Новопашин Александр Владимирович: другие произведения.

Доля Палача. Глава 6

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Продавай произведения на
Peклaмa
 Ваша оценка:

  Глава 6
  
   - Единство - вот наше самое главное богатство. Один человек ничего не сможет сделать, только погибнет, ведомый своей глупой гордостью. На войне и в мирное время, на охоте и у праздничного костра, сила племени - в единстве.
   Старый шаман сидел у очага, глядя в огонь, и, казалось, не обращая внимания на стоявших позади него толпы чумазых детей. Те же почтительно молчали, слушая его мудрые, и не всегда понятные речи.
   - Но как много людей смогут работать вместе?
   Шаман обернулся и указал скрюченным, похожим на сухую ветку давно умершего дерева, пальцем на ближайшего ребёнка.
   - Вот, скажи, когда вырастешь, кем ты станешь?
   - Охотником. - Опуская взгляд на свои босые ноги, пробормотал тот.
   - Правильно. Мужчина должен быть добытчиком. Племени нужно мясо, чтобы голод не уносил нас в мир духов, чтобы мы были сильны, и могли справиться с любым врагом. А ты видел, как много охотников каждое утро выходят на промысел?
   - Да. - Не понимая, что от него хотят, и ещё больше смущаясь, тихо сказал ребёнок. Даже взрос-лые воины побаивались шамана, а что говорить о детях? Обычно они быстро убегали, завидя не-торопливо бредущего, скрюченного временем старика, кутающегося в шкуры, и обвешанного костяными амулетами. Но сегодня родители строго настрого наказали им быть у жилища шамана с первыми лучами солнца. Страх перед хворостиной, которой охаживали отцы своих непослушных чад оказался сильнее, чем страх перед стариком....
   - А потом приносят добычу, оленя, или лося. А иногда и медведя. Они большие, в них много мя-са.... А как может один охотник справиться с этакой громадиной?
   - Не знаю....
   - С каждым годом звери становятся всё больше, и сильнее. Маленьких и слабых животных убивают адовы отродья, выживают только самые сильные, быстрые, выносливые. Когда я был молодым, то любой охотник легко мог положить руку на спину лося, если бы тот стоял смирно. Сейчас же звери выросли, и никакой человек, даже самый высокий, не дотянется до холки. Боги делают зверей всё больше и сильнее. А знаете ли вы, почему это происходит?
   - Почему? - Нестройным хором переспросили заворожённые рассказом шамана дети.
   - Боги хотят, чтобы и мы, их дети, тоже становились сильнее с каждым днём. А как это сделать? Только биться с сильными, и в этом - великая мудрость Богов. Каждый охотник должен быть быстрым, выносливым, иметь острый глаз и верную руку. Его стрелы летят далеко и точно, его копьё разит без промаха. Но этого мало. Десять копий лучше, чем одно. Именно поэтому в единстве наша сила. Но у десяти копий есть не только могучие руки, что наносят удар, но и головы. А каждый человек думает по своему. Так нельзя, думать и руководить должен только один. А то кто-то их охотников побежит за зверем, кто-то в засаде останется, а кто-то стрелы пускать издалека начнёт, так и спугнут зверя. И племя останется без мяса. Поэтому нужен вождь. Самый сильный, опытный, и удачливый. Тот, кто будет говорить людям, что делать, и как охотиться. Так повелели мудрые Боги.
   Шаман вновь повернулся к огню, и задумчиво замолчал. Он знал, что должен был сейчас ска-зать, за свою долгую жизнь эти слова уже не раз звучали в его землянке. Но сегодня что-то беспокоило старика. Вроде бы всё было, как обычно, но.... Но как-то неправильно. Душу старика терзало всё нарастающее беспокойство. По законам племени вождю могли бросить вызов, но это право было не у каждого охотника. Лишь тот, кто доказал свою смелость, ловкость, удачу на охоте, мог претендовать на место главы. Махать копьём может научиться каждый, но, чтобы выживать, этого было мало. Сильный дурак во главе охотников погубит всех, и тогда женщины и дети умрут от голода или в когтях диких зверей. Лишь тот, кто может принести больше добычи, имеет право бросить вызов вождю. Два воина сойдутся в честной битве, и Боги решат, кому дальше вести людей племени.... И сегодня будет такой поединок. Молодой охотник раз за разом поражал лосей и оленей мощным ударом копья, помогая приносить много мяса, он прекрасно читал следы на земле, и ни один зверь не мог укрыться от него. А, когда на стойбище напала какая-то жуткая тварь, то он убил её одним точным выстрелом из своего лука. Тогда все охотники стали стрелять, но их стрелы отскакивали от костяной брони монстра. Ещё немного - и чудовище ворвалось бы сюда, сея смерть. Но вперёд вышел этот охотник, и поднял свой новый лук, такой тугой, что натянуть его не мог ни один мужчина в племени. Стрела с каменным наконечником вонзилась точно между костяных пластин, и монстр упал, сражённый насмерть. Под руководством такого могучего воина племя ждало процветание, но шаман был сильно обеспокоен. Молодой охотник раньше никогда не был таким сильным. Всю жизнь он ничем не отличался от своих сверстников, пока, однажды, не заблудился, отстав от группы более опытных добытчиков. Племя уже похоронило бедолагу, ведь остаться одному, ночью, без защиты крепкого частокола - это верная смерть. Но наутро тот пришёл к стойбищу, живым и здоровым.... И стал исправно снабжать племя мясом, иногда даже выходя на охоту в одиночку, и никогда не возвращаясь без добычи. Люди радовались, а старого шамана терзали тяжёлые мысли. Ему казалось, что охотник стал каким-то не таким. Нет, не изменилось ни тело, ни лицо, осталось прежним поведение. Но откуда взялась эта сила? И его взгляд.... Какой-то весёлый, лукавый, в нём был заметен огонёк вечного азарта. Разве может человек всегда смеяться? Жизнь - она такая разная, в ней есть место и радости, и грусти. А этот - как вернулся, словно и не живёт, а играет. Вздохнув, шаман продолжил свою речь.
   - Люди нашего племени приносят клятву верности вождю. И после этого мы все, как один, пови-нуемся его воле. Но иногда находится охотник, который считает, что может послужить для людей лучше, чем старый вождь. И он приходит к землянке вождя, и втыкает в землю перед входом своё копьё. После этого собрание племени говорит, может ли он бросить вызов. И если охотник окажется достоин, то вождь лишается своего звания, превращаясь в обычного воина. И Боги решают, кому дальше вести племя, даря удачу избраннику в священном поединке. Два воина сойдутся в битве не на жизнь, а на смерть, и оставшийся в живых станет вождём, и ему вновь всё племя поклянётся своими Именами в верности. И это правильно, ведь так повелели Боги.
   Шаман мгновение помедлил, загоняя в глубину разума терзающее его беспокойство.
   - И сегодня, в полдень, под яркими лучами Бога-Отца, дающего жизнь всему сущему, Великого Солнца, два воина сойдутся в священном поединке.
   - Нашего вождя убьют? - Раздался писклявый, девичий голос.
   - Только Богам ведома его судьба. - Шаман встал, ища сказавшие эти слова. - И почему ты решила, что вождь не сможет победить? Он - могучий воин.
   - Слышала, мама с папой говорили. - Девочка шмыгнула носом. - Папа сказал, что на этот раз вождю хана.... А хана - это значит, его убьют, да?
   - Его судьбой распоряжаются Боги. - Шаман заставил себя улыбнуться, хотя сегодня он сам не верил собственным словам....
   В полдень всё племя собралось у круглой, утоптанной площадки, где обычно молодые воины состязались в борьбе и показывали свою удаль, метая ножи, стреляя из лука, и тренируясь в бое с копьями. Конечно, вместо настоящего оружия они использовали обычную палку, на конце которой был одет кожаный мешочек, туго набитый шерстью, чтобы случайно не навредить друг другу, но сегодня был совершенно другой, особенный бой.
   В центре круга стояли двое. Оба почти обнажены, из одежды только не сковывающая движений набедренная повязка, в руках - копья с каменными наконечниками. Гладкая, загорелая кожа блестит от сала, которым охотники натёрлись перед поединком. Вокруг - всё племя, молчаливо ждёт, когда будет нанесён первый удар, когда прольётся кровь.... Это не простая тренировка, где молодые охотники кружатся вокруг друг друга, стараясь не поразить соперника, а показать свою ловкость и удаль. Опытный воин не вертится, как щенок, бегающий за своим хвостом, его рука разит быстро, словно молния. Главное - увидеть этот удар, увернуться или блокировать, и ударить в ответ. Или опередить, если уверен в своих силах. Так было в тот день, когда тот охотник, кто раньше носил титул вождя, впервые вышел на эту площадку. Один быстрый, почти невидимый глазу удар - и его соперник был повержен. Так было ещё дважды, когда вождь отстаивал своё право вести племя. Но сегодня он медлил.... Высокий, могучий, быстрый, как дикий зверь, вождь с опаской поглядывал на низкорослого противника. Рука охотника, перевитая выступающими венами и бугрящимися мышцами, не спешила стремительной змеёй метнуться вперёд, чтобы пронзить очередного наглеца копьём. Впервые в своей жизни вождь боялся, и это было странно, даже для него самого.... Сколько себя помнил, охотник просто не знал, что такое страх. Его сердце всегда билось ровно, разум оставался спокойным, даже перед лицом опасности. У других людей пот застилал глаза, руки вдруг начинали дрожать, а ноги превращались в вялые, подгибающиеся верёвки, словно из них разом вытянули все кости, но только не у него. Даже когда на него прыгал хищный зверь, вождь, держа оружие наготове, спокойно ждал, когда тот подлетит поближе, чтобы можно было точным ударом загнать копьём в горло. Ни разу в жизни его сердце не трепетало, словно раненая птица. Ни разу, до этого мгновения.
   Решившись, вождь молниеносно бросил тело вперёд и чуть в сторону, чтобы избежать возмож-ной атаки навстречу, и ударил. Полированный каменный наконечник сверкнул неуловимой вспышкой в лучах полуденного солнца, и пронзил... пустоту. Соперник просто немного развернул тело, словно змея, обвиваясь вокруг копья. Своё же оружие он так и не поднял для ответного удара. При этом его весёлый, озорной взгляд ни на мгновение не отрывался от напряжённого лица вождя. Резкий прыжок, удар, ещё удар! Казалось, опытный воин должен был давно уже прибить наглого выскочку, но все его атаки только разгоняли тёплый, нагретый ярким солнцем, воздух. Молодой охотник каждый раз грациозно, с ленцой уходил от до этого смертоносного копья вождя, не переставая при этом мечтательно улыбаться. Казалось, он и не бьётся вовсе, а просто забавляется, устраивая шутейные поединки со сверстниками.
   Видя, что тактика быстрых ударов не приводит к победе, вождь перехватил копьё за самый край, и, вращая перед собой острый наконечник, как бешеный ринулся на врага, стремясь силой взять то, что не удалось получить скоростью и ловкостью. Его оружие слилось в единый круг, так быстро вождь вращал своё копьё. Щит, через который невозможно пробиться. Всё люди племени ахнули, видя столь необычное использование копья. А претендент... так и остался стоять на месте, глядя, как на него несётся могучий воин, вращая перед собой оружие. И, когда противники почти сошлись, молодой охотник вдруг резко выбросил вперёд левую руку, и легко выхватил у вождя копьё. Разворот, мгновенный, незаметный удар - и старый воин, пройдя по инерции пару шагов, падает на землю, мёртвым. На лице погибшего вождя не было боли, только удивление, а в груди, пронзив сердце, торчало его собственное копьё.
   - Боги указали нам свою волю. - После короткого замешательства вперёд выступил шаман. - Теперь ты - вождь. Всё племя смотрит на тебя.
   Люди начали готовиться к пиру. На кострах жарились огромные части туш оленей и лосей, реза-ли толстыми пластами нежное, исходящее жиром, копчёное мясо уток, на радость детям появи-лись короба с ягодами и туески с янтарным мёдом, взрослые тоже себя не обидели, из холодного погреба достали пьянящую настойку на мухоморах. Начали гулять, когда солнце ещё не коснулось своим слепящим диском края горизонта, а закончили, когда луна, царица ночи, вовсю гуляла среди ярких звёзд по чёрному небу. Дети уже отчаянно зевали, взрослые, сначала удивлявшиеся столь затянувшемуся торжеству, теперь вовсю налегали на настойку. Лишь шаман сидел в стороне от пирующих, кутаясь в шкуры, и задумчиво перебирая костяные амулеты. Почему то новый вождь не принял у народа племени клятву верности перед началом пира, и это было странно. Старику стало казаться, что юнец совсем забыл об этом ритуале, когда тот встал, привлекая к себе внимание. Пьяный гомон затих, все в ожидании подняли глаза на нового вождя.
   - Ну, как вам сегодняшний пир? - Звонкий, молодой голос задорно зазвенел в только установив-шейся ночной тишине. - Понравился?
   - Да!
   - Все ли наелись? Хватило ли мяса?
   - Да! - На этот раз пьяные голоса кричали слаженно, в унисон.
   - У всех ли полны чаши? - Вождь легко, как пушинку, поднял огромную, вырезанную из дерева ёмкость, больше похожую на бадью, чем на кружку.
   - Да!
   - Так выпьем. Выпьем за долгие годы благополучия. За горы мяса на столе, за полную чашу, за здоровых, сытых детей. Выпьем!
   - Выпьем!
   Люди, все, как один, залпом влили в себя настойку.
   - Я - ваш вождь! Клянётесь ли вы идти за мной?
   - Клянёмся!
   - На охоте и на войне, на весёлом пиру и в мирные дни клянётесь ли вы слушать слово моё?
   - Клянёмся!
   Теперь к крику присоединились и дети, для которых это стало очередной игрой, разнообразив-шей скучный вечер.
   - Я поведу охотников, я буду впереди, моё копьё будет разить без устали, так, что вы не будете успевать носить свежее, жирное мясо. - В голосе нового вождя послышались нотки веселья, от явно решил превратить торжественный ритуал принесения клятвы в шутку, но пьяные люди были только рады подыграть своему новому герою. - Клянётесь ли вы есть, сколько влезет, чтобы я и охотники могли чаще показывать свою удаль?
   - Клянёмся! - На этот раз в этом крике было куда больше энтузиазма.
   - А, когда мяса будет слишком много, мы вновь устроим пир, и будем веселиться всю ночь. Кля-нётесь ли вы ИМЕНЕМ своим быть всегда со мной, не бросать меня не только на охоте, но и на пиру?!
   - КЛЯНЁМСЯ!
   Шаман вскочил, как только услышал про имя, пытаясь остановить глупцов, но что старик мог сделать против пьяной толпы, с обожанием глядевшей на нового вождя? Люди так привыкли орать "клянёмся", что просто не обращали внимания на то, что им говорят.... Зря.
   - Молодцы. - Звонкий, довольный смех хрустальными колокольчиками вспугнул наступившую после клятвы ночную тишину. До пьяных людей дошло, что они только что натворили, и внезапно налетевший ужас сковал их тела, превратив в замерших, дрожащих мышей, глядя на оскаленную пасть атакующего хищника. - Поклялись именем, что будете со мной всегда. А там, где имя, там и душа.... И я принимаю ваши души!
   Молодой охотник вдруг стал быстро меняться. Его тело, словно созданное из воды, вдруг по-плыло, меняясь и превращаясь. Широкое, простоватое лицо вытянулось, смуглая кожа побелела, выгоревшие на солнце волосы, наоборот, потемнели, и могли поспорить своей чернотой с перьями лесных воронов. Рост почти не изменился, но тело стало куда изящнее. Незнакомец улыбнулся, глядя на оторопевших людей.
   - Спасибо вам, мои недалёкие подданные. Моё правление было недолгим, но очень плодотворным. Вы подарили мне столько качественных душ....
   - Демон!
   Племя словно очнулось ото сна. Женщины завизжали, и, подхватив детей, бросились врассып-ную. Охотники схватились за ножи, но не смогли сделать в сторону смеющегося демона ни одного шага.
   - Ну, и зачем так горячиться? - Театрально удивился демон. - Всё равно вы не сможете даже за-махнуться на меня. Помните, сейчас мне принадлежат не только ваши души, но и ваши имена. По праву сильного, по велению ваших законов, и по вашему слову. Теперь я - ваш господин. Вы ничего не сможете сделать. Только умереть.
   - Так почему ты не убьёшь нас?
   Шаман выступил вперёд, всё так же перебирая своими скрученными пальцами костяные амулеты.
   - А зачем? Живите, как жили. Вернее, пока сами не помрёте. Не думаю, что вы долго протянете. Тело без души быстро умирает. Думаю, через день-два вас не станет. Кроме тебя, старик, и некоторых детей. Тех, что умудрились заснуть. Правда, и ты, и эти малявки не долго протянете, после того, как все ваши охотники уйдут в никуда. Зверьё быстро закончит то, что начала госпожа Смерть....
   - Но в ваших городах живёт куча рабов, и все они без души....
   - Это потому, что они полезны, и находятся рядом со своим господином. Поэтому магия и под-держивает им жизнь. - Демон улыбнулся ещё шире, его явно забавляла беседа. - Вы же, без ваших душ, уже не нужны. Хотя они у вас были знатные. Куда вкуснее и питательнее, чем у простых рабов, которые почему-то называют себя слугами. Правильнее было бы говорить - тупая скотина, но зачем расстраивать дураков, думающих о том, как почётно служить нам, настоящим властителям земли.
   - А если мы тебе послужим? - Раздался из толпы робкий, женский голос. - Ты оставишь нас в жи-вых?
   - Ну, надо же, вы мне послужите. - Довольный демон звонко рассмеялся. - Да ещё и живыми! Вот умора!
   - Да... господин. - Вперёд, расталкивая людей, выскочила молодая, симпатичная девушка. - Вы оставите нам жизнь, а мы вам послужим.
   - Ты мне ставишь условия? - Чуть изумлённо приподняв бровь, поинтересовался демон. - Или всё таки хочешь служить?
   - Служить....
   - Громче! - Резкий крик разорвал ночную тишину. - Я, что, должен прислушиваться к твоему бормотанию?!
   - Служить господин!
   - Кто ещё хочет мне служить? Обещаю, эта служба продлится долго, не те жалкие пару дней, что вам осталось....
   - Я! Я! - Раздались неуверенные крики из толпы.
   - Какой энтузиазм, даже приятно. - Оскалился демон. - Хорошо, когда тебя так ценят и любят. Вы, люди, созданы для того, чтобы стоять перед хозяином на коленях.... На колени, я сказал!
   Несколько человек бухнулись на землю. Но, к чести вольных охотников, таких было немного. Основная масса людей остались стоять, гордо выпрямив спину, и буравя демона и тех трусов, что склонились перед ним, ненавидящим взглядом. Некоторые всё ещё пытались схватить нож, но руки не слушались их. Клятва именем, принесённая в запале, не позволяла поднять оружие на хозяина.
   - А вы что встали? - Мягким, враз ставшим спокойным голосом поинтересовался демон. - Идите, не мешайте людям унижаться. Ешьте, пейте, займитесь любовью. Делайте, что хотите, не тратьте последние часы на тупое стояние. А вы, слуги мои верные, готовьтесь. Сейчас будет очень больно....
   Стоявшие на коленях люди рухнули на землю, воя дикими голосами.
   - Что, тяжела служба? - Участливо поинтересовался демон. - Ничего, потерпите, скоро вы умрёте, и боль пройдёт.
   - Тварь, ты же обещал сохранить им жизнь! - Закричал кто-то из охотников.
   - Да? - Ничуть не обидевшись на "тварь", удивился демон. - И когда же я успел сморозить такую чушь?
   - Да не мучай ты их! - Человек попытался броситься вперёд, но не смог сделать ни шага. Все его мускулы были напряжены до предела, руки и ножи дрожали от невыносимого напряжения, но магия демона создала крепкую стену между ним и людьми племени. Конечно, при желании жи-тель ада мог легко перебить всех, но ему явно хотелось сегодня поиздеваться, а не тупо крошить всех вокруг.
   - Зная истинное имя, можно управлять тем, кто его носит. - Демон с весёлой улыбкой глядел на бесполезные попытки человека. - Так что не трать зря силы. И, скажи на милость, когда это я обещал кого-нибудь здесь пощадить?
   - Они согласились служить тебе! - Не прекращая бесполезных попыток, надсадно прокричал охотник.
   - Так они и послужат. Так что я своё слово сдержу. Да вот, сам взгляни....
   Кричавшие от непереносимой боли люди затихли, один за другим. Мгновение тишины, такой полной, обволакивающей, всеохватывающей. Вместе с дикими воплями умирающих исчезли и обычные звуки ночи. Замер ветер, играющий в ветвях деревьев, притихли поющие цикады. Волк, ночной хищник, ищущий спрятавшегося зайца, замер, скаля зубы, и безуспешно борясь с дрожью в разом ослабевших ногах, а затем бесшумно бросился прочь, подальше от этого страшного для всего живого дуновения магии. Той, которую не видишь, не слышишь, не можешь почувствовать кожей, но ощущаешь всеми фибрами души. Жуткой магии смерти.
   Тела людей вновь задёргались, но сейчас это происходило в полной тишине. Мелкая дрожь заставляла все мышцы сокращаться, благодаря этому лежащие трупы, казалось, лёжа на земле, танцевали какой-то странный, отвратительный, но при этом завораживающий танец. Сначала охотники подумали, что демон продолжает издеваться над несчастными, но их сердце и разум тут-же осознали, что их соотечественники мертвы. Глаза видели движение тел, а пустота, оставшаяся от души, услужливо подсказывала, что теперь перед ними не люди, а оболочки, которые медленно заполняются чем-то чёрным, липким, противоестественным, враждебным самой сути природы.
   - Готово. - Раздался жизнерадостный голос демона. - А теперь восстаньте, мои верные слуги! Я призываю вас!
   Подёргивание трупов прекратилось, они замерли, а потом стали медленно подниматься. Люди, те, кто не убежал, шарахнулись от восставших. Рядом с ходячими трупами любой живой ощущал жуткий, потусторонний страх, перемешанный с изрядной долей отвращения, и даже просто стоять рядом было выше сил нормального человека.
   - Да не бойтесь, для вас они уже безопасны. По крайней мере, для тех, кто по своей глупости сегодня потерял душу. - Издевательски успокоил людей демон. - А вот ты, старик, хватал бы тех детей, что не принесли мне клятву, и бежал бы отсюда, без оглядки. Проживёшь немного подольше. На час или два.
   Не обращая внимания на сбившихся в кучу охотников, он повернулся к мертвецам.
   - Повелеваю! Идите, ищите живых и с душой! Несите им смерть! Разрывайте их тела, разгрызайте глотки! Выпивайте жизни и души! И пусть все, что погибнут от ваших рук, станут пищей для моей магии! В их пролитой крови - ваша сила! Их плоть - ваша пища! Их тела - вместилище вашего голода и боли, да восстанут они, так же, как и вы, чтобы также служить мне! А их души - мои, по праву хозяина!
   Демон вдруг на мгновение замер, словно прислушиваясь к голосу, который может слышать только он.
   - Проклятье, как же не вовремя! - Еле слышно пробурчал он. - Я только начал веселиться.
   Бросив рассеянный взгляд на стоявших без движения мертвецов, демон рявкнул:
   - Ну, что встали?! Особое предложение нужно?! - Затем он театрально хлопнул себя ладонью по лбу. - Ну, конечно! Вы же обычные пустышки, совсем забыл. Из такого плохого мяса не было смысла создавать что-либо интересное. Нужен прямой приказ.... ИДИТЕ, И УБИВАЙТЕ!
   Мертвецы, не обращая внимания на стоящих в стороне людей, лишённых души, бросились к старому шаману. Демону очень хотелось посмотреть, чем это закончится, справятся ли потеряв-шие душу охотники со своим страхом, и встанут ли на защиту тех, кто сохранил душу? Погибнут, как воины, или станут цепляться за жалкие остатки от своей и так короткой жизни? Его зомби, хоть и сделанные в спешке, всегда превосходили по силе любого человека, ведь не зря он считался лучшим в мире некромантом. Да что человека, некоторые экземпляры, над которыми он работал особенно усердно, легко могли поспорить в бою один на один с демоном-воином, или даже средним по силам дворянином. Но работа с мёртвыми ему давно наскучила, а вот поведение людей, особенно перед лицом смерти.... Демон буквально упивался гаммой эмоций, от дикой ярости до апатии обречённого на гибель. Он обожал играть, давать ложную надежду, иногда даже отступать от жертвы, чтобы затем нанести новый удар. Но сегодня всё пошло не так, как он хотел. Конечно, собранный урожай качественных душ был неплохим приобретением, да и мертвецы постараются, и, пока их не порвёт на части кто-то, более сильный, добудут для него ещё что-нибудь стоящее. Часть жизненной силы и души убитых мертвецами перейдут ему, правда, эта энергия не идёт ни в какое сравнение с той, что была отдана добровольно. Но, с паршивой овцы хоть шерсти клок....
   - ДОЛГО МНЕ ЕЩЁ ЖДАТЬ! - Раздался в голове демона мягкий, чарующий, но при этом достаточ-но громкий голос, в котором явно читались нотки раздражительности и нетерпения.
   А охотники всё-таки бросились на атакующих мертвецов, стремясь защитить шамана, и нескольких не лишившихся душ маленьких детей. "Эх, такое развлечение пропускаю. Отправить бы эту хозяйку подальше, с её требованиями, но уж больно весело она другими играет. Участвовать в её авантюрах - одно удовольствие. Надеюсь, и сейчас меня ждёт что-нибудь этакое". Бросив последний взгляд на побоище, демон активировал портал....
   - Ну, здравствуй, оборотень. - Вивиана позволила себе повторно выразить своё неудовольствие, добавив в свой журчащий голос капельку льда. - Похоже, я оторвала тебя от слишком серьёзных дел. Видимо, они были куда важнее, чем призыв твоей госпожи.
   - Охотился, и немного увлёкся. - Демон явно не спешил изображать раскаяние. Может, был уверен, что нужен герцогине, и она простит ему эту дерзость, а, возможно, знал, что Вивиане нравится, когда он ведёт себя именно таким образом.
   - Даже так.... - Демонесса чуть приподняла бровь, выражая вежливое удивление. - И, как охота? Удачно?
   - Души целого племени, отданные добровольно. Две с половиной сотни дикарей.
   - Немало. Поздравляю... но ведь не это тебя задержало?
   - Конечно, нет. Просто хотелось посмотреть, как они умирают. Насладиться финалом трагедии.
   - Это действительно была уважительная причина. - Вивиана чуть кивнула, соглашаясь. - Без их смертей перед победителем охота оказалась... несколько незаконченной. Но, ничего, оборотень, думаю, я смогу предложить тебе взамен нечто более интересное, чем кончина кучки немытых дикарей.
   - Дело настолько любопытное? - Демон-оборотень не стал скрывать охвативший его азарт. Про демонессу можно было рассказать многое, но она никогда не обманывала так грубо и примитив-но.
   - Не просто любопытное, мой наглый друг. Дело очень интересное. Вернее, я бы даже сказала, уникальное.
   - Это хорошо. Я так доволен своей госпожой, что согласен, чтобы ты, Вивиана, называла меня по имени-прозвищу. А то надоело слышать от тебя "оборотень". Ну, что это за слово? Больше похоже на кличку.
   - По имени? - Усмехнулась демонесса. - Да ты их себе придумываешь чаще, чем я причёску ме-няю. И как тебя звать на этот раз?
   - Миридин Странствующий, или Странник.
   - Миридин? Это, случайно, не производная от Мерлина, героя старых, человеческих легенд?
   - Да, он самый. - Демон чуть поклонился, пряча улыбку. - У него ещё ученица была, никак не вспомню, как там её звали....
   - Да вы действительно наглец, милейший. - Рассмеялась Вивиана. Другой бы мгновенно попла-тился за свою дерзость, но этому демону герцогиня могла простить многое. - Назваться моим наставником, хоть и мифическим.
   - Всегда рад услужить. - Оборотень широко улыбнулся, демонстрируя набор великолепных клыков, и, не считая нужным скрывать нетерпение, выжидающе посмотрел на демонессу.
   - Тебе любопытно, Странник, что за приключение тебя ждёт?
   - Да, и хотелось бы узнать о награде. Сколько душ я получу?
   - Насчёт награды - тут уж как повезёт. В этой маленькой игре души - не главное. А задание.... - Демонесса усмехнулась. - Простое, до безобразия. Нужно проследить за одним человеком. По-мочь ему, по мере сил, хотя вряд ли это потребуется. Ну, а если вдруг игра пойдёт не так, как за-планировано - убить.
   - И всё?!
   - Ну, в общих чертах да. Правда, есть некоторые нюансы, делающие это приключение достаточно интересным и привлекательным для тебя, Миридин.
   - Например? - Оборотень чуть подался вперёд.
   - Этот человек - маг, убийца демонов. Можно сказать, серийный убийца. Не поверишь, сколько уничтоженных созданий Ада на его совести.
   Странник с недоверием уставился на герцогиню.
   - Да, да, он убивает демонов. Легко и непринуждённо. - То, что этот таинственный убийца уни-чтожает саму сущность, Вивиана решила пока не афишировать.
   - Неужели Земля родила такого сильного мага?
   - Слушай, дальше ещё интереснее. Никто не знает, как он это делает.
   - Странно.... - Задумчиво протянул оборотень. - Обычно магическая битва оставляет много сле-дов. Жар пламени, способного убить демона, оплавляет камни, маг воздуха такой силы вообще разнесёт всё, что попадёт в зону действия его заклинаний....
   - Ни-че-го, Миридин. Ни-че-го. - Чётко, по слога, произнесла Вивиана, наслаждаясь замешатель-ством собеседника. - Никаких следов. Только трупы, лежащие на улице.
   - Подожди-ка, Вивиана. Ты сказала - трупы.... Множественное число - это просто оборот речи?
   - Нет, Странник. Иногда он убивает за раз двух охотников.
   - Простой человек?
   - Да.
   - В одиночку легко убивающий нас?
   - Да.
   - Ты права, это безумно интересно.
   Оборотень был счастлив. Похоже, что скука, его самый главный враг, на какое-то время будет повержена. Миридин не искал могущества, как другие демоны, ведь по мощи он был не намного слабее любого из герцогов. И это сам, без армии мёртвых, которую он мог легко поднять, был бы только подходящий материал под рукой. А с Вивианой так вообще мог легко потягаться в открытом поединке. Он не искал власти, ведь власть - это ответственность, и всё та же скука. Демон любил заниматься лишь тем, что его могло развлечь. И, похоже, впереди его ждала занимательная игра. Возможно, лучшая за последнее столетие.
   - Так кто этот маг-убийца?
   - Кто он такой? Хороший вопрос. Вот ты на него и ответишь. Я только знаю, где он будет. И куда потом пойдёт. Через дикие земли с группой других магов. И знаю, как понять, кто он.
   - Как?
   - Ты просто не сможешь запомнить его лица, Странник. - Усмехнулась герцогиня. - Тот, кто будет постоянно исчезать из твоей памяти - и есть твоя цель.
  
  
   Раньше, до прихода демонов, и бунта стихий, люди без особых проблем путешествовали из одной точки земного шара в другую. А те, у кого водились деньги, делали это в комфортных условиях, если верить рассказам Старика. Наверное, счастливые были времена. Сейчас, если ты - человек, и не обладаешь возможностями демона, то даже простая поездка в соседний город может превратиться в кошмарную смесь преград и непрекращающихся атак адских тварей, заполнивших землю. Все населённые пункты, от небольшой деревушки до столицы, были защищены, новые владыки земли берегли свои стада, но как защитить дороги? Вернее, не дороги, а направления, ведь всё дорожное покрытие рассыпалось на составляющие в первый год бунта стихий. Силы природы не стали терпеть "творчество" человека, с помощью науки соединявшего то, что не хотело быть соединено воедино. Человек брал нефть, кровь земли, и выгонял из неё сущность огня, создавая бензин или керосин, но кто сказал, что огонь хотел, чтобы всё так и было? Каждая стихия занимала своё, комфортное для неё место в любой, даже самой маленькой частичке этого мира, и не стремилась к иному. Огонь, вода, воздух, земля переплетались воедино, не желая при этом выделяться или смешиваться. Но человечеству было на это плевать.... Веками мы творили с окружающим миром, что хотели, и, с приходом Ада и магии, когда стихии получили свободу, то быстро вернули всё на своё место.
   Оказалось, что почти всё, что создал человек, было не угодно природе. Своими действиями он нарушал идеальную, сложившуюся за миллионы лет систему, выделяя, порабощая, связывая элементы стихий, которые просто не желали быть вместе. И мир, когда выпала такая возможность, очень быстро навёл порядок. В первые недели после открытия порталов из Ада распалась ржавчиной почти вся сталь. Оказалось, что железо, кость земли, хорошо себя чувствует только вместе с воздухом, поэтому и окислилось почти моментально. Почему так - никто не знает. Конечно, сейчас демоны или маги создают прекрасное оружие из стали, но для этого даже они вынуждены сначала договариваться со стихиями. Если простой человек попытается выковать и закалить стальной клинок, то земля просто отвергнет огонь, а затем и воду, и соединится с воздухом, превратив все труды мастера в ржавчину. Но это работало только с железом, некоторые камни, к примеру, вели себя иначе, и больше всего любили воду, хоть она их и превращала помаленьку в песок. Бетон, из которого любили строить люди прошлого, так же оказался неугоден природе, правда, не весь.... Некоторые здания остались стоять, как ни в чём не бывало, а некоторые за пару дней превратились в пыль и песок. Кирпичи же оказались вполне жизнеспособны, видимо, глина прекрасно дружила с огнём. Время показало, что рецепты старых, античных мастеров оказались самыми правильными, с точки зрения стихий. Сталь почти повсеместно заменили бронзой, благо, проблем с материалами попросту не было, демоны могли призвать из ада всё, что угодно, в любом количестве. Похоже, там текли реки из разных металлов, и люди не испытывали дефицита в олове и меди для создания звонкого, солнечного, а, главное, не противоречащего стихиям сплава. Кирпич, камень, и дерево стали подспорьем в возведении новых зданий, и люди зажили почти по старому, как любил говаривать, грустно вздыхая, Старик. А потом обязательно добавлял, что машин и механизмов в этом мире почти не осталось. Конечно, дворянство могло зачаровать достаточно материалов, чтобы создать для себя эти самые машины (помню, целитель показывал мне картинки, чудом сохранившиеся после бунта стихий, где были изображены чудные штуковины, и называл из автомобилями), но демоны предпочитали обходиться магией, ведь это было и проще, и быстрее. Да и энергия, потраченная на создание одного такого стального монстра, могла срав-ниться с созданием сотни разовых порталов.... Лишь редкие оригиналы, такие, как наш герцог, заводили себе это механическое чудо. По словам целителя, мы вернулись в тёмные века.
   Но не все машины благополучно канули в лету. Остались и инженеры, и их новые, созданные в современных условиях "творения". И одно из них сейчас находилось передо мной. Я с тоской смотрел на это чудо, позабыв на мгновение о творящемся вокруг бедламе. Сборы, как я и пред-сказывал, затягивались до вечера.... А потом все мы должны были грузиться в эти, с позволения сказать, машины. Конечно, транспорт, предназначенный для братства инквизиторов, разительно отличался от изящного, практически совершенного автомобиля герцога. Ну, что хорошего можно было создать из дерева, камня, и бронзы? Да ещё с паровым котлом в качестве двигательной силы. Машина, которая по бездорожью сможет доставить отряд инквизиторов хоть на другой конец страны, обеспечивая их безопасность, относительно неплохую скорость передвижения по бездорожью, но не обеспечивающие никакого комфорта. Дважды нашему отряду приходилось пользоваться этим транспортом, и оба раза всего через полчаса, братья, все, как один, искренне жалели, что нельзя было просто пойти пешком. Да, далеко... да, опасно... но, по крайней мере, тебя не трясёт, как сухой горох в надутом пузыре-игрушке маленького ребёнка-непоседы. А, если вспомнить ещё этот жуткий шум, постоянно преследующий пассажиров, то становится понятно, почему все инквизиторы искренне не любили это чудо инженерной мысли. Как представлю себе весь этот бесконечный скрип, дребезжание, стук.... Я, опустив руку в карман, нащупал там кусок мягкого воска. Незаменимая вещь, если его размять, и сделать пробки для ушей, то можно будет избавиться хотя бы от этих раздражающих звуков. Жаль, что с тряской так легко не справиться. На деревянных то колёсах, без всякой подвески, да по бездорожью.
   - Старший брат....
   Я, постанывая, и вовсю изображая смертельно больного, медленно обернулся. Рядом со мной, чуть опустив взгляд, и переминаясь с ноги на ногу, стоял один из молодых инквизиторов.
   - Да?
   Хриплый, еле слышный шёпот. Я сам был поражён, как быстро смог вжиться в роль безнадёжно больного человека. Видимо, внутри меня до этого момента крепко спал не слабый актёрский талант, и события последних дней смогли его разбудить. Вот и сейчас, практически без моего осознанного вмешательства, голос звучал тихо, надсадно, словно каждое слово давалось мне с огромным трудом. Я словно проталкивал огромные, шершавые валуны по кровоточащему горлу.... Идеальное соответствие образу смертельно больного человека. И, при этом я не старался себя контролировать и направлять, всё получалось словно само собой. Нацепил маску, а дальше маска сама стала вести тело.
   - Старший брат, ты бы пока прилёг, отдохнул.
   - В этом шуме.... - Пауза, надсадный, захлёбывающийся кашель, несколько тяжёлых, с трудом дающихся вдохов - ....какой отдых?
   - А мы тут хозяев упросили, они одну машину зачаровали. Специально для тебя. Там не будет ни тряски, ни шума. - Молодой инквизитор чуть улыбнулся. - Ты же знаешь, владыки сделают всё, что угодно, лишь бы не оставаться с нами рядом надолго.
   Что может быть лучше, чем стать живой легендой? Конечно, перейти в статус всеми уважаемой умирающей легенды в нашем братстве. Меня, с максимальным почётом и осторожностью, словно дорогущую, и очень хрупкую фарфоровую вазу, препроводили к одной из машин, больше похожую на огромный сарай. С некоторой опаской я шагнул внутрь, и шумно выдохнул. Нет, определённо, нужно было начинать умирать пораньше. Этот дом на колёсах оказался неплохо обставлен. Оглядевшись, я понял, что здесь было даже удобнее, чем в моей комнате. Мягкий диван, резной стол, даже на первый взгляд удобные стулья, сервант со стеклянной посудой, а за приоткрытой дверью располагалась настоящая ванная комната с санузлом! Такая роскошь была доступна только высоко поставленным особам, из числа людей, разумеется. Даже у нас, инквизиторов, был всего лишь душ и туалет, один на этаж, куда часто приходилось занимать очередь. А здесь.... Роскошно, ничего не скажешь. Интересно, кого братья выселили отсюда, и, самое главное, как они планируют сохранить всё это великолепие в дороге, на этих ямах и канавах? Не на крыльях же это чудо полетит.
   - Отдохни здесь, старший брат, а я пока принесу чего-нибудь поесть.
   Когда инквизитор вышел, я с наслаждением плюхнулся на диван. Эх, хорошо.... Даже если эту колымагу и не зачаровали, а просто соврали, чтобы по быстрому отвязаться от нас, проклятых, всё равно, до вечера ещё времени много. Полдня сна на мягком, уютном диване для того, кто толком не спал уже больше суток, причём часть этого времени сдыхал от воздействия своей же собственной магии - это подарок судьбы, блаженство. Когда мои глаза сами по себе закрывались, я, проваливаясь в мягкую, тёплую бездну, именуемую сном, понял, каким может быть этот мифический рай....
   Инквизитор, одной рукой открывая дверь, а другой придерживая поднос, заставленный плош-ками с едой, увидел на диване неподвижно лежащее тело, прикрытое багровым плащом. В пер-вое мгновение он хотел бросить всё, и попытаться помочь умирающему брату, хотя и понимал, что толку от его участия будет не так уж и много. Но, увидев равномерно поднимающуюся и опускающуюся грудь и расслабленную, мягкую улыбку на недавно перекошенном от боли лице, сам улыбнулся, и, осторожно, чтобы не разбудить спящего, прикрыл дверь.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) Д.Маш "Золушка и демон"(Любовное фэнтези) Д.Дэвлин, "Особенности содержания небожителей"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) А.Чарская "В плену его демонов"(Боевое фэнтези) М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Н.Любимка "Черный феникс. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"