Ныч Александр Владимирович: другие произведения.

Sten 1. Масса Вселенной уменьшилась в 8-16 раз.

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    STEN 1. Масса Вселенной уменьшилась в 8-16 раз.(Верисия 2: 18 сентября 2013)

STEN 1. Масса Вселенной уменьшилась в 8–16 раз.

Александр Ныч ©

E-mail: nych100@mail.ru
  18 сентября 2013

АННОТАЦИЯ

Контекст. Теория STEN основана на анализе явлений, наблюдаемых в земных лабораториях. Применение её к задачам космологии ведёт к решению основных космологических проблем. Это физический механизм Большого Взрыва и инфляции, тёмная энергия (ТЭ), тёмная материя (ТМ), низкая плотность ближней Вселенной, большие скорости скоплений галактик. Также предсказываются неизвестные явления в земной и космической физике. Наиболее значительным из них для космологии является уменьшение массы Вселенной (УМВ).
Цель. Показать два независимых однозначных наблюдательных подтверждения УМВ в ≈11 раз.
Методы. 1) Анализ скоростей скоплений галактик. 2) Сравнение плотности современной Вселенной с предсказанием инфляционной модели Большого Взрыва.
Результаты. 1) Высокие скорости скоплений галактик невозможно объяснить просто их гравитационным взаимодействием, т. к. их масса в 3–5 раз меньше необходимой для этого, поэтому это иногда называют "гравитационной аномалией". Наблюдаемые скорости скоплений объясняются, если вначале масса Вселенной была в NU=7–12 раз больше, чем в настоящее время.       2) Инфляционная модель предсказывает Ω=1 с большой точностью. Но плотность современной Вселенной соответствует Ωo=0.09×1.5±1. Следовательно, после инфляции масса Вселенной уменьшилась в NU=11×1.5±1 раз.
Заключение. Результаты 1) и 2) получены из абсолютно независимых данных, но они практически совпадают. Это подтверждает их соответствие действительности, т. е. что масса Вселенной уменьшилась в NU=8–16 раз. Это подтверждает теорию STEN.

Ключевые слова. космологические параметры — инфляция — уменьшение массы Вселенной — STEN — потоки галактик — гравитационные аномалии — локальная группа

1. ВВЕДЕНИЕ

1.1. Современная космология и астрофизика.

В последние 20 лет в астрономии наблюдается революционный прогресс, связанный, в частности, с качественным улучшением инструментов:
1) Созданием больших наземных и космических телескопов всех диапазонов — от радио до гамма и нейтрино. В 1994–1998 г. начали работу 10 телескопов с диаметром зеркала 8–11 м.
2) Применением новых предельно чувствительных приёмников излучений (ПЗС), которые регестрируют 50–90 % фотонов, что в 30 раз больше, чем у фотоплёнок.
3) Применением компьютеров для автоматизации наблюдений, анализа их результатов и численного моделирования космических объектов.
Затраты на отдельные реализованные проекты, мотивированные в основном проблемами космологии и астрофизики, — Hubble Space Telescope (HST, США), Large Hadron Collider (Европа) — более $10 млрд. В стадии изготовления инструменты следующего поколения, например, космический телескоп Джеймс Вэбб (JWST, США) с диаметром зеркала 6.5 м, тогда как у действующего с 1994 года HST — 2.4 м.
Это сделало возможным наблюдение далёких сверхновых 1а типа (SN1a), что обеспечило получение данных, на основании которых сделан вывод о том, что расширение Вселенной ускоряется, т. е. космологическая постоянная Λ больше нуля, как и предполагал Эйнштейн при её введении в общей теории относительности [Einstein 1917].
"За открытие ускорения при расширении Вселенной путем наблюдения за сверхновыми" и вызывающей его ТЭ Сол Перлмутер, Адам Райес и Брайан Шмидт (Saul Perlmutter, Adam G. Riess, Brian P. Schmidt) получили премию Шо (Shaw) по астрономии $1 млн в 2006 и Нобелевскую премию по физике в 2011 году.
Со времени открытия ускорения расширения Вселенной в 1998 г исследованию его и вызывающей его ТЭ придаётся первостепенное значение. Современные инструменты обеспечивают получение многочисленных и разнообразных данных о ТЭ и ТМ. Так, если вывод об ускорении расширения Вселенной в 1998 г был сделан на основе наблюдений 42 далёких (0.18<z<0.83) и 18 близких SN1a, то к 2009 г., в результате выполнения специальных программ, зарегистрировано 397 SN1a с наибольшим z=1.55 [Hicken et el. 2009]. Очередной проект "Supernova/Acceleration Probe" (SNAP, США) на основе специального космического телескопа с диаметром зеркала 2 м расчитан на регистрацию в течение 3 лет 6000 сверхновых с z до 1.7 [Wikipedia]. Два других специальных проекта исследования ускоренного расширения Вселенной и ТЭ — "The Joint Dark Energy Mission (JDEM)/Ω" (США) и "SPACE (SPectroscopic All-sky Cosmic Explorer) Building the 3-d Map of the Accelerating Universe" (США) — первоначально оцениваются в $1.6 и $1.5 млрд. [Gehrels 2010; Wikipedia].
Теперь вывод об ускорении расширения Вселенной и существовании ТЭ делают также на основе определения с помощью космических рентгеновских телескопов эволюции функции масс скоплений, а также эволюции соотношения масс барионной и небарионной материи в скоплениях галактик.
Также активно и настойчиво исследуется и ТМ, существование которой обоснованно предположил Цвики в 1930-х годах [Zwicky 1933, 1937].
Астрономические открытия последних десятилетий, поток астрономической информации вызывают большой интерес к этой науке. Американское астрономическое общество (AAS) проводит собрания дважды в год. В 221-м собрании AAS, состояшемся 6–10 января 2013 г. в Лонг-Бич, Калифорния, США, участвовало около 3000 профессоров, исследователей, специалистов, в том числе лауреаты Нобелевской премии и высшее руководство NASA. На международной конференции "Modern Radio Universe – 2013" (Бонн, 22–26 апреля 2013) представлены 228 докладов по радиоастрофизике и инструментальной технике.
В целом, большой объём достаточно точных и разнообразных астрономических данных позволил определить основные космологические параметры с высокой для астрономии точностью — количество ТЭ ΩΛ=0.725±0.016, небарионной ТМ Ωch2=0.1126±0.0036, барионной материи Ωbh2=0.02255±0.000054, параметр Хаббла h=0.702±0.014 [Komatsu et el. 2010].
Но явный прогресс наблюдательной астрономии пока не привел к решению самых важных, принципиальных космологических и физических вопросов — о существовании и природе небарионной ТМ, ТЭ, причине и физическом механизме Большого Взрыва и инфляции.
Космологические проблемы остры для современной науки — ТМ не находит объяснения с 1933, а ТЭ с 1917 года. Притом, что масса ТМ в 50, а ТЭ в 200 раз больше массы звёзд, составляющей около 0.4 % массы Вселенной.
"Не будет преувеличением сказать, что выяснение физической природы ТЭ — это центральная проблема современного естествознания" [Lukash, Rubakov 2008].
"Проблема ТМ стала одной из величайших загадок столетия, природа ТМ не известна по сей день, несмотря на тысячи посвященных ей статей!" [Эйнасто 2006].
Ситуация напоминает кризис физики в конце 19 – начале 20 веков, когда с позиций классической физики в течение десятилетий не удавалось объяснить линейчатый спектр газов, спектр теплового излучения, теплоёмкость при низких температурах, устойчивость атома. Это было объяснено в рамках новой — квантовой — физики. Поэтому можно ожидать, что решение накопившихся космологических проблем будет радикальным, комплексным и плодотворным.
Комплексное решение накапливающихся научных проблем, как правило, связано с изменением устаревших парадигм. А. Эйнштейн об этом сказал: "Значительные проблемы, стоящие перед нами, не могут быть решены на том же уровне мышления, на котором мы их создали". Но, в то же время, как заметил ещё М. Планк, новые парадигмы встречают в такой последовательности: 1) Этого не может быть! 2) В этом что-то есть?! 3) Ну кто же этого не знает!
Из вышесказанного ясно, что выдвижение новых гипотез, теорий, направленных на решение основных космологических проблем, — актуально. Особенно таких, в которых решение является комплексным и ясным, т. е. достигается не за счёт введения новых тёмных понятий.

1.2. О теории STEN

Теория STEN основана на анализе микроявлений, наблюдаемых в земных лабораториях. Неожиданно оказалось, что STEN описывает некоторые явления как в микрообъектах, так и в таких больших, как Вселенная, потому что эти явления родственны. Но объективно это не удивительно, т. к. все основные физические теории также применимы от субъядерных (10–16 м) до космологических (1026 м) масштабов, основываясь на одних исходных понятиях и принципах. Оказалось, что STEN ведёт к комлексному решению основных космологических проблем: физического механизма Большого Взрыва и инфляции, тёмной материи (ТМ), тёмной энергии (ТЭ), низкой плотности ближней Вселенной и больших скоростей скоплений галактик — "гравитационных аномалий".
Но с другой стороны отдельные выводы STEN, относящиеся к неисследованным областям земной и космической физики, противоречат популярным принципам стандартной физики и требуют их уточнения, т. е. изменения парадигмы. Например, STEN приводит к выводу, что масса Вселенной уменьшается, что противоречит закону сохранения массы-энергии.
Подобные выводы, если нет наблюдательных подтверждений, обычно провоцируют обструкцию или игнорирование теории. Поэтому представляется более целесообразным представлять STEN начиная с конца — с тех неожиданных выводов, относящихся к космологии, которые имеют наблюдательные подтверждения, т. е. могут служить доказательствами адекватности теории. Тем более что это приводит к решению актуальных космологических проблем. И если эти выводы STEN будут подтверждены и адекватно оценены, будет возможным представить всю теорию.
Так в данной статье показано, что вывод об уменьшении массы Вселенной (УМВ) подтверждается наблюдаемыми скоростями галактик и скоплений. Также УМВ подтверждается низкой плотностью ближней Вселенной Ω≈0.1, притом, что согласно инфляционной модели Большого Взрыва Ω=1. В таком случае очевидно, что популярное значение Ω≈0.3 отностися к среднему возрасту Вселенной и равно среднему геометрическиму начальной плотности Ω=1 и современной Ω≈0.1.
К тому же в космологии легче воспринимаются необычные явления, вроде возникновения (тем более исчезновения) вещества или энергии. Например, в 1950–60-е годы имела довольно большую поддержку космологов теория стационарной Вселенной (Steady State theory, Infinite Universe theory, continuous creation), которую предложили в 1948 году Фред Хойл (Fred Hoyle), Герман Бонди (Hermann Bondi), Томас Голд (Thomas Gold) и прочие в качестве альтернативы теории Большого Взрыва. Согласно этой модели Вселенная расширяется с ускорением (Λ>0), но её плотность остаётся постоянной за счёт непрерывного "творения" вещества из особого "энергетического поля" [Климишин 1986, с. 506]. Заметим, что какие-либо физические основания для такого "творения" отсутствуют. Лишь открытие квазаров и реликтового излучения резко уменьшило количество сторонников этой модели в конце 1960-х годов.
Последовательное применение STEN к задачам космологии приводит к выводу о том, что за время существования Вселенной её масса уменьшилась в 8–16 раз. Это противоречит принципам физики — закону сохранения массы-энергии. Именно поэтому такая идея не могла возникнуть эвристически — сама собой, а только как вывод определённой теории. В связи с этим необходимо добавить следующее:
1) В следующих публикациях будут приведены доказательство и теория УМВ, являющиеся частью STEN, согласующиеся со стандартной физикой после уточнения или ограничения отдельных её не вполне обоснованных обобщений. А пока УМВ может иметь статус новой эвристической космологической гипотезы. Её справедливость подтверждают, по крайней мере, оптовые потоки галактик ("гравитационные аномалии") и низкая плотность ближней Вселенной, о чём идет речь в данной статье.
2) Гипотеза УМВ противоположна отмеченной выше, популярной в 1950–60-х годах теории стационарной Вселенной с непрерывным "творением" вещества из особого "энергетического поля". Но непрерывное увеличение массы Вселенной не имеет никаких физических оснований, тогда как УМВ имеет абсолютно понятную физическую природу и теорию.
3) Если УМВ в 8–16 раз за всё время её существования всё же кажется невероятным с точки зрения стандартной физики, то следует вспомнить, что согласно популярным моделям современной космологии вся Вселенная возникла за время 10–33 с в результате квантовой флуктуации в объёме 10–99 см3. И подобных вселенных сразу образовалось 10500, или даже 1010107 [Linde, Vanchurin 2010]. Заметим, что в наблюдаемой Вселенной не более чем 1095 частиц, включая фотоны и нейтрино.
На фоне таких смелых моделей гипотеза об УМВ в 8–16 раз выглядит даже слишком простой и скромной — наивной, хотя и неожиданной.
А ещё эта тёмная парочка — Тёмная Материя и Тёмная Энергия. Они очень необычны, таинственны, загадочны и подозрительны. От них можно ожидать любой подлости. Даже уменьшения массы Вселенной в 11 раз — учитывая, что их так много — в 50 и 200 раз больше, чем звёзд. Например, если вначале небарионной ТМ было в 10 раз больше, чем барионной, а теперь её нет — превратилась в ТЭ.

2. НАБЛЮДАТЕЛЬНЫЕ ПОДТВЕРЖДЕНИЯ УМВ

2.1. Оптовые потоки галактик — "гравитационные аномалии".

При уменьшающейся массе Вселенной находят простое и естественное объяснение оптовые потоки галактик, необъясняемые стандартными моделями.

2.1.1. Местная группа (МГ) галактик движется относительно реликтового излучения в направлении сверхскопления Шепли (СШ) со скоростью 561–689 км/с [Lauer, Postman 1994; Kocevski et el. 2004; Сурдин 2003]. К СШ движется также меньшее сверхскопление Большой Аттрактор (БА), находящееся между МГ и СШ, и скопления находящиеся позади МГ. Общая протяжённость потока и скорость составляют: 200 Мпк и 600–450 км/с [Mathewson et el. 1992], 60–150/h Мпк и 720 км/с [Willick 1999], 60–600/h Мпк (потоки во Вселенной) и 630 км/с [Hudson et el. 1999], где h≈0.7.
Согласно инфляционной CDM-модели вероятная скорость потоков галактик размером 70 Мпк — 110 км/с. Вероятность потоков размером более 50/h Мпк имеющих скорость более 400 км/с <1 % [Perivolaropoulos 2011], <0.1 % [Willick 1999]. Поэтому наблюдаемый поток не могжет быть объяснён современной моделью инфляции.
По данным спутника COBE МГ движется относительно реликтового излучения со скоростью 620–627 км/с в направлении l=271–276o, b=+29±30o [Smoot et al. 1992; Kogut et al. 1993]. Поток галактик, в который входит МГ, движется со скоростью 720–700 км/с в направлении l=266–272o, b=+19±10o [Willick 1999].
СШ и БА находятся на расстоянии 200 и 60 Мпк в направлении l=310o и 320o, b=+30o и 0o [Hoffman et el. 2001; Woudt et el. 2007; Kolatt et el. 1995]. Центр скопления Девы, которое включает 160 больших галактик, является центром местного сверхскопления и находится на расстоянии 16 Мпк в направлении l=284o, b=+74o.
Из этих данных видно, что МГ и местный поток галактик движется в направлении ближайших наибольших масс — СШ+БА и сверхскопления Девы. Это указывает на то, что местный поток галактик вызван гравитацией. Если бы он был вызван иными причинами, например, случайными движениями во время инфляции, то вероятность случайного попадания потока в "правильное" направление с точностью 30–45o — между ближайшими наибольшими массами — БА+СШ и сверхскоплением Девы — была бы 7–15 %. А в действительности имеет место именно это маловероятное, но "правильное" направление. Это с вероятностью 93–85 % указывает на то, что направление потока определено не случайными движениями во время инфляции, а гравитационным притяжением.
Но масса СШ и БА по разным оценкам от 3 до 50 раз меньше необходимой для разгона МГ до наблюдаемой скорости. Поэтому это называют "гравитационной аномалией" [Wikipedia — Great Attractor]. Наше место во Вселенной не является выделенным, особенным, "аномальным". Поэтому тот факт, что наше место оказалось вовлечённым в "гравитационную аномалию" свидетельствует о том, что "гравитационные аномалии" распространены во Вселенной повсеместно.
Центр СШ находится на расстоянии 14000 км/с (200 Мпк). Чтобы притяжение к СШ могло ускорить МГ до 600 км/с, оно должно иметь массу 4.5×1017Ω0.4/h Msun [Quintana et el. 1995; Reisenegger et el. 2000], (2–5)×1017Ω0.4/h Msun [Hoffman et el. 2001], 2.8×1017/h Msun [Reisenegger et el. 2002]. Msun — маcса Солнца.
Reisenegger et el. [2000, 2002] применили сферическую модель коллапса и нашли, что масса СШ в сфере радиусом 8.5/h Мпк не более (2–13)×1015/h Msun. Ragone et el. [2006] определили в СШ и окрестностях массы индивидуальных скоплений галактик в диапазоне 1013–15 Msun, их сумма составляет MSh=(4.8–11)×1015/h Msun. Это нижняя оценка, т. к. не учитывались группы <1013 Msun и одинокие галактики. Заметим, что приведённые оценки получены разными методами, но практически совпадают, и найденная масса СШ MSh≈6×1015/h Msun в 46 раз меньше необходимой.
Proust et el. [2005] нашли, что плотность (светимость) галактик в СШ и окрестностях в 5.4 раза больше, чем в среднем во Вселенной (сверхплотность). Из этого они вычислили MSh=5.4Ω×ρcrV=5×1016/h Msun (Ω=0.3 — материальная плотность Вселенной, V — исследованный объём), что в 4 раза больше оценки Ragone et el. [2006] для того же объёма. С т. з. концепции УМВ это расхождение связано с тем, что в ближней Вселенной Ω значительно меньше "среднего" значения 0.3. В ближней Вселенной (при z<0.002) Ωo≈0.09. Для СШ z=0.04–0.055 и Ω≈0.15. Тогда на основе данных Proust et el. [2005] получим MSh=2.5×1016/h Msun. Это в 11 раз меньше массы, необходимой для разгона МГ до 600 км/с.
Между МГ и СШ на расстоянии 4000–5000 км/с (70 Мпк) находится сверхскопление Большой Аттрактор (БА), которое также приближается к СШ со скоростью 700–950 км/с [Erdo'gdu et el. 2006, Fig. 20]. Чтобы притяжение к БА могло сообщить МГ скорость 570 км/с, его масса должна быть 5.4×1016 Msun [Lynden-Bell et el. 1988].
Но БА по объёму и количеству галактик в ~10 раз меньше СШ [Proust et el. 2005, Fig. 3, 4; Reisenegger et el. 2002, Fig. 1]. Woudt et el. [2008, рис.1] выделяют в БА 6 главных скоплений. Вириальная масса центрального и самого большого скопления в БА составляет 1015 Msun. Второе по массе скопление на 50–70 % менее массивно. Из этого и из данных Woudt et el. [2008, рис.1] можно оценить, что масса БА, скорее всего, не превышает (5–10)×1015 Msun, что в 6–11 раз меньше необходимой для разгона МГ до 570 км/с. Radburn-Smith et el. [2006] считают, что масса БА может быть больше 1016/h Msun, что всё-таки в 4 раза меньше необходимой для разгона МГ до 570 км/с.
Относительный вклад СШ и БА в ускорение МГ остаётся плохо определённым и является предметом дебатов [Woudt et el. 2008]. На основании приведенных данных можно оценить, что для сообщения МГ скорости 600 км/с масса СШ и БА должна быть в ≈4 раза больше, чем есть. Здесь необходимо сделать уточнение. По данным COBE МГ движется со скоростью 624 км/с относительно реликтового излучения в направлении l=273o, b=+30o [Smoot et al. 1992; Kogut et al. 1993]. Это между направлением на БА+СШ и направлением на сверхскопление Девы (СД), центр которого находится на расстоянии 16 Мпк в направлении l=284o, b=+74o. Вектор скорости МГ составляет угол ≈40o с направлением на БА+ССШ. Поэтому скорость МГ в направлении БА+СШ составляет 624×cos40o=537 км/с, и их масса, без учёта притяжения к СД, должна быть больше в ~4×537/600=3.6 раза. Угол между направлением на БА+СШ и направлением на СД составляет ~70o. Учитывая вклад притяжения к СД в ускорение МГ в направлении БА+СШ, оценку необходимой массы БА+СШ следует ещё снизить. Окончательная оценка — для разгона МГ до наблюдаемой скорости, масса БА+СШ должна быть больше чем есть в 3.1 раза.
С т. з. УМВ это значит, что в среднем масса БА и СШ была в 3.1 раза больше, чем наблюдается в настоящее время при z≈0.03. Предположив самую простую — линейную — зависимость массы от времени находим, что к z≈0.03 она уменьшилась в 5.2, а к настоящему времени масса БА и СШ уменьшилась в 6 раз.

2.1.2. "Тёмный поток", вероятно, является подобной гравитационной аномалией, но предельно большой, и потому замеченной. Это поток более 1000 скоплений, удаляющийся со скоростью 600–1500 км/с относительно реликтового излучения. Эти скопления находятся на расстоянии от менее 1 до более 3 млрд. св. лет, поток имеет размер более 800 Мпк [Kashlinsky et al. 2008, 2009, 2010; Wikipedia — Dark flow].
"Тёмный поток" в 3–10 раз больше Местного потока к СШ и имеет в 1.5 раза большую скорость, поэтому вероятность его инфляционного происхождения в соответствии с Λ-CDM моделью исчезающе мала. Kashlinsky et al. [2008, 2010] связывают его происхождение с доинфляционной неоднородностью и считают, что масса, к которой стремится "тёмный поток", находится за пределами наблюдаемой Вселенной.

2.1.3. Столкновение двух скоплений 1E0657–56 (Пули) со скоростью 4700 км/с установлено по наблюдениям ударной волны в рентгеновском газе [Clowe et el. 2006]. Масса скоплений в радиусе 250 кпк найденная по линзированию — 2.8 и 2.3×1014 Msun [Brada'c et el. 2006]. Вириальный радиус большего скопления 2.3 Мпк, его масса 1015/h Msun оценена по слабому линзированию и рентгеновскому излучению [Springel, Farrar 2007]. Mastropietro и Burkert [2008] нашли, что меньшее скопление в 6 раз легче, и что начальная относительная скорость скоплений должна была составлять 3000 км/с. Lee и Komatsu [2010] нашли, что вероятность такой скорости в рамках стандартной инфляционной Λ-CDM модели менее 10–9, поэтому это событие противоречит Λ-CDM модели.
Это поддерживает выдвигаемую концепцию о том, что наблюдаемая скорость столкновения скоплений вызвана не инфляционным хаосом, а их гравитационным взаимодействием, как и у других "гравитационных аномалий", а наблюдаемый недостаток необходимой для этого массы свидетельствует об УМВ.
В таблице 1 приведена необходимая масса скоплений 1E0657–56, рассчитанная с помощью формулы (2), исходя из опубликованных расчётных данных о скорости vo и расстоянии ro между скоплениями перед столкновением. Скопления 1E0657–57 имеют z=0.296, что соответсвует возрасту Вселенной 9.25×109 лет. Учитывая время образования скоплений и время их "проникающего" столкновения, время ускорения от v=0 принято T=8×109 лет.
Таблица 1. Масса скоплений 1E0657–56, необходимая для их гравитационного ускорения до скорости vo на расстоянии ro за 8×109 лет.
Источник vo, км/с ro, Мпк M, 1015 Msun
Allen, Schmidt, Fabian [2002] 1600 3.5 1.8
Springel, Farrar [2007] 2057 3.37 2.6
Mastropietro, Burkert [2008]; Lee, Komatsu [2010] 3000 5 8.3
Среднее арифметическое    4.23
Измеренная масса скоплений 1.17×1015/h Msun в 2.6 раза меньше необходимой 4.23×1015 Msun для их гравитационного ускорения до наблюдаемой скорости. Приняв простейшие предположения — что 4.23×1015 Msun это средняя по времени масса системы, и масса уменьшалась линейно, — находим, что начальная масса была в 4.2 раза больше наблюдаемой. Таким образом, к возрасту Вселенной 9.25×109 лет, в котором мы наблюдаем эти скопления (z=0.3), их масса уменьшилась в 4.2 раза. Тогда к современному возрасту 13.7×109 лет, при сохранении того же темпа уменьшения их массы, она уменьшилась ещё в 2–4 раза. Из этого оцениваем, что за всё время существования Вселенной масса 1E0657–56 уменьшилась в 10–15 раз.
Итак, наблюдаемая масса в несколько раз меньше необходимой для разгона до измеренной скорости столкновения Пули, и это противоречит стандартной Λ-CDM модели инфляции. Поэтому уменьшение массы скопления Пули к возрасту Вселенной 9.25×109 лет в 4.2 раза оказывается единственной гипотезой, в принципе, объясняющей данный факт.

2.1.4. Быстрое движение галактик в комплексе Кома 1. Центр Кома 1 находится на расстоянии 15 Мпк от нас и на расстоянии 15 Мпк к северу от центра скопления Девы. Makarov & Karachentsev (2011) нашли, что комплекс Кома 1 состоит из 8 групп, 5 троек, 10 пар и 83 одиночных галактик всего 206 галактик с общей массой 4.7×1013 Msun. Karachentsev, Nasonova & Courtois [2011] нашли, что в этом комплесе дальние галактики (25 Мпк) двигаются со скоростью –700 км/с, а ближние (10 Мпк) +200 км/с относительно Хаббловского потока. Чтобы гравитация была причиной этого, масса комплекса Кома 1 должна составлять 2×1013 Msun, т. е. в 4 раза больше массы, найденой вириальным методом и по корреляции Тулли-Фишера. Поэтому авторы называют это "тёмным аттрактором" (синоним "гравитационной аномалии"). Причём, тёмная материя должна находиться вне вириальных областей или даже расположена независимо от наблюдаемой материи [Karachentsev 2012, 2001].
С точки зрения STEN в настоящее время количество нерегестрируемой тёмной материи в Коме 1 незначительно, т. е. полная масса в объёме Комы 1 близка к измеренной 4.7×1013 Msun. Но в среднем за всё время существования Вселенной масса в объёме Комы 1 была в 4 больше, чем теперь. Поэтому галактики Кома 1 получили намного более высокие скорости, чем могла бы вызвать их современная масса. Предполагая простейшую — линейную — зависимость массы от времени, находим, что первоначально масса в объёме Комы 1 была в 7 раз больше, чем теперь.

2.1.5. Сближение галактик Млечный Путь (МП) и М31. Kahn и Woltjer [1959] пришли к выводу, что масса системы МП и М31 в 4 раза меньше необходимой для объяснения скорости их сближения гравитационным взамодействием. Einasto и Lynden-Bell [1982] тем же вириальным методом, но по уточнённым данным, нашли, что для этого масса Местной группы (МГ) должна составлять (4.5±0.5)×1012 Msun [Einasto 2010].
Но измеренная методом нулевой скорости масса МГ составляет (1.2±0.2)×1012 Msun [Karachentsev 2001, 2005], (1.3±0.3)×1012 Msun [Karachentsev et el. 2002, Karachentsev, Kashibadze 2005], (1.9±0.2)×1012 Msun [Karachentsev et el. 2009], т. е. в 2.5–3.5 раза меньше необходимой.
Найдём необходимую массу путём точного решения задачи двух тел.
Для двух тел закон сохранения энергии можно записать в виде:
r = ro / ( 1 — a + a v2 / vo2 ),   или   v = vo [ ( ro / r — 1 ) / a + 1 ] 1/2            (1)
где: ro,   r   —   начальное и конечное расстояние между телами;
vo,   v   —   модуль векторной разницы скоростей тел в начальном и конечном состоянии;
a = ro vo2 / ( 2 M G )   —   отношение кинетической энергии к потенциальной умноженное на –1;
M — масса системы;   G=6.67×10–11 м3/кг/с2 — гравитационная постоянная.

Если тангенциальная составляющая скорости равна нулю, то dr/dt=v, и уравнение (1) может быть проинтегрировано аналитически. Для связанных систем (а<1) получим:                            
T = t – to = { A – A v / [ vo ( 1 – a + a v2 / vo2 ) ] + [arctg A – arctg ( A v / vo ) ] / ( 1 – a ) } A ro / vo       (2)
 
sten1for2-700pc.jpg [Nych]                 (2)

где: A = [ a / ( 1 – a ) ] 1/2;       to   и   t   —   начальное и конечное время.

Скорость сближения М31 и МП vo = 120±6 км/с [Binney, Tremaine 1987; Cox, Loeb 2007; Malik 2002], расстояние между ними ro=780 кпк [Ribas et el. 2005; McConnachie et el. 2005; Evans et el. 2000]. Тогда с помощью формулы (2) находим, что скорость сближения 12 млрд. лет назад была v = 80, 61 и 0 км/с при M = 1.25, 1.7 и 2.98×1012 Msun, соответственно. А если неизвестная в настоящее время тангенциальная скорость М31 значительна, то необходимая масса будет ещё значительно больше. Именно тем, что в формуле (2) тангенциальная скорость полагается равной 0, объясняется то, что вириальным методом найдена в 1.5 раза большая оценка необходимой массы — (4.5±0.5)×1012 Msun [Einasto & Lynden-Bell 1982, Einasto 2010]. Таким образом, (4.5±0.5)×1012 Msun является вероятной, а 3×1012 Msun минимальной массой МГ, необходимой для объяснения скорости сближения М31 и МП их гравитационным взаимодействием, что в 2–3 раза больше массы МГ (1.2–1.9)×1012 Msun.
С т. з. УМВ это значит, что в среднем масса МГ была в 3 раза больше, чем теперь. Предполагая простейшую — линейную — зависимость массы от времени, находим, что первоначально масса МГ была в 5 раз больше, чем теперь.
Вероятность того, что наблюдаемая скорость не вызвана гравитационным взаимодействием, а является случайной, незначительна. Действительно, по закону Хаббла М31 должна бы удаляться от МП со скоростью 55 км/с. Вместо этого она приближается со скоростью 120 км/с, т. е. скорость отличается от хаббловской на 175 км/с. В то же время дисперсия лучевых скоростей изолированных галактик относительно хаббловской зависимости в Местной вселенной радиусом 3 Мпк составляет σ=25 км/с [Karachentsev et al. 2002, 2009]. Значит, скорость сближения отличается от хаббловской на 7σ. Вероятность этого менее 10–9.

2.1.6. Распространённость "гравитационных аномалий". Таким образом, наша Галактика вовлечена сразу в две "гравитационные аномалии" разных масштабов — в "местную" (сближение МП и М31), проявляющуюся на масштабе ~1Мпк, и в связанную с движением МГ к БА+СШ, имеющую размер ~200 Мпк. Это говорит о распространённости "гравитационных аномалий" на всех масштабах — от групп размером 1 Мпк до сверхскоплений и ещё больших структур, таких как "тёмный поток", размером до 600/h Мпк [Hudson et el. 1999]. С увеличением массы и размеров структур "аномальность", т. е. скорости и недостаток массы, возрастают. Если для объяснения сближения М31 и МП (1Мпк) со скоростью 120 км/с их масса должна быть в 2–3 раза больше чем есть, то в случае БА+СШ и 1E0657–57 (20–200Мпк) в 3–5 раз, скорость 450–950 и 2000 км/с. Скорость "тёмного потока" (1000Мпк) 600–1500 км/с [Kashlinsky et el. 2010].

2.1.7. Dekel [1994] на основе анализа оптовых потоков галактик находит Ωo=0.5–1, на уровне >3σ (>99.7 %) Ωo>0.2–0.3. Оценка Ωo по оптовым потокам характеризует среднюю плотность за весь период их формирования, т. е. практически за всё время существования Вселенной. Поэтому можно считать, что эта оценка получена по наблюдательным данным, относящимся в среднем к средине времени существования Вселенной, т. е. к z~0.5–0.6.
Таким образом, по скоростям потоков галактик определено, что масса Вселенной в среднем по времени соответствовала Ωo=0.5–1≈0.75 [Dekel 1994]. Но в ближней Вселенной мы находим Ωo=0.09×1.5±1. Это значит, что в настоящее время масса Вселенной в 8 раз меньше, чем была в среднем за всё время её существования. Предполагая простейшую — линейную — зависимость массы от времени, находим, что первоначально масса Вселенной была в 15 раз больше, чем в настоящее время.

2.1.8. Если масса Вселенной уменьшается, потоки галактик, "гравитационные аномалии" имеют очевидное объяснение. В таком случае в ранний(z>1) и средний (1>z>0.2) периоды СШ и БА действительно имели в среднем в 3–5 раз большую массу. За счёт этого МГ и БА получили наблюдаемую высокую скорость, а теперь движутся в основном по инерции. Такое объяснение подтверждается тем, что МГ (620 км/с) и находящиеся впереди неё скопления БА (700–950 км/с), движутся с большей скоростью, чем находящиеся позади (450 км/с), т. е. дальше от СШ, и потому получившие меньшую скорость [Mathewson et el. 1992].
Также объясняется высокая скорость столкновения скоплений Пули (1E0657–56), высокая скорость галактик в Кома 1 и высокая скорость сближения М31 и МП.
Вышеприведённый анализ потоков галактик разных масштабов указывает на то, что вначале масса сверхскоплений и больших скоплений массой 1015–16 Msun, таких как СШ, БА и 1E0657–56, была в 6–14, групп массой 1013–14 Msun, таких как Кома 1, в 7 раз, а небольших групп массой 1012 Msun, таких как МГ, в 5 раз больше, чем в настоящее время. На основе всех приведённых данных можно оценить, что в среднем масса Вселенной уменьшилась в 7–12 раз.

2.2. Плотность ближней Вселенной

2.2.1. Фактическая плотность ближней Вселенной. Rines et el. [2004] по данным, относящимся к z=0.02–0.04, находят Ω=0.1–0.18. При этом они подчёркивают, что "результат трудно согласовать с независимыми методами, предлагающими большее Ωo". При z<0.002 находят Ωo: 0.2e±0.4 [Davis, Peebles 1983], 0.1–0.3 [Hanski et el. 2001], 0.16±0.05 [Bahcall et al. 2000: Abate, Erdo'gdu 2009], 0.1 [Brown, Peebles 1987, Sandage et el. 1972], 0.08 [Vennik 1987; Tully 1987, 1988], 0.08±0.02 [Makarov & Karachentsev 2011], <0.08 (>0.3 — исключено) [Governato et el. 1997], 0.05 [Magtesyan 1988], 0.03–0.07 [Karachentsev et el. 2003], 0.04 [Karachentsev 2005]; — среднее геометрическое Ωo=0.09×1.5±1.

2.2.2. Проблема недостка ТМ в местной Вселенной состоит в существенном расхождение между оценками локальной (Ωo=0.08±0.02) и глобальной (Ω=0.28±0.03) средней плотности вещества. Makarov & Karachentsev [2011], Karachentsev [2012, 2001] обсуждают три возможных объяснения этого парадокса: 1) скопления и группы окружены расширенным галло из ТМ, масса которой расположена, в основном, вне их вириальных радиусов; 2) исследованный местный объем Вселенной не является представительным, будучи расположенным в гигантской пустоте; 3) большая часть ТМ во Вселенной не связана со скоплениями и группами, а распределена как однородное тёмное "море", или в форме массивных темных глыб между скоплениями. Представлены аргументы в пользу последнего предположения.
С точки зрения STEN количество ТМ в ближней, т. е. современной Вселенной действительно невелико. Поэтому значение Ωo=0.08±0.02 правильно характеризует полную плотность всей Вселенной в настоящее время. Значение Ω=0.28±0.03 тоже правильно, но оно относится к прошлому времени, когда масса ТМ во Вселенной была во много раз больше. Оно получено из совокупности различных данных в том числе из данных WMAP, относящихся к самой ранней Вселенной, когда её масса была максимальной. Поэтому Ω≈0.28 характеризует плотность Вселенной в среднем за всё время её существования и равно среднему геометрическому начальной плотности после инфляции Ω=1 и современной Ω≈0.08.

2.2.3. Плотность Вселенной в инфляционной модели. Согласно инфляционной модели Большого Взрыва плотность должна быть равна критической Ω=1 [Линде 1984]. Дело в том, что в процессе инфляции размер Вселенной увеличился, а кривизна уменшилась, в 1026 и более раз (в некоторых моделях даже в 10105–10 раз — точные цифры зависят от выбора конкретной теории элементарных частиц и механизма, обеспечивающего раздувание). При этом соответственно уменьшению кривизны с большой точностью уравниваются кинетическая энергия расширения Вселенной и ее потенциальная энергия. Это значит, что в конце инфляции плотность равна критической с большой точностью — Ω=1±δ, где некритичность или кривизна δ<<1. Далее, в зависимости от соотношения 1) доинфляционной кривизны, 2) уменьшения кривизны в процессе инфляции, 3) увеличения кривизны в процессе последующего расширения по инерции, может реализоваться один из следующих двух случаев.

2.2.3.1. Доинфляционная кривизна не велика. Этот случай представляется более вероятным. Тогда после уменьшения кривизны в >1026 раз во время инфляции, её увеличение в процессе расширения по инерции недостаточно, чтобы кривизна стала значительной, так что остаётся δ<<1.
На стадии доминирования радиации росту кривизны-некритичности препятствует радиационное давление p=ε/3, где ε — плотность энергии. После рекомбинации в возрасте 380 тыс. лет р=0, и кривизна-некритичность возрастает по степенному закону δ~t2/3 [Хлопов 1989]. После рекомбинации время увеличилось в 13.7×109/(0.38×106)=36×103 раз. Соответственно, кривизна-некритичность δ~t2/3 увеличилась в 11×102 раз, что намного меньше её уменьшения в >1026 раз во время инфляции. Поэтому с т. з. инфляционной модели плотность Вселенной в настоящее время должна быть равна критической с большой точностью, например, Ω=1±10–10...–20.
Но наблюдаемая плотность Вселенной явно меньше критической. Так в ближней Вселенной Ωo=0.09×1.5±1. Это противоречие наблюдательным данным считается значительным недостатком инфляционной модели.
Этот недостаток инфляционной модели устраняется, если после инфляции масса Вселенной уменьшилась в NU=1/0.09=11 раз. В таком случае в конце инфляции плотность могла быть равной 1 сколь угодно точно, даже абсолютно точно Ω=1. А наблюдаемая нижекритическая плотность возникла после инфляции, вследствие не связанного с инфляцией, объяснимого, понятного и неизбежного процесса УМВ.

2.2.3.2. Доинфляционная кривизна велика. Поэтому, несмотря на большое уменьшение кривизны-некритичности во время инфляции, её рост во время расширения по инерции был достаточным, чтобы наблюдаемая Вселенная имела плотность заметно меньше критической. И в этом случае недостаток инфляционной модели, связанный с наблюдаемой плотностью Вселенной, сохраняется.
Дело в том, что переход характера расширения Вселенной от близкого к критическому Ω=1±0.1, когда некритичность практически не заметна, к далеко некритическому Ω<10–2, когда Вселенная расширяется свободно, занимает всего 3 порядка увеличения "некритичности". В то время как за всё прошедшее время "некритичность" δ сначала уменьшилась на >26 порядков во время инфляции, затем увеличилась к настоящему времени на 3 порядкa в процессе расширения по инерции и далее будет увеличиваться бесконечно.
Но оказывается, что мы существуем как раз во время этого перехода от критического к свободному расширению — в наше время плотность явно меньше 1, но не на много, а всего на 1 порядок. Вероятность того, что это случайное совпадение, не имеющее конкретной причины, мала.
Ведь до нашего времени в течение >24 порядков изменения δ плотность была практически равна критической Ω=1–10–1...–30, и мы могли существовать в тот период и видели бы, что плотность равна критической.
И после нашего периода в течение всего последующего времени существования Вселенной, в принципе, бесконечного, плотность будет намного меньше критической Ω<10–2. И мы также могли бы существовать в то время и видели бы, что Вселенная расширяется свободно по инерции.
Т. е. с подавляющей вероятностью мы должны бы наблюдать Вселенную критической плотности или свободно расширяющуюся. А тот факт, что мы наблюдаем кратковременный переход от Вселенной критической плотности к свободно расширяющейся не объясняется инфляционной моделью. Он требует специальной точной настройки независимых параметров этой модели: 1) доинфляционной кривизны, 2) уменьшения кривизны во время инфляции, 3) увеличения кривизны в процессе расширения по инерции.
Так что и в этом случае значительный недостаток инфляционной модели, связанный с наблюдаемой плотностью Вселенной, сохраняется в виде необходимости точной настройки независимых параметров Вселенной.
И в этом случае указаный недостаток инфляционной модели устраняется также как и в первом — если после инфляции масса Вселенной уменьшилась в NU=11.5 раза.
Тогда после инфляции плотность была сколь угодно точно равной 1, даже абсолютно точно Ω=1. Это не требует точной (маловероятной) настройки, а является самым вероятным и естественным случаем, поскольку известно, что во время инфляции кривизна-некритичность уменьшилась в 1026 и более (до 101010) раз.
А наблюдаемая нижекритическая плотность возника после инфляции вследствие независящих от инфляции понятных процессов, вызывающих УМВ от Ω=1 до современной Ωo≈0.09.
Популярное значение Ωo≈0.3 в среднем получено по данным, относящимся к среднему возрасту Вселенной, соответсвует именно ему и равно среднему геометрическому начальной плотности Ω=1 и современной Ωo≈0.09.
Таким образом концепция УМВ и инфляционная модель дополняют друг друга по меньшей мере при объяснении: 1) наблюдаемых скоростей потоков галактик, 2) наблюдаемой плотности Вселенной.
Следовательно, если инфляционная модель верна, то наблюдательные данные о плотности Вселенной являются прямым подтверждением УМВ.

3. ВЫВОДЫ

1. Потоки галактик с высокой скоростью — "гравитационные аномалии" — распространены на масштабах от 1 до 1000 Мпк.

2. Существование наблюдаемых крупных потоков галактик не может быть объяснено просто их гравитационным взаимодействием и противоречит стандартной Λ-CDM модели инфляции.

3. Наблюдаемая скорость скоплений галактик может быть вызвана их гравитационным взаимодействием в ранний период, если вначале скопления имели в несколько раз большую массу, чем наблюдается в настоящее время.

4. Из анализа наблюдательных данных о потоках галактик следует, что масса Вселенной уменьшилась в NU=7–12 раз.

5. Усреднённые данные о плотности ближней Вселенной соответсвуют Ωo=0.09×1.5±1. Это согласуются с инфляционной моделью Большого Взрыва при УМВ после инфляции в NU=11×1.5±1 раз. Если инфляционная модель верна, то данные о плотности Вселенной являются прямым подтверждением УМВ.

6. Популярное значение Ωo≈0.3 получено в среднем по данным, относящимся к среднему возрасту Вселенной, соответсвует именно ему и практически точно равно среднему геометрическому начальной плотности после инфляции Ω=1 и современной Ωo≈0.09.

7. Концепция УМВ и инфляционная модель дополняют друг друга по крайней мере при объяснении: 1) скоростей потоков галактик, 2) плотности Вселенной.

8. Оценки УМВ по скоростям потоков галактик NU=7–12 и по плотности ближней Вселенной NU=11×1.5±1 получены из независимых данных, но они практически совпадают. Это подтверждает их соответсвие действительности. Итоговая оценка УМВ — NU=8–16.

Нобелевский лауреат Нильс Бор высказал глубокую мысль, ставшую знаменитой: Чтобы теория была правильной и полезной, она должна быть достаточно безумной. Теория STEN удовлетворяет этому требованию с большим запасом, даже если судить только по одному её выводу об УМВ в 11 раз! Это не оставляет места для сомнения в её правильности и полезности. Лишним доказательством этого является то, что вывод об УМВ в 11 раз прямо и однозначно вытекает из наблюдательных данных, как показано в данной статье, и не противоречит никаким другим данным. А ведь факты — вещь упрямая.

В следующих публикациях будут описаны физическая природа и теория УМВ, объяснены ТМ и ТЭ с позиций STEN.

ССЫЛКИ

Abate A., Erdo'gdu P., 2009, MNRAS, 400, 1541
Allen S. W., Schmidt R. W., & Fabian A. C. 2002, MNRAS, 335, 256
Bahcall N. A., Cen R., Dav'e R., Ostriker J. P., Yu Q., 2000. The mass-to-light function: antibias and Ωm. ApJ, 541, 1. arXiv:astro-ph/0002310
Binney J., Tremaine S. 1987. Galactic dynamics. Princeton, NJ, Princeton University Press, 747 p.
Brown M. E., Peebles P. J. E. 1987. ApJ 317:588–592
CoxT. J. and Loeb A. 2007. The Collision Between The Milky Way And Andromeda. arXiv:0705.1170v1
Clowe D., Bradac' M., Gonzalez A. H., Markevitch M., Randall S. W., Jones C., and Zaritsky D. 2006. A direct empirical proof of the existence of dark matter. ApJ 648:109–113
Davis M., Peebles P. J. E. 1983 ApJ 267:465–482
Dekel A. 1994. Dinamics of cosmic flows, Anny. Rev. AA 32:371–418 astro-ph/9401022
Evans N. W., Wilkinson M. I., Guhathakurta P., Grebel E. K., and Vogt S. S. 2000. Dynamical Mass Estimates for the Halo of M31 from Keck Spectroscopy. ApJ 540: 9–12
Gehrels N. 2010. The Joint Dark Energy Mission (JDEM)/Ω. \\ http://arxiv.org/pdf/1008.4936v1
Governato F., Moore B., Cen R., Stadel J., Lake G. and Quinn T. 1997. The Local Group as a test of cosmological models. New Astronomy V2, Issue 2, P. 91–106
Hanski M. O., Theureau G., Ekholm T., Teerikorpi P. 2001. Kinematics of the local universe IX. The Perseus-Pisces supercluster and the Tolman-Bondi model. AA 378:345–360
Hicken M., Wood-Vasey W. M., Blondin S., Challis P., Jha S., Kelly P. L., Rest A., Kirshner R. P. 2009. Improved Dark Energy Constraints from ~100 New CfA Supernova Type Ia Light Curves. АrXiv:0901.4804v3 [astro-ph.CO]
Hoffman Y., Eldar A., Zaroubi S., Dekel A. 2001, astro-ph/0102190
Hudson M. J., Smith R. J., Lucey J. R., Schlegel D. J. and Davies R. L. 1999. A large-scale bulk flow of galaxy clusters. ApJ 512:79–82
Kahn F. D. & Woltjer L. 1959. Intergalactic Matter and the Galaxy. ApJ 130:705
Karachentsev I. D. 2001. "Hidden mass in the Local Universe" Physics-Uspekhi 44(8): 818–821; http://ufn.ru/en/articles/2001/8/i/ И.Д. Караченцев 2001. Скрытая масcа в Местной вселенной. УФН, т.171 ?8, с. 860–863
Karachentsev I. D., Sharina M. E., Makarov D. I. and other 8 authors 2002. The very local Hubble flow. AA 389:812–824
Karachentsev I. D., Makarov D. I., Sharina M. E. and other 8 authors 2003. Local galaxy flows within 5 Mpc. AA 398:479–491
Karachentsev I. D. and Kashibadze O. G. 2005. Total masses of the Local Group and M 81 group derived from the local Hubble flow. ArXiv:astro-ph/0509207v2
Karachentsev I. D. 2005. The local group and other neighboring galaxy groups. AJ 129:178–188
Karachentsev I. D., Kashibadze O. G., Makarov D. I. and Tully R. B. 2009. The Hubble flow around the Local Group. MNRAS 393:1265–1274
Karachentsev I. D., Nasonova O. G.,Courtois H. M. 2011. Fast motions of galaxies in the Coma I cloud: a case of Dark Attractorar. arXiv:1109.2783v1 [astro-ph.CO]
Karachentsev I. D. 2012. Missing dark matter in the local universe. arXiv:1204.3377v1 [astro-ph.CO]
Kashlinsky A., Atrio-Barandela F., Kocevski D., and Ebeling H. 2008. A measurement of large-scale peculiar velocities of clusters of galaxies: results and cosmological implications. ApJ 686:49–52. http://www.newscientist.com/article/mg20427345.000
Kashlinsky A., Atrio-Barandela F.,. Kocevski D,. Ebeling H 2009. A measurement of large-scale peculiar velocities of clusters of galaxies: technical details. ApJ 691:1479–1493. АrXiv:0809.3733v2
Kashlinsky A., Atrio-Barandela F., Ebeling H., Edge A., and Kocevski D. 2010. A new measurement of the bulk flow of x-ray luminous clusters of galaxies. ApJ Letters 712:81–85.
Kocevski D. D., Mullis C. R., & Ebeling H. 2004. ApJ 608: 721
Kogut A., et al. 1993, ApJ 419, 1
Kolatt T., Dekel A., Lahav O., 1995, MNRAS, 275, 797
Komatsu E., Smith K. M., Dunkley J., and other 18 authors 2010. Seven-year Wilkinson microwave anisotropy probe (WMAP) observations: cosmological interpretation. Accepted for Publication in the Astrophysical Journal Supplement Series. АrXiv:1001.4538v3 [astro-ph.CO]
Lauer T. R. and Postman M. 1994. The motion of the Local Group with respect to the 15000 kilometer per second Abell cluster inertial frame. ApJ 425:418–438
Lee J., Komatsu E. 2010. Bullet Cluster: A Challenge to Λ-CDM Cosmology. ApJ 718: 60. ArXiv:1003.0939v2
Lynden-Bell D., Faber S. M., Burstein D., Davies R. L., Dressler A., Terlevich R., & Wegner G. 1988. ApJ 302: 536
Linde A. and Vanchurin V. 2010. How many universes are in the multiverse? arXiv:0910.1589v3 [hep-th]
Lukash V N, Rubakov V A 2008. Dark energy: myths and reality. Phys. Usp. 51 283–289. ArXiv:0807.1635v1 [astro-ph]; В.Н.Лукаш, В.А.Рубаков. Тёмная энергия: мифы и реальность. УФН, 2008, ?3, т.178:301–308
Magtesyan A. P., 1988, Astrophysics, 28, 150
Makarov D. I., Karachentsev I. D. 2011. Galaxy Groups and Clouds in the Local (z~0.01) Universe. MNRAS, Vol. 412, No. 4, 2498-2520. arXiv:1011.6277v1 [astro-ph.CO] 2010
Malik T.. Crash Course: Simulating the Fate of Our Milky Way. Space.com (07 May 2002) http://www.space.com/scienceastronomy/astronomy/galaxy_collides_020507-1.html
Mastropietro C., Burkert A. 2008. Simulating the Bullet Cluster. MNRAS 389, 2, p. 967–988. АrXiv:0711.0967
Mathewson D. S., Ford V. L., & Buchhorn M. 1992. ApJS, 81, 413
McConnachie A.W., Irwin M. J., Ferguson A. M. N., Ibata R. A., Lewis G. F., Tanvir N. 2005. MNRAS 356: 979
Perivolaropoulos L. 2011. CDM: Triumphs, Puzzles and Remedies. arXiv:1104.0539v1
Proust D., Quintana H., Carrasco E. R. and other 8 authors 2005. Structure and dynamics of the Shapley Supercluster. Velocity catalogue, general morphology and mass. A&A 447, 133–144 (2006) ccsd-00009281, v1 (2005)
Quintana H., Ramirez A., Melnick J., Raychaudhury S., & Slezak E. 1995, AJ, 110, 463
Radburn-Smith D. J., Lucey J. R., Woudt P. A., Kraan-Korteweg R. C., Watson F. G. 2006. Structures in the Great Attractor Region. MNRAS 369: 1131–1142. ArXiv:astro-ph/0603692v1
Ragone C. J.,. Muriel H, Proust D., Reisenegger A., Quintana H. 2006. Identification and study of systems of galaxies in the Shapley supercluster. A&A 445, 819–825
Reisenegger A., Quintana H., Carrasco E. R., Maze J. 2000. The Shapley supercluster. 3. Collapse dynamics and mass of the central concentration. AJ 120:523–532. arXiv:astro-ph/0007211v1
Reisenegger A., Quintana H., Proust D., Slezak E. 2002. Dynamics and Mass of the Shapley Supercluster, the Largest Bound Structure in the Local Universe. The ESO Messenger, ?107, p.18–23. http://articles.adsabs.harvard.edu/full/2002Msngr.107...18R http://www.eso.org/sci/publications/messenger/archive/no.107-mar02/messenger-no107-18–23.pdf
Ribas I., Jordi C., Vilardell F., Fitzpatrick E. L., Hilditch R. W., Guinan E. F. 2005. First Determination of the Distance and Fundamental Properties of an Eclipsing Binary in the Andromeda Galaxy. ApJ 635: 37–40
Sandage A., Tammann G. A., & Hardy E. 1972. ApJ 172:253
Smoot G. F., et al. 1992, ApJ 396, 1
Springel V., & Farrar G. R. 2007, MNRAS, 380, 911. АrXiv:astro-ph/0703232v2
Willick J. A. 1999. The Las Campanas observatory/Palomar 10,000 kilometer per second claster survey. Constraints on large-scale streaming. ApJ 522:647–660
Woudt P. A., Kraan-Korteweg R. C., Lucey J., Fairall A. P.,. Moore S. A. W. The Norma Cluster (ACO 3627): I. A Dynamical Analysis of the Most Massive Cluster in the Great Attractor. MNRAS, Printed 1 Feb. 2008. АrXiv:0706.2227v1, 2007
Zwicky F. 1933. Helv. Phys. Acta 6 110
Zwicky F. 1937. On the Masses of Nebulae and of Clusters of Nebulae. ApJ 86:217
Климишин И. А.. Астрономия наших дней. 3-е изд, М.: Наука, 1986 — 560 с.
Линде А.Д. "Раздувающаяся Вселенная". УФН 144: 177–214 (1984) http://ufn.ru/ufn84/ufn84_10/Russian/r8410a.pdf
Сурдин В. Г. 2003. Сверхскопление Шепли — крупнейший архипелаг галактик. Природа, ?1, с. 63–66. http://www.abitura.com/modern_physics/surdin.html
Хлопов М. Ю. Х57 Космомикрофизика. — М.: Знание, 1989. — 64 с. —(Новое в жизни, науке, технике Сер. "Физика"; ? 3)
Эйнасто Я. Э. 2006. Сказание о тёмной материи. Тарту, издательство "Ильмамаа". http://www.astronet.ru/db/msg/1233291, http://www.variable-stars.ru/db/msg/1233291/text.html

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com М.Юрий "Небесный Трон 3"(Уся (Wuxia)) А.Ефремов "История Бессмертного-3 Свобода или смерть"(ЛитРПГ) А.Робский "Убийца Богов"(Боевое фэнтези) С.Панченко "Ветер: Начало Времен"(Постапокалипсис) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Грейш "Кибернет"(Антиутопия) С.Панченко "Warm. Генезис"(Постапокалипсис) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) Д.Сугралинов "Дисгардиум 5. Священная война"(Боевое фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Институт фавориток" Д.Смекалин "Счастливчик" И.Шевченко "Остров невиновных" С.Бакшеев "Отчаянный шаг"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"