Новопашин Александр Владимирович: другие произведения.

Доля Палача. Глава 5

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Продавай произведения на
Peклaмa
 Ваша оценка:

  Глава 5
  
   Я, с трудом сдерживая нарастающее раздражение, слушал затянувшееся выступление председателя. Этот человек любит говорить на публику, вот, какой громкий, хорошо поставленный голос, и он явно умеет это делать, речь льётся плавно, играя переливами чувств, то обволакивал туманом ноток грусти, то потрясал громами и молниями несколько театральной патетики. Может, кого-то этот получасовой монолог мог и впечатлить, и заставить проникнуться всей важностью этого исторического момента, но я, после целого дня беготни, если честно, просто не смог оценить по заслугам старания Председателя. Самое интересное, что это мероприятие, похоже, было организованно всего для одного неблагодарного слушателя, то есть меня, четыре мага-советника, сидящие с каменными лицами рядом со своим главой, не в счёт. Эти уже давно научились пропускать болтовню Председателя мимо ушей, очень полезный навык, отработанный за годы службы. Я же не обладал подобным даром, поэтому вынужден был сидеть, и слушать.
   - ... наконец, настал этот светлый час, когда человечество сделает свой первый шаг к свободе! Скоро мы сбросим с рук оковы рабства, и перекуём невольничью цепи на острые мечи, которыми и поразим захватчиков в самое сердце....
   И к чему мне выслушивать подобную чепуху? Вполне возможно эти речи прекрасно заводят толпу, но я то здесь один, советников можно не брать во внимание. Да и оратор из Председателя так себе, уж мне то было, с кем сравнивать. Каждый раз, когда Ашалос, Великий Герцог Ада, на главной площади города собирал дань из душ своих верноподданных, он произносил речь. Вот демон владел этим искусством в совершенстве. Только покров из Пустоты спасал меня от магии его голоса, мягко, нежно, незаметно ломающего волю и порабощающего разум. По сравнению с Герцогом Председатель был жалким любителем.
   - ... и ты, Змей, станешь главным оружием поднявшегося с колен человечества. Оружием спра-ведливого возмездия!
   Поставив эту жирную точку в своей пламенной речи, глава подполья повернулся, и пошёл к выходу, с явным намерением покинуть помещение.
   - Господин Председатель?
   - Да? - Ему явно польстило это обращение. Обычно я называл всех по прозвищам, заменявшим имя, без оглядки на звания и титулы, придуманные в подполье самими для себя, любимых. Сар-казма, вложенного в слово "господин", Председатель попросту не заметил.
   - Прежде всего я хотел сказать спасибо за прекрасную речь, подготовленную специально для меня. Это такая честь....
   - Да что ты, Змей. - Председатель раздулся от гордости.
   - Но я прошу позволения задать вопрос, вернее, два. - Продолжил я в том-же духе, и дождавшись царственного кивка этого "властителя дум и великого оратора", уточнил. - Вы про что вообще тут говорили? Я ничего не понял. Хотели что-то сказать? Так скажите чётко, ясно, и внятно, что мне делать. А не переливайте из пустого в порожнее.
   Всё-таки надо было общаться с Председателем более почтительно, но меня словно прорвало. Видимо, напряжение прошедшего дня сплелось с впечатлением от известий о попытках покушений, предпринятыми магами. А ведь я искренне думал, что, несмотря на многие разногласия, мы с ними воюем на одной стороне. И, самое главное, что все эти попытки моего убийства явно решили спустить на тормозах, этот надутый индюк просто сделал вид, что ничего не произошло. Мало того, что я не дождался хотя бы простых извинений, о обещаниях разобраться и наказать виновников я и не говорю, они, хоть и лживые, немного согрели бы душу, но меня заставили ещё и слушать эту дурацкую речь!
   - Ты, что, совсем не понял, что я сказал?!
   - Нет. - Спокойно улыбаясь, я уставился в глаза Председателя. Вид его краснеющего от гнева лица хоть немного, но компенсировал неприятности сегодняшнего дня. - Речь какая-то сумбурная, странная, местами даже смешная.... Может, произнесёте всё то же самое, но на нормальном, человеческом языке?
   - Что?! Да кто ты такой, чтобы так разговаривать с главой Возрождённого Ордена?!
   Интересно, ордена ещё нет, его перспективы неясны, если эти самые перспективы вообще есть, а красивое и гордое название уже есть.
   - Я тот, кто просто ничего не понял в вашей речи. - Моя ехидная, уже не скрываемая ухмылка ещё больше взбесила Председателя. - Видимо, устал я слишком сильно. То ли, когда двух демонов за одну секунду убил, то ли когда сюда пробирался. Такое ощущение, что какие-то мелочи постоянно на дороге мешались.
   Не стоило идти на прямой конфликт с этим новообъявленным магистром пока ещё несуществу-ющего ордена, да ещё на глазах совета, но мне было уже всё равно. Где-то в глубине души, на уровне инстинктов, я вдруг осознал, что мой путь и путь подполья сегодня разошлись в разные стороны. Возможно, наши дороги будут проходить рядом друг с другом какое-то время, но пере-сечься им точно не суждено. Старик понял это раньше меня, поэтому и подарил этот клинок, при определённых обстоятельствах способный заменить мне целителя.
   - Председатель, Змей просто хотел сказать, что он не привык слушать столь мудрые речи. - По-спешил исправить ситуацию один из советников. - И попросту не смог понять всех ваших, несо-мненно, разумных, высказываний.
   - Да. - Я решил не раздувать дальше пламя конфликта. - Мне бы кто попроще кто сказал, что нужно делать, и всё.
   Председатель несколько мгновений смотрел на меня, затем, коротко кивнув вступившемуся за меня советнику, степенно вышел, за ним скользнули три молчаливые фигуры. И, закрывая дверь, он так и не мог понять, что заставило его вместо обычного инструктажа полчаса выговаривать для одного человека эту странную речь. И в голове вдруг промелькнула странная, холодная, словно чужая мысль: "пешка сделала свой ход". Промелькнула, чтобы тут же бесследно испариться в волне злобы и раздражения. Как же он ненавидел сейчас этого проклятого палача....
   - Зря ты так, Змей.
   - А, что, если раскрыв рот, слушать каждое слово Председателя, не забывая при этом преданно улыбаться, всё было бы иначе? - Не скрывая сарказма, осведомился я. - Брось, будь я хоть три-жды любезен, мил, и приветлив со всеми, ничего не изменится. Человеческая натура неизменна.
   - Думаю, что у тебя и так слишком много... недоброжелателей, чтобы заводить ещё одного. - Странно, в голосе советника мне послышались нотки дружеского участия. - И я не очень понял, при чём тут неизменность человеческой натуры?
   - Ну, тут всё просто. Представь, перед тобой лежит очень большая, просто огромная доска. И в ней, близко друг к другу, шляпка к шляпке, набиты сотни, тысячи, десятки тысяч одинаковых. И все на одном уровне. Получается интересная картина - как не вглядывайся, отдельные гвозди просто не увидишь. Этакое однородное, стальное, ровное поле. Они могут быть все немного ржавые, или погнутые, но их недостатки скрывает массовость. Но, если один гвоздь торчит, выставляясь над другими, то это сразу бросается в глаза. Все сразу заметят, что он или кривой, или грубо сделан, заржавел, а, может, наоборот, слишком сильно блестит, потому что лучше отполирован, чем другие. То же самое будет, если забить гвоздь в стороне от общей массы. Вернее, даже ещё хуже. Этот гвоздь будет не только бросаться в глаза, но и постоянно мешать кому либо. И, пусть он будет хоть золотым, у каждого просто руки зачешутся от желания выдернуть его, и прибить рядом с другими, для восстановления порядка, так скажем. Или просто выдернуть, и выбросить.
   - И ты - этот гвоздь. - Понимающе кивнул советник.
   - Моя магия слишком отличается от других, и стою я в стороне, там от меня больше пользы. По-этому и буду мозолить глаза, всегда. Как бы широко я не улыбался Председателю и всем магам подполья, всегда буду чужой.
   - Да, твоя магия весьма необычна.
   Голос советника стал ещё немного мягче, добрее. Ну, всё понятно, ещё один любопытный. За эти десять лет что только не делали, чтобы узнать секрет силы Змея, то есть меня, такого страшного и ужасного убийцы. И напоить пытались, и в любви признавались, и дружбу изображали. Ведь, зная, что у меня за магия, можно будет ей что-то противопоставить. И тогда Палач будет не страшен.... Вот, и этот туда-же. Лицо одухотворённое, голос мягкий, глаза добрые, понимающие. Когда советник, можно сказать, предлагает искреннюю дружбу, грех такому человеку не поверить. Но мне и не нужно было выбирать, верить или не нет собеседнику.... Пустота, кроме возможности прятаться, проходить сквозь любую преграду, и убивать, одарила меня ещё кое чем полезным. И один из этих подарков, или проклятие, это с какой стороны посмотреть, теперь был со всегда со мной. Я ЧУСТВОВАЛ.
   Когда я только начинал пользоваться магией Пустоты, то думал, что она разрушает только физическое тело. Раз за разом я, находясь на грани жизни и смерти из-за своих заклинаний, приползал к Старику, и он латал моё тело. И я снова и снова взывал к Пустоте. Пока однажды не осознал, что, находясь рядом с людьми, попросту не могу согреться, даже в самый пригожий летний день. Стоило мне приблизиться к кому-либо, кроме целителя, как тело охватывал озноб. Ощущение не очень приятное, такое чувство, словно я вышел на улицу поздней осенью в лёгкой одежде, и вдруг со всех сторон налетел холодный, сырой, пронизывающий ветер. Оказалось, что Пустота сорвала с моей души её верхнюю, энергетическую оболочку. Старик что-то говорил о том, что душа человека состоит из нескольких слоёв, кажется, из семи, долго рассуждал на эту тему, но я, если честно, просто ничего тогда не понял, и просто поверил ему на слово. И одну из этих оболочек-слоёв, верхнюю, я потерял благодаря своей магии, а целитель не смог её восстановить. Если использовать грубую аналогию, то можно было сказать, что магия Пустоты содрала кожу с моей души, выставив наружу оголённые нервы. Благодаря этому воздействию я стал чувствовать отношение других людей к себе. Страх, ненависть, даже просто холодный взгляд ощущался, как порыв осеннего ветра, а дружба - как тёплый лучик весеннего солнца. Полезная способность, благодаря ей я привык обходить людей стороной, ведь ни моя слава палача, ни багровый плащ инквизитора не добавляли мне популярности, холодом веяло практически от всех, как знакомых, так и только что встреченных. И этот советник не был исключением.
   - На самом деле моя магия достаточно проста. - Что-же, если ты узнать мои страшные тайны, то почему бы и нет? Видишь, я уже расчувствовался, и готов рассказать о себе вся, без утайки. Только не забудь потом на кухню зайти, кастрюлю побольше взять. Надо же будет куда-то всю лапшу, которую я тебе на уши развешаю, складывать. - Ничего необычного, просто магия немного не такая, как все привыкли.
   - Не скромничай, Змей, твои способности сделали тебя самым лучшим воином за всю историю подполья....
   Я ещё пару минут поломался, для вида, слушая хвалебные речи, а затем, дав себя уговорить, поведал все свои секреты. Рассказал о том, что Змеем меня назвали зря, надо было величать Ящером, или Хамелеоном. И что владею я обычной магией природы, и у неё есть тысячи вариаций, а в конкретно моём случае, всего две особенности - сливаться с окружающим фоном, как обычным, так и магическим, именно поэтому меня не видно, и магия меня не трогает. Ведь я с ней сливаюсь, если медленно продвигаюсь вперёд, и она воспринимает моё тело, как часть себя. Огонь думает, что я - пламя, земля - что я её продолжение, и так далее. А глаз человека просто не может меня рассмотреть, ведь я копирую окружающую картину мира. И хорошо, что по мне не догадались ударить двумя разными стихиями одновременно, ведь я не смогу сразу слиться воедино и с огнём, и с водой, к примеру. Или просто поставить на меня обычный капкан, ведь ловушке всё равно, кто в неё вступает.... Именно поэтому я до сих пор и жив, ведь все другие вокруг такие недогадливые. Что? Хочешь узнать о второй особенности? Изволь. Это мой личный способ убийства. Тут вообще всё просто. Мой организм вырабатывает страшный по силе яд, правда, железы расположены неудачно - они объединены с слёзными. Поэтому мне приходится заставлять себя плакать, наносить слёзы на клинки, и бить. Причём заранее сделать это нельзя, высыхая, яд теряет свои смертоносные свойства....
   Когда я молол всю эту чушь, то самое сложное, с чем я столкнулся - необходимость сохранять серьёзное выражение лица. Когда советник, гордо расправив плечи, стал смотреть на меня чуть свысока, не убирая, впрочем, с лица дежурно-дружескую улыбку, я понял, что он мне верит. Смешно. Выходит, прав был Старик - чем невероятнее ложь, тем быстрее люди в неё поверят.
   Когда я уже не мог сдерживать смех, и был на грани разоблачения, меня просто спас целитель. Старик без стука ворвался к нам, и по его всколоченным волосам и горящим бешеным энтузиаз-мом глазам я понял, что произошло что-то, выходящее из привычных рамок.
   - Тебя уже ввели в курс дела?!
   - Какого? - Старательно изображая удивление, уточнил я.
   - Мы как раз подошли к сути вопроса. - Вмешался советник. - Змей, после возрождения Ордена на диких землях ты останешься здесь. Будешь нашими глазами и ушами, и, самое главное - с этого дня тебе разрешено всё. Можешь ликвидировать любых демонов: охотников, дворян, или даже... - советник многозначительно промолчал.
   - Но сначала ты достанешь ещё одну реликвию!
   Странно.... На моей памяти Старик ни разу не доводил себя до такого состояния, он всегда отли-чался спокойствием и здравомыслием.
   - Я предлагаю....
   - Змей, ты, что, не слышишь?! У инквизиторов объявлен общий сбор, бегом к себе! Привези эту святыню, она нам нужна!
   - Если объявлен общий сбор, тогда, тем более, торопиться некуда. Сначала подтянут силы с окрестных городков, подготовят транспорт, оборудование, оружие, да и маги-демоны, а они обязательно поедут с нами, должны отоспаться, а это дело не быстрое. Раньше полудня меня не хватятся, а в путь двинутся вечером, если не ночью. Времени полно, так что рассказывай, только делай это спокойно и внятно, что там за очередная святыня нарисовалась?
   Целитель сел на стул, прикрыл глаза, и сделал несколько глубоких вдохов. Скорее всего, Старик ещё включил свои способности, выравнивая сердцебиение и гася всплеск адреналина, но за это я ручаться не могу, его магия тиха и незаметна. Когда он, открыв глаза, заговорил, то голос звучал ровно и спокойно, словно и не было минуту назад этого всплеска истерики.
   - Наш информатор только что принёс замечательную новость. Охотники случайно нашли новый храм, где-то далеко, на южных границах земель Агироса. В самом начале они решили разгромить его сами, не прибегая к помощи инквизиции. И почти все демоны оказались развоплощены, и выброшены в Ад. Из десятка охотников смогли сбежать всего двое. Один скончался от полученных ран в дороге, второй смог дотянуть до небольшой деревушки. Правда, и это его не спасло, жрецы не смогли излечить израненного демона. Промучившись пару дней, он отправился вслед за своими товарищами.
   До советника попросту не дошли слова, произнесённые целителем. Видимо, он явно был далёк от реальных дел, и командовал, как однажды выразился целитель, творческо-теоретически. То есть сначала натворит, а затем начинает разводить теоретические рассуждения на тему - по другому было невозможно, и, вообще, если я не смог, то и у других не получится, а если другие могли сделать - то они особенно виноваты, почему сразу не взялись за работу. Ну, подумаешь, десять демонов-охотников, вот, не далее, как сегодня, присутствующий здесь Змей, то есть я, в одного за секунду двоих завалил.... Эти мысли были явно написаны на его скучающем лице. Я же прекрасно понимал, как устроен мир за пределами относительно безопасных и уютных подземелий. Поэтому настала моя очередь вскочить, и уставиться на целителя круглыми от удивления глазами.
   - За раз развоплотить десяток демонов?!
   - Сначала восемь, двое потом дозрели. Это только в самом начале. - "Успокоил" меня Старик. - Ты лучше присядь, дальше будет ещё интереснее.
   Не отрывая взгляда от целителя, я нашарил за спиной стул, и медленно присел. Нечто разом уничтожило восемь охотников, и так ослабило двух, что они не смогли выжить, даже после лече-ния Жрецов Ада! До этого я сталкивался со святынями, которые могли немного ослабить демонов, причинить им сильную боль, но просто и без затей убить - никогда.
   - Так вот - продолжил целитель - местные власти... простите, я уже говорил, что это произошло на юге... или юго-востоке? - Старик на мгновение задумался. - Не важно. Местные решили справиться своими силами, и группа инквизиторов, усиленная демонами, владеющими магией тёмного благословения, выдвинулись к монастырю. В этот раз одному демону повезло, он всё-таки остался в живых, хотя, когда он приполз в ту же деревню, никто не верил в такой исход. Информатор сказал, что выживший был буквально разорван на две части, и частично освежеван. Похоже, кроме священников, в том монастыре были ещё и маги, и весьма сильные. Удивительно, что хоть один атакующий уцелел. Видимо, у него было достаточно душ в запасе, поэтому он и смог поддерживать жизнь в своём теле так долго, да ещё и при таких ранениях. Явно не из простых демонов был этот выживший.
   Тёмное благословение, магия демонов, способная частично или полностью подавлять светлую силу церквей и реликвий, обладающий им - серьёзный противник. Конечно, это - не мощь герцога Ада, но и не простой воин или охотник. Если грубо разделить демонов по их способностям, то на верху пирамиды окажутся девять герцогов, ниже - знать, затем идут маги разного уровня, среди которых и затерялись те, кто способен накладывать тёмное благословение. Ну, и в самом низу расположились воины и охотники.
   - Ты говоришь, в живых остался один демон.... - Видимо, советник помаленьку проникался серь-ёзностью ситуации, раз решил задавать вопросы, вникая в суть задачи, а не просто сидеть с ум-ным видом. - А сколько их было, тех, кто пошёл вместе с инквизиторами?
   - Полная рука. - Целитель, видя, что тот так ничего не понял, пояснил. - Пятёрка демонов-магов.
   - Ну.... - Разом поскучнев, протянул советник. - Тогда понятно, почему их так просто победили. В первый раз ведь демонов было в два раза больше.
   Что?! И это произнёс один из тех, кто управляет подпольем, и голосовал за возрождение ордена на диких землях?!
   - Там были охотники, а не маги. - Мягко, спокойно, словно разговаривая с умалишённым, произ-нёс целитель. Советник, несмотря на свою полную некомпетентность в вопросах демонов, в лю-дях хоть немного, но разбирался. Он сразу понял по тону Старика, что сморозил какую-то чушь, и поспешил оправдаться.
   - Понимаете, я всё время, с того момента, как сюда попал, занимался хозяйственной деятельно-стью. Поэтому в рангах демонов не разбираюсь.
   И эти люди решили сойтись с хозяевами земли и ада в открытом противостоянии, возрождая забытый всеми орден? Видимо, все эмоции и мысли слишком явно читались у меня на лице, так как Старик, чуть ли не затыкая мне рот руками, затараторил, не давая вставить не слова.
   - Демон-маг, способный наложить "тёмное благословение", один стоит десятка воинов или охотников. А, когда они собираются впятером, словно пальцы руки, сжимаясь в кулак, то сила их магии возрастает многократно. Могущественнее пятёрки только некоторые из дворян, ну, и разумеется, герцоги.
   - Значит, этот монастырь владеет чем-то, что может запросто уничтожить демонов?
   - Не совсем так.... - Задумчиво протянул старик. - Судя по информации, добытой нашим шпио-ном, от силы святыни погибли охотники, демоны из второй группы потеряли свою силу, и их до-бивали маги.
   - Тоже неплохо. Ты прав, нам этот артефакт не помешает. - Задумчиво произнёс советник, не заметив, как скривился целитель, услышав, как назвали святыню. - Решено. Змей, собирайся, после захвата монастыря добудь эту вещь, а, когда вернёшься в город, займёшься своим любимым делом - будешь убивать демонов. Сможешь действовать сам, безо всякого контроля.
   Интересно, кем он меня считает? Помешанным на крови и смерти садистом?
   - Возвращаться в город, особенно, как инквизитору, мне нельзя. Слишком долго я служу, это ста-новится слишком подозрительно.
   - Обычно те, кто носят багровые плащи, да ещё с чёрной окантовкой, редко доживают до двадцати пяти лет. - Пояснил специально для советника Старик, разом уловив мою мысль. - Поэтому Змею лучше не возвращаться из этого путешествия. Да и святыни могут оказаться столь сильны, что мои артефакты не смогут скрыть свет, идущий от них, нам нельзя так рисковать. Демоны обязательно их почувствуют.
   - Что-то я не понял. - Мы с советником, как по команде, уставились на целителя. - Ты предлага-ешь в одиночку добираться через половину страны, по диким землям?
   - Не в одиночку. - Видимо, Старик уже всё обдумал, и решил. Интересно, и когда только успел? Видимо, в тот момент, когда вбегал сюда, вопя что-то истеричным голосом. - У меня есть план. Специально, на тот случай, если вдруг найдётся нечто грандиозное, как в этот раз.
   - У нас достаточно святынь, чтобы возродить орден, и сдерживать демонов. - Советник, похоже, не хотел отступать от принятого ранее Председателем плана. - А рисковать Змеем.... Пока это наше самое эффективное оружие.
   - Новые святыни, или одна святыня, тоже очень сильно помогут нам. Не просто сдерживать, а ещё и убивать демонов. И сделать это сможет любой сильный маг. Или группа простых. - Вот ведь искуситель. Не понимаю, почему Старик так уцепился за этот монастырь? Взглянув на меня, целитель, видимо, поняв, о чём я думаю, одними губами, так, чтобы не услышал советник, прошептал всего одно, короткое слово. "Шанс". Всё ясно. Старый целитель пытается спасти хоть часть идиотов, решивших в открытую противостоять мощи Герцогов Ада. А, когда он пытается кого-нибудь спасти, то становится упрямее, чем идущая по кровавому следу адская гончая.
   - Так ты говоришь, с этими вещами из монастыря любой маг сильный сможет справиться с демо-ном? - Всё, советник на стороне целителя.
   - Да. - Коротко ответил Старик, и теперь они оба повернулись ко мне. Последняя надежда. А ведь то, что в монастыре тоже есть маги, и что они явно не могут пережить третьей атаки объединённых сил инквизиции, несмотря на все святыни, им в голову не приходит. Вернее, они гонят эту мысль, хватаясь за призрачную, обманывающую соломинку.
   - Рассказывай, что там у тебя за план. - Обречённо вздохнул я. Придётся участвовать в этой аван-тюре, не могу отказать тому, кто много раз спасал мне жизнь, латая израненное магией Пустоты тело.
   - Всё довольно просто. - Быстро, словно опасаясь, что я передумаю, затараторил старик. - Ты, в составе своего корпуса инквизиции, добираешься до монастыря, там, разыгрывая умирающего, которому нечего терять, вызываешься предать огню святые реликвии. Они настолько наполнены силой Света, что такая работа - гарантированная смерть для любого, лишённого души. Поэтому конкурентов у тебя не будет. Затем устраиваешь пожар, а сам сбегаешь, прихватив святыни. Демоны будут думать, что они сгорели, инквизиторы - что ты погиб, выполняя задание. Так что убьём сразу двух зайцев одним выстрелом: и реликвии получим, и тебя, Змей, живую легенду инквизиции, превратим в мёртвого героя. А то, действительно, слишком долго ты носишь багровый плащ, братья в смерти столько не живут. Затем тебя встречает боевая группа магов, и вы вместе пробираетесь обратно, в столицу. Не думаю, что вас, обладающих мощью стихий, с твоей силой, да ещё с этими реликвиями, сможет кто-то остановить. Дикие земли - место не очень гостеприимное, но все создания ада будут бежать без оглядки, стоит тебе убрать экранирующую ткань-артефакт с реликвий. А против остальных противников поможет магия.
   - Вот, заодно и разведаете, что нас ждёт в диких землях. - Довольный советник встал. - А, когда вернётесь, то подумаем над твоей новой легендой, Змей.
   - Прекрасно, просто прекрасно, что мы обо всём договорились. - Старик чуть ли не силой стал выталкивать советника за дверь. - Не смею вас задерживать. А нам со Змеем осталось обговорить ряд мелких, незначительных деталей.
   - Подождите, а как отряд магов окажется у монастыря?
   - Не волнуйтесь, советник, я уже давно всё продумал. И команду я подберу....
   Захлопнув дверь за спиной ошарашенного таким напором советника, целитель закрыл её на запор, и, подойдя ко мне, рухнул на жалобно заскрипевший стул.
   - Старик....
   Тот предостерегающе замахал руками, затем, достав из кармана какую-то резную палочку, пе-реломил её с тихим треском, и подбросил обломки вверх. Удивительно, но они не упали, а, по-виснув в воздухе, стали медленно кружиться вокруг нас.
   - Всё, теперь можно говорить спокойно. - Целитель посмотрел мне в глаза. Интересный у него взгляд. Одновременно и твёрдый, уверенный, и какой-то виноватый. - Ты уж прости меня, При-зрак.
   - За что? - Мне стало немного неловко.
   - Рядом со смертью тебя ходить посылаю. А вдруг ваши дорожки пересекутся?
   - Не впервой....
   Моя напускная беззаботность не смогла обмануть целителя.
   - Ты ведь всё понимаешь.
   - Да, понимаю. - Не стал отнекиваться я. - Дорога по диким землям будет опасна, а, когда мы доставим реликвию, то многие горячие головы спросят себя: а не поквитаться ли нам с палачом, ведь теперь мы и сами способны противостоять демонам. Им ведь и в голову не придёт мысль, что, если инквизиция смогла разнести монастырь, чтобы добыть эти реликвии, то, при должном старании, они разнесут и новоявленный орден. И хорошо, если маги, сопровождающие меня, будут ждать, пока мы вернёмся. Могут попытаться пришить меня в первую же ночь, спящего.
   - Эти реликвии сделают нас сильнее. И, если произойдёт непоправимое, помогут спасти часть людей.
   - А не обманываешь ли ты сам себя, Старик? Может, наоборот, привлекут к ордену излишнее внимание?
   - Возможно. - Плечи целителя устало опустились. - Но это хоть какая-то надежда. Хрупкая, при-зрачная, эфемерная, но надежда. Призрак, пойми, у меня появился маленький шанс спасти хоть кого-то.
   От этих слов у меня под кожей буквально забегали полчища мурашек, а затем... мне стало стыдно. До моего разума, наконец, достучалась простая и очевидная мысль. Ведь магия меняет человека, так как она смогла изменить целителя за сотню лет? Ведь он - адепт магии Света. Да сейчас для него священна любая жизнь... человека, животного, насекомого, возможно, даже демона. Он несёт на своих плечах груз ответственности за всех нас. Таких молодых, глупых, не имеющих его векового опыта. И сейчас эти неразумные дети, то есть мы, тащим его туда, где он не сможет нас спасти. Туда, где мы будем сначала убивать, а потом умирать. Что сейчас чувствует старый целитель?
   - Ладно, нечего сопли на кулак наматывать, давай, старина, ближе к делу. Добуду я тебе эти свя-тыни, добуду, и доставлю. Только объясни, как группа магов окажется рядом с монастырём. Судя по твоим словам, это очень далеко.
   - Не забивай голову. - Махнул рукой целитель. - Добудь реликвии, как следует укутай их экранирующей тканью, подожги то, что останется от монастыря после вашего штурма, отойди подальше, и активируй обычный амулет-поисковик. Через несколько часов тебя найдут.
   - Насчёт состава группы.... - Я на мгновение замялся. - Хорошо бы маги были чуточку лояльны к моей персоне. Хоть на время похода по диким землям. Как-то не хочется постоянно оглядываться, и спать с открытыми глазами.
   - Не волнуйся. - На уставшем лице целителя промелькнула тень то ли весёлой, то ли ехидной улыбки. - Кое-кто из группы тебя приятно удивит. Говоришь, у нас есть ещё с полдня, если не больше? Прекрасно, как раз всё успею.
   - Что успеешь? - Что-то не понравилась мне улыбка Старика. Плохого он ничего не сделает, а вот пошутить может.
   - Не забивай голову. Возвращайся, и веди себя, как умирающий. Вживайся в роль, так скажем. А я тут всё организую.
   Поняв, что из Старика ничего вытянуть не получится, я неторопливо поднялся.
   - Домой, так домой. Только, будь добр, проводи меня. Уж лучше идти по твоему туннелю, чем пробираться по тому убожеству, что создали для меня.
   Добравшись до своей комнаты, я рухнул на кровать, надеясь, что судьба сжалится, и подарит мне сегодня хоть пару часов сна. Пустые мечты.... Видимо, в этот раз братья-инквизиторы решили начинать собираться в дорогу с самого утра. Конечно, на время отбытия это никак не повлияет, но, видимо, пока высокое начальство в лице герцогини Вивианы рядом, решили изобразить имитацию бурной деятельности. Поэтому, прежде, чем я прикрыл глаза, собираясь отправиться в царство грёз, раздался осторожный стук в дверь.
   - Старший брат, как ты?
   Судя по участливому, виноватому голосу все инквизиторы в курсе, что сегодня днём я был практически при смерти. Видимо, мой провожатый разболтал, что живая легенда скоро превратится просто в легенду. В принципе, я его понимаю, после магии Пустоты выглядел я похуже многих покойников.... Это хорошо, прекрасно состыковывается с планом Старика, буду продолжать его придерживаться.
   С надсадным кашлем, надеясь, что не слишком переигрываю, я пошёл к двери, стараясь посильнее шататься, и шаркать ногами, при этом отчаянно тёр глаза ладонями, и уже через пару шагов они покраснели и заслезились. Под глазами круги, лицо бледное от бессонной, проведённой на ногах ночи.... Всё, картина "умирающий инквизитор" почти готова. Сгорбившись, я потянулся к двери трясущимися руками. Последний штрих дался мне особенно тяжело, все эти годы я фанатично нарабатывал силу хвата и жёсткость рук, ведь проткнуть твёрдые, как дерево тела демонов не так то просто. Сейчас мои ладони и запястья были такими же крепкими, и пришлось очень постараться, чтобы заставить их трястись. Окинув себя мысленным взглядом со стороны, я остался доволен картиной, нарисованной воображением. А затем медленно открыл дверь....
  
   Настоятель задумчиво смотрел на горящую свечу. Все молитвы были прочитаны, но сегодня они не принесли покоя, не смогли снять тянущий к земле груз беспокойства с измученной души. Тяжёлые мысли грозовыми тучами давили на сердце, вызывая ноющую, щемящую боль. Будущее обители было страшным, и не нужно обладать способностью прорицателя, чтобы это понять. Простой здравый смысл говорил, что для них всё уже кончено. Демоны не оставят их в покое, и два поражения лишь только сильнее разожгут огонь азарта в их сердцах.
   Отведя взгляд от трепыхающегося огонька свечи, настоятель внимательно, словно впервые в жизни, осмотрел стены своей кельи. Серый камень, грубая мебель, маленькое, высоко располо-жившиеся оконце, через которое в ясный день заглядывало ласковое солнце. Жильё отшельника, отринувшего мирское, и всю жизнь посвятившего молитвам. Для чужого человека неуютное, душное летом, и холодное до ломоты в суставах зимой, для него оно было таким привычным, родным. Маленькая частичка монастыря, храма, который скоро будет разрушен. И, хотя их судьба уже была предрешена, настоятель перед кончиной должен был кое-что сделать. Нечто важное, благодаря чему гибель монастыря не окажется напрасной.
   Взяв со стола небольшой бронзовый колокольчик, он, секунду помедлив, несколько раз позво-нил. Маги, живущие в монастыре, много раз предлагали настоятелю различные амулеты, с помощью которых можно было призвать любого из братьев, или даже поговорить с ними на расстоянии, но он вежливо отказывался, ссылаясь на свой немалый возраст, и давно укоренившиеся привычки, от которых старикам уже не избавиться. На самом деле настоятель просто не доверял магии.
   - Отец, вы меня звали?
   - Да, Брат Даниил.
   В келью, низко поклонившись, скользнул невысокий человек, одетый в простую рясу из серой, грубой ткани. Редкие, русые волосы, худое, костистое лицо. Обычный монах.... Лишь вниматель-ный наблюдатель, или тот, кто умеет читать по лицам, увидит тонкие, крепко губы, упрямо выступающий вперёд подбородок, и фанатичный блеск в серых глазах. Знаки сильной, упрямой личности. За свою непоколебимую веру и преданность церкви Брату Даниилу была дарована свыше великая и благодатная сила Света, он мог одним крёстным знамением обратить в бегство бесовскую тварь, что во множестве населили землю после открытия порталов из Ада. Один из немногих, свободно носящий Имя, и не боящийся называть его в открытую. Его вера хранила душу, и не один демон не мог, используя знание Имени, получить власть над братом Даниилом. Лишь ему одному в монастыре настоятель мог полностью доверять.
   - Брат Даниил. - После секундного молчания произнёс настоятель. - Мы, с Божьей помощью, отбили две атаки демонов. Но грядёт третья, и она будет для нас последней.
   Священник молча склонил голову, соглашаясь.
   - Нам ничего не остаётся, как принять последний бой. Бежать нет смысла, там, в диких землях, нас перебьют куда быстрее.
   - Мы уйдём на небеса, сохранив свои души, Отец. Это ли не великое благо?
   - Ты прав, Брат Даниил. Но, кроме наших душ, мы должны сохранить кое-что ещё, куда более ценное.
   Настоятель положил на стол перед собой маленькую, невзрачную шкатулку.
   - Здесь то, что хранило наш монастырь все эти годы. Понимаю, Брат Даниил, ты бы хотел возра-зить мне, сказать, что нас хранит Свет и читая молитва. Но не все нашли в себе силы идти по пути истины. Вера наших братьев крепка и нерушима, но среди нас много простых людей, а человек без Света в душе слаб. К несчастью, многие пошли по пути магии.... Лёгкая дорога, которая завела в тупик. Если бы все, живущие в монастыре, были такие, как ты, то орда демонов и их бездушных прислужников не смогла бы даже приблизиться к нам.
   Настоятель немного помолчал, собираясь с мыслями. Впервые за всю свою долгую жизнь он сомневался. Нет, решение было правильное, но цена.... Сжав под столом кулаки так, что ногти впились в ладони, выдавливая из под кожи капли крови, он продолжил, не выдав ни голосом, ни взглядом своих терзаний.
   - Так вот, кроме молитв истинно верующих, нашу обитель нашу обитель оберегали реликвии, и самая сильная - эта. Ты знаешь, что в старые времена, не только Спасителя, но и тех, кто стремился к Свету, распинали на деревянных крестах. В этой шкатулке - гвоздь, пробивший ладонь мученика, стоявшего в первых рядах отцов-основателей церкви. Никто не знает его имени, но то, что он воистину был святым, не вызывает никакого сомнения. Сотни и сотни лет до прихода демонов люди молились на эту святыню, и не напрасно. Когда врата Ада раскрылись, никто из исчадий не смог и близко подойти к реликвии. Но монастырь, в котором она хранилась, пал.... Люди слабы, и кто-то, как только узнал о её свойствах, просто украл святыню, чтобы защитить свою семью. Десятки лет она переходила из рук в руки, пока не попала ко мне. И я создал эту обитель. Десятки лет монастырь давал кров и защиту всем путникам, и слишком поздно понял, что ошибся. Нельзя спасти всех сразу.
   Настоятель бережно взял шкатулке, и, отодвинув камень в стене, положил её в открывшееся углубление.
   - Сейчас реликвию нельзя вывозить из монастыря. Демоны сразу поймут, что здесь что-то не так, если вдруг защита обители пропадёт. Поэтому мы будем биться. Но, когда стены падут, и защитников почти не останется, ты, Брат Даниил, должен будешь кое-что сделать.
   Священник, чуть поклонившись, внимательно посмотрел на главу монастыря, безмолвно ожидая приказа.
   - Отбери несколько братьев, тех, чья вера крепка, тех, в ком есть благодатная сила Света. Вы не должны будете вступать в бой, ни в коем случае! У вас будет другая, более важная миссия. Когда монастырь падёт, сюда придут проклятые Богом слуги демонов, облачённые в багровые плащи. Убейте их, а затем, взяв реликвию, подожгите здесь всё, и уходите. Тебе, Брат Даниил, я доверяю основать новый оплот истинной веры. Но не повторяй моих ошибок. Помни - всех спасти нельзя! Бери к себе только тех, в ком есть искра божьей силы, искра Света, остальных убивай без жалости, дабы не разнесли они весть о новом монастыре. Не бери к себе магов, они могут сманить братьев путём лёгким, но неверным, ведущим к погибели. По крупицам собирай благодать, и, рано или поздно, настанет час, когда армия церкви со Светом в душе и молитвой на устах сокрушит богомерзкие орды демонов!
   - Я не могу уйти сам, и оставить Вас погибать, Отец. - Монах вдруг резко бухнулся перед настоя-телем на колени. - Молю Вас, пойдёмте вместе со мной и братьями! Отстроим новый монастырь заново!
   - Я слишком стар, и буду только мешать вам, мой добрый брат. - Настоятель, поднявшись, осенил священника крестом. - Там, в диких землях, понадобятся не только вера и молитва, но и крепкие руки, и быстрые ноги. Вы должны будете уйти отсюда, быстро, и как можно дальше. Не думаю, что моё старое тело способно на такие подвиги. Нельзя ставить мою жизнь на чашу весов, если на другой - спасение мира. У каждого из нас свой путь, Брат Даниил. Мне - уйти вместе со старой обителью, тебе - создать новый оплот Света. Создать силу, которая спасёт человечество. Не только спасёт, но и направит дальнейшее его развитие по верной дороге. А теперь встань, и иди. Времени мало, а у тебя ещё куча дел. Как отберёшь достойных, подготовь всё, что вам потребуется для выживания в диких землях. И помни мои слова. Если хочешь спасти мир - нужно быть стойким. Излишняя жалость тоже является слабостью. Не пытайся спасти всех, спасай только достойных!
   - Да, Отец. - Священник, поцеловав руку настоятелю, и покинул келью.
   Настоятель, глядя на закрывшуюся дверь, вдруг почувствовал лёгкий озноб от странного, холодного порыва ветра, который, казалось, прошептал женским голосом: "фигуры расставлены".
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) Д.Маш "Золушка и демон"(Любовное фэнтези) Д.Дэвлин, "Особенности содержания небожителей"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) А.Чарская "В плену его демонов"(Боевое фэнтези) М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Н.Любимка "Черный феникс. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"