Нурарихён Акира: другие произведения.

Скиталец. Небесный Клан

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь] [Ridero]
Реклама:
Новинки на КНИГОМАН!


Оценка: 8.71*13  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Очередная смерть. Мир чакры остался позади. Из прошлой жизни вынесены многие открытия и они очень просятся на волю. Но как быть если ты попал в захудалую, аграрную страну, пусть и с большими просторами? А если ты пообещал себе пару жизней назад - больше никогда не жить серо?


Егоров. Небесный Клан.

Пролог.

  -- Молодец, хорошо получилось!
  -- Опять Вы! Я знать вас не знаю! Шли нах! - парень только появившийся на полянке с колодцем, на которой стояли пара мужчин, развернулся в сторону и шагнул в тёмный диск возникший прямо в воздухе. За спиной исчезнувшего парня остался так и не увиденный им одноэтажный деревянный дом.
  -- До чего у тебя внук не сдержанный. - пробормотал себе под нос крепкий мужчина лет тридцати на вид, среднего роста, русоволосый с суровыми чертами лица и серыми глазами. Надета на нём была домотканая рубаха.
  -- Наговариваешь ты на правнука... Сейчас вновь появиться, обматерит и уйдёт, спорим? - второй мужчина тоже выглядел как тридцатилетний мужчина, но был высок. Одет в гимнастёрку и своими серыми глазами смотрел с прищуром.
  -- Та, ну...
  -- Опяяять! Да сколько можно? Что вы дое..сь до меня?! - в сердцах прокричал вновь появившийся из ниоткуда парень. - Как вы меня достали.
   Парень в очередной раз повернулся и шагнул в тёмный диск.
  -- Даже сказать ничего не успели. - пробормотал военный.
  -- Эт, да. Шикарно вышло в этот раз. Может подкинем подарок тогда?
  -- Разбалуем. - с сомнением пробормотал военный.
  -- Та, ну. Детей за хорошее поведение надо хвалить. А то ты донаказывался.
  -- Кто старое помянет...
  -- А кто позабудет! - посмотрел на военного "крестьянин".
  
  
   Опять я в этом нигде, покинул что-то, или где-то, каждый раз это место остаётся как в кристалле и образы тысячикратно разбиты, странно это.
   Уже привычное ощущение когда память вытягивают, уже привычно копирую всё, что знал, видел, слышал, чувствовал и думал. И как обычно лечу в цент Спирали. Меня наверное начинает пугать то насколько смерть может быть рутинной.
   И вот в очередной раз перед моим взором разворачивается это ошеломляющее зрелище миллионов звёздочек-миров. ХЗ, как тут ориентироваться?
   Тут одна из звёздочек мне подмигнула! Ну, а кому ещё, если кроме меня некому? Остальные "за спиной" носятся, как метеоры по небу. Вот и будешь ты звёздочка моей избранницей.
   Короткий миг полёта окончился, как и предыдущие, нудной и тяжёлой работой. Единственное, что изменилось, это то, что теперь я знал, что должен родится пацаном и это не могло не радовать. Девчонкой жить тяжко.
   Как в этот раз память привязывать? В принципе в бытность свою шиноби я усвоил, что память не есть состояние мозга, скорее в мозгу просто зоны и участки отвечают не за саму память, а за резонанс с ментальным внешним телом, и служат скорее ключём-адресатором к конкретным воспоминаниям. Соответственно теряя какой-то кусочек мозга теряешь и ключ, а значит и доступ к памяти... Так, мне-то что делать?
   А в принципе, если поместить себя(как маленькое тельце) в центр ментального тела, и не закрывать восприятие... то будет постоянно раскалываться голова, но любая вещь о которой я подумаю выстроется в ассоциативные цепочки... Хе-хе, буду, как открытая книга с гипер-ссылками. Но зато угрозы потерять часть памяти из-за ранней смерти не будет грозить.
   О, кажется мамин голос... Поёт, жаль непонятно.
   Ладно, что там по плану? Глаза, кости, нервы, мышцы... Стройся-стройся сильный я, пусть здоровым буду я.
  
   Роды проходили нормально, повитуха была спокойна, у Алёны уже третий ребёнок и все малыши здоровыми рождались. Жаль Антошку, старшего биш, волки задрали, а Павлушка застудился на речке весной и умер в горячке. Ну младшего то поберегут нибось, а коли сами не поберегут, то и Бог не уберегёт.
  -- Тужься, тужься, моя милая, головка уже вышла сейчас сейчас моя хорошая, давай давай, не расслабляйся, ещё не всё... Всё умница. Ох, какой малец.
  -- Уааа! - разразился кличем удерживаемый на руках крохотный человечек. Когда повитуха вынула слизь из его ротика..
  -- Держи сына Алёнка.
  -- Спасибо, тёть Прося. - усталая девушка с любовью смотрела на укутанный в пелёнки и уже во всю сосущий грудь комочек жизни. - А будешь ты у меня не Петром, как отец хотел, а Алёшей. - малыш выплюнул грудь и снова заплакал. - Ну-ну Алёшенька, не плачь, с твоим папкой я уж договорюсь как нибудь.
  
   Какое потрясающее ощущение... Дома!!! Это не передать словами... Как же оказывается достали эти параллельные миры, ненормальные Японии, шинобиландии и иные непонятные Спирали. Я даже не сразу поверил, что на русском гутарят. Нет, акцент есть и не слабый, но мне даже Польша сейчас Дом!
   Радовался я до того момента, как начал чётко видеть.
   Барак. Даже не свечное, а лучинное освещение. Домотканые одежды. Мама которой от силы лет двадцать пять, а хочется дать все тридцать пять. Печь русская и ещё одна дровяная, выполненная как часть стены.
   Староверы? Старообрядцы? Ортодоксы? Да даже у них дома были бы свечи! Или керосиновые лампы. Батя вообще в лаптях ходит. Мамка кстати тоже. Ни зеркала, ни умывальника в доме нет. Меня моют в деревянном тазу. Кроватка не покупная, но красиво сделана. Как там? От кутюр?
   В общем, дома-то я дома, но похоже не в тогда. Да и ладно, подрасту, узнаю в когда я очутился. А пока нужно вновь привыкать к телу и начать стоит с пальчиков...
  
   Батя у меня дядька суровый. Отставной военный. Комиссовали из-за ранения в ногу. Видно кость перебило. В общем хромает он сильно на правую ногу, в непогоду нога у него ноет. Меня отец трогать страшно боится и возится со мной только мать.
   Не знаю почему, но всегда рождаюсь в начале лета, и сейчас в особенности это не может не радовать. Так как зиму и весну пережить очень хочется.
   Даже рассказывать не о чем. Отец весь день вкалывает, где-то во внешнем мире. Мать весь день занимается готовкой, стиркой и время от времени вышивает. Я стараюсь не мешать заниматься делами и заву мать только по делу, надудонил там, или голоден. Меня уже начали понемногу в хорошую погоду выносить на улицу в плетёной корзинке, но даже не видел односельчан, так как во дворе приличной высоты плетёный забор. Грусть печать. Одними медитациями и живу.
  
   Третий месяц ознаменовался уборкой урожая. Посидел с народом в поле, пообщались... Где мой Учиха? Хочу Учиху назад, он хоть кидался чем нить, эти вообще вялые валенки какие-то. Односельчане ещё, как на подбор, лапти, домотканые платья, у некоторых только цветные платки, а так тоже домотканые. Косы есть, комбайнов нет. Даже у лошадей в упряже почти нет железа. Дерево, кожа, бронза.
   Но у бати видел кремниевое ружьё лежит, порох, пыжи, пули. Значит не середина прошлого века, ближе к концу... И не спросишь пока.
   Блин, рожи мелкие, ещё и уснули все. Тоска.
  
   До двух лет положение не менялось от слова вообще. Ешь, спи, особо не гуляй, зимой не простывай, всё. Мама даже сказки рассказывала редко, так как - "он ещё маленький и всё ровно не понимает". В два я начал активно бегать голышом по улице. Эксгибиоционизм был вызван банальной нехваткой выходной одежды, но всем вокруг было на мой внешний вид оранжево, мне как бы тоже. Лето не холодное, солнышко пригревает. В лужи мы особо не лезли...
   Мы это сельские дети. Из двухсот пятидесяти человек на селе примерно сорок дети от моего возраста, до десяти. Старше уже отроки и они во всю помогают на полях и огородах или ловят рыбу. Дети с шести до десяти тоже помогают родичам, но кто-как и кое-как. Не умеют ещё. А вот мы малышня представлены сами себе. Нет пригляд за нами есть, те же отроки одним глазком да приглядывают, но в помощь не запрягают.
   Я по обыкновению свои тренировки маскирую под игры и малышей в них втягиваю, так и мне веселее и им польза, хоть они об этом и не знают. Пока только догонялки и дразнилки дыханием при кривлянии рожицы. Забавно, дети ведутся. Уже запросто держат третью форму дыхания, что заметно укрепит их здоровье. Но это дети лет до четырёх, нас всего десять. А четырёх-шестилеток человек двадцать и они сами играют. Короче, скука.
   Как же я скучаю по своим нитям... Это же практически был телекинез! А я был человек заводом. И теперь две убогие ручки это всё, что у меня есть. Тоска. И даже рожу набить некому.
   Пойду старшаков тогда доканывать!
  -- Дииимя! - повис я на мальчике лет шести, он мне сколько-то юродный брат, вот пусть и развлекает.
  -- Лёшка, отстать, иди вон с Люськой поиграй!
  -- Сказку! - к этому я тоже местных приучил, не расскажет сказку не отстану, пока родители на обед не уведут. Да, вот такой маленький и не отстаю.
  -- Про лешего рассказывал? - естественно повторы меня не устраивали.
  -- Неть.
  -- Значит слушай...
  
   К зиме набор из трёх тысяч слов не сильно удивил моих родителей, не столько, во всяком случае, как довольно чёткие звуки "ша" и "эр". А я ввёл в посёлке новую игру - "море волнуется раз", а сам под это дело занимался асанами и ката, теми, что плавно могут переходить из одну в другую форму, плюс ко всему отлично податливые связки позволяли заниматься безболезненно своей растяжкой. Как же уже хотелось заняться силовыми упражнениями, это от информационной скуки наверное. Но хоть узнал какой нынче год. Аж одна тысяча восемьсот шестьдесят шестой. И значит я родился в шестьдесят четвёртом. Такие вот дела.
   И что мне делать теперь? Как всем положено? Попал в Империю, спасай Империю и Императора, он де дядька был хороший, а страну просрал из-за плохих министров. Попал лет на тридцать позже, спасай Союз, он де хороший был, просто генсеки, как один клинические идиоты. А самому мне в первой нравится княжество Финское, Менделеев и Пирогов, а в Союзе система образования, дешёвый авиапроезд по всем советским республикам и космическая фантастика. Ну ещё наша боевая техника, но до неё ещё стодвадцать лет.
   А не буду я спасать Империю, люди сами выбрали коммунизм, а те кто с ними не согласился сильно об этом пожалели. До советов же ещё дожить надо.
  -- Алёшка, ты чего это такой смурной? Дай ка лобик. - мама губами проверила температуру, но не чего подозрительного не почувствовала.
  -- Не мам, грустно стало.
  -- От чего же?
  -- Зима, все по домам, даже поиграть не с кем. Давай в "море волнуется"?
  -- А давай! - озорно согласилась она.
  
   Остаток зимы и весну в итоге провёл беспокойно, от скуки и нечего делал начал учить мозг различать ауры. Это в общем не сложно при наличии терпения, яркой лампы, белой стены и разноцветного картона, только лампа должна быть с контроллером, чтоб постепенно гасить до полного затухания света. Так приучаешь мозг следить за этим световым пятном произвольной формы, фантомом от яркой бумаги. Потом место картонки занимает человек, на худой конец растение(но от растения почти не видно свечения с непривычки). Ну и в итоге учишься включать этот режим без плясок с лампами.
   У меня естественно лампы с реле не было, пришлось мозг так насиловать. Благо я уже проходил через это однажды.
   После того как начал различать ауру, её цвета и оттенки начал напрашиваться в лес с девчонками постарше, когда они ходили за сборами лечебных трав. Девочки были не в восторге, им приходилось отвечать на тысячи моих вопросов - "а что это? Акакназывается? Аонодлячегонибудьподходитвлечении?" За частую девочки не знали ответа, да он мне был и не нужен. Я просто старательно запоминал, что есть что и как светится, посмотрю ещё за нашей травницей, может чего полезного узнаю.
   Но Машу я похоже конкретно довёл до ручки, потому что затыкать уши и убегать в неизвестность бросая меня одного в лесу спокойный человек бы не стал.
  -- М-да, и что теперь делать? Вернусь, её сильно накажут, побегу за ней, выдохнусь, она уже километра полтора пробежала похоже... Здесь подождать? Тропинка то хоженая. - так рассуждая в слух и присел на валяющийся ствол деревца.
   В течении часа маялся только рассмотрением аур кустов и больше ничего не происходило. И куда её унесло?
   Тут как раз с той стороны засветило... по другому и не скажешь, маленькое, слабенькое солнышко. За сиянием кто-то был и этот кто-то был центром этого сияния. Изменив зрение на обычное я увидел крепкого дедана с бородой и палкой-посохом, одет он был в длиннополую, опять же, домотканую рубаху.
  -- И кто это у нас тут сидит?
  -- Здравы будьте, мил человек. Я Алексей Никиффоррович, уф.
  -- Ну, здравствуй Алексей Никифорович. А что ты тут один-то делаешь?
  -- Девушку жду.
  -- Молодой да ранний! Тебе пять то хоть есть, жених?
  -- Не, нету. И невесты нету. А глупая девчонка, что должна была за мной смотреть, да от моих расспросов в лес убежала, вам не попадалась?
  -- Была тут одна, минутах в десяти хотьбы, сидела ревела. Баба постоянно ревут из-за всякой ерунда, а в этот раз ерунда четырёх лет... Этож надо заставить девушку чувствовать себя такой дурой, что ей захотелось аж разревется немедленно...
  -- М-дя? Ну пусть поплачет. Полезно иногда.
  -- А с ней то ты зачем пошёл? - после минуты молчания и разглядывания меня спросил дед.
  -- Травы поучить, какие от чего, какие для чего, что съесть можно в походе, а что приправой использовать. Да и как энергетические тела растений с человеческими соотносятся захотел посмотреть. - дополнил я после того, как дед своей аурой потрогал мою.
  -- Какой мне не обычный четырёхлетний мальчик попался в лесу. - покачал дед головой будто соглашаясь с чем-то. - И многого добился?
  -- Нет, она же убежала. - махнул я рукой в предположительном месте нахождения Марии.
  -- Ну да. Слушай, а ты читать умеешь? - вдруг спросил дед.
  -- Никто не учит... Все твердят, мал ещё. А в деревне скучно.
   Дед взял веточку и начал на тропинке чертить квадрат семь на семь клеток. Затем в эти квадратики вписывать буквы. Рядом начертил ещё один отдельный столбик и в него вписал некоторые из написанных ранее букв, но с чёрточкой сверху или двумя-тремя точками.
  -- Это буквица, она же средство счёта, - показал он на столбик сбоку. - Ты считать умеешь?
  -- До тысячи. - скромно соврал я.
  -- Ого, в четыре-то?
  -- Чего там сложного? Десять, всё по десять и ещё раз десять. Единицы, десятки, сотни. Всё повторяется, только название длиннее становится.
  -- Ну да, ну да. - опять чему-то покивал старик. - Смотри и запоминай, сейчас я тебе прочитаю, потом сам повторишь... Аз, Боги, Ведаю, Глаголя, Добро...
  -- А счёт единиц до девяти? Потом десятки, стони, тысячи, десятки тысяч... Ну тоже не сложно, хоть и не привычно. Ноля опять же нет.
  -- А его и в природе нет. Ноль, это точка, начало отчёта координат.
   Забавный дед. Нашли же в лесу друг дружку два странных типа.
  -- Ладно дед...
  -- Дедом Фадеем зови.
  -- Ладно, дед Фадей, благодарю за науку, но надо идти успокаивать эту плаксу и идти назад, а то родители начнут переживать. А вас найти как-то можно?
  -- Как-то можно, но вообще тут через версту полянка саженей десять, я на ней с утра до обеда буду в течении трёх недель.
  -- До свидания!
  -- Ступай, ступай, Алёша.
  
   О встрече со странным дедом я никому не говорил, а к нему ходил играя с детворой в прядки. Приучив за пару дней детей, что найти меня нереально, и пока сам не выйду не найдут, но по обыкновению объявил сладкий приз самому внимательному или везучему.
   С собой в лес на всякий пожарный я таскал два кованных метательных гвоздя, так что совсем безоружным не был.
   Дед учил русскому с большим удовольствием, обосновал наличие пяти букв "и", двух "о", привёл образы на "кси", "пси", "эдо" и т. д. так как они редко встречаются в книгах. Но больше меня поразила математика. По сути это была пространственная математика. С другой стороны выглядит знакомо. В общем, та же беда, что с римскими цифрами. Просто заставляет мозг работать по другому.
  -- Всё, беги домой, Алёша. Через пару часов дождь зарядит дня на два, а ты приходи на четвёртый. И полянка просохнет и у меня кости болеть перестанут.
   Да с болью это он не вовремя напомнил.
   Боли нет, есть воздух. Уже месяц приучаю себя к мантре и пока помогает, но когда забываюсь и о боли напоминают она из воздуха обращается ввинчивающимся ржавым шурупом в черепную коробку.
  -- До скорого, дед Фадей!
   За пару часов я успел вернуться, "найтись", поиграть с малышами дыхательной гимнастикой, а с более старшими в разные салочки скакалочки. Детство в деревне короткое, успеть бы насладится. А то всё скука, да тоска, хоть дед прикольный попался.
  
   Эти четыре дня вылились в жуткую тоску. Жизнь без цели угнетает.
   Ладно, Империю я спасать не хочу. Советы мне тоже безразличны, я дитя другого времени, хоть и рос на останках Его, но и Россию особо любить не за что, хотя и не любить не за что... Вот только китайцам забайкалье по сути подарили... А почему? Потому что людей мало и чинушам и своей Москвы хватает, ведь там Жизнь, там движение, туда стекаются все деньги, даже сейчас. А почему людей мало? Великая война + Японская война + Гражданская война + Революция + Репрессии и через десять лет Великая Отечественная, да мы тогда по разным оценкам потеряли от сорока до шестидесяти миллионов человек. По сути за пятьдесят лет страна потеряла более четверти своей крови. Вот и некому стало осваивать всякие холодные и дальние востоки, когда есть тёплый и сытный запад на котором после войны освободилось много места.
   Ну и ладушки, с причинно следственной разобрались, мне то что делать? Предотвратить первое, второе и третье? Да без проблем. Валим Романовых. Валим декабристов. Приходит новый лидер, а там посмотрим. Но не вижу места для себя в этом новом мире. Слишком много крови, сильно будет давить. Да и опять же эти уроки нужны народу, и за эти уроки, за свои ошибки мы заплатили своей и чужой кровью, жаль мои бывшие современники забыли все эти уроки и совершают опять те же ошибки.
   И так, мне нужно заселить зауралье вплоть до Аляски? Так? А ещё лучше и Аляску назад отыграть... Уже интересно. Хм, прогресс? Не, пусть сами... Неинтересно, слишком много у меня знаний уже скопилось они всегда будут проситься на волю. Знать, что можешь легко помочь всего одной технологией в горе будет жутко давить, а дискомфорт раздражает. Значит, нужен ограниченный круг лиц которые будут у меня учится и совет, который возьмёт на себя функцию оберегания клановых секретов... Значит клан? Ну, а почему нет? Клан это единственное образование, которое может противостоять государству, если сильный конечно. Вот это уже очень интересно.
   Но начинать нужно с малого.
   Нужно заручится уважением и поддержкой старших и воспитать себе помощников...
  -- Алёша иди кушать!
  -- Бегу мам.
  -- Ты какой-то весёлый стал, а то ходил бука букой.
  -- Распогоживается. - отозвался я смехом.
  
  -- Дед, а дед, а чего ты со мной возишься? Тебе же сюда ходить вёрст восемь каждое утро. - спустя почти три недели занятий решил таки спросить я.
  -- Я, Алёша уже и детей своих выучил и внуков... Боюсь не доживу до правнуков. Они хорошо учились, хорошо всё запомнили и без искажений смогут передать своим внукам... Но не поняли они Алёша, не увидели. А ты старше чем выглядишь, и сразу увидел ценность знаний. Но ты тоже сперва увидел лишь математику, будто узнал и сравнил с чем-то, признал полезность, но отнёсся чуть снисходительно, будто знал более сложную форму, вот и стало мне интересно тебя учить, что поймёшь, мимо чего пройдёшь.
  -- Хм... - не пожалуй гвозди метать не буду. - Дед, я у деда Петра спросил буквицу показать, но он только сорок шесть буквиц знает. Отец так вообще сорок две, а ты мне сорок девять показал.
  -- Реформы Алёша. Зачем писать разные "и" если и так понятно, что имел ввиду, малограмотные с ошибками пишут, и во власти сидят, им вообще не понятно зачем столько букв когда в греческом или латинице меньше знаков, а языки считаются просвещёнными. Так и рубят буквицу понемногу. А язык, Алёша, это душа народа. А нехватка букв в итоге приводит к смятению, а смятение к неуверенности.
   Угу, то то мне неудобно при объяснении слова Мир, это тебе и перемирие, и Земля на которой живём и параллельные вселенные, а тут поставил одну "и" и всем понятно что ты имел ввиду, поставил другую "i", а по контексту первую, сразу понятно пропёрся парень.
  -- Ну да, тупыми баранами проще править. - помолчали.
  -- Дет, я собираюсь основать свой клан и тут лет через пятнадцать станет неспокойно, новые люди, новые города...
  -- Большая цель. - хмыкнул дед.
  -- Я это к тому, что если, где строить не надо, то ты мне скажи или скажи тому кто тебе на смену придёт. Пусть скажет, что от тебя. Я тогда те болота и леса трогать не буду.
   Фадей посмотрел на меня остро, теперь у него мелькнула мысль про посох, и что он его, пожалуй, применять не будет.
  -- Там видно будет.
  -- Ладно. Держи книгу, деда, я побежал! До завтра?
  -- До завтра.
   Книга кстати интересная, представление современников о Марсе написанное кириллицей, напечатанное в пятьдесят втором году для офицеров армии.
  
   В завоевании уважения старших с прицелом на будущее я подумал о нехватке у нас мельницы. Для дома зерно вообще в ступке мелят. Как построить мельницу я знаю, была нужда в королевстве, но нужны инструменты и умение ими работать. А из-за постоянной работы нитями я в какой-то мене разучился работать руками... Топором, да ещё и в четыре года мельницу срубить нереально, так что сейчас ножом вырезаю разные фигурки и восстанавливаю навыки работы с деревом, пристаю с расспросами ко всем сельским плотникам, они не мастера конечно, но одним топором сруб поставить могут, да и ложку топором вырезать тоже. Я же баклуши тютелька в тютельку топором бить не могу, он для меня тяжеловат ещё, но теорию прослушал, пригодится. И заготовок мне набили, теперь сушатся. Сам я вырезаю фигурки домашних и одомашненных животин, то что вышло более менее подарил самым младшим. И им радость и мне приятно.
   За нож отцу спасибо, когда увидел чем занимаюсь не стал отбирать домашний, а подарил свой походный, короткий. Железо на нём не очень, но на безрыбье... Эх, нити мои нити.
  
   С родителями было сложно. Мама чувствовала, что я замыкаюсь на себе, хоть и продолжаю общаться с детьми, отец работал. А я? Я боялся. Боялся сблизиться и опять потерять. Опять остаться одному против этого мира. Но родители нашли шикарный выход. Мама в очередной раз забеременела. В свете ауры это выглядело красиво. Ещё рано было говорить про пол, но мне казалось, что будет мальчик. С тех пор я часто обнимал маму и приложив ухо к животу слушал. И мне не нравилось, что родится он в январе плюс минус две недели.
  -- Мам, а у тебя малыш будет.
  -- С чего ты взял, Алёшка. - засмеялась мама, она изменений ещё не ощутила.
  -- Чувствую. У тебя будто жгутик ниже пупка появился. - мама на меня посмотрела с тревогой, улыбка с начала моего пояснения сползла с её лица. - Да всё со мной хорошо, ма. - и почему-то именно это фраза заставила её поверить, что она беременна.
  -- Ну, значит у нас будет прибавка в семье. - вновь улыбнулось она, но теперь, как-то тепло, по особенному, а у меня навернулись на глазах слёзы и я зарылся лицом маме в живот. - Ну-ну. - погладила она меня по голове. - нарежешь малышу игрушек?
  -- Угу.
  -- А пока беги играй, а я отца порадую.
  
   С заданием от матери я решил бороться не в одиночку, ведь ещё у троих моих сверстников и двоих детей постарше тоже матери ходили беременными. И показав ребятам коловрат вырезанный в деревянном круге, как медальон, спросил у них:
  -- Хотите так же научится?
  -- А чем, это ты, Алёшка? - спросил у меня шестилетний Никитка, сверстники глазами лупали, но они и были для массовки.
  -- Был инструмент. - Пришлось один кованный гвоздь переделать в стамеску и закалить. - Ну так? Если согласны, то надо помочь игрушек моему брату младшему нарезать.
  -- А чем? У нас же нету ничего. - спросил второй шестилетка Пахом.
  -- Я учитель, я и инструмент дам. - старшие ребята хмукнули, младшие на всё согласные, лишь бы не долго и интересно.
   Новость среди детей продержалась секретом аж два дня и сперва ко мне учится прибежали ещё четыре шестилетсих и одна семилетнка, а потом и взрослые подошли. Взрослые покрутили гвозди в руках, попросили не потерять и не поранится, после чего отстали, как и несмышлёныши. Младшие правда были самыми главными в деле вырезания, они проводили краштест готовых изделий. Поделки пока у всех были кривенькие, но никого это не останавливало.
  -- Опыт приходит с практикой. - говорил я на каждую загубленную моими учениками заготовку. - А практика приносит нам опилки. А опилки зимой принесут тепло.
  -- Опилки тепло?
  -- Угу, но не правильно выразился, не принесут, а сохранят.
   В планах у меня было обучение плотников на токарном станке, для вырезания разной посуды, а то и инструмента, что приведёт просто к неприличному количеству древесных отходов, а у нас животина в сенях зимует, чтоб не мёрзнуть, вместо отапливаемых сараев. Опять же кролям и другим полезным грызунам опилки на подложку лучше сена.
  -- Лёшь, а как у тебя так получается? Ты же младше, а уже умеешь. - разорвал старательное сопение Никита.
  -- Не знаю, как-то взял нож и начал резать и понимать, что и для чего, но одному скучно.
  -- А с нами значит не скучно?
  -- Неа. - улыбнулся я.
  
  -- Дед, а дед, а чем ваша вера отличается от христианства? - в часовеньку в нашем селе почти никто не ходил, поп который за неё отвечает уже лет пятнадцать не просыхая пьёт, так что прихожан в паству обратить у него не светит.
  -- Хм, ну ты и спросил. Главное отличие, что попы учат человека, что он раб бога, но такого в библии нигде не написано, а мы помним, что потомки Богов.
  -- Богов? - несколько раз общался с аякаси S ранга, с Мадарой виделся разок, Ями и.о. Бога бывал, сволочь. - Но у славян и Ярило Солнце богом был, и Велес...
  -- Всё так, да не так, это уже поздние имена, пошли они от искажений, когда народ разделился, ведь не важна вера в определённого Бога, важен путь которым ты идёшь, а рано или поздно дорога приведёт в Правь. В Прави и живут Боги. Сварог, Перун, Лада, это тоже лишь имена, они нужны людям, чтобы настроится на предков, проще всего настроится на Рода, мы все от него пошли. А ещё христиан учат, что если они будут терпеть все лишения, как от власти, так и от жизни и блюсти семь заповедей, то попадут в Рай. А я знаю, что когда умру попаду в Ирий, а там встречу родичей, если пожелаю попасть от туда в Правь родичи будут совместно судить все мои деяния за всю жизнь, это и есть Совесть, и если сочтут достойным, то пройду, ну а нет, вернусь в Явь младенцем.
  -- То есть, реинкарнация вместо конечности жизни и путь бога, вместо послушного следования чьим-то догмам.
  -- Хм, точнее и короче и не скажешь-то. - с уважением глянул на меня Фадей.
  -- А описание пути-то есть?
  -- Как не быть? Живи по Совести. - улыбнулся старик. - А вообще есть шестнадцать пороков, шесть грехов и девять врагов человека, есть и шестнадцать заповедей соблюдая которые можно стать лучше.
   Есть и качества, их около восемнадцати, воспитывая эти качества в себе открываешься Миру и Мир открывается тебе.
  -- И какие это качества?
  -- Сдержанность в действии, бездействии и целеустремлённости. Обуздание несправедливости, осуждения, самолюбия, желаний низменных, гнева не праведного, жадности, наушничества, уныния, зависти, зложелательности, самонадеянности, многословия.
  -- Хм, то есть живи без фанатизма, но не праздно. Контролируй эмоции и речь, не желая попусту кому-то в сердцах горя не разобравшись и не тяни всё один. Разумно.
  -- Мудрость Предков. - сказал Фадей устремив взгляд в неведомые дали.
  -- Благодарю дед. Пойду ребят учить буквице, будут её в кружках вырезать. - сказал я поднимаясь с чурочки, что служила нам на поляне в хорошую погоду стульями.
  -- А зачем тебе, Алёша столько букв деревянных?
  -- В слова играть, в эрудита там, ещё как в фишки играть можно. Собирать разную красивую ерунду очень интересно.
  -- И зачем ты учишь их буквице? Да ещё так необычно.
  -- Да не, обычно учу. В игре или деле детали быстрее запоминаются. До завтра, дед Фадей!
   Интересный разговор получился сегодня.
  
   С ребятами во время резки играем в "бабушка положила в чемодан", пока до двадцати слов, проигравший потом приседает пистолетиком десять раз, или бегает кругами вокруг двора. Это было просто, так как просто вырезать скучно. А вот ввести для своих учеников зарядку по утрам оказалось неожиданно сложно. Не шли они ни на уговоры, не на убеждение, пришлось брать хитростью выигрывать в разные игры у них желание и загадывать утренние совместные зарядки. К сачкам была предъявлена угроза, что за прогулы с ними больше вообще играть не будут. На Мишку не подействовало и нас стало на одного меньше. Зато осенью он пожалел.
   На сбор урожая разные сёла ходили совместно, так как во первых родичи, во вторых соседи, а урожай собрать нужно быстро. И естественно, что, то нас в соседние сёла возили, то соседские ребятишки приезжали с родителями к нам.
   Ещё в августе упросил родителей купить на ярмарке в городе сахар. Так как ложек, поварёжек, лопаток и скакалок мы наделали много, жаль на продажу или обмен пока годились только мои, то эти поделки родители на пять кило колотого сахара и поменяли. Грабёж, в следующем году берёзового сиропа наделаю, если клён не найду. Но так или иначе, а мы с мамой наделали сахарных петушков и я упросил маму, чтобы она упросила отца, чтобы тот среди малышей объявил конкурс на самый быстрый бег, самый долгий бег, лазание по шесту и самый громкий свист.
   Отец из-за хромоты на поле быстро уставал и его нередко оставляли старшим в селе, людишек разных ссылают за Урал, многие со своих лагерей бегут, некоторые удачно, забредают такие к нам очень не часто, но у соседей или ближе к Амуру случается, так что за порядком следить не синекура.
   Вот таким образом все мои ученики смогли получить по конфетке, а некоторые и по нескольку. Соседи превзошли не однократно нас в забеге на короткие дистанции, но ни одного не пришло в тройке финалистов в забеге на длинную, в лазании по шесту успехи были переменные, но Мишка не смог выиграть ни разу. Ревел потом долго, но в итоге пришёл ко мне и попросился чтоб я его дальше учил. Взял его обратно, но с условием, что ещё раз уйдёт, забуду, как звать его и пусть меня забудет.
   Старшие признали после сбора урожая, что у меня талант резчика, мол не каждый так и в зрелом возрасте может и способность учить других признали, это дало ожидаемый результат и ко мне пришли ещё семь ребятишек, от старших, то есть от семи и выше лет я отказался, обосновав это тем, что они не будут меня слушаться, но если захотят пусть приходят и слушают, секрета в обучении я не делаю, а будут мешать пусть не приходят.
   Попросил у взрослых поставить нам сруб для школы, потому что в домах места под такую рать народа не было. Обещали придумать что ни будь.
   Тяжело быть маленьким, да ещё и без своих нитей. Сам бы эту школу сложил, да так, что её бы теремом назвали... Ай ладно, какие наши годы, будет мне ещё школа. Со своими пацанами и срублю.
  
   Сруб нам поставили, просторный и даже печь очень приличную сложили и не очень прожорливою. И окошко на четыре стеклышка, каждое с ладонь взрослого мужчины было. Я зная заранее, что школе быть, надавил масла из рапса, лёна, конопли и ещё десятка жирных растений, где содержание жиров ниже. Маслом естественно заправлял масленые светильники вместо стеклянного колпака на которых был цилиндр со стенкой толщиной около полутора миллимитра дерева. Очково конечно. Но японцы и китайцы же как-то живут со своими бумажными фонариками.
   Ребятам во время работы я рассказывал много сказок и те, что мне Фадей рассказывал и те что мама и адаптированные фильмы и сказки трёх миров, где уже побывал, главным критерием рассказанных историй было, что герой умом, хитростью и находчивостью выходил из неприятностей. Но были и истории, где всё за героя делали, всё шло вроде хорошо, но заканчивалось это всегда плохо, то такой герой сопьётся, то от него в итоге любимая которой он добивался уйдёт, разочаровавшись в нём, то дети его бросят и умрёт он в итоге один никому не нужный.
   Дважды после таких сказок приходили. Сперва мой дед по отцу Пётр, пришлось ему сдать волхва, сказать что не все эти сказки он мне рассказал, а что самые грустные я составил сам послушав рассказы односельчан и привёл примеры четырёх семей взятых за образец, с чего там всё начиналось и чем кончилось. На вопрос, кто же мне рассказал об этих событиях, сказал чистейшую правду, что слушал разных кумушек, а потом покривил душой, что взвешивал их слова смотря на остальные семьи.
   Дед видно хотел попросить, чтоб я таких сказок больше не рассказывал, но я его опередил вопросом, что мол, лучше ходить неготовым к такому? А так предупреждён, значит вооружён!
   На это заявление дед хмыкнул, спросил уверен ли я, что мне четыре, а не тридцать четыре. Я ответил, что уверен и выканючил у него три новые сказки.
   Вторым был поп, которого натравила на меня старая мегера. Он хоть и алкаш, а сразу уловил ключик к возможности вырваться из этой дыры куда его спихнули разными интригами. У него я выклянчил библию почитать, ни разу не видел библию на кириллице, только на современном мне русском читал и на японском. Поп после этого немного поскучнел, а я теперь ребятам рассказывал ещё и библейские сказки.
   Возвращая библию спросил у попа, что такое шахматы. Он увы этой игры не знал. Ко мне больше не ходил и запил сильнее. А мигера которая сворачивала кровь всему селу и от кого слова хорошего никто не слыхивал, и которой все должны, а она сама королева, померла. Бывают же совпадения. Я только готовил ей иголку хорошо смазанную ядом поганки, мухомора и борца, а она возьми и уколись об неё. Нет и надо же было об неё уколоться в своей шубе, в первый же день, я только только откопал баночку с ядом гадюки которым запасся летом, ну да ладно, ей и первых трёх хватило.
   За что же у нас с ней такая взаимная нелюбовь, была? Ей не понравились мои сказки, точнее, то что мои ученики начали её дразнить. Дразнить людей я им естественно запретил и провинившиеся потом просидели весь день на горохе в углу слушая сказки про таких насмешливых, дети прониклись, но любви к этой самовлюблённой вредной бабе это им не прибавило, они не без основания посчитали, что это она их заложила. Однако дразнилки подхватили более старшие дети и вот они её как раз между собой обсуждали, та услышала, как её меж собой называют и взъярилась. А с занятий шёл Никита, вообще ни сном не духом, тут эта корова, не увидев никого кроме него, так как мальчишки убежали после её воя, в него и вцепилась и так отходила, что парнишка встать не мог два дня.
   Нет, может за это она смерти и не заслужила, можно ей было устроить перелом обеих конечностей, но она ещё и девчушку лет четырнадцати до утопления довела, когда та залетела. Было это летом. Баба убедила её, что жених то её не приедет, так как сбежал. Та и так была вся в растрёпе, тут ещё и это подзуживает, я пытался сгладить, но возраст сильно не тот. Ну в общем утопилась дурёха, а парень осенью приехал руки просить у её родителей, он в город к сапожнику уехал в ученики просится, так как за раннюю любовь их односельчане могли сильно не поддержать, чтоб другим неповадно было. И не таких печальных, но не менее поучительных историй с участием этой бабы хватало. В общем яда гадюки для неё было совсем не жаль.
  
   Как-то незаметно пришёл февраль и у мамы появился пищащий комочек в пелёнках с именем Матвей, а у меня брат. Деревянных колечек и дёсночасалок было заготовлена тьма, но они до поры лежали невостребованными. Брат, по уверениям мамы был крупнее меня и ес-но тяжелее. И на меня легла часть тех забот, что раньше делала мама. Еду нам пока готовила двоюродная мамина сестра, а отец плотно следил за очагом, чтоб не дай Бог, не застудить ни мать, ни ребёнка.
   Мы в школе наделали санок, родители помогли нам накопать снега и мы катались с крыши нашей школы которая на время зимних морозов переквалифицировалась в горку. Так же делали иглу, потом связывали их в целую сеть, а потом играли там в прядки или "горячо -- холодно", да и игр развивающих память и позволяющих лучше ориентироваться в пространстве прибавилось. А в царь горы вообще командами играли, ребята быстро признали пользу тактики в игре и боталии изобиловали авантюрными, смелыми ходами, хитростью, трюками... Однажды даже подкоп устроили.
   Наши поделки на которых ребята и уже две девочки набили руку зимней ярмаркой ушли за деньги, на эти деньги я попросил родителей купить торфяной керосин, несколько лаков и краски для посуды.
   На приличный инструмент, которым можно было бы работать на токарном станке у нас явно не хватало, так что я взялся резать солдатиков и учить их резать остальных. Занятие оказалось занимательным, отца пришлось пытать по части формы, на ходу при нём учится рисовать. Рисовать приходилось на дощечках чернилами из сажи.
   Дошло это до того, что когда отец видел меня с полированной дощечкой он убегал. Приходилось мучить деда.
   С горем пополам мы выяснили минимальный размер солдатика и сорт дерева из которого солдатик не разваливался бы при краш-тесте. Лица пока мог резать только я, так что у нас получился конвейер, тот кто что лучше резал, тот ту часть и делал, правда пока привыкли, пока притёрлись, столько слёз пролили, сколько заготовок убили. Но да ладно, зато очень ценный опыт приобрели о разности размеров и унификации, о единице мер и т. д.
   Солдатиков резали четыре вида, можно сказать даже пять. Это была пехота, кавалерия, причём всадника можно было снять с коня, а крепился всадник штирьком в коня, пушкари и пикинеры. Между делом резали всякую уже набившую руку ерунду, типа кухонной утвари с разномастной нарезкой, но сводившийся в единый набор в едином стиле. Старшие плотники нам показали, как делать ручки под топоры и с наказом сделать штук двенадцать оставили шесть берёзовых, хорошо просушенных чурок нужной длины. Мы их ещё и резьбой украсили.
   За деньги с проданных на весенней ярмарке наборов отец договорился с кузнецом и мы получили четыре отличные стамески, долото и рубанок.
   С этим уже и на полноценный набор тарелок можно замахнуться.
  
   Зелёная весна для меня началась походами в лес с Гавром и Кириллом, ребятками лет шестнадцати, они примечали, что-где поломало морозом, чтоб это потом спилить или срубить, я искал подходящие коряги и наросты на деревьях, чтоб их пустить под декоративную посуду.
   Ещё дед Василий, это отец мамин, порадовал, я аж расчувствовался. Он ездил в Иркутск, по своим делам, а там продавали наждачную бумагу, ну и продавец рекламируя кричал, что это первая вещь для плотника. Он вспомнил рассказы своей племянницы о нас и всё же купил каждого вида по паре шкурок. Хоть тысячной и не было, но всё ровно уже легче. Ему же втюхали тунговое масло из Китая привезённое. Наши плотники видно нос воротили. А нам эта бадейка литров на восемь в самый раз. Я когда в королевстве деревообрабатывающие заводы строил очень жалел, что перенести саженец живым не выходит. Прекрасная, естественная, биологически чистая пропитка с защитным эффектом.
   В общем местные плотники сами себе злобные буратины.
   Результаты своих поисков, в качестве тренировки, в село так же таскаю сам, на волокушах, но ребятам видимо больно смотреть на надрывающегося почти пятилетку и они каждый раз на обратном пути тоже нагружаются обрезками, увязывая их на пример ранца.
   Таким макаром мы уже натаскали здоровенную поленницу. А сушить приходится экстренно, в протопленной русской печи в течении недели. Родители Мишки однажды сожгли заготовленное полено которое было почти готово, оставалось ещё три дня сушки, или около девяти часов. Парень так рыдал, что я думал он биться начнёт головой о стены.
   На силу успокоил, объяснив, что потерял он лишь неделю, что не стоит из-за этого так убиваться, что за это время он лучше усвоит теорию и сможет лучше продумать эскиз.
   Вроде получилось, но на нерадивых родителей он всё ровно дулся.
  
   По причине повсеместного отсутствия буровых, шлифовальных и иных машинок упрощающих жизнь художнику и позволяющих делать более сложные вещи затрачивая меньше усилий мы тоже не стали запариваться. "Проще и функциональнее" был наш девиз.
   То есть украшательства не должны мешать мыть посуду. Посуда должна быть красивой, но она нужна чтобы с неё ели. Если посуда не используется по прямому назначению, это уже вазочка, круглая коробочка, но не посуда.
   Свой комплект я продавать не стал. Восемь глубоких тарелок под супы, украшенные растительным орнаментом, внешние стенки, где не было орнамента я обжёг, чтобы выделить фактуру дерева, а сами листики состарил морилкой и жёсткой щёткой. Так же обжёг и блюдца под второе, но только по контуру и там было всего по паре небольших листиков. Ещё в комплект входило восемь ложек и восемь пар палочек для еды вместо вилок. Думаю позже добавить соусниц.
   В целом мы пытались придерживаться одного стиля, но каждый на свой мотив. У меня к примеру берёзовые листья с бруньками. Миша предпочёл дубовый орнамент. Только они себе хаши не делали.
   Наши родители посовещались и решили до летней ярмарки не продавать ничего, а то и вовсе свезти всё либо в Иркутск, либо в Благовещенск.
   Для меня это было не суть важно, покупка нами изготовленного, это только признание стараний, самоцель научить ребят владеть руками, привить мысль, что возможно всё, вопрос лишь в тех усилиях, которые ты готов к этому приложить.
   Деньги конечно тоже хорошо, но народная мудрость гласит, что руками много денег не заработаешь, а чтобы мне при зарабатывании денег головой, на дело, эту голову не оторвали нужно ещё хотя бы лет десять.
  
   Не в июне, не в июле Фадей не появился... Видно зима далась ему тяжело. Жаль если помер, с ним интересно разговаривать.
   Но никто не вечен. А может дела у человека. В общем Фадея не было. Занятия шли своим ходом. Усидчивости и сосредоточенности я ребят научил. Теперь начал учить дыхательным гимнастикам открыто, не в играх. Плюс меня уговорили на ещё одну группу малышей, которым только должно было исполнится шесть. Четыре человечка.
   Вот с этими четырьмя возится приходилось. И к зарядке приучать, и к порядку. Ещё не дня не было, чтобы они не стояли на горохе в углу. Зато сказки им рассказывали более старшие товарищи. Почти слово в слово. Что меня порадовало, значит не зря я с их улучшением памяти вожусь.
   В июле на ярмарке столовые наборы ребят ушли за шестьсот рублей, после длительного торга. Там два каких-то упрямца столкнулись и давай меж собой кошелями мерятся. Вот результат этого аукциона и ошеломил наших не искушённых сельских жителей. После этого отбоя не было, как в предложениях в ученики своих детей, так и недостатка в древесине. Нас ей буквально завалили. Появились после этого у нас и подражатели. Плотников хватает.
   Ну им и карты в руки, не думаю, что ещё раз так повезёт напороться на двух баранов готовых переплачивать в десятки раз.
   Плюсом стало, что нам помогли собрать станочек. Ох он и загляденье. Даже с бабками, на что я изначально и не рассчитывал. Привод ножной, рабочая часть в пару локтей(около семидесяти см), только с суппортом повозится пришлось, чтоб он поворотным был.
   Думаю теперь легко отобьём стандартизацию на матрёшках и круглых тарелках, а не как сейчас каждая индивидуальное произведение искусства.
   Ну и с солдатиками. Наделали уже целую армию. Теперь Никита и Ульяна тоже могут резать лица. У остальных пока стоит блок "у меня не получится", хотя точности движений уже хватает.
   С клиентами на этих солдатиков сложнее. Тут недавно прошла реформа вооружённых сил и генерал-губернаторов и военных округов у нас прибавилось, но вот выхода на таких людей у сельских нет. А на ярмарке продавать столь трудоёмкую вещь? Ну его.
  
   Между делом, немного взвесив за и против решил наделать подвижных игрушек, типа марионеток. В будущем такие игрушки из пластика в виде любимых героев типа человек-паук, бетмен, пово-ренджер пользовались спросом, а технологический процесс их изготовления из дерева нынче проще чем организация производства пластиков. Запара с видом. Один образ это точно морячок, с такими суставами игрушке нечего делать отыграть "яблочко", а другой?
   В конце-концов решил, что будет два вида игрушек "казачки" и "морячки".
   Казаки сейчас на волне популярности, Александр наш второй с ними мелькает на полосках печатных изданий. Форма у них не сложная, пол лица усы прячут. В общем сказка типаж, проще только бетмена раскрашивать.
   И на осенней ярмарке наши казачки уходили по пол серебренного за штуку, морячков брали не меньше. Однако наши поделки приняли за европейские игрушки, и хорошо отцу хватило мудрости не хвастать сыном. Купец который купил у него сразу десяток игрушек, каждой по пять, начал допытываться у кого можно купить лицензию на подобное чудо. Отец съехал, что это пробная партия и лицензии на производство ещё не продаются.
   В селе был совет, где главы семей обсуждали стоит ли патентовать наши, хм, узлы, пазы, ну и игрушки в целом.
   Детей естественно никто не звал, но мне было жутко интересно.
   Так они ни к чему и не пришли, так как на год патент брать глупо, а на десять лет не хватит денег.
   Мне в принципе от этого не холодно, не жарко, так как фабрично мы эти модельки производить всё одно не сможем, а тот вид конвейера, что мы используем сейчас не враз и заметишь.
  
   К зиме мы помимо нового вида игрушек довели количество наших солдатиков до семисот и на этом решили остановиться. Упаковали их в коробки по пятьдесят штук и пошли говорить родителям, что нам мешает эта груда хлама, пусть скидывают куда хотят, но не продешевят, так как делать их очень сложно. Моя мама выразила сомнение, что вырезать неподвижные фигурки сложнее чем подвижные, а подвижные мы сотнями в месяц делаем. Получила объяснение на пол часа, что каждый солдатик индивидуален, в то время как казачки и морячки имеют всего пять видов, а так одинаковые, а копировать проще чем придумывать новое.
   В итоге я подкрутил хвост маме, она накрутила хвост отцу тот в итоге прихватил деда Петра и дядьку Николая, отца Мишки и они с коробками убыли в неизвестном направлении.
  
   Началась зима, начались тренировки по боёвке. Мальчики сперва сильно возмущались, что и девочек учат драться, но в итоге смог их убедить, что не беззащитная девушка лучше перепуганной дуры. Под тренировочные залы мы упросили нам помочь возвести скуф с ледяными стенами. Каждая глыба в котором армировалась шерстью. В постройке участвовало почти всё население нашего посёлка. Отроки и безусые мужчины помогали таскать замороженную кипячёную воду весом под центнер и стёсывать лишнее, задавая правильный угол в кладке. Скуф в основании получилась около десяти саженей и высотой купола около трёх. Отапливалась небольшим очагом и прилично хранила тепло. На пол пошли заранее нами заготовленные опилки и циновки. Думаю, что в следующем лете наделаем татами.
   Народу в деревне понравилось и по отработанной технологии возвели ещё пять залов скуфов, их уже связали между собой не затрагивая наш. Дети же продолжали штамповать иглу из снега. В общем все окрестности нашего села были в холмах и холмиках припорошённых снегом, а жители села на вечерних посиделках любовались голубыми отсветами льда на стенах залов.
   Под Новый Год приехали наши путешественники и порадовали нас тем, что продали нашу коллекцию аж за семьсот рублей. И купил её в подарок генерал-губернатору Амурского военного округа купец и промышленник Суслов. Он же кстати и заинтересовался дизайнерской деревянной утварью, которой у наших продавцов с собой не было, но они красочно расписали.
   Интересный клиент, если выгорит получим постоянный канал сбыта.
  
   Братишка рос, развивался хорошо, на кривляния отвечал. Начал понемногу ходить и агукал. Чудо карапуз.
   Другие карапузы, повзрослее, прошлым летом, между делами с игрушками и посудой, тренировками и гулянками, под моим чутким руководством начали делать себе луки, расчётная сила натяжения двадцать-двадцать шесть килограмм. До зимы они их доделали, но сейчас мы учились плести на лук тетиву. Использовались разные волокна, потом их мочили и начинали рвать перетягивая друг дружку. Так или иначе порвались все. Тогда мы начали делать тетиву из сыромятной кожи. Процесс это долгий и нудный, ничего в нём интересного нет. Проблемой только предстало полное отсутствие гранитной пыли. Но наличие пороха и самого гранита, плюс два дня канючения у деда решили и её. Так к лету у нас появились луки и представление у детей в какую погоду какой тетивой можно пользоваться.
   Ох, сколько я воя выслушал за эти луки. Все хотели себе, как минимум пищали, как эталон ружьё и пользы от обучения луку не видели, мои объяснения, что они нужны для дальнейших тренировок продолжительно игнорировались... Но когда они начали попадать учебными стрелами в мишени меня чуть не затопили восторгами. Правда чтобы до этого дойти мне пришлось пообещать помочь каждому сделать арбалет, ведь арбалет почти ружьё.
   Так что летом нас фактически не видели. Мы были то в мастерской до обеда, а потом пропадали на полянах, там ребята знакомились с основами мечевого оружного боя, основами безоружного боя, основам работы с копьём и отработкой стрельбы из лука. Девочки учились обращаться с луком и кинжалами. Они же были нашими санинструкторами. Я им по секрету рассказал, что меня волхв учил. То что травничеству они додумали сами. И с такой легендой они у меня учились делать лечебные мази, которые я составлял благодаря наблюдениям за аурой и немного из совпадений знакомых травок.
  
   Осенью нам срубили более просторную мастерскую и мы смогли принять ещё четырнадцать последователей. Мои ученики попеременно были за наставников. Так выяснилось, что лучше всего на роль учителей подходят Никита и Ульяна, хуже всего что-то объяснял Вовка, парень ещё из первого набора.
   Расширением и увеличением штата мы обязаны товарищу Суслову, который приехал весной и договорился на поставки всякого, но по немного. Наши подвижные игрушки его тоже заинтересовали и предложил он весьма не дурную цену, так что родители подписались, денежный приток в село увеличился и все засуетились. Однако условия мои остались прежними, за одним "но", нам нужен инструмент, и новеньким тоже.
   В этом нам с радостью пошли навстречу, ну и мы кочевряжится не стали и почти всех кого привели приняли. Даже двух восьмилетних мальчишек.
   Новенькие пока постигали науку о технике безопасности, систему подчинения и наказания и осваивали наши первые резцы зарекомендовавшие себя неплохими учебными материалами. Так же они слушали теорию о работе с древесиной основанную на опыте ребят и старших плотников делившихся опытом с нами. Их наработки и наблюдения ребята проверили на себе и этим подтверждённым опытом и делились.
   Жизнь кипела и бурлила перетекая из лета в осень из осень в зиму.
   Люди даже не удивились, что уже привычно(!) складывают ледяные иглу и скуфы. В нашем, на покрытие из опилок, легли летом заготовленные татами и был выход в зальчик поменьше, там была японская баня с деревянным настилом. Вентиляционное отверстие в потолке только пришлось довольно широким делать, чтоб стены не потекли.
   Брату исполнилось два. И я уговорил маму позволить мне учить его плавать. Бочка онсена для этих нужд подходила сказочно, так что к тренировкам больших карапузов прибавилась и тренировка маленького. Научить его не боятся воды получилось довольно быстро, не вдыхать воду Матвей тоже быстро научился, так как просёк, что дышать ей никак. Только нырять его учил три недели, мелкому было страшно. Но научился.
   А там и весна начала наступать и баню в пристройке разобрали.
  
   С большим притоком денег в семью выдрать часть на себя оказалось неожиданно тяжело, не казался мне батя скупердяем. Но технические книги и подписку на научные журналы я буквально выгрыз из родителей вместе с кусками их мозга и нервных волокон. Отец неделю потом со мной не разговаривал.
   А мне как? Каждое открытие озарением, что ли прикрывать? Достала уже эта резка по дереву! Хочу собрать нормальный режущий пневмоинструмент со сменными насадками. Что хочешь такими делай, хоть гравировкой занимайся, хоть резкой по камню или кости. А как его изобретение обоснуешь в семь лет? Вот вот.
   Немного нервным я встретил лето. Со своей старшей группой мы приступили к изучению тактики малых групп, ориентированию на местности и привязке секторов к буквенно-цифровому обозначению. Буквицу у меня они все использовать умеют, так как тех-задание расписано на доске у меня же можно только уточнить, а не спрашивать всё подряд. Теперь познакомятся с азами картографирования и топологии.
   Надо наверное так же сказать, что игры у нас теперь военизированные и из луков мы стреляем в друг друга. Стрелы конечно тупые, а на лице деревянная бармица, шлем на голове и защита для горла. Плотная одежда, наколенники и налокотники, а так же ракушка на гениталиях позволяют избегать травм, но не синяков.
   Арбалеты в играх не используем. Они получились жутко убойные и рвут тетиву при первом, максимум втором выстреле. А болт пробивает аршинную доску на вылет с шести саженей.
   И каждый военизированная игра начиналась с клятвы:
  -- Я никогда не направлю своё оружие на беззащитного сородича, всегда буду готов обернуть оружие против врага и защитить свой народ!
   На первом занятии я показал всем, что может случится попади стрела в незащищённое тело. Просто перебив тупой стрелой брусок в пять см, правда заострять их внимание на том, что у них луки слабее моего не стал, ибо даже слабым луком можно серьёзно кого нибудь покалечить.
   За инициативу с луками мне крепко влетело, на силу убедил деда не запрещать наши игры.
  -- Дед, мы все в защите! И я не смог придумать более безопасного способа подготовится к всяким ситуациям.
  -- Это каким таким ситуациям, Алёшка?
  -- Ну, вот у поляков недавно, в Европе тоже, наши в Китай суются, а там японская Империя рядом, а у вас, что ни история со столкновением интересов двух стран, так война. А начнут призыв?
  -- Ну, вам то до призыва...
  -- Так и война может быть и не завтра, но она всегда может быть и лучше к ней быть готовым, чем не готовым. А синяки от стрел, то ерунда, не мужчины мы что ли, не потерпим?
  -- Ой, иди, балаболка, мужчины они. Занимайтесь своими стрельбами. Поговорю я с Прохором и Вениамином они убедят молодёжь, не будут вас больше ругать.
  -- Спасибо, дед! - обнял я своего старика.
  -- Что за телячьи нежности. - явно притворно посуровел дед. - Беги занимайся своими стрелками.
   Родители так просто не успокоились, и продолжали брюзжать. Трое слабовольных тела ушли с занятий по стрельбе, на что были уведомлены, что на занятия по резке могут тоже не посещать, так как тоже можно порезаться, а вскоре мы начнём занятия на механических станках, где опасность пострадать ещё выше.
   Что и повторил их родителям прибежавшим разбираться.
  
   К осени мы начали разработку проекта нашей мельницы-лесопилки с водно-воздушным приводом. Ребята знакомились с основой черчения, масштабом и архитектурой. Мы собрали за зиму десять макетов один к десяти величиной. Даже голландскую вращающуюся вокруг своей оси мельницу. Набили руку в макетировании и немного освоили проектирование, но сам ген.проект ещё не выбрали. Так как споры не стихали не на минуту.
  -- А я тебе говорю, что Вадимкин вариант лучше! Нам и водокачку поставить можно, я у Алёшки спрашивал, он говорит, что в таком случае нужно будет ещё водонапорную башню поставить, но это же ерунда сущая!
  -- Да сдалась тебе эта водокачка, вёдрами с колодцев всегда носили и ещё поносим, вот передача на лесопилку...! а с твоей водокачкой?!
  -- Что, придумать, как объединить слабо? - влезал я в такие споры.
   Ребята начинали хмурится, чесать в затылках, говорить, что-то типа
  -- Да ну глупость. - грустно вздыхали и шли думать новый проект.
   Дальше, чтобы не плодить сущности мы начали делать макеты узлов и оборудования. И ребята выбирали те, что нам по силам сделать, так как я подкинул им тройку отличных вариантов минусом у которых был слишком высокий технологический уровень. Разработали и передачу для лесопилки, и узел водокачки, вопрос с целесообразностью которого всё так же стоял.
   Потом начали разрабатывать последовательность сборки, просчитывать количество рычагов и лебёдок потребных для стойки. Главным условием было, чтобы макет можно было собрать применяя всего два пальца.
   Но это даже не начало, нужно было ещё выбрать место, чтобы хорошо продувалось ветрами, к которому был бы удобный подъезд, чтобы рядом текла как минимум речка. После чего определится с фундаментом. Подойдёт ли один из трёх наших вариантов или в проект фундамента придётся вносить изменения.
   Параллельно или после этого нужно отобрать в лесах от семисот до тысячи подходящих деревьев. Мы их честно хотели забраконьерить, но родители были против, так что ещё нужно было уплатить налог на вырубку, это правда не нам, но не суть.
   За подготовкой летело время, не замечались мелкие заказы.
   Малой уже начал бегать и пока слабо лепетал, но не забыл, как плавать.
   Посмотреть на наши ледяные постройки приезжали все окрестные сёла, глядишь моду введём.
   За два года занятий рукопашкой ребята неплохо продвинулись. Дети окрепли и луки усилили рогом, теперь сила натяжения у старших была под тридцать килограмм. Младшая группа пока проходила только физическое укрепление и развивали связки.
   Всё текло своим чередом.
  
   Прошла весенняя распутица, пришло лето, я встретил свой восьмой день рождения. Родители не дали нам самим рубить лес, мы в основном только помечали нужные нам деревья, а они сами ходили ватагой.
   Ну не сильно то и хотелось.
  
   Взрослые вообще обнаглели. Не дали самим рубить лес. Но это ладно, один из самых травмоопасных промыслов - лесодобыча. Так не дали самим опробовать способы доставки. Всё сами. Злыдни. Хорошо хоть слушали нас и уложили там где просили, так как просили. Нам же осталось ошкурить всю эту массу дров.
   Занятие без водомётов дюже нудное и планировал я его проводить как дисциплинарное. По расчётам, где-то год. Но наши родичи лишили меня и этого. Со всех окрестных сёл ватагами по тридцать человек наезжали отроки и юноши под присмотром одного местного плотника и брались шкурить наш лес. Блин, демократии на них нет! Надо на них профсоюзы натравить, как так можно лишать человека права на рабский труд? Им что у нас, мёдом намазано?
   Как ни крути, а эти наезд команды за два месяца отчистили все стволы от коры и теперь наш лес лежит и сушится в штабелях.
   Спасибо им большое.
  
   Лето прошло в военных играх, для тех кто не шкурил в этот момент, а так как шкурили все, но посменно, то это не очень то и сказалось на ребятах.
   Были и недельные походи в лес с ориентированием, типа выживальщики. Присматривали за ними наши охотники.
   Ну, никто не умер.
   К началу сбора урожая мы приняли очередную младшую группу в двадцать человек в нашу плотницкую школу. И эта была первая осень когда мы принимали плотное участие в сборе урожая. Ребятам была вброшена мысль урожаясборочной техники.
   В морозы построили уже традиционные скуфы-залы, люди там собирались, танцевали, играли, и использовали как обычные тёплые площади. Опять же место для выгула скотины, ведь температура, как в сенях.
   Мои старшие ученики в свои девять-десять лет уже показывали неплохие навыки в обращении с мечом, шестом и работой с копьём. Не мастера конечно...
   Девочки тоже не плохо научились владеть кинжалами и врукопашную смогут отмахаться от одиночного пьяницы, когда подрастут и наберут чуть массы.
   Вся зима прошла для нас в работе с заказами от Суслова до обеда, тренировках с шести утра до восьми, тренировках после обеда до четырёх, и играх на всяких горках и копании в снегу. И новом направлении в развлечении, резке по снегу. Снежные бабы и снеговики под руками и инструментом детей превращались в произведения искусства. И я даже усилий к этому не прилагал, это всё Никита, хотел на девочку эффект произвести, а произвёл новое направление в творчестве.
   Брату исполнилось три. Успехи у него были хорошими. Я с ним занимался три раза в день с тех пор как мне доверили учить его плавать. Мы с ним закалялись, я не давал закостенеть его сухожилиям и связкам постоянно растягивая его играясь с ним, мама даже дважды за сердце хваталась с криком - "Ты же его сейчас сломаешь!", но братишка каждый раз смеялся при играх, и я сам показывал ей те же формы, но уже на себе. Так что Матвей в свои три был очень гибким парнем и был сильнее сверстников. И пока ему позволял рост плавал в ванной нашего додзё.
   Весной приехал Суслов со взором горящим и начал давить на наших старейшин, чтобы они запрягали нас на весь день батрачить, у него заказы горят, столько денег мимо проходит.
   Говорил он естественно не то, но суть в этом.
   Спасибо ему большое, благодаря ему я вспомнил, что гендзюцу, это не только чакра, в основе этого искусства гипноз. Поверхностный или глубокий уже не так важно, просто работая с чакрой работаешь на прямую с мозгом с его излучениями.
   Немудрено было это похоронить при том, что я работал гендзюцу вообще на клеточном уровне и как сам гипноз использовал его только в юности.
   Так что уехал от нас товарищ Суслов спокойным и с твёрдым намерением построить и подарить, то есть поставить моего отца управляющим, я хотел сказать, на кирпичном заводе. Ещё и торфодобывающее предприятие решил открыть. Чудо, а не человек.
   Заодно и причины такого всплеска энтузиазма выяснил. Нашими игрушками заинтересовался какой-то лорд Адамс, а так как они довольно редки и прилично дороги для России он зондировал почву на приобретение крупной партии в пятьсот штук, между делом похвалил и посуду. Наш купец и загорелся. Это же выход в Европу! В Англию!
   В итоге наши желания не совпали и мои аргументы оказались внушительнее.
   Началась распутица, на смену ей пришло лето. И мы коллективом в сорок семь человек приступили к изготовлению рабочих узлов наших будущих валов, а наши новенькие пока учились владеть руками и вырезали совсем простенькие игрушки с которых мы начинали в своё время.
  
   Нет, я знаю, что дети эгоисты, но какие же взрослые сволочи. Мало того, что напилили весь этот лес, привезли сюда и почти весь сами и ошкурили позволив нам урвать около ста брёвен, так они ещё нагло и безкомпрамисно отстранили нас от стройки оставив нам только руководящую функцию парадных генералов. Это не честно, весь план обучения порушили гады! Дети должны были понять, что им всё под силу, что даже не обладая большой физической силой они могут построить гигантские и сложные сооружения с помощью силы мысли и прилагающихся к голове рук. Но сколько я не отстаивал свою точку зрения перед дедом Петром, они все разбились об:
  -- Да чтоб сопляки строили пока полная деревня мужиков? Не зуди Алёшка, иди лучше проследи, чтоб ваши пазы не напутали.
   Не гипноз же на них применять, не враги чай.
   Так или иначе, но кран наш в деле использовали и лебёдочной дорогой тоже. План-проект не нарушили, схема сборки претерпела незначительные изменения внесённые хаосом неквалифицированных рабочих. Расчётные сроки сдачи тоже сдвинулись на две недели из-за ожидания жернова. Не учли расп...здяйства поставщиков.
   Но хоть и не все, что было запланировано осуществилось, но мельница и лесопилка заняли своё место в жизни села. И продукция нашей лесопилки пошла на строительство бараков и сараев на торфяных болотах до которых было вёрст шестьдесят. А немного в стороне от новопроложенной дороги был давно известен хороший выход неплохой белой глины.
   Ещё бы выход угля и гору с металлической рудой под боком... но не всё же сразу.
  
   С началом работы лесопилки наши старейшины и старосты по обычной кулаческой своей привычке решили всю продукцию сбывать нафиг оставляя чуть на свои нужды. Вариант не плох в сиюминутном извлечении прибыли, но не на вред же моему клановому колхозу!
   Деда начал штурмовать приступами чтобы пробил вариант совместного владения скотом, совместного распределения полей и строительства больших отопляемых загонов для скота. Я его и бизнес-планом вооружил и планом строительства снабдил, дед вроде и за, а остальные маразматики, куркули, "всёдлясебе"! Ну и фиг с ними. В нашем селе почти триста человек. Сорок стариков, больше сотни разновозрастных детей и чуть меньше полутораста половозрелых взрослых. Есть кому начинать, и мешать нам точно не будут.
   Со всеми этими политесами, как-то никто не обратил внимание на углежогов, пережигающих в ямах обрезки с лесопилки, а зря. Потому как вскоре рядом с лесопилкой появился фундамент под большое здание, и кузня с механическим молотом работающим от ещё одного водяного колеса. Чугун в России конечно с появлением мартеновской печи подскочил в цене, но его было ещё слишком много на рынке поэтому с добычей железа в ближайшие лет пять можно было не парится и доходов с нашего труда хватало на его покупку для кузни.
   А мы в нашей плотницкой школе начали постигать науку о керамике и чугунолитии. Керамику руками, а литейные заморочки только в теории.
   Осень, сбор урожая. И после этого мы разбились на три проектных группы, одни делали чертежи и макеты силосных вышек, другие зернохранилищ с теплозащитой, третьи овощехранилищ.
   Кузница мы тоже нагрузили на всю зиму и весну. Тип он конечно неприятный, заносчивый и бахвалистый, но на этом и поймали, что мол ему не по зубам наш заказ выполнить вот он и ерепенится.
   Одним из условий его найма с нашей, в плане сельской, стороны было то, что он возьмёт подмастерьями пятерых наших ребятишек от меня ушли двое тех что постарше, им уже двенадцатый год пошёл.
   От кузница мы получили фрезы, ленточную пилу и множество разновидностей стамесок, о которых раньше только мечтали. Так что польза от него была, но тип он всё ровно неприятный.
  
   В додзё зимой я учился ловить стрелы. Точнее учил этому своё тело. А ребята учились с завязанными глазами уворачиваться от стрел. Занятия очень стимулирующие интуицию.
   С братишкой начали играть в мнемонистические и математические игры, а так же учу его метать сюрикены. Парнишка он весьма спортивного вида и гимнастику выполняет уже осознано, теперь учится асанам.
   Что ещё сказать о этой зиме? Из-за загруженности своими проектами пришлось назначать в ультимативном порядке выходные. Ребята воспользовались ими своеобразно и устроили соревнование по вырезанию фигур из снега, и гарантированно ввели традицию и моду, так как другие детишки подхватили враз.
   Так же этой зимой попросил деда пригласить портных, кожевников, профессионального гончара к нам в село чтоб учили ребят. На вопрос - зачем? Честно ответил, что свои мастера дешевле. Обещал подумать. Вот пусть и думает.
  
   Весна семьдесят третьего ничем особо не примечательна. Ребята закончили и отстояли свои план-проекты, провели учения штурмуя укреп-районы с применением арбалетов вместо ружей. С появлением кузнеца стало проще с проволочными тетивами.
   Что сказать, болтом получать даже через приличную защиту больно. А хорошо развитая интуиция не всегда может уберечь от десятка болтов.
   Помимо Никиты и Ульяны выделил ещё шестерых детей с талантом преподавания. Они теперь ведут каждый свою группу. С ними работаю больше чем с остальными, объясняю им некоторые моменты в рассказанных мной историях, из-за отсутствия у них своего опыта непонятные, но вообще стараюсь чтобы они сами додумывались. Трое из них возятся с младшей группой под надзором Ульяны, двое с более старшей и один в средней их курирует Никита, я естественно присматриваю за всем детсадом.
   А весной во время посевной, буднично и не привлекая лишнего внимания за две недели, как конструктор мы собрали здание нашей новой мастерской в три этажа, восемьсот квадратных метров полезной площади, три санузла, две душевых. На первое время планируется запитать большую часть станков от очередного водяного колеса, но в проекте три двадцатисильные паровые машины в подвале и во франции товарищ Грамм уже производит довольно вменяемые электрогенераторы. Но это всё только в планах, ребята ещё не готовы, как и здание. Фундаменту теперь нужно устоятся, каркасу так же предстоит выстоятся, затем широкие проёмы займут окна, на своё место встанут двери и ворота, на втором и третьем этаже ляжет паркет, а на первом крепкие дубовые плиты. Ещё год и это будет. А местные говорят, ещё Лето.
  
   Летом старшие группы приступили к изучении химии и теоретической физики, которую можно подчеркнуть из журналов. На химиков я рассчитывал. Вдруг в ком спит талант? Но не в ком не почувствовал ни тяги, ни интереса к этой теме. Запомнят и ладно. Жаль.
   С физикой оказалось поинтереснее, так как системы противовесов, передающие и крутящие моменты мы постоянно используем, ну и прицепом прошли магнетизм и разные теории электричества, но тут сказалось полное отсутствие условий. Формулы для расчётов вещь полезная, но на полноценный план обучения не тянут. А по своим учебникам я буду учить только клановых. И до этого ещё далеко.
   С огоньком, взрывами и реками красной кро-о-о... краски прошли шесть летних баталий. Я не смогу и даже пытаться не буду передать те бои с дедом и отцом, что мне пришлось выстоять за эти взрыв-пакеты, точкой стало, то что я сам себя подорвал на них три раза, был весь исключительно красный, но не сильно пострадавший, только оглушенный. Ребятам за подрыв грозило по пятьдесят ударов палками по пяткам. Уже на третей баталии многие мне признались, что чувствуют мины, когда к ним подходят, пятки начинают зудеть. Посоветовал чаще прислушиваться к интуиции. И взял этих ребят на заметку, не лучшие в группах, но лучшие кандидаты в действительные ученики.
  
   Осенью, перед сбором урожая мы традиционно принимали новых учеников. Про постройку нами сопляками огромного здания за две недели уже знали все окрестные сёла. Так что наплыва мы ожидали, но не ожидали, что их будет столько. К нам сватали больше трёхсот детей от семи до одиннадцати. Мы к такому были не готовы, но и отказывать было не верно, так как дед привёз и портного и кожевенника, оба уже были стариками и доживали своё, дети у них разъехались, кто замуж выскочил и укатил в далёкие дали, кто на войне погиб. В общем обычная история. Гончара дед тоже обещал привезти, но тот ещё заканчивал и передавал своё дело наследникам, чем он соблазнился дед не рассказывал.
   Но и у нас барак был готов лишь под пятьдесят человек. Частично проблему решили двухъярусные кровати, снабжение едой своих абитуриентов из своих сёл и расселение остальных по двое по нашим подворьям. Всех сразу предупредили, что за трёхкратное нарушение дисциплины и посредственное обучение учеников будем отчислять.
   Плюха конечно получилась тяжёлая. И переварить такое количество народа наша школа без приехавших мастеров вряд ли бы смогла. А так я разделил эти три сотни на группы по шесть человек и назначил им семпаев из средних групп. Девять человек педагогов вели у всех занятия посменно принимая по шестьдесят человек в классе по пол дня. На младший учительский состав упали более-менее простая теория, техника безопасности, физподготовка и контроль качества. На меня, Никиту и Ульяну упала вся практика. Классы проходили ротацию день занятий у нас, день у кожевенника. У портного учились только семпаи групп.
   Несмотря на тонизирующие отвары, массажи и большее ударение в тренировках на медитации мы очень уставали, ребята сильно осунулись, я наверное тоже.
   Острой проблемой встало не ухудшить качество выпускаемой продукции из-за навалившегося стресса и усталости. Но пережили зиму, на сваях весной возвели двух этажное общежитие, в спешке и с нарушением технологии, так что там прилично сквозило, но после заканапачивания щелей и оштукатуривания помещений обещало стать комфортно. На крыше разместили две водонапорные бочки и назначили дежурных по насосам. За чистотой и порядком поставили следить коменданта и ответственных по каждой комнате, в случае бардака попадёт им. Школа тоже приросла помещениями, а практика готовилась к переезду в новые мастерские. Просторные, светлые, тёплые.
   Весной приехал гончар, стало вообще хорошо, так как мы скинули на него всех мелких. Точность движений, моторику и последовательность труда они и у него отработают. И вообще профессионалы работы с керамикой нужны не чуть не меньше чем плотники и металлисты! Тьфу ты, металлурги!
   Из старших тоже отобрали самых криворуких и туповатых, но главное старательных их назначили операторами станков, где вся работа сводилась к: включил, провёл, проверил мерками, унёс на склад.
   Они ещё учились со всеми, но я их уже прощупывал на предмет, что им больше нравится. Так как люди нужны были везде и на разведении пушного зверя и на переработке растительных волокон и на будущем мясокомбинате. В общем много где, где не нужны талантливые, но нужны старательные и исполнительные.
   Кстати, благодаря кузне, наплыву раздражающего стресса и желанию ребят отстранится они разработали сенокосилку. Штуковина ещё пока прототип с огромными колёсами для обеспечения крутящего момента, рабочая часть всего полтора метра и сталь говно, но это уже очень приличный шаг в механику! И главное совсем без моей помощи!
   Дома мама была ещё раз беременна и мне казалось, что будет сестрёнка. Из-за массового наплыва учеников на обучение брата почти не было времени, но он сам напросился ко мне в школу, сидел слушал, но в основном читал всю ту подборку, что у меня стояла. Для своих пяти читал он довольно быстро. Руками тоже работал неплохо, но было видно, что это занятие для него лишь от скуки, дождаться пока брат пойдёт на дневную тренировку и будет его гонять. Он бы и не резал ничего, но выслушав внимательно мою лекцию о вреде тотального разрушения без созидания начал проявлять старание на занятиях по лепке и вырезанию. Опять же я объяснил ему, что это хорошая тренировка на силу и ловкость пальцев, а это нужно для многих приёмов борьбы.
  
   Едва не упал наш уровень подготовки во время военизированных игр, так как новеньким тоже хотелось, а не моглось. Скольких лет жизни стоила мне эта нервотрёпка я без понятия, но в итоге я сказал, что допущу раньше времени к нашим играм любого, кто пройдёт обычную для меня, но довольно новую в этом времени, армейскую полосу препятствий, после чего пробежит марш-бросок с полной выкладкой в шестнадцать вёрст и в финале проведёт три потешных боя с учениками средней группы.
   Дабы не быть голословным, и не быть обвинённым в нереальности требований все мои ученики занимающиеся не первый год прошли полосу, подхватили мешки(мы раз в три дня так утром бегаем) и прибежав провели со мной, Никитой и Мишей по три боя, а потом ещё и показушно отстрелялись из лука с сорока метров.
   Новенькие похмыкали, подумали, что это легко... Но даже убежать с полосы препятствий удалось не у всех, а прибежать не смог никто. Приковыляли кое-как.
   Но в итоге пришлось корректировать план подготовки юных кадетов из младших классов, как я их однажды обозвал, а оно приклеилось.
   В целом я планировал так подготавливать всех клановых с двенадцати лет на уровень ополчения, но не так рано, однако так сами карты легли, пусть так и будет.
   Эта подготовка легла дополнительными занятиями на семпаев ребят, которые получили чин старшины по боевой подготовке, им вменялось обучить кадета владению луком, копьём, шестом, азам работы с ножом и шашкой. Вольтижировкой каждый занимался пока сам, на это не было не времени, ни учителей. Рукопашной новички не учились, только разрабатывали связки и наращивали физическую форму, учились падать, бегать, делать проходы. Удар им планировалось ставить зимой. Теперь с синяками под глазами от усталости блистали все шестьдесят человек, а ещё двадцать ждали того страшного момента, когда и их назначат старшинами.
   Осенью нам хотели подогнать ещё две сотни человек, так как в сборе урожая мы участвуем, только в посевную халтурим, а это значит, что не обескровим село, но я через деда очень убедительно попросил не напрягать нас хотя бы до следующего года, а то ведь, что построили и сжечь не долго. Дед мою формулировку смягчил, но устыдил дедов, что они всё скинули на одного пацана и даже разгрестись ему не даёте. Деды прислушались и гоняли своих пионеров сами.
   К зиме из трёх сотен сотня малышни семи-восьми лет уверено владела руками и неплохо училась. Лидеров и талантливых учителей среди них пока не выявили, но они и учатся всего год, обещают стать неплохими мастерами, где бы не работали. Из полутораста девятилетних ребятишек сорок ушли в аут. Хорошие трудяги, но не интеллектом, ни талантом не блещут. Однако у девяти из них просто чудовищная интуиция и гибкость, и даже можно сказать, животная сила. В спаррингах берут не умением, а скоростью и разумеется силой. Думаю, что если пойдут ко мне в личные ученики сделаю из них настоящих коноховских шиноби. Ещё двадцать ребят натуральные гении, очень быстро всё схватывают, прекрасно владеют своими руками, могут выполнить поразительно сложные вещи, делать которые многие из более старших учеников учились годами, но абсолютно не способны учить других. Что поделать, гениальность. Со временем от этого можно избавится, но в обучении они всегда будут требовать от учеников своего уровня. В общем это будущие старшие мастера и инженеры клана, пусть сами они об этом ещё не знают.
   Пятнадцать человек посредственности. Всё хорошо делают, у них хорошо получается, но сами ни к чему не стремятся, их заставили родители и всё на этом. Двое из них очень коммуникабельны и способны доступно объяснить сложные и непонятные вещи, попробую в них зажечь огонёк интереса, если получится, то будет ещё два наставника.
   Двадцать человек с лидерскими качествами, все выше среднего во всём, со всеми поговорил отдельно, сказал, что они могут занять место старшин, а то и сержантов в классах если сдадут мне весной экзамены, не смогут этой пересдача через пол года. Услышали, прониклись, штудируют библиотеку.
   Тридцать человек талантов, сами добились больших успехов, но в отличии от гениев способны объяснить доступно, что и как, но в боевой подготовке, чуть больше нуля, сразу видно. Что это не их стезя, хоть они и старательно превозмогают. Пожалуй, это и будет костяк будущей клановой школы и на их плечи ляжет подготовка детей наукам и профессиям, а боевую возьмут инструктора. Однако расслабляться этим трём десяткам давать нельзя, базу ополчения знать должны и с учениками бегать на равных тоже, иначе выйдет жижа.
   Пять особей отселилось, ещё двое погибли на учениях.
   И восемнадцать ребятишек, среди которых восемь девочек с ярко выраженным учительским талантом, как учатся не плохо, так и объяснить на пальцах могут что угодно. Не лидеры и не особо сильны в рукоделии, но просто гении в слове. Разъяснить почти любую теорию для них не проблема. Проштудировали уже все имеющиеся научные журналы и постоянно спорят на почерпнутые там темы. Думаю ввести их в штат педагогов помощниками учителей. Мы с ними составим планы обучения и практические пособия для обучения. По их методичкам наши таланты и будут учить будущих студиозусов. А я с ними займусь языками и традициями, если они принесут мне клятву личного ученичества. И по окончании обучения языкам у меня поедут учится в разные страны в разные университеты.
   Ать, восемь девушек, куда они поедут, время ещё не то, нет свобод и равноправия полов. Ладно, восемь не восемнадцать. На ирьёнина А ранга не выучу, но хирургами и докторами медицины сделать в моих силах.
   Из детей десяти-одиннадцати лет осталось тридцать два. С остальными не сошлись характерами.
   Детей с лидерскими качествами у них десяток, но учатся они медленнее, так как у них очень много времени уходит на разработку суставов, связок и сухожилий. Им же нужно быть примером, лучшими.
   Пятнадцать очень талантливых ребят в плане резки, они этим и дома занимались, просто не на таком уровне. Они нас кстати научили плести корзины, лапти, сети. Я благодаря им вспомнил, что знаю, как сделать дождевые накидки из травы и шляпы из стеблей, для занятий по маскировке очень пригодилось.
   И пять старательных, сильных, но не очень умных пареньков. С интуицией у них так сяк, то острая то вообще не реагируют на опасность, к дереву льнут, но тяготеют к железу, всё косятся на кузню.
   И три гения, один из которых относится к группе с лидерскими качествами, но он их не выпячивает. Эти рвут жилы нагоняя старшие группы, тонкие работы с деревом заменяют сложными, не пропускают и лекции по травоведению и восстановительным массажам, который я даю всем, но факультативно и приходят на них в основном девочки. Они мне симпатичны и как глав клановых служб я их вижу, но насильно тянуть не буду. Чай не девочки, чтоб за них судьбу выбирать.
  
  -- Я вверяю свою жизнь, свою судьбу и свою смерть своему учителю! Клянусь хранить его тайны крепче свой жизни, своей крови и своего будущего! Клянусь использовать знания полученные от учителя на благо клана, для пользы клана и во славу клана! Да выжжет мне мозг, если я оступлюсь и предам свой клан, свою род, своего учителя!
   Учится у меня согласились шестнадцать будущих учителей. Двое мальчишек решили всего добиваться сами, видимо не поверив, что я знаю нечто большее чем преподаю в школе. Их дело, насильно никого не тащу, даже в клан.
  -- Беру ответственность за вашу жизнь, вашу смерть и вашу судьбу! - клятва проходила довольно торжественно, с пролитием крови в чашу, а затем и распитием её. Помимо самой клятвы я поставил ученикам блок на неразглашение, довольно сложный даже для меня, но думаю к концу обучения они смогут этот блок снять, если захотят вообще.
  -- Вы вверили ваши жизни мне! И вы, должны слушаться меня, как Бога. Если я сказал прыгать, прыгаете, единственное, что можете уточнить - куда, если говорю умереть, вы умираете! С момента принятия вас в ученики в вас больше нет жизни и свою смерть вы вручили мне! Единственное, что у вас осталось, это честь! Честь нельзя забрать или отдать! Честь можно потерять! Если вы потеряете честь, вы станете уродливыми тенями не способными не жить, не достойно уйти, быть тенью страшнее смерти! При потери чести вы будете бегать, как загнанные звери пока вас не сотрут.
   И так, ваша смерть у меня, и вам не нужно её боятся, ваша жизнь тоже у меня и вы получите её назад, когда вернёте долг клану! Я буду учить вас пять лет, за это время вы изучите традиции и языки многих стран. Я научу вас выживать в чужой среде, но помните, что никогда там не станете своими! Когда вы закончите обучение у меня, вы поедите за границу и будите учится в лучших учебных заведения тех стран куда приедете, но старайтесь ещё и устроится на работу на интересные производства. По окончании вашего обучения в заграничных университетах у вас будет два года практики, после чего вы будете должны вернуть долг клану! Вы будете семь лет преподавать в клановой высшей технической школе! После этого я верну вам ваши жизни и вы будите вольны распоряжаться своей судьбой!
   Легли в пол! Как гусеницы, ползком в класс!
   С обучением вышел казус. Я мог научить ребят отбиваться от группы лиц в помещении, мог научить убивать группу лиц в помещении. Мог научить традициям и языкам Японии, Китая, Кореи, английскому этикету и английскому языку, но дольче и французский были мне знакомы посредственно. Но пришлось скинуть это на откуп ученикам. Сами составят словарь и алгоритмы освоения, не даром же я столько времени уделяю в обучении всех учеников мнемонике?
  
   Мои ученики очень сильно разгрузили нас в школе, что позволило большей части юных педагогов вернуться к отложенным проектам. Так доработали зернохранилища и силосные вышки, добавили элеваторы. Фундаменты под большие коровники и свинарники уже выжидали своего часа, нужно было лишь возвести стены и крыши.
   Зимой из-за наличия в селе аж шестисот человек, больше половины из которых мужского полу был небывалый бум на лёд. А я в шутку предложил спиральные русские горки изо льда. Народ шутку оценил и за две недели отбабахал двадцати двух метровую ледяную горку со спиральной закруткой, это ещё и конкурсу скульптур из снега и льда. В общем гостей у нас была тьма, и впервые заработала полностью ледяная гостиница. Просто деваться было некуда. Как ни странно людям понравилось и наплыв ещё возрос, пришлось ставить вторую гостиницу, благо с топливом проблем не было, торф исправно добывали.
   С наплывом взрослых гостей прибавилось и отроков с юношами, они засунули свой любопытный нос в наше додзё. Мальчишки крепкие и не раз битые старше нас на три лета, наши танцы с палками не оценили. Кто ж им объяснит, что это ката.
   Слово за слово и они познакомились с нашим нечестным боем. Никто никого долго не посылал и не накручивал, стенка на стенку не вставали, а просто парней заломали на болевые, а потом показали пару потешных схваток в полный контакт.
   Ребята впечатлились, сразу попросили научить. Мы обещали подумать, и если пройдут испытание, то почему нет. Что испытание на гибкость, ловкость и скорость ребятам говорить не стали, до конца весны ещё масса времени, могут и сами передумать.
   Брат выдал мне на гора. С учениками своими я по три месяца говорил на разных языках, но старался без посторонних заниматься в классе, но видно брат у меня в посторонних совсем не числился и навык шиноби у него прокачан неплохо. Нет, я его конечно всегда видел, что он как хвостик за мной, но внимания на это не обращал, а когда он ко мне по японски обратился я чуть не подпрыгнул. Короче, один ученик прыгнул ко мне зайцем и без клятв, благо Матвей всегда умел держать язык за зубами, когда это надо. А при том количестве интереса которое родители к нам проявляют моя просьба не выдавать чужие языки легла лишь дополнительным кирпичиком.
   Стрелы в додзё теперь учились ловить другие, а я тренировал вновь приобретённый навык. И учился уворачиваться от десятка и больше стрел. Пока ходил весь в синяках.
   Ну и сестра, мелкая голубоглазка радовала ночными концертами из-за чего всё наше семейство было немного раздражительным днём.
  
   Пётр сидел и подсчитывал барыши с продажи продукции трёх коптилен, с продажи выделанных кож, с продажи деревянных игрушек и посуды, включил сюда расходы на ткань и две швейные машинки, прибыль была сумасшедшая. И это он ещё не считал продажу муки. Колхоз оказался очень прибыльным делом. Кирпичный завод, правда приносил мало денег, едва едва сам себя окупал. Зато торфодобыча и перегонка его так же очень прилично приносила. Но тут большая часть уходила партнёру.
   Нет, хорошо, что он умеет слушать и не прогнал внука ни разу, толковый мальчишка, чуйка у него на деньги и возможности!
  -- Дееед! - накаркал. Пётр с грустью проводил аккуратные столбики дебита в книге учёта. Когда Алёшка так подкатывает, это точно к невосполнимым, или восполнимым в далёком будущем тратам, что почти одно и то же. Эхехех.
  -- Что тебе, Алёшка? - вот как он, как чует, когда я деньги считаю?
  -- Деед, а вот в Европе науки хорошо знают? - что-то издали он. К чему бы это?
  -- Хорошо Алёша.
  -- Я вот тоже думаю хорошо. Нет, наши не хуже, но организация у нас пока хромает. А вот скажи деда, а чтобы учится за границей, что нужно? - вот он к чему! За границой учится решил!
  -- Деньги. Связи.
  -- Неет, дед. Чтобы за границей учится нужно знать язык. - с довольной моськой констатировал внук. - А у нас ни одного немца, ни одного француза, да даже захудалого венгра и того нет.
  -- Ой, говори прямо Алёшка, ходишь вокруг да около!
  -- Да чего тут говорить? Нам нужен хороший учитель немецкого, желательно ещё и французского. - ну, это ещё не сложно...
  -- Только на самом деле хорошего, чтоб даже с книгами приехал, вообще замечательно, если он или они учителем литературы будет. - хмм, есть у меня пожалуй знакомые за Уралом, кто посодействовать может... И не так уж и дорого выйдет.
  -- Хорошо, Алёшка, будут тебе учителя! - торжественно пообещал Пётр.
  -- Вот и здорово, а значит утвердишь проект им под дом и общую столовую для школы? - вот же скарабей! Я только-только прикинул, что леса с лесопилки мы слишком много производим и могли бы и продать излишки, а он уже их пристроил!
  -- Да, да, Алёша, утверждаю я твой проект. Через месяц или полтора будут у тебя учителя.
   Пожилой мужчина смотрел на закрывшеюся за внуком дверь и думал. Как так выходит, что вроде и прибыль постоянно в сёла течёт и совет уже не возмущается коллективным хозяйством, так каждая животина пронумерована, телята поделены, а за всем следят общие дежурные, но прибыль при этом остаётся на одном уровне? Эхэхэх. Ну да ладно, не жили богато, нечего и начинать.
  
   Почти год пришлось ждать пока большая часть заложенных предприятий выйдет в уверенный плюс, чтобы подкатывать к деду с просьбой об учителе ин.яза. За этот год я неплохо воспитал паранойю в своих учениках и в медовую ловушку или на глупости их вряд ли срежут и перевербуют. Хотя... подростки же, а там пьянящий воздух свободы, ладно там видно будет, главное палку не перегнуть, а то моим словам у них потом веры не будет. Ладно, мне их ещё четыре года учить успею уж думаю вдолбить им семейные ценности и радость моногамии, тем более, что тантрические медитации позволяют управлять своими гормонами.
   Блин. Задолбался. В небо хочу. Как я устал без крыльев. По полётам я скучаю куда больше, чем по нитям. Хотя без нитей, как без рук.
   Чем бы разогнать эту не прошенную хандру? А надо ли? Может отдохнуть в лучших традициях Шикамару? Почему нет?
   Сказано, сделано. Крыша на школе не очень для этого подходит, но хоть тёпленькая.
   Не плохо ведь год прошёл. В мастерскую, как и планировал, поставили паровые машинки. Причём тридцатипятисильные. Хорошие получились. Жаль трубопрокат пока неосуществимая мечта. Пришлось покупать медные трубы и радиаторы тоже покупать... Построили коровники, свинарники, всякие хранилища, даже две фермы в этом году запустил по выращиванию шиншиллы и норки, глядишь лет через десять собью цену, да не выбьют так зверя. Сейчас куриный комбинат строится. Пожалуй скоро еды будет хватать с запасом на запуск второй части проекта. А вот с тканями не очень, наши портные пока работают с шерстью и привозной тканью, но это не совсем то, что мне бы хотелось, а обеспечить в местных условиях можно только конопляное волокно, даже лён от случая к случаю урождается. Нет, конопляная пластмасса и конопляные джинсы это довольно хорошо, но чертовски мало. Нет, выходы на Узбекистан и прочие пока преждевременен. Я ещё слишком мал, а дед не справится. Придётся с хлопком работать уже клану.
   О облако на лошадь похоже, а то на летящего орла, а вон самолёт... Блин, дурацкая мысль с хандрой о небе смотреть на небо. Нужно пойти и устроить кулинарное состязание, как раз у учеников через неделю заканчивается японский триместр, вот и будет японская кухня, а потом три месяца китайской кухни, языка и китайских чайных церемоний. О, как они на них стонут! А то, думали на курорт попали? Точно, предупрежу их, что завтра чайная церемония, посмотрю на их кислющие рожицы. Мне как раз и чай с жасмином от Ли Юня пришёл.
   Настроение резко начало улучшатся и я пошёл радовать учеников.
   А, кто такой Ли Юнь? Сам без понятия. Послал в Китай через наши поезда и купцов, что катаются через Маньчжурию пятьдесят писем в разные провинции на одно имя. Трое ответили, с двоими до сих пор переписываемся ни о чём. Погода, дети, заботы. Я им отсылаю свои травяные сборы с полезными свойствами, а они мне довольно неплохой, а порой и очень неплохой чай присылают.
   Недавно послал мазь с сильным заживляющим действием и просьбой найти по возможности и прислать платиновые акупунктурные иглы. Теперь жду, что получится.
  
   Научил своих ребят считать карты, рассчитывать вероятные куши в рулетку, подкручивать незаметно кости, определять воровские группы и вести экстремальный допрос.
   Ситуации бывают разные, а доступ к деньгам нужен. Предупредил сразу, что знания это опасные, что есть такие люди, как каталы и это их сфера заработка, так что не увлекайтесь. То же и с ворами, это сфера заработка полиции и они не любят когда их кормушку отбирают.
   Так же учил их располагать к себе людей, чтобы использовать для займа средств. Запретил настрого использовать это умение для мошенничества. Если взял деньги на дело, будь любезен вернуть по договору с оговорёнными процентами. Но схемы разорения предприятий тоже разъяснил, так как это обоюдоострое оружие, а финансисты в первую очередь бьют по кошелькам друг друга и на некоторый вид агрессии следует отвечать адекватной агрессией, а не в подворотне с дубиной встречать.
  -- А кража, учитель? У многих толстосумов лежат огромные деньги! - Николай вообще обычно не робел задавать неудобные вопросы.
  -- А кража, ученики, очень вредна для кармы. Красть крайне вредно, то есть. Мало ли у кого и что есть, вот у нас дед тоже уже приличными суммами распоряжается, и хорошо будет если его обкрадут? Но есть такой разряд добычи, называется трофей. То есть, если вы разоряете врага, уничтожаете его финансово, то и личные средства из личного сейфа изъять можно. Но! Враг должен быть реальным, а не надуманным! Он должен как минимум угрожать жизни не только вам, но и покусится на ваше дело. Желательно, чтобы он был сволочью, это для совести полезно. Потому что разорять хорошего человека будет неприятно. Но как правило хорошие люди на других и не покушаются и отобрать чужое не пытаются. Так понятно, да? Перед экспроприацией чьего либо имущества расследование, не пытаются ли вам этого человечка подставить, прячась в его тени. А вот когда убедились в личности врага, тогда его и уничтожили. Финансово, морально или физически, это уже смотрите по обстоятельствам.
   Девочек тому же учил, но больше с уклоном выявить такую угрозу для своего рода и клана, а так я для них раздобыл анатомические атласы, составил два своих и учил врачевать, лечить массажем, разбираться в полезных и вредных свойствах растений и их воздействии на организм. Учил оперировать животных, да и микробиологии благодаря микроскопу смог их обучать.
   А наше село всё больше становилось похоже на городок.
  
   Этой осенью приняли в нашу школу ещё двести человек. Теперь составляем план строительства трёхэтажного училища с двумя общежитиями, столовой и большой кухней, а те постройки, что были до этого разобрать. Наши старейшины вроде и за, и дед не против, но воз и ныне там. А ведь кирпичи фактически специально для этого здания копил. Ну не считая огнеупорных конечно.
   Начал разбираться, а оказывается эти хитрованы уже понакупили себе породистых лошадок, шейхи мать их и теперь жмутся отдавать своё честно наработанное непосильным трудом, то есть уменьшать уже привычный приток финансов.
   Я у деда устроил грандиозный скандал, кричали мы очень выразительно, слышали меня пол городка. Дед кстати единственный из старейшин тратил средства в основном на развитие нашего городка и округа, остальные куркули, "всёдлясебе", блин, ну успеют же ещё, даже с их доли прибыли, чистой я имею ввиду, они могли купить этих лошадок через пару лет. Нет взяли из доли на будущие проекты, типа никто не узнает!
   Может они думали, что их нечем прижать и они в своём праве? Не знаю. Я просто объяснил ситуацию их детям, сказал, как есть, что их родители, их деды нас всех обворовали и предложил, как действовать, чтобы такова не было впредь.
   Полторы сотни четырнадцати летних отроков вошло в то село, скрутили и вывели всё семейство, им прилюдно выдвинули обвинение в растрате и предъявили коней которыми те хвастались и объявили их цену. Люди поахали, поохали, но что мы хотим и что будем делать не понимали. Мы же объяснили, что деньги эти должны пойти на строительство общего частного окружного технического училища, которое на пять-шесть лет станет домом для учеников, а значит эти растратчики лишили нас дома, справедливо будет и обратное, если мы лишим их дома! После чего ребятки за пол часа разобрали халупу вместе с сараями и пристройками.
   Удивительно, но на следующий день, когда мы планировали идти к следующему фигуранту дела, дед меня порадовал, что деньги появились и даже больше чем планировалось.
   Вот странный мы народ. Пока по рукам не настучишь... Ну на какое-то время этого внушения хватит.
   И через пару недель стройка закипела.
  
   Зимой мы играли в войну. Пятьсот человек это уже очень серьёзно. У нас были системы фортификации: дзоты, доты, окопы, снежно-ледяные валы. Впервые были использованы в бою танки. Сооружение из реек, которое нужно было носить вчетвером. "Танкисты" даже бегать умудрялись. В танке был ещё и расчет стрелков, который этот "танк" и прикрывал. Против "танка" применялись "противотанковые ружья" типа: арбалет, и гранаты с краской, помеченные разным цветом, то есть осколочно-фугасные, шрапнельные, противотанковые. Плюс ещё противопехотные мины. Задания обычные: занять высоту, захватить плацдарм, зачистить местность, взять штурмом штаб.
   Сколько не цепляй защиты, а учения дело опасное, три человека этой зимой во время игр погибло. Вывихи и переломы вообще не считаю, было очень много. И девочкам много практики. Кстати выделились тридцать человек тяготеющих к медицинской помощи скинул факультативом на своих восьмерых красавиц.
   Прошли ничем не примечательные похороны. Время такое, что из смерти никто особой трагедии не делает, тяжко конечно, особенно матери. Уже выкормила, практически вырастила, а тут так глупо погиб.
   Парням от чьей руки пали друзья тоже не просто. Но как не цинично, эти несчастные случаи на учениях идут в их подготовке на пользу. Убирают чувство неубиваемости, возникающие при постоянных не летальных боях.
  -- Это действительно, важно помнить, что умереть может каждый и в каждую минуту. Помнить, что смерть не конец пути, но начинать следующую жизнь с несчастного случая, как-то... - не смог я подобрать слов, меня вообще-то однажды астероидом в космосе убило, куда уж нелепее. - Мы будем помнить вас братья, вы навсегда останетесь живы в моём сердце.
  -- Будем помнить! - гаркнуло в пятьсот глоток всё училище построенное на линейке в честь прощания. А пьяница поп с началом движения в нашем селе приободрился и уже не напоминает то жалкое существо, каким я его видел раньше. Он отпел за упокой и мы отправились провожать погибших в последний путь.
   Не первые и не последние похороны в этом учебном заведении. Впереди ещё разбор полётов, выводы из боёв, разработка новых тактик. Жизнь не остановилась, жизнь всё так же бурлит.
  
   Семьдесят седьмой сколько весны в этих словах! Чёртовы гормоны и половое созревание! У меня чуть меньше пятидесяти шестнадцатилетних болванов и сорок влюбчивых дур от тринадцати до шестнадцати! И это нужно либо возглавить, либо вообще не обращать внимания.
  -- Курсанты! Многие из вас начали проявлять друг другу симпатии. Это хорошо, занятие естественное, но помните первое, вы все родичи и перед тем, как признаться в своих пылких чувствах к объекту своего обожания, узнайте у родни насколько вы близкие родственники. Браки до четвёртого колена приводят к рождению выродков, с седьмого колена таких случаев не зарегистрировано ни одного! Второе, сейчас в вас говорят гормоны и любопытство. Это блажь! Запомните стабильность в обществе начинается со стабильности в семье. И долгий и счастливый семейный союз доставят вам больше радости чем куча мимолётных интрижек! К чему я виду? Вы все уже не те дети, которых привели сюда родители, и не просто люди решившие учится, вы все уже мастера и вы должны взвешивать свои действия, поэтому если вам нравится девушка, вы считаете, что готовы разделить с ней всю жизнь, то сговоритесь о помолвке. Три года просто общайтесь без всякого там! И через три года и играйте свадьбу. За это время вы точно выясните, насколько симпатичен вам человек и уже наверняка наделаете в своей жизни меньше ошибок.
  -- Детей что ли? - крикнул кто-то из толпы голосом Коли.
  -- Гм, дети не могут быть ошибкой, они лишь следствие ошибочных или правильных решений. Если дети будут болящие, то где-то в вашей жизни косяк. Если в семье не дня без скандала, забитая жена или забитый муж, тоже косяк. Зачастую люди сходятся по симпатии, пылкая страсть, любовь, ага, проходит полгода, год и они начинают понимать, что кроме постели им и поговорить не о чем.
  -- Так чего теперь?
  -- А чего теперь? Взвешивайте свои действия. Любовь это очень хорошо, это замечательное чувство, но проверенная любовь ещё лучше, и проверяется она только временем.
   Так, ладно, намерение высказал, направление задал, теперь ещё информационное давление обеспечим и традицию привьём, а традиции порой бывают живучее законов и даже стран.
  
   Чуть больше года уже учу своих личных учеников языку и всё это время плавно подводил молодых интуитов-боевиков к мысли, что учится им лучше у меня лично, нежели в общей школе. И недавно, один за другим они подошли ко мне прозондировать почву. Сказал честно, что если они пойдут учится ко мне, то познают ад, но я их научу владеть своим телом на недоступном обычному человеку уровне и они познают некоторые другие тайны. Но назад дороги у них не будет и у них есть выбор, либо спокойно учится дальше и не лезть во всё это, либо...
   Никто не отказался и принеся мне ученическую клятву приступили к новым тренировкам.
   Для обучения своих боевиков пришлось разрабатывать новую защиту, так как работать им предстояло по другому. Если общее обучение ополчения учило шокировать ударом, разорвать дистанцию или скрутить противника в болевом, и нанести удар подручным оружием, то боевиков я собирался учить тому, что они сами оружие. Предполагалась работа по уязвимым точкам максимально жёстко, углублённое изучение анатомии со всевозможными способами сломать человеку конечности, сломать сопротивление при допросе... Ну и мелочи, типа проникновения на охраняемый объект, снятия часового, диверсионная деятельность, принципы разведки и контрразведки. Жаль последнее не мой конёк, сперва этим Лёха занимался, потом Хирое информировала меня, как союзника, потом вообще медициной увлёкся. Так что, только то, что дали в школе шиноби и свои наработки и смогу дать.
   Зато с разработкой новых манекенов, на которых они отрабатывали выход из захвата с переломом локтевого сустава у ребят прорезался просто поразительный талант к резке анатомических моделей человека.
   Да и мне стало поинтереснее в полный контакт работать с новой защитой.
   Так эти девять, да восемь девчонок ещё лет шесть у меня учится будут. А нашим заграничным агентам ещё пару лет учится и пусть едут, добывают знания, но главное нарабатывают связи и организуют дела, тогда следующая партия поедет уже не в вакуум, как сейчас.
  
   Брат меня снова удивил. Так как техника обучения своих шиноби не для широких масс братишку я заворачивал, но в итоге он просто начал меня умолять взять его десятым учеником. Нельзя не признать, что реакция у Матвея и интуиция на уровне и в своём классе он однозначно лучший по боёвке. Однако это стопроцентное боевое оружие с гарантированным летальным поражением, а не стиль боя.
  -- Брат, ты понимаешь, что использовать в потешных, или уличных схватках этот вид боя нельзя? Что это не милосердное оружие? - мальчишка смотрел на меня уверенно и взгляд не отводил.
  -- Понимаю.
  -- Ты понимаешь, что иногда выстрелить из пищали будет гуманнее, чем выпустить тебя после обучения на секунду против человека? - братишка чуть улыбнулся.
  -- Так уж и из пещали? - уже озорно спросил он меня.
  -- Ну да, можно будет поставить знак ровно. - не принял я его игру и остался серьёзен.
  -- Ну паяя! - сделал он Аса-глазки, и где только научился? Не мог же он подсмотреть как я родителей и деда этим способом донимаю?
  -- Это твой выбор, брат. Ты пройдёшь этот ад наравне со всеми и даже чуть больше, ты ещё будешь меня умолять отпустить тебя к маме... Я бы и сам от себя сбежал, если честно. Ещё есть время, потом дороги назад не будет.
  -- Я готов учится! - упрямо боднул он воздух.
  -- Ты сам так решил, помни это когда я буду тебя пытать. - после чего брат принёс стандартную клятву на крови и получил свой блок на сознание.
   Самое интересное, что этот двужильный девятилетка тянул три группы, школьную, языковую и мою, так ещё и на факультатив по медицине успевал гонять... У меня иногда закрадываются подозрения, что он попаданец на самом деле, а что его характер и привычки не изменились, это очень талантливая игра. Но потом я вспоминаю, что с жизненным опытом у него не очень и обычные детские ошибки он совершает, как и его сверстники, а тяга к познанию, это не преступление.
  
   И вот лето семьдесят седьмого. Все экзамены приняты и знания первых выпускников оценены. Мальчишки и девчонки шестнадцати лет. Нет, уже юноши и девушки шестнадцати лет. В выпуск естественно не попали ни учителя, ни помощники учителей, которые этой осенью возьмут свои предметы, но даже так мы выпускаем почти сотню мастеров способных с помощью напильника и такой-то матери собрать даже ядерный реактор, только они об этом ещё не знают.
  -- Братья! Сестрицы! В этот по летнему погожий день вы вылетаете из гнезда нашего училища. Вы помогали его создавать! И вы по праву члены нашей общей семьи! Не забывайте, что для человека нет ничего невозможного!
   Но! Нам по прежнему очень нужна ваша помощь, для вас уже готовы места на наших заводиках с вашим приходом они могут прыгнуть в качестве. Но есть и те, кто рвётся за горизонт, кому надоели наши морды! Тихо, тихо, я всё понимаю, вы меня тоже уже достали. - по строю прокатился смешок. - К вам просьба, вы знаете немецкий и французский, вы неплохие токаря, езжайте к этим нерусским, устраивайтесь к ним на заводы помощниками, да кем сможете, но покажите потом там класс! Учитесь, запоминайте, придумывайте, но помните, что украсть у вас идею не постесняется никто из чужих. А через несколько лет вернитесь и поделитесь опытом.
   И так выпускникам училища троекратное Ура!
  -- УРА! УРА! УРА!
  -- А теперь праздник, танцы и гуляния все в курсе где.
  -- УРРРААА!!!
   Блин, интересно, вернутся или нет? Достойно я их воспитал или мало вложил?
  -- Учитель, а почему они зная так скверно язык и почти не зная традиций уже едут за кордон, а мы всё ещё только учимся? - Коля, кто же ещё, голос группы.
  -- Вот ты сам и ответил на свой вопрос. Они плохо знают, как язык, так и традиции. Они не узнали в училище никаких секретов, всё что мы тут учим общеизвестно, но не сведено вместе. Да и теории маловато. Чистая практика, по сути. Мне дали чуть больше, приоткрыли тайные знания, но им я буду учить только клановых спецов не раз доказавших, что они для клана сделают всё и отдадут, если понадобится для клана всё.
  -- А мы?
  -- А вы Коля мне пока должны, вот отдадите мне долг, поживёте сами и будете решать, как жить. Своей жизнью или жизнью клана. Своим умом всего достигать для себя или приумножать общие знания для благосостояние общины.
  -- А они? - задумчиво глядя в никуда продолжил допрос Николай.
  -- Через несколько лет выберут, потом подумают, потом примут решение. Я никого не неволю.
  -- Ясно, спасибо за урок учитель.
  -- Идите развлекайтесь, я тоже скоро подойду. - я проводил спину уходящего ученика задумчивым взглядом.
   Скоро Коля, ещё примерно год и вы тоже поедите, вам то потяжелее придётся, там гайдзинов очень не любят японские шовинисты, да и китайские шовинисты так же от чужаков не в восторге, но там англичане сейчас учат инженеров и учат очень неплохо.
   Ладно, там где-то девочки танцуют, пойду их вальсировать.
  
   Мои десять шиноби, если не считать девочек, получили первыми знания из будущего, а именно химия. Как сварить взрывчатку из чего-ни-попадя и какое усилие детонатору понадобится, чтобы эту массу поджечь.
   Главный прицел, у учеников-то, на убить кого-то таким макаром. Наивные! Это сапёрное дело, мне горы рыть нужно, не сотни же тон пороха использовать, как современники? Но, одно другому не мешает.
   Однако отсутствие химической лаборатории, или очень мини-химзаводика в городке начало ощущаться. Пора пожалуй по этой части деда напрягать.
   К Менделееву бы кого заслать учеником, пока жив старик, ещё лет тридцать ему осталось и помрёт. Он же первым проталкивал в нашу армию бездымный порох, но не сложилось, британская разведка оказалась круче. А я вроде как и не претендую на открытие и патент мне не упал, но штука дюже полезная и мощнее, и дешевле, и в хозяйстве пригодится.
   Ну и кого отправить в Петербург?
   Хм... У меня остались два гения, помимо Коли... Дима и Архип, всю техническую корреспонденцию прям из рук вырывают.
   Ладно, пусть едут, заодно и связей поднаберутся.
   Так и где бы мне их найти? Попробую с библиотеки.
  -- Ребята! Да сидите.
  -- Алексей Никифорович, что-то случилось?
  -- Это кто-й-то меня, да по батюшке? Архипка, чай заболел, аль отравился чем?
  -- Км, неудобно по имени. - смутился Дмитрий.
  -- Неудобно, братцы спать на потолке, одеяло падает! А в неформальной обстановке нужно ко мне по имени.
  -- Всё ровно неудобно. Алёшкой не назовёшь, Лёша слишком личное, а Алексей к тебе, как-то неуютно обращаться.
  -- М-да? Ну зовите Алексом. И на "ты", не дело это между братьями "выкать"
  -- Кхм, Алекс, а ты нас искал для чего? - решил попробовать новое наименование страшного директора Архип.
  -- Да, вы как смотрите на то, чтобы учится в Петербурге?
  -- Да ладно?! Вы шутите Алексей Никифорович? - тут же и забыл про свою попытку Архип.
  -- Да нет, какие шутки, вы очень способные и быстро растёте над собой, вам уже тесно в нашем тех.училище. Тут пока не хватает базы. Вот вы за этой базой и поедите.
  -- А деньги на обучение? - спросил Дима.
  -- На проживание в столице вы заработали, если транжирить не будите. За обучение заплатит городок, в надежде, что вы вернётесь и передадите свои знания другим ученикам. Но у вас будет задание, нужно будет поступить именно к Менделееву, читали в журналах его труд о периодичности элементов?
  -- Ну да, это открытие многие хвалят. - осторожно согласился Архип.
  -- Да, великий учёный, а вам нужно постараться стать его лучшими учениками. Не кивалами, а спорить и оспаривать, отстаивать свои точки зрения, но учитесь у него.
  -- Ясно Алекс, а когда? - переглянувшись спросил Дмитрий.
  -- Как паспорта выпишет дед. И вещи вам пошьют, сумки и чемоданы. Так что съездите повидайтесь с роднёй. Вы теперь не скоро ещё увидитесь.
  -- Угу. - ребята уже ушли в себя, что-то прикидывая.
  -- И ребятки присмотритесь там к станкам по нарезке резьбы в винтовках, к токарным станкам вообще, способам литья разных металлов. Вы глаза и уши, вы будущее нашего края. - парни посмотрели серьёзно.
  -- Сделаем.
   После выдачи парт-задания мы поговорили ещё чуть-чуть, но ребята уже мыслями были не здесь, так что дружно разбежались по своим делам.
  
   Лето пора походов, пикников и отдыха... не в нашем случае. Лучший отдых это смена деятельности. Так что уже более опытные ребята с многолетним опытом полевого ориентирования, и картографии брали в группу по пять-шесть малышей девяти-десяти лет и учили их основам, принципам, давали задания самим составить карту пройденного маршрута. Сами они от меня получили задание помыть по ручьям песок, собрать и принести интересные камни, но пронумеровать образцы и отметить, где взяли. В следующем году отправлю учится на геологов человек пятьдесят, тех, что старательные, но не гении. А пока у нас карта округа в четыреста верст, не идеал конечно и масштаб плавает. Но намного лучше чем ничего. За одно саженцы деревьев высадят взамен срубленных в прошлом году.
   Рутина. Хочу в небо, как же я хочу в небо. А всё это чёртово средневековье! Даже паровую машину нормальную не сделать, стоит только одному оболтусу похвастаться, так сразу половина мировой прессы понаедет. Что уж говорить о ДВС.
   Хотяаа, а ведь триста верст севернее нет никого, даже эвенки не бродят, по крайней мере ребята следов не обнаружили, и если я верно привязался к карте, то мы где-то между Томском и Омском у притока Оби. Оседлать Обь, проложить ветку к нам до железной дороги, оседлать Амур, набрать кредитов, построить ледоход, набрать ещё кредитов, купить с десяток морских сухогрузов, затарится станками и нефтебуровыми вышками, начать добычу, в счет долга отдать семьдесят процентов добываемой нефти кредитору, набрать ещё кредитов, поставить нефтехимический завод. Пока суть да дело с эпопеей с нефтью американскими станками наделать ДВС. Фюзеляжи наделать не проблема, а там и резина подоспеет и орг-стекло для кокпита. И будет тебе счастье. Всё про всё лет пятнадцать. Только глупо и не о чём. Местные шустрилы всё быстренько и поразберут. И не останется тебе ни заводов, не нефтепромыслов, ни неба... Дети же ещё, сами всё и поотдают. Будет своя служба безопасности, свои схроны, своя армия, вот тогда ты и получишь небо.
   Я оторвал свой взгляд от плывущих облаков, что-то щекотало щеку, влажно. Чёртовы люди, из-за их жадной алчности приходится сидеть собакой на сене.
   Что там у меня по плану? Тренировка юных кадетов? Лучше поменяюсь с Никитой, а то ещё покалечу кого-нибудь.
   А сам пойду писать учебник, "как работать с теламерами" и теорему о "генетической реверсивности". Девочкам будет сорок шесть в русско-японскую, язык к тому времени за зубами держать научаться. Сами тоже ещё не старые, вот пусть уже со своими учениками наберутся опыта. В этой области утечки опасаться стоит чуть меньше. Медицина единственная наука, которую человек ещё сто лет не будет использовать, как оружие.
  
  -- Хандришь? - девичий голос оторвал меня от залипания в одну точку, кончик пера даже прилип уже в уголку рта. Неплохо я задумался.
  -- Почему ты так решила? - С Ульяной я сегодня ещё не виделся, но приветствие как-то оба проигнорировали.
  -- Ты когда хандришь сперва долго смотришь на небо, а потом идёшь в кабинет и пишешь, что-то пишешь. - состроила она мне потешную мордочку при объяснении.
  -- Хандрю.
  -- Это из-за новых учеников? Но так эпидемию тифа мы прикрыли, оклемаются и придут чуть позже, пока карантин. И так сто человек поступило.
  -- И из-за тифа тоже. Осень.
  -- Что осень? - не поняла меня завуч по учебной части. - Как будто это всё объясняет.
  -- И правда, кхм. Так чего прибежала-то?
  -- Да, Густав этот. Чёпорная немецкая рожа, терпеть его не могу. Не принимает он наш план занятий, не удобно ему видите ли. - у этой девчонки просто потрясающая мимика.
  -- Это и называется дипломатия. Ты бы с этим ещё к деду побежала.
  -- Не, Лёшь, я не то... Я... ты...
  -- Вставить ему втык? Устроить тёмную? Хочешь, чтоб я ему ногу сломал, это занятиям мешать не будет, а он присмиреет, да?
  -- Дурак! - раскраснелась она ещё на середине фразы, а как рак красная уже захлопывала дверь. Ну её эту любовь-морковь пока. Я ещё маленький.
  
   Зимой мы устроили жуткое побоище. Были сровняны две снежно-ледяные крепости, пятнадцать человек еле откачали, как никто не погиб объяснить можно только чудом. Мои шиноби получили такой втык, что ещё три дня вряд валятся будут.
   Дети, чтоб их. Добрались в изучении до взрывчатки на основе животных жиров, называется.
   Но спасением занималась санитарно-эвакуационная бригада и "раненые", а вот оба лагеря ошалев и озверев из-за потери цели нападения и защиты впали в ярость и начали бой на уничтожение, командиры потеряли управление... В общем диверсия удалась, парни отработали свою программу на отлично, за что и получили заслуженную награду в виде отдыха и ничегонеделания, правда сами они это наказанием считают. Малышня.
   Мы все получили бесценный опыт и массу головняков, как с обеспечением безопасности на территории полигона, так и с примирением групп. Я был только с операции, где собирал обратно мальчишке руку после сложного перелома. У остальных переломы попроще, но возни тоже много предстоит.
  -- Что у вас? - за столом сидел оперативный штаб из завучей и тоже завучей, но ещё и моих учеников.
  -- Алексей, мы опросили всех кого смогли и кто хоть, что-то видел и пришли к выводу, что эти мальчики прикопали в крепостях небольшие, всего две ладони, пакеты. - и уставились на меня глазами горящими.
  -- И?
  -- Мы посчитали... Пороха на эту крепость нужно было пару пудовых бочек, а бертолетовой соли у нас не делают! Значит нужно этих мальчишек расспросить о рецепте и запатентовать! Это же какая экономия в манериалах! Император может даже оценит?
  -- Угу, оценит, догонит ещё так отпатентует. - буркнул я себе под нос. - Кто ещё ознакомлен с вашими выводами?
  -- Эм, - закатил глаза Миша, потом осмотрелся. - Все здесь.
  -- Очень хорошо, попрошу вас никогда и никому не выкладывать ваших выводов. Обычные учения, обычная запланированная случайность. Это была проверка на стресс, и так далее. Состав этой взрывчатки мы не патентовать, не как либо ещё публиковать не будем.
  -- Но, почему? - Мишка выглядел растерянным и искренне меня не понимал. Блин, какие они наивные ещё. - Ведь это огромный рывок в взрывотехнике, это колоссальная экономия в средствах, это увеличения темпов добычи горных ресурсов!
  -- Это оружие. И оружие страшное, потому что дешёвое. Патентное право соблюдает только Россия, но даже если так, если другие страны не украдут у нас по обыкновению рецепт учёным хватит и самой возможности такой взрывчатки, чтобы раскрутить производство с нуля. И разразится война, страшная, кровавая с МИЛЛИОНАМИ жертв.
  -- Но, соль берталетова, - как-то пришибленно из одного упрямства продолжил Мишка. - она же не послужила...
  -- Опасна, - перебил я его. - сама по себе взрывается, легко изготовить, но сложно хранить, нельзя использовать в снарядах. Очень много минусов.
  -- И что теперь?! Зарыть в землю?! И самим не использовать и другим не давать?! Но раз наши мальчишки додумались, то в европах точно придумают! - угу, не запоминал когда точно, но кажется лет через сорок.
  -- А мы уже добываем что-то в горах? - мне кажется ему просто за державу обидно. А тут я ещё спокойный, как удав.
  -- Нет, но...
  -- Будем.
  -- Что? - кажется я его ошарашил.
  -- Мы будем добывать, что-то в горах и нам будет нужна взрывчатка, и мы сможем получать с этого больше, если все будут рассчитывать стоимость при покупке, как при использовании пороха. Догоняете мысль? Себестоимость нашей руды, камня, щебня будет дешевле общеимперских. МЫ будем добывать экономя время и ресурсы, а не кто-то там богатеть за наш счёт.
  -- Но патент?
  -- Мишь, не тупи. Я уже сказал об этом.
  -- Значит парни не только химию к Менделееву учить поехали? - влезла Маша в наш, пока диалог.
  -- Вообще-то они поехали в Петербург учится, а химии то, географии они решат сами. Как и ещё пятьдесят студентов которые поедут в следующем году.
  -- А мне, мне можно? - тут же загалдели все.
  -- И кто со мной учить останется? Вы поедите, не волнуйтесь, но позже. Сперва смену выучите. - улыбнулся я. Ребятки приуныли.
  -- Так что с безопасностью делать будем? - продолжил прерванную моим появлением дискуссию Никита. Все промолчали.
  -- Ясно. Перекрываем рубежи секторами, выбираем удобные и не приметные точки и окапываем там секреты с наблюдателями. Заодно и патрульно-часовую службу отработаем. Все согласны? Вот и ладушки.
   Разбор полётов продолжался ещё два дня и закончился наказанием невиновных и награждением непричастных. Все были одинаков рады.
  
   Между прочим ещё с первым выпуском деду пришлось оформлять нашу школу в губернии и нам даже какие-то учителя полагались, но мы откупились, мол есть, не надо, а чиновник и рад. И аферу нашу понял и денег заработал. Что он там себе понадумал не наше дело, а вот право выдавать аттестаты штука полезная.
   Аттестат у выпускников был за десять лет обучения с пометкой, что крайние два сдали экстерном. И подкованы они были не хуже многих местных учёных.
   В этом году выпускалось двести человек. Двадцать из них очень смышлёные, сорок пять старательные, у остальных успехи не так ярко выражены. Всех детей которых с поправкой на время можно назвать гениями из этого потока перешли в разряд помощников учителей. А это без скидок семнадцать человек, причём девять девушки.
   Выпускники уже направления получили. Кто куда разъедется они знают.
  -- Так, други мои и сестрицы! Соколы вы мои да ласточки, подошло время вам расправить крылья и вылететь из гнезда. Многим покажется, что это свобода. Вы не правы, вы всегда свободны! Но стенки гнезда защищали вас до поры от пропасти, теперь же вам с этой пропастью предстоит учится уживаться самим! За барьером вас подстерегает опасность пьянства, распутства и азартных игр. Соблазнившись на этот блеск удовольствий вы рискуете расшибиться об дно.
   Надеюсь хоть с картами у вас беды не будет. - я совместно с завучами учил их самым распространённым сейчас играм и как определить, что против тебя шулер. Как выиграть посчитав карты, и как можно блефовать.
  -- Единицы из вас не выбрали свою половинку, остальным же девушки доверили своё сердце и своё будущее, не предавайте их! - потому что это лучшая проверка и с предателями разговор короткий. - Если встретите другую и полюбите её, то условия для вас те же, помолвка, три года дружбы, потом любовь. Но перед этим вернитесь и проститесь со своей любавой тут.
   Ну и пьянство, вас не минёт чаша сия. Вы все видели примеры к чему это приводит и сколько уважения к таким людям. Не подводите меня, не делайте так, чтобы мне было за вас стыдно. Узнайте свою меру и никогда больше за неё не заступайте!
   Ладно, нудеть закончил! С окончанием первого этапа в вашей жизни! С окончанием школы! Ура!
  -- Ура! Ура! Ура!
  -- А теперь праздник, танцы, стол!
  -- УРРААА!!! - халява всегда в радость.
   В Китай двоих пристроил, тут не очень неожиданно, но приятным оказалась чайная переписка.
   В Японию трое едут китайской контрабандой, за десять баночек заживляющей мази их обещали устроить в токийский технический, пока являющейся ещё высшей школой.
   А трое едут в Англию, сами добывая себе средства на обучение и даже документы себе добудут, если понадобится. Красота!
   Пойду сегодня впляс.
  
   Вот смотрю я на новеньких, двести сорок человек. Пятнадцать отчислили, как лентяев. И мне жутковато становиться. За восемь лет полторы тысячи окрестных селян превратилось в две тысячи семьсот! Из них три сотни уже половозрелые юноши, которые могут настругать ещё полторы сотни малышей в этом году. А изначально, как я тут родился, было около пятисот молодых женщин. То то генералы и маршалы так не ценили жизни наших солдат, конечно ещё нарожают. Вот только женщины существа чуткие и обидчивые, такое отношение при наличии комфорта не простили и рожать, как раньше отказались, а то с нормальной медициной и профилактикой заболеваний мы расплодились бы пуще китайцев. Но будь русских миллиардов пять к двадцать первому веку, нас бы очень поостереглись бы трогать. А статистика говорит, что один процент народа, это учёные. Думаю пятьдесят миллионов учёных смогли бы такую станцию Мир отгрохать, что её бы не вооружённым взглядом с земли видно бы было. Что-то меня унесло.
   С появлением у меня учениц детская смертность в сёлах вообще почти сошла на нет и женщины на своих шести-семи по лавкам останавливаться не планируют, это для меня хорошо, так как приток у учеников не оскудеет и все кровь от крови клановые. Нужно только за кровосмешением проследить внимательнее, чтобы не было.
   А нашим матерям устроить уже сейчас спа процедуры, массажи и втирания. Они сразу лет по семь скинут, и это выправит немного тот отток, что я устроил для молодёжи. Ведь какая-то часть точно не вернётся. Не ясно пока только какая.
   Молчание на линейке уже стало гнетущим.
  -- М-да, хотел объявить новость и понял вдруг, что сюрприз испорчу. Так что сохраню интригу и вы все всё скоро узнаете сами. На зарядку шагом арш!
   А сюрприз и правда будет. К нам приехали двадцать казаков провести мастер-класс по вольтижировке, так сказать по джигитовке. Чего это стоило деду я не знаю.
  
   С реализацией омолаживающих процедур затягивать не стал и уже этой зимой девочки пригласили в специальные скуфы, в собранные под куполами домики, своих матерей, с намёком, что и подруги прийти могут. Процедура приятная, зимой делать нечего к концу месяца на эту диковинку даже с дальних хуторов приехали посмотреть и попробовать. Девочки раздали всем очерёдность и взмолились. По десять человек в день, семь дней в неделю, а учится им когда?!
   Жалобу выслушал. В ухе после звона поковырял и спросил, а чем их ученицы хуже их самих?
   Какие потешные были мордашки у девочек. Мол, ты дурак? Какие такие наши ученицы?
  -- Каких найдёте, такие и будут. Разрешаю передать им технику массажа, вы будите только крема делать и следить за их свежестью. Чтобы их втирать особых знаний и умений не нужно. Нужны ласковые и нежные руки.
  -- То есть и Любку из деревни можно научить? - спросила меня Надежда.
  -- Массажу можно. Составу кремов и мазей -- нет. Это клановая тайна. Критерии я обозначил.
   Массажу скандачка не научишь, а до этого массаж особо за пределы школы не выходил, так что девочкам все ровно месяца три возится, учить их прикладной анатомии, но и на уровне "делай как я" они руки себе разгрузят. А если подруг тянуть не будут и включат мозги, то возьмут девочек из младших классов, они и теорию знают и практики у них с нашими мальчишками выше крыши.
   Весна прошла нормально. Если бы не вспышка болезни в коровнике, так вообще хорошо. Но падёж не допустили, опыт получили, меры профилактики усилили.
   А к лету наши подопы...ечные, особенно те что послушали советов насчёт питания и гимнастики стали выглядеть лет на восемь младше. Обычно ведь другие группы мышц используют, а это грузило фигуру, сейчас же они её "разгрузили".
   Мужья сперва глазом замыленным и не заметили по обыкновению. Но на выпускном праздник, танцы и эти молодки бегают, тут то они усы и распустили, плечи порасправили...
   Вот и ладненько.
  
   В этом году далеко посылать учеников не стал. Зря что ли Менделеев в Томске курировал открытие технического университета? Пока ещё высшей школы, но не суть. Хочу свой!
   Закрытая сект... закрытое общество меньше подвержено дурному влиянию из вне. И так не знаю, что с этими революционерами делать, идеи у них заразные, действия простые, молодёжь не разобравшись, точно купится. А то, что потом почти всех юных комиссаров коммунаров перестреляли, чтоб воду не мутили им и не объяснишь. Нет, революция Миру была нужна, не спорю, но у меня тут своя, тихая и не заметная, мне ихние игры за власть не интересны.
   Ай ладно, что душу травить. Вернётся треть и хорошо. Через десять лет будут достаточно солидны, обрастут научными статьями и диссертациями. Вот и будет мне педагогический состав в высшее физико-техническое училище имени нашего клана.
   Этим летом, ещё до сбора урожая строительные ватаги закончили восьмой фундамент под будущий наукоград. Заложил я его у истока притока Оби, название которого в своё время не знал, а сейчас он его ещё не имел и мы именовали его Веда. Я планирую его как очень закрытую территорию и ватаги без понятия, что они строили. Стены уже будут возводить старшие ученики, но тоже без информации, что же они возводят.
   Наукоград будет работать на острие местных технологий, но не копать просто фундамент науки, тут будет база для штучного, или мелкосерийного выпуска продвинутой техники таких как экскаваторы, буровые, возможно дирижабли и так далее. Мой маленький плацдарм для захвата мира, мву-ха-ха.
   В плане строительства ещё шесть ангаров, но это уже в будущем году. Информационное прикрытие правда слабовато, мол, это для будущего детского оздоровительного лагеря, садик и школа, да ещё общежитие, но удалось пустить слух, что это будут хоромы старейшин, ещё один, что сам губернатор заказал у нас себе дачу, и до кучи, что это будет охотничий домик Императора. И центральный комплекс, фундамент у которого имеет три подземные этажа, как бы намекает на правдивость именно этой версии.
   Ладно, это дело будущего у мня же пока пять сотен лоботрясов и ещё две сотни неумех, семьдесят из которых девочки и этот восьмилетний бедлам нужно приучить к порядку, желательно не используя насилия. Насилию мы их будем учить только в следующем году.
  -- Кто сломал стену в общежитии? - я то знаю, кто, но вот выйдет ли. - Ну чего прячешься трус, как баловаться, так смельчак. Нет? Ну хорошо.
   Сержант, боевая готовность по училищу, вводная разведчики обнаружили чужих диверсантов, сержантам младших классов Аз, Боги, Веда и Глаголь приступить к поиску и уничтожению чужих.
  -- Старшины, мать вашу, организовать ваших соплежуев по полной выкладке! Бегом сиволапые! Пять минут готовности! - гаркнул ближайший сержант класса.
   Замечательный десяти километровый вечерний марш-бросок с пятью килограммами нагрузки и учебным боем в финале, что может прочистить мозги детям лучше?
   А парнишка ничего, трусоват только. Пятнадцати сантиметровый брус стены связанный пазами не в раз прошибёшь. Жаль ещё и коридор испохабил. И где только столько пороха взял?
   Двести пятьдесят человечков унеслись в вечерние сумерки по шестьдесят человек в классе шеренгой по четыре. Этот точно урок усвоит, если переживёт тёмную конечно.
   И насвистывая мелодию Джо де Сена, про то, что - "если не было тебя", отправился к себе в кабинет. Ещё столько книг не написано, а жизнь так богата на неожиданности.
  
   Традиции, традиции. Ещё недавно люди и не знали, что на дольнем севере чукчи строят иглы, они и сейчас не знают, что не мешает им их строить и это уже традиция. Как и зимний ледяной фестиваль, лучшему резчику с лучшей работой две девушки дарят ему свой поцелуй, зимние танцы в ледяных залах тоже стали традицией.
   Дед хотел ещё и ярмарку к нам приволочь, но я встал на дыбы и в штыковую загнал эту инициативу обратно. Я тут девушек для наших парней ращу, умницами-разумницами, а тут понаедут и поразберут павлины хвост распустившие. Дед правда заупрямился, пришлось добить.
  -- Дед, тебе денег мало? Или уважения?
  -- Причём тут?... - вскинулся дед.
  -- А при том, что ярмарка нам пока вредна. Девочки начнут приезжим мальчикам глазки строить. Ничего такого, только чтоб наши приревновали. Глупые инстинкты, они с этим могут что-то поделать, но не хотят. А наши мальчики вообще-то люди весьма опасные и будут жертвы, а оно нам надо?
   Дед тогда тяжко вздохнул, сказал ладно и на ярмарки наши ездили сами.
   Зачаток бобслея тоже подвергся традиции и горку теперь традиционно делают с каждым годом длиннее и сложнее, как бы убиваться в итоге не начали.
   Традиционны и наши зимние взятия бастилии, разбавленные чисто пехотными сражениями в стиле прошлого века, только конницу не используем. Слишком травмоопасно.
   А ещё не знаю, традиция это или следствие, но мама была опять беременна. Своим ощущениям я верил и ждал ещё одного брата. С сестрёнкой Ладой я в своё время занимался только мнемо играми и гимнастикой, не уделяя столько времени, как Матвею, а он всего себя отдавал познанию нового и изучению способов убийства ближнего, так что тоже сестрой не занимался. А девчушка росла миленькая, но капризная. Сама себе судьбу выберет, никто ей не указ будет.
   И вот зарождалась новая традиция. Наши студиозусы приехали на зимние праздники. Тренировки говорят не бросили, что благодаря им не раз выходили из сложных ситуаций победителями. Ну и ладненько. Двадцать человек признались своим вестам, что мол, другую встретил, прости меня коли сможешь. Все девочки напряглись и мысль привязать своего избранника постелью и детьми явно читалась в мыслях у многих. Мне очень не просто было вызвать отвращение к этой мысли, но доводами разума с влюблёнными вообще разговаривать бесполезно, так что пришлось играть на эмоциях. Вроде охоланил. И мантру: "зачем мне тогда такой слабак нужен?" вручил.
   Ну и новости, шум большого города, впечатления ребята делились всем. И тьфу, тьфу, тьфу, дурных привычек ещё не нахватали.
   Кузнеца выгнали, Герман и Пауль тоже уехали, из чужих в нашем городке только полицейский, но я этого молодого парня ещё по приезде немного прозомбировал и у него очень угнетено теперь чувство любопытства . Фундамент под ангары ватажники начнут с оттепелью и закончат примерно в середине лета, причём могут и раньше закончить. Торфодобытчики сильно в стороне, так что мешать никто не будет. До зимы стены выгоним, да крыши кинем. Опять меня занесло.
   В общем я к чему, решил ввести ещё одну традицию, она вообще-то на масленицу должна быть, но мне зимой интереснее, контраст ярче. На шестнадцати жаровнях выкладывается большой костёр в центре которого большой деревянный меч, символ того, что мы не хотим войны, но всегда готовы к ней. Затем идут танцы-пляски, шутки-прибаутки. И когда меч упадёт смельчаки могут испытать свою храбрость и перепрыгнуть круг огня в четыре метра. Костёр прогорает до углей, с жаровен угли высыпают на шкуры лежащие на утрамбованном снегу и начинается танец на углях, для сильных духом. В школе на занятиях мы проходим нужное состояние, чтобы не пострадать, танцор входит в транс и танцует. Это очень зрелищно и на неподготовленных односельчан произвело ошеломляющий эффект. Как и на наших Томских студиозусов танец в огне многих из их избранниц. Ох, как метались уже отказавшиеся, любо дорого было посмотреть. А уж как девочкам было приятно. Но я их сразу предупредил, что скорее всего те обратно лыжи навострят, только вы их гоните, я мол лучше вам мужей найду.
   Фурор был, эффект тоже, особенно после нескольких ожогов у подвыпивших героев. Похоже традиция приживётся.
  
   Летом намотались. В школе остался только необходимый минимум пед.состава и малыши младших и средних классов. Качество выпускаемой продукции, как никогда приблизилось к отметке "брак".
   Выпускники не уехали стразу по местам дальнейшей занятости, а принимали участие в строительстве. И мы в пол тысячи человек очень споро укладывали кирпичные стены. Заливали бетоном опалубку полов, впервые использовали паровую бетономешалку. Всех предупредил, что изобретение секретное, патента на него ещё нет и мастаков его украсть найдётся много, так что болтать о ней не надо.
   Технология возведения стен у нас была уже отработанная, расходники заблаговременно заготовлены, план-проекты понятны и многожды продуманы. Единственное, что сразу много зданий мы ещё не возводили, но за счёт того, что кирпичной кладке через определённый интервал нужно давать осадку и подождать со следующим кольцом, нам было даже удобно.
   И хоть здания по нашим меркам были огромными, а помещения в них просторными залами мы возвели их за четыре месяца. Даже при том, что сотня выпускников к сентябрю уехали учится.
   Большая часть вернулась в училище, а сотня лучших плотников осталась ставить крыши. Жизнь вернулась на круги своя, ребята за практику получили приятные награды и плавный режим усиления тренировок, которые были сведены к минимуму во время стройки.
   К зиме ребятки уже достаточно восстановились и тренировки пошли, как и прежде жёсткие.
   И зимний танец в огне действительно стал традицией, причём подхватили её влюблённые и это теперь вроде как танец обещание, танец подтверждение, а не просто доказательство силы духа, как я планировал изначально. Но похоже так даже лучше.
   А Алёна, девочка пятнадцати лет подошла к танцу с чувством. Её парень предпочёл другую, какую-то городскую и она танцевала в кругу углей, рассказывая, как ей одиноко, что она потеряла опору и сердце её погибает от боли. Она в огне раскрыла душу и показала нам. Девочки, кто видел плакали навзрыд, парни косились на "предателя" очень не добро, а наш молодой кузнец укутал дрожащее девичье тело своей шинелью и шептал что-то ласковое. Девочка явно не на другого парня рассчитывала, она просто хотела сказать, как ей больно. Но кажется у этой пары всё будет хорошо.
   В дела парочек правда тоже пришлось влезть. Составить генеалогическое древо, кто, кому, в каком колене приходится. Оказалось, что у нас в сёлах пять разных родов. Они в своё время ещё за Ермаком шли и как-то так и осели. Ещё четыре семьи, не то не се. Вроде как двоюродные сестрицы, да братья кого-то из первых поселенок приехавшие много позже основания.
   Составил списки, кто с кем может породнится, а с кем ещё слишком близкая родня. Выбор был, но ограничен. Многие расстроились, их пары распались. Появилась неловкость. Пришлось опять вмешиваться и оборачивать эти ситуации иронично-смешными. Смех прогнал неловкость. Мир вернулся в коллектив. И вот теперь такое яркое выражение чувств. Да, не зря старался.
   Брат порадовал прекрасной реакцией и расчётом движений, научился ловить стрелы. Уклонялся от стрел ещё лучше, даже с завязанными глазами. Опять же с завязанными глазами три раза из пяти смог отбиться от пятерых нападающих. Парни естественно тоже всё это делают, но Матвей то на четыре года младше.
   Мама родила мальчика. Четыре сто весом. Назвали Сергеем. Ест, здоров, реакции нормальные, растёт. Отец со мной почти не пересекается, то я в делах, то он на заводе. Так и живём.
   Сестру читать научил.
   Девочкам отдал медицинские справочники с самыми распространёнными симптомами способами клинического уточнения и примерами удачных и не удачных излечений. Практика была в прошлом была долгой и не всех я лечил в биокапсуле. А уж ученики сколько лулзов подкинули.
  
   Под весенние выпускные экзамены в Томской высшем техническом договорился о экстернате, попросил две недели на подготовку, проштудировал основную часть библиотеки с честью и боем сдал семь экзаменов, получил свой заслуженный диплом и вернулся к себе. Как же я отвык от большого скопления людей.
   С мелочами было покончено. Теперь предстояла долгая и кропотливая работа по обустройству моего наукограда. Остекление, разводка труб, установка принудительных вытяжек, внутреннее облагораживание. Что-то можно было делать открыто, лишь не допуская чужих, что-то исключительно доверенным и после ввода на объекте особого режима, что-то вообще лично и потом это замуровать. Так или иначе работы начались, курировать их приходилось самому, заодно учил своих шиноби и учился сам устраивать секретность на клановых объектах. Мы с ними составляли инструкции, мозговали, проверяли утверждали их приказами или перерабатывали вновь. Шаг за шагом мы создавали службу охранения с пятью системами допуска. Где рядовой знал, что ему нужно защищать этот периметр, разводящий в общем тоже, но ещё где расположены секреты первого кольца в это время суток. А учёный не знал, кто и где его охраняет и что творится в соседнем крыле, но и в свою епархию посторонних не пускал.
   И закончив с системой самоуничтожения, мы посчитали что черновой план готов. Ошибки выявим по мере эксплуатации и будем реагировать, но самим периодически провокации устраивать надо. А проникновение на объект или получение информации о производимых на нём работах иным способом будет одним из условий приёма кандидата на повышение допуска.
   Предстояла ещё громадная работа по закупке нужных земель, покупке и доставке нужных станков, электрогенераторов, электромоторы пока ещё не изобретены, но это уже можно будет исправить, предстояло ещё доставлять многие материалы добыча которых своими силами будет продолжительное время не доступна. Но главная защита наших интересов это не светить открытиями. Клан может быть на слуху, наши учёные и инженеры могут сиять в лучах фотовспышек, но тайны клана. Должны быть тайнами. И первый кирпичик в этом мы уже заложили.
  
  -- Ребята, поздравляю, вы хорошо усвоили все знания, что я вам давал. Вы научились даже хорошо пытать человека, чтоб и следа потом не осталось и вы знаете, что не разговорчивых людей нет. Есть только те у кого сердце слабое. А теперь вам предстоит пройти эти пытки самим.
  -- Я не совсем понял, Алексей. - невозмутимо переспросил Фёдр.
  -- Что тут не понятного, вы будете первыми кого я приму в клан. В клане будет огромное количество тайн, которые не должны попасть к врагам или чужакам ни под пытками ни иными путями. Вы два года будете учится сопротивляться пыткам и психологическому давлению. Эти два года я буду регулярно вас пытать.
  -- Теперь понял. - чуть побледнел боец. Вспомнил видать, как мы отрабатывали навыки на отловленных нами мирно прогуливающимся по городу или лесу грабителях.
  -- Вижу, что вы очень рады. И надеюсь вам будет легче если я скажу, что это будет обязательной процедурой для получения допуска кланерам? Нет, не рады. Это очень приятно. Значит вы все люди, а теперь будем из вас делать человека.
   На одного человека уходило примерно неделя пыток, вспоминали всё, даже как писались и сколько раз в младенчестве. Потом начинались уроки медетативных и трансовых состояний защищающих от и примеряющих с болью. Потом снова пытки и допросы, отработка побегов в таком состоянии. Потом я познакомил их с хорошими девочками и немного романтики, общения, хорошо подстроенных ситуаций заставляющих мимолётом хватать взглядом девушку. Ребята ещё очень наивные и обычную симпатию благодаря всплескам эмоций приняли за большее. Какой же я себя сукой чувствую.
   Схема обычная и отработанная. Заставить человека думать, что из-за него пытают любимую или его ребёнка. Вот раздобыть форму жандармерии в нашей глуши было геморно. Некоторые ребята снова поплыли. И я их уничтожил.
  -- Ведь если схема сработала на вас, то враги будут похищать наших девушек сотнями, а сами девушки ничего не знают, то есть вы своей слабостью убили тысячи девушек, отдали их на растерзание палачам! И даже этих спасти не удалось, их всё ровно убьют, и возможно перед этим ещё и жестоко изнасилуют, так как девушки у нас красивые.
  -- А что нужно было делать? Ждать или смотреть, как её будут передо мной насиловать?
  -- Вот, вы даже возможности перебить охрану не увидели! А не увидишь вариантов спасти, лучше убей. Потом накроши врагов сколько сможешь и сам умри, но лучше вернись и расскажи как было, клан будет сильным, он сотрёт врагов устроивших эту ловушку в кровавую кашу.
   Девушек правда никто не мучил. Их аккуратно усыпили и использовали скорее, как объект психологического давления. А помогали мне сперва Матвей, а затем прошедшие испытание и не завалившиеся. На трёх парнях увы навсегда ляжет тень этого провала. Я их успокоил потом, что мол, зная свои слабости их можно будет прикрыть лучше. Но всё одно.
   А девушки очень удивились узнав, что их не было несколько суток дома.
  
   Прошёл восемьдесят второй и восемьдесят третий, начался семьдесят четвёртый ребята во время пыток превращались в палена, но могли и изображать, что испуганы им больно, что они готовы всё-всё рассказать, только не бейте. Могли и сбежать из ряда закрытых тюрем типа Алька-трасс и вылезти даже из кандалов. Я передал им все свои наработки по приручению боли. Мне больше всего нравится та, где боль превращается в воздух и ты уходя в транс стоишь на каменном плато, по нему перекатываются камни чьих-то разговоров, а от тебя во все стороны дует ветер, если боль дикая, то дует ураган. Очень красиво.
   И да, чтобы восстановить доверительные отношения, ребята пытали меня. Всеми им известными и парой придуманных вновь способами. А мне красиво, я улыбаюсь. Они прониклись и больше зла на меня не держали, ну если самую малость, в глубине души.
   Объекты сдали. Из уже работающих на наших предприятиях и уже семейных людей была сформирована служба охраны. Князем внутренней охраны назначил Фёдора. Князем внешней Владимира, замами у них были тёзка отца, Никифор и Мирослав, так сказать княжичи. Ещё формируемые группы быстрого реагирования стали Витязи Олег и его зам Вадим. Эти пока новобранцев гоняют. Ну и нижние звания Вой, Боец, Старшина, рядовой.
   Сразу отмежеваться охранной службой от армии даже званиями. Потому как клановая армия тоже будет, но когда нибудь позже. В резерве остались Михаил, Степан и Пётр, да те самые.
   Часть планируемых станков удалось купить в России, но допуски у них ужасные, люфт до полумиллиметра, при работе вибрируют, что отдаётся на рабочей части. Наши токаря их пока разобрали и кумекают, как улучшить. Как улучшат, проверят, так он и уедет. Ибо пришёл под заказ на модернизацию.
   И да, оплата охране у нас натуральная. В договоре который мы с ними заключаем прописана плата: медицинское наблюдение и помощь;
   Продовольственный довольствие в которое входит, дальше перечень.
   Вещевое довольствие в которые входит несколько частных походов к портному.
   Квартира не семейному, дом семейному.(с закрытием контракта дом переходит в собственность);
   Оплачиваемый отпуск, приведён перечень мест.
   Стоимость контракта определяет качество и количество предоставляемых услуг.
   Вещи и продукты можно менять прямо в торгово-обменном управлении, где у них дебеты и кредиты с наличием всего и вся, что есть на складе. Устроить правильно эту логистику было той ещё запарой. Ещё и ревизии им раз в неделю обеспечены. Это ж теперь по сути казначейство. Менять своё довольствие на деньги тоже можно, обмен по рыночной цене. Освободившиеся таким образом вещи потом продаются купцам. С контракта на контракт тоже можно перейти, по семейным обстоятельствам(жена в декрете семеро по лавкам) можно поменять отпуск в Биробиджане/ Мальте/ Ниагаре, на отпуск на даче, на одежду для детей, плюс увеличение и разнообразие пищевого довольствия. Или просто взять работу сложнее, она и оплачивается лучше. Курсы разных полезных навыков в нашей школе не иссякают.
   Минимальный контракт, работа уборщика.
   Квартирка в общежитии, не очень разнообразная пища, качественная, но простая готовая одежда. Отпуск оплачиваемый(всё включено), в нашем(клановом) санатории.
   Уборкой у нас посменно занимаются сами охранники, так что они поржали, да забыли, а квартирку между прочим, можно приезжим студентам сдавать. И что, что сейчас таких нет? Будут ещё.
   В общем на охранниках схему отработаем, потом развернём до всего колхоза. А так это будет клановый вариант оплаты. Не платишь же ты сыну деньги за то что он посуду моет и мусор выносит?
   С другой стороны, что ещё нужно человеку? Поесть, где пожить и где отдохнуть. Когда эти потребности удовлетворены человек начинает удовлетворять амбиции. Выкидываем из сферы интересов "больше денег" и получаем вполне вменяемый и управляемый аппарат. "Хочу круче машину!" Закрой круче контракт. Но эти варианты "круче" уже премиями пойдут. Доработаем по факту.
  
   Девочек отпустил на практику. Они заключили с колхозом контракт на пять лет. Контракт дорогой. Очень разнообразные продукты, право заключать контракт с прислугой, Двухэтажный уютный домик. Я им как ученицам запретил до двадцати одного выходить замуж. И чтоб в декрет все разом не ушли, посоветовал решить между собой, какая четвёрка выходит замуж первая, а какая через семь месяцев. Девочки повздыхали тяжело, но ослушаться не решились. Женихи у них парни справные, с ними я тоже поговорил. Тоже всё поняли девочки помимо меня единственные доктора и ветеринары на восемьсот миль окрест.
   Больницу им построили школьники. Единственные рабы, которых все эксплуатируют за еду и одежду, без всяких отпусков и контрактов. Но им интересно, им практика. А если серьёзно, то своей работой они оплачивают обучение.
   Кстати больница первое здание которое школа возвела от начала, до конца. Под ключ.
   Наши токаря с моей небольшой подсказкой переделали генератор Грамма из постоянного в переменный и теперь это было самое освещённое место в городке. Но главное операционные три штуки получили хороший свет.
   Так что, практикой я их снабдил. Пособиями тоже. Пусть учатся.

***

   Забавная история произошла с молодожёнами из соседнего села. Они вроде как сироты, но парнишка работник справный и помогал бабке у которой все дети померли. Она дом ему прилюдно завещала. Но пока жила, никому не нужна, а как померла понабежала орава и все близкие-близкие и так она их любила! В общем обнесли эти близкие-близкие хату. Даже лавки забрали. Парень то с руками и быт бы себе наладил, но тут эти ещё и подзуживают. В общем обиделся он, не стал в доме жить, но и бросать не стал. Бабка вырастила его по сути, зачем такой чёрной неблагодарностью к ней? За домом присматривал, пылюге копится не давал, печь периодически топил, но жил у мужика у которого на поле работал. И встретил он дивчину гарную у которой судьба не чуть не легче. Да и вообще безприданница. Нашли друг друга эти два нищие одиночества в общем. Прикинули они и так и эдак, а денег скоплено чуть. Но чуть, не чуть, а сколько то есть. Вот и пошли они к нам в школу красивой посуды купить(между прочим бренд, даже в Петербург поставляем нашу посуду, как тонкостенную деревянную, так и керамическую, и стоит она естественно очень дорого по местным меркам конечно.) Подходят они к нашим резчикам, и так мол и так, и можно у вас посудки купить сержант класса их послушал, потом ещё раз переспросил. Посмотрел ещё раз на двадцать рублей, при стоимости нашего комплекта в приделах сотни-полутора, но бывают и дороже. Каждая ведь индивидуальна.
   Не знаю почему он их к токарям не отправил, те как раз за пять минут наточили бы им за эти двадцать рублей обычных круглых тарелок и стаканов да и закончилась бы на этом история. Но может пожалел их, может понравились они ему... Не суть, главное, что у нас как раз шла в это время кутерьма с контрактами, ещё не все понимали, что это и с чем его едят. Так и сержант класса им говорит, мол выполните для школы разовую работу стоимостью в этот комплект посуды.
   Парень спрашивает, а что мол, делать то, я кроме как с землёй возиться и не умею ничего. А девушка потупив глаза стесняясь дополнила, что умеет хорошо выделывать волокна и ткать ткань. И может что-то пошить для школы.
   Сержант уже поскучнел и начал разворачиваться, как до парня дошло, что это школа и тут люди учатся получают знания... Его прорвало такой лекцией о растительных культурах и злаках в частности, оказывается он столько о почве знает. Язык изложения естественно не научный, зато доступно-понятный.
   Сержант у него спрашивает, ты повторить сможешь?
   Парень ему ещё раз, даже с большими подробностями и довольно увлекательно.
   Значит, говорит ему сержант, сейчас ещё раз расскажешь и тогда посмотрим.
   Собирает он свой класс и приятеля ещё позвал в актовый зал. Парень ещё лучше прежнего рассказывает и с примерами да пояснениями. Дети все сельские, все в теме в той или иной степени. Всем близко и понятно. Засыпали парочку восторгами.
   Тут сержант у зала спрашивает, стоит ли эта лекция комплекта посуды?
   Зал у парня спрашивает, можешь повторить лекцию ещё раз?
   Да, говорит, могу. Собрался народ на площади, где линейки проходят и стал слушать, что рассказывают.
   Выложил парень свою лекцию в очередной раз. И получил опять хвалебные отзывы. Сержант опять спрашивает, стоит ли лекция этого парня набора посуды для молодожёнов.
   Из толпы кричат, а кровать им не нужна?
   Девушка потупилась, говорит, что дом вообще пустой.
   Лекция, говорит другой сержант, действительно полезная, наши отцы всё это и так знают, но нам узнавать это делом некогда. Потом будет работа, потом забудется вовсе и за эту квинтэссенцию опыта не жалко и три комплекта.
   Лучше кровать, неслось из толпы.
   В общем снабдили их праздничным керамическим набором и резным деревянным с приборами. И кровать помогли довезти.
   Ой, что началось после этого. Все разом побежали читать моим детям лекции. И все важные, угу.
   Еле смогли успокоить этот взрыв энтузиазма и взять его под контроль. Теперь лектор писал заявление/обращался в учительскую, где подробно излагал план лекции и её краткое содержание. Если лекция планировалась с применением макетов или демонстрационных образцов, то ценилась чуть выше.
   Дальше если учителей и одного из старшин содержание заинтересовало, то лектора просят рассказать им материал.
   Лекция оценивается исходя из интересно-неинтересно, полезно-безполезно. Ценные и полезные лекции можно читать три раза в триместр, интересные один раз в триместр. Шлак в шлак.
   Это прилично разнообразило школярские будни, а то взрывы, крошилово, драки, работа, работа-учёба, тренировки.
   И естественно повлияло на село, люди рассказавшие у нас лекции ходили важные, с чувством собственной значимости, очень гордились полученными за эту работу комплектами посуды или даже комплектами мебели.
   И нам почти ничего не стоит, и людям приятно.

***

   Этот осенний набор отличался от предыдущих. Мальчиков восемь лет назад родилось не много, зато девочек нарожали. Я прикинул, так и эдак и решил, что двести учеников лучше семидесяти. Девочек наставниц у нас уже хватает, программа обучения у них немного отличается.
   Чуть позже прикинул, что около пятисот девочек от семи до четырнадцати мы вообще не учим. Раньше это оправдывалась темпами, нужна была сила. Однако теперь у меня семьсот обученных и эрудированных молодых людей и ещё полторы сотни мальчишек к этому состоянию приближаются и им даже поговорить не о чем будет с этими ограниченными вестами. Непорядок.
   Вылилось это в прозванную в народе школу вест. Девочки учились в ней преимущественно в холодное время года забирая своё рукоделие с собой. Учились они там, как и девочки в технической школе основам самообороны, мнемонике, разным способам упростить труд, улучшить качество своего рукоделия, читать, писать, составлять сложные танцы на языке тела, медитации и трансовым состояниям(не углубляясь). Многие весточки уже входящие в обручальный возраст сразу смекнули, что это поможет им заполучить хорошего мужа. Те кто не понял и учились спустя рукава, сперва объяснили, затем непонятливых и упёрто глупых выгнали. К лету девушки и многие девочки неплохо освоили чтение, им надавали домашних заданий и отправили восвояси до осени.
   Вот и посмотрим, что из этого выйдет.
  
   Как-то за своим хвастовством забыл похвалить учеников. Дети очень щепетильно подошли к теме обучения, и ежегодным выпускным заданием было придумать нечто полезное и пользующееся спросом. Так помимо нашей посуды и игрушек, резных досок для игр и простой мебели у нас появились шкатулки и столы с секретами, раскладные круглые столы одним поворотом превращающейся из четырёхместного в восьмиместный, раскладная компактная мебель. Многие выпускники делали парусные лодки, я не удержался тоже себе сделал лодку на подводных крыльях. Сложносоставные шпонированные шкатулки, шкафы и сундуки на этом фоне вообще не смотрятся. Я вспомнил как-то про походный женский гардероб, выглядит как очень большой чемодан на колёсиках. В принципе это трюмо, и шкаф с колёсиками. Но наши кожевники воплотили и дамы в российской империи расхватывают как горячие пирожки.
   Токаря тоже отличились, но разные замки, шпингалеты и прочую гарнитуру смогут оценить не многие.
   Шесть кузнецов выпустилось разработав свои способы закалки.
   Гончары и керамических дел мастера придумали интересные способы литья чугуна, да и сами постоянно ищут новые составы глины и способы её применения.
   Портные и сапожники сперва отставали, но чуть направил их в сторону разработки одежды защищающей от агрессивной среды, как-то лютый мороз, дикий жар, кислотные растворы и т. д.
   Все разработки выпускников остаются в школе, если они используются коммерчески, то автору отчисляется на его счёт процентная ставка. Будет в клане работать, сможет в отпуске потратить или заказать что нибудь не производимое кланом. А решит жить сам по себе деньги лишними не будут.
   Многие изобретения наших учеников было запатентовано на десять лет под нашим торговым знаком. "Небесные" уже стало знаком качества.
  
   Вернулась часть наших первых отправленцев. Жизнь их побила.
   Вернулись, надеюсь пока, всего семеро у всех шрамы, у кого под одеждой(медосмотр обязателен), у кого и на лице. Я их допросил под гипнозом, на всякий пожарный, не хватало ещё кротов подхватить или крыс пригреть.
   Но для людей, ничего предосудительного, для новой идеологии клана может и причинить вред. Пьянки, воровство, бляди, ничего их не минуло, дважды воров грабили при этом убили двенадцать урок. Не буду плакать по бизвинно убиенным. У них работа опасная.
   На наши, в плане имперские заводы устроились по сути без проблем, там крестьян хватает. Опыта набрались. Но так как несовершеннолетние, все их пытались нагреть. Ребята все с лидерскими качествами им было со мной тесно, да и в своей среде хватало других агрессоров, что являлось причиной постоянных тёрок. Так и сейчас, но с повышением класса дети разбиваются по интересам с остальным ознакамливаясь факультативно и поверхностно выстроилась иерархия закреплённая традицией. А эти были ещё и старше меня, так что тёрки наши вносили смуту и их желание свалить я всячески поддерживал. Поэтому парни с попытками их нагреть были крайне не согласны, подняли даже пару бунтов, а у пары особо жадных баринов буржуйского сословия случились несчастные случаи, всё сгорело.
   Правда кому полиция села на хвост, кому жандармы. Парни почувствовали, что надо валить и отступили ближе к Уралу. В течении полугода пару банд и встретили. Да тут и про обещание мне вспомнили. Были они врозь, но в Омске встретились и вернулись сообща.
  -- Знаете, что ребятки, - после допроса о котором они забыли собрал я их в своём кабинете. - Составьте ка вы отчёт о своих приключениях, о знакомствах с указанием особых примет и максимальной информацией о них.
  -- Зачем тебе Алексей? - спросил меня Дмитрий, он как бы молчаливо признанный старший в группе.
  -- Связи лишними не бывают, но хочу посмотреть на ваш потенциал. Если справитесь, то отдохнёте, почитаете лекции в школе, дух переведёте и поедите в Польшу.
  -- В Польшу? - в голосе было столько изумления.
  -- Угу. И ребятки, запомните, в империи порядки одни, у нас другие, захотите девочек помять едьте в город, тут два дня всего.
  -- А чего так? - окрысился Саша, друг хороший Димы.
  -- А того так, что девочки у нас все уже повенчаны и только боя петухов за курятник мне тут не хватало. Вам всё одно тут тесно покажется. Слишком тихо, слишком спокойно.
  -- Посмотрим. Отдохнём. Напишем. А что хоть за дело в Польше? - примирительно влез Дима. У Александра сегодня похоже настроение поругаться.
  -- Вообще не в Польше, а Пруссии. Да и по всей Европе помотаться придётся. Но вы сперва с отчётом справьтесь, потом о следующей работе интересуйтесь.
  -- Ясно, девочки наши значит заняты все, а вдовушки? - подмигнул мне этот паразит.
  -- Не желательно и точно не в нашем городке.
  -- Понял, без пересудов. Можно идти?
  -- Идите отдыхайте. - парни потянулись на выход. - И Дима у Зелёного ручья хутор, там медведь по весне двух мужчин задрал, а бабы одни с детишками, а у них забор покосился, дрова не колоты и крыша течёт, вы бы помогли?
   Парень улыбнулся, кивнул и ушёл. Как ни крути, а всё одно.
  
   Я сидел в кабинете и читал отчёт(секретный!) о готовности сталеплавильной печи на объекте. Каменщики из графика не выбивались. Люди они не болтливые, а что они собирают по чертежу в чертеже и написано. Печь экспериментальная.
   Их планируется две. А суточный выход стали сорок пять тонн. Но до этого тоже ещё не близко. Уголь тут сравнительно недалеко есть. Баржи нет и парохода нет.
   А метановый биогенератор столько газа не выдаст. Может водородный генератор сварганить? Нержавейки можно и в кузне понаделать. Температуру и площадь регулировать можно форсунками. Воды целая река.
   Всё ровно уголь жечь, так хоть не столько. И кислород можно будет использовать под продувку.
   Опять же водородные газовые резаки и сварные аппараты. Индивидуальная газификация сильно упростит и удешевит производство, если электричество не будет почти ничего стоить. А там поглядят ребятки и без моей помощи электромагнитные плавильные печи придумают. Но это уже не так близко к обжитой Сибири.
   Да и вообще главным принципом нашего клана должно стать сохранение и улучшение экологии, раз уж все остальные рода людские решили гадить, там где едят и спят,. Жить в дерьме, есть дерьмо и быть дерьмом зачем им уподобляться?
   Это стоит обдумать плотнее. Цель не изменилась. К двухтысячному году в России должно быть как минимум пол миллиарда коренных русских, желательно клана Небесного, а не пятьдесят миллионов белых жителей России. Но это будут мои клановые и жить в таком же гадючнике как все?
   А первые шаги клана, его путь закладывается сейчас с воспитанием.
   Угу, ну принцип в школе "нагадил -- убери за собой" вбивается жёстко и действенно. При вырубке леса всегда ведётся восстановительная работа. Но этого мало. Неет, надо чтоб у каждого в печёнках сидело осознание, что если он бездумно насрёт посреди комнаты, то говно его лежать и вонять будет годами, все будут ходить и спотыкаться размазывая, но не уберут. Как?
   Первый этап, наверное ввести в школе предмет с названием экология. А вторым заставить каждого писать курсовую о нарушении окружающей среды и проблемам приводящим этими нарушениями. Какое влияние это будет оказывать на детей их детей. Первые статьи будут наивными и через двадцать лет тоже, а потом наберётся первоначальная статистика, Рокфеллеры начнут долбить нос везде и всюду со своей Ойл индастри, Великая война, Японская война, коммунизация, уничтожение равнин средней полосы России и превращение их в пустыни, появление химических производств и выбросы всего этого добра в атмосферу, Вторая Великая война, атомная бомбёжка и начало атомных испытаний, начало производства пестицидов и гербицидов и проталкивания своей отравы всем и вся. А мои ребятки всё это будут лечить, разрабатывать теории и практики, как это всё убирать. Они будут видеть все эти испражнения стада людского. И надо будет постараться, чтобы для них не стало тоже нормой посрать посреди обеденного стола, или в детской.
   Второй этап ввод норм по вводу технологий. Вредные производства я и так планировал закапывать. Но пожалуй нужно будет ввести экологические нормы. И все технологии тестировать на протяжении лет десяти-двадцати собирая статистику вокруг них. В случае причинения вреда, дорабатывать технологию.
   Третий этап - озеленение. Все места жительства нашего клана должны быть максимально богаты жизнью. Научится устраивать вокруг себя устойчивый биогеоценоз.
  
   В результате мне вновь пришлось садится за писанину, объясняя в книжках детям взаимосвязь вырубки лесов в Конго с засухой в Чили(условно), и отравление пингвинов изотопами тяжёлых металлов слитыми в Челябинске, выбросы серы заводами и кислотными дождями. Всё это перемеженное картинками легло в верхний ящик стола с пометкой учить этому детей в случае моей смерти.
   Вторым результатом стало то, что мы с классами начали ездить на экскурсии в Томск, Омск, Красноярск, Иркутск. Нам даже пришлось управляющим РЖД в Омске договариваться, что мы будем его загодя оповещать о наших экскурсиях, чтоб он мог прицепить дополнительные вагоны.
   Там мы посещали различные предприятия и заводы, с которыми смогли договорится. Смотрели слушали, потом просили посмотреть на отвалы и свалки. Дети удивлялись, провожатые тоже. Но водили, а мы смотрели и на плёнки цветные на воде и на кучи мусора и на грязь, нюхали всю эту вонь.
   После этого удалось найти несколько домов кошатниц которые тащили домой всё плохо валяющееся барахло. К ним мы тоже ходили в гости, ребята привлекались к помощи. Забор подлатать или заменить, дров наколоть, бочку под воду наполнить. А потом пили чай в засранной кошками зале. Так или иначе, а ассоциации я им этим набил. В будущий план занятий с пояснениями: "для полного взгляда на общество". Такие экскурсии стали обязательными и традиционными. И контраст после этого с нашими предприятиями, где мне пришлось навести шороху и очень жёсткую систему штрафов. Как минимум понижением стоимости контракта, как максимум увольнение с чёрной меткой. Пока это не о чём, но лет через двадцать угроза будет страшной. А для стращение современников пообещал выбить свиньям зубы и переломать все кости, после чего ударом руки перебил доску пятидесятку. Бардак на торфоперегонном заводе тут же стал едва не образцом порядка. Назначил ответственного, который в случае свинства должен сообщить(выбрал самого крысообразного).
   И ходили пить чай к нашим одиноким бабушкам, оказывали такую же помощь.
   Так же детям рассказали о полезных микробах помогающих в переработке всяких видов отходов жизнедеятельности, и о том, что многие при этом выделяют горючий газ, который если придумать, как накапливать, можно было бы использовать. О действии вредоносных микробов и паразитов дети могли узнать на факультете биологии, которую сейчас начинали осваивать по книгам и с помощью микроскопа наши завучи. Мои ученицы давали им развёрнутые лекции, но в рамках современной теории, для чего мы закупили крупную партию научной медицинской литературы и взяли подписку на все журналы этой области. Девочки впервые после составления ограниченных лекций прониклись пиетета ко мне, это была дикая смесь восхищения и не понимания. Но не это суть.
   На факультете медицинской помощи можно было узнать больше, но практической информации. То есть преподавали технологию, а не фундамент.
   Как бы я не был уверен, что медицину ещё девяносто лет не будут использовать, как оружие, но я верю в людей. Они способны удивлять. Как правило, почему-то, неприятно.
  
   Пока устанавливал поправку на курс клана отдохнули и мои будущие агенты. Потыкались, помыкались и оказалось, что квалификация у них упала и они сильно уступают только выпустившимся малолеткам. Такого удара для гордыни они перенести не смогли и намылились сваливать. Вспомнив и о моём предложении.
  -- В общем, ребятки, дело такое, мне очень нужен выход в Европу, залегендированный и не выбивающейся из нормы.
  -- Ась? Лёш, ты сейчас чего сказал-то? - уставился на меня Гриша.
  -- Да, Алексей, я то понял, что, но не понял о чём. - это Дима.
  -- Хм, мне нужно, чтобы в некоторых странах Европы появились небольшие фирмочки, а их владельцы были бы европейцы.
  -- И какое это отношение имеет к нам? - решил уточнить Дима. Остальные согласно посмотрели на меня.
  -- А к вам, други мои, это имеет прямое отношение. Вы и будите теми европейцами.
  -- Если ты не заметил...
  -- Заметил, заметил. Но суть в следующем. Вы едите в Польшу. Там обтираетесь и примечаете, где перейдёте границу. Потом в Югославии или Чехии в любой другой славянской стране в деревушке добываете документы, что вы там всегда жили и учились. Как добывать деньги вам Саша с Гришей расскажут. Документы там можно купить, можно внести в учётные документы самим, можно втереться в доверие к местным и получить так. Это ваша забота на месте. Как обзаведётесь документами, едете во Францию, учите язык, обустраиваетесь, ищите выходы на воров. Следите за ними выносите у них общак. Валите в Германию и открываете там офис фирмы. После чего в журнале, я позже дам название, подаёте рекламу с адресом фирмы. И объявлением, что занимаетесь ассенизацией. Людей и оборудование наймёте.
  -- Кхм -- разорвал тишину Дима. - а зачем?
  -- Плохой вопрос. Очень нужно нашему торговому обществу, но нельзя светить свой интерес. А хороший вопрос - зачем это вам. Сделаете, получите каждый по дому в Москве или по квартире в Петербурге.
  -- А подумать, можем?
  -- Да на здоровье, только послезавтра я отправлю десять человек с этим заданием. Это будете либо вы... - пока они отдыхали ещё двое вернулось, так что их девять сидело в кабинете. - либо вам квартиры не нужны.
   Парни переглянулись, кивнули друг-другу и Дима сказал.
  -- Мы завтра ответим.
   Но, что они согласны я и так уже видел, опасность их привлекала, а награда разжигала азарт. В то, что они преуспеют я не верил, но и засыпаться не должны, план простой, как апельсин. Но они гарантированно наследят. Будет в случае чего на кого перевести след. Так как Стёпа, Петя и Миша сейчас такие микро-фирмы открывают, как и оказывают помощь в аренде помещений молодым психологам. А для европейских игровых домов уже два месяца чёрные дни. И несколько банков сгорело. А некие торгаши которые нынче лорды через несколько десятков лет возомнившие себя властелинами мира, надеюсь приятно удивятся пустым личным сейфам. Акции на предъявителя нескольких крупных промышленных центров ребята кому нибудь подарят, а несколько десятков тысяч фунтов-стерлингов потратят на хорошее дело. Буду считать, что это не кража, а превентивный удар.
   Отчёты я получаю ежедневно. Ребята уезжая забрали с собой рацию и кучу ретрансляторов. Голосом не добивает. Но пока эфир на земле чист морзянка долетает.
   Ещё они инициировали вновь созданным фондом выдающим гранты сбор народных сказок. Многие британские, германские, французские, прусские, швейцарские, шведские студенты поехали по деревням собирать сказки и былины своих народов. Работа на не один год, но уже собрано больше сотни сказок и легенд.
   А сейчас думаем в кокой бы провинции, какой страны легализовать появление по тридцать подростков шестнадцати-семнадцати лет в год.
  
   Прошлой весной Никита женился на Ульяне. Так и не удалось у неё признаться мне в чувствах. Но несчастной девушка не выглядела.
   А через десять месяцев, за месяц с эпопеей в Европе у них родился замечательный малыш. И попала, как и все молодые клановые мамы под программу по улучшению демографической атмосферы. Помимо наблюдения всех новорожденных моими ученицами и уже их учениками, все мамочки получали купоны на посещение массажных спа салонов, а их на уже пять тысяч человек было с два десятка. Девушки там были подобраны не только с мягкими руками, как раньше, а с особым складом характера, очень сопереживающие, добрые и ласковые. Мамочки сразу после родов попадали в атмосферу уюта и заботы, плюс если за детьми не могли присмотреть родственники, то их можно было оставить под присмотром других молодых, но уже чуть более опытных мам, которым шли "очки пользы обществу" которые можно было потом обменять на редкие у нас товары. Там же в центре они обменивались опытом, а педагоги и молодые ещё педиатры давали свои консультации. Объясняли, что декрет та же работа, но они теперь учителя и ученик у них теперь личный. В этих центрах они передавали мои наработки по развитию у малышей памяти, реакции, мышления.
   Я ждал, что некоторые дети могут быть аутистами, но таких не было. Жаль.
   А вот несколько молодых не послушало совета и у них родились идиоты. Они конечно ещё подрастут и немного изменятся, но печать эта на человеке отчётлива видна. Волну шушукания даже подогреть пришлось. Да им тяжело будет из-за этого а их родителям сейчас вообще плохо и это жестоко. Но лучше пара таких примеров на виду, чем тысячи инвалидов и искалеченных судеб потом. Я их ещё и в учебники занесу, будут все школяры проходить эту тему на биологии и знать героев в лицо. Аарх! Тяжко, но не сделаю... Надо, так что заткнись и делай.
   Разрушив пару жизней и продолжая работать над европейским проектом я собирал так же всё что можно о англичанах в Китае. И мои парни, что там учились мне в этом очень помогли.
   План понемногу вырисовывался. На Сахалине в Корсакове уже было заготовлено два склада угля. Как и в Петропавловске-Камчатском. Осталось изъять одну вещь у англов и первый этап плана будет выполнен.
   А у наших школяров помимо обычных боевых тренировок с луками и арбалетами прибавились тренировки по управлении парусной оснасткой большого морского корабля. Странным немного было участия большого количества разных взрослых в этих тренировках. Но тема новая, всем было любопытно. А ещё удалось найти несколько английских и французских машинистов. И подробно узнать, как управлять машинами морского парохода. Даже три макета кораблей для отработки абордажа и противоабордажного боя построили. Детям весело было. Пехотный бой уже всем приелся, как и учения по штурму и зачистке местности у выпускников сидели в печёнках. А тут столько нового и неизведанного.
   Проверенные и нанятые на контракт, уже семейные токаря сделали для меня заказ на пятьдесят револьверов с глушителями и прикладом. Станочек для снаряжения патронов. И небольшую линию по производству гильз. Хотел сперва вообще безгильзовые патроны использовать, но револьвер был системы Наган, а там гильза продолжение ствола и препятствует потере пороховых газов. Ну и ладно, тоже полезный опыт для людей. Со светошумовыми пришлось очень повозится. Но и их к зиме смог запустить в работу.
   Всем мастерам работающим с оружием предложил сменить контракт и переехать за китай-город поближе к санаторию. Кроме двух обещавших подумать, сорок молодых мастеров переехали с семьями в нововозводимый посёлок, подписали кучу подписок о неразглашении и регламентах безопасности. Жёны пошли на тамошний текстильный, работать с химиками. Я пока надеюсь, что они кевлар и без меня изобретут, но не суть. Люди экспериментируют и лаборантки, ткачихи лишними им не будут. Без дела там скучать никто не будет.
   Я слегка, но очень сильно плюнул на нераспространение и возможную потерю клановой технологии. Мне нужна была связь. И я по примеру Амакава-сана начал готовить аэростаты-ретрансляторы. Только без фотокамер.
   Геморроя с транзисторами, конденсаторами и трансформаторами я себе нажил будь здоров. А текстильщики получили крупный заказ на стеклоткань и латексную плёнку. Но провозившись с макетами всю зиму и часть весны я добился компоновки, ретранслятора, антенны, электролизёра, и канистры, влага-конденсатора, кислород-водородного фильтра и атмосферного генератора, и всё это весом всего сто килограмм, плюс заряд взрывчатки с альтиметром. Если аэростат снизится до пятисот метров, рванёт. С таким весом аэростат мог быть более-менее адекватного размера.
   Остались ходовые испытания.
   Фиговина за месяц не упала. А потом, через восемь дней взорвалась и через пару секунд прозвучал ещё один взрыв. Второй аппарат к лету имел на баллоне фильтр кислород-водорода и периодически от натяжки стравливал. И если всю электронику и механику я делал сам, то над баллонной задачей думало двенадцать человек и проблему, как и сказал решили.
   А на объекте появился отдел аэростат-дерижаблестроения. И группа изучения газовых явлений и смесей, текучести и сверхтекучасти газов. Пока правда без приборов, чисто умозрительно.
   Появился и цех радио-электро деталей, они правда вообще не знали что собирают. Плавили, плющили, прокатывали, сворачивали, запаивали, проверяли качество на стенде. Норм-брак. И всё.
   Их соседи, три человека. Все люди семейные и сейчас проходящие процедуру принятия в клан, которой занимается Матвей. На пытки обиделись не сильно, так как на втором столе рядом с ними лежал я и меня так же мучили, только они орали и плакали, а я с вывихнутыми суставами просил водички попить, а то так жрать хочется, что и переночевать негде, а у них камеры холодные.
   Терять две недели было жаль, но уж больно у этой троицы головы светлые и руки золотые. А так и я им уважение выказал, и они прониклись. Позже, когда их уже начали учить противодействовать пыткам они разделяли пыточную с кандидатами принятыми раньше, а после так же будут лежать на пыточном и молча сочувствовать новенькому, орущему телу и вспоминать, как сами так орали.
  
   А, ну да, забыл за этим хвастовством, что в клане уже четырнадцать членов. Это в основном мои ученики, Миша, который увлёкся наукой, напросился в ученики, от учеников узнал, что они многого не знают, я учу тому, чему посчитаю нужным, его это не очень устраивало, ему хотелось в лабораторию на объекте, она будоражила его кровь. Тогда он пришёл ко мне и спросил прямо, как получить туда полный доступ.
   Теперь он главный научник пока во всём понемногу. Но вижу что тяготеет к физике.
   И Никита с Ульяной. Причём Никите пришлось повторить просьбу принять в клан на публике, а мне его стращать, что испытания в клан необычайно жестокие и пройти их невероятно трудно. Кому надо услышали, пересуды пошли. Пришлось даже деда успокаивать, что это всё наши молодёжные заморочки и не о чем переживать. Многие пока думают, но что самая интересная и сложная работа будут только у клановых, слух уже пошёл.
   Кандидатов же проходящих обучение уже двенадцать. Кому-то примерно месяц ещё до выпуска, где ему предстоит предать клан, или не предать, там видно будет.
   Были и провалы, желающие оказывались слишком слабы духом и после месяца обучения со всех щелей лезла крысиная суть. Что поделать, у двоих инсульт случился, один упал неудачно на тренировке и позвоночник сломал, его паралич разбил, пара грибами отравилась при совместном распитии, бывает же.
  
   Европейский проект вошёл в свою рабочую стадию. Были куплены или построены гостиницы в ряде стран включая Турцию. Были наняты тысячи людей, которые, как переписчики в моё время ходили из дома в дом и просили возможности протестировать детей, разными играми и заданиями. На естественные вопросы - зачем? Отвечали, что это статистическое исследование, призванное узнать уровень потенциала нации. В министерствах и мериях естественно они отметились и данными потом бы поделились, если бы они кому были нужны. Ну а статистику отдадут точно.
   У наёмных работников были инструкции отмечать умных детей с нищими или бедными родителями, так же сирот, которые проходили тестирование за конфеты и регистрация их места жительства носила скорее значения примет.
   Эти тысячи людей прошерстили всю старушку Европу и скидывали, скидывали отчёты. Не знаю сколько мы привлекли этими действиями внимания спецслужб, но прикрытие десятков психологов под патронажем чьего общества проводились опросы сработало.
   А по отмеченным в отчётах адресам выезжали уже рекрутёры из совсем других фирм. Они заключали договор с родителями, на обучение их детей. С практически честной рекламой образования, только не упоминалось, что это в России. И описанием, тех возможностей, что откроются их детям. Мне не очень интересно сколько отказались, но тех кто согласился были тысячи. Часть, детей которая не проходила по нашим критериям, но имели уровень интеллекта около восьмидесяти отправлялись учится в наши частные школы в Альпах. Остальные через Турцию ехали в далёкую Сибирь.
   Так же набирали и молодых девушек, многие одинокие, в бедственном положении с нищими родителями их либо нанимали на работу с возможностью обучения. Либо если они проходили тест и показывали свой ум предлагалось обучение с платой в веде контракта на несколько лет. Девушек набирали и по объявлениям, тестируя их в офисах.
   С девушками работали преимущественно девушки рекрутёры. Простая психология доверия. Работают и учатся девушки у себя в странах. Учат русский, французский и английский, набираются опыта, фирмы в которые их устроили занимаются торговлей, которые питают наш европейский проект. За время работы на девушек их начальницы набирают приличное личное дело. Хороших, старательных и умных по десятку в триместр собираем со всей Европы и отправляем вместе с детьми, как правило видя по приезде условия жизни девушки не сильно печалятся, что учится предстоит в России, но и несколько истеричек успокоили, что для отличниц это лишь перевалочная база в Америку.
   А школа взбодрилась плотным обучением каждым уже что-то умеющим пятерых ещё не умеющих. А то забыли уже уже аврал с сотнями поступивших односельчан. Теперь таких упало группками по двести три тысячи человек. Всех учеников в школе до этого было восемьсот человек(к нам с соседнего городка теперь просятся в обучение). Двести из них первогодки и сами ещё не особо, что умеют. Учителей почти сотня, и некоторых с талантом объяснять просто, которые окончив школу пошли на наши заводы попросили помочь. Так что сейчас было проще.
   Да и школа разрослась занимая уже пятнадцать квадратных километров, со всеми своими спортивными залами, двумя бассейнами, шестью полигонами, кампусы и мастерские были подготовлены к наплыву и их теперь восемь. Из общежитий получился городок и за достижения в учёбе можно было получить коттедж на четверых человек.
   Детям объяснили ещё по пути, что новая школа создана на территории, где земля дешевле всего и можно резко увеличить количество кампусов. Сперва дети не поняли, но когда добрались до школы и поняли, что это ВСЁ школа до многих дошло. Ну и на истерики ни у кого времени не было, гоняли их, как морпехов в армии, а то и ещё пуще.
   Вторая ступень на движении к цели легла под ногу.

. . .


Оценка: 8.71*13  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  М.Горохова "Магические Игры. Минессы умеют побеждать" (Любовное фэнтези) | | Ю.Журавлева "В другой мир на пмж" (Приключенческое фэнтези) | | LitaWolf "Проданная невеста" (Любовное фэнтези) | | Vera "Переиграть судьбу" (Любовное фэнтези) | | С.Суббота "Закон для Зверя. Книга I" (Любовное фэнтези) | | Е.Елизарова "Ключ от твоего мира" (Попаданцы в другие миры) | | С.Суббота "Горячая Штучка" (Современный любовный роман) | | Д.Хант "Мидгард. Грани миров." (Любовная фантастика) | | Е.Кариди "Проданная королева" (Любовное фэнтези) | | Н.Любимка "Наследие Коринды" (Приключенческое фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Котова "Королевская кровь.Связанные судьбы" В.Чернованова "Пепел погасшей звезды" А.Крут, В.Осенняя "Книжный клуб заблудших душ" С.Бакшеев "Неуловимые тени" Е.Тебнева "Тяжело в учении" А.Медведева "Когда не везет,или Попаданка на выданье" Т.Орлова "Пари на пятьдесят золотых" М.Боталова "Во власти демонов" А.Рай "Любовь-не преступление" А.Сычева "Доказательства вины" Е.Боброва "Ледяная княжна" К.Вран "Восхождение" А.Лис "Путь гейши" А.Лисина "Академия высокого искусства.Адептка" А.Полянская "Магистерия"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"