Нурисламова Валентина: другие произведения.

На высоте шестого этажа. Глава 22

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:

   Дэймон на днях прислал ссылку на новый заказ - дизайн сайта для одной турфирмы средней руки. Оплату обещали не слишком большую, но и требовали немного, потому решено было взяться за эту работу. Теперь Егор то и дело заглядывал в Скайп, поджидая Дэймона. Тот имел привычку появляться в сети и даже торчать часами онлайн, но не отвечать на сообщения, пока не позвонишь ему. На сей раз значок возле ника Дэймона, указывающий статус, зеленым не подсвечивался. Зато пришло сообщение от Димки, который, видимо, заметил, что Егор в сети. Спрашивал, как дела. Вопрос, избитый до отвращения. Хотелось проигнорировать его, как и обычно. Егор уже было подвел курсор к кнопке закрытия программы, но в последний момент почему-то передумал. Щелкнул на Димкин контакт и написал: "Привет. Все нормально" - и свернул окошко Скайпа.
  
   Не прошло и минуты, как из колонок оглушающе затренькало сообщение о входящем видеозвонке. Димка решил не упускать случай, когда ему отвечают, или рассудил, что раз Егор пошел на контакт, то дело нечисто и надо выяснить, в чем причина?
  
   Егор, тяжко вздохнув, принял вызов. Когда на экране монитора возникло Димкино лицо, в первые несколько минут могло показаться, что связь барахлит - ибо все это время оно оставалось вытянутым и неподвижным.
  
   - Хорошо выглядишь, - ошарашенно произнес Димка наконец.
  
   Егор заинтересованно уставился на квадратик внизу экрана, где торчала его физиономия. С Дэймоном видеосвязь они не включали. Как-то раз, в самом начале сотрудничества маханули, не глядя, - и оба ужаснулись. Они стоили друг друга: Егор с длинными, давно не стриженными волосами и неровно обкромсанной бородой и Дэймон - не менее патлатый толстячок в огромных очках с толстыми линзами и гнусавым голосом. С тех пор общались они только с помощью обычных, голосовых звонков.
  
   С Димкой такая петрушка не прокатывала, он вечно настаивал, что хочет видеть того, с кем общается. "Хочет понять, насколько дела плохи", - догадывался Егор.
  
   Сейчас, впрочем, он вгляделся в свое изображение и удивился сам. С экрана на него смотрел вполне себе приятный мужчина, в чистой футболке, без мешков и темных кругов под глазами, с легкой небритостью и короткими, чуть отросшими - настолько, что начали слегка топорщиться в стороны - волосами. Даже скулы выделялись не так сильно как раньше, а щеки стали уже не такими впалыми. Странно, что глядя на себя в зеркало - хоть в той же ванной - Егор не замечал изменений.
  
   - Расскажешь, как дошел до такого? - осторожно поинтересовался Димка. Сам-то он был как всегда подтянут. А сейчас еще и в костюме, при галстуке, а вкупе с огромным окном за его спиной все намекало на то, что звонил он с рабочего места.
  
   - Ну... как-то... - пожал плечами Егор. Ни рассказывать про Веру, ни как-либо еще откровенничать совершенно не хотелось.
  
   - Слушай... - поворошил волосы Димка, - я даже не помню, сколько лет назад... в последний раз видел, как ты улыбаешься.
  
   Егор опешил. Он и сам не заметил, как при мыслях о Вере уголки его губ по-дурацки поползли вверх.
  
   - Мы просто мало общались, - бросил он Димке, постаравшись напустить на себя серьезный вид.
  
   - Ну да... - покивал тот. И, помолчав немного, тряхнул головой: - Надо наверстывать. Расскажи, как у тебя дела? Мне правда интересно.
  
   - Да все как обычно... - пожал плечами Егор.
  
   Димка помолчал, напряженно вглядываясь в изображение на экране монитора.
  
   - Ты со Светой давно виделся? - спросил наконец он.
  
   Егор усмехнулся. Света... - вот оно что! Конечно, о ком еще можно было подумать? Он ответил честно:
  
   - Уже и не помню, когда в последний раз.
  
   Димка недоверчиво посмотрел на него и покачал головой. А потом с усмешкой поинтересовался:
  
   - А как Михалыч? Его там жена, случаем, не закодировала?
  
   - А при чем тут Михалыч? - насторожился Егор.
  
   - Да так... - развел руками Димка. - Подумал, может, вы с ним на пару в зожники подались.
  
   - Михалыч тут ни при чем, - отрезал Егор.
  
   - А кто при чем?
  
   Егор раздраженно выдохнул:
  
   - Да никто ни при чем! Что ж ты привязался-то?
  
   - Ну знаешь, Егор, - Димка откинулся на высокую спинку обтянутого кожей офисного кресла, - ты уже много лет не снисходил до того, чтобы привести себя в порядок. А тут вдруг такая неожиданность. - Он помедлил, постучал кончиками пальцев по столу, а потом спросил: - Может, у тебя появились какие-то новые знакомые или друзья?
  
   Ну вот опять! То Михалыч со своей долбанной проницательностью, то теперь Димка. И что надо было отвечать? Сказать, что общается с новой соседкой? Егор сильно подозревал, что Димка вслед за Михалычем начнет подозревать, что дело там не в одном только простом общении. А размусоливать на тему чувств еще и с ним - ну нет уж, это слишком!
  
   - А почему я тебе должен отчитываться о том, с кем общаюсь? - сквозь зубы процедил Егор.
  
   - То есть о своих новых друзьях ты принципиально не хочешь говорить, - подытожил Димка, соединив кончики пальцев на руках. - Егор, у тебя точно все в порядке? Ты ни во что не вляпался?
  
   - Вляпался? - опешил Егор. - Как ты себе это представляешь, если я даже из квартиры не выхожу? Да и вообще, ты меня столько лет моим бомжовским видом попрекал, а теперь что? Вот, пожалуйста, я сделал, как ты хотел, привел себя в порядок! Чем ты теперь недоволен?
  
   - Доволен-доволен, - замахал руками Димка. - Просто, знаешь ли, времена сейчас неспокойные, мало ли что. Может, к тебе приходит кто-то... кто-то, кроме Михалыча. Помощь по дому, общение по душам и все такое. И тебе сейчас кажется, что и человек хороший, и вещи умные говорит. А ты рассчитываешь на что-нибудь... ну в перспективе. Или идеи какие-то нравятся... про религию и вообще...
  
   Егор не сразу понял, что имел в виду Димка со всеми его витиеватостями. Но когда смысл все-таки дошел, - расхохотался.
  
   - О, да, конечно! Меня затащили в секту, даже не сомневайся! - фыркнул он и потянулся за сигаретой. - Я уже почти подписал все документы, чтобы оформить квартиру на моего духовного проводника. Или нет, ко мне регулярно приходит знойная красотка из соц. службы, вертит передо мной задом, заговаривает про свадьбу и жалуется, что у нее нет прописки и негде жить.
  
   Димка возмущенно выдохнул и покачал головой.
  
   - Егор, ну, а что я еще должен думать? Я тебя таким не видел с тех пор, как...
  
   - С тех пор, как я стал инвалидом, - договорил за него Егор и щелкнул зажигалкой, прикуривая. Ох уж эта деликатность! Сколько лет прошло, а Димка все еще нет-нет да стеснялся называть вещи своими именами.
  
   - Да, - кивнул Димка. - Нет, я правда рад... если у тебя все хорошо. Но это так внезапно...
  
   - Нет никаких сектантов, Дим, - усмехнулся Егор, выпуская сигаретный дым из легких. - И баб, которые пытаются меня соблазнить и заморочить голову, - тоже нет. И у меня не все хорошо. Просто я подстригся, побрился и стал меньше пить. Как ты и хотел. Не больше.
  
   - Ну да, спустя почти семь лет ты все-таки решил мне угодить, - скептически вскинул брови Димка. - Так я и поверил! - Он задумался на минуту, а потом подсел ближе к монитору и, проникновенно глядя Егору в глаза, тихим, доверительным тоном поинтересовался: - Слушай, а может дашь мне номерок Михалыча? Ну так, на всякий случай. А то не будешь опять на связь подолгу выходить, я хоть через него узнаю, как твои дела...
  
   Егор снова хохотнул.
  
   - Не доверяешь? Конечно, как же я, такая тряпка, смог наконец взять себя в руки? Кто-то мне мозги промыл, а как иначе? И непременно с корыстной целью! Ведь никто же не может делать добрые вещи просто так! Да, Дим?
  
   Димка закатил глаза и открыл было рот, но Егор не стал слушать его возражений.
  
   - Я не стану давать тебе ничьих номеров. Не пытайся меня контролировать. А если так переживаешь за меня, приезжай и сам на все посмотри.
  
   - Давненько ты меня в гости не звал... - задумчиво протянул Димка. - Спасибо! Приглашением я непременно воспользуюсь, как только вернусь домой.
  
   - Заходи, - кивнул Егор. И с удивлением понял, что действительно рад был бы повидаться с другом. Может, наконец получится пообщаться без взаимных упреков и Димкиного менторского тона - в кои-то веки...
  
   * * *
  
   Вериных гостей Егор не выносил уже по факту их существования.
  
   - Им что, заняться больше нечем? Почему они все время приходят к тебе? - с претензией бросил он днем.
  
   - А ты считаешь, что люди только от безделья хотят встречаться и проводить вместе время? - Вера вскинула брови, затягиваясь сигаретой.
  
   - При чем тут это? - огрызнулся Егор. - Одно дело встречаться и общаться, а другое - заваливаться к тебе такой толпой, как в... притон!
  
   - Ну, знаешь ли... - выдохнула Вера, покачав головой. - После твоих "комплиментов" у меня порой не остается цензурных слов для благодарностей.
  
   Егор опустил голову и дернул вверх молнию свитера - уже вечерело и начинало холодать. Он так и не успел придумать, что еще сказать, даже не решил, стоит ли сбавлять обороты и извиняться - Вера быстро докурила, уверенным жестом затушила сигарету в пепельнице и ушла к себе.
  
   Вечером все раздражало и все валилось из рук. Дэймон наконец очнулся и даже сам перезвонил - редкий случай! - но Егор не стал принимать вызов. Общаться, даже обсуждать что-то по делу, не было никакого настроения. В конце концов он и так весь день мучил Скайп, дожидаясь, пока этот горе-коллега окажется на связи.
  
   Из-за закрытого балкона в комнате было душно и голова отказывалась работать. А слушать, что там творилось у Веры, не хотелось совершенно. От сигаретного дыма кумар стоял невыносимый и першило в горле. Прокашлявшись в очередной раз, Егор все-таки решил открыть балкон - хоть на чуть-чуть, просто небольшую щель оставить, чтобы шел свежий воздух.
  
   Пощелкав шпингалетами, дернул дверь на себя. И вместе с запахами вечерней прохлады и свежести в квартиру ворвался терпкий аромат костра (Егору хоть и доводилось сталкиваться с ним всего несколько раз - и те, считай, в прошлой жизни, но не узнать было невозможно) и запах жареного мяса - не такого, что готовится на сковородке, а тех самых шашлыков, на которые когда-то в далекой юности довелось выбраться с группой.
  
   Это было что-то из ряда вон выходящее, и Егор, не сумев перебороть любопытство, распахнул дверь и выбрался на балкон.
  
   На Вериной стороне творилось неописуемое. В маленьком мангале тлели угли, поверх лежали шампура с надетыми на них кусками подрумянивающегося и шкварчащего мяса. В дальнем углу балкона обнималась и сосалась вовсю какая-то парочка. А в старом Верином кресле вальяжно сидел смазливого вида мужик, а Вера - у него на коленях!
  
   Егора за пару мгновений успело бросить из жара в холод - и обратно.
  
   - Ого! Ты все же решился? - улыбнулась Вера. Как будто ни в чем не бывало!
  
   Он только медленно кивнул. Каких-либо слов просто не находилось.
  
   - Это твой сосед? - спросил у Веры мужик. Он окинул Егора быстрым взглядом и тут же отвел глаза.
  
   Губы сами собой расползлись в злорадной усмешке: ну да, сосед-инвалид, конечно! Вот и ерзай теперь на жопе, не зная, как себя повести!
  
   - Ага, - кивнула Вера. - Егор. А это Тингол. - Она указала взглядом на мужика.
  
   Егор припомнил, что Тингол - что-то из Толкина, эльфийское, кажется. Этот хрен и впрямь смахивал на эльфа: со светло-русыми, почти блондинистыми, длинными волосами, собранными в хвост на затылке, зеленоватыми глазами и тонкими чертами лица. Бабы от таких должны кипятком писаться.
  
   Он, помедлив, отпустил Веру, которую обнимал за талию, и, перегнувшись через подлокотник кресла, протянул руку.
  
   Егор ответил на рукопожатие - с демонстративной неторопливостью. Он даже специально посмотрел этому Тинголу в глаза, удовлетворенно отмечая, как тому с трудом удается не отвести свои. И сам себе удивился: выдерживать чужой взгляд было неизменной проблемой, а тут от злости даже удовольствие удалось получить!
  
   - Так как тебя зовут? - не скрывая издевки, поинтересовался он. - По-человечески.
  
   Тингол дернул уголком рта - то ли недоусмешка, то ли недоулыбка.
  
   - Олег.
  
   - Ясно, - коротко бросил Егор, убирая руку.
  
   Шашлык зашкварчал особенно громко, и Вера, не слезая с колен, нагнулась и покрутила шампура правой рукой, переворачивая мясо на другую сторону. В левой у нее была темная стеклянная бутылка с каким-то мудреным названием не по-русски.
  
   - Пивком сбрызни сверху, вкуснее будет, - посоветовал Тингол, с облегчением отвернувшись от Егора, и потянулся к Вериной бутылке.
  
   - Но-но! Еще добро переводить! - шутливо отмахнулась она и выставила руку вперед и вверх, уворачиваясь от пытавшегося выхватить у нее пиво Тингола.
  
   - Ничего, здоровее будешь, - настаивал тот, пытаясь притянуть к себе Веру.
  
   Егора аж передернуло. Стоило трудов пересилить себя и никак не реагировать. Неужели этот хмырь опять окажется "просто другом"? Что-то его - да чего уж там? их обоих! - поведение на это не сильно тянуло.
  
   - А вы не боитесь, что соседи сейчас на вас ментов натравят, а? - со злорадством процедил Егор, нагнувшись и уперевшись локтями в колени, чтобы приблизиться к решетке между балконами.
  
   - С чего это вдруг? - удивился Тингол и тут же отстал от Веры.
  
   - Как это с чего? - тем же тоном продолжил Егор. - По-твоему жарить шашлыки на балконе - это в порядке вещей?
  
   - Эй, друг, послушай, - начал он, и Егору стоило трудов не заявить, чтобы не смел называть его другом, - мы же никому не мешаем. Время еще раннее, шуметь можно. А про шашлыки - мы же не костер тут развели, ей-богу! Мангал, угли, все как положено. Кому от этого плохо? А если кого запах смущает, так что ж теперь? Мы даже угостим, если кто-то сильно хочет. И тебя угостим.
  
   Она все еще была на коленях у Тингола.
  
   - А ему разве можно? - тут же встрял тот.
  
   Вера строго глянула на него, но ничего сказать не успела.
  
   - А почему обо мне в третьем лице? Я вообще-то все еще здесь, - смакуя каждое слово, холодно и жестко произнес Егор. Ох, и сколько же раз он мечтал вот так сказать тем многочисленным теткам в очередях поликлиник, а иногда даже врачам или медсестрам в тех же поликлиниках или больницах, которые вечно обращались к матери или Димке, но никогда не к нему самому! - И с чего вдруг мне может быть нельзя? Потому что я инвалид, да?
  
   - Его-ор... - чуть не взмолившись, протянула Вера. - Так ты будешь или нет?
  
   - Буду.
  
   Она еще спрашивала! Смотреть на все это трезвым - вот не хватало!
  
   Вера кивнула, слезла с колен Тингола - наконец-то! - и ушла на кухню.
  
   - Я вообще-то не это имел в виду, - сказал Тингол, подобравшись в кресле и растеряв большую часть своей вальяжности. Егор даже подумал, не поддеть ли его, заставив назвать "не это" своим именем, но все же не решился - все эти упоминания про инвалидность были и самому как серпом по яйцам, что сказанные прямо в лоб, что завуалированные. Не знаешь, что и лучше. - Алкоголь - это яд для организма. Для любого. Он разрушает клетки медленно, но верно. Он воздействует на все органы и...
  
   - Опять ты со своими проповедями? - усмехнулась Вера, вернувшись на балкон. - Угомонись, Тингол.
  
   - Ох, помню я, как этот зожник еще года четыре назад по пьяни с крепости свалился и задрых в кустах ежевики. А потом с утра бродил как зомби по полигону и не мог понять, кто его так исцарапал, - донеслось с другого конца балкона. Это мужик - вполне солидного вида, гладко выбритый и аккуратно постриженный, в рубашке и брюках - оторвался наконец от девицы и теперь с усмешкой посматривал на Тингола.
  
   - А-а, это когда он в имперском кабаке пытался собрать каток и вынести гоблинов, а в итоге все набухались и никуда не пошли, - хохотнула девица. Она была совсем не под стать мужику: крашеная блондинка с торчащими в стороны взлохмаченными волосами, ярким макияжем, в рваных джинсах и майке с огромной блестящей звездой на груди. - И Тингол с горя в одиночку поперся на ночную диверсию.
  
   Вера улыбалась, поглядывая, то на Тингола, то на веселую парочку, с удовольствием припоминавшую ему старые грешки. А потом спохватилась, вспомнив про бутылку пива, которую держала в руках, и молча протянула ее Егору.
  
   - Это Кейн и Алвэ, - кивнула она в сторону парочки. - Ну или Стас и Лена, если тебе проще, когда по-человечески.
  
   Егор усмехнулся, вертя в руках прохладную бутылку (видать, только из холодильника), - ему по правде было все равно, кого как называть. Дело было не в именах, а в Тинголе. И в Вере. Хотя на нее злиться почему-то не получалось. Но и не гадать, что у них за отношения, - тоже не выходило.
  
   Ребята помахали Егору со своей стороны балкона - вроде как подтвердили факт знакомства. Тингол обиженно поморщился.
  
   - Ну вы бы еще вспомнили, что десять лет назад было! - фыркнул он и, откинувшись в кресле, скрестил руки на груди и закинул ногу на ногу.
  
   Вера подняла с пола свою бутылку и откинулась поясницей на балконные перила, с интересом наблюдая за происходящим.
  
   - Десять лет назад? - ехидно прищурился Кейн. - Тогда и небо было голубее, и трава зеленее. И мы с тобой нажирались у меня спирта, который батя с работы притаскивал. Помнишь, мешали его с апельсиновым лимонадом? А потом шатались по району и орали в окна хлебозовода: "Дайте хлебушка!" И ведь, что характерно, иногда даже давали!
  
   - Ты, Кейн, нашел что вспоминать! - раздраженно бросил Тингол. - Это когда было! Сейчас бы лучше за ум взялись. Вам с Ленкой еще детей рожать.
  
   - Да-да, часики-то тикают, - ехидно покивала Алвэ, прищурив ярко накрашенные глаза.
  
   Егор повертел в руках пивную бутылку, размышляя, как избавиться от крышки. Потом увидел на ней стрелочки и повернул в указанном направлении. Бутылка пшикнула, а из горлышка потянуло приятным хмельным ароматом.
  
   Вообще-то пиво он старался лишний раз не употреблять. От него почки начинали работать быстрее и случались всякие конфузы. С водкой в этом плане было проще и надежней, но сейчас выбирать не приходилось. Впрочем, что там толку с половины литра? Разве что душу растравить.
  
   Отхлебнув из бутылки, Егор не сразу понял, что пьет. Вкус был, вроде, и пивным, но с трудом узнаваемым. А еще очень насыщенным, отчего казалось, что напиток непривычно густой. По этикетке было сложно что-то понять - опять не по-русски! - но ни на что из того, что Егору когда-то доводилось видеть на полках магазинов или того, что притаскивал Михалыч, эти названия похожи не были.
  
   - Вкусно, - сообщил он Вере, с любопытством поглядывавшей в его сторону.
  
   - Я знаю, - усмехнулась она. - Это пиво не из дешевых. Я, знаешь ли, уже в том возрасте, когда лучше потрачу деньги на хороший алкоголь, чем здоровье - на плохой.
  
   - Это все самообман, - снова подал голос Тингол. - На алкоголь ты всегда тратишь здоровье. И цена роли не играет.
  
   - Н-ну... - Вера покачала головой, - объективно - да. Но раз уж я не веду трезвый образ жизни в принципе, то лучше буду обходиться тем, после чего чувствую себя с утра человеком, а не восставшим трупом.
  
   - Ой, что тут Тингол опять за свое? - Из дверей, ведущих в кухню высунулся кудрявый темноволосый парень. - Безалкогольное пиво, электронные сигареты, резиновые женщины?
  
   - Ярвин, у этой шутки борода уже длиннее, чем волосы у тебя на груди! - закатил глаза Тингол и принялся крутить шампура. - Шашлык, кстати, уже почти готов. Неси лучше тарелку.
  
   Кудрявая голова кивнула и втянулась обратно в кухню. А Вера подмигнула Тигнолу:
  
   - Кстати о сигаретах. - Она достала сигаретную пачку из заднего кармана джинсов и закурила, а потом молча протянула и ее, и зажигалку Егору.
  
   Он хлебнул еще пива и закурил сам.
  
   - Между прочим, сигареты вредят здоровью не меньше, чем алкоголь, - очень серьезно посмотрев на Веру, сообщил Тингол.
  
   - Ой, чья бы мычала! - усмехнулась она. - У самого-то, небось, в куртке как всегда травы на пару косячков.
  
   - Трава - не сигареты. Это натуральный продукт, - воздев вверх указательный палец, заявил Тингол. - И, между прочим, помогает раскрытию сознания.
  
   - Ну-ну, - лукаво улыбнулась Вера и сделала очередную затяжку, выпустив дым изо рта большим облаком, от которого Тингол принялся демонстративно морщиться.
  
   Егор смотрел на него, не скрывая удивления и даже злорадства: вот тебе и зожник! И, глотнув еще пива, с удивлением припомнил рассуждения Веры на тему магического реализма. Только сегодня Димка упоминал зожников в скайпе - и на тебе, вот один из них собственной персоной! Да еще и какой!
  
   - А ты, Райна, женщина, будущая мать, а дымишь как паровоз, - не унимался Тингол.
  
   Вера неопределенно хмыкнула и отвернулась, через плечо глядя на темное, с россыпью бледных звезд небо. Тингол снова принялся крутить шашлык, покачивая головой и выразительно поглядывая на кухонную дверь, дескать, тарелку все не несут.
  
   - А у всех твоих гостей такие странные имена? - поинтересовался Егор у Веры, подкатив коляску ближе к перегородке между балконами. Он выпил чуть меньше половины бутылки, а его уже почему-то слегка развезло - потянуло на общение. Обычно, чтобы такое случилось, надо было усадить больше литра пива.
  
   - Практически, - кивнула она. - Все почти ролевики. А тут, знаешь ли, просто принцип: окликни Сашу - отзовется пол-полигона парней, позови Ярвина (он, кстати, Саша) - и придет тот, кто нужен тебе. Да и вообще как-то традиция... Все равно что общение в сети.
  
   Этот самый Саша-Ярвин притащил в итоге не только тарелку. Вместе с ним на балкон завалилась еще целая орава - человек пять. При виде одного из них - рослого и полного чуть лысоватого мужика - Вера радостно взвизгнула и бросилась к нему обниматься.
  
   - Ты тут как оказался? Сто лет не виделись! - воскликнула она, после того как мужик чуть подкинул ее вверх и снова подхватил, чтобы аккуратно поставить на пол.
  
   - Да ты ведь еще зимой говорила, куда переехала. Я же адреса на раз запоминаю - сколько лет в такси отгонял!
  
   - А номер квартиры? - удивилась Вера.
  
   - Подъезд я запомнил, а с номером проще простого: нажал те кнопки, которые на домофоне сильней всего затерты.
  
   - Ой, у Райны всегда так! - встряла Алвэ. Они с Кейном как раз перестали обниматься в уголке и подошли ближе. - На старой квартире как сейчас помню: эта кнопка с номером "три" на домофоне, на которой номер под слоем грязи разглядеть было невозможно.
  
   - Та кошмарная съемная квартира! - закатил глаза Тингол.
  
   - Ох, ну ты и эстет! Как всегда! - подколола его одна из только что завалившихся девиц. - Да старая была квартира и без ремонта, но все равно очень уютно. Как и всегда у Верунчика! - Она обняла Веру и звучно чмокнула ее в щеку.
  
   Егору от всей этой кучи-малы было не по себе. Столько людей сразу не приходилось видеть уже очень давно. И от шума и голосов звенело в ушах и тяжелела голова. Он уже раздумывал, как бы незаметно убраться в квартиру, даже откатил коляску поближе к балконной двери. Но тут его заметили. Кто-то крикнул: "Э-эй, привет! А мы ведь не знакомы!" - и началось! Кого-то представляла Вера, кто-то назывался сам, мужики тянули руки, бабы улыбались и хлопали глазками. Егор отвечал на рукопожатия и просто что-то отвечал. Люди и лица мелькали перед глазами, а запомнить всех казалось невозможным. Особенно с учетом, что помимо обычных имен, у всех были еще те самые ролевые. Он и не заметил, как под это дело докурил сигарету и допил пиво большими глотками. И Вера, так же незаметно сунула в руки еще одну бутылку. Кажется, если бы в этой ситуации не расслабил алкоголь, Егор просто сошел бы с ума. Когда все более-менее угомонились, он с облегчением выдохнул и закурил сигарету - Верина пачка и зажигалка до сих пор были у него.
  
   На балконе было шумно. Шашлыки наконец сняли с шампуров и перегрузили в тарелку. Они разошлись быстро, и даже Егору достался кусок - сочный и вкусный, словно привет из студенческих времен. Веру уговаривали прежде, чем жарить новую порцию мяса, сделать какой-то горячий салат, дескать кто-то все для него закупил. Ну как уговаривали... попросили - и она быстро на все согласилась. Принесла с кухни пакет, достала оттуда помидоры, баклажаны и перцы, надела на шампура и поставила на мангал, в который к тому времени Тингол успел подкинуть углей из бумажного магазинного мешка.
  
   - А Мак придет? - осторожно поинтересовался Егор у Веры, когда она оказалась достаточно близко к решетке между балконами, чтобы можно было не привлекать лишнего внимания этим вопросом.
  
   Мак в этот момент показался уже почти что своим, и казалось, появись он среди этой толпы незнакомцев, стало бы как-то легче и уютней. Захотелось даже услышать какую-нибудь его полубезумную историю про кошек или макароны, или про выпущенного на свободу линя, которую вкратце и довольно сдержанно рассказывала Вера.
  
   Она улыбнулась - как-то немного загадочно и помотала головой:
  
   - Нет. Сегодня нет. Он к маме уехал - по хозяйству чем-то надо помочь. Она у него из села, частный дом, а там...
  
   - Всегда нужны мужские руки, - закончил Егор, припоминая ее же слова. Он улыбался и с затаенной надеждой ждал, что она улыбнется в ответ.
  
   - Да, - кивнула Вера. И уголки ее губ едва заметно вздернулись вверх.
  
   Часть Вериных гостей, покурив и поболтав, ушла на кухню, часть осталась на балконе. Егор то и дело ловил себя на том, что не всегда понимает, о чем они вообще говорят - куча незнакомых слов, имен, ситуаций... Все плыло перед глазами и путалось в голове - то ли с непривычки, то ли из-за поразительно быстро пьянившего пива.
  
   - На тебя соседи за шум не ругаются? - спросил он у Веры, которая как раз присела к мангалу - покрутить шампура. Молчать он был не в силах - так и тянуло на болтовню - совершенно дурацкую в сложившихся обстоятельствах.
  
   - Неа, - глянув на Егор снизу вверх, мотнула головой Вера. - До одиннадцати шуметь можно, а потом я всех в квартиру загоняю.
  
   - Раенька - наша строгая мамочка! - улыбнулась Алвэ и поворошила ее волосы.
  
   - Райна, я - Райна, - поправила Вера с усмешкой и, вскинув руку вверх, ущипнула Алвэ за бок, отчего та подпрыгнула и захихикала. А потом, снова повернувшись к Егору, шутливо пожаловалась: - Все время мой ник коверкают: то Раенька, то Раечка, то Раюша!
  
   - Так мы ж любя! - Кейн нагнулся и обнял ее за плечи, покачав из сторону в сторону. Вера, сидя на корточках, чуть не потеряла равновесие, негромко взвизгнула и, рассмеявшись пружинистым движением подскочила на ноги и шутливо пихнула Кейна в бок.
  
   Егор хлебнул еще пива и покривился. Возле нее этим вечером (и, похоже, не только этим - всегда) вертелись мужики, которые позволяли себе по отношению к ней такое, чего он бы никогда не позволил себе с чужой девушкой. Точнее, не с чужой, а с подругой - или кем им там всем Вера приходилась?.. Тут Егор снова задумался и понял, что совершенно не знает, как вести себя с девушкой, с которой находишься в дружеских отношениях. У него никогда раньше такого не было, а Вера... кем ее и впрямь было бы назвать правильней: соседкой, собеседницей? Почему-то думать о ней, как о подруге не получалось, а на что-то другое, большее не приходилось рассчитывать, точно не с ее стороны.
  
   - Кстати о соседях, - хохотнул Ярвин, который только что запрыгнул в кресло, сменив Тингола, ушедшего на кухню заваривать себе чай, после того, как кто-то крикнул ему, что чайник вскипел. Ярвин открыл полторашку разливного (Егор вообще заметил, что алкоголь в этой компании имелся разный - от самого дешевого пива, которое не раз притаскивал Михалыч, до каких-то совсем невиданных вариантов, вроде Вериного) и продолжил: - Помню я бешеных бабулек со старой квартиры Райны. Как они нас у подъезда на лавочке встречали жужжанием про наркоманов, притоны и "ох, уж эта молодежь, вот в наши времена все не так было!"
  
   - Ментов вызывали, - предположил Егор. И подумал даже, что предположения бабулек насчет притона вполне понимает.
  
   - С ментами ты повторяешься, - встрял Тингол. - Говорят же тебе: после одиннадцати мы тихие. - Он только что вернулся с кухни, держа в одной руке кружку, а в другой - чайник с выписывающими затейливые фигуры чаинками, которые постепенно окрашивали кипяток в темный цвет, и не знал, куда со всем этим приткнуться, потому уступать ему место в кресле Ярвин явно не собирался.
  
   Вера убрала с табуретки пустую тарелку из-под шашлыка, и Тингол поставил туда свой чайный набор.
  
   - Хозяйка моей квартиры - тоже бабулька была, - сказала она и, протянув руку сквозь решетку, забрала у Егор свои сигареты. Он невольно вздрогнул, когда ее пальцы быстро, едва ощутимо коснулись при этом его ладони. - Она мне выдала пожизненную индульгенцию на все сабантуи со словами: "У тебя тут первый этаж - хоть чечетку отбивайте, ниже подвала не провалитесь!"
  
   - Ага, мировая бабулька была, - подтвердил Ярвин. - Помню, как-то решила вечерком в выходной за деньгами зайти к Вере, мы струхнули, что ругаться будет, а она посидела с нами, про кота своего рассказала, пивасика дерябнула, песни под гитару послушала. Даже подпевала на стареньких костровых. Все говорила, дескать, какие молодцы, так культурно время проводим.
  
   - Ага, я тогда в шоке был от ее заявлений, - кивнул Кейн, поглаживая Алвэ одной рукой по обнаженному плечу, с которого стянул ворот ее майки, другой - по заднице. - Где мы, а где культура?
  
   - До сих пор мне звонит, как дела спрашивает, - тепло улыбнулась Вера, выпустив изо рта дым после затяжки.
  
   - А ты пригласи ее как-нибудь в гости? - подмигнул Ярвин и приложился к бутылке с пивом.
  
   Вера пожала плечами:
  
   - Может, и приглашу.
  
   - Ага, - закивал Тингол, - чтобы посмотрела, как по-человечески жить можно.
  
   - О-ох! - закатила глаза Алвэ. - А на старой квартире прямо так уж плохо было!
  
   - Это ты у Райны спроси, - самодовольно вскинул брови тот.
  
   Вера усмехнулась - как-то не слишком весело, опустив к полу глаза.
  
   - А что было не так с той квартирой? - заинтересовался Егор. Сейчас, под действием выпитого, которого, вроде и было немного, казалось, что море по колено, а чужие взгляды и внимание совсем не страшны.
  
   - Проще сказать, что с ней было так! - развел руками, в одной из который была дымящаяся кружка, Тингол.
  
   Вера задумчиво заулыбалась, откинувшись спиной на балконные перила и запрокинув голову вверх, к небу. Сигарета в ее пальцах дымилась, и светлый, полупрозрачный шлейф струился, рассеиваясь в ночной темноте.
  
   - Старая однушка в хрущевке на первом этаже, - заговорила Вера. - Без ремонта и почти без мебели. Из хозяйского был только стол на кухне, две табуретки и старый диван, настолько продавленный, что без острых ощущений не поспишь - пружины наружу торчали. Летом я на полу укладывалась - на пенке и в спальнике, а зимой приходилось кое-как изворачиваться на диване, между пружин. А в сильный мороз была такая холодина, что у меня на кухне овощи промерзали - картошка, морковь, лук. Я натягивала на себя все теплые вещи и придвигала обогреватель вплотную к дивану - тогда можно было заснуть, почти не замерзнув. Газа не было, только электроплитка - хозяйка все мечтала перевести помещение в статус нежилого и сдать в аренду под магазин.
  
   - Ага, помню, - заулыбалась Алвэ. - Если мы включали плитку и чайник одновременно - выбивало пробки.
  
   - Не-не, - замотала головой Вера. - Чтобы пробки выбило, должен был еще обогреватель работать.
  
   - О! А еще был эпик фейл на новый год, когда мы курить ходили к подъезду, и кто-то интернет-кабель дверью прищемил и порвал, - хохотнул Ярвин, тряхнув кудрявой головой. - Думали все, здравствуй, жопа, новый год! Ни тебе поздравлений от президента, ни голубых огоньков!
  
   Все захохотали. Даже из кухни высунулось несколько голов и дополнили эту историю кое-какими своими впечатлениями.
  
   - И чем же все кончилось? - допив остатки пива, поинтересовался Егор. Ярвин, недолго думая, протянул ему свою бутылку на замену пустой.
  
   Мужики после этого вопроса как-то загадочно переглянулись, а Алвэ со смехом сообщила:
  
   - Пока компьютерные гении мучили ноутбук, - она со значением посмотрела на Кейна, - Верунчик взяла нож и изоленту, что-то там поколдовала с проводами - и все заработало!
  
   Вера искоса глянула на Егора. Показалось, она ждала от него чего-то - оценки, комментария?
  
   - Так зачем ты жила в той квартире, если там было так плохо? - удивился он.
  
   - Там не было плохо, - покачала головой она. - Там было... необычно. - Тингол закатил глаза, всем видом показывая свое отношение к такого рода необычности. А Вера добавила: - Все упиралось в деньги. За ту квартиру я платила как за комнату в общаге, плюс еще немного по счетчикам - за электричество и воду. И меня это вполне устраивало.
  
   Егор отвел взгляд, припоминая те истории про кредиты и супы с дешевой килькой. Все так спокойно говорили об этом - включая Веру. Неужели никто не мог ей помочь? Привезти ненужную мебель - наверняка ведь такая была, - дать взаймы, просто дать денег, наконец! Егор был уверен, что сама Вера сделала бы все, чтобы помочь кому-то из друзей, оказавшихся в подобном положении. Да что там? Она ему, Егору, совершенно чужому человеку помогала, ничего не требуя взамен! Так почему к ней домой приходили все эти люди, видели, как она живет, кому-то (вроде Тингола) это даже не нравилось, но никто даже пальцем не пошевелил, чтобы что-то изменить?
  
   Овощи на шампурах благополучно поджарились - по крайней мере, все вокруг со знанием дела так говорили, Егор же видел просто обугленные, потрескавшиеся шкурки. Вера сгрузила помидоры, баклажаны и перцы в тарелку из-под шашлыка и ушла на кухню, сказав, что там все удобно будет очистить и нарезать. Без нее сразу стало не по себе, даже вечерняя прохлада обернулась холодом, пробиравшимся под свитер и футболку и заставлявшим кожу покрываться мурашками. Егор поежился и хлебнул еще пива. С удовольствием бы закурил, да под рукой не было сигарет, а просить их у Вериных гостей не хватало решимости.
  
   Ярвин протянул руку через решетку, забрал бутылку с пивом и сам приложился к горлышку.
  
   - А что с тобой случилось? - спросил он у Егора.
  
   - Что? - не понял тот.
  
   - Ну, почему ты в инвалидной коляске?
  
   Егор дернулся. И, сморгнув, отвел глаза. Этот вопрос - будто удар под дых. Все было почти хорошо - и на тебе!
  
   - Почему? - переспросил он, исподлобья глянув на Ярвина и чувствуя, как внутри все сжимается от злости и страха. - А у тебя самого какие предположения? - Он чуть было не ляпнул в сердцах что-то в духе "Может, потому что я не могу ходить", но вовремя прикусил язык. Пусть-ка этот кудрявый помучается, пытаясь ответить на тупые вопросы, раз такой любопытный! Или он что, думает, после часа-другого знакомства перед ним душу обязаны изливать? Нет уж, обойдется!
  
   - Если бы у меня были какие-то предположения, я бы не спрашивал. Логично? - вскинув брови, развел руками Ярвин.
  
   - Сань, ну что, поговорить больше не о чем, а? - с укором покосился на него Тингол. Даже настоящим именем назвал, что в этой компании уже начало казаться странным.
  
   - Да при чем тут "не о чем поговорить"? - возмутился Ярвин, вскинув глаза на Тингола. - Мне же просто интересно, вот я и спрашиваю. Что в этом такого? - И, обернувшись к Егору, как ни в чем не бывало, уточнил: - Правда ведь?
  
   Егор растерялся от такой наглости. Быстро потер лицо ладонями и сцепил руки на груди в замок. И процедил сквозь зубы:
  
   - Тебе какое вообще дело?
  
   - Нет, ну как? - удивился Ярвин. - Мы же общаемся. Нормально общаемся. Зачем вот эти все предъявы? Если я спрашиваю, значит, дело есть. Если вот ты меня о чем-то спросишь, я отвечу. В чем проблема-то?
  
   - Простота - хуже воровства, вот честное слово! - закатил глаза Тингол.
  
   - Эльфов мы не спрашивали, - хохотнул Ярвин. - У нас тут свой разговор. - И он кивнул Егору - настолько приветливо и по-приятельски, будто и впрямь не понимал, как все это вымораживает.
  
   - Да нет у нас никакого разговора! - рявкнул на него Егор, схватившись обеими руками за подлокотники инвалидной коляски. - И ни на какие твои вопросы я отвечать не хочу и не буду! Засунь их себе в задницу!
  
   - Да в чем дело-то? - ошарашенно тряхнул кудрями тот. - Если для тебя это больная тема, так ты так и скажи. Что в этом такого-то? Зачем агриться так?
  
   - Больная тема? - срывающимся голосом переспросил Егор. Его уже так трясло, что даже с трудом удавалось выговаривать слова, чтобы они не сливались во что-то нечленораздельное. - Да, больная! Ты это хотел услышать? Услышал? Что тебе еще надо?
  
   Плохо слушающимися руками он крутанул колеса коляски в сторону балконной двери. И краем глаза увидел выскочившую с кухни Веру - с испачканным ножом в испачканных руках. А когда коляска перескочила балконный порог, услышал, как Вера окликнула его:
  
   - Егор!
  
   С силой он захлопнул внешнюю балконную дверь и запер. И следом - еще одну, внутреннюю.
   Что бы там ни происходило снаружи, ни слышать, ни знать ничего не хотелось.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"