если хочешь, могу порекомендовать парочку мест неподалеку.
  - Конечно, - он пожал плечами. - Проверить не помешает.
  - Либо, если хочешь более высокооплачиваемый вариант подобных разовых работ - я бы посоветовал идти на север, к Сарокианскому плоскогорью. На фронтире всегда много работы - строительство инфраструктуры, охота на монстров, все, что угодно. Конечно, это куда опаснее, чем охотиться на крыс-переростков - но и куда прибыльнее.
  - Интересная мысль, - сказал Зориан. Только вот главной базой освоения плоскогорья была как раз Сиория. Судя по картам, на север практически невозможно попасть, минуя город, а в Сиорию он в обозримом будущем не собирался. - Знаете, невозможно не заметить, что Гильдия весьма агрессивно продвигает колонизацию плоскогорья. Чем это вызвано?
  - А, ну видишь ли, все из-за этой истории с Расколом. Разделившиеся страны все силятся превзойти друг друга, ищут все возможные преимущества. У Эльдемара удобный выход на неосвоенный север, глупо этим не воспользоваться. Я слышал, те места богаты ресурсами, как магическими, так и обычными.
  Они проговорили около часа, обсуждая регион и доступные варианты. В этом цикле Зориан не собирался нигде надолго задерживаться, но в будущем мог захотеть попробовать одну из предложенных распорядителем работ, так что сейчас не помешает побывать во всех перечисленных местах - чтобы при желании мог телепортироваться прямо туда.
  Словом, следующие две недели Зориан странствовал по области, посещая мастерские, библиотеки, алхимиков, гербалистов и так далее. Или просто знакомясь с новыми местами, между делом подрабатывая на случайных запросах встреченных селян и горожан. Он не забросил магические тренировки, но, не имея ни четкой цели, ни удобного архива заклятий, как библиотека Академии, сосредоточился на простейшем способе - упражнениях на плетение. Ему везло - большинство встреченных провинциальных магов владело кое-какими экзотическими упражнениями и охотно обучало им. И, в отличие от Ксвима, который просто называл свои требования - и ничего более, они подробно объясняли, что делать и в какой последовательности.
  К концу цикла Зориан научился слой за слоем стачивать стеклянный шарик; делать то же самое с яблоком или иным фруктом; резать бумагу, проведя пальцем; вызывать рябь на воде, не прикасаясь к ней; левитировать каплю воды и придавать ей идеально сферическую форму; замораживать получившуюся сферу, и наконец - телекинезом чертить линии на земле. Он не овладел ничем из перечисленного в том смысле, в каком понимал Ксвим - но к счастью, Ксвима рядом не было, так что он мог переходить к следующему упражнению, когда сам сочтет исполнение удовлетворительным. Как выяснилось, разучивать новые плетения куда приятнее, если не нужно доводить каждое до безупречного результата.
  Он также продолжал оттачивать ментальные навыки. Критически важное умение - только благодаря ему он пережил столкновение с Красным. Он даже подумывал разыскать другие колонии аранеа и, пользуясь преимуществами временной петли, начать потихоньку вытягивать из них знания, но пока просто не мог себя заставить. Прошло слишком мало времени, память о гибели аранеа - о его роковых ошибках и легкомыслии, приведшим к трагедии - была еще слишком яркой. Так что он просто использовал эмпатию в каждом разговоре и тренировался касаться разума животных. Развлекаясь, он проходил вдоль ручьев и озер, управляя носящимися над водой стрекозами, заставляя их выполнять головокружительные пируэты. Захватить примитивный разум насекомого было невероятно легко, но вот должным образом управлять им - совсем другой разговор, он до сих пор не мог контролировать более трех стрекоз за раз.
  Дни сменялись днями. Он загружал себя так, что на депрессию просто не оставалось времени, но каждый вечер, перед сном, его вновь и вновь охватывали тревога и ощущение беспомощности. Все его планы казались бесполезными, обреченными на провал. Он недостаточно силен. Он мало что знает. У Красного - целые годы преимущества, и это уже не изменить.
  С приближением рестарта его беспокойство все усиливалось. Да, в этом цикле он избежал столкновения с Третьим, но что насчет следующего? Вдруг он проснется в зловещей тишине и обнаружит, что в его отсутствие Красный перебил его семью, оставив пустые, бездыханные тела?
  В последнюю ночь цикла Зориан так и не смог уснуть и просто стоял на укромном холме, найденном во время странствий, погруженный в свои мысли, лениво отгоняя комаров силой психика и глядя в ночное небо.
  
  Резкая боль в животе заставила Зориана распахнуть глаза. Он дернулся всем телом, прогибаясь под упавшим на него предметом, сон как рукой сняло.
  - С добрым ут... Эй! - возмутилась Кириэлле, когда Зориан сгреб ее в объятья. - Какого хрена, Зориан?! Пусти меня, хам!
  - Узнаю нашу Кириэлле, - театрально вздохнул он, слабо улыбаясь. - А теперь брысь с меня, а то снова обниму.
  С родственниками все было в порядке, и, как и в прошлом цикле, Красный никак не проявлял себя. Значительно приободрившийся Зориан вновь сел на поезд и сошел в Нигелваре. В этот раз он не стал получать жетон - слишком дорого, и за весь прошлый цикл его не разу не попросили предъявить. Вместо этого он телепортировался туда, где закончил в прошлом цикле и продолжил свои странствия.
  Он оценил - здесь, в провинции, быть магом - совсем не то, что в Сиории. Без огромного потока природной маны, хлещущего из Провала, во весь рост вставала проблема экономии энергии. Даже упражнения на плетение опустошали его резерв за пару часов - в то время как в Академии он был ограничен только собственным терпением и распорядком дня. Еще одна причина, по которой он сосредоточился на плетениях, а не на отработке настоящих заклятий.
  И ему уже не хватало библиотеки академии. Раньше он полагал, что ее репутация просто раздута, но сейчас - когда он не мог, столкнувшись с проблемой, немедленно обратиться к ее бесчисленным полкам - сейчас он начал осознавать, до чего же она чертовски удобна. Да, в ней полно пробелов в экзотических областях знания, но в простых заклинаниях и обычных темах ей нет равных. Здесь же, в провинции, найти книгу с нужным заклинанием - сущее мученье. Они, в принципе, были, но описывали лишь самые азы, а хочешь чего поинтереснее - топай в другой поселок, а то и к частному коллекционеру.
  Еще он выяснил, что заклинания - детекторы магии куда полезнее, чем он раньше думал. За пределами Сиории они и правда обнаруживали магических существ и предметы. В Сиории же большинство простых детекторов давало ложное срабатывание - чтобы найти что-то конкретное, приходилось задавать прорицанию жесткие рамки.
  В общем, он начинал понимать, почему маги сбиваются в Сиорию и другие города, стоящие на Истоках. Все-таки - широкий спектр редких ресурсов, собранных в одном удобном месте.
  Но Зориан продолжал свое путешествие. Он собирался посетить каждый из крупных городов страны - хотя бы для того, чтобы быть способным туда телепортироваться - и всерьез задумывался о туре по всему континенту. Единственное, что его останавливало - неизбежная морока при заграничной поездке. Он путешествовал, чтобы успокоить нервы, а не трепать их в спорах с чиновниками.
  Когда минул еще один цикл, а Красный так и не объявился - Зориан наконец позволил себе расслабиться. Цикл сменился уже трижды, и если Красный до сих пор его не вычислил - наверное, уже не вычислит. Значит, все же не гениальный сыщик, и хорошо. Ободренный Зориан всерьез задумался, что ему делать дальше.
  Ему следовало переговорить с Заком, но это не срочно. Едва ли Зак располагает сколь-нибудь важной информацией о механике петли, да и где его искать - непонятно. Конечно, они рано или поздно встретятся, и тогда Зориан не станет запираться - но пока нет смысла терять время, пытаясь отыскать парня, который наверняка не хочет быть найденным. Ему и так есть чем заняться. Перед тем, как даже задуматься о возвращении в Сиорию и поисках Зака, ему совершенно необходимо отточить кое-какие навыки. Нужно узнать больше о магии душ, превратить способности психика в настоящий инструмент и оружие, как у аранеа, и наконец - поднять свой боевой потенциал до уровня, на котором он сможет противостоять Красному в поединке.
  Приоритетность была очевидна - если он не хочет вновь сражаться вслепую, он должен научиться хотя бы защищаться от магии душ. В идеале - выяснить, что Красный сделал с аранеа и - если возможно - обратить эффект. У него по-прежнему был составленный Каэлом список людей, способных помочь в этом вопросе, и, по счастью, все они проживали вне Сиории.
  Второй пункт был не менее важен. Какие бы сведения втайне от него ни добыла матриарх, она наверняка извлекла их из чьего-то разума. Явно не из разума Красного - скорее, группы обычных людей, не знающих о петле, но владеющих отдельными кусочками общей картины. Если он вычислит этих ключевых людей и прочитает их память, он сможет восстановить утраченный секрет. Другими словами, ему просто необходимо развивать магию разума, и плевать на этическую сторону вопроса. Поскольку он вряд ли справится самостоятельно, нужно найти другие паутины аранеа.
  Наконец, в схватке с Красным он был постыдно беспомощен, и не допусти другой маг фатальной ошибки - Зориана бы не стало. Ему нужно улучшить его ловушки и тактику засады, развить боевые навыки, чтобы не пропасть, если ловушки и засады не сработают, и овладеть техниками быстрого перемещения, чтобы суметь спастись, если боевых навыков тоже не хватит. И, насколько он мог судить, единственным способом была непрерывная практика - то есть ему нужно активно напрашиваться на неприятности. Другое дело, что все его инстинкты протестовали против подобного подхода.
  Но у него нет выбора. Для начала он несколько циклов проведет в Подземелье и на диком севере, а потом решит, что делать дальше.
  В свете этих целей он решил, что его третий после утраты аранеа цикл должен быть более упорядоченным, чем минувшие два месяца скитаний. Нанеся на карту жилища знакомых Каэла, он выбрал в качестве базы средних размеров город под названием Князевы Двери. Город располагался у границ северной пустоши и имел собственный спуск в Подземелье, так что проблем с боевой практикой быть не должно; имел Исток второго ранга - довольно чахлый в сравнении с другими, но все же лучше, чем ничего; и наконец - находился примерно в центре группы раскиданных по области знакомых Каэла, так что если с тем, что живет в городе, не выгорит - можно легко добраться до остальных. Идеальное место, чтобы начать.
  С утра он телепортировался в ближайший из открытых им городов и направился к цели.
  
  
  
  
  
  
  28. КОТЕЛОК
  
  [К оглавлению]
  
  
  "Никогда не знаешь, куда тебя занесет, - подумал Зориан, снова втыкая нож в волчью тушу. - Ни за что бы не поверил, если б мне на первом курсе сказали, что придется научиться свежевать зимних волков."
  C другой стороны, технически он и не был обязан снимать шкуру - просто оставлять ее казалось жутким расточительством, в Князевых Дверях за шкуры давали хорошие деньги. Раз уж он все равно углубляется в пустоши в поисках монстров и опасных животных - стоит хотя бы немного подзаработать на этом.
  Наконец с грязной работой было покончено. То, что настоящий охотник наверняка потратил бы вчетверо меньше времени и сил, его не волновало, важен результат. Он сложил шкуру в сумку и направился к виденному ранее ручью, собираясь смыть кровь и грязь с рук и одежды. Он подумывал приспособить для подобных дел заклинание, но поскольку заклятья сбора добычи основывались на анимации, это было пока невозможно. Заклятья анимации использовали навыки самого мага - пока Зориан не научится свежевать животных дедовским способом, он не сможет перепоручить грязное дело магии.
  По пути к ручью он пытался высмотреть причину, по которой он вообще торчал в этой глуши - домик старой ведьмы по имени Сильверлэйк, одной из возможных наставников магии душ, упомянутых в списке Каэла. Пока что догадка Каэла, что ему придется ошиваться вокруг, пока ведьма сама не захочет его пригласить, сбывалась на все сто: он не нашел ведьмино жилище ни прорицанием, ни просто обходя местность. Если б не заверения Каэла, что ведьма живет именно здесь, он давно бы отказался от поисков. Он и нашел-то место лишь благодаря тому, что ведьма собирала все растения и грибы, употребимые в алхимии, а Каэл советовал искать подозрительно чистые, обобранные места.
  Вздохнув, он опустил руки в воду. Недавние дожди превратили ручей в целую речку, довольно мутную, но все еще пригодную вымыть и остудить руки. Закончив, он присел у самой воды, праздно разглядывая свое отражение. Ну и видок. Под стать ощущениям. Не то чтобы он был совсем не в форме, да и на природе он не впервые, но двухчасовая прогулка по ухоженному пригородному лесочку - совсем не то же самое, что прожить почти неделю в великих северных пустошах, охотясь на зимних волков и стараясь избегать змей и прочую опасную фауну. Слава богам, он хотя бы догадался наложить оберег против паразитов - иначе клещи и пиявки доконали бы его в первый же день... если б комары не сделали это намного раньше.
  И что особенно "радует" - он никогда к этому не привыкнет. Окрепшие мышцы и приобретенная выносливость исчезнут в момент рестарта. Надо будет при первой же возможности поискать усиливающие зелья или укрепляющие тело ритуалы, а то каждый цикл целую неделю маяться болями во всем теле, когда ноет каждая мышца, ему совсем не улыбалось. Или хотя бы зелье, облегчающее... стоп, дно ручья движется?
  Он едва успел отдернуться назад - из мутной воды вырвалось нечто большое и коричневое, огромные челюсти щелкнули там, где только что была его голова. Зориан вскочил и отбежал назад - из ручья выбиралась здоровенная коричневая ящерица - и послал в голову твари залп из трех пронзающих снарядов. К счастью, не считая первого рывка, ящерица была медлительна - и все три магических импульса попали в цель. Череп животного взорвался, брызнув ошметками плоти, и ящерица упала замертво, все еще наполовину оставаясь в воде.
  Зориан мгновенно активировал мысленное чутье, сканируя побережье в поисках подобных существ, и, не найдя никого, осторожно приблизился к трупу.
  Это была саламандра. Огромная бурая саламандра, с тяжелой треугольной головой и черными глазами-бусинами - едва ли при жизни она могла похвастать хорошим зрением. Удивительно, как нечто столь большое могло спрятаться в неглубоком ручье, но мутная вода позволила твари застать его врасплох. Проклятье, было бы чертовски унизительно сдохнуть в зубах гигантской саламандры в первую же неделю. C другой стороны, он в первый день едва не сорвался в расселину, а вчера его пытался задушить плотоядный плющ...
  - Есть ли в этих лесах хоть что-то, что не попытается убить меня, как только я отвернусь? - вслух спросил он.
  Будучи один в пустошах, он совсем не ожидал ответа - но он его получил. В некотором роде.
  - И чего это ты раскис? - спросил его резкий женский голос.
  Вокруг, на сколько хватало глаз, никого не было, и его способность психика чувствовала только животных, но Зориан довольно быстро вычислил источник голоса - на ветке неподалеку сидел ворон.
  - Нечего стоять и пялиться на моего фамильяра, малец, - голос вновь нарушил молчание. - Быстрее, вытащи тварь из ручья, пока ее не унесло течением. Ты хоть представляешь, сколько стоят гигантские саламандры таких размеров? Это же находка столетия!
  Зориану хотелось ответить, что эта находка столетия чуть его не прикончила, но он сдержался. Если это та, кто он думает, то с ней лучше не ссориться. По словам Каэла, со старой ведьмой трудно договориться, но если удастся - она может ему многим помочь. Сильверлэйк очень сильна и искусна, но и совершенно невыносима. Вряд ли она убьет его или чем-то навредит, если он сам ее не спровоцирует, но она капризна и обожает тратить чужое время впустую. Зориан решил хотя бы попытаться найти с ней общий язык.
  - Мисс Сильверлэйк, я полагаю?
  Ворон разразился хохотом. Нда, смеющаяся птица выглядит действительно странно.
  - Мисс, говоришь? А ты хорошо воспитан... что редко по нынешним дням. Что же, может, я даже выслушаю ту глупую просьбу, что привела тебя ко мне! - наконец ответила птица. - Так чего же ты стоишь? Разве я не сказала, что делать?
  Вздохнув, Зориан отвернулся от ворона и принялся левитацией вытаскивать здоровенную амфибию на берег.
  
  Сильверлэйк (просто Сильверлэйк, Каэл очень не советовал заводить разговор про ее фамилию) оказалась совсем не такой, как представлял Зориан. Да, она была стара, но для своих 90 лет - невероятно бодра и энергична. Зориан даже подозревал, что ей легче бродить по лесам, чем ему самому. И, несмотря на то, что она жила посреди пустошей, ее не назвать неухоженной - в ее иссиня-черных волосах не было ни одной белой пряди (вероятно, регулярная покраска), и ее коричневое платье было простым, но опрятным. Если б не морщины, он не дал бы ей и вполовину меньше лет. Действие неких зелий, или ей просто повезло со здоровьем?
  Ну, не важно. Зориан проследовал за ней к домику, везя гигантскую саламандру на парящем силовом диске, и там она тут же приступила к разделке, демонстрируя немалый опыт. Ее руки совсем не дрожали, орудуя всевозможными ножами и тяжелыми емкостями, и Зориан укрепился во мнении, что она принимает некие препараты, чтобы замедлить старение.
  В конце концов, Каэл уверял, что она - мастер зелий, а алхимия всегда считалась одним из лучших способов продлить жизнь и укрепить здоровье.
  - Не думай, что я не заметила, как кто-то несколько дней шныряет в округе, - внезапно сказала она, не отрываясь от трупа саламандры. - Это раздражает. И беспокоит - потому как означает, что кто-то сказал тебе, где искать. Не хочешь просветить меня, кто именно?
  - Мне сказал Каэл, - не стал запираться Зориан. Это не было тайной.
  - Каэл? - она нахмурилась. - Нет, подожди, не говори. Уверена, я уже где-то слышала это и... а! Вспомнила, тот маленький засранец, что обрюхатил дочку Фрии! Впрочем, я слышала, что он на ней женился, так что, думаю, все в порядке. Сколько я помню, Фрия была даже рада. Она боялась, что девочка так и не найдет себе мужа.
  - Почему? - полюбопытствовал Зориан. Сильверлэйк оценивающе глянула на него, взгляд ее карих глаз встретился с его взглядом, затем вернулась к работе. - В смысле, если я могу спросить. Вам не обязатель...
  - Расслабься, мальчик, - пренебрежительно фыркнула ведьма. - Вот уж избытком такта я никогда не страдала. Если мне что-то не понравится, ты тут же об этом узнаешь. Если спросишь неподобающее - я пошлю тебя в задницу. Просто задумалась. Видишь ли... как ты, наверняка, уже догадался, Фрия, теща Каэла - ведьма, как и я. А про ведьм и их дочерей ходят грязные слухи - что они приносят в жертву сыновей, распутничают с демонами, травят мужей ради наследства, слишком ленивы, чтобы заниматься домом, и тому подобная чушь. Поэтому большинство мужчин дважды подумают, прежде чем связываться с дочерью ведьмы.
  - Понятно, - сказал Зориан. Сам он не слышал подобных слухов, но вполне допускал, что такое возможно. У ведьм, соприкасающихся с запретными и аморальными областями магии, и правда дурная репутация.
  - Я уже годы не видела ни Каэла, ни его жену, - продолжила Сильверлэйк. - Или Фрию, если на то пошло. Возможно, в их прошлый визит мне стоило быть помягче... ну, что сделано, то сделано. Странно, что морлок, сам не решаясь встретиться со мной, тем не менее послал тебя.
  Зориан нахмурился.
  - Думаю... вы кое-что недопонимаете. Не знаю, что между вами произошло, но они больше не приходили потому что мертвы. И Фрия, и жена Каэла заразились Плачем и умерли. Сам же Каэл слишком скорбит о жене и слишком занят дочерью, чтобы приехать к вам. До вас не так-то просто добраться.
  На лице Сильверлэйк впервые мелькнуло ошеломление.
  - Мертвы? Фрия... а я все это время думала... - пробормотала она, затем прервалась и задумчиво посмотрела на него. - Погоди. Ты сказал - занят дочерью? Вот как... хмм...
  Сильверлэйк погрузилась в молчание. Зориан же огляделся, рассматривая стоящий неподалеку домик ведьмы. Он выглядел старым и дряхлым, но когда Зориан тайком активировал обнаружение магии - избушка вспыхнула светом, как маяк. Как, черт побери, он умудрился не заметить такое? Видимо, на строение наложена действительно мощная защита от прорицания. Другой вопрос, от чего запитана защита - оберег такой силы требует соответствующего источника энергии, а Истока маны здесь нет. Не может же она питать защиту всего дома самостоятельно? Каэл говорил, что она очень сильна и сведуща как в икосианской, так и в ведьмовской магических традициях, и что ее ни в коем случае нельзя недооценивать - но такое уже чересчур.
  Впрочем, помимо невероятно сильной и сложной магической защиты, тут было не на что посмотреть. У стены было несколько полок, где на солнце сушились травы и грибы - но само по себе это не было чем-то необычным, многие охотники и лесорубы подрабатывают, собирая травы и продавая их в соседнем городе.
  Сильверлэйк прервала его размышления, щелкнув пальцами прямо перед его лицом и забрызгав очки капельками крови и лимфы саламандры. Хоть Зориан и решил для себя быть вежливым с ведьмой, он не удержался от сердитого взгляда. Она же лишь ухмыльнулась в ответ, продемонстрировав идеально белые зубы. Похоже, за все свои 90 лет она не потеряла ни одного.
  Да, определенно магия.
  - Если ты закончил пялиться на мой дом, то давай продолжим, - сказала она. - У меня есть к тебе просьба. Ты ведь можешь связаться с Каэлом, так?
  - Конечно, - ответил он. - Мы с ним друзья.
  Ну, или будут друзьями, когда в одном из будущих циклов он вернется в Сиорию.
  - Тогда я хочу, чтобы ты передал ему сообщение, - сказала она. - Ничего срочного, но я хочу, чтобы он знал... что я сожалею о том, как закончилась наша прошлая встреча, и что я буду рада видеть его и его дочь у себя. А, и что я хочу обучить его дочь секретам магии. Она - наследница достойной династии ведьм, насчитывающей бесчисленные поколения, и вправе продолжить ее... если пожелает. Все запомнил?
  - Достаточно легко запомнить, - ответил Зориан. - И... могу я рассказать вам о причине моего прихода?
  - Нет, - фыркнула она. - Думал, если ты знаешь парочку близких мне людей и согласен исполнить пустяковую просьбу, то я тут же брошусь решать твои безумные проблемы?
  - Вы даже не знаете, зачем я здесь, - заметил Зориан.
  - Никто не обращается ко мне из-за пустяков, - усмехнулась она. - Если Каэл послал тебя ко мне, значит, он не знает другого способа.
  - ...Полагаю, с этим не поспоришь, - признал Зориан. - Видите ли...
  - Ничего не хочу слышать, - ведьма отгородилась от него окровавленной ладонью. - Я не стану слушать твою злосчастную историю, покуда ты не компенсируешь потраченное на тебя время. Хочешь моей помощи - заработай.
  - А откуда мне знать, что вы вообще можете мне помочь? - спросил Зориан. - Может быть, я заплачу, но ничего не получу в итоге?
  - Может быть, - ухмыльнулась Сильверлэйк. - Тебе придется рискнуть.
  Чертова ведьма. Скорее всего, он просто потратит на нее время, но...
  - Хорошо, - вздохнул он. - Что вы хотите?
  Ее ухмылка стала заметно шире.
  
   Мир вокруг него размылся - и вот Зориан вновь в Князевых Дверях, на одной из самых безлюдных улиц, где его телепортацию вряд ли увидят. В принципе, ничего страшного, если про его способность к телепорту узнают, но с другой стороны - это привлечет ненужное внимание. Далеко не каждый маг согласится учить этому заклятью пятнадцатилетнего, и еще меньше пятнадцатилетних сумеют научиться. Лучше быть осмотрительнее.
  Убедившись, что его прибытие прошло незамеченным, он незамедлительно покинул переулок и уже направился к центру, чтобы чем-нибудь перекусить, когда его внимание привлек голос мальчишки-газетчика:
  - Шокирующие новости! - кричал парнишка. - Группа наемников в Сиории найдена мертвыми - все до единого! Монстры бродят по улицам города! Совпадение или заговор, читайте в сегодняшнем выпуске! Шокирующие новости, шокирующие новости!
  А вот это уже... интересно. Зориан молча свернул с пути, купил газету и отыскал укромный угол - прислониться к стене и почитать.
  Как он и подозревал, найденные мертвыми наемники оказалась теми самыми, кого аранеа наняли для засады на Третьего - в статье приводилось фото лидера группы, легко узнаваемого благодаря шраму над правым глазом. Судя по всему, их нашли мертвыми в самом начале цикла, без каких-либо подсказок, что и как убило этих людей. Само собой, это очевидно неестественное происшествие привлекло всеобщий интерес. Напрашивающийся вывод - что кто-то за одну ночь уничтожил целую группу опытных боевых магов, причем далеко не все из них спали в момент убийства, а некоторые находились под мощными оберегами - обеспокоил многих, но другого объяснения не было.
  К тому же, сразу после этого открытия по городу прокатилась волна инцидентов с монстрами, пробравшимися из Подземелья в канализацию, а то и вовсе на улицы. Эксперты разводили руками, городские власти спешно собирали отряд для зачистки туннелей и взятия ситуации под контроль до летнего фестиваля.
  Да уж, все это несомненно помешает планам заговорщиков. Интересно, как они теперь будут выкручиваться. Если подумать, появление монстров на улицах легко объяснимо - захватчики прижали их в Подземелье, и твари бегут на поверхность. В прошлых циклах аранеа, сами того не желая, являлись своеобразной наковальней, о которую молот захватчиков сокрушал жителей нижнего мира. Но сейчас аранеа мертвы, и целый пласт защиты Сиории, о котором большинство людей даже не догадывались, исчез вместе с ними.
  Зориан не сдержал мрачной ухмылки - пожалуй, Красный, использовав свое "убивающее души" проклятье, оказал захватчикам медвежью услугу.
  Что любопытно, загадочные смерти и монстры на улицах, похоже, повлияли и на академию. Дополнительные репортажи после основной статьи упоминали, что многие семьи отозвали своих детей, обучающихся в школах Сиории - не исключая и его академию. В том числе и его одноклассница Джейд. Ее имя упоминалось среди известных студентов, покинувших Сиорию по соображениям безопасности, ведь ее отец занимал высокое положение в Доме Витэльсин; помимо нее, в списке упоминались и... и он?
  Да, никакой ошибки - "Зориан Казински, младший брат Дэймена Казински" тоже вызван родителями домой. Интересно, с чего они взяли - он был уверен, что никто не успел связаться с его родителями до их отъезда в Кос; видимо, либо академия, либо газетчики предпочли истолковать его отсутствие в свете последних событий.
  Зориан покачал головой и, сложив газету, направился дальше.
  
   Проведя в Князевых Дверях неделю, Зориан решил, что город, пожалуй, ему нравится. Достаточно большой и оживленный, чтобы приезд только что выпустившегося мага не становился нездоровой сенсацией, но и не столь крупный и процветающий, чтобы молодые одаренные никому не были нужны. Будучи региональным центром, и имея как заметный Исток, так и вход в Подземелье, город имел множество магазинов, ориентированных на магов и нуждающихся в одаренных работниках. Множество возможностей трудоустройства для молодого мага, вплоть до того, что люди нередко сами предлагали Зориану работать у них.
  Он отказывался - постоянная работа отнимет слишком много времени и отвлечет его от настоящей цели, но запомнить стоило - на тот день, когда вся эта история со временной петлей закончится.
  - О, привет. Не возражаешь, если я присоединюсь?
  Зориан оторвался от карты прилегающих районов и присмотрелся к подошедшему. Мужчина средних лет, со впечатляющими усами и объемным животом, на лице широкая улыбка. Причем эта улыбка нисколько не потускнела, покуда Зориан несколько долгих секунд молча разглядывал незнакомца. Судя по одежде, состоятельный горожанин - может быть, мелкий торговец, или один из магов-ремесленников, держащих в городе мастерские.
  Видимо, очередное предложение работы.
  - Конечно, - Зориан указал на свободный стул напротив себя. - Располагайтесь.
  На мгновение он задумался, не убрать ли карту на время разговора - но решил не заморачиваться. На ней все равно не было ничего предосудительного - парочка пометок, что ничего не скажут человеку, не знающему контекста, и столь же неинформативные пометки, нацарапанные на полях. Сильверлэйк поручила ему собирать редкие магические травы по всему долбаному лесу, и лишь смутные намеки на то, где их искать, так что ему оставалось лишь пытаться расшифровать ее пояснения да консультироваться с местными гербалистами. А местные гербалисты отнюдь не горели желанием помочь конкуренту. К тому же он подозревал, что это лишь первое задание ведьмы и старался закончить его поскорее.
  - Это да, это мы с удовольствием, - сказал незнакомец, плюхаясь на предложенное место. - Боюсь, мои старые кости уже не те, что раньше. Не могу долго стоять - колени не выносят. Видать, годы уже сказываются...
  "Да и живот тоже," - подумал Зориан, но промолчал, ожидая, когда незнакомец скажет, что ему нужно.
  - Должен признать, неплохое место, чтобы расслабиться, - его собеседник отвлеченно изучал листок меню. - Слегка дороговато, но тихо и свободно. Уединенно. Кстати, не возражаешь, если я закажу нам выпить?
  - Я не пью спиртного, - покачал головой Зориан. Да и местным безалкогольным напиткам он тоже не доверял - что бы ни говорил его собеседник, заведение не отличалось высоким классом. - Вынужден отказаться.
  - Ну, это просто нечестно, - ответил тот. - Что же, тогда мне придется пить одному. Не сочти за грубость, но у меня в глотке пересохло, да и просто неприлично беседовать в таверне без кружки пива.
  Через несколько минут он наконец отпил из своей кружки и перешел к делу.
  - Вот, совсем другой разговор. А теперь позволь представиться - я Гурей Цвили, из "Снаряжения Цвили и Рофолтина". К сожалению, старый Рофолтин умер два года назад, и теперь я - единственный владелец. Название, впрочем, оставил как было. Традиция.
  Лишь усилием воли Зориан не потребовал, чтобы тот переходил к сути.
  - Ну так вот, вижу, ты человек занятой, так что тянуть не буду - я слышал, ты ходишь в лес, собираешь алхимические ингредиенты и охотишься на зимних волков. И что ты продаешь магические предметы.
  - Да, и что с того? - спросил Зориан. Ничего из перечисленного не было запрещено. За шкуры зимних волков в отделении гильдии давали неплохое вознаграждение - хищники нападали на скот, детей и одиноких путников; да и продажа магических предметов и алхимических реагентов вполне законна. Кое-где существовали ограничения, что можно и что нельзя продавать, но, как правило, это было действие монополии - а в Князевых Дверях никаких монополий не было. Он проверял. - Если вас это интересует, то я сертифицированный маг.
  У него даже был жетон. Да, дорого, но он слишком много контактировал с магами, чтобы рисковать, работая без лицензии. Тем более, что, по его мнению, некоторые владельцы магазинов отнюдь не обрадовались конкуренции и с удовольствием сдали бы его Гильдии, имей они хоть какие-нибудь подозрения.
  - Попросту говоря, я хочу, чтобы ты продавал ингредиенты и магические предметы мне, а не другим магазинам, - сказал Гурей. - Не подумай, что это шантаж или угрозы - я дам лучшую цену.
  Зориан моргнул. А вот такого он не ожидал.
  Час спустя они наконец пришли к некоему соглашению. Доплата Зориана не особо интересовала, но у торговца нашлось что предложить - полностью оборудованная алхимическая лаборатория, которой он сам не пользовался. За право время от времени ей пользоваться - и читать ботанические книги из личной библиотеки торговца - Зориан согласился в первую очередь предлагать свои товары ему. Гурей явно был доволен заключенной сделкой. Как, в общем, и Зориан - в городской библиотеке о травах почти ничего не было, Гурей же сказал, что его коллекция на эту тему куда обширнее. Да и возможность работать в настоящей лаборатории тоже была удачей - найти подобную не так-то просто, ну, если не телепортироваться в Корсу всякий раз, когда нужно что-то сварить. А столько маны на прыжки у него не было.
  - А откуда, все-таки, столь высокий спрос на зелья и магические предметы? - спросил Зориан. - Город не столь велик, чтобы содержать столько магических магазинов. Я еще понимаю - мастерские, они всегда могут работать на экспорт, но как магазины вроде вашего находят рынок сбыта?
  - А, это просто, - ответил Гурей. - Путешественники. Или, точнее, поселенцы и авантюристы. Видишь ли, наш город - одна из последних остановок на пути на север. Часть "Натиска на Север", как это называет правительство. И, раз мы - один из последних очагов цивилизации на их пути, у нас тут высокий спрос на жизненно важные товары.
  - "Натиск на Север"? - переспросил Зориан.
  - Смотрю, не любишь читать газеты? Вся эта затея с колонизацией Сарокианского плоскогорья, что так усердно продавливает правительство. Видел, наверное, плакаты, обещающие бесплатную землю, налоговые послабления и все такое? Часть стратегии Эльдемара, пытающегося обойти Суламнон и Фалкринею. Предполагается, что освоение северных пустошей даст стране значительный прирост населения и ресурсов. Все страны в той или иной мере граничат с пустошами, но только Эльдемар так серьезно вложился в эту затею. Не знаю, стоит ли оно того, но тот оборот, что оно мне приносит - против него я точно не возражаю!
  Хмм, если подумать, влияние этой политики чувствовалось даже в академии. Ничего откровенного, но Сарокианское плоскогорье упоминалось в учебниках и заданиях куда чаще, чем можно было бы ожидать, учитывая скудность их населения и отсутствие чего-либо важного.
  Так или иначе, торговец вскоре ушел, и Зориан вновь уставился в карту. Чертова ведьма...
  
   - Может, теперь, когда я собрал нужные вам травы...
  - Не глупи, малец, - прервала его Сильверлэйк, выхватывая из его рук связку растений. - Ты же не думал, что дурацкого сбора реагентов хватит, чтобы оплатить мою помощь? Считай это... отборочным туром. Кстати, ты невероятно долго с ним возился.
  - Долго? - недоверчиво переспросил Зориан. - Я управился за три дня. И смог собрать их все так быстро лишь благодаря тому, что могу телепортироваться. Не говоря уже об опасности - вы не предупредили, что эти "перцовые мухоморы" при малейшей ошибке взрываются облаком парализующей пыльцы.
  - Так это же общеизвестно, - отмахнулась ведьма. - Любой дурак знает. Вот, истолки эти раковины улиток.
  Зориан заглянул в кожаный мешочек, полный ярких сине-красных раковин, и нахмурился. Он знал эту разновидность улиток. Они использовались для производства наркотиков, и их сбор был строго запрещен законом. Что важнее, их измолотые раковины - сильнейший галлюциноген, и если он вдохнет хоть немного - свалится в лихорадке с бредовыми видениями. Бросив на чертову старуху раздраженный взгляд, он активировал пылевой щит - тот же самый, что выручил его с мухоморами - взял ступку и пестик и принялся за работу.
  Стоило ему закончить, как ведьма сунула ему в руки связку трав, что он собирал три дня, оттарабанила несколько кратких пояснений и указала на прислоненный к стене избушки старый котелок. Просто прекрасно - похоже, ему предстоит варить зелье традиционным способом. Не то чтобы он совсем растерялся - в конце концов, в детстве его обучала другая ведьма, но нужный состав был ему незнаком. Уже и не упоминая того, почему традиционный подход уступил место современной алхимии - он труднее, опаснее и его результаты, как правило, хуже.
  Хорошо бы порученное ему зелье не оказалось из тех, что при малейшей ошибке взрываются прямо в лицо или травят парами. Ох, да кого он обманывает, конечно, оно именно из них. Вот честно, не будь временной петли и обратимости обычной смерти - он бы уже плюнул и оставил эту затею.
  Как он и подозревал, зелье он запорол. К счастью, каждый раз, когда он был уже готов сделать особо опасную ошибку, Сильверлэйк его останавливала. Вот бы еще она делала это как-то иначе, без ударов ивовой веткой. А ну как попадет в глаз?
  Он никогда не думал, что это случится, но он начинал скучать по Ксвиму и его шарикам. Прежний куратор был просто святым по сравнению с этой сумасшедшей старухой.
  - Никуда не годится, - сказала Сильверлэйк, заглянув в котелок и задумчиво помешав получившуюся мерзко пахнущую фиолетовую смесь (должна была получиться тягучая, идеально прозрачная жидкость с приятным запахом). Ведьма радостно улыбнулась. - Видимо, тебе придется снова собирать реагенты, а потом пытаться снова, не так ли?
  Зориан молча смотрел на улыбающуюся женщину, ощущая ее предвкушение посредством эмпатии. Она ожидала, что сейчас он сорвется, и с нетерпением ожидала этого! Гребаная садистка. Но увы, ее ждет разочарование. Он молча открыл сумку и достал еще одну связку трав.
  Ее улыбка не изменилась, но Зориан отчетливо ощутил, насколько она разочарована. Хотелось улыбнуться, но он удержал покерфейс.
  - Так ты собрал с запасом? - риторически спросила она.
  - У меня богатый опыт работы со сложными учителями, - просто ответил Зориан. - И мои запасы не ограничиваются этой связкой.
  - Хорошо. Они тебе понадобятся, - Сильверлэйк постучала по ободку котелка. - Это вышло ужасно. Не думаю, что тебе хватит двух попыток. Проклятье, я и насчет трех сомневаюсь! Иди, вылей эту срань в нейтрализационный колодец вон там и начни сначала.
  Зориан вздохнул, отлевитировал котелок на парящий диск, после чего направился к колодцу. Это и правда оказался просто открытый колодец, обложенный камнями и покрытый алхимической резиной, чтобы сливаемые реагенты не впитывались в водоносный слой. Его учитель алхимии из академии пришла бы в ужас от столь легкомысленного обращения с алхимическими отходами, но если великая Сильверлэйк считает, что открытой ямы достаточно - кто он такой, чтобы спорить?
  Закончив с этим, он вновь водрузил котелок на огонь и начал сначала. Наверное, Сильверлэйк все же права и он не справится за следующие две попытки - зелье определенно требовало очень тонкой регулировки температуры, чего крайне сложно добиться на дровяном костре. Опытная старая ведьма, вроде Сильверлэйк, наверняка уже инстинктивно понимала, как контролировать огонь, но у Зориана не было на этот счет никаких идей.
  Вообще-то это и было главной проблемой так называемой "традиционной алхимии". Она слишком зависела от способности мастера на ходу внести необходимые поправки и получить приемлемый результат. В отличие от современной алхимии, опирающейся на точные измерения и стандартизированное оборудование, традиционная полагалась на интуицию, чутье зельевара. Традиционные рецепты пестрели выражениями вроде "пригоршня листьев", "медленный огонь" и "умеренное время". Зориану это было хорошо известно - как-то раз он в поисках нового знания проник в бабушкину библиотеку рецептов. И если судить по результатам его тайных попыток - под выражением "щепотка соли" он и бабушка понимали совершенно разное количество.
  Еще одной проблемой было то, что он неплохо разбирался в варке зелий по одной дозе - котелок же предполагал приготовление разом нескольких доз. Количество зелья влияло на какие-то важные различия - но он, хоть убей, не мог вспомнить, какие.
  - Кто тебя учил? - внезапно спросила Сильверлэйк.
  - А? - пробормотал Зориан. - Что вы имеете в виду? Хотите знать, кто учил меня алхимии?
  - Хочу знать, кто учил тебя зельям, - поправила она. - Ты все еще хреново справляешься, но вовсе не так беспомощен у котелка, как я ожидала. Кто тебя учил?
  - Ээ, полагаю, моя бабушка, - ответил Зориан.
  - Ведьма или просто домохозяйка, знающая пару рецептов? - спросила Сильверлэйк.
  - Ведьма, - сказал Зориан. - Хотя, думаю, и не слишком преданная своему делу. Она дала мне несколько уроков, когда я был маленьким, но это продлилось недолго. Мать не одобряла, что она учит меня.
  На самом деле, Зориан считал, что мать вообще не одобряла бабушку. Мать и дочь не слишком ладили. Зориан всегда считал довольно лицемерным, что мать постоянно читала ему нотации о важности семьи, но при этом терпеть не могла собственную мать.
  - Хех. Любопытно. Но не рассчитывай, что из-за этого я проникнусь к тебе теплыми чувствами.
  - И не мечтал об этом, - легко согласился Зориан.
  - Хорошо. Наверное, ты обрадуешься - я решила, какую цену возьму с тебя за помощь.
  - О? - оживился Зориан.
  - Да. Маленькая птичка напела мне, что ты шастаешь по лесу, сражаясь со зверями. Так что это будет прямо-таки по твоему профилю. Скажи... Ты когда-нибудь слышал о "сером охотнике"?
  
  
  
  
  
  
  29. ОХОТНИКИ И ДОБЫЧА
  
  [К оглавлению]
  
  
   Послушать людей, живущих на цивилизованном юге, так Великий Северный Лес - одна гигантская смертельная западня, где каждый зверь, да и многие растения прикончат тебя при малейшей возможности. В действительности, как убедился Зориан, все было несколько сложнее. Несомненно, лес был полон опасных существ - даже олени были довольно агрессивны и пару раз, вместо того, чтобы убегать, пытались растерзать его - но, если знаешь, что делаешь, здесь можно без особого риска находиться целыми днями. Да, у него было нечестное преимущество в виде мысленного чутья - он обнаруживал многие угрозы задолго до того, как те замечали его. Больше того, он не заходил дальше пограничной зоны - а она все же безопаснее, чем нетронутые пустоши дальнего севера. И все же он был уверен, что не то что маг - даже просто опытный гражданский вполне может без происшествий пройти сквозь лес. Да что там, он и сам уже вполне освоился, проведя здесь меньше месяца.
  В другое время он бы не пытался пройти незамеченным. Он приходил в пустоши именно за боевым опытом, так что таиться было бессмысленно. Не в этот раз - сейчас скрытность была необходима. Он совсем не хотел отвлекаться, находясь рядом с кем-то вроде серого охотника - и тем более не хотел привлечь внимание монстра, затеяв у самого логова шумную магическую схватку. Он медленно сжимал кольцо вокруг логова, выискивая возможные угрозы и опасные места, что могут помешать, если придется убегать в этом направлении. Кое-где он высек на деревьях и камнях по несколько взрывных глифов - едва ли они причинят серому охотнику хоть сколь-нибудь серьезный вред, но вполне могут выиграть пару секунд, чтобы Зориан смог телепортироваться.
  Ему почти удалось добраться до логова без боя. К счастью, три похожих на комаров твари оказались слабыми противниками (и очень красиво сгорели), так что шум схватки не потревожил чудовищного паука. Зориан выбрал высокое дерево неподалеку (но и не слишком близко) от логова, левитировал на ветку повыше и, достав заранее зачарованный бинокль, приступил к изучению цели.
  Местность оказалась довольно живописной - окруженный лесом небольшой каменистый овраг, с покрывающими камни узорами отложений и художественно разбросанными пятнами проросшей сквозь трещины травы. В одной из стен оврага была идеально круглая дыра, служившая входом в пещеру. Ведущий в темноту провал выглядел на удивление непримечательно и безобидно - не скажи ему Сильверлэйк, Зориан вполне мог просто не обратить на него внимания, оказавшись здесь в одном из будущих циклов.
  Это стало бы его последней ошибкой - во всяком случае, в том гипотетическом цикле - серые охотники невероятно далеко прыгают и движутся с совершенно запредельной скоростью. Зориан мог бы поспорить на что угодно - обитатель пещеры способен одним прыжком достать до другого конца оврага - и добраться до него, прежде чем он понял бы, что вообще происходит.
  В принципе, серый охотник - очень простой монстр. Просто серый, волосатый паук размером со взрослого человека... ну, и заодно еще невероятно быстрый, сильный, живучий и стойкий к магии. Он движется быстрее, чем ускоренный заклинанием маг, прыгает на невероятные расстояния, пули и простые боевые заклятья отскакивают от него, как горох, заклятья прямого действия он просто игнорирует, а клыками запросто разрывает сталь. А, и еще у него редкостно поганый яд, не разъедающий ткани или парализующий нервную систему, как нормальная отрава, а вместо этого блокирующий способность мага контролировать и сплетать ману. Пропустив укус, ты на долгое время лишишься магии - яд полностью выводится из организма за несколько недель. Судя по всему, токсин был выработан эволюцией против магических существ, основной пищи серого охотника - но против людей-магов он действовал не хуже. Словом, если ты один на один против подобной твари, и тебя укусили - это конец.
  Случалось, что эти монстры истребляли целые группы боевых магов, специально направленных избавиться от пауков. Весьма впечатляюще для неразумных животных - обычные монстры, пусть даже очень опасные, как правило, не представляют такой угрозы для подготовленных охотничьих групп - их слишком легко заманить в ловушку. И конечно же, в уплату за свою помощь Сильверлэйк потребовала, чтобы он связался с этим суперпауком-магоубийцей. К счастью, она не просила, чтобы он убил монстра - Зориан подозревал, что пока это ему просто не под силу. К несчастью, задача была лишь чуточку проще - она хотела, чтобы он выкрал у самки серого охотника, обитавшей в этой пещере, несколько яиц.
  Про жизненный цикл серых охотников ничего не было известно - тварей считали слишком опасными, и все их изучение ограничивалось описанием и вскрытием трупов - но Зориан не сомневался, что самка паука будет яростно защищать свое потомство. Добыть даже одно яйцо будет тем еще испытанием. Просто выждать момент и умыкнуть парочку не выйдет - вряд ли самка оставит кладку без присмотра. Как знать, может, она их вообще высиживает, живя на внутренних резервах организма, пока паучата не проклюнутся.
  Зориан вернул бинокль в сумку и, достав тетрадь, начал записывать свои наблюдения. Пока что перед ним не стояла задача добыть яйца и не умереть - в этот раз он пришел разведать ситуацию и решить, возможно ли в принципе выполнить задачу. Как бы ему ни хотелось утереть нос старой карге, выполнив ее невыполнимую миссию, умирать ради этого просто глупо. Его время ограничено. Не слишком плотно, но все равно раз за разом умирать, замахнувшись на задачу не своего уровня - непростительное расточительство. Каждый прерванный цикл - это цикл, не использованный полностью. Если он не придумает действительно надежный способ добыть яйца, он не станет связываться. И даже если он найдет решение - пробовать он будет ближе к концу цикла, чтобы потерять как можно меньше дней в случае неудачи.
  - Ну хорошо, - пробормотал он, захлопывая тетрадь. - Посмотрим, что у нас тут...
  Первым делом он попытался найти самку охотника, чтобы убедиться, что она не покидала пещеру. Он не мог искать прорицанием именно серых охотников - он никогда их не видел и не имел при себе ни частицы их тел - но простейшее поисковое заклятье, настроенное на "гигантских пауков", указывало прямо на пещеру. Поскольку две другие разновидности гигантских пауков, обитающие в регионе - нефилы и ктенизиды - не живут в пещерах, вывод очевиден. Потом пришла очередь заклинания виденья - без малейших результатов. Ну, технически заклятье сработало... вот только в пещере царила непроглядная темнота. Ни светящихся кристаллов, ни фосфоресцирующего лишайника, что иногда освещает подземелья - просто пещера, куда не проникает ни лучика света.
  Проклятье, вот об этом он не подумал. Пошевелив извилинами в поисках комбинации заклятий, которая позволила бы ему обследовать пещеру без необходимости возвращаться в город и садиться за книги, Зориан решил использовать два отдельных заклятья. Первым он использовал "магическое око", создав парящий глаз из эктоплазмы, удаленно передающий изображение к нему в мозг. Затем создал парящий шар света, по сути - просто "парящий светильник", только следующий не за ним, а за магическим оком. И направил летающего шпиона в пещеру, закрыв настоящие глаза и переключившись на изображение с удаленного сенсора. Да, свет может спровоцировать самку серого охотника, но Зориан сомневался, что из-за подобной мелочи она выскочит и нападет - или что она вообще найдет его на дереве.
  На практике же то ли серому охотнику очень, очень не понравился магический светляк, то ли она сочла его добычей, но стоило призрачному глазу и следующему за ним светильнику приблизиться к пещере, как нечто серое врезалось в него на огромной скорости, и контакт Зориана с оком был грубо разорван. Удивленно моргая от резкой смены перспективы, он увидел, как из пещеры вымахнул серый охотник и принялся сновать вокруг, что-то ища.
  После секунд десяти наблюдения, Зориан уяснил две простые истины.
  Во-первых, что самке серого охотника совершенно не нужно весь день сидеть на своей кладке яиц - потому что она носит эти гребаные яйца под брюхом. Проклятье, это уже просто нечестно. Он берет свои слова о задании Сильверлэйк назад - это не то что легче, это куда сложнее, чем просто убить паучиху. Мало того, что яйца можно забрать лишь с трупа чудовища - так еще и нужно быть предельно осторожным, чтобы не повредить их в бою - кладка наверняка куда уязвимей, чем взрослый охотник.
  И во-вторых - что паучиха подбирается все ближе и ближе к нему.
  Он не сразу это заметил. Вместо того, чтобы сразу устремиться к нему, паучиха метнулась в сторону, замерла, словно прислушиваясь, вновь устремилась в как будто случайном направлении. Эти бросок-затем-пауза все повторялись и повторялись, и хоть в движениях паучихи на первый взгляд не прослеживалось никакой системы, вскоре Зориан с ужасом осознал, что чудовище с каждой секундой перемещается все ближе к нему.
  То есть пауки-убийцы еще и сверхчувствительны? Что за дерьмо. Как она вообще его чувствует? Он ведь не поленился на всякий случай навесить на себя маскирующие заклятья и оберег тишины. Да, не слишком мощные, чтобы сберечь ману, но все же...
  Он нахмурился. Так вот в чем дело? Серый охотник чувствует его магию. Магические существа - ее естественная добыча. Ее яд предназначен именно против магии. И, получается, у нее есть некое врожденное магическое чутье, позволяющее засечь жертву на огромном расстоянии. Его заклятья не скрывают Зориана, а наоборот выдают его. И были бы они сильнее - тогда паучиха не металась бы, пытаясь напасть на след, а мгновенно вычислила бы его местоположение.
  Тогда у него проблемы. Он не может бездействовать - рано или поздно, монстр найдет его. С другой стороны, стоит ему активировать заклятье телепорта - паучиха наверняка мгновенно найдет его.
  Прошло еще десять секунд. Паучиха уверенно сокращала дистанцию, в голову ничего не приходило - и Зориан решил действовать быстро и надеяться на лучшее. Глубоко вдохнув, пытаясь успокоиться, он со всей возможной скоростью начал заклинание телепорта.
  Как он и боялся, серый охотник среагировала мгновенно. Стоило ему произнести первое слово заклятья, как паучиха оставила свои неуверенные метания и понеслась прямо к нему. Она вильнула в сторону, обходя россыпь высеченных на камне взрывных глифов, неким образом зная о их месте и назначении, и прыгнула боком. Вертикально приземлилась на ствол дерева и вновь прыгнула, порхая с дерева на дерево, с каждым прыжком набирая высоту, пока не подобралась вплотную к дереву Зориана.
  Он успел закончить заклятье буквально в последний миг. И еще не одну ночь после ему снился подлетающий гигантский паук, тянущийся передними лапами и обнаживший для удара огромные черные клыки.
  
   Лишь чудом пережив встречу с серым охотником, Зориан решил отложить задание Сильверлэйк на неопределенное время. В конце концов, в списке Каэла было много других людей, и может, если он придет к ней в какой-нибудь другой цикл, она даст менее самоубийственное задание.
  Хоть это и весьма задевало. Мысль о том, как сильно он уступает тупому животному, напомнила ему о последнем цикле в Сиории, когда он столкнулся с Красным на руинах поселения аранеа. И то, что серый охотник, подобно аранеа, была гигантской паучихой, добавляло еще неприятных параллелей. Умом он понимал, что не стыдно проиграть твари, с которой поостереглись бы связываться даже знаменитые маги, и что он должен радоваться тому, что вообще уцелел, но его неэффективность удручала.
  Весь следующий день он выслеживал ктенизидов, гигантских норных пауков - примерно того же размера, что и серый охотник, но коричневого окраса и куда менее опасных - выкуривая их из нор и убивая разными мучительными способами. Их глаза и ядовитые железы продавались куда лучше, чем шкуры зимних волков. Ему стоит почаще так делать.
  Все еще в довольно мерзком настроении, он попытался выяснить, кто из списка Каэла может и согласен ему помочь. Когда он прибыл в деревеньку, где жил первый кандидат, и узнал от местных, что мага не видели уже два месяца, он не придал этому особого значения. Маг в отставке увлекался фамильярами - у него было целых шесть, плюс множество менее экзотических питомцев, и был в постоянном поиске иных редких созданий. Двухмесячное отсутствие было довольно необычным, но и не вызывало тревоги.
  Но и других тоже не было на месте. Старая гербалистка, умеющая снимать проклятья, просто исчезла, и соседи не имели ни малейшего понятия, где ее искать. Двое братьев, построивших башню вдалеке от цивилизации и тайно изучавших магию душ, также отсутствовали, ворота их башни были сорваны, и внутри не осталось ничего ценного. Жрец из соседнего городка, изучавший нежить и средства борьбы с ней, был найден мертвым четыре дня назад, причина смерти неизвестна. Он был молод и не имел ни проблем со здоровьем, ни вредных привычек, так что его смерть вызвала подозрения. Алхимика, специализирующегося на магии трансформации, растерзала за пределами деревни стая необычно агрессивных кабанов. И так далее. Из всех только жрец и алхимик были точно мертвы, остальные же внезапно ушли куда-то по делам, либо просто пропали. Все это происходило на довольно большой территории, поэтому никто не заметил взаимосвязи - но Зориан знал, что это не совпадение.
  Кто-то намеренно охотится на всех, владеющих знанием магии душ. Вопрос в другом - похищены ли пропавшие с какой-то целью, или уже мертвы.
  Наконец ему посчастливилось найти одного из списка. Увы, тот не владел магией душ. Вани был "всего лишь" ученым, и, по мнению Каэла, мог направить его к кому-нибудь, кто владеет. Возможно. Тут была лишь одна сложность - Вани обожал говорить, перескакивая с темы на тему, и вряд ли помог бы тому, кто недостаточно вежлив с ним. Так что тем, кто искал его совета, следовало запастись терпением и быть готовым к постоянной смене тем.
  С терпением у Зориана все было в порядке. Он постучался, и хозяин дома - жизнерадостный пожилой мужчина с намечающейся лысиной - ничуть не удивившись, впустил его внутрь.
  Внутри было... забито. Пожалуй, другого слова и не подберешь. Дом до последнего дюйма был заставлен коробками, полками, пьедесталами с книгами, большими и малыми статуями, заспиртованными растениями и животными, витринами с крошечными моделями домов и тому подобными вещами. Там, где было видно стены - висели картины и гравюры. Когда Вани провел его в кабинет, Зориан зацепился взглядом за большую и очень реалистичную статую обнаженной женщины с весьма... выдающимися достоинствами, и выразительно поднял бровь.
  - Это, эээ, типа богиня плодородия, - поспешил объяснить хозяин. - Она здесь на время, один из друзей прислал мне ее на хранение, ну, знаешь, как это бывает... Чрезвычайно интересный образец. Но к делу! Не думай, что я не знаю тебя, молодой человек - именно ты последнее время истреблял в округе зимних волков!
  - Ээ... с этим что-то не так? - спросил Зориан.
  - Не так? - хохотнул ученый. - Совсем наоборот! Наконец хоть кто-то решил немного приструнить этих тварей. Сейчас они еще ничего, но с приходом зимы станут агрессивными и начнут нападать на путников и отдаленные поселки. В последние зимы пропало несколько детей, и ведь все знают, что это, скорее всего, постарались зимние волки. Проклятые твари с каждым годом становятся все наглее...
  - А почему никто не организует их отстрел? - спросил Зориан. В конце концов, гильдия магов и была создана, чтобы решать подобные вопросы.
  - Зимой здесь все заметает, иногда целые города отрезает от остального мира на целые дни. Так что вовремя среагировать очень трудно. Чаще всего о происшествии становится известно несколько дней спустя, когда что-то предпринимать уже поздно, - Вани задумчиво побарабанил пальцами по столу. - Или, по крайней мере, так говорят власти и охотники. Лично я думаю, что они просто боятся Серебряного.
  - Серебряного? - переспросил Зориан.
  - Местная легенда. Несколько лет назад, когда зимние волки впервые начали наглеть, была предпринята попытка собрать большой отряд и устроить масштабную облаву. Затея... кончилась печально. По рассказам, несколько стай зимних волков, действуя слаженно, заманили охотников в западню, сумели разделить на меньшие группы и разбили их одну за другой. Они действовали не как стая животных, но как армия, и немногие выжившие рассказывали, что их вел огромный волк с блестящим серебристым мехом. Серебряный, вожак из вожаков, умом не уступающий людям, ведущий своих меньших собратьев против охотников. Эльдемарская Гильдия официально попыталась найти и уничтожить этого волка, но не нашла ни его следов, ни свидетельств, что несколько стай действовали совместно. Однако многие местные по-прежнему верят в его существование - говорят, что любой, кто охотится на зимних волков, рано или поздно встретится с Ним.
  - Вот как, - нахмурился Зориан. - А вы что об этом думаете?
  - Полагаю, это возможно, - признал Вани. - Мы живем в безумном мире, нельзя отметать ни одну версию. Это может быть сбежавший в лес эксперимент какого-нибудь чокнутого мага. Это может быть новая порода, возникшая в Сердце Зимы. Это даже может быть маг-перевертыш, с маниакальным упорством защищающий кровожадных хищников от этих ужасных людей. Кто знает, лично я просто радуюсь, что нашелся кто-то, не испугавшийся всех этих суеверий.
  После еще пятнадцати минут разговора Вани наконец решил спросить, зачем Зориан вообще пришел к нему.
  - Меня послал Каэл, - ответил Зориан. - Точнее, он упомянул вас как одного из тех, чей совет может мне помочь.
  - Каэл! - обрадовался Вани. - О да, я помню его... какая жалость, что это случилось с его женой и тещей... Плач отнял у нас множество замечательных людей. Но ведь у него осталась дочь, не так ли? - Зориан кивнул. - Хорошо. Дети - величайшее сокровище. Передай ему мои слова. Ты знаешь, что он помогал мне с книгой? Он рассказывал?
  - Рассказывал, - подтвердил Зориан. Каэл предупредил, что Вани несколько тщеславен и обожает обсуждать свои книги, так что прочитать одну-две из них не помешает. Зориан прислушался к его совету и прочитал две из них. Та, в написании которой помогал Каэл - он собирал сведения о людях в этом регионе - была о новейшей истории края. По большому счету - сборник анекдотов, некоторые забавны и интересны, некоторые убийственно скучны. Если б не совет Каэла, Зориан бросил бы ее еще на первой главе. - Я даже читал ее, как и еще одну.
  - О?
  - Она называлась "До-икосианская история Алтазии", - сказал Зориан, размышляя, польстить ли автору или сказать правду. На этот раз он решил быть правдивым. - Я... Она довольно интересна, но я со многим в ней не согласен. И прежде всего - с тем, что вы описываете до-икосианские племена Алтазии, словно они жили в вакууме, в то время как на самом деле все южное побережье Алтазии на протяжении тысячи лет было усыпано колониями и фортами икосиан. Икосиане вовсе не были в Алтазии чужаками, какими вы их описываете.
  - А, но ведь исторические свидетельства ясно указывают, что культурное влияние этих прибрежных колоний не распространялось вглубь континента! - торжествующе возразил Вани.
  - Формально это может быть верно, но икосиане были значительно более технически развиты, чем большинство племен Алтазии. Думаю, вы сильно недооцениваете влияние на культуру простого обмена технологиями...
  Угу. Похоже, это надолго.
  
  - И да, спасибо, - сказал Вани. Они уже проговорили несколько часов, причем ученый против ожиданий был явно рад встретить кого-то, не согласного с его выводами, и готового это обсудить. Зориан уже убедился, что Вани весьма начитан и буквально наизусть помнит с полдюжины энциклопедий, цитируя их дословно. Что бы он ни думал о его выводах, они точно основаны не на пустом месте. - Давненько у меня не было подобной дискуссии. Обычно те, с кем я общаюсь, не разбираются в этом настолько, чтобы поспорить со мной, а те, кто разбирается, не интересны.
  - Вы мне льстите. Не думаю, что мои аргументы столь же весомы, как ваши. Я не провел и сотой доли тех исследований, что провели вы, - сказал Зориан. Слегка польстить никогда не помешает. - Но не смею больше тратить ваше время. Я пришел к вам, потому что мне нужен совет, где найти эксперта в магии душ.
  - Магии душ? - нахмурился ученый.
  - Я бы не хотел вдаваться в подробности, это довольно личное, - ответил Зориан. - Скажу только, что попал под воздействие неизвестного заклятья магии душ и хочу найти кого-то, кто поможет разобраться, что со мной сделали и как в дальнейшем предотвратить подобное.
  - Хммм, - протянул Вани. - И Каэл направил тебя ко мне?
  - Вы были в списке людей, кто может помочь мне. Однако из всех мне удалось найти только вас. Остальные же... ну, это очень тревожно. Позвольте я расскажу, что узнал за минувшие пару дней...
  Вани слушал рассказ Зориана об исчезновениях с растущим беспокойством, и даже записал названные имена и факты.
   - Это действительно очень тревожно, - согласился Вани, когда Зориан закончил. - Подумать только, это произошло у всех на виду, и за все это время никто не заметил связи... Не беспокойся, я доведу это до сведения властей. Но даже не знаю, кого могу тебе порекомендовать, когда столько специалистов оказались... недоступны. Дай подумать...
  Минут через пять он все же нашел решение.
  - Скажи, что тебе известно об перевертышах?
  - Это люди, способные обращаться в животных? - предположил Зориан.
  - Это люди с двумя душами, - поправил Вани. - В далеком прошлом их предки прошли ритуалы, соединившие их души с духом выбранного животного, что позволило им превращаться в этих животных и даже проявлять некоторые их способности в человеческой форме. Это очень старая магия, существовавшая еще до вторжения икосиан в Алтазию, и, к сожалению, большинство племен утратили секреты этих ритуалов. Сейчас новые перевертыши появляются только обычным размножением - ребенок наследует от родителей двойную душу. Однако существуют племена, сохранившие память о ритуалах и знание механики душ, позволяющее повторить процесс в современных условиях. Оно используется для обращения обычных людей в племя, но может помочь тебе в решении твоей проблемы.
  - Понятно. А где мне найти этих перевертышей? - спросил Зориан.
  - А вот этого, - Вани беспомощно развел руками. - Я не знаю. У племен перевертышей... непростые отношения с, так скажем, цивилизованными народами. Они часто избегают контактов. Но! Я знаю, что в нашем регионе есть сильное племя перевертышей-волков - из тех, что определенно сохранили нужное тебе знание. Не знаю, с кем нужно поговорить, чтобы встретиться с их предводителями, но я слышал, что вождь отправил свою дочь в Сиорию, учиться более современным видам магии. Кажется, ее зовут Рэйни. Рыжеволосая. Говорят, очень хороша собой. Может, начнешь с нее?
  Зориан моргнул. Рэйни - перевертыш-волк? Это... просто вау. Хотя, если подумать, некоторые признаки определенно были.
  - Что же, - Зориан поднялся со стула. - Вы дали мне много пищи для размышлений. Спасибо за уделенное мне время.
  - Пустяки, - улыбнулся ученый. - Убей еще парочку зимних волков, и будем в расчете.
  - А не возникнет ли у меня проблем с перевертышами-волками, если я убью слишком много волков?
  - Они обращаются в волков, а не в зимних волков, - сказал Вани. - Уверен, они не любят друг друга. Зимние волки, как правило, убивают более простых сородичей и вторгаются на их территорию.
  Зориан ушел от него, не зная, что делать дальше в этом цикле.
  
  - Уже вернулся? - спросила Сильверлэйк, не отрываясь от своих трав. - Правда, я что-то не вижу с тобой мешка паучьих яиц.
  - Это потому, что мама-паучиха таскает их, прижимая к брюху, - ответил он. - Задача невозможна. Зачем вы вообще меня за ними послали? Каэл говорил, что вы эксцентричны, но в целом безвредны. Это точно не было безвредным. Я чуть не умер.
  - Если б я думала, что ты можешь очертя голову кинуться в бой и умереть, как идиот, от такой мелочи, я ни за что не дала бы тебе этого задания, - фыркнула Сильверлэйк. - И в любом случае, разве не рано опускать руки меньше, чем через неделю? Я терпелива. Я ждала годами, и я, черт побери, могу подождать еще несколько месяцев, пока ты не найдешь способ. Ты неглупый мальчик, уверена, ты что-нибудь придумаешь.
  Зориан открыл рот - и снова закрыл. Ее логика оказалась неожиданно убедительной. Ведь она не знала, что он ограничен одним месяцем. И, на ее взгляд, дать ему долгосрочную задачу на несколько месяцев совершенно естественно. Куда спешить? Что же до опасности... похоже, она оценивает его способности выше, чем он сам. Может, он и правда слишком рано сдался?
  - Несколько месяцев - слишком поздно, - сказал он. - Все, что после летнего фестиваля, для меня словно не существует.
  Сильверлэйк внезапно отвлеклась от кучки травы и вперила в него тяжелый взгляд, ее глаза на миг ярко вспыхнули.
  - Ты не умираешь, - констатировала она. - Во всяком случае, от болезни. За тобой кто-то охотится?
  Зориан заколебался, уже готовый сказать "да" - перед глазами встал образ Красного. Но Сильверлэйк прервала его.
  - Опять-таки нет, - она вернулась к травам. - У тебя есть враг, но у кого их нет?
  Зориан раздраженно выдохнул и поднялся, собираясь уйти, пока его терпение не лопнуло, и он не набросился на нее. Она наверняка вобьет его в землю, если он попытается. Но перед тем, как телепортироваться, его пронзила неожиданная мысль.
  Проклятье. Почему бы и нет?
  - Чисто гипотетически, - начал он, - если к вам придет путешественник во времени и скажет, что знал вас в будущем, что вы спросите в качестве доказательства?
  - Чисто гипотетически, - ее губы растянулись в жестокой усмешке, - я попрошу его достать мне яйца серого охотника.
  Зориан поднял руки, признавая поражение, и под кудахтающий смех старой садистки телепортировался в свою гостиницу в Князевых Дверях.
  
   Уединившись в гостиничном номере, Зориан сидел на кровати, разбирая недавно купленную винтовку. Довольно забавно - при сопоставимой убойности, достать огнестрел намного легче, чем формулы высокоуровневых боевых заклятий. В Князевых Дверях же, на самой границе пустошей, добыть ствол и вовсе проще простого. Ну-с, посмотрим, как эти штуки работают - и можно ли их зачаровать.
  Сложность магического усиления огнестрельного оружия общеизвестна. Как и любое иное метательное оружие, винтовка может быть зачарована только на прочность и точность - если же нужен дополнительный магический эффект при попадании, то нужно зачаровывать сами пули. Увы, это совсем не просто - пули намного меньше стрел и арбалетных болтов, да и делаются из плохо совместимых с магией материалов. Опять же, во время прицеливания нельзя коснуться пули в стволе и влить в нее ману... Впрочем, может быть, если с помощью изменения врастить в механизм манапроводящие кристаллические каналы...
  Изучая устройство оружия, Зориан отвлеченно перебирал в мыслях способы справиться с серым охотником. Он не собирался взаправду делать нечто подобное - все эти варианты были еще безумнее, чем его первоначальный план, но и вреда от этих фантазий не было.
  Слабые стороны серых охотников известны. Во-первых, они не способны к дистанционным атакам - если сохранять дистанцию, тварь ничего не сможет тебе сделать. Проблема в том, что они очень, очень хорошо умеют эту дистанцию сокращать. Во-вторых - они всего лишь магические животные, и их можно без особого труда заманить в ловушку или зону поражения. Вот только с их скоростью и живучестью пауки вполне могут пережить эту ошибку. Да и магическое чутье, что продемонстрировал хищник в их прошлую встречу, может подсказать твари о наличии плохо замаскированных ловушек.
  У него были некоторые мысли, как заманить монстра в западню, но большинство из них требовали заклятий, которыми он не владел. Если бы он умел создавать двойников и открывать порталы, он мог бы послать свою копию в качестве приманки, а потом открыть на пути охотника портал, ведущий в подготовленную ловушку. Черт, даже просто владение заклятьем двойника в миллионы раз облегчило бы ему жизнь - он мог бы пробовать свои идеи без риска для жизни. Если бы он знал заклинания, изменяющие рельеф, он бы просто замуровал тварь в пещере и подождал, пока та задохнется. Если бы он мог управлять большими объемами воды, он бы попробовал утопить паучиху. И так далее...
  Он подумывал отравить или усыпить монстра - или еще каким-нибудь образом воздействовать сильнодействующими алхимическими соединениями... Вот только все, что достаточно сильно, чтобы свалить серого охотника, строго запрещено, изготавливается из редчайших ингредиентов и безбожно дорого. Он не знал, как приготовить такое самостоятельно, и не имел возможности купить.
  Он мог прибегнуть к грубой силе - построить голема, который управится с паучихой. Будучи машинами, приводимыми в движение магией, големы невосприимчивы к яду и могут быть очень сильными - достаточно сильными, чтобы сокрушить долбаную паучиху в рукопашную. Вот только он не умел собирать големов. Вообще каких-либо, не говоря уже о способных одолеть серого охотника. Искусство строительства големов весьма сложно - достаточно сказать, что несколько Домов целиком посвятили себя этой отрасли, это определенно не то, что можно освоить за неделю-другую. Да даже за месяц-другой.
  К тому же, даже умей он их строить, изготовление займет не меньше недели - а скорее куда больше; потребует специальной мастерской и множества дорогостоящих материалов. Он наверняка разорится, не доведя проект и до половины.
  Так что оставался огнестрел. В конце концов, там, где против Красного не помогла магия - помог револьвер. Однако обычное оружие против серого охотника не пойдет - нужно что-то значительно мощнее. Увы, крупные калибры - привилегия армии; чтобы достать такой, ему пришлось бы проникнуть на военную базу и выкрасть оружие. Даже думать не хочется, чем это может обернуться - кто знает, чем защищены военные базы; а попасться и оказаться на допросе, напичканным всевозможными сыворотками правды - почти столь же опасно, как быть обнаруженным враждебным ментальным магом или некромантом. Да и у самой армии наверняка найдутся прикормленные ментальные маги и некроманты.
  Да, и даже найди он что-то подходящее и не запертое за семью замками - его все равно нужно будет зачаровывать. А он пока что не знает, как зачаровать даже простую винтовку. И, вероятно, будет выяснять это до самого конца цикла.
  Стук в дверь отвлек его от размышлений - Зориан поспешно спихал винтовку в коробку и засунул под кровать. Закон не запрещал ему иметь оружие, но и возиться с ним у всех на виду он тоже не собирался. На всякий случай проверив, на месте ли щитовой браслет, Зориан открыл дверь.
  И не особо удивился, увидев за дверью Гурея. Торговец исправно скупал собранные им в лесу алхимические ингредиенты и части монстров - и разрешал пользоваться своей мастерской для изготовления сложных зелий и магических предметов. Он уже заказывал у Зориана парочку зачарованных вещей, видимо, решил заказать еще.
  Но, как выяснилось, Гурея интересовало другое. Сразу после обмена любезностями он перешел к делу:
  - Я хочу, чтобы ты помог мне обокрасть конкурента.
  
  
  
  
  
  
  30. ИГРА ПРИЛАВКОВ
  
  [К оглавлению]
  
  
  - Я хочу, чтобы ты помог мне обокрасть конкурента.
  Зориан моргнул от неожиданности и недоверчиво посмотрел на торговца. Обокрасть?
  - И... нахрена мне это? - поинтересовался он.
  Гурей торжествующе ухмыльнулся.
  - Я знал, что не ошибся в тебе. Ты не стал даже притворяться, что возмущен предложением.
  Зориан нахмурился.
  - Я просто не слишком эмоционален, вот и все. Это вовсе не значит, что я буду участвовать в краже, - раздраженно добавил он. - На самом деле, я даже представить себе ситуацию, в которой согласился бы на нечто подобное, могу лишь с большим трудом. Мне просто интересно, что это на вас нашло, с такими-то предложениями. Это ведь не попытка шантажа?
  - О нет, я еще не сошел с ума, чтобы шантажировать парня, зарабатывающего охотой на монстров, - поспешно заверил его Гурей. - Да и нечем мне тебя шантажировать. Нет, мне просто показалось, что у меня есть, чем тебя заинтересовать, вот и предложил, хуже-то не будет. Ты вроде не из тех, кто устроит сцену только из-за того, что я придерживаюсь широких взглядов в бизнесе. В худшем случае ты просто откажешься.
  Зориан ненадолго задумался. Похоже, здесь Гурей его сделал - даже реши он и вправду донести на торговца, будет его слово против слова Гурея. Доказать вину торговца будет жуткой морокой, Гурей наверняка отделается лишь легким испугом, а к самому Зориану это привлечет совершенно ненужное пристальное внимание властей. Вот и выходит, что на бесполезное рыцарство, не имеющее во временной петле никакого смысла, будет впустую потрачен целый цикл. Не говоря уже о том, что это может дойти до руководства академии - в прошлых циклах он уже убедился, как быстро они реагируют, когда у их студентов возникают проблемы с законом, а ведь технически он все еще числится на третьем курсе. А если академия узнает, где он и чем занимается - вполне возможно, что через шпионов и мозговых крыс эти сведения дойдут до Красного...
  Нет, он не станет вмешиваться, даже если Гурей задумал убить кого-то. А если это простая кража... ну, кто знает, как бы он среагировал, не будь он во временной петле, но сейчас ему совершенно все равно.
  - Что же, я определенно отказываюсь, - наконец сказал он. - Я знаю, путешественников вроде меня считают проходимцами, но, боюсь, моя совесть не настолько гибка. Я не собираюсь опускаться до разбоя, грабежей или что там вы подразумевали под своим... предложением.
  - О, мне кажется, ты меня не совсем понял, - сказал Гурей. - Ты думаешь, что мне нужно украсть нечто материальное, и я предлагаю за это деньги, так?
  Вместо ответа Зориан поднял бровь.
  - Что-то более далекое от истины и представить трудно, - покачал головой Гурей. - Я как никто другой знаю, что при твоих доходах тебя не соблазнить грабежом. Дело даже не в совести, слишком большой риск, слишком мало выгоды. Нет, если задуманное пройдет благополучно - а я не сомневаюсь в твоих способностях - ничего не пропадет, ничего вообще не будет указывать на совершенное преступление, - он заговорщицки наклонился ближе к Зориану и шепотом продолжил. - Видишь ли, я хочу украсть не материальные ценности, а секреты.
  О. О! Это уже всерьез меняет дело. Он по-прежнему не хотел ввязываться в делишки торговца, но теперь хотя бы понимал, почему тот так спокойно об этом говорит. Технически шпионить за другими магами тоже незаконно, но все знают, что это общепринятая практика. Черт, да если верить слухам, любой уважающий себя Благородный Дом имеет отдельную группу специально для этого. Главное - не попадаться. Даже академия, обычно дающая студентам изрядно приукрашенную картину магической культуры, признавала, что время от времени подобный "ремесленный шпионаж" имеет место. Иногда - совершенно легальный, например, изучение чар и продукции коллег заклятиями прорицания, или проверка доступных публикаций в надежде, что там проскользнет что-то секретное... Но законные методы крайне ограничены, что подталкивает магов к более сомнительным поступкам. Подкуп учеников и ассистентов, найм воров ради архивов и лабораторных журналов, тотальная слежка, соблазнения... способов бесчисленное множество, и постоянно изобретаются новые. Как и меры противодействия им.
  Зориан помнил историю о двух магах, потративших годы в попытках вызнать секреты другого - и сохранить свои. В итоге, после десятилетия напряженной борьбы, они одновременно проникли в охраняемые лаборатории соперника... и не нашли там ничего стоящего. Потратив столько времени и сил на борьбу друг с другом, они ничего не добились в собственных исследованиях.
  Ну, это, само собой, откровенное преувеличение, но Зориан бы не удивился, узнав, что все представители магического (да и не только магического) дела в Князевых Дверях регулярно прибегали к незаконным способам шпионажа. Волчьи законы бизнеса. По рассказам родителей он знал, что даже простые и честные на первый взгляд фермеры совсем не прочь уклониться от своих обязательств по контракту, если уверены, что это сойдет им с рук. Для кого-то вроде Гурея это, наверное, обычная практика.
  Но это не было обычной практикой для самого Зориана. И Гурей совершенно прав в том, что выгода в случае успеха не стоит такого риска. Зориан открыл было рот, чтобы вежливо, но твердо отказаться, но тут Гурей сунул ему в руки книгу в коричневом кожаном переплете.
  Зориан удивленно посмотрел на лишенную какого-либо заглавия книгу, потом вопросительно посмотрел на торговца. Тот жестом предложил открыть.
  Последовав совету, Зориан принялся листать исписанные от руки страницы со сложными диаграммами. Чей-то личный журнал. Вот почему на обложке нет названия. Надо полагать, исследовательский журнал некого мага.
  - Что это? - с подозрением спросил он.
  - Образец, - ухмыльнулся Гурей. - Как я и говорил, предлагать тебе деньги глупо - во всяком случае, те суммы, которыми я располагаю - так что я нашел для тебя нечто, надеюсь, куда более интересное. Почитай его на досуге, и приходи завтра ко мне, скажешь свой ответ. Только не забудь, у меня есть и другие такие.
  На этой ноте Гурей удалился, оставив Зориана с загадочным журналом в руках. Из любопытства он перелистнул в начало, может быть, название там? Первые страницы оказались пустыми, но в итоге его догадка оказалась верной:
  "Олдвин Рофолтин".
  "Прорыв и обход оберегов и других магических защит".
  Рофолтин? Это ведь покойный партнер Гурея, так? Заинтригованный, Зориан сел на край кровати и погрузился в чтение.
  
  Дочитав книгу Рофолтина, Зориан был вынужден признать, что он ожидал чего-то... более впечатляющего? Нет, книгу никак не назовешь плохой, но Гурей вручил ее, словно что-то совершенно потрясающее. Здесь же самым полезным была подробная пошаговая инструкция по созданию очков-анализаторов магии. Вплоть до готовых формул. Довольно-таки удачно, он уже давно подумывал сделать такие, а инструкций в открытом доступе не нашел - одни только формулы, наверное, сэкономили ему цикл-другой расчетов.
  Но кроме очков в книге не было ничего полезного... Или Гурей на это и рассчитывал? Он сам сказал, что это образец, приманка, чтобы втянуть Зориана в эту авантюру, пообещав другие книги Рофолтина. И если у бывшего партнера Гурея еще книг пять, и в каждой есть что-то уровня очков-анализаторов - это сэкономит ему несколько месяцев. А если же Гурей, как он подозревает, оставил самое интересное на десерт... заманчиво. Куда более заманчиво, чем он изначально думал.
  Покачав головой - он никак не ожидал от себя такой жадности - Зориан запер номер и направился к магазину Гурея. Необходимо сперва уточнить, что же именно торговец от него хочет, но... вполне возможно, что он согласится. Сказать по правде, он предполагал, что ему все равно рано или поздно придется заниматься чем-то подобным. Ему наверняка еще понадобится умение шпионить за другими магами и проникать в чужие дома - без этого собрать сведения о петле, Красном или магии душ вряд ли получится. По меньшей мере, так он может поучиться у специалиста, попробовать свои силы на чем-то простом, да еще и получить за это плату.
  Сообразив, что ему совсем ни к чему торопиться к Гурею, Зориан замедлил шаг и выбрал наиболее живописный маршрут. Неспешно идя по улицам, он разглядывал дома и прохожих - внезапно ощутив, что, прожив в городе уже долгое время, он очень поверхностно с ним знаком. Он был так занят, что познакомиться с городом поближе даже не приходило ему в голову. Он даже не заглядывал в местное Подземелье, впрочем, конкретно это - намеренно, он отложил спуск, определяя, сколько времени в этом цикле займут другие задачи, и в итоге решил вообще отложить поход на какой-нибудь другой цикл. Подземелье никуда от него не денется. Но в любом случае, сейчас, внимательно разглядывая улицы, Зориан решил, что не много-то и потерял. В большинстве магазинов он уже побывал - выяснял цены на собранные ингредиенты - а в остальном город был довольно-таки непримечателен. Подобно Сиории, ощущалось, что город недавно пережил бурный рост - городской центр выделялся одноэтажными домами, традиционно для архитектуры Эльдемара окрашенными в желтый цвет - вокруг же возвышались новые многоэтажные здания. В остальном же было не на что посмотреть, хотя выделить пару дней и обойти город все же не помешает.
  Наконец он прибыл к зданию с гордой вывеской "Снаряжение Цвили и Рофолтина" и зашел внутрь. Колокольчик, подвешенный на двери, зазвенел, извещая Гурея о его приходе - на удивление обыденная схема для магического магазина - и дородный торговец вскоре выглянул из дальней комнаты, посмотреть, кто там пришел. При виде Зориана его глаза тут же предвкушающе зажглись.
  - Буду через секунду! - крикнул Гурей и вновь исчез за дверью. Предоставленный самому себе, Зориан огляделся по сторонам.
  Как и в первый визит, его вновь поразило многообразие ассортимента магазина Гурея. Что здесь только не продавалось - от одежды, рассчитанной на северные пустоши, всевозможных магических предметов и руководств по выживанию до сушеных трав и магических материалов, используемых алхимиками и артефакторами. На самом же деле ассортимент магазина был еще внушительнее, чем казался на первый взгляд - Зориан уже знал от Гурея, что на самом деле многие товары никогда не выставлялись на прилавок, ожидая клиента, умеющего задавать правильные вопросы - или за которого было кому поручиться.
  Гурей как-то рассказывал про посетителя, пожелавшего купить горшки с цветами, расставленные здесь и там для оживления интерьера. И хоть Зориан и понимал веселье Гурея, он так же понимал и того парня, решившего, что цветы продаются. Учитывая все остальное, что продавал Гурей, Зориан бы не удивился, узнав, что тот приторговывает и комнатными растениями.
  - Зориан, друг мой... - появившийся из задней комнаты Гурей подошел к нему. - Ты уже прочитал ее? Интересная книга, не так ли?
  - Она... довольно занятна, - нейтрально ответил Зориан. - Сама по себе - не очень, но если там, где вы ее взяли, и правда есть еще парочка - возможно, мне и правда стоит помочь вам с... вашей проблемой.
  Гурей нахмурился - видимо, он ожидал куда более восторженной реакции на работу партнера. Открыл было рот, но Зориан прервал его:
  - Прежде, чем мы продолжим, я бы хотел переместиться в более уединенное место. У вас найдется помещение, где можно сотворить парочку простейших оберегов?
  - Найдется и кое-что получше, - самодовольно ответил торговец, возвращаясь в хорошее расположение духа. - У меня есть уже зачарованная комната... И обереги там - далеко не простейшие. Пойдем.
  Он привел Зориана в небольшую, неприметного вида комнатку со столом и парой стульев... вот только стены, пол и потолок комнатки были все покрыты геометрическими фигурами и магическими символами, выполненными из кристаллизованной маны. Гурей положил ладонь на один из кругов - и вся сложная схема дважды вспыхнула ярким голубым светом, затем вновь угасла. Зориана, впрочем, это не обмануло - вспышки означали, что активировалась более энергоемкая часть оберега. Подобно многим мощным защитным чарам, этот оберег имел два режима - обычный, экономный режим, который можно поддерживать от источника чуть ли не вечно - и продвинутый, сжигающий ману куда быстрее, чем она восстанавливается, но в то же время много более эффективный.
  Лишь когда Гурей прокашлялся, привлекая внимание, Зориан понял, что с головой ушел в изучение оберега. Упс.
  - Это тоже "довольно занятно"? - с усмешкой спросил Гурей, убедившись, что его вновь слушают.
  - Нет, это весьма впечатляет, - признал Зориан. - Тоже работа вашего покойного партнера?
  - Да, - кивнул Гурей. - Он был очень хорош в этом. В смысле, в постановке оберегов. Ну, и в их взломе или обходе тоже, но, как я понимаю, это взаимосвязано. Научись ставить защиту - и ты знаешь девяносто процентов того, что нужно знать взломщику.
  - Общепризнанный факт, - согласился Зориан. И, решив не затягивать игру словами, продолжил. - Итак... полагаю, именно ваш партнер отвечал за подобные операции, и теперь, когда его не стало, вам нужен кто-нибудь для грязной работы?
  - Убойная прямота, - нервно хохотнул Гурей. - Но в целом, все примерно так и есть. Видишь ли, хоть я и держу магический магазин, сам я никогда не был силен в магии. Этим всегда занимался Олдвин - он решал магические проблемы, я же предпочитал более приземленную сторону бизнеса. Заводил знакомства, заключал сделки, находил новых партнеров и все такое. Как маг я - пустое место. Едва выходят даже простейшие заклинания.
  - Я точно помню, что не раз видел, как вы пользуетесь магией, - заинтересованно посмотрел на него Зориан. - Да и чтобы активировать второй режим этого оберега явно нужно нечто большее, чем просто влить ману в круг.
  - О, я просто всегда был неплох с магическими предметами, - ответил Гурей. - Для этого не обязательно быть искусным магом. Несколько особых упражнений на плетения, много практики - и готово. А если ты состоятелен, как я, и живешь на Истоке, можно даже раздобыть предметы, заряжающиеся от естественного фона, а не от моего скудного резерва... Но мы оба знаем, что у подобных игрушек множество серьезных недостатков, так что для деликатных миссий нужен настоящий заклинатель.
  Зориан кивнул. Он и сам некоторое время назад подумывал компенсировать свой скромный резерв самозарядным магическим снаряжением, но с ним было слишком много проблем. Главным, неизбежным недостатком было то, что даже лучшие магические предметы и близко не могли сравниться с душой настоящего мага. Можно легко разработать формулу, значительно облегчающую сотворение заклинания, но вот заставить предмет самостоятельно выдавать заклятье по требованию... Трудно. Очень трудно, а то и попросту невозможно, в зависимости от того, о каких заклятьях идет речь. Обереги и одноразовые вещи вроде его кубиков самоликвидации обходили эту сложность - заклятие создавалось в процессе изготовления, и потом формула просто стабилизировалась - но большинству заклинаний подобный метод не слишком подходил.
  А ведь эти чудеса артефакторики еще и нужно запитывать. Далеко не все города могли похвастаться высоким фоном естественной маны, и даже в самых изобильных местах зачастую не хватало энергии на немедленное сотворение заклятья. Так что практически все самозарядное снаряжение требовало встроенных накопителей маны, из чего следовали новые проблемы. Абсолютно надежных накопителей не существует - все они со временем теряют ману, да и могут взорваться из-за дефекта или избыточного заряда. Это если не вспоминать про целый набор боевых заклятий, специально разработанных, чтобы взрывать накопители.
  Словом, Зориан пришел к мнению, что самозарядные магические вещи, скорее всего, не окупят потраченных на них сил. Пока он и близко не подошел к нужному владению магическими формулами, и даже будь это не так - преимущества этой крайне сложной отрасли артефакторики выглядели довольно сомнительно. Впрочем, он подумывал как-нибудь раздобыть схемы ударного жезла - пожалуй, простейшей из самозарядных формул, поражающей цель выплеском магической энергии, обычно в форме огня. Это оружие с подходящим именем считалось одним из немногих самозарядных предметов, эффективных в настоящем бою, во всяком случае, на близких дистанциях. Но это подождет, ударный жезл - скорее последний козырь или вспомогательное оружие, чем действенная основа боевой стратегии.
  - Но не подумай, что я совсем бесполезен в этих, гм, делах плаща-и-кинжала, - заметил Гурей. - Как я уже сказал, магией занимался Олдвин, но цели - цели выбирал я. Ведь чтобы следить за опасным конкурентом, нужно знать, кто из конкурентов опасен. А мне всегда отлично удавалось вычислить соперника и быть в курсе его дел. Ты не поверишь, сколько всего можно узнать, имея хорошие связи и не скупясь на подарки.
  - Вы хотите сказать - на взятки, - поправил Зориан.
  - Зориан, друг мой, тебе еще многому предстоит научиться, - Гурей покачал головой. - Взяточничество противозаконно. Но нет ни одного закона против щедрости. Если ты достанешь собутыльнику редкое вино или поможешь приятелю попасть на званый прием - ты просто славный малый, и никто не докажет обратного.
  - Ага, - вздохнул Зориан. - Наверное, не мне судить, раз уж я собрался в этом участвовать. Кстати говоря, может, вернемся к делу? Что вы от меня хотите и что предлагаете взамен?
  - Я только за. Полагаю, ты знаешь Универсальный магазин Вазена?
  - Крупнейший магический магазин в городе?
  - Он самый. Когда-то "Снаряжение Цвили и Рофолтина" были крупнее и конкурировали с ним на равных, но со смертью моего партнера два года назад эти времена прошли. Недавно Вазен заключил сделку с компанией из Сиории, но подробности сделки неизвестны. Каждая собака знает, что он скупил множество схем магических формул, алхимических рецептов и лицензий, то есть собирается серьезно вложиться в производство, но ему удалось сохранить все детали в секрете. А это уже проблема. В зависимости от того, что он собирается производить, многие товары резко упадут в цене, а кое-какие материалы, наоборот, подорожают.
  - Понимаю. Вам нужно знать, что планирует конкурент, чтобы подготовиться к его воздействию на рынок, - заключил Зориан.
  - Ну да, и чтобы узнать, можно ли ему что-то противопоставить, - добавил Гурей.
  - Полагаю, вы знаете, где можно добыть эти сведения? - спросил Зориан. - Надеюсь, не в самом магазине. Он наверняка надежно защищен чарами.
  - Отнюдь не так надежно, как ты мог подумать - всего лишь простейшая защита от телепортации и прорицания. Но там постоянно, даже ночью, находятся люди Вазена, так что ты прав, соваться туда не стоит. К счастью, тебе и не придется. Паранойя Вазена сыграла с ним злую шутку - как я выяснил, вместо того, чтобы держать документы в охраняемом магазине, он забрал их в свой куда менее защищенный дом. Видимо, своим работникам он тоже не доверяет.
  - А как защищен его дом? - спросил Зориан.
  - Ну, мои сведения могли слегка устареть за два с половиной года с тех пор, как мой партнер изучал здание, но не думаю, что многое изменилось. На доме оберег от прорицания, плюс сигнализация на окнах и дверях, и все. Хотя сами документы наверняка в сейфе, и вот он-то наверняка защищен серьезнее.
  - На самом деле, не самая плохая схема, - подумав, сказал Зориан. - Оберег против прорицания защищает от простейшего шпионажа и не дает просто прицелиться и телепортироваться внутрь. А защита на окнах и дверях не позволит проникнуть в дом без магии.
  Защищены только проемы - обычное решение для экономии маны. Да, такой оберег бесполезен, если злоумышленники пройдут сквозь стену - или пробьют в ней дыру - но воры, способные проходить сквозь кирпич, едва ли заинтересуются скромным торговцем, а подрыв стены уже никак не относится к скрытному проникновению.
  - Ты ведь можешь телепортироваться, верно? - спросил Гурей. - Ну, в смысле, понятно, что можешь, иначе не покрывал бы такие дистанции за столь короткое время, но насколько ты в этом хорош?
  - Могу, - поколебавшись, признал Зориан. Он не задумывался, что это настолько очевидно - хотя чего он ждал, уходя утром и возвращаясь до заката с добычей, что водится лишь глубоко в лесах? - И, думаю, уже довольно неплохо. Выходит не слишком быстро, но без осечек.
  - Превосходно. Значит, сигнализация нам не помешает, - ухмыльнулся Гурей. - У Олдвина был небольшой трюк, позволяющий превратить предмет во что-то вроде портального маяка и потом телепортироваться к нему, даже если никогда не был в том месте. Уверен, я смогу доставить внутрь какую-нибудь безобидную безделушку, тебе нужно лишь наложить на нее заклинание. Сам я не знаю, как это делается, но у Олдвина было записано в одном из журналов...
  - Говорите, просто заклинание? Безо всяких формул? - заинтересовался Зориан.
  - Да. Вроде бы "Заклинание Возврата". Это двухчастное заклинание, сначала ты превращаешь вещь в свой портальный маяк, между вами образуется связь. Потом можешь в любое время активировать вторую часть, и тебя "вернет" к этой вещи. Олдвин говорил, что это для быстрого отступления - оставляешь пометку в безопасном месте, и телепортируешься к ней, если дела пойдут совсем плохо.
  - А почему не обычным телепортом? - нахмурился Зориан. - Столько лишних действий, когда хватило бы и обычного. Ведь чтобы поставить эту пометку в безопасном месте, там все равно надо побывать.
  - Вот этого я не знаю. Если тебе интересно, придется разобраться самому, - ответил Гурей.
  - Хм. То есть если все работает, как вы описали, и если вам удастся пронести маяк внутрь - то чтобы добыть документы, мне нужно "всего лишь" разобраться с сейфом?
  - Да. Эта часть целиком на тебе - я понятия не имею, чем защищен сейф, - подтвердил Гурей.
  Зориан молча посмотрел на торговца, вздохнул.
  - Прелестно. Вот только, увы, я отнюдь не опытный взломщик оберегов, за которого вы меня почему-то приняли. Когда вы сказали, что вам нужна моя помощь, я думал - речь о простой магической поддержке. Это же мне попросту не по плечу. Извините, но если вы ни о чем важном не умолчали, то мне с этим просто не справится.
  Гурей заговорщицки ухмыльнулся, наклонился поближе:
  - А если я дам тебе сборник заклинаний Олдвина и его записи с пояснениями?
  - Что? - моргнул Зориан.
  Два часа спустя он покинул магазин Гурея с тремя новыми книгами подмышкой. Они договорились пойти за документами за три дня до летнего фестиваля, официально - чтобы Зориан успел изучить записи Олдвина, на деле же - чтобы потерять как можно меньше дней, если все пойдет насмарку.
  Направляясь к гостинице, Зориан удовлетворенно мурлыкал какой-то мотивчик. Приятно иногда поймать попутный ветер. Со всей этой нервотрепкой с Сильверлэйк и таинственным исчезновением магов души, он уж думал, что зря потратил весь цикл. Теперь же... ну, по крайней мере, он получил новые заклятья, причем из тех, что ни за что не достать законным путем.
  Жизнь налаживалась.
  
   После разговора с Гуреем время словно ускорило бег. Отрабатывать заклятья из сборника Олдвина оказалось непросто - хотя бы потому, что большинство из них предназначалось против оберегов и требовала действующий оберег в качестве цели. К счастью, Зориану повезло найти пустой зачарованный дом - хозяин куда-то уехал - на котором можно было тренироваться сколько угодно, главное, чтобы не поймали за этим. Время от времени он и сам накладывал обереги - когда оттачивал разрушительные боевые чары, например - но собственная магия - совсем не то, что работать с незнакомой защитой.
  Гурей неожиданно предложил Зориану тренироваться на защитах его магазина - с тем условием, что он ничего не испортит. Довольно странно. Гурей слишком много для него делал. Зориан подозревал, что грузный торговец рассматривает это как долговременную инвестицию, воспитывая себе помощника, чем и объяснялась неожиданная щедрость - но кто знает, как оно было на самом деле. Во всяком случае, он не ощущал враждебного умысла, так что Зориан приглушил паранойю и пытался просто радоваться удаче.
  Существует три основных способа нейтрализовать оберег. Можно вытянуть из него всю ману, чтобы он просто исчез. Можно нарушить его структуру, развеять его. И наконец, можно обмануть оберег, чтобы он просто не сработал. В книгах это называлось "истощение", "взлом" и "обход". У каждого были достоинства и недостатки, но для задания Гурея обереги на сейфе придется именно обходить.
  Истощение хорошо тем, что работает всегда - приложив время и силы, можно разрядить любую защиту, вопрос лишь в том, пойдет ли на это нападающий. Некоторые обереги, будучи отрезанными от истока, могли держаться месяцами - даже несмотря на попытки разрядить их. К тому же, нападающий должен полностью контролировать окрестности - истощение оберегов - сложная операция, которую слишком легко сорвать. Так что способ применялся при осадах и для отключения старых защит, исчерпавших свою полезность.
  Взлом - быстрейший способ нейтрализовать защиту; просто разрушь структуру - и она сама развеется. Вот только многие обереги отвечают на подобное обращение взрывом или иными неприятными последствиями, уничтожая охраняемые ценности, а то и покусившегося на них. К тому же некоторые защитные чары просто слишком мощны, чтобы их мог взломать один или даже несколько магов - ну, если не найдут совсем вопиющую уязвимость. Словом, взлом оберегов был зачастую либо невозможен, либо нежелателен. Но если есть силы и опыт, а времени нет - самый подходящий способ.
  Наконец, обход оберегов, рекомендуемый способ их нейтрализации. Если нападающему известен принцип работы защиты - допустим, он раздобыл схему оберега или изучил действующий заклинаниями прорицания - возможно обмануть чары, не активировав тревожные триггеры оберега. В некоторых случаях можно было даже наложить поверх защитных чар еще один слой, полностью их обезвреживающий. И только обход позволял сохранить вторжение в тайне, не повредив магическую защиту во время проникновения.
  Поскольку по плану он не должен был оставлять следов, ни о каком истощении и взломе оберегов сейфа речи не шло, защита должна остаться в том же виде, что и была. В книгах, переданных Гуреем, было множество методов обхода, Олдвин и сам специализировался именно на этом подходе к оберегам - но пока Зориан не видел самого сейфа, было совершенно неизвестно, какой метод использовать. Оставалось лишь оттачивать все.
  В преддверии летнего фестиваля Зориан вновь навестил Вани, узнать, нет ли вестей о пропавших магах души. Вестей не было, хоть ученый и признался, что особо не интересовался вопросом. Как он пояснил, это дело правопорядка, и лишнее вмешательство лишь наведет на них ненужные подозрения. Вероятно, он был прав - сейчас, когда дело расследовала полиция, пытаться что-то вызнать глупо, но Зориан решил для себя провести в следующих циклах собственное расследование.
  Вани, в свою очередь, спросил, нашел ли он племя перевертышей - но Зориан признался, что оставил эту затею. Рэйни была в Сиории, и он не мог с ней связаться - а никто другой не сможет указать ему, куда идти. Ну, или сможет, но не захочет, итог-то один и тот же. Не говоря о том, что он вообще сомневался, что перевертыши могут хоть как-то ему помочь.
  И вот день пришел. Гурей сумел доставить в дом Вазена небольшую табличку - просто засунул ее в конверт, добавил какую-то идиотскую рекламу и отправил по почте. Зориан не верил, что это сработает - но сработало, теперь осталось лишь дождаться, пока хозяин уйдет на работу, телепортироваться внутрь и отыскать сейф. Вазен был сорокалетним холостяком, так что в его отсутствие в доме никого быть не должно - но Зориан все равно заготовил одноразовый костюм, скрывающий лицо, и был готов телепортироваться назад при любом подозрительном шорохе.
  Они прождали около часа, наконец Вазен вышел из дома, а Зориан телепортировался внутрь. Гурей, прикрытый невидимостью, остался сторожить снаружи - если он увидит, что Вазен возвращается, то нажмет кнопку на секундомере, что Зориан дал ему, и кольцо у Зориана на пальце станет горячим.
  Ему повезло - дом был пуст... а еще в нем не было никаких сейфов, ни зачарованных, ни каких других. Даже после того, как он добавил на оберег от прорицания еще один слой, погасив защиту внутри дома, его заклятья не находили ничего. Вероятно, сам сейф был надежно защищен от прорицания. Зараза. Он наверняка за чем-то спрятан, вот только за чем? Не было ни пустот в стенах, ни потайных люков под коврами, ни потертостей на полу от частого перемещения мебели. И когда Зориан уже собирался сдаться и пойти зарыться в книги в поисках экзотического заклятья прорицания, что пробьет защиту, он наконец нашел. Кто бы мог подумать, сейф оказался в камине. Не обрати Зориан внимания на то, что камин относительно чист (и не вспомни, как он ненавидел чистить камин в Сирине), ему бы никогда не пришло в голову туда заглянуть.
  Никакого удобного доступа в камин не было предусмотрено, так что пришлось повозиться - сейф был встроен в левую стену, и чтобы увидеть замок, требовалось зеркало. Но это не было препятствием, так, мелкое неудобство. Зориан начал накладывать анализирующие заклятья, пытаясь понять схему наложенного на сейф оберега.
  Он едва успел заметить, что в камине присутствует очень слабый, локализованный оберег - как ему пришлось отдернуться назад и влить ману в щиты. Камин с оглушительным грохотом взорвался, заполнив комнату густым облаком удушливого пепла. Среагировавшая на его анализирующие заклятья защита активировала взрывной заряд. Щит уберег его от взрыва, но пепел так и лез в легкие.
  Зориан телепортировался на улицу, схватил Гурея за руку и телепортировался еще раз, подальше от дома Вазена. Операция провалилась.
  
  Провал перечеркнул все их планы. Теперь, когда Вазен знал, что кто-то охотится за документами, он точно усилит меры защиты - и Зориан совершенно не собирался пробовать свои силы против усиленного варианта, когда его чуть не убил обычный. А вот Гурей расстроился еще сильнее. Он долго и многословно извинялся за происшествие, негодовал из-за столь опасной ловушки, явно незаконной, сетовал, что и подумать не мог, что Вазен устроит так поступит - все это изрядно забавляло Зориана. С другой стороны, это объясняло, почему Вазен не заявил в полицию.
  Сам же Зориан был крайне недоволен собой. Что бы там ни говорил Гурей, это именно его ошибка. Он должен был сначала проверить сам камин на наличие ловушек. Проклятье, он должен был проверить весь дом! Слова Гурея о том, что других защит нет, совсем не означали, что так оно и есть. Торговец сам сказал, что его сведения устарели.
  Ну да ладно - со всей этой авантюрой он получил несколько новых заклятий и теперь знает, чего остерегаться в следующих циклах.
  Он задумался, не сразиться ли ему с серым охотником, но решил, что не стоит. Он просто умрет отвратительным образом, а в этом цикле он и так слишком часто встречался со смертью.
  Так что он просто уснул - и утром его разбудила сестра.
  
  
  
  
  
  
  31. ОТМЕЧЕННЫЙ
  
  [К оглавлению]
  
  
   Зориан, сохраняя на лице бесстрастную маску, смотрел на своего ухмыляющегося противника. Вот оно. Этот раунд, несомненно, определит победителя. Противник считал, что уже загнал его в угол, но у Зориана было секретное оружие - он заглянул в мысли соперника и знал, что победа уже за ним.
  Ведь правила карточной игры достаточно просты.
  - Двенадцать Тыкв, - сказал Зориан, кладя свою последнюю карту на стол. Соперник тут же перестал ухмыляться. Зориан старался сохранить нейтральное выражение, но, кажется, уголки губ слегка приподнялись.
  - Сукин... Да как тебе может так везти?! - противник хлопнул своей последней картой поверх колоды. Всего лишь семерка Дубов, и близко не хватило бы для победы. И снова приложился к стакану крепкого ликера.
  По мнению Зориана, мужик слишком много пьет - его мысли ощущались все более и более мутными... и хоть читать его силами психика становилось сложнее, уровень игры падал еще быстрее. Наверное, две последних можно было выиграть и без жульничества, но он сел за карточный стол именно чтобы отточить чтение мыслей в условиях реальной борьбы, а не чтобы раздевать беззащитных гражданских.
  - Ну, на этом закончу, - Зориан поднялся. - Было весело, но мне правда пора идти.
  - Эй, ты не можешь просто взять и уйти, - нахмурившись, возразил проигравший. - Так дела не делаются! Ты должен дать мне шанс вернуть мои деньги!
  - Оринус, ты пьян, - сказал еще один из сидящих за столом. Их было двое, выбывших из игры две партии назад, но оставшихся за столом - выпить, пообщаться, побыть судьями и держателями банка. - Ты ничего не потерял. Это парнишка вернул то, что проиграл тебе в прошлой партии. Никто никому не должен.
  - Угу, по сути, пять партий впустую, - встрял второй.
  Зориан кивнул. Даже телепатия не гарантирует победы, иногда просто не идет карта. К тому же он намеренно слил пару игр, чтобы не возникло подозрений в жульничестве.
  - Сейчас мы квиты, а мне действительно пора идти, так что самое время остановиться. Но если жаждете реванша - я могу избавить вас от лишних денег как-нибудь в другой раз. Я в городе весь месяц.
  - Избавить меня от лишних денег, ха! - проревел Оринус. - Ты не остался без штанов только потому, что мой секретный прием не сработал!
  - Напоить новичка теперь называется секретным приемом? - фыркнул другой игрок.
  - Эй, не раскрывай мои секреты чужакам... А еще друг называется! - возмутился Оринус.
  Еще несколько минут пикировки и попыток всучить алкоголь - и Зориан наконец сумел откланяться. Не обращая внимания на Оринуса, вслух размышлявшего, мужик ли Зориан вообще, раз не пьет спиртного, он вышел из гостиницы и пошел по улицам Князевых Дверей в поисках укромного закоулка, где он сможет вдали от чужих глаз телепортироваться. Игра, на удивление, оказалась и увлекательной, и полезной для развития его ментальных сил, но ему действительно пора было идти. Для задуманного им главное - не упустить момент.
  В прошлом цикле он выяснил, что большинство магов души из списка Каэла недавно исчезли или погибли. Очень подозрительно - нельзя исключать, что все это неким образом связано со временной петлей, так что это необходимо расследовать. Увы, в прошлом цикле он совершил ошибку, рассказав обо всем Вани - тот поднял большую бучу, и места преступлений заполонила полиция. В итоге Зориан был вынужден отложить расследование на следующий цикл.
  Чем он и занялся, как только проснулся в Сирине и сумел убраться оттуда, не вызвав подозрений матери и Кириэлле. Как он и подозревал, даже в первый день месяца практически все маги души уже исчезли. Что бы ни случилось с ними, это произошло до начала временной петли. Было лишь два исключения - два мага, погибших в прошлом цикле, на момент начала нового были живы и здоровы. Первый, жрец по имени Аланик Зоск, специализировавшийся на истреблении нежити, в прошлом цикле был попросту найден мертвым без следов насилия через несколько дней от начала месяца. Второй - Лукав Тэкло, алхимик, изучавший магию трансформации. Был растерзан кабанами неподалеку от собственного дома вечером второго дня месяца.
  Естественно, Зориан собирался пообщаться с обоими, для чего их сначала придется спасти. Алхимик шел первым - его смерть ожидалась раньше, а причина смерти известна и предотвратима. Вот почему он оставил игру - если его расчеты верны, то он прибудет к дому алхимика за час или два до роковой прогулки. Если же он ошибся в расчетах, или его влияние на цикл неким образом заставило алхимика ускорить график... что же, будут и следующие циклы. Не навсегда же он умрет, в конце-то концов.
  Наверное, он мог бы связаться с ним раньше и предупредить, но как он объяснит, откуда знает о нападении? Он только выставит себя еще более подозрительным. Да и честно говоря, он предпочитал, чтобы атака все-таки состоялась. Он сомневался, что нападут обычные животные, и был не прочь изучить их... да и алхимик наверняка с куда большей готовностью поможет своему спасителю от диких зверей, а не просто незваному гостю.
  Телепортировавшись в нужный поселок и убедившись, что алхимик еще у себя, Зориан подыскал себе место для засады, убедившись, что его не видно из ближайших окон. Чего в таких вот крохотных городишках всегда было в избытке, так это любопытных старух, которым нечем заняться, кроме как следить за улицами в ожидании чего-нибудь необычного. Серьезно, в Сирине некоторые бабули с самого утра прилипали к окну, не упуская никого, проходящего по их землям. Он сбился со счета, сколько раз они доносили о нем родителям, когда он опрометчиво забывал об их недремлющих взорах.
  Долго ждать не пришлось. Не прошло и получаса, как Зориан занял позицию, а алхимик уже вышел из дома. Хорошо, что он прибыл заранее. Зориан тут же применил заклятье невидимости и в некотором отдалении последовал за Лукавом. Оставалось надеяться, что в достаточном отдалении, и тот не сочтет слишком подозрительным, когда Зориан вмешается при первых же признаках опасности. Но ничего не поделаешь, он не решался отойти дальше, опасаясь, что алхимика убьют, прежде чем он успеет прийти на помощь. Если тот рассеян или не способен за себя постоять, то все может произойти в считанные секунды.
  Да и само нападение может произойти в любую минуту. В отчете, что он читал в прошлом цикле, говорилось, что алхимика убили прямо на границе поселка, и именно туда Лукав и направлялся, к главной дороге, ведущей к соседнему поселку. Зориан осторожно достал заклинательный жезл и до предела напряг свое ментальное чутье, пытаясь обнаружить нападающих прежде, чем они проявят себя.
  Он не почувствовал ничего необычного - поэтому был шокирован не меньше алхимика, когда стадо диких вепрей вырвалась из подлеска и устремилась к Лукаву. Они оба на миг замерли, и прежде, чем кто-то из них успел среагировать, звери покрыли уже половину дистанции, отделявшей их от цели.
  К стыду Зориана, алхимик среагировал первым. Он отработанным движением швырнул навстречу приближающемуся стаду какую-то бутыль и немедленно залег. Не имея подобных рефлексов и считая, что находится достаточно далеко, чтобы взрыв не зацепил его, Зориан просто отменил невидимость и активировал щит. И зря - вспышка и оглушительный взрыв ошеломили его, в глазах заплясали искорки.
  Проморгавшись, он обнаружил, что кабаны почти не пострадали от взрыва. Да, их раскидало в стороны (как и самого алхимика, видимо, в панике не рассчитавшего безопасной дистанции), а вожака, оказавшегося в эпицентре, порвало на части, но остальные были уже на ногах и вновь бежали к своей жертве. Даже зверь со сломанной ногой упрямо ковылял к оглушенному, окровавленному алхимику, не обращая внимания на боль - а ведь она должна быть просто ужасна.
  Они не издавали ни звука, не боялись яркого света и грохота, и не обращали внимания на тяжелые травмы. Да уж, совершенно обычное зверье. Ну, он подозревал нечто подобное. Спеша, чтобы твари не прикончили алхимика, Зориан ударил в ближайших кабанов залпом из пяти магических снарядов. Ударных, не пронзающих - если он правильно понял, сквозные раны их даже не задержат. Ему нужно просто отбросить их от жертвы, чтобы успеть сотворить другое, менее традиционное заклятье, не записанное на жезле. Ну, и отвлечь их на себя, хоть он и не думал, что это возможно. Они явно стремятся убить одного конкретного человека.
  Снаряды ударили с фланга, сшибая зверей с ног. Как он и ожидал, твари тут же, как ни в чем не бывало, стали подниматься, остальные же четыре так и бежали к алхимику. Но прежде, чем они достигли цели, Зориан закончил заклятье, и меж его рук возник большой сияющий диск.
  Секущий диск - мощное, но на удивление экономичное режущее заклинание, позволяющее заклинателю управлять полетом дискового лезвия. Тайвен была невысокого мнения о заклятье - оно было не из тех, чем выстрелил-и-забыл, и требовало постоянной концентрации создавшего его мага. Да и двигался диск довольно медленно для боевого заклятья. По мнению Тайвен, любой опытный маг успеет уклониться или развеять лезвие - зато управляющий диском фактически изображает мишень.
  Но кабаны не могли развеять диск силы и не могли атаковать на расстоянии, пока он без щитов. Направляемое Зорианом, дисковое лезвие метнулось навстречу зверям над самой землей, примерно на высоте кабаньего колена.
  Зориан опасался, что он переоценил силу режущего заклятья, что ему просто не справится с крепкими кабаньими костями - зря опасался. Диск встретился с ногами первого вепря и просто прошел насквозь, не встречая видимого сопротивления. Позади него зверь рассыпался - ноги отдельно, туловище отдельно. Диск же продолжил движение к следующим кабанам.
  Они победили, но едва-едва. С одной стороны, звери двигались по прямой и не пытались уклоняться, перехватить их было несложно. С другой стороны - Зориан не особо усердно отрабатывал это заклятье, и на первом проходе упустил двух кабанов. К счастью, алхимик к тому моменту уже пришел в себя и разобрался с недобитками, каким-то заклинанием изменения вызвав из земли веер острых каменных пик. Твари так стремились добраться до него, что буквально насадили себя на острия, где и застряли.
  Вздохнув, Зориан позволил диску исчезнуть. Да, это победа, но его вклад в нее оставлял желать лучшего. Он растерялся в самом начале, а потом не самым удачным образом управлял секущим диском. Но что сделано, то сделано, по крайней мере, он достиг поставленной цели. Пора пожинать плоды. Он подошел к стоящему на коленях алхимику, переводившему взгляд то на Зориана, то на все еще дергающегося безногого кабана неподалеку.
  Подойдя, Зориан нахмурился. У зверей не было ни единой мысли. Вот почему он не обнаружил их перед атакой - для его ментального чувства они просто не существовали. Добавим сюда, что после отсечения ног они все еще шевелятся, а раны совсем не кровоточат - и вывод становится очевидным.
  Он не ошибся - звери определенно были мертвы. Насколько он знал, полностью невидимы для ментальной магии бывают только слизни, големы, маги, использующие "Пустой Разум" и так называемая "бездумная нежить". Кабаны вовсе не походили ни на слизней, ни на големов, и едва ли владели "Пустым Разумом". Вариант с нежитью так же объяснял отсутствие кровотечения и безразличие к боли.
  - Вы в порядке? Кажется, вас сильно задело взрывом, - сказал Зориан, переключаясь на спасенного. Вблизи оказалось, что Лукав Тэкло - довольно симпатичный мужчина средних лет, крепкого сложения, с длинными черными волосами и аккуратно подстриженной бородкой. Честно говоря, Зориан ожидал кого-то... менее ухоженного. Селяне утверждали, что алхимик избегает человеческого общества и проводит почти все время в пустошах.
  - Угу. Угу, я в порядке, - Лукав поднялся на ноги, и его тут же опасно качнуло. Зориан поспешно подхватил его и помог удержать равновесие. - Проклятье. Подорваться буквально на собственной бомбе. Да еще и безо всякой пользы. И они напрочь проигнорировали мой патентованный звериный репеллент. Кто-то крепко закодировал их...
  - Я практически уверен, что это нежить, - вставил Зориан.
  - Что, серьезно? - Лукав покосился на ближайшего вепря. - В глазах плывет... Оно... оно действительно все еще пытается доползти до меня?
  - Думаю, да, - подтвердил Зориан.
  Лукав пролаял тираду на каком-то незнакомом наречии Кхаски. Впрочем, Зориан догадывался о примерном смысле, так что, может, и к лучшему, что не понял.
  - Извини, - сказал алхимик, сделав несколько глубоких вдохов, чтобы успокоиться. - Я не имел в виду ничего такого. И - большое спасибо, молодой человек. Мне здорово повезло, что ты оказался неподалеку. Если бы не ты, я бы наверняка умер.
  - Ну, дело тут не только в везении, - ответил Зориан, заработав тяжелый взгляд от алхимика. - Вы ведь Лукав Тэкло, верно? Я искал вас по рекомендации одного из моих друзей, Каэла Тверинова.
  - А, Каэл! - лицо Лукава тут же просветлело. - Славный парень, жаль, что он перестал ходить ко мне с тех пор, как обручился с этой ведьминой дочкой. Я надеялся взять его ассистентом, но, боюсь, Фрия добралась до него первой - у меня не было симпатичной дочери. У парня талант к алхимии. Я бы спросил, как у него дела, но это можно сделать и у меня, когда я несколько успокоюсь.
  - Не возражаю, - сказал Зориан. - Хотя я хотел бы сначала посмотреть на этих кабанов. Думается, кто-то только что попытался убить вас. Едва ли кабаны сами по себе восстают из мертвых.
  - Определенно не восстают, - согласился Лукав. - Младшая нежить - по сути, просто големы из плоти, с заключенной внутри душой или духом вместо заклинательного ядра. Сами по себе появляются только призраки и подобные духовные сущности. Аланик это неоднократно подчеркивал... Не знаю, кому понадобилось меня убивать, но, похоже, я разозлил какого-то некроманта. Не везет так не везет. Я сообщу в Гильдию, пусть они разбираются, но можешь изучать эти... штуки, сколько душе угодно. Мне и самому интересно, но я никогда не был силен в прорицаниях...
  Зориан кивнул и приступил к работе, зафиксировав ближайшего безногого кабана заклятьем изменения, чтобы не дергался, и начав изучение.
  Дурные предчувствия не обманули - Зориан не сумел найти ничего полезного и был вынужден оставить дело дознавателям Гильдии. По совету Лукава, он вновь призвал секущий диск и искрошил всех вепрей, кроме одного, на мелкие кусочки. Лукав считал, что одного вепря-нежити дознавателям за глаза хватит и не хотел, чтобы злоумышленник приделал трупам отсеченные ноги и вновь пустил их по его следу.
  Единственного целого кабана алхимик заклинанием изменения погрузил глубоко под землю, дожидаться дознавателей.
  - Зомби, скелетов и прочую нежить создать куда труднее, чем утверждают слухи, - пояснил Лукав по пути к дому. - Да, проще и дешевле, чем големов, но все же немалая трата времени и алхимических ингредиентов. Кто бы ни покушался на меня, потеря дюжины зомби ударит по его карману. Бессмысленно оставлять побежденную нежить в ремонтопригодном состоянии, экономя некроманту время и деньги. Аланик всегда советовал уничтожать их бесследно, просто на всякий случай. Никогда не думал, что этот совет мне пригодится, но вот смотри ж ты.
  - Извините, но говоря об Аланике, вы имеете в виду Аланика Зоска? - спросил Зориан.
  - Ну да, - подтвердил Лукав. - Полагаю, Каэл рекомендовал и его тоже?
  - Да. На самом деле, он дал мне длинный список магов души - вы просто были там первым, - не совсем правда, ну да ладно. Алхимик жестом предложил ему продолжить. - Мне нужна помощь с заклятьем магии душ, попавшим в меня. Не хотел бы рассказывать это на улице. Надеюсь, вы выслушаете меня, когда придем к вам.
  - Резонно. Но если в тебя попало не проклятье трансформации, я вряд ли смогу тебе многим помочь. На самом деле, тут лучше обратиться к Аланику - он тоже не эксперт по снятию проклятий, но он хотя бы владеет азами. Конечно, обратиться сразу в Гильдию было бы еще лучше, но, полагаю, у тебя есть причины не вовлекать их в это дело.
  - Да, - подтвердил Зориан. - И хоть я и понимаю, что вы вряд ли сможете мне помочь...
  - Эй, это было довольно обидно.
  - ...я все же надеюсь, что вы выслушаете меня и попытаетесь. Вполне возможно, что именно вам известен ключ к решению моей проблемы, если не само решение. На самом деле, моя проблема - не проклятье. Она настолько экзотична, что Каэл даже рекомендовал, если ничто другое не поможет, обратиться за решением к Сильверлэйк.
  - Что? - недоверчиво переспросил Лукав. - Он посоветовал обратиться к этой чокнутой старой ведьме?
  - И не говорите, - вздохнул Зориан. - Я слышал из надежного источника, что одного парня, обратившегося к ней за помощью, она послала добыть яйца серого охотника.
  - Ну, это уже просто смешно, - пренебрежительно фыркнул Лукав. - Тебя разыграли. Даже Сильверлэйк так не поступила бы. В любом случае, я посмотрю, что можно сделать. Это меньшее, что я могу сделать для своего спасителя.
  
  По прибытию в дом Лукава алхимик между делом набросал короткое заявление ближайшему представителю гильдии магов и заплатил одному из деревенских мальчишек за доставку письма в Князевы Двери. Видимо, парнишка был быстроног и уже не впервые помогал Лукаву с доставкой почты. Так или иначе, прежде, чем разговор дошел до проблемы Зориана, прошел целый час, за который Зориан успел рассказать о трагических обстоятельствах в жизни Каэла, а алхимик - постепенно успокоиться и дождаться, пока подействует зелье против контузии.
  - Ужасно. Я думал, что вести о Каэле порадуют меня после происшествия, но они только расстроили меня еще сильнее, - сказал Лукав. Зориан промолчал, ожидая, пока тот продолжит. После нескольких секунд раздумья, алхимик со вздохом покачал головой. - Что же, думаю, зелье подействовало. Во всяком случае, мне уже не больно смотреть на лампу, а голова больше не кажется набитой ватой. Как думаешь, здесь ты можешь рассказать мне о своей проблеме? У дома есть простейшая защита от следящих заклятий, но не профессиональная, просто работа моего друга. Все равно в поселке недостаточно высокий естественный фон, чтобы постоянно поддерживать что-то серьезное. Полагаю, мы могли бы отправиться в Князевы Двери и снять там защищенную комнату в дорогой гостинице, но это значит - изрядно потратиться, чего я обычно избегаю.
  - Можно и здесь, - ответил Зориан. Он уже, тренировки ради, изучил местную защитную схему и счел ее подходящей. Чуть хуже, чем сделал бы он сам за полный день работы, но куда лучше, чем поспешно вычерченная схема, как он планировал первоначально.
  Собравшись с мыслями, он начал рассказ. Он вовсе не собирался рассказывать алхимику про петлю, но это не означало, что ему нечего сказать о своей ситуации. Он рассказал, что оказался втянут в схватку между личем и неизвестным магом, попал под перекрестный огонь и словил неизвестное заклятье магии душ. Другой маг развеял его, но ущерб уже был причинен. Проболев несколько недель, он вроде бы пошел на поправку - лишь чтобы выяснить, что заклятье все-таки оставило на нем след. Здесь Зориан отделался общими фразами, отказавшись детально описать последствия, настояв, что это личное.
  - Сложно, - недовольно сказал Лукав, когда Зориан закончил. - Ты ведь понимаешь, что точное описание симптомов, возможно, могло бы однозначно указать на заклятье? И ты уверен, что это не разновидность трансформации?
  - Абсолютно уверен, - подтвердил Зориан.
  - Даже не частичная трансформация? - уточнил Лукав. - Не забывай, далеко не все трансформации имеют видимое физическое проявление. Большинство усиливающих ритуалов тоже на самом деле являются трансформацией, пусть даже они всего лишь увеличивают твою силу и ловкость. Для этой цели они придают пользователю качества других существ, незаметно преображая его.
  - Этого я не знал, - признался Зориан. - Но нет, это все равно не трансформация. Скорее это нечто вроде внетелесного переживания, моя душа периодически покидает тело, затем возвращается на место. Так значит ритуалы усиления - на самом деле магия трансформации? Вот почему для них почти всегда требуются части животных и тому подобные вещи?
  - Астральная проекция? - спросил Лукав. - Хмм, логично. Многие заклинания магии душ при неверном исполнении ослабляют связь души и тела, а ты сказал, что действие заклятья лича было прервано. Нет, не подумай, что было бы лучше дать ему завершить действие, но многие техники некромантов, будучи ненадлежащим образом прерваны, не менее опасны, чем в своей первоначальной форме. Ты совершенно прав, тебе может потребоваться помощь специалиста. И да, части животных и магических существ нужны, чтобы задать магии трансформации цель, образец. Например, "Орлиный взор" буквально наделяет тебя зрением орла. Для подобной аугментации магия трансформации весьма полезна, ведь она легко обратима.
  - Разве? Я думал, трансформация опасна, - сказал Зориан. Во всяком случае, так утверждали в академии.
  - Ну... может быть, чуть-чуть, - признал алхимик. - Но по сравнению с другими способами, риск невероятно мал. Видишь ли, можно сказать, что когда ты используешь на себя обычное заклинание, ты, по сути, наряжаешь свою душу в новую одежду. И не надо так на меня смотреть, все так и есть. Да, официальное название - "покров трансформации", но по сути, это просто одежды для души. Их можно надеть - и их можно снять. Даже если ты напортачишь с заклятьем и не сможешь вернуться к первоначальному виду, или твой враг зафиксирует тебя в измененном состоянии - достаточно развеивания или снятия проклятий, и ты вновь станешь собой. Твоя душа под покровом остается неизменной, и как только заклятье развеется - ты возвращаешься к исходному виду. Проблема в том, что иногда люди переоценивают себя и, трансформируясь, заходят слишком далеко - как, допустим, маг, превратившийся в тролля и телом, и разумом и перебивший всю свою семью, прежде, чем эффект заклинания закончился. Или когда покров трансформации слишком плотно прилегает к душе и не развеивается - и маг остается, например, воробьем, неспособным объяснить, что ему требуется помощь. Вот почему множество людей предпочитают не рисковать с заклинаниями и ритуалами, а просто покупают готовое зелье у профессионалов вроде меня. Никакого риска, выпиваешь - и готово.
  - А...
  - С другой стороны, если ты вмешиваешься в работу организма, скажем, магией изменения, последствия, как правило, необратимы, - продолжил Лукав. - Человеческое тело - сложная вещь, и не думаю, чтобы кто-то разбирался в нем настолько хорошо, чтобы заметно улучшить. Большинство зелий, усиливающих физическое тело - стимулирующие наркотики, при частом употреблении вызывающие привыкание или тяжелые побочные эффекты. А заклятья изменения, применяемые на собственное тело, используются крайне редко из-за множества ограничений, но если используются - потом сплошное мучение приводить цель к исходному виду. Можешь поверить на слово, меня часто зовут помочь разгрести последствия подобных заклятий. Но мы отошли от темы. Пойдем, я посмотрю, смогу ли чем-то помочь в твоем случае.
  Лукав провел его в подвал, где за чередой запертых дверей обнаружилось просторное подземное помещение. Очевидно, некий ритуальный зал, на что прямо указывала огромная магическая формула из двух кругов, большого и малого, окруженных бесчисленными магическими символами. К тому же зал был идеальной кубической формы, равный по длине, ширине и высоте - правильные геометрические формы намного лучше удерживают магию, отчего схемы икосианской школы и пестрят кругами, треугольниками, пирамидами, цилиндрами, куполами...
  Кроме магической фигуры на полу, в зале ничего не было - скорее всего, чтобы минимизировать интерференцию от посторонних предметов. Зориан понадеялся, что для теста ему не придется раздеваться - он слышал, что одежда влияет на некоторые, особо чувствительные методы магического сканирования, и был совсем не в восторге от такой перспективы.
  К счастью, инструкции Лукава так далеко не заходили.
  - Ну хорошо, оставь все магические предметы, какие есть на тебе, за пределами комнаты и встань в центр большого круга. Да-да, там, где оставлено свободное место.
  Мысль отнюдь не радовала - он останется совершенно беспомощным, сняв всё магическое снаряжение. В особенности - заправленную под рубашку цепочку на шее, несущую три безобидно выглядящих стальных кольца. Эти кольца - последняя версия взрывных самоликвидаторов, которые он совершенствовал от цикла к циклу. Да, любой, владеющий азами магических формул, сможет сделать бомбу - но сделать ее абсолютно стабильной и безопасной, но при этом мгновенно срабатывающей по сигналу? Окутать ядро взрывного алгоритма слоями защиты от прорицания, сделав бомбы невидимыми для оберегов-миноискателей, что позволит носить их повсюду, включая защищенную мощными чарами территорию академии? Сделать их маленькими и легкими, удобными для постоянного ношения? О нет, на это способен далеко не каждый.
  В итоге он решил снять все, кроме цепочки. Получить удар в спину неприятно, но, по большому счету, безвредно, а вот участие в неком ритуале, воздействующем на душу, без средств самоликвидации - уже грозит необратимыми последствиями. Он не настолько доверял Лукаву, пусть даже его эмпатия подсказывала, что тот искренен и не питает к нему враждебных чувств.
  Он, не мешкая, сложил заклинательный жезл, щитовой браслет, сумку взрывных кубиков (взял на случай, если не будет хватать огневой мощи) и экспериментальное ядро голема, с которым он возился в свободное время, в кучку у дверей зала и вошел внутрь. Лукав уже сидел в меньшем круге, где в центре так же было оставлено достаточно места, чтобы мог поместиться человек. Подражая алхимику, Зориан сел на каменный пол в центре большего круга. Что-то подсказывало ему, что это затянется.
  Видимо, магия Лукава не обнаружила цепочку с бомбами - во всяком случае, он ничего не сказал.
  - На твоей душе нет никаких покровов, - заключил Лукав после пятнадцати минут изучения. - Я так и подозревал. Недомогания после воздействия заклятья явно намекают, что была затронута непосредственно сама душа. Давай посмотрим, нет ли в ней посторонних объектов...
  Зориана это тоже весьма занимало. Его уже давно беспокоило, насколько большой кусок души Зака оказался внутри него, и не дает ли это каких неизвестных ему эффектов. Может быть, Лукав сумеет пролить свет на этот вопрос.
  Прошло больше часа - алхимик хмурился и непрерывно творил заклинания. И наконец заговорил:
  - Странно. В твою душу определенно нечто вплетено, но такого я никогда не видел. Если точнее - вплетено два нечто. Одно - некий сложный магический конструкт, очень плотно вплетенный в твою душу, определенно не магия душ, но что именно - понятия не имею. Невероятно, как нечто столь сложное могло появиться в результате нарушенного заклинания. Я не имею в виду, что ты говоришь неправду, но такое у меня в голове не укладывается. Другое... ну, это, несомненно, часть чужой души, вплавленная в твою, но не думаю, что тебе стоит об этом волноваться. Это не дух и не какой-нибудь духовный паразит, и оно уже почти растворилось в твоей душе. Через год или два оно будет полностью ассимилировано.
  - Какие будут последствия? - обеспокоенно спросил Зориан.
  - Полагаю, никаких. Судя по всему, твоя душа просто переваривает чужую часть, а не отторгает ее. Так что особых перемен в характере быть не должно, да и вряд ли ты приобретешь какие-нибудь новые потрясающие способности от того или чего, кто поделился с тобой частью души. Хотя, возможно, чужой фрагмент уже повлиял на твою личность в самом начале, когда еще не был настолько ассимилирован, и это влияние может продолжаться. Ты не замечал радикальных отличий в своих мыслях и поступках до и после инцидента?
  Зориан нахмурился.
  - Если совсем откровенно, то да, я значительно отличаюсь от себя-прежнего. Но не уверен, что это именно влияние чужой души. Сам инцидент был очень болезненным, да и после много всего произошло...
  - Я понимаю, - сочувственно покивал Лукав. - После встречи с темной стороной магии твоя жизнь круто изменилась. И ты настолько изменился сам, что влияние частицы чужой души просто теряется на этом фоне. Если хочешь моего совета - не беспокойся об этом. Ты - тот, кто ты есть, а чужой части уже почти не осталось. Если перевертыши, соединяя свою душу с душой зверя, по-прежнему считают себя собой, я не вижу причин, почему тебя должен смущать столь маленький кусочек.
  - Я по натуре склонен к беспокойству, - ответил Зориан. - Хотя должен признать, то, что этот фрагмент скоро исчезнет, успокаивает.
  - Что же, - Лукав поднялся на ноги, отчетливо хрустнув суставами. - Рад, что сумел успокоить тебя хотя бы в чем-то, но, боюсь, это все, чем я сам могу помочь. Со странным конструктом в твоей душе лучше обратиться к Аланику. Он очень недоверчив и встречает незваных гостей с подозрением, но я пойду с тобой и постараюсь сгладить острые углы. Ты же все-таки спас мне жизнь. Больше ты ничего не хотел?
  - М, нет, наверное, - сказал Зориан. - Но если не трудно, не могли бы вы рассказать и о перевертышах? Вы их несколько раз упоминали. И, совершенно случайно, нет ли у вас выхода на местное племя перевертышей-волков?
  - Ну, не то что бы... - Лукав покачал головой. - Я имею в виду, что я бы мог выйти на них где-то за неделю, но очень не хочется. С ними неприятно общаться, а с тех пор, как я пытался купить у них ритуал обращения в перевертыша, им тоже неприятно общаться со мной.
  - А, - с легким разочарованием сказал Зориан. - Я просто говорил с Вани, ученым в Князевых Дверях, и он советовал попробовать обратиться за помощью к перевертышам. Как думаете, стоит попытаться?
  - В смысле - помогут ли их познания в магии душ решению твоей проблемы? Возможно, хотя я бы не поручился, - ответил Лукав. - Но я очень, очень сомневаюсь, что они согласятся помочь. Племя, о котором он говорил - племя Красного Клыка - хранит свои обряды в полном секрете и с большим подозрением относится к тем, кто интересуется ими. Проклятье, об этом они не говорят даже с другими перевертышами! Они гордятся тем, что монопольно владеют магией перевертышей, и не станут делиться ей с другими.
  - А почему тогда вы пытались купить у них их секреты? - поинтересовался Зориан.
  - Ну, тогда я этого не знал. Откуда, черт возьми, мне было знать, если они практически не контактируют с остальным магическим сообществом? - проворчал Лукав. - Ну ладно, возможно, я был чуть настойчивее, чем следовало, но и они могли просто вежливо мне объяснить, а не устраивать сцену.
  - Понятно, - осторожно заметил Зориан. Похоже, лучше не пытаться связаться с перевертышами через Лукава. Ну и ладно, сейчас у него есть более перспективный вариант - Аланик.
  Они договорились, что Зориан зайдет завтра вечером, и они вдвоем отправятся к Аланику. Как утверждал алхимик, они со жрецом старые друзья, и тот примет Зориана куда лучше, если за него поручится Лукав.
  Хорошо бы жрец и правда оказался столь сведущим, как утверждает Лукав.
  
  На следующий день Зориан с самого утра упражнялся с секущим диском, чтобы в следующий раз, когда он решит пустить его в ход, он и правда мог управлять им. Когда диск наскучивал, или кончалась мана, он переключался на упражнения с левитацией. Под вечер Зориан телепортировался в поселок Лукава и провел около часа за неспешным разговором. Он не был уверен, но кажется, алхимик намекнул, что мог бы научить Зориана кое-каким своим секретам. Конечно, если он захочет поймать Лукава на слове, это будет означать ученический контракт, но во временной петле подобные затруднения носят сугубо временный характер. Может и стоит посвятить цикл-другой и узнать, что алхимик может ему предложить - но магия трансформации сейчас не приоритетна. Сейчас ему прежде всего нужны сведения о магии душ - и способах защититься от нее.
  Наконец они собрались в путь. Лукав хотел просто дойти до дома Аланика пешком, но Зориан возразил, что это пустая трата времени, когда они могут просто телепортироваться на место. До сих пор он телепортировался с кем-то еще только один раз, когда они с Гуреем сбегали от дома Вазена, но он не сомневался, что сможет повторить успех. И, как выяснилось, его уверенность имела под собой все основания.
  - Удивительно, что ты можешь телепортироваться в столь юном возрасте, - заметил Лукав, оглядываясь, чтобы понять, где они оказались. Они были неподалеку от храма, где Аланик жил и работал. Зориан не стал перемещать их ближе, поверив алхимику на слово, что жрец иногда сначала стреляет, а потом уже смотрит, в кого. - Сколько тебе, шестнадцать? Видимо, ты из тех, кого люди называют вундеркиндами. Ты, случаем, не из тех самых Казински?
  - Нет, я просто однофамилец Дэймена, - солгал Зориан.
  - Вот как, - сказал алхимик. - Тебя, наверное, уже достали этим вопросом.
  - Вы не представляете, - вздохнул Зориан. К счастью, Казински - не настолько редкая фамилия, чтобы его уличили во лжи.
  Ответ Лукава потонул в грохоте - впереди раздались взрывы, затем - сердитые крики на незнакомом языке и звуки выстрелов.
  Зориан, нахмурившись, выхватил заклинательный жезл. Этого-то он и опасался. Те, кто стояли за исчезновением магов душ, поняли, что покушение на Лукава провалилось, и поперли напролом, спеша уничтожить последнюю цель. Они, без сомнения, знали, что Лукав и Аланик дружны, и что жрец скоро узнает о покушении.
  Он осторожно двинулся вперед, Лукав последовал за ним.
  В этот раз никакой нежити - видимо потому, что цель - известный истребитель нежити и умеет с ней управляться. Взамен было полтора десятка стрелков с ружьями - надо полагать, неодаренные наемники - и два мага в качестве поддержки. По какой-то причине вся эта компания не спешила штурмовать дом Аланика, чего-то ожидая. Не собираясь по-глупому атаковать группу стрелков в лоб, Зориан и Лукав укрылись за разросшимися деревьями, наблюдая за нападающими.
  - Они пытаются сначала разрушить обереги здания, - сообразил Зориан. - Маг, что справа, пытается обрушить всю схему, тот, что слева, защищает его, пока он занят, а стрелки обстреливают окна, чтобы не дать Аланику бить в ответ.
  В подтверждение его слов из окна второго этажа вырвался огненный луч, целя в мага, взламывающего обереги. Второй маг принял удар на щит, карабинеры же обрушили на засвеченное окно шквальный огонь.
  - Мы должны помочь ему, - твердо сказал Лукав.
  - Предлагаю дождаться удобного момента, - ответил Зориан. - Если мы вмешаемся прямо сейчас, нас попросту убьют.
  - Ты справишься с магами, если я возьму на себя придурков с ружьями? - спросил Лукав.
  Зориан с интересом посмотрел на него. И как он собирается это сделать? Он что, из тех идиотов, что недооценивает эффективность огнестрела даже после опустошительных Войн Раскола?
  - Ну? - уже более настойчиво спросил Лукав.
  Решив рискнуть, Зориан коснулся поверхностных мыслей алхимика. Он тотчас понял, что тот переживает за Аланика и не может допустить, чтобы тот погиб, если можно сделать хоть что-нибудь. Что Лукав готов идти в бой с ним или без него, и что он всерьез уверен, что может справиться с карабинерами. Хотя и не уверен, что выстоит, если стрелков поддержат маги.
  - Да, я могу с ними справиться, - сказал Зориан. - Подождите две минуты, затем начинайте.
  И, активировав невидимость, зашагал к вражеским магам.
  Он медлил не ради драматического эффекта - заклинание невидимости, изощренная оптическая иллюзия, требовало полного сосредоточения. Отвлекись на что-нибудь - на бой или сотворение заклинаний - и все затрещит по швам. Если он перейдет на бег, он превратится в мерцающий силуэт, куда более заметный, чем если бы он шел в открытую.
  Но и быстрого шага оказалось вполне достаточно. Зориан уже дошел до магов, когда у Лукава лопнуло терпение, и он с воинственным ревом устремился в бой.
  Ну, по крайней мере Зориан решил, что это Лукав. Огромный бык, покрытый зеленой рыбьей чешуей, с горящими зловещим красным огнем глазами, вполне мог оказаться экспертом по трансформациям, и уж точно был не на стороне нападавших. Зверь громко замычал - в звук явно был вплетен магический эффект устрашения. Зориан без особого труда выдержал ментальную атаку, а вот трое из стрелков оказались не столь стойкими и с паническими воплями бросились наутек. Остальные карабинеры тоже слегка замешкались - и это дало быку драгоценные мгновения, чтобы сократить дистанцию, прежде, чем зазвучали выстрелы.
  Как Зориан и подозревал, чешуя была не просто для красоты - пули ее не брали. Вражеские маги тоже осознали, что дела складываются не лучшим образом - защитник принялся читать заклинание, а взломщик, как мог, ускорил работу. Решив, что защитник более опасен, Зориан не стал выделываться с заклятьями, а просто вынул из-за пояса нож и нанес безжалостный удар в шею противника, вновь становясь видимым.
  Другой маг, шокированный появлением Зориана, не успел среагировать и, получив коленом промеж ног, скуля, рухнул наземь. Убедившись, что никто из стрелков в него не целит (им было не до того - огромный бык, в которого превратился Лукав, втаптывал их в грязь) Зориан коснулся разума мага и нанес неумелый, но мощный телепатический удар. Как и ожидал Зориан, противник лишился чувств, выбыв из схватки.
  Пока Зориан соображал, нужно ли помочь Лукаву - тот вроде и сам хорошо справлялся, а Зориан, в отличие от него, не был пуленепробиваем - со второго этажа устремились три огненных снаряда, испепелив трех беглых карабинеров, решивших было вернуться к своим. Чудовищный бык издал еще один устрашающий рев, и уцелевшие стрелки обратились в бегство.
  Зориан внимательно следил за ними, готовый активировать щит, если те вздумают пальнуть пару раз на прощанье, но это не потребовалось.
  Бык пренебрежительно фыркнул, взрыл землю копытом, и неожиданно... гм, как бы сказать, сложился раз и другой, превращаясь в человека. В Лукава, если быть точным.
  Надо же, трансформация куда полезнее, чем он думал. Хотя он и понимал, почему Лукав хотел, чтобы он разобрался с магами - без рук алхимик не мог творить защитные чары и был уязвим для магии.
  Но прежде, чем кто-то успел что-либо сказать, прямо перед ними приземлился невысокий, коренастый и лысый мужчина. Зориану потребовалась целая секунда, чтобы сообразить, что это, вероятно, Аланик Зоск, и он, проклятье, тупо спрыгнул со второго этажа.
  Кажется, прыжок на нем никак не сказался, но все равно...
  - Ал, кретин, я же просил так не делать! - заорал Лукав. - Я чуть не подорвал тебя, прежде чем понял, что это ты!
  - Эй, парень, - Аланик совершенно проигнорировал Лукава. - Почему ты дал им уйти? Ты легко мог достать их, когда они убегали.
  - Я... не хотел бить в спину убегающим? - растерялся не ожидавший такого вопроса Зориан. - Не знаю, просто это показалось мне чересчур жестоким.
  Пару секунд Аланик без выражения смотрел на него. Его разум, хоть и не был защищен, ничего не сказал Зориану ни о характере, ни о настроении жреца - тот жестко контролировал каждую мысль. Зориан отстраненно заметил, что у Аланика разные глаза - один карий, один голубой. Голубой пересекал жуткий вертикальный шрам, совершенно непонятно, как жрец при этом не потерял глаз.
  - Понятно, - наконец заключил жрец. - Ты еще молод.
  - А это-то тут при чем?! - возмутился Зориан. О боги, между прочим, они ведь только что спасли этого грубияна!
  - При том, что ты мало сражался. Тебе не хватает опыта.
  "Ну спасибо, засранец," - подумал Зориан, но промолчал, только нахмурился.
  Он уже понял, что Аланик - тоже из этих самых. Везет же ему на несносных типов.
  
  Похоже, нападение на храм двух десятков головорезов ничуть не смутило Аланика Зоска. Во всяком случае, в ответ на требование Лукава немедленно пойти и сообщить в региональное отделение Гильдии, он только отмахнулся, сказав, что "еще рано". Обезвреженного Зорианом мага жрец утащил в темницу под храмом (Зориан не понял, почему под храмом вообще есть темница, но не рискнул спросить), прямо заявив, что позже допросит его.
  А пока что он не прочь услышать, зачем Зориан и Лукав к нему пришли. Нет, ему незачем успокаиваться, что за странный вопрос?
  Зориан признал, что этот тип - грубиян, но выдержки ему не занимать.
  - Любопытно, - сказал Аланик, когда Зориан повторил рассказанную алхимику историю. - Очень хорошо, я посмотрю, что с тобой сделали. Лукав, будь добр, подожди снаружи, пока я проверю мистера Казински.
  Прямо здесь и сейчас? Похоже, да. В отличие от Лукава, жрец не использовал ни фигур, ни специально подготовленных залов, и вся проверка заняла около пяти минут.
  - В твою душу вшит маркер, - без обиняков сообщил Аланик.
  - Что? - спросил Зориан.
  - Маркер. Сочетание маяка и идентификационной метки. Позволяет некоторым заклинаниям легко находить свою цель даже на больших расстояниях и безошибочно опознавать. Так делают владельцы дорогих магазинов, чтобы, отыскать украденные товары, тюрьмы строго режима, шпионы... Некоторые обереги настраиваются на конкретного человека и пропускают его без задержек. И так далее. Чаще так помечают предметы - отметить человека сложнее и требует чего-нибудь вроде специальной татуировки. В твоем же случае, метка вшита прямо тебе в душу.
  Зориан молчал, но мысли неслись ураганом. Маркер. Так вот как он оказался в петле вместе с Заком. Заклинание не было настроено на душу цели, слишком ненадежно, ведь душа меняется или может быть повреждена, как в итоге и случилось с Заком. Нет, вместо этого использовался надежный и неизменный маркер.
  А потом такие же маркеры получили Красный и Зориан - создатели петли перехитрили самих себя.
  - Извлечь маркер... - начал Аланик, не обращая внимания на задумчивость Зориана.
  - Я не хочу его извлекать! - вскинулся Зориан, отбросив менее срочные мысли.
  Аланик задумчиво посмотрел на него.
  - Полагаю, в таком случае тебе повезло - я не смог бы извлечь его, даже если бы захотел. Никогда такого не видел. Метка вросла необычайно плотно, слившись с каждой частичкой твоей души. Словно частицу тебя заменили этой штукой, а потом она проросла корнями повсюду, где это возможно.
  О черт...
  Не в силах сдерживаться, Зориан встал и заходил по комнате. Аланик бесстрастно наблюдал за ним, пока он слегка не успокоился и не сел обратно.
  - Мне нужна информация, - сказал он. - И я хочу уметь защищаться от подобного в будущем. Вы можете мне помочь?
  Аланик кивнул.
  - Но не сегодня, - уточнил он. - Сегодня я провожу допрос.
  
  
  
  
  
  
  32. АЛЬТЕРНАТИВЫ
  
  [К оглавлению]
  
  
   Несмотря на свое заявление, Аланик не пошел в темницу за пленником. Вместо этого он принялся рыться в заставленном зельями шкафу, пока оставшийся в комнате Зориан переваривал свалившиеся на него откровения. Сейчас он был не в настроении отвечать на неизбежные вопросы Лукава, а если помешает Аланику - жрец наверняка не постесняется сообщить об этом. Поскольку Аланик молчал, Зориан счел, что тот не возражает против его присутствия.
  Итак, в его душе засел самовосстанавливающийся, способный к размножению магический конструкт. Какая-то часть его восхищалась мастерством того или чего, кто создал систему временной петли, но куда большая часть не могла не задуматься, что же понапихано в этот шедевр магических формул. Объяснение Аланика, равно как и то, что Лукав даже с помощью сложного ритуала не смог идентифицировать заклинание, указывало на что-то квазиживое, слишком сложное, чтобы быть просто меткой.
  Он чувствовал, что это важно - ему как можно скорее нужно разобраться с устройством маркера. Во-первых, если в эту штуку встроены опасные функции, готовые покончить с ним при наступлении неких мистических условий активации, то ему лучше узнать это заранее. Не говоря уже о том, что в формуле маркера могут скрываться ключевые подсказки о природе временной петли. Какие еще секреты вшиты в маркер? Каэл, помнится, предположил, что наложенное на Зака заклятье, запускающее временную петлю, должно иметь страховку на случай любой мыслимой неприятности - и хоть маркер, определенно, не тянет на источник петли, он остается идеальным местом для этой страховки. Может, там даже зашифрована инструкция для пользователя временными петлями? Ну, настолько повезти ему не может, но можно же помечтать.
  Главное же, что его беспокоило - если у него в душе уникальная метка, однозначно указывающая на путешественника, то почему Красный до сих пор его не выследил? Ведь его враг искусен в магии душ. Крайне маловероятно, что он не знает о наличии маркера. Так что ему не должно составить никакого труда вычислить всех путешественников, включая Зориана. Но до сих пор не вычислил. Почему?
  - Мистер Зоск? - подал голос Зориан. - Не уделите мне минутку?
  - Просто Аланик, - жрец с раздраженным вздохом оторвался от шкафа. Впрочем, у Зориана сложилось впечатление, что недовольство жреца направлено скорее на шкаф, чем на него. - Что ты хотел?
  - Я помню, мы договорились начать завтра, но я просто хотел узнать, сложно ли отследить маркер вроде моего. Насколько трудно вам было бы отыскать меня, используя все известные вам способы?
  - По маркеру? Практически невозможно, - незамедлительно ответил Аланик. - Эта штука слишком сложна. Чтобы правильно задать критерии поиска, мне потребовался бы исходный образец от разработчика.
  Зориан нахмурился.
  - А разве мой образец маркера не позволяет обойти эту проблему?
  - Ну да, но для этого тебе нужно быть прямо передо мной и помогать фокусировать заклятье. А для такой ситуации уже не требуется поисковое заклятье, ты не находишь? - взгляд жреца внезапно стал пронзительным. - Но вопрос ведь не в том, можешь ли ты найти человека с исходным маркером, а может ли он найти тебя, не так ли, мистер Казински?
  - Просто Зориан, - ответил он. Если жрец не настаивает на формальностях, его это тоже устраивает. - И да, в общем-то, именно это меня и беспокоит. Насколько трудно носителю другого маркера выследить меня?
  Аланик стремительно прошагал к ближайшей книжной полке, вытянул неприметную коричневую книгу и передал ему.
  - Нужное тебе заклинание - на сорок третьей странице.
  Зориан быстро пролистал до указанной страницы. Это оказалось не просто заклинание, а целый десятиминутный ритуал. Он позволял заклинателю с помощью копии маркера отследить все подобные метки на совершенно умопомрачительном расстоянии. Если Зориан понял правильно, то радиус эффективного поиска выходил далеко за пределы Эльдемара!
  Да, он требовал изрядно маны - до первого рестарта Зориан вообще не сумел бы им воспользоваться, и даже сейчас, после трех лет во временной петле, ритуал потребует значительную часть его резерва. Но все равно, для поискового заклятья государственных масштабов - немыслимо скромные требования. Вероятно, подобная сверхэффективность достигнута с помощью крайне узких критериев поиска. Пожалуй, единственная проблема - в том, что заклятье рассчитано на образец в руке заклинателя, и чтобы произвести поиск по маркеру в собственной душе, потребуется небольшая доработка.
  Вот только Зориан искренне сомневался, что подобная корректировка ритуала составила бы Красному хотя бы малейшую сложность.
  - То есть меня можно найти через всю страну, - пробормотал он.
  - Да, - подтвердил Аланик. - Возможно, даже дальше. Я не слишком хорошо разбираюсь в поисковых чарах, возможно, есть версии с большим радиусом действия. Так что меня удивляет твое желание сохранить маркер. Надеюсь, у тебя есть веские причины ходить с нарисованной на спине мишенью.
  - Йэх. Я и сам не в восторге, но да. У меня действительно есть причины. И я бы хотел и сам воспользоваться этим поисковым ритуалом, посмотреть, сколько он найдет людей, но это подождет до завтра. Я и так задержал вас перед допросом.
  - К сожалению, похоже, что у меня кончилась сыворотка правды, - жрец хмуро посмотрел на шкаф. - Досадно. Ее нет в свободной продаже, а Лукав будет делать очередную порцию несколько дней. Видимо, сегодня допроса не будет...
  Ох. Действительно досадно - Зориан тоже хотел узнать, на кого работал тот тип. Он даже подумал, не предложить ли жрецу свои услуги в качестве чтеца мыслей, но сразу отмел эту идею. Не говоря уже о том, что так можно запросто утратить доверие Аланика и лишиться шансов на помощь с магией душ - он даже не знал, будет ли вообще от него какой-нибудь толк. Его телепатические навыки пока недостаточно развиты. Будет очень неудобно, если он раскроется как ментальный маг, а потом не сможет извлечь из разума пленника ничего стоящего. Лучше отложить это на последующие циклы, когда он получше овладеет своими силами психика.
  - Неважно. Я что-нибудь придумаю. Но, боюсь, из-за этого нашу встречу придется отложить на день - на два. Как освобожусь, я пришлю тебе весточку через Лукава. Согласен?
  - Конечно, - пожал плечами Зориан. - Только постарайтесь не умереть до нашей встречи. Кто бы ни стоял за покушениями - они явно не жалеют сил и едва ли отступятся.
  - Тебя это тоже касается, молодой человек, - усмехнулся Аланик. - Кажется, тебе всегда везет оказываться в нужное время в нужном месте. Очень подозрительно. Будь я на месте нападавших - я бы определенно избавился от тебя, прежде чем пробовать снова. И не обижайся, но ты выглядишь куда более легкой целью, чем я.
  Возразить было нечего. Зориан попрощался со жрецом, коротко пересказал случившееся Лукаву и вернулся в свой номер в гостинице. Спать, все проблемы - завтра, на свежую голову.
  
   Предоставленный самому себе на ближайшие несколько дней, Зориан решил навестить Сильверлэйк - вдруг в этот раз переменчивая ведьма будет в лучшем настроении? Вот только найти ее дом никак не удавалось. У него была отличная память, и он точно помнил, где находилась избушка - но прибыв на место, он не обнаружил ничего. Ни дома, ни ведьмы, ничего. И, насколько он мог судить, это не было ни иллюзией, ни оберегом, воздействующим на разум - он не ощутил никаких ментальных воздействий, его заклинания массового рассеивания не выявили ничего скрытого, наконец, он просто прошел сквозь то место, где в прошлом цикле стоял дом, не встретив ни малейшего сопротивления.
  Как, черт возьми, она это делает? Какие-то пространственные фокусы? Карманное измерение, пересекающееся с реальностью только при соблюдении неких условий?
  Но, как бы это ни работало, очевидно одно - он не попадет к Сильверлэйк без приглашения. Учитывая, что в прошлый раз, чтобы привлечь ее внимание, он несколько дней скитался по окрестностям и чуть не погиб, Зориан решил не заморачиваться и найти себе другое занятие.
  Расследование пропажи других магов душ, если быть точным. И пусть на данный момент Аланик казался наиболее перспективным источником, не помешает проверить и другие пункты списка. Так что, ожидая послания от жреца, Зориан проникал в дома пропавших и прочесывал их всеми известными ему заклинаниями прорицания. Опыт, приобретенный во время совместной авантюры с Гуреем, весьма пригодился - некоторые из домов были защищены от проникновения и наблюдения; в прошлом ему бы пришлось изрядно повозиться, чтобы попасть внутрь.
  Он выяснил не так уж много, но, по крайней мере, прояснил для себя один вопрос - нападения действительно происходили задолго до начала временной петли. В двух домах обнаружились следы борьбы, и заклинания из арсенала судебных экспертов датировали эти следы от месяца до полутора перед началом петли. К тому же, дом старушки-гербалистки, снимавшей проклятья, на первый взгляд казался нетронутым - но Зориан с легкостью отыскал следы применения на мебель восстанавливающих чар и небрежно стертых со стен кровавых пятен - и то и другое датировалось тремя днями до начала петли.
  Зориан мысленно поблагодарил Хаслуша за уроки прорицания - без них он никогда не получил бы хоть сколь-нибудь определенных результатов.
  И, раз уж он все равно проникал в дома магов, он не забывал осмотреться в поисках чего-либо интересного - и здесь ему улыбнулась удача. У старушки-гербалистки сохранились записи о ее подработке снятием проклятий - Зориан прикарманил их, пусть даже сейчас они были ему не нужны. У нее так же остался весьма подробный рабочий журнал, описывающий, где в ближайших лесах можно найти редкие травы, и содержащий рецепты ее разработки. Зориан пока что оставил его, но сделал пометку в памяти как-нибудь показать журнал Каэлу и спросить, есть ли там что полезного. Разграбленная башня оказалась не такой уж разграбленной - Зориан обнаружил два тайника, что упустили налетчики. В одном нашлись три высококачественных боевых посоха и связка ударных жезлов. Во втором - стопка книг заклинаний по боевой магии, из тех, что не купишь в приличных магазинах. На взгляд Гильдии Магов, заклятья в этих книгах были чересчур эффективны и чересчур смертоносны. Разумеется, Зориан забрал все это себе. В других домах тоже было много интересного, но ничего из того, что стоило взять прямо сейчас. Например, у того мага, что помешался на фамильярах, остались груды книг по духовным связям, магическим существам и магии, связанной с фамильярами. Интересно, но не то, что нужно ему прямо сейчас.
  В итоге пять дней спустя Аланик наконец связался с ним. Если бы Лукав не утверждал, что с его другом все в порядке, просто чем-то очень занят, то Зориан бы уже начал беспокоиться за жизнь жреца.
  Так или иначе, он наконец сидел перед Алаником, готовый к обсуждению.
  - Извини за задержку, - сказал Аланик. - Боюсь, те признания, что я выбил из пленника, повлекли куда более далеко идущие последствия, чем я думал.
  - О? А не могли бы вы поделиться этими сведениями? - спросил Зориан.
  - Боюсь, что нет, - Аланик пригвоздил его суровым взглядом. - Это явно не то, с чем тебе стоит связываться.
  - Ладно, ладно, я понял, - Зориан успокаивающе поднял руки.
  На самом деле он уже знал все, что выведал Аланик. У жреца было нечто вроде природной сопротивляемости ментальной магии - но у его друга Лукава - нет. Зориан просто поспрашивал эксперта по трансформациям о пленнике и считал его мысли, когда тот отказался отвечать.
  В общем, маг, обезвреженный Зорианом, был нанят никем иным, как Вазеном - торговцем, которого они с Гуреем в прошлом цикле пытались обокрасть (ну ладно, пусть будет - проследить). Что хуже, торговец был лишь исполнителем - настоящий же заказчик таился где-то выше в местной иерархии. Кто-то, способный повлиять на полицию и следователей Гильдии.
  Весьма интересные признания. Зориан и сам подозревал Вазена, ведь торговец заключил некую крупную сделку с кем-то в Сиории, то есть вполне мог быть связан с заговорщиками. Зориан и так планировал еще раз отправиться за документами, но теперь это приобретало дополнительный смысл.
  - Хорошо, - кивнул Аланик. - С чего ты хочешь начать?
  - Ну, прежде всего я хотел бы узнать, сможете ли вы научить меня защищаться от магии душ, - ответил Зориан.
  - Есть сомнения? - поинтересовался Аланик, слегка наклонив голову.
  - Я слышал, что маги без определённых способностей в духовном восприятии могут использовать только простейшие заклинания магии душ, - пояснил Зориан. Да и по собственному опыту, из всех заклинаний Каэла он смог освоить только одно, скрывающее от духовного зрения других некромантов. А по словам Каэла, это самые азы.
  - А. Смотрю, ты общался с некромантом, - заметил Аланик.
  Зориан поморщился.
  - Это... показалось мне логичным. Моя проблема касается магии душ, а он в ней разбирается.
  - Хм. Некроманты, - выделил слово Аланик, - имеют обыкновение использовать свои заклятья на чужих душах, так что неудивительно, что они считают восприятие душ совершенно необходимым для их ремесла. Если же ты всего лишь хочешь укрыть свою душу неким защитным барьером, тебе оно просто не понадобится.
  О, так вот почему он смог освоить духовную маскировку, но не другие заклинания душ?
  - А с использованием сложных ритуалов, это ограничение можно обойти и для других вещей. Полагаю, ты уже познакомился с этим методом, когда Лукав пытался определить, что с тобой не так. Пусть скромные результаты тебя не обманывают - Лукав лишь поверхностно знаком с этим разделом магии. Если посвятишь себя этому искусству, ты сможешь добиться намного большего.
  - Но без духовного зрения мне так и придётся довольствоваться долгими и неудобными ритуалами? - предположил Зориан.
  Аланик вздохнул.
  - Да. Но духовное зрение - слишком большой соблазн. Оно делает магию душ слишком легкой. Ради твоей бессмертной души умоляю - воздержись от этого пути. Для того, чтобы защитить себя, это не обязательно.
  - Понятно, - сказал Зориан. - Из чистого любопытства, вы сами владеете духовным зрением?
  И тут Зориан впервые увидел Аланика смущенным.
  - Да. Но это... другое.
  "Ну конечно, - подумал Зориан. - Как обычно, делай не как я, а как я говорю."
  Впрочем, вслух он этого не сказал. Вместо этого он спросил у жреца, чему он может научить.
  - Я вижу два варианта, - сказал Аланик, быстро восстанавливая самообладание. - Во-первых, я могу обучить тебя набору защитных ритуалов против магии душ. Они, как ты и сказал, неудобны - исполнение может иногда длиться до двух часов, да и подготовка к ритуалу далеко не проста. Зато у них длительный эффект. При правильном исполнении - несколько недель. Преимущество этого способа - в том, что ты уже сейчас сможешь защитить себя - я уверен, что ты вполне способен исполнить простейшие ритуалы. К тому же некоторые из них могут воздействовать и на чужие души; впрочем, ничего из того, чему я тебя обучу, не подействует на людей против их воли.
  - А недостаток - в том, что если враг застанет меня врасплох, то мне крышка, поскольку быстро защититься я не смогу, - закончил за него Зориан.
  - Именно. Поэтому переходим ко второму варианту. Посредством нескольких упражнений на медитацию и особых зелий я могу научить тебя "чувствовать" свою душу. Если ты разовьешь эту способность до нужного уровня, ты сможешь использовать на себе любые заклинания магии душ. Эти заклятья позволят защищаться и анализировать собственную душу, возможно, ты даже сможешь пассивно ощутить вмешательство в нее, не прибегая к магии.
  - Этот вариант мне нравится, - заметил Зориан.
  - Даже не сомневался, - фыркнул Аланик. - Проблема в том, что этот способ небыстрый. На овладение им в достаточной мере уйдут месяцы - если, конечно, у тебя хватит воли и терпения выполнять упражнения ежедневно.
  - Хватит, - коротко ответил Зориан.
  - Увидим. Также должен добавить, что при этом варианте пока ты не освоишь восприятие своей души, ты будешь столь же уязвим для магии душ, как сейчас.
  - Да, это довольно опасно, - признал Зориан. И все равно второй вариант звучал куда полезнее и эффективнее первого. Может, не будь он во временной петле, идея потратить месяцы на обучение и отпугнула бы его, но сейчас его все устраивало. - Полагаю, есть причины, по которым я не могу учить и то, и другое?
  - Оба пути по-своему сложны, и я не думаю, что ты успешно справишься с двумя разом, - тоном, не терпящим возражений, заявил Аланик.
  - Как скажете, - согласился Зориан. Он все равно собирался навестить жреца в следующем цикле, так что в принципе вполне мог чередовать способы. - А если так: вы обучаете меня основам духовных ритуалов, тому, что я могу освоить прямо сейчас, и потом мы переключаемся на восприятие души?
  - Полагаю, это возможно. Только не забывай, что основы ритуалов мало что дадут, - заметил Аланик.
  - Не страшно. Я все равно больше заинтересован во втором варианте. Основы ритуалов нужны мне только потому, что я собираюсь исполнить тот поисковый ритуал, что вы мне дали, а настройка его на часть моей души, вероятно, потребует практического опыта в магии душ.
  - Вероятно, - согласился Аланик.
  - Хорошо. А теперь мы подходим к самому главному вопросу, - вздохнул Зориан, встретив взгляд жреца усталыми глазами. - Что вы хотите в обмен на обучение?
  Аланик закатил глаза.
  - Не надо драмы, парень. Я верю, что обучение людей защите от некромантов и враждебных духов - часть моего призвания. Были бы желающие - я обучал бы целыми классами. Увы, по завершению Войн Некромантов, мало кто воспринимает духовные угрозы всерьез. Так что да, хоть я и собираюсь дать тебе парочку поручений, ничего сложного там не будет. Лукав сказал, что ты можешь телепортироваться?
  - Да, могу.
  - Превосходно. Я планирую время от времени посылать тебя курьером. Ничего сложного или опасного - просто бесплатная доставка писем и посылок.
  Полчаса спустя они наконец договорились.
  В целом, Зориан считал, что жрец довольно щедр - его главным условием было усердие ученика, в противном случае Аланик пообещал тут же разорвать договор и выставить его за дверь. На практике это означало, что Зориан должен, как часы, каждый вечер являться в храм и демонстрировать на уроках "прилежание и рвение". Ага. А, и еще все эти курьерские миссии - впрочем, Зориан воспринимал их скорее как практику в телепортации.
  - Ну что же, - Аланик откинулся на спинку стула. - Теперь, когда мы с этим закончили, можно приступать к первому уроку.
  - Что, прямо сейчас? - удивился Зориан.
  - А есть причины откладывать?
  - Нет-нет, я просто не ожидал. Большинство моих прежних учителей было... ну, неважно. С чего мы начнем?
  
   Следующие две недели Зориан, не переставая расследовать исчезновения магов душ, посещал уроки Аланика. За несколько дней освоив азы ритуалов духовной защиты, он тут же переключился на медитации, необходимые для восприятия собственной души... где и выяснил две вещи. Во-первых, упражнения на медитацию оказались невероятно, убийственно скучными. Теперь понятно, почему жрец сомневался в его усердии - наверняка многие бросили бы эту мороку после пары занятий. Но нет, он достаточно силен... и к тому же, действительно нуждается в этом умении.
  Во-вторых, Аланик, помнится, упоминал "особые зелья"? Тогда он не удосужился уточнить, и молчал до тех пор, пока Зориан не выпил такое особое зелье - что зелья на самом деле - сильнейшие галлюциногены. Практически сразу после приема на Зориана обрушилась какофония странных, невразумительных видений и запахов; звуки исказились до неузнаваемости, а мысли превратились в бурлящую мешанину. Опыт вышел на редкость неприятным, так что когда Зориан наконец пришел в себя и перестал ронять слюну на пол храма (этот гад мог бы дать ему хотя бы подушку), ему очень хотелось дать Аланику в морду. Жрец, по сути, опоил его до бессознательного состояния - и делал вид, что так и надо, утверждая, что без этих зелий процесс затянется на годы. Судя по всему, ему предстоит принимать их еженедельно.
  И все бы ничего, но это не объясняло, почему нельзя было предупредить заранее. Сам Зориан подозревал, что это своего рода розыгрыш.
  Ну, и помимо инцидента с зельями, была еще одна мелочь, которую Зориан не учел, напросившись на обучение у Аланика.
  Аланик был жрецом. Жрецы, как правило, глубоко верующие люди. И, соответственно, их раздражает, когда кто-то наплевательски относится к религии - или плохо разбирается в догмах. А поскольку Зориан проводил вечера в храме Аланика, рассчитывать, что тот не заметит огромных пробелов в его религиозных познаниях, не приходилось.
  К счастью, Аланик не стал из-за этого разрывать их договор. К несчастью, он взял на себя исправление этого вопиющего недостатка. И теперь, если Зориан не страдал от скуки на бесконечных медитативных упражнениях, ему приходилось слушать пространные лекции о богах, ангелах, духах и месте человека в естественном порядке вещей.
  Да помогут ему небеса. А может, и нет. Едва ли ангелы воспримут его проблему с искренним сочувствием.
  - ...и когда свидетельства того, что боги смолкли, стало невозможно игнорировать, сознавая, что больше не будет чудес, Святой Триумвират решил ослабить ограничения на магию душ - что во многом смягчило потрясение Молчания, но также и повлекло далеко идущие негативные последствия. Однако об этом продолжим завтра, смотрю, ты уже теряешь нить повествования.
  Слава богам. Зориан поспешил убраться из храма, пока жрец не передумал.
  И, едва пройдя сквозь ворота, осознал, что идет прямо в западню.
  Его насторожила ворона. Она выглядела вполне обычной, разве что слишком смелой, не улетевшей прочь при его приближении. Но у него уже вошло в привычку считывать мысли всех виденных животных в качестве тренировки - у вороны же мыслей не было. Немедленно насторожившись, он остановился и до предела раздвинул границы мысленного восприятия.
  И тут же рванулся в сторону, чудом избежав обрушившегося града пуль. Почти инстинктивно он один за другим выпустил пару силовых снарядов - один - в зомби-ворону, взлетевшую, когда он увернулся от выстрелов, ему совсем не хотелось, чтобы эта пакость выклевала ему глаз, пока он занят другими врагами; другой же просто в воздух, как будто бы в никуда. Этот снаряд Тайвен называла "ревуном" - в полете он издавал громкий, пронзительный звук. Зориан рассчитывал, что шум отвлечет нападавших, хотя бы на секунду, и, главное, сообщит Аланику, что прямо у ворот его храма идет бой.
  Ну, на случай, если просто ружейной пальбы недостаточно.
  Первый заряд попал в ворону, разметав ее ливнем перьев и кусочков плоти (и ни капли крови), но второй не принес никакого эффекта. Зориану немедленно пришлось активировать щит, спасаясь от сияющего силового луча, следом хлестнул шквал пуль. Пришлось влить в щит половину резерва, но барьер, к счастью, устоял.
  Ему повезло дважды - похоже, нападающие не имели никакого представления о тактике и израсходовали весь боезапас в первые секунды. Пока они перезаряжались, никто не мешал ему сменить позицию. Чем он и воспользовался, укрывшись за ближайшим деревом, активировав невидимость и поспешив прочь со всей скоростью, какую позволял оптический камуфляж.
  И правильно сделал - вскоре в дерево, за которым он раньше укрывался, прилетел здоровенный фаербол, испепелив ствол и оставив вокруг жуткое обожженное пятно.
  А эти ребята не сдерживаются.
  Судя по перемещениям противника, отслеживаемым мысленным чутьем, его маневр их не обманул. Они знали, что он жив, и преследовали его. Ну, детка, пора проявить мужество и телепортироваться куда подальше!
  Через пару мгновений он разочаровано вздохнул. Конечно же, первое, что они сделали - блокировали телепортацию оберегом. Ладно, если хотите - можно и по-плохому. Закрыв глаза, он определил мысленным чутьем ближайшего карабинера, коснулся его разума и нанес свой лучший телепатический удар.
  Он ощутил, что враг ошеломлен, но остался в сознании. Неважно. Переключиться на следующего, повторить. Зориан хищно ухмыльнулся, почувствовав, что разум врага, не выдержав удара, отключился - карабинер лишился чувств.
  Он переключался между нападающими, нанося удар за ударом. Две трети врагов сумели остаться в сознании, отделавшись ошеломлением и зверской головной болью на весь день - но треть стрелков выбыла, не выдержав атаки. Увы, поддерживающий стрелков маг сообразил, что происходит, и закрылся ментальным щитом. Но даже так, Зориан сумел замедлить противника и захватить инициативу.
  Это далось ему не даром. Какими бы необычными не были его телепатические силы, это по-прежнему магия... и, как любая магия, они требовали ману. Кажется, эмпатия и мысленное чутье не расходовали энергию, да и касание чужого разума было столь экономно, что неощутимо даже для него, но вот телепатическая атака... Да, она потребляла совсем немного маны, особенно учитывая ее эффективность - но он выполнил ее множество раз за короткий срок. Он был почти истощен.
  Оставалось надеяться, что Аланик все же оторвет задницу от стула, желательно прежде, чем маг приведет свой отряд в порядок и вновь атакует.
  И, когда Зориан уже собирался минировать окрестности, рядом из телепорта возникла еще одна группа. У него прямо сердце оборвалось - ну знаете, это уже просто нечес... стоп, они схватились с первой группой. Ха. Похоже, Аланик вызвал кавалерию.
  Вновь грохотали выстрелы и вспыхивали заклятья, но теперь стреляли не в Зориана. Он же мудро решил не встревать, почти израсходовав ману и опасаясь по ошибке получить пулю от новоприбывших.
  Когда десять минут спустя перестрелка стихла, Зориан направился назад, к воротам храма. Там он нашел Аланика, беседующего с "кавалерией" - четырьмя боевыми магами Гильдии и небольшим отрядом эльдемарских солдат. Его расспросили об его участии в схватке, но по поручительству жреца не потащили на допрос в ближайшее отделение Гильдии. Похоже, слово Аланика имело в Гильдии немалый вес.
  Он беспокоился, что нападавшие растреплют о его телепатических способностях, но, похоже, они посчитали, что Зориан использовал некое массовое оглушающее заклятье. Лидер гильдийцев даже похвалил его за сдержанность во время боя насмерть. Зато Аланик наградил его испепеляющим взглядом. То ли потому, что счел, что здесь что-то нечисто, то ли не одобряя его "мягкотелость". Зориан уже знал, что жрец твердо верит в око за око и добро с кулаками, так что вполне мог быть недоволен нелетальным ответом на пули.
  Наконец его отпустили, предупредив, чтобы в ближайшем будущем не покидал Князевы Двери, и он поспешил в гостиницу.
  
   Вернувшись в номер, он уже не хотел ничего, кроме как добрести до кровати и проспать до завтра. Да уж, вечер вышел... насыщенным. Он думал, что уже привык к покушениям и смертельному риску, но, похоже, пока и близко не набрал нужной твердости характера. Последовавший допрос тоже был не особо приятным, к тому же он, видимо, несколько перенапряг разум в этом бою - мысли казались вялыми и размытыми, слишком вялыми, даже учитывая усталость.
  Но нет, спать пока рано. Сегодня он с помощью Аланика наконец закончил перенастройку поискового ритуала и хотел немедленно его испытать. Его резерв уже восстановился, можно попробовать. Он вытянул бутылек с приготовленным на прошлой неделе зельем бодрости и залпом осушил его. Голова почти сразу же прояснилась, и он принялся чертить магический круг - солью и толченым кварцем.
  Когда фигура была вычерчена и трижды проверена, он неспешно провел ритуал, стараясь нигде не ошибиться - неудача также, как и успех, потратит значительную часть его резерва.
  И в момент, когда он произнес последнее слово, Зориан внезапно ощутил направление и расстояние до всех маркеров в зоне действия ритуала.
  Всех двух. Один был прямо в центре зоны поиска - очевидно, его собственный. Второй - далеко на юге, где-то у южных границ Эльдемара.
  Следует признать, такого он не ожидал. Он думал, поиск покажет либо три маркера, либо только один, собственный. Но как их может быть всего два? Один из путешественников был вне зоны поиска? Или он что-то не так понял?
  Надо будет повторять ритуал через разные промежутки времени - не появится ли третий? И обязательно - сразу после рестарта. Но если маркеров будет по-прежнему два, это будет означать, что у одного из путешественников маркера нет. Вероятно, у Красного - Зориан не сомневался, что второй маркер - это Зак. Это вполне объясняло, почему Красный, зная о нем, не мог просто найти его, и почему он спрашивал, сколько еще путешественников и где они.
  Но тогда выходит, что Красный стал путешественником каким-то другим, отличным от него методом?
  - Похоже, ничто в этом деле не дается легко? - вздохнул Зориан, потерев глаза.
  Неважно. Эта проблема не влияет на его ближайшие задачи - научиться защищать свою душу, стать опытным бойцом и отточить способности психика. Мысли вновь свернули к сегодняшней битве, и он кивнул. Его действия не были безупречны, но он выжил и показал несомненный рост своих навыков.
  Несмотря на все трудности, он продолжал движение к цели.
  
  
  
  
  
  
  33. ВРАТА
  
  [К оглавлению]
  
  
   Стоя в пустой гостиной дома Вазена, Зориан мрачно смотрел на брызги зеленой массы, с отчетливым шипением проедающие пол. Глядя на них и не скажешь, что буквально только что на месте пятна кислоты была стопка документов из сейфа Вазена. Похоже, торговец действительно не хотел, чтобы эти бумаги попали в чужие руки.
  А ведь операция начиналась так хорошо... Вообще все начиналось хорошо. Не видя смысла изобретать колесо, Зориан проник в дом торговца уже проверенным способом, затем обезвредил защиту сейфа. Кроме памятной взрывной ловушки там нашлась и усыпляющая, вырубающая грабителя, коснувшегося сейфа. Отключив обе ловушки и не обнаружив на сейфе никакой иной магии, Зориан тут же попытался вытащить документы.
  Чем и запустил механическое устройство, вылившее на бумаги сильную кислотную смесь. Хорошо, что эта дрянь не попала на руки - судя по тому, что она делала с полом, она прожгла бы ему руки до костей, прежде чем он сумел бы от нее избавиться. На этом везение закончилось - ни одного документа спасти не удалось. Да, он сумел левитировать их из сейфа, но кислота прилипла к бумагам, словно клей. И прежде, чем он сумел как-то разделить их, она пожрала остатки документов и принялась за пол.
  Его передернуло. Как же все-таки хорошо, что он вовремя успел выдернуть руки из сейфа...
  И вновь он покидает дом Вазена с пустыми руками. Его подмывало отомстить, превратив дом во взрывную западню, но это было бы мелочно и глупо. Убийство столь влиятельного гражданина вызовет переполох, да и Аланик наверняка присматривает за торговцем. Да и по совести - он не вправе возмущаться, ведь это он пытался обокрасть торговца, а не наоборот.
  И все же... Зориан не сомневался, что Вазен замешан в чем-то весьма скверном - и речь не о каком-нибудь уклонении от налогов или промышленном шпионаже. Желание торговца уничтожить документы удивляло - это наверняка сопряжено с огромными финансовыми потерями. Там, среди бумаг, было что-то еще. Что-то настолько запретное, что Вазен предпочел бы потерять все, но не быть уличенным в обладании этим.
  Он определенно придет сюда и в следующем цикле. Может, торговец и не связан с ибасанскими захватчиками, стягивающимися к Сиории, или с группой, убивающей магов душ вокруг Князевых Дверей, но что-то он сомневался. Проверить стоит в любом случае.
  Ну, если, конечно, Вазен не припас действительно жуткие сюрпризы для тех, кто преодолеет второй слой защиты. Надо будет взять с собой трехметровый шест - он ни за что больше не сунет руку внутрь сейфа.
  
   Прибыв на очередное занятие медитацией на следующий день после покушения, Зориан был всерьез обеспокоен. И не только возможностью нового покушения - ему не понравился вчерашний взгляд Аланика, и Зориан гадал, чем это для него обернется. Однако занятие выдалось ничем не примечательным - никто не напал, да и Аланик ничем не показывал, что подозревает либо недоволен им. Так что он выкинул это из головы и по примеру жреца сделал вид, что ничего не произошло.
  Сейчас, три дня спустя, он мог с уверенностью сказать, что это было ошибкой. Жрец утащил его на задний двор храма для "проверки боевых навыков", что звучало как неприкрытое наказание.
  И вообще, почему во дворе храма вместо мирного, успокаивающего нервы сада находится боевая арена? Если вспомнить еще и про темницы в подвале, святость этого места вызывает большие сомнения.
  - Эмм... Не то чтобы я не был благодарен за помощь в укреплении моих скромных умений, но разве нам не нужно сконцентрироваться на внутреннем духовном зрении? - Зориан поежился. - Вы сами сказали, что для овладения этим навыком нужна полная концентрация.
  Аланик просто смотрел на него из своего угла арены, молча и безучастно.
  А потом указал на него посохом, метнув фаербол.
  Сама по себе атака не удивила Зориана - честно говоря, он ожидал чего-то подобного. Но вот заклятье, которым жрец начал поединок... Фаербол совсем не подходит для проверки молодых магов - он слишком смертоносен! Даже маломощный заряд легко убьет при прямом попадании, а стандартные щиты от него не помогут. Неважно, насколько прочен экран - это по-прежнему силовой диск перед заклинателем, и расширяющаяся сфера магического огня просто обогнет его.
  Замешательство длилось долю секунды, потом он активировал барьер - не просто щит, но полноценный купол, укрывающий со всех сторон. И почти сразу в барьер врезался фаербол, окружив Зориана сплошным покровом огня.
  Когда пламя схлынуло, Аланик по-прежнему молча и неподвижно стоял в углу арены. Тревога несколько улеглась - фаербол был совсем слабый. Зориан знал это, поскольку один из отставных магов, которому он помог в своих скитаниях до прихода в Князевы Двери, научил его чувствовать свои защитные чары - и его купол легко выдержал попадание, хотя должен был едва устоять. Он ни секунды не сомневался, что при желании жрец может ударить намного сильнее. И то, что за фаерболом не последовали еще заклятья, убеждало, что это и правда проверка.
  Ненормальная, опасная проверка, но к подобным вещам он уже привык.
  Он послал в Аланика магический снаряд. Жрец пренебрежительно фыркнул, неспешно поднимая руку, чтобы отразить столь жалкую атаку, и Зориан едва сдержал ухмылку. Это выглядело как магический снаряд, но вовсе им не являлось - заряд не наносил удара сам по себе, он испускал сферическую ударную волну, как фаербол, только с силой вместо огня. Можно сказать, форсбол. Наверняка против столь слабой атаки Аланик воспользуется обычным щитом, и тогда форсбол...
  Пространство перед Алаником искривилось и замерцало, и заклятье Зориана просто исчезло. Кажется, что-то вроде рассеивающей волны. Проклятье. Тут жрец решил, что пришла его очередь, и Зориану стало не до сожалений - пришлось уворачиваться от огненных стрел и испепеляющих лучей.
  Он быстро понял, что Аланик предпочитает огненные заклятья. Даже когда Зориан переключился с универсальной защиты на специальные огненные щиты, почти прозрачные для других стихий, жрец продолжал использовать огонь. Когда первый шквал слабых, но быстро кастующихся огненных стрел не продавил защиту Зориана, Аланик перешел на огромные, медленно летящие сферы огня. Они не взрывались, просто окутывали цель пламенем. И когда Зориан сумел развеять их, следом полетели фаерболы - и теперь жрец не сдерживался.
  Зориан при каждом удобном случае пытался контратаковать, но все его атаки обезвреживались с издевательской легкостью. Когда он попытался поднять пыль, Аланик без единого жеста призвал ветер, рассеявший облако. Зачарованные кубики не годились - жрец отбрасывал их телекинезом, для этого ему хватало просто отмахивающегося жеста. А все заклятья блокировались, перехватывались или развеивались. Даже когда Зориан стал пускать свои снаряды по сложным параболическим, спиральным траекториям или зигзагами, жрец без малейшего труда отслеживал и перехватывал их.
  Наконец, практически исчерпав резерв, Зориан решил поставить жирную точку. Он влил остатки маны в силовой луч, направив его прямо Аланику в лицо. Если он попадет - он убьет жреца, но Зориан знал, что это попросту невозможно. Так и вышло, тот просто шагнул в сторону, а Зориан в истощении опустился наземь, подняв руки в знак поражения.
  - Сдаюсь, - выдохнул он. - Что бы вы ни хотели, вы этого добились. Хотя если вы просто хотели показать, что я - не самая крупная рыба в пруду, то незачем было стараться. Я и сам знаю, что в поединке с опытным боевым магом мне крышка.
  - Я хотел узнать, когда ты перейдешь к смертоносным приемам, - Аланик подошел и протянул руку, чтобы помочь ему подняться. Зориану на миг захотелось использовать "грозовую хватку" и тряхнуть этого гада электричеством, но он решил проявить благородство и просто принять помощь. Все равно бы это наверняка не сработало. - И я разочарован. Убивающий удар был нанесен, только когда ты совсем выбился из сил.
  - Да черт побери, Аланик! - не выдержал Зориан. - Какой псих будет пытаться убить партнера в гребаном спарринге?!
  - Ты? - предположил жрец, пряча улыбку. - Ведь ты пытался убить меня в конце поединка, не так ли?
  - Это... Я знал, что на самом деле не попаду.
  - Да, и я уверен, что ты знал это уже в первые минуты проверки. Тебе следовало перестать сдерживаться, либо, по крайней мере, следом за мной увеличить силу атак.
  - Вот, кстати, давайте поговорим об этом, - вставил Зориан. - А что, если бы вы убили меня? Некоторые из ваших заклятий, попади они, отправили бы меня в больницу - а то и убили на месте! Вы не были вправе ожидать, что я владею нужными защитными навыками!
  - Я контролирую, что сжигает мой огонь, - просто сказал Аланик. Зориан растерялся. Такое вообще возможно? - Кроме того, у меня есть божественный артефакт, исцеляющий любые ожоги, если жертва еще жива. Как бы это ни выглядело для тебя, на самом деле ты был вне опасности. И все же, ты должен был решить, что я неоправданно агрессивен - но все равно сдерживался. Подобная нерешительность может стоить тебе жизни. Как едва не стоила несколько дней назад.
  - Так и знал, что это из-за тех стрелков, что я обезвредил, - проворчал Зориан.
  - Да. Обезвредил. Они пытались убить тебя, к тому же - из засады, ты же пошел на риск, чтобы сохранить их жизни. Есть грань между милосердием и глупостью.
  - Вы точно уверены, что вы жрец? - буркнул Зориан.
  - Воинствующий жрец, - уточнил Аланик. - Далеко не все религиозные ордена посвятили себя миру и прощению. Но даже те, кто посвятили, обычно делают исключение для самообороны - если не в теории, то уж точно на практике.
  - Ладно, хорошо, - уступил Зориан. - Но вам-то что до того? Почему это так вас задело?
  - Глупый вопрос. Потому что я не хочу, чтобы ты умер.
  - Эм, - растерялся Зориан, не зная, что ответить. И что, проклятье, это означает? В такие моменты он остро сожалел, что Аланик совершенно нечитаем для эмпатии. - Послушайте, сказать по правде - там не было никакого милосердия. Вы все не так поняли. Я просто атаковал их самым эффективным из доступных способов.
  - Я тебя умоляю, - фыркнул Аланик. - Я очень хорошо знаю, насколько сложно обезвредить столь большую группу, не убивая. И ты хочешь сказать, что этот твой способ был для тебя наименее опасен?
  - Ну да, - ответил Зориан. - Тут стоит сказать, что я природный ментальный маг. Я чувствую чужие мысли вокруг, вне зависимости от препятствий, и при желании могу нанести грубый телепатический удар. С его помощью я мог атаковать издалека, не входя в их радиус поражения. Чтобы добить, мне пришлось бы раскрыться и подойти на расстояние удара чем-то более смертоносным. Это было бы самоубийством.
  Аланик с интересом посмотрел на него.
  - Любопытная способность. Помнится, к моменту прибытия отряда из Гильдии далеко не все нападавшие были обезврежены. Ты просто не успел или?..
  - Это слабая атака, - ответил Зориан. - Ей легко противостоять.
  Аланик кивнул. Зориан надеялся, что жрец не станет расспрашивать его о принципах этой способности - он не был уверен, что сумеет убедительно соврать. К счастью, пока жрец не стал развивать эту тему.
  - Что бы ты сделал, если бы подкрепление не прибыло?
  - Попытался бы заманить их на минное поле, - пожал плечами Зориан. - Так что да. Я был вполне готов убить их, если бы они продолжили преследование. Меня можно во многом обвинить, но уж никак не в самоубийственной доброте. Вам не стоит за меня беспокоиться.
  - Я бы не был в этом настолько уверен, - проворчал Аланик. - Но, похоже, я неверно оценил твои действия. Пойдем со мной.
  Аланик вошел в храм, и Зориан последовал за ним. Вскоре они уже сидели на небольшой кухне, которую он никогда не видел. Впрочем, это ни о чем не говорило - опасаясь гнева Аланика, Зориан не исследовал храм, чтобы не забрести в какую-нибудь святую святых, где необращенным быть не положено. Насколько он знал, в большинстве храмов есть как минимум пара таких мест.
  - Оставляя в стороне недопонимание, проверка была настоящей, - сказал Аланик, когда они расселись. - Я и правда хотел узнать, на что ты способен в боевой магии.
  - И? - полюбопытствовал Зориан.
  - Ты оказался лучше, чем я думал, - ответил жрец. Зориан приосанился, Аланик был явно не из тех, чью похвалу легко заслужить. - Но тебя, определенно, не назвать гением. Полагаю, твой исходный резерв был средним, может даже, ниже среднего; а твои заклятья выдают долгую практику, а не талант одаренного новичка.
  Зориан нахмурился, уже позабыв испытанную гордость.
  - У столь молодого мага не должно быть столь обширного боевого опыта, - продолжил Аланик. Упс. - Я давно уже это подозревал, а теперь я уверен. Ты не молодой выпускник, подыскивающий себе место. И не путешествующий маг, наткнувшийся на что-то себе не по силам. Ты активно ищешь неприятности. И уже долгое время.
  Зориан ничего не сказал. Он чуть было не ответил, что это неприятности ищут его, а не наоборот, но осознал, что это не совсем правда. Сейчас он и правда искал неприятности. За этим он и прибыл в Князевы Двери. Да, у него были причины, но все же...
  - Я не стану спрашивать, кто ты такой. Люди, начавшие сражаться в столь юном возрасте, обычно не страдают излишней доверчивостью. Ты мне не скажешь, а у меня нет причин допытываться. Нет, я хочу знать, каковы твои текущие цели. Я не верю, что ты случайно наткнулся на Лукава, когда на него напали вепри, или что маркер в твоей душе никак не связан с нападениями. Учитывая, как много я и Лукав сделали для тебя за прошедшие недели, думаю, мы заслуживаем немного откровенности. Зачем ты здесь на самом деле, Зориан?
  - Что бы вы ни думали, я и правда пришел именно за тем, за чем сказал, - ответил Зориан. - В меня действительно попало заклятье магии душ. Я действительно пришел к Лукаву, а затем и к вам, потому что хотел разобраться, что со мной произошло. Все это правда. Но...
  - Да? - поторопил Аланик.
  - Я провел небольшое расследование о тех, кто стоял за нападением - в смысле, первым нападением, оставившим в моей душе маркер - и наткнулся на что-то очень серьезное. Они как-то связаны с руководством Сиории, и сотрудничают с местной группировкой Культа Дракона. Насколько я понял, они с Ибасы. Одна из причин, по которой я пришел сюда, помимо вашей помощи, в том, что я хотел вырваться с их территории.
  - И ты думаешь, что напавшие на нас связаны с ними? - предположил Аланик.
  - Учитывая, насколько велика и организована группировка ибасанцев, я не удивлюсь, если у них есть здесь подразделение. И то, что и те, и другие используют нежить и магию душ, вряд ли просто совпадение. Но я пока не уверен, и у меня нет доказательств.
  Зориан не собирался выкладывать Аланику все. Те же вторжение в Сиорию и заговор с целью "призвать" первозданного он даже не рассматривал - Аланик наверняка потребует немедленно известить руководство Сиории, что даст Красному подсказку о его, Зориана, местоположении. С другой стороны, ему было что рассказать... как, например, исчезновения магов душ. Его собственное расследование практически застопорилось, так что, рассказав об этом, он уже ничего не теряет.
  После нескольких изнурительных часов разговора, Аланик практически выставил его из храма, заявив, что ему надо подумать. Зориан не возражал, он и сам чертовски устал - даже если завтра жрец откажется иметь с ним дело.
  Даже если он откажется - всегда есть следующий цикл. В этом осталось не так много времени.
  
   Зориан как раз прилаживал к деревянному голему левую руку, когда в комнате внезапно появился еще один человеческий разум. Хотел бы он сказать, что среагировал быстро и решительно, но на самом деле он замер от неожиданности и испуга, несколько драгоценных мгновений собирался с мыслями, а потом понял, что таинственный "нарушитель" - это Аланик.
  Он рассерженно уставился на жреца, телепортировавшегося в его номер безо всякого предупреждения, желая испепелить его взглядом. Увы, он не владел такой способностью, а сам Аланик сердитый взгляд проигнорировал.
  Заметка на будущее: найти заклинание, поджигающее предметы взглядом.
  - Проклятье, Аланик, что вы творите? - рявкнул Зориан. - Я мог, не разобравшись, выстрелить!
  Аланик покосился на лежащую на кровати полуразобранную винтовку и поднял бровь.
  - Ну, конечно, не из этого, - проворчал Зориан.
  - Ты не пришел на вечернее занятие, - осуждающе сказал Аланик. - Я счел подобающим проверить, в чем дело.
  - Я подумал, что должен дать вам больше времени, - защищаясь, ответил Зориан. - Вчера вы выглядели довольно раздраженным.
  - Я был обеспокоен, а не раздражен, - поправил Аланик. - И мне требовалось время, чтобы подумать. Если бы я хотел, чтобы ты пропустил день, я бы так и сказал, - он посмотрел на недоделанного голема и вновь поднял бровь. - Любопытный выбор материалов для голема.
  - Это прототип, - ответил Зориан. - Я не ожидаю многого от своего первого голема, так что выбрал дешевый и простой в обработке материал.
  Аланик покачал головой.
  - На самом деле не так уж важно. Полагаю, я могу дать тебе один день отдыха. Но скажи - нет ли чего-нибудь, о чем ты забыл упомянуть вчера?
  - Вроде бы нет, - отозвался Зориан. Ничего, кроме того, что он скрыл специально. - Хотя я, если можно, хотел бы задать вопрос. Как эксперт в магии душ, как вы думаете - возможно ли убить душу?
  - Нет, - немедленно ответил Аланик. - Что это вообще за вопрос? Мне опять прочитать тебе выдержки из Книги Зикиэля?
  - Нет! - поспешно отказался Зориан. - Нет необходимости. Да, я помню, что говорится в книгах, но... некромант, о котором я рассказывал, помните, тот, что убил моих информаторов?
  Аланик кивнул, показывая, что знает, о кем речь. На деле же он не знал и половины. Например, Зориан не упоминал, что его информаторы были гигантскими разумными пауками. Впрочем, он рассказал достаточно, чтобы Аланик понял, о ком речь.
  - Он утверждал, что не просто убил их. Он сказал, что уничтожил их души, чтобы они никогда не вернулись в этот мир.
  - Пустая похвальба. Он просто пытался запугать тебя, - фыркнул Аланик. - Души бессмертны. Конечно, их можно извратить, но не уничтожить.
  - Даже если бы у него было неограниченно много времени на исследования? - настаивал Зориан. - Он похвалялся, что потратил десятилетия в поле растяжения времени.
  - Некроманты тысячелетиями безуспешно пытались уничтожить душу, - сказал Аланик. - Попытки вскрыть неуязвимое ядро души и понять, как оно работает и можно ли его контролировать или воспроизвести издавна занимали некромантов. И многие из них ставили свои отвратительные опыты столетиями, не думая ни о морали, ни о жалости к тем, на ком они экспериментировали. И я искренне сомневаюсь, что один маг, проведя пару месяцев в камере растянутого времени, мог добиться большего, чем вся традиция некромантии за тысячу лет. Если он вообще мог пользоваться подобными местами. Лично я считаю, что скорее всего, он заливал.
  - А если речь не просто о месяцах? - не отступался Зориан. - А о годах, возможно, десятилетиях?
  - Ты имеешь в виду старую байку о Черных Залах, которыми якобы владеют разные организации? - спросил Аланик. - Эти слухи практически наверняка ложны. Это достижимо в теории, но невероятно трудно на практике - потребуется решить множество проблем, и само замедление времени - как бы ни самая простая из них. А для экспериментов некромантов, требующих постоянного притока новых жертв, это тем более верно. Если твой хвастливый некромант не имеет доступа, скажем, к Вратам Государя - его претензии смехотворны.
  - Врата Государя? - переспросил Зориан.
  - Никогда не слышал? - спросил Аланик. Зориан отрицательно помотал головой. - Ну а хотя бы о Шутур-Тарана Ихилкуше знаешь?
  - Как я могу не знать? - оскорбился Зориан. - Наш учитель истории крепко вдолбил в нас первые три главы "Тринадцати Городов Салава". Это ведь последний царь Икоса, так? Объединивший все города-государства по берегам Умани-Ре и создавший Икосианскую Империю. Но при чем тут он?
  - Врата Государя - артефакт, предположительно, тех времен, - пояснил Аланик. - Как и многие другие великие правители, личность Шутур-Тарана окружена множеством фантастических историй и легенд. Эта история гласит, что он то ли создал, то ли нашел дверь в другой мир. Обнаружив, что на другой стороне он не стареет, он провел там "одиннадцать жизней", постигая тайны и оттачивая свое мастерство. Наконец он соскучился по дому и вернулся - только чтобы обнаружить, что отныне врата для него закрыты. И он укрыл Врата Государя в своей сокровищнице, дожидаться достойного наследника, что повторит его путь и с мудростью, обретенной на той стороне, приведет империю в новый век. Ну, или возродит ее, потому как никакой империи больше нет.
  - Интересная история, - заметил Зориан.
  - Но, вероятно, всего лишь история, - ответил Аланик. - Она, возможно, так и затерялась бы в каком-нибудь рассыпающемся сборнике мифов и легенд о первом императоре, но королевская семья Эльдемара очень любит ее - и утверждает, что владеет Вратами Государя.
  - О?
  - Да, хотя сказать по правде - здесь я не лучший рассказчик. Лично я считаю, что это просто утка, сфабрикованная королевской семьей ради дополнительной легитимности. Они никогда не упоминали ни Врата, ни другие икосианские артефакты до своего позорного фиаско в Войнах Раскола. Так что они, скорее всего, раздобыли где-то врата Бакоры и пытаются выдать их за легендарный предмет икосианской эпохи. Если же хочешь узнать больше - тебе лучше найти историка.
  - Понятно, - сказал Зориан. - мне было просто любопытно. Но что такое врата Бакоры?
  - Еще одна тема, о которой лучше спросить историка, - сказал Аланик. - Вкратце - это некая древняя сеть телепортов, значительно более старая, чем цивилизация икосиан. О Бакоре мало что известно - они оставили после себя лишь эти врата да горстку других артефактов - но покрытие их сети впечатляет. Врата находили по всей Миасине, Алтазии и даже в Блантирре. К сожалению, секрет активации врат был утрачен... а может, их магия просто давным-давно исчезла и вновь включить их уже невозможно. В любом случае, они представляют лишь историческую ценность - у современных магов своя сеть телепортации, так что интерес к вратам Бакоры иссяк, во всяком случае, со стороны магов.
  Напомнив Зориану, что ждет его завтра на занятии, Аланик исчез так же, как и появился - телепортацией. Зориан покачал головой, вытряхивая красочные легенды о древних артефактах, и вернулся к работе над прототипом голема. Надо будет завтра расспросить Вани о Вратах Государя и сети Бакоры, хотя и вряд ли от этого будет толк. И хоть историю первого императора Икосии еще можно интерпретировать как проявление временной петли, как-то не верится, что древний артефакт, якобы хранящийся в столице, мог повлиять на Зака аж в Сиории. Впрочем, спросить все равно стоит.
  И только полчаса спустя Зориан сообразил, что Аланик телепортировался в его номер - защищенный оберегами от телепортации.
  Нахмурившись, Зориан записал напоминание на днях снести всю защитную схему и выстроить что-нибудь понадежнее. Да, и узнать у Аланика, как, черт возьми, он это сделал.
  
   У Зориана были некоторые опасения, что в этот раз Вани примет его куда холоднее, чем в прошлом цикле. Ведь сейчас он не потратил большую часть месяца, сокращая поголовье зимних волков, что в прошлый раз так впечатлило ученого.
  Как выяснилось, он зря беспокоился. Вани был столь же дружелюбен и готов помочь, как и всегда. Впрочем, и столь же болтлив и склонен перескакивать с темы на тему.
  - Ах, Улькуаан Ибаса, остров изгнанников. Изумительное место и изумительная история. Знаешь, я написал книгу о Войнах Некромантов. Обращаясь к этой теме, сложно придерживаться объективности - слишком многие заранее считают их преступниками и монстрами...
  Зориан издал звук, который можно было принять за согласие - хоть на самом деле его мнение об ибасанцах вряд ли могло стать еще хуже. Может, он бы и посочувствовал им, если бы раз за разом не видел резню и разрушения на улицах Сиории. Для него они были просто бешеными ублюдками.
  Не ведая о мыслях Зориана, Вани пустился в пространные объяснения причин, приведших к Войнам Некромантов. Он говорил о конфликтах наследования во влиятельных Домах и королевских династиях, чьи лидеры обратили себя в личей или вампиров, когда наследники осознавали, что их очередь не придет никогда - родители уже не умрут от старости. Говорил о простолюдинах, страстно ненавидевших некромантов и не желавших жить под властью мертвецов. И наконец, о стремлении Эльдемара к доминированию на континенте, о его вмешательствах в конфликты по всей Алтазии для продвижения угодных ему людей.
  Все это дошло до точки кипения, когда в королевстве Суламнон, союзнике Эльдемара, при поддержке Рейи и Намассара вспыхнуло восстание против королевской власти. После подавления восстания, король Эльдемара потребовал введения полного запрета на некромантию - либо территориальных уступок. В случае введения запрета армия Суламнона, активно использующая нежить, была бы практически расформирована, а многие могущественные аристократы были бы вынуждены передать титулы потомкам и уйти в изгнание.
  Некроманты Суламнона не приняли договора и подняли собственную армию; их поддержала часть военных, верящих, что шансы на победу еще есть. Вскоре к ним присоединились многие, недовольные растущим влиянием Эльдемара - уцелевшие племена Кхаски, все еще имеющие какой-то военный потенциал, остатки ведьминых ковенов, немертвая аристократия других стран, понявшая, откуда ветер дует, и стремящаяся не допустить опасного прецедента и многие другие участники, предпочитавшие некромантов королю Эльдемара. Начались Войны Некромантов.
  Мастера смерти вскоре показали себя жестокими и безжалостными противниками, их зверства над пленными и в захваченных поселениях потрясли континент. Вскоре все, кто сочувствовал им или поддерживал в пику Эльдемару, отвернулись от них. Вместо того, чтобы объединить силы, противостоящие амбициям Эльдемара, они стали именно тем врагом, победа над которым безмерно укрепила авторитет молодого государства. Когда эльдемарский генерал Ферт Орокло разбил армию некромантов под предводительством Кватач-Ичла, положив конец их организованному сопротивлению, весь континент вздохнул с облегчением. Эльдемарцы перекроили карту в свою пользу, при этом выглядя как герои, а не как агрессоры. Уцелевшие же некроманты бежали на обледеневший северный остров, ныне известный как остров изгнанников - Улькуаан Ибасу.
  Король Эльдемара великодушно отпустил их. Решение, без сомнения, продиктованное милосердием, и нежелание рисковать солдатами, преследуя разбитого врага на никому не нужном клочке заледеневшей земли, тут совсем не при чем.
  С другой стороны, учитывая, что от ибасанцев более ста лет не было никаких проблем, может, король был и прав. Да что там, Зориан до сих пор не понимал, чего ибасанцы хотят добиться разрушением Сиории. Возможно, их бессмертные предводители, помнящие свое поражение в войне, все еще жаждут мести?
  - Эм, мне жаль прерывать столь захватывающую историю, - сумел наконец вставить слово Зориан. - Но я хотел бы спросить у вас о кое-каких исторических артефактах.
  - О? - оживился Вани.
  - Да, я хотел спросить, нет ли у вас каких-нибудь сведений о вратах Бакоры и Вратах Государя.
  - Врата Государя - пустышка, - отмахнулся Вани. - Король не то что не отдавал их на изучение - он их даже не показывал. Я сомневаюсь, что они вообще существуют. А вот врата Бакоры...
  Вани принялся рыться в стопках книг, это продолжалось не меньше минут пятнадцати. Наконец искомое обнаружилось в самом дальнем углу - он полистал найденную книгу и сунул ее Зориану, указывая на иллюстрацию.
  Врата Бакоры выглядели совсем не так, как ожидал Зориан. Слушая Аланика, он представлял каменную арку, или кольцо, или что-нибудь в том же духе. Вместо этого на картинке был собранный из неких черных стержней скелет икосаэдра1. На взгляд Зориана, совсем не похоже на врата.
  - Изучать их сложно, ведь уже много веков никто не видел действующий образец, но судя по сохранившимся летописям и надписям на пьедесталах врат, они были чем-то вроде телепортационной платформы, - пояснил Вани, зачем-то поводив пальцем над картинкой. - Только они не пересылали объекты, а открывали пространственный прокол до других врат. Полагаю, стоять внутри двадцатигранника в момент активации - не самая удачная мысль.
  Зориан недоверчиво посмотрел на ученого.
  - Ну, думаю, там была некая защитная функция, отменяющая прокол, если внутри кто-то стоял, - защищаясь, ответил Вани. - А стержни - скорее всего, стабилизаторы, удерживающие проход открытым достаточно долго, чтобы можно было безопасно пройти.
  - Хмм. Звучит необычно и впечатляюще. Почему же ими так мало интересуются? - спросил Зориан.
  - Большинство считают, что они намного менее эффективны, чем современные телепортационные платформы, и к тому же неизбежно дороги и сложны в изготовлении. Заклятье врат почти наверняка воссоздано на основе Бакорской сети, и это фактически вершина пространственной школы, доступная лишь горстке сильнейших магов. С другой стороны, заклятье телепорта дешево и доступно. Ну, и тот факт, что сейчас они бездействуют, и мы не знаем, как вновь запустить их. Если их вообще еще можно запустить. Это древнейшие известные магические артефакты, вполне возможно, что их магия давным-давно не действует.
  - А сколько их? - поинтересовался Зориан.
  - Известны сотни, - ответил Вани. - И лишь боги знают, сколько еще осталось ненайденными, где-нибудь в джунглях или на вершинах гор. Бакорцы, видимо, обожали пихать свои врата куда попало. Хммм... Кажется, у меня где-то была карта известных врат на территории Алтазии.
  Карту Вани искал в своем бардаке более получаса, но поиски увенчались успехом. Зориан с любопытством склонился над картой, почти сразу заметив знакомое название.
  - В Сиории есть врата Бакоры? - удивился он. - Как? Где? Никогда не слышал ни о чем подобном.
  - А, это, - фыркнул Вани. - Я и забыл про них. Эти врата - глубоко на нижних уровнях Подземелья Сиории. Очень опасная зона. Для большинства магов соваться туда будет самоубийством, так что, насколько я знаю, их не изучают. Исследователям достаточно других врат, в более безопасных местах.
  Изучив карту и не найдя больше ничего интересного, Зориан поблагодарил Вани и откланялся. Врата Бакоры были интересны, но он не видел никакой связи с временной петлей.
  Еще один тупик. Но, по крайней мере, на этот он потратил совсем немного времени.
  
  Резкая боль в животе заставила Зориана распахнуть глаза. Он дернулся всем телом, прогибаясь под упавшим на него предметом, сон как рукой сняло.
   - С добрым утром, братик! - раздался над ним раздражающе-бодрый голос. - Доброго, доброго УТ-РЕ-ЧКА!
  Зориан непонимающе смотрел на Кириэлле. Что? Почему он здесь? До летнего фестиваля еще несколько дней, а последнее, что он помнит - как спокойно ложился спать. Зак опять погиб раньше времени, или это его убили во сне, а он даже не понял?
  Кириэлле, недовольная тем, что ее игнорируют, пнула его, вырывая из раздумий. Он отработанным движением ткнул ее пальцем в бок, заставив с возмущенным вскриком разжать руки, и, воспользовавшись моментом, спихнул ее с себя и поднялся.
  - Мне нужно сотворить заклинание, - он посмотрел на нее. - Оставь меня ненадолго в покое.
  - А можно мне посмотреть? - тут же спросила она.
  Зориан поднял бровь.
  - Думаешь, что сумеешь помолчать десять минут?
  Она закрыла рот руками, изображая аллегорию молчания.
  - Ладно. Иди закрой дверь, чтобы мать нам не помешала, - распорядился он. - Мне понадобится полная концентрация.
  Не говоря уже о том, что мать придет в ярость, увидев, что он сыплет на пол соль и толченый кварц, так что лучше ей этого не видеть. К счастью, оба материала были в комнате в достаточном количестве, так что поиск маркеров можно провести без промедления.
  Десять минут спустя Зориан вновь ощутил местоположение всех отмеченных так же, как он. Снова двое - он сам и некто в районе Сиории. Меньше, чем через минуту, второй маркер внезапно сместился далеко на юго-восток, а потом снова на юг. Телепортация. Носитель маркера спешил убраться из Сиории.
  Третьего маркера не было.
  Второй практически гарантированно был Заком - одноклассник начинал цикл в Сиории, да и было бы логично, если у него был маркер - ведь от кого получил маркер сам Зориан? Так что оставался Красный - он либо начинал цикл очень далеко от Сирина, либо успел далеко телепортироваться за пятнадцать минут подготовки поиска, либо попросту не имел маркера.
  Надо будет повторять поисковый ритуал каждые пару дней, проверять, не появится ли третий.
  - Что за унылое заклинание, - пожаловалась Кириэлле, пихая его в бок и нарушая концентрацию. Видимо, это и был предел ее терпения. - Вообще посмотреть не на что!
  - Вот, держи бабочек, - вздохнул Зориан, создавая стайку мерцающих, пестрых бабочек. На самом деле, при всей своей бесполезности, это было изрядно трудное заклинание - требовалось немало умения, чтобы создать так много плотных, убедительных и движущихся иллюзий. Но оно замечательно восхищало и отвлекало Кириэлле - лишь минуту спустя она сообразила, что он уже выскользнул из комнаты.
  Заклинание стоило каждой минуты, что он потратил на тренировки.
  
  - Ну хорошо, - пробормотал Зориан, делая глубокий вдох, чтобы успокоиться. - Я временно отключил защитную схему дома, нейтрализовал взрывную и усыпляющую ловушки, блокировал подачу кислоты и уничтожил триггер сигнализации, замаскированный под печать на документе. Вот оно. Третий раз за все платит.
  И с этими словами Зориан послал маленького голема достать из сейфа бумаги и принести ему. Сам он ни за что не полезет в эту опасную штуку.
  Деревянный голем, Версия 2, медленно пошел вперед. Его движения были неловкими и дергаными, но, по крайней мере, он не запинался и не качался, как пьяный - серьезный прогресс с Версии 1. В бою он был бы совершенно бесполезен, но с текущей задачей вполне мог справиться. Если не справится - у Зориана есть с собой складной трехметровый шест.
  Невероятно, но все прошло гладко - голем заглянул в сейф и вытащил стопку документов, и никакая новая жуткая ловушка ему не помешала. Голем вернулся и протянул ему добычу.
  Вот тогда-то это и случилось - Зориан почему-то решил, что когда он потянет бумаги на себя, голем автоматически их отпустит. Разумеется, у деревянной куклы не было таких рефлексов. Он не успел отпустить, и рывок повалил его. И прежде, чем Зориан успел что-то предпринять, драгоценные бумаги уже кружились по комнате, опускаясь на пол гостиной Вазена.
  Зориан бы уже не удивился, если бы они еще и вспыхнули - но к счастью, бумаги были целы. Просто раскиданы по всей комнате, на то, чтобы вновь собрать их по порядку, наверное, уйдет не один час.
  - Да пропади все пропадом, - проворчал Зориан, быстро собирая документы в неаккуратную стопку и запихивая в сумку. - Я просто заберу их и рассортирую потом.
  Он подобрал своего неуклюжего голема и телепортировался прочь. Не считая мелких недочетов, миссия увенчалась успехом, и он мог наконец узнать, что же такого важного было в этих бумагах.
  
  
  
  
  
  
  34. НЕОБДУМАННЫЕ ПОСТУПКИ
  
  [К оглавлению]
  
  
   Само собой, он не понес бумаги к себе в номер. Он был уверен, что в стопке нет маячков, но также не сомневался и в том, что Вазен приложит все усилия, чтобы отыскать украденное с помощью прорицания. Может быть, у него даже получится, так что Зориан не хотел, чтобы рядом с бумагами было хоть что-то, указывающее на него. Глупо рисковать, когда он мог просто спрятать бумаги подальше.
  В данном случае - подальше от Князевых Дверей - так, чтобы бумаги были вне радиуса практически любых прорицаний, совершаемых в городе. Так что после пары случайных телепортов, чтобы запутать возможных преследователей, последним скачком Зориан сместился далеко в леса к северу от города, рядом с небольшой удобной пещерой. Он нашел ее парой циклов раньше, когда искал ингредиенты для Сильверлэйк, и уже тогда подумал, что из этого места выйдет отличный временный лагерь. Нужна лишь пара завершающих штрихов, и она отлично подойдет для его целей.
  Он вызвал парящий светильник, чтобы видеть в полумраке пещеры, и принялся за работу. Быстро сотворив массовое "отпугивание животных", чтобы выселить из пещеры летучих мышей и насекомых, он прибег к магии изменения, расчистив место и сделав из камня полки и рабочие поверхности. Опробовав получившееся на устойчивость и удобство, он решил, что каменные стулья его не устраивают, и сделал простейшую мебель из найденного в лесу валежника. Ну вот, вполне сойдет для его нужд.
  - А теперь - переходим к сложной части, - пробормотал он самому себе.
  Пора было составить для пещеры защитную схему.
  За три часа Зориан наложил на пещеру все подходящие обереги от прорицания и несколько неподходящих, затем дважды проверил, работает ли схема и насколько стабильно. Если по совести... он был недоволен. Его набора оберегов от прорицания не хватало, чтобы выстроить действительно несокрушимую защиту, а практического опыта - чтобы правильно расставить приоритеты. Хуже того, даже на эту посредственную поделку он потратил столько времени - сколько же заняло бы создание чего-нибудь действительно сложного? Ему и правда нужно больше практиковаться в оберегах...
  Он покачал головой, выгоняя лишние мысли. Ему нужно тренироваться во многих областях, но приходится соблюдать очередность. Защита от магии душ, потом боевая магия, потом ментальное искусство аранеа. Это самые срочные направления, откладывать их нельзя. Все остальное, включая и тайну документов Вазен, сейчас вторично. Если, несмотря на все его предосторожности, кража бумаг приведет к его преждевременной смерти... ну, тогда он просто отложит этот вопрос, пока не разберется со срочными, верно?
  Хотя на первое время этой защиты должно хватить. Он выложил бумаги на каменный, поднимающийся из пола пещеры стол, уселся на преобразованный из опавших веток стул и принялся читать...
  Несколько часов спустя, наконец прочитав и рассортировав всю стопку, он испытал сильнейшее искушение сжечь бумаги и развеять пепел по ветру. Так будет куда безопаснее... и поможет успокоиться. Он ожидал чего-то незаконного, но это было просто за гранью. Почему торговец вообще хранил все это в одном месте? Будь Зориан на его месте, он бы уничтожал письма немедленно по прочтению. Или Вазен на всякий случай собирал компромат? Тогда у него кишка не тонка, учитывая, с кем он имел дело.
  А дело он имел с Судомиром Кандреем, мэром Князевых Дверей. Ну конечно, за всем стоял чертов мэр. Неудивительно, что обращения в полицию по поводу исчезновений ничего не давали - даже если кто-то и брался за дело всерьез, руководство тут же пресекало это. Глава администрации в отдаленном районе - практически маленький царек, и может творить что угодно, если не будет это афишировать - или злить серьезных людей.
  Правда, все это никак не объясняет, что ему нужно. Вазен, по сути, был для Судомира всего лишь поставщиком незаконных материалов и изредка посредником, нанимающим исполнителей для грязной работы. Судя по всему, он даже не знал о большинстве исчезнувших магов. Да и вообще, его тайное сотрудничество с мэром раньше было куда безобиднее - до момента три месяца назад, когда Судомир внезапно взвинтил ставки, требуя все более опасные товары во все больших количествах и организовывая ничем не прикрытые нападения, как те, на Зориана и Аланика. Судя по письмам, Вазена действия "клиента" все сильнее беспокоили и злили, тем более, что Судомир отказался объяснять, чем вызваны такие перемены. Так интересовавшая Гурея "сделка", заключённая Вазеном с компанией в Сиории, оказалась, по сути, взяткой от мэра, чтобы успокоить торговца и сделать его сговорчивей.
  Найденные в документах рецепты и чертежи были довольно интересны, но, на взгляд Зориана, не содержали ничего особо важного или зловещего. Зато он узнал компании, предоставившие документацию - их руководство, если верить аранеа, состояло в Культе Дракона.
  Итак. Мэр Князевых Дверей связан с Культом Дракона, что Внизу. И достаточно влиятелен, чтобы они за бесценок передали его агенту исключительно важные документы.
  Нда, версия ибасанского следа получила очередное подтверждение - хоть связующим звеном с заговорщиками оказался совсем не Вазен, как он предполагал раньше. И оставался вопрос, почему они охотились на магов души в окрестностях Князевых Дверей. Зачем? Какой ибасанцам прок от этого? Некоторые из пропавших могли считаться магами души только условно, и большинство из них не представляло никакой угрозы заговорщикам... или вообще кому-либо.
  Зориан вздохнул. Как обычно, каждый полученный ответ влечет за собой два новых вопроса. Он сложил бумаги на каменную полку, решив пока не уничтожать их, и направился отсыпаться в свой номер.
  
  Обдумав ситуацию на свежую голову, он решил пока не расследовать деятельность Судомира. Нечего еще сильнее ворошить пчелиное гнездо, когда можно просто дождаться следующего цикла, в котором он не крал бумаги Вазена, и никто ни о чем не подозревает.
  Но день проходил за днем - никто так и не нашел документы в его лесном тайнике, и Зориан начал успокаиваться. Нет, он не поменял планы и не начал расследование, но решил, что в этом цикле ему повезло, и ничего серьезного не случится. Он медленно постигал внутреннее духовное зрение под руководством Аланика, в свободное время возился с деревянным големом (Версия 3) и не забывал ежедневно проводить ритуал поиска маркеров (без изменений; заклинание упорно показывало только две цели).
  А потом, в середине месяца, он проснулся среди ночи и увидел над собой затянутую в черное по самые глаза фигуру с ножом в руке.
  После он не раз задавался вопросом, что же подсказало ему, что он в опасности, но в тот момент он просто среагировал. Не утруждаясь структурированием потоков маны, он грубым рывком телекинетической силы швырнул в ассасина свое одеяло. Тот же (фигура явно была мужская) отшатнулся назад - сыграли эффект неожиданности и дезориентация от потери обзора.
  Зориан едва успел подняться с кровати, как убийца стянул с себя тонкую ткань и рванулся к нему. Три взмаха ножа - глубокий порез и царапина на руке - убедили его, что в ближнем бою у него нет никаких шансов. Его взгляд метался по комнате в поисках хоть чего-нибудь - пожалуй, звукоизолировать номер с помощью магии было не самым удачным решением. Хотя неважно - даже сумей он позвать на помощь, едва ли кто-то успеет вовремя. Нет, главной ошибкой было то, что перед сном он сложил щитовой браслет и жезл магических снарядов в тумбочку.
  Все, решено: чем бы ни закончилась эта схватка, он будет при каждом удобном случае отрабатывать магический снаряд, пока он не будет получаться инстинктивно. Сейчас, лишившись своих вещей, он недопустимо беспомощен.
  - Если я умру, я взорву нас обоих! - крикнул он, даже не блефуя. По крайней мере, его ожерелье самоликвидации было на нем. Может, для подобных ситуаций стоит зарядить его не только взрывными чарами.
  Убийца, услышав это, на миг замер, но тут же вновь бросился в атаку. Этого мига хватило - наконец сумев сконцентрироваться, Зориан хлестнул по нему телепатическим шумом. Ассасин дернулся, замедляясь, но устоял.
  Ровно до того момента, когда Зориан, воспользовавшись ошеломлением врага, запустил ему в лицо пресс-папье. Щедро плеснула кровь, убийца рухнул на пол и уже не встал.
  Минуту спустя, переведя дух и убедившись, что нападавший жив, но сейчас не представляет угрозы, Зориан решил, что не может сдать его в полицию. Они на коротком поводке у мэра, а именно Судомир, скорее всего, послал этого типа убить его. Или, точнее, приказал кому-нибудь все устроить - судя по письмам Вазена, именно так он и делал. И то, что убийца имел ключ от номера, позволивший обойти охранный оберег Зориана, тоже совершенно не успокаивало. В любом случае, он знал только одного человека к которому можно обратиться с подобной проблемой.
  Страдальчески морщась в ожидании выговора, Зориан поднял бесчувственного ассасина с пола и телепортировался в храм Аланика.
  
   Как он и надеялся, Аланик с готовностью поверил, что бесчувственный окровавленный мужчина - убийца, посланный за его, Зориана, головой, и согласился его забрать. Он даже дал ему быстродействующее - и отнюдь не дешевое - исцеляющее зелье, чтобы излечить раны и царапины, полученные в ходе скоротечной схватки.
  Увы, он также решил, что теперь Зориан переселится к нему в храм. По словам жреца, он ожидал чего-то подобного с момента, когда Зориан предотвратил покушения на него и Лукава, и теперь ему очевидно, что вне храма парню угрожает опасность. А ну как нападавшие повторят попытку - и добьются успеха? Нет, воинствующий жрец был непреклонен - до разрешения ситуации Зориану следовало постоянно быть под защитой.
  Зориан принял идею в штыки - ведь это означало фактически домашний арест до конца месяца - но Аланик четко дал понять, что отказ повлечет прекращение обучения. Выбора не было.
  Несмотря на дурные предчувствия, все оказалось к лучшему. Раз уж в маленьком скучном храме было решительно нечем заняться, Зориан тратил почти все свободное время, непрестанно отрабатывая магический снаряд в попытках добиться полного автоматизма. Ну, он же все-таки обещал. Так вот, эти старания привлекли внимание Аланика, и тот согласился позаниматься с ним боевой магией. Увы, жрец ничем не мог помочь с магическим снарядом - тут требовалось именно многократное повторение. Взамен он учил добиваться максимальной эффективности в магии огня, видимо, бывшей его коньком.
  Так что когда Зориану до смерти надоедало посылать в мишень снаряд за снарядом, он переключался на целую россыпь огненных заклятий - Аланик утверждал, что уверенное владение ими значительно улучшит его потенциал в боевой огненной магии. Одно из заклятий создавало вокруг мага огненное кольцо, затрудняющее врагам рукопашную атаку. По словам Аланика, искусный заклинатель мог заставить кольцо расширяться и сжиматься, разделять кольцо на несколько более слабых для большего покрытия или перемещать центр кольца вверх-вниз по телу. Другое создавало стайку самостоятельных огненных птиц размером с воробья, отвлекающих противника. Серьезная тренировка вплетения анимации в огненные чары, ведь эффективность птиц полностью зависела от точности их движений. И еще многие, многие заклятья. Аланик знал множество несложных огненных чар.
  - Всего двадцать? - спросил жрец. - Да ладно, парень. Я знаю, ты можешь больше.
  Зориан проигнорировал его, внимательно удерживая два десятка огненных шариках на орбите вокруг себя. Сотворить заклятье было совсем просто. Но вот управлять сразу двадцатью - отнюдь...
  - Я не хочу перенапрячься, - ответил он, в качестве проверки контроля заставляя пару шариков отделиться от общей массы. Он уже заработал жуткий ожог, когда не уследил и позволил такому шарику попасть ему в тыльную сторону ладони, и совсем не хотел повторить этот опыт. Способность направлять крошечные фаерболы в любую сторону давала любопытное преимущество, но одновременно означала, что никакой страховки заклинание не предусматривало. - Если я буду создавать по полсотни, я быстро исчерпаю ману.
  - Тебе и не нужно создавать их раз за разом, - заметил Аланик. - Поддержание потребляет куда меньше энергии, чем новый вызов. Весь смысл в контроле над огнем, и повторное сотворение заклятья тут ничем не поможет. Ты просто идешь на поводу у своего страха ожогов.
  - Ну да, я не хочу нечаянно выжечь себе глаз или что-нибудь еще, - возразил Зориан.
  Аланик вздохнул и покачал головой.
  - Ты слишком напряжен. На сегодня хватит, продолжим завтра.
  Зориан с облегчением отпустил заклятье. Что бы там ни говорил Аланик, оно ему не нравилось. С другой стороны, эксперт тут именно жрец...
  - Можно спросить? - обратился он. Аланик жестом предложил ему продолжать. - Это правда, что вы можете сжигать цели выборочно? Ну, например, сделать так, чтобы ваши фаерболы не обжигали людей?
  - А. Наверное, Лукав рассказал тебе об этом, - предположил жрец. Ну, версия ничем не хуже других. - Да, я могу. И, вообще-то, не только это. Впрочем, тебе не подойдет - это трудное умение, требующее множества специальных тренировок. В течение нескольких лет. И если ты не собираешься сфокусироваться на магии огня - а ты, если честно, скорее похож на мага-универсала - я не советую тратить на это силы, - он улыбнулся. - К тому же, к моменту, когда ты достигнешь нужного уровня, заклинание карманных метеоров, что так тебя беспокоит, станет для тебя сущим пустяком, так что защита от ожогов уже не понадобится.
  - Понятно, - сказал Зориан. - Но знаете, вообще-то простенький оберег от огня сделал бы тренировку куда безопаснее. Почему я не могу сотворить его перед занятием?
  - Опасность закаляет дух, - беззаботно ответил Аланик. - Когда над головой кружится обжигающий огонь, ты относишься к занятию куда серьезнее и учишься куда быстрее. Но главное - я хотел посмотреть, сколько времени тебе понадобится, чтобы вспомнить про оберег.
  - Ух, - пробурчал Зориан. - Злой вы.
  Больше никаких покушений в этом месяце не было, и цикл завершился точно по расписанию, без неожиданных обрывов.
  Поисковое заклятье так и не показало ему третий маркер, хотя под конец он совершал ритуал по несколько раз в день.
  
  Три следующих цикла Зориан старался не привлекать внимания и сосредоточился на обучении. Не самое интересное времяпрепровождение, но в итоге он все же научился выполнять магический снаряд быстро и без вспомогательных средств. Он также освоил восприятие собственной души на достаточном уровне, и Аланик начал учить его набору защитных чар магии душ. Вдобавок он овладел кучей новых огненных заклинаний, усовершенствовал своего деревянного голема и попрактиковался в боевой магии на монстрах пустошей.
  К сожалению, с ростом его навыков в каждым цикле, Аланик относился к нему со всё большим подозрением - жрец, несомненно, узнал свою школу, и в последнем месяце едва не отказался обучать его. Лишь пообещав рассказать все после летнего фестиваля, Зориан сумел убедить его, но, наверное, вскоре даже это не поможет. По его расчетам, у него было еще максимум два цикла, после чего жрец ни за что не станет ему помогать без чертовски убедительного объяснения - которого у него нет.
  Но ничего страшного - к этому времени он будет уже далеко не так уязвим для магии душ, первая из поставленных целей будет достигнута. Он ведь не ожидал, что Аланик научит его вообще всему, что знает?
  В следующем цикле Зориан решил снять свой собственный запрет на расследование деятельности Судомира - и со всеми предосторожностями начал наводить справки. Судомир был публичной фигурой, так что люди охотно обсуждали его... вот только сведения, почерпнутые из таких разговоров, были либо бесполезны, либо крайне сомнительны. Из всего, что он узнал, самым интересным был тот факт, что мэр часто покидает Князевы Двери "по служебным делам", и в последние месяцы эти отлучки участились. Это перекликалось и с письмами Вазена, где говорилось, что поведение мэра серьезно изменилось за последние месяцы.
  Когда простые расспросы уже не приносили ничего нового, Зориан решил действовать посмелее и изучить связи мэра с Вазеном. Он не хотел связываться с самим торговцем, но, к счастью, этого и не требовалось. В отличие от того же Гурея, Вазен не делал все лично - у него были работники, причем работники, не обладающие паранойей и защищенностью своего шефа. Они брали работу на дом, хитроумно прятали ключи за цветочными горшками и не заботились о защите от магии. Один из них даже вел подробный дневник с интереснейшими размышлениями и примечаниями. Пожалуй, самым любопытным открытием было то, что Вазен регулярно отсылает некие грузы в место под названием "Поместье Яску" - причем сами работники считали, что такого поместья просто не существует. Пункт назначения не был отмечен на картах - просто дикие леса далеко на север от города. Дальше, чем Зориан когда-либо заходил.
  Изучив имеющиеся карты, Зориан осознал, что понятия не имеет, сколько ему добираться до таинственного поместья. Недели? Месяцы? Проклятье, не могли эти двое выбрать место поближе? Вот же незадача...
  Он обратился за помощью к Лукаву. Мастер трансформации знал толк в пеших переходах и мог подсказать, как добраться до места вдали от цивилизации. Может, какое-нибудь усиливающее зелье?
  - Нет, думаю, усиливающие зелья тут мало чем помогут, - сказал Лукав, разглядывая принесенную Зорианом карту. - Срок их действия ограничен, а пешком тебе добираться туда как минимум две недели. Непросто. Может, это сказываются мои привычки, но рассматривал ли ты вариант просто превратиться в птицу и долететь?
  - Не рассматривал, - удивленно признал Зориан. - Мне и в голову подобное не приходило. Насколько это сложно?
  - Совсем не сложно, разве что дороговато, - ответил Лукав. - Тебе, вероятно, придется потратить одно или два зелья, чтобы привыкнуть к новой форме и освоить полет. Может и больше, зависит от того, как быстро ты учишься. Все же птицы сильно отличаются от людей.
  Он передал Зориану прейскурант и указал раздел с птицами.
  - Лично я рекомендую орла, - добавил он. - Хороший летун, превосходное зрение, и достаточно большой - мало кто рискнет напасть. Ну, и орел есть орел. Тебе же не требуется быть неприметным?
  Зориан посмотрел на цену "зелья трансформации в орла". В принципе... приемлемо. Если понадобится, он мог купить три таких зелья - хоть тратить сбережения было безумно жаль. Хоть он и знал, что они вернутся в момент рестарта, разбрасываться деньгами было просто неправильно. Проклятье, он копил их годами! К тому же кто знает, может, деньги еще понадобятся ему в этом месяце?
  - Полагаю, я попробую, - решил он. - Кстати, вы случайно не покупаете редких животных, обитающих далеко в лесах?
  - Ха, нет уж. То, что можно добыть в лесах, я и сам прекрасно добуду. Извини. Хотя если ты захочешь рискнуть жизнью в местном подземелье - я бы заплатил хорошую цену за некоторые вещи, что можно там найти.
  
   Он озирал окрестности невозможно-четким взглядом, паря в восходящих потоках. Это было просто невозможно описать - все было настолько отчетливо и богато красками, словно он всю жизнь прожил с мутной пленкой на глазах - а теперь ее наконец убрали. Это напоминало ему, как в детстве родители привели его к окулисту - и тот прописал очки. Отец был изрядно разочарован, но, впервые надев стекла, Зориан понял, что уже не откажется от них. Сейчас было то же самое - только куда ярче. При желании он мог различить отдельные листья на дереве в миле от него. Дома вдалеке, что для него-человека были бы лишь размытыми кубиками, были прекрасно видны, вплоть до старой кошки, прячущейся на крыше за печной трубой.
  Быть орлом, - решил Зориан, - круто. Странно, но круто.
  Он пару раз взмахнул крыльями, меняя курс, и при этом опасно накренился. Сказать по правде, он все еще скверно летал, а приземлениях лучше и вовсе не вспоминать. К счастью, крупные птицы проводят большую часть времени в воздухе, ловя восходящие потоки, так что проблем быть не должно. Он устремил взгляд вперед, туда, где должно быть поместье Яску, и заскользил над пустошами.
  Впрочем, даже с невозможно острым зрением, ему быстро надоело лететь над лесом. Кроны деревьев надежно скрывали все, что под ними, так что смотреть было не на что. Он видел вдалеке заснеженные вершины гор - печально известные Зимние Горы, высящиеся над центральной Алтазией, по слухам - источник всего снега и холода, где каждый год пробуждается ледяное, безжалостное сердце зимы, чтобы вновь укутать землю в белое до прихода весны.
  Зориан считал это все глупыми суевериями, но как знать, может, в этих словах и есть крупица истины. Ну, например, живущий в горах невероятно сильный ледяной элементаль или что-нибудь в том же духе. О горах было мало что известно - изучать их не менее опасно, чем исследовать нижние уровни Подземелья, но награда за риск в горах куда скромнее.
  Наконец впереди показалась цель. Зориан беспокоился, не сбился ли он с курса, ведь сейчас он не мог свериться с картой, а сверху все выглядело одинаковым - но, видимо, зря. Поместье Яску было видно издалека. Вопреки его ожиданиям, конечная точка оказалась не просто неприметной поляной или стоячим камнем. Это было настоящее поместье.
  Зориан несколько раз облетел его по кругу, пытаясь понять, что же лежит перед ним. Время и стихия оставили свои следы на белеющем среди моря зелени особняке, но он определенно был обитаем. К особняку был пристроен небольшой склад - и вот он явно был новоделом. На его крыше не было мха, даже острые глаза орла не находили трещин на стенах, да и в целом он выглядел куда проще и безыскуснее, чем основное строение.
  Решительно непонятно, кому могло понадобиться строить здесь особняк. Ладно бы форт или наблюдательную башню - но роскошное жилье в отрыве от цивилизации, посреди опасных северных пустошей? Увы, его размышления были прерваны - вороны, сидевшие на деревьях вокруг поместья, заметили его и со злобным карканьем поднялись в воздух.
  Зориан тут же переключился на них. Птицы были еще далеко, но для орлиных глаз это не помеха. Это были не вороны. Они были крупнее, и их угольно-черные перья с красными кончиками отливали металлом.
  Железноклювы. Адские птицы севера. Зориан не питал иллюзий - в форме орла он не справится даже с одним, что уж говорить о целой стае. Хотя, если подумать, он, пожалуй, даже сейчас сможет сплести магический снаряд. И даже сбить парочку, прежде чем остальные порвут его на части. Только вот смысла в этом никакого нет, так что он прекратил кружить вокруг поместья и поспешил убраться подальше - пока успокоившиеся птицы не перестали кричать и не вернулись на деревья.
  И что им так не понравилось? Возможно, их просто нервировало присутствие крупного хищника.
  Ну, неважно. Все равно приземляться у самого поместья не стоило. Ближайшие окрестности хорошо просматриваются, да и наверняка защищены оберегами.
  Он стал выискивать свободное место, где можно сесть, не рискуя свернуть шею (перенос повреждений с трансформированного на реальное тело происходил непоследовательно и странно, но Лукав заверил, что смерть окончательна в любой из форм) и наконец нашел поляну к западу от поместья. Несколько дальше, чем он надеялся, но выбирать не приходится.
  После на редкость постыдного приземления, окончившегося головой в траве, Зориан вернулся к человеческой форме и несколько минут запоминал место, чтобы потом суметь телепортироваться сюда.
  Закончив, он направился к поместью, собираясь взглянуть поближе. Ему уже не хватало потрясающего орлиного зрения, но некоторые вещи лучше делать с земли - так он сможет в случае опасности телепортироваться, или, например, сделаться невидимым. Насколько он знал, у железноклювов нет магического чутья, так что оптического камуфляжа должно хватить.
  Он оказался прав - злобные птицы не обращали на него внимания, пока он подбирался к поместью, укрытый оптической иллюзией и аурой тишины. Но прежде, чем он вышел к цели, навстречу попалась стая зимних волков с особо крупным зверем во главе. В отличие от остальных, шерсть альфы не была белой. Она блестела серебром, и его мысли тоже отличались от других хищников. Сильнее, глубже, сложнее. Разумнее.
  Зориан застыл, с ужасом глядя на стаю. Двадцать два зимних волка и неизвестный науке разумный суперволк. Дерьмо, вот кто его просил лезть на рожон? Как же, поможет ему маскировка против чувствительных волчьих носов...
  Вот только... похоже, она помогала. Серебряный внезапно остановился и обвел взглядом заросли - у Зориана сердце пропустило удар, когда волчьи глаза посмотрели прямо на него - затем стая продолжила свой путь и скрылась за поместьем.
  Выждав минуту, чтобы волки отошли подальше, Зориан медленно отступил в лес и телепортировался.
  
  Подумав, он решил пока оставить поместье Яску в покое. Теперь он не сомневался, что это место связано с захватчиками, и что рано или поздно нужно будет все выяснить. Вот только обследовать поместье на его нынешнем уровне - наверняка сплошная череда смертей. К тому же он подозревал, что мэр - некромант, или, по крайней мере, имеет своих некромантов, так что гибель от их рук куда опаснее, чем просто обрыв цикла. Нет уж, если он собирается туда - то как минимум сначала должен закончить уроки Аланика и значительно улучшить свой боевой потенциал.
  Так что сейчас, когда его обучение у жреца подходит к концу, ему стоит перейти к боевой магии, а затем найти другое племя аранеа и обучиться у них искусству психика. К этому подталкивало множество причин, но главное - возможность расшифровать пакет памяти матриарха, все еще хранящийся в его мозгу.
  Он знал, что пакет далеко не вечен. Сейчас он стабилен, матриарх приложила все усилия, чтобы сделать его долговечнее, но со временем он неизбежно распадется, и вся память внутри будет утрачена. Если Зориан хочет заполнить пробелы в послании матриарха и понять, что стояло за ее словами, ему нужны эти воспоминания.
  Он вовсе не ожидал, что это будет просто. Племена аранеа совсем не обязательно дружелюбны, и даже если ему повезет - им просто нет резона учить чужака, да еще и человека, своим тайным искусствам. И даже если он получит их помощь - расшифровать нечто столь чуждое, как память аранеа, будет той еще задачей. И даже если он научится это делать - у него будет всего одна попытка вскрыть пакет, не испортив содержимое и не запустив защитные механизмы, наверняка предусмотренные матриархом.
  Но это все потом - сейчас он просто не чувствовал в себе уверенности, чтобы пойти в гнездо потенциально враждебных аранеа. Так как в ментальном бою у него нет никаких шансов, в случае столкновения остается лишь быстро сотворить мысленный щит и испепелить все на своем пути обычной магией. А для этого ему нужно как следует улучшить свои боевые навыки.
  И так вышло, что у него был способ их улучшить - а заодно восполнить свой бюджет, оскудевший после покупки у Лукава двух зелий трансформации в орла - спуститься в подземелье! Раньше до подземелья в Князевых Дверях просто не доходили руки - поиск пропавших магов души, потом уроки Аланика - но игнорировать их и дальше не было причин. Большинство монстров в окрестностях города уже не представляли для него никакой сложности.
  Так что через два дня после поспешного отступления от поместья Яску Зориан пришел к официальным воротам в подземелье и запросил разрешение на вход. К счастью, это было бесплатно - просто формальность, чтобы убедиться, что человек знает, куда идет.
  - Не забывай, эта часть подземелья так и не была толком расчищена, - сказал дежурный за стойкой, передавая ему карточку допуска. - То есть множество сокровищ все еще там, но и опасность весьма велика. Там постоянно пропадают люди. И, если ты не состоишь в местной гильдии старателей - что лично я бы порекомендовал молодому магу - то искать тебя никто не будет.
  Зориан ответил невнятным хмыканьем и пошел вперед и вниз, по длинной спиральной лестнице, пока не достиг пещеры, в которой был целый городок. Жители верхнего города называли его Деревней Старателей, хотя официально это были все еще Князевы Двери. На самом деле здесь мало кто жил - дома в основном принадлежали гильдиям либо магазинам, обслуживающим исследователей подземелий.
  Он не собирался присоединяться к одной из гильдий. Насколько он выяснил, они не допускали новичков в пещеры без нескольких месяцев подготовки, что ему совершенно не подходило. Нет, их логика была понятна - никто не хочет, чтобы их новичков растерзали в туннелях, а мало кто из магов в возрасте Зориана способен за себя постоять - но факт остается фактом, для него они бесполезны. Да и денег покупать что-либо в магазинах у него не было, так что он не стал задерживаться в поселении. Да и народ тут был с гнильцой, требовали денег за ответы на простейшие вопросы - или хотели, чтобы за их "секреты" он сперва присоединился к их гильдии. Слава богам, он мог просто прочитать ответы у них в голове.
  
   Стоя в углу большой пещеры под Князевыми Дверями, Зориан разглядывал скопление светящихся грибов. На первый взгляд - просто гигантские светящиеся грибы, что растут в подземелье здесь и там, но только на первый взгляд. Внешность его не обманула, он определенно чувствовал в гуще грибов звериные мысли... или это мысли самих грибов? Иллюзия? Или странные думающие грибы?
  Решив, что это неважно, Зориан направил посох и ударил по "грибам" испепеляющим лучом. Если он что-то и уяснил за две недели в подземелье - так это то, что все здесь хотят убить его и съесть - впрочем, не обязательно в такой последовательности. Те же каменные клещи совсем не прочь парализовать его и отложить яйца в еще живое тело, чтобы личинкам было что есть по вылуплению. Так что во всех случаях надлежало бить первым - и подходить ближе к фальшивым грибам он не собирался.
  Разумеется, стоило огненному лучу попасть в скопление, "грибы" ощетинились щупальцами туннельного спрута. Вон оно что. Способность этих тварей подражать цвету и текстуре окружающей пещеры впечатляла - и доставляла кучу проблем. Этому, впрочем, не повезло. Застигнутый сокрушительным огненным ударом врасплох, он в панике взмахнул щупальцами и осел на пол пещеры.
  Зориан кинул в него камнем, чтобы убедиться, что зверь не притворяется, потом позволил себе расслабиться. Наверное, одна из таких тварей уже убила бы его, не имей он мысленного чутья - его главного преимущества над другими старателями. Благодаря ему он вовремя находил засады копейного червя, туннельных спрутов и другие скрытые угрозы на пути к нижним, богатым уровням подземелья. Неудивительно, что Тайвен в свое время была так рада получить его в команду.
  Он направил парящие сферы-светильники рассыпаться по пещере и принялся медленно изучать стены в поисках кристаллов или редких минералов. В нетронутых уголках вроде этого кристаллы маны принесут куда больше денег, чем части животных. К тому же кристаллы маны неподвижны. Найдя их в одном цикле, он мог рассчитывать, что и в последующие месяцы они будут ждать его на тех же местах. Так что, составив карту залежей кристаллов, он сможет быстро собирать их, получая огромный доход прямо в начале каждого нового месяца. Особенно если он научится преодолевать помехи Подземелья и телепортироваться прямо внутрь.
  Увы, в этой пещере он ничего не нашел. Посмотрев на обугленное тело спрута, Зориан задумался, не забрать ли ему мозг и клюв твари - ее самые ценные части - и не вернуться ли на поверхность? Он уже нашел две крупных залежи кристаллической маны и несколько мелких, так что поход уже можно считать полным успехом, а если продолжит - ему придется спуститься глубже, со всеми причитающимися опасностями подземных глубин.
  Он решил продолжить - не то чтобы пока он был в большой опасности, и даже если угроза внезапно выскочит навстречу, он...
  Он свернул за угол и нос к носу столкнулся с парящим розовым слизнем, полностью покрытым глазами. Тварь светилась, сияющие нити танцевали внутри дымчатой полупрозрачной массы, все ее тело хаотично колыхалось, выпуская и втягивая отростки. В первый миг монстр не заметил его - бесчисленные глаза, все разного цвета, вразнобой моргали и двигались туда-сюда в глазницах. Но этот миг прошел, все глаза повернулись к Зориану, некоторые даже вытянулись на отростках, чтобы лучше разглядеть...
   Резкая боль в животе заставила Зориана распахнуть глаза. Он дернулся всем телом, прогибаясь под упавшим на него предметом, сон как рукой сняло.
  - С добрым утром, братик! - раздался над ним раздражающе-бодрый голос. - Доброго, доброго УТ-РЕ-ЧКА!
  Зориан неверяще уставился на ухмыляющуюся сестру. Что? Оно же просто...
  - Да ладно?! - прорычал Зориан, закрыв лицо руками. - Вот так, да? Оно просто посмотрело на меня, и я умер? Что это еще за способность?!
  - Эммм... - протянула Кириэлле.
  - Забудь, что я сказал, - коротко обняв сестру, Зориан поднялся на ноги. Кириэлле не отцепилась, прилипнув, как репей, так что ее пришлось нести, пока он дошел до книжной полки, вытащил четвертый том Компендиума Жителей Подземелья и принялся листать. - Мне просто приснилось.
  - Что приснилось? - заинтересовалась Кириэлле.
  - Я вот-вот должен был разбогатеть, и тут меня убил... глазозверь? - Зориан наконец нашел описание. Блин. Даже имя у этой твари было глупым.
  - Ох, - ответила Кириэлле. - Приятный сон, переходящий в кошмар. Терпеть такие не могу.
  - Я тоже, Кириэлле. Я тоже, - он захлопнул книгу, и вернул на полку. Ничего полезного там не было. Да уж, "остерегайтесь его смертоносного взгляда".
  Он задумался, не провести ли ему поисковый ритуал, но смысл в нем... Он никогда не показывал больше двух маркеров. Да и меньше тоже не показывал. Сейчас уже ясно, что так и будет всегда. Чем бы не пользовался Красный, это точно отличается от того, что используют Зак и Зориан.
  Что же до Зака, тот всегда начинал цикл с бегства из Сиории. Направление, впрочем, разнилось, похоже, он просто бесцельно странствует по Эльдемару. Интересно, почему. Парень, как и сам Зориан, явно избегает Сиории, но в остальном в его перемещениях не прослеживается никакой системы - Зориан попытался нанести маршрут Зака на карту, но это ничего не дало.
  Но да ладно. Зак есть Зак. У него и своих проблем хватает.
  - Нда. Кири, может, уже слезешь с меня?
  
  
  
  
  
  
  35. ДОПУЩЕННЫЕ ОШИБКИ
  
  [К оглавлению]
  
  
   "Худшая часть цикла - это, определенно, его начало," - думал Зориан, стоя на перроне вокзала в Сирине. Он вытащил из кармана часы, с минуту смотрел на них, потом со вздохом вернул обратно в карман. Поезд опаздывал. Поезд всегда опаздывал, поскольку приходил в первый день после рестарта, когда изменения еще не успевали накопиться.
  В эти минуты Зориан неизменно размышлял, зачем он вообще в каждом цикле садится на поезд, когда мог бы спокойно телепортироваться прямо из своей комнаты. Это избавило бы его от неприятных часов, а по парочке прошлых циклов он знал - в розыск его не объявят. По сути, он получил бы еще дополнительные полдня в каждом месяце - и это наверняка скоро сказалось бы, не так ли?
  Но как и всегда, когда ему в голову приходила эта идея, он подумал, как это воспримут мать и Кириэлле. Он не видел их в те циклы, когда сбегал из дома сразу после рестарта, но это, несомненно, не могло их не расстраивать. И пусть он не слишком ладил с матерью, он знал, что та по-своему заботится о нем - ну, как умеет - а Кириэлле...
  Он посмотрел на Кириэлле, угрюмо стоящую неподалеку. Рост навыков эмпатии имел и отрицательную сторону - теперь он знал, насколько сестра огорчена тем, что не едет с ним в Сиорию. И если даже это было настолько болезненно - он не хотел и думать, каково ей будет, если он просто исчезнет из своей комнаты. Неважно, насколько это рационально - он просто не может так поступить с ней. Он и так чувствует себя виноватым.
  Он подошел и взъерошил ей волосы. Уныние сменилось раздражением - она отпихнула его руку и ответила угрожающим взглядом. Или, скорее, взглядом, который она считала угрожающим.
  - Не будь такой мрачной, Кири.
  Она ничего не сказала, но отчетливая вспышка гнева и обиды сама по себе была ответом.
  Проклятье...
  - Слушай... - начал он, - в следующий раз я возьму тебя с собой в Сиорию, хорошо?
  Она растерянно посмотрела на него, пытаясь осознать, что он только что сказал, потом надулась и отвела взгляд. На миг ему показалось, что она ничего не ответит, но вихрь эмоций в ее мыслях успокоился, сменившись робкой, сдерживаемой надеждой.
  - Обещаешь? - тихо спросила она после недолгого молчания.
  - Да, - серьезно ответил он. - Обещаю.
  Неожиданно для себя Зориан понял, что сказал правду. Когда он наконец решит вернуться в Сиорию, он возьмет с собой Кириэлле. Это не имело никакого смысла - ему придется тратить время и силы, приглядывая за ней, да и для нее самой ехать в Сиорию куда опаснее, чем остаться дома - но он все равно это сделает. И не только ради самой Кириэлле. Он и сам соскучился по дому Имайи, по Каэлу и Кане...
  Ему пришлось отшагнуть назад, чтобы удержать равновесие - Кириэлле врезалось в него, обняв и уткнувшись лицом в живот.
  - Лучше бы тебе сдержать слово, - она с подозрением посмотрела на него снизу вверх. - А то я никогда тебя не прощу!
  - Ага-ага, - усмехнулся Зориан, потянув ее за нос, чтобы она отпустила его. Громкий свисток сообщил, что поезд наконец прибыл на станцию. - Мне пора идти. Поговорим, когда я вернусь.
  Пятнадцать минут спустя он смотрел в окно, как оживившаяся Кириэлле энергично машет рукой вслед поезду. Зориан сдержанно махнул в ответ и улыбнулся. Может, это была и не самая умная мысль, но он чувствовал, что решил правильно.
  
   Все недолгое время до Тешинграда Зориан пытался пересчитать пассажиров в вагоне с помощью мысленного чутья - что оказалось неожиданно трудной задачей из-за подавляющего магию оберега. Пусть магический белый шум, производимый защитой, сам по себе не препятствовал мысленному чутью, его влияние быстро нарастало с расстоянием, фактически ополовинивая привычный радиус восприятия. Все это неприятно напоминало магические помехи Подземелья, действующие подобным же образом.
  Хмм... Если подумать, оберег наверняка и создавался по их подобию. Выходит, если он будет тренироваться в подобном обереге, он сможет научиться игнорировать воздействие Подземелья? В любом случае, это и правда стоит обдумать. Тренироваться, постепенно наращивая мощность подавляющего оберега, кажется куда лучшим планом, чем его первоначальный, предполагавший раз за разом телепортироваться в Подземелье, пока у него не начнет получаться.
  Сойдя с поезда, Зориан тут же телепортировался в Князевы Двери и незамедлительно спустился в подземелья, собирая всю кристаллизованную ману, что он нашел в прошлом цикле до встречи с глазозверем. Но вот когда он попытался продать добычу в одном из магазинов Деревни Старателей, он столкнулся... с некоторыми сложностями.
  Судя по всему, сходить в подземелье несколько раз, возвращаясь с горсткой кристаллов, как он делал в прошлом цикле, и набрать целую сумку за один короткий заход - две большие разницы. Дело даже не в том, что в магазине не оказалось достаточно денег, чтобы все это купить - сам факт, что он набрал целое состояние за один спуск, вызвал куда больший переполох, чем Зориан мог предположить. Ведь чтобы провернуть подобное, нужно либо владеть некой секретной методикой, намного превосходящей все остальные, либо отыскать богатую жилу. Естественно, оба варианта привлекли к нему внимание каждого старателя в Князевых Дверях, да и многих, не связанных с этой профессией, тоже.
  Все его планы на цикл полетели псу под хвост. Он был в центре внимания, и не мог ни заниматься деликатными вопросами, ни поговорить с людьми без того, чтобы его узнали. Его обереги от прорицания прошли суровую проверку - за ним постоянно пытались следить с помощью магии, и хоть Зориан и считал, что защита в целом справилась со своей функцией, он не был уверен, все ли попытки удалось обнаружить и отразить. Один находчивый тип нанес магическую формулу на живых мотыльков, приспособив их для записи звука - и если бы Зориан не отгонял насекомых мысленным усилием и не заинтересовался, почему они всегда возвращаются, он бы так об этом и не узнал. Кто знает, сколько еще оригинальных уловок он просто не заметил?
  И конечно, далеко не все прибегли к способам плаща-и-кинжала. Множество людей просто хотело обсудить с ним их "невероятное предложение", и далеко не все из них восприняли отказ спокойно. По меньшей мере одна группа немедленно напала на него, когда он послал их подальше - к счастью, они оказались не так хороши, как сами они думали, и он без труда обратил их в бегство. И была как минимум одна попытка проникновения, когда незадачливый вор не пережил электрический разряд, а Зориана вызвали в полицию и сурово отчитали за избыточно смертоносную защиту помещения.
  Наконец, после недели агрессивных предложений и бесчисленных попыток следить за ним магией, Зориан признал поражение и покинул Князевы Двери. С постоянным вниманием окружающих он так и не смог спасти Лукава и Аланика, так что причин оставаться у него не было. Так что он просто собрал вещи, включая крупные кристаллы маны, что так и не смог продать, и телепортировался как можно дальше на юг.
  Да уж, век живи, век учись. В следующий раз он не станет продавать добычу в Князевых Дверях - и вообще в одном месте. Вероятно, стоит отправиться в Корсу и Эльдемар - в крупных городах никого не удивишь большими партиями кристаллов, да и магазинов там должно быть больше. Хотя Сиория подойдет еще лучше - ну, когда он наконец решит вернуться туда - и крупный город, и магический центр континента.
  Но и в этом цикле не все еще потеряно - ему есть чем заняться и вне Князевых Дверей. Например, искать другие паутины аранеа и договариваться с ними. Он помнил, что они разбросаны по всему континенту, но вот точного местоположения - кроме разоренного гнезда под Сиорией - не знал. И пусть он даже пока не готов иметь с ними дело - потратить цикл-другой, чтобы найти все паутины и выяснить, насколько они дружелюбны и готовы к сотрудничеству, не помешает. Если верить Копью Решимости, они вряд ли нападут просто за попытку поговорить. Ведь современные аранеа - потомки тех, кто обрел силу, торгуя с людьми, так что большинство едва ли будет против сделать это снова.
  Поставив себе новую цель, Зориан телепортировался в Эльдемар, столицу королевства, чтобы посетить библиотеку Общества Картографов. Ее собрание карт не знает равных, и по большей части открыто для ознакомления - если ничего не портить, то платить нужно только за те карты, что хочешь скопировать. В прошлый визит в столицу Зориан провел в их библиотеке несколько дней, переходя от полки к полке в поисках интересных карт, и пообещал себе вернуться сюда, если будет возможность. Что же, причина ничуть не хуже других.
  - Искренне надеюсь, что вы пишете не на нашей карте, молодой человек, - раздалось из-за плеча. - Потому как это, несомненно, будет расценено как порча имущества.
  Зориан подпрыгнул от неожиданности - он так увлекся, что не заметил приближения библиотекаря. Посмотрел на исписанную карту на столе, обложенную стопками картографических планшетов, путевых журналов и атласов, затем перевел взгляд на старого бородатого смотрителя.
  - Нет, - ответил он. - Это самая дешевая карта Эльдемара, что я нашел в магазине по пути сюда.
  - Хмм. Ты не против, если я спрошу, над чем ты работаешь? Здесь нечасто встретишь столь молодого посетителя, тем более - столь увлеченного исследованием.
  - Я хочу найти колонию аранеа, - сказал Зориан, не видя смысла в обмане.
  - А аранеа - это?..
  - Магические говорящие пауки.
  - А. Похоже, увлекательный проект, - сказал старый библиотекарь. - Не буду мешать. Дружеский совет - замечу, что скопировать нужные карты у нас, вероятно, вышло бы дешевле. Общество Картографов не гонится за прибылью, так что мы стараемся держать цены как можно ниже.
  - Я буду иметь в виду, - ответил Зориан. - А раз уж мы заговорили о копиях... как думаете, я могу научиться копировать документы, или это охраняемый секрет?
  - Это не секрет, - заверил его библиотекарь. - Общество стремится сделать карты общедоступными, так что мы не храним монополию на этот вид магии.
  - О, отлично, - сказал Зориан. Он знал несколько способов скопировать документ, но они основывались на анимации писчих принадлежностей. Способ откровенно не подходил для изображений, и даже тексты копировались чересчур долго. Заклятье же Общества Картографов за один раз создавало безупречную копию документа вплоть до мельчайших подробностей. - Означает ли это, что вы можете обучить меня этому заклинанию?
  - Боюсь, наша библиотека не предоставляет подобных услуг. Но если ты посетишь центральное отделение, то там можно записаться на начальные курсы картографической магии - картирование, работа с картами и поиск по картам, как то, что ты делаешь сейчас, - сказал библиотекарь. - Цены весьма доступны, и это, вероятно, пригодится тебе в поиске этих твоих "аранеа".
  Зориан задумчиво хмыкнул.
  - Думаю, я попробую, - сказал он. Благодаря своему опрометчивому поступку в начале цикла, он не был стеснен в средствах, и все равно собирался задержаться в Эльдемаре еще на несколько дней.
  Библиотекарь вскоре оставил его, и Зориан вернулся к работе над картой. Пока у него не было никаких свидетельств, но он выделил несколько мест, где стоит поискать поселения аранеа. Корса, Жатник, Гозд и Падина - крупные города с собственным спуском в Подземелье, куда легко добраться из Сиории, центра экспансии аранеа. В одном из них обязательно найдется поселение, и, возможно, если он вежливо попросит (или задобрит их взятками) они скажут ему, где искать остальных. Корса выглядела особенно подозрительной - в городе наличествовала серьезная текстильная промышленность, в числе прочего выпускающая спецодежду из паучьего шелка. Большая часть материала поступала из Сиории, что неудивительно - там производилась львиная доля паучьего шелка - но по крайней мере часть добывали на местах... у "практически безобидных гигантских пауков, обитающих в этом регионе".
  Ага. Совсем не похоже на колонию аранеа.
  Зориан сделал пометку в блокноте - проверить все поселения, производящие паучий шелк, и решил закончить на сегодня.
  
  Он пробыл в Эльдемаре пять дней, хотя сказать по правде - все, что нужно для поиска аранеа, он выяснил уже к третьему дню. Оставшиеся два дня он отдыхал и мысленно готовился к предстоящему. Приближающаяся встреча с другим племенем аранеа вгоняла в тоску - он слишком хорошо помнил, что стало с прежними аранеа, с которыми он сблизился - а идти к племени телепатов с такими настроениями явно не стоило. Он постарался отвлечься, посещая достопримечательности столицы и заглядывая в магические магазины.
  Только заглядывая, ничего не покупая - Эльдемар оказался чертовски дорогим городом. Все, от номера в гостинице до и так недешевых магических реагентов, стоило куда больше, чем в других городах. "Высокое качество требует больших вложений", - уверяли торговцы. Чушь собачья. Как он подозревал, все дело в том, что средний житель столицы просто богаче провинциала и готов заплатить больше. Множество театров, картинных галерей и музыкальных залов свидетельствовали, что жители столицы с готовностью тратили деньги.
  При всем при том, город был хорош. Упорядочен. Огороженный королевский квартал был недоступен для простолюдинов вроде него, но это не означало, что власти бросили город за пределами стен на произвол судьбы. Зориан нигде не видел откровенных трущоб - все здания были ухожены, а улицы чисты. Полиция патрулировала весь город, иногда даже совместно с вооруженными солдатами.
  Поспрашивав местных, он узнал, что за безопасностью здесь следили всегда. Еще со времен Войн Раскола Эльдемар был любимой целью террористов - и как минимум один из них сумел устроить городской пожар. От огня пострадали множество важных зданий, включая магическую академию Эльдемара и ее библиотеку. К моменту, когда город был восстановлен, большинство магов и профильных организаций перебрались в Сиорию, окончательно превращая ее в магическое сердце континента. Кажется, жители Эльдемара все еще не простили их за это. Так или иначе, после пожара меры безопасности были усилены, и так и не ослаблены впоследствии. Даже местное подземелье было методично зачищено и преобразовано в нечто более подконтрольное. Спускаться в подземелье в столице было запрещено, вместо этого королевская семья несколько раз в год направляла туда солдат, уничтожать все сколь-нибудь опасное.
  То есть он мог вычеркнуть Эльдемар из списка возможных обиталищ аранеа. Если тут и была колония, ее наверняка уничтожили или изгнали. И теперь он понимал, почему целью заговорщиков была Сиория, а не Эльдемар, хоть в столице и находились королевский дворец, сокровищница и здания правительства - куда более желанные цели для врагов государства. Город был слишком хорошо защищен, и подобная масштабная акция здесь была просто невозможна.
  Он все-таки посетил курсы Общества Картографов. Точнее, он доплатил и получил личного инструктора, чтобы сэкономить время. Маг, присланный Обществом, приятно удивил Зориана - молодой человек был вежлив и последователен в обучении. Приятное разнообразие на фоне учителей, с которыми обычно приходилось иметь дело. Они провели всего три занятия, но этого хватило, чтобы освоить множество специализированных заклятий, далеко не все из которых работали с привычными бумажными картами. Зориану особенно понравилось заклятье, проецирующее иллюзорную модель окрестностей над ладонью заклинателя - он вдоволь с ним поигрался.
  Его подмывало провести здесь остаток цикла, возясь с картами и гуляя по столице, но он не стал. Перед ним стояла задача, а отпущенное ему время неумолимо сокращалось. Вечером пятого дня он собрал вещи и направился в Корсу, искать аранеа.
  
   Корса была большим городом - третьим в королевстве после Эльдемара и Сиории. И хоть Зориан и не сомневался, что где-то здесь живут аранеа, на поиски в Подземелье уйдут годы. Так что он не стал даже пытаться. Вместо этого он пошел к местному производителю шелка и прямо попросил представить его аранеа.
  Тот заявил, что не понимает, о чем Зориан говорит, и выкинул его из магазина, сказав больше не возвращаться. Жестко. Впрочем, он и не ожидал, что торговец согласится. Ему нужно было, чтобы тот передал своим партнерам-аранеа, что в городе странный парень, спрашивающий о них. И если местные аранеа хоть немного похожи на родичей из Сиории, они тут же этим заинтересуются. Ему не придется искать паучих - они сами его найдут.
  Им потребовалось меньше двух дней.
  Поздним вечером второго дня в Корсе Зориан ощутил в своем радиусе присутствие аранеа. Учитывая, что он сидел в траве на пригорке за городом, и вокруг не было ничего важного, можно было не сомневаться - это за ним.
  [Приветствую,] - телепатически передал Зориан. - [Меня зовут Зориан Казински. Я пришел торговать.]
  Разум аранеа все еще был чужд и странен для него, но эту эмоцию он разобрал - паучиха была потрясена до глубины души.
  [Ты Открыт?] - спросила аранеа несколько секунд спустя.
  [Да,] - подтвердил Зориан. Он решил не упоминать аранеа Сиории и свою связь с ними - вдруг они враждуют или еще что-нибудь. - [Могу я узнать, с кем разговариваю?]
  [Я - Искательница Восьми Универсальных Путей, из паутины Клинков Глубины,] - передала аранеа. - [Ты можешь звать меня просто Искательница.]
  [Значит, Искательница. Прежде всего, я хотел бы извиниться за способ, которым привлек ваше внимание - я просто не знал, как с вами связаться. Надеюсь, я не вызвал серьезного беспокойства,] - сказал Зориан. - [И надеюсь, что несмотря на не самое удачное начало, мы сможем договориться.]
  [Боюсь, я не в праве говорить за всю паутину, так что ничего не могу обещать. Моей задачей было просто найти тебя и доложить паутине о результатах,] - откликнулась Искательница. В переводе с дипломатического - она должна была выпотрошить его память и узнать, что ему нужно, но из-за того, что он сам психик, план поменялся. - [Впрочем, я уверена, что столь незначительный инцидент будет забыт, если в будущем ты не станешь нас так пугать. Чтобы мне было что доложить матриарху - чем ты собираешься торговать?]
  [Я ищу знаний и тренировки,] - сказал Зориан. - [Точнее, мне нужна помощь в освоении сил психика.]
  [Но ты и так довольно искусен,] - заметила Искательница. Она направила слабенький щуп в обход защит Зориана, но тут же отступила, когда он жестко отразил вторжение. - [Мало кто из людей столь свободно говорит телепатически, и еще меньше тех, кто заметил бы мою попытку.]
  [Вы мне льстите. Мы оба знаем, что в ментальных искусствах я все еще новичок,] - сказал Зориан. - [Я хочу продвинуться дальше основ. По меньшей мере, мне нужно уверенно освоить телепатический бой и манипуляции с памятью.]
  Искательница передала вспышку удивления и неуверенности - Зориан так и не понял, что это означало. Какое-нибудь ругательство аранеа?
  [Ты действительно амбициозен, маленький человек,] - сказала она. - [Надеюсь, ты понимаешь, сколь многого просишь. Не думаю, что это понравится главам. Что ты предлагаешь взамен?]
  [У меня есть несколько магических предметов, которые, думаю, будут вам полезны. В том числе те, что позволяют говорить телепатически на больших расстояниях. Я сам изобрел их и изготовил, так что могу доработать схему по вашему запросу. И, поскольку я неплох в магии, я могу выполнять задачи, в которых требуется человеческая магия. Наконец, я владею важной информацией, которую мы можем обсудить позже - подозреваю, она вас очень заинтересует.]
  Аранеа замолчала, переваривая принятое, затем ответила неуверенным согласием.
  [Понятно,] - сказала Искательница. - [Как я уже сказала, я не вправе заключать сделки, но я передам твои слова матриарху. Следует ли мне передать что-то еще?]
  [Эм, нет. Я только хотел узнать, как мне связаться с вами в будущем?]
  Искательница замолчала на несколько мгновений, потом передала ментальную карту нижних уровней канализации Корсы - три места были отмечены синими солнышками.
  [Ты можешь просто прийти в одно из этих мест, но, пожалуйста, прояви терпение. Вероятно, мы будем готовы встретить тебя не ранее, чем через пару дней - и поспешность будет говорить не в твою пользу.]
  [Хорошо,] - согласился Зориан. Ему не хотелось торчать в Корсе, ожидая их решения; к счастью, ему и не требовалось. Он даст им средство связи, и заодно продемонстрирует качество своего товара - сразу двух зайцев.
  Он достал из кармана крупный деревянный диск и положил на землю.
  [Это телепатический ретранслятор,] - сказал он Искательнице. - [Тот, кто коснется его, сможет говорить с носителем парного диска - вне зависимости от расстояния. В данном случае парный ретранслятор у меня. Я не задержусь в Корсе надолго, так что используйте его, когда примете решение.]
  [Я не понесу потенциально опасный предмет в поселение,] - ответила Искательница. - [Но, полагаю, его можно унести куда-нибудь в дальний угол подземелья, где на него никто не наткнется. Прощай, Зориан Казински. Если получится, мы встретимся через несколько дней.]
  
   Пока Клинки Глубины решали, принимать или нет его предложение, Зориан тоже не терял времени - он покинул Корсу и направился дальше, в поисках других поселений аранеа. Увы, хоть другие колонии и размещались под менее крупными городами, найти их оказалось куда сложнее. К моменту, когда Клинки Глубины наконец связались с ним, он нашел только одну колонию. Прославленные Собиратели Самоцветов жили под небольшой деревушкой недалеко от Тиклина и, хоть и встретили его вежливо и дружелюбно, сразу сказали, что по договору с жителями деревни торгуют только и исключительно с ними. Досадно. Впрочем, они с готовностью назвали ему местоположение пяти других паутин в ближайших окрестностях - из тех, кто мог согласиться на его предложение - так что это все равно был успех.
  Однако, прежде чем он навестил хоть кого-то из этого списка, Клинки Глубины наконец-то передали, что готовы заключить сделку. В этом цикле оставалось всего полторы недели, так что едва ли он успеет что-то от них получить - но Зориан все равно отправился на встречу.
  Вот только прибыв на условленное место, он обнаружил всего двух аранеа, что было очень подозрительным. Весь его скромный опыт общения с паучихами свидетельствовал, что их должно быть как минимум три - переговорщик и два телохранителя. Матриарх Сиории не являлась без как минимум четверых стражей - и это на встречу с ним, кого она знала и не опасалась. Прославленные Собиратели Самоцветов пришли на встречу ввосьмером.
  Его худшие подозрения подтверждались - аранеа сказали, что они лишь проводники, которые отведут его на место настоящей встречи. Все это настораживало, тем более, что аранеа повели его вниз, в глубины подземелья под Корсой. Слишком глубоко, на его вкус.
  - Ну все, хватит. Дальше я не пойду, - громко сказал Зориан, не утруждаясь телепатической речью. Его голос гулко отразился от стен огромной пещеры, сопровождающие аранеа вздрогнули.
  [Пожалуйста, потерпи,] - нервно сказала одна. - [Мы почти пришли. Еще немного, и будем на месте.]
  - Тогда вы можете просто сходить и привести их сюда, - ответил Зориан. - Мы можем поговорить и здесь... если вы не заманиваете меня в ловушку.
  Они сжались при его словах - и это сказало Зориану все, что следовало знать. Он едва успел влить ману в заклятье ментального щита, впечатанное в медальон под рубашкой, как сдвоенная ментальная атака обрушилась на него, словно кувалды. Он немедленно ударил в одну из аранеа перезаряженным магическим снарядом, буквально размазав ее. Разум паучихи угас, он больше ее не чувствовал.
  Вторая аранеа, поняв, что не сумеет вовремя пробить ментальный щит, прыгнула на него, обнажив клыки. И бессильно отлетела назад, отброшенная магическим щитом. Зориан выхватил жезл из-за пояса и направил на нее.
  - Почему? - спросил он. - Скажи мне, и, возможно, я не испепелю тебя на месте.
  Она не отвечала. Через секунду Зориан, к своему стыду, осознал, что она просто не может - глухой ментальный щит полностью отрезал его от телепатии. Он ненадолго приглушил щит, держа паучиху на прицеле.
  [Пожалуйста, я ничего не знаю!] - мысленно взмолилась она. Зориан был готов к атаке через мысленную связь, но она даже не пыталась. Панический страх полностью захватил ее. - [Я просто должна была отвести тебя, никто не объяснил мне причин! Пожалуйста, не убивай меня, я не хочу умирать!]
  Зарычав, Зориан ткнул в нее засветившимся жезлом. Он ощутил вспышку ее страха, она скрипуче вскрикнула и сжалась, ожидая смерти... потом замерла, когда вокруг нее просто появился прозрачный силовой купол.
  И тут Зориан ощутил двух аранеа, приближающихся с той стороны, куда его вели "проводники". И еще, потом еще...
  Срань. Похоже, проводники успели предупредить основные силы. Он яростно посмотрел на уцелевшую паучиху, заставив ее сжаться еще сильнее, и побежал в сторону выхода. Он знал, что люди бегают быстрее аранеа, так что он может просто...
  Прямо по курсу, отрезая путь, проявились отметки восьмерых аранеа.
  Зориан проклял свое невезение и затормозил, пытаясь найти выход. Его мысленный щит не протянет долго против... шестнадцати аранеа?! А, нет, восемнадцати, просто две отстали от остальных.
  Удары шести аранеа врезались в его защиту, не пробив, но заставив покачнуться - перед глазами поплыло, ноги стали ватными. На миг мелькнуло отстраненное удивление, почему атакуют только шесть - потом он вспомнил объяснения Новизны. Если слишком сильно бить по мысленному щиту, можно повредить то, что под ним.
  Атака с семи сторон. Его щит держал, но уже из последних сил - сам же он упал на колени.
  Они не пытались убить его. Конечно нет, зачем им это? Они хотели захватить и...
  Он едва не отрубился, когда удары девяти паучих смяли его защиту, как яичную скорлупу, и вонзились в его беззащитный разум. Мучительная боль ослепляла, изгоняя все мысли, не давая сосредоточиться. Ему нужно было что-то сделать, он точно знал, что должен, но хоть убей - не помнил, что именно...
  Он ощутил, как одеревенели мышцы - кто-то чужой захватил власть над его телом и потянулся к памяти, за его знаниями. Он... должен... что-то... должен...
  Внезапно в мозгу возникла отчетливая картинка - два ожерелья на его шее, одно - с защитным заклятьем, так и не спасшим его, а второе...
  В голове прояснилось, теперь он знал, что должен сделать. Активировать кольца самоликвидации. Он ощутил чужую панику - аранеа поняли его намерение; еще три удара разорвали течение его мыслей. Они были куда слабее, чем те, что пробили его щит, но для незащищенного разума ощущались, как раскаленные ножи, вонзающиеся в мозг. Он сумел удержать нужную мысль - он должен во что бы то ни стало активировать кольца. Под ударами раскаленных ножей он забыл, что это за кольца, забыл, зачем ему это, но он помнил, что должен сделать. Должен... должен...
  Едва ощутимый импульс маны коснулся колец на цепочке - и мир вспыхнул светом и жаром.
  А потом была темнота.
  
   Как и много раз до того, Зориан проснулся в своей комнате в Сирине. Однако в этот раз он проснулся не из-за прыгнувшей на него Кириэлле, и за окном было не утро - был вечер.
  Ну, и еще у него просто раскалывалась голова. Еще одно существенное отличие.
  Внезапно дверь открылась и в комнату неуверенно, словно опасаясь того, что может увидеть, заглянула знакомая голова. Зориан сощурился - без очков все было размытым - и внимательно посмотрел на Кириэлле.
  У нее же почему-то удивленно расширились глаза. Он потянулся к ее мыслям, чтобы узнать в чем дело, и...
  - Оу, - простонал он. Да, похоже, этого делать не стоило.
  - Мам! Он пришел в себя! Он проснулся! Он проснулся! - закричала Кириэлле, оглушительно топая по лестнице. Зориан поморщился и попытался вспомнить, что же произошло. Как, проклятье, он умудрился сотворить с собой такое в самом начале цикла? Последнее, что он помнил, было...
  Внезапно воспоминания нахлынули волной, принеся с собой новую вспышку боли - он вспомнил все. Ну, не буквально все - его память после схватки с "проводниками" была перемешана и размыта - но достаточно, чтобы понять, что произошло.
  Эти гребаные вероломные твари!
  - Зориан?
  Голос матери заставил его вздрогнуть от неожиданности, возвращаясь к реальности.
  - Э... я... почти в порядке, - пробормотал он. - Адски болит голова, но не думаю, что это что-то серьезное. Можешь подать мне очки?
  Стекла вновь сделали мир отчетливым - теперь он видел, насколько обеспокоена смотрящая на него мать. Он мысленно поморщился. Он знал, что произошло, но лучше будет притвориться...
  - Что со мной случилось?
  - Ты не просыпался, - ответила мать. - Не поверишь, как ты перепугал Кириэлле - утром она прибежала с вытаращенными глазами, крича, что убила тебя. Ну, ты очевидно не был мертв, но что бы мы ни делали, мы не могли тебя разбудить. Мы вызвали врача, но он не нашел причину. По его словам, ты просто неожиданно впал в кому.
  Зориан медленно кивнул. Звучало логично. Клинки Глубины здорово его... стоп, что там было в начале?
  - Убила меня? - переспросил он.
  - Ничего такого я не говорила! - возразила Кириэлле, входя с тарелкой супа в руках. - Мама просто придумывает! Я только... эм...
  - Расслабься, Кири, - вздохнул он. - То, что ты прыгнула на меня, не могло вызвать такой эффект.
  Судя по воцарившемуся молчанию, он явно сказал что-то не то. В чем?..
  Ох. О черт.
  - Как ты узнал, что я это сделала? - спросила Кириэлле.
  - Потому что... ты всегда это делаешь? - предположил Зориан. Мозг все еще отказывался работать нормально. Наверное, поэтому он и прокололся. - О, суп? Это мне?
  - И вовсе не всегда, - надулась Кириэлле, сунув ему тарелку. Фух, кажется, обошлось. Хотя мать смотрит с подозрением.
  Набросившись на еду - аранеа истерзали его разум, но желудок был в порядке, а он весь день ничего не ел - Зориан задумался над сложившейся ситуацией. Этот цикл, судя по всему, потерян. Головные боли будут явно преследовать его не одну неделю, постепенно сходя на нет, а с больной головой от него никакого толка. Ко всему прочему, он сомневался, что мать после такого инцидента отпустит его в академию, так что из Сирина он может разве что сбежать. Вероятно, в этом месяце лучше всего отдохнуть и подлечиться, а также проверить, не осталось ли в голове никаких поганых сюрпризов или необратимых последствий нападения.
  Он перевел взгляд на мать и Кириэлле - те обеспокоенно смотрели на него, словно он мог в любой момент снова впасть в кому - потом на пустую тарелку в руках.
  - Так, - сказал он, - а добавки у вас, совершенно случайно, не найдется?
  
   Как он и подозревал, мать и слышать не хотела о возвращении в академию сразу после необъяснимой комы и настаивала, чтобы он остался дома. С другой стороны, она и отец собирались через три дня выехать в Кос, и она вовсе не хотела откладывать поездку. Поскольку Зориан меньше всего на свете хотел побыть в обществе родителей (сейчас мать была на удивление добра к нему, но едва ли эффект сохранится дольше пары дней), он полностью поддерживал ее первоначальный план и был готов остаться дома один.
  В итоге мать и отца не пришлось долго упрашивать. Зориан пообещал, что пробудет дома как минимум месяц, прежде чем вернется в академию; соседи взялись время от времени заглядывать, чтобы убедиться, держит ли он слово. А, ну и Кириэлле оставили с ним - но теперь это его уже не напрягало.
  Что интересно, в этот раз он впервые с начала временной петли поговорил с отцом. Хватило одного ехидного комментария про "слабого, теряющего сознание сына", чтобы вспомнить, почему он не делал этого раньше. Если повезет, то в следующих циклах ему не придется с ним общаться.
  Месяц тихо прошел за лечением и отдыхом. Кириэлле поначалу энергично взялась "выходить его", но ее хватило буквально на пару дней, после чего она махнула рукой и свалила всю готовку и работу по дому на него. Он не возражал - она хотела как лучше, но умела готовить лишь подгорелое мясо да недоваренные яйца. Зато с ее точки зрения, это означало, что он снова в порядке, и она вскоре стала приставать, чтобы он научил ее магии. От нечего делать, он согласился. По крайней мере, к магии она относилась с большим усердием, чем к готовке.
  Когда цикл приближался к концу, Зориан наконец вздохнул с облегчением. Он не обнаружил никаких долговременных последствий ментального нападения. Мерзкие головные боли достаточно быстро утихли - к третьей неделе он был в полном порядке. После второй недели он мог свободно пользоваться силами психика, и в памяти не было пробелов - даже воспоминания о последних ударах сложились в стройную картину к концу первой недели, хоть самый конец было трудно понять из-за сумеречного состояния. Пакет памяти матриарха, к счастью, тоже не пострадал, дожидаясь момента, когда он сумеет его правильно открыть.
  Ему повезло. Все могло кончится намного хуже. Неизмеримо хуже. Не сумей он вовремя активировать кольца...
  И все же - это тоже опыт. Ему просто нужно лучше готовиться к посещениям аранеа в следующих циклах. Прославленные Собиратели Самоцветов дали ему наводку на пять племен - не могли же они все оказаться вероломными подонками, ведь так? Но при том ему следует готовиться намного тщательнее, чтобы события прошлого цикла больше никогда не повторились.
  Если еще одно племя аранеа задумает напасть на него - он покажет им, какую чудовищную ошибку они совершили.
  
  
  
  
  
  
  36. БИТВА УМОВ
  
  [К оглавлению]
  
  
   И наконец отдых длиной в месяц подошел к концу. Последние часы цикла Зориан провел с Кириэлле, на летнем фестивале в Сирине. Кири была в восторге - ни на одном фестивале раньше ей не позволяли бодрствовать так поздно, да еще и на улице. Он же, сказать по правде, не разделял ее восхищения - летний фестиваль в Сирине, как обычно, был невыразимо уныл. Зориан уже почти что хотел, чтобы сюда явились ибасанские захватчики - хоть какое-то разнообразие.
  Ну ладно. Нет, на самом деле он этого не хотел. Просто весь праздник был крайне скучен, вот и все.
  В любом случае, с началом нового цикла (традиционно открытого утренним прыжком Кириэлле) он решил вновь попытаться наладить контакт с аранеа и обучиться у них магии разума. В прошлый раз вышло, мягко говоря, не очень, но потом был целый месяц работы над ошибками, и теперь он готов попытаться вновь. Ну, конечно же, не прямо сейчас - он же не собирается немедленно телепортироваться к ближайшему поселению. Он и близко к ним не подойдет, пока не подготовит все необходимое и не отработает тактику. Соответственно, Зориан начал цикл так же, как и большинство предыдущих, отправившись в Князевы Двери.
  Прибыв в город, он прежде всего озаботился двумя вещами. Во-первых, он спустился в подземелье и собрал все кристаллы маны, что он помнил... и ни одного не продал - ни в Деревне Старателей, ни в городе наверху. В этот раз он надеялся обойтись без фурора и нескончаемых попыток шпионажа. Во-вторых, он спас от убийц Лукава и Аланика - хоть в этом цикле и не собирался учиться у жреца. Одна из причин его поступка была сугубо сентиментальной - они оба многим помогли Зориану, и оставить их умирать, когда он мог это предотвратить, было просто неправильно - хоть их спасение, учитывая временную петлю, и было бессмысленно. Другая причина заключалась в том, что это давало ему сравнительно безопасный боевой опыт. Он знал, что может выстоять против зомби-вепрей, атаковавших Лукава, и против группы, напавшей на храм Аланика - но это по-прежнему были схватки насмерть, требовавшие полной отдачи.
  Когда-нибудь, когда аранеа наконец обучат его своему искусству, он захватит двух магов, нападавших на храм, и прошерстит их память - вдруг они знают что-то важное? Пожалуй, и нескольких стрелков - тоже...
  Но не стоит забегать вперед. Не будем считать цыплят до осени - вопрос сейчас не в том, как использовать магию разума, а в том, как вообще добиться, чтобы его этой магии обучили.
  И первая и самая очевидная проблема - что делать, если все опять пойдет наперекосяк. Сколько бы он ни страховался, всегда остается шанс, что он переоценит себя - или что его застанут врасплох. Технически, на этот случай у него есть кольца самоликвидации, но схватка с Клинками Глубины продемонстрировала ему, как долго он тянет, прежде чем обратиться к ним. Ему следовало не ждать до последнего, а подорвать себя еще в момент, когда он понял, что выход перекрыт. Он мог придумать множество оправданий, но все они сводились к простой истине: он не хотел умирать. Его инстинкт самосохранения силен - и противится осознанному решению убить себя... хоть чисто логически он и понимает, что эта смерть не окончательна. Вот он и колебался, пока не стало несомненно, что ему не спастись - и это промедление едва не стоило ему всего.
  При всем при том Зориан вовсе не хотел поломать себе психику, приучившись убивать себя - это явно не самая полезная привычка, особенно когда он вырвется из временной петли. Так что оставались два варианта решения проблемы. Во-первых, настроить самоликвидаторы на автоматическое срабатывание при определенных условиях. И во-вторых - расширить свой выбор на случай провала - чтобы не приходилось либо биться насмерть, либо убивать себя. Ему нужен способ сбежать с поля боя.
  Автоматическое срабатывание казалось перспективным, к тому же Зориан уже имел дело с подобными схемами, изучая обереги - защиту, как раз и построенную на активации при выполнении заданных условий. К сожалению, если условия для большинства оберегов были сравнительно просты - вроде "к объекту прикасается человек" или "незарегистрированное живое существо пересекает границу" - то подобрать триггер, который убьет его в случае вмешательства в разум, но не сработает при обычной телепатической беседе, или от удара по голове, или от головокружения, или тысяч других неопасных воздействий... Даже если он сумеет создать нечто столь изощренное, ему еще придется мучительно долго проверять надежность полученной схемы. Проверять с помощью доверенного помощника-аранеа, что, по сути, лишает этот вариант всякого смысла.
  Так что он решил жульничать. Вместо сложного, отлаженного сочетания условий - простой, как кувалда, триггер. Он настроил кольца на взрыв в случае потери сознания или острой головной боли... но только в активированном состоянии. В обычной жизни схема будет отключена, чтобы не срабатывала почем зря, но при первых же признаках опасности он включит ее. Не самое изящное решение, но пока сойдет. Еще бы не забыть выключить ее, когда опасность минует. Будет очень неловко взлететь на воздух только потому, что лег спать.
  Закончив с этим, он переключился к способам отхода. Он рассмотрел все варианты - научиться у Лукава превращаться в горного червя или другое подземное существо, заклинания изменения, прокладывающие новые пути и создающие подземные убежища, смену фазы, ускоряющую магию и многое другое. Но чтобы он ни обдумывал, мысли неизменно возвращались к телепортации. Вершине магии движения, затмевающей все неуклюжие подобия. Если бы он мог как-то защититься от воздействия Подземелья и телепортироваться прочь, он бы просто не попал в западню Клинков Глубины, и вопрос самоликвидации даже не стоял бы перед ним.
  К счастью, за месяц отдыха Зориан нашел способ обойти проблему воздействия. Так что прежде, чем спускаться в туннели, он превратил один из валунов у входа в якорь заклятья возврата.
  Заклятье возврата как раз и было создано для быстрого отступления, а связь между заклинателем и его якорем позволяла даже телепортироваться из-под воздействия блокирующего оберега. Во всяком случае - простого оберега, препятствующего расчету, а не блокирующего вообще любые пространственные техники. Так что Зориан полагал, что заклятье прекрасного выдернет его назад к якорю и в условиях подземной интерференции.
  И, в целом, он оказался прав - вот только после определенной глубины воздействие на связь становилось слишком сильным, и она обрывалась. Зато до этой границы заклятье работало безупречно, немедленно возвращая его на поверхность. Доступная глубина его совершенно не устраивала, но он был уверен, что сможет укрепить связь. Еще два дня он потратил, чтобы, используя все, что он знает о магических метках и заклинательных формулах, создать мощный якорь возврата - способный выдернуть его назад с любой глубины, сквозь любую толщу камня. Ему удалось, хотя теперь для якоря годились только крупные объекты, на которые можно нанести всю новую формулу. Ну и ладно, для его целей от якоря и не требуется особой мобильности.
  Удовлетворенный успехами на обоих направлениях, Зориан потратил остаток недели на разработку всевозможных магических предметов и ловушек... в том числе более боеспособной версии своего деревянного голема. Големы, не имея собственного разума, практически неуязвимы для телепатических искусств аранеа, так что он собирался взять его с собой под видом носильщика. Вообще-то это и будет скорее носильщик - его изделие все еще очень далеко от смертоносного, мобильного узла оберегов, какими являются настоящие боевые големы... но все же это очевидно охранный механизм, и аранеа тоже это поймут. С таким стражем за спиной даже самые самонадеянные паучихи дважды подумают, прежде чем нападать.
  Или, по крайней мере, он на это надеялся. С другой стороны, он надеялся, что впечатление от голема будет не слишком сильно - если он напугает аранеа, они просто откажутся с ним общаться...
  Но хватит переживать попусту. Пора рискнуть. Собрав вещи, он вместе с големом телепортировался к поселению аранеа, что в прошлый раз приняли его дружелюбно. Пора вновь навестить Прославленных Собирателей Самоцветов.
  
   В свой прошлый визит Зориан узнал, что эта колония добывает всевозможные драгоценные камни, в изобилии встречающиеся в местном подземелье, и обменивает их в ближайшей деревне на продукцию человеческих мастеров. Они, по сути, были шахтерами. Они сразу предупредили, что по соглашению с деревней не могут торговать с другими людьми, зато сообщили координаты пяти других поселений, где ему могли помочь. Так как его основной задачей и было выйти на контакт с как можно большим числом поселений, Зориан понял их слова буквально и не стал задерживаться. Но, подумав на досуге, он понял, что сглупил. Запрет на торговлю ничуть не мешал им принимать дары. И ему следовало их преподнести - кроме того, что это могло бы сподвигнуть их помочь ему еще чем-то, нельзя исключать возможности, что сразу после визита они сообщили о нем другим колониям. И в этом случае он определенно предпочел бы положительный отзыв, который был бы куда вероятнее, если ходить в гости не с пустыми руками.
  Черт, у него ведь даже был для них идеальный подарок. Хоть он и продал большую часть кристаллов маны, собранных в подземелье под Князевыми Дверями, у него оставался неплохой запас для собственных экспериментов - и подобных ситуаций. Он не сомневался, что Собиратели с удовольствием приняли бы от него кристаллизованную ману - ведь они и сами продавали подобные вещи в деревне, и наличие у них еще парочки не вызвало бы ни у кого никаких подозрений.
  Зориан вошел в туннель, ведущий к колонии Собирателей, и передал ближайшему часовому условный сигнал, которому его в прошлый раз научила матриарх паутины. Если аранеа и были удивлены, что человек знает, как правильно выйти на связь и попросить аудиенции, то они ничем это не выдали. Вместо этого к нему вышла матриарх, Та, Что Пожирает Огонь И Видит Злато, и ее эскорт из десяти аранеа. Хех, на две больше, чем в прошлый раз... видимо, он все-таки добился какого-то эффекта, приведя с собой голема. Но, хоть в этот раз матриарх держалась более напряженно, она ничем не возразила на присутствие голема, и, по сути, повторила ту же речь, что и в прошлый раз. Что им лестно его внимание, но они связаны обязательствами и не могут торговать с ним; зато есть множество других колоний, и можно поспрашивать там. Вот только в этот раз она назвала не пять, а восемь поселений. Помимо уже известных ему Жителей Лабиринта Розы, Хранителей Желтой Пещеры, Изысканных Мудрецов, Следующих За Рекой и Просвещенных Поборников, она открыла ему поселения Владеющих Талисманами, Служителей Призрачного Змея и Посвященных Молчащих Врат. Странно. Почему в этот раз список длиннее?
  [Три последние паутины чем-то отличаются?] - спросил он.
  [А, так ты слышал о них?] - поняла его по-своему матриарх. - [Да, они несколько сомнительны в своих отношениях с людьми и аранеа. Я бы не послала к ним молодого мага вроде тебя, но, думаю, ты можешь о себе позаботиться.]
  И выразительно посмотрела на голема.
  [Это просто носильщик,] - сказал Зориан.
  [Ну разумеется,] - телепатический ответ матриарха окрасился иронией. - [Уверена, глифы на корпусе - тоже просто для красоты. Возвращаясь к нашему разговору - можем ли мы еще что-то для тебя сделать?]
  [Вы уже сделали больше, чем я смел надеяться, досточтимая матриарх,] - честно ответил Зориан.
  Он приказал голему подойти ближе и, проигнорировав прокатившуюся по собравшимся аранеа волну напряженности, вытащил из его рюкзака коробку. Снял крышку, открыв лежащие внутри кристаллы маны, и положил на землю перед матриархом.
  [Пожалуйста,] - сказал он, - [примите этот скромный знак моей признательности за помощь.]
  Несколько секунд матриарх молча смотрела на коробку, потом странно задвигалась. А, стоп, она всем телом пытается изобразить покачивание головой.
  [Я не могу это принять,] - возразила она.
  Зориан нахмурился.
  [Уверен, руководство деревни не сочтет подарок нарушением торгового соглашения?]
  [Дело не в этом! Сам твой подарок слишком щедр,] - сказала матриарх. - [Их слишком много.]
  [Со всем уважением - не соглашусь,] - твердо сказал Зориан. - [Вы тепло встретили и были честны со мной. И хоть вы сами не могли мне помочь, вы указали мне путь. Сказав мне координаты, вы, вероятно, избавили меня от долгих месяцев поиска. Так что это меньшее, чем я могу отблагодарить вас за потраченное время.]
  Матриарх молчала. Подождав, Зориан пришел к выводу, что разговор окончен, и пора уходить.
  [Так или иначе, думаю, мне пора,] - сказал он. - [До встре...]
  [Подожди,] - прервала его матриарх. - [Одна из паутин, о которых я говорила. Просвещенные Поборники.]
  [Да?] - заинтересовано спросил Зориан.
  [Они посвятили себя совершенствованию психических способностей до самого предела - даже по нашим меркам. В числе прочего это означает, что они крайне заинтересованы в изучении редких случаев - например, аранеа с уникальной способностью... или психика-человека. Ты нужен им ничуть не меньше, чем они тебе - помни об этом, поскольку они наверняка притворятся, что делают тебе величайшее одолжение.]
  [...Вот как,] - ответил Зориан. - [Хорошо, что вы предупредили. Благодарю за совет, мудрая матриарх.]
  [Право, не стоит,] - сказала она. - [Я просто немного помогла хорошему человеку. К тому же, эти высокомерные Просвещенные Поборники вечно смотрят на нас, простых шахтеров, сверху вниз, считая, что мастерство психика делает их лучше... Я не расстроюсь, если с них слегка собьют спесь. Но хватит о них, я сейчас поняла, что держу гостя на пороге. Если желаешь, я могу показать тебе наше скромное обиталище. И по пути мы сможем еще немного поговорить.]
  Зориан согласился, но сам незаметно активировал кольца самоликвидации.
  Просто на всякий случай.
  
   Несмотря на опасения Зориана, предложенный матриархом обход поселения обошелся без сюрпризов. Не было ни внезапных атак, ни холодящих кровь откровений - просто пробежка по туннелям с краткими комментариями. Зориан понял, что ему показывают внешнюю, наименее важную часть поселения... но, поскольку обход был лишь предлогом для разговора и обмена сведениями, не стал поднимать этот вопрос.
  Матриарх кратко обрисовала ему другие паутины. Самыми необычными оказались Жители Лабиринта Розы - они никогда не поднимались на поверхность. Большинство аранеа, живя под землей, все равно очень зависели от поверхности - но только не Жители Лабиринта Розы, чья подземная жизнь не находила у других аранеа объяснения. Матриарх не знала, согласятся ли они учить Зориана, но была уверена, что они хотя бы не нападут. Хранители Желтой Пещеры, судя по всему, обнаружили настоящую редкость - подземный грибной лес - и сделали его своим домом. Они ревностно охраняли свою территорию, зная, сколь соблазнителен для всех подземный лес, но их тоже стоило навестить. Изысканные Мудрецы занимались "пряжей", тем, что заменяет аранеа заклинательные формулы - вместо того, чтобы высекать глифы на предметах, они вплетали магию в сложные конструкты из паутины. Зориан не понимал их подход - ведь паутина в любом случае куда более хрупка, чем вырезанный на камне или металле узор - но аранеа действовали именно так. По всей вероятности, из соображений удобства - лапы аранеа не очень-то приспособлены, чтобы что-то долбить и высекать, для этого им пришлось бы пользоваться магией изменения. Сплести паутину куда проще. Следующие За Рекой жили на берегу подземной реки и здорово наловчились делать лодки - и пользоваться ими. Это сделало их мобильнее, чем любая другая паутина аранеа, и позволило собирать куда больше ресурсов. Они активно торговали с людьми, хотя и не знаниями - просто добытыми вещами. И наконец, Просвещенные Поборники. Их территория была бедна ресурсами, так что они не имели дела с людьми - за отсутствием возможности, а не желания - взамен предлагая другим аранеа свое мастерство психиков. Матриарх настаивала, что Поборники завидуют богатству Собирателей, и не удержалась от колкостей об их характере и даже сексуальной потенции. Впрочем, она нехотя признала, что Поборники - при верном подходе - его лучший шанс обучиться.
  Зориан никак не ожидал, насколько искусны оказались местные аранеа в вопросах ремесла. Паутина Сиории получала всю ремесленную продукцию от людей, не производя ничего, кроме шелка и частей монстров. Это напомнило ему Новизну и ее мечту овладеть "людской магией ремесла"... но мысли о Новизне вызвали в нем гнев и чувство вины, так что он оставил их.
  О трех последних паутинах матриарх знала лишь общие сведения. Владеющие Талисманами, похоже, специализировались на магии, нося на теле металлические диски с выгравированными заклинательными формулами. Служители Призрачного Змея оставили веру в Великую Паутину и поклонялись некоему духу, которого нашли под землей. Посвященные Молчащих Врат владели то ли магией скрытности, то ли телепортацией, а может, и тем, и другим - они проникали в недоступные места и столь же легко ускользали оттуда. У всех трех племен была довольно скверная репутация. Владеющие Талисманами были невероятно жадны до магии, особенно до магических предметов - для Зориана это было либо очень хорошо, либо очень плохо. Служители Призрачного Змея слепо следовали своему духу-хранителю, а сам Призрачный Змей был, мягко говоря, эксцентричен. Посвященные Молчащих Врат были ворами - либо считались таковыми.
  Зориан решительно поместил все три паутины в самый конец своего списка.
  Со своей стороны, он немного рассказал матриарху о себе - как он учился магии в Сиории, как встретил там аранеа. Как они помогли ему ощутить свою силу психика и учили управлять ею. И о том, что сейчас они все мертвы, истреблены до последней.
  [Выходит, подземелья Сиории вновь сменили хозяев?] - риторически спросила матриарх. - [Что же, полагаю, это неудивительно. Ты не знаешь, какая паутина захватила их?]
  [Никакая на данный момент,] - ответил Зориан. - [Их перебили не другие аранеа. Это... было что-то иное. Возможно, некий монстр, пришедший из глубин подземелья. С ними в Сиории последнее время было много проблем.]
  [Я слышала что-то подобное от Бегущих Ночью,] - заметила матриарх. - [Но не думала, что все так плохо. Но будь уверен, скоро Сиорию займет новая паутина. Это лакомый кусочек. Нет, не думай, мы, Собиратели, довольны и тем, что имеем - но многие амбициозные племена не упустят выпавший им шанс.]
  [Бегущие Ночью?] - переспросил Зориан.
  [Аранеа, странствующие между поселениями, торгуя и разнося новости. Их лучше не искать. Бегущие не любят людей. Вся их жизнь проходит на территории людей, и слишком многие пали от магии и пуль. Они не будут рады, если их выследит маг-человек, каковы бы ни были его цели. Быть Бегущим - значит избегать людей, особенно магов.]
  [Понятно. Не беспокоить Бегущих, если не хочу драки,] - заключил Зориан.
  [Тебе уже случалось драться с аранеа?] - полюбопытствовала матриарх.
  [Эм. Вроде того,] - отозвался Зориан. - [Мне тогда изрядно досталось. Кстати говоря, не слышали ли вы о паутине Клинков Глубины?]
  [Думаю, нет. Откуда они?]
  [Они живут под Корсой,] - ответил он.
  [А, тогда неудивительно. Корса очень далеко от нас. Боюсь, паутины аранеа поддерживают контакт лишь со своим ближайшим окружением. Кроме новостей от Бегущих да редких путешественников мы почти ничего не знаем о дальних племенах. Это может показаться странным, но новости людей мы знаем лучше, чем новости аранеа. Так что ты хотел узнать об этих Клинках Глубины?]
  [Мы договорились о встрече, но когда я пришел, они напали на меня,] - сказал Зориан.
  [Ах,] - негромко отозвалась матриарх. - [Прискорбно это слышать. Подобные вероломные паутины бросают тень на всех нас.]
  [Вы не можете объяснить, почему они так поступили?] - спросил он.
  [Возможно множество причин,] - матриарх передала мысленный эквивалент пожатия плечами. - [Аранеа далеко не так однородны в вопросах культуры, как люди...] - Зориан едва сдержал смешок при заявлении, что люди культурно однородны. - [...а относительная изоляция от других поселений быстро приводит к появлению собственных... особенностей. Возможно, ты чем-то их оскорбил. Возможно, так они проверяют каждого, желающего встретиться с главой. Возможно, они просто алчны и посчитали тебя легкой добычей. Сама я склоняюсь к последнему варианту, но кто знает, как было на самом деле?]
  Вскоре после этого разговор стих, и они разошлись. Матриарх пригласила его посетить их после обхода других поселений, что Зориан перевел для себя как "приходи еще и приноси подарки", но, тем не менее, пообещал прийти. Пообещал всерьез - его визит к Собирателям оказался куда продуктивнее, чем он надеялся, и кто знает, что еще матриарх может рассказать ему при следующей встрече. И посетить их перед концом месяца совсем не трудно.
  На следующий день он, полный решимости, направился к Жителям Лабиринта Розы.
  
   Матриарх подробно объяснила ему, где искать, и все равно прошел целый день, прежде чем он встретил дозорных. Целый день в темных туннелях, путаясь, сворачивая не туда, возвращаясь - и, конечно, сражаясь с жителями Подземелья. Тот черный огнедышащий жук, чей панцирь не брали ни огонь, ни кинетическая сила, изрядно его напугал; но к счастью, жук был довольно медлителен, и магия холода прикончила его.
  Да уж, недаром в названии паутины было слово "лабиринт".
  [Зориан Казински из Сиории,] - начала представительница паутины. Местная матриарх отказалась выйти к нему, прислав взамен делегацию. Они не торопились, обсуждая его предложение по закрытой связи в течение почти двух часов, но, судя по всему, наконец пришли к решению. - [Мы обсудили твой запрос и приняли решение. Мы согласны учить тебя нашему Дару, но только на наших условиях.]
  [И эти условия?..] - уточнил Зориан.
  [На время обучения ты будешь жить с нами. Ты будешь есть и спать в нашем поселении, охотиться вместе с нами, патрулировать территорию - делать все, что и остальные члены паутины.]
  Зориан лишился дара речи. Они что, всерьез думали, что он примет такие условия?! Начать даже с того, что рацион аранеа изрядно отличался от человеческого. Но даже игнорируя вопросы снабжения, такой подход требует полного доверия к паутине. Он будет в их лапах целыми днями...
  ...чего, возможно, они и добиваются. Или они хотят отпугнуть его невозможными требованиями.
  [Условия не обсуждаются?] - спросил Зориан.
  [Нет,] - ответила представитель. - [Если ты не хочешь вверить себя нам, как ты можешь требовать того же от нас?]
  [Мне надо подумать,] - откровенно соврал он. Думать тут было не о чем - ему это совершенно не подходило. Но и грубить тоже не следовало. Кто знает, может, с их точки зрения, они оказывали ему великое благо.
  [Не торопись,] - сказала представитель. - [Это серьезное решение. Если надумаешь - ты знаешь, где нас найти.]
  
  [Мне жаль, но мы вынуждены ответить отказом,] - сказала аранеа. - [Возможно, через пару месяцев, если ты будешь все еще заинтересован. Но сейчас мы заняты... ремонтом поселения, и ничем не можем помочь. Надеюсь на твое понимание.]
  Зориан смотрел на пару аранеа перед собой. То, что матриарх Хранителей Желтой Пещеры пришла всего с одним стражем, уже было подозрительно само по себе, но ее нервозность... К счастью, было непохоже, чтобы она что-то замышляла, скорее просто напугана и измотана. Как и ее спутница, как и дозорная, которую он встретил первой. Вся паутина по каким-то причинам была на грани паники.
  Матриарх смотрела на него, чуть покачиваясь из стороны в сторону, переводя взгляд с него на голема и обратно, словно пытаясь что-то узнать.
  [Мне жаль, если я побеспокоил вас,] - сказал Зориан. - [Уверяю, голем просто...]
  [Нас не волнует твоя дурацкая игрушка!] - сорвалась матриарх. - [У нас куда более...]
   Она вдруг прервалась и пару секунд молчала, прежде чем возобновить связь.
  [Извини. Нервы. Пожалуйста, просто уходи. Тебе опасно здесь находиться.]
  [Вам кто-то угрожает,] - предположил Зориан. В ответ пришли странные образы и чувства, сложные для понимания, но не безнадежно. [Точнее, что-то. Монстр. Тварь из глубин?]
  [Разговор окончен,] - ледяным тоном сказала матриарх. - [Уходи, или я прикажу атаковать.]
  [Может быть, я могу помочь?] - рискнул он.
  [Нет, не можешь. Тебе здесь не рады. Уходи. Немедленно.]
  Что ему оставалось? Он ушел.
  
  [Да.]
  [Да?] - удивленно переспросил Зориан. - [Вот так просто?]
  Лунная Дорожка, Соединяющая Десять Тысяч Берегов, матриарх Следующих За Рекой, изучающе посмотрела на него.
  [Ты ждал другого ответа? Твое предложение заманчиво. Мне совсем не помешают эти телепатические ретрансляторы, чтобы наладить связь с форпостами. Я давно пытаюсь купить подобные у Изысканных Мудрецов, но эти алчные твари все время взвинчивают цены.]
  Серьезно, после всех предыдущих переговоров он бы не удивился, если бы Следующие посоветовались с рекой, а река сказала бы "нет". С его удачей этого следовало ожидать. Но нет, они просто выслушали его и тут же согласились. Их согласие почти что разочаровывало, но не смотреть же в зубы дареному коню.
  [Изысканные Мудрецы делают ретрансляторы? А я-то думал, что добился невиданного прорыва...] - посетовал он. С другой стороны, для аранеа эта идея лежит на поверхности. Было бы наоборот странно, если бы никто из них не пытался.
  [Если тебя утешит, то они - единственная известная мне паутина, владеющая этим секретом; и они не хотят делиться,] - заметила Лунная Дорожка. - [Они даже не продают готовые, чтобы мы не поняли принцип.]
  А, ну конечно - извечная привычка магов ревностно оберегать свои секреты. Успех Икосианской магической традиции во многом объяснялся тем, что она боролась с этой привычкой - общедоступные магические школы, государственные библиотеки, предоставляющие книги молодым магам, проработанные юридически институты ученичества и монополий... И все равно, даже при этом многие маги уносили бесценные знания в могилу, так и не доверившись никому из учеников.
  Зориан решил для себя, что если он вырвется из временной петли, то напишет книгу о способностях психика, чтобы подобные ему не мучились, как он, пытаясь овладеть своей способностью. Он не знал, много ли удастся передать в формате книги, но, по крайней мере, он попытается.
  Три дня спустя, доставив первую партию телепатических ретрансляторов и продемонстрировав, что они работают, как заявлено (а также зачаровав от вредителей одну из пещер-кладовых) Зориан наконец встретился с Разум Как Огонь, его новой учительницей менталистики.
  [Для аранеа у вас на удивление короткое имя,] - заметил он.
  [Имена, что ты слышишь - примерный перевод значения с мысленной речи аранеа,] - ответила она. - [Все имена одинаковой длины, но из-за языковых различий их не всегда возможно перевести кратко. И, по-моему, многие аранеа просто гонятся за пафосным звучанием. Ты готов к уроку?]
  [Да.]
  [Превосходно. Давай я расскажу, чему я буду тебя учить. Если уже знаешь что-то из перечисленного, или не согласен с расписанием - говори.]
  Зориан кивнул, устраиваясь на небольшом стуле и оглядываясь. Комната была на удивление хороша, учитывая, что ее строили глубоко под землей гигантские пауки-телепаты - тут был нормальный стол и стулья, пара резных сервантов (совершенно пустых; улучив время, Зориан заглянул в ящики) и даже две картины с какими-то пейзажами на стенах. Только отсутствие окон и дорогой, явно магический светильник на столе, подсказывали, что он не в городской гостинице средней руки.
  Любопытно. У Следующих За Рекой есть комната, обставленная для людей - то есть они достаточно часто принимают гостей с поверхности. Возможно, потом можно будет спросить.
  [Прежде всего я собираюсь научить тебя заключать разум в защитную ментальную оболочку. Это простейший и самый затратный способ ментальной защиты, но при этом и один из самых эффективных. Тут все понятно из названия - подобно тому, как твой экзоскелет защищает твои мягкие внутренности...] - леди, кажется, вы не слишком разбираетесь в анатомии людей. - [так и эта техника создает мысленный экзоскелет, укрывающий сокровенные мысли.]
  [То есть это, по сути, психический аналог заклятья ментального щита?]
  [Покажи,] - потребовала она.
  Зориан послушался. Он направил ману в амулет, висящий на шее, и защитный барьер тут же укрыл его разум.
  Около минуты учительница молча стояла, не способная обратиться телепатически, но и не дающая сигнала снять защиту. Зориан решил ждать сигнала, но его не последовало - вместо этого через пару минут он снова услышал телепатический голос паучихи.
  При том, что ментальный щит все еще был активен.
  [Как я и думала,] - самодовольно сказала она. - [Заклятье изящно в своей простоте, но страдает теми же недостатками, что и вся человеческая ментальная магия. В частности, оно не сообщает тебе, когда тебя атакуют. Ты ведь даже не почувствовал, когда я проскользнула внутрь, так?]
  [Я чувствую удары, если они достаточно сильны,] - возразил Зориан.
  [Это не отклик щита, это проникающий урон,] - фыркнула она. - [Нет, может, это заклятье и послужило тебе в прошлом, но нам оно не подходит. Настоящий мысленный щит, которому я тебя обучу, намного лучше. Он может быть куда мощнее твоего заклятья, и бесконечно более гибок и универсален. Ты сможешь ощущать прощупывание, тонкое, не повреждающее твою защиту, но подсказывающее направление следующего удара. Ты сможешь укреплять или восстанавливать защиту без необходимости отключать ее и начинать сначала. Ты сможешь бить в ответ, не опуская собственную защиту...]
  [Звучит здорово,] - сказал Зориан. Он отпустил заклятье, раз уж от него не было толку. - [Но, не сочтите за грубость, я думаю, кое в чем магия людей превосходит ваше искусство.]
  [О?]
  [Она обычно не требует непосредственного контроля заклинателя, и меньше подвергает его риску ответного удара. Насколько я знаю, у психиков это не так.]
  [Верно,] - признала она. - [Но, думаю, недостаток гибкости, присущий заклятьям людей, перевешивает это достоинство. Впрочем, мы и так отвлеклись - когда ты научишься щиту, я покажу тебе, как атаковать в ответ.]
  Зориан быстро убедился, что Разум Как Огонь очень серьезно относится к своей работе. Вместо того, чтобы встречаться раз в неделю и показывать лишь необходимый минимум, как он ожидал, она назначила занятия на каждый день и требовала от него полной отдачи. Уроки сводились к тому, что он любовно возводил вокруг своего разума барьер, а потом учительница безжалостно рвала его в клочья, останавливаясь лишь когда его разум оказывался беззащитен. Хорошо, что все-таки решил не активировать кольца самоликвидации, а то они сработали бы в первый же день, реагируя на жуткие головные боли.
  И все же ему было грех жаловаться. Ведь именно это он и искал все это время, не так ли? Да, это оказалось куда болезненнее, чем он ожидал, после занятий он часами лежал пластом на кровати - но и куда эффективнее, чем он думал. Его мысленный щит быстро развивался, и после первой недели Разум Как Огонь стала приводить "приглашенных учителей", чтобы он не зацикливался на ее атакующем стиле.
  Разумеется, не все шло гладко. Во-первых, подобно Ксвиму, Разум Как Огонь отказывалась переходить к сложным вещам, пока он не овладеет простыми, а ее требования были не менее высоки. Во-вторых, Следующие За Рекой внезапно повысили цену вдвое, затребовав еще десять ретрансляторов, если он хотел продолжить уроки, а потом послав его убить гигантского крота, угрожающего одному из форпостов. Крот Зориана особо не впечатлил, но, видимо, для аранеа он был грозным противником, учитывая иммунитет к ментальной магии. Эти внезапные требования раздражали, но Зориан решил уступить и с легкостью сделал еще десяток передатчиков, а потом заманил крота на подготовленное минное поле. Как бы ему ни хотелось разорвать соглашение из принципа, он не мог потерять такого учителя, как Разум Как Огонь.
  Перед самым концом цикла Зориан вновь посетил Прославленных Собирателей Самоцветов, подарил еще несколько кристаллов маны, невзирая на протесты матриарха, и рассказал о своих похождениях. Они же не сказали ему ничего нового, так что визит оказался напрасной тратой времени.
  С началом нового месяца он вновь отправился в Князевы Двери на подготовку, а оттуда - сразу к Следующим За Рекой, решив в этот раз не посещать Собирательниц. Следующие согласились столь же быстро, как и в прошлом цикле, и он вновь встретился с Разум Как Огонь.
  Чего, вообще-то, и стоило ожидать. Теперь, когда у него была некая база, она стала давать ему передышки, немного рассказывая о себе и своей паутине. Она была именно учителем ментальных искусств, так что логично, что его доверили ей. Хотя обычно она учила не взрослых, а детенышей аранеа...
  Возможно, это гордыня, но то, что его направили к учителю младших классов, изрядно уязвляло.
  [Приготовься,] - неожиданно сказала Разум Как Огонь. Передышка завершена.
  Зориан быстро возвел мысленный барьер, и удар телепатического шума безвредно омыл его. Подобные удары - простейшая форма телепатической атаки, доступная даже ему. Черта с два такой удар пробьет столь плотный барьер, как у него. С другой стороны, телепатический шум - самая быстрая в подготовке ментальная атака, и учительница всегда начинала с него, рассчитывая застать Зориана врасплох. Раньше, когда он еще не мог создать щит мгновенно, у нее это получалось - но даже когда это перестало работать, она упорно начинала атаку с этого удара.
  Сразу после волны шума, по щиту побежали тончайшие булавочные уколы, выискивая слабину в его барьере. Раньше он пытался хитрить и намеренно создавал слабые места, закрывая их перед самым ударом, но быстро убедился, что эта тактика слишком опасна для новичка. Так что сейчас он действовал от глухой обороны.
  Вскоре, убедившись, что слабых мест нет, паучиха попыталась создать их сама. Внезапные, концентрированные ментальные удары обрушивались в разные точки щита. Он узнал технику, которой Клинки Глубины прорвали его защиту и истерзали разум. И неудивительно, этот прием, "мысленный шип", как его называли аранеа, специально предназначался для пробивания барьеров. Но, в отличие от того раза, у него была новая защитная техника и всего один противник. Его защита держалась, он успевал восстанавливать и укреплять пораженные участки.
  Разум Как Огонь быстро сменила цели, атакуя другие точки щита. Когда же и это не сработало, она продолжила дальше, все наращивая скорость ударов, пока Зориану не пришлось напрягать все силы, чтобы удерживать барьер. Между шипами пошли слабые, прощупывающие атаки, выискивающие трещины после сильных ударов. Зориан отчаянно затыкал дыры и укреплял щит везде, где ощущал уколы, пока град ударов не стих.
  Успех. Обычно его барьер обрушивался на этом этапе. Может быть теперь она...
  Чудовищное телепатическое давление обрушилось со всех сторон, сжимая его защиту, словно гигантские тиски. Прием, незатейливо, но точно названный "сокрушение разума", сомкнулся вокруг его барьера, словно рука в латной перчатке - вокруг мыльного пузыря. И, ослабленный шквалом прежних атак, его щит лопнул, как тот мыльный пузырь. Зориан испытал вспышку слепящей боли, но тут учительница поняла, что победила, и прекратила давление.
  - Вашу ж мать, - вслух прорычал Зориан. - Обязательно было заканчивать этим приемом?
  [Да,] - просто сказала Разум Как Огонь.
  - Уф, - выдохнул Зориан.
  [Пять минут отдыха, потом второй раунд,] - сообщила она.
  - Беру назад все хорошее, что я о вас думал, - ответил он. - Вы просто воплощение зла.
  [Другие мои ученики с тобой согласны. Меня не просто так зовут Разум Как Огонь,] - ответила она. - [Осталось четыре минуты.]
  Проклятье.
  
  
  
  
  
  
  37. РАЗМЕРЕННЫМ ШАГОМ
  
  [К оглавлению]
  
  
   С каждой прошедшей неделей уроки Разум Как Огонь становились все скучнее. Да, они по-прежнему шли в копилку его навыков ментального боя, но были невыносимо однообразны и давали все меньший эффект. К тому же его защита уже уверенно держала атаки учительницы, так что уроки больше не заканчивались убийственной головной болью и желанием лечь и ничего не делать. Теперь занятия испытывали только его терпение, оставляя его утомленным и раздраженным, но вполне дееспособным.
  Он принял решение. Раньше он так и не обошел все известные ему паутины аранеа, желая сначала закрепить основы у Следующих За Рекой, но сейчас ему все чаще казалось, что Разум Как Огонь намеренно тормозит обучение своим перфекционизмом, чтобы не показывать продвинутые техники. На его взгляд, он уже вполне прилично освоил защиту, так что обойти оставшиеся племена и послушать, что они скажут, ему не повредит.
  Первым делом он направился к Просвещенным Поборникам. Они, по идее, должны быть крайне заинтересованы как в обучении аномального психика вроде него, так и в материалах, которые он предлагал. Увы, лишь по идее. Их первоначальные условия не лезли ни в какие ворота - они требовали просто баснословную сумму в деньгах и магических предметах. Разумеется, он не согласился - да и не мог согласиться, у него была лишь половина от запрошенной суммы. Даже если б он собрал все свои сбережения и продал все до единого кристаллы маны, этого все равно не хватило бы. На то, чтобы прийти к более вменяемой цене, ушло три недели - и то лишь потому, что аранеа наконец поняли, что он спешит. К тому моменту цикл уже заканчивался. Несмотря ни на что, он вновь и вновь приходил к ним в течение четырех циклов, пробуя различные подходы, но в итоге сумел сократить время переговоров лишь на пару дней.
  Следовало признать, полученные с таким трудом уроки оказались высшего качества. Поборники не только дали ему действенные рекомендации по вопросу усиления ментальных щитов, что тут же сказалось в занятиях с Разум Как Огонь - они помогли и с другими аспектами его способности. Например, Зориан научился создавать двусторонние связи, позволяющие телепатически общаться с не-психиками, и поддерживать несколько связей одновременно. Аранеа даже научили его лучше обрабатывать результаты прорицания, сбрасываемые заклинанием непосредственно в мозг. Полезный навык. Тем не менее, на четвертый раз Зориан решил отказаться от услуг Просвещенных Поборников. Да, они были полезны, но не стоили той прорвы времени и нервов, что он на них тратил. К тому же, они наотрез отказались учить его манипуляциям с памятью, пока он не согласится на полное сканирование своей старейшинами племени, что практически ставило крест на их сотрудничестве. На такое он никогда не согласится.
  Поскольку переговоры с Просвещенными Поборниками включали длинные периоды ожидания, Зориан параллельно пытался договориться с Изысканными Мудрецами. Их тоже пришлось долго уговаривать, на этот раз - из-за их подозрительности, да и то, что он продал Следующим За Рекой телепатические ретрансляторы, отнюдь не улучшало их отношение. К счастью, после первого успеха в переговорах он тут же нашел лазейку, позволяющую быстро уговорить Мудрецов. Всего-то и нужно было продемонстрировать свое мастерство в заклинательных формулах и пообещать помочь адаптировать людские магические техники к Пряже. Это заинтересовало их куда больше, чем какие-либо материальные блага, и этот способ позволил сократить время переговоров до одной недели.
  Впервые увидев Пряжу Изысканных Мудрецов, Зориан был поражен. Он ожидал чего-то относительно простого, например, знакомых икосианских глифов, вытканных на паучьем шелке - а то и образованных отдельными нитями. Вместо этого мастер Изысканных Мудрецов, с которой ему предстояло работать, привела его к четырем каменным столбам, меж которыми висела сложная, многослойная сфера паучьего шелка. Сфера тускло светилась белым в темноте комнаты, яркие точки танцевали по нитям в сложном, не поддающемся расшифровке ритме. Каждый дюйм ее поверхности (как оказалось - и внутренних слоев тоже) был покрыт глифами. Незнакомыми, не-икосианскими глифами. И сопровождающая сказала, что это упражнение для начинающих - никто не покажет незнакомому чужаку действительно ценные образцы.
  В тот момент он понял, что взял себе задачу не по силам. Чтобы помочь Мудрецам с их Пряжей, он должен был сам разобраться в совершенно незнакомой заклинательной традиции. Да, дочерней по отношению к икосианской, что значительно упрощало дело, но тем не менее. Для этого ему потребуются годы. Отнюдь не та цель, которой можно достичь между делом.
  И все же он попытался - что совершенно лишило его свободного времени на несколько циклов - и Изысканные Мудрецы как будто были довольны его работой, но в итоге решил, что это не стоит потраченных усилий. Хоть сама тема и была невероятно интересной - многие исследователи убили бы за возможность оказаться на его месте и изучать неизвестную магическую традицию - по большому счету, она отвлекала его от основной цели, что на данный момент было неприемлемо. И к тому же уроки ментальной магии, что он получил в оплату трудов, мало чем отличались от занятий у Следующих За Рекой. Да, он познакомился с боевым стилем, несколько отличающимся от Следующих и большинства других племен - Мудрецы во главу угла ставили групповой бой. Но ему от этого было мало пользы - у него не было напарника-психика, разве что выучил пару трюков против многочисленного противника.
  Поначалу Мудрецы и слышать не хотели о том, чтобы обучить его работе с памятью. Но после двух циклов работы с пряжей делать вид, что он впервые ее видит, уже не представлялось возможным. На следующий раз он объяснил свой опыт тем, что ему показали азы в паутине Сиории - и его тут же доставили к матриарху, которая раньше не проявляла к нему никакого интереса, общаясь исключительно через подчиненных. Она была крайне заинтересована отправить с помощью Зориана экспедицию в Сиорию, чтобы установить контакты с местной паутиной. И даже известие, что та паутина была истреблена, не охладило ее энтузиазма - это просто меняло задачу экспедиции с дипломатии на мародерство. Прелестно. Но зато за доставку экспедиции в Сиорию, ее охрану и транспортировку назад ему обещали... ну, почти все, что угодно. И да, манипуляции с памятью в том числе.
  Оставляя за кадром то, что экспедиция потребует его возвращения в Сиорию, и то, что речь шла о разграблении тел его павших друзей, была еще одна маленькая проблема. Он не был уверен, пользовалась ли паутина Сиории Пряжей. Он подозревал, что пользовалась - многие факты, упомянутые матриархом, на это указывали - но полной уверенности не было. А он всего-то хотел отговорку, откуда он знаком с искусством аранеа.
  Определенно, прежде чем соглашаться на экспедицию, ему следует самому посетить руины поселения и посмотреть, что да как.
  Теперь, когда Просвещенные Поборники и Изысканные Мудрецы выбыли из списка, во всяком случае - временно, у Зориана осталось лишь три возможных альтернативы Следующим За Рекой. Три "сомнительных" паутины, о которых предупреждали Собирательницы. И Зориан уже был готов нанести им визит - когда Разум Как Огонь внезапно решила, что они могут перейти от азов к более сложным приемам.
  
   Заявление Разум Как Огонь, что его ментальная защита "удовлетворительна", и можно переходить к атакующим техникам, Зориан встретил со сдержанным оптимизмом, но многого не ждал. Вероятно, уроки станут менее болезненными, ведь теперь целью атак станет его учительница, но едва ли он чего-то этими атаками добьется. Ее ментальная защита должна быть первоклассной.
  Но когда Разум Как Огонь просто встала перед ним и велела нанести удар со всей силы, он не стал возражать. Он влил в атакующую технику целую прорву маны, тот максимум, который мог выдержать заклинательный контур, и обрушил ее на щиты учительницы.
  Результат превзошел все ожидания. Вместо того, чтобы бессильно отскочить от щитов, как ожидал Зориан, его атака с легкостью сорвала защиты аранеа и сокрушительным тараном врезалась в ее оголенный разум. Она закричала от боли, содрогаясь всем телом, и через секунду в комнате началось форменное светопреставление - все окрестные аранеа бросились выяснять, что происходит. Зориан попытался объясниться и не допустить конфликта - хоть ему и казалось, что следует немедленно бежать, а рука уже нащупала жезл возврата. К счастью, Разум Как Огонь вовремя пришла в себя и разрядила обстановку.
  И тут же, заявив, что все в порядке и урок продолжается, выставила прочь всех аранеа, что сбежались на ее защиту.
  [Проклятье,] - проворчала она, когда они вновь остались наедине. - [Мало того, что меня одолел зеленый человеческий психик, так еще и все об этом узнали. Мне это долго не забудут.]
  [Э... простите?] - отозвался Зориан. Честно говоря, он даже не знал, что сказать.
  [Не стоит,] - ответила она. - [Это целиком моя вина - твоя неопытность заставила меня считать тебя кем-то вроде наших детенышей. И я необдуманно посчитала, что и твоя атака будет такой же, как у них. Но хоть твои навыки ментального боя и оставляют желать лучшего, ты - опытный маг с большим резервом и уверенным владением маной. Мне следовало начать со своей лучшей защиты и постепенно снижать ее прочность. И уж конечно не стоило устанавливать мощность защиты по наитию. Пусть это будет уроком и для тебя - если решишь кого-то обучать, не будь самоуверенным и высокомерным. Не то и тебя одолеет едва вылупившийся детеныш.]
  Эй, черт возьми, он не детеныш! Ему остался всего один год до совершеннолетия, а если считать и время петли, то он давно уже взрослый! Но спросил он совсем о другом:
  [Я ведь вам ничего не повредил?]
  [Нет, конечно нет. С чего ты... А. Похоже, спеша довести твои практические навыки до приемлемого уровня, я не дала тебе многого из теории. Например, что случается, когда нападающий пробивает щиты цели.]
  [Что-то плохое?] - предположил Зориан.
  [Да, но, вероятно, не настолько плохое, как ты представляешь,] - возразила она. - [Грубо говоря, с незащищенным разумом можно сделать четыре вещи. Во-первых, можно просто нанести телепатический удар, стремясь задавить его. В большинстве случаев это лишь позволяет на время обезвредить цель. Убить ментальной атакой очень трудно - обычно они вызывают лишь сильные боли и потерю сознания. Возможно - на продолжительное время, и после у цели будут головные боли, провалы в памяти и замешательство - но со временем она наверняка восстановится.]
  [О. Этого я не знал,] - признался Зориан. Он всерьез полагал, что достаточно мощный телепатический удар может нанести необратимые повреждения. С другой стороны, "со временем" может означать и годы, так что не стоит недооценивать опасность. К тому же болевой эффект ментальных атак наверняка можно приспособить для пыток. - [Значит, травма вам не грозит, но некоторое время будет болеть?]
  [Да, примерно так.]
  [А остальные три вещи, что можно сделать с разумом?] - спросил он.
  [Ну, во-вторых, из него можно извлечь информацию. Читая мысли или воспоминания. Конечно, читать мысли куда проще, но зачастую неэффективно. Аранеа, маги людей, да и многие гражданские обучаются владеть своим разумом, и считать нужное из их поверхностных мыслей становится куда труднее. Остается чтение памяти, которое сложнее, чем кажется - большинство людей имеет огромный объем воспоминаний, и способно вовремя ощутить и воспрепятствовать вторжению. Даже не-психик с сильной волей может не допустить начинающего психика до своей памяти...]
  Зориан промолчал. Он много раз просил обучить его работе с памятью, но она каждый раз отвечала, что он еще не готов. И едва ли сейчас ответ будет другим. Разве что отказ будет не таким решительным.
  [В-третьих и в-четвертых, есть то, что мы называем поверхностной и глубокой манипуляциями. Эффект поверхностных манипуляций кратковременен - обман чувств или усиление одной из эмоций жертвы, чтобы достичь желаемого результата. С другой стороны, глубокие манипуляции куда... окончательнее. Это изменение воспоминаний, стирание целых периодов жизни, глубокое внушение и превращение целей в спящих агентов. Под магией разума люди обычно понимают именно глубокую манипуляцию, но на самом деле она применяется очень редко. Подобные серьезные изменения требуют глубокого погружения в разум жертвы и продолжительной работы. В бою это невозможно - только по отношению к уже побежденному и обезвреженному противнику. И даже среди аранеа это искусство считается темным. Мало кто уверенно владеет им.]
  - И теперь вы скажете, что поэтому и не хотите обучать меня работе с памятью, - вздохнул Зориан.
  [И да, и нет,] - осторожно сказала Разум Как Огонь.
  - То есть просто завуалированное "нет", - с иронией ответил он. - И уже третий раз подряд. Видимо, мне придется отыскать еще паутины...
  [О, так ты обращался и в другие паутины?] - паучиху его замечание совершенно не задело. - [Любопытно, как-нибудь расскажи мне об этом. Но не списывай и нас раньше времени. Да, мы не готовы впустить тебя в свою память даже для тренировки, но это не значит, что мы не можем тренировать тебя - пока ты не нашел достаточно смелую аранеа, что откроет тебе свой разум.]
  - А чтобы подготовить меня?..
  [Для тебя главная сложность при чтении разума аранеа заключается в том, что наше восприятие мира слишком отличается от твоего. Наши глаза смотрят в трех направлениях, и только одно из них - взгляд больших передних глаз - подобно человеческому. Мы воспринимаем вибрацию ногами, а наше осязание намного изощренней твоего. Именно с его помощью мы находим дорогу в темноте туннелей.]
  - Вы не можете видеть в темноте? - удивился Зориан. Большинство жителей подземелья могут.
  [Нет, чтобы видеть, нам нужно хотя бы немного света,] - ответила она. - [Зато мы отлично видим в сумерках. Но мы отошли от темы. Я пытаюсь донести до тебя, что даже если ты получишь доступ к памяти аранеа - скорее всего, ты не сможешь ее прочесть. Сначала ты должен привыкнуть к нашему восприятию мира - и с этим я могу тебе помочь. Я могу допустить тебя до моих чувств, чтобы ты привыкал. Или даже упаковать пару-тройку незначительных воспоминаний и передать тебе, чтобы ты учился работать с пакетами памяти аранеа.]
  - О, - глупо сказал Зориан. Да, по описанию это здорово пригодится. Пристыженный ее ответом, он вернулся к ментальному диалогу:
  [Может быть, мы этим и займемся? Сказать по правде, все эти боевые тренировки уже достали. Не сомневайтесь, я осознаю, что ментальная защита - это важно, но если будем продолжать, я просто свихнусь.]
  [Да, разумеется. Я хотела подождать, пока ты не сумеешь пробить мои щиты - и ты уже это сделал. Совсем не так, как я ожидала, но уговор есть уговор. Мы начнем с поверхностных манипуляций, они понадобятся тебе, чтобы касаться чужих чувств. Что твои прежние учителя-аранеа говорили тебе о них?]
  [Почти ничего, кроме того, что они существуют,] - ответил Зориан. - [Но ведь поверхностные манипуляции - это, по сути, контроль разума? Мы проходили его в академии. Только теоретически, и с упором на выявление и противодействие, но тем не менее.]
  [Кратко изложи, чему вас там учили,] - велела Разум Как Огонь. - [Хочется знать, с чем я работаю.]
  Поведя рукой, Зориан создал в воздухе светящуюся диаграмму, известную среди студентов как "квадрат ментального контроля" - официального названия он не помнил. Оно было слишком длинным и мудреным для таблички с четырьмя словами - квадрат делился на четыре меньших, в каждом из которых был вписан способ воздействия на человека магией разума.
  
  Доминирование Внушение
  Манипулирование Иллюзии
  
  [Симпатично,] - бесстрастно прокомментировала Разум Как Огонь. - [Но должна признаться, я никогда не изучала человеческую письменность, так что тебе придется объяснить, что это значит.]
  А, точно. Он иногда забывает, что при всех своих контактах с людьми, аранеа - все же иные существа с совершенно другой культурой. Икосиане относились к письменности с едва ли не религиозным трепетом, и распространяли ее всюду, где приходили к власти; так что на всей территории бывшей империи была почти поголовная грамотность. Их политика вполне оправдывала себя - грамотность населения значительно упрощала подготовку множества магов. Аранеа, в свою очередь, такой традиции не имели - да и вряд ли смогли бы эффективно использовать человеческий алфавит. Он знал, что в паутине Сиории были аранеа, умеющие читать и писать, но большинство не считало нужным этому учиться.
  [Заклинания доминирования и внушения подчиняют цель воле заклинателя,] - начал Зориан, указывая на верхнюю строку. - [В случае доминирования заклинатель прямо приказывает цели что-либо сделать и заставляет подчиниться. При внушении чужая воля преподносится как собственное желание цели. Эти заклятья зависят от обстоятельств и характера цели; в случае некоторых людей - или особых обстоятельств - этот вид ментальной магии совершенно бесполезен. Например, практически все откажутся убить себя или тех, кто им дорог, и практически невозможно убедить патрульного, что ты не тот, кого он ищет, если он видел портрет или ему на тебя указали,] - он перешел к нижней строке. - [С другой стороны, манипулирование и иллюзии не зависят напрямую от характера цели и обстоятельств применения. Манипулирование перехватывает контроль над двигательными центрами жертвы, управляя ей... ну, как марионеткой. Иллюзии воздействуют на восприятие цели. Ни то, ни другое нельзя перебороть усилием воли, правда, манипулирование должно сначала преодолеть магическое сопротивление цели, а иллюзии можно обнаружить и рассеять.]
  Зориан вновь повел рукой, и схема разделилась на две половины - слева доминирование и манипулирование, справа внушение и иллюзии.
  [Доминирование и манипулирование - силовые методы воздействия,] - пояснил он. - [Жертва знает, что находится под действием чар, и будет крайне недовольна заклинателем, когда их эффект закончится. Они применяются в бою, против несомненных врагов. Внушение и иллюзии действуют куда тоньше. Жертва может и не узнать, что на нее воздействуют - и задача заклинателя как раз и состоит в том, чтобы она как можно дольше об этом не узнала. Эти заклинания обычно применяются в разведывательных или криминальных целях.]
  Принуждающие заклятья сверху, управляющие снизу. Силовые методы слева, тонкие воздействия справа. Да, все верно. Он развеял диаграмму, ожидая ответа Разум Как Огонь.
  [Любопытная классификация,] - заметила та. - [В этой простоте что-то есть, я запомню. На самом деле все куда сложнее и не так четко разграничено... Но сейчас это не важно, мы вернемся к этому позже. Сказать по правде, я никогда не любила тратить время на теорию. Сегодня мы уже уделили ей достаточно времени, так что давай займемся чем-нибудь продуктивным.]
  Последовавший урок оказался крайне болезненным, напомнив Зориану самое начало обучения, несколько циклов назад. Она настаивала, что обучает его так же, как и других учеников, но Зориан не сомневался - эта внезапная жестокость - расплата за то, что он застал ее врасплох.
  К счастью, примерно через неделю она успокоилась. К несчастью, ему и в последующие циклы придется так же выводить ее из себя, так что неделя мучительной головной боли в начале каждого месяца ему гарантирована.
  Бывают такие ситуации - куда ни кинь, везде клин.
  
   Как оказалось, предположение Разум Как Огонь что он не может понять восприятие аранеа не просто верно - это оказалось чудовищным преуменьшением. Даже после целого месяца тренировок у него ничего не выходило. Одно только зрение аранеа вызывало у него головокружение и потерю ориентации, а про осязание и вовсе вспоминать не хочется. Волоски на их ногах имели рудиментарное чувство вкуса! Они чувствовали вкус земли, по которой идут! Зачем, во имя всего святого, их виду понадобилась такая способность?!
  Помимо прочего, теперь привычка Новизны трогать все лапами - включая и его самого - представала в совершенно новом, не самом приятном свете.
  Не то чтобы за целый месяц он ничему не научился. Разум Как Огонь обучила его поверхностным воздействиям на чужой разум. Некоторые из них, вроде способности вызвать спазмы и отказ конечностей, уже были ему знакомы, но далеко не так подробно, как после ее лекции о перехвате управления над чужой нервной системой. Другие, как полный паралич цели, приглушение или усиление эмоций, перенаправление внимания в другую сторону или блокировка одного или нескольких чувств, были ему внове. Но хоть все эти умения, бесспорно, были полезны, отсутствие прогресса на главном, необходимом ему направлении удручало.
  В итоге он все же решил обратиться за помощью к Просвещенным Поборникам. Как бы они его ни раздражали, они наверняка знали решение его проблемы. В этот раз он сумел сократить переговоры всего до двух недель - просто заплатив ту баснословную сумму, что они требовали. Ему пришлось целыми днями обследовать нижние уровни подземелья под Князевыми Дверями и продавать все, что находил, но зато, сумев немного снизить цену, он оплатил консультацию.
  По мнению Поборников, он просто взялся за задачу себе не по силам. Во-первых, он пытался подключиться к чужим чувствам, сохраняя собственные, заставляя мозг одновременно обрабатывать два потока сенсорного восприятия. И нет, неподвижное сидение с закрытыми глазами не решит эту проблему. Для этой цели Поборники обучили его направлять свои способности внутрь себя и заглушать собственные чувства, оставляя только чужой поток восприятия.
  Во-вторых, они рекомендовали сначала касаться более простых целей. Оптимально - других людей, ведь их чувства в точности такие же, как у него, но и некоторые животные тоже подойдут. И только когда он в совершенстве овладеет искусством касаться чувств других людей, тогда можно будет попробовать нечто столь чуждое, как чувства аранеа.
  Попытавшись подключиться к чувствам прохожего на улице ближайшего города, Зориан осознал, что Поборники совершенно правы. Хоть в этот раз он и касался чувств человека - такого же, как он сам - он едва не упал от дезориентации. Судя по всему, ему придется долго тренироваться, прежде чем перейти на более экзотические цели.
  И в этом тоже крылась проблема. Да, его ментальные способности уже были хороши, и он не боялся выдать себя, используя их на гражданских. Но рано или поздно он мог допустить ошибку, выдать цели, что он копается у нее в голове. Да и сказать по правде - никогда нельзя быть уверенным, что перед тобой именно гражданский - можно неосторожно влезть в мозги затесавшегося в толпу высокорангового мага, или нарваться на гражданского, обученного замечать подобные вторжения. А Гильдия очень жестко реагирует на незаконных магов разума. И ему совершенно не хотелось, чтобы на него открыли охоту, пусть временная петля, вероятно, и спасет от худшего исхода.
  И это даже не рассматривая моральную сторону проблемы. Ему отнюдь не улыбалось атаковать невинных в качестве тренировки, а оправдывать свои поступки временной петлей явно было крайне нездоровым подходом. Может, он бы и пошел на это, если бы речь шла о сравнительно безвредном касании чувств, но Просвещенные Поборники четко дали понять, что и другие навыки тоже нужно будет сперва отработать на людях. Когда он займется работой с памятью, у него возникнут те же самые проблемы - разум аранеа отличается от человеческого не только своим восприятием. И ему придется тренироваться на себе подобных - а чтение памяти никак не назовешь безобидным или незаметным.
  Ему требовались подходящие цели.
  
   Зориан настороженно шагал по улицам Сиории, всеми чувствами выискивая в толпе малейшие признаки враждебности. Его нервозность наверняка была очевидна окружающим, с другой стороны - не он один здесь нервничал. Люди беспокоились из-за чудовищ, временами прорывающихся из подземелья - в городе ощущалась тревога, которой он не помнил по прежним циклам.
  Его вторая вылазка в Сиорию проходила так же рутинно, как и первая. Он даже специально побродил по пустынным переулкам и дальним аллеям, провоцируя Красного или его агентов напасть, пока он вдали от людских глаз - но ничего подобного не произошло. Он не встретил даже грабителей, что обязательно происходило в приключенческих книжонках, что он время от времени читал. Вздохнув, он повернул навершие висевшего на поясе жезла возврата и мгновенно перенесся за пределы города. Удаленная от человеческого жилья точка привязки была ничем не примечательна - кроме того, что за прошедшие недели он превратил ее в настоящее минное поле. Сам он мог приходить и уходить, когда вздумается, но если наложенный на местность оберег засечет кого-то другого - будет активировано множество ловушек, самых мощных и смертоносных из тех, что были ему известны.
  Он прыгнул еще трижды, перемещаясь между подготовленными тем же образом якорями, потом час шел в случайном направлении и только после этого телепортировался туда, куда собирался.
  Два дня спустя, когда никто так и не пришел за ним в маленькую деревушку в самой глуши (он и выбрал ее временной базой именно потому, что на многие мили вокруг были лишь пшеничные поля), Зориан наконец вздохнул с облегчением... и тут же стал планировать свой третий визит в город. В следующий раз он проверит разоренное поселение аранеа, не оставил ли Красный для него ловушек.
  Когда Зориану впервые пришло в голову вернуться в Сиорию, он отмел эту мысль, как полное безумие. Он еще не был готов, а поспешные действия вполне могли все погубить. Однако чем больше он думал об этом, тем больше эта идея ему нравилась. Красный больше не пытался его вычислить - если бы пытался, то давно бы нашел, в этом Зориан не сомневался. А вот почему Красный оставил поиски, несмотря на явное желание избавиться от других путешественников - Зориан не понимал. Он опасался, что враг насторожил в Сиории ловушки и узнает, как только он появится в городе - но сейчас и это казалось крайне маловероятным. За две вылазки в город Зориан обошел всю Сиорию и даже побывал в Академии, и ничего не произошло.
  Это было важно - отчасти оттого, что он до безумия соскучился по знакомым лицам и хотел вновь их увидеть, пусть даже ненадолго; отчасти же - потому, что в Сиории были идеальные мишени для отработки ментальных искусств. Матриарх разгадала по меньшей мере часть загадки временной петли, перетряхнув память ибасанских заговорщиков и их сообщников - почему он не может сделать то же самое? Он не только отточит свои навыки психика, готовясь к вскрытию пакета памяти матриарха, но и подойдет к загадке петли с другой стороны. Двух зайцев одним выстрелом.
  Он еще не собирался переезжать в город. Нужно еще раз все проверить, попробовать провести в городе неделю, раз-другой показаться на занятиях. Если Красный ничего не предпримет в ответ, тогда...
  Тогда его долгое изгнание из Сиории наконец подойдет к концу.
  
   Следующие три цикла Зориан чередовал занятия с Разум Как Огонь и краткие визиты в Сиорию. Враги так и не показались - даже в тот раз, когда он рылся в заваленном телами поселении аранеа. Некая часть его находила это крайне подозрительным, но в итоге это не отвратило его от города.
  Особенно когда он вплотную приблизился к границам того, что Разум Как Огонь была согласна ему показать. Его защита уже была первоклассной, да и атакующие способности тоже не подкачали - даже его наставница признала, что теперь ей приходится выкладываться в поединке всерьез. Она показала ему множество простых приемов и техник, к тому же, у него стало получаться касание чувств аранеа - Просвещенные Поборники были правы, после тренировки на людях дела пошли в гору. Теперь, если он хочет, чтобы их занятия приносили пользу, ему придется отработать на людях глубокое сканирование памяти.
  Разумеется, это означало, что сперва нужно найти аранеа, что согласится показать ему основы. Разум Как Огонь ответила решительным отказом - для обучения ей пришлось бы опустить защиты и показать Зориану свои сокровенные воспоминания. Даже среди аранеа это считается жестом исключительного доверия. К тому же, когда Разум Как Огонь в ответ предложила ему сделать то же самое, у него не осталось иного выбора, как тоже отказаться.
  Он знал, что Изысканные Мудрецы согласятся - если он позволит им разграбить поселение в Сиории. Увы, обыскав разоренное гнездо во время одной из вылазок, он практически не нашел там Пряжи, и не был уверен, что из этой затеи вообще что-то выйдет.
  Но ближе к концу этого месяца произошло кое-что интересное. После того, как Зориан магией изменения помог Следующим За Рекой выкопать новую пещеру, Лунная Дорожка позволила ему свободно находиться в поселении, так что он находился в покоях матриарха, когда к ней с просьбой о помощи прибыли послы Хранителей Желтой Пещеры.
  Как выяснилось, Хранители были на грани истребления. Пещеру, в честь которой была названа паутина, источник их достатка, за несколько дней до начала петли занял некий огромный монстр с нижних уровней подземелья. Магическое сопротивление твари не позволяло использовать на ней ментальные техники, а сама она была невероятно сильна, живуча и к тому же регенерировала. Где-то через полторы недели с начала цикла Хранители совсем отчаялись. Чтобы вернуть пещеру, они напали всеми силами, пытаясь прогнать монстра назад в туннели. Атака обернулась катастрофой, аранеа потеряли и матриарха, и двух ее преемниц... советниц... словом, помощниц. Теперь, лишившись руководства и всякой надежды, они впали в отчаяние (по их словам - обдумали и приняли решение, но Зориан умел читать между строк) и просили о помощи всех, кто согласится выслушать.
  К несчастью для них, Следующие За Рекой отнюдь не стремились связаться с монстром, способным сразиться с целой паутиной и победить. Но, к счастью, Зориан не разделял их опасений.
  В прошлый раз, когда он предлагал помощь, его грубо отвергли. Но тот раз был в самом начале цикла, их старейшины были живы и верили, что смогут разобраться с угрозой. Вероятно, тогда они не считали, что им пригодится любая помощь - и опасались, что он воспользуется их моментом слабости и потребует слишком многого. Сейчас же, когда их правители мертвы, выбирать им не приходится.
  Ему даже не пришлось предлагать - посланница сама подошла к нему с мольбой о помощи, как только Лунная Дорожка отказала ей, и та обратила внимание на присутствующего человека.
  Заключив предварительную сделку (сводившуюся к "мы сделаем все, что угодно, только верни нам нашу пещеру!") Зориан вернул себя и посланницу к своему якорю на поверхности, и тут же вместе с ней телепортировался к поселению Хранителей. Кажется, посланница была поражена, что он знает местоположение их гнезда, и слегка дезориентирована после двух телепортаций, но быстро пришла в себя и провела его к нынешнему руководству паутины.
  Несколько часов спустя он стоял у входа в огромную пещеру, заросшую подземным грибным лесом - а пара "телохранителей"-аранеа следили за ним из безопасной глубины туннеля. Предполагалось, что они должны вмешаться, если его дела будут плохи, но он всерьез подозревал, что они скорее отсидятся в сторонке, и - если он проиграет - доложат старшим, что маг "трагически погиб, прежде чем они успели вмешаться". Похоже, им требовалась вся их смелость, чтобы просто находиться здесь.
  Зориан создал парящий глаз из эктоплазмы и направил его вглубь пещеры, ознакомиться с местностью. После его упражнений с чужими чувствами магический глаз казался детской забавой, ему даже не требовалось закрывать глаза, чтобы принимать от него картинку.
  Следовало признать - пещера просто захватывала дух. Под огромным сводом пестрело головокружительное множество гигантских грибов. От привычных грибов-зонтиков до тех, что скорее напоминали деревья с опавшей листвой или длинные, мясистые шипы и ягоды. Оглядывая пещеру, Зориан даже заметил в некоторых местах нечто... скорее белые растения, чем грибы, с маленькими цветами и атрофировавшимися листьями. Крупнейшие из них неярко светились голубым, наполняя пещеру тусклым, призрачным светом.
  Подобные подземные леса - настоящая сокровищница знаний и алхимических ингредиентов, к обладанию которыми стремились как люди, так и жители подземелья. А тут столь большой и практически неповрежденный. Неудивительно, что Хранители Желтой Пещеры так ревностно оберегают его.
  Впрочем, он недолго любовался подземными красотами - монстр не прятался.
  Тварь была в самом центре, восседая, подобно королю, в мелком озерце. Ну, относительно мелком. В центре Зориан запросто ушел бы с головой, но для чудовища, высящегося над водой, озерцо было просто лужей. Оно напоминало гигантскую жабу - чья мамаша согрешила с троллем, и которую с рождения держали на эликсирах мускульного роста. Узловатая темная шкура покрывала огромное - по меньшей мере пять метров в высоту, и это сидя - существо, а толстые лапы едва не лопались от тугих мышц. Ах да, и заканчивались эти лапы не присосками, а здоровенными острыми когтями.
  Один из жабьих глаз, заметив нарушителя, крутанулся в глазнице, фокусируясь на парящем глазе Зориана, но чудовище не сдвинулось с места и вскоре утратило интерес к сенсору. Грибы вокруг озера были повалены - вероятно, для лучшего обзора - и сейчас монстр просто сидел в озере, изредка поглядывая по сторонам.
  Зориан развеял глаз и повернулся к своим "телохранительницам".
  - Мне понадобится несколько дней на подготовку.
  
   За три дня до конца цикла Зориан был готов сразиться с жабой, что отняла у Хранителей их пещеру. Его план был прост: огонь.
  Много, очень много огня.
  Когда он наконец прибыл ко входу в пещеру, он прежде всего убедился, что жаба там же, где и в прошлый раз (она была на месте) и аккуратно опустил камень-детонатор в ящик с брусками легковоспламеняющегося алхимического состава, что он левитировал позади себя. Сделав это, он сотворил вокруг ящика иллюзию, сделав его похожим на аранеа, и направил в сторону монстра. Сам Зориан, удерживающий ящик в воздухе, следовал за ним под покровом невидимости, а еще дальше шагал крупный цельнометаллический голем. Кукла была полностью видима и предназначалась как крупная, очевидная цель для монстра, если все пойдет наперекосяк.
  Зориан заранее обдумал несколько способов заставить тварь проглотить наживку, но ни один из них не понадобился. Похоже, Хранители не врали, что жаба обожает есть аранеа - она атаковала практически немедленно. Длинный кроваво-красный язык выстрелил с головокружительной скоростью, захлестнул ящик и мгновенно утянул его в огромную пасть.
  И как только жаба захлопнула рот, Зориан послал короткий импульс маны, активируя детонатор.
  Ужасный визг был, пожалуй, самым отвратительным звуком, что он слышал за всю жизнь. Это даже близко не походило на кваканье. Скорее это звучало, словно кто-то безжалостно резал целое стадо свиней. Жаба изрыгнула поток огня, крови и желчи, пытаясь избавиться от горящей субстанции, но тщетно - Зориан специально подобрал состав, прилипающий к поверхностям, словно клей - что бы тварь ни делала, ей не удавалось избавиться от огня. Сказать по правде, попытка срыгнуть горящий состав только усугубляла положение - если бы жаба захлопнула пасть, не давая огню кислорода, возможно, это сработало бы.
  Вот только после нескольких безуспешных попыток чудовище вдруг перестало дергаться, увидело Зориана и его голема и тут же атаковало.
  Зориан молча послал голема на перехват, даже не задаваясь вопросом, как тварь сумела его обнаружить. Жители подземелья, особенно столь сильные, обладали широким спектром самых неожиданных способностей. Зориан послал волну силы, целясь в лапы твари, и сумел немного ее замедлить - как раз настолько, чтобы голем попал стальным кулаком прямо в морду жабы. Тварь была куда крупнее железной куклы, но удар ошеломил ее, и она не успела увернуться от мощного фаербола, пущенного Зорианом.
  Проклятье, она все никак не помрет. Чудовище вновь заверещало, обжигаемое изнутри и снаружи, пламя фаербола выжгло ему глаза. Что ничуть не помешало твари одним яростным порывом разодрать стального голема - которого он столько времени строил и укреплял - в клочья. Оно вырвало кукле обе руки, располовинило туловище и раскидало в стороны. Искалеченные останки верхней части рухнули неподалеку от Зориана, но он молчал и не двигался, стараясь не привлекать внимания.
  Хотелось бы сказать, что дальше была эпическая битва, в которой он бесстрашно сразил чудовище, но на самом деле он так и таился, едва дыша, пока жаба бушевала в лесу, ища новых врагов. Потеря зрения изрядно подкосила монстра - жаба даже близко не обнаружила его местоположения. В какой-то момент тварь просто остановилась и рухнула наземь, наконец погибнув от полученных повреждений.
  Но - победа есть победа, ведь так?
  Его "телохранительницы" сбежали в разгар битвы, так что Зориан неспешно направился к временному лагерю Хранителей Желтой Пещеры, неся им добрые вести.
  
  Две Хранительницы, вернувшиеся, чтобы удостовериться, что он говорит правду, пораженно смотрели на обгорелый труп твари, что едва не истребила их. Зориан, пытаясь проявить такт, сначала ждал, пока все уляжется у них в головах, но минут через пять начал терять терпение. И сердиться - что, неужто его победа над монстром и правда настолько немыслима?
  Он прочистил горло, привлекая их внимание.
  - Насчет моей оплаты...
  
  Резкая боль в животе заставила Зориана распахнуть глаза. Он дернулся всем телом, прогибаясь под упавшим на него предметом, сон как рукой сняло.
  - С добрым утром, братик! - раздался над ним раздражающе-бодрый голос. - Доброго, доброго УТ-РЕ-ЧКА!
  Зориан вздохнул. Хотел бы он, чтобы хоть часть циклов начиналась как-то иначе.
  - И тебе доброго утра, Кири, - вежливо сказал он. - Может быть, слезешь с меня?
  - Хмм... - она сделала вид, что задумалась. - Нет! Думаю, я пока останусь здесь.
  - Жалко, - ровно ответил он.
  - Ты ведь помнишь, что сегодня возвращаешься в академию? - спросила она.
  - Как я могу забыть? - откликнулся он. - Вопрос в другом - хочешь ли ты поехать со мной?
  Кириэлле потешно распахнула глаза, став похожей на испуганную кошку.
  - В самом деле?!
  - Иначе я бы не спрашивал, - ответил он.
  Минут через пять ему удалось отвлечь перевозбужденную Кириэлле иллюзорной птицей и отправить ее собирать вещи.
  Он, в свою очередь, был готов. В конце прошлого цикла Хранители Желтой Пещеры показали ему основы глубокого сканирования памяти, он убедился, что простое пребывание в Сиории не несет угрозы, и у него был примерный план на ближайшее время.
  Пришла пора вновь навестить Академию.
  
  
  
  
  
  
  38. НАЗАД В СИОРИЮ
  
  [К оглавлению]
  
  
   В прошлых циклах он не раз ездил на поезде с Кириэлле и сохранил об этом не самые приятные воспоминания. Поначалу она всегда была в восторге, жадно всматриваясь в пейзаж за окном и комментируя все, что заметила - но увы, это длилось недолго. По пути в Сиорию просто было не на что смотреть, так что заскучавшая сестра отлипала от окна купе и обращалась к единственному оставшемуся источнику развлечения - к нему. И ему приходилось всю дорогу веселить ее.
  Но это было раньше, когда он не прибегал к своему растущему мастерству плетения, чтобы творить магию в поезде. В этот раз он просто махнул рукой на возможный риск обнаружения. Он не заметил в купе никаких следящих чар, да и если его каким-то образом застукают - скорее всего, он отделается выговором и небольшим штрафом. Ничего хорошего, конечно, но лучше, чем несколько часов слушать нытье Кириэлле. К тому же это будет отличной тренировкой сотворения заклинаний под действием подавляющего оберега, чем он давно собирался заняться.
  Вот почему сейчас перед ним парила водяная сфера, а по орбите вокруг нее медленно вращалось кольцо из ручек и стирательных резинок. Несмотря на кажущуюся обыденность, это было чертовски тяжело. Чтобы достичь нужного эффекта, он не использовал кучу начальных заклятий - это была неструктурированная магия, нечто вроде невероятно трудного упражнения на плетение. Сложность парящего конструкта, да отвлекающее воздействие подавляющего оберега - лишь с большим трудом ему удавалось удерживать сферу и ее спутники под контролем. Видимо, это его сегодняшний потолок в плете...
  - Сделай лягушку! - с вызовом потребовала Кириэлле.
  Он хмуро посмотрел на нее, она ответила ухмылкой, уверенная в своей победе. Уверенная, что нащупала предел его возможностей. Он ведь не собирался делать нечто столь трудное - поначалу был совсем небольшой шарик воды и две кружащие вокруг него ручки, что его вполне устраивало - но Кириэлле стала требовать повысить сложность. И когда он опустошил всю питьевую бутылку и задействовал все имеющиеся у них писчие принадлежности, он не сомневался в своей победе...
  Он отвел глаза, вновь сосредоточившись на парящем конструкте. Вылепить из парящей воды что-то кроме шара будет невероятно трудно. Телекинетически управлять водой куда тяжелее, чем твердыми объектами, и задача была бы сложна даже без подавляющего оберега и оттягивающего его внимание кольца мелких предметов вокруг.
  Но будь он проклят, если это заставит его поднять лапки кверху. Следующие пятнадцать минут он медленно преобразовывал водяную сферу во что-то, напоминающее скульптуру лягушки... Ну, насколько ему это удалось, то есть не очень. Хотя в процессе ему пришла в голову идея, и он вылепил не просто лягушку, а жабьего монстра, от которого он в прошлом цикле спас Хранителей Желтой Пещеры. Увы, Кириэлле его стараний не оценила.
  - Это какая-то странная лягушка, - заявила она.
  - Это дьявольская лягушка желтой пещеры, - бессовестно соврал Зориан, понятия не имевший, как на самом деле назывался тот монстр. - Огромная, смертоносная тварь, пожирающая маленьких девочек.
  - Это глупо. Ты сочиняешь, - обвинила она. - Просто признай, что ты проиграл.
  - Ха, ты просила лягушку, и я сделал ее. Не моя вина, что ты ничего не знаешь о захватывающем и многообразном мире магических амфибий. Давай я уберу это все и расскажу тебе историю о маге Сумраке, который спас тайное общество магов от одной из таких дьявольских лягушек.
  И, прежде чем Кириэлле успела возразить, он поспешно разобрал парящий конструкт, пока ему еще хватало контроля - заставив ручки и резинки опуститься на сидение рядом с ним, а воду вернув в бутылку. Покончив с этим, он начал рассказывать слегка измененную историю своей схватки с жабьим монстром.
  Ну хорошо, очень сильно измененную. В его рассказе Хранители Желтой Пещеры были людьми, магами-отшельниками, живущими на дальнем севере и практиковавшими "паучью магию", а отважный Сумрак сразился с жабой открыто, не прибегая к маскировке и ловушкам. Так история звучала куда внушительнее. Кириэлле поначалу слушала довольно скептически, но когда он стал создавать подробные иллюзии в качестве иллюстраций, от ее равнодушия не осталось и следа.
  Зориан даже не знал, радоваться или сердиться на то, что она так восхищена иллюзиями. Они были... не то чтобы совсем простыми, но ничего особенного. То, что он показывал с водой и школьными принадлежностями, требовало куда большего мастерства. Его подмывало открыть ей глаза на истинный уровень сложности в магии, но он подозревал, что сама по себе сложность ей безразлична. Еще в прошлых циклах он заметил, что из всех виденных школ магии ей больше всего понравились именно иллюзии. Возможно, это проявлялась ее натура художника?
  Громкоговорители сообщили о прибытии в Корсу, и Зориан был вынужден прервать свой рассказ как раз в тот момент, когда Сумрак пробился сквозь бесчисленную свиту чудовища и вступил в пещеру, где монстр укрылся после их первой схватки...
  ...и разумеется, Кириэлле это не устроило. Она подождала, пока поток людей в вагоне рассосется, но как только поезд вновь тронулся, потребовала продолжения. Проблема заключалась в том, что в этот раз к ним в купе решила присоединиться Ибери, и Зориан не был уверен, стоит ли показывать ей свои способности. Вот только его сомнения не нашли у Кириэлле ни малейшего сочувствия.
  - Ты не можешь остановиться сейчас, перед самым концом! - заявила она.
  - Ну хорошо, только теперь без, гм, иллюстраций... - предложил Зориан.
  - Нееет! - взмолилась она. - Это же лучшая часть истории!
  Зориан выразительно посмотрел на Ибери, надеясь, что сестра поймет. Она поняла, но уступать не собиралась.
  - Да ладно, не сдаст же тебя эта милая леди за волшебство в поезде! - в полный голос заявила Кириэлле и, повернувшись к растерянной Ибери, изобразила свой лучший щенячий взгляд. - Ведь правда?
  - Эмм, - Ибери поежилась. - Что? Разве в поезде не стоит защита от магии?
  - В самом деле? - удивленно спросила Кириэлле.
  - В самом деле, - подтвердил Зориан. Смысла запираться не было. - Но она не блокирует магию совсем, просто делает ее труднее. Защиту можно преодолеть, если ты достаточно хорош.
  - И... ты достаточно хорош? - неуверенно спросила Ибери.
  Зориан молча пожал плечами и, к радости Кириэлле, возобновил рассказ и иллюзорное представление. Он заметил, что Ибери отложила книгу и тоже слушает его историю.
  Она украдкой сама попыталось сотворить парочку простейших заклятий, когда думала, что он не видит - и нахмурилась, когда у нее ничего не вышло. Наверное, ей было любопытно, какой уровень плетения нужен, чтобы преодолеть защиту. На миг ему захотелось прочесть ее поверхностные мысли, но, поразмыслив, он отказался от затеи. Риск обнаружения был минимален - Разум Как Огонь обучила его незаметно пробовать чужие защиты - но ему не хотелось приобрести привычку без спроса лезть в чужие головы. Он оставил Ибери экспериментировать и сосредоточился на Кириэлле и истории отважного Сумрака.
  Когда он закончил, Ибери тут же вступила в разговор. Нет, история ее не слишком заинтересовала, тем более, что она слышала лишь окончание, но способность Зориана преодолеть подавляющий оберег поезда произвела на нее сильное впечатление. Особенно когда она узнала, что он лишь начинает третий курс.
  По прибытию в Сиорию их пути разошлись - но, прощаясь, Ибери, заметно нервничая, попросила его как-нибудь заглянуть в библиотеку... кое-что обсудить. Ну, пускай - он все равно собирался в набег на книжные полки за новыми заклятьями - заодно и узнает, что она от него хотела.
  - Кажется, ты ей понравился, - заметила Кириэлле, когда они остались одни.
  - Не, она без ума от Фортова, - отозвался Зориан.
  - Что? - пораженно переспросила сестра. - Она и Фортов? Да быть не может!
  - Ну, я не сказал, что они вместе, - уточнил Зориан. - Только то, что она в него влюблена.
  - А ты откуда знаешь? - с подозрением спросила Кириэлле.
  - Древние магические секреты? - предположил он. Кириэлле одарила его ледяным взглядом. - Ладно, ладно... Я расскажу, но позже, когда заселимся. Это не то, о чем стоит говорить на улице.
  И даже разговаривая с сестрой, Зориан ни на секунду не прекращал вслушиваться в толпу своим мысленным чутьем. Даже если возможные враги используют ментальные щиты - пустота в потоке людских мыслей сама по себе будет тревожным сигналом. Впрочем, никто на вокзале не желал им зла - и никто из подозрительно выглядевших встречных не был невидим в мысленном чувстве. Минут через десять он вздохнул с облегчением - его опасения, что он затащил сестру прямо в ловушку, оказались напрасными.
  Хмм, он знал, что потом будет дождь, но от него он с легкостью защитится... может, небольшой тур по городу, чтобы утолить любопытство Кириэлле?
  - Эй, - позвал Зориан, привлекая ее внимание. - Хочешь посмотреть на центральную площадь? Там очень красивый фонтан, я и сам с удовольствием хожу на него посмотреть...
  Конечно же, она хотела. Можно было и не спрашивать.
  
   Зориан прожил во временной петле уже более четырех лет, за это время много чего произошло. И упомнить все происшедшие события - весьма непростая задача, даже с его великолепной памятью и подготовкой мага. То, что он отсутствовал в Сиории около полутора лет, стремясь скрыться от глаз Красного, дополнительно осложняло ситуацию - и многие мелкие детали "нормального" цикла совершенно вылетели у него из головы.
  Так что ничего удивительного, что он забыл произошедшее на пути от вокзала к фонтану - ведь он не ходил этой дорогой с того самого, судьбоносного первого месяца, когда он попал в петлю.
  И когда они наткнулись на перекрывшую путь стаю мозговых крыс, для Зориана это было столь же неожиданно, как и в первый раз. Вот только в отличие от первого раза он вовсе не был беззащитен, и едва не спалил всю стаю, прежде чем новая мысль заставила его остановиться. Наверняка уничтожение стаи привлечет к нему внимание захватчиков, а следовательно и Красного, и умнее всего будет просто отступить, как он и сделал в первом месяце.
  Он ощутил, как стая пробует его ментальные барьеры, и, укрепив щиты, ударил в ответ. Попытки прекратились, но и его контратака почти не повредила коллективному разуму грызунов - крысы не имели никаких защит, вероятно, они помешали бы их связи, но его удар лишь вырубил несколько отдельных крыс, никак не повлияв на остальных. А если...
  От Кириэлле хлынул поток ужаса - она наконец поняла, кто перед ней, и Зориан сообразил, что сейчас не время играться с крысами. Он, вероятно, практически неуязвим для них - но Кириэлле - нет. Он выпустил слабенькую струю огня, отгоняя ближайших грызунов, развернулся, схватил сестру за руку и побежал. Крысы, как и в прошлый раз, не преследовали их. Вероятно, они, как и он, не хотели привлекать внимания - хоть это и поднимает вопрос, что они делали средь бела дня на одной из главных улиц. Надо будет как-нибудь выяснить...
  На бегу ему пришло в голову, как же невероятно ему повезло не столкнуться с мозговыми крысами до встречи с аранеа - твари прочитали бы его ничем не защищенные мысли и могли запросто узнать о временной петле. И даже если бы захватчики отмели путешествие во времени как явный бред, их бы наверняка заинтересовало, откуда ему известно об их планах...
  - Эм, так мы еще можем увидеть фонтан? - отдышавшись, спросила Кириэлле, когда они отбежали на достаточное расстояние.
  - Угу, я знаю другой путь, - ответил Зориан, указывая на ближайший парк.
  Секундочку, разве в первом месяце он не пошел точно так же и не встретил по пути еще одну проблему? Да, точно, была еще какая-то... а! Девочка с велосипедом. Он совершенно про нее забыл. Ну, с этой проблемой он справится - просто быстренько достанет ей велосипед из речки, и можно будет идти дальше.
  Когда они встретили плачущую девочку, Кириэлле вдруг стала непривычно тихой и держалась позади него. Велосипед Зориан достал без малейших усилий - просто протянул руку за перила и пожелал, чтобы велосипед взлетел к нему в ладонь. Куда больше времени ушло на то, чтобы хоть немного успокоить девочку и спросить, почему она плачет. Еще парочка заклинаний - высушить велосипед и очистить от скопившейся грязи - он просто мог это сделать и не видел причин сдерживаться. Наверное, сейчас велосипед был чище, чем до того, как упал в ручей.
  - Ну вот, - удовлетворенно сказал Зориан. - Велосипед цел, чист и вытащен из реки. Можно больше не плакать, верно?
  - Хорошо, - шмыгнула она носом. - Мм. Спасибо.
  - Да что там, - ответил он. - Ну, удачи, а нам пора идти. Думаю, скоро пойдет дождь, так что и тебе лучше бы отправиться домой.
  - Эй, не будь злюкой, брат. Не можем же мы оставить ее здесь, - внезапно вмешалась Кириэлле. - Мы должны проводить ее домой, просто на всякий случай.
  - Он не злюка, - возразила другая девочка, выйдя из задумчивости. - И я и сама прекрасно дойду до дома. Я не тупая.
  О, а эта малышка ему нравится. Нечасто кто-то принимает его сторону в споре с Кириэлле.
  - Хмм. Приятно, что хоть кто-то не спешит обвинить меня во всех смертных грехах, - Зориан выразительно покосился на Кириэлле, та закатила глаза. - Но, думаю, Кириэлле не имела в виду ничего плохого. Ты выглядишь расстроенной, и она волновалась за тебя.
  - Я просто... Мне только вчера дали велосипед, и мама сказала, чтобы я берегла его, потому что мы не можем позволить себе еще один, а я...
  - Эй-эй, сейчас все в порядке, - поспешно прервал ее Зориан, видя, что она может опять удариться в слезы. - Он снова у тебя. Все хорошо, что хорошо кончается. Но, наверное, нам и правда стоит проводить тебя, по крайней мере, пока ты не успокоишься.
  - Ага! - влезла Кириэлле. - А по пути мы можем поговорить и лучше узнать друг друга. Я только что сюда приехала, было бы здорово найти друга моего возраста. Как тебя зовут, кстати? Я - Кириэлле, а этот парень, что вытащил велосипед, мой брат Зориан.
  - Ночка, - сказала та. - Но, эм, я не хочу вас задерживать.
  - Мы никуда не торопимся, просто хотели посмотреть на фонтан, - отмахнулась Кириэлле. - Это можно сделать в любое другое время. Ну же, покажи нам, где ты живешь.
  Дом Ночки оказался неподалеку - она жила возле парка, почему родители и отпустили ее одну. И, хоть подобная родительская беспечность была довольно странна, Зориан, чьи родители относились к нему так же, не стал лезть не в свое дело. Он вообще по большей части молчал, но ничего страшного: Кириэлле трещала за двоих. Ночка же поначалу нервничала и смущалась, постоянно озираясь и вздрагивая от малейшего шороха, но постепенно прониклась симпатией к его сестре. Ей было восемь, на год младше Кириэлле, и она тоже новенькая в Сиории. Ее семья переехала сюда пару месяцев назад, и у нее тоже не было друзей. Великолепно. Он уже видел, чем это все закончится...
  Зориан еще раз попытался избежать неизбежного, попрощавшись, как только они довели Ночку домой - но не преуспел, поскольку их встретила мать девочки и настояла, чтобы они вошли, а он не хотел показаться невежливым. Пожалуй, у нее есть полное право узнать, кто эти двое незнакомцев, что привели ее дочь, так что стоит зайти, хотя бы просто успокоить ее. Ночка тут же выложила матери, что произошло - вот только в ее рассказе велосипед не падал в ручей, а попал в веревочную петлю... гм, которая каким-то образом оказалась в парке. Девочка, пропустив объяснения, сразу перешла к моменту, когда Зориан помог ей спустить велосипед с дерева.
  Да уж, Ночка совсем не умела врать. Судя по взгляду ее матери, как только Зориан и Кириэлле уйдут, девчушке придется рассказать настоящую историю.
  Реа - мать Ночки - на взгляд Зориана, была довольно пугающей. Она не выглядела опасной - те же иссиня-черные волосы и карие глаза, что и у Ночки, одежда и внешность обычной домохозяйки, но ему не потребовалось и пяти минут, чтобы понять, что здесь что-то нечисто. Ее движения были плавны и точны, она никогда не сбивалась и не медлила в разговоре, ее взгляд был устрашающе пронзителен, да и в целом она словно излучала ауру хладнокровия и уверенности. Сказать по правде, будь он здесь один, он бы поспешил откланяться, но Кириэлле совершенно не опасалась хозяйки и вовсю болтала с новой подружкой. В том числе и о том, почему они вообще пошли этим путем и встретили ее.
  - Ах да, странные крысы с мозгами, - заметила Реа, когда Кириэлле дошла до этого момента. - Вокруг дома крутилась парочка, но в таких количествах - никогда. Мерзкие твари.
  Зориан нахмурился. Почему мозговые крысы крутятся вокруг дома Ночки?
  - Вам следует быть осторожнее, - сказал он. - Они называются мозговые крысы, и они могут читать мысли, возможно даже просматривать память, если их не прогонять.
  - Хмм... значит, я правильно сделала, убив их, - ответила Реа.
  - Да, но это не гарантирует безопасности, - возразил Зориан. - У них телепатический роевой разум, так что убив одну, вы не сотрете информацию о себе. Что знает одна мозговая крыса, знают и остальные. Лично я считаю, что вам следуют обратиться к властям, чтобы они истребили вредителей, но решать вам.
  - Понятно, - сказала Реа после нескольких секунд молчания. - Я поговорю с мужем о твоем совете, и мы посмотрим, что можно сделать. Должна сказать, вы очень хорошо информированы для пятнадцатилетнего, мистер Казински.
  - Брат очень умный, - вставила Кириэлле.
  Помолчала бы, подлиза.
  - Что же, спасибо вам за гостеприимство, миссис Сашал, но наша домовладелица ожидает нас, так что нам правда пора идти, - Зориан поднялся со стула и проследил, чтобы и Кириэлле встала. По словам Реи, ее муж вот-вот придет, а ему не хотелось бы объяснять все еще раз.
  - Дождь совсем разошелся, - отметила Реа, глянув в окно. - Вам стоит подождать хотя бы пока погода не улучшится.
  - К сожалению, не похоже, чтобы это произошло в ближайшее время, - сказал Зориан. - Но ничего, я могу телепортировать нас на место и укрыть от дождя, пока дойдем.
  - Можно Кириэлле приходить поиграть со мной? - спросила Ночка.
  - Э... да. Конечно, - ответил он. Кириэлле не простила бы ему, если бы он отказал. Хоть ему и не нравится, что она будет гулять в районе, кишащем мозговыми крысами...
  Они попрощались и направились к дому Имайи.
  
   На следующий день он встал пораньше и сказал Имайе, что будет в библиотеке, хотя на самом деле ничего подобного не планировал. Вместо этого он телепортировался в Князевы Двери и приступил к сбору кристаллизованной маны. В его памяти уже хранилась карта весьма значительного участка подземелья, и полностью обобрать его за день уже не выходило. Потребуется еще день или два, чтобы собрать все известные кристаллы. Нда, похоже, его память уже на пределе - он напрочь забыл некоторые малые месторождения, а те, что помнил, пришлось искать. Раздражает.
  Интересно, что сказал бы он-прошлый, узнав, что когда-нибудь перед ним будет столько сокровищ, что он начнет попросту забывать о них. Вероятно, что-то неприличное.
  Буквально через полчаса после возвращения в дом Имайи к нему пришла Тайвен.
  - Дай угадаю, ты хочешь, чтобы я пошел с тобой в канализацию, отбирать часы у гигантских пауков, - "догадался" Зориан.
  - Что? А, нет, я отказалась от этого заказа, есть куча более прибыльных, - ответила Тайвен. - Но откуда, черт возьми, ты это знаешь? Я упоминала об этом заказе разве что паре человек.
  А, точно. Ситуация в Сиории сильно изменилась с его последнего цикла здесь - наемники, что он собрал против Красного, были мертвы, лишены душ, как и аранеа, а без аранеа чудовища с нижних уровней подземелья свободно проникали на поверхность. Многое изменилось - ему следует наконец запомнить это и не расслабляться.
  Чем придумывать отговорки, он просто проигнорировал ее вопрос и задал собственный:
  - Если ты здесь не за этим, то почему же ты здесь, Тайвен? Обычно ты не навещаешь меня просто от нечего делать.
  Тайвен возмутилась, что она очень даже навещает его от нечего делать, и стала яростно отрицать, что пришла просить об одолжении. Наоборот, она предлагала ему возможность - возможность заработать богатство и славу, если он присоединится к ней.
  Нда. Что же, по крайней мере, ее новый способ вербовки звучит куда притягательнее, чем старый.
  Если вкратце - прорывы чудовищ, о которых он читал в газетах прошлого цикла, начались раньше, чем он ожидал. В первый же день месяца случилось несколько неприятных инцидентов - молодая пара серьезно пострадала, когда гигантская многоножка выползла из канализации прямо на оживленную улицу, а один ресторан пришлось эвакуировать, когда в подвал проник огромный желтый слизень и принялся пожирать все, до чего мог дотянуться. На следующий день все стало еще хуже, и пока Зориан собирал кристаллы в подземелье, произошло несколько смертельных случаев, вынудив городские власти пойти на экстренные меры. Одной из которых стало высокое вознаграждение за головы монстров и призыв группам старателей и наемников спуститься насколько возможно в подземелье и снизить поголовье чудовищ, прежде чем они доберутся до поверхности.
  Тут-то Тайвен и поняла, что пришел ее звездный час. Уже отчаявшаяся доказать свое мастерство, она обеими руками ухватилась за возможность сделать себе имя охотой на монстров.
  Вот только ей не хватало людей. Три человека - еще не охотничья группа.
  - Не ожидал, что ты обратишься ко мне, - заметил Зориан. - Похоже, тут потребуются серьезные боевые навыки, а я только поступил на третий курс. Наверняка среди твоих сверстников есть кандидаты получше?
  - Ну, дело в том, что другие группы тоже набирают людей... и они куда известнее и престижнее, чем малышка Тайвен. Будет проще, когда я покажу результаты, но если ждать, может стать слишком поздно. Так что выбирать не приходится.
  - Выбирать не приходится? - ровно переспросил Зориан. До временной петли одной этой фразы было бы достаточно, чтобы он немедленно отказал ей. Он не был согласен и на второе место - что уж говорить о "за неимением лучшего". Но годы в петле укротили его гордыню, и он сознавал, что у Тайвен есть основания для подобного отношения - ну, исходя из известных ей фактов.
  - Ладно, неудачно выразилась, - признала та. - Но ты и сам сказал, что ты только на третьем курсе. Насколько ты хорош в боевой магии? Уверен, что не станешь обузой для команды?
  Хмм, насколько можно раскрыться? Тайвен иногда поразительно легкомысленна, но уж внезапный скачок в силе ее точно насторожит. И она одна из тех немногих людей, кто хорошо знал его до петли и помнит, каким он должен быть.
  И кстати, стоит ли ему вообще с этим связываться? Похоже, это займет уйму времени, а у него и так скопилась целая куча срочных дел... может, притвориться слишком слабым и неопытным для участия?
  Ладно, черт с ней, он попробует один раз. Как минимум, это отличное прикрытие для многих планов на этот цикл.
  - Совершенно уверен. Я уже бывал в Подземелье, - признался он. - У меня неплохой арсенал боевых чар, и я не впаду в панику в случае опасности. Моя главная проблема - резерв маны, мой максимум - двадцать магических снарядов. И это после того, как я развил резерв долгими тренировками - в плане запаса маны я не выше среднего.
  Несколько секунд Тайвен молча, недоверчиво смотрела на него.
  - Ты уже был в Подземелье? - наконец спросила она. - Удивительно, как ты получил допуск. Академия очень не хотела давать его мне, когда я уже была на четвертом курсе.
  - Я и не говорил, что спрашивал разрешения, - заметил он.
  - Зориан...
  - Что, хочешь сказать, сама так не делала? - с вызовом спросил он.
  - Ну, может быть раз или два, - признала она. - Но в твоем случае речь не идет о единичных спусках. Чтобы настолько развить свой резерв, требуется интенсивная практика, учитывая, с чего ты начинал. Это явно было очень опасно.
  - Иногда мужчина должен рискнуть, - процитировал Зориан, имитируя ее голос. - Разве не ты мне это сказала?
  - Я говорила об ухаживании, и ты это знаешь, - возразила Тайвен. - Почему ты не мог последовать совету в этой области?
  "Я и последовал, - с горечью подумал Зориан. - В итоге меня высмеяли."
  - Чем ты недовольна? Ты наоборот должна радоваться, что твои поиски увенчались успехом, - вместо этого сказал он. - Так ты хочешь меня в эту свою команду, или нет?
  - Хочу, хочу, - поспешно заверила Тайвен. Достала из сумки листок и положила на стол. - Наверное, ты прав, это сейчас не важно. Почему бы тебе не заполнить вступительную анкету, а я пока расскажу, что запланировала на завтра...
  
   Следующую пару дней Зориан регулярно спускался в подземелья с Тайвен, Уриком и Ореном. Он быстро осознал, что основную его ценность для команды представляют отнюдь не боевые навыки - обычно объединенных сил Тайвен и двух ее товарищей вполне хватало для устранения любой угрозы, ему же приходилось вмешиваться лишь когда те трое тратили всю ману и нуждались в передышке. Нет, главным было то, что благодаря посланию покойной матриарха, он владел подробной картой значительной части подземелья, а его мастерство в прорицании позволяло проводить удаленную разведку и отыскивать конкретные цели. Без него, направляющего остальных, они бы только и делали, что слепо плутали в туннелях, пытаясь найти, с кем бы сразиться. На взгляд Зориана, навыки этих троих были безрассудно сфокусированы на боевке.
  Будучи в Подземелье, Зориан не упускал шанса проверить базы захватчиков, пытаясь узнать, как они справляются с наплывом охотников на монстров. Группа Тайвен была далеко не единственной, польстившейся на щедрую награду, и с каждым днем охотников становилось все больше. Как выяснилось, захватчики отступили, бросив наиболее заметные лагеря и оставив в других чисто символические гарнизоны. Наверняка это скверно скажется на эффективности вторжения...
  Когда же он не бродил по туннелям с Тайвен, Зориан разгребал ворох скопившихся дел и обязательств. Он выбрал все кристаллы под Князевыми Дверями и начал потихоньку продавать их - как в Сиории, так и за ее пределами. Он сводил Кириэлле в гости к Ночке и был неподалеку, следя, чтобы не появились мозговые крысы - и, к счастью, не встретил ни одной. В этот раз он познакомился с отцом Ночки, крупным, энергичным и бородатым дядькой по имени Саух - смешливым, разговорчивым, совсем не похожим на жену, но тоже по-своему устрашающим. Зориан всерьез подозревал, что приглашение в кузницу, полную молотов и других опасного вида инструментов было завуалированной угрозой, на случай, если он чем-то повредит Ночке. Он также заглянул в библиотеку и поговорил с Ибери. К его удивлению, она хотела, чтобы он позанимался с ней. Она давно искала репетитора, но те слишком дорого брали за свои услуги, и она рассчитывала, что сможет договориться с третьекурсником за обмен заклинаниями или нечто подобное. Предложение было интересным - но он и так был слишком занят, так что пообещал заняться ей после летнего фестиваля, если она не передумает. Возможно, в один из последующих циклов, когда он не станет связываться с Тайвен.
  И, само собой, его никто не освобождал от учебы. Тоже морока, хоть и не столь утомительная. Из-за долгого отсутствия он позабыл многие детали учебного процесса, и теперь уроки представали перед ним в новом свете. Тревожная обстановка с монстрами повлияла и на академию. В классе отсутствовала Джейд - родители забрали ее домой. Разумеется, Зака тоже не было - и все, кроме знавшего истинное положение дел Зориана, считали, что его тоже отослали из ставшего опасным города. Кайрон на первом занятии объявил, что будет давать дополнительные вечерние занятия боевой магией, а Ильза открыто призвала всех, имеющих достаточные боевые способности, присоединяться к охотничьим группам, пообещав послабления и льготы всем, достигшим результатов. В качестве примера она назвала тех, кто уже охотился на монстров - Зориана, Брайама, Тинами, Наима и Эстина - чем несказанно его удивила - он никак не думал, что столько людей самоуверенно решат влезть во все это. Два дня спустя к этому списку присоединилась Коприва, а Майю и Ироро отозвали домой, до тех пор, пока обстановка не нормализуется.
  Со всеми этими изменениями в составе класса и действиях профессоров, учеба раскрылась ему новой, еще не надоевшей стороной. Конечно, через цикл-другой она снова ему приестся, но пока было терпимо.
  
   Прошло еще несколько дней. Число и масштаб прорывов постепенно сокращались, и город начал потихоньку возвращаться к нормальной жизни, более не напоминая перепуганную антилопу. На улицах все еще чувствовалась настороженность, вылазки в Подземелье не прекращались, но жизнь возвращалась в спокойное русло. Так что Зориан начал разработку заговорщиков, культистов и иных причастных к вторжению лиц, кого он знал еще от аранеа - отслеживая их перемещения и действия, но пока воздерживаясь от атак. Шумиха вокруг мертвых наемников и вторжений монстров вызвала серьезные изменения в планах захватчиков, так что его предзнание было крайне ненадежным. А он отнюдь не стремился действовать вслепую, предпочитая точно знать, где и когда нанести удар.
  И что-то тут было не так... даже учитывая значительные изменения после того, как Красный удалил аранеа, захватчики были на удивление неэффективны. Хуже информированы. Раньше они знали, как обойти нужные обереги, как избежать глаз городских властей - но не в этом цикле. Зориан начинал подозревать, что в прошлых циклах заговорщики получали ключевые сведения от Красного, даже тогда, когда тот сам не принимал активного участия в боях, но в этом цикле ему что-то помешало.
  Странно.
  Приезд Каэла напомнил об их сделке - помочь Каэлу с алхимическими исследования в обмен на помощь с магией душ. Увы, тут тоже была своя проблема: за множество циклов вне Сиории Зориан забыл многое из блокнота Каэла. Тот каким-то образом сумел что-то восстановить по разрозненным отрывкам, что помогло убедить его в правдивости Зориана, но по сути, они вновь начинали с чистого листа.
  Он уже понял - если он хочет, чтобы их сделка оставалась в силе - ему нужно найти способ не забывать. Без повторения в каждом цикле он вновь многое забудет, а объем важной информации все нарастал. И это касалось не только рецептов Каэла - он уже столкнулся с белыми пятнами на своей карте подземелий под Князевыми Дверями, забыл подробности прошлых циклов, вроде встречи с Ночкой, и у него было такое чувство, что удержать в памяти огромный объем сведений о захватчиках, который он сейчас собирал, тоже будет весьма непросто.
  Ему нужно как-то улучшить память, и сделать это быстро. Надо будет заняться этим в следующие выходные, посмотреть, что получится.
  Он постучал в дверь кабинета Ксвима и прилежно дождался ответа.
  - Входите, - отозвался из-за двери Ксвим; Зориан вошел и, дождавшись приглашения, сел.
  - Покажите свою базовую тройку, - велел куратор.
  Зориан показал - молча, эффективно и без малейших возражений. В этот раз он решил проверить, насколько хватит Ксвима, если он будет без жалоб и нареканий выполнять все его требования. Конечно, предстоит долгий путь - он не рассчитывал поразить этого несносного типа уже в этом цикле - но он был полон решимости пройти этот путь до конца. Он будет отрабатывать любые, даже самые дурацкие упражнения Ксвима, день за днем, цикл за циклом, пока не освоит в совершенстве. Пока не освоит их все, если придется. В какой-то момент у куратора должны кончиться упражнения, ведь так?
  Ксвим кинул в него шариком. Зориан, не глядя, чуть отклонил голову, пропуская стекляшку. Еще два шарика также пролетели мимо.
  - Закройте глаза, - распорядился Ксвим.
  Зориан закрыл. И все равно уворачивался от всех шариков - рассеянное облако маны окружало его, как сигнальное поле. Ксвим ничем не выдал удивления, впрочем, Зориан тоже.
  - Можете открыть глаза. Вот шарики, - Ксвим достал из-за стола здоровенную коробку, наполненную ненавистными стеклянными сферами. Тут были самые разные размеры, и Зориан ощутил невольную благодарность, что Ксвим кидал только маленькие. Некоторыми, пожалуй, и вырубить можно. - Поднимите левитацией столько, сколько сможете. Быстрее, мы не можем сидеть тут весь день.
  Зориан поднял все - но, увы, недостаточно быстро. Ну, на взгляд Ксвима недостаточно. Целый час тот заставлял Зориана поднимать и опускать шарики. Зориан же молчал, изо всех сил стараясь лучше выполнить поручение.
  - Ну кто поднимает таким неаккуратным комом? Сделайте из них сферу. Теперь кольцо. Пирамиду. Это, по-вашему, пирамида? Может, вам стоит сменить очки, мистер Казински? Да, лучше. Но медленно - вы должны быть быстрее, намного быстрее. Начните сначала, со сферы. Еще раз. Еще раз.
  Зориан как можно быстрее заставлял кучу шариков перетекать из формы в форму, пока наконец не случилась беда - он утратил контроль, и вся масса шариков с грохотом обрушилась на стол. Зориан вздрогнул - шарики прыгали по столу и раскатывались по всему кабинету. Его маска отрешенности на миг дала слабину.
  Проклятье.
  Несколько секунд Ксвим и Зориан бесстрастно смотрели друг на друга.
  - Итак? - с любопытством спросил куратор. - Чего же вы ждете, мистер Казински? Скорее соберите их обратно в коробку, чтобы мы могли продолжить.
  - Да, сэр, - как Зориан ни старался, в его голос прокралась нотка горечи. - Сию минуту.
  Теперь несомненно: он правда ненавидит стеклянные шарики.
  
  
  
  
  
  
  39. ПОДОЗРИТЕЛЬНЫЕ СОВПАДЕНИЯ
  
  [К оглавлению]
  
  
   Зориан молча смотрел на своего мучителя, пытаясь сохранить расслабленное и бесстрастное выражение. Ксвим смотрел на него - на фоне естественной, безупречной невозмутимости куратора усилия Зориана казались смехотворными. Но он выдержит. Он уже выдержал. Он (наконец-то) выполнил все неслыханные требования Ксвима, и сумел не сорваться. Разумеется, он ничуть не впечатлил этого типа, даже продемонстрировав невозможное для третьекурсника мастерство плетения - но иного он и не ожидал.
  Молчание затягивалось.
  - Это, - изрек наконец Ксвим, - было просто ужасно. Вы совершенно лишены гибкости, медлительны, и при этом парадоксально нетерпеливы. В вас, мистер Казински, я вижу неоправданную самоуверенность, вы переходите к продвинутым техникам, не озаботившись подобающей базой. Да, это частый недостаток у магов, но "другие тоже так делают" никогда не было достойным оправданием. Сначала мы поработаем над тем, чтобы это исправить - и только потом перейдем к чему-то более серьезному.
  - Конечно, сэр, - спокойно ответил Зориан. - Дома я займусь упражнениями, которые вы показали.
  - Хорошо. Я ожидаю лучших результатов к нашему следующему занятию, - Ксвим откинулся в кресле и небрежно махнул рукой. - Свободны.
  Зориан уважительно кивнул, неторопливо поднялся со стула и покинул кабинет, стараясь не выдать спешки. Лишь закрыв за собой дверь и отойдя подальше, он позволил себе расслабиться.
  Это было опасно. Очень, очень опасно. Он знал, что лезть в разум Ксвима - ничем не оправданный риск, но тот настолько разозлил его, что Зориан просто не смог удержаться. К тому же, каковы были шансы, что куратор будет защищать свой разум на обычном занятии? Судя по всему, немалые - мысленный щуп Зориана наткнулся на мощный ментальный барьер. Он немедленно отпрянул, перепуганный, что его раскрыли - но, видимо, защита, которую использовал Ксвим, не распознала столь тонкого касания. Ну, или Ксвим заметил, но не подал вида - впрочем, это крайне маловероятно, даже если бы куратор решил смотреть на его проступок сквозь пальцы, без язвительных комментариев о его неудачной попытке никак бы не обошлось.
  А интересно, он что, поддерживает щит на каждом занятии? Каким-то образом узнал о способности Зориана, или Ксвим из тех магов, кто всегда экранирует мозг? Тут может быть множество вариантов. Надо будет без предупреждения вломиться к нему в кабинет посреди недели, чтобы узнать, поддерживает ли Ксвим защиту, когда не ожидает его...
  Он все еще думал о Ксвиме, даже когда вернулся домой, но характерный отзвук мыслей Ночки и ее матери вытеснили его так называемого куратора из головы. Неожиданно - насколько он знал, сегодня они не договаривались о визите. Он сразу направился на кухню, где чувствовались Имайя и Реа, и обнаружил их за столом, сплетничающими за выпечкой и... сливовицей2?
  Ну, неважно. Обменявшись приветствиями, он попытался по возможности вежливо узнать у Реи причину их внезапного визита. Судя по сердитому взгляду Имайи, с вежливостью вышло не очень, но самой Рее, похоже, было все равно.
  - Ночка не могла дождаться вашего прихода, так что я сама привела ее к Кириэлле, - пояснила она. - К тому же, просто нечестно вынуждать тебя тратить время, приводя сестру к нам. Ты учишься магии и, как я слышала, занят и многими другими делами помимо этого - я же просто домохозяйка, у меня много свободного времени.
  "Просто домохозяйка", ага. Если она и вправду та, за кого себя выдает, он... ну, нет, он не будет делать ничего опрометчивого, но его это весьма удивит. Теоретически это возможно, но ее уверенность и самоконтроль слишком хороши для домохозяйки.
  - Что касается меня, я совершенно не возражаю, что Ночка будет приходить время от времени, - влезла Имайя. - Об этом можешь не беспокоиться.
  - Понятно, - медленно проговорил Зориан. Он посмотрел на Рею, и та прямо встретила его взгляд. Она не делала ничего необычного, да и его эмпатия не ощущала враждебности, но все же это нервировало. Дело в ее позе, сообразил он - Реа кажется расслабленной, но совершенно не двигается.
  Подчиняясь внезапному импульсу, он решил снова рискнуть - второй раз за день - и коснулся ее поверхностных мыслей. Он не хотел привыкнуть вторгаться в чужие мозги, но если кто-то выглядит угрожающе, это вполне может послужить оправданием. А Реа выглядела как минимум подозрительно.
  Ее разум не был защищен, и, похоже, она не ощутила его касания. С другой стороны, это мало что ему дало. В данный момент она ни занималась самоанализом, ни вынашивала тайные планы. По большей части она просто наблюдала за ним, наблюдающим за ней. Зориан знал, что она кто угодно, но не обычная домохозяйка - Реа же знала, что он кто угодно, но не обычный студент.
  Он решил поспрашивать о ее прошлой и нынешней жизни в надежде направить мысли в нужную сторону и узнать, что же с ней не так. Да и Имайю явно беспокоила их безмолвная дуэль взглядов, стоит нарушить молчание хотя бы ради нее.
  - А знаете, я сейчас сообразил, что никогда не спрашивал, почему вы с семьей решили переехать в Сиорию, - начал Зориан. - Могу поспорить, это просто захватывающая история...
  Следующие полчаса он беседовал с Реей о ее прошлом, Имайя изредка вставляла фразу-другую. Несмотря на все усилия, Зориан так и не нашел в ее мыслях никаких секретов. Она слишком сосредотачивалась на том, что говорила, размышления и случайные мысли почти ничего не добавляли к ее словам. Единственное, в чем он был уверен - что она ни разу не солгала. Ее рассказ о том, как их семья в поисках лучшей жизни перебралась из маленького провинциального городка в Сиорию, не был "легендой" - она действительно в это верила. Ее муж искал более высокооплачиваемую работу, Реа хотела расстаться с неприятными соседями, при каждом удобном случае распускавшими про нее гнусные слухи, да и плачевное состояние местной школы не устраивало обоих, им хотелось лучшего для Ночки. Вот они и переехали. Просто, не правда ли? Сейчас они обживались на новом месте и потому были несколько стеснены в средствах, но Рею это не беспокоило - она утверждала, что это временно.
  Впрочем, два интересных момента он все-таки обнаружил. Во-первых, у Реи был просто неестественно острый слух. Во время всего разговора она машинально отслеживала беседу Ночки и Кириэлле в другом конце дома, за двумя закрытыми дверями и коридором. Сам Зориан, как бы ни напрягал слух, не мог расслышать решительно ничего. И во-вторых, Реа не знала, что он касается ее мыслей, но прекрасно читала собеседника старым добрым способом - и сразу поняла, что он подозревает ее и пытается разузнать ее секреты.
  И ее это забавляло. Очень, очень забавляло.
  Наконец Зориан был вынужден признать поражение, покинув разум Реи и откланявшись. По крайней мере, он мог быть спокоен, что Реа не замышляет ничего дурного в отношении его и Кириэлле, а остальное его не заботило. Она была вправе хранить свои секреты, покуда те не кусаются.
  - Ах да, чуть не забыла, - сказала Имайя, когда он уже выходил. - Каэл хотел поговорить с тобой, когда ты вернешься. Сейчас он в подвале, снова возится со своим алхимическим оборудованием.
  Поблагодарив ее, Зориан спустился в подвал, узнать, чего хотел Каэл. Это могло быть что угодно - при встрече он вывалил на морлока целый ворох бредовых откровений и проблем, и ему очень повезло, что Каэл сумел воспринять все это так рассудительно и сдержанно. Стыдно признаться, но сам он на месте Каэла едва ли показал бы и половину этой выдержки.
  С другой стороны, он подозревал, что принять его объяснения Каэлу помогла жадность. Он не сомневался, что для Каэла временная петля была не чудовищной аномалией, но прежде всего уникальным шансом невероятно развить свои знания и навыки, если суметь разыграть верную карту. И это, несомненно, сказалось - он поверил рассказу Зориана. Вот и сейчас...
  - А, вот и ты, - поприветствовал его Каэл. - Ты достал ингредиенты, которые я просил?
  - Ага, - Зориан открыл сумку и достал деревянную коробку с алхимическими реактивами.
  - Проблем не возникло? - спросил Каэл, принимая коробку и тут же приступая к проверке. Он вытащил бутылек с чернильно-черной жидкостью и зачем-то посмотрел на просвет.
  - Нет. Продавец странно на меня смотрел, когда я заказал столько дорогих ингредиентов, но ничего не сказал. Хотя, пожалуй, следующую партию лучше брать в другом магазине.
  - Пожалуй, - согласился Каэл, возвращая бутылек на место и захлопывая коробку.
  Он даже не заикнулся о том, чтобы возместить траты. Одним из первых условий Каэла было финансирование его исследований. Зориан понимал его - это не просто желание получить спонсора, но и проверка, верит ли сам Зориан в историю с петлей. Ведь если он сам верит в петлю, он легко может за месяц потратить все имеющиеся средства, не так ли?
  Каэл поставил коробку на стол, между другими коробками, керамическими мисками, бутыльками и другими алхимическими принадлежностями, заполонившими его мастерскую. На миг он ушел в себя, его ярко-голубые глаза оглядели подвал, затем вновь обернулся к Зориану.
  - Как думаешь, как часто ты сможешь покупать еще? - спросил он.
  - Ну... я не стану говорить "когда захочешь" - уверен, если ты возьмешься за дело всерьез, то сможешь потратить любую сумму - но сейчас я неплохо обеспечен. Благодаря петле я нашел быстрый способ добывать огромное количество кристаллизованной маны в подземелье Князевых Дверей; на ее продаже я получаю кучу денег, - пояснил Зориан. - Так что... две или три таких коробки в день, наверное? Может, и чаще, но мне кажется, это плохая идея - скупка дорогостоящих ингредиентов привлечет ненужное внимание.
  - ...Понятно, - медленно сказал Каэл, явно не ожидавший такого ответа. - Это огромная сумма. Если не секрет, зачем ты добыл столько? На собственные эксперименты?
  - И на них тоже, - ответил Зориан. - Когда можешь тратить деньги, не глядя, многие вещи становятся куда проще. И быстрее. И да, я знаю, что это странно, стараться заработать побольше, находясь в петле.
  - А другая причина?
  - Жадность, я полагаю, - признал он. - Я хочу, чтобы по выходу из петли все мои финансовые вопросы были решены. Да, наверное, я мог бы потратить время с большей пользой, но...
  - Не волнуйся, я прекрасно тебя понимаю, - Каэл чуть улыбнулся. - Наверное, я бы и сам на твоем месте делал бы что-то подобное. Даже, скорее, я бы начал это раньше, невзирая на остальные проблемы и угрозу других путешественников. Так много проблем исчезли бы из моей жизни при наличии миллиона-другого...
  - Ну, ты же алхимик, - отозвался Зориан. - Эта профессия всегда была дорогой, если не довольствоваться тем, что сам выращиваешь или находишь. Понятно, что ты бы не отказался разбогатеть.
  - Возможно. Хотя, думаю, до твоей эффективности мне было бы далеко. Ну, если не опускаться до воровства. Мне бы и в голову не пришло собирать кристаллизованную ману. Что же в ней такого, что люди готовы платить за нее такие деньги?
  - Странно слышать это от алхимика, - заинтересованно посмотрел на него Зориан. - Уверен, истолченная кристаллизованная мана - важная составляющая многих зелий.
  - Не в моих зельях, - покачал головой Каэл.
  - А. Ну, кристаллизованная мана - по сути, природная мана в твердой форме. Сложнее использовать - ее сначала нужно извлечь в более привычную форму - но очень хороша в качестве магических батарей. Большинство накопителей, выполненных заклинательными формулами, разряжаются - кто за неделю, кто за пару дней. Кристаллизованная же мана в обычных условиях полностью стабильна. Это очень удобно, если нужно запитать мощный магический контур или оберег независимо от природной маны.
  - А, так это те кристаллы, на которых работают новые поезда, - сообразил Каэл.
  - Да, - подтвердил Зориан. - Я слышал, что использование кристаллов в поездах изрядно задирает цены, что беспокоит многих. Но - мне же лучше.
  - Жаль, что их используют только для внешних устройств, - заметил Каэл. - Что-то вроде личной батареи позволило бы не задумываться о величине своего резерва. Ты не пробовал сделать такую? Пусть даже всего на несколько недель, но она наверняка была бы полезна.
  - Конечно, пробовал, - фыркнул Зориан. - Это невозможно. Собственная мана, покинув тело, очень быстро теряет сродство с заклинателем. За считанные минуты становится неотличимой от природной.
  - Эх.
  - Вот-вот. А что насчет алхимических средств? Есть ли зелья, ускоряющие регенерацию, или дающие мгновенную прибавку?
  - Не думаю. Полагаю, если бы такие зелья существовали, мы все бы о них слышали. Хотя в принципе это возможно - скорее всего, с серьезными побочными действиями, сводящими полезность зелья до минимума. Возможно, тебе стоит поговорить с Лукавом - если кто и знает о подобных рецептах, так это он, - Каэл неловко поежился. - И, раз уж речь зашла о Лукаве, у меня есть... личная просьба.
  - Я слушаю, - с любопытством ответил Зориан.
  - Так вот... - начал Каэл. - Когда я давал тебе список людей, кто может помочь с магией душ, это были не просто имена. Мы не были лучшими друзьями, но я знал этих людей. Мы давно знали друг друга, иногда встречались, обменивались новостями, и все такое... узнать, что кто-то целенаправленно похищает или убивает их, было очень неприятно.
  Зориан вздрогнул. Теперь он сообразил - с его стороны было довольно жестоко просто взять и сообщить Каэлу об исчезновениях вокруг Князевых Дверей. Для Каэла это было не еще одной мрачной тайной, а прямым ударом по его знакомым.
  - Я не сержусь, - поспешно добавил Каэл. - Я понимаю, что ты завален другими проблемами, и что сейчас твои первейшие задачи - выжить и разобраться в механизме петли. Однако я был бы очень признателен, если бы ты выследил убийц и нашел способ разобраться с ними.
  - Разумеется, - без колебаний согласился Зориан. - Я и сам собирался это сделать. Просто отложил до тех пор, пока не решу более срочные вопросы и не стану чуть лучше в боевой магии.
  Не говоря уже о том, что, наблюдая за силами захватчиков в Сиории, он приближается к разгадке и этой тайны. Эти происшествия определенно взаимосвязаны, возможно даже - разные этапы одной операции.
  - Хорошо. Прямо гора с плеч, - тяжело выдохнул Каэл. - Если я чем-то могу тебе помочь, просто скажи. Я все еще навожу справки, но, думаю, смогу достать пару рецептов сыворотки правды.
  - У меня уже есть магические методы допроса, но, полагаю, больший выбор не повредит, - ответил Зориан. Сказать по правде, сыворотка может оказаться эффективнее, чем его способ, по крайней мере, на данном этапе расследования, но это не лучший выход - ему все равно нужно тренировать сканирование памяти. - Кстати, имей в виду, что Лукав уже знает рецепт сыворотки правды, так что если твои поиски не дадут результатов, я всегда могу телепортировать тебя к нему для дружеской беседы. Возможно, он согласится поделиться.
  - Он знает? Этот скользкий ублюдок никогда мне не говорил, - пробурчал Каэл. - К слову, это напомнило мне, что Лукав отнюдь не беспомощная жертва, как и его друг, жрец. Возможно, стоит подключить их к расследованию - они наверняка сами справятся с убийцами, если их вовремя предупредить.
  А ведь это мысль. Договориться с Алаником, не раскрывая всех карт, будет чертовски трудно, но успех сулит огромные выгоды. Об этом стоит серьезно подумать, когда он вплотную займется расследованием особняка Яску и исчезновений вокруг Князевых Дверей.
  - Что же, - помолчав, сказал Каэл, открывая один из ящиков рабочего стола и доставая оттуда дешевую, непримечательную тетрадь. - Об этом поговорили, и теперь я хотел бы обсудить другую неприятную тему: маркер в твоей душе.
  Насторожившись, Зориан неосознанно выпрямился. Сказать по правде, когда он рассказал Каэлу о маркере и позволил морлоку просканировать его, он не ожидал многого. Пусть Каэл и некромант, но совсем неопытный. С другой стороны, он решил, что довериться парню не повредит - в магии душ что Лукав, что Аланик, были узко специализированы, и вполне могли упустить что-то, совершенно очевидное настоящему некроманту, пусть даже начинающему. И, похоже, он не ошибся.
  - Что насчет маркера? - спросил он, едва скрывая возбуждение.
  Каэл вздохнул и сунул тетрадь ему в руки. Однако, открыв ее, Зориан обнаружил, что ничего не понимает - страницы были полны неизвестного жаргона, каких-то диаграмм, перемежающихся абзацами текста, ничего не говорящими неподготовленному читателю. Он раздраженно посмотрел на Каэла.
  - Скажу прямо, - проигнорировал его взгляд морлок. - Твой маркер не должен работать, - и, видя замешательство Зориана, перешел к объяснениям. - Меня сразу насторожило, когда ты описал, как плотно он вплетен в душу - зачем кому-то идти на такие сложности ради простого идентификатора? Это можно было бы объяснить желанием защитить маркер от повреждения или извлечения, но даже тогда это перебор - есть и менее опасные способы, защищающие, пока душа цела. Однако у этих способов есть общий недостаток - их намного проще скопировать, чем то, что укоренилось у тебя в душе. Думаю, это и есть причина. Маркер разработан с целью защиты от копирования. И для этого...
  - Он постоянно проверяет душу носителя, чтобы убедиться, что его не пересадили другому, - закончил Зориан.
  - Именно, - Каэл забрал тетрадь у него из рук, перелистнул несколько страниц и вернул.
  Посмотрев на открытую страницу, Зориан увидел диаграмму, упрощенно изображающую человека, с кругами, треугольниками и линиями по всему телу. В прилагающемся абзаце текста говорилось о неких "каналах эссенции", "узлах контроля" и "мембранах перехода". Что по-прежнему мало говорило Зориану, но, по крайней мере, он понял, что на схеме изображены его душа, маркер и их взаимодействие.
  - Я не говорю, что полностью разобрался в маркере, - пояснил Каэл. - Или даже в большей его части - это настоящий шедевр, очевидно созданный мастером магии душ. Меня особенно впечатлило, насколько он незаметен для сканирования - неудивительно, что, не зная о его присутствии, я никогда не находил его. И все же кое-что в нем мне вполне понятно, в том числе то, что маркер постоянно сверяется с душой, ее ядром, неизменной частью, и соответственно корректирует свое значение. Если пересадить его другому человеку, он будет идентифицироваться совершенно по-другому.
  - Но это определенно не так, - возразил Зориан. - Эти чертовы маркеры у меня и у Зака одинаковы! Иначе поисковый ритуал просто не сработал бы!
  - Он сломан, - спокойно ответил Каэл. - Твой маркер поврежден. Некоторые его части не действуют - возможно, потому что не признают тебя законным носителем, или же при пересадке были утрачены важные части. Предполагаю, что по меньшей мере одна из этих неактивных частей должна при твоей смерти посылать временной петле сигнал перезапуска - это объясняет, почему у тебя случается рестарт, когда умирает Зак, но с ним ничего не случается, когда умираешь ты. В отличие от тебя, он носит неповрежденный оригинал маркера.
  - Но главная часть все равно работает?
  - В некотором роде. Она делает то же, что и должна, сверяясь с ядром твоей души, но по какой-то причине идентификатор остался тем же, каким был у Зака. Эта часть тоже повреждена, но в твою пользу.
  - Ух, - глупо сказал Зориан. Что тут еще скажешь? - Честно говоря, я не удивлен. Я всегда подозревал, что маркер так или иначе неисправен. Сильно сомневаюсь, что способ, которым я присоединился к петле, был изначально задуман разработчиками. Это что-то меняет?
  - Зависит от точки зрения, - отозвался Каэл. - Тебе не грозит внезапно выпасть из петли, так что, думаю, с практической точки зрения ничего не меняется. Но посмотри на картину в целом. Если я прав, стечение обстоятельств, приведшее к твоему включению в петлю, было случайностью. Удачной случайностью, но тем не менее. Ее не повторить целенаправленно.
  Зориан нахмурился. И что с то...
  И тут он сообразил.
  - Погоди. Но как тогда в петлю попал Красный?
  - Хороший вопрос, не правда ли? - Каэл побарабанил пальцами по столу. - Боюсь, у меня нет ответа. Но он определенно использовал какой-то другой способ.
  - Угу, - согласился Зориан. - Я тоже подозревал это, но не был уверен. Если он подключился к петле каким-то другим способом, это объясняет, почему он не воспользовался собственным маркером, чтобы выследить меня, так же, как я находил Зака. Если у него вообще есть маркер, то он отличается от того, что у меня и Зака, так что для того, чтобы выследить меня, ему пришлось бы захватить Зака как образец.
  - И если он и правда мастер магии душ, как ты считаешь, то он, вероятно, уверен, что ты и Зак не можете иметь одинаковый идентификатор, и потому даже не пытался это сделать.
  Они обменивались предположениями еще с полчаса, но на данный момент это были лишь гипотезы. У них не было способа подтвердить или опровергнуть эти теории. Каэл полагал, что Красный использует Зака, как матриарх Сиории использовала Зориана, передавая ему пакеты памяти, либо имея с ним некую духовную связь. Вариант с пакетами памяти Зориан отмел сразу же. Это бы просто не сработало, Красный активно действовал через считанные часы после рестарта цикла, что отчетливо видно по его прибытию в разрушенное поселение аранеа - а на то, чтобы усвоить столь большой объем воспоминаний, нужно не меньше суток. Не говоря уже о том, что Зак начинает каждый цикл по-разному, отправляясь в разные места - так что непонятно, как Красному вообще получать свой пакет памяти. Нет, враг точно не использует сохраненные воспоминания. И, если начистоту, в вариант с духовной связью Зориан тоже не верил - в таком случае Красный, узнав о новых путешественниках, просто проверил бы душу Зака на новые связи. Вместо этого он немедленно отправился за аранеа. Похоже, выяснить, не связан ли с Заком еще кто-нибудь, ему и в голову не пришло.
  Сам Зориан предполагал, что у Красного тоже есть некий маркер. На его взгляд, тот, кто знает, что делает, вполне мог подключиться к петле "правильно", получив собственный идентификатор. Хотя тогда возникает вопрос, почему Красный просто не избавился от Зака, чтобы без помех делать, что хочет.
  Что в Заке такого особенного?
  - Да уж. Похоже, это нам ничего не даст, - заметил Зориан. - Еще что-то, что мне следует помнить?
  - Все то же, что уже сказали Лукав и его друг-жрец - избегай любой магии, что может значительно изменить твою душу. Мы не знаем, почему идентификатор маркера остается с текущим значением, и что может вывести его из этого состояния, так что будь осторожен.
  - Я и раньше избегал подобного, из этих же самых соображений, - не удержался от драматического вздоха Зориан. - Хотя и жалко. Похоже, моя глупая мечта сделать серого охотника, за которым меня посылала Сильверлэйк, своим фамильяром, или стать перевертышем в него так и останется глупой мечтой...
  - А ты не знал? Большинство перевертышей не просто так выбирают обычных животных, - предостерег Каэл. - Становясь перевертышем, ты получаешь инстинкты своей второй души, а души магических существ очень сильны... и чем больше в них магии, тем сильнее. И они, как правило, свирепы и территориальны. Что касается серых охотников, то я уверен, они не потерпят в своих угодьях даже собственную родню, не говоря уже обо всех остальных. И если ты станешь перевертышем в такого паука - это отношение передастся и тебе. Далее, не забывай о потомках. Даже если тебе хватит сил полностью подчинить себе душу чудовища, вовсе не факт, что воля твоих детей будет столь же сильна - тем более, что инстинкты монстра будут влиять на них с самого рождения. Нет, я настоятельно советую тебе воздержаться от столь опрометчивого поступка. А насчет превращения охотника в фамильяра - не забывай, что духовной связи нужно много времени, чтобы окрепнуть, и все это время ты должен быть рядом с ним. Нет никаких гарантий, что за это время монстр тебя не убьет. И даже если ты сумеешь приручить паука, все остальные, не связанные с ним духовной связью, будут в страшной опасности.
  - Можешь не объяснять. Я просто пошутил, - прохладно сказал Зориан.
  - И хорошо.
  - Хотя его способности были бы полезны, - мечтательно пробормотал Зориан. - Невероятная живучесть, скорость, сопротивление магии? Да, пожалуйста!
  - Просто убей его, поруби на части и приготовь из них усиливающее зелье, - посоветовал Каэл. - Можешь попросить Лукава помочь, уверен, он не упустит такого шанса. Найдется не так много психов, что рискнут связаться с серым охотником, так что он наверняка никогда не работал с его частями.
  - А знаешь, мысль интересная...
  - Рад, что смог помочь, - Каэл нахмурился, глядя на металлический сосуд с чем-то кипящим. - Хм, этот эксперимент идет хуже, чем ожидалось. А я-то думал, что в этот раз получится. Что же, пора перейти к четвертому варианту, - он оценивающе посмотрел на Зориана. - Как думаешь, у тебя найдется время помочь мне? Некоторые этапы совсем несложны, а если работа пройдет в твоем присутствии, может, ты не забудешь так много, как в прошлый раз.
  - Да помогу я, помогу, но, во имя всех богов, хватит напоминать мне, - простонал Зориан. - Прошло больше года, очень напряженного года, так что конечно я многое забыл. К тому же я ищу способы укрепить свою память.
  - Хмм, надеюсь, у тебя получится, - ответил Каэл. - Но тем не менее, мы оба знаем, что ты запомнишь лучше, если будешь понимать суть, а не просто заучишь рецепты и инструкции. Считай это бесплатным занятием по алхимии.
  Ээх. Ну что же, он и правда нередко прибегал к алхимии для решения различных проблем, так что немного тренировки не помешает.
  - Ладно. С чего мне начать?
  
   На следующий день Зориан решил сдержать данное самому себе слово и поискать пути решения проблемы с памятью. Ну, на самом деле сначала пришлось провести урок магии для Кириэлле, но с этим сложностей не возникло. В этот раз она усваивала материал куда быстрее, чем в прошлые циклы - сказывался его накопленный опыт, теперь он куда лучше умел замотивировать ее - или объяснить так, чтобы было интуитивно понятно. Покончив с обязанностями на сегодня, он тут же отправился прогуляться, пока Каэл или Имайя не загрузили его чем-нибудь еще.
  По большому счету, у него уже был на примете отличный способ хранения информации - он мог бы создавать пакеты воспоминаний, как матриарх паутины Сиории. Полученная от нее карта Подземелья Сиории была столь же отчетлива, как в тот день, когда он собрал ее из разума уцелевших самцов. Так что для владеющего манипуляций с памятью это очевидно было возможно. И тренировки работы с памятью не отвлекут его от текущих задач - он и так этим занимался. По сути, это и есть его первейшая текущая задача.
  Вот только он еще не скоро добьется результатов. Может, через пару месяцев, может, через пару лет... ну, будем надеяться, что не через годы, пакет матриарха просто не продержится столько времени, но проблема никуда не делась: решение нужно ему уже сейчас. К счастью, маги людей как раз и славились привычкой быстро решать возникшие проблемы, и наверняка кому-то из них уже требовалось запомнить карту до последней чёрточки или книгу до последнего слова. Он очень удивится, если таких заклинаний не существует, вопрос лишь в том, где их искать.
  Так что он решил начать с библиотеки академии. Не слишком оригинально, но поиск действительно лучше всего начать оттуда, да и он давно уже не касался бесконечных полок библиотеки. За время своего долгого отсутствия он успел соскучиться по этому месту.
  Три часа спустя он уже не знал, то ли радоваться, то ли найти что-нибудь не слишком нужное, и спалить. К хорошим новостям - он нашел то, что искал. Не менее пяти различных заклинаний позволяли добиться нужного эффекта - как правило, записывая то, что заклинатель видел или слышал, и сохраняя это в его разуме. Они различались в деталях - например, некоторые позволяли прервать запись, некоторые нет, но суть была одинакова. По описанию, одно из заклятий могло создать запись даже задним числом, восстановив забытую магом информацию.
  К плохим новостям - все эти заклятья были в секции с ограниченным доступом.
  В секции магии разума.
  Зориан откинулся на стуле, опасно балансируя на двух ножках, и снял очки, массируя глаза. Сказать, что получить допуск в закрытые секции библиотеки трудно - значит ничего не сказать. Чтобы получить то, что ему нужно, потребуется читательский билет с более высоким допуском - и ему не получить его законными способами.
  Он сузил глаза, глядя в потолок. Ничего не поделаешь. Придется красть.
  - Чем в такой замечательный день расстроен мой лучший студент?
  Зориан резко дернулся и едва не рухнул вместе со стулом. С трудом восстановив равновесие, он обернулся и сердито посмотрел на Ильзу.
  - Прости-прости, - судя по улыбке и ощутимым эмоциям, это были просто слова. - Не думала, что ты отреагируешь так... энергично.
  - Вы просто застали меня врасплох, - ответил Зориан. Мысленным чутьем он ощущал человека за спиной, но в библиотеке это не было чем-то необычным. Он же не один в зале. - Чем я могу быть полезен, мисс Зилети?
  - На самом деле ничем - я уже закончила то, ради чего пришла сюда. Ты был слишком увлечен чтением и не заметил, но я уже дважды проходила мимо тебя. Просто не хотела отвлекать, ты был так сосредоточен. А когда выходила из зала - заметила, что ты пытаешься взглядом прожечь дыру в потолке, вот и подошла узнать, что тебя беспокоит и могу ли я помочь.
  - Я благодарен за предложение, мисс Зилети, - сказал Зориан. - Правда благодарен. Но не думаю, что вы можете мне помочь.
  Да, она хочет помочь студенту, но Зориан подозревал, что просить ее стать соучастницей преступления все же не стоит. Мысль забавная, но очень уж неудачная.
  - Так над чем ты работаешь? - спросила она. - Заклятья хранения памяти? Зачем они тебе понадобились?
  - Мне нужно быстро и точно запомнить пару тетрадей, - честно ответил Зориан.
  Ильза задумчиво посмотрела на него.
  - Если это из-за домашнего задания...
  - Нет, думаю, с заданиями я и так неплохо справляюсь, - покачал головой Зориан. Вообще говоря, скорее он справлялся слишком хорошо - как он ни пытался сдерживаться, по успеваемости он далеко обошел остальной класс. - Это личное. Все, что я могу сказать - что мне скоро нужно будет кое-куда съездить, и я не смогу взять ничего с собой. Ничего, кроме своей памяти. И хоть моя память и хороша, я не уверен, что смогу дословно запомнить, к примеру, сборник алхимических рецептов.
  - Звучит подозрительно и зловеще, - заметила Ильза.
  - Я не планирую ничего нелегального, - заверил Зориан.
  - Даже не сомневаюсь, - издевательски-серьезно ответила Ильза. - Именно поэтому ты и разыскивал заклятья, допуска к которым у тебя, я точно знаю, еще нет.
  - Именно поэтому я и был расстроен, когда вы подошли, - парировал Зориан. - Я думал, что нашел решение, но как оказалось, сейчас оно мне недоступно.
  - Понятно, - сказала она. - Из чистого любопытства - нужен ли тебе доступ к сохраненной в памяти книге?
  - Не уверен, что понял вас, - нахмурился Зориан. - Какой смысл в книге, если ее нельзя прочитать?
  - Смысл в возможности копирования, разумеется, - улыбнулась Ильза. - Есть один фокус, которым пользуются мастера изменения, чтобы воссоздавать сложные объекты, не имея оригинала. Они создают мысленный оттиск объекта, сохраняют его в памяти, а потом просто отпечатывают копии этого оттиска, когда захотят. Ну, при наличии исходных материалов, конечно. В твоем случае это будет чистая тетрадь нужного размера и бутылек чернил.
  - И... вы знаете, как это делать? - с надеждой спросил Зориан.
  Ильза хмыкнула.
  - Ну, я ведь тоже мастер школы изменения... Но даже если я соглашусь научить тебя, это весьма непростая комбинация заклятий. Для нее нужны серьезный опыт в изменении, и высочайший контроль плетений. Потребуются...
  Зориан сконцентрировался и, не шевельнув ни пальцем, телекинезом снял с ближайшей полки тяжелую, окованную металлом книгу. Книга соскользнула с полки и подлетела к вздрогнувшей Ильзе. И прежде, чем профессор успела что-либо сказать, книга открылась и стала перелистываться, сначала медленно, потом все быстрей и быстрей, последние страницы промелькнули размытым пятном, и книга со щелчком захлопнулась. Закончив демонстрацию, Зориан вернул книгу на полку.
  - Я не знаю, как мне прямо здесь показать свой опыт в изменении, - сказал в повисшей тишине Зориан, - но я могу преобразовать стальную сковородку в действующие часы. Насколько ваш метод сложнее?
  - Не то чтобы сложнее, - Ильза хмуро смотрела на книгу на полке. - Но определенно отличается. Чтобы освоить его, тебе понадобится несколько дней тренировок, - она покачала головой и наконец вновь посмотрела ему в глаза. - Мы поговорим об этом в понедельник, мистер Казински.
  - Значит ли это, что вы согласны научить меня?
  - Еще нет. Понадобятся кое-какие проверки, чтобы убедиться, что для тебя это безопасно.
  Вскоре Ильза ушла, оставив его наедине со своими мыслями. Он закрыл книгу и отложил в сторону. Способ Ильзы - не совсем тот вариант, что он искал, но, пожалуй, сойдет. По сути, он даже лучше, чем изначальная задумка. Куда менее утомителен. К тому же ему не придется мучительно расшифровывать информацию в голове каждый раз, когда решит что-то изменить или добавить. Да, он попробует этот метод.
  Но читательский билет с высоким допуском он все равно украдет.
  
   Две недели пронеслись в сплошных хлопотах. Большая часть из них была рутиной - сопровождение Тайвен и ее команды в Подземелье, уроки магии для Кириэлле или помощь Каэлу с алхимическими опытами (а заодно и периодические сканирования души, без особого, впрочем, результата). Ему повезло, что в этом цикле у Кириэлле была подруга ее возраста, так что сестра не претендовала на все его время. Он был вынужден признать, что в присутствии Ночки - какие бы скелеты ни хранила в шкафу ее мать - с Кириэлле было намного проще сладить, так что и в следующем цикле он наверняка пойдет через мост в парке.
  Отдельного упоминания заслуживали две вещи. Во-первых, он выучил заклинания, о которых говорила Ильза, и они работали именно так, как обещано. Трудно даже представить, как его радовала долгожданная возможность сохранять письменные заметки из цикла в цикл. Каэл тоже был счастлив - теперь он мог пересылать себе-будущему куда большие объемы информации - и тут же вручил Зориану четыре полностью исписанные тетради, пообещав к концу месяца пятую. Оставалось надеяться, что количество тетрадей в следующих циклах будет расти помедленнее - в памяти Зориана был запас примерно на пятнадцать оттисков. Пакет памяти матриарха занимал слишком много места.
  Во-вторых, он выяснил, что Ксвим круглосуточно поддерживает ментальный щит. Он трижды врывался в кабинет куратора в разное время дня, и барьер всегда был на месте. Увы, эти самовольные визиты доконали даже невозмутимого Ксвима, так что к следующему занятию Зориану было задано пять разных книг с техниками плетения. В зависимости от выбора куратора, ему предстояло создавать скульптуры из песчинок, разбирать часы телекинезом, не повреждая даже мельчайшие детали, упражняться со свечами и спичками, заниматься живописью без кисти, либо высекать глифы на камне движением пальца. А может, и все вместе, если Ксвим не успеет остыть.
  Но все это было второстепенно - его главной целью было выслеживание ибасанцев и Культа Дракона, что Внизу, анализ их структуры и иерархии. Первоначально он собирался быть осторожным, просто наблюдая большую часть месяца, вычисляя их сторонников и места встреч, но... в общем, ему подвернулся шанс, и он им воспользовался. Если сами ибасанцы в большинстве своем были тренированными магами и проводили почти все время под землей, в надежно защищенных лагерях, лишь изредка выходя на поверхность - то их союзники в городе были куда более уязвимы. Зориан проследил за сектантами и простыми наемниками, работавшими с ибасанцами, до самых домов, и читал их мысли. Обереги на их домах, там, где они вообще были, оказались смехотворно простыми, так что Зориан основательно порылся в их вещах, в поисках зацепок на других участников заговора.
  В процессе он выяснил кое-что интересное. Например, далеко не все ибасанские агенты в городе знали, во что ввязываются. Многочисленные торговцы, поставляющие захватчикам провизию, понятия не имели, кого кормят. Для них это был просто бизнес. Судя по всему, в глубинах под Сиорией действовали многие тайные группы, и большинство из них были достаточно безобидны - нелегальные сборщики опасных ингредиентов, секретные лаборатории торговых компаний, и даже законспирированные правительственные объекты. Торговцы считали, что работают с очередной теневой группировкой, и не задавали лишних вопросов. Некоторые наемники знали, что ибасанцы планируют террористические атаки во время фестиваля, но пока им платили, ничего другое их не интересовало - они даже не представляли истинного масштаба вторжения.
  А еще был Культ Дракона, что Внизу, который всерьез поставил его в тупик. Секта имела крайне сложную, запутанную структуру, со множеством рангов и ступеней посвящения, каждой из которых преподносили свою версию учения. Ко всему прочему, многие из сектантов этим учением совершенно не интересовались - они состояли в культе исключительно ради выгоды. Их волновали только деньги - и, судя по всему, связи Культа давали шанс эти деньги неплохо приумножить. Некоторые даже знали, что в ночь фестиваля Культ планирует освободить Первозданного, чтобы тот разрушил город и окрестности - но ведь первозданные - просто старая сказка, так что ничего страшного, так?
  Ага.
  В рядах заговорщиков по-прежнему не было никаких признаков Красного, похоже, он даже не поделился с ибасанцами ни крупицей своих знаний, прежде чем отправиться по своим делам, так что Зориан решил быть поагрессивнее и начать свои тренировки чтения памяти на подходящих жертвах. Для этой цели он выследил небольшую сходку сектантов - собранную тремя магами, похоже, чуть повыше рангом, чем обычные пешки - и приготовился захватить их на опыты.
  Восемь вооруженных сектантов, трое из которых были магами. Прежний Зориан назвал бы его чокнутым за одно только намерение напасть на эту банду в одиночку, даже из засады - но у ибасанцев не было никаких шансов, так как он заблаговременно узнал место встречи, напичкал здание ловушками и снял сектантов по одиночке, когда они подходили на собрание. С большинством хватило погружающего в сон телепатического приказа, как в свое время с ним пытались проделать аранеа при первой встрече. Последним пришел маг, в кольце которого была впечатана формула мысленного щита - его пришлось пару раз приложить о стену заклятьем "взрыв силы".
  Вырубив и связав всех восьмерых, Зориан перевел дыхание и погрузился в память первой жертвы.
  До обучения у Хранителей Желтой Пещеры, он представлял чтение памяти так, как его описывают в приключенческих книгах - прогулка среди психоделического пейзажа, по лабиринту символов, сражаясь с воплощениями подсознания жертвы. На самом деле - ничего подобного. Во всяком случае, в методе аранеа не было ничего подобного - Хранительниц весьма позабавили его представления. На самом деле при чтении памяти попросту использовался мощный ментальный щуп, пробивающий поверхностные мысли и погружающийся в глубины разума жертвы в поисках нужной психику информации.
  Эта процедура была по самой своей сути довольно опасна - в отличие от легких поверхностных воздействий, глубокое сканирование могло необратимо повредить разум. Новичок вроде Зориана практически наверняка нанесет первому подопытному невосполнимый ущерб - если не готовиться несколько лет перед первой попыткой, на что у него решительно не было времени. Так что он даже не удивился, когда пять минут спустя первый ибасанец превратился в "овощ", пустую, не думающую оболочку. Хотя конвульсии и пузыри пены изо рта выглядели отвратительно и чуть было не заставили его немедленно отказаться от затеи. Он даже не смог ничего разобрать в памяти ибасанца - мужчина умер напрасно.
  Через несколько минут, чуть успокоившись и заглушив голосок в голове, называющий его чудовищем и убийцей беззащитных, он перешел ко второму подопытному. На этот раз он решил не задерживаться в разуме жертвы дольше необходимого.
  Номер два, три, четыре, пять и шесть пережили эксперимент. Возможно, они даже когда-нибудь выйдут из комы - ну, вышли бы, если б не конец цикла. Из памяти шестого он даже что-то понял - он не успел многого разобрать, спеша покинуть разум жертвы, но он узнал пару новых имен - хоть какая-то польза. Двое последних отделались легко. Они просто не знали ничего полезного.
  Ощущая пустоту внутри, Зориан ушел с места расправы, отвлеченно размышляя, имел ли он право так поступать.
  Придя домой, он нашел Кириэлле в слезах, а весь дом в смятении. Реа и Саух были найдены мертвыми в собственном доме - похоже, их растерзал монстр из подземелья, пробравшийся в город меж группами охотников.
  О местоположении Ночки ничего не было известно.
  
  
  
  
  
  
  40. ИЗМЕНЧИВЫЕ СЛЕДЫ
  
  [К оглавлению]
  
  
   Утром Зориан проснулся совсем рано, разбуженный тихим, неразборчивым бормотанием спящей рядом с ним Кириэлле. Это на миг озадачило его - что сестра делает здесь, а не в своей комнате? - но тут его разум прояснился, напомнив произошедшее прошлым вечером.
  Реа и ее муж мертвы, их дочь пропала без вести. Зориан никак не ожидал ничего подобного - в прошлых циклах он никогда о таком не слышал. Может, это происходило всегда, просто он был не в курсе? Или это тоже последствия уничтожения племени аранеа? То, что Реа и Саух были убиты подземным монстром, говорило в пользу второго варианта, но что-то подсказывало ему - нападение отнюдь не было случайным. В конце концов, зачем-то же за домом Сашал следили мозговые крысы, а захватчики нередко подчиняли монстров Подземелья и использовали их, как гончих.
  Само собой, Кириэлле не ведала о его размышлениях - да и они были ей безразличны. Он никогда не был близок с семьей Сашал, к тому же для него их смерть вовсе не была окончательной - Кириэлле же, очень привязавшаяся к Ночке, была убита горем. Даже его слова, что Ночка все еще может быть жива, не остановили ее слез - она знала от полицейских, что это сделали монстры Подземелья, а у них нет привычки щадить пленников ради выкупа.
  В итоге, Кириэлле смогла уснуть лишь когда Имайя дала ей "успокаивающего домашнего чая" - который на удивление быстро подействовал. Вероятно, слабый опиат. По-хорошему, ему и самому стоило бы попросить кружку - первая попытка чтения чужой памяти порядочно измотала его, и он был совершенно не готов разбираться с новой проблемой.
  Зориан медленно и осторожно выбрался из постели и покинул комнату, стараясь не разбудить Кириэлле. Судя по всему, безуспешно - еще на полпути к двери ее ментальная активность резко возросла, но раз она не открыла глаза и ничего не сказала, он счел, что сестра не в настроении говорить. Или просто хотела снова уснуть - было еще очень рано...
  Все остальные уже собрались за столом в кухне - Имайя, Каэл и даже Кана.
  - Тоже не спится? - риторически спросил Каэл.
  - Кириэлле пробралась ко мне в постель посреди ночи, - вздохнул Зориан. - Она не лучшая соседка и в обычные времена, а учитывая последние события...
  - Бедняжка, - сказала Имайя. - Ей, наверное, тяжелее всех. Как вообще такое могло произойти посреди города - когда уже было известно об опасной активности монстров?!
  Она еще минут десять поливала грязью городские власти за бездарную защиту от монстров - которая, к слову, прежде ее никогда не интересовала. Не требовалось быть эмпатом, чтобы понять, что трагедия подкосила не только Кириэлле. Судя по всему, домоправительница сдружилась с Реей, когда та приводила дочку в гости.
  С другой стороны, Каэл и Кана держались куда спокойнее. Неудивительно - Каэл практически не общался ни с Реей, ни с Ночкой, а Сауха вообще никогда не встречал. Кана иногда играла с Ночкой вместе с Кириэлле, но не была с ней особо близка. К тому же она очень мала и вряд ли понимает, что произошло.
  Имайя наконец выпустила весь пар и умолкла, хотя Зориан все еще ощущал в ней горечь. За столом повисло неловкое молчание.
  - Ах да, - внезапно сказала Имайя. - Вчера я забыла тебе сказать, но полицейские хотели поговорить с тобой насчет... Реи и ее семьи.
  - Со мной? - удивился Зориан. - Я же ничего об этом не знаю.
  - Ты общался с Реей и ее мужем, - напомнил Каэл. - Вероятно, в полиции хотят узнать, не упоминали ли они чего-нибудь важного. Скорее всего, они проверяют всех, кто был знаком с жертвами.
  - Понятно, - Зориан бездумно побарабанил по столу пальцами. - Они зайдут сюда, или мне сходить в участок?
  - Детектив Икзетери сказал, что сегодня в полдень будет в доме Сашал, и хотел бы видеть там тебя, - ответила Имайя.
  Зориан нахмурился. Икзетери? Звучит знакомо, где же он... а, ну да, так же звали его прежнего инструктора по прорицанию. И он тоже был детективом...
  - Этот детектив Икзетери... его случайно зовут не Хаслуш?
  - Полагаю, он так и представился, да, - хмурясь, сказала Имайя. - Должна заметить, я особо не прислушивалась. Не до того было. А что, ты его знаешь?
  - Я о нем слышал, - ответил Зориан. - Ничего такого, просто любопытно. Хорошо, я встречусь с ним.
  Тут на кухню забрела Кириэлле, решившая больше не пытаться уснуть, и все в молчаливом согласии сменили тему.
  
   Первое, что пришло ему в голову - дом семьи Сашал вовсе не походил на место убийства. Зориан ожидал увидеть следы борьбы - разбитые окна, сорванную с петель дверь, может быть, даже пробоины в кладке - но дом выглядел невредимым. Лишь трое полицейских, торчащих у входа и мрачно смотрящих на него, напоминали о разыгравшейся здесь трагедии.
  Все это совсем не похоже на простое нападение монстров. В нем крепла уверенность, что произошедшее отнюдь не было случайностью.
  - Я пришел поговорить с детективом Икзетери, - обратился он к старшему из полицейских, высокому суровому усачу. - Он сказал подойти сюда. Он здесь?
  - Внутри, - кивнул полицейский. - Но, боюсь, я не могу тебя впустить. Если готов подождать, я сообщу детективу о твоем приходе.
  - Не возражаю, - сказал Зориан, изрядно покривив душой. Он бы предпочел войти и осмотреться в поисках зацепок. Едва ли полиция поделится с ним своими наблюдениями и выводами.
  Неудобно. Можно, конечно, дождаться, когда они уйдут, и проникнуть в дом - но это может занять до нескольких дней; большинство улик к тому времени будет собрано полицией или просто утрачено. К тому же до рестарта цикла осталось совсем немного, так что если он хочет расследовать это убийство, он должен спешить.
  Проклятье, как же не вовремя.
  - Тогда подожди здесь, - сказал Усатый. - Как твое имя, парень?
  Зориан назвался, и полицейский тут же направился в дом за Хаслушем. Но прошло пять минут неловкого молчания - оставшиеся полицейские смотрели на него с подозрением - и стало понятно, что придется запастись терпением.
  Зориан беспокойно переминался на месте, вероятно, выглядя при этом еще более подозрительным. Он осознавал, что это не очень-то рационально, но стражи правопорядка изрядно нервировали его. Рассуждая логически, у них нет никаких оснований в чем-либо подозревать его, а весь этот вызов - скорее всего, простая формальность. Однако он прежде не очень ладил с полицией в Сирине, и он знал Хаслуша - его бывший инструктор временами был пугающе проницателен. Зориан вполне допускал, что детектив заметит в нем что-то странное и потребует более детального допроса - в лучшем случае потеря кучи времени, в худшем - необходимость перезапустить цикл посредством самоубийства.
  Последнего следовало избежать любой ценой. Кириэлле уже потеряла подругу, страшно подумать, что с ней будет, если и брат погибнет, подорвав себя в полицейском участке. Пусть сам он этого не увидит, да и цикл кончится буквально через несколько дней, но его мутило от одной мысли об этом.
  Может, попробовать прочесть мысли Хаслуша? Детектив, будучи магом на службе в органах, наверняка тренирован обнаруживать и блокировать ментальные воздействия, но и Зориан обучен весьма нестандартной телепатической технике. Ему не нужны ни жесты, ни заклинания, так что, возможно, он останется незамеченным. И это наверняка ответит на множество вопросов и позволит избежать проколов в разговоре...
  ...нет, слишком опасно. К тому же у него есть куда лучшие цели для сканирования - вот, стоят прямо перед ним. Вряд ли обычных полицейских обучали противостоять магии разума - максимум пара рекомендаций. А любой секрет надежен настолько, насколько надежно самое слабое звено...
  Его щупы вползли в мысли полицейских. И тут же выяснилось, что на самом деле он их совершенно не интересовал - впрочем, убитая семья Сашал их тоже не интересовала. Один был голоден и думал об обеде, что дома готовит жена, второй фантазировал о некой женщине - администраторе в участке. Ну, ничего страшного - он направит их в нужное русло парой вопросов.
  - Эм, господа, я ни в коем случае не хочу добавлять вам лишних проблем, но можете ли вы рассказать мне, что тут произошло? Саух и Реа были моими друзьями, я был потрясен, услышав об их смерти... вы можете рассказать мне?
  Зориан и не рассчитывал, что они разговорятся - он бы ничуть не удивился, если бы полицейские молчали до самого прихода Хаслуша - но простое упоминание чего-либо часто вызывает у слушателя мысли на эту тему. Чего он не ожидал, так это буквально нахлынувшей неприязни и недоверия от одного из полицейских.
  [А ведь выглядит совершенно нормальным парнишкой,] - думал тот. - [Никогда бы не подумал, что он якшается с бандой этого ворья, перевертышей-кошек. Пора бы уже запомнить, что нельзя полагаться на первое впечатление, когда вокруг столько магического дерьма...]
  Реа была перевертышем-кошкой? Хмм. А ведь это многое объясняет. Вопрос в другом, почему полиция считает ее семью преступниками - причем подозревают и его, лишь потому, что он знал их?
  Видимо, он чем-то выдал себя - второй полицейский поспешил вмешаться, чтобы не допустить конфликта. Вероятно, он не связал реакцию Зориана с телепатией, посчитав, что напарник не уследил за жестами и лицом.
  - Мы здесь, чтобы отваживать любопытных, парень, - сказал он, - и знаем не больше твоего. Судя по всему, какая-то подземная тварь пробралась в дом и убила семейную пару. Нужны подробности - дождись, когда офицер Калан вернется с детективом.
  Первый полицейский покачал было головой, но спохватился и перестал.
  [Убившая их тварь не вломилась, а проскользнула в незапертую дверь, и не тронула никого больше - и это в густонаселенном районе. Если это и правда случайное нападение монстра, то я съем свои башмаки,] - подумал он. - [Скорее всего, котята сунули нос куда не следует, и поплатились за это. Боги свидетели, они везде лезут своими загребущими лапами...]
  Зориан нахмурился.
  - А что насчет Ночки? Их дочери? Мне сказали, что ее тело не было найдено, и она еще может быть жива?
  Оба полицейских внезапно почувствовали себя неуютно. Даже первому, что терпеть не мог перевертышей, было жаль маленькую девочку, напоминавшую его собственную дочь. Они оба считали, что надежды нет, но, понятное дело, не хотели сказать это прямо, пытаясь придумать уклончивый ответ.
  Их спас усатый коллега, вышедший из дома вместе с Хаслушем. Хаслуш, в свою очередь, повел Зориана прочь от дома, сорвав его план и дальше читать обычных полицейских, разговаривая с детективом.
  Может быть, и к лучшему - читать два независимых мысленных потока было довольно трудно. Читать два независимых мысленных потока, при этом разговаривая с Хаслушем? Вероятно, пока это ему попросту недоступно.
  - Итак, Зориан... Я ведь могу звать тебя Зориан? - начал Хаслуш. Зориан кивнул, помня, как детектив относится к официозу. - Так вот. Полагаю, мисс Курошка уже рассказала тебе, что здесь случилось, но, на всякий случай, повторю. Вчера утром Реа и Саух Сашал были найдены мертвыми у себя дома, рядом с изувеченными трупами двух гигантских многоножек. Их дочь пропала, и с тех пор ее никто не видел. Это тебе известно?
  - Мистер Тверинов и мисс Курошка рассказали мне большую часть, но про многоножек я не слышал, - ответил Зориан.
  - Да, эм, твоя младшая сестра была так расстроена, что я опустил подробности. Просто сказал, что было нападение монстров, - пожал плечами Хаслуш. - Мне жаль, что я ее огорчил, мне часто говорят, что я бываю бестактен, но ничего не могу с собой поделать. На этой работе быстро черствеешь - и я порой забываю, что окружающие не сталкиваются с преступлениями и смертью по несколько раз на дню.
  Зориан хотел было ответить, что все понимает и не держит зла, но сообразил, что виноватый Хаслуш может выдать больше полезной информации, и промолчал. Вместо этого он вернул разговор к убийству:
  - Значит, их убили многоножки? Дом выглядит неповрежденным. Как они пробрались внутрь?
  - Через дверь. Похоже, жильцы оставили ее незапертой.
  Зориан с сомнением посмотрел на Хаслуша.
  - Я просто рассказываю, что мы нашли, - защищаясь, ответил Хаслуш. - Я знаю, что случай странный, потому мы и не закрываем его. И, кстати, не знаешь ли ты чего-нибудь о семье Сашал, что могло бы объяснить происшедшее?
  Конечно, он знал - но если он расскажет о таком, у него будут серьезные проблемы. Так что он сообщил только то, что узнал о семье перевертышей из разговоров с ними - совсем немного, и, судя по разочарованному лицу Хаслуша, детектив уже все это знал. Неудивительно - даже одна Имайя наверняка уже рассказала все это и еще добавила.
  - На самом деле это не было нападением монстров? - спросил Зориан.
  Взгляд Хаслуша стал пронзительным - но Зориан твердо встретил его. Несколько напряженных секунд - затем Хаслуш достал из пиджака фляжку, сделал глубокий глоток.
  - Нет, скорее всего, нет.
  - Можно спросить, кто это сделал, и почему? - наудачу осведомился Зориан. Ну, как знать? Может, он даже получит ответ.
  - Эй, если бы я это знал, мне бы не пришлось тебя расспрашивать, - заметил Хаслуш.
  - То есть у вас нет предположений, - заключил Зориан.
  - У меня слишком много предположений, - поправил Хаслуш. - Семья Сашал... много ли ты знал о них на самом деле?
  - Полагаю, вы о том, что они были перевертышами?
  - Ага, так ты знал об этом. Мне было интересно - остальные домочадцы, похоже, не знали, но Имайя упоминала, что ты с самого начала "беспочвенно подозревал" Рею. Что же, если ты знаешь, кто они, ты и сам понимаешь - это может быть что угодно...
  - На самом деле - не понимаю, - помотал головой Зориан. - Я подозревал Рею, потому что она странно себя вела, а я склонен к паранойе. То, что они перевертыши, тут ни при чем - сказать по правде, я почти ничего о них не знаю. Что не так с перевертышами-кошками?
  - Грубо говоря, большинство перевертышей-кошек связано с криминалом, - ответил Хаслуш. - Обычно - воровство, контрабанда и шпионаж, иногда и убийства. Их вторая форма идеально приспособлена для этого - маленькая, малозаметная, привычная людям зверушка. Сколько незнакомых кошек ты встречаешь за неделю?
  - Множество.
  - Вот именно. В большом городе они повсюду. Здесь им, кроме людей, почти никто не угрожает, а люди в большинстве не обижают кошек. В довершение всего, перевертыш сохраняет часть звериных способностей и в форме человека - ночное зрение, нюх, которому позавидуют и собаки, невероятная ловкость и проворство, и множество других преимуществ.
  - И это позволяет им с легкостью нарушать закон? - усомнился Зориан. - Как по мне, универсальность классических магов, служащих в полиции, без проблем справится со всеми этими способностями.
  - Только если перевертыш работает в одиночку, чего обычно не происходит. Из всех перевертышей, кошки наиболее плотно интегрируются в общество. Они живут среди обычных людей, на первый взгляд, ничем от них не отличаясь, и могут все то же, что и обычный человек. Например, обучиться классической магии. Да что там - преступные связи дают им куда больше, чем может себе позволить обычный маг - ритуалы постоянного усиления, запрещенные заклятья скрытности и воздействия на других...
  - Но есть ли у вас какие-либо свидетельства, что Реа и ее семья были именно такими перевертышами? - нахмурился Зориан. - Может, я и слишком наивен, но мне они не показались преступниками. Ведь есть же порядочные перевертыши-кошки?
  - Несомненно, - кивнул Хаслуш, - и каждый встреченный перевертыш постарается убедить тебя, что он именно такой. Но, учитывая произошедшее, я сомневаюсь, что семья Сашал относилась к этим редким исключениям.
  Полчаса спустя Хаслуш решил, что узнал достаточно, и отпустил его восвояси. Однако, вместо того, чтобы вернуться домой, Зориан слегка задержался. Убедившись, что Хаслуш ушел, он скрытно направился к дому Сашал, поискать зацепки. Полицейские охраняли входную дверь, но в самом доме никого не было. Превосходно. Зориан не рискнул пробираться внутрь, опасаясь сигнальных чар, но созданный им парящий глаз из эктоплазмы не поднял тревоги. Зориан закрыл глаза, переключаясь на картинку с магического глаза.
  Тела Реи и Сауха давно были убраны, но по пятнам крови было несложно догадаться, где они умерли. Похоже, Реа была убита у дверей в комнату Ночки, до последнего пытаясь защитить дочь. Она не сдалась без боя - рядом валялись тела двух гигантских многоножек, почему-то оставленных полицией на месте. Твари были буквально разорваны - что-то острое рассекло хитиновые тела на сегменты - но этого оказалось недостаточно. Дверь в комнату Ночки - единственная во всем доме - была сорвана с петель, ее кровать перевернута, и никаких следов самой девочки.
  Раньше Зориан тешил себя надеждой, что Ночка перекинулась в кошку и ускользнула, но, похоже, это было не так. Совершенно очевидно, что нападавшие зачем-то забрали ее с собой.
  Через полчаса, не найдя ничего существенного, Зориан уже собирался уходить - когда, снова оглядывая место гибели Реи, заметил кое-что интересное. На оторванной голове одной из многоножек был знакомый символ, едва заметно нацарапанный на хитине лобовой пластины - архаическая икосианская пиктограмма "сердце" в круге. Не официальный символ Тайного Ордена Звездного Дракона, о нет, - но один из тайных знаков, по которым культисты нижних уровней посвящения узнавали друг друга.
  Изучив другие куски многоножек и не найдя ничего особенного, Зориан развеял парящий глаз и направился домой. Его первое предположение оказалось верным - криминальные разборки тут не при чем, убийство как-то связано со вторжением. Да, пока он не представлял, каким образом связано, но он знал, где искать ответы.
  В ближайшие дни он станет частым гостем Культа Дракона, что Внизу.
  
  С этого дня расписание Зориана разительно изменилось. Кириэлле потеряла всякий интерес к магии и больше не просила уроков, кроме того, он вышел из охотничьей группы Тайвен и забросил занятия в Академии. Почти все время он выслеживал и атаковал известных ему членов Культа, пытаясь выяснить, что они сделали с Ночкой. Он не знал жалости ни к себе, громя по два и более тайных укрытия в день, ни к врагам, вырывая сведенья из памяти каждого заговорщика, попавшего к нему в руки.
  Он многое узнал, потроша чужие мозги. Например, что Судомир Кандрей, мэр Князевых Дверей, действительно состоит в Культе... но при этом настолько независим, что Культ уже теряет терпение. Судя по всему, он не имел с ибасанцами никаких дел - мэр обещал своих железноклювов и зимних волков Культу, а не захватчикам в целом; да что там - верхушка даже не знала, что Судомир убивает магов души. Возможно, у него были собственные связи с Ибасой, или же он убивает магов по собственной инициативе. Зачем ему это надо - оставалось только гадать.
  Помимо прочего, Зориан нашел множество схронов Культа, разбросанных по всему городу, его подземелью и окрестностям. Все они, гм, "плохо лежали". Он сделал пометку - настоящую, письменную, ведь теперь он мог забирать записи с собой в следующий цикл - прошерстить вражеские хранилища на предмет интересных вещичек или того, что можно быстро и дорого продать.
  Однако сами поиски Ночки шли удручающе. Он выследил группу, что похитила ее, но они давно уже передали пленницу другой группе. Он отыскал и эту группу, но и у них ее больше не было, и они не знали, где она сейчас. Зориан глубоко, безжалостно врывался в их мысли, необратимо разрушая разум, но все было тщетно - они передали Ночку незнакомому высокоранговому культисту, и понятия не имели, куда он ее забрал.
  Неприятно, но ожидаемо - сказать по правде, Зориан давно уже подозревал, что похищение Ночки и было настоящей причиной нападения на семью Сашал. За этим крылось что-то важное - приказ выкрасть девочку пришел из самой верхушки Культа. И, что подозрительно, обеим группам под страхом смерти было велено доставить девочку живой и здоровой. Зачем? Почему Ночка была им так нужна, тем более - живая и здоровая?
  Напрашивался довольно мерзкий вариант - она нужна им в качестве жертвы, чтобы пробудить Первозданного. Ритуальные убийства часто использовались для призыва демонов, вполне вероятно, что и обряд освобождения Первозданного тоже без них не обойдется. Но почему именно Ночка? Из-за того, что она перевертыш? Среди прочих имен и титулов Первозданного культисты упоминали "Его Текущую Плоть", что могло указывать на способность полиморфизма. Но ведь в городе были и другие перевертыши. И даже другие перевертыши-кошки.
  Он сомневался, что успеет докопаться до сути в этом месяце. Была бы у него еще неделя - но цикл уже завершался, да и Культ, столкнувшись с непрерывным террором, спешно усиливал меры безопасности - в последний раз он едва не угодил в засаду, и лишь его способность читать мысли спасла его от смерти. В таких условиях за оставшиеся два дня перед фестивалем он много не вызнает.
  С другой стороны, каким бы ужасным ни было похищение Ночки, в конечном итоге оно ему на руку - если будет стабильно повторяться из цикла в цикл. Если он навесит на девочку надежный маячок, она может привести его в высшие эшелоны Культа, к тем, кто до сих пор так искусно скрывался в тенях. И, если ее действительно готовят в жертву, это выведет его к месту проведения ритуала, где можно найти ответы на многие загадки вторжения, а то и самой временной петли.
  Оставалось лишь подождать и выяснить, как будут развиваться события в следующем цикле.
  
  - Мы можем поговорить?
  Зориан оторвался от книги и посмотрел на стоящую в дверях Кириэлле, нервно сжимающую опорный брус. Странно. С исчезновением Ночки сестра стала очень тиха и необщительна, он никак не ожидал, что она придет к нему с разговором.
  - Конечно, - легко согласился он. Все равно ничем важным не занят. Предполагалось, что он будет сортировать записи, чтобы сохранить в памяти новейшие оттиски, но ему было откровенно лениво, и он тянул время за легким чтивом. Вполне можно уделить немного времени сестре. - Что такое?
  Она подбежала и, прежде, чем он успел возразить, забралась на него. Учитывая, что он лежал на кровати, она практически воспроизвела хорошо знакомую ему ситуацию.
  Проклятье, Кири, этой хрени мне и в начале цикла более чем достаточно, - подумал Зориан, но промолчал. Ей и так тяжело, нечего срываться на нее, когда она наконец решила приоткрыться.
  - А где твои туфельки? - спросил он вместо этого. - Только не говори мне, что опять ходишь по дому босиком.
  Кириэлле посмотрела на свои ноги, состроила виноватую мордашку:
  - Не будь, как мама, Зориан. Это было-то всего один раз.
  - Ты и сейчас это делаешь, - заметил он.
  - Ну хорошо, два раза, - надулась она.
  Вложив закладку, он отложил книгу в сторону, спихнул с себя сестру и сел на кровати. Она тут же повторила его позу, усевшись рядом. Повисло молчание, Кириэлле болтала босыми ногами, с преувеличенным интересом разглядывая их.
  - Извини, - наконец сказала она.
  - За что ты извиняешься? - удивился Зориан.
  - За то, что была трудной.
  - Трудной? - недоверчиво переспросил Зориан. Он на миг коснулся ее мыслей и увидел образ матери. Ух. Ну да, мать запросто могла сказать что-то в этом духе. Слезы ее раздражали. Если ей что-то в нем и нравилось, так это то, что он редко плакал, даже будучи ребенком. - Кири, ты потеряла друга. Грустить из-за этого нормально. Ты вовсе не была трудной.
  - Но ты всю неделю избегал меня, - промямлила она.
  - Вовсе нет, - возразил он, ошеломленный тем, что ей такое вообще пришло в голову. - Я просто... давал тебе время побыть наедине с собой. И к тому же, я...
  Он замолчал, и она с интересом посмотрела на него.
  - К тому же, ты?..
  Рассказать, или не стоит?
  - Я пытался найти Ночку, - наконец признался он.
  У нее расширились глаза.
  - Ты... Все это время... Тебе следовало сказать мне!
  - Я не хотел давать тебе напрасную надежду.
  - Но я все равно надеялась, - она вцепилась в покрывало своими маленькими кулачками.
  Он приобнял ее за плечи и притиснул к себе. Сначала она была напряжена, но потом расслабилась и тоже обняла его.
  - Я не нашел ее, - помолчав, сказал Зориан.
  - Очевидно, нет, - судя по ее тону, это было и так понятно. - Но ты пытался. Ты знал, что скорее всего, не сумеешь найти ее, но все равно искал. А не ревел дома целыми днями, как я.
  - Кири, тебе девять лет, - вздохнул Зориан. - Что ты могла поделать? Не будь так строга к себе.
  Она ничего не ответила. Тогда он решил сыграть с ней в карты и вместе просмотреть ее рисунки. Он добился желаемого - сестра заметно оживилась. Когда-нибудь, в совершенстве овладев заклятьем изменения, что передает образы из цикла в цикл, он соберет альбом ее рисунков и сохранит его. Показывать Кириэлле то, что она рисовала в прошлых циклах, наверняка будет весьма забавно.
  
   Ближе к вечеру Зориан счел, что дал Каэлу достаточно времени все закончить, и направился в подвал за последней обещанной тетрадью. Дверь не была заперта, так что он просто зашел и закрыл ее за собой.
  Стоило двери захлопнуться, и звуки из дома наверху словно отрезало - активировались наложенные на подвал обереги. Защитные чары обеспечивали звукоизоляцию - и многое другое. Судя по всему, защита входила в стандартный набор чар, использующийся в лабораториях Академии, и была развернута в подвале Имайи, когда Каэл запросил алхимическое оборудование... И сейчас это было очень кстати, Зориану не приходилось каждый раз тратить часы на защиту помещения, чтобы поговорить с Каэлом на деликатные темы.
  - Закончил? - спросил Зориан. Каэл не обратил на него внимания, глядя в лежащую перед ним книгу, но затем кивнул, отпихнул книгу и потер глаза.
  - Да, я закончил, - морлок указал на тетрадь, лежащую поверх огромной стопки книг. - Вот она. У тебя все готово?
  - Практически, - ответил Зориан. - Мне еще надо записать кое-что из того, что я узнал сегодня.
  Каэл приподнял бровь.
  - Я думал, сегодня ты взял перерыв в охоте на Культ.
  - Так и есть, - подтвердил Зориан. - Но это не значит, что я вообще ничего не делал.
  - О?
  - В основном, я размышлял об оберегах. О том, что дома высокопоставленных культистов слишком хорошо защищены, и что с этим надо что-то делать. А потом я вспомнил, что для этих целей на черном рынке имеется специальный инструмент, и более того, я знаю, где достать его бесплатно. Перед самым началом цикла аранеа украли у захватчиков сканер оберегов, так что прибор все еще лежит в разрушенном поселении.
  - Ты говорил, что не любишь туда ходить, - заметил Каэл.
  - Не люблю, - вздохнул Зориан. - Там... слишком много тяжелых воспоминаний. И все поселение завалено трупами аранеа, как напоминание о моей ошибке, погубившей их.
  - Я все равно считаю, что их души не были убиты, а неким образом исключены из петли, - сказал Каэл. - Я согласен с другими специалистами - душу невозможно уничтожить. Это, должно быть, какой-то трюк.
  - Вообще-то путешествие во времени тоже считается невозможным, - заметил Зориан. - Хоть я и надеюсь, что ты прав. Но сейчас не об этом, речь о том, что я пошел в поселение за сканером... и не нашел его.
  - То есть? - спросил Каэл.
  - То есть либо кто-то был там до меня и забрал его, либо в поселении есть тайная часть, о которой я не знаю. И, сказать по правде, я склоняюсь ко второму варианту. Если подумать, скромность поселения аранеа сама по себе подозрительна. Паутина Сиории была богата и наверняка имела объемную сокровищницу. Матриарх часто намекала, что у них есть множество товаров для обмена. Но, осматривая руины, я ничего подобного не обнаружил - возможно, из-за того, что был не в своей тарелке и хотел побыстрее закончить.
  - Думаешь, там есть что-то важное?
  - В смысле, относящееся к петле? Вероятно, нет, - признал Зориан. - Но в противостоянии с Красным мне не помешает любое преимущество, а в сокровищнице может быть много полезного. Кто знает, что аранеа понатащили туда за долгие годы?
  - Логично, - Каэл встал и потянулся. - Что же, я устал, пойду вздремну. Нам ничего больше не нужно обсудить?
  - Как будто ничего срочного, - покачал головой Зориан.
  - Понятно. Кстати, в день летнего фестиваля я возьму Кану на экскурсию в ближайшую деревеньку. Я и сам не хотел бы оказаться посреди вторжения, не говоря уже о Кане.
  - Понимаю.
  - Хорошо. Если хочешь, я возьму с собой Кириэлле, - предложил морлок. - Я же знаю, ты ломаешь голову, что с ней делать.
  - Угу, - согласился Зориан. - Я не хочу, чтобы она присутствовала при вторжении, но с другой стороны, мне нужна свобода действий, чтобы выяснить, как все эти изменения повлияли на заговорщиков. Думаешь, она согласится поехать с тобой?
  - Не знаю, зависит от тебя, - пожал плечами Каэл. - Мое дело - предложить.
  - Ладно, ладно, я поговорю с ней, - вздохнул Зориан. - Уже сейчас чувствую, это будет "восхитительный" разговор.
  - Утром сообщи, что вы решили, - сказал Каэл.
  И на этом цикл подошел к завершению. Завтра он увидит, как сейчас происходят вторжения.
  
  Зориан оглядывал собранные вещи, пытаясь вспомнить, не забыл ли он в спешке чего важного. Вроде бы ничего не приходило в голову, но забыть что-то очевидное, сосредоточившись на очередной мелочи - вполне в его духе.
  Впрочем, до вторжения еще несколько часов, так что он отложил сборы и вышел из комнаты развеяться. Припомнив, что Имайя собрала дома целую библиотеку экзотических работ, он направился туда, поискать что-нибудь, что поможет скоротать время. Там он и нашел Имайю, с отсутствующим видом глядящую на книги.
  - Мисс Курошка? - обеспокоенно спросил он. Его эмпатия подавала тревожные сигналы. - Вы в порядке?
  - Хм? - тут ее мозг вновь заработал на полную, и она осознала его присутствие. - Ох, Зориан. Давно ты здесь?
  - Только что зашел. Искал книгу, чтобы убить время, но вы выглядели...
  - Не беспокойся, - вздохнула она. - Меня просто гнетет внезапная тишина в доме. Он кажется таким... пустынным.
  - Хех. Я думал, вы наоборот будете рады долгожданным тишине и покою, - заметил Зориан.
  Она фыркнула.
  - Похоже, кто-то судит по себе.
  - Возможно, - признал Зориан. Ему всегда требовалось хотя бы немного личного пространства, и будь он на ее месте, вероятно, радовался бы. - Но ничего страшного, Каэл и девочки уехали всего на один день. И знаете, вы тоже могли бы поехать с ними.
  - Я понимаю. Но если, как ты говоришь, во время фестиваля возможны беспорядки, то я не хочу оставить дом на растерзание грабителям. Это... все, что у меня есть.
  - Ох...
  - Извини, это уже личное, - она улыбнулась. - Ты искал какую-то конкретную кни...
  От входной двери послышался громкий стук. Имайя и Зориан переглянулись и одновременно подняли бровь - похоже, никто из них не ожидал гостей. Большинство горожан вовсю готовилось к фестивалю, собираясь к друзьям или на общее празднование. Имайя поспешила к дверям.
  Короткая пауза - домовладелица общалась с пришедшим - затем Имайя позвала Зориана.
  - Зориан, пришла твоя девушка!
  - Девушка? - переспросил он сам себя. Откуда ей взяться, если он никого не...
  Ох, не могла же она...
  Могла. Еще как могла. Он вышел к дверям, посмотреть, о ком говорит Имайя, и увидел хмурую Акоджу.
  - Привет, Ако, - ровно сказал он. - Не ожидал увидеть тебя здесь. Полагаю, дело в Ильзе?
  - Я... да, - замешкавшись, ответила она. - Мисс Зилети сказала мне сопровождать тебя на вечер, раз у нас обоих нет партнера.
  Как интересно. А Ильза-то откуда узнала? Да, у него не было партнерши, он вообще не собирался на танцы, но ей-то откуда знать?! Зориан никогда не давал ей намека, да и не только ей, никому, кроме... Черт. Имайя.
  Он выразительно посмотрел на домоправительницу и вновь повернулся к Акодже. Такого он не планировал. Он собирался перемещаться по всему городу, наблюдая за вторжением, отмечая перемены в тактике, последствия накопившихся изменений, начиная с уничтожения аранеа и нанятых им боевых магов.
  Иногда он ненавидел свой дар эмпата. Без него он бы не знал, как это важно для Акоджи, и как болезненно она примет отказ.
  - У нас есть еще несколько часов до начала танцев. Заходи и подожди с Имайей, мне нужно закончить ряд срочных дел в городе.
  - Ч-что? - она никак не ожидала, что он просто протиснется мимо нее и зашагает прочь. - Подожди, ты не можешь...
  Зориан быстро сотворил заклинание и позволил городскому телепортационному маяку притянуть себя. У него была еще уйма дел - и не так много времени.
  
   - И куда ты так спешил? - спросила Акоджа, когда они медленным шагом направлялись к танцевальному залу. Учитывая произошедшее, она неожиданно спокойна и вежлива. Зориан ожидал, что его "тактическое отступление" куда сильнее разозлит ее.
  - У меня были предварительные договоренности. Я как раз собирался выходить, когда ты пришла, - ответил Зориан. - Что-то отменить, что-то уточнить...
  Если точнее, он расставлял по городу маркеры для удаленного наблюдения. Следить за продвижением вражеских сил по городу - совсем не то же самое, что готовить засады на небольшие группки врагов и потрошить их память - но по крайней мере, хоть что-то.
  Может быть, это и к лучшему. Его первоначальный план был самонадеян. Возможно, чересчур самонадеян...
  По пути Акоджа рассказала, как остальной класс справлялся с неожиданными сложностями. Ничего критически важного, но это напомнило ему, что в этом цикле он не уделял одноклассникам должного внимания. Просто в этот раз выдался такой напряженный цикл, что было не до общения. Но, учитывая, что он и вернулся в Сиорию, чтобы повидаться с классом - это следует исправить в ближайшем будущем.
  В этот раз вечер проходил куда благополучнее, чем прошлые танцы с Акоджей - сегодня она относилась к нему куда тактичнее, хотя Зориан, хоть убей, не понимал, почему. По идее, в этот раз он обошелся с ней куда хуже, чем в прошлый. Но так или иначе, как только боевые заклятья обрушились на город, он ускользнул от нее и перешел к наблюдению.
  В этот раз первичный артиллерийский удар заметно отличался. Если раньше чары захватчиков били по заранее выведанным ключевым точкам, сея хаос и ломая сопротивление на корню, то этот обстрел... не впечатлял. Ну да, они расстреляли центральное полицейское управление, городскую администрацию, еще парочку очевидных целей, но, например, арсенал или здания резерва не пострадали. Даже не так: множество заклятий били куда придется, разрушая непримечательные жилые кварталы - да, это заметно увеличит потери среди мирного населения, но не даст никакой стратегической выгоды. Неожиданно, но был обстрелян каждый храм в городе - Зориан понятия не имел, чего они пытались этим добиться - раньше захватчики так не делали.
  Уличные бои в этом цикле шли куда яростнее, чем в прошлые разы. Частично из-за того, что на этот раз защитники города пострадали куда меньше при первом обстреле, но и силы захватчиков были скоординированы куда хуже обычного. Вместо единого, точно направленного порыва, они бессистемно метались по городу, зачастую отвлекаясь на бесполезные цели, вроде жилой застройки. Такое случалось и в прошлых циклах, но никогда - в таких масштабах.
  На академию ибасанцы напали не лучше, чем в других местах. Новый залп артиллерийских заклятий метил по самому зданию академии, а не по куда более уязвимым общежитиям и вспомогательным постройкам. В итоге падающие звезды бессильно разбивались о мощный оберег академии, нанося минимальный урон. Не связанные пожарами и обрушениями вокруг основного корпуса, учителя организовали эвакуацию студентов и других некомбатантов куда успешнее, чем в прошлые разы.
  Забавно, раньше он считал, что учителя крупно сглупили, направляя детей в подземную западню, особенно учитывая, что по пути к убежищам они полностью открыты для нападения. В этот раз все выглядело куда профессиональнее. Эвакуация прошла без малейших проблем, никто не напал на них, пока их вели к убежищам.
  К этому моменту Зориан уже не сомневался - он видит настоящее вторжение ибасанцев, каким оно должно быть без вмешательства Красного. Если подумать, большинство их "ошибок" легко объяснялось куда меньшей осведомленностью, незнанием ключевых фактов.
  Похоже, в этом цикле Красный действительно оставил захватчиков без какой-либо поддержки. Интересно, это разовое событие, или ему надоело возиться с заговором?
  Его размышления прервала Ильза, спустившаяся в убежище и потребовавшая, чтобы все, способные сражаться, вышли с ней на защиту академии. Благодаря его членству в охотничьей группе Тайвен он тоже считался боеспособным, так что Зориан встал с пола и вместе с другими студентами пошел вслед за Ильзой. Снаружи стало понятно, что заставило Ильзу обратиться к помощи студентов - множество захватчиков собиралось сразу за чертой защитного купола академии, явно готовясь к решительному штурму. Целые роты боевых троллей, зимних волков и скелетов, при поддержке ибасанских магов-погонщиков и стай остроклювов. Чего он не ожидал - что среди смертоносных птичьих стай найдется парочка летающих дрейков, а на земле над этой маленькой армией высились массивные ящеры размером со слона.
  - Громовые ящеры, - скривилась стоящая рядом Ильза. - Невероятно живучи и смертоносны. Они могут выдыхать перед собой разряды молний, так что, если придется приблизиться к тварям - не заходите спереди.
  Прелестно. В прежних циклах таких образин не было. Может, захватчики не бросали их в бой, поскольку это просто не требовалось?
  Но времени на размышления не было - хоть ибасанцы явно не были полностью готовы к штурму, командующий армии монстров направил их в атаку. Может, он обратил внимание, что защитники академии спешно возводят укрепления, а может, у него просто кончилось терпение. В любом случае, орда с громовыми ящерами во главе устремилась прямо на них.
  Зориан знал, что если он просто высадит весь резерв в боевую магию, толка от него будет совсем немного - так что у него была идея получше. Сосредоточившись на громовых ящерах, он проник в их примитивные мозги и с облегчением обнаружил, что они не так уж и хорошо защищены от магии. Может быть, это было неизбежно - вероятно, захватчики и контролировали тварей с помощью магии, так что просто не могли надежно изолировать их от нее. В любом случае, это означало, что он мог на них воздействовать. Пусть не управлять, как марионетками, но хотя бы подтолкнуть в нужном направлении.
  Ожидаемо, когда атакующий вал приблизился к созданным магией изменения баррикадам, ящеры распахнули зубастые пасти, готовясь снести преграду электрической атакой. Зориан поспешно перехватил контроль и заставил монстров развернуться друг к другу - гроздья молний ударили в чешую. Крошечные мозги чудовищ затопила ярость, они становились и зарычали один на другого, слишком тупые, чтобы заподозрить внешнее влияние. Зориан не упустил этот шанс, усилив их гнев и подтолкнув к схватке, два огромных монстра сцепились.
  К чести остальных захватчиков, они просто обежали сражающихся исполинов, не пытаясь вмешаться. Начался бой за академию.
  
   Зориан пораженно оглядывал усыпанную телами площадь. С начала петли он успел поучаствовать во многих битвах, но в столь масштабных - никогда. Бой, едва начавшись, превратился в кровавый хаос, и даже сейчас Зориан не до конца понимал, что здесь произошло.
  Они победили, отбросив захватчиков - лишившись значительной части чудовищ, ибасанские маги предпочли отступить - но они потеряли много больше, чем Зориан мог себе представить. Он и сам в какой-то момент был со всех сторон окружен зимними волками и выжил лишь благодаря пяти ударным жезлам, что он тайно пронес на танцы. Ну, и благодаря своевременному прибытию Кайрона с подкреплением, оттеснившего врагов.
  Он чуть не подпрыгнул, когда чья-то рука тяжело легла ему на плечо, и едва не ударил назад пронзающим снарядом, но успел понять, что это всего лишь Кайрон.
  - Так это ты всю битву влезал в мозги крупных тварей? - спросил профессор боевой магии.
  - Угу, - пожал плечами Зориан. В самом конце цикла можно было не беспокоиться о своих секретах. - Я счел, что это самое эффективное, что я мог сделать.
  - Ну, тот летающий дрейк изжарил бы Нору живьем, если бы ты не воткнул его в землю, за это спасибо. Хотя нам еще предстоит серьезно поговорить о том, где ты этому научился и что ты можешь...
  - Ха, - фыркнул Зориан. - Боюсь, слишком поздно.
  - О? - со смесью угрозы и любопытства спросил Кайрон.
  - Да, - подтвердил Зориан. Он еще раз посмотрел на часы. Два тридцать девять ночи. - Боюсь, этот цикл уже закончился.
  Пару мгновений Кайрон молча смотрел на него, потом открыл было рот... Но прежде, чем он произнес хоть слово, все погрузилось во тьму, и Зориан проснулся в Сирине, готовый начать месяц заново.
  
  
  
  
  
  
  41. СРЕДИ БЕСЧИСЛЕННЫХ АМБИЦИЙ
  
  [К оглавлению]
  
  
   Начало нового цикла мало чем отличалось от предыдущего - он точно так же сел на поезд вместе с Кириэлле, развлек ее магическим представлением и подредактированным (и весьма приукрашенным) рассказом о своих похождениях, и даже немного поговорил с Ибери. Впрочем, именно что немного - в этот раз он не заинтересовал девушку, успев закончить представление до Корсы и не демонстрируя ничего необычного в ее присутствии.
  - Вот мы и на месте, - утвердившись на перроне, Зориан помог Кириэлле вытащить ее сумку из вагона. Забавно, но она настояла, что сама понесет свои вещи; впрочем, из прежних циклов он знал, что ее решимости не хватит надолго. Что же, пусть пока что делает, как хочет. - Добро пожаловать в Сиорию, драгоценнейшая сестра.
  - Как будто у тебя есть другие сестры, - огрызнулась она, оглядывая исполинский вокзал.
  - Тогда ты знаешь, что я говорю правду, - с серьезным видом ответил Зориан.
  Кириэлле проигнорировала его, разглядывая цветастые вывески, огромные часы, висящие под сводом вокзала, и толпы людей, спешащих во всех направлениях. Сказать по правде, она держалась куда лучше, чем сам Зориан, когда он впервые приехал в Сиорию.
  - Большой, - наконец заключила она.
  - Сиория - крупный город и важный транспортный узел, - просто ответил Зориан. - Здесь интенсивное движение.
  - Не возражаешь, если мы немножко пройдемся и осмотримся? - спросила Кириэлле.
  - В смысле - пройдемся по магазинам и осмотримся в поисках сувениров? - "перевел" Зориан. Она надулась. - Конечно, можем и пройтись. Но купим только что-то одно, и в пределах разумного.
  - А что значит - в пределах разумного? - спросила она, вдумчиво изучая вывески.
  - Обратись к здравому смыслу, - сухо ответил Зориан. Вот он еще о значении слов с ней не спорил.
  - А если я не уверена? - не отступалась она.
  - Спрашивай, - отрезал он.
  Вероятно, он мог бы купить любую понравившуюся ей вещь, особенно учитывая, сколько он заработает в ближайшие дни, но потакать прихотям Кириэлле - явно неудачная мысль. Сдержанность и так никогда не была ее сильной стороной, страшно подумать, во что она превратится, если он ее избалует.
  Так что следующие полтора часа Зориан просто следовал за Кириэлле, порхавшей от магазина к магазину, словно пьяная бабочка, без какой-либо видимой последовательности. С другой стороны, он не особо и пытался понять ее логику - почти все это время он тренировал мысленное чутье, пытаясь считывать информацию об окружающих людях. Столь большие и тесные толпы по-прежнему оглушали его, забивая восприятие размытой, неразборчивой мешаниной эмоций и странных образов. Впрочем, он уже начинал различать в этом фоне отдельных людей. В качестве тренировки он постоянно касался разума Кириэлле, используя ее как некий телепатический якорь, и пытался одновременно коснуться случайных прохожих в толпе. Долгая, изнуряющая работа, но его уже достало оставаться без чутья и эмпатии каждый раз, когда вокруг собирались люди.
  В итоге, Кириэлле выбрала стеклянный шар со снегом. Следует признать, игрушка была хороша - домик и деревца внутри шара были столь богаты мелкими деталями, словно кто-то уменьшил настоящий дом вместе с куском земли и заключил в стеклянную сферу. Очевидно, для изготовления игрушки использовалась весьма сложная магия - хоть в конечном продукте ее совершенно не ощущалось - и цена была соответствующая. Хотя и куда скромнее, чем опасался Зориан, так что он купил шар без возражений. Интересно, хватит ли его нынешнего навыка изменения, чтобы сделать такой же?
  Выбрав сувенир для Кириэлле, они, как и в прошлом цикле, направились к фонтану на площади. Но на этот раз Зориан сразу повел сестру через парк - встречаться со стаей мозговых крыс было совершенно не обязательно. Учитывая, что разум Кириэлле ничем не защищен, так можно привлечь ненужное внимание, а то и выдать что-то важное - неоправданный, недопустимый риск.
  Как выяснилось, одно это уже было серьезным изменением. Так и не увидев мозговых крыс, Кириэлле никак не могла рассказать о них Рее, они просто не упоминались в разговоре. И похоже, в прошлый раз он не понял, насколько встревожил мать Ночки своим рассказом - ничего не зная об опасных грызунах-телепатах, Реа держится куда спокойнее... и куда настойчивее предлагает погостить у них. Хм.
  Он позволил Рее и Кириэлле "уговорить" его задержаться. Похоже, выпал редкий случай покопаться в мыслях Реи, пока она ни в чем его не подозревает - грех не воспользоваться им на полную катушку.
  - Королевская Академия Сиории? Не сочти за грубость, но для парнишки из провинции - весьма впечатляет, - заметила Реа. - Нет-нет, мы и сами из провинции - но разве Академия не принимает только... э...
  - Очень талантливых или очень родовитых? - закончил Зориан. Распространенное среди обывателей заблуждение. Дождавшись кивка Реи, он продолжил. - На самом деле нет. Успешное поступление зависит от того, насколько удачно ты сдал вступительные, есть ли у тебя рекомендации от профессоров или других известных людей, и расстроит ли твой провал кого-нибудь влиятельного. По сути, если можешь оплатить обучение и хорошо сдашь вступительные, тебя точно возьмут.
  - И ты хорошо их сдал? - полюбопытствовала Реа.
  - Я вошел в полусотню лучших, - гордо ответил Зориан. Вообще говоря, он был сорок восьмым, но это уже несущественные детали.
  - Брат довольно талантлив, - неожиданно влезла Кириэлле. - Но, эм, вероятно, тут есть и заслуга нашего брата Дэймена. Во всяком случае, так говорит мама.
  - Что? - подчеркнуто-спокойно переспросил Зориан.
  - Ммм, - заторопилась Кириэлле. - Не сердись, ладно, а то мама говорила мне не повторять это, потому что ты рассердишься, но она рассказывала, что тебя и Фортова так легко взяли в Академию только из-за Дэймена и его успехов...
  - Дэймен тут вообще не при чем, - прошипел сквозь стиснутые зубы Зориан. - Я хорошо сдал экзамены, мое поступление никогда не было под вопросом! Мать, как обычно, приписывает все хорошее Дэймену, а меня равняет с этим придурком Фортовым, только чтобы...
  - Я вам верю, мистер Казински, - вмешалась Реа. - Успокойтесь. Незачем набрасываться на сестру.
  - Да, извините, - в его словах невольно прозвучала горечь.
  Повисло неловкое молчание. Прекрасно. Ай, молодца, Зориан.
  Проклятье, почему эта ерунда так сильно его задела?
  - Получается, ваш брат - Дэймен Казински? - спросила наконец Реа. - Тот самый?
  - Да, - вздохнул Зориан. - Тот самый.
  - Погоди, выходит, другой твой брат знаменит? - бесхитростно спросила у Кириэлле Ночка. - А чем?
  - Много чем, - Кириэлле смущенно пожала плечами и смолкла, видимо, не желая сильнее расстраивать его.
  - Дэймен - "экстремальный археолог", - Зориан изо всех сил старался подавить раздражение. - Он предпринимает экспедиции в опасные места - ищет руины и древние артефакты. А иногда и редкие растения или магических животных, хотя это уже не археология. Он очень удачлив, и потому знаменит.
  Ну, как-то так. Далеко не полное объяснение, но в целом верно. Остается надеяться, что этого хватит.
  - Я около года ничего о нем не слышала, - заметила Реа.
  - Он в Косе, - ответил Зориан. - Судя по всему, нашел в джунглях что-то очень важное, но пока хранит это в секрете. Не сомневаюсь, вы вновь о нем услышите, когда он наконец соизволит поделиться своим открытием.
  К счастью, на этом тема Дэймена была закрыта. Воспользовавшись тем, что Реа задавала довольно личные вопросы, Зориан тоже не преминул поспрашивать о личном. Ее история оказалась практически такой же, как в прошлом цикле, но в этот раз читать поверхностные мысли было куда проще - сейчас Реа не пыталась поглубже укрыть свои секреты от кишащих вокруг телепатических крыс.
  И в ее мыслях нашлось кое-что интересное. Во-первых, Саух не был перевертышем - только Реа и Ночка. Далее, Реа и правда была преступницей, но, встретив Сауха, решила оставить это в прошлом и жить с ним честной жизнью. Как... романтично. Вот только ни ее подельники, ни жители городка не спешили забыть, кем она была, так что молодая семья собрала вещи и уехала прочь. Туда, где их никто не знал, где они могли начать с чистого листа. Где Ночка сможет расти, не отягощенная прошлым своей матери.
  Проклятье, то, что готовил для этих людей Культ Дракона, что Внизу, просто выводило из себя. Вряд ли он сможет бесстрастно наблюдать, как родителей Ночки убьют, а саму ее похитят. Хотя, если подумать, в текущем цикле этого и не требовалось - даже если он с помощью Ночки выследит высокоранговых культистов, его навыков сканирования памяти пока очевидно недостаточно, чтобы их прочитать. И кто сказал, что он вообще может как-то повлиять на ситуацию? У него не было надежного способа защитить Ночку - если Культ сменит расписание, Зориану придется ежеминутно следить за семьей Сашал, чтобы успеть вовремя вмешаться.
  Так что он решил отложить первоначальный план на потом и проследить за развитием ситуации. Кто знает, может, происшествие в предыдущем цикле было случайностью, и культисты обычно не трогают Ночку. Хотя маячок на нее повесить надо - на всякий случай...
  К моменту, когда они наговорились, уже вовсю шел дождь. Реа пыталась уговорить их переждать, но Зориан, зная, что это надолго, отказался. Укрыв себя и Кириэлле защитным пологом, он попрощался с семьей Сашал.
  Когда они добрались до дома Имайи, щит все еще уверенно держался - на них не упало ни капли. Похоже, его мастерство и объем резерва постепенно растут.
  
   Следующие несколько дней заняла рутина - он побывал в Князевых Дверях и запасся кристаллизованной маной, продал оные кристаллы в нескольких магазинах Сиории, вступил в охотничью группу Тайвен и проверил, как пережили рестарт цикла сохраненные в памяти тетради (они были в порядке).
  Зато с началом занятий Зориан решил выглянуть из своей зоны комфорта и пообщаться кое с кем из одноклассников. С Рэйни, если быть точным. Он как раз изучал перевертышей, а она вроде как волчица. Может, подскажет ему что-нибудь важное? Спросить стоит в любом случае.
  Вот только с этим была одна большая проблема - у Рэйни было множество поклонников, ее постоянно донимали признаниями и предложениями встречаться - не подумает ли она, что и ему нужно того же? А встречаться с кем-либо она точно не намерена, она ясно дала это понять за прошедшие циклы. Как ему завязать с ней разговор и не быть превратно понятым?
  Он целый день бился над этим вопросом, а потом решил, что страдает фигней. Ну, подумает она, что он хочет ей признаться, и что? Да, она категорически отказывала всем, но, насколько он знал, вежливо и без рукоприкладства... ну, кроме того парня, которому она дала в морду, но там все согласились, что нечего было распускать руки. Так что худшее, что с ним может случиться за попытку заговорить - его пошлют подальше, не выслушав. Не смертельно, а с учетом временной петли - он всегда может попробовать другой подход.
  Однако худшего не произошло. Когда Зориан попросил встретиться с ним после урока, Рэйни тихонько вздохнула, глянула в потолок, словно спрашивая небеса, чем она так провинилась, но дала согласие.
  Занятие началось и закончилось, одноклассники разбрелись, и наконец остались лишь Зориан, Рэйни и Киана. А Киана-то что здесь делает? Он понятия не имел, но Рэйни не возражала, и он тоже промолчал. Но вот знает ли Киана, что ее подруга - перевертыш? Если нет, то Рэйни вряд ли скажет спасибо за раскрытие своего секрета.
  Проблемы на ровном месте...
  - Извини, - сказала Рэйни. - Тебе наверняка хотелось поговорить наедине, но Киана настояла, что она тоже должна присутствовать, вот и...
  Она беспомощно пожала плечами. У нее и правда был виноватый вид, Зориан, наверное, даже поверил бы ей, не умей он чувствовать других. Он покосился на Киану - та тотчас же, нахмурившись, выпрямилась. Кажется, кто-то пытается выглядеть грозно. На самом-то деле она чувствовала скуку и нетерпение - похоже, для нее это было привычной, давно надоевшей ролью.
  Зориан едва сдержал усмешку. Самое забавное, что если бы он решил с кем-то встречаться, то это была бы как раз Киана, а не Рэйни. Она нравилась ему еще до петли - сугубо отвлеченно, эстетически, разумеется. Если не изменяет память, Зак даже застукал его, когда он пялился на нее - в тот судьбоносный, самый первый цикл. Какая-то часть его даже захотела признаться Киане прямо сейчас - просто чтобы посмотреть их реакцию.
  Но нет уж - пять минут развлечения не стоят целого месяца драмы. К тому же, его симпатия к Киане основывалась лишь на внешности - на его взгляд, она не уступала Рэйни, а сам он предпочитал рыжим брюнеток. Откуда ему знать, может, она ужасная стерва.
  - Если ты не возражаешь против ее присутствия, я тоже согласен, - ответил он. - Кстати, можно создать звукоизолирующий барьер? Неолу с подружками подслушивает под дверью, а я бы предпочел обойтись без лишних ушей.
  - Ууу, - пробурчала Рэйни, поднимаясь со стула и направляясь к дверям. - Нет нужды. Я сейчас.
  Зориан ощутил, как четыре сгустка эмоций метнулись прочь. К моменту, когда Рэйни открыла дверь, они пробежали уже половину коридора; так что не прошло и минуты, как волчица вернулась на место.
  - Ну что же, - начала она. - Теперь, когда шпионы изгнаны, можно перейти к делу. О чем вы хотели поговорить, мистер Казински?
  - Киана знает о перевертышах? - спросил Зориан.
  Судя по ее потрясенному виду, Киана знала.
  - Ч-что? - растерялась Рэйни. - Откуда ты знаешь?
  - Я попросил ученого по имени Вани рассказать о перевертышах, и...
  - Вани из Князевых Дверей? - перебила его Рэйни. - Разве ты не из Сирина?
  - Верно, - подтвердил Зориан. - Но это не значит, что я не могу посещать Князевы Двери. У меня там друзья.
  - Ну конечно, - вздохнула Рэйни. - Послушай, ...Зориан. Я не просто так это скрываю.
  - Поэтому я и спросил, знает ли Киана, - кивнул Зориан.
  - Знаю, - вмешалась Киана, скрещивая руки на груди. - И я буду милосердна и поверю, что ты тоже сохранишь это в секрете, хоть и дружишь с этим балаболом Бенисеком. Так чего ты хотел от Рэйни?
  - Я познакомился с парочкой перевертышей-кошек, и хотел задать о них пару вопросов другому перевертышу, - сказал Зориан. - И решил спросить у Рэйни первой - не согласится ли она ответить на эти вопросы.
  Повисло молчание - девушки переваривали услышанное.
  - Я... э... это слишком серьезный вопрос, а у нас не так много времени, - решила Рэйни. - Скоро начнется следующий урок.
  - Ну да, - согласился Зориан. - Не обязательно обсуждать это прямо сейчас. Я только хотел узнать, согласна ли ты помочь мне.
  - Возможно, - небрежно ответила Рэйни. - Я избегала эту тему, просто чтобы не выдать себя, но в твоем случае - ты и так уже знаешь. К тому же, если общаешься с перевертышами-кошками - тебе и правда может понадобиться совет. Не обижайся, но кошки редко оказываются приличными людьми.
  - Я слышал об этом, - признал Зориан. - Так как мы поступим?
  - Не знаю, - призналась Рэйни. - Мне надо подумать. Ты совершенно застал меня врасплох. Я скажу тебе, когда определюсь с местом и временем.
  - Жди, мы сами с тобой свяжемся, - заключила Киана.
  На этом разговор завершился - все трое поспешили на следующий урок. Зориан был в общем доволен результатом... хоть он и вызвал любопытные взгляды и шепотки одноклассников, а итог был пока неизвестен.
  
   Рэйни отнюдь не спешила со встречей, но Зориана это вполне устраивало. Время позволяло, а ему было чем заняться.
  Например, в данный момент он прочесывал поселение аранеа в поисках подсказок, где искать сокровищницу. Без особого успеха, но он и не рассчитывал на быстрый результат - что это за тайная сокровищница, которую можно найти за день?
  Зориан бродил по туннелям поселения, напрягая мысленное чутье в поисках уцелевших аранеа. Безрезультатно. Поселение было гигантской могилой, усеянной телами и до сих пор не тронутой лишь благодаря наложенным защитным чарам. Время от времени он перехватывал чужие мысли, но это всегда оказывался очередной житель подземелья, пытающийся проникнуть внутрь, либо один из выживших самцов аранеа.
  Не то чтобы последние были совсем бесполезны - хоть и полуразумные, они все же были того же вида, но при этом, в отличие от самок, не имели мощной защиты. Зориан поймал всех встреченных самцов и читал их разум в поисках информации о сокровищнице - больше ради тренировки, чем в надежде и правда найти нужные сведения.
  Хотя следует признать, самцы оказались куда умнее, чем он думал после слов аранеа - по уровню интеллекта они были ближе к воронам и свиньям, а не лошадям и собакам. Трое даже действовали сообща, подготовив на него засаду, и он едва сумел избежать укусов.
  Насколько он помнил из рассказов аранеа, их яд довольно слаб, но рисковать все равно не хотелось.
  - Проклятье, - выдохнул Зориан. Ничего, ни единой зацепки. - У меня на сегодня все. Каэл, ты закончил обследование?
  Каэл оторвался от скрюченного тела какой-то несчастной аранеа, медленно переключаясь от сосредоточенной работы к способности поддерживать разговор.
  - Хмм? А, это, - пробормотал он. - Да, я давно уже проверил их на магию душ. Никаких следов. Вообще никаких, и это всерьез меня пугает. Не расскажи ты, что здесь произошло, я бы решил, что это не тела разумных существ, каким-то образом лишенные душ, а удивительно искусные куклы из плоти, никогда этой души и не имевшие. Но я только что закончил глубокое медицинское сканирование, и могу точно сказать, что это не просто куклы из плоти. Не знаю, что и думать. Это не похоже на эффект какого-либо известного мне заклинания магии душ.
  Проклятье. А он так надеялся, что Каэл что-нибудь выяснит.
  - И больше ничего не можешь об этом сказать? - спросил он. - Вообще ничего?
  - Нет. Хотя, постой, - с сомнением отозвался Каэл. Зориан жестом поторопил его. - Сканирование показало, что эти пауки действительно умерли в первый день месяца - это произошло около двух утра.
  - А, понятно, - помолчав, ответил Зориан. - Получается, начало временной петли приходится почти за шесть часов до моего пробуждения.
  - Да, - согласился Каэл. - Не уверен, есть ли от этого польза, но это интересно.
  - Весьма, - согласился Зориан. - Особенно если я научусь просыпаться в самом начале цикла, а не как обычно.
  Каэл кивнул и вдруг полез в карман за часами.
  - Ох, я и не заметил, как много времени прошло. Я обещал Кане прогулку в парке, как думаешь, можем ли мы...
  - Да, - не стал дослушивать Зориан. - Потому-то я и отвлек тебя от обследования. На сегодня с меня хватит этого места. Собирай вещи, и я верну нас в подвал.
  Пять минут спустя Каэл и Зориан телепортировались в подвал дома Имайи - точнее, к массивному камню в подвале, служившему якорем для заклинания возврата. Чем дольше Зориан пользовался им, тем больше ему нравилось заклинание - возможность прорваться через мощнейшие магические помехи или телепортационные обереги подкупала. Было бы совсем хорошо, если бы поддержание связи с каждым из якорей не расходовало ману - но увы, совершенство недостижимо. У Каэла хватало своих дел, так что Зориан попрощался с ним и отправился искать Кириэлле.
  Он нашел ее на кухне, разговаривающей с Имайей и забавляющейся с миниатюрным големом, что он ей сделал. Забавно, но, похоже, никто в доме не понимал, сколько труда и денег вложено в эту штуку - для них это была просто магическая кукла, не стоящая особого внимания. Для Зориана же маленький голем был особенным по другой причине: схему конструкта он разработал в прошлом цикле.
  Хотя из цикла в цикл Зориан и уделял много времени работе с формулами и созданию зачарованных вещей, он долго не решался заняться этим с полной отдачей - ведь со следующим циклом ему приходилось восстанавливать достигнутое по памяти. Что было даже в чем-то хорошо, вынуждая его каждым разом по-новому оценивать свои решения и оптимизировать их, а не механически воспроизводить проверенные варианты - но чертовски замедляло процесс. По сути, он был ограничен простыми проектами, но теперь, когда появилась возможность сохранять записи прошлых циклов, он мог заниматься артефакторикой по-настоящему.
  Поприветствовав Имайю, он повернулся к сестре:
  - Привет, Кири. Готова к новому уроку магии?
  - Да! - радостно согласилась она.
  - То есть ты прочитала первые три главы из той книги, что я дал тебе?
  - Эээ, да... - она тут же растеряла энтузиазм. - Правда, э, я там немного пропустила...
  Зориан понимающе посмотрел на нее. Было такое чувство, что начни он спрашивать - и выяснится, что пропущено отнюдь не "немного".
  - Ну хорошо, - он положил на стол перед ней маленький черный кубик. - Это поглощающий куб. У него очень простое назначение - он поглощает любую ману, что ты испускаешь, при этом линии на гранях начинают светиться. Казалось бы, какой в этом прок - но начинающие маги еще не умеют чувствовать течение маны внутри себя, и потому не знают, получается ли то или иное упражнение. Куб же решает эту проблему. Потом, когда ты научишься уверенно испускать ману, мы перейдем к целенаправленному вливанию силы в куб, чтобы развить контроль...
  Кириэлле осторожно взяла кубик в руки, словно опасаясь, что непонятная штука ее укусит, провела пальцем по высеченным на гранях линиям.
  - А разве ты учился на таком? - спросила она. - Я думала, ты занимался с теми стеклянными шарами, что привез домой после второго курса.
  - Верно, но оказалось, что это не лучший тренажер, - пояснил Зориан. - Стеклянные шары - массовая продукция, их делают дешевыми, а не качественными. Куб, что ты держишь, лучше подходит для обучения.
  - О, - она удивленно посмотрела на него. - Он... дорогой?
  Ну, технически - Зориан сам изготовил кубик, но материалы тоже были отнюдь не дешевыми.
  - Да, но не беспокойся об этом, - отмахнулся он. - Если ты и правда всерьез настроена учиться, я не против за это заплатить. И, Кириэлле...
  - Да?
  - К следующему уроку тебе действительно нужно прочитать те три главы, и я хотел бы, чтобы ты больше меня не обманывала.
  По крайней мере, ей хватило совести покраснеть.
  
   По мнению Зориана, первая неделя цикла прошла успешно. Да, он так и не нашел ничего в поселении аранеа, но все остальное складывалось отлично.
  Красный опять оставил захватчиков без какой-либо поддержки, так что их дела были не лучше, чем в прошлом цикле. Это был уже второй раз, известный Зориану - а началось все явно куда раньше. Неужто после их схватки Красный отказался от поддержки вторжения? Очень странно, учитывая, сколько сил он тратил на это прежде. Может, он поддерживал захватчиков только чтобы отвлечь Зака и скрыть последствия собственных действий? Хотя в таком случае ему не следовало бы лично выходить против Зака...
  Но что бы ни двигало Третьим, его отсутствие было на руку Зориану. Убедившись, что Красный опять игнорирует захватчиков, он немедленно открыл охоту на известных ему культистов и их союзников. Пока что он не узнал от них ничего нового, но каждое погружение в чужую память на шаг приближало его к пакету воспоминаний матриарха, так что он не жаловался. Помимо этого, Зориан проверил несколько тайников захватчиков, найденных в прошлом цикле, и даже обчистил один, где защита была похуже. К его разочарованию, там не было ничего, кроме целой кучи немаркированных зелий - они перекочевали к Каэлу, для выяснения что это и как их лучше использовать. Зориану было слегка неловко эксплуатировать морлока, но тот откликался на его просьбы с неизменным энтузиазмом, так что, наверное, все в порядке.
  Его охота на монстров вместе с Тайвен тоже проходила удачнее, чем раньше - ведь теперь он знал местоположение гнездовищ и основные пути миграции в подземелье. Тайвен была на седьмом небе, хотя иногда, когда думала, что он не смотрит, бросала на него странные взгляды. Догадалась, что прорицанием такой точности не достичь? Ну, неважно - пока она ни о чем не спрашивает, можно и дальше пользоваться предзнанием, а проблемы решать по мере их поступления.
  Его замысел получить следующий уровень допуска в библиотеке тоже продвигался, хотя пока что был на начальной стадии. Он выбрал простейший способ: отирался у входа в библиотеку в часы пик и украдкой сканировал мысли проходящих, выискивая редких посетителей с высоким уровнем доступа. Ведь хоть Академия и не спешила давать допуск студентам, среди других посетителей таких счастливчиков хватало. Многие маги владели им - и почти не пользовались. Если он с умом выберет, у кого... позаимствовать, то жертва может даже не заметить пропажи. И, если повезет, библиотекари тоже не обратят внимание, что на допуске написано другое имя.
  Но главное его достижение за неделю происходило здесь и сейчас - его первое в этом цикле занятие с Ксвимом. Куратор отличался чрезвычайной пунктуальностью, всегда проводя занятие от и до, минута в минуту. Однако же сегодня Зориан настолько успешно выполнял все запредельные требования Ксвима, что тот продлил встречу далеко за отведенное время. Зориан ничего не сказал, продолжая молча и эффективно выполнять указания, но в душе он улыбался. Пусть Ксвим и сохранял бесстрастное выражение лица, отступление от расписания означало, что Зориан на верном пути в своей борьбе с невыносимым куратором.
  Увы, как бы ему ни хотелось узнать, до скольки бы его продержал Ксвим, у Зориана были и другие договоренности.
  - Говорите, тренировочное занятие. И что же это за занятие, позвольте полюбопытствовать, если вам оно важнее работы с куратором? - поинтересовался Ксвим.
  - Поручение профессора Зилети, - перевел стрелки на Ильзу Зориан. - Я должен встретиться с другим студентом для тренировки ментальной магии.
  Ксвим молча посмотрел на него. Если Зориан, собиравшийся поразить его этим признанием, ожидал уточнения, действительно ли речь о ментальной магии... он с треском провалился. Ксвим просто посмотрел на него, разок стукнул по столу пальцем, и все.
  - Почему вы не сообщили об этом раньше? - спросил куратор.
  - Не специально, сэр, - заверил его Зориан. - Просто это наша первая встреча, а вы с самого начала стали задавать упражнения на плетение. Я не счел возможным прерывать занятие, чтобы сообщить не относящийся к делу факт.
  - Хмф. И, говорите, будете заниматься с другим студентом? Слепой ведет слепого... - осуждающе покачал головой Ксвим. Потом характерным жестом отмахнулся, отпуская его. - Что же, хорошо. Идите. Не буду отрывать вас от ваших обязанностей.
  - Благодарю, сэр, - Зориан поднялся со стула. - Мне прийти в следующую пятницу?
  - Нет, приходите в понедельник после уроков, - распорядился Ксвим. - Мне надо увидеть эту вашу ментальную магию в действии, чтобы составить план занятий.
  Хаа... А вот этого он не ожидал. Ксвим намекает, что может помочь ему с ментальной магией? Да, у куратора очень достойный ментальный щит, но Зориан все равно сомневался, что Ксвим может научить его чему-то новому в телепатии. Да и сам факт, что куратор собирался помогать с менталистикой - даже если предположить, что он в ней разбирается - уже поражал, разве этот тип не зациклен на плетениях и прочих азах?
  Решив просто дождаться понедельника и узнать, Зориан вышел из кабинета Ксвима и направился на встречу с Тинами.
  Ну, технически, он еще не знал, что идет к Тинами, но учитывая, что предпосылки те же, что и в прошлом цикле (он рассказал о своей телепатии Ильзе и попросил партнера для тренировок), было очевидно, кем окажется этот партнер. И действительно, в назначенном кабинете его уже ожидала Тинами.
  - Ты и есть обещанный ментальный маг? - с сомнением спросила она.
  [Да,] - ответил он телепатически, заставив ее дернуться. Тинами сузила глаза.
  - Ты опоздал, - обвиняюще сказала она.
  - Извини. Ксвим неожиданно решил продлить наше занятие. Сумел отпроситься лишь несколько минут назад.
  - Ты выбрал в кураторы Ксвима? - удивилась Тинами. - Почему?
  - Я живу в Сирине, - объяснил Зориан. - Это весьма далеко от Сиории. К моменту, когда Ильза добралась до меня, все остальные кураторы были уже заняты и остался один Ксвим.
  - Он настолько плох, как о нем говорят?
  - Сегодня он два часа гонял меня по азам плетения.
  - Оу. Ладно, это оправдывает несколько минут опоздания, - признала она. - Наверное, в будущем нам стоит перенести наши занятия, на случай подобных инцидентов.
  - Вероятно, - согласился Зориан. Даже он не знал, что теперь придет в голову Ксвиму, а ведь он проживал этот месяц уже много, много раз. - Есть ли что-нибудь, о чем мне следует знать, прежде чем мы начнем?
  Как и в прошлый раз, Тинами хотела отработать телепатию и чтение поверхностных мыслей. По меркам Зориана, она была весьма посредственным телепатом, но показала хорошую обучаемость. Сам же он в основном тренировал касание чужих чувств. Сейчас он уже достаточно уверенно подключался к восприятию других людей, но вот делать что-то, получая двойной объем ощущений, было невероятно трудно. Особенно если он и Тинами смотрели в разные стороны.
  Сказать по правде, Тинами не могла предложить ему ничего, что он не мог бы практиковать с Кириэлле, Каэлом или прохожими на улице... но эти занятия были ключиком к однокласснице, а он ведь решил уделить классу пристальное внимание. К тому же сотрудничество с Тинами может быть весьма полезно, учитывая, из какой она семьи. И весьма опасно, учитывая их пристрастие к ментальной магии и некромантии, но он был готов рискнуть. Жаль только, что все опять нужно начинать с чистого листа - в прошлый раз, когда он сходился с Тинами, он знакомил ее с аранеа, куда более интересными ей, чем его скромная персона. Так что сейчас общение ограничивалось лишь ментальными тренировками. С другой стороны, раньше его это устраивало - он воспринимал ее лишь как манекен для отработки мысленного касания. Сейчас же, когда под рукой нет аранеа, ему придется заинтересовать ее каким-то другим способом.
  - Ладно, я все же спрошу: где, черт возьми, ты так глубоко изучил магию разума? - не выдержала Тинами. - Я годами тренировала это умение, с очень хорошими учителями, но ты с легкостью превосходишь меня во всем. Как так?
  - Это секрет, - прямо ответил Зориан. - Можешь спросить, когда мы узнаем друг друга получше.
  - Когда? - она приподняла бровь.
  - Когда, если, как тебе будет угодно. Суть в том, что пока мы недостаточно знакомы, чтобы задавать столь личные вопросы.
  - Тоже верно, - она со вздохом откинулась на спинку стула. - Хотя это и обидно. Я знаю, меня не назовешь гением, но...
  И тут в дверь постучали. Зориан и Тинами переглянулись и пожали плечами, понятия не имея, кто в это время мог стучаться в пустой класс.
  - Схожу, проверю, - поднялся со стула Зориан. Вполне возможно, что ищут кого-то из них, а с его везением - наверняка его.
  За дверью обнаружилась Киана.
  - Эм, привет? - неуверенно поздоровался Зориан.
  - Привет, - Киана заглянула в класс и изменилась в лице, увидев Тинами. Перевела удивленный взгляд на него...
  - Это личное, - сварливо сказал Зориан, предваряя вопросы. Он шагнул в коридор и прикрыл за собой дверь, обеспечивая им толику приватности.
  - Я ничего не говорила, - она, защищаясь, подняла руки. - Просто пришла передать, что Рэйни наконец решила снова встретиться с тобой. Завтра в десять утра, по этому адресу, - она сунула ему в руки сложенный листок. - И, это и так понятно, но не болтай об этом, хорошо?
  - Вот я еще не радовал сплетников, - закатил глаза Зориан. - Ты тоже там будешь, в качестве охраны?
  - Нет, но владелец ресторана - друг Рэйни, так что не делай ничего лишнего. О, кстати, Рэйни передавала, что это определенно не свидание. Хоть двое подростков и встречаются наедине в ресторане...
  Она заговорщицки улыбнулась.
  - Эй, разве ты не должна быть на стороне подруги?
  - Просто шучу, - вздохнула она. - О боги, у тебя, как и у нее, совершенно нет чувства юмора. Да помогут нам небеса, если вы и правда сойдетесь... увидимся, Зориан.
  И она просто повернулась и ушла, не дожидаясь его ответа. Она... изрядно отличается от образа в его воображении. Покачав головой, он сунул записку с адресом в карман и вернулся в класс.
  - Извини за задержку, - сказал он. - Небольшой личный вопрос, который... эй, почему ты так на меня смотришь?
  - Быть не может, - пробормотала она. - Я слышала, что ты подкатывал к Рэйни, но чтобы она согласилась? Как ты этого добился? Я думала, это вообще невозможно!
  - Это не свидание, - спокойно объяснил он. - Ты спешишь с выводами.
  - Если только... ну конечно! - воскликнула она. - Конечно, мастер-телепат может легко нащупать ее слабые места!
  - Эй! - возмутился он. - Это уже обидно. Я бы никогда не влез в ее мысли без спроса.
  - Почему нет? - поинтересовалась Тинами. - Я бы на твоем месте влезла.
  - Ты... уверена, что стоит говорить подобное?
  - Я тебя умоляю. Ни на секунду не поверю, что ты никогда не злоупотреблял своей силой, - обвинила его Тинами. - Ты слишком хорош - этого не добиться законными способами.
  - Давай закроем эту тему, - холодно сказал Зориан. - Почему бы нам не вернуться к занятию? Ну, знаешь, тому, зачем мы сюда пришли?
  - Ты мне одно скажи, что вы все в ней находите? - совершенно проигнорировала его слова Тинами. - Что в ней такого, чего нет у меня? Рыжие волосы? Дело в рыжих волосах, да?
  Зориан, не в силах сдерживаться, закрыл лицо руками. А ведь день так хорошо начинался...
  
  
  
  
  
  
  42. КОЛИЧЕСТВО И КАЧЕСТВО
  
  [К оглавлению]
  
  
   Зориан ждал, сидя на скамейке неподалеку от ресторана. Рэйни пока не появлялась, но это как раз было понятно - он нашел ресторан куда быстрее, чем ожидал, и пришел раньше времени. Впрочем, ничего страшного - он коротал время, пробуя свое мысленное чутье на прохожих, глядя глазами пролетающих голубей и оттачивая плетения на горстке камушков, что носил с собой специально для этой цели.
  Серьезно, когда Ксвим не стоит над душой, плетение как-то... успокаивает. Наверное, стоит найти какое-нибудь сложное - то есть действительно сложное, а не долбаное "недостаточно, начните сначала" Ксвима - и уделить врем... хм?
  Уронив парящую кучку гальки в ладонь и сунув в карман, он наклонился к кусту, где его чутье засекло едва слышное течение примитивных мыслей. Даже зная, куда смотреть, он далеко не сразу нашел прячущегося среди листвы богомола. И, глядя на маленькое создание, Зориан решил попробовать...
  Он направил ладонь и сосредоточился, пытаясь телекинезом притянуть насекомое, не раздавив, как... ну, как насекомое. Что оказалось совсем непросто - богомол отчаянно вцепился в ветку. Зориан рассчитывал застать его врасплох, но для того, кто только что пребывал почти без движения, у богомола оказалась мгновенная реакция. Однако и Зориан не собирался отступать. После пяти минут борьбы, он все же сумел отцепить богомола от ветки, не повредив, и притянуть, удерживая в воздухе. Богомол яростно извивался, явно возмущенный произволом, но телекинетический контроль Зориана был сильнее.
  Был, до момента, когда богомол решил, что с него хватит, внезапно развернул крылья и улетел. Упс, точно - богомолы же умеют летать... совсем из головы вылетело. Пожав плечами, он вновь обратился к мысленному чутью, проверяя, не пришла ли Рэйни.
  Она пришла. Да, ее не было видно из-за угла здания, но ментальный узор, несомненно, ее. Он направился к ресторану и скоро вновь был у входа, стараясь не смотреть в ту сторону. Когда же она наконец вышла из-за угла, она не пошла к нему, о нет - встала и смотрит настороженно. Да что с ней такое? Он же согласился, что это не свидание, чего она колеблется? Он "случайно" повернулся в ее сторону, сделал вид, что только заметил, помахал.
  Решившись, она подошла и поздоровалась.
  - Извини, я не особо спешила, - сказала она. - Большинство моих знакомых хорошо если всего на десять минут опоздают, так что и я привыкла подходить попозже. Долго ждал?
  - Немного ждал, да, - признал Зориан. - Но, сказать по правде, лишь потому, что пришел слишком рано. Не беспокойся, я нашел, как скоротать время.
  - О? Не расскажешь, как именно?
  - Ничего особенного, просто упражнялся в плетении, - Зориан вынул камушки из кармана и закрутил их вращающимся кольцом над раскрытой ладонью. - Глупо, да, но занимает время.
  Рэйни молча посмотрела на летающие камни, покачала головой, пробурчав что-то неразборчивое, и жестом поманила его за собой в ресторан. Он ссыпал гальку в карман и поспешил следом.
  Войдя в обеденный зал, Зориан понял, почему ресторан называется "Грозный Сом". Под потолком и правда висело чучело здоровенного сома, достаточно крупного, чтобы заглотить человека. Гм, ...любопытное украшение для обеденного зала. Рэйни его реакция на этот шедевр таксидермиста позабавила - хоть он и знал об этом только благодаря эмпатии, она ничем себя не выдала, направляясь к ближайшему столику.
  Он бы не удивился, если бы она набрала полную тарелку мяса - волчий аппетит и все такое, но она ограничилась жареной форелью и овощами. Хех. Пора бы ему перестать судить о людях поспешно... кстати о суждении, ему ведь платить за двоих? Его циничная часть полагала, что да, ведь Рэйни выбрала довольно дорогое блюдо - с другой стороны, она дочь вождя. Может, для нее это обычное дело. А может, она даже обидится, если он вздумает платить за нее, и решит, что он все-таки за ней ухлестывает...
  - Заказ будут готовить некоторое время, - сказала Рэйни. - Почему бы тебе пока не рассказать об этих кошках?
  Зориан огляделся, не слушает ли кто. Людей в зале хватало, на его взгляд - слишком людно для подобных разговоров, но речь пойдет в основном о ее секретах, а она, похоже, не возражает. По крайней мере, никто из обедающих не обращал на них внимания.
  Он рассказал ей все, что мог открыть, не затрагивая вторжение или криминальное прошлое Реи - о котором ему очевидно было неоткуда знать. Но даже так, он очень надеялся, что Рэйни не пойдет поговорить с Реей - некоторые упомянутые им подробности иначе как слежкой за семьей Сашал было не объяснить.
  - Не думаю, что они желают тебе вреда, - сказала Рэйни, когда он закончил. - Иначе они не оставляли бы с тобой свою дочь и не позволили бы ей сблизиться с твоей сестрой. Большинство перевертышей-кошек лишены какой-либо чести, но не трогают соседей, друзей и знакомых. Не пакостят там, где живут.
  Что же. Зориан и так знал, что перевертыши разных видов не отличаются особым единством, но, похоже, они еще и недолюбливают друг друга. Или, по меньшей мере, такие, как Рэйни, не любят таких, как Реа.
  - Похоже, перевертыши-волки не любят перевертышей-кошек? - озвучил он свою мысль.
  - Мы практически не контактируем. У нас не плохие отношения с ними - их просто нет, - пояснила Рэйни. - Лично я считаю, что они бросают тень на всех перевертышей, и я знаю, что многие в племени разделяют эту точку зрения. Тебе следует быть осторожнее с этими новыми друзьями. Я сказала, что они, скорее всего, не замышляют против тебя, но это не значит, что они не опасны. Перевертыши-кошки - как правило, не просто перевертыши - из всех видов они глубже всех сроднились с икосианской магической традицией. И чаще всего заигрывают с иллюзиями, ментальной магией, видением и другими... сомнительными дисциплинами. Вполне возможно, что они каким-нибудь образом следят за тобой.
  - Я буду иметь в виду, - кивнул Зориан. - Любопытно, это всегда так? Перевертыши разных видов всегда избегают друг друга?
  - Вовсе нет, - покачала головой Рэйни. - Мы стараемся поддерживать связи с другими общинами, это просто кошки... Ну, это долгая история, а судя по запаху, нам уже несут нашу еду. Продолжим после обеда.
  Она не ошиблась - им действительно вскоре принесли их заказ. И то ли Рэйни очень проголодалась, то ли привыкла есть быстро, но она смела свой обед менее чем за полчаса. А потом с нетерпением смотрела на него, покуда он неторопливо доедал. Грубо. Он не собирался из-за нее торопиться.
  - Ладно, - сказал наконец Зориан, отодвигая тарелку. - Мы говорили об отношениях между перевертышами.
  - Ага, - согласилась Рэйни. - Ну, прежде всего тебе следует помнить, что представление о перевертышах как о неких странных магах, живущих на задворках нормального общества, очень... современно. Перед наплывом икосианских беженцев, захвативших континент, перевертыши не жили на задворках. Частично из-за того, что другие местные ненавидели нас и никогда не позволили бы селиться рядом. Частично из-за того, что у наших племен была собственная земля.
  - Остальные аборигены настолько вас ненавидели?
  - О да, - подтвердила Рэйни. - Даже сейчас разрозненные остатки их племен, живущие здесь - вы, не различая, называете их Кхаски - на дух нас не переносят. К счастью для нас, они утратили какое-либо влияние и ничего нам сделать не могут. Тем и хорошо было икосианское завоевание - в отличие от аборигенов Алтазии, для икосиан перевертыши не были нелюдями и жуткой угрозой. Просто местные узкоспециализированные маги, которых они рассчитывали включить в свое общество.
  - Но? - спросил Зориан.
  - Но их попытки ассимилировать нас так и не увенчались успехом, - пожала плечами Рэйни. - Мы говорим на икосианским и следуем законам страны, но почти все виды упорно цепляются за последние крохи автономии. И перевертыши-волки всегда были самыми яростными и успешными в этой борьбе.
  - А, вот как, - сообразил Зориан. - А поскольку перевертыши-кошки отказались от своей автономии и влились в остальное население, вы с ними не очень ладите.
  - Да, - вздохнула она. - Мы не враги, но они полностью отринули наш путь и пошли своим. Обе стороны согласились, что нам больше нечего сказать друг другу, и с тех пор избегают контактов.
  Зориан хмыкнул. Что-то он сомневался, что волки не считают кошек врагами. Кошки - да, вполне могли махнуть рукой, но в глазах волков они дезертиры. Просто волки не в силах что-то с этим поделать.
  - И перевертыши-кошки добились успеха? - поинтересовался он.
  - Большого успеха, - признала Рэйни. - Правительство Эльдемара обожает приводить их в пример, когда другие племена спрашивают, что будет, если они откажутся от традиционного уклада. Вот почему власти никак не прижмут кошек, несмотря на всю их незаконную деятельность. Если крупнейший успех интеграции перевертышей провалится, остальные племена тоже задумаются, нужно ли им такое.
  Да уж, совершенно точно "не враги".
  - Но если кошки столького добились, разве не логично воспользоваться их опытом? - спросил Зориан. - В смысле, я понимаю отвращение к криминалу, но что мешает вам заполучить собственных магов? Готов поспорить, именно икосианская магия обеспечила кошкам львиную долю их успеха.
  - А зачем, по-твоему, я здесь? - улыбнулась Рэйни.
  - Э, ну... - промямлил он. - Ну да, ты обучаешься на классического мага, но как я понял, ты - исключение, а не правило. Почему твое племя послало кого-то учиться только сейчас? Не раньше?
  - То, что больше всех в изучении икосианской школы преуспели те, кто отрекся от традиций - не случайно, - ответила она. - Казалось бы, очевидный выход, но на практике - это дает правительству дополнительные рычаги давления на племя. Соплеменники, обученные магии, нередко рвутся к власти и вовлекают Гильдию, а через нее - и государство, во внутренние дела племени.
  - А, - кивнул Зориан. - Что и надо государству, стремящемуся ликвидировать самостоятельность племен.
  - Да, - согласилась она. - К тому же старейшины племени очень консервативны и плохо ладили с вернувшимися магами, набравшимися нового. Часто случалось, что маг просто уходил из племени, устав от постоянных стычек с ними.
  - Тогда почему ты здесь? Что изменилось? - спросил Зориан. От сидящей напротив девушки повеяло смутными, но определенно отрицательными эмоциями. - Или это слишком личный вопрос?
  - Это... нет, не то чтобы личный, - она на миг нахмурилась, потом взяла себя в руки. Она явно злилась, но, похоже, не на него. - Пожалуй, тут две основных причины. С раскола Старого Альянса послужившая его причиной политика централизации была дискредитирована и давление на племена перевертышей ослабло. Так что обученные вне племени перевертыши стали заметно меньшей угрозой. К тому же, нынешняя ускоренная колонизация Сарокианского плоскогорья беспокоит племена перевертышей, ведь путь колонистов лежит через их земли. Если группа магов решит поселиться на нашей территории, далеко не факт, что мы сможем выпроводить их без помощи властей.
  - За которую власти попросят ответную услугу, - предположил Зориан.
  - Ну, на самом деле они должны помогать нам бесплатно, - сказала Рэйни. - Это их работа. Но каждый раз, когда мы не можем решить проблему самостоятельно, мы подрываем свою репутацию. Если обращаться за помощью слишком часто, наша автономия сохранится только на бумаге. Так что для подобных вопросов нам нужны собственные маги. Эти два обстоятельства убедили руководство племени рискнуть и послать людей на обучение.
  Зориан кивнул и более не касался этой темы, хотя и было очевидно, что она недоговаривает. Рэйни не лгала - он не чувствовал этого намерения, но были вещи, которые она решительно не хотела обсуждать. Видимо, что-то личное. Что-то, заставившее ее затаить обиду на собственное племя, о котором она говорила с уважением и гордостью.
  Возможно, ее учеба в Сиории - своего рода ссылка.
  Он попросил ее описать другие виды перевертышей, и она с готовностью ухватилась за новую тему.
  Политическая обстановка у перевертышей оказалась неожиданно сложной. Помимо кошек, отказаться от старого уклада и влиться в общество пытались вороны и совы - не так удачно, как кошки, но все же жили вполне пристойно. Перевертыши-гадюки тоже пробовали этот путь, но не преуспели - не смогли интегрироваться и были практически истреблены, подняв мятеж в разгар Войн Раскола. Волки, олени и вепри, образовывающие ядро традиционалистов, стремились сохранить племенной уклад и привилегии перевертышей. Раньше их активно поддерживали медведи и лисы, но с годами их позиция менялась, и сейчас среди них было много сторонников ассимиляции.
  Наконец, было три вида перевертышей, заметно выделявшихся из общей массы. Во-первых, орлы, не признававшие над собой никакой власти, с правом автономии или нет. Они просто превратились и улетели в Зимние горы, где и сумели дожить до этих дней. Никто не знал, как они выживают в столь опасной, кишащей монстрами среде - орлы разорвали всякие отношения с остальным человечеством. Даже с другими перевертышами. Еще были перевертыши-тюлени, выбравшие не ту сторону в Войнах Некромантов и практически истребленные Эльдемаром. Выжившие бежали на Улькуаан Ибасу, и с тех пор о них никто не слышал. Рэйни подозревала, что даже если они сумели выжить на острове, они не захотят общаться с другими перевертышами. Третьими были перевертыши-голуби, никогда не бывшие племенем - они появились усилиями эксцентричного мага, сумевшего добыть ритуал трансформации и достаточно упорного, чтобы создать собственный клан перевертышей. Другие перевертыши относились к ним с откровенным пренебрежением, но Рэйни нехотя признала, что голуби неплохо справляются. Способность превращаться в птицу дает определенные преимущества.
  - Сказать по правде, удивлен, что не было других подобных попыток, - заметил Зориан.
  - Пытаются многие, - ответила Рэйни. - Как правило, безуспешно. Поначалу все идет хорошо, а потом у первого поколения появляются дети. Малейшая ошибка, и дети перевертышей вырастают... неполноценными. У традиционных видов есть опыт десятков поколений - новосозданным же приходится нащупывать путь вслепую. Мало у кого хватает терпения.
  От перевертышей разговор перешел на недавние вторжения монстров и их последствия. Рэйни расспрашивала, что он делает в "своей" команде, но Зориан старался избегать ответов, резонно полагая, что она, в отличие от Тайвен, не примет его неправдоподобно возросшие способности как должное. Рэйни не настаивала. Хотя он не ожидал, что вторжения так сильно на нее повлияют.
  - Честно говоря, этот кризис избавил меня от многих иллюзий, - поделилась Рэйни. - Меня отправили сюда, чтобы я обучилась магии и стала силой племени, я была так уверена в себе... И вдруг я узнаю, что многие одноклассники уже готовы к встрече с настоящей опасностью, а я... нет. Я думала, что я одна из лучших в классе, а оказалось - только по успеваемости. Мне это не нравится. Я должна была присоединиться к вам в вашей борьбе.
  Зориан понятия не имел, что тут можно ответить, так что промолчал. На этом разговор завершился, и они разошлись. Новая встреча даже не обсуждалась, но Рэйни сказала, чтобы он не стеснялся задавать вопросы, если они у него появятся. Пожалуй, это даже больше, чем он рассчитывал.
  И да, разумеется, платить за обед пришлось ему.
  
   Зориан крутил в руках свой новый читательский билет, бездумно разглядывая выгравированные на нем опознавательные глифы. Само собой, на билете значилось другое имя, ведь он украл его, проникнув в дом другого мага... но, против ожиданий, никто не спешил его разоблачать. Как выяснилось, билеты высоких уровней допуска уже не были просто листком бумаги, как его прежний - это были небольшие деревянные пластинки с нанесенными опознавательными глифами. Чтобы воспользоваться таким, требовалось всего лишь подойти к дверям в закрытую секцию и вставить билет в специальную прорезь. Если допуск билета позволял, то дверь открывалась. Все происходило без участия библиотекарей, никто не просил его предъявить билет - ни когда он подходил к закрытой секции, ни когда он провел несколько часов в разделе ментальной магии.
  Если честно, то он чувствовал себя идиотом. Он ожидал жесточайшего контроля, идентификации личности на каждом углу - а нашел защиту, которую обошел бы и ребенок. Знал бы он, что все настолько просто, он пришел бы сюда раньше. Судя по всему, проблемы могут возникнуть только в одном случае - если прежний хозяин билета обнаружит пропажу... но об этом Зориан не беспокоился. Он очень тщательно выбрал цель, не взял ничего, кроме билета, и приложил все усилия, чтобы скрыть сам факт проникновения и кражи. Даже если маг внезапно вспомнит о своем билете, которым не пользовался многие месяцы, ему вряд ли придет в голову, что билет украли. Кто в здравом уме полезет в чужой дом за читательским?
  Тем не менее, Зориан подозревал, что попробуй он провернуть подобный трюк с билетом более высокого допуска, защита его тут же остановит. Надо будет как-нибудь добыть билет с максимальным допуском и опробовать под конец цикла.
  Но это потом, сейчас же - узнать, что готовит ему Ксвим. Зориан сунул билет в карман и направился... к двери...
  Он нахмурился. Что за чертовщина? Он был уверен, что пришел к кабинету Ксвима, он был здесь бессчетное число раз, и все остальное было на своих местах. Вот только...
  Он закрыл глаза и глубоко вдохнул, накрывая разум глухим ментальным щитом. Внушение стихло - больше ничто не нашептывало ему игнорировать кабинет куратора, заставляя взгляд соскальзывать с двери. Нет, точнее, это разум перестал отбрасывать дверь как нечто несущественное, очевидно не то, что ему нужно. Будь он чуть менее уверен - кто знает, сколько бы он искал вход в кабинет.
  Усилием воли приглушив раздражение на Ксвима, Зориан открыл глаза и постучал - и тут же вошел, не дожидаясь ответа. Куратор спокойно смотрел на него, переплетя пальцы.
  - Прискорбно, - заявил Ксвим. - То, что столь примитивная ловушка задержала вас - пусть и ненадолго - показывает, сколь катастрофически вы не готовы к опасностям ментальной магии.
  - Да, сэр, - легко согласился Зориан. Он уже привык к манерам Ксвима, слова куратора больше не задевали его. - Потому я и просил мисс Зилети о партнере для тренировок.
  Ксвим отмахнулся от его объяснения, как от надоедливой мухи.
  - Со слов Ильзы я понял, что вы - прирожденный маг разума, так? - Вопрос Ксвима, похоже, был риторическим, поскольку он не собирался ждать ответа. - Похвально, что вы по собственной инициативе пытаетесь исправить свои недостатки. Многие маги с врожденными талантами ошибочно принимают свою предрасположенность за настоящее мастерство, подвергая опасности окружающих. И даже себя. Особенно себя.
  Ух ты, Ксвим что, только что похвалил его?
  - Но, к сожалению, - продолжил Ксвим, - результаты вашей попытки, как и показанные в пятницу навыки плетения, ниже всякой критики. И мне, как куратору, придется с нуля перековать вас в грамотного и ответственного заклинателя.
  А, нет. Показалось...
  - Понятно, - с нотками горечи сказал Зориан. - Не сочтите за дерзость, но я не знал, что вы разбираетесь в магии разума. Я думал, вы ведете продвинутое плетение для четвертых курсов.
  - А также частные занятия с одаренными студентами первого и второго курса, - по лицу Ксвима на миг пробежала тень гримасы, вновь сменившись привычной невозмутимостью. Видимо, Ксвим был не в восторге от этих "одаренных". - И, что важнее, я веду факультатив для четвертых курсов - защиту от враждебной магии. Очевидно, это включает и защиту от магии разума.
  - А, - протянул Зориан. Это объясняло постоянно активный ментальный щит куратора. Но все же... - Должен заметить, моя врожденная способность уже дает мне весьма мощную и универсальную защиту.
  - О? Как любопытно, - заметил Ксвим. - Скажите, ваша способность - сугубо защитная, или также позволяет касаться чужого разума?
  - Второе, - признался Зориан. - Поэтому я и попросил мисс Зилети - мне требовался доброволец для тренировки телепатии и чтения мыслей.
  - В таком случае вы, вероятно, уже знаете, что я поддерживаю ментальный барьер, - констатировал Ксвим.
  - Ну, да, но не потому, что я пытался проникнуть в ваш разум, - солгал Зориан. - Просто основа моего дара - пассивная форма эмпатии. Я чувствую эмоции людей, но ничего не ощущаю от вас. Насколько я знаю, такое бывает только с активным щитом.
  - Уверен, что это единственная причина, и вам и в голову не приходило отомстить невыносимому куратору, порывшись в его мозге, - снисходительно сказал Ксвим. - Однако сейчас я хочу, чтобы вы попытались вторгнуться в мой разум. Постарайтесь пробить мой барьер и расскажите, чем он отличается от вашего.
  О, прекрасно, просто прекрасно. Можно напасть на Ксвима, и за это ничего не будет? Как он мог отказаться? Тем не менее, хоть куратор изрядно бесил его, Зориан все же не хотел отправить Ксвима в больницу, так что не стал сразу начинать со своего мощнейшего ментального копья по неподготовленной защите. Вместо этого он прошелся по щиту серией легких пробных ударов, ища уязвимые места - и не находя их. Затем обрушил град пусть слабых, но уже настоящих атак, оценивая прочность щита куратора.
  К его величайшему удивлению, щит Ксвима не уступал защите самого Зориана или аранеа. С другой стороны... это означает, что он может не сдерживаться! Он сфокусировал сильнейшее ментальное копье, на какое был способен, и обрушил его на барьер.
  Его лицо хранило спокойное и сосредоточенное выражение, но внутри Зориана захватил кровожадный восторг - он ощущал, как под его сокрушительным ударом трескается и прогибается защита Ксвима...
  ...чтобы через миг вновь воспрять, столь же безупречно-прочной, как в самом начале.
  У Зориана расширились глаза. Б-быть не может... он восстановил барьер?! Как? Ксвим точно не психик, а ни одно известное Зориану заклинание не способно к самовосстановлению. Во всяком случае, так быстро. Сам Зориан не смог бы так быстро поднять пробитую защиту. Проклятье, да даже аранеа, учившие его, этого не могли.
  Он трижды нанес мощные удары - с тем же эффектом. Атаки повреждали щит Ксвима, но тот моментально восстанавливался - менее искусный телепат подумал бы, что вообще не наносит урона.
  Зориан сузил глаза. Нет. Нет, он не отступит. Грубая сила не помогает, но уроки аранеа не прошли зря - в его арсенале было еще много приемов. Он перешел к атакующим связкам Разум Как Огонь, словно противостоял не классическому магу, а психику, как и он сам - и постепенно нащупал недостатки щита куратора. Во-первых, Ксвим, похоже, не чувствовал пробных касаний - все, что не могло пробить барьер, просто игнорировалось. Во-вторых, щит был абсолютно равномерен - Ксвим никогда не усиливал одну часть защиты, даже когда удары раз за разом наносились в одну точку.
  Выяснив это, Зориан отказался от мощного, но кратковременного ментального копья - взамен он выбрал участок щита и надавил. Надавил, не отпуская ни на миг - и вскоре барьер пошел трещинами, не выдерживая натиска. Восстановление было невозможно - давление Зориана пересиливало регенерацию щита, трещины все расширялись, грозя полным обрушением защиты. Зориан перенаправил парочку потоков от основного луча в расширяющиеся бреши, заставив куратора вздрогнуть - телепатическая сила обожгла его поверхностные мысли.
  - Стоп! - скомандовал Ксвим, вскинув ладонь.
  Зориан немедленно отступил, позволяя куратору восстановить защиту и отдышаться.
  - Да уж, - Ксвим помассировал переносицу. - Только головной боли мне сегодня и не хватало. Наверное, пора уже отвыкать провоцировать студентов. Тем не менее, это был захватывающий опыт. Не классическая ментальная магия, а скорее атака мха-забывайника, краба-отшельника Лазурного моря или стаи мозговых крыс.
  - Ваша защита ведь не была заклинанием? - спросил Зориан.
  - Нет, не была, - подтвердил Ксвим. - Подобно вашим способностям, это неструктурированная магия.
  - Но как? Я же вижу, что вы не... эм, не прирожденный маг разума.
  - Ментальные упражнения плетения, - сказал Ксвим таким тоном, словно это все объясняло.
  - В ментальной магии есть упражнения плетения? - изумился Зориан.
  - Упражнения плетения есть во всех разделах магии, - ответил Ксвим. - Без них не заложить надежного основания для заклинаний.
  И правда, глупый вопрос. Вместо этого надо было спросить, как эти упражнения позволили Ксвиму защищаться на уровне полноценного психика. Пусть и несколько однобоко, но все равно, стоит признать - весьма впечатляюще.
  - Не знал, что упражнения плетения дают способность неструктурированной магии, - заметил Зориан.
  - Серьезно? - поинтересовался Ксвим. - А что, по-вашему, такое упражнения плетения, как не неструктурированная магия? Посвятите годы тренировкам плетения, и количество неизбежно перерастет в качество. Что касается ментальной магии - желание защититься от нее всегда было настолько сильно, что за столетия было разработано бесчисленное множество тренировок. Продемонстрированный мной навык не назвать заурядным, но и чем-то выдающимся он тоже не является.
  Зориан нахмурился. Если подумать, он уже встречал немало людей с тем или иным видом ментальной защиты, не похожим на структурированную магию. Тот же Аланик или Реа. Если верить Копью Решимости, у Зака тоже есть мысленный щит - с которым она не рискнула связываться. Ему давно уже следовало догадаться.
  - А вы можете применять неструктурированную магию для телепатии или чтения мыслей? - спросил он, следуя интуиции.
  - Лично я? Нет. Никогда не интересовался ничем, кроме защиты, - сказал Ксвим. - Но если вы спрашиваете, возможно ли это в принципе, то ответом будет да... с оговорками. Это потребует огромных усилий и принесет весьма скромные плоды - например, такой менталист, даже посвятив всю жизнь тренировкам, не сможет повторить те телепатические удары, что вы наносили с такой легкостью.
  Так и есть - все как с магией душ. Изрядно потрудившись, можно получить сильно урезанную версию, действующую только на себя, но воздействовать ей на других практически невозможно.
  - Итак? - нетерпеливо спросил Ксвим, прерывая его размышления. - Ваше сравнение?
  - А, да. Судя по всему, ваш щит передает вам куда меньше информации, чем мой; он слишком однороден, а ваши реакции на удар чересчур предсказуемы и играют на руку опытному противнику, - с удовольствием принялся критиковать Ксвима Зориан. Куратор просто кивнул, ничем не показывая, что отповедь его задела. - С другой стороны, ваш щит намного менее уязвим и быстрее восстанавливается, чем мой.
  - Вот как, - сказал Ксвим, откидываясь на стуле. - Полагаю, тогда мы знаем, что мы будем тренировать, не правда ли?
  - Хорошо, - согласился Зориан. Его это и правда устраивало. Укрепить ментальную защиту никогда не повредит. - Но как мы будем тренироваться? Не думаю, что классическое ментальное заклятье подействует на меня - кроме неожиданных трюков вроде вашей двери.
  - Неожиданности бывают разные, мистер Казински, - Ксвим выдвинул ящик и, достав заклинательный жезл, направил ему в лицо. - Позвольте мне продемонстрировать.
  Зориан поспешно укрепил мысленный щит, готовясь принять атаку Ксвима - но ее не последовало. Вместо атаки его коснулось что-то вроде развеивающей волны, и его защита испарилась, как капля, упавшая в раскаленную печь.
  А следом прилетело оглушающее заклятье.
  Он выдержал. Пусть его застали врасплох и лишили щита - он был опытным магом, прошедшим "тренировку сопротивляемости" Кайрона, так что сравнительно слабое заклятье не свалило его. Но все равно было очень убедительно.
  - Настоящий маг разума, - заметил Ксвим, - успел бы восстановить защиту до второго заклятья.
  Зориан вздохнул. Ну да, настоящий успел бы.
  - Начать сначала? - предположил он.
  - Начать сначала, - подтвердил Ксвим.
  И, к вящей ненависти Зориана, все оставшееся время Ксвим раз за разом направлял жезл и разносил его щит вдребезги.
  
   После памятного занятия в понедельник Ксвим заменил большую часть их обычных занятий на тренировки ментальной магии, непрерывно испытывая его защиту на прочность и задавая длинные списки упражнений. Большинство ментальных плетений оказались смехотворно легкими, направленными на те навыки, которыми он уже владел на уровне рефлексов, но некоторые, в сочетании с закрытым разделом библиотеки, и правда научили его кое-чему новому.
  Но в будущем он не собирался повторять этот опыт. Пусть Зориан и узнал от Ксвима пару новых трюков, уроки куратора были невыносимы, а показанные им техники не требовали его непосредственного участия.
  К тому же, его занятия с Тинами тоже оказались практически бесполезны. Тренировка на ней не давала особых результатов, а любая попытка заговорить заканчивалась одинаково - она пыталась вытрясти из него, кто обучил его магии разума.
  Более того, похоже, именно она разболтала всем о его встрече с Рэйни - когда в понедельник он пришел на занятия, весь класс уже был в курсе. Видимо, в отместку за то, что не отвечал на ее расспросы. Так или иначе, это на корню загубило все его шансы сблизиться с Рэйни - она согласилась, что в этом нет его вины, но не желала, чтобы их видели вместе. Должно быть, громогласные поздравления Бенисека перед всем классом стали последней каплей.
  И как ему вообще пришло в голову подружиться с этим парнем?
  Что же, век живи, век учись. Смирившись с загубленной до конца цикла репутацией, он с головой ушел в поиски сокровищницы аранеа, собственные эксперименты и охоту на заговорщиков. И если с двумя последними пунктами все было благополучно, то поиски сокровищницы были все так же безрезультатны. Решено, он примет предложение Изысканных Мудрецов и проведет их в поселение Сиории в обмен на помощь в работе с памятью. Может быть, экспедиция аранеа преуспеет там, где он потерпел неудачу; да и обучение работе с памятью никогда не помешает. Да и Хранителей Желтой Пещеры надо будет опять спасти от чудовища - может, сейчас, когда он начал разбираться в чтении чужих разумов, они смогут показать ему что-то новое.
  Его охота на заговорщиков продвигалась успешно, без шокирующих откровений, но со стабильным ростом телепатического мастерства и пополнением списка осведомленных целей. Увы, его постоянные налеты переполошили захватчиков, и защита высокопоставленных культистов была ужесточена - Зориан не рискнул с ними связываться. Он посетит их в следующие циклы, когда они не будут ждать нападения.
  Ближе к концу месяца Зориан дал культистам передышку, только наблюдая и потроша их тайники. Опять-таки, в тайниках не было ничего умопомрачительного, но в одном нашлась крупная сумма, которая определенно пригодится ему в следующих циклах, да и найденные в начале месяца зелья выглядели многообещающе. Каэл сказал, что ему понадобится еще месяц, чтобы разобраться со всеми, но некоторые определенно были высококлассными боевыми зельями - летучие ядовитые соединения, липкие горючие смеси и тому подобные составы. Они отлично сочетались с его боевым стилем.
  А за несколько дней до фестиваля он наконец перехватил долгожданное сообщение: руководство Культа приказало одной из младших групп похитить Ночку. Это была другая команда, и время не совпадало с прошлым месяцем, но его бдительность принесла свои плоды.
  Он атаковал их на полпути к дому семьи Сашал, когда они вели гигантских многоножек через канализацию. Первоначально он собирался перехватить контроль над монстрами и натравить их на культистов, чтобы выглядело, словно твари вышли из-под контроля. Увы, маг, управлявший многоножками, крепко знал свое дело - как только Зориан попытался повлиять на мысли чудовищ, тот восстановил свой контроль и криком известил остальных о нападении.
  Так что Зориан перешел к плану Б и швырнул в гущу культистов трофейное зелье из тайника. Погонщик многоножек, как и три его питомца, погибли на месте, промороженные до костей, когда мерцающая голубая взвесь из разбившейся склянки попала в воздух. С другой стороны, бросок раскрыл его местонахождение, и Зориану пришлось принимать на щит настоящий шквал заклятий от трех уцелевших культистов.
  К счастью, без соперника в лице культиста-погонщика захватить последнюю многоножку было парой пустяков. И прежде, чем трое заговорщиков осознали, что происходит, ядовитые жвалы твари вцепились в ногу ближайшему, заставляя остальных переключиться на нового врага.
  У них изначально не было шансов - хотя они и убили многоножку, прежде чем Зориан прикончил последнего. Сочтя свою работу завершенной, он покинул место схватки, гадая, что теперь предпримет Культ. Пошлют ли они за Ночкой большие силы? Насколько она важна для них?
  Вероятно, он скоро это узнает.
  
   Вопреки ожиданиям Зориана, культисты оставили Ночку в покое. Вместо этого на следующий день нападению подверглась другая семья - в этот раз - высокопоставленного армейского офицера, одного из перевертышей-голубей, о которых так пренебрежительно рассказывала Рэйни. Сам он и его жена не пострадали, но их восьмилетний сын был похищен неизвестными, и никто не потребовал выкупа.
  В отличие от прошлого нападения на семью Сашал, это похищение вызвало широкий общественный резонанс. Ведь в этот раз атаковали не кого попало, а офицера королевской армии... да еще и не удосужились замаскировать похищение нападением монстров, просто ворвавшись ночью и похитив ребенка. Это произвело эффект разорвавшейся бомбы.
  Итак. Культистам зачем-то нужен перевертыш, вероятнее всего - ребенок. Скорее всего, для "призыва" Первозданного. И ради этого они без колебания разворошили муравейник перед самим фестивалем, невзирая на риск раскрытия.
  И, очевидно, это не обязательно должна быть Ночка.
  - Эй, Зориан, - окликнула его Кириэлле, отвлекая от размышлений.
  Он посмотрел на сестру - та пыталась нарисовать новому голему лицо. Зориан подозревал, что из множества мелких улучшений, внесенных им в новую модель, Кириэлле интересовало только одно - по ее просьбе у новой куклы были длинные каштановые волосы. Похоже, на взгляд сестры, они выглядели недостаточно естественно.
  - Что? - спросил он.
  - Кого ты пригласил на завтрашние танцы?
  - Не твое дело, - буркнул он. Черт, надо будет убраться из дома к началу фестиваля, вдруг Ильза опять кого-нибудь пошлет.
  - Ты пойдешь с той рыжей, с которой встречаешься? - спросила она.
  - Не... Погоди-ка, а ты-то откуда знаешь?!
  - Каэл рассказал, - она, задумавшись, прикусила ручку кисти, потом добавила бровям куклы пару легких штрихов.
  Вот же паршивец... Наверное, с его точки зрения, это чертовски забавно.
  - Думаю, тебе бы не помешала девушка, - заметила Кириэлле, вновь поворачиваясь к кукле. - А ты как считаешь, Косенка?
  Подчиняясь наложенным чарам, голем ответил на вопросительные интонации медленным, веским кивком.
  - Видишь, даже Косенка...
  - Кири, - прервал ее Зориан.
  - Да?
  - Заткнись.
  
  
  
  
  
  
  43. ПОТРЯСЕНИЕ
  
  [К оглавлению]
  
  
   Возможно, Ильза, как и все остальные, поверила, что у него уже есть подружка - а может быть, он просто сумел в этот раз не выдать своих намерений, но за ним никого не прислали. Не то чтобы Зориан задержался в доме Имайи и убедился в этом лично - этак можно опять оказаться с незапланированной девушкой на руках - но он оставил там следящий маячок и время от времени проверял ситуацию.
  Какая-то часть его злилась, что он вообще думает об этом. По большому счету, эта мелкая драма ни на что не влияла - цикл уже заканчивался, последствия его прогула просто не успеют наступить. Опять же, вряд ли его можно винить, если он не придет на встречу, о которой не договаривался. Но, гм... ему было любопытно, а короткие проверки через маяк не требовали особых усилий.
  Большую же часть времени он крался в двух шагах от продвигающегося фронта очередного вторжения, выслеживая отделившиеся от общей массы группки ибасанцев. Ну, и внушая себе, что он не должен вмешиваться каждый раз, когда захватчики убивают беззащитных граждан, ведь после рестарта с теми опять все будет в порядке. Первое осложнялось обилием всевозможных монстров с острым нюхом, сопровождающих магов. Второе - неразборчивой жестокостью захватчиков. О небо, некоторые из них даже вламывались в дома, вырезая целые семьи! Причем не ради грабежа, а просто бессмысленно проливали невинную кровь. Безумие.
  Умом он, конечно, сознавал, что подобное происходит в конце каждого цикла, но это никогда не было для него настолько... личным. В этот раз он был здесь, видел все собственными глазами и хладнокровно решал, вмешаться или пройти мимо. И речь не шла о слишком сильных для него отрядах - этих было легко игнорировать, он никогда не рвался пожертвовать жизнью ради других. Нет, все дело было в группах, с которыми он вполне мог бы справиться на своем нынешнем уровне... вот только не видел способа одолеть ибасанцев, не убивая. И смысл тогда вмешиваться? Ему требовались живые ибасанские маги для чтения памяти - за тем и пришел. Схватка без шансов захватить пленных - пустая трата времени и маны, плюс ненужный риск привлечь внимание Кватач-Ичла. Древний лич неизменно вмешивался лично, если кто-то чересчур успешно противостоял силам вторжения.
  Не говоря уже о том, что Красный может таиться где-то в городе, поджидая, когда путешественник во времени выдаст себя. Не то чтобы этот вариант был очень вероятен - последнее время Красный совершенно забросил помощь вторжению - но и отметать его было небезопасно. Нет уж, лучше придерживаться первоначального плана и избегать ненужных стычек.
  Так что, может, и хорошо, что его мозг занят дурацкой школьной драмой. По крайней мере, это отвлекает.
  Удача улыбнулась ему прежде, чем настроение стало совсем поганым - он наткнулся на парочку ибасанских магов, отделившихся от основных сил с довольно легким прикрытием. Ну, относительно легким. С ними было два боевых тролля и дюжина скелетов, а неподалеку били витрины еще полдюжины троллей - но Зориан не сомневался, что справится с ними, если застанет врасплох.
  Он направился к этим двоим, мысленно подталкивая железноклюва, чьими глазами смотрел, подлететь поближе для лучшего обзора. В том, чтобы использовать воздушных разведчиков ибасанцев против них самих, была некая сладостная ирония, но главная причина, по которой он использовал птиц, а не виденье, была проста - зрение железноклювов куда острее, и они прекрасно видят в темноте. Очень удобно. Он пытался провернуть тот же трюк с сопровождающими захватчиков боевыми троллями, но их чувства оказалось очень сложно воспринимать. У троллей ужасное зрение, и они не различают цветов - так что ориентируются на свой невероятно острый нюх и, в несколько меньшей степени - на слух. Не говоря уже о том, что они двигались намного медленнее железноклювов, а сами ибасанцы контролировали громил куда плотнее, чем птичьи стаи. Хмм... а если...
  Следуя внезапной догадке, Зориан сфокусировался на ближайшей стае, пытаясь подчинить летящую в хвосте птицу. Для животного та оказалась на удивление волевой, но Зориану никто не мешал, и вскоре железноклюв отделился от стаи и устремился к нему. Ха, сработало. И никто не реагирует. Замечательно. Похоже, эти пташки - еще большая дыра в защите ибасанцев, чем он думал.
  Он достал из кармана бутыль с зельем и передал ее приземлившейся птице. На то чтобы телепатически убедить магического ворона не сжимать когти слишком сильно - во избежание плохих вещей - ушло некоторое время, но в итоге все получилось. И он направил птицу спикировать на ибасанцев и уронить бутыль на них.
  Он бы ничуть не удивился, если бы эта затея провалилась. Слишком многое зависело от того, как точно птица исполнит его приказ - ведь Зориан только побуждал ее, а не контролировал полностью, и все зависело от способностей самого железноклюва. Впрочем, и хорошо - едва ли Зориан смог бы сам управлять птичьим телом с необходимой точностью и сноровкой. С другой стороны - в итоге он оказался всего лишь наблюдателем... Ай, да ладно - даже в случае провала это неплохо отвлечет заговорщиков, открывая возможность для атаки...
  Железноклюв превзошел все его ожидания. Мало того, что птица по собственной инициативе атаковала магов сзади, так еще и бутыль уронила именно в то место, куда указал Зориан. В то самое место. Если подумать, железноклювы и перьями демонстрируют устрашающую меткость - видимо, некая врожденная способность. Так или иначе, бутыль разбилась, исторгнув облако желтого газа, в считанные секунды вырубившее ибасанцев. На их свиту усыпляющее зелье не подействовало - у боевых троллей был усиленный магией метаболизм, а у скелетов метаболизма вовсе не было. Зато теперь, когда погонщики были без сознания, Зориану ничего не стоило натравить троллей на скелетов. Не прошло и минуты, как вся нежить была размолота в порошок.
  Он направил железноклюва сделать пару заходов на троллей - а птица поняла это как "направить пару перьевых залпов прямо троллям в глаза". Упс. В итоге бывшие телохранители магов в слепой ярости убежали за птицей, оставив Зориана наедине с бесчувственными ибасанцами.
  Это была пятая группа за вечер, но впервые все прошло настолько гладко. Ему даже в бою принимать участие не пришлось. Определенно, стоит активно использовать железноклювов и в будущем.
  Оттащив ибасанцев в более укромное место, он глубоко вдохнул и погрузился в их память.
  Из всех направлений ментальной магии, чтение памяти по своей механике больше других похоже на прорицание. Ты должен четко решить, что ты ищешь, и если задашь неверный вопрос - получишь бесполезный, а то и сбивающий с толку ответ. В случае Зориана, он искал в памяти ибасанцев ответы на четыре главных вопроса. Знали ли они мага в ярко-красной мантии. Где должен проводиться ритуал "призыва" первозданного. Что они знали о целях вторжения. И последнее, но не по значению - было ли им что-либо известно о временных петлях и вообще о путешествиях во времени. Все то же самое, что он искал в памяти культистов весь этот месяц. В этот раз ему повезло - один из пленников явно был высокоранговым магом и должен был знать больше, чем рядовые боевики, чью память он потрошил до сих пор.
  Никто из ибасанцев ничего не знал о маге в красном, и лежащие перед ним не были исключением. Когда же он запросил, не пропадал ли кто из заговорщиков во время рестарта цикла, выяснилось, что несмотря на анархию во время самого вторжения, подготовка осуществлялась в строжайшей дисциплине. Любая вольность сурово каралась предводителями, а тех немногих, кто пытался сбежать, в назидание другим выследил Кватач-Ичл. В итоге все попытки дезертирства прекратились задолго до начала петли.
  Что, по мнению Зориана, практически исключало вероятность того, что Красный - один из ибасанских захватчиков. Он и сам это подозревал, памятуя, как в тот вечер лич обращался с Красным, но дополнительное подтверждение не помешает. И до сих пор оставалась возможность, что Третий принадлежит к Культу Дракона, что Внизу, не практикующему столь жесткой дисциплины.
  Что касается места проведения ритуала освобождения первозданного - официально никто из ибасанцев его не знал... но по факту - офицеры, вроде этого, были в курсе, что ритуал будут проводить над Провалом, или, по крайней мере, настолько близко к нему, насколько возможно.
  Прочитав это, Зориан ощутил себя идиотом. Ну конечно. Конечно же Провал - самая заметная и значимая достопримечательность Сиории. Он ведь даже знал, что руководство Культа уделяет Истоку особое внимание - но ему и в голову... проклятье. В его оправдание можно сказать, что низкоранговые заговорщики считали, что ритуал проведут где-то в никому не известном сверхсекретном месте.
  Проще всего было выудить сведения о целях вторжения - потому что о них ибасанцы почти ничего не знали. Похоже, лишь верхушка заговора знала, что они пытаются достичь, рядовые же участвовали просто потому, что пошли за Кватач-Ичлом. Древний лич пользовался среди ибасанцев непререкаемым авторитетом. Тысяча лет опыта, помноженные на соответствующие знания и могущество. Он помнил еще те времена, когда боги говорили с людьми, и, по слухам, даже нес благословления некоторых из них. В довершение всего, в отличие от просто суровых предводителей Ибасы, Кватач-Ичл считался суровым, но справедливым. Видимо, для изгнанников он был кем-то вроде святого. И если он говорил, что вторжение того стоит - люди без колебаний шли за ним.
  Плюс к тому - ибасанцы считали жителей Алтазии выродившимися слабаками, что падут пред ними, как колосья под серпом. С другой стороны - Эльдемар тоже не брезговал подобной пропагандой, так что в этом, пожалуй, нет ничего удивительного.
  Что же до путешествий во времени, очередная жертва, как и все предыдущие, ниче... стоп! Что-то есть. Не петля, не путешествие, но, кажется, Эльдемар держит глубоко в Подземелье лабораторию, изучающую магию времени. Растяжения времени, если быть точным. Лаборатория надежно охраняется, защита просто потрясает воображение - как и должно быть, учитывая, на какой она глубине - так что захватчики оставили ее в покое. Некоторые вожди ибасанцев, особенно Кватач-Ичл, весьма этим недовольны - очевидно, что если Эльдемар содержит лабораторию в столь опасном месте - там явно что-то важное, что пригодилось бы и заговорщикам. Увы, остальные лидеры сочли, что гипотетическая выгода не стоит сил, что потребуются для штурма.
  А вот это уже... интересно. Ибасанский маг не знал, где расположена лаборатория - но, кажется, это знал сам Зориан. На карте, оставленной ему матриархом, хватало особо отмеченных мест - и в два из них он так и не сумел добраться. Одно было окружено форпостами заговорщиков и тщательно патрулировалось - судя по всему, главная база. Второе было чертовски глубоко - он даже не пытался туда спуститься, справедливо полагая, что не переживет визита на нижние уровни. Упорство аранеа, картировавших глубокие уровни, куда решился бы спуститься не каждый из сильных магов, всерьез впечатляло.
  У него не было доказательств, но он предчувствовал, что лаборатория времени находится именно там. А учитывая, что матриарх пометила этот сектор как важный - лаборатория наверняка имеет прямое отношение к его ситуации.
  В поисках новых сведений он еще глубже погрузился в память ибасанца. Он ощущал, как содрогается под его безжалостным напором разум жертвы, но, воочию увидев зверства захватчиков, лишился к ним всякого сострадания.
  Похоже, маршрут, указанный матриархом, отнюдь не был единственным - или даже главным. Грузы поставлялись исследователям не извилистым путем с уровня на уровень, а прямым спуском в Провал до нужного уровня, где в отвесной стене был пробит туннель, соединяющий лабораторию с остальным миром. Это не решало его проблем - пусть такой подход исключал большую часть опасностей нижних уровней, но спуск без допуска по-прежнему оставался смертельным риском. Может быть, если он...
  Упс. Он перестарался - под нажимом его - все еще довольно грубого - поиска разум пленного мага не выдержал, превратившись в бессвязную мешанину. Проклятье, из этого больше ничего не выжмешь.
  Два пронзающих снаряда оборвали жизни ибасанцев, Зориан развернулся уходить - и увидел сидящего на подоконнике соседнего дома железноклюва. Птица не спешила нападать, просто глядя на него. Зориан коснулся ее мыслей - так и есть, тот самый железноклюв, которого он использовал. Но почему такой смирный? Контроль Зориана над птицей давным-давно рассеялся...
  Он ожидал гнева, хотя бы за то, что подчинил летучего монстра, но гнева не было. Лишь злорадное удовлетворение при виде мертвых заговорщиков. Выходит, железноклювы не любят ибасанцев, или, может, этот - особенный?
  - Ну что, - сказал Зориан. - Как насчет того, чтобы убить еще нескольких?
  Птица непонимающе наклонила голову. Ну да, очень умное, волевое, но все же животное... Он послал мысленный образ - они вдвоем убивают захватчиков.
  Железноклюв пронзительно вскрикнул, вспышка убийственной ярости была столь сильна, что Зориан отступил на шаг.
  Злоба. Ненависть. Убивать.
  - Ага, - пробормотал парень. - Будем считать, что это значит "да".
  В этот раз он даже не стал подчинять птицу - просто велел искать следующую небольшую группку захватчиков, сам же пошел искать других птиц, которых можно переманить на свою сторону.
  
   Зориан успел "обработать" еще две группы, прежде чем перед ним внезапно возник Кватач-Ичл, и в лицо полыхнул столь любимый личем дезинтегрирующий луч. Он умер мгновенно, не успев даже среагировать.
  Ну и ладно, цикл все равно уже практически завершился. По крайней мере, он успел поэкспериментировать с железноклювами. К его вящей досаде, выяснилось, что его контролю подвержен лишь крохотный процент летучих монстров - попытка же подчинить "неправильного" железноклюва неизменно приводила к тому, что вся стая бросалась на него, норовя разодрать на лоскуты. При этом птицы, с которыми он успел договориться раньше, мгновенно переходили на сторону собратьев - чего, откровенно говоря, и следовало ожидать, но в первый раз это совершенно застало его врасплох. Так или иначе, теперь было очевидно - железноклювы действительно ненавидят ибасанцев, но обратить их против прежних хозяев очень непросто. Что-то гарантировало их верность - но маги, в чьей памяти он искал объяснения, не знали, что именно, да и не интересовались, считая магических воронов просто тупыми животными.
  Он начал новый месяц так же, как и два предыдущих - следил, как там дела у заговорщиков, добывал кристаллы маны, помогал Тайвен с охотой в Подземелье, и дальше по списку. С той разницей, что теперь он делал все это куда эффективнее. Помимо прочего, в этот раз он сразу украл читательский билет высокого уровня допуска и воссоздал Косенку для Кириэлле.
  В новом цикле, как и в предыдущих, захватчики не демонстрировали предзнания. Красный уже третий раз подряд бросил ибасанцев на произвол судьбы, и Зориан начал подозревать, что теперь это правило, а не исключение. Похоже, после их столкновения, Третий путешественник совершенно разочаровался в захватчиках.
  Вопрос в другом - почему? Он столько лет упорно поддерживал ибасанцев, почему сейчас перестал?
  Или, возможно, следует спросить, зачем поддерживал? Что это ему давало? Был ли это просто способ отвлечь Зака на очевидную, но на самом деле не важную для путешественников цель? Или он, так сказать, мутил воду, чтобы хаос в конце каждого цикла скрывал последствия его собственных действий? Возможно. С другой стороны, сам объем тактической информации, что Красный сливал заговорщикам, намекал, что тут что-то более важное. Его стараниями вторжение было абсолютно оптимизировано, чтобы нанести городу максимальный ущерб - Третий наверняка потратил на это прорву сил и времени. Итог вторжения чем-то важен ему. Так почему он перестал? Что изменилось?
  Зориан попытался рассмотреть ситуацию с точки зрения параноика. Красный считал, что аранеа включили в петлю неизвестное, но значительное число людей. Они хорошо организованы и достаточно хитроумны, чтобы годами скрываться от него - выследить и истребить их будет непросто. К тому же, в их схватке Зориан продемонстрировал ментальную магию - то есть противостоящая группа располагает способами уничтожить его окончательно. Получается, петля внезапно стала для Красного куда более опасной, с расчетливыми и изворотливыми врагами, таящимися за каждым углом.
  Будь Зориан на месте Красного, развернул бы он широкомасштабную охоту на враждебную группу? Нет, определенно нет. Он бы немедленно убрался, и не только из Сиории, вообще из этого региона. А если же он начинает цикл где-то в окрестностях - он бы первым делом телепортировался прочь, как это сейчас делает Зак. Он не знал, сколько времени бы он выжидал, но Зак по-прежнему избегает Сиории, а из них троих Зак - самый безрассудный.
  Пожалуй, и неудивительно, что Красный не показывается в городе. Сейчас Зориан понимал - та уловка Копья Решимости куда более коварна, чем он думал первоначально. Но когда Красный осознает, что противостоящего легиона путешественников просто не существует?
  Была и другая версия. Если Красный пытался оптимизировать вторжение, чтобы оно было максимально эффективно по завершению временной петли, и если аранеа не безвозвратно убиты, как он утверждал, а просто исключены из петли... Тогда дальнейшая оптимизация будет просто тратой времени. По завершению петли аранеа вернутся, и любой план, не учитывающий их, даст заведомо худшие результаты. Признаться, эта версия нравилась Зориану именно потому, что допускала возвращение аранеа, но она неплохо объясняла и многое другое. Например, почему Красный не прибегал к своему "душеубийству" более активно, не использовал его на обычных людях. Это было бы просто глупо - с ними все равно пришлось бы разбираться потом, но без обкатки тактики во время петли.
  Зориану оставалось только надеяться, что расследование ибасанского заговора даст ему новые подсказки. Впрочем, если ничто другое не поможет - он всегда может пойти по пути Зака и раз за разом самоубийственно штурмовать лабораторию времени, очевидно имеющую отношение к петле. И рано или поздно он проникнет туда, ведь так? Если Зак таким способом сумел даже убить Оганя - какая-то лаборатория не доставит особых проблем.
  Хмм, возможно, его подход нерационален, и ему стоит просто привлечь Зака к штурму лаборатории. Он все еще сомневался, стоит ли раскрываться перед Заком - это может раскрыть его и Красному, если тот следит за парнем; опять же, он не был до конца уверен, что от Зака сейчас будет какая-то польза - но чем биться головой о стену, лучше заручиться поддержкой того, кто бился об стену долгие годы и достиг в этом впечатляющих успехов.
  Да, об этом действительно стоит подумать на досуге.
  
   С началом занятий Зориан решил вновь сойтись с Рэйни, в этот раз исключив тренировки с Тинами. Нет, он не отказался от мысли сблизиться с наследницей Аопэ, но, очевидно, за раз можно пробовать только с одной, а с Рэйни, похоже, проще поладить. В этот раз он не стал повторять первоначальный разговор, но волчица все равно согласилась встретиться с ним.
  Бенисек, решивший было громогласно поздравить Зориана, проявил прискорбную неосторожность и растянулся на полу, запутавшись в собственных ногах. Таинственное и забавное происшествие, к которому Зориан ну совершенно не имел никакого отношения - с другой стороны, ведь славно, что Бен выставил дураком только себя, а не себя и Зориана?
  Но, хоть Зориан и рассчитывал в этот раз ближе сойтись с Рэйни, обхаживание ее включало долгие периоды ожидания, за время которых можно уделить внимание другим одноклассникам. А поскольку с его чертовой удачей любая девушка могла отколоть тот же финт, что и Тинами в прошлом цикле, это должен быть парень. Хмм, кто из его одноклассников может оказаться интересным... о! Эдвин же у нас увлекается големами, так? Его родители работают в производстве големов, и в прошлый раз, задав парню достаточно заурядный вопрос по этой теме, он нарвался на целую лекцию. Что же... он может показать Эдвину чертежи своего голема и спросить его мнение. Будет любопытно сравнить свои наработки с чертежами настоящего энтузиаста.
  Он дождался конца занятия и подошел к беседующим Эдвину и Наиму. Как и всегда, увидев их вместе, Зориан не мог не отметить, как же сильно они отличаются - как внешне, так и характером. Эдвин был невысок, черные волосы и смуглая кожа выдавали в нем потомка южан, может быть, даже из Миасины. Наим, со своим средним ростом и русыми волосами, выглядел куда обыденнее, выделяясь разве что атлетическим сложением, редким для их возраста. Эдвин был общителен и экспрессивен, легко увлекался и отчаянно жестикулировал в разговоре. Наим был спокоен и сдержан, словно монах, достигший просветления и более не тревожащийся о бренном. Они были как солнце и луна, но все равно были неразлучны.
  Сказать по правде, Зориан колебался, прежде чем подойти к ним. Он опасался, что его внезапное обращение вызовет у них подозрения. Его прежние отношения с этими двоими были вежливы, но очень отстраненны. Они практически не знали друг друга. Впрочем, это было справедливо и по отношению ко всем остальным одноклассникам, разве что кроме Бенисека.
  Но его беспокойство оказалось напрасным. Эдвин был по натуре дружелюбен, что проявилось вдвойне, стоило ему узнать причину. И, хоть от Наима чувствовалась нотка раздражения, оно относилось к теме разговора, а вовсе не к присутствию Зориана. Наим не разделял одержимости Эдвина големами.
  - Отличный стабилизатор для небольшой куклы, - заметил Эдвин, проведя пальцем по цепочке глифов. - Не думаю, что он бы подошел к чему-то больше и тяжелее, стальному голему в человеческий рост, например, но для куклы - идеально подходит. Надо будет запомнить. Но я не понимаю, зачем ты добавил вот это, - он постучал по трем сжатым узлам, которыми Зориан стабилизировал конструкт. - Неоптимально и попросту избыточно. Схема прекрасно заработает и без них, они просто без особого смысла изменяют некоторые параметры.
  - На самом деле, без них схема как раз не работает, - ответил Зориан. - Все прототипы ломались, пока меня это не достало, и я просто не привел параметры к нужным величинам насильно. Сейчас все работает, но вносить изменения стало на редкость хреново. Я надеялся, что ты поможешь мне с этой проблемой.
  Эдвин ошарашенно посмотрел на него.
  - Погоди... Это что, настоящая схема? Ты это строил?
  - Ну да, - сказал Зориан. - Иначе какой в этом смысл?
  - Но разве это не чертовски дорого?
  - Дорого, но ничего запредельного, - хотя сказать по правде, его представления о запредельном могли сильно измениться со времен до петли. - И я оплачиваю это из своего кармана, так что ни у кого нет возражений.
  - О нет, я и не критикую, - ухмыльнулся Эдвин. - Черт, хотел бы и я быть на твоем месте! Уверен, что тебе не нужен ассистент?
  - Это... возможно, - поколебавшись, ответил Зориан. Он видел, что Эдвин предлагает всерьез, и просто не был готов к этому. Он думал, придется приложить усилия, чтобы привлечь Эдвина к своим проектам, а тот сам предлагает помощь. - Как думаешь, сколько времени сможешь уделить этому?
  Наим коротко фыркнул. Похоже, парень не возражал, что беседа идет без его участия, но сейчас не мог не вмешаться.
  - Он занимается этим каждую свободную минуту, - слегка улыбнулся Наим. - Правильный вопрос - на сколько хватит твоего терпения, прежде чем ты не выдержишь и пошлешь его домой.
  - Ой, помолчал бы, - возмутился Эдвин. - Как будто ты чем-то лучше меня, мистер Ежедневные Тренировки. У меня - големы, у тебя - единоборства.
  - Последнее время я довольно занят, и не знаю, сколько смогу выделить времени. Но, думаю, я найду по паре часов через каждые день-два, если не возражаешь.
  - Я за, - тут же ответил Эдвин. - За шанс увидеть мои схемы в действии я даже готов просыпаться до обеда в выходные. Но чем ты так занят? Учебный год только начинается.
  - Ну, я веду несколько независимых проектов, - пояснил Зориан. - Я уже говорил о големах, но кроме того я много работаю с заклинательными формулами, алхимией, прикладной магией общего назначения и так далее. А продвинутым плетением и боевой практикой занимаюсь по остаточному принципу.
  - Смотрю, ты не концентрируешься на чем-то одном, - сказал Эдвин. - Но все же впечатляет - ты сумел включить это все в свой распорядок дня.
  - И при этом нашел время для охоты на монстров, - добавил Наим.
  - Я воспринимаю ее как боевую практику, - ответил Зориан.
  Наим насмешливо посмотрел на Эдвина; тот нахмурился.
  - Что? - спросил Зориан.
  - Когда я сказал, что хочу вступить в охотничью группу для тренировки в реальных условиях, Эдвин назвал меня недоумком. Сказал, что никто другой не стал бы рисковать жизнью ради тренировки, - Наим похлопал Зориана по плечу. - Что же, судя по всему, нас как минимум двое. Добро пожаловать в ряды недоумков.
  - Угу, - пробурчал Зориан. - Но постой, зачем еще студенту участвовать в охоте?
  - Деньги. Слава. Долг, - пожал плечами Наим.
  Ах да, некоторым же платят за это. И они не застряли в петле, лишающей смысла всякие там славу и долг.
  Но прежде, чем он ответил, в разговор неожиданно включился еще один одноклассник.
  - Извиняюсь за вмешательство, - сказал из-за спины Зориана Эстин Гриер. - Но я не мог не услышать ваш разговор. Не возражаете, если я тоже выскажу пару соображений?
  Повисло молчание, все трое повернулись к заговорившему. Наконец Эдвин прервал неловкую паузу:
  - Мы просто болтаем, - усмехнулся он. - Это не закрытый клуб или что-то подобное. Говори, не стесняйся.
  Зориан изучал Эстина боковым зрением. Парень был одним из прежних подозреваемых - до личной встречи с Красным, Зориан полагал, что Эстин может быть третьим путешественником, ведь его семья приехала в Эльдемар с Улькуаан Ибасы. Откровенно говоря, парень и выглядел подозрительно - высокий, сурового вида, с острыми чертами лица, с черными волосами, густыми бровями и столь темными карими глазами, что они тоже казались черными. Прибавить сюда неизменно мрачное выражение, сдержанность и неразговорчивость - и выходит довольно зловещее впечатление.
  Но это на первый взгляд - насколько мог судить Зориан, Эстин был просто обычным, хоть и довольно пугающего вида, студентом. Он не был связан с заговорщиками и не давал повода заподозрить, что знает о временной петле.
  - Очень хорошо, - серьезно кивнул Эстин. - Я хотел отметить, что пусть большинство студентов и участвуют в охоте не только чтобы испытать и закалить себя в горниле битвы, они наверняка рассматривают это как дополнительный плюс. На решение могут влиять много разных соображений.
  - Так ты... тоже не против боевой практики? - предположил Наим.
  - Да, - подтвердил Эстин. - Можно сказать и так. И обратите внимание - нас таких тут трое. Возможно, мы можем помочь друг другу. Собираться, обмениваться трюками и личными наработками, проводить спарринги.
  Для столь неразговорчивого парня, Эстин, раз открыв рот, оказался весьма общителен. Впрочем, Зориану и самому было любопытно, каков их уровень, раз они участвуют в охоте. Наим был тем более за, так что, поговорив, они решили как-нибудь попросить у Ильзы разрешение использовать полигон. Открытый полигон, на земле - так как магия Эстина была "не слишком хороша в помещениях", что бы это ни значило.
  Эстин спросил и Эдвина, не хочет ли он присоединиться, но тому было не интересно. Эдвин не любил драки и не интересовался боевой магией. Зориан заверил парня, что договоренности по работе над големами остаются в силе.
  Оставалось лишь как-то выкроить время в его и так перегруженном расписании.
  
   Найти полигон оказалось несложно - академия располагала множеством тренировочных площадок, и вход на большинство из них был для студентов свободным. Далеко не все из них были предназначены для боевой магии, но страховочные защитные чары были везде, так что боевая тренировка вполне допускалась. По словам Ильзы, подобное "нецелевое" использование площадок академии практиковалось уже долгое время и считалось нормальным даже среди профессоров. Так что она рекомендовала не ждать неделю, пока им выделят часы работы боевого полигона - еще и не факт, что подходящего и в удобное время - а просто зарезервировать одну из площадок на пару часов. Главное, не вклиниться в официальное расписание других групп.
  Вооруженные этим знанием, они обошли доступные площадки и отыскали одну - просто огороженный и зачарованный участок на территории академии, где было в избытке земли и камней, нужных Эстину для его целей.
  Эстин, как выяснилось, обладал врожденной магической способностью - он мог управлять землей, камнем и сходными материалами без структурированных чар, подобно тому, что мог Зориан в менталистике. Он не особо распространялся об особенностях своего дара - судя по всему, это родовая способность, чьи тайны следует оберегать от посторонних - но похоже, для его эффективного использования требовались тренировки; навыки Эстина были выкованы талантом и усердным трудом. В нескольких ознакомительных спаррингах, что они провели в начале, ибасанец использовал свой дар, только левитируя тяжелые комья земли и с ошеломляющей точностью перехватывая ими магические удары. Ну, когда видел атаку - описавший круг снаряд Зориана беспрепятственно попал ему в спину. К тому же, на формирование земляной сферы требовалось некоторое время, и парень не мог контролировать больше четырех разом - когда Зориан ударил залпом из восьми снарядов, тот просто сдался и попросил в будущем так не усердствовать.
  Тем не менее, его прием, несомненно, был удобен. Похоже, защита земляными сферами не требовала внимания заклинателя, и тот мог полностью сосредоточиться на атакующих чарах. Знай он что-то серьезнее магического снаряда, или умей он вплести в снаряд функцию самонаведения - он мог бы стать серьезным противником для Зориана.
  То есть для очень сдерживающегося Зориана. Он заранее решил показать только два заклинания - магический снаряд и простейший щит - и хорошо, что решил, потому что даже всего с двумя заклинаниями без усилий справлялся с обоими. Особенно в случае с Наимом. Будучи магом в первом поколении и не имея за душой ни особых способностей, ни долгой магической традиции, тот обходился теми же снарядом и щитом. Вот только у него не было многих лет петли, чтобы довести эти заклятья практически до совершенства.
  Сражайся он с прежним Зорианом, до петли, Наим бы его размазал. Его резерв вдвое превышал старый резерв Зориана, и он определенно уже не первый год был знаком со щитом и снарядом, постепенно оттачивая свое мастерство. Плюс к тому, он был подвижен и ловок - сражаясь с Эстином, он просто уворачивался от каждого удара. Прежний Зориан, понятия не имевший, как сделать снаряды самонаводящимися, попадал бы не чаще, чем Эстин.
  Но, к несчастью для Наима, он сражался с нынешним Зорианом, и у парня не было никаких шансов на его собственном поле. Щит Зориана не пробивался ничем из арсенала Наима, а уворачиваться от его снарядов просто не получалось.
  После этого Наим и Эстин, явно назло ему, предложили перейти к рукопашной. Трезво оценивая свои шансы и не желая опозориться, Зориан спасовал, признав, что в рукопашном он им не ровня. У обоих парней при этом был очень самодовольный вид.
  Ну и ладно, пусть будет им утешительным призом. Всяко лучше, чем если они затаят обиду. Между тем эти двое провели не меньше пяти раундов, и стало очевидно, что хоть Эстин и крупнее, Наим просто лучше его в единоборствах. Позднее Зориан узнает, что это и имел в виду Эдвин - одержимость Наима единоборствами ничуть не уступала одержимости южанина големами. Парень тренировался ежедневно, с почти религиозным пылом, и было достаточно хорош для соревнований национального уровня.
  После они обменялись методиками тренировки и маленькими хитростями - на удивление полезными Зориану, поскольку у обоих нашлось по парочке простых упражнений плетения, даже не приходивших ему в голову. Впрочем, большая часть объяснений и демонстраций все равно ожидаемо выпала на его долю - ведь из троих он был самым опытным.
  Он покинул встречу полностью удовлетворенный итогом. Наим и Эстин, вероятно, тоже были довольны, раз хотели как-нибудь собраться снова - хотя Эстин и кидал на него недовольные взгляды, когда думал, что он не видит. Зато когда они собрались вновь, пришли не только они трое.
  Кроме них были Брайам, Коприва и Рэйни, желающие присоединиться. Наим и Эстин тут же спихнули решение на него, задним числом избирая его главным. Прелестно. Конечно, он дал согласие. Хотя бы потому, что если отказать Рэйни - это вряд ли улучшит ее отношение.
  Проблема заключалась в том, что в боевой магии все трое новичков совершенно не разбирались. Да, Брайам уже состоял в охотничьей группе, но только благодаря своему фамильяру, огненному дрейку, и практически все его заклинания служили лишь поддержкой его живому огнемету. Коприва готовилась вступить в группу, но опять-таки не благодаря боевым качествам - она собиралась снабжать группу алхимическими бомбами и зельями, и сама полагалась в основном на них. У Рэйни наверняка были в запасе трюки перевертыша - на крайний случай, но она скрывала эту свою сторону, а о ее достижениях в классической боевой магии лучше было и не упоминать.
  С горем пополам они все же наладили совместное занятие, хоть свалившиеся на Зориана куча работы и ответственность отнюдь не радовали. Раз уж он был "главным", то и заниматься с новичками выпало именно ему.
  После занятия его догнала Рэйни и вручила записку с местом и датой. Тот же самый ресторан, что и в прошлом цикле - впрочем, ожидаемо, ведь, по словам Кианы, Рэйни дружит с его владельцем.
  Между всеми этими хлопотами переговоры Зориана с Изысканными Мудрецами уже близились к завершению. В обмен на транспортировку в Сиорию, охрану их "поисковых групп" и доставку назад, Зориану были обещаны занятия с тремя учителями ментальной магии, одна из которых, предположительно, была экспертом в работе с памятью. И эта эксперт также согласилась просканировать разум до пяти пленников, которых доставит к ней Зориан, и поделиться с ним результатами. Ну, и в качестве бонуса, Зориану полагалась часть добычи поисковых групп - предлог наблюдать за работой искателей-аранеа, якобы чтобы его не обделили, по факту же - чтобы запомнить, где что искать в следующих циклах.
  К его стыду, то, что он не нашел за целый месяц, Изысканные Мудрецы отыскали за два дня. Как оказалось, чтобы найти сокровищницу паутины Сиории, нужно было спуститься в шахту, куда аранеа скидывали мусор - на половине глубины в стене был ход, ведущий к сокровищнице. Туннель был достаточно просторен для аранеа с поклажей, а вот Зориану пришлось ползти на четвереньках до самого входа. Вообще говоря, в шахте было множество ответвлений, но все остальные заканчивались тупиком, так что, зная общее направление, найти нужный не составляло труда.
  По словам Мудрецов, подобные шахты как раз и позволяли аранеа сравнительно безопасно пробираться даже на глубокие уровни Подземелья. Да, по шахте вполне могло подняться что-то действительно жуткое, но ее легче оборонять и в крайнем случае всегда можно обрушить. Когда под рукой не было готовых шахт, аранеа нередко пробивали их заклинаниями обработки камня.
  Сокровищница была... огромна. Одни только здоровенные катушки паучьего шелка, надо полагать - основной источник дохода паутины, занимали уйму места. Было навалом и обычных богатств - деньги, драгоценные металлы, камни. Немало алхимической взрывчатки и зелий, в том числе куча исцеляющих, если верить словам Мудрецов - адаптированных к физиологии аранеа. Эта находка привела искателей в восторг, и они хотели, чтобы Зориан помог им встретиться с автором зелья - вариант, что их приготовили сами аранеа Сиории, даже не рассматривался всерьез. Хватало тут и книг заклинаний, алхимических рецептов и схем заклинательных формул, многие из которых были запрещены, редки или крайне дороги. Изысканные Мудрецы собирались забрать их с собой для изучения, но они согласились, что Зориан снимет с некоторых копии для личного пользования. Это его вполне устраивало - работы тут до конца месяца.
  Наконец, в сокровищнице было полно и вещей, интересных только для аранеа. Кожаные ремни и упряжи, используемые паучихами для транспортировки вещей, питательные блоки - аналог сухих пайков, и тому подобные предметы. Все это весьма впечатлило Изысканных Мудрецов, восхищенных технической продвинутостью паутины Сиории. На взгляд Зориана, там не было ничего особенного, но, надо полагать, не так-то просто развивать технику, не имея рук.
  Невероятно, но сокровищница была лишь вершиной айсберга. В поселении обнаружилась еще одна тайная часть, о которой он даже не подозревал - зал магических исследований, для доступа в который требовалось избирательно отключить несколько компонентов защитного оберега в одной из комнат, а затем проследовать в открывшийся в потолке проход. Увы, дальше следовал новый защитный рубеж, и ни Зориан, ни Изысканные Мудрецы так и не смогли взломать чары на дверях. Лидер поисковиков начала задумываться о том, чтобы просто выбить дверь, но опасалась потерять содержимое зала - в составе чар мог быть механизм самоуничтожения. Судя по всему, сами Мудрецы защищали свои мастерские именно так.
  Наконец, нашелся и архив клана аранеа - Зориан проглядел его, потому что ему никогда не приходило в голову коснуться телепатией бугристой стены в глубине поселения. Как выяснилось, эти бугры были "камнями памяти", магическими хранилищами мыслей и воспоминаний. По мнению Зориана, метод явно уступал письменности, но Мудрецы называли такой подход куда более удобным и естественным, наверное, им виднее. Что было важно - в архиве нашлись сведения почти обо всех сделках паутины, кроме особо секретных, и теперь Зориан, пожалуй, мог воспользоваться некоторыми из прежних партнеров аранеа для своих целей. Изысканных Мудрецов это не интересовало - они не собирались здесь селиться, просто вывезти все, что не прибито гвоздями - так что комнату архива отдали ему.
  К своей вящей досаде, Зориан вспомнил, что уже находил стену памяти в прошлом цикле, во время обыска. Тогда он счел, что необычная текстура камня может быть важна... так что он пробурил стену магией изменения, и был разочарован, не найдя ничего, кроме камня.
  Он как раз вернулся в дом Имайи после очередной встречи с Мудрецами - оказывается, там его ждала Тайвен. Любопытно. Следующая охота назначена на завтра. Может, она хочет увеличить число вылазок? В этот раз Зориан активно пользовался предзнанием, так что их спуски в Подземелье неизменно проходили крайне успешно - может, она хочет ковать железо, пока горячо? Если так, то ему придется разочаровать ее - он слишком занят, чтобы выкроить дополнительное время.
  Но, подойдя поближе, он немедленно понял, что Тайвен здесь не за этим. Она расстроена. Она попросила поговорить с ней наедине, так что он провел ее к себе и запер дверь. Комната была надежно зачарована еще в начале месяца, так что тратить время на чары приватности не пришлось.
  - Что случилось? - спросил он.
  - Он спрашивает, что случилось, - пробурчала она.
  Ох, срань, она расстроена из-за него. Хотя он не помнит ничего, чем он мог бы ее расстроить.
  Она достала светло-голубой кристалл и швырнула на тумбочку рядом с кроватью.
  - Что это? - потребовала она ответа.
  - Это что, риторический вопрос? - растерянно спросил он. - Кристалл маны, разумеется.
  - Да, но почему у тебя под кроватью их целый ящик?
  Зориан нахмурился.
  - Ты что, рылась в моей комнате?
  - Не я, твоя младшая сестра, - ответила она. - Она с Ночкой играли в принцесс и делали короны из кристаллов маны - себе, Кане и Косенке. Я спросила у них, где они достали "эти красивые камни".
  Ну что за хрень, Кири?!
  - Окей, - Зориан выдохнул, пытаясь успокоиться. - Давай пока что отложим этот вопрос. Что тебя так расстроило? Почему так важно, что у меня под кроватью ящик кристаллизованной маны?
  Она сжала кулаки, кипя обидой и... ненавистью к себе? Что?!
  - Да потому что! - выкрикнула она и врезала кулаком в стену, заставив его вздрогнуть. - Потому что! Потому что, потому что, потому что!
  - Тайвен, пожалуйста! - закричал уже Зориан, отчаянно пытаясь ее утихомирить. - Пожалуйста, успокойся, я не понимаю тебя!
  Она что... плакала?
  - Как ты можешь быть настолько хорош во всем?! - выкрикнула она, отпихивая его. - Ты так продвинулся в алхимии, что тебя хвалит Каэл. Ты делаешь големов в свободное время. Ты настолько владеешь прорицанием, что взрослые профессионалы не верят моим рассказам. И ты, я так понимаю, столь крут в боевой магии, что тебе доверили обучать группу!
  - Это не то, что... - начал было Зориан.
  - Не ври мне! - она вновь сорвалась на крик. - Я знаю, что как боец ты лучше меня. Ты пытаешься скрыть это, но я же вижу. Я не дура!
  - Я никогда и не считал тебя дурой, - заверил Зориан.
  Она пропустила его слова мимо ушей.
  - Я работала над этим годами! - она всхлипнула. - Я на два года старше тебя, и я так старалась! Каждый день, каждый выходной, каждую свободную минуту. Я концентрировалась, не распыляла усилия. Я жила этим. И тут выясняется, что ты не только лучше меня в этой избранной области, но и так же хорош во всех остальных! Как?! Как ты можешь быть настолько лучше меня? Что я делаю не так?!
  - Ничего! - поспешно заверил ее Зориан. - Ты и правда чертовски крута, Тайвен, я смог приблизиться к твоему уровню лишь потому, что я грязный жулик и играю без правил.
  - Проклятье, так научи и меня играть без правил! - выкрикнула она.
  И, прежде чем он нашел, что ответить, она... крепко обняла его и зарыдала у него на плече. Помедлив, он неловко обнял ее в ответ, отчаянно соображая, как ему теперь быть.
  В голову ничего не приходило. Наверное, и хорошо, что Тайвен отнюдь не собиралась успокаиваться.
  
  
  
  
  
  
  44. ДЕМОНСТРАЦИЯ ДОВЕРИЯ
  
  [К оглавлению]
  
  
   Кто-то может сопоставить факты и понять, что его способности слишком развиты для его возраста - эта мысль посещала Зориана не раз и не два. Он всегда старался сдерживаться, никому не показывая слишком много одновременно, оставаясь в границах правдоподобного - но прекрасно сознавал, что достаточно настойчивый наблюдатель без особого труда составит полную картину и поймет, что тут что-то не то. Он не видел способа этого избежать - если не тратить почти все время на чертовски утомительное и нудное притворство, без особых шансов на успех и с явным риском для психики. В конце концов он решил просто не думать об этом. Если его не застукают на чем-то противозаконном, он всегда может просто послать любопытствующих куда подальше. Со всей вежливостью, но тем не менее.
  Он даже вполне допускал, что тем, кто разоблачит его, будет именно Тайвен. Как ни посмотри, она подходит лучше всех. Пожалуй, она единственная знала его достаточно хорошо, чтобы понять, насколько неестественен его внезапный рост мастерства. Плюс к тому, последнее время он много с ней общался, давая подсказку за подсказкой. И наконец, они были довольно близки, были... друзьями. Она вправе требовать объяснения и не постесняется напомнить о своем праве.
  Он понимал все это, но Тайвен все равно умудрилась застать его врасплох. Да и потом он ожидал от нее всякого - но никак не слез. Совершенно на нее не похоже. Да, она очень эмоциональна, но при том и несгибаема, всегда идет вперед, невзирая на трудности.
  Он покосился на Тайвен - та сидела на кровати рядом с ним. Видок у нее был еще тот. Плакать она уже перестала, но следы никуда не делись - красное лицо, шмыгающий нос, словом, весь букет. Но, во всяком случае, ее эмоции практически улеглись, может, она уже готова говорить?
  - Полегчало?
  В ответ она несильно ткнула его кулаком в плечо.
  Да, определенно полегчало.
  - Вот же отстой, - пожаловалась она. - Я так себя накрутила, пришла требовать ответов, а в итоге мы даже не поругались как следует. Только выставила себя дурой. Тебе что, трудно было вспылить в ответ, начать оправдываться, повести себя... как Зориан?
  - Ну, извини? - слегка растерянно отозвался он. Его подмывало спросить, что значит "как Зориан", но некоторые тайны лучше оставить нераскрытыми. - Сказать по правде, ты тоже вела себя... не как Тайвен.
  - Наверное, - уступила она. - Ты мне вот что скажи. Ты всегда был настолько талантлив? Ты все это время обманывал меня?
  - Нет, - просто ответил он.
  Она пристально вгляделась, ища малейшие признаки неуверенности, тяжело вздохнула.
  - Ясно. Я тоже так посчитала. Тебе бы пришлось очень постараться, чтобы притворяться столько времени - причем безо всякого смысла. Но хорошо, что ты сам подтвердил. Вот только... Это означает, что ты превзошел меня во всем, включая мою специальность, всего за пару месяцев, что мы не виделись. Выходит...
  - Ты ошибаешься, - покачал головой Зориан. - Я не превзошел тебя. Уверен, если мы сразимся, ты одолеешь меня в девяти случаях из десяти. Ты все еще лучше меня.
  Одолеет, если он с самого начала не вырубит ее ментальной магией. Или не нападет из засады. Или не заминирует поле боя так, что тут все взлетит на воздух. Впрочем, Тайвен наверняка не сочтет такую победу "настоящей", так что, по сути, он все верно сказал.
  - Неважно, - фыркнула она. - С твоим бешеным ростом ты нагонишь меня за считанные недели, а потом оставишь далеко позади. Не переставая совершенствоваться и по всем остальным направлениям. Разве я неправа?
  - Типа того, - она бросила на него раздраженный взгляд, и он поспешил пояснить. - Все куда сложнее. Мне никак не нагнать тебя "за считанные недели". Но время для меня и для тебя течет по-разному, и у меня его намного больше.
  - Что? Что ты несешь? - растерянно посмотрела на него Тайвен.
  - Мы вернемся к этому позже. Прежде, чем начну рассказ, я хочу знать, что тебя так расстроило, - спокойно ответил он.
  - Чегооо? Зориан, ну нельзя же намекать, а потом "мы вернемся к этому позже". Это, э... требует немедленного объяснения! Я же теперь не успокоюсь, пока не узнаю ответ!
  - Я знаю, - широко улыбнулся Зориан. - Потому ничего и не объясняю, пока ты не расскажешь.
  Она одарила его испепеляющим взглядом. Он лишь улыбнулся еще шире.
  - Ты - чудовище, - она отвела глаза. - К тому же, я уже говорила, что меня расстроило, уверена, ты все прекрасно расслышал. Все, что я делала, те навыки, что я оттачивала всю жизнь... Если ты догнал меня с такой легкостью, то чем, черт возьми, я занималась все эти годы? Я не знаю, какой трюк ты использовал, да это и неважно - потому что он не должен был сработать! Я хороша в боевой магии, и я посвящаю ей всю жизнь, ты не можешь просто заняться ей и догнать меня меньше, чем за три месяца... даже не сосредотачиваясь на ней! Это возможно лишь в одном случае... если на самом деле я просто бездарность...
  - Ох, перестань, - Зориан поспешно обнял ее, ощутив, что девушка готова вновь разрыдаться. - Ну что за глупости. Почему ты сомневаешься в себе? Разве мои успехи отменяют твои достижения?
  - Достижения? - переспросила она, отпихивая его. - Какие еще достижения? Я работаю долбаным помощником учителя, Зориан. Да еще по не-магическому предмету! Ты правда думаешь, что, выпускаясь из академии, я мечтала именно об этом?
  Он нахмурился. Выходит, Тайвен воспринимает свою "временную подработку" с куда меньшим оптимизмом, чем хочет показать... Наверное, ему следовало и самому догадаться - да, не найти наставника после выпуска - еще не трагедия, но это не могло не ударить по ее самолюбию. Хотя...
  - Тайвен, разве твои родители - не боевые маги? Почему они не воспользовались своими связями, чтобы найти тебе наставника, или просто работу получше?
  - О, мои родители с удовольствием нашли бы мне наставника, - фыркнула она. - Точнее, они уже присмотрели его! Один из их старых друзей, избегающий любых опасностей с тех пор, как скальный червь оттяпал ему ногу. Только осторожность, только минимизация риска - он не берется ни за что серьезнее, чем истребление грызунов. Именно этого и хотят родители. Пойди я у них на поводу, мне пришлось бы лет до тридцати охотиться на крыс.
  - Ох, - смутившись, пробормотал Зориан. Кажется, он затронул не ту тему.
  - Ага, - согласилась Тайвен. - Я люблю своих родителей, и знаю, что они желают мне добра, но здесь наши мнения не совпадают.
  - Да уж, извини, что напомнил. Но серьезно, если подозреваешь, что ты недостаточно хороша - забудь об этом. Ты офигенный боевой маг, и что бы я ни делал, этот факт не изменится.
  - Как-то... с трудом верится, - вздохнула Тайвен. - Я не смогла найти себе наставника. От моей команды не было никакого толку, пока к нам не присоединился ты. А родители все капают на мозги, что я еще не готова и начинать надо постепенно. Приятно, конечно, услышать похвалу, но, учитывая все перечисленное...
  - Тайвен, дело не в том, что на самом деле ты недостаточно хороша, но тебе никто не сказал об этом, - сказал Зориан. - Дело в том, что с нашей последней встречи я более четырех лет оттачивал свои навыки.
  Тайвен уставилась так, словно у него выросла вторая голова.
  - Ну да, вообще-то теперь я старше тебя, - продолжил он. - Учитывая это, очень впечатляет, что я все еще не могу просто размазать тебя в бою. Конечно, ударь я в спину - я убью тебя мгновенно, но встреться мы в чисто магическом поединке - мне пришлось бы использовать все, что умею, и то победа не гарантирована. Так что ты офигенна, я настаиваю.
  - Не понимаю, - ответила она. - Ты как будто не шутишь, но не может же это быть всерьез. Как ты можешь быть старше меня? Это так не работает, Зориан.
  - Ты что, уже забыла мои слова? - забавляясь, спросил Зориан. - О том, что время для нас течет по-разному. Кто-то, помнится, говорил, что не успокоится, пока не услышит объяснение...
  - Слушай, ты же знаешь, что я не люблю головоломки, - сварливо ответила Тайвен. - Почему бы тебе просто не объяснить по-человечески, что тут происходит, а?
  Конечно, почему бы и нет.
  - Я уже проживал этот месяц, - начал он. - Много-много раз. При каждой смерти или в ночь летнего фестиваля мою душу выдергивает из тела и переносит назад во времени к началу месяца. Бесконечная временная петля, в которой я с каждым циклом становлюсь немного сильнее. Ты не помнишь прошлых циклов, поэтому рост моих навыков кажется тебе необъяснимым - но на самом деле это обычный постепенный прогресс. Веришь или нет, но именно ты показала мне многие боевые приемы, которым теперь завидуешь.
  - Заткнись. Я не завидую! - возмутилась она.
  Он приподнял бровь.
  - Из всего моего объяснения ты услышала только это?
  - Ну, по крайней мере, на этот пункт можно что-то ответить, - сказала она. - Что, черт возьми, мне сказать про все остальное? Ну да, это типа все объясняет, но это же...
  - Безумие? - подсказал Зориан.
  - Угу, - согласилась она. - И довольно страшное. По сути, ты утверждаешь, что через пару недель я умру, и меня сменит другая, более молодая я. И что это происходит постоянно, просто я об этом не помню. Это же натуральный ужастик!
  - Я предпочитаю считать это не смертью, а чем-то вроде амнезии, - заметил Зориан. - Ты - по-прежнему ты, просто теряешь несколько недель жизни.
  - Регулярно теряю, - добавила она.
  - Да, регулярно, - подтвердил он. - Я не говорю, что это не страшно, просто не думаю, что это эквивалентно смерти. Хотя, признаться, я здесь не очень объективен - считай я, что каждый цикл кончается смертью миллионов человек, давно бы уже свихнулся.
  - Ох, - вздрогнула она. - Прости, я все еще воспринимаю твою ситуацию скорее как гипотетическую, а не реально сложившуюся. И все же, если это не розыгрыш - клянусь небесами, Зориан, если ты меня разыгрываешь, я заклею тебе рот той липкой дрянью, которой поливают опасных преступников - то все это совершенно ненормально. И очень несправедливо. Почему только ты помнишь происходящее?
  - Не только я, - поправил он. - В петле есть как минимум еще два путешественника, возможно больше. Один из них хочет уничтожить Сиорию.
  Она молча посмотрела на него, потом встала с кровати. Мелькнула мысль, что он слишком много вывалил на нее за раз, и теперь она просто уйдет, но вместо этого Тайвен принялась рыться в его тумбочках, что-то ища. Он хотел было прекратить безобразие, но решил сперва подождать и увидеть, что же ей надо.
  Она же, отыскав чистую тетрадь и ручку, выбрала книгу побольше и вновь села на кровать рядом с ним. Положив книгу на колени, как импровизированный стол, она открыла тетрадь и что-то черкнула вверху страницы.
  Хех, никогда бы не подумал, что Тайвен склонна конспектировать.
  - Теперь я готова, - сообщила она. - Почему бы тебе не начать с начала...
  
   В итоге он так и не понял, сумел ли он ее убедить. Она много записывала, еще больше спрашивала, а потом просто ушла, сказав, что ей нужно это обдумать.
  Сказать по правде, он даже не ожидал столь многого. Хорошо бы она смогла побороть свой скепсис и принять его историю. Было бы здорово иметь возможность поговорить о петле с кем-то кроме Каэла. Не то чтобы морлок его чем-то не устраивал, напротив, но иногда очень хотелось услышать еще чье-то мнение.
  И Зориан не был бы Зорианом, если бы после каждой, даже самой тоненькой светлой полоски в его жизни не являлся кто-то со здоровенной темной полосой. В этот раз этим кем-то оказался Ксвим. Придя в его кабинет на еженедельное занятие, Зориан узнал, что "его" тренировочная группа была замечена, и Ксвим отнюдь не в восторге, что столь безнадежный дилетант пытается кого-то учить. Дабы сделать его "хоть отдаленно похожим на учителя", Ксвим решил увеличить нагрузку - теперь они будут встречаться три раза в неделю.
  Как же он все-таки ненавидит этого типа...
  
   Зато разговор с Рэйни, похоже, прошел неплохо. Во всяком случае, в этот раз она держалась с ним куда свободнее, чем в прошлом цикле, и даже заказала бокал вина. Разумеется, ничего нового он от нее не узнал - она повторяла то же самое, но это как раз было ожидаемо. Не мог же он просто начать с того места, где они закончили в прошлом цикле, а что-то придумывать не хотелось. Неделя и так выдалась напряженной, так что он просто последовал готовому сценарию.
  - Знаешь, - Рэйни чуток отпила из бокала, - у меня такое чувство, что ты все это и так знаешь.
  Упс. Он не ожидал от нее такой проницательности. Вроде бы он нигде не прокололся, значит, это она настолько хороша. Хорошо, что он не пытался ей лгать.
  - Вроде того, - признал он.
  - Зачем же ты спрашиваешь о том, что и так знаешь?
  - Чтобы я мог сравнить с тем, что знаю, и выяснить, не вешаешь ли ты мне лапшу на уши, - ответил он.
  - Кажется, ты путаешь меня со своими друзьями-кошками, - пренебрежительно фыркнула она. - Тебе не кажется, что предполагать в людях худшее довольно грубо?
  - Хочешь сказать, твой приход на тренировку не был такой же проверкой для меня? - улыбнулся он.
  - Упс. Это было настолько очевидно? - Рэйни вздохнула. - Ну, там было не только это... но да, я хотела оценить твое отношение ко мне.
  - И? - полюбопытствовал он. - Каков вердикт?
  - Неплохо, - сказала она. - Ты не третировал меня за то, что я куда слабее твоих приятелей, но и не бросил все, чтобы только "помогать" мне. Равное отношение ко всем. Уважаю. Я не хочу особых привилегий.
  - Значит, ты будешь приходить и дальше?
  - Да. Как я уже сказала, посмотреть на твою реакцию было лишь одной из целей. Я не врала, когда сказала, что хочу стать сильнее.
  Она замолчала, что-то обдумывая.
  - Мне кое-что любопытно, Зориан, - наконец сказала она. - Что заставляет тебя так стараться? В смысле, ты один из лучших в классе практически по всем предметам, а боевой магией и вовсе владеешь на уровне четвертого курса. Это ведь требует постоянных и немалых усилий. Чего ты хочешь достичь?
  Хмм. Интересный вопрос. Главная причина, по которой он оттачивает магические навыки, это, ясное дело, желание выжить... но это касается не всех областей магии. Некоторыми он занимался просто из личного интереса. Забавно, но теперь он уже не знает, чем он хочет заниматься после освобождения из временной петли. Большинство вариантов, которые он рассматривал прежде, уже его не интересовали, будучи слишком скромными и скучными для мага его уровня, а ведь мастерство и дальше будет расти.
  Он мог бы найти что-то более интересное. Но что именно?
  - Независимость, - в итоге ответил он. Рэйни посмотрела на него с любопытством, и он поспешил уточнить. - Мои отношения с семьей сложились не лучшим образом. Я хочу поскорее расстаться с ними. Получить собственный источник дохода, купить собственное жилье, ну и так далее.
  Чистая правда, не считая того, что он уже с легкостью может это сделать. Но ничего лучше в голову не пришло.
  - Понятно, - сказала она. - Извини, если лезу не в свое дело, но почему у тебя не сложилось с семьей?
  - Это личное, - вздохнул Зориан, - и довольно долгая история. Вкратце - родителям я не особо нужен. Я - третий сын и сплошное разочарование.
  - Разочарование? - переспросила Рэйни. - А можно подробнее?
  - Ты, вероятно, и так это знаешь, но мой старший брат знаменит.
  - Да, Дэймен, - кивнула она. - И что?
  - Я - не он, - просто сказал Зориан.
  - Ааа, - протянула она. - В этом смысле разочарование... Но тогда и у второго брата должна быть та же проблема?
  - Верно, но он куда общительнее и популярнее меня, - пожал плечами Зориан. - Он никогда не сравнится с Дэйменом, но на их взгляд - и так сойдет.
  А еще Фортов - самовлюбленный засранец, и Зориану на него плевать.
  - Интересно, - заметила она. - А давай рассмотрим гипотетическую ситуацию. Допустим, что первым родился не Дэймен. Допустим, это был ты, и для родителей ты всегда был лучшим сыном. А потом Дэймен проявляет себя, и они тут же переносят всю любовь на своего нового вундеркинда. Ты уже никому не нужен, и родители ожидают, что ты без слов уступишь свое место новому любимчику. Как думаешь, твое отношение к ним было бы таким же, как сейчас?
  Ох ты ж. Что-то ему подсказывало, что ситуация ни разу не гипотетическая.
  - Ну... - он тяжело сглотнул. - Сказать по правде, не уверен, что могу говорить за того, гипотетического меня. Его жизнь настолько отличается от моей, что это был бы совсем другой человек. Однако... если допустить, что мы с ним каким-то волшебным образом поменяемся местами... да, я относился бы к гипотетическим родителям так же, как сейчас.
  - Ты бы не стал бороться за свое право первородства? - спросила она.
  - Нет, - он покачал головой. - Тот, другой я, испытав родительскую любовь, мог бы попытаться ее вернуть. Я же все равно буду стремиться к самостоятельности. Смена декораций ничего во мне не изменит.
  - Понятно, - задумчиво протянула она.
  Вскоре они закончили разговор и разошлись. Шагая к дому Имайи, Зориан гадал, правильно ли он ответил на ее "гипотетический" вопрос.
  Впрочем, она согласилась встретиться на следующей неделе, так что, возможно, он еще узнает, в чем тут дело.
  
   Остаток субботы он провел с Эдвином, разрабатывая нового голема. Новая модель обещала быть более впечатляющей, стальной куклой куда крупнее Косенки - хоть и не настолько крупной, как он планировал изначально. Эдвин объяснил, что строительство големов более метра ростом запрещено без специальной лицензии. Зориан уже нарушал это правило в прежних циклах и определенно нарушит в будущих, но сейчас не видел в этом смысла. Вряд ли Эдвин донесет на него, но и помогать с откровенно незаконным проектом он тоже наверняка не будет. Для Зориана арест казался небольшим неудобством, Эдвин же воспринимал закон куда серьезнее.
  На следующий день он с утра покинул дом и спустился в подземелья Сиории. Сегодня заклинательный зал будет открыт - если он не совладает с оберегами, то Изысканные Мудрецы откроют дверь силой, наплевав на последствия.
  Сам Зориан не одобрял подобный подход. С тех пор как Изысканные Мудрецы начали поиски, не прошло и недели, казалось бы, куда спешить? Ну да, они объяснили свое желание закончить скорее - подземелье Сиории - желанная добыча для всех аранеа, центр их магического и технологического развития, так что они опасались атаки соседних племен. И да, благодаря петле Зориан знал, что их опасения напрасны, но не мог же он сказать им, что видел будущее и никто не придет.
  Ну да ладно, даже если они потеряют содержимое зала - ничего страшного, во всяком случае, для него. Он всегда может отложить поиски на другой цикл.
  Подходя к мертвому поселению, он мысленно потянулся вперед, сообщая часовым Изысканных Мудрецов о своем прибытии. Его встретила глава экспедиции, Колесо Фортуны И Золотая Пыль.
  [С возвращением, Зориан Казински,] - поприветствовала его аранеа. Он уже просил ее называть его просто по имени, но безуспешно. - [Есть ли новости с поверхности?]
  [Ничего важного,] - ответил он. - [Активность монстров спадает, так что и число охотничьих групп в Подземелье скоро должно резко сократиться.]
  [Хорошо,] - откликнулась она. - [Это место далеко от их обычных путей, но я все равно беспокоилась, что на нас наткнутся. Ты готов попытаться?]
  [Думаю, да. Хотя мне все равно кажется, что вы торопитесь.]
  [Так и есть,] - согласилась она. - [Я ничуть не подвергаю сомнению твои боевые навыки, но все же ты один, и не можешь быть в нескольких местах одновременно. Нам следует поторопиться.]
  Они дошли до входа в заклинательный зал. Здесь уже были шесть других аранеа, две изучали защитные чары, остальные ждали команды к штурму. Коротко переговорив со взломщицами оберегов, Зориан создал у себя под ногами парящий диск и взлетел к отверстию в потолке, скрывающему дверь.
  Он достал анализатор оберегов - те самые "карманные часы", за которыми сюда когда-то спускалась Тайвен, и чье отсутствие подсказало ему о наличии сокровищницы. В той самой сокровищнице, найденной Мудрецами, прибор и нашелся - и хоть Зориан и планировал разобрать его и понять, как он работает, сейчас аппарат был куда полезнее в рабочем состоянии. Зориан направил в механизм заклятье прорицания и приступил к работе.
  Из того, что ему и взломщицам-аранеа удалось на данный момент выяснить, вход перекрывали три слоя защиты. Первый поражал любого, коснувшегося стен, электрическим током. Второй раскалял окружающий воздух до смертельных температур. И третий обрушивал на незадачливых грабителей каменный свод. Все три имели сложные и искусно скрытые триггеры, завязанные на четвертый, сигнальный слой, который так и не удалось обнаружить.
  Очевидно, прежде всего следовало обезвредить третий слой, но он был и самым чувствительным к постороннему вмешательству. Изысканные Мудрецы разработали способ отключить его, но он, несомненно, активирует все остальные слои - как те, что они обнаружили, так и неизвестные, спрятанные глубже ловушки.
  Анализатор оказался на высоте - сигнальный слой, над поисками которого они столько бились, был для прибора как на ладони. Все... оказалось не так скверно, как он опасался. Он справится. Зориан передал Колесу Фортуны, что может отключить защиту. Аранеа в комнате засуетились, многие покинули рабочую зону, опасаясь, что он переоценил себя и может вызвать обвал. Впрочем, взломщицы и Колесо Фортуны остались. Первые помогут ему распутать чары, Колесо Фортуны же просто заявила, что "должна присутствовать". Зориан, поглощенный работой, не стал спорить.
  Следующие полтора часа он и взломщицы медленно и осторожно распутывали сигнальный слой, а потом переключились на сами двери. Двери тоже имели собственную защиту, не столь впечатляющую, как основная, но тоже вполне способную все загубить - Зориан вздохнул с облегчением, когда они наконец сумели их открыть, не потревожив ловушки.
  Увы, в тот же миг активировалась защита самого зала, полностью независимая от основной схемы - и потому невидимая снаружи. Не успей Зориан создать купол щита и направить диск, на котором они стояли, прочь от дверей, прогремевший взрыв убил бы их на месте. И даже так, их все равно впечатало в пол ударной волной, заставив потерять несколько драгоценных секунд.
  Приходить в себя было некогда - из развороченных дверей заклинательного зала в комнату полились клубы ядовито-желтого газа - а Зориану совершенно не хотелось узнать его свойства на себе. Задержав дыхание, он поспешно запечатал пролом силовой пленкой, и применил заклятье, что на его глазах использовал Кайрон во время вторжения. Он вскинул ладонь, заставляя газ стянуться к нему и собраться в компактную сферу.
  Собрав всю отраву, он преобразовал клубящийся в силовом пузыре газ в инертную пыль и обсудил ситуацию с Колесом Фортуны - к счастью, глава экспедиции не пострадала. Взломщицам оберегов повезло меньше - они были живы, но едва-едва. Как оказалось, аранеа не могут задерживать дыхание, как люди, так что паучихи вдохнули ядовитый газ, прежде чем Зориан его нейтрализовал. Они поправятся, но это будет нескоро, так что Колесо Фортуны попросила доставить их в поселение Мудрецов и привести двух других взломщиц взамен.
  После он, как мог, изучил зал парящими глазами и другими удаленными сенсорами - помещение было полностью разрушено взрывом и покрыто подозрительной зеленой слизью. Колесо Фортуны мысленно пожала плечами, объявила, что операция завершилась провалом, и распорядилась закрыть пролом магией изменения, пока оттуда не вылезло еще чего похуже.
  [Не вини себя за эту неудачу,] - сказала она ему. - [Если бы мы действовали согласно первоначальному плану, эта дополнительная защита все равно бы сработала, и, вероятно, убила бы всю штурмовую группу. К тому же, нам все равно пришлось бы разбираться с теми ловушками, что ты успел обезвредить до взрыва. Так вышло куда удачнее.]
  Что же, в этом тоже было здравое зерно. Оставив главу экспедиции разбираться с последствиями, он направился к своим учителям ментальной магии.
  Их не пришлось долго искать - все три собрались в одном из дальних уголков мертвого поселения, общаясь между собой. До этого цикла подобные разговоры меж аранеа были совершенно ему недоступны - телепатия все же зависела от языка, и он понимал аранеа лишь когда они "говорили" понятным для него образом. Но сейчас одна из наставниц начала учить его телепатическому языку аранеа, так что кое-что он все-таки уловил. Само собой, он делал лишь первые шаги, но чтобы понять общую тему, этого вполне хватило. Они обсуждали сильнейшие из соседних племен - Пылающую Вершину, Носящих Красное Клеймо и Темно-Синих - и насколько они опасны для экспедиции, если надумают занять Сиорию. Увы, это все, что он понял - разобрать подробности не удалось.
  Надо будет прошерстить архив в поисках сведений о соседних паутинах. Их тоже можно будет как-нибудь посетить, узнать, что они могут предложить.
  [Приветствую,] - послал он всем трем. - [Ни от чего не отвлекаю?]
  [Мы просто коротали время,] - ответила Голос Мира. Она обучала его восприятию мыслей и чувств аранеа. И именно она по собственной инициативе взялась научить его языку аранеа, утверждая, что без уверенного владения им он никогда не приблизится к пониманию разума паучих. Из трех учителей она отличалась наибольшим энтузиазмом, часто занимаясь с ним сверх положенного времени или показывая вещи, не входящие в программу. - [Ты пришел на ежедневное занятие?]
  [Да,] - подтвердил он. - [Я знаю, что я рановато, но вскрытие заклинательного зала завершилось аварией.]
  [Мы слышали,] - эту аранеа звали просто Кувалда. Подходящее имя, учитывая, что она специализировалась на телепатических боях и предпочитала мощные, безжалостные атаки. - [Колесо Фортуны всегда была безрассудна. По крайней мере, ты предотвратил жертвы. Признаться, я не ожидала многого от такого "охранника", но, похоже, и от тебя бывает польза.]
  [Кувалда!] - возмутилась Голос Мира.
  [Я просто говорю, как есть,] - без тени смущения ответила та.
  [Не будем препираться в присутствии ученика. Мы подаем дурной пример,] - сказала Память О Бессмертной Славе, третья из учителей. Зориану иногда казалось, что она его недолюбливает. То ли учить жалкого человека было ниже ее достоинства, то ли учить вообще... Но так или иначе, она не позволяла этому сказываться на качестве обучения, так что ему было не на что жаловаться. [Построим занятие по той же схеме, что и в прошлый раз?]
  [Не вижу никаких препятствий,] - ответил Зориан.
  [В таком случае, продолжим с того места, где остановились вчера. К слову, на следующее занятие нам понадобится кто-то, играющий роль... "практического пособия". Ты говорил, что с этим проблем не возникнет?]
  [Нет,] - заявил Зориан. - [Не возникнет.]
  Оглушить какого-нибудь культиста и притащить сюда для допроса и ментальной тренировки и правда несложно. Правда, он еще не решил, выбрать ли кого-нибудь низкорангового, которого никто не хватится, или замахнуться повыше. Это надо будет серьезно обдумать.
  [Прежде, чем мы начнем, я хотел бы кое о чем спросить,] - сказал он.
  [О? И о чем же?] - спросила Память О Бессмертной Славе. - [Случайно не о массивном пакете памяти в твоем сознании?]
  Зараза. Этим и было плохо обучение у аранеа - чтобы научить его работать с памятью, наставница должна была коснуться его разума. Он не сомневался, что заметил бы серьезные действия с ее стороны - но ничего не мешало ей просто взглянуть украдкой.
  [Мне казалось, вы обещали не рыться у меня в голове?] - раздраженно заметил он.
  [Я и не рылась,] - возразила она. - [Хранилище памяти аранеа в человеческом разуме, тем более таких размеров, само по себе очень заметно. К тому же, разве ты только что не собирался попросить меня рассмотреть его повнимательнее? В таком случае - не понимаю, что тебе не нравится.]
  Зориан обреченно вздохнул. Он терпеть не мог, когда аранеа отвечали на его мысли, прежде, чем он облечет их в слова. Это просто грубо. Но по сути она была права - ему было необходимо ее экспертное заключение о пакете памяти матриарха - потому что его собственные неумелые чувства говорили, что пакет начал разрушаться.
  Если это правда, то он должен знать, сколько времени у него осталось.
  После непродолжительных препирательств он все же открыл свой разум, впуская ее к хранилищу памяти. К счастью, она вела себя прилично, так что взрывные заряды в его ожерелье не пробудились.
  Закончив осмотр, она наконец покинула его разум.
  [Боюсь, ты прав,] - сказала она. - [Стенки пакета действительно начали разрушаться.]
  Сердце словно ухнуло в пустоту. Этого-то он и боялся. Он просто не готов, вскрой он пакет сейчас - вряд ли он хоть что-то поймет. Но если он промедлит...
  [Сколько у меня времени?] - спросил он.
  [Трудно сказать. Никогда не встречала столь большие пакеты памяти, так что мне сложно оценить. Полагаю, он будет стабилен еще месяца три. Может быть, четыре. Но если не хочешь рисковать - тебе следует открыть его в ближайшие пару месяцев.]
  [Можно ли как-то остановить или хотя бы замедлить разрушение?] - в отчаянии спросил Зориан.
  [Починить пакет памяти легко - если он создан тобой,] - сказала Память О Бессмертной Славе. - [И куда труднее, если это чужие воспоминания. Не думаю, что смогу починить что-то столь сложное, да и ты едва ли позволишь мне столь активно копаться в твоем разуме. Если хочешь, я преподам тебе основы, но чтобы починить эту штуку, тебе понадобится учитель получше.]
  [Не подскажете, где мне найти такого?] - спросил Зориан.
  [Вероятно, Просвещенные Поборники могли бы тебе помочь,] - сказала она. - [Но я слышала, что с ними непросто договориться. Они заламывают бешеные цены.]
  Блин, опять они. Что же, отчаянные времена требуют отчаянных мер. По крайней мере, собрать деньги на их чертовски дорогостоящие услуги теперь будет несложно.
  [В таком случае, я хотел бы отложить плановые занятия и сконцентрироваться на работе с пакетами памяти.]
  [Разумеется,] - легко согласилась она. - [Смотри, это делается вот так...]
  
   Домой он вернулся уже под вечер, уставшим и расстроенным. Первоначально он собирался еще поработать после визита к Мудрецам, но неудача с заклинательным залом и подтверждение, что пакет матриарха разрушается, отбили всякое желание что-то делать.
  - О, наконец-то! - встретила его Имайя. - Твоя подруга уже тебя заждалась. Она в подвале с Каэлом. Позвать ее, или сам пойдешь к ним?
  Подруга? Она?
  - Тайвен? - предположил он. Имайя кивнула. Хех, не ожидал ее так рано; это или очень хорошо, или очень плохо. - Я пойду, узнаю, что ей нужно.
  - Знаешь, когда твоя "подруга" приходила в прошлый раз, она ушла из дома заплаканной, - светски заметила Имайя.
  - А почему вы произносите слово "подруга" с такой интонацией? - насторожился Зориан.
  - Вы часом не разбиваете девичьи сердца, а, мистер Казински?
  - Уф. Между мной и Тайвен ничего такого нет, договорились? И потом, если кто из нас и разбивает сердца, то это определенно Тайвен, - возразил Зориан.
  Домовладелица посмотрела на него с явным интересом.
  - Давайте не будем об этом, - покачал он головой.
  К счастью, она не стала настаивать, так что он направился в подвал, повидаться с Тайвен. Он застал ее за разговором с Каэлом - они обсуждали временную петлю, сверяли ее записи и строили предположения.
  - Значит ли это, что ты мне поверила? - с надеждой спросил он.
  - Наверное, - ответила она. - В это все еще трудно поверить, но все, что ты рассказал, сходится. Или, по крайней мере, все, что я могу проверить. Да и Каэл вроде бы верит тебе. Так что да, пожалуй, и я поверю.
  - Ты можешь рассказать что-нибудь, что убедит тебя в следующем цикле? - спросил Зориан.
  - Мы как раз об этом говорили. Я не знаю. Что-то личное скорее выбесит меня - я решу, что ты следил за мной или копался у меня в голове. Если ты выловишь меня в самом начале и сходу начнешь показывать, чему научился, я точно поверю, что творится что-то странное, но подумаю, что ты - двойник или одержим чем-то. В этот раз мы много общались в первую неделю, только поэтому я и не сомневалась, что ты... мм, это ты.
  - А если так: я начинаю цикл точно так же, присоединяюсь к твоей группе и все такое; несколько дней раздражаю тебя своими возросшими способностями, а потом выкладываю все, прежде чем ты сама пойдешь искать ответы?
  Тайвен расслабилась, и он только сейчас понял, как она была напряжена.
  - Что такое? - нахмурился Зориан.
  - Я... боялась, что ты будешь просто повторять тот же самый сценарий, как в этом месяце, - призналась она. - Пусть я и не буду помнить, я не хочу раз за разом реветь перед тобой. Спасибо, но и один раз был достаточно унизителен.
  - Сказать по правде, меня тоже совершенно не устраивает раз за разом доводить тебя до слез, - сказал он. - Так что этот вариант в любом случае не рассматривался, даже если бы ты не возражала.
  Она, смутившись, отвела взгляд.
  Каэл прочистил горло, привлекая внимание.
  - Не хочу вам мешать, но нам нужно многое обсудить.
  - Да, - поспешно ухватилась за новую тему Тайвен. - Прежде всего - Зориан, почему ты до сих пор не поговорил с Заком? Этот твой "Красный" угрожает вам обоим, и ты сам сказал, что считаешь Зака центром происходящего. Логично было бы работать вместе. Не понимаю, почему ты колеблешься.
  - Прежде всего, существует вероятность, что Красный отслеживает действия Зака. Тогда, выйдя на связь с Заком, я выдам себя Красному, - сказал Зориан. - Во-вторых, подозреваю, что стоит мне связаться с Заком, и все мои планы вылетят в трубу. На ближайшие месяцы у меня намечено несколько срочных дел, я не могу терять время, возясь с Заком. И даже если он проявит понимание - он все равно напросится участвовать в моих планах. Многие из которых требуют деликатности, которой он начисто лишен. В итоге выходит, что сейчас не самый подходящий момент, чтобы выходить с ним на связь.
  - И что, ты так и будешь избегать потенциального союзника? - спросила Тайвен.
  - Только пока я не выясню мотивы захватчиков и не разберусь с пакетом памяти матриарха, - уточнил Зориан. - А после я встречусь с ним и узнаю, чем занимался он, и чем мы можем помочь друг другу.
  - Хаах. Ну ладно, - смягчилась она. - Это имеет смысл. Сказать по правде, я думала, что ты просто упрямишься. Каэл сказал, что ты чем-то обижен на Зака, а я-то знаю, насколько ты злопамятен.
  - Каэл ошибся. Я вовсе не обижаюсь на Зака, - ответил он, раздраженно покосившись на морлока. - Ну да ладно. С этим разобрались. Что еще нам надо обсудить?
  Каэл выдрал лист из тетради и протянул ему.
  - Мы составили список, - ухмыльнулся он. - У Тайвен множество предложений.
  Вздохнув, Зориан взял листок и начал читать. Вот надо же было Тайвен заявиться именно сегодня...
  Да уж, не везет, так не везет.
  
  
  
  
  
  
  45. ТОНКИЕ МАТЕРИИ
  
  [К оглавлению]
  
  
   Чем дальше, тем все сильнее Зориан убеждался, что совершенно не знает Тайвен. И дело было даже не в тех неожиданных тревогах и неуверенности, что таились за ее неизменным оптимизмом - он никак не ожидал, что она подойдет к проблеме временной петли настолько вдумчиво. Выслушала, не перебивая - и даже конспектируя - а потом вернулась со списком новых вопросов и идей. Совершенно нетипичное для нее поведение. Привычная ему Тайвен во всем следовала принципу "не раздумывай - действуй!", к тому же она сама призналась, что не до конца поверила в его историю - так что столь глубокий подход его просто ошарашил.
  Но, хоть ее совместный с Каэлом список и удивил его, чего-то совсем уж революционного там не было - а то, что было, сводилось к четырем основным вопросам. Почему он не привлек на помощь никого, кроме нее и Каэла? Почему он не сообщил о происходящем правительству и администрации Академии? Почему он распыляет внимание на столько предметов, а не сосредоточится на чем-то одном? И наконец, почему он уделяет так мало внимания боевой магии?!
  Последний пункт его особенно порадовал. Ведь всего несколько дней назад его "невероятные боевые навыки" довели Тайвен до слез - а теперь она говорит, что он должен был лучше стараться.
  Право слово, удовлетворить некоторых просто нереально.
  Увы, саму Тайвен ее переоценка ценностей нисколько не забавляла. Его доводы, почему он отнес боевую магию ко второстепенным целям - из-за того, что большинство его проблем нельзя было решить насилием, а сам он не имел к нему предрасположенности - она просто отмела, заявив, что подтянет его до пристойного уровня. С помощью спаррингов.
  Постоянных, ежедневных, опасно-серьезных спаррингов. Когда он давал свое согласие, он и представить не мог, во что это для него выльется. Спарринг с Тайвен, считающей его самонадеянным новичком с парой фокусов, и спарринг с Тайвен, воспринимающей его всерьез с самого начала, и не боящейся его покалечить - две большие разницы. Она была свирепа и безжалостна - он даже опасался, что если не приложит все усилия, то может и вправду умереть, несмотря на защитные чары тренировочного зала. Как-то все это чересчур.
  Может, она все еще дуется на него за столь быстрое развитие.
  - Готов? - она задорно крутанула боевым посохом.
  - Нет? - на всякий случай ответил Зориан. Он был только что от Ксвима и совершенно не успел отдохнуть. Последнее, чего он сейчас хотел - чтобы его отмутузили под предлогом тренировки.
  - Какая жалость, - ухмыльнулась Тайвен. - Мы начинаем. Давай!
  Ну, он и не надеялся, что это сработает. Зориан, не мешкая, рванулся в сторону, уклоняясь от первого удара. Причем это был не магический снаряд или еще что-то вменяемое - нет, она начинала поединок мощным лучом силы. Именно "Копьем силы", как называлось заклятье, она теперь и орудовала в спаррингах с ним. Он даже не пытался принять удар на щиты - луч был специально заточен на пробивание простых силовых барьеров, концентрируя огромную ударную мощь на крохотном участке щита. Более продвинутые и мощные защитные чары смогли бы выдержать атаку, но в арсенале Зориана таких не было. Он уже убедился в этом на собственной шкуре во время первых спаррингов - руки и туловище были покрыты жуткими синяками. Даже на максимальной мощности защита зала не могла полностью смягчить удар такой силы.
  Нет, единственный выход - вовремя убраться с пути луча. К хорошим новостям - лучевые заклятья нельзя сделать самонаводящимися, то есть уклонение в принципе возможно. К плохим - "копье" летит с умопомрачительной скоростью, и на столь короткой дистанции от него чрезвычайно сложно увернуться. Да и его хреновая физическая форма отнюдь не помогала уворачиваться.
  Впрочем, в последние дни он был просто вынужден учиться быстро, так что луч прошел мимо.
  Он немедленно ответил порывом ветра, стремясь выбить ее из равновесия, а если получится - то и ослепить. Увы, она уже видела этот трюк в его исполнении, так что просто прикрылась погодным щитом и ответила фаерболом в полную силу. О боги, она реально не сдерживается. Он послал развеивающую волну - она жрет куда меньше маны, чем полноценный защитный купол. К тому же сферический щит обездвижит его, чем Тайвен непременно воспользуется.
  Похоже, она это и планировала - следом за фаерболом ударило копье. Вздумай он принять огонь на щит, не смог бы увернуться от луча.
  Он швырнул в нее рой магических снарядов, безо всяких затей, просто по прямой. На самом деле это была просто обманка, провоцирующая Тайвен ответить в излюбленной манере, мощным тараном силы - защита и контратака одновременно. Вот почему вслед за снарядами пошел электрический луч, невосприимчивый ко встречным силовым волнам.
  Он угадал - она попыталась контратаковать тараном, но вовремя раскусила его замысел и увернулась от луча. Воспользовавшись ее заминкой, Зориан прибег к короткому телепорту, возникнув у нее за спиной. Конечно же, она засекла его - вероятно, тем самым трюком с облаком маны, которому когда-то научила его - но успела лишь торопливо прикрыться куполом щита, встречая его ударную волну. Он атаковал копьем силы - пусть почувствует это на себе - но Тайвен непринужденно увернулась, ответив залпом из восьми снарядов, вынуждая его снова использовать развеяние. Любопытно, почему она все еще посылает снаряды так кучно - ведь уже убедилась, что такой залп он может развеять одним контрзаклинанием. Или просто не может ударить с разных сторон? Он знал, что в плетениях далеко превосходит ее - возможно, контролировать каждый снаряд отдельно ей просто не под силу.
  Он вновь телепортировался, уклоняясь от тарана силы, и послал собственный залп магических снарядов - каждый из которых летел собственной причудливой траекторией.
  Битва бушевала еще пару минут, потом Зориан исчерпал ману и был вынужден сдаться. На его взгляд - неплохой бой, по крайней мере, он не заработал новых синяков. Тайвен, само собой, была недовольна, пеняя ему на расточительную трату маны, но правда была проста - ее напор просто не позволял экономить энергию. Лучше уж он проиграет технически, исчерпав резерв, чем опять попадет под удар боевого заклятья.
  - В настоящем бою остаться без маны - значит умереть, знаешь ли, - заметила Тайвен.
  - А получить сквозную дыру в груди от копья силы - не значит? - возразил он, заработав пристальный взгляд.
  - Угу, ладно, уел, - она прошла к ближайшей скамейке и жестом поманила его сесть рядом. - Ты обдумывал тот список, что дал тебе Каэл?
  Конечно обдумывал. Он даже обсуждал с ней некоторые из пунктов, причем ей, кажется, не понравились его ответы. Сочтя, что этим вопросом она требует более подробных объяснений, он начал по порядку перечислять свои аргументы.
  Проще всего было объяснить, почему он не ищет помощи других людей, в особенности правительства. Чем больше людей знают его секрет, тем выше шанс, что кто-то обмолвится кому не надо и наведет на него Красного. Если у них нет чего-то жизненно для него важного, что нельзя получить другим путем - остальных лучше держать в неведении. Если начистоту, то даже вовлекать Тайвен уже было бессмысленным риском. Он открылся ей по той же причине, что толкала его раз за разом брать Кириэлле с собой в Сиорию, создавая себе кучу проблем и теряя уйму времени - ему нужен был кто-то близкий, с кем можно поделиться наболевшим.
  Естественно, об этом соображении он умолчал - сомнительно, чтобы это понравилось Тайвен. Так что он акцентировал внимание на том, что практически никто в здравом уме не поверит в его историю, а убеждение потребует нескольких недель и чревато ненужной шумихой - особенно в случае с правительством или администрацией академии. Зак неоднократно пытался рассказать им о петле, но никто не воспринял его всерьез - нет никаких оснований ожидать, что у него выйдет лучше.
  - Но разве ты не говорил, что Зак не блещет умом? - полюбопытствовала Тайвен.
  - Есть немного, - согласился Зориан. - Но для этой цели он подходит куда лучше меня. Мне ни за что не внушить чиновникам такого доверия, как Зак.
  - Ах да, эта твоя ментальная магия...
  - Ну, и это тоже, но вообще-то я имел в виду, что наверняка не смог бы быть столь же откровенен и честен, - признался он. - Я бы обязательно о многом умолчал, вызвав у них подозрения.
  Тайвен задумчиво оглядела его.
  - Ты ведь и мне рассказываешь далеко не все, не так ли?
  - Я рассказываю тебе большую часть, - возразил он. - Все, что на мой взгляд относится к делу.
  Она промолчала, глядя на него с явным неудовольствием.
  - Но в любом случае, - поспешно продолжил он, чтобы сменить тему, - даже если не учитывать перечисленное, все равно идти к городским властям - очень плохая идея. Очевидно, что кто-то на самом верху сотрудничает с захватчиками. Практически уверен, что кто бы ни возглавлял Культ Дракона, что Внизу, он тоже не последний человек в городской администрации - не просто же так его члены получают от города самые выгодные контракты и избавлены от бюрократических проблем. Логично предположить, что ибасанцы тоже купили кого-то наверху.
  - Все время забываю об этом, - призналась Тайвен. - Что, если подумать, само по себе дико. То, что весь наш город под колпаком какого-то безумного культа - одно из самых страшных откровений в твоей истории, но то, что я просто исчезну в конце месяца, просто затмевает все.
  Ох. Она все еще зациклена на этом. Он постарался сменить тему, перейдя к вопросу о чрезмерном распылении внимания.
  Ее упреки, что лучше бы он сконцентрировался на одном-двух направлениях, были вполне обоснованы. Увы, он просто не мог так поступить - он постоянно сталкивался с нештатными ситуациями, требующими бросить или отложить все и немедленно взяться за новую проблему. Другая причина крылась в его характере - он мог сфокусироваться на чем-то лишь на определенное время, после чего доходило до полного отвращения и потребности срочно сменить вид деятельности. Не то чтобы этот недостаток сильно мешал ему - он все равно собирался стать магом-универсалом - но он понимал, почему узкому специалисту вроде Тайвен это не понравится.
  - А насчет боевой магии, которой я "уделяю мало внимания"... ну, мы уже не раз говорили об этом, и ты знаешь мою точку зрения, - продолжил он.
  - Но ты все равно приходишь на спарринги, - заметила она. - Я знаю, я была довольно... настойчива, но я не смогла бы заставить тебя, если бы ты решил отказаться.
  - Ну, я все же хочу стать лучше, - пожал плечами Зориан. - Нет смысла отказываться от бесплатных тренировок. Просто хотелось бы, чтобы они были сдержаннее.
  - Ой, да ладно тебе, - фыркнула Тайвен. - Чего тебе бояться? Кто у нас большой и страшный путешественник, не умирающий по-настоящему?
  - Легкомысленное отношение к смерти легко может войти в привычку и угробить меня после выхода из петли. Так что предпочитаю не умирать без острой необходимости - или совсем уж потрясающей выгоды, - ответил он. - К тому же, ты понимаешь, что петлю перезапускает смерть Зака, а не моя? Если нечаянно убьешь меня, тебе придется жить с этим до конца месяца.
  Судя по ее лицу, такое ей в голову не приходило. Да, уже ближе к его старой доброй Тайвен.
  Она пробормотала что-то про изнеженные комнатные растения и откинулась на холодную стену позади скамейки. Не самая полезная привычка.
  - А знаешь, тебе ведь не обязательно тренировать боевую магию именно со мной, - сказала она. - В Сиории немало инструкторов. Учитывая твои финансовые возможности и способность тратить их снова и снова, ты мог бы поучиться у всех. Пусть боевая магия для тебя и не на первом месте, но задуматься стоит. Это уникальная возможность, такое доступно лишь во временной петле.
  - Что ты имеешь в виду? - нахмурился Зориан.
  - Множество магов просто не станут обучать ученика своих соперников, - пояснила она. - Из принципа. Ну, и одно дело показать пару трюков зеленому новичку - и совсем другое делать еще сильнее вундеркинда, впитавшего наставления многих ветеранов. Да что там, некоторые попросту откажутся иметь с тобой дело, если покажешь себя чересчур компетентным. Никто не хочет своими руками вырастить себе опасного конкурента.
  - Тайвен, не обижайся, но Дэймен без проблем находил могущественных наставников, - возразил Зориан. - И чем более он становился известным, тем больше людей хотели обучать его.
  - Не сомневаюсь в этом, - согласилась она. - Но можешь мне поверить, немало дверей закрылось перед ним по той же причине. Но для тебя это не проблема - мало того, что будущие наставники не узнают, кто учил тебя раньше и что ты на самом деле можешь, так ты можешь, например, подписывать ученические контракты - они все равно исчезнут в конце месяца. Проклятье, да ты можешь даже принимать реально херовые условия в обмен на сокровенные тайны старших магов. Просто... подумай об этом, хорошо?
  - Я думаю об этом. Думал с самого начала временной петли. Просто более срочные проблемы вечно съедают мое время, - ответил он. - Кстати, никак не ожидал что ты предложишь такое. Тебя это не смущает? Ведь по сути, мы говорим о том, чтобы украсть секреты, над которыми эти люди бились всю жизнь, ничего не предложив взамен.
  - Ну да, - сказала она. - Но если начистоту - на твоем месте я сделала бы это без малейших колебаний. Как и девять из десяти тех самых экспертов, которых ты жалеешь. Ты ведь не хочешь сказать, что никогда не делал подобного?
  - Иногда, - признал Зориан. Перед его внутренним взором тут же встала Ильза, к которой он напросился в подмастерья в обмен на особое обучение. - Но я веду список людей, которым обязан в этом смысле, и которым постараюсь как-то отплатить по выходу из петли. Хотя список уже очень длинный, и я не представляю, как отблагодарить некоторых из них...
  - Ох, - она смущенно отвела глаза.
  - Что?
  - Ты совсем странный, Зориан, - пожаловалась она. - Можешь быть на редкость эгоистичным поганцем, а потом говоришь что-то вот такое - и я ловлю себя на том, что совсем не понимаю тебя.
  - Это взаимно, Тайвен, - улыбнулся он.
  - Что взаимно - что я, по-твоему, эгоистичная поганка, или что ты меня не понимаешь?
  - И то, и другое, - сама напросилась.
  Она издала возмущенный звук и легонько пихнула его.
  - И склонна к насилию, - добавил он.
  - Ну и ладно, - она встала со скамейки. - На следующий спарринг я позову Ворчуна и Мямлю, чтобы у тебя было разнообразие. И, думаю, я могу напомнить кое-кому из бывших одноклассников, выбравших боевую карьеру, о прежних услугах и попросить их тоже сразиться с тобой. Технически твои заклинания безупречны - но тебе нужны боевые рефлексы.
  Зориан с интересом посмотрел на нее.
  - Почему ты так стараешься? - спросил он. - Не хотелось напоминать о неприятном, но пару дней назад тебе было невыносимо думать, что я превзойду тебя на твоем поле. Почему такая резкая перемена? Ведь ты сама сказала, что не до конца веришь в историю с петлей.
  - Потому что на кону твоя жизнь, - серьезно ответила она. - Это - главное, что я поняла из твоего рассказа. Будь это не так... ну, я бы вконец извелась от зависти. Но это не только преимущество, но и ответственность, и кто-то нацелился на твою жизнь. На фоне опасности, которой ты подвергаешься, все мои обиды кажутся такими... пустяковыми.
  Хах... так вот почему она так настаивала на боевых тренировках?
  - Не умирай, хорошо? - сказала она, не дождавшись ответа. - Ведь ты - мой лучший друг.
  Зориан замялся, понятия не имея, что отвечать на такое признание. Довольно грустное признание, как подсказывала его язвительная, циничная часть. До временной петли он был не особо дружелюбен, к тому же лелеял обиду на Тайвен, посмеявшуюся над его признанием в любви. Не случись вторжения и временной петли - успел бы он спасти их дружбу? Или так и отталкивал бы ее, не зная, как она к нему относится, пока она в конце концов не сдалась бы?
  - Я постараюсь, - наконец сказал он. Он не мог ничего обещать, это было бы ложью, и они оба это знали. - Скажи, Тайвен, ты не задумывалась, как можно использовать петлю тебе на пользу? Ну, как Каэл с его алхимией?
  - Да нет, - она грустно покачала головой. - Это ведь бесполезно? Для боевой магии нужны плетения и тренировки, их не передашь в записи. Чем мы с тобой можем помочь другой Тайвен?
  - Я могу научить тебя множеству упражнений плетения и отметить, какие помогают тебе лучше других, - ответил Зориан. - Я могу показать тебе разные боевые заклятья, что нашел за время петли, запомнить, которые подходят тебе лучше и как их эффективнее тренировать. Сейчас мои уроки магии с Кириэлле по меньшей мере вдвое эффективнее, чем были вначале, так что мы легко можем составить для тебя вдвое более быструю программу тренировок.
  - Но много ли можно впихнуть в один месяц? - скептически спросила Тайвен.
  - Не попробуем - не узнаем, не так ли? - возразил Зориан. - К тому же нет никаких причин ограничивать продолжительность тренировки месяцем. Разве каждый новый прием, что ты узнаешь, требует сперва овладеть всеми предыдущими?
  - Нет?
  - Ну вот видишь. А это значит, что мы можем разбить нашу тренировочную программу на отрезки по месяцу и оптимизировать их по отдельности. И разработать план тренировок по меньшей мере на год, особенно если ты выделишь время на дисциплины поддержки, которые до сих пор игнорировала. В частности, каждый раз, когда я в новом цикле присоединяюсь к твоей группе, я остро чувствую твою слабость в прорицании.
  Похоже, Тайвен разрывали противоречивые чувства. Идея определенно захватила ее, но в то же время она чувствовала... вину?
  - Даже не знаю... - сказала она. - Кажется, это потребует прорву времени, и не принесет тебе никакой пользы. И ты сам сказал, что уже занят слишком многими важными вещами.
  Конечно, она была права. И все же - он был многим ей обязан, а это казалось отличным способом отблагодарить. Он найдет время. Может, не так много, но найдет.
  - Я все равно собирался заняться боевыми плетениями, - сказал он. - Пожалуй, вдвоем с тобой это будет полезнее, чем в одиночку. Ты наверняка лучше меня поймешь, которые из них полезнее. И кто сказал, что мне придется неотрывно опекать тебя - уверен, ты многое можешь проверить сама, а потом передать мне тетрадь с результатами для следующего цикла, как делает Каэл. Или просто рассказать мне о том, что выяснила, перед летним фестивалем.
  Тайвен не пришлось долго уговаривать - по сути, именно этого она и просила в момент слабости - "научить и ее играть без правил". Он пообещал принести первую партию заклятий и упражнений к завтрашнему спаррингу и ушел по своим делам.
  Интересно, когда до нее дойдет, что она согласилась день за днем заниматься плетениями? Надо будет до завтра потренировать своего внутреннего Ксвима.
  
   Глубоко под землей, в разрушенном поселении аранеа Зориан терпеливо ждал, пока Память О Бессмертной Славе считает память ибасанского мага, захваченного им для допроса. Ему пришлось далеко зайти в контролируемый захватчиками сектор Подземелья, зато повезло наткнуться на одного из средних офицеров Ибасы, так что он с нетерпением ждал результатов чтения памяти.
  А пока аранеа работала, он парил над полом пещеры неподалеку от нее, удерживая себя в воздухе плетением левитации. В его левой руке сменялись камешки, которые он плетением разрушал в песок. Он давно овладел обоими упражнениями, но белый шум подземелья несколько затруднял исполнение и тем делал их неплохим способом скоротать время.
  У него уже кончались камни, когда аранеа наконец покинула разум жертвы и подошла к нему.
  Само собой, он не рассказывал Памяти О Бессмертной Славе ничего о путешествиях во времени, так что в ее отчете они закономерно не упоминались. Но в нем хватало и других интересных сведений.
  [Ибасанцы боятся вас,] - сказала Память О бессмертной Славе. - [То есть не кого-то конкретного, а в целом человеческие нации на континенте. Ваша техническая революция не затронула их, и они опасаются, что со временем станут бессильны и незначительны. А поскольку вы недавно пережили несколько разрушительных гражданских войн и смертоносную эпидемию, и сейчас разобщены как никогда - многие на Ибасе считают, что сейчас самое время ударить. Многие прямо требовали начать вторжение, но, похоже, одна из влиятельных фракций считает военный конфликт самоубийством и настаивает на возобновлении дипломатических связей с континентом. Соответственно, операция в Сиории преследует две основные цели. Во-первых, выставить вашу нацию слабой, делая потенциальное вторжение с Улькуаан Ибасы более привлекательным для умеренной части островитян. К тому же подобная слабость вполне может разжечь еще одну войну на континенте, которая еще ослабит уцелевшие державы. Вторая цель - сделать заключение мира между Эльдемаром и Улькуаан Ибасой совершенно невозможным, тем подрывая позиции фракции примирения.]
  [Они не опасаются, что Эльдемар может в ответ вторгнуться на Ибасу?] - спросил Зориан.
  [Улькуаан Ибаса далека и негостеприимна, а у Эльдемара хватает соперников на континенте,] - пояснила Память О Бессмертной Славе. - [Они ожидают ответных мер, но ничего существенного. Максимум серию налетов.]
  Сам Зориан был в этом далеко не уверен. Эльдемар последнее время был на подъеме, а его правители - горды и агрессивны. Он вполне допускал, что королевская семья и Совет Благородных начнут ответное вторжение на Ибасу - просто из принципа, наплевав на затраты. Особенно учитывая, что Ибаса дипломатически отрезана от континента и не вплетена в сложнейшую паутину альянсов, не позволявшую более крупным державам Раскола просто присоединить мелкие силой оружия.
  Но аранеа продолжила рассказ, и стало очевидно, что захватчики полагались отнюдь не только на нерешительность властей Эльдемара. Незадолго до начала месяца, перед самой временной петлей, ибасанцы сумели тайно захватить форт Орокло.
  Расположенный на небольшом островке к северо-востоку от Эльдемара и названный в честь генерала, что разбил армию Кватач-Ичла в конце Войн Некромантов, форт Орокло, несмотря на скромные размеры, выполнял две важные функции. Отсюда велось наблюдение за Улькуаан Ибасой, и здесь же пополняли запасы сторожевые корабли Эльдемара. Сами ибасанцы вроде бы называли его "Кинжальный форт", сравнивая его с клинком у собственной глотки. Покуда Эльдемар владел фортом, он имел превосходный опорный пункт для ударов по острову.
  И теперь, прежде чем королевство сможет начать ответное вторжение, придется сначала отбить Орокло - мощную крепость в труднодоступном месте.
  [Тут что-то решительно не сходится,] - указал Зориан. - [По вашим словам, ибасанцы перебрасывают войска с Ибасы в Орокло, потом оттуда куда-то на Сарокианское плоскогорье, и оттуда в подземелья Сиории.]
  [Да, и что тут такого?]
  [Тут недостаточно опорных точек для эффективной цепи телепортов,] - пояснил он. - [Всего одна остановка на такое расстояние, да еще конечная точка глубоко в Подземелье? Быть того не может. И ладно бы они пересылали письма или небольшие посылки, но армию... Даже будь Кватач-Ичл лучшим масс-телепортером во всем чертовом мире, чудовищные затраты маны поставили бы крест на столь длинных прыжках.]
  Ну да, всего одна промежуточная остановка объясняет, как ибасанцы сумели переправить армию незамеченной через территорию королевства, но...
  [Они телепортируются не так, как ты показывал нам,] - заметила Память О Бессмертной Славе. - [С помощью некой каменной конструкции они открывают пространственный переход между двумя точками. Как открытая дверь.]
  Что?
  [Можете подробнее описать эту "дверь"?] - нахмурился Зориан.
  Вместо устного описания аранеа просто спроецировала образ "двери" из памяти ибасанца прямо в его разум.
  Против его ожиданий, это не была каменная арка - это был огромный каркас икосаэдра, набранный из каменных балок. В центре диковинного геометрического объекта, словно окно, вырезанное в воздухе, парили сами пространственные врата. На первый взгляд круглые, очерченные размытым искажением, словно кто-то провел пальцем по сырой акварели, смазав цвета - но аранеа услужливо прокрутила модель, и стало понятно, что врата выглядят круглыми со всех сторон. Это сфера.
  Что же... наверное, это снимало некоторые вопросы. Заклятье врат - вершина пространственной магии, требующая как огромного расхода маны, так и величайшего мастерства плетения, но на стороне захватчиков - древний лич. Если кто и мог, не напрягаясь, открыть врата, так это Кватач-Ичл.
  Но...
  [Они вдохновлялись древними артефактами, известными как врата Бакоры,] - добавила аранеа. - [Хоть они и не смогли до конца разобраться в их принципе и активировать их, они выяснили, что "икосаэдр" вокруг врат стабилизирует их на неограниченное время. До тех пор, пока врата снабжаются маной. Так что они создали собственную версию врат.]
  [Погодите, хотите сказать, что эта штука внизу действует непрерывно?] - удивленно спросил Зориан.
  [Если верить нашему пленнику - да,] - ответила аранеа. - [Насколько ему известно, проход никогда не закрывается.]
  О боги, постоянный пространственный переход... тогда неудивительно, что захватчики сумели перекинуть в город столь мощные силы и постоянно их снабжают. Он засыпал аранеа вопросами о принципах, устройстве и ограничениях этих самопальных Врат Бакоры, но, как выяснилось, захваченный ибасанец не имел об этом никакого понятия. Как, вероятно, и любой другой заговорщик, кроме предводителей, а может быть - и Кватач-Ичла, заведовавшего вратами.
  Досадно. И все же тот факт, что заговорщиков снабжают через постоянный пространственный переход, открывает некоторые возможности. Например, если он сумеет достаточно быстро захватить врата, он сможет попасть прямо на главную базу ибасанцев, а то и на сам Остров Изгнанников. Разрушение врат, без сомнения, расстроит заговорщикам все планы, если только они не смогут быстро создать новые врата, что как-то сомнительно. И наконец, шанс украсть проект у его создателей - то, что он определенно попытается сделать при малейшей возможности.
  Остается надеяться, что принцип известен кому-то кроме Кватач-Ичла, и что Врата работают не на детских душах или чем-нибудь подобном, потому что это и правда потрясающее открытие.
  [А что насчет лаборатории, о которой я говорил?] - спросил Зориан.
  [Ничего нового,] - ответила Память О Бессмертной Славе. - [Откровенно говоря, я думаю, что ты не там ищешь. Ты сказал, что прежние аранеа узнали о лаборатории что-то важное? Не думаю, что они узнали это от ибасанцев. Конечно, я не могу быть уверена, пока не читала кого-нибудь из их главных, но похоже, они не знают, что в лаборатории, и это их не интересует. Разве что кроме лича - а мы оба знаем, что прежние аранеа никогда не смогли бы заглянуть в память этой твари.]
  [Что же, очевидно, они узнали это от кого-то еще,] - сказал Зориан.
  [Ну, это же правительственный объект. Очевидно, что кто-то в правительстве знает, чем они там занимаются. Полагаю, если хочешь проследить путь прежних аранеа, тебе стоит найти чиновника, которому отчитывается эта лаборатория.]
  А ведь... вполне логично. Он не сомневался, что Копье Решимости без малейших колебаний напала бы на городских чиновников, если бы знала, что ей за это ничего не будет. А ей за это ничего и не было бы - ведь она знала, что находится во временной петле, и события после определенной даты просто не имеют значения.
  [Звучит логично, но давайте пока не будем ссориться с городскими властями.]
  [Меня это полностью устраивает,] - ответила аранеа.
  У Зориана больше не осталось вопросов, так что они попрощались, договорившись встретиться завтра для обычного занятия.
  
   Недели следовали за неделями, и хоть он и не добился потрясающего прорыва, многие проекты Зориана уверенно продвигались вперед. Он выучил все, что передала ему Память О Бессмертной Славе о создании и укреплении пакетов памяти, и прилежно оттачивал то, что показывали две другие наставницы из Изысканных Мудрецов. Он переворошил всю библиотеку в поисках упражнений плетения для себя и для Тайвен и вместе с Эдвином построил аж трех разных големов. Наконец, он выучил множество новых заклятий из книг, что он с Мудрецами нашел в сокровищнице аранеа Сиории.
  Из новых заклятий его больше всего заинтересовала парочка совершенно незаконных версий телепорта, позволяющих прорваться через слабые обереги. Если он овладеет ими, его мобильность в черте города резко возрастет. Само собой, городские власти могут обнаружить, что кто-то уклоняется от портального маяка, но даже если и так - во время вторжения это будет уже неважно.
  А, и он встретился с Рэйни еще пару раз, обогатившись подробными сведениями об истории и текущей политической ситуации племен перевертышей. Занимательно, но едва ли полезно. Впрочем, эти встречи помогали ему отвлечься, так что полезность сведений отходила на второй план.
  - Кстати, мне любопытен один момент, касающийся магии перевертышей, - сказал Зориан. - Заранее извиняюсь, если спрашиваю о племенных секретах, но чем перевертыш лучше обычного человека, использующего ритуал или зелье звериного облика? Я знаю, что перевертыши обходятся без материальных компонентов зелья, и что вы способны к частичной трансформации, обретая способности другой формы, но с учетом всего - это как-то не впечатляет.
  - Ну, не забывай, что перевертыши происходят из древних времен, когда магия трансформации была куда менее развита и доступна, - заметила Рэйни. - И ты кое-что упускаешь. Превращение перевертыша куда быстрее и безопаснее, чем все, что ты можешь получить с помощью алхимии, и он сразу получает инстинкты звериной формы. Обычный маг, превратившийся с помощью зелья, не сможет не то что уверенно двигаться - даже просто восприятие звериных чувств будет очень трудно, ведь они так отличаются от привычных людских. Перевертыш же понимает свою иную форму инстинктивно, так что, скажем, перевертыш-птица без проблем научится летать, а перевертыш-волк - понимать, что означает тот или иной запах.
   - А, - Зориан тут же вспомнил, как тяжело было летать в форме орла, даже после нескольких тренировочных трансформаций. - Да, в этом плане зелья серьезно уступают.
  - А ведь есть и фактор скрытности, можешь спросить у своих друзей-кошек, - продолжила Рэйни. - Превращаться куда проще, когда ты можешь сделать это просто усилием воли, когда угодно, насколько угодно, без странных движений и подручной алхимии. И раз уж мы заговорили о твоих кошачьих приятелях, мне тоже кое-что любопытно. Ты столько знал о перевертышах до встречи с ними, или стал изучать эту тему, поскольку начал общаться с перевертышами?
  - Я знал о перевертышах задолго до встречи с ними, - сказал Зориан. В каком-то смысле правда. - Мне нужна была помощь, и я обратился за советом к Вани. Он и подсказал мне, к кому обращаться.
  - Ко мне? - удивилась она. Потом нахмурилась. - Или к перевертышам в целом?
  - И то, и другое, - ответил Зориан. - Тебя он назвал по имени.
  - О? - она подалась вперед. - И чем же я могу тебе помочь?
  - Уже не важно, - покачал головой Зориан. - Мне уже помогли, и там же сказали, что обращаться к перевертышам смысла нет.
  - Эй, так нечестно, - надулась она. - Нельзя же так - заинтриговал, а теперь говоришь, что уже не важно. Или ты мне все расскажешь, или я пошлю письмо Вани и узнаю от него.
  Блин. Вряд ли она серьезно, но если да - может выйти очень неловко, ведь Вани не помнит разговора. Серьезно, ему стоит держать язык за зубами, а то он окончательно превратится в Зака.
  - Это очень личное, так что, надеюсь, ты не потребуешь подробностей, хорошо? - вздохнул Зориан. - Вкратце - мне не повезло попасть под заклинание некромантии, и в мою душу врос кусочек чужой души. Я искал ответов, что со мной произошло, и Вани посоветовал обратиться к твоему племени. Но он не знал, как выйти с ними на связь, и предложил тебя в качестве посредника.
  - Ох, это... куда серьезнее, чем я думала. Извини, что пристала. Ты не...
  - Все в порядке, - отмахнулся Зориан. - Не беспокойся. Я нашел доброго жреца, он помог мне научиться чувствовать и защищать свою душу, так что в будущем это не повторится.
  - Понятно. Это хорошо, - она отвела взгляд, о чем-то размышляя, потом вновь посмотрела на него. - Но хоть какие-то плюсы ты от этого получил?
  - Я... не уверен, - уклончиво ответил Зориан. - Я все еще до конца не разобрался, что представляет собой эта новая часть и что она делает.
  - Правда? - нахмурилась Рэйни. - Но ты же сам сказал, что научился чувствовать свою душу?
  - Да, и?..
  - Так почему бы тебе не сосредоточиться на новой части и не понять, что это? Кажется, это важно. Наверное, ты хочешь поскорее забыть о происшедшем, но поверь перевертышу - не стоит забывать про часть своей души, она-то точно тебя не забудет.
  - Погоди, но как мне почувствовать часть моей души? - нахмурился Зориан. - Жрец меня такому не учил.
  Рэйни открыла было рот, потом закрыла и задумалась.
  - Знаешь, - наконец сказала она. - Не уверена, умеет ли кто-то кроме перевертышей чувствовать отдельные части души. Остальным это, пожалуй, и не нужно. Ну, если они не хотят изменить часть себя, что обычно очень плохо кончается. И жрец определенно не станет таким заниматься, если не погряз в ереси. Так что, наверное, твой учитель просто не знал, что это возможно.
  - Ох, - тупо сказал Зориан.
  - Хочешь, я научу тебя? - предложила Рэйни.
  - Что? - изумился Зориан. - Серьезно? Разве перевертыши не оберегают свои секреты?
  - Нет? - уже не так уверенно ответила Рэйни. - Во всяком случае, не об этом. Это очень простой прием, перевертыши учатся ему еще в детстве, иначе не смогут пользоваться своими способностями. Не вижу ничего плохого в том, что ты научишься этому - да и ты мне очень помог на практических занятиях.
  Ого, это впустую потраченное время неожиданно окупилось? Этот цикл определенно богат сюрпризами.
  - Да, я бы не отказался, - пожал он плечами. - Назови время и место.
  Он не рассчитывал на потрясающие результаты, но попробовать все равно стоило. По крайней мере, Рэйни утверждала, что это просто, так что много времени не займет.
  
   Как выяснилось, концентрироваться на отдельных частях души и правда несложно - если кто-то опытный покажет принцип. Ну, понятное дело, если заранее помучиться и обрести восприятие души. Результаты тоже превзошли ожидания - он и правда мог ощутить маркер и его связи с душой, правда, в отличие от перевертышей, он не владел инстинктивным знанием его функций - ведь маркер изначально не был частью его самого.
  Рэйни его неполный успех ничуть не смутил - она посоветовала пытаться еще. Перевертышу на полное ознакомление со звериной частью души требовались месяцы, и хоть она и не считала его случай чем-то столь же сложным, сдаваться после пары дней было явно преждевременно.
  Что же, справедливо. Наверное, он может выделить на эти попытки час-два в неделю и посмотреть, что из этого выйдет.
  Но день фестиваля стремительно приближался, и Зориан с головой ушел в подготовку к концу цикла. В этот раз он задумал попробовать кое-что весьма дерзкое.
  Он собирался в разгар вторжения проникнуть на главную базу ибасанцев и пройти сквозь врата, чтобы узнать, куда они ведут. И там, если получится, найти новых кандидатов на допрос.
  
  
  
  
  
  
  46. ПО ТУ СТОРОНУ
  
  [К оглавлению]
  
  
  - Готов, - сказал Зориан. - Начинай, когда хочешь.
  Эстин, его очередной спарринг-партнер, сосредоточенно кивнул и атаковал быстрой чередой магических снарядов. Зориан спокойно принял обстрел на щит, одновременно следя за тем, как Эстин выполняет заклинание, чтобы потом высказать свои соображения, и пытаясь подобрать ту минимальную мощность барьера, что выдержит снаряды. Обычно - не лучшая идея, вздумай он экономить на защите в реальном поединке, с той же Тайвен, к примеру, это кончилось бы весьма скверно. С другой стороны - его напарники на тренировках давно уже отчаялись его победить. Он был слишком хорош и не особо умел сдерживаться, так что теперь служил живой мишенью и советчиком.
  Это не делало его бесполезным для группы, вовсе нет, но зато самому приходилось изощряться, чтобы тренировки шли ему впрок.
  После четырнадцати снарядов они поменялись ролями - теперь Зориан атаковал, а Эстин защищался. Выходец с Ибасы был единственным в группе, способным выдержать его снаряд в полную силу, так что можно было не сдерживаться. Парящие земляные сферы оказались куда прочнее, чем он думал, выдерживая магические снаряды без каких-либо последствий. Что бы Зориан ни делал, он не мог даже просто расколоть сферу, не то что пробить насквозь. Интересный вызов его способностям.
  В случае с магическим снарядом Зориан уже практически достиг своего потолка силы. Как и для любого другого заклятья, существовал предел маны, что можно влить в снаряд, не разрушив магический контур. А жаль - ведь после бесчисленных тренировок магический снаряд стал самым экономичным из его заклинаний. Настолько экономичным, что уже не годился для измерения магического резерва - сейчас он мог выпустить очередью 35 снарядов, более чем вчетверо от его начального запаса. Так не должно было быть, тем более, что он ощущал - его резерв еще не достиг своего максимума; логично было предположить, что теперь заклятье расходует значительно меньше энергии, чем раньше. Система оценки резерва в снарядах просто не была рассчитана на таких, как он, отрабатывающих эталонное заклинание с таким остервенением.
  И все же, при всем своем мастерстве, он знал от Кайрона, что еще не овладел магическим снарядом полностью. Правильно исполненный снаряд невидим - чего пока не наблюдается.
  Хотя у него были кое-какие мысли на этот счет.
  Во всей тренировочной группе никто, кроме Эстина, не мог выдержать его снаряд без разрушения щита. Даже обычные, не усиленные снаряды уже были для них слишком сильны - и ему пришлось искать способ ослабить заклятье до подходящего им уровня. Он быстро убедился, что намеренно ослабить заклинание чертовски сложно. Сплести контур с дефектами, чтобы он выдерживал меньше маны, было неэлегантно и оскорбляло его профессиональную гордость - а сделать заклятье слабее при безупречном контуре оказалось куда сложнее, чем на первый взгляд. Его рефлексы, отточенные за годы петли, и сама структура заклинания стремились оптимизировать эффект - и лишь постоянными усилиями ему удавалось сопротивляться.
  И все же за несколько дней он освоил этот навык - и выяснил, что с заметным уменьшением мощности свечение и видимость летящего заклятья практически пропадали. На доступном ему минимуме снаряды казались едва заметной рябью в воздухе - увы, это касалось и ударной силы. Тем не менее, его усилия окупились - на малой мощности было куда проще найти огрехи и недоработки магического контура заклятья; исправив их, он тут же ощутил небольшой, но заметный рост экономичности обычных снарядов.
  Он подозревал, что невидимость силовых заклинаний именно так и достигается - сначала добиваешься безупречного и экономичного исполнения ослабленной версии, потом наращиваешь объем маны, пока не получаешь идеальный результат на полной мощности.
  Ни одна из его книг не описывала такого способа тренировки - везде предлагалось бесконечно повторять обычную версию заклинания, но попробовать явно стоило. Официальный подход заключался в бездумной отработке заклятья годами и десятилетиями - да, у него было время петли, но это еще не повод тратить его на это.
  Так и не пробив земляную защиту Эстина, Зориан объявил небольшой перерыв, чтобы все могли восстановить запас маны. Сам он не нуждался в отдыхе - Зориан намеренно использовал на тренировках лишь малую часть резерва, и уже развил свою способность поглощать фоновую ману практически до предела, так что буквально через несколько минут резерв будет полон - но не стоит забывать о том, что остальным требуется перевести дыхание.
  Что же, по крайней мере, он лучше узнает возможности ровесников. Он уже и забыл, каково было на этом уровне, что было сложным, а что невозможным в принципе. Будем надеяться, что подобный опыт поможет ему достовернее притворяться обычным студентом, или хотя бы заранее оценивать, что может привлечь всеобщее внимание.
  Их передышку прервал Эдвин, явившийся в сопровождении их новейшего голема.
  - Прив, Эдвин, - поприветствовал его Наим. - Зачем пожаловал? Решил наконец присоединиться?
  - Ха, вот уж нет. Я здесь из-за него, - парень положил руки голему на плечи и с гордостью подтолкнул поближе к зрителям.
  Пусть Зориан и был несколько пристрастен, но все равно - конструкт выглядел внушительно. Чуть менее метра ростом, голем не выглядел угрожающе - но и безобидной игрушкой его тоже не назовешь. Стройная человекоподобная кукла из алхимически обработанной стали, движимая мощной батареей на кристаллизованной мане. Даже несмотря на резкий толчок Эдвина, кукла двигалась плавно и естественно, ни на миг не теряя равновесия, в отличие от прежних работ Зориана. Голем выглядел и действовал, как надежный маленький помощник и последняя линия обороны хозяина.
  Они действительно хорошо потрудились. Привлечь Эдвина к големостроению было верным решением.
  - Прикольно, - пожал плечами Наим. - Это то, над чем вы с Зорианом работали все это время? А что с ним?
  - Да, - подтвердил Зориан. Когда он уходил, Эдвин начинал серию тестов, чтобы проверить работу голема. Он нашел критический дефект, или просто пришел похвастаться? - С изделием что-то не так?
  - Изделием? - притворно возмутился Эдвин. - Его зовут Челик3, и он совершенен! Да вы только посмотрите на него! Поздоровайтесь с Челиком. Челик, поприветствуй этих добрых людей.
  Голем помахал металлической рукой и вновь уронил ее вдоль корпуса.
  Ага, значит, Эдвин просто пришел похвастаться. Зориан заметил, что Эстин и Коприва закатили глаза, в то время как Брайам и Рэйни, похоже, были и правда впечатлены. Наим же лишь безмятежно улыбался, и было решительно непонятно, то ли он искренне рад за друга, то ли его забавляет ситуация.
  - К сожалению, кое-что я все-таки не сумел толком испытать, - признался Эдвин. - Мы зачаровали этого красавчика всеми защитными оберегами, какие знали. Ну, то есть зачаровывал Зориан, а я наблюдал и записывал. Но так или иначе, дело в том, что Челик должен быть способен выдержать очень значительный магический урон, и...
  - И ты хочешь, чтобы мы испытали его защиту, - предположил Эстин.
  - Да, - ухмыльнулся Эдвин. - Так что сейчас я отойду, а вы все можете атаковать.
  - Все вместе? - полюбопытствовала Рэйни.
  - Ага, - кивнул Эдвин. - Не беспокойтесь, он реально прочный. Не думаю, что кто-нибудь из вас может повредить его в одиночку.
  Эстин нахмурился, принимая вызов, и упер ладонь в землю. Пару секунд ничего не происходило - а потом, безо всякого предупреждения, земля под Челиком распахнулась оскаленной пастью, и, поглотив его, сомкнулась. Бедный голем оказался практически погребен - лишь голова торчала из земли.
  Эдвин уставился на закопанного голема, потом неуверенно перевел взгляд на Эстина. Ибасанец с легкой улыбкой наклонил голову, явно довольный собой.
  - Окей. Я погорячился, - смущенно хохотнул Эдвин. - А теперь можно откопать его, чтобы продолжить испытания?
  Потом они пытались разнести маленького голема дружным залпом магических снарядов и предсказуемо не сумели. Даже снаряды Зориана совершенно не повреждали Челика, хоть иногда и опрокидывали на землю. Эстин попытался расплющить голема земляной сферой, но смог только повалить и обездвижить - и то лишь на время, пока сфера продолжала давление. Наконец Брайам призвал фамильяра, и молодой дрейк обрушил на голема струю огня. Это, по крайней мере, дало видимый эффект - стальная кукла раскалилась. Похоже, огненный оберег не справлялся с непрерывным воздействием. Эдвин поспешно прервал испытание, не желая, чтобы Челик испортился.
  В целом же - вполне удовлетворительно. Да, уязвимость к ямам-ловушкам и другим обездвиживающим средствам была очевидна, но у Зориана уже были кое-какие мысли, как защитить от этого последующие модели.
  Их практическое занятие завершилось вместе с испытаниями голема, и большинство участников разошлись. До летнего фестиваля оставалось всего пара дней, так что это было их последнее совместное занятие. Было неожиданно грустно - сперва он жутко жалел потраченное время, но сам не заметил, как привязался к ребятам. Все же приятно, когда тебя уважают за твое мастерство, а не критикуют без конца, утверждая, что тебе еще бесконечно далеко до приличного мага.
  Он повернулся к Рэйни, последней, оставшейся с ним на полигоне. Она явно не спешила уходить - хочет о чем-то поговорить?
  - Да?
  - Ты узнал что-нибудь о чужеродной части в своей душе? - спросила она.
  Она явно тянет время; впрочем, пускай. Почему бы и не ответить.
  - Вроде того, - сказал он. - Я нашел несколько способов взаимодействовать с ней, но знаю, как подействует лишь один из них. Или, по крайней мере, думаю, что знаю. Я скоро опробую его.
  Невероятно, но факт - в маркере была заложена возможность управления со стороны носителя. Там было множество... как бы сказать - переключателей, триггеров, запускающих некое действие по команде. Многие из них были неактивны, никак не реагируя на его осторожные касания. То ли он не знал, как их включить, то ли они были повреждены при копировании маркера от Зака к нему. Но множество были исправны и с готовностью отзывались, исполненные нетерпения, как щенята перед прогулкой. Не имея ни малейшего представления, что они делают, он не рискнул экспериментировать с ними.
  И был еще один. Один переключатель, назначение которого Зориан понял мгновенно, лишь коснувшись его сознанием. Он собирался испытать его после своей пробной вылазки по ту сторону врат.
  - Найди кого-нибудь, кто в это время присмотрит за тобой, - предупредила Рэйни. - По крайней мере, они смогут позвать на помощь, если тебе будет плохо.
  - Найду, - солгал Зориан. - Может, теперь расскажешь, что тебя беспокоит?
  - Ты тут ничем не поможешь, - вздохнула она. - Скорее, мне хочется выговориться. Кроме Кианы, мне не с кем это обсудить... Сама виновата, наверное. Я ничего не делала, чтобы завести друзей. А беспокоить этим Киану я не хочу, вот и...
  - Говори, не стесняйся, - подбодрил ее Зориан. - Это часом не касается твоей семьи?
  - Да, - подтвердила она. - На прошлой неделе я написала им письмо. Спрашивала, могу ли приехать к ним на фестиваль. Они ответили, что не хотят меня видеть. Ну, не буквально, но я умею читать между строк.
  Сурово. Что она сделала, чтобы заслужить такое отношение? Впрочем, она сказала, что хочет выговориться, так что, наверное, он скоро узнает. Зориан промолчал, предоставляя ей говорить.
  И, после короткой паузы, она собралась с мыслями и заговорила.
  - Власть в моем племени передается по наследству, - начала она. - Вождем становится старший сын прежнего вождя. Простой принцип, но проблема в том, что у моего отца не было сына. Когда мама носила меня, у нее была тяжелая беременность, а племя отказалось обращаться к целителям со стороны. После меня она больше не могла рожать детей. По крайней мере, мы так считали. В итоге было решено, что в отсутствие мужчины-наследника сойдет и женщина. Кризиса наследования не хотел никто.
  Хмм, выходит, наследницу приняли, но очень неохотно. Учитывая "гипотетическую ситуацию", о которой она спрашивала раньше, Зориан уже догадывался, что будет дальше...
  - С самого детства мне постоянно говорили, что ради племени я должна быть сильной, - продолжала Рэйни. - Что я должна стараться и воплощать все наши идеалы, чтобы никому и в голову не пришло оспорить мое право вести племя. Я принимала это. Я гордилась, что мое племя и мои родители возлагают на меня такие надежды. Я старалась и добилась успехов. Даже мои самые непримиримые критики замолчали. А потом мама вновь забеременела.
  Зориан мысленно поморщился. Родился сын, не так ли?
  - Девять месяцев спустя отец получил сына, о котором всегда мечтал, - с горечью сказала она, подтверждая его догадки. - Конечно, меня не отбросили сразу. Прежде нужно было убедиться, что мой брат полностью подходит на роль вождя. Некоторое время я надеялась, что мои мастерство и усердие склонят чашу весов в мою пользу - но разумеется, он оказался клятым вундеркиндом. Стало очевидно, что со временем он превзойдет меня. Это... было непросто принять. Я не хотела уступать право наследования, и некоторые соплеменники даже поддержали меня - ведь я доказала свои способности, а мой брат пока ничего не достиг, да и назначенного наследника никогда раньше не лишали прав - словом, все было запутанно. Но моим злейшим врагом оказался отец - я думала, он будет гордиться мной, а он громче всех требовал, чтобы я освободила места для брата. Как я могла победить, когда отец был против меня?
  - Выходит, они не желают твоего возвращения, потому что считают тебя угрозой легитимности наследника? - уточнил Зориан.
  - Я и есть угроза его легитимности, - ответила Рэйни. - Или была. Не знаю. Сейчас я вообще ни в чем уже не уверена. Такое чувство, что все было напрасно. Ради чего мне теперь жить? Меня всегда учили жить ради племени - а теперь я даже не уверена, захочу ли вернуться, когда они наконец позволят. Что там меня ждет? Вряд ли счастливая жизнь...
  Зориан молча изучал ее, раздумывая, стоит ли попробовать утешить ее. Кажется, она больше злится, чем грустит, и вряд ли оценит его попытку. Лучше не рисковать.
  - То есть сюда ты фактически изгнана? - спросил он.
  - По сути, да, - согласилась она. - Пока я здесь - они могут без помех укреплять позиции брата. К тому же то, что чужаки обучают меня чужой магии, убивает мои последние надежды на место вождя.
  - Тогда непонятно, почему они не пускают тебя домой на время фестиваля, - заметил Зориан. - То есть я вообще не понимаю, зачем ты хочешь туда, к отцу и брату, которых не выносишь, но речь не о том. Если у тебя не осталось никаких шансов, то они спокойно могли бы позволить тебе вернуться. Они поступают очень мелочно.
  - В прошлый раз я держалась с братом довольно стервозно, - призналась она. - Наверное, маленький засранец нажаловался родителям - потому как меня перестали пускать к нему. Видимо, боялись, что я его убью. Это так обидно...
  Они проговорили еще некоторое время - ну, то есть говорила Рэйни, а он слушал - пока она наконец не выпустила весь пар, помолчала немного и заявила, что уже поздно и ей пора идти. Впрочем, перед уходом она сказала, что ей было приятно поговорить с ним, и спросила, продолжат ли они эти встречи, хоть его цель уже достигнута.
  Он согласился. Конечно, согласился - и, несмотря на ее внешнюю невозмутимость, он ощутил, что она рада его ответу. Но летний фестиваль был уже на носу, скоро она забудет все, что произошло за этот месяц. При следующей встрече они, по сути, опять будут незнакомцами.
  Он решил больше не сходиться с Рэйни. Во всяком случае, не во время циклов. Но он пообещал себе, что если когда-нибудь вырвется из петли, то постарается действительно подружиться с рыжей волчицей. Она слишком напоминала ему его самого, каким он был до петли, он не мог просто оставить ее. Она сказала, что он ничем не может ей помочь - но может быть, просто еще одного друга будет достаточно.
  Он в одиночестве стоял посреди полигона, погруженный в раздумья, пока не пришло время возвращаться в дом Имайи.
  
   До летнего фестиваля оставался один день, все было готово. Он опять предотвратил похищение Ночки, изготовил все, что понадобится ему для штурма врат, и эвакуировал Изысканных Мудрецов в родное племя. Оставалось лишь получить записи Каэла и Тайвен и сохранить их в памяти для будущих циклов.
  И именно за этим они и собрались в подвале Имайи.
  - Вот, - Тайвен протянула ему небольшую тетрадку. - Поверить не могу, что говорю это, но я рада, что месяц кончается. Ты не представляешь, как надоедает каждый день тренировать плетения.
  - Тайвен, я уже четыре года учусь у куратора Ксвима, - заметил Зориан.
  - Да-да, помню... - отмахнулась она.
  - Покажи мне, чему удалось научиться, - попросил он.
  - Что? Но здесь же все записано, - возразила она.
  - Неважно, я хочу увидеть собственными глазами, - не уступал он. - Не все можно передать на бумаге.
  Пятнадцать минут спустя он пришел к выводу, что она неплохо продвинулась. Кое-что, что он считал элементарным, по-прежнему не давалось ей - то ли он объяснял совершенно неправильно, то ли эти упражнения ей не подходят - но были и те, что получались совершенно естественно. Во всяком случае, неплохое начало.
  - Слишком медленно, - подытожил он. - И в конце ты немного сбилась. Начни сна...
  - Зориан, если ты еще раз скажешь "начни сначала"... - предупреждающе сказала Тайвен.
  - Ладно-ладно, я выключу своего внутреннего Ксвима, - усмехнулся он. - Закончим на этом. Думаю, я увидел все, что хотел. Каэл, что насчет тебя? Глаза подводят меня, или тетрадей действительно стало меньше, чем раньше?
  - Ты сказал, что это твое заклятье запоминает книгу, а не текст, вот я и решил писать как можно плотнее, чтобы сэкономить место, - ответил Каэл. - Как я понимаю, одна книга занимает один и тот же объем, вне зависимости от того, сколько в ней записано.
  - Все так, но мысленный оттиск не идеален, при воспроизведении неизбежны дефекты. Надеюсь, ты писал не слишком мелко...
  Быстрая проверка показала, что убористый почерк Каэла вполне читаем после хранения, так что Зориан незамедлительно считал всю стопку.
  - Ну, видимо, это все, - смущенно сказала Тайвен. - Увидимся в следующем цикле. Хотя я и не буду помнить...
  - Вообще-то, я собираюсь не посещать Сиорию ближайшие пару циклов, - признался Зориан. - Мне нужно остановить, или хотя бы замедлить разрушение пакета памяти матриарха. И подтянуть мои навыки чтения памяти, чтобы понять там хоть что-то, если спасти пакет не удастся. Пока не разберусь с этим, я не могу тратить время на уроки.
  - Это понятно, - сказал Каэл. - Со своей стороны, замечу, что в своем исследовании практически исчерпал все легкодоступные возможности. В следующий раз надо будет связаться с другими экспертами, возможно, получить кое-какие малодоступные реагенты - и не самым законным путем. Я знаю, что ты избегаешь лишнего ажиотажа, так что тебе стоит обсудить это с моей будущей версией.
  Как, однако, вовремя он берет перерыв от Сиории. Сейчас ему подобные хлопоты совершенно не нужны.
  Они вскоре разошлись, и Зориан направился к Кириэлле. Оставалось еще кое-что, что он хотел сделать до рестарта.
  - Кири, можешь показать мне свои рисунки? - спросил он.
  Ее не пришлось долго упрашивать. Сестра выбежала из комнаты и вскоре вернулась с толстой пачкой листов - ее творческими достижениями за месяц. Похоже, она рисовала все, что ей приглянется - воробьев на улице перед домом, сам дом Имайи, его обитателей, деревья в парке, где она гуляла с Ночкой - все подряд. Зориана особенно впечатлила подборка рисунков главного вокзала Сиории - Кири ухитрилась запомнить не то что вывески посещенных магазинов, но даже выставленные в витринах товары. Сам он забыл практически все это пять минут спустя - она же сохранила в памяти достаточно, чтобы зарисовать на следующий день.
  Если у него когда-нибудь появится свободное время, надо будет попросить Кири научить его рисовать. Вряд ли он достигнет в этом успехов, но сам факт того, что Кириэлле будет учить его, представлялся изумительным.
  - А здесь - Ночка в форме ко... эээ... - запнулась Кириэлле, едва успев остановиться. Перепугано посмотрела на него и попыталась запихнуть рисунок с котенком под стопку уже просмотренных.
  Хех.
  - Может быть, она в форме котенка? - невинно спросил он.
  - Ты знал! - задохнулась от удивления Кириэлле.
  - Я знал, - подтвердил он. - А ты сама поняла, что она перевертыш, или Ночка тоже совершенно не умеет хранить секреты?
  - Я умею хранить секреты! - запротестовала она. - И, эм, она как-то оговорилась, что у нее есть магия, и я не отставала от нее, пока она не показала.
  А ну да, как же не похвастаться своими способностями. Ну, и чудовищная назойливость Кириэлле, быстро убеждающая жертву, что проще уступить. Он не винил Ночку - ему и самому приходилось испытывать это на себе.
  Помимо Ночкиной промашки, других сюрпризов среди рисунков он не нашел. И уже собирался было считать стопку на хранение в память - как мигом всполошившаяся Кириэлле бросилась на защиту своих работ. Ему пришлось долго убеждать ее, что заклинание совершенно безвредно, и он даже не думал уничтожать ее художества. Как ей вообще такое пришло в голову?
  - Фортов однажды сжег целую стопку рисунков, когда я попросила показать магию, - призналась она. - Сказал, это такая шутка.
  Зориан закатил глаза. Ну да, Фортов может. Особенно учитывая, какой надоедливой может быть Кириэлле... Но все равно - поганый поступок.
  - Довольно обидно, что ты сравниваешь меня с Фортовым, но да ладно, - Зориан быстро считал пачку листов и вернул сестре. - Вот. Все готово.
  Кириэлле тут же пролистала стопку, убедившись, что все рисунки целы, и унесла их к себе. Впрочем, вскоре вернулась с обеспокоенным видом.
  - Зориан, а зачем ты запоминал мои рисунки? Ты ведь в любой момент можешь попросить, и я покажу. Ты что, уезжаешь?
  Зориан покосился на нее, не зная, что ответить. В следующие несколько циклов он не будет брать сестру с собой, жалко ее, но ничего не поделаешь. Потому он и тратил объем памяти на рисунки, вместо того, чтобы заполнить его чем-то более полезным.
  А она молодец, сообразила. Наверное, заметила другие приготовления.
  - Да, - признался он. - Уезжаю. После летнего фестиваля.
  - Ох, - сказала она. - Но разве тебе не надо ходить на уроки?
  - Ну да. Но это важнее, - ответил он. - Не волнуйся, я быстро. Ты и не заметишь, как пролетит время.
  На удивление, она приняла его слова без возражений. Хорошо. Еще не хватало истерики перед вторжением.
  - Но, - заявила она. - С тебя подарок, когда вернешься. А то я скажу маме, что ты оставил меня с кучей незнакомцев.
  - Само собой, - закатил глаза Зориан. Интересно, если подарить ей ее же собственные рисунки - будет ли это жульничеством? Наверное, да. Но он все равно это сделает, хотя бы для того, чтобы оценить ее реакцию.
  
   Пространственные врата под Сиорией были надежно защищены. Чтобы просто приблизиться к ним, нужно было проскользнуть меж бесчисленных ибасанских патрулей, а потом взять штурмом целый укрепленный лагерь, разбитый вокруг врат. Одним магом тут не обойтись - нужен целый отряд, и у защитников будет полно времени, чтобы заглушить врата, если почувствуют угрозу. Не говоря уже о том, что в случае массированной атаки на помощь ибасанцам наверняка придет Кватач-Ичл. Нет, единственным вариантом оставалось скрытное проникновение. Тоже отнюдь не простая задача, учитывая, что лагерь кишел магами и боевыми троллями, и наверняка был наглухо зачарован. Но у Зориана был план. Правда, на редкость дерзкий - вне петли он никогда не пошел бы на подобное - но все-таки был.
  План строился на допущении, что во время вторжения все силы ибасанцев будут брошены в бой, оставляя у врат минимум охраны. То есть лучшее время для проникновения - разгар вторжения. Если ибасанцы умны и осторожны - то охрана будет достаточна, и план завершится, не начавшись. Если они действительно умны - то врата будут заглушены, и все его ожидания пойдут прахом. Но Зориан был готов побиться об заклад, что для боя на поверхности заговорщикам понадобятся все доступные силы, а врата будут открыты для экстренного отступления к себе на остров. Улькуаан Ибаса далеко. Зориан надеялся, что предводители заговорщиков оставят у врат лишь необходимый минимум охраны, с приказом в случае чего вызывать Кватач-Ичла.
  Так что когда наконец пришел день вторжения, Зориан спустился в туннели под городом в поисках "добровольцев" - зубастых подземных тварей. Кого-то достаточно сильного, чтобы отвлечь охрану, но и достаточно слабого, чтобы часовые не вызвали подкрепление. Обычный набег монстров, то, что нужно, чтобы незаметно проскользнуть в ибасанский лагерь.
  Ему пришлось как следует поискать, но в итоге он набрел на стаю крюкогоблинов - низкорослых гуманоидов, похожих на бескрылых летучих мышей, с острыми, похожими на серпы, когтями. Смертельно опасны в ближнем бою, но и весьма уязвимы. Угроза - и в то же время не особо опасная. Идеально.
  Потом потянулось время ожидания. Его предположении об отходе ибасанских войск из лагеря потихоньку претворялось в жизнь - почти все патрули ушли наверх, позволяя Зориану наконец подобраться к истоку ибасанского вторжения. Ну, планировку он уже знал из памяти пленных офицеров, но видеть своими глазами - все же другое дело.
  В гигантской пещере раскинулся целый городок. Неудивительно, учитывая, сколько войск тут держали заговорщики. В центре были даже каменные дома - вероятно, выращенные из пола пещеры магией изменения. В центре каменного квартала находилось сердце лагеря - врата. Вокруг же как попало лепились шатры и загоны для боевых троллей.
  Городок не имел стен, но у каждого туннеля пещеры размещались посты, образуя первую линию обороны.
  Дождавшись, пока поток ибасанцев из лагеря иссякнет, и все успокоится, Зориан послал мысленный приказ крюкогоблинам напасть на один из постов, постаравшись до предела усилить их кровожадность и подавить страх. Впрочем, особо трудиться не пришлось - крюкогоблины злобны от природы, впадая в неистовство от малейшей провокации. Они, вереща, навалились на часовых, и в лагере воцарился хаос.
  Изначально Зориан собирался отвлечь остальные посты гоблинами, а самому - атаковать один из них, но этого не потребовалось. Прибыв на место, он обнаружил, что ротозеи-часовые покинули пост, чтобы помочь товарищам против гоблинов. Или тут и не было часовых, ушли на поверхность? Так или иначе, грех упускать шанс.
  Он прошел до самых врат, не встретив ни малейшего сопротивления. Один раз он пересекся с магом, бегущим на звуки потасовки, но простейшего внушения "тут все в порядке, не на что смотреть" хватило с головой, ибасанец побежал дальше. Зориан никак не ожидал, что все будет настолько просто. Увы, у самих врат тоже были часовые - и вот они, несмотря на переполох, никуда не ушли.
  Четыре мага и два тролля. Наверное, он мог бы справиться с ними, но точно не бесшумно. Досадно... Он уже собирался плюнуть на маскировку и начать швырять фаерболы, когда от внешнего поста с криками прибежал один из дозорных. Крюкогоблины прорвали периметр, и часовой хотел, чтобы маги призвали на помощь Кватач-Ичла.
  Упс... Он никак не ожидал, что его маленькие миньоны одолеют часовых. Похоже, ибасанцы доверили охрану лагеря кучке бесполезного сброда. А он еще удивлялся, что так легко проник внутрь.
  К счастью для Зориана, маги не спешили вызывать лича - кажется, сама идея приводила их в ужас. Лидер группы с минуту распинался, что Кватач-Ичл спустит с них шкуры, если вызвать его сражаться с вонючими гоблинами, и в итоге послал пару магов и обоих троллей подавить "вторжение".
  Зориан ошарашенно смотрел на врата, у которых осталось всего два мага. Окей... Это все упрощает. Дождавшись, когда карательный отряд скроется из вида, он метнул в часовых бутылек с усыпляющим газом. Один - тот, что говорил с дозорным, надо полагать, лидер - сумел вырваться из облака, лишь слегка ошалев, и тут же заработал пронзающий снаряд в голову. Второй добросовестно свалился там, где стоял, и Зориан, отогнав облако газа порывом ветра, спешно подошел к вратам.
  С каким удовольствием он изучил бы это чудо до мельчайших подробностей - но увы, не было времени. Сейчас важно узнать, что находится по ту сторону. Сквозь проем виднелась некая большая комната, по счастью, пустая. Странно - неужели другие врата не охраняются? Он попытался направить в проем свое мысленное чутье и с удовольствием обнаружил, что пространственный туннель не мешает его чутью. И с еще большим удовольствием убедился, что с другой стороны нет прячущихся часовых.
  Насторожившись, но помня о дефиците времени, он глубоко вдохнул и шагнул в проем.
  Он шагнул на пол незнакомой комнаты, и его духовную защиту омыло магией, силясь опознать его. Панцирь вокруг его души отразил касание, и Зориан мгновенно ощутил, как вокруг сгустилось мрачное, угрожающее внимание. Обереги засекли его и сочли нарушителем.
  За его спиной проем врат заискрил молниями. Окно в пространстве стало стремительно уменьшаться и с неяркой вспышкой исчезло.
  
   Он не ожидал закрытия портала, но его это не беспокоило. Он уже на нужной стороне, а теперь еще и ибасанцы из лагеря не ударят ему в спину.
  Быстро оглядевшись, он убедился, что комната и правда пуста, за вычетом погасшего икосаэдра в центре. Тут была всего одна дверь, и Зориан разнес ее в щепки, не рискуя связываться с ее сторожевыми чарами, глупо взявшись за ручку. Выйдя из комнаты врат, он отправился на разведку, стараясь осмотреть как можно больше, прежде чем подоспеют ибасанцы с этой стороны.
  Вот только на перехват ему никто не спешил. И это точно не было спешно возведенным лагерем. Врата находились в подвале роскошного особняка. Огромного и, судя по всему, пустого особняка. Зориан сперва даже растерялся - ведь промежуточная точка должна была размещаться на Сарокианском плоскогорье, он ожидал лагерь в лесу.
  А потом его наконец отследили, и все встало на свои места - ему в ногу чуть не вцепился мертвый кабан, точно такой же, как те, что напали на Лукава.
  Он действительно на Сарокианском плоскогорье. В поместье Яску. И тут полно нежити.
  Дернувшись, он увернулся от ножа в руке противника - молчаливого человека, замотанного в черную ткань. Зориан уже пробил ему голову магическим снарядом, но это совершенно его не смутило. Еще один мертвец в черном, тоже с ножом, заходил слева, а гребаный кабан, похоже, готовился к новой атаке.
  Зориан бросил перед собой мерцающий цилиндр, во все стороны ударила развеивающая, сбивающая магию волна. Трупы, что нападали на него, рухнули на пол, освобожденные от привязанных к ним душ.
  Зориан вздохнул. Уже третья развеивающая граната, при том, что их и было-то всего пять - он не ожидал напороться на орды нежити. И запасы одноразового снаряжения практически исчерпаны. Он не рассчитывал победить - эта вылазка, скорее всего, закончится препоганейшей смертью, но все равно досадно.
  И очень, очень опасно. Толпы нежити указывали на близость некроманта. Умирать здесь может быть крайне неудачной идеей.
  Он уже собирался вернуться в комнату врат и забаррикадироваться там, как вдруг его мысленное чутье засекло приближающегося живого человека.
  Дерьмище. А вот и некромант. Тогда понятно, почему трупы отступили. Зориан рассыпал по полу оставшиеся у него взрывные кубики и отступил вглубь коридора.
  Потом на другом конце открылась дверь, и показался высокий, мускулистый мужчина со впечатляющими усами. Он глянул на Зориана и радостно заулыбался, словно встретил старого друга после долгой разлуки.
  - Добро пожаловать! - сказал он. - Я - Судомир Кандрей, хозяин этой скромной обители. Могу я узнать, зачем ты вторгся в мой дом?
  - Не понимаю, о чем вы, - Зориан сделал еще шаг назад. И еще шаг. И еще. - Дверь была открыта, так что я просто прошел сквозь врата. Если не ждете гостей, вам не следовало оставлять их без присмотра. А то, знаете, так может заявиться целая армия...
  Зориан отступил еще на шаг. Судомир шел к нему, еще шаг вглубь коридора...
  Сейчас! Зориан послал магический сигнал, активируя кубики и превращая коридор в...
  Эм, то есть нет, ничего не произошло. Какого черта?
  - Чудесная вещь - обереги, ты не находишь? - улыбнулся Судомир. - Не могу же я допустить, чтобы в моем доме устраивали взрывы. И к тому же, даже если бы твоя ловушка сработала, это не убило бы меня. Уверяю, меня очень непросто убить...
  Прелестно. Зориан молча посмотрел на этого типа и мысленно потянулся к маркеру в своей душе.
  - Что ты делаешь?! - резко спросил Судомир. Похоже, уловил воздействие на душу. Клятые некроманты со своим шулерским духовным зрением.
  Проигнорировав противника, Зориан послал команду переключателю - тому единственному, чье назначение сразу понял. Все тут же погрузилось в темноту, и Кириэлле разбудила его в Сирине.
  Он выдохнул с облегчением, изрядно удивив сестру. Слава богам, все получилось.
  
  
  
  
  
  
  47. ПОЛИТИКА
  
  [К оглавлению]
  
  
   Погрузившись в мысли, Зориан сидел в одиночестве пустого купе, глядя в окно и ничего не видя. Ему давно пора уже было выходить, но конец прошлого цикла все никак не шел из головы - так что он решил отложить все на несколько часов и собраться с мыслями. Все равно у него пока не было четкого графика.
  На миг закрыв глаза, он нащупал на вросшем в душу маркере переключатель, что помог ему сбежать от Судомира, и сосредоточился на порождаемых им ощущениях. Они не были облечены в слова, но все равно вполне понятны - резкий обрыв всего и возврат к началу.
  Возврат к началу петли. Именно это значилось на переключателе, и по результатам проверки - так оно и было. Он может завершить цикл, когда захочет. Может в любой момент начать сначала, не оставив врагам столь уязвимую душу. Проклятье, что там душу - вообще ничего не оставив - по его воле мир исчезнет. Достаточно нажать на кнопку.
  Это меняло все. Некромантия, его главный и самый жуткий кошмар, внезапно стала куда менее опасной и пугающей. Его уже не так сильно беспокоит, что кольца самоуничтожения могут отнять или подавить изощренными оберегами - маркер практически невозможно обнаружить и отобрать. Многие идеи, ранее отметавшиеся, как чересчур опасные - изучить поместье Яску, например, или раздразнить Кватач-Ичла, истребляя ибасанцев - неожиданно стали вполне возможными.
  Впрочем, все еще оставалась опасность умереть или лишиться чувств, не успев среагировать на угрозу - как и опасность психотропных препаратов. Мелькнула мысль, нельзя ли настроить триггер, активирующий переключатель в случае смерти... Это потребует более глубокого изучения магии душ - но ее в любом случае стоит изучать, да и чтобы устранить одну из своих главных слабостей - явно стоит постараться.
  К плохим новостям - кнопка перезапуска могла влиять и на Зака с Красным. Прервался ли их цикл одновременно с его? Вероятно, да. Должен прерваться, если он правильно понимает механику переключателя. Они могли не заметить, ведь он использовал перезапуск в самом конце месяца... но если он собирается и дальше использовать эту функцию, они обязательно заметят.
  Не то чтобы это что-то меняло... И Зак, и Красный и так в курсе, что в петле есть как минимум двое других, так что ничего нового они не узнают. Ну, Зака это может ошарашить - его месяц никогда раньше не обрывался досрочно, но и ладно. Пусть на своей шкуре ощутит, каково было ему, когда кое-кто вздумал поохотиться на драконов.
  Отпустив маркер, Зориан открыл глаза и ненадолго сосредоточился на пейзаже за окном. Впрочем, вскоре его мысли вновь вернулись к событиям прошлого цикла.
  Сказать по правде, он не ожидал от своей вылазки к вратам такого успеха. Он ждал у врат под Сиорией куда более многочисленную и боеспособную охрану, а на другом конце - другую, не менее защищенную ибасанскую базу. Он не думал, что пройдет далеко за врата - скорее, его бы не удивило, если б погиб еще на подходах. Первый раз планировался скорее как разведка ибасанских укреплений боем.
  Что же, видимо, с поставленными целями он поскромничал - достигнуто много больше. Теперь, зная, в каком удручающем состоянии пребывает охрана врат, и что ибасанских подкреплений с другой стороны можно не опасаться, в следующие циклы он может действовать куда более прямолинейно. Например, вполне можно привести небольшую армию големов и зачистить охрану, чтобы неспеша изучить врата. Само собой, необходимо проконтролировать, чтобы охрана не вызвала Кватач-Ичла, но с этим он, наверное, справится. К тому же эти големы очень пригодятся ему против нежити в поместье Яску - они столь же неутомимы, как и зомби, но лишены уязвимой для некромантии души.
  Разумеется, вспомнив поместье Яску, Зориан вспомнил и свое столкновение с Судомиром Кандреем - что несколько остудило его энтузиазм. Да, он вышел из переделки без потерь, но факт остается фактом - некромант переиграл его во всех отношениях, загнал в угол, и лишь непроверенная способность позволила сбежать из его когтей. Нет, такие "противостояния" его совершенно не устраивают.
  Впрочем, сказать по правде, ситуация была не настолько скверной. Цикл уже заканчивался, возможно, он смог бы протянуть время и избежать последствий. В конце концов, он мог бы метнуть себе под ноги фаербол максимальной мощности и надеяться, что Судомир не сможет захватить его душу, имея на руках лишь пепел. Сложно правильно оценить опасность, не зная характера врага и пределов его возможностей как некроманта.
  Что же, скоро он узнает своего врага получше. Будучи мэром Князевых Дверей, Судомир - весьма публичная фигура, о нем можно многое узнать из официальных - и не очень - источников. К тому же Зориан собирался вновь наведаться в поместье Яску в конце месяца. Не было никаких причин отказываться от задуманного - подготовка к штурму почти не охраняемых врат не займет много времени, а кнопка перезапуска делает визит в логово некроманта куда менее безумной авантюрой, чем раньше.
  Кстати, надо будет все же разобраться с местными оберегами. Похоже, Судомир использовал в Яску что-то действительно изощренное - и игнорировать этот факт Зориан просто опасался. Кто знает, что из запретных арсеналов некромантии вплетено в защитную схему поместья?
  Может, ему вообще не активировать защитные чары? Если он найдет способ пройти авторизацию, обереги не активируются. Не мог же Судомир вписать в эти чертовы чары каждого ибасанского солдата - значит, есть некий ключ, открывающий беспрепятственный проход.
  Поразмыслив, он пришел к выводу, что такой ключ был бы полезен, но, вероятно, лишь отложил бы проблему - на месте Судомира он обязательно добавил бы дополнительные уровни проверки. А судя по тому, насколько некромант полагается на обереги - там наверняка продумано и учтено все это - и многое другое.
  Сообщение о следующей станции вырвало его из раздумий. Решив, что и так достаточно задержался, Зориан подхватил свой багаж и направился к выходу.
  Пришло время вновь посетить племена аранеа.
  
   Когда Зориан в последний раз приходил учиться у Просвещенных Поборников, это вылилось в изматывающие трехнедельные переговоры, пожравшие все его деньги в обмен на полезное, но определенно не решающее знание. Тогда ему требовалось другое - но Поборники не желали учить его этому. Так что вскоре он прекратил тратить на них время, найдя другие, более сговорчивые паутины.
  Но сейчас ситуация изменилась. Он стал куда лучше в ментальной магии - хочется думать, что теперь они примут его не так пренебрежительно. Сейчас он может согласиться на их многочисленные запросы - он знает путь к сокровищнице аранеа в Сиории и тайникам Культа Дракона, что Внизу. Наконец, после того, что Голос Мира рассказала о культуре и обычаях аранеа, он склонялся к мысли, что в прошлых неудачах виноват он сам. Он был нетерпелив и неуважителен, что, вероятно, и провоцировало паучих затягивать переговоры - чтобы надавить и потребовать большей оплаты, да и просто в отместку.
  Посему, встретившись с Просвещенными Поборниками в первый день нового цикла, Зориан не стал ничего предлагать - только представился и попросил о встрече когда-нибудь в будущем. Ему сказали прийти через два дня, что он и сделал, принеся дары и потратив пару часов на вежливую болтовню. И только потом предложил свой амбициозный начальный план, требующий от них многого - но и дающий не меньше. Разумеется, они отказались, выдвинув куда более требовательное встречное предложение - переговоры начались...
  На то, чтобы прийти к соглашению, потребовалось целых полторы недели - раздражающе долго, но все же куда лучше, чем прежде. Соглашение, подобно тому, что он некогда заключил с Изысканными Мудрецами, включало не только уроки восстановления пакетов памяти, но и шлифовку основных телепатических навыков, тренировку боевых техник и дальнейшее развитие способности касаться и распознавать чувства аранеа. В последнем, по собственному признанию Поборников, они были не очень сильны, но готовы были предложить, что имеют. Кажется, эта часть сделки привела их в восторг.
  Конечно, Зориан не сидел без дела эти полторы недели - большую часть времени он обходил другие паутины аранеа, узнавая, что они могут предложить. Он побывал у Владеющих Талисманами, Служителей Призрачного Змея и Посвященных Молчащих Врат - в трех "сомнительных" паутинах, о которых ему когда-то рассказали Прославленные Собиратели. Раньше он опасался соваться к ним, но с тех пор его ментальная защита сильно окрепла. Он также навестил семь ближайших к Сиории племен, о которых узнал от Изысканных Мудрецов - Пылающую Вершину, Носящих Красное Клеймо, Темно-Синих, Кристаллические Факелы, Несокрушимый Серебряный Орден, Певцов Откровения Камня и Загадки Открытия. Каждая паутина была по-своему интересна, но никто из них не мог помочь с восстановлением пакета лучше, чем Поборники.
  Владеющие Талисманами специализировались на магии - сильнее и глубже, чем любая другая известная ему паутина - и потому не годились для его экзотической ментальной проблемы; впрочем, нельзя сказать, что визит к ним был напрасной тратой времени. Из любопытства он купил несколько металлических дисков, что они использовали для инвокаций. Впечатанные в них заклинательные формулы поразили его - вынужденные, в отличие от людей, работать с минимумом небольших инструментов, Владеющие стремились вместить в каждый диск как можно больше формул. Структура была сложна и невероятно плотна, но работала мягко и эффективно, без помех и разрушительных резонансов, обычно свойственных столь сжатым массивам формул.
  Сами по себе диски были бесполезны для Зориана - он не был аранеа, для которых они предназначались. Но, будучи во многом схожими с заклинательными формулами, используемыми людьми, они могли многому его научить. Учитывая, как сильно он полагался на зачарованные инструменты, любой прогресс в этой области был ему на руку.
  Служители Призрачного Змея отказались говорить с ним. Вроде как их... бог? дух-хранитель? сказал, что он несет зло, и его нельзя пускать в поселение. Зориан понятия не имел, в чем дело, но это само по себе делало паутину весьма интересной. Что этот дух знал о нем, чтобы без лишних слов прогнать? Пока он оставил Служителей в покое, но сделал заметку вернуться к ним в следующем цикле, до того, как предпримет что-либо еще, и посмотреть на их реакцию.
  Посвященные Молчащих Врат тоже его удивили - оные врата оказались вратами Бакоры, вокруг которых разрослось поселение. Очень, очень любопытно. А когда он начал задавать вопросы, аранеа очень забеспокоились и откровенно пытались сменить тему. По их словам, они знают о вратах не больше, чем люди, но стоит ли им верить? Они что-то недоговаривали, а их племя было известно среди аранеа своей таинственной способностью к быстрому перемещению. С другой стороны - что бы они ни скрывали, они не собирались этим делиться, так что он не стал допытываться.
  Увы, они не горели желанием его обучать. Посоветовали несколько племен, которые он уже знал, тех же Просвещенных Поборников, и все. С другой стороны, они не отказывались торговать, совсем не отказывались. Их интересовало почти все, что он предлагал, но более всего - кристаллизованная мана. Ее они были готовы скупить всю, или сколько он сможет продать. В обмен они предложили широкий выбор книг и магических предметов, явно сделанных людьми... и многие из них были совершенно незаконны. А на тот случай, если ему было нужно что-то другое, они даже предложили свести его с "торговыми партнерами" из числа людей. Также они - после недолгих расспросов - признали, что готовы снабжать его информацией о других паутинах - их местоположении, репутации, слабостях. Впрочем, тут же предупредили, что если он злоупотребит этими сведениями, то с их сотрудничеством будет покончено.
  Поразмыслив, Зориан задал вопрос об альтернативе Поборникам как экспертам менталистики - и согласился на запрошенную цену. Через несколько часов представительница Посвященных вернулась со списком из еще восьми племен, известных своим мастерством в магии разума. Поблагодарив, Зориан отправился дальше.
  Семь паутин вокруг Сиории были в чем-то похожи. Во-первых, все они были дружелюбны к людям - общаться с ними было куда проще, чем с остальными. Во-вторых, все они специализировались на магии - Сиория была эпицентром магической революции аранеа, и все окрестные племена привыкли так или иначе использовать это преимущество. Наконец, все они были куда враждебнее к соседям, чем любые другие паутины на его памяти. Пылающая Вершина, Носящие Красное Клеймо, Кристаллические Факелы и Несокрушимый Серебряный Орден - все четыре племени попытались нанять его для атаки соседних поселений, а аранеа Пылающей Вершины и вовсе заявили, что хотят истребить Загадки Открытия до последнего ребенка и самца. Ну, и все семь племен очень интересовались сведениями о паутине Сиории и ее слабостях.
  Поговорив с ними, Зориан отчетливо понял, почему Копье Решимости так опасалась соседей и искала союза с людьми.
  К счастью, аранеа не настаивали, чтобы он дрался за них, довольствуясь мирными торговыми отношениями. Зориан, само собой в первую очередь искал наставников магии разума. Местные племена, хоть и специализировались в классической магии, были неплохи и в ментальной, особенно в ее боевом аспекте. Большинство из них не возражало обучать его, хоть Певцы Откровения Камня и Несокрушимый Серебряный Орден потребовали более тесного сотрудничества, чем он мог позволить себе в этом цикле. К тому же многие из них предлагали редкие алхимические компоненты с нижних уровней подземелья, некоторые из которых отсутствовали в свободном доступе.
  Увы, обучаясь у телепатов, невозможно скрыть, что ты работаешь с другими из них, так что за раз он мог учиться только у одной паутины. У одной местной - за вычетом Кристаллических Факелов, отказавшихся учить его, если не будут единственными наставниками, остальным было безразлично, что он сотрудничает с Просвещенными Поборниками.
  В итоге он выбрал Темно-Синих - самое мирное из тройки сильнейших племен вокруг Сиории. К тому же, они специализировались в подчинении обитающих в подземельях монстров - он счёл, что способы работы со столь сильно отличающимся разумом могли помочь ему лучше понять образ мыслей самих аранеа. Да и просто эффективный способ обезвреживать и управлять магическими существами ему точно не помешает.
  Так что на этот цикл он договорился об обучении у двух племен аранеа. Просвещенные Поборники возмущались, спрашивая, в чем смысл учиться у каких-то Темно-Синих, когда его уже обучают "лучшие из лучших", но Зориан не мог не заметить, что это известие заставило их стараться куда лучше.
  А вот подыскать третью группу наставников уже явно будет неудачной идеей. Лучшее - враг хорошего.
  
   До самого конца месяца ничего особенного не происходило. Он прилежно обучался магии разума у Просвещенных Поборников и Темно-Синих, а в свободное время оттачивал другие магические дисциплины и готовился к штурму врат в конце цикла. Он шерстил книги в сокровищнице аранеа Сиории, выписывая все интересные и разучивая особо полезные. Анализ оберегов посредством прорицания, новые боевые заклятья, структурированная магия разума... Он разучил столько новых заклинаний, что уже не мог упомнить все. Он упорно перебирал новые упражнения плетения, выписывая, с которыми из них проще работать, какие содержат подвох, и в каком порядке их лучше разучивать. Просто удивительно, как мало столь нужной информации было в учебных материалах.
  К концу месяца Зориан был полностью готов к новой вылазке в ибасанский лагерь. Он пересмотрел свой арсенал в свете полученной в прошлый раз информации, и в этот раз подготовил себе поддержку в виде шести големов. Также во время визитов в Сиорию он захватил нескольких ибасанцев, пытаясь вызнать у них, как пройти врата, не активировав обереги поместья Яску. К сожалению, никто из пленников не знал ответа. Оставалось надеяться, что стража у врат окажется более осведомленной.
  Наконец, он постарался по возможности скрытно собрать как можно больше сведений о Судомире Кандрее. И раз уж тайный хозяин поместья Яску был мэром Князевых Дверей, Зориан телепортировался туда и расспрашивал жителей, считывая при этом их мысли. Как выяснилось, Судомира ценили - умелый администратор, приведший город к расцвету. Он на все сто процентов воспользовался стремлением Эльдемара колонизировать север, добившись стремительного обогащения города, а потом, не скупясь, поделился им с жителями. Он, будучи сдержанным и даже скрытным, никогда не отказывал в дружеском разговоре. Могущественный и талантливый маг, специализирующийся на оберегах. Его жена умерла во время Плача, скорбя о ней, он так и не женился снова.
  Что любопытно, оказывается, поместье Яску тоже не было особым секретом. Многие были в курсе, что Судомир держит личную резиденцию где-то в северных пустошах, и что там обстряпываются смутные делишки. Однако под смутными делишками люди понимали сравнительно безобидные вещи, вроде контрабанды или наркотических оргий. Жители города допускали, что мэр связан с преступностью - но не что он поднимает мертвых и планирует государственную измену.
  В день летнего фестиваля Зориан прибыл в Сиорию и спустился в туннели, ожидая начала вторжения. В этот раз он не смог найти стаю крюкогоблинов, что так пригодились ему в прошлом цикле - то, что в этом месяце он не охотился в Подземелье вместе с Тайвен, полностью изменило положение монстров в день вторжения - так что остановил свой выбор на самке гибкохвостого скорпиона. В основном потому, что ее сопровождал целый выводок молодняка. Если он прикажет ей атаковать ибасанский лагерь, остальные без принуждения последуют за ней.
  Пока она отвлекала стражу, Зориан, как и в прошлый раз, проскользнул в лагерь. Големы, куда более медлительные и заметные, чем он, остались в резерве, пока он не разберется с более подготовленными магами и троллями у самих врат.
  Хуже всего были боевые тролли. Маги были нужны ему живыми, чтобы он мог отыскать в их памяти сведения о вратах и призыве Кватач-Ичла, но то, что мягко обезвредит людей, на троллей вообще не подействует. Обдумав варианты, он попросту разместил на пути к вратам испепеляющие ловушки, а потом издалека атаковал врата самонаводящимися заклятьями, несущими газовые бомбы. Все пространство вокруг врат превратилось в густое облако усыпляющего газа - вероятно, бомб он потратил вдвое больше, чем надо - но главное, маги были обезврежены, а тролли с оглушительным ревом неслись к нему.
  Они на полном ходу влетели в ловушки, но вместо того, чтобы сгинуть жуткой смертью, прекрасно пережили огонь. Зориан мгновенно осознал свою ошибку - это были не обычные боевые тролли, вовсе нет - это были те, сверхстойкие тролли, которых он когда-то встретил вместе с Тайвен. Тролли, неуязвимые к огню. Он телепортировался, спасаясь от здоровенных железных палиц, но лишь на несколько метров, и твари снова кинулись к нему.
  Последовавшая битва, в которой он беспрестанно телепортировался и швырял в быстро звереющих монстров все подряд, стоила ему почти всей заготовленной взрывчатки и четверых из шести големов, которых пришлось вызвать на подмогу. Проклятье.
  Но, по крайней мере, он был жив и здоров, чего не скажешь о противнике. Замороженные лучами холода тролли были на всякий случай разбиты вдребезги. Век живи, век учись - в следующем цикле ловушки будут замораживающими.
  Проверив остальных ибасанцев, Зориан обнаружил, что они опять проиграли. Стражи сумели ранить маму-скорпиона, но это лишь привело детенышей в безумную ярость. Ибасанцы бросились врассыпную, чем и воспользовался Зориан, зачистив всех, кто сражался лучше других или пытался организовать оборону.
  Разобравшись с большинством вероятных угроз, вернулся к вратам и разогнал облако газа, чтобы добраться до усыпленных магов.
  Найденное в их памяти обнадеживало. Во-первых, только эти четверо знали, как призвать Кватач-Ичла. Другие караульные не просто так прибегали к ним за помощью - они не просили разрешения, они просто не знали, как. Способ был достаточно прост - всего лишь послать сигнальное заклятье, впрочем, чтобы древний лич услышал - требовался зачарованный ключ.
  А ведь он уже видел этот ключ. Тот самый амулет в форме слезы из полированного черного камня, что всегда носили высокоранговые заговорщики. Раньше он думал, что это просто украшение, тайный знак положения - ведь амулеты не фонили магией и не несли впечатанных формул - но, похоже, он заблуждался. Даже сейчас он не понимал, как они действуют, а провести глубокий анализ не решался, опасаясь что-нибудь активировать и призвать сюда лича. Получить в лицо расщепляющим лучом не было никакого желания.
  Здесь же крылась разгадка "правильного" доступа в поместье Яску - достаточно, если первым пройдет высокоранговый ибасанец. Тогда обереги сочтут, что все в порядке, и беспрепятственно пропустят всех последующих. Зориан не знал, то ли все, имеющие высокий доступ, вписаны в охранные чары, то ли достаточно амулета, да и ему было не важно. Он просто пропихнул во врата одного из бессознательных стражей вместе с амулетом и шагнул следом. Уцелевшим големам он на всякий случай приказал идти сразу за ним, не отставая.
  И наконец смог выдохнуть с облегчением, когда обереги сочли его своим, и врата не закрылись. Получилось.
  - Посмотрим, что удастся найти, прежде чем Судомир почует неладное, - пробормотал Зориан, перешагивая через бессознательного ибасанца.
  Он жестом приказал големам следовать за ним и зашагал вглубь поместья Яску.
  
   Для ключевого звена в цепи вторжения особняк был удивительно пуст. Сейчас, когда не нужно было отбиваться от нежити, Зориан наконец смог оглядеться, и был поражен обыденностью этого места. Пустой, но в остальном совершенно обычный особняк.
  По пути к центру здания, где, вероятно, находился Судомир, Зориан не встретил ни ловушек, ни оживших мертвецов... Ровно до того момента, как пересек невидимую черту, и ощутил, как охранные чары безуспешно пытаются считать его душу. Немедленно возникло давящее ощущение - обереги концентрировали энергию вокруг нарушителя.
  Зная, что о скрытности уже можно забыть - орды нежити уже в пути - Зориан приступил к изучению оберегов. И для начала швырнул вперед один из оставшихся взрывных кубиков и активировал его. Кубик взорвался, но это не обязательно значило, что подействовали внесенные в формулу изменения. В прошлый раз его взрывные чары тоже прекрасно работали до встречи с Судомиром. По всей вероятности, обереги переходят в режим максимального подавления только по команде хозяина, а в остальное время экономят ману.
  Попытавшись виденьем определить, закрылись ли врата, он потерпел неудачу - внутри особняка не работали никакие известные ему чары прорицания. Телепорт тоже не работал, а когда он наложил на каменный цилиндр якорь возврата и выкинул его подальше в окно - "вернуться" к якорю тоже не вышло. Помимо прочего, обереги наполняли особняк помехами, прерывающими плетения - недостаточно мощными, чтобы лишить его возможности колдовать, но определенно затрудняющими и затягивающими процесс.
  Он мог бы просто сбежать через окно - на удивление доступный вариант, благо, большие створки легко открывались изнутри - но решил остаться. В прошлый раз Судомир был весьма разговорчив, и сейчас, зная, что у него есть гарантированный путь отступления, Зориан был не прочь пообщаться с некромантом. Может, Судомир из любителей прихвастнуть? Это глупо, но такие люди встречаются.
  Следующие полчаса Зориан сражался с непрерывным наплывом нежити. В отличие от прошлого цикла, сейчас Зориан сохранил развеиватели и другие расходники, предоставив големам сдерживать мертвецов, пока он разбирался с другими. Он неплохо проредил мертвую орду - в конце концов Судомир предпочел отозвать уцелевших зомби, пока не лишился их. Во всяком случае, именно так это истолковал Зориан, когда мертвые вепри и трупы в черном развернулись и бросились наутек.
  Ха. Неожиданно. Интересно, придет ли Судомир, раз у Зориана еще остались големы? Некромант наверняка наблюдал за ним - прорицанием или через обереги, так что он точно знал, что Зориан еще опасен.
  Пожав плечами, Зориан достал найденный в сокровищнице аранеа анализатор оберегов и приступил к работе. Если Судомир не станет вмешиваться - значит, он сможет спокойно разобраться в здешней защитной схеме - тоже своего рода победа.
  Как он и предполагал, оберегам его действия не понравились. Подобная попытка анализа немедленно отметила бы его как врага - не будь он давно уже отмечен. Зориан ожидал нечто подобное, потому и не пытался читать защитные чары сразу по прибытию. Чего он не ожидал - что обереги будут активно сопротивляться анализу. Смещение фокусов локальных полей, повторяющиеся импульсы помех - все это было слишком гибко, слишком... умно для нерассуждающего магического конструкта. Неужто Судомир прямо сейчас, в реальном времени, перестраивает защитную схему - или обереги сами по себе неким образом разумны?
  Воздух перед ним замерцал, и Зориан немедленно послал туда копье силы. Впрочем, на мерцании это никак не сказалось, и вскоре перед ним возник призрачный - и очень знакомый - образ. Высокий, крепкий мужчина в возрасте - дорогой коричневый костюм, здоровенные усы, широкая улыбка.
  Впрочем, улыбка его не обманула. Пусть проекция Судомира и пыталась выглядеть беззаботно, улыбка была куда менее естественной, чем в прошлый раз.
  - Привет-привет! - поздоровался с ним некромант. - Не знаю, в курсе ли ты, но вообще-то это частная собственность. Нельзя же просто прийти и начать все крушить! Что я тебе такого сделал?
  - Удивлен, что вы открыто показываете лицо, Судомир Кандрей, - заметил Зориан, настороженно осматривая окрестности на случай, если его пытаются отвлечь разговором.
  - Ха! Маг твоего калибра не мог попасть сюда случайно, - фыркнул Судомир. - Твои навыки, твое снаряжение... уверен, ты прекрасно знал, что здесь встретишь. Меня интересует другое - кто ты? Вежливые люди сначала представляются, ты так не думаешь?
  - Почему вы помогли ибасанцам напасть на Сиорию? - спросил в ответ Зориан, не собираясь быть вежливым и не разделяя веселья собеседника. - Погибли тысячи, а сколько еще погибнет... Что они вам такого сделали?
  - Ах, право, ничего личного, - пожал плечами Судомир, его улыбка несколько поблекла. - Просто оказались не в том месте не в то время. Политика порой бывает жестока.
  - Политика? - переспросил Зориан. - Они пытаются выпустить на континенте Первозданного, и вы считаете это политикой?! Я бы еще мог понять мотивы ибасанцев, но вы? Вам-то это зачем?
  Судомир молча, оценивающе смотрел на него.
  - Вот как, значит, ты и об этом знаешь? - некромант недовольно цокнул языком. - Ну, мне бы не хотелось обсуждать с тобой свои планы, мой дорогой нарушитель. Однако, между нами - готов поспорить, что ибасанцы слишком многого ждут от первозданного. О да, он много чего разрушит, но чтобы носиться по континенту, сметая все на пути? Да ни в жисть. Думаю, пройдет максимум неделя, прежде чем Эльдемар соберет достаточно войск и убьет его. Это если он не окажется тупым животным, что попадется в первую же западню.
  - Полагаться на подобные предположения очень рискованно, - нахмурился Зориан. - Что, если вы ошибаетесь?
  - Ничто в жизни не дается без риска, - наставительно произнес Судомир.
  Гадство. Этак он ничего полезного не узнает, а этот тип откровенно тянет время. Зориан одним жестом развеял проекцию и вновь зашагал к центру поместья, сопровождаемый двумя големами. Возиться с оберегами не было смысла, раз уж он не смог преодолеть непривычно умную самозащиту схемы.
  Перед ним вновь возникла проекция некроманта, но он развеял ее, не дав вымолвить ни слова.
  - Ну знаешь, это уже просто грубо! - зазвучал со всех сторон бесплотный голос. Больше никаких изображений, только звук. - Мы же разговаривали!
  Дверь не открывалась, так что Зориан кинул к ней три последних взрывных куба. Ничего не произошло.
  - Извини, но никаких взрывов в моем доме, - заявил голос Судомира.
  Зориан нахмурился. Все как в прошлый раз. А он ведь изменил формулу, чтобы преодолеть защитные чары. Нехорошо. Сами по себе противовзрывные чары не новы - их накладывают на каждое сколь-нибудь важное здание. Однако обычно это простейшая защита, не способная противостоять его мастерству. Оберег Судомира же подавил не только обычные кубики, но и специальный вариант, разработанный как раз для работы в условиях мощной защиты.
  Он непроизвольно коснулся одного из колец самоуничтожения на цепочке вокруг шеи. Его старый способ рестарта цикла, оставленный на всякий случай. Он быстро отцепил одно из колец и метнул в дверь, дабы проверить, сработает ли оно. Кольца были его лучшим творением в области взрывных чар, и должны были работать в любых условиях.
  Кольцо не взорвалось. Хмм. Может, оберег работает на каком-то экзотическом принципе, полностью подавляя все взрывные формулы?
  Для проверки он бросил в дверь бутылек со взрывчатой жидкостью - никакой магии, чистая алхимия. Грохот, пыль, брызнувшие во все стороны острые щепки.
  То есть алхимическая взрывчатка работает. Уже хоть что-то.
  - Сколько же ты принес расходников? - спросил голос Судомира. - Это, наверное, обошлось в целое состояние! Польщен, конечно, что ты потратил на бедного старого меня столько денег, но оправдано ли это?
  Оставшаяся в особняке нежить возобновила атаку, нападая чуть ли не из каждой двери в запутанных коридорах. Они не могли его достать, но они его замедляли - и этого оказалось достаточно.
  Ему банально не хватило времени - цикл завершился прежде, чем он успел найти Судомира.
  Ну что же, всегда можно попытаться еще раз.
  
   Следующий цикл был во многом похож на предыдущий. Он вновь договорился с Темно-Синими и Просвещенными Поборниками об обучении и потратил большую часть месяца над улучшением своих ментальных навыков. Впрочем, небольшое отличие было - в самом начале цикла он посетил Служителей Призрачного Змея.
  Они ответили то же самое, что и в прошлый раз: Призрачный Змей сказал, что он несет зло и должен уйти. Попытки узнать, что за зло он несет, не увенчались успехом - дух отказался говорить, в чем заключается зло. Сам факт, что он несет зло, уже был злом. Он был худшим из зол.
  С ума сойти. Что же, ненавидеть кого-то за просто так - еще не преступление, а ему тут ничего не оставалось - разве что попробовать прорваться силой. Но если он нападет, тогда получится, что сраный дух был прав?
  Его занятия с Поборниками быстро принесли плоды. К концу месяца он уже был готов попытаться починить пакет матриарха. И это сработало - ну, по большей части. Он не исправил дефект, но разрушение приостановилось, давая ему еще два месяца. По словам Поборников, это единственное, что можно сделать с чужим пакетом памяти - залатать его, чтобы продержался еще некоторое время, но сам по себе процесс укрепления повреждает содержимое, и к нему можно прибегнуть лишь несколько раз. Исходя из размеров и состояния пакета матриарха, Поборники заключили, что он выдержит лишь еще один ремонт.
  У него было два месяца, чтобы научиться лучше чинить пакеты памяти, после чего будет шанс еще немного продлить срок. Выходит, в зависимости от результатов второго ремонта, у него есть четыре-пять месяцев, чтобы научиться понимать мысли аранеа и попытаться прочитать сохраненные воспоминания.
  Он решил, что пора поучиться действительно читать память аранеа. Не выполнять упрощенные упражнения с наставниками, а действительно читать память. Само собой, ни Просвещенные Поборники, ни Темно-Синие не дадут своего согласия - как и любая другая паутина. Чтение памяти - практически всегда враждебный акт - то, что можно делать лишь с врагами.
  Решение было очевидно. Ему были нужны враги-аранеа.
  Первыми в голову пришли Клинки Глубины. В конце концов, они напали на него, и пусть сейчас они не помнят об этом - он не забыл. Это даже получалось некоторое время - ему удалось подкараулить и захватить для чтения нескольких их дозорных.
  Его первые две попытки вышли так же, как когда-то с людьми - то есть совсем скверно. Впрочем, он быстро приспособился и вскоре узнал о Клинках Глубины кое-что интересное. Как выяснилось, они частенько нападали на одиноких магов - правда, только на тех, что исследовали подземелья под Корсой, и очень тщательно выбирали цели, но определенно готовы напасть на любого, до кого дотянутся. К тому же они жили очень глубоко в подземелье, и после каждого подстроенного "исчезновения" отступали вглубь, пока поиски не прекратятся.
  Именно так они и поступили, сообразив, что на них охотятся - просто оставили верхние уровни и забились на глубину. Зориан уже знал, что это надолго - на недели, возможно, месяцы - а штурмовать поселение в глубине не рискнул.
  Так что он просто обчистил их тайники на верхних уровнях (скорее, чтобы просто досадить - в деньгах он не нуждался) и стал искать другие цели.
  Он спросил у Темно-Синих и Просвещенных Поборников, нет ли у них врагов среди аранеа - и, к его удивлению, именно Поборники дали ответ. Он ожидал, что Темно-Синие вцепятся в такую возможность, учитывая их окружение, но, похоже, ситуация их устраивала. Впрочем, и им кое-что требовалось... и за это они обещали почти что угодно. Вкратце - нужно было истребить кристаллических слизней, терроризирующих сборщиков ингредиентов на нижних уровнях.
  Кристаллические слизни практически неуязвимы к физическому урону, весьма быстры, поглощают большинство видов магической энергии и могут стрелять чем-то вроде кристаллических стрел. И даже мельчайший осколок такой стрелы, попав в тело, быстро превращает живое существо в кристаллическую статую. Этих тварей иногда называли кристаллическими василисками - никто в здравом уме не хотел с ними связываться.
  Так что Темно-Синие не особо удивились, когда он отказался.
  Что же до Просвещенных Поборников, то они, судя по всему, конфликтовали с паутиной, которую называли "Шкура Демона" или "Завывающие". Это не было настоящим именем - таинственное племя отказывалось говорить, отвечая на попытки контакта телепатическим аналогом воя, так что Поборники не знали их самоназвания. И они не возражали, если Шкура Демона исчезнет - или сократится в численности.
  Что же, к концу месяца Зориан узнал кое-что и о них. Например, что они называли себя Испытателями Невыразимого, и были так называемыми "старыми аранеа" - прежним, не владеющим магией племенем, из тех, кого истребили или подчинили себе новые, магические аранеа, пришедшие из-под Сиории. На их глазах владеющие магией чужаки вытеснили всех соседей - кого в открытом бою, кого постепенной иммиграцией, пока Испытатели не остались одни. Для них это Просвещенные Поборники были "Шкурой Демона".
  Грустно, да, но и сами Испытатели Невыразимого были жестокими убийцами, нередко атакующими соседей, а порой и людские поселения, если подворачивалась возможность. Зориан без зазрения совести охотился на них.
  И когда наконец подошел конец месяца, он перешел к последним приготовлениям к штурму врат. Хотелось думать, что в этот раз его големы доживут до поместья Яску и дадут ему преимущество над нежитью Судомира.
  Как говорится, третий раз за все платит.
  
  
  
  
  
  
  48. КОЛОДЕЦ ДУШ
  
  [К оглавлению]
  
  
   Зориан, хмурясь, смотрел на бумаги. Огромную кучу бумаг, покрывающую широкий деревянный стол - стол, что стоял в небольшой искусственной пещере вдалеке от человеческого жилья, приспособленной им под мастерскую и опорный пункт. Стороннему наблюдателю все эти грубые диаграммы и нацарапанные в спешке примечания наверняка показались бы безнадежной путаницей, но на самом деле в этом хаосе присутствовал свой порядок. Зориан убил немало времени, чтобы разложить все листки, и каждый из них был именно там, где нужно.
  Задумчиво постукивая карандашом по столу, Зориан еще раз оглядел результат. Здесь было все, что он знал о Судомире и поместье Яску, а также все, относящееся к предстоящему штурму. Вообще говоря, план действий у него уже был готов... но еще раз все перепроверить не помешает - вдруг он забыл что-то важное. До летнего фестиваля осталось лишь три дня, и если он хочет что-то серьезно изменить, то сейчас - последний шанс сделать это.
  Пообщавшись с Судомиром в прошлом цикле, Зориан пришел к выводу, что мэр Князевых Дверей преследует собственные цели, по сути, представляя собой третью группировку в составе вторжения. Не просто член Культа Дракона, что Внизу, или сторонник ибасанцев - он явно на что-то рассчитывал, и это что-то отнюдь не совпадало с намерениями двух других фракций.
  Увы, он так и не сумел выяснить, что подразумевал Судомир, говоря о "политике". Это могло быть что угодно - причин желать окоротить Сиорию - или вообще стереть ее с лица земли - было множество. Судомир мог пытаться изменить баланс силы в Эльдемаре, чтобы продвинуть одну из группировок, или лишить Сиорию ее регионального значения, чтобы перенаправить средства в собственный город. Он мог действовать в интересах других стран, стремясь ослабить все королевство, или просто хотел отвлечь центральную власть, уничтожив оплот лоялистов и спрятавшись за внешними врагами. Вариантов было бесчисленное множество, и Зориан понятия не имел, как отсеять ложные.
  Ну, кроме как раз за разом атаковать поместье Яску или самого Судомира. Первым он уже занимался, а второе было проще сказать, чем сделать. Если устроить налет на городскую администрацию - Судомир просто телепортируется прочь, а где он проводит свободное время, Зориан не знал. Уж точно не в своем доме в Князевых Дверях - особняк был практически заброшен. С его удачей - Судомир может запросто проводить все время в безопасности поместья, неприступного до самого дня вторжения.
  Нет, выбранный способ определенно верен. В день вторжения Судомир уязвим, как никогда, и не только потому, что безрассудно отправляет практически все силы в Сиорию. Очевидно, что Яску для него не просто тайная база, иначе Судомир просто сбежал бы в прошлом цикле. Там что-то есть - нечто, что он не пожелал бросить, даже будучи застигнутым врасплох и загнанным в угол. И, как подозревал Зориан, стоит узнать, что же там хранится - и цели Судомира станут очевидны.
  Он еще несколько минут скользил взглядом по бумагам, оценивая и отбрасывая возможности, пока не дошел до раздела, описывающего защитные чары Яску. Он нахмурился сильнее - эти обереги беспокоили его. Проведенные исследования подсказали несколько способов воспроизвести эффект, с которым он столкнулся в поместье, но, если начистоту... Скорее всего, Судомир вплел в защитные чары Яску человеческие души. Очевидный вариант, учитывая явную склонность Судомира к некромантии - и хорошо объясняет то странное зловещее ощущение, что он испытывал, активировав защиту. Привычные ему обереги не давали столь явной подсказки, что нарушитель уже обнаружен.
  Другим доводом было то, что насколько он знал, рядом с поместьем не было истока маны. Он провел несколько дней, кружа вокруг поместья, изучая местную геомантию и скрываясь от зимних волков - и не нашел ни одной лей-линии, от которой можно было бы запитать защиту. Иными словами, поместье не могло позволить себе мощной защиты - во всяком случае, традиционными методами. Души же... Души продолжают производить ману даже после смерти. Потому они и ценятся духовными сущностями вроде демонов, и потому нежить куда удобнее големов. На защиту, какую он видел в Яску, потребовалось бы множество душ, но это выполнимо. А у Судомира явно нет дефицита в душах, учитывая, сколько нежити он контролирует.
  Увы, то, что магия душ запрещена, отнюдь не способствовало поискам информации о ее возможностях и ограничениях. Даже будучи уверенным, что действительно имеет дело с работающим на душах оберегом, Зориан не знал, какие возможности это дает Судомиру, и как это можно использовать. Добавить сюда то, что у Судомира в сердце его владений, несомненно, припасено что-то на крайний случай - и желание слепо ломиться туда, не представляя, с чем придется столкнуться, пропадало совершенно.
  К счастью, он все же был магом. У него были способы угнаться за двумя зайцами.
  На эту идею его натолкнула проекция Судомира. Нет, Зориан не мог спроецировать себя в центр поместья, обереги не позволят - но он мог удаленно управлять своей армией големов. Большинство магов сочли бы это как минимум непрактичным - но он-то был телепатом, и, черт побери, весьма неплохим. Все, что ему требовалось - встроить в големов телепатические передатчики и, потрудившись над заклинательными формулами кукол, заставить их понимать мысленные команды.
  Вышло хорошо. Нет, даже лучше, чем хорошо. Может быть, дело в том, что он сам зачаровывал големов, и они были предрасположены к его образу мышления, но мысленное управление работало без малейших нареканий - словно появилось еще несколько дополнительных тел. Он никогда не добился бы такой координации и точности с устными командами - что заставляло задуматься, стоит ли вообще в будущем использовать голосовое управление. Если он будет делать големов для себя, то управление голосом сгодится лишь в качестве резерва, на случай, если что-то заглушит его телепатию.
  К сожалению, просто послать големов на Судомира, управляя ими из относительно безопасного места, едва ли получится. Во-первых, если он не будет присутствовать лично, он не сможет поддержать своих кукол магией. Превратить их в проводников своей магии не выйдет - даже его ментальная магия не распространялась дальше самих големов. Он не сможет активировать свои развеивающие гранаты и другие зачарованные предметы магическим импульсом - то есть придется пересмотреть свой арсенал в пользу более грубых и менее универсальных средств. Наконец, Судомир мог попросту сообразить, в чем дело, и оборвать его телепатический контроль. Книги утверждали, что именно поэтому дистанционно управляемые системы не пользовались особой популярностью у магов - их слишком легко нейтрализовать, если противник разбирается в этом деле. Остается надеяться, что задуманная им мера противодействия сработает... Кстати, пора бы уже проверить, как она там.
  Со вздохом уронив карандаш на стол, Зориан вышел из "центра планирования" и направился в мастерскую, где его ждали големы и другое снаряжение. Большинство големов были уже готовы и неподвижно стояли у дальней стены, ожидая приказов. Шесть големов - два крупных, мощных, что будут сдерживать атаку врага, и четверо меньших, проворных атакующих - основа его небольшого отряда. Он мысленно коснулся их, проверяя, не нарушился ли управляющий интерфейс со времен последнего теста. Порядок. Хорошо. Первые десятка полтора версий были не слишком стабильны, но, похоже, в финальной схеме он вычистил все недостатки. Зориан повернулся к причине своего прихода - его последней, пока незавершенной разработке.
  Голем не впечатлял. Тонкий, скелетоподобный, и при этом даже меньше, чем скоростные атакующие куклы. Анимирующее ядро тоже было так себе - голем не мог ничего делать самостоятельно, нуждаясь в постоянном управлении. Он был бы бесполезен практически в любой области... кроме той, ради которой Зориан и делал его.
  Служить его двойником. Голем имитировал его рост и пропорции, а ядро предназначалось для телепатической синхронизации с оригиналом. Магические сенсоры передавали изображение и звук, и хоть Зориан и не смог добиться той же координации, как в собственном теле, кукла вполне сможет кидать гранаты и ходить достаточно естественно, чтобы сойти за человека.
  Он покосился в сторону алхимического уголка, где на тщательно отрегулированном огне тихо кипела вязкая розовая жидкость. Похоже, искусственная кожа практически готова, но купленный рецепт предписывал не менее пятнадцати минут доваривать состав, так что он пока оставил его, коротая время очередной проверкой големов.
  Наконец, по прошествии пятнадцати минут, он опрокинул состав на голема и принялся торопливо лепить свое подобие, пока смесь не затвердела окончательно.
  После получаса работы он отошел на шаг, оглядывая результат своих трудов. Вышло... так себе. Несмотря на все усилия, голем не то что на него - даже просто на человека не особо-то походил. То ли он совсем хреновый скульптор, то ли надо было наплевать на рецепт и снять состав с огня раньше. Но, на самом деле, сойдет - добавить глухую одежду, здоровенные защитные очки и, пожалуй, шляпу - этого должно хватить, чтобы спрятать огрехи. Чтобы Судомир принял его за человека, по крайней мере - до личной встречи, когда духовное зрение некроманта раскроет любую маскировку. Ничего не поделаешь, сложно скрыть, что у голема нет души.
  Ну да ладно, даже если вся затея обернулась тупой тратой времени, он ни о чем не жалел. Зориан всегда мечтал завести двойника и сгрузить на него самые неприятные обязанности - и этот проект - еще один шаг в нужном направлении. Заклятья анимации на высших уровнях сложности становились устрашающе разумными, так что создать голема-двойника, на первый взгляд неотличимого от него, должно быть возможно.
  Впрочем, глядя на корявую копию пред собой, Зориан отчетливо сознавал, как далек он от заветной цели.
  Это никак не сможет заменить его на семейных собраниях!
  
   К настоящему времени штурм подземного лагеря был отработан почти до автоматизма. Зориан разобрался со стражей практически безупречно - разве что пара пещерных дрейков, использованных для отвлечения внимания, были убиты раньше срока. Да, твари были крупны и свирепы, но, похоже, орда более слабых монстров сдерживает ибасанцев куда лучше. С другой стороны - он сохранил всех големов и почти весь зачарованный арсенал, так что первую фазу плана можно считать успешной. Можно приступать к серьезной операции. Он пропихнул бесчувственного караульного сквозь врата, чтобы обмануть защиту, и шагнул следом, сопровождаемый ударной группой големов.
  План был прост: Зориан останется в комнате врат под охраной одного крупного голема, а все остальные куклы направятся вглубь особняка на встречу с Судомиром. Сам он возглавит ударную группу через маленького голема-двойника, время от времени давая остальным куклам приказы голосом. Оставалось надеяться, что Судомир решит, что столкнулся с двумя противниками, один из которых охраняет врата, а другой с големами прорывается к хозяину поместья. Тогда некромант не только не станет глушить телепатическое управление, но и сконцентрирует внимание на атакующей группе, не стараясь уничтожить самого Зориана.
  Первый сюрприз ждал его там, где в прошлом цикле активировались обереги: защита не реагировала. Странно. Поразмыслив, Зориан решил, что система обнаружения, вероятно, работает на магии душ, как и все остальное в поместье - и потому не среагировала на бездушных кукол.
  Увы, это лишь отсрочило проблемы, так как вскоре группа подошла к запертой двери. Голем-двойник не имел ни инструментов, ни достаточной ловкости рук, чтобы вскрыть замок, так что Зориан просто приказал крупному голему выбить дверь. Естественно, проигнорировать такое обереги не могли - в поместье поднялась тревога. Зориан двинул группу вперед, надеясь пройти как можно дальше, прежде чем Судомир соберет свою нежить на перехват.
  Что любопытно, несмотря на тревогу, врата по-прежнему были открыты. Зориан ощущал сконцентрированное на нем враждебное внимание оберегов, но пространственный переход действовал. Конечно, можно было предположить, что защита закрывает врата только при активации в самом помещении - но это было так глупо, что Зориан сразу отмел предположение. Мастер оберегов уровня Судомира не может так ошибиться. А даже если ошибся - у него наверняка есть способы закрыть врата самостоятельно.
  Так что же он упустил? Зачем Судомиру открытые врата, если в поместье посторонние?
  Впрочем, неважно. Есть лишь один способ узнать. Големы ускорили шаг, несмотря на первые волны неупокоенных. В этот раз у Зориана было полно зачарованных кубиков, и он тратил их, не скупясь. Его группа неостановимо рвалась вперед, и сопротивление нежити становилось все менее организованным. Судомир даже не пытался связаться с ним, ни лично, ни посредством проекции.
  Ловушек было куда меньше, чем он ожидал - впрочем, это как раз было логично. Судомиру было незачем пичкать коридоры разрушительными чарами - никто не станет громить собственный дом, когда поместье и так почти всегда переполнено стражей. Единственная попавшаяся по пути ловушка заполнила весь коридор густым желтым дымом - вскоре после чего на големов обрушились остатки мертвых защитников поместья. Учитывая, что газ никак не подействовал на големов, Зориан счел, что яд направлен против живых нарушителей, но щадит мертвых кабанов и воинов-зомби. К тому же газ заметно ухудшал видимость, давая нежити еще одно преимущество.
  Видимо, Судомир собрал все силы для этого последнего удара - к кабанам и мертвецам в черном присоединились мясные големы. Эти твари сумели вывести из строя парочку атакующих големов, но итог был предрешен. Сокрушив мертвецов, Зориан прорвался сквозь последнюю дверь, отделяющую его от цели. Его голем-двойник шагнул в сердце поместья Яску, и у Зориана перехватило дыхание.
  Каждый дюйм стен большой круглой комнаты был исписан глифами заклинательных формул. Символы не были нарисованы или высечены - отлитые из сверкающего серебристого металла, они были вмурованы в кладку; впрочем, поразили его отнюдь не стены. В центре комнаты высился массивный кристаллический цилиндр, тянущийся от пола до потолка, крепящийся прочными металлическими обручами к каменным основанию и навершию. Цилиндр светился мягким голубым светом, то разгораясь, то затухая, словно гигантское сияющее цилиндрическое сердце.
  Зориан молча смотрел на цилиндр и изукрашенные глифами стены, гадая, куда, черт возьми, он опять влез. Он ожидал найти здесь что-то необычное, да, но размах увиденного просто ошеломлял.
  - Красиво, правда? - из-за колонны вышагнул Судомир. - Я долгие годы создавал все это. Это мое любимое детище, и я не хочу, чтобы его повредили, так что будь поосторожнее со своей взрывчаткой, хорошо?
  Зориан нахмурился. Судомир просто стоял, насмешливо улыбаясь, словно провоцируя его. Мелькнула мысль просто бросить големов в атаку и раздавить некроманта, но он сдержался. Посмотрим, может, сначала удастся что-нибудь узнать.
  - Цилиндр - емкость для хранения душ, так? - сказал он через голема. - Так вот как вы питаете защиту поместья. Там, должно быть, сотни и сотни душ...
  - Емкость для хранения душ?! - возмущенно переспросил Судомир. Его левая рука дернулась, но он успел тут же перехватить ее правой. - Думаешь, это просто...
  Некромант залился смехом, словно услышав восхитительную шутку.
  Ему кажется, или в этот раз Судомир несколько не в себе?
  - Мой дорогой, глупый, незваный гость... Ты ведь понятия не имеешь, что здесь нашел? Оглянись вокруг! - Судомир раскинул руки, словно пытаясь объять комнату. - Думаешь, это просто хранилище душ? Нет-нет-нет, друг мой, ты видишь пред собой подлинный колодец душ, содержащий тысячи единиц духовной эссенции, и готовый вместить еще миллион!
  - Миллион душ? - растерянно переспросил Зориан. - Да ладно вам... откуда вы возьмете столько?
  - В Сиории почти полмиллиона жителей, - пожал плечами Судомир. - Если вторжение пойдет по плану, большая часть их сегодня умрет. Они направятся сюда и присоединятся к тем, кого я уже собрал.
  Он легонько постучал по кристаллической колонне.
  - Что? - Зориана накрыло ужасающее озарение.
  - О да... Все это место... - Судомир крутанулся, раскинув руки. - Для душ оно словно воронка муравьиного льва. Сюда притягиваются души всех, кто умирает поблизости от поместья Яску. Обычно таких совсем немного, ведь мы в самой глуши, но сейчас...
  - Врата, - закончил за него Зориан. - Врата позволяют вам дотянуться своей ловушкой душ до Сиории, где ибасанцы убивают людей. Вот почему вы не закрыли их, даже осознав, что на вас напали.
  - Каждая секунда, пока врата закрыты - это секунда, когда души не поступают в колодец, - согласился Судомир. - И, видишь ли, когда я заметил нарушителей, с той стороны больше не проникали враги. Только вы двое... или, может, ты один? Я не вижу в тебе душу. Ты не отреагировал, когда я заполнил коридор удушающим газом. Не говоря уже о том, как подозрительно пассивен маг у врат. Ты - своего рода изощренная проекция, так?
  Но прежде, чем Зориан успел что-то ответить, некромант вновь захохотал, громко, истерически, дергая руками, неестественно сжимая их. Зориан уже понял, что с Судомиром что-то серьезно не в порядке. Своим успешным проникновением он вызвал в некроманте разительные перемены. Хохот, дергание, неожиданно искренние ответы... Он словно накачался наркотиками. Неужто запаниковал и принял какое-нибудь нежелательное усиливающее зелье? Или провел ритуал с настолько тяжелыми побочными эффектами? Так или иначе, Судомир становится все менее и менее вменяем, вряд ли от него можно узнать еще что-то полезное.
  - Почему? Почему?! - внезапно возопил некромант, без предупреждения переходя от смеха к драматическому отчаянию. Его кожа шевелилась, словно под ней скользили змеи, глаза вспыхнули синим сиянием. Да, определенно, запаниковал и сделал что-то глупое. - Зачем ты пришел?! Все шло так хорошо, так безупречно! Все эти годы, что я вынашивал планы, все жертвы, на которые я пошел... Я не позволю тебе забрать их у меня! Не позволю, не позволю, не позволю!
  Зориан приказал големам атаковать, но было уже поздно. Прежде, чем его бойцы успели добраться до Судомира, тот внезапно раздулся, изменяясь, превращаясь в огромного монстра, лишь отдаленно напоминающего человека. В зеленой твари было что-то от пресмыкающихся, с махонькими рудиментарными крылышками на спине, словно смесь тролля с драконом.
  Понятное дело, брошенных в бой големов это не смутило, но чудовище было быстрее и сильнее творений Зориана. И, похоже, обладало регенерацией троллей, закрывая раны. Малые големы были быстро разнесены вдребезги, да и большой едва держался.
  Зориан уже собирался пустить в ход весь оставшийся арсенал, когда выяснилось, что выдыхать огонь тролле-дракон тоже умеет. Его бедный голем-двойник не выдержал и секунды под испепеляющим жаром.
  Не прошло и минуты, как контакт с большим големом оборвался. Зная, что не выстоит против обезумевшего преображенного Судомира, Зориан прошел сквозь переход назад в ибасанский лагерь и попытался проанализировать врата.
  Ожидаемо, защита врат среагировала на попытку изучения и деактивировала систему. Он и не сомневался, что это случится. Что же, по крайней мере, Судомир до него не доберется - к тому же нашлась одна из ловушек Кватач-Ичла, защищающая врата. Наверняка потребуется множество циклов, но он чувствовал, что сможет разобрать защиту перехода методом проб и ошибок.
  Хотя додумать эту мысль он не успел - древний лич явился узнать, что тут происходит. Не желая связываться с ним, Зориан активировал переключатель, перезапуская цикл.
  
   Обдумав все в спокойной обстановке начала нового цикла, Зориан решил, что с Судомиром надо что-то делать. Первоначально мэр интересовал его лишь как слабое, но осведомленное звено среди предводителей вторжения, но правда о сборе душ выбила его из колеи. Он не представлял, зачем могли понадобиться сотни тысяч душ, но уж точно не для чего-то хорошего. Политика, значит. Хмф.
  С другой стороны, эта его ловушка душ... Она должна быть очевидна для тех, кто знает, что искать. Столь масштабное магическое воздействие просто так не спрячешь. Так вот почему Судомир истребил местных магов душ? Чтобы они не наткнулись на его извращенный шедевр и не доложили правительству? Тогда можно просто сообщить властям, и они со всем разберутся.
  Хотя сейчас ему было не до того - время было на исходе, пакет памяти матриарха стремительно разрушался. Так что два следующих цикла он занимался все тем же - обходил племена аранеа, обучаясь работе с пакетами памяти и мышлением паучих. Впрочем, в конце обоих циклов он штурмовал врата - но уже не пытаясь пробиться к колодцу душ. В этом попросту не было смысла - он совершенно в этом не разбирался и не думал, что сможет что-то узнать. Вместо этого он изучал особняк, составляя карту и проверяя, нет ли там еще чего интересного. Увы, больше ничего интересного не было. Во всяком случае, по сравнению с ловушкой душ в сердце особняка.
  Он также пытался изучать амулеты-слезинки предводителей ибасанцев - и тоже без особых успехов. Несмотря на его опасения, попытки анализа не призвали к нему Кватач-Ичла - с другой стороны, ничто не говорило и о том, что он держит в руках магический ключ. Оставалось лишь предположить, что ключом был сам материал амулета. Зориан не смог определить его, да и уничтожить амулет тоже не вышло. Это сразу напомнило материал, из которого был сделан скелет Кватач-Ичла - столь же темный и стойкий к воздействиям.
  Хоть Просвещенные Поборники и оставались его основными учителями, за эти два цикла Зориан обошел те восемь паутин, о которых узнал от Посвященных Молчащих Врат. К сожалению, хоть какую-то пользу удалось извлечь лишь из трех - Храм Разума, Творцы Совершенных Фантомов и Сторонники Созерцания. В первом цикле он учился у аранеа Храма Разума, во втором - у Творцов. Со Сторонниками дело не заладилось - они слишком любили загадки и уклончивые ответы.
  Храм Разума специализировались на памяти - хоть и не читали ее, а оттачивали собственную. Они многому научили его о пакетах памяти, впрочем, все это относилось к созданию своих, а не восстановлению чужих. Теперь он овладел методикой в достаточной мере, чтобы никогда не забывать нужное. Это, как минимум, позволит ему значительно сократить объем записей, что он сохраняет в конце цикла - метод магии изменения был хорош для чужих сведений, вроде рецептов Каэла, но для собственных нужд ментальная магия подходит куда лучше.
  Имя Творцов Совершенных Фантомов говорило само за себя. Они работали с иллюзиями - как из света и звука, так и мысленными внушениями. Они ничем не могли помочь с разрушающимся пакетом, но ведь его содержимое еще придется читать и расшифровывать - а Творцы знали очень многое о ментальных различиях между людьми и аранеа. Они были просто обязаны знать - иначе их иллюзии не действовали бы на людей.
  Но, сколь ни была полезна их помощь, в итоге лишь один способ действительно помогал ему лучше понять разум аранеа - обезвредить пару-тройку и насильно считать их память. Даже когда Лукав изготовил ему зелье трансформации в аранеа, это дало меньший эффект.
  В конце второго цикла он вновь попытался восстановить пакет матриарха. Это была его последняя попытка, и он рассчитывал получить четыре или пять месяцев отсрочки.
  В итоге он получил всего три.
  Проклятье.
  
   Пусть до открытия пакета матриарха и оставалось всего три месяца, Зориан решил прекратить учиться у аранеа и вернуться в Сиорию, как обычно, взяв с собой Кириэлле. Особого смысла продолжать обучение не было - он все равно больше не мог чинить пакет памяти, а единственным, что еще помогало, были нападения на паучих и чтение их разума. На это ему не требовалось выделять весь месяц. К тому же он хотел обсудить Судомира и его замыслы с Каэлом - все же морлок был единственным некромантом среди друзей Зориана.
  Впрочем, он не стал рассказывать о Судомире немедленно - это наверняка расстроит парня, ведь многие из его друзей и знакомых были убиты мэром-некромантом и, вероятно, тоже оказались в ловушке душ. Не лучшее, что можно добавить к словам, что ты путешественник во времени, и менее чем через месяц ожидается опустошительное вторжение ибасанцев. Пусть Каэл спокойно ознакомится со своими тетрадями - поговорить о Судомире можно и потом.
  К его вящей досаде, возвращение в Сиорию означало, что ему опять придется терпеть дурацкие занятия с Ксвимом. Левитировать шарики, заставлять их светиться разными цветами, собирать из них разные формы... Тоска смертная. Стоп, слить два шарика в один? Чего? Раньше Ксвим никогда не давал задания из раздела изменения. Но неважно, он уже изучал упражнение самостоятельно - ничего сложного.
  Ксвим хмурился. Ему удалось удивить этого непробиваемого типа - стоит ли радоваться, или, наоборот, волноваться?
  Радоваться не стоило. Задания Ксвима становились все более необычными. Зориану пришлось левитировать воду, замораживать ее, создавать из льда идеальный куб, потом разрубать его надвое, не раскрошив, преобразовывать монету, выжигать изображения на деревянной пластине, заставлять монету вращаться, лепить из свечного воска, держать ладонь над свечой, не обжигаясь, заставлять кости падать нужной стороной, чинить испорченные часы, заставить цветок увянуть, телепортировать улитку...
  Многие задания оказались ему решительно не под силу, особенно последние. С другими он справился, хоть и не совсем так, как хотел куратор. Но, невероятно, вместо того, чтобы торжествующе остановить его и заставить повторять, пока не получится, Ксвим называл следующее задание, словно желая знать все, на что он способен.
  - Скажите честно, - начал Ксвим, - вы действительно Зориан Казински?
  - Да... - ошарашенно ответил Зориан. - А почему вы спрашиваете?
  - Вы слишком хороши, - прямо заявил Ксвим.
  Что? Теперь, значит, он слишком хорош? С ума сойти. Что так впечатлило этого типа? Вроде бы он не показывал ничего более существенного, чем обычно.
  - Сочту это за комплимент, - ответил он. - Но я определенно Зориан Казински, никаких сомнений.
  - Тогда как вы объясните свои навыки в плетении? - спросил куратор. - Они совершенно невозможны для вашего возраста и известной биографии. Неважно, насколько вы талантливы - ваше плетение слишком... проработано, это может быть лишь результатом долгих лет практики.
  - Я рано начал тренироваться, - попытался он.
  Ксвим ответил скептическим взглядом.
  - Буду откровенным с вами, мистер Казински, - вздохнув, сказал он. - Я знаю, что это я научил вас тому, что вы демонстрируете. Не всем упражнениям, нет - но тем, которыми вы овладели должным образом. Вы не только демонстрируете приемы, которым не учит более никто из известных мне наставников, но и знаете меня достаточно хорошо, чтобы предугадывать мои следующие слова.
  Уупс... А он даже не заметил.
  - Но тут есть небольшая проблема, мистер Казински, - подавшись вперед, продолжил Ксвим. - Я не припоминаю, чтобы я обучал вас. И поверьте мне, у меня очень хорошая память. А теперь я хотел бы услышать ваше объяснение.
  Зориан молчал целую минуту, лихорадочно соображая, что ему ответить. Он мог бы уйти в несознанку, но вряд ли Ксвим оставит его в покое, а самое простое объяснение феномена - что он использовал на кураторе магию разума. Учитывая, что технически он вполне на это способен - и что это несложно выяснить - лучше не доводить дело до официального расследования.
  Он мог бы активировать переключатель и завершить цикл, но это... было явно избыточно. Он всегда может сделать это позднее, если дела пойдут совсем плохо. Плюс к тому, это привлечет ненужное внимание Зака и Красного.
  А так ли плохо, если он расскажет правду? Ксвим умеет защищать свой разум и явно не из болтливых. Как бы куратор ни раздражал его, он - сильный взрослый маг с обширными познаниями в разных областях магии. Он мог бы быть очень полезен, если удастся его убедить.
  - Я жду, мистер Казински, - поторопил его Ксвим.
  - Ну хорошо, - сдался Зориан. - Правда в том, что мы все заперты в некой временной петле. Месяц до летнего фестиваля бесконечно повторяется, но большинство людей не сохраняют память об этом. Впрочем, некоторые помнят, и я - в их числе...
  Ксвим молча слушал его, не задавая вопросов и не выказывая недоверия. Конечно, Зориан рассказал не все - например, не стал упоминать о вторжении, да и о себе рассказал лишь необходимый минимум. Определенно не стоит говорить куратору, что он может влезть ему в голову, раз уж тот уже подозревает его в этом.
  Наконец он закончил, и в кабинете повисла тишина. Ксвим задумчиво молчал, Зориан терпеливо ожидал его реакции.
  - То есть, - наконец сказал Ксвим, - вы утверждаете, что проходили эти занятия уже несколько лет, но через несколько недель я вновь обо всем забуду?
  - Да, - подтвердил Зориан.
  - Наверное, вам пришлось несладко, - как-то неожиданно искренне заметил куратор.
  - Эээ... - протянул Зориан, не зная, что ответить.
  - Я все еще сомневаюсь, стоит ли вам верить, - пояснил Ксвим. - Это совершенно невероятно. Но, если вы говорите правду, то я должен принести извинения за... свои прежние воплощения. Видите ли, я, как правило, очень требователен к своим ученикам - первые месяц-два.
  ...Что?
  - Что? - спросил Зориан, не веря своим ушам.
  - Это закаляет характер и отсеивает непригодных, - пожал плечами Ксвим. - К тому же, большинству студентов, распределенных ко мне, пойдет на пользу поумерить спесь. Увы, в условиях этой вашей "временной петли" все иначе. Знай я о сложившейся ситуации, я не стал бы подвергать вас такому отношению в течении нескольких лет.
  Зориан не знал, то ли засмеяться, то ли дать этому типу в морду. Он по месяцу издевается над студентами, чтобы закалить им характер? Что за идиотизм? Как ему вообще такое пришло в голову?
  - Знали бы вы, как мне хочется вас ударить, - честно признался он. - Просто слов нет!
  - Расширением вашего словарного запаса мы займемся позже, - отмахнулся Ксвим, пододвигая к нему бумагу и ручку. - А теперь берите ручку и выписывайте факты, что могут подтвердить ваши слова.
  Напоследок одарив Ксвима яростным взглядом, Зориан начал писать. Да уж, этот цикл явно будет непрост...
  
  
  
  
  
  
  49. ЗАМЕНА
  
  [К оглавлению]
  
  
   Путешествие во времени не так-то легко подтвердить. Его доказательства обычно сводятся к обладанию невероятными знаниями и навыками - но, увы, редко бывают убедительны - "невозможность" путешествия общеизвестна среди магов. Магия предоставляет едва ли не бесчисленное разнообразие способов узнать недоступное - и безо всяких перемещений во времени; нехарактерные же умения могут попросту означать, что демонстрирующий их - не тот, за кого себя выдает. Почти все, что Зориан мог перечислить Ксвиму, было вполне возможно объяснить обыкновенной хитростью.
  И все же, пусть он и не знал, поверит ли ему куратор, Зориан не сомневался, что выписанные им факты заставят Ксвима хотя бы задуматься. Циклы во многом разнились между собой, но что-то оставалось неизменным - так что он мог предоставить множество мелких предсказаний. Что будет написано в газетах, какие распродажи пройдут в магазинах перед фестивалем, каких студентов отзовут домой из-за вторжений монстров. Хорошо, что с начала цикла прошла всего неделя - события не успели значительно отклониться от обычного курса.
  Каждый из его прогнозов можно было легко объяснить - по отдельности. Но все вместе? Даже будь он лучшим в мире супершпионом, это все равно не объяснило бы всего.
  Он передал листок Ксвиму, тот, молча прочитав список, кивнул и убрал его в карман. Затем сообщил Зориану, что попытается проверить его теорию на выходных, так что ожидает его в понедельник.
  Ну, как-то так. Учитывая обстоятельства - уже неплохой результат. Зориан даже опасался, что куратор раскритикует его почерк и заставит переписывать, пока не добьется "приемлемого" результата. Попрощавшись с Ксвимом, он вышел из кабинета.
  Он шел домой, размышляя, как бы ему подвести Каэла к разговору о ловушке душ Судомира, когда заметил, что ему издалека машет зеленоволосая девушка. Застигнутый врасплох, он даже не сразу сообразил, кто это, при том, что зеленые волосы очень редки и говорят сами за себя. Его одноклассница, Коприва Рейд.
  Он неуверенно помахал в ответ. Может, это обычная вежливость - с другой стороны, он и раньше встречал Коприву вне стен академии, и тогда она так себя не вела. Просто кивала при встрече, или говорила "привет", если он здоровался с ней, но никогда не привлекала внимания первой. Что и неудивительно - она его совершенно не знала, как, впрочем, и большинство одноклассников. Так почему сейчас...
  А, впрочем, неважно. Сейчас он и так все узнает - она перешла улицу и направлялась прямо к нему.
  Зориан рассматривал приближающуюся девушку, гадая, не влип ли он в очередную неприятность. Вроде бы нет - он не ощущал от нее ни враждебности, ни тревоги, но рядом с ней он всегда чувствовал себя неуверенно. Сейчас не так сильно, как до петли - раньше он вообще по возможности избегал ее - но и сейчас у него не было желания связываться с кем-то из Дома Рейд. Даже сейчас он ничего не сможет сделать, если его напичкают химией - химией, с которой работает этот Дом.
  И это опасение явно разделяли и остальные. Коприва была высокой, фигуристой девушкой - что было особенно очевидно сейчас, когда она шла к нему - но за годы обучения мало кто осмелился ухаживать за ней. Даже Бенисек не рисковал с ней заигрывать - что само по себе впечатляло. Зориан был уверен, что во всем классе лишь Коприва и Акоджа избежали внимания Бена.
  - Зориан, ты не поверишь, как я рада тебя видеть, - сказала она, подойдя. Он удивленно приподнял бровь. - Ты ведь живешь в одном доме с Каэлом, так?
  - Да, - заинтересовавшись, ответил он.
  - Отлично. Я договорилась встретиться с ним по одному делу, и он объяснил, как пройти к этому "дому Имайи", но... Кажется, я что-то не так запомнила, и не могу найти дорогу, - объяснила она. - Может, ты подскажешь, как пройти?
  - Я могу не только подсказать. Я как раз иду туда, так что, если не возражаешь, могу проводить.
  - Здорово! На это я и надеялась, - ухмыльнулась она. - Тогда веди. И не рассказывай другим, что я заблудилась, хорошо? Это пипец как стыдно, не представляю, как я так облажалась. Если Каэл спросит, скажи... что мы встретились по пути. В принципе, так оно и есть.
  Зориан кивнул, и они зашагали к дому Имайи. Правда, он не удержался и слегка нахмурился. "По одному делу", значит? Это то, что он думает?
  Увы, Коприва заметила - и сделала собственные выводы.
  - Эй, что за взгляд? - запротестовала она. - Тебе что, не нравится, что я зайду к вам в гости?
  - Не в этом дело, - поспешно ответил он. А она обидчива... - Просто я не так это себе представлял, когда Каэл сказал, что нашел кого-то, кто достанет "редкие" реагенты. Я думал, это будет кто-то... ну, постарше.
  Чистая правда - когда Каэл сказал, что нашел, где достать довольно много запрещенных к свободной продаже ингредиентов, Зориан подумал, что морлок нашел некий подпольный магазин или что-то в этом духе - а не купил их у одноклассницы. С другой стороны, стоит признать - идея не так уж плоха. Дом Рейд специализируется на выращивании магических растений и переработке их в алхимические реагенты. Также ни для кого не секрет, что они поставляют наркотические вещества и запрещенные препараты и тесно связаны с преступными группировками. Пару лет назад было нашумевшее судебное разбирательство, когда выяснилось, что во главе нескольких банд контрабандистов стоят "изгнанные" члены Дома - но суд закончился ничем. Дом Рейд владеет немалой долей полей, теплиц и лесных хозяйств Эльдемара - как и многими секретами этого ремесла, так что правительство предпочло с ними не ссориться.
  Так что да, подход Каэла был логичен - хоть Зориан и удивился, что это сработало. На месте Копривы он бы заподозрил подвох и гневно отмел любые намеки на незаконную деятельность. Надо будет узнать у Каэла, как он добился ее согласия - может, какой-то секрет? Ведь он и сам собирался иметь дело с преступными группировками.
  - Погоди, так ты в курсе? - удивилась она.
  - Угу. Нас можно назвать партнерами, - ответил он.
  - Хех, - она оценивающе оглядела его. - А по тебе и не скажешь. Ты, как бы сказать, слишком правильный. Впрочем, ты весьма целеустремлен - а дедушка всегда говорит, что законными путями многого не добьешься.
  Да уж, спасибо старшим за их жизненную мудрость.
  - Сказать по правде, я бы тоже не подумал, что ты занимаешься подобным, - заметил он. - Наверное, было не слишком приятно, когда Каэл пришел к тебе с запросом? Не раздражает, когда одноклассник уверен, что ты замешана в "негласных" делах семьи, просто потому, что ты из Дома Рейд?
  Она пренебрежительно фыркнула.
  - Они все так думают, просто молчат из вежливости. Во всяком случае, большую часть времени. К тому же на его счет и у меня были кое-какие подозрения. Я, знаешь ли, не соглашаюсь на сделки с кем попало. Если бы обратился ты - я, наверное, послала бы тебя на хрен. А если б ты не отстал - стукнула бы. Но Каэл - морлок, так что я посчитала, что он серьезен. У морлоков тоже есть, как бы сказать, определенная репутация...
  А. Так вот почему все сработало.
  Потом Коприва попыталась вызнать, зачем им запрещенные реагенты и откуда они взяли деньги на их покупку. Зориан ответил на первый пункт - для медицинского исследования (чистая правда, если Каэл не обманул), оставив денежный вопрос без ответа. Он в свою очередь, поинтересовался, не планирует ли она сообщить о них куда следует - читая ее поверхностные мысли для гарантии. Она, само собой, отвергла такой вариант - насколько он мог судить, правдиво - причем подозрение скорее позабавило, чем обидело ее. Хотя она и не верила, что ингредиенты нужны в медицинских целях - но Зориан не стал ее переубеждать.
  Потом разговор сбавил обороты, став более обыденным. В основном про академию - безобидная, нейтральная тема - но Коприва не упускала случая поинтересоваться его личной жизнью. Любопытно - в прошлых циклах, когда она посещала тренировочную группу, она не была так разговорчива.
  За разговором они наконец дошли до цели, и Коприва познакомилась с Имайей. То ли домовладелица никогда не слышала о Доме Рейд, то ли лучше владела лицом, но кажется, она была искренне рада гостье. И настояла, что переходить к делу, ничем не угостив - откровенная грубость.
  - Никаких дел на голодный желудок, - заявила она лекторским тоном. - Это закон.
  И, раз уж Коприва ничуть не возражала против домашнего печенья, Зориан тоже уступил. Он никуда не торопился.
  Наверное, ему не стоило удивляться, когда Коприва попросила пива - и когда у Имайи оно нашлось. Он тайком преобразовал напиток в безалкогольный, но это оказалось роковой ошибкой - вкус стал еще хуже.
  В итоге сделка была благополучно заключена - правда, короткий визит затянулся далеко за полдень. Коприва познакомилась с Кириэлле и на удивление хорошо поладила с ней. Надо будет серьезно поговорить с сестрой, что можно и что нельзя упоминать в присутствии зеленоволосой - Коприва сказала, что еще пару раз зайдет, занося материалы. Наверное, стоит поговорить и с Имайей, на случай, если та не знает, с кем имеет дело.
  Но в целом все это не вызывало особого беспокойства. Сделку заключил Каэл, Зориан только оплатил - вот пусть Каэл ей и занимается.
  Боги свидетели, Зориану и так есть чем заняться.
  
   На выходных он собирался все два дня охотиться на аранеа и читать их память, готовясь к открытию пакета матриарха, но его план не выдержал столкновения с реальностью. Выбранная первой целью Пылающая Вершина оказалось совершенно неподходящей жертвой.
  Они были воинственным племенем, искусным в магии и телепатии, и всю жизнь посвящали конфликтам с соседними паутинами. Патруль, который он выследил, казался Зориану легкой добычей - но только казался. Аранеа бились безупречно слаженно, у них нашлась какая-то ментальная атака, частично проходящая сквозь его щиты, и даже само место столкновения оказалось заранее подготовленным. В итоге его заманили к взрывной печати - он никак не ожидал, что валун в двух шагах от него рванет. Зориан почти сумел принять взрыв на щит, но серьезно повредил руку, не считая бесчисленных царапин и ссадин. И голова буквально раскалывалась от пропущенных ментальных ударов.
  Зориан активировал заклятье возврата и бежал.
  Как потом выяснилось, в целом он не особо пострадал, но на выздоровление все равно ушло несколько дней, даже с целительными зельями Каэла. Атаковать других аранеа в таком состоянии явно было очень плохой идеей - так что от планов пришлось отказаться. Проклятье.
  Ну, зато Каэл был счастлив. С тех пор, как он выяснил, что Зориан может телепортироваться по всей стране, морлок все пытался подбить его на вылазку в северные пустоши, пособирать редкие травы и грибы для его исследования. Зориан был решительно против, считая затею тратой времени... но раз уж его планы на выходные провалились, а сам он был не в лучшей форме для других занятий - он пошел Каэлу навстречу.
  В итоге в это воскресенье он вместе с морлоком гулял по лесу. Он ожидал, что его задачей будет телепортировать их с места на место и защищать от хищников, но Каэл был непривычно общителен и объяснял все, что делал. Каждый раз, находя искомое растение, алхимик рассказывал, почему этот вид встречается только в таких условиях, для чего он применяется и как его правильно собирать. Причем все это было редкими и ценными сведениями, которые не найдешь в книгах - мастера предпочитали не делиться подобными тонкостями. Если слишком много людей отправится за редкими травами, можно запросто загубить весь вид, так что гербалисты передавали секреты только своим ученикам. И даже это не спасло некоторые виды от полного уничтожения, что несколько сократило доступный алхимикам выбор зелий.
  Так что да, это было полезно. И все же...
  - Я так и не понял, почему ты хочешь собирать все это лично, - проворчал Зориан, срезая ножом речную траву. Тут был свой секрет: резать нужно быстро и в точно выбранном месте, иначе алхимические свойства травы будут утрачены. Не так-то просто с раненой рукой. - Мы могли бы сэкономить кучу времени, купив все в магазинах. Да, дорого, но мы можем себе это позволить. Легко. Время сейчас дороже денег.
  - Боюсь, ты ошибаешься, - покачал головой Каэл. Морлок присел на корточки неподалеку, разглядывая здоровенный валун, словно это была интереснейшая вещь в мире. Зориана подмывало спросить, что в этой глыбе такого, но, подумав, решил, что ему не хочется это знать. - То, что мы собираем здесь, очень сложно найти в магазинах. Богатые и влиятельные алхимики скупают все непосредственно у поставщиков, до прилавков почти ничего не доходит.
  - Правда? - удивился Зориан. - Странно. Если на них такой спрос, то почему никто не выращивает их на продажу? Ну, знаешь, как дом Рейд и подобные ему.
  - Не каждое растение можно вырастить в искусственной среде, - ответил Каэл. - Множество из них по ряду причин не выживает нигде, кроме естественной зоны обитания - а воссоздать ее не всегда возможно, или неоправданно дорого. Другие прекрасно вырастут - но утратят алхимическую ценность при малейшем отклонении от нужных условий. Некоторые можно пересадить в сад, и они приживутся, но семян уже не будет. Некоторые растут так долго, что никто не станет ждать, пока они вызреют.
  - Хорошо, я понял, - прервал его Зориан. - Магические растения сложно окультурить. Вообще говоря, я и так это знал, просто растения, что мы собираем, не кажутся... ну, чем-то особенным. Но если ты говоришь - поверю на слово. Сам я не тяну на эксперта в ботанике.
  - Как и я сам, просто знаю кое-что в этой области. Приемная мать настояла, что если хочу стать настоящим алхимиком, то я должен это знать, - Каэл поднялся на ноги, отбросив комок мха, что только что рассматривал. - Ты закончил? Помощь нужна?
  - Вот, - Зориан протянул ему срезанную траву. - Кажется, все сделал правильно, но на всякий случай - проверь.
  Каэл оглядел пучок в его руках и тут же выкинул три стебля, которые Зориан, сам того не заметив, испортил. Как он их отличил - оставалось только гадать.
  - Думаю, здесь мы закончили, - Каэл коротко огляделся. - Вряд ли здесь можно найти что-то еще, не углубляясь в лес. Как думаешь, ты уже можешь телепортировать нас в следующую точку?
  - Конечно. Мой резерв давно восстановился.
  - Тогда отправляемся. На этот раз глубже в пустоши. Мы за весь день не встретили ничего действительно опасного, так что я хотел бы поискать призрачный плющ или луноцвет, - Каэл указал на север.
  Зориан кивнул, не беспокоясь о возросшей опасности. Да, в северных лесах хватало тварей, способных его убить, но он наверняка успеет засечь их вовремя и телепортировать обоих. Минуту спустя они возникли на новом месте, и Каэл начал осматривать окрестности.
  - Все же телепортация очень удобна, - заметил беловолосый парень. - Не могу дождаться, когда и я научусь. Как думаешь, сколько мне понадобится времени?
  - Не знаю. Год или два? - предположил Зориан. - Если наляжешь на плетения. Мы можем всего за пару месяцев составить для тебя оптимизированный план тренировок, как сделали его для Тайвен.
  - Ха... Возможно, когда-нибудь я поймаю тебя на слове, - ответил морлок. - Сейчас - нет, я и так трачу слишком много твоего времени и нервов. Не буду наглеть.
  - За время петли ты уже очень помог мне, - заверил его Зориан. - И, на мой взгляд, заслуживаешь того же.
  - Вот как, - задумчиво произнес Каэл. - Тогда я хотел бы побеспокоить тебя насчет всех этих исчезновений вокруг Князевых Дверей. Многие из этих людей были моими друзьями и знакомыми, и их судьба очень меня беспокоит. Я знаю, что в этих циклах ты очень занят, но, может, потом сможешь расследовать эти происшествия?
  Что же. Он не планировал сегодня поднимать эту тему, но, наверное, сейчас самое время рассказать Каэлу о Судомире и его ловушке душ.
  - Вообще-то, насчет исчезновений...
  
   Зориан подозревал, что Каэлу не понравится рассказ - и его подозрения оправдались. Чего он не ожидал, так это в какую ярость придет его друг, выслушав до конца. Совершенно потеряв голову, морлок потребовал, чтобы они немедленно переместились к поместью Яску и занялись ловушкой. Потребовался почти час, чтобы убедить его, что это на редкость плохая идея - Зориан был ранен, Каэл ослеплен эмоциями, и оба совершенно не подготовлены к штурму.
  - Ты ведь понимаешь, что это значит? - спросил Каэл. Вопрос явно риторический, поскольку он сам тут же ответил. - Каждый раз, когда ты умирал во время вторжения, твою душу вместе с другими засасывало в эту штуку.
  - Да, и что? - спросил Зориан. - Механизму петли это явно безразлично. Он просто выдергивает душу из этой колонны назад и продолжает, как обычно.
  Хотя если подумать, это само по себе давало подсказку, как действует петля. Может быть, механизм петли настолько могуществен, что без проблем извлекает его душу из гигантской тюрьмы, наверняка защищенной всеми возможными способами... а может быть, ее принцип действия попросту обходил подобные сложности. Если в конце цикла все действительно уничтожается и откатывается назад, то покуда душа цела, ее местоположение не имеет значения.
  - Да, и процесс сбора душ, судя по всему, достаточно щадящий, чтобы твоя душа не понесла заметного ущерба даже после стольких раз, - сказал Каэл. - Что же, это немного успокаивает. Но, Зориан... я правда не знаю, чем я могу тут помочь. По большому счету, я всего лишь новичок; а Судомир, очевидно, настоящий эксперт в магии душ. И он глубоко погрузился в те области, которых я не стал бы даже касаться - так что даже будь я опытней, это ничего бы не дало. В ближайшие пару дней я посмотрю, что можно сделать, но скорее всего, чтобы справиться с Судомиром, понадобится помощь кого-то другого.
  - У тебя нет никого на примете? - рискнул Зориан.
  - Я уже дал тебе список людей, касавшихся магии душ - но Судомир разобрался с большинством из них, - Каэл грустно покачал головой. - Извини. Может, попробуешь того воинствующего жреца, друга Лукава? Он очевидно имеет немалый опыт в магии душ и, похоже, может помочь. Да и в целом тебе стоит обратиться к церковникам. Они регулярно сталкиваются с подобными Судомиру, так что располагают как опытом, так и нужными исполнителями. Уверен, они не проигнорируют твое обращение - церковь относится к проблеме некромантии очень серьезно, да и проверить твои слова очень легко - достаточно телепортировать кого-то из них к поместью Яску, и они сами найдут доказательства.
  - Интересная мысль. Может, я и попробую ее в следующем цикле, если ты не придумаешь ничего другого, - сказал Зориан. - Хотя меня беспокоит, что все это может вылиться во что-то крупномасштабное и привлечь внимание Красного. Судомир тесно связан с ибасанцами, и атака на Яску угрожает раскрытием всего их заговора.
  - На самом деле, это может быть к лучшему, - задумчиво сказал Каэл. - Красный считает, что ты - часть враждебной ему армии путешественников, так? В таком случае наоборот будет более подозрительно, если ты время от времени не устраиваешь чего-то крупномасштабного.
  - Ну, возможно, - сказал Зориан. - И все равно, это слишком явная подсказка Красному, где искать его врагов. Как по мне, так выделяться слишком опасно.
  Вскоре они исчерпали доводы, и повисло неловкое молчание. Каэла явно угнетала невозможность чем-то помочь против Судомира, его настроение портилось все дальше, и Зориан понятия не имел, как его ободрить. Да и не факт, что сам Каэл хотел бы ободрения. Наконец морлок решил завершить поход и попросил Зориана телепортировать их домой.
  Поход за реагентами наконец закончился.
  
   И вот пришел понедельник, а с ним и визит к Ксвиму. Куратор не уточнял, когда ему следует подойти, так что Зориан собирался зайти к нему после занятий. Ксвим, как выяснилось, не разделял его точку зрения. Он не собирался ждать и устроил небольшой переполох, явившись на первый урок и забрав Зориана. Непонятно, хорошо это или плохо, а сам Ксвим отказался обсуждать что-либо, пока они не заперлись в его кабинете.
  - Итак, - спросил Зориан, - каков ваш вердикт?
  Вместо ответа Ксвим достал из шкафчика каменный шар размером с ладонь и вручил ему.
  - Направьте туда ману, - распорядился он.
  Стоило Зориану направить в шар ману, как тот вспыхнул мягким желтоватым светом. Знакомо. Эта штука напоминает простейшие тренировочные шары, с которыми они занимались на первом курсе - их используют, чтобы научить студента контролировать поток энергии. Сейчас-то ему зачем...
  Стоп...
  - Эта штука сверяет сигнатуру моей маны? - поинтересовался он.
  - Да, - подтвердил Ксвим. - Личная мана каждого уникальна. Можно скрыть или изменить сигнатуру своей маны, но подделать чужую, насколько мне известно, нельзя. Как максимум, вы могли бы добиться от шара ложного срабатывания, но я бы заметил, что вы в нем копаетесь. Похоже, вы - действительно тот, за кого себя выдаете, мистер Казински. Я так и предполагал, но не проверить было бы безответственно.
  - Сначала замок, настроенный на мою ману, теперь это... Откуда вообще у академии сигнатура моей маны? Не припоминаю, чтобы я сдавал ее, - Зориан протянул шар обратно Ксвиму.
  - Это происходило каждый раз, когда вы пользовались тренировочными шарами на первом курсе, - Ксвим качнул шар перед ним. - Оставалось лишь сохранить шар для дальнейшего использования.
  - Это вообще законно? - нахмурился Зориан.
  - И даже предписывается, - кивнул Ксвим. - Правительство хочет иметь сигнатуры каждого мага. Это значительно упрощает, к примеру, процедуру идентификации.
  - Ясно, - вздохнул Зориан. - А теперь, когда мы выяснили, что я действительно Зориан Казински...
  - Да, проблема "временной петли", - Ксвим убрал шар в ящик. - Полагаю, вы знакомы с господствующим мнением о путешествиях во времени?
  - Считается, что они невозможны, - кивнул Зориан. - Я знаю. Но это всего лишь теория...
  - И множество неудачных экспериментов, - прервал его куратор.
  - ...и мой личный опыт утверждает обратное, - проигнорировал его Зориан. - Что бы ни гласило господствующее мнение, я знаю, что путешествие во времени возможно. Вопрос лишь в том, смогу ли я убедить вас.
  - По крайней мере, вы убедили меня, что в вашей истории что-то есть, - сказал Ксвим. - Но, боюсь, чтобы поверить во временную петлю, мне понадобится дополнительное убеждение. Как думаете, сможете вы прояснить для меня кое-какие моменты?
  Следующие полтора часа Ксвим расспрашивал его о механике временной петли и сопутствующих событиях. Расспросы были весьма дотошны - куратор наверняка понимал, что Зориан что-то скрывает, но не требовал раскрыть все. И ничего не записывал, просто глядел на него, молча слушая ответы - что, честно говоря, нервировало.
  - Материальный мир отрезан от духовных планов? - Ксвим поднял бровь. - И вы не удосужились включить этот факт в список, что составили в пятницу?
  - Ну, а что это доказывает? - защищаясь, возразил Зориан. - Ничего, касающегося временной петли.
  - Нет, но это смягчает одно из очевидных несоответствий в вашей истории, - сурово посмотрел на него Ксвим. - А именно - невероятный размах описываемого феномена. По вашим словам, петля действует в космическом масштабе - не просто отсылает вашу душу назад, но буквально откатывает назад все, кроме вас и других путешественников. Невероятное заявление. Вселенная слишком велика, а известная нам магия имеет четкие ограничения. Но если временная петля отсекает материальный план от духовных - значит, ее зона действия уже ограничена, что делает концепцию куда более убедительной. Вы спрашивали у астрономов, нет ли странностей в движении звезд и планет?
  - Нет, - нахмурился Зориан. - А почему вы думаете, что должны быть странности?
  - Потому что любой грамотный разработчик заклятий стремится минимизировать расход маны, сколько бы ее ни было в запасе, - пояснил Ксвим. - Если бы я разрабатывал заклятье временной петли, что вы описываете, я бы не стал расширять зону действия сверх необходимого минимума. Зачем напрасно тратить энергию? Никто никогда не достигал соседних планет, не говоря уже о звездах. Можно просто заменить небо иллюзорным экраном, и остановиться на этом. Большинство людей не заметят разницы.
  - Но могут заметить астрономы, - закончил за него Зориан.
  - Да. В особенности, если заклинание, как вы говорите, родом из эпохи первого икосианского императора. Тогда не было телескопов, и даже лучшие звездочеты могли полагаться лишь на остроту своего зрения. Иллюзия, достаточная для того времени, будет очевидно недостаточна сейчас.
  - Наверное, можно попробовать, - с сомнением сказал Зориан. - Хотя я и сомневаюсь, что из этого что-то выйдет. Уверен, что нельзя просто вырвать одну планету из системы небесных тел, не вызвав чудовищных катаклизмов, что убьют нас всех.
  - Где-то должен быть предел, - сказал Ксвим. - Я поговорю с парочкой знакомых астрономов, послушаю, что они скажут. Вы же сделайте пометку в следующий раз включить в список факт отсечения от духовного плана. Это сразу сделает вашу теорию куда правдоподобнее. И не забудьте подписать список вот этим.
  Ксвим достал из кармана полоску бумаги и передал ему. На ней безупречным почерком был записан длинный ряд букв и цифр. Насколько мог судить Зориан, никакой закономерности в их последовательности не было.
  - Некое шифрованное послание? - вслух предположил он.
  - Что-то вроде того. За прошедшие годы я продумал много разных сценариев, и в их числе - если я подозреваю, что моя память будет изменена против воли, и хочу оставить послание для себя в будущем, - удивил его Ксвим. Вот это паранойя... Но мысль хорошая, надо будет придумать что-то аналогичное. - Вам придется в точности запомнить последовательность - малейшая ошибка, и все это утратит смысл.
  Зориан за несколько секунд запомнил код и немедленно создал небольшой пакет памяти, сохраняя это знание навсегда.
  - Готово, - он вернул записку Ксвиму. - Что дальше?
  Он думал, что Ксвим тут же спалит бумажку - как в приключенческих книгах, что он читал в детстве - дабы не допустить ее попадания не в те руки. Но нет, Ксвим просто сунул ее в карман и задумчиво посмотрел на Зориана. Ну, так не интересно.
  - А вот это, мистер Казински, я должен спросить у вас, - ответил Ксвим. - Я опасался, что вы самозванец и что вы изменили мою память. Вне зависимости от того, действительно ли вы путешественник во времени, вы развеяли эти опасения. Сказать по правде, я не вправе требовать чего-то еще. Действительно, что же дальше.
  - Ну, технически вы - мой куратор, и помогаете мне развиваться, - сказал Зориан, надеясь, что Ксвим наконец возьмется за дело по-нормальному. Любопытно, на что похоже обучение у него после этого уродского испытания воли.
  - К сожалению, сейчас не лучшее время для этого. Мне нужно будет тщательно проверить ваши навыки во всех областях, чтобы решить, как лучше помочь вам, а я и так уже надолго оторвал вас от утренних занятий, - сказал Ксвим. - Но я кое-что подготовлю к нашей встрече в пятницу.
  - Надеюсь, не очередной набор упражнений плетения? - не удержался Зориан.
  - Нет, - едва заметно улыбнулся Ксвим. - Хоть я определенно намерен исправить все очевидные недостатки в ваших основных навыках и довести мастерство плетения хотя бы до приемлемого уровня, сейчас я намерен максимально развить ваши возможности в магии пространства. В конце концов, именно эта отрасль магии занимается манипуляциями со временем, что в вашей ситуации делает ее приоритетной. Это трудное и требовательное искусство, но, если вы выдержали несколько лет моего испытательного месяца и продолжали приходить, вы обладаете необходимым терпением, чтобы добиться успеха.
  Хмм. А ведь звучит неплохо. Хотя первая часть довольно зловещая, но он подождет практики. Вообще-то он и не отказывался научиться новым плетениям, особенно если Ксвим не будет прибегать к изматывающей отработке, как раньше, а будет по-нормальному объяснять, что и как.
  В любом случае, на этом разговор завершился, и, попрощавшись с куратором, Зориан вышел из кабинета.
  Впервые в жизни он уходил от Ксвима в лучшем настроении, чем пришел.
  
   Следующие несколько дней ему пришлось ждать, пока постепенно пройдут последствия его неудачной атаки на Пылающую Вершину, и его здоровье восстановится. Каэл по-прежнему сидел, зарывшись в книги по некромантии, возился с каким-то заклятьем и отказывался говорить про Судомира. Утверждал, что сейчас занят, и они обсудят все, когда он закончит. Зориан подозревал, что морлок дуется на него за бестактную подачу новостей о ловушке душ, но не мог сообразить, что можно было бы сделать лучше. Может, Каэл недоволен тем, что он так долго тянул? С другой стороны, Тайвен в этот раз отреагировала на его откровения куда лучше. Похоже, она куда более восприимчива, если не ждать срыва.
  Так или иначе, период выздоровления был скучен, и Зориан искал, чем бы ему заняться. Он потехи ради воссоздал сохраненные в памяти рисунки Кириэлле и показал ей. Она много хмурилась, изучая работы, особенно те, что изображали интерьеры дома Имайи и его жильцов - но свою руку не признала. Наоборот, раскритиковала неизвестного художника и предложила, как улучшить технику - это было действительно забавно. А потом спросила его, откуда он взял рисунки, и обиделась, когда он честно ответил: из головы.
  Последовавший спор каким-то образом перешел в импровизированный урок рисования, а Зориану было достаточно скучно, чтобы всерьез в нем участвовать. К его удивлению, Кириэлле сочла, что у него вполне приличные способности к рисованию. И что он может стать не хуже ее, если приложит усилия. Да уж, учитывая, сколько на нем висело дел - едва ли он наскребет на это время. Впрочем, если в качестве хобби...
  В один из этих неспешных дней Зориан направился в библиотеку, подыскать книгу о внутренней политике Эльдемара. Частично из-за того, что слова Судомира о политических интересах могли содержать крупицу правды - и частично потому, что, задумавшись о Доме Рейд, он осознал, как преступно мало знает о ситуации во власти Эльдемара. Конечно, он вряд ли найдет объяснение оговорке Судомира, но немного просвещения тоже не помешает.
  По идее, внутренняя картина Эльдемара сравнительно проста. Монархия, в которой власть короля ограничена Советом Старейшин - собранием дворян, что теоретически должно было давать королю советы и помогать в управлении страной. Места в Совете передавались по наследству и принадлежали Благородным Домам. Собственно, это и делало Дом Благородным - место в Совете означало прямое влияние на жизнь страны. Обычный Дом, при всех его привилегиях и свободах, такой возможности не имел.
  Конечно, в реальности все было куда более запутанно. Корона и Совет непрерывно конфликтовали, Дома при каждом удобном случае преступали границы своих полномочий, организации вроде Гильдии Магов или Святой Церкви Триумвирата были значимы сами по себе, действуя, как влиятельные и независимые игроки. И это еще не рассматривая разные полуавтономные образования, вроде племен перевертышей или Свободного Порта Луйя.
  Словом, все было изрядно закручено, и попытка Зориана разобраться не увенчалась особым успехом. Он уже собирался махнуть рукой и уйти домой, когда наткнулся на Тинами. Точнее, это она на него наткну... подкралась - он стоял неподвижно, спиной к ней, и узнал о ее присутствии лишь по знакомому оттенку мыслей, памятному по занятиям прошлых циклов. Сначала он не собирался показывать, что заметил ее... но раз уж она так старалась заглянуть через плечо и узнать, что он там читает, стоило хотя бы поздороваться.
  - Привет, Тинами, - сказал он, не оборачиваясь. Застигнутая врасплох, она немедленно дернулась назад. Ха. Получилось. Он стер ухмылку с лица и повернулся к девушке. - Могу я чем-то тебе помочь?
  - Н-нет, извини, - она запнулась, но тут же взяла себя в руки. - Мне было просто интересно, что ты читаешь. И не могу не спросить: "Раскол расколов"? Серьезно? Эту...
  Она помедлила, явно подбирая приличное слово.
  - Зачем ты читаешь этот хлам?
  Зориан посмотрел на книгу в своих руках. Вообще-то он не заметил в ней ничего плохого - впрочем, как и ничего хорошего. Честно говоря, он листал ее лишь потому, что одна из прочитанных ранее неплохих книг упоминала ее в списке литературы.
  - Я пытаюсь разобраться в политическом вопросе, но почти ничего не знаю о политике, - честно сказал он. - Так что читал что попало, листая их в надежде найти нужное.
  Он вернул "Раскол расколов" на полку. Книга все равно была чертовски скучной.
  - А что за вопрос тебя интересует? - спросила Тинами.
  - Я ищу, кому может быть политически выгодно спалить Сиорию дотла, - прямо ответил Зориан. - Разумеется, чисто гипотетически.
  - Речь идет о внутренних или внешних силах? - невозмутимо уточнила она.
  - Внутренних, - ответил Зориан. - Как я понимаю, за границей число врагов почти бесконечно.
  - На самом деле - нет, - поправила Тинами. - Сиория снабжает континент критически важной продукцией. Разве что Суламнон да парочка других стран могли бы желать ее исчезновения.
  - Как насчет Улькуаан Ибасы? - поинтересовался Зориан.
  - Они? - фыркнула Тинами. - Да что они могут? Их потолок - грабить торговые суда. А пока Эльдемар контролирует форт Орокло, они даже на это толком не способны.
  Зориан невнятно хмыкнул. Пожалуй, он не мог винить ее за такой настрой - до вторжения он и сам, вероятно, ответил бы так же.
  - Логично, - кивнул он. - Насколько я понял, ты разбираешься в политике?
  - Я - наследница Благородного Дома, - Тинами пожала плечами, - и обязана знать такие вещи. Так что да, можно сказать - разбираюсь.
  - Превосходно. Тогда не посоветуешь ли мне книгу о внутренней политике, что не будет... хламом?
  Он думал, она откажется или подскажет пару названий. Чего он никак не ожидал - что она будет пятнадцать минут таскать его по библиотеке, подбирая материал, в точности соответствующий его вопросу. Когда она закончила, у него в руках были три книги, причем одна из них была устрашающе здоровенной и навевала сонливость одним своим видом. Кажется, просить Тинами о помощи было слегка... неосмотрительно.
  - Извини, я слегка увлеклась, - на удивление искренне сказала она.
  - Да ничего, - вздохнул он. - Хотя, сказать по правде, я очень сомневаюсь, что прочитаю все это.
  И качнул стопкой книг в руках.
  - Если выбирать одну из них - возьми "Время лишений", - посоветовала Тинами. О, отлично, это не гроссбух. - Она самая важная из них. Войны Раскола и Плач совершенно изменили политическую картину Алтазии, а Эльдемара - в особенности. Без понимания, какие последствия они повлекли, и как страны боролись с ними, ты никогда не разберешься в политике Эльдемара.
  - Понятно, - тихо сказал Зориан. В этом был смысл: Войны Раскола, по сути, создали Эльдемар в его нынешнем виде, да и Плач тоже произошел отсюда. В те дни еще никто не сознавал, какую смертельную опасность он несет, и как тяжело он скажется на судьбе страны. Неудивительно, что эти события так сильно повлияли на все. - Полагаю, дело в вызванной ими массовой гибели магов?
  - Вроде того, - ответила Тинами. - Точнее, в попытках восстановить их численность. До Войн Раскола большинство магов принадлежали к Домам - или имели хотя бы одного одаренного родителя. Маги в первом поколении, вроде тебя, тогда были... ну, не то чтобы совсем редки, но распространены куда меньше, чем сейчас. Но после войн и Плача многие из этих Домов и семей пресеклись или разорились, утратив ключевых членов и не в силах справиться с трудными временами. Эльдемар же не желал остаться без магов - кто-то должен был сменить умерших. Итогом стал невообразимый раньше наплыв магов в первом поколении.
  - И? - спросил Зориан. - Наверное, я не слишком объективен, сам будучи родом из гражданских, но... в чем проблема?
  - Это не то чтобы проблема, - осторожно ответила Тинами. - Но это до неузнаваемости изменило политику страны. Первое поколение поддерживается Гильдией и, соответственно, Короной. Когда Корона в очередной раз сцепляется с Домами или другими независимыми группами, первое поколение единым фронтом выступает на ее стороне. Наплыв обретенных магов позволил Эльдемару невероятно быстро оправиться после войн и эпидемии, но он же укрепил королевскую власть и сделал Гильдию куда более влиятельной, чем раньше, что пугает многие фракции.
  - Интересно, - задумчиво протянул Зориан. - Но как это относится к Сиории и людям, что желают ее исчезновения?
  - Ну, Сиория незаменима для амбициозных магов первого поколения, - пояснила Тинами. - Большинство других истоков жестко ограничены в производимой мане, что ограничивает магическую деятельность в округе. Обычно их контролирует некая сложившаяся группа, иногда даже Дом, и они не рады новичкам. Провал же ежесекундно извергает невероятный объем энергии, больше, чем мы можем потратить. В Сиории нет дефицита в мане, поэтому никто не считает, сколько здесь магических горнов, лабораторий, и других подобных заведений. Неудивительно, что маги первого поколения стремятся сюда - что делает Сиорию крупнейшим оплотом лоялистов. В политическом смысле она настолько важна для центра, что ее называют второй столицей. И все, кто не в ладах с Короной или Гильдией, хотели бы, чтобы она исчезла. Хотя, думаю, большинство не зашло бы так далеко. Внешнеполитическая обстановка довольно опасна, и никто не хочет серьезно ослабить страну, а Сиория - один из самых населенных городов и центр силы.
  - То есть, по твоим словам, противники Сиории, скорее всего, происходят из Домов, недовольных утратой их исторического значения, - подытожил Зориан. Увы, это не объясняло слова Судомира: неизвестно, был ли он из первого поколения, но мэр точно не принадлежал к знати. - Но ведь здесь резиденции многих Домов, и даже Благородных. Твой, например. Или Новеда.
  - Не все Дома дружны между собой, - пожала плечами Тинами. - Многие из них были бы счастливы, если бы все Аопэ умерли во сне.
  Оу.
  - Забавно, что ты упомянул Новеда, - продолжила она. - Ты ведь знаешь, что с ними произошло?
  - Все они, кроме Зака, мертвы, - тут же ответил он.
  - Да, и затем Корона назначает опекуном Зака Тесена Цвери, - подхватила она. - А он за копейки распродает друзьям и знакомым все имущество Дома, не забывая получать огромную плату за "опекунство". Мало кто осмелится сказать это прямо, но он буквально выпотрошил останки Благородного Дома. А Новеда были очень, очень богаты. Не будь Зак таким идиотом, думаю, он был бы очень зол на городские власти, содействовавшие грабежу. И будь я на его месте, уверена, я бы с радостью спалила Сиорию дотла. Ну, или, по крайней мере, хотела бы.
  Хех.
  - А знаешь, - сказал Зориан. - Я не отказался бы услышать подробности этой истории...
  
  
  
  
  
  
  50. СОКРЫТИЕ
  
  [К оглавлению]
  
  
   Пожалуй, он совсем не удивился, узнав, что Тесен Цвери обворовывает Зака. Во-первых, он знал, что Зак не ладит с опекуном и время от времени без видимых причин устраивает ему взбучку в начале цикла. Во-вторых, в одном из циклов Зак сам сказал ему, что не одобряет то, как Тесен распоряжается его имуществом. Не нужно быть семи пядей во лбу, чтобы понять, что это не просто расхождение во взглядах. Зориан рассматривал хищения как одно из возможных объяснений ситуации, но не мог представить, зачем Тесену рисковать репутацией ради смехотворных - для человека его положения - сумм.
  Оказалось же, что он слишком узко мыслил. Тесен не просто приворовывал из активов Новеда - он откровенно нацелился на все их имущество. Невероятная дерзость. Кто же стоит за Тесеном, если он не боится столь беспардонно предавать оказанное доверие? Что могло заставить королевскую семью назначить столь негодного опекуна последнему из вернейшего Дома?
  Словом, спрашивая Тинами о разграблении Дома Новеда, Зориан ожидал услышать целую историю. Длинную, запутанную и драматичную. Но услышал на редкость прозаичный рассказ о простых жадности и коррупции.
  Назначение Тесена Цвери опекуном Зака в свое время было совершенно логичным. Он был патриархом Благородного Дома Цвери, давнего союзника Новеда, имел неплохую репутацию. Так что когда он предложил опекать наследника Новеда, никто не возражал - влиятельный аристократ, могущественный маг и союзник Дома - кто справится лучше него?
  Увы, его жадность оказалась куда сильнее, чем чувство долга или почтение к павшим союзникам. Стоило ему получить доступ к имуществу Новеда, Тесен не терял ни минуты. В итоге большая часть их состояния была за бесценок распродана членам Дома Цвери, и даже эти гроши вернулись к самому Тесену - в виде "платы за опеку", что он платил себе за столь блестящую работу.
  - И никто не возмутился? - не поверил Зориан. - Корона, например? Я слышал, Новеда были близкими союзниками королевской семьи. Или многочисленные вассалы и союзники Новеда - должны же они были сохранить хоть какое-то влияние, и им не могло нравиться происходящее. Да черт, даже другие Благородные Дома - неужто никто не пожелал заступиться за Зака?
  - Дом Новеда действительно был верным союзником Короны, - согласилась Тинами. - Но и Дом Цвери - тоже. И, в отличие от Новеда, Цвери перенесли трудные времена без особых потерь. Корона не стала ссориться с одной из своих опор - тогда она не могла себе это позволить. Подозреваю, они были неприятно удивлены действиями Тесена, но предпочли смотреть на это сквозь пальцы.
  Она замолчала и чуть нахмурилась, размышляя.
  - К тому же я слышала, что Тесен щедро даровал Короне часть реликвий из сокровищницы Новеда, - наконец продолжила она. - Он вообще очень щедро раздавал их богатства. Полагаю, это заткнуло немало ртов.
  - Понятно, - пробормотал Зориан. - Они получили свою долю и передумали протестовать. Но все же, если Тесен был так бесцеремонен, как ты говоришь, кто-то должен был вмешаться. Не всех можно купить деньгами - такое не могло остаться без ответа.
  - А, ну, я описала ситуацию более явно, чем было на самом деле, - пояснила Тинами. - Видишь ли, Тесен в любом случае должен был приостановить многие проекты Новеда и распродать значительную часть их имущества... Проблема в том, кому он их продал и по каким ценам. Предполагалось, что он соберет из остатков Благородного Дома надежное, отлаженное ядро. Он же пустил все их состояние на обогащение собственной семьи и свою политическую карьеру, оставив Заку лишь мелочь на карманные расходы. Но все не так очевидно, чтобы доказать это - необходимо целое расследование, за время которого Тесен сто раз успеет привлечь свои связи и разобраться с оппозицией.
  Что же, если воровство Тесена не раскрыть без детального расследования - это многое объясняет. Например, почему одноклассники не в курсе неприятностей Зака. Большинство из них - отчаянные сплетники, и знай они о проблеме - знали бы все, включая его.
  Хотя если Тинами с такой готовностью все ему выложила - почему она не рассказала остальным? Наверное, проще всего спросить у нее самой.
  - Ну, если бы мы говорили, скажем, в прошлом году, я ничего из этого не рассказала бы, - ответила она. - Тогда Зак был в нашем классе, и я не стала бы ничего говорить без его ведома. Но, раз он бросил учебу, это уже неважно.
  Ах да - поскольку Зак, как обычно, исчез из Сиории в самом начале цикла, многие полагали, что он бросил академию. Да и его многочисленные прогулы в первые два года обучения делали эту версию весьма убедительной...
  Интересно, знал ли Зак о махинациях Тесена до временной петли? Зориан склонялся к варианту "не знал" - поведение парня в первые два года ничем не выдавало беспокойства о будущем или злобы на опекуна - но он мог ошибаться. Может, Зак действительно хороший актер.
  - Как думаешь, что из всего этого ему известно? - спросил он.
  - Не знаю, - ответила Тинами. - Я только раз пыталась его разговорить, и... Уф, кажется, тогда я зашла слишком издалека - он решил, что я с ним заигрываю.
  Зориан не удержался от смешка.
  - И ничего смешного! - возмутилась она.
  Поговорив с ней еще несколько минут, он выяснил, что в случае с Заком Тинами ему не помощник. Она знала о ситуации в целом, но, ожидаемо, никаких деталей. С другой стороны, разговор натолкнул его на мысль - что, если подобное случалось не только с Домом Новеда?
  - О да, это время от времени случается, - согласилась с ним Тинами. - После Войн Раскола и Плача многие ослабевшие Дома и семьи были также расчленены. Большинство стран были слишком заняты своими проблемами, чтобы сдерживать хищников, особенно если эти хищники были связаны с правящей верхушкой или влиятельной фракцией. Можно сказать, по сравнению с некоторыми наследниками былых Домов, Заку еще повезло. Других обчистили до нитки и выбросили на улицы без гроша за душой. Но Новеда - все же Благородный Дом, и Тесен не может зайти так далеко. Ему все же нужно прикрытие, на случай, если посыплются обвинения. Так что у Зака все еще есть его особняк и кое-какие средства, на что Тесен всегда может сослаться.
  Интересно. Зориан сомневался, что Зак хотел бы в отместку спалить город - для этого он слишком хороший парень - но вот другие, менее удачливые, озлобленные на тех, кто нажился на их беде... Им будет все равно, кто еще пострадает. Может, Красный как раз из таких? Это объяснило бы его стремление уничтожить Сиорию...
  Впрочем, пока это всего лишь праздные мысли - все равно никак не проверить. Но вот когда он разберется с пакетом памяти матриарха - пожалуй, стоит отыскать живущих в Сиории разорившихся наследников. Просто на всякий случай.
  Его разговор с Тинами вскоре завершился. У обоих были дела, да и она, кажется, что-то заподозрила из-за его интереса к этой теме. К его удивлению, она хотела встретиться еще раз; а может, удивляться и не стоило - она намекнула, что хочет попросить об одолжении. Договорившись о следующей встрече, он попрощался с девушкой и направился домой...
  ...чтобы, придя, обнаружить там натуральное светопреставление.
  
   Оказывается, Коприва решила сегодня заглянуть к ним, принести реагенты для Каэла. Сама по себе - отличная новость, но вот время для нее оказалось... не самым подходящим.
  Она была не единственным гостем. Пришли также и Реа с Ночкой: младшая - поиграть с Кириэлле, старшая - выпить и поговорить с Имайей. Да еще и Тайвен зашла что-то обсудить с Каэлом. В итоге, когда Коприва принесла ингредиенты, Каэл был занят в подвале с Тайвен, а Имайя - на кухне с Реей. Так что встретить гостью взялись свободные обитатели дома - Кириэлле, Кана и примкнувшая к ним Ночка.
  Коприва уже виделась с Кириэлле - но не с Каной. Каэл не хотел, чтобы слухи о его дочери расползлись по классу, и держал девочку подальше от посетителей. Но Каэла там не было, а Кириэлле совершенно не умела хранить секреты, так что когда Коприва попросила представить ее подруг, она рассказала все, как есть.
  Тут уже включились все собравшиеся - запаниковавший Каэл упрашивал Коприву сохранить все в секрете, Кириэлле запоздало извинялась перед Каэлом, Коприву все это откровенно веселило, а Имайя пыталась утихомирить бедлам. Что забавно - как выяснилось, Тайвен тоже не знала, что Кана - дочь Каэла. Она, несмотря на одинаковые ярко-синие глаза отца и дочери, решила, что девочка - дочь Имайи, и не стала уточнять.
  Увы, развернувшаяся драма так захватила всех, что никто не вспомнил про упаковку реагентов, принесенную Копривой... Никто, кроме Ночки. Ее же загадочная упаковка очень заинтересовала - и она решила познакомиться с ней поближе. И то ли Коприва завернула реагенты не слишком надежно, то ли Ночка была чересчур настойчива - но девочка умудрилась вдохнуть галлюциногенного порошка и утратила контроль над своей формой. Ее глаза приобрели вертикальный, как у кошки, зрачок, появились когти и хвост, а когда остальные бросились выяснять, что произошло - она на них зашипела.
  Начался второй раунд драмы: Реа переживала, что ее дочь выдала себя, и злилась на Коприву, оставившую "опасное вещество" в руках детей, Коприва пыталась оправдываться, Кириэлле уверяла Рею, что все в порядке, она и так знала, что Ночка может "превращаться в котеночка", Реа сердилась на Ночку за неосмотрительность, а бедная Имайя опять пыталась всех успокоить.
  И как раз в этот момент домой вернулся Зориан - и был поражен, узнав, что тут творилось в его отсутствие.
  - Проклятье, меня не было всего пару часов, - пожаловался он. - Смотрю, вы не теряли времени даром.
  Его замечание почему-то вызвало враждебные взгляды со всех сторон.
  - Ладно, послушайте, - примирительно сказал он. - Мне кажется, вы делаете из мухи слона. Во-первых, я уверен, что Коприва не собирается рассказывать про Кану в академии... - конечно он был уверен, он же заглянул в ее мысли. - ...и не думаю, что кто-то из нас станет относиться к Рее и Ночке хуже лишь потому, что они перевертыши.
  - С чего ты взял, что я тоже перевертыш? - скрестив руки на груди, возразила Реа. - Ночка могла унаследовать это и от отца.
  - Так что единственный сравнительно серьезный момент, - проигнорировал ее Зориан, - то, что Ночка надышалась порошком.
  - Клянусь, я надежно запечатала упаковку, - пробормотала Коприва.
  - Вероятно, Ночка проткнула ее когтями, - со вздохом признала Реа. - Она любит срывать ими обертку.
  - Так или иначе, реагенты оказались здесь из-за меня... и Каэла, но суть не в этом, - продолжил Зориан. - Я ощущаю себя в чем-то ответственным за происшедшее. Что, по-вашему, будет подходящей компенсацией?
  - Ой, нет никакой ну... - начала было Реа, но дочь прервала ее:
  - Я хочу куклу, - невнятно сообщила она. Эффект галлюциногенной пыли уже ослаб, но еще не прошел полностью. - Как у Кири. Она сказала, это ты ее сделал.
  - Я сделал куклу для Кири? - удивился Зориан, но через миг сообразил, о чем речь. - А, ты про Косенку. Ну, технически, это не кукла, но да ладно. Если твоя мама не возражает - никаких проблем.
  - А эта "кукла" не взорвется, если ее сломать? - с подозрением спросила Реа.
  Вполне закономерный вопрос. Некоторые магические предметы несли в себе мощный заряд маны и запросто могли детонировать при ненадлежащем обращении. Но не в этом случае. Он, как и Реа, не собирался доверять маленьким девочкам взрывчатку.
  - Нет, просто перестанет двигаться, - ответил он. - Голем по большей части сделан из дерева и питается природной маной, так что там нечему взрываться.
  - Тогда я не возражаю, - пожала плечами Реа. - Хотя это и совершенно излишне. Ночка просто пытается на тебе нажиться, я не буду в обиде, если ты ей откажешь.
  - Мам! - возмутилась Ночка. - Ты же должна быть на моей стороне!
  Внезапная вспышка эмоций со стороны Каны отвлекла Зориана от этого спектакля. Малышка, сидевшая на коленях Каэла, отчаянно ерзала, явно борясь сама с собой. Она, как всегда, молчала, но Зориан чувствовал, что все ее внимание сосредоточено на нем, что она хочет что-то сказать...
  - Дай угадаю, - предположил он, - ты тоже хочешь куклу?
  Кана закивала с такой силой, что стало страшно, вдруг голова оторвется. Со всех сторон грянул смех.
  - Ладно-ладно, - вздохнул Зориан. - Я понял. Будут вам две куклы-голема. В ближайшие дни я занят, но к выходным должен успеть.
  Если подумать, этого следовало ожидать. Кириэлле уже неделю хвасталась новыми игрушками - конечно, ее подруги захотели такие же. Наверное, в прошлые циклы они не стали просить из вежливости - или не нашли предлога.
  - Черт, теперь и мне стало завидно, - пробурчала Коприва. - Почему мне никто не предлагает куклу?
  - Ты слишком большая, чтобы играть в куклы, - закатил глаза Зориан.
  - Ты можешь играть с Косенкой, когда будешь у нас, - предложила Кириэлле.
  - Оуу, - ухмыльнулась Коприва, взъерошивая ей волосы. - Ты такая прелесть. Трудно поверить, что ты и этот бука Зориан - родственники.
  Эй...
  - На самом деле брат классный, - Кириэлле отпихнула руку Копривы и принялась приглаживать волосы. - Он как дикобраз. Мягкий и теплый, если пролезть под иголки.
  Ух. И ведь это было только началом. После того, как он разрядил ситуацию и обещал паре маленьких девочек дорогостоящие игрушки. Правду говорят, что ни одно доброе дело не остается безнаказанным.
  
   И вновь пятница, и вновь занятие с Ксвимом. Правда, в этот раз они работали не в кабинете - Ксвим на весь день зарезервировал один из закрытых тренировочных залов. Как он пояснил, предстоит заниматься "серьезными вещами", которым не место в кабинете.
  - С нашей последней встречи я пообщался с астрономами, - Ксвим открыл дверь и запустил его внутрь. - Пока рано говорить наверняка, но результаты не обнадеживают. В движении небесных тел нет никаких странностей. Более того, за небом сейчас пристально наблюдают - из-за парада планет. Маловероятно, что это иллюзия - скорее всего, зона действия петли охватывает всю солнечную систему.
  - Если петля вообще ограничена какой-либо зоной, - заметил Зориан.
  - Да, - легко согласился Ксвим. - Это верно. Но, хоть проверка астрономической гипотезы и дала столь удручающие результаты, кое-что интересное в области магии времени я все же нашел. Скажите, вы когда-нибудь слышали о Черных Залах?
  - О тех, где можно за день прожить несколько лет? Они и правда существуют? - не поверил Зориан.
  - Нет, таких точно не бывает, - покачал головой Ксвим. - Но бывают те, что растягивают день на месяц. И нас в данном случае интересует, как достигается столь значительное растяжение времени. Магия времени имеет четкие ограничения - даже мощнейшие ускоряющие заклинания могут растягивать время лишь в четыре-пять раз. Большего не достигнет даже самый искусный и могущественный маг - граница между темпоральными потоками начинает разрушаться.
  - Как же тогда эти Черные Залы ускоряют время до тридцати раз? - нахмурился Зориан.
  - Их полностью изолируют от остального мира, - ответил куратор. - Потому они и называются Черными. Их замыкают и полностью запечатывают. Это значительно снижает нагрузку на границу временного потока, но, с другой стороны, делает контакты с остальным миром невозможными на все время работы. Как только запускается растяжение времени - рабочее помещение становится недоступным. Ни доставить припасы, ни связаться магическим путем... И даже духовный план отрезан.
  Зориан нахмурился.
  - Вот как. То есть известны случаи, когда мощная магия времени требует для работы изолированное пространство. Но, как я понял, для этого метода необходимо наглухо герметизировать зону действия?
  - Временная петля, очевидно, использует более продвинутый принцип, - откликнулся Ксвим. - Так что вполне вероятно, что зона действия изолируется более... деликатно.
  - Возможно, - согласился Зориан. - Хотя любопытно - почему об этих Черных Залах так мало известно? До сих пор я слышал о них только пересуды. Если они столь эффективны, то почему Эльдемар не использует их открыто?
  - Черные Залы не только расходуют фантастический объем энергии - их весьма непросто правильно использовать, - пояснил Ксвим. - Полная изоляция означает, что каждая операция должна быть очень тщательно спланирована. Любой просчет в чем-то важном - и операция будет провалена, много времени и маны будут потрачены впустую. К тому же Черные Залы нельзя включить или выключить, когда заблагорассудится, а весь необходимый объем маны используется в момент активации. Насколько я понимаю, есть и другие сложности, из-за чего многие специалисты считают Залы напрасной тратой денег. После ряда особенно неприятных происшествий репутация Залов оставляет желать лучшего.
  - О? - заинтересовался Зориан.
  - Черные Залы изначально не имели механизма аварийной остановки, - сказал Ксвим. - После активации те, кто были внутри, были заперты до конца срока действия.
  Зориан поморщился. Да уж, и что тут могло пойти не так?
  - По меньшей мере одна группа погибла из-за нехватки запасенной воды. Другая чуть не умерла от голода, не заметив вовремя, что запасы продуктов поражены каким-то жучком. И даже если все организовано подобающим образом, мы, по сути, запираем нескольких человек в тесном помещении, без каких-либо развлечений и возможности уединиться. Нередко происходили ссоры, несколько экспериментов завершились кровопролитием. В одном памятном случае исследовательская группа умудрилась буквально истребить друг друга - когда Зал был наконец распечатан, выживших внутри не было.
  - А если использовать Зал в одиночку? - спросил Зориан.
  - Большинство людей не выдерживают длительного одиночества, - покачал головой куратор. - К тому же, использовать Зал для одного человека столь же дорого, как и для группы - а группа за месяц успеет больше.
  Перейдя к делу, Ксвим попросил его продемонстрировать кое-что из продвинутой магии - по большей части, боевые заклинания и изменение ландшафта, а также телепортацию - которая, в отличие от остальной Сиории, здесь работала без ограничений. Впрочем, да - Ксвим же обещал обучить его работе с пространством. Через некоторое время куратор жестом остановил его.
  - Кажется, вы не специализируетесь ни в одной из отраслей, - заметил он.
  - Ну, разве что в заклинательных формулах, - ответил Зориан. - Но это не то, что можно продемонстрировать быстро.
  - Тем более, - согласился Ксвим. - Я сравнительно слабо разбираюсь в формулах и едва ли смогу точно оценить ваши навыки.
  Погодите, так Ксвим не знает все обо всем в магии? Видимо, злорадное удивление отразилось на лице Зориана, поскольку куратор счел нужным объясниться:
  - Я понимаю, почему заклинательные формулы столь ценятся магами, но сам нахожу их несколько безвкусными, - пояснил он. - По большей части это костыли. Овладев заклинанием на должном уровне, вы не будете нуждаться в формулах.
  - Ну да, - поморщился Зориан. Он понимал, почему кто-то, столь ценящий совершенство плетения, обходится без вспомогательных инструментов, но ведь формулы - это не только жезлы...
  - Я не критикую вас, мистер Казински, - уточнил Ксвим. - Просто объясняю свое равнодушие к этой дисциплине. Овладев вашей специальностью, вы сможете достичь многого. Но хватит об этом - под отраслями я имел в виду те, что используют плетение маны. В этом смысле вы универсал, так?
  - Я оттачиваю те заклинания, что требуются в каждом отдельном случае, - сказал Зориан. - Но да, в целом стараюсь взять всего понемногу. Насколько я понимаю, основная причина специализации магов - нехватка времени. Я не то чтобы полностью избавлен от этой проблемы, но, думаю, смогу добиться многого не в одной, а в нескольких отраслях.
  - Путь архимага, - кивнул Ксвим. - Одобряю. В вашей ситуации выбрать что-то другое было бы непрактично. Рад, что вас, по крайней мере, не придется переубеждать.
  Хех. Ксвим что, только что похвалил его? Но, в любом случае, это напомнило о том, что давно уже его интересовало...
  - А вы - архимаг? - спросил Зориан.
  - Архимаг - не официальный титул, который можно где-то получить, - ответил Ксвим. - Просто так называют мага, овладевшего несколькими отраслями искусства настолько, что он может в них превзойти среднего специалиста. Полагаю, это относится и ко мне, хотя самому так называть себя крайне нескромно. Архимаг - тот, кого признали другие, а меня мало кто считает таковым. С другой стороны, меня мало кто знает, что полностью меня устраивает...
  То есть ответ - "да". Удивительно, что такой, как он, работает учителем - подобные ему крайне редки и высоко ценятся. Впрочем, если он не стремится к известности, то спокойная преподавательская работа - то, что надо.
  - А у вас есть специальность? - спросил Зориан. Стоит попробовать узнать о нем побольше, пока Ксвим в сравнительно хорошем настроении.
  - Защита от магических воздействий, - сказал Ксвим. - Вообще-то я веду продвинутый факультатив на четвертом курсе. И, разумеется, чтобы от чего-то защититься, нужно хорошо в нем разбираться. Так что я познакомился со многими областями магии. Но не пора ли вернуться к вам? Должен сказать, для следующего путем архимага, ваш подход несколько... неоптимален.
  - В чем именно? - нахмурился Зориан.
  - Для начала - ваш выбор упражнений плетения, - ответил куратор. - Да, отработка множества разнообразных упражнений, как вы делаете, несомненно полезна, но это не лучший способ обучения универсала. Вам стоит сосредоточиться на манипуляциях сырой маной и чувствительности. Подобные базовые упражнения отнимают много времени и не дают немедленного эффекта, но, овладев ими, вы будете быстрее осваивать другие заклинания, и ваша магическая эффективность повысится.
  - Я даже и не слышал о таких упражнениях, - растерянно признался Зориан.
  - Это не то, что интересно специализированному магу, - пояснил Ксвим. - А большинство книг пишутся именно специалистами. Тут против вас работает ваш возраст - большинство магов, даже самые талантливые, приходят к этим заклинаниям значительно позже - так что те, кто обучал вас, вероятно, не думали, что вам это интересно. Молодым магам всегда хватает низко висящих плодов, дающих быстрый результат.
  - Да уж. Так о каких упражнениях мы говорим? - спросил Зориан. - Я совершенно не представляю, что это за "работа с сырой маной", которой мне следует заниматься.
  - Что же, одна из серьезнейших проблем, что я заметил в ваших навыках - вы не ощущаете ману вокруг себя на сколь-нибудь приемлемом уровне, - ответил куратор. - И, предположу, ваше чувство собственной маны едва ли лучше, чем у одноклассников. Для кого-то вашего биологического возраста это прискорбно, но полностью ожидаемо. В вашем же случае это совершенно недопустимо.
  Зориана подмывало спросить - недопустимо по меркам Ксвима, или по меркам нормальных людей? - но он сдержался. Не хотел прерывать интересный разговор, да и к бесконечным придиркам куратора он давно привык.
  - Я читал, что чувство маны - довольно продвинутое умение, с трудом дающееся даже опытным магам.
  - Верно, но ваш уровень слишком плох даже с учетом этого, - заметил Ксвим. - Предположу, что сказалось многолетнее пребывание в Сиории, буквально омываемой природной маной. Само собой, это полезно для тренировок, но это приучает молодых магов к некой... расточительности.
  Зориану не требовалась эмпатия, чтобы ощутить неодобрение Ксвима.
  - К тому же в подобном месте весьма затруднительно тренировать чувствительность, - продолжил тот. - Природная мана пропитывает все, притупляя чувства. Было бы куда лучше отрабатывать чувство маны где-то вне города. Этот тренировочный зал специально зачарован, чтобы экранировать природную ману - вы это заметили?
  - Нет, - нахмурившись, признал Зориан. Хотя сейчас, когда Ксвим сказал это...
  - Что я и имел в виду, говоря, что ваша способность ощущать ману никуда не годится, - подытожил Ксвим. - Вы должны были заметить падение уровня немедленно, как только вошли. Но ничего страшного - я здесь именно за этим, помочь вам избавиться от недостатков и добиться лучшего из возможных результатов. Так вот, хотя упражнения, которые я покажу, весьма трудно практиковать в Сиории вне защищенного зала - вы владеете телепортацией. Рекомендую просто перемещаться куда-нибудь подальше от города, и там работать над чувством маны. А теперь смотрите внимательно...
  
   К концу занятия Зориан был слегка ошарашен тренировочной программой Ксвима. Пусть куратор и не был таким говнюком, как в прошлых циклах, он оставался крайне требовательным наставником, подходящим к обучению смертельно серьезно. Он показал ему более двадцати упражнений на чувство маны в себе и вокруг, и ожидал, что Зориан будет отрабатывать их по несколько часов ежедневно. Словно этого мало, Ксвим показал несколько экзотических разновидностей телепорта - освоить к следующему занятию - и обманчиво-простое упражнение магии пространства.
  Оно заключалось в том, чтобы взять камешек и сформировать вокруг него так называемый "пространственный барьер". Судя по всему, с формирования этой границы начиналась любая работа с пространством и временем - например, известные ему заклинания телепортации всегда сначала заключали его в подобный барьер, и не срабатывали, если что-то - блокирующий оберег, например - препятствовало формированию границ. Натренировавшись создавать барьер, он станет лучше во всех пространственных чарах.
  Проблема же заключалась в том, что барьер совершенно не воспринимался обычными чувствами, из-за чего отрабатывать упражнение было очень трудно. Как придать форму тому, что лишь едва ощущаешь в слабом отклике собственной маны? Едва ли он быстро освоит это упражнение.
  Конечно, умей он острее чувствовать ману - особенно собственную - упражнение давалось бы ему куда легче. Зориан не сомневался, что Ксвим дал ему это задание именно затем, чтобы продемонстрировать важность ощущения маны и как ему мешает слабость в этой области. Вот же...
  Дни сменялись днями. Каэл все еще занимался проблемой Судомира, но Зориан и сам по себе был очень занят, так что оставил морлока в покое. Он возобновил атаки на аранеа, но в этот раз был скромнее и выбрал не монстров вроде Пылающей Вершины, а несколько меньших племен. Соответственно, его налеты проходили успешнее, и способность читать разум аранеа стремительно развивалась. И, раз он уже рылся в памяти захваченных аранеа, он решил заодно искать там интересные упражнения, развивающие ментальную магию. Он не нашел ничего революционного, но каждый новый трюк или версия уже известной техники, найденные в чужой памяти, делали его чуть сильнее.
  Сдержав слово, он вновь встретился с Тинами. И она действительно хотела попросить его об одолжении - ей было интересно его фамильное древо. Неожиданная просьба - но, похоже, она собирала эти данные со всех одноклассников для "личного проекта". Его циничная сторона предположила, что проект назывался "сбор информации для разведки Аопэ", но кто знает... Может, она интересуется не только пауками, но и генеалогией. В любом случае, Зориан не видел причин отказываться - и там же набросал ей грубую схему на тетрадном листке. Увы, древо было весьма неполным - он слабо знал свою родословную, особенно с материнской стороны. Мать терпеть не могла упоминания о своей матери-ведьме и всем, что с ней связано.
  Впрочем, Тинами все устроило. Кажется, она пришла в восторг, узнав, что Зориан происходит из рода ведьм. Хотя, учитывая истоки Дома Аопэ, это вполне объяснимо.
  Несмотря на историю с реагентами Копривы, Реа продолжала приходить и приводить Ночку. Кажется, их дружба с Имайей лишь укрепилась, когда стало известно, что они перевертыши. Между тем Ночка и Кана стали гордыми обладательницами миниатюрных големов-кукол. Ночка, подобно Кириэлле, попросила куклу женского рода и назвала ее Рутвица, зато Кана, удивив его, выбрала мужчину. Беловолосого. Зориан не знал, как она сама называла игрушечного парня, но Кириэлле и Ночка, похоже, сошлись на имени Ягленац4.
  Ко всему прочему, Кана догадалась, что он неким образом понимает ее мысли, и теперь, когда хотела что-то сказать, она подходила и дергала его, чтобы он это озвучил. А он еще думал, что она маленький ангелочек. Видимо, лишь до тех пор, пока ей от него ничего не было нужно.
  Наконец, когда месяц приближался к завершению, Каэл решил, что перебрал все варианты. Он попросил Зориана телепортировать его в окрестности Яску, чтобы он попробовал изучить ловушку душ. Он сомневался, что это что-то даст, но ничего другого в голову не приходило.
  Зориан согласился, решив в этот раз взять с собой и Тайвен. В основном потому, что и сам собирался присмотреться к ловушке - только не в плане магии душ, а как мастер заклинательных формул - и им нужен был кто-то, кто будет отгонять волков и железноклювов, пока они работают. Тайвен не возражала - скорее наоборот, обрадовалась возможности сразиться - и они отправились к цели.
  Они пробыли там совсем немного - причем Зориану пришлось отвлечься от замеров и помочь Тайвен с налетевшими железноклювами, но Каэл успел оценить, что задача ему не по плечу. После вылазки морлок держался очень сдержанно и тихо.
  На следующий день он под надуманным предлогом выманил Зориана из дома и попросил телепортировать его к северу от Князевых Дверей - повидать могилу жены.
  - Мы на месте, - сказал Каэл, указывая на виднеющийся впереди заброшенный домишко.
  - Наконец-то, - буркнул Зориан, силясь восстановить дыхание. Он сочувствовал парню, правда сочувствовал, но когда Каэл сказал "недалеко от дороги" - Зориан решил, что это и правда недалеко. Час ходьбы в гору, по узкой, ухабистой лесной тропе - немного не то, что Зориан называл словом "недалеко". И как, черт возьми, Каэл совершенно не запыхался? Он не кажется крепче его...
  Дойдя до заброшенного дома, Зориан остановился перевести дух и осмотреться; Каэл же немедленно ушел за дом, прибрать две простые земляные могилки.
  - Не ближний свет, - заметил Зориан, помогая морлоку дергать заполонившую все траву. - Не обижайся, но почему ты похоронил жену в такой глуши?
  - У меня не было особого выбора, - ответил Каэл. - Поблизости есть лишь одна деревушка, с дремучими, суеверными людьми. Они никогда не позволили бы мне похоронить ведьму и ее дочь на их кладбище. И даже если бы я уговорил их - тут же осквернили бы могилы, стоило мне лишь отвернуться.
  - Отвратительно, - нахмурился Зориан.
  - Ничего, - Каэл грустно покачал головой. - Это их дом. Думаю, это место упокоения им подходит.
  - То есть вторая могила?..
  - Фрия, - сказал Каэл. - Моя теща, и мой учитель. Она умерла незадолго до Намиры.
  Намирой, как уже знал Зориан, звали покойную жену Каэла. Грубые каменные надгробья - видимо, Каэл сделал их сам - несли фамилию Тверинов. Судя по всему, женившись, он принял фамилию Намиры. Любопытно - не то чтобы такое совсем не встречалось, но было довольно редко. И как правило - когда гражданские, женившись, входили в Дом.
  Хотя, может быть, это обычай ведьм. Он знал, что одной из причин для разногласий между матерью и бабушкой было то, что мать, выйдя замуж, взяла фамилию отца, а не наоборот. Учитывая, что мать поступила согласно эльдемарским обычаям, он никогда не понимал, чем бабушка недовольна.
  Они молча стояли у расчищенных могил. Наконец, после нескольких минут, Каэл нарушил молчание:
  - Извини.
  - За что? - не понял Зориан.
  - Я потратил твое время, - со вздохом объяснил Каэл.
  - Что? - удивился Зориан. - Ты всего лишь навестил могилу жены, это совершенно нормально.
  - Нет, я про Судомира и его ловушку душ, - уточнил морлок. - Я затянул все на две недели и так и не достиг результатов. Мне следовало сразу отказаться, но...
  - Ааа, - протянул Зориан. Он понял, что результатов не будет, еще после первой недели. - Это... Да ничего страшного. Ты уверен, что ничего не хочешь добавить?
  - Ничего, - покачал головой Каэл. Потом достал из внутреннего кармана небольшой блокнот и передал Зориану. - Вот. Я записал сюда все, что может иметь к этому отношение. Имей в виду, это просто смелые предположения - понятия не имею, возможно ли что-то из перечисленного в реальности.
  - Понял, - Зориан сунул блокнот в карман. Еще будет время его изучить. - Но даже если это предположения - это уже больше, чем ничего.
  - Пожалуй, - сказал Каэл. - И все равно - чувствую себя бесполезным.
  - В чем дело? - полюбопытствовал Зориан. Он давно уже знал, что Каэл очень переживает из-за своей неспособности помочь с Судомиром, но не понимал причин.
  - Не знаю, - признался Каэл. - Может, это напоминает мне, как Фрия и Намира заразились Плачем, и я мог лишь бессильно смотреть, как они угасают. Или, возможно, я слишком много об этом думаю. Говорят же, что не стоит слишком копаться в собственной психике.
  Зориан, не удержавшись, скривился. Каэл нечасто упоминал постигшую его трагедию, так что он иногда забывал, сколь болезненно это должно быть для его друга. Никто из его близких не умер от Плача, но он слышал, что обреченные страшно страдают в конце.
  В такие моменты он сознавал, что тень былой эпидемии все еще нависала над страной. С конца Плача прошло лишь несколько лет, люди все еще оплакивали погибших.
  - Надеюсь, ты не обидишься за этот вопрос, - сказал он. - Но как ты умудрился жениться в тринадцать лет?
  Каэл расхохотался.
  - Что? - наконец спросил он. - Неужели за все эти циклы ты никогда об этом не спрашивал?
  - Ну, как-то не было подходящего повода... - промямлил Зориан, застигнутый этой внезапной сменой настроения врасплох.
  - Знаешь, Зориан, иногда мне кажется, что ты чересчур тактичен, - отсмеявшись, сказал Каэл. - Я бы на твоем месте точно спросил бы уже во втором-третьем цикле. И, кстати, ты ошибся на два года. Мне было пятнадцать, когда родилась Кана.
  Зориан странно посмотрел на него.
  - Я старше, чем выгляжу, - пояснил Каэл. - Я на два года старше остальных, но Ильза сказала, что это не имеет значения.
  Хах. Никогда бы не подумал.
  - Так вот, - продолжил морлок. - Рассказывать тут особо нечего. Моя мать умерла родами, а отец начал пить, и я быстро приучился держаться подальше от дома. Деревенские дети не хотели водиться с морлоком, так что я бродил по пустошам, выискивая вещи на продажу. Однажды я повстречал в лесу Намиру, и она отвела меня к своей матери. Вскоре Фрия узнала о моей ситуации и предложила перебраться к ней. Конечно, я согласился.
  - Неужто тебя не отпугнули истории про ведьм и зелья из детской крови? - пошутил Зориан.
  - Ну, подобные же истории говорят, что морлоки едят людей, так что я не особо им верил, - ответил Каэл. - Да и вскоре я узнал, что Фрией двигало не только сочувствие. Ей был нужен наследник, а Намира не имела способностей к магии.
  - Я думал, магия ведьм прежде всего завязана на зелья и не требует особого мастерства плетения? - спросил Зориан.
  - Так и есть, - подтвердил Каэл. - Но Намира все равно не подходила. У неё был не тот характер, не те инстинкты. А Фрия не хотела, чтобы ее секреты умерли вместе с ней, вот и решила взять ученика со стороны. И выбрала меня, потому что... ну...
  - Ты нравился Намире? - предположил Зориан.
  - Да, - вздохнул Каэл. - Она сделала это официальным условием - если хочу учиться, то должен жениться на ее дочери. Но сказать по правде, я бы женился на Намире и без ее принуждения.
  Следующие полчаса Каэл рассказывал короткие, не связанные между собой истории тех времен. Кажется, ему становилось значительно легче. Выговорившись, он вздохнул и кивнул Зориану, что пора возвращаться в дом Имайи, пока остальные не начали волноваться.
  - Я не стал упоминать Судомира в своих лабораторных журналах, - внезапно сказал Каэл перед самым отбытием. - Если я когда-нибудь спрошу у тебя про магов, пропавших здесь - солги мне. Скажи, что ничего не знаешь, или что-нибудь в том же духе. Я ничем не могу им помочь, и это не дает мне сосредоточиться на работе. Последние две недели были просто ужасны - так что в плане алхимии я не добился вообще ничего.
  Зориан секунду молча смотрел на него, потом кивнул:
  - Договорились.
  
  
  
  
  
  
  51. ПО НАРАСТАЮЩЕЙ
  
  [К оглавлению]
  
  
   Новый цикл начался также, как все предыдущие - безжалостным прыжком Кириэлле.
  - С добрым утром, братик! - воскликнула она, усаживаясь сверху. - Доброго, доб... Эээй!
  Легким усилием воли Зориан подхватил сестру телекинезом и поднял в воздух. Оборвав традиционное приветствие испуганным вскриком, она отчаянно пыталась ухватиться хоть за что-нибудь, но все было тщетно. Может, знай она о его коварстве заранее, Кири успела бы найти опору, но сейчас она была полностью в его власти. Побарахтавшись в воздухе, она пришла к тому же выводу и, надувшись, посмотрела на него.
  - Так нечестно, - пожаловалась она, глядя сверху вниз. - И с каких это пор ты так можешь?
  Зориан проигнорировал вопрос, изучая свое плетение чувством маны. Да, ему все еще было далеко до мастерства даже в простейших формах восприятия, но месяц под руководством Ксвима определенно не прошел даром. Даже его нынешнее неполноценное чувство маны здорово помогало, позволяя вовремя находить и исправлять огрехи на силовых линиях, грозящие дестабилизировать все плетение. Подумать стыдно - он все это время пренебрегал столь мощным подспорьем... впрочем, возможно, и к лучшему. Столь быстрый прогресс объяснялся не столько самими упражнениями, сколько направляющими усилиями куратора - попытайся он заниматься самостоятельно, была бы пустая трата времени.
  Видя, что он отвлекся, Кириэлле внезапно рванулась снова, пытаясь ухватиться за него. Зориан тут же поднял сестру повыше - ее пальцы на волосок не достали до одеяла.
  - Эй, ну чего ты... - заныла она. - Зориан, не будь козлом! Опусти меня вниз!
  Злодейски улыбнувшись, он отлевитировал ее в сторону от кровати.
  - Медленно! - поспешно уточнила она, угадав, что ей грозит. - Опусти меня медленно!
  Его подмывало отпустить ее и поймать над самым полом, но он отбросил опасную идею. Он не настолько уверен в своем умении левитации... да и в скорости реакции - тоже. Плавно опустив Кириэлле на пол, он стал выбираться из постели.
  Увы, пережитый полет привел Кириэлле в восторг - она тут же набросилась на него с нескончаемым потоком вопросов. Ух... Кажется, это была большая ошибка... И как ее теперь угомонить?
  - А как долго ты можешь это делать? - спросила она.
  - Не знаю, - ответил Зориан. Он и правда не знал, но, может, если ответить на пару-тройку самых глупых вопросов, то она наконец отстанет? Только надо поскучнее и поподробнее. - Это во многом зависит от того, как ты при этом себя ведешь и не отвлекаюсь ли я на что-то другое. Но при твоем полном содействии - по меньшей мере час.
  - Отлично! - просияла Кириэлле. - Тогда у меня идея!
  
   Зориан спускался по лестнице, изо всех сил стараясь не шуметь. Они решили удивить мать, но если та...
  - Зориан, спускайся уже! - а вот и она. И, судя по звуку шагов, направляется прямо сюда. - Завтрак сты... нет...
  Глядя на них, она замерла на пороге лестничного холла. Нет, сам Зориан был таким же, как обычно - но вот Кириэлле парила в воздухе рядом с ним.
  Повисло молчание - кто-то переваривал увиденное, кто-то, затаив дыхание, ожидал реакции. Первой не выдержала Кириэлле - у мелкой чертовки не хватило терпения довести план до конца.
  - Мам, я лечу! - провозгласила она и замахала руками, как крыльями.
  Мать открыла было рот, потом снова закрыла его. Молча закатила глаза и развернулась, бормоча что-то нелицеприятное о детях и магах.
  - Когда наиграешься, приходи завтракать, - сказала она и вновь скрылась на кухне.
  Зориан переглянулся с Кириэлле. Удобно - она как раз парила вровень с ним.
  - Это того стоило, - решительно заявила она.
  О да. Определенно стоило.
  
   - И вышло так, что в поисках утраченных воспоминаний Сумрак пришел в Корсу и спустился в ее подземелья, разыскивая таинственных меченосцев-Скорпионов, охраняющих легендарную Сферу Памяти, - драматически вещал Зориан. - Но не ведал он, что, вопреки легендам, меченосцам-Скорпионам отнюдь не свойственно благородство, и что спуск в глубины под Корсой будет опаснее, чем, все с чем он встречался до сих пор...
  Он картинно взмахнул рукой, и его иллюзия, развеявшись эктоплазменной дымкой, сменилась новой сценой.
  Кириэлле, умостившаяся на краешке сиденья, слушала, затаив дыхание. За многие циклы Зориан успел подобрать наиболее интересный ей стиль повествования, так что теперь удерживал ее внимание без особых усилий. И хорошо, таким образом долгая дорога в начале месяца переносилась куда легче - для них обоих.
  На самом деле, сказку он рассказывал на автомате - мозг был занят планами на новый цикл. Нужно было решить, или провести еще один сравнительно спокойный цикл, или сообщить Церкви Триумвирата о ловушке душ Судомира. Первый вариант казался более разумным - у него оставалось всего два цикла, считая этот, чтобы отточить свою способность к чтению памяти аранеа до необходимого для вскрытия пакета уровня - он не мог сильно отвлекаться. К тому же второй вариант неизбежно повлечет широкий резонанс, и при малейшей ошибке может навести на него Красного.
  Выбор казался очевидным, но Зориана не отпускало беспокойство. Бездействие Красного настораживало. Да, конечно, Третий может опасаться целой армии враждебных путешественников, но почему он ничего не предпринимает, пусть даже через посредников? Паранойя шептала - тут что-то не так, да и Тайвен с Каэлом не сомневались - Красный не просто затаился, а готовит что-то серьезное. Может, и есть смысл сдать Судомира властям, слегка поворошить пчелиное гнездо - вдруг удастся выяснить, что планирует враг?
  К тому же содействие властей здорово поможет в его расследовании ибасанского заговора. Занявшись Судомиром, следователи неизбежно выйдут на ибасанцев и культ Дракона, что Внизу. Даже просто запомнив, кого арестуют, и навестив этих людей в следующих циклах, он сэкономит целые месяцы слежки. Если же он получит доступ к материалам расследования и памяти дознавателей... Это будет просто бесценно.
  Его главной проблемой в расследовании было то, что он один и не может действовать открыто. У официальных служб такой проблемы не будет. Наверное, сколь опытным и искусным он ни станет за время петли, ему никогда не сравниться в эффективности со следователями и контрразведкой Эльдемара. У королевства есть свои маги разума, и его люди посвятили этой работе всю жизнь. Они будут искать там, где ему даже в голову не придет - просто потому, что нет нужного опыта.
  Да, чем больше он думал, тем больше ему нравилась эта идея. Потребуется крайняя осторожность, но это может снять едва ли не все его вопросы.
  По прибытию в Сиорию он отправится в церковь.
  - Эй, не отвлекайся! - возмутилась Кириэлле. - Ты же еще не закончил. Сейчас будет самое интересное!
  - Прости-прости, - поспешно повинился Зориан. Забавно, но самым интересным для Кириэлле были сражения. Ну, или применение крутой магии. - Так вот, и когда меченосцы-Скорпионы вели Сумрака к тайному святилищу, где на пьедестале под Священным Сталактитом покоилась Сфера Памяти, его проводники внезапно набросились на него...
  
   Хоть Зориан и решил по прибытию обратиться в Церковь Триумвирата, обустроившись, он занялся отнюдь не этим - первым делом он разыскал Ксвима и рассказал ему о временной петле. Смысла ждать пятницы не было - чем раньше куратор поверит ему, тем раньше они примутся за работу. Вообще говоря, он надеялся, что в этот раз куда легче убедит Ксвима - у него же был тот пароль, полученный в прошлом цикле.
  Увы, "легче" не означало "легко". Несмотря на пароль - Зориан не сомневался в его правильном написании - Ксвим встретил его с крайней подозрительностью. Потребовались долгие часы вопросов и ответов, прежде чем куратор хотя бы принял его рассказ на рассмотрение - и даже тогда весь его облик выражал скепсис. Сказав Зориану, что они поговорят в пятницу, он выставил его из дома. Возможно, следовало дождаться понедельника и поговорить в академии...
  Хотя неважно. Может, после визита в храм ему вообще понадобится свободная неделя - разбираться с последствиями.
  На следующий день он взялся за дело. Он выбрал храм, где уже бывал в прошлых циклах - тот, с дружелюбным зеленоволосым жрецом и прозревающей будущее старшей жрицей. Никаких особых причин выбрать именно этот храм не было - но почему бы и нет? В какой бы храм он ни обратился, они все равно передадут его сведения вышестоящим инстанциям.
  Батак был как всегда вежлив и гостеприимен - он тут же вышел ему навстречу и пригласил в храм. И, угостив чаем и обсудив погоду, деликатно обозначил свой интерес:
  - Давненько к нам не заходили молодые люди, - заметил он. - Ты часто бываешь в храмах?
  - Ну... нет, - признался Зориан. - Честно говоря, я стараюсь их избегать. Навевают неприятные воспоминания. Но мне нужно кое о чем сообщить и спросить совета, и вот я здесь.
  - О? И что же это за неприятные воспоминания? - поинтересовался Батак.
  Ну конечно же, его заинтересовало именно это. Зориан надеялся, что слова "кое о чем сообщить" отвлекут внимание на себя, но увы.
  - Это довольно долгая история, - вздохнул он. - Прежде всего, вам следует знать, что я эмпат.
  - То есть можешь чувствовать эмоции других? - уточнил жрец. - Полезный дар.
  - После обучения - полезный, - кивнул Зориан. - Но будучи ребенком, я совершенно его не контролировал. Я даже не знал, что я эмпат. Знал только, что в больших толпах на меня накатывают головокружение и дурнота. А в Сирине, где я родился, храм постоянно был битком набит людьми. И когда родители приводили меня туда, я терял сознание, вызывая переполох...
  - Неприятно, - сочувственно заметил Батак.
  - Не так неприятно, как реакция старого жреца, - покачал головой Зориан. - Он принимал это на свой счет. Решил, что я - "дурная кровь", которую отвергает святой храм.
  - Дурная кровь? - не поверил Батак.
  - Моя мать происходит из рода ведьм, - пояснил Зориан.
  - А, - понимающе сказал жрец. - Тогда логично. Хоть я и осуждаю реакцию того человека, предположение, что все дело в неком наследии ведьминого рода, вполне убедительно. Кровь всегда была очень важна для ведьм, и они весьма ценили наследуемые способности. Многие из их семей имели тот или иной родовой козырь.
  - Погодите, - нахмурился Зориан. - То есть моя эмпатия...
  - Вполне возможно, - кивнул Батак.
  Проклятье. Выходит, старый лицемер был прав на его счет, пусть даже частично? Если его эмпатия - на самом деле наследие рода ведьм, то он и правда терял сознание из-за "дурной крови" ...
  Вот уж действительно, смех и грех.
  - Я думал, что среди особых способностей эмпатия довольно заурядна, - сказал он. - Ей владеют много людей... ну, относительно много.
  - Особые способности не берутся из ниоткуда, - ответил Батак. - Чаще всего это результат действия зелий, ритуалов, одержимости духом и тому подобных вещей. Но иногда подобный дар дремлет в потомках, пробуждаясь через поколение или два. Это не афишируется, но когда в семье гражданских "внезапно" рождается одаренный ребенок, это почти всегда означает, что родословная малыша... интереснее, чем все считают. А что касается относительной распространенности эмпатии... Полагаю, интересные родословные встречаются чаще, чем можно представить.
  А это и правда... интересно, учитывая, что ведьмы встречались лишь на Алтазии, а эмпаты - на всех трех населенных людьми континентах. Зориан как-то сомневался, что все эмпаты Миасины и Хсана происходят от ведьм Алтазии, что означало... Если Батак прав, и "случайная" эмпатия уходит корнями к предку, осознанно превратившему себя в психика... Тогда таких случаев пробуждения психических сил выходит просто неприлично много.
  То есть существует некий действенный способ превратить обычного человека в психика. Не слишком простой, иначе эмпаты заполонили бы все, но явно и не слишком сложный.
  И опять же, его семья. Если силы психика - их родовая способность, то у матери и Кири с братьями она тоже должна быть - пусть и в спящем виде. Он знал, что большинство из них не освоили ее - он бы почувствовал открытый разум - но, может быть, Дэймен... Его старший брат всегда удивительно хорошо понимал людей.
  Впрочем, пока это никак не проверить. Дэймен в Косе, и даже если посвятить весь цикл путешествию на другой континент, он вряд ли успеет до него добраться. Пока он в петле, он не встретится с братом - ну, если не найдет способ мгновенного межконтинентального перемещения.
  Но так или иначе, пусть его родня и не психики, возможно, их спящий талант еще возможно пробудить. Пробудить уже существующее всяко проще, чем создать с нуля, так что можно, например, сравнительно легко и безболезненно сделать психиком ту же Кириэлле. Не то чтобы он собирался это сделать - сама мысль о Кириэлле-менталистке вызывала в нем безотчетный ужас - но, может, когда она подрастет и станет более ответственной...
  - Однако, - продолжил Батак после короткой паузы, - ты, кажется, упоминал, что хочешь что-то сообщить и спросить совета?
  - Да, - Зориан достал запечатанный чистый конверт и передал его нахмурившемуся Батаку.
  - Анонимный донос? - пробормотал жрец.
  На взгляд Зориана, анонимностью тут и не пахло. Он бы предпочел отправить конверт по почте, не встречаясь со служителями церкви лицом к лицу. Увы, при всей притягательности этого варианта, это ничего бы не дало. Подобную анонимку отправили бы в мусорку, не прочитав и наполовину. Если он хочет, чтобы Церковь восприняла его всерьез - необходимо убедить хотя бы одного жреца, что написанное правдиво.
  - Не могу не спросить - действительно ли это необходимо? - спросил обеспокоенный Батак.
  - Информация в конверте касается преступной деятельности весьма влиятельного человека со множеством сторонников, - прямо сказал Зориан. - Если мое имя всплывет, это поставит мою жизнь под угрозу.
  - Вот как, - вздохнул Батак. - Очень хорошо, я передам твой конверт, как есть. Но должен предупредить - руководство не слишком любит анонимные доносы. Не доверяет им. Он будет рассмотрен, не сомневайся, но пройдет довольно много времени, прежде чем дознаватели займутся им.
  - "Довольно много" - это сколько? - нахмурился Зориан.
  - Несколько недель. Возможно, месяцев, если их отвлечет что-то срочное, - ответил жрец.
  Черт. Задумка обернулась пшиком. Похоже, придется обратиться к плану Б - поговорить с Алаником Зоском. Зориан до последнего надеялся избежать этого - ясно же, что суровый воинствующий жрец будет задавать вопросы - но, похоже, выбора нет. Если уж надо рассказывать кому-то лично - то Аланик, пожалуй, его лучший выбор. Пожилой жрец наверняка поверит ему и, возможно, даже сохранит его личность в тайне.
  Хотя в крайнем случае он всегда может просто перезапустить цикл.
  - Так, с этим разобрались, - Батак отпихнул конверт на край стола. - О чем ты хотел спросить совета?
  - О душах и некромантии, - прямо ответил Зориан.
  - Ох, - Батак сразу как-то подобрался. - Довольно... необычный интерес. Насчет некромантии, молодой человек, я могу дать лишь один совет: никогда не прибегай к ней.
  - Я и не собирался, - качнул головой Зориан. - Я хотел узнать, зачем это может кому-то понадобиться. И зачем кому-то собирать тысячи душ в огромном цилиндрическом кристалле.
  Батак молча посмотрел на него, потом скосил глаза на лежащий с краю конверт. Вновь пододвинул его и написал большими печатными буквами "СРОЧНО", после чего вернул донос на место.
  Что же. Неизвестно, насколько эта пометка повлияет на сроки, так что с Алаником все равно надо поговорить, но тоже неплохо.
  - Ты, вероятно, уже это знаешь, но душа - весьма загадочное творение, - серьезно начал Батак. - У нее множество функций, многие из которых мы не то что изменить - даже понять не можем. Но главное в ней - несмотря на мнение многих магов - отнюдь не то, что душа позволяет производить и сплетать ману. Главное - то, что душа - живая запись всего, что составляет ее владельца.
  Зориан непонимающе поднял бровь.
  - Боги создали души, чтобы хранить облик и мысли смертных для суда в посмертии, - продолжал Батак. - Так что боги, ведающие все тайны душ, могли с их помощью творить настоящие чудеса. Имея душу, они могли вернуть человека к жизни, пусть даже тело его сожжено дотла, а пепел развеян по семи ветрам. Заглянув в душу, они могли узнать всю жизнь человека от самого рождения. Они могли вновь даровать человеку молодость, вернув его к записанному в душе раннему облику. Наконец, согласно некоторым преданиям, они могли создать совершенную копию человека, во всем подобную оригиналу.
  - Копию человека? - нахмурился Зориан.
  - Это не столь удивительно, - отмахнулся Батак. - Подобное можем сделать и мы - тем же заклятием симулякрума5, например. И пусть магическая копия во многом несовершенна, она достаточно схожа с человеком, чтобы некоторые подвергали сомнению этичность заклинания. Они верят, что развеивание симулякрума равнозначно смерти человека.
  - А вы верите?
  - Нет, - Батак покачал головой. - Я, разумеется, следую учению Церкви - человеком может считаться лишь имеющий душу. У магической копии души нет. Но мы отвлеклись, да и я не настолько разбираюсь в этой отрасли магии. Важно же то, что магия душ теоретически способна дать смертному магу почти божественную власть над другими. Не удивительно, что испокон веков многие искали этой власти. Их усилия так и не увенчались успехом, но некроманты не сдаются, продолжая творить бесчисленные зверства в надежде познать тайны душ.
  Зориан задумался, оценивая новую информацию. Он с готовностью принял тезис, что душа - божественное записывающее устройство, это прекрасно объясняло, как он сохраняет память из цикла в цикл. Если подумать - любопытно, ведь общеизвестно, что память хранится в мозге. Выходит, каждый цикл начинается с того, что душа переписывает содержимое его мозга, или тут еще более интересная схема?
  Хотя что-то в этой истории с богами, создающими копии людей, не дает ему покоя... Словно он упускает что-то важное.
  - Так вот почему повреждение души столь губительно для тела? - полюбопытствовал он. - Связь между душой и телом, очевидно, работает в обе стороны?
  - Очевидно, - согласился Батак. - Но природа этой связи и ее принцип остаются загадкой. Известно, что душа, лишенная тела, не может мыслить или чувствовать. Ей нужен сосуд, пусть даже просто оболочка из эктоплазмы... но и тело не может жить без души. Впрочем, весьма вероятно, что последствия повреждения души связаны с жизненной силой.
  Зориан напряг извилины, припоминая, что это за жизненная сила и причем тут она. По всему выходило, что это просто еще одна разновидность личной маны, не смешивающаяся с резервом, поддерживающая жизнь и защищающая от внешних магических воздействий. И поскольку ее запас был, как правило, невелик и не мог использоваться для заклинаний, преподаватели в академии не уделяли ей особого внимания.
  Стоп. В этом все и дело, так? Жизненная сила необходима для поддержания жизни. И это просто еще одна разновидность маны. А внешняя, подверженная воздействиям часть души как раз и отвечает за течение маны в теле. Если повредить эту часть души - жизненно необходимая энергия будет двигаться бесконтрольно...
  - Теперь понял, - кивнул Зориан. - Хотя, если вы не возражаете против еще парочки вопросов...
  Зориан покинул храм два часа спустя. К его удивлению, зеленовласый жрец пригласил его заходить еще. Неожиданно. Он думал, что после затронутых тем жрец будет относиться к нему более настороженно. Сомневаясь, стоит ли принимать приглашение, он дал неопределенный ответ и направился домой.
  
   На следующий день Зориан отправился в Князевы Двери, поговорить с Алаником. Он рассчитывал на некоторое расположение - ведь он спас Лукава от посланцев Судомира и помог самому Аланику отбиться от врагов; но для полной уверенности он сперва заглянул в гости к Вазену - торговцу, делающему грязную работу для Судомира - и выкрал из его сейфа кучу вещественных доказательств...
  ...На которые Аланик даже не взглянул. Стоило Зориану завести разговор про набитое нежитью поместье, где установлена ловушка душ, жрец немедленно потребовал, чтобы он телепортировал его туда. Не завтра, не через час, когда он ознакомится с принесенными документами - немедленно.
  Что Зориан и сделал, мысленно ворча из-за впустую потраченных усилий. И... неужто Аланик ни на секунду не заподозрил, что Зориан может телепортировать его в ловушку? Видимо, не заподозрил.
  Они возникли на границе территории поместья - Аланик просто повернулся в сторону особняка и молча замер. Прошла минута, другая...
  - Эм, вы в порядке? - не выдержал Зориан. - Разве вам не надо творить заклинания, проверять мой рассказ?
  - Нет нужды, - спокойно ответил жрец. - Я и так чувствую, как ловушка пытается втянуть мою душу.
  Зориан испуганно посмотрел на него.
  - Это не опасно, - заверил его Аланик. - Души живых существ очень прочно соединены с телами, а эффект довольно слаб. Я заметил его лишь благодаря обостренному духовному восприятию. Смотрю, ты тоже в какой-то мере владеешь чувством души, но пока не можешь замечать подобные вещи.
  То есть сильные маги душ могут обнаружить ловушку, просто пройдя мимо? Тогда неудивительно, что Судомир счел всех, интересовавшихся этой отраслью магии, опасными. И пусть большинство похищенных и убитых явно не дотягивали до уровня, показанного Алаником, малейший прокол мог привести к разоблачению.
  Зориан мысленно выругался, заметив в небе приближающиеся темные точки. Клятые железноклювы.
  - Не хочу прерывать вас, но сюда уже направляются стражи поместья, - сообщил он Аланику. - Если не уйдем, окажемся по уши в зимних волках и мертвых вепрях. Можете поверить на слово - я это уже проходил.
  - А, так ты уже шнырял по окрестностям? - заинтересовался Аланик.
  - Если бы вы прочитали документы, что я принес, вы бы все это знали, - пробурчал Зориан.
  - О, не волнуйся, мы еще вернемся к этим бумагам, когда будем вместе с военными планировать штурм поместья.
  Зориан шокировано посмотрел на жреца.
  - Что? - хохотнул Аланик. - Ты думал, мы вдвоем проникнем в логово некромантов? Нет, мы позовем с собой солдат, боевых магов, артиллерию, и наведем тут порядок. А потом ты поможешь мне разгребать завалы.
  - Эй, а меня спросить? - ответ, против его желания, прозвучал довольно вызывающе. Черт, вот именно этого он и опасался...
  - Не жалуйся, - отрезал Аланик. - Я и так знаю, что бы ты ответил: ты не хочешь в этом участвовать. Ты хочешь вернуться домой и притвориться, что тебя это не касается, так?
  - Ну, да, - признал Зориан. - Я дал вам всю известную мне информацию, чего еще от меня требовать?
  - Что-то я очень сомневаюсь, что ты передал все, что тебе известно. А военные усомнятся еще сильнее, - вздохнул Аланик. - Они захотят найти тебя - и они тебя найдут. С другой стороны, если ты с самого начала будешь при мне, они поостерегутся на тебя давить. Это может звучать странно, но рядом со мной ты в большей безопасности, чем вдалеке от сражения.
  И, словно в подтверждение своих слов, Аланик указал рукой на приближающуюся стаю железноклювов и щелкнул пальцами. Слепящий разряд электричества ударил в вожака, дуга перескочила на соседнюю птицу, с нее на следующую...
  В мгновение ока два десятка тварей рассыпались дождем обожженной плоти и кружащихся перьев.
  Окей, следует признать - это впечатляло. Особенно учитывая, что Аланик специализируется на огне. Похоже, спектр его умений куда шире, чем думал Зориан.
  Но все же...
  - А откуда военные узнают обо мне, если вы им не скажете? - возразил он.
  - Мне придется им рассказать, - покачал головой жрец. - Из меня очень скверный лжец, а они подозрительны и настойчивы. Они быстро поймут, что я работаю с кем-то еще, и они, несомненно, захотят узнать, с кем.
  Черт. Ну что за отстой. Может, махнуть рукой и перезапустить цикл?
  ...Впрочем, пока нет. Может, что-то из этого и выйдет.
  - ...Мне нужно сохранять инкогнито, - наконец сказал Зориан.
  - Мы что-нибудь придумаем, - бросил Аланик.
  Вот и все. С этого момента он мог считать себя в команде жреца.
  
   Надо сказать, Зориан никак не ожидал от королевства столь быстрой реакции на угрозу. На мобилизацию войск и подготовку к штурму ушло всего четыре дня. Церковь Триумвирата тоже не осталась в стороне, прислав две группы по дюжине воинствующих жрецов в дополнение к предоставленным Эльдемаром нескольким сотням солдат и около полусотни боевых магов. В роли ударной силы выступали тринадцать улучшенных магией орудий и четыре гигантских боевых голема.
  Сам Зориан в подготовке почти не участвовал. По большей части он молча сопровождал Аланика, завернувшись в глухую мантию с капюшоном, выданную жрецом. А когда говорил - делал это через зачарованный шар, озвучивающий его мысли. Эту штуку он сделал сам, несколько удивив Аланика. Похоже, его восприятие в очередной раз отличалось от общепринятого - то, что он считал забавной безделушкой, было дорогостоящим и сложным в освоении магическим инструментом.
  По словам Аланика, остальные члены штурмовой группы считали Зориана неким высокопоставленным дознавателем, посланником Церкви - и изрядно его опасались, что весьма забавляло жреца. Во всяком случае, его присутствие почти все воспринимали, как должное, но цикл только начинался, и Зориан не смел надеяться, что так пойдет и дальше. Но, по крайней мере, пока его личность не была раскрыта.
  И все же - все это было ему в новинку. Он совершенно иначе представлял все это, когда принимал решение сдать Судомира Церкви. Да и чего уж там - сам Судомир наверняка давным-давно бежал - он никак не мог не заметить подготовки к штурму.
  Зориан как-то поделился своими соображениями с Алаником, но жрец с ним не согласился:
  - Судомир вложил в это поместье слишком много времени и средств, - сказал он. - И ни за что не бросит его без боя. А четыре дня - слишком мало, чтобы вывезти все ценное; к тому же не факт, что эти четыре дня у него были. Не думаю, что он заметил нас немедленно.
  - Если бы вы не вспугнули его в самом начале, могли бы спокойно арестовать его в городе, - заметил Зориан.
  - Отнюдь. Нельзя просто взять и арестовать влиятельного политика. Нужны веские доказательства, иначе все обернутся против нас. Зато для атаки на гнездо нежити не нужно никаких иных причин, а внутри мы наверняка найдем множество доказательств его вины.
  Зориан покачал головой - он далеко не был в этом уверен, но и спорить не стал. Поживем - увидим. Кто знает, может, Аланик и военные правы.
  
   С теми силами, что были стянуты для штурма поместья, ни о каком факторе внезапности не могло быть и речи. Даже с использованием телепортации, на развертывание войск неизбежно уйдет куча времени. Так что операция начнется с того, что три группы магов прибудут первыми и накроют окрестности масштабным блокирующим телепортацию оберегом - чтобы Судомир не сбежал, оценив собранные против него силы.
  Ну, эта часть плана прошла как по маслу... Вот только активация оберега разворошила осиное гнездо: стоило чарам набрать силу, как из особняка и его склада нескончаемым потоком хлынули мертвецы. Скелеты, мертвые вепри, мясные големы, здоровенные уроды, сшитые из человеческой плоти (Зориан даже не знал, что тут такое есть. Хотя, возможно, это просто укрупненная версия мясного голема) - армия нежити Судомира потрясала воображение. Зориан мог только предположить, что сам не сталкивался с этими ордами лишь потому, что к тому моменту они штурмовали Сиорию.
  Не ожидавшие столь яростной контратаки армейцы силились удержать строй. К счастью, все здесь были закаленными и дисциплинированными бойцами, и уже знали, что будут сражаться с нежитью - паники не было.
  Орудия раз за разом били в накатывающий вал мертвецов, изрядно его прореживая. Четыре цельнометаллических боевых голема, хоть численно и уступали сшитым из плоти чудовищам, оказались куда сильнее и прочнее их. Мясные гиганты не могли прорваться, будучи отбрасываемы вновь и вновь, пока не рассыпались на части. Увы, хаос начавшегося сражения взял свою цену жизнями - в первые же минуты сражения королевские войска потеряли десятерых магов и более полусотни солдат.
  Тем не менее, купленного жизнями времени хватило, чтобы переломить ситуацию. Маги, преодолев начальные трудности, завершили какое-то групповое заклинание, и перед ордой нежити возникли два огромных огненных смерча.
  Словно живые, огненные вихри ворвались в атакующую орду, всасывая и испепеляя нежить. Странное дело - они и не думали слабеть, а словно становились жарче с каждым уничтоженным ходячим трупом.
  Тех немногих мертвецов, что прорвались сквозь огонь артиллерии, големов и огненные смерчи, встречали гранатами и крупнокалиберными пулями - теперь до строя королевских сил не доходил ни один.
  И тут крыша поместья Яску взорвалась. У Зориана мелькнула мысль, что Судомир запаниковал и, как в прошлый раз, допустил фатальный просчет, но из поднявшегося облака пыли раздался рев.
  Что-то огромное. Ударная волна от рыка прокатилась по окрестностям, разметав скрывающую особняк пыль. И взгляду Зориана предстала мощная металлическая платформа - которую практически целиком занимал столь же гигантский костяной дракон. Его полированные кости играли узорами желтых силовых линий от бесчисленных заклинательных формул, а меж ребер угнездился сложно выглядящий механизм.
  Что?
  Чегоо?!
  Откуда у Судомира эта хреновина?! И почему он раньше никогда не намекал, что владеет чем-то подобным?!
  Но костяному дракону его переживания были глубоко безразличны. Огромный скелет озарился тусклым желтым светом, образовав на костях крыльев нечто вроде призрачной мембраны, и лениво взмыл в воздух.
  Взмыл, чтобы направиться прямо к Зориану и Аланику.
  Битва за поместье Яску началась.
  
  
  
  
  
  
  52. РАСПАД
  
  [К оглавлению]
  
  
   Вот чего-чего, а костяного дракона Зориан никак не ожидал. За прошлые циклы он не раз приходил в поместье и считал, что знает о вооруженных силах Судомира все. Как он умудрился прозевать нечто столь... большое во всех смыслах? Ко всему прочему, после столь эффектного появления монстр попер прямо к нему...
  Ну, скорее всего, не к нему лично - тварь, вероятно, нацелилась на командование штурмовой группы, желая одним ударом обезглавить военных. Могло и получиться - большинство офицеров находились при штабе. Да, чтобы добраться до них, нужно прорваться через основные силы и преодолеть защиту ставки - но с этим крылатый костяной дракон, напитанный мощной магией, наверняка справится.
  И все бы хорошо, но там же находился Аланик и, соответственно, сам Зориан, не отходящий от жреца ни на шаг. Так что чудовищный крылатый скелет пер прямо к нему.
  - Самое безопасное место, значит, - угрюмо пробурчал Зориан. Негромко, но достаточно, чтобы Аланик расслышал.
  Суровый жрец не ответил, сплетая какое-то заклинание. Если Зориан правильно понял - некая защита от прорицания. Видимо, Аланику не понравилась та легкость, с которой Судомир вычислил местоположение штаба, и он решил принять меры.
  Оглянувшись вокруг, Зориан убедился, что остальные маги тоже спешно творят заклинания. Ставка с самого начала боя напоминала разворошенный муравейник, сейчас же вихрь кипучей деятельности захватил всех. Всех, кроме Зориана - он прекрасно сознавал, что, вмешавшись, скорее навредит, чем поможет. Лучше не лезть под руку, пока не попросят.
  Дракон еще только начинал свой полет к их штабу, когда из окружающих поместье лесов поднялась плотная черная туча. Железноклювы. Бесчисленные крылья заслоняли небо, а зловещее карканье было слышно даже отсюда. Похоже, Судомир собирался с их помощью открыть путь для дракона.
  Разделившись на пять меньших стай, магические вороны устремились к королевским войскам, засыпая их градом бритвенно-острых перьев. В ответ один из боевых големов поднял раскрытые ладони - и в гуще птиц загрохотали взрывы, убивая железноклювов сотнями. Солдаты тоже не были беззащитны - достав некие стреляющие гранатами устройства, они открыли огонь емкостями с зельем. Заряды взрывались светом и электричеством, с легкостью выкашивая атакующих птиц. Однако напор железноклювов не ослабевал, словно стаи были бесконечны. И гибель множества сородичей лишь распаляла их ярость - карканье становилось все громче, а ливень смертоносных перьев все плотнее.
  Зориан, хмурясь, поежился. Ему с самого начала не нравилось, куда бесконтрольно скатывается этот цикл - сейчас же это чувство усиливалось. Такими темпами элдемарские войска могут и проиграть. Может, оборвать цикл и начать сначала?
  Нет... еще рано. Он слегка рисковал, ведь смерть означала попадание в ловушку душ Судомира, но он хотел узнать, что будет дальше. Или, по крайней мере, чем закончится бой. Может, у Судомира есть и другие козыри в рукаве, помимо приближающегося мертвого дракона.
  К слову о драконе - Зориан ожидал, что тварь налетит и будет рвать их зубами и когтями. Скелеты, как правило, ни на что иное не способны. Но, видимо, заклинательные формулы на костях и механизмы в грудной клетке рептилии были не просто для красоты. Еще издалека, на подлете дракон разинул пасть и ударил по ним тонким желтым лучом из глубин черепа. Неяркий луч был едва виден, но Зориан знал - это отнюдь не признак слабости. Луч мгновенно достиг ставки, практически не рассеявшись по пути к цели.
  К счастью, отвечавшие за защиту маги не зевали - пока тварь разевала пасть, они успели поднять барьер. Не привычную Зориану тонкую силовую оболочку, но толстую, вязкую стену эктоплазмы, искажающую видимое за ней.
  Ударивший луч расплескал огромный кратер, углубившись более, чем на половину толщины - но стена выстояла, а материал, окружающий отметину, устремился в дыру, заполняя ее. Считанные секунды спустя барьер был как новенький.
  Дракон еще дважды ударил лучом в то же место, пытаясь пересилить регенерацию барьера. Тщетно. Стена успевала восстановиться.
  Мертвую тварь это ничуть не смутило - она неотвратимо приближалась к ставке. Огненные вихри, перемоловшие первую волну нежити, двинулись наперерез. Дракон впервые слегка изменил курс, нацелившись на один из вихрей, и выпустил мощную развеивающую волну. Пламя заметно потускнело, но не рассеялось. И тут крылатая тварь наконец оказалась на расстоянии атаки эльдемарских магов - и на нее обрушился шквал бесчисленных заклятий. Обстрел был очень разнообразен - пожалуй, тут не нашлось бы и двух одинаковых заклинаний. Зориан чуть запоздало сообразил, что маги пробуют защитные чары дракона, ища наиболее очевидные уязвимости.
  Увы, заклинания королевских магов были ничуть не эффективнее того желтого луча дракона. Костяной монстр оказался неожиданно ловок, уклоняясь в воздухе с невероятным проворством, и к тому же имел собственную магическую защиту. Ничего особенного, обычная силовая сфера - но эти заклятья недаром ценятся магами за их надежность. Ее оболочка защищала не хуже монолитной стены - а большинство заклинаний были неспособны проходить сквозь стены.
  Несмотря на это, обстрел не прекращался, а огненные вихри силились втянуть дракона, поглотить его. И, хоть вихри явно были энергетическими конструктами, они производили достаточное физическое усилие - костяной дракон завис, не в силах вырваться из их хватки. С другой стороны, ущерба огонь не наносил. Защиту мертвой твари словно питал некий неисчерпаемый источник - скорее всего, все те же захваченные души, как в случае с оберегами поместья. И эта защита отражала все, с чем сталкивалась.
  Но - не бывает абсолютных защит, а зависший в одной точке дракон - просто большая мишень. Один из магов нащупал нужное сочетание - блин пурпурного огня прилип к защитной сфере дракона и быстро разъедал ее - и вскоре первый защитный слой пал. Тут уже и дракон оценил угрозу и удвоил усилия. Он обрушил град ударов на огненные вихри и окружающих солдат, в итоге погасив обе огненные воронки.
  И вновь ударил желтым лучом, но теперь не в барьер, защищающий ставку, и не в основные силы штурмового отряда. Луч чиркнул по земле перед барьером, взметая целые облака пыли и гравия. Видимость резко ухудшилась, многие выпущенные заклятья детонировали или сбились с курса, пройдя мимо цели.
  Зориан уже не сомневался - они имеют дело отнюдь не с безмозглым автоматом, как большинство зомби. Костяного дракона, несомненно, направлял разум - или сам конструкт наделен мышлением, или Судомир удаленно управляет им, как сам Зориан управлял големами в последний раз, когда штурмовал поместье.
  А если драконом управляет разум - то он может быть уязвим для магии разума. Зориан попытался дотянуться до твари своим мысленным чутьем, но та была слишком далеко.
  - Можете подманить его поближе? - спросил он Аланика. - Я понимаю, что опасно, но когда он будет ближе, я, возможно, смогу его обезвредить.
  - Мы уже работаем над этим, - неожиданно вклинился в разговор один из ближайших магов. - У нас тоже приготовлен сюрприз, но мы опасаемся спугнуть эту штуку. Если поймет, что дело нечисто, будет держать дистанцию. Что вы задумали?
  - Хочу попробовать атаковать его разум, - признался Зориан.
  - О? Маг разума? - риторически спросил военный, оценивающе глядя на него. - Пожалуй, может сработать. Скажите, когда будет подходящий момент, и мы постараемся обеспечить вам возможность.
  Зориан не представлял, какую такую возможность они могут обеспечить для ментальной атаки, но тем не менее кивнул.
  Пока большинство магов занималось драконом, остальные войска разбирались с атакующими железноклювами. В какой-то момент к общей свалке присоединились стаи зимних волков и боевых троллей, но, несмотря на это, королевские войска по-прежнему держались. Несколько минут спустя Зориан понял, в чем дело - отдельные маги исчезали в телепорте и возвращались с подкреплениями. Видимо, командование было готово к неудачному развитию событий и имело резерв на этот случай. Небольшой, но постоянный приток свежих магов и солдат вливался в штурмовой отряд, позволяя сдерживать натиск.
  - Приближается! - крикнул маг, с которым говорил Зориан. Действительно, костяной дракон отбросил уловки и летел прямо на них. - Когда он подлетит поближе, мы дадим залп парализующими чарами. Вряд ли подействует, но это должно нагрузить его ментальную защиту. Когда дам сигнал - начинайте. У вас одна попытка, затем мы переходим к нашему плану.
  Зориан сконцентрировался на приближающейся цели, пытаясь дотянуться своим мысленным чутьем. Дракон непрерывно атаковал защитный барьер своим желтым лучом, и чем ближе тварь подлетала, тем тяжелее приходилось эктоплазменной стене. Ударив в упор, дракон, наверное, пробьет барьер и попадет по штабу... Если луч прорвется сквозь следующие слои защиты. Но даже если дополнительная защита выдержит - это не продлится долго. Монстра нужно остановить, и чем скорее, тем лучше.
  Крылатая тварь ускорилась, явно намереваясь врезаться в барьер всей своей массой, не сомневаясь в прочности костей. Но было поздно - дракон вошел в радиус психических сил Зориана. Разум, управляющий костяным чудовищем, был как на ладони. Да, там была защита - но Зориан знал, что сможет прорваться. Если успеет - тварь с бешеной скоростью неслась прямо на...
  Дюжина ярко-синих зарядов обрушилась на подлетающего дракона - окружающие Зориана маги атаковали параличом. С такого расстояния даже невероятно проворная крылатая тварь не могла уклониться - и у нее больше не было защитной сферы. Заклятья попали в дракона, и под их слитным ударом ментальная защита разлетелась, как яичная скорлупа под молотком. На долю секунды гигантский скелет замер, летя по инерции. И хоть сам паралич слетел практически мгновенно, это было неважно - главное, ментальный щит еще не восстановился.
  Зориан немедленно атаковал шквалом психических клинков - прямо в разум, управляющий скелетом. Контролер, не ожидавший удара, отпрянул, охваченный растерянностью и болью, и Зориан, воспользовавшись его ослабшим влиянием, тут же перехватил управление костяным драконом.
  Чудовищная тварь нырнула в воздухе и на полной скорости врезалась в землю, так и не долетев до ставки. Взметнулись тонны пыли и грязи, чудовищный остов пропахал широкую колею, своротив пару деревьев, и, наконец, остановился неподалеку.
  Пару секунд все вокруг Зориана молча смотрели на него.
  - Твою ж мать, - сказал кто-то. - Сработало.
  - Он еще цел, - отрывисто сказал Зориан. - И его контролер борется со мной. Я могу лишь удерживать его на месте, и то это не продлится долго.
  Да уж, хоть он и застал управляющего этой штукой врасплох, атаковать противника через подконтрольную марионетку было чертовски сложно - даже для него. Это сильно снижало силу и скорость его ментальных ударов, в то время как враг уже восстановил защиту и пытался вырвать у него контроль над крылатым монстром. И у него это получалось, Зориан быстро утрачивал позиции - в этой клятой хреновине явно был встроен мощный управляющий контур.
  - Ты сделал больше, чем достаточно, - Аланик повернулся к одному из старших офицеров. - Давайте живой металл.
  Четыре укрытых за ставкой орудия открыли огонь, безошибочно поражая неподвижного дракона. Вместо того, чтобы взрываться, снаряды распускались спутанной массой серебристых нитей, что тут же оплетали кости чудовища.
  - Мы собирались использовать их, чтобы приземлить эту штуку, - пояснил Аланик. - Но так даже лучше. Когда живой металл пустит корни - тварь больше никогда не взлетит. Как думаешь, сколько еще ты сможешь...
  И тут контролера окончательно оттеснил Зориана от управления гигантским скелетом. Костяной дракон зашевелился, пытаясь разорвать металлические нити.
  - Неважно, - вздохнул Аланик. - Видимо, по-простому не получится.
  Гигантская нежить рвалась изо всех сил, но нити держались. Они извивались, словно металлические черви, неустанно стремясь охватить давно мертвые кости. Усилия дракона приносили обратный эффект - его рывки и удары о землю наоборот открывали нитям новые места, чтобы закрепиться. Тварь попыталась оглушить их, испустив развеивающую волну, сменила одно за другим четыре магических поля - столь же безрезультатно - а потом попыталась ударить по ставке своим желтым лучом. Не судьба - к тому времени нити уже добрались до костяной шеи и не позволили повернуть череп в нужную сторону.
  Дракон яростно взревел, как при своем первом появлении. С такого расстояния это было уже опасно - ударная волна от рева вполне могла раскидать незащищенных людей, а громкость звука - разорвать барабанные перепонки. К счастью, защитные чары ставки справились, и Зориан отделался лишь неприятным звоном в ушах.
  Эльдемарские войска обрушили на дракона шквал снарядов и заклятий, видимо, совершенно не опасаясь повредить нити живого металла, что держали тварь на земле. И не ошиблись - серебристые нити оставались целехонькими. Или, возможно, полученный ущерб немедленно восстанавливался - этот живой металл оказался чертовски пластичным материалом.
  А вот Судомира постигшая дракона неприятность совершенно не устраивала - вскоре после начала обстрела из особняка вырвались несколько ярких заклятий и взмыли в небеса, вычерчивая гигантскую параболу к цели. Намного дальше, чем способна обычная магия.
  Это сразу напомнило Зориану его первое вторжение ибасанцев - разрушительные заклятья, замаскированные под фейерверк, с которых и началось сражение. Артиллерийские заклинания. Требующие долгого времени каста, жрущие невероятно много маны, но устрашающе мощные и дальнобойные.
  Остальные тоже безошибочно опознали угрозу. Командование отряда немедленно решило перенести ставку - два ярких светляка летели в их сторону, и проверять, выдержат ли обереги, никому не хотелось. К счастью, артиллерийские чары, разработанные против неподвижных укреплений, сравнительно медленны - от них вполне возможно уклониться. Впрочем, Судомир, вероятно, и не рассчитывал убить их этим залпом - просто хотел прекратить обстрел дракона. Чего и добился - военные в спешке меняли позицию, стремясь убраться с пути падающих звезд.
  Впрочем, эльдемарские маги не ограничились уклонением - стоило им переместиться на новое место, как они тут же начали творить свои артиллерийские чары. Вскоре ответные метеоры устремились к поместью Яску. Но прежде, чем они пролетели и половину дистанции, заклятья некроманта достигли целей. Одно из них неожиданно оказалось наведено на дракона. Похоже, Судомир сделал ставку на то, что костяная тварь прочнее, чем металлические нити.
  Мир вспыхнул светом, жаром и грохотом.
  И тотчас из поднявшегося облака пыли взлетел освободившийся дракон. У него не было одной лапы, многие кости треснули, и нанесенные на них формулы тускнели, но он все еще двигался. Несколько обрывков серебристой нити упрямо цеплялись за кости, но их было слишком мало, чтобы хоть как-то повлиять на монстра. Расчет Судомира оправдался.
  Мир вновь содрогнулся - эльдемарские артиллерийские чары достигли поместья. Возникший над особняком сияющий золотой купол выдержал залп, но сильно потускнел и пошел рябью.
  Костяной дракон развернулся и взял курс на поместье. Войска некроманта отступали - уцелевшие зимние волки и тролли тоже бежали в безопасность чащи.
  Что же до железноклювов - их осталось менее половины, и как только дракон сбежал, они тоже бросились врассыпную, прочь от поместья Яску. Коснувшись мыслей нескольких птиц, Зориан ощутил, что те никогда более не собираются сюда возвращаться. Чем бы Судомир ни держал их, гибель такого числа сородичей это перевешивала.
  Первое сражение за Яску завершилось, но никто не тешил себя надеждой, что дальше будет проще.
  
   Следующие несколько часов Судомир всеми силами старался замедлить продвижение штурмового отряда. Его уцелевшие миньоны постоянно беспокоили военных внезапными налетами, не нанося особого вреда, но оттягивая силы на себя. Костяной дракон, например, был по-прежнему опасен - более не рискуя атаковать в лоб, он, тем не менее, не упускал ни одной возможности ударить в слабо защищенное место. К тому же окрестности поместья были буквально усеяны спешно созданными ловушками - обычными и магическими - и затаившимися мертвецами в черном, знакомыми Зориану по прежним, одиночным штурмам. Наконец, обереги поместья работали на полную мощность, сжигая накопленные запасы маны, но выдерживая непрерывный обстрел эльдемарских магов.
  Зориан поначалу думал, что они играют на руку Судомиру. Что некромант тянет время, пока его приятели-ибасанцы уходят через врата в подвале особняка, а потом и сам уйдет вслед за ними. Но время шло, и становилось очевидно, что Судомир почему-то решил оборонять поместье до последнего. Если бы хотел, он уже сто раз мог бы сбежать.
  Но вне зависимости от решимости Судомира, исход осады был решен еще в первом бою. И чем дальше, тем туже затягивалась петля на шее мэра-предателя. Заросли вокруг поместья, таившие западни и засады, были выжжены дотла, запасы мертвецов истощались, а защитные чары были уже на пределе.
  И тут Судомир вновь удивил Зориана.
  Он капитулировал.
  Что еще более удивительно, это не была какая-то ловушка, как поначалу решил Зориан. Некромант действительно открыл ворота и деактивировал чары, позволив себя захватить. Это... уже ни в какие ворота не лезло. Судомир мог легко убежать, как поступили ибасанцы в поместье - военные нашли следы недавнего пребывания множества людей - но он остался. Один. И даже если ибасанцы закрыли за собой врата, он всегда мог просто улететь в закат на своем крутом костяном драконе.
  Зориан подождал, пока эльдемарские дознаватели обследовали поместье, затем поделился своими соображениями с Алаником.
  - И что тебя удивляет? - спросил жрец. - Если бы он упорствовал до последнего, мы похоронили бы его под руинами особняка. Никто не хочет умирать, а некроманты - особенно.
  - Но врата, что мы нашли в подвале... - начал было Зориан.
  - Да, просто поразительно, - нахмурился Аланик. - И ты спрашиваешь себя, почему он не сбежал вместе со своими неизвестными союзниками? Не забывай - то, что они сотрудничали, не значит, что они в хороших отношениях. Возможно, он счел, что в эльдемарской тюрьме ему будет лучше, чем в гостях у так называемых союзников.
  - Но если бы он хотел, он бы наверняка смог бежать, - настаивал Зориан. - Например, он мог просто улететь. Боги свидетели, мы не смогли бы его перехватить, если бы он оседлал своего дракона и улетел, куда глаза глядят.
  - Нет, но мы бы его выследили, - заметил Аланик. - Хотя, ты, вероятно, прав. Он мог бежать. Но это означало бы, что мы все тут сровняем с землей. Похоже, Судомир очень привязан к этому месту. Это работа всей его жизни, и он не может допустить ее уничтожения.
  Некроманту настолько дорога его ловушка душ?
  - Но разве ее не в любом случае уничтожат? - теперь нахмурился Зориан. - Не станет же Эльдемар терпеть на своей территории огромную ловушку душ?
  Аланик молча посмотрел на него, тяжело вздохнул.
  - Они определенно выпустят запертые в ней души. О них теперь знает слишком много людей, и если станет известно, что души невинных по-прежнему заперты внутри, разразится жуткий скандал. В крайнем случае, я уверен, что смогу убедить Церковь надавить на власти. Но увы... Я не могу обещать, что само устройство будет уничтожено. Творение Судомира омерзительно, но при этом и весьма впечатляюще - во всяком случае, для некоторых. Вполне вероятно, что он сумеет договориться с властями.
  - Договориться?! - не поверил Зориан. - Но как? Я знаю, что государство тайно держит агентов-некромантов, но Судомир...
  - Я знаю, - Аланик успокаивающе поднял руки. - Но с Эльдемара станется переоборудовать поместье в засекреченную исследовательскую лабораторию, где Судомир будет "отбывать домашний арест". Да, его заставят работать на благо страны, и он будет ограничен в своих возможностях, но, очевидно, это недостаточно суровое наказание для чудовища вроде него. Я практически уверен, что сейчас он именно этого и добивается.
  - Понятно, - уныло ответил Зориан. Он и так знал, что Эльдемар не назовешь оплотом чести и справедливости, но работать с кем-то вроде Судомира... Это неприятно удивляло.
  С другой стороны, они ведь еще не знают, что Судомир не просто практиковал запрещенную магию - но и предал страну в интересах внешних врагов. Зориан подозревал, что эта незначительная деталь не очень-то понравится властям...
  - Но, разумеется, - продолжил Аланик, - если я выясню о нем что-то действительно серьезное, прежде чем эльдемарские черные отряды уволокут его в застенки, то этого соглашения может и не быть. Далеко не все можно замести под ковер.
  - Это... намек? - Зориан с подозрением посмотрел на жреца.
  - Твоя телепатическая схватка с Судомиром через его марионетку очень впечатляла, - заметил Аланик. Хм, так значит, крылатым скелетом управлял сам Судомир. - Перехватить контроль, пусть и ненадолго, мог лишь очень сильный маг разума.
  Стоп, Аланик что, предлагает ему порыться в памяти Судомира? О да... он не станет возражать.
  - Ни слова больше, - ответил Зориан, пытаясь скрыть возбуждение. - Я с удовольствием помогу вам.
  - Тогда пойдем, - жрец повернулся и поманил его следовать. - Но имей в виду, у нас будет не больше часа. Это не официальное дознание, и я вынужден учитывать правила...
  Вот уж это Зориана совершенно не беспокоило. У него было предчувствие, что скоро все равно придется перезапустить цикл, так что возможные последствия его не интересовали. Зато упускать такую возможность он точно не собирался. Он-то думал, придется хитрить и изворачиваться - но ему просто предложили. Он шел следом за Алаником, обдумывая, какие вопросы он задаст некроманту.
  - А почему вы просто не накачали его сывороткой правды и не допросили? - спросил Зориан. Аланик делал так в прошлых циклах - почему не стал в этом?
  - Сыворотка оставляет слишком заметные следы в крови жертвы, - покачал головой Аланик. - Я же говорил, что вынужден учитывать правила. И когда Судомир обвинит меня в форсированном допросе, у него не должно быть доказательств.
  - Вот как, - кивнул Зориан. - Извините за тупые вопросы, просто я раньше с таким не сталкивался - вам придется потерпеть.
  - Эксперт магии разума, не разбирающийся в допросах, - ровно прокомментировал Аланик, закатив глаза. - Ну да.
  Зориан не стал отвечать. Не объяснять же ему, как он на самом деле учился менталистике. Хорошо, что Аланик не стал задавать вопросов. Во всяком случае, сейчас.
  Для того, кого захватили королевские дознаватели, Судомир выглядел на удивление хорошо. Да, на нем были наручники, прерывающие плетение, и ошейник со взрывчаткой, но в остальном он совершенно не пострадал. Кажется, их приход его обеспокоил - да и на Аланика некромант смотрел очень кисло, но молчал. Заглянув в его поверхностные мысли, Зориан узнал, что жрец уже пару раз приходил задавать вопросы и совершенно достал Судомира. Тот отказался что-либо говорить Аланику, тоже подозревая, что действия жреца не совсем правомерны.
  Зориан пожал плечами и принялся за работу. Он и не пытался действовать деликатно - безжалостно взломал ментальный щит Судомира мощным ударом и запустил щупы глубоко в чужой разум. Судомир схватился за голову, не в силах сопротивляться. В непосредственной близости от менталиста, с подавленными магическими способностями, он просто не мог вышвырнуть Зориана из своего сознания. Он даже не мог закричать от боли или позвать на помощь - Зориан контролировал его голосовые связки.
  Единственной проблемой было - как заставить некроманта вслух отвечать на вопросы Аланика. Ему не хотелось, чтобы воинствующий жрец понял, с какой легкостью он читает чужую память, но заставить жертву делать что-то было куда сложнее... к тому же что-то запрещало Судомиру говорить на некоторые темы. Хм, оказывается, некромант не растерялся и перед капитуляцией наложил на себя запрещающий гейс - и теперь не мог ничего рассказать ни о связях с Ибасой, ни о вторжении в Сиорию. Нет, так дело не пойдет. Зориан и затеял все это, чтобы сдать ибасанский заговор властям - от гейса придется избавиться.
  Он не был мастером магии душ, чтобы просто снять запрет - к счастью, этого и не требовалось. Магия разума - лучшее средство против духовных печатей; она не только позволяет получить информацию без участия жертвы, но и способна вытравить из ее памяти все упоминания о запрете. Собственно, из-за этой лазейки гейсы и применялись так редко - жертва зачастую могла просто заплатить менталисту и навсегда забыть о полученном приказе. Духовная печать технически продолжала существовать, но не могла подействовать, если о ней не знать.
  Гейс, наложенный Судомиром на самого себя, был совсем недавним, так что Зориан вычистил все воспоминания о нем буквально за пять минут. Он даже не стал сообщать об этом Аланику.
  Во всяком случае, когда в ходе допроса стали вырисовываться истинные масштабы действий Судомира, Аланик отбросил все мысли о коротком тайном допросе. Дознание длилось несколько часов, и прекратилось лишь потому, что Зориан опасался необратимо повредить разум Судомира непрекращающимся сканированием. И за эти несколько часов он окунулся в настоящий кладезь информации о ибасанских захватчиках, культе Дракона, что Внизу, и самом Судомире. В основном - имена соучастников и места, где можно найти неопровержимые улики - Аланику были нужны именно такие сведения, и Зориан не видел причин ему отказывать. Он и сам собирался навестить перечисленных людей в следующих циклах, но в этот раз уступит очередь Аланику.
  Что интересовало самого Зориана, так это причины, побудившие Судомира все это затеять. Как выяснилось, первопричиной всего была смерть его жены. Нет, Судомир и до этого был отпетым некромантом, но, когда его жена заразилась Плачем и умерла, он совсем сошел с нарезки. Вместо того, чтобы отпустить ее и жить дальше, он извлек ее душу и попытался вернуть к жизни. И, разумеется, потерпел неудачу. Не так-то просто заставить душу умершего вновь мыслить, не говоря уже о подобии жизни. В итоге он привязал душу жены к поместью Яску, частично восстановив ее мыслительные способности. Вот почему защитные чары действовали так пугающе разумно - и почему некромант предпочел сдаться, но не допустить разрушения поместья.
  По сути, главной причиной, почему Судомир согласился сотрудничать с ибасанцами было то, что Кватач-Ичл обещал ему ритуал, способный воплотить душу жены в лича. Обычно для преобразования в лича маг должен быть живым, но Кватач-Ичл утверждал, что может скорректировать ритуал для бестелесной души. Было ли это правдой или нет - оставалось только гадать.
  Другой причиной - той самой "политикой" - было желание Судомира легализовать некромантию. Логично - он собирался вернуть жену в виде лича, да и сам не планировал мирно умереть от старости - и вечно скрывать это было невозможно. Особенно если он собирался и дальше оставаться во власти - а он собирался. Так что он хотел принудить Эльдемар снять некоторые ограничения с магии душ - или хотя бы сделать для него исключение. Для этого, по его замыслу, требовалось ослабить Эльдемар (чтобы королевство отчаянно нуждалось в его помощи) и, соответственно, усилиться самому.
  Подробности этого амбициозного плана выяснить не удалось - он был слишком сложен и изощрен, чтобы разобраться в нем за пару часов. Да и, сказать по правде, Зориана не особо интересовали подробности. На его взгляд, вся затея была сущим безумием, замешанным на самообмане. Судомир хотел вернуть жену, потому и помогал ибасанцам. Остальное - лишь отговорки для самого себя.
  Помимо этого, Зориан узнал еще пару-тройку любопытных деталей - например, как Судомир контролировал железноклювов. Оказывается, он похитил их птенцов и держал в заложниках, а также подчинил нескольких вожаков магией. Железноклювы достаточно умны, чтобы понять ситуацию с их драгоценными птенцами - но недостаточно, чтобы распознать магическое вмешательство в иерархию стаи, так что это вышло на удивление эффективно. Зориан пока не решил, можно ли это как-то использовать, так что пока оставил для дальнейшего обдумывания.
  Потом тема допроса (не без помощи Зориана) сменилась на призыв первозданного - и Зориан решил проверить, не знает ли Судомир ответ на давно мучивший его вопрос.
  - Зачем культу Дракона, что Внизу, ребенок-перевертыш для ритуала?
  - Дети, - поправил некромант. Он уже не пытался сопротивляться ментальному сканированию Зориана - так было менее болезненно - и лишь стремился увести допрос в сторону от важных тем. К несчастью для него, Зориан с прошлых циклов знал очень многое об их действиях. - Несколько. Для ритуала нужно не менее пяти детей перевертышей. Желательно больше.
  Зориан нахмурился. Пятеро детей?
  - Что с ними делают? - спросил Аланик.
  - Приносят в жертву, разумеется, - закатил глаза Судомир. Ну да, спроси очевидное, узнаешь очевидное. В мыслях отчетливо отразилось его отношение к подобным вопросам.
  - Почему так много? - спросил Зориан. - И почему детей? Почему детей перевертышей?
  - Из одного перевертыша можно добыть лишь немного эссенции первозданного, - ответил Судомир. - И с возрастом она все плотнее интегрируется в организм, ее уже не извлечь. Только в маленьких детях есть сколь-нибудь значительное количество свободной эссенции.
  Что?
  - Поясните, - велел Аланик.
  Судомир вздохнул.
  - Если просто вшить в свою душу еще одну, это не сделает тебя перевертышем. Во всяком случае, таким, которых мы знаем.
  В сознании некроманта мелькнула цепочка образов, и Зориан глубже погрузился в его память. Судомир разбирался в этом, потому что... Потому что он годами изучал перевертышей. Он захватил десятки перевертышей, подверг их мучительным экспериментам, пытаясь понять, как они устроены. Он даже несколько раз пытался сам создать перевертыша - самой удачной из его поделок был Серебряный. Вот только Серебряный не был человеком, научившимся превращаться в зимнего волка - наоборот, Судомир взял волка и вшил в него душу человека, увеличив его мыслительные способности и даровав возможность обращаться в человека. Зачем некроманту вообще это понадобилось?!
  Зориан глубоко вдохнул и очистил голову от лишних мыслей. Опыты Судомира над перевертышами были чудовищны, но это капля в море на фоне его остальных злодеяний. Спрашивать о причинах - впустую тратить ограниченное время дознания.
  - Чтобы сделать трансформацию столь отточенной и гибкой, предки современных перевертышей воспользовались кое-чем еще, - продолжал некромант. - Они использовали каплю крови первозданного, заточенного под Сиорией. Этот первозданный известен своим мастерством перевоплощения, так что его кровь была мощным катализатором ритуала. Это одна из причин того, что ритуалы перевертышей столь сложно воспроизвести. Даже если узнать все тонкости, все равно потребуется кровь перевертыша - другим путем получить эссенцию первозданного неоткуда.
  - То есть культисты хотят использовать эссенцию первозданного, как ключ к его темнице, - закончил мысль Зориан.
  - Да, - подтвердил Судомир. Зориан ощутил, что некромант не прочь поговорить об этом - ведь, обсуждая культистов, они отвлеклись от его собственных преступлений. Хотя он технически и состоял в культе, единоверцы были ему глубоко безразличны. - В какой-то мере эссенция - все еще часть первозданного, и ее можно использовать, чтобы соединить наш мир с карманным измерением, где заточен первозданный.
  - Карманным измерением? - переспросил Аланик.
  - Потому они и называют это ритуалом призыва, - пояснил Судомир. - Фактически, первозданный находится на другом плане бытия. Чтобы сдержать его, боги создали темницу вне обычного пространства. Но это карманное измерение всегда соприкасается с нашей реальностью - и культ давно уже нашел якорь этой темницы.
  Вскоре Зориан был вынужден прекратить допрос, опасаясь за рассудок некроманта, но прежде, чем он это сделал, он стер память о самом допросе. Для Судомира в минувшие часы ничего не происходило.
  Когда они вышли, Аланик отметил, что Зориан использовал магию разума без слов и жестов. Похоже, чаша терпения Аланика была уже переполнена его странностями, и жрец скоро потребует объяснений. Увы, но Зориан не мог просто имитировать жесты и тексты заклинаний - маг уровня Аланика заметил бы обман.
  ...Когда он вернулся в Сиорию, был уже поздний вечер, и Кириэлле давно спала. Имайя дожидалась его, хотя он и предупредил, что будет отсутствовать весь день, и просил его не ждать. Право слово, для домовладелицы она слишком заботится о постояльцах.
  Укладываясь спать, он еще подумал - что повлечет за собой штурм поместья Яску. Что же, видимо, он скоро это узнает.
  
   Следующие пару дней Аланик не связывался с ним и ничего не требовал. Что отнюдь не означало, что дознаватели сидели без дела - Сиорию сотрясали скандал за скандалом, когда высокопоставленных и влиятельных людей вдруг арестовывали и уводили на допрос. Зориан внимательно следил, кого арестовывают, хотя и так знал большинство из них от Судомира.
  Помимо этих наблюдений, Зориан произвел несколько налетов на паутины аранеа, продолжая накапливать опыт чтения паучьей памяти. Он давно уже научился правильно выбирать цели, так что захватывал дозорных без особых проблем - но эмоционально это очень выматывало. По сути, он нападал на невинных, просто потому, что нуждался в жертвах для тренировки - при этом сложно не почувствовать себя злодеем. Некоторые аранеа умоляли его остановиться или говорили с ним, вместо того, чтобы сражаться - таких он оставлял, предпочитая искать тех, кто отвечает ударом на удар, пусть это и было чертовски непрактично.
  Наконец через несколько дней Аланик связался с ним - прислав письмо. В коротком послании говорилось, что некие люди интересуются им, но пока что жрецу удается избегать этой темы. Если он хочет сохранить анонимность - жрец советовал сидеть тихо и не высовываться, поскольку уже возможны его поиски. Логично. Зориан уже решил для себя через пару дней перезапустить цикл - хотелось только посмотреть, не случится ли чего интересного, ведь аресты еще не достигли своего пика.
  К тому времени Каэл уже поселился в их доме, и Зориан уже рассказал ему о петле и передал лабораторные журналы - так что с ним можно было обсудить полученные от Судомира сведения. Следуя просьбе морлока, Зориан умолчал о его друзьях и знакомых, но и без них им было о чем поговорить.
  - О? В телах перевертышей есть эссенция первозданного? - удивился Каэл.
  - Во всяком случае, так он сказал, - кивнул Зориан. - Меня же интересует, как они собираются ее извлекать. Им действительно обязательно убивать этих детей?
  - Наверняка, - теперь кивнул Каэл. - По описанию это похоже на часть их жизненной силы. Так же передается по наследству. И, вне зависимости от метода, извлечение жизненной силы никогда не идет донору на пользу. Ритуальное жертвоприношение - просто быстрейшая разновидность магии крови, но даже если культисты используют что-то более изощренное - результат, вероятно, будет таким же.
  - Магия крови? - заинтересовался Зориан. - Ты с ней знаком?
  - Ах да, ты, вероятно, не знаешь... Гильдия скрывает эту информацию, так? - вслух размышлял Каэл. - Магия крови использует жизненную силу людей - обычно для питания заклятий. Жизненная сила куда мощнее обычной маны, так что всегда есть соблазн. Но, разумеется, расходовать собственную жизненную силу и крайне вредно, и опасно, так что большинство практиков используют чужую. Ну, знаешь, все эти истории, где злодей ради силы приносит в жертву людей? Это и есть магия крови.
  - О. Так это она и есть? Как-то даже разочаровывает, - заметил Зориан. - Учитывая манию Гильдии стирать все упоминания о ней, я представлял нечто невероятно таинственное и зловещее.
  - Покуда есть жертвы - магия крови до безобразия проста, - ответил Каэл. - К тому же жизненная сила людей практически одинакова. В жертву сойдет любой гражданский. Это быстрый и кровавый путь к силе, и Гильдия опасается, что если сведения будут общедоступны - слишком многие захотят пройти этим путем. Опять же, я слышал, что магия крови позволяет красть родовые и особые способности - можешь себе представить, как к этому относятся Благородные Дома. Так что Гильдия сурово карает тех, кто прибегает к магии крови - а тем не удается скрываться, магия крови требует слишком много жертв.
  Прежде, чем Зориан ответил, снаружи загрохотали взрывы, и они оба выбежали на улицу. Остальные жильцы были в порядке - только напуганы и растеряны - но, кажется, Зориан понял, что происходит.
  Поднявшись на крышу, он убедился в своей правоте - город горел, а на улицах зверствовали тролли и вражеские маги.
  Ибасанцы и Культ начали вторжение раньше срока.
  
   Следующие несколько часов пролетели в непрерывной суете. Да, в этот раз у захватчиков не было железноклювов и нежити Судомира. Да, сегодня королевские войска были куда более готовы к бою. И все равно захватчики были чертовски сильны и стремились нанести максимальный ущерб. Зориан хотел бы пойти на улицы, пронаблюдать за этим необычным вторжением, но не мог оставить остальных жильцов дома Имайи без защиты. Так что он оставался у дома, уничтожая забредающие группки ибасанцев, а в периоды относительного затишья - наблюдая за городом посредством прорицания.
  Что любопытно, хоть он и уничтожил по меньшей мере шесть отрядов, Кватач-Ичл так и не пришел разобраться с ним. Видимо, сегодня у древнего лича хватало более важных забот.
  Сказать по правде, Зориан понятия не имел, чего ибасанцы пытались добиться своим преждевременным вторжением. Их первоначальный план нападения в разгар летнего фестиваля хотя бы имел шансы нанести городу серьезный урон - этот же налет был обречен с самого начала. Впрочем, возможно, у их просто не было выхода. Они, несомненно, знали, что эльдемарские дознаватели уже идут по следу, так что ждать летнего фестиваля было бы действительно глупо... с другой стороны, захват поместья Яску отрезал их путь отступления на Ибасу.
  Некоторое время спустя его видение показало, что самые ожесточенные бои идут вокруг Провала. Там сконцентрировалось большинство захватчиков, а Кватач-Ичл и вовсе не отходил оттуда. Неужто захватчики сделали ставку на успешный призыв первозданного? Очень на то похоже. Какая-то часть его спросила, означает ли это, что Ночка похищена и будет принесена в жертву, но он задвинул эту мысль подальше. Даже если и так, он ничем не мог ей помочь, а в следующем цикле она вновь будет жива.
  Хотя... это даже любопытно. Если культисты все же сумеют освободить первозданного, он наконец увидит силу и опасность чудовища своими глазами. До конца цикла было еще далеко, первозданный успеет явить свою мощь.
  Прошло еще некоторое время, и Зориан внезапно понял - вот оно. Бой за Провал достиг своего апогея, эльдемарские солдаты отчаянно пытались смять сопротивление захватчиков, Кватач-Ичл в ответ сыпал головокружительным разнообразием смертоносных заклятий. В какой-то миг маги Сиории сумели расплавить часть его черепа неким золотым огнем - Зориан впервые видел, чтобы кто-то сумел нанести древнему личу заметный урон - но его это не останавливало. Над Провалом - и, вероятно, внутри - пространство дрогнуло и заструилось, искажая перспективу, словно воздух над горячей поверхностью. Из глубины медленно прорастали угловатые черные нити, множась, чертя зигзаги в воздухе...
  Трещины, сообразил Зориан. Реальность трескалась.
  Внезапно огромный объем пространства просто... обвалился внутрь, открыв висящую в воздухе черную дыру. Что-то темно-коричневое и огромное, подобное руке, усыпанной глазами и ртами, вырвалось из разрыва в небе, но Зориан даже не успел это разглядеть. Сам собою ожил маркер в его душе - и все поглотила чернота.
  Он проснулся в Сирине - Кириэлле желала ему доброго утра.
  
   Зориан, вздохнув, помог Кириэлле вытащить багаж из вагона - голова все еще была занята событиями прошлого цикла. Почему цикл внезапно завершился? Случилось ли это потому, что Зак умудрился умереть именно в этот момент? Или, как он подозревал, это эффект освобождения первозданного?
  Какова связь между петлей времени и первозданным? Не предназначена ли петля, чтобы не допустить освобождения чудовища? Интересно, обычный рестарт в конце месяца происходит из-за истечения срока, или именно в этот момент захватчики обычно освобождают первозданного, а он никогда не пытался вмешаться в ритуал? Хмм.
  - Добро пожаловать в Сиорию, Кири, - сказал он. - Довольно впечатляюще, не находишь?
  Конечно, он жульничал. Он знал, что центральный вокзал впечатляет Кириэлле. Впрочем, в этот раз, похоже, ее интересует что-то другое.
  - Эмм, - она указала куда-то позади него. - По-моему, тот парень хочет с тобой поговорить.
  Зориан обернулся - и увидел топающего к нему сердитого Зака. Зориан так растерялся, что не двигался, пока одноклассник не подошел вплотную.
  Преодолев смущение, он открыл было рот, чтобы поздороваться, но прежде, чем он успел сказать хоть что-то, кулак Зака, размазываясь в движении, метнулся вперед и врезался ему в челюсть.
  
  
  
  
  
  
  53. ПРИЗРАКИ
  
  [К оглавлению]
  
  
   Едва заметив угрожающее движение Зака, Зориан инстинктивно попытался отшагнуть и уклониться. Увы, он никогда не был хорош в рукопашной - а прямо за ним был свален их багаж. О который растерянный Зориан благополучно запнулся и, получив дополнительный импульс от удара в лицо, растянулся во весь рост, больно приложившись затылком о твёрдый бетон.
  Он не потерял сознания, но в голове от удара помутилось. Едва ли надолго - от силы на пару секунд - но, когда он вновь смог связно мыслить, обстановка вокруг разительно переменилась. Кириэлле звала на помощь во всю мощь лёгких - а когда хотела, она могла кричать действительно громко - одновременно пиная и царапая Зака, словно дикая кошка. Сам Зак был на грани паники, неловко пытаясь защититься, не повредив ей, и при этом оправдываясь. Безуспешно - крики и визг Кириэлле совершенно его заглушали. Бедняга был в полной растерянности, явно не представляя, что теперь делать.
  Будь вокруг не так людно, Зориан с удовольствием полежал бы подольше, наслаждаясь зрелищем и злорадствуя. Так этому паршивцу и надо. Сейчас же он спешно - насколько получилось - принял вертикальное положение и огляделся. Как он и думал, они были в центре внимания - все вокруг смотрели на них, переговаривались и перешептывались, показывали пальцами. Скорее всего, никто до сих пор не вмешался лишь потому, что Зак очевидно "проигрывал" Кириэлле, придавая ситуации комический оттенок. Но все могло измениться в любую минуту - учитывая хотя бы то, что к ним уже спешили двое полицейских. Лучше прекратить бардак сейчас, пока не стало еще хуже.
  Он крикнул Кириэлле, чтобы та прекратила и успокоилась - и сам удивился, когда сестра свернула боевые действия и юркнула за него. Увидев, с какой яростью она его защищала, он думал, что ее будет куда труднее угомонить. Но нет, видимо, сейчас, когда он снова был на ногах, обязанность защищать их обоих вновь возлагалась на него. Что же, справедливо. Логика подсказывала, что он куда лучше подготовлен к противостоянию с Заком, чем девятилетняя девочка - но это была неверная логика. Он очень сомневался, что смог бы загнать Зака в глухую оборону, как только что сделала Кириэлле. Хорошо, что Зак явно был не в настроении продолжать конфликт.
  Кириэлле высунулась из-за спины Зориана, напоследок одарила Зака грозным взглядом - отчего тот едва заметно вздрогнул - и вопросительно уставилась на брата. Ясное дело, она хотела знать, почему какой-то незнакомый тип подошел и дал ему в морду. Кстати, хороший вопрос. Почему Зак это сделал? В голову нихрена не приходило. Нет, он, конечно, допускал, что в следующий раз они с Заком встретятся уже врагами - но не так же. Кто же лезет на путешественника во времени с кулаками - да еще и на вокзале, среди сотен свидетелей? Такое даже Заку в голову не придет. Так в чем же дело?
  Тяжело вздохнув, Зориан взъерошил волосы пятерней, хмуро посмотрел на Зака - и понял две вещи.
  Во-первых, он совершенно не чувствовал парня - ни эмпатией, ни мысленным чутьем, словно перед ним никого не было. То есть или это очень убедительная иллюзия - или этот тип закрылся заклятьем Пустого Разума. Скорее второе - удар был вполне себе настоящим. Похоже, в этот раз Зак пришел куда более подготовленным.
  И во-вторых - когда они придут в дом Имайи, надо будет остричь Кириэлле ногти - сейчас они вполне способны проливать кровь. В ходе короткой "схватки" с ней Зак обзавелся жутко выглядящими царапинами на локте.
  Ну, как он уже отметил, Зак больше не хотел сражаться. В ответ на его тяжелый взгляд парень натянуто улыбнулся и смущенно помахал рукой.
  У-йё, - страдальчески подумал Зориан. - Вот же...
  - Это, - громко заявил он, - просто недоразумение.
  - Да! - немедленно подхватил Зак, энергично закивав. - Точно, недоразумение.
  Но, разумеется, так просто отделаться не удалось. Зориану и Заку пришлось минут пятнадцать объяснять Кириэлле, что они знают друг друга, что они одноклассники, и что Зак просто исполнял обещание дать ему в морду при следующей встрече - за все хорошее. Ну, во всяком случае, так утверждал Зак.
  Зориан ушам своим не верил. Он что, серьезно? Нет, что-то подобное вроде бы и правда упоминалось - в том проклятом цикле с душеубийством, когда они виделись последний раз - но он уже и думать об этом забыл. Люди часто говорят такое, но выполнять... Зориан совершенно забыл об этом "обещании" - пока Зак не напомнил.
  Так или иначе, после Кириэлле им пришлось объясняться с подошедшими полицейскими. Поскольку Зориан выступил в защиту Зака, того не арестовали... зато оштрафовали обоих - за нарушение общественного порядка. На взгляд Зориана - вопиющая несправедливость, но, поскольку Зак немедленно пообещал заплатить за обоих, он не стал особо возмущаться.
  А потом был третий раунд объяснений. Поскольку их "драка" произошла сразу по прибытию в Сиорию, Фортов был неподалеку и решил выяснить, что там творится. Было очень непривычно видеть, что брат в кои веки обеспокоен их благополучием - но это не продлилось долго. Выяснив, что и Зориан, и Кириэлле в порядке, и что нападавший - его "друг", Фортов тут же оставил их, вернувшись к своей компании.
  Ну, не то чтобы Зориан возражал - чем меньше он общался с Фортовым, тем лучше. Хотя - впервые на его памяти брат обратился к нему, не желая ни о чем попросить, и даже не раскритиковав. Новое, и потому интересное ощущение.
  - Ну ладно, - Зориан хлопнул в ладоши. - Теперь, когда мы закончили - давайте собираться. Наша домовладелица ждет нас, да и я хотел бы уйти куда-нибудь, где на нас не будут пялиться.
  - Он пойдет с нами? - с подозрением посмотрела на Зака Кириэлле.
  - Да, - подтвердил Зак. Парень уже почти отошел от нападения Кириэлле, вернув свою обычную уверенность. - Мне надо обсудить с твоим братом кое-какие вещи.
  - Какие такие вещи? - потребовала ответа Кириэлле.
  - Серьезные вещи, - ответил Зак.
  Она посмотрела на Зориана в ожидании подтверждения и, получив кивок, недовольно фыркнула.
  - Вы оба дураки, - надулась она. - Так себя ведете у всех на виду... А я испугалась, что на нас и правда напали...
  - Ну чего ты, - Зориан обнял ее одной рукой. - Знаешь, меня действительно тронуло, когда ты бросилась меня защищать. За меня впервые кто-то вступился с тех пор как... то есть вообще впервые.
  - Она - что-то с чем-то, - пробурчал Зак, разглядывая кровавые полосы у себя на руке.
  - Так что давай так: потерпи Зака сегодня, и вечером перед сном я отвечу на любые твои вопросы, - продолжил Зориан, проигнорировав этого нытика.
  - Правда? - с подозрением спросила Кириэлле.
  - Правда, - подтвердил Зориан. Он нечасто рассказывал сестре про петлю времени, но не видел в этом особой проблемы. И раз в этом цикле она будет плотно общаться с Заком - почему бы не рассказать? Все равно Красный скорее выследит его через перемещения Зака, чем собирая разрозненные слухи, распущенные Кириэлле.
  - Правда? - заинтересовался Зак.
  - Да, правда! - возмутился Зориан. Что за отношение? Они словно не верят в его искренность. - Я уже рассказывал ей о циклах, и все было в порядке.
  - Рассказывал? - нахмурилась Кириэлле. - Но я не помню никаких "циклов".
  - Полностью ожидаемо, - потрепал ее по голове Зориан. - Не беспокойся, скоро все станет понятно.
  Во всяком случае, он на это надеялся. Он снова покосился на Зака, внезапно выследившего его именно сейчас, после долгого отсутствия в Сиории.
  Он действительно надеялся, что появление Зака сделает все понятнее - а не запутает окончательно.
  
   Первоначально Зориан собирался провести цикл, как и предыдущие, но внезапное появление Зака внесло свои коррективы. Так что он не пошел на встречу с Ночкой, сразу направившись к дому Имайи. Кириэлле выбалтывала Ночке все, что знала, а поскольку та тоже не умела хранить секреты - это плохо сочеталось с его намерением рассказать сестре о временной петле.
  Первую половину пути они прошли в неловком молчании. Ну, сам Зориан был вовсе не против помолчать и подумать - но он знал, что ни Зак, ни Кириэлле к длительному молчанию не предрасположены. Просто оба не знали, как вести себя в присутствии другого, и сдерживали себя. Это продлилось до начала дождя. Тут уже Кириэлле махнула рукой на незнакомого парня и стала, как и всегда, играться с дождезащитным куполом, созданным Зорианом. Это растопило лед - и они оба принялись болтать, и с Зорианом, и между собой.
  Понятное дело, они не могли обсуждать петлю посреди улицы и в присутствии Кириэлле - так что разговор скатился на магические навыки и их демонстрацию. Не только интересная для обоих тема, но и возможность сравнить свои умения в магии с другим путешественником. Ну, не в полном объеме, конечно - Зориан не стал раскрывать весь свой арсенал, да и вряд ли Зак был полностью откровенен - но тем не менее. Даже неполное сравнение весьма интересно.
  Итоги сравнения подавляли. Да, как он сам говорил когда-то давно, Зак лучше всего разбирался в боевой магии - но за время, прожитое в петле, он стал весьма компетентным универсалом. Он был архимагом на зависть другим архимагам - прекрасно разбираясь во всех областях магии, включая и знаменитые своей сложностью и узкой специализацией лечебные заклинания. В качестве демонстрации он исцелил нанесенные ногтями Кириэлле царапины. И даже в ремесленных отраслях магии - алхимии и заклинательных формулах, в которых Зак, по собственным словам, разбирался хуже всего - и в которых специализировался Зориан - познаний последнего Новеда хватало, чтобы на равных поддерживать разговор.
  Наконец, небольшие демонстрации для Кириэлле однозначно показали - в искусстве плетения Зак ничуть не уступает Зориану. Несмотря на чудовищный резерв маны, он владеет контролем на первоклассном уровне.
  Что бы Зориан ни думал о подходе Зака к временной петле, первый путешественник, несомненно, не терял времени даром - он десятилетиями упорно оттачивал свои навыки, и это принесло свои плоды. Если подумать, со стороны Зориана было жутко самоуверенным надеяться нагнать его за какие-то пять лет.
  - Знаешь, я не мог не заметить, что твой брат сразу ушел, даже не поговорив со мной, - заметил Зак. - Не то чтобы меня это не устраивало, но мог бы и поинтересоваться, кто и почему средь бела дня напал на его брата.
  - Он знает, что мы оба его терпеть не можем, вот и старается держаться подальше, - пояснила Кириэлле, изо всех сил пытаясь поймать летающих вокруг нее водяных дракончиков. Зориан с Заком соревновались, кто сможет создать из дождевой воды более реалистичных крошек-драконов, так что под куполом их летала целая стая. Зориан не сомневался, что победил, но бывшая судьей Кириэлле заявила, что не видит разницы. Предательница.
  - Не думаю, что он настолько тактичен, - поморщился Зориан. - Ему просто жаль тратить на нас время. Есть и более интересные занятия.
  - Нет, уверена, он знает, что ты его ненавидишь, - покачала головой Кириэлле. - Он сам мне как-то сказал наедине. Потому и избегает тебя, когда возможно. Считает, что так тебе будет лучше.
  Зориан нахмурился. Пожалуй, он действительно не пытался скрыть своего отношения к Фортову, так что неудивительно, что тот знал. А вот принять, что брат действует не только из эгоистичных побуждений, было уже сложнее. Если Фортов так заботится о нем, то почему он все равно время от времени просит об одолжениях? Как специально, ведь Зориан потому и недолюбливал брата, что все запоротые Фортовым обязанности автоматически перекладывались на него.
  - Думаешь, я слишком резок с ним? - поинтересовался Зориан. До временной петли сама мысль о том, что это может быть его виной, вызвала бы яростное отрицание. Сейчас же - ему было и правда интересно, что об этом думает Кириэлле.
  - Нет. Да. Наверное, - ответила та. - В смысле, он все равно козел, и мне он тоже не нравится, так что я тебя понимаю. Но, может быть, нам не стоит отвечать ему тем же. Может, он бы исправился, если бы мы были к нему более терпеливы. Вот только не получается. Я иногда стараюсь быть с ним помягче, но это непросто.
  - Да уж наверное, - саркастически хмыкнул Зориан.
  - Знаешь, мне начинает казаться, что в твоей семье не все в порядке, - заметил Зак.
  - Ты даже не представляешь, - ответил Зориан. - И хорошо, что не представляешь. Давай не будем об этом, хорошо?
  - Ладно-ладно, - уступил Зак. - Этот дом?
  - Да, это дом Имайи, - кивнул Зориан, проследив за его взглядом. - Погоди немного, я договорюсь с домовладелицей, кое-что распакую, и мы сможем поговорить. Ты уже подготовил подходящее место?
  - Я... не заглядывал так далеко, - признался Зак.
  Зориан вздохнул. И на что он надеялся?
  - Тогда пойдем в туннели, в разрушенное поселение аранеа. Там остались весьма неплохие защитные чары.
  - О, ты знаешь, где оно? - заинтересовался Зак. - Кто-то из пауков выжил?
  - Пауков? - нахмурившись, пробормотала Кириэлле. Она всю дорогу жадно ловила каждое слово, пытаясь понять, что они скрывают. Правильно делала, но как же умилительно выглядело...
  - Нет, никто не выжил, - покачал головой Зориан, заставив Зака сдуться.
  - То есть только мы двое или... - с надеждой спросил тот.
  Сейчас Зориан не мог читать Зака эмпатией, но этого и не требовалось. Тот явно хотел повстречаться с другими путешественниками, и чем их больше, тем лучше. Видно, тоскливо и одиноко было парню все эти годы.
  - Только... Погоди, дай я устрою Кириэлле дома, и тогда поговорим.
  - Лучше бы тебе не забыть про обещание, - пригрозила сестра, ткнув его меж ребер костлявым пальцем. Да, однозначно стричь ногти.
  - Идет, - сказал Зак. - Я подожду в...
  - О нет, - прервал его Зориан. - Знаешь, что со мной сделает Имайя, если узнает, что я оставил человека под дождем, не пригласив внутрь? А она узнает, потому что Кириэлле - жуткая сплетница.
  - Эй! - возмутилась упомянутая сплетница.
  - И она не посмотрит, что ты маг и можешь легко защититься от дождя, - продолжал Зориан. - Она будет пилить меня несколько дней. Так что ты идешь с нами и знакомишься с Имайей.
  И так, вместе с Заком и Кириэлле, он поднялся на крыльцо и постучал...
  
   Где-то через час, уладив все срочные дела, Зориан вел Зака по туннелям подземелья Сиории. Заодно рассказывая, как все происходило на самом деле. Что не было никакой армии путешественников - только он и протащенные им посредством пакетов памяти аранеа. И что в результате столкновения аранеа не стало - по словам Красного, их души были убиты. Хоть у Зориана и были сомнения на этот счет, налицо бесспорный факт: аранеа Сиории встречают каждый новый цикл уже мертвыми.
  Добравшись до места - Зак наконец смог обойти разрушенное поселение и увидеть все собственными глазами - они сели и приступили к разговору.
  - Знаешь, сразу после того цикла я пытался найти это место, - заметил Зак, глядя на труп одной из аранеа. Зрелище разоренного поселения подействовало на парня неожиданно сильно, учитывая, что аранеа не были людьми, и он едва их знал. - Но нашел только несколько одиночных тел.
  - Дальние дозорные, - пояснил Зориан.
  - Угу, наверное... Может, в итоге я и нашел бы лагерь, но меня уже поджидал этот... "Красный".
  Зориан навострил слух. Наконец хоть что-то о действиях Красного после их столкновения.
  - Он напал на тебя? - подавшись вперед, спросил он.
  - Напал и слился, - самодовольно ухмыльнулся Зак. - Без поддержки Кватач-Ичла он не шибко-то крут.
  Хм, значит, Зак может победить Красного один на один. Хорошая новость.
  - Наверное, он рассчитывал на эффект неожиданности, но я засек его за милю, - продолжал Зак. - Я подозревал, что он может следить за мной, и был начеку. Но все же... Он сумел сбежать, а я не рискнул рыскать в подземельях с таким врагом за спиной. Я убрался из Сиории и остаток цикла скрывался.
  - Он больше не пытался нападать? - спросил Зориан.
  - Один раз, - ответил Зак. - В самом начале следующего цикла. Телепортировался сквозь все защиты в мой дом и попытался убить меня прямо в спальне, пока я одевался.
  - И снова сумел сбежать?
  - Ну, кхм, - смущенно кашлянул Зак. - В тот раз это я сумел сбежать. Сам понимаешь, я был без штанов и еще толком не проснулся. Так вот, после этого случая я стал первым делом телепортироваться из Сиории - во избежание повторения. Хотя Красный больше не предпринимал новых попыток покушения.
  - Хмм, - задумчиво протянул Зориан. Это не объясняло странного бездействия Красного - едва ли тот все свое время посвящал охоте на Зака; но все равно интересно. Что ему все-таки было нужно от Зака?
  - Итак... почему ты именно сейчас перестал скрываться? И обязательно было бить меня? - кисло спросил Зориан. - У меня до сих пор зубы ноют.
  - Ты еще спрашиваешь, - фыркнул Зак. - Одни боги знают, сколько ты провел в петле вместе со мной, но никогда не говорил мне об этом. Нет, даже хуже того - когда я сам пришел к тебе, ты включил дурачка, а сам проворачивал свои дела у меня за спиной. Уже только за это стоило тебе хорошенько врезать.
  Зориан смущенно поправил очки. Ну хорошо, если сформулировать так - и правда звучит некрасиво. Но у него же были веские причины! Определенно были!
  - Хотя знаешь, я понимаю, - продолжил Зак. - Этот ублюдок в красном дергал меня за ниточки. Он что-то сделал с моей памятью, и, вероятно, как-то отслеживал меня...
  - Ты уверен, что он сейчас тебя не отслеживает? - прервал его Зориан.
  - Я знаю, как укрыться от поисковой магии, Зориан, - холодно ответил Зак. - И, полагаю, получше тебя. Просто обычно этого не делаю, я же думал, что один в петле, о чем беспокоиться? Но с той ночи я постоянно поддерживаю многослойную защиту от поиска. Этот говнюк так и не смог меня найти - и вряд ли кто-то сможет.
  - Я смогу, - поправил его Зориан. - С другой стороны, у меня есть преимущество, которого нет у Красного. Что же, если ты говоришь, что уверен в своей защите, поверю на слово.
  Зак с непонятным выражением посмотрел на него. Он практически инстинктивно обратился к эмпатии, чтобы лучше понять... ах да, Пустой Разум.
  Да, Зак определенно умел защищаться - когда хотел.
  - Как-нибудь потом расскажешь, - парень покачал головой. - В общем... извини, что сорвался. Все еще злюсь на себя за то, что Красный меня поимел. Нервно реагирую. Словом... я понимаю. Из-за Красного рассказывать мне было опасно. Я все еще думаю, что тебе следовало все мне рассказать, но я понимаю и твою логику. И даже могу понять, почему ты в ту ночь сбежал, не сказав ни слова - учитывая, чем это все закончилось.
  Зак указал на труп аранеа.
  - Так что я решил на время оставить тебя в покое. Даже когда стало понятно, что Красный больше за мной не охотится и вообще куда-то пропал, я держался подальше, чтобы не привлекать к тебе внимания. Вдруг он все же следит каким-то образом. Я счел, что ты знаешь, что делаешь, и когда будешь готов - сам меня найдешь, и мы займемся петлей и Красным вдвоем.
  И как он ожидал, что его найдут, если сам защитился от поиска? Впрочем, этот вопрос подождет. Сейчас лучше не прерывать.
  - И тут ты устраиваешь эту херню в прошлом цикле, - в голосе Зака вновь прорезалась злость. - Начинаешь действовать, да еще с таким размахом. Запускаешь вторжение на несколько недель раньше срока. И даже не пытаешься со мной связаться. Думаешь, я не разозлился? Не захотел дать тебе в морду? Ты такого низкого мнения обо мне? Если я не справился с двумя охрененно сильными противниками, один из которых - тысячелетний лич, то, думаешь, можешь...
  - Зак, слушай, это... вышло не нарочно, - поспешно вставил Зориан, пока тот не накрутил себя. Этак можно и опять по лицу получить. - Я ничего такого не планировал. Я ошибся, все вышло из-под контроля и зашло слишком далеко, а я просто хотел узнать...
  - Ты вообще собирался со мной связаться? - в лоб спросил Зак.
  - Да. Определенно, - подтвердил Зориан. - Возможно, уже в следующем цикле.
  Зак в замешательстве отпрянул.
  - Ох, - сказал он, быстро успокаиваясь. - Ну, в таком случае, наверное, и хорошо, что я нашел тебя именно сейчас, так?
  - Я, как бы сказать, занят кое-чем важным, - вздохнул Зориан. - И должен сосредоточиться на этом. А, черт, мне и в прошлом цикле надо было сосредоточиться, а не ломиться в поместье Яску - иногда я реально туплю. Поэтому я и хотел связаться с тобой в следующем цикле.
  - Если это настолько важно, почему бы тебе не принять мою помощь?
  - Тут ты ничем не поможешь, - ответил Зориан. - Помнишь те пакеты памяти, в которых аранеа сохраняли знание о петле? Так вот, дело в том, что...
  Он принялся объяснять ситуацию с пакетом матриарха и про свои попытки научиться лучше понимать аранеа, чтобы прочитать его содержимое. Заодно пришлось рассказать про свои ментальные способности. Заку эта отрасль магии явно не нравилась - впрочем, вполне ожидаемо, после того, как ее использовали на нем. Поколебавшись, Зориан предложил Заку заглянуть в его разум и оценить, что с ним сделал Красный - но Зак, ожидаемо, отказался. Он признался, что пока недостаточно ему доверяет - и, возможно, никогда не будет полностью доверять. Хорошо хоть не обиделся.
  - Если я правильно понял, ты нападаешь на патрули аранеа и практикуешься в чтении памяти на захваченных паучихах, - подытожил Зак.
  - Да, - согласился Зориан.
  - И ты думаешь, я тут ничем не помогу? - удивился Зак. - Зориан, ты болван.
  - Эээ... - пробормотал тот, не зная, что ответить.
  - С моей помощью тебе не нужно будет тратить время, выслеживая патрули. Мы можем просто войти в главное поселение и повязать всех, - сказал Зак. - Я так уже делал. Все эти месяцы я не только скрывался от Красного, я проводил собственное расследование - и в числе прочего по всему континенту искал другие племена аранеа, чтобы узнать, не могут ли они мне помочь. Вот только, в отличие от тебя, я не психик - а они очень грубы и пренебрежительны к "тусклоумным". Я не раз дрался с аранеа и знаю, как с ними справиться. Они мне не ровня. Я настолько сильнее, что могу обезвредить целую группу, не убивая. С моей помощью у тебя были бы сотни подопытных аранеа еженедельно, может быть - ежедневно. Зависит от того, с какой скоростью мы находили бы новые паутины.
  Зориан тяжело сглотнул, молча глядя на Зака. Да, это... аргумент. Такое ему даже в голову не приходило.
  - Ну, что сделано, то сделано, - пожал плечами Зак. - Но теперь я здесь, и у тебя больше нет оправданий, чтобы тупить дальше. Когда начинаем?
  
   Поразмыслив, Зориан решил не откладывать на потом - они пойдут в атаку на первую паутину уже завтра. А пока что он вернулся в дом Имайи и поговорил с Кириэлле. Она сказала, что верит его рассказу про временную петлю, но он чувствовал, что не убедил ее полностью. Даже когда он воссоздал ее рисунки из прошлых циклов и показал ей.
  Хотя стоит признать - рисунки здорово помогли.
  - Просто гора с плеч, - сказала она, уходя спать. - Ты был так добр ко мне, что я до смерти перепугалась. Думала, вдруг тебя подменили каким-нибудь двойником.
  - Иди спать, Кири, - вздохнул он.
  На следующий день Зориан отыскал одну из меньших паутин в окрестностях Сиории и привел туда Зака. Он как-то сомневался, что все пройдет гладко, но его опасения оказались беспочвенными: поселение было захвачено с устрашающей легкостью.
  Никаких тактических хитростей не понадобилось. Зак просто вошел через главные ворота и обрушил на растерявшихся защитниц шквал заклятий. Прозрачные голубые волны силы швыряли аранеа об стены, извивающиеся электрические змеи жалили молниями, нити эктоплазмы захватывали тех, кто пытался бежать. Сообразив, что Зак неуязвим для магии разума, защитницы прибегли к ловушкам, засадам и внезапным атакам - но не смогли даже замедлить мага. Магические ловушки развеивались, не-магические обезвреживались заклятьями изменения, а массовые атаки Зак просто встречал лоб в лоб, неизменно одерживая верх.
  Не прошло и получаса, а все аранеа, что не успели бежать, были захвачены или мертвы. От Зориана потребовалось лишь найти поселение - потом он просто стоял и наблюдал избиение.
  Зак просто ужасал.
  - Как думаешь, этого количества тебе хватит для работы? - Зак вопросительно посмотрел на него, покачиваясь на пятках.
  Зориан ответил раздраженным взглядом. Он чувствовал вокруг не менее пятидесяти аранеа. А этот паршивец знает, что Зориан столько не наловит за целую неделю. Типа подколол.
  С другой стороны, учитывая продемонстрированный уровень мастерства - пусть хвастается. Заслужил.
  - Угу, - ответил он. - Более чем.
  
   Как следует поговорив и обменявшись информацией, они сошлись на том, что ни Зак, ни Зориан толком ничего не знают о петле. Как Зориан и подозревал, Зака больше интересовало, как остановить вторжение, и о механизме самой петли он особо не задумывался. По его словам, он всегда считал, что для выхода из петли надо сначала одолеть ибасанцев. Он не мог объяснить, почему так считает - в его памяти было много пробелов - но нисколько в этом не сомневался.
  Это могло подтверждать одну из теорий Зориана, что рестарт цикла в конце месяца объясняется высвобождением первозданного, но могло быть и просто внушением Красного, чтобы сбить Зака с толку. В конце концов, при высвобождении первозданного в прошлом цикле пространство шло трещинами - чего Зориан никогда раньше не видел. А ему не раз случалось смотреть на Провал в момент рестарта. Почему столь зрелищных эффектов никогда раньше не было?
  Так или иначе, оба согласились, что пакет матриарха - самая многообещающая из имеющихся зацепок. И всю следующую неделю они разыскивали и разоряли поселения аранеа. По паутине каждый день - объем накопленного Зорианом опыта превосходил все ожидания. За неделю он считал больше разумов, чем за два предыдущих цикла, вместе взятые.
  Что особенно важно - теперь он не был ограничен лишь дозорными и разведчиками - он мог читать их старейшин и даже матриархов. Высокоранговые аранеа были не только куда сложнее для чтения - что само по себе ценный опыт - расшифровать их мысли тоже было на порядок сложнее. Похоже, существовали способы обратить ментальные силы внутрь, на собственный разум - и большинство высокоранговых аранеа в той или иной степени владели ими. Он пока не до конца разобрался, для чего это делалось, но под этими техниками мышление и восприятие разительно менялись.
  Как матриарх могущественного племени, Копье Решимости, несомненно, тоже владела этими приемами. Попробуй Зориан вскрыть ее пакет раньше, до помощи Зака, его наверняка ждал бы препоганейший сюрприз.
  В понедельник, когда начались занятия, Зориан заглянул к Ксвиму и попытался вновь рассказать ему о петле. В прошлом цикле куратор встретил его с большим подозрением, и его так и не удалось убедить. Сложно сказать, то ли сам Зориан выбрал неправильный подход, то ли повлияли аресты и скандалы в Сиории - но в этот раз он решил минимизировать риск. Он подозревал, что в прошлом цикле действовал слишком поспешно, и теперь вернулся к старой схеме.
  Он дождался начала занятий и посетил Ксвима в его кабинете, постарался свести свои доводы к самым необходимым, и в конце предъявил куратору тот самый секретный код. Ксвим все равно велел дожидаться пятницы, но в этот раз у Зориана сложилось впечатление, что он добьется успеха.
  Он не ошибся. В пятницу куратор все же принял его историю и вновь решил помочь ему с пространственной магией и плетениями. На первый раз он только проверил текущий уровень Зориана, но к следующей пятнице обещал кое-что посущественней.
  Учитывая, сколько хлопот ожидалось в этом цикле, Зориана такой неспешный темп полностью устраивал.
  Кстати, первая неделя напомнила ему, каково быть в центре внимания Кириэлле, когда ту не отвлекает Ночка. Без подруги-сверстницы Кириэлле норовила занять все его свободное время. Он уже почти и забыл, какой надоедливой и прилипчивой она может быть - пришлось делать всевозможные магические игрушки, чтобы сестра хоть ненадолго оставила его в покое. К счастью, она обожала головоломки - а в старых учебниках заклинательных формул было множество готовых схем, видимо, маги прошлого, в свою очередь, обожали их изобретать.
  Когда наконец приехали Каэл и Кана, последняя взяла на себя часть этой непосильной ноши. В те циклы, когда Зориан знакомил Кириэлле с Ночкой, Кана неизбежно становилась третьей лишней. Нет, конечно, они играли с ней, но в компании из трех человек кто-то всегда остается за кадром - а Кана была не только заметно младше остальных двух, но и к тому же молчалива. Наверное, без Ночки она была куда счастливее.
  Поскольку Каэл, как обычно, сразу получил свои записи и объяснения, а Зак часто навещал дом Имайи, эти двое наконец смогли встретиться и поговорить. Немного поговорили о петле - Каэл еще не прочитал все записи, из цикла в цикл их скапливалось все больше, так что не мог уверенно поддержать тему. Потом разговор перешел на алхимию. И Плач. Зориан думал, что они будут избегать этой болезненной темы, но, похоже, пережитая трагедия наоборот сближала парней.
  Сейчас же Зак и Зориан сидели под деревом где-то у черта на куличках - в ничем не примечательной рощице посреди полей неподалеку от Жатника. Зак пытался сплести из маргариток венок - и терпел презабавнейшие фиаско, Зориан изучал карту Эльдемара с нанесенными на ней поселениями аранеа. Теперь, прочитав память нескольких дипломатов и матриархов аранеа, он знал сотни и сотни племен - выбрать новую цель для атаки становилось непросто.
  - Эй, Зориан, - Зак в очередной раз порвал несчастный венок и раздраженно отбросил его. - Я помню, что времени мало, но как думаешь, не можем мы отвлечься на пару дней и поискать одну конкретную паутину?
  Зориан с интересом покосился на него. Сказать по правде, текущий темп изматывал его, и он сам скоро взмолился бы о передышке.
  - Думаю, да, - кивнул он, указав на карту перед собой. - Не скажу, что уже составил полную карту, но если на ней и нет нужной паутины, то вполне могут быть подсказки, где ее искать.
  - Угу, потому я и спросил, - сказал Зак. - Сначала я собирался подождать, пока ты откроешь пакет матриарха - но чем больше думаю, тем больше склоняюсь к мысли проверить сейчас. Это может помочь понять мысли матриарха.
  - И что же это? - спросил Зориан.
  - Копье Решимости тогда сказала мне, что если с ней что-то случится, мне следует поговорить со Служителями Призрачного Змея, - ответил Зак. - Но она не сказала ни где они, ни как с ними связаться. Потому с тех пор я и искал племена аранеа.
  Зориан нахмурился. Служители Призрачного Змея? Отказавшиеся говорить с ним, потому что их дух сказал, что он "несет зло"? Может ли их дух знать что-то о временной петле?
  Хотя да, петля отсекла материальный план от духовных, а эти аранеа поклоняются какому-то духу змеи. Даже если это природный дух, живущий на материальном плане, он все равно может быть связан с другими планами и знать нечто важное.
  - Искать не придется, - сказал он. - Я знаю, где они, и могу сказать прямо сейчас.
  - Оу, - сказал Зак. - Блин, а я столько времени потратил на поиски... Когда мог просто прийти к тебе и спросить, где они живут. Нам надо было связаться намного раньше.
  - Ну да, - согласился Зориан. - Но так вот, думаю, лучше я не пойду с тобой, просто объясню дорогу. Я несколько раз пытался говорить с ними, но они всегда отвечали, что я не нравлюсь их духу и должен уйти. Якобы я несу зло.
  - Странно, - нахмурился Зак. - Что ты им такого сделал?
  - Ничего, - покачал головой Зориан. - Я даже пытался приходить к ним в самом начале цикла, до контактов с другими аранеа. Они всегда отвечали одинаково. Не знаю, в чем дело, но будет лучше, если ты пойдешь один и ничем не выдашь, что знаешь меня.
  Выслушав объяснения, Зак немедленно телепортировался к Служителям, а Зориан отправился домой в Сиорию - отдохнуть наконец и дождаться его возвращения. Вот только долго ждать не пришлось - Зак явился в дом Имайи буквально через пару часов. И сел за стол напротив Зориана с нечитаемым выражением лица.
  - Они меня выставили, - сообщил он. - Их дух сказал, что я несу зло.
  - Вот как? Значит, мы оба несем зло, - Зориан задумчиво побарабанил пальцами по столу. - А они не уточнили, какое зло ты несешь?
  - Нет, - покачал головой Зак.
  - Думаешь, стоит взять поселение штурмом и считать их память? - спросил Зориан. Он не хотел доводить до крайностей, но Служители явно владеют важной информацией о петле.
  - Нет, - поспешно ответил Зак. - Если они знают, что мы путешественники, у них может быть способ отслеживать циклы. Напав на них, мы можем навсегда испортить с ними отношения. Может, нам заявиться вместе и не уходить, пока они не согласятся поговорить с нами?
  Зориан выгнул бровь.
  - Что? Стоит попробовать! - защищаясь, сказал Зак. - Не стоит недооценивать силу назойливости.
  В итоге Зориан согласился с планом взять Служителей измором. Предупредил Кириэлле и Имайю, что задержится, и вместе с Заком отправился навестить подозрительно негостеприимное племя.
  Стоило им приблизиться к поселению, как их немедленно запустили внутрь. Зак и Зориан растерянно переглянулись и попытались узнать у проводников-аранеа, почему их с такой готовностью приняли. Им ответили, что Призрачный Змей хочет их видеть, а остальное стражей не волнует. Что им сказали, то они и делают.
  Их привели в большую круглую пещеру, частично заполненную водой. В центре этого миниатюрного подземного озера высился утес, к нему от входа вел каменный мост. Свод пещеры был усыпан гроздьями крохотных светящихся кристаллов, словно звездное небо над темными неподвижными водами.
  Да уж, впечатление от пещеры было жутковатое.
  Над серединой озера, чуть выше утеса, парил гигантский, молочно-белый прозрачный змей. Светящиеся розовым глаза были единственными пятнами цвета на всем призрачном пресмыкающемся. Имена духов частенько были поэтичны и иносказательны, но в случае с Призрачным Змеем - имя точно отражало суть.
  Как только они с Заком вошли в пещеру, Призрачный Змей обратил на них взгляд огромных сощуренных глаз. Волна розового света пробежала по призрачной чешуе от глаз до кончика хвоста, и дух заговорил:
  - Оставьте нас, оставьте нас, оставьте нас, - голос змея был мягок и мелодичен, никакого шипения. Правда, непонятно, зачем он повторил трижды - аранеа отправились на выход уже после первого раза.
  Призрачный Змей молчал, пока паучихи не вышли и не заперли ворота.
  - Как? - требовательно спросил он. - Как вас может быть двое? Я достаточно знаю о правилах - лишь один может войти, и лишь один - выйти.
  - Не знаю, о чем вы, - Зак скрестил руки на груди. - Почему бы вам не начать с самого начала, а?
  - Ты не можешь приказывать мне, Заклейменный! - рявкнул Призрачный Змей, гневно дернувшись в воздухе, потом вновь обратив горящий взор на Зака. - Я ненавижу, ненавижу, ненавижу тебя! Вор и убийца! Лжец, крушитель яиц!
  - Эй, это клевета! - возмутился Зак. - Мы даже не знакомы! Мы впервые видим друг друга!
  - Впервые? Правда, правда, правда? - сузил глаза Призрачный Змей, вновь начав повторяться. - Откуда мне знать, даже если это так? Я знаю, как это происходит. Вы оба несете Клеймо, - он мельком глянул на Зориана. - Лишь поэтому я говорю с вами. Я знаю Клеймо и знаю, что оно означает. Многие забыли, ведь оно спало последние Эпохи, но я старше гор и рек, и я помню. Я помню зло, что они совершили, что привело к моему падению. И если они делали это в Конце, то кто рискнет представить, что они творили Между? Но Заклейменный всегда один - а вас двое. Это бессмысленно, бессмысленно, бессмысленно!
  - Призрачный Змей, поверьте, мы сами мало что понимаем, - сказал Зориан. - Судя по вашим словам, вы знаете о временной петле, так?
  - Временной петле? - медленно переспросил Призрачный Змей, словно пробуя слова на вкус. - Интересное выражение. Но никто не помнит, то, что Между. Только Заклейменный. Это много раз повторялось в прошлом, и понять это несложно.
  - Ну так поделитесь своей мудростью с нами, убогими, - закатил глаза Зак.
  - Говорите, раньше тоже случались временные петли? - торопливо спросил Зориан, пока Зак все не испортил. К счастью, дух знал о петле, но, видимо, не помнил прошлых циклов. Просто знал, что он в петле, и мог опознать путешественника по маркеру... то есть эту попытку можно повторять до победного конца.
  - Они были обычны, как чередование дня и ночи, - ответил Призрачный Змей. - Каждые четыреста лет, когда планеты выстраивались в ряд. Но потом Врата были утеряны... а может быть, Ключ. Но, видимо, кто-то вновь запустил эту отвратительную вещь. Чтоб ему гореть в раскаленном сердце мира - навсегда, всегда, всегда!
  Змей скорчился в воздухе, в ярости на того, кто запустил временную петлю. Потом вновь посмотрел на них.
  - Я помню. Вы нет? - спросил он. - Не отвечайте, я вижу по лицам. Я не понимаю, как можно поделиться Клеймом, но, очевидно, это произошло. Я более не желаю с вами говорить.
  - Пожалуйста, о великий дух этой пещеры, - Зориан преклонил колени, надеясь лестью и смирением выторговать еще немного времени. - Я понял, что прежние Заклейменные очень виноваты перед Тобой. Мы не оспариваем Твой гнев. Но мы были брошены в петлю, сами того не ведая, против нашей воли.
  - Лесть приятна, но бесполезна, - ответил Призрачный Змей. - Я знаю, как это делается, делается, делается... вы будете приходить снова и снова, вытягивая из меня всю мою мудрость, мои страхи и слабости, и будете брать, брать, брать, пока не заберете все. Я могу лишь вообще не иметь с вами дел. Что вы мне сделаете? Пусть я умру сегодня, завтра я вновь буду жить.
  - Мы только хотим узнать, как работает временная петля, - сказал Зориан.
  - Да! - поддержал его Зак. - Просто расскажите, что происходит! Если мы и правда злодеи-манипуляторы, как вы думаете, тогда мы и так все это знаем.
  Некоторое время Призрачный Змей молча парил в воздухе.
  - Очень хорошо, - наконец сказал он. - Но после этого вы уйдете. И если в вас есть хоть крупица чести, вы больше не придете ко мне. Даже когда я забуду.
  - Обещаем, - легко согласился Зак. Зориан против воли озадачился, серьезно ли он. Призрачный Змей мог бы стать таким ценным источником информации...
  - Обещания - лишь свист ветра, но это лучше, чем ничего, - сказал Призрачный Змей. - Смотрите внимательно.
  Дух опустил взгляд в озеро, и с поверхности поднялась большая сфера воды. Она подлетела к стоящим Заку и Зориану и завибрировала, словно грозя взорваться.
  Но вместо взрыва распалась, образовав грубую схему - горизонтальную линию, на которой острием вниз стоял треугольник.
  - Линия внизу - это Начало и Конец, - пояснил Змей. - Это мир где вы родились и где умрете. Треугольник - это мир Между. Он существует меж одним мгновением и другим, постоянно исчезая и возникая вновь. Жизнь, сжатая в миг. Мы все заперты в нем, фантомы, призраки, созданные для Заклейменных, чтобы учиться и испытывать себя. Когда огонь, что питает мир Между, иссякнет, мы все растворимся в пустоте... кроме Заклейменного, кто достигнет Конца и вновь проживет месяц - в последний раз, раз, раз...
  - Погодите, вы хотите сказать, что мы все - не настоящие? - не поверил Зак. - Что мы - просто иллюзия?
  - Не иллюзия. Репродукция, - поправил Призрачный Змей. - Если ты повторишь картину до последнего мазка кистью - будет ли она столь же настоящей, как оригинал?
  - Но это же... - начал было возражать Зак.
  - Довольно! - рявкнул дух. - Я дал вам то, что вы просили. Исполните свою часть сделки и уйдите, уйдите, уйдите! Стража! Проводите их прочь, прочь, прочь!
  И, прежде, чем Зориан или Зак успели возразить, он нырнул в озеро и скрылся из вида. И его призрачная природа ничуть не помешала ему обдать их фонтаном брызг - парни едва успели поднять щиты, иначе бы здорово вымокли.
  Нда, это было грубо.
  А потом пришли аранеа и вежливо, но твердо выдворили их из поселения. Где они и встали, молча обдумывая услышанное.
  - Ну, - прервал молчание Зак. - Что думаешь?
  - Думаю, нужно как можно скорее открыть пакет матриарха, - ответил Зориан.
  Рассказ Призрачного Змея натолкнул его на страшную мысль, чем мог все это время заниматься Красный...
  
  
  
  
  
  
  54. ВРАТА ЗАКРЫТЫ
  
  [К оглавлению]
  
  
   Переговорив с Призрачным Змеем, и будучи выдворенными из поселения, Зак и Зориан телепортировались подальше от любопытных глаз и сели обсудить дальнейшие действия. Тут-то и разгорелся спор.
  Зориан очень хотел уединиться на пару часов и обдумать услышанное. Убедиться, что его логика не содержит изъянов. У него уже были подозрения - страшные, чудовищные подозрения - из тех, что так просто не расскажешь. Он вообще сомневался, что когда-нибудь поделится ими с кем-либо. Даже с Заком.
  Тем больше причин на некоторое время отвязаться от другого путешественника.
  А вот Зак придерживался иной точки зрения.
  - Мы должны обсудить все прямо сейчас, - настаивал он. - Пока память еще свежа.
  - У меня хорошая память, - возразил Зориан. Он сохранил весь визит с помощью магии разума и теперь никогда его не забудет. Ход разговора можно всегда восстановить во всех подробностях. - Будет лучше, если я пока обдумаю слова духа.
  - Да на здоровье, - пожал плечами Зак. - Кто тебе мешает? Но тебе незачем никуда уходить. Я умею быть терпеливым. Просто тихо посижу в сторонке и подожду, пока ты не будешь готов. Словно меня тут вообще нет.
  Зориан раздраженно посмотрел на него. Он серьезно сомневался в способности Зака сидеть тихо сколь-нибудь долгое время - но даже если он может... это все равно не то. И Зак, несомненно, тоже это понимает.
  - Слушай, - не менее раздраженно глянул на него Зак. - Я же вижу, к чему все это идет. Если я оставлю тебя одного, у тебя будет время придумать, как навешать мне лапши на уши. Ты что-то знаешь.
  - Это всего лишь догадки, - покачал головой Зориан. - И, сказать по правде, захоти я оставить их при себе, я бы не стал заморачиваться с обманом. Просто не стал бы ничего говорить.
  Зак на секунду замялся.
  - Окей, - сказал он. - Пожалуй, я был к тебе немного несправедлив. Извиняй. Но все равно, разве ты не подумываешь оставить меня в неведении? После того, как я рассказал тебе про этого тупого змея и помог с тренировками магии разума? Ты ведь понимаешь, насколько это подорвет доверие между нами?
  Зориан отвел взгляд. Конечно, он понимал. Но ведь все куда сложнее! Если его подозрения верны - о каком вообще доверии между ними может идти речь?
  "В этой игре может быть лишь один победитель," - гласило обрывочное послание Копья Решимости.
  "Лишь один может войти, и лишь один - выйти," - сказал Призрачный Змей.
  Если лишь один путешественник может сохранить обретенное в петле, а всё остальное развеется в пустоте, словно его никогда не было - то как они вообще могут сотрудничать? Любой альянс будет лишь временной мерой и неизбежно окончится предательством.
  И, учитывая все факторы, Зориан не сомневался - у Зака куда больше шансов победить в предстоящем противостоянии. Хотя бы потому, что механизм петли считает его более полноправным путешественником.
  Но все же, хоть большая часть его в голос требовала любой ценой сохранить эти размышления в тайне - некая маленькая, но непреклонная часть возражала против сокрытия сведений от Зака. Все это казалось странно знакомым...
  Поразмыслив, Зориан осознал, что ему не нравится. Идея скрыть часть знаний "до тех пор, пока он не будет уверен", и обида Зака... все это один в один напоминало его собственные споры с Копьем Решимости, прежде, чем ее душа была "убита". И правда - он практически не сомневался, что она пыталась скрыть от него те же самые догадки, что он собирается скрывать от Зака. И он хорошо помнил, как тогда ненавидел скрытность матриарха...
  Хочет ли он пойти по ее стопам, зная, чем все тогда кончилось? Не лучше ли поставить себя на место Зака и поступить соответственно?
  Доверие не возникает само собой - нужен первый шаг.
  - Хорошо, - вздохнул он, вновь поворачиваясь к Заку. - Я расскажу.
  - Свершилось! - патетически возопил Зак, воздев руки. - Я уж думал, придется еще раз стукнуть тебя, чтобы ты образумился.
  Заметка на будущее: переговорить с Заком насчет его нездоровой тяги решать все вопросы насилием. Но это потом, сейчас хватает более важных тем.
  - Должен предупредить: что то, что я расскажу, может полностью разрушить какое-либо доверие между нами, - снова вздохнул Зориан. - Ну, в смысле, мы уже не доверяем друг другу. Например, в моем присутствии ты всегда поддерживаешь заклятье Пустого Разума. При длительном использовании это заклятье вредно - и я ни на секунду не поверю, что ты этого не знаешь. Но ты используешь его, опасаясь, что я при первой же возможности влезу к тебе в мозги.
  Зак дернулся, на его лице проступило забавное выражение удивления. Прямо как у Кириэлле, которую Зориан как-то застукал таскающей сладости из кухонной кладовки.
  - Не вини себя, - Зориан пресек его возможные объяснения, грустно покачав головой. - Это разумно. На твоем месте я бы действовал точно так же. Но это хороший пример - мы уже не доверяем друг другу. Насколько это недоверие усилится, если окажется, что покинуть временную петлю со всем накопленным опытом может только один?
  - Что? - пораженно спросил Зак. - Как? Почему?
  - Призрачный Змей практически сказал это открытым текстом: петлю покинет лишь один путешественник, - сказал Зориан. - Остальные... видимо, исчезнут. На самом деле это логично - не думаю, что изначально планировалось более одного путешественника. Или "Заклейменного", как нас зовет Змей. Наверное, имея в виду маркер. Ну так вот, если наша ситуация действительно беспрецедентна, как заявил дух, и механизм петли был действительно задуман для...
  - Зориан, - прервал его Зак. - Не пойми меня неправильно, но... ты отстойно объясняешь. Я нихрена не понял! Ну, то есть что-то понял... Но все равно начни с начала. Если можно.
  - Ладно, - вздохнул Зориан, пытаясь подавить раздражение. - С начала. Прежде всего, никакого путешествия во времени не происходит.
  - Нет? - нахмурился Зак. - А что тогда? Этот, типа, иллюзорный мир?
  - Не иллюзорный, - покачал головой Зориан. - Все это настоящее. И мы настоящие. Плоть и кровь, и душа, и все такое.
  - Уже хорошо, - выдохнул Зак. - Я бы не пережил, если бы все, выученное здесь, оказалось пустышкой, а я вернулся в реальный мир прежним Заком. Так что же это тогда - копия реального мира?
  - Почему нет? - ответил Зориан. - Говорят, боги могли создавать точную копию человека - вплоть до души. Да и смертные маги, судя по всему, когда-то могли создавать материю из ничего. Вот, давай покажу...
  Он достал из рюкзака лист бумаги и кое-какие инструменты школы изменения - и создал копию одного из рисунков Кириэлле, попутно объясняя другому путешественнику, как действует заклинание.
  - Чертовски полезная связка заклятий, - заметил Зак. - Ну почему она не попалась мне раньше? Столько проблем сразу стали бы проще...
  - Да, хм... могу научить тебя позже, - сказал Зориан. - Так вот, я считаю, что и петля делает то же самое - только в несравненно большем масштабе. Ее механизм снял слепок мира, точно так же, как я поступил с записями Каэла и рисунками сестры. Потрясающе детальный слепок всего одного мига - но на всей планете. А может, и за ее пределами. И с этого слепка раз за разом воссоздаются копии, живущие по месяцу, уничтожаются и создаются снова.
  Зак, задумавшись, глядел на воссозданный им рисунок. На нем были изображены два дерущихся воробья. Удивительно, как удачно Кириэлле сумела запечатлеть миг схватки одним рисунком. Если бы она занималась магией с тем же усердием, что и рисованием...
  - Это безумие, - наконец сказал Зак.
  - А путешествие во времени - не безумие? - поднял бровь Зориан.
  - Не знаю, мне оно как-то кажется более правдоподобным, - вздохнул Зак и вернул рисунок Зориану. - Хотя, пожалуй, это объясняет многое из того, что нес Призрачный Змей. Но вот чего оно не объясняет - если наш исходный мир реален, и та копия, где мы сейчас тоже реальна... то где она находится? Целому миру нужно много места, знаешь ли.
  - Полагаю, в карманном измерении, - ответил Зориан. - У меня нет доказательств, но смотри: чтобы все это работало, мы сейчас должны быть под действием просто чудовищного ускорения. Как иначе в реальном мире пройдет лишь миг - а в этом... мире петли - десятилетия и даже века?
  - А, понял, - сказал Зак. - Пока мы здесь, время в реальном мире не останавливается - просто здесь оно течет так быстро, что в реальности проходит совсем чуть-чуть.
  - Именно, - подтвердил Зориан. - Но подобное ускорение на порядки превосходит даже лучшие из существующих лабораторий ускорения времени.
  - Да, и что? - пожал плечами Зак. - На фоне копирования всего мира это не особо впечатляет.
  - Пожалуй, - согласился Зориан. - Но, подозреваю, дело не только в том, что создатель всего этого невероятно могуществен. Чтобы залы ускорения времени хоть сколь-нибудь эффективно работали - их изолируют от остального мира. Но это делается просто стенами и магической защитой - степень изоляции сравнительно невелика. С другой стороны, карманное измерение соприкасается с остальным миром лишь в одной точке - там, где находится якорь. Это максимальная изоляция из возможных - и, уверен, возможности ускорения в карманном измерении также максимальны.
  - То есть по-твоему, временная петля - это полноценная копия мира, заключенная в собственном карманном измерении и ускоренная относительно реального мира, - подытожил Зак. - Там имеется чертовски детальный слепок мира, каким он был в начале месяца, и на его основе раз за разом создаются новые копии.
  - Да, - подтвердил Зориан. - Это только мои предположения, но это согласуется со всем, что мне удалось узнать.
  - А я-то думал, запутаннее быть уже не может, - пожаловался Зак, закрыв лицо руками. Через секунду-другую он выпрямился и вновь повернулся к Зориану. - И что это означает для нас? Чем это отличается от настоящей временной петли?
  - Для начала, это означает, что добиться "идеального месяца" невозможно, - сказал Зориан. - Нельзя прожить цикл, решить, что он тебя полностью устраивает, и жить дальше с этого места. Чтобы сделать все "по-настоящему", нужно сначала выйти из петли - и вновь оказаться в начале месяца.
  - Ладно, это серьезное отличие, - согласился Зак.
  - Во-вторых, это означает, что аранеа Сиории в реальном мире наверняка будут живы и здоровы, - продолжил Зориан. - Если все вокруг нас - копия, и наше измерение отсечено от остального мира ради ускорения, то что бы ни происходило внутри - это не скажется на оригиналах в реальном мире.
  - Но он может убить их души и в реальном мире, - нахмурившись, заметил Зак.
  - Сомневаюсь, - ответил Зориан. - Не думаю, что это заклинание действительно убивает души. По-моему, оно просто неким образом помечает их, чтобы механизм петли не воссоздавал их в следующих циклах. Если временная петля - действительно тренировочный механизм, как считает Призрачный Змей, то такая функция вполне оправдана. Она позволит Заклейменному избавиться от непреодолимых препятствий, просто исключив их из петли.
  - Что? Это нечестно, - возмутился Зак. - Почему он так может, а я нет?
  Может быть, раньше ты и мог, - подумал Зориан. - Вполне возможно, что Красный узнал заклинание от тебя, а потом стер тебе память...
  - Как думаешь, возможно ли как-нибудь... снять эту метку? - спросил Зак. - Хорошо, конечно, что аранеа не потеряны навсегда, но если бы они помогали нам тут - было бы еще лучше.
  - Не знаю, - сказал Зориан. - Зависит от того, что именно он с ними сделал. И есть еще одна проблема.
  - Да? - заинтересовался Зак.
  - Учитывая настоящую природу петли, не думаю, что мы можем спокойно ждать, пока в механизме кончится заряд, - сказал Зориан. - Думаю, остаться внутри петли в момент завершения - значит исчезнуть навсегда. Если мы хотим пережить петлю - нам нужно покинуть ее, пока не поздно. Что не так-то просто - никто из нас не знает, где выход, и как его достичь.
  Зак ошеломленно смотрел на него. Похоже, такая мысль ему в голову не приходила.
  - И в довершение всего, Призрачный Змей сказал, что лишь один может покинуть петлю, - вздохнул Зориан. - Выходит, что когда один из нас выйдет в реальный мир - остальные путешественники умрут. Будут стерты из реальности.
  - Мы этого не знаем, - возразил Зак. - Да и откуда тупой змее знать об этом? Ты сам слышал - он не помнит ничего, что происходило в прошлые петли. Он мог соврать, чтобы рассорить нас. С него станется - он ненавидит Заклейменных.
  - Но что, если он прав? - спросил Зориан. - Что, если может быть лишь один победитель?
  - Тогда ни один из нас не покинет петлю, пока мы не найдем решение, - немедленно ответил Зак. Сел прямее и решительно посмотрел ему в глаза. - Мы придумаем, как выйти из петли вместе. Должен быть способ.
  Зориан ощутил его порыв даже несмотря на Пустой Разум. Следует признать - когда хотел, Зак мог быть весьма харизматичен. Жаль только, что он позабыл одну важную деталь...
  - Проблема в том, - негромко заметил Зориан. - Что в петле не только мы с тобой. Еще есть Красный.
  Зак, замерев, умолк.
  - ...дерьмо, - наконец заключил он.
  - Оно самое, - согласился Зориан. - Думаю, я знаю, почему от него никаких вестей.
  - Думаешь, он пытается выйти из петли? - в голосе Зака прорезался страх.
  - На его месте, я бы так и поступил, - сказал Зориан. - Он считает, что против него объединилось неизвестное число путешественников, по меньшей мере один из них лучше его в магии разума, а ты, по сути, ускользнул из его хватки. Зачем рисковать, противостоя всем этим врагам, когда можно просто покинуть петлю, стерев их из реальности? Он все равно был здесь достаточно долго, чтобы получить все, что хотел.
  - Проклятье, - процедил Зак, пнув ближайший булыжник. - Проклятье! Почему?! Ну почему всегда так?! Я наконец - наконец-то! - узнал хоть что-то обо всей этой срани - и конечно же, говнюк, собирающийся опять меня поиметь, как всегда на несколько шагов впереди меня! Зориан, пожалуйста, скажи, что догадываешься, где искать выход.
  - Это всего лишь догадка, но подозреваю, он может быть в лаборатории времени в подземельях Сиории, - сказал Зориан. - Копье Решимости постаралась обязательно донести до меня ее координаты, несколько раз продублировав этот участок карты. Там должно быть что-то важное.
  - Отлично! - просиял Зак. - Когда мы идем туда?
  - Очень нескоро, - фыркнул Зориан. - Там невероятно мощная защита. Даже Кватач-Ичл отказался штурмовать лабораторию без поддержки армии.
  - Проклятье, - сдулся Зак. - Ну конечно, это было бы слишком просто.
  - Надеюсь, в пакете памяти матриарха найдутся нужные сведения по этому поводу, - заметил Зориан. - По крайней мере, там должно быть хотя бы объяснение, почему это место столь важно. Так мы хотя бы будем знать, стоит ли тратить на него время.
  - Ну, это уже что-то, - вздохнул Зак. - Будем надеяться, что, найдя выход, мы не увидим спину уходящего Красного.
  - Не искушай судьбу, - сказал Зориан. - В любом случае, не могу не спросить: допустим, мы найдем выход, и там не будет Красного...
  - Я же уже сказал. Мы сделаем это вместе, - правильно понял его Зак. - Когда мы найдем выход, мы разберемся с Красным, чтобы он больше не представлял угрозы, а потом сядем и придумаем способ покинуть петлю вдвоем. А если не придумаем сами - найдем того, кто поможет. Мир большой, кто-то обязательно должен знать.
  Зориан молча смотрел на другого путешественника, смущенный его уверенностью и чувством справедливости. Хотя он бы не отказался слышать его эмоции - вдруг Зак вешает ему лапшу на уши, а сам готовится выйти из петли при первой же возможности. Насколько Зориан может доверять ему?
  А где-то на задворках сознания крохотная вероломная часть его шептала - насколько Зак может доверять ему?
  
   После этого разговора Зак и Зориан, как одержимые, охотились и охотились на аранеа. День за днем, неделя за неделей... череда племен уже начинала смазываться перед внутренним взором Зориана.
  Но это приносило свои плоды - его способность понимать аранеа стремительно прогрессировала. Он даже разобрался, что высокоранговые аранеа делали с собственным разумом.
  Они воздействовали на собственные мысли - отсеивали лишнее, приглушали эмоциональные всплески, подталкивали себя в нужном направлении. Судя по всему, эти методы повышали продуктивность и позволяли принимать взвешенные решения.
  И они были невероятно опасны. Допустив ошибку, можно было умереть, впасть в кому, необратимо сойти с ума, а то и хуже... а допустить ошибку в этом разделе менталистики было чрезвычайно просто. Ведь никто до конца не понимает собственный разум.
  Несмотря на опасность, Зориан был очарован идеей. Это не было в буквальном смысле усилением интеллекта - но действовало почти так же. Он наверняка как-нибудь попробует... но не сейчас. Нет времени. Оставалось лишь надеяться, что Копье Решимости не вмешивалась в свой разум столь же радикально и изощренно, как некоторые старейшины аранеа.
  Занятия с Ксвимом проходили без затруднений. Зориан решил не рассказывать куратору о своих гипотезах насчет природы петли - он не был в них полностью уверен и беспокоился, как Ксвим воспримет то, что он всего лишь копия. Да, куратор исключительно сдержан и уравновешен, но подобное откровение... С другой стороны, Зориан расспросил его о карманных измерениях.
  Увы, Ксвим о них почти ничего не знал. Секреты их создания были редки и ревностно охранялись - лишь величайшие маги могли создать хотя бы небольшое измерение, и они не спешили делиться своими секретами. Ксвим утверждал, что, несмотря на знакомство со многими талантливыми магами, он никогда не видел карманного измерения - что несколько позабавило Зориана. Технически, куратор наблюдал карманное измерение прямо сейчас - пусть и не сознавал этого.
  Из-за занятий с Заком, охоты на аранеа и уроков у Ксвима у Зориана практически не оставалось свободного времени. Все это выматывало, и он решил в этом цикле отказаться от многих привычных занятий. Например, он не стал охотиться на монстров вместе с Тайвен - и не рассказал ей о временной петле.
  Когда месяц уже подходил к концу, Зориан счел, что подготовился - насколько это вообще возможно. Он сообщил Заку, что возьмет пару дней отдыха, а затем попытается вскрыть пакет матриарха.
  Больше всех обрадовалась Кириэлле. Она наконец-то получила брата в полное распоряжение, пусть и всего на пару дней... во всяком случае, она сделала именно такой вывод.
  Шел второй день его самопровозглашенного отдыха, и Зориан лежал на кровати, читая довольно тупую фантастику про путешествия во времени. Главный герой вернулся в прошлое на три года назад, чтобы предотвратить разрушительную войну и спасти свою возлюбленную. Книга оказалась неожиданно забавной - впрочем, едва ли автор это планировал - предполагалось, что это романтика, а не комедия, просто Зориан никак не мог воспринимать это серьезно.
  Заклинание путешествия во времени, работающее на силе любви - каково, а?
  В его досуг вклинилась Кириэлле, запрыгнув на кровать (и на него, да), отвоевав себе место рядышком и теперь делая вид, что тоже читает.
  - Можно кое-что спросить? - помолчав, спросила она.
  - Давай, - Зориан перевернул страницу. Кириэлле тут же перелистнула страницу назад. Хм, неужели и правда читает?
  - Ты всегда берешь меня с собой в Сиорию?
  Ох... Опять этот вопрос.
  - Нет, не всегда, - признался Зориан.
  - Почему? - немедленно спросила она; в ее голосе звучало возмущение. Она наверняка ожидала подобного ответа, но он ее определенно не обрадовал.
  - Потому что это опасно, - ответил он. - Я и Зак - не единственные путешественники. Есть еще один, и он охотится на нас. Сказать по правде, мне следовало бы вообще никогда не брать тебя в Сиорию...
  - Нет! - возмутилась она.
  - Но я слишком славный парень, чтобы так поступить, - закончил Зориан.
  - Мама говорит, что хвалить самого себя некрасиво, - сообщила Кириэлле.
  Раздраженно посмотрев на сестру, Зориан накрыл ее лицо раскрытой книгой. Она сердито фыркнула и, ухватив книгу, принялась дубасить ей. Впрочем, осознав бессмысленность этой тактики, она вскоре прекратила - и поняла, что он специально отвлекает ее от разговора.
  - Если этот тип настолько опасен, почему вы не сообщите в гильдию магов?
  - Потому что против путешественника во времени от них никакой пользы, - закатил глаза Зориан. - Я даже сомневаюсь, что они вообще поверят мне. А если и поверят - это только даст этому уроду еще одну подсказку, где меня искать.
  - Отстой, - заключила Кириэлле.
  - Угу, - согласился он.
  Она поерзала, положила книгу на кровать рядом с собой.
  - А от меня есть польза?
  - Ты помогаешь мне сохранять рассудок, - ответил Зориан.
  - И всего-то? Там, на вокзале, я защитила тебя от Зака, - надулась она.
  - Да, не поспоришь, - согласился он. Пусть ему ничего и не угрожало, Кириэлле была великолепна. - Но если серьезно - что тебя беспокоит? Ты что, боишься, что наскучишь мне, если я не беру тебя с собой в каждом цикле?
  - Да, - призналась она. - Дэймен и Фортов поступили в академию, завели себе новых друзей и забыли про нас. А потом и ты уехал в академию, правда, у тебя не было друзей, и я знаю, что нехорошо радоваться этому, но, значит, ты не забывал про меня...
  - Кири... - вздохнул Зориан.
  Она, не слушая его, торопливо продолжала, едва успевая переводить дух, словно боясь, что он исчезнет, стоит ей замолчать.
  - Но ты все равно отдалялся, и тебя всегда все раздражало. А потом ты взял меня с собой, и внезапно стал добр ко мне, но теперь у тебя есть этот Зак, который тоже путешественник, и он будет помнить тебя, а я забуду, и...
  - Кири, Зак никогда не заменит мне тебя, - вздохнул Зориан, обнял сестру, привлекая к себе, и закатил глаза, пока она не видела. Иногда она переживает из-за сущей ерунды. - Он достает меня, почти как ты, но у него нет оправдания - ему не девять лет.
  За это его стукнули. Ну, по крайней мере, не плачет.
  - Я прощу тебя за то, что ты не всегда берешь меня с собой, - наконец решила Кириэлле. Очень великодушно с ее стороны. - Но я запрещаю тебе забывать меня!
  - Договорились, - легко согласился он. Скажет же такое...
  Хотя, если подумать, это зависит не только от него. Что будет с ним и Кириэлле, если Красный вырвется из петли, обрушив искусственный мир? В смысле, с настоящими Зорианом и Кириэлле, ведь сейчас они оба копии...
  И еще одно. Он - всего лишь копия настоящего Зориана. Если он сумеет вернуться в реальный мир... что станет с оригиналом? Ух... от одной этой мысли начинала гудеть голова. Он, пожалуй, предпочел бы, если бы механизм петли пересадил его душу в оригинал - получится, что, выйдя из петли, он убьет настоящего, но ведь петля уже убила многие сотни Зорианов, одним больше, одним меньше...
  Согласился бы с ним настоящий Зориан? Пошел бы он на смерть, чтобы жил более поздний Зориан? Скорее всего, нет... Но если придется - его это не остановит.
  Завтра он наконец откроет пакет матриарха. Хотелось верить, что там он найдет ответы на все эти вопросы...
  
   - Так вот, - Каэл вручил ему бутылек со светящейся желтой жидкостью. Приглядевшись, Зориан заметил, что светится не весь состав, а крошечные пылинки взвеси. - Это зелье, о котором я говорил. Зелье познания себя. Оно улучшает способность отрешиться от внешних раздражителей и сосредоточиться на себе. Его обычно используют, чтобы ощутить ток своей маны или душу, но, полагаю, для этого вида магии разума тоже подойдет.
  - Насколько ты уверен в этой штуке? - с подозрением спросил Зориан, взбалтывая состав в бутыльке. - Ты ее как-то проверял, или...
  - Его использовала моя учитель, чтобы помочь мне овладеть моими... способностями, - сказал Каэл. - И оно определенно работает. И хоть я и не уверен, что оно поможет в твоей задаче, оно определенно не помешает. Зак вызвался испытать зелье на себе, так что мы точно знаем, что оно не препятствует магии разума.
  Каэл указал на испытателя, и тот, широко улыбнувшись, немедля показал два больших пальца.
  Вот ведь. Этот засранец всегда поддерживает Пустой Разум в его присутствии, но с готовностью пьет подозрительные зелья, приготовленные малознакомым некромантом. Порой он его просто не понимает.
  - Ладно. Поехали, - Зориан залпом выпил светящуюся жидкость.
  И практически мгновенно его мысли приобрели невероятную отчетливость - в то время, как окружающий мир, наоборот, стал далеким и размытым. Нет, его чувства не притупились, просто на них стало куда сложнее сосредоточиться.
  Он не стал бороться с зельем и обратился внутрь себя. Он ощущал, как бьется его сердце, как движутся его мышцы, когда он чуть заметно меняет позу... он чувствовал свой резерв маны, и как он отзывается на его прикосновения... его духовное чувство, обычно едва различимое, стало куда отчетливей...
  Проклятье. Почему он раньше не спрашивал Каэла о таких зельях? Они бы чертовски пригодились, когда он оттачивал свое восприятие души.
  Нет, нельзя отвлекаться - он отбросил лишние мысли и нырнул в глубины памяти, где хранился пакет матриарха. Теперь он не ощущал непривычной четкости - вероятно, его магия разума сама по себе была достаточно остра, и не усиливалась зельем - но ничего. Он мысленно взял разрушающееся хранилище воспоминаний и стал аккуратно разбирать...
  Видимо, недостаточно аккуратно. Пакет памяти, и так бывший на грани разрушения, не выдержал его все еще недостаточно умелого прикосновения - и буквально взорвался, на миг дезориентировав Зориана шквалом непонятных образов - может быть, некий защитный механизм? Высвободившиеся воспоминания начали быстро угасать.
  Мысленно ругаясь, Зориан вцепился в гаснущие обрывки памяти, силясь сохранить хоть что-нибудь.
  Раньше он надеялся, что Копье Решимости не зашла в экспериментах над собственным разумом столь же далеко, как некоторые старейшины аранеа. Как же он был наивен... В обрывках мыслей, тающих в его разуме, чувствовался почерк мастера, на фоне которой все прежние эксперты казались жалкими дилетантами. Похоже, Копье Решимости нашла способ превратить часть своего разума в магический вычислитель, могла временно разделять сознание на несколько потоков и была способна воспринимать чувства множества аранеа как единую, целостную картину. И это лишь то, что он успел заметить. Даже будь у него еще несколько лет на чтение разумов аранеа, он сомневался, что смог бы верно расшифровать воспоминания внутри пакета.
  Но, несмотря на это, один из фрагментов читался совсем легко - потому что был предназначен специально для него.
  [Если ты читаешь эти воспоминания,] - сказало эхо памяти матриарха, - [значит, скорее всего, наш план провалился, и все пропало. Так же это значит, что ты стал достаточно хорош в магии разума, чтобы вскрыть пакет и считать мои воспоминания. Молодец. Надеюсь, ты отнесешься к моим тайнам с уважением и не станешь читать остальное.]
  Зориан прямо-таки ощутил ее самодовольную усмешку. Она не постеснялась придать посланию эмоциональную окраску. Матриарх прекрасно знала, что у него нет никаких шансов расшифровать остальные воспоминания.
  Эта паучиха даже после смерти насмехалась над ним.
  [Я знаю, ты думаешь, что всему виной моя спешка, но выслушай меня. Я собрала все, что смогла узнать о временной петле. Большую часть сведений я узнала от духа-покровителя другого племени аранеа - Служителей Призрачного Змея. Найди его, если еще не нашел, но будь готов к тому, что он не особо тебе обрадуется.]
  Неслабое преуменьшение. Может, матриарх не сознавала, как яростно Призрачный Змей ненавидит путешественников во времени, или посчитала такое предупреждение достаточным?
  [Среди других источников - исследователи магии времени из лаборатории под Сиорией - ты найдешь ее на приложенной карте - и некоторые заговорщики, имевшие дело с нашим таинственным врагом-путешественником. Похоже, ибасанцев весьма интересовал их новый информатор, и они приложили значительные усилия, чтобы узнать о нем больше.]
  Проклятье. А он так и не смог вытащить из заговорщиков ничего о Красном. С другой стороны, когда он сумел заняться ими как следует, Кра