Обатуров Сергей Георгиевич: другие произведения.

Напарники.

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
Оценка: 5.64*17  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Предварительно вычитал, оказывается столько ляпов и опечаток. Книга третья. У Макса появляются обязательства перед миром, где он получил свои необычные возможности и новый напарник. Будет и библиотека, как же без знаний. Третья книга закончена.

.1. Вывалились.

Портал, поморгав для приличия, все же открылся. Я, обхватив руками тело, теперь уже напарника, спиной вперед, кувыркнулся в портал. Дверь, в мой мир, выждав, буквально пару секунд, схлопнулась. По ней прошла рябь, и я увидел вдали горизонт. Все, дорога назад теперь, только через пещеру драконов. Включив свое чутье, стал определяться. По моим ощущениям, Город Мертвых был, примерно, в двух дневных переходах. Уже легче, здесь не так часто шныряют монстры. От дикого дракона отобьемся, вернее отобьюсь. Да, моего напарника, сейчас можно рассматривать только как балласт. Куда же нам идти? По идее, нужно переговорить с Гайером. Он то, со мной может связаться, а вот я с ним, без места выхода силы, нет. Вообще, должен был бы уже выйти на связь. Все же, открытие портала он отслеживает моментально. Сейчас, судя по солнцу, вторая половина дня. По-нашему часа четыре. Так, пока следует подготовиться к ночевке. Определился с направлением на ближайший лагерь, подхватил тело напарника на руки и взмыл в небо. Лететь пришлось не долго, вскоре показался частокол. Сделав над ним круг, убедился, что все в порядке, затем почувствовал небольшого грызуна, метрах в двухстах. Отрастив когти на одной руке, прошелся на бреющем полете над тем местом, где спрятался грызун. Миг, и он у меня в лапе. Направился к лагерю и, подлетев, с трудом приземлился. С моим маленьким размахом крыльев, можно было попробовать сесть внутри периметра, но с телом в одной руке и тушкой во второй, маневренность у меня, практически нулевая. Подошел к проходу, набрал комбинацию, и вот, мы внутри. Осмотрелся. Господи, как же мы, люди, мусорим после себя. Валялись вещи, полузасыпанные песком листы газет, кости. Никто не потрудился закопать объедки. Понятно, что я шел впереди, и не видел, что твориться сзади, но ведь, и ворота закрывал я, осмотрел территорию лагеря, не забыли ли кого. А мусор, тогда, в глаза не бросился. Ну да ладно, чего на зеркало пенять, коли рожа крива. Сам виноват. Правда, в этом есть и положительный момент, я смогу, из оставленных вещей, соорудить такую же перевязь, как и для Джесс. Свободные руки мне будут нужны постоянно. Прошелся по лагерю и подобрал несколько тряпок, из которых сделаю перевязь для ношения моего напарника. Достал из пространственного кармана нож и принялся сооружать люльку. Когда все было готово, то затолкал туда безвольное тело, и хорошенько закрепил собранными ремнями от одежды и сумок. Теперь следовало заняться приготовлением обеда. Достал походную газовую горелку и, ободрав шкуру с, будем считать, что кролика, принялся готовить бульон. Пришлось выливать воду из трех фляжек. Хорошо, их у меня немного накопилось. Вообще, мне легче, я могу питаться и сырым мясом, а вот напарника, пока, придется кормить как младенца. Как бы мне его назвать, а то он даже не успел представиться, а может и не захотел. Все секреты, да секреты. Могу, конечно, и в мозгах покопаться, но нет, со своими так не поступают. А назову-ка я его Восьмым. Точно. Он у меня по счету, восьмой, кого лечил своей кровью.

Пока размышлял, вода закипела, и я принялся помешивать пустой супчик. Как-то не пришло в голову, что нужно носить с собой запасы еды. В пространственном кармане все сохраняется в таком виде, как и положил. Да, на ошибках учатся. Вот и газ скоро кончится. О! А может мне в башню слетать. Там и Гайеру скажу, что пришел, и баллончик пропущу через магический копир, вдруг станет, как моя магическая фляжка. Все, решено. Сейчас покормлю Восьмого, и двинем. В сумках моих соотечественников столько всего нашлось. Разжился солью и спичками, Сразу вспомнился анекдот, как двигаются через лес на лыжах старый чукча и его малолетний внук. Вдруг старый останавливается, вскидывает берданку. Выстрел. На земле лежит медведь.

Мясо, жир, мех. - Говорит несмышленышу старый, и опять продолжают путь. Через некоторое время старик останавливается и, увидев за кустарником рога, опять вскидывает винтовку. Выстрел. На землю валится лось.

Мясо, шкура, рога. - Опять объясняет старый, малому. Двинулись дальше. Через некоторое время замечают, бредущего по тайге, геолога. Старик опять вскидывает берданку. Выстрел...

Сахар, соль, спички. - Поучает он молодого.

Бульон получился на славу. Остудив его, стал кормить моего пациента. Жидкая пища с растертыми волокнами мяса. Это все же лучше, чем ничего. Мне так с ним мучится еще дня два, потом в себя придет, тогда хоть за собой сможет ухаживать. Везет мне на таких младенцев. Из всех, только Джесс легкая была.

Завернув в газету остатки мяса, сунул его в мой карман. Закопал наши объедки и в лагере немного порядок навел. Проверил перевязь, держится хорошо, мне не мешает. Ноги, правда, по земле волочатся, так, кто же его просил таким здоровым расти. Вышел за ворота, закрыл их и, взлетев, направился к знакомой башне. К ней подлетел уже в сумерках. Чутье подсказало мне, что к нам направляются три живых объекта, но до них еще далеко.

Мысленно обратился к Гайеру, сообщив, что я на Зангрии. Не знаю куда двигаться и с чего начинать. Стал прислушиваться, ожидая ответа от Гайера и вертя головой, чтобы не прозевать нападения бывших хозяев Мертвого города. В это момент в голове прозвучали слова Гайера, что он рад снова слышать меня. Передал картинку местности и примерные координаты, правда их метрическая система была такой запутанной, что я смог только приблизительно определить место, да и то, помогло воспоминание, увиденной карты континента, во дворце короля. Теперь я имел приблизительное направление и точку на карте, которая исчислялась десятками квадратных километров. Пришлось сообщить Гайеру, что я появился не один, а с раненым напарником. Поэтому не знаю, что предпринять. Оставить я его не могу, так как лечил своей кровью. Лететь с ним, до места падения чужого корабля буду долго и с остановками. Поинтересовался, как там с мутантами и остаточным фоном магического воздействия. Оказалось, что жить можно, но не долго. На меня почти не повлияет, а вот на напарника может. И Гайер не знает, какие последствия могут у него быть. Да. Вот тебе и перспектива. Выдвигаться надо срочно, лететь с мешком, весом в девяносто килограмм без перерыва, в течение пяти дней. Амулет уменьшения веса будет работать, но и мою энергию он, в этот момент, будет тратить в достаточно большом количестве. Ладно, выбирать то, все равно, не из чего. Спросил Гайера, могу ли я сделать пространственный карман у напарника? Оказалось, есть подозрение, что он, скрытый маг, и поэтому, образование кармана должно сработать.

Мысленно обратился к Гайеру, по поводу еды и проблемы с напарником. Я ведь его и на минуту не могу оставить одного, а мне и кормить, и поить, и защищать его надо, если нападут. Если все животные, в зоне приземления чужого корабля, мутировали, тогда чем мы будем питаться. Гайер задумался, а потом предложил такой вариант. Нам нужно будет, после посещения лаборатории, проехать в их обеденный комплекс и заказать там еду. Потом сложить ее в пространственный карман, в состоянии стазиса. По мере необходимости будем доставать и есть. А напарника нужно уложить в станок, где предусмотрена лежанка для тела. Он немного с ним поколдует, во всяком случае, сейчас от моего напарника идет устойчивый магический фон.

.2. Опять башня

* * *

Пока беседовал с Гайером, то чуть не прозевал атаку каких-то летучих тварей. Кинулся к штырю, выполняющему функцию ключа лифтовой платформы и, не раздумывая, принялся открывать люк. Не хватало еще, чтобы меня здесь атаковали те твари, что в прошлый раз гоняли нас с принцем. Люк отъехал в сторону, и я вступил на лифтовую площадку. Оглядывался по сторонам и сканировал пространство до тех пор, пока над головой не закрылся люк. Только после этого расслабился. Платформа медленно скользила вниз, лампочки освещали наш путь во тьме.

Площадка опустилась, и я спрыгнул с нее на пол. Уже не оборачиваясь, знаю, что она поднялась обратно, направился к копиру. Так. Нужно много чего наделать. Во-первых, пространственный карман. Не известно, сколько в него помещается. Так, но, если я организую второй такой карман у напарника, то будет очень неплохо. Точно. Итак, нужно начать с копира. Уложил оба газовых баллончика с горелкой на транспортерную ленту и стал отвязывать люльку. Раздел напарника и оглядел рану. В принципе, рана затянулась, что спереди, что сзади. Соответственно и пули в теле нет, все же сквозное ранение. Так, всю одежду Восьмого тоже на ленту. Что получится, то получится. С копиром, никогда не знаешь, что он вложит в вещь, но всегда что-то полезное.

Когда вещи ссыпались в ящик, вытащил их и еще раз пропустил оригиналы через копир. Вспомнил, что раздарил много колец с защитой, и через копир, пополнил их запас. Так, напарника надо будет экипировать по полной. Не известно, что нас ждет на корабле. Организую ему летный костюм, как у меня, ничего, что размер маленький, при копировании попрошу увеличить размер, дам кольцо высшей защиты. Такое только у Хельги и у меня. Так, еще повешу на шею амулет для уменьшения веса. В принципе, это уже будет неплохим защитным и вспомогательным комплексом. Костюм и согреет в холод, и охладит в жару, кольца, насколько смогут, защитят, ну, а амулет уменьшения веса сам за себя говорит. Все. Услышав, как упал в ящик летный костюм, прошел туда и, вытащив, попытался напялить его на Восьмого. С размером почти угадал. Удивительно, как это комплекс понял, что я на восемь процентов хочу увеличить размер вещи.

Вспомнил о пространственном кармане и поволок Восьмого к станку. Вставил его руку в углубление под ладонь, увидел небольшую вспышку в месте нанесения татуировки, и все. Наверное, сработало. Все равно, проверить не смогу, пока Восьмой не очухается. Это же его карман, а не мой. Туда, так просто не залезешь. Так, теперь, как Гайер говорил, Восьмого, на лежанку. Станок уже светился, указывая, что нам нужно именно сюда. Подтащил напарника и уложил в специальное углубление. В ней был выдавлен контур человеческого тела, поэтому, где голова, а где ноги не нужно было решать. Станок накрыл тело мелкой сеткой световых нитей. Что-то втыкалось, и по прозрачным трубкам струилась какая-то жидкость. Процедура заняла достаточно много времени, а я все ждал, когда мне вытаскивать Восьмого. Наконец свет потух, это значит, Гайер указывает мне, чтобы я вытаскивал тело из ложа. Я оттащил тело Восьмого к скамье и, вернувшись, увидел, что станок опять пришел в движение, видимо это для меня. Я улегся в станок. Гайеру доверял, как самому себе. Мы с ним столько прошли, что у меня не возникло ни тени сомнения. Приятно зажужжало и зарокотало вокруг меня. Затем все накрыл светящийся туман и в голове зазвучал голос Гайера, но какой-то безжизненный, что ли. Выяснилось, что это специальный комплекс, в котором готовили магов. Здесь они получали базовые знания, и их организм подготавливался к тому, чтобы пропускать через свои синапсы магическую энергию. Оказалось, что магия, это высшая ступень нервной деятельности, но при условии, способности тела аккумулировать магическую энергию. Если все составляющие у индивидуума есть, то станок изготовит из него великолепного мага, а уже дальше, только практика. Звякнув, туман рассеялся, видимо это означало, что процедура прошла успешно.

Я провел диагностику организма, ничего опасного или потери каких-то качеств не произошло. Теперь следовало заняться едой. В принципе, идея Гайера правильная, но подойдет ли нам та еда. Ее же готовили для персонала этой базы более шести тысяч лет назад. Тогда и люди были другие, и продукты другие, да и условия не такие, как сейчас. С ума сойти, я буду жевать бутерброд, изготовленный за четыре тысячелетия, до рождения Христа. В общем, я даже сформулировать не могу, не то, что мысленно охватить такой период. Но делать нечего, и я, загрузив в люльку Восьмого, направился к платформе. Мысленно вызвал, и, дождавшись пока она спуститься, встал на нее. Выразил желание оказаться в обеденном комплексе. Диск поднялся, а потом, ускоряясь, стал перемещаться горизонтально. Свет не зажигался, мы неслись в полной темноте. Наконец передвижение стало замедляться, и вот мы опустились в огромном пустом помещении. Ни столов, ни посуды, вообще ничего. Я отметил то место, где нас высадил диск. Опять обратился к Гайеру, с вопросом, как этим пользоваться? Мысленно я уже попросил обед, но никакого движения не обнаружил. Как ни странно, но здесь связь с Гайером действовала. А ведь точно, он мне рассказывал, что лаборатория экспериментальная, и чтобы не пострадать, он присутствует там минимально, только датчики.

Гайер сообщил мне, что нужно подождать, все-таки мы первые, за последние шесть с половиной тысяч лет, кто пожелал отобедать. Процессы запущены, количество едоков и их состояние определено, нужно только подождать. И вообще, мне следовало сразу сделать заказ, как только вступил на платформу. Ладно, учтем. Гайер помолчал, а потом выдал, что процесс моего обучения магии прошел даже лучше, чем у тех, кто впоследствии стал архимагистром. Так что он, во мне, не ошибся. Приятно конечно, но что это мне дает? Я ведь не настоящий маг, а так, не пойми, что. Молния так и сказала, что у меня только ментальная магия.

Минут через двадцать из стены выдвинулась столешница без ножек. Из пола вспухли бугорки, на которые, видимо, садятся, что я и сделал. Потом из стены, по столешнице, заскользили емкости, отдаленно напоминающие миски с каким-то варевом. Ни ложек, ни ножей, ни хлеба. Так, и как я буду транспортировать этот суп-пюре. Вылью его в какую-нибудь баклажку. Так ведь нет ничего. Ладно, сначала надо попробовать самому, а потом накормить Восьмого. Взялся за края миски и попытался ее приподнять, чтобы выпить через край. Ага! Щас! Разбежался! Она намертво приклеена к столешнице. Пришлось наклониться и, по-собачьи, попытаться зацепить еду. Что я только не делал. И губы трубочкой вытягивал, и языком, действительно как собака, пытался зачерпнуть из миски варево. Потом махнул на все рукой, и рукой же, набрал в ладонь местный продукт. Когда-то давно, когда я служил в Советской Армии, нас кормили таким. Этому нет культурного названия. Представьте клейстер, а в нем, редко-редко встречаются маленькие кусочки картошки. Так вот. Это было родным братом или сестрой того изобретения человечества. Своей рукой, стал аккуратно зачерпывать варево и отправлять его в рот моему Восьмому. Детский сад и дурдом в одном флаконе. Накормив напарника, доел и свою миску. Не пропадать же добру. Миски уехали, а я продолжал сидеть и ждать второго, или хотя бы компот. Стол, пикнув, уехал вглубь стены. Бугорок, на котором я не сидел, тоже скрылся в полу. Подумав немного, я обратился в пространство с требованием, что мне нужна походная еда на двоих, на десять дней. Опять пауза в двадцать минут и прямо по полу ко мне подъехал небольшой контейнер с откидной крышкой. Я не поленился и открыл. Кто бы удивлялся. Да, фантазии у местного повара явно не хватает. Та же бурда. Но все равно лучше, чем ничего. Только, не мало ли. Я спросил у Гайера, но он заверил, что это концентрат, и его нужно разбавлять в соотношении один к сорока. Ладно, попробуем. Тут у меня еще одна идея проскочила, а что, если попросить Молнию, чтобы она нам сбрасывала раз в неделю, допустим, косулю. Тогда у нас будет и мясо и гарнир. Обсудил эту идею с Гайером, тот одобрил и обещал переговорить с Молнией о такой услуге.

Все, можно закругляться. Я поднял с пола контейнер и, положив его в пространственный карман, направился к тому месту, где нас выгрузила платформа. Мысленно вызвал ее и скомандовал доставить нас в лабораторию. Опять чувство перемещения в кромешной тьме, даже зрение дракона не помогало. У меня зародилось подозрение, что мы ехали не в пространстве, а в подпространстве, или, что, это телепортация, но растянутая во времени. Допытываться не стал, итак мы потеряли много времени. Нужно было выдвигаться. Еще не известно, сколько мы будем искать чужой корабль.

.3. Одинокий палец.

* * *

По моим ощущениям уже наступило утро. Вызвал платформу и, выбравшись на верхнюю площадку, проверил крепление упряжи с партнером. Вроде все нормально. Оттолкнулся от края парапета и полетел в указанном направлении. Только сейчас я почувствовал, что лететь стало легче. Наверное это сказывается магическое обучение. Посмотрим, что еще преподнесет мне обучение в лаборатории. Крылья мерно поднимались и опускались, земля стремительно неслась под нами. По-моему я и летать стал быстрее. Полупустыня вскоре сменилась классической пустыней. Солнце палило нещадно, но летные костюмы выдерживали. Странная у глархов кожа. На вид, необычайно тонкая, а по прочности, не уступит, наверное, кевлару, или какому-нибудь армированному бронежилету. Так, размышляя, я несся все дальше и дальше на юго-запад. День прошел в немом разглядывании пейзажа подо мной. Вдруг еще чего-нибудь обнаружу, и обнаружил. Сначала увидел огромный каменный палец. Он возвышался в пустыне как последний зуб, у древней старухи, во рту. Вроде и есть, а не нужен. Я облетел утес кругом. Рядом с ним просматривались нагромождения правильных каменных блоков. Уже смеркалось, и нам, все равно нужно было искать место для ночлега, и где можно отдохнуть и покушать. Почему бы не здесь. В этих развалинах, нас сверху не достать, а внизу мы и сами отобьемся. Спикировал поближе к блокам. Они оказались огромными каменными глыбами, обтесанными древними умельцами. Теперь следовало выбрать место, чтобы нас не могли атаковать сверху, и не могли окружить снизу. Вскоре нашлось несколько блоков, которые стоя в наклон, вверху соприкасались друг с другом углами или гранями. Вытащив из пространственного кармана каримат, я разложил на нем Восьмого. Тот уже стонал, то есть проявлял признаки жизни. Каримат я заложил в карман после того, как проспал в пещере драконов на каменном полу. С некоторых пор у меня было две такие подстилки, кроме того, пропущенные через магический копир. Сейчас я ощущал блаженство, никого не надо таскать, привязанным к груди, как младенца. Свободно шагать, а не переступать, когда перед твоими ногами тащатся по земле чужие ноги. В общем, чувство свободы и ощущение легкости во всем теле. И это не смотря на то, что весь день махал крыльями с двойным грузом без использования амулета облегчения веса.

Просканировав окрестности, убедился, что мы здесь, одни. Неожиданно увидел, на что способен новый каримат. Из песка поднялась голова песчаной змеи, ее тело устремилась к Восьмому. Легкая вспышка, и змея отлетела на пару метров в сторону. Вот и защита работает, так что мне никто не мешает исследовать эти развалины. Неожиданно обнаружил, что просканировав местность, насколько это было возможно, в моей голове нарисовалась трехмерная схематичная карта, на которой я мог видеть две светящиеся точки, то есть самого себя и Восьмого. Обрадовавшись новому приобретению, тут же начал движение по этому, запутанному лабиринту. Напрашивалась мысль, что когда-то из этих блоков что-то было сделано, а потом разрушено, но что? Попытался собрать, видимые мной на карте кирпичики. Когда более внимательно посмотрел на карту, то обнаружил что, скорее всего, это была ступенчатая пирамида. Руководствуясь историей моего мира, я вспомнил, что такие пирамиды назывались зикурат, и что внутри у них ничего не было, то есть они не были полыми, а чаще всего строились вокруг какого-нибудь холма, как внешний слой. Значит, в нашем случае, основанием мог служить сам каменный палец. Мысленно я уложил все блоки вокруг утеса, но все равно, верхушка каменного пальца торчала бы очень высоко над пирамидой. Второе, что вспомнилось из уроков истории, что на вершину зикурата вела длинная лестница. И чаще всего, там совершали жертвоприношения. И, нередко, человеческие.

Обойдя по кругу весь этот каменный бардак, я вдруг подумал, а что, если вершина пирамиды, подходила к какому-нибудь отверстию в пальце. Мысленно еще раз, построив пирамиду, я определил ее верхний уровень, и стал осматривать палец на этой высоте. Чтобы было быстрее, я взлетел, и облетел по кругу этот странный каменный палец. Действительно, почти в середине каменной громады проглядывало отверстие в камне. Я направил свой полет туда. После тренировок с Молнией, я мог влететь в пещеру драконов, не задев камни крыльями. Здесь я проделал нечто подобное, но, только, предварительно просканировав туннель, чтобы не влететь в стену или не напороться на какой-нибудь штырь. Далеко пролетать не стал, а опустился на песчаный пол туннеля. Дальше пойду пешком. Включив ночное зрение и сканер, стал двигаться вглубь каменной громады. Песка под ногами становилось все меньше и меньше, ну это не удивительно, песок заносит ветер из пустыни. Тот оседает ближе к выходу, а сюда просто не долетает. Вот проход стал расширяться и вывел меня в огромную пещеру. Эта пещера представляла собой вытянутую, сверху вниз, полость в недрах пальца. Причем по периметру внутренней стены пещеры шел карниз, который проходил вдоль всей стены и был шириной не более пяти метров. Получалось, что если идти по проходу, то, не зная, ты свалишься в своеобразный каменный стакан. Может, так и совершали жертвоприношения. Заставляли людей идти внутрь пещеры во тьме, и те падали в яму. Нужно будет спуститься вниз и посмотреть на кости того, кто падал туда. Не исключено, что найду что-нибудь ценное. Расправив крылья, я по спирали опустился на самое дно пропасти.

Вот теперь никаких сомнений. Жертвоприношения, да еще и человеческие. Множество фрагментов человеческих скелетов. На некоторых следы, как будто их разгрызали. Просканировал дно и стены. Дно самое нормальное, ровное, но ровное, как будто его изготовили в мастерской. Буквально отшлифованное. Теперь стены. Такой же эффект, идеально ровный цилиндр, хотя нет, в двух местах есть изъян, и я сейчас двину туда. Первый изъян объяснялся легко, на стене гораздо выше, чем мог бы достать человек, шла надпись на непонятном языке. Попытался представить, что там могло бы быть написано, поискал повторяющиеся слова. Вот и все, что я смог сделать с этой надписью. Направился ко второму, заинтересовавшему меня, месту. Издали изъян был заметен, а вот рядом, нет. Может, какой скрытый проход? Точно, подойдя к легкому изгибу на стенке колодца, заметил огромную дыру, которая уходила куда-то в сторону. Пошел по ней. Это был явно ход, или точнее сказать, лаз. Он плавно изгибался и вел по спирали под дно цилиндра. Но как же тогда мое хваленое драконье чутье. Я ведь не смог определить, что под дном находится полость, да и проход на дне пропасти я ведь тоже не смог обнаружить. Странно, или в этом повинен сам материал этой скалы. Нужно будет взять образец. Так, размышляя, я спустился по спирали во вторую огромную пещеру. Вот теперь все понятно. Тут когда-то обитал дракон. Да, да, дракон, потому, что только слепой не увидит огромный скелет, растянувшийся на полу пещеры. Он так и умер на своих сокровищах. Я прошелся по огромной куче всевозможных украшений и просто слитков драгоценных металлов. Мне такие, тоже не помешают, и я засунул парочку слитков золота в карман. Больше ничего интересного не нашлось. Магических предметов не было. Но, может этот дракон, как и Малыш, не переносил прикосновение магических предметов. Тогда они должны были остаться в жертвеннике. На обратном пути посмотрим. Здесь больше было нечего делать, и я направился обратно. Выйдя из прохода на дно жертвенника я, включив свое магическое зрение, обшарил им пещеру. Как оказалось, таких магических предметов немного, но есть. На глаз, набрал около двух ведер таких амулетов или артефактов. Вот теперь будет, чем заняться долгими зимними вечерами. Перебирая украшения, вдруг наткнулся на непонятный предмет, отдаленно напоминающий ключ, и самое интересное, что он висел на пластиковом ремешке. То, что металл ключа не серебро и не золото, это было точно, может платина, я ее никогда в глаза не видел. Ладно, пусть у других голова болит, когда будут изучать этот ключ, и я засунул находку в специальный отдел кармана. Взлетел вверх, и не поленился подняться под самый потолок. Как оказалось, не зря. Там шел еще один карниз и там же, находился вход в маленькую келью. В ней обнаружился огромный энергетический кристалл, установленный на подставке из рогов какого-то животного. Кристалл растратил почти всю свою силу, так что еще немного, и он потухнет. Потухший кристалл никому не нужен, он как бы умирает, как жемчуг без солнца. Взял кристалл себе. Маг я, или не маг. С таким кристаллом, заряженным под завязку, я буду иметь огромный потенциал. Еще, в келье, нашел кожаную тетрадь. Кожа очень напоминала человеческую. Не исключено, учитывая гору костей внизу. Страницы в книге были из такой же кожи. А вот прочитать у меня не получилось, единственное, что сумел определить, язык надписи отличался от той, которую я видел внизу. Обшарил всю келью драконьим и магическим взглядами, просканировал все, и потолок, и пол, и стены. Ничего. Учитывая свой прокол внизу, внимательно осмотрел каждый сантиметр этого небольшого пространства. Безрезультатно. Все, тогда заканчиваю, и нужно возвращаться к Восьмому. Скоро ужин, а потом сон до самого утра.

Слететь с утеса, до места нашей стоянки, минутное дело. И вот я, достав из кармана туристический примус, стал разогревать нам еду. Вода в моих магических фляжках. Противное пюре в контейнере. Как и положено, взял специальным приспособлением, которое являлось и мерным стаканом, немного пюре, развел его водой в пропорции один к сорока. И это одна порция! Посмотрел, и понял, что этого контейнера нам хватит на пару месяцев, если мы будем питаться, как на убой. Взял и разделил порцию на двоих. Даже этого будет много. Поел и накормил Восьмого. Тот уже пытался жевать и облизывал доисторическую ложку, правда, не открывая глаз. Ничего, завтра, послезавтра, он очнется, тогда хоть поговорить будет с кем, хотя бы о вкусе пюре. Сполоснул посуду, и вдруг меня озарило, ведь есть бытовое заклинание для чистки всего, одежды, посуды, мебели, короче, всего, что надо чистить. Мысленно произнес его, и все, посуда, стала такой, какой не была, даже при покупке. Видимо это тот самый базовый курс магии, который в меня заложил Гайер. Прекрасно, теперь можно и баиньки. Само собой всплыло знание, как поставить защитный купол. Прошептал мысленно заклинание и улегся спать.

.4. Очнулся.

* * *

Утром проснулся ни свет, ни зоря. Организовал завтрак. Где-то ближе к концу завтрака, у Восьмого вдруг открылись глаза, и он прошептал мне. - Где я? - Пытаясь выяснить, самый главный вопрос для себя.

Да уж не на небесах, а вот как только доешь эту божественную пищу, так я тебя туда сразу и отправлю.

В глазах читался немой вопрос, что я сжалился.

Ты мне, если честно, то всю малину... Ну ты сам понимаешь. Я тебя уже третий день на себе таскаю. Мне нужно, как можно скорее добраться до одного места, так что давай, доедай, и я тебя действительно отправлю на небеса. Что, не веришь? А ты вот доешь эту кашку, а потом посмотрим.

Впихав в Восьмого, остатки каши, начал пристегивать его к себе, в люльку.

Это зачем? - Выдавил из себя Восьмой.

Чтобы отправить тебя на небеса. Ты же не думаешь, что после всего услышанного я оставлю тебя... ну ты сам понимаешь...

Что, убьешь? Хоть скажи за что. И, может, я сейчас буду сопротивляться, вытащу пистолет и прихлопну тебя.

О, да ты уже в диалог пытаешься вступить. - Подбодрил я его, окончательно привязав к себе. - А про оружие, это ты загнул, я тебя вчера обыскал, так вообще ничего не нашел. Ты вроде как агент, а ничего при себе не имеешь? Непорядок. Вот за это я тебя сейчас и отправлю на небеса. Ну что, готов?

Тот тяжело вздохнул и сообщил мне, что его профессия, как бы предполагает такую концовку, и что он хотел бы напоследок чиркнуть пару строк жене и дочке. Посмотрел на меня и понял, что я не собираюсь ему что-то давать. Посмотрел, теперь уже в небо, и тихо попросил кончить его быстро. А то он уже устал бороться с болью.

Ну, ты меня не за того принимаешь. - Сказал я ему. Его глаза потухли, и он обреченно вздохнул. Видать к смерти приготовился.

Я сказал на небеса, значит на небеса!

И оттолкнувшись от земли, грузно взлетел. Набрал высоту, и, определив направление, стал увеличивать скорость. Поразмыслив, решил забрать его боль себе, пусть немного отдохнет.

Ты, ангел? - Услышал я сквозь шум ветра.

Да нет, я Максим. И давай помолчи, а то все силы растеряешь.

Набрав крейсерскую скорость, стал обдумывать разговор с Восьмым. Хочешь, не хочешь, а мне придется привлекать его к работам на чужом корабле. Нужно будет расспросить, что он умеет делать. Хотя, при изучении оборудования чужой цивилизации, вообще не знаешь, что может пригодиться. Можно даже не гадать, на месте разберемся. Лететь еще два дня. Нужно как-то его подготовить, а то неадекватный напарник мне не нужен. Всякую божественную хрень выбью из него уже сегодня вечером. А вообще, ничего мужик. Фаталист конечно, но, в меру. Больше всего меня беспокоит, что он может попасть под влияние мутагенов магического характера. Даже Гайер ничего конкретного сказать не смог. Вот к этому я буду должен его подготовить, за оставшиеся два дня. Глянул на Восьмого, тот спал, свесив голову набок. Карантинная зона приближалась. Вот бы Гайеру ее закрыть, как Город Мертвых, а то начнет распространяться зараза. Пора потихоньку приступать к планированию нашей исследовательской деятельности. Во-первых, Нужно будет найти место для основного лагеря. Нечего все время проводить в корабле, особенно Восьмому. Во-вторых, Вынести все самое ценное, в плане информации. В-третьих, попытаться локализовать зараженную зону, как с Городом Мертвых. Будем считать это первоочередными задачами. Цель у нас одна, спасти планету. Если судить по информации, которую передал мне Гайер, то прошло уже около трех недель. Вот и посмотрим, какая гадость появилась за столь короткий срок. Итак, для решения поставленной задачи мне нужно будет подготовить Восьмого к тому, что может возникнуть точка невозврата. Если все выйдет из-под контроля, то нам придется себя убить. Не знаю, как из Восьмого, а вот из меня получиться такой монстр, что планета содрогнется. Это и Гайер подтверждает. Теперь о технологиях. На любом космическом корабле предусмотрен режим консервации. Если мы вычислим, как активировать такой режим, то, считай, полдела сделано. Дальше останется только монстров уничтожить, и можно возвращаться. Хорошо бы было научиться их языку и письменности, это значительно упростит исследование в корабле. Выйдя из задумчивости, посмотрел вокруг, солнце садилось, нужно было искать место для ночлега. Закат здесь был красивый. Нечто феерическое. Последние лучи светила отражались, где-то в верхних слоях атмосферы, и создавали неповторимую игру света, видимо, изменяя длину волны каждого луча. Получалось северное сияние, но отдельными фрагментами, которые соединялись небольшими радугами. Все это мерцало и переливалось. Такая картина длилась не долго, но запоминалась навсегда. Жаль, заснять нечем. Сфотографировать, наверное, можно, но не факт, что получится. В горах я такой картины не наблюдал.

Все, краски начали меркнуть, теперь стоит определяться с местом ночевки. Огляделся с высоты. Никаких строений, лесочков или нагромождения больших камней. Придется ночевать на открытой местности, тогда надо искать самый высокий холм или бархан, кто их, отсюда, сверху разберет. Определил на глаз самую высокую точку, и рванул к ней. Приблизившись, облетел по кругу. На вид, такой же, как все, бархан. Приземлился. Под ногами песок. Какой-то густой, тягучий и тяжелый. Не иначе, с большим содержанием какого-нибудь металла. У песчинок кромки резкие, колючие. Что-то он мне напоминает. Да, вот, наверное, самое подходящее сравнение, титановую губку он мне напоминает, если ее растереть в порошок. Да, точно, и цвет подходит. Только вес не соответствует. Это какая-то тяжелая субстанция. Ладно, чего это во мне исследовательский зуд, раньше времени, проснулся. Но, несколько пригоршней песка в полиэтиленовый мешочек засунул. Пусть будет.

Начал обустраиваться. Разложил наши лежаки, отвязал Восьмого и уложил на каримат. Сам начал готовить ужин. Теперь, такая еда нам, недели на две. Когда вода закипела, то развел наше противное пюре и заварил чай. Теперь я был умнее и не стал сыпать столько концентрата для пюре, сколько рекомендовалось, а уменьшил дозу до одной трети. Получились две нормальные порции. Растолкал Восьмого и всучил ему ложку. Нужно привыкать к самостоятельности. Сам ел с ножа. Вот буду злой, как собака, так ведь, и оценить некому. Съели все, и перешли к чаю. Теперь можно было и поговорить.

.5. Откровенный разговор.

* * *

- Слушай Восьмой, да не удивляйся, это я так тебя прозвал. Ты же мне не представился, то ли не захотел, то ли не успел. Кстати, ты хоть что-нибудь помнишь, Ну, хотя бы начало нашей беседы на острове в Паттайе.

Да помню я все, как уговаривал тебя, как предупреждал об интересе к тебе иностранных разведок, даже то, что получил пулю в сердце. - И пристально уставился на меня.

Ты меня не смущай, я уже одного такого лечил, решил, чтобы его не травмировать, расплывчато охарактеризовать ранение. У него тогда аорту пробило. Крови было, море. У тебя поменьше. Так вот, тот раненый мне сам все и доложил. И сказал, что по всем законам природы, он был не жилец на этом свете. Ну, если сказать по правде, то он действительно бы скончался, даже скорую не дождался бы. Да ему, по моим подсчетам, жить оставалось не более минуты. Но ничего, я его выходил, правда, на свою голову. Ну да это дело прошлое. У тебя ситуация полегче была, всего-то, один из желудочков, у сердца, насквозь. Так я еще успел тех, кто стрелял успокоить и парочку допросить, перед тем, как начал тебя лечить. Ну, ты сам понял, что лечение мое не простое. Здесь, как у вас в конторе, войти можно, а вот выйти, нет. Я думаю, ты понял, о чем я. Ты только не думай, что я тебя буду силой держать или еще чего. Нет, просто у моего лечения есть побочный эффект. Правда, для всех, кого я лечил, две разновидности, а для тебя, аж целых три. Так что гордись.

Ну и что же это за эффекты такие? - Не дрогнувшим голосом спросил Восьмой.

Если честно, то первый, вообще ерундовый. При сильных отрицательных эмоциях, могут отрастать когти или чешуя, а может и то и другое. У меня, в основном на руках все отражается. Это побочный эффект моей крови, он же стал причиной твоей второй головной боли. Я тебе сейчас попытаюсь объяснить, а уж проклинать ты меня, потом будешь. Начну с того, что раньше я был простым, нормальным человеком, я и сейчас себя таковым считаю. Однажды я случайно искупался в крови дракона. Был сильно ранен. В общем, кровь попала всюду и я в ней долго находился. Как сказал мне тот дракон, в чьей крови я искупался, люди не выдерживают такой объем крови и умирают. Я выжил. Больше того, я вылечился, но получил побочный эффект, я стал драконом-оборотнем. Правда в основном, я человек, и мне нельзя долго находиться в ипостаси дракона. Я получил еще несколько бонусов. Во-первых, моя кровь менее концентрированная, чем у драконов и я могу ею лечить людей. Понятно, что насморк я лечить, таким образом, не буду. Это относится к критическим ситуациям. Ну и сразу могу тебе сказать, был бы ты подонком, так бы и помер там, на полянке, вот, а во-вторых, я маг. Я, почему тебе все это рассказываю, потому, что плавно перехожу к той глубокой заднице, в которую ты попал. Сразу обозначу проблемные места. Я, когда лечу своей кровью, то вынужден находиться в прямом контакте с пациентом несколько дней. В твоем случае не менее недели. Это второй эффект, о котором я тебе говорил ранее. Дальше, больше, в тот момент, когда ты меня остановил для разговора, я отправлялся на ответственное задание. Задание, не больше, и не меньше, чем спасти планету, которой я обязан своей кровью. Я итак, задержался на Земле, и поэтому спешил как можно скорее перейти в тот мир, но вот, сначала ты меня задержал, а потом на нас напали. Я не мог из-за тебя отложить решение вопроса со спасением планеты еще на неделю. Там, то есть здесь, счет идет на часы, не то, что на дни. Так вот, мне пришлось лечить тебя своей кровью, ну, а бросить тебя без контакта со мной, означало просто убить. Поэтому, я взял на себя смелость притащить тебя сюда. Там у тебя был один выход - смерть, здесь, есть небольшая, но вероятность, что ты выживешь.

Ты хочешь сказать, что мы на другой планете?

Ну, доказательств скоро будет больше, чем хотелось бы. В твоей ситуации, самое страшное, это то, что место, куда мы направляемся, заражено. По оценке местного искусственного магического интеллекта, это действие магического мутагена. Как он повлияет на тебя и меня, не знаю. Могу сказать только одно, у меня вероятность перебороть мутаген выше, чем у тебя. Если я увижу, что ты превращаешься в монстра, то, не обижайся, убью, даже не задумываясь. Если почувствую, что мы оба представляем опасность для окружающего мира, убью обоих. Так что будь к этому готов. Ничего личного, как говорят.

Ну, ты меня ошарашил. Магия, мутагены, драконы. Что еще?

А вот что еще, никто пока не знает. Мы с тобой первые увидим это. Раз уж так получилось, что мы с тобой в одной упряжке, то мне бы хотелось, чтобы ты принял активное участие в исследовании чужого корабля. Ах, да, я же не сказал тебе, что проблема планеты началась после того, как в эту пустыню упал космический корабль чужой цивилизации. Из-за чего пошла мутация местных форм жизни, пока не понятно, вот мы с тобой и должны это выяснить. Местный бог, до этих мест добраться не может, поэтому придется нам. Обещаю, что как только мы выполним свою работу, то я тебя доставлю на Землю, да еще и заплачу за работу. Все же ты, наемный рабочий. Думаю, что сумму ты назовешь сам. Правда, деньги для расчета с тобой я могу получить не сразу, а только продав драгоценные камни. Если же ты мне не доверяешь и не станешь ждать, то моя доля, вложенная в авиакомпанию, в которой я работал, составляет три миллиона евро. То есть, я могу просто отдать тебе часть своего пакета акций, или отдать мое место учредителя. Сейчас точно сказать не могу, так как срочно уволился и не знаю, в качестве кого остаюсь на фирме.

Ты ушел из-за проникновения разведчика в вашу компанию? Я знаю, что ваши конкуренты наняли специалиста. Он, правда, не вернулся, но прибор, который он поставил, работает. Ты ведь был начальником службы безопасности и тебя попросили уйти?

Да нет, не все так мрачно. Шпиона мы поймали, Правда, при этом пострадал мой друг, Людвиг. О приборе знаем, так что сейчас дезинформация льется через край. Знаю и то, что мое личное дело ушло в руки конкурентов. Но что можно почерпнуть из моей жизни. Да ничего. О том, что я дракон, знают единицы, и они заинтересованы в молчании, потому, что они сами, немножко драконы. А ушел я потому, что очень близкие мне люди, решили, будто я, продажная сволочь. Причем, один из них, получил от меня в подарок жизнь, а второй, жизнь своей внучки. Ай, не хочу об этом говорить. У меня никогда не было семьи, и люди, которых я подпустил близко к сердцу, не оправдали моих надежд. Одного я простил, а второй, и так прекрасно проживет, без моего прощения. Есть только две сущности, которых я могу, с полной уверенностью назвать своей семьей, и обе они не люди. Если мы выживем, то я тебя с ними познакомлю. Ладно, давай готовиться ко сну, и, если тебе не трудно, расскажи, что ты умеешь. Можешь не погружаться в ваши тайны, меня интересуют навыки. То есть, где я тебя смогу использовать. И постарайся побыстрее определиться с твоим отношением ко мне. Нам работать вместе. Ну и обзовись как-нибудь, а то неудобно как-то. Восьмой, да Восьмой.

Ну, с именем проще всего, я не оперативник и можешь звать меня Михалыч. На тебя не сержусь. Если честно, то понимаю, что по всем законам, меня бы уже хоронили. Твое личное дело запросили мы. Ты не подумай, того агента нанимала не наша контора, но мы воспользовались случаем и получили свое. Сейчас я не оперативник, но начинал как полевой агент, так что таких навыков, выше крыши. Теперь, что могу делать. Во-первых, я аналитик. Думаю, что это такое, объяснять не надо. По жизни умею все диверсионное. Минирование, разминирование, маскировка, электронное проникновение, хакерство, выживание. Умею водить все, что движется, летает, ползает, плавает. Не как асс, конечно, но взлететь и посадить самолет или вертолет, это запросто. Ну, немного химик и биохимик, радиоэлектронщик, повар.

За мое личное дело капусты заплатили немеряно? Могли бы и так спросить, я бы ответил. Ты не обижайся, Михалыч, но из всего перечисленного, пока подходит только повар, да и то, когда нам с небес сбросят тушу какого-нибудь козла. Пока будем питаться кашкой. Да, забыл тебе сказать, я тебя немного экипировал, на свой манер. Твоя одежда храниться у меня. Там все. Я же не зря тебе говорил, что обыскал полностью. Мне пришлось тебя догола раздевать, когда я внедрял в тебя начальные знания по магии, да и пространственный карман встраивал. Ну, давай, по порядку. В общем, так, у тебя имеется, кольцо высшей защиты, амулет снижения веса, костюм для полетов, как на мне, ну и пространственный карман, так как Гайер сказал, что ты, немного маг. Теперь расскажу обо всех понемногу, кольцо высшей защиты защищает. От чего конкретно, не знаю, но меня спасало несколько раз. Амулет уменьшения веса работает очень хорошо, я с его помощью Боинг тащил на прицепе. Комбинезон, как у меня, создает комфортные условия для тела, защищает от всего летящего в тебя, но сам понимаешь, распространение ударной волны никто не отменял. Так что защита частичная. Теперь пространственный карман. Это область подпространства, привязанная к твоей ауре. Там можно хранить все, что угодно. Продукты не портятся, металл, на металл детекторе не звонится. Веса не ощущаешь. В общем, мечта любого мага, а тебе бесплатно достался. Я думаю, что еще одно кольцо имеет смысл одеть. По нему я точно знаю характеристики. Вот это кольцо. Оно выдерживает интенсивный автоматный огонь до двух минут, защищает при взрыве, не даст разбиться, если выпадешь, допустим, с восьмого или девятого этажа. Вот, одень на палец. Кстати, оба кольца можно сделать не видимыми, достаточно просто этого пожелать. Не чувствуются при рукопожатии. Мечта любого шпиона. Ладно, давай спать, а то нам завтра предстоит нелегкий день.

С этими словами я поставил защиту вокруг нас и отключился. Среди ночи меня разбудили толчки в бок. Я открыл глаза и осмотрелся. Меня толкал Михалыч, а вокруг купола защиты, столпились красные глаза. Я просканировал окрестности. Мелкие хищники, типа наших гиен. Защита их не пропустит, о чем и сказал Михалычу. Опять отключился, а Михалыч, если ему не спится, то может разглядывать их, хоть до утра, ему же не махать крыльями весь день.

.6. К объекту.

* * *

Утром проснулся от ощущения пристального взгляда. Открыл глаза и уперся взглядом в Михалыча. Тот изучающе меня разглядывал.

Михалыч, ты бы лучше примус разжег, да воду кипятить поставил. Чем раньше мы от сюда вылетим, тем лучше. Вчера же хвалился, что ты повар. Ах, да. Все же у меня в пространственном кармане. Тогда смотри и учись.

Я засунул руку с татуировкой в карман и стал доставать походный примус, фляжку с водой, одежду Михалыча. Потом показал, как он может разместить свою одежду, в своем кармане. Мне бы кто так объяснял, когда у меня появился такой карман. Все изучалось методом тыка. Пока Михалыч экспериментировал со своим карманом, я достал еще одну фляжку с водой и подал Михалычу. Тот недоверчиво взял ее из моих рук. Фляжка была не первой свежести. Это для короля она казалась подарком с небес, а у Михалыча, на складе, такие новенькие стоят, а тут, поцарапанная, кое-где помятая.

Да ты бери, бери. Не пожалеешь. В ней всегда вода есть, если хоть капля осталась. Удобная штука. Я частенько вот в такие условия попадаю, то еды нет, то воды. Я такую фляжку, местному королю подарил, так он из нее воду вылил, а внутрь налил бренди, теперь у него он не переводится. Пока тебя лечил, я и баллончики для газа, такими сделал. Правда еще не проверял, но думаю, что так и будет. Уж больно умная там машина стоит.

Пока разговаривали, вода уже закипела и, разведя пюре, остальную воду пустили на чай. Завтракали молча. Вкус этого блюда не располагал к застольным беседам. Сполоснув посуду, убрал ее в карман и начал собирать вещи. Подняв кариматы обнаружил, что странный песок, под ними, стал похож на обычный. То ли это от влажности, все же алюминиевая фольга конденсирует на себе воду. Как бы там ни было, но все было свернуто и, привязав Михалыча к себе, я взлетел над пустыней.

Если все пойдет нормально, то или сегодня к вечеру, или завтра с утра, мы выйдем на контрольную точку. Ну а дальше, придется летать кругами и искать корабль. Лететь было легко, видимо подгонял попутный ветерок. Так что предположение о сегодняшнем завершении перелета, скорее всего, правильное. Внизу было пусто, хотя в пустыне всегда так. Вся жизнь там начинается с заходом солнца. Глаза привыкли к металлизированному блеску песка, казалось, что он был всегда такой, но вид двух проплешин на вершине холма, где мы ночевали, говорил об обратном. Внезапно почувствовал, что связь с Гайером пропала. Мы не общались с ним, в этот момент, просто мое внутреннее чутье подсказало мне, что наша связь заблокирована. Ну, к чему-то подобному я был готов. Значит корабль близко. Внезапно Михалыч закричал. Из-за ветра слышно было плохо, но он орал и показывал куда-то за спину. Я сделал маневр уклонения и, слегка повернув голову, уловил, направленную на меня агрессию. Странно, но сам объект я не ощущал. Еще раз, уклонившись на всякий случай, стал искать нашу проблему. Сканировал на всех, доступных мне диапазонах. Но ничего не обнаруживалось. Внезапно сам увидел, как невдалеке, в небе, мелькнуло, отражая свет местного солнца, какое-то устройство, которое охотилось на меня. Что-то самонаводящееся. Нужно срочно искать выход, иначе, как минимум, окажемся на земле, а как максимум, защита может просто не сработать. Пока размышлял, увидел и одновременно почувствовал, что до столкновения осталось около трех секунд. Резко отвернул в сторону и стал крутиться и полосовать кольцом по сторонам. Никакого результата. Опять встал на курс, как летел раньше. Секунд через тридцать снова почувствовал направленную на меня агрессию, но теперь чувствовал и направление, откуда нанесут удар. Так я, оказывается, самообучающаяся система. Теперь сбивать объект не было смысла. Нужно было выжать из него все. Я крутился, менял направление, уклонялся. Понимал, что мне нельзя дать прижать себя к земле, там моя маневренность резко ухудшится. Поэтому старался держать одну и ту же высоту. Наконец, понял, что большего, от нападающего объекта не получу. Он стал повторяться. Поэтому, подловил его, на очередной атаке и, определив место разворота, полосонул из кольца силы. Раздался взрыв. Нас посекло осколками, но защита справилась играючи. Конечно, это были элементы обшивки, а не само взрывчатое вещество. Зато моя система научилась определять такие объекты на достаточном удалении, чтобы успеть принять меры к обороне.

Светило начинало садиться, и следовало искать место для очередной ночевки. В этот раз, придется не сладко. Если появится новый объект, неизвестный мне, то моя интуиция может не сработать. Заложив крутой вираж, начал осматривать местность под нами. Теперь это была классическая пустыня. Небольшие барханы тянулись вдаль, насколько хватало глаз. Решил летать по расширяющейся спирали. Будем исходить из того, что атакованы мы, были вблизи нужного нам предмета. Поэтому, следует искать место, для базового лагеря. На втором круге, за барханами, разглядел небольшой оазис. Два чахлых ствола каких-то деревьев. И все. Зато ориентир. Направился туда. Действительно, это, когда-то было оазисом, но сейчас представляло собой жалкое зрелище. Деревья высохли. Какие-то бревна торчат из песка. Больше ничего. Ладно, на безрыбье и раком свиснешь, вспомнил я, аж две народные пословицы. Зашел на посадку и уже приземляясь, получил от своей интуиции сигнал опасности. Опять взмыл вверх, и снова начал искать место для посадки, исключив первоначальное место, которое моя интуиция забраковала. Наконец, с третьей попытки, когда я наметил точку посадки возле торчащих бревен, интуиция промолчала и я, погасив скорость, опустился на песок. Отвязал Михалыча и попросил его никуда не двигаться, а сам начал обходить наши владения. Опять сканирование не дало никаких результатов. Нужно было решать, оставаться нам здесь, или улепетывать, сломя голову. Нас выручил случай. Я был на краю нашей песчаной низины, а Михалыч, решил присесть на бревно. Неожиданно из-под бревна выскочило животное, напоминавшее нашу полевую мышь или тушканчика. Оно неслось зигзагами, иногда подпрыгивало, непонятно для чего. Однако, уже в середине этой низинки, вдруг движения грызуна стали хаотичными, он как будто не мог хорошо оттолкнуться от песка, который стал как-то странно вибрировать, и вот настал момент, когда ноги этого животного, погрузились в песок. Не прошло и пяти минут, как наш тушканчик, полностью исчез с поверхности земли.

Мы с Михалычем переглянулись. - Зыбучие пески. - Произнес мой напарник.

Да, нет. Не совсем. - прошептал я. Наблюдая, как по песку пробегают небольшие концентрические круги от того места, где погрузился тушканчик.

Я вернулся к бревнам и начал методично прочесывать ближайшую к нам поверхность низины. Выяснилось, что десятиметровый участок, будет нас держать, а вот дальше начинались зыбучие пески, как мы их решили звать по обоюдному согласию. Что же, нас это вполне устраивало. Со стороны бревен сделаем мощную защиту, а со стороны зыбучих песков никто тяжелый не пройдет. Решили с Михалычем обследовать бревенчатое сооружение. Бревна были старые, почерневшие, и растрескавшиеся. Просканировал все под ними. Вниз шел вертикальный спуск или колодец. А что, возможно это и был когда-то колодец. Было где-то порядка пяти бревен. Я вытащил их из песка и разрезал кольцом силы на равные чурбачки. Потом выложил из них что-то, напоминающее шалаш. Установил с таким расчетом, что задней стенкой стал склон бархана. Получилась такая деревянная палатка, в тени которой можно было, расположится с относительным комфортом. Во всяком случае, пообедать, не отплевываясь от песка. Уложили на песок кариматы, поставили что-то типа стола, сделанного из обрубков все тех же бревен. Как только расположились в палатки, то я начал налаживать защиту. Заложил туда определение свой-чужой. Все же нас двое, хотя я, Михалыча, от себя и на десять метров не отпустил бы. Кто знает, что тут ползает, летает или бегает, да и песок, с сюрпризами. Надо было, потихоньку, вводить его в курс наших магических дел. Первое, что сделал, это взлетев повыше, обратился к Михалычу мысленно. Тот начал крутить головой, в поисках меня. Я успокоил его и сказал, что это нормальное ментальное общение магов, и я сейчас хочу определить, на каком расстоянии мы можем общаться друг с другом. Как оказалось, не более километра. Но для наших условий сойдет. Сейчас начнется светопреставление. Мысленно обратился к Михалычу с предложением посмотреть на то, как заходит местное солнышко, а сам полетел к шалашу. Когда я приземлился, на Михалыча, без смеха, смотреть было не возможно. Он, как огромный ребенок, хотел что-то сказать, а вот слов не хватало. Я достал из кармана фляжку с королевским бренди и сунул в руки напарника. Тот приложился и, сделав большой глоток, вернул фляжку мне. Я тоже глотнул, и спросил его уже обычным голосом.

Ну что, Михалыч, теперь чувствуешь, что мы на другой планете.

Да, такого у нас не увидишь. Даже не знаю, как назвать это природное явление.

Да тут цивилизация, по нашим меркам, средневековая. Они на такую ерунду не отвлекаются. У них праздник, это когда три луны на небе, а так всего две.

Вот блин. А я, вчера ночью думал, что это у меня в глазах двоится, поэтому две луны и красных глаз слишком много.

А вот красные глаза еще могут доставить нам проблемы. Так-то мы их разгоним, но если, целенаправленно, двинут на нас огромной стаей, придется туго. Надо тебя немного боевой и ментальной магии подучить. Мы с тобой, из другого мира. Здесь, местные маги руками поводят и могут сказать, маг ты, или нет. А если чего серьезного, то используют артефакты. Тут у меня, кстати, пару ведер таких артефактов есть, только я не знаю, для чего они. Судя по костям, среди которых я их нашел, им, наверное, две, три тысячи лет. Сейчас не найдешь никого, кто бы мог это все объяснить. Покопаться бы в библиотеке, да только никто не знает где она. У меня даже ключ есть, для входа в нее. Ключ есть, а библиотеки нет. Вот сейчас поужинаем и займемся, и экспериментами, и твоим обучением. Разносолами мы не баловались, опять чай и пюре. Когда поели и вымыли посуду, то я вытащил из пространственного кармана амулеты. Горстями выкладывал их на каримат. Получилась солидная куча. Подумали, подумали, и решили отсортировать их по внешнему виду. Пока сортировали, я мысленно рассказывал Михалычу, как пользоваться ментальной магией. Как выяснилось, ментальный маг он никудышный. Видимо, это связано с особенностями мозга. На Земле он сможет контролировать максимум троих, да и то, если ничего другого делать не будет. Но зато у Михалыча оказались необычайно гибкие и пластичные руки. Это уже легче, когда встретимся с Молнией, она ему быстро мозги вправит, как быть хорошим магом. А у меня, вот, не получается. Пока научил напарника тому, что выучил сам. Я мог швыряться небольшими огненными шарами, и у меня это отнимало уйму сил. У Михалыча получались отменные файерболы, прямо как в наших фильмах, да и силы он тратил в разы меньше, чем я. Вот и получалось, что мы с ним разные маги. И научить его я толком, ничему не смогу. Передал ему знания, как моментально нагреть воду. Ага, в пустыне очень актуально! Как менять личину, то есть делать качественную иллюзию. Но моя задача была научить его защищаться. Я же не смогу все время находиться рядом с ним. Мне нужно в ближайшее время сделать облет всей контрольной точки, так как космический корабль мы пока не нашли.

Пока обменивались знаниями в области прикладной магии, успели разобрать все амулеты по кучкам. Получилось двенадцать кучек. Где больше, где меньше. По моему опыту обращения с артефактами, я пришел к выводу, что амулеты одеваемые на шею, запястье или щиколотку носят бытовой или защитный характер, а вот кольца, в основном, имеют боевые заклинания. Поэтому сейчас начали с колец. Как я не тужился, ни одно кольцо не смог запустить в действие. В магическом зрении я видел, идущие от них волны силы, но вот получить эффект не удалось.

Время было уже позднее, и, решив отложить на завтра разбор других амулетов, стали готовиться ко сну. Я еще раз проверил установленную защиту. И дал команду "отбой".

.7. Нашел!

* * *

Утро началось с традиционного завтрака, после водных процедур из фляжек. Брызгая в лицо минимальным количеством воды, умылись и сполоснули рот. Я быстро поел и, оставив Михалыча доедать свою порцию, взлетел в утреннее небо. Решил сделать большой кружок, диаметром километров в двадцать. И на каждом проходе уменьшать его на один километр. Все равно, объект должен быть не маленьким, и я смогу обнаружить его, или его следы. Первый круг я пролетел достаточно быстро, так что если и дальше так пойдет, то я закончу часам к четырем, пяти. Глаза цепко изучали проплывающую подо мной пустыню. Пока на круг у меня уходило где-то, около полутора часов. Барханы, барханы, барханы. Ближе к обеду у меня уже все плыло перед глазами. Решил, сделать разворот на сто восемьдесят градусов и лететь в обратную сторону, только я развернулся, как выше моего плеча пронеслось что-то быстрое и смертоносное. Кожу на спине обожгло или разрезало, закинув руку пощупал. Кровь. А это, что-то, уже опять нацеливалось на меня. Мне не понравилось, что я подвергся нападению в полной тишине и мое чувство опасности промолчало. Теперь нужно было рассчитывать только на свои крылья и на свои глаза. Если я прозеваю момент атаки, то эта хреновина просто проткнет меня, если при этом еще и не взорвется. Началась игра в салочки. Через некоторое время я с ужасом понял, что меня загоняют к моему лагерю. Мысленно проорав Михалычу, чтобы спрятался в шалаше и носа не высовывал, я стал пытаться увести атакующий меня предмет в сторону, как бы ни так. Меня, как кутенка, загоняли обратно в конуру. Когда мы уже были над лагерем, то я решил все же выскочить из этих ежовых рукавиц, и кинулся в сторону. Это нечто, будто того и ждало. Я был атакован прямо над лагерем. Причем перемещение противника было настолько стремительным, что я не успел отреагировать и был буквально сбит таранным ударом и упал в зыбучие пески. Скорость была не маленькая, и я погрузился в песок почти с головой, Преследователь тоже сел на песок, рядом с моей головой и из него выдвинулись небольшие манипуляторы. Преследователь представлял собой серебристый диск, который переливался и перекатывался, как ртуть. У меня над поверхностью оставалась только верхняя часть головы. Глаза, лоб, волосы. Защищаться было нечем, и я нанес направленный ментальный удар. Странно, но целенаправленные действия манипуляторов вдруг остановились, это дало мне несколько долей секунды, а потом опять потянулись ко мне. Однако, вдруг прибор задергался и попытался, убрав от меня манипуляторы оттолкнуться от песка. Ха-Ха, не тут то было. Манипуляторы резко погрузились в кашеобразную субстанцию, которая только выглядела как песок. Что было потом, я не увидел, так как глаза мои были уже ниже верхнего уровня зыбучих песков. Я испугался, что сейчас песок начнет царапать мне глаза, но нет, какая-то пленочка переместилась вдоль глаза и я мог лицезреть весь процесс моего погружения в жидкий песок. То, что я задержал дыхание, совсем не напрягало. Интересно, как перенесет все это Михалыч. Нужно будет дать ему последние указания, правда, как он сможет добраться до обжитых мест, не представляю. Здесь слишком много такого, что любит человечину в любом виде. Попытался связаться с Михалычем. Связь была очень плохая. Попросил его подождать дня три, может и выберусь. Как он без меня. Все ведь в моем кармане и еда, и примус, у Михалыча только вода.

Меня тянуло все ниже и ниже. Сейчас я был как муха в меду, не пошевелить ни рукой, ни ногой. Думаю, что где-то рядом опускается и та вертлявая штука, которая загнала меня сюда. Похоже, что это элемент охранной системы, и если его заполучить, то можно будет попробовать подобрать ключик к самому кораблю. Эх жалко, найти его не успел. Вдруг в голове прозвучало.

Макс, ты где, я тушу принесла. Почему-то не ощущаю тебя.

Молния,- мысленно заорал я. - Молния, меня сбила в полете какая-то штука, и я упал в зыбучие пески. Сейчас меня так и тянет на дно.

Так, Макс, продолжай разговаривать со мной. Я так быстрее определюсь, где ты. Все, засекла.

Молния, ты только не разрушь там бревенчатый шалаш. В нем мой напарник.

Да я его вижу, он на краю зыбучки стоит. Я, наверное, вас обоих прихвачу. Потом разберемся.

Ой, забыл тебе сказать, там, вместе со мной, погружается и та штуковина, что меня в полете сбила. Смотри, чтобы и тебе чего-нибудь не сделала.

Не волнуйся Макс, я уже встречалась с такими, они маневренные, но догнать меня не могут.

Через мгновение, огромная лапа выгребла меня из песка и свечой взмыла вверх. Я проморгался и пленка, предохраняющая глаз, сползла в сторону и исчезла. Я спросил Молнию, куда она нас отнесет, на что получил ответ, что домой. Не прошло и трех часов, как мы приземлились на площадке перед пещерой. Я выкатился из лапы и побежал к напарнику. Тот был без сознания. Я тоже, в первые разы, когда Молния таскала меня со своей максимальной скоростью, отключался. А что, элементарные перегрузки. Сейчас-то я привык, а вот Михалыч испытал всю прелесть полета на сверхзвуковой скорости, без перегрузочного костюма. Надо будет попросить Молнию укрепить ему скелет, да и позаниматься магией.

Макс, а ты не хочешь взглянуть на своего противника? - спросила Молния.

Я обернулся и обмер. На площадке лежал тот самый диск. Вот зараза, прицепился наверное ко мне. Сейчас он нам тут даст прикурить. Но Молния успокоила меня, заявив, что все под контролем. Взяв диск в одну руку, а Михалыча загрузив на плечо, прошел за Молнией в пещеру.

О! Макс появился! - Заорал Малыш. - Мы так по тебе скучали.

Да видел я, как вы скучали. Я ведь заходил в пещеру, когда вас засыпало. Вы с мамой спали носик к носику, и разбудить вас я не смог. Оставил вам несколько горных козлов, и вернулся на свою планету. Да, и мой портал в вашу пещеру не открывается. Кстати познакомься, это Михалыч, и ты Молния присоединяйся к нам. Михалыч, в этот момент открыл глаза и с ужасом уставился на две улыбающиеся морды. По-моему, они специально улыбались, чтобы произвести неизгладимое впечатление. Да, они своего добились. Похлопав еще раз Михалыча по щекам, привел его в сознание и провел повторное знакомство в виде конференции. Я обратился ко всем драконам и Михалычу, сообщив всем, что вот это мой напарник, которого зовут Михалыч, а вот эта изящная дракона, носит прозвище Молния, в чем он мог убедиться при полете сюда. А этот очаровательный малыш, ее сынок, по кличке..., вы не за что не догадаетесь! По кличке, Малыш.

Наконец Михалыч понял, что есть его сейчас не будут и, выйдя вперед, поклонился. Вот чего мне не хватало все эти годы. Вот. Воспитанности. Я сообщил Михалычу, что он тоже может общаться с драконами мысленно, как со мной, потому, что у нас у всех, одна кровь, и мы все, кровные родственники. Михалыч просто обалдел, от всего увиденного и услышанного, а Малыш сказал, что Михалыч, более настоящий дракон, чем я, потому, что он большой, не чета некоторым.

Пора было заканчивать этот балаган, и я попросил Молнию укрепить костяк Михалыча и позаниматься с ним магией. Пообещал, что она будет приятно удивлена. Эти двое утопали на воздух, а я начал свои интриги. Я сообщил Малышу, что у меня есть на примете неплохая коллекция ювелирных украшений, и как только мы разделаемся с чужим кораблем, то он сразу станет обладателем такой кучи сокровищ, что их с мамой кучка, раз в десять меньше той. Малыш взвился, аж под потолок. Мне сообщили, что я самый лучший брат, и я всегда могу рассчитывать на несколько безделушек из его сокровищницы. Потом я предложил Малышу немного поразвлечься, а то он застоялся здесь. Мы часа два гоняли друг друга по небу и вернулись оба довольные и счастливые. Приземлившись возле пещеры, я сменил облик, и тут увидел Михалыча. Он смотрел на меня, широко раскрыв глаза. Понятно, одно дело, когда тебе говорят, что перед тобой дракон, и совсем другое дело, когда это видишь сам. Напряженность ситуации разрядил Малыш, сообщив Михалычу, что он напоминает болотную лягушку, настолько выразительные у него сейчас глаза. Михалыч сразу закрыл рот и потопал с нами в пещеру. Я сказал ему, чтобы он не обижался, но то, что получил я, не мог выдержать ни один человек до этого. Альтернатива, мучительная смерть. Он, конечно, может попробовать, вон яма с кровью Малыша. Но гарантии никто дать не может. Лучше ему стать просто магом, чем умереть драконом-оборотнем. Молния отвлекла нас от такого серьезного диспута и сообщила, что она наполовину разобралась с нашим преследователем. Это биологический робот, с функцией охранника периметра. Гайер сейчас пытается получить коды доступа, но пока безрезультатно. Я предложил дать ему в помощь Михалыча. Он хакер, не из последних, может, что и посоветует.

.8. И боги бывают хакерами.

* * *

- Михалыч. - Позвал я напарника. - Ты не хочешь познакомиться с местным богом?

Тот уставился на меня, размышляя, шутка это или нет. В последнее время все, что я ни говорил, оказывалось правдой, поэтому он только кивнул.

Прекрасно, но тут есть одна особенность, бог не имеет тела, есть только сознание. Сейчас пойдем к месту выхода силы, и ты с ним пообщаешься. У него к тебе шкурный интерес, который пересекается с нашим. Поэтому, я тебя прошу, помоги ему, ну и пообщайся, как с человеком. Ему же скучно на этой планете, население, по уровню развития, средние века. Драконы, у них свой взгляд на некоторые вещи, а он, все же ближе к людям. Его возраст порядка шести с половиной тысяч лет. Опыт огромный, так что бери и пользуйся, как у нас говорят. Сразу хочу предупредить, он мой друг, так что веди себя соответственно. Ладно, пошли.

Мы пролезли в соседнюю пещеру, и я подвел Михалыча к месту выхода силы. Рассказал, как входить в состояние, близкое к трансу. Усадил напарника поудобнее, и стал ждать. Не прошло и пяти минут, как Михалыч задышал ровнее, взгляд расфокусировался. Все, контакт состоялся. Теперь можно идти и заниматься своими делами.

Прошел к моей стене и проверил, как открывается портал в подвал моего дома. Можно было бы сходить и проверить, как там, дома, но обратно, по заверениям Молнии и Гайера, пройти не смогу. Нужно будет опять стартовать с побережья. Закрыл портал и вернулся в пещеру с драконами. Решил расспросить Молнию, с какими тварями она встречалась в зараженной зоне. Молния задумалась, а потом сказала, что таких тварей, у них в Зангрии, отродясь не бывало. Они не напоминали ни один вид животных, виденный ею ранее. Получалось, что это животные с корабля. Ведь для мутации должно пройти достаточно много времени, а здесь за полмесяца наплодилось множество тварей. Кстати, о множестве. Мы с Михалычем встретились только с механическими пришельцами, а вот живность на нас не нападала, Было один раз, когда Михалыч меня ночью разбудил, но твари выглядели как обычные степные гиены. Я так и сказал Молнии. Она просканировала мои воспоминания и сообщила, что это и была одна из разновидностей мутировавшей фауны. Я возразил, что они не смогли прорваться через мою защиту, и не выглядели агрессивными. Просто обступили наш лагерь и ждали, наверное, до утра, так как я потом снова завалился спать. Молния рассказала и о летучих мутантах, но те были какие-то вялые и быстро садились на землю, гонятся за ней, они просто не могли физически. От них, любой дракон удерет, даже такой, недоделанный, как я. Я поблагодарил ее за лестные эпитеты в мой адрес. По высказываниям Молнии получалось, что разновидностей мутантов около трех. Это гиены, которых мы видели с Михалычем. Летающие собаки с длинными хвостами. Эти долго летать не могут. И ящерицеподобные животные, медленно передвигающиеся, и ведущие ночной образ жизни. По моим и ее заключениям, ночными оказались гиены и ящерицы, а вот собаки гонялись за Молнией днем. Больше никаких животных в зараженной зоне встречено не было. Я предположил, что никакого заражения и нет, а просто из исследовательских лабораторий корабля, вырвались на свободу несколько особей, и стали быстро размножаться. Как наши мушки Дрозофилы.

Ни один из нас, не снизошел до физического контакта с новыми формами жизни. Я их банально проспал, а Молния от них удрала. Нужно будет попытаться наладить контакт, а если не получится, то уничтожить. На меня нападали дважды, но оба раза это были роботоподобные устройства. От них чувствовалась только агрессия.

Прошло чуть больше четырех часов, и я различил мысли Гайера, что скоро можно будет Михалыча забирать. Начал кашеварить, у Молнии всегда есть мясо, а оно с нашим пюре будет в самый раз. Пролез в переходную пещеру и, подойдя к сидящему напарнику, потряс его за плечо. Тот встрепенулся и непонимающе посмотрел на меня. Потом в глазах его появилось понимание или узнавание. Он с трудом начал приподниматься с земли. Я ему помог, и мы, в обнимку, направились обратно в драконью пещеру. Как только Михалыч пришел в себя, то понесся к выходу из пещеры. Я его сразу понял, и крикнул, что туалет находится здесь и указал ему направление. Надеюсь, что человеческий, с драконьим не спутает. Через несколько минут напарник вернулся, и мы принялись за еду. Михалыч, как и я, сделал вывод, что с мясом гораздо вкуснее. Еще бы, мясо то тут, свежак. Не то, что дома, в магазине. Да и питаются здесь копытные исключительно травкой, а не рыбными отбросами или еще, не понятно, чем. Впервые, за несколько дней, получили удовольствие от еды. Заварил традиционный чай. Нужно будет Гайера расспросить, как организовать нормальную еду из пространственного кармана. Понятно, что, что туда положишь, то и возьмешь, но, еда же имеет свойство, кончаться. Эта бурда, что нам положили в столовой Города Мертвых, может быть востребована только тогда, когда есть, будет совершенно нечего. А я, частенько попадаю в такие ситуации, что, или кормлю всех, или сам питаюсь впроголодь. Нужно чтобы был нескончаемый запас, как с водой. Может расщедрится Гайер, да организует мне такой подарок.

Михалыч попивал чаек с наслаждением. Было видно, что хочет поделиться информацией, но и лицо нужно держать, все же государственный человек. Вот и тискал кружку с чаем, как мог, дул на нее, когда уже и пар не идет. В общем, как умел, тянул время. Ладно, подыграю ему, а то так и будем сидеть. Вечерело, в пещере становилось все темнее. Приближалось время сна. Драконы сейчас улягутся, нос к носу. Это они так своих контролируют. Но, точно знаю, не пройдет и пяти часов, как Молния неслышно выскользнет из пещеры и отправится на охоту, а утром мы будем есть свежее мясо.

Слушай, Макс. - Обратился ко мне Михалыч. - как ты смотришь на то, чтобы плюнуть на все и пробраться в корабль.

Да я то смотрю положительно, да только корабль мы еще не нашли, да и охрана там крутая.

Так ведь все уже решено. Слушай, твой бог, уникум, предложил почти готовое решение, я только слегка подкорректировал, да на чужом языке, скрипт написал. Хорошо там, в оболочку, интуитивность вшита. Правильно сформулируй задачу, а синтаксис и последовательность решения, все за тебя искусственный интеллект подберет. Даже руками ничего делать не надо. Раз, и готовый текст скрипта в воздухе висит, только проверяй и одобряй. Ну, сам понимаешь, с "проверяй", не очень-то, а вот, "одобряй", это мы запросто. Так что завтра всей толпой в гости к чужому разуму.

Ну, молодцы, кстати, бога Гайером зовут, так что не стесняйся, если есть желание, то теперь можешь общаться с ним напрямую. Это когда нужно что-то обсудить и сделать, тогда требуется подключаться к выходу силы, чтобы у него, к твоему разуму, доступ был, а просто поболтать, можешь в любое время. Он меня, даже на Земле умудряется достать. Ладно, давай спать, а то знаю я Молнию, завтра чуть свет поднимет.

.9. В гости.

* * *

Утром, Молния была в своем репертуаре. Схватив каждого из нас в свою лапу, она выпорхнула из пещеры. При мне она такого не вытворяла. В пещере, на участке, чуть меньше ста метров, она набрала такую скорость, что сложив крылья, за счет инерции, пролетела весь туннель входа и раскрыла крылья, только начав стремительно падать вниз. Резвится. Ночью видать не наигралась. Крылья распахнулись и начались гонки. Малыш преследовал, Молния уворачивалась, а направление движения - озеро. Уйдя, в крутом развороте, в сторону, она разжала когти. Такого визга от мужика я не слышал никогда. Нужно было предупредить Михалыча, да кто же знал. Так мы и рухнули в озеро метров с шестидесяти. Музыкальное сопровождение, конечно, от Михалыча. Когда он вынырнул из воды, то приготовился высказать мне все, что у него накипело, но мощные лапы опять подхватили нас, и понесли к пещере. По цвету перепонок, определил, что это Малыш. Ну, значит, понесут к пещере, а вот если бы Молния, то тогда нам предстояло бы искупаться, еще раз. Выгрузив нас перед входом, драконы улетели размять косточки, а мы поплелись в пещеру. Михалыч не стал наезжать на меня, видел, что и я, в таком же плачевном состоянии.

И что, она так каждый раз резвиться?

Да нет, иногда и похуже бывает. Меня одного, она в воду, метров с двухсот швыряла. А когда готовили к акции проникновения в Город Мертвых, то нередко приходилось кровью дракона лечить. Они же драконы, но, она всегда знает меру, ну если, конечно, ее не разозлить.

Мы успели позавтракать, а высушил меня, Михалыч. Он как-то странно крутанул руками, разведя их в стороны, что я ощутил, как вокруг меня образовался вихрь из частиц воды, а когда он опал, одежда была, практически сухая. Быстро собрались, так как Молния не любила ждать.

Драконы появились, как всегда, неожиданно. Малыш проковылял в пещеру и сообщил нам, что мама ждет. Мы обреченно вышли на площадку перед входом. Миг, и мы в лапах. Вот так, наверное, ощущают себя те, кто потом становится ее едой. Правда, надо отдать ей должное, она не играет с жертвой, как кошка с мышью. Она убивает сразу.

Опять три часа полета и мы приземлились возле огромной песчаной воронки. Вот почему издалека не было видно чужого звездолета. Он видимо, весь ушел в песок, а это значит, что он садился в аварийном режиме, или просто рухнул с небес.

Переглянулись с Молнией и обменялись информацией, что песок надо как-то убирать. Пришли к выводу, что лучше всего подойдет сильный ветер, а где его взять? Правильно, Молния то нам на что? Не только ведь небесные просторы бороздить, пусть и на благо планеты поработает. Мы с Михалычем отошли подальше, а Молния взлетела и затем, оставаясь на месте начала создавать крыльями песчаный вихрь. Минут через пятнадцать показалась часть звездолета. Теперь можно было вытаскивать его из песка. Два наших амулета облегчающих вес, и мы вытащили на поверхность огромный, обугленный остов чужого космического корабля. Наверное, раньше снаружи торчали всякие антенны и радары, но теперь это был обрубок металла похожий на гантелью. Ни люков, ни иллюминаторов, обнаружили пару дюз, да и то, не основного, а маневровых двигателей. Похоже, что маршевый двигатель был смонтирован отдельно. И когда-то, где-то их отделило друг от друга. Так может это и не космический звездолет, а космическая станция, по каким-то причинам снявшаяся с орбиты и улетевшая в открытый космос. Гадать можно было долго, а вот все ответы, скорее всего, находятся внутри. Я внимательно осмотрел корпус корабля, и обнаружил несколько нешироких разломов, идущих по сферической части одной из сторон нашей гантели. Нужно было влезть вовнутрь. Из нас троих, самым миниатюрным оказался я. Однако, даже мне пришлось буквально ввинчиваться в один из разломов, показавшийся нам самым широким. Внутри было темно, но мое драконье зрение моментально включилось, как только обнаружило, что органы зрения не воспринимают информацию, плюс я подключил магическое зрение. В оригинале это походило на наблюдение в инфракрасном диапазоне. Но различать контуры предметов и ориентироваться в пространстве было можно и я стал пробираться по завалам чужого оборудования, сорванного со своих мест. Что где стояло или крепилось, понять было трудно. Стал отбирать то, что походило на отдельные приборы и на носители информации. Не факт, что мы найдем и носитель, и считыватель, если вообще правильно определим принадлежность предмета. Наткнулся на несколько разбитых контейнеров со скелетами внутри. Скелеты принадлежали небольшим животным, и мое предположение, что животные, обнаруженные на месте катастрофы, не были продуктами мутации наших животных, а являлись животными с корабля, подтвердилось. Но тогда настораживало резкое увеличение их численности. Мы можем получить картину с кроликами в Австралии. Сначала завезли, а потом не знали, как от них избавиться.

Я решил, для начала, попытаться определить максимальное количество животных, первоначально находившихся на корабле. Буду исходить из того, что потомство получают от пары. Дальше допустим, что в каждом контейнере было произведено потомство, в среднем около четырех особей, и того шесть в каждом контейнере. Когда я посчитал контейнеры в одной сферической части, то у меня получилась колоссальная цифра. Это был, скорее всего, инкубатор или космическая ферма по выращиванию животных, если только они не разумны. Тогда это был корабль вынужденных переселенцев.

Пока никаких следов обслуживающего персонала не обнаружил. Не исключено, что они обитали в центральной части гантели. Теперь стояла задача найти проход в центральную перемычку. Обшарил все стены. В первую очередь, ту, где она должна была быть, по моим ощущениям. Все те же сферические стены, кое где деформированные. Такое впечатление, что этот сфероид крутился внутри другого, внешнего. Стал вспоминать, а ведь и правда, я протискивался через двойную обшивку. Значит нужно выбираться и пытаться пробиться в центральную часть перемычки снаружи. Опять пробрался через завалы и горы мусора и песка нанесенного снаружи. Подобрал то, что счел достойным нашего интереса и начал выталкивать все это наружу. С той стороны мне пытался помочь Михалыч, так мы вдвоем перетаскали небольшую горку чего-то, принадлежность чего, еще предстояло определить.

Выбравшись сам, я вкратце обрисовал положение дел, и оба моих напарника согласились со мной, относительно гипотезы о переселенцах. С этим не стыковалась только одна деталь, посадка была жесткой, и ничего, что предполагало сделать ее мягкой, я пока не нашел, если только они не должны были тормозить маршевыми двигателями, но тогда должны были быть выдвигающиеся опоры. Ни один конструктор не станет садить свой корабль прямо на дюзы двигателя. Хотя, может, там все сразу и было предусмотрено. Но тогда такой корабль нужно было собирать в космосе, ведь все, что расположено рядом с основными двигателями, при взлете с планеты, выжигается напрочь. Можно допустить еще более неправдоподобную вещь, что такой огромный корабль выводил на орбиту еще более огромный корабль-носитель. Но это из области фантастики, хотя то, что мы видим, тоже из области фантастики. Вертелось еще одно предположение, что переселение планировалось на нескольких кораблях и в каждом из них перевозилось несколько форм жизни родной планеты. Я бы так не сделал. Каждый корабль должен был нести минимально возможное количество форм жизни, начиная с основной и заканчивая той, что обеспечивает ему выживание и пропитание. И в таком огромном корабле все это можно было разместить.

Все вместе отправились к центральной части и стали внимательно ее разглядывать, пытаясь определить, где находится вход. Его будет легче всего взломать, чем пробираться через достаточно толстый слой специального покрытия корабля, который выдержал огромную температуру при прохождении плотных слоев атмосферы планеты без торможения и чудовищный удар о землю.

Мы несколько раз перекатывали гантелью. Визуально все было гладко, а вернее одинаково грязно и шероховато, как будто его обработали снаружи смолой с песком. Перешли ко второй сферической части. Здесь была похожая картина, за исключением нескольких наростов, равномерно расположенных на передней части сфероида. Может это место крепления маршевых двигателей? Если так, то должны остаться технологические отверстия для прохождения кабелей или шлангов подачи топлива. Кстати, это может быть цистерна с топливом. Решили все досконально изучить и попытаться найти хоть какую-нибудь зацепку. Осмотрели всю поверхность сфероида. Она не имела трещин как та, что воткнулась в землю. И все же отличие обнаружил Михалыч, он внимательно осматривал выпуклости на сфероиде и зацепился взглядом за то, что один из них несколько сместился. Не на много, но, действительно, когда присмотришься, то обнаруживается, что он немного повернулся вокруг какой-то, смещенной к краю выпуклости, оси. Поднатужились и повернули его еще немного. Оказалось, что это нечто, напоминающее входной люк или горловину топливного бака. Не хотелось бы искупаться в ракетном топливе. Так, раскачивая крышку люка, вокруг ее оси, мы постепенно увеличивали угол поворота. Наконец, по моим оценкам, крышка стала отходить настолько, что я смог бы пролезть внутрь. Сообщив напарникам об этом, начал, в очередной раз ввинчиваться в узкий лаз.

.10. Проникновение.

* * *

Как только моя голова пролезла в щель люка, я огляделся. Шлюзовая камера. Предстояло открыть второй люк шлюза. Причем, предварительно, первый люк должен закрыться. Долго шарил по стенам и потолку, пока не встал точно посредине шлюза. Сервоприводы заработали, и верхний люк шлюза закрылся, на меня потекла какая-то жидкость с тяжелым запахом. Потом ударили струи горячей воды. Ошпарить мою кожу оказалось невозможным по двум причинам. Первая, это мой костюм, а вторая, это действительно защитные свойства моей кожи. Когда вынужденный душ прекратился, и меня обдуло сжатым воздухом, то открылся второй люк, и я прошел во внутреннее помещение чужого корабля. Здесь меня тоже поджидали хаос и завалы сорванного оборудования и предметов быта. Немного приглядевшись, понял, что это был жилой отсек для разумных. Судя по размерам кроватей или чего-то, очень их напоминающего, это были индивидуумы высотой около двух с половиной метров и не очень широкие, скорее, как полноватые люди.

Перебираясь через завалы, искал то, что могло пролить свет на происхождение этого корабля и ответить на главный вопрос, опасен ли он этой планете. Вскоре обнаружил небольшой фрагмент скелета хозяев. Это была рука, или нога. Но отличалась она от нашего скелета тем, что не имела основной кости, проходящей внутри периферического члена. Там располагались мелкие косточки, образующие вытянутый эллипсоид. Причем косточки объединялись между собой, и получалась такая ажурная конструкция. Вскоре нашлось что-то, похожее на голову, но тут можно было гадать долго, потому, что оно напоминало развернутый, и вытянутый панцирь улитки. Это могло помещаться как снаружи, так и внутри тела пришельцев, а может это была, напольная ваза. Так, перескакивая взглядом с одного предмета на другой, я продвигался внутри этого сфероида. Мне он показался значительно меньше предыдущего, и у меня закралось подозрение, что я сейчас нахожусь в коридоре, а мне нужно попасть в комнаты. Определив себе первоочередную задачу, я начал изучать стены. Памятуя, как меня впустили внутрь корабля, я вставал перед каждым подозрительным выступом или наоборот, углублением в стене. Но все было напрасно. Можно было предположить, что вышли из строя датчики, а может, на сервоприводы не подается напряжение, или то, что здесь используется в качестве энергоносителя. Несколько раз попались небольшие автономные приборы. Все это складывал в какую-то тряпку или шкуру. В свой пространственный карман засовывать боялся, вдруг это начнет конфликтовать или с самим карманом, или с артефактами, находящимися там. Перелезая через очередную гору мусора, я поскользнулся на какой-то круглой штуковине и растянулся на полу. Непроизвольно выпустил концы тряпки, в которую собирал приглянувшиеся мне предметы. Те рассыпались по грязному полу, и мне пришлось их заново собирать, брал, как придется, иногда сразу два или три в одну руку. Внезапно один из приборов засветился и на матовом стекле показался какой-то символ. Это могла быть буква или цифра, а мог быть и какой-нибудь абстрактный знак, обозначающий как готовность, так и сообщающий об ошибке. Повезло в том, что у меня было еще пара таких приборов, и они не светились. Я тут же сравнил их, внимательно рассматривая и обнаружил, что небольшой рычажок, на боковой части корпуса, различается по положению, относительно самого корпуса. Запомнив это, я сместил рычажок работающего прибора и тот потух. Вот, уже легче. Имеем одно устройство, в рабочем состоянии. Подняв с пола остальные находки, отправился дальше. Меня терзал один вопрос, почему я не могу попасть в комнаты. Ну, предположим, что в жилые отсеки могут попасть только их хозяева, но ведь должны быть места общего пользования. Библиотека, столовая, туалеты, кинозал. При длительных полетах нельзя разобщать членов экипажа, иначе психика не выдержит, космонавт замкнется в себе и следующий этап, это психическое заболевание, конфликт в коллективе. В общем, ничем хорошим это не кончится.

Так размышляя, я практически обошел весь периметр. Потом, мне в голову пришла одна мысль. Почему я ищу двери здесь, ведь в космосе нет верха и низа. Если предположить, что они создавали искусственную гравитацию, то напрашиваются два варианта. Либо гантель вращалась относительно центральной части, и тогда низ у нас будет на боковой, от меня, части этого сфероида. Либо вращение выполнялось в самом сфероиде, то тогда угадать, как он вращался, будет довольно сложно. Тем более, что он мог вращаться относительно чего-то, что я даже представить не могу. Единственное, что из этого получается, так это то, что пол в каютах, находится прямо подо мной. Дверь на потолке не делают, следовательно, нужно искать не двери, а технические отверстия типа воздуховодов или какие-нибудь коммуникационные, или эвакуационные шахты.

Тряпка, в которую я складывал найденные вещи, уже трещала по швам, и я решил вернуться к своим напарникам и разгрузиться. Вернулся по своим следам и встал перед люком шлюза. Никакой реакции. Если не срабатывает на движение, то значит, нужно на что-то надавить. Следующие полтора часа я методично тыкал на каждый квадратный сантиметр стены и пола. Результат нулевой. Замуровали, демоны! А может плюнуть, да и пойти к другому выходу. Хотя идея и интересная, но только сейчас пришла мысль, что голышом в космос или на планету не отправляются, во всяком случае, в космос, только в скафандре. Пошел искать, да нет, не скафандр, его бы я давно увидел, а части тел космонавтов. Не исключено, что среагирует на них. Прошел опять через половину зала, взяв по дороге, увиденные мной ранее, одну раковину и часть ноги или руки. Просто больше мне на глаза не попался ни один фрагмент предполагаемого скелета. Опять подошел к стене с другим шлюзовым люком. Еще минут сорок ушло на то, чтобы быстро потыкать во все места, где можно было предположить кнопку или датчик для открывания люка. Результата не было. Паники пока не было, но потихоньку следовало начинать паниковать. Тут мне в голову пришла идея. Ведь они высокие, может включатель находится вверху. Из всего, что я тащил, было не жалко фрагменты скелета. Раковина выглядела более крепкой, и я положил ее на пол, чтобы встав на нее, пошарить вверху. Как только она коснулась пола, то люк с шипением открылся. Я не стал строить предположения, как и что. Мне нужно было убедиться, что я могу выйти. Поэтому, схватив в охапку все, что набрал, проскочил в шлюз. В этот раз меня ничто не поливало, а как только за мной закрылся люк, и выровнялось давление, так сразу начал открываться наружный люк. Я радостный выбрался из корабля и поспешил к, бросившимся ко мне, напарникам.

Первой возле меня была Молния, она облизала меня от радости, но тут же сплюнула огненным сгустком и спросила меня, чем это я так облился? Рассказал им о своих приключениях в недрах корабля. Поделился с ними и своими предположениями относительно самого корабля и его падения. Молния, в нашей конференции с ней и Михалычем, практически ничего не поняла. Ну, это и понятно, она никогда не имела дело с техникой, а уж о космической, и говорить не приходится. Мы ей прямо так и сказали, как она мне когда-то, что я никудышный дракон. У Молнии, от возмущения, аж дым повалил из ноздрей. Мысленно она нас уже поджарила. А потом, успокоившись, сообщила нам, что драконы, вообще-то, умеют летать между звезд, так что ей эта вся заумь с космическими кораблями и станциями, не очень то и интересна. Ну, понятно, обиделась. Мы с Михалычем переглянулись, картинно открыли рты и спросили ее, неужели она и вправду может летать там, где нам крышка. Молния опять стала той, прежней язвой, и сообщила нам, что для нее это, раз плюнуть, а вот такие недозрелые птенцы как мы, там пропадут не пройдет и пары часов. Тут уж, у нас с Михалычем, рты открылись по-настоящему. Михалыч хрипящим голосом спросил, неужели мы в космосе сможем два часа живыми болтаться? На что Молния посмотрела на него уничижительно и сообщила, что она немного приврала, чтобы позлить нас. Михалыч аж даже расслабился, и на его лице появилась улыбка, а Молния, как ни в чем не бывало, продолжила, и тут выяснилось, что я смогу продержаться там часов шесть, а вот Михалыч, всего четыре. Надо было видеть лицо Михалыча. Все-таки Молния истинная женщина, без стервозности, никак.

Тут я вспомнил о приборе, и сообщил им, что нашел какой-то мобильный приборчик. Во всяком случае, у меня получилось его включить. Внимание всех тут же переключилось на мой мешок. Развязал тряпку и разложив все на ней, стал рассказывать, как я обнаружил ту или иную вещь. Показал им останки космонавта, особо подчеркнув, что выбраться из корабля мне помогла вот эта семидесятисантиметровая вытянутая раковина. Михалыч перебирал принесенные вещи, а Молния задумалась. Через некоторое время она сказала мне, что где-то уже видела такую же, но не может вспомнить, где именно. Это не было четкое воспоминание, которым славятся драконы, это было из разряда зрительной памяти, вещь попала в поле зрения, когда был брошен мимолетный взгляд. Я был уверен, что она вспомнит. Ведь памяти драконов можно было позавидовать.

Найдя в куче прибор, стал показывать им, как он у меня включился. Вернее их было три, и я взял первый попавшийся. Переключил тумблер и на матовой поверхности загорелся символ. Что это такое, ни у кого не возникло ни малейшего понимания, но зато работало. Включили все три. Символы на всех были одинаковые. По этому принципу проверили другие аппараты, но ни на одном не нашли такого включателя. Выключили два из трех приборов и стали внимательно его рассматривать. Гладкая блестящая поверхность, напоминает пластик темного серого цвета. Отдельно выделен матовый экран. Больше никаких крышечек, ручек, колесиков и прочих, знакомых нам атрибутов, не обнаружили. Нами было высказано несколько предположений. То, что на приборе нет дополнительных средств управления говорит о том, что это прибор для контроля какого-то параметра в корабле, или у космонавтов. Это могло быть также средство обнаружения, опять чего-то. Еще это мог быть медицинский прибор, как у нас, тонометр. Почти в каждой семье есть. Я предложил еще раз сходить в корабль и покопаться там, в мусоре, а заодно поискать какие-нибудь записи. День клонился к закату, так что решили продолжить завтра с утра, а пока вернуться в наш старый лагерь, это тот, который возле зыбучих песков. Оказалось, что лагерь расположен в трехстах метрах от корабля. Оказывается, мы прошли мимо корабля, не заметив его. А я летал искать его, еще дальше, на юг. Расположились в лагере, теперь рядом с нами была огромная яма. Это Молния так загребла песок вместе со мной и тем аппаратом. Поужинали и легли спать.

.11. Вирус.

* * *

Утро встретило нас оглушающей тишиной. Ни пения птиц, ни стрекотания кузнечиков или кто тут водится. Мы уже заканчивали приготовление нашего пюре, когда прилетела Молния. Она была встревожена и сразу приступила к обсуждению. Оказалось, что стая вырвавшихся на свободу хищников, которых я принял за гиен, лежит в пустыне бездыханной. Причина гибели неизвестна, но это явно, не нападение, какого-то, более грозного хищника. На телах нет ни следов зубов, ни следов применения оружия.

Мы с Михалычем сразу предположили свой вариант и объяснили его Молнии. Все дело в микробах или вирусах, которые переносят наши животные, а "гиены" явно закусили такими зверушками. Вирус попал в кровь и все. Летальный исход. Молния возмутилась, по ее словам выходило, что здесь питаться нечем, одни прюшты и горты. Мы с Михалычем заинтересовались, а кто это такие. Оказалось, что это животные, напоминающие наших сусликов и еще более мелкие грызуны типа полевых мышей. Мы опять переглянулись с Михалычем и рассказали страшилку о том, как на нашей планете гибли населения целых стран от инфекционной болезни, переносимой почти такими же животными. И причиной был вирус. Так что не исключено, что они подхватили какую-нибудь чуму или холеру. Все произошло от того, что они попали в новую среду обитания, и у них в крови не было антител, для борьбы с новым для них вирусом. Сейчас важно, не дать местным хищникам попробовать мясо наших гостей. Ведь тогда может быть обратный эффект. Местное зверье заразится неизвестной здесь болезнью. Нужно сжечь тела пришельцев как можно скорее. Молния восприняла это как приказ и умчалась поджаривать трупы гостей.

Вернулась она быстро, ну да это и понятно. Так быстро летать может только она, да и поджарить трупы, много времени не нужно. Из гастролеров у нас оставались еще вараны и летучие собаки. Пока ни те, ни другие не тревожили нас, а может потому, что автоматический сторож отсутствовал, и некому было подать команду "фас".

Мы позавтракали любимым пюре и, перемыв посуду, стали собираться к кораблю. Михалыч складывал принесенные мной вещи с корабля. Сегодня он собирался пробраться в корабль вместе со мной. Я открытым текстом говорил ему, что его кожа не выдержит обработки кипятком, но Михалыч настаивал. Деваться некуда, и я предложил замотать ему лицо чем-нибудь или надеть на голову какой-нибудь колпак. Михалыч кивал головой, а мысли были где-то далеко. Явно что-то просчитывал или вспоминал.

К кораблю выдвинулись с опозданием, все же я рассчитывал попасть к нему на рассвете. Сегодня предстояло провести эксперимент. Ключом для открытия шлюза должны были послужить кости конечности. Когда вещи, принесенные с корабля, были уложены рядом с его корпусом, мы направились к шлюзу, через который я выбрался вчера из корабля. Когда я поинтересовался у Михалыча, как он будет защищать лицо, так как остальное прекрасно защищал летный костюм, то он просто показал мне раковину. А что, вполне сойдет. Напялит ее на голову, видеть, конечно, ничего не будет, но зато обойдется без ожогов. Кивнув ему в знак подтверждения его задумки, я направился к выпуклости шлюза. Подойдя вытянул вперед кости конечности чужого космонавта. Прозвучал легкий треск, и люк шлюза начал открываться. Показал Михалычу, чтобы одевал свой колпак, и направился в открывшийся люк. Увидев, что напарник напялил на голову свое защитное приспособление взял его за руку и повел за собой. Попытался давать ему мысленные команды, когда надо было пригнуть голову, но, похоже, он меня не слышал. Тогда начал рукой нагибать его голову, когда было нужно. Вот мы миновали входной люк и встали на пятачок, для прохождения дезинфекции. Как и в прошлый раз нас опрыскали дезинфицирующим раствором, а потом смыли его кипятком. Вот, наконец, внутренний люк шлюза открылся, и я вывел Михалыча за собой. Помог снять ему раковину, и тут увидел, что его лицо покрыто драконьей чешуей. Не стал ничего говорить напарнику, но постоянно наблюдал за ним. Чешуя держалась на лице минут двадцать. Такое впечатление, что продержи Михалыч раковину на голове подольше, и он превратился бы в дракона, ну или покрылся бы чешуей полностью. Мы начали прочесывать внутреннюю часть сфероида по методу челнока. Перебирали горы мусора, попадающиеся интересные предметы складывали в кучки. На обратном пути все соберем. До обеда обследовали только одну шестую всей площади сфероида, но зато перебирали все тщательно. Именно Михалыч первым нашел небольшую упаковку, на которой было что-то написано. Язык нового мира. Приглядевшись, я обнаружил, что знаю этот язык. Вернее не знаю, а видел надписи на таком же языке, это было в храме, где проводились человеческие жертвоприношения. Нужно будет проконсультироваться с Молнией, все-таки там был скелет дракона. Историческую справку она мне может и даст, но надпись прочитать не сможет. Драконы не пишут и не читают, так как они мыслят и общаются несколько иначе, чем люди.

До вечера мы обследовали еще процентов двадцать пять доступной площади сфероида. Мелкий мусор не просеивали. Искали крупные фрагменты вещей, похожих на приборы или крупные фрагменты тел. Здесь, если искать качественно, то, как минимум год, нужно вести раскопки. Пора было заканчивать и идти на выход. Мы начали пробираться к выходу попутно собирая то, что сочли важным. Вот мы добрались до шлюза, и я попросил Михалыча не надевать раковину, так как для выхода из корабля дезинфекция не предусмотрена.

Как и в прошлый раз, ключом послужила раковина. Вот открылся внутренний люк, мы вошли внутрь, тот закрылся за нами, вот выровнялось давление, и распахнулся внешний люк. Выбрались из корабля и потопали в базовый лагерь. Там нас ждал ужин, вернее мясо к ужину. Молния лежала на песке и отдыхала от перелета. Все-таки места здесь дикие и пустынные, а мясные животные водятся невдалеке от гор. Я попросил Михалыча заняться ужином, а сам подсел поближе к Молнии и начал расспрашивать ее об одиноком каменном пальце. Сначала Молния меня не поняла, тогда я рассказал ей, как выглядит этот одинокий каменный зуб в пустыне. А когда сообразила о чем идет речь, то наотрез отказалась что-либо рассказывать про этот "позор всего драконьего племени". Я подкатывал к ней и с одной стороны, и с другой, но она наотрез отказывалась давать хоть какую-нибудь информацию.

.12. Чужой бог.

* * *

Я пожалел ее чувства и сообщил ей, что не буду расспрашивать ее об этом месте, а сам расскажу, что видел. Молния уставилась на меня, как на привидение.

Ты что, там побывал?

Ну да, мы совершали перелет через пустыню. Приближался вечер, и надо было где-то заночевать. Камень видно издалека, так что я расположился под сваленными в кучу огромными каменными блоками. Михалыч был без сознания, и я решил обследовать это место, вдруг найду чего-нибудь съестное, а то Гайер снабдил нас какой-то питательной гадостью. Есть можно, а вот получать удовольствие от еды, нет. Еду не нашел, а когда посмотрел на блоки, то мысленно сложил из них пирамиду и представил, где была ее вершина. Нашел эту высоту на камне и полетел проверить свою догадку относительно входа в камень, на этой высоте. Так и получилось. Вход нашел и прошел по нему до конца. Обнаружил, что если идти прямо по проходу, то обязательно свалишься в каменный колодец. Спустился туда и нашел там множество фрагментов человеческих скелетов. Там же увидел надпись на стене колодца. К стати, очень похожа на надписи, которые мы обнаружили на упаковке, в корабле.

Нет! Зашипела Молния, это не могут быть они.

Кто они? - не понял я.

Те, кто бросил нас здесь умирать.

Я опять ничего не понял. Видимо какие-то древние распри между народами.

Если честно, то я, из твоих слов, ничего не понял. Так вот, я продолжу. В этом колодце я нашел проход, который вел под дно этого цилиндра. Я прошел туда и нашел логово дракона, от которого остался только скелет.

Слава Гайеру! - Вырвалось у Молнии.

Я собрал там магические вещи и выбрался наверх. Потом взлетел под самый потолок и нашел там одинокую келью. Вот там я обнаружил энергетический кристалл большой мощности, но почти полностью разряженный и тетрадь, состоящую из кожаных листов, и кожа, по-моему, человеческая. Язык надписи внизу, и в тетради отличаются друг от друга. Это даже не одна языковая группа. В общем, прихватил и то, и другое. Пока не было времени заняться изучением кристалла и тетради.

Что в тетради, я тебе и так могу рассказать, это описание жизни священника, который стал отшельником, и поселился здесь, рядом со злом. Тот дракон, скелет которого ты нашел, только походит на нас. Вообще, это изгнанный бог. Он неспросясь поселился здесь и хотел подмять под себя всю планету. Местного бога нет. Для утверждения себя, как бога этой планеты, ему нужна была паства и, естественно, жертвы. Лучше, если они, человеческие. В общем, мы с Гайером решили его убить. К тому времени он уже так разъелся на человеческом мясе, что вылезти из своей пещеры не мог, и поэтому заставлял своих служителей притаскивать разбившихся, к нему в пещеру. Решение то мы приняли, но как убить божественную сущность? Гайер нашел информацию, что божественную сущность может убить такая же сущность или естественная причина. Первый вариант нам не подходил, а вот второй, мы могли попробовать. Нам нужно было создать такую ситуацию, когда жрецы, сами бы разрушили свою пирамиду. Ведь жертвы гнали по ступеням пирамиды прямо в священный колодец, где те и заканчивали свой жизненный путь. Если пирамиду разрушить, то бог умрет от голода. Да, да, не смотри на меня так. Есть несколько уровней высших сущностей и боги, самые низшие из них. Они наделены силой не только физической, но и магической. Они могут общаться с божественными сущностями высшего уровня, в отличие от людей. Но они смертны, правда, нельзя убить их, проткнув мечем, или отравив пищу. На то они и боги. Но если ему, случайно, на голову свалится кусок скалы, то такая травма может привести к его смерти. Мы решили лишить его пищи. Он настолько привык есть много, что его организм не выдержит долгой голодовки и отсутствия воды. В распоряжении Гайера были все ресурсы планеты. Он мог создать ветер, мог осушить почву, мог вызвать наводнение и, самое главное, он приравнивался к божественным сущностям. В нашем распоряжении были тысячелетия, но нужно было решить все быстро. Идея, которая нам пришла на ум, была до банальности проста. Сейчас этот дракон представляется жрецам и жителям страны, как бог планеты. Они верят ему и жертвоприношения не прекращаются, а вот если земля перестанет родить, если нечем будет кормить себя и скот, то люди уйдут отсюда, обвинив его в невыполнении своих обязательств по отношению к народу. Дальше богу нужно будет выживать самому, а он не умеет.

Гайер провел манипуляции с ирригационной системой этого места планеты, и пески стали наступать на некогда цветущие земли. На протяжении пятидесяти лет, эта страна превратилась в пустыню. Это малая цена за то, чтобы умертвить кровавого бога. Люди не просто ушли отсюда, их возмущению не было предела и, как вспыхивает сухая трава в степи, от маленькой искры, так и здесь, чей-то крик, призывающий разрушить жилище бога, возымел действие. Развалив пирамиду, они тем самым обрекли на голодную смерть бога и одного из жрецов, который оставался дежурить в священной башне. Жрец охранял священный ключ, открывающий проход, в место последнего обитания, того бога. Молния заявила, что теперь этот ключ утерян навсегда. Я молча достал из пространственного кармана тот ключ, который я нашел на дне цилиндра. Молния, увидев его, заволновалась и попросила спрятать его подальше.

Не знаю, Макс, что нам ждать от того мира, но, судя по поведению убитого нами бога, ничего хорошего. Так что лучше, если этот ключ исчезнет с этой планеты навсегда.

Я не возражал, но и выбрасывать ключ не спешил. Я помнил, как меня и всех пассажиров того злосчастного рейса, спас один единственный доступный мне портал. Кроме того меня давно интересовал вопрос, как я мог подарить единорогу, золотой рог, признак божественной сущности. Об этом я и спросил Молнию. Та долго молчала, а потом ответила, что не знает, и даже предположить не может. Оказывается, они с Гайером уже обсуждали этот вопрос и Гайер пришел к выводу, что я, старший бог. Я расхохотался и ржал до колик в животе.

Молния, - сказал я ей, - если бы я был, пусть даже не старшим, а просто богом, то жил бы припеваючи, а не убегал бы от спецслужб и криминальных авторитетов. Не нуждался бы в жилье и деньгах на продукты питания. Не искал бы работу. Я ведь бог, а бог, самодостаточная личность. Нет, тут что-то другое. Давай взглянем с другой стороны. Когда я лечил Малыша своей кровью, у него ведь не вырос золотой рог. Ну ладно, не рог, а что у вас там считается признаком божественности?

У того бога-самозванца, которого мы убили, телепатические рожки были позолоченные. А у Малыша они еще не выросли.

Я даже напрягся. Это что же получается, если у Малыша появятся золотые рожки, то все. Меня можно списывать в старшие боги. Но ведь я знаю, что я не бог. Как же так? Молния посоветовала не напрягаться, а решать пока, текущие задачи, а что у нас является текущей задачей? Разобраться с космическим кораблем.

.13. Наследство раковины.

* * *

Мы с Молнией долго молчали. Каждый прокручивал в голове полученную информацию и анализировал наш разговор. Наконец Молния открыла свои огромные глаза и, посмотрев на меня сказала.

Знаешь Макс, а я ведь вспомнила, где видела такую раковину. Она венчает тот каменный столб в пустыне, где обитал кровавый бог.

Вот это удар. Я даже не знал, что сказать на такое заявление Молнии. А если эта раковина делает из смертного, бога? Ведь стал же трансформироваться Михалыч, когда надел на себя эту раковину.

Знаешь Молния, я сейчас расскажу тебе одну ситуацию, а ты попытайся сделать вывод. Так вот, я, со своей драконьей кожей, спокойно выдержал обработку кипятком в шлюзе этого корабля, а вот за Михалыча я испугался и мы нашли решение, как обезопасить его голову от кипятка. Тот костюм, который я ему отдал, из шкуры глархов, кипяток выдерживает спокойно, а вот лицо остается открытым. Мы с Михалычем придумали закрыть его той раковиной. Так вот, когда Михалыч, после дезактивации в шлюзе, снял с головы раковину, то я увидел, что он частично трансформировался. Лицо покрылось чешуей, и оставалось таким минут двадцать, хотя руки были человеческими.

Та опять надолго задумалась, а потом выдала мне свой взгляд на эту проблему. По ее словам выходило, что Михалыч никак не мог начать свою трансформацию из-за слабых, неблагоприятных условий внешней среды. Его организм восстановил бы ошпаренное тело в пределах двух, трех минут. Наши тела трансформируются в драконьи только в момент наивысшего боевого транса или сознательно, самим носителем. То есть выходило, что или боевой транс, или сознательная трансформация, как в моем случае, когда я становился драконом для того чтобы поесть. В тот момент, Михалыч еще не был готов для такой трансформации, да и та начинается с рук и ног, и постепенно переходит на все тело. Здесь же мы видели начало трансформации с головы. Похоже, что раковина насильственно трансформирует чье-либо тело в драконье. Так может, тот бог был вовсе не дракон, а какая-то другая особь, и с помощью раковины, он превратился в дракона. Нужно будет перечитать книгу отшельника, может, мы в ней найдем ответы на наши вопросы.

Я возразил Молнии, сообщив, что я сам видел огромный скелет дракона в конце хода под дном цилиндра. Так ни к чему, не придя, мы все же решили, что надевать эту раковину не следует, не исключено, что она может воздействовать на мозг и тело одевшего ее. В это время, Михалыч позвал нас к столу. Молния улеглась на песок, отвернувшись от нас и стала, своими челюстями раздирать принесенную ей тушу, а мы, усевшись на расстеленную тряпку, приступили к поглощению противного пюре, сдобренного мясом. Ели долго, Мы с Михалычем, когда ели одно пюре, то проглатывали его, стараясь не жевать. Вкус был омерзительный. Сейчас же, мы позволили себе, насладится вкусом еды, хотя было понятно, что противный вкус концентрата из Города Мертвых никуда не делся, но мясо было восхитительным. Оно было сварено отдельно, и мы заедали им каждую ложку противного пюре.

Наконец с ужином было покончено, и мы сыто отвалились от нашего стола. Лежали молча, тишина в пустыне была полная, ее нарушали только звуки, издаваемые Молнией, которая все еще рвала принесенную ею тушу. Нам это не мешало, и мы постепенно стали проваливаться в сон. Завтра предстоял тяжелый день. Внезапно Михалыч встал и пошел к кораблю. Я, привыкший к суровой жизни в горах и пустыне, никогда не ложился, не выставив защиту. Вот и сейчас она исправно сработала, сообщив, что кто-то вышел за периметр лагеря. Мы с Молнией синхронно подняли головы и посмотрели вслед Михалычу. Тот, как по линейке, топал к кораблю. Мы оба вскочили и отправились за нашим лунатиком. Тот, целенаправленно пересек разделяющие нас с кораблем барханы, и вышел прямо к выступающему люку шлюзовой камеры. Мы им еще не пользовались. Михалыч поднял свободную руку и стал набирать какую-то комбинацию, касаясь поверхности корабля, рядом с люком шлюза. Во второй руке он держал раковину. Все интересней и интересней. Молния обнадежила меня, сообщив, что комбинацию нажатий она запомнила, так что следует проследить за Михалычем дальше. Тот вошел в открывшийся люк, и я проскользнул за ним следом. Встав на середине шлюзовой камеры, он сделал круг рукой в направлении выходного люка, и тот распахнулся, без процесса дезактивации нас моющей смесью и кипятком. Мы прошли вглубь корабля и направились в середину сфероида. Михалыч остановился в какой-то точке, на мой взгляд, отстоящей на равных расстояниях от шлюзовых камер и вставил раковину острым концом в пол. Тот, на удивление принял ее и в корабле зазвучали непонятные слова, которые транслировались мне в мозг ментально от Михалыча, причем в переводе. Сообщение было о том, что Михалыч должен пересечь пустыню и подойти к жилищу бога. Там необходимо подняться к входу и пройти пятьдесят три шага, потом повернуть направо и, прижимаясь к стене начать движение лицом вперед. Когда он поднимется на верхний уровень, то следует надеть раковину себе на голову и провозгласить себя богом этой планеты. Потом развернуться и спуститься по ступеням обратно, подойти к колодцу и спрыгнуть в него. Только так можно стать настоящим богом. Голос умолк и Михалыч выдернул раковину из пола. Развернулся и, пройдя мимо меня с безумными глазами, направился к ближайшему шлюзу.

Мы с Молнией, дали ему дойти до нашего лагеря, где он ничком упал на то же место, где до этого спал. Честно говоря, я думал, что он сразу пойдет к разобранной пирамиде, но нет, ему дали возможность отдохнуть. Заботливые. Теперь стала вырисовываться цель прилетевшего корабля. Скорее всего, они планировали восстановить контроль над этим миром с помощью такого зомби, каким выглядел сейчас Михалыч. Не одного ли поля ягодки с теми тварями, которые появились из чужого портала три тысячи лет назад. Вот ведь неугомонные. Теперь разбирайся, или они из одного лагеря, или это два совершенно разных измерения. Хотя они могут быть и из разных измерений, но контролироваться одним богом. И этот бог нам не нравился.

Утром Михалыч встал, как ни в чем не бывало. Стал кашеварить, так как я назначил его штатным поваром нашей экспедиции. Опять пюре с мясом, затем магическое мытье посуды. Между делом я спросил Михалыча, как спалось, тот бодро отрапортовал, что спал как убитый. Ничего не снилось, и отдохнул он хорошо. Ну, хорошо, так хорошо. Сегодня мы с Молнией решили сделать перерыв в работе с кораблем, так как надо было разобраться с заскоками Михалыча. Молния намекнула мне, чтобы я отошел подальше от лагеря, а она попытается просканировать организм нашего напарника, вдруг что и выяснится. Тогда я сообщил всем, что хочу немного размяться и полетаю до обеда. Заодно осмотрю местность, ведь пропали куда-то ящерицы с летающими собаками. Демонстративно оставил свою сумку и, отрастив крылья, взлетел ввысь. Сделав круг над лагерем, направился по нашим следам назад. Я решил сам посмотреть на вершину того каменного пальца. Может там и правда находится такая же раковина. Пролетев чуть больше половины пути увидел, что из песка внизу торчат какие-то колья. Опустился пониже, еще раз пролетел над этим местом. Торчат какие-то конусообразные ростки. Причем растут не вверх, а в сторону, как бы под углом к горизонту. Приземлился. Подошел поближе, готовясь к какой-нибудь каверзе. Но ничего не происходило. Тогда я потрогал росток. Какая-то жесткая субстанция. Аналога, в этом мире, я не видел. Осторожно взялся за отросток и потянул на себя. Упирается, но потихоньку поддается, наконец, из песка показались задние лапы, а потом и вся ящерица. Тело ее одеревенело. Потратив часа полтора, вытащил всех из песка и сложил в несколько рядов. Нужно будет сообщить Молнии, она эту гадость вытравит огнем, у меня такой температуры горения не получится.

И тут на меня напали. Какая-то тварь, размером с небольшую кошку, попыталась вцепиться мне в ногу. Но, шкура глархов, это шкура глархов. Я нанес ментальный удар, но никакого эффекта не получил. Тогда в дело вступило кольцо силы. Миг, и у моих ног лежат две половинки противника. В этот момент песок вокруг меня зашевелился. Подхватив с земли две половинки тушки, я приготовился взлететь. Шевеление в песке становилось все более интенсивным и вот из песка показались морды таких же злобных маленьких монстриков. Я оттолкнулся и, взлетев, стал кружить над этим местом. Стая покрутившись, не нашла ни разведчика или предводителя, ни жертвы охоты, туши ящериц они обходили стороной. Еще немного покрутившись, стая опять ушла в песок. Взяв направление на каменный палец, я ускорился, и вскоре пересек границу странной пленки на песке. Странно, но моя драконья чувствительность скачком расширила свои границы. Теперь подо мной был обычный песок. Я даже стал замечать ауры живности, пару раз встречал и таких, как мой трофей, состоящий из двух половинок. Немного подумав, я нанеся с воздуха ментальный удар, погрузил такого грызуна в сон, а спустившись и подняв тушку с земли, в состоянии стазиса отправил ее в пространственный карман, предварительно достав оттуда несколько полиэтиленовых пакетов. Засунув разрезанную тушку в один из пакетов, я плотно завязал горловину и засунул полученный пакет в другой, такой же, а потом, еще в один. Все же, на лицо явная мутация. Даже просто, визуальный осмотр показал у мутанта огромные клыки, по сравнению с нормальным представителем такого вида.

Опять взлетев, и не отвлекаясь ни на что больше, через два часа был возле пальца. Сделав круг над вершиной утеса, я рассмотрел какой-то нарост на самом пике пальца, но он был покрыт птичьим пометом, так что мне удалось разглядеть только контуры предмета, смутно напоминавшие раковину. Решив ничего не трогать, не посоветовавшись с Гайером и Молнией, направился в обратный путь. Вскоре я подлетал к границе титановой плесени, распространяющейся по песку. Найдя ветку какого-то кустарника, я примотал к ней кусок красной тряпки и воткнул полученный шест прямо на границе нормального песка и плесени. Теперь мне следовало поторопиться, так как вскоре начнет темнеть. Ускорившись, я стал наверстывать потерянное время.

.14. Космонавт.

* * *

К лагерю я подлетел, когда уже совсем стемнело. Еще с воздуха углядел, что Михалыч спит на спине, раскинув руки в стороны. А может и не спит, с Молнии станется, и сейчас я наблюдаю труп моего напарника. Приземлился и направился к Молнии. Если что и произошло, то она сама расскажет мне все. Ей я доверял, как самому себе, и если было необходимо оборвать жизнь нашего напарника, то она это сделала не задумываясь. Подойдя ближе, я смог зафиксировать, что Михалыч жив. Этот чертов песок, а точнее, покрывающая его титановая плесень, или мох, каким-то образом ограничивала мою драконью чувствительность.

Поделившись с Молнией своими наблюдениями, сообщив о груде мертвых ящериц и показав ей убитого мной мутанта, я поинтересовался, что же у них здесь произошло? Оказалось, что воздействие раковины, было направленно, не только на гипнотические приказы, но и стало изменять глубинные структуры мозга Михалыча. То есть он стал превращаться в какую-то иную сущность или в его сознание была подселена иная сущность. Тут Молния не могла сказать ничего определенного. Нужно было тащить Михалыча к Гайеру, прихватив и раковину. Я дал добро, так как сам решил остаться здесь и сделать еще несколько ходок на корабль. Молния не возражала. Решили, что утром она заберет Михалыча, и отправиться в свою пещеру, по пути сожжет останки ящериц, и просканирует местность вблизи каменного пальца, который мы, с моей легкой руки, обозвали Чертовым пальцем.

Утром, едва только рассвело, я распрощался с Молнией и мы, после завтрака, отправились каждый в свою сторону. Молния скрылась за горизонтом, когда я не проделал и трети расстояния до корабля. Сегодня решил все тщательно осмотреть в первом сфероиде, где, по нашим предположениям, располагались контейнеры с животными. Один пропущенный день, а мои глаза уловили, как все, вокруг корабля, неуловимо изменилось. Горы сметенного Молнией песка, покрылись темным налетом, да и корабль выглядел как-то зловеще. Может это просто игра воображения.

Ввинтившись в трещину, я оказался в недрах лаборатории, как мысленно, для себя, окрестил эту часть корабля. Все выглядело так же, как и в прошлый раз, и я начал методично обходить все помещение. В прошлый раз я хаотично метался от одной кучи мусора к другой. Теперь я целенаправленно прочесывал его, не оставляя пропущенных участков. Если это была лаборатория, то должны были остаться рабочие записи или результаты анализов. Вот даже в наш век всеобщей компьютерной грамотности, не все же мы храним там. Есть и бумажные носители информации, блокноты для записей, клочки бумаги с номерами телефонов или наскоро написанный рецепт пирога, да мало ли еще чего. Здесь тоже должны встречаться подобные вещи. Хотя, ведь они менталисты, а у них, разовая информация может храниться прямо в мозге, и затем, за ненадобностью очищаться. Я, если честно, то начинающий менталист, и со своим мозгом еще не разобрался, а у них были тысячелетия. Нужно на эту тему побеседовать с Гайером. Хороший он бог, но сам, никогда не выдаст полезную информацию. Обязательно его надо спрашивать. Он может проявить информационную щедрость только тогда, когда это касается его напрямую.

Так, размышляя, я, как челнок, методично прочесывал все помещение. Пока то, что находил, не представляло никакого интереса. Разбитые керамические черепки, скорее всего химическая посуда, обрывки какой-то органики, напоминающей тряпки. Самое интересное, что песок, попавший внутрь корабля, был нормальным, без вкраплений титановой плесени. Это что же получается, плесень находилась на наружном корпусе корабля, и стала распространяться, получив благоприятную среду. Следовало все хорошенько обдумать. Ведь могло получиться так, что мы, буквально бродя подошвами по опасности, пытаемся найти ее там, где она отсутствует, или уже перестала существовать. Из трех разновидностей особей, выбравшихся на поверхность планеты, две уже, перестали существовать. Их агрессивность была под вопросом, так как ни я, ни Молния, в открытое противоборство с ними не вступали. Тут мое внимание привлек предмет, выступающий из кучи мусора на полу. Если бы меня спросили, что это, то я бы не раздумывая назвал сей предмет каблуком. Опустившись на колени, я начал разгребать месиво из бытового хлама. Наконец стала проступать нога, одетая в скафандр или рабочий комбинезон. Теперь никаких сомнений не было, я нашел одного из членов экипажа. Работая одними руками, так как боялся, острыми предметами, повредить находку, я все больше и больше освобождал от мусора фигуру, отдаленно напоминающую человеческую. Больше всего, меня в данный момент интересовало, а что у него на голове? Если знакомая мне раковина, то это точно, последователи кровавого бога, а если нет, то даже не знаю, что и думать. Агрессия явно идет со стороны раковины, значит нужно определить, к чему она принадлежит.

Наконец голова астронавта была откопана, и я увидел обыкновенный шлем скафандра, правда лицо индивидуума я видеть не мог, так как тот лежал вниз лицом. Не торопясь его переворачивать я осмотрел состояние скафандра. Мне нужно было определить причину смерти. В целом все было в норме. Ткань скафандра, во всяком случае, на вид, была прочной, и даже тот мусор, что завалил все тело, не нанес никакого урона целостности скафандра. Теперь я осторожно перевернул его. По тому, как двигались отдельные части тела, можно было предположить, что все кости переломаны, а значит и все внутренние органы разорваны, что и послужило причиной смерти. Внутренняя часть прозрачного стекла скафандра была залита жидкостью, напоминающую кровь, но только зеленоватого цвета. В голове всплыло, что мы обязаны красному цвету своей крови, присущему там железу, а точнее его окислам. Если проводить аналогию, то здесь может присутствовать медь, а окисленная, она зеленеет. Решил не вскрывать скафандр. Ведь, если пойдет приток кислорода, то запустятся процессы разложения, а так я имею возможность получить для вскрытия, почти целый труп инопланетянина. Я постарался зафиксировать его с помощью найденных здесь легких металлических стержней, Мне было важно, чтобы тело деформировалось, как можно меньше. Оставив скафандр дожидаться меня, я продолжил свои поиски. Конечно, их смело можно было назвать поверхностными. Если кто видел, как работают археологи, тот меня поймет. Вся земля или песок, через сито. Я же осматривал все доступное мне пространство, и начинал раскапывать, если замечал, заинтересовавший меня предмет. Мои поиски продолжались до самого вечера. Почувствовав, что солнце садится, я направился в лагерь. Ночевать в корабле, что-то не тянуло. Доковыляв до нашей стоянки, я опять повалился на каримат и лежал так, наверное, минут тридцать. Наконец почувствовал, что начинаю расслабляться. Встал и пошел готовить ужин. Интересно, как и чем Молния накормит Михалыча, правда, если он адекватно реагирует на внешние раздражители, а не пускает пузыри, у Молнии это, вполне возможно. Чего у нее нельзя отнять, так это чувство меры в вопросах воздействия на психику. Она всегда знает, кому, когда, где и сколько. Я сам подвергался ее воздействию, и если Молния решит сделать из Михалыча овощ, она это сделает, не секунды не колеблясь.

Но сейчас их не было. Небо было звездное, ужин приготовлен, каримат расстелен, но спать еще не хотелось. Я разложил на каримате свои магические атрибуты. Я так и доставал их из кармана, как мы в прошлый раз с Михалычем их разложили. Достал и все свои. Опять долго рассматривал амулеты и кольца, принесенные из Чертового пальца. Свои-то, я знал все. Провозившись часа два я, как и в прошлый раз, так и не разобрал, для чего они предназначены. Даже намеков не было. Начал все опять складывать в карман. Все кучки, как мы и отсортировали с Михалычем, потом свои амулеты, внезапно амулет, врученный мне единорогом, слегка отклонился от вертикали. Я, тут же вспомнил слова единорога, который утверждал, что не знает, где находится библиотека древних, но зато это знает ключ, и он отклонится к ней, когда я буду проходить рядом. Так вот, сейчас он явно отклонился от вертикали. Чтобы не искушать судьбу, я его убрал в карман, а потом медленно вынул и, взяв за цепочку, приподнял повыше. Отклонение от вертикали было явным. Я начал бродить вокруг лагеря кругами. Амулет всегда указывал внутрь лагеря. Да такого просто не могло быть. Улететь к черту на кулички и попасть туда, куда мечтал попасть, вот уже несколько месяцев, а они всей Зангрией, несколько тысяч лет. Я вернулся в лагерь. На его территории всего два места могли идентифицироваться как вход в библиотеку, это колодезный сруб, который я разобрал, для постройки шалаша для раненого Михалыча и зыбучие пески, которые стали не зыбучими песками, а огромной ямой. Теперь дело за малым, подойти к каждой точке с активированным амулетом. Все же, как я и предполагал, входом оказался колодезный сруб, но его, наверное, засыпало, ведь бревна, образующие его я вытащил. Я подошел и заглянул в яму. Ничего не было видно, даже с моим драконьим зрением. Придется дожидаться утра. При свете дня, я попытаюсь если не спуститься, то хотя бы заглянуть в этот колодец.

.15. Библиотека.

* * *

Спал как убитый, все же напряжение прошлого дня сказалось, и я проснулся, когда светило уже взошло над горизонтом. Быстро позавтракал, даже не чувствуя вкуса нашего любимого пюре. Чтобы взбодриться, заварил растворимый кофе прихваченный из пещеры драконов, он там остался с того раза, когда я кормил земными продуктами Артизу. Сразу вспомнился давнишний прикол, о том, что заочное обучение, это, как обедать по телефону. Вот и я сейчас думал, что пью настоящий кофе, с необычайным ароматом. Что у него не отнять, так это аромат. Сейчас химики утверждают, что могут создать любой запах. Наверное, это действительно так. Натуральные продукты перестали пахнуть так, как положено, зато искусственные, теперь, необычайно ароматны и действительно пахнут так, как должны были бы пахнуть такие же натуральные продукты, а то и сильнее. Как бы там ни было, но завтрак закончился, и посуда магически вычистилась. Все, я готов заглянуть в прошлое, если оно пустит меня в себя. Направился к месту, где стоял колодезный сруб. Для себя решил, что если все закончится удачно, то нужно будет упросить Молнию притащить сюда с десяток бревен. Я должен восстановить все так, как было раньше и даже лучше. Как ни странно, но песок не засыпал отверстие, и шахта, так и уходила в недра планеты. Взглянул на кулон. Тот все еще вытягивался в направлении центра шахты. Похоже, нужно встать в середину. Видимо такая же система, как и на Башне Духов. В голове мелькнуло, что ее так назвали, наверное, за то, что Гайер незримо присутствовал там всегда, и не говоря ни слова, все же руководил всеми аппаратами внутри подземелья. Как-то вот так.

Тем временем следовало решаться. Разбиться я не разобьюсь, так как на мне надето кольцо высшей защиты, а вот выбраться, в случае неудачи, будет сложновато. Все, если еще буду раздумывать, то я никогда не шагну туда. Резко оттолкнувшись, я запрыгнул в центр провала шахты. Ноги встали на какую-то опору, и меня чуть не вышвырнуло с платформы, которую глаза не видели, а ноги ощущали. По опыту, полученному в Башне Духов, я протянул руку вперед и почувствовал центральный стержень. Ухватившись за него, дал мысленную команду, доставить меня в библиотеку и..., никакого эффекта. По всей вероятности, Сама библиотека не называлась библиотекой, а как-то иначе, а вот как. Еще раз сформулировал задание, определив его так, что мне нужно попасть туда, где хранятся записанные знания. Уже, когда платформа тронулась, с ужасом подумал, что меня, с такой формулировкой маршрута следования, запросто могут доставить к файловому серверу. Ведь там тоже хранятся записанные знания. Как бы там ни было, но платформа перемещалась, причем не вертикально, а горизонтально. Решил не расслабляться, а в случае неудачи поступить, как первый раз в Башне Духов. Просто направить магическую силу в центральный стержень, без формулировки самого маршрута следования. Пока же, путь мой протекал в кромешной темноте. Причем, если сравнивать с Башней Духов, то расстояние было, уже сейчас, гораздо длиннее, чем тогда, когда мы с Михалычем добирались до столовой. По моим оценкам, прошло не менее часа, прежде чем платформа, слабо качнувшись, опустилась вниз и зажглись лампочки на нижней ее части. Сразу высветился пол, на который я и спрыгнул. Платформа уплыла вверх, и растаяла в кромешной темноте. Я нарисовал на полу крест краем своих кроссовок, и направился туда, куда меня звали слабо мерцающие лампочки, расположенные прямо в полу. Вырисовывалась такая светящаяся тропинка, а вот куда она вела, это была загадка.

Шел не долго, метров пятьдесят, и вышел в огромную пустую комнату. В центре ее стояло массивное кресло, с мягкими подлокотниками и нависающей над головой верхней частью. Оно так и просило усесться в него. В принципе я был не против, так как огоньки на полу вели именно к нему. На ловушку, это было не похоже, да и кольцо не даст меня в обиду. Отбросив все сомнения, я уселся в кресло и откинулся назад, на спинку. Если процедура будет долгой, то нужно принять максимально комфортную для себя позу. Верхняя часть кресла и спинка слегка деформировались, Теперь я ничего не видел, кроме покрытия верхней части кресла, которая закрывала мне обзор. Судя по тому, как расположилась эта часть кресла, я ожидал, что сейчас засветится экран дисплея, и мне покажут интерфейс программы по работе с файлами библиотеки. Однако, все оказалось куда как прозаичней. В моей голове прозвучал бестелесный голос.

Доступ разрешен. Время доступа 960 миллисекунд.

Мои мысли сразу стали искать подвох. Откуда они знают наши единицы измерений. Но потом пришло понимание, что в ментале, все происходит на подсознательном уровне и при передаче информации, в мозге реципиента, определяются аналоги, для более качественной, и более полной передачи информации.

Верхняя часть и спинка приняли прежнюю форму, и огоньки на полу опять засветились. Получалось, что я прошел какой-то тест или что-то в этом роде. Внезапно пришло понимание, что да, это был тест восприимчивости получаемой информации, его средняя оценка две целых и три десятых, по десятибалльной шкале. Оценка упаковки информации, одна целая и восемь десятых. Программа архивирования загружена полностью. Инсталляция выполнена успешно. Информация получена в полном объеме, объединена с предыдущей, и упакована для дальнейшего использования. Объем памяти изменен с двух до десяти процентов, без учета сжатия. Объем сжатой информации составляет три целые и две десятые всего объема памяти. Время доступа к локальной системе информации ноль целых двести семьдесят три тысячных наносекунд. Время полной адаптации к встроенной информационной системе составляет сорок восемь часов. В это время не рекомендуется заниматься умственным трудом.

Поняв, что ничего не понял, тем не менее, встал из кресла. Ноги слегка заплетались. На лицо явная частичная потеря координации движений. Наверное, нужно прислушаться к рекомендации кресла и отоспаться все сорок восемь часов. Пятьдесят метров показались мне неимоверно длинными, и когда я подошел к своему крестику на земле, то перед глазами плавали круги. Платформы видно не было, но я смело шагнул вперед и руками попытался схватиться за центральный штырь платформы. Как ни странно, но мне это удалось. Платформа стала подниматься вверх, и неожиданно меня ударило что-то под колени, и я почувствовал, что могу сидеть на каком-то невидимом стуле. Стул, стулом, но центральный штырь я из рук не выпустил. Кто ее знает, эту хитрую систему, вдруг стул сложится или просто исчезнет. Время тянулось медленно, глаза закрывались. Я крепился, понимая, что если отключусь, то свалюсь туда, не знаю куда, ну и соответственно, выберусь тогда, не знаю когда. Наконец показался край колодца или шахты. Стульчик начал приподниматься, заставляя меня разогнуть колени и встать. Собрав все свои силы, я сделал шаг вперед и ощутил под ногами песчаную почву пустыни. С трудом добрался до своей стоянки и, упав на каримат, моментально отключился. В сознании это получилось так. Свет выключили и тут же включили. Обнаружил рядом с собой Молнию и Михалыча. Они трясли меня и что-то говорили. Сознание медленно возвращалось ко мне. Наконец стали проступать слова Михалыча, Молнию я ментально не слышал, хотя понимал, что она ко мне обращается. Наконец сфокусировавшись на Михалыче, я начал воспринимать его речь. Оказалось, что пошли уже третьи сутки, как они сидят возле меня. Я почти все время спал. Почти, это потому, что в определенное время я вставал, готовил еду, магически мыл посуду, ходил в туалет и снова ложился спать. Навскидку, они оценили мой сон в пятеро суток. Тогда я рассказал им, что на второй день, после того, как они улетели, ближе к вечеру лег спать и вот, только сейчас проснулся. В это им было трудно поверить, но они сами были свидетелями моего лунатизма. Ну и миленькое кресло. Так можно было и ноги протянуть.

Наконец в сознание начали пробиваться мысли Молнии.

Макс, Макс, ты где? Макс, ты меня слышишь?

Собрался и попытался наладить связь с Молнией. С третьей попытки она услышала меня, и сразу же обрушилась на меня с упреками. Пыталась вывести меня на чистую воду.

Макс, я чувствую, что ты изменился. В тебя что-то вселилось. Это произошло на корабле?

Да нет, Молния. Это я случайно обнаружил библиотеку древних и сходил в нее. Там меня протестировали и накачали какой-то программой и архиваторами так, что я еле пришел в себя. По оценкам той системы, я должен был проспать двое суток, а получилось пять или шесть. Ну тебе виднее.

Пять, шесть! А одиннадцать не хочешь. Ну отнимем один день, на твой поход в корабль и все. Остается десять дней. Десять дней тебя не было ни среди мертвых, ни среди живых. Во всяком случае, мы с Малышом потеряли твою ауру. Малыша я сюда не отпустила, а сама не могла прекратить лечение Михалыча. То, что делает с сознанием и мозгом человека эта раковина, даже трудно вообразить. Ты видел металлическую плесень на барханах, так вот, то же самое началось и в голове Михалыча. Я приостановила этот процесс, но не знаю, надолго ли. Как только он пришел в себя, так сразу полетела в лагерь, чтобы по следам определить, куда ты пропал. И что я вижу? Ты лежишь как труп, но утром, в обед и вечером встаешь, и обслуживаешь себя как робот. Твоей ауры, до момента пробуждения не наблюдалось. Представляешь, ты есть, а тебя нет. Так и сидела рядом с тобой, да Михалыча лечила. Не знаю, надолго ли ему мое лечение. Причем знаешь, что интересно, у него не вся поверхность мозга покрыта этой плесенью, ее нет на затылочной части, как будто эта часть лежала где-то отдельно или ее изолировали, когда шло воздействие раковины.

Тут у меня в мозгах щелкнуло, и я мысленно увидел, на покрытом плесенью песке, два следа от, наших с Михалычем, кариматов.

Молния, заорал я в ментале, ты прелесть! Ты точно описала для меня проблему, а как ее решить я уже знаю. Тащи Михалыча сюда.

Михалыч, как-то нелепо переступая ногами, двинулся к нам. Взгляд расфокусированный, координации движений нет. Похоже, Молния управляет им как роботом. Мозг еще может самостоятельно думать, а вот полностью работать центральная нервная система не может.

Молния, ты можешь его усыпить? - Задал я вопрос драконе, а сам уже знал на него ответ.

У меня не получается. Он не спит уже тринадцатые сутки. Я перепробовала все, что только знаю и могу. Я уже думала ударить его по голове, чтобы потерял сознание, но боюсь, что с моей массой я его просто убью. Может ты попробуешь?

Нет, Молния. Мы его сейчас аккуратно усыпим.

Я вызвал небольшое воздействие силы и направил его на Михалыча, постепенно поднимая его частоту. Когда, по моим внутренним ощущениям, я достиг нужных параметров, то Михалыч, как стоял, так и повалился на песок. Я тут же бросился к нему и переложил его на каримат, а голову обернул вторым кариматом, алюминиевой пленкой внутрь.

Что это ты делаешь? И как тебе удалось его усыпить? Я чувствовала воздействие силой, но какое-то слабое, эффекта от такой мощности не должно было быть, Однако Михалыч спит. Макс, ты что-то от меня скрываешь?

Не то, чтобы скрываю, а просто сам еще не отошел от того, что произошло. В общем, я нашел библиотеку древних. Сходил туда, и подвергся какому-то воздействию. В меня встроили программу по работе с файлами библиотеки и архивированием данных.

Макс, ты говоришь такие слова, что я не совсем тебя понимаю. Ну-ка, рассказывай по порядку.

Я задумался, а потом начал рассказывать, как еще перед свадьбой единорога и принцессы, сказал единорогу, что он должен показать мне библиотеку древних. Как единорог сообщил, что не знает, где находится библиотека, а только дал мне амулет для ее поиска, который оказался еще и ключом. Оказалось, что у него очень ограниченный радиус действия. В моем случае, около десяти метров. Рассказал, как я нашел вход в библиотеку и как спускался на платформе. Описал саму комнату и кресло, в котором получал необходимую информацию, и проходил тестирование. Воспроизвел сообщение системы, своеобразный лог файл, который Молния не поняла. Она задумалась, а потом сказала, что единорог действительно дал мне ключ от библиотеки древних, только не этих древних, а тех, которые жили на планете до появления последних древних, а может и еще раньше. Ведь единороги живут в несколько раз дольше, чем драконы. А для дракона десять тысяч лет, это только расцвет его жизненных и магических сил. Тут я вспомнил, каким старым мне показался единорог, когда я первый раз увидел его. Да, не исключено, что мы несколько промахнулись с определением "древний".

Тем временем Михалыч зашевелился на каримате и я размотал его голову и попросил Молнию просканировать его мозг. Пропала ли плесень. Оказалось, что ее уже нет. Михалыч пялился на нас с Молнией, а потом спросил меня, как прошло наше возвращение с корабля. Он ничего не помнит. Я сообщил ему, что все прошло удачно, а самого аж передернуло, ведь он нормально общался со мной. Адекватно отвечал на вопросы, но уже тогда его мозг был атакован той аномалией, которую распространяла вокруг себя раковина.

По молчаливому согласию, мы с Молнией решили ничего ему не говорить. Меньше знаешь, крепче спишь. Я поинтересовался у Молнии, а может нам и Михалыча пропустить через вновь открытую библиотеку. Молния задумалась, а потом посоветовала мне, сначала дать ему немного отдохнуть, все-таки мозг подвергся не шуточному воздействию. Согласился с ней, и мы решили подумать над этим чуть позже.

.16. Михалыч, домой.

* * *

Михалыч, не вставая с каримата, смотрел на нас сонными глазами. Я посоветовал ему выспаться, так как он сильно устал и нуждается в отдыхе. Веки Михалыча дрогнули, и он опять провалился, теперь уже в здоровый, глубокий сон. Молния периодически сканировала его мозг. Пока отклонений не было. Появилась слабая надежда, что мы победили эту заразу. Прав был Гайер, когда сообщил мне о магической мутации, только он ошибся в носителе опасности. Теперь эта штука была локализована, она и сейчас валялась на песке. Нужно ее будет изолировать, а то мы до сих пор не знаем, как она может воздействовать на окружающую среду. Вспомнив, как заразился от нее Михалыч, я спросил Молнию, где она держала раковину в пещере. Оказалось, что она не стала ее заносить внутрь, а бросила на камнях, возле пещеры. Я посоветовал ей слетать и проверить близлежащие камни на предмет знакомой нам плесени, а заодно проверить Малыша. Все же эта очень хитрая зараза. Молния встрепенулась и, кивнув мне, что я прав, унеслась к себе домой.

Светило постепенно садилось, переливаясь всеми цветами радуги. Я принялся за приготовление еды. Сегодня решил Михалыча не кормить. Нужно посмотреть, как идет лечение сном. Потом сможем наверстать упущенное.

Ночь прошла спокойно, Михалыч не просыпался. В какой позе уснул, так и лежал. Терять его не хотелось, все же мы сдружились с ним. Общие проблемы объединяют. Утро застало меня делающим зарядку в небе. Тот костяк, который организовала мне Молния, требовал движения. Я ускорялся и выделывал немыслимые фигуры в воздухе. К моменту, когда Михалыч проснулся, я уже вовсю кашеварил. Еще оставалось немного мяса, и я приготовил его отдельно. Плохо, что не было овощей или специй. Мясо получалось не вкусным, но зато питательным. Михалыч сходил за бархан, по своим делам и мы принялись за завтрак. Ели молча. Вдруг, Михалыч сказал, что ему, почему-то, хочется сырого мяса. Я его успокоил, и сказал, что я уже питался сырым мясом, и на меня это никак не повлияло. Единственное, что нужно для этого, это сменить свой облик, на драконий. Человеческий желудок будет не очень доволен такой пищей. Может случиться так, что из-за бархана он будет не вылезать. Но понос, это не самое страшное, просто мы, как люди, не приемлем потребление сырой пищи с кровью. Не будем считать любителей бифштексов с кровью. Там все равно пища приготовлена на огне и сервирована к столу. Здесь же разговор идет о звериных инстинктах. Я, например, рвал мясо зубами и еще рычал на Молнию и Малыша. То есть вел себя, как настоящий зверь. Но есть одно правило, нам нельзя долго находиться в ипостаси дракона. Это как-то связано с особенностями нашего мозга и координацией движений. Во всяком случае, о таких вещах предупреждала меня Молния.

Михалыч воспринял эту информацию спокойно, но все же поинтересовался, как можно попробовать свое драконье тело. В принципе, у него могло получиться. Я попросил его подождать Молнию. Все же эксперт от драконов нам не помешает. Да и принимать ипостась дракона, без нее не получится.

К обеду прилетели Молния с Малышом. Дракона рассказала нам, что на камнях, возле пещеры, плесень не появилась, но, какое-то воздействие на Малыша было оказано. Она специально забрала его с собой сюда, чтобы он был под постоянным контролем. Я удивился, что кто-то смог пробиться через магическую защиту драконов. Она стоит у них на подсознательном уровне с момента рождения. Я просканировал его, как мог, и не выявил никакой патологии. Но Молнии стоило доверять, поэтому я оставил это неблагодарное занятие и вспомнив о трупе космонавта, рассказал моим напарникам о нем. Те заинтересовались. Молния потребовала, чтобы я вынес того из корабля, для проведения исследований, с помощью драконьего чутья. В принципе, я не возражал, но сообщил обоим, что как только мы снимем скафандр с инопланетянина, то тело сразу же начнет разлагаться. Молния подумала, и сообщила, что это действительно так, не поможет даже состояние стазиса, в которое мы могли бы погрузить это тело, так как процессы разложения уже были запущены, в стазисе они будут замедлены, но не остановлены. Михалыч вклинился в наш разговор и сообщил, что по-хорошему, нужно тело заморозить, не вынимая его из скафандра. Мы с Молнией могли только сжечь, а у Михалыча не было опыта в использовании тех знаний, которые вложил нам аппарат в подземелье башни. Михалыч, опять помявшись, сказал, что можно было бы провести вскрытие в их лаборатории, но только как нам туда попасть с телом космонавта, и не занесем ли мы заразу на Землю. Молния пояснила, что они с Гайером уже начали изучать титановую плесень, и пока только выяснили, что она распространяется не сама, а при помощи раковины. Та, распространяя какие-то волны, заставляет споры этой плесени размножаться. Значит, нужен полиэтиленовый пакет, куда мы сможем поместить труп пришельца. Такой пакет имелся у меня в пространственном кармане, о чем я и поведал своим оппонентам. Решили так, что сначала я вытаскиваю тело из корабля, и Молния проводит полный анализ его состояния своими способами. Затем мы помещаем его в полиэтиленовый пакет, отдельно помещаем титановую плесень, и Молния доставляет нас в свою пещеру. Там мы совершаем переход в наш мир, и направляемся в контору Михалыча. В лаборатории делают вскрытие и полный комплекс лабораторных исследований пришельца и плесени. Когда первичные результаты будут готовы, то мне дадут краткий отчет об обследовании, и я вернусь на Зангрию, чтобы обсудить с Молнией и Гайером, наличие или отсутствие опасности для их планеты.

В принципе, стратегию борьбы с плесенью я уже придумал. Так как она, при контакте с алюминиевым покрытием каримата, уничтожалась, то я взял несколько образцов песка из зоны, куда плесень еще не добралась и из того места, где плесень была уничтожена нижней частью каримата. Нужно будет включить эти образцы в комплекс лабораторных исследований в конторе у Михалыча, и если полное уничтожение плесени подтвердится, то элементарно опылить алюминиевой пудрой всю территорию, где была обнаружена плесень.

Получив руководство к действию, мы отправились к кораблю. Там я опять влез в трещину и, подтащив тело космонавта к щели, обнаружил, что оно не проходит в нее по размерам. Всунувшись из щели, сообщил об этом Молнии, та, недолго думая, забралась на корабль и, вставив свои когти в щель, раздвинула ее основательно, так что я свободно вылез из нее вместе с телом пришельца. Мы тут же развернули полиэтиленовый пакет, который в свое время исполнял у меня роль непромокаемой подстилки при туристических походах. Это был полиэтиленовый рукав, который мы, после того, как поместили в него тело, плотно завязали с двух сторон. Теперь все было готово к транспортировке на Землю. В небольшие полиэтиленовые мешки мы сложили найденную электронику. Делиться, так делиться. Молния, не церемонясь, сгребла нас в свои лапы и понесла к своей пещере. Там, приведя себя в порядок, и одевшись в нашу земную одежду, переложили все для транспортировки. Когда все было готово, мы попрощались с Молнией, и с только что прилетевшим Малышом, и направились в проходную пещеру. Придя на место, где я открывал свой портал, разложили все для перемещения через арку портала. Все это должен проделать Михалыч, так как мне нельзя входить в арку, иначе та закроется. Вот все приготовления закончены, и я начал прорисовывать свой портал. Арка засветилась, и мы начали перегрузку лабораторного материала в наш мир. Сначала Михалыч перенес все легкое, а потом мы взялись с двух сторон за тело в пластиковом мешке, и пронесли его в подвал моего дома. Портал за спиной захлопнулся, и мы ощутили всю прелесть запахов в типичном подвале многоэтажного дома, в котором иногда, засоряется канализация. Чуть ли не бегом мы вынеслись из подвала, после чистейшего воздуха Зангрии, этот аромат был непереносим. Замок на двери отсутствовал. Поднялись в мою квартиру, открыли ее и сложили все прямо на пол. Михалыч пошел звонить в свою контору, я же начал обход съемного жилья. Ведь если придет хозяйка, то мне влетит за пулевые отверстия в стене. Осмотрел поврежденную стену. Ну, что сказать, нужен ремонт. В это время Михалыч закончил свой разговор и прошел в комнату. Остановился возле меня и тоже осмотрел стену.

Это здесь тебя пытались отправить к праотцам?

Да, парни палили в белый свет, как в копеечку. Теперь ремонт придется делать. Денег у меня, всего... - я пересчитал наличность, - пятьсот двадцать евро. На штукатурку и побелку должно хватить.

А как же ты мне обещал горы золотые? - Спросил меня Михалыч, хитро щурясь.

Я, от своих слов не отказываюсь. Нужно только продать мои акции в конторе. Ты мне, кстати, сумму твоей работы не озвучил.

Да ты что, чокнулся что ли? Ты же меня с того света вернул. Такую экскурсию организовал.

Нет Михалыч, работа, есть работа. Хочешь, не хочешь, но на чужую страну ты поработал, а это должно быть оплачено. Давай так. Чтобы не гадать, как там у меня дела на работе, может меня там всего давно лишили и отчислили из штата за прогулы. Я точно знаю, что у меня есть пятьсот тысяч евро, я их приготовил выкупить дом у Якова. Вот ты их и получишь.

А как же дом?

Да не будет никакого дома. Мне, наверное, на роду написано, не иметь своей жилплощади. Так же как и сейчас, буду снимать жилье. Может, на работу все же устроюсь.

В это время зазвонил телефон, я подошел и снял трубку. Там попросили Михалыча. Я позвал того к телефону, а сам пошел на кухню, готовить кофе, что-то я по нему соскучился, да и по нормальной еде тоже. Пока Михалыч уточнял как лучше забрать у нас груз, я приготовил яичницу, все остальное не пережило моего длительного отсутствия. Колбаса стала скользкая и неприятно пахла, овощи лучше было вообще не трогать, запах стоял отвратительный. Придется все выкинуть и помыть холодильник.

Михалыч пришел на кухню, улыбающийся от уха до уха. Оказывается он и домой успел позвонить. Там, естественно, поинтересовались, от какой любовницы он звонит, но потом смягчились и дальше Михалыч не стал рассказывать. Единственное, что я понял, это то, что после его пропажи, из конторы позвонили ему домой, и сообщили, что он задерживается в командировке. Я чуть не добавил, "навсегда", но вовремя себя одернул. В это время зазвонил телефон, и приятный женский голос попросил позвать папу. Ну, понятно, проверка. Я так и шепнул Михалычу, когда пригласил его к телефону. Видать дочку подослали. Сам опять ушел на кухню, чтобы не мешать Михалычу.

Тот вернулся к уже подстывающей яичнице, и мы накинулись на еду. Я стал шутить над Михалычем, что он так и не попробовал свежатинки, на что тот отшучивался, что ему хочется местной дичи. В это время позвонили в дверь, и я пошел открывать, на пороге стояли работяги.

Где тут строительный мусор выносить? - громко спросил один из них.

Меня с порога оттеснил Михалыч и операция, по транспортировке останков инопланетянина, закрутилась по-новой. Все было упаковано в черные пластиковые мешки. Затянуто скотчем, на каждый мешок навесили бирку с пломбой. На бирках Михалыч расписался. Затем это было упаковано в обычные грязные мешки и парни, забрав их, удалились. Не прошло и пары минут, как в дверь опять позвонили, Михалыч сам пошел открывать. Оказалось, что это за ним пришла машина, нужно ехать на доклад к начальству. Михалыч извинился. Я его понимал. Их специфика работы, тут никуда не денешься. Попрощались. Я закрыл за ним дверь и завалился на кровать. Нужно было привести мысли в порядок и спланировать остаток этого дня.

Что мне было необходимо сделать в первую очередь, это помыть холодильник. Затем обменять валюту и закупить еду. Набрать газет, и по объявлениям, нанять штукатуров и маляров. Чем раньше я уберу следы военных действий в квартире, тем лучше. Хозяйка наведывалась редко, но если приходила, то заглядывала всюду. Заставил себя встать и пройти на кухню. Из холодильника повышвыривал все. Оставшиеся три яйца роли не играли, поэтому отнес все в мусорные контейнеры, и пошел в ближайший обменный пункт. Разменял триста евро, рассовал деньги по карманам и пошел в продуктовый магазин.

После Гайеровского пюре, глаза в магазине разбегались от изобилия всяких вкусностей. Но я остановил себя и заставил взять только самое необходимое. У меня еще остались воспоминания тех дней, когда я решал для себя, что сейчас нужнее одежда или еда. У кассы столкнулся с соседкой по подъезду. Она меня узнала и долго допытывалась, где я так классно загорел. Пришлось нагло врать, хотя, почему врать, я же загорал в Таиланде, правда, минут двадцать.

Вернулся домой и, оставив пакеты с продуктами в коридоре, приступил к мытью холодильника, за этим занятием меня и застал звонок в дверь. Я, как был, с немытыми руками, пошел открывать дверь. На пороге стояла прелестная девчушка, лет тринадцати. Она поздоровалась со мной, и я по голосу определил, что это дочка Михалыча. Она сообщила мне, что папа послал ее мне на помощь, так как мы оба были в длительной командировке, и у меня дома, шаром покати. Я молча указал ей на стоящие возле двери пакеты. Девчушка, нисколько не смутившись, махнула рукой и сообщила, что ей поручили меня накормить и помочь убраться. Ну, Михалыч! Ну, он дождется у меня. Использовать дешевый детский труд.

Посоветовал девушке пройти в комнату, а сам пошел домывать холодильник. Когда я закончил, то, войдя в комнату, обнаружил мою помощницу, мирно спящей в кресле, на которое я даже вещи боялся складывать, так как оно дышало на ладан. Телевизор разорялся вовсю, однако это ей не мешало. Вздохнув, пошел рассовывать все покупки в отмытый холодильник. В вазочку насыпал простого печенья и дешевых конфет, других просто не было, поставил чайник на газовую горелку и принялся накрывать на стол. Когда вскипел чайник, пошел будить работницу. Та, протерла глаза, и с самым серьезным видом спросила меня, неужели она уснула. Я сообщил ей, что нет, это я погрузил ее в гипнотический сон и заставил рассказать мне все ее тайны. Девчушка покраснела, и глаза ее наполнились слезами. Да что же мне так не везет то. В последнее время совсем разучился с девушками разговаривать. Успокоил ее, сообщив, что пошутил и пригласил на кухню пить чай. Та вдруг вскочила и опрометью выскочила в коридор. Оттуда послышалась возня и вскоре она появилась довольная, с небольшим пакетом в руках.

Вот, это мама передала.

А что здесь?

А это мы курицу жарили, папа сообщил, что задержится на работе, и попросил тебя накормить.

Вот спасибо. Я прикупил тут немного всего, но еще ничего не готовил. Тебя звать то как? Или это тайна?

Да какая тайна. Зовут меня Татьяна, а тебя как?

О, а меня Максим, но все зовут меня Макс.

Это точно, у нас в классе два Максима, и оба отзываются на Макса. Правда, одного, в последнее время, стали называть Максик. Он, не вырос за лето, и сейчас он у нас самый маленький в классе.

Ты то, как учишься? Родителей в школу не вызывают?

Ну, ты и сказанул. Кто же сейчас в школу родителей вызывает? Уже не те времена. А учусь нормально. Не отличница, но и не двоечница.

В этот момент раздался телефонный звонок. Я прошел в коридор и снял трубку. На том конце зазвучал голос Михалыча.

Макс, моя у тебя?

Ну да, сидим, чай пьем, курочку едим.

Ты ее никуда не отпускай, я скоро приеду и заберу, а то темнеет уже.

Да не вопрос. Тебе курочки оставить, а то мы же, как утром поели, так больше маковой росинки во рту не было, кроме моей яичницы.

Это точно. Оставьте, если еще что есть, а то я свою проглотку знаю. Хотя она больше по конфетам специализируется. Ладно, скоро буду.

В трубке зазвучали короткие гудки, и я повесил трубку.

Макс, спросили меня из кухни, а ты чем занимаешься?

.17. Моя компания меня помнит.

* * *

Мне поплохело, мы же с Михалычем не разговаривали на эту тему. Как он дома объясняет, что работает в специальном подразделении. Скорее всего, лепит что-нибудь типа, что он торговый агент или близкое к этому. А мне то, что говорить?

Ну, я в основном по компьютерам, чиню, настраиваю. Иногда программки пишу, маленькие.

Ой, у нас тоже, в школе, уроки программирования, так мы на них в игры играем. Наш препод включит нам их, а сам уткнется в свой монитор и до конца урока так и не высовывается.

А ты кем хочешь стать, ну я имею в виду профессию?

Да не знаю, дома как-то не обсуждалось, а сама еще ничего не придумала. Несколько раз приходили мысли стать, то врачом, то экономистом, то дизайнером.

Ну, чтобы быть врачом, нужно много учиться, а самое главное, нужно относиться к людям с состраданием. Если этого нет, то лучше туда не идти. Экономистом. Тут нужно уметь хорошо считать, прогнозировать, быть решительным, уметь принимать решения. Хотя последнее относится и к профессии врача. Есть и еще одна особенность, их все считают бухгалтерами, но это совершенно другая специальность. Бухгалтера, это статисты. Они учитывают уже потраченные деньги, или просто платят их. Ну и анализируют, конечно. А экономисты они подсчитывают, как лучше тратить или зарабатывать деньги, строят финансовую стратегию предприятия. Определяют, что предприятию делать выгодно, а что нет. Теперь дизайнер, это понятие несколько расплывчато. Они работают в разных направлениях. Есть дизайнеры одежды, механизмов, упаковки, ландшафтные и строительные дизайнеры. Есть дизайнеры в программировании. Короче это те, кто улучшает внешний вид продукции. Тут нужно обладать художественным вкусом, хорошо рисовать, иметь воображение. Вот видишь, как я тебе расписал твои перспективы.

Ты, Макс, все это правильно говоришь. - Сообщила мне Татьяна, наяривая конфеты с печеньем. - Но вот как может маленький ребенок все это узнать и принять решение. Не спорю, есть и такие, которые, чуть ли не с колыбели знают, кем они будут, а вот мне до сих пор не удалось определиться. Я из таких, что пока не попробую, не пойму, подходит это мне или нет.

Ну, тут ничего посоветовать не могу. Мне, моя специальность так и досталась, случайно. Я, наверное, как и ты, пока не попробую, не узнаю, подходит мне профессия или нет. У меня недавно в жизни случай был, когда мне предложили высокооплачиваемую работу, только за то, что я хороший парень. Прямо так и сказали, ты нам подходишь. Я решил рискнуть, и ты знаешь, мне понравилось. Я там отвечал за техническое обеспечение офиса. Это, если со школой сравнивать, то, как завхоз. Но мне понравилось. Нужно было следить за новинками. Примерять их к нуждам своего предприятия. Ну, там, конечно, еще и дополнительную нагрузку повесили. Но в целом я был доволен. Знаешь, я пришел к выводу, что если работа не приносит удовольствие, то с такой работы нужно уходить. Если вдуматься, то мы большую часть своей жизни проводим на работе. Сейчас немного жалею, что расстался со своим предприятием.

Ну, и что ты тогда от них ушел, если работа была тебе в радость?

Да там история непонятная вышла. Стали они меня подозревать, что я, как бы шпион их конкурентов. Во всяком случае, я так это понял. Ну, тут же написал заявление, и не дожидаясь их решения ушел.

Как это ушел? Просто взял и ушел?

Ну да. Когда я понял, что во мне сомневаются те, кому доверял, то решил, что будет лучше, если уйду.

В это время в дверь позвонили. Квартира стала, как проходной двор. Пошел открывать. На пороге стоял Людвиг.

Привет! - Сказал я ему. - Ты тут, какими судьбами?

Да вот мимо проходил, дай думаю, загляну.

Ну, раз так, то проходи. Только у меня на ужин ничего такого, к чему ты привык, нет. Но чаю налью, а бутерброды сам намазывать будешь.

Людвиг отодвинул меня плечом и прошел в комнату. Осмотрелся и присвистнул. Ну, понятно, стену увидел. Если честно, то впечатляет. Как это Татьяна не обратила внимание?

Ты давай, на кухню проходи. Я только сегодня вернулся, так что ничего еще сделать не успел.

Людвиг зашел на кухню и увидев Татьяну, подошел и взяв ее руку, поцеловал. А потом начал представляться. Я хотел было вклиниться, как переводчик, но Татьяна поддержала разговор на английском, и я расслабился. Те начали что-то лопотать о погоде и общих интересах. Видать Татьяна решила попрактиковаться в разговорной речи с носителем языка. Я им не мешал, налил Людвигу чай, и пододвинул к нему остатки конфет и печения. Сам же полез в холодильник за чем-нибудь существенным. Но Людвиг меня остановил, сообщив, что он плотно поужинал и ему нужно со мной переговорить. Я кивнул ему, что, в принципе, не против. Но мы оба понимали, что при Татьяне, такие разговоры вести нельзя. В дверь опять позвонили, и я обреченно поплелся открывать дверь. Это оказался Михалыч. Он был доволен и сразу взял быка за рога.

Макс, ты не представляешь, что мы притащили. Там мужики с ума сходят. Но с твоим посещением лаборатории, сам понимаешь, не получится, но я обещаю, что как только получим первые данные, то сразу предоставлю их тебе. Моя то, все еще здесь?

В это время из кухни вылетел комок энергии и с воплем "папка", бросился на шею к Михалычу. Тот стоял как медведь, в которого вцепилась маленькая собачонка и, улыбаясь, гладил дочку по спине.

Здесь, куда же она денется. Кстати, у меня гость, давай я вас познакомлю. - Запоздало сказал я, проводя Михалыча на кухню, когда мы общими усилиями отцепили Татьяну. Кухня сразу стала маленькой. - Вот знакомься, это Людвиг. Начальник СБ той самой конторы, где я недавно работал.

Михалыч с Людвигом пристально смотрели друг другу в глаза, а потом одновременно улыбнулись и обнялись, как старые друзья.

Вы что, знакомы? Могли бы, и предупредить, я бы перед вами тут не расшаркивался.

Татьяна смотрела на все это, широко открыв глаза. Все ее как будто не замечали. Меня, впрочем, тоже. Я подсел к Татьяне и сообщил ей, что ничего не понимаю, и поэтому мы можем продолжить пить чай с конфетами, а эти пусть обнимаются хоть до посинения.

Наконец дружеские похлопывания по плечам прекратились, и все уселись за стол. Я достал еще одну, последнюю чашку, и налил Михалычу чаю. Мы пододвинули ему курочку. Тот виновато посмотрел на нас. Но все дружно заверили, что давно уже сытые, и он может нас не стесняться. Татьяна с умилением смотрела, как курочка неумолимо превращается в груду обглоданных косточек. Наконец он сыто откинулся на спинку стула, который жалобно затрещал под его весом и спросил меня, как много знает Людвиг? Я его понял и сказал, что почти все, и сам является носителем такой же крови, как и у нас. Михалыч кивнул, а потом сообщил нам, что не мешало бы поговорить, а вот Татьяне слушать наши разговоры ни к чему, и он сейчас отправит ее домой на служебной машине, а сам задержится с нами. Татьяна сопротивлялась, как могла. Как же, ее ушки пропустят какие-то тайны. Но отец был неумолим, и вскоре мы остались втроем.

Как-то так вышло, что Михалыч взял на себя руководящую и направляющую роль партии, а точнее просто свел все наши интересы в одно. Четко и быстро вывел Людвига на чистую воду. Тому скрывать было нечего, и он сообщил нам, что руководство компании осознало свою ошибку, и просит у меня прощения. Так же они надеются, что я вернусь и приступлю к своим обязанностям, кроме того, назревают какие-то разборки с конкурентами, и эта информация будет мне передана только тогда, когда я вернусь на свою прежнюю должность. Михалыч на секунду задумался, а потом решил открыть часть своих карт. Как он нам рассказал, решение о моем привлечении к заданиям, являющимся практически невыполнимыми, было положительным еще до моего разговора с Михалычем в Таиланде. Сейчас он видит, что я, в случае моего положительного решения по предложению Людвига, буду находиться в другой стране, и это затруднит наше общение. Я задумался, а потом напомнил Михалычу, что мое ментальное общение с драконами и Гайером исчислялось тысячами километров и ничего, мы общались. На Зангрии я летал со скоростью пассажирского самолета. Это Молния развивает скорости, соизмеримые с военными самолетами, так что я могу оказаться, где нужно, в течение нескольких часов. Единственное что меня волнует, не попытаются ли сбить меня местные войска ПВО. Это может несколько затруднить мое возвращение, но не на много. И второй вопрос, как отнесутся к моим временным отпускам в компании, где я буду работать? Людвиг, видимо уже продумавший этот вопрос, сообщил, что такое совмещение возможно, если секреты их компании не будут достоянием конторы Михалыча. Мы немного поспорили и пришли к выводу, что наши интересы не пересекаются. Просто сферы интересов разные. Однако не исключено и плодотворное сотрудничество, но для этого необходима встреча на уровне директоров. Людвиг, подумав, сообщил, что это возможно и обещал передать руководству просьбу о встрече.

Эти двое, решили, что я отправлюсь на мое место работы и приступаю к своим обязанностям, а в случае необходимости, сам, своими силами, добираюсь обратно сюда. Я взмолился, чтобы они оба отстали от меня хоть на пару дней, так как мне нужно сделать ремонт квартиры, а то моя хозяйка вышвырнет меня из нее в двадцать четыре часа. Михалыч, потирая руки заверил меня, что этой проблемы, с завтрашнего дня, не будет существовать, так как его контора планирует выкупить эту недвижимость, в связи с нашей находкой. Подвал переоборудуют. Доступ туда будет только у его конторы и у меня. Все эти шпионские страсти меня немного напрягали. Конечно, я стал другим человеком. Теперь я не боялся спецслужб. Меня не так-то легко схватить или убить, а в ментальном плане, на этой планете, мне вообще конкурентов нет. Договорились, что в случае необходимости Михалыч начинает усиленно звать меня мысленно, или Людвиг, когда я здесь, а нужен там. Оба получили по большой порции моей крови, так что контакт у нас должен быть хороший. Кроме того, сотовая связь работала по всему миру, так что и в этом плане никаких проблем не было. С Людвигом решили вылететь уже сегодня, так как в компании назревали какие-то нехорошие дела. Михалыч клятвенно пообещал мне, что как только будут первые результаты анализов биоматериалов, он тут же сообщит мне. Я передал ему ключи от квартиры, а Михалыч сделал фотокопии моих документов. Вроде все. Распрощались, но обещали встречаться как можно чаще. Мы вышли из квартиры и Михалыч закрыл за нами дверь. Вместе спустились к машинам. Там еще раз попрощались и разъехались кто куда. Не знаю, как Михалыч, а мы поехали в аэропорт. Там, дождавшись своего рейса и пройдя таможенный досмотр, как граждане Швейцарии, мы с Людвигом, уселись на свои места, и я погрузился в сон.

Людвиг меня не тревожил, а через пару часов, когда подали обед, Людвиг спросил меня, как я познакомился с Михалычем. Скрывать было нечего, и я поведал ему, как из дома Хельги отправился в аэропорт, как сел на первый попавшийся самолет до побережья. В Таиланде на меня вышел Михалыч. Он предложил мне на них работать, так же, как и сегодня. Ответить я не успел, так как в теле Михалыча, на уровне сердца образовалась дырка, и он повалился на землю. В меня тоже стреляли, но я их всех оглушил, допросил, а тех, кто выжил, сделал идиотами. Потом подхватил Михалыча и переместился в другой мир, так как был нужен там. Михалыча выходил, как и Людвига. Потом мы решали проблемы того мира. Нашли некий объект, который пытался захватить тот мир. Мы его частично нейтрализовали, но осталось еще убрать остаточные следы этого объекта на планете. Вот на основе результатов анализов в лаборатории Михалыча, мы и примем решение.

В свою очередь поинтересовался у Людвига, а откуда он знает Михалыча? Оказалось, что они вместе сидели в лагере для заключенных в одной из стран Африканского континента. Оба попались при проведении местными крупной облавы в связи с убийством повстанческого лидера. Потом, когда поняли, что живыми их не выпустят, объединились и совершили побег. Бежали через три страны. В каждой из них, их могли выдать в любую секунду. Потом разбрелись, и каждый направился в свое посольство. Вот такое знакомство.

.18. Снова на работе.

* * *

В Цюрих прилетели рано утром. Нас встречали. Парни Людвига тепло поздоровались с нами. Вообще, мне нравилось, как он ведет себя на работе. Нет показного начальственного тона, он, такой же как все, и только в критических ситуациях его профессионализм резко бросается в глаза. Этому не научишься, это должно быть внутри. Мы расселись по машинам и рванули в офис. Мне, собственно было все равно. Я был в том же положении, как и в прошлый раз, только денег в кармане было побольше. А так, ни вещей, ни жилья. До офиса добрались быстро. Там, разделились. Парни отправились по своим рабочим местам, а меня повел Людвиг. У меня не было ни пропуска, ни магнитной карточки, ни бейджика. Ведь в прошлый раз я все это оставил в доме Хельги. Поплутав по коридорам и переходам, мы вышли в главное крыло. Прошли к лифтам и стали подниматься вверх. Я бывал здесь не раз, а теперь ехал, как новичок, в сопровождении охранника. Прямо напоминает мне мое вступление в должность. Вышли на знакомом этаже и, пройдя по коридору, подошли к массивной двери. Людвиг постучал, и, получив разрешение, открыл передо мной дверь. Я прошел в кабинет, Людвиг последовал за мной. Я уже бывал в этом кабинете, но сейчас нас встречал не только хозяин, но и несколько знакомых мне людей. Хельги не было, и это меня насторожило.

Разговор начал Яков. Он извинился за свой поступок, так как по всем косвенным данным, я демонстрировал себя, как агент промышленной разведки конкурентов. Те тоже постарались и подкинули компромат. Короче они добились своего. Когда я снял с себя полномочия одного из директоров и уехал, то начались постоянные провокации. Несколько раз взламывали наш сервер, не без помощи человека внутри нашей компании. Пока они не смогли вычислить, кто играет на стороне противника. Я оглядел их всех. Со многими я находился в дружеских отношениях. Здесь собрался весь руководящий состав компании. Скорее всего, это проходила планерка. Оглядев их магически, определил цвет аур, но ничего, выходящего за рамки дозволенного, не обнаружил. Так, легкая зависть, личная неприязнь, но ничего более существенного. Яков быстро свернул планерку, видимо она уже подходила к концу, когда вошли мы. Приглашенные покинули кабинет, а мы втроем остались.

Макс, я понимаю, что ты обиделся на нас. Я и сам не понимаю, почему организовал то, что спровоцировало тебя на тот шаг, который ты совершил. Теперь я хотел бы, чтобы мы сели и обсудили все открыто. Если в тебе говорит обида, то выскажи ее сейчас нам в лицо, но не таи ее в себе. Компания не виновата, это только наша с Людвигом инициатива. Так что мы будем мальчиками для битья, но я тебя прошу, давай выловим тех, кто мешает нам жить. Ведь и твои деньги крутятся здесь, так что ты лицо заинтересованное.

Я задумался, в принципе он прав. Я вжился в эту компанию. Она стала для меня всем тем, чего я был лишен все мои годы. Я шел на работу с удовольствием. Мне хотелось сделать что-то нужное, и я делал. То есть она заменила мне семью. И пусть эти двое растоптали все хорошее, что зародилось в моей душе, по отношению к ним, но компания то не виновата, и это ее сейчас хотят убить. Пусть экономически, но убить.

Хорошо. - Сказал я им. - Вы оба, постарайтесь поменьше показываться мне на глаза. Ваши действия, действительно привели меня к тому, чтобы принять решение об увольнении. Больше того, скажу, что при одной ситуации, для того, чтобы нанять специалиста, я готов был рассчитаться с ним своими акциями. Так что если бы этот человек настоял, то сейчас я был бы даже не акционером вашей компании.

Нашей компании. - Поправил меня Яков.

Нет, пока еще вашей компании. Не скрою, работать мне здесь нравилось. На работу шел, как у нас говорят, как на праздник. Вы помогли мне, спустится с небес на грешную землю. Работу я выполню. Но хочу сразу предупредить, у меня остались некоторые обязательства, и как только возникнет необходимость моего присутствия в некой точке, то я все брошу, и кину все свои силы на решение тех проблем. Людвиг частично знает о них. Понятно, что я не стану поступать так, как в прошлый раз. Я извещу вас о моем отъезде. Кроме того, руководство одной организации, хотело бы использовать меня, в исключительных ситуациях, и в этих случаях я буду предупреждать вас о своем временном отсутствии. По второму вопросу вы будете встречаться с руководством этой организации в ближайшее время. Думаю, вы найдете общие интересы. Но меня в них не впутывайте. Скорее всего, там будет денежный или транспортный интерес. Мне сложно гадать там, где я не знаю специфику работы. Чтобы никто не шарахался от меня, то я порекомендовал бы вам пустить слух, что я приболел, но сейчас все в порядке и я снова приступил к работе. Жить буду там же. Средств пока хватит, а там посмотрим. Теперь я хотел бы услышать от вас, что мне можно и чего нельзя, чем я располагаю, какие должности займу или буду делать вид, что занял. Все же я не профессионал в вопросах бизнеса.

Я перевел взгляд на обоих своих собеседников. Те несколько сникли, видать чувствовали свою вину, но и дела компании давили на них не хуже, чем моя отповедь. Наконец Яков решился.

Хорошо, Макс, мы решили, чтобы не выбиваться из образа, то ты приступишь к тем обязанностям, которые исполнял до того, как покинул нас. Кстати, хочу заметить, что Совет директоров, проанализировав тот короткий этап твоей деятельности, пришел к выводу, что ты полностью справился с поставленными перед тобой задачами, и было рекомендовано оставить тебя на этих должностях. Про твои командировки мы поговорим позднее, но думаю, что сможем решить все это положительно. По тому предложению, которое ты озвучил первым, я не готов ничего сказать, так как это нужно обсуждать на нашем Совете, где и ты будешь присутствовать. Вот, пожалуй, и все.

Яков, по первому моему предложению не нужно ничего обсуждать. Это дело является для меня приоритетным. Просто, когда я получу все материалы и, проанализировав их, найду решение, то отправлюсь туда в течение одного дня. Я просто ставлю вас в известность. Это, не связано ни с каким бизнесом. Это дела моей семьи.

Макс, но у тебя ведь нет семьи. Ты же вырос в детском доме.

Да, до некоторых пор, не было. Кто же виноват, что настоящей моей семьей стали не люди. Когда я появился здесь, вы оба проявили ко мне отеческую заботу, и я стал считать своей семьей вас, ведь подсознательно, я все равно стремился к людям, но вы сами, своими руками, разрушили это. Так что не обижайтесь, но дела моей семьи, для меня, важнее всего. По-моему, все предельно честно, и если после того, как я сделаю свою работу для вас, вы посчитаете, что мы должны расстаться, то тогда просто расторгнем мой контракт.

Наступила долгая пауза. Наконец Яков, кивнув своим мыслям, подытожил наш разговор. Предложил мне до обеда отдохнуть, а потом приступать к работе. Я же сообщил им, что в самолете прекрасно отдохнул, так что могу приступить хоть сейчас. На том и порешили. Людвиг должен был организовать мне документы и доступ во все подразделения компании. Я должен был прошерстить весь личный состав, включая высшее руководство.

Распрощавшись с Яковом, направились в мой кабинет. Там нас встретила улыбающаяся Ингрид. Было не понятно, кому она больше рада, мне или Людвигу. Я тепло поприветствовал Ингрид и прошел к своему столу. Все было так, как я оставил в последний день, перед нашим ночным преследованием шпионов. А ведь прошло немало времени. Я спросил у Ингрид, кто занял мою должность и где этот человек, на что она сообщила, что должность оставалась за мной, и все были уверены, что я вернусь. Поэтому она сама принимала простые решения, а если возникало что-то серьезное, то советовалась с Яковом. Яков конечно был не доволен, но она старалась слишком часто его не напрягать.

.19. Подозрения.

* * *

К работе приступил так, как голодный набрасывается на еду. Сидел в офисе до глубокой ночи и разгреб большую часть срочных дел. Хоть Ингрид и занималась, вместо меня, повседневными делами моей должности, но и свою работу она должна была делать. Часам к двум ночи, я закончил то, что по моим оценкам, требовало срочной обработки. Устало откинулся на спинку кресла и стал размышлять, заночевать здесь, или пойти в ближайшую гостиницу. Победила гостиница. Там можно помыться и привести себя в порядок завтра утром. Погасил свет и направился к выходу. Всюду горело дежурное освещение. Ради любопытства раскинул сканирующую сеть на все здание. Нашел десять аур, скорее всего это ребята Людвига. Завтра нужно будет поинтересоваться у него, сколько людей было в смене. Мысленно снял виртуальный, трехмерный план офиса. Пометил точками ауры охранников. Пока занимался этим, успел дойти до пропускного пункта, контролирующего выход на прилегающую территорию компании, где стояли склады, и располагалась парковка грузового транспорта. Центральный выход из офиса сейчас был просто закрыт, и единственное место, где можно было выйти наружу, представлял только этот пропускной пункт. Поздоровался с парнями, те открыли для меня проход, после того, как я вставил магнитную карту. Сейчас пропускная система работала в полуавтоматическом режиме. То есть, подразумевался обязательный визуальный контроль посетителей. Выйдя на свежий воздух, я направился к въездным воротам, где располагался второй пропускной пункт. Процедура с магнитной картой повторилась, и я вышел на улицу ночного города. Город жил своей ночной жизнью. Поймав такси, попросил его доставить меня в ближайший отель. Десять минут езды, как мне показалось, по кругу и мы подъехали к ярко освещенному входу в небольшой отель. Расплатившись и выйдя из машины, направился к входной группе. Ну да, дверями это было сложно назвать. Зев вращающейся двери автоматически проглотил меня и я, мелкими шажками отправился за едущей передо мной, передней, прозрачной стенкой двери. Как они здесь умудряются проносить большие чемоданы? Уму непостижимо. Зев двери выплюнул меня в огромный холл, и я обреченно поплелся к стойке ресепшн. Две минуты, и я стал счастливым обладателем одноместного люкса, все же мне по должности не положено что-то более простое. Прошел за миловидной девушкой, которая довела меня прямо до дверей моего номера. Зашел вслед за ней в уютный двухкомнатный люкс. Девушка осмотрела помещение и пожелав мне спокойной ночи направилась к дверям. Я вручил ей чаевые и, как только за ней закрылась дверь, направился в ванную. Быстро принял душ и улегшись на кровать, моментально погрузился в сон.

Утром, внутренний будильник разбудил меня так же, как и несколько десятков дней назад, когда я жил в доме Якова. Опять утренние процедуры, позавтракал внизу, в холле. Дороговато конечно, но я думаю, что когда -нибудь получу хоть одну, причитающуюся мне зарплату, а то только работаю, я даже оклада своего не знаю. Когда устроился, то мне сообщили что идет, перестановка кадров и пересматриваются оклады, потом Людвиг и осенний бал, потом побег. Так что не исключено, что придется опять продавать камушки. Кстати, а вот интересно, почему тот картель, кому мы продали первую партию камней, так благодарил Хельгу. Вроде обыкновенная сделка. Они нам наличку, мы им, камни. Хотя, может потому, что камни, это обезличенная ценность, а деньги, в основном, гуляют через банки, да и объем их не сравнить. Сразу вспоминается четыре чемодана денег, вместо одного небольшого мешочка камней. Поев и расплатившись с официанткой, отправился на улицу. Выйдя, опять вдохнул свежий утренний, слегка морозный воздух. Попытался визуально сориентироваться, куда мне идти. Вчера, а вернее сегодня ночью я не следил за дорогой, так что нужно определяться самому. Решил, что самое простое, это воспользоваться своим чутьем. Через пару секунд я уже знал верное направление и, повернув в нужную сторону, бодро зашагал на работу.

Надеюсь, никто не будет в обиде, что я появлюсь на работе в таком виде. Вместо дорогого костюма джинсы и рубашка. На фоне тепло одетых прохожих выгляжу нелепо, но я же не виноват, что мой летный костюм создает для меня комфортную температуру. Минут через пять я уже подходил к центральному входу в офис. Видимо я был одним из первых, так как передо мной никто в двери не входил. Хотя все сотрудники, в основном, приезжают на работу на личных автомобилях и поднимаются в здание прямо с подземной парковки. Что же, буду приятным исключением. Судя по лицам охранников, я не ошибся. Теперь, наверное, на целый день будет тема для сплетен.

Я был, наверное, одним из самых узнаваемых директоров компании, так как часто ходил по отделам, преследуя две цели. Первая, я действительно осматривал и оценивал технику на рабочих местах, а второе, я сканировал ауры сотрудников. Так что, пройдя по отделу несколько раз, я, хочешь, не хочешь, запоминался. Интересно, как преподнесут мое появление пешком, охранники Людвига своим друзьям, и как извратит это, неуемная фантазия женщин. Короче, вечером было бы интересно расспросить Ингрид о самом невероятном предположении сплетниц. Я, поздоровавшись, прошел охрану и поднялся на свой этаж. Открыв дверь кабинета, понял, что я не первый. Знакомо пахло кофе и той булочкой, которую неизменно, раньше, приносила мне утром Ингрид. Поздоровавшись, я прошел к себе. На столе у меня уже лежали рабочие бумаги. Раньше я не задумывался, когда они попадают на мой стол, теперь я понял, офис работает только благодаря неуемной энергии Ингрид.

Только я успел поверхностно осмотреть бумаги, как вошла Ингрид с подносом. Традиционный утренний завтрак. Если сейчас еще пятнадцать минут до начала рабочего дня, то, во сколько же приходит Ингрид? Поблагодарил ее за вкусный кофе и булочку и поинтересовался, как у нее обстоят дела дома, как сын? Та, коротко поведала мне, что все нормально. И еще, что скоро наступают рождественские каникулы, и они с сыном хотят съездить на море. Я одобрил ее решение, сообщив, что недавно побывал на пляжах Таиланда и получил огромное удовольствие от чистейшей воды, жаркого солнца и мягкого песка. Правда, я умолчал о том, что все это заняло не более получаса моего времени. Но, видимо, по цвету моего лица, Ингрид предположила, что я не вылезал с пляжей дней двадцать. Не стал ее разубеждать, а загадочно улыбнулся, давая понять, что я уже насладился своим отдыхом, теперь ее очередь.

Принялись за работу. До обеда я привел все документы в относительный порядок. Сходив, и перекусив в местной столовой, отправился по предприятию. Слухи уже расползлись, теперь страна должна увидеть своих героев, не стану их разочаровывать. В прошлые разы у меня уже выработались некоторые маршруты, и сейчас я не стал от них отказываться. Несколько раз натыкался на ауры, выделяющиеся на общем фоне. Помечал их для себя на своей карте. Цвет точки соответствовал цвету ауры. Это очень удобно. В следующий раз я сравню цветовую гамму и если изменений не произошло, то такая аура должна меня насторожить. По дороге заглянул к заместителю Людвига и просмотрел графики смен. Смена, десять человек, по три на каждой входной группе и один, начальник. Обходы совершают по одному человеку от каждой группы. Так что на постах, почти всегда по два человека, а по офису разгуливают трое. Один сидит в помещении центрального пульта. Сравнил с той картинкой, которую увидел вчера. Вроде, похоже. Решил просмотреть склады и парковку грузовых автомобилей. На складах все было чисто. Все ауры выглядели нормально, а вот на парковке, чуть ли не каждая вторая, была в состоянии возбуждения или агрессии. Для себя сделал пометку, что нужно разобраться. Водители ночевали в отеле, если мы не успевали разгрузить или загрузить машину, а сюда приходили как на работу. Придется проверить графики погрузочно-разгрузочных работ, может, что и в глаза бросится.

Вернулся в свой рабочий кабинет. Ингрид сообщила, что со мной хотел бы встретиться Людвиг. Раньше он не спрашивал, можно или нет, а просто врывался в мой кабинет. Ну ладно, посмотрим, что у него накипело, да и про транспортников нужно расспросить, почему те такие недовольные. Сообщил Ингрид, что она может приглашать Людвига, продолжил работать с бумагами и транспортной базой данных. Людвиг пришел минут через двадцать. Оказалось, что у него есть небольшое подозрение, что не все чисто у водителей большегрузных машин. В последнее время две машины постоянно опаздывают на разгрузку, приезжают поздно, из-за чего вынуждены бросать груженые машины на нашей стоянке. Так. Это и с моими данными сходится. Попросил его сообщить мне номера этих машин. Вот и зацепка нашлась. Однако оказалось, что задержка связана с ремонтными работами, проводимыми на их фирме. Решил все еще раз перепроверить. Если смотреть на время, когда машины прибывали на нашу территорию, то разница составляла от пяти, до двадцати пяти минут. Что-то не вяжется с ремонтными работами. Уж слишком все точно. Просмотрев в компьютере, какие машины находятся на нашей территории, подозрительных машин не увидел. Созвонился с охраной на воротах и попросил сообщить мне, как только эти машины въедут к нам.

Пока никаких, сильно подозрительных аур не обнаружил. На всякий случай просмотрел списки принятых и уволенных сотрудников. Среди уволенных, ничего, что бы насторожило меня. Пара пенсионеров, одна по беременности, трое, в связи со сменой места жительства. Все ауры были чистыми, когда я их видел в прошлые разы. По принятым, поработаю завтра, а сегодня определю их рабочие места. В половине пятого, раздался телефонный звонок и мне сообщили, что одна из подозрительных машин въехала на территорию. Я тут же засек движущуюся ауру. Проследил весь путь машины, и то, как водитель отправился за ворота. Странно. Либо они что-то привозят на территорию, либо что-то вывозят с нее. Привозить могут только что-то опасное, а увозить могут только информацию, все остальное им не интересно. Вопрос, как происходит выгрузка или обмен.

Рабочий день закончился в пять. Все потянулись на выход. В это время я, раскинув сканирующую сеть, проверял, как течет людской поток. Все было как всегда. Территория стремительно пустела. Сосредоточив внимание сети на выбранной машине, решил сегодня заночевать на своем рабочем месте. Ведь для чего-то эти машины специально оставляются на нашей территории. Я решил отслеживать не ауру, аура и так обнаружится моей системой слежения. Это в ней заложено. Я решил отслеживать все изменения вокруг этой машины. Ночь прошла спокойно. Ауры охранников находились на своих местах. Обходы совершались по утвержденному графику. То есть парни не ленились, а делали свою работу на совесть. Изменения произошли тогда, когда прибыла смена. Без пятнадцати пять, к воротам подъехал микроавтобус, привезший очередную смену. В этот момент началось движение возле припаркованного грузовика. Откуда-то сбоку, с расположенного рядом газона, к машине направилось что-то неживое. От нижней части машины отделился небольшой предмет и упал на землю. Прибывший курьер подхватил этот предмет и потащил его на газон. Через десяток метров он просто исчез. Скорее всего, влез куда-то или провалился под землю. Ауры у такого предмета нет, движения, отслеживаемого на поверхности земли, нет.

Будем считать, что что-то вырисовывается. Теперь важно, не спугнуть, а то, дальнейшие действия шпиона, предугадать не возможно. Нужно будет посоветоваться с Людвигом. То, что это не живой объект, могу дать стопроцентную гарантию. Но, что он тащил из машины. На ум приходит только тротиловая шашка, хотя это довольно грубо. Может, происходит подмена каких-то деталей на складах. Допустим, в серию идет наш самолет, а через какое-то время выясняется, что в нем использованы чужие разработки. Право на использование мы не покупали, следовательно, штрафы будут огромными. Нет, это, из области фантастики. Скорее уж наши комплектующие, подменены такими же, но только с чужим клеймом. Нет, так можно гадать сколь угодно долго. Нужно проследить путь устройства. Тогда хоть станет ясна цель диверсии. Если пометить радиоизотопами, то противник может отследить. Стоп, а если пометить моей кровью? Ведь не исключено, что робот наблюдает за машиной и передает картинку, хотя бы через того шпиона, который подвешен на нашу внутреннюю телефонную сеть. Любые наши действия будут проанализированы и раскрыты. А кровь, миллионы людей получают производственные раны каждый день. Если я забрызгаю кровью место работы аппарата, то это не вызовет настороженности, а я уж свою кровь, хоть где найду, тем более, что она не сворачивается.

Вышел в коридор, и пошел в туалет. Нужно было умыться и быть готовым к новому трудовому дню. Сегодня узнал, во сколько приходит Ингрид. Просто, когда я вернулся из туалета, она была уже в кабинете. Поздоровались.

Макс. - Сказала она мне. От всяких геров, я ее еще в начале своей трудовой деятельности на благо нашей компании отучил. - Ты сегодня что-то слишком рано пришел на работу. У тебя проблемы?

Не у меня, а у нас. Поэтому будь добра, пригласи ко мне Людвига, а еще лучше назначить встречу его и меня у Якова. Вопрос уж больно серьезный.

Ингрид тут же упорхнула к себе, и, буквально через две минуты я был уведомлен, что через двадцать минут мы должны быть у Якова, и в нашем распоряжении целых десять минут. Потом начнется планерка. Так что я поблагодарил ее и направился к кабинету Якова. Думаю, что и Людвиг уже там. Когда я подошел к кабинету, то действительно увидел Людвига, нервно расхаживающего по коридору. Мы поздоровались, и тут же секретарь Якова пригласила нас к нему.

Мы вошли в знакомый мне кабинет. Яков, кивнув нам, указал на кресла, рядом с его рабочим столом. Наше стихийное собрание начал я. В двух словах я описал проблему, указав, что ее генератором был Людвиг, так как он первым обнаружил подозрительный график двух большегрузных машин. Я же, сегодня ночью отследил устройство, которое принимает какой-то небольшой груз из грузовика и переносит его куда-то под землю. Меня волнует, что это может быть за груз, и для чего он предназначен. Его размеры позволяют предположить все, от динамитной шашки, до какого-либо датчика или прибора используемого в самолетостроении, так как рядом находятся наши склады с таким оборудованием. От оппонентов послышались предложения, которые я, для себя, уже отклонил. Я им сообщил, что такие вещи рискованно проводить на виду у того аппарата. Ведь не исключено, что он использует видеокамеру и передает изображение на центр управления. Там, тоже, сидят не идиоты, и понять, что противник помечает дорожку, по которой двигается аппарат, они смогут на раз. Воцарилась небольшая пауза, так как собеседники прокручивали в голове варианты, как пометить противника, чтобы была возможность проследить весь путь вражеского робота. Я успокоил их, сообщив, что вопрос с маркировкой объекта я продумал. У меня другая проблема. Мне нужно достоверно имитировать травму меня самого возле этого грузовика, да еще и чтобы я вылетел на газон. Крови должно быть много, а иначе нет смысла затевать все это. И еще одно. Эту имитацию нужно провести в первой половине дня. К вечеру все должны успокоиться. Самое простое, что напрашивалось на ум, это стрижка газона. Неосторожное обращение с агрегатом и все. Но тут была одна проблема. На коротко стриженом газоне будет заметно, что моя кровь не свернулась, и робот просто объедет лужи крови. Долго думали. Наконец подал голос Людвиг. Он напомнил Якову, как, в прошлом году, при погрузке листового алюминия, лопнула стяжка, связывающая листы. Стропальщик тогда сильно пострадал. Его посекло углами листов. Это подходило уже лучше. Но наше время, пребывания у Якова истекало. Тот поручил нам претворить эту идею в жизнь, и мы вышли из его кабинета.

Людвиг долго мялся, а потом рассказал мне, что тот стропальщик остался без руки. Пошло заражение. Руку резали все выше и выше. Гангрену удалось остановить, только отрезав руку выше локтевого сустава. Есть и еще один неприятный момент. Операцию нужно провести нам вдвоем. Никого нельзя посвящать в детали этой акции. Так что за рулем должен быть Людвиг, а пострадавшим, я. Мы прошли с ним на разгрузочную площадку. Там я немного понаблюдал за действиями стропальщиков. Нам такой цирк провернуть не удастся. Придется выдумывать что-то другое.

А что, если твои листы рассыпятся, когда ты будешь проезжать мимо меня. Вот представь, ты едешь по дорожке, потом тебе надо развернуться, и ты начинаешь двигаться мимо их машины. Здесь меняешь направление, в это время иду я, и как только ты начинаешь движение, я отступаю на край газона, чтобы пропустить тебя. Ты проезжаешь мимо и тут, стягивающая листы лента лопается. Я пытаюсь отскочить, но листы царапают меня, брызжет кровь и все такое... Как тебе, пойдет такой сценарий?

В принципе нормально, только одна проблема, нам нужно все это синхронизировать, а то не поверят.

А мысленный контакт на что? Будем друг друга корректировать.

Людвиг признал, что такой план может сработать. Разошлись готовиться к операции. Потом отрепетировали на подземной автостоянке, правда, без листов. В целом получалось неплохо. Придумали, как незаметно перерезать стяжку у листов алюминия. Так что к десяти часам утра все было готово. Я отправился на точку, с которой начну движение к машине. Людвиг, максимально изменив свою внешность, приготовился к выдвижению. Мысленно дав отмашку, я открыл наше незабываемое шоу. Людвиг, лихо маневрируя электрокарой, выписывал замысловатые кривые по асфальтированным дорожкам. Я, в свою очередь, направился от ворот к зданию офиса, слегка забирая в сторону припаркованной машины. Так, корректируя друг друга, мы и сошлись в назначенной точке. Тут Людвиг должен был развернуться, используя щель, между машиной и газоном и начать движение в обратную сторону. Я, точно подгадав момент, отступил на край газона, пропуская мимо себя электрокар. В этот момент Людвиг, потянув спрятанную между листами алюминия проволоку, привел в движение обыкновенный нож для резки бумаги. Тот, в свою очередь, перерезал стягивающую пластиковую ленту, и алюминиевые листы веером полетели в меня. Получилось даже лучше, чем мы задумывали. Я почувствовал укол в ногу, и разрезало руку аж в двух местах. Причем зацепило вену, и кровь фонтаном оросила ближайший к нам участок газона. Я картинно упал, взмахнув раненной рукой, чтобы покрыть кровью как можно больший участок газона. В общем, все что нужно, мы сделали мастерски. Тут же подбежали охранники с ворот, подхватили меня на руки и поволокли в свое помещение, там у них находилась ближайшая аптечка скорой медицинской помощи. Ближайшие водители, костеря Людвига, на чем свет стоит, стали укладывать листы обратно на кару. Причем помогал и наш подозреваемый, который уже успел пройти на территорию нашей компании. Людвиг, заведя электрокару, медленно поехал к зданиям склада. Народ постепенно разошелся, и только пятна крови говорили всем о том, что здесь произошло. Наш подозреваемый даже решил проявить инициативу и предложил замыть кровь на дорожке. Ему выдали ведро и показали, где можно взять воду. Через некоторое время тот тщательно замыл асфальт, так как следы от, скорее всего, колес, будут утром заметны, а при таких условиях, все пройдет гладко. Все. Страсти улеглись. В обед всем расскажут страшную историю о том, как нерадивый водитель электрокары, чуть не убил одного из директоров компании.

.20. Диверсия.

* * *

Меня с шумом и руганью втащили в комнату охранников. Кто-то кинулся к висевшей на стене аптечке и начал судорожно ее открывать. Оглядев всех и убедившись, что никого постороннего нет. Я скомандовал отбой тревоги. Нужно было видеть обиженные лица этих мордоворотов. Они уже нарисовали себе, как будут рассказывать своим девушкам, о том, что они героически спасали директора своей компании. Больше того, буквально через две, три минуты, примчался взмыленный Людвиг.

Ты-то что прилетел? Хочешь засветить свою физиономию тому водителю?

Да он меня ни за что не узнает, я же лицо еще шарфом обмотал, а поверх одежды комбинезон надел. Ты-то сам как? Не сильно я тебя?

Людвиг, ты это еще в окно покричи. Для чего была вся наша конспирация? Твои парни ладно, я им доверяю как себе, а вот подслушать или подглядеть сейчас можно без проблем. Вся охрана здесь.

Парни сразу рассосались по предписанным местам. Людвиг аж дрожал от возбуждения. Он сообщил мне, что сегодня не пойдет домой, а будет ночевать здесь. Я его спустил с небес на грешную землю, сообщив ему, что он выйдет за ворота своей компании в числе первых, чтобы его смогли разглядеть все заинтересованные лица. Я сегодня тоже пойду в отель, а то они, наверное, меня потеряли. А вот в двадцать три тридцать он должен стоять на крыше своей многоэтажки. Или на балконе, но тогда он должен сообщить мне об этом. Дальше, за двадцать минут мы перемещаемся сюда, и начинаем вести наблюдение. Если все пройдет, как задумано, то утром мы будем иметь исчерпывающую информацию, для чего все это затеяно. А сейчас, его парни демонстративно погрузят меня в машину и повезут в отель.

Макс, но мы же не успеем, за двадцать минут, доехать от моего дома до работы.

Это другие не успеют, а мы успеем. И, это, оденься потеплее, ночью наверху холодно. Все, давай, приглашай парней.

Людвиг вышел, а буквально через пару минут мне, его парни, принесли носилки и уложив меня в них потащили к дежурной машине. Я картинно опирался на парней, когда меня перекладывали с носилок на заднее сидение дежурной легковушки. Как только выехали из ворот и отъехали на пару кварталов, то я сел нормально и стал раздавать задание по тройкам. Сегодня мне надо было, чтобы парни находились как можно дальше от обнаруженного нами объекта в интервале с двадцати трех сорока пяти до ноля тридцати. В указанное время, оголенные ворота прикроем мы с Людвигом. Все вопросы завтра.

Машина подъехала к отелю и меня на руках донесли до моего номера. Парни кряхтели и обижались что я, вроде маленький и не толстый, а вот очень уж тяжелый. Не говорить же им, что у меня усиленный скелет. Попросил парней заказать мне в номер обед и не забыть, что ночью они должны отойти подальше от транспортных ворот. Через некоторое время мне принесли обед, и я хорошенько наелся, а потом улегся поудобнее, и моментально заснул. Проснулся в двадцать два тридцать. Опять заказал в номер ужин. Наевшись, стал готовиться к сегодняшнему ночному бдению. Проверил, заряжены или нет, артефакты защиты. Я не исключал, что к нам таскали взрывчатку. Причем не новые современные взрывчатые вещества, а именно старый добрый тротил. Пока в голове не складывалось, для чего. Ведь был в этом какой-то скрытый смысл. Нужно было у Людвига спросить. Может он найдет ответы на вопросы, которые я себе задаю уже второй день.

Наконец подошло время. Я выключил свет. Приоткрыв балконную дверь, выскользнул на балкон. Взобравшись на перила, оттолкнулся и взлетел в ночное небо. В городе ночью летать опасно. Очень много проводов. Те, в которых течет ток, я вижу, а бывают просто натянутые проволоки или веревки. Это может мне помешать. До дома Людвига добрался вовремя и еще издали увидел одинокую ауру, стоящую на крыше дома. Предупредил мысленно, чтобы не орал и подхватил его, не снижая скорости. В воздухе перехватил его поудобнее, и мы понеслись в сторону работы. Сделав небольшой круг над местом нашего наблюдения, я камнем упал за здание, где помещался контрольно-пропускной пункт. Затормозив прямо перед землей, отпустил Людвига и сам встал на землю. Людвиг озирался, стараясь рассмотреть, на чем мы добрались. Я, приложив палец к губам, дал понять, что следует молчать. Пробрались в комнату. Оставалось еще минут пять, до того, как робот начнет выполнение своей задачи. В напряженном ожидании прошли эти томительные минуты, и вот в районе стоящей машины обозначилось движение. Все произошло, как и в прошлый раз. Робот подъехал под машину. От той отделился какой-то вытянутый предмет, и упал в захваты робота. Тот тут-же развернулся и направился к тому месту, из которого и появился. Теперь я не терял связь со своей кровью. На виртуальной карте стала проступать часть подземной коммуникации, по которой и двигался робот. Похоже, что это были какие-то старые коммуникации, которые только пересекались с нашими. Двигался робот довольно долго. Наконец он остановился и, разгрузившись, отправился в обратную дорогу.

Теперь следовало определить это место. Оно не отражалось на моей карте, значит, те коммуникации никак не связаны с нашими. Получается, что мне нужно наложить две виртуальные системы, как бы друг на друга и посмотреть, как они проецируются одна на другую. У меня есть только одна точка привязки. Это место, где робот выбирается на поверхность. Придется путь, прорисованный роботом, смещать относительно этой точки и смотреть, куда он, по удаленности, мог бы подойти идеально. Передал виртуальную карту, как я ее вижу, в мозг Людвига, тот чуть не поперхнулся. Я успокоил его и объяснил, что сам не могу сопоставить две разрозненные системы. Что буду смещать на несколько градусов и подставлять к нашей карте. Нужно, чисто логически определить, куда могли прокопать ход. Что их могло заинтересовать, или может быть есть что-то, представляющее опасность для нашей территории. Резервуары с топливом, склады с оружием или взрывчаткой. Что-то же должно быть. Может они нам на какой-нибудь склад наркотики таскают. Эта работа заняла у нас около трех часов. Я был, как выжатый лимон. Это было очень тяжело. Я каждый раз, изолированно выносил второй слой в другую область своего сознания, и там поворачивал его относительно точки привязки на пару градусов. Потом возвращал этот слой в основную область сознания, и здесь производил совмещение точек привязки и выставляя единый масштаб отображения карт. Потом мы с Людвигом смотрели, с чем, на нашей карте, совмещается конечная точка, и что нам это дает. Через два часа такой работы мне хотелось просто выть. Через три, я как робот, тупо выполнял, заложенную в меня программу, и если бы не Людвиг, то я бы не заметил, что конечная точка подошла к лифтовым шахтам. Это что, диверсия направлена на персонал?

Людвиг, ну-ка быстро вспоминай, на когда назначен очередной Совет Директоров? И где он будет проходить?

Да мне и вспоминать нечего, у нас будет проходить. Теперь никого постороннего не осталось. Все работают на нашем предприятии. А вот когда, не знаю. Нас только за сутки оповещают. И что, ты думаешь это взрывчатка, и ее применят, когда будет проходить Совет.

Людвиг, не прикидывайся, будто не понимаешь. Взорвут или на подъеме, или на спуске, когда там будет, или максимальное количество Директоров, или когда там будет кто-то очень важный. И все эти "или" нас не устраивают.

Нужна полная информация о Совете. Нужно срочно идти к Якову. Это лучше всего сделать Людвигу. Они, одного поля ягодки, вот и пусть занимаются своей безопасностью. Тут другой вопрос, как эту взрывчатку обезвредить. Понятно, что как только мы схватим этого шпиона, сразу последует команда на подрыв. Это ущерб зданию и больше ничего. Если его не хватать, то еще не известно, все это рассчитано на Совет, или приведут приговор в исполнение на кого-то одного. Самой одиозной фигурой здесь является Яков. Если его убрать, то Совет, на некоторое время будет обезглавлен. Его место займет Хельга. Это даже гадать не надо. Скорее всего, их попытаются подловить, когда они будут в лифте одновременно. Но как враги узнают об этом? Камеры слежения. Значит, где-то есть еще один крот. Вопрос только, человек или автомат?

.21. Поиски.

* * *

Виртуальные карты, это хорошо, но нужно точно знать, где складируются то, что робот тащит от машин. Короче, мне нужна была еще одна точка привязки, чтобы я мог со стопроцентной уверенностью ткнуть пальцем в то место, где заложена бомба, если это она. Время пересменки на посту охраны прошло, и можно было выдвигаться на территорию. Я попросил Людвига принести карту территории нашего предприятия, а сам, обойдя по дуге место дислокации шпиона, стал методично прочесывать ближайшее, пустое пространство для того, чтобы обнаружить ауру моей крови под землей. Понятно, что на колесах этого механизма с каждым метром ее будет все меньше и меньше, но мне главное, чтобы ее была хотя бы капля, хоть небольшой мазок. Все-таки сила у крови огромная и я ее должен почувствовать через толщу земли. Так и получилось. На расстоянии метров в сорок от шпиона, я почувствовал родственную мне ауру и еще немного переместившись, мог с уверенностью сказать, что подо мной проходит тот самый путь, по которому шпион перетаскивает непонятные предметы из грузовых машин. Вскоре показался и Людвиг с большими листами каких-то схем. Все было подшито в папки, и разворачивать их было неудобно. Мы расположились прямо на траве и начали сопоставлять найденную мной точку со схемой на бумаге. Вскоре нам это удалось, и я опять обратился к своей виртуальной карте с двумя наложенными схемами. Подвел вторую точку пути шпиона к нашей карте и убедился, что мы ошиблись градусов на тридцать. Теперь конечная точка на карте показывала край основного здания. Что же там может быть. Мы на схеме просмотрели все этажи от первого до последнего, и не нашли ничего, на что можно было бы нацелиться диверсантам. Первый этаж, коридор и проектировочные мастерские, второй, сами проектировщики, третий, которому уже не опасно, бухгалтерия, а остальные нечего даже рассматривать. Просто смысла не имеет. Они не пострадают.

Решили с Людвигом просто сходить и своими глазами посмотреть, да и мне надо было убедиться, что моя кровь присутствует под этой частью здания. На дорожках появились первые сотрудники, это был в основном обслуживающий персонал. Мы, собрав лежащие перед нами на траве талмуды, поспешили убраться с территории, да и следовало наведаться в проекцию последней точки на нашей карте. Мы, сделав снимок нужного листа схемы на сотовый телефон, оставили на центральном пульте охраны все бумажные схемы, и поспешили в то крыло здания, которое представляло для нас интерес в данное время. Пройдя по коридору до угла здания, мы остановились и я, попытался нащупать связь с моей кровью в толще земли. Получив слабый отголосок, я стал искать место, где бы связь стала четче. Чувствовалось, что мешают бетонные перекрытия. Стоп, а ведь под нами должно быть подвальное помещение. Но на схеме ничего такого не было. Странно. Мы начали искать вход в подвал. Людвигу опять пришлось сбегать в подсобное помещение охраны и притащить связки ключей. Нужно было найти дверь на лестницу или что-то подобное. Тут вдруг Людвига осенило.

А что, если нам спуститься в подвал там, где можно и пройти в этот угол по нему.

Сказано, сделано, оказалось, что подвала, как такового и не было. Была огромная подземная парковка, которую построив, не удосужились внести в проектную документацию здания. Спустившись в лифте на нулевой этаж, убедились, что парковка покрывает почти всю территорию здания, за исключением подсобных помещений, вентильных и лифтовых шахт. Здесь я начал чувствовать свою кровь гораздо четче и как по струнке шел над проложенной под нами какой-то коммуникационной составляющей. Скорее всего это была труба, в которой мог поместиться вражеский шпион с грузом потому, что он размером с крупную крысу. Стоп! Я же не слабый менталист, а что если мне взять под контроль какое-нибудь животное и провести его по этой трубе. Нужно посоветоваться с Гайером или Молнией. Правда Молнию я отсюда не достану, а вот Гайера должен услышать и передать свою информацию.

Так, Людвиг, бери машину и чтобы до вечера у меня в распоряжении была крыса или подобное животное вот таких размеров. - Я показал руками, Да Людвиг, и сам уже понял, что размер определяет вражеский шпион или труба, куда нужно будет пролезть нашей крысе. - И нужно будет зафиксировать на ней миниатюрную, автономную видеокамеру с возможностью передачи видеосигнала в онлайн режиме.

Больше ничего объяснять не требовалось, и Людвиг оставил меня одного. Теперь следовало связаться с Гайером и посоветоваться, относительно возможности ментального воздействия на небольшое животное. Правда, такой опыт у меня уже был, тогда, во дворе стража закона, с его собаками. Но там мы просто дали друг другу понять, что не враги и нападать не будем, а здесь я должен буду вести это животное по заранее выбранному маршруту.

Попытался установить связь с Гайером. Но ответа не было. Я наворачивал круги по зданию, выходил на территорию, но все было безрезультатно. Стал вспоминать, при каких условиях и когда связывался со мной Гайер, когда я был на земле. Перед глазами тотчас появилась картинка, как по экрану телевизора пошла рябь и только после этого мы стали слышать друг друга. Значит, мне нужен телевизор. Видеомониторы есть у охранников, но скорее всего мне нужен именно бытовой телевизор, поддерживающий метровый и дециметровый диапазон сигнала. Скорее всего, это кабинеты начальства. Начну с вышестоящего руководства, так как процент вероятности положительного решения проблемы там очень высокий. Направился к Якову в кабинет. Тот сидел, обложившись бумагами, причем те покрывали всю поверхность его огромного стола.

Ну и что, что-нибудь нашли? - Обратился он ко мне с ожидаемым вопросом.

Кое-что обнаружили, но проблема заключается в том, что мы не можем попасть в то место, куда роботизированный вражеский шпион проходит свободно. Ты не возражаешь, если я посмотрю у тебя телевизор?

Яков от возмущения не знал, что сказать, а я уже по хозяйски прошел к большому настенному телевизору и найдя пульт включил его убрав полностью звук. Уселся в кресло, и начал напряженно обращаться к Гайеру. Яков так и стоял на месте, с удивлением глядя на меня.

Вот и хорошо! - Злорадно подумал я. - Не только вы можете удивлять и напрягать других.

Буквально через полминуты по экрану прошла волна искажений и я услышал слабый ответ Гайера, что он слушает меня. Ментальный диалог идет куда быстрее обыкновенного и через пару минут я уже все знал, по интересующему меня вопросу, а так же то, что мне нужно поторопиться с оказанием помощи Зангрии, так как титановая плесень распространяется со скоростью около полутора метров в сутки. Заверил Гайера, что как только разберусь с местными проблемами, так сразу направлюсь к ним, так как у меня есть одна мысль, и возможно она окажется верной. От Михалыча пока никаких сведений не поступало, так что может я сам рискну, и закуплю на свои деньги необходимые ингредиенты.

Разорвав связь, устало откинулся на подушки и выключил телевизор.

Что это было? - Спросил меня Яков, все еще стоя рядом со своим столом.

Телевизор посмотрел.

Да он работал, от силы полторы минуты.

Ну и что. Мне хватило. Большое спасибо за услугу. Сейчас отдохну и пойду.

Яков смотрел на меня как на идиота. Ничего, пусть полюбуется. Как из меня идиота делать, так это они запросто, а вот когда из них, то не нравится.

.22. Все-таки это диверсия.

* * *

Людвиг приехал часам к одиннадцати. Привез двух белых мышей, трех морских свинок и одну настоящую крысу. Когда я поинтересовался, где он это все нашел, то тот не задумываясь, ответил, что в лаборатории у военных и в университетской биологической лаборатории. Попросили обращаться бережно и вернуть побыстрее. Как же, ему своих любимиц доверили? Явно тут не обошлось без личного обаяния, да и старые связи никуда не делись. Из сумки достал мини камеру, закрепленную на специальной сбруе, напоминающей шапочку с дырками. Было видно, что раньше ее закрепляли на морских свинках. Свинок я сразу забраковал, так как они передвигаются медленно, а вот мыши и крыса должны были подойти нам идеально. Решил выбрать ту, до которой смогу достучаться в ментале. Получилось с одной мышью и крысой. Поразмыслив решил, что в поиск отправится мышь. Если произойдет что-то непредвиденное, и она не сможет вернуться, то ей на помощь отправится крыса, у нее масса больше, и она сможет вытащить мышь с оборудованием.

Животные сидели в отдельных клетках, и я стал пробовать управлять ими. Получалось, не плохо. Лучше всего выходило управлять крысой. Видимо сказалось то, что в лаборатории она постоянно выполняла какие-то тесты, ей активно занимались, даже кормление проходило в виде учебного процесса. Белые мыши же, были просто индикаторами количества углекислого газа в воздухе. Я рассчитывал провести мышь по следу своей крови, внушая ей, что это след от вкусной еды. Так она должна добежать до конца, и мы посмотрим, что там лежит. А вот дальше могут возникнуть проблемы, если она не послушается, когда я поменяю приоритеты, и заставлю ее бежать за той же едой, но в противоположную сторону. Вот тут мне и сможет помочь крыса. Все же я надеялся, что найду понимание в крошечном мозге мыши.

За всеми приготовлениями мы и не заметили, как наступил вечер. Теперь нашей задачей было расположить клетку с мышью рядом с входом, из которого появлялся вражеский шпион. Как только он выкатится, то мышь должна юркнуть в эту норку и сломя голову понестись до самого конца. Там была самая сомнительная часть плана. Смогут ли разминуться мышь и механизм, если встретятся в узкой трубе? Кто должен уступить дорогу? Имеет ли робот вооружение и если да, то будет ли его применять. Понятно, что роботом, скорее всего, управляет оператор. Как тогда оператор отнесется к тому, что у мыши на голове находится закрепленный прибор. В общем, масса вопросов и ни одного ответа. Время Х приближалось. Мы надели нашему агенту камеру на голову. Та долго пыталась ее снять, пока не поняла, что не получится. Все это время я транслировал ей, что все хорошо, что это так надо. Когда она успокоилась, то мы, с помощью длинного шеста установили клетку не далеко от входа, но не в пределах видимости. Теперь оставалось только ждать.

Опять, за полчаса до закрытия предприятия, на территорию въехал один из грузовиков, подозреваемых нами в провозе на нашу территорию чего-то запрещенного. Водитель оформил бумаги и выйдя за ворота, направляясь в близлежащий отель. Теперь машину контролировал робот. Мы же контролировали робота и ждали, когда он вылезет из той норки, куда должна была прошмыгнуть наша мышь. Время тянулось медленно. Людвиг спал, подложив под голову мою куртку. Мой летный комбинезон позволял мне в любых условиях получать комфортную температуру для тела. Честно говоря, я думаю, что и голышом не замерз бы. Все-таки я, наполовину дракон, а запас сна, позволял бодрствовать всю ночь.

Ближе к пяти утра растолкал Людвига, и мы приготовились начать операцию. Вот началось движение возле караульного помещения, прямо около ворот. Это прибыла очередная смена. Робот, будто этого и ждал, он выполз из норы, где простоял почти сутки и покатил к машине. Я, войдя в контакт с мышью, направил ее к открывшейся дверки клетки, и, внушая ей мысли о еде повел ее по следу моей крови. Я боялся, что она растеряется на том месте, где моей крови было разлито слишком много. Мне было сложно смотреть в небольшой монитор, куда транслировалась картинка с камеры и управлять мышью. Но видимо, звериные инстинкты возобладали, и как только мышь увидела норку, то тут же нырнула в нее. Мне оставалось только подбадривать ее, обещая вкусности в конце пути. Путь, действительно представлял собой старую трубу, скорее всего для воды. Сейчас она была пустая, в нижней части скопилось немного земли, и та представляла собой своеобразную дорожку. Прикинув на глаз высоту трубы, я решил, что с крысой здесь были бы проблемы. Она была крупнее и камера просто цеплялась бы за все, за что можно зацепиться.

Мышь тем временем неслась по трубе с приличной скоростью. Сейчас мне приходилось делать три дела сразу. Отслеживать на мониторе картинку с камеры, проверять путь по виртуальной карте и транслировать мыши обещание вкусной еды. Вот, наконец, судя по карте, мы с ней приблизились к конечной точке нашего путешествия. Миг и я увидел, как стенки трубы резко раздвинулись, и мышь выскочила в большую каверну в земле. Видимо когда-то труба с водой лопнула и та промыла большую полость в земле. Почему не проводились ремонтные работы, было не понятно. Но сейчас меня волновало другое. Мышь, повернув направо, побежала вдоль стены и камера начала выхватывать из темноты кучки динамитных шашек, аккуратно сложенных поленницей. Отметил на общей схеме, где находится каждая кучка шашек. Таких кучек оказалось пять. Две из них совпадали с шахтой малого лифта, который ходил только до третьего этажа. Нужно будет выяснить, кто пользуется этим лифтом. Я его всегда считал грузовым.

Людвиг силился что-то сказать, но боялся меня отвлечь. Ладно, потом поговорим. Самое главное, что я не увидел ни одного детонатора или того, что шашки объединены в единую систему подрыва. Они просто были разложены в аккуратные кучки. Видимо объединение их в единую систему будет произведено тогда, когда весь груз расположится в этой подземной полости. Сейчас следовало посмотреть, что принесет робот и, обгоняя его выскочить из этой каверну. Вскоре из трубы показались отблески света. Моя мышь, выполняя мою команду, притаилась за кучкой динамита, расположенного рядом с входом в трубу. Свет приближался, становясь все ярче и ярче. Значит действительно, роботом управляют операторы. Пришлось переключить камеру с инфракрасного режима в обычный. Вскоре из трубы выползла шестиколесная платформа. Она везла еще одну шашку. Пропустив ее мимо себя, и укрываясь за кучей шашек, наша мышь проскользнула в трубу и понеслась в обратную сторону. По пути опять переключили камеру на инфракрасный режим. Мне везло в том, что инстинкты мыши совпадали с моими командами. Теперь ее нужно было вывести к клетке и закрыть за ней дверцу. Сегодня маленькая помощница получит от меня что-нибудь вкусненькое, да и всем остальным дублерам, и не прошедшим кастинг, достанется. Заслужили.

Проведя мышку в клетку и дождавшись, когда Людвиг закроет дверку, я отключился от сознания мыши. На меня накатила такая усталость, какую я испытывал, только когда нес Джесс и каждую ночь оставлял около нее изрядную порцию своей крови, перед тем, как уйти на охоту. Людвиг, просунув руку в клетку с мышкой, снимал с ее головы камеру. Она уже была дистанционно выключена, о чем периодически сообщала надпись на дисплее.

Слегка отдохнув, помог Людвигу вытащить клетку, поближе к нам и мы направились в мой кабинет, так как обсуждать увиденное и просмотреть еще раз полученную запись, нужно было без свидетелей. Мы прокрутили запись раза четыре. Было ясно, что это самая настоящая диверсия. Сопоставив расположение взрывчатки, мы ожидаемо обнаружили, что она располагалась под местами стоянки, закрепленными за Яковом, Хельгой и мной. Людвиг просветил меня, что, оказывается, малым лифтом пользуются Яков, Хельга, главный бухгалтер и директор по финансам. Просто их кабинеты были сгруппированы так, что им прекрасно подходил этот лифт.

Опять вставал вопрос, кто и как следит за теми, кто поднимается или опускается в этом лифте. Нужно было как-то заставить заволноваться вражеского агента, да и вычислить его таким образом. Мне слабо верилось, что камеры установили те ночные гости, и они, как и телефонный шпион, исправно отправляют информацию на сторону противника. Я, все же склонялся к мысли, что есть живой агент, и он контролирует лифтовое пространство прямо на нашей территории, и в случае удачного стечения обстоятельств, подаст сигнал на подрыв. Нужно было его локализовать до того, как шашки завяжут в единую систему.

.23. Еще один шпион.

* * *

Дождавшись приезда начальства, отправились на доклад к Якову. Тот выслушал нас с непроницаемым лицом и затем сказал, что они с Хельгой располагают защитными кольцами, которые дал им я. Если они действительно защищают, так чего мы паникуем. Ну, произойдет покушение, ну нанесут небольшой ущерб зданию, но ведь зато мы сможем выявить заинтересованных лиц.

Все в словах Якова было правильно и логично, но он не учитывал, что у других людей, находящихся в момент взрыва рядом с ними нет такой защиты. Кольца будут защищать хозяев. И еще, меня беспокоил вражеский агент, контролирующий лифтовое пространство и стоянку автомашин. Нужно было решать эту проблему и, после этого, переходить к ликвидации взрывчатки под зданием компании. На ум приходил самый простой план. Пройтись по отделам и сообщить, что мы собираемся поставить в лифтовых кабинках видеокамеры. В этот момент нужно будет отслеживать изменение аур, и еще, в день проведения операции нужно будет постараться изолировать отделы друг от друга и отключить внутреннюю телефонную сеть. Обсудил это с Людвигом. Тот одобрил, так как больше ничего в голову не приходило. У нас просто не было зацепок, чтобы четко указать на человека и сказать, что это он работает, добровольно или под принуждением, на конкурентов.

Тянуть было нельзя, и мы назначили эту акцию на сегодняшний день. А что, рабочий день только начался, до обеда мы сможем пройти по всем отделам. Контакты сведены к минимуму, так что может получиться.

Буквально через десять минут мы входили в ближайший отдел, а парни Людвига отключали внутреннюю телефонную сеть. В отделе мы собирали сотрудников в одной большой комнате и задавали вопрос, не возражают ли они против того, чтобы в лифтовых кабинках за ними велось наблюдение через видеокамеру. Люди возмущались, ведь частенько там поправляли одежду, целовались или устраивали разборки между собой. Все чувства были искренними, и не всплывала окраска присущая настороженности или страха. До обеда мы смогли охватить все отделы и службы компании. Как ни странно, но ауру, выдающую вражеского агента мы не обнаружили. Опять направились к Якову. Нужно было отчитаться и обсудить другие варианты поиска шпиона. Пока шли по коридору, я все больше и больше склонялся к мысли, что наблюдение ведет такой же робот, как и курьер с толовыми шашками. Мы вошли в кабинет Якова, не стучась, так как вопрос был срочным. В кабинете, мы застали его беседующим с мужчиной средних лет, достаточно хорошо, можно сказать щегольски, одетым. Людвиг поздоровался с тем и сообщил Якову, что мы прошли по всем отделам и сообщили о том, что собираемся вести видеонаблюдение в кабинках лифтов. Что многие возражают. Он не успел перейти к самой главной новости, что нам не удалось найти шпиона, как аура собеседника Якова засветилась такими оттенками, что не оставалось сомнения, это тот самый агент. Я мысленно приказал Людвигу заткнуться и встрял в разговор сам, сообщив Якову, что, учитывая большой процент недовольных, мы вынуждены будем отказаться от нашей задумки. Оба, и Яков, и Людвиг, смотрели на меня, не понимая ничего. Я, скомандовал обоим, чтобы срочно сворачивали разговор, а мы с Людвигом выходим из кабинета. Попросив у Якова разрешение, удалиться, я, подталкивая Людвига перед собой, направился к двери, а в это время транслировал Якову, что человек, сидящий перед ним, добровольно, или под принуждением работает на наших конкурентов, так что объем информации для него следует ограничить рамками обычной, общедоступной информации.

Когда мы вышли в коридор, я спросил у Людвига что это за человек? Оказалось, что это один из членов нашего Совета директоров. Я удивился, сообщив Людвигу, что не видел его на прошлом Совете, на что Людвиг ответил, что я и не мог его видеть, так как он был в длительной командировке, и вышел на работу только два дня назад. Так вот почему он не попался мне на глаза тогда, при попытке переворота. Отправив Людвига восстанавливать телефонную связь, я напросился обратно к Якову в кабинет, сообщив тому ментально, что нужно вывести его собеседника на чистую воду. Вернувшись в кабинет, я мысленно попросил Якова представить меня нашему противнику. Яков, как будто только что, вспомнив, сказал своему оппоненту, что он как-то выпустил из вида то обстоятельство, что я являюсь тоже членом Совета директоров, и он просто обязан нас представить друг другу. Эта новость ошеломила его собеседника, а я, воспользовавшись этим, вторгся в его разум. Буквально через несколько секунд я узнал, что тому были предложены огромные деньги, так необходимые для окончания строительства особняка, что он лелеял мысль стать главой нашей компании, а для этого Яков и Хельга должны были умереть, так как добровольно свою власть не отдали бы. Имея доступ к схемам коммуникаций, он случайно натолкнулся на брошенную водопроводную сеть. Идея созрела моментально, и он сам продался нашим конкурентам. План по устранению руководящего состава предприятия принадлежит ему процентов на девяносто. То есть он готов был подниматься к вершине власти по трупам.

Я не стал заморачиваться с отчетами по допросу подозреваемого, а просто транслировал Якову то, что доставал из самых сокровенных закутков памяти нашего подозреваемого. Минут через пять мы знали абсолютно все. Имена помощников, схему подземной коммуникации с взрывчаткой, запасной вариант устранения руководящей верхушки компании. Материала было больше чем достаточно. Погрузив подозреваемого в сон, я спросил у Якова, что мы будем с ним делать? Похоже, что с Хельмутом они связаны не были, а каждый шел к поставленной цели своим собственным путем. Больше того, Хельмут, видимо подозревал его в чем-то подобном, поэтому и отправил в командировку, чтобы не спутал ему все планы, ну а по приезду, его судьба решалась бы уже им.

Да, Яков, ну и гадючник тут у вас. Куда ни плюнь, попадешь во вражеского шпиона.

Ну, так деньги большие крутятся, они и сносят голову тем, кто не может унять свою страсть к таким деньжищам. Ты ведь еще не знаешь, что у нас разместили государственный заказ, а это большие деньги, и на длительный срок. В ближайшее время грядет расширение предприятия. Новые рабочие места, новые дотации от государства.

Понятно. Ну, а что мы будем делать вот с этим фруктом?

Честно говоря, не знаю. Отпускать его нельзя, а убивать, рука не поднимается. Столько лет вместе работали.

Тогда может организовать ему инвалидность. Инсульт, например. Жить будет, а вот пакостить уже не сможет.

А что, разве можно запланировать такое?

Ну, тогда он вернется в свой кабинет, и как только начнет связываться со своими подручными, так у него случится инсульт. Причем, если связываться не будет, то сам будет жив и здоров. То есть, все в его руках.

На том и порешили. Я слегка подкорректировал сосуды головного мозга, и жестко связал их с мотивацией этого человека. Как только захочет сделать гадость нашему предприятию, то на этом его трудовая карьера закончится. Воровал он мало, так что на заработанные деньги сможет просуществовать столько, сколько ему отмерили свыше.

Я снял состояние сна и мы, как ни в чем не бывало, продолжили наше знакомство. Теперь, после установленного телепатического контакта, я легко читал его мысли и транслировал часть из них Якову. Так, например, продолжая сыпать комплементы, он лихорадочно просчитывал мое место в иерархической лестнице. Определял, пока на глаз, опасен я для него или нет. Жалость к этому человеку, которая теплилась на задворках моего сознания, помахав на прощание рукой, бесследно исчезла.

Он распрощался с нами, так как его разговор с Яковом уже закончился, и оставил нас. Яков посмотрел на меня и сказал, что никогда не подозревал этого человека в каких-то корыстных планах. Тот всегда был исполнительным, пунктуальным и, что самое удивительное, не проявлял инициативу. Тогда я поинтересовался у Якова, почему он не контролирует людей с помощью кольца правды. Можно ведь, хотя бы эмоции отслеживать. Яркие эмоции читаются на нем легко. Злость, зависть, ненависть, радость. Тут Яков признался, что ему стыдно таким образом следить за людьми. Для меня это было откровением. Яков, который, не задумываясь, дал команду Людвигу спровоцировать меня на необдуманные поступки, Который жертвовал людьми как шахматными фигурками, этот Яков стыдился того, что он может определить, врет ему человек или нет.

Ну, знаешь, Яков. Ты меня удивил. Я теперь и не знаю, как к тебе относиться. С одной стороны, ты прожженный интриган и циник, а с другой, ребенок из детского сада, которого можно обмануть с помощью конфетки. Я же не прошу тебя контролировать своих близких, но на работе ты же можешь, слегка не доверять окружающим тебя людям. Хотя бы в первое время, тем более что это уже второй случай, когда всплывают такие вот честолюбцы.

В этот момент у меня зазвонил сотовый телефон. Телефон был не знакомый. Извинившись перед Яковом, я ответил на звонок. Оказалось, что это Михалыч. Минут через сорок он приземлится у нас и ему хотелось бы знать, где и как мы сможем встретиться. Все материалы у него. Я предложил ему, что встречу его сам, так как успевал доехать до аэропорта на служебной машине. Еще раз, извинившись перед Яковом, сообщил ему, что ко мне приехал мой напарник по зангрийской операции и привез необходимые мне материалы. Если Яков не возражает, то я хотел бы его встретить и где-нибудь разместить. В целом, шпионскую сеть мы раскрыли. Взрывчатка, пока, не представляет угрозу. И мы либо уничтожим ее на месте, или попытаемся вынести с помощью животных. Кстати, человек, который прилетает, является высококлассным специалистом по таким вещам и личным другом Людвига, так что можно его привлечь к проведению этой операции. Яков только кивнул. Вот и понимай, как хочешь. То ли разрешил ехать встречать, то ли дал согласие на привлечение стороннего специалиста.

.24. Михалыч.

* * *

Выйдя из кабинета, я бегом бросился к грузовым воротам, где всегда стояла служебная машина Людвига. Возле ворот натолкнулся на самого Людвига. Очень хорошо, не придется выпрашивать машину через голову непосредственного начальника. В двух словах рассказал, что мне нужно встретить Михалыча в аэропорту через тридцать пять минут. Людвиг молча указал мне на машину и отправился вслед за мной. Не доходя, буквально пары метров до машины, он скомандовал мне. - На пассажирское место.

Как водит Людвиг, я знал, поэтому не стал сопротивляться, а уселся на переднее сидение и пристегнулся. В общем, в аэропорту мы были за две минуты до посадки самолета, и к тому же, выехали на взлетно-посадочное поле. Людвиг каким-то образом точно знал, куда подрулит самолет, и вскоре мы не торопясь катились за воздушным судном. Как только подали трап, Людвиг поднялся на борт, предъявив какой-то жетон обслуживающему персоналу и буквально через пару минут вывел из самолета Михалыча и Татьяну. Та смотрела на Людвига во все глаза. У нас, это понятно, когда братва встречает своих. А здесь, в центре Европы, увидеть такое....

Я вышел из машины, и мы обнялись с Михалычем, Татьяне пожал руку, так как не знал, как нужно здороваться. То ли целовать, то ли обнимать.

Вот, а я тебе что говорил. - Сообщил Михалыч Татьяне на английском, чтобы не обижать Людвига. - Не умеет он с женщинами себя вести. Дуб, дубом. Ты бы ее еще и по спине похлопал, как старого боевого товарища. - И они заржали с Людвигом, как два жеребца.

Сначала хотел обидеться, а потом понял, правы, паразиты.

Ладно, сдаюсь. - Буркнул я. - Садитесь уж, лягушки путешественницы. Ты что, Михалыч, заранее не мог созвониться со мной? Я бы хоть номер в отеле забронировал. Хотя, если что, то в моем остановитесь. Я там все равно уже двое суток не ночевал. Ой, а кстати, нужно же забрать ваши вещи. Да и таможню пройти.

Не нужно. - Сказал Людвиг. - Когда выгрузят багаж, то я созвонюсь, и доставят туда, куда будет нужно. Жетоны я уже отдал. А таможней сейчас Яков занимается.

Ну, ты Людвиг и крутой! А я и не знал. - Поддел я Людвига.

Тот невозмутимо усаживался на водительское место. Двигатель завелся, и мы понеслись с летного поля. Вскоре, уже степенно катились по городу. Людвиг молчал. Михалыч с Татьяной крутили головами, рассматривая городские достопримечательности. Я заметил, что обратный маршрут проходил не там, где мы неслись в аэропорт. Видимо Людвиг решил совместить нашу поездку с экскурсией по городу.

Для меня это тоже было познавательно, за все время, что я жил в этом городе, мне не удалось его, как следует рассмотреть. Все время меня поджимало время, или отвлекали какие-то проблемы. Город был необычайно красив на фоне величественных гор. Вот, наконец, и мой отель. Мой, в том смысле, что я здесь живу, хотя, я в нем и не жил, с того момента, как снял номер. Поднял глаза и обнаружил, что все ждут только меня.

Макс замечтался. - Сообщил всем Людвиг. - Видимо вспоминает, для чего он снимал здесь номер. Макс, номер в отеле снимают для того, чтобы было, где переночевать.

А у меня было, где переночевать. Первый день, а вернее ночь, я провел на своем рабочем месте и не жалею об этом. Вторую ночь сидел с тобой в засаде. Третью, ловили шпиона. Так что у меня был насыщенный график.

Михалыч поинтересовался, поймали ли шпиона. Я успокоил, сообщив, что шпиона поймали, но то, что он натворил, нужно еще разгребать. Кстати, может Михалыч что-нибудь посоветует. У нас под землей сложены такие трубочки, в которые некоторые вставляют горящие веревочки, правда в наши еще ничего не вставлено, и мы хотели бы их убрать как-нибудь аккуратно.

Да ладно, говорите уж все открыто, что я не понимаю, что ли, что вы динамитные шашки собираетесь вытаскивать. Все-таки я кино иногда смотрю, да и папину работу давно уже вычислила.

Мы слегка обалдели. А ведь она в чем-то права. Я достал из бумажника сто евро и, передав их Татьяне, попросил пойти в кафе на первом этаже и попробовать все, что ее заинтересует, кроме алкоголя, разумеется, а мы пока поговорим у меня в номере. Мой номер шестьдесят третий и если не будут пускать, то нужно позвонить с ресепшн в номер или мне на сотовый. Я дал ей свою визитку и отправил в кафе.

Мы прошли ко мне в номер и, рассевшись за столом, заказали бутылку водки и несколько салатов. Разговор начал Михалыч. Он уточнил у нас, как лежат шашки и почему мы уверены, что взрыватель не вставлен в какую-нибудь из них. Мы, прокрутили ему отснятое видео, и объяснили, что шашки в земляную каверну носит робот. Михалыч тщательно, несколько раз просмотрел тот момент, когда наша мышь осматривала разложенную взрывчатку и когда пряталась за таким штабелем. Потом разлил водку по рюмкам и, провозгласив тост "за встречу", лихо выпил свою. Мы его поддержали. Михалыч опять наполнил рюмки. Чувствовалось, что выпивать ему приходится почаще, чем нам. Мы закусили салатом, и Михалыч продолжил свой анализ нашей ситуации. Оказалось, что все готово к взрыву в любой момент. Он указал нам на то, что динамитные шашки лежат слишком ровно. Как бы не аккуратен был робот, но так четко он сложить шашки своими манипуляторами не сможет, если не надевать их на заранее вкопанные штыри. А если есть штыри, то значит и взрыватель находится там же. В жизни Михалыча уже была подобная ситуация. Если исходить из нее, то на самом деле там не тротил и не динамит, как мы думали, а скорее всего си четыре, но упакованная так, чтобы казалось, что это, чуть ли не безобидный динамит. Самое страшное, что такая система настроена на неизвлекаемость. В таких системах стоит контроллер, который запоминает электрическую емкость системы. В сторону понижения емкости двигаться можно, а вот в сторону повышения, нельзя. Сразу срабатывает детонатор. Наш законный, герценский вопрос "что делать?", прервала Татьяна, которая заявилась в наш номер. Оказалось, что сто евро, это так мало, а на ресепшн ее пропустили, когда она показала мою визитку. Мы начали придумывать, куда бы еще отправить Татьяну, когда наши душевные терзания прервал Михалыч. Он успокоил нас и сказал, что его дочь давно знает, чем занимается ее отец и что она умеет держать язык за зубами и вообще, она нам в тягость не будет.

Тогда я его спросил, что неужели она знает про нас все? Михалыч на секунду задумался, а потом сказал, что нет. Такие тайны он ей не выкладывал, но ничего страшного он в этом не видит. Ну, узнает ребенок еще одну страшную тайну, ну и что. Ведь в сущности это не такая уж большая тайна. Ну изменена у нас всех кровь, ну вынуждены мы бывать на полигоне. Для нее это не является чем то из ряда вон выходящим. Так что можно продолжать. Мы заказали ей соки и мороженное, а сами продолжили обсасывать возникшую проблему. Нас интересовало, что еще ценного может сообщить нам Михалыч, за что можно уцепиться. Михалыч вспомнил, что в самом взрывателе есть гнездо подключения внешнего пульта управления. Но практически никто не рискует даже просто подключаться к такой системе. Любой всплеск напряжения и все. Самое страшное, что такая система не является стабильной. Ее назначение, быстрое проведение диверсии. В нашем случае, взрыватель утоплен в землю, и ни о каком подключении, и речи быть не может. Диверсия произойдет в ближайшие дни.

Тогда я спросил Михалыча, что будет, если сжечь или замкнуть контроллер. Михалыч задумался, теперь надолго. Потом начал высказывать факты и предположения. Контроллер трогать нельзя. Он напрямую связан с выходным портом, по которому пойдет сигнал на взрыватель. Так что любые манипуляции с контроллером не желательны. Контроллером управляет программа, зашитая на кристалле постоянного запоминающего устройства. Вот если воздействовать на этот кристалл и стереть программу, отключить подачу питания, то такие воздействия могут привести к положительному результату. Но в нашем случае, этот вариант не подходит, так как доступа к программируемому взрывателю нет. Он засыпан грунтом. Теперь такое воздействие на кристалл может оказать только атомная бомба, так как жесткое электромагнитное излучение выводит электронные приборы из строя.

Тут я перехватил нить разговора, и поинтересовался что будет, если мы попытаемся эмитировать такое излучение. Ведь, насколько я помню, то там проблему создают быстро летящие электроны. Я смогу создать волну силы, и попытаюсь разогнать ею доступные свободные электроны. Если мы направим такой пучок на прибор, то он должен будет выйти из строя. Нам нужен пробный стенд. Я попробую разные виды воздействия. Сейчас я располагаю тремя такими силами. От Михалыча требуется попытаться создать такую систему, от Людвига, обеспечить Михалыча всем необходимым, я попытаюсь разглядеть в пространстве эти самые электроны и придумать способы воздействия на них.

Наш мозговой штурм отвлек возмущенный голос Татьяны. Она костерила нас, на чем свет стоит. Что мы, недоделанные физики. И если мы не знаем, то она нам подскажет, что электроны, просто так, увидеть невозможно. Их обнаруживают по косвенным признакам, а мы хотим рассмотреть их в пространстве. Бред.

Танька, не выступай. Макс, если за что-то берется, то у него это, обычно, получается. Сам видел. Хорошо. Если Людвиг предоставит мне перечень электронных деталей, которые я ему напишу, и паяльник, то через пару часов я смогу подготовить такой контрольный прибор. Мы будем визуально наблюдать, работает у Макса его идея или нет.

.25. Прогулка по горам.

* * *

С электронами я конечно погорячился. Ничего я не видел. Что драконье, что магическое зрение, ничего мне не показывали. Я не мог увидеть ауру сгустка энергии, потому, что аура и была отблеском энергии. Нужно было что-нибудь придумать, но вот что? В голову ничего не приходило. Похоже, что еще раз придется отправлять под землю мышку. Она должна мне будет отметить все четыре угла каждой кучки взрывчатки. Тогда я смогу направить силу в определенную точку. С другой стороны, сила у меня все равно не держится лучом, а слегка расходится. Так что на глубину, порядка четырех метров, луч силы придет диаметром сантиметров в двадцать, а может и нет. Все. Нужно провести полевые испытания. Горы рядом, так что найду какой-нибудь камень, и продырявлю его насквозь. В пещере драконов, когда я прочищал проход, то я бил широкой волной силы, узким лучом по камням бил только тогда, когда организовывал слив воды в пещере, когда в этом возникла необходимость. Вот теперь и проверим, что будет на Земле. Развернулся и пошел к входной двери номера, но меня окликнула Татьяна, спрашивая, куда это я направился. Я ей честно поведал, что в горы.

Ой! Возьми меня с собой. Там так интересно. Да и когда я еще здесь побываю? Все заняты своими делами, а мне скучно.

Я задумался, а потом махнул рукой, пусть прокатится. Может побегает на свежем воздухе? Мне то и нужно будет один раз уединится и произвести направленный удар. Замерить входное и выходное отверстия. Вот и весь эксперимент.

Хорошо. - Сказал я ей. - Только отца предупреди, а то он будет беспокоиться.

Через пять минут мы, взяв такси, мчались в сторону гор. Горы были очень похожи на те, что были у меня дома. Хотя, как раз дома то у меня и не было. Дорога извивалась серпантином. Вот на ремонт таких дорог нас и раскручивали на Осеннем балу. Мысли плавно переключились на моих драконов. Как они сейчас там? Как король с королевой и детьми? Как Артиза со своим единорогом? Я и не заметил, как уснул.

Разбудили меня тычки в бок. Открыл глаза. Меня целенаправленно мутузила Татьяна. Она уже вылезла из машины и теперь пыталась меня из нее извлечь.

Все. Все. Выхожу. Я уже проснулся.

В горах было уже прохладно, да и солнце скрылось за вершинами. Стал задувать свежий ветерок. Я попросил таксиста подождать нас на небольшой стоянке, а мы с Татьяной побежали к ближайшему нагромождению огромных камней. Та скакала как коза, которая сорвалась с привязи. Собирала какие-то цветочки, искала что-то на земле. Так продолжалось минут пятнадцать. Потом я сказал, что ненадолго отойду вон за те камни. Так что туда лучше ей не ходить. Татьяна понимающе кивнула. Ну-ну, Шерлок Холмс доморощенный. Я бегом припустил за камни. Сразу нашел подходящий валун и надев на палец кольцо Черного нанес точечный удар. Камень покачнулся и в его боку образовалась аккуратная дырочка, но на противоположенной стороне выходного отверстия не было. Сорвав засохшую травинку я вставил в отверстие. Получилось сантиметров тридцать. Не плохо, учитывая, что это не земля, а каменный монолит. Теперь бы еще найти такую горку, у которой гребень был бы толщиной метра четыре. Пробежавшись по ближайшим оползням и небольшим пригоркам наткнулся на что-то похожее. Тут же, не раздумывая нанес удар. И без всяких приспособлений было видно, как с противоположенной стороны полетели комья земли. Пробивную способность, практически на глаз, определили. Теперь нужно было выяснить конус луча. Найдя плоский камень, лежащий на земле, нанес еще один удар. Камень слегка приподняло, так что переворачивать его стало удобно. Замерил толщину камня, оказалось, около двадцати пяти сантиметров. Теперь измерил выходное отверстие. Края конечно с зазубринами и не ровные, но в среднем сантиметров пять. Опять перевернул камень, как он лежал до этого и измерил входное отверстие. Вот это было гладким, как будто его просверлили в камне. Диаметр, четыре сантиметра. Легко посчитать, что на каждые двадцать пять сантиметров мы имеем приблизительно один сантиметр расхождения луча, то есть на метр, четыре сантиметра. Значит на четырех метрах породы мы получим площадь воздействия луча около двадцати, двадцати пяти сантиметров. В принципе может сработать. Теперь нужно возвращаться в город. Повернулся и увидел, как на пригорке стоит Татьяна. Вот ведь, неугомонная.

Не торопясь подошел и поинтересовался у нее, на счет того, что она всех так не слушается, или только меня. Видимо я не пользуюсь у нее авторитетом.

Да нет, Макс. Я что-то такое почувствовала. Сначала один раз, через некоторое время еще раз и тогда я побежала сюда, думала с тобой что-то случилось. А тут смотрю, ты вытянул руку вперед, и в это время я почувствовала такое же воздействие, которое сразу же исчезло, а камень под тобой подскочил. А дальше ты с ним что-то делал, или гладил, или мерил. Непонятно.

Я удивился. Это что получается, Татьяна ощущает мою силу, или силу Черного кольца. Но ведь это значит, что она владеет магией. А что, ведь она дочь своего отца, а тот оказался неплохим магом, Даже меня переплюнул в плане кастования. Молния его многому научила, правда проверить мы все это не успели. По хорошему нужно показать Татьяну Молнии. Вдруг еще один маг появится. Ладно, нужно возвращаться домой, а то девушка совсем продрогла.

Да гладил конечно. Ты же видела. Это я, чтобы они не разбежались. А то я сейчас отсюда уеду, а они возьмут и рванут в разные стороны.

Татьяна смотрела на меня непонимающе. То ли я над ней прикалываюсь, то ли правда, могу с камнями разговаривать. Я ее успокоил, сообщив, что пошутил, а вот с камнем, там такая аккуратная дырочка, что я ее даже пальцем попробовал. Вот и заинтересовался.

Татьяна понимающе кивнула, и я сообщил ей, что нужно бежать к машине, а то совсем замерзнем. Мы рванули на перегонки. Я бежал рядом. Драконий организм может в таком темпе бежать около недели. Потом просто сон сморит, а усталости не ощущается. Прибежав к машине, я снял с себя куртку и рубашку и закутал Татьяну в них, не смотря на ее протесты и посадив на переднее сидение. Там водитель печку включит и Татьяна до города отогреется, а то не хватало нам сопливой помощницы. Водитель направился в обратный путь. Серпантин спускался выворачиваясь немыслимым образом, С одной стороны были крутые склоны, с другой такие же склоны, уходящие вниз, а иногда они обрывались, сразу за дорожным ограждением. Казалось, что там такая же пропасть, как и перед пещерой моих драконов. Татьяна уже согрелась и протягивала мне куртку и рубашку. Рубашку я взял, а куртку заставил Татьяну надеть. Мне то в летном комбинезоне не холодно, не жарко. Татьяна повернулась ко мне.

Что Макс, смотрю, и последить за тобой некому. Вон ходишь в грязном белье. Рубашка вроде не пахнет, а вот белье, такого цвета, что я бы за него и руками не взялась.

А кто же тебя просит за него руками браться. Это же мое белье. Мне его цвет даже нравится. Не маркий.

Татьяна скривилась, как от зубной боли. Водитель с интересом наблюдал за нами. Мы разговаривали на русском, и поэтому он только догадывался, о чем идет речь. Его взгляд, через зеркало заднего вида, тоже задержался на моем летном комбинезоне. Всем хороша шкура глархов, но только не цветом. Но меня, а теперь и Михалыча, очень даже устраивает. Вскоре показались пригородные домики. Дорога стала узнаваема и я определил, что мы будем проезжать мимо Хельгиного дома. А что, если заехать? Там у меня лежат мои пятьсот тысяч. Вот я с Михалычем и рассчитаюсь. Все решено, заедем к Джессике с Хельгой.

.26. В гости.

* * *

Подъехали к такому знакомому домику. Я расплатился и вышел из машины, Татьяна непонимающе смотрела на меня. Я сообщил ей, что поезд дальше не пойдет, и всех пассажиров просят выйти из вагонов.

Ты что, надо мной прикалываешься, да?

Да нет, просто у тебя было такое обиженное лицо. Конечно, от теплой печки отрывают. Нет. Мы сейчас зайдем к одним моим знакомым, и я кое-что заберу. Заодно, может нас чем-нибудь угостят.

Я позвонил в дверной звонок на воротах, и вскоре оттуда послышался вопрос Джессики, кого это там принесла нелегкая. Я попросил приютить двух усталых путников. С той стороны послышался радостный визг, и дверь калитки открылась. Мы вошли во дворик, а от дома уже неслась Джессика и с ходу прыгнула ко мне на шею. За ней, слегка приотстав, приближалась Хелен. Я обнял обоих и расцеловал. Татьяна смотрела на все это с немым укором. Как это, ее я не целовал, даже не обнимал при встрече, а тут такая буря чувств.

Вот познакомься. - Сказал я Татьяне. - Это мои сестры, Джессика и Хелен, а это, милые барышни, дочь моего хорошего друга, Татьяна. Она разговаривает на английском языке, так что прошу любить и жаловать.

Нас потащили в дом, там мы сняли верхнюю одежду и прошли в комнату, где стоял длинный стол, за которым мы все собирались, когда Хелен приглашала меня к себе. Джессика с Хелен убежали накрывать на стол, а Татьяна, буравя меня глазами, поинтересовалась, что это за сестры, которые даже друг на друга не похожи, не говоря уже обо мне. Я не собирался ничего ей рассказывать, так как все было завязано на кровь дракона и Зангрию. Не думаю, что отец ей все рассказал, так что я должен сначала получить информацию от Михалыча, на предмет, много ли знает Татьяна, и уже тогда откровенничать с ней.

Девчонки тем временем притащили два больших подноса и расставили все на столе. Мы уселись за накрытый стол и с удовольствием закусили, так как времени, после того, как мы поели, прошло уже довольно много. Когда все насытились, мы завели неторопливую беседу. Меня интересовало, как живут девчонки, что нового произошло в их жизни, как чувствует себя Хельга. Оказалось, что у Джессики появился новый парень, и Хельга, как не странно, не гоняет его от Джесс. Хелен, как и положено маленькой девочке, ходит в школу. Там, правда, ее все время обижают, так как она, самая маленькая в классе, не только по росту, но и по возрасту, так как Яков отдал ее в школу на два года раньше, чем положено. Видимо у Хелен были хорошие задатки, так как сейчас она училась на пятерки. Хельга пропадает в своем банке.

Как только я отстал от них, те предложили Татьяне посмотреть их коллекцию кукол и платьев к ним. Татьяна взглянула на меня вопросительно. Я, пожав плечами, сказал, что не возражаю, и может Хелен одна покажет Татьяне все свои сокровища, а мы с Джесс немного поговорим.

Хелен, схватив за руку Татьяну, утащила ее на второй этаж, а я поинтересовался у Джесс, могу ли я забрать часть своих вещей. Джессика спросила меня, что именно я хочу взять. Я попросил ее выдать мне деньги, что я приготовил для Якова, когда собирался выкупить его дом. Вопрос с домом снимается с повестки дня, а у меня есть долг, который мне необходимо погасить.

Что, заберешь все пятьсот тысяч? Может тебе отдать только ту сумму, что ты должен?

А я, как раз и должен пятьсот тысяч. Тем более что мой кредитор приехал сюда. Вот я с ним сразу и рассчитаюсь.

Джесс внимательно на меня посмотрела, а потом, кивнув своим мыслям, ушла из комнаты. Где-то лязгнула дверца сейфа и вскоре она притащила мне сумку с деньгами.

Будешь пересчитывать?

Да ты что, я доверяю вам, как себе. Маме скажешь, что я забрал все. Пусть не переживает. Деньги нужны для расчета за проделанную для меня работу. Давай я расписку напишу, что забрал деньги.

Тут уж Джессика взвилась и стала горячо доказывать, что она не возьмет с меня никаких расписок, но я был непреклонен и написав расписку крикнул Татьяну.

Тут по лестнице застучали каблучки и к нам вернулись Хелен и Татьяна. У обоих горели глаза. Ну, понятно, в куклы не наигрались. Но нам действительно уже пора было возвращаться в отель, так как по времени у Людвига с Михалычем должны были закончиться подготовительные работы с копиями взрывателей.

Я попросил Татьяну расписаться на моей расписке, как свидетеля и, показав ей открытую сумку с деньгами, отдал расписку Джесс.

Все мы готовы вернуться в город. Я вызвал такси, и через десять минут мы, выйдя к машине, дружно распрощались с девчонками, я назвал таксисту адрес отеля и мы покатили в направлении города. Татьяна сидела рядом со мной, и ее глаза все время съезжали на сумку с деньгами.

Макс, а ты не боишься, что кто-нибудь нападет на тебя с такими деньгами? Может, нужно было вызвать папу или дядю Людвига?

Да нет, Танюшка, мы и сами, если что, то отобьемся. Да и не знает никто, что мы с тобой деньги везем. Это теперь пусть у твоего папы голова болит, как их сберечь.

Татьяна поняла, что ее отец теперь будет охранять эти деньги, и ее беспокойство в глазах только усилилось. Вот показался наш отель. Я выбрался из остановившегося такси, расплатился с водителем и, подхватив в одну руку сумку, а другой Татьяну, двинулся в отель. Поднялись на второй этаж и, пройдя по коридору, подошли к нашей двери. За ней слышался отчаянный спор. Мы зашли в номер и я, посмотрев на красных от нахлынувших эмоций спорщиков сказал. - Спорим, не подеретесь!

Те вмиг успокоились. Михалыч, смущенно потупившись, сказал, что они немного повздорили относительно отдельных элементов электронной схемы и если бы они знали, как я буду воздействовать на отдельные элементы взрывателя, то может, и предмета спора не было бы.

Я, помогая Татьяне снять свою куртку, сообщил им, что провел полевые испытания на камне и земле. В первом случае можно с уверенностью сказать, что зона покрытия будет около двадцати, двадцати пяти сантиметров, а вот во втором случае такие замеры произвести было не возможно, так как земля просто вылетела осыпавшись. Оба мои оппонента кинулись к записи с видео камеры и начали что-то просчитывать, останавливая кадры.

Я смотрел на это безобразие, а потом попытался их спустить с небес на землю.

Что вы считаете? Размеры платы взрывателя или внутреннюю площадь штабеля? Вы сами то подумайте. Я могу воздействовать не опосредовано, а напрямую. То есть получится дыра в земле в виде конуса вначале, около четырех сантиметров, а в конце, скорее всего, сантиметров тридцать. Никакие электроны мне не подвластны. В горах я провел три пробы. Первая, это я всадил заряд энергии в огромный камень. Глубина проникновения, тридцать сантиметров. Вторая, это было пробивание грунта шириной четыре метра. Луч пробил землю навылет. Третья, пробивал камень шириной двадцать пять сантиметров. Получилось отверстие на входе четыре сантиметра, на выходе, пять. Вот и все, что я могу.

Вот черт, а мы думали, ты привез какое-то чудо, вон и сумка стоит у порога.

А, это. Нет, это для Михалыча. Я вот другое думаю, ведь если я ударю в землю, на глубину четыре метра, то там все переломается и сплющится. Это приведет к замыканию. Но ведь и элементы питания будут повреждены. Так может и не произойдет взрыва.

Мужики задумались, да нет, если замкнет, то взрыв неизбежен, но если элементы питания разрушатся раньше, то да, взрыва не будет.

Михалыч, - спросил Людвиг, - ты бы, где расположил питание такой машинки.

Как где? Сверху конечно, чтобы водой не залило.

Вот! И я бы расположил их сверху в такой ситуации. А чем они от нас отличаются? Да ничем. Вот поэтому удар Макса может и пройти. Он же идет сверху вниз, значит сначала выходят из строя элементы питания, все, даже дублированные, а потом ломается вся электроника. Так что может сработать.

А если рванет. Ведь он будет стоять точно над каждой заложенной миной.

Да его, как выяснилось, самосвалом не раздавишь, а тут какой-то взрыв.

Это откуда такая информация о самосвале? - Подозрительно прищурившись спросил я у Людвига. - У Якова что, язык чешется?

Ну, не наезжай, Макс. Это он мне так, по-дружески рассказал. Ты же знаешь, из меня такую информацию клещами не вытянешь.

Да тут и клещей не надо, сам все рассказал.

Но ведь тут все свои. Да и не поверит никто. Это же надо, по человеку многотонный самосвал проехал, а ему хоть бы хны, тем более что он не один был, а с дамой.

Ох, Людвиг, не я твой командир, а то ты бы у меня с гауптвахты не вылезал бы. Так, сейчас уже поздно. Мы с Людвигом пойдем на работу, а вы располагайтесь и отдыхайте. Завтра все дружно выезжаем в горы и там проводим еще одно испытание. Чтобы все было достоверно, а то не хочется мне, чтобы хоть одна такая мина осталась не разряженной. Все Людвиг, собирайся, мы уходим.

Мы уже направились на выход из номера, когда нас догнал голос Татьяны. - Макс, а с сумкой что делать?

Я же тебе сказал, что теперь это головная боль твоего папы. Все пока. Нам еще нужно застать на работе Якова.

Мы развернулись и направились по лестнице вниз. До работы было не далеко. Не прошло и десяти минут, как мы входили в транспортные ворота фирмы. Сразу направились к Якову. Договорились с ним, что он все эти дни не ставит машину там, где ставил раньше, и не пользуется лифтом из подземной стоянки, который ведет на их этаж. Пока мины не обезврежены, это может быть довольно опасно, да и люди вокруг могут пострадать. Людвиг заверил нас, что сделает все, как мы его просим.

Теперь можно было расслабиться. Людвиг ушел проверять своих, а я направился в свой кабинет. Сегодня я здесь заночую. Мне нужно набраться сил. Ингрид уже ушла и я, сдвинув столы, улегся на них и задремал.

.27. Полный расчет.

* * *

Я проснулся от легкого потряхивания за плечо. Открыл глаза и увидел Ингрид. Она улыбалась и протягивала мне полотенце и мыло. Я с кряхтением поднялся со столов и, взяв мыло с полотенцем, поплелся в туалет. Приведя себя в порядок, вернулся к Ингрид.

Макс, это ты так любишь свою работу, или тебя отовсюду выгнали? - Съязвила Ингрид.

Если честно, то и то и другое. Вот сейчас схожу поем, и займусь нашим предприятием.

Да, займись, а то твой напарник уже весь коридор истоптал, да и мне команду дал, чтобы я тебе мыло с полотенцем нашла.

Вот спасибо. Ладно, пойду я, Ингрид. Сегодня меня не ждите. Да, и Людвига тоже не будет.

Выйдя в коридор, обнаружил там Людвига, подпирающего стену. Подошел и поздоровался. Нужно было выдвигаться к отелю и, забрав там Михалыча отправляться в горы. Опять пошли к транспортным воротам и, усевшись в знакомую машину, поспешили к моему отелю. Подъехали на парковку и, закрыв машину, вошли в здание отеля. Вот и знакомый номер. Постучались. Открыл Михалыч в летном комбинезоне. Я улыбнулся про себя. Видимо, Татьяна еще спит, а то он узнал бы о себе много нового. Такой палец в рот не клади. Михалыч махнул приглашающе рукой. Мы вошли. Михалыч быстро собрался. Взял, принесенный Людвигом инструмент, собранные платы и элементы питания. Контрольные лампочки, мотки проводов. Универсальный мультиметр. Потом немного смущаясь, посмотрел на нас и попросил взаймы сто евро, а его командировочные привезут сотрудники его конторы, которые прибывают завтра, на проведение переговоров. Он решил проявить инициативу и, взяв на свои деньги билеты, рванул к нам. Как только приедет его бригада он нам сразу все отдаст, а сейчас ему дочку даже накормить не на что.

Я посмотрел на Михалыча, и начал тихо хихикать, Людвиг непонимающе смотрел то на Михалыча, то на меня. Я, как мог себя сдерживал. Потом, прерываясь и давясь смехом, поинтересовался у Михалыча, где та сумка, что я вчера принес сюда. Тот подумал и высказал предположение, что ее, наверное, утащила Татьяна, так как она от этой сумки весь вечер не отходила и сказала, что я ее должен охранять для Макса.

Михалыч. Ой, ну я не могу. Ты что не помнишь наш с тобой разговор в пустыне, когда я тебя нанял, для проведения научных исследований? Кстати, где результаты лабораторных исследований? Так вот, помнишь, я тебе пообещал, что как только вернусь сюда, так и рассчитаюсь с тобой. Вот в этой сумке и была твоя зарплата. А Татьяна, как истинная женщина, наложила лапку на всю сумму. Ну, ты Михалыч и попал!

Ты еще и издеваешься! - Донеслось от двери в соседнюю комнату. - Мы с папой всю ночь охраняли твою сумку, а ты, даже спасибо не сказал.

Тут уж я не выдержал и захохотал в голос. Людвиг, так ничего и не понял, а Михалыч стоял и пытался что-то сказать.

Да твои, твои это деньги. Как и договаривались, вся сумма. Вот и Татьяна подтвердит. Она же в расписке свой автограф ставила. Сумму то хоть помнишь?

Да, там было написано, пятьсот тысяч евро. Это я хорошо запомнила.

Тут очнулся Михалыч. До этого он видимо пытался сформулировать в голове какую-то дерзость на мой смех, но в конце, до него начало доходить, что мои слова, произнесенные в Зангрии, не пустой звук.

Я не возьму. - Прозвучало от него. - То, что ты для меня сделал, никакими деньгами не измеряется, а тут ты сам мне еще и деньги даешь. Ты же меня с того света вытащил. На себе таскал. Не бросил подыхать...

Эй, Михалыч, ты язычок то свой придержи, а то вон ушки как приподнялись. - И я головой мотнул в сторону Татьяны. - Деньги ты честно заработал. Я ведь тебя тогда прямо предупреждал на счет всего. И что будет, если у нас начнется мутация, и что будет, если она произойдет только у тебя одного. Ты сделал то, что мне было не под силу, да и нашим напарникам тоже. Поэтому свою часть сделки я выполнил. А ты, что хочешь, то и делай с этими деньгами. Все, вопрос закрыт. Сумку можно на ресепшн оставить в камере хранения. Там такие ячейки есть, а можем к Хельге в банк заехать. Она это дело быстро организует и будет у вас карточка. Нам нужно все решать побыстрее, так как времени все меньше и меньше. С Яковом я договорился, и он не будет там парковать машину, и не будет пользоваться тем лифтом. Но взрывчатка под зданием уже сама по себе, очень опасная штука, да и с взрывателями не все понятно. Вдруг рванет по своей прихоти. Короче, я предлагаю следующее, сейчас идем и все вместе завтракаем. Я еще тоже не ел. Потом решаем вопрос с вашими деньгами. Дальше выдвигаемся в горы, находим ровную площадку, выкапываем яму глубиной метров пять, и закладываем туда имитацию взрывателя. Естественно закапываем, но на поверхность выводим контрольные приборы и индикацию. Проверяем, смогу я ее уничтожить или нет. Если все пройдет нормально, то завтра устраиваем учения по гражданской обороне или что-нибудь типа поведение населения в случае сильного землетрясения. Главное, это чтобы люди вышли за периметр нашей компании. Потом вы укрываетесь где-нибудь на открытом участке, а я иду в здание и наношу точечные удары по установленным минам. Если произойдет взрыв, то вы не бежите ко мне сломя голову, а выжидаете не менее часа, прежде чем подходить к тому месту, где я буду в этот момент находиться. Никаких "если", "а вдруг" и прочей подобной ерунды. Час и не меньше. Дальше действуете по обстановке. Если меня видно, и я ничем не придавлен, то вытаскиваете меня подальше от места разрушения и оставляете на сутки в каком-нибудь закрытом помещении. Если меня придавило, то подгоняете технику и пытаетесь вытащить меня из-под обломков. Если меня разрезало или разорвало, то собираете все, что найдете и складываете в закрытом помещении, так, как это было при жизни и опять же оставляете на сутки. Это даже не обсуждается. Всю эту операцию желательно чтобы вы проделали сами. Технику можно подогнать заранее. Если операция пройдет успешно, то следующим шагом мы выводим из строя робота. Думаю ничего не нужно изобретать, поступим так же, как и с взрывателями. И еще одно, до проведения акции мне нужно будет поговорить с Михалычем один на один, без свидетелей. Вот, пожалуй, и все. Сейчас идем кушать, и все думают, что я упустил или сказал лишнего. По дороге в горы можно будет подкорректировать этот план.

После моего монолога мы дали Татьяне собраться и дружно отправились в ближайшее кафе. Сытно позавтракали и вернулись к машине. Деньги решили положить в банк к Хельге. Людвиг одобрил эту идею. Банковская операция много времени не заняла. Мы мило побеседовали с Хельгой, я ей представил своих друзей. Оказалось, что про Татьяну девчонки уже доложили Хельге, и она ее с интересом рассматривала. Татьяну это нисколько не смутило и она сама, с не меньшим интересом рассматривала Хельгу. В это время старшие менеджеры дали поручение младшим и те заполняли все соответствующие бумаги. Мы успели выпить по чашечке кофе и, как только принесли документы, собрались уходить. Хельга на прощание сказала, что ее очень заинтересовала Татьяна. В ней чувствуется характер. Если она имеет экономическое образование, то Хельга бы ее с удовольствием взяла к себе на работу. Мы рассмеялись и сообщили Хельге, что она только заканчивает школу. Но Хельга нисколько не смутилась, и задала нам вопрос, что мешает Татьяне поступить на экономический факультет и получить соответствующее образование, а рабочее место ее уже ждет, да и практику она будет проходить у нее.

Нас всех шокировало сообщение Хельги. Мы обещали подумать и распрощавшись с Хельгой отправились в горы для проведения испытаний.

.28. Пиротехники.

* * *

Приехав туда же, где мы были с Татьяной, я показал им результаты своих опытов. Мои дыры оценили, и мы начали выбирать площадку для своих экспериментов. Копали все по очереди, кроме Татьяны, она бродила невдалеке от нас погруженная в свои думы. Видимо слова Хельги глубоко запали ей в душу, и она придумывала, как осуществить такой шаг.

Наша яма, тем временем росла в глубину. Вскоре мы достигли контрольной отметки. На дно расстелили полиэтиленовую пленку, затем на нее положили плату, собранную Михалычем. Подсоединили провода, выведя их чуть ниже всей конструкции. Провода прошли далеко от середины, и как только мы проложили последний провод, как опять накрыли всю конструкцию вторым слоем пленки. Теперь осторожно засыпали землей, и постепенно наращивая слой земли над прибором, уже активнее начали засыпать яму. Засыпать легче, чем копать, так что вскоре мы уже разравнивали землю на самом верху.

Михалыч проверил все контрольные приборы и лампочки, сигнализирующие об исправности отдельных узлов закопанного прибора. Наконец все было готово. Меня поместили прямо над прибором и дали отмашку на проведение пробного удара немного в стороне, от основного прибора, но где были закопаны датчики, регистрирующие некоторые изменения различных физических параметров. Михалыч туда закопал термопару, для измерения изменения температуры, тензодатчик, чтобы измерить физическую силу воздействия, измерялись электрические составляющие некоторых элементов пробной платы собранной специально для таких исследований, и еще какие-то датчики, не требующие специальной аппаратуры. Все было кустарно, но какие-то данные мы могли получить, а значит мы могли попробовать изменить параметры моего удара. Я нанес пробный удар. В земле образовалась небольшая дырочка и все. Зато Михалыч аж подскочил на месте. Оказалось, что часть датчиков, вообще не зафиксировала никаких изменений, тензометрический датчик не показал физического давления на него. Сейсмодатчик зафиксировал легкие колебания, на плате были просто зафиксированы обрывы подачи питания. Никаких замыканий или возбуждения контура не произошло.

Все! - Заорал Михалыч. - Если ты сможешь так же воздействовать на мой прибор, то мы победили. Ну, давай, пробуй.

Давай, так давай. Я сместился на несколько шагов в сторону, где был нарисован крестик и не раздумывая нанес самый мощный удар, направив палец прямо на пересечение линий крестика. Все. Михалыч радостно потирал руки, и показывал мне большой палец. К нам подошла Татьяна.

Что, опять Макс в свои игрушки с камнями играется? Наверное, два булыжника извел.

Да нет дочка. Это он мой взрыватель разобрал на составляющие, хотя я в схему заложил элемент неизвлекаемости. Знаешь, сколько уровней наплел. И ни один уровень не подал сигнал на срабатывание. И, знаешь, Людвиг, я ведь одну пару элементов питания расположил ниже платы, но с отдельной сигнализацией. И она тоже не сработала. Все, как будто испарилось. Вот это я понимаю, разминировал.

Опять взялись за лопаты. Теперь копать было легче, и вот показались края долгожданной пленки. Теперь раскапывали осторожнее. Прямо по центру пленки зияла аккуратная дыра, размером в пятнадцать сантиметров. Пленку осторожно смотали и, вытащив из ямы, опять размотали на траве, рядом с ямой. Сняли верхний слой пленки, и нашим глазам предстало удивительное зрелище. Часть платы просто перестала существовать, заканчиваясь аккуратным полукругом. Ни оплавленных краев, ничего. Было такое впечатление, что ее аккуратно обрезали фрезой, то же самое было и на концах проводов, попавших в зону удара. Аккуратный срез. Многожильный кабель не показал сваренных между собой тоненьких проводочков. В общем, полученный результат вдохновлял. Михалыч начал аккуратно собирать все оставшиеся элементы конструкции и упаковывать их в отдельные полиэтиленовые мешочки и подписывать каждый какими-то, одному ему известными закорючками. Мы с Людвигом, как самые бесполезные члены команды, начали закапывать нашу яму.

Было уже далеко за полдень, когда мы уселись в машину и понеслись в город. Там, увидев первое попавшееся кафе, направились туда. Следовало хорошенько пообедать. По чистой случайности это оказалось кафе с итальянской кухней. Макароны такие, макароны сякие. Спасало изобилие соусов. Михалыч ел с удовольствием и все время говорил нам, что это так напоминает ему его обеды в армии, когда его только призвали. На что я ему сказал, что необычайно завидую ему, так как, когда я служил в армии, то нас кормили такой же бурдой, какой мы имели счастье питаться в пустыне. Михалыча аж передернуло. Он попросил не напоминать про это. Однако Татьяна и Людвиг заинтересовались, чем это мы там питались.

Хотите попробовать? - Я мысленно потер руки. - Сейчас мы вам это организуем.

Я подозвал официантку, рассчитался за обед и попросил две чистые тарелки и стакан кипятка. Через некоторое время все это стояло у нас на столе. Извинившись, я вышел из зала и достав из пространственного кармана контейнер с тем самым концентратом, вернулся в зал. Все, кроме Михалыча, смотрели на этот контейнер с удивлением. Он был достаточно больших размеров и понятно, я его нигде спрятать не мог. Я положил на каждую тарелку по небольшой ложечке этого концентрата и добавил немного кипятка. Затем размешал, и пододвинул тарелки жаждущим попробовать новое блюдо.

Татьяна смогла пропихнуть в себя только пару маленьких ложечек и, скривившись, как будто она проглотила уксус или чего похуже, резко отодвинула тарелку от себя. Людвиг же, аккуратно все съел и сообщил нам, что чувствуется, здесь есть все, что необходимо организму человека. Что-то подобное готовили в том подразделении, где он служил, но не всегда, а когда предстояло долго двигаться без остановки. Двигаться, подразумевало, бежать. Он даже попросил добавки. Я его сразу понял и спросил, не образец ли этого концентрата он хочет получить? Людвиг, улыбнувшись от уха до уха, кивнул. Я кивнул Михалычу, и тот, как волшебник, достал откуда-то небольшой чистый полиэтиленовый пакетик. Насыпав туда концентрата, сколько вошло, передал пакетик Людвигу, а сам опять вышел из зала, чтобы спрятать контейнер в карман. Вернувшись, застал всех уже приподнимающимися из-за стола, так как наш обед закончился.

Вернулись в отель и сделали небольшой перерыв. Татьяна ушла к себе в комнату, Людвиг отпросился у нас и вернулся на работу. Я остался с Михалычем в его комнате. Мы расположились в уютных креслах и попивали сок. Делать ничего не хотелось. Лопатами намахались знатно. Татьяна прошмыгнула мимо нас в ванную комнату и, как только полилась вода из душа я начал разговор.

Михалыч, ты не замечал за своей дочкой ничего странного?

Да нет. Ребенок, как ребенок. Родилась нормально, ходила в садик, в школу, училась хорошо.

Да не в том смысле, Михалыч. Никаких экстрасенсорных или паранормальных способностей за ней не замечал?

Михалыч напрягся. - Ты что, что-то такое видел у нее?

Да не напрягайся ты так. Просто в прошлый раз, когда мы ездили в горы, я ушел от нее за нагромождение камней и произвел три удара силы. На последнем она меня застукала, и сказала, что что-то такое почувствовала и думала, что со мной что-то случилось. Понимаешь, она сказала, что что-то три раза насторожило ее внимание. Три раза! То есть она чувствует выброс силы. Вот сегодня ты что-нибудь почувствовал? А она, когда подошла к нам сразу заявила, что я два булыжника уничтожил. А я ведь два удара силой и произвел. Мне кажется, что она пошла в тебя. В ней должна быть магическая сила. Вот когда я тебя встретил, то, ни о каком твоем магическом потенциале не подозревал, а после того, как Молния с тобой поработала, я все время вижу твою магическую ауру. А ведь Татьяна, твоя дочь. Вот и думай.

В это время открылась дверь в ванную комнату и оттуда вышла Татьяна, замотанная в махровый гостиничный халат и на голове ее красовалось огромное махровое полотенце, замотанное вокруг головы.

Все, я уже тоже не могу сидеть потный и грязный, после этих раскопок. - Запричитал Михалыч и начал стягивать с себя рубаху. И в этот момент его увидела Татьяна.

И у тебя такое же грязное белье, как на Максиме? Вы что, сговорились?

Я захохотал, как ненормальный, а потом, между всхлипываниями выдавил из себя, что вот у Михалыча-то как раз и есть, кому за ним присмотреть, и опять принялся хохотать. Татьяна обиделась и, хлопнув дверью ушла в свою комнату. Михалыч смотрел на меня, не понимая, что смешного я тут увидел.

Понимаешь, Михалыч, в прошлый раз, в горах, Татьяна сильно замерзла, вот я и снял свою рубашку с курткой, ну и напялил на нее. А она, когда увидела цвет моего летного комбинезона, то сообщила мне, что я грязнуля и за мной некому ухаживать. Ну и представляешь, сейчас она увидела своего отца, точно в таком же "чистом" белье. Вот я ее и приколол. Кстати, что ты ей рассказал о нашем походе? Я все время не знаю уровень ее осведомленности, так что ты будь другом, расставь все точки над "и".

Да я толком ничего и не рассказывал, сообщил, что мы попали в пустыню и выбирались оттуда около недели. Мои начальники ничего не знали, но подстраховались и сообщили семье, что я задерживаюсь в командировке.

А она хоть знает, кем ты работаешь?

Конкретно, нет. Но ты же сам понимаешь, что догадывается, но что мне нравится, языком не треплет. Наш человек.

Хорошо, вот из этого я и буду исходить, но мое личное мнение, что ее надо показать Молнии.

Дверь распахнулась и оттуда выглянула заинтересованная мордашка Татьяны. - Какой Молнии? А, пап?

Ну вот, а ты говоришь, наш человек. Подслушивает. - Обреченно качая головой, со вздохом произнес я. - Так что, Михалыч, теперь думай сам.

Михалыч задумался, и я его понимал. Одно дело, когда разговор идет о посторонних, обезличенных людях, и совсем другое дело, когда о твоих близких. Видимо в нем боролись два чувства, с одной стороны, Татьяна допускалась до тайны, в которую было посвящено минимальное количество народа, даже контора Михалыча не знала, где он нашел то тело космонавта. Он выступал в роли посредника. С другой стороны, у Татьяны, в любой момент могла бесконтрольно проснуться магическая сила, и тогда она могла просто погибнуть, не зная, как совладать с такой мощью. Молния в некоторых вопросах его просветила, да и обучение на станке не прошло даром. Наконец он решился.

А ты возьмешься за это дело?

Ушки у Татьяны опять встали торчком. Лицо напряглось, она явно пыталась понять наш диалог. Мы могли, конечно, пообщаться мысленно, но кто ее знает, если она чувствует силу, то может, и направленные мысли сможет читать.

Татьяна, ты меня слышишь? - Обратился я мысленно к ней, расширив канал так, чтобы и Михалыч смог нас услышать.

Татьяна заозиралась, ища нового собеседника. Хоть мысль была явно моей, но она не верила, что это я и искала кого-то другого.

Ну, вот тебе и ответ, Михалыч. Видимо придется брать с собой.

Но у нее же сейчас каникулы, а потом начнется учеба. Может, подождем до конца учебного года? Пусть выпускные экзамены сдаст, а там, глядишь, и экспедиция подвернется.

Нет Михалыч, тут ждать нельзя, ты же сам наблюдал, до чего она уже дошла. Еще немного, и может сорваться. Тут выброс, хоть что может спровоцировать. Давай сделаем проще. Как только разберемся с минами, то я сразу выдвигаюсь туда. Гайер сообщил, что плесень распространяется со скоростью полтора метра в сутки, так что и мне тянуть нельзя. Я решил закупить четыре мешка алюминиевой пудры, ты же помнишь, когда первый раз сознательно ночевал в пустыне, как под кариматами остался чистый песок. Вот и хочу проверить, опылив с воздуха ту плесень алюминиевой пудрой. Если все получится, то на всякий случай держи это в голове. Ведь мы принесли тот скафандр из зараженной территории, так что контролируй это в своей лаборатории. И кстати, где материалы исследований?

Да шеф должен сегодня вечером привезти. Я же тебе говорил, что сорвался раньше времени, хотел встречу подготовить, да видно не судьба.

Какую встречу? Вашего руководства и нашей компании?

Ну да, ты же сам говорил, что может наши интересы совпадут, так вот, совпали.

Ну, с одним из директоров ты сейчас сам разговариваешь, а с мозговым центром я тебя хоть сейчас могу познакомить. Вам ведь много времени не надо, наметите ряд вопросов, которые надо обсудить, а Яков, сам назначит место и время встречи.

Яков! Ты что, нас можешь с самим Яковом свести! Мы рассчитывали выйти хотя бы на Хельгу Гюнтер, а уж о Якове и не мечтали.

Ну да, я так с самого начала и предлагал. Он является мозговым центром компании. Я, конечно на него обижен и не разговариваю с ним ни на какие темы, кроме производственных вопросов, но этот вопрос как раз из разряда производственных, так что вам и карты в руки. Ну, а хочешь, на Хельгу выведу. Мы у нее вчера с Татьяной дома были, твои деньги забирали, а потом ты сам ей эти деньги в банк и положил.

Ну, Макс. Ну, ты даешь. Мне и не снилось, что можно выйти на самого Якова. Конечно, если выбирать между Хельгой и Яковом, то лучше Яков. Он же, в этих краях, самая одиозная фигура. С ним считаются абсолютно все.

Ну, наверное не все об этом знают. Ты же сам видишь, что мы разгребаем результаты террористического акта, направленного как раз на Якова. Но ты от Татьяны тему то не уводи. Сделай ей больничный, а еще лучше, давай организуем, что она лечилась здесь. А как только закончим там, так я ее сразу домой и доставлю. Ты же знаешь, можно и без билета.

Я подмигнул Михалычу. Тот все понял и разулыбался. Потом вдруг его лицо опять стало серьезным. - А как же виза и таможня? Видно не получится.

Да все получится, я сам попрошу Якова, он все организует. Он организовал мне здесь гражданство, а ты же знаешь, что это практически невозможно. А Хельгу вы зря со счетов сбрасываете, она работает на пару с Яковом. Они оба, это единый организм. Через нее идет все финансирование компании, и она очень жесткая леди, вернее фрау. Ты бы видел, как она спокойно ринулась в авантюру с моим участием. Это ее потом уже трясло, а в момент сделки она была непробиваемая. Но это между нами. А вам я советую встретиться с обоими. Тут можно сделать так. Приближаются выходные. Еще тепло и можно организовать пикник в горах. Будут все, включая Людвига, а он свое словечко за тебя тоже скажет, как-никак, а ты участвовал в разминировании его предприятия. Поверь мне, это много значит.

.29. У Якова.

* * *

Оставив Татьяну в отеле, мы направились к Якову. Его секретарь знала меня, как облупленного и пропускала без задержек. На воротах, тоже не возникло никаких недоразумений, Людвиг взял всю ответственность на себя. Так что, как только из кабинета вышел очередной посетитель, мы встали и направились к двери. Секретарь только и успела сообщить в селектор, что Макс с посетителем просят их принять. Вердикт начальника я уже не слышал, так как мы стремительно входили в кабинет. Яков поднялся, приветствуя нас. Я сразу взял быка за рога.

Яков, здесь такое дело. Одна силовая структура моей Родины, хочет провести с тобой деловую встречу и вот, прислали представителя. Я думаю, что Людвиг, в свое время озвучил эту идею тебе. Так что, вот познакомься. Это, Михалыч. Ну, а это Яков, глава нашей компании.

Яков с интересом разглядывал Михалыча. Потом сказал нам, что он рад такой встрече, и ему есть, что обсудить с такой представительной организацией. Его, как и нас интересуют новые технологии, и если материалы по таким технологиям будут попадать в руки организации, представленной Михалычем, то он будет несказанно благодарен, если такие материалы дойдут и до него. Я понимал, что мешаю им договариваться, поэтому извинился и спустился на подземную стоянку. Вызвав карту, прошелся по точкам. После моих контактов с электронной аппаратурой через кольцо силы я неожиданно стал чувствовать течение слабых токов подо мной. Теперь я мог, как бы определить контуры такой установки в толще земли. Это мне понравилось, теперь я могу бить прицельно. Меня поразило, как быстро учится мое тело. Ведь я всего два раза соприкоснулся своим драконьим чутьем с электроникой, и вот результат. Вернулся на этаж, где располагался кабинет Якова и уселся в кресло для посетителей в комнате секретаря. Через некоторое время услышал в голове мысль Михалыча, что мне нужно зайти к ним, так как разговор закончился. Я встал с кресла и, улыбнувшись секретарю, направился к двери, ведущей в кабинет Якова. Постучавшись, вошел и застал мирную картину, оба собеседника сидели на диване, и пили кофе. Я поинтересовался, удачно ли они переговорили. В ответ услышал, что в ближайшее время намечается серьезный разговор, который может вылиться в подписание протокола о намерениях. Сообщив им, что я очень рад, предложил провести его на природе, в горах, со своей стороны обещал сделать вкусный шашлык, из свежей дичи. Предложил провести такое мероприятие в ближайшие выходные, так как на следующей неделе меня не будет в городе. Потом попросил Якова помочь мне в одном щекотливом деле. Яков удивился, так как что-то сделать для меня я его просил впервые. Я обрисовал ему ситуацию. На следующей неделе я уезжаю из страны и беру с собой дочь Михалыча. Это связано с ее лечением. Проблема заключается в том, что она еще несовершеннолетняя и у нас нет на руках доверенности, по которой я бы мог ее сопровождать. Можно ли сделать какие-то документы, и что для этого нужно. Яков, на секунду задумался, а потом спросил, куда мы летим? Я ответил, что в Таиланд, а конкретнее, в Потаю. Яков оживился и сказал нам, что в Таиланде он не знает клиник, высоко котирующихся в мире. Есть всякие частные лечебницы при буддистских храмах и монастырях. Может лучше он найдет нам здесь необходимых врачей или клинику нужного профиля. Я поблагодарил его, но отказался, так как у нас уже заключен контракт на проведение лечения. Яков пожал плечами, как бы говоря, что он сделал все, что мог, чтобы нас отговорить от лечения у шарлатанов, и пообещал, что документы будут готовы через два дня, если он получит документы девочки и Михалыча. Мои данные у него есть. Я поблагодарил Якова и сказал ему, что буду должен ему, и он всегда может мне об этом напомнить. Распрощались с удивленным Яковом и покинули его кабинет. Сказать, что Михалыч был удивлен манерой моего разговора с Яковом, это не сказать ничего. Он смотрел на меня, как фанатики смотрят на своего идола.

Михалыч, что тебя так удивляет? Моя манера разговаривать с начальством?

Тот только кивнул. Я задумался, нужно ли Михалычу знать такие тонкости моего положения здесь, или не рассказывать ему историю моего знакомства с Яковом. Потом подумал, и стал вспоминать первые дни моего пребывания здесь.

Понимаешь Михалыч, я, прибыв в эту страну случайно, в первый же день познакомился с Хельгой Гюнтер. Еще раньше я пролечил ее дочь и должен был, еще пять дней находится рядом с ней. Прямо из аэропорта мы приехали к ней домой. Я успел только принять душ, как в ванную комнату ворвалась Хельга, тогда я даже не знал, как ее зовут, только фамилию, и указала мне на дверь. В общем, ночевал я под окнами ее дочери Джессики. Утром отправился в город, чтобы заложить драгоценные камни, так как у меня в кармане было тридцать евро, ну и поесть нужно было. В кафе, мне указали ближайший банк, и я направился туда. Вид у меня был, мягко говоря, не очень, однако охрана пропустила меня внутрь и я, пройдя к менеджеру, озвучил ему мое предложение. Тот побоялся брать на себя ответственность и переправил меня к своему начальнику, тот еще выше. Так я попал в кабинет Хельги, которая была управляющей этого банка, а по существу, полной его хозяйкой. Когда мы узнали друг друга, то, не обольщайся, драки не произошло. Хельгу интересовало мое отношение к ее дочери. Когда ситуация немного прояснилась, она перешла к моим делам. Я озвучил ей примерную стоимость камней, которые я хотел заложить, а точнее продать, так как выкупать их не собирался. Хельга ответила, что таких денег в банке нет, так как им пришлось рассчитаться с пассажирами, турагентствами, транспортными компаниями из-за инцидента с самолетом их компании. Мне не нужны были все деньги, а только небольшая часть их и я предложил Хельге заткнуть брешь в их бюджете, моими камнями. В общем, мы договорились, и Хельга пригласила знакомого ювелира. Тот оценил камни и сразу предложил покупателя. Хельга пригласила меня на обед, но по дороге на нее было совершено покушение. Мы, как видишь, остались живы. На следующее утро встретились с одной мафиозной структурой. Они забрали камни, а мы получили деньги. В этот же день у Хельги должен был состояться Совет директоров их компании. Мы с ней договорились так, что когда появится необходимость, то я передаю ей два чемодана денег. Уже когда Хельга появилась на Совете, выяснилось, что у Якова украли его внучку и, шантажируя ею, заставили его практически уйти с поста главы Совета. Хельга передала мне эту информацию, а я нашел внучку и привел ее вместе с деньгами на Совет. Короче, мы победили и все остались на своих местах. В момент, когда я общался с внучкой Якова, я узнал, что она очень сильно больна. Я ее вылечил. Яков и Хельга пришли к выводу, что я должен работать на них и ввели меня в Совет директоров. В мои обязанности, помимо всего прочего входил контроль, за службой безопасности. Однажды ночью мне позвонил мой подчиненный, Людвиг и сообщил о срабатывании сигнализации. Я прибыл на место, обнаружил следы, и мы с Людвигом продолжили преследование нарушителя. В момент задержания нарушители открыли огонь и ранили Людвига. Я его вылечил, так же как тебя и он жил у меня в доме. В один из дней он начал меня провоцировать так, что я не выдержал и рассказал, как меня встретили ваши парни в моей собственной квартире. Короче, он действовал по указке Якова. Я на них сильно обиделся и решил исчезнуть с их глаз. В это время пришло сообщение от Гайера об этом космическом корабле. Я взял билет и улетел в Таиланд. Дальше ты сам все знаешь. С тех пор я терплю Якова, работаю у него, но душу свою я ему не раскрою. Он исчерпал кредит моего доверия. Сегодня я пообещал ему, что буду должен. Значит, если он попросит что-то невыполнимое, то мне придется это сделать. Но это мои проблемы, главное, чтобы он сделал бумаги для Татьяны.

Под этот мой монолог мы и пришли к отелю. Зайдя в номер, обнаружили там Людвига. Они с Татьяной пили сок и обсуждали какой-то новый фильм. Людвиг укорил нас в том, что мы не сообщили ему, что пошли к Якову, а то бы он нас доставил сюда на машине. Но мы его успокоили, сообщив, что прекрасно прошлись пешком, подышали свежим воздухом. Нам пододвинули стулья и налили сок. Когда все расселись, то я, подняв стакан с соком, сообщил им, что смогу завтра точно определить, где находятся взрыватели. Мужики обрадовались, так как это было самое тонкое место нашего плана, и мы выпили за завтрашнюю удачу при разминировании.

.30. Сапер.

* * *

Утро застало меня в моем кабинете. На этот раз я был подготовлен и проснулся раньше, чем пришла Ингрид. Часть ночи я посвятил работе с бумагами, набросал небольшой перспективный план внедрения новой техники. В мире все больше внимания уделялось облачным технологиям, так что мое чутье подсказывало мне, что нужно подготавливать почву в этом направлении. Уже помытый, я получил утренний кофе с непременной булочкой. Едва я закончил завтракать, как позвонил Людвиг и сообщил, что начались учения всего предприятия, на случай сильного землетрясения. Все сотрудники должны покинуть территорию компании и укрыться в заранее отведенных местах, согласно плана эвакуации. Для меня это было условным сигналом. Я сообщил Ингрид, что мы должны покинуть здание согласно плана эвакуации на случай землетрясения. Она взяла специальный чемоданчик, который находился в платяном шкафу и мы вышли из здания. Там я попросил ее меня не ждать, так как я проверю как действует охрана. Мы разошлись, и я направился к транспортным воротам. Там меня уже поджидали Людвиг с Михалычем. Я спросил Михалыча, неужели Татьяна осталась в отеле? На что он мне буркнул, что такую упрямую козу невозможно переубедить. Вон она, за забором шастает. Я посмотрел и действительно за воротами, которые были приоткрыты, выглядывала Татьяна.

Знаешь Михалыч, зови ее сюда, она нам всю маскировку испортит. Тут и дурак поймет, что что-то затевается. Оставим ее подальше, где ударная волна и осколки не зацепят, да я еще ей кольцо защиты дам, а то, как бы чего не вышло.

Михалыч отправился за ворота и вскоре привел улыбающуюся Татьяну. Я протянул ей кольцо.

Это что, обручальное?

Михалыч только рукой махнул. Мол, ну что с нее возьмешь. Женщина, она и в Африке, женщина.

Татьяна! Ну ты в своем уме или нет? У нас здесь такое намечается, а ты, "обручальное". Не обручальное, а защитное. Будешь сидеть вот в этом здании, и смотреть в окно. Если увидишь взрыв, то падаешь на пол лицом вниз, а то все лицо посечет стеклом. Если не хочешь ходить всю жизнь в шрамах, то выполнишь эту инструкцию. На открытом участке, тебя просто швырнет во что-нибудь и переломает кости. Папа с Людвигом привычные к таким вариантам, а ты нет. Так что сиди здесь. Кольцо одень на любой палец, на какой тебе нравится, и ни в коем случае не снимай. Считай это моим подарком тебе. Если узнаю, что кому-нибудь подарила, прибью. Все поняла?

Та часто-часто закивала, не сводя взгляда с кольца. Оно было и скромным и красивым одновременно. Простота исполнения компенсировалась, каким-то внутренним благородством. Это было, как старый добротный клинок в потертых ножнах и с простым эфесом, но только мастер поймет, что лучше его ничего нет.

Все, время подарков и инструкций прошло. Мы втроем отправились в сторону здания, а Татьяна осталась стоять рядом с помещением охранников. Там их будет трое. Ворота за нашей спиной слегка скрежетали, закрываясь. Где-то на середине пути, мы подошли к смотровой яме для большегрузных автомобилей. Мужики остались здесь, так как это было самое близкое безопасное место. Все понимали, что кто-то должен контролировать ситуацию и прийти на помощь, в случае непредвиденных обстоятельств. Для меня выделили большой ангар на ближайшем складе. Я предполагал, что в случае взрыва, могу потерять сознание и не контролировать себя. Подсознательно чувствовал, что если я буду на грани жизни и смерти, то управление моим телом возьмет сущность дракона, а это значит, что я могу обернуться им. Вот поэтому и попросил большое помещение и запретил туда входить, пока сам не выйду из него.

Вот, наконец, я добрался до подземной стоянки. Маршрут я наметил еще вчера. Начал с тех зарядов, которые были ближе к выходу. С ними все прошло удачно. Потом переключился на те, что были установлены рядом со сваями фундамента. Их задачей было разрушение несущих конструкций здания. Следующим убрал заряд под лифтом. Пока все продвигалось хорошо. Осталось три заряда, и все три приходились на места парковки наших автомобилей. Теперь начал с того, который был самым ближним. Этот предназначался Якову. Взрыватель испарился, как и у всех предыдущих. Следующее место заряда находилось буквально в трех метрах от него. Этот предназначался Хельге. И опять удача. Я расслабился, остался только тот, который располагался под моим парковочным местом. Мой автомобиль так и стоял в гараже, в доме Якова. Больше я на нем не ездил. Враги не могли этого не знать. Спрашивается, зачем было минировать и это стояночное место. Все это, видимо отвлекло меня, поэтому, когда я уже выпустил луч силы, то осознал, что что-то пошло не так. Пол подо мной подпрыгнул, и меня швырнуло вверх и немного в сторону. Уже в полете меня догнал звук взрыва. Защита сработала идеально и я, отряхиваясь, выбрался из-под заваливших меня асфальтовых плит. Одежда пришла в негодность. На мне болтались какие-то обрывки поверх летного комбинезона. Легкую контузию я все же получил, и все слегка двоилось. Пошатываясь, выбрался из подземной стоянки, и стал подниматься по дорожке, ведущей наверх. Мозг продолжал анализировать ситуацию, и я понял, что сам был виноват в произошедшем. Потерял концентрацию, выпустил луч не узким пучком, а слегка расширенным и он не сработал как надо, он просто хорошенько встряхнул заложенную мину. Хорошо, что осталась одна, а то бы меня долго отсюда доставали. Кольцо бы не дало погибнуть, но судя по контузии от одного заряда, потрепало бы меня знатно.

Наконец выбрался на уровень земли. Ноги дрожали, и я сел на бордюр Нужно было немного прийти в себя, а то вон мужики уже несутся ко мне сломя голову, странно, что их шесть, а вон и еще две фигурки бегут от ворот. Да нет, не две, а одна. Это все еще продолжаются выкрутасы с моим зрением. Но этих то трое. Вроде Людвиг с Михалычем должны быть, и если продолжает двоиться, то их должно быть четыре. Почему три? С этими мыслями я и отключился. Очнулся я на полу в темном, холодном помещении. Ощупал себя, все вроде нормально. Сел и посмотрел на растопыренные пальцы, вроде пять. Значит и с головой все в порядке. Огляделся, рядом со мной лежит стопка одежды. Какой-то рабочий комбинезон. На один комбинезон, натянул второй комбинезон и поплелся к выходу. С каждым шагом мне становилось все лучше и лучше, так что к выходу я подошел уже бодрым шагом. Перед тем, как взяться за ручку оглядел себя. Вроде все нормально. Вздохнув открыл дверь. В лицо ударили лучи заходящего солнца. Значит в отключке пробыл почти весь день. Огляделся, вдалеке виднелся пост охраны у грузовых ворот. Направился туда. Все, мои дела здесь заканчиваются. Послезавтра организую им прощальный шашлык Нужно еще найти шампуры для мяса, а сам мангал можно будет соорудить из камней на месте. А насчет палочек, это я сейчас в цех металлообработки загляну и попрошу нарубить проволоки или сделаю образец, а парни изготовят мне их штук пятьдесят. Народу будет много и нужно, наверное, организовать сразу три таких мангала. Маринад придумаю завтра. Это будут или лимоны, или киви, можно и в помидорах или в луке. А нет, сделаю наверное в лимонах. Во-первых, везти удобно, не раздавишь, во-вторых, мясо замаринуется часа за три. Ну а лук придется прикупить в магазине. Его нужно будет много. Зашел в цех. Там, как всегда была дежурная смена. Переговорил с начальником смены. Тот сразу понял проблему и пообещал к утру сделать мне палочки, правда, он смотрел на меня как-то странно. Я расписался в журнале заказов и сделал приписку, что оплату удержать с моей зарплаты. Выйдя из цеха поспешил к воротам нужно было навестить Михалыча и расспросить его, как сильно пострадало здание. Самому идти туда не хотелось.

С этими мыслями я и подошел к воротам. Парни смотрели на меня тоже, как-то странно. Я еще раз оглядел себя. Вроде все на месте, нигде ничего не волочится за мной. Спросил разрешение на выход. Передо мной молча открыли ворота. Я вышел и направился к отелю. Нужно было прикупить где-нибудь нормальную одежду. В такой одежде я походил на грузчика, только босяком. Проходя мимо магазина с одеждой зашел, и купил джинсы и рубашку. На ноги попросил найти носки и кроссовки. Что поделать, привык я к такой экипировке. Девушки, из обслуживающего персонала, как-то странно смотрели на меня и шушукались. Наверное им цвет моего комбинезона не нравится. Бумажник мой сгорел вместе с одеждой. Так что я достал из пространственного кармана еще один и вытащив купюры рассчитался за джинсы и рубашку, которые тут же напялил на себя. Оставалось дождаться кроссовки и носки. Через некоторое время их принесли и я полностью одевшись вышел из магазина. В руке нес пакет, в котором лежал рабочий комбинезон. Интересно, кто догадался?

К отелю подошел в приподнятом настроении, а что, все дела, практически, сделал. Остался пикник, но это самая маленькая из проблем. Моя задача накормить всех мясом, а уж как пойдут переговоры, это меня не касается. Я поднялся на второй этаж и постучал в дверь. Из-за двери раздался голос Михалыча, разрешающего войти. Я толкнул дверь и оказался в комнате. В следующее мгновение на меня налетел вихрь чего-то и схватил, тиская, в объятиях. Я отстранился и обнаружил, что это, оказывается, Михалыч питает ко мне такие теплые чувства. Когда меня отпустили, то я уселся в кресло и предложил рассказать, что же произошло, после того, как я выбрался с подземной стоянки. Оказалось, что они все сделали по инструкции. Михалыч настоял. Выяснилось, что у меня сильных наружных повреждений не было. Так, по мелочи, оторвало одно ухо, но кровь уже не бежала, ощупали, ища переломы. Вроде не было. Потом, потащили меня на склад и заперли там, как я и просил. Татьяна рыдала, считая, что они утащили мой труп, да еще и закрыли в холодном помещении. Видимо решила, что это морг. У нее до сих пор истерика. Ее Людвиг к психиатру повез. Не нужно было ее с собой брать, ну да назад ничего не повернешь, так что будем надеяться на лучшее. Предприятие закрыли и распустили всех по домам до завтра. Остался только обслуживающий персонал. Стоянку опечатали. Никого не пускают. Само здание не пострадало, разбилось несколько стекол и все. На подземной стоянке воронка. Вот и все разрушения. Я видел, что Михалыч хочет спросить про взрывчатку. Поэтому, глотнув сока из его бокала, сообщил, что взорвалась последняя из мин. По странному стечению обстоятельств она предназначалась мне, и она своего добилась. Так что все мины обезврежены. Завтра можно приступить к работе, а где необходимо можно начать ремонтировать помещения. В субботу, как и планировали, поедем на природу, а в воскресение утром, мы с Татьяной отбываем в Таиланд, ну, а оттуда, в Зангрию. Закончив свой монолог, я спросил, что это все косятся на меня как-то странно. Михалыч посмотрев на меня, сообщил, что у меня отрастает оторванное ухо, но оно какое-то маленькое. Еще, наверное, не выросло.

Все понятно, странно, что его вообще оторвало. Видимо, оно каким-то образом попало за границы защитного контура. Нужно будет завтра вернуться на место взрыва и определить, что же послужило причиной травмы. Тем временем, перенаправив энергию тела на поврежденный участок, я восстановил ухо буквально за пару минут. Михалыч все это время что-то просчитывал, прокручивал в голове какие-то мысли. Наконец, решившись, спросил у меня, возьму ли я его с собой в Зангрию. Он бы еще хотел пообщаться с Молнией и Малышом. Я его честно спросил, а отпустят ли его на работе. Тот, замявшись, высказался, что, конечно, не отпустят, тут даже к бабке не нужно ходить. На работе дел невпроворот, да и в стране, какое-то брожение начинается. Так что не отпустят. Ведь сам понимает, что не сможет поехать, а вот червячок изнутри точит, а вдруг получится.

Ты, Михалыч, не напрягайся, еще смотаемся в Зангрию. Может, и в Гоштар заглянем к тамошнему королю с королевой. Он нам братом приходится, правда по крови. Я его сразу предупредил, что на трон не претендую, а то интриги начнутся, тут и без них, не успеваешь проблемы разгребать. Ладно, это все ерунда. Обещаю, что как только сможешь освободиться, так смотаемся в тот мир, может и у тебя крылья вырастут. Все же я в тебя немало своей крови влил. Тогда попробую научить тебя летать. У меня методика есть. Классная.

.31. На природу.

* * *

Мы с Михалычем сидели молча и наслаждались тишиной. Разговаривать не хотелось. Все-таки силы на регенерацию ушло много. Я даже, слегка задремал. Внезапно дверь открылась, и в комнату вошли Людвиг с Татьяной. Та, завизжав, бросилась мне на шею. Людвиг степенно похлопал по плечу, мол, сам все понимаю. Тебя и из пушки не прошибешь. Отстранив от себя Татьяну, внимательно ее рассмотрел. Внешне ничем не изменилась, значит, инструкцию она выполнила, или стекла не выбило взрывной волной. Да, скорее всего второе, так как стоянка то, подземная. Если оттуда что и вырвалось, так слабое. Заглянул в сознание Татьяны. Там, в некоторых зонах была видна чернота. Осторожно отчистил эти участки своей силой.

Макс, Макс. Услышал я, как сквозь вату, голос Михалыча. Ты в порядке? И отпусти Татьяну. Вон она вся дрожит.

Да все в порядке Михалыч. Я ей психику немного подчистил. А ты, героиня, не принимай все так близко к сердцу. Нас троих, и лопатой не убьешь. Так что прекрати переживать, Лучше скажи, готова ехать со мной?

Куда, в свадебное путешествие?

Михалыч, ты чем ее кормишь? Она что-то, совсем о другом думает. Татьяна, ты что, книжки читаешь про любовь? Так там принцы и короли. А мы тут простые труженики полей и огородов, ну, с некоторых пор еще и пустынь. Ой, точно. Тебе же надо одежду подобрать. Все, вы здесь отдыхайте. Михалыч, ты Людвигу весь расклад по предприятию дай. Ну, про мины и про пикник. Все, мы убежали.

Я вытолкал Татьяну из комнаты и потащил на выход. Мы спустились на первый этаж и проходя мимо кафе, расположенного прямо в холле, я поинтересовался, может Татьяна хочет перекусить или чего-нибудь вкусненького. Я знал, что после воздействия на мозг, пациенту необходимо давать много сладкого. Татьяна не подвела и попросила мороженного и сладкого кофе с пирожным. Мы расположились за столиком, и пока Татьяна насыщалась, вели неспешный разговор.

Макс, а куда мы поедем? И что такого особенного мне надо купить из одежды?

Вот, уже правильные вопросы задаешь. Во-первых, мы с тобой полетим на океанское побережье, а точнее, в Таиланд. Там я дам тебе один день на купание и позагорать. Дальше мы направимся в пустыню. Там тоже можно будет позагорать. Помнишь, каким загорелым твой папа приехал. Вот и ты получишь такие же солнечные ванны. Через пустыню нам добираться дней пять. Хотя, наверное, еще в одном месте на один день задержаться придется. Там тебя немного подучат. Это будут гипнотические занятия. Ты уснешь, а в твою голову загрузят нужную информацию. Там я подарю тебе такое же белье, как у нас с твоим папой. Ты его оценишь в пустыне, и не будешь обращать внимание на его расцветку. А дальше все зависит от того, к кому мы направляемся. Если нам откажут, то тогда мы вернемся домой, в наш родной город, ну а если нашу просьбу удовлетворят, то нам придется задержаться дня на три, четыре.

Макс, спросила меня Татьяна с набитым ртом, а что за просьба?

Татьяна, воспитанные леди себя так не ведут. Ты прожуй все, а потом удовлетворяй свое любопытство. Кстати, когда я встретился с Хелен, то она была изможденная. Она почти ничего не ела и практически не пила в течение трех дней. Но когда перед ней поставили вкусную еду, она ела степенно, так что сразу стало ясно, она, леди. Учти это.

Как же ты с ней познакомился, если она твоя сестра, как и Джесси? С ней ты тоже познакомился?

А вот об этом, я расскажу тебе только в пустыне, да и то, может быть.

Макс, так не честно, я же умру от любопытства.

Ничего, там будет столько всего, что твое любопытство наестся надолго. Так, все съела? Как себя чувствуешь? Вот и прекрасно, двинулись дальше. Нам нужно купить тебе купальный костюм, легкое платье, шляпку от солнца и хорошую спортивную обувь. По раскаленному песку в босоножках или шлепанцах не походишь. Все, двинулись за покупками.

В магазине Татьяна демонстрировала всем мой подарок. Не навязчиво так. То руку невзначай на стол поставит, то нос почешет. Я долго на это смотрел, а потом, отведя ее в сторону сказал.

Татьяна, ты хоть знаешь, сколько это кольцо может стоить, даже не в ювелирном магазине, а в ломбарде?

Та отрицательно покачала головой. В ее хорошенькую головку только и приходило, как школьные подруги обзавидуются, когда она появится в школе с таким кольцом от загадочного ухажера. Не нужно было быть ментальным магом, чтобы прочитать это на ее лице.

Татьяна, ориентировочная стоимость этого кольца, если брать только комплектующие. Это золото и сам камень, то получится где-то около трехсот тысяч евро. А теперь главное, это не простое кольцо, которое может носить любая богатая женщина. Ты же помнишь, что я тебе сказал, это не обручальное, а защитное кольцо. Его призвание защищать тебя. Поэтому никогда и ни при каких условиях не снимай его с пальца. Его можно снять только добровольно или с того, кто мертв. Сейчас ты не сможешь, а вот после нашего похода я бы посоветовал тебе сделать его невидимым. Так мы и шли по городу, когда рядом с нами остановилась машина и из нее выскочили два парня в плащах. Дверка машины открылась, и оттуда прозвучало, что кое-кто хотел бы с нами поговорить, отказы не принимаются. Парни демонстративно показали из-под плащей дула автоматов. Я, тоже, демонстративно пожал плечами и сказал Татьяне, что так и быть, мы прокатимся на такой крутой тачке, так как ни я, ни она, не ездили еще на такой. Нас усадили на заднее сидение рядом с господином, которого я никогда не видел. Было понятно, что имя заказчика в салоне этого автомобиля не прозвучит, Поэтому я спросил, в какую сторону мы поедем, а то нам может не хватить денег на обратную дорогу. Мне нужно было разрядить атмосферу, потому что Татьяна мелко дрожала, а с ее, не проснувшейся магической силой, это было опасно, даже для меня. Парни расхохотались и заверили меня, что хозяин сам отвезет нас домой, как только решит все свои вопросы с нами. Похоже, это какие-то местные отморозки, и им дали задание нас найти. В этом городе я мог заинтересовать только две стороны, это или наши конкуренты, тогда можно будет с ними не церемониться, и тот картель, который покупал у нас с Хельгой камни.

Танюша, - сказал я по-русски, ничего не бойся и прекрати дрожать. Они нам ничего не смогут сделать, помнишь, ведь кольцо защитное. Так что расслабься и получай удовольствие от такой езды.

Мы выехали за город и понеслись по серпантину. Вскоре показался дорогой туристический отель. Машина въехала на парковку, и посигналив пару раз развернулась. Из отеля вышли двое парней, в дорогих костюмах и открыв дверцу, предложили нам следовать за ними. Я вылез из машины и подав руку Татьяне, повел ее в отель. У той опять началась дрожь. Начал ее успокаивать. Это не помогало, тогда я сказал ей опять по-русски.

Танюша, если что-то пойдет не так, то ты просто прячешься у меня за спиной, а домой я тебя тогда доставлю с комфортом. Все. Расслабься.

Я пустил в ее сторону волну успокоения. Наконец почувствовал, что она расслабилась и в это время мы вошли в уютный ресторанчик. Когда я увидел, кто нас пригласил, то нисколько не удивился. Долго результаты той сделки с камнями не могли оставаться в тени, да и кто истинный продавец, выяснилось довольно скоро.

За столом сидел тот самый господин, который целовал руку Хельге, и симка которого была теперь у Хельги в специальном телефоне.

Господин Макс, рад приветствовать Вас, не представите мне свою очаровательную спутницу.

С удовольствием, Это Татьяна, она дочь моего близкого друга и хорошо говорит на английском языке.

Очень хорошо, Вы просто молодец, так мастерски расставили все точки над "и". Да у нас с Вами намечается деловой разговор, так что мои парни пересядут с ней вон за тот свободный столик. Ваша дама голодна?

Да, ей не помешает поесть немного сладостей, так как у нее сегодня был непростой день.

Я кивнул Татьяне, и она в сопровождении трех телохранителей отошла за указанный столик. Их начали обслуживать, а мы взглянули друг на друга.

Господин Макс, я имею информацию о том, что намечалось покушение на Якова, так почитаемого в наших кругах. Знаю так же что вы, каким-то образом, сорвали это покушение. Не беспокойтесь, я не имею к этому покушению никакого отношения, но информация дошла до меня слишком поздно. Теперь, я хотел бы перейти к вопросу, почему Вы здесь оказались. Понимаете, я никак не мог на Вас выйти в последние дни, а время поджимало, и я вынужден был прибегнуть к помощи местных мафиозных групп. Им дали задание найти Вас и привезти сюда. Они должны были вежливо пригласить Вас.

По тому, как мои губы растянулись в улыбке, тот все понял и лицо его нахмурилось.

Что, все так плохо?

Да нет, просто они вежливо не умеют. Показали стволы, и все. Тут хочешь, ни хочешь, но ехать придется.

Что Вы говорите? Я их накажу. Я люблю, чтобы мои просьбы исполнялись буквально.

Не стоит тратить на них ни время, ни нервы. Они по-другому не умеют, да и результата они добились.

В чем-то Вы правы. Давайте тогда перейдем к сути вопроса.

В это время подошли официанты и начали накрывать на стол. Я бросил взгляд на Татьяну, та сидела как мышка. Их столик тоже начали накрывать и я ей едва заметно кивнул. Она немного приободрилась. Столы закончили накрывать, и мы вернулись к прерванному разговору.

Ну что же, я смотрю, Вы успокоили свою спутницу.

Да, она с территории бывшего Советского Союза, а там разборки криминального уровня проходят и в более дорогих ресторанах, так что она ждала именно такого.

Да, я об этом как-то не подумал. Одну минутку.

Он подозвал своего человека и шепнув ему пару слов, опять вернулся к нашему разговору.

Видите ли, Макс, я получил информацию, что в субботу в компании Якова намечается пикник. Не удивляйтесь, это наша жизнь, так что мы вынуждены охотиться за подобной информацией. Больше того, я знаю, что инициатором этого мероприятия выступили именно Вы. Знаю так же о Вашей неприязни к Якову. Причины ее мне не известны, очень бы хотелось узнать, но чувствую, что я только выкину деньги на ветер. Я прав? Вот видите, я откровенен с Вами. Я все хожу вокруг, да около и никак не могу озвучить свою просьбу. Понимаете, мне крайне необходимо быть на этом пикнике. Вы знаете мои возможности. Я могу все. Но иногда, я попадаю вот в такие ситуации. Так Вы мне поможете.

Понимаете, для меня это не сложно. Больше того, я Вам слегка обязан, так как в прошлый раз наши интересы совпали. Я пойду Вам на встречу, но только есть одно условие. Я должен знать, кто Вас интересует там. Мне не нужно знать, о чем Вы будете беседовать, просто там будет много моих друзей и я не хотел бы подложить им свинью.

Мой визави на секунду задумался, а потом, решившись, сказал.

На этом пикнике будет присутствовать некая группа из постсоветского пространства, и мне крайне необходимо переговорить с кем-нибудь из них.

Что же, я думаю, что вашу встречу можно будет организовать. Поймите меня правильно, я буду выступать в роли посредника. Если они не захотят, то как бы я ни старался, ваша встреча не состоится. Это первое, и второе. Вам нужно присутствовать именно на пикнике, или вы предпочитаете тайно встретиться с этой организацией.

Тот опять задумался, наконец, его лицо просветлело.

Знаете Макс, с вами чертовски приятно работать. Вы легко затрагиваете самые щекотливые моменты и я не чувствую себя каким-то слабаком, который не может организовать встречу и прячется по углам. Да. Мы хотели бы встретиться с представителем этой организации тайно. Понимаете, слишком много чужих ушей и слишком щекотливый вопрос, который я хочу обсудить.

Ну, вот и хорошо. Тогда я могу организовать вам встречу с аналитиком группы. Давайте сделаем так. Вы укажете мне место на карте. Как только карта будет перед глазами, я привяжусь к местности, и завтра Вы можете получить этого человека, допустим на час. Вас устроит такой расклад.

Мой визави подтвердил, что это было бы оптимально. Он опять подозвал своего секретаря, и вскоре карта была перед нами. Мы стали определяться с нашим местоположением. Наконец нам это удалось. Тогда этот господин уверенно ткнул в точку на карте. Я совместил эту точку со своей ментальной картой и сторонами света. Теперь оставалась самая главная проблема. Точка на карте была слишком маленькая.

Теперь Вы напишите мне название того, куда я должен буду доставить своего человека.

Тот опять понимающе кивнул и, вытащив дорогой блокнот и великолепную ручку написал, что это маленький отель для альпинистов и подчеркнул его название два раза. Я кивнул, в знак того, что все понял. Мы поднялись из-за стола и скрепили наш договор крепким рукопожатием. К нам подвели Татьяну. Ее глаза сияли. Никак подарок какой-нибудь получила. Что же, этого следовало ожидать. Этот господин действительно мог все. На прощание он протянул мне такой же конверт, какой вручил Хельге и сказал, что та сделка со мной, была самой выгодной в его карьере. Ну, это он всем, наверное, говорит, я то, по крайней мере, был на него не обижен. Я в свою очередь, сообщил ему, что если от меня что-нибудь понадобиться, то я всегда к его услугам. Мы еще раз распрощались и направились к выходу. Его парни проводили нас до действительно дорогой машины. Вот в такой машине мы с Татьяной, с удовольствием, доехали до отеля.

.32. Посредник.

* * *

Когда мы вошли в номер, то я даже растерялся. Вся команда Людвига, кроме дежурной смены. Все сидели или стояли. Комната напоминала вокзал под Новый год. Яблоку упасть, конечно, было где, но сесть уставшему человеку было негде.

Где вы были?

Видимо Михалыч очухался быстрее всех. Людвиг все еще придумывал фразу, которую можно было бы произнести при ребенке. Вот что значит отсутствие детей. Ему над этим еще работать и работать. Вот, пусть берет пример с Михалыча. Еще никто, ничего не знает, а он, как грозный отец, "где вы были?". Звучит.

Ну, мы с Татьяной поели в кафе, прошлись по магазинам и прикупили все для поездки. Потом съездили в один ресторанчик, в горах. Нам там понравилось, а как только вышло детское время, так мы сразу домой.

Не паясничай! - Это уже Людвиг. Видать очнулся. - Мы тут место себе не находим, я всех своих парней подтянул, думал, придется с боем вас выручать.

Эй, Людвиг, с каким боем, ты что. Ну, задержались мы немного, но приехали то почти в срок.

В срок! А почему вы уехали на одной машине, а приехали на другой?

Ну, Людвиг, так ведь всегда бывает, когда ты едешь в ресторан не на своей машине. Она же не будет ждать тебя там, пока ты не наешься. Татьяна, ты наелась?

Не впутывай сюда Татьяну. Вас захватила шайка Пастора, а ты знаешь, что после знакомства с его головорезами люди обычно не выживают?

Ну, мы же не знали, что это Пастор. Попросили подвезти, нас и подвезли.

Не вы попросили, а вас попросили и не подвезти, а усадили в машину под дулами автоматов.

Ну, это у них манера такая, и я попросил их не наказывать.

Макс, ты шут гороховый. Тебе повезло, что вы успели раньше, чем мы вышли на охоту.

Ладно, Людвиг, отпусти своих людей, и давайте поговорим спокойно.

Людвиг извинился перед парнями, что сдернул их в их законный выходной. Я тоже извинился перед ними и вложил начальнику смены сто евро, чтобы они пошли и успокоились в каком-нибудь кабаке. Когда за ними закрылась дверь, я повернулся к мужикам.

Ну, что вы так всполошились? Во-первых, я мог связаться с любым из вас ментально и сообщить что у нас проблемы. Но ситуация была непонятной и я не стал вас тревожить. Я больше контролировал Татьяну, чтобы у нее не началось... ну, Михалыч ты знаешь, что. Потом ситуация стабилизировалась, а дальше мы действительно посидели в ресторане. Во-вторых, почему ни один из вас не сообщил мне ментально, что вы в курсе нашего похищения? Что, молчите? Вот и подумайте над своим поведением! Да шучу я. - Сказал я им, увидев их лица. - Не переживайте, все было под контролем. На мне и на Татьяне кольца защиты, как и у вас, так чего вы паникуете.

Да? А кто из нас проверял эти кольца. Мы теоретически знаем, что кольцо защитит, а может, и нет? Ты, вот сам пострадал при взрыве, а ведь не должен был. И контузия, и оторванное ухо.

Вот, кстати, про контузию, почему вас ко мне, тогда, трое бежало. У меня, конечно, двоилось, но как из двух, получилось три, хоть убейте, не понимаю.

Михалыч, может мы его действительно, убьем, а то он нам только кровь портит?

Я вам ее не порчу, я вам ее даю. Так что давайте, колитесь, кто третий был, только Татьяну не приплетайте, я ее в двух экземплярах видел, бегущей от караулки на воротах.

Да Яков это был! Ты от темы давай не уходи.

Да я разве ухожу? Мы с Татьяной шли по улице, уже все закупили и возвращались в отель, как вдруг подъехала машина, и двое, действительно с автоматами, попросили нас сесть в машину. Ну, если бы они открыли огонь в центре города прямо на улице, пострадали бы люди. Я ситуацию контролировал. Понял, что они выполняют чье-то поручение. Решил посмотреть, на кого они работают. Было два варианта, или на конкурентов компании, тогда бы я их всех уложил, или на моего клиента, которому я продал камни. Больше кандидатур не было. Я ведь здесь недавно. Нас привезли в горный ресторанчик и там передали заказчику. Дальше была мирная беседа. Мы остались друг другом довольные. Татьяне, по-моему, даже презент подарили. Это за то, что ее напугали эти остолопы. Так что все нормально.

Все синхронно повернули головы к Татьяне. Та зарделась и убрала руки от шеи. Там сверкало бриллиантовое колье.

Татьяна, ты сверкаешь, как новогодняя елка и тебя пора запирать в сейф.

Макс, я тебя убью!

Ну и семейка. Все хотят меня убить, вон, даже Людвига испортили.

Макс, кончай придуриваться. Что, у вас действительно все нормально, а то, судя по машине, вы побывали в лапах одного из самых влиятельных картелей страны.

Да вон, у Татьяны спросите. Все прошло чинно, мирно, благородно.

Мужики опять синхронно повернулись к Татьяне, та судорожно кивнула. Людвиг успокоившись кивнул. И направился к двери. Потом остановился и произнес.

Знаешь Макс, я бы тебе не поверил, спасибо скажи Татьяне, если бы не она, мы бы тебя тут пытать начали.

Людвиг, ты же знаешь меня. Я на вашей стороне. Кстати, завтра же намечается выезд на природу. Ты поедешь?

Конечно, поеду, как же без меня? Кстати всем интересно, как ты организуешь нам свежее мясо.

Ну, я очень постараюсь, а вот у меня к тебе просьба, ты зайди в цех металлообработки, я там специальные палочки заказал, так мужики уже сделали, нужно забрать. Там их должно быть пятьдесят. Я наряд закрыл из своей зарплаты, так что все должно быть нормально.

Людвиг вышел, а я подсел к столу и налил себе сок. Жадно выпил и обратился к Михалычу.

Ты Михалыч не обижайся, но ситуацию я действительно контролировал, я больше за Татьяну боялся. Ведь там могло все накрыть в радиусе двухсот, трехсот метров. Если бы началась бойня, то вероятность этого многократно возрастала. А так, все обошлось. Я то, свое кольцо уже проверил, не там, дома, когда твои ребята специально мазали, а здесь, когда Хельгу прикрывал. Так что могу с уверенностью сказать, защита хоть куда. А про ваши кольца мне Гайер рассказывал, что выдерживают обстрел лучниками в течение двух минут. Это равносильно автоматной очереди за такое же время, падение с высоты равной примерно девятому этажу. Ну и выдерживает вертикальное падение предмета в пять раз превышающего тебя по весу. А теперь самое главное, с вами хотят встретиться. Я назвал тебя, так как остальных просто не знаю. Договорились, что завтра в горах. Указали точку, так что я тебя смогу туда доставить. Время переговоров, один час. Я уже все рассчитал. Мы с тобой пойдем охотиться на дичь. Дальше я тебя доставляю к твоему визави, вы мило беседуете, я в этот момент, охочусь. Потом забираю тебя, и мы возвращаемся на пикник. Готовим шашлык, в общем, ведем себя, как будто ничего не было. Потом ты доложишь своему начальству, если интересно, то работайте с ними. Все равно, они не вас, так других подтянут, но эта контора здесь действительно крутая. Так что думай, времени у тебя до утра. Ты своих то хоть видел?

Да видел. Они все глаза в пол опускают, командировочные мне не дали и в группу не включили. Меня уже давно, не то чтобы подсиживают, но дают понять, что я, отработанный материал. В полевые агенты идти, возраст не позволяет, а на теплые места, знаешь сколько желающих. Так что я здесь на птичьих правах. Хорошо ты Татьяну забираешь, а то я и не знал бы, как ее прятать.

Ну, завтра у тебя будет прекрасный шанс утереть всем носы. Твои начальники и на бешенной козе к той конторе не подъедут. Татьяна, а ты очень хочешь на этот пикник? Если да, то скажем, что ты моя невеста, и я привез тебя к себе, показать, как я живу, а если нет, то тогда придется тебе в отеле посидеть. Ну, так как?

С одной стороны, невестой хочется побыть, а с другой, папу подведу.

Ну, что же, давай рассуждать. Жених я незавидный. Своего дома нет, родителей, нет. Детдомовский я. Все свои сбережения я твоему папе отдал. Да не дергайся ты, Михалыч. Это я образно рассказываю. Нужны будут деньги, я их и так заработаю. У меня зарплата, знаешь какая? Вот и я не знаю. Мне ее размер даже сообщать боятся. Видимо мою психику берегут. Кстати, напомнили о зарплате, мне ведь надо четыре мешка алюминиевой пудры. Придется Якову звонить, чтобы на завтра оставил, в счет зарплаты конечно. Так что Татьяна, ты пока решай, а я начальству позвоню.

Я поспешил к телефону и, набрав номер Якова, стал ждать. Наконец секретарь взяла трубку, и я попросил связать меня с Яковом. Тот ответил сразу. Поинтересовался моим здоровьем, я, в свою очередь, спросил о его больном сердце. Он и не знает, что я его восстановил. Хельга догадывается, но молчит. Молодец. Наконец взаимные расшаркивания закончились, и я попросил четыре мешка алюминиевой пудры, в счет зарплаты, так как деньги мне нужны на билеты. Яков подумал, а потом сказал, что мешки могу забрать завтра в цехе обработки металлических конструкций, и там же меня будет ждать зарплата и премия за разминирование предприятия. Я его поблагодарил и сообщил, что завтра устрою им незабываемые шашлыки из свежатины. Яков только многозначительно сказал, "ну-ну".

.33. Пикник.

* * *

Все-таки Татьяна изъявила желание остаться в отеле. Договорились, что двери никому не открывает и если что, то усиленно зовет мысленно меня или отца. Время было уже позднее, и я, распрощавшись с Михалычем и Татьяной, отправился в горы. Нужно было найти какую-нибудь косулю или что-нибудь на нее похожее. Выйдя из города, я сменил облик на драконий и полетел на охоту. Включив драконье чутье, я стал выискивать вкусное мясо. Найдя небольшое стадо серн, я просканировал его и нашел трехлетку, которая подвернула себе ногу. Зимой ее задерут волки, так что я могу окончить ее жизнь одним ударом. Зайдя по большой дуге на это стадо, я на максимальной скорости, на бреющем полете пронесся над стадом. Вожак только всхрапнул, и опять затих, а у меня в когтях было тело мертвой серны. Все-таки Молния меня хоть чему-то научила. Развернулся и полетел к месту нашего пикника. Выбрав невдалеке неприступную гору, уложил туда тушу серны, погрузив ее в стазис, и забросал камнями. Опять сменил облик на человечий, отрастил крылья, и полетел в сторону города. Здесь, как всегда, пробрался в свой кабинет, только не через дверь, а через окно.

Чувствую, с меня скоро деньги за постой будут брать. Опять сдвинул столы, постелил каримат и отключился до утра.

Макс. - Услышал я утром. - Ты выглядел гораздо лучше, когда ночевал в доме Якова. Я уж думала, ты его себе выкупишь у этого маразматика.

Привет, Ингрид! Ты же догадываешься, почему я не ночую там. Да и выкупать не буду. Видимо моя трудовая карьера здесь заканчивается. Кстати, завтра я уезжаю, ориентировочно дней на двадцать. Все распоряжения я приготовил. А ты то, что в субботу на работу вышла?

Так Людвиг сказал, что ты опять тут ночевать будешь, так я тебе завтрак принесла, да полотенце свежее.

Ингрид, ты его должна воспитывать, а не он тебя. Я ему мысленно, вчера, посоветовал детей завести, а то он с ними не умеет обращаться.

Да мне не трудно, и с тобой приятно общаться. А над детьми мы работаем, так что и свадьба не за горами. Он зовет, а я не против. Его же к рукам прибрать надо, а то ты сделал из него красавца. А этот мачо долго свободным ходить не будет. Уведут.

Это точно. Он где сейчас?

Да где же ему быть? Вон, под дверью стоит. Тебя ждет.

Ну тогда ладно, пусть заходит, а я пока сбегаю, умоюсь.

Когда я вернулся из туалета, то Людвиг уже сидел за моим столом и перед ним был поднос с завтраком. Второй такой же, стоял рядом. Мы молча пожали друг другу руки и принялись за еду. Людвиг все время поглядывал на часы, поэтому мы быстро поев, попрощались с Ингрид и бегом направились к машине. Как и положено охране, мы выдвигались пораньше. Заехали за Михалычем, и забрали еще двоих парней из отдыхающей смены, затем я попросил остановиться возле магазина торгующего сотовыми телефонами и купил простенькую сотку. Вставил в нее симку, которую мне вручили в конверте, и как только уселся в машину, мы рванули в горы. Место было обговорено заранее. Моих соотечественников привезут на микроавтобусе компании, на втором приедет руководство, остальные добираются своим ходом.

Когда приехали на место, то я оценил красоту ущелья. Ночью все выглядело не так красиво. Быстро организовали очаги из камня. Нашли слоистые камни, похожие на плиты. Древесный уголь привезли в машине. Так что все было готово к приему гостей. Я, подозвав Михалыча, сообщил всем, что мы пойдем на охоту. Это займет часа полтора. Так что часа через четыре можно будет жарить шашлыки. Все скептически усмехнулись. Мол, мы, местные знаем, что такое охота. Тут сутками выслеживать надо, а он за полтора часа хочет дичь найти.

Мы с Михалычем все дальше и дальше удалялись от места пикника. Когда нас стало не видно, то я подхватив Михалыча взлетел и направился к указанному месту встречи с главой картеля. По дороге посоветовал Михалычу продумать, что может интересовать торговца оружием, и что они могут ему предложить. Лететь было не так далеко и мы, приземлившись так, что бы нас не могли заметить из отеля, направились к нему пешком. Шли минут пятнадцать, так как дорога была немного в гору. Наши тела, подправленные Молнией, легко преодолели этот участок, так что мы подошли к входу в отель, даже не запыхавшись. Двери перед нами распахнулись и два знакомых парня остановили нас прямо возле дверей. Проверка металл детекторами, и нас передали секретарю, представляющему своего шефа. Тот извинился за проверку, но указал на то, что это часть его работы. Мы пожали плечами, работа, так работа. Дальше мы прошли за сопровождающим в ресторан, где уже был накрыт небольшой столик на четыре человека. Когда мы подошли к столику, то открылись противоположенные двери и оттуда вышел уже знакомый мне господин в дорогом костюме. Вообще-то, здесь все были в дорогих костюмах, в отличие от нас, конечно, но этот господин выделялся особо. Поприветствовав нас, он указал нам на стулья и мы расселись. Я, как посредник представил Михалыча, и сообщил, что мне очень приятно встретится с господином вновь, но я вынужден покинуть их, чтобы разговор получился более плодотворным. Как мы и договаривались, я приду за своим человеком через час. Мы поклонились друг другу, и я направился к выходу. Проделал весь путь за ближайшую горку и, взлетев оттуда в виде дракона начал искать еще какую-нибудь дичь. Самым реальным было схватить горного козла. Прочесав ближайшие горные вершины, я, наконец, обнаружил такого на одном из каменных уступов. Поймал его в полете, когда он перепрыгивал с одного уступа на другой. Сразу свернул ему шею и отнес на то же место, где лежала серна. Прикрыл камнями от стервятников и погрузил тушу в стазис. Опять вернулся к отелю, где оставил Михалыча. Времени оставалось, только дойти до входа в отель. Поэтому я прибавил шагу и за пять минут до назначенного времени, входил в двери отеля. Разговор, видимо уже подошел к концу, и мне махнули рукой, подзывая за столик. Я подошел и присел на свое место. Мне подали чашечку кофе. Я, с удовольствием отхлебнул горячий напиток и спросил, как прошел их разговор? Меня заверили, что очень плодотворно и господин Михалыч имеет возможность в любое время связаться с представителями картеля. Тогда я попросил официанта принести фужеры под бренди. Когда те появились на столе, то я достал из-за спины свою фляжку с бренди и разлил напиток по нашим фужерам. Над столом поплыл божественный аромат. Я поднял свой фужер и, пожелав их сделке удачи, отпил небольшой глоток. Наш визави рассмеялся и сообщил, что он уже общался с нашими земляками и там требовали выпить до дна. Я пожал плечами и выпил весь свой бренди. Михалыч, зная меня, тоже залпом осушил свой фужер. Я уже собирался подняться из-за стола, как меня остановил наш визави, который, как и мы допил свой бренди.

Господин Макс, в прошлый раз то, что я у Вас купил, очень понравилось нашим сотрудникам. Не могли бы мы, в ближайшее время, провести подобную сделку. Я задумался. Меня, в ближайшее время не будет в этой части галактики. Я ему сообщил, что в целом я не против, но вот в течение месяца меня здесь не будет. Образец я ему сейчас предоставлю. Если их устроит качество, то я смогу продать около двадцати таких единиц. Засунув руку в пространственный карман за спиной, я пальцами развязал мешочек и вытащил наугад один из камней. Охрана вокруг напряглась, но получив команду не вмешиваться, расслабилась. Передав ему камень, не показывая его другим, я сообщил, что могу предоставить и такие же изделия, как в прошлый раз. Тот опустил руку под стол и, видимо, разжал пальцы. Удивление, которое я прочитал на его лице, пролилось мне бальзамом на душу. Ведь он всегда был спокойным и, казалось, ничто не может его удивить. Ну, а мы смогли. Я встал из-за стола и, поблагодарив хозяина за радушный прием откланялся. Михалыч тоже поклонился, но наш уход, казалось, хозяин даже не заметил. Его глаза как магнитом притягивал тот камень. Да и выглядел он пьяненьким. Мы с Михалычем направились к выходу. Нужно было успеть вернуться на место пикника. Мы опять спустились по горной дороге за поворот, где нас никто не увидит, и я, подхватив Михалыча, понесся к оставленным тушам. Оттуда нам придется нести их на своих плечах. Мы слегка опоздали, и подходили к месту стоянки, когда основная масса гостей выбиралась из машин. Мы свалили туши рядом с каменными мангалами под изумленные взгляды собравшихся и начали их разделывать. Все манипуляции с тушами я проделывал на автомате. Поэтому процесс много времени не занял, зато у присутствовавших при этом людей наблюдались отвисшие челюсти.

Макс, сказал мне Яков в компании Людвига, вы не перестаете меня поражать. Такое впечатление, что вы этим занимались всю свою жизнь.

Нет, что вы, но практика у меня большая, попробуйте накормить только мясом, двести пятьдесят человек в течение двенадцати дней, и вы станете таким же профессионалом.

Организовав парней Людвига, мы быстро нарезали лук и мясо, и я начал колдовать с маринадом. Когда все было готово, то оставили мясо мариноваться, а сами начали накрывать столы. Чувствовалось, что здесь, как и у нас, люди имеют опыт по организации досуга в горах.

Яков, Людвиг, Хельга и мои соотечественники, исключая Михалыча, уединились за отдельным столиком.

На остальные столы расставили закуски и напитки и отдых начал набирать обороты. Через два часа, я скомандовал разводить огонь и мы с Михалычем принялись нанизывать мясо на шампуры. Нас было порядка двадцати человек, так что всем хватило по паре палочек. Куски были крупные и все наелись до отвала. Солнышко начинало садиться, и можно было сворачивать лагерь. В этот момент Михалыч как-то напрягся, а потом стал выглядеть, как будто сейчас разрыдается. Я бросился к нему.

Михалыч, что случилось?

Татьяну похитили, те, из банды Пастора.

Вот черт, давай, ты отвлекаешь народ, как можешь, но сделай так, чтобы все смотрели на тебя, а я рвану в город. Потом объяснишь Людвигу, что произошло. Ну, все, поехали, я начну отходить вон за те скалы.

Что там творил Михалыч, я не понял, но взлететь незаметно он мне дал. Я рванул в город на предельной скорости. Еще подлетая к городу, раскинул свою ментальную сеть. Аура Татьяны тускло отсвечивала невдалеке от нашего отеля. Я передал Михалычу, что засек Татьяну, ну, а дальше, дело техники. Приземлился на ближайшую крышу и ориентируясь на отблески ауры стал определять, где ее держат. Она находилась в одной из квартир. Ломать дверь не буду, мне достаточно и окна. На Татьяне защита, так что ничего страшного, если я влечу в комнату вместе с окном. Прямо с крыши, по дуге направился в окно квартиры. Звук разбитого стекла влетел вместе со мной в квартиру, так что насторожить на улице никого не должно было. Татьяна была пристегнута наручниками к батарее, а с нее пытались снять кольцо два знакомых типа.

Привет! - Сказал я, нанося два молниеносных удара когтистой лапой.

Рядом со мной опустились два мертвых тела. Нанести ментальный удар побоялся из-за Татьяны, все же она, не инициированный маг, кто знает, как она может отреагировать на такое. Похоже, что парни решили на свой страх и риск разбогатеть за счет гостей своего клиента. Их наметанный глаз сразу оценил кольцо на пальце Татьяны. Видимо сговорившись, они проследили за нами, а сегодня им несказанно повезло, все мужики уехали, и девочка осталась одна. Я направился к Татьяне. Миг, и я просто разорвал наручники на каждой руке и сунул их в карман. Татьяна разрыдалась. Я постарался ее успокоить. Но та самозабвенно рыдала.

Татьяна, давай, успокойся и расскажи, что они еще сделали.

Та, рыдая, рассказала, что она как раз перебирала свои драгоценности, когда в дверь постучали и женский голос сообщил, что будет произведена уборка в номере. Татьяна пошла, открывать дверь. Когда открыла, то ей зажали рот и заволокли в комнату два здоровых мужика, которые вчера насильственно усадили меня с ней в машину. Из их разговора она поняла, что они опасались, как бы шеф не узнал, и Татьяна поняла, что участь ее была предрешена. Они вывели ее под руки из отеля. Рот был заклеен скотчем. Потом, в машине, связали руки и ноги. Уложили на пол между сидениями и погнали куда-то по городу. В одном месте остановились, и один из них ушел куда-то, а когда вернулся, то сообщил что-то своему подельнику. Язык был местный, и Татьяна только разобрала слова ломбард, колье, ну, и слово доллар. Парни расхохотались, и повезли ее дальше. Через некоторое время, остановившись в каком-то дворе, ее развязали, и опять под руки, затащили в подъезд и на лифте поднялись на шестой этаж. Там, открыв потрепанную дверь, втолкнули ее в комнату и пристегнули наручниками к батарее. Они начали с того, что просто попытались снять кольцо. Но у них ничего не получалось. Тогда один из них предложил отрезать палец и таким образом получить кольцо. Они говорили об этом, как будто ее здесь не было. Татьяна поняла, что дальше ее ждет только смерть. С первого момента она мысленно обращалась к отцу. Про меня просто забыла. А эти подельники орудовали с пальцем. В ход пошло все, что нашлось в доме. Нож, топор, пила по металлу. Вот в этот момент я и влетел в окно.

Я погладил ее по спине и сказал, чтобы она успокоилась, так как все уже закончилось. Сам сообщил Михалычу, что все под моим контролем и он может расслабиться. Мы будем ждать его в своем номере. Я обнял Татьяну и повел ее к выходу. Не думаю, что где-то в комнате остались ее отпечатки пальцев, а все остальное ерунда. Моих отпечатков здесь тоже нет, а дверь открою через тряпку. Выйдя из подъезда, направились к ближайшей дороге, чтобы поймать такси. Уже входя в номер, у меня в пространственном кармане зазвонил телефон. Я достал трубку. Странно, это тот телефон, где стоит симка, врученная мне совсем недавно. Я нажал на кнопку ответа и услышал голос сегодняшнего нашего с Михалычем собеседника.

Макс, ко мне тут поступило сообщение, что колье, которое я вчера подарил Вашей очаровательной спутнице, сегодня появилось в ломбарде. Вы что-нибудь об этом знаете?

Да, я в курсе. Это те ребята, что вчера подвозили нас к Вам. Они уже наказаны, но сами понимаете, моя дама даже не знает, в какой ломбард они сдали ее украшение. Так что вернуть его у нас не получится.

Ну, это не проблема. Я просто потеряю часть денег и все. Колье будет у Вас через час.

Я могу продиктовать Вам адрес, где находятся деньги за колье. Но сами понимаете, что там не очень чисто.

Да? Даже интересно. Диктуйте адрес.

Я продиктовал адрес того дома и сообщил Татьяне, что через час ее безделушку привезут сюда. Слезы сразу высохли и мозг заработал.

Макс, а ты их убил? А полиция нас не заберет? А папа скоро приедет? А чем ты их убил?

Татьяна, давай ты не будешь столько вопросов задавать сразу, а лучше такие вопросы вообще не задавать. И вообще, мы завтра рано утром улетаем, а у тебя еще ничего не собрано. Много вещей не бери. Только то, что сможешь нести сама. Остальное отдашь папе. Там, где мы будем, очень тепло. А когда вернемся домой, то за тобой приедет папа и привезет теплые вещи. К тому же, помнишь, я тебе обещал, что подарю такой же комбинезон, как у нас с твоим папой. Вот в таком комбинезоне можно ходить без ничего даже в лютый мороз.

.34. Отъезжающие.

* * *

Михалыч и Людвиг появились минут через сорок. Оба кинулись к Татьяне и долго пытали ее, что с ней делали, и кто это был. Татьяна как могла, удовлетворяла их любопытство. Так они узнали, что я ворвался через окно и, как ей кажется, убил обоих бандитов. Что у нее отобрали колье, но должны скоро принести. Что она чувствует себя хорошо, и что они мешают ей собирать вещи в дорогу. Я аж разулыбался. Молодец. Вроде и все сказала и ничего. Минут через пятнадцать в дверь осторожно постучали. Я пошел открывать. На пороге стоял тот самый секретарь. Он передал Татьяне две бархатные коробочки и сообщил, что его хозяин сильно извиняется за то, что невольно стал причиной таких недоразумений, произошедших с молодой барышней. Может эти скромные подарки как то загладят его вину. Я пригласил секретаря к столу и достав всем, кроме Татьяны, по фужеру, разлил бренди из своей фляжки.

Ну, за удачное разрешение недоразумения.

Мы все чокнулись и пригубили бренди. У всех лица разгладились, и наступило состояние умиротворения.

Что же, было приятно иметь с вами дело. В знак полного примирения, я хочу вручить вашему шефу вот эту фляжку с бренди. Пусть не смотрит, что она на вид неказистая. Когда он начнет ею пользоваться, то поймет все ее преимущества.

С этими словами я вручил секретарю полупустую, как он думал, погнутую и потертую армейскую фляжку. По его лицу было понятно, что его хозяину уже очень давно никто не дарил такие "подарки". Но читалось так же и то, что он исполнит все в точности, но нам лучше, тогда, держаться подальше от его шефа.

Когда за секретарем закрылась дверь, то все уставились на меня с немым укором. Мол, ты что ненормальный. Завтра, за такой подарок, могут и голову оторвать.

Михалыч, ну а ты то, что так смотришь, ведь у тебя такая фляжка есть, только с водой. И ты считаешь, что это не королевский подарок. Между прочим, бренди там импортный.

Михалыч только крякнул. Татьяну отпустили собираться, а мы разлили еще по одной, но уже из другой фляжки.

Что-то я у тебя раньше этих фляжек не видел, заплетающимся голосом спросил Людвиг.

О, этот готов. Давай уложим его на диван. Я сейчас Ингрид позвоню и сообщу, что ее благоверный у нас отсыпается.

Набрав номер Ингрид извинился, что мы напоили Людвига. Но утром он будет как огурчик, не в смысле, что весь зеленый и в пупырышках, а здоровым и бодрым. Она заверила, что не обижается на меня, да и вообще, пообщавшись со мной, Людвиг стал значительно лучше. Пожелала мне удачной командировки и мы с ней распрощались. Я достал из пространственного кармана кариматы и мы с Михалычем расположились на полу.

Утро мы встретили под храп Людвига. Странно, раньше он никогда так не храпел. Видимо в кои то веки расслабился. Я встал и пошел умываться. Следом за мной, в ванную комнату проскользнула Татьяна. Михалыч хотел растолкать Людвига, но я отрицательно помотал головой. До аэропорта мы добрались на такси. Там нас уже поджидали заказанные билеты и мешки с алюминиевой пудрой. Михалыч обнимался с дочерью и напутствовал ее, чтобы во всем слушалась меня. Я только улыбался. Когда они оторвались друг от друга, я, злорадно потирая руки, сообщил Татьяне, что теперь она, как негр на плантациях, будет день и ночь чистить мои башмаки, стирать постельное белье и обмахивать меня опахалом в жаркие, солнечные дни, других там просто не бывает. Татьяна стала переглядываться с отцом. Тот ей подмигнул, и убитым голосом проговорил, что это все правда. Мы дружно рассмеялись. В это время объявили регистрацию нашего рейса, и мы пристроились в конец очереди. Очередь продвигалась неспешно. Когда перед нами осталось человек десять, то в двери аэропорта вбежал взмыленный секретарь. Найдя нас глазами, бегом бросился к нам. С трудом дыша, он протянул мне серебряную, инкрустированную золотом и драгоценными камнями фляжку и сообщил, что его хозяин несказанно рад моему подарку и передает мне свой скромный подарок. В глазах секретаря читалось недоумение. Я его поблагодарил. А тут и наша очередь подошла. Мы начали оформлять билеты, а секретарь предложил Михалычу подвезти его до отеля. Тот в очередной раз помахал нам рукой, и они вышли из здания аэропорта. Продвигаясь вместе с очередью, спросил Татьяну, где ее драгоценности. Та указала на свои оттопыренные карманы. Попросил ее достать коробочки и снять кольцо. Та безропотно выполнила все, что я ее попросил сделать. Я завязал все ее драгоценности в носовой платок и, засунув руку за спину, отправил их в пространственный карман. За ними последовала и фляжка. Пройдя досмотр и таможню, документы Якова сработали безупречно, мы прошли в накопитель. Я достал из пространственного кармана Татьянино кольцо и протянул ей. Она молча надела его на палец.

Ну, как, убедилась, что кольцо защитное?

Да. Я же тебе не все рассказала. Они же меня убить пытались. Ножами тыкали, даже один раз из пистолета стрельнули. Я уж и с жизнью распрощалась, но на мне не было ни одной царапины.

Да, такое кольцо нигде не купишь. Так что храни его. Я ведь не зря сказал, что бы ты сама никогда его не снимала. Вот сегодня был последний раз, когда ты его сняла. Там, куда мы летим, я научу тебя делать его невидимым. Ты же знаешь, что это иногда может быть полезно.

Как это невидимым? Ты что, волшебник? Или меня опять прикалываешь.

Нет. Я не волшебник, я дракон! - И я на нее грозно зарычал. - Только маленький.

Да ладно тебе Макс прикалываться. Ты мне лучше расскажи, в Таиланде, там как?

В смысле? Что значит, как? Там тепло. Водичка изумительная. Народу конечно много, но все в основном на пляже загорают. В воде место есть. Мы там с тобой отдохнем на одном острове до вечера, а потом переберемся на другой остров, а оттуда переберемся в пустыню. Так что советую накупаться вдоволь.

Тут объявили выход на посадку, и мы потянулись к переходному шлюзу. Посадка в самолет проходила буднично. Опять столпотворение в проходе. Мы проскочили на свои места. Ручной клади у нас было мало, так что мы взяли ее с собой. Татьяна попросилась к иллюминатору, и я ее туда пустил, в конце добавив, что она еще налетается, правда, на драконах. Татьяна фыркнула и уставилась в иллюминатор. Ну, понятно, она на такие шуточки не обижается, но и всерьез такую информацию не воспринимает. Посмотрим, как она потом запоет. Самолет стал выруливать на взлетную полосу, и я заставил себя погрузиться в сон.

Разбудили меня настойчивые тычки в бок. Я открыл глаза. Ясно, обед. Я изменил положение кресла и разложил складной столик. Татьяна смотрела, как я это делаю и повторяла за мной. У меня возникли кое-какие подозрения, и я ее спросил, сколько раз она летала на самолете? Оказалось, что это второй раз. Стюардессы разнесли стандартные наборы, и мы принялись за еду. Татьяна с аппетитом съела все, что принесли и я предложил ей забрать у меня все сладкое. Та молча кивнула, и через пару минут и с этим все было кончено. Я, дождавшись, когда стюардессы заберут подносы, все сложил в спинку впередистоящего кресла и стал готовиться ко сну.

Макс, разве тебе не интересно смотреть, как проплывает внизу земля. Ведь страшно подумать, на какой мы высоте. А вдруг откажут двигатели, и мы понесемся вниз. Вот кто тогда нас спасет?

Да я и спасу, ты меня только разбуди.

Да ну тебя, Макс, вечно ты прикалываешься.

Все, Татьяна, ты смотри в иллюминатор, а я собираюсь выспаться дней на десять, а то в пустыне мне будет не до сна.

Я действительно так думал. Еще десяток секунд и я спал, как убитый. Второе пробуждение было вызвано тем, что объявили о том, что самолет идет на посадку, и попросили привести спинки кресел в вертикальное положение. Татьяна уже все сделала и даже пристегнулась. Я улыбнулся и рассказал ей анекдот про чукчу в самолете. Прилетел чукча и спускается по трапу с самолета, а штаны болтаются снятые, на самых сапогах. Ему указывают на это, а он отвечает, что, мол, вас не поймешь, то застегните ремни, то расстегните ремни. Самолет тем временем коснулся земли и покатился по взлетно-посадочной полосе, гася скорость. Вскоре подали трап и мы вышли в нестерпимое пекло. Такое чувство бывает, когда заходишь в парную. Татьяна сразу стала красная. Дышала с трудом. Мы дошли до здания аэропорта, там нас встретила прохлада. Быстро прошли таможню. Нам предложили обменять валюту. Я разменял двести евро. Нам должно хватить. Сувениры тут дешевые, а вещи, что здесь, что в Швейцарии, что дома, все одно и то же. Получили багаж. Татьяна попробовала поднять один мой мешок и у нее ничего не вышло. Я попросил ее подождать меня буквально пять минут, а сам, взяв в каждую руку по два мешка, пошел в туалет. Там запихал мешки в пространственный карман. Выйдя предложил Татьяне сбегать в туалет, а то мы будем добираться до острова часа полтора, а то и два. Дождавшись ее, вышел на площадь перед аэропортом. Еще раз, посмотрев на красную Татьяну, взял закрытое такси. Татьяна, попав в прохладный воздух, опять стала сама собой. Таксист лихо несся по улицам. Для меня это было дико. Левостороннее движение. В прошлый раз это так в глаза не бросалось. Оно и понятно, тогда я сидел за водительской кабиной и наблюдал все только сбоку, а теперь, как будто сам веду машину. Таксист довез нас прямо до причала. Здесь было не так жарко, сказывалась близость океана. Пошли выбирать катер. Я, считая себя старожилом, направился сразу в конец пристани и там, как и в прошлый раз, сторговался с водителем, капитаном его сложно назвать, за триста бат. Катер был не новый, но я чувствовал, он нас довезет. Помог Татьяне забраться по небольшой, буквально две ступеньки, лестнице, которая начиналась прямо в воде. Татьяна, сняв обувь, вспорхнула по этой лесенке, а следом и я. Не прошло и пяти минут, как катер был полностью загружен желающими попасть на остров. Всем раздали цветные наклейки на одежду, это своеобразный обратный билет. Мотор взревел, и мы понеслись в открытое море. В этот раз, недалеко от нас скакал по волнам такой же катер. Наши водители устроили гонки друг с другом. Азарт захватил всех и люди орали, подбадривая своего водителя. Оба катера влетели в огороженную зону и, развернувшись, кормой причалили к берегу. Все сошли по ступенькам прямо в воду и разбрелись по пляжу. Мы заняли два шезлонга, переоделись, и пошли купаться. Вода была чистая и такая теплая, что вылезать не хотелось. Вручил Татьяне местную валюту и предложил приобрести подарки для своих родителей и друзей. По пляжу сновали торговцы с различным товаром. Я опять, как всегда, уснул в тенечке, а Татьяна, то плескалась в море, то загорала. Когда время стало приближаться к пяти часам вечера, то за отдыхающими стали приходить катера. Татьяна начала нервничать и разбудила меня.

Макс, скоро мы останемся одни на острове. Посмотри, по-моему, это наш катер загружается. Вон, у всех полоски с нашим цветом.

Танюша, успокойся. Мы сейчас пойдем вон туда и, оттуда, переберемся на другой остров, и как я тебе обещал, дальше наш путь лежит в пустыню.

Я думала, ты шутишь. - Лицо Татьяны было обиженным.

Я встал, и начал собирать свои вещи. Помог Татьяне собрать ее сумку. Та побежала переодеваться, а я натянул на себя свой летный костюм прямо здесь, и поверх него обыкновенные джинсы и рубашку. Зашнуровал кроссовки. Наконец вернулась Татьяна. Я взял ее сумку и засунул в пространственный карман.

Макс, а куда девалась моя сумка?

Понимаешь Татьяна, я же тебе обещал, что расскажу все, как только попадем в пустыню, так что потерпи немного. Сейчас нам нужно будет пройти по вот этой дорожке.

Мы направились по асфальтированному тротуару, который шел вдоль небольших торговых лавок. Я поинтересовался у Татьяны, все ли деньги она истратила? Та отрицательно покачала головой и сообщила, что оставила и для меня. Тогда я посоветовал ей зайти в ближайшую лавку, и потратить все оставшиеся, так как сюда мы в ближайшее время не вернемся, а дома нам эта валюта будет не нужна.

Зашли в небольшую лавку, Татьяна стала перебирать разложенные вещи, рассматривать всякие украшения и поделки из дерева. Мы еще купили несколько вещей, а остальные деньги я отдал продавцу. Тот смотрел на меня, как на ненормального, но кланялся и благодарил. Взгляд Татьяны ничем не отличался от взгляда продавца. Я напомнил Татьяне, что эти деньги нам будут не нужны, так как мы покидаем Таиланд в ближайшие тридцать, сорок минут, поэтому не надо на меня так смотреть. Мы вышли из лавки, и я направился по дорожке дальше, пока она не превратилась в тропинку. Татьяна шла за мной, недоумевая, то ли я, в очередной раз шучу, то ли мы действительно, попадем сейчас в пустыню. Проходя мимо группы знакомых деревьев, я указал Татьяне на них и сказал, что здесь я познакомился с ее отцом. Мы свернули с тропинки, и вышли к берегу. От места, где мы отдыхали на пляже, нас закрывали скалы. Я вытащил из пространственного кармана Татьянину сумку и предложил сложить туда пакеты с покупками.

Макс, откуда появилась моя сумка? Я же ее не видела, пока мы были в лавке. Слушай, а ты же хотел взять в пустыню мешки с пудрой. Я их, что-то не вижу. Ты их через транспортную компанию отправил?

Татьяна, я же сказал, все расскажу в пустыне. Давай перекладывай пакеты в сумку? и я ее опять спрячу. И тебе и мне нужны свободные руки.

В сумку все не поместилось. Я убрал сумку в карман, а за ней туда же последовали пакеты.

Все, мы готовы к путешествию. Скажи, как бы ты отнеслась к тому, что у меня, допустим, выросли крылья, и я перенес бы тебя вон на тот остров.

Островок был маленький, каменистый и до него было метров пятьсот, шестьсот. Было видно, что он необитаемый. Видимо местные забраковали его как туристическую зону.

Да не знаю я. Ты Макс такие вопросы задаешь.

Ну, я имею в виду, что ты испугалась бы или восприняла это спокойно?

С твоими фокусами я уже ничему не удивлюсь. Где моя сумка, где мои покупки? Мне кажется, что ты мне голову дуришь.

Ну и ладно, тогда давай готовиться к полету. Я тебя буду держать на руках, а ты, если будет страшно, можешь уцепиться за мою шею. Ну что, полетели?

В глазах Татьяны можно было прочитать все, но только не веру в наш полет. Я подхватил ее на руки, та завизжала и я, оттолкнувшись от земли, взмыл в воздух. Татьяна не сразу поняла, что мы летим. Она пыталась ударить меня кулачками, предполагая, что я к ней пристаю, однако, как только ее глаза увидели крылья, и она почувствовала, что мы летим, все на какое-то время прекратилось. Она замерла с занесенным для удара кулачком, а потом, резко вцепилась мне в шею.

Татьяна, ты хочешь меня задушить? Перехватись как-нибудь поудобнее, да можешь на море посмотреть с высоты птичьего полета.

Кто ты? - Еле смогла произнести она. - Ангел или дьявол?

Ну, первое твое предположение не оригинально, твой папа тоже меня сначала ангелом посчитал. Ну, сама подумай, у нас считается, что у ангелов крылья состоят из перьев, а у меня они кожистые. На дьявола я как-то то же не тяну, слишком добрый. Ну и какое твое третье предположение?

Ты что, и правда, дракон? И меня украл у папы, чтобы сделать своей женой?

Вот это предположение! Ты что, сказок в детстве перечитала? Если дракон, то обязательно нужно схватить невинную девицу, да и еще жениться на ней. Точно, сказки на тебя плохо действуют. Все, кончай гадать, сейчас будем приземляться.

Я опустился на траву и выпустил Татьяну. Не обращая на ее растерянный вид, пошел к знакомой скале. Опустился перед ней на корточки и начал рисовать арку портала. Когда портал засветился, и стала видна пустыня за ней, я позвал Татьяну. Та недоверчиво, маленькими шажочками приближалась ко мне.

Татьяна, кончай изобретать в голове всякие сказочные штучки. У нас с тобой, у каждого, есть по одной проблеме, которую мы должны решить вон в том мире. То, что ты видишь, это просто другой мир. Как только мы решим все свои проблемы, то я сразу отправлю тебя домой. Там тебя будет встречать отец. Давай, не трусь. Мне не трудно держать портал открытым, но я все же трачу свою энергию, так что, хотя бы меня пожалей.

Татьяна осторожно, бочком, видимо, чтобы выскочить назад, если что, перешла границу арки портала, я скользнул за ней и за нашими спинами портал схлопнулся.

КОНЕЦ ТРЕТЬЕЙ КНИГИ.


Оценка: 5.64*17  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"