Нурисламова Валентина: другие произведения.

Снег в свете фар

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Peклaмa:


 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    В канун Нового Года на пустынной трассе Маша попадет в аварию. Вокруг - темнота, холод и снег. И когда кажется, что помощи ждать уже неоткуда, Машу спасает Витя - дальнобойщик, с которым поначалу все кажется не таким уж простым. Однако в Новый Год случаются чудеса и, возможно, у этой истории будет хороший конец.

Глаза уже привыкли к темноте - насколько это было возможно. Зимними ночами вообще-то бывает неплохо видно даже без фонарей - спасибо снегу, отражающему свет. Но не сейчас, когда он валит с неба так, что приходится держать руку козырьком у лба, чтобы глаза не залепляло... нет, не снежинками - огромными такими снежинищами, пушистыми и наверняка красивыми. Только вот наслаждаться красотой - последнее, что мне хотелось делать. Страшная сказка, мать вашу! И страшная - это очень, очень мягко сказано! Темно, холодно, полотно дороги замело белым так, что я уже пару раз умудрилась по косому глазу ушлепать на обочину и сверзиться в сугроб в кювете правой ногой. Она, кстати, уже промокла, и в правом же сапоге знатно хлюпало. В левом, впрочем, тоже, но меньше - и на том спасибо!

Чертовы дорогие итальянские сапоги! Додумалась же выпендриться и надеть именно их, а не любимые ботинки-говнодавы, которым хоть дождь, хоть снег - один хрен: сухо и тепло. Чертов Новый Год, который наступит уже через несколько часов! Как встретишь Новый Год, так его и проведешь. Ага, замерзшая как цуцик, с потекшим дорогим макияжем, с похеренной дорогой прической, уставшая как собака, голодная как волк, злая как зараза, одна на проклятой пустынной трассе между глухими селами и маленьким райцентром! Ровно посередине! Ну или примерно. Встретим Новый Год в большой веселой компании, говорили они. Будет здорово, говорили они: огромный коттедж родственника-москвича, баня, бассейн, полный стол вкусной еды и хорошего алкоголя.

Они - это мои друзья. Ну или приятели. Ну... или не знаю, сейчас с трудом получалось думать о них не матом. Но я честно пыталась.

Вот, кстати, опять кто-то звонит. Телефон в кармане завибрировал.

Я остановилась, подышала на замерзшие пальцы левой руки, потерла их правой - она так и не отогрелась до конца в кармане (но все же лучше, чем ничего), приставила ее ко лбу, а левую сунула в карман. Если сегодня ночью я не получу обморожения или воспаления легких, то хотя бы простуда с соплями и кашлем мне точно обеспечена.

Отвечать на звонок я так и не стала. Ну что мне там еще хорошего могут сказать? Спросить, где я и как, поохать и посочувствовать? Оно мне надо?

Когда какая-то скотина выскочила из-за поворота со включенным дальним, который меня ослепил, и я улетела в кювет, я им звонила. И что? Все, конечно же, уже выпили, и садиться за руль и ехать выручать меня никто не захотел. Накидали смсками номеров, по которым можно вызвать эвакуатор. По номерам либо не отвечали, либо извинялись и говорили, что к такому черту на рога не поедут. С такси была та же история: либо все машины заняты, либо вызовы на трассу на хрен знает каком километре принимать попросту отказывались.

Я в очередной раз выматерилась от накипевших эмоций - вслух и очень громко - аж в горле запершило. Уроду с дальним тоже досталась порция - пусть икает, зараза! Уехал, даже не притормозив, пока меня крутило по скользкой заметенной снегом трассе, уверена, он все видел и слышал!

Из кювета я пыталась выехать долго, но снег оказался слишком глубоким, и мой Дастер даже на полном приводе только сильнее закопался в него. Я и сама, когда открыла водительскую дверь и выпрыгнула наружу, увязла в сугробе по самые свои стальные яйца. Капроновые колготки, конечно, сразу намокли, как и подол платья, а в сапоги засыпался снег. Теперь вся эта прелесть встала колом и так проморозила ноги, что я уже и холода почти не ощущала.

Хотела быть красивой в Новый Год - получай! Поперлась после работы к девице, которая на дому занималась прическами и макияжем, отвалила нехилую сумму - под праздники все за такое втридорога дерут - и что теперь? Кому все это нужно? Сейчас бы заплатила в десять раз больше за штаны с начесом и удобные ботинки - да только кому? И, вот ведь дура, не взяла все это с собой! Хотя днем даже промелькнули такие мысли. Вот только не захотела время терять и пилить по пробкам через весь город до дому, время решила сэкономить. Ага, сэкономила.

Сзади послышался шум мотора, звучный, басовитый - ехало явно что-то большое, - и снежинки впереди меня, выхваченные из темноты, подсветились мягким желтым сиянием. Я сместилась ближе к обочине - благо теперь можно было чуть лучше сориентироваться, где она - чтобы пропустить грузовик (а это, похоже, был именно он). Голосовать я пробовала, но те редкие машины, что оказывались в это время на трассе, проезжали мимо. Материться еще и на них я устала. И стало уже попросту все равно.

Греться в Дастере так и так оставалось недолго - датчик уровня топлива уже не просто подмигивал красной кнопочкой на приборной панели - вовсю пищал, извещая, что бензобак почти пуст. Я плюнула на все - и пошла пешком в сторону райцентра, это хоть как-то согревало. И вообще, как там было в "Алисе в стране чудес"? Если хочешь попасть куда-нибудь, то все равно, куда идти - куда-нибудь ты обязательно попадешь.

Насчет грузовика я ошиблась: это оказалась целая фура, от которой я шарахнулась в сторону, в очередной раз бухнувшись в кювет - теперь уже обеими ногами - и даже приземлилась на жопу. Очень приятно! Короткая дубленка и кружевные стринги и так ни от чего не спасали, а теперь еще и они будут мокрые!

Рыпнулась наверх - не тут-то было! Ноги увязли в снеге и отказывались слушаться то ли оттого, что замерли, то ли от усталости - прошла я уже немало. А, может, ото всего сразу. Все, что я смогла сделать - перевернуться на живот и, вяло трепыхаясь, пытаться вылезти к дороге на четырех конечностях. Краем глаза я заметила, что фура притормозила в отдалении. Но было уже все равно. Я, кажется, уже говорила об этом.

Из кювета я все же кое-как выкарабкалась, но, лежа на обочине, подняться так и не сумела. Просто кончились силы. Сразу вспомнилась андерсеновская "Девочка со спичками", которой перед смертью стало тепло и хорошо. Кажется, я даже всхлипнула от жалости к себе. Но как-то очень вяло. А, может, мне просто померещилось.

Умирать я, вроде как, не собиралась. Вот полежу немного, передохну - и ага, снова поднимусь и пойду.

Поднялась я раньше, чем планировала. И даже безо всяческих усилий со своей стороны. Меня просто поддернули вверх за подмышки и с силой встряхнули.

- Ты что, пьяна? - раздался мужской голос. Приятный, кстати, бархатистый.

- А принюхайся, вдруг, - посоветовала я. Не уверена, что меня поняли - губы, как оказалось, тоже замерзли, я даже сама себя с трудом расслышала. Но совету моему последовали - теплое дыхание обожгло мне щеку и шею.

- Трезвая! - удивленно констатировал голос. Разглядеть его обладателя в свете фар и засыпающем в глаза снеге у меня никак не получалось. - Ты как тут оказалась?

- Машина в кювет улетела, - с трудом, пытаясь говорить как можно более членораздельно, ответила я.

- Так это твоя была?! Видел ее несколько километров назад. Идти можешь?

Я хотела было ответить, что да (до сих пор же получалось), но мой нежданный собеседник, очевидно, сам сделал какие-то выводы. Земля вмиг улетела из-под ног, голова запрокинулась назад, а в глаза прямиком полетели снежинки. Меня несли на руках.

- Давай. Ногу сюда ставь. А другую сюда.

К кабине фуры меня не только поднесли, но и буквально поставили на порожки.

- Держись.

Незнакомец (наверное, даже спаситель) распахнул пассажирскую дверь и заставил меня взяться за что-то одной рукой, а другую закинул себе на плечо и сам поднялся на порожек.

- Залезай.

Ох, как правильно он это сказал. Именно "залезай" - не "садись", ибо все, на что меня хватило - неуклюже упасть грудью на сиденье.

- Ну же, давай, - кряхтел он, подпихивая меня ладонями за задницу. И я даже не имела ничего против такого вопиющего нахальства - лишь бы побыстрее оказаться в тепле.

Мои ноги он сам закинул в салон и тут же захлопнул дверь.

Я втянула теплый - показавшийся почти раскаленным - воздух полной грудью. И, оперевшись руками о сиденье, кое-как выпрямилась и села.

Открылась водительская дверь, и меня на миг снова обдало холодом. Но только на миг. Незнакомец уселся на место, и опять стало тепло.

- Тебя как звать?

- М-м-маша, - пролепетала я. Теперь не то что не слушались губы - меня всю начало трясти крупной дрожью, и зубы стучали так, что казалось вот-вот разобьются друг о друга.

- Так, Маша, держи-ка. - Он сунул мне в руки взявшуюся неизвестно откуда металлическую фляжку. Я кое-как вцепилась в нее неслушающимися пальцами и продолжила трястись.

- Понятно, - подытожил он, забрал фляжку назад и открутил крышку. Прикоснулся к моей щеке большой обжигающе-горячей ладонью, заставив откинуть голову, другой рукой наклонил фляжку и влил мне в рот ее содержимое. Оно тоже оказалось обжигающим. Я закашлялась.

- Кон-н-ньяк? - хрипло поинтересовалась я и, прикрыв глаза, с удовольствием наслаждалась ощущением тепла, разливающегося внутри - от пищевода и желудка дальше, по всему телу.

- Ага. Армянский. Очень хороший, - кивнул незнакомец. - А я, кстати, Витя. Ну вот, теперь уже не незнакомец.

- Сп-п-пасибо!

Меня все еще трясло, но я наконец начала чувствовать кончики пальцев, носа и кожу на ногах - их ломило и покалывало будто иголками.

Витя покрутил какой-то переключатель на приборной панели, в салоне сильно зашумело и горячий воздух подул еще сильней.

- Ты почему без перчаток была? - поинтересовался он, глядя, как я усиленно дышу на пальцы и тру ладони друг о друга.

- Не люблю, - коротко бросила я. - Неудобно.

- А мерзнуть, тебе, значит, удобно?

- Кто же знал-то, что придется мерз-знуть... - Говорить я могла уже почти нормально, но меня все еще трясло, и теперь крупная дрожь сменилась мелкой, но не менее надоедливой.

- Ага, а в городе как будто бы морозов нет. Или ты все время на машине ездишь, даже в магазин за хлебом?

На такое ехидство я даже отвечать не стала - обойдется. Молча принялась вытряхивать из-за ворота слипшиеся комки снега, которые уже начали подтаивать и стекать мне на шею и грудь прохладными струйками. Сняла шапку и тоже потрясла - на ней и огромном помпоне, украшавшем макушку, снежинки тоже успели превратиться в водяные капли.

Витя вдруг потянулся в мою сторону и провел ладонями по ногам чуть выше колен. Я аж подпрыгнула, но возмутиться не успела.

- Да ты же просто ледышка! Еще небось и в сапогах все мокрое!

Ответа он ждать не стал - опять. Убрал руки и полез за сиденья, туда, где было что-то наподобие лежака. Хотя почему "наподобие"? Именно что он - тонкий матрас на деревянном настиле, одеяло, подушка, абы-как накиданная одежда, несколько пакетов - тоже с вещами.

- Надевай. Быстро. А то схлопочешь воспаление легких. На дворе - не месяц май. - И Витя протянул мне теплый комбинезон наподобие лыжного и утепленные ботинки на толстой подошве. Мялась я недолго - всего пару мгновений, которые ушли на осознание происходящего. Схватила вещи, ботинки поставила вниз, на пол, комбинезон кинула поверх колен и принялась расстегивать сапоги. Один поддался сразу, а на втором, гадком и мокром правом, собачка на молнии вцепилась в кожу - не мою, ту самую итальянскую - и никак не хотела двигаться дальше.

- Давай помогу.

Витя наклонился, приподнял мою ногу за лодыжку и уложил себе на колени, заставив меня развернуться и откинуться спиной на пассажирскую дверь. С молнией он возился недолго, пару раз дернул собачку туда-сюда - и она поддалась. Снял сапог и потрогал пальцы на ногах - я аж вскрикнула от боли - до того они промерзли.

- У тебя из носка воду выжимать можно, - констатировал Витя и мигом стянул носок, тонкий, трикотажный, тут же повисший мокрой тряпкой.

Я глянула ему в глаза - Вите, не носку - и замлела. Глаза темные - карие, пожалуй, но оттенок в полутьме не разобрать - глубоко посаженные, с надвинутыми темными же пушистыми бровями. Было в этом что-то умильное, просто обнять и плакать - в общем, все, как я люблю. Вообще Витю сложно было назвать красивым, помимо глаз там особо было не на что смотреть: длинный нос с горбинкой, тонкие губы и массивная челюсть, небритость, которую уже сложно было назвать легкой и взлохмаченные темные волосы, по которым давно плакала парикмахерская.

Он отпустил мою ногу, которую я тут же подобрала под себя, снова слазал на лежак и протянул мне огромные и толстые шерстяные носки.

- Эй-эй, колготки сними! - замахал руками он, когда я принялась натягивать сухие носки на ноги. - Они же все мокрые!

- Ага, сначала разденешь меня, а потом что? - попыталась шуткануть я.

- А потом домой тебя повезу. Или куда ты там ехала, - ответил Витя, вмиг посерьезнев. И, помолчав, поинтересовался: - Ты, кстати, как вообще оказалась... в таком затруднительном положении? - он наконец усмехнулся и отвернулся, уставившись в окно водительской двери, чтобы дать мне возможность спокойно раздеться.

Пока я снимала колготки и надевала все столь щедро выданные мне вещи, вкратце рассказала о своих сегодняшних дорожных приключениях.

- А почему ты одна-то к друзьям ехала? - поинтересовался Витя, снова повернув в мою сторону голову, когда я уже накидывала на плечи лямки комбинезона.

- Все с утра уже уехали на место. А некоторые даже вчера вечером.

- А работа как же? Тридцать первое ведь не выходной.

- Это в производственном календаре не выходной, а всем нормальным людям начальство тихой сапой в субботу или воскресенье разрешило отработать, а сегодня все празднуют как белые люди.

- А тебе что же не разрешили? С начальником не повезло?

- Не повезло, - усмехнулась я. - Я сама начальник.

- О, как! - вскинул брови Витя. - Не только автоледи, но еще и бизнес-вумен! - На последней фразе в его голосе проскользнула какая-то холодность и нотки сарказма.

- Да какой там бизнес? - мотнула головой я, стараясь сгладить неприятную ситуацию. - Я руководитель абонентского отдела в компании-провайдере телекоммуникационных услуг. Всех гоняю и за все отвечаю. Сегодня, вот, работали до пяти вечера - клиентам на радость. Всем ведь в последний день года все надо - кому долги оплатить, кому платные каналы подключить, а кому и вовсе договор расторгнуть, потому что другой провайдер переманил. Да и ты, я смотрю, под Новый Год не отдыхаешь. - Я бросила на Витю короткий многозначительный взгляд и тут спохватилась. Сколько я там по трассе чапала в режиме "ветер в харю, а я шпарю"? Не раз ведь смахивала с ресниц снег вместе с тушью, вот даже до сих пор на руках от нее темные пятна остались.

Я окинула салон взглядом в поисках зеркал - естественно их не было: ни зеркала дальнего вида - зачем оно в фуре? - ни обычных - мужики же ведь за рулем! И полезла в свою огромную сумку через плечо - "почтальонская", как вечно прикалывались надо мной на работе. Ну и пусть, зато удобная, влезает все, что надо, - и руки свободны. Достала зеркальце, глянула - и ужаснулась: макияж не просто потек, а был размазан ровным слоем вокруг глаз и на щеках, я сейчас больше напоминала панду, чем человека.

- Почему не отдыхаю? - пожал плечами Витя. - Вот, отвез напарника к родне в деревню, а сам домой еду.

Достав из сумки пачку влажных салфеток, я принялась вытирать ими лицо.

- Тебя уже, наверно, заждались, - бросила я мимоходом.

- Да нет, - дернул плечом Витя. - Некому зажидаться.

Я как раз закончила с наведением красоты и окинула его взглядом. Витя полулежал, устроив вытянутые вперед руки на руле и опустив на плечи голову, и смотрел вдаль, туда, где за лобовым стеклом метались подсвеченные фарами снежинки. Его подбородок прятался в широком и высоком вороте толстого шерстяного свитера. А мои глаза невольно выхватили из всей этой картины одну деталь: белый след от кольца на безымянном пальце левой руки, выделяющийся на фоне смуглой кожи.

- А жена? - как бы невзначай поинтересовалась я. И, не удержавшись, прикинула Витин возраст - кажется, мой ровесник.

- Я в разводе, - коротко бросил он.

Я закусила губу. Стало почему-то ужасно обидно. Пусть бы он был женат и не скрывал этого - было бы лучше, честней, правильней. Я бы просто вспоминала его как хорошего человека, который не оставил другого в беде, помог, хотя об этом даже не просили.

- В разводе? - опешила я. - А-а... - я с ходу не нашла правильных слов, но взгляд сам собой упал на его безымянный палец. Знаем мы таких мужиков, пока в командировке - автоматически в разводе, а кольцо в кошельке припрятано.

Витя вздрогнул и посмотрел сначала на меня, а потом на свои руки. Сжал ладони в кулаки и убрал их на колени, резко выпрямившись.

- А ты внимательная...

- Это профессиональное, - равнодушно пожала плечами я. - Чтобы работать с людьми, нужно их понимать. А чтобы понимать - нужно внимание к деталям.

- А ты, значит, много понимаешь в людях, да? - взвился вдруг Витя.

У меня внутри аж все подскочило, но я не подала и виду - говорила же, профессиональное. Скандальных клиентов - пруд пруди, и показывать им слабость - последнее дело.

- Я ни на что не претендую, - примирительно развела руками я. - Но давай будем честны друг с другом. Ты помог мне... да что там? Буквально спас. Но у каждого из нас своя жизнь. Не нужно ничего разыгрывать передо мной. Мне плевать, какие у тебя там с женой отношения и что ты делаешь в своих командировках. Я просто хочу попасть туда, где меня ждут, и встретить Новый Год с друзьями. Если ты, конечно, мне поможешь в этом. - Я бросила на Витю самый благожелательный взгляд.

Он долго смотрел на меня. И, как мне показалось, оценивающе. В том самом смысле, в каком мужчина смотрит на красивую женщину. И я точно знала, что сейчас, без остатков жуткого, размазанного по лицу макияжа, там было на что поглазеть. Мои тридцать мне никто не давал, на вид я была все той же привлекательной шатенкой с правильными чертами лица, что и спустя пару лет после универа, с кудрями до лопаток (которые теперь, правда, висели облезлыми, склеенными лаком для волос и снегом патлами) и стройной фигурой, ради которой трижды в неделю я выматывалась в хлам на занятиях по фитнесу.

А потом Витя сморгнул, отвел глаза и положил руки на руль.

- Куда, ты говорила, тебе нужно? - деловито спросил он.

Я напомнила название села неподалеку от райцентра, где находился тот самый коттедж. По-хорошему это было даже не село - конкретно до него оставалось несколько километров.

Витя мягко прикоснулся к рычагу на коробке передач, и фура тронулась с места - так же мягко, лишь легонько вздохнув и покачнувшись при этом. Дорогу совсем замело белым, где асфальт, а где обочина было уже не различить, только поземка металась снизу, стелилась по земле, будто волны накатывавшего на берег прибоя. Снег валил с темного до черноты неба, летел в лобовое стекло, искрящийся, подсвеченный светом фар. Если смотреть вверх, казалось, что летишь где-то в космосе, сквозь звезды, навстречу вечности.

- Почему Дастер? - спросил вдруг Витя.

- Что?

- Твоя машина. Кроссовер, полный привод. Нетипично для городской девушки. - Он бросил на меня короткий оценивающий взгляд.

Я рассмеялась:

- Люблю большие машины. Дастер - весьма бюджетный вариант. На джип мечты еще не заработала. Да и... - мотнув головой, добавила я, - если бы и заработала, вряд ли бы купила. Автомобиль - всего лишь средство передвижения. Покупать "колеса" по цене квартиры - меня бы жаба задушила.

- А ты практичная, - усмехнулся Витя.

- Практичная, внимательная... - кокетливо вскинула брови я. - Ты не только дальнобойщик, но еще и психоаналитик, как я посмотрю?

Витя смущенно заулыбался.

- Вообще-то я историк. Ну по образованию. Есть даже незащищенная кандидатская и незаконченная аспирантура за плечами.

- Ого! - Я была действительно удивлена. - И какими же судьбами тебя занесло на трассу.

- Какими-какими? Денежными, конечно, - пожал плечами он. - Семью содержать надо было, а преподаватель много ли заработает? У меня права с юности, сначала на мотоцикле гонял, отцовском Урале, потом за отцову же "шестерку" сел. Родственник-дальнобойщик однажды предложил с ним смотаться в рейс, на пробу. Мне понравилось. Так и пошло.

- Кому ты рассказываешь о заработках? - я покачала головой. - Филологу с красным дипломом, который ни дня не отработал по профессии?

Витя понимающе кивнул.

А меня цепануло упоминание семьи. Почему-то уверена была, что он говорил не о родительской. Но хоть разведенным больше не прикидывался - уже хорошо.

- А дети у тебя есть? - осторожно поинтересовалась я. Почему-то знать ответ на этот вопрос мне и хотелось и не хотелось одновременно.

Витя снова кивнул.

- Да. Дочь, ей пять лет.

Он отогнул козырек над лобовым стеклом, достал оттуда фотографию и протянул мне. На ней была маленькая девочка в розовом платье с огромными бантами на темных волосах и Витя, присевший на корточки рядом и обнимающий ее за плечи. Дочь явно пошла в отца - те же черты лица, те же глаза, даже выражение в них похожее - с этаким налетом печали.

- Красивая.

- Знаю, - коротко и как-то даже грустно ответил Витя, забрал фото и вернул его на место.

Я тихонько вздохнула. И почему все хорошие мужики уже заняты? Нет, явно намеренно снятое обручальное кольцо все же бросало тень на Витин положительный образ. Но я ничего не могла поделать со своими внезапно вспыхнувшими симпатиями. Возникает же этакая дурацкая химия, с которой, хоть ты тресни, ничего не поделать!

Впрочем, обжигаться с женатиками я больше не собиралась. Был уже случай. Еще когда в абонентском отделе я работала старшим специалистом, был у меня один клиент, казавшийся поначалу проблемным. Он приходил к нам в неделю по нескольку раз в дорогом пальто из тонкой шерсти и лакированных ботинках, всегда блестящих, несмотря на весеннюю слякоть, и приносил с собой запах дорогой туалетной воды и каждый раз новые проблемы: то с перебоями в интернете, то с отключавшимися ни с того ни с сего платными каналами, то с чем-то еще. Неизменно дожидался, когда я оказывалась свободна, и присаживался на уши. Техники, которых я отправляла к нему устранять проблемы, ревели белугами и утверждали, что мужик идиот, а с оказанием услуг все в полном порядке. Я им, конечно, верила, но предоставлять клиенту качественный сервис была обязана. Спустя некоторое время этот товарищ пришел к нам в офис с охапкой алых роз и признался, что к работе нашей компании у него нареканий не было и нет, а вот со мной он был бы не прочь сходить на свидание. Все девчонки в тот день ахали и порхали вокруг меня, как розовые пони по радуге, разливаясь самыми сентиментальными трелями. На свидание я, конечно, пошла. А потом еще на одно. И еще.

Роман у нас закрутился нешуточный, и я была уверена, что если и есть на свете судьба, то это - определенно моя. А спустя несколько месяцев мне позвонила его жена. Поговорили мы неплохо, по душам, я узнала, что я - далеко не первое его увлечение, а квартира, где мы встречались, у него не единственная. Я рыдала в подушку по ночам после этого разговора еще очень долго. Не то чтобы я оказалась настолько честной, что увести мужика из семьи мне совесть не позволила... Я льщу себе тем, что оказалась достаточно умной, чтобы осознать, что человек, который врал мне все это время, мне попросту не нужен. Не на помойке я себя нашла, в конце-то концов!

- Так ты филолог, значит, - покосившись в мою сторону, улыбнулся Витя. Ему явно хотелось продолжить разговор. - А я всегда думал, что на начальников специально учат.

- Ну-ну, - усмехнулась я. - А я полагала, что не бывает дальнобойщиков с высшим образованием. А вообще, знаешь, хоть и говорят, что хорошие должности - это только блат и родственные связи, но нет, бывает иначе. Крупным компаниям нужен доход, а доход приносят компетентные сотрудники, которые знают всю кухню "от" и "до". Я, может, сейчас несу что-то ужасно пафосное, но если у тебя есть мозги и желание работать, карьеру сделать можно. Да, свой диплом филолога я могу вставить в рамочку и повесить в туалете, но когда я решала после школы, куда пойти учиться, у меня и мыслей не было, что смогу найти свое место в сфере обслуживания.

Витя глянул на меня, а потом снова отвернулся, уставившись на дорогу. А я осеклась. Нехорошо получилось, словно я бросила ему в лицо высокомерное "кто на что учился", а ведь Витя говорил про кандидатскую и аспирантуру, у меня и такого не было. Получила диплом в зубы - и пошла работать менеджером по продажам услуг связи, с этого все началось.

- Вить, ты прости, - виновато сказала я. - Я не хотела тебя задеть. Ты большой молодец, и я совсем не имела ввиду, что ты в чем-то хуже, просто язык без костей...

- Я же мужик, - с деланным безразличием пожал плечами он. - А мужик должен зарабатывать. А потом... - как это у вас говорится? - если ты не уделяешь женщине достаточно внимания, всегда найдется тот, кто будет это делать, да?

- Разве можно осуждать мужчину за то, что он редко бывает дома, потому что зарабатывает, чтобы содержать семью? - осторожно спросила я.

- Не знаю, - дернул плечом он. - Ты мне скажи. Ты ведь женщина. - И с вызовом посмотрел мне в глаза - долго, слишком долго...

Фура вильнула, съезжая с дороги. Витя ударил по тормозам и выкрутил руль, а меня швырнуло вперед, грудью на приборную панель, я едва успела выставить перед собой руки, чтобы смягчить удар. Одно из колес, похоже, все-таки ухнуло в кювет - нас сильно тряхнуло вбок, я даже завалилась на плечо Вите, но фура с утробным рычанием тут же выровнялась. Витя легонько поддал газу, и она снова вернулась на дорогу.

Мы ехали молча еще некоторое время, и краем глаза я видела, как подрагивают Витины руки, но, несмотря на это, вел он осторожно и ровно, будто ничего и не случилось.

Я долго сомневалась, но все же решилась продолжить разговор.

- Я и сама редко бываю дома. Как я могу осуждать мужчину, если он поступает так же? Тем более, если причина в работе.

- А если бы ты сидела одна, с ребенком - неделями - в четырех стенах? Соски, пеленки, стирка, уборка, готовка, все по кругу. - Витя произнес это, будто повторил заученную фразу, и я догадалась, что это была одна из тех претензий, которые ему не раз предъявляли.

- Не знаю, я не пробовала, - честно ответила я. - Но кто-то ведь должен был бы нас обеспечивать...

Повисло молчание. Витя смотрел вперед, на дорогу. А я - на метающиеся в темноте снежинки.

По радио, приглушенные звуки которого я до сей поры не замечала, заиграла приятная мелодия. Первый куплет я не разобрала, а вот на втором узнала песню - чуть ли не единственное хорошее, что было в новомодном ремейке старой доброй советской "Иронии судьбы":

Опять метель,

И мается былое в темноте. Опять метель,

Две вечности сошлись

В один короткий день,

Короткий день...

И казалось, что даже снег за стеклом падал не просто так, а стараясь попадать в такт мелодии, вальсируя под звуки музыки.

Я достала из кармана сотовый, до Нового Года оставалось полтора часа. Скинула уведомления о пропущенных вызовах, написала смску одной из подруг, что со мной все в порядке и я в пути, и отправила, надеясь, что она дойдет - связь сейчас не ловила.

Как там мой бедный Дастер? Он хоть и автомобиль, но все же друг, помощник и единственный мужчина в моей жизни - за неимением других. А я даже не знаю точно, на каком километре его оставила? Вдруг его заметет так, что назавтра не видно будет даже крыши и я не смогу его найти?

- Слушай, Маш, там сзади пакет есть с курицей-гриль, сегодня днем покупал. Ты поешь, наверное, голодная, - сказал Витя.

Есть я действительно хотела, но из-за всего случившегося успела об этом напрочь забыть. А после этих слов живот сразу заурчал и даже слюнки потекли. Недолго думая, я порылась на лежаке и нашла пакет - буквально по запаху.

Курица была уже немного распотрошенная, но я мигом оторвала и обглодала еще остававшиеся нетронутыми ножку и крыло - они показались самым вкусным яством, которое только могло быть у меня в этот Новый Год. А потом вдруг вспомнила про Витю.

- Ты сам-то будешь?

- Ну если ты поделишься, - шутливо отозвался он.

Конечно же, его собственной курицей я с ним с радостью поделилась. Оторвала солидный кусок грудки и протянула.

- Хорошо, что не надо мыть посуду, да? - подмигнул он, когда все съел, облизывая пальцы.

- А в чем проблема с посудой? - удивилась я.

- Ну как... - покачал головой Витя, - встал из-за стола - помыл. Не помыл - согрешил.

- Да ладно? - хохотнула я. - Мне, значит, за мои грехи давно место в аду забронировано.

- А ты что, посуду не моешь? - удивленно покосился на меня Витя.

- Почему не мою? Мою. Иногда. Когда настроение есть, - пожала плечами я. - А куда торопиться? Она в раковине стоит, мне не мешает.

Витя хмыкнул и окинул меня взглядом, в котором проскользнуло любопытство.

- А как же порядок и чистота? Ты же женщина, должна за этим всем следить? - поинтересовался он с некоторым ехидством, явно провоцируя.

- Кому это я что должна? - в тон ему ответила я. - Кому должна - тем все прощаю. А обязанности уже давно, вроде как, не делятся на женские и мужские. Не при домострое живем. - Тут меня заело, и я припомнила свой очередной неудавшийся роман годичной давности с попыткой совместного проживания. - Если оба работают и зарабатывают, то почему женщина должна по дому суетиться, а мужчина - отдыхать после тяжких трудовых будней? Почему женщину, которая пришла домой не раньше мужчины, можно упрекать в отсутствии борща, невымытых полах, невытертых пылинках, а мужчина, видите ли, устал, отвалившуюся от шкафчика дверцу неделю прикрутить забывает, так же, как и вынести мусор, сумки из магазина донести - так он не ишак, кран протекающий починить - не сантехник? Почему женщина при всех равных все равно должна, а у мужчины всегда есть оправдания?

- Я не знаю, - покачал головой Витя. - Не знаю, зачем вообще все эти долги. Я в этой фуре неделями живу - и ничего. Думаешь, мне дома много надо? Домашний уют - он ведь не на еде и чистоте строится, а на отношениях. Когда, знаешь, возвращаешься из рейса и понимаешь, что тебе рады и что тебя ждут. И плевать на все эти борщи, пылинки и полы - лишь бы не со скандалом встречали.

Я с удивлением посмотрела на Витю. Сколько знала мужиков - все вторили обратное: мол, упахался на работе, в холоде и грязи, а домой должен прийти - и чтоб все по высшему разряду, обслужили, накормили, эстетические запросы удовлетворили.

- А тебе разве после жизни в фуре не хочется ощутить контраст? Ну, чтоб домой приехать и отдохнуть ото всего? Как в санатории.

Витя глянул на меня, сдвинув брови.

- Говорил же, уют не в этом. Зачем мне этот санаторий, если в фуре живется спокойнее?

Я закусила губу и принялась поправлять волосы - дурацкая привычка, которая всегда проявлялась, если я чувствовала себя не в своей тарелке. А сейчас это было именно так. Витя явно рассказывал про свои проблемы, и то, что у него прямо накипело - очень чувствовалось. Но мне все же понравилось, что говорил он в большей мере абстрактно, без высказываний в духе: "А вот моя жена - такая змея подколодная, у-у-у!" Я даже хотела ему что-то ответить, но тут зазвонил телефон.

- Алло, Машунь! Ты где? Ты как? - зазвучал из трубки звонкий и чуть заплетающийся голос Иринки, одной из моих подруг.

- Все хорошо! Еду! Меня дальнобойщик подобрал! - я постаралась высказаться максимально емко и максимально громко - связь все же барахлила, пусть хоть услышат, что со мной все в порядке, если вдруг вызов оборвется. Но он не оборвался.

- С дальнобойщиком?! - ошеломленно воскликнула Иринка. - Ты что, с ума сошла?! Новости что ли не смотришь? Так ведь подбирают всяких дур на трассах, а потом насилуют!

- О, да, Ир! - Я закатила глаза. - Определенно, мне было бы лучше не садиться в фуру и замерзнуть на дороге! А если изнасилуют - ну что ж... расслаблюсь и буду получать удовольствие. Все равно секса давно не было. - Не знаю, услышала ли Иринка мои последние слова, потому что после них вместо ее голоса до меня донеслись только протяжные гудки, но Витя на них явно среагировал: в очередной раз с интересом посмотрел на меня и многозначительно заулыбался.

Интимная тема с Витей как-то замялась сама собой, и мы еще долго болтали обо всем и ни о чем. Очень приятно и душевно болтали, кстати. С Витей было невероятно легко - он тоже любил пошутить да и взгляды на быт и жизнь у нас во многом совпадали.

В первый момент я даже не поняла, почему мы притормаживаем, не сразу заметила табличку, указывающую поворот на нужное мне село.

- Я там никогда не ездил, смогу на фуре развернуться? - спросила Витя.

- Н-ну... да, - растерянно ответила я.

Вообще перед воротами коттеджа были приличная такая асфальтированная площадка, если ее не замело или хотя бы чистили от снега днем, не должно было быть проблем. Проблема была в другом: поездка заканчивалась, а мне совершенно не хотелось этого. До Нового Года оставалось меньше часа, но задушевные разговоры с Витей в фуре на заснеженной трассе привлекали меня куда больше теплого коттеджа, толпы друзей и накрытого стола.

- Хорошо, - медленно произнес Витя, но выставлять первую скорость на коробке передач и жать на газ почему-то тоже не спешил.

Он коротко посмотрел мне в глаза, а потом отвел взгляд, уставившись на снег, который старательно сметали дворники с лобового стекла.

- Слушай, Маш, - сказал он вдруг. - А если бы я пригласил тебя куда-нибудь... на чашечку кофе, например, ты бы согласилась?

Я чуть не подпрыгнула от счастья, но постаралась скрыть довольную улыбку, которая так и норовила расплыться на лице.

- На чашечку кофе - почему бы и нет?

- Хорошо... - снова повторил Витя задумчиво. - Но это ведь все уже после Нового Года, когда будет время, верно?

Я облизнула губы - было немного больно, они потрескались от мороза - и опять принялась теребить волосы в бессмысленной попытке уложить их в подобие прически. А потом вдруг решила: была - не была!

- Почему же после? У нас есть еще почти час, а федеральная трасса недалеко. Там есть круглосуточные заправки и кофе.

Витя удивленно посмотрел на меня.

- Ты серьезно?

- Совершенно, - улыбаясь, кивнула я.

Он тоже заулыбался - до самых ушей, даже потер ладонями лицо, будто пытаясь понять, что услышанное - правда, это не приснилось и он не ослышался.

- Тогда поехали!

***

Фура притормозила с тяжелым, протяжным вздохом на широкой площадке заправки неподалеку от контейнеров с песком. Витя заглушил двигатель, достал с лежака поношенную куртку и накинул на плечи.

- Пойдем?

Я кивнула и вылезла наружу. Спрыгнула с подножек, едва не навернувшись, и пошлепала в сторону заправки. Витины ботинки были велики мне на несколько размеров - мой тридцать восьмой против его сорок второго, не меньше, - но толстые шерстяные носки позволяли хоть как-то не выпасть из них, хотя чувствовала я себя все равно как на лыжах.

Окна заправки были украшены новогодними гирляндами и снежинками, вырезанными из белой бумаги и наклеенными на стекла. Внутри было тепло и светло - очень непривычно после мрачной заснеженной трассы. Я уселась возле окна - заправка была большая, с кафешкой, столами и мягкими диванчиками - а Витя пошел к кассе, за которой дежурила уставшая, сонная девушка - делать заказ.

Вернулся он с подносом, на котором были пластиковые стаканы с кофе, французские хот-доги и сладкие булочки - всего по паре.

- Не слишком-то богатый стол для новогодней ночи, - смущенно улыбнулся Витя. - Да и место - так себе.

- Ерунда! - махнула я рукой. - Есть же фраза, уж не помню, откуда: не так важно, где, важно, с кем именно ты делишь свою трапезу, - и осеклась. Звучало слишком... прямолинейно что ли...

- Маш, можно вопрос? - после некоторого молчания, во время которого каждый из нас делал вид, что увлеченно смотрит в окно, поинтересовался Витя. - Почему ты согласилась поехать со мной... кофе выпить?

- Н-ну... - развела вмиг задрожавшими руками я, - почему бы и нет?

Глупый был ответ, знаю.

- Ты же ведь уверена, что я женат. Тебя это не смущает?

Я закусила губу и прикрыла глаза.

- Смущает, Вить, честно, - ответила я. - На чужом несчастье, как говорится... Но... я просто не смогла иначе. Ты мне понравился, правда. К тому же, это всего лишь кофе, за ним ведь может ничего не последовать, правда?

- Правда, - кивнул Витя. - Но ты мне тоже очень понравилась. Иначе выпить кофе я бы тебе не предложил. И вообще... - Он полез во внутренний карман куртки и достал оттуда паспорт. Пролистнул его до какой-то страницы, положил на стол и придвинул ко мне. - Смотри.

Я не сразу поняла, на что именно надо смотреть. А потом увидела на маленькой отливающей сиреневым странице с водяными знаками, вверху которой напечатаны были слова "семейное положение", штамп из ЗАГСа - о разводе. Датой значился конец сентября этого года.

Я подняла на Витю взгляд, в котором наверняка мешались удивление и радость.

- Ты же хотела, чтобы мы были честны друг с другом, так? - развел руками он.

- Да... но... - я не могла найти правильных слов. - Почему ты сразу не сказал?

- А зачем? - он пожал плечами и отпил кофе из стакана. - Когда ты заметила след от кольца на пальце, мы были от силы пять минут знакомы. Зачем мне чужому человеку о своих печалях чесать, может, мы вообще больше никогда не увидимся. Да и ты могла быть несвободна. К чему настроение портить и себе, и тебе?

Я кивнула, соглашаясь. И тут у меня опять зазвонил телефон.

- Эй, Машунь, ну ты где? - раздался голос Иринки из трубки. - У вас там что, бурный секс в фуре? Тут уже президент по телеку поздравляет, мы все тебя ждем. Ты что, Новый Год на трассе отмечать собралась, говорят же, как встретишь, так и...

- Да-да, мы в пути. Я скоро буду... наверное, - перебила я ее. Рассказывать Иринке все обстоятельства у меня не было никакого желания.

Но Витя достал собственный телефон из кармана, глянул на дисплей, видимо, проверяя время, кивнул мне, тихо сказав: "Я отойду" - и встал из-за стола, потому с Иринкой я поговорила еще немного, выслушала ее восторженные вопли, отшутилась на провокационных вопросах, в очередной раз заверила, что со мной все в порядке и я скоро буду, и повесила трубку.

Вскоре пришел и Витя, я не успела даже хот-дог доесть.

- Своих поздравлял? - предположила я.

- Да. Пытался, - коротко и немного дергано ответил он. - Жена трубку сбросила, даже с дочкой не дала поговорить. Там теперь новый папа, есть кому с Новым Годом поздравить - ну жена так считает... бывшая - тот, который и внимание уделяет и вообще... - Он резко мотнул головой и принялся хлебать кофе большими глотками. - Ну хоть отца своего поздравил - и то хорошо...

Я вздохнула и начала расчесывать волосы пятерней - получалось плохо: лак намертво слепил концы, превратив их в жесткие сосульки. А потом решилась - протянула руку и сжала пальцами Витину ладонь. Он поднял взгляд и посмотрел мне в глаза.

В этот момент девушка-кассир, видимо, прибавила звук на висевшем на стене прямо напротив нас телевизоре, где показывали заснеженный Кремль. Тишину порвали звуки курантов. Сейчас ведь нужно было загадывать желания, так?

Не знаю, думал ли Витя о чем-то в этот момент, но у меня в голове не было ни единой связной мысли. Я просто смотрела в его глаза - темно-карие, да, они оказались именно такими, теперь при ярком свете я могла это понять - и тонула в них. И мечтала о том, чтобы этот момент не заканчивался никогда-никогда!

- Ну вот и Новый Год наступил, - с немного печальной улыбкой сказал Витя, когда отзвучали и куранты, и гимн, а картинка по телевизору сменилась и веселые ведущие праздничной передачи начали желать россиянам нового счастья. К тому моменту он уже держал обе мои руки в своих и поглаживал большими пальцами тыльные стороны моих ладоней.

- Вить, а поехали к нам, а? - предложила я. - Если ты сам говорил, что тебя не ждут, то какая разница, с кем праздновать? А я не хочу с тобой расставаться. Согласен?

- Еще спрашиваешь! - рассмеялся Витя и, перегнувшись через стол, поцеловал меня в губы.


 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  К.Амарант "Будь моей игрушкой" (Любовное фэнтези) | | А.Рай "Игрушка олигарха" (Женский роман) | | С.Грей "48 причин чтобы взять тебя..." (Современный любовный роман) | | О.Обская "Невеста на неделю, или Моя навеки" (Попаданцы в другие миры) | | С.Волкова "Похищенная, или Заложница игры" (Любовное фэнтези) | | В.Соколов "Прокачаться до сотки" (ЛитРПГ) | | Ю.Ханевская "Витморт. Играя со смертью" (Юмористическое фэнтези) | | Л.Каминская "Сердце дракона" (Приключенческое фэнтези) | | А.Сиалана "Двойное попадание " (Юмористическое фэнтези) | | М.Воронцова "Самый нежный злобный босс" (Женский роман) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Арьяр "Тирра.Невеста на удачу,или Попаданка против!" И.Котова "Королевская кровь.Темное наследие" А.Дорн "Институт моих кошмаров.Никаких демонов" В.Алферов "Царь без царства" А.Кейн "Хроники вечной жизни.Проклятый дар" Э.Бланк "Карнавал желаний"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"