Ёлкин О Ху: другие произведения.

Так произошло

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
Оценка: 5.64*7  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Что это значит, быть хорошим человеком? Какой человек хороший? Тот, кто совершает хорошие дела? Тот, кто не совершает плохих дел? "Хорошие" - по отношению к кому? Магия дает силу, власть и волю - но не дает ответов. Если ты хочешь узнать, что такое "быть хорошим человеком" - есть только один путь. Далекий путь там, где логика столь странна, а знания столь бессмысленны. Помянем девиз и сделаем шаг вперед, мой друг. Джонатан Гудманн, ты наследник бравой традиции Ордена Гермеса. И если кому либо будет дозволено узнать, что значит быть "хорошим человеком" - то только тебе. Да, это мой новый фик, вообще он по RWBY, но есть в нем и вкрапление WoD, Мира Тьмы, если кто знает, в виде главного героя. Кстати напоминаю, что на моем Бусти: https://boosty.to/rure можно получить целых 6 новых глав фанфика всего за 100 рублей в месяц! За 200 целых 12. И за 300 еще больше... Извините, кушать хочется сильно!

  Пролог
  
  Многие люди считают семерку счастливым числом, также, как тринадцать - несчастливым. Откуда это взялось?
  Признаться, в этом виноваты мы. Ну, не совсем конкретно я, но "мы" в целом, Орден Гермеса.
  Что такое "Орден Гермеса"? Ну, вы знаете, магам же надо как-то объединяться между собой - и мы, лучшая из Девяти Традиций предоставили эту возможность им.
  Магия? Достаточно обыденное дело, настолько, что даже не все Пробужденные осознают насколько магия на самом деле является "немагическим" действием.
  Пробужденные - ну, это мы, пробужденные маги. Есть еще линейные маги - к ним обычно относятся вампиры, фейри, чародеи... Но интересно, считаются ли духи линейными магами? С точки зрения Орден Гермеса - скорее да, чем нет, но сказать об этом достаточно сложно...
  Ах да, о чем это я? Да, точно, счастливые числа!
  Семь традиционно считается счастливым числом, как тройка и, кстати говоря, как и девятка - утроение троек. Мне кажется в таком случае двадцать семь должно также считаться особенно счастливым числом - утроенное утроение троек или тройка третьей степени, удача в кубе...
  Хм, прошу прощения, опять я забегаю не туда.
  Так вот, счастливые числа и то, как мы в этом виноваты.
  Если присмотреться внимательно весь наш мир так или иначе пропитан числом три. Согласно Вавилонянам мир состоит из трех вещей - Рай, Земля, Ад. Библейский Бог представлен в виде Святой Троицы. Три Норны прядут судьбу Скандинавов. Тримурти объединяют три лика богов Индуизма. Бог троицу любит, в конце концов.
  Еще в нашем мире много числа семь. Семь великих богов Шумера, семь духов Египта, семь риши, семь металлов Великого Деяния, семь лет строился храм Соломона...
  В мире много нумерологии, в которой виноваты в общем-то мы в первую очередь. Мы - как Орден Гермеса, не как лично я - и не лично мой старик...
  Вы думаете, что вы не понимаете меня? Занятно... Хотя, что еще ожидать от Спящего? Ладно, я начну по порядку...
  ***
  Родился я под именем... Оставим мое имя за скобками, имя это весьма важная часть нашего бытия и я не хочу доверять вам этот секрет.
  В любом случае, родился я восьмого августа тысяча девятьсот восемьдесят второго года от рождества Христова, Лондон, Великобритания, в семье моего отца и моей матери. На этом, пожалуй все, что я могу сказать о них - позитивного, по крайней мере. О мертвых либо хорошо, либо ничего, кроме правды - и правда состоит в том, что за четыре года жизни с ними в моей памяти отложилось только одно воспоминание - первое и последнее. Пожар, в котором сгорели они - и чуть было не сгорел я.
  Сколько раз говорили людям, не курите вы в постели - но это никогда не работает. Отец был пьян, мать... Наверное, тоже? Сейчас, боюсь, возможности проверить это у меня не существует. Хотя, если найти парочку людей сведущих в Арс Спиритуум то можно призвать ее призрак - но зачем?
  В любом случае, в мои четыре года дом моих родителей сгорел вместе с ними внутри и я... Я должен был сгореть вместе с ними, но...
  Потом я уже узнал о том, что такое магия и прочее - тогда я просто захотел оказаться как можно дальше - и это сработало.
  История о том, как меня снимали с Трафальгарской Арки достойна отдельного упоминания.
  Потом я оказался в приюте - и, наверное, меня должны были забрать в приемную семью... Но не забрали. Тогда я не задавался вопросом, почему, а позднее узнал о том, что старик напряг парочку старых знакомых... Мне кажется, что, даже оказавшись на необитаемом острове, старик бы нашел парочку духов, которые ему когда то задолжали и вытянул бы из них душу... Метафорически. Мог бы и реально, но старик не любил этого делать.
  В любом случае, в приюте я провел два года - не самые плохие два года. Отношения с ребятами были натянутыми - но я прошу уже слишком многого. Я был странным, они были нормальными, я был Пробужденным, они были Спящими - типичная ситуация.
  И два года старик наблюдал за мной. Иногда приходил под видом старого знакомого воспитательницы, Мисс Рокберри, обменивался со мной фразами, пару раз дарил книжки... Язык у этих книжек был мозголомный, но они были интересными. Хотя собрание трудов Парацельса я своему ребенку дарить все же не буду, лет хотя бы до двенадцати.
  Это нормальная практика - маги Ордена весьма скрытны, а мне было четыре года - за мной наблюдали, оценивали... Могли ли меня убить? Возможно. Убийство детей не самое достойное деяние, но если бы я оказался мелким говнюком или Виддерслаинте - возможно это было бы лучшим из возможных вариантов.
  Два года старик наблюдал за мной, а потом усыновил меня. Все честно и официально, он принес все документы... Сами документы были, конечно же, поддельными - к сожалению в нашем обществе есть некоторое предубеждение против людей, живущих больше тысячи лет - только не говорите старику, что я раскрыл его секрет. Он любит отвечать, что ему чуть-чуть за сорок и он молод душой и телом. Правда, на Земле ему не стоит долго оставаться - тысячелетняя жизнь на Земле не самое лучшее решение.
  И так я обзавелся новыми документами - Джонатан Ариан Гудман. Хорошее имя, не правда ли? Имя мага - точнее, то имя, которым он представляется должно звучать мелодично, в конце концов
  И так, я оказался приемным сыном моего старика - и с этого начинается интересная история.
  Клево оказаться магом. Не очень клево осознать, насколько магом быть не просто. И совсем не клево понять что магами являются все - и от этого быть магом конкретно тебе особенно плохо.
  История сотворения мира большая и не самая интересная... Нет, точнее, она очень интересная, так что если будет время - обязательно прочтите, но для моего рассказа ее можно и немного упростить.
  Жил да был пещерный человек. И подумал он - хочу, чтобы у меня была штука от которой тепло!
  И сверкнула молния, ударила в дерево - и появился огонь.
  Взял человек огонь и подумал - хм, этой штуки обязаны бояться дикие звери. И дикие звери начали бояться огня. И подумал человек - вот было бы классно, если бы эта штука еще умела готовить еду! И еда начала готовиться.
  Вкратце, человек придумал огонь. Не открыл, не научился использовать, не изучил... А придумал.
  По сути, мир был просто придуман. Человек поверил, что мир имеет твердую землю - и получил твердую землю под ногами. Человек придумал, что Солнце уходит за горизонт - и мир начал вертеться.
  Ну, знаете, это вот библейское "и носился бесплотный дух"... Вот примерно оно, разве что Библейский Бог и человек в данном контексте одно и тоже. Человек просто подумал, придумал и поверил - и просто создал. Хотя некоторые из более религиозных моих собратьев любят пофилософствовать на эту тему - в конце концов, человек был создан по образу и подобию Бога, а значит Бог есть образ и подобие человека... Не важно.
  Однако, что случилось дальше? Вмешалась вторая вещь, бесконечная, как человеческая сила. Его глупость.
  И нашелся еще один пещерный человек, который подумал - наверное, огонь потребляет дерево, на котором он горит. И знаете что? Огонь сгорел, вместе с деревом.
  С этого начались все проблемы. Не конкретно с огня, а с того, что разные люди, все практически всемогущие в своей вере, начали додумывать друг за другом. Нам нужен воздух, чтобы дышать - а в воздухе должен быть кислород - а кислород должен идти в легкие - а легкие отдают его в кровь - а в крови гемоглобин - а гемоглобин это железо - а железо это металл - а металлы надо добывать - а добываются они из земли - а в землю они попали из-за космической радиации - а радиация из-за Солнца...
  Ком нарастал, нарастал, нарастал - и в конце концов люди столкнулись с проблемой. Что делать, если разные люди верят в разные вещи? Один думает, что он умеет летать, а второй - что не умеет. Что произошло дальше?
  Люди практически всемогущи в своей вере, но людей много. Возможно даже слишком.
  Очень сложно разрешить вопрос, если два одинаковых человека верят в противоположные вещи, однако если в полет верит один, а в отсутствие полета десять - то не так уж сложно определить победителя подобного своеобразного соревнования.
  Десять человек не верят в полет, а верит один - как итог, никто не летает. Десять человек верят в то, что огонь обжигает, а один не верит - огонь обжигает одиннадцать человек.
  Так постепенно образовался Консенсус. Отличное название, своеобразное соглашение умов в то, во что они верят. Да, один человек может поверить в то, что он бессмертный - однако если семь миллиардов людей говорят ему "нет" - то вера мало что значит. Ну, или не совсем.
  Сперва Консенсус был не очень силен - во времена средневековья люди были малообразованны, суеверия рулили балом и это было золотым временем для магов. Особенно нас, Ордена Гермеса. Вот эти представляемые типичные маги, в высоких колпаках и больших халатах, сидящие в башнях. Это мы. Точнее, мы были такими.
  В любом случае, так или иначе, как появились маги? Если все люди всемогущие, то почему появилось разделение на магов и не-магов?
  Консенсус, соглашение верований людей. Умер человек, который верил в то, что огонь не обжигает - родился человек, которого научили, что огонь не обжигает. Умер человек, которого научили - родился человек, которому об этом говорили. Умер человек, которому говорили - родился тот, который об этом слышал.
  Суть магии не в том, чтобы уметь рисовать самые красивые пентаграммы - хотя и это помогает иногда - а в том, чтобы верить. Выродилась вера.
  Люди просто перестали верить в то, что они всемогущи. Когда ты крестьянин, которого с самого детства учили молотить зерно - сложно неожиданно просто поверить в то, что ты можешь взять и полететь.
  Так появилось разделение на магов - и не-магов. Всех нас так или иначе учили в школе тому, что два плюс два равно четыре, однако в итоге это стало знанием. Вряд ли вы можете поверить в то, что два плюс два равно четыре. Вы просто знаете это. Знаете, что Солнце встает на востоке, знаете, что вода мокрая, знаете, что огонь горячий... Но вы не верите. Маг это тот, кто поверил.
  Если вы разбежитесь и подпрыгните - вы упадете. Вы знаете о том, что полет невозможен. Но маг верит в то, что нарисовав правильную пентаграмму и начертив нужный символ он полетит. И он полетит.
  Конечно, все не так просто. Консенсус, соглашение умов о том, во что нужно верить, всегда на страже. Консенсус не всевидящ - не так уж много людей верят в законы физики, сколько просто о них знают. Однако он есть. Семь миллиардов знающих людей, даже если они не особенно сильно верят, все же за что-то засчитываются.
  И потому маг может полететь. Консенсус позволит ему это - это лишь воплощение знаний, не поддерживающееся искренней верой людей. Однако, вот какая незадача, семь миллиардов людей знают, что маг не может полететь... А он полетел. Что происходит дальше?
  Парадокс. В прямом и переносном смысле.
  Исключая понятную философию о парадоксе того, как должно быть и как случилось - Парадокс является реальной величиной. Когда человек видит летающего мага - он начинает думать "почему это случилось?". И в этот раз он начинает верить. В то, что ему показалось, в то, что маг сейчас упадет... Или еще во что-нибудь. И это плохо.
  Сложно на глазах у публики сделать то, что невозможно для них - даже если это возможно для тебя. И даже если ты сделаешь это - то после случившегося публика не поверит тебе. Настолько сильно, что неожиданно обнаружить себя не просто летящим - а очень быстро летящим вверх в неконтролируемом полете не самое худшее, что с тобой может случиться.
  Старик знал одного парня - отличный был мужчина. Заглянул в будущее, увидел первую мировую войну и не дожидаясь проблем просто отключил взрывоопасность пороха на всей земле. Потом на своем дирижабле прилетел в Париж и объявил себя королем мира.
  Парадокс не оценил его стараний - и теперь о нем помнит человек пять на всей Земле. Как и о месте его рождения. Как и о той географической области, где он был. Хотя его имени теперь не вспомнят. А многие даже не знают о том, что он был. Как вы, например.
  Парадокс исправил мир так, чтобы он не существовал изначально. Несчастный маг хотел сделать как лучше...
  В общем, с Парадоксом шутки плохи. И поэтому маги так свободно чувствовали себя во время Средневековья, когда люди сами были готовы верить в ведьм и колдунов. И поэтому в современности с этим возникли такие проблемы.
  Ладно, маги тоже не святые. Черная смерть, сама великая чума Европы... Да, это тоже был один за наших. Стоит ли оправдывать его, говорить о том, что он просто случайно совершил ошибку? Нет, не стоит. У нас, магов, слишком много неприятных страниц в истории...
  А потом на сцену вышли Технократы. Орден Разума, тогда. Средневековье, маги живут свой золотой век, магические ковены определяют судьбы миров... О людях тогда мало заботились. Ты либо сильный маг, играющий в мировую политику - либо ресурс. Орден Разума тогда были в расцвете, пожалуй, можно сказать, что тогда они были хорошими людьми. Ренессанс - их рук дело. Они придумали образование, раздали людям пушки, научили людей делать качественную сталь, потом с их легкой руки появились автомобили, самолеты...
  И тогда у нас, у магов, начались проблемы.
  Старые маги слишком мало обращали внимания на простых людей, забывая, что каждый человек в потенциале - творец и бог, в то время как Орден Разума сделали на них ставку. Зачем устраивать грандиозные битвы против армий драконов и оживших мертвецов... Если можно просто заставить людей в них не верить?
  Они использовали против магов самое страшное оружие - неверие. Это и привело к текущей ситуации - да, маг все еще может кинуть огненный шар во врага... Но какой ценой?
  Нет, нас не загнали в угол. Магии все еще есть место в мире.
  Если ты водишь самолет как ас, хотя ни разу не обучался этому в прошлом - это маловероятно, но все же возможно. Не важно, что на самом деле ты просто подселил духа воздуха в свой самолет и рулит самолетом он - важно то, что люди видят. А видят они тебя за штурвалом - и частенько этого достаточно, чтобы избежать бдительного взгляда Парадокса. Еще есть другие пути - просто скинь Парадокс на артефакт, которым ты пользуешься, а не создавай магию сам. Попробуй убедить мир вокруг, что газовая труба взорвалась сама по себе, а ты тут не при чем. Собери культ фанатиков, что скроют тебя от взора Парадокса своей верой в то, что ты все же можешь это сделать. Ну и последнее - уходи в Умбру.
  Да, Земля это центр вселенной - своеобразный - но не единственное, что есть в этом мире. Параллельные миры все также живы. Технократы любят говорить о том, что Умбра и космос соотносятся друг с другом - но они не правы. Умбра - это гораздо больше, чем просто космос. Параллельные миры - которые Технократы непостижимым образом соотносят с планетами. Миры Разума - интересно, как Технократы объясняют их. Мировая Сеть - Виртуалисты очень любят лазать по ней, говоря, что Интернет это лишь реальное отражение Сети... В общем, вариантов много.
  И Умбра, дальше от Земли, недостижима для людей. В первую очередь потому, что люди верят в то, что Земля - это максимум, что им подвластен. Ну, в лучшем случае околоземная орбита - но не дальше. И нам, магам, это играет на руку.
  Я ведь говорил о том, что мой старик не любил оставаться на Земле? Семь миллиардов людей не очень верят в то, что на Земле можно спокойно прожить тысячу лет. И поэтому старик очень любил уходить туда, до куда люди не особенно дотягивались, в Умбру. Мы, Орден Гермеса, давным давно облюбовали много хороших мест в Умбре. В конце концов, когда ты постигаешь секреты вселенной и неожиданно обнаруживаешь себя способным щелчком пальцев уничтожить мир - немного депрессивно оставаться на Земле, где даже за поджигание огонька из пальцев вера семи миллиардов людей может оторвать тебе руку. Поэтому многие из наших старых магов ушли в Умбру. Старик тоже обычно уходил туда... И я тоже должен был продолжить там обучение.
  Ох, я отвлекся... Простите, болтливость. Люблю поговорить об отвлеченных метафизических темах. Бани Бонисагус, что сказать.
  В любом случае, старик забрал меня из приюта, раскрыл мне правду мира, а потом начал меня учить.
  К сожалению, не магии. Точнее, сперва нет.
  Знаете, как сложно учить латынь, когда тебе семь и ты просто хочешь мороженое? Как трудно чертить пентаграммы, если ты еще не совсем уверенно считаешь до пяти?
  Я знаю. Спасибо моему старику, однако методы обучения в Ордене весьма своеобразные...
  Четыре года меня учили главному для мага. Скрытности, этикету, рисованию, чтению, письму, счету... Что, магия это очень требовательное занятие! Конечно, "поверь в себя" это весьма простой совет, но лучше все же определиться, во что именно ты веришь. А для понимания того, во что ты веришь - стоит научиться таким базовым вещам, как греческий, латынь, астрофизика, алхимия... Иногда мне кажется, что старик просто не умел общаться с детьми.
  Четыре года меня учил старик, а в десять лет я отправился в официальную школу. Школу магов, между прочим. Чуть позже я прочел ту серию книг, о Гарри Поттере и смог сказать, что прошел обучение в Хогвартсе, однако когда я там учился этой книги не было - и я просто учился в академии магов. Интересное было дело. Первым уроком ты вычисляешь тригонометрию, вторым рассчитываешь угол пентакля, третьим тебе дают урок этикета, затем обед, а после этого сперва дуэльное мастерство на мечах - я всегда был последним по этому предмету - а потом французский. Учили нас на совесть, но приятелями своих учителей я все же не считаю.
  А еще люди. Вы знаете, что появляется в Ордене с тысячелетней историей, управляющимся потенциально бесконечно живущими стариками, в руках которых сосредоточены силы, заставляющие выглядеть вооруженные силы Земли как деревянных солдатиков? Политика.
  Поэтому истории и этикету у нас уделялось не меньше времени, чем алхимии и нумерологии. Многим это не нравилось, идиоты, но что поделать? Не все люди способны оценить красоту подковерных интриг. Хотя всяческие "убийственные" части этих интриг - не мое любимое.
  Итак, я отучился в Ордене семь лет. Теургия, гоэтия, селестология... Опять число семь, ха.
  А потом... Мне исполнилось шестнадцать. А затем прошло еще одиннадцать месяцев. Наступил август девяносто девятого.
  Старик тогда ухмыльнулся, на моем выпускном. Похлопал меня по спине, впервые в жизни дал стакан вина, после чего объявил мне, что хочет подарить мне подарок на мой день рождения. Я знаю, он давно хотел окончательно отойти от дел внутри Ордена - а я подавал огромные надежды. Фактически, Адепт в семнадцать, хоть и не признанный официально - мне пророчили большое будущее, старик хотел отдать меня на растерзание совету - нашим и еще восьми Традициям - тоже маги, просто не наши - после чего удалиться куда-нибудь на покой. Я бы бегал, решал за него его вопросы, тоже взял бы себе парочку учеников, играл бы в подковерной борьбе против умудренных интриганов, прыгал бы по Умбре, развлекался бы насколько мог...
  И поэтому мы отправились с ним тогда в Умбру. Он ухмылялся, уже примерялся в своих мыслях к личному пляжу на берегу какого-нибудь очередного Мирового Океана, а я немного нервничал. Еще и Элиза мне отказала... Дура. А я ведь ее просто пригласил на танец - и такие цветы принес!
  Эх, помню, как сейчас. Тогда старик меня впервые провел в свой личный кабинет, сам устроил ритуал - и мы отправились в Умбру. Старик не любил театральщину - хотя старик и из Ордена - и поэтому не было грандиозных ритуалов. Просто пара свечей и пара пентаграмм. Потом я просто шагнул - и неожиданно обнаружил себя идущим вперед, по тянущейся вперед дороге. Старик шел рядом, мы оба смотрели на миры под ногами...
  ***
  Знаете, в чем главная проблема бытия магом? Не парадокс, не люди, не редкие ингредиенты, ни умирающая вера в чудо, ни осознание того, насколько же на самом деле ты ничтожен.
  Это другие маги.
  Есть много других магов. Есть наши союзники - Традиции. Разные ребята. Примитивные ведьмы, бегающие по лесам. Религиозные фанатики. Обдолбанные наркоманы. Готические эмо, которых с магами роднит разве что любовь к плащам. Заигравшиеся безумные ученые. Эти скучные шаолиньские монахи, рассказывающие о самосовершенствовании. Пересмотревшие фантастики очкастые ноулайферы. Заунывные шаманы с барабанами. Похожие на зомби "блюстители баланса".
  У нас возникают проблемы и конфликты, но мы решаем их, так или иначе.
  Есть наши противники - Технократы. Чванливые и замшелые любители поиграть в научную фантастику, когда-то бывшие достойными людьми - а ныне лишь заржавевшая махина, слишком обеспокоенная собственной властью и мощью, а не когда-то так ценимыми ими людьми.
  Мы не убиваем друг друга при встрече - обычно.
  Есть наши враги - Мародеры. Маги, которые не справились с собственной магией. Жалкое зрелище. Они не были плохими людьми - но безумие, наложенное на невероятную силу причина, по которой мы слишком редко расходимся миром.
  Есть враг всех магов - Нефанди. И я даже не хочу говорить о них. Тот редкий случай, когда Традиции, Технократы и Мародеры объединяются вместе, чтобы положить им конец.
  А есть - мудаки.
  Отправляясь вместе со стариком по Умбре я не знал о том, что именно за мудак устроил то, что он устроил.
  Я ведь говорил, что Умбра - это все, что не Земля. Вы найдете в Умбре параллельную Землю. Вы найдете в Умбре Ад, на девятом круге которого заморожен Дьявол. Вы найдете в Умбре Рай, из которого Бог изгнал Адама и Еву. Вы найдете в Умбре Олимп - после чего бегите, пока вы не подали Зевсу идею для еще одного полубога. Вы найдете в Умбре ваш любимый мультфильм, живущий по своим понятиям. Вы найдете в Умбре вашу любимую книгу, ожившую, именно так, как вы это и представляли. Вы найдете в Умбре все.
  Орден Гермеса, мы, давно облюбовали Умбру. И когда то наводнили ее своими мирами.
  Дуасстеп, наша главная крепость. Непобедимый чертог, что Орден поместил в самое сосредоточие Сил. Мир, воплощающий в себе все энергии всех проявлений. Всю мощь всего существования.
  И пришло в голову одному мудаку устроить там сражение.
  А знаете, что будет, если устроить сражение кучи мастеров и архимагов в мире, воплощающем собой все виды сил, дейстующих во всех существующих вселенных?
  Ничего, мать твою, хорошего.
  ***
  Не помню, что произошло. Мы шли со стариком, перекидывались фразами, Умбра лежала под ногами и тут...
  Бах. Нет, наверное скорее все же "бум". Или, может быть, "фушшшшх". Не совсем уверен.
  Просто в какой-то момент я понял, что сейчас умру. Вот так просто.
  Я понял, что меня убьет и растерялся.
  Я умею телепортироваться. Умею проделывать многие очень интересные действия с магией. С квинтэссенцией. Знаю, как правильно отделить Aqua от Terra - очень редкое умение, на самом деле... Но в тот момент я растерялся.
  Старик не растерялся. Я всегда знал, что он хорош.
  И потом я увидел оно.
  Знаете, как можно назвать сосредоточенную силу всех существующие вселенных, метавселенных, омнивселенных и прочих вещей?
  И я не знаю.
  Но я ее увидел.
  А потом упал в мир.
  Старик спас меня. Старый дурак, зачем? У него же знания, сила, знакомства. Надо было самому прыгать. Такие как я появляются. Может и не очень часто - но явно не реже, чем тысячелетние мастера.
  А этот старый дурак еще усмехнулся мне, выкидывая меня с дороги в ближайший мир Умбры.
  На самом деле, спасибо ему. Спрятать меня в ближайшем мире было неплохим ходом. Я выжил. Приземление было не самым мягким, но я уже придираюсь.
  Спасибо тебе, старик.
  После этого я ударился головой и впал в забытье. На время.
  На достаточно время, чтобы рассказать невидимому наблюдателю краткую историю своей жизни... Ха, как очнусь - надо будет проверить голову.
  ***
  Ах да, о чем я говорил изначально? Числа. Удачные и неудачные.
  Мы, Орден Гермеса, натворили много дел. От древнего Египта и до современных неопаганистов - наших следов немало. Тройка, семерка, тринадцать...
  Но в герметической традиции число восемь считается очень несчастливым.
  Раньше я считал это глупостью, но... Родившись восьмого дня восьмого месяца и отправившийся в свой день рождения в Умбру в восемь часов восемь минут утра - а в результате случившегося события потерявший своего отца, потерявшийся в Умбре в неизвестном мире, без возможности выбраться, без помощи и без гроша в кармане - я, кажется, начинаю видеть паттерн.
  
  Разбираясь в ситуации
  
  Лежащий на полу грязной аллеи молодой парень мог привлечь внимание прохожего тремя фактами.
  Первым было то, что он продолжал лежать на полу. Это было необычно для жителей Атласа, однако чаще всего могло быть проигнорировано, если он продолжал лежать в грязной аллее, а не на проезжей части, мешая прохожим.
  Вторым фактом была его внешность. Пьяницы в Атласе были не самым частым зрелищем, и даже если они встречались, то обычно это были лишь грязные бродяги, которых по какой-то странной причине еще не выкинули из чудесного парящего города, в то время как молодой парень был, что немаловажно, молодым и достаточно опрятным, вовсе не будучи похожим своей внешностью на опустившегося бродягу.
  И третьим фактом, конечно же, была его одежда. Плащ, что мог подойти, как бы заметил с усмешкой взрослый и серьезный житель Атласа, какому-нибудь магу из детской развлекательной литературы или, что было намного более вероятно, охотнику. Однако охотники практически никогда не расставались со своим оружием - и потому безоружный охотник, валяющийся на полу грязного закутка привлек бы внимание особенно сильно.
  Хотя, конечно же, безоружен он был лишь в представлении привычных к охотникам гораздо больше, нежели к Практикам Искусства, жителям Атласа.
  Именно поэтому, когда лежавший до того спокойно на своем месте неприметный юноша на секунду замер, прекратив вздох - после чего спокойно перевернулся на спину, раскинув конечности в позе звезды - после чего шумно втянул воздух, словно бы для храпа, и медленно выдохнул его, свернув губы трубочкой - очень мало кто из присутствующих мог бы догадаться, что проделанные действия были не проявлением небрежности - а неплохо сыгранным спектаклем для возможного наблюдателя, позволившим магу сотворить магию под носом вполне внимательного противника.
  Выдохнув, на секунду юноша замер, прежде чем открыть глаза и резко подняться с земли.
  "Ненавижу делать пентакль из собственного тела" - парень свел обратно ноги и руки, что всего несколько секунд назад благодаря его действую образовали примитивную, но все же действенную пятинаправленную магическую печать, после чего провел рукой по лицу - "Признаюсь, я все еще не очень уверен, где я... Но вроде как не привязан к жертвенному алтарю или столу одного из этих техновивисекторов. Повод обрадоваться моей удаче."
  Воспоминания о произошедшем всплывали в его разуме настойчиво, но фрагментарно. Старик... Шторм... Умбра? Черт возьми, Умбра!
  Парень помотал головой, прежде чем оглядеться вокруг.
  Темная аллея в тени нескольких зданий, этажей, на взгляд, двадцать... Архитектура - нечто вроде этих американских высоток... Хотя, в бизнес-кварталах Лондона все выглядит примерно также.
  Судя по тому, что память услужливо донесла Джонатану - он не находился на Земле. Судя по всему, он попал в какой-то из Умбральных миров... И этот Умбральный мир пока-что выглядел примерно похожим на Землю. В этом случае Джонатану оставалось только надеяться, что это был не еще один из Умбральных миров, где нацисты выиграли Вторую Мировую... Учитывая, сколько Нефанди сражалось за них тогда - найти местное Умбральное пристанище Нефанди ему совершенно не хотелось.
  Помотав головой, Джонатан поднялся с Земли, после чего отряхнулся и огляделся еще раз.
  Умбральный мир мог быть любым. Настолько любым, чтобы быть заселенным исключительно людьми и отличаться от Земли разве что в мелочи настолько незначительной, что десять Магистров Мунди не смогли бы найти это отличие и за тысячу лет, а мог быть настолько отличным, что одно его появление на публике могло бы быть аналогом пробуждения Л... Этого демона соотносительно местным обычаям. Хотя, согласно пока выглядевшим достаточно привычно домам - вероятность последнего была маловероятна.
  Махнув еще раз головой, Джонатан огляделся, но как и подсказала ему сотворенная ранее магия, согласно традиционному наименованию Ордена, магиа, его текущее местонахождение было пустым относительно находящихся рядом людей - точно также, как не имело и единого отпечатка ноги старика... Если старик все же успел последовать за ним в этот мир.
  Джонатан остановился на секунду, после чего медленно выдохнул и помотал головой. Уныние... Было не тем путем, который он был готов выбрать, не попытавшись ни разу сделать шаг по пути действий, а не бессмысленного самосожаления.
  Старик мог приземлиться в этом мире - и, говоря на чистоту, должен был - однако в возникшей суматохе он легко мог затеряться и отправиться в совершенно иное место, нежели место приземления самого Джонатана. Значит Джонатану было необходимо найти старика... Или по крайней мере положить начало его поискам.
  Однако...
  Джонатан огляделся вокруг, после чего логически заключил, что текущее место его нахождения вовсе не походило на хорошую базу, где достойному Адепту подобало проводить какие бы то ни было ритуалы, после чего оглядел себя.
  Прямо сейчас на нем была надета его мантия - все та же, в которой он был на своем выпускном... Под ней - рубашка, галстук, брюки... Во внутреннем кармане - очки. Не то, чтобы они ему требовались, однако очки прекрасно подходили для сотворения некоторых распространенных деяний, так что Джонатан предпочитал не пренебрегать столь простым, но эффективным методом.
  Ничего слишком компрометирующего - хотя некоторые люди и могли странно посмотреть на его мантию... Хотя, в Умбральном мире на него могли странно посмотреть если бы он не носил мантию - предполагая, что этот мир был населен людьми, а не антропоморфными ящерами, конечно же.
  Однако дальнейшие рассуждения в текущих условиях недостатка информации для Джонатана были бессмысленны, так что тот, вздохнув, медленно двинулся к выходу из темной аллеи - чтобы взглянуть на улицы нового города - и его обитателей.
  Город, представший перед глазами Джонатана спустя секунду сперва резанул по уставшим глазам ярким светом, прежде чем превратиться из размытого пятна в... Город.
  Достаточно человеческий город, насколько сам Джонатан мог судить. Дома, некоторые - жилые. Магазинчики, кафе с открытой летней верандой... Улица, разделенная на две части брусчатой проезжей частью - и не самые частые прохожие вокруг. Пожалуй, единственным, что отличало это место от привычного города Земли для Джонатана было лишь малое количество машин, припаркованных по краям проезжей части, и...
  Взгляд Джонатана прошелся по домам, прежде чем замереть.
  И роботы.
  Два серых антропоморфных робота двигались медленно по улице, получая от прохожих лишь полностью незаинтересованные взгляды в ответ, в полном унисоне, двигаясь плавно, как обученные солдатики, заставив Джонатана на секунду замереть - после чего буквально прыгнуть назад, спасаясь от возможного взгляда двух андроидов.
  "Только не Технократы, только не Технократы!" - Джонатан ощутил, как ком подступил к его горлу. Твою мать, именем трижды прославленного Три-Гермеса, пожалуйста, пусть это не будет Умбральной крепостью Технократии! Пусть это не будет одной из тысяч колоний Технократии, набитых до отказа магами, уже отправившимися по следу пространственных возмущений, вызванных его появлением в мире! Трижды-величайший, прошу, только не это!
  Джонатан замер, буквально перестав дышать, после чего бросился за ближайший мусорный бак, не допуская даже в мыслях возможность использовать телепортацию. Только не перед лицом техносов!
  На минуту Джонатан замер, только и позволяя себе, что медленно, неслышно вдыхать и выдыхать, прислушиваясь к мерному шагу двигающихся роботов, направляющихся к Джонатану.
  Шаг за шагом, шаги становились все громче... Джонатан подавил инстинктивное желание просто телепортировать к черту мусорные баки над головами роботов - после чего броситься бежать, не разбирая дороги, однако его сердце продолжало колотиться в его груди. Механические шаги становились громче, громче, громче...
  После чего Джонатан замер, прежде чем услышать, как постепенно шаги начинают стихать, удаляясь также спокойно, как приближались. Джонатан на несколько секунд замер, прежде чем медленно выдохнуть затаенное дыхание - только после этого осознав, что он прятался за мусорными баками, пахнувшими отнюдь не розами, и отшатнуться.
  Фух, хах... Какова бы ни была причина - роботы прошли мимо Джонатана, а значит либо тот умудрился каким-то образом не показать своих магических действий, либо сами роботы не обладали подходящими визорами, либо, что было наиболее идеальным из вариантов, не принадлежали этим техноманьякам.
  Джонатан выдохнул, прежде чем подняться с земли. Каков бы ни был итог - ему нужно было убираться отсюда. И лучше всего ему было сменить свою одежду. Если в этом мире были роботы - маловероятно, что в этом мире мантии были в ходу.
  Стянув с себя мантию Джонатан развернулся к ближайшему мусорному баку... Прежде чем замереть на секунду, держа мантию в руках.
  Это была мантия, в которой он закончил свое обучение. Мантия, которую лично одобрил старик. Мантия, с которой было связано столько приятных воспоминаний...
  А еще ему не следовало разбрасывать свои личные вещи и оставлять их там, где их могли в случае чего найти. Так что ему требовалось быстро сменить свою одежду... Найти хорошую сумку... После чего, в идеале, найти укрытие на время.
  Выдохнув, Джонатан стянул с себя мантию, после чего все же сделал резкий шаг на улицу, бросив взгляд на прошедших мимо роботов, и поспешил вперед, не давая повода этим технострашилам заметить его появление.
  Взгляд Джонатана быстро и цепко изучал предоставленное ему место действия, перескакивая межды вывесок.
  "Атласский Военный Пункт" - Джонатан передернул плечами и направился дальше, стараясь не сорваться на бег, чтобы не привлечь к себе лишнего внимания - "Семь Седьмых", "Белый Лебедь", "Бутик Мисс Адель"... Ох, последнее было похоже на правду!
  Джонатан быстро проделал несколько шагов до ближайшего бутика, после чего немного притормозил, придавая своему виду относительной обычности, и сделал шаг внутрь.
  Здание, внутри которого он мгновенно оказался, оказалось весьма приличным, по меркам самого Джонатана, магазином одежды - с несколькими манекенами в немного экстравагантной, но, по мнению самого Джонатана, стильной одежде - и, что было немаловажно, посетителями.
  Увидев стоявшую рядом с кассовым аппаратом молодую девушку Джонатан выдохнул - девушка не была одета в очередной серый комбинезон, так что скорее всего не принадлежала к Технократам, а значит ситуация была еще не совсем потеряна. После чего напрягся в момент, когда посетитель, молодой мужчина в столь же обычной повседневной одежде в виде пары джинс и футболки, протянул той небольшой фиолетово-розовый прямоугольник.
  "Деньги" - джонатан замер - "Ну конечно, деньги."
  Если бы Джонатан похлопал по своим карманам - он смог бы найти, возможно, мятую пятерку фунтов - но судя по всему, в этом Умбральном мире деньги британской короны не были в ходу. Джонатан сглотнул от осознания того, что у него не было денег.
  Медленно, тот прикрыл глаза.
  Воровать было плохо. Это был один из тех простых уроков, что родители дают своим детям года в три-четыре. Что уж говорить, о вреде воровства Джонатану говорили еще его родные родители, до того, как сгорели. Воровать было плохо. Очень-очень плохо.
  Однако "плохое" и "неправильное" действие не означало, что действие не должно было совершаться никогда. Да, воровство было очень плохим поступком и...
  Медленно, Джонатан вздохнул. Он просто возьмет... Некоторую сумму денег. И отдаст ее потом... И запомнит этот магазинчик, чтобы потом вернуть все взятое, с процентами.
  Джонатан вздохнул, после чего прикрыл глаза.
  Арс Конлигационис, искусство Aer, деяние Движения.
  Для более примитивного понимания ситуации - телепортация. Джонатану требовалось просто телепортировать несколько разных небольших квадратиков, что, видимо, представляли из себя деньги в этом мире, себе в карман. Это звучало не очень сложно в теории - хотя и невозможно для среднего человека, убежденного в том, что невозможна была сама телепортация - однако не так уж и просто.
  Используя Волю, Quinta Essentia, он мог заместить некоторые недостающие части сотворенного заклятия, но заместить все части сразу...
  Нет, не так. Какое действие может заставить деньги переместиться из кассы в его карман?
  Джонатан выдохнул.
  Ну конечно же ограбление магазина!
  ***
  -Это ограбление,- голос прозвучал в ушах несчастной девушки как гром среди ясного неба,- Отдай мне деньги и никто не пострадает.
  Девушка замерла.
  Ее наняли в этот магазин всего три дня назад... И она думала, что в Атласе этого не практикуется! Она не для этого перебиралась из Мантла сюда, чтобы вновь столкнуться с ограблениями посреди города! Девушка медленно сглотнула, чувствуя, как холодеют ее руки.
  Отдать деньги и распрощаться с работой? Нет, больше, после такого мисс Адель однозначно найдет способ стребовать с нее компенсацию благодаря своему штату юристов и после этого Лили придется работать на нее до скончания века, бесплатно и в самых худших условиях, что только можно было представить! Или, как вариант, не отдавать деньги сейчас - и получить пулю в лоб.
  Лили сглотнула, после чего медленно, не совершая никаких резких движений, подняла взгляд... Для того, чтобы упереться глазами в направленные на нее пальцы, сложенные в подобие пистолета, как его изображают дети во время своих игр.
  -Ха-ха, прошу прощения,- голос говорившего мгновенно изменился, после чего тот убрал руку,- Просто мое глупое чувство юмора.
  Лили замерла на секунду, понимая сказанное, прежде чем ее внутренняя злость вспыхнула. Какой идиот посмел?!
  Подняв взгляд резко, Лили уставилась на нового посетителя - которым оказался молодой юноша-тинейджер, лет на пять-десять младше самой Лили! Одетый в белую рубашку и черные брюки, с черными немного взъерошенными волосами чуть ниже плеч, стянутыми в хвост за спиной, с серыми глазами и немного виноватой улыбкой, которой он словно бы пытался извиниться за свою неудачную шутку, в целом парень производил неплохое впечатление, впрочем, серьезно подпорченное его плохим чувством юмора.
  -Молодой человек,- призвав на помощь всю свою вежливую ярость, Лили произнесла отчетливо,- Ваше счастье, что я не успела вызвать полицию!
  -Да, я действительно прошу прощения,- парень выдохнул, после чего поклонился,- Прошу прощения, в этом случае возьмите это в качестве моих извинений.
  Спустя секунду парень протянул ей... Пятьсот льен.
  Лили моргнула несколько раз.
  Пятьсот льен разом...
  Ха...
  -Прошу вас, не надо больше так шутить, некоторым людям может не понравиться подобное действие,- Лили мгновенно подобрела, став богаче на пятьсот льен за раз,- Кстати говоря, вам что-нибудь подсказать? Может быть рубашки, или брюки - самая новая коллекция, сделано при поддержке самого Концерна Шни!
  -Ох, вот как,- парень немного удивился, после чего кивнул,- Да, конечно. Мне нужна пара рубашек, пара брюк, хороший плащ, а также сумка...
  -Конечно же, сию секунду!- Лили мгновенно растаяла. За пятьсот льен и крупный заказ она могла ему простить подобную шутку, без каких-либо проблем!
  ***
  Час спустя, Джонатан вышел из магазина держа в руках приличную спортивную сумку, практически пустую, за исключением пары сменных комплектов одежды, в хорошем черном плаще, прикрывая голову и, частично, лицо фетровой шляпой, беднее на две с половиной тысячи льен. Впрочем, учитывая, что вошел он в магазин вообще без местного аналога денег, называемого льен, стоило ли сказать, что он вместо этого вышел из магазина богаче на еще пять тысяч льен?
  Джонатан выдохнул, после чего огляделся.
  Судя по виду, в этом мире, а также в этом государстве, называемом Атлас, в данный момент было два пополудни, восьмое августа тысяча семьсот тридцать второго года от открытия Праха или шестьдесят пятого года от окончания Великой Войны...
  Джонатан выдохнул - по крайней мере здесь Великую Войну не выиграли нацисты!
  Он выманил из девушек столько информации, сколько смог, однако сложно было задавать вопросы об обустройстве мира не показавшись подозрительным идиотом. Конечно, скорее всего его, судя по всему, более чем щедрые пожертвования могли бы помочь девушке не задавать ему лишних вопросов, однако если кто-нибудь все же смог бы найти его следы здесь - то лучше всего Джонатану было не оставлять о себе иной, излишней информации, вроде того, что он абсолютно не разбирался в этом Умбральном мире.
  К тому же ему действительно было неловко - ведь по сути он ограбил магазин на пять с половиной тысяч льен! Даже если грубо перевести это, приравняв льен к фунту - пять с половиной тысяч фунтов были нормальной зарплатой для врача или бизнесмена, и Джонатану оставалось только надеяться, что когда недостачу денег обнаружить хозяйка этого заведения - она будет милосердна к этой несчастной девушке, что помогла ему подобрать наряд.
  Хотя, одновременно с тем Джонатан мог и похлопать себя по спине. Использовать герметический принцип подобия, чтобы получить необходимый результат...
  Ведь по сути ограбление действительно состоялось. Его действия были равны действиям грабителя, страх продавщицы был равен страху ограбленного, его намерения и самый физический акт соответствовали тому, что делают грабители, поэтому на условные несколько секунд фактически он действительно совершал ограбление... Дальше ему нужно было лишь использовать свою Волю, чтобы экстраполировать произошедшее, словно бы, посмотрев начало сцены сказать "да, мы знаем, как это все заканчивается, так что давайте пропустим дальнейшие действия" - и по итогу ровно пятнадцать карточек, каждая размером с банковскую карту, оказались в кармане Джонатана. Семь с половиной тысяч льен - две из которых он потратил на одежду, а еще пятьсот отдал девушке в качестве извинения...
  Джонатан чувствовал себя подонком, учитывая, что недостачу должны были обнаружить достаточно скоро, однако выбора не было. Либо он подставлял спину беззащитной девушки - либо рисковал оказаться на столе вивисекторов. И Джонатан очень не хотел оказаться на столе вивисекторов.
  Одернув свой плащ, чтобы успокоиться - это было первое действительно серьезное преступление, что он совершил в своей жизни, больше, чем подглядывание за переодевающимися девушками в соседней раздевалке, преступление, в котором теперь будет обвинена ни в чем неповинная девушка - Джонатан помотал головой.
  Ха, всю жизнь учили творить добро и помогать людям, а по итогу...
  "Ладно" - Джонатан еще раз одернул плащ, после чего поспешил вперед, до того, как прохожие могут начать задавать вопросы, ощущая, что несмотря на восьмое августа - в городе все еще было достаточно прохладно, так что его плащ пришелся кстати - "Теперь... Надо найти место проживания."
  Джонатан не планировал жить в подсобке все это время и воровать еду - в конце концов, даже если он получил деньги не самым законным путем - у него были деньги, которыми он мог воспользоваться. Поэтому Джонатану был необходим мотель... Или даже скорее отель - как можно было понять по его виду. Появление ухоженного неизвестного человека в пристанище низкого класса могло быть воспринято местными обитателями... Разными способами, далеко не все из которых были позитивными. И, к сожалению, сейчас за его спиной не было никого, кто мог бы обеспечить ему прикрытие перед возможными асоциальными элементами...
  Джонатан выдохнул, после чего огляделся вокруг.
  Значит, ему было нужно приличное место...
  Оглядевшись еще раз, чтобы проверить, что никто из местных роботов или техносов еще не соизволил появиться после сотворения им магии, Джонатан выдохнул, после чего направился вперед, глядя по сторонам.
  ***
  Спустя же пару часов, когда Солнце - или его местный аналог - уже начало медленно клониться к закату, блуждания Джонатана окончились тем, что тот смог увидеть издалека приличное здание, напоминавшее приличный же отель, глядя на который Джонатан улыбнулся. Хорошо.
  Приблизившись к большим стеклянным дверям, Джонатан сделал шаг внутрь, после чего огляделся.
  Место выглядело как отель средней руки - не многомиллионный монстр, а, скорее, семейный бизнес, с номерами расположенными на целых пяти этажах, начиная со второго, и своеобразным ресторанным двориком в центре, пройдя мимо которого по выстеленному ковру Джонатан мгновенно оказался лицом к лицу с женщиной на вид не старше сорока лет, со строгими чертами лица, уже отмеченными несколькими глубокими морщинами, в одежде, что вполне бы подошла британской домохозяйке, волосами цвета выцветшего сена, собранными в хвост до лопаток, и знака "Мы не обслуживаем фавнов", стоящего рядом, что, увидев приближающегося Джонатана, мгновенно улыбнулась тому.
  "Фавны? Кто такие фавны?" - Джонатан попытался вспомнить информацию об этом, однако ничего, кроме информации о Греческих богах, в его голове это не пробуждало - "Ладно, понадеемся, что я не фавн".
  Если так подумать, то и в магазине одежды он видел нечто похожее... Ладно, не важно.
  -Добрый день,- женщина мгновенно обратилась к Джонатану, стоило тому только появиться на пороге,- Могу я вам чем-то помочь?
  -Да, я бы хотел снять номер,- Джонатан улыбнулся вежливой улыбкой, которую ему стоило поддерживать во всех подобных случаях.
  -Конечно,- женщина кивнула ему,- Могу я получить ваши документы?
  Джонатан замер - "Твою мать".
  Ха... Это было... Неприятно...
  К сожалению, Джонатан определенно не мог разрешить эту проблему точно также, как он решил проблему с деньгами. Даже если бы он смог украсть чужие документы, то отличие изображения на документах - и его реального вида - поставили бы всяческий крест на его попытке выдать себя за настоящего владельца.
  Джонатан на секунду ощутил себя уязвимым, прежде чем выдохнуть и, собравшись со всеми силами, улыбнуться женщине за стойкой,- Прошу прощения, но мои документы были потеряны случайно на таможне.
  -Вот как...- взгляд женщины тут же похолодел и Джонатан спустя еще мгновение предпринял отчаянную попытку.
  -Если вас не затруднит - я готов оставить депозит до тех пор, пока не смогу их восстановить,- Джонатан улыбнулся,- Три тысячи льен?
  Спустя еще мгновение молчания лицо женщины немного разгладилось, заставив Джонатана выдохнуть внутренне,- Хм... Три тысячи льен это значительная сумма, однако...
  -Также я хотел бы сразу же арендовать номер на две недели, естественно, с полной предоплатой за то, что вы согласились войти в мое положение,- чувствуя, как его судьба висит на волоске, Джонатан выкинул последний козырь.
  -Хм, полагаю, именно доброта друг к другу и отличает нас от фавнов,- как и следовало ожидать, когда в дело вошли почти четыре тысячи фунтов - или льен - женщина достаточно легко уступила Джонатану, не забыв, впрочем, напоследок предупредить того,- Однако имейте ввиду, что я не смогу вас выписать из отеля, если вы не предъявите мне свои документы.
  "Так что будь готов платить мне за молчание" - Джонатан расшифровал, однако без возможности отказаться только качнул головой,- Конечно же. Надеюсь, документы быстро восстановят.
  -В таком случае, если у вас нет возражений - то номер двести двадцать шесть, наша... Обслуга должна была закончить его уборку,- женщина мгновенно подобрела,- Как мне записать вас?
  -Джонатан,- парень улыбнулся,- Гудман.
  -Интересное имя, мистер Гудман,- женщина кивнула, заставив Джонатана внутренне выругаться. Похоже, в этом мире такие имена были не в ходу,- Хорошо, прошу, ключ.
  Спустя мгновение ключ оказался в руках Джонатана, заставив того улыбнуться женщине и отправиться в свой номер мгновение спустя.
  Выдохнув, тот помотал головой, прежде чем подняться наверх.
  Оказавшись на галерее второго этажа тот взглянул вниз - на зашедшую внутрь шумную компанию. Мужчина, лет тридцать-сорок... С оружием?!
  Джонатан замер, глядя на то, как на самом видном месте у мужчины висела пара крупных булав - и, казалось, женщине за стойкой было на это все равно.
  "Это что еще за рай Американцев?!" - Джонатан глядел на оружие мужчины на виду у всех, и то, с каким безразличием, если не сказать даже, радостью женщина лучилась, глядя на приблизившегося мужчину - "Ох, Трижды Тройственный... И ладно это, но почему у него две булавы, когда по улице ходят роботы?!"
  Однако женщина не обратив никакого внимания на факт наличия оружия мгновенно расплылась в улыбке, заставив Джонатана покачать головой и поторопиться прочь. Он не хотел показаться странным в этом мире, по крайней мере не в его текущих условиях.
  Спустя мгновение, добравшись до своего номера, тот открыл дверь, оказавшись внутри приличной отельной комнаты - с хорошей двуспальной кроватью, телевидением - причем, как с удивлением ответил Джонатан, до ужаса продвинутым телевидением... Это что, жидкокристаллический дисплей?!
  Джонатан замер настолько сильно, что не увидел появившуюся из-за проходу девушку - хотя, говоря начистоту, девчонку не старше лет десяти, что, из-за своего низкого роста совершенно ничего не могла увидеть за огромным ведром, что та несла в руках. Спустя мгновение же Джонатан получил удар, после чего, издав не самый мужественный звук, свалился на землю. Спустя еще мгновение, не удержав равновесия от удара, на землю свалилась девчонка, а затем и ведро, тут же упавшее на сторону, окатив водой совершенно новый наряд Джонатана, заставив того еще раз возмущенно поперхнуться воздухом.
  Переведя взгляд, он, в конце концов, смог увидеть виновницу своих бед.
  Девчонка перед ним оказалась, во первых, девчонкой. Не старше лет десяти.
  Во вторых - ее короткие волосы, стянутые парой канцелярских резинок на макушке и белая, испачканная, кое-где уже порванная одежда создавали той вид самой настоящей работницы - что сильно диссонировало с ее молодым видом.
  И третьим важным фактом оказались ее желтые глаза, взирающие на Джонатана с самым настоящим ужасом.
  Джонатан замер на секунду, прежде чем осознать, что как взрослому человеку - наиболее взрослому из всех присутствующим - ему требовалось предпринять первый шаг,- Ты не ушиб-?
  -ПОЖАЛУЙСТА НЕ ГОВОРИТЕ МИСС САННИ,- мгновенно девчонка подскочила со своего места, прежде чем, осознав, что она перебила говорившего, воззрилась на Джонатана с еще большим ужасом в глазах,- П-ПРОШУ ПРОЩЕНИЯ, Я, Я ПРОСТО НЕ ВИДЕЛА, ПРОШУ, НЕ ГОВОРИТЕ МИСС...
  -Тише, тише, успокойся,- в примирительном жесте поднял руки Джонатан,- Я просто удивился...
  -Х...Хорошо...- по слогам медленно произнесла девчонка, прежде чем медленно кивнуть,- Я... Мне надо бежать!
  -Ну-ну, постой,- Джонатан поднял руки в примирительном жесте,- Я не зол, все хорошо, я никому и ни о чем не скажу... Как тебя зовут?
  -С...Синдер,- девчонка, глядя на Джонатана, медленно кивнула,- В-вы точно не расскажете мисс Санни?
  -Конечно нет...- Джонатан начал было говорить, прежде чем умная мысль посетила его разум, заставив того медленно кивнуть,- Однако за это... Может быть немного расскажешь мне об этом городе, Синдер?
  
  Лучший для лучших
  
  Еще один день и еще одно действие, не скованное моралью...
  Хотя, нет, ведь день еще не закончился, поэтому Джонатан мог даже исправить свое утверждение - два антиморальных действия за день!
  Сперва - ограбление магазина, а затем он обманом и шантажом заставил маленькую девочку...
  Нет, направление подобных мыслей Джонатану решительно не понравилось, заставив того помотать головой и выйти из душа, оставшись совершенно голым в ванной, глядя на свою одежду, сложенную в бадье рядом с дверью. Какое счастье, что в этом отеле не только имелась собственная прачечная - не бесплатная, к сожалению - но и сам он продемонстрировал завидную предусмотрительность, купив чуть раньше сменную одежду, которой он мог воспользоваться в данный момент, не оставаясь в промокшей.
  Вздохнув, Джонатан быстро вытерся полотенцем, прежде чем перевязать свои темные волосы, собрав их в небольшой хвостик, спускающийся чуть ниже лопаток и натянуть на себя купленное не так давно - белую футболку без единой надписи и пару голубых джинс, самый обычный вид, что Джонатан только мог себе вообразить, купленный, собственно говоря, именно поэтому, прежде чем остановиться и взглянуть на дверь.
  Ребенок был одним из наиболее подходящих ему в данный момент источников информации, особенно запуганный ребенок - как бы антиморально это не звучало. Во-первых, ребенок будет задавать меньше вопросов, если Джонатан начнет узнавать у него прописные истины этого мира. Во-вторых, если ребенок все же начнет задавать вопросы - Джонатану было бы значительно проще объяснить свою мотивацию и незнание, придумав какую-нибудь ложь. И в третьих, ребенок объяснил бы Джонатану все более простым языком, нежели взрослый. Ну и конечно же не стоило забывать то, что если ребенок был запуган в данный момент - то вероятность того, что он в итоге расскажет управляющей отеля о его вопросах была значительно ниже.
  Хотя на секунду в голове Джонатана и промелькнул вопрос о том, почему Синдер - нововстреченная девочка так сильно боялась того, что Джонатан расскажет об этом инциденте - однако он мгновенно отмел от себя эти мысли. Судя по тому, что она работала здесь - она была дочерью или, может быть, другой младшей родственницей управляющей, а для детей расстроенный взрослый был страшнее любого монстра.
  Ухмыльнувшись этой мысли - Джонатан и сам мог легко припомнить, как же сильно он боялся гнева старика, когда случайно измазал его любимую книгу красками... А не надо было оставлять краски рядом с пятилетним ребенком рядом!
  В любом случае, выйдя из душа, Джонатан бросил взгляд на комнату, после чего удостоверившись в том, что Синдер стояла рядом с кроватью, глядя в пол и неуютно переминаясь с ноги на ногу все же решил немного разрядить обстановку,- Не бойся, я не кусаюсь. Просто я очень удивился, что ты оказалась в моем номере совсем одна...
  Осознав, насколько неудачно прозвучала его фраза, Джонатан постарался продолжить мысль,- То есть, ты помогаешь здесь по хозяйству? Может быть приехала на лето?
  После этих слов Синдер только насупилась, не поднимая взгляд,- Я здесь живу.
  -О, и помогаешь по хозяйству?- Джонатан улыбнулся,- Похвально, похвально...
  После этих слов Синдер только переминулась с ноги на ногу,- Можно я пойду?
  Джонатан выдохнул - судя по всему, наладить контакт с девчонкой было не так легко, как он мог подумать,- Прости, просто меня удивило, что ты находилась здесь... Ты давно помогаешь мисс Санни?
  И хотя сам Джонатан не был особенно внимательным человеком, однако не заметить то, как неожиданно вздрогнула после упоминания имени, видимо, управляющей отеля Синдер тот не смог,- Достаточно...
  "Ха?" - было единственной мыслью Джонатана в момент, когда он заметил это - "Это... Не самая обычная детская реакция на имя взрослого..."
  -Прости, я не хочу лезть к тебе,- Джонатан на всякий случай поднял руки в примирительном жесте, после чего, выдохнув, улыбнулся самой доброй улыбкой, что только смог изобразить на своем лице,- Просто удивлен, что ты помогаешь по хозяйству в столь юном возрасте. Это действительно похвально! Уверен, твои родители гордятся такой дочерью.
  После этих слов Синдер не подняла взгляд,- Мои родители мертвы.
  "Ой" - Джонатан сглотнул, прежде чем выдохнуть,- Мои тоже.
  -Ха?- впервые за все время неудачного диалога Синдер подняла на Джонатана взгляд.
  "Есть контакт!" - Джонатан постарался медленно выдохнуть, не позволяя улыбке проявиться на его лице. В первую очередь потому, что судя по всему, для Синдер это была не самая простая тема, вместо этого постаравшись медленно, доброжелательно продолжить развивать первую найденную общую тему, концентрируя внимание на себе,- Я их почти не помню... Погибли давно, так что с тех пор меня воспитывал старик. Ну а недавно...
  "Я попал во внемировую аномалию невероятного масштаба и оказался здесь, в чужом мире..."
  -Я отправился путешествовать по миру,- взяв некоторую свободу интерпретации произошедшего, Джонатан переиначил часть рассказа,- И вот, оказался здесь, почти ничего не зная о городе.
  -Наверное, хорошо, когда ты можешь путешествовать...- Синдер опустила взгляд вниз вновь, заставив Джонатана сглотнуть в страхе, что он может вновь потерять с ней контакт.
  -Не так хорошо, как может показаться,- Джонатан улыбнулся, после чего, найдя новую зацепку, постарался вернуть разговор в иное русло,- Может быть, ты хочешь кушать? Я, признаться, немного проголодался, так что может быть и ты хочешь чего-нибудь взять?
  Отлично, Джонатан мог позволить себе потратиться на какой-нибудь десерт для Синдер, что помогло бы разговору.
  Синдер, на радость Джонатану, также подняла на того взгляд, глядя на него непонимающим взглядом,- Еда?
  Джонатан моргнул. Еще одна детская реакция, с которой он не сталкивался... Сказать на чистоту, конечно, он не особенно общался с детьми, однако до этого представлял их реакцию другой,- Да, конечно. Может быть, ты хочешь мороженое?
  Джонатан заставил замолчать свои мысли - мысли о том, что сейчас он был взрослым парнем, запертым в комнате с маленькой девочкой, которую он пытался успокоить и расслабить, угрожая ей мисс Санни, предлагая ей сладости...
  Джонатан искренне надеялся на то, что двойственность текущей ситуации не заставит управляющую отеля вызвать наряд полиции по его душу - иначе ему бы пришлось бежать и искать новое пристанище... Только теперь еще и с репутацией маньяка-педофила... Ох, старик бы так им гордился!
  -Нет,- Синдер мгновенно опустила взгляд вновь, заставив Джонатана еще раз внутренне чертыхнуться.
  -Так ты не голодна?- Джонатан попытался еще раз спасти диалог.
  -Не... мороженое,- Синдер произнесла тихо, практически себе под нос, заставив Джонатана прислушаться,- Еда...
  Джонатан моргнул еще раз.
  Ребенок, который отказывается от сладостей в пользу полноценной еды... Нет, конечно, некоторые дети действительно могли не любить сладости, но это была еще одна странность в копилку всех замеченных им за сегодня странностей.
  -Хорошо, без вопросов, Джонатан улыбнулся Синдер, стараясь поддерживать дружескую атмосферу и не разрушить весь успех, которого он добился за это время,- А пока, может быть, расскажешь мне об Атласе? Я же, все-таки, путешественник...
  ***
  Синдер взглянула на еду перед ней, после чего на Джонатана, заставив того внутренне замереть.
  Она глядела на него так, будто бы ожидала того, что он отберет у нее еду в момент, когда она протянет к ней руки. Она глядела на него так, будто бы не просто боялась этого - она явно ждала подобного поведения от Джонатана.
  Джонатан замер, глядя на Синдер, стараясь не дышать.
  Это было не просто странно - это было ненормально, и не "веселое" "ненормально", вроде указания на магическую природу происходящего. Это было очень плохое "ненормально".
  "Какого черта?!" - Джонатан внутренне чертыхнулся. Конечно, возможно это все было случайностью, но Джонатану не нравилась эта случайность. Синдер глядела на него как затравленная собака, ожидающая удара, а не подарка. И, конечно, не стоило забывать более чем подозрительные условия, в которых сейчас находился Джонатан, однако это вовсе не искупало реакции Синдер. Даже если бы она опасалась его - ее реакция должна была быть не такой. Она бы, скорее всего, просто отказалась от предложенной ей еды. Ее реакция была ненормальной.
  Джонатан медленно выдохнул - возможно, это было просто его воображение... Разыгравшееся воображение, конечно. Шалящая психика - со сколькими детьми он общался за свою жизнь? Не со многими. И однозначно не с детьми Умбрального мира - он просто неправильно воспринимал обстановку... И вообще это было не его дело, как там дети реагируют на еду - его дело было в информации, и информацию эту он получил.
  Помотав еще немного головой, сбрасывая с себя глупое наваждение, Джонатан погрузился в осмысление полученной информации.
  Значит, прямо сейчас он находился в некоем мире - Ремнанте, а именно в государстве Атлас... В летающем городе-столице, названном точно также - Атлас.
  Не самое странное место, по сравнению с теми, которые описывал старик - большой знаток Умбры. Хорошо, что он не попал в мир Платоновских идей.
  Помимо этого государства в этом мире было еще несколько - Вакуо, Мистраль, Вейл и Менажери - которые чаще всего представляли из себя лишь один большой город - а также множество маленьких деревушек, раскиданных по миру и официально не связанных с основными государствами.
  Причина, почему полноценных городов было так мало заключалась в гримм. Местных монстрах "без души", согласно описанию Синдер, однако было ли это метафорическим описанием или реальным показателем Джонатан не знал.
  Гримм были монстрами с большим количеством форм и вариаций, от тех, которые были едва опаснее обычной собаки до тех, которые требовали полноценной армии для того, чтобы их упокоить. И эти монстры были агрессивны к людям и абсолютно безмозглы - всегда и без всяких исключений... Хотя, насчет исключений Джонатан и мог немного усомниться - судя по всему гримм звучали как очередные низкоранговые малфеане - и хотя в существование неагрессивных малфеан Джонатан верил с трудом, то вот в разумных - вполне. В конце концов малфеанам было выгодно, чтобы их считали безмозглыми...
  В любом случае, гримм было много. Очень-очень много, настолько много, что все земли, которые не отвоевали люди когда-то буквально кишели гримм, не говоря уже о запретных местах, вроде земель гримм, где находились гримм настолько высокого класса, что посещение этих мест было запрещено под страхом смерти - чтобы не спровоцировать случайно этих гримм на неожиданную атаку.
  Еще эти гримм могли чуять негативные эмоции - что было не самым банальным, но и не самым необычным способов восприятие реальности, что Джонатан знал - духи temporis, преследующий людей по следу создаваемых ими темпоральных изменений были более экзотическими созданиями. Хотя в его восприятии зрение все же оставалось более предпочтительным вариантом - и Джонатану было интересно, было ли это чувством в дополнение к обычным чувствам гримм или в замену, однако этот вопрос он решил не задавать Синдер на данный момент.
  В любом случае, причиной, почему гримм до сих пор не уничтожили людей, являлась не только и не столько армия, сколько прах - и охотники. Охотники были местными, хм, за исключением более подходящего слова, супергероями, обладающими определенным набором способностей - сверхчеловеческими характеристиками, аурой, фактически, бывшей чем-то вроде усилителя для их тел и защитным полем вокруг, и проявлениями, местными супер-силами, уникальными для каждого охотника отдельно. Насчет этого Джонатан не был удивлен - духи умбрального мира обладали способностями, которыми могли обладать духи умбрального мира, истинное чудо!
  Еще, помимо людей в этом мире жили и фавны, наличие которых Джонатан заметил по знакам, запрещающим им пользоваться услугами заведений Атласа. Насколько сама Синдер знала - фавны были дикими и примитивными, но все же разумными существами, похожими на людей с чертами животных - хотя судя по тому, что Джонатан смог уловить - и судя по тому, как подозрительно знакомо на некоторые вещи из реального мира выглядели эти знаки - часть касательно их дикости и примитивности могла быть не самой верной...
  В любом случае - последняя вещь, прах, был главной местной ценностью - обладающий различными способностями и добываемый людьми из различных месторождений, тот был местным аналогом нефти, природного газа и пороха единовременно, хотя и более многофункциональным - главной движущей силой, вокруг которого строились все местные технологии, политика, религия и экономика. Применяемый везде, от обогрева помещений и до начинки патронов - прах был, наверное, даже выше в списке приоритетов на данный момент, нежели фавны или даже документы для Джонатана.
  К счастью, он оказался в Атласе - городе, парящем над городом, Мантлом - еще одним грязным городом бедняков по словам Синдер - месте, где находился мегаконцерн Шни, местных мегамагнатов, управляющих подавляющей частью добычи, переработки и продажи праха, так что с покупкой экспериментальных образцов у Джонатана не должно было возникнуть проблем.
  Из других достопримечательностей Атласа было несколько крупных военных баз в городе, несколько музеев техники - в том числе и робототехники, к чему Джонатан отнесся весьма смешанно, припоминая техносов, будь они трижды-трое прокляты - несколько арт-галерей и, конечно же, школа охотников.
  После некоторого обсуждения, когда Синдер не то, чтобы вышла на контакт, но перестала смотреть в пол, по крайней мере, Джонатану удалось вытянуть и ту информацию, что становление охотником выдавало ему значительные преимущества - как свободное разрешение на посещение других стран, разрешение на публичное ношение оружия - по крайней мере ему удалось выяснить, почему управляющая отелем не удивилась вооружению вошедшего посетителя, выставленному напоказ - лицензию на покупку алкоголя, вождение машины и прочие вещи, более того, без обязательного заключения какого-либо контракта с местными властями, что звучало максимально выгодно для того, чтобы быть правдой. Впрочем, судя по паре оговорок Синдер в Атласе охотники обычно уходили в армию в ранге Специалистов, особых боевых единиц и командиров - и, к сожалению, в Атласе для поступления в охотники требовался полный список документов, которыми Джонатан не обладал - не говоря уже о том, что последующие четыре года он не планировал проводить в обучении премудростям сражения с местными монстрами. Ему все еще требовалось начать поиски старика - что в данный момент по своим приоритетам находилось примерно на уровне получения информации о прахе и, возможно, с этим же было взаимосвязано. Старик ведь говорил, что в Умбральных мирах обнаружить тасс было гораздо легче, чем на Земле...
  В любом случае, информация, которую он получил от Синдер была достаточно обширной и один обед, стоивший Джонатану всего пару десятков льен, был ничтожной платой за неплохой экскурс в ситуацию этого мира.
  В конце концов, расправившись с своим обедом, Синдер взяла в руки тарелку и...
  Начала слизывать остатки. Крошки, остатки соуса, даже непонятную жижу, оставшуюся из-под мяса.
  -Эй-эй!- Джонатан мгновенно бросился к Синдер, заставив ту мгновенно замереть с тарелкой в руках,- Что ты делаешь?!
  -Мне... Нельзя?- Синдер мгновенно опустила взгляд, произнеся тихим хриплым голосом.
  Это было неправильно. Это было абсолютно неправильно. Конечно, кто-то мог сказать, что это были лишь плохие застольные манеры, но это было не так.
  Синдер выглядела как животное. Избитое, затасканное, голодное животное, которому кинули кость и которая отчаянно хотела есть.
  Копилка странностей треснула и с громким хлопком вывалилась наружу.
  Синдер подвергалась насилию в семье.
  Джонатан замер, пораженный осознанием, прежде чем медленно, словно бы сам не понимая себя, задал вопрос,- Ты... Недоедаешь?
  -Мисс Санни... Хорошая,- Синдер медленно произнесла сквозь зубы, смотря под ноги,- Без нее я ничто.
  Джонатан замер, глядя на Синдер.
  Никакая магия и никакая чудесная логика и понимание не требовались от него для того, чтобы понять, что сказанное было ложью. Все, что требовалось от него - это пара слышащих ушей. И по удачному стечению обстоятельств у Джонатана было два уха и он не страдал нарушениями слухового аппарата.
  Хотя, наверное, самым смешным - если в текущей ситуации было хоть что-то смешное - было то, что Синдер не просто солгала - она ответила на вопрос Джонатана, который он даже не задавал. Мисс Санни, значит, ха... Управляющая отелем...
  -Мне надо идти,- Синдер мгновенно поднялась с места, захватив за собой посуду.
  -Постой, я...- Джонатан попытался остановить Синдер, однако выбитый из колеи не смог даже подобрать слов, только глядя за тем, как Синдер мгновенно оказалась рядом с дверью, после чего подхватила поднос в одну руку, белье во вторую - в действии значительно более отпрактикованном, чем это должно было быть для маленькой девочки - после чего скрылась за дверью.
  Джонатан остался сидеть, глядя в пустоту комнаты, в полном раздрае.
  ***
  Синдер Элизабет Фолл двигалась по этажу быстро, надеясь только на то, что никто не обратит на нее внимание. Ни Аманда, ни Ли, ни сама мисс Санни.
  Живот приятно грел обед - хороший обед, не ее обычные объедки - однако даже этот обед не мог успокоить ее.
  Никто не должен лезть к ней! Никто! Хватит!
  Спускаясь по лестнице на первый этаж, двигаясь на кухню, Синдер душила в себе слезы.
  Почему она должна была есть как животное?! Почему она должна была унижаться перед всеми?! Почему какой-то чертов парень мог позволить себе путешествовать по миру?! Почему он смотрел на Атлас как на место путешествия, спрашивал ее о чертовых местах для отдыха?! Почему ему досталось от жизни все, а ей - ничего?!
  -Синдер,- голос мисс Санни застави Синдер замереть в полушаге от кухни,- Где ты была? Я не нашла тебя на кухне и мне пришлось отправить Аманду вместе с заказом.
  Синдер замерла и ужас подкатил к ее горлу. Заказ, который отнесла Аманда. Еда, которую принесли самой Синдер.
  -Мисс Санни,- медленно, Синдер опустила взгляд. Она давно усвоила, что мисс Санни не любит, когда она смотрит ей в глаза,- Новый постоялец задержал меня. Он требовал прибраться в его номере и отнести его вещи в стирку...
  Синдер замерла. Она не хотела еще одно... Наказание. Она не хотела, не хотела, не хотела...
  Молчание продолжалось еще несколько секунд, пока Мисс Санни размышляла, прежде чем ответить,- Хорошо.
  Синдер ощутила, как подкативший к ее горлу ком едва не заставил ее вернуть обратно только-что съеденный обед. Облегчение, что отступило мгновенно заставило Синдер медленно выдохнуть внутренне.
  -Поторопись, номер триста двадцать четыре и триста двадцать пять необходимо подготовить в течение часа,- мисс Санни отвернулась,- Мистер Родс является охотником, а значит достойным клиентом...
  Синдер содрогнулась. Она знала, что случается, если кто-то из достойных клиентов расстраивается.
  -Конечно, мисс Санни,- Синдер кивнула женщине, после чего отвернулась и направилась вперед.
  Охотники...
  Охотники, охотники, охотники...
  Синдер ощутила, как ее проявление начинает выходить из-под контроля и врезаться в деревянный поднос и остановилась, прежде чем ущерб имуществу станет заметен. Ущерб имуществу карается наказанием.
  Синдер отправилась вперед, оставляя поднос. Ей необходимо будет быстро спуститься и помыть посуду, до того, как остальные заметят немытую посуду. Немытая посуда карается наказанием.
  После этого Синдер быстро направилась в прачечную. После посуды ей необходимо будет направиться в прачечную, сегодня не был день стирки белья для других, так что они не должны были заходить сюда, а значит Синдер могла вернуться сюда в последнюю очередь. Однако она должна была быть быстра - грязное белье карается наказанием. Нерасторопность также карается наказанием.
  Синдер сжала зубы, однако улыбнулась мгновенно, вернувшись обратно из кухни. Синдер должна была улыбаться гостям, чтобы создавать приятную атмосферу для проживающих.
  Угрюмость карается наказанием...
  ***
  "Почему я с размаху влетел в столь дерьмовый мир?!" - Джонатан едва не сплюнул, прежде чем приложиться к бутылке. Бутылке какого-то местного крепкого алкоголя - судя по запаху это был виски... Ха, старик бы оценил, у него была неплохая коллекция выдержанного виски.
  Да, старик, ха... Вот бы сейчас старика сюда - он бы легко объяснил Джонатану, что ему было необходимо делать. Что было бы правильным решением.
  Гребаный старик... Почему он не мог попасть в этот мир вместе с самим Джонатаном, ха?
  Насилие в семье было обычной вещью. Это происходило в семье магов, в семье не-магов, у оборотней, у вампиров, у мумий, и, как выяснил прямо сейчас Джонатан, в семье Умбральных духов.
  И внутренние проблемы какой-то семьи не касались Джонатана.
  Они не касались его потому, что если старик его чему-то и научил за всю его жизнь, то исключительно тому, что отношения с Умбральными сущностями лучше было вести с позиции строгого делового контракта, не вмешиваясь в их внутренние разборки. Даже чертовы бани Квезитор очень аккуратно играли на политических аренах чужих миров. А он был бани Бонисагус, ученым, а не политиком. Вмешательство в домашние дела чужих миров было ему строго противопоказано.
  Джонатан поморщился, после чего сделать еще один щедрый глоток, прежде чем закашляться.
  Сильная же штука!
  Да, со стариком было куда лучше. Он расскажет о том, что необходимо делать, кто прав и кто виноват. Чертов старик, гребаный идиот, зачем ему только сейчас надо было потеряться...
  Джонатан вздохнул и взглянул на бутылку.
  "Лучший виски для лучших людей!" - гласил слоган на этикетке, заставив Джонатана фыркнуть и приложиться еще раз к горлышку бутылки.
  Ха, это было вообще не его дело, кто там и как обращался со своими детьми! Он вообще из трижды-трое его подери, Ордена Гермеса! Первое, что учат в Ордене - это не обращать внимания на не-магов, живущих рядом. Мы - маги, мы - хранители человеческого Арс, а не бюро добрых дел. Мы не волонтеры, мы прославленная высшая каста человечества, мы его направители и учителя, мы незримая рука, что направляет их в светлое будущее. Мы не спасаем людей, мы спасаем человечество.
  Путем метания огненных шаров, подчинения разума и мухлежа на фондовых биржах, ха-ха-ха. Очень смешно.
  Вот и сейчас Джонатан совершил уже третий аморальный поступок за сегодня - телепортировал бутылку дорогого алкоголя из защищенного кейса за спиной у продавца. Ха, у Джонатана даже не хватило бы денег на это...
  Джонатан помотал головой, преувеличенно размашистыми движениями, после чего привалился на стену дома.
  А сейчас он, значит, ходил по улицам с бутылкой пойла в руке и прикладывался к той периодически, размышляя, что ему теперь делать с информацией о насилии в семье.
  Сообщить в официальные органы опеки? Неплохой вариант - за исключением того, что сам Джонатан был без документов, а мисс Санни, судя по всему, обладала неплохим общественным достатком, которым она не стеснялась пользоваться в своих личных целях - судя по тому, как легко она впустила в свой отель неизвестного человека без подтверждения его личности.
  Да и что там, его слово против мисс Санни? Синдер могла что-нибудь сказать, но судя по тому, как запугана она была - не очень много. Ну а после того, даже если он заявит в суд - что дальше? На него донесут в местную службу миграции или какой-нибудь аналог, вышвырнут из отеля, притащат в местную полицию... А Синдер останется под контролем мисс Санни, по крайней мере до суда, а может быть и на время - и что случится с мисс Санни, которая окажется в столь неприятной истории по вине его и Синдер? Ничего хорошего - и Синдер тоже ничего хорошего делать не стоит.
  Ага, прямиком к мисс Санни, попросить ее быть помягче - отличный вариант, первым же рейсом он отправиться в полицейский участок.
  Джонатан выдохнул и приложился к бутылке еще раз, прежде чем вытащить из кармана леденец и закинуть его в рот.
  Ага, еще одно последствие его "магии" - телепортировал бутылку алкоголя он к себе сымитировав акт покупки алкоголя, слава умнейшим умам Герметической теории...
  Ха, сейчас бы Peripheral Corrigenda, почитать бы, что в нем пишут о таком случае... Джонатан был уверен - в этом талмуде нашлось бы полное разъяснение абсолютно всех действий, что он должен был предпринять в данный момент. Ха, какая жалость, что он так и не заучил его...
  Джонатан выдохнул и помотал головой.
  Что, он мог телепортировать сейчас Синдер... В другое государство, ко всем чертям, так, чтобы мисс Санни не дотянулась бы. Или вообще в дикие земли, ха три раза. Только - что дальше? Да, Синдер была в ужасных условиях - но не было бы в таком случае лечение хуже болезни? Что он мог предложить ей в данный момент? Ничего. Абсолютно ничего.
  "Какого хрена, Орден?" - Джонатан фыркнул, приложившись еще раз к бутылке - "Почему вы все там решили, что мы, маги, должны быть правителями судеб мира? А может я не хочу?! Может я вообще не хочу ничего решать - это, мать твою, сложно! Я хочу обратно домой, сидеть, читать книги и бегать в соседний магазин за сладостями через телепортацию!"
  Джонатан выдохнул.
  А еще можно было убить мисс Санни. Вообще самый лучший вариант - нет тела, нет дела. Телепортировать ее... С обрыва Атласа. Или в Солнце. Или просто метров на двести вверх - и пусть разобьется сама, а местная полиция потом ищет, кто и в чем виноват...
  Ха-ха, сколько вариантов - и все неверные!
  Джонатан сплюнул, после чего осушил остатки бутылки до дна, после чего разбил бутылку, бросив ту под ноги.
  -Просим вас соблюдать чистоту города и не выкидывать объекты в непредназначенном для этого месте,- раздавшийся механический голос речевого синтезатора заставил Джонатана вздрогнуть и развернуться, оказавшись нос к носу с двумя серыми механическими куклами, на гладком подобии лица которых отсутствовали какие-либо черты.
  -Д-да, конечно...- Джонатан выдохнул, взглянув на двух роботов, что, не обратив внимание на него, продолжили свой путь.
  -Соблюдайте законы и уважайте культуру Атласа, гражданин,- механический голос робота прозвучал дальше, заставив Джонатана выдохнуть.
  Технофашисты и их техноштучки...
  Джонатан выдохнул, прежде чем закинуть еще пару леденцов. Ну, по крайней мере одна хорошая новость, эти роботы не планировали задерживать его... Уже неплохо.
  Джонатан выдохнул, прежде чем направить свою ноги в другую сторону.
  Он ведь даже не знал, стоило ли ему вообще в это вмешиваться, а если и вмешиваться - то каким образом...
  Джонатан, в самом мерзком настроении что только мог, продолжил двигаться далее по улицам, стараясь не глядеть на свое отражение в стеклах витрин.
  Действительно, весь этот чертов мир - как этот виски.
  Лучший мир для лучших людей.
  
  Предотвратить лучше, чем лечить
  
  Джонатан медленно вдохнул прохладный ночной воздух, после чего покачал ногами в воздухе, глядя на землю, на город внизу. Сколько здесь, интересно, расстояние? Миля, может даже две... До земли лететь далеко...
  Джонатан выдохнул и потер лицо руками. Виски, конечно, заметно бил по голове, но Джонатан помнил, что ему когда-то говорил старик.
  Не ложись спать пьяным, если хочешь проснуться живым...
  Джонатан не совсем был уверен в том, что именно старик имел ввиду, когда это говорил - но на всякий случай следовал совету. Старик ему глупостей не советовал...
  Старик, ха... Старик знал, о чем говорил...
  Джонатан еще раз потер свое лицо, после чего медленно зевнул. Даже после подобной встряски ему хотелось спать... Ха, сейчас бы в общежитие, на свою кровать...
  Все в мире перестало иметь какой-либо смысл. Просто... Все произошло так глупо и так внезапно. Так не должно происходить. Жизнь должна развиваться своим чередом.
  Тысячи таких же, как он проходили через это. Они сперва учились, потом их представляли совету... Они получали свое заслуженное звание и уходили в свободное плавание. У них оставались их старые контакты, учителя, знакомые, друзья... Все их чертово общество, весь чертов Орден. Они постепенно росли и развивались, становились лучше и лучше... Сначала, конечно, они бегали к своим учителям за советом - первые несколько месяцев ученик оставался лишь формально самостоятельным и спрашивал совета у своего учителя на каждое действие. Потом, постепенно, они росли, развивались, получали знания не в теории, а на практике - постепенно, медленно, становились самостоятельными. Всего пара лет - и новый маг становился не только формально, но и реально самодостаточным. У него все еще оставались связи с его учителями, с его коллегами. Кто-то мог помочь и объяснить. Человек - существо социальное, все люди хотят общества, подобного им самим. Орден Гермеса был пропитан политикой, связями, услугами именно поэтому - потому, что Орден был одной из самых объединенных традиций. И хотя внутри ордена бани Квезитор мог ненавидеть бани Веридитас, который когда-то увел у него девушку - когда они сталкивались с проблемами - Орден отбрасывал свою вражду, чтобы помочь друг другу. На время и не всегда, но обычно это происходило именно таким образом.
  И такая внезапная смена обстановки...
  Джонатан не был глупым. Он не считал себя глупым человеком и не слышал, чтобы кто-либо когда-либо называл его глупым человеком. Поэтому он понимал, что шансов даже у старика выбраться из той... Штуки - было мало. Скорее всего, он погиб. Джонатан был достаточно умен для того, чтобы понимать это, но... Это не значило, что он готов был так просто это принять.
  Чертов старик, ха... Он ведь был ему отцом - не только приемным, но и реальным. И неожиданно, вот так просто, по щелчку пальцев Джонатан потерял его. Потерял все его наставления, советы... Иронично, но он шел по Умбральному пути - и неожиданно потерял как свой реальный, так и свой метафизический путь.
  Это было просто так неожиданно, так глупо и так случайно...
  И вот, он вдруг оказался не просто на задании, а в реальной жизни. В жизни, где не было правильного ответа на поставленное ему "задание". В жизни, где он мог выбрать любой вариант, и никто бы не подсказал ему. Если бы он выбрал неправильный вариант - ему не поставили бы низкую оценку, многомудрый учитель не покачал бы головой и его бы не отправили бы на дополнительные занятия.
  Это было... Странно и страшно. Неожиданно, в первую очередь. Просто щелчок пальцев - и он остался один.
  А ему было всего семнадцать. Вообще-то он формально еще не имел права пить алкоголь, ха. Какая глупость...
  Джонатан помотал головой, прежде чем уставиться на землю внизу.
  У него не было страха высоты, но подобные высоты все же вызывали у него определенное опасение, как и у любого разумного и мыслящего существа. Мили полторы, наверное... Лететь долго.
  И вот, первая серьезная моральная дилемма. Насилие в семье - стоило ли ему рисковать собой ради разрешения этой проблемы? Должно ли его вообще все это волновать?
  Он ведь не считал себя плохим человеком - но... Должен ли он был вмешиваться в это во все? А если и должен был, то что он должен был делать?
  Джонатан не знал, но... Бесконечное самосожаление только сковывало его руки. Если ты не делаешь выбор - то выбор сделают за тебя... Что-то такое говорил ему старик, ха.
  Еще раз помотав головой, Джонатан вздохнул.
  Он присмотрит за Синдер... И оценит ситуацию ближе. У него до сих пор хватало возможностей в случае чего проследить за ней...
  И нет, Джонатан не допустил мысли о том, как же странно звучали эти слова!
  Он просто присмотрит за Синдер... И, возможно, если увиденное действительно окажется таким ужасным, как он себе представлял - то он сможет найти управу на мисс Санни.
  С этими мыслями Джонатан обернулся назад - прежде чем левой рукой оттолкнуться, ощутив, как его ноги проваливаются в пустоту перед ним, чтобы спустя секунду оказаться в свободном полете...
  ***
  И приземлиться на ближайшей крыше дома, что он заприметил.
  Резкая перемена положения заставила его чертыхнуться и воззриться на мир под собой - после чего на ограждение невдалеке.
  Обрыв парящего города, естественно, неплохо охранялся - тот был отгорожен приличным забором с колючей проволокой, однако Атлас, судя по всему, не имел значимого опыта общения с телепортерами так что попасть в закрытую область Джонатану не составило труда - точно также, как и вернуться обратно.
  Действительно, место, пропитанное Aer было лучшим местом для создания деяния Aer, все, что ему было нужно - это лишь приметить взглядом нужное место, после чего создать действие, подобное перемещению, прежде чем своей Волей обратить подобное в подобное. Действительно, ведь свободное падение, прыжок в неизвестность, совершенный с силой левой руки, соотнесенной с Aer и было необходимым подобием, которого Джонатан и добивался.
  Оказавшись на крыше дома, Джонатан еще раз повторил свое недавнее деяние - после чего оказался внизу, в темной аллее, и поглубже запахнул свой плащ и надел свою фетровую шляпу, прикрывая лицо от взглядов возможных любопытствующих прохожих. Медленно рассвет затапливал улицы враз ставшего таким неуютным и негостеприимным города, однако пока еще улицы были практически пусты - исключая некоторых заскучавших прохожих, расходившихся с своих ночных приключений.
  И целому миру все равно на его переживания, на какие-то там семьи, на чьи-то проблемы...
  Кому-то хотелось просто завалиться спать, кому-то хотелось опохмелиться, кто-то уже шел на свою работу - любимую или ненавистную...
  Все это было бессмысленно, но...
  Джонатан медленно вдохнул морозный даже в летние дни воздух - прежде чем направить свои стопы по направлению к отелю.
  Он был бани Бонисагус. Находить смысл в бессмыслице было призванием его дома.
  ***
  Следующий день, девятое августа, Джонатан встретил немного неожиданно и значительно раньше, чем он бы предпочел.
  Конечно, за время его жизни в общежитие он привык просыпаться в восемь часов утра на утренние процедуры перед занятиями - однако выпустившись из своего, условного, учебного заведения - к сожалению, Джонатан так и не получил официальных документов, их ему должны были предоставить позднее, после Совета - тот порядком забыл о ранней побудке, привыкнув спать столько, сколько ему хотелось. К тому же он заснул вчера, получается... Не раньше шести утра.
  Голова Джонатана трещала и раскалывалась - хотя это не имело практически никакой связи с выпитым алкоголем, сколько с его недосыпом.
  Причиной же ранней и крайне неприятной побудки Джонатана стал стук в дверь, разнесшийся по пустой комнате неприятным гулким шумом.
  Открыв глаза и медленно, зевая отчаянно, Джонатан поднялся со своего места, прежде чем услышать стук второй раз.
  -Иду, иду!- Джонатан зевнул, на всякий случай натянув на себя джинсы и рубашку на скорую руку - воспоминания о том, что в данный момент он находился не у себя дома, а в отеле напомнили тому о необходимость соблюдать правила приличия.
  Спустя еще мгновение, стараясь изо всех сил отчаянно подавить очередной зевок, Джонатан открыл дверь столкнувшись взглядом с... Пустотой.
  Моргнув еще раз в непонимании Джонатан перевел взгляд чуть ниже, заприметив два завязанных небольших пучка, после чего лоб - а затем и два желтых глаза, смотревших на него исподлобья.
  -Уборка номеров,- голос, который он уже слышал до этого заставил Джонатана мгновенно продрать свои заспанные глаза и воззриться на девчонку, о которой он так много думал вчера...
  Нет, хватит, слишком много странных шуток в его голове возникает от этих мыслей!
  -Синдер?- Джонатан мгновенно попытался улыбнуться,- Помогаешь с самого утра?
  Однако то ли его актерское мастерство было не такого высокого уровня, как самому Джонатану хотелось надеяться - то ли его недосып служил причиной его слабой актерской игры - или по какой либо еще причине, однако на эти слова Синдер не ответила. Но не опустила взгляд - так что Джонатан мог засчитать себе это в качестве маленькой победы.
  -Уборка номеров,- впрочем, голос девчонки все также оставался сухим и едва не механическим, безо всякого намека на произошедшее вчера,- Ваш номер нуждается в уборке?
  -Нет, нет,- Джонатан также вздохнул, после чего выдохнул и, медленно, стараясь не сказать откровенной глупости - и удавить в зародыше все непристойные шутки, что так и роились в его голове - продолжил,- Хотя если ты зайдешь поболтать - я совсем не буду против.
  Ему даже не нужно было присматриваться для того, чтобы увидеть, как Синдер едва не вздрогнула от подобного обращения. Не потому, что это было неприятно - скорее от неожиданности, прежде чем взглянуть на Джонатана.
  Этот взгляд был...
  Не радостный. Скорее даже... Озлобленный.
  Ближайшее соответствие, что сам Джонатан мог подобрать был взгляд забитой собаки, которая не верила в то, что ей на самом деле протягивают кость. Это был волчий взгляд в котором Джонатан мог увидеть не просто ненависть - а ненависть, смешанную с болью и совершенно детской обидой на весь мир.
  -Если вам не нужна уборка номера - не стану вас задерживать,- наверное, в иных условиях это бы прозвучало буднично или механически, однако Джонатан услышал легкую нотку хрипа под самый конец фразы.
  Это было похоже на замерший ком в горле, как будто бы Синдер поперхнулась фразой - скорее, эмоциями, что стояли за этой фразой, прежде чем развернуться резко и уцепиться за стоявшую до того вне поля зрения тележку с уборочным инвентарем.
  В каком то смысле это был даже комичный вид - тележка выглядела в три раза больше самой Синдер и Джонатан видел, что Синдер толкала ту с определенным напряжением - но смеха эта картина определенно не вызывала.
  -Постой, может быть,- Джонатан сделал шаг вперед, преграждая Синдер путь,- Я могу помочь? Ну, ты знаешь, тележка тяжелая и...
  -Прошу, уйдите с дороги,- Синдер произнесла следующую фразу медленно, с нажимом, заставив Джонатана выдохнуть.
  -Конечно, просто предлагал свою помощь,- Джонатан мгновенно улыбнулся, сделав шаг в сторону, прежде чем заметить, хм...
  Кажется, ручка, за которую тянула тележку Синдер... Покраснела?
  Джонатан моргнул еще раз, помотав немного головой, чтобы понять, что увиденное не привиделось ему из-за недосыпа.
  Нет, определенно, металлическая ручка огромной тележки покраснела... Как будто бы от нагревания.
  Джонатан моргнул еще раз, глядя на руку Синдер, которой та тянула тележку - прежде чем моргнуть еще раз.
  Спустя еще мгновение он выдохнул и прикрыл глаза. С очками было бы лучше, однако и без очков, ха...
  Открывая свои глаза тот способен увидеть мир, каким он есть. Открывая глаза ты пробуждаешься ото сна, названного реальностью - чтобы увидеть мир, которым тот является на самом деле. Как свет не более, чем видимая глазом волна - так и всякая реальность не более, чем Теллуриан видимый разуму. Открывая глаза ты можешь увидеть волну, что составляет свет - и можешь увидеть Квинтэссенцию, что составляет Гобелен.
  Спустя еще мгновение Джонатан открыл глаза, взглянув на Синдер и на злосчастную ручку. Впрочем, это был не обычный взгляд - по крайней мере это был взгляд недоступный Спящему.
  И хотя Джонатан лишь в первый раз использовал это заклятие не на Земле, в первый раз в этом мире и в первый раз глядя на Синдер - он все же был бани Бонисагус, а потому был весьма знающ в вопросах определенного оккультно-мистического толка. И то, что увидел он в иных условиях он бы классифицировал как Арс Вириум уровня Инициат Экземптус - или, с поправкой на то, что использованная способность не подлежала классификации как магиа - локализованный Путь Адского Пламени, ограниченный не только в области действия, но и в силе.
  Иными словами - это было проявление "магической" - с точки зрения Спящего - способности.
  И хотя Джонатан, вновь, не был слишком осведомлен в метафизических законах этого мира - предположить, что это было не рядовой способностью тот мог.
  Джонатан моргнул, глядя на Синдер, уже удалившуюся от него подальше, после чего прикрыл глаза и выдохнул.
  Значит, Синдер... Обладала... Магическими умениями. Как их называли в этом мире? Проявление? Проявление чего, интересно?
  Джонатан еще раз помотал головой, прежде чем опять зевнуть и решительно кивнуть.
  Наблюдение за Синдер... Ему придется его организовать. Потому, что дело здесь было явно нечисто - не только семейные проблемы, но и магические способности в таком юном возрасте...
  Но сперва - Джонатан понял это едва не вывихнув себе челюсть еще одним мощным зевком - ему требовалось поспать.
  ***
  Следующее пробуждение Джонатана произошло значительно позднее - время, судя по часам, перевалило за полдень - и живот Джонатана намекал тому, что после вчерашних переживаний он был пуст и срочно нуждался в дозаправке. Сам же Джонатан, поднявшись с кровати, потянулся - после чего сбегал мгновенно в душ, прежде чем выйти из него полностью проснувшимся и даже, в каком-то смысле, в неплохом настроении.
  С Синдер ему не следовало делать слишком поспешных решений - и сама девчонка, судя по всему не особенно ждала от него таких решений. Если встреча с Синдер утром на что-то и намекнула самому Джонатану - то исключительно на то, что даже если она нуждалась в помощи - просто так она ее не примет... Не то, чтобы с ее точки зрения у нее вообще был повод доверять Джонатану.
  Вздохнув, Джонатан натянул на свои волосы резинку, прежде чем нацепить на себя плащ и положить очки во внутренний карман. Следующим шагом Джонатан взял в руки сумку, пустую на данный момент, после того, как Джонатан выложил из нее вещи - однако сам Джонатан планировал исправить этот недостаток сегодня. Если ему было необходимо устроить слежку - то ему следовало подготовиться, а значит на его руках была тысяча льен...
  Этого было немного, но Джонатан надеялся на то, что этого хватит. Он... Не хотел получать деньги тем же путем, что и в прошлый раз.
  После этого, выйдя из своего номера, Джонатан мгновенно оказался на галерее, с которой открывался неплохой вид на внутренний обеденный зал... Джонатан без труда разглядел, что за одним из этих столиков собралась довольно шумная компания из нескольких человек - одним из которых оказался вчерашний мужчина с двумя булавами за спиной - правда, в этот раз без булав, скорее всего оставшихся в его номере.
  Судя по всей информации, что он смог получить - это был охотник. А охотник, вероятно, был лучшим из всех возможных источников информации, что он мог найти... Однако вместе с тем Джонатан опасался и возможного ответа от охотника. Джонатан не был великим актером, его знания об этом мире были весьма поверхностны - и если охотники действительно выполняли роль профессиональных бойцов с монстрами и, периодически, с преступниками - то Джонатан не рискнул бы подходить к тому в данный момент. Выдохнув, Джонатан сделал шаг...
  Чтобы едва не вступить в огромный шмат грязи перед его номером.
  Непонимающе, Джонатан уставился на грязь - прежде чем различить в комке грязи отпечаток ботинок, довольно небольших, практически детских по размеру - и осознать, что это был не единичный след. Целая цепочка грязных следов вела по всему ковру, расстеленному на этаже - от лестницы и до...
  Джонатан моргнул от увиденного.
  Девчонка - не Синдер, а, судя по всему, какая-то из родственниц владелицы отеля - как мог вспомнить сам Джонатан, та, которая вчера доставила ему заказанный обед в номер - медленно, если не сказать вальяжно, выверяя шаги, шла по красному ковру в ботинках, настолько грязных, что каждый остающийся след на ковре заслуживал отдельной химчистки.
  Джонатан моргнул от странной картины. Разве их не должна была наругать владелица отеля за подобное поведение? Если та так относилась к Синдер - то она вряд ли была такой уж всепрощающей...
  После упоминания имени - Синдер - Джонатан мгновенно увидел ту.
  Синдер, что сидела на одной из этих галерей. Синдер, что, судя по виду, оттирала пятно с ковра. Синдер к которой направлялась девчонка в сапогах, оставляя огромные грязные следы. Синдер, что глядела на него злобно, словно бы ожидая возможности укусить руку, протягивающей ей кость из своей озлобленности. Синдер, что могла раскалить металл своим прикосновением...
  Джонатан мгновенно осознал, что ситуация была не просто дрянной. Она слишком быстро приближалась к отметке катастрофической.
  ***
  Синдер оттирала дрянное пятно уже шесть минут.
  Кто-то вчера пролил вино на ковер, однако Синдер заметила это только сейчас, когда оно уже въелось. Если Синдер заметила пятно только сейчас - значит она продемонстрировала пренебрежительное отношение к своим обязанностям. И это было наказуемо.
  Синдер ощущала, как давит ее чертов ошейник. Мисс Санни заставляла Синдер носить этот чертов ошейник под всеми слоями одежды, чтобы не вызывать вопросов у посетителей. Вопросы посетителей были наказуемы.
  Синдер оттирала это чертово пятно уже шесть минут. У нее оставалось всего четырнадцать минут прежде чем мисс Санни потребует от нее новую перемену блюд для уважаемых клиентов, что сейчас праздновали какую-то удачную миссию внизу. Чертовы охотники, чертовы охотники, чертовы охотники...
  Синдер провела щеткой еще раз, после чего воззрилась на дело ее рук. Так, хорошо... Пятно практически слилось с цветом ворса ковра - значит, когда оно высохнет мисс Санни его не увидит. У Синдер оставалось еще больше десяти минут чтобы вернуться на кухню и положить несколько порций, украсить, после чего она успевала помыть посуду, которую ей принесли бы на смену - затем стирка, необходимо было проверить белье нового постояльца, высохло ли оно... Если высохло - то Синдер успевала погладить его еще до того, как новая порция посуды от охотников прибыла бы на кухню, если нет - даже лучше, ведь Синдер в таком случае успевала бы замочить одежду мисс Санни и даже оттереть соус с ее платья и...
  -Кхм-кхм!- раздавшийся голос Аманды - а голоса двойняшек та научилась различать очень давно - заставил Синдер замереть, прежде чем медленно повернуться к говорившей, не откладывая свою щетку.
  Взгляд Синдер наткнулся на Аманду - конечно, кто же еще? - в...
  Синдер замерла.
  В монструозно грязных ботинках.
  Дальше разум Синдер на автомате отметил и то, что вереница грязных следов тянулась по всему этажу. По всему ковру.
  Десятки следов. Сорок? Пятьдесят?
  Каждый след нужно было оттирать отдельно. Это не меньше трех минут на каждый след. Через какое-то время они засохнут - и Синдер придется потратить еще больше время на это. Три часа... Может даже четыре.
  Четыре часа на коленях.
  Мисс Санни заметит это. Синдер не успеет по срокам. Нигде.
  Нерасторопность наказуема.
  -Ты пропустила пятно!- с этими словами Аманда сделала еще один шаг вперед, мгновенно шлепнув грязным сапогом о ковер, из-за чего грязь с сапога разлетелась веером, заляпывая ковер.
  Несколько мутных мерзких темных капель попали на руку и одежду Синдер.
  -Хах!- улыбнувшись своей шутке, Аманда расплылась в злобной ухмылке.
  Синдер сжала щетку в руках.
  Наказуемо. Наказуемо. Наказуемо.
  Мгновение спустя Проявление Синдер вышло из-под контроля - и та ощутила, как плавится дешевый пластик и дерево под ее рукой начинает плавиться, кипеть и испаряться одновременно чертова щетка, с которой она только что десять минут выводила одно чертово ПЯТНО!
  Синдер размахнулась, чтобы бросить чертову почти взорвавшуюся щетку в Аманду, как ощутила опустившуюся на ее плечо руку.
  Неожиданное ощущение руки на плече заставило Синдер замереть, прервав действие ее Проявления, заставив непонятное нечто, во что превратилась щетка в ее руках, застыть, упав на землю оплавленным комком, выжигая ворс ковра в месте соприкосновения.
  -Девочка...- услышанный голос за ее спиной был тихим и очень холодным,- А не пойти бы ли тебе погулять?
  Услышав эти слова Аманда вздрогнула, после чего воззрилась на человека, стоявшего за спиной Синдер, прежде чем бросить на Синдер колкий взгляд и двинуться дальше.
  Синдер замерла. Она уже слышала этот голос за последнее время... Слишком много за последнее время.
  -Что ты наделал?!- тихо, Синдер буквально прошипела, развернувшись к Джонатану, что возник за ее спиной и продолжал держать руку на ее плече,- Она должна была пострадать!
  -В кои-то веки, я согласен,- Джонатан медленно выдохнул, прежде чем продолжить,- Но чего бы ты этим добилась? Ты бы точно не убила ее и вряд ли бы искалечила. В лучшем случае - ожог и злость с ее стороны.
  -Этого бы хватило!- Синдер дернулась мгновенно в сторону,- Отпусти меня!
  На эти слова Джонатан не отреагировал, продолжая держать руку на плече Синдер.
  -Думаешь, это самый лучший вариант?- Джонатан взглянул на Синдер внимательно,- Выместить злобу на ней?
  Самый лучший?! САМЫЙ ЛУЧШИЙ?!
  -Это единственный мой вариант!- Синдер дернулась, стараясь вырваться из хватки Джонатана,- Отпусти меня или я закричу!
  Медленно, Джонатан выдохнул,- Не думаю. Ты не закричишь потому, что так ты привлечешь к себе внимание. И ты не любишь привлекать к себе внимание.
  Синдер замерла, услышав слова Джонатана, прежде чем опустить взгляд,- Уйди. Просто уйди.
  Джонатан медленно выдохнул еще раз,- Я действительно готов поговорить с тобой. Если тебе нужно.
  НУЖНО?! НУЖНО?!
  ЕЙ НИКТО НЕ НУЖЕН! НИКТО! ПУСТЬ ВСЕ ПРОСТО УЙДУТ ИЗ ЕЕ ЖИЗНИ! ПУСТЬ ВСЕ ОНИ КАТЯТСЯ К ЧЕРТУ! ПУСТЬ ВСЕ ОНИ ПРОПАДУТ, УМРУТ И НЕ ЛЕЗУТ К НЕЙ!
  -Отстань от меня,- Синдер медленно опустила взгляд,- Почему вы все так лезете ко мне? Почему вы просто не можете оставить меня в покое?
  Медленно та ощутила, как ее щеки становятся мокрыми сами по себе.
  Почему она такая слабая? Почему даже чертов путешественник может постоять за себя, отогнать Аманду, а она нет? Почему она такая никчемная?
  Синдер шмыгнула носом, опустив взгляд.
  -Ну-ну,- и чертов путешественник, почему он только к ней привязался?! Почему он провел ей рукой по волосам, успокаивая, как ее когда-то успокаивала мама?! Почему он полез не в свое дело?! Почему он не мог просто поступить также, как и остальные?! Почему он не мог просто сделать вид, что это не его дело и пройти мимо?! Почему он жалел ее?! Почему он смотрел на нее с жалостью?!- Не плачь. На нас люди смотрят - ты знаешь, картина со стороны вырисовывается весьма неоднозначная...
  Синдер хмыкнула невесело через всхлип, прежде чем все же отстраниться от Джонатана. Тот мягко убрал свою руку.
  -Мне надо убираться,- Синдер проговорила тихо,- Мисс Санни накажет меня, если я не начну уборку прямо сейчас.
  -Накажет?- Джонатан неожиданно уцепился за это проклятое слово,- В каком смысле, накажет?
  Синдер прикусила свой болтливый язык от досады.
  Ей не нужно было, чтобы этот чертов Джонатан ее жалел!
  -У вас все в порядке?- наконец-то Джонатан отвлекся на голос какого-то постояльца.
  "Какой-то чертов охотник" - Синдер бросила взгляд на появившегося мужчину - совсем старик по меркам Синдер, ему было уже лет сорок - с волосами стянутыми в хвост и уже пробивающейся сединой в прическе.
  -Да, все в порядке,- Джонатан ответил спокойно, однако охотник так и не уходил, глядя на Синдер.
  -Все хорошо,- та произнесла тихо, не поднимая взгляд.
  Охотник посверлил еще несколько секунд взглядом Джонатана и Синдер, прежде чем кивнуть и все же отправиться обратно к лестнице.
  Джонатан же только выдохнул и взглянул на Синдер с полуулыбкой,- Ну, я же говорил. Неоднозначная картина со стороны.
  Синдер негромко хмыкнула, не поднимая взгляд, прежде чем отвернуться,- Уходи. Мне надо убираться а тебе... Не знаю, сходи посмотри на виды, путешественник.
  -Так точно, мисс!- отдав шутовской приветствие, Джонатан направился преувеличенно-солдатским маршем к лестнице, заставив Синдер еще раз тихо хмыкнуть, прежде чем та перевела взгляд на уже подсохшие отпечатки ботинок Аманды и выдохнуть.
  Наказание.
  За это последует наказание. Не одно. И ей придется оттирать отпечатки чертовых ботинок всю ночь, чтобы утром Мисс Санни не назначила ей еще одно наказание.
  Синдер выдохнула, после чего потянула руку за щеткой, прежде чем вспомнила, что сплавила щетку в месиво чуть раньше.
  За порчу инвентаря последует еще одно наказание.
  Взгляд Синдер наткнулся на Джонатана, что вышел через двери отеля на улицу и та медленно вздохнула. По крайней мере за сегодня с ней за сегодня случилось не только наказание...
  
  Уродливое нутро красивой сказки
  
  Настроение с самого утра у Джонатана не задалось - пространные размышления о жизни, ранняя побудка, почти случившаяся катастрофа с человеческими жертвами - такие вещи могут испортить настроение любому человеку.
  Но Джонатан не унывал. Не сказать, чтобы он особенно был весел - в текущей ситуации быть однозначно веселым ему не казалось слишком уж правильным, однако как и полагается принявшему и смирившемуся со своей ситуацией - тот медленно начинал видеть в текущей ситуации не только отрицательные черты, но и положительные.
  С некоторыми вещами это выходило сложнее. Сложно, строго говоря, найти какие-либо положительные черты домашнего насилия в отношении затравленной девчонки, готовой в любой момент сорваться и просто начать причинять боль своим мучителям.
  "Хм" - Джонатан допустил в его разум мысль - "Но, если Синдер настолько довели, что она готова причинять боль своим мучителям... Почему она все еще продолжает им подчиняться?"
  Нет, Джонатан был бы последним человеком, что подталкивал бы ребенка на убегание из дома.
  Джонатан сбегал один раз из дома. Он тогда еще не совсем понимал цену своей телепортации на Земле, поэтому постоянные запреты старика на использование магии раздражали его. Он был совсем молодым и глупым...
  Ведь прошло целых три года, Джонатан так сильно вырос за это время!
  Джонатан усмехнулся своей шутке и помотал головой.
  Синдер, ха, Синдер... Синдер, затравленная, озлобленная, готовая вцепиться в глотку - и почему-то продолжающая подчиняться своей мучительнице. Почему?
  Мысль о некоем "наказании" всплыла в разуме Джонатана, заставив его нахмуриться.
  Наказание бывает разным. Бывает простым разговором, возможно даже криком...
  Но это вряд ли подействовало бы на Синдер.
  Бывает наказание стыдом или другими неприятными эмоциями.
  Запереть на ночь в темном и сыром подвале, полном тараканов...
  Джонатан медленно выдохнул и помотал головой.
  Вряд ли бы Синдер подвергалась физическому насилию. Даже если Мисс Санни и имела определенное влияние - судя по всему она не была местной правительницей, поэтому в случае, если на Синдер бы оставались синяки или ссадины, то кто-нибудь из постояльцев бы заметил это. Особенно учитывая, что охотники заметили даже его неуютное общение с Синдер и подошли вежливо поинтересоваться в сути происходящего.
  Недоедание... И, вероятно, отвратительные условия жизни. Возможно даже антисанитария.
  Джонатан захотел было сплюнуть на дорогу под его ногами, но завидев ближайших роботов - удержался от этого.
  Не хватало еще, чтобы эти техноболванчики делали замечание касательно манер истинному британскому джентльмену!
  Джонатан еще раз помотал головой, после чего на всякий случай вздохнул.
  Ему требовались документы, разобраться с Синдер и найти себе подходящую базу для проживания и работы - более значимую, нежели снятый на две недели номер в отеле.
  Однако Джонатан не знал о том, как правильно тому было необходимо начинать поиски нелегальных торговцев фальшивыми удостоверениями личности - если те, конечно же, вообще существовали, а не были еще одной из придумок создателей фильмов и книг.
  Еще Джонатану требовалось установить наблюдение за Синдер. И не путем установки камер наблюдения и жучков для прослушивания на ее одежде.
  И, конечно же, Джонатану было желательно приобрести себе подходящее здание со всеми удобствами, легально и абсолютно прозрачно. Ну или по крайней мере найти и обустроить себе постоянную базу, которую гарантированно бы не снесли спустя пару недель застройщики, обнаружившие неожиданно пустое здание на окраине города.
  Пути решения всех трех проблем не были до конца известны Джонатану, однако вместе с тем с решением каждой из возникших проблем Джонатану могла помочь магия.
  И потому Джонатан наконец-то мог найти положительный момент в своей жизни.
  В Умбральном мире магия была не вульгарна, а естественна, не порождала Парадокс. В Умбральных мирах магия, даже столь странная, как магиа, была нормальна - а потому нормальными были и иные вещи, например такие, как тасс.
  Базовый фундамент всего бытия, квинтэссенция, пронизывала все. В прямом смысле - все.
  Материя, атомы - это квинтэссенция. Энергия это тоже квинтэссенция. Информация это квинтэссенция. Мысли это тоже квинтэссенция. Идеи это тоже квинтэссенция.
  Все, что можно назвать "чем-то" - это квинтэссенция, обретшая определенную форму.
  Интересный факт, как маг бани Бонисагус специализацией Джонатана было не Арс Конлигационис, так называемая Сфера Связей, а Арс Потенцие, Сфера Основ, именно то Искусство, что обращается с квинтэссенцией.
  В любом случае, учитывая, что все в мире составлено из квинтэссенции - квинтэссенции в мире должно быть много. И это действительно так.
  Однако квинтэссенция является именно что составляющей частью чего-то большего. Квинтэссенции в мире очень много - свободной квинтэссенции в мире крайне мало. Точно также, как в атмосфере земли летают когда-то оторвавшиеся от лежащего на столе слитка золота отдельные атомы - точно также квинтэссенция витает в воздухе, многочисленная, но слишком разреженная. И потому найти случайно сгусток свободной квинтэссенции было подобно случайному нахождению слитка золота. Возможно, но маловероятно.
  И потому найти тасс, воплощенную квинтэссенцию, чистую свободную базовую единицу всего сущего было невероятной удачей. Чистая потенциальная энергия, потенциальная материя, потенциальная мысль и потенциальная сила - как вода в пустыне. Абсолютно обычна - и так невероятно ценна.
  На Земле тасс, свободная квинтэссенция сохраненная в отдельных предметах, местах, людях - была редкостью, и редкостью крайне ценной. Маги способны самостоятельно вырабатывать немного квинтэссенции каждый день, запасая ее внутри себя - Джонатан не любил бани Акаши, но их параллель касательно внутренней энергии, "ки" или "чи", Джонатан не помнил конкретно, была удобоварима в этом аспекте бытия.
  Однако в Умбральных мирах свободная квинтэссенция была абсолютно обычна. Обычна, как магия.
  И потому, когда найденный им не так далеко расположенный элитный магазин "Праховой Компании Шни", белое здание, выполненное в современном стиле, с позолоченными буквами, сигилами белых снежинок на вывеске, охраняющееся не менее, чем десятком роботов оказалось самым настоящим местом продажи тасса, словно бы самой обычной повседневной мелочи, что мог встретить на улице скучающий прохожий - Джонатан был к этому готов.
  Или, сам Джонатан так думал.
  ***
  Эми незаинтересованно перевела взгляд, наблюдая, как в ее магазин вошел очередной посетитель, бросавший взгляды по сторонам, так, словно бы впервые оказался в подобном заведении. Впрочем, учитывая, что та не могла узнать по виду посетителя - возможно он действительно был новеньким посетителем в магазине Шни.
  "Надеюсь, он не из Мантла" - Эми фыркнула внутренне, после чего пригляделась к новому посетителю внимательнее - "Хотя, он не в обносках, так что скорее всего нет."
  Новенький посетитель - парень возрастом младше самой Эми на несколько лет - оглядывал буквально каждую полку своим взглядом, останавливаясь периодически на отдельных экземплярах продающихся кристаллов праха, медленно, словно бы нашептывая что-то себе под нос.
  Впрочем, Эми не интересовало, что именно тот нашептывал себе. Вероятнее всего, повторял список покупок или подобная же мелочь.
  Однако никаких иных развлечений, кроме как наблюдение за новеньким посетителем, Эми в данный момент не видела и потому была вынуждена так или иначе следить за тем взглядом.
  Новенький посетитель, молодой подросток в самых обычных джинсах и белой рубашке, прикрытой серым плащом и фетровой шляпой, что придавало тому весьма комичный вид, с черными волосами, собранными в короткий хвостик, осматривал магазин Шни с такой внимательностью и щепетильностью, что на секунду Эми даже задумалась, не была ли это какая-нибудь тайная проверка, посланная ее начальством во время ее работы - и на всякий случай все же вытянулась, перестав выражать скуку всем своим видом, приобретя вид уверенного профессионала - но продолжая следить за новеньким посетителем.
  В руках подросток держал сумку - весьма объемную, судя по виду - чем только подкреплял мысль Эми о том, что тот прибыл за достаточно крупным заказом праха - однако вместе с тем тот факт, что, словно бы совершенно не замечая Эми, тот продолжал ходить по магазину, осматривая каждый закуток и каждый выставленный лот, оставаясь немного странным для самой Эми. Хотя, не то, чтобы это вообще должно было как-либо заинтересовать ту.
  Пройдя от начала и до самого конца магазина, совершенно не замечая Эми, парень, в конце концов приблизился к стоящему на самом видном месте самому дорогому товару - настоящему бриллианту всего магазина, прежде чем медленно протянуть руки во внутренний карман куртки.
  В иных, условиях, возможно, Эми бы заметила, как мелко дрожали руки Джонатана, доставшего футляр, а после свои очки - однако уже решив внутренне для себя кем являлся клиент та потеряла практически весь интерес к тому, только заметив, как тот медленно нацепил на себя очки...
  Прежде чем ту привлек негромкий звук треска стекла.
  Обернувшись, Эми увидела сперва парня - уже без очков - а спустя мгновение очки, что упали на землю, треснув.
  Эми скривилась - потеря очков была неприятным событием - но парень, кажется, даже не замечал произошедшего с ним, продолжая практически зачарованно смотреть на выставленный перед ним лот.
  "Первый раз в магазине Шни" - легко вывела для себя Эми - "Никогда, наверное, не видел столь качественный прах..."
  Однако парень продолжал стоять, не обращая внимания ни на что в мире, глядя зачарованно на выставленный лот, заставив Эми вздохнуть, прежде чем подать голос,- Вам что-то подсказать?
  После этих слов парень вздрогнул, явно забыв, что в магазине помимо товаров существовал и продавец, прежде чем повернуться к девушке, постаравшись придать своему выражению лица некоторое подобие серьезности - но Эми видела, что тот едва сдерживался от того, чтобы развернуться от Эми к выставленному праху.
  "Я что, настолько непривлекательная?" - Эми возмущенно выдохнула внутренне, состроив вежливую улыбку на лице,- И ваши очки...
  Словно бы только сейчас осознав, что он разбил очки, парень медленно перевел взгляд себе под ноги, моргнув.
  -Очки?- словно бы не понимая сказанного, но глядя на разбившиеся очки, произнес тот,- Очки, ха... Очки, да, точно, очки... Очки...
  Эми нахмурилась, глядя на парня - тот словно бы не осознавал сказанное...
  Ей оставалось только надеяться на то, что тот был в адекватном состоянии и ей не потребуется применять роботизированную охрану и выводить того прочь, из магазина.
  -Очки это плохо...- парень моргнул еще раз,- Очень-очень... Плохо... Новые... Надо будет... Купить... Потом... Как-нибудь...
  Эми нахмурилась, глядя на парня, после чего присмотрелась к тому изо всех сил, определяя нужность вмешательства охраны.
  Судя по виду, парень не был похож на наркомана или пьяницу - однако не заметить какого-то абсолютно отрешенного взгляда, медленной речи, спутанных мыслей было нельзя. Тот выглядел невероятно погруженным в свои мысли... Если не совершенно потерявшимся в мире собственных грез.
  -Вам что-нибудь подсказать?- еще раз попыталась пробиться сквозь пелену беспробудной отрешенности Эми.
  Парень моргнул еще раз...
  Прежде чем перевести взгляд на ту и улыбнуться.
  -Конечно,- кивнул тот, смотря на Эми внимательно,- Подскажите мне цену... Всего, что есть в магазине.
  ***
  Джонатан стал беднее на четыреста льен. В его кармане прямо сейчас оставалось всего пятьсот.
  "Я богат" - как-то даже спокойно думал Джонатан.
  В его сумке покоилось десять небольших герметичных контейнеров, заполненных прахом. Местным названием тасса.
  "Я просто охренительно богат" - Джонатан улыбался каждому прохожему.
  "За такую поставку... Пятьдесят тысяч фунтов? Или сто? Или двести? Или миллион?" - Джонатан силился предугадать возможную реакцию гипотетических покупателей - "Ха... За такой улов несколько ковенов вырезали бы друг друга подчистую."
  Десять контейнеров. Стоимость каждого - десять льен. Стоимость наполнения - тридцать льен.
  Сорок льен. Десять контейнеров.
  Джонатан был уверен - старик за свою жизнь никогда не видел столько тасса в одном месте.
  Он был богат. Он был просто нечеловечески богат.
  Джонатан был уверен, он мог за содержимое одного подобного магазина купить половину своего Ордена.
  Может быть не Магистров, хотя даже они вряд ли бы отказались от подобного подарка с его стороны.
  Джонатан мог сделать себе не просто карьеру, он мог построить всю свою жизнь на торговле тассом из этого мира.
  Если провести вновь параллель, один фунт к одному льен, он только что превратил четыреста льен в пятьдесят тысяч льен. Минимум. Просто купив и перепродав.
  Это если сдавать, буквально, поштучно. Если брать в расчет законы рынка - подобная поставка вполне могла стоить двести или триста тысяч.
  А он только что купил активы ценой в триста тысяч фунтов за четыреста льен.
  Джонатан чувствовал себя так, словно бы он обманул сразу всех, воспользовавшись наивностью местных аборигенов. Словно бы он был...
  Голландцем, только что купившим у индейцев Манхэттен за двадцать четыре доллара.
  Джонатан едва подавил свой порыв расхохотаться громогласным смехом, только выжав из себя пару сухих смешков, заметив, как несколько одиноких прохожих бросили на него взгляды, продолжая идти по своим делам, прежде чем приподнять свой плащ и опустить шляпу, немного ускорив шаг, стремясь скрыться от местных прохожих, словно бы опасаясь, что те смогут опознать глупость, что они совершили, и потребовать у него товар обратно.
  Только чудо сейчас удерживало Джонатана от телепортации по крышам Атласа.
  Чудо и понимание того, что только время могло помочь ему успокоиться и не истратить два галлона чистой квинтэссенции прямо сейчас.
  ***
  Джонатан вернулся в свой номер не обратив внимания на Мисс Санни, едва не вздрагивая от осознания того, насколько же невероятными активами тот обладал.
  За, фактически, бесценок.
  Джонатан мог использовать тасс как пряность. Как сахар. Добавить себе в чай и размешать. И выпить. Уничтожив ко всем чертям благословенный тасс.
  Вот ЭТО будет понтами.
  Ха, а зарабатывать деньги гораздо проще, чем Джонатан думал до того!
  Джонатан даже не почувствовал вкуса выпечки, что он перехватил по дороге, просто не переставая размышлять о том, что он только что заполучил себе в руки.
  Джонатан боялся из-за того, что просто не мог осознать - насколько здесь это обычное дело.
  Он бы не стал поставщиком. За подобную поставку его бы вычислили и убили еще до того, как он смог бы отдать свой товар кому-либо. Настолько это было значительно.
  Купленный прах, тасс, был настолько невероятен в своем объеме, что Джонатан безо всяческого стеснения мог сказать, что даже если бы он прямо сейчас начал бы проводить самый расточительный ритуал, что он мог вообразить - он не потратил бы и четверти от всего купленного.
  Ну, исключая, конечно, варианта, при котором он бы просто обсыпался прахом и начал бегать по всему Атласу как наркоман, дорвавшийся до дозы.
  Джонатан буквально ощущал, мучительно, что список раскрывшихся перед ним перспектив был настолько велик, что он не мог даже определиться с тем, чем он займется прямо сейчас.
  Телепортироваться на другую сторону этого мира?
  Начать запасать свое тело квинтэссенцией пока его не разорвет на части?
  Создать пространственные помехи... Над всем Атласом. Разом.
  Джонатан ощутил медленно нарастающие истерические смешки в голосе.
  И, не сдерживаясь, дьявольски расхохотался.
  Джонатан был не просто богат в плане денег.
  Ведь, как учат в Ордене, квинтэссенция есть все.
  ***
  В наступавшем вечере Синдер видела впереди свою судьбу.
  Нет, она не умела глядеть в будущее, сколько просто обладала зачатками разума достаточными для того, чтобы осознать свое будущее.
  Мисс Санни видела, что Аманда оставила следы.
  Она даже наругала ее.
  Если быть более точным, то она произнесла "Не делай так больше" и грозно покачала пальчиком.
  Потом Аманда расплакалась и мисс Санни, конечно же, начала ту утешать, в итоге пообещав той купить так нравящееся ей платье. Ведь цена вопроса была всего в двадцать тысяч льен.
  Мисс Санни не тратилась на обслугу отеля, она могла позволить себе подобные траты по своему желанию. Ведь это была ее любимая дочка.
  Не, что Синдер.
  На Синдер мисс Санни тратила невероятные суммы.
  Ведь ей даже выделили комнату. Ведь ей дали возможность доедать за посетителями. Ведь ей предоставляли возможность использовать инструменты. Ведь ей дали смысл жизни.
  Ведь "без меня ты - ничто".
  Синдер ощутила, как ее Проявление начинает выходить из-под контроля и отдернула руку от деревянной столешнице, на которую та оперлась, до того, как на той остались бы почерневшие следы копоти.
  Ведь Синдер даже не может ценить то, что ей дали!
  Какая мерзкая девчонка! Как она только не понимает, что обязана ей всем! Как у нее рука может подняться на тех, кто принял ее в семью!
  Синдер все еще считала, что она должна была наказать Аманду. Должна была!
  Если кто-либо и заслуживал наказания - то это была НЕ Синдер.
  Чертов путешественник...
  Как его звали? Джонатан?
  Но Джонатан...
  Возможно, только возможно, он был прав. Синдер действительно выбрала бы не лучший вариант, если бы просто кинула в Аманду чертовой щеткой.
  Она бы раскрыла свою ауру. И свое проявление.
  Аура была главным козырем Синдер.
  Если она использовала ауру - то наказание было не таким болезненным. Благодаря ауре она могла восстанавливаться быстрее предполагаемого срока. И мисс Санни не знала этого.
  Если бы она знала это, то наказание Синдер было бы более болезненным, чем до этого. Более длительным. Синдер не смогла бы выкрадывать несколько часов после каждой сессии наказания, "чтобы восстановиться". Не было бы лишних часов для сна.
  Джонатан, хах, гребаный путешественник... Он сказал Синдер правильно. Если бы мисс Санни узнала о том, что у Синдер была аура - она бы заставила Синдер работать еще больше. Этого нельзя было допустить.
  Синдер медленно выдохнула и поднялась над столешницей.
  После того, как она перемыла посуду последний из этих чертовых охотников скрылся в своем номере, а отель закрылся на ночь. Все посетители теперь были в своих номерах - а это значит, что мисс Санни могла не рисковать наказывая Синдер.
  Синдер медленно сжала кулаки до побеления костяшек, прежде чем медленно разжать их.
  Пока она перемывала тарелки у нее было время отсрочить неизбежное. Несколько лишних секунд чтобы собраться с мыслями. После чего направиться к мисс Санни. Быстрее, ведь нерасторопность наказуема.
  Синдер выдохнула, прежде чем развернуться от раковины и медленно направиться к мисс Санни.
  Та поджидала ее на обычном месте для наказаний - комната для блюд, за стеной от кухни и за стеной от общего холла.
  Мисс Санни не хотела, чтобы кто-то из присутствующих посетителей видел наказание.
  Синдер проделала несколько шагов до двери, прежде чем в последний раз медленно выдохнуть и опустить взгляд в пол.
  Мисс Санни не любила, когда ей смотрят в глаза.
  Спустя еще мгновение Синдер открыла дверь, глядя в пол, но даже так она видела, что помимо мисс Санни в комнате было еще двое людей.
  Аманда и Ли, ха... Они любили смотреть на то, как мисс Санни наказывает Синдер.
  Если бы Синдер была старше она могла бы догадаться о ненормальности этого факта.
  Но Синдер прожила четыре года в этом чертовом отеле, с четырех и до восьми. Она привыкла к этому.
  Поэтому Синдер не почувствовала никакого удивления, поняв, что близняшки вновь были вместе со своей матерью. Как всегда.
  Синдер сделала несколько шагов, оказавшись перед мисс Санни, глядя в пол, молча.
  Несколько секунд в комнате царила тишина, прежде чем Синдер услышала голос мисс Санни.
  -Синдер,- голос женщины был холоден, как и всегда,- Что произошло сегодня с ковром на втором этаже?
  -Я проявила крайнее пренебрежение своими обязанностями и добротой проявленной ко мне, мисс Санни,- Синдер говорила медленно и тихо.
  Она знала, что обвинение Аманды было неверным решением. Аманда была лучшей дочкой в мире. Она не могла сделать что-то ужасное.
  Все плохое в отеле происходило из-за Синдер.
  Синдер научилась говорить правильные слова. У нее было много практики.
  -Да, ты поступила плохо,- голос мисс Санни был спокойным,- Синдер, разве я мало тебе дала? Разве я не забочусь о тебе? Разве я не взяла тебя в нашу семью?
  -Да, мисс Санни,- Синдер выучила, что мисс Санни была мисс Санни, а не матерью,- Без вас я ничто.
  Эта фраза спасала Синдер. Когда ее аура еще не была открыта только эта фраза могла смягчить наказание. Только эта фраза давала Синдер надежду на прекращение наказания. Синдер научилась многому за эти годы.
  -Синдер, ты поступила очень плохо,- голос мисс Санни был тихим, поэтому Синдер, не поднимая взгляд, могла услышать, что мисс Санни достала пульт.
  Пульт от ее ошейника. Как собака.
  -Плохие поступки должны быть наказаны,- мисс Санни подняла пульт, а Синдер услышала, как захихикали близняшки. Это была их любимая часть наказания.
  Спустя еще мгновение Синдер ощутила, как разряд электричества от ее чертова ошейника впился в ее тело.
  Аура могла защитить Синдер. Однако этого нельзя было делать. Синдер должна была ощутить часть своего наказания, часть этой боли. Без боли Синдер могла выдать свой секрет неправильной игрой.
  Поэтому Синдер ощутила удар электричества. Не такой сильный, как должна была - но это был удар, что все еще мог заставить ту упасть на колени.
  Хорошо. Мисс Санни нравилось видеть Синдер на коленях. Если это нравилось мисс Санни - то она раньше бы отпустила Синдер.
  Синдер не сдерживала мучительных стонов - это тоже нравилось мисс Санни. Но не крики. Крики могли разбудить постояльцев отеля. Это не нравилось мисс Санни. То, что не нравилось мисс Санни было наказуемо.
  Синдер прикусила губу, сдерживаясь крик.
  Это была меньшая боль, чем Синдер могла испытать. Но это было болью. Болью, что она должна была испытать.
  Мисс Санни продолжила держать палец на кнопке, глядя на Синдер, скорчившуюся на полу, еще несколько секунд, прежде чем снять палец, прекратив бить Синдер электричеством.
  -Произнеси это,- мисс Санни взглянула на Синдер.
  Синдер медленно отдышалась, однако она не стала затягивать со своим ответом. У мисс Санни был небольшой запас терпения.
  -Без вас - я ничто,- Синдер произнесла медленно, по слогам, слыша, как раздаются хихикающие смешки двух близняшек, явно переглядывавшихся друг с другом.
  -Верно,- Синдер услышала самодовольную ухмылку в голосе мисс Санни, что заставило Синдер сжать зубы до скрипа,- Никогда не забывай это, Синдер.
  -Я не забуду этого, мисс Санни,- Синдер произнесла медленно, сквозь зубы.
  После этого обычно следовал второй раунд наказания. Второй удар током. Короче, чем первый. Синдер была готова.
  Синдер хороша знала мисс Санни,- Ковер должен быть чист к шести утра. Полностью. Теперь же, касательно нового постояльца... Уважаемый клиент, мистер Родс, охотник, обратился ко мне по поводу устроенной тобой сцены и твоего общения с постояльцем из номера двести двадцать шесть, неким Джонатаном. Что ты хочешь сказать по этому поводу, Синдер?
  Синдер сжала зубы.
  Охотник, чертов охотник... Гребаный идиот...
  -Я очень виновата в том, что заставила уважаемого клиента, охотника, мистера Родса волноваться,- Синдер поднялась с земли, продолжая стоять на коленях, медленно пытаясь отдышаться,- Я обещаю, что этого никогда не повториться.
  -Верно, Синдер, этого никогда не должно повториться,- Синдер ощутила шестым чувством, что мисс Санни подняла палец над кнопкой,- Для того, чтобы ты запомнила это...
  Еще один удар электричества ударил по Синдер, заставив ту скорчиться от боли.
  Смех двух близняшек рядом заставил Синдер сжать зубы.
  Синдер сжимала зубы от боли и бессильной злобы, пряча взгляд.
  Она ненавидела их. Они должны были умереть. Они должны были испытать ту же боль, что и Синдер.
  Синдер сжимала зубы.
  Чертов ошейник продолжал бить ее электричеством - но недолго. Второе наказание всегда было более коротким, чем первое.
  Спустя всего несколько секунд мисс Санни сняла палец с кнопки, позволив Синдер вдохнуть резко, ощущая, как непроизвольно на ее лице выступают слезы.
  -Запомни, Синдер,- мисс Санни произнесла медленно,- Без нас ты - ничто.
  -Без вас я ничто,- Синдер произнесла медленно.
  Синдер ощущала, что внутри нее закипает злоба... Но Синдер была слаба.
  Слишком слабая и жалкая.
  Даже задерживая лишь часть электричества ее аура потеряла большую часть. У мисс Санни все также в руках оставался пульт от ошейника.
  Даже если бы Синдер бросилась сейчас на мисс Санни - она бы не смогла противостоять той. Ее бы били электричеством как бешеную собаку.
  Синдер знала это. Синдер пыталась бороться до этого.
  Синдер вздрогнула, прежде чем услышать голос мисс Санни.
  -К утру ковер должен быть чист,- мисс Санни бросила, удостоившись реакции от близняшек, посмеявшихся, словно бы от шутки,- Гости легли спать. Ты можешь быть свободна.
  Спустя еще мгновение Синдер услышала звук удаляющихся шагов, прежде чем остаться одна.
  К утру, ха...
  Синдер подняла взгляд на часы, висящие на стене, что мерно отмеряли одиннадцатый час вечера...
  Синдер успела убрать часть следов, так что работы оставалось лишь на два часа.
  К шести утра - значит, у нее было пять часов сна...
  Синдер сжала зубы, прежде чем вздохнуть медленно, чувствуя, как пытаются пробиться наружу слезы.
  Почему она такая жалкая?
  Почему она ничего не может сделать против мисс Санни?
  Почему она такая слабая?
  Почему она унижается, чтобы не получить плеть?
  Почему это происходит с ней?
  Синдер сжала зубы, прежде чем подняться с пола, медленно отряхиваясь. Это было бесполезно - на стирку своей одежды у Синдер постоянно не хватало времени, так что ее одежда была грязнее пола, но Синдер казалось, что этим она может отряхнуться от всего произошедшего с ней.
  После этого Синдер направилась в выделенную ей комнату. Мисс Санни должна видеть, что Синдер отправилась спать.
  Выделенная ей каморка использовалась для хранения уборочного инвентаря когда-то - но теперь в маленькой комнатке лежал матрас и тонкое покрывало, которым она укрывалась каждую ночь.
  Отопление плохо прогревало этот чулан. Поэтому ей и отдали его. Уборочный инвентарь не может храниться в столь ужасающих условиях.
  Поэтому в этом чулане теперь жила Синдер.
  Синдер вздохнула, протискиваясь в каморку, пара квадратных метров, место только для ее одежды и матраса.
  Но мисс Санни знала этот отель хуже, чем Синдер. Мисс Санни сидела на ресепшене. Синдер облазила все закутки этого отеля.
  Каморка была оборудована замком. Тем, который можно было закрыть изнутри. Это было странно - но играло на руку Синдер. Она предпочитала не привлекать внимание мисс Санни к этой странности.
  Закрыв за собой дверь Синдер сделала пару шагов, прежде чем приподнять решетку вентиляции. Старая вентиляция - даже небольшой взрослый мог через нее пролезть. Хорошо.
  После этого Синдер протиснулась в вентиляцию, оказавшись в темном узком тоннеле, прежде чем продвинуться по нему.
  Первый поворот направо... Затем вперед... И налево...
  Спустя еще мгновение Синдер оказалась перед выходом в темное пыльное помещение, освещаемое лишь лунным светом через единственное окно.
  Заброшенная комната, заставленная многочисленной сломанной мебелью, накрытой белыми простынями. Мисс Санни даже забыла о том, что у них была эта комната.
  Хорошо. В этой комнате стояла старая сломанная кровать. Белые простыни можно было подложить вместо матраса и использовать вместо одеяла. В комнате было много места. В комнату не заглядывала мисс Санни.
  Это было личным маленьким мирком Синдер. Местом, в которое она уходила каждый день.
  Мисс Санни не просыпалась раньше восьми. Близняшки вставали к девяти в школу. Здесь Синдер была спокойна. Здесь Синдер была одна.
  Здесь Синдер было хорошо. Здесь не было никого...
  -Ха, а у вас Луна сломанная... Или даже... Это не луна... - голос Джонатана разнесся по комнате Синдер, заставив ту замереть.
  Все мысли девушки перепутались в ее голове.
  Джонатан? Здесь?! КАК?!
  Синдер сглотнула, медленно развернувшись и найдя Джонатана, сидевшего на диване, выдохнула.
  Джонатан был здесь... Ха...
  -Что ты здесь делаешь?- Синдер медленно вгляделась в того.
  Джонатан, только сейчас осознав появление Синдер, моргнул, прежде чем развернуться к той, глядя на Синдер внимательно.
  Синдер замерла, глядя на Джонатана.
  Его глаза были серьезны. До смертельного серьезны.
  -Синдер,- Джонатан вгляделся в девушку - и Синдер увидела, что его взгляд смотрел на ее шею. Нет, чуть ниже, сквозь ее рабочую одежду и прямиком на висевший на ее груди кулон.
  Ошейник. Джонатан медленно кивнул, переведя взгляд в глаза Синдер,- Я хочу помочь тебе.
  
  Тот, кого ты видишь в зеркале
  
  В мире существует много фобий. Глупых, обычных, редких, удивительных...
  Обычно люди боятся того, что они не понимают. Насекомых, рептилий, вирусов, бактерий, роботов, демонов...
  Люди совсем не понимают людей. Поэтому люди очень боятся людей.
  Маги, вознесенная высшая каста человечества. Они отринули суеверия и слабости Спящих, чтобы взглянуть на Теллуриан таким, каков он есть.
  Но они не перестали быть людьми от того.
  Маги, Пробуждаясь, не теряют своих слабостей, страхов, устремлений и желаний.
  Джонатан боялся зеркал.
  Не в смысле, что он боялся самих зеркал, боялся начищенного и отполированного металла или объектов с нанесенными на них амальгамами. Джонатан не был из тех, кто мог застыть в панике глядя на зеркало и не был проклят когда-то кем-то из обитателей Speculum Orbis Terrarum. Это был обычный страх, тянущийся из детства.
  Глупые детские страхи пронизывали разум людей, суеверия и заблуждения с самого начала их жизни.
  Джонатан боялся однажды заглянуть в зеркало и не увидеть там себя.
  Джонатан не боялся проклятия и не испытывал панического страха думая о том, что в зеркале ему улыбнется другой человек. Нет, Орден Гермеса любил зеркала - их использовали для связи и для наблюдения - поэтому от этой части страха Джонатан был избавлен.
  Он боялся однажды увидеть в зеркале Джонатана Гудмана, что не являлся бы им.
  И потому Джонатан, заглядывая в зеркало, всегда задавал себе вопрос - кого он видит перед собой?
  Видел ли он Джонатана Гудмана, сына старика, молодого Адепта, подающего надежду последователя Арс Юнитатис?
  Джонатан мог бросить Синдер. Наверное, это было бы даже с какой-то стороны правильно. Выживание, удобство жизни, эффективность действий была в почете в Ордене.
  Но, найдя себе базу, обзаведясь прахом, собрав вокруг себя невероятные артефакты и чудеса мира, заглянув в зеркало, кого бы увидел Джонатан смотрящим в ответ?
  Джонатана, что имел возможность сделать мир хотя бы чуть-чуть лучше. Джонатана, что не спас Синдер. Джонатана, что промолчал. Джонатана, что сбежал.
  У Джонатана не было плана. Кроме старых, плохих планов. Убить кого-нибудь - или, может быть, просто схватить Синдер и броситься бежать, без цели и без средств к существованию.
  Но Джонатан боялся однажды взглянуть в зеркало и не увидеть в нем себя.
  Поэтому глядя на Синдер через зеркало, глядя на Синдер, которую истязали током, глядя на Синдер, стонущую в грязи, глядя на Синдер, сбегающую в свой личный маленький мир лишь для того, чтобы получить передышку от жестокой реальности - Джонатан решился.
  Так произошло.
  ***
  -Я хочу тебе помочь,- слова Джонатана прозвучали для Синдер неожиданно, заставив ту сглотнуть.
  Синдер стояла, опустив руки, глядя на Джонатана.
  Ее личное маленькое святилище, ее личный мирок был осквернен. Разрушен. Не пуст.
  -Зачем ты пришел сюда?- Синдер не знала, что она должна была делать. Не знала, чего ожидать дальше. Зачем Джонатан пришел сюда? Что он планирует делать?
  Почему он опять вмешивается в ее жизнь?!
  -Выметайся!- Синдер рявкнула настолько, насколько это было возможно, стараясь звучать угрожающе, но, как и следовало ожидать, результат получился вовсе не тот, на который Синдер рассчитывала. Синдер в лучшем случае могла упереться Джонатану макушкой в подмышку при сравнении их роста и размера, а вихрь эмоций, бурлящий внутри, заставил ее угрозу выйти скорее паникующим возгласом.
  Джонатан вздохнул медленно, прежде чем взглянуть на Синдер вновь,- Я хочу помочь.
  Синдер замерла.
  Это было странно. Ей не говорили эти слова. Никогда.
  Ни в детском доме. Ни в этом отеле. Ни посетители. Ни воспитатели. Ни сестры. Ни сверстники.
  Синдер резко втянула воздух, ощущая, как нагрелся под ее одеждой ее ошейник, потянувшись к тому - после наказания кулон имел отвратительное свойство нагреваться, поэтому ей нужно было достать тот, чтобы не получить еще один ожог на груди - однако Синдер остановила свою руку до того, как коснулась бы проклятого ожерелья.
  Однако, судя по взгляду Джонатана она сделала это недостаточно быстро, чтобы Джонатан этого не заметил.
  -Я хочу помочь,- Джонатан произнес это еще раз, после чего перевел взгляд, столкнувшись взглядом с Синдер и...
  Улыбнулся. Не насмехаясь и не злой насмешкой, к которой привыкла Синдер. Не покровительственно и не снисходительно, а... Добро.
  Джонатан просто добро улыбнулся ей, будто бы и не собирался делать ничего больше.
  Словно бы он хотел помочь ей.
  -Убирайся!- Синдер выкрикнула еще раз, однако и в этот раз в ее голосе не было злобы, которую она должна была чувствовать. В нем была паника. Обида. Непонимание,- Убирайся сейчас же! Убирайся прочь!
  -Синдер,- Джонатан поднял медленно руки, словно б показывая свою безоружность, и... Улыбнулся,- Я просто хочу помочь.
  Синдер сжала кулаки до боли, чувствуя, как в ее глазах начинает щипать.
  Это было мерзкое чувство. Синдер не нравилось это чувство.
  Плакать - значит быть слабой. Синдер ненавидела слабость.
  -Ты поможешь мне, если уйдешь прочь,- Синдер до боли сжала свои руки, уперев взгляд в пол,- Мне не нужна твоя помощь!
  -Все хорошо, Синдер,- Джонатан медленно поднялся со своего места, прежде чем сделать шаг к Синдер,- Я здесь. Я просто пришел помочь. Обещаю, я не хочу ничего больше.
  -Мне не нужна помощь!- Синдер не выдержала первой, выкрикнув, громко топнув,- Помощь это слабость! Помощь это признание своей слабости!
  -Синдер,- Синдер смотрела в пол перед собой, бессильная сделать что либо, слыша лишь приближение шагов Джонатана,- Помощь это не признание слабости. Помощь иногда бывает нужна всем нам.
  Синдер сжала кулаки до побеления, не поднимая взгляд. Слыша лишь приближение шагов, она прошипела едва слышно,- Мне не нужна помощь! Я не слабая!
  -Конечно нет, Синдер,- голос Джонатана заставил Синдер поперхнуться воздухом.
  Он не звучал зло или насмешливо. Горделиво или снисходительно. Нет, он звучал... Так странно,- Ты очень сильная, Синдер. Очень-очень сильная.
  Джонатан оказался рядом с Синдер, заставив ту замерть, ожидая... Чего-то. Чего угодно! Удара! Насмешки! Наказания!
  Синдер вдруг ощутила, как на ее голове оказалась руками и совершенно рефлекторно подняла взгляд, глядя на Джонатана.
  -Ты сильная, Синдер,- и он улыбнулся ей. Добро, отечески, наставительно, грустно, поддерживающе... Так неправильно...
  Синдер опустила взгляд, вниз.
  -Ты самая сильная из всех, кого я знаю, Синдер,- Джонатан говорил. Так глупо! Так странно! Так... по-доброму,- Ты самая сильная. Ты прошла через столь многое. Ты выдержала столько, сколько я не могу даже представить. Ты очень сильная, Синдер.
  Джонатан медленно поднял руку, обняв Синдер, после чего прижал ее к себе.
  Это были простые человеческие объятия. Семейные. Утешающие.
  Такие странные...
  -Поэтому я и хочу помочь тебе, Синдер,- Джонатан говорил, говорил и говорил,- Потому, что ты самая сильная из всех, кого я знаю.
  -Я не слабая...- Синдер произнесла тихо, чувствуя, как вновь начинают щипать глаза слезы,- Я не слабая!
  -Нет, не слабая,- Джонатан обнял Синдер, уткнув ту в свою грудь,- Ты очень-очень сильная.
  -Я не слабая... Я не слабая...- Синдер, до того стоявшая так обессиленно подняла руки в ответ, обхватив Джонатана, прижавшись к нему, заставив того почувствовать, как его его футболка начинает намокать,- Я не слабая... Я не слабая... Я не слабая...
  -Нет, не слабая,- Джонатан медленно поднял руку и провел по волосам Синдер, раз, затем другой, а затем еще...- Ты самая сильная...
  ***
  Синдер, потратив последние остатки своих сил, была абсолютно вымотана и не стала сопротивляться, когда Джонатан вздохнул, после чего достал из кармана горсть... праха - и резким движением вжал Синдер в себя, перекрывая любой обзор той - спустя секунду отпустив девчонку.
  Синдер моргнула непонимающе, прежде чем отпустить Джонатана, футболка которого теперь была насквозь мокрой, и протереть свои глаза, что теперь высохли и начинали неприятно щипать, после чего оглянуться еще раз.
  Неожиданно та оказалась в номере Джонатана, хотя до этого стояла в своей комнате...
  Синдер шмыгнула носом, прежде чем оглядеться и медленно зевнуть. Она опаздывала... Ей оставалось всего четыре с половиной часа сна... После этого ей нужно было проснуться, чтобы продолжить чистить ковер...
  Джонатан вздохнул, глядя на Синдер, прежде чем помотать головой и оглядеть свою футболку, прилипающую к его телу. Синдер неожиданно почувствовала стыд от того, что испачкала футболку Джонатану, опустив взгляд.
  -Не опускай взгляд, Синдер,- Джонатан заметил движение Синдер, говоря тихо и спокойно,- Лучше смотри на меня. Когда ты смотришь вниз - я начинаю переживать, что расстроил тебя чем-то...
  Синдер замерла, взглянув на Джонатана.
  Он был взрослым. Моложе мисс Санни, но гораздо старше самой Синдер. У него были деньги, силы, связи. Он мог путешествовать по городам, Королевствам. И он улыбался Синдер. Добро и совсем не осуждающе...
  Он смотрел на нее спокойно, с улыбкой, с... добротой.
  Синдер опустила взгляд мгновенно, прежде чем вспомнить слова Джонатана и поднять взгляд... Прежде чем опустить его вновь.
  Джонатан, заметив нерешительность Синдер немного приобнял ее, усадив ту на кровать, после чего присел рядом.
  Синдер насупилась от того, что кто-то приобнял ее, но не отстранилась, окончательно определившись и уткнувшись взглядом в колени.
  -Почему ты это сделал?- Синдер произнесла тихо и насупленно, продолжая глядеть на свои колени,- Никому не было дела до меня. Никогда.
  -Почему, хм...- Джонатан вздохнул, прежде чем немного приобнять Синдер, притянув ее чуть ближе. У Синдер не было сил на то, чтобы сопротивляться этому, поэтому та позволила притянуть себя, оказавшись обнята одной рукой,- Действительно, почему...
  Джонатан вздохнул, после чего перевел взгляд с Синдер куда-то вперед и вверх. Синдер, бросившая взгляд на того, заметила, как Джонатан глядит куда-то далеко...
  -Наверное потому... Что так произошло,- Джонатан неожиданно произнес,- Гудман. Знаешь ли, фамилия обязывает...
  Синдер чуть-чуть допустила небольшую усмешку над словами Джонатана, продолжая смотреть на того.
  -Я хочу тебе помочь, Синдер, действительно хочу,- Джонатан прикрыл глаза, после чего медленно выдохнул и взглянул на Синдер, глаза в глаза,- Поэтому, скажи мне, Синдер. Что я могу сделать для тебя?
  -Что ты можешь сделать?- Синдер отвела взгляд, услышав слова Джонатана, после чего, наплевав на всяческие запреты, протянула руку под рубашку и, ухватив кулон, вытащила тот из-под одежды, буквально ткнув в лицо Джонатану,- Это... Это мой ошейник. Стоит мисс Санни нажать на кнопку и...
  Синдер вздрогнула и Джонатан обнял ее крепче, позволив той разжать руку, чтобы массивный кристалл праха свалился, потянув за собой шею Синдер.
  Напоминание о том, кем она была в этом отеле.
  -Если попытаться его снять без ключа мисс Санни - удар,- Синдер вздрогнула,- Отойти на триста метров - удар...
  -Ох, метрическая система...- Джонатан произнес это тихо, одними губами, но Синдер смогла услышать,- Это, выходит... Чуть больше трехсот ярдов... Понятно...
  Синдер не обратила внимание на слова Джонатана, погруженная в свои мысли.
  -Я могу разрушить его,- Джонатан неожиданно перевел взгляд на Синдер, заставив Синдер вздрогнуть и тут же замотать головой, заставив Джонатана придержать девушку, чтобы та не упала с кровати.
  -Нельзя,- Синдер вновь опустила взгляд,- Если сломать его, то...
  -Взрыв,- Джонатан вздохнул, мгновенно догадавшись о невысказанных последствиях, после чего покачал головой, но, замерев, вдруг взглянул на ошейник Синдер внимательно,- Это же... Кристалл праха, ведь так? Электрический прах, спаянный с металлом, в качестве защитного барьера, и... Наверное, с небольшим командным элементом... Хм...
  Синдер подняла взгляд, глядя на Джонатана внимательно, заставив того медленно прикрыть глаза и задуматься.
  -Знаешь... Я могу отключить его не разрушая,- Джонатан вдруг взглянул на Синдер,- Как, хм... Как достать батарейку из пульта.
  -Батарейку?- Синдер нахмурилась,- Что это?
  -Ах, кхм,- Джонатан моргнул,- Прах... Из пульта... Кхм, наверное...
  Синдер вздохнула, после чего опустила взгляд еще раз,- Мисс Санни всегда контролирует заряд ошейника. Если его уровень снизится - она просто зарядит его вновь...
  Джонатан на секунду задумался, прежде чем улыбнуться и взглянуть на Синдер,- Тогда просто будет необходимо извлечь всю... Энергия одновременно.
  Синдер взглянула на Джонатана внимательно, после чего, не позволяя своим надеждам воспрянуть,- Ты можешь это сделать?
  -Да,- Джонатан ответил уверенно, после чего помотал головой,- Но... Наверное, мне потребуется определенная подготовка и время... Но я могу это сделать.
  Синдер воспрянула духом, однако ее радость оказалась короткоживущей,- Что потом? Если я смогу убрать весь заряд этого... Предмета - что дальше? У тебя есть другие родственники или знакомые?
  Синдер опустила мгновенно взгляд,- Нет.
  -Это большая проблема,- Джонатан перевел взгляд вновь...
  -Забери меня отсюда,- Синдер произнесла это тихо, но Джонатан услышал это.
  -Что?- Джонатан отвлекся от своих мыслей.
  -Забери меня отсюда,- Синдер повторила еще раз,- Отсюда. Из отеля.
  -Я...- Джонатан вздохнул медленно и покачал головой,- Я не могу.
  -Почему?- Синдер взглянула на Джонатана внимательно, чувствуя, как к горлу подступает большой и мерзкий ком.
  -Я...- Джонатан вздохнул,- У меня... В общем, я немного наврал. Я не путешественник и в Атлас... Я попал нелегально. И... Я не лучшая компания для маленьких девочек, ха...
  Синдер отвела взгляд.
  Она была умной девочкой и понимала, что ничего хорошего эти слова не означают.
  -И что?- Синдер подняла взгляд на Джонатана вновь, глядя на того,- Забери меня отсюда. Пожалуйста.
  -У меня нет... Нет места,- Джонатан помотал головой,- Все мое место - это снятый в данный момент номер... Мне некуда тебя забирать.
  Синдер опустила взгляд вновь, чувствуя, как опять начинает щипать глаза, прежде чем тихим голос проговорить вновь,- Пожалуйста... Я... Я немного ем... Я могу убираться и мыть посуду, и полы, и стирать одежду, и, и, и...
  -Синдер,- Джонатан прижал ту вновь,- Я... Я правда плохой вариант. У меня нет жилья, я здесь нелегально, у меня даже денег... У меня серьезные проблемы с деньгами и... Ты не должна жить в таких условиях. Может быть детский дом... Я могу доставить тебя в детский дом - любой в этом мире...
  -Нет,- Синдер подняла вдруг взгляд, полный решимости,- Нет. Забери меня отсюда.
  -Синдер, я действительно не могу и...- в этот момент Джонатан вдруг осознал немаловажную вещь,- Синдер... Отпусти мою футболку, пожалуйста.
  -Нет,- Синдер насупленно взглянула в глаза Джонатану,- Я уйду отсюда только с тобой.
  -Синдер,- Джонатан вздохнул медленно и выдохнул,- Я... Я действительно не лучший вариант.
  Синдер, не слушая возражений Джонатана, дернула на себя футболку Джонатана и, заставив того качнуться из-за силы, которой он явно не мог ожидать от маленькой девочки, прежде чем оказаться в ее объятиях.
  -Не отпущу,- Синдер уткнулась в Джонатана, насупленно продолжая пыхтеть,- Не отпущу если не возьмешь меня.
  -Синдер,- Джонатан вздохнул еще раз,- Я... Правда, я... Я рад бы. Я хотел бы забрать тебя с собой - но я не могу предоставить тебе жилище, или еду, или условия... Я не могу дать тебе то, что тебе нужно и я... Я правда хотел бы, Синдер, но я не могу, просто ради тебя, подумай, я...
  Синдер не слушала Джонатана, уткнувшись в того полностью. Не хотела слушать.
  Джонатан неожиданно почувствовал, как его футболка, начавшая просыхать, вновь стала намокать.
  -Не отпущу...- Джонатан услышал всхлип и почувствовал, как в него со всей своей силой вжимается детское лицо,- Не отпущу и ты никуда не уйдешь! Ты от меня не уйдешь и я не буду одна, понятно! Я не буду... Не буду одна! Все... Уходили, никто не помог! Только ты остался! Не уйдешь!
  Джонатан замер, прежде чем медленно вздохнуть.
  -Это плохое решение, Синдер,- Джонатан медленно опустил руку на голову Синдер и провел по волосам,- Ты знаешь, очень-очень плохое...
  -Не уйдешь!- через всхлип Синдер вжалась в Джонатана с такой силой, что тот был вынужден выдохнуть, чтобы Синдер случайно не лопнула его грудную клетку, но, в итоге Джонатан медленно провел рукой по волосам Синдер.
  -Не уйду,- Джонатан медленно провел рукой по волосам,- Это очень-очень глупое и плохое решение, но если так... Хорошо, Синдер. Я не уйду.
  Синдер продолжила вжиматься в Джонатана и дальше, всхлипывая через раз.
  И Джонатан продолжил водить ей рукой по волосам.
  Медленно, ласково, успокаивающе...
  Так странно.
  Синдер сама не поняла, когда она провалилась в сон...
  ***
  Джонатан уложил заснувшую Синдер на постель, вздохнув.
  Плохие решения.
  Плохие решения поджидали людей на каждом шагу их жизни. Глупые импульсивные поступки с непредсказуемыми последствиями, ха...
  Старик ведь когда-то говорил, что день, когда Джонатан поймет разницу между "хорошим" поступком и "правильным" поступком - станет худшим днем в жизни Джонатана.
  Старик знал, о чем говорил...
  Джонатан провел рукой по лицу, медленно стараясь успокоиться, прежде чем осознать, что еще одна его футболка промокла насквозь...
  Ха-ха, купил три футболки и их не хватило.
  Если это не было метафорой того, как казалось бы отличная предусмотрительность Джонатана оказалась столь недостаточной в условиях реального мира - то Джонатан ничего не смыслил в метафорах.
  Джонатан вздохнул, задумавшись.
  Он пообещал Синдер.
  Джонатан не нарушал обещаний до того, но он допускал, что однажды он сможет пообещать то, что не сможет исполнить. Возможно даже то, что он изначально не будет планировать исполнять. Джонатан не был глупым.
  Джонатан мог сбежать от Синдер, но... Зачем?
  Чего он добьется этим? Что произойдет с Синдер?
  Синдер не простит его.
  Джонатан, тот Джонатан, в зеркале, не простит его.
  Джонатан вздохнул и мрачно усмехнулся.
  Ну вот, Джонатан, кажется, ты начал определяться со своими планами и предпринимать решительные шаги в этом мире!
  Старик бы гордился тобой, Джонатан.
  Джонатан не был уверен, была ли последняя фраза саркастичной - или нет. Джонатан в целом мало что понимал в своей жизни на данный момент.
  Но Джонатан понимал необходимый минимум того, чего ему было необходимо понимать.
  Джонатан понимал, что он заберет Синдер с собой.
  Это было в высшей мере идиотское решение. Плохое решение. Правильное решение.
  Также он сбежит в новое государство. Еще одно очень плохое решение - но в свете прошлого одновременно с тем и хорошее решение.
  Еще ему необходимо найти значительную сумму денег... Подготовить телепорт. Снять ошейник с Синдер. Разработать несколько ритуалов - и провести их...
  Последняя часть даже не звучала настолько же по-идиотски, как все предыдущие части. Джонатан даже мог вяло похлопать себе, что его натура бани Бонисагус нашла свое проявление в этом мире.
  Джонатан вздохнул еще раз, прежде чем взглянуть на Синдер внимательно.
  Совсем маленькая. Ей надо было сейчас идти в школу... Первый или второй класс начальной школы. Ездить с родителями каждые выходные в кафе, просить новые платья, обсуждать глупых мальчишек в ее классе...
  Джонатан вздохнул и потер свое лицо, прежде чем сбросить с себя глупое и бессмысленное философствование.
  Да, он выбрал очень-очень плохой план. Но правильный. И потому теперь он, по крайней мере, знал, что ему было необходимо делать.
  В первую очередь Джонатану нужно было взглянуть на то, что он хотел уничтожить - или, в данном случае, лишить квинтэссенции.
  Глядя на Синдер, съежившуюся в позу эмбриона, Джонатан медленно сделал шаг к той, после чего аккуратно перевернул ту на спину, заставив Синдер рефлекторно напрячься, даже сквозь глубокий сон, и заворочаться, прежде чем протянуть руку к лежавшему на шее девушки ошейнику и коснуться того.
  Джонатану было неприятно даже прикасаться к такой вещи, как эта... Но вздохнув, помня об Искусстве Войны... Старик ценил эту книгу...
  Знай врага своего как самого себя.
  Джонатан прикрыл глаза, медленно выдохнув, протянув руку до ближайшего гермоконтейнера с прахом, тот с некоторым нажатием открыл крышку того, прежде чем высыпать щедрую горсть праха на пальцы и медленно нанести получившуюся пудру на глаза, создавая подобие маски светло-серого цвета.
  Соприкасаясь через глаза своим взглядом с квинтэссенцией тот видит ее. Тот видит через нее.
  Спустя еще мгновение он поднес руку к глазам, чувствуя, как квинтэссенция реагирует на его действия, после чего прикоснулся к квинтэссенции, мгновенно стерев ту движением, чувствуя, как разрушается сила квинтэссенции по его руками, высвобождая свою Волю.
  Так он освобождается от пелены, что не дает ему видеть этот мир.
  После этого он открыл глаза, глядя на мир так, как могут глядеть на него лишь Пробужденные, переведя взгляд на Синдер.
  Сама девушка выглядела... Наверное так, как выглядят умбральные сущности, Джонатан не был самым большим знатоком в этой области, так что не мог сказать ничего более конкретного - внутри нее теплилась сила, которой Джонатан ранее не видел... Что тоже говорило не о многом и, признаться, Джонатан не был заинтересован в данный момент в этом аспекте, подобрав кулон рукой и медленно поднеся тот к своему лицу чуть ближе.
  Артефакт перед его глазами был достаточно грубой, но сильной поделкой, запитанной огромным количеством квинтэссенции - таким, что Джонатан внутренне застонал как он неэффективности расходования столь ценного ресурса - так и от того, с какой целью такая сила была необходима - прежде чем взглянуть еще раз, внимательнее.
  Судя по всему, его раннее предположение было правдивым - встроенный тасс, кристалл праха, был главным источником силы и одновременно накопительным элементом, наполненным квинтэссенцией с отчетливым резонансом... Молнии. Или электричества.
  Джонатан нахмурился еще раз - поделка была грубой и топорной и в том заключалась ее сила. Не было никаких узлов или хитрых схем, которые легко можно было бы запутать - и то, что оставалось Джонатану - это исключительно вручную "обесточить" подобную конструкцию, забрав квинтэссенцию из кристалла, перенеся ее в новую "батарейку". Это вновь было не так сложно сделать - ошейник не был защищен от подобных вмешательств и предоставлял простор для Джонатана - однако глядя лишь на истинно-магическую природу подобного артефакта Джонатан не мог предсказать, как поведет себя возможная связь ошейника и пульта Мисс Санни. Вполне возможно в случае медленного переноса та действительно обнаружит подобные изменения и если разработчики понимали, что именно они создают и как в дальнейшем их артефакты будут использоваться - то та проснулась бы от сигнализации.
  Значит, перенос должен был быть одномоментным... Что несколько осложняло дело.
  Джонатан выдохнул - перенос... Джонатан не умел "замораживать" заклятия также, как умели некоторые Адепты Маджор Арс Темпорис... Но он умел создавать... Определенные виды артефактов.
  Значит ему было необходимо создать артефакт, что после использования извлечет всю энергию из ошейника Синдер... В последний момент того, как он будет подготавливать телепортацию...
  Однако это создавало и другие проблемы - ему было крайне желательно хотя-бы понимать, куда именно он отправляется вместе с Синдер, место прибытия... При этом Синдер также не должна была привлекать внимание к себе... До самого последнего момента.
  Проблемой также оставалось и то, что если Джонатан исчезнет вместе с Синдер из отеля одновременно неизвестным образом - это крайне красноречиво может указать на взаимосвязь этих событий...
  Не говоря уже и о том, что мисс Санни, вероятно, могла подать в полицию заявление о пропаже - и учитывая, что в этом мире существовало всего пять крупных городов, в то время, как большая часть остального мира была под властью монстров - наверняка бы Атлас передал информацию о нем и о пропавшей девчонке другим городам...
  Джонатан скривился - значит, ему была необходима подготовка... Прикрытие... Деньги... Место, где его не стали бы искать королевства... И при этом Джонатану не стоило забывать и о том, что у него все еще не было никаких документов. Как и у Синдер... Ха, документы Синдер... Нет, лучше бы Джонатану было их не забирать - в документах у Синдер наверняка была указана ее приемная семья и место жительства...
  Джонатан еще раз поводил руками по лицу.
  Значит, откачать квинтэссенцию из артефакта. Найти место жительства, не связанное с Королевствами и их легальной и документационной системой. Официально выписаться и уйти из отеля. Найти деньги.
  Джонатан медленно выдохнул и прикрыл глаза.
  Магия. Магиа.
  Магиа всегда поможет найти ему выход.
  Значит, ему были нужны на данный момент...
  Джонатан потер виски, чувствуя, как медленно в его голове начинает формироваться определенный план.
  Воровать было плохо. Очень-очень плохо.
  Но Джонатану нужны были деньги. И он не планировал наносить слишком большой ущерб... Или, по крайней мере ущерб, нанесенный им, должен был быть терпимым для цели атаки.
  И... У него была цель. Благородная цель.
  Цель, что не оправдывала его средств, но...
  Джонатан помотал головой.
  Так произошло. Джонатан уже выбрал плохое решение...
  И все, что оставалось ему - это следовать своему решению, чтобы плохое решение не стало бессмысленным.
  Итак, Джонатан вздохнул и прикинул, что именно ему требуется в данный момент.
  Нож. Маленький перочинный ножик.
  Видеокамера. Подешевле, это расходный материал.
  Простейшая схема электрической цепи с управляющим элементом. Это Джонатан мог нарисовать сам.
  Ножницы. Лучше поострее, но подойдут любые.
  Клей. Прочный и качественный.
  Несмывающийся маркер. Черного цвета.
  Прах. Электрический и воздушный. Пара гермоконтейнеров. Но лучше ящик.
  Лом. Или что-нибудь другое, что может сдвинуть канализационный люк.
  Очки. Очки были слишком нужны Джонатану для многих действий.
  Мешок. Самый обычный мешок... Очень большого размера. Очень-очень большого.
  Джонатан вдохнул и шумно выдохнул.
  Как можно было понять из перечня необходимого... Ради Синдер, Джонатан собирался ограбить банк.
  
  Ноль друзей Джонатана
  
  К великому счастью Джонатана - в Атласе существовали круглосуточные магазины!
  Джонатан несколько удивился этому факту - но это, безусловно, было к лучшему.
  Конечно, возможно, Джонатану было бы значительно лучше формализовать окончательно список требуемых покупок, а не бежать сломя голову в первый попавшийся - но Джонатан понимал, что каждая секунда его промедления грозила превратиться в последствия. Цену, которую заплатит не он.
  Синдер били током. Возможно не ежедневно - но регулярно. Каждый день, проведенный Джонатаном в пустых размышлениях и подготовках мог превратиться в новый виток издевательств над Синдер. Джонатан не собирался медлить.
  Поэтому найдя достаточно быстро рабочий круглосуточный супермаркет, в котором Джонатан без особых проблем нашел все, что требовалось ему - небольшой нож, очки, набор мусорных мешков - и прочие необходимые для ограбления банка вещи - и распрощавшись с сотней льен из своих карманов - Джонатан вздохнул.
  Покупка всевозможной канцелярской мелочи была наиболее простым из всех требуемых для Джонатана шагов. Следующим шагом была покупка праха.
  Тасс стоил удивительно дешево в этом мире - и даже учитывая, что Джонатану требовалось немалое количество тасса, потратить который он планировал крайне расточительно - денег Джонатана более, чем хватало на подобные траты.
  Джонатана до сих пор удивлял этот факт, но в данный момент, к сожалению для самого Джонатана, у него существовали более важные заботы.
  Покупка праха оказалась несколько более продолжительным действием, занявшим у Джонатана несколько больше времени - ввиду того, что найти круглосуточный магазин праха было несколько более сложной затеей - но на счастье и к удивлению Джонатана - и подобная услуга предоставлялась в Атласе. К тому же - прах был без наценки... Впрочем, исключительно из-за того, что магазин тасса принадлежал Шни... Как, видимо, и все магазины праха в Атласе.
  Не то, чтобы это касалось Джонатана, конечно.
  Следующим шагом для Джонатана же было нахождение цели.
  Тряхнув своим рюкзаком, наполненным различным барахлом, что пригодилось бы тому в последующем ограблении банка - Джонатан до этого момента и не задумывался, что это однажды станет его целью - Джонатан начал поиски банка.
  Ограбление банка - особенно такое, которое задумал Джонатан, должно было осуществляться в определенных условиях.
  Первое - Джонатан не мог украсть нематериальные деньги, так что ему требовалось найти банк с хранилищем, содержащим наличные банкноты... Или, кхм... Как назывались пластиковые квадратики льен в этом мире? Формально, банкноты могли состоять из пластика...
  В любом случае, Джонатану был необходим банк с имеющимся хранилищем для наличных денег. Также - необходимо было, чтобы это хранилище обладало крепкими запирающимися дверьми и толстыми стенами...
  Что, впрочем, было не особенно важным условием, поскольку, так или иначе любое банковское хранилище должно было обладать подобным уровнем защиты.
  Затем - система охраны. В банке однозначно присутствовала система охраны - но Джонатану было необходимо, чтобы эта система охраны была эффективна.
  Возможно, кхм...
  Джонатан огляделся вокруг.
  Конечно, фантастические фильмы обычно врали насчет действия охранных лазерных лучей в банковских сейфах, но если в этом мире существовала рабочая роботизированная охрана, а большая часть местных технологий так или иначе использовала тасс, что мог после указания бить электричеством или создавать огонь - то Джонатан очень не хотел неожиданно обнаружить себя разрезанным на части появившимся из ниоткуда, ох, столь ненаучным, но от того не перестающим существовать лазерным резаком.
  Ограбление банка в неизвестном новом мире неожиданно показалось Джонатану не самой лучшей идеей - но тот лишь одернул плащ, устремившись дальше по дорогам Атласа, стараясь не встречаться взглядами с редкими ночными прохожими города и роботизированными патрулями.
  В любом случае, ограбление банка Джонатан так или иначе мог провернуть только днем.
  Не потому, что свет местной луны сбивал его настрой, сколько просто от того, что Джонатан прекрасно понимал, насколько ограбление банка было значительным действием.
  Вполне вероятно он попадет на первую страницу местных газет... Или в главный телерепортаж Атласа.
  И Джонатану действительно требовалось, чтобы на первую полосу газет попал именно он.
  Без лица и конкретных указаний на него самого, Джонатан не был настолько глуп, но...
  В случае ограбления банка - особенно того, который задумал Джонатан, полиция однозначно займется этим вопросом. Особенно вопросом касательно личности подозревания.
  Работники банка окажутся первыми подозреваемыми - и Джонатан не хотел, чтобы одному из рабочих клерков банков окажется предъявлено обвинение в том, в чем был виноват Джонатан.
  Он и без того натворил слишком много дел, чтобы стать виноватым еще и в тюремном сроке несчастного работника банка которого так или иначе ждал один из самых неприятных дней в его жизни.
  Джонатан вздохнул еще раз.
  Никаких сомнений. Только вперед.
  ***
  Ближайший найденный Джонатаном банк, конечно же, не был круглосуточным - впрочем, Джонатану это и не требовалось.
  Хорошая, первая часть плана - найти взглядом ближайшие камеры наблюдения.
  Джонатану не понадобилось на это и нескольких секунд- наружные камеры наблюдения банка не были скрыты. Хорошо.
  Следующий шаг - ближайший канализационный люк, не под взглядом камер.
  Такой обнаружился в шаговой доступности - что также было хорошо.
  Поставив на землю сумку, наполненную самыми различными вещами, на пробу Джонатан достал монтировку - после чего, подставив в нужный угол, попытался сдвинуть тяжелую крышку.
  Это действие оказалось на пробу значительно более сложным, чем Джонатану показалось изначально - и лишь спустя несколько попыток Джонатану удалось сдвинуть крышку с места, взглянув в уходящую вглубь темноту, тут же выплеснувшую наружу далеко не запах роз.
  Джонатан на секунду помянул свой завтрак, попытавшийся подняться к горлу, прежде чем сглотнуть. Хорошо - ему совсем не хотелось, чтобы его план провалился на самой последней стадии из-за какой-нибудь мелочи, вроде не сдвигающегося с места канализационного люка.
  После этого Джонатан кивнул себе еще раз и, обратившись к своей сумке, достал из той перочинный ножик.
  И, вздохнув и замерев на секунду, концентрируя всю свою Волю, Quinta Essentia, Джонатан одним быстрым движением разрезал свою руку.
  Кровь мгновенно полилась из его раны, заставив Джонатана зашипеть от боли, прежде чем отложить отложить в сумку нож и достать небольшой фиал праха.
  Его кровь есть та же квинтэссенция, тот же тасс, что несет в себе силу.
  Проливая свою кровь, полную квинтэссенции, он является миру Quinta Essentia, Волю. Пролитие своей крови своими руками есть поступок Воли, есть явление миру своей решимости. И его Воля и есть его Quinta Essentia. Его кровь и есть его Quinta Essentia.
  Спустя мгновение его кровь смешалась с рассыпанным на руку прахом - квинтэссенция смешивается с Quinta Essentia, стирая границу между Волей и Основой, Арс Потенцие, ибо Воля есть объединение всего и начало всего, как квинтэссенция есть начало и конец всего.
  Опустившись на колени, Джонатан окровавленной левой рукой, рукой Aer быстро начертил небольшую пентаграмму на канализационном люке, после чего приложил свою руку, до сих пор полную тасса чуть ниже, оставляя окровавленный отпечаток на люке в качестве своей подписи, чувствуя, как медленно начинают выгорать остатки тасса, чью силу он только что использовал.
  Спустя еще мгновение Джонатан выдохнул.
  Смешав свою кровь с квинтэссенцией он использовал свою силу, свою личную печать на этом люке. Как люди становятся кровными братьями - они обменивают свою кровь. Джонатан отдал свою кровь предмету обихода, забрав себе часть его составляющей - обычная дорожная пыль - и совсем немного каменной крошки, сколотой с самого люка, формально совершив обмен кровью между собой - и предметом, что не имел крови.
  Однако поскольку тасс, прах, и кровь были едины в тот момент - то капли праха, упавшие на люк были не меньшим основанием считать пыль его кровью, нежели любое другое основание.
  Но вместе с тем, оставив собственную печать, его кровавую ладонь, личную подпись, Джонатан формально превратил люк в свою собственность. И поскольку его собственность была смешана с его кровью, отдавая свою "кровь" в обмен - это значило только то, что его собственность была его частью тела.
  Джонатан чуть чуть скривился, поднявшись, прежде чем втянуть воздух и протянуть руку за гигиеническими салфетками, тут же стремясь стереть грязь с ладони, глядя на то, как медленно перестает кровоточить небольшой порез на ладони.
  У этого шага существовало множество важных последствий - в частности, телепортироваться к своей части тела, пусть и отдельной от самого тела, было значительно проще, нежели к просто запримеченному канализационному люку - и несколько других.
  Конечно, кто-то из магов мог сказать, что подобный уровень подготовки был излишен - но никто из Ордена Гермеса и абсолютно никто из бани Бонисагус.
  Маги Ордена знали - магия не терпит даже самых мелочных пренебрежений.
  Спустя еще мгновение Джонатан подцепил монтировкой люк, после чего перевернул тот, скрывая от возможного случайного прохожего свой окровавленный след, задвинув крышку люка, взглянув на свою руку.
  "Надо будет потом обработать" - Джонатан вздохнул и огляделся по сторонам.
  Кажется, следующий шаг он сможет предпринять только утром, хм... Когда банк будет открыт...
  Вздохнув, Джонатан кивнул, после чего зевнул, взглянув на часы на банке.
  Почти четыре часа утра...
  Ограбление банка было длительным делом. Делом, которое иногда необходимо было прерывать сном.
  ***
  Синдер снился странный сон.
  Очень-очень странный сон.
  Как будто бы ей встретился какой-то странный парень, делающий странные вещи, со странными чувствами и странными мотивами...
  Синдер дернулась во сне от непривычных ощущений, прежде чем замереть.
  Что-то было не так.
  Ощущения вокруг нее были непривычными. В ее комнате было слишком светло - хотя электричество не работало в заброшенном складе.
  Синдер не пыталась разбираться с электричеством. У нее не было знаний и...
  Синдер не хотела получить удар током.
  Ощущения на ее спине тоже были непривычными - почти неприятными. Слишком мягкими - не ощущения от привычных собранных простыней, отделяющими ее тело от досок сломанной кровати. Не такими жесткими, без неприятных рваных дыр...
  Под ее головой была подушка - не свернутая одежда, как обычно.
  Синдер резко вздрогнула, тут же поднимаясь со своего места, оглядываясь вокруг.
  Кровать - грязная от ее одежды, которую Синдер не сняла... Спавшее с нее одеяло. Подушка, которую она замарала своими волосами. Тумбочка - пустая, совсем рядом...
  "Я что, случайно пробралась в нежилой номер?" - Синдер внутренне скрипнула зубами - "Черт, мисс Санни... Хорошо, нужно будет только снять постельное белье и забросить то в общую кучу... Сказать, что кто-то из постояльцев залез на него в обуви... Из Мантла - есть ли кто-то из Мантла? Мисс Санни говорила, что у них отвратительные манеры..."
  Остановившись на мгновение, Синдер неожиданно нашла взглядом брошенную футболку белого цвета, лежавшую на стуле...
  "Это... Жилой номер?!" - Синдер замерла от шока. Черт, если это действительно был жилой номер - то ей явно не поздоровится!
  Спустя еще мгновение Синдер услышала небольшой шум от ключа, открывающего дверь внутрь - прежде чем, исключительно на рефлексах, свалиться с кровати, закатившись под низ той.
  "Черт, жилец, жилец!" - Синдер замерла, стараясь даже не дышать - "Черт, уйди, уйди, не находи меня!"
  Однако сделав шаг внутрь комнаты посетитель, замерев на секунду на входе, прикрыл за собой дверь - после чего, словно бы зная, что Синдер была в комнате, подошел к той.
  -Синдер?- Синдер неожиданно услышала голос.
  "Ха?" - Синдер моргнула - "Это голос... Как во сне..."
  -Синдер,- Синдер вновь услышала голос, после чего вздох,- Ты не под кроватью, случайно?
  Синдер замерла в ужасе, словно бы пытаясь осознать, что происходит.
  Сон... Ее сон...
  -Ты...- Синдер ощутила себя так странно, отвечая вошедшему,- Кто ты такой?!
  -Синдер,- голос говорившего звучал... Немного насмешливо. По-доброму насмешливо,- Ты можешь вылезти из-под кровати, пожалуйста?
  Синдер замерла. Сцена казалась ей сюрреалистичной - если бы Синдер знала это слово.
  Это... Это... Это же был просто сон!
  Так не бывает! Это был просто сон!
  Ее мучения не могли закончиться так просто! Раз, щелчком пальцев - и все! Никаких больше проблем, просто спасение.
  В один момент, из ниоткуда.
  -Н-не вылезу!- Синдер попыталась угрожать в ответ, однако запнулась на самом первом слове,- Ты ненастоящий! Так не бывает! Я все еще сплю!
  Услышав эти слова невидимый наблюдатель вздохнул, прежде чем Синдер увидела в небольшой просвет, как кто-то - Джонатан - опустился на колени, после чего наклонил голову, из-за чего их глаза оказались на одном уровне.
  -Все хорошо,- Синдер,- Синдер неожиданно услышала его голос, взглянула в такие... Такие... Такие отвратительно понимающие глаза, услышала его отвратительно успокаивающий голос... Все как во сне.
  -Это не сон...- Синдер моргнула,- Ты... Настоящий...
  -Насколько это возможно,- Джонатан улыбнулся, после чего вздохнул,- Кстати говоря, может быть вылезешь из-под кровати? Мне немного неудобно с тобой говорить...
  -Хотя, если хочешь полежать на полу - я тебя, конечно же, не осуждаю,- Джонатан тут же улыбнулся, заставив Синдер мгновенно насупиться, осознав глупость текущей ситуации, прежде чем выбраться из-под кровати, поднявшись с пола одновременно с Джонатаном.
  -Синдер,- спустя мгновение, оказавшись перед Джонатаном, Синдер непроизвольно опустила взгляд,- Пожалуйста, не опускай взгляд.
  Синдер вздрогнула, поднял взгляд на Джонатана, оглядывая того.
  Та же футболка... Синдер даже могла заметить пару еще не высохших мест на ней. Те же штаны. Та же поза. То же лицо. Тот же голос...
  -Это... Был... Не сон,- Синдер вдруг моргнула, глядя на Джонатана.
  -Как видишь, я вроде реален,- Джонатан улыбнулся той, после чего...
  Погладил ее по голове.
  Синдер замерла от подобного, глядя на Джонатана.
  -Я... д-думала... т-ты... а ты...- Синдер неожиданно ощутила себя совершенно потерянной, безо всяких слов. Глупой девчонкой, совершенно не способной произнести даже фразу,- Т-ты... Настоящий... Я думала...
  Спустя мгновение Синдер оказалась притянута и обнята вновь, одной рукой. Второй рукой Джонатан продолжал гладить ту по голове.
  -Ну-ну... Я настоящий...- Джонатан улыбнулся,- Я же пообещал тебе.
  Не выдержав, Синдер вновь прижалась к Джонатану, словно боясь, что стоит той его отпустить, как Джонатан неожиданно пропадет, чувствуя, как никакие ее силы не помогают Синдер сдержать рвущиеся наружу слезы.
  -Плакса...- Синдер услышала голос Джонатана... Такой глупо добрый...
  -Я н-не... п-п... пл... плакса...- Синдер, продолжая шмыгать носом, уперлась в грудь Джонатану, сквозь катящиеся слезы смогла выдавить из себя ответ.
  -Конечно нет, Синдер,- голос Джонатана прозвучал вновь,- Ты самая сильная...
  ***
  Синдер отстранилась от Джонатана спустя несколько минут, но, словно бы опасаясь, что тот исчезнет, стоит Синдер только отвести взгляд, та не сделала даже шага назад, обхватив Джонатана руками и продолжая смотреть на того снизу вверх.
  -Что дальше?- Синдер взглянула на Джонатана внимательно.
  Джонатан сглотнул неслышно.
  "Интересно, старик также видел меня, когда я был ребенком?" - Джонатан вздохнул.
  Синдер смотрела на него...
  С абсолютной уверенностью.
  Если бы Джонатан сказал той прямо сейчас выпрыгнуть в окно, что она полетит, подхваченная ветром - Джонатан видел, Синдер не сомневалась бы даже секунды. Она бы разбежалась для лучшего прыжка - и прыгнула.
  Если бы Джонатан сказал Синдер прямо сейчас снять ее... Ошейник - даже зная, что последует дальше - она бы доверилась Джонатану.
  Он мог сделать все и Синдер поверила бы ему.
  Это чувство давило. Удушало.
  Ответственность. Джонатан даже до сих пор не принял ответственность за самого себя - и, неожиданно, Синдер. Ответственность за Синдер.
  Джонатан выдохнул.
  Если до этого момента он переживал о том, что собирался ограбить банк - то сейчас все его сомнения окончательно испарились.
  Синдер была маленьким волчонком - но люди сделали из волка самое верное создание на земле, путем длительной селекции и одомашнивания. Джонатан... Джонатан повторил их подвиг, одомашнив волчонка за три дня.
  И, пусть он ограбит банк, возможно, испортит день нескольким богачам, десятку работников, возможно кто-то понесет огромные убытки, но...
  Так произошло.
  Девиз его Ордена никогда не звучал так близко сердцу Джонатана.
  Так произойдет.
  Поэтому, улыбнувшись Синдер в последний раз, Джонатан попытался отстраниться от девчонки, но обнаружил себя взятым в крепкий захват, который Синдер не планировала отпускать ни при каких обстоятельствах. Джонатан выдохнул.
  -Синдер, отпусти меня, пожалуйста,- глядя в его глаза Синдер насупилась, но все же медленно, так неохотно, опустила руки...
  Но не сделала даже шага назад, продолжая глядеть в глаза Джонатану снизу вверх.
  -Синдер,- Джонатан выдохнул... Ха, что было хуже всего, то, что Синдер поверит абсолютно всему, чтобы не сказал ей Джонатан - или то, что Джонатан осознавал, какую власть над Синдер он имел?- Ты все еще хочешь идти со мной? Я могу...
  -Да!- в угрожающем жесте, словно бы готовясь ухватить Джонатана и заткнуть ему рот, если он только попытается сказать что-то о детском доме, Синдер подняла руки, прервав его слова,- Я уйду отсюда только с тобой!
  -Хорошо,- Джонатан выдохнул и улыбнулся Синдер,- Я... Я заберу тебя из этого отеля и сниму твой... Этот кулон. Но на это мне потребуется... Несколько дней. Не уверен, сколько именно, но, я думаю... К концу недели все будет готово.
  Синдер внимательно и очень серьезно кивнула Джонатану, ловя каждое слово.
  Джонатан едва не вздрогнул от того, насколько внимательно и серьезно Синдер его слушала.
  Она была готова на все. Почему? Потому, что так сказал Джонатан. Джонатан был первым, ЕДИНСТВЕННЫМ - человеком, что отнесся к Синдер хорошо. Что помог Синдер.
  Джонатану было физически плохо от осознания того, насколько высока была ставка в данный момент, насколько важны были его действия... И только осознание того, что он нес ответственность за Синдер удерживало его от того, чтобы вздрогнуть, заставляя продолжать говорить.
  -В это время мне необходимо, чтобы ты никак не привлекала внимания к себе,- Джонатан вздохнул,- Избегай нак...
  Джонатан запнулся на этом слове, прежде чем продолжить,- Наказания всеми силами, никак не привлекай к себе внимание. Мне... Мне нужно подготовить базу для отступления и... Никому не говори обо мне и...
  Джонатан запнулся, заметив, что Синдер кивала в такт даже не словам - каждой букве произнесенной им. Она следила взглядом за каждым движением лица Джонатана.
  Джонатан сглотнул, глядя на Синдер, прежде чем закончить свою фразу,- И удачи тебе.
  -Удачи тебе!- Синдер кивнула серьезно.
  Как будто не было ничего больше. Ни слез, ни истерик, ни отрицания... Ничего.
  Как будто бы Джонатан рисковал сейчас. Как будто бы это ему нужна была удача Синдер.
  -Ах, точно, ковер!- Синдер неожиданно моргнула.
  Не вздрогнула от осознания того, что Мисс Санни сделает с ней.
  Просто удивилась тому, что она забыла о такой мелочи.
  -Тогда мне нужно бежать!- Синдер неожиданно серьезно кивнула Джонатану, принимая на веру его... План,- Мне нужно не привлекать внимания!
  После чего, едва не подпрыгивая, бросилась вперед.
  Джонатан, оставшись наедине с собой, сглотнул поднявшийся из желудка ком.
  Синдер... Ответственность давила на Джонатана с такой силой, что тот лишь руками смог остановить себя, чтобы не вывернуть желудок наизнанку.
  Но...
  Джонатан так невесело усмехнулся себе...
  Теперь он был уверен.
  Он вычистит хранилище банка до последней пылинки.
  ***
  Следующий день, время - два пополудни.
  Джонатан сидел в холле банка, в руках - несколько листов бумаги, ножницы, маркер. К его счастью ни один из присутствующих роботов не сделал шага к Джонатану, стараясь выгнать того с его занятого места - и чем бы ни были заняты сейчас охранники - те явно считали одинокого подростка, мирно сидящего в холле банка целью недостойной их внимания.
  Хорошо.
  Джонатан чувствовал, как внутри него скакали табуны мурашек, мысли роились в голове ураганом, однако внешне он был спокоен и его мысли были чисты.
  Чувства, обуревающие его, оказались настолько сильны, что Джонатан просто физически не мог их показать на публике, даже если бы хотел - словно бы десятки эмоциональных стимулов заглушали друг друга, превращаясь в белый шум.
  Хорошо.
  Джонатан продолжал медленно вырезать из листов бумаги небольшие белые кружочки, помечая их маркером.
  Номер один. Номер два. Номер три...
  Окно номер один. Окно номер два. Окно номер три...
  Работник банка номер один. Работник банка номер два. Работник банка номер три...
  Прямо перед Джонатаном висел план пожарной эвакуации из банка.
  Хорошо.
  Джонатан одернул свой плащ немного, перерисовывая план здания на новом листе, прежде чем разложить круги по своим местам.
  Люди. Это были люди.
  Бросив взгляд на работников, сидящих за своими рабочим местами, Джонатан вздохнул, располагая кружки на своих местах.
  Номер один, номер два, номер три...
  После чего вздохнул. Ему требовалась подготовка - и, к сожалению, доступ в банк с прахом был закрыт для Джонатана.
  Или, люди могли подумать таким образом.
  Джонатан провел свою подготовку. И хотя тело человека могло выдержать лишь определенное количество накопленной квинтэссенции - Джонатану хватило и этого.
  Распределив внимательно все кружки по своим местам Джонатан выдохнул.
  Сперва ему было необходимо определить, где находились все люди в этом банке. И, конечно, порезать свою руку в банке он не мог - не говоря уже о том, что его ранение с ночи только начало заживать, однако это не значило, что Джонатан был лишен путей обхода.
  Ведь кровь внутри тела Джонатана и квинтэссенция внутри тела Джонатана - все еще были одним и тем же.
  Медленно сжигая свою квинтэссенцию, Джонатан поместил пальцы на несколько кругляшков обозначенных простой буквой "п".
  Посетители.
  Ведь перед его глазами был уже готовый макет расположения всех людей в этом здании. В нем просто не хватало пары деталей.
  Медленно перемещая согласно шагам посетителей обозначающие их кружки, Джонатан улыбнулся. Ведь он не просто создал макет - он создал макет, отображающий положение всех людей в банке в реальном времени.
  Спустя мгновение он взял в руки несколько нарезанных кружков - и легко сдул те, позволив им упасть туда, где были люди, которые должны были быть в этом макете. Ведь именно с помощью Aer, воздуха, он мог определить их форму - координаты.
  Спустя еще мгновение несколько кружков упали на свои места, определяя других людей в банке - и, медленно поползли, словно бы под действием невидимого ветра.
  Кажется, главный офис... Комната охраны... Наблюдательный пункт? К сожалению план эвакуации шел без подписи о том, какая комната являлась хранилищем, а какая отвечала за камеры слежения.
  Следующий шаг...
  Джонатан заметил, как один из кружков, отмеченных как "о", охрана, двинулся к нему. Видимо, его действия все же привлекли внимание охранников и у него было мало времени. Ладно, придется делать дальше.
  Спустя мгновение Джонатан нырнул в рюкзак за схемой управляющего элемента, также вырезанной до того, прежде чем включить свою камеру и, в более, чем наигранном жесте случайного зевка, поднять ту, прежде чем, не менее наигранно, переведя зевок в сдувание с руки еще нескольких вырезанных значков - на этот раз квадратиков, отмеченных буквой "к" - взглянуть на расположение камер.
  В руках он держал камеру, которую он также отметил на своей схеме. Подняв ту наверх - он имитировал ее положение, по сути стирая разницу между его камерой и камерами наблюдения. В конце концов между ними существовала разница лишь в одно слово, не так ли?
  А поскольку Джонатан через подобное положение камеры наблюдал за собой и за посетителями, точно также, как и должны были камеры наблюдения, глядя на все здание в миниатюре - естественно, фактически, он уже знал положение одной из камер наблюдения.
  Но важнее всего, конечно же, были не сами камеры наблюдения, часть из которых Джонатан предварительно приклеил к схеме управления, сделанной чуть раньше. А управляющий элемент - сервер, хранящий всю информацию с камер наблюдения.
  Прямо как его макет.
  Спустя еще мгновение квадратик "сервера" упал на свое место на макете Джонатана, одновременно с тем, как тот услышал голос охранница,- Сэр, вам чем-нибудь помочь?
  Времени было мало, поэтому Джонатану пришлось действовать быстро - спустя секунду на схему упали несколько последних значков - треугольники, отмеченные буквами "л".
  Последнее подобие - расположение главного хранилища. Ведь он уже обладал макетом, видящим расположение людей и камер наблюдения в банке. Следующим шагом ему было необходимо только определить "управляющий элемент" всего банка.
  Хранилище денег.
  -Сэр?- охранник приблизился к Джонатану ровно в тот момент, когда сразу десяток маленьких треугольничков приземлился на макет,- Вам чем-нибудь помочь?
  -Нет-нет, ничем,- Джонатан улыбнулся мужчине,- Просто я совсем забыл сделать домашнюю работу для школы... Прошу прощения, я просто хотел забежать сюда и передохнуть...
  -Действительно...- не особенно веря словам Джонатана охранник оглядел того,- В таком случае, возможно, вы и сами понимаете, что ваша... Домашняя работа... Ее не стоит выполнять в главном холле банка.
  Джонатан медленно выдохнул через нос, улыбнувшись охраннику внимательно,- Да, прошу прощения, я... Просто немного забылся... Я понимаю, я уже отдохнул и могу идти дальше.
  -Пожалуй, сэр,- внимательно глядя на Джонатана, что медленно поднялся со своего места, охранник натянуто улыбнулся тому,- Позвольте я провожу вас...
  -Конечно,- Джонатан улыбнулся, более чем понимая вовсе не прикрытое желание охранника избавиться от странного посетителя банка, поднимаясь со своего места.
  На всякий случай охранник также взглянул и на макет Джонатана - но, как и следовало ожидать, хотя итоговый вариант, результат Арс и выглядел странно - он выглядел не подозрительно.
  Ведь каков будет шанс, что встреченный странный парень составлял полный макет расположения денег, камер наблюдения, компьютеров и работников банка из подручных средств?
  Джонатан поднялся со своего места, улыбнувшись охраннику, после чего, под внимательным наблюдением мужчины, направился прочь.
  Аккуратно, стараясь никоим образом не сдвинуть упавшие в совершенно случайных местах маркеры.
  Таким образом, благодаря плану эвакуации, маркеру, ножницам, клею, схеме электрической цепи, видеокамере и небольшой дозе креативности...
  Джонатан был готов ограбить банк.
  ***
  Выйдя из банка под бдительным взглядом охранника, Джонатан направился прочь.
  К чуть ранее отмеченному канализационному люку.
  Джонатан внимательно смотрел на итоговый макет.
  К сожалению, поскольку это не было артефактом - спустя всего несколько секунд маркеры перестали аккуратно отображать положение объектов внутри банка в реальном времени - главным доказательством было то, что маркер, отображающий положение Джонатана и его камеру, не сдвинулся с места. Но, судя по всему, никто из людей в данный момент не находился в хранилище или рядом с сервером... В то время, как вероятность того, что сервер, камеры наблюдения или хранилище денег будут перенесены в следующие несколько минут были удивительно малы в данный момент.
  Джонатан приблизился к люку, глядя на тот, после чего выдохнул в последний раз.
  Вот и все. Дальше счет пойдет на минуты.
  Джонатан выдохнул в последний раз, взглянув на свой макет.
  Макет больше не показывал реальное положение дел и расположение людей, поэтому Джонатану было нужно действовать быстро, пока очередной проверяющий не решился зайти в хранилище денег.
  Быстро и решительно.
  Спустя еще мгновение Джонатан достал свою камеру.
  К счастью, в хранилище было целых восемь камер - и две в серверной. Очень хорошо.
  Джонатан достал маркер, быстро рисуя небольшую схему, по сути, лишь из трех узлов.
  Камера в центре.
  Серверная комната.
  Хранилище денег.
  Ведь его камера уже была подключена к сети камер, поэтому подключиться к камере наблюдения внутри серверной комнаты ему не составляло труда.
  Его новая схема отображала схему, нарисованную чуть ранее - только теперь его камера служила его управляющим элементом, обрабатывая сигнал камеры наблюдения внутри серверной комнаты - забирая у той информацию, как управляющий элемент.
  И, если Джонатан управлял управляющим элементом камер - конечно же он мог видеть то, что видели камеры наблюдения.
  Прах, упавший перед его камерой словно бы пеленой изменил картинку перед ней, прежде чем превратиться в ничто, отдавая свою квинтэссенцию на благое дело. К сожалению, всю запасенную в себе квинтэссенцию Джонатан отдал внутри банка, однако сейчас, не ограниченный охраной банка, тот мог позволить себе быть расточительным.
  Спустя мгновение перед лицом Джонатана возник вид из камеры наблюдения в серверной комнате. Джонатан ухмыльнулся, после чего взял в руки лежавшую неподалеку монтировку, что он оставил здесь чуть раньше и приоткрыл крышку канализационного люка.
  В конце концов, он видел перед собой картинку, а значит то, что он видел не могло быть далеко.
  И не то, чтобы он мог определить, сбрасывая пакет, полный праха, полный тасса, куда именно он упадет. Ведь это было совершенно случайное перемещение предмета в неизвестное.
  И, конечно, прах внутри мешка мусора мог не взорваться, мгновенно выплескивая электрический шторм с силой, что могла мгновенно изжарить обычного человека до костей, уничтожая сервер и любые записи с видеокамер...
  Но ведь прах был полон энергии. Многие взрывоопасные вещи были полны энергии. И очень многие взрывоопасные вещи взрывались из-за огня. И среди электрического праха было замешано немного огненного - которы Джонатан, конечно же, встряхнул.
  Ведь огненные вещи легко создавали искру, если их встряхнуть.
  Спустя еще мгновение банковская тревога взвыла, в момент, когда электрический смерч выжег управление камерами и все записи с камер наблюдения.
  Картинка с камеры наблюдения, транслировавшаяся на камеру Джонатана также исчезла - как, скорее всего, и сама камера...
  Но камера Джонатана также была связана схемой и с камерами наблюдения внутри хранилища банка. И, хотя, после уничтожения контролирующего элемента та определенно отключилась - это значило мало.
  Ведь камера наблюдения была лишь придуманным людьми органом зрения. И лучшей помощью не исполняющему свою функцию наблюдения органу зрения, конечно же, являлись очки.
  Спустя еще мгновение очки, покрытые прахом, оказались перед камерой. Резким движением руки Джонатан стер прах со стекол очков, открывая возможность видеть вновь, ухмыльнувшись, глядя на открывшееся его взгляду хранилище денег из глаз камеры наблюдения.
  Камера наблюдения, безусловно, не работала больше - но не камера Джонатана. У той оставалось еще немного заряда.
  Джонатан подхватил несколько больших мешком для мусора, после чего ухмыльнулся, и, глядя на картинку в камере, спиной вперед, прыгнул в открытый канализационный люк.
  Ведь если он видел свою цель - она была совсем рядом. И кто знал, где он окажется в момент, когда он прыгнет в неизвестное место?
  ***
  Оказавшись мгновенно внутри банковского хранилища Джонатан ухмыльнулся, увидев возникшие барьеры света вокруг и внутри, отделяющие стеллажи денег друг от друга, оборачиваясь вокруг и создавая целую стену света вокруг помещения, мешающую кому бы то ни было попасть внутрь - или покинуть место преступления. Отличный способ защититься от обычного ограбления - Джонатан даже сейчас чувствовал жар, исходящий от возникших световых барьеров, не желая прикасаться к тем. Однако Атлас действительно совсем не умел обращаться с телепортерами.
  Спустя еще мгновение Джонатан резко ухватился за целую группу льен, лежавших на полках, потянув ту за собой, скидывая деньги в мусорный мешок.
  Мусорный мешок, что он тут же закинул в другой мусорный мешок. Словно бы передавая из руки в руку. Или, несколько иначе.
  Ведь канализационный люк, внизу которого, в канализации, оказывались телепортируемые мешки, полные денег, тоже был его своеобразной частью тела. И что может быть проще, чем передать вещь из одной руки в другую руку?
  Джонатан продолжал до тех пор, пока не очистил полку от банкнот полностью, прежде чем ухмыльнуться и, прикрыв глаза, сделать шаг в неизвестность.
  Оказавшись мгновенно рядом с новым стеллажом.
  Ограничением для Джонатана, конечно же, служило время...
  И количество мешков для мусора.
  А мешков Джонатан взял немало.
  ***
  Банк жужжал, как разворошенное осиное гнездо. Это было неудивительно.
  Сперва взрыв внутри серверной, уничтоживший наблюдение. Кто-то пронес несколько килограмм электрического праха и подорвал его!
  Естественно, никакого шанса на восстановление чувствительной электроники не было.
  Затем последовала тревога - кто-то оказался во внутреннем хранилище банка. Впрочем, после отключения системы наблюдения, наверное, это и следовало ожидать.
  Конечно же, щиты плотного света активировались мгновенно, стараясь задержать злоумышленника, но в общей панике эта новость не добавляла никакой уверенности.
  Кто?! Как?!
  Роб переживал худший день в своей жизни...
  И уже жалел, что отослал странного парня прочь из банка... Возможно, он проклял этот банк...
  Роб, конечно, не верил в проклятие фавнов, но его бабушка рассказывала ему истории... И Робу очень не хотелось, чтобы теперь после проклятия парня он превратился в лягушку!
  Эвакуация персонала прошла без особых проблем и роботы мгновенно взяли банк в оцепление - спустя всего минуту появилась полиция, подкрепления - и Роб мог только молиться на то, что виновника всех бед, грабителя, поймают с поличным, глядя из-за задних рядов за происходящим.
  Взрывы... Ограбление... И все это в его смену!
  Парень явно его проклял...
  -Ох, мистер!- Роб вздрогнул, услышав обращение е себе,- Что происходит?
  Роб развернулся с явной целью выругаться на кого-то, портящего и без того отвратительное настроение Робу, но наткнулся взглядом на паренька, о котором думал всего пару секунд назад.
  Растерянный вид, в руках его сумка...
  -О-ограбление,- Роб сглотнул громко, глядя на парня.
  -Ох...- парень выдохнул и грустно взглянул себе под ноги,- Жаль... Я хотел положить деньги на свой счет...
  -Н-не надо,- Роб сглотнул медленно,- Лучше... Обратись... В другой банк...
  -Конечно, мистер,- парень улыбнулся, после чего взглянул на оцепленный банк, внутрь которого медленно продолжили заходить роботы,- Не думаю, что меня сейчас пустят в этот банк в любом случае...
  -А-ага,- Роб сглотнул,- И... Извини меня... За... Грубость...
  -Хм?- парень взглянул на Роба и улыбнулся,- Конечно. И вы меня извините... Пожалуйста.
  -Ничего страшного,- Роб улыбнулся, глядя на медленно удаляющегося паренька.
  Роб думал о том, что ему нужно было срочно связаться с его бабушкой... И спросить ее, как правильно делать амулеты от сглаза фавнов. О том, что он только что поговорил с двадцать первым самым богатым человеком Атласа, наличное состояние десять миллионов льен, Роб определенно не думал.
  ***
  Джонатан чувствовал себя максимально странно.
  С одной стороны - он совершил преступление. Очень и очень серьезное преступление. Ограбление банка на десять миллионов - совершенное ясным днем, прилюдно, при всех возможных свидетелях. Если до этого мелкое воровство и нарушение личной неприкосновенности грозило Джонатану, скорее всего, штрафом или, может быть, общественно-полезными работами, то десять миллионов...
  Джонатана бы осудил любой суд мира и в лучшем случае Джонатана бы ждало пять-десять лет за решеткой. И любой суд мира был бы прав в своем решении.
  С другой же стороны - Джонатан чувствовал... Нездоровое возбуждение.
  Джонатан издал совершенно безумный смешок, удерживаясь от того, чтобы не содрогнуться от приступа мурашек, стараясь одернуть посильнее свой плащ, будто бы он мог скрыть свое нездоровое возбуждение за своей одеждой.
  Десять миллионов льен за... Хм, если даже внести все время подготовки, разработки плана, дорогу туда и обратно, покупку всех принадлежностей - менее чем за сутки.
  Джонатан одернул свой плащ еще раз, надвигая наспех свою шляпу, так, что та даже немного слезла Джонатану на лицо, мешая тому видеть. Но, как бы это ни было - Джонатан практически ничего не видел в любом случае. Все его мысли, весь его разум был занят исключительно его новым пониманием мира вокруг.
  Джонатан получил десять миллионов льен за сутки. И мог их потратить.
  Джонатан удержался от того, чтобы передернуть плечами, вместо того только устремляясь по улице, быстро перебирая ногами и не обращая внимания на спешащих людей вокруг.
  В сумке Джонатана лежал миллион льен наличкой. Джонатан не решился забрать сразу все деньги, оставив большую часть мешков, полных банкнот, лежать в канализации, ожидая своего часа, прикрытые мелким мусором.
  Впрочем, не то, чтобы Джонатан мог уместить десять миллионов льен в своей сумке - даже всего с миллионом льен внутри его сумка зловеще потрескивала периодически, стремясь раскрыться, вывалив наружу свое содержимое.
  Джонатан закусил губу от того, чтобы не...
  Не сделать что-то.
  Джонатан даже не был уверен, что он бы сделал прямо сейчас. Джонатан не знал, чего ожидать от себя в текущей ситуации.
  Хотя, это было не удивительно. В последнее время Джонатану только и оставалось, что удивляться своим же собственным решениям.
  Одернув плащ еще раз Джонатан даже не заметил, как не разбирая дороги тот влетел в очередного случайного прохожего...
  Хотя, мгновение спустя, уже падая на землю - взятый в хорошо поставленный, техничный захват - Джонатан осознал достаточно быстро и просто.
  Не в случайного прохожего...
  Джонатан не успел даже сгруппироваться, мгновенно свалившись на землю, с размаху шлепнувшись на живот - кто бы не брал его в захват - он был весьма натренирован в этом деле.
  Шляпа мгновенно слетела с голов Джонатана, а сумка Джонатана, выпав из рук того, к счастью самого Джонатана не порвалась и не треснула - хотя и грозила то сделать в любой момент - просто приземлившись рядом с самим неудачливым практиком.
  Джонатан моргнул, едва осознав произошедшее.
  Ха, неужели, вот так быстро и удачливо действовали полицейские Атласа? Оперативно, весьма оперативно - Джонатан мог только поаплодировать им за это.
  Спустя еще мгновение мысли Джонатана прояснились, заставив того осознать, в какую ситуацию он попал. Так неожиданно и глупо.
  Еще спустя мгновение мозг Джонатана заработал вновь.
  Его только что схватили и свалили на землю... После того, как он в кого-то врезался.
  Даже если именно за этим банком, что ограбил Джонатан, следили все Атласские Магистры Арс Темпорис и Арс Фати - Джонатана задержали бы во время ограбления, а не после него. Если же банк Атласа не был защищен Арс - и Джонатан потратил одно мгновение на то, чтобы укорить себя в том, что он допустил грубейшую ошибку, даже не проверив банк другого мира на наличие магической защиты! - то маловероятно, что полицейские смогли вычислить самого Джонатана столь быстро, чтобы мгновенно поймать того и заломать, не имея никакой информации о нем.
  Неужели он, сам того не замечая, влетел в какую-то местную банду?! Хотя, он ведь даже не уходил с крупной улицы...
  -Эй, ты что делаешь?!- услышанный Джонатаном голос принадлежал... Скорее всего ребенку, скорее всего девчонке, скорее всего старше Синдер, и скорее всего - испорченному ребенку.
  На последнее Джонатану намекнул голос - такой высокий, растягивающий гласные, с каким-то странным, словно бы даже "характерным" отзвуком.
  -Отпусти его!- однако, что не отнять - так благодарности, что Джонатан испытал в момент, когда давящее на него чувство настоящей горы мышц исчезло, позволив Джонатану сперва свободно вздохнуть, прежде чем медленно подняться с асфальта,- Ты кто такой и почему ты напал на мою охрану?!
  -Я не напал,- Джонатан произнес мгновенно отряхнувшись, окинув взглядом мужчину, в которого он случайно влетел, не разбирая дороги,- Просто случайно врезался. И должен сказать - манеры у этой охраны весьма своеобразные!
  Джонатан окинул взглядом громилу - огромного мужчину с коротковыбритой стрижкой, даже приличный костюм которого, теперь с осевшей пылью в паре мест, не мог скрыть огромных мышц мужчины, бугрящихся под одеждой, чье лицо, словно бы сделанное из единого цельного куска бетона не выражало никаких эмоций, прежде чем перевести взгляд на совершенно терявшуюся на фоне громилы девчонку.
  Что же, с полом и с возрастом говорившего Джонатан определенно не прогадал.
  Говорившей, а теперь и смотревшей на Джонатана с некой пренебрежительной заинтересованностью была девчонка лет, возможно, десяти-двенадцати - одетая в белое и бледно-голубое платье с уже примеченными ранее вышитыми белыми снежинками, с белыми волосами, завязанными в строгий пучок, немного комично смотрящийся на ней, с пронзительными глазами бледно-голубого цвета.
  -Мисс Шни!- голос, донесшийся немного сбоку заставил Джонатана заметить еще одно появившееся действующее лицо - уже немолодого лысеющего мужчину упитанного телосложения, с густыми усами, прикрывавшими значительную часть рта спешившего, одетого в приличный плащ и котелок, немного съехавший от торопливости,- Моя дорогая, Винтер, попрошу, не убегай от меня!
  -Кляйн!- названная Винтер развернулась к немолодому мужчине с нахмуренным выражением лица, после чего бесцеремонно ткнула в сторону Джонатана пальцем,- Этот человек напал на мою охрану!
  Джонатан захотел было вмешаться в разговор, но, допустив на секунду в голову мысль о том, что привлекать к себе внимание, перебивать говорившую девчонку, по видимому, бывшую весьма важной особой, имея при том на руках миллион только что украденных льен было не лучшим решением, что Джонатан мог предпринять - тот молчаливо позволил Винтер продолжить свой рассказ.
  К тому же, хм... Шни? Как праховая компания Шни?
  Джонатан моргнул.
  Какая удача, ха-ха...
  Джонатан даже допустил смешок внутренне - он встретился со Шни сразу же, как у него появились большие деньги. Бизнес не меняется ни в одном из миров!
  Маловероятно, что перед ним была... Ха, владелица этого бизнеса - скорее кто-то из детей, или, может быть, внуков? Возможно даже наследница - хотя любой из членов семьи возможного владельца бизнеса явно был бы под тщательной охраной.
  -Апчхи!- спустя мгновение немолодой мужчина, услышавший версию Винтер, оглушительно чихнул, прежде чем взглянуть на Джонатана,- Мо-молодой че-человек, а ка-какова будет ва-ваша версия? Апчхи!
  Джонатан заметил, как мужчина перед ним прикрыл глаза во время чиха, после чего открыл их вновь...
  И, хм... Они были другого цвета?
  Джонатан отметил эту странную деталь сам себе.
  -Лишь неудачное стечение обстоятельств, я полагаю,- Джонатан улыбнулся, прежде чем потянуться к своей до сих пор лежавшей на асфальте сумке...
  И заметить, как нагло Винтер сделала шаг вперед, обойдя и Кляйна и своего охранника, глядя в лицо Джонатану.
  -Нет, ты ударил моего охранника!- Винтер взглянула в лицо Джонатана задрав высоко подбородок, нахмуренно ткнув того пальцем в грудь,- Так делать нельзя!
  -Моя дорогая,- Кляйн - чей голос, или, скорее, интонация также изменилась, как заметил сам Джонатан, попытался вмешаться в разговор, звуча несколько более... Раздраженно,- Это было лишь случайное недоразумение...
  -Кляйн!- Винтер бросила возмущенный взгляд на своего... Дворецкого? Или, может быть, другого опекуна - Джонатан не был слишком уж силен в угадывании конкретных межличностных взаимоотношений отпрысков благородных родов - заставив того вздохнуть,- Он ударил моего охранника!
  -Кхм,- Джонатан кашлянул в свой кулак, привлекая к себе внимание Кляйна и Винтер. Охранник, все это время стоявший рядом недвижимой скалой, если и имел имя, то явно не имел никаких эмоций, продолжая молча сверлить взглядом Джонатана,- Прошу прощения, Винтер?
  -Да!- Винтер мгновенно задрала нос, услышав свое имя,- Винтер Шни, наследница праховой компании Шни!
  -Я...- Джонатан вздохнул. Ха, за последние... Пару дней он, наверное, все же немного научился разбираться в детях - однако даже так Джонатан не был до конца уверен, как он мог спокойно выпутаться из текущей ситуации... Но, если в чем-то Джонатану нельзя было отказать - так исключительно в том, что Джонатан был весьма наблюдателен,- Я оказался виноват в том, что бежал не разбирая дороги и прошу прощения за свою неосмотрительность и за то, что навредил вашему охраннику. Я сердечно извиняюсь и заверяю вас, что более этого никогда не повторится.
  Винтер, услышав ответ Джонатана, моргнула, после чего неожиданно закатила глаза, фыркнув,- Не мне, болван! Ты врезался в Сену - перед ним и извиняйся!
  Джонатан выдохнул - похоже, его манера поведения была более, чем правильной - он смог как мгновенно разрешить неожиданно появившийся конфликт, так и сделать это таким образом, чтобы вызвать у Винтер исключительно положительные эмоции - что Джонатан считал своим главным выигрышем.
  Однако, развернувшись к охраннику, что также молчаливо стоял - казалось, даже не двинувшись с места, Джонатан выдохнул и улыбнулся настолько приветливо, насколько мог,- Прошу прощения за этот казус и обещаю, что больше этого не повторится.
  Молчаливая гора мышц, до того внимательно смотревшая на Джонатана, видимо, уже была привычна к некоторым особенностям поведения Винтер - интересно, как правильно стоило ее называть по отношению к охраннику - босс, хозяйка, объект охраны? - и кивнул,- Ничего страшного, прошу прощения за мои действия. Впредь будьте аккуратны.
  Джонатан, даже несколько удивленный подобный ответом, моргнул, после чего кивнул и, наконец то, протянул руку к сумке, от которой Винтер сделала шаг назад.
  К сумке, в которой лежал миллион льен.
  Джонатан поднял сумку, после чего улыбнулся всем трем присутствующим,- Прошу прощения еще раз, но мне нужно спешить.
  -Иди,- Винтер легко отмахнулась от Джонатана, словно бы разрешая тому покинуть ее аудиенцию, прежде чем внимательно взглянуть на того и погрозить пальцем,- И не бегай больше так!
  -Так точно,- Джонатан шутливо отдал девчонке честь, после чего направился дальше.
  Дальше, думая о том, как ему стоило потратить ворованные десять миллионов льен, а не о совершенно случайной и столь неожиданной встрече.
  ***
  Синдер не позволяла своим эмоциям вырваться наружу.
  "В это время мне необходимо, чтобы ты никак не привлекала внимания к себе".
  Синдер могла выполнить такую мелочь.
  Просто не привлекай внимания.
  Синдер чувствовала, как потели ее руки от воспоминаний об этих словах и как дыхание сбивалось раз через раз.
  Не привлекай к себе внимания.
  Синдер до боли закусывала губы, продолжая отмывать очередную тарелку.
  К концу недели все будет готово.
  Синдер пыталась удержаться от того, чтобы не сделать...
  Что-то.
  Что-то, что она сама и не понимала.
  Синдер прикрыла на секунду глаза, после чего зажмурилась изо всех сил.
  Вот она...
  На улице.
  Синдер не выпускали на улицу - и она сама не стремилась выйти из отеля.
  У нее не было теплой одежды. У нее не было даже приличных ботинок. На улице было холодно, асфальт неприятно царапал ноги - и было слишком легко отдалиться на...
  Излишнее расстояние.
  Синдер вздрогнула, втянув воздух, прежде чем вернуться к мытью тарелок.
  Она...
  Будет глядеть на рассвет!
  На закат!
  На полную луну!
  Синдер продолжала отмывать тарелки, одна за одной, буквально чувствуя, как перед ее глазами проплывают далекие облака... Впереди... Большое, теплое море!
  И в ушах стоит крик чаек... Синдер слышала когда-то, что на побережьях Мистраля водится много чаек... Она будет сидеть на берегу... Слушать чаек... И шум прибоя...
  Синдер ослабила хватку на мгновение - но этого хватило на то, чтобы тарелка легко выскользнула из ослабевших рук Синдер, заставив ее резко подхватить ту, за мгновение до соприкосновения с поверхностью стоящей рядом столешницы.
  Если бы тарелка упала - она бы разбилась. Если бы тарелка разбилась - Мисс Санни бы узнала об этом. Если бы Мисс Санни узнала об этом - последовало бы наказание.
  А Джонатан попросил ее опасаться наказания - так что Синдер ни в коем случае не могла этого допустить!
  Синдер вздохнула, ощущая, как подрагивают от мандража руки, прежде чем опустить тарелку аккуратно, возвращаясь к новой.
  Совсем чуть-чуть.
  Синдер не верила сказанному. Ей казалось это... Какой-то сказкой. Каким-то случайным чудом, вдруг произошедшим в ее жизни.
  Синдер боялась неожиданно проснуться и осознать, что это все было... Сном.
  Но вера Синдер была сильнее.
  Ведь Джонатан пообещал ей - и Синдер верила Джонатану.
  Как могли верить только маленькие дети. Как люди могли доверять в жизни лишь один раз.
  И Синдер не сомневалась в Джонатане. Он пообещал ей - и этого было достаточно. Джонатан вернется, сделает... Что-то - и все! И Синдер будет свободна!
  Синдер закусила губу с такой силой, что спустя мгновение ощутила холодный железный привкус во рту - прежде чем медленно слизнуть выступившие капли крови и продолжить разбираться с грязной посудой.
  Ведь Джонатан пообещал ей.
  Джонатан не мог просто соврать ей.
  НЕ МОГ!
  Синдер ощутила, как нагревается ее ладонь, прежде чем взять себя под контроль, отпуская тарелку до того, как та потрескается от перепада температур.
  Если бы тарелка потрескалась - Мисс Санни бы узнала об этом. Если бы Мисс Санни узнала об этом - последовало бы наказание.
  А Джонатан попросил ее опасаться наказания.
  ***
  У Джонатана хватало денег на...
  Наверное, почти на все. На дом, на еду, на личную прислугу - может быть даже на личный вертолет!
  Джонатан выдохнул, удерживаясь от очередного приступа нездоровый мании - как уже доказал ему мир иногда это могло завести Джонатана в весьма... Неожиданные ситуации.
  И Джонатану неплохо повезло, что он отделался лишь легким испугом - конечно, формально ему вообще ничего нельзя было предъявить, но судя по тому, как легко и без проблем его заломали - и судя по сумке, полной денег в его руках - между "быть всегда правым" и "не провоцировать серьезных и, вероятно, вооруженных людей" - Джонатан правильно поступил, выбрав второй вариант.
  И поэтому прямо сейчас Джонатан не выяснял отношения и не сидел в полицейском участке - а ходил между рядов книжного магазина, глядя на предлагаемые его вниманию книги.
  Детские сказки Ремнанта... Что же, не то, что Джонатан искал - но эта книга неплохо войдет в остальной набор книг Джонатана. Ведь, как не посмотри - но список купленных Джонатаном книг так или иначе подходил именно для детей - а не для такого взрослого человека, как он.
  География Ремнанта для самых маленьких - с фотографиями.
  Джонатану следовало внимательно изучить вероятное место его переселения.
  Страны Ремнанта - с фотографиями. Для того, чтобы выяснить не только географическое положение, но и некоторые особенности самих стран.
  Язык и литература для самых маленьких - эту книгу Джонатан добавил после того, как все же заинтересовался, почему этот мир общался на английском.
  А также, исключительно для себя, Джонатан добавил в общую стопку и приличную, судя по виду, книгу "Бизнес-старт" и сегодняшнюю газету. Потому, что Джонатан понимал, что десять миллионов льен, безусловно, были достаточно приличной суммой - и если бы он неожиданно из ниоткуда начал проворачивать миллионные сделки - Джонатаном явно бы заинтересовались весьма внимательные и серьезные люди из налоговой... Или ее местного аналога.
  И открытие бизнеса казалось Джонатану весьма неплохим и достаточно быстрым способом легализовать свои доходы.
  Не говоря уже о том, как полезно было быть в курсе сегодняшних новостей.
  В конце концов, разобравшись с покупкой книг, Джонатан отправился на кассу - после чего, безо всяких проблем оплатив свои покупки тот сделал шаг за дверь магазина...
  Лишь для того, чтобы врезаться в едва не закрывший вход и выход из магазина огромный черный лимузин.
  Джонатан моргнул в непонимании.
  Как-то многовато в последнее время он встречался с богатыми людьми...
  После чего, спустя секунду он услышал голос, что он уже слышал - причем совсем недавно,- Вот он!
  Джонатан вздохнул, найдя взглядом Винтер, что высунулась из приоткрытой двери машины, указывая пальцем на Джонатана.
  Ха, неужели он все же накаркал на себя беду?
  Спустя мгновение из передней двери неприлично длинного черного лимузина появился громила - собственно, тот же, которого Джонатан успел запомнить - все столь же большой и столь же внушительный... Черт, он явно был не ниже семи футов ростом!
  Молчаливый громила, взглянувший на Джонатана, столь же молчаливо протянул ему...
  Его шляпу.
  Только сейчас, моргнув, Джонатан осознал, что так и не забрал шляпу, сбитую во время столкновения с этим же громилой полчаса назад.
  -Ты забыл свою шляпу!- Винтер высунулась из лимузина вновь, глядя на Джонатана покровительственно-торжествующе,- Ты хотя бы понимаешь, что мне пришлось ехать за тобой?! Болван!
  Джонатан моргнул, глядя сперва на Винтер, затем на свою шляпу, после чего принял все же протянутую ему шляпу из рук, нацепив ту на свою голову. Ха, что в данном случае требовалось сказать...
  -Сердечно благодарю вас за проявленную снисходительность к моей глупости и за трату своего времени,- Джонатану решительно не нравилось какое-то излишнее привлечение внимания к самому себе, так что тот решил максимально быстро оборвать диалог,- Крайне извиняюсь за свою рассеянность.
  -Ха!- горделиво Винтер мгновенно вскинула подбородок, глядя на Джонатана с довольной ухмылкой,- Вот так-то!
  Спустя мгновение Винтер отвернулась от Джонатана, глядя внутрь лимузина,- Я же говорила тебе, Кляйн!
  В ответ на это Джонатан услышал только неслышное бурчание видимо, все того же Кляйна, что он заприметил до того, различить из которого Джонатан смог только "отец" и "быстрее", на что Винтер закатила глаза,- Да сейчас, сейчас! Я была занята важным делом, понятно?!
  Спустя еще мгновение Винтер бросила взгляд на Джонатана,- И больше не отвлекай меня такими вещами! Смотри за собой!
  Спустя еще мгновение Винтер юркнула обратно в лимузин, прикрыв за собой дверь, а громила, молчаливо бросивший взгляд на Джонатана, вернулся на свое - заставив Джонатана выдохнуть.
  Ха, что за день сегодня... Сплошные недоразумения!
  Спустя еще мгновение лимузин медленно сдел назад - освобождая наконец проход Джонатану, прежде чем медленно развернуться, направившись в другую сторону - заставив Джонатана вздохнуть и пожать плечами.
  Не то, чтобы это вообще его интересовало...
  Хотя, хм...
  Джонатан моргнул, наткнувшись на мысль в своем разуме...
  Ограбленный банк...
  Кажется, там в главном холле на стене висела большая снежинка...
  Джонатан моргнул еще раз - "отец" и "быстрее"...
  Джонатан скривился и медленно выдохнул.
  Не то, чтобы он в любом случае мог сейчас вернуть все деньги на свое место и просто извиниться. Да и, говоря начистоту - Джонатан так или иначе, но не планировал делать этого.
  Поэтому, еще раз одернув свой плащ, Джонатан направился дальше по своим делам.
  ***
  "Какой болван!" - Винтер закатила глаза, вспоминая недавнего знакомого.
  Подумать только, как вообще можно быть таким неуклюжим и забывчивым?! Ему еще повезло, что Винтер была рядом и помогла ему! Без нее он вообще бы потерял свою шляпу!
  Винтер закатила глаза, после чего взглянула на Кляйна, сидящего рядом.
  Тот был непривычно тих в последний час, и, казалось, даже обеспокоен...
  -Кляйн!- Винтер обратилась к своему дворецкому, требуя ответа,- Ты почему молчишь?!
  -Мисс Шни,- Кляйн вздохнул, глядя на Винтер внимательно своими карими глазами,- Ваш отец потребовал немедленно вернуться в поместье и...
  -Да-да,- Винтер закатила глаза, помахав рукой перед собой, словно бы рассеивая слова Кляйна,- Я была занята! Это был чудесный обед, который он прервал! Это в высшей мере бескультурно с его стороны!
  -Безусловно, Винтер,- Кляйн немного смягчился и его черты лица превратились из тревожных в привычно спокойные,- Но ты же знаешь, что мистер Шни не любит, когда его указания не выполняются в срок...
  Винтер, услышав это, скривилась,- Да, я знаю, но...
  С тех пор, как мама забеременела в третий раз Винтер совершенно перестал нравиться ее дом.
  В нем всегда было слишком много прислуги - которые теперь бегали за Вайсс, младшей сестрой Винтер... Мама практически не общалась с Винтер в последнее время... Хотя, наверное, это было нормально - ей сейчас было тяжело, так что Винтер не винила ее - а отец... Он всегда был немногословен, так что Винтер старалась не мешать ему во время работы - он очень сильно злился, когда его отвлекали от работы, так что в последнее время Винтер проводила дома очень мало времени... Только на занятиях - в остальное время Винтер ездила с Кляйном по Атласу... И ей нравилось бывать в "Трех лебедях" - это был великолепный ресторан!
  А возвращаться в поместье ей... Не очень нравилось.
  Однако, не обращая внимания на ее размышления, лимузин - этот Винтер нравился особенно, в нем были такие мягкие сидения! - въехал в приоткрытые двери участка, после чего, довезя до входных дверей в основное поместье, высадил Винтер и Кляйна, отправившись дальше.
  Кляйн, спустя мгновение, сделал шаг вперед, приоткрыв двери для Винтер,- Прошу.
  Винтер кивнула, после чего сделала шаг внутрь поместья...
  В тишине поместья ее шаги отдавались гулким эхом - ей никогда не нравилось это дурацкое огромное место... В нем было слишком тихо и слишком много эхо.
  Спустя мгновение Винтер ощутила на плече руку Кляйна, после чего развернулась к тому и заметила добрую привычную улыбку...
  Прежде чем дернуть плечом, сбрасывая руку,- Хватит меня опекать! Я уже не маленькая!
  Кляйн на это замечание только улыбнулся, продолжая смотреть на Винтер, что выдохнула, после чего направилась уверенной походкой.
  Путь до кабинета отца был не слишком долгим - но все же напряженным. Пустые коридоры заставляли шаги Винтер отдаваться гулким эхом - поэтому Винтер даже оказалась рада, когда тишину коридоров прервал голос отца...
  Хотя, конечно же, ничего хорошего голос кричащего отца не обозначал,- Десять миллионов украдено! Ты понимаешь, что это значит для моей компании?!
  -Для моей?!- голос матери вмешался в крик отца, становясь постепенно тем громче, чем больше Винтер приближалась к кабинету отца,- Не так давно ты называл это "нашей" компанией, а чуть раньше это было "моей" компанией!
  -Что-то я еще ни разу не услышал от тебя, чтобы ты что-то сделала ради "своей" компании!- голос отца был громким, отражаясь от стен, искажаясь все больше и больше с каждым эхо,- Если это "твоя" компания - то может быть ты соизволишь рассказать мне, как можно разрешить эту проблему?! Это потеря не десяти миллионов - это потеря репутации! Банк Шни был ограблен среди бела дня - и у нас нет ни единой улики! Ни одного подозреваемого! Это потеря обернется сотней миллионов убыли - десятки наших инвесторов потеряют доверие к компании Шни! Я не для того создавал банки, чтобы получать из-за них убытки!
  -Ты создавал?!- голос матери прозвучал оскорбленно,- Ты слезно умолял меня отдать тебе мои акции! Ты заверял меня, что это нужно лишь для создания дочерней компании! Ты просил меня дать согласие владелицы компании на коленях!
  Спустя еще мгновение крик двух людей прервался звуком...
  Винтер знала звук, с которым кто-то получает пощечину... Просто... Может быть, она так давно его слышала, что перепутала? Может быть ей показалось...
  -Винтер,- Кляйн неожиданно обратился к ней, делая шаг вперед,- Может быть... Тебе стоит уйти в свою комнату? Мне кажется... Я один могу сказать Мистеру Шни, что ты вернулась домой...
  Винтер подняла взгляд на Кляйна, что улыбнулся той ободряюще...
  -Да, пожалуй,- Винтер медленно кивнула, после чего отстранилась от Кляйна,- Вернусь в свою комнату...
  Кляйн, оставшись позади, только проводил взглядом девчонку, прежде чем его внимание привлекла дверь, мгновенно распахнувшаяся чуть дальше по коридору.
  Мгновенно из нее показалась Виллоу - все такая же прекрасная, как и всегда, в ее легком голубом платье. С небольшим животом - даже не смотря на седьмой месяц беременности та едва прибавила в весе и выглядела все также стройно и грациозно, как и всегда - как ледяная дива, произведение искусства...
  С алеющей щекой, на которой уже проступали очертания красной ладони.
  Не обратив внимания на Кляйна, Виллоу направилась быстро по коридору - прочь от своей дочери, оставляя в кабинете только Жака Шни, что уже наверняка вернулся за свой письменный стол, наливая очередной стакан бренди для успокоения своих нервов...
  Кляйн только медленно выдохнул, направившись к Жаку в его кабинет.
  Еще один обычный день семьи Шни.
  ***
  Джонатан просматривал книгу за книгой.
  Вторник, ха... До конца недели ему оставалось найти дом... Обзавестись документами... Подготовить почву... Создать ритуал, что снимет с Синдер ее ошейник... И сбежать прочь, вместе с Синдер...
  Джонатан выдохнул, просматривая книгу за книгой.
  Получение документов... Джонатан, наверное, был бы даже рад воспользоваться нелегальными услугами - но без какого-либо понимания, как он должен был выйти на контакт с местным теневыми дельцами эта возможность ему казалась весьма маловероятной.
  Значит, если он не мог получить документы нелегально - единственное, что оставалось ему - это получить документы легально... Настолько, насколько это было для него возможно.
  Беженец. Все, что ему оставалось - это сделать себя беженцем.
  Очень часто поселения, находящиеся вне юрисдикции Королевств, разрушались - и хотя обычно большая часть жителей поселения погибали после нападения гримм или бандитов - иногда они выживали, добираясь до других поселений или, иногда, даже до Королевств.
  Существовала рабочая процедура новой регистрации беженцев - им выделялось временное жилье, для них проводились курсы аттестации для подтверждения их прошлой квалификации, иногда даже восстанавливались документы...
  В любом случае, это было хорошим шагом для получения официальных документов - просто сказать, что его прошлое поселение разрушили во время нападения гримм и он сам спасся...
  Но Джонатану совершенно не было нужно временное жилье или пропитание. К тому же - ему требовалось как можно быстрее получить полноценный набор документов - если он, конечно же, хотел легализовать свои доходы, открыть бизнес и купить достойный дом. В то время, как процедура получения не только временного разрешения беженца - но полноценного гражданства - могла затянуться на несколько месяцев... Не говоря уже о том, что "беженец", такой, как он, не мог никаким объективным путем задекларировать сколь-либо значительную сумму денег...
  Или же - Джонатан вздохнул - он мог лишиться этой самой суммы денег... Не то, чтобы беженец без гражданства смог пожаловаться на присматривающих за ним чиновников - и не то, чтобы его история о том, как чиновники отобрали у беженца несколько миллионов льен звучала бы хоть сколько-нибудь правдиво...
  Значит... Место, где он сможет...
  Несколько ускорить процесс получения документов.
  В конце концов - у него все же было десять миллионов льен.
  В этом случае Мистраль звучал неплохо - судя по записям в книге - для ведения бизнеса, не книги для детей - в Мистрале процветала коррупция и он наверняка бы смог использовать... Определенную сумму для смазывания шестерен машины бюрократии.
  Однако Мистраль был большим королевством - даже если он был коррумпирован - далеко не факт, что Джонатан смог бы легко укрыться там от взгляда Шни и Атласа...
  К тому же - рядом с Мистралем давно не происходило никаких крупных разрушений поселений... Самые крупные - Ониюри и Куроюри только строились в данный момент...
  Тогда...
  Джонатан вздохнул, просматривая карту, соотнося ту с написанным в его книге.
  В таком случае ему требовалось поселение... Рядом с которым не так давно произошла трагедия... В котором был наплыв беженцев... Вне Королевств... И в котором он смог бы несколько ускорить процесс получения гражданства... И, желательно, с наименьшей связью со Шни и с Атласом...
  Ну что же - Джонатан нашел на карте нужное ему поселение и кивнул.
  Роузгарден уничтожили всего пару недель назад...
  Джонатан ощутил себя несколько неприятно от использования чужой трагедии в качестве прикрытия собственных планов, но...
  Джонатан помотал головой. Он обещал - и он сдержит обещание...
  И - Джонатан невесело усмехнулся - он уже ограбил банк и планировал своровать ребенка. Как-то мелко смотрелись его текущие размышления на этом фоне, не так ли?
  Джонатан ухмыльнулся, намечая цель, после чего начал кивать.
  Ему нужен был маркер... Воздушный прах... Пара часов подготовки... Нож... И дверь.
  Телепортация на дальние расстояния была не самым сложным делом для Джонатана - но лучше было быть все же подготовленным. К тому же - потом ему требовалось еще и вернуться обратно в свой номер...
  Но, Джонатан вздохнул - это было мелочью.
  Прямо сейчас Джонатану нужно было начать подготовку к телепортации в его вероятное новое место жительства. Гора Гленн.
  
  Звезда моя
  
  Джонатан не любил телепортироваться в неизвестные места. В основном потому, что при телепортации в неизвестное Джонатану место его точность оставляла желать лучшего. Конечно же, не в плане того, что пытаясь оказаться в пабе Праги он мог случайно обнаружить себя в Гранд Каньоне, сколько в плане того, что телепортируюсь в неизвестный ему доселе паб Праги Джонатан мог обнаружить себя сидящим на месте одного из посетителей - выходящим из двери женского туалета - или запертым в вентиляции паба. Ведь зная о месте своего прибытия Джонатан мог представить себе - "я открою входную дверь" - но как быть, если Джонатан не знал, где располагаются входные двери паба и выбирал одну из случайных?
  Джонатан выдохнул и помотал головой. Ха-ха, ограбил банк - а переживаешь по поводу того, что случайно телепортируешься в складские помещения и будешь выглядеть странно. Воистину, приоритеты британского джентльмена.
  Джонатан выдохнул, после чего взялся за ручку двери, предварительно подготовленной к телепортации самого Джонатана - и, вздохнув, сделал шаг вперед.
  Спустя мгновение Джонатан моргнул, оглядываясь вокруг.
  Как и следовало ожидать, Джонатан вышел не в фойе отеля - а в неизвестном здании. Неизвестном, впрочем, исключительно по личным впечатлениям - фотография внутренностей здания "главного управления по делам беженцев Горы Гленн" была не идеальной, но достаточно точной.
  Джонатан мгновенно огляделся, стараясь определить, не было ли вокруг людей, способных заметить перемещение Джонатана - чуть раньше он, конечно же, обеспокоился предварительной разведкой местности - но, к сожалению, это был не самый идеальный способ, которым Джонатан мог произвести разведку.
  К счастью, в этот раз наблюдение не подвело Джонатана - внутренности здания были пусты - хотя судя по официальным рабочим часам прямо сейчас в управлении был разгар рабочего дня... Что было несколько странно - смешавшись с толпой других беженцев Джонатану было бы несколько легче спрятаться самому... В то время, как здание было практически пустынно.
  Конечно, можно было бы все списать на то, что после произошедшего несколько недель назад разрушение Роузгардена многие формальности с беженцами уже были улажены, однако... Нет, даже не так - учитывая, сколько формальностей и работы должно было проистекать из процедуры регистрации беженцев - и то, что средний срок получения гражданства для беженцев составлял шесть месяцев - Джонатану казалось это более, чем просто странным. К тому же государственное социальное управление в котором не было ни единого человека? Это было странно. Более, чем странно.
  Джонатан передернул плечами, прежде чем направиться по длинным коридорам управления в поисках нужного ему кабинета.
  Пожалуй, умение правильно общаться с представителями власти в школе Ордена не преподавали - однако многие ученики так или иначе достаточно быстро усваивали подобные... Уроки. И хотя Джонатан никогда до этого не давал взяток - что уж говорить, он даже не оплачивал никогда штрафов за неправильную парковку! Возможно из-за того, что у Джонатана никогда не было машины - но, безусловно, в первую очередь из-за того, что Джонатан предпочитал быть законопослушным гражданином. Даже когда грабил банки.
  
  В любом случае, хотя Джонатан не давал никогда ранее взяток - через третьи руки он был знаком с концептом... Безвозмездных подарков.
  
  Хотя Джонатан никогда и не думал, что он будет вынужден воспользоваться своим теоретическим знанием на практике для того, чтобы получить поддельные документы и прописать чужого ребенка в другом городе...
  Джонатан выдохнул - у судьбы было чувство юмора.
  
  Главным, безусловно, был тот факт, что в случае дела столь деликатного, как у Джонатана, маловероятно, что ему могли помочь рядовые чиновники. Возможно те и могли... Несколько ускорить процесс получения документов - но в случае Джонатана тому требовался несколько более... Влиятельный человек.
  Пройдясь по коридорам - и не встретив ни единого человека на своем пути - Джонатан проделал путь до самой большой, резной двери из огромного цельного куска дерева, на которой красовалась табличка "Начальник отдела регистрации беженцев Горы Гленн", после чего чуть ниже - "Приемная" - и одернул свой плащ, качая в руках еще одной купленной сумкой - на этот раз чуть поменьше - содержавшей в себе пятьсот тысяч льен. И, в случае необходимости... Несколько больше или меньше. Джонатан был готов как к тому, что он сможет договориться на меньшую сумму - так и на большую, и поскольку простая передача денег была... Не самым лучшим решением в подобных делах. Так что тот был готов к тому, что телепортировать как внутрь сумки определенную часть денег, так и из нее.
  Джонатан еще раз одернул плащ и постучался в дверь.
  
  Спустя мгновение он услышал изнутри голос девушки,- Войдите!
  Джонатан отметил про себя, как удивленно прозвучал голос девушки, прежде чем сделать шаг внутрь, мгновенно оказываясь в освещенной полуденным солнцем просторной приемной с небольшим диванчиком для посетителей, девушкой, глядящей на него с интересом, словно бы та совершенно не ожидала того увидеть у себя, а также еще одной внушительной дверью - на этот раз с инициалами начальника.
  
  -Добрый день,- все еще столь же удивленно девушка взглянула на Джонатана, словно бы не понимая, что он делал в этом кабинете... Нет, возможно, вообще в этом здании,- Вам назначено?
  -Нет,- Джонатан легко улыбнулся,- Но мне крайне необходима встреча с мистером начальником управления. К тому же... Как мне кажется, в данный момент он достаточно свободен для этой встречи.
  
  -Хм?- девушка моргнула, явно не понимая, что именно та должна была сделать в данной ситуации, прежде чем медленно кивнуть,- Хорошо, сейчас... Как ваше имя?
  -Норман,- Джонатан кивнул,- Норман Блумсберри.
  Спустя еще мгновение девушка, видимо выполнявшая роль секретарши, наклонилась к коммуникатору, понизив голос. Джонатан попытался было прислушаться к разговору, однако говорившая девушка звучала крайне тихо, из-за чего услышать слов говорившей не привлекая внимания Джонатан не мог - так что он был вынужден замереть, делая вид, что рассматривает какую-то из вывешенных в приемной картин.
  Несколько секунд девушка переговаривалась по коммуникатору, прежде чем вытянуться во весь рост и улыбнуться Джонатану,- Прошу, пройдите, мистер Бор вас ожидает.
  Джонатан кивнул, улыбнувшись девушке, после чего сделал шаг внутрь, оказываясь в кабинете первого встреченного в этом мире начальника.
  
  ***
  
  Бор был в определенном замешательстве, наблюдая за посетителем в его кабинете.
  В его кабинете посетители были редким явлением - крайне редким. И Бору искренне нравилось подобное положение вещей - ему совершенно не нравилось разбираться с вопросами очередного бедняка и попрошайки, если не сказать хуже, фавна, пытающегося разжиться бесплатной поддержкой Горы Гленн и проскользнуть через пограничный контроль. Бор в целом считал это невероятной кармической шуткой - человек, более всех протестовавший о введении законов о поддержке беженцев назначен главой одной из ветвей управления по делам беженцев!
  
  Хотя, по крайней мере Бор мог быть рад - благодаря тому, что он был назначен главой регистрационного бюро тот мог, безусловно, значительно помочь его коллегам из управления... Снижая нагрузку на управление.
  Хотя, кто мог обвинить Бора в этом?
  Горе Гленн не нужны бедняки и потерявшие все беженцы - отказывающиеся работать, живущие на пособия, создающие бедноту на улицах, сбивающиеся в банды - Горе Гленн, безусловно, было значительно лучше без них.
  Поэтому новый посетитель настолько удивил Бора - маловероятно, что это был беженец - поскольку Бор хорошо проинструктировал своих друзей из пограничного контроля, что его ведомство было перегружено, и потому в данный момент регистрация беженцев занимала излишнее время.
  Впрочем, не то, чтобы кто-то мог возразить Бору - ему было интересно, кто может попытаться снять его с его места... Гульден? Крик? Зоен? Или, может быть, Советники Вейла, ха-ха?
  Бор отмахнулся от своих размышлений, прежде чем взглянуть в глаза вошедшему.
  
  Невысокий парень в плаще и фетровой шляпе - на взгляд Бора та совершенно ему не шла - с небольшой спортивной сумкой в руках выглядел странно в кабинете начальника, подобного Бору, однако Бор легко мог отбросить свои стереотипы, пытаясь услышать, кем был посетитель - и с какими именно новостями тот прибыл.
  -Добрый день, мистер Норман,- Бор кивнул вошедшему, не пытаясь даже встать из-за стола,- Прошу, присаживайтесь.
  
  -Добрый день, мистер Бор,- Норман сделал шаг, оказываясь за столом напротив мужчины, глядя на того внимательно,- Сегодня я прибыл к вам касательно определенной помощи в регистрации... Нескольких людей, попавших в затруднительное жизненное положение.
  
  Бор едва не закатил глаза - беженцы. Ха-ха, на этом любой разговор можно было прервать - однако Бор удержался от того, чтобы не закончить диалог на этом.
  -Боюсь, я совершенно никак не могу помочь вам в этом... Благородном деле,- Бор кивнул, словно бы давая понять вошедшему, что разговор был окончен еще до своего начала,- К сожалению, мое ведомство в данный момент перегружено работой в связи с регистрацией беженцев из Роузгардена.
  
  -Ох, мне кажется, мистер Бор,- парень медленно перевел взгляд с Бора на окно,- Что вы не совсем правильно меня поняли. Эти люди, безусловно, не беженцы - и их регистрация ни в коем случае не займет у вашего ведомства много сил...
  
  Бор выдохнул немного раздраженно, прежде чем улыбнуться внимательно,- Боюсь, ничем не могу помочь. Официально прошение будет рассмотрено в ближайшее время.
  
  -Хм,- Норман вздохнул, после чего сжал немного губы,- В таком случае... Что, если моя фраза о том, что эти люди не являются беженцами вполне реальна - можете воспринимать их не как беженцев, а как весьма состоятельных инвесторов... Оказавшихся в затруднительной жизненной ситуации.
  
  -Вот как?- Бор, впервые за все время разговора внимательно взглянул на парня,- Инвестиционная иммиграция находится в приоритете в Горе Гленн в данный момент, но, боюсь, этим занимается не мое ведомство.
  -Да, но именно ваше ведомство занимается помощью людям, попавшим в затруднительные жизненные ситуации,- Норман кивнул,- В конце концов, так получилось, что эти выгодные инвесторы во время хаоса разрушения Роузгардена могли потерять большую часть своей документации...
  
  Бор моргнул. Кажется, в его голове медленно начинал складываться картина...
  
  -И, насколько я понимаю - восстановление этой документации в данный момент путями иных ведомств... Невозможно,- Бор взглянул на Нормана внимательно.
  
  -Безусловно, мистер Бор,- Норман также спокойно кивнул.
  
  Бор же задумался на секунду...
  
  С одной стороны - беженец. С другой стороны - инвестиции. Беженцы определенно не шли на пользу экономике Горы Гленн, однако этого нельзя было сказать об инвестициях...
  Судя по всему вышесказанному, однако... Маловероятно, что это были простые беженцы - без возможности восстановления документации... Вероятнее всего, что у них этой документации не было изначально - в таком случае... Нелегальный бизнес - либо нелегальные доходы...
  
  Мародерство, безусловно, было наказуемо в большей части мира - но всегда находились люди, готовые рискнуть и даже во время разрушения своего дома поживиться... Определенными суммами. И маловероятно, что люди, в спешке покидающие свои дома, достаточно часто не добирающиеся до иных поселений, могли впоследствии обвинить более состоятельных людей, часто - уважаемых членов общества - в мародерстве, не имея на руках никаких доказательств...
  Бор задумался еще на секунду, прежде чем принять решение,- Безусловно, я понимаю вас. Мы произведем полную опись имущества и начнем процедуру регистрации в ближайшие сроки.
  
  Однако Норман, казалось, добившийся своего, в этот момент не отступил, вместо того только кивнув,- Мистер Бор, однако инвесторы желают приступить к инвестициям в экономику начиная с завтрашнего дня... В то время, как процедура регистрации беженцев и получения официального разрешения займет... Определенное время.
  
  -Вот как,- Бор внимательно оглядел Нормана,- К сожалению, я совершенно не представляю себе, каким именно образом я могу на это повлиять.
  
  -Здесь, мистер Бор, вы, безусловно, не правы,- Норман покачал головой,- Ведь инвесторы буквально изнывают от возможности... Влить деньги в экономику.
  
  Бор моргнул, прежде чем кивнуть.
  
  Значит, взятка, хм...
  Бор сжал губы, задумавшись о подобном.
  С одной стороны, безусловно, он был готов к тому, чтобы помочь людям - инвесторам - в том числе и за определенный... Процент прибыли. С другой же стороны - Бор прекрасно понимал о том, что подобное предложение могло быть и ловушкой... Скорее в смысле получения Бором взяточных денег с целью очернить его в прессе и снять того по официальным причинам - без вмешательства в работу ведомства его хорошего друга Зоена.
  
  -Вот как,- Бор кивнул, глядя на парня,- Хорошо... И что же вы предлагаете мне в таком случае?
  -Безусловно, огромную благодарность от лица наших дорогих инвесторов,- парень улыбнулся,- Весьма весомую благодарность.
  
  -Однако стоит понимать,- Бор кивнул, отмечая внутренне важный пункт их разговора,- Что подобное действие является весьма... Неортодоксальным. Получение всей необходимой документации в один день... Весьма сложно выполнимо.
  -Безусловно, но мне остается лишь надеяться на то, что благодарность со стороны инвесторов станет достойной наградой вам за ваши труды,- Норман кивнул.
  -Хм,- Бор кивнул медленно, не сводя глаз с Нормана,- И какие же именно... Люди попали в столь затруднительную ситуацию?
  -Два чудесных человека, Джонатан Гудман и Синдер Фолл,- Норман медленно произнес, глядя в глаза Бора.
  Хм, два неизвестных имени... Возможно, Бору следовало проверить существование подобных людей.
  -Вот как,- Бор кивнул,- Двое человек сразу... Конечно же это возможно - но, к сожалению, это потребует слаженной работы сразу нескольких человек...
  -Благодарность с моей стороны также, безусловно, будет рассчитана на нескольких человек,- Норман кивнул, заставляя Бора ухмыльнуться внутренне. Еще одна промашка - Норману были нужны эти документы.
  -Также весьма важен вопрос оформления опекунства,- Норман кивнул медленно,- Синдер несколько... Младше возраста несения полноценной ответственности перед законом.
  
  -Вот как...- Бор сузил глаза,- Надеюсь... Ее родители не поднимут вопросы о присутствии в ее жизни... Других людей?
  -Синдер сирота, если и существуют иные люди с фамилией Фолл - то это, безусловно, однофамильцы,- Норман вздохнул, медленно произнося,- Джонатан был тем, с кем она покинула свою... Разрушенную деревню. С самого детства как он, так и я воспринимали ее как свою младшую сестру - и, безусловно, мы готовы к любым последующим проверкам ее качества жизни, будь они проведены... Любым из ваших ведомств.
  -Безусловно,- Бор кивнул серьезно, впервые за все время. Деньги были важным мотиватором его деятельности, однако он был человеком чести. Даже он не был готов простить за деньги пренебрежение детьми.
  Если, конечно же, они не были беженцами. Дети беженцев были фактически обречены - их родители тянули их на дно и они не знали никакой иной жизни, кроме преступности и попрошайничества. Несчастные, но обреченные люди.
  -В таком случае, я полагаю, вам потребуется иной список документов,- Бор улыбнулся,- Экзамены, оценки... Боюсь, после гибели вашей деревни необходимо будет оформить целый пакет иной документации... Столько работы...
  -Моя благодарность будет...- Норман вздохнул,- Стоить того.
  -Это похвально, мистер Норман, однако...- Бор взглянул на того внимательно,- Сколько именно она будет стоить?
  -Скажем так...- Норман улыбнулся,- Если все бюрократические формальности будут улажены до конца завтрашнего дня... Никому из нас не потребуется второй дом...
  
  ***
  
  Джонатан, нашедший себя в свое комнате совершенно не помнил, как именно он оказался в ней. Просто, словно бы выйдя из кабинета он потерял сознание - вернувшись в сознание только лежа на кровати своего номера в отеле.
  Разговор с чиновником буквально выпил его досуха - разговор с мужчиной был вязким, тягучим, затягивающим, как муху в сироп. Намеки на деньги - полунамеки, оговорки, контроль собственных слов... Джонатан даже на всякий случай дал мужчине понять, что Джонатан было его "новым" именем, по документам... Если чиновник и заинтересуется впоследствии действиями Джонатана - будет значительно лучше, если этот чиновник начнет искать информацию о прошлом некоего Нормана Блумсберри... Впрочем, не то, чтобы разница между одним или другим именем была значительна - и то и другое имя были нигде не зарегистрированы официально... Если, конечно, Джонатан не подпортил только что жизнь некоему Норману. В любом случае - пусть лучше Бор будет думать, что Джонатан уже имеет определенное знакомство с этим миром и сейчас бежит от своих старых знакомых, или, может быть, от подпольного бизнеса... Чем то, что Джонатан едва ориентировался в этом мире.
  Однако Джонатан мог поздравить себя - он обзавелся полным пакетом документов - и всего за шестьсот тысяч!
  В любом случае счастьем Джонатана ,безусловно, было то, что встреченный Джонатаном чиновник оказался продажным - однако несколько иная информация беспокоила того теперь.
  Кажется, с процедурой регистрации беженцев... Все было не так гладко, как он мог надеяться.
  Джонатан выдохнул, стараясь не думать об этом. Это его совершенно не волновало! Он пришел решать свои проблемы, а не проблемы всего мира!
  Джонатан еще раз громко выдохнул, стараясь не думать о произошедшем, упав в подушку лицом.
  Правда, теперь Джонатан был Норманом... По крайней мере неофициально.
  Ха, забавно, еще одно имя в копилку имен Джонатана! Норман, Джонатан - что дальше? Еще один псевдоним... Если бы Джонатану было позволено выбирать - он бы хотел взять своим псевдонимом что-нибудь вроде "неуловимого"...
  
  Джонатан улыбнулся, прежде чем выдохнуть.
  На самом деле это были лишь его победные мысли после разрешения очередной невероятной проблемы - ценой всего-лишь одной сумки и шестисот тысяч льен! Мелочь, учитывая, что в распоряжении Джонатана было более девяти миллионов!
  Его план разрешения возникшей проблемы шел поразительно без нареканий! Джонатан мог только удивляться подобному - и, конечно же, радоваться...
  
  Хотя - Джонатан некстати вспомнил - как говорил старик, когда все идет по плану - ищи подвох...
  
  Но Джонатану совершенно не хотелось думать об этом.
  
  ***
  
  -Какие у нас улики?- грузный мужчина, офицер, смотрел невпечатленно на обугленные стены серверной.
  
  -Никаких,- еще один его сослуживец, высокий тощий мужчина выдохнул и потянулся за сигаретой, после чего, вспомнив, что в здании банка курить было нельзя, выдохнул и отряхнул плащ,- В хранилище отпечатки ног - но задержать всех жителей Атласа с сорок первым размером ноги мы не можем. Сервер обуглился так, что теперь им можно лишь дверь подпирать. Отпечатки пальцев сняли, но в базе их нет. Глухо.
  -Сотрудники банка?- офицер взглянул на своего товарища.
  Вместо этого сослуживец только покачал головой,- Один из охранников видел странного парня, молодой, сказал что школьник - или нечто вроде. Мы просмотрели записи с рыцарей - но ничего особенного не нашли. Странный, но не выглядит как наш подозреваемый - к тому же он покинул банк до ограбления и в реестре охотников и людей с выявленными проявлениями такой тоже не числится. В Мантле никто не знает - даже несколько наших информаторов говорят, что банды также обескуражены, как и мы. Тоже глухо. Скорее всего действовал одиночка - возможно, незарегистрированный телепортатор. Может быть техномант или невидимка... И судя по тому, что деньги еще нигде не всплыли - наверное он уже далеко за пределами Атласа.
  -Значит, совсем плохо,- офицер покивал, глядя на развалины сожженного электровзрывом сервера, после чего вдруг замер,- Черт возьми, Курт! Прах! Электрический прах! Подними все магазины Шни - кто недавно покупал электрический прах в больших объемах в Атласе!
  -Что, если он покупал не в Атласе?- Курт бросил взгляд на офицера,- Да и согласятся ли Шни?
  -Курт, думай иногда головой,- офицер вздохнул,- Мы расследуем ограбление банка Шни! Да я удивлен, что они нам еще полные сводки продажи праха за последний год не выдали! Ну а если покупал не в Атласе - спроси у наших информаторов... И посмотри, не пребывал ли кто в Атлас недавно с прахом - он подлежит обязательной декларации. А касательно того охранника и парня... Попроси его составить фоторобота - а подозрительный или нет - это мы узнаем уже позже...
  
  ***
  
  Синдер чувствовала себя... Странно.
  
  С одной стороны - безусловно, осознавая, что все это скоро закончиться - Синдер чувствовала невероятный душевный подъем, подобный которому она не чувствовала еще никогда.
  С другой же стороны...
  
  Когда?! КОГДА?! КОГДА?!
  
  Словно бы, осознав, что все это скоро закончиться Синдер неожиданно ощутила, насколько тягостно ей было находиться в этом чертовом отеле.
  
  Улыбаться Мисс Санни. Терпеть близняшек. Ухаживать за посетителями.
  
  Синдер ощущала, как с каждой пройденной секундой ее радость сменялась раздражением. Непониманием. Злобой.
  
  Не на Джонатана. Синдер не чувствовала злобы на Джонатана. Могла ли она? Имела ли право?
  Джонатан был сильным. Он мог разобраться со всеми проблемами, что досаждали Синдер. Словно бы щелкнуть пальцами.
  
  Синдер ненавидела свою жизнь.
  Словно бы огонек ненависти, когда-то потушенный, когда-то втоптанный в грязь, оставшийся тлеющей искрой в золе, разгорался вновь.
  
  Давай сожжем их. Всех их. Без остатка. Запрем двери. Выключим сигнализацию. Мы же знаем, где находится сигнализация.
  
  Никто ничего не заметит.
  Синдер выдохнула, успокаивая дрожащие руки. Этого было нельзя делать.
  Это привлечет внимание. А Джонатан попросил ее не привлекать внимания.
  Поэтому, кусая губы в кровь, Синдер старалась удержать себя.
  Глядя в пол. Перед Мисс Санни.
  -Хм,- голос Мисс Санни был столь холоден, как и обычно, но Синдер совершенно не пугало это. Вовсе нет. Теперь нет,- Кажется, мое воспитание наконец-то начинает давать плоды. Сегодня твоя работа оказалась исполнена без нареканий. Ты можешь быть свободна - к завтрашнему утру банкет для мистера Родса должен быть готов, к шести часам утра. Он заплатил значительную сумму за этот заказ.
  
  Значительная сумма, ха-ха...
  Синдер сжала зубы до скрипа, стараясь не выдать своего отношения. Мистер Родс, ха-ха? Охотник?
  Синдер могла приготовить ему чудесный банкет.
  Мисс Санни была столь недальновидна, отдав Синдер ключ от кладовой с чистящими средствами.
  Что же окажется сильнее - знаменитая живучесть охотников - или литр щелочи внутрь?
  Синдер была бы рада проверить этого - но та одернула себя.
  Джонатан попросил не привлекать внимания.
  И Синдер исполнит сказанное без любых нареканий.
  Синдер сделает все, что ей было сказано. Джонатан попросил ее.
  
  Синдер продолжала глядеть в пол - однако это была лишь маска. Столь привычная маска, которой Синдер пользовалась всю свою жизнь.
  Мисс Санни, словно бы почуяв что-то, произнесла вновь,- Мои слова понятны?
  -Конечно, мисс Санни,- Синдер ответила так, как отвечала всегда,- Без вас я ничто.
  Мисс Санни, словно бы подозревая неладное, однако, не нашла причины для своего беспокойства, только окинув взглядом Синдер, после чего махнула рукой,- Свободна.
  
  Синдер, не поднимая взгляд, осталась стоять на своем месте, ожидая, прежде чем Мисс Санни покинет комнату - на этот раз та была без близняшек - прежде чем поднять взгляд.
  Мисс Санни...
  Синдер хотела бы наложить свои руки на нее. На ее шею. Держать, пока та не перестанет дергаться. Долго. Медленно. Глядя в ее глаза.
  К сожалению, даже используя свою ауру Синдер не была уверена в том, что сможет пересилить Мисс Санни... Но она явно сможет наложить руки на ту.
  
  Каким невероятным сюрпризом стало бы для Мисс Санни проявление Синдер. Ох, Синдер хотела бы взглянуть в глаза Мисс Санни, когда та поняла бы, что умирает от рук самой неблагодарной девчонки Синдер...
  Синдер медленно сжала руки в кулаки, прежде чем выдохнуть.
  Не привлекать внимания. Не привлекать внимания.
  
  Повторяя слова Джонатана словно мантру Синдер направилась в свою комнату. Ту, что была официально выделена Синдер.
  После чего, стоило только двери закрыться за ней - Синдер забралась в вентиляцию. Она знала путь до своей комнаты - но сегодня ей нужно было попасть в другую комнату.
  Направо... Вперед... Направо... И еще раз направо...
  Синдер хорошо изучила вентиляционную систему отеля - и потому ей было несложно найти свою цель в хитросплетении ходов. Всего несколько десятков секунд - и Синдер добралась до нужной вентиляционной решетки, прежде чем заглянуть внутрь комнаты.
  Комната Джонатана была такой же, как и вчера - разве что Синдер вернула Джонатану его постиранные и высушенные футболки, пока того не было в номере. Однако в этот раз Джонатан в номере был.
  Расхаживая по номеру тот бормотал про себя что-то - Синдер попыталась прислушаться, однако не могла ничего разобрать, кроме обрывков фраз, мало выстраивающихся между собой в связные предложения... Что-то про "Арс Аэр"?
  Синдер попыталась прислушаться, однако Джонатан, словно бы почуяв каким-то образом присутствие Синдер - развернулся к той, заставив Синдер замереть.
  -Кто здесь?- Джонатан внимательно вгляделся в решетку вентиляции, заставляя Синдер замереть. Внимательный, цепкий взгляд...
  Синдер моргнула, прежде чем сделать шаг вперед, поднимая решетку.
  -Ох, Синдер,- увидев Синдер, Джонатан мгновенно расслабился, прежде чем сделать шаг, помогая Синдер выбраться из вентиляции,- Не знал, что ты... Пользуешься подобными путями.
  От кого-то другого подобные слова могли прозвучать насмешкой - однако Джонатан только улыбнулся, не давая Синдер даже возможности как-либо злиться на него...
  Не то, чтобы Синдер планировала делать это. Маловероятно, что Синдер вообще могла сделать это...
  
  Синдер, оказавшись в комнате Джонатана сперва опустила глаза, после чего, вспомнив о словах Джонатана - подняла на того свой взгляд, глядя в его глаза.
  -Ты чего-то хотела от меня?- Джонатан улыбнулся, глядя в глаза Синдер, заставив ту отвести взгляд.
  
  Синдер замолчала на несколько секунд, прежде чем медленно ответить,- Нет.
  
  -Вот как,- Джонатан вздохнул, прежде чем кивнуть, виновато улыбаясь,- Извини, я сейчас немного занят... Мне надо подготовиться для того, чтобы снять с тебя... Этот кулон.
  
  Синдер замерла.
  
  Она отвлекала Джонатана!
  Синдер мгновенно прокляла себя худшими словами что она знала - и благодаря не совсем трезвым охотникам Синдер знала немало.
  -Конечно, я очень сильно извиняюсь!- паника обуяла Синдер, заставив ту броситься к двери, прежде чем Джонатан успел поймать Синдер на полушаге.
  Объятия Джонатана неожиданно оказались на Синдер, заставив ту замереть.
  Джонатан был теплым. Спокойным. Сильным.
  Синдер замерла в его руках, стараясь даже не дышать.
  -Нет-нет, постой,- Джонатан попытался удержать Синдер, заставив ту замерть вновь,- Это... Я совсем не это имел ввиду... В смысле, я очень рад, что ты здесь - просто не совсем уверен, чем могу тебе помочь в данный момент...
  Синдер замерла, прежде чем медленно выдохнуть,- Можно я тогда... Посижу здесь? Я не буду мешать, я буду в самом уголке!
  -Да, конечно,- спустя мгновение Джонатан отпустил Синдер - и Синдер вдруг ощутила, как ей вдруг стало очень холодно. Так неуютно...
  -Можешь...- Синдер вдруг ощутила, как, словно бы, импульс заставил ее произнести совершенно необдуманные слова,- Ты можешь обнимать меня дальше?
  Синдер вдруг замерла - молодец, Синдер! Обещала ведь не мешать - и тут же...
  -Конечно,- Джонатан вдруг улыбнулся, глядя на Синдер,- Если ты хочешь - я могу обнимать тебя столько, сколько надо.
  
  -Долго?- Синдер вдруг подняла взгляд на Джонатана.
  
  -Долго и даже дольше,- Джонатан вдруг улыбнулся, проведя по волосам Синдер.
  
  Синдер замерла, прежде чем хриплые слова все же вырвались наружу,- Ты... Ты не бросишь меня?
  Синдер замерла.
  Джонатан ведь ответит ей? Ответит ей то, что он... Что он...
  
  -Конечно,- Джонатан обнял Синдер крепче,- Не брошу. Ни в коем случае не брошу.
  Синдер, наверное, стоило бы заплакать - но почему то ей не хотелось. Совсем не хотелось. Ей было... Немного грустно. Немного.
  Но почему-то ей нравилось это чувство грусти. Странно - но Синдер, наверное, была еще слишком маленькой, чтобы правильно понимать эти чувства.
  Спустя мгновение Джонатан, довольно легко подхватив Синдер на руки, сделал шаг, оказываясь рядом с кроватью, после чего присел рядом.
  Синдер, ощущая теплоту, медленно прикрыла глаза.
  В ее комнате всегда было холодно... Но почему то, когда рядом с ней был Джонатан - Синдер было тепло. Уютно. Хорошо.
  Синдер прикрыла глаза, ощущая, как постепенно успокаивается ее дыхание и сердцебиение.
  Мисс Санни... Близняшки... Охотники...
  
  Все это было там. За дверью. В холодном, неуютном мире...
  А Джонатан был здесь. Вместе с Синдер. В этой комнате.
  Здесь было тепло, светло, хорошо...
  Ты свети звезда моя...
  
  Синдер словно бы услышала голос, напевающий ей песню...
  
  Где ты есть не знаю я.
  Наверное, в этом голосе не было ничего особенного - ни особой тренировки, ни мелодичного звучания...
  
  Высоко ты надо мной...
  
  Но голос пел тихо, спокойно...
  
  Как алмаз во тьме ночной.
  
  И Синдер казалось, что ничего приятнее в этом мире, чем этот голос, нет.
  
  Ты свети звезда моя...
  
  И Синдер, казалось, стояла под бескрайним ночным небом, глядя вверх...
  
  Где ты есть не знаю я...
   И все проблемы остались далеко позади...
  
  Хорошо или правильно?
  
  Медленно Джонатан отложил мирно посапывающую Синдер на кровать, перенеся ту аккуратно со своих коленей - но стоило только ему попытаться немного отодвинуться и встать - как Синдер, даже убаюканная колыбельной, единственной колыбельной, которую Джонатан знал - тут же начала ворочаться, стараясь руками нащупать удалившийся на некомфортную для той дистанцию источник тепла...
  Джонатан остановился на секунду, глядя на Синдер, совершенно растерянную даже через сон, продолжающую водить руками где-то рядом с собой, стараясь нащупать Джонатана, прежде чем выдохнуть и присесть рядом, придвинувшись немного, после чего положить руку на лоб Синдер что, почувствовав присутствие Джонатана, тут же перестала ворочаться, мгновенно успокоившись и погрузившись в глубокую дрему.
  Джонатан не удержался и провел по волосам девчонки.
  Ха... Куда только катится его жизнь?
  Джонатан за последнее время столько раз размышлял о том, как странно, неправильно даже, возможно, его жизнь повернулась, что размышлять прямо сейчас о чем то подобном Джонатану не хотелось совсем. Ему не нужна была еще одна бессмысленная и бессонная ночь с переливанием из пустого в порожнее и потрясанием кулака в воздухе с надрывным криком "доколе мы это будем терпеть?!". Пару таких он уже пережил и потому с уверенностью мог заявить, что все они были одинаковы и ничего нового из них тот не получит. Так что Джонатан только вздохнул, отгоняя от себя еще одну волну меланхоличного рассуждения о судьбах несчастных детей, прежде чем выдохнуть медленно, разгоняя тоску и глядя на Синдер.
  Значит, деньги. Выполнено.
  Документы - скорее выполнено, но Джонатану следовало все же проследить за Бором и получить документы на руки, проверив их легитимность, прежде чем он бы доверился коррумпированному расисту на посту начальника помощи беженцам.
  И снятие ошейника с Синдер. В процессе.
  Джонатан еще раз осмотрел Синдер, прежде чем перевести взгляд на кулон, свалившийся во сне Синдер набок. Ха-ха, еще один эксперимент!
  Только в этом эксперименте права на ошибку у Джонатана не было.
  Джонатан попытался было одернуть плащ, прежде чем осознать, что его верный плащ прямо сейчас висел на вешалке рядом со входом и, за неимением большего, немного передернуть плечами.
  Перегонка квинтэссенции, значит... Не сказать, что это было слишком уж большой проблемой для Джонатана - может быть и не тренировочное занятие для новичков, но Джонатану удавалось подобное в прошлом неоднократно: под контролем учителей, старика, самостоятельно и даже пару раз втайне.
  Проблемой было только то, что в реальном мире - хотя, мог ли Джонатан вообще использовать это слово? Этот мир казался столь же реальным ему, как и Земля - квинтэссенция была не частой находкой, так что тот привык работать с достаточно небольшими объемами квинтэссенции... Когда-то казавшимися ему большими.
  Скажем, в двадцать раз меньше, чем было заключено в ошейнике Синдер? Может быть десять, если припомнить его наиболее значимые из деяний.
  И тогда он мог не опасаться - квинтэссенция, с которой работал он, была инертна - насколько это было возможно - либо же он находился в лабораторных условиях, с должной защитой. Сейчас была не та ситуация.
  Джонатан непроизвольно провел рукой по волосам Синдер, концентрируясь на медленно вырастающем в его голове плане.
  Первоначальный план просто попытаться телепортировать ошейник Синдер был рискованным - помимо неизвестных непредвиденных эффектов телепортации праха, тасса, Джонатан боялся и того, что ему не удастся телепортировать отдельную часть Синдер - если из-за каких-нибудь связей, скажем, квинтэссенции внутри ее тела и внутри ошейника тот считался бы частью ее тела. К сожалению, Джонатан не умел даже телепортировать одежду людей, срывая ту с них самих - к сожалению, внутренне убеждение людей, их восприятие одежды как просто незаметной "части тела" мешало ему в этом. И это, конечно же, не касаясь, скажем, того факта, что ошейник Синдер мог взорваться за мгновение до своей телепортации - или, например, того, что ошейник мог быть защищен от прямой телепортации - и мог взорваться даже от попытки его телепортировать прочь. Да, Джонатан не считал последнее слишком уж вероятным - но чем больше он думал об этой идее, тем менее привлекательной она ему казалась - и спустя еще пару мыслей "против" Джонатан отбросил эту мысль окончательно.
  Значит, забор силы...
  Джонатан мог попытаться забрать всю силу из ошейника. Какой смысл был пропадать лишней квинтэссенции? Даже если Джонатан подозревал, что квинтэссенция из подобного... Орудия пытки - Джонатан не смог подобрать более мягкого определения - наверняка была бы пропитана сильным и неприятным резонансом - возможно, чуть позже, он сможет ее дистиллировать... Перегнать в ближайшую бутылку воды и унести с собой. Весьма полезное приобретение.
  Или Джонатан мог просто разобраться со всем этим, не обращая внимания на потери.
  Разница между этими подходами была исключительно во времени. Чуть больше подготовки в первом случае, чуть больше стараний...
  
  Чуть дольше Синдер бы оставалась во владении Мисс Санни.
  Джонатан прикрыл глаза и выдохнул.
  Просто подожди еще денек. Еще день в месте, где тебя пытали. Еще день в рабстве. Потому, что твоему спасителю захотело поиграться с новой игрушкой. Потому, что твой спаситель скряга и ему плевать на твои страдания. Возможно он вообще во все это ввязался потому, что хотел немного бесплатной квинтэссенции.
  Джонатан сжал зубы, прежде чем помотать головой.
  У него есть деньги, а если уж так будет тяжко - то и подкупленный чиновник, через которого Джонатан мог купить себе тасса на несколько миллионов.
  А Синдер была одна.
  Джонатан еще раз провел рукой по волосам девчонки, глядя на то, как медленно и спокойно поднимается ее грудь при дыхании.
  Если вопрос стоял в том, когда и как Синдер стала для него важной - наверное, Джонатан даже не знал ответа на этот вопрос.
  Но если же вопрос стоял "была ли Синдер для него важна?" - то на этот вопрос Джонатан мог ответить точно. Да, была.
  Джонатан еще раз провел той рукой по волосам, после чего перевел взгляд на молчаливые часы неподалеку, отсчитывающие прошедшее время.
  Два часа ночи. В другое время Джонатан бы уже готовился ко сну.
  В другое время, в другом месте, в других обстоятельствах. Там жил другой Джонатан.
  Интересно, чем он сейчас занимался там, в другом мире?
  Наверное, он сейчас бегал по инстанциям, подтверждал свое обучение в "элитном закрытом учебном заведении для одаренных учеников", расположенном где-то горах Испании. Пиренеи, Каталония, основанный самим Филиппом Вторым, герцогом Нидерландов и наследником Священной Римской Империи! Кажется, это полагалось говорить по официальной информации?
  Джонатан помотал головой и взглянул на Синдер.
  Стоило ему только чуть-чуть приподнять руку, как та тут же начинала ворочаться. Стоило вернуть все на место - как Синдер тут же успокаивалась.
  Совсем ребенок...
  
  Джонатан выдохнул.
  Ну и пускай Джонатан другого мира и дальше разбирается со своими документами и бравирует своим элитным образованием. Тот Джонатан был нужен там.
  А этот Джонатан был нужен здесь.
  ***
  
  В перетаскивании вещей ничего сложного нет. Нужно просто взять в руки коробку и отнести ее по нужному адресу. Затем вернуться и повторить все тоже самое с другой коробкой - до тех пор, пока коробки не кончаться.
  Но что делать, если нужно перетащить что-то большое и за раз? Что-то неподъемное? Скажем, гигантская свинцовая плита... Кому бы ни понадобилось таскать свинцовые плиты.
  Это сложнее. Первая мысль - помощники. Наемные или друзья.
  Не вариант - ты посреди необитаемого острова.
  Со свинцовой плитой, которую нужно куда-то перетащить... Не лучшая аналогия, пожалуй, но зато доступная и понятная.
  Техники под рукой, естественно, тоже нету. Что дальше?
  Рычаги, тросы, лебедки.
  Именно это Джонатан и планировал сделать.
  Для начала Джонатану нужно было определиться, что именно он планировал делать. Для простого спящего "перелить квинтэссенцию" могло звучать просто, но это было вовсе не так для Джонатана.
  Квинтэссенция в данном случае это... Terra, Субстанция. Ее положение - внутри или вне ошейника Синдер - это Aqua, Форма. Процесс передачи, перемещения - Aer, Движение...
  
  Просто тащить плиту неудобно... Можно совершить небольшое усилие, чуть приподняв ее... Положить катящиеся бревна под низ... После чего катить по ним, перекладывая бревна...
  В использовании квинтэссенции в самой магии не было ничего особенного. Просто...
  Джонатан ухватился за мысль.
  Использовать тасс, квинтэссенцию, запертую внутри объекта... Чтобы переместить квинтэссенцию из самого объекта?
  Если целью было не перенести в определенное место плиту, а просто убрать ее с одного места - не было особенной разницы между тем, куда исчезнет плита, сгорит она - или ее уберут...
  Свинцовые плиты не горят, но, опять же, аналогия.
  Сжечь часть квинтэссенции внутри ошейника Синдер... Использовав высвободившуюся энергию для того, чтобы выместить остатки неиспользованной энергии ошейника во внешнюю среду... В ближайшую бутылку воды...
  Нет, опасно - артефакт может высвободить сожженную квинтэссенцию единственным известным образом, ударом электричества. Если не говорить об аналоге короткого замыкания - взрыв...
  Джонатан продолжал водить рукой по волосам Синдер, пытаясь найти оптимальное решение проблемы.
  Вытащить квинтэссенцию... Подобием?
  Шприцы? Эффективно с живыми существами - гораздо сложнее с неживым артефактом. Заранее окропить кровью Синдер, символически превращая тот в ее часть?
  Тогда артефакт нельзя будет выкинуть, он будет привязан к Синдер надолго - к тому же внедрение иглы... Повреждение артефакта, кристалла праха... Опасно. И... Забирать кровь Синдер... Она отдаст, но Джонатан не хотел подобного хода.
  Пылесос? Громко, нужна хорошая мощность, будет слышно... Выглядит странно, но с этим Джонатан мог разобраться. Телепортировать покупку. Пылесборник, полный квинтэссенции...
  Нужно зачарование, нужно сделать все за один раз. Зачарование пылесоса... Вставить тасс внутрь? Джонатан, может быть, и не был профессионалом, но неплохо разбирался в технике и мог попытаться вставить тасс для зачарования... Выложить ими какую-нибудь из печатей Соломона... Или руну?
  Долго. Придется резать... Паять... Покупать инструменты... Два дня работы минимум.
  Джонатан провел рукой по волосам Синдер, погружаясь все глубже и глубже в свои мысли.
  Подобие... Подобие...
  Электрический кабель?
  Джонатан прикоснулся к ошейнику и поднял тот в своих руках, стараясь не потревожить Синдер, ища разъем.
  Таковой обнаружился - небольшой разъем на обратной стороне... Зарядное устройство?
  Джонатан задумался еще больше.
  Кабель... Зарядное устройство... Переделать в... Разрядное устройство?
  Джонатан наконец-то пришел к определенной мысли и ухмыльнулся.
  
  ***
  
  Да, Джонатан ограбил банк до этого - но тот все же считал себя истинным британским джентльменом, а потому подсматривать за комнатой неизвестной женщины считал несколько неправильным.
  С другой стороны, учитывая, что "женщиной", о которой думал сам Джонатан, была мисс Санни - не сказать, что Джонатан слишком сильно переживал по этому поводу.
  К тому же он не хотел красть ее фамильные драгоценности. Ему был нужен только небольшой клок волос - того, что скопилось на расческе оказалось бы вполне достаточно.
  Поэтому, глядя сквозь зеркало в комнате мисс Санни - Джонатан был рад, что оказался прав и в комнате мисс Санни действительно было зеркало - сквозь свое небольшое ручное зеркальце, купленное пару минут назад, Джонатан думал.
  Несколько волос Мисс Санни - после чего из подобия создать связь мисс Санни, Синдер и ошейника, после чего найти вещи, что были связаны с тремя этими составляющими. Зарядное устройство... Пульт управления...
  Джонатан даже задумался о том, чтобы просто забрать пульт управления у мисс Санни и попытаться отключить самостоятельно ошейник, но...
  Вряд ли пульт был настолько прост - большая кнопка "отключить ошейник", нажав на которую все само бы разрешилось. Что, если Джонатан просто промазал бы по нужной кнопке?
  Джонатан помотал головой, рассеивая мысли, прежде чем взглянуть на спящую управляющую отеля за зеркалом.
  Все было проще простого. Телепортировать расческу. Забрать волосы. Телепортировать расческу обратно. Вернуться. Найти зарядник. Изменить его. Взять Синдер. Сбежать.
  План был намечен, прост и...
  Джонатан медлил. Сомневался, даже.
  Нет, не в плане, им Джонатан был вполне доволен, сколько...
  И все?
  Джонатан глядел на спящую хозяйку отеля. В темноте было не очень хорошо видно... Джонатан мог бы, конечно, несколько изменить его зрение, чтобы видеть лучше, но не это было его целью. Джонатан вполне мог увидеть главное.
  Мисс Санни спала. Спокойно. Размеренно вдыхая и выдыхая, лежа на своей кровати.
  Джонатан перевел взгляд на Синдер, спящую рядом. Она спала спокойно, но Джонатан знал, стоит ему только убрать руку - как та заворочается и начнет искать его вновь. Синдер металась, даже во сне. Искала...
  Защиты? Тепла? Кого-то, кто не ударит?
  Мисс Санни спала спокойно. Возможно она даже видела счастливые сны...
  Джонатан выдохнул.
  Не было ничего проще - забрать Синдер и сбежать.
  Но также весьма просто было... Телепортировать бетонный блок над спящей мисс Санни.
  Шок! Ужасающая трагедия! Владелица престижного отеля раздавлена насмерть гигантский бетонным блоком, неизвестно как оказавшимся в ее комнате!
  Джонатан уже представлял себе содержание подобной статьи в утренней газете.
  Джонатан медленно вдохнул и выдохнул.
  
  Пошел пятый день того, как он находится в этом мире... Четверг, три часа ночи, двенадцатое августа.
  Пять дней спустя празднование семнадцатилетия Джонатан думал об убийстве человека.
  Ведь кто мог его найти? Особенно если он заберет с собой, хм, список жильцов... Сожжет его даже. Ведь без документов мисс Санни вряд ли могла где-то зарегистрировать его официально.
  
  Джонатан медленно выдохнул.
  Он хотел наказать мисс Санни. Убийство?
  Нет... Не убийство...
  Только суд мог осудить виновного, безусловно, но как обычный человек, как свидетель, Джонатан не сомневался в виновности мисс Санни.
  Он видел, как это происходит. Он видел причины. И видел последствия.
  Многие на месте Джонатана не задумывались бы. Немногие бы осудили его. Но...
  Хуже всего было быть линчевателем тогда, когда ты знал, что подсудимый был виновен.
  Ведь если ты знал, что подсудимый был виновен - ты считал себя правым. Ты считал себя совершающим справедливое возмездие. Ничто не могло тебя остановить - ты был прав.
  Хуже всего было быть правым - если бы мисс Санни показала бы хотя бы часть своего человеческого, часть чего-то доброго - Джонатан бы сомневался. Смог бы удержать себя.
  Но сейчас? Джонатан мог ее убить. Он не стал бы себя осуждать за это. Джонатан в зеркале бы только кивнул на его решение, но...
  Джонатан медленно провел по волосам Синдер, глядя в зеркало.
  Что это значило - возмездие? Джонатан ведь не был судьей - и хуже всего было то, что ему не нужно было быть судьей, чтобы осудить мисс Санни. Любой бы поддержал его в этом решении. Он сделал бы правильный поступок.
  День, когда ты осознаешь разницу между хорошим и правильным, станет худшим днем в твоей жизни.
  Джонатан прикрыл глаза.
  Вопрос только в том, хотел Джонатан Гудман быть правильным или хорошим человеком?
  
  ***
  
  Синдер ощутила, как теплая мягкость пропала рядом и беспокойно начала водить рукой, стараясь нащупать источник тепла рядом.
  Что-то не так.
  Синдер ощутила, как начинает ускоряться сердце.
  Что-то не так!
  
  Синдер резко дернулась во сне, стараясь удержать исчезнувший огонек света.
  ЧТО-ТО НЕ ТАК!
  
  Синдер ощутила, как сбивается ее дыхание, словно бы сворачиваясь в единый ком, застрявший в горле.
  
  ЧТО-ТО НЕ ТАК!
  
  Резко дернувшись, Синдер поднялась на кровати, осматриваясь вокруг.
  Ее взгляд метался из стороны в сторону, прыгая между объектами.
  Стул - кровать - футболки - ЧТО-ТО НЕ ТАК!
  
  Синдер вдруг ощутила, как горлу подкатывает тошнота, а голова начинает гудеть, дыхание, словно бы застрявшее в горле, начинает вырываться судорожными хрипами...
  -Синдер?- голос Джонатана раздался спустя мгновение и Синдер вдруг ощутила, что охватившая ее дрожь начинает отступать, а дыхание медленно восстанавливаться,- СИНДЕР!
  
  Спустя еще секунду Джонатан оказался рядом, тут же глядя на Синдер...
  
  Испуганно?
  Синдер моргнула в непонимании. Джонатан... Испугался ее?!
  -Прости, я случайно!- Синдер, не совсем понимая произошедшее, тут же бросилась извиняться за что-то, что испугало Джонатана, пытаясь совладать с дыханием,- Я... Случайно...
  
  -Ты меня очень напугала,- Джонатан отстранился, подтверждая слова Синдер, заставив ее от досады нахмуриться,- Я очень испугался за тебя...
  
  Синдер моргнула,- Из-за меня?
  -За тебя,- Джонатан кивнул, присаживаясь рядом,- Лучше?
  -Да,- Синдер медленно кивнула. Ха... Не "из-за", а "за"... Испугался... За нее...
  -Это...- Джонатан присел рядом,- Паническая атака... Хах...
  
  Синдер, все еще несколько оглушенная предыдущей информацией, пропустила слова Джонатана мимо своих ушей.
  Джонатан же, произнеся про себя еще несколько фраз также присел рядом с Синдер молчаливо, прежде чем выдохнуть,- Прости.
  -Ха?- Синдер подняла взгляд,- За что?
  -Что ушел и не предупредил,- Джонатан вздохнул,- Думал, что управлюсь быстрее... Я... Искал... Одну вещь...
  Синдер моргнула, глядя на Джонатана, и резко опустила взгляд,- Не извиняйся.
  -Хм?- настал черед мгновенного удивления Джонатана,- Почему?
  -Ты не должен извиняться передо мной,- Синдер только опустила взгляд еще сильнее,- Не извиняйся.
  Джонатан перевел взгляд на Синдер, прежде чем улыбнуться...
  
  Он всегда улыбается Синдер.
  -Не должен,- Джонатан кивнул,- Но я хочу извиниться перед тобой. Потому, что я не хотел подобного. Не хотелось тебя пугать или расстраивать.
  Синдер, услышав это, только больше нахмурилась.
  Но ей было приятно...
  
  -Синдер,- Джонатан вдруг произнес, заставив Синдер поднять взгляд, глядя на того. Джонатан смотрел куда-то вдаль...
  Неожиданно Джонатан поднял руку, положив ту на макушку и провел по волосам Синдер, заставив ту зажмуриться на секунду, забыв о дыхании.
  -Синдер,- Джонатан вдруг поднял руку, заставив Синдер проводить руку долгим взглядом, прежде чем взглянуть на Джонатана вновь,- Скажи... Что... Что ты хочешь сделать с мисс Санни?
  
  Синдер замерла.
  
  Ловушка? Мисс Санни использовала такие ловушки раньше. Постоянно. Неправильный ответ вел к наказанию.
  Но...
  Синдер, глядя на Джонатана, не верила, что тот... Что тот мог...
  -Я не буду тебя судить, Синдер,- Джонатан взглянул на нее и улыбнулся. Он всегда улыбался ей,- Я... Я не могу даже представить... Через что тебе прошлось пройти... Поэтому я хочу только услышать...
  Синдер перевела взгляд. Ей было неудобно говорить... Глядя в глаза Джонатану.
  -Я...- Синдер споткнулась на самом первом слове, прежде чем выдохнуть. Если она не могла доверять Джонатану - она не могла доверять никому,- Я хочу убить ее.
  
  Синдер зажмурилась, ожидая ответа...
  
  -Я подозревал,- ответ Джонатана был спокойным, даже... Понимающим,- Спасибо.
  
  -За что?- Синдер подняла взгляд вновь.
  
  -За честность,- Джонатан выдохнул, прежде чем прикрыть глаза.
  
  На долгие несколько десятков секунд комната погрузилась в тишину.
  
  Синдер молчаливо смотрела на Джонатана. Она же... Она же... Она же не ответила неправильно?!
  
  Синдер молча сидел, но внутри нее нарастала паника. Что, если они ответила неправильно?! Что, если Джонатан хотел услышать другой ответ?!
  Какой... Какой ответ был правильным?!
  Отпустить? Как... Демонстрация... Слабости?
  Чтобы Синдер была слабее? Показала бы, что она достаточно слаба для Джонатана?! Сильному не нужны сильные, Синдер должна быть слабой!
  
  -Синдер,- Джонатан вдруг подал голос, заставив Синдер вздрогнуть,- Я... Я не могу убить их. И не могу... Дать тебе убить их.
  
  -Хорошо!- Синдер тут же замотала головой, стараясь во всем согласиться с Джонатаном,- Я поняла, я поняла!
  -Но,- Джонатан вдруг взглянул на Синдер так...
  
  Так...
  
  Синдер вдруг сглотнула.
  Это был не... Не взгляд Джонатана.
  Это был взгляд... Такой усталый. Решимый. Мрачный. И еще множество слов, которые Синдер не знала...
  Этот взгляд... Синдер не нравился этот взгляд Джонатана.
  -Но я могу сделать нечто другое,- Джонатан вдруг вздохнул,- Не убийство, но... Кровь это им определенно попортит...
  
  Синдер, глядя на Джонатана опустила вдруг взгляд.
  Слова, самые мерзкие слова за ее жизнь, в итоге все же вырвались,- Не надо.
  
  -Хм?- Джонатан взглянул на девушку удивленно,- Что?
  -Не надо ничего с ними делать,- Синдер, глядя себе под ноги, произнесла медленно,- Пожалуйста... Только... Не смотри так больше...
  
  Джонатан, молчаливо смотревший на Синдер, вдруг прикрыл глаза,- Нет. Я сделаю это. Это, ха... Право сильного? Какие плохие мысли я закладываю в твою голову... Но... Синдер, скажи мне только одно.
  Синдер подняла взгляд на Джонатана, глядя на того внимательно.
  -Ты хочешь посмотреть на лицо мисс Санни?- Джонатан вдруг улыбнулся.
  И мрачный взгляд пропал. И слова Синдер...
  Наверное, ей стоило переживать, что Джонатан проигнорировал ее слова, но...
  Джонатан был прав.
  Даже если Синдер готова была отказаться от своей мести...
  Джонатан понимал ее. Понимал.
  И Синдер сглотнула медленно,- Да.
  
  ***
  
  Следующее утро мисс Санни встретила с самой свежей газетой в руках.
  Лишь для того, чтобы мгновенно отложить ее в сторону.
  
  "Ограбление центрального Банка Шни! Полиция разыскивает подозреваемого!" - кричала сама первая страница газеты.
  
  Чуть ниже, под фотографией самого банка, уставленного полицейскими кордонами и десятками андроидов, находился фоторобот одного весьма известного мисс Санни лица - с интригующей пометкой "вознаграждение за любую информацию об этом человеке".
  Что же, если Джонатан Гудман хотел, чтобы мисс Санни сохранила его маленький секрет - то ему определенно стоило бы обеспечить ее молчание. Если же нет - хм... Мисс Санни было все равно, от кого она получит деньги - от Джонатана или же от полицейского управления.
  Спустя еще мгновение свиток в руках мисс Санни загорелся набором номера, прежде чем несколько взбудораженный оператор ответил той,- Главное управление полиции Атласа. -Добрый день,- мисс Санни произнесла в свиток,- Мне бы хотелось сообщить информацию о местонахождении человека...
  
  Так произошло
  
  Бор с некоторым удовольствием наблюдал за Норманом - или стоило его теперь называть Джонатаном? - и тем, как внимательно тот изучал каждую строчку в своих новых документах, осматривая каждую букву.
  "Официально признается право ведения личного дела с целью получения экономической выгоды в качестве юридического лица..."
  
  "Данный документ служит подтверждением в том, что Джонатан Гудман является официальным опекуном и представителем..."
  
  "От имени Миграционного Отдела управления Внутренней и Внешней политикой Горы Гленн..."
  
  Целый ворох бумаг, которые Джонатан изучал все это время, внимательно осматривая каждую строчку, прежде чем выдохнуть и взглянуть на Бора внимательно,- Похоже, документы выглядят легитимно.
  -Они и без того легитимны,- Бор кивнул, глядя на Джонатана и то, как тот медленно убирает документы в предварительно прихваченную с собой сумку,- Было нелегко получить их... Законным путем. Кстати говоря, вам стоит добавить свою фотографию и фотографию вашей... Подопечной в базу полиции. Это необязательно, но может помочь вам избежать внимания полиции, если с этим будут возникать проблемы.
  На это Джонатан только кивнул, прежде чем бросит еще один сомневающийся взгляд на документы.
  Формально, документы действительно были законно получены. Зоен помог несколько подредактировать раннюю документацию - так что Джонатан Гудман теперь был официальным иммигрантом, прибывшим в Гору Гленн три года назад во время одного из кризисов... Кажется, тогда Племя Бранвенов напало на местное поселение? Или это были все же гримм, а Бранвены просто закончили начатое? Хм, если подумать об этом - что Бранвены вообще забыли в Вейле? Они же обитали в Мистрале, хм...
  Бор отвлекся от этой мысли, глядя на Джонатана, прежде чем улыбнуться, кивнув тому,- С вами было приятно работать, мистер Гудман.
  -С вами тоже, мистер Бор,- Джонатан улыбнулся в ответ и хотя для обычного человека его улыбка могла выглядеть даже искренне - Бор легко мог заметить с каким нажимом Джонатан произнес следующие слова,- Буду рад встретить вас еще раз.
  -Конечно же, мистер Гудман,- Бор кивнул Джонатану,- Всего хорошего.
  Спустя еще секунду Джонатан скрылся за дверью, оставив Бора одного, позволив тому сперва расплыться в улыбке, постепенно превращающейся в оскал.
  Ха-ха, Норман Блумсберри...
  Такого человека не знали архивы Горы Гленн, не знали архивы службы Крика и не знали официальные источники Вейла - как бы Бору не нравилось обращаться к ним. Значит это имя было подделкой.
  Отследить человека в той паутине, которую представляли из себя сводки проживающих на территории Вейла - это предполагая, что Джонатан на самом деле проживал в Вейле все это время - было задачей не под силу Бору, будь он даже не всего-лишь скромным чиновником Горы Гленн, а самим Советником Вейла... Даже Аифал... Нет, ладно, Аифал из всех людей мог найти кого-угодно, но Бор прекрасно понимал предел своим амбициям и понимал, что Аифал даже не узнает о том, что какой-то мелкий чиновник из небольшого поселения вообще пытался пробиться на встречу с Советником по делам Внешней и Внутренней Политики Мистраля... Не говоря уже о том, что стоит Бору только попытаться затеять с ним договор - будучи тем, кем являлся Бор сейчас - вряд ли кто-то бы когда-нибудь вообще нашел останки Бора.
  Бор помотал головой, прежде чем ухмыльнуться еще раз, как дикий зверь, почуявший кровь добычи.
  Да, Бор не мог отследить прошлое его нового знакомого - и делать какие-либо поспешные движения в таком случае было опасно, кто знает, откуда на самом деле он получил столько денег... Но он мог отследить его будущее.
  Бор не был провидцем - но у него было много весьма влиятельных друзей, которые, конечно же, по старой дружбе взяли на карандаш как только что созданную личину Джонатана, так и клятвенно пообещали в дальнейшем оповещать его о дальнейших успехах нового знакомого Бора.
  "Как же мне интересно, мистер Гудман, какой же бизнес в планируете открыть в Горе Гленн?" - Бор ухмыльнулся, прокручивая в своей голове окончание диалога с его новым знакомым - "Что-то подсказывает мне, мистер Гудман, что наше долгое и плодотворное сотрудничество только начинается..."
  
  ***
  
  Курт затянулся в последний раз, после чего взглянул на своего товарища, неодобрительно осматривающего своего напарника, продолжавшего курить уже третью сигарету.
  
  -Да сейчас, сейчас!- Курт выдохнул в момент, когда Зингер закатил глаза, после чего неудовлетворенно воткнул выкуренную лишь наполовину сигарету в стоявшую рядом чашку,- Вот, все! Ты доволен?!
  -Курт, твою мать, у нас вообще-то разговор с потенциальным свидетелем!- Зингер закатил глаза.
  -Третий за сегодня,- Курт только выдохнул остатки дыма, после чего взглянул на стоящую под боком машину, ожидающую поездки до нового потенциального свидетеля,- Шни и государство выложили награду за информацию о потенциальном преступнике, щелкнувшему по носу банки Шни! Я удивлен, что за сегодня только трое позвонили в полицию - а не половина Атласа.
  -Нравится тебе это или нет - это наша работа,- Зингер закатил глаза еще раз,- Так что прыгай в машину и поехали проверять информацию!
  Курт только неслышно ругнулся, прежде чем сесть на место водителя, привычно пихая заглушку на место ремня безопасности, замечая, каким осуждающим взглядом проводил его действие Зингер, прежде чем нажать на педаль.
  Спустя еще секунду старенькая машина на счету полицейского департамента, уже шесть лет как значащаяся "официально неофициальной" машиной парочки полицейских сдала назад, прежде чем неуверенно поползти вперед.
  ***
  
  Джонатан фыркнул довольно.
  Похоже, проблема документов также была разрешена.
  Все шло буквально лучше некуда. Проблема документов была разрешена. Проблема денег тоже. Проблема снятия ошейника Синдер - в процессе.
  Джонатан постучал пальцем по столу, прежде чем перенести ножик к концу печати, медленно продолжая разрез.
  В этом деле Джонатану была нужна точность - рисовать обратное древо Сефирот как символ движения вспять было сложно само по себе, но вырезать это ножом на оплетке кабеля было еще сложнее. В этом деле главным было - не спешить. Джонатан планировал снять с Синдер ошейник сегодня вечером - а завтра... А завтра Мисс Санни проснется в весьма интересных обстоятельствах.
  Джонатану не нужны были бессчетные миллионы, которые он получил с ограбления банка - так что... Почему бы не пожертвовать маленькую часть своих доходов на то, чтобы попортить крови тому, кто это заслуживал?
  Скажем, маленькое письмо и кое-какая информация, переданная полиции из анонимных источников - и вот, Мисс Санни оправдывается насчет обнаруженного в ее комнате миллиона льен - одного из пропавших - вместе с весьма интересным письмом от некоего Эрвина Фокса, благодарящего свою любимую пассию и обещающего встретится с ней в Вакуо первым же рейсом...
  Джонатан помотал головой - одно дело за раз - прежде чем вернуться к фигурному вырезанию на оплетке кабеля.
  Хм, Мальхут... Кривовато выходит. Надо бы немного...
  
  Спустя секунду Джонатан вздрогнул, услышав громкие удары в дверь.
  Джонатан моргнул.
  Ха, посетители? Джонатан был абсолютно точно уверен в том, что не ждал посетителей. Кто вообще мог посетить его в этом городе?!
  Возможно, кто-то из соседей? Джонатан, как ни думал, не мог представить себе, зачем именно они могли стучаться к нему в номер, но и придумать более реалистичный вариант того, кто и зачем мог прийти в номер Джонатана тот не мог.
  Джонатан вздохнул, прежде чем перенести взгляд на лежавший шнур и, тихо ругнувшись, попытаться запихнуть тот в сумку, чтобы посетитель не обратил внимания на несколько необычную обстановку в комнате, прежде чем бросить внутрь сумки нож следом.
  Спустя еще пару секунд удары в дверь повторились, на этот раз даже более громкие, заставив Джонатана направиться к двери.
  Ха, кому вообще могло придти в голову так ломиться в номер Джонатана?
  Джонатан сделал последний шаг к двери и вдруг замер.
  Полиции Атласа.
  Полиции Атласа бы пришло в голову так ломиться к Джонатану.
  Спустя еще мгновение Джонатан услышал шум - звон, скорее, и тихий звук, с которым ключи вставляются в замочную скважину.
  Мисс Санни - или кто-то иной - использовал ключи, чтобы попасть внутрь комнаты Джонатана.
  Все вдруг пересохло в горле Джонатана в момент, когда он увидел, как медленно поворачивается перед ним дверная ручка.
  
  Что? Куда? Как?
  Беги - бросаешься в ноги и выводишь из строя - берегись пуль - подними руки и сдайся - Синдер где-то на первом этаже - кабель в сумке - не потеряй документы - телепортируй их прочь от тебя - стрелять будут из дробовика - я видел эту сцену в фильме...
  
  Медленно дверная ручка начала опускаться вниз...
  
  И Джонатан сделал первое, что пришло ему в голову.
  
  ***
  
  -Все здание заминировано!- голос раздавшийся из-за двери заставил Курта замереть. Пистолет в его второй руке, готовый к выстрелу, замер также.
  На секунду установилась тишина.
  
  -Откроешь дверь - и я взорву все это здание, вместе со всеми обитателями!- голос, раздавшийся из-за двери принадлежал молодому парню, паникующему...
  Курт остановился окончательно.
  Заминированное здание? Блеф. Однозначный блеф.
  Но Курт все равно продолжал стоять на месте.
  Но что, если нет?
  Всплывающие в голове параграфы, вся эта муть об установлении полноценного кордона вокруг подозреваемого и проверке места событий, об эвакуации людей...
  Ха, все это проносилось перед глазами Курта в этот момент.
  Когда мисс Санни, владелица этого отеля сообщила о том, что подозреваемый, некий Джонатан, прямо сейчас находился в отеле - Курт первым делом отослал Зингера вызывать подкрепление, а сам бросился на захват преступника, помня о том, что тот был возможным телепортатором, а значит каждая секунда была теперь на счету, если те надеялись, что смогут когда-либо поймать подозреваемого.
  Прямо сейчас Курт жалел о своем решении. Очень сильно жалел.
  -Отпусти ручку двери и сделай шаг назад,- раздался голос из-за двери вновь.
  Курт напрягся.
  Блеф или не блеф? Упустить опасного преступника или рискнуть жизнями десятка людей в отеле? Был ли вооружен преступник? Был ли он опасен?
  Курт медленно, стараясь даже не дышать, перехватил свой пистолет, готовясь ко всем чертям послать этику полиции Атласа и стрелять на поражение сразу же, как только выдастся возможность.
  На мгновение преступник замер...
  
  Прежде чем дверь в комнату распахнулась настежь, ударяясь о стену, впуская внутрь полицейского, направившего ствол пистолета и...
  Курт неожиданно понял, что его пальцы проваливаются в пустоту, не встречая привычного сопротивления холодного металла, прежде чем осознать, что он видел перед собой.
  Парень, совсем юный. Растерянный. Пожалуй, это было слово, которое Курт мог использовать для описания выражения лица парня.
  Держащий пистолет на вытянутых руках.
  
  Курт моргнул, осознавая произошедшее, прежде чем медленно поднять руки вверх, демонстрируя свою безоружность.
  -Я не хотел, чтобы до этого дошло,- парень напротив, Джонатан, вздохнул, поднимая пистолет на вытянутых руках,- Действительно не хотел... Господи, куда катится моя жизнь...
  Курт был бы ряд прямо сейчас крикнуть что-нибудь вниз Зингеру, но искренне не хотел перебивать человека, держащего его на прицеле. Поэтому, только дождавшись окончания слов Джонатана, Курт медленно задал вопрос,- Что, застрелишь меня?
  Курт медленно выдохнул. Ха... Вот и кончилась его долгая служба в полиции Атласа...
  Хреновый финал... Очень хреновый...
  
  -Не хотелось бы,- Джонатан, не опуская рук, продолжая смотреть на Курта, выдохнул,- Поверь, не хотелось бы...
  Курт сглотнул. Слова Джонатана не звучали фальшиво... По крайней мере они были настолько правдивы, насколько правдивы могли быть слова человека, держащего тебя на прицеле.
  -Мне просто нужно собрать вещи - и я исчезну отсюда. Все просто,- Джонатан произнес медленно, немного опуская ствол тяжелого пистолета в своих непривычных к такому весу руках.
  Курт замер, глядя внимательно на это движение.
  Броситься сейчас?
  Нет, рано. Хотя Джонатан и опустил пистолет - он не убрал тот полностью... Если Курт бросится сейчас...
  -Что тебе нужно? Могу помочь сложить вещи...- Курт попытался улыбнуться, делая малюсенький шажок вперед...
  Чтобы тут же взглянуть в дуло пистолета, направленного на него.
  -Стой на месте,- Джонатан ответил прямо,- Просто стой на месте. Я сейчас... Немного нервный.
  
  Курт медленно сделал половину шага назад.
  -Просто стой на месте и... Ничего не делай,- Джонатан медленно сделал шаг к стоящей рядом с ним сумке,- Я исчезну отсюда и никто больше обо мне никогда не услышит.
  -Без вопросов,- Курт медленно, очень медленно кивнул,- Самый лучший вариант, парень. Самый лучший.
  Джонатан, продолжая смотреть на Курта, сделал шаг к стоящей рядом сумке, прежде чем медленно потянуться за той, не сводя глаз с Курта, прежде чем подцепить ту, подняв на руку, после чего проделать путь до еще одной, собирая свои вещи.
  -А теперь - пару шагов назад. Опусти руки вниз, отвернись от меня и делай вид, что все нормально,- Курт услышал слова Джонатана, после чего медленно кивнуть.
  -Без вопросов, друг,- Курт медленно отвернулся, стараясь не спровоцировать Джонатана...
  Прежде чем броситься вниз.
  Откатиться в сторону не выйдет - узкий проход, но пока Джонатан в растерянности...
  
  Спустя еще секунду тихое до того фойе огласил оглушительный грохот.
  Курт вдруг ощутил, как мгновенно его тело начинает наливаться тяжестью.
  
  -Я не хотел...- он вдруг услышал за спиной голос... Тихий. Пораженный самим собой,- Я... Не хотел...
  
  Курт сжал зубы в кулак, после чего попытался броситься к своему противнику вновь...
  
  Еще один грохочущий звук разрезал тишину фойе и тело Курта вздрогнуло от импульса, ударившего в тело Курта.
  Ха... Какой... Дерьмовый... Финал...
  
  Курт медленно попытался выдать сквозь столь быстро подкрадывающуюся пелену темноты,- Не... Стреляй... Сдаюсь...
  
  Спустя еще мгновение тот услышал едва пробивающиеся сквозь падающую на уши ватную заглушку крики, топот, прежде чем, спустя столь малое и столь большое время ощутить, как кто-то пытается заткнуть появившиеся в его теле новые дыры, перевязывая раны первым попавшимся под руку материалом.
  -Зингер?- Курт попытался повернуть голову в сторону... С каких пор его голова весила так много?
  
  -Нет, мать-перемать, Жак Шни!- если бы ситуация была другой - Зингер явно закатил бы глаза, но ситуация была именно таковой,- Не дергайся, из меня медик как из говна пуля, все полетит, если дергаться будешь.
  -Зингер, ха,- Курт ощутил, как медленно наступает темнота на его разум,- Дай закурить... Не хочу помирать без сигареты...
  
  -Куда собрался, покойничек!- Зингер затянул потуже бинт, стараясь передавить артерию,- Сердце не пробили, голова цела - жить будешь!
  На эти слова Курт только закатил глаза, прежде чем ощутить, как медленно начинает исчезать прилив адреналина, а тяжелые руки и ноги начинают ныть от боли,- Зингер, не будь засранцем... Дай закурить...
  
  ***
  
  Первый хлопок Синдер услышала, но не восприняла как что-то необычное. Хотя это и был грохочущий звук - это было похоже на то, что кто-то из постояльцев свалился с лестницы - или что-то подобное. Если они сломали себе что-нибудь - что же, Мисс Санни разберется с этим. Синдер, хотя и разносила заказы, устраивала уборку в номерах, в фойе - и выполняла еще десяток задач - не была особенно нужна в холле. Официанткам могли оставить чаевые - так что заказы посетителям выносили близняшки. В то же время, как Синдер готовила сами заказы.
  Второй грохот, спустя пару секунд, был гораздо более странным. Второй человек упал на лестнице? Нет, это было бы странно.
  Но что могло произвести столько грохота?
  Синдер остановилась в задумчивости. Кажется, она уже слышала подобный звук раньше.... Но где?
  
  Воспоминания всплывали в голове Синдер - кажется... Это было какое-то... Телешоу?
  Синдер никогда не смотрела телевизор - по крайней мере, намеренно. У нее всегда были дела, у нее не было телевизора - и даже если бы по какой-то причине мисс Санни решилась бы установить телевизор в каморке Синдер - та предпочла бы сон любому тв развлечению. К сожалению, сон был не той роскошью, которой хватало у Синдер.
  Значит, этот грохот... Какое-то... Полицейское шоу? Которое она как-то видела на фоне очередного посетителя...
  
  Выстрелы?
  Синдер замерла.
  
  Это были... Выстрелы?
  Спустя еще мгновение Синдер вздрогнула, ощутив, как рядом с ней буквально из ниоткуда появился новый человек - Синдер не услышала ни звука шагов, ни скрипа открывающейся двери - сколько просто поняла, что рядом с ней появился другой человек. Однако мгновенно Синдер и поняла, кем именно был этот человек - как и то, что если он появился рядом с ней, спустя пару секунд после прозвучавших выстрелов - дело было крайне срочным. Тем, в котором Синдер могла позволить себе привлечь внимание.
  Синдер развернулась к Джонатану, возникшему из ниоткуда за ее спиной, даже не задавая себе вопроса, как именно это произошло. Джонатан сделал это - так что все вопросы были вторичны в этом отношении.
  
  Джонатан выглядел...
  
  Растерянно.
  Совершенно растерянно - так что Синдер остановилась взглядом на его лице, даже не заметив пистолета, до сих пор судорожно сжимаемого в руках Джонатана - или сумок в его руках.
  -Джонатан?- Синдер взглянула на того внимательно.
  Джонатан, словно бы только сейчас осознав, где он находится, тут же замотал головой и взглянул на Синдер... Серьезно,- Синдер. Сейчас... Прошу тебя, не задавай вопросов и делай то, что я говорю.
  Синдер замерла, медленно осознавая серьезность ситуации, прежде чем медленно кивнуть. Началось,- Хорошо.
  Спустя еще мгновение Джонатан сбросил на пол сумку - и Синдер услышала крики и ругань снаружи ее комнаты, после чего громкие шаги, как будто бы кто-то бросился бежать в фойе.
  Джонатан же, не обращая внимания на это открыл сумку, мгновенно вытянув... Небольшой ножик из нее.
  Синдер замерла, глядя на нож - после чего на Джонатана, внимательно глядящего на нее.
  Прикрыв глаза, Синдер сжала зубы.
  Если Джонатану было это нужно, то... Синдер не имела права его останавливать.
  Джонатан не наврет ей. Если он... Если он сделает что-то - значит, так было надо.
  
  Однако вопреки ожиданию Синдер, спустя секунду та услышала звук ножа, врезающегося во что-то мягкое, после чего тихое шипение и... Вдруг ощутила как что-то теплое коснулось ее губ.
  Синдер открыла глаза для того, чтобы увидеть Джонатана вновь - точнее, его запястье, поднесенное к губам Синдер.
  -Пей,- голос Джонатана прозвучал, заставив Синдер только сделать глоток.
  Неприятный металлический вкус остался во рту Синдер мгновение спустя, когда она сделала глоток совсем небольшого количества выступившей крови.
  Джонатан, убрав руку мгновенно замер, прислушиваясь к ситуации за дверями. Синдер также прислушалась на мгновение - но ничего особенного та не услышала, в отличии от, видимо, Джонатана, что мгновенно посмурнел еще сильнее, заставив Синдер нервно переминуться с ноги на ногу.
  -Черт,- Джонатан явно хотел ругнуться куда серьезнее, но заметив Синдер удержал язык за зубами,- Сегодня ночью... В два часа ночи я приду к тебе, где бы ты ни была. Но... В два часа ночи - постарайся найти укромное место в сторонке... Не знаю... Твоя комната, где мы встретились. С поломанной мебелью. И... Я... Прости, Синдер. Я облажался. Надо было убить Мисс Санни. Прости меня, я облажался.
  Синдер замерла, глядя на Джонатана.
  Одна мысль, самые прекрасные слова, которые Синдер когда-либо могла себе представить - мысль о свободе - сталкивалась с мыслью о Джонатане, что извинялся перед ней за... Неудачу?
  Джонатан пережил неудачу - Синдер понимала это, но...
  
  -Нет,- Синдер тут же замотала головой,- Даже... Даже если что-то не вышло - я не в обиде. Не извиняйся... Пожалуйста.
  Джонатан замер на секунду, глядя на Синдер...
  Прежде чем вздохнуть и медленно помотать головой,- Я предупреждал тебя. Надеюсь, ты не пожалеешь о своем выборе.
  После этого Синдер услышала звук приближающихся шагов, громкий топот, заставивший Джонатана дернуться,- Я здесь не был и ты никогда меня не знала. Сегодня в два часа ночи в твоей комнате. А теперь - закрой глаза.
  Синдер закрыла глаза, прежде чем спустя секунду услышать, как раскрылась дверь мгновение спустя, тут же врезавшись в стену.
  -Выходим, выходим!- раздался командный голос, заставивший Синдер открыть глаза.
  
  Джонатана рядом не было.
  
  ***
  
  Джонатан продолжал вырезать круг за кругом. Линия за линией. Медленно и аккуратно...
  
  Сколько это выходит, неделя?
  
  Джонатан сжал зубы, продолжая вырезать печать за печатью.
  
  Неделя без присмотра...
  
  Джонатан медленно, стараясь не повредить печать, Джонатан сделал новый надрез.
  
  Какой же ты молодец, Джонатан!
  
  Джонатан медленно вырезал символ.
  
  Старик бы гордился.
  
  Нож в руках Джонатана ударился о стену, запущенный в непродолжительный полет, прежде чем упасть на землю, к счастью, не упав в одну из луж вокруг, иначе Джонатан не был уверен, что сможет вообще пользоваться им. Лужи в канализации Атласа вызывали в Джонатане особую брезгливость. Хотя, конечно же, брезгливость и запах были последними вещами, которые сейчас беспокоили Джонатана.
  
  ЧТО МНЕ БЫЛО ДЕЛАТЬ?!
  
  Джонатан сжал зубы сильнее, слыша, как те начинают скрипеть.
  
  Ну, возможно, не убивать первого попавшегося полицейского на своем пути?
  
  Джонатан сжал руки, чувствуя, как те отказываются разжиматься по его воле.
  
  ОН НАЧАЛ СТРЕЛЯТЬ В МЕНЯ!
  
  А ты сказал, что заминировал все здание. И ограбил банк. Счет не в твою пользу.
  
  Джонатан ударился спиной о стену, чувствуя, как того начинает бить мелкая дрожь.
  
  ОН БРОСИЛСЯ ПЕРВЫМ!
  
  У него работа такая - обезвреживать преступников. А еще ты взял его на мушку - он боялся, что ты выстрелишь. Не зря боялся.
  
  Джонатан обхватил голову руками, стараясь удержать вырывающиеся наружу мысли.
  
  Я не хотел...
  
  Хорошее оправдание, запомни его на будущее. Оно тебе еще не раз пригодится.
  
  Джонатан хотел завыть, но весь вой застрял в его горле, вырываясь только беззвучным хрипом.
  
  Я просто хотел спасти Синдер...
  
  Все хотят хорошего. Ты хотел спасти Синдер. Он хотел задержать опасного преступника. У тебя в этом вопросе морального превосходства нет.
  
  Джонатан замер, стараясь выдержать бьющие по его разуму тысячи мыслей.
  
  Вопросы, ответы, мысли... Все смешивалось в одну кашу.
  
  Я... Я... Я...
  
  Ты, ты и еще раз ты, да-да, мы все поняли, эта история о тебе. Что, не получается быть рыцарем в сияющих доспехах? Не выходит из тебя сказочный принц...
  
  Джонатан прикрыл глаза на секунду.
  
  Я не хороший человек. И даже не правильный. Я просто преступник, влезший в чужой мир ради своих собственных целей. Потому, что считал себя вправе заниматься этим. Потому, что захотел навести свои порядки в чужом мире. И теперь за мои действия расплачиваются другие.
  
  Да.
  
  В голове Джонатана установилась полная тишина. На долгие двадцать или тридцать минут.
  
  Что дальше?
  
  Джонатан моргнул. Что дальше, ха... Что дальше...
  
  Пойду доделывать артефакт. Ночью заберу Синдер. Сбегу.
  
  И все? Джонатан, ты только что убил человека!
  
  Да. Убил. Потому, что влез в чужие порядки. Потому, что я слишком мал, глуп и юн для того, чтобы сделать что-то самостоятельно.
  
  Это теперь навечно с тобой.
  
  Да. Поэтому я и хочу спасти Синдер. Если... Если я уже совершил столько неправильного ради одного правильного дела - то есть ли смысл останавливаться сейчас? Есть ли вообще черта, что я не должен переступать? Есть ли черта, что я не переступлю ради правильного дела?
  
  Мы не узнаем об этом, пока ты не переступишь ее. Готов ли ты к этому, Дарвин Александр Брэдфорд?
  
  Нет. Никогда не буду готов. И однажды я, возможно, взгляну назад и пойму, что вся моя жизнь лишь череда ошибок, случайностей и неправильных решений.
  
  Но ты все равно будешь идти своей дорогой.
  
  Да.
  
  ***
  
  Следующие часы превратились для Синдер в пытку. Час за часом. Минута за минутой. Секунда за секундой.
  Эвакуация отеля. Проверка на предмет минирования. Скорая, забирающая раненого офицера полиции. Тот все время просил закурить у всех и только усмехался, когда ему говорили, что в его состоянии было чудом, что он до сих пор жив.
  
  Все это пронеслось вихрем перед лицом Синдер, сливаясь в единую монотонную тягучую вечность.
  Вечность, что закончилась.
  
  Полиция так и не покинула пределы отеля окончательно, даже в поздние часы стараясь вызнать у мисс Санни все, что она знала о Джонатане - в отличии от всех постояльцев отеля, тут же сбежавших после произошедшего. Синдер могла только радоваться подобному - после случившегося будет чудом, если мисс Санни когда-либо вообще сможет вновь привлечь хоть одного постояльца в отель - кроме охотников... Хотя, даже так это станет огромным ударом для мисс Санни.
  Синдер не могла не радоваться подобной мысли - как не могла нарадоваться и тому факту, что все поручения Синдер были теперь забыты полностью, пока мисс Санни жаловалась офицеру полиции на работу одного из его сотрудников - прижимая к себе перепуганных близняшек...
  Синдер нравилось это. Нравилось то, что бизнес мисс Санни разрушался на глазах. Нравилось, что близняшки боялись новых выстрелов. Нравилось, что мисс Санни была испугана.
  Синдер была благодарна Джонатану. Да, это было не совсем то, что она хотела увидеть - она хотела увидеть, как мисс Санни умрет, сгорит, будет задушена ее руками - но Синдер была благодарна Джонатану и за это. Без его все эти мечты о мести остались бы лишь мечтами - но Джонатан... Джонатан был сильным.
  Синдер хотела быть сильной как Джонатан - но сомневалась. Сможет ли она однажды стать такой же, как он?
  В конце концов, полиция Атласа все же уехала из отеля. Мисс Санни и близняшки даже не обратили внимания на Синдер, отправляясь в комнату мисс Санни. Синдер только облизнулась, чувствуя фантомный металлический вкус во рту.
  Зачем Джонатан сделал это?
  Синдер не волновал ответ.
  Если Джонатан сделал это - значит, так было надо.
  Поэтому, когда минутная стрелка указала на тридцать, а часовая на час ночи - Синдер пробралась в свою комнату, ожидая прибытия Джонатана.
  Синдер не сомневалась в Джонатане. Он придет.
  Медленно минутная стрелка отсчитывала минуты до появления Джонатана...
  
  Ровно в два часа ночи Синдер вдруг ощутила, как рядом с ней неуловимо изменилось что-то - после чего, повертев головой, смогла найти того.
  -Джонатан!- Синдер кивнула, прежде чем учуять неприятный запах.,.
  
  -Ты сменил парфюм?- Синдер, однако, подавила в себе всякое желание сопротивляться. Если это был любимый парфюм Джонатана - то она научится его любить.
  
  -Парфюм?- Джонатан только моргнул, прежде чем его лицо озарило понимание и тот замотал головой,- Нет, просто... Мне нужна хорошая ванна. Был в... Немного неприятных местах.
  Синдер задумалась на секунду, в каком месте мог быть Джонатан - единственным местом, которое Синдер могла представить с таким запахом было свалкой или чем-то подобным - прежде чем подавить в себе порыв задать вопрос. Все вопросы - после. Если Джонатан захочет - он расскажет.
  Однако Джонатан, сделав пару шагов к Синдер, огляделся, после чего выдохнул,- Прости, Синдер. Я должен был убить мисс Санни... Это было бы лучшим из вариантов.
  
  Синдер, однако, услышав это, только помотала головой,- Ты никому ничего не должен. Я благодарна за все, что ты для меня сделал...
  
  -Да, это...- Джонатан медленно вздохнул, после чего покачал головой, прежде чем вдруг, как фокусник, извлечь из-за спины небольшой пакет,- Вот. Здесь продукты... Взял что смог - все столовые закрыты в такое время... Я знаю, ты наверняка голодная.
  
  Синдер моргнула, протянув руку и взяв в нее пакет, протянутый Джонатаном, после чего заглянула внутрь.
  Булочки... Уже немного зачерствевшие, но все еще покрытые бумажной оберткой - что-то из последней выпечки, что еще не успели разобрать покупатели за сегодня. Пачка сока. Небольшая бутылочка воды. Содовая. Бутерброды в вакуумной упаковке...
  
  Синдер замерла, глядя на продукты.
  Наверное, это были не самые роскошные блюда на свете, но...
  
  -Синдер, подойди пожалуйста,- Синдер вдруг подняла взгляд на Джонатана.
  Такой уставший...
  
  В руках Джонатан держал кабель - Синдер знала назначение подобного устройства, но...
  Это был Джонатан.
  
  Синдер сделала шаг, отложив в сторону пакет с продуктами, взглянув тому в лицо.
  -Кстати говоря...- Джонатан аккуратно поднял ошейник Синдер, прежде чем воткнуть в разъем штекер, после чего Синдер неожиданно заметила, что шнур был несколько переделан - и теперь оканчивался обычной розеточной вилкой, тут же оказавшейся в ближайшей розетке. Не функционирующей, впрочем - в этой комнате электричество не работало,- Прости за кровь. Просто... Ха, нужна была возможность проследить... Чтобы встретиться, если что-то... Пойдет не по плану... Как уже столько вещей пошло.
  
  Синдер помотала головой, взглянув на Джонатана серьезно,- Ты слишком много извиняешься. Не надо.
  
  На эти слова Джонатан только вздохнул,- Прости...
  Прежде чем замереть и медленно выдохнуть, взглянув на Синдер, нахмуренно глядящую на того и выдохнул,- Пожелания понял.
  
  Спустя еще мгновение Джонатан улыбнулся Синдер и...
  
  Словно бы вспышка электричества пронеслась, на мгновение озарив комнату, прежде чем погаснуть окончательно.
  -Признаюсь честно, мой изначальный план заключался в том, чтобы подпортить мисс Санни жизнь немного другим способом, но...- Джонатан вдруг замер и взглянул в глаза Синдер, прежде чем...
  
  Одним движением сдернуть с Синдер ошейник.
  
  Синдер моргнула.
  И...
  
  Все.
  
  Просто все. Просто так. Все закончилось. За секунду.
  
  -План не сработал,- Джонатан замер, взглянув в глаза Синдер,- Поэтому, ха... Я перенаправил... энергию этой вещи в общую систему - так что, скорее всего, я только что вырубил весь свет в отеле. Включая... Пожарную сигнализацию...
  
  Синдер медленно, не понимая слов Джонатана, подняла руки ощупывая свою шею.
  Шею, на которой не было...
  
  Ничего.
  
  -Как насчет поджечь этот отель?- Джонатан улыбнулся Синдер.
  
  ***
  
  Синдер уплетала бутерброд за обе щеки, не чувствуя вкуса.
  
  Нет, конечно же, бутерброд был вкусным - гораздо вкуснее чем все то, что Синдер пробовала до этого...
  
  Но Синдер просто не чувствовала вкуса, глядя вдаль.
  
  Джонатан также сидел рядом, глядя вдаль.
  Наверное, неправильно было сейчас с его стороны позволять ребенку не спать так долго - но сегодня... Сегодня было можно.
  
  Рядом покоилась уже пустая пачка из-под сока и крошки от съеденных заранее булочек, а сам Джонатан смотрел вдаль.
  Наверное, правильно было вообще сперва разобраться сейчас с домом... Или с другими вещами... Вернуться в Гору Гленн...
  
  Но Джонатан первым делом отправился телепортацией с Синдер не туда.
  Это место... Вакуо, значит, оно называется?
  Вокруг было тепло - скала под ногами была неприступна для обычных людей, но Джонатан с помощью телепортации смог забраться на нее вместе с Синдер. С высоты скалы открывался прекрасный вид на песчаный пляж, столь безлюдный в ранний час, и на море, врезающееся в горизонт.
  Часы отсчитывали время, четыре утра...
  
  Спустя мгновение Джонатан поднял взгляд на Синдер, прежде чем услышать то, что он хотел.
  -Вааааау,- Синдер уперлась взглядом в далекую гладь моря, глядя на медленно поднимающееся из-за горизонта Солнце, чьи лучи врезались в воду, отражаясь и переплетаясь шаг за шагом, прежде чем нырнуть вглубь воды вновь.
  Джонатан взглянул на Синдер.
  В руках недоеденный бутерброд. Рядом - открытая содовая. В глазах...
  Восторг. Радость. Удивление...
  
  Синдер вдруг...
  
  Улыбнулась.
  
  В первый раз, что Джонатан видел за все это время.
  Улыбка появилась на лице Синдер. Медленно слезы появлялись в уголках ее глаз, не прорываясь наружу...
  Целую минуту Джонатан и Синдер молча смотрели на рассвет, прежде чем один из них решился нарушить магию момента.
  Синдер отложила еду на секунду, заставив Джонатана повернуться к той.
  Синдер... Улыбалась.
  Глядя на Джонатана.
  Слезы бежали ручьем по щекам Синдер - в углу рта оставались хлебные крошки, ее рука покоилась на груди, словно бы пытаясь нащупать что-то...
  
  И Синдер улыбалась.
  -Спасибо,- и все.
  И Джонатан обнял Синдер, позволив той глядеть на рассвет вдалеке.
  Дальше будет только хуже. Твои действия имеют последствия. Нельзя сотворить сто неправильных дел ради одного правильного.
  
  Нельзя. Но я сделаю.
  
  И Джонатан прикрыл глаза на секунду, вспоминая девиз его ордена.
  
  ***
  Nec pulvis.
  
  Nec flamma.
  
  Nec tempestas.
  
  Nec timor.
  
  Так произошло.
  
  Идиллия
  
  Курт проследил за мелькнувшей за пластиковой перегородкой фигурой и выдохнул в подушку остатки пропитанного никотином дыхания, в безуспешной попытке избавиться от остававшегося запаха своих любимых сигарет. Несмотря на то, что доктора уже сняли швы и вовсю шли разговоры о его выписке - Курту до сих пор не разрешалось ходить в курилку, так что тому приходилось курить втайне, постоянно получая нагоняй от осматривающего его доктора.
  А нагоняй приходил всегда - даже когда самому Курту казалось, что тот окончательно избавился от всех улик врачи постоянно догадывались о том, что он в очередной раз нарушил указания лечащего врача и... Ничего.
  В общем, а что они могли сделать? Выгнать Курта из больницы? Ха, пока полицейское управление Атласа платило за лечение Курта, то сколько бы раз он не нарушил предписания больницы, те не могли выпустить его без риска нарваться на серьезный конфликт с полицейским управлением. И нет, Курту не было приятно пользоваться текущей ситуацией в своих целях... Но он хотел курить - и курить ему было нужно много.
  Однако, как бы то ни было, проскочившая за перегородкой тень остановилась, заставив Курта прислушаться к раздавшемуся небольшому диалогу, прежде чем дверь в палату курта открылась, являя на свет...
  Курт попытался было вытянуться по стойке, отрепетированной за годы муштры, прежде чем все же сморщиться от кольнувшей в животе боли.
  -Не напрягайся,- Паллет отмахнулся от неудачливой попытки своего подчиненного отдать честь и выдохнул, проделав пару шагов до ближайшего стула, прежде чем присесть рядом с подобравшимся Куртом,- Две недели до тебя не пробиться было.
  Курт вздохнул - последние две недели - или чуть больше - его жизни выдались... Не очень удачными.
  
  А все началось с того чертового ограбления банка! Курт ведь знал, что это в итоге выльется в какое-то дерьмо - и дерьма оказалось столько, что Курт в нем чуть не утонул. Неудачная попытка задержать преступника - захват заложников - и две пули в его теле.
  Чудом было, что Курт вообще выжил - хотя лежа в реанимации ему иногда казалось, что он бредит в предсмертном бреду - раны болели так, что Курт вообще зарекся притрагиваться когда либо к пистолету - и лезть на рожон вообще. Его шкура ему нравилась целой.
  Но, слава лучшей медицине Ремнанта, Атласские доктора все же смогли вытянуть его с того света - и вот, спустя две с половиной недели Курт уже неплохо чувствовал себя, готовясь выписываться в ближайшее время. Хотя к выездам он явно не вернется еще какое-то время - месяц ему точно придется посидеть за столом...
  -Я в порядке, шеф,- Курт козырнул все же Паллету, стараясь состроить какое-то подобие веселой гримасы.
  -Уже неплохо,- Паллет вздохнул,- Если бы ты сдох - я бы задолбался требовать деньги с министерства на твои похороны.
  
  На эти слова Курт только отмахнулся легкомысленно,- Обещаю искупить ваши нервы своей пламенной работой на благо всего Атласа!
  После этих слов Курт откинулся на подушку, наслаждаясь привилегией быть расслабленным в присутствии начальства и ожидая какой-нибудь фразы от начальника...
  
  Но никаких фраз не поступало.
  Курт остановился на секунду, задумавшись, прежде чем перевести взгляд на начальника.
  Тот, вопреки своему обычному настрою, был тих, если не сказать... Нахмурен?
  -Шеф?- Курт взглянул на начальника серьезно,- В чем дело, шеф?
  Паллет, услышав это обращение к себе только больше нахмурился, прежде чем выдохнуть,- Ты знаешь... Мы... Хотели сказать тебе это после того, как ты выпишешься... Но...
  
  Курт моргнул. За все время его работы шеф никогда так не юлил, если не сказать... Нервничал?
  -Шеф?- Курт, почуяв что-то неладное, нахмурился, глядя на своего начальника,- Паллет?
  -Ты уволен, Курт,- в итоге все же смог выдавить из себя Паллет.
  Курт моргнул, не понимая сказанного,- Что?
  
  -Тебя сократили,- Паллет вздохнул,- Это не мое решение... Но в верхах решили, что захват этого Джонатана обернулся катастрофой.
  Курт моргнул, не зная, что ему еще стоит сказать.
  -Шни взяли полицию за яйца и теперь медленно выкручивают их на уровне всего министерства,- Паллет вздохнул еще раз медленно,- Грабитель сбежал, да еще и весь отель сгорел, так что теперь никаких улик у нас нету... Захват заложников, вызов саперов... Потеря оружия и раненый офицер, в конце концов...
  
  -Но Я этот раненый офицер! - Курт попытался возмутиться, слыша пересказ своих действий из уст другого человека,- Это я попытался захватить преступника и я получил две пули за это!
  
  -Попытался захватить,- Паллет вздохнул еще раз, прежде чем потереть лицо двумя руками,- Я знаю, на месте это все иначе воспринимается, но Шни подняли вой о нарушении процедур и неудачной операции, после чего прижали министерство... А те...
  
  -Решили отделаться мной,- Курт моргнул, прежде чем медленно выдавить из себя,- А... Понимаю...
  
  Курт медленно отстранился, улегшись на подушку и вдохнул в себя воздух, стараясь уложить в голове мысль.
  
  -Я попытался сделать, что смог,- Паллет еще раз устал потер лицо рукой,- Но, ты понимаешь...
  
  -Ага... Понимаю...- Курт моргнул еще раз.
  
  -Я... Не бойся, почетная пенсия, еще и за ранение,- Паллет попытался было ободрить Курта, но, увидев полную безразличность в его глазах, медленно отстранился,- В общем... Насчет денег не беспокойся.
  
  -Ага,- Курт механически кивнул,- Спасибо.
  
  Паллет посидел еще несколько секунд молча, прежде чем подняться с места и неуютно кашлянуть в кулак,- Поправляйся.
  Курт на эти слова лишь обессиленно кивнул, наблюдая за тем, как его бывший начальник скрывается за дверью...
  
  ***
  
  Мисс Санни, в прошлом управляющая престижным отелем в самом сердце Атласа, смотрела на лежащую перед ней распечатку.
  
  "С глубоким прискорбием сообщаем вам, что не можем принять ваш запрос о выплате страховых средств по факту пожара на земельном участке ? 1444156 ввиду невозможности установления причины возгорания как подлежащей страховой выплате..."
  
  Ныне просто Санни Дэй, тридцатисемилетняя разведенная мать-одиночка, глядела на распечатку перед ней, стараясь найти в сухих строчках ошибку, опечатку, шутку, какую-нибудь фразу, указывающую на лживость заявления...
  
  Нет, ничего. Идеально заполненная бюрократическая форма, четко выражающая свою мысль.
  Страховые выплаты Санни не получит.
  
  Санни знала, кто стоял за поджогом отеля.
  Синдер.
  Синдер.
  Синдер.
  
  СИНДЕР!
  
  Санни ударила кулаками по столу, заставив письмо, словно бы в насмешку, подлететь на десяток сантиметров вверх, спланировав вниз.
  Синдер...
  
  КОНЕЧНО ЖЕ СИНДЕР!
  
  Подожгла отель и исчезла.
  Санни хотелось надеяться на то, что эта тупая малолетняя ШАЛАВА...
  
  Успокойся, дорогая, успокойся... Будь спокойна... Будь спокойна...
  
  Что она сдохла и сгорела вместе с отелем, но судя по словам пожарных никаких человеческих жертв под завалами обнаружено не было...
  
  И хотя Санни знала цену таким людям - это значило, что Синдер куда-то исчезла...
  
  Оставив Санни платить по ее счетам...
  
  Санни медленно выдохнула, стараясь не глядеть на чертову распечатку.
  Если Синдер исчезла из жизни Санни... Что же, так даже лучше.
  Не придется платить за ее проживание. Санни не надо будет беспокоиться, как не убить эту неблагодарную тупую малолетнюю тварь...
  Спокойствие, дорогая. Вспомни, чему тебя учила мать.
  
  Истинная Атласская леди не позволяет эмоциям взыграть над собой!
  Санни выдохнула еще раз, прежде чем потереть глаза, уставившись вновь в распечатку.
  Санни не могла подать заявление о пропаже Синдер без риска, что та...
  Если Синдер действительно сожгла отель - что же, возможно, Санни не выбила той все ее зубы - и теперь Синдер посмела укусить руку, которая ее кормила.
  Синдер пропала... И пусть катится!
  Сколько она проживет на улицах, ха? Сколько времени пройдет, прежде чем приползет на коленях умолять Санни взять ее обратно!
  
  Конечно, определенное беспокойство вызывало то, что Синдер смогла каким-то образом снять ошейник - однако по этому поводу Санни не переживала. Остатки сгоревшего поводка были обнаружены среди завалов - и без доказательств - кто посмеет осуждать ее, Санни Дэй, благочестивую Атласскую леди, в столь ужасном деянии?
  Санни медленно постукивала пальцами, глядя на распечатку ,прежде чем выдохнуть.
  Она хотела продать отель - после работы этих остолопов из полиции и этого чертова Джонатана было бы чудом, если бы она смогла даже поддержать отель на плаву - но без отеля, и без выплат...
  Санни, конечно, не лишилась абсолютно всех денег - у нее все еще оставалась приличная сумма, некоторые связи и ее полученный диплом экономиста престижной Атласской Экономической Академии - так что она явно бы не пропала в водовороте жизни... Но определенный удар Синдер нанесла.
  С экономической точки зрения - и, конечно же, с точки зрения моральной.
  Как эта дрянь смогла поднять руку на наше фамильное имение?!
  
  Этот отель Санни достался от ее матери, той от бабушки, а той от прабабушки, превратившей дешевый мотель в элитное заведение...
  Пожалуй, потеря фамильного наследства ранила Санни больше всего - даже больше, чем денежные потери...
  Хотя, конечно же, и о деньгах забывать не стоило.
  Санни медленно выдохнула, прежде чем кивнуть сама себе и смахнуть со стола письмо от страховой.
  Что же, все заново. Заново пробиваться в жизни и заново создавать фамильное наследство...
  Если бы эта малолетняя тварь только знала о том, как же Санни ее ненавидела...
  
  ***
  
  Синдер надеялась, что мисс Санни ее ненавидела.
  Бессильно проклинала ее каждую секунду. Скрежетала зубами, строила планы мести, обливалась слезами, плевалась ядом...
  
  И НИЧЕГО НЕ МОГЛА СДЕЛАТЬ!
  
  Синдер выдохнула, прежде чем внимательно взглянуть на шкворчащий стейк на плите и, немного подумав, перевернуть тот, аккуратно, не позволяя куску мяса пролить сок на тумбу рядом.
  Мисс Санни бы наказала ее за это.
  Но Джонатан... Нет.
  Даже не заметил бы этого. А если бы и заметил - убрал бы все сам.
  Джонатан вообще был против подпускать Синдер к плите - сказал ей о том, что он сам умеет готовить, что дети не должны работать на кухне, что у него достаточно денег для доставки и тысяча тысяч причин...
  Синдер была благодарна за каждую из них. За каждую.
  Именно поэтому Синдер наотрез отказалась уступать в этой борьбе - и после нескольких разговоров и теста со стороны Джонатана - какая глупость с одной стороны, Синдер готовила на всех жильцов отеля! - но вместе с тем столь приятная глупость - Синдер отстояла свое право готовить на двоих. И готовить успешно!
  
  Поэтому Синдер боялась даже испачкать скатерть, пролить что-нибудь на стол, положить грязную ложку...
  Потому, что Джонатан ее не осудит за это. Потому, что Джонатан был хорошим.
  Новая категория. Есть сильные - такой должна стать Синдер. Есть слабые - такой была Синдер. И есть Джонатан - хороший.
  
  Синдер моргнула, глядя на то, как начинает шкворчать стейк, прежде чем спохватиться и броситься к тому, экстренно переворачивая стейк, проверяя, не подгорел ли он где-то...
  
  К счастью, Синдер успела спохватиться и мясо лишь немного подрумянилось на одной стороне - хорошо.
  Для стороннего наблюдателя картина могла показаться даже несколько комичной - Синдер со своим текущим ростом едва поднималась над уровнем плиты - но Синдер привыкла готовить таким образом, так что для нее подобное не составляло никакого труда.
  
  Хм, соль...
  
  Синдер взяла щепотку соли, после чего, вспоминая о предпочтениях Джонатана - еще чуть-чуть, аккуратно посыпая соль на жарящийся стейк.
  
  В других условиях Синдер постаралась бы не подходить к плите слишком близко - ее ошейник не очень хорошо реагировал на тепло - однако... В других условиях. Ее прошлый ошейник.
  Синдер непроизвольно подняла руку, едва задумавшись о своем ошейнике, к шее, после чего провела ладонью, ощупывая свою шею.
  Каждый день. Каждый час. Каждое мгновение Синдер благодарила Джонатана за то, что он сделал.
  
  Когда-то слабая девчонка Синдер Фолл плакала, рыдала до рвоты, до болей в голове, пытаясь стянуть с себя ошейник, отчаянно боясь сорвать тот. Боясь смерти, боясь боли, но больше всего - боясь наказания.
  
  Синдер улыбнулась - странное действие, что она делала не прекращая каждый день своей жизни, вот уже восемнадцатый день ее новой жизни - думая о Джонатане.
  Каждый день она просыпалась, думаю о нем - и засыпала, думая о нем. Каждый день, каждый час, каждую секунду.
  Спасибо.
  Синдер не знала других слов, более сокровенных, более тайных для нее, чем это слово.
  Спасибо тебе за это, Джонатан.
  Синдер надеялась, что Джонатан знает о том, что она была ему... Благодарна.
  Джонатан знал, конечно знал... Джонатан знал все.
  Но он не понимал, насколько Синдер была ему благодарна.
  Если бы завтра Джонатан вернул бы ее ошейник, если бы прямо сейчас надел на нее тот же поводок...
  
  Синдер была бы благодарна. Даже в тот момент.
  
  Шафран... Базилик... Томаты?
  Синдер замерла на секунду, прежде чем задумчиво постучать по столу - и помотать головой и перевернуть жарящееся мясо. Чистый стейк.
  Джонатан был всегда рядом с ней. Даже если могло показаться, что Джонатана не было рядом - Синдер не сомневалась. Он был рядом. Всегда присматривал за ней, оберегал, помогал...
  
  Синдер просто хотела помочь ему тоже. В чем-то.
  Джонатан открыл свою компанию - и Синдер пыталась теперь разобраться, со всем своим упорством - в хитросплетении цифр, букв, формальных документов и банковских счетов.
  Пока?
  Пока не выходило. Цифры мешались в кучу, от формулировок болела голова, в хитросплетениях букв прятались ловушки и незнакомые слова мешались со знакомыми - маржа, сальдо, рента - путая Синдер.
  Но она не сдавалась. Пройдет немного времени, недели, месяцы - и Синдер поможет Джонатану.
  В чем бы то ни было.
  До этого же момента...
  
  Синдер вдохнула запах стейка и выключила плиту.
  До этого момента Синдер будет помогать Джонатану в чем-то меньшем.
  
  ***
  
  Джонатан взглянул на свой свиток - еще одно местное чудо технологии - после чего нашел нужное место на карте города, а чуть позже - подходящий рядом закуток.
  Джонатан напряг свою память, вспоминая, не был ли он где-нибудь поблизости. Червонная Аллея... Рядом, кажется, кафе... Лисий хвост, так, кажется, оно называется? Ох, отлично, там продаются чудесные десерты - нужно будет захватить парочку на обратном пути! И недалеко - скверик, очень удачное место, без свидетелей, можно воспользоваться.
  Джонатан поднялся с места, после чего прикрыл глаза, вспоминая в точности это место.
  Деревья слева, целый ряд... Два подъезда, у одного пошарпанная дверца... Затем - чуть дальше поворот, дорога резко уходит влево, надо быть аккуратнее, если не хочешь влететь в припаркованный автомобиль за углом...
  Джонатан выдохнул, прежде чем подхватить небольшую коробку в своих руках, оглядев ту.
  Мистраль, Червонная Аллея 24б, квартира 7, Брис Пэлас.
  
  Джонатан вздохнул, прежде чем прикрыть глаза, мгновенно ощущая, как тасс вокруг начинает сгорать в невидимом пламени, высвобождая свою силу.
  Левой рукой он касается ручки двери, рукой Aer обозначая движение, делая шаг, не выходя из начерченной пентаграммы, находясь в движении, но оставаясь в координатах.
  Через закрытые глаза он отрицает видимый перед собой мир, открывая дверь и видя новый, измененный мир, отбрасывая свою слепоту...
  
  Спустя еще мгновение мир открылся перед Джонатаном, меняясь неуловимо быстро, прежде чем Джонатан моргнул, оглядываясь вокруг.
  Ряд деревьев слева, справа дверь подъезда, обшарпанная временем и дождем...
  Прибыли на место!
  Джонатан оглядел свою посылку, лежавшую в его руках и помотал головой, направляясь по ступенькам подъезда вниз.
  Вот уже ровно две недели Джонатан Гудман был лучшим из лучших в том, что касалось почтовых услуг в мире Ремнанта!
  Джонатан спустился по лестнице, после чего, сверяясь со свитком, поплелся по нужному адресу.
  Из всех возможных бизнесов и прикрытий Джонатан выбрал то, которое он сможет поддерживать на плаву лучше всех. Доставка посылок, разве может что-то быть проще?
  В этом мире, Ремнанте, связь между различными городами, деревнями и даже странами была весьма слаба. Да, безусловно, благодаря ССТ - местным гигантским антеннам связи - люди могли связаться со своими близкими по видеосвязи - еще одно чудо местных технологий - однако если дело касалось вещественных посылок, то все обстояло куда как сложнее.
  Гримм, постоянная угроза чудовищ вокруг городов, серьезно мешала наладить какую бы то ни было инфраструктуру - посылки часто пропадали по дороге, курьеры гибли и в результате чего цены на подобные услуги взлетели в небеса - а время отправки посылок возросло до небес. Ведь каждая подобная отправка посылки, фактически, превращалась в военную операцию - целые конвои вооруженных людей, поддержка с воздуха, нанятые охотники...
  Джонатан ударил с мощью, которой нельзя было ожидать от одинокого юноши.
  Что, отправка посылки всего за 100 льен за килограмм?! Как, доставка из Горы Гленн в Вакуо всего за семь дней?! Невозможно!
  
  Джонатан ударил настолько удачливо, что ему пришлось самостоятельно взять под контроль свою удачу.
  Если бы в родном Соединенном Королевстве Джонатан вздумал бы потребовать сто фунтов за килограмм посылки, притом обещая за неделю доставить посылку максимум в Нью Йорк из Лондона - он бы провалился с оглушительным треском. И Джонатан мог позволить себе намного больше в этом мире - всего 5 льен за килограмм, доставка максимум на следующий день...
  Тогда Джонатан бы просто утонул в заказах. Он бы мог позволить себе бассейн из чистого золота, залитый золотом!
  А потом бы его прирезали куда более старые и могущественные торговые компании, чем он.
  Поэтому Джонатан был вынужден предложить лучшие условия, чем предлагали некоторые крупные агломераты - но не намного. Двадцать льен с килограмма, минус два дня срока. Запрет сообщения с Атласом - впрочем, в этом был и более прозаичный смысл, Джонатан все еще не был уверен в том, насколько информация о нем распространилась по Атласу. Запрет на перемещение грузов весом более ста килограмм и объемом больше десяти кубических метров...
  
  Пересчитывать объемы и вес предметов для Джонатана было особой пыткой.
  В любом случае, Джонатан, даже проведя так мало времени в бизнесе прямо сейчас испытывал настоящий денежный подъем. Медленно люди узнавали о его скромной конторе, обращались со своими просьбами - и Джонатан был только рад принять очередную посылку, после чего забыть о той на несколько дней, в конце концов телепортировавшись в другое государство и за час передав все товары.
  Экономической чудо, просто добавить магии!
  Поэтому, хотя Джонатан и был все еще новичком - прямо сейчас, как владелец выгодного бизнеса тот мог позволить себе неплохой двухэтажный дом с двумя спальнями, мог тратить деньги...
  Не все, к сожалению, часть своих средств Джонатан все еще не легализовал - но постепенно Джонатан сбрасывал льен из Атласа, медленными порциями замещая те на пришедшие ему льен из Горы Гленн, легализуя свой доход.
  К тому же помимо сбрасывания денег Джонатан получал доход - и неплохой доход! Пятьсот фунтов в день - на такую зарплату в Англии облизывались все.
  
  Проделав путь по улице до нужной двери Джонатан заглянул внутрь дома, после чего поднялся на нужный этаж, позвонив в дверь.
  Из этого, впрочем, вырастали и другие проблемы.
  К счастью, Джонатан избавился от слишком уж пристального внимания корпораций - но вопрос, почему Джонатан предлагал такие выгодные услуги оставался.
  Телепортация в этом мире все же существовала - Джонатан изучил этот вопрос, естественно - но была значительно более ограниченной в своих возможностях. Никаких пространственных коридоров между городами, никаких дерзких налетчиков из ниоткуда, исчезающих в никуда вместе с награбленным. Нет ,что-то намного более ограниченное.
  Прыжок на десять метров в любую сторону. Возможность телепортировать себе в руку любой предмет размером не больше свитка. Умение всегда телепортироваться домой. Подобные вещи.
  Способности Джонатана в данном случае были неслыханны - более того, прямо сейчас, чисто теоретически, Джонатан мог совершить повторное ограбление Банка Шни - или вообще любого банка, сидя в своем уютном доме и планируя свой следующий шаг за сотни миль от цели, продолжая следить за той.
  Конечно Джонатан не планировал этого, но сам факт был важен.
  
  В конце концов за дверью послышалась возня, после чего дверь апартаментов открылась, являя Джонатану заспанное лицо молодого человека, отчаянно трущего глаза.
  -Прошу прощения за то, что разбудил,- Джонатан улыбнулся, после чего протянул молодому человеку посылку, а дальше акт передачи,- Подпишите.
  Молодой парень, еще не до конца отойдя от сна, только мотнул головой в подтверждение и не глядя поставил подпись, тут же удалившись прочь с посылкой.
  Джонатан со спокойной совестью оглядел акт - не то, чтобы ему нужно было отчитываться перед начальством, однако на всякий случай он предпочитал сохранять любые документы, во избежание эксцессов, после чего кивнул спине удаляющегося парня и отправился прочь.
  Не вырастая в объемах перевозок слишком сильно Джонатан избегал пристального внимания как от конкурентов, так и от интересующихся людей, не выдавая своих способностей, но вместе с тем легализуя свои деньги, получая значительный доход за незначительные с его стороны действия, раз в несколько дней разбираясь со всеми проблемами за пару часов - и в целом вел прекрасный образ жизни.
  Оказавшись на улице Джонатан втянул воздух в грудь.
  Мистраль в его представлении всегда пах чем-то необычным - корица, карри, цветы, клубника - самая странная кухня во всем Ремнанте - прежде чем направить свои стопы к стоящему рядом кафе, подмечая суетящихся вокруг людей.
  Пестрые цветастые наряды - где-то дальше по улице бегала пара мальчишек, играющих в свои детские игры - где-то суетливо по улице шагала девушка, потряхивая внушительным пакетом, полным покупок - идиллия.
  Взгляд Джонатана мазнул по висящему рекламному плакату - кстати говоря, возможно, стоит заказать парочку...
  "Подготовь своего ребенка к школе вместе с товарами от Образователя! Образование - главное в жизни ребенка!"
  
  Джонатан моргнул.
  
  ***
  
  Синдер выложила порцию Джонатана, после чего свою рядом. Стейк, овощной салат, рядом овощи-гриль. Сок - Синдер помнила, куда Джонатан поставил алкоголь, но учитывая, что тот не особенно пылал страстью к нему - и настрого запретил Синдер к нему приближаться - та без зазрений совести игнорировала неоткрытую бутылку вина в левом крайнем шкафу.
  Спустя еще пару секунд Синдер услышала шаги - Джонатан обладал привычкой всегда появляться не из входной двери, а спускаться со второго этажа, где его до этого момента даже не было - и улыбнулась, глядя на обеденные блюда.
  -Я купил тортик!- раздались слова Джонатана спустя секунду, когда его голова показалась из-за лестничных перил, заставивших Синдер ответить,- Спасибо.
  -Не за что,- Джонатан сделал пару шагов, прежде чем взглянуть на еду,- Спасибо за обед.
  Синдер также кивнула в ответ,- Не за что.
  Джонатан проделал пару шагов до обеденного стола, поставив рядом пакет с тортиком, после чего взглянул на Синдер, тут же принявшейся разбираться с дессертом,- Кстати говоря, Синдер, совсем забыл тебе сказать...
  Девчонка мгновенно отвлеклась, глядя на Джонатана. Джонатан улыбнулся той,- Ты завтра идешь в школу.
  
  Идиллия?
  
  Бор Мартин, не более, чем скромный чиновник в не самом влиятельном департаменте Горы Гленн, перевел взгляд на небольшой листок перед собой.
  Весь листок перед ним был исписан мелким убористым почерком - цифры, слова, колонки, небольшая схема, разъяснения и пометки. Наверное, другой человек на месте Бора вряд ли бы даже смог понять, что именно было написано на этом листке - однако на месте Бора сидел сам Бор - и в исписанных цифрах он кое-что понимал.
  Бор был далеко не самым влиятельным чиновником, даже в пределах Горы Гленн - даже в пределах своего собственного министерства, миграционной политикой занимался Веймар, с которым Бор всегда был на ножах - и его щупальца простирались не так далеко, как у некоторых его более значимых коллег - но у Бора было много друзей. Настолько много, что некоторые из его друзей даже не знали о кое-каких других друзьях Бора. Настолько много, что будучи далеко не самым влиятельным чиновником горы Гленн - Бор был весьма и весьма осведомлен о самых разных происшествиях в пределах Горы Гленн. Мало кому удавалось уклониться от цепкого взгляда Бора. Не удалось это и Джонатану.
  Или, точнее, почти не удалось.
  Загадка Джонатана была весьма интересной для Бора - в плане денег, конечно же. В плане личности загадочного юноши и в плане весьма необычного знакомства с ним.
  Бор прищурился, просматривая страницу текста.
  Из многих друзей Бора далеко не все из них были, хм... "Официально признанными" влиятельными людьми Горы Гленн - но почти все они были так или иначе влиятельны. И находились с ним в весьма тесных взаимоотношениях.
  
  Как известно, лучший способ определить, откуда появился неизвестный человек с большими суммами денег - это спросить у других "неизвестных людей с большими суммами". У Бора было очень много друзей.
  
  Первоначальное предположение Бора о неизвестном мародере, решившем поживиться чужой собственностью во время нападения гримм было весьма логичным, но, увы, как оказалось чуть позднее - неправильным. К сожалению, мало какая семья держала наличными миллионы льен в собственных домах - так что в первую очередь Бор проверил скупщиков товаров... С не самой официальной историей.
  К сожалению, в отношении Джонатана никакой информации Бор не получил - никто не знал, никто не видел, никакого притока товаров, кроме обычного, и тем более ничего ценного, что могло бы стоить сотни тысяч или миллионы льен.
  
  Значит, не мародер... Тогда, может быть, его глупая мысль о криминальной семье не была беспочвенна?
  Следующий раунд встреч с друзьями - нет, ничего. В Роузгардене не было никаких значимых криминальных объединений и никакой мафиозный клан недавно не терял значительную сумму денег по неизвестным причинам.
  Джонатан буквально появился из ниоткуда с миллионами за душой - и расставался с ними с такой легкостью, словно бы совершенно не переживал насчет полученных денег.
  Хм, одиночка, скопивший огромные суммы на собственных проектах? Учитывая, что первым же делом Джонатан открыл агентство доставки - возможно, контрабандист? Всего несколько поставок наркотиков, оружия, или, может быть даже... Других своих "Синдер" - и Джонатан мог позволить себе покупку своего небольшого домика...
  
  Нет, опять же нет. Глухо - единственный крупный наркокартель Вейла под руководством Джуниора давно использует исключительно проверенных поставщиков, работорговля в полном упадке, оружие продается исключительно мелкими частниками.
  Всего пару дней назад Бор даже усомнился - неужели Джонатан получил деньги из ниоткуда? Не был замешан ни в чем противозаконном? Но зачем тогда ему нужно было менять имя? Подкупать Бора?
  Неужели он просто был удачливым дураком, пробравшимся в кабинет Бора исключительно потому, что хотел получить документы? Но какой в этом был смысл?
  И три дня назад Бор впервые уловил дующий с севера ветер.
  Атлас был далеко за пределами влияния Бора - но доносящиеся оттуда возгласа было слишком сложно не услышать тому, у кого есть уши. А уши у Бора были везде.
  
  Кто-то ограбил банк Шни! Среди бела дня! После чего сбежал с деньгами, застрелив офицера, и сжег отель!
  Весь Атласский криминал был в панике - кто-то искал дерзкого новичка с целью предложить ему более, чем выгодные условия - кто-то хотел наказать посмевшего нарушить статус кво выскочку, кто-то искал его деньги, а кто-то хотел разобраться с неизвестной величиной самым быстрым и эффективным способом из возможных.
  Кто-то ограбил банк Шни посреди бела дня, но...
  
  Полиция подозрительно молчала. Никакого официального заявления, никаких воззваний к другим государствам, никакой национальной охоты на похитителя. Даже имя этого похитителя до сих пор держалось в секрете - если оно, конечно, было.
  
  Бор ухмыльнулся - информации было не очень много. Кто-то говорил, что похититель был телепортером - кто-то о том, что у него был подельник в банке. Третьи говорили о дерзком налетчике - четвертые о невидимке или даже о прохождении сквозь стены. Ремнант был полон уникальных людей.
  Еще больше разнилась информация об объемах украденного - официальная сумма в десять миллионов одним казалась чрезмерной, вторым заниженной. Кто-то говорит, что Жак Шни пытается скрыть убытки, сохраняя лицо - вторые о том, что тот пытается обмануть страховую и вкладчиков, пытаясь подзаработать на объявлении банкротства подотчетной фирмы - но картина, наконец-то, начала складываться в голове Бора.
  
  Десять миллионов, ограбление банка, и некий Джонатан на другом конце Ремнанта просит Бора помочь ему с легализацией. Весьма интересная картина.
  Бор вздохнул, после чего спустя мгновение потянулся за полу своего коричневого пиджака и достал крупную сигару - Вакуо, высший сорт - после чего поджег ту, заглотив дым.
  Дерзкий налетчик украл миллионы у Шни и сбежал на другой конец мира. Логично. Настолько логично, что Бор даже не мог найти несостыковок в этой теории...
  Кроме, пожалуй, двух.
  Откуда взялась Синдер Фолл - и как Джонатан неожиданно оказался на другом конце Ремнанта в день до ограбления - и в день после?
  Бор постучал пальцами, нахмуренно глядя в лист, прежде чем затянуться еще раз.
  Телепортеры не были новинкой, но были диковинкой и потому подлежали весьма настойчивому наблюдению со стороны государства - не только Атласа, но даже Вакуо поддерживал свое собственное наблюдение за подобными уникумами. Как и очень многие друзья Бора. Телепортер был неоценим в работе различных... Организаций.
  
  Как мог уникальный телепортер, способный прыгать по всему Ремнанту оставаться так долго не под контролем и даже без какого-либо установленного над ним наблюдения? Может быть, Бор ошибся и это были два несвязанных между собой факта...
  Хотя, если так подумать, Джонатан ведь начал бизнес по доставке товаров... Причем, как слышал Бор, весьма прибыльный и качественный...
  Хм...
  Бор ухмыльнулся.
  Интересно посмотреть, какую такую чудесную технику он использует в своей работе, как он улаживает бюрократические разрешения на путешествия в другие страны - и почему же Джонатан отказывался доставлять товары в Атлас и Мантл...
  
  ***
  
  -Мистер Кайсер,- шипение Жака звучало так, будто бы тот был как минимум чистокровным змеиным фавном, готовым броситься на Советника прямо сейчас, подчиняясь всем своим звериным инстинктам,- Не могли бы ли вы повторить мне все сказанное?! Боюсь, мой слух начинает подводить меня в последние годы...
  
  -Мистер Шни,- совершенно спокойное и расслабленное лицо Советника по Внешней Политике и Дипломатии взглянуло на Жака,- Решение окончательно и было принято большинством Совета. Мы не будем объявлять этого... Джонатана в международный розыск.
  
  -Какого гримм?!- Жак оттолкнулся от стола советника, поднимаясь для того, чтобы взглянуть на советника сверху вниз,- Этот грабитель - угроза всему Ремнанту!
  
  -Я не сказал, что мы забудем об этом,- Кварц выдохнул,- Наши лучшие оперативники...
  
  -КАКИЕ К ГРИММ ОПЕРАТИВНИКИ?!- Жак ударил по столу двумя кулаками, даже не пытаясь скрыть приступ ярости,- Он должен понести наказание!
  
  -И наказание последует, не стоит так переживать,- Кварц улыбнулся,- Попробуйте чудесный вэйловский ромашковый чай, отлично успокаивает нервы...
  
  На эти слова Жак, явно поняв, что своего он не добьется, молча подскочил со своего места, после чего, игнорируя присутствие Кварца, бросился прочь, едва не сбив хлипкую дверь в кабинет Советника своим плечом.
  -Ох, что за день...- Кварц вздохнул, после чего, заметив обеспокоенное лицо своей секретарши, появившееся в открытой двери, улыбнулся той,- Розмари, будь добра, ромашковый чай.
  -Сию секунду, мистер Кайсер,- Розмари тут же скрылась за дверью, прикрыв ту, оставив Кварца Кайсера в своем кабинете.
  Кайсер улыбнулся, после чего потянулся вздохнул.
  Эти ущемленные магнаты и их уязвленное чувство гордости, кто-то посмел щелкнуть самого богатого человека Ремнанта по носу...
  
  Кайсер помотал головой, после чего с благодарностью проследил за Розмари, вернувшейся спустя мгновение с чашкой ромашкового чая,- Благодарю.
  -Ничего страшного, обращайтесь,- Розмари отдала тому чашку, после чего скрылась за дверью, оставив Кайсера спокойно наслаждаться ромашковым чаем.
  Ха, разве Жак не понимал, что его явно ограбил телепортер. Телепортер, что смог также легко скрыться от полиции, сжечь отель и сбежать - причем сбежать так, что никто до сих пор даже не представлял, где его можно было искать?
  Да, Кайсер знал некоторые факты относительно дела этого Джонатана.
  
  Телепортер он или невидимка - он обладал способностями. Крайне важными, крайне выгодными способностями.
  Что такое десять миллионов за право получить в свои руки умного, тренированного и сильного телепортера? Такой приз стоил дороже, чем один банк Шни и уязвленное эго Жака. Разве он не понимал, что получив под контроль сильного телепортера доходы самого Жака могли вырасти экспоненциально?
  Ведь телепортация позволяла не просто воровать деньги - а, хм...
  Кайсер сделал еще один глоток ромашкового чая.
  Нужные документы могли уничтожить конкурента в сотни раз эффективнее, чем какая-бы то ни была кража. Лишь один ассассин, подосланный к нужному человеку был иногда в сотни раз эффективнее любой армии. Всего одна удачно установленная бомба - и вот уже нужные настроения созданы в государстве...
  
  Нет, конечно, вполне официальный суд над этим Джонатаном состоится. Просто, после этого суда - единственным логичным решением было бы заменить его срок на... Общественно полезные работы.
  Эти напыщенные индустриалисты - никогда не могут посмотреть дальше своего носа.
  Кайсер мог. Могли и множество других человек.
  Например Аифал...
  
  От упоминания имени, даже про себя, Кайсер почувствовал на языке неприятный привкус, как от приторной сладости, сладкой настолько, что ее сладость переходит в горечь.
  Конечно же Аифал захочет себе столь же выгодного человека под контроль. И совершенно не было нужды давать ему - или другим дальновидным политикам - самое главное оружие Ремнанта, информацию, о том, что где-то рядом с ними находился доступный для шантажа сильный телепортер.
  К тому же Кайсер не питал надежд - если с поимкой этого Джонатана не справился Атлас - то не справится никакой другой полицейский. Кайсер бы посмотрел на офицера Мантла, что смог бы встать вровень с офицером Атласа.
  
  И, безусловно, финальным фактом было то, что попытка поймать телепортера путем открытых и явных облав была обречена с самого начала. Нет нужды ставить в телепортера в известность о том, что вы пытаетесь его поймать. Необходимо действовать намного тоньше...
  
  Убедить в этом Совет было сложно - этот твердолобый Джеймс и слушать ничего не хотел о потенциальных выгодах, напирая на законы... Ха, какая глупость.
  Зачем нужны законы, кроме как нести благо своему государству? И если же выгоднее для государство было поступить в обход закона - что же... Тогда закон можно было немного подвинуть.
  Кайсер допил чай, после чего связался со своей секретаршей вновь,- Розмари, свяжи меня, пожалуйста, с управлением Особого Дипломатического Отдела.
  
  Главным законом являлось процветание государства. Все остальные были лишь следствием.
  
  ***
  
  Синдер водила взглядом по выстроенным стопкам тетрадей, учебников, задумчиво оглядывая те.
  "Учебник языка для 2 класса начальной школы, Эвергрин Форест", "Математика для начальной школы, Тиф Гейрн"...
  
  Учебники.
  Сложно было, даже для самой Синдер, определить, как она относилась к обучению.
  Синдер умела считать, писать и читать... Благодаря мисс Санни.
  В отличии от тысяч и тысяч подобных же замечаний - конкретно в этом случае Синдер не лгала, хотя ей и не нравилось признавать, что мисс Санни из всех людей дала ей что-то положительное. Просто потому, что ей было нужно, чтобы Синдер знала определенные вещи об окружающем ее мире.
  Нельзя отправить обслугу в комнату сто шесть, если обслуга не знает чисел. Нельзя заставить Синдер заполнять журналы учета, если Синдер не умела писать. Нельзя заставить Синдер предупреждать постояльцев отеля о выселении, если Синдер не умела читать.
  К сожалению для самой мисс Санни - той пришлось научить Синдер базовым вещам, необходимым в жизни. К разочарованию самой Синдер - это была одна из крайне немногих вещей, что мисс Санни дала ей положительного в жизни - и даже это было дано Синдер исключительно из прагматичных целей самой мисс Санни. Ничего дальше базовых навыков мисс Санни явно не планировала давать Синдер. Та даже не училась в школе до этого... Как Джонатан смог договориться о принятии ее во второй класс было за пределами понимания самой Синдер.
  
  Синдер вспомнила об уроках мисс Санни и непроизвольно подняла руку к шее, проверяя отсутствие ее ошейника.
  Мисс Санни была нетерпеливым учителем... И очень быстрым на расправу.
  
  Поэтому Синдер пришлось научиться всему необходимому. И быстро.
  
  Воспоминания о прошлых занятиях заставили Синдер сжать кулаки, но лишь один взгляд на спину Джонатана, продолжавшего копаться в тетрадях заставили ту медленно выдохнуть.
  
  Джонатан рядом - значит все будет хорошо. Все обязано быть хорошо.
  
  С другой стороны мысль о том, что Синдер сможет выучиться - и помочь Джонатану не могла не радовать Синдер. Да, это будет долгий процесс... Но это поможет Синдер помочь Джонатану. Цель, ради которой Синдер была готова смириться даже со школой.
  
  С другой стороны - ей придется быть отдельно от Джонатана. Каждый день, по многу часов.
  
  И хотя Синдер знала, что Джонатан никогда по-настоящему не покидал ее - сама мысль об этом заставляли Синдер морщиться от неприятных ощущений.
  Ведь она даже не сможет помогать Джонатану, пока будет находиться в этой... Школе.
  
  Это было непростительно.
  
  Новые люди - будущие... Одноклассники - и учителя. Те, к кому Синдер испытывала определенный интерес - до этого Синдер не удавалось долго пообщаться с кем-либо из детей ее возраста... И огромную настороженность - Синдер видела, насколько люди бывали жестоки и безразличны до того...
  Синдер испытывала от новости крайне смешанные эмоции, но...
  
  -Так, нашел!- Джонатан наконец-то смог вынырнуть из огромных залежей книг, потрясая учебником, словно бы заветным трофеем.
  Если Джонатан хотел, чтобы Синдер пошла в школу - Синдер могла только принять его решение.
  
  ***
  
  Стены Горы Гленн поднимались высоко, наверняка казавшись жителям города могущественным бастионом защиты перед лицом гримм и бандитов, живущих за пределами города...
  
  Но за пределами города жили не только бандиты. И им стены Горы Гленн вовсе не казались "надежными" или что-либо "защищающими". Им они казались непреодолимой преградой на их пути. Преградой, не защищающей огонек цивилизации в диких землях - а сейфом, прячущим от них самое дорогое.
  Цивилизацию.
  
  Сорок восемь человек. Двенадцать мужчин, двадцать шесть женщин, три старика, семь детей. Все, что осталось от когда-то процветающего идиллического поселения в диких землях вокруг Вейла - Роузгардена.
  Месяц назад маленькая клякса в диких землях, отметка с названием поселения была стерта со всех карт мира. Роузгарден был уничтожен.
  Из трех с половиной тысяч жителей уцелело меньше полусотни.
  Не все из них погибли сразу. Многие, но не все.
  Сперва была орда гримм. Никто не знал и уже никогда бы не узнал, что спровоцировало их нападение. Была ли это перестрелка в глухом лесу неподалеку от поселения? Какой-то идиот-охотник привлек внимание орды? Или это было медленным процессом, складывающимся из десятков мелких причин год за годом?
  Нападение гримм произошло в пять утра, но люди в поселении узнали об этом спустя лишь пятнадцать минут, когда кто-то смог поднять всеобщую тревогу. Гримм ударили по домам охотников в первую очередь.
  Двадцать четыре охотника.
  Выжил лишь один.
  Это была бойня. Тысячи гримм против напуганных гражданских. Две тысячи погибших.
  Улицы были усеяны телами.
  Вид. Улицы, что навсегда окрасились в розовый. Кровь, впитавшаяся в асфальт.
  
  Звук. Чавкающий звук под ногами, куда бы ты ни шел. Как слякоть.
  чавк-чавк-чавк...плюх!
  
  Чей то глаз только-что лопнул под ногой.
  Гримм растворялись после смерти.
  Люди - нет.
  Запах. Металлический вкус, от которого нельзя никак скрыться. Привкус сырого мяса во рту. Запах словно бы из холодильника.
  
  Из холодильника, полного мясом.
  
  Сто двенадцать суицидов после. Сто двенадцать в один день.
  
  Они победили. Отбились от гримм. Спрятали детей. Увезли раненых...
  
  Бандиты. После гримм всегда идут бандиты.
  
  Тысяча четыреста напуганных гражданских. Дети, старики, женщины, калеки, раненые.
  
  Банда в сорок человек. Может чуть больше или меньше.
  Отдайте нам припасы - и никто не пострадает.
  
  Они отдали. Еду. Оружие. Патроны. Медикаменты. Что еще они могли сделать?
  Были те, кто пытался сопротивляться. Отправился на вылазку.
  
  Шестерых казнили прилюдно. Для устрашения.
  Последний охотник Роузгардена.
  На что он надеялся, потеряв руку всего день назад?
  Их тела зарыли. Похоронили с почестями.
  В отличии от тысяч других.
  
  Тысяча триста пятьдесят человек. Дети. Калеки. Раненые.
  Помощь не пришла. Они истребляли остатки орды гримм, контролировали обстановку. Спасали тысячи жизней. Десятки тысяч против одной тысячи. Выбор был очевиден.
  Затем был поход. Люди отправлялись куда-то. В надежде найти укрытие. В надежде найти спасение.
  Кто-то умирал по пути.
  Многие сдавались и оставались сидеть на дороге, провожая взглядом идущих вперед.
  Многие терялись. Кто-то не мог удержать темп. Кто-то сбежал.
  Нападение гримм. Причина, почему люди так редко пользовались дорогами. Это была не орда - но им не нужна была орда.
  Голод. Припасы были отданы бандитам. Дикий голод.
  Ост слышала на рассвете. Звуки стрельбы. Не все отдали оружие бандитам.
  Люди боролись за еду. Кто-то побеждал.
  Люди раскалывались. Терялись, уходили в другие места, по другим направлениям.
  Ост не знала, что стало с ними.
  Шестьдесят человек дошло до стен Горы Гленн. Ост помнила, как впервые увидев поселение вблизи осознала, что это был не сон.
  Не сон голодного сознания. Не воспаленный бред, хватающийся за любой мираж.
  Город. Они дошли. Они дошли.
  
  Ост рыдала тогда, обнимаясь со всеми людьми рядом.
  Никогда Ост не думала, что сможет настолько полюбить людей. Те никогда не думали, что смогут так искренне разделить свою радость вместе с фавном.
  Когда они рыдали - их слезы были одними на всех. Ост радовалась за каждого человека, против которого она бастовала когда-то в Белом Клыке. Старый полицейский, всегда смотревший на фавнов с презрением, обнимал ее как родную дочь.
  
  Каждый шаг был шагом к победе. Город манил, кружил голову... Был закрыт.
  Охрана. Вооруженные, тренированные, готовые действовать солдаты преградили им путь.
  Ост тогда не волновало это. Они добрались! Остались лишь какие-то бюрократические формальности - сейчас придет чиновник и все закончиться!
  
  Им не выдали палаток, одеял, еды, медицинской помощи. Просто оставили дожидаться.
  Они соорудили какой-то шатер из походных средств - то, чему они научились за это время, и начали ждать.
  Сутки. Двое. Трое. Четверо.
  Месяц. Полтора?
  Никто не приходил.
  Ост стала лидером беженцев. Избранным переговорщиком, ежедневно, ежечасно пытающимся узнать у пограничников о работе чиновников.
  Всегда она получала лишь один ответ, механический, отрепетированный за это время до идеала.
  "На данный момент министерство не справляется со своей нагрузкой, уполномоченное лицо прибудет в ближайшее время со всей срочностью."
  
  Холодный ответ, от которого так и веяло бездушной машиной бюрократии.
  Двое попытались пробраться в город ночью.
  
  В суматохе ночью были застрелены. Просто неразбериха. Охрана не увидела, кто именно пытался пробраться в город.
  Или же увидела. Два фавна-бродяги. Фавн - значит, преступник. Бродяга фавн - бандит, захотел узнать что-то о городе, готовил налет, вероятный террорист. Действие согласно неписанной инструкции.
  Еду не предоставляли. Ост знала одного офицера. Он помогал, как мог. Таскал ящики с едой и водой. Тайно, чтобы никто не увидел.
  От голода умерло еще два старика.
  Одеяло бы пригодилось - но пограничники более не выходили к ним. Ребенок и мать одной холодной ночью. Пытались согреться в объятиях друг друга. Их похоронили вдвоем.
  Оставшиеся ушли прочь. В Вейл. Надеялись на то, что там смогут найти поддержку. Что смогут добраться. Оставшиеся встали лагерем рядом со стенами.
  Гримм не подходили к поселению и бандиты опасались Горы Гленн. Это было лучше, чем ничего.
  И день за днем пограничник с пустым взглядом отвечал, что министерство слишком занято. Оно ответит на все проблемы беженцев в ближайшее возможное время.
  Ост глядела день за днем в пустые глаза охраны и ощущала, как пустеет ее взгляд день за днем. Никому не было дела до полусотни беженцев. Никому не было дела до них...
  
  ***
  
  "И как только старик со мной справлялся?" - Джонатан вздохнул, вычеркивая еще одну позицию из длинного списка необходимых покупок - "Дальше... Физкультурная форма!"
  
  -Синдер, в книжном мы закончили - дальше нам нужно за одеждой!- Джонатан кивнул, глядя на Синдер.
  Конечно же в первый день, как они переселились в новый город Джонатан озаботился покупкой новой одежды для Синдер, из-за чего в данный момент она была в футболке и джинсах - но спортивной униформы до этого момента он определенно не покупал. Тем более для девочек. Тем более для детей. Особенно для... Девочек-детей? Да, определенно, не звучит.
  
  Осознание того, что Синдер должна была приступить к своему будущему обучению начиная с завтрашнего дня ударило Джонатана совершенно неожиданно - и заставило того экстренно закончить как свою доставку посылок - так и впервые встретиться с директором школы с целью узнать о необходимых покупках - и об особенностях обучения...
  
  Ха, удивительно, парни в его возрасте обычно до смерти боялись встречаться с директором - потому, что, обычно, учились, либо же в лучшем случае выпускались из школы в этом возрасте... А Джонатан наоборот, был рад, что ему удалось это сделать.
  Ха, молодой отец одиночка...
  
  Ладно, выше нос, папаша! Тебе еще предстоит теперь годами узнавать у Синдер, как у нее прошли дела в школе!
  Джонатан улыбнулся этой глупой шутке, сделав шаг наружу и втянув воздух, глядя на небо.
  
  Небо было светлым, ясно-голубым...
  
  Взгляд Джонатана зацепился за далекое, едва мелькнувшие на горизонте черные тучи.
  Медленно те надвигались по небу на Гору Гленн...
  
  "Кажется, гроза собирается..." - Джонатан хмыкнул своей мысли...
  
  Почему-то нехорошее предчувствие отозвалось холодком, пройдя по его спине...
  
  ***
  
  Насвистывая веселый мотивчик - что-то из современной музыки, которой такой "развалине", как он, знать совсем не пристало, многоуважаемый доктор проделал путь до лифта - лифта его компании! - прежде чем нажать на кнопку последнего этажа и воззриться через стеклянную стенку на великолепное фойе его новой компании.
  Подумать только, сколько, оказывается, инвесторов можно найти, стоит только поделиться с ними своими будущими планами и вдохновением! А сколько заказов!
  Советники Вейла были весьма заинтересованы в его будущих проектах - экономика, военное дело и даже внешняя политика, три советника из пяти были заинтересованы в его работе!
  Конечно же, кхм, из-за определенной... Натуры его экспериментов их денежные вливания были произведены из сторонних источников, а все договоренности заключены без использования официальных печатей, но доктор не переживал. Главным было то, что ему наконец-то дали поле его экспериментов - и полное финансирование его проектов! Это ли не было главным в жизни ученого?
  Поднявшись на нужный этаж доктор кивнул благосклонно секретарше, прежде чем пройти путь до своего кабинета, сесть за стол, еще раз восхитившись своей табличкой с инициалами на двери и целым стендом его наград и достижений, и выдохнуть.
  -Ну что же!- доктор Мэрлоу выдохнул радостно,- С этого дня Мэрлоу Индастрис официально считаются открытыми и готовыми к экспериментам!
   Где-то вдалеке за окном прогрохотал гром.
  
  Жизненные уроки
  
  Синдер чувствовала себя неуютно, неуверенно и если бы на то была возможность - она однозначно предпочла бы развернуться и направиться прочь из этой школы, поближе к Джонатану и подальше от всего неизвестного и предстоящего ей.
  Но к сожалению обстоятельства были сильнее самой Синдер - и потому, сжав руки в кулаки, та выдохнула - и когда за ней, словно бы прогрохотала закрывающаяся дверь - направилась вслед за ее будущими одноклассниками, как-будто бы ничего не произошло и она повторяла эту процедуру десятки раз до того. Как будто бы она и до этого училась в школе.
  Спустя несколько поворотов внутри извилистых коридоров школы Синдер оказалась перед большой - для нее - деревянной дверью, сверкавшей табличкой "класс 2-А" и, выдохнув еще раз, резко распахнула дверь.
  Спустя еще мгновение Синдер оказалась приветствована мгновенно повернувшимися в ее сторону головами других учеников - что-то около двух десятков - и учительницы, что, увидев Синдер тут же расплылась в улыбке, настолько же слащавой, насколько и фальшивой. Синдер знала таких - вымученная за годы бесполезная улыбка, не значащая ничего, как у Мисс Санни.
  -Дети!- мгновенно та привлекла внимание класса,- Познакомьтесь с новой ученицей в нашем классе - Синдер, дорогая, проходи!
  "Я тебе не Синдер" - Синдер едва удержалась от того, чтобы плюнуть в эту... Как бы ее не звали,- "Только Джонатан может меня так звать, дура."
  -Дорогая, может быть скажешь нам что-нибудь о себе?- учительница проворковала умилительно, заставляя Синдер внутренне подавиться.
  Синдер задумалась о том, что она могла сказать о себе, прежде чем вздохнуть, осознавая необходимость подобного.
  Проделав пару шагов, та остановилась посреди класса, глядя на то, как два десятка взглядов малолетних засранцев, которые даже не знают, что творится за забором школы смотрят на нее, ожидая шоу.
  -Мое имя - Синдер Фолл,- Синдер оглядела взглядом всех присутствующих,- Мне вы совсем не сдались и ко мне чтобы никто не лез. Понятно?
  И хотя сама Синдер была лишь маленькой девочкой - возможно, от неожиданности произошедшего дети переглянулись между собой, словно бы спрашивая друг у друга, правильно ли они услышали это, а кто-то даже неожиданно кивнул, соглашаясь с подобным ультиматумом.
  -Кхм, Синдер, дорогуша, не говори так,- тут же защебетала женщина,- Я уверена, тебе понравится в стенах этой школы!
  Синдер поморщилась. Про школу она ничего не говорила - может быть ей и понравится здесь. Но другие люди ее беспокоили в последнюю очередь.
  Конечно, кроме Джонатана, но он всегда подразумевался без лишних слов.
  -Синдер, дорогуша, проходи, там есть свободное место у окна!- тут же ответствовала учительница, указав на пустой столик у окна.
  Синдер только кивнула и отправилась вперед, прежде чем сесть на свое место, осматривая класс.
  Малолетние идиоты, все до единого. Какой-то хмурящийся мальчишка, смотрит на нее - какая ему разница? Синдер четко обозначила свои границы.
  Кто-то другой смотрит на нее с опаской или с интересом - на этих Синдер было наплевать. Пусть не лезут к ней, а как они смотрят - Синдер было все равно.
  Наплевав на всех остальных детей Синдер уставилась на учителя, после чего, увидев то, что они изучали простейшую математику, которую Синдер освоила до того - потянулась за увесистой книгой в своем ранце и достала ту.
  "Бухгалтерский учет для новичков" - вот чем она займет свое время в этой школе.
  ***
  Джонатан насвистывал под нос какой-то из любимых мотивчиков - почти не фальшивя - прогуливая по улицам Горы Гленн...
  Может быть, стоит называть это место просто Гленн? Какой смысл говорить каждый раз это дурацкое слово "гора"? Он же не говорил, что являлся подданным "Соединенного Королевства Великобритании и Ирландии". Обычно "Великобритании", "Британии" - или даже "Англии" хватало - только не говорите о последнем валлийцам, шотландцам и, конечно же, Бог упаси вас сказать об этом ирландцам...
  Да, к чему это?
  Прогуливаясь по улицам Гленн Джонатан чувствовал себя превосходно. Возможно даже более превосходно, чем имел право - пока Синдер страдала - а Джонатан был вынужден признать с тяжелой душой, что Синдер вовсе не выглядела вдохновленной перспективами школы - он прохлаждался и бездельничал... В прямом смысле слова.
  На сегодня у Джонатана не было запланировано доставок, сидеть весь день в офисе - или, как его сам называл Джонатан, в бесполезной бетонной коробке - он не планировал, да и заказов за сегодня было очень уж мало, как и следует ожидать от национального праздника. День Образования, так он называется тут. Не самый большой праздник, но все же праздник, так что Джонатан мог позволить себе расслабиться.
  Да и разве он не заслужил отдых?
  Последние несколько недель его жизни выдались на диво беспокойными - когда-то Джонатан и подумать не мог, что он будет отцом-одиночкой, грабителем банков, бизнесменом и...
  И убийцей - Джонатан медленно втянул воздух и выдохнул, после чего приложился к бутылочке.
  Пиво Джонатан не любил, напиваться виски не хотел, так что сошелся на каком-то приличном эле, бутылочку которого он употреблял уже десять минут, медленно прогуливаясь по улицам Гленн.
  Да, Джонатан наделал дел, от которых ему придется еще долго отмываться, но впервые за последние... Три недели? Чуть больше, но меньше месяца - неважно. Джонатан впервые за все это время мог расслабиться.
  У него были деньги - легальные. Документы. Место жизни. Синдер была направлена в школу, на столе его каждый день ждал...
  Джонатан моргнул и приложил уже теплую бутылку эля к голове.
  Да, точно, еда.
  Джонатану было немного стыдно признавать, но за это время он уже привык к тому, что Синдер готовила еду - и готовила отменно - так что о том, что теперь готовка ложиться на его плечи - если он, конечно же, не хотел загонять бедную младшеклассницу до смерти - он и не подумал.
  Джонатан вздохнул...
  И выдохнул, расплывшись в улыбке.
  Ведь сегодня праздник! Точно, праздник!
  И почему бы "в честь праздника" не сходить куда-нибудь? Какой-нибудь ресторан, где еда вкусная... И уже готовая.
  Только по этой причине, а не потому, что Джонатан не хотел готовить - конечно нет!
  Окрыленный этими мыслями Джонатан ухмыльнулся, двигаясь дальше по улице, оглядываясь по сторонам периодически.
  В поле зрения попал рекламный баннер - "Мерлоу Индастриз набирает молодых и амбициозных работников!" с изображением улыбающегося парня в очках, но Джонатан не удостоил тот своего взгляда, продолжая двигаться.
  Какая редкость, свободное время! Джонатан даже задумался о том, чем ему стоит заняться теперь в свое свободное время.
  После того, как все его вопросы первоочередной важности оказались решены Джонатан неожиданно обнаружил, что его текущее положение было... Неплохим. Даже хорошим.
  Конечно, неизвестное место без контакта со своим старым миром было сомнительным плюсом - но близость к тассу, денежная самостоятельность и открытый бизнес давали Джонатану неплохую базу.
  Может быть, хм...
  Продолжить исследование Арс? А что, неплохой вариант. Тасс в кармане, никаких ограничений парадокса, собственная жилплощадь и даже право в случае чего снять коммерческое помещение для своих нужд...
  Джонатан покивал сам себе, приложившись к бутылочке эля, после чего улыбнулся...
  Его жизнь, впервые за долгое время, была хороша.
  ***
  Жак Шни грохнул кулаком по столу, прежде чем потянуться за бокалом бренди и, не чувствуя его вкуса, проглотить алкоголь. Айронвуд отказал ему!
  Этот идиот - он же был против решения Совета! Но когда к нему пришел сам Жак - он тут же заладил "я не согласен с решением Совета, но оно было принято большинством и я буду его уважать"... Нытик! Убожество! Слабак!
  Жак грохнул по столу еще раз, прежде чем заметить, как дверь в его кабинет начинает приоткрываться.
  -Мистер Шни?- Кляйн, этот усатый болван, просунул свою уродливую толстую рожу в дверную щель, глядя на Жака, привлеченный грохотом в кабинете,- Что-то произошло?
  -Пошел прочь!- Жак ответил резко, заставив Кляйна кивнуть в ответ, однако прежде чем тот смог бы закрыть дверь, Жак все же поспешил ответить еще раз,- Стой! Вызови мне... Кто сейчас заведует безопасностью... Райна! Сейчас же!
  -Конечно, мистер Шни,- Кляйн ответил спустя секунду, прикрыв за собой дверь, оставив Жака наливать себе еще один бокал бренди.
  Все эти люди... Они что, не понимают, что этот Джонатан - это угроза?! Угроза всему Ремнанту - к черту Ремнант, всей "Праховой Компании Шни! Разве они не понимают, что одно это ограбление, одна только слабость - и вся компания покатится к черту?! Десятки, сотни миллионов убытков! Жак не для того строил эту компанию, чтобы сейчас увидеть, как какие-то политики истребляют его наследие!
  Или, наверное, они забыли о том, что это не Жак был в их милости - это весь Атлас был в милости у Жака! Одна запись, десять процентов к стоимости праха - и вся мировая экономика полетит к чертям! Жак держал весь мир за яйца - и эти идиоты, похоже, стали забывать об этом факте! Как скажет Жак - так и будет! Еще никто не мог противиться воле Шни - и никто не сможет!
  Жак удовлетворенно упал на свое место, чувствуя, как на его лице расползается зловещая ухмылка.
  Они хотят, чтобы Жак играл по правилам? Хорошо, пусть так! Но только пусть они же и вспомнят о том, что правила пишет сам Жак!
  ***
  Школьные уроки были совершенно неинтересны, в отличии от книги.
  Нет, справедливости ради Синдер стоило сказать, что и книга тоже не отличалась именно "интересностью" - но она содержала намного больше полезных знаний, чем представлялось в школе - поэтому к окончанию всех занятий, растянувшихся на уроки математики, чтения, письма и истории, что было единственным предметом, когда Синдер отвлеклась от книги, слушая рассказ учительницы - Синдер могла сказать, что получила намного больше информации, чем остальные ученики.
  Однако не заметить то, что на занятиях Синдер занималась чем угодно, кроме самих занятий было сложно - особенно учитывая, что Синдер и не скрывала большой книги у себя на столе - и потому, когда финальный звонок возвестил об окончании учебы - вследа за Синдер, двинувшейся прочь от своего класса двинулась и пара мальчишек.
  Старше Синдер те возвышались над ней как минимум на голову и догадаться о причине их движения к Синдер было не сложно. и из двух вариантов - это явно была не детская влюбленность.
  Синдер заметила движущихся за собой двух мальчишек сразу - кто-то из тех, кому не понравилось раннее заявление Синдер - после чего задумалась, медленно двигаясь прочь.
  Джонатан ждал ее на выходе из школы - в этом Синдер совершенно не сомневалась.
  Точно также, как она не сомневалась и в том, что окажись она в поле зрения Джонатана - или любого взрослого - пара мальчишек отстанет от нее. Вопрос был только в том, что нужно было Синдер в данном случае - держаться тихо и избегать других детей - или нет.
  Ответ был очевиден - если бы Синдер боялась - не было бы ее раннего ответа.
  Синдер не боялась - потому, что не была слабой. Значит со всеми проблемами стоило разобраться прямо сейчас. Если кто-то был готов попробовать Синдер на прочность - удачи им. Она им определенно понадобиться.
  Синдер, вместо движения на выход, свернула в какой-то из коридоров, пустых от других учеников, уже покинувших школу - или, может быть, еще занимающихся на дополнительных занятиях и, пройдя несколько шагов, остановилась, развернувшись к своим преследователям.
  Те, свернув за угол и обнаружив Синдер только возмущенно фыркнули - хотя, сама Синдер полагала, что это должно было быть какой-то угрозой - прежде чем приблизиться к столь теряющейся на их фоне фигуре Синдер.
  -Значит, ты та новенькая выскочка?- приблизившийся к Синдер мальчишка был, наверняка, из самого верха начальной школы, класс четвертый, а значит ему было лет десять,- Ты совсем что ли охренела, тут порядки свои наводить?!
  Спустя мгновение парень, вытянув палец, ткнул в Синдер в, скорее, неуважительном, чем угрожающем жесте. Плохое решение.
  Синдер не была уверена в том, что даже с помощью Ауры та сможет побить взрослого человека... Но с парочкой школьников начальной школы? Никаких проблем.
  Ухватившись за руку ближайшего к ней пацана и совершенно не обращая внимания на его слова Синдер резко потянула руку на себя, заставив парня сделать шаг, едва не распластавшись на земле.
  Второй, не успевший даже начать говорить, замер от неожиданной картины, открывшейся перед ним - в первый раз в его жизни кто-то не только не испугался их, но и дал отпор - и более того, удачный отпор. Особенно учитывая, что Синдер была на голову ниже их обоих - и девочкой - если бы пацан знал слово, он бы назвал картину "сюрреалистичной".
  Синдер, впрочем, не остановилась - выведя одного парня из равновесия та мгновенно обратила свой взор ко второму - хотя тот все же смог в последний момент сдвинуть голову, пропуская небольшой кулак, несущий далеко не маленькую силу мимо себя.
  На этом его удача кончилась - поскольку врезавшийся в голову кулак заставил пацана охнуть, мгновенно прикрывая голову, чувствуя, как на месте удара сразу же начинает проявляться синяк.
  Второй пацан, наконец-то сориентировавшись в пространстве, попытался было ответить на это - но только попытавшись ухватить Синдер руками тот неожиданно обнаружил ее неимоверную ловкость - прежде чем получить удар куда-то в живот, с силой далеко не маленькой девочки. Не удержавшись, тот тут же сложился пополам.
  Еще одна неловкая попытка атаковать от мальчишки, всегда полагавшегося на свой рост и запугивание, чем на драку - закончилась даже хуже, чем могла бы быть.
  Удар в самую скулу даже детской рукой может быть весьма неприятен, не говоря уже о детской руке с силой взрослого. Если рассуждать об этом - это было даже хуже, поскольку из-за небольшого размера кулачка Синдер и силы взрослого - большая сила была сконцентрирована по меньшей площади удара.
  -ААААА!- первая серьезная травма мальчишки в его жизни вызвала у того значительный отклик.
  Замерев от ужаса, глядя на свалившегося мгновенно на пол друга, оставшийся противник Синдер тут же поплатился за свою неосмотрительность, мгновенно свалившись рядом с ним, ощущая, как-будто кто-то сломал ему позвоночник.
  На самом деле, конечно же, этого не произошло, но и мальчишка никогда до этого не участвовал в драке, так что сравнивать ему было не с чем.
  -Заткнулись оба!- грозный рявк Синдер в иных условиях оказался бы просто не услышан на фоне крика парня, однако именно сейчас Синдер удалось безо всяких проблем заткнуть обоих мальчишек, глядящих на нее со страхом - нет, с настоящим ужасом,- Значит так. Мне плевать, кто вы и зачем за мной пошли - но я скажу один раз. Я уже сказала о том, чтобы ко мне никто не лез - и я ни к кому не лезу в ответ. Но если ко мне полезет кто-то - я выжгу ему глаза, распилю тело на куски, выкину их в канализацию, а остатки скормлю собакам. Ясно?
  Замершие перед Синдер пара побитых впервые за свою жизнь мальчишек молча взглянули на ту, как на гримм, принявшее человеческое обличие.
  -Ясно?!- с огромным нажимом произнесла Синдер, заставив пацанов тут же закивать, прежде чем вздохнуть, одарив их самодовольной улыбкой,- Так я и думала.
  Сделав шаг назад Синдер выдохнула, одернула свою школьную форму, пригладила волосы, после чего, не обращая внимания на все еще провожающих ее взглядом пацанов, поспешила вперед.
  Ведь ее ждал Джонатан, какие-то мелкие неприятности не имели возможности удержать ее.
  ***
  Джонатан несколько удивился тому, что Синдер не была в числе первых, кто бросился встречать его, стоило только закончиться урокам - он видел различных родителей, забирающих детей на машинах или уходящих пешком... Поэтому когда он остался один, а стоящий невдалеке охранник начал поглядывать на него подозрительно - Джонатан выдохнул от облегчения, увидев Синдер, спешащую к нему.
  "Хах, это то, что чувствуют все родители?" - Джонатан выдохнул внутренне - "Черт... Старик, наверное, с ума сходил, когда я ушел из дома..."
  Быстро преодолев разделяющую дистанцию, Синдер мгновенно схватила Джонатана в объятия, заставив того заулыбаться,- Ну что, как первый день в школе?
  -Скучно,- Синдер ответила мгновенно, не отпуская Джонатана,- И очень одиноко без тебя.
  -Извини,- Джонатан выдохнул, после чего, вспомнив о пожелании Синдер, помотал головой,- Ничего не могу поделать. Все дети должны ходить в школу.
  -Глупое правило,- Синдер взглянула на Джонатана, прежде чем все же отпустить того, чуть-чуть отстраняясь,- Есть же домашнее обучение, ты бы точно смог научить меня лучше, чем эти...
  -Сомневаюсь,- Джонатан помотал головой. Ха, учителем он был... Неизвестно, каким, поскольку учителем Джонатан никогда не был.
  Только вынырнув из этих мыслей Джонатан обратил внимание на Синдер - та была немного раскрасневшейся и ее волосы были немного взъерошены...
  -Синдер,- Джонатан взглянул на девчонку, медленно направляясь прочь, глядя на то, как Синдер, последовавшая за ним, безо всяких уточнений поняла, что тот имел ввиду и потупила взгляд.
  -Синдер, я не буду сердиться, ты же знаешь,- Джонатан улыбнулся самой безотказной из своих улыбок, той, что всегда работала против Синдер.
  Синдер, неспособная противиться обаянию Джонатан, выпалила как на духу,- Меня пытались побить, но я дала им сдачи!
  Джонатан после этих слов задумался, молчаливо.
  Ха, у него никогда не было конфликтов с детьми... В приюте его сторонились, но не задирали - немного боялись... А в школе магов с этим очень просто - не в каждой тюрьме был такой контроль надзирателей... Или учителей, суть не меняется. В тюрьме сидят люди, которые могут убить другого человека - в его академии сидели люди, которые могли создать куда больше проблем.
  Это уже потом он узнал о культуре сертамена и распробовал по себе суть подковерной борьбы, ни с какими школьными задирами он не сталкивался.
  Ха, что ему нужно сказать? Наверное, соответствуя его фамилии...
  Что-то о диалоге, понимании, о том, что все можно решить словами... Наверное...
  Джонатан вспомнил о полицейском с двумя пулями, лежащем на полу его номера.
  Можно ли было все тогда решить словами?
  Джонатан выдохнул и помотал головой,- Если все так, как ты говоришь, то ты поступила правильно. Но... Постарайся не бить их слишком сильно - только чтобы преподать урок.
  На эти слова Синдер кивнула серьезно, будто бы не просто слушала размышления Джонатана, а получала важный и мудрый жизненный урок.
  Джонатан вдруг неожиданно моргнул.
  А ведь это только с точки зрения Джонатана все, что он говорил было его мнение. Для Синдер это и было жизненным уроком, полным мудрости. Более того, это было абсолютной правдой, чтобы Джонатан не сказал. Вполне вероятно, что на мыслях, что Джонатан заложит сейчас в голову Синдер она будет жить всю свою жизнь...
  Джонатан помотал головой, однако Синдер не дала ему возможности отбросить от себя мысли,- Что значит "слишком сильно"? Как сильно можно побить человека?
  Джонатан выдохнул.
  Жизнь отца одиночки... Ха, хорошо, что здесь нет камер, чтобы записать его жизнь.
  В итоге, наверное, получилась бы трагикомедия...
  -Нет конкретных показателей, что значит "слишком",- Джонатан выдохнул,- Если кто-то толкнул тебя - ты разозлишься меньше, чем если он ударит тебя. Если кто-то толкнул тебя - лучше пропустить это. Если кто-то ударил тебя - защищайся... Не убивай никого...
  Джонатан прикрыл глаза.
  Две пули, Джонатан, две пули...
  -Если у тебя будет выбор или возможность,- Джонатан вздохнул,- При самообороне иногда... Иногда возникают ситуации... Ха...
  Джонатан вздохнул,- Как же все печально... Я рассказывал тебе о праве сильного, сейчас говорю о том, как сильно можно побить человека, об убийстве... Ха... Не лучший я пример для подражания, ха...
  Однако после этих слов Джонатан ощутил, как Синдер мгновенно вцепилась в того, заставив его перевести взгляд вниз, встретившись с практически возмущенным взглядом Синдер в ответ.
  -Нет,- Синдер глядела на него предельно серьезно, взглядом, совсем нехарактерным для ребенка,- Я хочу услышать. Услышать все от тебя.
  Джонатан взглянул в глаза Синдер.
  Две пули, Джонатан. Две пули. Стоило ли оно того?
  Джонатан улыбнулся и потрепал Синдер по волосам, прежде чем вздохнуть и взглянуть вперед.
  Ха, рассказывать об убийстве детям, да... Не лучший ты учитель, Джонатан.
  Но, если мы уже зашли на эту территорию, Джонатан, что насчет рассказать ей о чем-нибудь более светлом?
  Джонатан кивнул своим мыслям, прежде чем взглянуть на улицу перед собой.
  Обычная улица, люди спешат по делам... Хм?
  Взгляд Джонатана зацепился за небольшую фигурку, мечущуюся в толпе. Совершенно хаотично, вперед и назад, будто совершенно не понимая, что происходит вокруг...
  Джонатан улыбнулся - вот и твой шанс вложить в Синдер что-то хорошее!
  -Синдер, пойдем,- Джонатан улыбнулся, направившись вперед к мечущейся фигуре.
  -Я знаю, все эти вопросы, сколько насилия нужно и что делать при самообороне... Не лучшие для обсуждения, тем более сейчас...- Джонатан вздохнул, приближаясь к мечущейся фигуре, глядя на Синдер,- Поэтому, ха... Вот тебе хороший совет, не о конфликтах... Иногда ты можешь встретить людей, которые оказываются... В тяжелой ситуации. Как ты... Была.
  Синдер после этих слов вновь подняла руку к месту своего прошлого ошейника, заставив Джонатана внутренне сморщиться. Отличный ты психолог, Джонатан, давай напоминать о домашнем насилии его жертвам.
  -В таких случаях - главное, не проходить мимо,- Джонатан выдохнул, приближаясь к новой фигуре,- Я не прошел мимо тебя и поэтому я надеюсь... Что ты не будешь проходить мимо других людей. Я не думаю, что кому-либо в мире досталась такая же тяжелая судьба, как тебе - но... Небольшая помощь тоже помощь.
  Ребенок, еще один - даже ниже Синдер на голову! Девчонка казалась совсем потерянной и была готова просто разрыдаться от бессилия...
  Джонатан сделал пару шагов, для девчонки буквально вырастая из ниоткуда, заставив ту отшатнуться - однако, крайне молчаливо, взглянув на Джонатана.
  "Хм?" - Джонатан взглянул в лицо девчонки - "В глазах слезы, но ни единого звука... Странно... Очень странно..."
  Абсолютно молчащая девчонка сделала еще шаг от Джонатана, тем не менее, продолжая смотреть на того, прежде чем перевести взгляд на Синдер.
  -Привет,- Джонатан выдохнул, медленно присаживаясь, одни глазом глядя на Синдер, а вторым на встреченную незнакомую девочку,- Ты потерялась?
  Хотя появление Джонатана рядом с девчонкой и было до крайности неожиданным, словно бы отойдя от шока, все также молча, та медленно кивнула.
  "Хм, не говорит" - Джонатан моргнул, глядя на девчонку внимательно - "Одежда... Бедная. Плохо зашитая, везде нитки торчат... Не говорит... Немая?"
  Джонатан моргнул, глядя в глаза девчонки, прежде чем внутренне заметить с удивлением - "Хм, гетерохромия, да еще и полная... Редкость!"
  Девчонка уставилась на него двумя глазами разного цвета - под стать своим столь же двухцветным волосам...
  "Ха, не знал, что волосы бывают тоже двухцветными" - Джонатан моргнул - "Хотя, мир Умбры, да... Почему бы и нет?"
  -Если ты потерялась, не могла бы ты...- понимание о том, что "сказать" та ничего не сможет заставило Джонатана выдохнуть,- Напечатать на этом свитке, как тебя зовут и где твои родители?
  Спустя мгновение Джонатан нырнул в карман за свитком, и, достав тот, протянул девчонке. Та, глядя на Джонатана затравленно, тем не менее, медленно начиная успокаиваться, протянула руку вперед, взяв свиток Джонатана, после чего медленно начала печатать в том.
  -Нио, значит?- Джонатан улыбнулся, глядя на медленно успокаивающуюся Нио,- И родители дома, хм...
  Если родители дома, а ребенок потерялся на улице... Ха, это большие проблемы... Значит, она ушла из дома без их ведома...
  Воспоминания о том, что прохожие начинали вмешиваться только тогда, когда ты начинал делать доброе дело, заставило Джонатана выдохнуть, но для Нио улыбнуться,- Тогда ты не против, если мы постоим тут и вызовем... Тех, кто довезет тебя до дома?
  На эти слова Нио только кивнула, заставив Джонатана подняться, набирая телефон полиции - и взглянуть на Синдер, подошедшую поближе.
  "Ха, Джонатан, помогать маленьким девочкам - это, видимо, твое призвание" - Джонатан усмехнулся внутренне.
  Замаливаем грехи прошлого действиями настоящего?
  Ой, да пошел ты...
  Взглянув на Нио, уже успокоившуюся и вытирающую слезы руками, и Синдер, присматривающуюся к девчонке, Джонатан ухмыльнулся. Возможно, действительно, в его жизни все было не так уж плохо...
  
  Свинец в золото
  
  Джонатан немного нервничал, глядя на приближающуюся полицейскую машину.
  До попадания в этот мир ни в какие проблемы с полицией он не попадал и не был знаком с их методами работы - и, конечно же, как и в отношении любого человека, наделенного властью - Джонатан немного нервничал, отмечая, как мужчина среднего возраста, облаченный в полицейскую форму, сделал шаг из своей машины, мгновенно оглядывая самого Джонатана, Синдер и Нио рядом.
  Ха, в прошлый раз его встреча с полицией...
  
  Ладно, Джонатан, забыли. Прошлое в прошлом, кажется, так говорится?
  
  В любом случае, Джонатан все же бросил один взгляд на Нио и Синдер рядом, проверяя то, что они не делают ничего предосудительного перед взглядом полицейского - но судя по виду Нио и Синдер сейчас исключительно присматривались друг к другу молчаливо. Нио - по... Вполне понятной причине. Синдер - из-за того, что ее modus operandi это "всегда быть настороже с незнакомцами" - даже если это были потерявшиеся плачущие дети...
  
  Нужно было убить Мисс Санни... К черту, с этим ничего не поделаешь.
  
  Приблизившийся к Джонатану полицейский, видимо, также не видел ничего страшного в действиях детей - однако Джонатану удалось увидеть и нечто другое в глазах полицейского. Узнавание, понимание и... Какую-то обреченность?
  Не глаза обреченного узника, нет, ничего такого радикального - скорее, глаза человека, который в очередной раз попытается справиться с работой, которую тот физически не мог выполнить...
  
  Джонатан почувствовал неприятное ощущение в животе от этого взгляда - ощущение, что только усилилось в момент, когда полицейский заговорил,- Нио, ты опять здесь?
  
  После этих слов Нио, до того молчаливо изучавшая Синдер, подняла взгляд, будто бы только-что заметив полицейского - и в ее глазах промелькнул целый вихрь эмоций. Узнавание, неприязнь и обреченность - и в отличии от обреченности полицейского - это была не легкая эмоция. Эмоция человека, который уже знает свой приговор - и готов его понести.
  
  Джонатан был далеко не идиотом - но помимо того, что здесь явно крылась какая-то история - вероятно, вполне длительная - он опознать не мог. Впрочем, это все равно оставалось стартом для начала разговора.
  
  -Офицер,- Джонатан уважительно обратился к полицейскому, заставив того развернуться,- Что-то не так?
  
  Офицер же, окинув взглядом Джонатана, выдохнул, покачав головой,- Спасибо вам за гражданскую бдительность, но, боюсь, здесь ваша помощь оканчивается - мы доставим Нио по ее адресу.
  
  Джонатан моргнул. Так быстро? Так просто?
  
  Нет, ситуация явно была совсем не простой - не говоря уже о том, что узнавание Нио неизвестным офицером не намекало ни на что хорошее.
  
  -Прошу прощения, офицер,- Джонатан моргнул, глядя на офицера внимательно,- Но я нашел ребенка потерявшимся на улице. К тому же она...
  Джонатан замолчал, неуверенно обдумывая, как бы сказать о "немоте", чтобы не обидеть лишний раз Нио, внимательно наблюдающую за обоими взрослыми, однако увидев, как понимающе тому кивнул офицер, тот продолжил,- По крайней мере я хочу убедиться в том, что ребенок окажется дома в ценности и сохранности.
  
  Джонатан, как и следовало ожидать, оказался далеко не столь хорош со своим словом, заставив офицера отшатнуться, глядя на Джонатана с удивлением, быстро сменившимся злостью,- Вы на что намекаете?!
  
  -Ничего такого,- Джонатан тут же замахал руками,- Просто...
  Осознав, что в текущей ситуации козырей в руках у него не было, Джонатан был вынужден сказать все честно и прямо,- Мне не понравился ваш ответ - и намеки на какую-то прошлую историю... Поэтому я хотел убедиться.
  
  На эти слова офицер взглянул на Джонатана внимательно, словно бы проверяя, не врет ли тот, прежде чем выдохнуть медленно,- Честное слово, я бы хотел тебе впаять штраф - но штрафы за косноязычие пока не ввели, так что - иди, хочешь прокатиться с Нио до ее дома - пожалуйста. Обратно будешь сам добираться.
  
  После этих слов, осознав, что на большее ему не стоило и рассчитывать - Джонатан кивнул, после чего повернулся к Нио, а затем к Синдер, молчавшей во время всего разговора, продолжавшей настороженно разглядывать Нио - а теперь и полицейского, оказавшегося рядом.
  
  -Синдер, пойдем,- Джонатан вздохнул и кивнул в сторону полицейского, отвлекая ту на себя,- Прокатимся на машине... А потом зайдем в кафе.
  Переведя взгляд, Джонатан кивнул еще раз,- Нио, тоже. Тебя отвезут к родителям.
  
  Вопреки, однако, звучащим вроде как положительно новостям, услышав это Нио только опустила взгляд, после чего вяло кивнула и медленно поплелась к машине.
  Джонатан бросил вопросительный взгляд на полицейского, однако тот только помотал головой,- Хочешь спросить что-нибудь - спросишь потом.
  
  Джонатан был вынужден только согласиться с такими словами - прежде чем взглянуть на Синдер, понявшую его без слов, направившись к машине.
  Джонатан также проделал путь до патрульной машины, после чего устроился на заднем сидении, глядя на то, как полицейский, явно прекрасно осведомленный об адресе Нио, заводит машину, прежде чем тронуться с места.
  
  В местных автомобилях Джонатан до этого даже не ездил и тем более не разбирался - так что ничего кроме небольшого удивления от того, что на машину не была нанесена Баттенбергская разметка желтого и голубого, замененная небольшой синей полосой - сказать о местном автомобили тот ничего не мог. Разве что то, что это был довольно большой автомобиль - и на этом слова Джонатана заканчивались.
  Медленно двинувшись с места автомобиль сперва выехал на дорогу, прежде чем двинуться дальше, достаточно быстро свернув с основной дороги и начав удаляться куда-то в сторону...
  Джонатан взглянул сперва на Синдер, словно бы спрашивая у нее, было ли ей комфортно оказаться неожиданно в полицейской машине - на то та лишь взглянула Джонатану в глаза и немного пожала плечами, молчаливо отвечая, что ей было все равно - прежде чем перевести взгляд на Нио.
  
  В отличии от Синдер - Нио находится в машине было некомфортно - однако первоначальная мысль о том, что той было некомфортно именно из-за близости полицейского оказалась быстро отброшена, поскольку с прошествием времени, с каждым метром прошедшим та только больше и больше начинала нервничать, выглядывая в окно.
  Джонатан протянул руку, но замер в нерешительности, прежде чем опустить руку на плечо Нио, заставив ту вздрогнуть и воззриться на него.
  
  -Все хорошо,- Джонатан попытался выдать лучшую из своих улыбок,- Тебя никто не обидит.
  
  Хотя слова Джонатана вряд ли сильно ударили в душу Нио, та все же взглянула на него, прежде чем отвернуться, став дрожать чуть меньше.
  Спустя еще мгновение Джонатан ощутил, как ему в спину мгновенно уткнулось что-то. Что-то небольшое, но дышащее и теплое.
  Обняв на манер пояса Джонатана Синдер уткнулась тому в спину, прежде чем возмущенно засопеть изо всех сил, стараясь сжать Джонатана вовсе не с детской силой.
  "Ха, ревность..." - Джонатан выдохнул мысленно - "Детская ревность... Беспощадная."
  
  Вынужденно отвлекшись от Нио, Джонатан развернулся на месте, глядя в глаза возмущенной Синдер, прежде чем обнять ту и потрепать Синдер по голову, отвлекаясь от Нио и выглядывая в окно.
  Крупная центральная дорога давно уступила место небольшой едва асфальтированной дорожке, по которой едва могла проехать полицейская машина, а высокие дома центра сменились на полузаброшенные и кое где уже разрушенные одноэтажные бараки.
  
  Джонатан выдохнул - по крайней мере это объясняло одежду Нио.
  
  Спустя еще пару минут, приблизившись к непримечательному и на вид - полностью заброшенному - бараку, офицер остановил машину, после чего взглянул на Нио,- Приехали.
  
  Нио, бросив взгляд на него, после чего на Джонатана, открыла дверь, после чего быстрым шагом направилась прочь, в сторону дома.
  
  -А, кхм,- Джонатан вздохнул, глядя на офицера, мгновенно отреагировавшего на его слова и развернувшегося к Джонатану,- Разве не нужно доставить ее в руки родителям?
  -Думаешь, на восьмой раз откроют?- офицер только закатил свои глаза, после чего, заметив буквально изничтожающий его взгляд Синдер, до сих пор не отпустивше Джонатана, вздохнул,- Она не открывает дверь. К тому же Нио сейчас обойдет дом - и пойдет дальше по улицам.
  
  Джонатан моргнул, прежде чем взглянуть на офицера с выраженным немым вопросом в глазах, на что офицер только метнул взгляд в Синдер, намекая на необходимость некоторой приватности.
  
  Синдер, однако, уловив что-то во взгляде офицера нехотя отпустила Джонатана, прежде чем отодвинуться и буркнуть недовольно,- Я посижу в машине.
  Джонатан вздохнул, прежде чем сделать шаг, вместе с офицером, взглянув на того внимательно. Офицер, появившийся из машины, только вздохнул, хлопнув за собой дверью, прежде чем взглянуть на Джонатана,- На твое счастье своим звонком про потерявшегося ребенка ты обеспечил мне как минимум час свободы и спокойствия, так что я сейчас добрый. Вопросы?
  
  -Что насчет блуждания по улицам и... Истории с Нио?- Джонатан моргнул,- Или это абсолютно нормально для этого города?
  На эти слова полицейский только выдохнул, прежде чем взглянуть на того внимательно,- Слушай, парень, я не сомневаюсь, что ты просто бдительный гражданин, хороший человек - и так далее... Но ты ведь понимаешь, что ты сейчас пытаешься расспросить полицейского насчет того, что он знает про конкретных жителей города?
  
  На эти слова Джонатан только вздохнул и выдохнул медленно, взглянув в глаза офицера,- Ты уже сказал о том, что она пройдет мимо дома и пойдет дальше по улицам... В таком случае как внимательный гражданин я буду вынужден вызывать полицию каждый раз, как замечу ее на улицах. И замечать я ее начну прямо с этого момента.
  
  На эти слова офицер только окинул Джонатана взглядом и выдохнул,- Как же ты должен быть счастлив, что я в хорошем настроении. В иных условиях я бы просто арестовал тебя сейчас на трое суток по подозрению в убийстве - и, поверь мне, ты бы очень не порадовался этим суткам.
  Джонатан, услышав эти слова, только выдохнул и взглянул в глаза офицера,- Если заберете меня в полицеский участок - мне же лучше. Оттуда сразу и подам заявление о пропаже человека.
  
  На эти слова офицер только вздохнул и отвернулся,- Будь очень-очень счастлив от того, что мне просто лень сейчас разбираться с тобой.
  
  -Я очень счастлив,- на грани между искренностью и сарказмом Джонатан выдохнул и взглянул на офицера,- Так... В чем проблема здесь?
  
  -Одинокая мать алкоголичка вряд ли знает, что у нее есть ребенок,- офицер выдохнул и взглянул на Джонатана,- Что, все вопросы отвечены?
  
  Джонатан моргнул.
  
  Ха, одинокая мать... Это не звучало так уж плохо - Джонатан был одиноким отцом и вроде как пока у него это неплохо выходило...
  
  Алкоголичка... Да... Это звучало проблематично.
  Не знает, что есть ребенок... Значит, полностью не обращает внимания на ребенка...
  
  Поэтому ребенок ходит по улицам и ходит в рваном тряпье...
  
  -Я так понимаю, это уже не первый раз, когда ее так возвращают домой?- дождавшись вялого кивка в ответ Джонатан моргнул,- А что насчет обвинений в... Хм, как же здесь будет звучать эта статья... В общем, плохое отношение с ребенком? Что насчет законов?
  -Все то тебе надо знать,- на эти слова офицер только выдохнул, прежде чем взглянуть на Джонатана,- Обычно - да, мы приходим и забираем детей из таких семей... Если узнаем об этом. Но конкретно в этом случае - у нас есть большая проблема... Она немая.
  
  Джонатан моргнул,- И?
  
  -И все,- офицер пожал плечами, прежде чем, увидев непонимание на лице Джонатана выдохнул,- Куча бюрократических проблем. Чтобы определить, что ребенок живет в плохих условиях - нам нужно оценить урон для ребенка - или оценить сами условия. Чтобы заявиться с проверкой нужен повод - но оценки в ее школе нормальные. Медосмотры у нас не обязательные - и от них она отказывается. На порог дома нас не пускают. Единственная возможность - это вызвать специалиста, чтобы он оценил ее моральное и психическое состояние... Или вроде того? В общем, врача - но она немая. Нужен врач с лицензией на работу с немыми. А их нет.
  
  -То есть...- Джонатан моргнул,- Как это так? Нужда есть, а специалиста нет? Зачем вообще тогда вводить это требование, если ему все равно никто не может соответствовать?
  
  -Я откуда знаю?- офицер взглянул на Джонатана так, будто бы он только что сказал очевидную дурость, прежде чем выдохнуть,- Это бюрократические проблемы. Раньше мы могли выписать любого профи из Вейла, но чиновники в верхах добились того, что теперь мы не подчиняемся Главному Полицейскому Управлению и теперь мы формально независимы - так что у нас теперь просто нет возможности выписать профи из столицы. В целом это хорошо - но возникли несколько бюрократических проблем. Эта - одна из них.
  
  После этих слов офицер выдохнул, разворачиваясь,- Никто не будет напрягать все Самоуправление Горы Гленн и тратить баснословные деньги ради одной девчонки, так что эта проблема почти нерешаема. Смирись - и если встретишь ее на улице - лучше купи ей мороженое. Мы обычно так и делаем.
  
  После этих слов Джонатан только моргнул, глядя на офицера, что открыл дверь, прежде чем залезть внутрь машины. Спустя еще секунду рядом с Джонатаном открылась дверь, из которой высунулось немного недовольное лицо Синдер,- Садись. Нас довезут до главной улицы.
  
  После этого Джонатан только бросил взгляд на полуразрушенный барак, прежде чем выдохнуть и сесть внутрь машины.
  
  ***
  
  Если ты захочешь исправить вообще все существующие ошибки человечества - тебе придется вернуться обратно к моменту зарождения вселенной. И это станет то и главной твоей ошибкой, как человека.
  
  Хорошо. Давайте забудем и об этом. Потому, что мы избирательно спасаем людей. Этого ребенка - да. А этого - нет. Потому, что мы хорошие люди, не так ли?
  
  А что ты можешь сделать? ну, ладно, давай поступим как с Синдер. Украдем ребенка. И сбежим в следующий город. Кто у нас там дальше по плану, Мистраль? А в Мистрале найдем еще одну уличную бродягу - и сбежим еще раз...
  
  Это просто неправильно. Почему я не могу ничем ей помочь?!
  
  Вопрос - а чем ты можешь ей помочь? Просто подумай немного логически - легальными путями забрать ее из семьи нельзя, тебе даже объяснили, как это работает. А нелегально - как уже и сказано, забирай. И давай бежать в другой город. Кстати говоря, готовься к новым документам. Только в этот раз еще и Синдер... Она ведь явно хочет бросить свою новую жизнь - ради еще более новой жизни.
  
  -Джонатан?- голос Синдер вывел Джонатана из размышлений,- У тебя еда стынет.
  
  Джонатан моргнул, прежде чем перевести взгляд на стоящую перед ним тарелку с остывающим стейком и выдохнуть,- Да, спасибо.
  
  Синдер взглянула на Джонатана внимательно, прежде чем нахмуриться,- Это ведь из-за Нио?
  Джонатан моргнул, прежде чем понять смысл сказанных слов и взглянуть в лицо Синдер.
  
  Та была нахмурена, немного встревожена - и ожидала ответа на свой вопрос от Джонатана. Тот же, однако, только помотал головой,- Не переживай, Синдер. Не ревнуй, я люблю тебя больше всех.
  
  Услышав эти слова Синдер мгновенно отшатнулась, после чего мгновенно уткнулась в свою тарелку взглядом, прежде чем подать неуверенный голос,- Правда?
  
  -Правда,- Джонатан кивнул, прежде чем выдохнуть,- Просто... Я... Ха, наверное, немного недостаточно зачерствел, для этого мира... Ха...
  
  После этих слов Джонатан кисло улыбнулся Синдер и вернулся к своему стейку.
  
  Кстати говоря, как думаешь, что Нио сейчас ест? Будет ли она есть вообще сегодня?
  
  Кусок стейка, поднесенный ко рту неожиданно показался Джонатану совершенно неаппетитным.
  Выдохнув медленно, Джонатан тем не менее проглотил кусок, после чего уставился в свою тарелку.
  
  Ха, ну и дерьмово же все это... Сколько бы доброго ты не сделал - на фоне всего доброго, что ты не сделал - это будет каплей в море.
  
  Отлично, Джонатан! Поэтому давай прямо сейчас пойдем, поплачем и сдадимся. Ведь именно этим знаменит Орден Гермеса!
  
  Джонатан замер на секунду, прежде чем выдохнуть и воткнуть вилку в стейк, кромсая тот ножом.
  
  Спустя, однако, еще секунду - Джонатан услышал незнакомый ему звук, нечто среднее между синтезатором и трелью птицы, прежде чем сообразить, что так звучал звонок его свитка.
  
  Кивнув Синдер, тот поднялся с места, прежде чем отойти в туалет кафе и нажать на появившуюся кнопку, отметив незнакомый номер, высветившийся спустя мгновение... Хотя, ха, он купил свиток только Синдер - и ее номер тоже еще не был запомнен Джонатаном - поэтому, любой номер, увиденный Джонатаном прямо сейчас был для него незнакомым.
  
  Спустя еще мгновение, нажав на кнопку ответа Джонатан услышал голос, который он определенно не ожидал услышать,- Мистер Гудман? Добрый день.
  
  -Мистер Мартин,- Джонатан ответил Бору спокойно,- Хорошо. Мне бы хотелось встретиться с вами и попросить об одной услуге...
  
  -Ох, вы не поверите мне, Мистер Гудман,- Бор на другом конце звонка явно ухмыльнулся,- Мне бы хотелось обсудить с вами ровно тоже самое...
  
  ***
  
  Спустя еще два часа Мартин Бор, не более, чем скромный чиновник, глядел на Джонатана, сидящего напротив него.
  
  Конечно же он не успел поднять всю свою значительную сетью друзей - но Бор успел проверить по крайней мере несколько доступных его рукам и глазам вещей. Очень интересных вещей.
  
  Доставка посылок пешком из Горы Гленн была уделом идиотов, готовых сгинуть по пути до ближайшего поселения. Машины, поезда, винтокрылы - вот, на чем держалось сообщение между городами.
  
  И, какая забавная странность, небольшой поверхностный поиск выяснил, что Джонатан не содержал на своем счету ни машины, ни винтокрыла, ни, конечно же, поезда. И, что также значительно, он не заключал до того ни одного контракта по аренде любого из возможных средств передвижения.
  
  Феноменальная скорость, дешевизна - и стопроцентный результат! Ни единой потерянной посылки, ни единого нанятого и убитого курьера - разве это было не чудом для Ремнанта? Это было чудом. Определенно, чудом.
  
  Джонатан был телепортером. Это было ясно, как божий день. Ясно и однозначно.
  Вопрос оставался только в том - как распорядиться этим знанием?
  Любые мысли о жестком давление были отброшены мгновенно - Бор был преступником, но не идиотом - и сам Джонатан не показал себя клиническим идиотом за это время, чтобы забыть о том, что он является телепортером в общении с Бором. А что произойдет, если попытаться надавить на телепортера слишком сильно?
  Он убежит - это было хорошим вариантом. Он обидится - куда более печальный результат.
  
  Бор знал, каких людей он не хотел видеть своими врагами. Сильных людей. Влиятельных людей. И, безусловно, людей, который могут телепортироваться к тебе в спальню пока ты спишь и перерезать тебе горло.
  
  Бор не хотел делать врага из человека обладающего такими способностями. Не хотел ругаться с человеком, что мог легко сделать его богатым - если Бор разыграет все карты правильно - и с тем, кто с той же легкостью мог расправиться с ним самим.
  В будущем, возможно, когда он выяснит все слабости и уязвимые точки Джонатана он сможет действовать более решительно - но прямо сейчас... Конечно же нет.
  
  Поэтому все слишком серьезные угрозы - о жизни самого Джонатана, например - были спрятаны на будущее. О Синдер, хм... Бор не врал, когда говорил, что относится к детям хорошо. Даже если это было неплохим путем подобраться к Джонатану - Бор не желал угрожать Синдер или, простите Братья, похищать ее.
  Не говоря уже о том, что если Джонатан обнаружит ее местонахождение - или место жительства Бора, что не было секретной информацией вовсе - это могло обернуться в высшей мере печально для Бора.
  
  Однако же - Бор улыбнулся - несчастен тот идиот, что считает будто искусство сделок кончается на угрозах.
  Золото бывает гораздо эффективнее свинца.
  
  Поэтому, расположившись напротив Джонатана и глядя на того, Бор кивнул,- Вы хотели со мной встретиться?
  В искусстве договора необходимо было поддерживать свою позицию в качестве сильной - а позицию оппонента в качестве слабой, это было самым базовым из всех правил. Джонатан должен быть просящим - Бор должен был быть помощником. Сам этот факт делал позиции Бора сильнее.
  
  -Мы оба хотели встретиться, мистер Мартин,- Джонатан, вероятно, тоже знал что-то об этом факте, поэтому вместо того, чтобы просто признать факт - ответил спокойно, акцентируясь на том, что в услугах друг друга нуждались оба человека,- Почему бы вам не начать первым? Это, все же, ваша территория.
  
  Чуть-чуть легкой лести, не стоящей ничего - но Бор, даже осознавая это, был вынужден ответить первым,- Я лишь хотел поздравить вас с вашим процветающим бизнесом. Люди очень... Благосклонно высказываются о ваших услугах.
  
  Небольшой намек, посмотрим, что Джонатан ответит на это.
  
  -Просто стараюсь выполнять свою работу,- Джонатан кивнул медленно, глядя на Бора,- Доставляю грузы. Мне за это платят - и я рад, что люди хорошо отзываются о моей работе.
  
  Промашка. Джонатан только что подтвердил - неосознанно - что доставкой грузов занимается именно он, а не сторонние подрядчики. Большая промашка с его стороны.
  
  -Вот как,- Бор кивнул,- Я рад, что вы так гордитесь своей работой. Логистика это крайне важная область экономики - и я рад, что вы смогли найти своим способностям применение в этой области...
  
  Фраза с двойным значением - в зависимости от того, как именно Джонатан отреагирует - Бор сможет однозначно подтвердить свои мысли о телепортере - и о том, насколько Джонатан готов далеко зайти в попытке скрыть эту информацию... И насколько готов воспользоваться своими способностями.
  
  -Благодарю, редко, когда твои способности оценивают по достоинству,- Бор бы поздравил себя с еще одной победой, если бы не услышат продолжения фразы,- У меня ведь действительно есть выдающиеся способности в этой области. Я уверен, это может действительно помочь Ремнанту...
  
  Или навредить тебе - осталось невысказанным окончанием фразы, повисшим в воздухе.
  Бор нахмурился - очень неприятный поворот переговоров. Вместо того, чтобы быть просящим Джонатан теперь выглядел как человек, который уже сам по себе высказал ультиматум Бору...
  
  И Бор не мог просто ответить на этот невысказанный ультиматум - прямо сейчас Бор сидел перед Джонатаном и если тому придет в голову... Скажем, избавиться от чрезмерно осведомленного чиновника - и сбежать в другой город - никто не остановит его...
  
  Без знания ограничений Джонатана Бор был вынужден отступить немного,- Конечно, мистер Гудман... Такие способности должны быть хорошо оплачены... И, вы знаете, так получилось, что я - и некоторые из моих друзей - весьма заинтересованы в ваших способностях...
  
  -Вот как,- Джонатан взглянул на Бора внимательно,- Признаюсь честно, я не испытываю проблем в деньгах...
  
  -Неужели?- Бор вполне искренне удивился. Денег никогда не бывает много - прежде чем вспомнить о важном факте из самого начала беседы и медленно расплыться в улыбке,- Но, мне кажется, вы нуждаетесь в оплате... Иного рода...
  
  На эти слова Джонатан не смог найти хорошего ответа, вынужденно отступив,- Возможно...
  
  Бор ухмыльнулся, почуяв кровь в воде,- В таком случае, мне кажется, мы с вами сможем прийти к взаимовыгодному соглашению...
  
  Джонатан медленно перевел взгляд, чувствуя расставленную на него ловушку,- Соглашение какого вида?
  -Взаимовыгодного,- Бор еще раз медленно кивнул, прежде чем захлопнуть капкан,- Как я и сказал, мои друзья по всему миру весьма заинтересованы в ваших способностях...
  
  Джонатан молчаливо сидел несколько секунд, прежде чем его зрачки расширились.
  
  Никто не угрожает Бору и не получает последствий.
  Ведь Бора можно было убить, безусловно...
  
  Но что Джонатан сделает со множеством его друзей?
  
  Что произойдет раньше - Джонатан избавиться от неизвестного числа неизвестных ему людей... Или одному из тысяч людей повезет добраться до Джонатана раньше?
  Золото иногда было лучше свинца.
  
  Иногда свинец стоил дороже золота.
  Конечно, угроза была не единственным методом в искусстве договора - но она оставалась действенным методом. Главным было лишь комбинировать угрозы, лесть, предложения и отказы в нужных пропорциях.
  
  Джонатан медленно поднял взгляд, прежде чем выдохнуть, прикрыть глаза и, наконец-то, спросить прямо,- Что нужно будет доставить?
  Бор улыбнулся,- Немного оборудования для Мерлоу Индастриз. Я же, в свою очередь, буду готов помочь вам...
  
  Джонатан медленно выдохнул, явно радуясь тому, что тот не будет доставлять ничего нелегального...
  
  Бор улыбнулся мысленно - почему-то нелегально в мыслях людей значит наркотики, люди и оружие. Какая глупость.
  
  Некоторое оборудование тоже может быть нелегальным.
  Каким еще должно быть оборудование для некоторых специфических медицинских экспериментов?
  
  -Я же со своей стороны, безусловно, помогу вам и с вашей проблемой,- все же, опасаясь слишком сильно давить, Бор отступил немного,- Какая бы она ни была. И хотя вы сказали о том, что не нуждаетесь в деньгах - я просто не могу позволить, чтобы вы работали абсолютно бесплатно, мистер Гудман... Как можно понять, я очень ценю своих друзей...
  
  Пока они остаются моими друзьями - повисло в воздухе недосказанность.
  
  Джонатан медленно осмотрел Бора, прежде чем кивнуть,- Я буду рад нашему сотрудничеству.
  
  -Взаимовыгодному сотрудничеству,- поспешил добавить Бор, расплывшись в улыбке.
  
  Главное - мешать угрозы и обещания в равной дозе.
  
  Если бы юность знала
  
  Джонатан попытался поднять груз на руки, однако обнаружив свою физическую недостаточность в этом направлении - был вынужден смириться и приложить силы, сдвинув коробку с места, пододвигая ту к стенке.
  
  Рутинная работа, которой Джонатан был занят не в первый раз за последние две недели.
  
  Еще две недели жизни, за время которых Джонатан успел перетаскать уже несколько десятков подобных коробок.
  
  Подойдя к следующей, Джонатан с вызмущенным пыхтением подобрал коробку, прежде чем проделать несколько шагов и настолько аккуратно, насколько возможно, положить ту на первую коробку.
  
  В коробках не было ничего... Нелегального. В обычном смысле этого слова.
  
  Запчасти, оборудование, расходники... Разобранные аппараты, глядя на которые обычный человек бы мог только пожать плечами, прежде чем пройти мимо - еще одна механическая диковинка, значения которой он не понимал...
  
  Джонатан не винил бы прохожего в его непонимании - сам Джонатан также не был до конца уверен в том, в чем заключалась функция всего того, что он был вынужден транспортировать...
  
  Впрочем, нельзя было сказать, что Джонатан был именно вынужден заниматься доставкой подобных товаров - нет, Бор не соврал, что это было именно взаимовыгодным сотрудничеством.
  
  Если Джонатан получал определенную выгоду в обмен на предоставление выгоды другому человеку - это действительно было взаимовыгодным сотрудничеством...
  
  Даже если самому Джонатану и не нравилось подобное сотрудничество.
  
  Попытавшись поднять еще одну коробку - и тихо выругавшись, обнаружив, что в подобной коробке, вероятно, хранились исключительно камни - Джонатан был вынужден спихнуть коробку на пол, прежде чем дотолкать ту до стены.
  
  В конце концов, обозрев четыре коробки - его сегодняшний заказ - Джонатан удовлетворенно вздохнул, прежде чем развернуться и проделать путь до выхода из небольшого металлического контейнера, в котором он и должен был оставить товар, прежде чем закрыть за собой дверь на большой металлический засов и оглядеться еще раз.
  
  Аэропорт в Гленн не был похож на привычные ему аэропорты родной Земли - ключевым словом, пожалуй, здесь было "порт" - в связи с огромной необходимостью обеспечения логистики разрозненный поселений большая часть местных... Аналогов самолетов была крайне грузоподъемна, а соответственно - использовалась для грузоперевозок, что привело к созданию своеобразных "портовых районов", вроде тех складов, что можно было видеть с морскими портами - разве что в пределах аэропорта. Десятки металлических контейнеров, выложенные словно бы заскучавшим гигантом в аналог огромного лабиринта металла на огромной бетонной площадке были, наверное, идеальным местом для встреч местных преступных группировок... И, конечно же, для передачи контрабандного товара.
  
  Джонатан еще раз неудовлетворенно оглянулся назад, одернув плащ, прежде чем выдохнуть и устремиться от контейнера подальше, на ходу закрывая глаза.
  
  Шаг, еще шаг, третий шаг и...
  
  Открыв глаза Джонатан сделал шаг из подворотни, после чего, не привлекая к себе внимания, развернулся и влился в редкий поток спешащих по своим делам прохожих, скользя взглядом по витринам магазинов.
  
  Ха... И вот он вновь занимается противозаконными делами ради спасения маленькой девочки...
  
  Джонатан, у тебя в этом определенно талант! Так что не зарывай его в землю! В следующий раз мы будем спасать маленькую девочку путем финансовых махинаций!
  
  Джонатан выдохнул через нос, после чего поспешил по своим делам.
  
  Синдер в данный момент была в школе - Бор был в своем кабинете - а сам Джонатан был в несколько скверном расположении духа. С другой стороны, все же, Джонатан мог радоваться - ведь сегодня его незаконная деятельность должна была закончиться...
  
  Хотя - ха-ха, коррупционеры решили отпустить контрабандиста. Звучит очень реалистично.
  
  Джонатан выдохнул и помассировал виски.
  
  Заставить Бора выполнить свои обязательства было несложно - но и не просто. Хотя их формальное соглашение и было заключено на условиях помощи Нио - Бор не очень торопился, чтобы выполнить свою часть сделки. Он использовал все формальные поводы - а их благодаря бюрократии было много - чтобы задержать свой ответ - однако спустя две недели, когда сам Джонатан уже начал подумывать о том, что их взаимовыгодные условия начинают его не устраивать - Бор, почуяв словно бы звериным чутьем, возвестил Джонатану, что его ожидает последняя поставка оборудования, и что необходимый специалист, путем долгих политических и бюрократических махинаций все же был приобщен к своей миссии и прибудет ради проведения формальной процедуры сегодня к двум часа пополудни.
  
  Джонатан достал свой свиток, взглянув на только что сменившееся на его глазах число, объявившее о наступившем час дня, прежде чем убрать тот обратно в карман.
  
  Бор использовал возможности Джонатана на полную, однако все же исполнил свою часть сделки... К сожалению, Джонатан был вынужден это признать.
  
  Но ни в коей мере это не значило, что Джонатан обрел даже самую малую толику симпатии к Бору. Возможно, наоборот - он обрел к нему еще более значительную антипатию, чем до того.
  
  Такие вещи иногда случаются с людьми, которые угрожают убить тебя.
  
  Более того - Джонатан заметил этот факт. И запомнил его. И, как и полагается, воспользовался своими силами для принятия определенных мер предосторожности.
  
  Да, Джонатан не обладал значительным связями и влиянием в мире... Но он умел смотреть, слушать и появляться на расстоянии сотен миль в одно мгновение, стоило ему только пожелать. О, он определенно собрал некоторую информацию о его новом друге.
  
  Бор Мартин - Джонатан фыркнул от этого имени. Разве он не должен был называться Мартином Бором? Это звучало как глупая переделка имени с Земли...
  
  Но все это было, конечно, мелочью.
  
  Бор Мартин - человек, которого мало кто захотел бы видеть своим врагом - и еще меньше - своим союзником. Чиновник с амбициями - когда-то баллотировался в самоуправление Гленн, используя анти-фавновскую риторику...
  
  Хм, если подумать об этом - Джонатану так до сих пор и не удалось встретить ни одного фавна в этом городе... Ладно, не важно, не это занимало его мысли в данный момент.
  
  Против фавнов, против мигрантов, за монополии и сильное государство - он снискал благосклонность многих влиятельных людей в политике, но проиграл на выборах, в результате чего был вынужден осесть в качестве главы управления по делам беженцев Гленн...
  
  Кто решил, что это будет хорошей идеей - поставить главного противника миграции во главе миграционного департамента - даже если его части - этот вопрос волновал Джонатана, но куда меньше, чем остальные проблемы, касающиеся Бора.
  
  Его когда-то возникшие взаимовыгодные отношения с крупными промышленниками - и несколькими сторонниками, поддерживавшими его на выборах, не исчезли за одну ночь. Хотя его формальная позиция была и незначительна - большая сеть самых различных знакомств его простиралась по всему Гленн - многочисленные встречи с Зоеном, Главой Полицейского Департамента Горы Гленн, появление на формальных вечерах, проводимых семьей Гульдена, Главы Экономического Совета При Самоуправлении Горы Гленн, дружеские обеды с Криком, Главой Совета По Обеспечению Самообороны Горы Гленн...
  
  И многие менее - но все еще весьма - значимые личности - банкиры, экономисты, владельцы заводов, управляющие компаний...
  
  Различные люди, подозреваемые в незаконных действиях - среди них было слишком мало осужденных для того, чтобы заявить об этом прямо - но слишком много слухов для того, чтобы проигнорировать это.
  
  Подозреваемый наркобарон, подозреваемый охотник-наемник, подозреваемый фальшивомонетчик - и еще множество других подозреваемых...
  
  Учитывая, что Бор имел друзей в самых верхах полиции - предположить, почему эти люди чаще всего так и оставались подозреваемыми было не сложно.
  
  Хотя, конечно же, Бор не был Наполеоном преступного мира, раскинувшим сети по всему миру - скорее, он был центральным звеном связи между различными личностями и группировками. Практически неизвестный обычным людям он был крайне важен для теневой стороны Гленн - и это было крайне проблематично...
  
  Джонатан выдохнул, одернув плащ еще раз, двигаясь по улицам горы Гленн, не обращая внимания на спешащих по своим делам людей.
  
  Бор был влиятелен не в плане власти, а в плане его многочисленных друзей - и хотя Джонатан уверенно мог сказать, что большая часть его друзей не держалась за него - во всеобщей паутине контактов было слишком сложно сказать о том, кто же все же был его другом, а кто - другом. Бор не был неуязвим - Джонатан мог явиться к нему в любой момент, разобраться с ним без проблем, но затем...
  
  Оставалось бы только бежать. Гленн была пропитана духом Бора - десятки и сотни его знакомств, каждое из которых могло оказаться ловушкой для Джонатана. Кто-то бы просто пожал плечами на новость о смерти Бора - а кто-то бы решился отомстить. И возможность разобраться в том, кто именно был близок Бору, а кто нет - была эфемерной. Со всеми своими знаниями Джонатану потребовались бы месяцы, если не годы тщательного изучения сотен людей единовременно для того, чтобы точно установить список всех потенциальных оппонентов, а потом...
  
  А что потом? А потом, я так понимаю - нам придется убить десятки людей единовременно, чтобы спасти свою шкуру. Отличный план, Джонатан.
  
  Даже если бы Джонатан узнал бы о каждом человеке, что мог бы испортить его планы в дальнейшем - в лучшем случае все, чтобы оставалось Джонатану - это убить десятки людей, на ночь превратив Гленн в кровавую баню. Конечно, полиция вряд ли нашла бы какие-либо доказательства его причастности - но десятки жизней...
  
  Звучит слишком резко для игры на повышение. Блефуешь!
  
  Да, блеф. Джонатан не был готов убить десятки людей по щелчку пальцев.
  
  Добро пожаловать во взрослый мир, сынок! Когда приходится думать головой, прежде чем рубить головы!
  
  Джонатан одернул плащ и вздохнул.
  
  Убийство Бора, таким образом, было невозможным. Сбежать? Это было... Возможно... Но оставалось крайним вариантом, на который Джонатан рассчитывал в случае необходимости - не более.
  
  Итого - Джонатан застрял в сетях Бора. Его документы были под контролем Бора, ощутимая, но незримая угроза смерти висела над головой Джонатана, и Синдер...
  
  Ха, Синдер более всего осложняла ситуацию.
  
  Итого, после всего перечисленного оставался лишь один вариант. Самый маловероятный... И единственный возможный.
  
  Переиграть Бора в его же собственной игре.
  
  Джонатан, вопреки своим предыдущим действиям и нервным размышлениям все же позволил себе мрачную ухмылку.
  
  Как и было сказано, обычный человек вряд ли бы что-то понял при взгляде на оборудование, что в данный момент таскал Джонатан.
  
  Но Джонатан был вовсе не обычным человеком. А еще он умел слушать, видеть и появляться в любом, даже самом защищенном хранилище Мерлоу Индастриз.
  
  Джонатан был не техником, но... Орден Гермеса действительно предоставлял великолепный набор навыков на самые разные случаи...
  
  Хотя, хм...
  
  Что конкретно подразумевали те двое ученых в лаборатории под экспериментами по усилению натуральных способностей гримм - этого Джонатан не знал...
  
  Не в момент, когда Джонатан вспомнил о произошедшем разговоре - нехорошее предчувствие все же пробежало холодком по его спине...
  
  ***
  
  Нио с видимым усилием приподняла крышку мусорного бака, из которого тут же ударило запахом гнилости, прежде чем заглянуть внутрь.
  
  Гниль... Гниль... Гниль...
  
  Ох, кто-то выкинул почти нетронутый хлеб! Лишь немного плесени!
  
  Нио тут же ухватила свою находку, после чего отпрянула от мусорного бака, удаляясь подальше, прежде чем взглянуть на хлеб.
  
  Просто чуть-чуть зеленый с одной стороны - ничего страшного!
  
  Конечно, от хлеба сильно пахло - естественно, пролежав в мусорном контейнере немного времени он пропитался отвратительным запахом - но ничего чрезмерного. Нужно только зажмуриться, не дышать носом - и...
  
  Откусив со стороны, нетронутой плесенью, Нио выдохнула.
  
  Вполне неплохо, если не нюхать!
  
  В мысли Нио вмешалась мысль о холодном... Сладком... Мороженом...
  
  Нио вгрызлась в хлеб еще раз, стараясь успокоить бунтующий живот мыслями о холодном мороженом.
  
  Ха... Возможно, полицейский...
  
  Нио тут же замотала головой - нет, полицейские всегда отвозят ее к матери... А Нио не хотела возвращаться домой. Тем более сейчас.
  
  Вгрызшись в буханку хлеба Нио выдохнула, продолжая свой путь дальше - от ее одежды уже начинало пахнуть, но ничего такого, что не исправила бы небольшая стирка...
  
  К сожалению, стирку Нио также придется проводить в общественном туалете - воду дома давно отключили за неуплату долгов... А ближайший общественный туалет где-то через две улицы...
  
  Отлично, по пути как раз стоит мусорка рядом с магазином одежды - там часто выбрасывают отличную одежду! Старая одежда Нио давно трещит по швам - ей стоило бы обновить гардероб...
  
  Откусив от хлеба еще кусок, Нио направилась по пути, рассматривая проплывающие мимо дома.
  
  Хм, этот дом выглядит богатым... Интересно, что они выкинули?
  
  Нио остановилась, задумчиво рассматривая мусорный ящик. Залезть? Обычно люди прогоняли ее с их территории, стоило ей начать рыться в мусорке - но судя по отсутствию машины и зашторенным окнам - никого в этом доме не было...
  
  Нио огляделась еще раз, прежде чем быстро броситься к мусорке, мгновенно открывая тот.
  
  Пластик... Бумага... Упаковка из под шоколада!
  
  Нио развернула ту, но никаких остатков от к сожалению на ней не было, поэтому Нио залезла чуть дальше.
  
  Рваные тапочки - нет, это ей не нужно... Две бутылки?
  
  Нио задумалась об этом - можно было сдать стеклотару... Но у нее с собой не было ничего, что помогло бы ей унести ту с собой.
  
  Батарейки - это тоже ей было не нужно... Ого!
  
  Нио мгновенно ухватилась за свою находку, прежде чем взглянуть на ту с неверием!
  
  Журнал! Журнал моды!
  
  Хм, несколько страниц были порваны и залиты чем-то липким, что, скорее всего, и послужило причиной того, что жители дома решили это выкинуть - но ведь подумать только! Журнал моды! В нем было столько красивых картинок! Модели, платья, все эти фотографии в студии - Нио не могла налюбоваться на них!
  
  Откусив последний раз от булки, от которой осталась пораженная плесенью корочка, Нио вытащила журнал, после чего скинула еду обратно в мусорку.
  
  Журнал мод!
  
  Нио улыбнулась, после чего прижала к себе журнал. Нет, этот можно было посмотреть и потом - прямо сейчас ей стоило убраться отсюда, пока ее никто не прогнал.
  
  Нио, оглядевшись еще раз, направилась прочь, быстро перебирая ногами и прижимая к себе найденный журнал.
  
  Подумать только, ей удалось найти такую ценность! Кто вообще мог выкинуть журнал мод?! Просто из-за того, что он немного порвался и его чем-то залили!
  
  Нио улыбнулась, продолжая свой путь.
  
  Ей нравилось рассматривать все эти фотографии. Все они были такими красивыми! Нио любила представлять себя на месте этих моделей - все эти наряды, и фото - и студии...
  
  Нио улыбнулась, прежде чем юркнуть в еще одну подворотню - за долгое время своих скитаний она выучила эту часть города лучше всего...
  
  Правда - Нио выдохнула - только эту часть города... Иногда, когда она попадала в другие части города - вроде центральной улицы - она... Ориентировалась хуже.
  
  Воспоминания о том, как пару недель назад ее поймал в очередной раз какой-то прохожий застави Нио возмущенно засопеть.
  
  Она не потерялась тогда! Не потерялась! Просто... Свернула не туда...
  
  Нио возмущенно топнула ногой - и пусть никто не думает, что у нее нет собственной гордости! Ей вообще не была нужна никакая помощь! И никого она не высматривала! И вообще! Вот!
  
  Нио замотала головой, прежде чем свернуть в следующую подворотню - маленькие узенькие улочки между низкими домами - и замереть.
  
  Отточенное за годы чутье заставило Нио замереть, ощущая, что в подворотне она не одна - и это никогда не было хорошим знаком.
  
  Нио грабили пару раз - но денег у нее с собой не было... Что, если они отберут у нее журнал?!
  
  Нио тут же запихнула журнал себе под одежду, пряча свое единственное сокровище, после чего оглянулась вокруг. Никого, ничего...
  
  -Странно, что ты сейчас не в школе,- голос, который она уже где-то слышала, донесся до Нио, заставив ту развернуться,- Как же ты поддерживаешь среднюю успеваемость, если пропускаешь уроки?
  
  Спустя еще мгновение Нио смогла разглядеть медленно двигающуюся к ней фигуру парня в белой рубашке и джинсах, после чего, немного напрягши память, вспомнить того парня, что пару недель назад нашел ее. Как его звали? Джон? Джун?
  
  -Джонатан,- словно бы читая мысли Нио, Джонатан ответил той, заставив ту вздрогнуть и взглянуть на него настороженно, на что сам Джонатан только поднял руки,- Не беспокойся, я просто пришел поговорить...
  
  Нио, услышав это, нахмурилась. Это было очень странно, что кто-то нашел бы ее посреди случайного переулка и при этом просто пришел поговорить, но...
  
  Джонатан не выглядел угрожающе и в прошлый раз он немного помог ей когда она... Совершенно точно не заблудилась!
  
  Нио нахмуренно проследила за медленным приближением Джонатана, все же позволив тому подойти поближе.
  
  -Ну же, я не кусаюсь,- Джонатан, однако, только улыбнулся Нио,- Ты здесь одна, сама по себе?
  
  На эти слова Нио нахмурилась, прежде чем медленно кивнуть.
  
  -Молодец,- однако Джонатан только улыбнулся на это, кивнув,- Очень храбро с твоей стороны, что ты гуляешь одна.
  
  Нио, хотя конечно же и не нуждалась ни в чьей похвале на эти слова только гордо задрала подбородок.
  
  -Я так понимаю, ты много гуляешь сама по себе?- Джонатан высказался скорее утвердительно, чем задавая вопрос, после чего продолжил,- Тебе ведь не нравится дома?
  
  На эти слова Нио мгновенно нахмурилась. Ей не нравилось, когда ее кто-то жалел! Все у нее было в порядке!
  
  -Ну-ну, спокойнее, я вовсе не лезу к тебе, просто спрашиваю то, что увидел. Не стоит напрягаться,- Джонатан, словно бы читая мысли Нио мгновенно поднял руки в примирительном жесте, заставив ту медленно выдохнуть,- Просто беседую.
  
  Немного подумав и взвесив все "за" и "против" Нио медленно кивнула.
  
  -Хорошо,- Джонатан улыбнулся девчонке, после чего огляделся вокруг, пробормотав про себя нечто вроде "Господь, я действительно сейчас звучу как педофил", тот повернулся к Нио,- А ты никогда не думала о том, чтобы... Пожаловаться?
  
  О том, что он допустил промашку Джонатан понял, когда Нио тут же замахала головой во все стороны, заставив того тут же поднять руки,- Ну-ну, тише-тише, просто глупый вопрос. Я знаю, что ты сильная и не хочешь жаловаться, очень глупо с моей стороны задавать такие вопросы. Просто, ты знаешь, я хотел сказать, что очень грустно, когда ты возвращаешься в дом, который тебе не нравиться, не так ли?
  
  Нио, не ощущая подвоха в этом вопросе - в отличии от прошлого - на эти слова только кивнула.
  
  -Хорошо,- Джонатан кивнул,- Так что ты не думала найти себе другой дом?
  
  Нио, не совсем понимая вопроса подняла одну бровь.
  
  -Просто, ты знаешь, я знаю одну возможность найти себе совсем другой дом, в который тебе бы захотелось возвращаться,- Джонатан улыбнулся,- Пойдем со мной, я тебя отведу...
  
  ***
  
  Дзынь! Достижение "Вы все не так поняли!" получено! Выполнить доброе дело и помочь ребенку - и при этом выглядеть как самый подозрительный педофил мира!
  
  Найти Нио Джонатану было несложно - магия, как обычно, позволила ему срезать множество углов - и всего спустя пару часов тот был вознагражден за эти действия видом вышедшего из комнаты вместе с Нио психологом, высокой девушкой лет тридцати в строгих очках, тут же нашедшей взглядом его - после чего стоящего рядом полицейского.
  
  От внимательного взгляда Джонатана не укрылось о то, как психолог бросила взгляд в его сторону, словно бы спрашивая полицейского, можно ли было раскрывать ему тайну - и то, как полицейский немного кивнул на этот невысказанный вопрос, заставив психолога говорить.
  
  -Мне доводилось встречать детей в худшем состоянии - но нечасто,- на эти слова психолог выдохнула,- Само психоэмоциональное развитие в норме, если не опережает свой возраст - но мировосприятие серьезно нарушено - бродяжничество, ночевки на улице, низкая социализация и крайне низкая эмпатия.
  
  -Иными словами...- попытался намекнуть полицейский на итог
  
  -Иными словами - через пару минут будет вам заключение,- на эти слова девушка выдохнула, после чего кивнула полицейскому и, после секунды размышления, Джонатану, направившись куда-то к своим вещам за бланком - или чем-то подобным.
  
  Джонатан выдохнул радостно - отлично! Просто отлично! Идеально! Все проблемы решены и закрыты - безо всяких нареканий!
  
  -Эй, парень,- голос полицейского заставил Джонатана отвлечься и взглянуть в лицо копа,- Спасибо. Не знаю, что ты провернул - но я абсолютно уверен, что это все сделал ты. Так что... Спасибо.
  
  -А, да не за что,- Джонатан на эти слова только ухмыльнулся,- Спасаю детей и помогаю девушкам - вот такой я идеальный человек.
  
  На эту шутку полицейский только усмехнулся,- Пойдем, с меня кофе.
  
  На секунду Джонатан задумался, прежде чем...
  
  Шесть поставок контрабанды, парень. С которыми разбираться теперь полицейским. Ты уверен, что так уж заслужил этот кофе?
  
  -Да нет, спасибо,- Джонатан только улыбнулся в ответ.
  
  -Как хочешь,- полицейский на эти слова только пожал плечами, направившись прочь.
  
  -Кстати говоря,- Джонатан, однако, поспешил задать вопрос уходящему копу,- Где она будет жить в это время, если ее прямо сейчас заберут из семьи?
  
  -Обычно такие дела делаются быстро, но учитывая, что она немая - потребуется время, чтобы уладить формальности и отправить ее в Вейл, в специализированный приют,- полицейский ухмыльнулся,- К счастью, у нас стоит огромное число пустых убежищ для беженцев...
  
  -Кстати говоря, странно,- на эти слова вдруг полицейский задумался, нахмурившись,- А почему у нас стоит так много свободных временных жилищ?
  
  Да уж, Джонатан, почему? Может быть спросим у твоего друга, Бора, насчет этого?
  
  -Откуда мне знать?- Джонатан пожал плечами.
  
  -Я и не спрашивал у тебя,- только бросив на него ухмылку полицейский отвернулся,- Просто мысли вслух. Ладно, я пока схожу за кофе - подожди тут меня.
  
  -Конечно,- Джонатан только кивнул на это, после чего прислонился к стене, выглянув в окно.
  
  Где-то вдалеке виднелась темная туча... Хм, гроза будет? Судя по виду - да...
  
  Интересно было только то, как скоро наступит эта гроза...
  
  ***
  
  -Значит так, команда ORNG,- из-за звука двигателей Оливии пришлось значительно напрягать свои голосовые связки, чтобы докричаться до своей команды,- Ничего особенного в этой миссии. Рядом с Горой Гленн была замечена аномальная активность гримм - наша цель прибыть, осмотреть и донести до Горы Гленн информацию о численности гримм и о том, есть ли там орда - или нет.
  
  -Орды там нет, потому, что ее и быть не может,- голос отдыхающего на ближайшем сидении будущего охотника разнесся по кабине конвертоплана,- Можем лететь домой.
  
  На эти слова Оливия только сместила взгляд на свою подругу и сокомандницу, заставив ту закатить глаза - и спихнуть своего партнера с места, заставив того с возмущенным воплем свалиться на пол.
  
  -Позовите мне менеджера этой девушки, я хочу пожаловаться!- поднявшись с места возмущенно парень бросил взгляд на свою партнершу, заставив ту оскалиться в ухмылке.
  
  -Ой-ой, у нас тут третий сын Шни нашелся,- на эти слова Оливия только ухмыльнулась, после чего бросила взгляд на уже своего партнера,- Найт?
  
  -Просто дай мне поспать,- не обращая внимания на шум двигателей, парень, сидящий с закрытыми глазами, постарался закутаться в свой плащ и уместиться на сидении в позе, наиболее подходящей для сна.
  
  -Команда ORNG, лучшая команда на свете,- Оливия закатила глаза, после чего выдохнула,- В общем, ничего особенного. Обычная миссия - но это - наша первая миссия без наблюдения со стороны преподавателей. Наша цель - это хорошие оценки, которые будут зависеть от того, как куратор опишет наши действия - так что не дай прах, кому либо из вас придет в голову опять вылить ему на голову пунш!
  
  -Он заслужил!- тут же раздался голос со стороны поднявшегося и уже отряхнувшегося будущего охотника,- Никому не позволено засматриваться на зад моей партнерши!
  
  -Только тебе?- Оливия подняла одну бровь.
  
  -Ну это само собой разумеется!- ухмыльнулся нахальной, но притягательной улыбкой парень, после чего осмотрелся,- Идем на снижение...
  
  -Отлично,- Оливия осмотрела свою команду,- Найт, хватит спать!
  
  -Тебе не дано понять моей боли,- Найт ответил на это в полусонном бреду,- Я сейчас готов спать в центре нападения гримм.
  
  -Но будешь ли ты спать, если я прямо сейчас выкину тебя из конвертоплана?- Оливия подняла одну бровь.
  
  -Да, секунд сорок, пока буду падать,- Найт ответил, не открывая глаз.
  
  Каждый из присутствующих хмыкнул на подобную ремарку - кроме одного.
  
  Странная мысль о том, что только что произошло что-то важное... Что-то... Неправильное... Будто бы какое-то будущее важное событие в его судьбе... Что должно было случиться... Неожиданно изменилось, исчезло...
  
  Будущий охотник задумался на секунду, прежде чем его партнерша привлекла его внимание.
  
  -Роман, все в порядке?- взглянув на Романа Торчвика, его партнерша задала тому вопрос.
  
  -Ничего такого,- Роман помотал головой,- Просто... Странное чувство... Хм...
  
  Его партнерша пронаблюдала за ним несколько секунд, прежде чем пожать плечами и кивнуть,- Если есть проблемы - обращайся.
  
  -Конечно,- Роман тут же ухмыльнулся,- У меня есть огромная проблема с тем, что одна девушка все время отказывает мне в свиданиях...
  
  -Только не это,- партнерша Романа отстранилась,- С этим, боюсь, я помочь не могу.
  
  -Да ладно тебе,- Роман улыбнулся,- Только представь, как бы красиво смотрелось твое имя - и моя фамилия. Гретчен Торчвик - разве не звучит?
  
  -Мне больше нравится Гретчен Райнарт,- на эти слова Гретчен только ухмыльнулась, после чего отвела взгляд от Романа, давая тому понять, что их диалог был закончен.
   Где-то, совсем недалеко, прогрохотал гром, медленно приближающийся к Горе Гленн.
  
  Воспитание
  
  Джонатан выдохнул, глядя на выходящих из школы учеников, прежде чем найти взглядом Синдер, быстро двигающуюся впереди основной толпы и улыбнуться, расставив руки для объятий. Синдер, чей взгляд не сходил с фигуры Джонатана с момент ее появления из дверей, мгновенно ускорилась, после чего, не дойдя пары шагов, та практически прыгнула на Джонатана, заключив того в объятия.
  
  -Можешь радоваться, на эту неделю уроки закончились,- Джонатан обнял Синдер, после чего услышал от той только невнятный бубнеж, заглушенный, от того, что Синдер была все еще прижата к его одежде.
  
  Отстранившись немного от Синдер тот присел, оказавшись на одном уровне с девчонкой, прежде чем улыбнуться,- По мороженому?
  
  На эти слова Синдер только опустила взгляд немного,- Если можно... Шоколадное...
  
  -Все что угодно,- Джонатан улыбнулся, прежде чем подняться с колен и, подхватив руку Синдер, направиться дальше, ощущая, как улыбка расползается по его лицу.
  
  На секунду Джонатан задумался - не стоило ли ему продолжить эту фразу дальше?
  
  "Все что угодно для моей принцессы..." Это звучало... Слишком... Слишком.
  
  Но с другой стороны - если фильмы не врали Джонатану - что было возможно, хотя и маловероятно - подобное обращение к своим детям было нормальным... Но нормальным - значило ли и это, что это было то, что Джонатан должен был делать? Или не было ничего плохого в том, что Джонатан называл Синдер просто Синдер, по имени? И что та называла его Джонатаном? В этом не было ничего странного для приемной семьи...
  
  Хотя, да, Джонатан был вынужден сказать, что если бы Синдер неожиданно назвала его "папой" - его, скорее всего, хватил бы сердечный приступ от неожиданности.
  
  Ха, ему было семнадцать... Не тот возраст, чтобы услышать от ребенка обращение "папа"...
  
  Если так подумать - кем Джонатан вообще приходился Синдер на данный момент? Официально, конечно, он был ее опекуном - более того, по официальным документам ему было восемнадцать... Минимальный возраст для оформления опекунства.
  
  Но если взглянуть с точки зрения отношений - Джонатан был для нее... Отцом? Наверное нет, не отцом - сам Джонатан был совсем не уверен в том, что он бы даже хотел быть для нее отцом... Он был чрезмерно молод для такого обращения... Отцовская фигура? Это было более... Более логично - но тоже не совсем хорошо сиделось в душе Джонатан... Старший брат? Это было... Это было неплохим вариантом - старший брат ведь мог стать отцовской фигурой для других детей в семье? И он мог проявлять заботу тоже...
  
  -Джонатан?- голос Синдер вывел Джонатана из его размышлений, заставив того скосить взгляд, столкнувшись с Синдер, глядящей на него с вопросом,- О чем ты думаешь?
  
  -Ни о чем особенном,- развеял свои мысли Джонатан, обращаясь к Синдер,- Как дела в школе?
  
  -Плохо,- Синдер мгновенно отвела взгляд от Джонатана - и хотя другой человек мог бы иначе воспринять эту фразу - Джонатан знал, что конкретно эта характеристика из уст Синдер не означала ничего ужасного,- Они все тупые, в школе скучно и рядом нет тебя.
  
  -Ничего не поделаешь,- Джонатан пожал плечами, после чего заметив, как Синдер немного приуныла после перечисления всех отрицательных качеств школы, положил руку той на голову, проведя пару раз, заставив Синдер неосознанно зажмуриться, потянувшись вслед за его рукой,- Не переживай. По крайней мере тебе выпало два выходных дня - повод отпраздновать это мороженым...
  
  -Угу,- Синдер, мгновенно вышедшая из своей печали после действий Джонатан немного улыбнулась, после чего взглянула на Джонатана в ответ,- А как дела у тебя?
  -У меня?- Джонатан улыбнулся на секунду,- Хм...
  
  Бор не соврал, когда три дня назад сказал, что Джонатан должен будет доставить последнюю посылку... Он, однако, не упомянул, что последней эта посылка станет лишь на неделю или около того.
  
  Похоже, сам Бор счел эти действия Джонатан своеобразной проверкой - заставив его работать на третью сторону, чтобы максимально минимизировать возможные риски - и заодно проверить действия Джонатан в условиях полевых испытаний, прежде чем... Арендовать его - другого слова Джонатан подобрать не мог - своим знакомым. Джонатану, конечно же, полагалась определенная сумма за его действия - весьма приличная по его меркам... Но ему совершенно не нужная. К тому же, как легко мог предположить сам Джонатан и судя по тому, что совершенно неожиданно Бор заинтересовался покупкой дома в Атласе - большая часть потраченных сумм в любом случае оседала не в карманах самого Джонатана...
  
  В любом случае - заниматься подобными делами Джонатан не хотел. Его полностью устраивал его текущий уровень жизни, он не гнался за постройкой своего личного дворца и в целом жил бы гораздо спокойнее, если бы Бор просто оставил его в покое - особенно сейчас, когда проблема с Нио была разрешена и ему больше не требовалась... Помощь в деликатных вопросах.
  
  Но, к сожалению, отказ не был возможен в текущих условиях. Бор слишком сильно затягивал петлю на шее Джонатана - и если тот бы подумал возмущаться - ему пришлось бы бежать вновь... Только на этот раз с информацией о нем в открытом доступе - вместе с его портретом - и, безусловно, открыв информацию о том, что он является телепортером... Неудачный выбор.
  
  Поэтому последние три дня Джонатан был весьма... Занят.
  
  В конце концов, Джонатан обладал уникальной возможностью телепортироваться куда угодно - телепортировать любые объекты - а еще находить любые объекты и любых людей благодаря магии. И он грамотно воспользовался своей возможностью.
  
  Конечно, Бор был очень аккуратен и осмотрителен в своих действиях, из-за чего из его документов Джонатану удалось утянуть лишь пару косвенных доказательств...
  
  Чего нельзя было сказать о его многочисленных друзьях.
  
  Банкиры, наркоторговцы, менеджеры, военные - казалось, не существовало ни единой сферы жизни, в которой не отметился так или иначе Бор. Все на свете, вся паутина коррупции, что пронизывала Гленн так или иначе в какой-то момент сводилась к Бору. Это делало его крайне опасным человеком... Но и удивительно уязвимым.
  
  Бор нажил себе множество врагов - так называемых "честных политиков" - если это выражение, конечно, не считалось оксюмороном...
  
  Скажем так - наиболее честных из возможных политиков. Джонатану за столь короткий срок удалось найти удивительно много информации не только о самом Боре - сделки, документы, доказательства - но и о многих его друзьях...
  
  Проблема была в том, что друзей у Бора было действительно неприлично много... Из-за чего вопрос того, что Джонатану требовалось делать сейчас оставался открытым...
  
  Документы и информация, что он получил, могла опрокинуть практически любого политика - все, вплоть до запечатленных встреч Бора и различных его друзей с наиболее сомнительной репутацией... Спасибо возможности телепортировать камеру напрямую в вентиляцию - и легко извлечь ее оттуда спустя несколько минут записи.
  
  Проблема была в том, что Бор не был просто политиком. Он был сердцем, центральным связующим звеном целого блока очень влиятельных людей, многие из которых попадут под удар, стоит Джонатану только сделать шаг. Многие легко скинут Бора и, так или иначе, найдут возможность оправдаться... Но некоторые, наиболее близкие из его друзей и союзников - не смогу позволить себе такой роскоши... Им придется встать на сторону Бора и использовать всю свою силу, чтобы не пойти на дно вместе с Бором...
  
  И список людей, что обязаны будут встать на сторону Бора был пугающим...
  
  Шеф полиции, глава самообороны, экономический совет...
  
  Влияние, которое это окажет на Гленн было... Непредсказуемым.
  
  Документов, что собрал Джонатан хватило бы на политический скандал, что в его прошлом мире должен был привести в лучшем случае к множеству сроков за решеткой для самых высокопоставленных чинов... И, зная о том, что в этом мире практиковалась смертная казнь - не так сложно было представить, что кто-нибудь был бы приговорен за такое...
  
  Поэтому союзники Бора будут сражаться до последнего и... Кто знает, куда это заведет.
  
  -Ты ведь думаешь о чем-то очень сложном, да?- голос Синдер прозвучал неожиданно - Джонатан уже и забыл, что он изначально общался с ней,- У тебя очень серьезный взгляд... Мне он не нравится...
  
  -Прости, дела, дела,- Джонатан пожал плечами и улыбнулся.
  
  На эти слова Синдер только нахмурилась,- Я же просила тебя не извиняться!
  
  -Привычка,- Джонатан выдохнул, прежде чем перевести взгляд, заметив стойку с мороженым,- Мороженое! Выбирай, какое хочешь!
  
  Этих слов оказалось достаточно для того, чтобы сместить внимание Синдер на выбор лакомства, позволив Джонатану вновь погрузиться мысли на секунду.
  
  Бор, ха... Какой неудобный человек... Он не был похож на паука - или с кем еще могли сравнивать старых махинаторов - сколько на клопа.
  
  Раздавить его не столь сложно - но оставшаяся вонь заставит тебя пожалеть о содеянном еще много раз.
  
  Но и оставлять его ситуацию без изменений было нельзя также - Джонатан все же не желал провести остаток своей жизни в качестве мальчишка на побегушках у Бора...
  
  Встретиться с ним лицом к лицу? Пригрозить ему всей информацией, что собрал Джонатан за это время?
  
  Это могло сработать, если бы Джонатан смог продавить свою позицию - но что, если нет? Реакция от Бора последует незамедлительно... И это была на та реакция, которую желал увидеть Джонатан.
  Что, если не сработает? Бор наверняка знал о том, какой эффект может оказать подобная информация, оказавшись в руках журналистов - он мог рассчитывать на то, что Джонатан не решится сделать это...
  
  Вопросы, вопросы, сплошные вопросы!
  
  -А ты что будешь?- голос Синдер отвлек Джонатана вновь, заставив того моргнуть и взглянуть на выбор вкусов, прежде чем улыбнуться,- Фисташковое, будьте добры.
  
  Продавец за стойкой только кивнул на это, и Джонатан улыбнулся,- И, будьте добры, неаполитанское тоже.
  
  -Хм?- Синдер взглянула на Джонатана вопросительно, не понимая, зачем ему понадобилась третья порция.
  
  -Какое, простите?- продавец мгновенно отвлекся, столкнувшись с неизвестным названием.
  
  -Ах да, точно,- вспомни о некоторых превратностях этого мира, Джонатан улыбнулся,- Три вкуса.
  
  На эти слова продавец все же кивнул, позволив Джонатану взглянуть на Синдер.
  
  -Пойдем, проведаем Нио,- Джонатан улыбнулся в ответ на ее вопросительный взгляд,- Я к ней еще сегодня не заходил...
  
  ***
  
  Нио было ужасно скучно...
  
  Совершенно детское возмущение миром Нио сдержать не смогла, закатив глаза и повалившись на кровать, прежде чем как можно более возмущенно выдохнуть, глядя в потолок.
  
  Ей было ужасно, ужасно скучно!
  
  Конечно Нио не возмущалась тому, что впервые за долгое время ей досталось новое место жизни... Причем невероятное!
  
  Нио перевернулась на живот, после чего взглянула на ряды двуспальных коек, уходящие вдаль...
  
  Нио нахмурилась немного, пытаясь подсчитать...
  
  Два по... Семь...
  
  Нио нахмурилась еще раз, прежде чем взглянуть на свои пальцы.
  
  Раз, два, три...
  
  Восемнадцать!
  
  Значит два по семь - это восемнадцать!
  
  Нио, довольная собой, завалилась на кровать.
  
  Значит, это место было рассчитано на восемнадцать человек - но на данный момент Нио находилась здесь только одна. А это значит - что у нее было просто море места для игр!
  
  Но, к сожалению, играть Нио толком было не во что. Из ее нового места жительства Нио не выпускали - а в самом месте жительства Нио заняться было нечем.
  
  Нит колючей проволоки, чтобы через нее перелазить. Прыжки со второго этажа кровати по другим кроватям наскучили Нио тоже достаточно быстро - без возможности упасть с высоты это было просто не то...
  
  Нио закатила глаза, прежде чем уставиться на лежащую рядом с ней стопку книг. Их принесли полицейские - что-то связанное со школой... Нио открыла один раз их для интереса - но у нее практически сразу же заболела голова и Нио отложила от себя эти... Учебники.
  
  Нио выдохнула, после чего достала из ближайшей тумбочки свое единственное развлечение на данный момент.
  
  Журнал, журнал с красивыми фотографиями был все еще при ней!
  
  Открыв журнал на одной из страниц Нио взглянула на фотографию, которая, хотя и была залита чем-то бурым - наверное кофе - все ещ выглядела прекрасно.
  
  Красивая высокая девушка в открытом платье, чьи белые волосы развивались на ветру, с длинными ресницами и томным взглядом...
  
  Под фотографией была подпись и Нио нахмурилась, прежде чем отложить фотографию и поставить палец на первую букву.
  
  "За... Пах... Бо... Гат... Ст... Ва!"- Нио ухмыльнулась своей способности прочесть первую часть надписи - "Но...Вый... Аро...Мат...От...Кор...Пор...Ац...Ии...Шни!"
  
  Хм, похоже это было рекламой каких-то новых духов...
  
  Да, присмотревшись Нио увидела стоящий в углу флакон, видимо, рекламируемых духов и пожала плечами. Какая разница, зачем было это сделано, если сама картинка была красивой?
  
  Спустя мгновение чуткий слух Нио уловил звук шагов и Нио быстро спрятала свой журнал под матрас, не давая никому возможности забрать ее маленькой сокровище, прежде чем появившийся на пороге посетитель подал голос.
  
  -Нио, у меня для тебя сюрприз!- голос Джонатана был, наверное, именно тем, что сама Нио и хотела услышать в этот момент. По крайней мере, пока у Нио кто-то был в комнате - ей было не скучно.
  
  Нио взглянула на Джонатана выжидающе, ожидая обещанный ей сюрприз, прежде чем тот улыбнулся и жестом фокусника вытащил из-за спины...
  
  "Мороженое!"- если бы Джонатан держал мороженое в своих руках чуть более крепко - он явно лишился бы своих рук - настолько резко отреагировала на его действия Нио, выхватив креманку и небольшую пластиковую ложку - "Три вкуса!"
  
  -Ха, кто-то явно ждал мороженое,- Джонатан на эти действия отреагировал только своей постоянной улыбкой,- Неужели здесь настолько плохо кормят?
  
  Нио, не отвлекаясь от распаковывания мороженого только замотала головой на эти слова.
  
  Суп! Каша! Мясо!
  
  И все это три раза в день!
  
  Здесь Нио питалась лучше, чем где бы то ни было до того - так что замечание о том, что здесь плохо кормили было сущей неправдой, возмутившей Нио до глубины души - и если бы та не была занята распаковкой мороженого - то она явно бы ткнула Джонатана куда-нибудь, куда бы она смогла дотянуться, чтобы он больше не говорил такой глупости.
  
  Просто мороженое... Это было совсем другим делом!
  
  Оно было холодным! И сладким! И вкусным!
  
  -Кстати говоря, Нио, я сегодня не один,- Джонатан сделал шаг в сторону, заставив Нио поднять голову, чтобы столкнуться со взглядом изучающих ее глаз,- Нио, Синдер, полагаю, вы уже знакомы...
  
  Нио мгновенно вспомнила девчонку, что она до этого видела с Джонатаном один раз... Хм, она была его дочкой? Может быть - это было не важно. Важно было то, как Синдер смотрела на Нио.
  
  С первой встречи Нио запомнила эту девчонку и ее взгляд... Настороженный, опасливый, но вместе с тем... Опасный.
  
  Нио видела таких людей. Обычно это были... Наркоманы. Некоторые бродяги, про которых ходили слухи. Один раз она видела полицейского с таким взглядом.
  
  Нио всегда очень настороженно относилась к такому взгляду. От людей с таким взглядом ничего хорошего можно было не ждать.
  
  И в этот раз Нио мгновенно определила, что Синдер смотрела на нее очень внимательно.
  
  Проглоченная первая ложка мороженого встала в горле Нио, заставив ту отвести взгляд в сторону, прежде чем та смогла сглотнуть мороженое и, постаравшись игнорировать взгляд, которым продолжила сверлить ее Синдер, продолжила уплетать мороженое за обе щеки.
  
  -Ох, я вижу - у тебя здесь учебники,- Джонатан обратил внимание на кучу лежащих книг, к которым Нио не притрагивалась уже третий день,- Учишься?
  
  На эти слова Нио честно помотала головой из стороны в сторону, отрицая всякую заинтересованность в учебе...
  
  -Это очень плохо,- Нио услышала голос Синдер неожиданно,- Тот, кто неспособен освоить даже минимальную школьную программу никогда не добьется никакого успеха...
  
  Нио сжалась на секунду от едва скрываемой ненависти - или даже угрозы в словах Синдер, направленной на Нио.
  
  -Синдер, не будь так строга,- Джонатан мгновенно попытался выправить ситуацию,- Пара дней отдыха совершенно нормальны. Ведь ты тоже получила пару дней отдыха, не так ли?
  
  Слов Джонатана оказалось достаточно, чтобы после этих слов Синдер отступила, а Нио, словно почувствовав поддержку, смогла выдохнуть, расправить плечи, которые она неосознанно сжала, и отправить себе в рот вторую ложку мороженого.
  
  -Но все же - не стоит полностью забывать об учебе,- тем не менее, хотя и значительно мягче, чем Синдер, Джонатан попытался мягко подтолкнуть Нио,- Школа не просто так была сделана обязательной...
  
  Обязательной?
  
  Нио даже отвлеклась на секунду от мороженого.
  
  Странно, Нио была в этой... Школе всего раз десять, или, может быть, пятнадцать... Или обязательным - значит, что Нио была обязана появиться там хотя бы один раз? Тогда Нио определенно перевыполняла план!
  
  -Конечно, Джонатан,- голос Синдер прозвучал вновь,- Я хожу в школу каждый день... Ты же рад этому?
  
  -Конечно рад, Синдер, что за вопрос,- Джонатан мгновенно отвлекся на Синдер, позволив Нио отправил еще одну - последнюю ложку мороженого в рот и, отставив от себя креманку на пол и подопнув ту ногой, упасть на спину.
  
  -Очень некультурно,- мгновение спустя вновь полный злобы и угрозы голос Синдер заставил Нио мгновенно подняться со своего места, словно бы удар шокера,- Кому только могут понравиться такие отвратительные манеры...
  
  -Синдер,- на этот раз Джонатан заступился за Нио чуть более открыто, заставив ту на мгновение почувствовать себя чуть спокойнее, взглянув на Синдер строго.
  
  Взглянув же на Синдер и заметив, как та мгновенно опустила взгляд, Нио медленно выдохнула, чувствуя, как на секунду схвативший ее страх начинает отступать.
  
  -Прошу прощения, Джонатан,- Синдер смогла произнести только тихо,- Не злись на меня, пожалуйста...
  
  Нио перевела взгляд на Синдер, что мгновенно изменила даже голос, после чего на Джонатана, что тут же выдохнул и поднялся с места.
  
  -В общем, надеюсь, тебе понравилось мороженое,- Джонатан поднялся с места, после чего сделал шаг к Синдер, помогая той подняться.
  
  На мгновение Нио успела уловить взгляд лица Синдер и...
  
  Это что, были слезы?!
  
  -Мы пойдем,- коротко бросив неловкой прощание, мгновение спустя Джонатан подхватил Синдер на руки, после чего быстро скрылся за дверью.
  
  Нио, оставшись на секунду, всмотрелась на пару людей, после чего передернула плечами, вспомнив Синдер и ее тон, после чего откинулась на кровать.
  
  Жизнь была хороша!
  
  ***
  
  Джонатан, использовав телепортацию мгновенно оказался дома, глядя на Синдер, мгновенно сжавшуюся в комок в руках Джонатана, не поднимающую на него даже взгляд, что только периодически мелко вздрагивать.
  
  Проделав путь до гостинной и до ближайшего дивана, Джонатан опустился медленно на диван, прежде чем уложить Синдер, позволив той оказаться у него на коленях. Стоило, однако, Джонатану только отпустить руки, как Синдер, скорее рефлекторно, ухватилась за его футболку, после чего вжалась в него. Джонатан ощутил, как стремительно его футболка начинает пропитываться.
  
  -Ну-ну,- Джонатан выдохнул, прежде чем поднять руку и провести по волосам Синдер,- Не плачь. Ну что ты расплакалась? Все же хорошо...
  
  -Н-не... Не злись на ме-меня,- Синдер только сильнее уткнулась в футболку Джонатан,- По-пожалуйста...
  
  -Ну-ну, что ты,- Джонатан только выдохнул. Ха, лучше бы он читал книги по воспитанию детей...- Я не злюсь на тебя, ни в коем случае. Я...
  
  -Я просто сделал глупость, я не хотел повышать голос,- Джонатан мгновенно прикрыл глаза. Ха, да, повышение голоса даже с обычными детьми работало плохо... Не говоря уже о Синдер, которая... Которой такие меры были строжайше противопоказаны,- Я не злюсь, совсем нет...
  
  -Т-точно?- Синдер, все же услышав слова, на секунду отвела лицо, взглянув на Джонатана раскрасневшимися глазами,- П-правда... Не злишься?
  
  -Нет, нет, конечно нет,- Джонатан тут же поспешил укрепить веру Синдер,- Я просто... Я неправильно выразился. Просто...
  
  Джонатан выдохнул и взглянул в глаза Синдер,- Я ни в коем случае не злюсь на тебя. Просто я хотел узнать... Ты отреагировала на Нио очень... Враждебно...
  
  Услышав эти слова Синдер только сильнее уткнулась в футболку Джонатана, заставив того внутренне отвесить себе пощечину.
  
  Да ты у нас мастер диалога, Джонатан! Пошли продавать билеты на твой тренинг личностного роста!
  
  -Н-не бросай меня... По-пожалуйста...- Синдер смогла только промямлить в футболку Джонатана, заставив его выдохнуть.
  
  Так вот, в чем дело... Ревность... Нет, это не просто детская ревность... Это... Это ревность брошенного ребенка, у которого никогда не было никого близкого ему... Страх потерять, ха...
  
  -Не брошу, конечно же не брошу,- Джонатан на эти слова только провел по волосам Синдер еще раз,- Куда я тебя брошу? Ты сама согласилась остаться со мной - как я тебя теперь брошу? Ну уж нет, я теперь тебя никак не брошу!
  
  Этих слов оказалось достаточно для того, чтобы постоянные всхлипывание Синдер немного успокоились и та смогла второй раз поднять взгляд на Джонатана.
  
  -Я...- Синдер запнулась на первом слове предложения, прежде чем продолжить,- Я же лучше... Чем она? Я же лучше, правда?
  
  Джонатан на секунду напряг свой разум, прежде чем выдохнуть от понимания.
  
  Ха, значит, вот как...
  
  Синдер считала, что ее любят потому, что она была в чем-то хороша... Поэтому она всеми силами пыталась утвердить свою позицию "лучшей", чтобы оставаться любимой и чтобы ее не бросили...
  
  Джонатан выдохнул - еще одно последствие воспитания Мисс Санни...
  
  Стоило ее прикончить, стоило...
  
  -Я люблю тебя не за это, Синдер,- Джонатан выдохнул, глядя на Синдер,- Не нужно быть лучшей во всем, чтобы тебя любили... Правда, Синдер, ты лучше всех - но даже если бы ты была хуже всех, я бы все равно тебя не бросил...
  
  -П-правда?- Синдер вновь метнула взгляд наверх, в лицо Джонатана.
  
  -Честное слово,- Джонатан улыбнулся,- А теперь переставай плакать...
  
  Если ты прямо сейчас обвинишь Бора - то Синдер явно не будет счастлива.
  
  Это была неожиданная мысль, пришедшая из глубин сознания, что заставила Джонатана моргнуть.
  
  Представь, что произойдет в городе. Это повлияет на всех людей сразу. Десятки и сотни несчастных. Одно хорошее дело - ценой сотен невинных жизней. Что, если Бор пойдет на все, чтобы сохранить свою позицию?
  
  Джонатан моргнул и взглянул в глаза Синдер, что медленно отстранилась от него, потирая лицо кулачками.
  
  Это ведь докатится и до Синдер. Возможно - опосредованно, через жизни окружающих ее людей. Если Бор окажется мстительным - то напрямую...
  
  Джонатан втянул воздух - и медленно выдохнул.
  
  Возможно... Пока... Пока собранные им материалы полежат в его досье...
  
  ***
  
  -Что-нибудь новенькое?- Найт повернул голову в сторону входной двери, продолжая держать карты в руках.
  
  -То же, что и в прошлый раз,- Роман, приблизившись к столу, подхватил стоящую чашку кофе и проглотил ту залпом.
  
  -Это был мой кофе!- Оливия мгновенно возмутилась, тем не менее, тут же треснув Найта, когда тот попытался вытянуть новую карту тихо.
  
  -И он был великолепен!- Роман отстранился мгновенно, после чего зевнул,- Так что можешь просто откопировать мой прошлый отчет? Честное слово, там ничего не изменилось!
  
  -Мое Проявление было сделано не для того, чтобы ты манкировал своими обязанностями!- Оливия возмутилась мгновенно,- К тому же ты сам знаешь, что копия держится лишь три минуты.
  
  -Значит, как помочь другу, так твое Проявление не для этого,- Роман закатил глаза,- А то, что у тебя на руках три пиковых короля - это, значит, в порядке вещей...
  
  -Я знал, что не должен с тобой играть!- Найт возмущенно поднялся с места, на что Оливия только возмущенно взглянула на Романа.
  
  -Ты же видел, что у меня не было даже одного пикового короля!- возмутилась та мгновенно, до того, как Найт покинул комнату.
  
  -Эх, если бы только мою гнусную ложь можно было как-то предотвратить...- Роман закатил глаза, после чего воззрился на появляющуюся на смену Найту отчаянно зевающую Гретчен,- О спящая богиня, снизошедшая на этот грешный мир...
  
  -Нет, я не буду писать за тебя отчет,- Гретчен мгновенно ответила на попытки Романа, прежде чем зевнуть еще раз,- У нас была целая ночь на то, чтобы написать этот отчет...
  
  -Я не мог, был занят совершенно иными делами,- Роман только пожал плечами.
  
  -Какими?- Гретчен воззрилась на него подозрительно.
  
  -Сдерживал эрекцию от твоей пижамы,- спустя еще мгновение расхохотавшись от своей шутки и уклонившись от полетевшей в него подушки, Роман плюхнулся на диван напротив своего лидера,- Так что, Лив?
  
  -Меня бесит это прозвище,- Оливия закатила глаза, продолжая упаковывать карты,- К тому же - это просто отчет. Что в этом сложного?
  
  -Это охренительно скучный отчет,- Роман мгновенно исправил мысль Оливии,- Почему мы уже третий день пишем, что скопление гримм велико, но недостаточно для представления угрозы - и при этом ничего не делаем?
  
  -Потому, что таковы протоколы, дурак,- Гретчен плюхнулась рядом с ним,- Ты сам знаешь, три недели наблюдения за динамикой...
  
  -Развития скопления гримм с последовательной оценкой на каждый седьмой день наблюдения, в случае обнаружения увеличения или уменьшения количества гримм более, чем на три процента - повторный замер через каждые три дня следующие девять дней...- Роман в пантомиме выставил свою руку рядом, открывая ту в такт своему голосу, продолжая говорить самым занудным тоном, что он только мог изобразить,- Я знаю, я ходил на те же классы, что и ты - если ты забыла.
  
  -Хотела бы забыть,- Гретчен вздохнула и взглянула на Оливию,- Так что там с ответом от куратора?
  
  -Ничего особенного,- Оливия только вздохнула, наблюдая за поведением своих сокомандников,- Я вообще не уверена, что Мистеру Крику есть до нас какое-либо дело. Мне кажется, что он вызвал нас исключительно потому, что такова инструкция, не больше...
  
  -Но это не повод не писать отчеты!- тут же бросила возмущенный взгляд на Романа Оливия, перебивая любую его невысказанную мысль.
  
  -За что бог проклял человека и дал ему возможность писать...- только мученически вздохнул Роман...
  
  ***
  
  -Первые испытания прошли успешно!- юный паренек в белом лабораторном халате, расстегнувшемся вверху, подскочил к своему начальнику стоило ему только увидеть его появление,- Доктор Мерлоу, испытания с крипами, образцы шестнадцать и двадцать восемь оказались полностью успешны!
  
  -Отлично,- на эти слова седовласый мужчина в лабораторном халате, под которым виднелась серая водолазка, только кивнул,- Приступайте к образцу два и двадцать один...
  
  -Ха?- каких бы слов не ждал парень - но явно не этих,- Доктор Мерлоу, но на данный момент наши подавители негативной энергии еще недостаточно развиты для продолжения экспериментом с гримм уровня беовульфов! Их усиление на данном этапе может привести к созданию настоящего маяка для...
  
  Не став слушать дальше слов парня Доктор только взглянул на него холодным взглядом,- Как ваше имя?
  
  -Петро, Петро Альпин,- взглянул на доктора с немым вопросом парень,- Старший научный сотрудник проекта А.
  
  -Вы уволены, Петро. Покиньте свой кабинет до конца этой смены,- спокойно ответил ему Мерлоу, прежде чем перевести взгляд на начавших приближаться к нему людей и указать на одного из людей в толпе,- Вы теперь старший научный сотрудник проекта А. Приступайте к образцу два и двадцать один.
  
  Столь резкое изменение и карьерная динамика оглушило множество людей, собравшихся вокруг Доктора Мерлоу...
  
  В подобных условиях для собравшихся людей существовал только один ответ,- Конечно, Доктор Мерлоу...
   Где-то вдалеке прогрохотал гром, приближаясь к Горе Гленн все ближе и ближе...
  
  Если бы старость могла
  
  Джонатан взглянул на пачку документов в своих руках и, вздохнув, сделал шаг, оказываясь в месте, в котором он, по любому здравомыслию, оказаться не мог, возникая из беззвучной и невидимой телепортации, прежде чем положить документы и исчезнуть вновь, возвращаясь на исходную позицию.
  
  По крайней мере это было его единственной посылкой на сегодня, так что исполнив заказ, буквально, за десять минут Джонатан смог уставиться на часы невдалеке, прежде чем зевнуть сладко.
  
  Девять часов утра...
  
  У Синдер только-только начались занятия... А Джонатан разобрался уже со всеми заказами на сегодня. Неплохой результат.
  
  Еще раз зевнув, прогоняя утреннюю сонливость, Джонатан натянул на себя плащ поплотнее, скрываясь от холодного утреннего ветра, прежде чем направиться по практически безлюдной улице, осматривая редкие проезжающие машины.
  
  Хотя, наверное, не было ничего удивительного в том, что даже такое довольно теплое место, как Гленн имело свойство холодать по мере наступления зимы... Все же календарно наступало уже двадцать пятое число сентября... Интересно, в этом мире они празднуют Рождество и Новый Год?
  
  Джонатан пожал плечами, прежде чем неосознанно сконцентрировать взгляд на невысоком здании невдалеке, что едва поднималось среди множества других подобных.
  
  Джонатан не знал, что по официальной информации располагалось в этом здании - скорее всего это был какой-нибудь пустой склад, арендованный подставной фирмой... Да и, откровенно говоря, он не был уверен и в том, что располагалось в этом месте неофициально. Скорее всего пункт передержки контрабанды - а может быть и подпольный цех производства наркотиков... Джонатан мог бы выяснить это более подробно - но зачем? Как было условлено ранее - Джонатан не собирался играть в вигиланта, самолично подрывая склады и работников нелегальных областей, оставляя для полиции милые послания в стиле костюмированных героев - а если касаться официальной документации - то в этом случае Джонатан уже давно - если быть более точным, то неделю - имел на руках достойный компромат на половину крупных чинов этого города...
  
  И он все еще не был уверен с тем, что он должен был делать с этим компроматом. Хотя, ха, несмотря на то, что он оказался вовлечен в криминальные схемы Гленн - он не был каким-либо образом стеснен во времени или в своих действиях, чтобы счесть работу по устранению криминала Гленн своим приоритетом...
  
  Пока наркоторговцы и коррупционеры просто используют меня как мальчика на побегушках, разрушая жизни исключительно других людей - меня это не волнует. Да уж, хороший ты человек, Джонатан... Быстро же ты потерял свои моральные ориентиры!
  
  Джонатан помотал головой, поправил свой плащ и выдохнул.
  
  Нет, его досье не исчезло, оно так и продолжало лежать в ящике его стола, чтобы в один день увидеть свет... Но Джонатан был вынужден сказать себе - сейчас не время.
  
  НИКОГДА не будет время, Джонатан!
  
  К тому же, в целом его условия не были... Столь уж плохи...
  
  Поскольку Бор не держал никакой значительной документации касательно работы Джонатана - опасаясь ли случайной возможности документа попасть в чужие руки - или же по иной причине - Джонатан не боялся быть уличенным в связях с криминалом, шанс поймать его с контрабандой в руках благодаря его способностям стремился к нулю, и стоит наложить все это на покровительство шефа полиции - и... Ситуация вырисовывалась до омерзения... Нормальной.
  
  Человек привыкает ко всему. Да, Джонатан?
  
  Остановившись на секунду Джонатан нахмурился, стараясь притушить свербящую в его голове мысль.
  
  Ты ведь точно не предал идеалы старика, да, Джонатан? Просто работаем с криминалом, да, Джонатан? Ты не нажимаешь на курок - ты просто заряжаешь патрон, да, Джонатан? Своя жизнь дороже, да, Джонатан?..
  
  Джонатан зажмурился еще раз, стараясь выдохнуть все свои мысли разом, прежде чем натянуть плащ плотнее, словно бы ему действительно было холодно.
  
  Он... Не предал идеалы старика. Он все еще оставался Джонатаном Гудманом, достойным сыном Ордена Гермеса. Он все еще совершал правильные поступки. Он все еще был хорошим человеком.
  
  Взгляд Джонатана наткнулся на отполированное до блеска стекло витрины магазина. Стекло, настолько чистое, что в нем, как в зеркале, отражалась улица, редкие прохожие и...
  
  Он сам.
  
  Джонатан замер на секунду, прежде чем зажмуриться и, отвернувшись, заспешить по улице.
  
  Его отражение к зеркале в последнюю секунду ухмыльнулось ему, прежде чем подмигнуть ему, словно бы другу-заговорщику, поддерживая его выбор.
  
  Джонатан не хотел даже смотреть в зеркало в этот момент, направляясь дальше по улице, глядя себе под ноги.
  
  Компромат это, конечно, хорошо. Но нельзя держать занесенный меч вечно, Джонатан. Если ты не ударишь - то он выпадет из твоих ослабевших рук. И ты не захочешь стоять под падающим клинком, Джонатан. Никто не захочет. Ни ты, ни те, кто стоят рядом с тобой.
  
  Подняв в небо взгляд, Джонатан передернул плечами.
  
  Синоптики обещали долгую неделю дождей.
  
  В подтверждение их словам Джонатан смог увидеть в небе только медленно наползающую темную тучу, зависшую на Горой Гленн.
  
  Как и всю Гленн, мысли Джонатана медленно накрывала темная туча.
  
  Оставалось совсем немного времени, прежде чем грянет гром.
  
  ***
  
  Оливия предпочитала быть серьезной в своей жизни. Не такой серьезной, какими были сухие и, казалось, лишившиеся чувств чиновники в любой стране мира и не такой серьезной, какой была профессор Камелеон, преподававшая "Продвинутую тактическую подготовку" в Биконе - но если выбирать между напыщенной дурашливостью Романа, расслабленностью Найта и дружелюбной насмешливостью Гретчен - Оливия предпочитала держать голову поверх общей несерьезности своей команды, стараясь направлять их в нужное русло, не теряя голову и не поддаваясь на очередные уговоры своих сокомандников пропустить пару или выбраться ночью в бар в Вейле, игнорируя предстоящий экзамен на следующий день.
  
  То есть, конечно же, она не была совсем уж черствой - и пару раз ее команде удавалось вытащить Оливию развеяться - и Оливия могла понимать и ценить шутки и радостное дурачество своей команды... Но сейчас ее настроение не было похоже на ее обычную, почти напускную серьезность.
  
  -Мог ли ты...- Оливия сглотнула, глядя на Найта,- Ошибиться при подсчете?
  
  -Мог,- Найт не стал упорствовать, прежде чем взглянуть на Оливию,- Их было слишком много, чтобы пересчитать поголовно... Но я пересчитал по два раза. Секторально и оценкой плотности. Результаты сходятся.
  
  Оливия на эти слова прикрыла глаза, замерев.
  
  Роман и Гретчен, сидевшие по бокам от нее, замерли также, не решаясь прервать размышления Оливии.
  
  Магнолия Вудсток... Ха... "Тактика противодействия ордам гримм", глава 2, "Механизм формирования орды гримм"...
  
  Оливия никогда и не подозревала, что она однажды пожалеет о своей хорошей памяти...
  
  Скопления гримм привлекали внимание охотников только в том случае, если их удельный вес достигал ста голов - скопления гримм меньше размером были нестабильны и, обычно, те распадались задолго до того, как они смогли каким-либо образом объединиться в единую орду и представляли из себя слабую опасность для любого значительного поселения на территории Ремнанта...
  
  Даже сто или двести голов считались скоплениями очень низкого риска и, хотя они были все же несколько опаснее, редко они привлекали внимание охотников - только если они не образовывались рядом с незащищенными поселениями или рядом с точками стратегического значения - башни-передатчики Глобальной Коммуникационной Системы или праховыми шахтами.
  
  Причина, по которой команда ORNG прибыла в Гору Гленн было скопление в восемьсот голов - не очень большая, но все же значительная величина, отнесенная, хоть и с натяжкой, к среднему риску - после чего, согласно протоколу команде было поручено наблюдение за скоплением гримм.
  
  В неугрожающих условиях орда гримм должна была увеличиться за семь дней наблюдения не больше, чем на два процента - ну а в идеале и вовсе уменьшиться. В условиях серьезной опасности орда могла вырасти за две недели на десять и более процентов - крайне скверный фактор, указывающий на то, что оставлять орду бесконтрольной было нельзя.
  
  За неделю объем орды увеличился вдвое.
  
  Гримм собирались в орды только в двух случаях. Спонтанная орда, порожденная одномоментным выплеском большого количества негативной энергии - например, национальная катастрофа или состоявшееся сражение армий... И, что было гораздо хуже, централизованная орда, созданная вокруг маяка притяжения.
  
  Сильные гримм высоких классов были способны самостоятельно образовывать вокруг себя орды, используя свой рудиментарный интеллект, натуральную негативную энергию, что они источали, зачатки социальности и иные факторы, привлекая к себе младших гримм, что, присоединяясь к маяку притяжения, увеличивали уровень создаваемой негативной энергии, заставляя больше и больше гримм присоединяться к общему потоку, в результате чего орда гримм бесконтрольно увеличивалась в объеме...
  
  Подобное событие было крайне редко само по себе - всего восемь официальных случаев - и потому не имело официального термина, но среди исследователей для него существовало свое прозвище...
  
  -Суперорда,- Найт озвучил слово, крутившееся в голове всех присутствующих охотников.
  
  Суперорда. Самое худшее из всех возможных событий из тех, что были связаны с гримм - если не самая большая катастрофа из возможных в Ремнанте.
  
  Неконтролируемая орда, образовавшаяся из-за совпадения множества мельчайших факторов, наложившихся друг на друга. Орда и пять ее факторов особой опасности.
  
  Первое - быстрый рост. Увеличение объема орды в геометрической прогрессии - до пятисот процентов в неделю.
  
  Второй - контроль младших гримм маяком притяжения, старым и крайне сильным гримм, обладающим зачатком интеллекта и потому - способного создать даже подобие тактики противодействия направленным силам.
  
  Третье - маяк притяжения. Гримм восьмого класса и выше. Бедствие, самостоятельно сравнимое по опасности с крупной ордой.
  
  Четвертое - фактор устрашения. Неконтролируемая орда, сам факт ее существования вызывал панику среди населения... Что только усиливало орду в свою очередь, вызывая неконтролируемую спираль паники, все расширяющуюся больше и больше...
  
  Пятое - никакого шанса на естественное исчезновение суперорды. Суперорда всегда нападает в конце концов.
  
  Из восьми случаев нападения суперорды - только один случай не закончился уничтожением поселения. Великое Нашествие, отбитое Последним Королем Вейла.
  
  Во всех остальных случаях суперорда всегда добивалась своей цели.
  
  Каждый из присутствующих замер в нерешительности.
  
  Оливия медленно вдохнула и выдохнула, глядя на Найта, словно бы надеясь на то, что тот прямо сейчас улыбнется и скажет, что все это было лишь глупой шуткой.
  
  Увы, Найт этого не сделал. Только тяжелый взгляд в ответ.
  
  Оливия поднялась со своего места,- Я оповещу Мистера Крика об информации. Найт - попробуй связаться с Директором Озпином... Или хотя бы с Заместительницей Камелеон. Роман и Гретчен...
  
  Оливия остановилась на секунду, прежде чем принять решение и кивнуть,- Отправляйтесь на место. Попытайтесь пересчитать и установить наблюдение... В полукилометре. На шесть часов, связь каждые пятнадцать минут...
  
  Оливия дождалась мрачного кивка каждого из своих сокомандников, прежде чем выдохнуть мрачно.
  
  Суперорда...
  
  Сжав губы та отогнала от себя три главных вопроса.
  
  Что их привлекло?
  Когда они ударят?
  
  И, самое главное...
  
  Какой гримм мог поучаствовать в создании этой суперорды?
  
  Громовая туча медленно накрывала Гору Глен...
  
  ***
  
  "Хм" - Бор взглянул на номер своего свитка - "Крик?"
  
  Его старый приятель, Крик, крайне редко звонил Бору - настолько редко, что Бор мог пересчитать по пальцам количество случаев, когда тот общался с ним. Зачем?
  
  Бор и Крик обедали каждый день в одном месте и всегда могли обговорить все насущные вопросы за время приятной встречи, полной качественной еды и высококлассного алкоголя - а срочные события, требующие немедленного разрешения возникали в Горе Гленн настолько редко - благодаря покровительству многочисленных друзей Бора, что последний раз Крик звонил ему лет шесть назад, когда он сломал ногу на пороге дома Бора...
  
  Иными словами Бор должен был удивиться и, возможно даже, запаниковать от подобного события - если бы не тот факт, что никакие значительные события не случались в Горе Гленн вот уже шесть лет, а потому... Возможно Крик хотел поделиться с ним радостной информацией, что он с женой все же смог завести ребенка? Это было бы приятной новостью - Бору не чужда была сентиментальность - и иной причины звонка от Крика тот представить не мог, потому, открыв свиток, тот только улыбнулся, глядя в лицо появившегося Крика,- Как дела, Отто?
  
  -Рядом с Горой Гленн обнаружили суперорду,- голос Крика был сух и краток.
  
  Бор замер на секунду, не осознав сразу же, прежде чем нахмурить брови,- Никогда бы не подумал, что ты любитель настолько плохих шуток...
  
  -Суперорда,- Крик произнес еще раз, глядя на Бора через экран свитка,- Шесть километров на восток, выросла минимум в два раза за неделю.
  
  Бор замер. Крик только взглянул на него своим тяжелым взглядом через экран свитка, после чего произнес еще раз, крайне четко и с нажимом,- Нам нужна поддержка Вейла.
  
  Бор моргнул еще раз. Настолько быстро меняющаяся картина мира в его голове не давала ему возможности однозначно определиться с ответом на слова Крика.
  
  Суперорда... Ха, суперорда...
  
  -КАКОГО ГРИММ ТЫ СИДИШЬ НА МЕСТЕ, А НЕ ЗАБРАСЫВАЕШЬ ГРИММ БОМБАМИ?! - Бор буквально вскочил с места в едином приступе паники и гнева,- БЫСТРО ПОДНИМАЙ СВОЮ ЗАДНИЦУ И...
  
  -Без армии Вейла шансов нет,- Крик ответил резко, впервые за последние несколько лет позволив своему голосу стать чуть громче обычного,- Поднимай всех своих знакомых - и вызывай Вейл!
  
  Бор замер, пытаясь определить сказанное, разобрать пословно предложение Крика.
  
  Знакомые... Вейл...
  
  -Нет, нет, нет!- Бор тут же ответил однозначно, чувствуя прилив гнева в ответ,- Тридцать лет я добивался независимости Горы Гленн от Вейла не для того, чтобы прогнуться под них при первой же опасности! Вейл исключен, полностью исключен!
  
  Хотя Бор и не был самым влиятельным политиком, он был до крайности влиятельным человеком - и вместе с тем до крайности алчным человеком. Бор был одним из тех людей, что перебрались в Гору Гленн еще в момент ее основания, тридцать два долгих года назад, в надежде начать свою политическую карьеру на новом месте, надеясь добиться успеха и забраться на вершину. И хотя его изначальный план войти в Самоуправление потерпел крах - он никогда не отказывался от своих планов в дальнейшем. Тридцать лет Бор накапливал свои знакомства, как иные банкиры копят свои финансы, лелея мысль о возвращении в большую политику. Тридцать лет он методично, через десятки своих знакомых, поддерживал независимость Горы Гленн в надежде однажды вновь оказаться на вершине...
  
  Тридцать лет работы не могло уйти в никуда просто из-за какой-то орды гримм!
  
  -Абсолютно исключено!- Бор замотал головой мгновенно,- Поднимай свою задницу и разбомби эту орду, пока она не стала еще больше!
  
  На эти слова Крик только уставился, после чего прикрыл глаза, стараясь медленно выдохнуть, прежде чем резко взглянуть на Бора с такой ненавистью, что Бору пришлось напрячь все свои силы для того, чтобы не отшатнуться.
  
  -ПОСЛУШАЙ СЮДА, КОЗЛОНОГИЙ СЫН ШЛЮХИ И КУСКА ГОВНА!- впервые за все время знакомства с Бором Крик выругался,- ПОДНИМАЙ СВОЮ ЖИРНУЮ ЖОПУ И НАЧИНАЙ РАБОТАТЬ! ЕСЛИ ТЫ НЕ ПОНЯЛ, ТО ГОРЕ ГЛЕНН ЖОПА, ЕСЛИ МЫ НЕ ВЫЗОВЕМ ВЕЙЛ ПРЯМО СЕЙЧАС!
  
  Бор сделала шаг назад...
  
  Прежде чем взглянуть на Крика в ответ.
  
  Медленно, тот чувствовал, как в его душе начинает закипать гнев.
  
  -Как ты меня назвал?- обманчиво спокойно осведомился Бор у своего давнего знакомого,- Козлоногий сын шлюхи и куска говна... Оригинально, Крик, никогда я даже не подозревал, как много в тебе таится оригинальности...
  
  -Бор,- на эти слова Крик только выдохнул и взглянул на своего давнего приятеля,- Без Вейла Гора Гленн не выстоит. Каждая секунда на счету. Мы знаем друг друга пятнадцать лет - и тебе бы уже стоило понять, что я ценю наше знакомство. Но если ты откажешься проконтактировать с Вейлом...
  
  Бор замер, глядя в холодные глаза Крика, ожидая слова,- То что?
  
  -Я объявлю об общенациональном бедствии и введу военное положение,- Крик ответил чопорно,- У тебя один час.
  
  -Час, ха...- Бор неожиданно моргнул и взглянул на Крика,- Ты... Угрожаешь мне?
  
  -Я делаю необходимое,- Крик взглянул на Бора, прежде чем связь прервалась, оставив Бора одного в кабинете вновь.
  
  Бор моргнул.
  
  Пятнадцать лет... Пятнадцать лет они знали друг друга. Общались вместе. Вместе встречали Новый Год и Зимнее Солнцестояние. Поздравляли друг друга с днем рождения и обедали каждый день. Пятнадцать лет.
  
  И все это зашаталось и разрушилось... В один момент?
  
  Час. Крик дал ему один час.
  
  Бор вдруг не сдержал смешок.
  
  Пятнадцать лет. Крик дал ему один час...
  
  Бор сжал свиток в руках.
  
  Пятнадцать лет. Шесть из которых Бор протаскивал Крика на должность лидера сил самообороны. И теперь Крик дал Бору час...
  
  КРИК.
  
  ПОСМЕЛ
  
  УГРОЖАТЬ.
  
  ЕМУ.
  
  ЕМУ.
  
  КРИК.
  
  ДА КЕМ.
  
  ОН.
  
  СЕБЯ.
  
  ВОЗОМНИЛ?!
  
  Бор ударил по столу с такой силой, что тот взвопил, прежде чем тут же обратится к свитку.
  
  Пятнадцать лет. ПЯТНАДЦАТЬ ЛЕТ ОН СЧИТАЛ ЕГО СВОИМ ДРУГОМ?!
  
  И ВОТ, КАК ЕМУ ОТПЛАТИЛИ?!
  
  ЗАСКУЛИТЬ ОТ СТРАХА ПРИ ВИДЕ ПАРОЧКИ ГРИММ?!
  
  БОР СДЕЛАЛ КРИКА ТЕМ ЧЕЛОВЕКОМ, КОТОРЫМ ОН БЫЛ СЕЙЧАС - И КРИК СЧИТАЛ СЕБЯ В ПРАВЕ УГРОЖАТЬ БОРУ?!
  
  Быстрый набор номера к одному из многочисленных друзей Бора высветил номер, что через пару секунд сменился на лицо.
  
  Лицо непримечательного человека с водянистыми, бездушными голубыми глазами, в которых едва можно было углядеть намек на эмоцию, которые касались совершенно чуждыми на улыбающемся лице, но столь подходящими жиденьким волосам на макушке, зачесанными вперед.
  
  -Зоен,- Бор мгновенно вгляделся в лицо одного из своих друзей,- Ты многое мне задолжал за это время.
  
  На эти слова лицо Зоена только улыбнулось - хотя никакая тень эмоции не промелькнула в абсолютно пустых глазах еще одного старого друга Бора,-Конечно, я тебе немало задолжал - и если тебе что-то нужно - только скажи.
  
  Бор уставился в глаза Зоена и ощутил прилив гнева, прежде чем позволить себе злую ухмылку.
  
  -Кажется, Крик забыл, благодаря кому он оказался на своем месте,- Бор выдохнул медленно и прищурился,- Поднимай архивы. Надо арестовать Крика. Немедленно.
  
  -Конечно,- не став задавать вопросы Зоен только кивнул,- Шесть нарядов будут готовы через двадцать минут.
  
  -Хорошо,- Бор только кивнул, после чего, мгновение спустя экран его свитка вновь моргнул, затухая.
  
  Бор прищурился. Он знал Крика пятнадцать лет. Но он мечтал взобраться на вершину политики Горы Гленн тридцать лет.
  
  Разница была очевидна.
  
  Медленно застилающее черное облако за окном, казалось, медленно пожирало Гору Гленн.
  
  Паутина, которой так гордился Бор, медленно зашаталась под натиском все поднимающегося ветра столь медленно и неумолимо надвигающегося шторма.
  
  ***
  
  -Приветствую вас,- Озпин присел на свое кресло, удостоверяясь в том, что его терминал связался со всеми терминалами всех Советникам Вейла,- Прошу прощения за столь неожиданную встречу.
  
  -Озпин,- раздавшийся вздох по ту сторону молодого Советника по Финансам прозвучал укоризненно,- Если ты созвал экстренный совет - мне хочется надеяться на то, что у тебя на это были причины.
  
  -К сожалению,- Озпин, вопреки своему обыкновению, не начал совет с наливания кружки кофе или с долгих и пространных приветствий, заставив советников нахмуриться. Если Озпин собрал экстренную встречу и вел себя так, будто у него было дело - возможно, дело было действительно серьезно,- Нам удалось обнаружить суперорду.
  
  Слова Озпина произвели эффект разорвавшейся бомбы - сперва на секунду весь совет замер, прежде чем раздавшийся гомон заглушил сам себя, превращаясь в неразличимый шум.
  
  -Тихо!- Озпин мгновенно попытался призвать совет к порядку,- Ситуация срочная, поэтому лучше всего нам будет не тратить время на бессмысленные крики. Мистер Кнайт?
  
  -Где именно?- первым заговорившим оказался глава отрядов самообороны Вейла - что и следовало от него ожидать.
  
  -Шесть километров от Горы Гленн,- Озпин ответил спокойно, но четко,- На данный момент она не действует, но это может измениться в любой момент.
  
  -Гора Гленн?- голос Советницы по Внутренней Политике и Законотворчеству заставил Озпина внутренне поморщиться,- Мы не получали никаких сведений от них...
  
  -Значит скоро получите,- Озпин ответил четко, переведя взгляд на Армейского Советника,- Необходимо собрать армию в кратчайшие сроки и...
  
  -Постойте!- голос Советницы По Внешней Политике заставил Озпина вздохнуть внутренне,- Кто донес эту информацию?
  
  -Команда учеников-охотников из Бикона была отправлена в Гору Гленн для выполнения тренировочной миссии, наблюдение за скоплением гримм,- Озпин перевел взгляд на советницу,- Они и донесли до меня эту информацию.
  
  -Хм...- голос Советника по Экономике привлек внимание Озпина,- Кто может подтвердить эту информацию?
  
  -Что?- Озпин моргнул,- Информация была подтверждена охотниками, специалистами по обнаружению и оценке орд гримм...
  
  -Охотниками-студентами,- поспешил исправить Озпина Советник,- Где официальный запрос от Горы Гленн?
  
  -Наверняка он готовится в данный момент,- Озпин перевел взгляд на Армейского Советника,- Необходимо подготовить все имеющиеся вооруженные силы...
  
  -Постойте, какие вооруженные силы?!- Советник по Экономике тут же врезался в диалог, перебивая любой возможный ответ Армейского Советника,- Без запроса от Самоуправления Горы Гленн?!
  
  -Согласно договору "О предоставлении широкой степени автономии поселению "Гора Гленн" в рамках Королевства Вейл",- голос Советницы по Внутренней Политике прозвучал на удивление спокойно,- Мы не имеем права подводить более, чем сто солдат ближе чем на десять километров к Горе Гленн без официального запроса Самоуправления. Нам не нужен еще один "инцидент в лесу".
  
  Озпин поморщился от упоминания произошедшего события как от ноющей зубной боли. Гриммов инцидент... Все проблемы с Горой Гленн начались именно с этого гриммового инцидента и договора.
  
  -Ситуация чрезвычайна,- Озпин попытался отстоять свою точку зрения,- Скорее всего запрос в данный момент уже готовиться и...
  
  -И мы сможем действовать когда он будет готов,- Советник по Экономике перехватил фразу Озпина на середине,- Если мы желаем оставаться правовым государством, уважающим свои собственные договоры - мы не будем вводить войска на территорию Горы Гленн до этого момента.
  
  -Особенно если единственным основанием для этих действий являются слова охотников-учеников,- закончила мысль Советница по Внутренней Политике спокойно, заставив Озпина сперва моргнуть, прежде чем взглянуть в глаза Советников.
  
  -Вы не верите мне,- Озпин обвел взглядом всех Советников,- Мне и моим ученикам.
  
  -Вероятность ошибки существует всегда,- подтверждая слова Озпина Советница по Внешней Политике обратилась к нему достаточно мягко,- И потому мы предпочли бы исключить ее насколько возможно в столь деликатном деле...
  
  -Вы не можете просто отмахнуться от подобной угрозы,- Озпина произнес спокойно, но отчетливо, прежде чем с нажимом заглянуть в глаза Советницы, заставив ту принять игру в гляделки, в которой у Советницы не было и шанса.
  
  -Мы тотчас отправим запрос относительно предоставленной нам информации к Самоуправлению Горы Гленн,- сдалась Советница, отводя взгляд в сторону.
  
  Озпин замер, прежде чем выдохнуть,- Похоже... Это лучшее на что я могу рассчитывать в данных условиях.
  
  -Я буду держать весь Совет в курсе развития событий,- Советница по Внутренней Политике подтвердила слова Озпина, прежде чем кивнуть,- Если никто не будет против - боюсь, мне нужно идти.
  
  Спустя секунду последовали столь же пустые слова поддержки от остальных Советников, прежде чем Срочный Совет закончился также быстро, как и начался.
  
  Озпин остался в своем кабинете один, глядя на экран своего проектора, сменившегося на ряды таблиц доходов и расходов школы после окончания разговора.
  
  Медленно Озпин сжал руку, подняв ту, прежде чем бессильно выдохнуть и, разжав кулак, опустить руку на стол.
  
  Все, что оставалось ему в данный момент... Это надеяться на то, что команда ORNG не выучила тему "Формирование орды гримм" и просто допустила ошибку.
  
  Озпин надеялся только на это.
  
  ***
  
  -Д-доктор!- запыхавшийся ученый ввалился в кабинет Доктора Мерлоу, в котором тот продолжал чертить новый чертеж своего устройства,- Травма! Один из ученых ранен! Образец двадцать один вышел из-под контроля и напал на сотрудника!
  
  -Вы избавились от образца?- не отрывая взгляда от своего чертежа Доктор Мерлоу переместил свои руки, отмеряя линейкой подходящую длину.
  
  -Д-да, служба охраны успела застрелить его!- пытаясь отдышаться, молодой ученый привалился к косяку двери,- Феникс ранен! Он в критическом состоянии - мы вызвали скорую, но он тяжело ранен...
  
  -Это печально,- Доктор Мерлоу все же отвел взгляд от чертежа, дочертив еще одну линию, после чего вздохнул,- Его жертва во имя науки не будет забыта. Я выделю его семье полагающиеся выплаты.
  
  На секунду, столкнувшись со столь равнодушным цинизмом ученый замер, прежде чем резко выпрямиться,- Беовульф напал на ученого! Образец двадцать один - подавитель не справился! После двух дней непрерывной работы он перестал работать и беовульф вновь проявил агрессивность! Подавители не справляются даже с беовульфом - но мы уже отдали приказ о начале экспериментов на Урсе Минор и Урсе Мажор!
  
  -Да, я знаю,- Мерлоу вздохнул,- Я лично поручил удвоить начальный уровень контроля.
  
  -Образцу двадцать один был назначен тройной контроль!- поднявшись с места окончательно, ученый сделал шаг к Мерлоу, оказавшись рядом с его столом, заполненным чертежами, прежде чем взглянуть в лицо Доктору,- Отмените немедленно эксперимент! Необходимо срочное исследование подавителей...
  
  На эти слова Мерлоу только вздохнул и взглянул в глаза молодого ученого,- Подавители были созданы с значительным запасом мощности...
  
  -И его все равно не хватает!- ученый сделал шаг назад,- Вы не имеете права! Эти опасные эксперименты должны быть прекращены немедленно!
  
  На эти слова доктор Мерлоу только вздохнул и опустил взгляд вновь,- Если вы высказали все - я предлагаю вам вернуться к работе.
  
  -К гримм это все!- сорвав с себя халат резким движением, из-за чего на том отлетело несколько пуговиц, молодой парень отстранился,- Я отправляюсь прямиком в полицию!
  
  -Не думаю,- на эти слова Мерлоу только перевел взгляд вниз.
  
  Не обращая внимания на слова Мерлоу ученый отправился прочь быстрым шагом, однако сам Мерлоу только достал свой свиток. Спустя мгновение на дисплее свитка высветилось лицо его нового друга.
  
  -Бор,- Мерлоу взглянул в лицо мужчины,- Нужно разобраться с одним человеком...
  
  Эти молодые и наивные сотрудники, ха... Постоянно неправильно работали с его оборудованием - подавителями, разработанными самому Мерлоу! - и жаловались на то, в чем были виноваты сами... Какое паскудство!
  
  Мерлоу только поморщился внутренне, продолжая сообщать Бору, кажется, на что-то злому, приметы молодого ученого.
  
  Почему только Мерлоу всегда попадались неграмотные идиоты и слабаки, не понимающие масштаб и важность своей собственной работы?!
  
  Как они могли требовать отступить именно сейчас, когда Мерлоу - нет, всему Ремнанту! - удалось выйти на порог нового научного открытия?! Научного прорыва, сравнимого по важности только с открытием праха?!
  
  Мерлоу, попорощавшись с Бором, закатил глаза.
  
  Никаких остановок! Никаких поблажек! Только развитие! Только прогресс! Только вперед! Ради блага всего Ремнанта!
   И туча, наползающая на Гору Гленн, темнела все больше и больше...
  
  Карточный домик
  
  Синдер незаинтересованно проследила за действиями учительницы, прежде чем скривить свое лицо в гримасе отвращения и отвести взгляд в сторону, выдохнув.
  Книга по бухгалтерскому учету покоилась на дне ее сумки - впрочем, учитывая, сколько раз Синдер успела ту прочитать - ей больше не требовался ни текст перед глазами, ни какое-либо напоминание о прочитанном для того, чтобы с фотографической точностью переписать любую страницу из книги.
  Что, впрочем, слабо успокаивало Синдер - поскольку даже досконально изучив всю книгу Синдер не могла разобраться с вещью гораздо более важной, чем доскональное запоминание множества сокращений и форм учетов. А именно - с общей логикой построения бухгалтерии.
  Казалось, в десятках запутанных форм и учетов не было вообще никакой логики - формулы, цифры и коэффициенты появлялись из ниоткуда и исчезали в никуда, правила заполнения и подсчета были явно придуманы самым безмозглым из безмозглых чиновников, желающим видеть людей в агонии и в мучениях, стараясь упомнить все десятки колонок расходов и доходов и сотни цифр и процентов...
  Синдер шумно выдохнула, не обращая внимания на окружающих ее детей, прежде чем опустить голову на руки.
  Так она определенно никак не поможет Джонатану!
  Учительница - ее имя Синдер уже забыла... Хотя, нет, правильнее будет сказать, что Синдер никогда ее имени и не запоминала - взглянула неодобрительно на Синдер, но вместо замечания предпочла отвести взгляд.
  Синдер не обращала внимания на то, что проходили в классе на данный момент ученики - но учитывая, что они проходили в данный момент только простейшую арифметику, которую Синдер выучила давным давно, любая попытка учительницы подловить Синдер на отвлечении была обречена на провал с самого начала. Так что после первых нескольких попыток уколоть Синдер - и, возможно, сделать ей замечание - та была вынуждена сдаться, глядя на то, что Синдер не мешала остальным ученикам, проводя время в своей книге - или в безделии, и оставить ту в покое.
  Остальные ученики также не обращали внимания на новоприбывшую - в первый день, конечно же, особенно после своей самопрезентации, Синдер стала темой для обсуждения - но ненадолго. На следующий же день один из заводил класса вернулся на занятия с огромным синяком под глазом, отмалчивался на все вопросы, после чего предупредил всех, что Синдер Фолл, новенькая ученица, была девчонкой, к которой подходить не следовало ни в каком случае.
  Все факты в итоге сложились в единую картину - и достаточно быстро класс сошелся в негласном соглашении об игнорировании Синдер.
  Для обычного ребенка это могло бы стать очень сильным ударом - равнодушие и едва ли не показательное отчуждение всего коллектива... Для обычного - но не для Синдер, что не желала общаться ни с кем из детей, держалась в стороне, игнорировала ход занятий - и, стоило только закончиться занятиям - первой же бежала прочь из школы.
  Иными словами, Синдер абсолютно устраивала ее текущая ситуация - ее обучение и ее отношения с коллективом.
  Ее не устраивало то, что она не могла разобраться с бухгалтерским учетом и помочь Джонатану!
  Синдер медленно вдохнула воздух, после чего, не сдержавшись, издала низкий рык, заставив учительницу остановиться на секунду, глядя на Синдер, прежде чем все же продолжить свое разъяснение какого-то простейшего примера для класса идиотов вокруг Синдер...
  Как же ее раздражало все это...
  Все это.
  Эти бесполезные занятия, эти тупые дети, эта сложная книга, эта зудящая под ухом учительница...
  В общем, все.
  Хотя, конечно же, в первую очередь Синдер раздражало то, что, несмотря на все ее попытки как-нибудь помочь Джонатану - у нее ничего не получалось.
  Она не могла готовить из-за школы, не могла провести время с Джонатаном, не могла считать бухгалтерию...
  И эта чертова Нио...
  Синдер, мысли которой коснулись Нио, этой... Мелкой... Недоразвитой... Немой... Соплячки!
  Синдер ухватилась за край парты, чтобы не зарычать еще раз, прежде чем смогла успокоиться и, удержав под контролем свое Проявление, отвернуть взгляд в сторону.
  Нет, как не посмотри, больше всего Синдер ненавидела тот факт, что с каждым днем Джонатан становился...
  Все более и более...
  Другим.
  Нет, нет, никогда, никогда бы Синдер даже не подумала его бы обсуждать!
  Синдер захотелось треснуть себе по лицу изо всех сил за то, что она даже сформулировала это предложение в голове...
  Синдер любила Джонатана таким, какой он был, и если бы он завтра рассказал ей о том, что он занимается работорговлей - Синдер совершенно не была бы против, даже помогла бы ему... Насколько могла...
  Но Джонатан не выглядел... Счастливым.
  И это было хуже всего.
  Синдер была счастлива.
  Неважно, как сильно ее раздражала школа или занятия, другие ученики или даже Нио...
  Синдер была счастлива. Была рада каждой секунду, каждому мгновению, что она провела с Джонатаном. Каждая секунда ее жизни была счастливой...
  Но Джонатан...
  Джонатан не выглядел счастливым. С каждым днем он становился все более и более... Мрачным. Печальным. Задумчивым.
  Синдер хотела сделать для Джонатана что-нибудь. Помочь ему чем-нибудь. Неважно чем, чем угодно!
  Но Синдер ничем не могла ему помочь. Она не могла даже представить себе, что она могла сделать для Джонатана.
  И это раздражало, злило, провоцировало Синдер сильнее всего...
  Синдер захотела с силой ударить по столу, осознавая, что даже сейчас Синдер была совершенно бессильна делать то, что она хотела.
  Но Джонатан был здесь совершенно ни при чем...
  Больше, Джонатан был единственным, кто был не просто ни в чем не виноват, нет, он был единственным, кто страдал от слабости Синдер.
  Виноваты были все вокруг.
  Эти тупые дети, эта безмозглая курица-учительница, Нио, Мисс Санни, близняшки, охотники, полиция, чиновники, бухгалтерский учет, школа, парта, окно, плохая погода - и, больше всего, сама Синдер.
  Синдер выдохнула, глядя в окно.
  Ей оставалось только надеяться на то, что Джонатан сможет помочь себе сам... Синдер верила в него - Джонатан был сильным и хорошим. Синдер могла быть слабой, но Джонатан был сильным. Он сможет сделать все сам. И все вновь станет хорошо. И он перестанет переживать...
  Взгляд Синдер скользнул по окну, отмечая картину, заставившую Синдер нахмуриться.
  "Целая куча полицейских машин..." - Синдер взглянула на быстро промчавшуюся колонну машин - "Куда они все едут?"
  После секунды размышления Синдер сдалась, не найдя ответа на этот вопрос, и отвела взгляд, отмечая только темнеющее небо над Горой Гленн.
  ***
  Лайм вгляделся в окно, пытаясь определить, пролился ли на Гленн дождь или нет, стоило ли ему брать с собой зонт - и заметив, что пока-что потемневшее небо не грозилось перейти в ливень, решил рискнуть и не брать зонт с собой.
  Натянув пальто поверх своей рубашки, Лайм сперва открыл дверь своей квартиры, после чего сделал шаг за дверь и закрыл ту за собой, провернув ключ, прежде чем направиться по лестнице вниз.
  Место, где он находился на данный момент не было его квартирой - и Лайм даже не был уверен, на кого эта квартира была записана. На мать-одиночку с тремя детьми? На богатого банкира? На отставного военного? Или это была еще одна "дипломатическая собственность" посольства Атласа в Горе Гленн?
  Проделав путь до улице и еще раз убедившись в отсутствии дождя, Лайм поспешил вниз по улице не глядя по сторонам. Попытки выглядеть не подозрительно всегда были самыми подозрительными - Лайм выучил это как факт. Как и многие другие работники Особого Дипломатического Отдела Атласа.
  Лайм проделал путь до припаркованной машины, после чего, сев на место водителя, поправил зеркало, заодно осматривая через него задний вид.
  Чисто.
  Конечно, Лайм даже не думал о том, что за ним могла была быть установлена слежка - для этого не было никакой причины - но старые привычки порой было действительно трудно вытравить.
  Особенно после восьми лет в Мистрале.
  Поправив зеркало, будто бы ничего и не произошло, Лайм повернул ключи, после чего легко тронулся с места, двигаясь по улицам Горы Гленн.
  Вот уже... Месяц? Где-то так, или даже чуть больше - Лайм и его ребята выполняли поручение Кайсера в этом забытом Братьями месте, стараясь отследить неуловимого преступника, грабителя банков... Не имея никакой уверенности в том, что их цель вообще находилась здесь.
  Лайм даже не был уверен, что им вообще стоило кого-то искать в этом месте. То есть, серьезно? Гора Гленн? Это место было слишком маленьким, чтобы в нем можно было затеряться с помощью денег - и слишком большим, чтобы здесь можно было переждать шторм. Абсолютно бесполезное место без каких-либо перспектив...
  Если, конечно, человек, только что ограбивший Шни на миллионы льен не решил неожиданно отойти от криминальной жизни, открыть маленький магазинчик и жить в свое удовольствие до конца своей жизни, честно трудясь и работая.
  Лайм мог бы хмыкнуть от этой мысли - если бы не годы тренировок, научивший его не подавать даже намека на эмоции на своем лице.
  Взгляд Лайма, следящего за дорогой, неожиданно наткнулся на проскочившую вперед полицейскую машину - затем еще одну - и еще одну...
  Лайм притормозил, пропуская машины, после чего, убедившись в том, что за полицейскими никто не последовал, тот направил свою машину дальше, лишь взглянув в боковое зеркало.
  Или, по крайней мере, так могло показаться стороннему наблюдателю - взгляд Лайма скользнул чуть дальше, так, чтобы его натренированное периферическое зрение смогло рассмотреть направление движения машин.
  "Хм... Военная часть? Штаб?" - Лайм легко определил единственное значимое место, к которому вела эта дорога - "Какого черта?"
  Именно об этом Лайм и говорил.
  Гора Гленн всегда была помойкой - резервуаром для всех неугодных политиков Вейла и местом ссылки провинившихся, но все еще полезных чиновников. Место коррупции и криминала...
  Хотя - Лайм вновь внутренне усмехнулся, не позволяя даже намеку на его эмоцию проскользнуть на его лице - до Мистраля этому месту было далеко. Очень далеко.
  Аифал...
  Лайм, человек ни в коей мере не суеверный, после одного упоминания имени "Большого Добряка Из Мистраля" все же бросил взгляд в зеркало заднего вида, проверяя, не сидел ли за его спиной один из множества людей этого человека, прежде чем продолжить свой путь дальше.
  Лайм прожил восемь лет в Мистрале. Он знал, что даже внутри своего разума он не мог быть полностью в безопасности относительно этого человека...
  Внутренне выдохнув, Лайм продолжил путь по дороге до посольства.
  В Горе Гленн всегда происходило что-нибудь нелегальное, и Лайму всегда казалось, что его отправили сюда - вместе с его ребятами - для того, чтобы следить за подобными вещами. Навязывать им рамки, переправлять наркоторговлю в Вейл, держать денежки Шни в безопасности, искать поставщиков информации... В общем, делать все то, чем обычно занимались "особые дипломаты" - и Лайм был очень удивлен тем, что вместо этого они должны были искать какого-то грабителя банка...
  Но Лайм выполнял приказы - и поэтому был жив уже пятнадцать лет на службе Особого Отдела.
  А это был слишком большой срок для службы "особого дипломата".
  Поэтому проделав путь до подъезда к посольству, Лайм остановил свою машину, прежде чем сделать шаг из нее, и, закрыв дверь, оглядеться вокруг.
  Сейчас это было допустимо и совершенно не подозрительно.
  Лимузин для официальных приглашений - на месте. Машина Тома - тоже на месте. Машина Рози - это уродливое творение автопрома Мистраля - нету... Похоже, она задерживается...
  Лайм был готов к тому, чтобы направиться в посольство, но какое-то необъяснимое пятое чувство заставило его оглядеться еще раз.
  А Лайм привык доверять своей интуиции. Именно поэтому он был еще жив.
  Машина Тома... Лимузин... Прохожий парень...
  Лайм остановился, прищурившись, прежде чем перевести взгляд с парня на вывеску магазина позади него.
  Рост... Вес... Возраст...
  Лайм еще раз скользнул взглядом по парню, двигающемуся раздраженно куда-то, погруженному в свои мысли... Прежде чем ухмыльнуться внутренне.
  Конечно, Лайм считал, что ему стоило заниматься настоящей работой, а не искать какого-то грабителя, но... Это было не поводом игнорировать столь легкое выполнение задания.
  Однако внешне Лайм, конечно же, ничуть не изменил своего выражения лица, только направившись ко входу в посольство.
  Кто бы мог подумать, что его цель действительно найдется в Горе Гленн?
  ***
  -Да,- Найт кивнул, глядя на лицо Озпина, столь непривычно серьезное, столь же серьезно,- Да, я понял. Я сообщу Оливии. Хорошо, спасибо, директор.
  Спустя еще мгновение, кивнув в последний раз, Озпин исчез с экрана свитка Найта, сменившись фиолетово-синими обоями с мерцающими звездами, имитирующими ночное небо Ремнанта, таким, каким его было видно из Вакуо, родины Найта. Обычно этот вид успокаивал Найта - иначе он бы не заказал работу над своим свитком за целых сорок льен! - но определенно не сейчас. К сожалению, прямо сейчас никакой вид ночного неба не могу успокоить Найта.
  Отложив свиток от себя на секунду, Найт выдохнул, собираясь с мыслями, прежде чем набрать Оливии.
  А я думал, что это будет нашей лучшей миссией...
  Черт, я хотел сводить Оливию в кино... Она ведь хотела на эту чертову комедию... Зачем я только купил билеты втайне... Сюрприз хотел сделать на день рождения, ага... Твою мать...
  Один гудок, второй, третий - после чего свиток Найта оживился и безжизненная иконка идущего вызова сменилась на лицо Оливии.
  Найт не принес ей никаких хороших новостей - и хороших новостей от Оливии он также не ждал - но одного взгляда на лицо Оливии Найту оказалось достаточно для того, чтобы понять, что какие-бы новости он не хотел сейчас услышать - но явно не те, что собиралась сказать ему Оливия.
  -Я рассказала все мистеру Крику,- Оливия ответила коротко.
  Найт замер на секунду, внутренне молясь, чтобы он не услышал чего-то ужасного в ответ на свой следующий вопрос,- И как он отреагировал?
  После этих слов лицо Оливии на секунду помрачнело, и Найт понял, что его сердце замерло еще до того, как он услышал ответ,- Его только-что арестовали.
  Найт остановился на секунду, стараясь понять, правильно ли он услышал сказанное, прежде чем сглотнуть медленно и продолжить, ощущая, как холодеют его пальцы,- За что?
  -Какой-то коррупционный скандал,- судя по виду Оливии, та не на секунду не сомневалась о том, что это было в лучшем случае предлогом для ареста, но не причиной,- Нам надо убираться отсюда.
  -Озпин сказал тоже самое,- Найт ответил на выдохе.
  Крика арестовали... Суперорда на пороге...
  Найт ощутил, как адреналин, которого он не получал с того "Чемпионата для будущих охотников Вакуо" выбрасывается в его кровь, единая порция за прошедшие годы.
  -Собирай вещи, я уже позвонила Роману и Гретчен,- Оливия ответила коротко,- Через полчаса они будут у станции - у тебя десять минут.
  -Я не смогу собрать...- Найт хотел было упомянуть о запасах праха, что они отдали на хранение Крику, однако не успел закончить свою мысль.
  -ТОГДА БРОСЬ ВСЕ!- Оливия, всегда спокойная и уравновешенная, легко сорвалась на крик, что отозвался цепью мурашек, пробежавших по спине Найта.
  Найт моргнул в непонимании, глядя на лицо Оливии, прежде чем осознать.
  Она боялась.
  Оливия очень боялась.
  Найт медленно вдохнул и выдохнул. Он был ее партнером,- Все будет нормально, Лив. Верь мне.
  -Ненавижу это прозвище,- как-то вяло, на автомате отреагировала Оливия на эти слова, но Найт был этому рад. Если Оливия злится на него - значит какая-то часть ее эмоций и мыслей не занята страхом. Хорошо,- Я... Нам надо убираться. Я не знаю, что здесь происходит - и я не хочу знать.
  -Хорошо,- Найт кивнул серьезно и уверенно,- Отправляйся прямиком к аэропорту. Мы скоро будем.
  На эти слова Оливия только подняла взгляд, взглянув в глаза Найта и устало улыбнулась,- Да, я жду вас.
  -Жди и прихорашивайся, ты до сих пор должна мне свидание с той партии в блэкджек!- и, только заметив, как лицо Оливии изменилось, а в глазах Оливии промелькнуло возмущение, Найт расхохотался и ткнул на кнопку завершения звонка.
  Хорошо.
  Найт мгновенно прекратил смеяться и сместил взгляд вниз, ощущая тягучую и неприятную опустошенность внутри. Если бы он задержался - Оливия бы увидела, насколько фальшивым был его смех. Так - он спровоцировал от нее реакцию. Хорошо.
  Найт мгновенно запихнул свиток в карман, после чего поднялся с места, быстрым шагом отправившись в комнаты своих сокомандников.
  В иных условиях Оливия была бы против, чтобы он прикасался к ее нижнему белью, Роман бы наорал на него, боясь что Найт найдет его заначку с фотографиями пьяной Оливии - с того самого раза - и Гретчен бы убила его, если бы он просто подошел к ее вещам - но ситуация в данный момент была не располагающей к шуткам.
  Найт чуял всем нутром, что их время истекало. Словно бы камнепад, медленно начавшийся с одного падающего вниз камешка, разрасталась все больше и больше - и у них оставались дни - часы - возможно даже минуты до того, как всего одна снежинка превратиться в огромную лавину.
  И темнеющие тучи над Горой Гленн за окном взбухли, превращаясь в тягучую черную массу, готовящуюся ударить потоком черного дождя вниз, на ничего не подозревающих людей Горы Гленн...
  ***
  Крик поднял взгляд на Зоена, глядя на того внимательно.
  Руки Крика были закованы в наручники и заведены за его спину - даже сейчас, сидя на допросе, ситуация не изменилась.
  Зоен стоял напротив него, медленно выкуривая сигарету за сигаретой, глядя на Крика внимательно.
  За последние несколько минут, оказавшись в комнате, Крик ничего не сказал. Зоен принял его правила - и молчаливая игра между двумя старыми знакомыми продолжалась и дальше.
  Крик никогда не любил Зоена.
  Такой жалкий и неприятный, он был похож на приставшую к сапогу жвачку. Что-то, что хочется убрать, соскоблить со своего ботинка, не прикасаясь руками - но это не получается. За ним постоянно остается липкий след и тебя приводит в ненависть невозможность избавиться от него.
  Зоен также смотрел на Крика.
  Зоен всегда завидовал внешности Крика.
  Зоен был невысоким, лысеющим, тощим и болезненным на вид, с водянистыми глазами, почти бесцветными - и Крик. Высокий, мускулистый, с четкой линией подбородка, волевым лицом - отличными волосами, шрамом через всю щеку, не уродующим его, а придающим ему невероятный шарм старого закаленного воина и брутальность настоящего мужчины.
  Но они были и похожи, больше, чем кто-либо мог ожидать.
  Оба они были работниками вооруженных сил. Оба они были крайне влиятельны и значимы. Оба были повязаны с Бором. И оба любили курить.
  -Сигарету?- выкурив третью сигарету самостоятельно, Зоен предложил Крику сигарету из пачки.
  Крик только поднял на него взгляд, после чего дернул своими руками, до сих пор закованными в наручники за его спиной.
  -Я прикурю,- Зоен улыбнулся Крику, однако тот лишь взглянул на него холодным взглядом, не произнося ни слова и устроился поудобнее на кресле для допроса.
  -Ну, как хочешь,- Зоен пожал плечами, отложив пачку, после чего достал четвертую для себя и прикурил.
  Затянувшись еще раз, Зоен улыбнулся, после чего взглянул на Крика, все также продолжавшего молчать. Зоен, подождав несколько секунд и сделав еще одну затяжку, все же протяжно вздохнул и продолжил,- Ладно, ты победил. Я начну говорить.
  Зоен проделал несколько шагов, присев напротив Крика, после чего взглянул на того внимательно,- Гора Гленн обречена.
  От этих слов Крик нахмурился, но не стал ничего говорить - либо признавая правдивость слов Зоена - либо продолжая свою игру в молчанку.
  -С Вейлом или без - шансов у нас уже нет,- Зоен произнес свою фразу как утверждение, не допуская и толики сомнения в свой тон голоса, после чего взглянул на Крика, продолжающего молчать,- Бор или нет - Гору Гленн снесут до основания. Даже если мы сейчас же свергнем Бора и заставим Самоуправление послать сигнал о помощи Вейлу - это бесполезно. Сбор и отправка армии займет неделю. Если мы поставим население в известность - орда станет только больше. Армии не хватит в любом случае - но от этого станет только хуже... И как мы должны будем собрать армию и отправить ее воевать, если мы не будем говорим населению об орде?
  Зоен остановился, после чего сделал еще затяжку, прежде чем взглянуть на Крика,- Гору Гленн уже не спасти.
  -Тогда...- только после этих слов Крик все же ответил Зоену,- Тогда начинайте эвакуацию. Система метро еще работает...
  -Едва,- на эти слова Зоен только взглянул на Крика,- После всей истории с Самоуправлением поезда не ходят по метро и оно фактически заброшено. Почти двести километров под землей, в разрушающихся туннелях, в пути до Вейла. К тому же - нам нужно разрешение...
  -Нам не нужно разрешение,- Крик поднял взгляд на Зоена, глядя на то, как тот прикуривает новую сигарету,- У нас есть оружие. И мы должны обеспечить эвакуацию людей.
  -И как пройдет эвакуация, если ты объявишь о ней?- Зоен только втянул дым еще раз, глядя на Крика,- Паника. Больше гримм. Больше паники. Гору Гленн уже не спасти.
  После этих слов Крик только замолчал, откинувшись на спинку кресла, и прикрыл глаза, прежде чем закончить свою мысль,- Тогда мне больше нечего сказать тебе.
  -Не гони коней,- Зоен, однако, только вздохнул,- У меня есть предложение.
  Зоен ухмыльнулся, глядя на молчаливое отторжение Крика,- Эвакуируйся с нами.
  -Я уже предупредил людей и те срочно покидают Гору Гленн,- Зоен опустил руку, держащую сигарету, стряхивая пепел,- Банкиры. Магнаты. Бизнесмены. Политики. Пусть Бор поправит Горой Гленн еще неделю или две, пока ее не разрушат дотла.
  -Мы можем улететь, прямо сейчас,- Зоен ухмыльнулся,- И, ты знаешь, влиятельные люди, которых я предупредил, будут очень благодарны мне... Особенно когда я разрешу им взлететь и покинуть это место. Они готовы быть очень щедрыми в обмен на мою помощь.
  Крик на эти слова ничего не ответил, не открыв даже глаз.
  Зоен остался еще на несколько секунд, прежде чем вздохнуть и притушить бычок о пепельницу,- Как хочешь. Бор очень зол на тебя - так что тебя, скорее всего, казнят. Хотя, можешь радоваться, до разрушения Горы Гленн ты не доживешь.
  Крик ничего не ответил вновь, заставив Зоена еще раз выдохнуть и подняться со своего места,- Было приятно поболтать, Крик. Удачи и прощай.
  После этого Зоен отправился прочь, оставив Крика сидеть на месте.
  Через час, когда Бор попытался дозвониться до Зоена, чтобы узнать о состоянии Крика, он неожиданно обнаружил, что свиток его столь верного союзника не существует.
  Борт с Зоеном и его семьей на борту покинул Гору Гленн еще на десять минут раньше.
  ***
  -Командующего Крика задержали,- слова капитана Норна прозвучали глухо.
  -Мы уже знаем,- слова двух других капитанов в прозвучали в унисон.
  Урд проделал путь до стола, после чего упал на кресло, глядя на своих товарищей,- Что будем делать?
  -Что мы можем сделать?- Айса взглянула на своего товарища и выдохнула,- Это официальный арест.
  -Я вижу весь этот бред насквозь,- Децим сжал кулак,- Дело в суперорде. Кто-то обгадил свои штанишки и решил удержать командующего от действий.
  -И у него вышло,- Айса перевела взгляд,- Что дальше?
  На секунду все присутствующие задумались, прежде чем мрачная решимость появилась на лицах трех капитанов.
  -Я обращусь к солдатам,- Децим поднялся с места.
  -Я открою склады и оружейные,- Айса мрачно взглянула на двоих мужчин.
  -Я... Свяжусь с союзниками и противниками,- Урд также кивнул.
  Командующий Крик не был идеальным человеком.
  Никто не идеален. Крик был связан с коррупцией, в этом не было сомнений.
  Он также был одним из немногих людей, кто действительно пытался действовать на благо Горы Гленн.
  У него редко выходило это. Все время мешались бюрократы под ногами...
  Но арест Крика? Именно сейчас, на грани величайшей катастрофы Горы Гленн?
  Три капитана, временный штаб Горы Гленн не мог позволить этого сделать. Только не сейчас.
  Арест Крика стал последней каплей. Бюрократы не могли защитить Гору Гленн.
  И если этого не могли сделать политики - что же, это сделает армия.
  ***
  Обычно гроза начинается тогда, когда сверкнет первая молния.
  Словно бы это является официальным стартом грозы. Сверкнувшая молния обозначает начало бедствия.
  Молния мелькнула над Горой Гленн, разрывая черные, тягучие облака.
  Небольшой толчок заставил люстры покачнуться в элитных заведениях Гленн и несколько человек покачнуться на месте, опершись на ближайшие объекты.
  Небольшой толчок, словно бы от легкого землетрясения - всего один или два балла... Но в Гленн никогда не было землетрясений.
  
  Восемь
  
  Джонатан почувствовал легкий толчок, после чего остановился на секунду, ища опору под ногами, и нахмурился.
  
  Толчки становились все чаще и чаще в последнее время...
  
  Конечно, все новости наперебой утверждали, что это было лишь временным явлением.
  
  Просто сейсмическая активность.
  
  Не стоит паниковать.
  
  Нет никаких причин покидать Гору Гленн.
  
  Это лишь незначительные временные проблемы и наши специалисты уже решают возникшую перед ними проблему со всей возможной скоростью...
  
  Власти во всех мирах оставались одними.
  
  Джонатан чуял это. Повисшее в воздухе напряжение. Весь город был пропитан напряжением.
  
  Каждый случайный разговор прохожих. Каждый ничего не значащий обмен слов между продавцом и покупателем. Каждый случайно брошенный взгляд.
  
  Что-то происходило с Горой Гленн. Что-то масштабное и что-то...
  
  Ужасное, Джонатан, давай говорить начистоту. Происходит что-то страшное.
  
  Да. Отпираться не было смысла. С Горой Гленн происходило что-то ужасное.
  
  И мы конечно же ничего не можем с этим поделать, да, Джонатан? Мы ведь просто песчинка, брошенная на произвол судьбы. Мы ведь не супергерой, который может творить вещи, недоступные простым смертным и потому способный решать проблемы, неподвластные обычным людям... Ох, нет, погодите ка!
  
  Джонатан сжал голову в своих руках, прикрыв глаза.
  
  Меня это не волнует. Меня это ничего не волнует.
  
  А когда-то волновало...
  
  Джонатан медленно выдохнул, открыв глаза, глядя в зеркало перед ним.
  
  Дурацкое зеркало и эта дурацкая ванная...
  
  Джонатан не любил зеркала. Не любил взгляд этого отражения. Не любил то, как осуждающе он смотрел на него. Не любил. Ненавидел. Желал уничтожить. Презирал.
  
  И ничего не мог поделать. Как и всегда, Джонатан, как и всегда...
  
  Джонатан поднял взгляд, глядя на себя, на того себя изнутри зеркала.
  
  Отражение Джонатана повторило его действия с идеальной точностью.
  
  В его отражении не было отблеска и не было ухмылки, не было ничего живого.
  
  Его отражение, тот Джонатан в зеркале...
  
  Мертв, Джонатан. Мертв. Его убили.
  
  Джонатан сжал кулак, после чего поднял его, глядя с ненавистью в зеркало.
  
  Его отражение поступило также... Но в нем не было эмоций.
  
  Не было ненависти и не было той же ярости.
  
  Отражение Джонатана было готово ударить в ответ - но не раньше, чем Джонатан сам решит разбить это зеркало навсегда...
  
  Его убил ты, Джонатан. Ты, ты и только ты.
  
  Джонатан сжал кулак еще сильнее, глядя с ненавистью в зеркало.
  
  Что там случилось с твоими пафосными речами, а, Джонатан? Как насчет твоей декларации делать правильные, делать добрые дела? Что, Джонатан? Своя шкура дороже? Или твой лимит доброты уже исчерпан, а, Джонатан? Ну так бей, Джонатан.
  
  Джонатан ощутил, как его сжимающийся кулак дрожит от напряжения.
  
  БЕЙ.
  
  Джонатан замер, сжав зубы, чувствуя, как скрипят челюсти.
  
  БЕЙ.
  
  Джонатан замер, ощущая, как его душит порыв злости и обиды.
  
  БЕЙ! БЕЙ! БЕЙ! БЕЙ! БЕЙ!
  
  Джонатан замер, после чего медленно опустил руку...
  
  Старик бы ударил.
  
  Быстрое движение было почти неразличимо. Сперва был хруст, после чего грохот, когда осколки зеркала посыпались вниз, падая и крошась о кафельный пол, о керамику раковины, рассыпаясь в мелкую крошку.
  
  Джонатан поднял взгляд вновь, глядя в зеркало, которого уже не было на своем месте.
  
  В простой металлической раме осталось лишь несколько разбитых осколков зеркала, в которых для Джонатана не отражалось ничего. Ни его лица, ни его зеркала, ни его занесенного кулака.
  
  Кап.
  
  Джонатан моргнул.
  
  Кап.
  
  Легкий дискомфорт в руке заставил Джонатан поднять ту к своим глазам.
  
  Кап.
  
  Небольшая капелька крови сорвалась с руки Джонатана, разбиваясь о кафельный пол, об осколки зеркала на полу и о раковину, медленно стекая вниз по водостоку.
  
  Небольшой разрез на его руки, заставил Джонатан моргнуть, сбрасывая с себя оцепенение, прежде чем втянуть воздух.
  
  Его рука не болела - лишь отрезвила его.
  
  Спустя еще мгновение за дверью послышались взволнованные легкие шаги - после чего настойчивый стук в дверь заставил Джонатана отвести взгляд,- Джонатан! Ты в порядке?!
  
  -Я в порядке,- Джонатан ответил мгновенно,- Не входи, пожалуйста. Я случайно разбил зеркало, я уберу.
  
  -Осторожнее, Джонатан!- голос Синдер прозвучал взволнованно,- Тебе нужна помощь?! Я могу вызвать медицинскую бригаду!
  
  -Нет, нет, ничего,- Джонатан ответил медленно и четко, успокаивая свое дыхание,- Просто... Принеси, пожалуйста, бинт и перекись.
  
  -Ты ранен?!- Джонатан услышал, как Синдер пытается открыть дверь, дергая ручку,- Не двигайся, я сейчас!
  
  -Все в порядке, небольшой порез,- Джонатан ответил спокойно, после чего взглянул на пол.
  
  Во множестве осколков на полу отражалось лицо Джонатан во множестве ракурсов.
  
  И каждое из них словно бы смотрела на него... Оценивающе. Выжидающе.
  
  Делай, Джонатан. Делай.
  
  Джонатан выдохнул и сделал шаг, стараясь не наступить на осколки зеркала,- И вообще, Синдер, тебе давно пора спать!
  
  Или мир сделает все за тебя.
  
  ***
  
  -Значит... Никаких подвижек,- Оливия сглотнула вязкую слюну и Гретчен, чуя состояние своего лидера, тут же подставила той плечо, поддерживающе приобнимая ту.
  
  -Все рейсы задержаны на неопределенный срок,- Роман ответил постукиванием пальца по столу. Привычка, которой он никогда не имел - но которая так подходила к его нервному состоянию в этот момент,- До окончания "сейсмической активности".
  
  Гретчен была иногда резковата... Хорошо, Гретчен очень часто была излишне резкой - но никогда она не была дурой. Ее оценки были средними исключительно из-за ее неусидчивой натуры, а не потому, что та не могла учиться хорошо.
  
  И те несколько неудачливых человек, что когда-то вздумали задирать казавшуюся такой беззащитной девчонку под опекой старшего брата...
  
  Никогда ранее медицинский персонал Бикона еще не видел столько переломов на одном теле.
  
  Гретчен не была дурой - и она понимала. Слово "дерьмо" не начинало описываться даже тысячную долю всего того, во что они вляпались на этой миссии.
  
  Обычная тренировочная миссия. Первая тренировочная миссия без надзора учителя и профессионального охотника. Небольшой экзамен на то, как хорошо они были подготовлены к началу своей столь близкой карьеры охотников.
  
  Гретчен расценивала эту миссию как почти отдых. Небольшое скопление гримм - и почти месяц отдыха! Как ей можно было не радоваться подобному стечению обстоятельств?
  
  Да еще и Найт, словно бы специально стараясь вызвать как можно больше подозрений, втайне купил два билета на этот новый фильм...
  
  Гретчен была бы совсем не против сходить с ним куда-нибудь в свободное от уничтожения гримм время...
  
  Все полетело к черту.
  
  Суперорда. Приказ об эвакуации. Паника Оливии. И затем...
  
  -Мы не сможем выбраться отсюда,- Роман, столь привычный к легким шуткам и черному юмору на удивление был не весел,- Нас не выпустят.
  
  Полный запрет на полеты в Гору Гленн и из Горы Гленн. Официальная причина - "сейсмическая активность могла повредить взлетные площадки, рейсы временно были задержаны до возможной оценки нанесенного ущерба". Реальная причина...
  
  Все знали реальную причину.
  
  Однако, что было хуже всего... Это было похоже на правду.
  
  Ведь подземные толчки действительно повредили фундамент главной коммуникационной башни Горы Гленн...
  
  Или же кто-то отключил ее? Стараясь скрыть информацию?
  
  Гретчен не знала. Она не верила уже ничему.
  
  Правительство молчало. Никто не знал о суперорде. И как показывал пример Крика - никто не должен был о ней знать.
  
  -Мы не можем оставаться здесь,- Найт высказал единственную однозначную мысль, крутившуюся в голове четырех охотников,- Гримм на пороге.
  
  -И как мы доберемся до Вейла?- Роман только глянул на Найта, выражая своим взглядом презрение к его мысли,- Я напомню тебе, что никто из нас не умеет летать - и если ты думаешь о том, чтобы добраться до Вейла пешком через суперорду гримм... Я прошу тебя подумать об этом еще раз.
  
  Установилась тишина. Тягучая, вязкая и мертвая...
  
  -Нам придется пробиться в метро,- Оливия вдруг подняла взгляд,- Связь с профессором Озпином нарушена... Но это единственный вариант.
  
  Гретчен нашла взгляд Оливии своими глазами.
  
  Оливия не нарушала правил.
  
  Конечно же она не была безумной заучкой, которой правила заменяли разум и трезвую логику, но Оливия всегда действовала по правилам. Учила протоколы и заучивала формальные действия в ситуациях...
  
  И все же, все дошло до этого.
  
  Даже Оливия понимала, что правила не спасут ее в текущей ситуации. Действительно, подобный алгоритм не был описан ни в одной из рекомендаций...
  
  -Нам придется пробиваться. Возможно - силой,- Оливия обвела взглядом свою команду,- Выжидание не работает. Пять дней. Пять дней мы пытаемся улететь - и это не работает. Нам остается только один вариант.
  
  Столько шуток и дружеских подтруниваний. Столько колкостей Роман мог бы вставить в ответ на эти реплики. Столько многозначительных ухмылок могла бы Гретчен отпустить. Столько веселья они могли бы получить из факта, что Оливия предпочла выбрать столь нелегальный вариант...
  
  И все они молчали. И никто из них не шутил.
  
  Гретчен только сглотнула медленно,- Мы... Когда?
  
  Оливия подняла взгляд на часы, мерно отсчитывающие время.
  
  -Час,- Оливия моргнула,- Проверьте экипировку и... Мы пробиваемся в метро.
  
  Гретчен подняла взгляд на часы.
  
  Одиннадцатый час вечера.
  
  Можно было бы пошутить, что в это время Оливия обычно уже спала - в отличии от Гретчен, что считала ночь своей стихией, предпочитая по ночам тренироваться в спортзале... А потом утром идти на занятия в виде почти мертвого зомби.
  
  Но шуток не последовало.
  
  Никто не мог спать. Пять дней никто из них не мог спать.
  
  Они засыпали лишь по очереди, собравшись все вместе в выделенной им комнате...
  
  И их сон не был крепок. Они просыпались от любого шороха и шума за дверью, прежде чем увидеть извиняющийся взгляд бодрствующего сокомандника, что глядел недавно в окно, словно бы надеясь найти там легкое решение текущей ситуации.
  
  Ночь наступала на Гору Гленн.
  
  Столь темная ночь...
  
  ***
  
  Ночь наступала на Гору Гленн, но Бор не глядел на часы, висящие в его кабинете.
  
  Его кабинет, все его министерство было закрыто для посещений - все чиновники отправлены по своим домам... Но Бор не знал - даже не помнил - он ли отдавал этот приказ или нет...
  
  Любой, кто зашел бы сейчас в кабинет Бора был бы встречен запахом алкоголя, столь сильным, что, казалось, опьянеть можно было просто вдыхая воздух из кабинета Бора.
  
  Но это был не аромат экзотического заведения Мистраля, манящего беспечных путников. Нет, это был тяжелый запах алкоголя, рвоты и немытого тела.
  
  Бор пил беспробудно.
  
  "Почему я?" - Бор задал себе этот вопрос, опрокидывая очередную стопку коньяка - "В чем я провинился?!"
  
  Долгие годы Бор отдал на благо Горы Гленн... На благо своих друзей. Так сильно им помог и столь многим пожертвовал ради того места, где он был прямо сейчас.
  
  Он бежал из Вейла спасаясь от одного из самых больших политических скандалов со времен образования Совета - и сам, своими силами, своим умом и хитростью, своими руками, своим потом, кровью и слезами он пробивался на вершину.
  
  Он превращал Гору Гленн в свой личный замок. В свою личную крепость...
  
  Лишь для того, чтобы оказать здесь.
  
  Бор налил себе еще одну рюмку, осушив ту залпом.
  
  Крик... Зоен... Гульден... Все они сбежали... Все они бросили Бора.
  
  Гора Гленн, место, которое он желал видеть новым Королевством, величайшим местом мира, свободным от этой фавновской грязи, от этих немытых толп бедняков, от этих убогих и нищих беженцев... Он столь многое отдал ради этого места...
  
  И что он получил взамен?
  
  ЧТО ОН ПОЛУЧИЛ ВЗАМЕН?!
  
  Бор смахнул в приступе гнева бутылку со стола, услышав едва через свой затуманенный разум грохот и плеск.
  
  Плевать!
  
  Плевать на бутылку! Плевать на друзей! Плевать на Гору Гленн! Плевать на все!
  
  Бор размахнулся и ударил по столу, ощущая, как его разум протестует.
  
  ДА КАК ОНИ ПОСМЕЛИ?!
  
  Кто защищал Гору Гленн?!
  
  БОР!
  
  Кто дал им независимость?!
  
  БОР!
  
  Кого они должны были благодарить за его вклад?!
  
  БОР!
  
  И это то, чем они отплатили ему?! За его годы службы на благо всей Горы Гленн?! За его верность своим друзьям?! За его помощь всему Королевству - нет, всему Ремнанту?!
  
  Бор уронил голову на руки, прежде чем замереть на секунду и прислушаться...
  
  Кажется он слышал... Что-то...
  
  Бор напряг свой полный алкоголя разум, пытаясь понять, что именно он слышал...
  
  Звуки... Двигателей...
  
  И... Шаги...
  
  Бор помотал головой, стараясь сбросить опьянение с себя - что получалось у него из рук вон плохо, прежде чем приподняться немного, стараясь ощупать свое тело.
  
  Его рубашка... Ха, кажется, он не менял ее уже несколько дней... С тех пор, как начал пить...
  
  Мутными глазами Бор обвел свой кабинет, пропахший алкоголем и немытым телом...
  
  Прежде чем дверь в его кабинет открылась безо всякого стука, позволяя на пороге появиться...
  
  -Ты...- Бор попытался сфокусировать взгляд,- Ты...
  
  Мысли лениво перекатывались в голове Бора, заставив того на пару секунд замереть, собираясь с мыслями,- Капитан Айса...
  
  Появившаяся на пороге женщина была не молода. Да, она хорошо выглядела для своих лет - но никто бы не смог сказать, что она была молода. Волосы женщины были седыми, распущенными и спускавшимися чуть ниже лопаток - в нарушение всех предписанных норм для армии. Морщины, хотя и были не глубокими, также выдавали, что она была самой старой из трех капитанов Горы Гленн - и хотя ее тело было тренировано любой глядя на женщину мог бы предположить, что ей было не меньше пятидесяти... Впрочем, они бы ошиблись.
  
  Капитан Айса Мойра была намного старше.
  
  -Бор Мартин,- голос капитана был низким и хриплым, прокуренным за десятки лет, и насмешливым,- Я надеялась, что наша встреча никогда больше не состоится.
  
  -Брось свое ехидство,- однако Бор, не обращая внимания на женщину и оценив, что он не желал разговаривать с той, только уронил голову на руки вновь,- Уходи. Я не хочу говорить.
  
  -Тогда можешь молчать и слушать,- вопреки словам Бора Айса сделала шаг внутрь, прикрыв за собой дверь, после чего втянула воздух и, вопреки возможному ожиданию стороннего наблюдателя, только ухмыльнулась,- Удивлена, что дерьмом не пахнет. Судя по тому, как все здесь пропахло алкоголем - я бы не удивилась, если бы ты здесь и срал в штаны.
  
  -Я сказал, я не хочу говорить с тобой!- Бор поднялся со своего места, прежде чем замереть на секунду, чувствуя, как рвота поднимается изнутри него, и опустить голову вниз, стараясь не ударить фонтаном вниз,- Убирайся! Гора Гленн сдохнет - и сдохну я - и сдохнешь ты! Убирайся прочь!
  
  -Так вот он каков, страшный-страшный "Король Горы Гленн", - Айса, не чувствуя себя даже на малую долю испуганной, только взглянула на Бора внимательно, глядя на то, как лишь недавно один из самых влиятельных - нет, пожалуй, самый влиятельный человек Горы Гленн пытался сдержать рвоту,- Ты жалок, Бор. Ты действительно жалок.
  
  Бор был бы рад ответить что-то, но пытаясь сдержать рвоту, тот не решился открыть рот, опасаясь последствий подобного решения.
  
  -Так много хвалиться собой, так много о себе думать... И сдаться так просто?- Айса сделала шаг к Бору, глядя на того сверху вниз,- Ты считал себя великим игроком, великим манипулятором... Не так ли, Бор? Думал, что мир будет крутиться вокруг тебя? Думал, что ты - самый влиятельный и самый опасный? И - стоило лишь только подуть ветру, как ты остался гол. Одинок. Брошен. И полностью беззащитен. Ты жалок Бор. Действительно жалок.
  
  Бор, преодолевая желание выбросить наружу все остатки воды и алкоголя, что он поглотил за прошлые часы, только поднял свой мутный взгляд, прежде чем попытаться ухмыльнуться,- И что? Это твоя попытка поддержать меня? Ты пришла попытаться вывести меня из запоя?
  
  -Нет, Бор,- Айса только взглянула на того внимательно, прежде чем кивнуть,- Я пришла окончить твою ничтожность.
  
  Спустя мгновение в руку капитана скользнул пистолет, спустя еще мгновение пистолет оказался приставлен ко лбу...
  
  БАХ!
  
  Пуля легко вошла в лоб Бора, ломая кости черепа, прежде чем продолжить путь, превращая его мозг в кашу, и затем выйти из затылка, разбрызгивая кровь, крошку и месиво по сторонам.
  
  Спустя еще мгновение труп еще недавно столь опасного человека покачнулся, прежде чем обмякнуть, заваливаясь вперед. Айса лишь сделала шаг назад, позволяя телу Бора - или тому, что от него осталось - упасть на землю, обильно орошая кровью пол.
  
  Спустя еще мгновение дверь в кабинет открылась - и в проходе появилось лицо солдата,- Мэм, все в порядке?
  
  -С Бором покончено,- Айса сделала шаг назад, после чего взглянула на лицо солдата, скорчившегося от запаха в кабинете,- Передай группам A и B о частичном успехе.
  
  На эти слова солдат только отдал честь, прежде чем отправиться прочь,- Мэм, так точно, мэм.
  
  Так просто оканчивается жизнь самого влиятельного человека Горы Гленн. Потому, что важным здесь было не "самый влиятельный", а "человек". Всего-лишь человек. Из плоти и крови. Из амбиций и эмоций. Из мыслей и действий.
  
  Бор считал себя неуязвимым. Считал себя значимым. Мировой величиной.
  
  Все люди смертны. Айса знала это лучше любого человека.
  
  Остановившись на секунду Айса кашлянула в кулак один раз, затем еще раз и еще, прежде чем сплюнуть на пол.
  
  Слюна розоватого цвета упала рядом с лужей крови Бора, прежде чем раствориться в потоке все продолжающей течь крови и Айса невесело ухмыльнулась.
  
  Все люди смертны. Никому не дано знать, когда он умрет.
  
  Но всем им дано право действовать.
  
  Бор предпочел бездействие. Алкоголь. Сожаление.
  
  Армия предпочла действовать.
  
  И потому прямо сейчас группа A захватывала здание самоуправления. Группа B брала штурмом тюрьму Горы Гленн с целью освобождения Крика. Группа C разбиралась с остатками сил Бора - и им самим.
  
  Большая часть союзников и бывших друзей Бора успели сбежать из Горы Гленн до того, как трем капитанам удалось отключить вышку связи и ввести бесполетный режим - но часть была захвачена и уже допрошена на предмет подельников и всех скрываемых ресурсов. Бор... Был не нужен им.
  
  Его просто застрелили. Он был никому не нужен.
  
  Судьба Бора обрывается здесь.
  
  Айса вытянула сигарету из пачки, прежде чем затянуться еще раз и, ухмыльнувшись, направиться прочь.
  
  На Гору Гленн наступала ночь.
  
  ***
  
  Нио была вовсе не глупой, вовсе нет.
  
  Она была очень наблюдательной. Глупые не выживали на улице. Нио выжила. Нио не была глупой.
  
  Нио чуяла то, что происходит в Горе Гленн лучше всех.
  
  Что-то надвигалось.
  
  Что-то большое и страшное. Что-то опаснее, чем всякая драка, в которой она когда-либо участвовала.
  
  Нио медленно втянула воздух, прежде чем сделать шаг назад.
  
  Высота третьего этажа... Легкотня!
  
  Нио замерла, собираясь с силами, прежде чем броситься вперед, после чего в последний момент подскочить на подоконник, а затем прыгнуть вперед из окна.
  
  Спустя еще секунду руки Нио уцепились за ветку стоящего рядом дерева и та, легко подтолкнув себя руками, упала вниз, хватаясь за следующую ветку. Затем еще одну - и Нио приземлилась на землю, уходя перекатом вперед и гася инерцию, прежде чем встать на ноги, чуть покачнувшись.
  
  Ее убежищ было слабым. Незащищенным. Нио не должна была там оставаться.
  
  Оглядевшись вокруг, осматриваясь, не заметил ли кто-то ее движений, Нио кивнула и бросилась вперед.
  
  Она была в этой части города раньше - пару раз... Здесь недалеко стоял отличный заброшенный дом с крепким подвалом и металлической дверью, запирающейся изнутри. Нио хотела даже сделать это место своим убежищем - но не успела, столкнувшись с этим Джонатаном...
  
  Нио вздохнула - хорошо... Если бы не Джонатан - она бы сразу направилась в это место... Но без припасов - это было бесполезно.
  
  И потому Нио легко изменила траекторию своего движения - сперва ей стоило забраться домой и забрать оттуда одеяло, матрас, кружку и чашку... Все, что у нее было.
  
  Журнал мод под одеждой Нио зашелестел, заставив ту ухмыльнуться на секунду, прежде чем неожиданный толчок сбил ее с ног.
  
  На секунду Нио задумалась, что произошло с ней - она столкнулась с кем-то? Врезалась во что-то, задумавшись о журнале?
  
  Однако толчок повторился. Затем еще раз. И еще раз...
  
  Нио моргнула и взглянула на землю в непонимании.
  
  Дрожала... Сама земля.
  
  ***
  
  Доктор Мерлоу сжимал в руках свою голову, глядя на стол перед собой.
  
  Образец семь - напал на ученых, уничтожен.
  
  Образец сто шесть - вышел из-под контроля, уничтожен.
  
  Образец три - не отвечал на попытки контроля, уничтожен.
  
  Отчеты. Отчеты. Отчеты.
  
  Проект A - потери: сорок два образца, семь ученых, два человека обслуживающего персонала.
  
  Проект B - потери: семь образцов, двенадцать ученых, четыре человека обслуживающего персонала.
  
  Проект C - потери: три подопытных, один образец, четыре обработанных образца, один ученый.
  
  Потери. Потери. Потери.
  
  Как?!
  
  КАК ЭТО ВОЗМОЖНО?!
  
  Мерлоу предусмотрел все!
  
  Эти убогие недоученые - это все их вина! Эти идиоты не используют его наработки правильно! Эти ублюдки, эти жалкие ничтожества!
  
  Мерлоу смотрел на списки раз за разом.
  
  Заявление на увольнение. Уведомление об официальном открытии уголовного дела. Коллективный иск.
  
  Мерлоу не понимал.
  
  Разве он не старается на благо всего Ремнанта?! Как они могут не ценить его работу?! Как они могут не понимать, сколько благого он сделал на благо всего Ремнанта?!
  
  Со времен древних Королевств, сохранившихся только в легендах - гримм были величайшим врагом человечества, врагом всех фавнов.
  
  И именно он и только он мог положить этому конец!
  
  Он должен был навсегда подчинить гримм! Открыть правду о их природе, взять их под контроль, превратить их из врагов в послушный инструмент!
  
  Как он мог проиграть?!
  
  Он знал о гримм все! Он контролировал их, он провел столько часов и теперь он...
  
  Как это могло произойти?!
  
  Мерлоу поднялся со своего кресла, чтобы сделать шаг к своему серванту и откупорить бутылку вина, однако вместо этого резкий толчок сбил того с ног. Мерлоу замер.
  
  Затем еще толчок повалил того на спину. Затем еще один. И еще один.
  
  И после был хруст и скрежет. Словно бы звук ломающегося стекла...
  
  Или металла.
  
  Спустя мгновение красная лампочка неожиданно загорелась на коммуникаторе Мерлоу, извещая того о еще одном инциденте, заставив того, стоило ему только подняться, буркнуть раздраженно в ответ,- Слушаю.
  
  -ГРИММ!- раздался крик,- ГРИММ ВЫРВАЛИСЬ НА СВОБОДУ! ПОДКОП! ГРИММ СДЕЛАЛИ ТОННЕЛЬ! ОРДА ВОРВАЛАСЬ В ЗДА-НЕТ-НЕТ-НЕ...
  
  Спустя еще мгновение связь прервалась с громким хрустом.
  
  Мерлоу замер на секунду.
  
  Гримм... Вырвались на свободу?! Образцы?! Все образцы?!
  
  И... Подкоп... Тоннель...
  
  Гримм не настолько умны, чтобы догадаться до подкопа... Если только...
  
  Мерлоу замер.
  
  Так значит... Слухи не врали...
  
  Суперорда... Суперорда напала на Гору Гленн...
  
  Мерлоу замер.
  
  И где-то вдалеке раздался вой сирен.
  
  ***
  
  -Что думаешь?- солдат протянул своему товарищу сигарету, после чего подпалил ее тому, а затем себе,- Это правда? Суперорда?
  
  -Откуда мне знать,- его сослуживец втянул дым, после чего чихнул,- Я одного с тобой звания.
  
  -Поэтому я и спросил что ты "думаешь", а не то, что ты "знаешь",- первый из солдат закатил глаза, после чего отвернулся, прислонившись к турели спиной,- И вообще, брось. Все старшие офицеры ушли сейчас... С капитанами.
  
  Словно бы не до конца веря в правдивость слов своего товарища второй солдат оглянулся вокруг, прежде чем выдохнуть,- Я без понятия и тебе не советую о таком задумываться.
  
  -Да брось ты,- первый солдат втянул воздух, после чего закурил, словно бы сравнивая их на вкус,- На этом участке только мы с тобой... Черт, я без понятия, но если ты выглянешь - что нас на стене сейчас человек десять или двадцать - всех остальных забрали с собой капитаны... На тебя никто не донесет.
  
  На эти слова второй только вздохнул еще раз,- Следи за обстановкой.
  
  -Окей-окей, мистер "я не могу поддержать даже минимальный диалог",- солдат отвернулся на секунду, глядя вдаль, после чего моргнул,- Ха?
  
  -Чего тебе?- второй солдат повернулся в его сторону,- Я уже сказал, я не знаю ничего о...
  
  После этого второй солдат моргнул, глядя на первого.
  
  Взгляд первого был прикован к точке впереди. Нахмурившись, второй проследовал взглядом, прежде чем наткнуться на то, что видел первый.
  
  На секунду установилась тишина, прежде чем сигарета медленно выпала из ослабевших пальцев солдата.
  
  -Я же... Не один... Это вижу...- солдат моргнул, глядя вперед.
  
  -Нет,- второй ответил,- Не один.
  
  Спустя еще мгновение толчок сбил с ног солдат. Затем еще толчок. И еще один.
  
  На мгновение установилась тишина вновь, прежде чем раздался крик.
  
  -ОРДА! ОРДА!- крик солдата вдалеке звучал громко,- ВСЕОБЩАЯ ТРЕВОГА!
  
  Спустя еще мгновение медленный гул сирен разнесся по городу.
  
  ***
  
  Гроза начинается с молнии, но молния бывает так незаметна.
  
  Мгновенная вспышка света, исчезающая спустя сотую долю секунды. Можно моргнуть и пропустить ту.
  
  Но не гром.
  
  Гром невозможно пропустить. Медленный и раскатистый, он появляется гораздо позже молнии, словно бы подтверждение случившемуся удару молнии. Словно бы подтверждение началу грозы.
  
  Гром не столь мгновенен и ярок, как молния... Но гром нельзя пропустить.
  
  И гром разнесся по Горе Гленн, на ходу превращаясь в гул сотен сирен.
  
  ***
  
  Синдер упала от первого удара на землю, после чего ухватилась за диван, удерживаясь от того, чтобы следующий толчок не подбросил ее вновь.
  
  Джонатан, упав рядом, мгновенно протянул к той руки - и Синдер мгновенно отпустила софу, обняв Джонатана, ища защиты в его объятиях.
  
  На секунду толчки прекратились, прежде чем Синдер услышала гул.
  
  Это был мерный гул, такой, какой можно было бы услышать в аэропорту, объявляющий о задержке рейса, или, может быть, в школе, если бы директор решил что-то передать для всех учеников...
  
  Но этот гул был другим.
  
  Что-то... В нем было что-то.
  
  Возможно громкость. Гул звучал громко, пробиваясь через закрытые двери и окна в квартиры людей.
  
  Возможно его длительность. Это было не короткое объявление, а долгий гул, сирена, цель которой была в привлечении внимания.
  
  Или, возможно, тот факт, что это звучало по всему городу.
  
  Сирена длилась одну секунду, затем вторую, третью...
  
  Спустя десяток секунд гул неожиданно прекратился, после чего Синдер услышала голос. Приятный в иных условиях женский голос говорил громко, четко и отчетливо, наводя на мысль о роботе, вызывая нервозность самим фактом своего разговора.
  
  -ЖИТЕЛИ. ГОРЫ. ГЛЕНН. ПРОШУ. ВАС. ПРОСЛЕДОВАТЬ. В. БЛИЖАЙШИЕ. УБЕЖИЩА,- Отчетливо произнося каждое слово, голос продолжил говорить,- В. ДАННЫЙ. МОМЕНТ. НА. ГОРУ. ГЛЕНН. НАДВИГАЕТСЯ. ОРДА. ГРИММ. УРОВЕНЬ. ОПАСНОСТИ. ДЕВЯТЬ.
  
  После этого сирена замолчала также неожиданно, как и заговорила, после чего Синдер подняла взгляд, столкнувшись глазами с Джонатаном.
  
  В его глазах она увидела...
  
  Все.
  
  -Кажется...- Джонатан проговорил одними губами,- Началось.
  
  После чего сирена поднялась вновь, с целью повторить сказанное вновь. Затем еще раз. И еще раз.
  
  В ночь с первого на второе октября суперорда напала на Гору Гленн.
  
  С момента, как Джонатан Гудман оказался в столь новом, столь незнакомом мире, Ремнанте прошло...
   Восемь недель.
  
  8:00:00
  
  ЖИТЕЛИ. ГОРЫ. ГЛЕНН...
  
  Какое-то сюрреалистическое чувство засело внутри Джонатана.
  
  ПРОШУ. ВАС. ПРОСЛЕДОВАТЬ...
  
  Мне кажется... Что значат эти слова? Эти буквы вообще складываются в слова?!
  
  В. БЛИЖАЙШИЕ. УБЕЖИЩА...
  
  Кажется, я забыл закрыть входную дверь... Зеркало, точно, я сломал зеркало...
  
  В. ДАННЫЙ. МОМЕНТ...
  
  Синдер! Точно, Синдер!
  
  НА. ГОРУ. ГЛЕНН...
  
  Взгляд Джонатана упал на Синдер, глядящую на него так... Испуганно... В ожидании. С надеждой...
  
  НАДВИГАЕТСЯ. ОРДА. ГРИММ...
  
  Началось, Джонатан. Началось...
  
  УРОВЕНЬ. ОПАСНОСТИ. ДЕВЯТЬ...
  
  Где-то вдалеке раздался пронзительный крик.
  
  Холодный и отчетливый голос робота сменился на вой сирен вновь, оповещая весь город о происходящем нападении гримм.
  
  Что ты будешь делать, Джонатан?
  
  Джонатан замер, глядя на Синдер.
  
  Что?
  
  ***
  
  -Гигантский невермор!- крик Оливии едва не потонул в вое сирены городы,- Угроза на два часа! Роман!
  
  Роман вступал в конфликты с полицейскими и ранее.
  
  Покупка нелегальных веществ? Контрафактный алкоголь? Сигареты без разрешения?
  
  Роман знал как минимум восемь полицейских участков досконально и изнутри.
  
  ЖИТЕЛИ. ГОРЫ. ГЛЕНН...
  
  С военными? Нет, ни разу. Роман не конфликтовал с военными ни разу до того...
  
  ПРОШУ. ВАС. ПРОСЛЕДОВАТЬ...
  
  Давящий на уши голос говорил медленно, размеренно, произнося фразу за фразой.
  
  В. БЛИЖАЙШИЕ. УБЕЖИЩА...
  
  Где-то вдалеке раздался крик - пронзительный высокий крик. Где-то завыла автомобильная сигнализация. Где-то раздавались звуки топота.
  
  В. ДАННЫЙ. МОМЕНТ...
  
  -Угроза на два часа!- Роман сглотнул, после чего развернулся в сторону, глядя на мелькнувшую, едва видимую на фоне темного ночного неба фигуру.
  
  НА. ГОРУ. ГЛЕНН...
  
  На фоне ночного неба фигура огромного гримм выделялась как темная клякса, заслоняющая тусклый свет ночного неба.
  
  НАДВИГАЕТСЯ. ОРДА. ГРИММ...
  
  -Оценка ситуации!- Оливия выкрикнула, не сбавляя скорость движения,- Гретчен, угроза на семь часов!
  
  УРОВЕНЬ. ОПАСНОСТИ. ДЕВЯТЬ...
  
  -Пикирование!- раздался крик Гретчен, после чего Роман, подчиняясь вбитым в подкорку его разума рефлексам тут же бросился в сторону, уходя от удара гигантского невермора.
  
  Со скрежетом ломаемого бетона гигантский невермор врезался в землю, вырывая комья асфальта когтями, после чего Роман мгновенно развернулся. Спустя его мгновение снаряд вылетел из его оружия, врезаясь в голову создания, заставляя того покачнуться из сторону в сторону.
  
  -Гретчен!- крик Оливии едва пробился через рев монстра.
  
  -Действую!- спустя еще мгновение голова гигантского невермора качнулась в другую сторону, столкнувшись с кулаком девушки,- Роман, угроза!
  
  Роман бросил взгляд в небо, прежде чем ругнуться в полную силу,- Угроза пикирует! Оливия!
  
  -Поняла!- спустя еще мгновение Роман прикрыл на секунду глаза, после чего даже сквозь прикрытые глаза он увидел, как на мгновение улицу залило светом,- Угроза устранена!
  
  Крик гигантского невермора раздался вновь - на этот раз прерванный еще одним ударом Гретчен,- Земля на три часа!
  
  Роман поднял взгляд в небо, прежде чем сообразить сказанное и сместить взгляд вниз,- Дефсталкер!
  
  Нависающая фигура гигантского создания казалась столь неуместной на темной улице, полной припаркованных машин и только начинающих загораться уличных фонарей.
  
  В голове Романа не проскочило никакой мысли.
  
  Откуда здесь Дефсталкер?! Они пробились через стены?!
  
  Вместо этого Роман отреагировал отступая назад - прыжок и он оказался за Оливией.
  
  Сверкнула еще одна вспышка - на этот раз Роман не успел прикрыть глаза - и грохот оповестил его, что оружие Оливии сработало вновь, посылая вперед разогнанный до невероятных скоростей снаряд, на ходу превращающийся в плазму, прежде чем Дефсталкер замер - и через пробитую в его теле брешь хлынула тягучая черная маслянистая жидкость.
  
  -Земля на два часа!- за спиной мгновенно обмякшего дефсталкера появилась новая фигура,- Земля на три часа! Земля на шесть часов! Угроза на три часа! Угроза на пять часов! Угроза на семь часов!
  
  И вновь раздался вой сирен.
  
  ***
  
  ЖИТЕЛИ. ГОРЫ. ГЛЕНН...
  
  -Быстрее, быстрее!- крики солдат тонули в грохоте стреляющих турелей, отчаянно ведущих огонь по движущимся целям,- Левый два-семь!
  
  ПРОШУ. ВАС. ПРОСЛЕДОВАТЬ...
  
  Над стеной промелькнула огромная черная тень - прежде чем взрыв попавшего снаряда поглотил фигуру монстра, тут же заклокотавшего от боли - как и десятки, сотни подобных.
  
  В. БЛИЖАЙШИЕ. УБЕЖИЩА...
  
  -Левый семь-три!- раздавались крики офицеров, оставшихся на стене,- Правый семь-один! Правый шесть-три! Правый пять-четыре! Левый два-два!
  
  В. ДАННЫЙ. МОМЕНТ...
  
  -НЕТНЕТНЕТЕ!- Хруст. Грохот. Крики. Стрельба. Вой. Сирены. Голос.
  
  НА. ГОРУ. ГЛЕНН...
  
  -ЛЕВЫЙ СЕМЬ-ТРИ! ЛЕВЫЙ СЕМЬ-ТРИ!- крик офицера, стрельба из табельного оружия,- ЛЕВЫЙ СЕМЬ-ТРИ!
  
  НАДВИГАЕТСЯ. ОРДА. ГРИММ...
  
  -ЛЕВЫЙ СЕМЬ-ТРИ ПОТЕРЯН!- крик, тонущий в грохоте стрельбы и крике солдат,- ЛЕВЫЙ СЕМЬ-ТРИ ПОТЕРЯН!
  
  УРОВЕНЬ. ОПАСНОСТИ. ДЕВЯТЬ...
  
  -Простите нас, Братья, ибо мы отправляемся к вам...- тихий голос офицера был прерван криком солдат.
  
  Грохот. Вой. Стрельба. Сирены.
  
  ***
  
  ЖИТЕЛИ. ГОРЫ. ГЛЕНН...
  
  -ТРЕТИЙ ОФИЦЕР НА ЛЕВЫЙ ФЛАНГ!- голос капитана прорвался через крик солдат,- ПАНИКА СРЕДИ ГРАЖДАНСКИХ!
  
  ПРОШУ. ВАС. ПРОСЛЕДОВАТЬ...
  
  -Пустите нас!- какофония криков, детский плач, вой,- С дороги!
  
  -ПОЛНАЯ ЭВАКУАЦИЯ!- крик капитана Децимуса прорвался даже через крики гражданских,- ВСТАТЬ В ДВЕ КОЛОННЫ!
  
  В. БЛИЖАЙШИЕ. УБЕЖИЩА...
  
  -Я являюсь...- бросившийся вперед полноватый мужчина мгновенно получил ударом приклада по лицу, упав на землю.
  
  -ВСТАТЬ В ДВЕ КОЛОННЫ!- крик Децимуса прорезал крики вновь.
  
  В. ДАННЫЙ. МОМЕНТ...
  
  Предупредительный выстрел в воздух заставил часть людей замереть - а часть броситься прочь.
  
  -ПОЛНАЯ ЭВАКУАЦИЯ!- солдатам не было дела до убегающих. Оставшаяся группа гражданских была мгновенно окружена, после чего крик капитана долетел вновь,- ВСТАТЬ В ДВЕ КОЛОННЫ! ШАГОМ - МАРШ!
  
  НА. ГОРУ. ГЛЕНН...
  
  Грохот марширующих солдат разнесся по улице, заглушая крики паникующих гражданских.
  
  -К МЕТРО! В ТУННЕЛИ!- крик капитана раздался вновь, направляя солдат и окруженных гражданских,- ГОТОВНОСТЬ ОДИН! ГОТОВНОСТЬ ОДИН!
  
  НАДВИГАЕТСЯ. ОРДА. ГРИММ...
  
  -Земля на три часа!- раздался крик одного из дозорных,- Угроза шесть часов! Угроза семь! Угроза восемь!
  
  -Третий отряд - полицейское управление!- подчиняясь приказам несколько солдат мгновенно отреагировали, выйдя из строя,- Контроль угрозы! Контроль земли! Держать оборону!
  
  -Так точно!- раздался крик солдат.
  
  УРОВЕНЬ. ОПАСНОСТИ. ДЕВЯТЬ...
  
  -Мы вас вытащим...- капитан проговорил, едва шевеля губами,- Мы вас всех вытащим...
  
  Вой. Крики. Паника. Стрельба.
  
  Сирены.
  
  ***
  
  Джонатан бросился мгновенно к запасам праха.
  
  "Черт, черт, черт" - не понимая, говорил он это вслух или нет, Джонатан открывал банку за банкой,- Мистраль? Вейл? Атлас? Мантл? Куда, куда, куда...
  
  -Джон..- Синдер попыталась обратиться, но Джонатан лишь отмахнулся,- Не время, не время, не время!
  
  Огонь - нет, вода - нет, лед... Лед - нет, нет, нет, нету!
  
  Движения были быстры и обрывочны, прах падал на землю, рассыпаясь мгновенно, мешаясь на полу.
  
  ЖИТЕЛИ. ГОРЫ. ГЛЕНН...
  
  -Нашел, нашел!- Джонатан подхватил контейнер с нужным прахом,- Сейчас, сейчас...
  
  Клекот, словно бы от огромной птицы, заставил Джонатана замереть на секунду, после чего, едва повернув голову в сторону окна отпрыгнуть назад, подхватывая Синдер. Спустя еще мгновение, свалившись в сторону Джонатан увидел, как перед его глазами кирпичный дом задрожал, после чего словно бы пушинки кирпичи разлетелись в сторону, прежде чем перед лицом Джонатана мелькнула огромная черная тень.
  
  ПРОШУ. ВАС. ПРОСЛЕДОВАТЬ...
  
  Черная тень, мелькнув еще раз, неожиданно исчезла, после чего Джонатан услышал клекот птицы вновь.
  
  -Синдер, держись!- Джонатан обнал ту, после чего закрыл глаза,- Я есть сама движущаяся точка, я есть непоколебимая точка связи, я есть движение и путь, ибо слово мое Via...
  
  В. БЛИЖАЙШИЕ. УБЕЖИЩА...
  
  Клекот птицы раздался вновь, становясь ближе и ближе, заставив Синдер зажмуриться, прежде чем понять, что клекот вдруг прекратился.
  
  -Сейчас, черт, мать,- Джонатан мгновенно поднялся и Синдер открыла глаза, осматриваясь вновь,- Твою мать, твою мать, твою мать...
  
  В. ДАННЫЙ. МОМЕНТ...
  
  -Где мы?- Синдер огляделась вокруг. Это здание было ей незнакомо...
  
  -Не время, не время,- Джонатан не ответил ей,- Сейчас, правый, два луча...
  
  Джонатан вдруг остановился, оглядываясь вокруг,- Сейчас, маркер... В правительстве должен быть маркер, должен быть... Где-то здесь!
  
  НА. ГОРУ. ГЛЕНН...
  
  Джонатан бросился к столу, заставив Синдер оглядеться.
  
  Это место ей было незнакомо. Кабинет... Стол... Стулья... Стол для совещаний...
  
  -Сейчас, сейчас!- Джонатан, выхватив со стола маркер, тут же бросился к стене,- Третий луч... Мать, нет, сейчас!
  
  НАДВИГАЕТСЯ. ОРДА. ГРИММ...
  
  Стерев рукавом рисунок, Джонатан тут же начал рисовать новый.
  
  -Север, башня, третий на... Третий на девять,- путаясь в словах, Джонатан пытался рисовать на стене что-то,- Луна... Луна, ретроградный... Ретроградный Меркурий? Нет, не он, сейчас... Почему у меня нет серебра?!
  
  УРОВЕНЬ. ОПАСНОСТИ. ДЕВЯТЬ...
  
  Неожиданно Джонатан замер, развернувшись к Синдер,- Нио...
  
  По городу вновь разнесся вой сирен.
  
  ***
  
  Клекот невермора заставил Нио броситься в сторону, спасаясь от когтей птицы, прежде чем броситься вперед.
  
  "Давай, Нио, давай! Давай, подвал близко!"
  
  ЖИТЕЛИ. ГОРЫ. ГЛЕНН...
  
  -Моя дочь! Моя дочь осталась внутри!- крики бегущих гражданских, одинокая девушка бросается наперерез толпе людей. Толпе все равно.
  
  ПРОШУ. ВАС. ПРОСЛЕДОВАТЬ...
  
  Толпа сбивает девушку, не останавливаясь. тихи затоптанной быстро стихли, потонув в грохоте и криках гримм.
  
  -ЗЕМЛЯ СЕМЬ ЧАСОВ! ЛЕВЫЙ СЕМЬ-ДВА ПОТЕРЯН!- ночное небо озарилось на секунду вспышками взрывов, в которых потонули даже крики гримм.
  
  В. БЛИЖАЙШИЕ. УБЕЖИЩА...
  
  Появившаяся перед Нио фигура беовульфа замахнулась когтями - прежде чем несколько пуль сбили того, заставив того упасть.
  
  -ГРАЖДАНСКИЕ ДВА ЧАСА!- крик офицера разнесся по улице,- СЕДЬМОЙ ОТРЯД - ПРАВЫЙ ФЛАНГ! УГРОЗА СЕМЬ ЧАСОВ! ЗЕМЛЯ ТРИ ЧАСА!
  
  В. ДАННЫЙ. МОМЕНТ...
  
  Нио поднырнула под удар Урсы, возникшего на упавшей фигуре беовульфа, спасаясь от когтей.
  
  Взрыв снаряда совсем рядом неожиданно откинул ту, после чего свалившись на землю Нио замерла.
  
  В ушах звенело. Было холодно. Было тихо.
  
  Очень тихо.
  
  НА. ГОРУ. ГЛЕНН...
  
  Издалека, тихо, звучали слова сирен.
  
  Нио моргнула несколько раз, но картина перед ее глазами не менялась, словно бы была отпечатана на ее зрачках.
  
  Темно. Очень темно.
  
  НАДВИГАЕТСЯ. ОРДА. ГРИММ...
  
  Страшно. Очень страшно.
  
  Никто не хотел умирать. Нио не хотела умирать.
  
  Странное ощущение - Нио вдруг поняла, что кто-то обнял ее. Кто-то оторвал ее от земли и понес.
  
  И у Нио не было сил сделать с этим-что либо.
  
  Было очень холодно. Нио не чувствовала ног.
  
  -...перелом...- голос пробивался неохотно через пелену,- ...на месте... срочная помощь... эвакуация... не знаю... черт...
  
  УРОВЕНЬ. ОПАСНОСТИ. ДЕВЯТЬ...
  
  Сирены. Сирены были настолько громкими, что пробивались даже в разум Нио.
  
  Очень-очень холодно и больно...
  
  ***
  
  -ДЕРЖАТЬ ПРАВЫЙ ФЛАНГ!- крик капитана Айсы разнесся над солдатами,- ДЕРЖАТЬ ДО ПОДХОДА ГРАЖДАНСКИХ!
  
  Сирена звучали так громко, что даже пытаясь заткнуть уши никому бы не удалось сделать этого.
  
  -УГРОЗА СЕМЬ ЧАСОВ! ЗЕМЛЯ ДВА ЧАСА!- стрельба и крики, вой и грохот, рев и клекот,- ПРАВОЕ ЗДАНИЕ - СЕМЬ ЧАСОВ! УГРОЗА СЕМЬ ЧАСОВ!
  
  ЖИТЕЛИ. ГОРЫ. ГЛЕНН...
  
  Волна за волной - гримм давили людей, не обращая внимания на гражданских. Безумное черное месиво топило улицы, пробиваясь внутрь домов и ограждений. Грохот стрельбы - вои умиравющих - крики паникующих.
  
  -ПАНИКА НА ЛЕВОМ ФЛАНГЕ!- крик солдата пробился через грохот.
  
  ПРОШУ. ВАС. ПРОСЛЕДОВАТЬ...
  
  -СТРЕЛЯТЬ ПАНИКУЮЩИХ!- приказ был отдан, чтобы смениться мгновенно грохотом выстрелов.
  
  Крики на секунду усилились, лишь для того, чтобы полностью исчезнуть спустя мгновение.
  
  В. БЛИЖАЙШИЕ. УБЕЖИЩА...
  
  -ПРАВЫЙ ФЛАНГ НЕ СПРАВЛЯЕТСЯ!- вой беовульфа столкнулся с криком солдата,- ДЕРЖИМСЯ ДО ПОСЛЕДНЕГО!
  
  -ШЕСТОЙ ОТРЯД УНИЧТОЖЕН!- крики, столько криков...
  
  В. ДАННЫЙ. МОМЕНТ...
  
  -ДЕРЖАТЬ ОБОРОНУ!- голос капитана врезался в крики солдат,- ГДЕ УРД?! ГДЕ ПОДКРЕПЛЕНИЯ?!
  
  -ДЕРЖАТ МИСТРАЛЬСКУЮ!- подскочив к капитану солдат ответил, после чего попытался вздохнуть,- Гражданские движутся со стороны Марша Лейбина!
  
  НА. ГОРУ. ГЛЕНН...
  
  -ОТСТУПАЕМ В СТОРОНУ ПРАВОГО ВХОДА!- приказ капитана разнесся по рядам солдат, после чего был подтвержден выстрелом из пистолета капитана,- СЕДЬМОЙ ОТРЯД ДЕРЖИТ ПОЗИЦИИ!
  
  -ТАК ТОЧНО МЭМ!- нестройный хор ответов солдат донесся до капитана.
  
  НАДВИГАЕТСЯ. ОРДА. ГРИММ...
  
  Подхватив ближайшую винтовку Айса передернула затвор, дослав патрон в патронник, прежде чем прицелиться,- НА НАШИХ ПЛЕЧАХ ЖИЗНИ МИЛЛИОНОВ! ВПЕРЕД, СОЛДАТЫ ГОРЫ ГЛЕНН!
  
  УРОВЕНЬ. ОПАСНОСТИ. ДЕВЯТЬ...
  
  Солдаты медленно отступали перед безликой ордой.
  
  ***
  
  Почему?! ПОЧЕМУ?! ПОЧЕМУПОЧЕМУПОЧЕМУ?!
  
  Да будет Ад на Земле!
  
  ЖИТЕЛИ. ГОРЫ. ГЛЕНН...
  
  Ад, ад, ад...
  
  Грохот и крики, стрельба и рев.
  
  За окнами мелькали чудовища. Огромный скорпион разрывает на части солдата. Солдат бросает взрывчатку в орду огромных волков. Гигантский ворон врывается в здание, выдирая турель с корнем.
  
  ПРОШУ. ВАС. ПРОСЛЕДОВАТЬ...
  
  Толпы людей давят друг друга, спасаясь от монстра.
  
  Стрельба и взрывы, солдаты обороняются до последнего.
  
  Крики офицеров и мелькание теней.
  
  В. БЛИЖАЙШИЕ. УБЕЖИЩА...
  
  Что... Что мне делать?! ЧТО МНЕ ДЕЛАТЬ?!
  
  Беги, Джонатан. Беги. Спасай себя!
  
  Обмякшее тело Нио на руках. Паника в глазах Синдер, спрятавшейся в самом углу. Выбитые стекла.
  
  Кровь бежит по ногам Нио. Синюшные, отечные ноги. Стопа неестественно вывернута. Бледное лицо. Осколок кости из бедра.
  
  В. ДАННЫЙ. МОМЕНТ...
  
  Это конец, Джонатан! Спасай свою шкуру! Ад, ад на этой земле! Возрадуйся, ибо твои молитвы были услышаны! Добро пожаловать в Ад, где ты ничего не решаешь, Джонатан! Твоя молитва быть бесполезным отвечена и услышана! Ад сошел на Землю, Джонатан! Так беги, Джонатан, беги!
  
  НА. ГОРУ. ГЛЕНН...
  
  Крики. Сирены. Выстрелы. Вой. Рев. Плач. Взрывы.
  
  Нио на руках не отвечает. Паника в глазах Синдер.
  
  НАДВИГАЕТСЯ. ОРДА. ГРИММ...
  
  Удар. Резкий удар и земля содрогнулась.
  
  Стекла, что еще оставались в зданиях лопнули, осыпавшись со звоном, не слышим за ревом.
  
  Примордиальный рев освобожденного чудовища.
  
  УРОВЕНЬ. ОПАСНОСТИ...
  
  И на секунду Джонатан замер, глядя через открытое окно.
  
  Столь маленькая точка на горизонте, что становилась больше и больше.
  
  Сквозь пелену и темноту Джонатан видел.
  
  Огромные крылья, закрывающие ночное небо.
  
  Пасть, оскаленная в ненависти.
  
  "Дракон..."- на грани сна и яви Джонатан проговорил медленно одними губами...
  
  ДЕСЯТЬ...
  
  ***
  
  -ДЕЦИМУС!- выстрел, еще, третий,- ПОДКРЕПЛЕНИЯ!
  
  ЖИТЕЛИ. ГОРЫ. ГЛЕНН...
  
  Просто стреляй. Стреляй в орду. Беовульф перевернул машину - стреляй. Урса разорвал солдата - стреляй. Невермор врезался в здание - стреляй.
  
  ПРОШУ. ВАС. ПРОСЛЕДОВАТЬ...
  
  Стреляй. СТРЕЛЯЙ! СТРЕЛЯЙ!
  
  В. БЛИЖАЙШИЕ. УБЕЖИЩА...
  
  Нажимай на курок. Не думай. Не смотри. Не слушай. Стреляй.
  
  Не смотри на их оскал. Не слушай их криков. Не думай о их смерти. Стреляй.
  
  В. ДАННЫЙ. МОМЕНТ...
  
  Рядом стреляют другие - не смотри. Не отвлекайся на приказы. Стреляй.
  
  Отступай. Стреляй. Наступай. Стреляй. Защищайся. Стреляй. Атакуй. Стреляй.
  
  НА. ГОРУ. ГЛЕНН...
  
  Небо закрыло чудовище. Свет померк. Луна не светит больше.
  
  Стреляй. Стреляй. Стреляй.
  
  НАДВИГАЕТСЯ. ОРДА. ГРИММ...
  
  Уродливая черная капля падает на землю, превращаясь в беовульфа. Стреляй.
  
  Брат по оружию падает без руки. Стреляй.
  
  Гражданские давят гражданских. Стреляй.
  
  УРОВЕНЬ. ОПАСНОСТИ. ДЕСЯТЬ...
  
  Твое тело рвут на части. Стреляй.
  
  Ты умираешь. Стреляй.
  
  Стреляй до конца.
  
  Стреляй после.
  
  Сирены воют вновь.
  
  Стреляй.
  
  ***
  
  -ОХОТНИКИ ДВА ЧАСА!- крик солдата заставил Урда сместить взгляд,- ЧЕТВЕРО!
  
  Мелькающие фигуры охотников - взрывы, удары, аура,- ПЕРВЫЙ ОТРЯД УНИЧТОЖЕН! СТЕНЫ ПОЛНОСТЬЮ ПОТЕРЯНЫ!
  
  ЖИТЕЛИ. ГОРЫ. ГЛЕНН...
  
  Последняя турель замолчала. Радио замолчало. Приказы некому больше слушать.
  
  ПРОШУ. ВАС. ПРОСЛЕДОВАТЬ...
  
  -ПРИКРЫВАТЬ ОХОТНИКОВ!- приказы уходят в пустоту, но кто-то продолжает стрелять. Солдаты погибают, но продолжают стрелять,- ОТСТУПАЕМ К ПРАВОМУ ВХОДУ В МЕТРО!
  
  В. БЛИЖАЙШИЕ. УБЕЖИЩА...
  
  -МЕДПОМОЩЬ!- новый крик вмешивается в какофонию, в звуки Ада на Земле,- РЕБЕНОК!
  
  Урд повернулся лишь для того, чтобы увидеть мальчишку - гражданского - держащего на руках ребенка.
  
  В. ДАННЫЙ. МОМЕНТ...
  
  -ГОСПИТАЛЯ НЕТ!- нет времени думать. Нет размышлений, как он оказался за кордоном. Нет смысла,- ОТСТУПАЕМ К ПРАВОМУ ВХОДУ! ВТОРОЙ ОТРЯД ОСТАЕТСЯ!
  
  -ВТОРОЙ ОТРЯД УНИЧТОЖЕН!- голос отвечает мгновенно.
  
  НА. ГОРУ. ГЛЕНН...
  
  -СДЕЛАЙ ЧТО-НИБУДЬ!- гражданский оказывается за спиной Урда,- МНЕ ПЛЕВАТЬ! ДЕЛАЙ ЧТО-НИБУДЬ!
  
  ДЕЛАЙ, ДЖОНАТАН, ДЕЛАЙ!
  
  На секунду Урд словно бы услышал крик, прежде чем замереть.
  
  -ТРЕТИЙ ОТРЯД УНИЧТОЖЕН! ЧЕТВЕРТЫЙ ОТРЯД ДЕРЖИТ ПОЗИЦИЮ!- крики солдат возвращаются капитану,- ОТСТУПАЕМ!
  
  НАДВИГАЕТСЯ. ОРДА. ГРИММ...
  
  -ОТСТУПАЕМ!- Урд развернулся к мальчишке.
  
  Сколько ему. Восемнадцать? Меньше?
  
  Девчонка на руках - лет восемь.Открытый перелом левой ноги. Шок. Кровопотеря. Кровотечение.
  
  -НИЧЕГО НЕ СДЕЛАТЬ!- крик Урда в ответ.
  
  УРОВЕНЬ. ОПАСНОСТИ. ДЕСЯТЬ...
  
  Вой сирен заглушает приказы.
  
  ***
  
  Все, Джонатан.
  
  Вот и все.
  
  Ты ничего не мог сделать.
  
  Ты никого не мог спасти.
  
  Ничего не сделать.
  
  Вот и все, Джонатан.
  
  Все мертвы.
  
  Все мертвы.
  
  Нет.
  
  Что нет, Джонатан?
  
  Их еще можно спасти. Я все еще могу спасти их.
  
  Так делай, Джонатан! Настало время действовать.
  
  Словно бы на мгновение мир замер.
  
  Не было ни ужаса, ни криков, ни чудовищ, ни темной тени на небе, ни стрельбы.
  
  Не было ничего.
  
  Но были слова.
  
  Так произошло.
  
  ***
  
  -СЕЙЧАС ТЫ СПАСЕШЬ НИО,- гражданский указал на Урда,- ВОСЕМЬ ЧАСОВ! ВЫ БУДЕТЕ ДЕРЖАТЬСЯ ВОСЕМЬ ЧАСОВ!
  
  Урду было все равно. Гражданские не отдают приказы.
  
  Но Ад сошел на землю - и находясь в Аду люди готовы цепляться за любую ложь о спасении.
  
  -ВОСЕМЬ ЧАСОВ НЕ ВЫЙДЕТ!- крик раздался в ответ, солдаты стреляют в бесформенную массу тьмы впереди.
  
  -ВОСЕМЬ ЧАСОВ!- крик в ответ - и девчонка оказывается в руках капитана.
  
  Мгновение - и парня нет перед ним.
  
  -ЖИТЕЛИ. ГОРЫ. ГЛЕНН...- голос сирены разнесся вновь... Прежде чем прерваться голосом молодого парня,- ВОСЕМЬ ЧАСОВ! ДЕРЖАТЬ ОБОРОНУ ВОСЕМЬ ЧАСОВ!
  
  Сирены прервались вдруг, также неожиданно, как зазвучали в первый раз. На тысячную долю мгновения воцарилось оно. Молчание.
  
  Взрывы, выстрелы, крики, смерть вновь.
  
  -ЧЕТВЕРТЫЙ ОТРЯД УНИЧТОЖЕН!- крик солдата донесся до капитана, сорвавшего с себя пиджак, оторвавшего рукав для перевязки девчонки.
  
  -ВСЕ СЛЫШАЛИ ГОЛОС!- крик капитана разнесся по улице,- ДЕРЖИМ ОБОРОНУ! ВОСЕМЬ ЧАСОВ!
  
  Мысль капитана была одна.
  
  И если есть на свете Бог - тебе лучше быть его посланником.
  
  Так произошло.
   8:00:00
  
  Тишина
  
  7:59:59
  
  Урд постарался потуже перетянуть рану на ноги девчонки, не обращая внимания на крики солдат.
  
  Кровь, кровь - стереть рукой - не течет...
  
  -УГРОЗА СЕМЬ ЧАСОВ!- крик солдата прорвался через сознание Урда, заставив того подхватить девчонку на руки.
  
  Гримм везде - слева и справа, огонь, стрельба...
  
  Но сирены больше не кричали. Бесконечный монотонный голос тревоги перестал говорить.
  
  Если на свете был Бог - он смотрел сейчас на людей в ожидании.
  
  Возможно, милость божья найдет свой путь в этот ад.
  
  -ТРОЕ ПОТЕРЯНЫ!- крик офицера,- КОРДОН НА СИНЕМ СКВЕРЕ ПРОРВАН!
  
  -ОТСТУПАЕМ!- крик Урда, державшего на руках девчонку,- ОТСТУПАЕМ К МЕТРО! ДЕРЖАТЬ СТРОЙ! ДЕРЖАТЬСЯ ВОСЕМЬ ЧАСОВ! РАЗРЕШЕНИЯ УМИРАТЬ НЕ БЫЛО!
  
  И если есть спасение отсюда - даруй нам его.
  
  ***
  
  7:54:32
  
  Джонатан появился рядом с Синдер также неожиданно, как и всегда, из ниоткуда.
  
  Слезы бежали по щекам Синдер и нигде не было спасения от них.
  
  В комнате было тихо - но именно в этой тишине был слышен ад за стеной.
  
  Крики и взрывы, приказы и вой.
  
  И тишина.
  
  Тишина сменяется криками.
  
  Крики затихают.
  
  Тишина.
  
  Синдер бросилась к Джонатану, стараясь удержать свой единственный маяк в этом мире...
  
  -Не плачь, Синдер,- Синдер не видела лица Джонатана, но слышала его голос,- Не плачь. Мы сможем справиться со всем. Не плачь Синдер.
  
  Затем руки прижали ее, прежде чем Джонатан отстранился, глядя в лицо Синдер.
  
  В его глазах была... Обреченность. Решимость. Печаль. Поддержка.
  
  -Синдер,- и Джонатан улыбнулся,- Не слушай. Ничего не слушай. Слушай только меня. Смотри на меня. Не смотри в окна. Ты любишь рисовать?
  
  Синдер моргнула, прежде чем опустить взгляд от столь неожиданного вопроса,- Я... Не знаю...
  
  -Сейчас мы узнаем,- и Джонатан улыбнулся вновь в тишине.
  
  Крики. Взрывы.
  
  Не слушай ничего. Слушай Джонатана.
  
  -Синдер,- Джонатан замер и медленно выдохнул, глядя в глаза Синдер,- Не бойся. Я рядом. Сейчас мне нужно, чтобы ты помогла мне... Начертить кое-что...
  
  Джонатан отстранился и Синдер потянулась за ним, не отпуская.
  
  Вой. Проклятия. Плач.
  
  Тишина.
  
  -Все хорошо, Синдер,- Джонатан улыбался, глядя на нее,- Все хорошо. Просто помоги мне.
  
  И Синдер медленно кивнула.
  
  Если в ее жизни не было веры в Джонатана - в ее жизни не было ничего.
  
  -Нужно сдвинуть стол и начать рисовать на полу...- Джонатан отвел взгляд, оглядывая кабинет,- И...
  
  Джонатан вдруг замер, осекшись, глядя на Синдер, прежде чем улыбнуться,- И этого хватит. Точно хватит.
  
  Нам предстоит много работы.
  
  ***
  
  7:31:23
  
  Мерлоу слышал, как скрежетали когти по металлу, но ему было все равно.
  
  В здании его компании было пусто. Тихо. Спокойно.
  
  Рев гримм за дверью, но Мерлоу было все равно.
  
  Медленно Мерлоу поднес стакан с алкоголем дрожащими руками и сделал глоток, прежде чем отставить стакан.
  
  Скоро это кончится.
  
  Мысли спасали Мерлоу, отвлекая его от скрежета когтей по металлу.
  
  Укрепленная армированная дверь на входе в его кабинет.
  
  Не продержится долго.
  
  Я не буду жить в этом мире.
  
  Я не хочу жить в этом мире.
  
  Я не могу жить в этом мире.
  
  Мир, где моя наука не нужна. Мир, где я ошибся. Мир, где я не смог.
  
  Мерлоу дрожащими руками потянулся к бутылке алкоголя, после чего удар гримм по металлу заставил пол в его кабинете задрожать.
  
  Мерлоу подхватил бутылку алкоголя и сделал глоток.
  
  Скоро это закончится.
  
  ***
  
  7:02:11
  
  Кричащие люди.
  
  Матери погибших сыновей. Братья убитых сестер.
  
  Кто-то погиб от гримм.
  
  Кто-то был завален осколками.
  
  Кто-то погиб от пули.
  
  Был задавлен. Расстрелян. Взорван.
  
  Крики. Паника. Кто-то молится. Кто-то плачет. Кто-то просит солдат.
  
  Солдаты дрожат.
  
  Приказов не поступает.
  
  Бойня наверху. Гора Гленн потеряна. Захвачена гримм. Метро - последнее прибежище.
  
  Если наверху остались люди - они мертвы. Никто не спасется из Горы Гленн.
  
  В метро темно - кто-то перерезал коммуникации. Люди кричат. Тысячи. Сотни тысяч.
  
  Этот вход метро взят под контроль - но солдаты не знают.
  
  Западный вход - был он захвачен или солдаты держат его?
  
  Центральный вход - кто защищает его?
  
  Где Урд? Где солдаты? Где подкрепления?
  
  Сирена молчит. Лишь иногда раздаются выстрелы - и голос командира забирает нового солдата ко входу, на место погибшего. Никто не считает погибших.
  
  Крики. Плач. Мольба. Вой. Выстрелы.
  
  И тишина.
  
  ***
  
  6:43:13
  
  Где Найт?
  
  Почему его нет с ними?
  
  Оливия попыталась сказать что-то, но пробитая щека лишь закровила сильнее, заставив ее прижать бинт.
  
  Где Роман?!
  
  Взгляд Оливии нашел одинокого охотника в испачканном плаще, без шляпы и с прилипшими ко лбу волосами. Он сражается прямо сейчас.
  
  Оливия хотела подняться, но сломанная нога заставила ее, зашипев, упасть на землю.
  
  В лазарете метро нет подушек и простыней. Любые тряпки, что были под рукой. Свернутая одежда. Стонущие люди.
  
  Кто-то уже мертв. Их вынесут чуть позднее, когда солдаты заметят.
  
  Кто-то молча смотрит в стену.
  
  Их тело придет в норму. Их разум давно мертв.
  
  Оливия попыталась опереться на руку, но лишь бессильно ударилась о землю.
  
  Она привыкла к пяти пальцам на левой руке.
  
  Теперь их три.
  
  Где-то рядом поверхностно дышит девчонка. Переломанная нога. Врачи заберут ее как только закончат с прошлым.
  
  Слишком много ран. Слишком много смертей.
  
  Лазарет. Стоны. Приказы издалека.
  
  И тишина.
  
  ***
  
  6:00:17
  
  -Д-джонатан...- Синдер вздрогнула от звука удара, обернувшись в сторону двери, забаррикадированной мебелью,- В коридоре...
  
  -Не переживай, Синдер,- голос Джонатана прозвучал тихо, но ничего кроме него не было слышно. Тишина,- Продолжай рисовать. Я сейчас разберусь.
  
  И Джонатан исчез спустя мгновение. Синдер сжала руки, но продолжила рисовать.
  
  Линия здесь. Круг здесь. Странный символ. Она видела такой однажды где-то...
  
  Тишина. Молчание.
  
  Взрыв, что заставил затрястись здание, заставив Cиндер замереть.
  
  Тишина.
  
  Синдер продолжала рисовать, не слушая тишину. Пока он рисует - маркер скрипит. Если маркер скрипит - значит нет тишины. Значит что-то есть. Значит ей не страшно.
  
  Молчание.
  
  Спустя минуту Джонатан появился из ниоткуда.
  
  На лице следы гари, плаща нет. Футболка где-то порвана.
  
  -Не обращай внимания, Синдер. Все хорошо. Просто рисуй,- Джонатан продолжал улыбаться, словно бы ничего не изменилось. Синдер не смотрела на него.
  
  Тишина.
  
  В тишине есть Джонатан - поэтому Синдер может выдержать эту тишину. Делай то, что говорит Джонатан.
  
  И все будет хорошо.
  
  ***
  
  5:43:17
  
  Дракон до сих пор кружит над Горой Гленн.
  
  Он знает, что люди собрались под землей. Их много.
  
  Солдаты здесь и там.
  
  Гримм пробиваются - но люди кусаются в ответ. Свистят пули. Бьют взрывы. И все замолкает.
  
  Гримм ждут своего часа. Гримм молчат. Гримм собираются отрядами.
  
  Гримм роют подкопы. Гримм бьют со всех сторон.
  
  Еще один отряд исчез, а за ним гражданские. Шахтерские тоннели легко обваливаются.
  
  Еще одна семья, пытавшаяся скрыть в подвале. Сталь не стала преградой для гримм.
  
  Еще один лазарет, беззащитные жители. Еще одно убежище, паникующие люди.
  
  Один. Десять. Сто.
  
  Тысяча. Десять тысяч. Сто тысяч.
  
  Дракон не звал себя драконом. Не звал себя Ужасом Горы Гленн. Дракон не имел имени. Гримм не имеют имен.
  
  Гримм безлики. Гримм бесконечны. Гримм молчат.
  
  Гора Гленн осталась одна. Пустота. Тишина.
  
  Гримм ждет своего часа. Гримм копают подкопы.
  
  Все больше и больше гримм.
  
  Все меньше и меньше людей.
  
  ***
  
  5:14:17
  
  Мы есть башня и сила, мы есть Воля и Воля есть мы.
  
  Мы создаем путь, по которому идем - ибо идем в пустоте.
  
  Мы есть движение, ибо мы Via, слово нам имя и слово нам цель.
  
  От рыбака Египта и до ученого ЦЕРНа - лишь одна карта нашего движения не менялась никогда.
  
  Карта звездного неба.
  
  Мы находили путь по величайшей карте - но наш путь был к самим звездам.
  
  Ибо мы есть Воля и Воля есть мы.
  
  Не было никогда более великого ориентира, чем звезды этого неба.
  
  Не было никогда более лакомой цели нашего пути - чем звезды этого неба.
  
  Но наш путь не бессмысленен. Наш путь не окончен.
  
  Ибо мы сами есть движение. Ибо мы сами наша цель движения.
  
  Наша жизнь - наш путь - и звезды наша карта. Наши звезды есть наша цель - и наш разум есть карта к звездам.
  
  Через величие разума мы достигли звезд - через величие разума мы проходим путь.
  
  Наше движение не окончено.
  
  Ибо наш путь никогда не будет окончен. Ибо рожденный на Земле будет подниматься к звездам.
  
  Существующий путь - непройденный путь. Прошлое остается в прошлом, не становясь настоящим. Если мир изменяется - прошлое бессмысленно, ибо не служит картой настоящего. Ибо мы сами есть путь. Ибо мы сами есть движение.
  
  Не пройденный путь - путь, что должен исчезнуть.
  
  Линия рисунка становится новой линией, превращаясь в другую. Синдер рядом продолжает рисовать путь. Карта звездного пути. Тишина.
  
  Звезды в нашем небе наша цель. Нужен лишь путь.
  
  Рисуй, Джонатан.
  
  Нам предстоит много работы.
  
  ***
  
  4:44:44
  
  -ГРИММ ПРОРВАЛИСЬ В ПРАВОЙ РУБКЕ!- крик солдата заставил Айсу подобраться.
  
  Она устала, она постарела, но в ее теле еще хватит сил на сегодня.
  
  -ШЕСТОЙ ОТРЯД ЗА МНОЙ!- Айса подхватила автомат, бросившись наперерез.
  
  Гражданские не кричат. Крики привлекают гримм. Солдаты избавляются от тех, кто привлекает гримм.
  
  -ПРАВЫЙ КОРДОН ПОД УДАРОМ!- крики солдата резонируют в тишине подземных тоннелей.
  
  Технические помещения. Коммуникации под метро. Рельсы вперед и назад. Тоннели, в которых темно. Темно и тихо.
  
  -ВТОРОЙ ОТРЯД - ПРАВЫЙ КОРДОН!- приказ Айсы прозвучал громко, заставляя солдат бежать. Правый кордон нельзя потерять. Правый кордон держит лазарет.
  
  Крики солдат сменяются стрельбой и ревом гримм. Крик гражданских - удар приклада - молчание.
  
  Вой беовульфа, пытающегося вырваться из рубки. Внутри нет никого живого.
  
  Граната с пояса солдата закатывается в рубку. Взрыв.
  
  Дверь открывается и солдат стреляет вперед.
  
  Стена разорвана и раскурочена. Подкоп уходит далеко. Никакого шанса закрыть.
  
  -ОСТАВИТЬ РУБКУ! ЗАБАРРИКАДИРОВАТЬ!- солдаты начинают бросать мусор, блоки, кирпичи, заваливая дверь.
  
  Минута - и дверь засыпана,- ОТХОДИМ В ТУННЕЛИ!
  
  И солдаты бегут за капитаном. Грохот шагов стихает, отражаясь эхом от стен темных тоннелей.
  
  На станции остается лежать шестеро солдат - но гримм давно растворились.
  
  Тишина.
  
  ***
  
  4:00:00
  
  Роман забыл, сколько раз он выстрелил.
  
  Гретчен забыла, сколько раз она ударила.
  
  Найт забыл, скольких он вытащил.
  
  Гримм появляется. Тишина.
  
  Гримм молчат. Дракон в небе наблюдает за людьми.
  
  Крики, выстрелы, гримм рассыпается в прах, солдат падает с распоротой шеей, разорванным брюхом, оторванной рукой - и сменяется новым.
  
  Тишина.
  
  Движение сверху - и гигантский невермор врезается в кордон. Взрывы. Выстрелы. Крики.
  
  Роман стреляет. Глаза болят. Глаза пропускают лица людей. Глаза смотрят только в темноту, ища гримм.
  
  Гретчен бьет. Мышцы болят. Нет сил сесть - Гретчен стоит, лишь перебирая ногами. Но руки все равно бьют. Ничего не чувствуют. Кровь заливает глаза. Один глаз не видит. Она потеряла его? Или это просто синяк?
  
  Найт не сражается. Оружие давно сломалось. Найт использует Проявление, позволяя солдатам оставаться живым. Кто-то продолжает дышать. Кто-то замирает навсегда. Кто-то двигается, даже будучи мертвым. Найт перехватывает их, таща на спине. Кто-то потерял руку. Кто-то не чувствует ног. Кто-то воет от боли. Кто-то просто молчит. Кто-то дышит. Кто-то перестает. Найт вытащил столько солдат на спине. Скольких из них от не донес до лазарета? Всего сто метров. Сто метров, что он прошел сотни раз.
  
  Солдаты стреляют. Солдаты верят. Голос не говорил неправды.
  
  Восемь часов. Сколько прошло? Сколько осталось?
  
  Стреляем на звук. Стрелять туда, куда стреляют другие.
  
  Чьи-то семьи разорваны на части. Чьи-то загнаны в тоннели.
  
  За спиной тоннель. Темный тоннель и кордон. За кордоном гражданские.
  
  Сколько гражданских?
  
  Сколько таких, как они? Чего они ждут?
  
  Если есть на свете Бог - пусть он обратит внимание на них. Пусть он не молчит. Пусть он даст им знак.
  
  В небе исчезает темное пятно дракона.
  
  Тишина.
  
  ***
  
  3:22:41
  
  Он вытащил пистолет из рук мертвого солдата.
  
  Он спрятался в углу. Солдаты молчат. Никто не говорит. Наверху шум. Стрельба. Топот. Рев.
  
  Гора Гленн потеряна.
  
  Люди вокруг. Все молчат.
  
  Дети молчат, глядя на взрослых. Взрослые молчат, глядя на солдат. Солдаты молчат, глядя на офицеров. Офицеры молчат, глядя на гримм. Гримм молчат, глядя на людей.
  
  Все потеряно. Все они мертвы. Голос соврал.
  
  Сколько они здесь?
  
  Тишина сводит с ума. Конец ближе и ближе.
  
  Он подставил пистолет к виску, чувствуя, как дрожат руки.
  
  Семья. Дом. Работа.
  
  Одна ночь.
  
  Одна ночь уничтожила все.
  
  Дочь, что он уложил в кроватку. Жена, которую он поцеловал перед сном. Отец, которого он довез до дома. Мать, с которой пообщался за чаем. Друзья, с которыми он шутил.
  
  Все кончилось. Все было кончено. Ад на земле - и в Аду нет смысла кричать. Все кончено.
  
  Дрожащая рука совершила движение и тишина была разорвана резким хлопком.
  
  Тело ударилось о землю и пистолет выпал из рук.
  
  Солдаты бросились на звук, но каждый понимал, что произошло.
  
  Они шли не узнать о случившемся. Они шли забрать пистолет. Пули нужны живым.
  
  Тишина.
  
  ***
  
  2:51:17
  
  Децимус медленно перебирал ногами, опираясь на стену, сжимая второй рукой живот.
  
  В тишине тоннелей было слышно лишь шаги.
  
  Его рана была не критична. У врачей нет ресурсов на него. Грубая повязка из рубашки делает свое дело. В тоннелях тишина.
  
  Сколько они здесь?
  
  Сколько его солдаты умирают? Сколько он живет? Что происходит? Кто виноват?
  
  За что? Кто виноват? Почему это случилось?
  
  Тишина вокруг и звук дыхания солдат.
  
  Кто-то курит. Кто-то молится про себя. Кто-то смотрит на него с надеждой.
  
  Разведчики еще не вернулись. Метро обширно, возможно, его группа найдет другие группы. Капитанов. Людей. Выход.
  
  Туннели до Вейла открыты. Им нужно уходить туда.
  
  Но разведчики еще не вернулись. Никто не отвлекает его разговорами. Они держатся. Гримм все больше, но они держаться. Людей все меньше - но они держаться.
  
  Солдаты сменились гражданскими мужчинами, держащими ружье. Кто-то за пулеметом. Кто-то стреляет в темноту. Ничего не видно.
  
  Децимус остановился, ударившись плечом о стену, прежде чем медленно сползти по той на землю.
  
  Тишина.
  
  ***
  
  2:15:06
  
  Лайм двигался так тихо, как никогда не ходил в своей жизни.
  
  Ноги не врезаются грубо в асфальт, а лишь перебирают по нему. Дефсталкер идет мимо.
  
  Лайм прикрыл глаза. В темноте не видно ужаса. В тишине не слышно криков. В Аду нет сомнений.
  
  Лайм знал, что видел перед собой. Все, чего он боялся когда-либо. Все, что он видел когда-либо. Все это было нужно лишь для этого момента.
  
  Джонатан исчез. Сослуживцы исчезли. Люди были мертвы.
  
  Лайм был один.
  
  Один двигался по пустым улицам. Один прятался от гримм. Один принял смерть.
  
  Гримм чуют страх. Чуют панику. Чуют боль.
  
  Страх рожден надеждой. Паника рождена удивлением. Боль рождена радостью.
  
  Прими смерть. Прими поражение. Будь честен с собой и спокоен с собой. Сон, называемый жизнью, должен закончиться однажды.
  
  В Ремнанте живут лишь те, кто знают, что они уже мертвы. Лайм принял смерть и жизнь, какой она есть. Лайм не боялся смерти.
  
  Лайм лишь действовал так, как должны были действовать мертвые, что лишь задержались на этом свете.
  
  Шел вперед. Не искал спасения. Молчал, глядя на далеких солдат.
  
  Тишина над Горой Гленн.
  
  ***
  
  1:56:00
  
  Нио открыла глаза потому, что ей было холодно.
  
  Ей было больно.
  
  Она хотела сказать, что чувствует это. Нога болела, замотанная в окровавленный бинт. Она хотела заплакать. Но у нее не было сил.
  
  Даже на слезы у нее не было сил. На стоны или крики.
  
  Из ее рта не вырывалось ни звука.
  
  Как и всегда, она молчала. Она молчала даже тогда, когда хотела кричать.
  
  Где все?
  
  Госпиталь был полон людей, но никто не видел ее. Нио не могла повернуть даже голову в сторону. Ей было больно. Холодно. Одиноко.
  
  Кто-нибудь! Пожалуйста! Я здесь!
  
  Солдаты молча забирали людей с коек, кладя новых на их место. Больные молчали. Кто-то молился.
  
  Я здесь! Я здесь! Я хочу сказать вам! Не молчите!
  
  В лазарете молчали все. Врачи и больные. Солдаты и гражданские. Живые и мертвые.
  
  Нио лежала, не в силах даже плакать.
  
  Тишина в лазарете.
  
  ***
  
  1:13:57
  
  Тишина. Тиканье часов.
  
  Тишина. Гул машин.
  
  Тишина. Топот ног.
  
  Тишина. Скрежет когтей.
  
  Тишина. Одинокий выстрел.
  
  Тишина. Выкрик боли.
  
  Тишина. Тишина везде. Тишина в Горе Гленн.
  
  Не было более Горы Гленн. Не было более жителей Горы Гленн. Не было более армии и правительства. Не было экономики и заводов. Не было магазинов и школ. Не было ничего в этом мире.
  
  Не было лесов и дорог. Не было домов и рек. Не было неба и бетона. Не было Вейла и спасения.
  
  Были лишь темные тоннели. Были лишь закрытые маленькие комнаты. Были лишь лазареты и кладбища. Лишь кордоны и солдаты. Лишь выстрелы и молчание.
  
  Люди ждали.
  
  Конец был близок.
  
  Тишина.
  
  ***
  
  0:41:34
  
  Вейл спал. Бедный фавн спал укрывшись рваным одеялом. Богач засыпал в объятиях красотки.
  
  Кроу Бранвен зевал, глядя в темноту за стенами Вейла, мечтая о сне.
  
  Саммер Роуз медленно укачивала Янг на своих руках, улыбаясь ее сонливой мордашке.
  
  Озпин ходил по кабинету, ожидая ответа от Совета.
  
  Таянг Шао Лонг подсчитывал расходы за этот месяц, рассматривая доступные ему контракты.
  
  Атлас спал.
  
  Жаку Шни снилось, как он доберется до Джонатана Гудмана и удавит его своими руками.
  
  Виллоу Шни снилось, как она бросит свою семью и бизнес, сменит имя и фамилию, переберется в Вакуо и будет жить на берегу моря.
  
  Вайсс Шни снилось, что ее сестренка будет играть с ней, а ее мама возьмет ее в кино.
  
  Винтер Шни снилось, что ее мать и отец перестанут ссориться, что Кляйн поведет ее в "Три Лебедя", что ей не придется больше делать домашние задания.
  
  Мантл спал.
  
  Робин Хилл ждала отца с его ночной смены в шахтах, надеясь, что еда не успеет остыть к его приходу.
  
  Фиона Тайм пряталась под дырявым одеялом, стараясь заснуть в холодную погоду, надеясь, что мать оставит деньги ей на еду.
  
  Пьетро Полендина в порыве вдохновения чертил чертежи к его величайшему творению на этот момент - к сожалению, робот, которого он проектировал пока не имел названия...
  
  Сиэль Солейл видела сон о том, как она поступает в Атлас и становится охотницей...
  
  Мир спал.
  
  Над миром была тишина.
  
  ***
  
  0:08:00
  
  И грохот тишины над миром замолчал.
  
  -ЖИТЕЛИ ГОРЫ ГЛЕНН!- голос, которого они ждали. Голос, на который они не надеялись,- ВСЕМ СПРЯТАТЬСЯ! НЕМЕДЛЕННО СПРЯЧЬТЕСЬ В МЕТРО ИЛИ ПОДВАЛЕ! ОТОЙДИТЕ ОТ СТЕН И ОКОН! ПРИКРОЙТЕ ГЛАЗА И УШИ! ВОСЕМЬ МИНУТ! У ВАС ЕСТЬ ВОСЕМЬ МИНУТ!
  
  И каждый замер, глядя в небо.
  
  Где-то далеко на востоке, дальше, чем Менажери и Мистраль, дальше чем стоят самые далекие горы, над покрытой мраком Горой Гленн пробился единственный луч света.
  
  Солнце вставало над Горой Гленн.
  
  ***
  
  0:00:08
  
  Синдер сделала шаг к окну, глядя в небо.
  
  Медленно налитое оранжевым светом солнце поднималось над востоком.
  
  И на фоне солнца, медленно раздирающего ночную тьму своими лучами мелькали тени.
  
  Не тени дракона. Не тени гримм.
  
  Тени, малые и большие. Тени, падающие на землю.
  
  -Синдер!- Джонатан оказался мгновенно рядом, подхватив ее на руки, прежде чем тут же обстановка сменилась перед ней,- Я же сказал, не подходи к окну!
  
  -Это...- Синдер моргнула, глядя в небо, прежде чем повернуться к Джонатану,- Это сделал ты?
  
  -Нет,- Джонатан тут же помотал головой и выдохнул,- Синдер... Это сделали мы.
  
  И на секунду в мире не было тишины. На секунду весь мир затрясло от удара и весь мир проснулся.
  
  Джонатан Гудман не был величайшим магом на Земле.
   Но... Сейчас он не был на Земле...
  
  Воспоминания
  
  Путешествия во времени возможны.
  
  Сложны, до крайности сложны, но все же возможны.
  
  Впрочем, это прерогатива Арс Темпорис, а я в этом отношении смыслю достаточно поверхностно - не больше любого другого бани Бонисагус, и точно меньше, чем некоторые из нас, дома Ученых.
  
  Но все же, иногда мне кажется, что я возвращаюсь в это прошлое...
  
  Как будто я закрываю глаза и вновь стою там. В Аду.
  
  Гримм рвут на части людей, но я не слышу этого. Солдаты стреляют - но я не вижу залпов и мелькающих фигур. Земля дрожит, но я не чувствую этого.
  
  Но я слышу, вижу, чувствую что-то иное, каждый раз, как в первый.
  
  Тик.
  
  Как будто секундная стрелка смещается раз за разом, неумолимо отсчитывая секунды.
  
  Так.
  
  Секунды до чего? До конца? До того, как гримм уничтожат остатки населения? До того, как чудо спасет всех нас?
  
  Тик.
  
  Мне бы хотелось, чтобы это было чудо. Действительно, хотелось бы. Кто я такой, кроме как случайный проходимец в этой ситуации?
  
  Так.
  
  Ученик, ставший грабителем, затем убийцей, затем отцом, а в конце - контрабандистом...
  
  Тик.
  
  Что мне сделать? Что сказать? Кого спасти? Как спасти?
  
  Так.
  
  ЧТО?!
  
  Тик.
  
  МНЕ?!
  
  Так.
  
  ДЕЛАТЬ?!
  
  Тик.
  
  Ответа нет.
  
  Так.
  
  Нигде. Можно глядеть в небо или в лицо солдат, отступающих раз за разом перед накатывающей волной... Монстров. Отбрасывая все догматические учения Ордена, монстров. Просто монстров.
  
  Тик.
  
  Спасения не придет. Ни справа, ни слева. Ни сверху, ни снизу. Ни сзади, ни спереди.
  
  Так.
  
  Стоя и глядя в глаза капитана я вижу отчаяние. Звериную ярость, желание стоять до последнего, не сдаваться. И смирение. Затаенное принятие, скрытое даже от мыслей самого капитана. Принятие неизбежного.
  
  Тик.
  
  Мы все умрем. Ничего нельзя поделать. Мы все умрем.
  
  Так.
  
  Все мы ленивы, глупы, и жадны. Все мы люди. Наши пороки неизменны со времен Вавилона и со времен Великих Пирамид. Со времен пещер и мамонтов, мы всегда надеемся на что-то.
  
  Тик.
  
  Кто-то придет и спасет всех нас. Добрый волшебник из сказки, который изменит все, спасет всех, после чего уйдет, оставив нам мудрый совет, который изменит нашу жизнь.
  
  Так.
  
  Все надеялись на это. Умирающие солдаты и отчаявшиеся капитаны. Загнанные в угол гражданские и мечущиеся по сторонам охотники. Плачущие дети и стонущие старики.
  
  Тик.
  
  И я.
  
  Так.
  
  Всегда удобно перекладывать ответственность на других, не так ли? Кто-то сделает это все. Мы ведь лишь люди, нам неподвластно столь многое в нашем мире - рак и цунами, орбита земли и цикл дня и ночи, мы все просто песчинки в одном бесконечном просторе космоса.
  
  Тик.
  
  Мы есть Воля и Воля есть мы. Другие Традиции никогда не понимали Волю так, как мы. И только Воля и есть наша магия.
  
  Так.
  
  Глядя в глаза капитана, я видел там себя. Как в зеркале.
  
  Тик.
  
  Отчаянный и напуганный маленький человечек, пытающийся дождаться спасения - не понимая, что спасение не придет. Спасения нет.
  
  Так.
  
  А если спасения нет...
  
  Тик.
  
  Нам придется сделать его своими руками.
  
  Так.
  
  Так произошло.
  
  ***
  
  8:05:34
  
  Как спасти Гору Гленн?
  
  Столь сложный вопрос...
  
  Что такое Гора Гленн?
  
  Это государство.
  
  Как спасти государство?
  
  Нужно спасти экономику, правительство, армию, нацию...
  
  Можешь ли ты спасти все это?
  
  И глядя с высоты башни телекоммуникаций я понимал.
  
  Нет. Не могу.
  
  Значит...
  
  Гору Гленн нельзя спасти. Правительство было мертво - или дисфункционально. Армия была разорвана на части, командные звенья перебиты. Нация распалась на лишь группки бегущих людей. Экономика? Какая экономика может крыться в руинах?
  
  Тогда, перед нами стоит вопрос, Джонатан... Что мы все еще можем спасти?
  
  Люди. Люди, что еще живы.
  
  Как можно спасти людей, Джонатан?
  
  Эвакуация людей.
  
  Хорошо, Джонатан. Как мы можем провернуть эвакуацию?
  
  Множество людей... Сотни групп, малые и большие, неизвестное число людей... Сотни тысяч - или миллионы? Где они спрятаны? Куда их перенести?
  
  Джонатан, как ты можешь эвакуировать людей?
  
  Магия. Я телепортирую их в Атлас.
  
  Сработает ли это Джонатан?
  
  Время, время, время...
  
  Всегда против меня. Всегда против нас всех.
  
  Найти все группы людей - четыре часа? Пять? Если каждого человека - восемь...
  
  Телепортация...
  
  Час на сто человек. Не меньше пяти тысяч часов - самая скромная оценка... Больше месяца...
  
  Какая несмешная шутка.
  
  Еще варианты, Джонатан?
  
  Нужно уничтожить гримм. Всех.
  
  Как это можно сделать?
  
  Как, хах... Действительно, как...
  
  Армия? Огромная армия на подмогу солдатам...
  
  Ты знаешь какую-либо армию, которая в данный момент готова отправиться в Гору Гленн для ее зачистки?
  
  Нет. Не знаю.
  
  Тогда этот вариант отпадает.
  
  Что еще? Что уничтожит всех гримм?
  
  Оружие массового поражения.
  
  Какое оружие массового поражения из этого мира ты знаешь, Джонатан?
  
  Никакого.
  
  Информация, которая никогда не была мне нужна стала самой желанной в этот момент.
  
  В этом мире изобрели ядерное оружие? Где находятся склады со взрывчаткой?
  
  Прах. Взорвать гигантское количество праха.
  
  Сколько праха потребуется на это?
  
  Математика. Цифры. Числа.
  
  Двадцать пять баррелей.
  
  Суммарно, около тысячи контейнеров. Где ты найдешь такое количество?
  
  Атлас. Один магазин, который я посетил... В нем не меньше ста контейнеров, два с половиной барреля. Нужно десять магазинов.
  
  Сколько времени уйдет на это?
  
  Телепортация... Подготовка экипировки. Воровство. Проблемы с полицией...
  
  Не меньше трех дней.
  
  Долго, долго, слишком долго...
  
  Что еще, Джонатан? Что мы можем сделать?
  
  Взрыв. Армия. Эвакуация. Оружие.
  
  Все плясало перед глазами, числа и цифры, крики приобретали цвет перед глазами, вид бесконечной черной орды отдавался вкусом песка на зубах...
  
  Я был когда-то здесь.
  
  В этом... Месте. Состоянии. Позиции.
  
  Глядя на рушащийся мир. Глядя на ужас передо мной.
  
  Я не хотел умирать. Я не слышал, как кричали горящие люди, и не смотрел, как пламя облизывало мои тетради - та, с волчонком... Она всегда мне нравилась...
  
  Я просто хотел быть дальше. Как можно дальше...
  
  Мой взгляд поднялся вверх и замер.
  
  Мои зрачки расширились, глядя на небо.
  
  Луна.
  
  Какая странная вещь, Луна. Забавно, как много поэтов прошлого и настоящего посвятили свои стихи красоте Луны. Какое глупое восхищение чем-то столь обыденным...
  
  И как обыденен был этот мир, где Луна была сломана на части.
  
  Какая странная и нелепая дурость. Луна, столь монолитный объект... Разбитый на части. Словно бы кусок был буквально выбит силой. Не выгрызен, а просто разбит случайным ударом. Как будто неосторожный ребенок, уронивший чашку, глядя на то, как падают осколки рядом...
  
  Забавно, но безумный мир диктует безумные правила.
  
  Разбитый спутник Земли в окружении осколков, медленно притягивающихся гравитацией Луны - или же столь медленно откалывающихся, чтобы исчезнуть в глубине космоса, превратившись в кометы для далеких планет...
  
  Кратер Вредефорт. Сто восемьдесят шесть миль диаметром.
  
  Гоба. Шестьдесят тонн.
  
  Тунгусский феномен. До сорока мегатонн в тротиловом эквиваленте.
  
  Права на ошибку нет. Слишком большой метеорит - ты похоронишь все население Гленн. Слишком маленький - и орда даже этого не заметит. Слишком быстрое падение - удар со взрывом. Слишком медленное - диаметр удара будет равен диаметру метеорита. Слишком высоко - непредсказуемая траектория. Слишком низко - медленное падение.
  
  Десять? Двадцать? Нет, сотни!
  
  Малые и большие. Одни сгорят в атмосфере, другие принесут невероятное разрушение.
  
  Траектория. Расчеты. Так много дел.
  
  Время против нас, Джонатан. Всегда против нас.
  
  Я тоже хотел бы, чтобы нашелся чудесный волшебник.
  
  Сильный и добрый, умный и мудрый. Кто-то, кто спас бы нас всех.
  
  Но волшебника не было. Не было чудесного спасения. Были только мы, мы все, глупые и мелочные люди.
  
  И если нам не предоставят спасения...
  
  Что же, нам придется добывать его самим.
  
  Джонатан взял в руки микрофон.
  
  8:00:05
  
  ***
  
  Маг всемогущ. Осталось лишь поверить в это.
  
  Неверие есть величайшая сила, равная лишь Воле человека. Но неверие имеет слабость, парадоксальную слабость в самом себе.
  
  Мы не верим, что мы не верим.
  
  Человек не может полететь - это абсурдно. Но если мы говорим о самолете - то все это тут же становится легким и логичным, понятным.
  
  Если ты упадешь с тысячи футов - ты разобьешься... Но если у тебя есть парашют, то это конечно же меняет дело.
  
  Скорость в три сотни миль в час? Невозможно - кроме гоночного болида, тогда это само собой разумеется.
  
  Люди забавны в том, как много "невозможных" вещей они придумали - и как легко они умещают в картине мира "невозможное" с "естественным", когда эти вещи противоречат друг другу на каждом углу.
  
  Люди настолько сильны в своем неверии - что они готовы не верить даже в само неверие.
  
  "Человек не может выжить в космосе!" сочетается с "Скафандр, в котором можно находится в космосе целыми днями" - и никто не видит противоречия. Люди сами убедили себя в том, что все их убеждения это просто "временные убеждения, которые могут быть развеяны в любой момент".
  
  Маги столь забавны в том, что отринув ложь Консенсуса, они укрепились в своей вере в неверие.
  
  "Магия дает мне возможность летать потому, что летать без магии невозможно" - забавно, что маги больше верят в невозможность магии, чем спящие, никогда о магии не знавшие.
  
  Вернитесь в прошлое и принесите людям антибиотики - и они сочтут их Господним чудом. Конечно, для просвещенного жителя сегодняшней эры это так дико, считать антибиотики чудом Господа - но жителю средневековья непонятны слова "ректификация", "генная инженерия", "пенициллиновые культуры". Для них это чудо. Для современного жителя это технология.
  
  Проблема лишь в том, что маги знают - чудо отделяет от технологии только название, и ничего больше.
  
  Стоит антибиотикам оказаться в средневековье - они станут чудом. Потом, возможно, человечество научится их производить...
  
  Но от этого они не перестанут быть чудом - они лишь изменят название.
  
  Что приходит на ум первым при слове "оккультная печать"? Наверное, пентаграмма, пятиконечная звезда, возможно даже с головой Бафомета в центре...
  
  Но чем является "оккультная печать" в своем изначальном смысле? Рисунком. Символическим обозначением.
  
  Конечно же, пентаграмме нет места в науке, но... Взгляните на схему электрической цепи.
  
  Забавно - непонятные черточки и точки, круги и линии, столь понятные для любого уважающего себя инженера или техника...
  
  Символическое обозначение работающего продукта.
  
  Кто сказал, что схема электрической цепи не является оккультной печатью?
  
  Их основная мысли одна - схематическое изображение существующего ритуала.
  
  Одна схематически изображает транзисторы и редукторы, вторая - фазы Меркурия и Венеры. Одна создает ритуал зажжения лампочки - вторая ритуал явления света.
  
  Разные имена, разные символы, разные названия - единая суть.
  
  Оккультные гимны можно переложить в последовательность нулей и единиц, назвав это "компьютерным программированием", но суть не изменится.
  
  Орден Гермеса, мы, наблюдали за этим забавным явлением дольше, чем кто-либо на свете.
  
  Мы раскладываем электрические цепи на печати Соломона, мы превращаем код в гимны, мы чертим пантеон Богов современности - где странствующий Меркурий не летает по небосводу - а движется в сотнях импульсов по оптоволоконным кабелям.
  
  Интернет, Меркурий - имена взаимозаменяемы.
  
  И потому мы, Орден Гермеса, не побеждены и побеждены не будем никогда. Потому, что даже если нас уничтожат, наши труды сожгут и наши твердыни захватят...
  
  Захватчики, новые ученики - имена взаимозаменяемы.
  
  Наверное, поэтому нам было легче всего. Нам, не бани Эферитика, не бани Акашика и даже не бани Виртуалистика. Потому, что мы никогда не теряли позиций на самом деле - мы просто изменили подход.
  
  И потому не было ничего особенного в том, чтобы заставить десятки метеоритов упасть на землю.
  
  Человек всегда стремился к звездам. Космическая гонка была закончена, когда человек ступил на поверхность Луны. Когда он вырвался из колыбели Человечества.
  
  Для этого нам не потребовалось ни божьей помощи, ни знаний инопланетных рас. Только Воля.
  
  И никто в этом мире не знает Волю лучше чем бани Герметика.
  
  И потому, все, что требовалось мне сейчас - это воссоздать путь человечества к звездам.
  
  Расчеты Циолковского, компьютеры НАСА, и Воля человека.
  
  После чего - развернуть их наоборот.
  
  Не путь человечества к звездам, а путь звезд к человечеству.
  
  Иными словами, обратные расчеты запуска человека на Луну.
  
  В конце концов, человечество всегда стремилось подняться к звездам...
  
  И не просто так метеоры называют "падающими звездами", не так ли?
  
  ***
  
  Наверное, я бы мог назвать это красивым, в каком-то смысле.
  
  Метеорит отклоняется от траектории... Расчеты, так много цифр.
  
  Ускорение свободного падения - сопротивление воздуха... Трение порождает энергию, масса изменятся, сопротивляемость снижается, метеорит раскалывается на части - новая траектория...
  
  Удар, удар, удар.
  
  Казалось, будто бы сама земля трясется - может быть это был крик и плач, а может быть смех. Господь смеется над нами? Смеется над тем, как мы отчаянно цепляемся за любой предоставленный нам шанс, осознавая, что у нас нет шанса?
  
  Удар, удар, удар, грохот...
  
  Рев ударов смешивается с ревом гримм и на уши опускается вата...
  
  Кажется, будто грохот продолжается бесконечно. Хочется спать. Хочется плакать. Хочется смеяться.
  
  Я все сделал правильно? Столько цифр и глупых слов, ритуалы, ритуалы... Символы расплываются перед глазами, так тяжело поднять руки...
  
  Что-то подкатило к горлу - кажется, что это рвота, но металлический привкус во рту заставляет сомневаться. Тошнит. Очень сильно тошнит.
  
  Хочется спать. Сделано все, что только могло быть сделано - хочется спать...
  
  В руку уперлось что-то теплое и я медленно поднял глаза.
  
  Даже глаза наливаются свинцом. Но темнота медленно проходит. Солнце. Рассвет.
  
  Глаза Синдер упираются в меня и мне так хочется, чтобы она легла спать.
  
  Маленький домик, маленький офис, непыльная работенка...
  
  Продажные чиновники, мелочные бюрократы, несчастные работники...
  
  Рев продолжается где-то там, сверху и спереди, слева и справа...
  
  Где я?
  
  Взгляд пытается найти что-то рядом, но я вижу только старика перед глазами.
  
  Я умер?
  
  Какая-то безумная мысль вторглась в мое сознание на мгновение, обернувшись в лохмотья моего внутреннего голоса.
  
  Это было бы глупо. Так глупо, жить для того, чтобы... Умереть?
  
  Но мы все неизбежно умрем. Мы рождены для этого. Мы рождаем детей лишь для того, чтобы были те, кто нас похоронят.
  
  У меня есть дети? Синдер! Синдер считается, наверное...
  
  Предсмертный бред? Конвульсии разума?
  
  Я слышал когда-то, что перед смертью можно зарегистрировать последнюю активность мозга человека - мощный выброс нейромедиаторов и активность нейронов.. Предсмертный бред, видение Бога, глупость. Какая глупость, я ведь не умираю...
  
  Ведь так?
  
  ***
  
  Все было так легко. Так просто. Казалось, будто бы все будет разрешено. Так легко. Джонатан просто... Просто изменит все! Всех спасет!
  
  Джонатан сильный. Джонатан умный. Джонатан хороший.
  
  Все было так просто. Нужно было просто делать то, что Джонатан скажет. Рисовать символы. Писать цифры. Чертить линии. Ничего сложного.
  
  И Джонатан решит все проблемы.
  
  Все было так просто и так понятно...
  
  ***
  
  -Кто мог научить тебя подобной практике?- взгляд старика всегда был... Особенным. Он не был тяжелым или изучающим, сколько... Знающим. Как будто он знал все и без твоей подсказки и просто ждал возможности услышать от тебя, не то, в чем ты виноват - а то, что ты готов вменить себе в вину.
  
  -Знакомый из Хора,- я вздохнул. Старик всегда знал, что именно ты сделал не так.
  
  -Ох, Джеффри?- старик ухмыльнулся, заставив меня прикусить язык,- Славный малый, конечно... Но это не те способности, которым стоит учить... На самом деле кого-либо.
  
  -Это ведь простой трюк,- я вздохнул,- Я бы и сам к нему пришел однажды...
  
  -Пожалуй,- старик кивнул спокойно,- Ты бы, конечно же, пришел к нему однажды... Сам. И в этом главная проблема, Джонатан...
  
  ***
  
  В какой-то момент Джонатан просто поднялся и улыбнулся.
  
  Все было кончено.
  
  Синдер не знала, что именно Джонатан сделал - но ей и не было нужно это знать. Чтобы Джонатан не сделал - он выбрал лучший вариант...
  
  Синдер видела мелькающие тени, ударяющиеся о землю. Огромная тень накрыла даже колоссальную фигуру дракона - прежде чем врезаться тому в спину. Дракон издал рев - боль и гнев, прежде чем упасть на землю.
  
  Следующая тень пробила его голову, орошая разрушенный город сотнями, тысячами литров черной крови.
  
  Темнота рассеивалась. Мелькающие тени в огненном ореоле, словно бы звездопад на картинках, что она видела когда-то...
  
  Удары и взрывы, грохот и... Исчезающая орда.
  
  Тени не выбирали места удара, продолжая бить и бить. Десятки, сотни исчезали. Грохот... Грохот настолько сильный, что единственная причина, почему Синдер не оглохла навсегда, пожалуй, была ее аура...
  
  Но даже ее аура не была настолько сильна - и грохот заглушил все мысли Синдер на мгновение.
  
  Но орда исчезала, таяла, как темнота перед огнем свечи...
  
  ***
  
  -Как ты думаешь, почему название конкретно этой способности это "жертвенная кровь"?- старик постучал пальцами по столу, заставляя меня вздохнуть.
  
  -Потому, что я сжигаю часть своего... Здоровья,- я помялся от невозможности подобрать более подходящий термин к слову,- Чтобы переработать его в квинтэссенцию, которую я мгновенно использую для сотворения заклятия. То есть, я "жертвую кровь".
  
  Вопреки моему заявлению старик только вздохнул и перевел взгляд,- Ты не жертвуешь "здоровье", Джонатан. Ты жертвуешь свой Узор. Узор Жизни.
  
  -Разве это не одно и то же?- я перебирал пальцами по столу, глядя на старика, вычерчивая нервно какую-то непонятную фигуру.
  
  -Не совсем,- старик медленно поднялся со своего места, после чего сложил руки за своей спиной, заставив меня сглотнуть. Старик редко поступал именно таким образом - и это всегда означало, что разговор слишком серьезен,- Узор это и есть мы, но что есть мы? Разве физическая оболочка и только?
  
  -Нет,- это был один из самых первых уроков, которые учат в Ордене,- Мы есть Узор, Воля и...
  
  -Я гляжу,- старик перебил меня с легкой улыбкой, заставив замолчать,- Тебя чему-то смогли научить в Ордене...
  
  Я улыбнулся, выпятив грудь. Все же, четвертый год обучения прошел не зря...
  
  -В таком случае, Джонатан,- старик медленно сделал шаг вперед, глядя мне в глаза,- Что такое Узор Жизни?
  
  ***
  
  Джонатан оказался рядом и Синдер вновь ощутила это странное чувство, после чего оказалась... Где-то.
  
  Чуть позже она узнала о том, что находилась в радиовышке, на высоте, глядя на весь город... Но Джонатан был рядом - и потому ее не заботило, что именно происходило вокруг. Джонатан был рядом, а значит ничего плохого не могло произойти. Это был Джонатан. Он сможет сделать все.
  
  Орда гримм исчезала и начали появляться люди. Еще до того, как последние тени упали, Синдер увидела медленно текущую реку людей. Выстрелы, звук которых был поглощен взрывами и грохотом.
  
  Это была картина достойная пера тысяч писателей и художников - и никто не смог бы запечатлеть всего величия этого момента.
  
  Это был момент триумфа. Это был момент Джонатана.
  
  Синдер обернулась с улыбкой и увидела, что Джонатан лежал на земле.
  
  Его глаза смотрели вверх и его грудная клетка не двигалась.
  
  Джонатан не дышал.
  
  ***
  
  -Это...- я неуверенно поерзал на стуле,- Это... Наша жизнь?
  
  -И что это значит, Джонатан?- старик проделал путь до своего стула, присев передо мной, после чего взглянул мне в глаза, после чего, заметив мою неуверенность, подбодрил меня улыбкой, словно бы говоря, что он не собирается меня ни в чем обвинять, стоит мне ошибиться.
  
  -Это... Нечто вроде... Набора правил, по которым наша жизнь существует?- я взглянул на старика, на что он только медленно кивнул.
  
  -Именно так, Джонатан,- старик допустил ухмылку,- Набор правил. И что произойдет, если ты начнешь... Уничтожать эти правила?
  
  -Без правил... Ничего работать не будет,- я опустил взгляд, после чего моргнул и взглянул на старика, потирая колено,- Но как тогда...
  
  -С точки зрения не "доказательной медицины",- старик показал кавычки пальцами, выказывая свое неуважение к этому термину,- А Герметической теории - наши правила... Необычны. Но, допустим мы начнем с правила, которое ты успел уже испытать на себе. Ты уничтожил правило "на моем левом колене есть кожа". Весьма мелочное, в общей картине твоего здоровья, но существующее правило.
  
  Я потер колено, отведя взгляд, позволяя старику продолжить.
  
  -Существует огромное количество правил, от малых до больших,- старик улыбнулся,- И "жертвенная кровь" совершает принесение, хм, "в жертву" этих правил. И, как и следует ожидать...
  
  -Чем больше жертва - тем больше квинтэссенции это приносит,- я отвел взгляд, прежде чем немного осмелеть,- Но я не собираюсь жертвовать ничего слишком значительного!
  
  -Джонатан,- старик покачал головой,- Но кто тебе сказал, что у тебя будет выбор?
  
  ***
  
  Мертв.
  
  Это было заключение, которое Синдер изгнала из своего разума.
  
  Джонатан не мог быть мертв! Никак! Не мог быть!
  
  Синдер бросилась к тому, но Джонатан не сдвинулся с места. Его немигающий взгляд продолжал смотреть вверх, не видя перед собой ничего.
  
  Синдер глядела в эти глаза, надеясь, что Джонатан сейчас моргнет, взглянет на нее и улыбнется, протянет руки и потреплет ее по волосам, скажет, что все было хорошо...
  
  Но Джонатан молчал, не глядя никуда.
  
  ***
  
  -"Жертвенная кровь" одно из простейших деяний Арс Вис, что тебе будет доступно,- старик вздохнул,- И в этом проблема. Однажды ты бы сам дошел до этой способности, я не сомневаюсь в тебе... Но что бы ты создал таким путем?
  
  -Уникальная способность, доступная именно тебе, Джонатан,- старик вздохнул,- Ты бы придумал способ уничтожить свою кровь, на самом деле, позволив названию заклятия обрести легитимность и во второй своей части... Или, может быть, даже часть своей плоти? Или, хм, слущенный эпителий - хотя формально это мертвая часть твоего тела - это все еще часть твоего тела, которую ты можешь принести в жертву, не так ли?
  
  -Но ты научился этому в традиции Хориста,- старик вздохнул еще раз,- Хористы не видят мир также, как видим его мы, Джонатан. Правила и формулы, связи и взаимосвязи во всем... Нет, их видение иначе. Для них принесение в жертву своего "Узора" ничего не значит, потому, что для них не существует "Узора" как такового. Все они - едины, и потому они не могут принести в жертву что-то столь единичное, как "Узор Жизни одного человека". Пинту крови? Пожалуй. Но не Узор.
  
  -Мы же,- старик отклонился на спинку кресла, глядя на меня,- Мы видим нас как единых в Воле - но в тысячах ее форм. Мы едины в Воле, но мы не единая Воля. Для нас существует "Узор Жизни", который мы приносим в жертву.
  
  -Значит...- я сглотнул, осознавая, что именно говорил мне старик. Что будет, если я случайно уничтожу правило "у меня есть левая рука"? Моя рука навсегда перестанет работать? Даже отращивание руки не спасет меня в этом случае - если само правило, сама возможность существования моей левой руки исчезнет - что тогда?- Я не буду применять эту способность.
  
  -Джонатан,- старик вздохнул и взглянул на меня,- В этом и состоит главная проблема... Ты будешь.
  
  ***
  
  Где-то за стенами башни солдаты отчаянно хватались за возможность. Орда исчезала на глазах и отчаянные сорвиголовы бросались вновь и вновь, отбивая казавшиеся еще недавно навсегда потерянными территории. Кто-то кричал от радости, кто-то плакал от облегчения, а кто-то смотрел на сотни и тысячи ударов бесконечного потока огня с неба.
  
  Кто он?
  
  Казалось, будто бы лишь одна мысль была на уме у всех.
  
  Кто наш спаситель? Кто спас нас? Где он? Скажите нам, кто он! Скажите нам, как над добраться до него?! Пустите нас к нему!
  
  Джонатан продолжал смотреть вверх пустыми глазами.
  
  ***
  
  -Мы жертвуем куда большим, чем бани Хористика,- старик вздохнул,- И получаем за это гораздо большее. Они могут пожертвовать пинту крови - мы можем пожертвовать само правило, саму концепцию "кровь в нашем теле". Что даст больший результат?
  
  -Концепция,- я вздохнул, поерзав на стуле, на что старик только кивнул мне.
  
  -Именно так, Джонатан,- старик еще раз внимательно сконцентрировался на моем колене,- И в какой-то момент... Может быть в дуэли - в обреченном сражении - на миссии.. Ты вспомнишь об этом. Вспомнишь, что ты можешь гораздо больше, чем любой из них. Ты можешь пожертвовать не просто "тело", ты можешь пожертвовать концепцию "жизни". И ты получишь больше сил, чем кто-либо из них. На столько времени, сколько тебе потребуется. Но после...
  
  -Я умру,- я перевел взгляд вниз.
  
  ***
  
  Синдер пыталась делать все то, что она могла. Все, что она видела и слышала.
  
  Грудная клетка - несмотря на рост Синдер аура придавала ей сил, позволяя сжимать ту раз за разом, но это было бесполезно. Вдохи, выдох в рот, зажав нос. Все было бесполезно.
  
  И Синдер схватила Джонатана. Все, что она знала - ей нужен врач.
  
  Практически комичная картина, всего-лишь девчонка пытающаяся тащить быть может не самого взрослого и не самого атлетичного, но вполне зрелого мужчину. Но не было рядом никого, кто мог бы посмеяться над этим.
  
  Синдер бросилась вниз, пытаясь тащить Джонатана - один шаг, затем десять и сто...
  
  Солдаты появились быстро - желая захватить станцию и передать о чудесном избавлении от гримм они наткнулись на Синдер, пытавшуюся тащить за руки парня всего лет восемнадцати...
  
  Медик бросился вперед спустя всего секунду, но время...
  
  Время всегда работает против нас.
  
  ***
  
  Я взглянул на старика.
  
  Он выглядел... Хорошо. Для своих долгих и долгих лет жизни - даже очень хорошо. Но...
  
  -Нет,- я вдруг улыбнулся глядя в глаза старика,- Я не умру.
  
  -Я видел многих, кто считал также,- старик грустно улыбнулся, на секунду перестав казаться просто старшим и вдруг отбросив тень человека, что видел за свою жизнь... Слишком многое,- Никто из них сейчас ни ходит ни по Земле - ни по Умбре...
  
  -Ну...- я вдруг ухмыльнулся,- Любое открытие начинается с того человека, который добьется успеха там, где не добились другие, разве не так?
  
  Старик моргнул от непонимания, после чего опустил взгляд,- Я лишь старый человек... Действительно старый... Я видел многих, кто говорил так, как ты...
  
  -Но я не видел их,- наверное, я думал слишком хорошо о себе... Ох, эта юность и глупость...- Я видел только себя. И я в себя верю.
  
  На эти слова старик только грустно улыбнулся, после чего взглянул мне в глаза,- Вера, хах... Действительно, единственная вещь, в чем превосходны маги... И если так, то я хочу попросить тебя... Сохрани в себе эту веру. И когда ты встретишься с самым невозможным испытанием, что ты когда-либо видел - сохрани эту веру и, пожалуйста, Джонатан...
  
  ***
  
  -НЕ УМИРАЙ!- отдаваясь эхом, донесся до меня голос.
   И я сделал вздох.
  
  Маленький разговор, большие последствия
  
  -Мистер Гудман?- голос врача долетел до Джонатана не с той стороны, с которой он прозвучал... Впрочем, этого и следовало ожидать,- Как ваше самочувствие?
  
  -БыВаЛо И лУчШе,- Джонатан ответил хриплым голосом, после чего закашлялся. Хотя проклятую трубку искусственной вентиляции легких убрали несколько часов назад - в его горле до сих было сухо, а неприятное ощущение продолжало царапать изнутри,- БуДьТе ДоБрЫ, пОдАйТе ПоЖаЛуЙсТа СтАкАнЧиК вОдЫ.
  
  -Конечно,- врач, мужчина средних лет с измученным и уставшим выражением лица подал Джонатану стакан воды, прежде чем, пронаблюдав, как Джонатан сделал несколько глотков, забрать тот и проделать несколько шагов, глядя на Джонатана, продолжавшего лежать на кровати,- Вы можете встать с кровати?
  
  -Могу,- Джонатан вздохнул и откинулся на подушку,- Но у меня начинает кружиться голова. Я думаю, еще денек я полежу на месте...
  
  -Конечно, мистер Гудман,- на эти слова врач только кивнул, после чего окинул еще раз того взглядом,- Вы знаете, что с вами произошло?
  
  -Я?- на эти слова Джонатан только попытался вздохнуть, после чего закашлялся еще раз,- Я знаю... Не с медицинской точки зрения, впрочем.
  
  -Мне было бы интересно это услышать,- на эти слова врач сверился с бумагами, проверяя что-то для себя, прежде чем взглянуть на Джонатана вновь,- Результаты, которые мы получили... Слово "необычный" не описывает глубину нашего непонимания - как именно вы могли получить столько совершенно различных ран не имеющих между собой, казалось бы, ничего общего?
  
  -Главное, что они не оказались смертельными,- Джонатан улыбнулся слабо,- К тому же - доктор, разве вам не стоит сейчас заниматься другими ранеными?
  
  -Боюсь, мистер Гудман, наше, кхм, временное правительство,- врач на всякий случай бросил взгляд на дверь, словно бы проверяя, не появиться ли из-за нее кто-то из военных, прежде чем продолжить говорить,- Слишком высоко оценило ваше здоровье и благосостояние, чтобы мне было позволено просто оставить вас на своем месте. Думаю, вы и сами успели это заметить...
  
  -Конечно,- Джонатан огляделся вокруг,- Я не думал, что после всего произошедшего где-либо в городе останется одиночная больничная комната. Тем более реанимационная.
  
  -Как я и сказал - ваше здоровье было оценено крайне высоко командующими,- на эти слова врач еще раз кивнул, после чего взглянул на Джонатана вновь,- Вам ведь сообщили о том, сколько времени вы пребывали в бессознательном состоянии? Об обстановке вокруг?
  
  -В общих чертах,- Джонатан вяло помотал головой,- Я был бессознателен неделю?
  
  -Строго говоря - шесть дней,- врач сверился с документами еще раз,- И... Я не знаю, что именно произошло с Горой Гленн - но что бы вы ни сделали... В данный момент реорганизованная армия медленно выбивает остатки гримм с территории города. На данный момент атака орды прекратилась, но...
  
  Врач замолчал, словно бы не желая говорить Джонатану нечто неприятное. Впрочем, Джонатан не был настолько глуп, чтобы не понять, о чем хотел сказать врач.
  
  -Город полностью разрушен?- Джонатан перевел взгляд на врача, а затем в сторону,- Это... Мне жаль.
  
  -Не полностью,- врач улыбнулся измученно,- Например, этот госпиталь уцелел, центральный банк, некоторые жилые дома... И, мистер Гудман - если на свете найдется кто-либо, кто посмел бы вас сейчас в чем-либо упрекать, после всего, что вы сделали - боюсь, армия и гражданские, все жители Горы Гленн разорвали бы его на части прежде, чем он смог бы высказать свою претензию. Я в числе первых.
  
  -Это...- на эти слова Джонатан вздохнул и перевел взгляд в потолок,- Спасибо.
  
  -Мне?- врач только измученно улыбнулся,- Это не я спас людей, а вы, мистер Гудман.
  
  -Кхм...- почувствовав себя немного неуютно, Джонатан постарался перевести тему,- Так что насчет моего здоровья?
  
  -Хм, это?- врач легко перевел тему, взглянув на свои записи и вздохнул,- Я еще раз повторю, мистер Гудман. Я видел каждую из ваших ран прежде, на разных пациентах, но никогда все вместе. Их... Разобщенность и нелогичность практически не оставляют никакого шанса определить причину подобного состояния...
  
  -Это я уже понял,- Джонатан вздохнул и взглянул на врача,- Какой полный список?
  
  После этих слов врач еще раз взглянул на Джонатана немного опечаленно и, вздохнув, начал говорить,- Полная потеря слуха в левом ухе - мы попытаемся подобрать вам слуховой аппарат в ближайшее время... Частичный коллапс левого легкого, поэтому с этого момента вам запрещены какие-либо тяжелые физические нагрузки и занятия большим спортом. Некроз двух третей печени - алкоголь вам также противопоказан, как минимум до момента восстановления печени, это не меньше двух лет. Ушиб правой почки - нам удалось добиться стабильности ситуации, но на данный момент она потеряла половину своей функциональности. О вашей ситуации с печенью и почками также теперь необходимо предупреждать при любом приеме лекарств.
  
  После этих слов врач перевернул листок, но продолжил перечислять травмы и раны Джонатана,- Правый коленный сустав также пострадал неизвестным образом. Вероятнее всего, вам теперь потребуется трость для ходьбы. Открывшееся желудочное кровотечение стало причиной потери двух литров крови - нам удалось его купировать, на данный момент. Это по крайней мере относительно хорошая новость в текущих условиях... Также на электрокардиограмме мы обнаружили у вас полную блокаду левой ножки - это не опасно само по себе, но потенциально может выбиться в проблемы для диагностики других заболеваний... Некроз безымянного пальца и мизинца на левой стопе, их пришлось ампутировать. Кроме этого - полная потеря чувствительности и управляемости в стопе и пальцах правой ноги - они живы, но дисфункциональны, мы не решились их ампутировать на данный момент, но с этого времени вам придется тщательно следить за их состоянием... Истощение организма, обезвоживание второй степени, панцитопения и...
  
  -Иными словами, если кратко...- Джонатан выразил желание, чтобы врач подвел итог. На эти слова врач только остановился и выдохнул, подбирая слова.
  
  -Иными словами,- взгляд врача непроизвольно съехал на левую стопу Джонатана, лишившуюся двух пальцев и замотанную в бинты на данный момент,- Ни одна из ваших ран не смертельна - но в совокупности нет ни одной неповрежденной системы или органа в вашем организме. Вы... По всем правилам я должен признать вас инвалидом.
  
  -Хах,- на эти слова Джонатан только откинулся на подушку и прикрыл глаза.
  
  Врач остановился, чувствуя себя неуютно. Он знал, что мало какие люди действительно хотели услышать, что они теперь являются инвалидами - тем более молодой парень, которому не было еще и двадцати лет...
  
  -Легко отделался,- вопреки, однако, ожидания врача, Джонатан произнес на выдохе, прежде чем открыть глаза,- Иными словами - я буду жить.
  
  -Да, хотя и с некоторыми... Ограничениями. Как минимум на некоторое время - возможно, через несколько лет ваши рану затянуться - большая часть из них,- врачу было несколько неуютно говорить об этом - однако, с другой стороны, если сам пациент не обращал на это большого внимания - то почему об этом должен был беспокоиться врач?- В обычных условиях я выдал бы вам направление на комиссию, но... Но в текущих условиях это, я боюсь, будет невозможно.
  
  -Хм, определенно,- Джонатан перевел взгляд в сторону, глядя в единственное окно в комнате,- Кстати говоря, мне уже сказали, что Синдер...
  
  -Синдер!- тут же всплеснул руками врач,- Она сейчас стоит за дверью, и если я хоть что-то понял за время наблюдения за ней - она явно сейчас вслушивается в дверь. Я пообещал, что запущу ее внутрь сразу же, как смогу убедиться в вашем подходящем состоянии.
  
  -Я думаю, вы уже убедились,- Джонатан улыбнулся и, как оказалось чуть позже, врач оказался прав - Синдер действительно вслушивалась в разговор в комнате, буквально вдавив ухо в дверь, после чего, стоило только той услышать кодовые слова - дверь в прямом смысле была сорвана с петель, тут же грохнувшись о землю, а Джонатан ощутил, как его придавила всей своей небольшой массой фигура Синдер, тут же обнявшей его - однако, настолько аккуратно, чтобы не соприкоснуться ни с одним из бинтов, которыми был густо укутан Джонатан.
  
  Джонатан, превозмогая некоторую слабость, поднял руки, крепко обняв Синдер в ответ, после чего бросил врачу взгляд, который тот правильно оценил и поспешил удалиться подальше, оставляя Джонатана и Синдер наедине.
  
  Оставшись же наедине Джонатан только прижал Синдер сильнее, планируя прямо сейчас сказать ей что-нибудь ободряющее...
  
  Однако первой заговорила Синдер.
  
  Джонатан даже не понял сперва, что именно она проговорила, услышав только невнятное бурчание от уткнувшейся в него девчонки. После чего бурчание повторилось еще раз и еще раз, заставив Джонатана немного усмехнуться от щекотки, прежде чем все же попытаться отстранить Синдер от себя, чтобы расслышать ее слова. Однако, ему этого не удалось.
  
  Хотя Синдер не сдавливала его слишком сильно - используя каждую каплю дарованной ей Аурой силы Синдер вцепилась в Джонатана так крепко, что, вероятнее всего, даже гидравлический пресс не смог бы сдвинуть ее с места.
  
  Впрочем, какой-то реакции от Синдер Джонатан все же добился - та немного задрала голову, после чего, глядя в глаза Джонатана медленно произнесла...
  
  -Пожалуйста, не умирай,- Синдер не плакала, говоря это, но Джонатан мог почувствовать, что та мелко дрожала.
  
  -Пожалуйста, только не умирай,- Синдер повторила эти слова... Как мантру. Своеобразная молитва, непонятно кому, но лишь с одной целью,- Только не умирай.
  
  -Я и не собираюсь,- на эти слова Джонатан только улыбнулся,- Я тебя не брошу.
  
  -Только не умирай,- казалось бы, даже не слушая Джонатан, Синдер повторила еще раз, прежде чем уткнуться в него вновь и пробурчать что-то. Впрочем, Джонатан и без того знал, что именно Синдер говорила сейчас.
  
  -Не буду,- Джонатан улыбнулся и уткнулся в Синдер,- Как я тебя одну брошу...
  
  ***
  
  Капитан Айса была старейшей не только из всех капитанов, но и старейшей из всех солдат, если не из всех жителей Горы Гленн - но никогда за свою долгую жизнь она не позволяла никому догадаться о ее реальном возрасте. Что уж говорить - до сих пор некоторые люди давали ей всего-лишь сорок лет, что безмерно льстило капитану - все же, это было больше, чем в два раза меньше ее реального возраста...
  
  Однако последние дни в Горе Гленн происходили невероятные вещи, и часто - вовсе не положительные. Одной из таких вещей стал и тот факт, что впервые глядя на капитана Айсу кто-то мог предположить если не ее реальный возраст - то как минимум число близкое к нему.
  
  Впрочем, не нашлось бы никого на свете, кто мог бы сказать что-либо плохое об этом.
  
  Казалось, будто бы в одночасье весь мир перестал иметь какой-либо смысл.
  
  Жизнь в Горе Гленн никогда не была слишком радостной, но она всегда была спокойной. Да, никто не любил Бора и его темные дела, содержание армии происходило по остаточному принципу и сама Айса всегда имела весьма скромное влияние за пределами самой армии - но это, в конце концов, устраивало всех. Люди всегда предпочитают статус-кво - и что, если для этого придется немного поступиться условиями жизни? Недополученные деньги лучше, чем жить среди гримм в пустошах.
  
  И в одночасье все рухнуло.
  
  Сперва армию сотрясла информация о суперорде, затем о потере генерала, затем переворот, что, не успев окончиться, перерос в оборону от бесконечной наступающей орды гримм. Айса в тот момент понимала, что шансов выжить у нее в этой мясорубке не было - но... Все в этом мире стало бессмысленным - и появившийся из ниоткуда мальчишка...
  
  Да кто его знает, что он сделал!
  
  Он просто сделал что-то - что-то настолько невероятное и монструозное, что если бы Айса была чуть-чуть, всего на один процент менее спокойной и уравновешенной - то, скорее всего, она бы сейчас бегала с криками по всему зданию центрального банка, временно переоборудованному в штаб, пытаясь докричаться до неба, чтобы спросить у всех богов, что есть в этом мире - что же, твою мать, такое произошло?
  
  Если это было проявление - это, вероятнее всего, было величайшее проявление за последние... Ну, строго говоря, за последние семьдесят лет, со времен Короля Освальда, сумевшего в одиночку уничтожить армию Мантла и Мистраля в решающем сражении Великой Войны и уничтожить прошлую суперорду. Но, пожалуй, только эти два проявления и выделялись за всю историю Ремнанта - за все эти три тысячи лет. Иными словами, это было проявление даже не применение, один факт существования которого заставлял весь мир трястись от ужаса и предвкушения. Какие интриги - новая Великая Война могла разразиться по всему миру за право управлять подобным!
  
  Это было больше, чем просто оружие - это была абсолютная мощь, с помощью которой одно Королевство могло заставить весь мир склониться перед ними, с помощью которого не просто границы государств или формы правления, сам ландшафт планеты мог быть изменен по желанию человека.
  
  Даже если это действие наложило такой серьезный отпечаток на своего пользователя, отправив его на неделю в реанимацию - это значило мало. Одного факта, возможности, угрозы было достаточно, чтобы заставить мир дрожать от ужаса подобного действия.
  
  Если это было не проявление - то что же тогда? Технология? О, это было намного хуже.
  
  Когда-то Атлас хвалился, что создаст бомбу, способную стереть город с лица земли - но насколько было известно самой Айсе, этот проект был еще далек от завершения... Да и это была бомба - что-то, во что можно было поверить - в отличии от притяжения метеоритов.
  
  Айса вздохнула, поднялась с места, после чего достала из кармана любимую сигарету и, подожгя, подошла, взглянув в окно на развалины города.
  
  Большая часть города была разрушена - и уничтожена вместе с подавляющей частью орды, включая дракона. Да, это нельзя было назвать идеальным результатом - но можно было назвать невероятным, без всякого преувеличения.
  
  Переписи выживших еще только происходили - и будут происходить еще долго, но даже так, Гора Гленн не могла потерять больше трети своего населения, скорее всего итоговый результат будет всего около четверти... Всего семьсот тысяч - жуткая цифра для любого бедствия и смехотворная цена за уничтожение величайшего катаклизма, что видел этот свет.
  
  Айса затянулась сигаретой, вдыхая горький, черный дым, от которого у любого другого человека наверняка бы случился приступ астмы, прежде чем выдохнуть в открытое окно.
  
  Это было настолько невероятное событие, что на свете не существовало даже определения, подходящего для описания подобного события. Это было настолько невероятным событием, что...
  
  Что капитан Айса не знала, что ей нужно было делать дальше.
  
  Люди были спасены и это было великолепно... Но что дальше?
  
  Убежища? Еда? Одежда? Работа? Учеба?
  
  Усилиями временного правительства - мантия, которую армия подобрала потому, что более не нашлось никого, кто согласился бы на подобную ношу - тому удалось возвести временные убежища и наладить поставки предметов первой необходимости, изъяв все, что им удалось собрать из хранилищ и руин города, установить хороший кордон и вытеснить остатки гримм из города, но... Но это был максимум.
  
  Главной проблемой гримм всегда было то, что они никогда не останавливали свои атаки. Если любая орда, неважно насколько большая или сильная, пробивалась через стены - поселение было обречено. Гримм были, по сути своей, практически бесконечны в своих числах. Если лишь одна орда, созданная отчаянием и негативом людей пробивалась через стены - это лишь означало, что страх и негатив людей вырастет достаточно для того, чтобы способствовать созданию новой орды, собирающей гримм с больших территорий вокруг, что усиливало страх среди людей... Бесконечный порочный круг - даже отбившись от двух или трех атак было невероятно сложно, практически невозможно окончательно переломить ход сражения, вытащив голову из уже затягивающейся петли нападений гримм. И Гора Гленн, даже совершив невозможное, перебив суперорду, не была исключением.
  
  Сколько времени пройдет, прежде чем эйфория, счастье людей схлынет и они поймут, в насколько чертовски плохой ситуации они оказались?
  
  И стоит этому произойти...
  
  Айса стряхнул пепел и втянула горький дым, после чего закашлялась громко.
  
  Несколько секунд капитан продолжала кашлять, прежде чем остановиться и сплюнуть слюну с прожилками крови в пепельницу, глядя вдаль.
  
  Невероятное событие, спасение, что нельзя было назвать иначе, чем самым настоящим чудом - уничтожение суперорды - вызвало эффект сродни эйфории среди людей, вытеснив все одолевавшие их до этого момента страхи и тревоги. Чувство, что армия подпитывала прямо сейчас всеми своими доступными силами - поддерживая поставки еды и ежедневно сообщая по нескольку раз, как легко они выбивали остатки орды с очередной улицы или квартала, захватывая казалось бы навсегда потерянные территории разрушенного города. На неделю этого хватило, и если боги этого мира будут милосердны - этого хватит еще на неделю или две, но ресурсы были не бесконечны - точно также как и радость людей - в отличии от гримм.
  
  Стены Горы Гленн были разрушены, как и девяносто процентов всех укрепленных точек, турелей и бункеров. Ресурсов - будь то вода или одежда - оставалось до смехотворного мало и взять их было фактически неоткуда. Армия, хотя и потеряла сравнительно немного своего состава - всего около трети - лишилась оружия, амуниции - полный хаос временного правительства и нарушенные цепи командования...
  
  Гора Гленн, все ее население находилось в свободном падении. Сейчас они ощущали невероятный душевный подъем от свободного полета в чистом небе - но совсем скоро они осознают, что земля приближается - и парашюта у них не было.
  
  Но что можно было предпринять в данном случае?
  
  Всеобщая эвакуация - как способ уничтожить остатки населения Горы Гленн.
  
  Сотни километров до Вейла... Среди гримм, миллионы паникующих гражданских, без еды или патронов... Марш, по результатам которого даже один выживший на тысячу казался неоправданно завышенным числом.
  
  Но что можно было предложить кроме обреченного марша в неизвестность?
  
  Ведь по сути весь выбор, что стоял сейчас перед временным правительством заключался только в том, где и когда они умрут - невероятное спасение из лап суперорды отсрочило смерть, но вовсе не отменило ее.
  
  Айса втянула отравленный дым еще раз.
  
  Выбор заключался только в том, отправятся они в обреченный поход сейчас, прервав эйфорию людей от спасения - или чуть позже, когда они смогут подготовиться чуть больше, но уже не надеясь на радость людей?
  
  Ведь даже транспорт, что мог бы использоваться сейчас для перевозки хотя бы детей... На всю Гору Гленн едва нашлось бы двадцать или тридцать машин в рабочем состоянии...
  
  Забавно, но даже, казалось бы, самое невероятное спасение в итоге лишь привело людей к следующему, казалось бы, невозможному испытанию. И Айсе бы хотелось надеяться на какое-нибудь невероятное спасение из этой западни, но...
  
  Втянув остатки уже почерневшей от никотина и смолы сигареты, Айса потушила бычок о пепельницу и закашлялась, прежде чем подняться вновь, глядя в окно.
  
  Бессмысленная бойня или обреченный марш... Неужели это был весь ее выбор?
  
  Ведь даже сила, сравнимая с силой Короля Освальда не поможет ей в этом...
  
  Или...
  
  Айса остановилась вдруг на секунду.
  
  Король Освальд. Великая Война. Эйфория людей. Выбор из двух одинаково плохих вариантов, каждый из которых в итоге заканчивался уничтожением практически всего населения Гленн...
  
  Айса остановилась, глядя на город за окном, прежде чем медленно кивнула.
  
  Было ли ее решение логичным? Конечно же нет.
  
  Было ли оно оправданным? Пожалуй, тоже нет.
  
  Было ли оно исполнимым? Крайне маловероятно.
  
  Но... Был ли у нее выбор? Нет, нет и вновь нет.
  
  Один раз она уже увидели перед своими глазами невероятное чудо, отрицающее само понятие возможности и реальности...
  
  Чудо, все нити которого сходились к одному мальчишке, что сейчас лежал в единственной целой реанимации во всем городе.
  
  Айса быстро натянула свое армейское пальто, после чего поспешила на встречу со своими товарищами-капитанами.
  
  Конечно, именно Айсе в выдавшемся триумвирате - к сожалению, генерал Крик был временно отстранен от должности, все же, выдвинутые против него обвинения были реальны и сейчас временное правительство не решилось бы расстраивать население в данный момент, боясь нарушить хрупкий баланс и привлечь гримм непопулярными решениями - было поручено обдумывание будущих шагов спасенного населения - подобное решение нельзя было принять в одиночку.
  
  ***
  
  Синдер так и не смогла отойти от Джонатана до самого момента, когда ее хватка ослабла и сама она все же поддалась влиянию Морфея, так и уснув на кровати Джонатана. Самому же Джонатану не хватило сил - ни физических, ни моральных - чтобы оттеснить от себя Синдер и потому, подвинувшись немного в сторону, тот положил девчонку рядом с собой, прежде чем выдохнуть и медленно перевести взгляд на свои ноги.
  
  На одной ноге ему теперь не хватало других пальцев - вторая же, после некоторых проверок, теперь плохо слушалась его - нога практически не сгибалась в колене и стопа не ощущала ничего под собой... Плохо, конечно, но это было гораздо лучше, чем какой-либо другой исход подобного события.
  
  На всякий случай Джонатан также попытался прислушаться к спящей Синдер - сперва одним ухом, потом вторым, прежде чем заключить, что он действительно ничего не слышал с одной стороны.
  
  Остальные травмы так или иначе были внутренними и судить о них Джонатан мог по косвенным признакам. Головокружение и слабость... Скорее всего анемия, наверное вместе с частично спавшимся легким. Неприятное ощущение, как будто он пытался дышать полной грудью, но какой-то ком мешал ему до конца вдохнуть.
  
  Посмотрев на себя, Джонатан отметил, что одна половина его груди теперь немного отставала при дыхании... Не так заметно, особенно если ему одеться, но картину это создавало несколько неприятную...
  
  Ха, расплата за его решения.
  
  Джонатан откинул голову на подушку и улыбнулся.
  
  Он ведь действительно был самонадеян - профессиональный порок всех бани Бонисагус, но, наверное, нельзя было сказать, что он жалел о содеянном. Возможно, он думал так сейчас и, возможно, он еще успеет пожалеть о случившемся в будущем... И конечно же он не видел себя в качестве Мессии и не хотел умереть ради спасения других людей - но, наверное, впервые за долгое время... Джонатан понимал, что поступил правильно. Не хорошо, а именно правильно.
  
  И в ордене наверняка бы нашлись люди что не преминули бы проехаться по нему и его решениям, назвав его идиотом, мягкосердечным или чем-то подобным... И они даже, скорее всего, были бы правы. Но Джонатан все равно ощущал какое-то странное внутреннее... Спокойствие. Будто бы, впервые за долгое время, он действительно сделал что-то правильное.
  
  И он не был настолько глуп, чтобы предполагать, что он спас каждого человека до единого. Нет. Джонатан... Наверное, даже понимал, что его удар не отличался особенной точностью - он разрушил тысячи домов, и... Наверное, он похоронил десятки, может быть сотни людей. Он убил их.
  
  Но...
  
  Тот самый полицейский вновь всплыл в его разуме, но почему-то именно сейчас Джонатан думал о том, что он поступил... Правильно.
  
  Его разум и его подсознание молчали. Не было ни сомнений в голове, ни ноющего вопроса, ни свербящих размышлений. Была только пустота и... Какое-то странное осознание.
  
  Вот он, Джонатан Гудман. Хороший человек.
  
  И вот она, катастрофа. Бесчисленные жертвы и безумный ужас вокруг.
  
  И он, Джонатан Гудман... Делает что-то.
  
  Наверное, неправильно. Наверное он делает это плохо. Вызывает огромные потери и наносит невероятный сопутствующий ущерб. Поступает глупо и самоуверенно, наивно...
  
  И все же, он что-то делает.
  
  Наверное... Наверное он делает это... Наверное он делает это не зря.
  
  Двери в комнату Джонатана не было, поэтому кто-то вежливо постучался в стену, прежде чем появиться на пороге, глядя на Джонатана, заставив того повернуть голову в сторону проема. Впрочем, сделал это Джонатан не сразу - потеряв слух во втором своем ухе тот не сразу определил место, из которого исходил звук, прежде чем догадаться, что скорее всего этот стук возвещал его о новом посетителе.
  
  Из освещенного тусклым светом коридора, лампочки которого наверняка сейчас работали от какого-нибудь аварийного генератора, появилась фигура достаточно высокой и пожилой женщины, которой можно было дать на вид не меньше шестидесяти... Хотя, возможно, на нее влияло ее состояние - Джонатан был уверен, что женщине перед ним было не больше сорока или, максимум, пятидесяти - просто большие круги под глазами и обострившиеся от недосыпа морщины однозначно добавляли ей десяток или даже другой лет.
  
  Впрочем, несмотря на свой видимый возраст, женщина выглядела крайне статно и солидно - и пальто, похожее на солдатское, вместе с погонами на нем указывали на то, что та явно не была старушкой-буфетчицей, случайно заблудившейся в этом здании.
  
  Пройдя пару шагов женщина остановилась перед Джонатаном, тут же вытянувшись по стойке - но не от присутствия Джонатана, а, скорее, по привычке, вбитой долгими годами тренировок, прежде чем та смогла себе внутренне скомандовать "вольно" и немного расслабиться, окидывая Джонатана взглядом. Тот ответил ей на эти действия своим изучающим взглядом, но ничего особенного кроме ранее замеченного тот в женщине не углядел - разве что достаточно длинные седые волосы и слегка топоршущуюся подмышку под пальто, под которой наверняка скрывалась кобура и пистолет.
  
  -Джонатан Гудман,- на эти слова женщина кивнула,- Капитан Айса Мойра и представитель временного правительства Горы Гленн. Мы не встречались до этого - но мы... Весьма наслышаны о произошедшем.
  
  -Приятно познакомиться,- Джонатан попытался бы встать или хотя бы протянуть руку капитану, если бы не чувствовал такой слабости и не Синдер, сопящая под боком,- Я полагаю, у вас много вопросов...
  
  -Естественно,- после этих слов Айса взглянула на Синдер, и кивнула,- Но сперва перед нами возникла иная проблема которую, я надеюсь... Ты поможешь нам решить. Но этот диалог необходимо провести без лишних свидетелей.
  
  Проведя по волосам Синдер, Джонатан улыбнулся,- Она спит и даже если бы не спала - я сомневаюсь что этот вопрос окажется чем-то, что я не смог ей доверить. К тому же - я нетранспортабелен в данный момент в любом случае.
  
  Услышав эти аргументы Айса немного отвела взгляд, размышляя, прежде чем сдаться и кивнуть,- Хорошо, но содержимое этого диалога не покинет пределов этой комнаты.
  
  Скосив взгляд на лежащую на полу дверь Джонатан вздохнул и пожал плечами,- По крайней мере не по моей вине.
  
  Видимо, удовлетворившись как минимум таким ответом, капитан проделала путь до кровати Джонатана, после чего взглянула на него внимательно, сверху вниз и, еще раз придя к какому-то внутреннему решению, начала говорить,- Как минимум я должна высказать свою благодарность за произошедшее. Что бы ты не сделал - ты спас нас всех, и тысячи тысяч людей сейчас живы только благодаря тебе.
  
  -Кхм,- Джонатан, немного не ожидавший подобного начала диалога, закашлялся и отвел взгляд, постаравшись сменить тему,- А что же насчет проблемы?
  
  -Проблема заключается в том, что этого недостаточно,- резко отчеканила женщина, после чего все же немного смягчила свой тон,- Не по твоей вине, но уничтожения суперорды недостаточно для спасения людей.
  
  -Да, я задумывался об этом,- Джонатан выдохнул.
  
  Конечно, он спас этих людей... На время.
  
  -И, избегая разглагольствований,у нас было всего два варианта,- по-армейски четко и по сути отчеканила Айса,- Эвакуация, что убьет девяносто девять целых и девяносто девять сотых процентов выжившего населения - и сидеть на месте, ожидая чуда что, в конце концов, убьет сто процентов населения.
  
  -Я понимаю,- Джонатан вздохнул,- Вам нужно помочь с эвакуацией? Я могу это сделать но... Несколько позже, мне потребуется еще как минимум два или три дня на восстановление.
  
  -Нет,- Айса помотала головой на эти слова,- Как я и сказала - "у нас было два варианта". Но... Есть и третий.
  
  Джонатан молчаливо кивнул чувствуя, как зашевелилась под рукой Синдер, после чего немного повернулся в сторону,- Прошу прощения, я не слышу ничего в другом ухе.
  
  -Да, мне донесли,- Айса, совершенно не стесняясь нарушения права на личную жизнь, только кивнула,- Третий вариант... Я скажу сразу, он безумен и в иных условиях я бы сказала, что он невозможен, но... Никакой другой вариант нам более не подойдет.
  
  Джонатан кивнул на это еще раз,- Так... Какой это именно вариант?
   На эти слова Айса только перевела взгляд на Джонатана и, бросив взгляд на выбитую дверь, вздохнула,- Джонатан Гудман, что вы знаете об истории Ремнанта?
  
  Так произошло
  
  Стоя за небольшой своеобразной кулисой, скрывающей его от взглядов собравшихся людей - тысяч, сотен тысяч, миллионов людей - Джонатан думал.
  
  Когда его жизнь изменилась так круто? Что именно привело его к тому моменту, как он оказался здесь, держа в руках именно эту речь, готовясь произнести именно эти слов, с именно этой целью... Что сподвигло его?
  
  Это случилось неделю назад, когда капитан Айса предложила ему самое безумное, что он когда-либо слышал?
  
  Две недели назад, когда он обрушил метеориты на Гору Гленн?
  
  Восемь недель назад, когда он сбежал из Атласа в этот город?
  
  Когда вышел в Умбру со стариком?
  
  Или Fatum действительно существовал, являясь чем-то большим, нежели просто следствием действий людей? Все было предопределено в момент, когда он родился - нет, еще раньше. Заложенные рельсы определенности просто позволили событиям сложиться в единую канву еще в момент сотворения вселенной...
  
  Что бы сказал Старик? Посмеялся бы и похлопал по плечу? Укоризненно покачал головой? Дал бы напутственный совет?
  
  Что бы сказал Орден? Знакомые? Друзья? Учителя?
  
  Что скажут люди? Что скажут потомки? Во что он ввязался, в конце концов? Что будет дальше?
  
  Что сделает он и что сделают другие? Как повлияют его действия на весь этот мир? И как они уже повлияли?
  
  Голос говорившего капитана замолк и Джонатан услышал обращение к себе. Не слыша слов и не слыша самого себя, чувствуя только гулко бьющееся сердце, Джонатан сделал шаг вперед, появляясь на импровизированной сцене.
  
  Мгновение спустя он был пробит, пришпилен сотнями тысяч глаз. Люди смотрели на него - с непониманием и уважением, с обожанием и недоумением. Кто-то верил в него, знал с самого начала, что он был их спасителем. Кто-то отказывался верить в то, что именно этот медленно шагающий, опирающийся на трость мальчишка был именно тем, кто избавил их от гримм.
  
  Джонатан не слышал ни шума своей трости, ни звука шагов. Ни перешептываний, ни гула. Казалось, все было тихо. Со всех сторон мир замер, наблюдая за его шагами.
  
  Синдер в нескольких шагах - она смотрела на него с заботой, готовая в любой момент кинуться и поддержать его. В последние дни она становилась все более и более отчаянной - Джонатан знал, что в ее голове бродили мысли. Что-то, что он не хотел туда закладывать - но что-то, что все равно нашло свой путь.
  
  Теперь Синдер была уверена в чем-то. Джонатан слышал, что теперь та доставала солдат, требуя от них тренировки. Врачей, требуя научить ее лечить все болезни мира. И все же - она никогда не отходила от Джонатана. Искала его взглядом каждый раз в толпе, не отдаляясь ни на шаг.
  
  Шум сердцебиения перебивал любые звуки на этом свете. Почему то хотелось пить, отвести взгляд, убежать - но тело словно бы не слушалось Джонатана, продолжая шагать.
  
  В первых рядах остатки армии - три капитана, временное правительство. По-сути, это был именно их план. Джонатан был нужен им, необходим - но лишь как действующее лицо, не как кукловод. Ну и пусть, это было лучшим из альтернатив.
  
  Трость непривычно упиралась в деревянный помост, Джонатан еще не привык к тому, что именно так теперь он будет ходить... Возможно, весь остаток своей жизни.
  
  Взгляд зацепился за охотницу. Их команда, четверо, не сбежали - хотя, возможно, это было связано с тем, что из Гленн некуда было бежать. Те несколько оставшихся местных вариантов самолетов использовались армией - и без восстановленной связи эта информация не могла быть передана никому за пределы города.
  
  Конечно, башню смогли восстановить за прошедшее время, но первое же сообщение, что она должна была транслировать миру было совсем иным.
  
  Джонатан сделал еще шаг, наткнувшись взглядом на черный, немигающий взгляд телекамеры, уставившийся на него. Наверняка сейчас по всем остаткам города, в каждой лачуге, на каждом проекторе люди видели его фигуру, его лицо. Его медленную походку и неловкие движения.
  
  Возможно его сейчас смотрели министры... Советники этого мира. Магнаты, генералы, охотники...
  
  Джонатан сделал последний шаг, после чего положил папку листов на трибуну перед собой, после чего прочистил горло, ища взглядом любую точку, куда он мог уткнуть свой взгляд, прежде чем выдохнуть и поднести губы к микрофону.
  
  -Жители Горы Гленн,- его голос разнесся сквозь толпу по сотням проводов и через сотни колонок,- Все мы пережили ужас. Событие, равного которому нет и не было никогда в истории всего Ремнанта. Ужас орды гримм. Ужас, что мы смогли победить. Тьма, что отступила перед нашим светом.
  
  Джонатан остановился, чувствуя, как пересыхают губы, но продолжил говорить дальше,- Многие из вас задаются вопросом - кто я такой. Но многие из вас уже знают ответ на этот вопрос. Именно я та причина, по которой небо обрушилось на землю. Именно я вызвал падение метеоритов на эту землю. Таково мое проявление - "Звездопад".
  
  Среди множества людей проскочила, словно искра, мысль. Множество людей тут же бросились шептаться, но Джонатан не закончил. Его речь только начиналась..
  
  -Многие из вас знают меня, впрочем, по совсем иным причинам,- Джонатан попытался улыбнуться,- Мое имя Джонатан Гудман и я всего-лишь скромный почтовый служащий, с которым кому-то из вас приходилось сталкиваться в прошлом отправляя посылки или письма. Сказать по правде - пожалуй, именно так я и хотел бы прожить эту жизнь. Скромный почтальон, небольшой семейный бизнес - со своей приемной дочерью и со своими мелкими мечтами... Но реальность такова, что вновь и вновь мне приходиться возвращаться к своей силе. Силе, что я надеялся никогда больше не использовать в этом мире - но силе, что я, как и мой великий предок, всегда надеялся использовать во благо. И, стоя сегодня среди людей, среди выживших, среди непобежденных - я клянусь в том, что во мне нет сомнения и сожаления о том, как я поступил. И если то будет надо - для защиты народа, для защиты Королевства, я использую свою силу вновь и вновь.
  
  -Но...- Джонатан остановился,- Конечно же, это не все. Мой великий предок... Возможно, кто-то из вас догадался об этом - ведь мое имя - Джонатан Гудман. Имя, что привлекает внимание, что не подчиняется "правилу цвета" - но, наверное, именно об этом думала моя мать, желая спрятать на виду свой самый большой секрет...
  
  -Мое имя, Джонатан Гудман, выдуманное,- Джонатан вздохнул,- Мое настоящее имя...
  
  ***
  
  -ОЗПИН?!- голос Айронвуда казалось, мог достучаться до Озпина из самого Атласа безо всяческой помощи радиопередатчиков,- ЧТО ЭТО ТАКОЕ?!
  
  -Джеймс,- Озпин, столь непривычно серьезный, медленно отстукивал пальцем ритм по столу,- Это... Я... Наверное, впервые за столь долгие годы - я не могу дать тебе ответа на этот вопрос.
  
  -ЭТО ПРАВДА?!- Казалось, будто бы Айронвуда бил припадок,- ТЫ ПОНИМАЕШЬ, ЧТО ЭТО ЗНАЧИТ?! КАК ЭТО МОЖЕТ БЫТЬ ПРАВДОЙ?!
  
  -Это...- Озпин задумался на секунду, прежде чем медленно вдохнуть и выдохнуть,- Полагаю, это возможно. Я... Я пытался быть осторожным, но я... Я совершил слишком много ошибок за свои годы, Джеймс, чтобы отрицать возможность еще одной.
  
  -КАК... КАК?!- словно бы нечто перемкнуло в мозгу Айронвуда, заставляя его глотать воздух, как выброшенная на берег рыба,- КАК ЭТО ВООБЩЕ МОГЛО ПРОИЗОЙТИ?! КАК МЫ МОГЛИ ОБ ЭТОМ ДАЖЕ НЕ ПОДОЗРЕВАТЬ?!
  
  На эти слова Озпин ничего не ответил, только продолжая выстукивать ритм на столе.
  
  Мог ли он...
  
  Мог. Озпин знал ответ на этот вопрос. Неважно, насколько ему казалось, что он все предусмотрел, все предотвратил - он всегда мог допустить ошибку. Вероятность, настолько ничтожная, что ее свершение можно было назвать чудом - она всегда существовала. Озпин всю свою жизнь, все время бесконечной борьбы с ней всегда надеялся на чудо - и потому не мог отрицать того, что даже самое невероятное событие могло произойти в этой жизни. Сейчас или тысячу лет позже - оно было обязано случиться. И оно произошло.
  
  Когда он почувствовал удар, проснувшись в одночасье - он думал об этом. Не землетрясение и не открывший вулкан, а что-то невероятное. Что-то, подобное ему самому. Что-то новое, неизведанное... Произошло.
  
  Загадка, в одночасье возникшая перед его глазами лишь становилась сложнее и сложнее. Вопросы отвечали друг на друга, вместе с тем запутывая ситуацию лишь больше.
  
  Как? Почему? Что послужило причиной? Что станет последствием?
  
  Айронвуд, не выдержав молчания со стороны Озпина, бросил трубку. Но Озпин не переживал - Джеймс вернется. Через час или два. Наорет на пару подчиненных, постреляет на стрельбище, разнесет манекен, поспит - и вернется. Озпин выбрал его именно за это. Столь горячный, но всегда способный вернуться в проблеме. Тот, кто всегда так бурно реагирует - но всегда способен взяться за голову вновь. Предсказуемый, понимающий. Не глупый, нет, но предсказуемый.
  
  Теодор? Куда менее предсказуемый - но его разум неординарен. С ним нужно будет связаться следующим, чтобы он помог распутать этот клубок.
  
  Лайонхарт? Исполнительно, но не командир. Ведомый - он выберет ту позицию, на которую ему укажут. Никакого обсуждения или мыслей, только соглашательство... Полезно для исполнителей, никакой пользы как от советника...
  
  Озпин медленно вдохнул и выдохнул, прежде чем перевести взгляд на лицо молодого парня, застывшее на экране. Мог ли он... Правда ли это был...
  
  Что нужно было делать теперь?
  
  Озпин поднялся с места и сделал шаг к заварнику с горячим шоколадом.
  
  Его ждала долгая и бессонная ночь...
  
  ***
  
  Аифал.
  
  Имя, которое заставляло дрожать.
  
  Сын шулера и проститутки, начавший свой путь с кражи кошельков - оказавшийся самым опасным человеком Ремнанта.
  
  Про него не говорили ни его самые близкие друзья, ни его самые злые недоброжелатели.
  
  Человек, который слышал все, видел всех, знал обо всем. Люди могли годами работать на него даже не осознавая, что с коробками рыбы они передают кипы документов, каждую неделю. Доставщики никогда не знали, что очередная квартира на их пути оказывалась местом, где находился еще один из мелких исполнителей в гигантских цепях, раскиданных по всему Ремнанту.
  
  Казалось, будто бы Аифал был везде - его влияние видели в политических перестановках Вакуо и военных учениях Атласа, в забастовках Мантловских рабочих и протестных маршах в Менажери. Самые крупные игроки, самые умные и самые опасны, подозревали друг друга - самих себя - в работе на него. Искали контакты и устраняли посредников. Подкладывали бомбы и травили вино. Устраивали ночные рейды и соблазняли деньгами - в ход шло все.
  
  Иногда они умирали. Сбит машиной, подавился костью, задран собаками...
  
  Иногда это было случайно. Иногда нет. Но никто не знал наверняка.
  
  Человек, одного факта существования которого было достаточно, чтобы регулировать весь мировой теневой бизнес. Бандиты Мантла договаривались с кланами Мистраля, рейдеры Вакуо опасались переходить дорогу племени Бранвенов, наркоторговцы Вейла не сотрудничали с Белым Клыком - на все эти договоренности, пакты - на всех них стояла незримая печать одобрения человека, способного сотрясать мир просто ворочаясь во сне.
  
  Именно этот человек... Умирал.
  
  Долго, в мучениях, страдая от постоянной рвоты и болей, без возможности даже проглотить кусок пищи, царапая ногтями до безумия чешущуюся кожу, Аифал умирал.
  
  Самый ужасающий человек мира умирал, как умирают все.
  
  Он не был особенно стар и не был повинен в своей смерти. Он никогда не курил и его алкогольные празднества закончились в его бурной юности. Он не был проклят и не стал жертвой несчастного случая. Он умирал просто потому, что так распорядилась его судьба.
  
  Он помнил свой диагноз, в малейших подробностях, как помнил все - помнил, как пахла сирень в саду его первой жены, помнил цифры на заборе, мимо которого проходил ребенком, помнил как пьянел от первого в своей жизни вина.
  
  Помнил каждую травму и каждое мгновение мучения. Каждое обезображенное лицо и каждый выкрик умирающего.
  
  И теперь умирал он.
  
  Он был даже не тенью - прахом себя былого. Он улыбающегося мужчины с длинными тонкими усами, ухоженной бородкой, с озорным детским взглядом и острыми чертами лица, с привычкой напевать под нос и свистеть какой-нибудь веселый мотив - остались кости, обтянутые пергаментной иссушенной кожей, впалые глаза с бесцветными зрачками, жидкие и редкие волосы и тихое, хриплое дыхание.
  
  Год, два, три - годами он не покидал своего обиталища. К нему не приносили сводки тысячи его агентов и он не давал распоряжений десяткам и сотням групп. Он не являлся на слушания совета и не преследовал своих целей. Целыми днями он лишь лежал, не шевелясь, надеясь, что именно сегодня его боль уйдет, он сможет жить. Даже если лишь несколько секунд - он запомнит эти секунды. Навсегда, до конца жизни.
  
  Но этого было достаточно. Аифал отбрасывал тень даже лежа в своей усыпальнице.
  
  Годами он не делал ничего - но этого и не требовалось. Он сделал уже достаточно.
  
  Действия, совершенные десятилетия назад, до сих пор продолжали приносить свои плоды. Механизмы, что он наладил лишь продвигаясь к своему месту до сих пор существовали. Легенда, фигура, машина, называемая "Аифал" существовала без его помощи, словно бы разумный робот, превосходящий смертную оболочку. Чтобы заставлять мир играть по его правилам ему не нужно было даже жить.
  
  И все же...
  
  Аифал не хотел умирать. Не хотел умирать в мучениях - и не хотел умереть тихо и без мучений. Он хотел жить.
  
  Но над некоторыми вещами были не властны даже величайшие из людей.
  
  И все же, когда с тихим клекотом шупальце черно-красного цвета пробралось в комнату, медленно выводя из коридора парящую, казалось бы, саму по себе сферу, Аифал впервые за столь долгое время улыбнулся.
  
  Возможно, его Королева все же решила смилостивиться над ним.
  
  ***
  
  Салем стучала по столу, глядя на замершую фигуру парня, произносящего речь.
  
  Неужели, именно в этом заключался план Озпина? Это было его самое страшное оружие? И, неужели... Этот план сработал?
  
  Гора Гленн была легкой целью для гримм - место порока и слабости, человеческая отстойная яма для отбросов общества. Легкая цель, словно бы сама просившаяся быть уничтоженной.
  
  Что произошло бы со всем миром, если бы три миллиона жителей Горы Гленн были уничтожены в одночасье? Стерты с лица земли до того, как те успели бы подать даже сигнал о помощи? Какой удар всему человечеству был бы нанесен в этот момент? Что произошло бы с людьми, с их страхами, с их так называемым "единством перед лицом опасности", если они бы увидели, что эта опасность была слишком велика?
  
  Это должен был быть миг триумфа для Салем. Ее бесчисленная орда гримм. Одно из ее любимых творений, дракон. Самый идеальный момент для атаки, подобранный со всей тщательностью. Удар по Озпину, удар по человечеству, удар по всему миру...
  
  Был отбит.
  
  Это было столь же неожиданно, сколько и разрушительно.
  
  Орда... Нет, создать такую орду было не сложно. Несколько месяцев - для вечноживущих нет сроков, что они не готовы выждать...
  
  Переправить такую орду... Годы. Несколько лет подготовки - не привлекая внимания, постоянно терять малыми частями гримм под натиском этих бешеных собак Озпина...
  
  Атмосфера... Столь удачные шансы подворачиваются столь редко - десятки лет, поколения... Ей вновь встретится столь уязвимое поселение, столь идеальная цель для удара... Через пятьдесят лет? Через сто? Через двести?
  
  Но никакие сроки не были для Салем чрезмерны. Пройдут эпохи, но она будет готова ждать. Лишь немного скуки и немного раздражения - итог тысячелетий ожидания. Она была привычна.
  
  Но в этом было нечто большее, чем лишь небольшая задержка в ее планах. В этом был... Вызов.
  
  Дракон был не величайшим из ее творений - но одним из любимых, одним из весьма ранних. Создание, что было сделано не для массового производства, а как ее личный маленький шедевр.
  
  Оно не было неуязвимо - с помощью Озпина люди научились строить весьма занимательные игрушки, что были опасны даже для ее самых впечатляющих творений - но... В этом месте, Гора Гленн, не было подобного.
  
  Ни Атласского военного флота, ни мощи Озпина. Ни Дев, ни реликвий. Ничего.
  
  Гора Гленн должна была пасть, но вместо этого ее любимую игрушку... Сломали.
  
  Это была пощечина ей. Это был вызов. Это было... Знаком плана.
  
  Салем всегда считала, что Озпин изжил себя. Пройдя Великую Войну, воплотив свой безумный план по всему миру, тот решил, что исполнил все - после чего отступил в тень, глядя на то, как его столь возвышенное устремление, его внедрение "демократических советов" пожирает само себе, вырождаясь в дешевый популизм и олигархию самых влиятельных семей, давно поделивших между собой власть.
  
  Что Озпин отказался глядеть правде в глаза, продолжая поддерживать фасад нормальности. Что он сдался, неспособный сделать ничего против Салем... Но... Неужели он действовал все это время?
  
  Неужели это было не признание поражения, а план самого Озпина? Неужели все это время он лишь готовился, лишь усыплял ее бдительность, создавал видимость, готовя оружие своего возмездия? Нечто, что станет превыше дев, что одолеет Салем?
  
  Озпин также не боялся времени - их битва шла так долго, что была вписана в сам рельеф мира - но Салем всегда казалось, что лишь она могла действовать со столь большим размахом. Озпин менялся с каждым поколением - умирал, чтобы начать путь заново, раз за разом. Не так трудно было в этом случае представить, что его планы не выходили за рамки нескольких десятилетий - как он мог пожать труды своих рук, если умирал каждый раз, становясь новым человеком?
  
  Но... Она оказалась неправа. Озпин, сдавшийся, сломанный человек - нанес удар. Вновь ударил. Вновь удивил ее.
  
  И Салем оставалось лишь кусать губы.
  
  Она была мудра, опытна, терпелива, хитра и разумна... Но не была великим стратегом, тактиком или интриганкой.
  
  Нанести удар в самое больное место - конечно. Воспользоваться шансом или избавиться от противника - да... Но ее схемам никогда не хватало комплексной широты, у нее не было сотен агентов и множество пешек. Несколько верных последователей, каждый из которых был достоин десятка солдат - и армия безмолвного, безмозглого мяса... Но не паучьих сетей, которыми она могла бы укутать мир.
  
  Салем была проста - она наносила удар, отступала в тень, и била вновь. Раз за разом, эффективно - но слишком просто.
  
  Озпин... Всегда был опаснее в этом плане. Сколько Салем себя помнила - у него всегда были глаза и уши среди всех людей.
  
  Да, ей казалось, что Озпин сдался, что он давно перестал сражаться с Салем, удалившись побежденным в свой замок, но вместо этого он готовил удар.
  
  И Салем знала, что в этот раз.. .Озпин победил. Не войну, лишь одну битву - но Озпин слишком долго не выигрывал у нее, чтобы Салем не ощутила горечь поражения.
  
  И приняла решение.
  
  Аифал, один из самых старых ее миньонов. Человек ума и навыков, ужас, способный посоперничать даже с Озпином, с величайшим манипулятором и интриганом мира, был в ее руках.
  
  Он был... Не идеален. Так назойлив и так несносен. Никакой верности - он нарушал приказы Салем столько, сколько работал на нее. Извлекал выгоду не только из побед Салем, но и из ее поражений. Он хотел большего, чем ему было отведено - подставлял друзей и договаривался с врагами, но... Он был незаменим.
  
  Он умирал. Умирал давно - но Салем устраивал этот факт. Если Озпин был побежден, если он перестал сражаться с Салем - нужды в Аифале больше не было. Он отслужил достойно ей - и мог умереть.
  
  Но если Озпин продолжал сражаться... Если его планы до сих пор приходили в действие - Салем был нужен Аифал. Его ум и его способности. Он был одним из тех, кто мог сражаться даже с Озпином, если тот взялся за дело всерьез.
  
  И если Гора Гленн продолжала существовать, если ее дракон был убит, если этот мальчишка, Джонатан Гудман, был тем, кем он называл себя - значит Озпин был еще далеко не побежден...
  
  ***
  
  Джонатан сглотнул вязкую слюну и повторил вновь,- Мое имя, Джонатан Гудман, выдуманное. Мое настоящее имя...
  
  Джонатан выдохнул вновь и произнес четко,- Озмонд Вейл Третий. Через свою мать, Розетту Вейл, я являюсь внуком Короля Освальда Вейла Великого и поныне остаюсь единственным легитимным наследником престола Королевства Вейл!
  
  На секунду словно бы каждый слышавший эти слова в мире замер. Советник, шахтер, магнат, солдат, торговец, ученый.
  
  -Моя мать желала скрыть меня от мира, избрав для меня поддельное имя и фамилию, скрыть мою силу, доставшуюся мне подобно великой силе моего деда, Освальда - но произошедшее заставило меня сбросить свою маску. Этот мир нуждается в моей силе - и во имя всех людей Вейла, во имя всех людей Ремнанта - я объявляю о реставрации монархии Вейла, о восстановлении истинного и легитимного Королевства Вейл в границах города Вейл и города Гленн, о реорганизации власти и принятии новой конституции, изменении законов и о полной готовности Королевства Вейл демократическими путями урегулировать вопрос о текущем статусе города Вейл и временного правительства - Советом Вейла.
  
  Джонатан выдохнул, но прежде чем он смог бы замолчать, не сумев более продолжать говорить, он заставил себя открыть рот и продолжить свое заявление,- От лица нового правительства и монарха Королевства Вейл я вновь объявляю о своей полной и безоговорочной готовности защищать народ города Гленн, народ Королевства Вейл и народ всего Ремнанта от гримм, от военной угрозы и от захвата власти любыми нелегитимными формированиями. Я заявляю о полном и безоговорочном осуждении предыдущего правительства Горы Гленн, о беспрекословном отчуждение правительства реорганизованной монархии от временного правительства Вейла, о своей полной и безоговорочной поддержке народа Гленн, о своей готовности поддерживать народ всего Ремнанта, о своей решительности, решимости и готовности противостоять любым враждебным действиям, направленным против легитимного правительства Королевства Вейл и народа Города Гленн с применением всей возможной силы и мощи.
  
  -В этот момент я объявляю о том, что рождение новой монархии, новой формы правления, приходящей на смену устаревшим правительствам Советов и устаревшему правительству старой абсолютной монархии, о создании нового государства и о создании нового мира для всех людей Ремнанта,- Джонатан вскинул руки в воздух,- Да здравствует монархия! Да здравствует демократия! Да здравствует новый мир!
  
  Словно бы по команде - хотя, вероятно, так оно и было - десятки, сотни, тысячи солдат на площади вскинули руки, отдавая честь, прищелкнув сапогами, после чего грянули единым хором,- Да здравствует монархия! Да здравствует демократия! Да здравствует Король Озмонд Вейл Третий! Да здравствует Король Джонатан Гудман!
  
  Затем еще раз. И еще раз. Громком, раз за разом, вновь и вновь они отдавали команду и постепенно люди начали вливаться.
  
  Один и два, десять, сто, тысячи голосов вторили словам друг друга,- Да здравствует монархия! Да здравствует демократия! Да здравствует Король Озмонд Вейл Третий! Да здравствует Король Джонатан Гудман!
  
  Джонатан моргнул, сбрасывая с себя пелену наваждения, после чего покачнулся чуть чуть, но прежде, чем Синдер смогла бы броситься к нему, тот ухватился за трибуну, глядя вперед.
  
  Сотни тысяч, миллионы людей... По улицам, по площадям, выглядывающие из окон и развалин... Скандировали вместе с ним.
  
  Да здравствует монархия!
  
  Джонатан моргнул еще раз, проверяя, что он не спит.
  
  Да здравствует демократия!
  
  Затем еще раз и еще раз, чувствуя, как сотни тысяч людей пронзают его взглядом, повторяя мантру вновь и вновь.
  
  Да здравствует Король Озмонд Вейл Третий!
  
  Джонатан опустил взгляд, после чего выдохнул громко. Впрочем, в реве голосов его выдох потонул, даже не привлекая внимания.
  
  Да здравствует Король Джонатан Гудман!
  
  И Джонатан улыбнулся.
  
  Ему так хотелось спросить сейчас Старика, рассказать ему об этом. Ухмыльнуться, рассказывая невероятную байку...
  
  Но Старика не было. Не было ничего.
  
  И у Джонатана не было ничего. Ни знаний, ни умений. Он... Наверное, он был безумен, соглашаясь на эту авантюру. Объявить себя наследником легендарного короля, затем объявить о создании нового государства, назвать себя королем... Ха, это было безумием.
  
  Таким же безумием, как призвать сотни метеоритов на землю, жертвуя своей жизнью и здоровьем.
  
  Таким же безумием, как открыть магазин доставки с использованием телепортации.
  
  Таким же безумием, как спасти одну несчастную девчонку в другом мире и утащить ее за собой.
  
  Джонатан развернулся и нашел взглядом Синдер, что улыбалась глядя на него.
  
  Ха... С каждым месяцем, с каждой неделей и каждым днем он понимал девиз своего ордена все больше и больше...
  
  Nec pulvis.
  
  Nec flamma.
  
  Nec tempestas.
  
  Nec timor.
   Так Произошло.
  ***
  Атлас
  ***
  Джеймс Айронвуд никогда не любил осень. Дни становились холоднее, время текло все быстрее, старые раны болели из-за перемены погоды...
  
  Джеймс не любил осень еще до трагедии - застрявшая в плече пуля от контрабандиста из Вакуо, пробитое когтями Урсы колено, ожоги от проявления того Мистральского криминального барона...
  
  Они все болели и ныли каждый раз при перемене погоды, что случалось слишком часто осенью - даже в Атласе, всегда защищенном системой отопления...
  
  Если бы не "Трагедия", то Джеймс даже мог бы похвалить Артура за то, что он улучшил и поддерживал в рабочем состоянии подобную вещь.
  
  Мог бы, если бы из-за Артура он не потерял половину своего тела.
  
  Джеймс Айронвуд медленно провел механической рукой по лицу, ощущая холодный металл - то, что ему было нужно с самого утра, чтобы взбодриться.
  
  Механические части тела слушались его хорошо, но к ним было нужно привыкание. Даже сейчас, спустя... Полтора года? Уже да - спустя полтора года после этой трагедии он все равно иногда забывался в своем контроле, случайно сжимая руку слишком сильно, ломая очередную ручку или лопая очередную кружку... Привыкание к подобному занимает слишком много времени.
  
  Поднявшись со своей кровати Джеймс протянул свою живую руку к лежащей рядом рубашке, после чего натянул ту. Затем штаны, ремень, пиджак... Плащ, кобура - и перчатки. Джеймс не носил перчатки до той трагедии... Но ему не хотелось видеть в глазах людей, в глазах его подчиненных жалость, сочувствие - этот удивленный вид, когда они видели его железную руку. Он был, черт его возьми, генералом Айронвудом! Даже после произошедшего он был чертовым генералом и главнокомандующим армии Атласа, директором Атласской академии охотников, верховным главнокомандующим небесного флота Атласа! Он не был калекой, он был генералом!
  
  Натянув перчатки поверх своих ладоней, Джеймс взглянул в своей отражение в зеркале...
  
  Тридцать восемь лет...
  
  После чего он метнул взгляд на висящий рядом календарь и вздохнул. Через две недели - уже тридцать девять.
  
  Джеймс Айронвуд, директор и генерал. Не калека.
  
  Он не мог показывать свою слабость. У него не было слабости! Он должен быть чисто выбрит и ухожен. Зубы начищены, пиджак отглажен. Отполированные пистолеты, уверенная походка, суровый взгляд и аура непобедимости.
  
  Джеймс проделал несколько шагов до ванной, после чего протянул руку к зубной щетке и принялся за утренние процедуры.
  
  Джеймс Айронвуд должен был выйти через пятнадцать минут из своей комнаты. Поздороваться с заместителем, проделать путь до башни, после чего подняться в свой кабинет, где его будут ждать десятки писем...
  
  Что ему уготовано сегодня?
  
  Джеймс сплюнул и задумался, проводя щеткой по зубам.
  
  Новая информацию о том, что Жак запретил кому-нибудь из Королевства Гленн что-нибудь делать. Возможно, скандал из-за того, что он в очередной раз распускает слухи о том, что Джонатан - Король Осмонд - виноват в ограблении его банка...
  
  Слухи были правдой - но это было не той правдой, что можно было допустить до населения, поэтому Джеймсу в очередной раз придется выпускать опровержение...
  
  Джеймс сплюнул еще раз, прежде чем умыться и взглянуть на себя в зеркало вновь. Щетина уже отрастает, стоит побриться...
  
  Хотя, наверное, в этом и была главная проблема. Жак ненавидел Джонатана. Джонатан... Нет, он не ненавидел Жака - но любое действие порождает реакцию.
  
  Первые месяцы существования Королевства Гленн оно едва не обрушилось из-за полного эмбарго Жака на любую продажу и перевозку праха, технологий и любых иных продуктов, аренду персонала, передачу знаний...
  
  Иными словами - если бы Жак узнал, что Джонатан начал скупать дерьмо - он заплатил бы за все дерьмо в мире тройную цену, лишь бы не отдавать Джонатану ничего. И Жак не любил платить никакую цену - просто он настолько ненавидел Джонатана.
  
  Джеймс провел бритвой еще пару раз по щекам и перешел к горлу.
  
  Три года... За три года Жак мог бы остыть. Встретиться, получить неофициальную компенсацию... Но Жак был уперт. Он не был глуп - он был слишком влиятельным и слишком старым, чтобы быть глупым - но его характер затмевал его любые иные качества. Слишком упрям, слишком самоуверен и горделив. И деяние Джонатана... Нет, пожалуй, это было не так уж важно. Даже если бы Джонатан был просто мелким воришкой, укравшим контейнер с прахом из одного из магазинов Жака - даже в этом случае Жак пустил бы в ход весь свой арсенал с единственной целью. Поставить врага на колени.
  
  И, к сожалению, арсенал у Жака был слишком велик...
  
  Джеймс скинул лезвие бритвы в мусорный бак и взглянул на саму бритву, на ручке которой находился маленький логотип в виде белой снежинки.
  
  Этот же логотип был на ручке щетки, на пачке зубной пасты, на мусорном мешке в урне, на дне самой урны...
  
  Казалось, что Жак развивал всю свою компанию с одной целью - стать монополистом производства всего в мире, только для того, чтобы лишить Джонатана - а значит всего Королевства Гленн - доступа к любым продуктам.
  
  Это не сработало - экономика Гленн не радовала впечатляющими успехами, но вполне себе держалась и даже развивалась... Весьма неплохо развивалась, Джеймс был вынужден заметить.
  
  Экономическое чудо Горы Гленн было связано со множеством факторов - большая часть которых так или иначе сводились к Джонатану и его действиям - и сейчас, спустя три года, оно медленно исчезало - но все же... Спустя всего три года Гленн практически вернулась к уровню жизни до трагедии... После потери четверти населения и полного разрушения города? Это нельзя было назвать иначе, чем чудом...
  
  Впрочем, как и говорилось - у этого чуда существовало множество факторов.
  
  Осмотрев себя в зеркало еще раз, Джеймс поправил плащ и уверенной походкой направился на выход из своих апартаментов к рабочему месту.
  
  Да, второе письмо будет о том, что король Осмонд в очередной раз встретился с Гирой Белладонной, лидером террористической и противозаконной организации, Белого Клыка. Это вызывало головную боль у Джеймса.
  
  Атлас так и не признал официальную легитимность власти Джонатана - что было особенно иронично, учитывая, что даже Вейл открыл официальные дипломатические каналы с Гленн... Не признавая их легитимным правительством, но "свободной территорией" - бессмысленный титул, который Озпин пропихнул через Совет, по сути нужный лишь для того, чтобы официально подтвердить то, что было уже известно всем - Гленн было свободным государством, вне власти Вейла, чтобы не пытались говорить с экранов политики...
  
  Однако Атлас не мог позволить себе подобного, даже когда это мог позволить Вейл - чертов Белый Клык...
  
  Никакое государство в мире не пострадало от Белого Клыка сильнее, чем Атлас. В других государствах они могли действовать открыто или полулегально - худшее, что они делали в Вейле или в Мистрале - это устраивали протесты или били стекла в магазинах. Несколько убийств...
  
  Джеймс не одобрял это - но мир большой политики научил его понимать, что иногда несколько смертей были просто отметиной в отчете, а не причиной паниковать. Иногда было лучше, если люди просто не знали о случившемся...
  
  Чертов Озпин и его уроки...
  
  Джеймс открыл дверь, после чего кивнул стоящему рядом заместителю и направился твердой и уверенной походкой к лифту в свою башню.
  
  В Атласе... В Атласе все было совсем по-другому.
  
  Джеймс не питал иллюзий - если бы кому-либо в мире предложили назвать сосредоточие всей ненависти к фавнам - сто из ста назвали бы Атлас. И они не были бы неправы.
  
  В Атласе не было слишком уж много тех, кто действительно ненавидел фавнов с рождения,. по иррациональной причине - их никогда не бывает слишком много - но если десяток твоих знакомых ненавидит фавнов - ты не признаешься в любви им. Ты примешь правила игры - сперва конформизм по отношению к сообществу - потом приобретенное пренебрежение - научишь этому своих детей... А затем ты узнаешь о Белом Клыке.
  
  Атлас владел лучшей сетью контршпионажа в мире - не потому, что предшественник Джеймса был параноиком - а потому, что Атлас нуждался в ней.
  
  Резня в "Институте всех наук" - сорок семь погибших. Шесть охранников, три ученых, включая Гельмута Фюрста, семнадцать студентов, двадцать один посетитель - включая четырех детей.
  
  Самое громкое и самое яркое - но не единственное. Далеко не единственное событие.
  
  Взрывы на Атлас-плаза, захват матриарха Мэриголд, убийство Голда Трофи - цепь, что продолжалась дальше и дальше...
  
  Белый Клык могли осуждать и преследовать, даже уголовно - но другие места могли позволить себе заключать по крайней мере тайные договоры с Гирой. Но не Атлас.
  
  После произошедшего Атлас только сильнее убеждался в необходимости преследования фавнов. И не важно, что каждый раз Гира осуждал случившееся, призывал фавнов сплотиться - радикалы найдутся в любой организации. Атласские радикалы выгоняли фавнов из города - фавны-радикалы поджигали особняки. Цикл повторялся и повторялся вновь - пока Джеймс не оказался заложником ситуации.
  
  Атлас не мог признать Белый Клык, если не хотел полноценной революции - а значит не мог признать и Гленн, вполне открыто ведущую дела с Белым Клыком - если только не с целью тут же объявить Гленн вне закона и прервать любое сообщение с той.
  
  Пока Атлас не давал официального статуса Гленн - все сделки в ней проходили в серой зоне закона. Просто вместо пометки "Гора Гленн" нужно промаркировать отправляющийся конвертоплан "Вейл, свободная территория" - и никаких лишних вопросов...
  
  Но и жить вечно в серой зоне также было нельзя. Без официального статуса, официального признания - ни о каких официальных каналах речь и не шла, а значит - никакого сотрудничества в пределах больших, чем мелкий бизнес, провожающий пассажиров туда и обратно раз в месяц...
  
  Частный бизнес был силен - но без мощи государства они не способны влиться в Гленн полностью - что приводит к тому, что Гленн вынуждено пользоваться услугами Белого Клыка - или Менажери, что в сознании жителя Атласа было взаимозаменяемо - что только усиливает их связь - что вновь и вновь затягивает петлю все больше и больше...
  
  И, конечно же, нельзя скидывать со счетов Жака, готового перегрызть горло любому, кто только упомянет об официальном признании Гленн...
  
  Джеймс нажал на кнопку лифта, прежде чем вздохнуть.
  
  Он был генералом и он привык к армии. Простая иерархия - прямые указания - и четкие приказы. Все подчиняются, никаких проблем... В мире политики все было слишком сложно.
  
  Множество групп, у всех свои цели. Жак готов убить за одну идею признать Джонатана королем - но группа других магнатов подталкивают Джеймса к признанию Гленн чтобы запустить свои руки в гору золота, что предлагало Королевство, отчаянно нуждающееся в производственных и экономических мощностях, которых у Атласа было в избытке. Они хотели эти рынки, где царствовал мелкий бизнес - хотели подмять их всей силой своих огромных компаний - и были готовы на многое...
  
  Третье письмо наверняка будет от кого-нибудь вроде Кона. О том, что он очень хотел бы, чтобы Атлас поспешил с признанием Гленн - и о том, что армия нуждается в определенной денежной помощи... Помощи, которую они готовы предоставить.
  
  Джеймс услышал звук, после чего перед ним открылись двери лифта, позволяя тому выйти.
  
  Как будто он сам не знал, что армия нуждалась в деньгах...
  
  С помощью Озпина ему удалось обуздать Совет - до того, как тот смог бы полностью запретить бизнесу Атласа взаимодействовать с Гленн - но Совет не воспринял борьбу за власть легко, как и весь Атлас.
  
  Скандалы, коррупционные схемы, запреты, снятие с должности... Не только Советников.
  
  Совет сопротивлялся как мог - его капитана, командира его флагмана, гордости всего флота - сняли со скандалом. Информационная кампания против Айронвуда как диктатора. Урезанное финансирование армии. Отмена финансирования проекта Полендины - и запрет на создание особого отряда, ЭйсОпс, под непосредственным командованием самого Айронвуда. А после случившегося с Уоттсом и той трагедией...
  
  Армия нуждалась в финансировании - и Джеймсу придется потрудиться, чтобы изыскать то, не продав свое мнение самому богатому покупателю. Сокращение армии... Нет, не вариант. Не в мире, где гримм угрожают Атласу каждые день. Не в мире, где жива она. Не в мире, где половина защиты Атласа обеспечивалась армией - а половина верой людей в то, что они защищены армией. Удар по самой армии будет не сравним с ударом по престижу армии - а значит, армия должна быть финансирована...
  
  Но где взять деньги?
  
  Айронвуд ненавидел политику, ненавидел осень, ненавидел понедельники.
  
  Поэтому в понедельник, первого октября тысяча семьсот тридцать пятого года, сев за свой стол и разбирая почту от многочисленных знакомых, Айронвуд очень сильно жалел, что прямо сейчас он не мог напиться до беспамятства...
  
  И где только был Кроу, когда он был так нужен?
  
  ***
  
  Кайзер Кварц постучал ради приличия в дверь, прежде чем сделать шаг, оглядываясь. Старый плут, Пьетро, слишком часто полностью погружался в свои мысли - и Кайзер не любил ждать на пороге слишком долго, поэтому и в этот раз он впустил себя самостоятельно. К тому же - судя по виду этого здания - оно все равно не имело замков.
  
  Как и всегда его встретил в первую очередь вид мастерской, совмещенной с врачебным кабинетом... Место, где Пьетро устраивал протезирование всем желающим. Святой человек - Кайзер даже видел результаты его трудов несколько раз. Конечно, протезы были из тех, что подешевле - но учитывая, что Пьетро делал это на свои деньги - назвать этого человека иначе, чем святым - было нельзя.
  
  Хотя, хм, все же учитывая некоторые нюансы, пожалуй, можно было сказать, что Пьетро выполнял эти акты щедрости используя деньги самого Кайзера.
  
  Хотя, конечно же, Кайзеру не было жалко никаких денег в данном случае - даже больше. У него в любом случае было больше денег, чем сам Кайзер имел привычку тратить - даже обедая в лучших ресторанах Атласа и катаясь на дорогих автомобилях с личным водителем - его весьма нескромного заработка хватило бы на поддержание нескольких Полендин, что уж говорить о нем одном... Или не одном.
  
  Окинув взглядом бедную лачугу, столь неподходящую статусу если не великого, то как минимум значимого ученого, Кайзер медленно направился через приемную, игнорируя несколько отходящих по пути дверей к лаборатории и мастерской Полендины, рассчитывая найти того именно там...
  
  Честно говоря, ощущая, как скрипят под ногами половицы, Кайзер мог только покачать головой при мысли о Полендине - как так можно? Жить в такой ужасной хибаре, в Мантле, а все финансирование - и весьма немалое - направлять исключительно на свою мастерскую и лабораторию! Ведь приличный дом в Атласе стоил совсем недорого - даже не стоит думать об Атласе, Полендина ведь вполне мог отремонтировать свою лачугу до удобоваримого состояния, прикупить себе автомобиль и новую мебель - но вместо этого абсолютно все деньги, из которых Полендина мог отложить себе хотя бы пару тысяч на ремонт, уходили на его проекты!
  
  Кайзер, конечно, понимал, что такое "увлекаться своим делом" - и он был таким когда-то - но любое увлечение радует гораздо больше, когда он происходит перед камином, в хорошем доме, на приличном диване и с бокалом вина в руках, а не под протекающей крышей лачуги, которую даже домом то нельзя было назвать в полном смысле этого слова...
  
  Добравшись до единственно прилично выглядящей вещи в этом доме - и та представляла из себя дверь - Кайзер еще раз постучался по металлу двери, прежде чем открыть ту и заглянуть.
  
  Разительный контраст отмечал эту комнату от всей лачуги Полендины. Вместо скрипучих деревянных половиц - белый и до стерильности чистый металл пола. Оборудование, которое даже сам Кайзер мог оценить только как "что-то до крайности ценное и технологичное" - а Кайзер был вовсе не глуп и получил прекрасное образование в Атласе - десятки самых различных кабелей и проводов, переплетающихся между собой, развешанных вокруг - и все это сходилось к самой дальней стене очень крупной комнаты, где за большим и, наверняка, пуленепробиваемым стеклом находилась одна из причин, почему Кайзер хотел заполучить Полендину.
  
  Правда, в данный момент углядеть что-то конкретное в объекте за стеклом было сложно - несколько больших манипуляторов за стеклом стояли вокруг вороха деталей, запчастей, проводов и микросхем, которые весьма и весьма приблизительно напоминали человекоподобную форму... Впрочем, сам Кайзер не переживал - Полендина знал свое дело и с должным финансированием он закончит свой проект всего через несколько лет... Кайзера устраивал такой результат.
  
  Впрочем, он пришел не к проекту Полендины, а к нему самому - и поэтому взгляд Кайзера сместился на полного лысеющего мужчину, стоявшего перед стеклом... Или, скорее, сидевшего в своем немного нервирующем белом механическом кресле на четырех ногах, что мгновение спустя развернулось на звук открывшейся двери, поворачивая к Кайзеру мужчину, сидящего на нем.
  
  Четыре механические ноги, похожие на паучьи, немного нервировали Кайзера - но, наверное, это было лучшим результатом, чем если бы сам Полендина отрезал себе нижнюю часть тела и заменил ту на роботизированный протез... Кайзер видел, как это выглядело у Айронвуда - и потому мог определенно заключить, что Пьетро бы это вовсе не пошло.
  
  Все же, перед ним предстал вовсе не генерал, а лишь невысокий толстый лысеющий мужчина в растянутом свитере, старых джинсах, маленькой, едва сходившейся на груде жилетке и маленькими очками на носу, скрывающими большие глаза, тут же наполнившиеся узнаванием и теплотой.
  
  -Мистер Кварц, Кайзер!- спустя мгновение механические ноги Полендины застучали по полу, приближая фигуру того,- Я не слышал, как вы вошли!
  
  -Пьетро, опять погружен в работу, как я посмотрю,- Кварц улыбнулся в ответ,- Не переживай, я ведь без приглашения...
  
  -Чепуха!- Пьетро сделал несколько шагов, прежде чем протянуть руку, которую Кварц пожал,- Я всегда рад вам в этом доме! Быть может чаю?
  
  -Ромашковый, если есть,- Кайзер улыбнулся кивнув, после чего Пьетро быстро заторопился куда-то обратно в свою лачугу, наверное, за чайником, чаем и остальными вещами, оставляя Кайзера одного в мастерской. Впрочем, конечно же, ему не о чем было переживать - Кайзер, возможно, и понимал схему нового проекта Пьетро - но определенно был не тем, кто смог бы его повторить... Все же, здесь требовались очень и очень специфические знания - которыми Кайзер не обладал... Если бы обладал - то ему не потребовалось бы заниматься теми вещами, что он занимался последние три года...
  
  Кайзер сделал несколько шагов к стеклу, глядя на ворох проводов за стеклом и покачал головой.
  
  Совет, ха... Забавно все же, как одно появление этого Джонатана - или теперь уже "короля Осмонда Третьего, по праву престолонаследия суверенного монарха Королевства Вейл и Королевства Гленн, защитника островов Патч, Эйд и Малых островов, покровитель охотников Бикона и Сигнала и наследника короля Освальда Великого"... Каждый раз титулы аристократии только становились больше и больше...
  
  Кхм, ах да, о чем это он?
  
  Забавно, как появление этого Джонатана всколыхнуло мировую общественность. Семьдесят лет назад монархия была упразднена по всему миру, и хотя первые десятилетия многие люди отказывались верить в подобное и множественные восстания бывших дворян и даже королей сотрясали мир - спустя столько времени все смирились с тем, что время монархии прошло и даже императорская семья Мистраля - старейшая монархия, не прерывавшаяся полторы тысячи лет - ушли на покой, монархия вернулась вновь. И в каком виде!
  
  В виде отделившейся колонии Вейла, родины самой системы Советов, после уничтожения суперорды, в виде внука... В виде заявляемого внука легендарного и сильнейшего задокументированного человека в истории мира, только что самолично уничтожившего эту суперорду. И при том в виде монархии, демократии и военной диктатуры единовременно!
  
  Воистину, как странен мир, в котором мы живем...
  
  Но эта странность не была чем-то плохим сама по себе - наоборот. Политическая машина Атласа ломалась под своим собственным весом, этому болоту нужна была встряска - и что за встряска это была!
  
  Первые дни каждый советник, казалось, даже не спал - они собирались вновь и вновь - и впервые за долгие годы это были не ленивые встречи с часовыми обсуждениями очередного повышения налога на меха на два процента или о проведении очередных учений армии среди заснеженных пустошей Солитаса чтобы получить свои доходы с продажи еще пары десятков тысяч патронов - это были настоящие обсуждения, мысли, планы... Все они паниковали, не понимали, что происходит сейчас - искали причины и последствия - и только ради того, чтобы в конце концов прийти к выводу, что они абсолютно не знают, что им необходимо делать в данный момент.
  
  Гленн было не государством - оно было символом. Спустя десятки лет после того, как монархия, казалось, была окончательно уничтожена как идея - появился наследник, столь же могущественный, как его легендарный предок. Джонатан Гудман - или, опять же, Осмонд Вейл Третий - не только защитивший его народ от, казалось бы, неуничтожимой катастрофы - суперорды - но и обладающий силой уничтожить любое иное государство, пошедшее против него - и при том способный впоследствии организовать и восстановить свое государство из абсолютных руин, демонстрируя чудо за чудом...
  
  Хм, к последнему, конечно, сам Джонатан не был особенно причастен - Джонатан не занимался особенно своим государством в качестве правителя - да и по конституции новосозданного Королевства обладал весьма скромной легальной властью - к этому был причастен созданный "Старший королевский парламент", помощь от Гиры Белладонны и, что удивительно, помощь от самого Вейла... Причина помощи последнего Кайзеру была до конца неясна - впрочем, не то, чтобы он пытался следить за тем, чем занимался старый враг Атласа на другой стороне мира - не в тот момент, когда поднявшийся шторм захлестнул даже Атлас - "город над земными проблемами".
  
  Крики, паника, непонимание - было так легко подтолкнуть их в нужную сторону...
  
  И вот уже, перепуганные советники Атласа начинают бросаться из стороны в сторону, отдавая приказ за приказом, противоречащие друг другу и здравому смыслу. Послать дипломатов в Гленн - но запретить им признавать Гленн государством! Привести армию в боевую готовность - и расквартировать ее обратно! Удвоить закупку праха - но не продавать, а лишь консервировать его вновь и вновь...
  
  Советники не были глупыми, но в подобной ситуации лишь несколько осторожных слов могут заставить самых умных людей творить самые глупые вещи...
  
  В ситуации политической анархии Атласа кто-то должен был сделать что-то до того, как сами Советники начнут уничтожать друг друга с непонятной целью - и Кайзер не зря ставил на темную лошадку.
  
  Генерал Айронвуд вообще ничего не смыслил в политике - но при этом он обладал колоссальным политическим влиянием, которое он не замедлил обрушить на головы паникующих Советников, опасаясь, что на фоне анархии начнется борьба за власть между ними... И стал причиной начала борьбы за власть.
  
  Все же, что оставалось в этой ситуации Кайзеру - это стоять в стороне и направлять удары двух противоборствующих сторон друг против друга.
  
  Немного информации о том, что один из Советников слишком уж увлекается встречами со своим Мистральским коллегой в нужные руки - и вот уже Советник снят по предъявлению обвинения в государственной измене! Дальше Советники отреагировали мгновенно, немного намеков на высокое содержание армии - и Айронвуд лишился финансирования на своей личный проект ЭйсОпс. Намекнем же Айронвуду, что они лишают его рычагов влияния - и тотальная проверка поставщиков оружия армии на растраты, выясняющая то, что все и без того знали - любое оружие в армии Атласа оплачено трижды - за солдата, что его получит; за поставщика, что его произведет; и за Советника, что его закажет. Затем намекнем, что Айронвуд, кажется, метит в единоличные диктаторы Атласа - все же, у него уже два места в Совете, а учитывая снятого Экономического Советника - все один правильный кандидат на своем месте сможет дать ему полный вес в Совете - и вот уже видные актеры высказываются с неодобрением "диктаторской политике генерала"...
  
  Все, что оставалось - это смотреть, как два бешеных пса рвут друг друга на части и подбирать отлетающие куски.
  
  ЭйсОпс - ныне "дипломатический отряд особой важности" был одним из таких кусков. Полендина был еще одним.
  
  Совет привык к тому, что все вертится вокруг денег - поэтому отрезать финансирование у видного ученого в сотрудничестве с армией казалось им неплохой идеей. Тем более после инцидента с Уоттсом, на своем примере показавшем опасности вышедшего из-под контроля искусственного интеллекта, Полендина и его проект создания, фактически, искусственного человека был самой лучшей из всех целей. Отрезать те несколько жалких десятков тысяч что он просил - и заодно еще пару миллионов от финансирования армии. Совет радуется тому, как сильно ударили Айронвуда - и никто не задал себе вопроса - а куда исчезнет доктор Полендина после того, как ему отрежут финансирование?
  
  Как и было сказано - затраты на эксперименты Полендины составляли всего жалкие тридцать или сорок тысяч льен в год. Кайзер мог позволить себе обойтись без лишней бутылки вина в месяц.
  
  Наконец-то, спустя время вновь послышался стук механических лап кресла Пьетро и тот появился в лаборатории вновь с подносом, на котором покоилось две чашки с чаем и Кайзер благодарно принял ту, сделав глоток.
  
  Ах, ромашковый... Такая мелочь в Вейле - и такая редкость в Атласе! Почти тридцать льен за упаковку, куда это годится?!
  
  Ах да, о чем это он говорил...
  
  Кайзер сделал еще глоток, после чего протянул руку к лежащему на подносе печенью и откусил небольшой кусок.
  
  В конце концов Кайзер вновь не прогадал, выбрав не старых интриганов, привыкших годами выстраивать тайные сети и двигаться к цели через десяток обходных путей, а неопытного в деле политики генерала, что действовал с грацией пьяного слона - и с его же силой. То же, что в результате и Совет, и сам генерал поплатились за свою борьбу было на руку Кайзеру, значительно увеличившему свой политический капитал. Да, по итогу Совет был выведен из игры и Айронвуд мог считать себя полноправным властителем Атласа - но Кайзер знал, что самую крупную рыбу ловит только самый тихий рыбак...
  
  Допив последний глоток, Кайзер отставил чашку в сторону, после чего воззрился на творение Полендины за стеклом. Тот же, увидев взгляд Кайзера, немного приободрился, явно гордый своим достижением,- Мистер Кварц, еще раз, позвольте мне выразить свою благодарность! После всего произошедшего - если бы не ваше предложение я даже не знаю, чтобы со мной стало!
  
  -Не стоит захваливать меня лишний раз, Пьетро,- Кайзер пожал плечами,- Все же, я получаю от ваших измышлений даже больше, чем вы можете представить.
  
  -Если вы о тех технических доработках для паладинов - то не стоит, это было всего несколько дней работы, это не стоит ваших трат,- после этих слов лицо Полендины помрачнело,- Бедный Артур...
  
  -Я знаю, терять коллег всегда тяжело,- Кайзер вздохнул,- Тем более из-за такой трагедии...
  
  После этого, глядя на лицо Полендины, Кайзер помотал головой,- По крайней мере, мне думается, что глядя сейчас на нас из лучшего мира он рад тому, что вы смогли довести до ума его творение и что теперь оно может послужить благу всего Атласа.
  
  -И Мантла,- Полендина поспешил добавить, прежде чем вздохнуть,- Надеюсь на это.
  
  Спустя секунду, определив, что он выдержал достаточную паузу, Кайзер все же продолжил говорить,- Так что же относительно вашего проекта?
  
  -Ах, Пенни?- Полендина смахнул с себя печаль, перейдя на столь приятную ему тему, и улыбнулся,- Да, я уже закончил с опытным образцом сервоприводов и системы показывают себя способными к выполнению своих функций. К сожалению, Пенни явно будет весить не меньше сотни килограмм - и, боюсь, никакая диета ей в этом случае похудеть не поможет.
  
  После этого Пьетро улыбнулся, на что Кайзер только кивнул. Ему было все равно на итоговый вес модели, как и на ее имя, но Кайзеру определенно было приятно услышать о том, что проект двигался вперед.
  
  -Правда, мистер Кварц,- Пьетро выдохнул,- Мне действительно неловко... Этот проект это основная часть моих затрат - и вы не получаете никакой выгоды от ее реализации...
  
  -Пьетро, не переживай,- Кайзер улыбнулся,- Нет ничего более выгодного, чем помочь ученому в столь амбициозном проекте. Всего пара льен не цена за возможность создать нового человека, настоящий искусственный интеллект...
  
  На это Пьетро только улыбнулся, и Кайзер, обернувшись, взглянул на часы, после чего вздохнул,- Рад был повидаться с тобой, Пьетро, но я лишь заскочил проведать тебя. Боюсь, дела не ждут.
  
  -Конечно, мистер Кварц, приходите в любое время - мои двери всегда открыты для вас,- Пьетро улыбнулся, после чего, как добропорядочный хозяин, проводил того до двери, напоследок пожав тому руку и проводив взглядом Советника, проделавшего путь до машины.
  
  Кайзер же, дверь в лимузин которого открыл водитель, лишь устроился на своем месте, после чего, подождав, пока машина отъедет от лачуги доброго доктора Полендины, достал свиток из кармана и, перепроверив, что перегородка к водителю была закрыта - сам же лимузин Кайзер изначально создавал звуконепроницаемым - нажал на нужный ему номер.
  
  Один гудок, второй...
  
  После второго гудка на экране свитка появилось лицо мужчины, чьей отличительной чертой были шикарные усы, взглянувший на Кайзера неодобрительно.
  
  -Что-то серьезное?- тот раздраженно задал вопрос - хотя, все же, и пытаясь не показывать свое раздражение слишком сильно,- Я в середине эксперимента.
  
  -Нет, забрал информацию у Полендины, сейчас направляюсь к первой авеню. Заберешь как обычно, из закусочной,- Кайзер улыбнулся в ответ,- Какой эксперимент?
  
  -Пытаюсь собрать эту проклятую машину Полендины,- мужчина на том конце поморщился,- Пока не взорвалась, но судя по искрам - это вопрос времени.
  
  После этого, мгновенно определив по чуть насмешливому взгляду Кайзера его отношение к сказанному, мужчина поморщился,- У меня три ученые степени: по робототехнике, по медицине и по праху! Я не работал до этого никогда с аурами!
  
  -Поздравляю тебя, в таком случае с открытием новых горизонтов научных знаний,- Кайзер кивнул,- Артур.
  
  На эти слова Артур Уоттс на другом конце телефона только закатил глаза, прежде чем отключиться, прерыва диалог.
  
  Артур Уоттс был третьим - но далеко не последним - куском, что Кайзеру удалось урвать из-под носа Совета и Айронвуда.
  
  Ученый-одиночка, прославленный гений - так сильно обиженный на то, что Айронвуд носится не с ним, а с его научным соперником, Пьетро Полендиной... Кайзеру даже было несколько жалко, что мотивация гения, которого мир не видел со времен Фюрста была столь банальна. Просто желание делать больше - для чего ему требовались деньги, которые Совет перенаправил на поддержание проекта Полендины, а сам Уоттс получал финансирование по остаточному принципу...
  
  Кто же знал, что и в этом тоже оказался замешан Кайзер?
  
  После этого Кайзеру оставалось только найти Уоттса до того, как он предложил бы свои услуги кому-либо другому - а ведь он собирался сбежать в Гленн! - и подтолкнуть его к нужной мысли.
  
  И вот, именно в тот момент, когда Айронвуд окончательно разобрался с Советом и мог обратить свое внимание на Кайзера - о, ужасная трагедия! Кто же мог подумать, что новейшая разработка прославленного ученого, Артура Уоттса, неожиданно выйдет из-под контроля прямо на открытом показе! Какая трагедия - столько убитых и раненых, даже сам генерал Айронвуд оказался ужасающе ранен! Его раны отправили его в больницу на полгода - не только расчистив на время политическую обстановку для Кайзера - но и заодно заставив его забыть о том, что Кайзер оставался единственным старым представителем Совета, практически ничего не лишившегося за время борьбы...
  
  А случившийся после этого взрыв уничтожил тело Артура, не оставив ничего даже для опознания, какая трагедия...
  
  Кайзер вздохнул и взглянул в окно, глядя на вовсе не впечатляющие панорамы Мантла за окном. Как только человек в здравом уме может выбрать поселиться здесь - тем более столь блестящий ученый, как Полендина? Артур обосновался в одном из убежищ самого Кайзера - это было понятно, в трущобах Мантла было столько незадокументированных людей, что можно было основать новое Королевство, но зачем Полендина бы решился на подобный шаг?
  
  Кайзер покачал головой, возвращаясь к куда более насущным делам, чем размышления о характере своего знакомого - столько дел, столько дел...
  
  Хм, возможно, стоит намекнуть той фракции олигархов, что выступают за признание Гленн на то, что генерал Айронвуд уже слишком долго не принимает их щедрых предложений? Или Жаку - на то, что генерал Айронвуд не сможет отказываться от их предложений слишком долго? А может быть проверить дела Мантла и как поживает их население, просто восхищенное делами Жака?
  
  Столько дел, столько возможностей...
  
  Кайзер улыбнулся сам себе, после чего шутливо отсалютовал в небо.
  
  Спасибо тебе за мир возможностей, король Джонатан Гудман.
  
  ***
  
  Жак Шни был человеком со множеством проблем.
  
  Ох, если бы только этот Джонатан Гудман просто взял и сдох в канаве, как брошенный пес, коим он и был!
  
  Если бы только он мог просто в один день упасть и свернуть себе шею - насколько легче стала бы жизнь Жака!
  
  Но, с сожалением был вынужден констатировать Жак, Джонатан Гудман был жив. Утром, когда сам Жак просыпался - этот самоназванный Король был жив, а значит день Жака Шни был испорчен.
  
  Ну что же, значит сегодня вечером его ждет стакан бренди...
  
  Ха, Жаку стоило быть аккуратнее с алкоголем - или он закончит как Виллоу... Ха, это будет самым забавным моментом его жизни - если он вновь влюбит в себя эту женщину тем, что начнет беспардонно пьянствовать вместе с ней...
  
  Жак задумался о перспективе подобного действия, после чего покачал головой. В отличии от своей жены он не был бывшим охотником, а значит большое количество алкоголя все же представляет для его здоровья проблемы - и Жак не собирался умирать раньше Джонатана. А значит стакан бренди - и все, исключительно для успокоения нервов.
  
  Жак зевнул еще раз - он явно не был ранней пташкой, после чего взглянул на корреспонденцию на своем столе - упакованную по категориям Кляйном заранее...
  
  Кляйн - этот толстый гном - Жак бы давно его уволил, если бы не его феноменальная полезность и потрясающее умение не попадаться под горячую руку, при том всегда возникая в самый нужный момент чтобы подлить алкоголя, подать ручку и увести Виллоу в сторону на очередном приеме, когда она опять напивалась и начинала позорить деловую репутацию Жака.
  
  Виллоу, ха...
  
  Насколько же все же забавно, что сложись жизнь Жака под другим углом - уже он мог быть финансовым аналитиком на службе у самого Кляйна... Ха, какое счастье, что Виллоу всегда была глупой, а Жак в ту пору слишком боялся конкурентов и успел заметить действия Николаса... Пф, создал финансовую империю, но так до конца своей жизни и не научился играть по правилам бизнеса...
  
  Как все таки забавна жизнь. Жак ведь когда-то и не думал о том, что ему удастся соблазнить молодую охотницу, наследницу праховой империи Николаса и самую желанную невесту во всем Атласе, если не во всем мире - но ему это удалось. Он всегда был красив, а Николас, растивший свою дочь "в скромности" только помог Жаку. Красивое свидание на вершине "Атлас-плаза" со скрипачами, играющими ее любимую музыку, дорога из роз и пара прогулок под дождем, чтобы показать, насколько он "романтичен" и "близок к простым людям" - и всего через пару месяцев их уже было нельзя отделить друг от друга... Точнее, Виллоу нельзя было отделить от Жака - она всегда была до ужаса приставучей.
  
  А после этого все было столь прозаично - Жак сменил фамилию, получил от Виллоу ее долю акций - и стал фактическим владельцем финансовой империи Шни.
  
  Ситуацию омрачало немного лишь то, что формальной владелицей все еще оставалась Виллоу - но тут Жак мог только поблагодарить судьбу за то, что удача была на его стороне и вместо того, чтобы бороться с ним Виллоу, чье сердце было разбито, в итоге все же предпочла просто сдаться и начать напиваться до беспамятства каждый день, и не подумывая о том, чтобы отобрать у Жака обратно империю Шни.
  
  Кляйн же был дополнительной деталью, которой Жак только был рад - этот толстозадый гном с самого начала не мог перестать ходить за Виллоу хвостиком, кажется, даже не понимая, что этим он только делает ситуацию хуже для нее. Он мог обещать любить ее сколько угодно, но реальность была такова, что по заключенному брачному контракту Жак получил бы от Виллоу за ее измену не только фактический, но и формальный контроль над праховой корпорацией Шни. Виллоу же... Виллоу могла бы знать об этом факте, если бы хоть когда-то трезвела достаточно для того, чтобы хотя бы просто увидеть одного Кляйна своими глазами. Но вместо этого Виллоу предпочитала напиваться так часто и так сильно, что Жак даже не был уверен, что Виллоу вообще знала о существовании Кляйна.
  
  Хм, в последние дни он стал больше думать об отвлеченных вещах - неужели на него так действует осенняя погода? Если так - то ему стоит иметь это ввиду на будущее.
  
  Вздохнув, Жак протянул руки к корреспонденции на его столе, к первой стопке, после чего взглянул на ту.
  
  Отчеты от его корпорации - хм, оставалось только надеяться на то, что по крайней мере они смогут его порадовать.
  
  Вытянутый из папки первый лист оказался, как и следовало ожидать, сводкой доходов, расходов и прибыли его корпорации - и, как и следовало ожидать, цифры на обороте радовали Жака своим количеством.
  
  Пф, Королевство Гленн? Зачем оно ему было нужно, когда все деньги этого мира он мог зарабатывать на одном только Мантле?!
  
  Конечно, первые пару месяцев после введения эмбарго его компания несколько пострадала - все же, это был еще один рынок сбыта, и рынок крупный, особенно учитывая, в каких огромных объемах Гленн был нужен прах для восстановления государства - но наблюдение за агонией королевства и паникой в лице этого Джонатана того стоило.
  
  Или, по крайней мере, Жак предполагал, что на лице этого королька была паника - лично Жак с ним ни разу не встречался - но какая еще эмоция могла быть на его лице, когда он осознал, что ему перекрыли доступ к самому важному ресурсу Ремнанта?
  
  Без праха нет отопления, электричества, заводов, двигателей, оружия, патронов - ничего!
  
  Правда, тогда Жак предполагал, что бунтующие толпы Гленн сами поднимут Джонатана на вилы - но по итогу, не иначе чем чудом, Гленн смогли изыскать прах для своей экономики. Наверняка не без помощи Белого Клыка...
  
  Жак был уверен, что как минимум половина украденных у него поставок пошли в это чертово Королевство - и к огромному раздражению Жака - поставок у него оказалось немало...
  
  Хотя, что еще он ожидал от Джонатана? Пес связался с кучкой животных, весьма подходящее описание!
  
  Хотя слова о том, что... Как оно называлось...
  
  Его Королевского Величества Праховый Синдикат Королевства Гленн - ПСГ для краткости - что это объединение теперь будет бороться с монополизмом Шни на праховые поставки по всему миру - не вызывало у Жака ничего, кроме усмешки. Пусть они попробуют этим заняться - в Гленн они были защищены от гнева Жака, но стоит им только высунуть свой нос за пределы своего Королевства - как Жак раздавит их всей мощью финансовой империи Шни. Воистину, если и существовало на свете пятое Королевство - то это было не Гленн и конечно же не Менажери, а праховая мегакорпорация Шни. Капитализация его компании сама по себе превышала весь объем экономики Гленн минимум в два раза - и все благодаря усилиям самого Жака!
  
  Ведь хотя и не было ничего более приятного для Жака, чем наложить полное эмбарго на Гленн - Жак не любил терять деньги, пусть даже из-за правого дела - и иначе, чем приступом гениальности свое решение в дальнейшем Жак объяснить не мог.
  
  Если Жак теряет объемы продаж - до для возвращения своей прибыли нужно лишь увеличить цены! Но как заставить людей покупать по повышенным ценам?
  
  Изначально Жак думал о том, чтобы поднять цены для армии - но начавшаяся грызня в Совете уговорила его не заниматься этим. Поднявшаяся буря показала этого генерала как остолопа и диктатора - то, о чем Жак подозревал и до этого, но теперь он убедился в этом полностью.
  
  Нельзя было допустить, чтобы в порыве гнева он совершил какую-нибудь идиотскую вещь и отказался от поставок Шни - это привело бы к конфликту, что на фоне творящегося политического безумства однозначно бы нанесло удар по самому Жаку и его компании. Нет, Жак не мог ставить ультиматумы в подобных условиях - потому вместо Айронвуда Жак обратил свое внимание на Мантл.
  
  Мантл просто не мог отказаться от ультиматума на повышение цен!
  
  Но Жак все же не был идиотом и понимал, что повышение цен потребует больших расходов со стороны покупателей - денег, что у них могло и не быть... В таком случае Жаку оставалось только увеличить их доходы!
  
  Но нет, повышение зарплаты было вне обсуждения - вместо этого Жак мог просто увеличить квоты выработки праха! Конечно, все квоты после их повышения оплачивались по стандартной таксе - но по итогу Жак не мог назвать свое решение иначе, чем гениальным. Ведь получившие лишние деньги работники тут же тратили их на прах, чьи цены также поползли вверх - и в итоге Жак оставался в плюсе потому, что забесплатно увеличил объемы самой добычи праха - и Мистраль предложил ему прекраснейшие условия сбыта дополнительного праха - что в итоге обернулось в невероятные прибыли...
  
  Которые Жак, как и полагается настоящему бизнесмену , вложил в рост - и вот открываются новые и новые заводы. Прошли дни, когда Шни были известны за прах - теперь Шни производят все!
  
  Химзаводы, электроника, тяжелая машинерия, сталеплавильные - белая снежинка Шни красовалась теперь на каждом втором товаре этого мира!
  
  Мантл же жаловался на то, что им не хватает рабочих мест - пожалуйста! Иди на завод Шни, или в шахты Шни, или в мастерские Шни, или на фермы Шни, или в цеха Шни, или в ателье Шни - Мантл теперь полон возможностей!
  
  И учитывая политическую анархию во власти - а после этого инцидент с Паладинами - когда Айронвуд оказался выведен из игры еще на полгода - не было никого, кто мог бы остановить настоящее экономическое чудо Жака, не чета фокусам этого Королевства Гленн!
  
  И когда Джеймс наконец-то выполз из своей больницы - перед его глазами возник совершенно новый Атлас - Атлас с логотипом Шни поверх!
  
  Шни теперь были не просто крупнейшей компанией - теперь это была полноценная экономика, способная говорить на равных с Советами и Королевствами - и все это благодаря мудрому руководству самого Жака!
  
  Смогла бы Виллоу сделать также?! Смог ли бы Николас?! Нет, нет и еще раз нет - и это только доказывало то, что именно Жак имел все права на финансовую империю Шни, будь завещание Николаса проклято!
  
  Обрадованный множеством нулей на отчете Жак отложил тот в сторону, после чего пододвинул папку - этим он займется чуть позже - после чего придвинул к себе вторую стопку корреспонденции, чье содержание, правда, несколько огорчило самого Жака.
  
  Отчет его службы безопасности немного радовал его информацией о том, что им удалось поймать почти три десятка симпатизирующих фавнам - а значит пособников Гленн и Белого Клыка - и убедить их больше не заниматься подобным. Часть даже осталась жива - те, чьи исчезновение было слишком сложно скрыть.
  
  Все равно в Мантле было столько рабочих, что исчезновение даже тысяч никак не скажется на производительности заводов.
  
  Впрочем, это было единственными хорошими новостями - дальше отчет службы безопасности уведомлял его, что целых два поезда и корабль были угнаны за прошедший месяц! И конечно же в этом был замешан Джонатан - как иначе! - а значит и Белый Клык!
  
  Жак сжал кулак, но подождав пару секунд, смог выдохнуть и отпихнуть от себя лист. Денежные потери были неприятными, но на фоне расширения в Мантла - ничтожными. Нужно будет просто задать трепку службе безопасности потом и, наверное, закупить все же новых паладинов из "Кварц Корпс" - судя по информации ошибка Артура все же была доработана в новой модели... Хотя Жак в любом случае предпочел бы не появляться рядом с ними - воспоминания о травме генерала напоминали ему о том, что неожиданные инциденты случаются все время, а сам Жак все же был человеком ума и харизмы, а не охотником, так что он вполне мог и не пережить новый инцидент.
  
  Отложив и этот лист Жак протянул руки к третьей стопке - самой тонкой, содержавшей только одно письмо.
  
  Подтянув то к себе Жак внимательно осмотрел конверт - запечатанный и без каких либо опознавательных знаков - прежде чем задуматься. Кто именно мог послать ему подобный конверт?
  
  Жаку приходилось не раз сталкиваться с самыми различными "неафишируемыми сделками" - таков был путь бизнеса - но конкретно в этом случае Жак не мог вспомнить, с кем именно он мог бы договариваться сейчас...
  
  Хотя...
  
  Неожиданная догадка пронзила разум Жака, что тут же вскрыл конверт и, перескакивая через строчку, принялся читать, прежде чем добраться до нужных слов и ухмыльнуться, после чего, не сдержавшись, рассмеяться, откинув от себя письмо.
  
  Нет, сегодня он все же напьется - у него был прекрасный повод для этого!
  
  Обычное письмо перед ним было написано от руки неровным почерком, будто у писавшего дрожали руки - но это было связано не с волнением, а, скорее всего, с проблемами с алкоголем.
   "Дорогой Жак. Не знаю, как ты меня нашел - но судя по написанному, по тому, что ты меня все же нашел - и по предоплате - ты серьезен. В таком случае - за убийство Джонатана я возьму сто миллионов льен, цена не обсуждается. Подпись - Маркус Блек."
  
  Мантл, Вакуо, Менажери
  
  
  Робин Хилл прильнула к экрану, глядя на покрывающуюся помехами картинку, в которой едва угадывалось прямое телевещание из Горы Гленн, и взглянула на мужчину - парня - стоящего на небольшом подиуме, за трибуной, после чего попыталась всмотреться лучше.
  За бегающими помехами было слишком сложно разглядеть черты лица говорившего - а из-за прерывающегося сигнала было очень сложно уловить смысл сказанного, но Робин все равно внимательно следила за экраном, также, как и множество собравшихся вокруг нее единомышленников, в молчании старающихся уловить хотя бы что-то из сказанного.
  К сожалению, лучшего варианта, чем передающий с жуткими помехами и пропажей сигнала экран у них не было - Атлас, а следовательно и Мантл, всеми силами уничтожали любую возможность любой связи с Гленн, даже если это была обычная телетрансляция...
  Даже если это было подобное событие.
  -Жители Королевства Гленн,- говоривший, чей голос был искажен из-за помех, чуть наклонился вперед,- Сегодня, второго октября, мы вспоминаем самое трагичное событие, самую ужасную ночь в нашей жизни...
  Спустя еще секунду голос парня вновь прервался и Робин непроизвольно зашипела. Чертов Атлас и его правительство! Разве они не могли хотя бы на секунду, хотя бы на мгновение вынуть свои головы из задниц и понять, что не все события в мире сводятся к политике?! Разве не могли они хотя бы на один день, на один только час перестать рубить сообщение с Гленн, ради всех тех, кто погиб в "Трагедии Гленн"? Ради своих же жителей, что потеряли своих друзей, знакомых, членов семьи в том событии?! Разве не могли они просто дать увидеть поминальную службу по героям, выстоявшим против орды гримм?! Никто не требовал признать Гленн! Просто минута памяти в честь людей, отдавших свою жизнь в борьбе с гримм - общим врагом человечества!
  Конечно же не могли, ведь Атласу всегда было плевать на любые жертвы, принесенные другими государствами. Им было плевать даже на Мантл - ради чего бы им делать исключение для другого государства на другом конце света? Даже если этого требовала простая честь и совесть...
  Спустя мгновение механик из компании Робин потянулся к технике, стоящей рядом, и выругался,- Похоже, этот канал только что перекрыли... Конечно же, ведь все знают, что Мантл еще не до конца просрал уважение к другим людям, значит многие будут смотреть трансляцию из Гленн... Вот они ее вычислили и отрубили.
  После этих слов раздался приглушенный гомон от соратников Робин, которая только сжала руку в кулак. Чертов Атлас и его политики! Все они, и их колониальная администрация в Мантле! Ни у кого из них не осталось ничего святого!
  Поднявшись со своего места Робин привлекла внимание остальных, но спустя мгновение, когда глава их ячейки просто направилась в курилку, остальные люди вернулись к своему обсуждению.
  Робин же, подойдя к нужной двери, открыла ту, после чего оказалась на улице в маленьком закутке между двумя старыми заброшенными жилыми домами... Хотя, о том, что они были заброшены, можно было судить только по отсутствию людей рядом - в бедных районах Мантла все дома выглядели одинаково.
  Робин же, сделав шаг на улицу, вдохнула воздух, после чего поморщилась. Ха, где-то рядом открылся очередной завод Шни, и теперь сама мысль о том, что она могла "подышать свежим воздухом" казалась ей неуместной шуткой.
  Чертовы Шни...
  Робин прислонилась к стене рядом и выдохнула, глядя в небо.
  Трущобы Мантла всегда существовали в полутьме - громада висящего над ними Атласа закрывала трущобы от Солнца... Конечно, кому из богачей Атласа не насрать на копошащихся у них под ногами людей, простых работников, что и работали на благо богачей?!
  Никто из Атласа и не знал, каково это вообще - работать... Каково это, когда ты работаешь три двенадцатичасовые смены подряд, чтобы помочь своим родным. Когда у тебя не хватает денег даже на отопление - ведь ты не отрабатываешь свою норму в шахтах... Каково это, когда мать погибает на производстве - нет, это не был химический завод и не сталелитейная. Кому к черту надо беспокоиться о безопасности на швейной мастерской - кого волнует, что очередной трехтонный контейнер оказался не закреплен вверху. Крепления стоят денег - и Шни умеют считать деньги.
  Робин сжала пальцы в кулак до побеления, прежде чем зашипеть и разжать руку, непроизвольно сместив взгляд на рану. К счастью, докторам удалось спасти палец и Робин чувствовала, что тот постепенно восстанавливал свою функциональность - но пройдут еще недели и месяцы, прежде чем он перестанет болеть.
  Ведь защитный механизм для станка стоит денег для Шни - а новые работники нет. В Мантле слишком много тех, кто готов ухватиться за любой подаваемый им с хозяйского стола кусок, одним больше или меньше...
  Робин ненавидела Атлас. Ненавидела больше, чем все на этом свете. Больше, чем гримм или даже бандитов, когда то ограбивших ее в подворотнях Мантла.
  Даже у бандитов была совесть. Если ты отдавал им все - они уходили и не трогали тебя. Но у Атласа не было ничего, кроме жадности. Даже отобрав у тебя все им было нужно больше. Не только деньги, не только ценности - они отбирали у тебя здоровье, семью, выбор... Они сдирали с тебя кожу живьем, жрали тебя изнутри, пока от тебя не останется только скелет - и даже этот скелет они кололи в труху.
  "Новое удобрение от компании Шни - с натуральной костной мукой, всего двадцать пять льен за порцию!" - Робин сплюнула от ненависти, после чего выдохнула.
  Мантл всегда не любил Атлас, но сейчас... Сейчас это было больше, чем просто нелюбовь. Это была ненависть.
  Поэтому ли Атлас так боялся признавать Гленн? Чтобы у Мантла не было возможности взглянуть на другой мир?
  Мир без тирании Советов? Мир, где правили не богачи, жрущие на обед бедняков Мантла, а национальный герой и победитель орд гримм? Мир, где не кучка жирных магнатов решали, кто и что должен покупать - а само государство, следящее за нуждами общества? Не мир прогнивших богачей - а нечто новое, нечто более совершенное?
  Робин сплюнула под ноги еще раз, после чего вернулась внутрь здания.
  Мгновение спустя перед ее взглядом предстал небольшой коридор, тут же переходящий в подвальную комнату, освещаемую лишь тусклой лампочкой; экран, мерцающий беспомощно помехами на стене; шестеро ее друзей и товарищей, последовавших за ней с ее завода; и ее гордость.
  На свободной стене висел плакат, что ей удалось достать с трудом - но глядя на него Робин считала, что она поступила так не зря.
  На большой плакате во всю стену стоял юноша, протягивающий руку смотрящему. Мальчишка лет двадцати, с живыми глазами и доброй улыбкой, пытающийся помочь простому работнику Мантла. Пытающийся помочь ему сбросить оковы богачей Атласа.
  "Королевство Гленн стало свободным!" - гласила подпись под фигурой короля Осмонда - "Мантл будет свободен!"
  Робин выдохнула и взглянула на плакат, после чего проговорила эти слова про себя вновь - "Мантл будет свободен."
  После этого Робин коснулась пистолета за пазухой и кивнула мрачно - "Чего бы это не стоило."
  ***
  Роман медленно налил себе еще одну рюмку водки, после чего бессловесно выпил ее, глядя перед собой.
  Оливия рядом положила руку на плечо Роману в поддерживающем жесте, но тот только медленно перевел взгляд на свою жену, после чего уставился вдаль вновь.
  Найт, Гретчен, Роман, Оливия - все они молчали. Им нечего было рассказывать друг другу из раза в раз.
  Годовщина. Третий год с того самого события.
  Как много в их жизни изменилось в ту самую ночь.
  Чего они ждали от жизни охотника?
  Все они хотели разного. Приключений, спасений, денег, славы - у каждого был свой ответ на этот вопрос. Всем им казалось, что они знают, чего им стоит ждать от работы охотника. Им казалось, что они знают обо всем. Что они закалены, готовы к любому ужасу.
  Они видели смерть и до этого. Гримм. Трупы. Ужасы...
  Как мелочно и наивно казалось им сейчас все то, что они видели.
  Никто из них не вернулся к жизни охотника после той ночи. После восстановления авиасообщения с Вейлом все они вернулись в Бикон в последний раз, подав прошение об отчислении.
  Директор Озпин понимал их, и поэтому помог настолько, насколько мог. Выплатил компенсацию, назначил психологическую помощь, провел курс реабилитации. Все они были благодарны ему, так или иначе. Возможно, им было даже жалко так расстраивать понимающего директора, но после той ночи никто из них не смог больше стать охотником.
  Сейчас, спустя годы, забылось многое.
  Забылись крики детей, горящих в заваленном приюте. Забылись разорванные тела гражданских, сваленные словно в качестве алтаря жестокому божеству гримм. Забылась паника, забылся ужас...
  Но некоторые вещи не забывались и не будут забыты никогда.
  Роман не помнил часы работы банка, который он посещал каждую неделю - но он помнил, сколько солдат разорвал тот дефсталкер.
  Восемь.
  Роман убил его позже, чем других. Этот дефсталкер убивал только солдат, он был отвлечен. Роману нужно было убить того, что попытался пробиться к гражданским.
  Роман налил себе еще рюмку и выпил ту молчаливо, после чего его поддержала его команда. Никто не произносил ни слова в этот момент.
  Три года... Такой большой срок, так сильно может поменяться жизнь...
  Команда, прошедшая через подобное, не могла исчезнуть. Они остались вместе.
  Роман женился на Оливии... Хах, в его глазах она была все также прекрасна, как и в день знакомства. Даже если ей пришлось надеть ей кольцо на другую руку - на одной из ее рук теперь было только три пальца.
  Гретчен переросла потерю глаза и теперь любила шутить, что она была настоящей пираткой с повязкой. А роль ее попугая теперь исполнял Найт.
  Жаль, что Роман не посетил их свадьбу. После того, как Оливия получила... Шрам на своем лице - ему пришлось долго работать над этим.
  Три года, хах...
  Они перебрались в Вакуо. Хейзел, брат Гретчен, пригласил их сперва в свой дом, после чего дал денег на открытие своего бизнеса. Роман всегда знал, что его настоящее призвание - быть бизнесменом, а не охотником. Как показывали продажи - он был прав...
  Хах, Хейзел... В первую годовщину он порывался быть с ними. Поддержать Гретчен и выпить вместе с ними...
  Но некоторые вещи нельзя понять тому, кто не пережил их.
  Поэтому бывшая... Нет, все еще существующая команда ORNG пили молча. Никому не надо было ничего говорить.
  Возможно, через пять лет, или через десять, они будут вести себя в этот день также, как и всегда. Отпускать шутки и подкалывать друг друга, препираться, играть в игры и обсуждать последние новости...
  Но сейчас, сегодня, в третью годовщину "Трагедии Гленн", они пили молча...
  ***
  После минуты молчания в память всех погибших солдаты на площади дали тройной залп, после чего еще несколько солдат стащили с постамента покрывало, являя на свет памятник всем погибшим в той трагедии.
  Гира знал, что после произошедшего до сих пор, спустя три года, регулярно обнаруживались останки погибших жителей, многих из которых нельзя было даже опознать - не было возможности даже похоронить их достойно... В первые же сутки после произошедшего многие тела были похоронены без проведения опознания в братских могилах, во избежание эпидемий или осквернения - и потому до сих пор многие семьи не могли даже найти своих родных и близких, чтобы проститься с ними в последний раз... Поэтому, возможно, финальный мемориал был необходим им, как место, где они могли бы хотя бы символично найти погибших.
  Сам мемориал представлял из себя не больше, чем простую мраморную стелу, на которой были выбиты слова, отдающиеся эхом в душе каждого жителя свободного Королевства.
  "Вы не будете забыты."
  Гира опустил взгляд, после чего медленно вдохнул.
  Он... Он не был в тот день здесь и не знал погибших, ни семей, ни людей - среди же жителей Гленн в те дни было крайне мало фавнов, но... Ему тяжело было представить, через что прошли люди Гленн в те дни. Ему было страшно представить, что случилось бы с Менажери, если бы орда гримм оказалась рядом с их столицей... У них не было бы шансов - но Гленн выстояли.
  Благодаря силе и самопожертвованию короля Осмонда, управлению и героизму армии, и несгибаемой воле народа Гленн, они выстояли даже через эту трагедию.
  Гире было, наверное, даже неловко стоять здесь, среди всех этих людей. Он сопереживал им, сочувствовал - но он понимал, что никогда не сможет полностью понять тот ад, что пережили стоящие здесь люди. То, что он находился здесь и сейчас, было официальным визитом, он отдавал честь погибшим жителям Гленн, но ощущение, словно бы он находился там, где он не должен был, не отпускало Гиру.
  В конце, закончив свою речь, Джоннатан медленно спустился с подиума, после чего солдаты вновь дали троекратный салют и толпа людей, молчавшая до того, медленно начала расходиться. Не было никаких праздничных шествий и радостных брожений толпы - второе октября для Гленн было днем памяти и скорби.
  Спустя неделю - да, их ожидает небольшой праздник - хотя официально Синдер Фолл так и не была признана наследницей короля Осмонда, ее день рождения все равно считался своеобразным праздником по городу. А чуть позже, семнадцатого числа Гору Гленн ждал и главный национальный праздник - день коронации...
  Гира глядел за тем, как медленно расходятся вокруг толпы людей, собравшиеся ради почтения памяти всех погибших, прежде чем его отвлекло тянущее чувство.
  Впрочем, для конкретики стоит сказать, что это тянущее чувство в прямом смысле было маленькой ручкой, тянущей самого Гиру за штанину.
  Сместив взгляд, Гира наткнулся на вопрошающий взгляд девчонки,- Пап, пойдем! Дядя Джо обещал нам банк!
  -Банкет, милая,- Гира немного улыбнулся, после чего присел на одно колено - даже так возвышаясь над головой Блейк на целую голову,- Банкет, это значит "ужин".
  -Ужин?- Блейк задумалась на секунду, мыслительный процесс виден на ее лице,- Но сейчас же день... Нам что, ждать до вечера?!
  -Это фигура речи,- Гира пояснил быстро, после чего осознал, что использованное словосочетание могло быть несколько сложным для Блейк,- То есть, этот ужин будет в обед...
  Услышав еще одно сведение, противоречащее раннему опыту, Блейк на секунду закатила глаза, задумавшись, после чего помотала головой,- Я хочу есть!
  -Конечно, милая,- Гира улыбнулся дочке и потрепал ту по волосам, после чего нашел взглядом Кали, что мгновенно поняла невысказанную мысль.
  -А кто хочет мороженку?!- словно из ниоткуда Кали появилась за спиной Блейк, заставив ту развернуться, после чего буквально подпрыгнуть, держа обе руки высоко поднятыми,
  - Я хочу! Я!
  -Тогда пойдем,- Кали взяла Блейк за руку и потянула ту в сторону, но Блейк неожиданно устояла на ногах, развернувшись в сторону Гиры,- А папа?!
  Глядя на подобную сцену Гира не смог удержаться от мягкой улыбки,- Возьми мне на свой вкус, я сейчас подойду.
  -Хорошо,- только после официального подтверждения от Гиры, Блейк поддалась и отправилась в сторону ближайшего магазина, позволив Гире подняться с места и осмотреться, прежде чем найти медленно приближающегося к нему Осмонда - или, как он сам просил называть себя, Джонатана - вместе с двумя охранниками, чинно вышагивающимировно в темп ходьбы Джонатана.
  Тихий стук трости служил напоминанием, почему Гира уважал этого человека - а идущая с важным видом девчонка рядом - почему он его понимал.
  Приблизившись на подходящую дистанцию, Джонатан протянул руку Гире - и тот ответил ему со всей своей немалой силой.
  Когда они только познакомились, то Гира, зная о состоянии Джонатана, старался быть с ним помягче - медленно ходить и пожимать руку в полсилы, но...
  Но Джонатан, пережив подобное, оставался человеком с чувством достоинства. Возможно даже, у него были все причины по настоящему уважать самого себя - поэтому Гира быстро осознал, что потакание Джонатану вовсе не радовало его - и потому теперь он не стеснялся ни того, что возвышался над парнем на добрые тридцать сантиметров, ни того, насколько сильно он превосходил его в физической силе.
  Все же, физическая сила решала далеко не все.
  -У нас не получилось толком поздороваться до этого,- Джонатан немного улыбнулся, отпуская руку здоровяка,- Рад видеть тебя, даже если по столь нерадостной причине.
  -Я тоже рад встрече, Джонатан,- Гира вздохнул. Конечно, Кали ему всю плешь проест чуть позже, из-за того, что он встречался, ни много ни мало, с королем дружественного государства без надлежащей охраны - еще и отослав ее, своего лучшего агента, прочь - но Гира доверял Джонатану достаточно для того, чтобы ничего не опасаться в данный момент.
  -Здравствуйте,- малютка Синдер рядом с Джонатаном внимательно окинула взглядом Гиру, после чего также протянула руку, и Гира пожал ту, чуть улыбнувшись,- Добрый день, Синдер.
  -Судя по всему, смысла приглашать тебя проехаться в машине нет,- Джонатан правильно оценил отсутствие Кали и Блейк, после чего вздохнул,- Хорошо, можем пройтись до машины, она звуконепроницаема. Я мог бы пригласить тебя и в ближайший хороший ресторан, но думаю, что Кали и Блейк ты не бросишь.
  -Абсолютно верно. Так что твой лимузин подходит,- Гира улыбнулся, после чего бросил взгляд на Синдер, спрашивая, будет ли присутствовать на переговорах она, после чего Джонатан едва заметно кивнул.
  Конечно, в первые встречи - и до сих пор, в меньшей степени - Гира был даже против того, чтобы допускать Синдер до присутствия на тайных переговорах, но Джонатан был непоколебим в своем решении и все же смог продавить подобное условие. С тех пор, хотя Гира каждый раз и был скорее против подобного, все же был вынужден смириться, что девчонка присутствовала даже во время обсуждения... Не самых приятных вещей, происходящих в мире.
  Гира был против этого - но не он был отцом Синдер и не ему было решать, как стоило ее воспитывать.
  К тому же, учитывая то, что он знал о Синдер, Джонатане и происходившем ранее... Гира не думал, что вообще сможет их как-либо разделить.
  -Не напоминай, что это лимузин,- Джонатан вздохнул, начиная медленно двигаться к припаркованной недалеко машине,- От этого я каждый раз вспоминаю Жака - а это не тот человек, которого я хотел бы вспоминать.
  Мысль о том, что часть разговора с Джонатаном касалась и Жака и воспоминания о содержимом разговора заставило Гиру на секунду нахмуриться, прежде чем он нашел подходящую тему, о которой ему хотелось бы поговорить во время движения,- Синдер, у тебя скоро день рождения... Что тебе хотелось бы получить?
  -Самоучитель по боевым искусствам фавнов,- незамедлительно последовал ответ от Синдер,- Стиль тигра и зайца. Остальные у меня уже есть.
  -Кхм,- Гира немного смутился, подняв взгляд на Джонатана, что только немного улыбался подобной картине. Это был первый раз, когда его пригласили на день рождения Синдер, так что он не был до этого подготовлен к тому, какой именно подарок попросит Синдер, но судя по реакции Джонатана, ничего необычного в этом подарке не было, так что Гире оставалось только пожать плечами,- Хорошо, если ты так хочешь...
  На это Синдер только серьезно кивнула, после чего, приблизившись к машине, открыла дверь перед Джонатаном, вперед телохранителей. Те, впрочем, привычные к подобному, просто сели в передний отсек, тут же закрыв перегородку за собой, прекрасно понимая, что это было совершенно не в их интересах в данный момент, слушать переговоры между двумя правителями государств.
  -Кстати говоря, а где Нио?- только сейчас осознав отсутствие еще одной девчонки, Гира задал вопрос, залезая в машину последним и прикрыв за собой дверь.
  -В своей комнате,- Джонатан вздохнул,- Она не очень... Хорошо переносит второе октября. Ее не стоит трогать до вечера.
  Гира, осознав, что случайно коснулся не самой приятной темы, внутренне дал себе подзатыльник, после чего вздохнул. И вот, с неловкой темы ему стоит переходить на еще одну неловкую тему,- Я... Спасибо за те поставки с медикаментами.
  -Трисмегистин?- Джонатан улыбнулся как будто бы одной ему понятной шутке, как он делал каждый раз, когда слышал это название - хотя именно он это название и подобрал, после чего, в ответ на подтверждение от Гиры, только вздохнул,- Не за что. Он эффективен?
  -Больше, чем можно подумать,- Гира вздохнул.
  Возможно, что Джонатан просто хотел услышать похвалу от Гиры? Вполне возможно - ведь Джонатан наверняка и сам понимал, насколько эти медикаменты были эффективны. Настолько, что даже сам Гира не был уверен в том, что это было реально - спустя все время использования. Это нельзя даже было назвать иначе, чем чудо - или магия. Казалось, что подобным составом можно было воскресить даже мертвого - Гира страшился представить, сколько это могло стоить, если бы Джонатан решил продавать подобное на мировом рынке. Миллионы, а может и миллиарды льен за одну дозу спасительного лекарства, вылечивающего все болезни, закрывающего любые раны за несколько минут - и при этом любой анализ самого состава показывал абсолютную ересь! Ну кто в здравом уме поверит, что это бессмертник, смешанный с прахом до состояния пасты?! Это явно было нечто абсолютно невероятно технологичное - причем настолько технологичное, что не только Менажери - даже Атлас еще лет сто не сможет разобраться, как именно это работает!
  Впрочем, сам Джонатан отказывался раскрывать как состав, так и способ изготовления подобного чудо-средства, каждый раз говоря о том, что "без моего участия вы не сможете это повторить" - и Гира был вынужден признать, что если бы в его руки попалось бы подобное средство - он сохранял бы его полностью в своих руках... Тот факт, что Джонатан согласился обменять его Гире в обмен на некоторые услуги сам по себе был невероятной щедростью с его стороны... И щедростью не единой.
  -Спасибо за все, что ты сделал для Менажери,- Гира улыбнулся еще раз, извиняющеся.
  -Не за что,- Джонатан отмахнулся от этой мысли,- Это было не сложно.
  Возможно, Джонатану это и было не сложно и он считал подобное просто незначительной помощью, но переоценить помощь Джонатана на самом деле было сложно.
  Гира не любил политику - но как и полагается де-факто правителю Менажери, ему приходилось окунаться в нее куда чаще, чем ему бы хотелось.
  Позиция Гиры была сильна в Белом Клыке лишь когда-то, когда он впервые взошел после своего отца, Ка Белладонны, выиграв всенародную любовь своим обаянием и характером - но те дни давно минули. Политика пацифизма, что он проводил, выиграла ему изначальную любовь - но, увы, оказалась несостоятельна для долгого проведения. Гире не хотелось накалять обстановку, он лишь желал мирного сосуществования людей и фавнов - но диалоги и мирные шествия обладают лишь малой толикой эффективности. А неэффективная политика приводит к народному недовольству.
  Наверное, если бы не Джонатан, то прямо сейчас Гира уже легко мог бы столкнуться с борьбой внутри Белого Клыка, созданием фракций внутри, а возможно даже с переворотом... Пожалуй, к этому все и должно было прийти в конце концов - сейчас, глядя в ретроспективе, Гира понимал, что он двигался по этому пути к неизбежному перевороту. Пожалуй, ему бы удалось удержать власть в самом Менажери и, наверное, не допустить гражданской войны путем отречения - но без помощи Джонатана его дни в качестве главы Белого Клыка были сочтены.
  Но с помощью Джонатана ему удалось добиться куда большего.
  Официальное признание пусть и не от крупного государства, но от государства, от настоящего героя и спасителя народа, от короля, от человека с самым могущественным проявлением за последние сто лет - это дорого стоило для всего Менажери.
  В дальнейшем же - помощь и сотрудничество между двумя государствами, официальный признание равенства прав людей и фавнов, затем же поставки чудо-лекарств из Гленн...
  Иронично то, что даже затребованная Джонатаном плата оказалась более выгодна для Гиры, чем для самого Джонатана.
  Да, Гира до сих пор чувствовал некоторое... Неприятное послевкусие от того, что он был вынужден использовать Белый Клык, организацию, что создавалась исключительно в благих намерениях мирного диалога с людьми, в качестве штурмовой силы - захваты праха Шни и даже работа с бандитами для обеспечения поступления праха в Гленн - на первых порах - но даже это оказалось выгодно Гире.
  Значительной претензией к его политике было то, что его пацифизм среди многих фавнов соотносился с бездействием. Однако сейчас, стоило ему только приступить к захвату поставок Шни - как Белый Клык увидел в нем не только харизматичную фигуру, но и сильного лидера, готового сражаться за права фавнов...
  Иными словами, впервые за долгое время и благодаря Джонатану, позиция Гиры в качестве лидера Белого Клыка была неоспорима и даже вчерашние критики теперь поддерживали его в его начинаниях...
  -Так...- Джонатан все же подал голос, заметив, что Гира окончательно погрузился в свои мысли,- О чем же именно ты хотел поговорить - кроме комплиментов?
  -Хах,- Гира вздохнул, после чего помотал головой,- Насчет... Поставок.
  -Ах, это,- Джонатан кивнул,- Какие-то проблемы?
  -Нет, ничего особенного,- Гира помотал головой,- Даже наоборот... Просто... Вот, это письмо пришло к нам сегодня и мы хотели бы узнать, имеешь ли ты какое-либо отношение к этому?
  -Хм?- Джонатан протянул руку к письму, что Гира достал из-за пазухи, после чего быстро окинул его взглядом. Синдер, до этого идеально выполнявшая роль незримого наблюдателя, лишь краем взгляда мазнула по письму, прежде чем определить, что ничего интересного в нем не было и вернуться к молчаливому наблюдению за двумя переговорщиками. Джонатан же, в свою очередь, пробежавшись по строкам, только улыбнулся,- Лично, хм... Лично я не имею к этому отношения - но косвенно, пожалуй.
  -Так значит, это все же не шутка,- Гира вздохнул, получая письмо обратно, прежде чем помотать головой,- Честное слово, я никогда не думал, что...
  -Буду работать с Рейвен Бранвен?- Джонатан вздохнул и улыбнулся, глядя на кивнувшего Гиру, прежде чем вспомнить об Озпине и усмехнуться. Вот, значит, как проявлялась "небольшая помощь" со стороны этого человека,- Что же, поверь мне... Жизнь порой полна самых неожиданных сюрпризов.
  
  Гленн
  
  Айса Мойра жила на свете дольше, чем многие иные люди и фавны - и, возможно, даже дольше, чем ей было положено жить.
  
  Она успела многое повидать за свою жизнь - она успела своими глазами увидеть самую разрушительную войну в истории человечества, успела застать восстание фавнов, успела увидеть падение Мантла и возвышение Атласа, создание Менажери и Белого Клыка, организацию Горы Гленн, возвышение и падение Бора...
  
  Она помнила времена, когда она была молода - очень молода. Как она служила в армии в качестве новобранца - и за прошедшие десятилетия она смогла подняться от рядовой до капитана... Но не выше.
  
  Высокие чины, будь они генералами или Советниками, всегда были слишком сильно увязаны в политике в первую очередь, и лишь во вторую в управлении.
  
  Она могла стать когда-то Генералом, а потом, быть может, и Советником Вейла - окончательно сбросить с себя военное ярмо и вступить в политику...
  
  Какой человек в здравом уме вообще захочет вляпываться в этот немытый сортир, называемый "политикой"?
  
  Айса сбежала вместе со своими учениками в Гору Гленн спасаясь от подобных вещей - ей нравилось быть причастной к чему-то значимому. Организация военного снабжения, строительство укреплений, тренировки новобранцев - это было для нее лучше всех иных занятий.
  
  И все же, как забавно повернулась ее жизнь...
  
  Готовясь встретить смерть от старости на посту Айса и не подозревала, что последние годы своей жизни она проведет не командуя безмозглым набором офицеров и даже не стреляя в наступающую орду гримм, а, черт возьми, играя в политику...
  
  Но какой иной у нее был выбор?
  
  Айса затянулась сигаретой, слабо ухмыляясь. Что и не говори, но, по крайней мере теперь, возвысившись в политических кругах, над ней не было никого, кто мог бы запретить ей курить в кабинете - и плевать на неженок вокруг. Теперь она устанавливает здесь правила - и она издает законы - так что пусть отправляют жалобы сразу в печь!
  
  Хах, хотя, признаться, в некотором смысле Айсе даже нравилось быть политиком - по крайней мере, в текущих условиях.
  
  Да, первые месяцы... Заставили ее несколько раз проклясть саму себя и ее решение взвалить это дело на свои плечи - но кому еще это можно было доверить?
  
  Джонатан и сам прекрасно понимал, что он не был готов к государственному управлению. Речи и публичные выступления? Дипломатические миссии и рассказы детишкам? Иногда интересные личные проекты и советы? Да, он был неплох в этом - и далеко не глуп - но он не был политиком.
  
  Политика, ха... Если бы все в мире можно было разрешить простым разговором - Джонатан, пожалуй, мог бы стать королем всего мира.
  
  Но в мире было слишком много проблем для которых простых переговоров не хватало.
  
  Мародерство и разгул бандитизма в первые месяцы? Да, Джонатан мог публично осуждать их сколько угодно, призывать к справедливости, даже иногда проводить публичные рейды - но только Айса понимала, что по большей части демократические методы слишком слабо работали с озверевшим сбродом преступников.
  
  Но стрельба на поражение без предупреждения работала без нареканий.
  
  А стоило только ей ввести высшую меру наказания за государственную измену - а никак иначе бандитизм в условиях государственного кризиса рассматриваться не мог - как число банд пошло на спад рекордными темпами...
  
  Айса вдохнул дым еще раз, медленно переводя взгляд с двери в ее кабинет на полки стоящего рядом шкафа, бродя взглядом по медалям и орденам, разложенным на видном месте...
  
  Какая пошлость - сейчас Айса сама могла устанавливать как сами ордена, так и награждать ими... Целая коллекция медалей в ее шкафу выглядела так, будто бы она гналась за подобными вещами... Но нет, все эти награды были выданы ей с инициативы Джонатана, Совета Вейла, Гиры Белладонны - и, конечно же, Младшего Королевского Парламента... Единственное, на что был годен этот бесполезный отросток демократии.
  
  Хотя, с другой стороны, Айса видела нужность этого отростка - что не значило, что она считала его необходимым. Но простые люди хотят думать, будто бы они решают что-то в этом мире, не важно какая ширма будет использована - Совет или парламент...
  
  Вся власть в Гленн принадлежала Старшему Парламенту - законодательный и утвердительный орган власти, в то время как Младший был просто совещательным. По итогу все, что могли делать люди, с таким трудом избранные в парламент - это смотреть на новые проекты, предлагать поправки, выдавать инициативы... И быть абсолютно легально бесполезны - никакой власти и никакой ответственности. Ширма демократии, которой Гленн прикрывало свою диктатуру.
  
  Хотя один или два раза младший парламент подавал интересные идеи - но одни траты на восемьдесят одного человека перекрывали всю полезность, что они могли бы принести государству.
  
  Старший парламент, состоявший из Айсы, ее учеников и одобренных ими кандидатов, все из которых когда-то были военными, держал в своих руках власть - и держал ее крепко, выполняя свои функции.
  
  Айса затянулась еще раз.
  
  Армия, играющая в "права человека" это не армия, а сборище мягкосердечных слюнтяев, не способных выполнить приказ. Дело армии - выполнять поставленные задачи, а доказать, что они выполнили их с соблюдением всей этой чуши вроде "законов" - это задача дипломатов.
  
  Первым же делом при написании новой конституции Айса озаботилась тем, чтобы вывести полицию, армию и Королевское Разведывательное Специальное Агентство из-под ведомства политиков, не только текущих, но и последующих. Сейчас они подчинялись напрямую ей - и, в случае ее неизбежной смерти - Джонатану.
  
  Конечно, Джонатан... Не был лучшим выбором из доступных - но вторым лицом, способным взять под командование ее главную силу, вперед Джонатана, была только Синдер, когда она сможет вырасти - Айса видела в ней все задатки подобного...
  
  Но Айса знала, что как бы Джонатан не старался - ее время в Ремнанте медленно подходило к концу, она не успеет дождаться момента, когда Синдер достаточно вырастет для того, чтобы обучить ее всем премудростям и отдать управление той... И Айса не страшилась этого - она не хотела жить вечно. Но она хотела успеть все, что могла в этом мире.
  
  Экономика, бюрократия, политика, армия... Столько дел, столько трат, столько бессонных ночей...
  
  Айса считала, что она была благословлена Братьями никогда не стареть - но, кажется, медленно, даже благословение Братьев выдыхалось. Когда-то ухмыляющаяся при виде гадающих, сколько же ей на самом деле лет, солдат, она медленно сдавала позиции. И вот ей давали уже не сорок лет, а сорок пять, пятьдесят, пятьдесят пять...
  
  Это все еще было куда меньше ее реального возраста - но Айса понимала, что дальше этот процесс будет лишь ускоряться. Ее тело дряхлело, ее время заканчивалась - но впереди было еще столько дел...
  
  Она успела многое - восстановить экономику Гленн, вновь открыть больницы и школы, вновь собрать армию из разрозненных кусков - создать самую эффективную во всем Ремнанте службу тайных операций - и этого было мало. Всегда этого было слишком мало...
  
  Она так мало спала за эти годы, так много сделала, и это все равно было мало.
  
  Джонатан помогал - его проекты и его действия были причиной, почему Гора Гленн не развалилась в самом начале, столкнувшись с эмбарго Шни - но этого было мало. Его помощь с медикаментами, с обмундированием для армии, даже его чертовы телепортационные костюмы - и этого все равно было так мало...
  
  Айса просто знала, что этого всегда будет мало. Гленн совершало чудо за чудом - его управление выигрывало победы в управлении, ее армия держала под контролем все государство, а Джонатан совершал чудеса, будто бы доставая их из карманов - и этого все равно было мало.
  
  Прах и помощь от Белого Клыка, позволившие вернуть экономику. Привлеченные беженцы и работники Менажери, закрывшие дыру в рабочей силе. Даже признание от Гиры Белладонны - Айса иногда даже считала, что она дала Джонатану слишком мало легальной власти - хотя и нельзя было сказать, что она дала ему мало власти на самом деле.
  
  Джонатан был сильнее легально, чем младший парламент - он также имел право составлять законы - хотя и обязан был получить одобрение не меньше, чем от половины старшего парламента; широкие дипломатические полномочия, выигравшие Гленн поставки праха от Белого Клыка; личный институт, отряды охраны, больницы - финансирование которых, впрочем, также выделялось старшим парламентом, не обижающим Джонатана излишней жадностью... Но этого было мало.
  
  Полномочия Джонатана также зиждились на плечах старшего парламента - и хотя сейчас Айса была единоличной правительницей, тщательно контролирующей внутреннюю политику Гленн - в случае ее смерти...
  
  Королевство не могло выстоять столько кризисов ради того, чтобы развалиться от кризиса наследования власти. Не после того, что они пережили...
  
  Значило ли это, что Айсе был необходим наследник? Мог ли Джонатан принять на себя бразды правления?
  
  Айса вдохнула дым сигареты последний раз, затушив бычок, после чего согнулась в приступе кашля.
  
  Каждый приступ был дольше предыдущего, каждые день все они становились только чаще... Сколько времени пройдет прежде, чем Железный Капитан отдаст концы?
  
  Десять лет? Пять? Год?
  
  Айса сплюнула вязкую розовую слюну и подняла взгляд.
  
  Ей нужны были списки обнаруженных подельников Бора - информация Джонатана оказалась весьма полезна в свете последних действий; бюджеты образования и науки; отчеты об учениях армии; сводки работы заводов и отчеты о пропаганде, ведущейся в Мантле...
  
  Ей было нужно успеть так много - и время...
  
  Время всегда работает против нас.
  
  ***
  
  Берри не считал свою работу позорной или тяжелой, просто необходимой. Вроде той, которую выполняли когда-то золотари - этой работой не гордились, но без кого-то, кто будет убирать дерьмо за благородными господами - весь город утонет в этом дерьме.
  
  -Королевским судом вы были приговорены к смертной казни за измену королю Осмонду Третьему и Королевству Гленн, а именно за участие и соучастие в действиях, подрывающих национальное благосостояние Королевства, умышленное привлечение гримм, многократные акты коррупции и использования своей легальной власти и должностных полномочий в собственных интересах и...- Берри едва не зевнул,- Прочие деяния меньшего порядка. Последнее слово?
  
  Седой мужчина с морщинистым лицом, сидящий перед ним, не издал ни слова. Берри мог уважать подобную стойкость - обычно люди, оказавшиеся перед ним начинали плакать и кричать, требовать пересмотреть их дело, оправдываться...
  
  Первые десять или двадцать казней Берри было жалко их - он переживал, даже ходил по судебным инстанциям...
  
  Но когда ты занимаешься подобной работой три года подряд - начинаешь глядеть на эту жизнь философски. Не "убитый", а "отработанный приговор".
  
  Выждав еще несколько секунд на всякий случай, Берри вздохнул, определив, что приговоренный не собирался ничего говорить и произнес последние слова,- Приговор окончателен и обжалованию не подлежит. Я надеюсь, что бог, в которого ты веришь, будет милосерден к тебе.
  
  Еще спустя Берри нажал на спусковой крючок и прогрохотал выстрел, тут же прервавший жизнь еще одного осужденного.
  
  Берри отпрактикованным движением сделал шаг назад, после чего еще раз взглянул на упавшее тело мужчины и махнул рукой стоящим поодаль могильщикам,- Готово, копайте.
  
  Отреагировав на его слова один из могильщиков кивнул, после чего повернулся к своему товарищу, но Берри было уже все равно на это. Его задача была выполнена - а значит необходимо было отчитаться о ее выполнении, получить небольшую передышку - а затем приступить к новой. Рутины - причем, очень хорошо оплачиваемая рутина. Гленн в целом весьма хорошо оплачивало труды всех государственных служащих, обеспечивая их лояльность - что же говорить об одном из "крыс" на службе.
  
  Направившись в сторону, противоположную выходу, Берри быстро нашел взглядом большой мавзолей - что и следовало ожидать от Мистраля - и, зайдя за громаду того вздохнул, прикрыв глаза.
  
  Конечно, после года использования он практически сроднился с его костюмом, но его использование каждый раз все равно требовало определенной сосредоточенности - особенно учитывая, что ему весьма не хотелось возникнуть на высоте в несколько десятков метров над землей из-за ошибки использования. Бедный Ленц...
  
  Спустя еще мгновение Берри ощутил небольшое беганье мурашек по спине и открыл глаза, чтобы оглядеться вокруг.
  
  Он все еще был в Мистральском некрополе, бывшем в размере гораздо больше, чем достижимые костюмом пятьсот метров дистанции телепортации - однако теперь могильщики были вдалеке и Берри мог позволить себе отчитаться о выполнении задачи.
  
  Да, конечно, он нашел правильных людей, не задающих лишних вопросов и на многое готовых ради денег - ради весьма щедрых денег, выделяемых штабом - но если Берри хотел прожить в этом бизнесе подольше - ему стоило не пренебрегать базовой предосторожностью.
  
  Спустя еще мгновение на защищенном свитке без гравировки моргнул значок соединения, после чего мгновенно свиток затребовал пароль, который Берри ввел. После еще секунды свиток потребовал подтверждения от Берри в виде его идентификатора - и лишь спустя несколько секунд уже после этого свиток моргнул закрытым каналом связи со штабом. К сожалению, связаться с кем-либо еще этот свиток не позволял, как и установить что-либо на него из игр для убийства времени - но было бы глупо ставить это в укор специально выданному ему оборудованию для связи со штабом.
  
  Берри быстро вбил сообщение - функции звонка свиток также не предусматривал - после чего, дождавшись реакции от штаба улыбнулся.
  
  Ура, до конца дня выходной!
  
  Впрочем, напиваться ему, конечно, было нельзя - не говоря о всех предосторожностях и опасностях подобного поведения Берри мог не выйти в таком случае на связь в обозначенные девять часов утра - а в таком случае он бы пропустил дальнейшие указания из штаба - учитывая же весьма недолгое время существования указаний... А, если он будет молчалив слишком долго, может быть и признан скомпрометированным или мертвым - а в этом случае за ним будет мгновенно отправлен отряд...
  
  Хм, "за ним" этот отряд будет отправлен во вторую очередь - в первую очередь все же отряд будет искать его костюм, для Агентства представляющий куда большую ценность, чем он сам - и что же произойдет с Берри в случае, если его обнаружат во время миссии пьяным и проспавшим...
  
  Берри помотал головой.
  
  К тому же он точно знал, что прямо сейчас люди из штаба ищут следующего человека в Мистрале, убийство которого не смогут связать с пропажей предыдущего - еще один давний знакомый Бора...
  
  Берри не был особенным патриотом, поэтому его не особенно волновал вопрос национальной чести, уничтожения людей, когда-то приведших Гленн к падению... Но ему хорошо платили, не так уж много требовали и отлично относились на работе - а значит - заслуживали его полной и безоговорочной верности.
  
  Берри ухмыльнулся, после чего отсалютовал куда-то в небо.
  
  Что же, наверное, в таком случае полагалось сказать, хм...
  
  Долгой жизни демократии Гленн.
  
  ***
  
  Джун всегда считала себя уравновешенной, воспитанной и взрослой женщиной - что подтверждали как ее официальное звание Доктора Исторических Наук, так и ее положение в качестве преподавателя истории в Королевском Университете Гленн - и тем страннее для нее было прийти в себя вытирая кровь из свернутого набок носа руками, маникюр на которых пришел в негодность.
  
  Впрочем, девушка напротив нее выглядела даже хуже - уже наливающаяся синевой припухлость на глазу, взъерошенные волосы, в которых не хватало клока, несколько ссадин на лбу и порванная блузка - все указывало на то, что в случившейся стачке именно она была проигравшей. А если бы не растащившие двух девушек в стороны люди вокруг - то и список ее травм был бы куда более обширным.
  
  -ТЫ ПРОСТО ПСИХОПАТКА! СУМАСШЕДШАЯ!- девушка, впрочем, явно не была довольна результатами, порываясь продолжить драку.
  
  Джун также могла бы попытаться вырваться к той, но крепко держащие ее за руки люди давали той понять, что дальнейшего продолжения драки у них не выйдет.
  
  -Успокоилась?- голос мужчины над ухом спросил Джун, после чего, дождавшись от нее короткого кивка, отпустил женщину, тут же отряхнувшуюся и попытавшуюся поправить свою жилетку.
  
  Черт возьми, помада и тушь полностью потекли - нужно будет попросить кого-нибудь подменить ее на паре, как минимум на первую половину занятия - пока она поправит все это непотребство...
  
  -ВЫ ВСЕ - ЗОМБИРОВАННОЕ СТАДО! ГРЕБАНАЯ БЕЗМОЗГЛАЯ ОРДА!- девушка, впрочем, не унималась, значительно подтачивая волю Джун и возвращая той желание броситься на нее вновь.
  
  К счастью, до того, как Джун могла бы налететь на девушку вновь раздавшийся громкий стук в преподавательскую комнату отвлек ее - после чего, повернув голову, Джун смогла увидеть, как за открывшейся дверью появляется фигура офицера в форме Полицейского Управления.
  
  -ОФИЦЕР!- девушка напротив Джун, впрочем, явно не понимая ситуацию, мгновенно приободрилась от вида полицейского,- На меня только что было совершено нападение!
  
  Спустя еще мгновение, все же выпутавшись из рук держащих ее людей, девушка сделала шаг к офицеру и бросила победоносный взгляд на Джун.
  
  -Разберемся,- вздохнул офицер, после чего бросил взгляд на Джун, легко определяя, про кого именно говорила девушка,- Что произошло?
  
  В этот момент Джун только улыбнулась,- Девушка явно перепутала Королевство Гленн с Вейлом и начала говорить о преимуществах системы Советов.
  
  После этих слов, чуть удивившись, офицер перевел взгляд на девушку, что только сама кивнула подтверждение своих слов. После этого, обведя взглядом остальных людей в кабинете и собрав их подтверждающие кивки, тот вздохнул,- Что же, дело оказалось закрыто раньше, чем я представлял.
  
  После этого офицер сместил взгляд на девушку,- Пройдемте.
  
  Девушка, моргнув, взглянула на офицера,- Что?
  
  -Мадам, я так понимаю, что вы прибыли сюда из Вейла...- после чего, дождавшись неуверенного кивка от той, тот вздохнул,- Что же, в таком случае вы в первую очередь были обязаны изучить законы Гленн.
  
  -Какие законы, черт возьми?!- видимо, впав от шока в помутнение сознания, девушка только глубже рыла себе яму,- Я, черт возьми, высказала свое мнение! В какой цивилизованной стране это может послужить причиной для нападения?!
  
  Офицер, услышав это, только вздохнул,- В стране, где Совет привел к гибели четверть населения. Идемте, вероятнее всего вам будет назначено до пятисот часов общественно-полезных работ, после чего ваше присутствие в Гленн будет объявлено нежелательным.
  
  Услышав эти слова девушка замерла,- Но... Я... Все мое имущество, дом... Оно здесь...
  
  -В таком случае, полагаю, нужно было думать раньше,- офицер вздохнул, после чего сделал шаг назад, освобождая проход,- Пройдемте, не задерживайте работу полиции.
  
  Глядя на то, как девушка, понуро кивнув, медленно двинулась прочь, Джун только перевела взгляд на висящий портрет Джонатана - рядом с портретом Айсы - и улыбнулась.
  
  Долгой жизни монархии Гленн.
  
  ***
  
  Быстро набрав нужные цифры на экране свитка Марго улыбнулась, глядя на высветившееся лицо ее брата,- Хей!
  
  -Хей,- тот немного вяло ответил ей, после чего зевнул,- Что-то срочное?
  
  -Нет, просто хотела поболтать,- Марго пожала плечами,- Мы не виделись уже две недели.
  
  -Прости, просто много работы в ПСГ,- брат зевнул еще раз,- Серьезно, мне иногда кажется, что армия создает работу просто потому, что ей хочется нагрузить нас всех работой, а не для выполнений какой-либо функции... Как поживаешь?
  
  -Дири приняли в Королевскую Школу!- не выдержав еще более долгого ожидания, Марго все таки вывалила новость на брата.
  
  -Поздравляю!- брат на другом конце тут же приободрился,- Тестирование прошло успешно?
  
  -Это самое интересное!- Марго улыбнулась,- Ее зачислили прямым указом!
  
  -Кого?- на секунду притормозил братец, заставив Марго ухмыльнуться.
  
  -Короля, кого еще!- Марго буквально сорвалась с цепи,- Представляешь, я случайно столкнулась с ним в больнице и он лично зачислил Дири!
  
  -Ого,- братец на том конце моргнул удивленно,- Как... Почему?
  
  -Ну...- Марго отвела взгляд,- Может быть я немного случайно чуть-чуть рассказала ему...
  
  -О чем?- демонстрируя вновь, что ее брат был на своем месте в качестве продавца праха, а не управляющего магазином ПСГ, как он всегда мечтал, тот медленно пытался сообразить сказанное ему сестрой.
  
  -О том, что мы не успели подать заявление на тестирование,- Марго закатила глаза,- И он организовал нам личную сдачу! И Дири прошла!
  
  -Ого,- еще раз моргнул братец,- Поздравляю...
  
  -Еще нам выдали страховку!- тут же продолжила говорить Марго,- И приписали к Королевскому Госпиталю! Ты представляешь, бесплатная медицина, лучше чем во всем Мантле!
  
  На эти слова Марго ее братец практически не отреагировал, смотря куда-то поверх свитка, прежде чем перевести взгляд,- Офицер идет, мне пора.
  
  Спустя секунду, еще до того, как Марго успела бы ответить ему что-нибудь - связь на свитке прервалась, заставив ту фыркнуть. Типично, только она начала с ним говорить - как тот сбежал, сославшись на работу, ха...
  
  А ведь Марго не успела рассказать ему ни о том, что она смогла устроиться на работу - и не на завод, как в Мантле, в качестве инженера в дорожную службу, про то, как они все же смогли получить свой "пакет переселенца", включающий как временные документы, так и денежные льготы - да им даже удалось договориться о получении квартиры! Разв такое было возможно в Мантле?! Разве такое было возможно вообще где-либо для семьи фавнов с ребенком?!
  
  Только в Королевстве Гленн - единственном государстве в мире, созданном людьми и для людей!
  
  Марго перевела взгляд на висящий на ее стене портрет и улыбнулась, глядя на фигуру короля Осмонда.
  
  Действительно, теперь можно было понять, почему тот обладал настолько высоким рейтингом поддержки среди людей.
  
  Даже самой Марго теперь хотелось присоединиться к многоголосому хору, скандирующему "Долгой жизни королю Осмонду Третьему..."
  
  Помотав немного головой, однако, та только направилась на кухню.
  
  Скоро дочь вернется с отцом из школы - и ей, пожалуй, стоило порадовать их двоих сегодня праздничным ужином, в честь так удачно сложившихся обстоятельств.
  
  Кто знал, что переезд из Мантла станет для них настолько судьбоносным решением?
  
  ***
  
  Страйп сглотнул, глядя в холодные глаза офицера перед ним. Знал ли он, что однажды до этого дойдет? Знал, конечно же знал... Только идиот мог подумать, что он сможет воровать деньги у армии в государстве, управляемом армией...
  
  -То есть вы хотите сказать, что не знали о том, что ваш начальник занимался растратой финансирования, выделенного королевским указом, на личные цели?- офицер медленно перевел взгляд со Страйпа на лежащий перед ним журнал,- Ни то, что он занимался этим в этом месяце, в прошлом, в позапрошлом...
  
  -Я всего лишь механик, офицер,- Страйп попытался бы прочистить горло, если бы не боялся лишним звуком спугнуть офицера,- Я просто создавал оборудование по чертежам, я не следил за своим начальником...
  
  -Вот как,- было совершенно невозможно определить по тону голоса офицера верил ли он этому или нет,- Поэтому вы не обратили внимание, когда поступающие к вам ресурсы... Потеряли в своем качестве?
  
  -Я...- Страйп попытался проглотить ком в горле,- Металл и заготовки, поступающие ко мне, всегда были одного качества. Я не заметил разницы...
  
  -Вот как,- вновь произнес тихим голосом офицер, только переведя взгляд,- А что насчет "образца-07"? Он не прошел технические испытания...
  
  -Это была ошибка инженеров, а не механиков,- Страйп попытался сглотнуть еще раз, но вставший в горле ком не хотел уходить,- Я... Я правда был не в курсе...
  
  После этих слов офицер медленно поднял взгляд на Страйпа, заставив того буквально примерзнуть к креслу.
  
  В глазах мужчины было нейтральное выражение, но Страйп ничуть не сомневался, что и на казнь он отправлял людей с точно таким же нейтральным выражением лица...
  
  Несколько секунд офицер КРСА сверлил его взглядом, прежде чем медленно кивнуть,- Хорошо, вы можете быть свободны. Сейчас вас проводят из кабинета.
  
  После этих слов Страйп сглотнул медленно.
  
  Кажется, пронесло... Кажется, все вот-вот закончится...
  
  Спустя еще мгновение дверь кабинета открылась и на пороге появился еще один офицер - Страйп не особенно разбирался в званиях - тут же махнув Страйпу, чтобы тот поднялся и двинулся вслед за ним. Страйпу не оставалось ничего, кроме как последовать за ним, оставляя офицера в кабинете.
  
  Тот же, оставшись на месте, открыл журнал еще раз, перелистнув его на несколько страниц.
  
  Страйп Олдбридж, тридцать два года, фавн-зебра, эмигрант из Менажери, образование механика, работает в Королевской Лаборатории в качестве механика семь месяцев. Отношения с начальником - рабочие, в антигосударственной деятельности не замечен, голосовал на выборах в младший парламент за партию мигрантов...
  
  Офицер перелистнул страницу к обыску его дома.
  
  Заначка под матрасом - старые привычки... Второй свиток - судя по перепискам - для любовницы. Офицеру было все равно на его личную и семейную жизнь - его не интересовали любовные похождения Страйпа.
  
  Следующая страница - жена, двадцать шесть, аполитична... Сын, четыре года - развитие нормальное... Сестра в Вакуо - политические взгляды установить не удалось, охотница...
  
  Кажется, действительно, в Страйпе не было ничего особенного - хотя окончательно сбрасывать его со счетов не стоило.
  
  Если бы офицер до сих пор работал в Атласе - он бы на этом и прервал свои размышления, передав информацию своему командиру и, скорее всего, на этом преследование Страйпа и закончилось, но с тех пор, как он перешел в Гленн - его полномочия оказались значительно шире, чем до того...
  
  Офицер ухмыльнулся - обыск не только дома, но и проверка его семьи, друзей - никто не мог воровать у Гленн безнаказанно. И если для поиска пропавших миллионов придется потревожить несколько "непричастных" семей - что же, Гленн могло себе позволить это.
  
  Когда-то простой оперативник Лайм, а ныне старший лейтенант КРСА - отдел Внутренней Безопасности - улыбнулся. В Гленн его талантам - и его информации об Атласе - действительно нашлось куда лучшее, а главное - весьма выгодно оплачиваемое применение...
  
  Лайм перевел взгляд на стоящий на его столе портрет Джонатана и ухмыльнулся.
   Долгой жизни тебе, король Джонатан Гудман.
  
  Семья
  
  Джонатан всегда считал себя умным человеком и потому всегда точно определял свои слабые и сильные стороны.
  
  Сильная сторона - он умел телепортироваться, спустя же прошедшие три года - больше. Порталы, артефакты, исцеления, модификации...
  
  Он хорошо умел общаться, особенно с детьми - и, наверное, был неплохим воспитателем. Он был весьма богат и влиятелен, любим народом и умел действовать в рамках заданных ему условий. Решение проблем, пусть и не идеально, но все же давалось ему. Будь то недостаток праха или политический кризис Менажери... Последнее, впрочем, получилось решить практически случайно, но факт оставался фактом.
  
  За три года можно добиться многого. Своя лаборатория и свой институт, своя больница, свой приют и своя школа...
  
  Можно оглядеть свои достижения и вернуться к изначальной точке. Пройти долгий, долгий путь самопознания и достичь большего, чем ты когда-то даже мечтал...
  
  И все же, Джонатан не был идеален.
  
  К величайшим проблемам Джонатана относилось три.
  
  Его физическое тело. Раны, полученные в тот день могут быть исцелены... Однажды. Но не сейчас.
  
  Его политический опыт - практически несуществующий. Эта проблема существовала задолго до того, как Джонатан был объявлен королем. Нет, он знал теорию... И не имел никакой практики. В некотором смысле Джонатан даже был рад последнему факту... По крайней мере он был рад незапачканным в политических дрязгах Ордена, а ныне в политике государственного уровня... Что, впрочем, не переставало быть проблемой.
  
  И все же третья проблема Джонатана была главной из всех.
  
  Не из-за того, что Джонатан был неопытен в политике он сидел сейчас в своей мастерской, ощущая, как столь комфортное в иных условиях кресло впивалось в его фигуру.
  
  И не из-за того, что Джонатан пережил подобные раны на своем теле он сейчас молчаливо рассматривал небольшую записную книжку на его столе, заполненную пометками и быстрым почерком самого Джонатана, отчаянно ища новую информацию там, где она не могла появиться. Конечно же, когда эйфория его победы прошла Джонатан пережил... Некоторые вещи. Те, что принесла ему его инвалидность. И все же, время не лечит, но учит жить с утратой.
  
  И когда ты можешь утешать себя мыслью, что однажды ты сможешь вернуть себе все, что ты потерял - переживать боль утраты легче...
  
  Джонатан медленно поднял взгляд на стоящее на его столе зеркало и отвел взгляд.
  
  Почему ты боишься смотреть на меня, Джонатан? Разве не этого ты хотел?
  
  Джонатан перевел взгляд на книги, которыми были уставлены шкафы, полностью покрывающие стены его мастерской - кроме небольшой выемки, занятой камином.
  
  Ты король, Осмонд Третий! Владыка мирских судеб и возлюбленный толпой герой!
  
  Джонатан перевел взгляд чуть дальше, на большое окно, выходившее в его сад, за забором которого располагались улицы Гленн...
  
  Что-то не так, Джонатан? У тебя есть какие-то вопросы?
  
  Это не то, чего я хотел...
  
  Но это то, к чему ты стремился, Джонатан Гудман.
  
  Джонатан всегда хотел быть хорошим человеком. Правильным магом.
  
  Не из тех Герметистов, что пожирают человеческие жизни и судьбы, ресурсы и достижения - ради своих эфемерных целей. Ради Возвышения, ради Могущества, ради Достижения.
  
  Не из тех магов, что были готовы бросать людей в печь, превращая их в топливо прогресса или победы. Что уж, Джонатан даже не хотел победы...
  
  Возможно, то когда-то говорил лишь его юношеский максимализм, его бунт против авторитетов - но Джонатан никогда не хотел участвовать в Войне Возвышения.
  
  Война Возвышения, ха... Великий конфликт традиций и технократии за контроль над спящими. Тысячелетняя война по всей земле и Умбре, а может быть - и где-то еще. Скрытая от людей - а, скорее, прикрытая ширмой.
  
  Протесты против церкви и популяризация неоязычества, создание лабораторий астрофизики против выпуска новых и новых книг фэнтези - все это было битвами в войне за человечество.
  
  И если ты сражаешься, в прямом смысле, за судьбу человечества и всего мироздания - никакая цена не чрезмерна. Развязывание войн, геноцид, самая грязная игра политиков - все ради эфемерной победы в эфемерной войне.
  
  Джонатан не хотел быть таким. Нет, когда-то он мог верить в то, что его участие в этой войне будет похоже на игру - шахматная партия великих умов, где один в конце признает поражение...
  
  И вот он здесь. Ха, король Гленн...
  
  О многом ли он может еще мечтать? Народная любовь, все ресурсы мира для его исследований и могущественные союзники на его стороне...
  
  И жизнь совершенно не столь радужна, как ему казалось когда-то.
  
  Что лучше - когда Айса умрет - а Айса умрет, ибо не в его силах было этому помешать - вырезать всех предыдущих командиров, окропив свои руки кровью десятков людей, уничтожить их семьи, стать диктатором, взять под контроль всю политику государства, вырезав не только всех политических противников, но и всех достойных и опытных администраторов - к которым сам Джонатан не относился? Или же позволить клике офицеров, потерявших единственного способного контролировать их командира разодрать государство на мелкие клочки, надеясь, что олигархический совет не попытается превратить его в их марионеточного короля и не разрушит государство окончательно?
  
  Что было лучше - воровать в промышленных масштабах самый стратегически важный ресурс Ремнанта у богатейшего человека мира, радикализуя пацифистское объединение фавнов и уничтожая их репутацию? Или же смотреть на то, как люди - его люди - теряют работу, умирают от холода и голодают?
  
  Что лучше - поднять клинок в борьбе с величайшим злом, с чудовищем, помешанном на уничтожении этого мира через руки сотен тысяч ее монструозных миньонов, ведя тайную борьбу ради спасения Ремнанта? Или же не привлекать внимания к себе, позволив миллионам людей жить спокойную жизнь, включая его двух приемных дочерей - и наблюдать за тем, как другие ведут свою войну?
  
  Что он больше - герой или спаситель? Хороший человек или правильный? Как ему поступать - в интересах людей или в интересах общего блага?
  
  Нельзя прятаться вечно, Джонатан. Бездействие тоже есть выбор - нужно лишь понимать его последствия.
  
  Джонатан не знал. Никогда и ничего не знал.
  
  Раз за разом, стоило ему подняться только выше - он лишь больше и больше понимал, что единственное, что он видел с новой покоренной вершины - это вершина, что он еще не покорил.
  
  Может быть именно поэтому Старик погиб... Пожертвовал собой, чтобы спасти тебя.
  
  Какие вещи может знать тот, кто жил тысячу лет? О каких вещах он знал, что он их не знает? О каких вещах он знал, что никогда не сможет их постичь?
  
  Может быть он просто увидел свой предел. И видел, что твой предел еще не был достигнут. Он был умен именно потому, что понимал, что дальше ему не пройти.
  
  Если бы только Джонатан мог избавиться от этого знания. От этих размышлений и сомнений. Если бы...
  
  Но что же теперь, король Гленн?
  
  Каждое действие во благо, что он совершал, было лишь каплей в море тех действий, что он не сделал.
  
  Каждая жизнь, что он спас сегодня - это десять жизней, что он не спас вчера.
  
  Даже сейчас размышляя в своей мастерской Джонатан понимал, что он мог потратить это время куда лучше. Спасти еще одного человека. Создать еще один шедевр. Изобрести еще одно лекарство.
  
  Не безумие ли покрывает твой разум?
  
  Джонатан боялся стать безумным когда-то. Мародер, чей разум был уничтожен его же магией. Безумный мир, безумный король безумного мира. Маг, что более не видит разницы между своими фантазиями и реальностью - тот, кто стирает границу между двумя.
  
  Или же безумие иного плана. Апокалиптичное безумие нефанди, чудовищ, извративших саму суть реальности и магии. Единственное создание Теллуриана, что никогда не должно было существовать.
  
  Джонатан никогда не думал, что он будет доведен до безумия иного плана. Безумия несовершенства.
  
  Ведь это так просто, Джонатан. Быть героем своей собственной истории. Быть королем на коне, сражающим злых драконов ради сердца прекрасной дамы. Быть добрым, быть правильным очень просто, Джонатан. До тех пор, пока ты не начнешь понимать последствия своих действий.
  
  Джонатан знал, что он не мог останавливаться. Бездействие было его проблемой - но что ему нужно было выбирать?
  
  И Джонатан выбирал, насколько мог. Его люди, его проекты, его семья и его друзья - превыше правильного добра. Превыше высшей цели и спасения мира.
  
  Этому ли учил тебя старик?
  
  Джонатан не знал. Не был уверен. Не помнил.
  
  Он выбирал, раз за разом - и каждый раз, как ему казалось, он уходил дальше и дальше от своего изначального видения.
  
  От героя и спасителя к прагматичному...
  
  Политику, наверное.
  
  Если мои люди хотят есть - я отберу еду у твоих людей. Если моему государству нужен прах - я заставлю твое государство принести его. Если мне нужно спокойствие - я отдам тебя на растерзание гримм.
  
  Я хороший человек.
  
  Джонатан медленно вздохнул, глядя вдаль.
  
  На улице снаружи дома гуляли люди, резвились дети, маршировали солдаты.
  
  Должен ли он был обменять их жизнь на жизни иных? Должен ли он был жертвовать собой ради них?
  
  Джонатан ощутил, как заныла половина грудной клетки - еще одна из многих вещей, что он пожертвовал ради других - и взглянул вдаль.
  
  Солнце медленно двигалось по небу, облака тянулись вереницей через синеву, и день проходил также, как и все остальные.
  
  Джонатан поднял ручку и закрыл свою записную книжку, отставив ее в сторону. Подтянув поближе листок, Джонатан вздохнул и начал писать медленно, выводя букву за буквой.
  
  Он мог помочь. Он, наверное, даже считал это правильным - помогать. Он, вероятно, даже хотел помочь. И все же ответ был один.
  
  "Спасибо за контакт Рейвен, Озпин, но ни Синдер, ни Нио не станет девой весны. Скажи Лайонхарту, чтобы они искали иного кандидата."
  
  ***
  
  Синдер Фолл считала себя - и не безосновательно - лучшей во всем.
  
  Абсолютные рекорды были установлены на всех тестах и на всех предметах, что она посещала - не только по количеству правильных ответов - но и по времени завершения теста, с абсолютной правильностью решения всех вопросов, конечно же.
  
  И Синдер, как и полагается, гордилась подобными результатами - но, неожиданно для подобных условий, реакция ее одноклассников и учеников, которым Синдер отныне ставилась в пример, была не негативной - даже наоборот.
  
  Наверное, так должно было произойти в конце концов - дочь любимого народом короля, что фактически делало ее принцессой - хотя ситуация в данном случае была достаточно сложной ввиду того, что та была приемной и потому фактически не могла быть принцессой - и должна была быть любимой народом - однако, что удивительно, это была не любовь к ее приемному отцу, что сделала ее любимицей среди учеников, а, скорее, ее собственные действия.
  
  Некоторые шрамы нельзя залечить - некоторые уроки Мисс Санни останутся с ней навсегда - но их можно замаскировать.
  
  Хотя Джонатан не мог отменить годы Синдер, что она провела на воспитании у мисс Санни - он все же мог попытаться научить Синдер хотя бы толике эмпатии, толике человеческой доброты и понимания.
  
  Это стало половиной основания для характера Синдер - но лишь половиной.
  
  Второй стали условия, в которых Синдер оказалась. Не так уж много людей или фавнов могут похвастаться тем, что они являются детьми одного из самых влиятельных политиков этого мира - и еще меньше, что они могут быть воспитаны в условиях, в которых они способны наблюдать за большой политикой изнутри.
  
  И хотя нельзя вернуть те ростки эмпатии, что все же были сожжены - на их месте всегда может вырасти что-то новое.
  
  Это стало второй половиной основания характера Синдер.
  
  И все же - основание. Два главных столпа ее морали, что вместе смогли создать нечто новое.
  
  Любой сторонний наблюдатель мог сказать о Синдер примерно следующее - "она может пугать и она однозначно превратит твою жизнь в ад, если ты перейдешь ей дорогу - но до тех пор, пока ты поступаешь правильно - она окажется одним из самых приятных и полезных контактов в твоей жизни."
  
  Мнение Синдер же было иным.
  
  Если я вижу, как люди используют друг друга - почему я не должна использовать их?
  
  Если Джонатан говорит, что я должна помогать людям - почему я не должна им помогать?
  
  И две главные мысли Синдер в конце концов создали одну - "Всегда помогай людям, ибо это заставляет их любить тебя. Это создает долг, что они должны отплатить мне. Если я проникнусь этими людьми и кто-то станет достаточно близок мне, чтобы я не захотела использовать его - это нормально, ведь дружба естественна. Если же я не проникнусь этими людьми - я всегда могу использовать их долг передо мной, созданный из моей доброты."
  
  И потому не было человека среди всех многочисленных знакомых Синдер, кто мог бы сказать о ней что-то действительно плохое. Она всегда могла помочь с заданием - если не была занята в данный момент - дать тебе нужный результат, будь это сто баллов за минуту или правдоподобные семьдесят... Однако она не забудет о том, что она помогла тебе - и тебе не стоит забывать об этом.
  
  Синдер могла закончить школу экстерном - но после слов Джонатана о социализации она поняла всю необходимость школы не как образовательного инструмента, а места общения.
  
  И круг общения Синдер был широк.
  
  Нет, все равно каждый день она возвращалась к Джонатану первым делом после последнего занятия - и никакая сила не могла удержать ее - но во время занятия Синдер не была далека от людей, проводя время не в попытке игнорировать окружающих ее - а наоборот. Внимательно высматривая того, кто мог нуждаться в ее помощи.
  
  Было ли много людей, которых Синдер могла назвать своими друзьями? Хм, за исключением Джонатана - что находился в собственной категории, настолько выше иных, что об этом не стоило даже упоминать - разве что Нио была удостоена подобного титула. Но Синдер не была полностью уверена в том, что однажды не назовет другом кого-либо иного - просто до этого момента ей не удалось встретить никого иного, достойного этого титула.
  
  Симпатия? Определенные дружеские чувства Синдер испытывала к разным людям - она не была бездушным и бессердечным монстром - но ничто из этого не было слишком уж большой проблемой для Синдер, возникни у нее нужда вспомнить обо всех многочисленных долгах людей перед ней.
  
  Однако количество людей, считающих себя друзьями Синдер - и Синдер своим другом - было очень велико.
  
  Некоторые надеялись на это из корыстных побуждений - ответы на тест было далеко не всем, что Синдер могла предоставить, будучи дочерью короля Гленн - хотя и стоило понимать, что результат всегда соотносился с ценой - но существовала большая группа людей, что искренне считали себя друзьями Синдер Фолл.
  
  Если Синдер решила бы считать их друзьями - это упрощало бы ее взаимоотношения, поскольку оба человека считали себя друзьями, а значит Синдер могла не бояться проблем во взаимоотношениях. Если же Синдер не стала бы считать их друзьями - ими было гораздо проще манипулировать, пока они считали себя ее друзьями. Иными словами - двойная выгода, каково бы ни было отношение со стороны Синдер.
  
  И именно в качестве демонстрации выгоды подобного отношения Синдер избрала одну из своих знакомых - на этот раз юную девушку из выпускного класса - отведя которую в сторону Синдер задала той интересующий ее вопрос.
  
  -Что...- Синдер медленно вздохнула, глядя в глаза той,- Любят мужчины?
  
  Из всех вопросов, что Рейн могла получить, этот стоял явно не в первой сотне.
  
  -Что?- Рейн моргнула от неожиданности.
  
  -Я спрашиваю - что любят мужчины?- Синдер произнесла еще раз, после чего, понимая, даже в случае, если она хотела получить информацию не в счет погашения долга перед ней, немного лести даст ей больше и сохранит ее текущие отношения, улыбнулась,- Я хотела узнать это у самой популярной девушки школы - и как подруга у подруги.
  
  После этих слов глаза Рейн на секунду загорелись легким огоньком понимания, заставив ту улыбнуться и кивнуть. Лесть и легкая манипуляция словами порой творила чудеса,- Конечно, Синдер, я ведь совсем забыла, что ты уже выросла и начала интересоваться такими вещами...
  
  Синдер было все равно на эти слова - это не обижало ее и не радовало ее, так что та лишь молчаливо продолжила ждать ответа.
  
  -Я полагаю, ты не станешь делиться со мной, кто именно этот счастливчик?- Рейн улыбнулась, после чего, правильно понимая Синдер, лишь продолжила говорить,- Хах, хорошо...
  
  После этих слов Рейн обвела взглядом Синдер, что однозначно уже показывала знаки взросления, прибавив солидные пятнадцать сантиметров роста и немного в области груди, но лишь помотала головой,- Хах... Скажу честно, сейчас немного рано говорить о некоторых вещах, кхм... Но для начала - хм, попробуй начать проводить с ним больше времени, узнай больше о его хобби - и каким бы странным оно тебе не казалось - ни за что не вздумай говорить об этом ничего плохого... Наоборот, даже если оно не нравится тебе - попробуй присоединиться к нему. Кто знает, может быть тебе понравится - и он определенно это оценит...
  
  Синдер задумалась на секунду, прежде чем медленно кивнуть,- Хорошо, хобби. Что-то еще?
  
  -Попробуй прогуляться с ним пару раз, например из школы...- на секунду Рейн задумалась, вспоминая,- Хм, ты же всегда уходишь сразу же после школы с мистером Осмондом...
  
  -Его Величеством,- медленно, но настойчиво произнесла Синдер. Она, конечно же, знала о том, что Джонатан не очень любил, когда к нему обращались подобным образом - однако Джонатана здесь не было, здесь был только Синдер - и делом Синдер было то, что к Джонатану должны были обращаться правильно,- И это не станет проблемой.
  
  -Хм, хорошо,- Рейн улыбнулась,- И... Наверное, будь собой. Не думаю, что у меня найдутся еще советы в данный момент... Ха, будь ты постарше...
  
  -Хм...- Синдер задумалась,- Что-то еще?
  
  Рейн задумалась еще на секунду, прежде чем помотать головой,- Если он захочет тебя поцеловать - не давайся сразу. Ты принцесса Гленн, ты заслуживаешь только лучшего отношения к себе!
  
  -Хм...- после этих слов Синдер медленно кивнула,- Хорошо. Что-то еще?
  
  -Пожалуй, нет,- Рейн пожала плечами, после чего улыбнулась,- Я полагаю, ты так и не расскажешь мне, кто этот счастливчик?
  
  -Боюсь нет,- Синдер улыбнулась и пожала плечами,- Удачи тебе... Подруга.
  
  -Удачи тебе в твоих любовных похождениях,- Рейн только искренне улыбнулась той в ответ, после чего обняла Синдер на секунду, на что Синдер ответила взаимными объятиями. После чего, отстранившись, Рейн подмигнула той,- И если что - я все равно узнаю о твоем избраннике, рано или поздно!
  
  "Ох, это весьма маловероятно..." - Синдер произнесла мысленно, наблюдая за удаляющейся на занятие спиной своей подруги - "А если ты все же начнешь догадываться о том, о чем не должна..."
  
  Кто сказал, что все друзья Синдер должны были быть школьниками?
  
  Цена за созданное Джонатаном лично лекарство для больной дочери стоило дорого - и случайный агент КРСА вполне мог оплатить его цену... Некоторыми путями.
  
  ***
  
  "Девяносто восемь... Девяносто девять... Сто..." - Нио продолжала отжиматься в то время, как стоящий рядом учитель только продолжал смотреть на ту, отсчитывая самостоятельно и про себя результат.
  
  "Сто сорок восемь... Сто сорок девять... Сто пятьдесят..." - маленькая капелька пота пробежала по лбу Нио.
  
  "Сто шестьдесят пять..." - вырывающееся дыхание было прерывистым и руки медленно начинали ходить ходуном, но Нио продолжала делать упражнение раз за разом.
  
  "Сто семьдесят один..." - Нио еще раз выдохнула через нос, делая упражнение...
  
  "Сто семьдесят семь..." - медленно руки отказывали, но Нио нырнула еще раз.
  
  "Сто семьдесят восемь..." - каждый раз становилось все тяжелее и тяжелее.
  
  "Сто восемьдесят..." - еще пару раз...
  
  "Сто восемьдесят один..." - ну же, осталось совсем немного!
  
  "Сто восемьдесят два..." - давай, Нио, поднажми!
  
  -Время!- голос учительа произнес, заставив Нио беззвучно застонать и тут же упасть на землю бревном,- Нио, ты в порядке?!
  
  Нио, весьма комфортно чувствующая себя на полу, только подняла вверх большой палец, сигнализируя свое уставшее, но нормальное состояние.
  
  -Вот!- учитель поднял палец наставительно, глядя на группу других детей перед ним,- Вот такие люди нам нужны! Сто восемьдесят два отжимания за две минуты - это полтора отжимания в секунду! Именно такие люди нужны Королевству!
  
  На эти слова остальные ученики только скрестили взгляды на Нио, осматривая ту.
  
  Действительно, две приемные дочери короля Осмонда - кто еще кроме них мог быть примером для всех остальных и при этом не вызвать отторжение у других учеников?
  
  Действительно, насколько сильно Синдер обходила всех в учебе - настолько же сильно Нио обходила всех в плане физического воспитания... Хотя Синдер, пусть и отставала от Нио в этом плане, отставала ненамного - находясь в отдельной лиге вместе с Нио, так высоко над всеми, что переживать по этому поводу не было никакого смысла... К тому же они были дочерьми Осмонда - сильнейшего человека Ремнанта - какой был смысл обижаться на тех, кто по всем показателям и должен был быть сильнее остальных?
  
  К тому же, хотя Нио и не обладала доброй и открытой натурой Синдер всегда готовой помочь и поддержать в любой беде - Нио была достаточно приземленной, всегда помогая в розыгрышах, иногда пропуская уроки - и ее оценки, склонявшиеся в меньшую сторону, все же оставаясь в рейтинге терпимых, что также делало ее ближе к остальным людям... Ну а ее абсолютное доминирование в силовом поле - ха, что еще можно было ожидать от девчонки с открытой аурой?
  
  Отдышавшись немного Нио все же поднялась, после чего направилась к толпе учеников, глядя на ухмылку Трифы, прежде чем закатить глаза.
  
  -Проспорила десятку,- успела только шепнуть Трифа в момент, когда Нио сделала шаг к той.
  
  Гримм ее дернул за язык, поспорить на десятку, что она сможет отжаться двести раз за это время...
  
  -Так, все сдали норматив по отжиманиям?- учитель осмотрел присутствующих, прежде чем перевести взгляд на свой журнал и кивнуть,- Хорошо, в таком случае - можете отдохнуть минуту, после этого играем в вышибалы!
  
  Прежде чем успели раздаться первые крики, учитель успел выставить важное условие,- Синдер и Нио не участвуют!
  
  Единственный верный вариант, ибо иначе абсолютно любая игра по итогу превращалась в дуэль между двумя, в которой иные люди не были нужны с самого начала и до самого конца. И еще хуже была идея ставить их двоих в команду - две девчонки были способны с завязанными глазами и связанными руками разбить любую команду, выставленную против них.
  
  Ученики, выдохнув спокойно от такой новости, мгновенно начали разбредаться, в то время как Синдер и Нио отправились к скамье рядом, усаживаясь в углу. И хотя Нио была бы рада сыграть с остальными - она все же понимала, что ее введение в игру было бы абсолютно нечестным по отношению к остальным игрокам - а Синдер и без того не хотела участвовать в матче, вполне довольная своей ролью и возможностью почитать очередную книгу.
  
  Присев рядом с той и без возможности заняться чем-либо более интересным - Нио взглянула на название той и закатила глаза - "Ты всерьез взялась за это старье?"
  
  -Это классика, а не старье, Нио,- прекрасно понимая невысказанное девчонкой, Синдер выдохнула,- Это "Правитель" Макавели, и я также советую тебе его прочитать.
  
  "Ску-ко-та!" - Нио закатила глаза - "Я больше по комиксам."
  
  -Оно и видно,- Синдер вздохнула, перелистывая страницу,- Комиксы это развлечение, но если ты хочешь стать умнее - я советую читать классику. А учитывая оценки - скорее даже учебники.
  
  "Ой-ой, самая умная" - Нио закатила глаза.
  
  Хотя, может быть действительно Нио стоило читать чуть больше учебников... Ее оценки никогда не были выдающимися, а учитывая то, что следующая тема по химии должна была быть особенно сложной... Ха, не хотелось бы той расстраивать Джонатана... Не после всего того, что он для нее сделал...
  
  После всего произошедшего в тот день Нио... Ха, не было никакого шанса, что кто-либо сможет найти ей приемную семью в это время, особенно учитывая ее... Особенности. И приюты явно были невысоко в списке приоритетов уничтоженного государства, что нуждалось в тепле, еде, электричестве, оружии, жилье... Фактически, во всем.
  
  Джонатан взял ее на попечение, хотя Синдер изначально и была против ее присутствия... Дал ей еду и крышу над головой, даже смог все же научить ее чему-то - а затем устроить в самую элитную школу этого города - что, впрочем, было не так сложно, учитывая, что он же эту школу и основал, ха.
  
  Нио не хотелось платить Джонатану за это еще и проблемами в школе, даже если ей и не нравилась сама идея школы. И особенно после... Неудачного старта с Синдер.
  
  Хотя и нельзя сказать, что Нио не пыталась до этого момента начать учиться... Просто... Ха, есть ловкие, есть сильные, есть выносливые, есть умные... В первые три категории Нио подходила, в последнюю - нет.
  
  Учеба просто была не ее. Зато "ее" было физическое воспитание, хах. Особенно учитывая то, что на этом поле Нио не могла обогнать даже Синдер. И если Нио не могла порадовать Джонатана идеальными оценками, как Синдер - она легко могла порадовать его очередным побитым рекордом.
  
  К тому же, ха... Может быть она и не была такой же умной, как Синдер - но любому королю нужен не только советник, но и телохранитель, не так ли?
  
  Нио взглянула на Синдер, заставив ту оторваться от книги,- Что?
  
  "Ничего",- Нио отвела взгляд, прежде чем взглянуть на людей, играющих в вышибалы внизу,- "Я бы выбила их всех за десять секунд."
  
  -Я бы смогла за семь,- Синдер ответила легко, заставив Нио моргнуть.
  
  "Нет, за семь бы ты не справилась" - Нио закатила глаза.
  
  -Вполне бы справилась,- Синдер взглянула на ту, допустив легкую ухмылку на лицо.
  
  Нио взглянула на ту, прищурившись - "Ты просто пользуешься тем, что нам не дадут это проверить."
  
  -Хочешь проверить?- Синдер ухмыльнулась, откладывая книгу в сторону,- Я могу организовать.
  
  "Давай попробуем" - Нио ухмыльнулась - "Спорим на десятку?"
  
  На секунду Синдер задумалась над молчаливым предложением своей подруги и приемной сестры, прежде чем медленно кивнуть и протянуть руку,- Жребий брошен.
  
  Нио же только ухмыльнулась.
  
  И, возможно, их знакомство началось с неправильной ноты, но иногда Нио была рада, что судьба повернулась именно так.
  
  И может быть пока Нио не была в том состоянии, чтобы диктовать миру свои условия, но если мир попытается отобрать у нее то, что она впервые обрела в этом мире, хах...
   Что же, миру придется узнать, что Нио не без причины считала себя весьма подходящей на роль телохранителя.
  
  Игроки
  
  Озпин всегда считал, что навечное исчезновение магии из этого мира было наказанием Богов людям за их неповиновение. Мелочная месть, не с целью урока, а исключительно из желания Богов причинить людям боль за то, что они попытались причинить боль им.
  
  И все же, мелочно или нет, но Боги были Богами, и потому их решению нельзя было противиться. Озпин и Салем, два носителя истинной магии старого мира - иные же... Девы, носительницы осколков силы самого Озпина. Проявления, прах, технологии - столько чудес изобрели и освоили люди и фавны за это время - и все же... Озпин считал, что время магии было навсегда утеряно. Безвозвратно ушло время великих героев, повергающих армии своей силой, сметенное огнем артиллерии и танковых бригад. Ушло время великих целителей, оживляющих мертвых, измененное эпохой антибиотиков и санитарии. И исчезли великие артефакты древности, погребенное под индустриальными чудесами промышленных лазеров и конвейерных роботов.
  
  Мог ли Озпин когда-либо предположить, что сможет вновь увидеть чудеса истинной магии, не в исполнении его всегда утекающих сил, не в исполнении его заклятого врага, а в исполнении кого-то иного?
  
  О, определенно, Озпин прожил достаточно долго на этом свете для того, чтобы научиться предполагать самые невероятные из стечений обстоятельств, новые маги в их числе.
  
  И все же разум человека, даже разум сотен и тысяч людей, разум живущий эпохами, имеет тенденцию полагаться на известные ему знания, инерция мышления.
  
  Телепортация была не самым распространенным из трюков старой магии, но и не величайшим. Озпин мог предположить, что однажды найдется тот человек, что сможет обуздать древнюю силу и вновь пройтись по улицам древнего Мистраля, колыбели охотников, Вейла, и по опаленным пескам Вакуо в один день.
  
  Мог ли Озпин предположить, что кто-то превзойдет величайшие достижения магов прошлого, превратив телепортацию в самое разрушительное оружие Ремнанта, оставившее позади армии, охотников, гримм и даже его собственную силу?
  
  Озпин жил в те времена, когда магия была достоянием всего мира. Наблюдал за тем, как возникали великие школы магов, ориентировался в них так, как не сможет ни один более живущий на этом свете.
  
  И потому мог ли Озпин предположить, что столкнется не с возрожденной магией старого мира, а с магией иной природы? Чем-то новым и вместе с тем столь удивительно древним?
  
  Мог ли Озпин предположить, что однажды, глядя на мальчишку двадцати лет отроду будет подозревать в нем посланца иного мира?
  
  Мир был столь странен в последнее время...
  
  О нет, он был странен всегда, но странность, растянутая на тысячу лет, становится нормой.
  
  Действительно - существовали десятилетия, что умещаются в строку, и были дни, о которых пишут книги.
  
  Озпин жил настолько долго, что перечисляя лишь самые невероятные и масштабные для истории всего мира события в его памяти можно было бы составить книгу по толщине не уступающей словарю, но важно было лишь то, что среди всех этих событий появление Джонатана Гудмана было бы упомянуто не в списке последних.
  
  Почему "появление", а не "рождение"? Ответ на этот вопрос был прост - Джонатан Гудман не рождался. Или же родился в момент, когда о нем появилось первое упоминание - восьмого августа тысяча семьсот тридцать второго года от нового летоисчисления... До этого момента "Джонатана Гудмана" не существовало в этом мире.
  
  Озпин не был наивен - фальшивые имена и даты рождения, он изучил все способы скрыть истинную личину человека - и все способы, которыми эта личина может быть обнаружена вновь. И не нашел ничего о Джонатане Гудмане до того момента. Ни о Нормане Блумсберри, ни, конечно же, об Осмонде Вейле Третьем, ни даже о Розетте Вейл - хотя тщательный анализ все же выяснил, что когда-то у Озпина была дочь Роза... Впрочем, она умерла в юном возрасте семи лет и потому не могла оставить наследника по самым понятным причинам.
  
  Озпин бездействовал так долго. Годы, десятилетия... Он так много потерял и от столь многого отказался.
  
  Когда-то Озпин был Освальдом Великим, когда-то он был владыкой мира, он мог бы стать вечным императором Ремнанта - но он выбрал иной путь. Попытка дать людям не "правителя", то, что никогда не приводило его к победе, а свободу. Возможность выбирать, возможность править, возможность действовать.
  
  Был ли этот великий эксперимент неудачей? Жалел ли Озпин о нем? Нет, конечно же нет.
  
  Плохие правители сменяли хороших, система Советов трансформировалась под нужды людей, впервые призывный клич "свобода, равенство, братство" зазвучал не с революционных трибун, а с экрана телевидения...
  
  И все же Озпин осознавал, что любое действие несет в себе два вида последствий. Он осознавал это даже лучше, чем иные другие.
  
  Озпин потерял слишком многое. Влияние. Людей. Ресурсы.
  
  Его "братство" до сих пор существовало и он все еще вел свою войну против Салем, но великое множество его возможностей было утеряно.
  
  Перестав быть Королем он потерял многое - личную гвардию и сеть шпионов, золотые запасы и легитимную власть. Он не жалел о том, что дал свободу людям - он лишь жалел о том, что эта свобода обошлась ему дорогой ценой.
  
  Было ли возрождение монархии тем самым шагом, тем самым событием, что заставило его пересмотреть взгляд на мир, вновь оценить свои силы и возможности?
  
  Нет, такие вещи не происходят под влиянием лишь одного события, не для Озпина, неважно, насколько масштабно это событие. Озпин считал, что его жизнь мало подвержена столь масштабным и импульсивным решениям - подобные изменения всегда постепенны, нарастая как лавина.
  
  В таком случае Джонатан Гудман стал лишь первым камнем, что начал эту лавину. Причина не изменить себя, но лишь задуматься - кто он такой?
  
  Дальше все было столь постепенно, что нельзя было сказать, в какой момент Озпин впервые задумался о своих действиях в этом мире.
  
  В момент, когда он взглянул на расходы Советников на поддержание своих имений? В момент, когда он задумался о том, чтобы ввести новую охотницу, пока еще студентку, Глинду Гудвитч в список своих последователей? В момент, когда он увидел сотворение магии Джонатаном Гудманом, его самоназванным наследником? Когда заставил Совет подписать "решение о признании особого статуса "вольных территорией" за административной единицей Гленн?"
  
  И все же что-то изменилось. Неважно, в какой момент, но глядя в зеркало Озпин мог сказать себе: "Озпин, что услышал новости о Джонатане Гудмане в первый раз и Озпин, что читает письмо от Джонатана Гудмана сейчас - разные люди."
  
  И вот, Озпин вновь в своем кабинете, глядел на письмо перед ним. Не тот Озпин, которым он был три года назад.
  
  Совет был идеей, репрезентацией всего того, во что он верил. В свободу, в добро, живущее во всех людях Ремнанта, в демократию и право людей самим выбирать свою судьбу.
  
  Ему было тяжело видеть, как его идею, его идеал раздирают на части. Ворчливые бюрократы, влиятельные промышленники, неразборчивые в средствах военные - Озпин верил в "власть народа", не во "власть над народом". И Озпин более не желал быть Королем - даже Королевству не всегда нужен Король. Но иногда Королевству нужен учитель - и кем был он, если не главным учителем Бикона?
  
  Политическая анархия Атласа была одним из путей решения проблемы - внутренняя борьба друг против друга - но у Озпина было то, чего не было ни у одного иного человека на этой земле.
  
  Тысячелетия опыта политической борьбы.
  
  И медленно его оппоненты начали падать один за другим. Коррупционеры, безумцы и просто некомпетентные идиоты - тысячелетиями Озпин вел подковерные интриги - и никто из них не видел своего падения до самого конца.
  
  И вместе с тем Озпин не вмешивался в тот идеал, что создал сам. Выборы, партии, народная воля...
  
  Лишь несколько небольших корректив здесь и там, немного исправлений. Не как правитель, но как человек, прошедший через подобное сотни и тысячи раз в прошлом. Если на его стороне был опыт и знание, которого не было у других - было бы преступно не использовать его для того, чтобы помочь людям.
  
  Озпин не потерял своих навыков - но потерял так много ресурсов...
  
  Для Короля Освальда борьба с Салем, политика Вейла, кошмар в верхушке власти Атласа, возвышение Шни, подозрительные действия Мистраля и появление Джонатана Гудмана было бы единым делом, ибо когда-то его взгляд простирался далеко, а его рука держала многое...
  
  Но те времена прошли, исчезли, оставив лишь воспоминания, как и все в жизни Озпина. И хотя его разум до сих пор хранил в себе секреты, недоступные обычным людям, даже величайшим - его рука была теперь короче, а взгляд менее внимательным. Ему пришлось выбирать.
  
  Выбрал ли он правильно? Стоило ли ему распорядиться его силами и временем так, как сделал он?
  
  Было ли решение ограничиться лишь минимальной поддержкой Атласа, сфокусировав свои силы на контроле над Вейлом правильным? Было ли решение исследовать фигуру Джонатана, его историю и способности, его личность и устремления, и решение ввести его в ближний круг Озпина самым верным, или же сеть его оставшихся агентов должна была быть направлена на Мистраль, на Аифала, что должен был быть давно мертв? Было ли решение Джонатана отказаться от плана Озпина о передаче силы Девы Весны в руки его дочерей разумным - или же Озпин ступил в ловушку, пойдя на поводу у, фактически, ребенка и номинального короля Гленн? Была ли его тайная поддержка Гленн оправдана, должен был он взять полный контроль над Гленн, должен ли он был задушить пламя монархии, возникшее вновь? Стоило ли его решение вновь вернуть контакт с Рейвен Бранвен потраченного времени и сил - или Кроу принес бы больше важных вестей о Салем, если бы тот не отвлекся на свою сестру вновь?
  
  Иногда маленькие решения создают последствия, растягивающиеся на поколения - и как часто люди были избавлены и от горечи осознания цены своих ошибок, и от счастья понимания правильности своих действий - Озпин не был лишен этого. Он ходил по Ремнанту тысячу лет назад, он будет ходить по нему еще тысячу лет, глядя глаза в глаза последствиям своих решений.
  
  Будет ли он чувствовать тень эмоции, называемой "счастьем", осознавая свои действия как самые правильные в тот момент? Или столкнется с сожалением о допущенных ошибках и упущенных возможностях?
  
  Этого Озпин не знал. Но знал, что однажды он столкнется с призраками своих решений вновь.
  
  И все, на что мог надеяться Озпин - это на то, что хотя бы одно из его решений обернется не ошибкой, а возможностью...
  
  ***
  
  Салем жила дольше, чем любой иной человек на земле. Исключая Озпина, впрочем - но Озпин менял свои тела, свою личность, раз за разом, перерождаясь вновь и вновь - Салем же не менялась. Тысячу лет назад она сидела во главе своего стола - она будет сидеть во главе и через тысячу лет.
  
  Салем видела больше, чем видели люди. Пережила через большее, чем целые народы. Короли, страны, эпохи, целые истории и мифологии - Салем пережила их все. Она видела возвышение и падение целых континентов, конец света - не раз и не два. Чудеса, что застилали парящий Атлас, и войны, что заставляли Великую Войну выглядеть лишь мелочным спором.
  
  И все же столь редко Салем приходилось видеть подобное тому, что она видела сейчас.
  
  Возрождение монархии не пугало Салем - революции и контрреволюции, Салем видела рождение и смерть идеологий в самых невероятных формах и условиях. Самоназванному Королю Осмонду потребовалось бы большее, чем возрождение монархии, чтобы удивить ее.
  
  Разрушение супер-орды - что же, это было более редким событием. Действительно редким - но все же не уникальным.
  
  Достаточно редким для того, чтобы стать новой легендой Ремнанта - но Салем видела десятки подобных легенд - великие маги и воины, охотники и армии, совершившие невозможное и уничтожившие ее армады - Салем не впала в ужас, глядя правде в лицо. Она встречала даже тех, кто был сильнее ее и Озпина - но не это пугало Салем.
  
  Потомки Озпина же были... Неприятной проблемой, когда-бы они не появлялись на мировой арене.
  
  Девы, сереброглазые, теперь и внук Короля - у Салем было много неприятных воспоминаний и ассоциаций, связанных с потомством Озпина.
  
  Девы не могли быть уничтожены - но не раз и не два Салем обращала их силу против Озпина в прошлом. Сереброглазые были истреблены, оставив от своей родословной великих воинов лишь несколько редких линий, практически полностью скрытых от взгляда главных игроков Ремнанта. Но все они, так или иначе, успели в свое время отравить жизнь Салем - на мгновение для долгоживущих - и на поколения для людей.
  
  Все, что оставалось потому Салем сейчас - это думать о том, как именно отпрыск Озпина, обладающий подобными силами, мог помешать ей сейчас.
  
  Телепортация или массивные разрушения, чудесное излечение или могущественная сила, направленная на противодействие ее влиянию, не были новыми для Салем. Она сталкивалась с ними раз за разом и каждый раз побеждала - если не на поле боя - то просто пережидая сотню или тысячу лет, пока наследие величайших героев не окажется уничтоженным окончательно, а их деяния не превратятся в еще одну из многочисленных сказок Ремнанта.
  
  Увидеть одного человека, воплощающего в себе столько разноплановых талантов - да, это случалось реже с Салем, но это лишь значило, что смерть одного только Осмонда - или Джонатана - уничтожит их все. Чем больше надежды давал людям символ - тем большее отчаяние испытывали люди глядя на то, как гибнет их герой.
  
  Салем обладала арсеналом, равного которого не было ни у кого на этом свете - опыт и армия, магия и хитрость, золото и обещания - но проблема Салем всегда заключалась не в том, что она не могла выбрать метод разрешения проблемы - а в том, что она не всегда могла подобрать - какое именно оружие больше всего подходило к решению проблемы?
  
  Аифал снабжал ее информацией, столь детальной и важной, всегда правдивой, но не всегда полной. Он был полезен - но в первую очередь для самого себя. Он не следовал за ней из верности, из надежды или из принуждения - нет, это был "взаимовыгодный альянс". Аифал был одним из тех, кто был увлечен своим делом - он копил деньги не потому, что желал получить новую и еще более дорогую яхту в свое владение, он получал рычаги власти не надеясь изменить закон в выгодную для себя сторону, и не тренировался для того, чтобы уничтожить своего более сильного противника в честном бою - нет. Это было просто его... Призвание, наверное.
  
  Он просто считал наблюдение за тем, как ползут вверх графики прибыли своим делом. Распространение сетей наблюдателей и ничего не подозревающих пешек среди обывателей было его призванием.Он научился фехтовать просто потому, что это было его хобби.
  
  Он последовал за Салем просто потому, что она открывала ему больше перспектив - практически от скуки или из интереса, соблазненный не результатом, а процессом планирования, сражения на мировой арене. Салем не могла доверять ему полностью - ни в чем - но и отрицать его полезность было нельзя ни в коем случае. Просто, принимая во внимание новые и новые факты, принесенные им, Салем всегда должна была не действовать, а думать в первую очередь. И думать ей было о чем.
  
  План Озпина - в чем он заключался? Осмонд был силен, опасен, но не всемогущ и не столь лоялен самому Озпину, как тот мог бы надеяться. Он мог уничтожить еще одну супер-орду, может быть он мог уничтожать их столь же быстро, как быстро могла создавать их Салем - но он не мог и не желал уничтожить всех гримм Ремнанта. Он был символом, но не только. Он был частью плана Озпина - просто Салем не могла распознать этот план.
  
  Салем могла направить новую огромную орду гримм на город, подобную той, что уже была готова под ее контролем сейчас - проверить, не потерял ли Осмонд свои силы после того трюка, убить или разрушить город вновь - а если в рукаве Осмонда был лишь один трюк - он уничтожил бы Гленн вновь, что отбросило бы государство в развитии назад, и в этот раз чуда восстановления Гленн могло и не произойти - но Салем понимала как никто другой, что иногда лучшей тактикой являлась не атака и не оборона, а подготовка. Если бы она отправила новую орду и Осмонд смог бы уничтожить ее вновь - это лишь укрепило бы его позиции, его народную любовь, единство среди его людей - и люди способны на удивительно фрустрирующие достижения, когда они работают сообща.
  
  Возможно это было планом Озпина - создать своего мученика, своего нового святого защитника людей, возможно даже основать религию вокруг него однажды...
  
  Или же его планом было отговорить Салем от действий против Гленн тем, что он заставил бы ее думать о том, что сам Озпин спланировал план, подобный ранее упомянутому?
  
  Что это было, защита или фальшивка?
  
  Это было похоже на тысячелетнюю дуэль, где два мастера сражались друг с другом, финты и парирование, удары и уклонение, пока один из дуэлянтов не поставит второго на колени.
  
  И хоть за тысячи лет Салем и Озпин сменили множество клинков - в конце концов они всегда приходили к исходной позиции только для того, чтобы начать новый раунд.
  
  Аифал приносил ей информацию, но даже если вся она была правдива - это значило лишь то, что о Джонатане было не столь много информации.
  
  Маг? Уникальный мутант с несколькими проявлениями? Удачный эксперимент по пересадке силы Девы мужчине? Подставная личность для коллектива тайных фигур Озпина?
  
  Салем знала лишь то, что проблема Осмонда была огромна, и как и со всякой проблемой, та требовала решения.
  
  У Салем не было прямого решения проблемы Осмонда и Гленн. Однако у Салем была идея.
  
  Пожалуй, она была обязана задуматься об этой идее когда-то давным давно, но не иначе, чем серия нелепых случайностей до того мешала ей взглянуть на эту возможность.
  
  Озпин создал столько лояльных миньонов за эти годы - и Салем всегда правила гримм. У людей была армия, у нее была орда. У Озпина были охотники, у Салем были Левиафаны. У Озпина были верные последователи - у Салем же...
  
  Ненадежные союзники существовали с двух сторон - не стоило думать, что высокопоставленные трусы являются надежными друзьями, а упертые генералы верными последователями, но у Озпина были иные, верные ему слуги. Однако с ее стороны...
  
  Гримм были верны ей - но неразумны. Люди были разумны, но не верны.
  
  Почему же Салем не могла совместить их вместе?
  
  Впрочем, это была лишь интересная мысль на будущее - до этого момента созданные ей гримм, неважно как сильно Салем пыталась изменить это, не были способны ни к полноценному мышлению, ни к речи, и решения этой проблемы Салем пока не могла найти...
  
  Однако по крайней мере Аифал наконец-то продемонстрировал свою полезность, предоставив ей первого подобного слугу, способного не только сражаться с Озпином, но и бывшего, по его уверениям, подходящим ментально.
  
  Хм, как же его звали... Кажется, Тириан?
  
  ***
  
  Отец любил шутить Аифалу, что лучшим способом убийства является петля на шею.
  
  Потому, что даже так это навсегда оставляет твою жертву в подвешенном состоянии.
  
  В конце он умер в пьяной драке, получив ножом в живот, но перед смертью тот успел научить Аифала.
  
  Нет, не тому, что следует вешать своих врагов - а тому, что на свете не было ничего более притягательного, чем неопределенность.
  
  Ответ, будь он однозначной правдой или ложью, всегда загонял человека в рамки, заставляя того придерживаться линии своего поведения - в то время как полуправда всегда оставляла пространство для маневра.
  
  Был ли Джонатан Гудман на самом деле потомком королевских кровей?
  
  Правдивый ответ на этот вопрос звучал как "нет, не был" - но если бы он раскрыл эту правду Салем он был бы загнан в тупик этой информации. Соврав бы он оказался бы вынужден и в дальнейшем поддерживать эту ложь.
  
  Вместо этого Аифал выбрал полуправду, звучащую как "нет информации, однозначно говорящей о том, что Джонатан Гудман не является внуком короля Освальда Первого" - и, технически говоря, это было правдой. Какая может существовать однозначная информация на этот счет?
  
  Отсутствие свидетелей? Конечно же Король решился бы посетить свою тайную любовь без лишних глаз.
  
  Генеалогические записи родословных? Их легко подделать, учитывая желание короля скрыть своих бастардов и факт измены.
  
  Тест биологического родства? Даже если получится произвести подобное - в чем Аифал сомневался - при достаточно дальнем родстве и без гарантии стопроцентного результата заключение бы не значило ничего.
  
  И вот Салем была оставлена в подвешенном состоянии, ища ответ на вопрос, приходя к ее самостоятельным выводам, действуя сообразно своему пониманию, открывая простор для Аифала.
  
  Аифал в любой момент мог сказать правду или ложь чтобы направить действия своей "госпожи" в самое выгодное для него в этот момент русло, не стесненный своими прошлыми действиями.
  
  Этот метод он использовал всю свою жизнь.
  
  Помог ли он Жаку Шни нарастить свою индустриальную мощь? Спровоцировал ли он встречу Джонатана Гудмана и Гирры Белладонны? Знал ли он о медленном восстановлении былой мощи Озпина? Уничтожил ли он несколько караванов с наиболее ревностными почитателями монархии, направляющихся в Гленн? Был ли он верен Салем? Преследовал ли он свои цели?
  
  Вопросы, ответы на которые не подпадали под "да" и "нет", а, скорее, под категорию "возможно".
  
  Взять к примеру Жака Шни.
  
  Зачем он помог Совету Мистраля прийти к столь интересному решению, как закупка дополнительного праха? Если бы не это решение - Жак столкнулся бы с кризисом перепроизводства после увеличения квот выработки для своих людей - но благодаря Мистралю он смог нарастить свои производственные мощности до уровня Вакуо, став официально одной из крупнейших и сильнейших экономик этого мира.
  
  Теперь Аифал мог лишь протянуть руку, потянуть за ниточку, и все богатства Шни окажутся в распоряжении Салем. Или наоборот, потянуть за другую ниточку - и мировая империя Шни просто рухнет, утянув за собой в могилу всю мировую экономику, создав величайший кризис, подобного которому не видывал этот мир. И даже больше - революция рабочих Жака, что разрушит Атлас до основания и сама по себе изменит мир Ремнанта на сотни и тысячи лет вперед.
  
  Салем поняла и приняла его объяснение - даже песчаный замок лучше разрушить броском одного большого камня, а не горсти песка. Иногда для того, чтобы сделать самый точный удар - нужно потратить время и прицелиться точнее.
  
  Но, альтернативно, было легко организовать и иной вариант.
  
  Жак Шни случайно пропадает во время своей поездки - от нескольких подобных инцидентов Аифалу уже приходилось его защищать - и компанию наследует его жена, плохо разбирающаяся как в бизнесе, так и в политике - на помощь которой приходит Озпин или же Джонатан. И мир в одночасье преображен, ведь только что их символ надежды и великий герой стал еще и самым влиятельным человеком Ремнанта - или же самый мудрый и опытный политик Ремнанта получил в свою власть мощь, которой не обладают целые государства.
  
  Что же мог выбрать Аифал? Помощь человечеству или его уничтожение? Или что-то иное?
  
  Ответ на этот вопрос мог быть всегда изменен - потому, что пока ответа на этот вопрос не было.
  
  Аифал всегда жил так. Люди не знали, что они работают на него - кто-то догадывался, кто-то бежал от мысли. Никто точно не был уверен, в чем он оказался замешан и никто не мог указать на его план - потому, что этот план, в сущности своей, не существовал, рождаясь на ходу. Вся подготовка Аифала всегда была таковой - создание условий, в которых любой исход возможен, в зависимости от его потребностей на данный момент.
  
  Он мог поддержать Салем или предать ее в любой момент. Переметнуться к Озпину или же погрузить мир в пучину хаоса.
  
  Это было своеобразным призванием Аифала.
  
  Мало кто из богачей копит свои деньги именно потому, что они желают купить себе самую новую модель личного автомобиля или потому, что они хотят позволить себе тратить больше на рестораны. Действительно богатые люди давно переросли нужду в самих деньгах - они просто занимаются этим потому, что это являлось для них их призванием, чем-то, чему они посвятили свою жизнь. Аифал мог сказать, что он являлся таковым - он не занимался сбором власти, силы, возможностей потому, что он хотел чего-то добиться - скорее это просто было тем делом, что он делал всю свою жизнь.
  
  И потому, глядя на задремавшую на его коленях Амбер Аифал улыбнулся.
  
  Что он планировал делать с ней?
  
  Отдать ее Салем, чтобы та полностью раскрыла потенциал ее сил Девы, сделав ее послушной марионеткой? Или же отдать ее Озпину как знак его приверженности идеалам спасения человечества?
  
  Возможности существовали в каждом решении - и Аифалу оставалось только ожидать развития событий, выбирая между ними.
  
  Ведь его "госпожа" нуждалась в нем - а значит он был обеспечен многим. Деньгами, связями, но это все у него было и до того. Впервые за все время своей жизни Аифал был обеспечен величайшим ресурсом всего Ремнанта.
   Временем.
  
  Бог не любит двоицу
  
  Синдер Фолл очень мало спала. Когда-то это было самой настоящей необходимостью - нерасторопность наказуема - но те времена давно прошли, и необходимость превратилась в привычку.
  
  Для сна Синдер не требовалось более трех или четырех часов, и даже попытавшись насильно заставить себя спать - шесть часов было ее пределом, прежде чем ее начинало натурально тошнить от сна. Частично это было обусловлено тренировкой организма, частично привычкой, частично аурой и в каком-то смысле это было проблемой - Синдер просто физически не могла насладиться сном и медлительной ленивостью после пробуждения, однако вместе с тем это было самым настоящим благословением для нее также.
  
  Синдер Фолл, когда у нее не было школы, присутствовать в которой той было необходимо, предпочитала проводить все свое время вместе с Джонатаном - неважно в каком качестве, в качестве "почетного караула", молчаливого собеседника или же тихого наблюдателя - однако это создавало и некоторую проблему. Поскольку, хотя Синдер и нравилось просто находиться в присутствии Джонатана - еще больше ей нравилось быть полезной Джонатану, в любом подходящем качестве - сортируя письма или высматривая потенциальных противников. Однако чтобы быть полезной Джонатану Синдер должна была тренироваться - и лишь очень малую часть тренировок Синдер могла совершать в присутствии Джонатана.
  
  В таком случае время, что Синдер выигрывала благодаря своей возможности спать лишь несколько часов в день было идеальным.
  
  Хотя и не было бы ничего неправильного в том, чтобы находиться рядом с Джонатаном пока он спит - Синдер могла пожертвовать несколькими часами, данными ей природой во время сна Джонатана чтобы в это время заняться тренировкой - и быть рядом, когда Джонатан проснется и займется своими делами. Идеальная ситуация, безусловно.
  
  Именно поэтому, хотя сон Синдер и наступил в десять часов вечера - уже в два часа ночи она открыла глаза, бодрая и полная сил, готовая к утренней тренировке - после этого приготовление завтрака и, в зависимости от того, как долго решит спать Джонатан сегодня - Синдер либо встретила бы его завтраком, либо смогла бы вернуться к чтению трактата.
  
  Спустя же секунду молчаливого осознания своего пробуждения, Синдер легко сбросила с себя одеяло, после чего поднялась и быстро начала собираться, не страдая такой проблемой, как "сонливость". Лифчик - то, что Синдер пришлось начать носить на фоне своего взросления - затем спортивные штаны - поскольку первым же делом ее ожидала тренировка - футболка и резинка, собирающая волосы в пучок.
  
  Как и следовало ожидать, за три года волосы Синдер значительно отросли - но кроме нескольких стрижек, равняющих прическу, та их не укорачивала - в первую и главную очередь потому, что Джонатану, судя по всему, нравились длинные волосы - даже Нио отрастила их по этой же причине - и во вторую очередь потому, что в отеле, в прошлой жизни, Синдер, безусловно, было запрещено носить длинные волосы - длинные волосы требовали ухода и были совершенно негигиеничны, так что еще одна небольшая деталь, отличающая ее текущее положение от прошлого всегда была к месту. Однако на время тренировки длинные волосы лучше всего все же было убрать.
  
  После чего, уже одетая и готовая к новому дню, Синдер сделала несколько шагов, открыв дверь, и выглянула в коридор.
  
  Отлично, судя по тому, что за дверью Джонатана не горел свет - тот не решился засиживаться допоздна сегодня - а это значило, что он не мог заметить Синдер, бодрствующую в такой час.
  
  Нет, конечно же Джонатан знал о происходящем, и не ругался на Синдер, опытным путем выяснив, что та действительно просто физически не могла спать слишком долго, просыпаясь посреди ночи, однако каждая такая встреча, в которой Синдер уже просыпалась, а Джонатан еще не успел лечь всегда вызывала у Джонатана несколько смешанные чувства - и если на свете существовала какая-то вещь, которую Синдер действительно не хотела - то это было "вызывать у Джонатана смешанные чувства".
  
  Дверь Нио также была закрыта - но это и не было удивительно. Хотя Нио и прожила значительную часть своей жизни на улице - или практически на улице - и была привычна к ранним побудкам и недосыпу - самым лучшим временем для обхода мусорок было самое раннее утро, за час или два до того, как сборщик мусора опустошит контейнеры, в которых к этому времени скапливалось самое большое количество вещей - в отличии от Синдер та вовсе не стала противиться изменившимся условиям и вместо продолжения старых привычек, кажется, решила отоспаться за все годы недосыпа, так что встретить ее ранним утром бодрствующую было возможно только в самых экстраординарных обстоятельствах.
  
  Проскочив мимо двух комнат по коридору, Синдер спустилась на первый этаж.
  
  Дом Джонатана состоял из двух этажей - или даже чуть больше, учитывая сад, подвал и мансарду - и хотя по меркам людей со столь же огромным состоянием, как состояние Джонатана был вовсе небольшим - Синдер, чтобы спуститься до тренировочного зала все же пришлось пройтись по нескольким лестницам и коридорам, прежде чем оказаться в светлом помещении с несколькими тренажерами, расстеленными гимнастическими матами и иным различным спортивным снаряжением.
  
  Конечно же Джонатан когда-то пытался вмешаться в действия Синдер, вполне разумно переживая о том, что сама Синдер или Нио могли надорваться в попытке взять чрезмерный вес - и переживая о том, что чрезмерные физические нагрузки могли пагубно сказаться на их росте и развитии - однако не менее логичное замечание о природе Ауры заставили того передумать об этом - поэтому Синдер и могла так спокойно хозяйничать в зале.
  
  ***
  
  Для многих людей слова "шестичасовая тренировка на тренажерах" прозвучали бы крайне выматывающе - но не для Синдер Фолл, для которой что-то подобное по уровню затрат сил и энергии было единственным приемлемым действием и результатом.
  
  Да, безусловно, она успела несколько устать - однако при необходимости она могла бы продолжать заниматься этим и дальше - но на сегодня у Синдер были иные планы, и потому, забросив свои вещи в стиральную машину и быстро сполоснувшись в душе, та легко могла оценить себя лишь как "немного уставшую" - а вовсе не "опустошенную", как ощущали бы себя любые другие, даже самые тренированные атлеты - и потому готовую к множеству иных дел, запланированных на сегодня.
  
  Часовые стрелки уже указывали на половину девятого утра - то есть до пробуждения Джонатана, скорее всего, оставался час или полтора - а значит было самым лучшим временем приступить к приготовлению завтрака.
  
  Захватив вещи из стиральной машины - еще одна обязанность, которую Синдер взвалила на себя самостоятельно, отбив у Джонатана право заниматься домашними делами - та быстро успела развесить белье, бросить в стирку новое - после чего направиться на кухню.
  
  Конечно же, и здесь Джонатан пытался когда-то вмешаться - учитывая финансовый и политический статус не было бы ничего необычного в том, что он нанял бы горничную или повара - однако Синдер нравилось готовить, нравилось ухаживать за Джонатаном - и очень не нравилось впускать новых людей в свой дом.
  
  А дом Джонатана, хотя и был в первую очередь домом Джонатана, был также и ее домом - и если, после долгого периода акклиматизации Синдер все же подобрела к Нио - повторять подобные свершения в отношении неизвестных ей людей - которые к тому же могли оказаться, пусть и лишь теоретически, хозяйственными, молодыми и красивыми девушками - Синдер совершенно не собиралась.
  
  А показывая же себя с самой лучшей стороны, в качестве и сильной, и хозяйственной девушки самостоятельно она вполне могла создать о себе самое лучшее впечатление...
  
  Впрочем - Синдер помотала головой - Джонатан, безусловно, не рассматривал ее ни в каком романтическом плане, это было до боли очевидно - ввиду двух факторов, ее возраста - хотя послезавтра ей должно было исполнится двенадцать, самое время для первого поцелуя - и того факта, что она была его приемной дочерью. Об отсутствии кровного родства не стоило забывать - и не стоило давать Джонатану забывать об этом - и всем остальным также... На всякий случай.
  
  И хотя с фактом отношения Джонатана к ней Синдер ничего не могла поделать - по крайней мере без принятия определенных мер - для их принятия и для устранения второго фактора Синдер могла только ждать момента взросления... А пока что - зарабатывать репутацию, что должна была в дальнейшем пригодиться ей - когда для этого настанет время.
  
  Именно поэтому Синдер и приступила к готовке в данный момент - на изучение вкусов Джонатана Синдер потратила значительное время, так что с уверенностью могла предсказать, чего он хотел бы с этого утра.
  
  Жареный бекон, сосиски, грибы, помидоры, яичница, поджаренный хлеб и полная кружка качественного чая - английский завтрак, как было сказано Джонатаном...
  
  Впрочем, что такое английский Синдер не знала - и после вопроса Джонатану, хм...
  
  Хотя тот и обещал однажды рассказать той об этом, когда она станет старше - еще одна необходимость в копилку необходимостей взросления Синдер - пока что он не касался этого вопроса вовсе... И, учитывая то, как некомфортно тот выглядел в момент обсуждения этого вопроса - Синдер не пыталась требовать с него ответы.
  
  Во-первых потому, что она не имела права требовать от него что-либо вообще, а во-вторых потому, что вызывание отрицательных чувств у Джонатана было последним, чем Синдер хотела бы заниматься в своей жизни.
  
  ***
  
  Через полчаса завтрак был полностью готов и сковорода была накрыта крышкой для сохранения тепла - Синдер прекрасно изучила привычки Джонатана, а потому знала, что тот должен был проснуться не больше, чем через час, но не меньше, чем через полчаса, а значит пока смысла выкладывать еду на тарелки не было - вместо этого Синдер заварила чай в заварнике, расставила тарелки, кружки и столовые приборы по столу, после чего, взглянув на дело рук своих, кивнула сама себе удовлетворенно и, проделав несколько шагов и оказавшись из столовой в гостиной, уселась на свободное кресло, после чего подтянула к себе чуть ближе книгу, чтением которой она занималась последнее время.
  
  "Принципы терапии основных внутренних заболеваний" - гласила угрожающая надпись на обложке книги, и, как можно было догадаться, сама по себе она представляла из себя большой медицинский учебник - чтению и изучению которого сама Синдер посвятила уже неделю.
  
  Логично, конечно же, было бы предположить, что и изучение этой темы Синдер затеяла ввиду своего желания помочь Джонатану - и в самом понятном и простом смысле.
  
  Хотя врачи и пытались определить как проблему в организме Джонатана, вызвавшую многочисленные особенности его тела, так и излечить ту - сам Джонатан вполне уверенно заявил, что никакое исследование и никакая медицинская процедура, из тех, которыми обладала современная медицинская мысль, не могли помочь ему. И в эти слова Синдер верила - во-первых потому, что она не привыкла не доверять Джонатану, он оказывался прав слишком много раз - а во-вторых потому, что сам Джонатан последний год или полтора демонстрировал медицинские знания достаточные, чтобы превосходить все, что могла предложить медицина Ремнанта. И если даже разработчик и создатель самого чудодейственного средства во всем Ремнанте, способного буквально вернуть с того света, был уверен в каком-то медицинском вопросе - смысла Синдер сомневаться в нем не было.
  
  Скорее, Синдер изучала медицину потому, что это была крайне полезная область знаний в целом - и потому, что она хотела приблизиться к пониманию самих изобретений Джонатана. Не было бы ничего странного в том, что простой человек не мог разобраться в изобретениях Джонатана - но Синдер хотела помогать Джонатану в любом качестве, в котором это было возможно, включая разработку чудодейственных лекарств.
  
  Однако когда Синдер спросила Джонатана о его изобретении в прошлом, хм...
  
  Он выглядел также неуютно, как при объяснении, что такое английский и пообещал ей раскрыть эту тайну позднее... Впрочем, как между собой был связано прилагательное, используемое для обозначения завтрака, и секреты чудодейственной медицины Синдер не особенно понимала, но от ее конечной цели это отвлекало ее мало.
  
  ***
  
  На чтение учебника Синдер потратила еще около часа, успев проскочить через пару десятков страниц, прежде чем та уловила чутким слухом шаги... Хм, судя по тому, насколько легкими были эти шаги - первой сегодня проснулась Нио... Хотя, судя по звуку, донесшемуся из спальни Джонатана, и до его пробуждения осталось немного времени, так что отложив учебник в сторону, та все же поднялась и направилась к плите, где, благодаря периодическому вмешательству Синдер и ее Проявления еда еще не успела остыть окончательно, после чего, разогрев ту, принялась накладывать завтрак.
  
  Спустя несколько минут, как раз к момент, когда Синдер сама села за стол можно было увидеть появившуюся на лестнице ногу в розовом носке, затем ногу в коричневом - эти носки вообще-то были из разных комплектов - после чего джинсы, затем футболку, и только в конце - отчаянно, но беззвучно зевающую Нио, оглядывающую окружающую ее действительность взглядом, полностью застланным сонливостью. Впрочем, стоило только Нио увидеть завтрак, как взгляд Нио приобрел обратно часть своей живости и девчонка достаточно резво спустилась по лестнице для того, чтобы оказаться за столом. Впрочем, к завтраку до присутствия Джонатана та не приступала - потому, что Джонатан должен был присоединиться к ним через несколько минут, и те могли позволить себе несколько минут ожидания.
  
  Впрочем, несмотря на то, что Нио была немой, в молчании эти несколько минут не прошли.
  
  Нио, приободрившаяся после сна благодаря виду завтрака моргнула пару раз, протерла глаза, после чего взглянула на Синдер вопросительно, после чего перевела взгляд на часы, отмечавшие половину десятого утра.
  
  -Как обычно, тренировка, уборка, завтрак,- Синдер ответила спокойно. Для обычного человека общение с Нио могло быть напряженным и сложным ввиду очевидных причин - однако сама Синдер общалась с той так долго, что не определить вопрос "Чем ты занималась, встав так рано?" было практически невозможно.
  
  На эти слова Нио только возвела взгляд к потолку и покачала головой.
  
  -Не все так любят лениться, как ты,- Синдер взглянула на Нио, после чего, заметив хитрую ухмылку на лице той и взгляд, брошенный вверх и в сторону, та тут же нахмурилась,- Джонатан это совершенно иное, он работает допоздна, не то, что ты!
  
  Нио на эти слова только закатила глаза, после чего, также как и Синдер услышав звук мерных легких ударов трости со стороны, повернула лицо, чтобы увидеть Джонатана выходящим из-за угла арки, появляясь из гостинной, в которой он, конечно же, никаким образом не мог находиться. Однако, как успели убедиться Синдер и Нио - официальная информация о способностях Джонатана не совсем совпадала с реальностью и потому не особенно удивлялись подобному поведению - тем более учитывая что ввиду некоторых особенностей Джонатану было проще телепортироваться, чем спускаться по лестницам.
  
  -Доброе утро,- приветственный голос Джонатана заставил Синдер ответить, а Нио кивнуть в сторону Джонатана, что в ее случае также считалось за ответ,- Синдер, выглядит великолепно, но если ты все же...
  
  -Нет,- Синдер мягко и тактично, но все же твердо прервала мысль Джонатана, поскольку прекрасно понимала, что тот хотел сказать,- Мне это совершенно не трудно и мне хочется заниматься делами по дому, ты можешь не переживать.
  
  На эти слова Джонатан только вздохнул, но осознавая бесполезность своих дальнейших слов, кивнул и сел за стол. Синдер и Нио также повернулись и, спустя секунду, самое обычное субботнее утро в не самой обычной семье официально началось.
  
  ***
  
  Хотя Джонатан и не работал на официальной должности, требующей его постоянного присутствия, а его титул Короля не обязывал его к исполнению каких-либо легальных функций - в будние дни недели он часто оказывался занят, попеременно либо работой относительно находящихся под его покровительством школ, университетов, больниц и прочих заведений, либо своими экспериментами - ну а Синдер и Нио проводили значительную часть времени в школе - так что по выходным семья Джонатана старалась провести как можно больше совместного времени, и конкретно сегодня Синдер планировала провести это время в формате небольшого семейного путешествия. Небольшого, впрочем, по времени и по количеству посетителей - благодаря способностям Джонатана все они не были ограничены дальностью перемещения и такими вещами, как билеты или же расписание рейсов. Поэтому, стоило только завтраку закончиться, а Джонатану и Нио окончательно проснуться - Синдер, как и следовало ожидать, с самого начала не страдала от этой проблемы - как на повестке семейного обсуждения возник важный вопрос.
  
  -Я не думаю, что посещение Мантла или Атласа возможно...- Джонатан выдохнул,- Но кроме этого - все возможно. Вакуо, Мистраль, Вейл, Менажери... Правда, если мы решимся посетить Бикон или Гиру - нужно будет их предупредить об этом.
  
  Синдер не особенно волновало, куда именно Джонатану и Нио захотелись бы отправиться - все же в первую очередь ей важно было провести время с Джонатаном... И в этом случае, пожалуй, лучше всего было место, в котором наблюдалась наименьшая концентрация всевозможных знакомых Джонатана и наиболее комфортные условия для существования.
  
  -Может быть у тебя на примете есть какие-нибудь небольшие поселения? Возможно в Мистрале?
  
  -Хм?- Джонатан моргнул, после чего перевел взгляд на Нио, что, подняв руку, немного покрутила той в воздухе. Впрочем, судя по тому, что при этом она не закатила глаза - она имела ввиду "я ничего не имею против", а не "не самый лучший вариант". Джонатан также это понял - все же его опыт общения с Нио был даже больше, чем у Синдер, и кивнул,- Хорошо, я сейчас поищу что-нибудь... Хотя, небольшие поселения... Неужели тебе захотелось полюбоваться природой, Синдер?
  
  -В некотором смысле,- не стала однозначно отвечать та, после чего поднялась со своего места, подхватывая уже пустые тарелки и направляясь к посудомойке. По крайней мере учитывая, что Синдер не мыла тарелки руками Джонатану было легче принять эту часть домашних обязанностей, что Синдер взвалила на себя.
  
  -Кстати говоря, Синдер,- впрочем, не успела та даже разобраться с грязной посудой, как голос Джонатана нагнал ее вновь,- Ты так и не сказала мне, чего ты хочешь в качестве подарка на День Рождения...
  
  Ах да, точно, День Рождения...
  
  Безусловно, Синдер праздновала дни рождения уже не в первый раз, благодаря Джонатану, но все же благодаря особенностям ее воспитания вся значительность подобного дня ускользала от нее, из-за чего подобное просто было еще одним днем, который она могла провести вместе с Джонатаном и днем, когда другие люди были должны дарить ей подарки... Что, безусловно, было приятно в большей части случаев - особенно тот факт, что в день рождения Джонатан также освобождал Нио и Синдер от учебы на один день - но проблема была в том, что Синдер просто ничего не было нужно от Джонатана. Или, кхм, точнее существовали какие-то вещи, которые Синдер могла попросить у того, все же Синдер была приемной дочерью Джонатана... Но на этот подарок Джонатан ни за что бы не согласился, а значит все, что ей оставалось в этом случае, хм...
  
  -Я не думаю, что мне что-то нужно,- Синдер улыбнулась Джонатану.
  
  -Но ты ведь попросила подарок от Гиры, не так ли?- возразил Джонатан той, заставив Синдер вздохнуть.
  
  Причина, почему Синдер потребовала специфический подарок от Гиры заключалась в том, что Гира не был для нее другом, а потому мог быть спокойно использован в своих целях, День Рождения же в этом случае же был всего-лишь поводом. Однако Нио и Джонатан же, хм...
  
  Нио по крайней мере была согласна с самой Синдер в этом случае, и поэтому никто из них не дарил друг другу подарки, однако Джонатан отказывался просто принять в качестве подарка тот факт, что он просто проводил день с ней и настаивал на чем-то еще, что только усложняло ситуацию...
  
  В качестве подарка Синдер также могла попросить у Джонатана ту самую информацию, которую он обещал раскрыть ей когда она станет старше, про чудодейственные медикаменты, необычные прилагательные и суть его общения с Озпином - Синдер, конечно же, никогда бы не подумала о том, чтобы проверять письма, идущие Джонатану, но все же была крайне внимательна и потому некоторые вещи были замечены ей сами собой... Хм, существовал шанс, что Джонатан все же согласится раскрыть ей эту информацию, однако это явно привело бы к новому душевному конфликту Джонатана, и Синдер предпочла бы не вызывать подобного.
  
  Иными словами - Синдер просто не могла придумать, что же она могла попросить у Джонатана - но Джонатан, как и следовало ожидать, не отступал от нее, действительно желая подарить ей какой-нибудь подарок и заставить ее порадоваться... Что отзывалось внутри Синдер теплым чувством, но весьма усложняло ситуацию.
  
  -Я пока не придумала,- Синдер вздохнула,- Я подумаю над этим в ближайшее время, но пока ответа у меня нет...
  
  На эти слова Джонатан только покачал головой, и, вздохнув, только кивнул,- Хорошо, подумай об этом.
  
  После этого же он поднялся из-за стола,- А теперь, пожалуй, я отойду на пару минут - мне стоит поискать варианты, куда нам можно будет отправиться.
  
  Спустя еще мгновение Джонатан выдохнул и произнес: "Via".
  
  Мгновение - и Джонатана не было перед лицом Синдер и Нио, что тут же переглянулись.
  
  Первое время Джонатан словно бы несколько смущался своих способностей и не применял их при них двоих, однако спустя время, после серьезного разговора со своими двумя приемными дочерьми и доходчивого объяснения, что о Джонатане и его способностях не стоило рассказывать никому, включая Айсу, что была, вроде как, посвящена в этот секрет - и благодаря тому, что после пережитого...
  
  После произошедшего Нио и Синдер прекрасно понимали последствия некоторых действий и то, насколько действительно могут быть плохи события - Синдер и Нио прекрасно справились с хранением некоторых тестовых секретов, выданных Джонатаном... Впрочем, хм, Синдер была достаточно взрослой для того, чтобы и без проверок понимать необходимость держать язык за зубами, а Нио было сложно уличить в разговорчивости, ха.
  
  В любом случае не так давно Джонатан уже не особенно скрывал как минимум свою телепортацию... Правда его лаборатория на мансарде все равно была под запретом, который ни Синдер, ни Нио не собирались нарушать.
  
  Как бы то ни было, оставшись наедине с Нио Синдер взглянула на ту, внимательно изучающей свои ногти с выражением лица намекающим на максимальную отрешенность своих мыслей, и, удостоверившись в том, что она не стала бы отрывать ту от каких-то серьезных мыслей, подала голос,- Нио, чего бы могла попросить ты от Джонатана на день рождения?
  
  На эти слова Нио задумалась на секунду, после чего указала пальцем на часы, висевшие над головой Синдер. После чего, сделав оборот пальцем в воздухе, указав на книгу, лежавшую вдалеке скрестила руки перед собой, образуя крест, после чего словно бы в виде пантомимы раскинула руки, словно бы пытаясь изобразить сон.
  
  Для стороннего наблюдателя это было бы до крайности запутанное представление, разобрать смысл которого было бы практически невозможно, однако Синдер или Джонатан, общавшиеся с Нио достаточно долго, чтобы научиться прекрасно разбираться в ее своеобразном языке жестов, мимики и подражаний слова той были полностью понятны.
  
  -Конечно же ты бы попросила спать до обеда и освободить тебя от учебы, о чем я только думала,- Синдер закатила глаза и поставила локти на стол перед собой, подняв взгляд вверх.
  
  Нет, этот вариант для Синдер не подходил. Хотя Синдер и могла уверенно сказать, что освоила большую часть школьной программы - за исключением, разве что, самых последних тем обучения, а потому с точки зрения образования и получения знаний вряд ли могла получить из школы что-то большее, как уже было понятно, Синдер не рассматривала школу исключительно с точки зрения образования, а с точки зрения, хм, социализации, так что и отказываться от той она пока не планировала...
  
  Хотя мысль о том, что и в плане социализации школа также достаточно скоро могла себя исчерпать все же коснулась Синдер, заставив ту задуматься. Скорее всего несколько месяцев в школе не останется уже никого, с кем Синдер не была бы знакома, и среднего школьника можно было завлечь в сети обязательств и знакомств лишь на определенном уровне... Конечно, оставались еще и учителя, но работа с ними в качестве школьницы - даже если она в таком случае, какую же альтернативу этому она могла подобрать, хм...
  
  Синдер задумалась на несколько секунд, прежде чем ее отвлек голос Джонатана.
  
  -Я думаю, я подыскал пару вариантов,- сперва донеслись слова, и лишь затем Джонатан сделал шаг из-за угла, мерно постукивая тростью, прежде чем оказаться перед лицом девчонок.
  
  Хотя телепортироваться прочь тот и мог перед лицами девчонок - все же телепортироваться прямиком к ним он не решался, опасаясь испугать их или засмущать, телепортировавшись в какой-нибудь неловкий момент, оказываясь всегда в соседнем помещении. Впрочем, Синдер было даже несколько интересно, каково это было, засмущать ее? Все же, даже в определенный момент взросления та не ощущала особенного стыда при просьбе купить некоторые объекты женской гигиены, переданной Джонатану - безусловно она и без того знала, как работает физиология...
  
  Не важно, впрочем. Важно было то, что появившийся из ниоткуда Джонатан принес ей новую информацию.
  
  -Синдер, если ты хотела посетить небольшой город в Мистрале, то, наверное, я могу предложить Хиганбану, судя по всеми это достаточно известное туристическое место с отличным отелем, самое то для двухдневного путешествия,- Джонатан взглянул на Синдер.
  
  -Хм...- Синдер же задумалась на секунду... Нет, конечно же, это звучало достаточно неплохо в качестве места туризма, однако если это действительно было популярным местом для туристов - то существовала небольшая возможность в нем наткнуться на знакомых - Джонатана или Синдер, поэтому та, оценив реакцию Нио на это предложение, а точнее - ее отсутствие - все же задала вопрос,- Есть ли еще какие-то варианты?
  
  -Еще, хм...- Джонатан задумался,- Не так далеко от них также есть достаточно милый небольшой городок... Наверное, он также подошел бы для короткого визита... Но он не настолько популярен и, я думаю, это не совсем место для посещения.
  
  -Но ведь мы всего-лишь хотели отправится туда на два дня, не так ли?- Синдер улыбнулась,- Может быть в этом случае посетить сперва небольшой городок? А если мы действительно ничего не найдем в нем - то можно будет просто отправиться в Хиганбану на ночевку, не так ли?
  
  Для обычного жителя Ремнанта подобное предложение звучало бы невозможно - учитывая гримм, населяющих все места вокруг поселений перемещение из города в город было практически боевой операцией, совершать которую нужно было либо в составе каравана, либо под серьезной охраной, либо же полагаясь на присутствие быстрого воздушного транспорта, однако в таком случае и сама идея короткого путешествия на пару дней на выходные была идиотской с самого начала.
  
  Однако Джонатан владел телепортацией и потому многие вещи, невозможные или странные для жителя Ремнанта, для него были абсолютно естественными, так что сам Джонатан только кивнул на это,- Хорошо, я думаю, это возможно.
  
  Синдер только улыбнулась - еще одна небольшая победа в ее копилку, после чего взглянула на Джонатана,- Кстати говоря, как называется этот город?
   На эти слова Джонатан только улыбнулся в ответ,- Куроюри.
  
  Детские игры
  
  К ощущению телепортации Нио было тяжело привыкнуть. Точнее, не то, чтобы сама телепортация сопровождалась какими-то ощущениями - и именно это и было самым странным. Ты просто стоишь на одном месте, после чего - пф - и ты стоишь на совершенно ином месте, с иной картинкой перед глазами, в абсолютно других условиях - и именно эта разница - ты не почувствовала ничего, и вместе с тем изменилось все вокруг - и создавала самый значительный диссонанс в восприятии...
  
  Впрочем, не то, чтобы Нио могла возмутиться такой мелочи, когда в противовес ей ставилась возможность телепортации.
  
  -Значит так, даю установку,- Джонатан подал голос до того, как Нио смогла бы рассмотреть окружающую ее обстановку, привлекая к себе внимание,- Мы - семья из Хиганбаны, сюда приехали чтобы полюбоваться видами, вместе с торговцами - они тут как раз недавно пришли. Планируем оставаться здесь пару недель, после чего вместе с караваном отправимся обратно. Правила повторять нужно?
  
  -Не уходить в подворотни, не общаться с незнакомцами, не говорить о политике, фавнах и людях, от всех предложений отказываться, в случае дополнения истории - о дополнении собщать,- Синдер процитировала своеобразный свод правил, что Джонатан заставил их обеих выучить еще до первого подобного путешествия, на что Нио только кивнула. Она в любом случае была не лучшей собеседницей для того, чтобы выдавать какие-либо тайные планы или секреты - хотя относительно "ходить по подворотням" - что же, да, Нио была вынуждена признать, что это правило было направлено в первую очередь на нее.
  
  То есть, конечно же, она уже давно не уходила в подворотни для прогулок, после пары первых раз, когда она решила сбежать из-под надзора Джонатана - только для того, чтобы он с помощью своей телепортации - и, видимо, какой-то еще способности - нашел ее в самом дальнем углу самой далекой подворотни и вытащил ту обратно, отобрав у нее мороженое на целый месяц! Причем дважды! Что за нечеловеческая жестокость могла сподвигнуть Джонатана на это жуткое издевательство?!
  
  Впрочем, в конце концов Нио усвоила, что если Джонатан не мог донести свои правила через разговор - он был готов на самые страшные вещи! Например на запрет мороженого! Или на дополнительные уроки! Воистину, нет гримм более жестокого, чем человек!
  
  Впрочем, вздохнув и кивнув еще раз для подтверждения, Нио только взглянула на Джонатана, что кивнул,- Хорошо, тогда сейчас пройдемся немного до отеля. Глазеть по сторонам разрешается, уходить из поля зрения - нет.
  
  И на эти слова Нио только кивнула, прежде чем все же осмотреться, где именно она оказалась.
  
  Конечно же Джонатан, если он хотел сохранить в секрете свое умение телепортации, не мог оказаться перед воротами отеля на главной площади Куроюри, вынужденный оказаться сперва в темной подворотне - после чего, уже пешком отправиться к своей цели - и в самой подворотне не было ничего, что сама Нио могла бы счесть интересным, однако стоило им только выйти из подворотни и взглянуть на площадь небольшого поселения, как Нио начала заинтересованно разглядывать окружающую ее обстановку и людей.
  
  дома в странном стиле... Нет, ничего особенного - в прошлых нескольких путешествиях Нио бывала в Мистрале, так что ничего особенного в этом плане она не видела - да и одежда людей, хотя непривычная для нее, тоже не вызывала у нее культурного шока. Хотя местные лавочники...
  
  Нио уже пару раз сбегала из-под надзора Джонатана - благо, что у нее имелись свои неплохие суммы карманных денег - но ничем хорошим попытка обдурить Джонатана никогда не заканчивалась, так что та все же решилась на то, чтобы дернуть Джонатана за рукав, указав пальцем на пару стоящих в уголке торговых палаток,- "Можно?"
  
  -Хм, торговцы?- Джонатан моргнул, после чего задумался на секунду и вздохнул,- Хорошо, но не уходи с этой площади ни по какой причине. Мы с Синдер будем здесь и скоро вернемся - держи свиток при себе.
  
  После этого Джонатан ткнул в крупное трехэтажное здание, видимо, отеля в этом месте, после чего очертил пальцем довольно приличную по размерам квадратную площадь, являвшуюся не только центральной в подобном поселении, но и единственной. И, дождавшись уверенного кивка от Нио, понимающей, что Джонатану, скорее всего, не доставит особых проблем найти ее где-угодно, после чего наказать ее еще одним лишением мороженого - монстр! - тот все же смягчился,- Сколько тебе нужно?
  
  Строго говоря, Нио не нужно было ничего - карманных денег - тех, что она выиграла или еще не успела проиграть во множестве бессмысленных споров и пари, заключенных со своими знакомыми и друзьями из школы - даже с Синдер пару раз! - вполне хватало, но...
  
  Если Нио знала, что у Джонатана было много денег - почему бы ей не взять немного себе? Тем более, когда ей предлагают?
  
  Поэтому. проделав несколько движений руками, Нио улыбнулась - "Пятьдесят."
  
  -Хах...- на секунду Джонатан задумался и вздохнул,- Хорошо, но если найдешь что-то вкусное - возьми на всех... И не спускай все на мороженое!
  
  "Так точно, босс!" - Нио козырнула в шутливом приветствии, после чего, получив деньги и бросив взгляд на Синдер, только закатившую глаза на неприкрытое вытягивание денег, пружинящей походкой отправилась к ближайшему прилавку.
  
  Опасаться грабителей в текущих условиях ей не стоило - слишком маленькое поселение - да и не стоит забывать о способностях Нио - а вот посмотреть на то, что могли предложить местный торговцы ей все же хотелось.
  
  До этого момента Нио, конечно же, сталкивалась с подобными вещами - первое время в Гленн вся торговля происходила таким образом - к счастью на данный момент Джонатан и Айса вернули в строй магазины и супермаркеты... И в Мистрале существовала целая культура базаров - и даже в Вакуо она замечала подобное... В те моменты, когда не умирала от жары под палящим солнцем - после одной поездки коллективно вся семья решила туда больше не возвращаться...
  
  В любом случае, конечно, Нио видела подобное до этого момента - и это было прекрасно. В магазинах все было обычно и стерильно, и даже если найдешь что-нибудь, что ты до этого не пробовал - в конце концов это было тоже самое, что ты до этого видел или пробовал - в то время как именно в таких небольших лавках встречались самые необычные вещи - от статуэток ручной работы и антикварных безделушек, до местной уличной еды и даже праха, добытого вручную людьми на своем участке... Что не делало его сильно лучше по качеству - но сама возможность найти подобное нравилась Нио.
  
  Впрочем, первая же встреченная ей лавка торговала, хм... Оружие?
  
  То есть, сама Нио бы не оценила эти вещи даже в качестве оружия - не то, чтобы она сильно интересовала кузнечным делом или производством винтовок, но это ведь было намного интереснее, чем читать про очередного древнего короля, победившего кого-то и когда-то давным давно - так что даже на ее очень дилетантский взгляд ничего интересного здесь не было - это даже было не оружие, сколько его имитация...
  
  Следующий прилавок - хм, мелкие сувениры... Тоже ничего интересного - хотя небольшой амулет и приглянулся Нио на секунду своим бело-розово-коричневым трехцветием... Затем следующий прилавок- с... Одеждой?
  
  Нио на секунду остановилась, вглядываясь - хм, в одежде не было ничего особенного... Да и цены были даже выше, чем в обычном магазине - кому только могло захотеться здесь покупать одежду?
  
  Бытовая химия... Сельскохозяйственный инвентарь... Ткани...
  
  Нио ощущала, как ее изначальная радость от местной торговли пошла на спад рекордно быстрыми темпами - здесь не было ничего интересного! Какой смысл был в подобной базарной торговле, если подобные вещи можно было найти в магазине, причем без изменений и по тем же ценам?!
  
  В конце концов добравшись до конца ряда Нио ощутила, как ее изначально позитивный настрой был окончательно растоптан. Здесь даже не было мороженого! А ведь ей понравилось в Мистрале - там было мороженое с черникой и васаби! И да, конечно же Синдер и Джонатан отказались от подобного, но это было и вправду вкусно!
  
  Здесь же не было ничего особенного - бытовые вещи, одежда... Если бы не стоявшие в самом конце пара небольших ларьков с уличной едой - Нио бы впала в абсолютное уныние, но, по крайней мере, ее скитания были вознаграждены банановыми блинчиками, заказав три порции которых без особых проблем Нио все же вздохнула обреченно. Ну почему их занесло в это место, где нет мороженого?!
  
  В конце концов, заказав еду и проделав несколько шагов до ближайшей небольшой скамейки, Нио с кислым выражением лица уставилась на окружающую ее площадь - нет, конечно, может быть здесь было что-то еще, красивые виды или нечто подобное, но без прогулки по местному базару это было совсем не то...
  
  Взгляд Нио блуждал вокруг, перескакивая с небольших уличных магазинчиков на местных посетителей, которых было весьма немного в эти часы и в этот день - впрочем, если здесь не было ни кинотеатра, ни торговых центров, то, наверное, этого и стоило ожидать - прежде чем зацепиться за какую-то мелькнувшую деталь.
  
  На секунду Нио, привлеченная этим, сбросила с себя оцепенение, после чего попыталась присмотреться, что же конкретно привлекло ее внимание...
  
  Хм, что-то небольшое... Даже меньше самой Нио - мелькнувшее где-то невдалеке...
  
  Нио всмотрелась внимательно, вертя головой - благодаря тому, что она дошла до конца площади ей открывался обзор на пару достаточно длинных улиц этого поселения, но учитывая его размеры - ничего, кроме других одноэтажных домов та заметить не могла...
  
  Какая-то деталь вновь моргнула перед взглядом Нио, заставив ту нахмуриться и внимательно вглядеться в улицу перед ней.
  
  Дом... Еще один дом... Затем еще один... Мусорные баки - взгляд на них вызывал у Нио пробуждение неприятных воспоминаний - еще дома и...
  
  "Ага, нашла наконец-то!" - Нио наконец-то смогла увидеть привлекавшую ее внимание деталь, в виде шевелившегося мусорного бака, - "Хм, бродячая кошка?"
  
  На секунду Нио остановилась, прежде чем увидеть высунувшуюся из бака... Голову.
  
  Не отделенную от тела, слава Богу - как говорил Джонатан - правда, какому именно Нио так и не могла у него узнать - после головы появились плечи, одетые в рваное тряпье, после чего вся фигура девчонки, сжимавшей что-то в руках,- "Хм, бродяжка? Или сирота?"
  
  До этого момент Нио не доводилось встречать детей, шатающихся по помойкам - кроме нее самой - хотя она, конечно же, сама и понимала, что такие существуют - вновь, как пример, она сама...
  
  Девчонка высунувшаяся на секунду вместе с непонятной вещью в руках неожиданно наткнулась взглядом на Нио, наблюдающую за ней, и замерла.
  
  Нио же...
  
  "Хм" - Нио же не была уверена. То есть, точнее, она была уверена в том, что приближаться к ней ей не хотелось, однако Джонатан на ее месте наверняка бы попытался... Наверное, подойди и поговорить сперва?
  
  Ну, в этом случае Нио могла только пожать плечами - что-что, а разговорчивой персоной она не была по определению - и общаться с непонятной бродягой ей определенно не хотелось. Ну уж нет, она была на том месте, ей не понравилось, контактировать с ним еще раз ей определенно не хотелось!
  
  -Мисс, блинчики готовы,- голос мужчины из-за прилавка отвлек Нио на секунду, заставив ту подняться со своего места, но прежде, чем Нио вернулась к своему наблюдению, голос Синдер, донесшийся из-за ее спины заставил ту развернуться,- Нио, сколько можно уже тебя ждать? Чем ты тут занимаешься так долго?
  
  На эти обвинения Нио только ткнула в лицо приближающейся Синдер небольшим пакетом,- "Блинчики."
  
  Синдер, столкнувшись с подобным оправданием, моргнула, после чего заглянув внутрь пакета, вздохнула и кивнула головой,- Ладно, принимается. Пойдем, Джонатан ждет.
  
  Нио же, притормозив на секунду, бросила взгляд назад, но мелкой девчонки в грязном рванье и с грязными волосами, в которых было достаточно сложно опознать оранжевый цвет, нигде не было.
  
  Впрочем, сама Нио лишь пожала плечами.
  
  Это было явно не ее дело.
  
  ***
  
  Один обед, дополненный принесенными блинчиками, и короткое обсуждение спустя, когда часы уже отсчитали два часа после полудня Нио прогуливалась по набережной, немного отстав от Джонатана и Синдер, наблюдая за водной гладью.
  
  Конечно, виды здесь были красивые, с этим Нио была согласна, но вместе с тем - не то, чтобы в этом месте было что-то интересное. По сути это было просто маленькое поселение, и ,если убрать культурный шок, что мог бы испытать обычный житель Королевства, вряд ли когда-либо выбиравшийся за пределы своего родного города, а может быть и района, глядя на непривычную одежду или архитектуру - что-то, с чем Нио, Синдер и Джонатан давно справились - в подобном месте было фактически нечего смотреть - исключая милый вид на реку, но им можно было понаслаждаться максимум десять или пятнадцать минут. После проведенного подобного времени душа Нио требовала от нее какого-нибудь действия или занятия - и вряд ли бы Джонатан согласился сейчас отправиться охотиться на гримм...
  
  Хотя Нио и знала о том, что несколько раз он уходил на охоту за гримм, для своих "экспериментов"... Но, конечно же, он не брал Нио или Синдер с собой - говоря об "опасности" для них... Хотя Нио была уверена, что она могла без проблем забить беовульфа голыми руками!
  
  С другой же стороны, хм... Кто был сильнее, она или Джонатан?
  
  То есть, конечно же, с физической стороны вопроса у Нио даже не возникала - однако Джонатан умел телепортироваться - и Нио, конечно, не была взрослой охотницей, но даже она понимала, что в бою это было оружием опаснее многих штук, которыми владели охотники... Хм, а если Джонатан умел телепортировать и других, хм... Интересно, умел ли Джонатан телепортировать противников? Если так, то с ним действительно шутки были плохи - он мог просто поднять даже самого огромного и сильного гримм - ну, кроме летающих - в воздух и смотреть на то, как тот размажется при столкновении о землю...
  
  Нио, погруженная в свои мысли пнула небольшой камешек, после чего проследила взглядом за его движением, прежде чем уловить периферическим зрением какую-то деталь и замереть на секунду, прежде чем продолжить движение, постаравшись сфокусировать зрение таким образом, чтобы незаметно бросить взгляд в сторону.
  
  Мгновение спустя дело было выполнено и взгляд Нио уловил мелькание уже знакомой ей серо-оранжевой точки невдалеке - судя по всему, спрятавшейся за скамейкой позади...
  
  Нио на пробу направилась вперед, вслед за Синдер и Джонатаном, стараясь контролировать движения девчонки позади нее, после чего, спустя секунду, увидев то, как она перебежала от одной скамейки, более дальней, к другой, более ближней, заключила про себя "Хм, она действительно следует за нами..."
  
  Конечно, аура не улучшала зрение охотников сама по себе - но неплохо способствовала улучшению реакции.
  
  На секунду Нио задумалась, стоило ли ей ставить в известность Джонатана.
  
  Конечно, кем бы ни была эта сирота - она явно не представляла никакой угрозы ни для Нио, ни для остальных - и не сказать, что следование ребенка за самой Нио как-то напрягало ее... Однако с другой стороны ей даже стало на секунду интересно, чем именно она заслужила такое пристальное внимание со стороны местной бродяжки... Хм...
  
  Нио проделала еще несколько шагов, не стараясь особенно приблизиться к Джонатану и Синдер - что толку, если Синдер явно занимала сейчас все внимание Джонатана, затеяв с ним диалог, а Нио, хоть и могла в него вмешаться - благо Синдер и Джонатан понимали ее даже с учетом ее особенностей - однако не видела в этом смысла.
  
  И в то же время ей было нечем заняться, так что озорная мысль о каком-никаком, но все же развлечении, возникла в голове Нио секунду спустя.
  
  Конечно же было жалко, что Нио не умела телепортироваться как Джонатан... Хах, было бы гораздо лучше, если бы ее Проявление - когда оно все же у нее откроется, до этого момента Нио подобного так и не удалось - было связано с чем-то подобным.
  
  Хм, хотя, может быть, суперскорость тоже была бы кстати... Может быть иллюзии? Да, иллюзии тоже были бы хорошей идеей...
  
  Но, в любом случае, пока у Нио не было проявления - все, что оставалось ей - это попытаться провернуть небольшую тактическую хитрость.
  
  В любом случае маловероятно, что ребенок, даже если он жил на улице, сможет разгадать ее гениальный маневр.
  
  Плюс у Нио была огромная фора в скорости, так что отслеживая движения следящего за ней ребенка и дождавшись мгновение, когда ее внимание было отвлечено новой перебежкой - мгновение спустя Нио быстро юркнула за ближайший крупный камень, скрываясь от взгляда преследующей ее мелочевки.
  
  На секунду Нио замерла, ожидая чего-либо - было бы весьма неудачно, если бы Джонатан появился за ее спиной прямо сейчас - но к счастью спустя пару десятков секунд Нио услышала шуршание приминаемой травы, легкие шаги и тихое дыхание, после чего, дождавшись приближения источника звуков - резким движением бросилась вперед.
  
  Впрочем, кем бы ни была приблизившаяся бродяга - та либо ожидала чего-то подобного, либо уже давно усвоила правильный подход для выживания на улицах, и только заметив подозрительное движение рядом бросилась прочь.
  
  Нио же на этот вид только нахмурилась - то есть, конечно, не то, чтобы у нее был определенный план, что она планировала сделать после того, как выскочила бы перед ребенком - это было просто бессмысленное детское развлечение, придуманное от скуки - однако ее рефлексы в данном случае сработали куда быстрее ее разума - и Нио бросилась вперед, стараясь повалить на землю дернувшуяся цель.
  
  И, что было весьма удивительно, промахнулась - все же девчонка - или мальчишка, в любом случае в таком возрасте определить пол ребенка было достаточно сложно - судя по всему прожила на улице достаточно долго для того, чтобы успеть обрести некоторые весьма важные в ее случае рефлексы, а именно - бежать от любого неожиданного изменения ситуации, петлять от погони и пригибаться от попыток ее поймать.
  
  На секунду Нио, неожиданно промахнувшись, даже замерла, прежде чем почувствовать некий своеобразный азарт от игры в салочки - после чего бросилась вслед.
  
  Впрочем, азарт этот оказался короткоиграющим - сколько бы ни было вбито рефлексов в подкорку девчонки - против Нио, чья открытая аура дополнялась ожидаемо хорошим физическим развитием, несмотря на ее небольшой размер - это было бесполезно и спустя всего несколько секунд точный прыжок Нио сбил с ног убегающую, повалив ту на землю, позволив Нио прижать девчонку к земле и уставиться на ту.
  
  В ответ на это на Нио мгновенно воззрились два раскрытых в страхе сине-зеленых глаза, обрамленные короткими неухоженными и очень грязными волосами оранжевого цвета, ниже которых вместо одежды на худое маленькое тело девчонки были надеты вещи, назвать которые можно было только рваными тряпками, столь же грязными.
  
  На секунду Нио замерла - она догнала убегающую и... И что?
  
  У Нио не было никаких идей, для чего она делала это - она скорее просто развлекалась от безделия, хм... Может быть в таком случае пойманную можно было просто отпустить и пойти дальше по своим делам?
  
  Как минимум помыть руки - Нио вдруг сморщила выражение лица от осознания того, что она немало запачкалась о пойманную - что в свою очередь заставило пойманную девчонку задрожать от вида сморщившейся Нио - и отпуcтила девчонку, отшатнувшись.
  
  Вот ведь гримм, теперь она вся грязная! Ужас, ей теперь нужен душ!
  
  Девчонка напротив нее, впрочем, освободившись от Нио не бросилась бежать - скорее всего, опасаясь реакции Нио и понимая, что та легко ее догонит в случае проблем - не поднимаясь, молчаливо взирая на саму Нио.
  
  "Ужасное место, заняться нечем, а если чем-то и заниматься - то вся испачкаешься!" - Нио вздохнула, прежде чем вздрогнуть от неожиданного голоса,- Нио, я же говорил тебе не отходить далеко.
  
  Спустя мгновение, как и следовало ожидать, из-за большого камня, послужившего Нио укрытием чуть раньше появился Джонатан, конечно же со следующей за ним Синдер - но еще до того, как тот смог начать отчитывание Нио - его взгляд наткнулся на валявшуюся на земле девчонку, так и не успевшую подняться, заставив его тут же поперхнуться его словами, выдав только неоднозначное,- Ох...
  
  На эти слова Нио только бросила взгляд на Джонатана, после чего на девчонку, переводившую взгляд с Нио на Джонатана и Синдер и обратно, взирая на них в страхе.
  
  На секунду установилась немая сцена, которую Нио, возможно, и хотела бы прервать информацией о том, что ей нужно было в душ - однако вместе с тем, ощущая атмосферу - даже если не до конца понимая ее причину - та была вынуждена промолчать, приглядываясь к протекающей мимо реке. Хм, как минимум помыть руки можно попробовать и там...
  
  -Кхм,- Джонатан все же попытался действовать первым, попытавшись сделать шаг вперед, но глядя на то, как и без того дрожавший на ветру ребенок едва не бросился бежать от его вида, замер, глядя на нее,- Не переживай, мы не... Мы не плохие люди и ничего тебе не сделаем. Если ты не хочешь, чтобы мы подходили - мы не будем...
  
  Конечно же подобные слова не заставили девчонку мгновенно проникнуться симпатией к Джонатану, но отточенный за годы общения со своими дочерьми мягкий голос, до того уже выигрывавший Джонатану несколько социальных побед, заставил девчонку по крайне мере не глядеть на троих встреченных ей людей как на гримм, позволив той на самую малость расслабиться.
  
  -Я Джонатан, это Нио и Синдер,- продолжая говорить мягко и спокойно, стараясь не спугнуть девчонку, Джонатан представился, пытаясь не мельтешить руками, а держать их на виду у девчонки,- Как тебя зовут?
  
  Девчонка замерла, явно не уверенная в том, стоило ли ей вообще как-либо отвечать неизвестному большому взрослому, но опыт общения Джонатана с детьми и его практические навыки, подкрепленные в свое время несколькими прочитанными книгами по психологии детей - все же, он взялся за воспитание, а к этому стоило подходить ответственно - сработали как надо, позволив девчонки ответить,- Нора...
  
  Голос девчонки было едва слышно даже в полной тишине, созданной Нио и Синдер, но Джонатан, стараясь всеми силами поддержать только-только возникший диалог, медленно задал следующий вопрос,- Хорошо, Нора... Ты... Играла с Нио, ведь так?
  
  На эти слова Нора бросила быстрый взгляд на Нио, стараясь определить ее реакцию, но Нио, на данный момент гораздо более заинтересованная в вопросе своей личной гигиены, не ответила ей, позволив той медленно произнести,- Да...
  
  После чего, окончательно осмелев от осознания, что ничего плохого с ней не должно было происходить, набравшись храбрости, все столь же тихим, но уже чуть более уверенным голосом та быстро проговорила,- Я больше так не буду, честное слово... Отпустите меня пожалуйста...
  
  -Хорошо, конечно,- стараясь не нарушить самую тонкую установившуюся связь, Джонатан не стал отвечать той резко,- Скажи мне, куда тебя отвести к твоим...
  
  На секунду Джонатан замер и Нио, все же отвлекшись от бесполезных в данных условиях размышлений могла понять почему.
  
  Либо у Норы не было родителей, и поэтому она выглядела подобным образом - либо же у нее были родители... Наподобие матери Нио.
  
  Нио поморщилась от непроизвольных воспоминаний и вздохнула. Ну, по крайней мере сейчас ее ситуация была намного лучше, чем тогда, так что и смысла в этих воспоминаниях не было.
  
  -Куда мне тебя отвести?- Стараясь не показывать предыдущей заминки, Джонатан мгновенно исправился, поддерживая доброжелательный тон и выражение лица. Впрочем, не улыбаясь и не двигая резко руками, боясь спугнуть еще одного случайно встреченного ребенка в тяжелой жизненной ситуации... Ха, видимо за этим он и был нужен в этом мире - спасать детей... Ну, по крайней мере это был неплохая работенка для кого-то с его моралью и системой ценностей.
  
  -Я...- на секунду Нора запнулась - была ли она на улице давно или нет - определенные ценности и знания та все же успела получить, однако в конце концов Джонатан и целая совокупность его факторов, от тона голоса до подспудного ощущения чего-то доброго и спокойного, пытающегося помочь ей, позволили Норе все же ответить честно,- У меня есть укрытие... На большой улице... За домом, который за домом, который за домом...
  
  Нио моргнула на последнее уточнение - Нора что, не умела считать? - прежде чем вздохнуть. Хотя, впрочем, у нее когда-то была та же самая проблема - а ведь она даже посещала школу несколько раз!
  
  -Ох, укрытие, хах...- Джонатан медленно произнес, медленно делая шаг вперед, проверяя реакцию Норы. Впрочем, благодаря налаженному контакту в этот раз от подобного движения в глазах Норы не возникло паники, так что Джонатан мог засчитать это за свой личный успех,- То есть... Ты живешь не дома, да?
  
  Нора медленно кивнула на эти слова,- Да... У меня... Нет дома.
  
  -Хах, вот как...- Джонатан, сделав еще один шаг, медленно замер, после чего попытался создать наиболее доброжелательное выражение лица,- А... У тебя есть... Родственники? Может быть, в другом поселении...
  
  Остановившись на секунду Нора замерла, однако на счастье Джонатана все же медленно ответила,- Я... Я не знаю... Может быть...
  
  -Хм, вот как...- Джонатан сделал еще один медленный шаг, прежде чем замереть на дистанции чуть дальше его вытянутой руки, не вторгаясь в личное пространство того, кого он, вполне вероятно, все еще могу пугать,- В таком случае... В таком случае...
  
  Джонатан произнес медленно, прежде чем его голос медленно утих, заставив Нио моргнуть, глядя на него. Интересно, о чем он думал прямо сейчас, по виду явно неожиданно погрузившись в свои мысли...
  
  Впрочем, слишком долго размышлять тот не смог - Синдер, молчаливо наблюдавшая все это время за происходящей сценой, видимо, придя к какому-то внутреннему выводу, подала голос, заставивший Нору вздрогнуть своей неожиданностью,- Джонатан, я определилась со своим подарком на день рождения...
  
  -Синдер, милая моя...- стараясь не отворачиваться от Норы полностью и сохраняя доброжелательный тон и выражение лица, Джонатан полуразвернулся к той,- Я думаю, это можно будет обсудить несколько позже...
  
  Однако Синдер, явно имея свое представление о необходимом, лишь подняла руку, ткнув пальцем в Нору, заставив ту вздрогнуть от неожиданности,- Она.
  
  Джонатан, как бы ни был он тренирован, в этот момент все же развернулся к Синдер резко,- Что?!
  
  И в этой реакции Нио однозначно могла его только поддержать.
  ***
  Бог любит троицу
  ***
  Еженедельные путешествия со своей семьей для Джонатана были нужны не меньше, чем для его семьи - возможность вырваться из своего окружения, пусть лишь и на пару дней, была не той возможностью, которой Джонатан мог легко пренебречь.
  
  Нет, конечно, Джонатану в общем-то нравилась его текущая жизнь - красивые, умные, весьма взрослые и уравновешенные дочери, не доставляющие ему проблем - хотя, может быть это было связано с его статусом Короля Гленн... Хм, если так подумать, то даже если кто-нибудь однажды и встретил бы Нио, пытающуюся курить за школой - а она наверняка так делала, это когда-то пробовал и сам Джонатан - то учителя могли просто не захотеть сообщать это Джонатану... Хм... Возможно, стоит об этом поинтересоваться в школе? В конце концов, это была школа спонсируемая полностью на его деньги, они не должны были скрывать от него информацию... Или должны были? Неважно, лишние мысли!
  
  В общем, Джонатан любил свою жизнь - эксперименты в спокойной обстановке, близкая семья, никаких проблем с деньгами или иными ресурсами, высокое социальное положение, народная любовь, целая куча квинтэссенции по первому требованию - в общем, как не посмотри, но Джонатан проживал достойную жизнь самых высоких стандартов.
  
  И все же не сказать, что его жизнь была полностью идеальна. Он мог отсрочить смерть Айсы, но даровать бессмертие ей он не мог, и хотя кризис наследования власти пока лишь маячил на горизонте - еще пять, а если и повезет - то и все десять лет он выиграть мог... Но однажды это произойдет.
  
  Озпин и его непонятные движения и разговоры - нет, он не давил на Джонатана... Пока. Но Джонатан, хотя и ни разу не окунулся в политику Ордена, был наслышан от старика о том, что были способны сделать могущественные сущности возрастом больше нескольких сотен лет - даже из самых добрых побуждений.
  
  Накаляющаяся дипломатическая обстановка - даже после личного знакомства с Айронвудом в качестве доверенного лица Озпина напряженность между Гленн и Атласом никуда не исчезла, а действия Жака и противоречивые заявления Совета Мистраля - о том, что они единовременно одобряют и осуждают позицию Джонатана только подливали масла в огонь...
  
  Джонатану нравилось выбираться из этой обстановки периодически - ну а если это было еще совмещено с проведенным совместно временем и посещением новых мест в других государствах - то это было даже лучше.
  
  В общем, каждое такое небольшое путешествие Джонатан считал маленьким отпуском, переставая заботиться о чем-то более важном, чем то, что он хотел посетить в первую очередь - местную лавку кондитерских изделий, выполненных вручную, или экскурсию в местный музей истории Охотников.
  
  Знал ли он о том, что однажды на подобном путешествии реальность его ситуации каким-то образом вмешается в его отдых? Как минимум подозревал, но искренне пытался гнать от себя эти мысли, не обращая на них внимания.
  
  Он ведь был на отдыхе, он не занимался никакими делами государственной важности, государства не разрушались каждый день - ну какая была вероятность, что еще одна маленькая одинокая девочка-бродяга встретится на его пути?
  
  Учитывая его удачи - Джонатану не стоило так искушать судьбу своими рассуждениями.
  
  Ведь на самом деле - большая часть людей проживали свою жизнь не сталкиваясь с подобным вовсе - почему только у него эта система дала сбой?
  
  Сперва Синдер. Потом Нио. И вот сейчас - Нора... Говорят, действительно, Бог любит троицу...
  
  Что Джонатан мог сделать в данном случае?
  
  Ну, он мог отвернуться и забыть это как страшный сон - он уже спас двух маленьких девочек, можно было сказать, что его планы по выполнению добрых дел были не просто выполнены, а даже перевыполнены.
  
  Еще можно было сделать малое доброе дело - что-то, что не особенно напряжет его лично - накормить Нору... Даже дать ей денег на новую одежду или что-нибудь подобное - одноразовый аттракцион его щедрости...
  
  Так что же мы будем делать, Джонатан бани Герметика?
  
  Или можно было вляпаться в еще одну большую проблему с неизвестными перспективами из-за... Из-за...
  
  Может быть из-за того, что ты хороший человек, Джонатан Гудман?
  
  Джонатан искренне надеялся на то, что он был хорошим человеком. Но он не знал точно - потому, что критериев "хорошего человека" не существовало.
  
  Он был важным и видным политическим деятелем, влиятельным и любимым лицом целого государства. У него был имидж, были свои проблемы и потребности - и Джонатан был не глуп. На свете существовали бедные голодные дети, несчастные калеки, брошенные щеночки и еще десятки, сотни и тысячи вещей, заставляющих сердце разрываться, стоит только задуматься о них - вещи, которые многие люди хотели бы не допустить - но эти вещи существовали, так или иначе. И хотя обычному человеку может быть грустно от вида несчастного брошенного котенка - лишь малое число людей пожертвует своим временем и деньгами для того, чтобы помочь подобным созданиям - и даже самые идейные из работников питомника не будут забирать домой всех найденных несчастных котят.
  
  Потому, что это сложно, неудобно, им не хватит на них времени, сил - много причин, и все они, так или иначе, валидны...
  
  А Джонатан взял домой уже двух детей даже не из приюта, а из условий, вероятнее всего, даже хуже - можно сказать, что в этом представлении, он уже был тем самым добровольным идейным работником приюта...
  
  Еще одного?
  
  Джонатан медленно вздохнул.
  
  Нет. Хватит. У него уже две дочери - он остановится на двух.
  
  Однако мысленный вердикт Джонатана был прерван словами Синдер.
  
  -Ее,- пальчик Синдер был направлен на Нору, тут же вздрогнувшей от подобного жеста, и Джонатан не смог сдержать своих эмоций,- Что?!
  
  Нио бросила на Синдер взгляд, явно говорящий о том, что если бы она могла - она бы вскрикнула подобно Джонатану.
  
  И хотя какая-то малая часть Джонатана на секунду обрадовалась тому, что он смог привить Синдер гуманистические идеалы помощи другим людям - куда большая часть его личности ухватилась за голову с криком "Нет, не так, не так!"
  
  Но, к счастью для Джонатана, прежде, чем выдать какую-нибудь неподходящую реакцию, тот задал важный вопрос,- В каком смысле, Синдер?
  
  И если бы именно в ответе на этот вопрос Синдер сейчас сказала о том, что хочет получить новую сестренку, что же...
  
  Джонатан, наверное, очень серьезно бы обдумал принципы воспитания и свои способности в качестве отца.
  
  Но, к счастью как минимум для разума Джонатана, Синдер ответила все же иначе,- Джонатан, ты же можешь устроить Нору в свой приют?
  
  Джонатан моргнул, прежде чем очень медленно выдохнуть. Ну, по крайней мере его решение не брать себе новых детей в семью не столкнулось с мнением Синдер,- Да, конечно...
  
  После чего, осознав и вспомнив о том, что Нора была вполне реальным человеком, находящимся прямо сейчас рядом с ним, Джонатан развернулся к той и постарался улыбнуться... По крайней мере, стремясь вернуть фракцию того хрупкого контакта, что установился у них двоих секунду назад,- Нора... Ты... Ты не хочешь есть?
  
  Конечно же столь резкая смена темы разговора не могла так просто остаться незамеченной, но Джонатан, стараясь не терять момента, продолжил свою мысль,- И душ... И дом... Мы можем поискать твоих родственников... А пока - ты можешь пройти с нами - у нас есть еда и место для тебя... Лучше, чем твое убежище - я обещаю...
  
  "Ну почему я звучу как педофил каждый раз, когда пытаюсь наладить контакт с ребенком..." - Джонатан мысленно вздохнул побежденно, но Нора - хотя, возможно, и успела научиться каким-то вещам на улице, все же медленно кивнула,- Хорошо, но... Вы не будете злиться? Я не делала... Ничего... Плохого...
  
  Джонатан только вздохнул - ему даже было непонятно, чего же он испытывал больше от подобной детской наивности и одновременного благоговения перед лицом взрослого - облегчения или грусти - после чего медленно кивнул,- Да, честно... Я даю тебе свое самое честное слово, у нас есть еда и чистая мягкая теплая постель...
  
  Возможно, многократное упоминание еды - или голос Джонатана - или какой-то иной фактор, о котором сам Джонатан не знал - но Нора, еще секунду промедлив, все же медленно кивнула, после чего сделала шаг к Джонатану.
  
  Джонатан же только вздохнул, после чего перевел взгляд на Нио - та не выглядела особенно довольной подобным поворотом событий, но и не выглядела недовольной - после чего на Синдер, только глядевшей на Нору внимательным и даже оценивающим взглядом...
  
  Хах, Синдер явно задолжала ему объяснение... И их отдых в этой деревне определенно только что подошел к концу...
  
  Джонатан уже мог представить себе ту головную боль, что вызовет у него это очередное случайное событие...
  
  ***
  
  К счастью для Джонатана - статус главного и единственного владельца и содержателя детского дома действительно давал ему большое количество преференций в общении. Ему даже не пришлось объяснять, где он нашел очередного ребенка - просто слово о том, что он случайно встретил бродягу на окраинах Гленн - и Норе была выделена койка, качественный обед, душ, приписанные врачи и психолог... Хотя, возможно, это было связано с ситуацией Гленн. Да, прошло уже три года с момента нападения гримм, и за это время прошло уже несколько компаний по обнаружению и обеспечению сирот, оставленных без родителей из-за произошедшего, но даже сейчас обнаружить кого-то подобного было возможно...
  
  Но при этом мы вытянули какую-то девчонку из другого поселения и другого государства... Действительно, человек знающий и человек видящий - два разных человека - не так ли, Джонатан?
  
  Джонатан вздохнул - Нора была передана в руки людей более профессионально подготовленных, чем он - и по крайней эта проблема была решена...
  
  Речи о возвращении в Куроюри вновь, естественно, уже никакой не шло - из-за чего, правда, ни Нио, ни Синдер особенно расстроены не были - Нио, после того, как та вернулась обратно домой уже успела отпроситься у Джонатана на встречу со своей подругой - кажется, даже не обратившая внимания на произошедшее в Куроюри с участием Норы - а вот с Синдер Джонатан хотел обсудить произошедшее.
  
  Джонатан искренне считал себя для Синдер отцом - не по фамильным отношениям, а скорее по исполняемой роли - и даже так мог достаточно уверенно сказать, что не у каждого отца могли установиться столь близкие и доверительные отношения с дочерью. Впрочем, причина этому была не столько в каких-то особенных способностях Джонатана, сколько в уникальных условиях их встречи, начала и продолжения общения.
  
  И хотя Джонатан всегда надеялся на лучшее и иногда мог добровольно проявить слепоту в отношении... некоторых вещей - он все же был достаточно проницателен и достаточно хорошо знаком с Синдер для того, чтобы понимать, что слова "Я хочу ее в качестве подарка мне на день рождения" не значили "В качестве моего подарка на день рождения помоги этой девочке, оказавшейся в такой печальной жизненной ситуации" - даже если Синдер в итоге все же решилась бы поступить согласно жизненной установке, продвигаемой Джонатаном - она бы определенно не сочла это подарком на день рождения для нее самой. И учитывая, что Синдер была... Несколько особенным ребенком в плане восприятия реальности - наследие Мисс Санни не удалось вытравить даже Джонатану - значение ее фраз можно было воспринимать... Разными способами.
  
  Наиболее безобидный - Синдер решила просто отделаться от такой вещи, как "подарок от Джонатана", придумать применение которому она не могла, решив продемонстрировать ему свое понимание доктрин, продвигаемых Джонатаном.
  
  Менее безобидные... Что же...
  
  В любом случае, Джонатан не в коем случае не хотел создать у Синдер впечатление, будто бы он был недоволен ее решением - даже если она сделала подобный поступок из корыстных побуждений - она все равно сделала хороший поступок - но... На всякий случай сам Джонатан все же решил удостовериться - не было ли у ее поступка наиболее некомфортных для него причин.
  
  Поэтому, удостоверившись в том, что Нио, не переживая по поводу подобных сложных психологических материй, давно удалилась заниматься своими делами, Джонатан медленно проделал путь до гостинной, постукивая своей тростью, прежде чем обнаружить Синдер сидящей за небольшим журнальным столиком, потребляя печенье ее собственного приготовления - после чего, заметив появление Джонатана, та только отложила печенье, после чего внимательно взглянула на того.
  
  Джонатан, осознавая, что и сама Синдер понимала неизбежность и, скорее всего, необходимость подобного разговора, только вздохнул, проделав путь до своего места, после чего присел на кресло рядом с Синдер и взглянул на ту,- Я ни в коем случае не осуждаю твое решение, Синдер, но...
  
  -Причина моей просьбы?- Синдер, умная и взрослая, конечно же поняла Джонатана с полуслова - не только сам Джонатан успел изучить мышление Синдер, обратное было также справедливо - после чего кивнула,- Хорошо... Настоящая причина в том, что я хочу проверить свои силы.
  
  -Свои силы в чем?- Джонатан взглянул на ту внимательно.
  
  -В воспитании,- Синдер, ничуть не стесняясь, лишь начала на это загибать пальцы,- В управлении людьми, в обучении, в тренировке и...
  
  В дрессировке - осталось невысказанным, но направшивающимся по словам Синдер, заставив Джонатана только печально вздохнуть.
  
  Это было вполне нормально, что дети стремились к заведению домашних питомцев - стремление к ответственности, к новому предмету социализации - но обычно дети задумывались о кошках или собаках... А не о других детях в этом ключе.
  
  Аналогия Джонатана про питомник сработала слишком уж хорошо и против него самого...
  
  -Синдер,- Джонатан вздохнул,- Ты ведь понимаешь... Что это живой человек, не так ли?
  
  По крайней мере Джонатану удалось до этого дать Синдер небольшое понимание эмпатии, поэтому та только кивнула,- Я не планирую плохо с ней обращаться и я понимаю, что это человек. Но ведь в будущем, скорее всего, я получу руководящую должность...
  
  Джонатан вздохнул - сама Синдер говорила об этом факте как о чем-то случившемся и однозначном... И, в общем-то, она скорее всего была права - вполне вероятно, что через несколько лет - также вполне возможно, уже ко времени, когда сама Синдер станет полноценной взрослой девушкой - он получит серьезную политическую власть... И даже если Синдер не станет министром - как минимум она не откажется от титула секретаря или подобного же советника... Не в смысле Советников Вейла, впрочем - в любом случае Джонатан не собирался, да и не мог, строго говоря, поступить с Синдер по-спартански - отправить ее работать какую-нибудь малооплачиваемую должность без своей поддержки... Может быть потому, что из него выходил недостаточно строгий воспитатель, а может быть потому, что это было фактически невозможно и бессмысленно - не то, чтобы ему нужно было учить Синдер добиваться новых высот самостоятельно, не полагаясь на его деньги.
  
  -Поэтому мне необходимо получить опыт управления - до начала работы,- слова Синдер совершенно не подходили ее возрасту, но вместе с тем были достаточно логичны, чтобы Джонатан мог с ними только согласиться.
  
  -Синдер, но это не домашний питомец, это живой человек,- впрочем, Джонатану было, что ответить той все равно,- Нельзя просто начать управлять ребенком ради тренировки. Я верю в то, что из тебя может получиться хороший управляющий однажды, но нельзя просто начать выращивать ребенка под себя... Особенно в случае, когда ты сама являешься ребенком.
  
  Синдер задумалась на секунду, явно обдумывая слова Джонатана - хотя Джонатану и удалось по крайней мере дать ей некоторые нотки эмпатии - она не видела ничего плохого в том, чтобы найдя подвернувшуюся сироту попытаться вырастить из нее что-то полезное для себя в будущем...
  
  -Но это подарок мне на день рождения, не так ли?- Синдер привела достаточно сильный контраргумент, заставивший Джонатана медленно выдохнуть через нос.
  
  -Да,- тот кивнул,- Но человек не может быть подарком.
  
  Похоже, и с этой стороны Джонатана нельзя было переубедить в своем решении, однако Синдер лишь поменяла тактику,- Почему нельзя считать возможность ее воспитание подарком мне? Я понимаю то, что она является живым и думающим человеком - но я не собираюсь вредить ей. Так или иначе - ей также нужна социализация, мне необходим опыт - и я совершенно не буду против... Наоборот, я буду полностью "за" твой контроль происходящего.
  
  Джонатан на эти слова только прикрыл глаза.
  
  Итак, было ли из целенаправленного выращивания из ребенка подходящего протеже плохим поступком?
  
  Если так, то мы уже совершили подобное, не так ли, Джонатан? Синдер перед твоими глазами весьма заслуживает титула "протеже", не так ли?
  
  Да, Джонатан, пусть и не имея на то намерения, явно встал на подобный же путь с Синдер... Но он не хотел делать подобного - это получилось просто случайным образом, побочный эффект их общения и воспитания...
  
  Есть ли разница в намерениях действий при одинаковых результатах?
  
  Джонатан медленно поднес ладони к вискам и помассировал их.
  
  Подумай сам - одинокая девчонка в незнакомом городе - ее родственников ты, конечно же, будешь искать... Но если она оказалась одна на улице - без умения считать как минимум, и с набором специфических умений - то, скорее всего, она находилась на улице уже достаточно долгое время... Почему? Варианта два - у нее нет родственников - маловероятно, что она смогла каким-то образом добраться до нового поселения через гримм самостоятельно - возможно они погибли при очередном разрушении поселения, после чего та попала сюда в составе какого-нибудь каравана выживших - и оказалась на улице потому, что никому не захотелось вешать себе на шею еще один голодный рот... Или же ее родственники живы, но она оказалась на улице - без знания о том, живы они или нет - возможно по той же причине, никому не нужен лишний голодный рот... Скажем, ее просто выкинули на улицу в раннем возрасте?
  
  История, которую можно было встретить в этом мире на каждом углу...
  
  В любом случае, она в подавляющем большинстве вариантов поселится в приюте - и в этом случае она окажется в новом обществе и в другой стране, судя по ее виду - вовсе не готовая к заведению нового круга общения...
  
  И раз уж мы решились не вешать себе на шею еще одну проблему - разве Синдер не предлагает идеальный вариант? Девчонке нужен воспитатель, друг и пример для подражания - и Синдер нужен... Давай не будем называть это "домашним питомцем", а "младшим товарищем" - это развивает эмпатию, сострадание, учит ответственности - и кто знает, может быть ей действительно пригодится в дальнейшем подобный опыт?
  
  Джонатан выдохнул, открыв глаза, после чего перенес взгляд на Синдер,- Хорошо, но только в случае выполнения нескольких условий.
  
  -Во первых,- для акцентирования Джонатан поднял один палец вверх,- Ты должна помнить, что это живой человек, ребенок, переживший ужасную трагедию.
  
  Синдер на эти слова только кивнула - по крайней мере Джонатан смог внедрить в ее голову мысль о ценности человеческой жизни - ну или по крайней мере ему хотелось надеяться на это.
  
  -Во-вторых,- Джонатан разогнул второй палец,- Не давить на нее, не заставлять ее делать то, что ей не хочется - и, конечно же, никакого насилия или психологического давления.
  
  Услышав эти слова Синдер на секунду задумалась - и Джонатану хотелось надеяться на то, что та лишь была удивлена недоверием Джонатана, чем всерьез обдумывала подобные способы воздействия в прошлом и сейчас пыталась убрать те из своего плана.
  
  -И в третьих,- опустив руку Джонатан вздохнул,- Думаю, ты не будешь против, если я буду периодически общаться с ней...
  
  -Конечно,- Синдер только кивнула,- Я понимаю необходимость проверок, я предлагала их самостоятельно.
  
  Джонатан медленно вздохнул.
  
  Ему хотелось надеяться на то, что он сделал правильный выбор... Очень хотелось надеяться на это, но...
  
  Если этот выбор будет неправильным - сможем ли мы изменить его последствия?
  
  Ответа на этот вопрос у Джонатана не было.
  
  ***
  
  Беседа с Синдер и его решение оставили во рту Джонатана неприятный привкус, смыть который не смог ни хороший ужин в его любимом ресторане, ни попытка заняться экспериментами - все как-то валилось у Джонатана из рук и мысли все время возвращались к уже, казалось бы, законченному разговору - прежде чем тот, сдавшись, все же решился на то, чтобы обсудить подобное с кем-то.
  
  Но список друзей Джонатана... Не был велик.
  
  То есть, конечно же, он прекрасно общался с Гирой, неплохо общался с Озпином и Айронвудом - но они были для него не друзьями. По крайней мере не тем видом друзей, к которому можно было обратиться со своими душевными и мысленными терзаниями. Он бы смог во время случайного разговора перекинуться с ними парой фраз о Синдер если бы та захотела собаку - но выливать им душу он не мог...
  
  Еще была Айса, фактический правитель Гленн - с ней Джонатан мог говорить достаточно откровенно, но проблема была в том, что Айса видела мир с утилитарной стороны, оценивая все - включая жизни людей - с точки зрения эффективности, необходимости и качества. Она однозначно бы одобрила выбор Джонатана - было бы глупо не видеть в ней желания однажды передать свою власть не Джонатану, а самой Синдер, поэтому подобное получение опыта и выращивание протеже и верных сторонников с самых малых лет со стороны Синдер она также бы одобрила.
  
  И еще было множество знакомых - скажем, управляющий приюта, или же директор его школы, но с ними знакомство Джонатана было еще более поверхностным.
  
  В таких случаях обычный человек - да и Джонатан в прошлом - выбрал бы алкоголь, но тело Джонатана не могло выдержать даже одного стакана пива - в лучшем случае он мгновенно бы захмелел, свалившись спать на месте - но куда менее положительные реакции тоже были возможны...
  
  Поэтому вместо подобного времяпрепровождения, предупредив дочерей о том, что он вернется только поздним вечером, Джонатан выбрал долгую прогулку, полную размышлений...
  
  Хотя, в Гленн подобного он допустить не мог - бытие королем и национальным героем привлекает определенное внимание...
  
  Подобное также не сработало бы в Мистрале, Вейле, Менажери или же в Мантле - в двух последних он был знаменит лишь немногим меньше, чем в Гленн...
  
  Ну а в Вакуо он бы не сунулся самостоятельно - окончательно солнечные ожоги сошли с его кожи в прошлый раз лишь спустя несколько недель - еще одна слабость его организма...
  
  Наверное, самым ироничным было для Джонатана обнаружить себя в Атласе.
  
  Место, откуда все началось...
  
  В Атласе лицо Джонатана не мелькало на передовых полосах газет - его государство даже не было официально признано, так что он был неизвестен и потому для места его уединения, что было особенно ироничным, самым подходящим местом была штаб-квартира его злейшего врага, Жака Шни...
  
  Не то, чтобы он собирался прорываться в особняк Жака, конечно же.
  
  Но если он хотел немного очистить свой разум - наверное, места лучше, чем то, где все началось, не было. Это было даже в каком-то смысле несколько поэтично...
  
  И поэтому Джонатан нашел себя медленно прогуливающимся по улицам Атласа, глядя вокруг и по сторонам того самого места, где когда-то стоял тот самый отель.
  
  Здание его, впрочем, сгорело, и восстановлено не было - его остатки давно снесли и вот уже долгое время на месте отеля находился элитный спа-салон... Хотя, учитывая то, что это был Атлас прилагательное "элитный" можно было опустить...
  
  "Ха" - Джонатан усмехнулся - "Богатый и влиятельный национальный герой королевских кровей тайно сбежал в удаленный маленький город для элит... Звучит одинаково в обоих мирах."
  
  ***
  
  Прогулка по Атласу не была беседой с психологом, но улучшить ментальное состояние Джонатана та все же могла - и хотя передвижение с тростью и его состояние сильно сказывались на его выносливости - несколько часов спустя, окончательно успокоив свой рассудок Джонатан все же пришел к мысли, что он не сделал ничего плохого и ничего плохого не произошло, в сущности. Он помог Синдер, и помог Норе, и смысла переживать ему не было.
  
  Да, возможно, обсуждение с Синдер было не совсем обычным диалогом, который сложно было бы встретить на Земле или в обычной семье... Но он был не на Земле и его семья тоже была не совсем обычной, так что и смысла переживать по этому поводу не было...
  
  Просто... Иногда проблемы наваливаются все скопом - и гора копится до тех пор, пока какой-нибудь случайный мелкий камушек не сорвется вниз, потащив за собой целую лавину мыслей - и в этом тоже не было ничего плохого и отрицательного, он просто не был железным человеком, иногда все это срывалось вниз и все это захватывало разум... Но в конце концов, после всех размышлений, Джонатан смог успокоиться и вновь прийти в норму, после чего, пройдясь еще немного по улицам и прикупив тортик для девчонок - и для Норы, как минимум ему стоило наладить с ней контакт - тот вернулся домой.
  
  ***
  
  На другой же стороне мира поселение Куроюри было уничтожено атакой гримм, произошедшей лишь спустя несколько часов после того, как Джонатан в компании трех девчонок покинул деревню.
   К большому сожалению, в живых из уничтоженной деревни не осталось никого.
  
  Глава X
  
  Синдер не особенно переживала по поводу встречи с Норой.
  
  Как и полагалось любому руководствующему логикой человеку, та не видела ничего особенного во встрече - уже повторной - со своей новой знакомой и подопечной. Не было никаких логических причин переживать по этому поводу - у Норы не было никакой возможности отказаться от ее менторства или сопротивляться ее влиянию, Джонатан одобрил ее действия...
  
  Или, по крайней мере, это считалось за одобрение - после проведенных лет вместе с Джонатаном Синдер неплохо могла разбираться в его внутреннем устройстве - он... Не был доволен своим решением - но он и не был поражен им. Скорее всего ему просто требовалось некоторое время на то, чтобы обдумать и внутренне обсудить это решение, провести еще один мысленный диалог...
  
  Синдер хотелось, что бы Джонатан в моменты своих сомнений и размышлений обращался именно к ней за ее советом и мнением - но она также понимала, что в конкретно данном событии... Он естественно не мог обсудить происходящее с ней.
  
  Джонатану просто требовалось немного времени - Синдер не стоило говорить большего...
  
  В любом случае, не существовало никаких логических причин для Синдер переживать по поводу произошедшего и встречи с Норой, разрешенной Джонатаном - это не могло ни в коем случае пройти в отрицательном ключе и закончиться провалом. Точно также и Джонатан не мог быть травмирован результатами этого разговора - ни морально, ни физически - а значит Синдер действительно не стоило переживать по этому поводу. У нее не было никакой причины для того. Она вообще не должна была переживать!
  
  "Почему у меня так потеют ладони?! Этого не происходило никогда раньше!" - Синдер не должна была переживать - и все же она переживала.
  
  Она не соврала Джонатану в причине, почему она захотела получить Нору - возможность ее воспитания - в качестве своего подарка. Она бы и не подумала врать Джонатану или скрывать правду, о которой ему стоило знать - может быть обошла только некоторые острые формулировки - но Джонатан и без их произнесения прекрасно улавливал образ мышления Синдер - не было никакой нужды лишний раз вызывать неприятные ощущения у него от напоминания о некоторых... мыслительных особенностях Синдер, что Джонатан сам видел как негативные.
  
  Скорее всего, именно поэтому Синдер и нервничала.
  
  До этого она выстраивала множество различных контактов с самыми разными людьми, но Джонатан не участвовал в этом - в то время как сейчас... Он фактически санкционировал ее действия - и даже пообещал следить за их результатом...
  
  До этого момента Синдер пару раз видела, как Нио переживала по поводу надвигающейся контрольной - хотя та и была подготовлена для нее достаточно, но на логичное замечание Синдер о том, что у Нио не могло возникнуть никаких значительных проблем с той та получала лишь невразумительный ответ "И все равно я переживаю" - но сама Синдер никогда не переживала по поводу каких-либо надвигающихся проверок и тестов... До этого момента.
  
  "Что, если я облажаюсь?" - Синдер даже и не могла придумать причины, по которой она могла провалиться в столь простом задании, но ее мысли все равно настойчиво продолжали возвращаться к этому вопросу и как бы правильно Синдер не подбирала логическую контраргументацию - этого все равно оставалось недостаточно.
  
  Именно поэтому, находясь в своеобразной приемной - приюта Синдер не сидела на месте, читая книгу, а продолжала мерять шагами довольно крупную комнату. Из угла в угол, стараясь унять свой разум размышлениями и каждый раз возвращаясь к одной и той же теме.
  
  Синдер даже не была уверена, как долго это продолжалось, прежде чем ее свиток оповестил ее о том, что Джонатан, похоже, не вернется до позднего вечера, и психолог все же вышел из своего кабинета, мгновенно столкнувшись взглядом с Синдер.
  
  В нормальных условиях, конечно же, подобной сцены не могло существовать - никто бы не пропустил еще одного ребенка в приют, не подпустил его к личному кабинету психолога, в котором тот в данный момент продолжал работать с трудным ребенком, только что принятым в приют, и, конечно же, не подпустил бы ее саму к этому новому ребенку - однако бытие родственником кого-то столь влиятельного, как национальный герой, король и главный содержатель самого приюта раскрывали перед ней значительные возможности в этом плане. К тому же сама Синдер знала о впечатлении, что она производила на людей.
  
  То есть, конечно же, для Синдер было несложно сыграть роль "милого ребенка" - такой обаятельной отличницы, которую любят и учителя, и ученики - но иногда и обратная сторона подобного образа была полезна.
  
  Если человек воспринимал Синдер как "того странного ребенка, ведущего себя не по-детски, с пугающим выражением лица и странным взглядом" - это также помогало ей, поскольку некоторые вещи, которые могли быть запретны для "обычного ребенка" могли восприниматься куда нормальнее для "странного ребенка".
  
  Все факторы вкупе и привели к тому, что выйдя из своего кабинета психолог оставил Нору на секунду одну и вместо того, чтобы удивиться или разозлиться присутствию Синдер - только позволил той войти внутрь и, стараясь не встречаться взглядом с той - картина весьма странная для взрослого мужчины с сединой в висках - попытка спрятать взгляд от девчонки, что едва упиралась макушкой ему в грудь - но именно так это и работало в приюте.
  
  В любом случае, сделав шаг за порог кабинета Синдер сперва нашла взглядом стол с парой записей на нем, сделанным в блокноте ручкой - информация, которую специалист решил не прятать от самой Синдер, вполне вероятно, опасаясь того, что та без затей просто начнет рыскать по его письменному столу в поисках его записей - затем обстановку в кабинете - что, для сокрытия от ребенка тревожности ситуации была изменена - стены в теплых тонах, веселые фотографии улыбающихся местных воспитанников, какие-то детские рисунки - и портрет Джонатана... По крайней мере одна деталь этого интерьера нравилась Синдер.
  
  И последней деталью была Нора - сидевшая на низком, под стать ребенку, диванчике перед низким журнальным столиком ты выглядела очень неуютно в окружающей обстановке - но все же, после беседы со специалистом, сытного обеда, купания и выделения новой одежды, белой футболки и штанов - та по крайней мере уже не смотрела на мир в ожидании атаки со спины...
  
  Последняя деталь, впрочем, мгновенно изменилась - при появлении Синдер большая часть расслабленности, которую удалось пробуди