Обатуров Сергей Георгиевич: другие произведения.

Чистильщик.

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
Оценка: 7.44*12  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Вычитана, но слабо. Это четвертая книга про Макса. Провести в новый мир молодую магиню, а затем вернуть родителям не так-то просто. Огромное спасибо Александру Шпильман, все исправления, это его заслуга. Книга закончена.

.1. Пустыня.

- Где мы? - Задала законный вопрос Татьяна, срывающимся голосом.

Я знаю, что этот мир имеет самоназвание Зангрия. Здесь всего одно государство с одноименным названием, находящееся на единственном материке. Столица его Гоштар. Людей не много, тысяч двести пятьдесят, триста. Они очень похожи на нас. Уровень развития, средние века нашей истории. Арбалеты, луки, мечи. Когда-то здесь была магическая цивилизация, но потом, видимо с помощью какого-то бога, другая планета пробросила сюда стационарный портал. Магов частично перебили, местные животные мутировали. Кстати, если увидишь животное, немного похожее на нашего тираннозавра, только поменьше, его шкура, по окрасу, точно такая же, как мое белье, то кричи меня. Твое кольцо позволит некоторое время продержаться против них. Есть здесь и настоящие драконы, их два вида. Одни тупые и агрессивные, а вторые умные и красивые. Ну, это я, конечно, приврал, но действительно, местные разумные драконы не опасны, имеют приятную окраску, а вот пришедшие из портала, отличаются темными цветами чешуи. Чем темнее, тем опаснее.

Ты сказал, что какой-то бог помог открыть сюда портал. Это что, боги существуют?

Ну, с одним из богов этой планеты, я тебя познакомлю, а с двумя другими сам знаком, так сказать заочно. Один умер несколько тысяч лет назад, вернее его убили. Это был кровавый бог, и я рад, что его сейчас нет. Второй, чужой, мне на глаза не попался, но я слышал его угрозу мне, и еле спасся от него, убежав в наш мир. Так, теперь самое главное. Мы с твоим отцом пришли к выводу, что ты обладаешь магическим даром. Во всяком случае, в тебе есть магическая сила. В этом мире имеются существа, которые могут помочь развить эту силу, и научить тебя магии. Если этого не сделать, то твоя магическая сила, может однажды вырваться на свободу, попутно разрушив все живое вокруг тебя метров на двести, ну, и убить своего носителя, то есть тебя. Поэтому ты должна быть заинтересована в обучении даже больше, чем я. Так, сейчас мы с тобой сориентируемся, и заскочим в одно место, где ты пройдешь небольшую теоретическую подготовку, как и твой отец, кстати. Там мы создадим для тебя специальное белье, чтобы тебе в пустыне было комфортнее. Ну, и всяких артефактов наделаем. Вот кстати, еще один мой подарок, он же, магический артефакт.

Я протянул ей фляжку с водой. Татьяна сразу припала к ней и жадно пила, так как целый день провела на солнце, и ее организм требовал жидкость. Я попросил не выпивать всю воду из фляжки. Желательно чтобы там оставалось хоть немного воды. На вопрос Татьяны, "зачем?", пояснил, что она сама найдет ответ на этот вопрос, а теперь нам надо перелететь в место обучения. Я подхватил Татьяну на руки, и мы направились к Башне Духов. Лететь пришлось не долго. Вскоре показался Город Мертвых. Просканировав окрестности, я, по кратчайшему расстоянию и как можно быстрее, устремился на вершину Башни Духов. Там, опустив Татьяну на плиты верхней площадки, быстро провел манипуляции с открытием люка. Татьяна стояла у парапета и разглядывала город. Как только люк открылся, я потянул ее за руку, и мы вступили на лифтовую площадку. Дождавшись, когда выдвинется центральный штырь, я взялся за него, а следом за мной в него вцепилась Татьяна. Площадка стала погружаться вниз, в кромешную темноту. Как только над нашими головами закрылся люк, сразу включились маленькие огоньки по периметру площадки. Это мало что давало, так как освещалась только сама площадка. Наконец мы опустились на пол подземелья башни. Я спрыгнул с платформы и протянул руку Татьяне. Та, взявшись за меня, сама спрыгнула на пол. Платформа покачнувшись, уплыла вверх и затерялась в темноте. Я, все еще держа Татьяну за руку, повел ее по подземелью. Вокруг нас стояла непроглядная темнота. Татьяна покорно шла за мной. Я поинтересовался, видит ли она что-нибудь? Оказалось, что самую чуточку. Какие-то неясные контуры, и очертания крупных предметов. К крупным предметам относились магические станки и приборы.

Я решил начать с главного. Нужно было, чтобы Татьяна получила базовый курс магических знаний. Поэтому я подвел ее к прибору, в который нужно было ложиться для гипнотического обучения. Предупредил Татьяну, что сейчас она ляжет на специальную лежанку, и ее погрузят в гипнотический сон. Во сне она пройдет базовый курс начинающего мага, и ее магическую силу слегка подкорректируют, чтобы не произошло выброса силы. Татьяна только кивнула. С момента перелета через пролив между островами, она доверяла мне безоговорочно. Я помог ей устроиться в ложементе магического прибора и процесс обучения начался.

Я был свободен часа на четыре. Поэтому решил обновить свой набор артефактов. Для начала нужно было посмотреть, как поведет себя подаренная мне фляжка. Вид у нее был великолепный, чувствуется, что к ее созданию приложил руку великий мастер. Все было красиво, гармонично и в то же время дорого. Сочетание металлов и камней завораживало. Я запустил процесс копирования десяти экземпляров. За фляжкой пошли защитные кольца, и только кольцо дракона, я почему-то твердо знал, нельзя было копировать. Затем принялся подгонять процент уменьшения летного комбинезона. Немного подумав, достал украшения Татьяны. Колье я видел, а что же во второй коробочке? Там оказался браслет, выполненный в таком же стиле, как и колье. Я подумал, что сюда не хватает сережек, и запустил процесс копирования. Задумался, что бы еще такого пропустить через магический копир. Порылся в пространственном кармане и вытащил Татьянину сумку. Прогнал через копир всю запасную одежду и обувь. Подумал, и присоединил туда свои кроссовки. А вдруг они приобретут какие-нибудь необычайные свойства. Вспомнил о проблеме с едой. Громко сказал в пространство.

Гайер, я уже здесь. Хотел бы решить одну проблему. Можно ли сделать так, как с фляжкой, только это должна быть еда. Тот концентрат, который ты нам организовал с Михалычем, в прошлый раз, очень питательный и все такое, но вкус у него необычайно противный. А в этот раз со мной молодая девушка, и она не сможет, есть такую бурду, потому что приучена к более вкусной пище. Может можно будет сделать такой контейнер. Продукты я взял, на первое время, а вот через два, три дня, у нас начнется настоящая женская истерика. Так что может, поможешь? Да и мне не помешает такое разнообразие пищи.

Низкочастотный гул привлек мое внимание, и я направился на звук. Подойдя к источнику такого шума, обнаружил, что один из станков, назначение которого я так и не смог разгадать, разворачивается, как бы изнутри. Теперь можно было определить, что передняя его часть напоминает стул со спинкой. Мне видимо предлагалось туда сесть. Я уселся как на стул, и тут же получил разряд тока в филейную часть. Когда я опять попытался сесть так же, то по поверхности стула, пробежали разряды электрического тока. Тогда я решил попробовать сесть по-другому. Я повернулся лицом к прибору и сел на стул, как садятся на коня. На этот раз я отказа не получил, больше того, передо мной развернулась небольшая полочка, куда, судя по выдавленным формам, нужно было положить руки, что я и сделал. На этот раз, процедура проходила не так гладко, как все предыдущие. Меня бросало то в жар, то в холод. В руки, в различные их части, поочередно втыкались длинные иглы, и это все сопровождалось разрядами тока, средней силы. Мучения продолжались часа полтора. Я уже не рад был, что напросился на такую процедуру. Было очень больно, даже для меня. Такой человек, как Татьяна, просто не выдержит таких мучений.

Наконец сила воздействия стала уменьшаться, иглы больше не втыкались в руки, а уровень разрядов тока стал уменьшаться. Наконец, мои руки были выпущены из захватов, и я смог встать с этого электрического стула. Ноги меня практически не держали, а рядом заработал еще один станок. Я только начал раздумывать, идти мне на очередную экзекуцию, или отбежать подальше, как пол под ногами сам подтащил меня к прибору. Под мышки вставились два штыря, которые одновременно и поддерживали меня, и тащили поближе к прибору, в стоячем положении. На меня стало воздействовать какое-то поле. Я только успел понять, что мне становиться плохо, как сознание покинуло меня от того, что я получил направленные удары магической силой в несколько болевых точек одновременно. Когда я пришел в себя, то обнаружил, что продолжаю висеть на штырях. Попытался опереться на ноги. Те мелко дрожали и мышцы не могли поддерживать тело в стоячем положении. Так продолжалось минут двадцать. Наконец, работа мышц стала согласовываться с сигналами из мозга, и я сумел сделать шаг назад. Так покачиваясь и периодически замирая, я смог добраться до скамеек, на которых когда-то ночевал принц. Я рухнул на них и вытянувшись замер. Во мне проскакивали какие-то блуждающие токи. Постепенно я все-таки пришел в себя, и наметил, что вылетим мы отсюда только завтра утром, а пока нужно отдохнуть хоть чуть-чуть. Минут через сорок я услышал мелодичный сигнал, возвещающий о том, что процедуры с Татьяной закончены. Я, с трудом поднявшись на ноги, поплелся к станку с лежащей в нем Татьяной. Та еще только начала просыпаться. Я поинтересовался, как прошло обучение. Татьяна слегка задумалась, а потом сообщила мне, что это так здорово, учиться во сне. Конечно, здорово. Но это, попытался я донести до нее основной смысл этой процедуры, только базовые знания, которые без практики не стоят ничего. Вот теперь, нам нужно добраться до того, кто эту практику нам организует. Но нужно будет по дороге сделать еще одно важное дело, из-за которого я, собственно, и рвался сюда. В пустынную часть Зангрии попала зараза из другого мира, как мы выяснили, из того, откуда сюда прилетел кровавый бог. Моя задача, попытаться хотя бы приостановить распространение ее по территории Зангрии. Тут меня посетила мысль, а почему бы не прогнать один из мешков с алюминиевой пудрой через магический копир.

Татьяна, давай, будем вылезать из этой лежанки и, когда отдохнешь, можно будет сделать тебе несколько удобных дополнений. Думаю, что такой пространственный карман, как у меня, будет тебе в самый раз. Сложишь туда всю свою одежду и драгоценности. Кстати, пока ты спала, я позволил себе взять без спроса твои коробочки с подарками и прогнать их через магический копир. Рекомендую на себя одевать те, что прошли через копир, так как они приобрели какие-то новые магические свойства. Вот с фляжкой ты разобралась?

Татьяна только сейчас вспомнила о фляжке. Отстегнув ее с пояса, она открутила крышечку и припала губами к горлышку, высоко задрав донышко фляжки, так как помнила, что воды там оставалось мало. Вода полилась по щекам и подбородку.

Ой, Макс, ты мне что, воды долил, мог бы и предупредить!

А если я тебе скажу, что не доливал воду, ты мне поверишь?

Макс это что, как в сказке? Откусил от хлебушка, а он опять стал целым.

Ну, про воду и бренди точно могу сказать, что действительно, как в сказке. Я вот наделал, в прошлый раз, копий своей фляжки с водой. А местный король взял, воду вылил и налил туда свой бренди. Так, и вода, и бренди, все время восстанавливаются до полной фляжки, правда, не сразу, а приблизительно через час. А вот про хлебушек ты мне лучше не напоминай. Я, пока ты гипнотически обучалась, решил попросить местного бога, его, кстати, Гайером зовут, сделать мне для тебя такую добавку к пространственному карману. Тот не отказал, и в результате я, после полуторачасовых мучений, вроде получил то, что запрашивал. Вот, кстати, давай сейчас, и проверим, как раз время перекусить подошло. А пока я буду собирать на стол, ты пройдешь одну процедуру, она немного болезненная, но очень полезная.

Я направился к станку, на котором себе и Михалычу делал пространственный карман. Подведя Татьяну, попросил ее положить руку в углубление рабочего стола, выполненное в форме вдавленного в металл отпечатка руки человека. Как только Татьяна положила туда руку, как рука была тут же зафиксирована, и выдвинувшийся сбоку манипулятор, нанес на руку татуировку в виде небольшого дракончика. Татьяна скривилась от боли, но не закричала, и слез видно не было. Молодец. Держатели освободили руку, Татьяна резко выдернула ее оттуда и укоризненно посмотрела на меня.

Татьяна, а кто говорил, что будет легко? По себе скажу, я был первый, кто попробовал здесь некоторые дополнительные усовершенствования мага. Некоторые приятные, некоторые слегка неприятные, а вот некоторые, настолько болезненны, что твое сердце просто не выдержит такой запредельной боли. Отец твой, между прочим, даже не поморщился, когда получал здесь такую же татуировку.

А что, папа тоже был здесь? И он что, тоже маг.

Маг, маг, между прочим посильнее меня. Я ведь не умею колдовать или магичить. Даже не знаю, как правильно это называется. Мне сказали, что я ментальный маг, а когда мне нужно сделать что-нибудь магическое, я просто применяю артефакты. А ты, наверное, магическую силу от отца унаследовала. Так что гордись, ты потомственная магичка.

Ладно, это я поняла, а для чего мне эту татуировку нанесли, не в школе же хвастаться?

Это, между прочим, очень полезная штука. Я ее называю пространственный карман. Вот смотри, я сейчас на твоих глазах достану оттуда один из мешков с алюминиевой пудрой.

Я засунул руку в свой карман и действительно достал один из мешков. Поманив за собой Татьяну, отправился к магическому копиру. Положил мешок на транспортерную ленту и процесс копирования начался. Я же, больше не обращая внимание на копируемый мешок, достал Татьянину сумку с вещами. Разложил все это на примыкающем к станку столе. Та все еще провожала взглядом уплывающий по транспортерной ленте мешок. Потрогав за руку, привлек ее внимание, и показал на разложенные предметы. Сообщил, что теперь она сама будет все это носить. Каждый таскает свое. Татьяна начала бить на мое мужское происхождение, что наша мужская обязанность таскать за женщинами тяжелые вещи, и вообще, мы, оказывается, и рождены то, только для того, чтобы облегчать жизнь женщинам. Это где же она такого нахваталась? Я не стал вступать с ней в полемику, только показал на татуировку дракончика. Та, непонимающе уставилась на меня. Я взял ее руку и поднес к одной из коробочек с драгоценностями. Та, как истинная женщина, тут же сомкнула на ней свои цепкие пальчики. Я направил ее руку вперед и скомандовал, чтобы она представила, как вкладывает коробочку в большую сумку с множеством карманов. Миг, и коробочка исчезла. На недоуменный взгляд и вопрос, где она, я объяснил, что это заработал ее пространственный карман. Если она сейчас опять представит сумку и тот предмет, который хочет достать, то он окажется у нее в руке. Так и произошло. Следующие полчаса я наблюдал, как вещи то укладывались в карман, то доставались из него. Наконец мне это надоело. Убрал в карман оба мешка. Нужно будет на месте проверить оба варианта.

Татьяна, давай ты займешься всем вот этим после, а сейчас мне нужно, чтобы ты проверила твои драгоценности.

Я достал из своего кармана коробочки, странно, их должно было быть меньше. Я расставил их на столе, так как все, что на нем раньше было, лежало в кармане Татьяны. Выделил из них оригиналы, вот их, правильно, было всего два, а копий оказалось на одну больше. Я указал Татьяне на оригиналы и сказал, что эти украшения она может отдать маме, так как они не магические, а вот эти, я выбрал две похожие коробочки, должны получить какую-то магическую добавку. Что будет добавлено, я не знаю, может это будет защита, или наоборот средство нападения, короче, пока не попробуем, не узнаем, а вот оставшаяся коробочка ни в какие рамки не вписывалась, ее не должно было быть. Я попросил Татьяну открыть коробочки с оригиналами драгоценностей. Там действительно оказалось колье и браслет. Открыли коробочки с их копиями, и там такие же драгоценности, тогда я попросил Татьяну открыть оставшуюся коробочку. Та открыла ее, и я увидел лежащие на бархатных подушечках серьги. Вот это да, получается, что я дал автомату установку на создание того, что представил в голове. Очень интересно. Я подошел к автомату и представил новую, красивую фляжку, с таким бренди, как у местного короля. Автомат загудел, теперь фляжка появилась из воздуха прямо под головкой основного копирующего элемента и поползла в направлении металлического ящика, куда сваливались копируемые предметы. Я, подбежав туда, просто подхватил падающую фляжку и, отвинтив колпачок, попробовал напиток. Точно, тот самый бренди. Вот это да. Тут я обратил внимание, что транспортерная лента опять движется. Я решил посмотреть, что же там положила Татьяна. Но оказалось, что это едет еще одна такая же фляжка. Тут у меня возникло подозрение, что приемный ящик не просто так стоит. Копия обязательно должна упасть в ящик, тогда процедура копирования считается завершенной. Чем чаще я здесь появляюсь, тем больше узнаю нового.

.2. В путь.

* * *

За всем этим я и забыл, что мы хотели перекусить. Татьяна все еще разглядывала свои драгоценности, которых у нее прибавилось, и я не стал ее отвлекать от этого. Вытащил из своего пространственного кармана походный газовый примус, который был скопирован здесь же, разжег его и налил воды в кастрюльку, чтобы она закипела. Потом вспомнив, что подвергся такой болезненной процедуре не просто так, взял и засунул руку в карман с мыслями, что вытащу тарелку вкусного борща. Пальцы рук ухватились за горячую тарелку, и я действительно, вытащил борщ. Моему удивлению не было предела. Я же планировал, что у меня просто будет возобновляться запас еды, которую я положил в карман, а оказалось, что это походный ресторан. Я достал вторую тарелку борща и пригласил Татьяну кушать. Та, подойдя ко мне, сообщила, что вечером борщ не едят, это еда на обед. Я молча указал ей на тарелку и, засунув руку в карман, достал по куску хлеба. Татьяна, обреченно вздохнув, принялась за борщ, я от нее не отставал. Чтобы не опростоволоситься со вторым блюдом, спросил Татьяну, что она хочет на второе. Та, подумав, сказала, что нам желательно обойтись чаем с чем-нибудь сладким и если я не буду больше ничего готовить, то примус можно выключить. Я молча проглотил указание на свой промах. Затушил горелку и убрал ее обратно. Доев борщ, достал по кусочку пирожного и по чашке чая. Ужин при свечах закончился, и нужно было ложиться спать. Спросил Татьяну, где она собирается спать, на полу или на скамейке. Та выбрала скамейку. Я расстелил ей каримат и подал ее летный комбинезон. Та взяла его и, оценив удобство, пошла переодеваться за один из аппаратов. Крикнул ей в след, чтобы ничего не трогала, а то платой за любопытство может быть жизнь. Сам расстелил себе на полу. Это уже становится традицией, кого не привожу сюда, то все гости спят на этой лавке, а мне достается пол. Татьяна пришла довольная, видимо цвет уже не помеха. Улеглась на свое место, я подал ей тонкое солдатское одеяло. Укрылась и через пять минут слышалось ее ровное дыхание. Я еще немного поворочался и тоже уснул. Встали рано. Когда спишь на жестком, то удовольствие от сна не получаешь. Умылись из фляжки, и я поинтересовался, что ей хочется на завтрак, а сам начал скачивать ее ментальные образы блюд, которые ей приходили в голову. Наконец прозвучало, что пиццу с грибами и помидорами, фруктовый чай и мороженное со сливками. Когда я все это выставил перед ней, то нужно было видеть ее глаза. Рот только открывался и закрывался, а я не глядя на нее доставал себе мясо с овощами и кофе с молоком. Завтрак прошел в напряженном молчании. Наконец Татьяна не выдержала.

Макс, вот ты говорил, что не маг, а сам накормил меня тем, что я захотела. Без магии это не получится. Ты мне что, врал?

Ну, почему сразу, врал. Я не говорил, что я не маг, я говорил, что я не такой маг, как вы с отцом, я ментальный маг. А вот магическая сила у меня большая, так что я могу напитывать ею артефакты и использовать их по максимуму.

И что, я тоже так могу, ну, я имею в виду, что раз, и достал мороженное.

Теоретически да. Здесь даже установка такая есть, которая добавит эту опцию к твоему пространственному карману, но цена за это очень высокая. Для тебя это будет жизнь. Я сам еле вытерпел эту процедуру. Здесь никто не предупреждает, как будет проходить инициация каких-то добавок. Как сказал мне Гайер, это была закрытая опытная лаборатория. Я из всех аппаратов познакомился пока только с четырьмя. Ты, с тремя. Понимаешь, когда я попал сюда, то мне пришлось пройти через испытание болью. Как я тогда не умер, сам не понимаю. На месте перехода из мира в мир, на меня напали небольшие летучие животные, которые стали меня обгладывать буквально на бегу, потому что, остановиться, для меня означало умереть. Я тебе потом то место покажу. Там все завалено костями. Эти зверушки откусывают по маленькому кусочку, но их много. Боль была невыносимая. Я убегал от них, пока не свалился в яму, наполненную кровью дракона. Тогда-то я не знал, что это кровь. Мне те зверушки съели все мышцы на верхней части рук, обглодали голову и плечи, так что я не мог держаться на поверхности и стал тонуть. Там, на дне, обнаружилось, что мне прогрызли тело так, что воздух выходил из легких, а туда затекала кровь дракона. Эта кровь меня и спасла. Мышцы и кожа восстановились, и я смог выбраться из этой ямы. Как позже выяснилось, столько крови, сколько я получил, смертельно для человека. Но я выжил. Впоследствии, спасая одну девочку, я смог защитить ее от болевого шока, забрав всю боль себе. Вот это как раз и может делать только ментальный маг. И даже обладая низким болевым порогом, я еле-еле смог выдержать эту процедуру добавки новой функции для пространственного кармана. Так что лучше зарабатывай деньги и ходи по ресторанам. Так безопаснее. Ну а теперь, я думаю, пора нам в путь. Ты, кстати, надень свои драгоценности, но только те, что прошли магическую обработку, может, как-нибудь косвенно, сможем определить, что они дают. Мое кольцо тоже должно быть на пальце. Его вообще не снимай. Теперь ты тоже, немного магиня, так что можешь приказать кольцу стать невидимым. Вот на моих руках ты же колец не видишь, а вот смотри, раз, и они появились. Теперь попробуй сама.

Кольцо, на пальце Татьяны слегка мигнув, исчезло. Та смотрела на свою руку с удивлением, как будто не сама только что приказала ему стать невидимым. Она потрогала место, где было кольцо, а затем начала судорожно искать его пальцами. Я успокоил ее, сообщив, что кольцо все там же, просто оно не ощущается другими, и как выяснилось, самим собой. Но функцию свою, оно выполняет исправно.

Мы прошли к месту, где спустились на платформе. Мысленно приказал платформе доставить нас наверх башни. Немного подождали и платформа, переливаясь огоньками, спустилась почти на самый пол. Едва мы встали на нее, как из центральной части выдвинулся штырь, мы взялись за него, и платформа плавно начала поднимать нас вверх. Опять темнота и безмолвие вокруг. Наверное, действительно, платформа скользит в подпространстве, так что подземелье башни может находиться совсем не под башней. Люк над нашими головами начал открываться, и я просканировал ближайшую округу на наличие крупных форм жизни. Вроде все спокойно. Мы вышли на верхнюю площадку башни, было раннее утро и светило только выползло из-за горизонта. Люк за нашими спинами закрылся. Я еще раз огляделся. Сканирование, сканированием, а посмотреть все своими глазами, это надежнее. Подошел к Татьяне, та приготовилась к моему способу транспортировки, я подхватил ее на руки, и мы взмыли в небо. Летелось легко. Видимо Уровень магической силы увеличился, так как я несколько раз добавлял скорость и не чувствовал, что накатывает усталость. По моим ощущениям мы летели раза в два быстрее, чем тогда, с Михалычем. Так что к каменному пальцу подлетели ближе к вечеру. Я специально сделал большой круг около пальца. Осмотрел раковину на самой вершине. Разглядеть ее было тяжело. Птичий помет, превратил ее в какой-то нарост на вершине пальца.

Я не стал располагаться внизу. Вспомнил, как в прошлый раз каримат отпугивал песчаную змею, а влетел в пещеру, в центральной части каменного пальца. Притормозив, опустился на пол и сказал Татьяне, что мы находимся в храме, где поклонялись тому самому кровавому богу. Татьяна не поверила. Все выглядело брошенным, но не напоминало жилище людоеда, где по всем углам валяются человеческие кости. Я пожал плечами и сказал, что если она хочет, то я могу показать ей, где жил бог, и чем он питался.

Татьяна, не была бы Татьяной, если бы не вцепилась в меня и не потребовала все показать. Если честно, то я слегка сомневался, все-таки молодая девушка, неокрепшая психика, а с другой стороны, кости, которые готовы превратиться в труху. От разрушения их спасает какой-то микроклимат в этой пещере. Я сам с удовольствием спущусь, и пройду до самого конца. Все-таки, после рассказа Молнии, многое хочется рассмотреть несколько иначе. В общем, решено, двигаем вниз. Я взял Татьяну на руки, и спикировал на пол жертвенника. Кости валялись всюду. Почему-то лучше всего сохранились черепа. Может трубчатые кости легче подвержены разрушению. Я провел Татьяну по периметру всего жертвенника. Количество костей впечатляло. Наконец подвел ее ко входу в туннель, ведущий в жилище дракона, а вернее бога, который только прикидывался драконом. Мы спускались по полого уходящему вниз туннелю, который слегка закручивался. Интересно, почему дракон не жил прямо в жертвеннике. Молния, например, спокойно спит на обломках острых камней. Так что наличие под шкурой чужих останков не должно было остановить бога-дракона. Нет, здесь что-то другое, и мы с Татьяной должны это выяснить. Я в нескольких словах передал направление моей мысли Татьяне, и та согласилась, что это было не логично. Значит, либо что-то мешало богу-дракону в жертвеннике, либо привлекало его в самом жилище, и мы должны это что-то найти. Так размышляя мы все ниже и ниже спускались по наклонному туннелю, наконец он резко раздался в стороны и перед нами открылась небольшая пещера, в которой почти посредине лежал огромный скелет того самого бога-дракона.

По самому скелету, невозможно было сказать, мог ли он летать, или только ползал по земле. Мы с Татьяной поделили пещеру пополам и принялись искать что-то такое, что выбивалось за рамки обыденности. Необычные камни, рисунки, выход каких-либо пород в стенах и на полу, или на потолке. Запрятанные амулеты или кольца, какие-нибудь шкатулки или вазы. Короче все, что не походило на камень, из которого состояла пещера и весь палец. Татьяна уже отлично видела в темноте, и мы разбрелись по пещере. Прочесывание всей пещеры заняло у нас около трех часов. Было найдено несколько украшений. Я сразу, как только мы определились со стороной, в которой будем вести поиск, предупредил Татьяну, чтобы не вздумала брать в руки, а тем более примеривать то, что она найдет в пещере. Я отлично помнил, к чему привело одевание раковины на голову Михалыча. Договорились, что она должна была просто пометить место, где был найден какой-либо предмет или обнаружена какая-нибудь аномалия. Нами были помечены около тридцати мест, где валялись украшения с камнями и без. Найдено два места выхода какой-то странной породы, похожей на сероватый порошок, который напоминал мне титановую плесень в пустыне. Было видно, что выходы этой породы расположены друг напротив друга. А вдруг они идут в толще горной породы прямо на верхушку пальца, к раковине. В общем, следовало хорошенько подумать, прежде чем что-то ломать или собирать брошенные, или оставленные специально, предметы. Породу можно было проверить на родство с плесенью, расползающейся по пустыне. Я достал мешок с алюминиевой пудрой и, развязав горловину мешка, посыпал пудру прямо на стену пещеры, в районе выхода этой странной породы и повторил это на противоположенной стене. Потом прошелся по точкам, где нами были обнаружены предметы, и тоже посыпал их пудрой. Выждав минут двадцать, стал собирать их в расстеленное одеяло, которое я достал из своего пространственного кармана. Собрав все, завязал его узлом, и мы отправились в обратный путь. Взлетев вместе с Татьяной и узлом с найденными предметами на площадку, откуда падали люди, приносимые в жертву, я предложил Татьяне подняться туда, где жил монах-отшельник. Мы не рискнули подниматься по ступенькам, выбитым в стене пещеры. Те были в очень плохом состоянии, так как прошло огромное количество времени. По словам Молнии около полутора тысяч лет. Я, оставив все вещи внизу, с Татьяной на руках взлетел под самый свод пещеры и приземлился на маленькой площадке, где и был вход в келью. Татьяна осторожно вошла в жилище монаха-отшельника, я ее подбодрил, что с того момента, как умер бог-дракон, ничья нога не поднималась по ступеням этого храма. Не буду же я говорить, что сам сюда влетал. Татьяна в келье ничего не нашла. Она вышла на площадку, где я ее дожидался, так как келья была маленькая, развела руками и сообщила, что там ничего нет. Конечно, нет, я же в прошлый раз здесь все обшарил. В этот момент, над нашими головами что-то заскрежетало, и послышался звук раскалывающегося камня. Неужели начал рассыпаться палец. Нужно срочно выбираться из него. Я подхватил Татьяну на руки и ринулся вниз, в воздухе у меня распахнулись крылья и я, сделав небольшую петлю, понесся к выходу из пещеры. На лету подхватив узел с найденными вещами, я вылетел из-под каменного свода туннеля наружу. Заложив крутой вираж, стал осматривать палец с воздуха. Оказалось, что это лопнула раковина, торчащая на самом верху пальца. Она словно раскололась пополам и ее половинки соскользнули с камня. Сейчас она валялась на земле, превратившись в груду обломков, все же нагромождения каменных блоков внизу, не способствовало мягкому приземлению расколовшихся частей раковины. Интересно, неужели это так сработала алюминиевая пудра. Ведь я ей засыпал оба выхода странной породы в нижнюю часть пещеры, где жил дракон. Вот и раковина раскололась надвое, а потом уже рухнула вниз. Вон, даже следы на камне остались, все благодаря птичьему помету. Выходит, что треснула она ровно пополам. Похоже, что действительно, от раковины вниз или, наоборот, от дракона вверх, проросли в камне жилы той самой плесени, которую я должен уничтожить. Вот, уже есть результаты полевых испытаний. Нужно быстрее добраться до места катастрофы чужого космического корабля. Сегодня переночуем, а завтра будем на месте. Я опять вернулся в пещеру и, выпустив Татьяну из рук, стал вытаскивать спальные принадлежности. Далеко в пещеру решили не забираться. Ляжем прямо возле горизонтального прохода в каменном пальце, через который я так ловко вылетел, опасаясь обвала свода пещеры. Свет заходящего солнца проникал в горловину прохода, так что до необычной феерии, в закатном небе, оставалось еще около часа. Как раз хватит, для того, чтобы нам поесть и устроиться на ночевку. Попросил Татьяну озвучить наше меню. Та задумалась, а потом попросила.

Макс, а что, можно заказывать что хочешь?

Ну, ты же убедилась в этом, но только скажу тебе одну вещь, если ты закажешь то, что я никогда не видел и не пробовал, то можешь получить что-нибудь несъедобное или мерзкое на вид. Карман берет информацию из моей головы, так что помни об этом.

Тогда я буду чай с булочкой и варением, а попозже, стакан кефира и печенье.

Договорились. Я покушаю немного поплотнее, а то мне тебя завтра еще нести целый день на себе.

Я достал все из пространственного кармана, мы перекусили и занялись сортировкой найденных предметов. Часть вещей была с убитых людей. Видимо различные кулоны или амулеты, просто зацепились за шкуру дракона, так и попали в нижний ярус пещеры, но несколько предметов не вписывались ни в какие рамки. Это были почти такие же приборы, как мы с Михалычем нашли на корабле. Скорее всего, это были переговорные устройства, а может своеобразный компас или датчики какого-то излучения. Эти приборы хорошо сохранились, и их нужно было доставить к Михалычу. Тут начало садиться светило, и я указал Татьяне на начало волшебного зрелища. Когда небо заиграло всполохами и начали образовываться радужные арки, лицо Татьяны выражало восторг пополам с благоговением. Я тоже с удовольствием наблюдал за игрой последних лучей светила. Для меня это было не в первый раз, но все равно, оно не могло не вызывать восхищения. Когда последние лучи погасли и наступили сумерки, Татьяна прошептала.

Да, ради этого стоило попасть сюда. Ведь, наверное, нигде больше не увидишь такого? Макс, а ты снял это на сотку?

Нет, не снял, так как любая наша электроника в этом мире не работает. Можно попробовать сфотографировать на старый фотоаппарат, но думаю, что получится не очень. Там все будет зависеть от чувствительности пленки. Да и все равно, фотография не сможет передать всю красоту этого зрелища. Так что запоминай и гордись тем, что ты, одна из немногих, кто видел это. Все. Давай пей свой кефир и будем ложиться спать. Завтра подниму рано. К обеду мы должны быть над местом распространения плесени. Не могу придумать, как я буду обрабатывать огромную территорию алюминиевой пудрой, руками разбрасывать что ли, как в старину пшеницу сеяли?

А давай я буду разбрасывать, а ты, лететь.

Я уже хотел отмахнуться от этого предложения, но потом вспомнил, как нас таскала в когтях Молния. Если я усажу Татьяну к себе в лапу и разложу там мешки, то можно понемногу ссыпать его между моими когтями, тогда получиться накрыть большую территорию равномерным слоем алюминиевой пудры.

Татьяна, а если я обернусь драконом, ты не испугаешься? Естественно, я не стану тебя специально пугать, а тем более есть. Просто тогда я смогу лететь быстрее, а тебе будет удобнее рассыпать алюминиевую пудру из мешков.

Думаю, что не испугаюсь. Ты действительно не будешь меня пугать?

Я отрицательно помотал головой. Ночь в пустыне опускается внезапно, так и у нас, все погрузилось в нормальную ночную темноту. Мы улеглись и вскоре оба заснули.

.3. Дракон.

* * *

Утром проснулись рано. Позавтракали сытно и вкусно, как сами пожелали. Я полночи размышлял, как лучше всего сделать опыление плесени. Пришел к выводу, что нужно начинать с периферии, взять слегка с запасом, метров на десять, куда еще не добралась плесень. Облететь по кругу. Потом определить ширину полосы, которую могу обработать пудрой. И так, сужая круги постепенно двигаться к центру. Если пудры не хватит, то все равно, распространение плесени приостановиться, а мне придется слетать в Башню Духов и прогнать оставшийся мешок несколько раз. Это при условии, что магическая алюминиевая пудра будет поражать титановую плесень, а иначе нужно будет возвращаться на Землю и приобретать столько пудры, сколько необходимо для накрытия всего участка заражения.

Танюша, давай я уже сейчас обернусь драконом. Мы разложим мешки ближе к выходу из пещеры. Я умещусь на самом краешке, ты перетаскаешь мешки в мою лапу и сядешь туда сама. Будет лучше, если ты примотаешь себя к моему пальцу. Дальше я взлечу и как только рыкну, так можно начинать высыпать пудру из мешка. Ты можешь говорить мне мысленно, я услышу, а вот сказать тебе ничего не смогу. Не говорят драконы. Они общаются только мысленно. Так вот, мне кажется, не нужно сыпать слишком много, будет лучше, если пудра будет как бы течь небольшим ручейком. После первого круга я смогу разглядеть, какой ширины получилась полоса обработки и мы начнем смещаться к центру настолько, насколько хватит наших запасов алюминиевой пудры. Ты готова сделать доброе дело для этого мира?

Татьяна задумалась, а потом кивнула в знак согласия. Я дал ей амулет уменьшения веса. Теперь ей не трудно будет работать с мешками. Я отошел на самый край выхода из пещеры и... взмыл в небо уже драконом. Татьяна и мешки в моей лапе поместятся с трудом. Все же я не такой как Молния. Я, конечно, побольше Малыша, но не на много. Немного размяв крылья, я подлетел к входу в пещеру и, зацепившись когтями за камни пальца, повис рядом с входом. Потом развернулся и втиснул свое огромное тело в туннель, постаравшись оставить Татьяне немного места для возможности перемещаться вдоль моего тела. Когда я услышал от Татьяны, что все готово и можно отправляться, я просто спрыгнул с площадки вниз и, раскрыв крылья, выровнял полет. Начал набирать высоту, а затем перешел в горизонтальный полет. От Татьяны ощущал дикий восторг. Конечно, это ей не на человечьем, тщедушном тельце висеть. Здесь у нее отдельный номер с решеткой в виде моих пальцев и когтей. Набрал свою крейсерскую скорость. Она для Татьяны не страшна. Вот если бы она летела в когтях у Молнии, то давно была бы без сознания. Вскоре стали приближаться к зараженному участку. Я изменил направление полета вдоль кромки плесени и рыкнул Татьяне. Вскоре от нее донеслось, что все идет нормально. Примерно через полтора часа я увидел впереди светлую полоску нашей пудры. Завершил полностью круг и сместился в сторону. Теперь я точно знал, насколько мне нужно сдвигать следующий круг. Мешка хватило на полтора круга, мне пришлось сделать разворот для того, чтобы попасть на то самое место, где кончился мешок с пудрой. Как только от Татьяны донеслось, что она готова начать, я подобрался к месту окончания предыдущего опыления и опять рыкнул Татьяне. По нашей с ней договоренности, третий мешок должен был быть тот, который прошел магическую обработку. Второго мешка хватило почти на два с четвертью круга, и Татьяна стала готовить магический мешок. Вот от нее поступила мысль, что она готова и я, выйдя к точке окончания последнего мешка, рыкнул ей. Я наворачивал круг за кругом и все ждал, когда же кончится мешок, но сообщение от Татьяны не поступало, потом пришло какое-то ощущение ее недоумения. Наверное, мешок стал, как и фляжка, бездонным. И это хорошо. Я до вечера накрыл весь участок заражения, вместе с кораблем и приземлился возле нашей прошлой стоянки. Выпустил Татьяну и она покатилась по песку. Я сменил ипостась на человеческую и извинился перед ней. Я, до этого, никогда, никого не таскал в лапе. Оказывается это очень неудобно. Не знаю, как Молния к этому приспособилась? Она же нас с Михалычем по одному в каждой лапе таскала, да еще могла взлететь и приземлиться на эти самые лапы. Татьяна отряхнулась, и сообщила, что не случилось ничего страшного, песок мягкий, и она не ушиблась, да и кольцо бы не дало. Тут я с ней согласился.

Расположились, как и в прошлый раз в бревенчатом домике, рядом с входом в библиотеку. В нее мне больше не хотелось, что толку от знаний, которые ты не можешь применить. Те древние жили при других условиях. Сами метрики пространства были другие. Они много экспериментировали с окружающим миром, многого достигли. А потом случилось то, что и должно было случиться. Очередной опыт с пространством вдруг стал неуправляемым. Ткань пространства рвалась как паутина, менялись метрики пространства, время начало скакать, и самое главное, некоторые основные микроэлементы этой части вселенной, вдруг стали замещаться другими. Люди просто умирали, потому, что их кровь отказывалась переносить кислород из-за того, что из нее исчезло железо, его заменил другой элемент. Какой, этого никто, никогда не узнает, потому, что проверить это было уже некому. Библиотека, существовавшая автономно, исправно получала информацию. Автоматы, когда-то созданные древней расой для облегчения своего труда, продолжали какое-то время исправно выполнять свои функции. Но проходило время, а их трудом не пользовались, результаты их деятельности не были востребованы. Те, ради кого эти аппараты были сделаны, перестали существовать. Но пострадал не только животный мир и люди. Метрики пространства скакали как необъезженные кони, а за ними скакала и планета. Она, то исчезала из этого участка вселенной, чтобы оказаться в другом, то возвращалась на свое место. Но в природе есть закон, по которому выходило, что если в одном месте пространства что-то исчезло, то это место будет тут же, по меркам вселенной, занято чем-нибудь другим. И тогда уже при возвращении планеты на прежнее место, чтобы избежать столкновения планет, само пространство выбросило этот мир, в образовавшуюся где-то пустоту. Здесь ее и обнаружил один из богов. Он заново создал на ней новую жизнь, приспособил автоматы, для нужд новообразованной жизни, попросил единорогов контролировать планету. Те, на протяжении огромного количества времени, исправно посещали этот мир.

Идиллия продолжалась ровно до того времени, пока чужой бог, не положил глаз на эту планету. Этим богом был бог-дракон. Все бы кончилось печально, но симбиоз молодой драконы и магического искусственного интеллекта, наследия тех самых древних, позволил уничтожить бога-дракона, однако, смерть бога в масштабах одного мира вызывает сильнейший катаклизм. В результате этого, локального конца света, мир лишился большинства своих магов, да и население сильно сократилось. Плюс ко всему, другой бог воспользовался ситуацией и чужими руками попытался прибрать этот мир себе. Его помощь заключалась в том, что он зацепил второй конец стационарного портала за этот мир. Сюда хлынул поток хищных тварей, населяющих тот, враждебный мир. Они не только уничтожали все живое, они еще и скрещивались с местными формами, их биологические жидкости были опасны для местных животных и людей. Так происходили мутации. Если бы не Гайер, с заложенными в него функциями по контролю за стабильностью существования планеты, то все могло бы кончиться обычным мертвым спутником местного светила, но Гайер смог изолировать место подсоединения портала. Вот такое стабильное состояние я и застал в свое первое посещение этого мира.

Сейчас портал отцепился от планеты и все твари, которые не успели убраться в закрывающийся портал, постепенно будут уничтожены или умрут естественной смертью.

Нахлынувшая информация надолго вывела меня из моего обычного состояния. Я, как будто отключился и сидел с открытыми глазами, ничего не воспринимая. Татьяна перепугалась. Вот только недавно я в ипостаси дракона летал кругами и опылял зараженный участок планеты, но стоило мне принять человеческий облик, как я застыл в сидячем положении. Татьяна решила рискнуть и влепила мне звонкую пощечину. Моя голова мотнулась, и в глазах стали появляться признаки разума. Наконец я очнулся. Потер свою щеку. Странно, моя защита не сработала и позволила Татьяне нанести мне слабый, но удар. Может моя защита отслеживала ментальную составляющую этого поступка Татьяны. Как бы там ни было, но я пришел в себя. Был уже конец дня, и мне следовало хорошенько накормить нас, так как мы пропустили время обеда. Я поинтересовался у Татьяны, что бы она хотела покушать, и стал расставлять тарелки и чашки с заказанными блюдами. Татьяна, не смотря на мое предупреждение, пробовала экспериментировать с заказом блюд. Но пока все заканчивалось хорошо. Я, еще в первый раз, вытащил из ее хорошенькой головки названия и представления о тех блюдах, которые она пробовала в жизни. Пока мы укладывались в этот перечень.

Вкусно поели. Я даже стал замечать за собой, что повторил заказ Татьяны, включая сладкое. Полюбовались необычным закатом, но как-то вяло. Или все прискучило, или мы сильно устали. День прошел в напряженной трудовой деятельности, не знаю, как Татьяна, но я устал как собака. Задумался над мыслью и рассмеялся. Собака, которая охраняет дом или которая резвиться на лужайке перед домом своего хозяина. Что-то тут никакой запредельной усталостью и не пахнет. Вот лошадь, на которой скачут или бык, на котором пашут, те, действительно, устают, некоторые даже смертельно. Татьяна тоже не отдыхала. Целый день ссыпать пудру в воздух, перетаскивать мешки, даже с помощью амулета облегчения веса, это все равно, тяжелый физический труд.

Предложил лечь пораньше. Поставил возле лагеря защиту. Татьяна заинтересовалась, попыталась рассмотреть магические плетения, все же у нее началось практическое освоение магии. Вот сегодня работала с амулетом, воздействующим на притяжения предмета к планете. Однако вскоре поняла, что ничего вразумительного не видит и ее энтузиазм угас. Ничего, завтра с утра посмотрим, что стало с плесенью и если все нормально, то можно лететь к пещере драконов, там ее многому научат. С этими мыслями я и уснул, чуть позже Татьяны.

.4. Заперто.

* * *

В этот день встали поздно. Выспались всласть. По очереди сбегали за бархан в кустики, хотя кустов здесь, на несколько десятков километров не наблюдается. Потом умывание и завтрак. Умывались из новеньких фляжек. Те блестели на солнце, все же серебро и золото на них было начищено, а драгоценные камни, сами по себе сверкали своими гранями. Завтракали молча. Я вытащил из кармана то, что заказала Татьяна, а самому хотелось свежего мяса с кровью. Видимо это последствие длительного пребывания в теле дракона. Сегодня нужно себя особенно тщательно контролировать. Не хватало сорваться, и кинуться пожирать какого-нибудь зверя. Хотя, кого найдешь в этой пустыне. Здесь только змеи и глархи. Ни тех, ни других мне не хотелось ни увидеть, ни сожрать. Я предупредил Татьяну, что буду завтракать отдельно, так как у меня специальный рацион, который ее будет только нервировать. Та предположила, что это какие-нибудь гады. Я только многозначительно пожал плечами. Забрав один из кариматов, ушел за песчаный бархан, конечно не туда, куда мы бегали за кустики. Я вытащил из пространственного кармана кусок сырого оленьего мяса, и слегка деформировав челюсть и зубы, начал его рвать и заглатывать куски целиком. Драконья сущность требовала свое. Видимо я рычал, потому что, даже в полу-обращенном состоянии сознание дракона брало свое. В какой-то момент я почувствовал чей-то взгляд, повернув окровавленную морду я увидел на вершине бархана Татьяну. Увидев меня, она вскрикнула и испуганно скрылась за барханом. Догонять ее не было смысла. Вид у меня сейчас был не самый приятный, да еще вся морда в крови. Когда я наелся, то вымыл рот и, вернувшись, извинился перед Татьяной. Она была сильно напугана. Все время отодвигалась, стараясь чтобы между мной и ею было достаточно большое расстояние. Как будто оно могло ее спасти, если бы я захотел напасть.

Татьяна, вчера я слишком долго был в теле дракона. Мне нельзя в нем находиться более пяти, шести часов. Но и процесс опыления прекращать было нельзя. Я думаю, что такое мое состояние пройдет к завтрашнему дню. Как бы мне не было плохо, на тебя я не брошусь. Не держи в голове такие мысли. Да, в ипостаси дракона я убивал и ел свежую дичь. Так меня учила моя, даже не знаю, как сказать, по крови, получается, как мать, а по отношению ко мне и по поступкам, как старшая сестра. Когда вы познакомитесь, то ты меня поймешь. И прекрати держать меня за монстра. Ведь я тебе честно признался, что я дракон. Моя задача, доставить тебя к твоему учителю, а может и к учителям. Они сами определяют, чему учить, как учить и кто будет учить. Я, уже сейчас мог бы научить тебя тому, что умею сам, но мне кажется, что не нужно торопиться. В твоем случае желательно, чтобы обучение было очень качественным, так что постарайся не сорваться в ближайшие два дня, пока мы добираемся до места. А теперь приготовься, сейчас уберу посуду, и мы полетим, не так как вчера, а как я тебя нес до этого.

Засунув грязные тарелки и спальные принадлежности в пространственный карман, я подошел к Татьяне и протянул руки для того, чтобы она уселась на них поудобнее. Татьяна колебалась буквально пару секунд, а потом, обхватив меня за шею, забралась мне на руки. Взмахнув крыльями, грузно оторвался от песка, вчерашний полет сильно вымотал меня. Набрал высоту, чтобы было не холодно, но и не жарко и взял курс на горы в направлении пещеры драконов. Так я тащил Татьяну до обеда. Чтобы перекусить, я спустился на землю, а точнее на песок, и мы перекусили тем, что сами пожелали. Во мне уже не было непереносимого желания съесть сырое мясо, поэтому я, наказывая себя, достал контейнер с тем отвратительным пюре и, вскипятив воду, развел концентрат. Татьяна смотрела на это с удивлением. Она уже привыкла, что я достаю готовые блюда их своего кармана, а тут мне пришлось разжигать примус и кипятить воду. Было видно, что Татьяна еще помнит вкус этого концентрата. Вскоре с обедом было покончено и мы снова отправились в полет. К вечеру показались горы. Пока это были лишь какие-то сгустки на фоне безоблачного неба. Они сами, напоминали облака, так что завтра к обеду будем в пещере. Сегодня пришлось ночевать на бархане. Поужинали нормально, а вот среди ночи поднялся сильный ветер, и нас стало заносить песком. К тому же он лез в рот, забивал нос. Я пытался поставить защиту, но ничего не срабатывало, толи аномалия какая-то, толи песок экранирует магию. Так что пришлось замотать лицо полотенцами. Спать было невозможно, и поэтому, я подхватил Татьяну и стал подниматься все выше и выше. Как только облачность расступилась, и показались звезды, я взял курс на знакомые вершины. Лететь было тяжело, так как ветер был встречный, да еще вверху было очень холодно. Такой контраст с температурой в самом низу заставлял недоумевать не только меня, но и Татьяну. Так, борясь с ветром и низкой температурой, мы все же все ближе и ближе приближались к горам. Наконец ветер стих. Толи горные вершины закрыли нас от него, толи он на самом деле стих, было не понятно, но это интересовало нас в последнюю очередь. Я уже нашел глазами знакомую вершину и стал снижаться, стараясь подлететь на площадку пред пещерой на нужной высоте и скорости. Вот, наконец, мои ноги коснулись грунта на поверхности площадки и я, погасив скорость, ссадил Татьяну со своих рук.

Перед нами зиял зев входа в пещеру. Следов обвала уже не было видно, видимо Молния постаралась благоустроить вход в пещеру. Я поманил Татьяну за собой и направился вглубь пещеры. Дойдя до середины, наткнулся на плотную невидимую стену. Все ясно, драконов дома нет. Причем, улетели они надолго, так как, отправляясь на охоту, Молния никогда не ставила такую защиту. Придется общаться на расстоянии.

Молния. - Мысленно позвал я.

Ой, Макс! Ты уже здесь, у нас?

Да. Даже больше, я у входа в нашу пещеру. Обнаружил защиту и решил связаться с тобой.

Понимаешь, Макс, нас собрал король на Большой Совет. Нужно что-то решать с плесенью. Пробовали огнем, но ничего не выходит. Встретимся, расскажу больше, а то на расстоянии тяжело донести до тебя все.

Ясно, давай мы прилетим к вам туда. Я не один. Потом познакомлю тебя с моей попутчицей.

Нет Макс. Ты будешь долго добираться. Давай сделаем так, я прилечу и заберу вас оттуда. У нас, сейчас, наметился небольшой перерыв, так что успеем.

Молния, тут такое дело. Моя напарница, она без крови дракона, так что полет, в твоем стиле, может не выдержать.

А магией она владеет?

Вот я и привел ее, чтобы ты посмотрела. Мне кажется, что да, но ты же знаешь, какой я маг.

Ладно, что-нибудь придумаю. Ждите, скоро буду.

Через полтора часа, Молния появилась перед входом в пещеру. Мы отступили в проход, так как на площадке было не так уж много места. Когда Молния остановилась, а затем ее догнал звук летящего дракона, то мы вышли ей навстречу. Я, как уже делал много раз, обнял ее за нос, а потом представил ей мою подопечную. Пока Молния обследовала магические возможности девушки, я рассказал немного о ней. По вытянувшимся, слегка испуганным глазам Татьяны, было понятно, что она не ожидала увидеть такого огромного дракона. Видимо помнила мои габариты. Это хорошо, что она не встретилась с Красным. Вот уж где громадина, так громадина.

Как только Молния вошла с Татьяной в ментальный и магический контакт, ту начало слегка потряхивать, несколько раз, по телу, пробегали судороги. Наконец, обмякшее тело девушки плавно опустилось на землю. Молния, не транслируя мне ни слова, подхватила оба наших тела и взмыла ввысь. Перелет в ее когтях занял около сорока минут. Я бы летел своим ходом часа четыре. Когда Молния оставила нас на земле, я бегом бросился к Татьяне. Та лежала в той позе, в какой ее выпустила из лапы Молния. Я проверил дыхание и пульс. Все было в норме. Молния, наблюдая за моими действиями, сообщила мне, что Татьяна будет без сознания целый день. Она ведь не дракон, как я или Михалыч. Для Татьяны, Молнии пришлось применить несколько другие заклинания, воздействующие на тело и кости. Теперь Татьяна сможет переносить такие полеты, не теряя сознание, да и падение в воды озера выдержит метров с шестидесяти, семидесяти.

.5. Большой Совет.

* * *

Татьяна все еще была без сознания. Я взял ее на руки и понес во дворец, а куда еще больше идти, если Молния принесла нас прямо внутрь дворцового комплекса. Он строился специально для таких посетителей, как Молния, так что и соответствующая посадочная площадка и огромные окна в тронном зале, все было для драконов. Самой Молнии видно не было, видимо она вернулась к прерванному совещанию, так что я направился к парадным дверям. На подходе к ним меня встретили вооруженные охранники. Знакомых лиц не было, и я был вынужден просить о встрече с начальником караула. Через некоторое время к крыльцу приблизился один из гвардейцев, с которым мы совершили путешествие в Город Мертвых. Увидев меня, он разулыбался и попросил не обижаться на рьяную охрану, так как сегодня во дворце проходит расширенное совещание с участием всех правителей, называемое Большой Совет. Потом обратил внимание на девушку у меня на руках и, сделав встревоженное лицо, поинтересовался кто это и что с ней. На первый вопрос я ответил, что это тайна, а то, что она без сознания, так это было сделано драконой Молнией для ее же блага. Поэтому мне нужно пройти во дворец и разместить мою подопечную в каком-нибудь помещении с кроватью и служанкой, а самому попасть на проходящее совещание. Не могу же я прийти туда с девушкой на руках.

Ничего не получится, господин Макс. По приказу короля весь дворец очищен от посторонних. Во дворце находятся только участники совещания. Объявлена повышенная секретность. Так что либо оставляйте эту девушку здесь, либо несите ее с собой.

Поразмыслив, я решил, что руки у меня не отвалятся, а вот оставлять ее сейчас здесь нельзя. Если она придет в себя и увидит, что ее окружают вооруженные гвардейцы, то еще не известно, что придет ей голову, а девушка она боевая, да и магия у нее есть, правда, пользоваться она ей не умеет, но именно это может быть еще страшнее. Ладно, понесу с собой. Я сообщил охране, что направляюсь к королю и если необходимо, то они могут меня сопровождать, на что получил разрешение, но без сопровождения. Оказывается охране запрещено переступать порог дворца, а насчет девушки буду разбираться с королем и канцлером лично. Что же, меня это устраивало, и я направился в тронный зал. Уже на подходе стал различать гул голосов, чувствовалось, что разговор идет на повышенных тонах. Пройдя насквозь последний коридор крыла я, открыв дверь ногой, вошел в тронный зал. Спор, так сильно слышимый до этого, моментально смолк.

Здравствуйте уважаемые! Вижу, что несколько опоздал к началу ваших дебатов, поэтому, не соблаговолит ли кто-нибудь помочь мне уложить эту девушку на какую-нибудь кушетку, и тогда я с удовольствием включусь в вашу полемику.

Из-за стола поднялась королева и, пройдя ко мне, взглянула на Татьяну, а затем, кивнув мне головой в направлении кушетки, стоящей возле стены, первой направилась в ту сторону. Я поспешил за ней и с помощью королевы удобно уложил Татьяну. После этого я, было, направился к собравшимся, но королева остановила меня.

Макс, кто эта прекрасная незнакомка? Почему она без сознания, и как так вышло, что она неподобающе одета.

Это Ваше Величество, девушка из моего мира. Она пообщалась с нашей Молнией и после этого находится в таком состоянии. Учитывая то, что она не знает здешний язык, оставить я ее нигде не мог, поэтому и принес сюда. А как долго она будет в таком состоянии, думаю, нужно спросить у Молнии. А что касается ее одежды, то это наша специальная форма, для нахождения в пустыне, вы же понимаете, что там нет никакой возможности ходить не то что в бальном, а даже в обыкновенном платье. Извините меня, Ваше Величество, но мне нужно срочно переговорить с собравшимися по поводу плесени. Думаю, что после этого напряженность несколько спадет, и мы сможем вдоволь пообщаться все вместе на более приятные темы.

Поклонившись королеве, я направился к столу, за которым находились люди, головы драконов же раскачивались высоко над столом.

Итак, господа, приветствую вас всех на этой благословенной земле. Так уж получилось, что я одним из первых побывал на месте крушения чужого космического корабля. Побывал у него внутри и осмотрел все снаружи. Встречался с порождениями внеземного разума, которые были очень агрессивны и, не побоюсь этого слова, опасны. Наша экспедиция состояла из четырех особей: две были людьми, а две драконами. В частности, со мной был один маг из моего мира, который хорошо разбирался в механизмах и механических мозгах такого корабля. От драконов присутствовали Молния и ее сын, Малыш. Нами были выявлены четыре формы жизни, привезенные этим кораблем и три формы неорганических существ, которые имели возможность ментального управления живыми существами. Две такие не живые формы вели себя явно агрессивно и являлись охранниками, а вот третья форма была пассивной, но как оказалось, самой опасной. Она, при прямом контакте подавляла волю и разум реципиента и впоследствии подсаживала сущность Кровавого бога непосредственно в разум реципиента. Как оказалось, это было второе вторжение такой формы. Первая была около пяти тысяч лет назад. Если кто помнит, то это те самые времена Кровавого бога. Нашей группой такая опасность была полностью ликвидирована. Формы органической жизни, доставленные кораблем, умерли от естественных причин и были нами сожжены, дабы не распространять болезнетворные вирусы, привезенные с другой планеты. Последним остаточным явлением была плесень. Благодаря работе ученых было выявлено, что она не переносит контакт с одним из металлов моего мира. Изготовив специальный порошок я, вместе вот с этой девушкой, обработали зараженную поверхность вокруг упавшего чужого корабля. Результат обработки положительный, пока рецидивов нет.

Макс - прервал меня король - ты тут нес такую заумь, что мы ничего не поняли. Ты можешь ясным и понятным языком сказать нам, есть какая-либо опасность для нашего мира или нет.

В настоящий момент никакой опасности нет. Зона полностью очищена, все опасные артефакты покинули ваш мир или были уничтожены. Животные, вырвавшиеся на свободу, не пережили встречи с этим миром, а их трупы были нами уничтожены.

В этот момент к нам подошла королева. Она поинтересовалась у меня, что нужно делать с девушкой. Я обратился к Молнии, чтобы она разъяснила нам, как долго продлиться такое состояние Татьяны и что нам делать. Молния порекомендовала устроить девушку в кровать как можно удобнее, так как сон продлиться несколько дней. Королева решила устроить Татьяну в одной из гостевых комнат дворца и приставить к ней сиделку. Я поинтересовался у Молнии, нельзя ли в таком состоянии подучить Татьяну зангрийскому языку. Молния задумалась, а затем сообщила, что передавая Татьяне, магические знания и навыки плотным потоком вынуждена была включить и знание зангрийского языка, так как сопутствующая информация идет на языке планеты, да и сам язык очень хорошо приспособлен для понимания и объяснения сущности магических действий.

В это время все собравшиеся пришли к выводу, что экстренное совещание можно заканчивать, раз проблема устранена. Тронный зал стал пустеть, все драконы, кроме Молнии и Малыша улетели в свое гнездо. Из людей остались только король с королевой и Тиренз. Глаза последнего все время сползали на то место, где спала Татьяна. Это заметил не только я, но и королева. Эмкарна подошла к Тирензу и что-то тихо сказала ему, на что он покраснел, но ответил утвердительным кивком. А королева, оставив сына, уже подходила ко мне.

Скажите Макс, а кем вам приходится эта девушка, и что вас с ней связывает? Вы же понимаете, что это не праздное любопытство, хотя не скрою, мне самой это очень интересно узнать, но мне важно и то, как нам с ней себя вести и к какому сословию ее можно отнести.

Ваше Величество, я затрудняюсь ответить на вопрос о ее сословном происхождении, могу только сказать, что она является дочерью очень сильного мага и сама имеет чрезвычайно высокий магический потенциал. Я пообещал ее отцу сопроводить ее в Зангрию, так как только здесь она может получить квалифицированную помощь от местных магов и магических существ. Вы же знаете, чем чреваты спонтанные выбросы магической силы у непроснувшегося мага. Она уже смогла получить магическое обучение на базовом уровне, плюс что-то внесла Молния. Конечно, ей было бы очень полезно поучиться у сильного человеческого мага, так как я сам, получая магические знания у драконов, почерпнул только теорию, а такие атрибуты кастования, как пассы руками, они мне преподать не смогли.

Макс, я ведь начала этот разговор еще и с такой целью, чтобы выяснить, не состоите ли вы с этой девушкой в браке или может быть, вы ухаживаете за ней?

Да нет, Ваше Величество, она еще очень молода, по меркам моего мира, к тому же является дочерью моего друга и кровного брата, так что у меня на нее нет никаких планов, в отличие от Вас.

Вы проницательны Макс. Не скрою, девушка мне очень понравилась. В ней чувствуется порода. Кроме того вы не могли не заметить, как на нее смотрел мой сын. Признаюсь честно, я не вижу в его окружении, подходящей для него партии. Есть и еще одна тонкость. Нам нужна свежая кровь. Так что учтите, я положила глаз на вашу подопечную. Единственное, что могу пообещать, что не буду форсировать события, да и сын должен присмотреться к ней. Вот, кстати, он ведь является очень сильным магом. Еще немного, и он полностью восстановиться после того магического истощения, когда вы вытащили его из Города Мертвых. Так что он может позаниматься с вашей протеже, ну и узнает ее поближе. Вы ведь будете не против?

Я поклонился королеве и вслух выразил восхищение ее умом, дальновидностью, проницательностью и житейской мудростью. Королева улыбнулась мне и, погрозив пальчиком, укорила меня в том, что я льстец. Я только развел руками.

.6. Диагностика Татьяны.

* * *

Через некоторое время во дворце появилась прислуга, и я смог отнести Татьяну в одну из гостевых комнат. К ней приставили несколько горничных, которые помогут ее вымыть и привести в порядок волосы и подберут одежду. Я с легким сердцем оставил ее на попечение слуг, а сам отправился к королю. Наша встреча проходила в рабочем кабинете Тария. Я, извинившись, что не смог сразу вручить ему свой подарок, достал из кармана инкрустированную фляжку и передал ее королю. Тот не смог скрыть восхищенного возгласа. Он сообщил мне, что старая фляжка, теперь, будет использоваться для воды, а в новую, он нальет свой бренди. Этого и следовало ожидать. Тогда я достал еще две и попросил его вручить их королеве и принцу. Поинтересовался, где сейчас Артиза. Оказалось, они уехали на родину к единорогу. Я решил, что они получат свои подарки, когда я встречусь с ними. С королем мы беседовали часа полтора. Он рассказал мне о своих успехах в развитии экономики страны. Прошло слишком мало времени, чтобы говорить о каких-то глобальных изменениях. Сейчас, скорее всего, люди просто пытались усвоить и понять новые реформы государства. Потом я направился в свою комнату, которая была закреплена за мной с самой свадьбы Артизы. Там я помылся, привел себя в порядок и к обеду вышел так, как и положено было являться придворным, на королевский обед. Все чинно расселись. Началась неторопливая беседа, в зале стоял легкий гул. Королева и Тиренз поблагодарили меня за подарки. Эмкарна, по секрету, сообщила мне, что драконы намекнули ей, будто Артиза заглянет к ним денька через два. Что же, для меня все удачно складывается. Я горел желанием встретиться с единорогом. Нужно было расспросить его о последствиях получения такого объема информации, а так же рассказать ему, где находится вход в библиотеку. Вообще, после посещения библиотеки я начал задумываться, а для людей ли она создана? Получив такой огромный объем информации, я с удивлением понял, что большая его часть для меня бесполезна. Положительным можно было назвать только то, что Библиотека оптимизировала мой мозг и мою память. Внесла очень интересные дополнения и увеличила скорость обработки информации.

После обеда я, побродив немного по дворцовому парку, решил навестить Татьяну. Нужно было проверить, как она себя чувствует, ведь, судя по реакции ее организма, Молния обрушила на нее огромный поток информации. Скорее всего, Татьяна сейчас в таком же состоянии, как и я, когда получил информационный шок от Библиотеки древних. Не исключено, что она может совершать какие-то поступки, совершенно не осознавая их. Я направился к ее временным покоям, уже подходя в коридоре к последнему повороту, я услышал негромкую ругань. Угадывались женские и мужской голоса. Повернув за угол, я увидел принца и двух служанок, которые явно пытались не пустить его в комнату, где лежала Татьяна. Увидев меня все замолчали. Я неспешно подошел к ним и, предложив служанкам немного отдохнуть, так как я потрачу около часа на анализ состояния Татьяны. Как только они ушли я обратился к принцу.

Дорогой Тиренз, я вижу, вы настойчиво пытаетесь добраться до моей подопечной. Какие цели вы преследуете, если это не секрет?

Макс, не вгоняйте меня в краску, вы прекрасно знаете какие. Я хочу ее получше рассмотреть, так как в тронном зале мне не дали к ней приблизиться достаточно близко.

Принц, но ведь, если бы мы спросили у любой женщины, можно ли вам ее рассматривать, когда она спит, то я больше чем уверен, что мы получили бы твердый отказ.

Вы правы, но ведь у меня может потом просто не быть такой возможности. Вдруг вы ее увезете, как только она проснется.

Хм... В некотором роде вы правы. Давайте сделаем так, я сейчас зайду в комнату и проверю, в каком состоянии находится ее внешний вид. Если нет ничего, что бы ее компрометировало, то я приглашу вас, и вы будете находиться в комнате, пока я проверю ее физическое и душевное состояние. И еще одно, эта девушка, по меркам моей страны еще очень молода. Она даже не закончила начального образования. Для того чтобы она смогла устроить свою жизнь в нашем государстве, ей еще нужно учиться на протяжении пяти, а то и восьми лет. Ее отец, мой большой друг и кровный брат, надеется на то, что она сможет закончить свое образование, и только потом уже будет думать об устройстве своей личной жизни.

Я прошел в комнату и осмотрел ее, чтобы нигде не валялись предметы женского туалета, а когда убедился, что все нормально, то подошел к кровати и осмотрел Татьяну. Она спала. Лицо было умиротворенным, одеяло закрывало ее так, что сверху лежали только руки. На ней была надета ночная рубашка, которая по меркам Земли была более чем скромной. Так что все было нормально. Из всего мне не понравилось только неровное, прерывистое дыхание, как будто Татьяна что-то напряженно делала. Решил заняться этим позже, когда разберусь с принцем. Я прошел к двери и, открыв ее, пригласил принца в комнату. Тот робко прошел внутрь. Куда-то делся весь его боевой настрой. Так-то, он парень был видный. Рослый, в меру мускулистый, достаточно умный, если исходить из того, что смог сохранить себя и половину своего отряда в Городе Мертвых, а самое главное, что он был принц. Все, как и мечтала Татьяна. Нужно его заставить поухаживать за ней сейчас. Пусть будет готов дать ей воды или поправить подушки. Так что усажу-ка его прямо к кровати, а сам могу тестировать организм Татьяны с любого места в этой комнате. Подведя принца к стулу, который стоял рядом с изголовьем, я предложил принцу сесть на него, и пока я буду заниматься диагностикой, следить за состоянием девушки и если необходимо, то дать ей воды, поправить подушки или одеяло. Отойдя к стене, я сел на стоящее там кресло и, закрыв глаза, ментально соприкоснулся с аурой Татьяны. Осмотрел ауру на наличие разрывов или вздутий, затем оценил цвета отдельных частей ауры. Было видно, что Молния изменила костяк девушки, мышечный тонус был предельно поднят. Как это вязалось с расслабленными мышцами лица, я не понимал и поэтому обратился к Молнии. Та мне не смогла сказать ничего вразумительного, мол, так и должно быть, но я же видел, что отдельные мышцы тела неимоверно напряжены. Когда девушка очнется, то долго не сможет использовать эти мышцы. Войдя в сознание Татьяны, я начал поочередно расслаблять такие мышцы. В мозге отчетливо виделись максимально возбужденные участки и, снижая их возбуждение, я постепенно получил более или менее ровный фон.

От кровати послышались слова Тиренза, что дыхание Татьяны выровнялось, и она что-то шепчет. Я прислушался и на грани слышимости уловил, что она просила пить.

Принц, дайте ей воды. Не нужно много. Всего несколько небольших глотков.

По тому, как цвета ауры начали, из интенсивных, преображаться в более спокойные тона, я понял, что у принца получилось напоить девушку. Тихонько сказал Тирензу, что девушка уже напилась. В это время в дверь постучали, и в приоткрывшуюся дверь заглянула одна из служанок. Как выяснилось из ее порывистых высказываний, то час уже прошел, к тому же, сюда идет королева. Тиренз напрягся, но я успокоил его и посоветовал не паниковать, так как я сам дал ему разрешение присутствовать здесь.

Дверь полностью распахнулась и в комнату стремительно вошла Эмкарна. Она уже набрала в легкие воздуха, чтобы начать отчитывать сына, но я ее опередил и сообщил ей, что мы провели диагностику состояния девушки, так как драконы не имеют богатого опыта воздействия на человека с помощью ментальной магии. Мы успели вовремя и смогли подправить некоторые дефекты, которые обнаружили в процессе диагностики. Принц мне очень помог, так что не следует его ругать, а вел он себя воспитанно. Эмкарна, не была бы королевой, если бы не указала нам, что мужчинам нельзя находиться в комнате с девушкой наедине, тем более что она не одета. Я извинился, но напомнил королеве, что мы присутствовали здесь как лекари, а не как мужчины. Служанки стояли, открыв рот. Видимо Эмкарна могла поставить на место любого.

Я поднял руки в знак примирения и сообщил всем, что мы уже закончили и надеемся, что к вечеру девушка придет в себя. Ей будет сложно ходить, у нее, скорее всего, будет временное нарушение координации, что должно пройти к следующему утру, так что когда она начнет передвигаться, ей нужен будет сопровождающий. Может быть, принц возьмет на себя это нелегкое бремя и поддержит новую гостью. Королева слегка задумалась, а потом кивнула и, позвав меня за собой, велела принцу ждать ее в своей комнате. Мы оба вышли за королевой и разошлись в разные стороны.

.7. Посиделки с королевой.

* * *

Эмкарна быстро шла по коридору, а я, приотстав на два шага, как и было положено во дворце, следовал за ней. Она дошла до своего кабинета, охрана распахнула перед нею двери и королева с порога крикнула мне через плечо, чтобы я следовал за ней. Это было выполнено в таком тоне, что даже глупец понял бы, сейчас начнется экзекуция. Я вошел, и Эмкарна, усевшись в свое рабочее кресло, кивнула мне на кресло перед столом.

Ну, все. Теперь можно не лицедействовать. Рассказывайте, Макс, что это вы устроили с моим сыном.

Да, в общем-то, ничего такого, что могло бы бросить тень, как на вашего сына, так и на мою подопечную. Когда я поднялся на этаж и шел по направлению к комнате Татьяны, я услышал громкий спор. Это служанки не хотели пускать принца в комнату с девушкой. Я отослал служанок часок отдохнуть, сообщив им, что все это время я буду проводить диагностику состояния девушки. Когда служанки удалились, то принц попросил у меня разрешения взглянуть на Татьяну, так как в тронном зале ему не дали ее рассмотреть. Я объяснил ему, что эта девушка, по нашим меркам, очень молода и еще не закончила своего обучения. В нашем мире, для того, чтобы она получила полное образование ей нужно еще учиться где-то, лет пять, шесть. Не думаю, что она выберет специальность лекаря, иначе это растянется лет на восемь. Памятуя о нашем с вами разговоре, я решил дать ему привыкнуть к этой девушке. Поручил ему сидеть рядом с ней и, если она захочет воды, то напоить ее или поправить подушки. Сам же, действительно занялся диагностикой и выяснил, что у драконов совершенно нет опыта работы с людьми на ментальном уровне. Татьяна, наверное, была третьим человеком, после меня и ее отца, кого драконы учили обычной магии. Я, в этом деле, не преуспел, и был отбракован на этапе обследования моих возможностей. Отец Татьяны получил обучение в исключительно малом объеме, так как время нас тогда поджимало, если вы помните, то плесень распространялась по пустыне достаточно быстро. В Татьяну же Молния решила вложить не только теоретические знания использования заклятий, но и практические навыки вместе с мышечными ощущениями и мышечной памятью. Вот это последнее, и вошло в противоречие с центральной нервной системой девушки. Когда я осматривал ее ауру, то натолкнулся на очаги чрезмерного возбуждения двигательных центров. Как мог я погасил такое возбуждение, но у девушки будут сильные мышечные боли и несогласованность движений в течение нескольких дней. Поэтому я попросил принца быть ее сопровождающим.

Как вы думаете, Макс, у них может что-нибудь получиться? Я имею в виду любовь и супружество.

Не исключено, Ваше Величество. Девушки нашего мира, все поголовно, мечтают о принце на белом коне. Ну, это я так образно говорю. Но о принце, это точно, и она не исключение. Просто у нас пишут много любовных романов. Если по мне, так глупость несусветная. Где же всем принцев набрать. Вот у вас, на всю страну один принц, а у нас, ну пусть тысяча, да хоть десять тысяч, все равно, на всех не хватит. И все это прекрасно понимают, но все равно, в тайне мечтают.

Да, трогательно. Если честно, то и я была такой же дурочкой, но теперь речь идет о моем сыне и мне бы хотелось получше узнать эту девушку.

Если вы не забыли, то я говорил, что привез ее сюда для того, чтобы она смогла обучиться магии. Это займет некоторое время. Долго мы задерживаться не можем, но пять, семь дней будем гостить у вас. Я постараюсь сделать так, чтобы вы смогли пообщаться с ней в непринужденной обстановке. Думаю, не стоит говорить о том, что она в жизни не видела ни одного короля или королеву живьем, то есть не на картинке. Так что прошу вас о снисхождении к моей подопечной.

Да ладно вам, Макс, я же не всегда была королевой. В мое время, принц был тоже, один, и мне необычайно повезло, что человек, которого я полюбила, оказался еще и принцем, а впоследствии и королем.

Я рад, что вы меня понимаете. Более того, я рассчитываю, что Тиренз поможет Татьяне попрактиковаться в предметной магии. Покажет, как пользоваться артефактами, да и просто окажется приятным собеседником. Для нее, после жизни в продвинутом техническом мире, все окажется непривычным и будет пугать, так что хотелось бы, чтобы в ее окружении были люди, понимающие это. Она девушка умная и быстро научится придворным манерам и этикету. От себя могу сказать, что она была мне хорошим, надежным попутчиком и неоценимым помощником, в процессе нашей акции по уничтожению плесени.

Королева позвонила в колокольчик, и через некоторое время служанка внесла небольшой поднос с легким вином и сладостями. Я, вспомнив о том, как Артиза уплетала мороженное на Земле, засунул руку в пространственный карман и вытащил пачку сливочного мороженного глазурованного шоколадом и посыпанное толчеными орехами. Предложил королеве попробовать то, что так понравилось ее дочери в моем мире. Показал, как его можно развернуть из обертки и попросил не торопиться, так как оно очень холодное. Весь последующий разговор сводился к тому, как можно в Зангрии выпускать такой вкусный продукт. Мои расспросы показали, что молока, похожего на коровье, здесь нет. Доили животных, похожих на коз, но их молоко было жирным и имело специфический запах. Из него приготовляли мягкий сыр, который есть, было невозможно. Затем его сушили в тени до твердого состояния. Вот такой сыр ели только тогда, когда отправлялись в дальнюю дорогу. Подумав, я пообещал королеве, что постараюсь притащить сюда несколько телят обоего пола, которые со временем начнут размножаться. Взрослые коровы станут давать молоко, которое сможет значительно расширить диапазон местных блюд, да и скотину можно будет забивать на мясо. Однако для этого нужно покончить с оставшимися дикими драконами и попросить разумных, не нападать на новых животных. Увеличивая поголовье, можно будет распространять таких животных в крестьянские хозяйства. Вместе с животными я передам инструкцию, как за ними ухаживать. Возможно, подберу еще животных, для переселения сюда. Нужно будет переговорить с королем, в чем Зангрия испытывает нужду. Есть животные, которые очень быстро размножаются. Однако существует и опасность, что вы получите избыточное количество таких особей. Оптимально, для таких животных должны существовать природные враги-хищники. Они будут регулировать их поголовье. Все это можно будет установить опытным путем в огороженных специальных фермах.

За беседой, вторая половина дня пролетела незаметно. Внезапно охранники постучали в дверь, и на разрешение королевы в дверь вошла одна из служанок, оставленных в помощь Татьяне. Она сообщила, что девушка пришла в себя, но встать не может и очень напугана. Мы с королевой переглянулись и, не сговариваясь, припустили бегом к уже знакомой комнате. Служанка бежала за нами следом.

.8. Пробуждение.

* * *

Мы вбежали в комнату и остановились. Татьяна лежала на кровати и беззвучно плакала. Огромные слезы катились из ее глаз. Я начал ее успокаивать на нашем родном языке. Говорил ей, что я ее не бросил, а то, что сейчас испытывает она, это последствия пробуждения в ней магии. Что она теперь будет настоящей волшебницей или магом, как ей больше нравиться, так как я сам не знаю, в чем между ними разница. Татьяна несколько успокоилась и пожаловалась мне, что не ощущает своих рук и ног. И вообще, последнее, что она помнит, это то, как мы взлетели из пустыни, когда поднялся сильный ветер. Тут я краем глаза заметил, что королева напряженно вслушивается в наш диалог. Я понял, что нам нужно переходить на местный язык, и я спросил Татьяну, как она себя ощущает в целом, на зангрийском языке. Глаза девушки удивленно расширились, потом в них мелькнуло понимание и она, слегка коверкая слова, ответила мне, что если она начнет ощущать свое тело, то это будет предел ее мечтаний. Королева улыбнулась и в свою очередь поинтересовалась, не нужно ли ей чего-нибудь. Я, предвосхищая ответ Татьяны, представил ей Ее Величество, королеву Зангрии, госпожу Эмкарну. Глаза Татьяны были, как у нас говорят, по семь копеек. Потом она взяла себя в руки, да и уловила, что не нужно посылать стоящую напротив ее женщину за ночным горшком и, сделав попытку поклониться, представилась как Татьяна. Поблагодарив за заботу, она пожаловалась, что все ее тело онемело, и она его совершенно не ощущает. Я, вспомнив опыт земных врачей, порекомендовал служанкам сделать ей массаж тела. Те непонимающе уставились на меня. Я, слегка замявшись, нашел взглядом одну из служанок и попросил ее дать мне руку. Та, покраснев, протянула мне руку как для поцелуя, но я, ухватившись за эту ручку, потащил ее к стулу и, усадив, начал обучать присутствующих основам лечебного массажа. Было понятно, что моя подопытная пребывает в сильнейшем шоке. Как же, мужчина гладит ей руку в присутствии посторонних. Я сразу понял, что от нее толку не будет, а вот вторая служанка внимательно меня слушала и, похоже, достаточно хорошо усвоила мой урок. Отпустив полуобморочное тело служанки, я предложил оставшимся женщинам, попрактиковаться на моей подопечной, а сам направился к двери. Королева за мной не последовала, скорее всего, решила пополнить свое мнение о девушке. Похоже, что она серьезно настроилась на мою подопечную, как на будущую невестку. Тут я не властен ни над Татьяной и ее родителями, ни над королевской семьей. Татьяне нужно будет ненавязчиво намекнуть, что это только ее дело, но нужно будет это сделать поближе к нашему отъезду из Зангрии.

В коридоре я поговорил с отдыхающими стражниками. Те дежурили двумя тройками. Одна тройка стояла на карауле, контролируя эту часть коридора, а вторая отдыхала здесь же, но была готова прийти на помощь, по первому зову. Из этой тройки, двое были со мной в походе по спасению принца, и с удовольствием пообщались со мной. Выяснилось, что наметилась реформа армии. Тарий даром время не терял. Если угроза со стороны мутировавших хищников и диких драконов исчезнет, то страна начнет развиваться и расширять свои границы. Увеличится население, начнут создаваться новые государства. Пока свободной территории много, то все будут жить в мире, но потом могут начаться захватнические войны. Нужно будет предложить Тарию организовать систему управления страной, по типу империи. Наместники в провинциях, и централизованная власть. Опутать всю страну дорогами. Это позволит добиться быстрой реакции государственной власти на любые проявления неповиновения, или оказание помощи провинциям, в случае стихийных бедствий. Создать почтовую службу. Это может быть прототип римской почты или они могут использовать места выхода силы и жриц храма тайринов. Но, это пусть у них голова болит, какой вариант принять, мое дело подать идею и приблизительные направления использования.

За нашими спинами послышался звук открываемой двери, и мы все повернулись лицом к комнате и склонились в поклоне, так как на пороге появилась королева. Опять поманив меня пальцем за собой, она направилась в свой кабинет. Как и в прошлый раз, я следовал за ней на почтительном расстоянии, и когда она позволила мне войти в кабинет следом за собой, то я покорно шагнул за порог кабинета Эмкарны.

Как только мы уселись в кресла, королева, видимо долго сдерживая порыв души, страстно сказала. - Макс, я хочу эту девушку в жены Тирензу. Красивая, умная, решительная и обаятельная, я давно не встречала такого редкого сочетания всех этих качеств в одной девушке. Вы должны мне побольше рассказать о ней.

Я несколько растерялся, а потом стал объяснять королеве, что Татьяну знаю с момента, когда, в прошлый раз, вернулся на Землю. Это было не более двадцати дней назад. С Татьяной познакомился, когда ее отец прислал свою дочь ко мне, чтобы она накормила меня, так как мы вернулись из пустыни голодные и страшно усталые. Если она хочет знать мое мнение, то Татьяна молодой, красивый, не избалованный ребенок. Она сейчас в таком возрасте, что запросто может наделать ошибок, которые серьезно изменят ее жизнь. Здесь я не властен, так как не являюсь ее близким родственником, хотя с ее отцом мы кровные братья. Мне пришлось его лечить так же, как и Его Величество.

У себя дома, ее отец является крупным аналитиком в сфере внутренней и внешней военной разведки. Во всяком случае, я так понял вид его деятельности. На момент, когда мы с ним расстались, у него были некоторые разногласия со своим начальством, и чем все закончилось, сказать не могу. Жену его я ни разу не видел и даже не знаю, как ее зовут. Татьяна, на сегодняшний день учится в школе. Это первый этап обучения детей, в нашем мире. Следующий этап, это специальное образование. Она пока еще не выбрала себе профессию, но уже получила предложение заняться обучением в финансовой сфере. Не исключено, что пробуждение магической силы может в корне изменить как ее саму, так и ее взгляды на свою жизнь. Тиренз должен ей понравиться, так как, по нашим меркам, он мужчина видный, обладает умом, решителен, ну и, что у него не отнять, является принцем.

Королева расхохоталась, и сообщила, что последнее, это не его заслуга, а скорее, ее. Потом она надолго задумалась. Я сидел в кресле и не спешил привлекать ее внимание. Видимо она сопоставляла свои впечатления и мою информацию. Наконец она встрепенулась.

Скажите Макс, ведь вы могли ее увлечь. Почему вы говорите о ней, как о ребенке. Я ее подробно рассмотрела, и могу вам сказать, что она уже готова для супружеской жизни. Да и вы обладаете целым рядом неоспоримых преимуществ перед любым из наших мужчин. Как так вышло, что она не увлеклась вами?

Ваше Величество, не вгоняйте меня в краску. Во-первых, я знаю, что не красив. Во-вторых, я значительно старше ее. В-третьих, она видела меня в неприглядной ситуации. Так что она даже испытывала ко мне чувство страха, пополам с отвращением.

Правда? Как интересно! И что же такого произошло, что вы так напугали мою невестку?

Ваше Величество, пропущу вашу последнюю фразу, как оговорку, а вот напугал я ее, когда моя суть дракона потребовала сырого мяса с кровью. Первый раз это случилось, когда я освобождал ее из рук бандитов. Тогда я на ее глазах убил двоих, а второй раз, в здешней пустыне, когда я попытался, укрывшись за барханом, насытить свое чудовище. Видимо я громко рычал, или что-то в таком духе, но Татьяна, привлеченная необычными звуками, забралась на бархан, и увидела меня с окровавленной мордой и наполовину трансформировавшемся теле дракона. Скорее всего, она решила, что следующей моей жертвой будет она.

Да, романтично! Ничего не скажешь. Однако и честно, что для нашего дворца является не типичным. Как она от вас не убежала и до сих пор доверяет вам? Но, самое главное я поняла, что ни с вашей стороны, ни с ее, нет взаимного, романтического интереса друг к другу. Больше никаких препятствий, для воссоединения молодых, я не вижу. Я буду настаивать, Макс, чтобы вы организовали мне посещение ее семьи в вашем мире. Думаю, что мужа не стоит посвящать в такие серьезные дела. Я хочу иметь полное представление о ее быте и родителях. Проблему с переводчиком можно будет решить с помощью той же Татьяны или с вашей помощью.

Я поклонился королеве и сказал, что она очень мудра, и я постараюсь выполнить ее маленькую просьбу. И что действительно, ей будет лучше начать с посещения нашего мира, так как уровень их жизни, является, для моего мира, чуть ниже среднего, а вот если привести сюда родителей Татьяны, то они просто увидят самый высший уровень жизни людей на этой планете, но для жителей Земли это будет типично для глубокого средневековья. Это период нашей истории триста, четыреста лет назад.

.9. Начало занятий.

* * *

В дверь постучали и, получив разрешение войти, в кабинет заглянул один из охранников. Оказалось, что это пришла старшая сестра Эмкарны. Королева просияла и по секрету сообщила мне, что она является одной из лучших модельеров королевства и именно ей следует срочно заказать платья для Татьяны. Когда я, немного подумав, кивнул, то она посмотрела на меня просящим взглядом, и поинтересовалась, не могу ли я сделать еще по одному, такому же вкусному мороженному для нее и ее сестры. Я не мог отказать в такой малости жене моего венценосного брата, правда, по крови. Так что, когда дамы чинно расселись за небольшим столиком и его сервировали служанки, то я, по движению бровей Эмкарны, понял, что пора доставать сладенькое. Королева, в это время, рассказывала сестре о своей гостье, от которой Тиренз просто без ума. Попросила ее решить вопрос с платьями для такой хорошенькой гостьи, так как она попала к ним во дворец в дорожной одежде, да еще и без сознания. Ее опекун, то есть я, тоже просит об этом. Сестра королевы была очень хороша собой, ну, это и понятно, ведь королева была очень красивой женщиной, но в ней чувствовалась какая-то подавленность или обреченность. Я не стал докапываться до ее проблем, тем более, что они сразу перешли к делу. Прислушиваясь к их словам, я достал из своего пространственного кармана две хрустальные вазочки с мороженным и бутылку ликера. Эмкарна потерла руки ладонями так, как это делают дети и, склонившись к уху сестры, стала что-то нашептывать ей. Я, не обращая на это внимание, открыл ликер и разлил его в небольшие хрустальные рюмочки, которые тоже достал из кармана. Сам, чтобы не быть белой вороной, достал свою старую фляжку с бренди, и присоединился к застолью.

Женщины оживились и, продегустировав напиток, закатили глаза от удовольствия, хотя с не меньшим удовольствием разглядывали хрустальную посуду. Их лица раскраснелись. Самое время переходить к десерту. Мороженное произвело на обоих огромное впечатление. Они, не сговариваясь, принялись уплетать мороженное и время от времени, запивать его ликером. Когда две сестры почти ополовинили бутылку, то вспомнили, что младшая, еще не видела Татьяну. Они тут же отправились выяснять ее размеры, для подбора или изготовления платьев. Думаю, что Эмкарне хотелось похвастаться, какая у нее будущая невестка, а то, что она вцепилась мертвой хваткой в Татьяну, было видно невооруженным глазом. Мне приказали сидеть здесь, так как дама, в той комнате, не одета и поискать у себя еще что-нибудь вкусненькое. От нечего делать я сидел и разглядывал рабочий кабинет Эмкарны. Было видно, что она часто здесь бывает. Корешки книг были потерты от частого использования, на рабочем столе лежали листы бумаги, рядом находилась чернильница, а рядом, в специальной подставке, палочки для письма. У меня промелькнула мысль, принести Эмкарне несколько вариантов ручек. Скорее всего, что-нибудь, такое, куда можно заливать чернила. Хотя, если я часто буду здесь бывать, то можно остановиться и на гелиевой или шариковой ручке. Внезапно дверь открылась, и на пороге появился король. Я тут же вскочил и склонился в поклоне. Тарий, только рукой махнул, мол, что за политесы. Прошел к столу и, пододвинув одно из кресел, уселся в него. Слегка принюхавшись, он выжидательно уставился на меня. Я молча достал еще одну рюмку и разлил нам с ним его бренди, потом, спохватившись, вытащил тарелочку с нарезанным лимоном. Мы пригубили бренди и завели неспешную беседу. Тарий, как и его жена, ненавязчиво выведывал у меня всю подноготную Татьяны. Меня все это забавляло, а с другой стороны я беспокоился, как к этому отнесется Михалыч и его жена. Повел девочку открывать магические способности, называется! Конечно, это не моя инициатива, но все равно, как-то неудобно перед Михалычем. Нужно будет с ним поговорить, может, придется покупать загородный дом. Ведь король с королевой нацелились сходить в наш мир и посмотреть на родителей своей потенциальной невестки. Правда, до этого еще есть время, ну а с деньгами я ему помогу. Мне самому, много не надо, да и если я буду покупать себе дом, то возьму небольшой частный домик где-нибудь за городом, главное, чтобы было много земли, так как если я захочу полетать, то нужно место, где садиться дракону. Мы успели выпить по паре рюмочек, когда вернулись женщины. Обе были в приподнятом настроении. Мы, как и положено, во дворце, встали при их появлении. Король отдельно поприветствовал Тангирну. Все же она была сестрой его жены. Все опять расселись за столом и культурная пьянка продолжилась. Женщины восхищались фигуркой и умом Татьяны, мы с королем, настороженно прислушивались. Когда страсти накалились до такой степени, что дамы стали обсуждать, что невеста оденет на свадьбу, я попытался их урезонить. Напомнил им, что Татьяна еще учится, и мы в ближайшее время вернемся домой.

Эх, Макс, не любишь ты праздники, и нам не даешь помечтать. Я ведь должна как-то придумать, во что будут наряжены мой сын и его невеста, а твоя Татьяна подходит ему как нельзя лучше. Где она еще найдет такого принца?

Да, такого, точно, нигде. Я осмотрел нашу пьяную компанию и спросил, как там себя чувствует Татьяна. Мне сообщили, что она уже смогла самостоятельно ходить по комнате, так что Тиренз вызвался помочь ей побродить по дворцовому парку. Ну, Эмкарна! Ей палец в рот не клади! Все рассчитала и всех подключила. А может так будет лучше. В любом случае, у Татьяны есть свое мнение. Нужно только у нее его спросить, но, как-нибудь завуалированно. Чтобы отвлечься, я попросил короля позволить мне показать Татьяну магам королевства, чтобы они оценили ее уровень и дали какие-нибудь рекомендации, на что король только рукой махнул, мол, какие они маги? Самые настоящие маги королевства, это королевская семья. Так идет уже не одно поколение. Любой член королевской семьи имеет магический уровень в несколько раз выше, чем у самого сильного мага на земле Зангрии. Так захотел бог этой планеты. Все же Тарий пообещал организовать встречу с обычными магами завтра, в первой половине дня, когда решится вопрос с Татьяниной одеждой. Тангирна, тут же заверила нас, что у нее есть готовые наряды под фигуру Татьяны, так что завтра с утра все будет доставлено во дворец. Я смотрел на них, и видел, что они даже не подозревают о том, что девушке, привыкшей ходить в свободной одежде, будет очень неудобно в стесняющем движения платье, которое выставляет напоказ плечи и имеет огромное декольте. Зато юбки метут пол, да еще, похоже, здесь в ходу корсеты. Ну, Татьяна, держись! Те семь дней, которые я наметил провести здесь, наглядно покажут тебе, что такое дворцовая жизнь.

День клонился к закату, и я попросил отпустить меня к своей подопечной. Эмкарна вызвалась сопровождать меня. Чувствовалось, что она решила держать руку на пульсе разворачивающихся событий. Эмкарна шла по парковым аллеям либо шаркая ногами, либо громко стуча каблучками. Видимо боялась скомпрометировать своего сына. Мы застали уединившуюся парочку в беседке, причем было видно, что Татьяне стало значительно лучше. Тиренз в чем-то горячо убеждал ее. Когда мы подошли, то стало ясно, что он дает Татьяне какие-то рекомендации по контролю магической силы и своего физического состояния. Мы с королевой присоединились к ним, и я заметил, что принц очень увлечен магией. Его уровень был на порядок выше, чем у тех магов, что я видел в Зангрии. Я поблагодарил принца за его стремление помочь моей подопечной и попросил его позаниматься с Татьяной обучением ее магии. Принц страстно заверил меня, что я могу быть спокоен, так как он сам уже понял, что девушке необходимо срочно приобрести практические навыки в использовании ее магической силы.

Время было уже позднее, да и по глазам Татьяны было видно, что она очень устала. Я попросил прощения у королевской фамилии и, распрощавшись, повел Татьяну в ее комнату. По дороге я расспросил ее о том, какое впечатление, как маг, оставил у нее принц Тиренз. Татьяна чему-то улыбнулась и убедила меня, что он очень хороший и сильный маг. Что ей никто другой в учителя не нужен, и он пообещал научить ее за оставшиеся дни всему тому, что умеет сам. Все остальное будет определять только практика. Я немного помолчал, а потом поинтересовался ее мнением о принце, как о человеке. В коридорах было темновато, факелы, а кое-где и магические огни, не давали много света, поэтому я только почувствовал, что Татьяна покраснела, так как я ощутил заметное потепление ее ауры. Она с жаром начала убеждать меня, что принц очень хороший собеседник, воспитанный и не заносчивый, начитанный и достаточно эрудированный для этого мира, человек. Я покивал головой, потом вспомнив о завтрашнем дне, сообщил ей, что завтра ее облачат в наряды, которые носят в этом мире. Ей придется немного потерпеть, так как это обязательная мода для придворных. Мы здесь долго не задержимся, максимум на неделю, чтобы ее учитель успел научить ее всем азам начинающего мага. Вспомнив, добавил, что завтра во дворец прибудет сестра Тиренза, Артиза со своим мужем, единорогом. Глазам Татьяны могла бы позавидовать любая сова. Я подтвердил, что мужем принцессы является единорог, который очень похож на того, которого она знает из сказок. Он может появиться и в человеческом обличии, и в образе единорога. Единственное, что отличает его от всего разумного живого на этой планете, это отсутствие у него имени, в том понимании, как к этому привыкли мы. Единороги общаются ментально, а там не нужны имена. В самом ментальном поле содержится что-то типа индивидуального кода, который и является персональным идентификатором. Что-то подобное существует у драконов, но общаясь с людьми, они выбирают какое-нибудь прозвище, как например наша Молния или Малыш. Единороги же, в основном, общаются с богами, и поэтому они не утруждают себя облегчением задачи общения с ними людей. Тот единорог, который прибудет завтра во дворец, приходится мне кровным братом, как и ее отец, ну а принцесса, кровной сестрой. Так что я жду от Татьяны уважительного отношения к моим родственникам, как и к Молнии с Малышом. А уж если смотреть еще шире, то местный король, тоже мой родственник. Видимо это произвело на Татьяну сильное впечатление. Она не смогла удержать восхищенного возгласа. Чтобы добить ее окончательно я поведал ей, что наш единорог выделяется и среди своих соплеменников, так как он является божественной сущностью. Что это такое, я не знаю, а единорог не рассказывал, но признаком божественности является золотой рог. Я не стал заострять внимание Татьяны на том, что золотым, рог стал благодаря мне. Тут мы подошли к ее комнате, и я сдал Татьяну с рук на руки приставленным к ней служанкам. Попрощавшись, направился к себе, я тоже не прочь был отдохнуть.

.10. Дворцовая жизнь.

* * *

Утро началось с топота пробегающих по коридору ног. Всюду стоял какой-то нарастающий шум. Приведя себя в порядок и одевшись к завтраку в присутствии королевской семьи, я вышел в коридор. Не пройдя и пары метров, увидел служанку, быстро идущую мне навстречу. Остановив ее и поинтересовавшись, что случилось, получил ответ. Оказывается, ночью приехала Артиза с мужем. Я покатал на языке словосочетание "с мужем" и мне оно понравилось, не то, что "с единорогом", отдает конюшней. Ну, тогда понятно, почему такой ажиотаж. Я направился к комнате Татьяны. Нужно подготовить ее к встрече со сказочным персонажем ее детства. Пока шел по коридору, то размышлял о том, что нужно будет вернуть единорогу его подарок, а именно тот самый кулон, который привел меня в Библиотеку древних. Именно на шее единорога, такому артефакту самое место. Будь вместо меня любой другой человек, то он умер бы от такого знакомства с Библиотекой.

Так, размышляя, я и добрался до комнаты, где расположили Татьяну. У дверей уже вертелся в нетерпении принц. Я поздоровался с ним, и мы расположились в стоящих недалеко креслах. Не прошло и десяти минут, как дверь в комнату Татьяны открылась, и на пороге появилось чудо. Необычайно красивое платье и хорошо уложенная прическа вместе с современным макияжем и молодостью сделали Татьяну какой-то неземной богиней. Я смотрел на нее, открыв рот, что же тогда говорить о принце. Тот весь, как говорят у нас, выпал в осадок. Наконец опомнившись, я поздоровался со своей подопечной и сделал ей комплемент о ее необычайной красоте. Та, смутившись, покраснела, но тут меня оттеснил принц и принялся выражать Татьяне свое восхищение, как это умеют дворцовые ловеласы.

Немного понаблюдав за этой картиной, я решительно оттащил принца в сторону и разъяснил ему, что моя подопечная не привыкла к такому напору выражения чувств по отношению к ней, и это может все испортить. Посоветовал ему быть более естественным и держаться поближе к Татьяне. Так же порекомендовал понаблюдать за ней, когда ей будут выражать свое восхищение другие придворные. Принц мои доводы уяснил и, предложив руку Татьяне, повел ее в обеденный зал. Я, слегка приотстав, общался с охранниками на отвлеченные темы. Я ждал подходящего случая, чтобы предупредить Татьяну о том, что мы, в обеденном зале, встретимся с необычной парой, а именно с Артизой, сестрой Тиренза и ее мужем, единорогом, который может быть, как в обличии обычного человека, так и в обличии самого настоящего единорога.

Войдя в зал, я вздохнул с облегчением, так как единорог выглядел как человек. По своим прошлым встречам я помнил, что он предпочитает свое настоящее обличие, так что при любом удобном случае перекидывается в единорога. Сейчас же их с Артизой окружала толпа придворных, которые хотели выразить им свое почтение. Тиренз, прижав руку Татьяны поближе к себе, повел ее через плотную толпу придворных. Я устремился вслед за ними, так как мне нужно было находиться поближе к Татьяне. Кто знает, как будут развиваться события с такими непредсказуемыми персонажами, как магические существа. В это время принц, наконец, пробился через толпу, расчистив и мне коридор, так что к супружеской паре мы подошли все вместе. Артиза разулыбалась, а единорог уставился немигающим взглядом на Татьяну. У меня все похолодело внутри, и я мысленно обратился к единорогу, разъяснив ему, что это моя подопечная, из моего мира, и я отвечаю за нее. Так что не надо кидаться на нее, как они это делают на поляне. Единорог только фыркнул и спросил меня, откуда я умудряюсь брать такие чистые души. Я пошутил, что они просто тянуться ко мне, как к самому чистому источнику. Единорог же мою шутку не оценил и на полном серьезе сообщил, что так оно и есть. В это время, Тиренз знакомил Татьяну с Артизой. Девушки обменялись поклонами, причем Артиза очень пристально разглядывала Татьяну. Когда прозвучало, что она моя подопечная, то Артиза нашла меня глазами и улыбнулась мне, мысленно прокричав, как она рада меня видеть, а Татьяна, просто идеальная пара для братика. Тиренз с Татьяной закончили церемонию знакомства, и наступил мой черед. Я подошел и, склонившись, поцеловал руку Артизе, а как только разогнулся, то попал в медвежьи объятия единорога. Тот, не стесняясь никого, громко сообщил всему миру, как он рад видеть своего кровного брата. Я, пытаясь выбраться из дружеских объятий, поблагодарил его и заверил, что и я так же рад лицезреть его. Когда я смог нормально дышать и шевелить руками, то вытащив за шнурок амулет, который подарил мне единорог, протянул его хозяину.

Я благодарю тебя еще раз за такой щедрый подарок. Мне кажется, что этому амулету самое место именно на твоей шее, как одной из божественных сущностей. Я побывал в том месте, на которое указывает этот амулет. Думаю, что простым людям то, что там дают, будет не под силу.

Глаза единорога расширились, и он перешел на ментальное общение.

Ты что, действительно там побывал? Ты должен показать мне это место! Ты знаешь, кто создал эту Библиотеку?

Спокойно, спокойно! Не торопись с вопросами. Да, я нашел Библиотеку. Да я побывал в ней и получил знания. Но они не имеют никакого отношения ни к этому, ни к моему миру. Их, скорее, можно назвать глобальными, а получение их может оказаться фатальным для нового пользователя этой Библиотекой. А о том, кто создал эту Библиотеку, умалчивают даже ее смотрители, если их так можно назвать.

Хорошо! Я понял. Когда мне понадобится, то я свяжусь с тобой, и ты проводишь меня или кого-то, кто придет от моего имени, к этой Библиотеке. Договорились?

Договорились.

Мы разорвали мысленную связь, и тут я обратил внимание, что мы с единорогом оказались одни в центре большого круга диаметром около пяти, шести метров. Дальше сплошной стеной стояли придворные, включая королевскую семью.

Я тут же сориентировался и попросил у всех прощения за нашу несдержанность, так как мы решили помериться силами с единорогом. Заверил всех, что такое не повториться. Людей вроде бы отпустило, и в толпе послышались нервные смешки и чьи-то всхлипывания. В этот момент церемониймейстер объявил о прибытии королевской четы, и все взоры устремились к входным дверям. Король ввел королеву в обеденный зал, подвел ее к столу, дождался, когда она присядет и сам опустился на свое кресло рядом. По жесту церемониймейстера все стали рассаживаться по своим местам. Я, как и положено брату короля, опустился на стул неподалеку от королевской четы. Рядом со мной усадили и Татьяну. Принц, попросив разрешения у родителей, пересел на стул рядом с Татьяной, и стол загудел, как растревоженный улей. Такое недвусмысленное ухаживание на виду у всего двора говорило о многом. Думаю, что сплетники уже разнесли весть об интересе принца к новой даме, так внезапно появившейся во дворце. Церемониймейстер объявил о начале обеда и шум смолк, но завистники и завистницы то и дело бросали косые взгляды на принца и его пассию.

Первое блюдо требовалось, есть молча. Разговоры позволялись во время десерта, поэтому все набросились на еду, как будто давно не ели. Если бы велось хронометрирование скорости проведения таких завтраков, то этот, несомненно, был бы одним из самых быстрых, причем, королевская чета не уступала остальным. Видимо родителям принца было, что сказать друг другу. Когда была объявлена смена блюд. Стол оживился и начал эмоционально обсуждать оба инцидента, произошедшие накануне завтрака. Мужчины обсуждали нашу с единорогом встречу, а женщины мыли косточки принцу и Татьяне. Последняя, несомненно, была звездой сегодняшнего дня. Думаю, что сестра королевы заслужила еще одну порцию мороженного, да и мне просто приятно будет это сделать. Платье сидело идеально, не говоря уже о расцветке и фасоне. Нужно было признать, что Татьяне очень шло это платье.

Принц, на удивление, вел себя сдержано, помогал Татьяне с выбором ножей и вилок, которые мало чем отличались от наших. Больше того, наши мельхиоровые, можно было подарить королевской семье и их сочли бы за богатый подарок. Я сделал себе зарубку на память, а сам залез в свой пространственный карман и вытащил такой набор, так как я мог его представить, как необходимый атрибут для обеденной процедуры. Поднявшись со своего места, я обратился к присутствующим, и попросил минутку внимания. Когда стол несколько утих, то я попросил короля принять этот скромный подарок от моей подопечной, так как у нас с ней не представился случай сделать это раньше, но, похоже, что сейчас именно такой момент. Я вышел из-за стола и направился к креслу короля. Все, вытянув шеи, провожали меня взглядом. Татьяна не была исключением. С поклоном я вручил королю обыкновенный столовый набор, который был упакован в фигурную картонную коробку, покрытую чем-то вроде клеенки коричневого цвета, на боковой поверхности располагались латунные застежки. Коробка была большая, рассчитанная на двенадцать персон. Я достал ее такую, как помнил из своего детства, когда нас, детдомовцев, водили на какой-то праздник в райисполком. Там официанты выкладывали из таких коробок только вилки, а ножи, маленькие и большие ложечки оставались внутри, не тронутые. После праздника все вилки аккуратно собрали и разложили по коробочкам, так что больше мы их не видели. Но мне в память этот праздник врезался очень сильно.

Как бы там ни было, но я, прямо в руках у короля, открыл латунные застежки и поднял крышку. Все, кто сидел рядом с королем, издали возглас восхищения. Внутри, на зеленом бархате, в специальных углублениях лежали мельхиоровые столовые ножи, вилки, большие ложки и чайные ложечки. Подарок был истинно королевским. Королева с одобрением посмотрела на Татьяну. Та быстро просчитала ситуацию и молча склонила голову. Быстро учится. Если она попадет сюда в качестве невесты принца, то сможет легко приспособиться к такой дворцовой жизни с ее интригами и подковерными играми. Видать у нее в школе, что-то типа такой жизни и протекает. Король же, с изумлением спросил, можно ли использовать их для еды, на что я ответил утвердительно и предложил королю попробовать чайную ложечку на моем десерте и вытащил для короля и королевы небольшие вазочки с мороженным. Затем поставил такие же вазочки перед сестрой королевы и Артизой. Не забыл и Тиренза с единорогом, а так же Татьяну. Король к каждой вазочке доставал из набора новую ложечку. Гости взирали на это в немом восхищении. Я поклонился королю и вернулся на свое место. Татьяна под столом нашла мою руку и сжала ее. Понятно, что благодарит.

Король передал подарок в руки одного из лакеев, который тут же заменил старые столовые приборы королевской четы на новые, и унес коробку из зала. Оба супруга больше разглядывали свои вилки и ножи, чем ели. Наконец завтрак подошел к концу. Все, встав, проводили королевскую чету и завтрак продолжился. Стол загудел как растревоженный улей.

Единорог, найдя меня взглядом, поблагодарил за такой вкусный десерт и попросил, если я встречусь с его госпожой, то и ее одарить таким же лакомством. Я удивился и в свою очередь поинтересовался, как же я узнаю, что стоящий передо мной человек, его госпожа. Но единорог только коротко ответил, что узнаю.

В это время весь стол только и говорил, о дорогом подарке Татьяны. Ее рейтинг вырос неимоверно и, следовательно, у нее появилась куча явных поклонников и куча скрытых врагов. Нужно было что-то срочно предпринимать, так как возможностей как-либо навредить Татьяне у местной знати было множество.

.11. Нужно возвращаться.

* * *

Пока проходило обучение Татьяны, я изнывал от безделья. Ко мне все утратили интерес. Самое интересное, что дворец бурлил от разворачивающихся интриг, центром которых была Татьяна. Ее спасало только то, что она все время находилась под неусыпным контролем принца, ну и, наверное, то, что я во всеуслышание объявил о том, что она находится под моим покровительством. Как я не скрывал, во время похода за принцем, свои необычные способности, все равно, солдаты составили обо мне свое мнение. Как не странно, оно было очень даже близко к истине, ну и, конечно, поведали все это, под большим секретом своим близким, ну а дальше эта информация разрасталась как снежный ком, котящийся с горы. Вечерами, встречаясь с Татьяной я, как мог, тестировал ее на предмет использования полученных знаний. Надо отдать должное принцу, он действительно учил Татьяну, и неплохо учил. Во всяком случае, каждый вечер она демонстрировала мне все новые и новые умения. Я мог лишь завистливо вздыхать, так как такая магия мне была недоступна. Я ненавязчиво акцентировал внимание Татьяны на разворачивающейся против нее войне придворных фавориток, а если честно, то почти всей женской части дворца. Надо признать, что принц был очень красивым молодым человеком, плюс его высокий магический потенциал, да и просто, как человек, он был интересным собеседником, был начитан и хорошо воспитан, что не мешало ему оказывать Татьяне знаки внимания, и та уже позволяла ему целовать себя. Время нашего пребывания во дворце подходило к концу, когда однажды вечером я был приглашен на аудиенцию к их величествам. Это было так неожиданно, после того затишья по отношению ко мне. Татьяна совсем недавно ушла в свою комнату, а я разбирался с очередным артефактом из найденных в Чертовом Пальце.

Поправив у зеркала свой наряд, я отправился за лакеем. Время было позднее и во дворце уже погасили часть магических факелов. Проводив меня до дверей королевского кабинета, лакей сдал меня с рук на руки находящейся здесь охране и те, доложив обо мне, пропустили в распахнутые двери. Кроме короля с королевой здесь присутствовала и Тангирна, а также на столе стоял огромный кристалл, бледно-розового цвета, он слабо светился. Я поприветствовал всех присутствующих, и мне было указано на свободное кресло, которое, как и все остальные стояло возле небольшого столика с легкой закуской. Я расположился в кресле и после небольшой паузы король обратился ко мне с ожидаемым вопросом, о том, что принц, бесспорно, влюблен в Татьяну, что это не обычная юношеская влюбленность, а очень сильное чувство. Они не знают, что делать, так как по меркам их мира Татьяна находится в том возрасте, когда уже положено не только соглашаться на замужество, но и иметь детей. Я тяжело вздохнул, меня пытаются загнать в угол. Хотят, чтобы я дал свое согласие на брак Татьяны и Тиренза, но я такими полномочиями не обладаю, хотя, по их мнению, если я выступаю как лицо, под патронажем которого находится Татьяна, то и имею все необходимые права на такое решение. Да, тяжелая ситуация. Решив, что хватит ходить вокруг да около, я сообщил им, что отец Татьяны является очень сильным магом и в вопросах замужества своей дочери имеет огромное преимущество надо мной. Так что мое решение для него не будет иметь такого решающего значения, плюс, я напомнил им, что в первый день, когда мы появились во дворце, то я предупреждал всех, что Татьяна все еще продолжает учиться и ее учеба, достаточно продолжительна по времени. Тогда все, вроде бы, готовы были ждать до окончания ее учебы.

Но ведь тогда она будет слишком старая для моего сына! - Воскликнул король.

Ситуация накалялась, женщины ерзали на своих креслах. Когда они начнут давить на меня, то в ход пойдут все женские уловки, слезы, угрозы, поэтому я поднял руку вверх, призывая всех к вниманию, и предложил перенести этот вопрос на один год. За это время чувство, которое вспыхнуло между молодыми людьми, или потухнет, или разгорится еще сильнее. Кроме того неплохо было бы познакомиться родителям обеих сторон. Пообещал царской чете, что в ближайшее время я опять появлюсь на Зангрии и помогу им переместиться в мир потенциальной невесты, где и произойдет одна из встреч. Причем, по моим соображениям, нужно начать именно с мира невесты, так как он, являясь технологическим миром, накладывает свой отпечаток на психику, мировоззрение и поведение молодых людей. Если все, что они увидят и услышат в том мире, не вызовет у них опасения за судьбу своего сына, то тогда, после этого посещения, можно будет организовать повторную встречу уже здесь. Желательно, чтобы родители невесты смогли увидеть, в каком мире будет жить их дочь, ну и попытались бы понять, в чьи руки они отдают судьбу своего ребенка. В общем, я изворачивался, как мог, чтобы снять с себя такую ответственность. Для себя я наметил, что еще пара дней для закрепления полученных Татьяной навыков и нам срочно нужно буквально бежать с Зангрии, а то, не ровен час, ее насильно выдадут замуж.

Эти два дня тянулись со скоростью улитки. Я все время ждал каких-нибудь ходов со стороны царской фамилии. С Татьяной удалось перекинуться буквально парой слов во время завтрака, после того памятного ночного разговора с королевской четой. Я, чуть ли не открытым текстом предупредил ее, что постельные отношения с принцем могут закончиться очень неприятно для нас, так что ей следует держать его на расстоянии. Татьяна хотела вспылить на мои слова, но увидев выражение моего лица, благоразумно промолчала. Надо отдать должное принцу, он вел себя благоразумно, и его роль, в обучении Татьяны, была неоценимой. В последний день, перед нашим уходом, я попросил принца устроить мне показательные выступления его ученицы. То, что я увидел, заставило меня пересмотреть свое отношение к колдунам этого мира, хотя, если быть откровенным, то кроме принца и драконов, в этом мире больше никого и нет, кто бы мог нормально колдовать. Уверившись в этом, я поблагодарил принца и вручил ему кольцо высшей защиты, как знак моего уважения к его терпению и таланту педагога. У меня отлегло от сердца, так как свою часть сделки я выполнил. Теперь оставалось только добраться до моей квартиры и сдать Татьяну с рук на руки и обсудить с Михалычем его семейные проблемы, о которых он еще ничего не знает. На время обратного пути запланировал провести с Татьяной разговор о том, что необходимо скрывать ее дар от всех, вплоть до родителей, кроме, разумеется, Михалыча, так как он с самого начала был в курсе ее способностей.

Домой мы отправились на следующее утро после прощального бала в стенах королевского дворца. Король с королевой постарались на славу. Это было феерическое зрелище, так как оно сопровождалось магическим салютом и выступлениями иллюзионистов и фокусников, которые нисколько не уступали настоящим колдунам в плане коллективных иллюзий. Утренние проводы были трогательные и очень малочисленные. Нас провожала вся королевская семья, конечно, были слезы и просьбы скорее возвращаться. Мы с Татьяной, как могли, заверяли всех, что приложим к этому все свои силы. Я напомнил их Величествам, что мое предложение остается в силе, так что через три, четыре месяца они должны быть готовы. Распрощавшись, мы двинулись в сторону сидящей на огромной поляне Молнии, которую я вызвал по мысленной связи. Молнию я вызвал, преследуя сразу две цели: первая, это удобная и скоростная транспортировка нас до пещеры; вторая, это анализ произошедших с Татьяной перемен и определения уровня ее магического дара. Молния как всегда не церемонилась. Миг, и мы в огромной когтистой лапе, а ощущения... тут нас смогли бы понять космонавты или пилоты сверхзвуковых военных самолетов. Правда, у последних присутствуют специальные перегрузочные кресла и костюмы, а мы были зажаты в огромной когтистой лапе. Вскоре, в просвете между пальцами лапы, показались горные вершины. Еще через пару десятков минут мы были выпущены на площадку, перед входом в пещеру.

На правах одного из членов семьи, я повел Татьяну в зев пещеры. Молния зайдет попозже, так как иначе она своим телом закроет нам весь свет, и мы вынуждены будем идти наощупь. Войдя в огромную пещеру, мы посторонились, и через некоторое время Молния присоединилась к нам. Малыша не было видно, наверное, он полетел охотиться или купаться, а может просто захотел размять свои крылышки. Молния, не давая нам опомниться, проскользнула мимо нас и улеглась на кучу своих сокровищ. Кучка сокровищ Малыша была дальше, в глубине пещеры и пока, не бросалась в глаза. Молния пристально осмотрела Татьяну, обнюхала ее, пошелестела своим змеиным языком возле ее лица и удовлетворенно откинулась назад, приняв удобное положение для беседы и проведения тестирования магических возможностей Татьяны.

Я, помахав Татьяне рукой, отправился готовить нам полдник, так как есть уже хотелось. Чтобы не портить магический фон я не стал доставать еду из пространственного кармана, а найдя мой походный газовый примус, разжег его и стал готовить легкий перекус. Хоть мясо в этой пещере не переводилось, но небольшой запас моих продуктов так и остался в этой пещере. Пришлось сварить макароны и заправить их банкой тушенки, а также заварить чай и вскрыть пачку с печением. По пещере распространялся аппетитный запах. Я мысленно связался с Молнией и предложил ей сделать небольшой перерыв для того, чтобы мы могли слегка закусить, да и ей самой не мешало бы восполнить свои силы.

Молния отнеслась к моему предложению положительно, и мы все принялись, каждый, за свою еду. В углу слышался хруст костей и звуки, производимые отрыванием сырого мяса от чьей-то туши. Мы же, съев что-то типа гуляша, приступили к распитию чая с печением. Я не расспрашивал Татьяну о полученных ею ощущениях, которые, как я знал на собственном опыте, не очень то и приятны. Мы просто сидели и наслаждались этим небольшим перерывом. Вскоре Молния вернулась на свою груду сокровищ и тестирование Татьяны продолжилось. Солнце постепенно склонялось к закату. Тени, на противоположенном склоне каньона стали удлинятся. Повеяло какой-то умиротворенностью и покоем. Наверное, впервые в этом мире я просто сидел и ничего не делал. Не было никаких мыслей связанных с какими-нибудь неотложными делами. Я просто сидел и смотрел через зев пещеры на уходящий день и мысленно прощался на время с этим миром. Я даже не заметил, как ко мне подошла Татьяна и уселась рядом, потом в голове прозвучал голос Молнии, заставивший меня встрепенуться и оглядеться.

Ты стал частью нашего мира, сам не заметив этого. Наш мир принял тебя, и теперь ты навсегда под его защитой и заботой. Так он благодарит тебя за проявленную тобой самоотверженность в борьбе со злом, которое угрожало нашему миру. Он же помог твоей воспитаннице повысить уровень ее магической силы, так как уверен, что ее жизнь будет связана с этим миром навсегда и она, достойная твоя преемница, чтобы она сама о себе и своей жизни не думала. Боги решили все за нее, но это не идет в разрез с ее желаниями, так что скоро в нашем мире будет один из сильнейших магов в этой части вселенной. Мы все благодарны тебе и ненадолго прощаемся с тобой. Приходи почаще, мы всегда будем рады тебе. Девочка полностью готова. Магическая сила, под контролем. Она войдет в полную силу через четыре года. Постарайся продержать ее в своем мире это время. Ей не желательно появляться в нашем мире раньше оговоренного срока, это как в тренировке скаковых лошадей, все должно быть в свое время.

Молния замолчала. Я поднялся с пола пещеры и низко поклонился драконе и всем, кого она представляла в этот момент. Потом обернулся к Татьяне и, протянув ей руку, помог подняться из-за нашего импровизированного стола. Мы убрали и помыли посуду безо всякой магии. Помахали драконе на прощание рукой и направились к лазу в соседнюю пещеру, где находилось мое место перехода. Шли в кромешной тьме, так как солнце уже скрылось за горизонтом и, отраженный свет не проникал в эту пещеру. Проходя мимо места выхода силы, я придержал Татьяну и поинтересовался, видит ли она хоть что-нибудь? Оказалось, что она постепенно начинает различать предметы и сейчас видит перед нами небольшой столбик, явно искусственного происхождения. Я кивнул головой и поведал Татьяне, что здесь расположен один из выходов силы, который напрямую связан с богом этой планеты. Если возникнет необходимость обсудить какие-то глобальные проблемы планеты, то следует прийти сюда, войти в непосредственный контакт с этим столбиком и в состоянии транса можно будет наладить общение с Гайером. Двигаясь по переходной пещере, мы подошли к месту, где я открывал проход в наш мир. Отпустив руку Татьяны, я начал прорисовывать контуры двери. Когда все было закончено, то я, опять взяв Татьяну за руку, молча шагнул в портал.

.12. Дома.

* * *

Неяркий свет ударил по глазам, мы синхронно зажмурились и рухнули вниз. В полете я умудрился перевернуться и полетел спиной вперед, прижимая Татьяну к своей груди. Так мы и рухнули метров с полутора на что-то мягкое, как оказалось, на большую стопку поролоновых матов. Тут же вспыхнул яркий свет и мы, закрыв глаза, ждали, когда хоть чуть-чуть привыкнем к свету.

- Кто такие? - раздался чуть ли не синхронный окрик с трех сторон.

- Я, Максим, а это, Татьяна. Михалыч должен был быть в курсе, что мы прибудем сюда.

Зрение ко мне постепенно возвращалось, и я стал различать солдат в камуфляже с оружием наизготовку.

- Лицом к стене, оба! Руки на стену и ждем начальство. Не советую делать какие-либо лишние движения. В случае неповиновения имеем разрешение на силовое решение проблемы.

Мы, не сговариваясь, сползли с матов и повернулись к бетонной стене, упершись в нее руками. Минут через пять, в одной из стен открылась дверь и в подвале зазвучали шаги. Человек остановился от нас где-то в пяти, шести метрах.

- Максим, медленно поворачиваемся, руки держим за головой.

Я не торопясь повернулся и руки положил на затылок. Передо мной стоял офицер, который сверял мое лицо с одной из фотографий, которые держал в руках.

- Так, отойдите вправо на три шага. Теперь Татьяна, медленно поворачиваемся и держим руки за головой.

Процедура повторилась, а затем, повинуясь какому-то жесту офицера, бойцы буквально исчезли с наших глаз. Видимо их огневые точки были сделаны с каким-то визуальным эффектом, потому что стены казались сплошными. Офицер пригласил нас за собой, и мы направились к единственной видимой двери. Когда дверь открылась, то я удивился ее толщине. Видимо такими снабжаются военные бункеры. Дальше мы прошли по коридору и оказались перед еще одной такой же дверью. Наконец мы вышли в жилое помещение, где нас развели по разным комнатам с просьбой дождаться вышестоящее начальство. Небольшая комнатка была оборудована столом с двумя стульями и кроватью, застеленной солдатским одеялом. Подушки не было. Недолго думая я прилег на кровать, и не прошло и минуты, как я уже крепко спал. Не знаю, что делала Татьяна, но я позволил себе расслабиться, так как все время с момента перехода в мир Зангрии постоянно был настороже.

Разбудило меня похлопывание по плечу. Я разлепил глаза и увидел довольную рожу Михалыча. За ним стояла улыбающаяся Татьяна и давешний офицер. Я сполз с кровати и обнялся с Михалычем. Все же я рад был его увидеть, да и надеялся, что он меня выведет отсюда в люди. Вещей у нас с собой не было, не рассказывать же всем про пространственный карман, так что мы направились вслед за Михалычем, по дороге подписывая какие-то бумаги, а в одной из комнат с нас сняли отпечатки пальцев. Михалыч только разводил руками, бюрократия и перестраховка. Наконец мы вышли в такой знакомый мне дворик и Михалыч потащил нас к машине.

- Поехали к нам, там жена покормит, да на свою кровиночку насмотрится, а то знаю я, в каких условиях вы там добирались.

- Михалыч, а как же начальство?

- Так я и есть теперь начальство. После того, как картель поставил условие, что он ведет дела либо со мной, либо ни с кем, то сам понимаешь, звезды так на погоны и прыгнули. Вспомнили, что я, оказывается, один из лучших аналитиков, и давно засиделся в начальниках отдела. Короче, повысили и заставили взять все это под мой контроль. А что, работа не пыльная, конечно есть риск, что вместо тебя оттуда выйдет какая-нибудь гадость, так на то мы пост охраны и выставили. Правда есть шанс, что будет кто-то или что-то очень похожее на тебя, но не ты, вот тут я не знаю, что и придумать.

- Зато я знаю, - вмешалась Татьяна - мне Тиренз показывал, как сделать амулет контроля изменения ауры. Я его из любой ветки минут за десять сделаю.

Михалыч предложил Татьяне, не забывать, что она предложила и, ухватив за руку, потащил к служебной машине, я не отставал от них. Пока ехали, то меня просветили, что квартиры у меня теперь нет, так как весь дом выкупила контора Михалыча. Жильцов переселили, и в здании теперь располагается его контора, кроме того, углубляют бункер, так как не исключено, что выход арки портала может сместиться как вверх, так и вниз. Мне это понравилось, не хотелось терять точку выхода в родной мир. Татьяне Михалыч в двух словах пояснил, что не солидно, если его блокпост будет встречать гостей, помахивая дубиной, да и сами бойцы будут испытывать сомнения. Если уж делать амулет, то он должен иметь какой-нибудь заслуживающий доверия вид, а вот внутрь можно будет поместить хоть что, так что он этим займется завтра, а Татьяна создаст амулет привязки к нашим аурам с возможностью вносить новых доверенных лиц.

Так за разговорами промелькнуло около получаса, и мы подъехали к одной из высоток, где жила семья Михалыча. Время было уже позднее, и Михалыч отпустил служебную машину до завтрашнего утра, а мы направились к ближайшему подъезду. Лифт поднял нас на девятый этаж, и мы очутились возле обычной обшарпанной двери. Михалыч не стал открывать своим ключом, а позвонил в дверь, видимо, чтобы хозяйка успела привести себя в порядок. Дверь открылась и с криком "мамка!" на шее симпатичной, невысокой, стройной женщины повисла Татьяна. Слезы брызнули у обоих одновременно, так что мы с Михалычем, оттеснив их к стенке, прошли в небольшой коридор обыкновенной двухкомнатной квартиры. Михалыч потянул меня на кухню, это и понятно, что там, в комнате творится, неизвестно, а кухня, это место традиционного паломничества незваных советских гостей. Вскоре на кухню просочились и мать с дочерью. Михалыч представил меня жене. Я тут же был усажен за стол, все остальные самостоятельно заняли свои традиционные места. Хозяйка, ее звали Анна, начала накрывать на стол, так как ужин к приходу хозяина был заранее приготовлен. Михалыч подмигнул мне и, исчезнув буквально на минуту, вернулся с бутылкой водки и бутылкой бренди. Его глаза вопросительно уставились на меня, и я махнул в сторону бренди. Михалыч одобрительно кивнул, а потом на ухо прошептал мне, что в бутылке тот самый бренди из нашей волшебной фляжки, но жена думает, что он покупает такой бренди в магазине и всем своим знакомым советует приобретать такой же. Те удивляются, что вкус почему-то не соответствует, а сам Михалыч по этому поводу хихикает, но молчит. Бренди разлили всем кроме Татьяны, ей я вытащил из пространственного кармана бутылку с соком и застолье начало набирать обороты.

Уже когда взрослые слегка захмелели, я напомнил Татьяне о подарках. Мы начали доставать из пространственных карманов то, что у каждого предназначалось в качестве подарков. Татьяна достала печально известное ожерелье и браслет, подаренный ей в аэропорту руководителем картеля, потом, под моим удивленным взглядом очень красивый ювелирный гарнитур с рубинами, который прекрасно подошел Анне. Мне и Анне она пояснила, что это подарок родителей Тиренза, и протянула отцу украшенный драгоценными камнями кинжал. Видя, что сейчас последует не самый приятный разговор матери с дочерью я, привлекая к себе внимание, предложил отправить Татьяну спать, так как она очень сильно устала с дороги. Под сверлящим взглядом Анны, Татьяна выскользнула из кухни, и я остался наедине с взбудораженными родителями.

- А что вы хотели, она молодая красивая девушка и, естественно, привлекла к себе внимание молодого человека.

Сообщил я им, попутно доставая из своего кармана "подарки" для Михалыча, которые нашел в пещере под Чертовым пальцем. Михалыч понимающе кивнул и принялся упаковывать находки в полиэтиленовые пакеты, фиксируя их бирками. Анне я протянул кольцо высшей защиты, от чего у Михалыча полезли брови вверх, но я успокоил его жестом руки и продолжил свой монолог. Естественно спросил, считают ли они свою дочь красивой, и получил в ответ два кивка, а умной, и опять, два китайских болванчика. Тогда я обрадовал их, что у их намечаются смотрины, и к ним собираются родители жениха. Что тут началось! Анна не знала, толи отказывать сватам, толи соглашаться? Но как соглашаться, если по меркам нашей страны они жили достаточно бедно, деньги, что я передал Михалычу, было решено потратить на обучение дочери, так что паника нарастала. Я поднял руку и попытался успокоить взволнованных родителей. Во-первых, я сообщил им, что сваты, без моего вмешательства не появятся здесь, во-вторых, я выторговал у той стороны отсрочку на один год, а со свадьбой отсрочка будет как минимум на четыре года, в-третьих мы должны обсудить с Михалычем, что можно будет рассказать Анне. Та посмотрела на нас, и, всхлипнув, вышла из кухни.

Я посмотрел в глаза Михалыча и поинтересовался, как мы будем выходить из создавшейся ситуации? В настоящий момент все очень сильно завязано друг с другом, кроме того, сваты, не кто-то со стороны, а король с королевой государства Зангрия. Вот тут Михалычу стало нехорошо, он вскочил и забегал по кухне, бормоча себе что-то под нос. Я не прерывал его челночный бег, а спокойно допивал свой бренди. Наконец Михалыч грузно плюхнулся на свой стул и спросил меня, чем это им грозит. Я успокоил его, сообщив, что ничем серьезным, и это лучше, чем, если бы ее посватал единорог, который тоже положил глаз на его дочь.

- Единорог, это же конь? - Тупо спросил меня Михалыч. Я успокоил его, сообщив, что единорог это единорог, а конь это конь, но, несомненно, они чем-то похожи. Михалыч аж застонал от душивших его чувств. Наконец я воззвал к его благоразумию и попросил вернуться к теме нашего разговора, а именно, что мы можем сообщить Анне. После долгих препирательств было решено, что нужно рассказать основной сюжет нашего знакомства и поверхностно пройтись по проблемам в Зангрии попутно затронув и Татьянину проблему. О статусе родителей Тиренза пока говорить не будем, а то Анна сойдет с ума. Кроме того нужно будет решить проблему с их жильем. Королевскую чету не следует принимать в многоквартирном доме, в этом я поспособствую деньгами, а уж особняк они сами купят. Михалыч опять начал открещиваться от денег, но я, понизив голос, сказал ему, что его дочь выбрала сама планета, и она будет лелеять, любить и защищать его дочь, кроме того, мы просто не сможем противопоставить что-то богам, когда они приняли решение. А именно о таком решении и сообщила мне Молния, получившая информацию даже через голову местного бога, а это многое меняет. И, самое главное, Татьяне ни в коем случае нельзя появляться в Зангрии раньше чем через четыре года.

Михалыч был подавлен. Я налил ему немного бренди и предложил выпить за удачное разрешение этих вопросов. Мы молча выцедили бренди. По-моему Михалыч даже вкуса его не почувствовал и решили звать Анну. Михалыч грузно встал и став как-то меньше ростом вышел из кухни. Минуты через полторы появилась Анна с красными глазами и, усевшись на свое место, гневно посмотрела на меня.

- Анна, давай я начну рассказывать, а ты постарайся осознать все, что здесь услышишь. И еще одно. Все это является тайной, и нам с Михалычем очень бы не хотелось посвящать тебя в это, как говориться меньше знаешь, крепче спишь. Все бы ничего, если бы не Татьяна. Понимаешь, она оказалась втянута в эту историю частично по нашей, а частично по своей вине. Может я не правильно выразился, это не столько вина, сколько судьба. И вся эта тайна связана с работой твоего мужа.

Рассказ занял всю первую половину ночи. Я, как мог, обходил скользкие темы с кровью, ранением, драконовской сущностью, но магическую силу мужа и дочери обойти не мог, поэтому злость в глазах Анны изменилась на недоверие. Пришлось заставить Михалыча продемонстрировать свои магические способности, переместив чашку с блюдцем со стола в раковину. Анна смотрела на нас как на монстров, чем мы собственно и являлись. Переводила взгляд с одного на другого. Наконец в ее сознании все выстроилось в некую логичную картину, и она спросила меня, являюсь ли я тоже магом. Я только кивнул, и она попросила меня продемонстрировать что-нибудь из своего арсенала, на что я ей ответил, что являюсь ментальным магом и мог бы заставить ее поверить во все это без капли сомнения так, что она еще и подталкивала бы нас на ускорение процесса замужества своей дочери. В целом же ей следует все это уяснить и в первую очередь с секретностью, если она не желает мужу проблем на работе. Морально подготовиться к приезду сватов, переводчиками будем выступать все мы, включая Михалыча. Если смотрины пройдут нормально, то через годик можно будет наведаться к родителям жениха, сейчас же следует не ударить лицом в грязь и принять сватов на уровне. Мы с Михалычем уже предприняли ряд мер для обеспечения этого, а Анне следует морально подготовиться, кроме того, еще же ничего не известно, может молодые разругаются или найдут себе другую вторую половинку. Анна вроде успокоилась. На этом мы закончили полуночную пьянку и я, распрощавшись с озадаченными родителями, покинул их гостеприимный дом. Михалыч предлагал мне остаться, но стеснять их мне не хотелось, все же квартирка была маленькая.

.13. Амулеты.

* * *

Выйдя на улицу, я решил, что переночую в одном из тех мест, где ночевал до побега из страны, а именно на чердаке. Зайдя в тень одного из домов, я взмахнул крыльями и направился по знакомым адресам, где-нибудь да должно повезти. Повезло на третьем по счету доме, по ощущениям, никого живого на чердаке, окно открывается легко, вытащил из кармана каримат и спальный мешок, все остальное проделал на автомате. Утро встретило меня птичьими песнями, было еще довольно рано, поэтому я собрал свой нехитрый скарб, вылез на край крыши, и бросился головой вниз, у самой земли распахнул крылья и влетел в какой-то парк под нависшие ветви деревьев. Погасив скорость, я убрал крылья, и дальше побежал по натоптанной тропинке, которая вскоре и вывела меня в район дома Михалыча. По дороге подобрал крепкую дубовую ветку, отломил от нее пару кусков размером с кулак. Я уже подбегал к знакомому дому, когда меня настиг поисковый зов Михалыча. Я ответил, что уже недалеко и скоро буду возле его дома. Когда я подбегал к подъезду, то нас уже ждала служебная машина. Михалыч появился вместе с дочерью, и мы всем составом загрузились в машину и всю дорогу промолчали. У отца с дочерью на лицах была написана работа мысли, и лишь я один наслаждался видами утреннего города. Василий, водитель и по совместительству телохранитель Михалыча, машину вел уверенно, да и город еще только начал просыпаться, так что для пробок и проблемных дорожных ситуаций было еще слишком рано. Солнце периодически пыталось светить в глаза, пробиваясь сквозь листву, утренний бриз приносил свежесть и умиротворенность, проскальзывая в полуоткрытое окно. Я ощущал единение со своим миром, так же как и вчера с миром Зангрии. Во мне что-то менялось после каждого перехода. Сейчас я ощущал себя, если не всесильным, то, во всяком случае, уверенным в своем превосходстве. Только вот над кем? Отбросив ненужные мысли, я переключился на дорогу, которая уже привела нас в тот самый двор, куда я, раньше, каждое утро выскакивал, идя на работу. Машина подрулила к моему подъезду, и мы вышли на тротуар. Водитель поехал на стоянку, а мы направились в подъезд. Как только прошли в двери я, на несколько минут выпал из реальности. За такой короткий промежуток времени все здесь изменилось кардинально. Теперь нас встречало нутро административного здания. Ни что не напоминало мне тот старый и такой знакомый дом. Пройдя через своеобразный тамбур, где нас осмотрели через встроенные средства видеонаблюдения, Михалыч еще и руку к специальной пластине приложил и в какой-то глазок заглянул, наверное, проверили сетчатку глаза, мы вышли на знакомую лестницу и направились, как оказалось, прямо в мою квартиру. Татьяна только открывала рот, пытаясь что-то сказать. Ее можно было понять, ведь она была здесь незадолго до ее путешествия в Швейцарию и Зангрию. Открыв дверь кабинета магнитной картой, Михалыч провел нас в его рабочий кабинет.

- Ну что, готова создать нам новое средство контроля?

Обратился он к Татьяне. Та кивнула и пожаловалась, что не искала ничего подходящего для основы амулета. Я молча достал из кармана два куска дубовой ветки. Татьяна сразу повеселела и, схватив их у меня, уселась за один из столов. Я внимательно наблюдал за построением магических конструкций, анализировал сам код заклинания, так, как научила меня Молния. Татьяна же увлеченно работала, не замечая двух внимательных взглядов, изучавших ее.

Мы с Михалычем с улыбкой наблюдали за уверенными, быстрыми движениями рук Татьяны, когда она создавала амулет контроля входящих и исходящих аур моего портала. Михалыч хлопнул меня по плечу и тихо прошептал, что он даже не надеялся на такой результат, он предполагал, что Татьяне установят возможность контроля над ее магической силой, но никак не мог предположить, что я привезу ему готового мага, да еще какого! Через пару минут перед нами лежал первый амулет, который начинал светиться рядом со мной, и постепенно затухал, когда удалялся от меня на расстояние более десяти метров. Интересно, а начнет он светиться, когда я только начну прорисовывать портал с той стороны, ведь, теоретически, я буду находиться в пределах действия амулета? Так как этот амулет был завязан только на меня, то мы проверили его на Михалыче, амулет не проявлял активности даже тогда, когда Татьяна положила его в руку отца, но начинал мерцать, как только я входил в зону действия его чувствительности. Второй амулет Татьяна завязала на Михалыча. Теперь, оба амулета лежали на столе и поочередно реагировали только на своего носителя ауры, если же мы вместе входили в комнату, то светились оба. На ближайшее время это было более чем достаточно, так как никого, самостоятельно проходящего портал, мы оттуда не ждали. По мере разрастания доверенных лиц, можно будет добавить амулеты или создать один со своеобразной базой данных. Михалыч притащил два куба из прозрачного пластика, в которые мы поместили амулеты и подписали доверенного пользователя. Кубы запаяли и передали в зону контроля с предложением расположить не более чем в шести метрах от предполагаемой зоны проникновения. На Татьяну амулет делать не стали, так как она сама знала, что ей нельзя появляться на Зангрии как минимум четыре года. На следующий день были проведены показательные выступления нас с Михалычем для бойцов охраняемого объекта. После этого Михалыч сел писать инструкцию для начальника караула и его подчиненных. На этом этапе я уже был не нужен и поэтому принял решение вернуться на работу, так как отсутствовал там уже довольно долго. В этот раз я решил попробовать добраться в Швейцарию своим ходом, так как нужно было проверить свои возможности по длительным полетам на Земле, ну и проверить систему ПВО по пути следования. Для радаров я должен был представлять крупную птицу, эшелон я выбрал пониже основных воздушных путей. Вечером, зайдя домой к Михалычу, я распрощался с его семьей, напомнил им, что необходимо искать хороший загородный дом, а я займусь вопросами финансирования. Все это нужно решить за пару месяцев, чтобы они успели обжить новый дом. Когда Анна вышла на несколько минут, то я шепнул Михалычу, что возвращаться буду своим ходом, поэтому, если поступят какие-либо сообщения о нарушении границы в моем направлении, то он должен быть в курсе того, как, кто и когда обнаружил нарушение границы. На основе этих данных я смогу выработать стратегию следующего перелета, если возникнет острая необходимость моего присутствия здесь.

Тем же вечером я выбрался за город и, найдя безлюдное место, взлетел в направлении Швейцарии. Карта местности была в голове, так что я наметил прямую линию на Цюрих. Солнце постепенно садилось, а я постепенно набирал высоту. Мне нужна была комфортная высота, чтобы было не холодно и с земли меня было бы сложно разглядеть. По моим личным ощущениям меня устроила высота порядка одного километра над землей. С этой высоты я очень хорошо различал местность подо мной, а уже ближе к Швейцарии я слегка наберу высоту, чтобы уровняться с высотой проходных перевалов Альп. Во время полета я задействовал драконье чутье, и если на пути мне встретится самолет или вертолет, то я всегда смогу убраться с его пути. Как ни странно, но скорость моя, заметно возросла, по сравнению с полетами на Зангрии. Может это сказывается магическая составляющая моего летного комбинезона. Видимо он самообучается и подстраивается под меня. Как бы там ни было, но через час с небольшим я пересек государственную границу и, по моим расчетам, еще через час с четвертью, я буду на месте. Вскоре стали видны Альпы, часовой пояс сменился незначительно, поэтому горы я пролетал уже почти ночью. Сел на окраине города и, выйдя на дорогу, вскоре поймал проходящую машину. За рулем сидела миловидная фрау. Мы с ней мило поболтали обо всем, что может интересовать женщину при разговоре с мужчиной, а когда затронули вопрос о качестве дорог, тут то и выяснилось, что мы оба были на осеннем балу. Мы с жаром начали рассказывать друг другу, как нас пытались раскрутить на кругленькую сумму, и как мы стойко держались разработанного стратегического плана, дать столько, сколько сами запланировали. Так что, когда она подвезла меня к моему отелю, то расстались мы как старые, добрые знакомые. Я презентовал ей небольшой серебряный браслет, который не содержал магию, а был захвачен мною, как образец, для проведения опытов по артефакторике.

Войдя в отель, я направился в свой номер, когда меня окликнули от стойки администратора отеля. Выяснилось, что мне оставили письмо. Оно, оказалось, от постоянного покупателя драгоценных камней. Он просил связаться с ним, так как сам не может дозвониться до меня, и не удивительно, сотовая связь в Зангрии не работает. Что же, придется позвонить. Я достал из пространственного кармана тот самый сотовый, по которому сам, ни разу не звонил и, выбрав в меню одну единственную запись, нажал на звонок. На том конце почти сразу взяли трубку и знакомый голос, после приветствия посетовал, что до меня было невозможно дозвониться, хотя этот телефон берет по всему миру. Я извинился и сообщил ему, что вынужден был отключить телефон и оставить его в специальном контейнере, так как посещал один из закрытых объектов. Это была полуправда, так как Зангрия теперь и являлась таким объектом. На том конце некоторое время помолчали, видимо обдумывая мой ответ, а потом последовало предложение немедленно встретиться, так как вопрос не терпит отлагательств. Я согласился и поинтересовался, где пройдет встреча. Прозвучало предложение, что там же где и в прошлый раз, когда я был с девушкой. Подтвердил, что понял, и пообещал, что скоро буду. Однако мне предложили выйти из отеля, так как машина подъедет через две минуты. Я опять подтвердил, что понял и, развернувшись, направился к выходу.

Действительно, буквально через пару минут рядом со мной остановилась шикарная машина, и из нее вышел знакомый мне секретарь, который привозил мне подарочную фляжку в аэропорт. Мы поздоровались, и меня пригласили занять место в салоне. Пока машина ехала в горы, я слегка вздремнул, так как перелет выдался достаточно тяжелый.

Я проснулся от того, что меня тормошили за рукав. Открыв глаза, я обнаружил, что мы остановились возле горного отеля и дверь машины распахнута. Поблагодарив секретаря, я вышел на площадку перед входом и слегка потянулся. Выспаться я успел, так что настроение у меня поднялось, и теперь я был морально готов к встрече хоть со всем картелем. Секретарь пригласил меня внутрь, там последовала стандартная процедура с помощью ручного металл детектора и мы прошли в уютный зал ресторана. Секретарь, на этот раз, провел меня к отдельному кабинету и, раскрыв дверь, предложил войти. За столом сидела уже знакомая мне личность, имени которой я не знал. Хозяин встал и, выйдя из-за стола, протянул мне руку. Я ее пожал, и меня пригласили присаживаться за стол. Тут же появился официант, который расставил передо мной все для того чтобы можно было поесть и выпить. Он исчез так же, как и появился, быстро и незаметно. Я достал, как будто бы из внутреннего кармана, копию его памятной фляжки и разлил из нее тот самый бренди, а фляжку передал моему визави. Тот понимающе кивнул и мы, чокнувшись, пригубили бренди, пробуя его на вкус.

- Скажите Макс, где вы берете такой необычайный бренди. Я такого нигде не пил, а уж поездил я по миру знатно, да и угощали меня всегда только самым лучшим.

- Вы будете смеяться, но его делает один мой знакомый и называет вином.

Я передал ему фляжку и предложил в ней держать бренди, а в той, первой фляжке, воду. Ведь всякое в жизни бывает. Мой оппонент понимающе кивнул и предложил перейти к тому, зачем я здесь появился. Во-первых, он бы хотел приобрести порядка двадцати таких камней, как я ему показывал, во-вторых, у него есть информация, что я работаю на некую занятную организацию, с которой он сумел наладить контакт через меня. Выяснилось, что он даже знает специфику моего использования, и это тоже напрямую связано с моим появлением здесь. Я призадумался, а потом слегка склонил голову, давая понять, что я поражен его осведомленностью и не против продолжения разговора.

.14. Работа по профилю.

* * *

- Макс, мы уже с вами говорили о том, что я могу очень многое, а если чего-то не могу, то прилагаю все силы к тому, чтобы исправить такую ситуацию. Конечно, есть некоторые вещи, которые хотеть просто нереально, я такое понимаю и никогда не форсирую ситуацию. Сейчас я попал в некий цейтнот и, кажется, в безвыходную ситуацию на своей территории, то есть на территории где я торгую оружием. Думаю, что вы в курсе специфики моей деятельности. Так вот, там, где я продаю оружие, я король. В таком месте я могу потребовать все, что угодно и мне не откажут. И вот в таком месте у меня украли дочь, причем никто во всем мире кроме буквально десяти человек не знает, что она мне дочь. Более того, местные разводят руками и клянутся, что ничего не знают о похищении девушки. В тех местах процветает работорговля, сами понимаете, проститутки, бесплатная рабочая сила. Но хозяева таких заведений только разводят руками. Мои люди осмотрели весь контингент и даже подняли снимки отправленного товара. Ее нигде нет. Прошло уже четыре дня. Если это торговцы живым товаром, то ее сейчас накачивают наркотиками и учат искусству любви. Мне противно и то и другое. Макс, найди ее. О твоей командировке я лично переговорю с Яковом. Макс, нельзя терять ни минуты. Я знаю, что у тебя еще нет своих детей. Поверь, терять своего ребенка это худшая из зол. Я и так наказан за специфику своей работы. Дочь даже не догадывается, кто ее отец и что он из себя представляет. Макс, прошу, не отказывай мне в этой просьбе. Ты же знаешь, я никогда не прошу. По-моему, я даже просить не умею. Макс. Помоги мне.

- В принципе я не против, тем более что испытываю к Вам некую симпатию. Для работы мне нужны ее личные вещи. Хоть что-нибудь. Ну и, естественно, фотография. Работать буду один. Если нужно будет ее откуда-то вывозить, то обойдусь своими силами.

- Макс, я хотел дать тебе одну из своих бригад. Там такие отморозки, что даже говорить страшно.

- Нет. Повторюсь. Я работаю один, но то, что я перечислил должно быть обязательно, иначе я вытащу оттуда всех, и тогда вы сами будете разбираться, кто вам подходит, а кто нет.

- Я все понял, Макс. Сейчас принесут ее вещи, но только они десятилетней давности, а вот фотография прошлогодняя. Такой вариант подойдет?

- Думаю, что смогу попытаться отследить. Если же не смогу найти след, то мне нужна информация, где ее видели последний раз.

- Это мы вычислили. Она пропала в Венесуэле. Тебе дадут все документы, что удалось нарыть за три дня.

В это время появился давешний официант и передал моему оппоненту небольшой сверток. Тот, раскрыв его, осмотрел и протянул мне. Я тоже заглянул. Это были вещи маленькой девочки навскидку восьми - десяти лет. Фотография красивой девушки и рабочая папка.

- Что же, все отлично. Теперь, если Вы не против, то я пойду заниматься этим делом. Правда есть один вопрос, куда доставить и как наказать?

- Макс, доставить может быть лучше сюда. А наказать, на твое усмотрение, как заслужили. Я видел результат твоего наказания, меня бы устроил такой вариант.

Я опять склонил голову и, попрощавшись, вышел из кабинета. Выйдя на улицу, я прошел в небольшой парк рядом с отелем. Там развернул одежду и напряг чутье дракона. На самой периферии чувствительности засек всплеск похожей ауры. Миг, и кожистые крылья вспороли воздух. Мой путь лежал на далекие всплески ауры.

Колебания ауры прекратились, как только я перелетел океан. Прошло чуть более пяти часов, и теперь я уже твердо видел расположение ауры, и ее цвета мне очень не нравились. Они сильно напоминали цвета ауры короля, когда его отравили карфенитой. Значит наркотики. Может, ее еще не трогали, а только приучают к наркоте. Минут через пятнадцать я нашел в сельве небольшое ранчо, и аура светилась оттуда. По моей карте это была уже не Венесуэла, а пограничная зона юго-западной части страны. Где то здесь сходились границы еще двух стран, Бразилии и Колумбии. Солнце уже закатывалось за горизонт, так что я прямиком направился к двери, перемахнув невысокий забор из жердей. Собаки даже не тявкнули, они чувствовали, что пришла смерть. Я поднялся на крыльцо и толкнул дверь. Та оказалась не запертой, и в комнате я различил шесть человеческих аур. Ментальный удар, и все шесть застыли как истуканы. Поверхностно прошелся по сознаниям всех. Из шестерых, только один располагал информацией, которая меня интересовала. Все, что было нужно, я вытянул из его мозгов и поступил с ним так, как и с Хельмутом. Затем спустился в подвал. Внизу стоял смрад. Когда-то здесь было три человека, но теперь остался один, и это была знакомая аура. Просканировал состояние девушки. Да, действительно, ее не трогали, а только готовили, как подарок, для одного очень влиятельного человека страны. От него не было заказа, это была, так сказать личная инициатива. Что же, тем лучше. Меньше мороки, а то бы пришлось с грузом на руках искать по всей стране такого политического лидера. Я поднялся из подвала и, направляясь к выходу, нашел по признакам ауры ее личные вещи. Оттуда выгреб все, что было. Часть вещей было не моей пострадавшей, значит тех несчастных, что скончались в подвале этого дома. Когда уже перемахнул через изгородь, то снял ментальные путы с хозяев дома. Теперь им есть, чем заняться. Ведь рвущий жилы в немом крике идиот, поселился у них надолго.

Опять пять часов полета и я, наконец, различил знакомые очертания Цюриха. Приземлившись возле небольшой горной речки, я раздел девчонку и приготовился отмывать ее от нечистот. Видимо ее организм сопротивлялся той заразе, которую в нее пихали, как насильно, так и с едой. Одежда была в рвоте, На руках синяки от наручников. Это видимо последствия первых дней, пока она еще сопротивлялась. Джинсы можно было выкинуть, так как в туалет ее не водили. Сделав заводь из камней и земли, нагрел воду с помощью магии и опустил туда красивое тело молодой девушки. Она лежала в бессознательном состоянии, а вода постепенно остывала, так как ледяные струи горного потока начали прорываться через построенный мной барьер. Основная грязь и нечистоты были смыты, а все остальное можно будет доделать в ванной моего номера. Так как было только ранее утро, то я, взлетев с голым телом на руках, направился на свой балкон. Естественно, балконная дверь была закрыта. Я положил девушку прямо на пол и, слетев с балкона за ближайшие деревья, бегом бросился к входу в отель. Пулей взлетел на свой этаж, открыл дверь ключом и, промчавшись через весь номер, открыл дверь балкона. Девушка так и лежала на полу. Я поднял ее на руки и понес в ванную комнату. Там включив теплую воду, наполнил ванну и, опустил туда девушку отмокать. Сам уселся рядом на край ванны и набрал один единственный номер на хитром телефоне. На третьем звонке трубку взял заказчик. Я сказал, что все выполнено, но пациент находится в очень тяжелом состоянии. Скорее всего, отравление наркотиками, больше никаких повреждений нет. Было бы неплохо показать пациента наркологу. Мой номер в отеле они знают, так что буду ждать, сколько смогу, если никто не появиться, то буду действовать по обстоятельствам. Выключил телефон и увидел, что на меня смотрят внимательные глаза, в которых застыла боль.

- Ну, считай, милая, что все твои мучения уже позади. Меня зовут Макс, и я твой как бы телохранитель. Давай помоем голову, сполоснемся и будем выбираться из ванной. Думаю, что через пол часика нас посетит доктор.

Минут через сорок в мой номер постучали. Я открыл дверь. На пороге стоял миленький, толстенький старичок. Я приглашающе махнул рукой, и он стремительно вошел в номер. Я проводил его во вторую комнату, где в кровати лежала моя очаровательная находка. Мне срочно пришлось подбирать ей одежду из своего гардероба. Бермуды и майка, вот и все, что я смог ей подобрать. Доктор присел на приставленный к кровати стул и, вытащив свой медицинский инструмент, приступил к осмотру. Я, извинившись, вышел. Пока доктор осматривал девушку, в дверь опять постучали. Я, ничуть не удивился, увидев на пороге моего заказчика. Сообщил ему, что у нее сейчас доктор. Одежды на ней нет. Она была, но в таком состоянии, что я ее просто выкинул. Потом достал все, что забрал в том странном доме и вывалил прямо на журнальный столик. Мой визави уверенно отсортировал все документы и драгоценности. Вопрошающе взглянул на меня. Я ответил, что кроме нее там были еще две девушки, но к тому моменту, когда я навестил это место, они уже начали разлагаться. Ее участь была стать постельной игрушкой одного из политических лидеров той страны, где я ее нашел. Причем похитивший проявил в этом самостоятельность, так как заказчика не было. Виновный наказан, а вот с душевным и физическим здоровьем еще не все понятно. Она уже в сознании, но соображает что-нибудь или нет, непонятно. Я с ней попытался поговорить, но говорил только я.

Я видел, как мой собеседник прячет руки под стол, так как он никак не мог унять их дрожь. Тогда я достал фляжку с бренди и налил ему и себе, затем послал волну успокоения и предложил выпить за успешное завершение этого дела. Мы молча выпили. В это время дверь во вторую комнату открылась, и оттуда вышел взволнованный доктор. Он набросился на нас с обвинением в том, что мы давали девушке наркотики с функцией моментального привыкания. Сейчас у нее началась ломка, так как она не получила наркотики вовремя. Такое состояние продлится максимум два дня, а потом, скорее всего, кома и смерть.

- Доктор, наркотики мы ей не давали, так как только перед вашим приходом доставили ее из другой страны, где она была взята в заложники. Хотелось бы знать, чем ее кололи, чтобы попытаться найти варианты ее лечения.

- Да нет никаких вариантов. Эта разновидность наркотиков и заточена на то, чтобы их постоянно потреблять. Нет наркотика, смерть пациента. Все.

Я попросил доктора все же назвать тот наркотик, который он обнаружил по косвенным признакам. Доктор произнес какое-то длинное название и сообщил, что, по его мнению, она получала этот наркотик около четырех, пяти дней, а это уже стойкое привыкание. На отца было страшно смотреть. Я проводил доктора до дверей и сказал ему, что мы с ним еще свяжемся, как только определимся со стратегией лечения. Спросил, сколько мы ему должны за консультацию, доктор только рукой махнул и вышел за дверь.

Я повернулся к моему визави. Тот, казалось, постарел лет на двадцать. Я попытался расспросить его, знает ли он что-нибудь об этом наркотике. Тот только рукой махнул и выдавил из себя, что это конец.

- Ладно, хватит Вам себя накручивать, теперь за лечение возьмусь я. Мне нужны две капельницы, пошли кого-нибудь до ближайшей аптеки или больницы. Пусть заплатят любые деньги. Ассистировать мне будешь ты. Ничего что я так, по панибратски, но извини времени нет. Я тащил ее сюда около шести часов, плюс я не знаю, когда ей делали последний раз инъекцию этого наркотика. Так что времени у нас, кот наплакал.

Мой, теперь уже напарник, оживился и, наорав на кого-то в телефон, опять уселся в кресло. Нам оставалось только ждать. Я разлил еще по одной. Предложил выпить, чтобы руки не тряслись. Наконец в дверь постучали, и я понесся открывать. Забрав капельницы в полном сборе, я захлопнул дверь перед носом уже знакомого мне секретаря. Перенес все это в комнату с девушкой. Расставил капельницы, как мне казалось удобным. Стащил с себя рубашку и верхнюю часть комбинезона, с которым никогда не расставался, и улегся на кровать рядом с девушкой.

- Так, давай я тобой буду командовать, а заодно расскажу, что ты получишь после всей этой процедуры. Начали. Накладывай нам на руки жгуты. Теперь втыкай иголку вот так ко мне, а теперь вот так дочери. Хорошо. Не волнуйся. Нужно закрепить иголки пластырем или примотай чем-нибудь, о дезинфекции не заботься. Моя кровь убьет все, что не надо. Теперь отпускай понемногу жгут у дочери, а теперь у меня. Все. Нам остается только ждать. Теперь я попытаюсь рассказать тебе кое-что. Если посчитаешь это неприемлемым для девушки и для себя, то выдергивай иголки и, может быть, тогда она просто умрет. Так вот я не совсем человек. Кровь у меня особенная. Если я разозлюсь, то у меня могут вырасти когти, захочу, вырастут конкретные зубы. Если ты видел фильмы про оборотней, то что-то в этом роде, только без всяких заскоков с психикой. Человек просто имеет это и все. Если его не разозлить, то у него это вообще может никогда не проявиться. Еще она получит возможность общаться со мной мысленно. Вот, пожалуй, и все. Да, самое главное. Мне придется находиться возле нее дней десять. Дня три, четыре вообще соприкасаясь с ней. Если ты принимаешь мои правила игры, то тогда постарайся обеспечить нам комфорт. Сам понимаешь, ни в туалет, ни помыться, мы не можем пойти отдельно. Потом все будет проще. Да, и еще одно, по отношению к этой девочке у меня теперь есть обязательства, она моя кровная сестра. Поверь, для меня это не пустой звук. Есть еще кое-какие нюансы, но это я буду оговаривать уже с ней. Ничего такого, что затронет ее честь. Вот, пожалуй, и все. Теперь твой ход. Нужно принимать решение. Ее матери здесь нет, так что ты ближайший родственник.

.15. Проблемы главы картеля.

* * *

Капельницу оставили на всю ночь. Пока мы бодрствовали, то я подкорректировал психику девушки. Тяжело в столь юном возрасте осознать в один день, что жизнь кончилась. Еще меня занимали мысли, как легализовать ее рядом с отцом. Самое простое, что напрашивалось, это выдать всем ее, как любовницу крестного папы, но тогда и отношение к ней будет соответствующее, да и потом, когда она соберется замуж, то за ней будет тянуться такая слава. Так как девушка спала, то я спросил ее отца, как он думает поступить с девочкой. Тот набросал примерно такую же схему, как и я. Для себя я решил, что это, в принципе, приемлемо. Потом мы все провалились в глубокий сон. Утром я проснулся от чувства, что на меня смотрят. Я открыл глаза и наткнулся на встревоженный, внимательный взгляд темных глаз. Ну, что же, будем начинать знакомство.

Привет! Как спалось? Как себя ощущаешь? Ничего не болит? Мы тут тебя вчера немного полечили, а то у тебя было заражение крови и нам пришлось сделать тебе переливание. Я, донор, а вот этот человек принял живейшее участие в твоей судьбе, так как ты валялась на улице без сознания. Сам процесс заражения был слишком запущенным, поэтому нам пришлось применить новый препарат, а у него есть побочный эффект, тебе придется быть рядом со мной десять дней. Первые три, четыре дня нужно будет находиться очень близко друг к другу, а потом расстояние можно будет постепенно увеличивать. И, давай выдернем эти иголки, по-моему, все прошло нормально.

Не делайте из меня идиотку! Я помню, как меня похитили и насильно кололи мне наркотики. Мы живем в продвинутом мире, так что я хорошо помню, что находилась в Венесуэле, да и когда меня похитили, ничего не переменилось, только держали меня в вонючем подвале, пропахшем мертвечиной. А теперь за окном видны деревья характерные для Канады или Европы. Может, лучше скажите мне правду? Возможно, тогда мое отношение к вам переменится.

Серьезное заявление. Спорить не буду. Мы сейчас в Швейцарии. Это номер одного из отелей. То, что я сказал, про лечение, является чистой правдой, только подставь сама вместо термина заражение крови, термин, отравление наркотиком. Вся остальная информация достанется тебе вон от того господина, так что предлагаю пока поваляться в кровати, и еще, реши, что тебе нужно будет в первую очередь. Скажу тебе сразу, что одежды твоей нет, ни белья, ни верхней одежды. Она была в таком состоянии, что я ее просто выкинул. Твои драгоценности и документы здесь. А теперь давай просто полежим, потому, что у меня выдалась очень тяжелая десятидневка. Кроме того, только я размечтался, что выйду на работу, как меня опять на десять дней выбьет из колеи. Ой, ну и давай познакомимся, а то я даже в документы твои не заглянул. Меня зовут Макс, а тебя?

Девушка фыркнула и отвернула свое лицо в другую сторону. В этот момент зашевелился ее отец. Его взгляд сфокусировался на нас, пришло понимание и он, улыбнувшись, пожелал нам доброго утра. Мы соответственно ответили, и опять повисла гнетущая тишина. Я решил немного разрядить атмосферу непонимания и предложил нам всем расставить все точки над "и". Новоявленный отец тяжело вздохнул и только собрался приступить к тяжелой для него теме, как я его перебил, напомнив, что мы еще не умывались и не завтракали. Вот тут крестный отец моментально преобразился. Теперь он четко знал, что делать, это была его территория. Он вернулся в привычную колею. Распоряжения посыпались как по телефону номера, так и по сотовому. Вскоре в дверь постучали, и миловидная девушка внесла небольшой сверток, и большой пакет с ручками. В свертке оказалась миленькая пижама и средства личной гигиены для девушки и ее отца. Тот, спросив, не торопимся ли мы в ванну и, получив разрешение посетить ее первым, отправился умываться, захватив большой пакет. Девушка, заставив меня отвернуться, стала переодеваться в принесенную пижаму. Для этого она оттолкнула мою руку и принялась переодеваться. Однако буквально через пару десятков секунд она судорожно схватилась за меня, и ее дыхание стало восстанавливаться, а рука перестала подергиваться. Она тихо спросила меня, неужели это правда, что ей нельзя от меня далеко отходить? Я подтвердил это, но успокоил, что вскоре в этом не будет необходимости, а проблему похода в туалет я решу, так как у меня уже были подобные случаи. Дальше процесс переодевания шел поэтапно. Меня периодически отпускали, а потом судорожно хватались за любую открытую часть тела. Наконец все было закончено. Мы более комфортно расположились в кровати. В моей практике это было впервые, когда пациент, получив огромную порцию моей крови, находился в сознании в первый же день, после критической ситуации. Обычно я таскал полутрупы, и им было фиолетово, в каком состоянии и куда их таскают. Наконец дверь в ванну открылась, и оттуда вышел посвежевший отец девушки одетый с иголочки. На нем было все новое, от платка, до туфель. Вот оказывается, что было в том большом пакете. Он жестом предложил нам посетит ванную комнату. Я намекнул девушке о том, что ей можно первой из нас двоих посетить ванную комнату, а для этого нам понадобится компресс из моей крови. С этими словами я достал из пространственного кармана кусок тряпки и кинжал. Легкий надрез на вене, и кровь обильно полила приложенную к ране тряпку. Я, достав из кармана полиэтиленовый пакет, поместил туда тряпку и вручил девушке этот атрибут со словами, что как только почувствует недомогание, так следует соприкоснуться с этой тряпкой, можно только кончиком пальца, этого будет достаточно. Девушка соскочила с кровати, прижимая к груди пакет и, подхватив со стола маленький пакетик с гигиеническими вещами, побежала в ванную комнату.

Как только мы остались одни, я спросил, какую информацию следует говорить девушке, так как следующий этап развития наших отношений, это вопросы, вопросы и вопросы. Я должен знать, что отвечать. Могу даже взять на себя функцию по разъяснению ей их родства. Мой визави слегка задумался, а потом сказал, что так, наверное, будет лучше всего. Он принял решение рассказать ей о своем отцовстве, ввести ее в свой круг, как любовницу. А когда она освоится и все примут ее и привыкнут к ней, то тогда можно будет объявить о том, что она является его дочерью. Ничего страшного, такое уже бывало в их кругу. Зато это позволит ей выжить в первое время, так как любовницы не являются объектом преследования и даже шантажа, так как от них легко отказываются. На этом и порешили. Тот засобирался и, понятно, переложил на мои плечи свой груз ответственности и сбежал, но его понять можно. Я всей подноготной их отношений с матерью девушки не знал и, видимо, не узнаю.

Наконец дверь в ванную комнату открылась и оттуда вышла девушка, накинув на себя мой гостиничный халат. Теперь и я выбрался из кровати и поплелся приводить себя в порядок. Мужику это сделать проще, тем более что бриться мне не надо, так как я могу управлять ростом волос. Когда я вышел из ванной комнаты, то обнаружил, что девушка переоделась в симпатичный халат, видимо часть вещей, уже доставил посыльный. Я направился к журнальному столику, когда меня застал стук в дверь, я развернулся и пошел открывать дверь. На пороге с ноги на ногу переминался официант из ресторана отеля, а за ним находилась тележка, сплошь уставленная различными кастрюльками, судочками, чашами и чашечками. Лежали салфетки, полотенца и еще множество различных столовых приборов. Он сообщил нам, что в этот номер заказан завтрак, так что мы можем присаживаться за стол, и он предложит нам на выбор блюда из ресторана. Мы послушно уселись и, выбрав то, что нам понравилось, принялись за еду, едва за официантом закрылась дверь. Я уплетал свою порцию за обе щеки, а девушке было несколько сложнее, так как она постоянно была вынуждена опускать руку в мешочек с окровавленной тряпкой. Она решила этот вопрос просто, пакет лежал в кармане ее халата. Так как я закончил есть гораздо быстрее, то выбравшись из-за стола, прошел за спину девушки и положил руку ей на шею сзади, так что теперь она могла не отвлекаться и завтракала так, как привыкла это делать всегда. После завтрака мы расположились в креслах напротив друг друга, и девушка спросила меня, кто будет рассчитываться за завтрак. Я, подумав, предположил, что за завтрак уже рассчитались, так что нам не следует заморачиваться этим вопросом. На это она мне заявила, что не хочет зависеть от кого-либо, кроме того она знает, что после таких бонусов следует нелестное предложение, от которого не принято отказываться. Я хмыкнул от такой витиеватой речи и спросил, чем она занималась до того, как мы наполовину познакомились. Оказалось, что она студентка одного из университетов. Поступила туда только благодаря хорошей успеваемости в колледже. На удивление, ей выделили грант для поступления в университет, так что она умудряется сводить концы с концами. Вечерами подрабатывает в ближайшем бистро, но там постоянно приходится отбиваться от лапающих ее посетителей. Мать работает прачкой в одном из отелей, так что вся ее надежда на успешное окончание университета. Это поможет ей подняться по социальной лестнице и вытащить их семью из полунищенского существования. Про своего отца ничего сказать не может, так как мать никогда не говорила, кто он и как они познакомились.

Я поинтересовался, а как бы она отнеслась к человеку, который бы назвался ее отцом. Она расхохоталась и сказала мне, что я слишком молод для того, чтобы быть ее отцом. Я, ничуть не смутившись, подтвердил ее сомнения в моем отцовстве, и, шутя, спросил, а как на эту роль подходит еще один член нашей шайки. Девушка опять расхохоталась, а потом задумалась и сообщила мне, что по возрасту, конечно, подходит, но вот по статусу, это навряд ли. Он даже мне в отцы не подходит, потому что я, в таком чистом белье, явно работаю грузчиком или разнорабочим, и меня, скорее всего, использовали как подходящего донора.

В целом неплохо. Она показала себя умной, наблюдательной и прагматичной девушкой. Пора было переходить в наступление. Я сделал комплемент ее наблюдательности и не дюжему уму, попутно поинтересовавшись, на каком факультете она учится. Оказалось, что она будущий юрист или экономист, так как в университетах развивающихся стран иногда объединяют специальности и готовят студентов по расширенной программе. Что же, это меня удовлетворило, теперь стоило поговорить начистоту. Я начал с того, что отец у нее есть, и он пристально следил за всеми перипетиями ее судьбы. Как он познакомился с ее матерью, я не знаю, но то, что он периодически незаметно вмешивался в их жизнь, это точно. Если отбросить всю шелуху, то он узнал о похищении девушки буквально на следующий день. Поднял всю страну на уши, и не смог ее разыскать. Были проверены все конторы, кто занимался похищениями людей. На это ушло еще два дня. Однако найти ее так и не смогли. Тогда ее отец обратился ко мне, так как я являюсь специалистом по таким вопросам. Когда я попросил найти мне какие-нибудь ее вещи, то мне предоставили ее платье, которое она носила лет в девять, десять, а может и раньше, и я достал из своего кармана платье, фотографию и документы, собранные с места похищения. Когда девушка утерла слезы, то я продолжил свое повествование. Рассказал ей, в общих чертах, как я нашел ее, как вытащил, как отмывал и транспортировал в отель. Как ее отец вызвал врача-нарколога, как тот поставил крест на ее жизни, и как я настоял на таком своеобразном лечении. Ее отец стойко принял известие о том, что из-за попадания моей крови в ее организм она сильно изменится, но альтернативой была смерть, поэтому мы приняли решение провести переливание крови.

.16. Разговор по душам.

* * *

- То есть, мой отец, это тот господин? Да быть такого не может, он явно из высшего общества, а мы с мамой из самых низов.

Ну, это еще ни о чем не говорит. Если честно, то я имел с ним несколько дел, и всегда оставался доволен результатами наших сделок. Он занимается не совсем легальным бизнесом. По его словам он, поэтому, и не мог признать тебя своей дочерью, но пристально следил за вашей жизнью. Может он и пытался помогать вашей семье, тут я ничего не могу сказать. Не исключено, что твой грант, это его рук дело. Тут ничего выдумывать не буду. Я могу сказать лишь то, что я, до сих пор, не знаю его имя. Мы, пока ты была без сознания, обговаривали, как легализовать тебя в его среде, так как он принял решение приблизить тебя к себе. Сказать всем, что ты его дочь, это подписать тебе смертный приговор. Тебе нужно утвердиться в его среде, научиться там выживать, и тогда, позже, он объявит всем о том, что ты его дочь. Не относись к нему предвзято. Все мы в молодости, идиоты. Совершаем такие ошибки, от которых в старости волосы встают дыбом. Но можешь мне поверить, я видел, как дрожали его руки, когда он говорил мне о твоем похищении, и когда мы услышали от врача твой смертный приговор. Так вот, мы решили, что тебя стоит ввести в его окружение как его любовницу. В этой среде такое сплошь и рядом. Пойми правильно, любовницу никто не рассматривает как средство давления на хозяина. От нее легко отказаться. На людях отец к тебе будет несколько холодноват. Приживись там, не забывай, он еще более одинок, чем вы с мамой. В его окружении я не видел ни одной женщины. Его личный секретарь, мужчина. Думаю, что образование ты можешь продолжить здесь. Матери будешь помогать деньгами сама, так как, скорее всего, из его рук твоя мать ничего не возьмет. Сообщишь ей, что нашла хорошую работу и продолжаешь учиться. Потом перевезешь ее сюда, или туда, где вы будете жить. Я не буду тебя агитировать. Это твоя жизнь. От этих сладких пряников перейду к некоторому негативу. Это уже больше относится ко мне и об этом нашем разговоре не должен знать никто. Ты сама понимаешь, что после приговора врача, тебе оставалось жить, если убрать наркотики, то максимум пару дней, если с ними, то пару лет. Тебе вводили наркотики с моментальным привыканием. По мнению врача около пяти дней, так же выходит и по нашим прикидкам. Вариант твоего лечения моей кровью предложил я, так что отец здесь ни при чем. Так уж получилось, что я не совсем человек, а если более конкретно, то я, дракон-оборотень. Не делай такие испуганные глаза. Оборотень, это не значит, что он рвет всех зубами направо и налево. Оборотень, это значит, что я могу оборачиваться драконом. Основная моя ипостась, это человеческое тело. Я и был человеком, пока не свалился раненый в резервуар с драконьей кровью. Теперь такая же кровь и в тебе. Естественно, моя кровь, это не тот концентрат, что течет в сосудах настоящего дракона, она менее концентрирована. Побочные эффекты от этой крови, это быстрая регенерация, частичная трансформация при сильном гневе, возможность общаться мысленно с таким же носителем драконьей крови, возможно проявление магических способностей. Не думаю, что ты сможешь полностью перекинуться в дракона, но вот отрастить себе вот такую лапу, чтобы отбиться от кого-нибудь, это возможно.

И я продемонстрировал лапу дракона. Надо отдать ей должное, она не выскочила из кресла и не стала орать, как резанная, а это обнадеживало. Так что я предложил ей подумать, а потом озвучить мне свое видение этой ситуации. Мы разошлись по разным комнатам. Тряпка с моей кровью работала прекрасно. Девушка обратила мое внимание на то, что когда она вытаскивает окровавленную руку, то кровь быстро впитывается в ее кожу, не пачкая ничего вокруг. Я сказал ей, что знаю о таком свойстве моей крови.

Пока было время, я решил поработать, поэтому достал свой ноутбук и начал дорабатывать те документы, с которыми работал до поездки в Зангрию. Ближе к обеду позвонил наш новоиспеченный отец и поинтересовался, на какое время заказывать обед. Я предложил ему не заморачиваться с этим, так как я сам способен нас накормить. Девушка еще думает над его предложением, так что он может пока не отвлекаться на нас, а заниматься своей работой. Единственное что могу сказать, что его предложение не встретило немедленного отказа, а это обнадеживает.

В обед я позвал девушку к столу. Когда она присела за стол, то я предложил ей заказать то, что она хотела бы съесть или попробовать. У меня было единственное требование, чтобы она когда-нибудь видела это блюдо или знает, как это готовят. Та удивилась, но по тому, как у нее в голове проносились различные названия и рецепты, она действительно искала что-нибудь такое. Наконец ее заказ сформировался, и я начал доставать из мешка те блюда, что она себе напридумывала. Себе же достал тарелку борща со сметаной и чашечку хорошего чая. Больше ничего не хотелось. Глаза у девушки были такие выразительные, потому, что выразить она ничего не могла. Как же так, ведь было угадано все, что она хотела у меня заказать, даже баснословно дорогое вино. Я пожелал ей приятного аппетита и принялся за свой борщ с черным хлебом. Пахло умопомрачительно. Мы сытно поели. Я, на глазах у девушки вычистил посуду заклинанием и убрал в свой карман.

Ты что, волшебник? И ты можешь читать мои мысли ведь ты достал то, что я хотела заказать. Нет, это не честно. Я теперь боюсь о чем-нибудь думать, ведь ты все будешь знать.

Здесь ты не права. Я действительно могу просмотреть у человека все в его голове, но делаю это только с врагами. Там, где я получил свои способности, такое заглядывание в мысли считается самым страшным грехом. А те блюда, которые проносились в твоей голове, они лежали, как бы на поверхности и к твоим мыслям никак не были привязаны, они, скорее всего, привязаны к образам. Когда ты загадывала какое-нибудь блюдо, то ты мысленно его представляла, а я видел. Вот и все. Скажу больше, если в тебе проснется магический дар, то мне придется тебя учить всему этому, так как магическая сила, если ее не контролировать, может вырваться наружу с плохими последствиями для окружающих и для самого будущего мага. И еще одно, я всегда буду знать, жива ты или нет. Так что в этом есть и свои плюсы. А теперь, я бы хотел тебя спросить, пришла ли ты к каким-либо мыслям по поводу предложений твоего отца. Я думаю, что он боится здесь появиться и услышать категоричное нет, поэтому и тянет с посещением нас. Ну, так что ты надумала.

Мне он понравился, я чувствовала исходящую от него теплоту и, мне кажется, что я приму его предложение, но мне бы хотелось побольше узнать, что я могу делать, а что, нет.

Я задумался, а потом предположил, что можно будет все, но только не следует забывать, что она будет выступать в роли любовницы, так что крутить с мальчиками, видимо не получится, во всяком случае, на виду у всех. Ее всегда будут сопровождать телохранители. Может быть незаметно, но всегда. Нужно будет появляться на официальных встречах. Пусть ее не шокирует, что все будут знать, что она любовница одного из главарей картеля. Как рассказал мне ее отец, такой случай уже имел место быть, когда один из состоятельных людей теневого бизнеса долго морочил всем голову, будто рядом с ним любовница, а потом выяснилось, что это дочь. Самой ей следует следить за собой, и если у нее станут происходить какие-то странные вещи, то следует немедленно известить меня об этом. Не исключено, что так просыпается магическая сила. Отцу, о моих и ее потенциальных магических способностях желательно не знать, это может сильно отразиться на его отношении к ней.

Теперь я решил перейти к самому главному, это физическому проявлению наличия драконьей крови. Я рассказал девушки, что раз сам являюсь драконом оборотнем, то могу чистосердечно рассказать ей, как это все проявляется. Посоветовал вспомнить сказки. В драконьей ипостаси я могу находиться недолго, а вот в частичной, достаточно долго, так что я летал за ней на своих крыльях, а это около шести часов туда и шесть обратно. Акцентировал ее внимание на том, что она, получив от меня достаточно большой объем крови дракона, тоже может обнаружить у себя частичную трансформацию, так что она всегда должна быть готова к этому, а не кричать с диким ужасом. Трансформация проявляется при сильном озлоблении на кого-либо. У меня сразу начинают трансформироваться руки. Не следует забывать, что это ко всему прочему, еще и оружие. Наши когти легко пробивают железные листы почти сантиметровой толщины. Если произойдет трансформация, то дождавшись исчезновения вызвавшей это ситуации, следует мысленно вернуться в первоначальное состояние. Если очень долго находиться в измененном состоянии, то потом будет нестерпимо хотеться наесться сырого мяса. Станут удлиняться челюсти и появятся достаточно большие зубы. Во всех остальных случаях она будет примерной девушкой и любящей дочерью. Ну и, наверное, следует сказать, что у нее будет повышенная регенерация тканей. То есть всякие порезы и синяки будут заживать и исчезать с огромной скоростью. Сообщил ей, что в ближайшие дни мы сможем установить телепатическую связь. Она действует достаточно далеко, так что в случае каких-либо осложнений она должна целенаправленно транслировать мне свои мысли, и я ее услышу. В этом мы попрактикуемся в ближайшее время, как только заработает наша связь. После этого я перешел к самому главному. Я сообщил ей, что мы теперь являемся кровными родственниками, то есть кровные брат и сестра и таких кровных родственников, на сегодня около десятка. Четверо живут в этом городе, один в бывшем СССР, об оставшихся пятерых я расскажу немного позже. На этом я закончил свое повествование, тут в дверь постучали, и я пошел открывать. На пороге стояла Ингрид. Мы поздоровались и я, извинившись перед девушкой, повел Ингрид в свою комнату. Там мы проработали около полутора часов. Я известил Ингрид о том, что я опять выпал на десять дней из рабочей обстановки, но буду все время здесь, и она может решать некоторые вопросы по телефону. Отдал ей проработанный мной перспективный план на ближайший квартал, после чего мы распрощались, и Ингрид упорхнула, сообщив мне напоследок, что в отпуск она уходит через двадцать дней. Я честно признался, что очень ей завидую, так как в свой отпуск в основном работал, хотя загореть все равно успел. Мы распрощались, и она, напоследок сообщила мне, что счастлива, работать с самым лучшим директором из всего Совета Директоров. Закрыв за ней дверь, я направился к себе, но девушка меня остановила и поинтересовалась, как это такое может быть, что такой самодостаточный человек вдруг отправляется на такое опасное задание, как ее освобождение? Я, в свою очередь, уверил ее, что ничего опасного в таком задании не было. Самая большая проблемы в ее поиске, это было установить место, где ее содержали.

.17. Отец и дочь.

* * *

Минут через пятнадцать в дверь постучали. Я поплелся открывать. Оказалось, что это пришел счастливый отец. Я посторонился и пожелал ему, чтобы он чувствовал себя как дома, на что он ответил мне, что для него это звучит как оскорбление. Вспомнив, что передо мной один из самых влиятельных людей в среде профессиональных торговцев оружием, я только развел руками. Предложив ему расположиться с дочкой в моей комнате, чтобы им никто не мешал, я остался в гостевой. Опустился на диван и уже настроился отключиться часика на два, как в дверь требовательно постучали. Чертыхнувшись про себя, я поплелся открывать. Кого я только не представлял за дверью: и официанта; и секретаря моего гостя; и Людвига или Якова; даже представил себе Михалыча. Но, открыв дверь, я был ошеломлен и смятен неким, ароматно пахнущим ураганом, женского рода.

Ты меня не знаешь, но мы заочно знакомы, так что Макс, я бы хотела, чтобы ты несколько дней был бы моим экскурсоводом по этому городу, кроме того, я хотела бы что-нибудь здесь прикупить. Я столько слышала, что земные женщины испытывают невообразимый азарт, когда отправляются в поход по магазинам!

Слова "земные женщины" несколько насторожили меня. Я уже не был тем наивным простачком, который отправился в незнакомый мир, просто шагнув в темноту. Я поинтересовался у леди, кто она такая и как мне к ней обращаться, на что, новоявленная леди только рукой махнула, и сообщила мне, что как-то же я общался с единорогом, хотя слово "единорог" относится к отдельному виду оборотней. Тут мои догадки стали складываться в некую законченную картину, и я понял, что это одна из богинь, которая просила единорога договориться со мной о том, чтобы проводить ее к месту, где находится Библиотека древних.

Я склонил голову и произнес, что я не могу отказать богине в такой малости, на что незамедлительно получил ответ, что я и не смог бы, так что я могу собираться, и мы двинем по магазинам. Жестом руки остановил, обрушившийся на меня, энтузиазм моей гостьи и сообщил ей, что есть одна причина, по которой я не могу надолго покидать мою подопечную, которая находится в соседней комнате, так как поделился с ней своей кровью, чтобы она не умерла.

Богиня только рукой махнула, что, мол, не заморачивайся, сообщила мне, что все уже улажено и кровь в моей подопечной стабилизировалась и вообще, если я сумел воспользоваться знаниями древних, то такую мелочь должен знать. Признаться, я ничего такого не обнаружил в той лавине бесполезных знаний, что обрушились на меня в той злополучной Библиотеке. Но может богине виднее. Я только пожал плечами и поблагодарил ее за оказанное содействие. Потом, извинившись, постучал в дверь и попросил отдать мне пакет с тряпкой. Вскоре пакет был у меня в руках. Дверь закрылась, а я минут пять прислушивался, когда начнутся крики о том, чтобы я быстрее вернул пакет. Значит и правда, богиня такое может, что же, спасибо. Я взял свои вещи и попросил богиню располагаться с удобствами, а я пойду, переоденусь.

Когда вышел из ванной, то застал богиню, увлеченно тыкающей пальчиком в пульт, листающий телевизионные каналы. Увидев меня, она оторвалась от этого увлекательного занятия и поинтересовалась, как мы можем такое смотреть. Потом оценивающе оглядев меня с ног до головы, она слегка прищелкнула пальцами, и я ощутил, что у меня появилось два дополнения, что-то под левой мышкой, очень похожее на кобуру с пистолетом, и что-то, пристегнутое на голени. Потрогав это что-то через брюки, я понял, что у меня появился неслабый тесак. Вопросительно уставился на богиню.

Ой, Макс. С тобой так сложно. Ты же будешь сопровождать богиню, а в ваших фильмах охрана обязательно носит вот такой джентльменский набор, так что будешь соответствовать.

Я смог только кивнуть в ответ, а сам подумал, как мы будем проходить разбросанные в некоторых местах скрытые металл детекторы? Я могу убрать оружие в пространственный карман, но это не сделаешь на глазах у всех, да и богиня обидится. Я, в общих чертах, передал ей свою мысль, на что та только рукой махнула и пообещала, что все будет в порядке. В принципе, ей можно верить, так как из моей комнаты не слышно никаких призывов о помощи, значит кровь, действительно, стабилизировалась. Я написал моему гостю записку, в которой сообщал, что моего участия для его дочери уже не требуется, так что он может забирать ее с собой. Если во мне появится необходимость, то я, естественно, появлюсь там, куда он укажет. Письменно попрощался с ними обоими, а затем подал своей даме руку и мы вышли из номера.

Спустившись в холл, я, оставив свою даму на одном из уютных диванчиков, направился к стойке администратора. Мне нужна была машина на прокат, моя, так и стояла в доме Якова. Подписав пару официальных бумаг, я стал временным обладателем небольшого спортивного автомобиля. Подхватив свою даму под руку, я вывел ее на автомобильную стоянку. Нажав на кнопку брелока, я увидел ответное мигание фар и легкий вскрик клаксона, выделенного нам автомобиля. Проводив даму к средству нашего передвижения, я распахнул перед ней дверку и предложил устраиваться поудобнее. Захлопнув дверку, и обойдя машину, уселся на водительское сидение, поворотом ключа завел мотор. Показал богине, как нужно пристегиваться ремнями безопасности и под ее ехидные комментарии выехал с территории отеля. Мы останавливались возле каждого магазина, и я понял, что тогда, с Татьяной, наш поход по магазинам выглядел детской забавой по сравнению с этим. Богине было все интересно. Она приценивалась к посуде и игрушкам. Мерила платья различных фасонов. Надо сказать, что многие вещи ей были к лицу. Нет, она не была красавицей. У нее не было той холодной красоты, ради которой многие фотомодели часами не вылезают из косметических салонов и парикмахерских. Ее красота была мягкой и больше, внутренней. Чтобы как-то обращаться к ней, я подобрал несколько неопределенных обращений: "дорогая", "милая", "солнышко" и, даже, "богиня". Все бы ничего, пока мы не наткнулись на магазин женского белья. Не знаю, как я выдержал, ведь каждый примеряемый комплект я должен был оценить и прокомментировать. С моим голосом творилось что-то невообразимое. Он стал хриплым и трескучим. Богиня недоумевала, или делала вид, что недоумевает, по поводу изменения моего голоса. Я пытался морозить всякую ахинею, и про простуду и про жажду, а вернее, сухость во рту. В общем, из этого магазина я вышел выжатый как лимон. Время приближалось к обеду, и я предложил моей экскурсантке зайти в какой-нибудь ресторанчик или кафе и перекусить. Сам же в мыслях лелеял возможность слегка успокоиться и восстановить свое душевное состояние. Богиня посмотрела на меня слегка лукаво, но, похоже она видела или ощущала мое состояние и поэтому, слегка подумав, согласилась. Я помог даме донести ее покупки до машины, на какую сумму она накупила вещей, я даже не представлял. При расчете, я тупо протягивал свою кредитную карточку, молча расписывался, забирал пакеты и коробки и тащил все это в машину. Вот и в этот раз, затолкав их в небольшой багажник, уселся за руль и, решив, что мне нужно не только поесть, но и проветриться, направился в тот ресторан, в который меня и Татьяну доставили головорезы Пастора. Езда по горной дороге в открытой машине слегка остудила мое разыгравшееся воображение, так что парковался я уже в нормальном состоянии. Помог своей даме выбраться из машины и повел ее к входу в ресторан. Перед нами распахнулись двери и метрдотель, встречавшийся мне здесь и в прошлый раз, разулыбавшись, пригласил нас расположиться в небольшом уютном кабинете. Только сейчас до меня дошло, что я не имею опыта обслуживания в таких заведениях. Раньше либо меня угощали, либо я брал простые блюда только чтобы наесться. Теперь же мне следовало выбрать что-то самому, да еще и посоветовать своей даме. Но богиня решила все просто, она попросила накормить нас, полностью полагаясь на опыт метрдотеля. Я вздохнул с облегчением.

Обед проходил непринужденно и мы уже заканчивали с десертом, когда в двери кабинета постучали и на мое разрешение в дверях появился новоявленный отец. Он, обнимая дочь за талию, поинтересовался, как у нас прошел обед, и не хотим ли мы чего-нибудь еще? Мы поблагодарили его чуть ли не одновременно и рассмеялись. Тот улыбнулся и, пожелав нам приятного аппетита, удалился, все еще прижимая дочь к себе. Покончив с десертом, я позвонил в колокольчик, чтобы рассчитаться за обед. В дверях опять появился метрдотель и, рассыпаясь в благодарностях за то, что мы посетили их ресторан, наотрез отказался брать с нас деньги за обед, так как хозяин приказал ему включить нас в список близко доверенных ему людей. На всякий случай я оставил метрдотелю свою визитку, так как предполагал, что его хозяин может и передумать и мы с богиней направились к автомобильной стоянке.

Обратный путь в город протекал спокойно и, я бы сказал, сонливо. Сытый желудок, умиротворение пейзажем, послеобеденная лень. Даже богиня, казалось, не рвалась продолжить свой шопинг. Я где-то читал, что у женщин это своеобразная болезнь. Предложил богине просто проехаться по местным достопримечательностям, а вечером планировал сводить богиню в оперу или театр. Нужно будет связаться с Яковом или руководителем картеля, ведь билеты, скорее всего, не достать. Пока вел машину, то задумался, ведь в последнее время мне все время попадаются обезличенные партнеры. Взять хотя бы новоявленного отца: ни фамилии; ни, где живет; ни места работы. Ничего не знаю. То же самое с единорогом, теперь еще и с богиней. С одной стороны, я ясно понимаю кто они, а с другой, как к ним обращаться при посторонних? "Эй, ты!" ведь не подойдет.

Макс ты не прав. - Заявила мне богиня. - Просто у тебя еще не включилась ментальная адресация. Сейчас ты думаешь просто в мир, а не к кому-то конкретно, поэтому тебе и тяжело распознать своего мысленного визави. А так как ты мыслишь громко, на всю округу, то тебя все и слышат, ну и естественно тот абонент, к которому ты хотел бы обратиться.

Я оторопел. Она что, мои мысли читает? Получается, что в магазине нижнего женского белья я был как раскрытая книга?

Да, Макс. Я получила незабываемые ощущения! Не обижайся, ты не представляешь, как мне это было приятно слышать и чувствовать. Мы же живем долго и все приедается, а тут буря чувств и мыслей, достаточно фривольных надо сказать!

Я был красный как рак. Я уже давно научился ставить блок на свои мысли, но оказывается, для богов это не является преградой. Как же стыдно! Богиня попросила остановить машину возле небольшой горной речушки. Мы вышли из машины, и подошли к скалистому берегу. Богиня взяла меня за руку и стала говорить мне своим тихим и нежным голосом о том, что она совсем не против таких шалостей, тем более что я ей нравлюсь, а если сказать больше, то сильно ее заинтересовал. Ей никогда не было так интересно с лицом противоположенного пола. И если говорить откровенно, то боги слишком скучны. Каждый занимается своим миром и своим делом. Со временем все становятся подозрительными, ищут каких-то привилегий перед другими, подозревают всех окружающих в каких-то заговорах против них. В общем, все, как и в большой семье. Кто-то хороший, кто-то плохой, кто-то завистливый, кто-то грубый, а кто-то, просто дурак. Многие пытаются подмять под себя более слабых. Она еще не вошла в полную силу, так как слишком молода. К ней относятся как к ребенку, но это скоро пройдет, так как она уже входит в полосу зрелости. Буквально еще пятьсот лет, и ей придется, так же как и другим, защищать себя, свои интересы, быть сильной, может даже жестокой. Она пока и сама не знает, как у нее все это повернется, и ей очень нужны знания из Библиотеки древних.

Слушая ее, я понимал, что сделаю все, о чем она только попросит, а уж к Библиотеке я ее провожу, ну и прослежу за ней, после окончания сеанса. Я еще помнил те ощущения, которые испытывал, поглощая знания и усваивая их. А как тяжело давалась систематизация их в финальной стадии, так что я буду с ней до конца. О чем и сказал ей на этом скалистом берегу, обняв ее за талию. Она посмотрела мне в глаза, закинула руки мне на плечи и потянулась своим носом потереться о мой. Я же, прижав ее к себе, нашел своими губами ее губы. Поцелуй получился затяжной и очень нежный. Мне так не хотелось прекращать этот поцелуй, но богиня высвободилась из плена моих рук и прошептала мне, что до посещения Библиотеки она не может позволить себе так расслабиться. Так что я должен надеяться и ждать до конца нашего возвращения. И еще, ей очень понравилось со мной целоваться. Таких физических проявлений чувств нет в том пантеоне богов, где она обитает. Там распространено касание друг друга носами. Это тоже приятно, но не так, как поцелуй. Мы еще постояли на берегу, обнимая друг друга. День заканчивался, и я предложил возвратиться в город и попробовать достать билеты в театр, на балет или оперу. Богине будет интересно посмотреть на то, как развлекаются земляне. Мы сели в машину и направились домой.

.18. Развлекаю как могу.

* * *

В номере я сразу же сел за телефон и связался с Людвигом. Тот укорил меня, что я игнорирую свою секретаршу, так как в ее обязанности, как раз, и входят такие проблемные вопросы. Однако он решит их еще быстрее и лучше, так что, скорее всего мы можем рассчитывать на театр или оперу, так как балетной труппы в городе нет, они на гастролях. Я поблагодарил его и отключился. Мы с богиней по очереди приняли душ и расположились в гостевой комнате. Я предложил моей очаровательной спутнице подобрать себе вечернее платье из тех, что мы купили. Это оторвало ее от меня на добрых полтора часа. Такой серьезный вопрос женщина должна решать самостоятельно, а мужчина должен только положительно оценивать ее выбор. Кстати, Людвиг позвонил буквально через пятнадцать минут, благо я еще не прошел в ванную комнату, и сообщил мне, что забронировал два билета на оперу "Севильский цирюльник" в одной из гостевых лож на мое имя. Я вздохнул с облегчением, часть проблемы была решена, и как только будет подобрано подходящее платье, тогда, можно будет полностью расслабиться. Передо мной стояла еще одна задача, если мы отправимся завтра на Зангрию, то нужно было бы заказать еще и билеты на самолет, но я не знал, когда богиня собирается отправиться в Зангрию, так что этот вопрос следовало согласовать с ней. Она меня, конечно, слегка разорила, но не на столько, чтобы я не смог купить два билета на самолет до Таиланда. Правда, вставал вопрос с ее документами. Свои документы меня тоже, слегка волновали, так как в них стояло уже два штампа о пересечении границы в Таиланд, а обратно, ни одного. Однако во второй раз все прокатило, так что и в этот раз надеялся на лучшее.

Когда богиня вышла из душа, я поинтересовался у нее, когда мы отправимся в Зангрию и как нам обойти таможню, так как документов у нее нет. Она попросила мои документы, внимательно их осмотрела, и затем в ее руках материализовались точно такие же документы на имя какой-то Мишель Ровуазье или что-то в этом роде. А штампы стояли, как и у меня. Ну, посмотрим, может и пронесет. В самолете у нас будет много времени пообщаться на эту тему. Нужно будет ей рассказать, что данные заносятся в единую базу данных, так что обманывать нужно будет еще и ее.

Время приближалось к началу оперы и мы, начали одеваться. Я решил идти так, как хожу обычно на работу, в обыкновенном деловом костюме, но богиня вытащила из моих воспоминаний тот фрак, что так удачно сидел на мне, и материализовала весь костюм, заставив меня одеть его. Одевшись, отправились к припаркованной машине. К опере мы подъехали минут за двадцать до начала. Выйдя из машины, направились к входным дверям, а в это время парни из обслуживающего персонала перегнали машину на стоянку. Здание оперы пылало огнями. Мы, войдя в фойе, приобрели программку, в которой вкратце описывалась сегодняшняя опера. Я, настраивая богиню на само театральное действие, стал рассказывать, что это, одно из изобретений человечества, так как опера, это разыгрываемое на сцене театральное действие, но актеры, в отличие от простого спектакля все монологи и диалоги поют. Наконец звоном колокольчика нас уведомили, что необходимо пройти в зал, и мы отправились на свои места.

Наконец свет в зале стал меркнуть и занавес раздвинулся. Я все время смотрел только на богиню. Она вся подалась вперед и неотрывно смотрела на сцену. Умом я понимал, что она не только слушает музыку и пение, что разглядывает наряды и мимику артистов, но она еще и чувствует их эмоции, а я любовался ею. Сейчас она была как ребенок, впервые попавший на детскую сказку в театре. Она верила во все, что ей показывали на сцене, переживала вместе с артистами и зрителями, по ее щекам текли слезы. В общем, когда мы вернулись из оперы, мы опять целовались, и мне было доверительно сообщено на ушко, что я самый лучший друг и в ее жизни это был самый яркий день. Когда мы нацеловались, то я уселся к своему компьютеру и, войдя в сеть отеля, забронировал два билета на Таиланд. Богиня успокоила меня, пообещав, что назад вернемся с помощью пространственного перехода, как перемещаются единороги и боги, но сейчас она не хочет рисковать. Я не возражал. Решено было выспаться на мягких кроватях и утром выдвигаться в Зангрию, так как самолет улетал рано утром. Сделав еще один звонок Людвигу, я попросил его организовать нам завтра машину в аэропорт, указав наш рейс. Людвиг в аэропорту, как рыба в воде, так что мы будем доставлены чуть ли не к трапу самолета. Хотя для богини полезно было бы постоять в очереди, пройти досмотр и вообще, вкусить все прелести жизни на Земле. Было уже поздно, поэтому мы улеглись спать каждый в своей комнате. В смысле богиня в моей постели, а я, по привычке, на диване в гостевой.

Утром нас поднял не кто иной, как будильник. За окном было еще темно. Мы поочередно сходили в ванную комнату, ведь ничто человеческое нам не чуждо. Потом посоветовал богине взять с собой купальник, так как мы должны переправляться на пустой островок только после того, как все туристы отправятся назад, на материк. Так что у нас будет порядка четырех часов и их можно провести с пользой. Богиня ответила, что она всегда может создать то, что хотя бы раз держала в руках, так что, по-хорошему, она могла бы все, что купила, воссоздать прямо тут, в номере, но ей приятно, что я, ради нее понес такие значительные убытки. Впредь мне будет наука, как попадать под чары женщин. Я многозначительно хмыкнул, так как, в общем-то, это была моя первая женщина, к которой я испытывал такие нежные чувства, ко всем остальным у меня был скорее интерес или это была дружба ну, к некоторым иногда просто приходил за сексом. Тут я вспомнил, что меня читают, как раскрытую книгу, и опять покраснел. Уже решил начать оправдываться, как стук в дверь спас мое шаткое положение. Я пошел открывать. Как и следовало ожидать, на пороге стоял Людвиг. Он решил, что у нас будет багаж, который он поможет нам донести. У нас была всего одна сумка с приобретенными вещами богини. Я решил, что багаж нужен, так как пассажир без багажа вызывает нездоровый интерес у таможенников. Вручив сумку Людвигу, мы отправились к его машине. По Людвигу было видно, что ему очень хочется узнать, что за фрау появилась вдруг у Макса, тем более прошла информация, что я опять использовал свою кровь. Мы уселись в машине на заднее сидение, и я слегка приобнял свою девушку. Богиня склонилась к моему уху и шепнула, хитро глядя на Людвига, который одним глазом подглядывал за нами через зеркало заднего вида, что она и ему подправила привязку крови, а то он начинал себя плохо чувствовать, когда меня долго рядом нет. Я сразу вспомнил и о девчонках и о Михалыче, на что богиня пообещала обучить меня способам полной активизации привязки к моей крови.

Вскоре мы приблизились к аэропорту, тут Людвиг начал перестраиваться, чтобы выехать на летное поле, но я попросил его не делать этого, так как мы намерены пройти все стадии для посадки в самолет самостоятельно, нам просто это интересно. Людвиг пожал плечами и в агрессивной манере перестроился в другой ряд, и буквально через пару минут мы стояли перед дверями аэропорта. Я отпустил Людвига, так как до отлета еще оставалось достаточно много времени. Мы распрощались с ним и направились к стойке регистрации авиабилетов. Как ни странно, но регистрацию и таможню мы прошли легко. Я заподозрил богиню в небольшом воздействии на мозг работников аэропорта, но как бы там ни было, а мы уже направлялись по шлюзовому переходу на борт самолета. Стюардессы были приветливы, помогали пассажирам разобраться с ручной кладью и местами в салоне самолета. Я, после прохождения таможни, отлучился в туалет и уложил сумку богини в пространственный карман. Так что когда богиня не увидела у меня в руках ничего, то она несколько приуныла. Видимо решила, что я оставил ее вещи в туалете, так как она всегда сумеет сделать себе такие же. Я ее успокоил, сказав, что ее багаж находится в пространственном кармане, и когда нам понадобятся ее вещи, то я всегда смогу их оттуда достать, а сейчас они нам будут только мешать. Глаза богини загорелись, и она потребовала у меня, чтобы я научил ее делать такие карманы. Тогда уже мои глаза стали по семь копеек, так как я не знал, как это достигается, ведь я только имел доступ к магическому аппарату, который просто встраивал такой девайс в меня или того, кто попадал под действие этого аппарата. Об этом я чистосердечно и поведал богине, когда мы заняли свои места в салоне. Богине было все интересно. Она раз пять открыла и закрыла обеденный столик, выворачивая голову, смотрела в иллюминатор, к которому я ее посадил, там заканчивали предполетную диагностику самолета. Когда она несколько успокоилась, то попросила меня организовать ей такой карман. В принципе я был не против, но как к этому отнесется Гайер?

Самолет начал выруливать на взлетную полосу. Нас попросили пристегнуть ремни безопасности. Я помог пристегнуться богине, а потом зафиксировал и себя. На вопрос богини, для чего это нужно, я попытался объяснить ей все это с позиции простого человека. Я улыбнулся и рассказал ей анекдот про чукчу, который вышел из самолета со спущенными штанами, а когда его пожурили за спущенные штаны, то он ответил, что чукча не понимает, то застегните ремни, то расстегните ремни. Когда я еще и показал, какие ремни бывают, то богиня заливисто хохотала над этим бородатым анекдотом. Однако ее очень сильно удивило, что такие механизмы иногда падают с небес на землю. По ее мнению тогда уж нужно было обезопасить сам самолет, а не отдельных пассажиров. Что же, в чем-то она права. Самолет тем временем набирал высоту. Нам разнесли конфеты и воду. Богиня попробовала и то и другое.

Макс, ты не поверишь! - Говорила она мне. - Я чувствую себя настоящим живым человеком.

Я только развел руки в стороны. Что я мог ей сказать, ведь я совершенно не знал, как живут и как ведут себя боги. Единственный, знакомый мне бог, был магическим искусственным интеллектом и еще неизвестно, как он воспримет богиню. Я честно пообещал богине познакомить ее с моим знакомым местным богом и попросить у него организовать ей такой пространственный карман, как у меня, за что я был тут же расцелован. Самолет тем временем набрал высоту, и зажглась надпись, разрешающая расстегнуть ремни безопасности. Немного погодя бортпроводницы опять разнесли по салону напитки, мы взяли по стакану сока. Нужно было чем-то занять себя. Богиня часто посматривала на землю через иллюминатор. Я стал над ней прикалываться, что, мол, вот так и почувствуешь себя богом. Та хохотала и говорила, что у богов тогда все время кружилась бы голова. Так и развлекались до того момента, когда начали разносить обед. Мы подняли спинки кресел, вытащили и разложили столики и принялись ждать, когда и до нас дойдет очередь. Богиня сокрушалась что, а вдруг нам не достанется. Я ее успокаивал, убеждая, что в самолет специально заносят еду на то количество пассажиров, которые купили билеты и даже чуть больше, на всякий случай. Вскоре мы получили по стандартному разносу и принялись за еду. Богине очень понравились сладости, и я уступил ей со своего подноса сладкую булочку и джем. Богиня умяла все с большим удовольствием. Правда она волновалась, что объела меня, но я ее успокоил и предложил на десерт мороженное. Глаза у богини загорелись. Она согласно кивнула. Я аккуратно вытащил из пространственного кармана две креманки с мороженым и поставил на наши столики. Богиня попыталась меня расцеловать, но из-за столика сделать это было неудобно, поэтому она ласково погладила меня по руке, не отрывая взгляда от мороженного. Я сообщил ей, что она может рассчитывать на две порции. Так, мы и коротали время, пока на табло не зажглась надпись, требующая поднять спинки кресел и застегнуть ремни безопасности. Самолет пошел на посадку.

Макс, а вдруг мы упадем. Что тогда делать. Я, как богиня могу смягчить удар о землю, но все равно не сильно, так как ощущаю, что вес этой машины очень большой.

Не беспокойся милая, у меня уже был случай, когда самолет, на котором я летел, провалился в другой мир и двигатели, которые позволяют самолету лететь, выключились. В тот раз я выбрался наружу и, выпустив крылья, догнал падающий самолет, а вцепившись в него когтями, так и нес его до ближайшей земли минут сорок. Так что я всегда приду на помощь.

Пока я рассказывал, самолет уже зашел на посадку еще несколько минут и мы почувствовали, как шасси коснулись бетонной поверхности посадочной полосы. Двигатели взревели, гася скорость и вскоре самолет плавно покачиваясь, катился к месту своей стоянки. Пассажиры повскакивали со своих мест, вытаскивая ручную кладь, упрятанную в специальных потолочных нишах, мы же сидели и ждали, когда освободится проход. Наконец подали трап и самые нетерпеливые рванули к выходу. Мы вышли в числе последних. Торопиться нам было некуда. Как и в прошлый раз, я нанял такси с кондиционером, так как не знал, как переносит жару богиня. Мы направились сразу на пристань. Маршрут был проверенный, и я уверенно направился в самый конец пристани. В свой первый раз я вынужден был экономить средства, а сейчас это уже была традиция. Выбрав более или менее сносный катер, я сторговался с водителем, и буквально через пятнадцать минут мы, подпрыгивая на волнах, неслись к одному из островов. Капитаны-водители как всегда устраивали соревнования, и пассажиры дружно поддерживали престиж своего катера громогласным ревом. Наконец показался долгожданный остров, а вскоре я, подав своей даме руку, помог ей спуститься в теплую, прозрачную воду. Мы выбрали свободный зонтик с двумя шезлонгами и расположились в теньке. Немного остыв и переодевшись в умопомрачительный бикини, богиня направилась к воде. Я старался не отставать от нее. Соленая океанская вода была теплая и прозрачная. Оказалось, что богиня не умеет плавать. Мы занимались тем, что я учил ее держаться на воде, показывал ей различные виды плавания и ныряния. Пообещал, что в будущем мы съездим на какой-нибудь морской курорт с дайвингом, но для этого нужно хотя бы немного научиться плавать. Вскоре богиня уже слегка держалась на воде, демонстрируя мне стиль плавания, который в простонародье называется по-собачьи. Так, чередуя уроки плавания и поджаривание на солнце в шезлонгах, мы дождались вечера, когда отдыхающих стали вывозить с пляжа острова на материк. Мы, во избежание кривотолков, отправились вглубь острова, предварительно пройдясь по лавкам с различными сувенирами. Побывали и в той, где в прошлый раз я оставил все оставшиеся местные деньги. Там моей женщине сделали подарок, красивый платок на пояс, которым женщины прикрывают себя, если стесняются ходить в купальнике не на пляже. Богиня была счастлива. Так потихоньку мы отдалялись от обжитой части острова. Вскоре прошли то место, где на меня открыли охоту представители одной из спецслужб и где был ранен Михалыч. Я показал место и рассказал богине эту историю. Солнце клонилось к закату, тени на острове удлинялись. Наконец мы выбрались к тому месту, где я перелетал с острова на остров. Подхватив богиню на руки, я взмахнул крыльями, и мы полетели над водой. Противоположенный остров приближался довольно быстро, так как расстояние было небольшим, а скорость моего полета с каждым разом возрастала. Приземлившись, я выпустил богиню, которая до этого так уютно устроилась у меня на руках, и повел ее к вертикально стоящему камню, на котором я мог прорисовать вход в портал. Не прошло и минуты, как портальная арка засияла, и я предложил богине пройти первой, так как за мной портал сразу свернется. Богиня смело шагнула в арку, и я поспешил за ней следом, шелест воздуха за спиной и портал за мной закрылся.

.19. Вперед, к библиотеке.

* * *

Передо мной открылся знакомый пустынный пейзаж и стоящая невдалеке богиня. Мы прибыли в Зангрию. Нужно поздороваться с Гайером и попросить у него разрешение присутствовать в его мире другому богу, ну и добавить этому богу некоторые приятные дополнения. Обняв богиню и поцеловав ее, я поздравил нас с прибытием в Зангрию и предложил направиться туда, где нам, может быть, разрешат добавить богине некоторые дополнения. Подхватил богиню на руки, и мы полетели в направлении Города Мертвых. По дороге я рассказывал богине об этом мире. Поведал ей, какое участие принимал в спасении этого мира от козней какого-то злого бога. Как тот пытался меня наказать в самый последний момент, когда я бежал к своему порталу. Богиню удивляло, как тот посмел посягнуть на чье-то, пусть даже временно оставленное, имущество. Ведь все миры во вселенной находятся под чьим-нибудь покровительством. Боги присутствуют незримо, редко какой бог решает жить на самой планете. Обычно это заканчивается религиозным фанатизмом и, как правило, жертвоприношениями. И если уж бог захотел жертв, то они будут из тех, кто обладает душой. Это что-то сродни нашим земным наркоманам. Обычно это кончается или опустошенной планетой и гибелью самого бога, но последнее очень и очень сомнительно.

Пока мы болтали, наш полет приблизился к его конечной цели. Вот, наконец, и башня. Я спланировал прямо на верхнюю площадку. Поставив богиню на каменный пол, я поспешил открыть вход в подземную часть башни, так как не был уверен, что на нас не нападут оставшиеся дикие драконы. Наконец крышка люка отъехала в сторону и я, потянув за собой богиню, вступил на лифтовую площадку. Все произошло, как и в прошлые разы, снизу выдвинулся штырь, за который мы ухватились руками, площадка начала опускаться, а люк, над нашими головами, стал медленно закрываться. Вскоре, вокруг нас зажглось дежурное освещение, позволяющее видеть только саму площадку лифта.

Наконец лифт опустился вниз, и мы спрыгнули на пол подземной части башни. Мысленно я поздоровался с Гайером и сообщил ему, что я не один. Со мной пришла молодая богиня, и она хотела бы посетить Библиотеку древних, а еще я ей показал свой пространственный карман и она просит сделать ей такой же, так что, если Гайер не возражает, то мы хотели бы начать с кармана. Я был очень напряжен, так как не знал, как отреагирует Гайер на присутствие другого бога. Богиня почувствовала это и погладила меня по руке. Я благодарно взглянул на нее, хотя мы и стояли в абсолютной темноте, но мое ночное зрение позволило увидеть, как богиня ободряюще улыбнулась мне. Вдруг в стороне, где стояли магические станки, послышалось гудение и станок с отпечатком руки, пришел в движение. Мысленно я поблагодарил Гайера и повел богиню к этому станку. Рассказал, что нужно делать и дождался, когда процедура внедрения пространственного кармана в тело богини закончится. После этого перешел к станку для магического копирования и сделал богине комбинезон из кожи глархов. Богиня недоумевающе уставилась на грязно выглядящий комбинезон, но я ее успокоил, сказав, что в нем ей будет гораздо комфортнее, так как мы будем находиться в знойной, безводной пустыне около десяти дней, так что эта форма ей будет очень кстати. А то, что он выглядит несколько непрезентабельно, так это благодаря специфическому окрасу шкур животных, из которых он изготовлен. Кроме того я порекомендовал ей, как только она переоденется, то пропустить ее собственные вещи через этот копир. Мои вещи, после такого копирования, приобрели новые магические свойства, так что это лишним не будет. Когда переодевшаяся богиня принесла мне свои вещи, то я отправил их с мысленным посылом, что это личные вещи молодой богини и пожелал, чтобы в комплект добавились драгоценности, как у Татьяны. Вскоре транспортерная лента ожила, и мы пошли доставать из конечного приемника новоиспеченные вещи богини. Вроде, предварительную подготовку мы прошли и Гайер, кажется, не против присутствия чужого бога на своей планете, может, правда, он считает, что я контролирую ситуацию. Все равно, при личной встрече нужно будет дать богам поговорить друг с другом.

Так как все подготовительные мероприятия были закончены, то я, научив богиню пользоваться пространственным карманом, помог ей убрать ее вещи в этот карман, и мы двинулись на выход. Я специально не стал предлагать богине создать возможность получения еды из этого же кармана, так как помнил, что это может быть смертельно опасным мероприятием. Думаю, что богиня имеет кое-какой опыт обслуживания себя в критических условиях. Когда все было готово, то мы направились к лифтовой площадке, а вскоре уже выходили с нее на каменный пол верхней части башни. Светило стояло почти в зените.

Оглядев горизонт, и не увидев никакой опасности, я прижал богиню к себе и прыгнул с края парапета башни, в воздухе распахнув крылья. Воздушный поток подхватил нас, и я устремился к Чертовому пальцу, так как это был единственный ориентир в этой пустыне. Там я планировал переночевать, а на следующий день попытаться на максимальной скорости долететь до входа в Библиотеку. Все же моя скорость передвижения в воздухе значительно возросла. Часа через три вдалеке показался, тот самый Чертов палец, а еще через час я сделал контрольный облет этой скалы и, поравнявшись с входом, влетел прямо внутрь. Там, притормозив, опустился на пол прохода в пещеру и отпустил богиню со своих рук. Вечерело, и я принялся обустраивать наш походный лагерь. Разложил кариматы и принялся организовывать стол. Разложив между кариматами кусок ткани, я стал выставлять на него наш вечерний ужин. По мере того, как я расставлял все на импровизированном столе глаза у богини все больше и больше расширялись. На ее вопрос, откуда я все это беру, я попытался рассказать ей, как я рискнул получить такое расширение своих возможностей. Какие испытывал ощущения и как чуть не погиб в процессе внедрения этого новшества. Сказал, что побоялся это внедрить в нее, так как альтернативой была смерть. Она конечно богиня, но запредельные боли могут просто остановить сердце у простого человека, и, не исключено, у бога, или напрочь снести крышу. А сумасшедший бог, это, наверное, страшно. Богиня надолго задумалась, а потом видимо с чем-то согласившись, кивнула сама себе. Я предложил не заморачиваться, а после посещения Библиотеки, если все пройдет удачно, то расспросить местного бога, может он что посоветует, так как он разбирается в этих магических механизмах гораздо лучше меня. При положительном ответе мы можем вернуться в башню и добавить это улучшение. Так что будем надеяться на лучшее, а пока у нас есть я, который накормит и напоит и спать уложит.

Ужин получился на славу. Я, помня, что богиня сластена, организовал ей десерт. Когда мы, сыто откинулись на кариматы, то я рассказал богине о первом моем походе, когда у меня еще не было такой возможности подкармливать себя и своих напарников. Так вот, бог этой планеты предложил нам пищу, используемую бывшими жителями этой планеты. Он организовал нам контейнер с пищевым концентратом, который нужно было разбавлять водой в пропорции один к сорока. Мы с Михалычем питались этим концентратом около десяти дней, и он нам осточертел, хуже горькой редьки. Богиня заинтересовалась, что же это за концентрат. Я, кряхтя, встал с каримата и пошел разжигать походный примус. Вскипятил воду и вытащил контейнер с концентратом. Потом развел небольшую щепотку его водой, и получилась большая миска с кашей желтоватого цвета. В воздухе повис специфический аромат. Я достал ложку и предложил богине попробовать. Она смогла впихнуть в себя только пол ложки, а потом долго плевалась. И удивлялась, как можно было это есть целых десять дней. Вот тут я ей и поведал, что сознательно я ел этот концентрат только дня три, четыре, а все остальное время был как невменяемый. Неосознанно делал какую-то работу по обслуживанию себя, то есть кормил, поил, ходил в туалет, но сам я ничего об этом не помню. И это произошло после того, как я получил знания из Библиотеки. Насколько я понимаю сейчас, я мог и не вернуться. Там не только дают знания, там оценивают организм реципиента и исправляют какие-то компоненты, чтобы произошло более полное внедрение знаний. При посещении богиней Библиотеки я буду готов оказать ей первую помощь при любом раскладе, даже если придется за ней спускаться туда еще раз. Но как мне показалось, при обучении нужно держаться за свое я. То есть все время пытаться контролировать ситуацию. По моим ощущениям я пробыл в Библиотеке не более двух дней. Это и будет контрольной точкой. Если, по истечении двух дней богиня не выйдет из Библиотеки, то я спущусь туда и попытаюсь вытащить ее оттуда. На том и договорились. Приближалось время заката, и я предложил богине посмотреть великолепное, феерическое зрелище заходящего светила на этой планете. Когда началось это действо, то богиня замерла и не шевелилась все то время, пока светило не скрылось за горизонтом. Когда она повернулась ко мне, то в ее глазах стояли слезы. Я молча обнял богиню, и мы долго стояли так, пока она не успокоилась. Наконец пришло время, ложиться спать. Я достал спальные мешки, мы уложили их на кариматы и забрались каждый в свой мешок. Ночь пришла резко и неожиданно, как и бывает в пустыне. Пожелав друг другу спокойной ночи, мы стали засыпать. Я еще успел раскинуть вокруг нас защитную сеть и провалился в сон.

Утро выдалось пасмурным. Небо было затянуто тучами и дул резкий, порывистый ветер. Для того чтобы позавтракать, нам пришлось уйти вглубь пещеры. Тут-то богиня и почувствовала остатки присутствия другого бога. Я, накрывая на стол, стал рассказывать ей, что тут было, и как вел себя живший здесь бог. Рассказал и о том, как он погиб, не вдаваясь в подробности, почему-то мне совсем не хотелось, чтобы все знали, как был убит кровавый бог на этой планете. Богиня получила информацию, что бог не смог обеспечить свою паству приемлемыми условиями жизни и когда на их землю начала наступать пустыня, то люди ушли из этих мест, бросив своего бога. Тот же так успел разъесться на человечине, что не смог выбраться из своей пещеры и погиб от голода и жажды. Как только мы закончили завтракать, богиня пожелала осмотреть логово погибшего бога. Ни слова не говоря, я, спустил нас обоих на дно провала, прямо в груды человеческих костей. Богиня ничего не говорила, но настроение у нее было подавленное. Я провел ее к замаскированному входу в само логово и повел по спирально спускающемуся проходу. Наконец мы вышли в пещеру, где лежал огромный скелет дракона. Богиня замерла на пороге пещеры, и сколько я не уговаривал ее пройти дальше, не сделала ни шагу, а потом повернулась и пошла обратно. Я догнал ее и пошел следом. Богиня так и молчала, пока я не взлетел с ней к нашим вещам. Тут ее немного отпустило, и она попросила, чтобы мы, как можно быстрее отправились дальше. Я тут же покидал все в пространственный карман и, взяв богиню на руки, вышел на край входного отверстия пещеры. Миг, и мы уже летим в направлении нашего с Михалычем походного лагеря рядом с космическим кораблем. Когда мы отлетели от скалы достаточно далеко, богиня заговорила со мной. Она не плакала, но в ней чувствовалась грусть. Она призналась, что не хотела бы такой участи для себя. Я, как мог, стал ее утешать и рассказал ей, то, что поведал мне Гайер о том самом боге. Убедил ее, что такой бог сам сгубил себя. Ведь если бы он нормально относился к людям, боготворившим его, то ничего бы такого не произошло. Но он стал потребителем. Он только брал, ничего не давая взамен. И брал не просто что-то, а брал чужие жизни. Она же не могла, не обратить внимание на груды человеческих костей, валяющихся на полу провала в пещере. Это были его жертвы. И он сам реализовал свою судьбу. Богиню, наконец, отпустило, и она наслаждалась нашим полетом, правда периодически хмурила лоб и видимо вела беседу сама с собой. Я же старался выжать из своих крыльев все, на что они были способны. Как бы там ни было, но на закате, когда тени от барханов вытянулись, как чьи-то черные пальцы, мы подлетели к входу в Библиотеку. Сделав круг над стоянкой, я приземлился прямо перед бревенчатым шалашом, который мы сотворили с Михалычем. Так как светило уже скатывалось за горизонт, я быстренько организовал в шалаше два спальных места и, пропустив внутрь богиню, занавесил вход тряпичным пологом. Сразу стих ветер. Теперь можно было накрывать на стол. Ужин я организовал с выбором блюд. Как не странно, но мыслимое представление того, что богиня хотела бы съесть долетали до меня, так что я угодил ей и ее настроение немного поднялось. Я никак не мог понять, что же так ее печалило. Уже после того, как мы поужинали и легли спать, со стороны богини раздались слова о том, что когда она была маленькая, то, как и все божественные дети посещала что-то типа школы для богов. И там-то она и услышала о том, что бывают такие боги, которые любят только себя и не прислушиваются к пожеланиям своей паствы, так вот с такими богами может случиться все что угодно, и даже, они могут погибнуть. Тогда ей не верилось, что бога можно убить. Боги, это все-таки боги. Но вот сегодня она увидела это воочию, своими глазами. Грустно, когда ты понимаешь, что взрослеешь. Ведь вскоре ей придется принимать какую-то планету под свое попечительство. Боги ведь тоже не вечны. Некоторым надоедает следить за планетой, некоторые скатываются до такого, как то, что сегодня мы наблюдали. В общем грустно. Я гладил ее по волосам и шептал всякий успокаивающий вздор, пока она не уснула, а потом, поставив защиту, сам провалился в сон.

.20. Читатели.

* * *

Утром ветер не прекратился, а только усилился. Мы выходили из шалаша только по нужде, благо, что все остальное было в пространственном кармане. Песок несло поверх наших голов. Место возле колодца оставалось неизменным и так, видимо, было на протяжении многих тысячелетий. Позавтракали, и я стал собирать богиню для посещения Библиотеки, решил оставить на ней комбинезон. На него я закрепил ремень с флягой заполненной водой. Для богини это, конечно, была серебряная, инкрустированная фляжка. Договорились, что я жду два дня, если богиня не показывается на поверхности, то я спускаюсь за ней сам. Будем пробовать общаться мысленно, но меня терзают смутные сомнения, что нам удастся там поддерживать связь. Так что, на все про все, сорок восемь часов. Вытащили все из пространственного кармана, как знать, как Библиотека отнесется к магическим вещам. На себе я все это не проверял, вернее у меня был битком набитый пространственный карман, но я ведь не бог.

Я давал последние напутствия, как мог, описал свое посещение Библиотеки, рассказал, как отключился вместо двух дней на все десять, как ощущал рассогласование двигательных функций своего организма. Наконец мы оба пришли к одной и той же мысли, что мы, как можем, оттягиваем момент перехода богини в Библиотеку. Решительно отстранив меня в сторону, богиня вышла из нашего шалаша. Я выскочил следом и повел богиню к колодцу. Дождался, когда она встанет на прозрачную лифтовую площадку, и провожал ее взглядом до последнего, пока ее голова не скрылась в провале шахты колодца. Ветер еще более усилился, и я вынужден был вернуться в шалаш. Внутри я расположился так, чтобы видеть колодец. А вдруг ее оттуда сразу выгонят, тогда я помогу ей добраться до шалаша. День прошел в моральных терзаниях. Может, нужно было не пускать ее туда, может, нужно было спуститься с ней вместе. Сам-то я понимал абсурдность своих рассуждений, ведь богиня и появилась у меня, чтобы я помог ей найти вход в Библиотеку, и вместе нас бы лифт, как мне кажется, не пустил бы. Там все рассчитано на то, что обмен знаниями происходит один на один. К вечеру буря немного утихла. Я вытащил тарелку каши из концентрата, которую не доела богиня, и принялся механически заталкивать ее в себя. Делать ничего не хотелось, я боялся, что прозеваю ее возвращение. Несколько раз ходил к колодцу и забрасывал в него небольшие горсти песка. Те исчезали в зеве колодца, подтверждая, что платформа находится внизу. Ночь спал урывками, все время, разглядывая ночным зрением окрестности колодца. Второй день прошел, как и первый, за исключением того, что буря, наконец, успокоилась. К вечеру я уже не находил себе места. Мысленный контакт, как и предполагалось, оборвался еще вчера, как только тело богини исчезло из виду. Вот и светило стало уплывать за горизонт, ночь неотвратимо накатывала на место нашей стоянки. Все время так и лежал, прижавшись спиной к стенке нашего шалаша, а глаза постоянно возвращались к зеву колодца. В эту ночь вообще не смог закрыть глаза, я все ждал какой-то подсказки, какого-то знамения, чтобы отбросить все и рвануть туда, вниз, за своей богиней. Под утро мне показалось, что воздух над шахтой колодца задрожал. Я вскочил, но все оставалось по-прежнему. Уже собрался вернуться в шалаш, но меня остановила одна догадка. Я медленно приблизился к краю колодца и бросил в провал очередную горсточку песка и о чудо, она рассыпалась по прозрачной поверхности платформы. Ни о чем не думая, тут же вскочил на платформу и пожелал спуститься в место, где хранится информация. Спуск, как и в прошлый раз, занял достаточно долгое время. Когда спуск закончился, то я соскочил на пол. В этот раз не было никаких светящихся подсказок. Полная темнота. Я включил свое ночное зрение и свое драконье чутье. Вот последнее мне и помогло. Ощущение знакомой мне ауры потянуло меня в густую темноту. Здесь я не видел ничего. Для моего ночного зрения событие небывалое. Так я и шел, натыкаясь на углы и спотыкаясь о невидимые мне препятствия. Наконец я все уверенней и уверенней стал приближаться к моей любимой богине. Еще несколько мгновений и я стою рядом с ней. Опустился на колени и стал руками ощупывать близлежащее пространство. Наконец мои руки нащупали волосы, и вскоре я уже ощупывал все тело богини. Она лежала на спине. Явных повреждений не было. К голове ничего не крепилось, так что я поднял ее на руки, и мысленно приказав себе возвращаться по своим следам, пошел назад. Как ни странно, но вскоре я стал различать очертания стен и предметов, так что мне удавалось не стукать мою богиню головой о выступающие предметы и не спотыкаться о неровности пола. Вскоре я точно знал, что подошел к месту нахождения лифтовой шахты. Я мысленно позвал платформу, и она выплыла из темноты прямо к моим ногам. В моей голове раздался, как мне показалось, насмешливый голос в котором я опознал тембр голоса хранителя Библиотеки, а вернее, ее самой. Она сообщила мне, что я мог бы позвать платформу в любое место зала, да и спустится точно к моей подопечной. Но ей доставило истинное наслаждение наблюдать, как я героически преодолеваю все препятствия, стоящие у меня на пути. Что же, я могу возвращаться со своей подопечной. Она получила, что хотела, но ее мозг оказался не такой выносливый, как мой. Поэтому она в конечной фазе загрузки просто физически не выдержала напряжения, но в целом загрузка прошла удачно. В ближайшее время она будет нетрудоспособна, так что мне придется за ней ухаживать. А теперь, раз я здесь появился повторно, то мне, автоматически откроют доступ к первым двум процентам моих знаний. Все это сработает после выхода на поверхность. Характеристику и возможности моего уровня я узнаю позже.

Я еще немного подождал, но больше со мной никто не разговаривал, поэтому я вступил на платформу и пожелал вернуться на поверхность в первоначальное место входа. Последнее пожелание я акцентировал потому, что мне в голову запали слова хранителя, будто я могу управлять платформой, а уж куда она меня завезет по моему незнанию, можно только догадываться. Наконец мы оказались на поверхности, и я с удовольствием соскочил на песок. Солнце уже взошло, и я вдохнул прохладный воздух всей грудью. Увязая в песке, успел дойти до шалаша и уложить свою богиню на спальный мешок, как меня прошила такая боль, что те ощущения, которые я получил при внедрении в меня возможность обеспечивать себя едой, показались детской шалостью. Два процента, всего два процента, успел подумать я, перед тем как отключиться.

Пришел в себя от того, что кто-то настойчиво лизал меня шершавым языком. Открыв глаза, я увидел мордочку Малыша. Тот обрадовался, что я очнулся и позвал полетать и размять свои крылышки. Я окинул взглядом свою богиню. Вроде все в норме. Что же, решил для себя, можно и размяться, тем более с Малышом. Это не его мама. Я сменил ипостась, и мы взмыли в воздух. Гонялись мы друг за другом часа два. Потом я запросил пощады у Малыша и тот, с гордым и довольным видом снисходительно кивнул, мол, что с вами салагами возиться. Иди уж отдыхай. Я вернулся в свое тело и кинулся проверять богиню. Ей было плохо. По телу пробегали судороги. Глазные яблоки метались под веками в разные стороны. Я приподнял ее голову и влил несколько глотков воды. Вода это то, что ей сейчас надо. Вода восстановит все связи и вымоет то, что ненужно из организма. Я поспешно раздел богиню оставив ее в нижнем белье, которое она так неосторожно демонстрировала мне в магазине. Накрыл ее куском ткани. Сейчас, если ее будет тошнить или захочется в кустики, то в таком виде это будет сделать достаточно легко. Весь день я только поил мою богиню. Она выглядела изможденной. И не удивительно. Мозг сейчас активно перестраивается. Активизируются связи, возникают новые пути прохождения нервных импульсов. Тоже происходит и со всей нервной системой. Это поэтому ее и корежит всю, но может, действительно, дня через два все стабилизируется?

На ночь решил слегка покормить. Организовал протертый суп-пюре. Сам бы такой и есть не стал, а богине скормил, за милую душу. Уже ночью прилетела Молния. Я обнялся с ней, и мы долго разговаривали о том, что случилось с каждым из нас в последнее время. Молния все время беспокойно озиралась и принюхивалась. На мой вопрос, в чем дело, она с беспокойством сообщила, что чувствует недалеко чужого бога. Вернее не чужого, а скорее даже своего, так как Гайер передал ей ментальный окрас его бывшего хозяина. Кое-что смекнув, я позвал Молнию поближе к шалашу и, откинув полог, показал ей спящую богиню. Молния застыла, как громом пораженная. В ее мыслях только и слышалось, что да, это тот самый бог. Я, как мог, ее успокоил и высказал предположение, что она не тот бог, а скорее его потомок, так как, по словам самой богини, она еще очень молода. Молния была очень взволнована. Она не находила себе места. Я стал ее успокаивать. Сообщил, что Гайер должен быть в курсе, что на его планете находится чужой бог, так как я сам ему это сообщил из магической башни. Наконец Молния приняла решение. Она попросила меня не обижаться и не обижать мою подопечную, а сама Молния быстренько смотается к Гайеру и они сообща выработают общую стратегию поведения с этим богом. Я заверил Молнию, что богиня будет в таком состоянии еще как минимум сутки. Я за ней прослежу, так как сам ее сюда и притащил. А если они с Гайером не успеют принять какое-то решение, то пусть не волнуются. Как только она придет в себя, я опять верну ее на Землю через мой портал. Нашей задачей было посещение именно этого места, а если точнее, то самой Библиотеки. Сейчас богиня переваривает полученную информацию, так что я, даже, могу утащить ее на Землю, не приводя в сознание. Молния задумалась, а потом кивнула мне в знак того, что все поняла. Она передала мне информацию, что я пока сижу на месте и охраняю богиню. Как будто я этого не делаю! А она советуется с Гайером, и если что не так, то мы как можно скорее покидаем Зангрию. Я подтвердил, что понял, и принял всю информацию от Молнии, и что я буду ждать ее сигнала. После этого могучий дракон оторвался от поверхности пустыни и устремился к своим горам со скоростью молнии.

.21. Персоны нон грата.

* * *

Как ни странно, богиня почти не доставляла хлопот. Видимо ее биологические механизмы приспосабливались к текущим условиям, потому что кроме еды и воды ей не нужно было ничего. Однако бросалось в глаза несоответствие поведения организмов после коррекции нашего мозга и получения знаний. Я в этой ситуации обслуживал себя, как автомат. То есть механически выполнял ранее сознательно выполняемые действия. Взять хотя бы разжигание примуса и приготовление еды, богиня же, как будто впала в спячку. Она ест и пьет только потому, что я ее кормлю и пою. Организм никак не избавляется от продуктов жизнедеятельности. Может у нее просто все сжигается, ведь она же не человек, а богиня. Можно попробовать ее не поить. Признаки жажды все же легче обнаружить, чем признаки голода у, скажем, впавшего в кому. Немного подумав, я все же решил не пренебрегать своими обязанностями и продолжать кормить и поить свою подопечную. Лишним это не будет, а пользу принести может. Если бы организм не хотел получать энергию извне, то он отвергал бы в первую очередь пищу, однако кормление протекает нормально, нет позывов к рвоте или стискивание челюстей моей пациентки, так что буду продолжать поддерживать ее жизненные силы и ждать. Два дня прошли в томительном ожидании. Наконец, к вечеру, как только закончилось феерическое небесное представление, со стороны гор показалась Молния. Она еще раз обнюхала меня и богиню, а потом, ментально смущаясь, попросила меня собирать лагерь и приготовиться к эвакуации на Землю. Гайер беспокоится, что богиня может очнуться, совершенно не осознавая себя, то есть стать совершенно неадекватной. Возможно, будет проявлять агрессию или бессознательно начнет изменять существующую реальность, тем более что такие знания она получила. В общем, на Зангрии не нужен сумасшедший бог, так как этот мир очень легко разрушить, ведь у него нет настоящего бога-защитника, и он до сих пор находится в неуравновешенном положении после разрушения чужого портала. Однако, как только физическое и психическое состояние богини придут в норму, то они просят меня обеспечить им контакт с этой богиней, так как по всем признакам она является потомком бога-основателя этой планеты. Ей будут оказаны соответствующие почести. В настоящий момент ни Гайер, ни Молния ничем не могут помочь этой богине, просто потому, что не делали этого никогда. Конечно, они наблюдали меня в таком же состоянии, но у меня процессы восстановления протекали несколько иначе и были более стабильными и предсказуемыми.

В принципе, я не возражал. Ведь действительно, мой организм вел себя по-другому. Да и относительно их мира они совершенно правы. Ведь до сих пор не восстановилась возможность открытия портала из моей квартиры в Зангрию. Все это я обдумывал, собирая вещи. Я доверял Гайеру во всем. И если он считает, что нахождение, в данный момент, на Зангрии этой богини несет опасность, то так оно и есть. Все было собрано. Я перенес богиню в одну из лап Молнии, затолкал каримат и спальный мешок, на которых лежала богиня, в свой карман, и обреченно отправился в другую лапу. Как только я устроился в лапе, так Молния моментально стартовала. Летела она чуть тише, чем всегда, видимо была предупреждена Гайером о том, что мы не знаем, как могут повлиять чрезмерные нагрузки на богиню. Так что ближе к полуночи мы приземлились перед входом в пещеру драконов. Я вытащил тело богини из лапы Молнии и, мысленно попрощавшись с ней, Малышом и Гайером, отправился к месту открытия моего портала. Перед тем, как пролезть в дыру в конце пещеры драконов я опять надел на богиню комбинезон из шкуры глархов. Просунув тело богини в дыру, я пробрался в эту узкую щель сам и на той стороне опять взял богиню на руки. Темнота была терпимая, благодаря моему ночному зрению. Я, обходя нагромождения камней и небольшие ямы, пробирался к моей знакомой стене. Уже, недалеко от стены я услышал в голове голос Гайера, который просил не обижаться на них с Молнией за нашу депортацию из этого мира. Просил приглядывать за богиней и не терять с ней связь. Если она очнется в нормальном состоянии, то с ней следует договориться для совместной встречи на Зангрии, так как и Гайер и Молния хотят предложить ей место штатного бога планеты. Гайер все-таки, не совсем бог. Я поблагодарил их за заботу и пообещал поговорить с богиней. Может у них, что и выгорит. Тем временем я подошел к стене. Положив богиню на землю, я стал прорисовывать дверь в свой мир. Движения уже были доведены до автоматизма, поэтому много времени эта процедура не заняла. Еще раз, попрощавшись с Гайером я, взяв на руки богиню, шагнул в открытый мною портал.

Мой мир встретил меня ярким светом в глаза и наставленным оружием. Уже зная каверзы расхождения по высоте, я мягко приземлился на маты. Мне скомандовали положить тело, которое я держал на руках на пол, отойти к стене и повернуться к ней лицом. В моем повествовании этот момент выглядит даже несколько изящно, а на самом деле, короткая команда, - тело на землю, сам, лицом к стене. - Я повиновался и попросил вызвать Михалыча. Оказалось, что вызов уже отправлен и мне следует ожидать его и не оказывать сопротивление охране. В принципе, я что-то такое и ожидал, поэтому просто стоял и размышлял на тему, а что если богиня действительно проснется сумасшедшей. Ведь развалить наш мир ей, наверное, тоже труда не составит. Может тогда за наш мир вступиться местный бог. С ним я еще не знаком. Может он обо мне и не знает, а может, у нашего мира нет своего бога. Хотя религия же существует, значит, были какие-то проявления божественной сущности. Пока я размышлял, в противоположной стене открылась дверь, и на пороге появился Михалыч. Он окинул взглядом помещение. Не нашел ничего странного или страшного. Мысленно спросил у меня, не нахожусь ли я под принуждением и когда я ответил, что все нормально, то он отдал приказ опустить оружие и позволил мне опять взять на руки богиню. Мы с ним вышли из приемного помещения, и я попросил Михалыча отвезти нас куда-нибудь, где можно было бы немного отоспаться мне и уложить на кровать мою пациентку. Михалыч улыбнулся от уха до уха и пригласил к себе домой. Я стал отказываться, так как помнил, в каких стесненных условиях жила его семья. Однако Михалыч продолжая улыбаться, сообщил мне, что они успели купить особняк, так что для меня найдется несколько комнат. А купить, как выяснилось, дело не хитрое, если есть деньги. Так что, милости просим на новоселье. Ну, тут уж грех отказываться, так как я же должен оценить, куда короля с королевой буду приглашать. Утвердительно кивнув, я пошел вслед за Михалычем к его служебной машине. Ехали не долго. Престижный элитный район. Конечно, на фоне других дворцов дом Михалыча выглядел как младший брат, но я же понимал, что для тех денег, которые я ему выдал, это было хорошее приобретение. А если королевской чете не понравиться, что же, пусть добавят и купят что-нибудь поприличней. По местным меркам было далеко за полдень. Я поинтересовался у Михалыча, не влетит ли ему за отсутствие на работе, на что он мне ответил, что у него достаточно свободный график, кроме того он все еще продолжает выполнять свои прямые обязанности, так как сопровождает объект номер один с живым грузом. Это что, меня так обзывают? А объект номер два, надо полагать, Михалыч? Тот довольно кивнул. Да, объектам присваивались номера по времени пересечения портальной границы. Татьяна, стало быть, третий номер. Пока мы болтали, водитель уже въезжал в автоматически открывшиеся ворота. Быстренько выгрузились. Водителя Михалыч отправил перекусить на кухню, а сам повел меня показывать дом. Особняк впечатлял. Он не был таким высоким, как соседние особняки, но был каким-то уютным, да и дворик с небольшим садиком выглядели мило. Едва мы вошли в холл, как на нас налетел вихрь в лице Татьяны, а за ней пришла и Анна. Она осмотрела меня с ног до головы, а потом оттащила Татьяну и предложила мне пройти за ней, чтобы положить мою пациентку в кровать. Я благодарно кивнул ей и пошел за хозяйкой дома. Она шла чуть впереди и тихо говорила мне, что она только сейчас почувствовала себя человеком. Всю жизнь они с мужем отказывали себе, пусть не во всем, но во многом. Даже когда мужу дали квартиру, то им пришлось уступить квартиру большей площади его сослуживцу, так как у того была большая семья. Так и ютились, и были счастливы, пока не въехали сюда. Только здесь она ощутила, как много значит, простор и возможность иметь свой угол. Не ждать, когда освободится стол на кухне, чтобы начать готовить обед, не дожидаться, когда освободится ванна и многое другое. Она стала меня благодарить за то, что я ссудил их деньгами. Тут я понял, что Михалыч не все рассказывает жене или до сих пор считает себя моим должником. Я прервал Анну возгласом, что вот, мол, паразит! И захватив инициативу в нашей беседе рассказал, что через меня Михалыча наняла другая держава, стоящая чуть выше, чем государство их будущих родственников. Михалыч рисковал своей жизнью в том задании и, естественно, его труд был оценен по заслугам. Так что это его, честно заработанные деньги. Анна всплакнула и рассказала, что они срочно продали свою квартиру, добавили эти деньги к уже имеющимся, и так удачно наткнулись на этот особняк. Она забеспокоилась, не покажется ли будущим сватам их дом слишком простым. Не обидятся ли они. Я ее успокоил, король показался мне мужчиной вполне вменяемым и он осознавал, что у всех не могут быть такие дворцы как у него, а королева души не чает в Татьяне, так что вид самого дома не скажется на ее отношении к будущей невестке. Кроме того, если им что-то не понравится, то пусть дают золото, и тогда их можно будет принимать хоть во дворце, скажем, во Франции.

Тут, наконец, мы пришли в гостевую часть дома, и Анна указала мне на две двери. В одной будет моя комната, а в другой, моей пациентки. Анна поинтересовалась у меня, как зовут мою подопечную. Мои мысли заметались как сумасшедшие, но потом я придумал, как мне выкрутиться и рассказал Анне, что девушка попала ко мне уже в таком состоянии, и, поэтому, я не мог спросить ее имя. Анна удивленно посмотрела на меня, но ничего не сказала. Когда я повернулся, чтобы войти в комнату, то увидел всю семью, жадно взирающую на меня. Ну, все понятно, слушатели жаждут услышать сказку о небывалых похождениях некоторых недоделанных драконов. Я кивнул им и, уложив богиню в кровать, обреченно вышел исповедоваться. Рядом с гостевыми комнатами была уютная открытая ниша с тремя креслами и журнальным столиком. Я уселся в одно из кресел, на другом устроилась Анна, а Татьяна забралась на колени к отцу.

Выждав, пока все усядутся, я оглядел слушателей, а потом сказал, что моя история попахивает некоторым мистицизмом, поэтому прошу всех просто принять мой рассказ как факт. Следует, принять как факт и то, что я ничего изменить, в возникшей у меня ситуации, не мог. Начал с того, что в мире появилась еще одна сестра. Это любовница нашего несравненного партнера по бизнесу в области продажи оружия. Все понимающе кивнули. Девушку похитили и кололи ей наркотики с моментальным привыканием. Когда я нашел ее на границе Венесуэлы и Колумбии, то она представляла жалкое зрелище. Чтобы ее спасти пришлось проделать стандартную манипуляцию, которую я применяю при лечении. Татьяна с отцом понимающе кивнули. В результате лечения я должен был находиться рядом с этой девушкой около десяти дней, но буквально через день в дверь номера, где я проживал, постучалась вот эта девушка. Вы не поверите, но у нее нет имени. Я называю ее разными эпитетами, "милая", "солнышко", "богиня", "любимая". При слове любимая, глаза Татьяны поползли вверх. Я поспешно ее успокоил, рассказав, что мне нравится эта девушка, но у нее есть свое предназначение и я не знаю, как она относится ко мне. Я взял кое-какие обязательства перед этой девушкой. Если Михалыч помнит, то это связанно с Библиотекой. Вот сейчас мы наблюдаем последствия посещения этой Библиотеки. Как будут развиваться события дальше, я не знаю. Свою часть сделки я выполнил. Михалыч, посмотрев на меня, вспомнил, что я был в подобном состоянии, после посещения Библиотеки, около десяти дней. Я кивнул и развел руками. Тут к разговору подключилась Татьяна. Она обратила внимание, что все эпитеты, которые я назвал, не совсем подходят для общения в женском кругу. Что же, она в чем-то права. Я пообещал, что когда девушка очнется, то я попытаюсь выяснить, как к ней обращаться.

Все стали подниматься с кресел, так как поняли, что разговор закончен. Женщины направились вглубь дома, Михалыч притормозил и когда обе удивленно посмотрели на нас, махнул им рукой, мол, идите, а мы тут посекретничаем. Затем обернулся ко мне, и тоном, не терпящим возражений, предложил облегчить свою душу чистосердечным признанием. На это, я ему ответил, что нужно заречься спасать таких неблагодарных продвиженцев по карьерной лестнице. Михалыч улыбнулся, но напряженного взгляда не убрал, продолжая буравить меня своим тяжелым взглядом. Я глубоко вздохнул, в принципе он прав. Ему, в первую очередь необходимо знать, кого я притащил в наш мир. Я не стал ходить вокруг да около, прекрасно понимая напряженность момента. Уверил Михалыча, что все, что я рассказал, чистая правда. Есть только два дополнения. Первое, это то, что эта девушка, богиня, и увидев недоверчивое лицо Михалыча, надавил. Да, именно богиня. Еще, правда, молодая, но, чего у нее не отнять, так это то, что богиня. Она вышла на меня по наводке его будущего родственника, единорога. Ну, и второе, меня буквально вышвырнули из Зангрии Гайер с Молнией. Они боятся, что она очнется невменяемой. Вот поэтому мне и надо все время быть неотлучно при ней. Я даже спать буду рядом. Так что Михалычу следует придумать какую-нибудь сентиментальную чушь, чтобы его женщины смогли в нее поверить.

Михалыч недоверчиво посмотрел на меня и внезапно поинтересовался, а я твердо уверен в том, что она богиня? Мне пришлось напомнить Михалычу, что уж Гайер и Молния ничему не верят на слово или просто так. Если уж они испугались этой богини, то, думаю, что мы тоже должны сделать соответствующие выводы. На Михалыча было жалко смотреть. Еще раз в жизни изменить свое мировоззрение. Взять на себя ответственность. Просчитать все до мелочей, хотя информации, кот наплакал. Чтобы хоть как-то разрядить обстановку, я поинтересовался у Михалыча, как он собирается встречать своих будущих родственников? Королевская чета будет несколько шокирована наставленным на них оружием, не говоря уж о единороге, если он пойдет с ними. Тот не признает никаких границ, да и появиться может в ипостаси животного. Михалыч только отмахнулся. Это проблема ближайшего будущего, а та, что сейчас, это проблема настоящего. Я попытался его успокоить. Заверил его, что я и стараюсь находиться рядом, чтобы пресечь любую попытку неадекватного поведения богини. Все же я видел ее и общался с ней, когда она была в добром здравии. Конечно, по-хорошему, меня с ней нужно поселить где-нибудь подальше от города и людей вообще. Я человек автономный, единственное, что должно быть, это крыша над головой и кровати, а то на жестком уже надоело спать. Михалыч на несколько секунд задумался, а потом принял решение. По его словам он отправит нас на полигон его части. Там есть небольшой гарнизон для охраны, ну и периодически проходят полевые занятия. Я заверил его, что нам это подходит. Так что мы готовы, хоть сейчас.

Михалыч ушел договариваться с транспортом и командиром гарнизона. Часа через полтора я вышел из ворот дома Михалыча и загрузился в военный уазик. Михалыч передал документы водителю, и мы тронулись на новое место жительства. Водитель молча крутил баранку. Уазик ходко шел по асфальтированной дороге. По моим ощущениям мы отъехали от города километров на семьдесят, затем свернули на грунтовку и еще проехали по ней километров десять. В небольшом лесочке показалась бетонная стена и ворота с будкой. Типичный контрольно-пропускной пункт, "КПП" всплыло в памяти сокращение этого объекта. Водитель подал документы часовому. Тот проверил их, отобрал часть из них себе и, открыв ворота, пропустил машину на территорию полигона. Поплутав по узкой асфальтированной дорожке, машина подъехала к одиноко стоящему одноэтажному зданию и остановилась. Водитель так и остался сидеть. Я понял, что мы приехали, и стал выбираться из машины. Когда я подошел к водительской двери с девушкой на руках и поблагодарил водителя, тот, как мне показалось, облегченно вздохнул и, отдав мне какие-то документы, рванул с места. Толи выпендривается, толи боится, ну да ладно. Я направился к входной двери. Толкнул ее, оказалось, открыто. Прошел внутрь. Домик разделен на три небольшие комнатки. Туалет, понятно, во дворе, а двора нет, мелькнула в голове одна из присказок. Нашел глазами кровать и сгрузил туда богиню. Кровать была заправлена по-солдатски. Из соседней комнаты притащил сюда же вторую кровать и поставил рядом. Времени прошло уже достаточно, и я решил покормить мою подопечную. Ела и пила она хорошо, не капризничала. Отдельно достал курагу и изюм. Мозгу нужен сахар, ведь в нем сейчас идут процессы восстановления новых связей, утолщаются синапсы, короче, мозгу нужна энергия, вот я ее и организовал. Теперь можно было позаботиться и о себе. Слегка перекусил за небольшим столиком, потом поднялся и обошел домик, рассматривая его нутро. Оказалось, что на туалет я наговаривал. Нашелся и туалет и душ. Было уже поздно, солнце скатывалось за горизонт, и можно было ложиться спать. Я разделся и раздел богиню, потом, с ней на руках прошел в душ. Вода оказалась еле теплая, но все же я смог смыть с нас песок пустыни. Хорошенько промыл богине и себе голову шампунем. Потом долго стоял под струями воды, думать не о чем не хотелось. Вытерев ее и себя, вернулся в нашу спальню. Разложил постели, уложил богиню, а потом и сам улегся. Сильно хотелось спать. Две бессонные ночи и нервное напряжение сказались, и я уснул, держа богиню за руку.

.22. Спящая красавица.

* * *

Я охранял свою спящую красавицу целых семь дней. Пару раз приезжал Михалыч, каждый раз он хмурился все сильнее и сильнее. Я, как мог, его успокаивал, сообщая, что моя подопечная находится в состоянии стабильной комы, и у нее не наблюдается никаких нездоровых проявлений физических или ментальных всплесков активности. Провел аналогию со своим состоянием в подобной ситуации. Стал утверждать, что сейчас восстанавливаются утраченные и создаются новые нейронные связи, происходят изменения синапсов, для ускоренной передачи нервных импульсов. Михалыч кивал головой, но тревога с его лица не исчезала. Я его понимал. Ведь он взял на себя ответственность за безопасность всего, что появляется из моего портала, и теперь находился в ситуации, когда от него ничего не зависит. Я предложил ему вывезти нас на какой-нибудь океанский остров, чтобы я мог оттуда эвакуировать нас с богиней в Зангрию, но это не решало проблему, так как та планета была более уязвима, чем Земля. Мы оба, в тяжелых раздумьях садились за стол и разлив бренди из моей фляжки пытались успокоить свою совесть. Михалыч был ответственен за Землю, я, за Землю и Зангрию.

На восьмой день моего заточения на полигоне совпали сразу два события. Во-первых, приехал Михалыч, как всегда в последнее время насупившийся и задумчивый. Сегодня он не задавал мне вопросов, на которые я все равно не знал ответов, а просто молча поставил рюмки на стол. Видно его уже допекла неопределенность. Мы молча разлили бренди и, провозгласив тост за удачное разрешение нашей общей проблемы, выпили. Мы не смаковали бренди, мы пили его так, как пьют на Руси, на выдохе и всю рюмку. Коньяк огненным сгустком упал в желудок и разлился там разгорающимся пламенем. Сразу потеплело на душе и немного отпустило. Втянув носом воздух, мы еще раз смачно выдохнули, но уже пары алкоголя. Да, забористая штука получилась у короля. Мы уже собирались начать плакаться друг другу в жилетку, когда оба, неожиданно, почувствовали колебание воздуха. Вот это и было, во-вторых. Головы автоматически повернулись к центру источника таких возмущений, и мы синхронно вздрогнули. Потому что в этом месте стали проступать очертания коня, а в следующий момент, перед нами стоял единорог. Михалыч, от избытка чувств только и смог, что выматериться, а я, просто поздоровался с единорогом. Тот мысленно ответил на приветствие, причем Михалыч его тоже услышал. Я предложил единорогу присоединиться к нашему застолью. Да уж, застолье. Две рюмки и фляжка, но единорог не отказался и, приняв человеческую форму, уселся на придвинутый мною к столу табурет. Думаю, на таком приспособлении он еще никогда, за всю свою долгую жизнь, не сидел. Я поставил перед ним такую же рюмку, как те две, что Михалыч принес с собой и налил в нее бренди. Потом повернулся к Михалычу и предложил ему познакомиться со своим потенциальным родственником, так как он является мужем сестры Тиренза. Михалыч встал и протянул руку для рукопожатия. Единорог уже был знаком с такой церемонией от меня, так что руку пожал и сказал, что он рад познакомиться с отцом такой дивной девушки, как Татьяна. Формальности были соблюдены и мы разлили бренди нам с Михалычем и, провозгласив тост за знакомство, опрокинули в себя алкогольное пойло. Единорог только крякнул, когда, повторив за нами все движения, вылил в себя полную рюмку. Единорог, не единорог, а слезу у него пробило. Я срочно полез в карман и достал оттуда соленый огурец и подал его единорогу. Это первое, что пришло мне в голову, когда увидел, что такой объем алкоголя для единорога несколько непривычен. Тот захрустел огурцом, а я подумал, что французы бы застрелились, увидев, чем закусывают хороший коньяк. Но, что сделано, то сделано. Единорог обвел нас все еще слезящимися глазами и, потирая свой живот, в котором разрастался пожар, спросил, что мы такие грустные и задумчивые. Я поведал ему, что перед нами стоит дилемма, как не навредить двум мирам. Ведь если богиня очнется с повреждением психики, то он сам понимает, сумасшедшая богиня может просто разрушить мир, в котором находится. Единорог улыбнулся и успокоил нас. Он прекрасно чувствует богиню, так как это одно из свойств единорогов и, кроме того, она скоро очнется. Сейчас у нее в мозге происходит как бы сортировка полученных знаний, поэтому все резервы организма брошены на обеспечение этих процессов и, оказывается, нужно поблагодарить меня за то, что я догадался обеспечить ее глюкозой, которая благотворно влияет на обеспечение энергией этого, столь длительного процесса. Мы, повеселев, разлили еще по одной и, не говоря ни слова, опрокинули в себя бренди. Единорог внимательно смотрел на нас и, видимо проанализировав технологию, повторил все наши вдохи и выдохи. Как бы то ни было, но вторая рюмка упала в него без последствий. Мы с Михалычем с одобрением смотрели на единорога. Тот поднялся из-за стола и поблагодарил за такую приятную компанию, мы ответили ему тем же. Единорог извинился за то, что должен покинуть нас, так как у него есть срочные дела. Я разлил еще по одной, на дорожку, как у нас принято. Выпили, единорог, отойдя от стола и сменив облик, медленно растворился в воздухе.

После исчезновения единорога Михалыч повеселел и предложил накатить еще по одной, тоже на дорожку. Пока я разливал, Михалыч журил меня за такие знакомства, имея в виду, единорога. Я же, отфутболил его претензии обратно, напомнив, что это же его будущие родственники. Выпили по последней. Михалыч засобирался, вспомнив, что ему нужно работать. Уже в дверях он обернулся и спросил меня, как ему обращаться к единорогу, ведь тот не назвал своего имени. Я только развел руками и напомнил, что и у богини нет имени. Так вот и мучаюсь, единорог да богиня. Михалыч многозначительно хмыкнул и, махнув рукой, вышел к своей машине. Двигатель завелся, хлопнула дверка, и я остался один, если не считать так и не очнувшуюся богиню. Когда звук двигателя затих вдали, в дверном проеме появились два солдата. Одного, Константина, я знал еще по случаю в моей квартире. Кивнув в сторону уехавшей машины тот спросил, чего это начальство не в духе. Я успокоил, пообещав, что с сегодняшнего дня у командира настроение переменится в лучшую сторону. Константин еще немного потоптался на пороге, а потом спросил, нет ли у меня сахара, у них все кончилось, продукты завезут только завтра, а у каптера зимой снега не выпросишь. Я молча пошел в другую комнату, а там напихал в наволочку штук пять банок тушенки, пачку заварки, килограмм сахара, пару булок хлеба и большую банку клубничного варения. Вернувшись в комнату, где меня дожидались солдаты, я вручил Косте наволочку с напутствием вернуть, а то мне влетит от начальства. Костя разулыбался, и клятвенно пообещал, что все будет тип-топ. Парни поблагодарив, двинулись в свою казарму, а я присел на пороге и смотрел им вслед. Все-таки армия почти не изменилась с тех пор, как я в ней служил, и основная заповедь солдата, подальше от начальства, поближе к кухне, так и осталась основным постулатом. Посидев так еще минут пятнадцать встал, и пошел кормить свою богиню.

День медленно тянулся к вечеру. Слова единорога о том, что богиня скоро очнется, заставляли ждать этого момента сиюминутно, но состояние богини так и оставалось стабильным. Я дождался, когда солнце скроется за горизонтом и пошел укладываться спать. Ни телевизора, ни приемника, стены, кровати и стол со стульями. Все. Обстановка спартанская. Вот пожалуюсь на Михалыча богине. Скажу, что он не занимался моим досугом. Сам над собой подхихикивая, взял богиню за руки и погрузился в здоровый крепкий драконий сон.

Утром проснулся от того, что кто-то гладил меня по щеке. Я открыл глаза и увидел склоненную надо мной голову богини. Я притянул ее к себе и нежно поцеловал. Она не сопротивлялась, а как-то размякла в моих объятиях и прижалась ко мне всем телом. Тело было молодое, горячее и оно хотело ласки. Мне стыдно признаться, но в этот день мы так и не вылезли из кровати. Мы любили друг друга неистово и в тоже время нежно. Я не расспрашивал ее о Библиотеке, еще успеется, я только и успевал, что ловить губами ее губы, проплывающую мимо грудь или шею. Потом опять, было неистовство, а затем на нас нападал период нежности. Уже перед самым закатом я, на грани слышимости уловил знакомый звук двигателя. Шепнув богине, что за нами едут, предложил ей сходить в душ, а потом и сам вымылся и мы приготовились к приезду Михалыча. Тот, как истинный командир, ввалился без предупреждения, не стучась, и на несколько секунд выпал из реальности, потому что рядом со мной сидела обворожительная женщина. Богиня раскраснелась от бурно проведенного дня, была счастлива, и это все создавало вокруг нее неповторимую атмосферу. Наконец Михалыч выдавил из себя, что он рад видеть богиню в полном здравии, и восхищен ее красотой. Ловелас. Нужно будет пожаловаться Анне, что она выпускает его без строгого ошейника. Богиня, скосила на меня смеющиеся глаза и, поздоровавшись с Михалычем, предложила ему присесть к нашему столу. Михалыч смутился, он то ведь знал, что в этом домике нет ничего, что могло бы заинтересовать женщину, так что об уюте речь даже не шла. Он закашлялся и попросил богиню отдать ему меня минут на пять, чтобы мы могли поговорить наедине. Та царственно кивнула и меня чуть ли не силой поволокли на улицу. Оттащив подальше, Михалыч задал только один вопрос, как она? Я задумался, а потом сказал, что чертовски хороша и привлекательна, но его, женатого, это не касается. Казалось, что Михалыч выскочит из своего кителя. Он, превозмогая желание дать мне подзатыльник, поинтересовался состоянием ее здоровья. Тут я заверил, что весь день проверял ее здоровье и нашел его отличным. Михалыч несколько успокоился, но все равно искоса посматривал на меня с подозрением. Наконец, не выдержав, я рассмеялся и успокоил его, что с ней все нормально. Она все помнит и адекватно реагирует на знакомые и незнакомые предметы, то есть на меня, ну и, на него. Сознался, что еще не успел рассказать ей о том, как она провела все это время, так что это можно сделать сейчас в его присутствии. Михалыч только кивнул.

Мы вернулись в дом. Богиня сидела за столом на единственном стуле, который тут был. Видимо для генерала. Мы же уселись на табуреты, и я спросил богиню, что она помнит, после того, как мы отправились на Зангрию. Богиня немного задумалась, а потом сказала, что ей очень понравилось в Таиланде, особенно купаться в море. Потом вспомнила про Чертов палец и пустыню. Четко помнит мои инструкции и спуск в колодец. Помнит, как шла по светящейся дорожке огоньков. Кресло, в котором происходила настройка мозга и обмен информацией. Вот и все, что помнит основная память, до того момента, пока она не проснулась и не увидела рядом спящего меня. Все, что происходило в момент, когда она была без сознания, она знает из другой своей памяти, которая считается внешней памятью. Там хранятся все ощущения, зрительные, слуховые, тактильные и много еще чего. Эта память была вложена в богов для того, чтобы и с богов тоже можно было спросить. Есть такое мероприятие, как суд богов. Если появилось подозрение, что бог творит что-то не законное, то такого бога можно призвать на суд богов и там просмотрят его внешнюю память. Сам бог просмотреть эту память не может. Только специально созданные помощники богов, единороги, способны анализировать эту память и транслировать ее суду. Однако у богов есть и еще одна особенность, если сознание отключается, то контроль за окружающей средой и защиту, обеспечивает та самая внешняя память.

Так что я знаю, что Макс спустился за мной в Библиотеку и, что нас попросили исчезнуть с планеты Зангрия, и что Михалыч, перепугавшись, отправил нас на полигон, подальше от города. Сразу хочу вас всех предупредить, что зла на вас не держу, больше того, полностью поддерживаю вашу инициативу. Не знаю, правда, как отнестись к тому, что я родственница создателя Зангрии, так как такой информации у меня нет. Но это все дела недалекого будущего, так что сейчас я готова к тому, что вы мне предложите.

Михалыч вздохнул с облегчением, а я почему-то, ничуть не удивился. Инициативу перехватил Михалыч и решил, что раз никто, ни на кого не сердится, то сейчас мы все едем к нему домой, так как его женщины прожужжали ему все уши, куда делся Макс с его спящей красавицей. Так что, машина ждет. Собирать нам было нечего, кровати я заранее застелил, пока богиня принимала душ, так что мы дружно вышли из домика и уселись в служебную машину. Дорога назад показалась мне гораздо короче, может потому, что болтали ни о чем, может потому, что возвращаться всегда приятнее, чем отправляться в ссылку.

.23. Подарок от богини.

* * *

Как и в прошлый раз, машина въехала на территорию особняка Михалыча и остановилась возле крыльца. Мы вылезли и отправились за гостеприимным хозяином в дом. Богиня с интересом рассматривала обстановку комнат. Когда Михалыч проводил нас до наших предыдущих комнат, то богиня тихонько шепнула мне, что когда она была без сознания, все это выглядело по другому, а ей всегда твердили, что внешняя память фиксирует все точно так же, как и основная. Когда мы остались одни, то богиня, посмотрев на меня серьезно, начала разговор о том, что она должна будет вернуться в свой мир. Свою задачу она выполнила, так что и о доме забывать не следует. От ее слов я ощутил грусть и пожал плечами. Я ведь прекрасно осознавал, кто она, и кто я. Смотря ей прямо в глаза, сказал, что всегда буду ждать ее, кроме того с ней хотели бы пообщаться исполняющие обязанности богов планеты Зангрия. Я мог бы обеспечить их встречу с ней, но вот только переход я могу открыть где-то с уровня моря, а это достаточно далеко отсюда. Глаза богини стали более приветливыми, теплыми и она, прижавшись ко мне, стала шептать на ухо какую-то абракадабру. Я, как ни старался, так ничего и не смог, не только понять, но даже запомнить отдельные слова. В целом, какая-то словестная каша. Когда она от меня отстранилась, то я почувствовал какой-то дискомфорт. Такое состояние продолжалось минуты две, а потом меня, вроде, отпустило. Вот тут-то богиня и обрадовала меня тем, что я теперь могу перемещаться так, как ходят между мирами единороги. Однако для успешного перехода я сам должен четко представлять себе то место, куда бы я хотел попасть, и раздвинуть руками пространство. То же самое касается и возвращения. Она крепко поцеловала меня, рассмеялась, видя мой ошарашенный вид и ... растворилась в воздухе. Стало как-то неуютно, пусто и одиноко.

Минут через тридцать в мою дверь постучалась Анна и позвала меня обедать. За столом все были удивлены тем, что моя подопечная не вышла к столу. Я успокоил всех, сообщив, что моей подопечной пришлось нас оставить и срочно отправиться домой, так как она почувствовала себя здоровой, а дома ждут неотложные дела. Все, как-то неуверенно принялись за еду. Через пару минут Анна, смущаясь, робко спросила у нас, а как же девушка вышла из дома, если охранная система не сообщила ей о пересечении периметра. Я улыбнулся, вот, что значит жена военного, Анне же сказал, что она такая стройная, что охранная система ее не разглядела, и сразу, чтобы прервать ненужные разговоры, попросил Анну оставить за мной ту комнату, где я сейчас обитаю. Если ее будут убирать, то желательно, чтобы все вещи оставались на тех местах, где они стоят или лежат сейчас. У Михалыча брови поползли вверх, но ненужных вопросов он не задал. Анна, конечно, согласилась, да и комната была маленькая, так что ее солидным гостям и не предложишь. Я обрадованно закивал головой и сообщил всем, что Анна самая гостеприимная хозяйка из всех, кого я знаю. Однако было видно, что Михалыча не проведешь и потому я стал готовиться к серьезному разговору. Мне действительно нужна была такая точка в моей родной стране. Из всех знакомых мест, на текущий момент я знал только дом Михалыча, и место выхода из моего портала. Все остальные знакомые места не подходили для перемещения сюда, по определению. Там могли находиться люди или они уже были переделаны так, что я в них выйти бы не смог. То же самое касалось и домика на полигоне, хотя как резерв, его можно было бы использовать. Обед закончился десертом, а именно, вкусным тортом из безе и вареной сгущенки, чувствовалось пролетарское происхождение хозяйки, да и почти все офицерские жены развлекали себя, как могли, на дальних гарнизонах, когда их мужья только начинали свою военную карьеру. Торт действительно, получился сытным и вкусным. Когда мы уже основательно развалили эту сцепленную сгущенкой горку безе, то Анна сказала, что теперь этот торт может именоваться как графские развалины. Но ничего, мы и графские развалины раскатали по кусочкам и выскребли весь крем, который оставался на дне блюда. Когда с чаем и тортом было покончено, то все встали и начали расходиться по своим делам. Михалыч, ухватив меня за рукав, пригласил в свой кабинет. Мы поднялись на второй этаж в простенько обставленную комнату, гордо именуемую Михалычем его кабинетом. Уселись друг напротив друга в кресла за журнальным столиком, и Михалыч достал из своего пространственного кармана фляжку с бренди. Молча разлил в две рюмочки, набор которых стоял здесь же на столике, бренди и посмотрел на меня через свою рюмку.

Когда я тоже взял в руки рюмку, то Михалыч с прищуром посмотрел на меня и предложил колоться. Что же, он в своем праве, тем более что я застолбил точку перехода в его доме. Я вздохнул и рассказал ему, что богиня действительно покинула наш мир, она, на прощание, наделила меня возможностью путешествовать между мирами так, как это делают боги и их ближайшие соратники, единороги. Одним из условий перехода является то, что путешественник должен точно представлять себе то место, куда он хочет попасть. Соответственно, невозможно попасть в то место, которое не знаешь. Для меня остается загадкой, как богиня смогла переместиться в наш мир. Видимо есть еще какие-то дополнительные возможности, но мне об этом ничего не известно. А получил я этот дар так, что сам ничего не понял. Богиня прошептала мне на ухо какую-то абракадабру и после этого сообщила, что у меня имеется возможность перемещаться в те миры или места, где я уже побывал. Я ей как-то сразу и безоговорочно поверил.

Кстати, богиня ушла так же, так что охранная система тут ни при чем, и в этом отношении нужно успокоить Анну. В этой моей новой возможности мы имеем огромный плюс, так как я смогу теперь переместить сюда королевскую чету мимо михалычевского контроля, когда его семья будет готова их принять. Думаю, что и на той стороне все готовятся, шьют наряды, готовят подарки. Так что пара месяцев у нас в запасе есть. В свете этих моих возможностей, я попросил у Михалыча запасной аэродром. Поинтересовался, как он смотрит на то, что я могу появиться на их полигоне. В том самом домике, где я провел почти неделю. Михалыч задумался, а потом предложил мне немного другое место на полигоне, а именно, законсервированный дот. По словам Михалыча, я появляюсь там, связываюсь с ним и если все нормально, то перемещаюсь туда, куда скажет Михалыч. В этом варианте есть одно неоспоримое преимущество, там все будет оставаться в таком виде, как я его увижу. Посторонних быть не может по определению, а уборку будут делать только при его, Михалыча, контроле. Что же, меня это устраивало, так что мы, в ближайшее время, проедем на полигон, тем более что я там примелькался, и осмотрим мой запасной аэродром. Устав разбрасываться словами, мы выпили бренди и откинулись на спинки кресел. Хорошо!

Вскоре за Михалычем пришла машина. Мы решили еще раз съездить на полигон и осмотреть там предложенный мне дот. По дороге Михалыч о чем-то болтал с водителем, а я раздумывал над своим существованием. Нет, здорово конечно, что я работаю на концерн, но нужно же и совесть иметь. Из более чем трех месяцев моей работы, я был на своем рабочем месте хорошо, если месяц, ну может чуть больше. Нужно будет поговорить с Яковом. В конце концов, это просто неприлично, так прогуливать рабочее время. На старой работе я бы уже собирал свои манатки, так как со мной бы не стали церемониться и выгнали бы взашей. Значит, решено, буду увольняться. Тем более что у меня накапливаются невыполненные обязательства перед другим миром. Во-первых, сводничество между королевской семьей и семьей Михалыча, во-вторых, нужно свести мою богиню и Гайера с Молнией. В-третьих, нужно остановиться и разобраться в своих знаниях и умениях. Кроме того я всегда должен быть наготове, так как контора Михалыча рассчитывает на меня. Все же они мне не чужие, ведь в этой стране я родился и вырос.

.24. Запасной аэродром.

* * *

Пока я предавался планированию мы, оказывается, уже подъезжали к КПП полигона. Опять проверка и вот мы уже несемся по одной из дорожек полигона. Метров через восемьсот справа от нас открылся небольшой холмик, к которому мы и направились. Все правильно, ведь дот, это долговременная огневая точка. Вот чтобы она была долговременная ее, и забетонировали на совесть, да еще и землей засыпали. В ней было проделано несколько амбразур и, естественно, входная дверь. Михалыч, выбравшись из машины, сорвал пломбу на двери и с трудом открыл толстенную бронированную дверь. Махнув мне приглашающе рукой, предложил зайти и осмотреться. Пока я оглядывал простенький скарб этого помещения, у Михалыча зазвонил телефон. Он выскочил наружу и до меня только долетали его "Есть!", "Так точно!", "Как прикажите товарищ генерал-майор!" Я же с фотографической точностью запоминал внутреннюю обстановку. Да, Михалыч был прав, когда предлагал мне это помещение. Во-первых, очень мало мебели, во-вторых, изнутри открывается без ключа, В-третьих, исключено, что кто-нибудь увидит, как я появляюсь здесь. Да, хорошая точка.

Мои размышления прервал Михалыч - Макс, нас с тобой срочно вызывает мой куратор. Сам понимаешь, наш проект находится под патронажем правительства, ну и куратор, соответственно, из военного ведомства. Как только мы тут с тобой засветились, так ему и доложили. Странно только, что когда ты тут жил со своей богиней, никто ему не накапал, или твоя богиня что-то сделала? Так что поехали на ковер к начальству.

Мы уселись в УАЗик и понеслись обратно в город. Ехали молча, каждый думал о своем. Мне-то было спокойней, чем Михалычу. После богов, государственную разведку и контрразведку воспринимаешь уже как нечто само собой разумеющееся, да и пиетета никакого нет. А уж бояться? Думаю, что и Михалыч воспринимает их как простое дополнение к нашим с ним тайнам. УАЗик въехал в высокие металлические ворота, которые за нашими спинами закрылись, отгородив нас от всего остального мира. Машину досмотрели и дали добро на въезд в парковочную зону. Водитель остался в машине, а Михалыча и меня, после проверки документов, повели по каким-то переходам и коридорам. Оставив нас перед высокими дверями, наш сопровождающий доложил в селектор и, отойдя к креслам, приготовился провести ожидание с удобствами. Дверь открылась и нас пригласила войти женщина средних лет, чем-то напомнившая мне Ингрид. Такой же пронизывающий, изучающий взгляд, но лицо приветливое. На женщине был одет строгий, деловой, гражданский костюм. Прическа представляла собой, так называемое каре. Волосы светло русые, глаза серо-голубые. Я поймал себя на мысли, что разглядываю ее как агент какой-то разведки. Еще осталось добавить, "характер нордический, в связях, порочащих ее, замечена не была".

Дама просмотрела наши документы и, вернув их, предложила пройти в кабинет к своему непосредственному начальнику. Мы, вслед за ней сделали шаг за порог и очутились в рабочем кабинете времен товарища Сталина. Все дышало прошлым веком. Нам навстречу поднялся подтянутый мужчина лет пятидесяти, одет в гражданскую одежду, но по выправке, офицер. Глаза цепкие, живые. Лицо плохо запоминающееся. Таких в любом квадратном квартале большая половина. Он приветливо кивнул нам и предложил садиться. Мы присели в тяжелые черные кожаные кресла. Наступила томительная пауза. Мужчина разглядывал меня. По Михалычу чувствовалось, что они уже встречались, а вот я представлял для хозяина кабинета явный интерес. Наконец он удовлетворил свое любопытство и, обратившись к своему секретарю по имени-отчеству, попросил дать нам всем по чашечке кофе. Женщина бесшумно выпорхнула из кабинета, и буквально через пару минут вошла к нам, держа перед собой поднос с тремя чашечками кофе. Молочник и сахарница стояли здесь же. Так же бесшумно, как и в прошлый раз, она выскользнула за дверь, оставив нас наедине с хозяином кабинет.

Что же, Михалыч, я так понимаю, что это и есть наш тайный друг и ходок между мирами, а так же менталист неимоверной силы?

Я все правильно говорю, Макс?

Да вроде все так и есть, только я бы не стал называть меня неимоверно сильным. Просто видел таких монстров, что я, по сравнению с ними несмышленое дитя.

Что же, приятно слышать, что Вы, Макс, реально оцениваете свои возможности. Честно признаюсь Вам, что в Ваши возможности у нас в управлении не верят. Скорее предполагают, что вы хороший гипнотизер и фокусник. Поэтому я даже не знаю, как нам с Вами вести диалог.

Насколько я понимаю, Михалыч все описал Вам своими словами, часть информации Вы почерпнули, допросив тех парней, что устроили засаду в моей квартире и посмотрели на тот овощ, который отдал приказ на мое уничтожение. У Вас, у самого-то, какие предположения, от этого будет зависеть, в каком ключе мне с Вами нужно будет вести диалог.

Ну, Макс, Вы и вопросы задаете.

Давайте лучше перейдем на ты, во всяком случае, по отношению ко мне. Все же Вы постарше меня будете, да и должность обязывает, а я просто парень с улицы. Так Вас устроит?

Да, вполне. Что же, я вижу тебя Макс, как человека, который урвал какие-то, недоступные нам возможности или технологии, которые ты, по каким-то причинам не хочешь афишировать, Я прав?

В принципе да! Только вот достались мне эти способности на грани человеческой жизни, так что я не могу гарантировать, что любой другой человек сможет повторить всю череду моих действий, приведших к появлению у меня таких способностей. Думаю, что самое главное, это то, что они у меня есть, и я не против, если мы будем сотрудничать с Вашей организацией. Так уж получилось, что мы сдружились с Михалычем, так что, как связующее звено он меня более чем устраивает.

Что же, достаточно честно. Однако мне хотелось бы более подробно узнать из первых, так сказать рук, что ты можешь нам предложить?

Ну, многого от меня не ждите. Я могу найти человека или вещь, как ни странно по запаху или по его каким-то личным вещам, что в принципе одно и то же. Могу нейтрализовать какого-то опасного террориста или бандита, а можно и небольшую группу, человек десять-пятнадцать. Могу вытащить одного человека, максимум двух на расстояние около десяти километров. Вот, пожалуй, и все.

Да, не густо. У нас почти этим же занимается специальная бригада.

Я не спорю, Просто у меня это будет сто процентная гарантия. Вот и все. Думаю, что из пушки по воробьям мы стрелять не будем. Можно использовать меня совместно с Вашей бригадой. Допустим, я нахожу, а вы уже действуете по наводке или наоборот. Мои возможности в плане перехода в другой мир вам вообще не пригодятся потому, что местные боги просто не пустят туда никого, кроме меня. Да-да, не удивляйтесь, боги действительно есть и они, так же как и люди могут быть мелочными и склочными, и самое главное, они собственники. И тут уж ничего не попишешь. Я, находясь в их мире, чувствую себя песчинкой, попавшей в хорошо отлаженный механизм. Пока я им нужен, они меня пускают к себе, а как только почувствуют мою никчемность, то путь туда мне будет заказан.

Да, ну и задачку ты мне задал, Макс. Наше руководство считало, что ты сильный колдун или вообще, волшебник. А так получается, что ты просто имеешь некоторые особенности организма и все. Я правильно излагаю?

Вполне. Я и не претендую ни на что другое. Поверьте, пиариться мне нет никакого резона. Скрывать что-то, тоже. Я просто готов сотрудничать, так как являюсь гражданином этой страны, и у меня просто нет никаких других причин. Вы, наверное, в курсе, что я имею рабочее место в одной из европейских стран. Это обыкновенный авиационный гражданский концерн и мне не хотелось бы его подводить. Я подумываю уволиться из него, так как не успеваю выполнять возложенные на меня профессиональные обязанности, просто меня уже несколько раз использовали мои партнеры из другого мира для выполнения их задач. По-моему я Вам поведал все достаточно честно, так что делайте выводы сами. Вы видимо будете консультироваться наверху, так что просто, потом, поставьте меня в известность через Михалыча или каким-нибудь другим способом.

Мой собеседник откинулся на спинку своего кресла и напряженно смотрел на меня. В голове его в это время судорожно метались мысли, что со мной делать. Даже не обладая моими способностями просчитать его было плевым делом. Я улыбнулся и сказал, что не следует повторять ошибки того овоща, а в остальном я в их полном распоряжении, в пределах моих возможностей.

В это время зазвонил один из настольных телефонов. Наш собеседник снял трубку и ответил, что он слушает. Через несколько секунд его лицо стало растерянным и каким-то детским, обиженным, потом, очевидно приняв какое-то решение, он пристально посмотрел на меня.

А точно, что самолет упал? Сейчас я все проверю по своим каналам, оставайтесь на связи.

Он прикрыл трубку рукой и спросил - ты же говорил, что можешь найти человека, ну и, наверное, можешь определить, жив или нет?

Я кивнул головой, но напомнил, что мне нужна личная вещь. Тот на несколько секунд задумался, а потом его лицо просветлело, - а пойдет вещь, которую человек носил, а потом подарил другому?

Я опять кивнул головой, тогда он стащил с руки часы и протянул их мне. Я взял часы в руку и включил свое драконье чутье. Сразу определил, что предыдущий хозяин жив и находится высоко над землей, о чем и сказал своему собеседнику. Тот несколько успокоился, но попросил если можно, то выяснить поподробнее. Я просканировал найденного. У того было чувство удовлетворения, как будто он что-то выиграл и я даже уловил край мысли, что теперь можно отключать помехи. Вот так, как слышал, я и передал генералу. Тот тут же повторил все в трубку, выслушал ответ и, ответив, что у него свои каналы, и закончил телефонный разговор. Я отдал ему часы.

Мы еще немного посидим и подождем новостей - кивнул он на телефон. Я пожал плечами. Буквально через минуту в кабинет зашла секретарь с новым кофе. Мы разобрали чашечки и принялись смаковать напиток. Минут через десять снова зазвонил телефон. Наш генерал с удовлетворением откинулся на спинку кресла и с улыбкой стал выслушивать чье-то повествование. В конце высказался в том плане, что он действовал в условиях жесточайшего цейтнота, так что доложил только то, что успел сам получить. На этом разговор закончился и такого лоснящегося, сытого кота я еще никогда не видел. Думаю, что человек уже мысленно прикреплял себе новую звездочку на погоны.

В целом, наш разговор был уже окончен, так что, допив кофе, мы распрощались с хозяином кабинета и, будучи переданы в руки нашего сопровождающего, покинули эту резиденцию. Только когда выехали за ворота, Михалыч успокоено выдохнул. Потом глянул на меня, и выдал.

Я думал, нас прямо там и кончат. Ты знаешь, чьи часы ты трогал? Вот то-то, лучше тебе и не знать. Спокойнее спать будешь.

Я пожал плечами, да про то, что не так давно президент одаривал некоторых, особо отличившихся, часами со своей руки, только ленивый не слышал. А уж сложить два и два, большого ума не надо, но Михалычу об этом знать не нужно, а то его Кондратий хватит, и так, как на иголках сидит. Я достал фляжку с бренди и протянул Михалычу. Тот, молча приложился к ней, а потом протянул водителю.

- На, Сашка, выпей, за то, что мы с Максом живы остались, да и ты не пострадал.

Тот, с квадратными глазами, не отпуская баранку, приложился к фляжке и тоже сделал изрядный глоток. Я, молча отобрал у него фляжку и, повернувшись к Михалычу, покрутил пальцем у виска. Действительно, а вдруг патруль или дорожная полиция. Но Михалычу теперь сам черт был не брат. Надо бы его на землю спустить, но при водителе нельзя, так что тренировать я его буду у него дома.

.25. Людвиг отличился.

* * *

Добирались мы до дома часа полтора, все же пробки на дорогах это огромная проблема в крупных городах. Наконец увидели знакомые ворота. Выгрузившись прямо перед воротами, отпустили Сашку домой. Пройдя в дом, Михалыч бросился к телевизору и начал переключать каналы.

Ты хочешь посмотреть про сбитый самолет? - Спросила у него Татьяна.

К...акой самолет? - Выдавил из себя Михалыч.

Ну, этот, малазийский. Там человек триста народу было. Все погибли.

Михалыч зашарил вокруг себя рукой, и я тут же сунул ему фляжку. Опять бульканье.

Ты, Михалыч, так и сопьешься, нельзя же так переживать.

Да будешь тут переживать, только все налаживаться начало, а тут бах и чуть ... - тут он зажал себе рот. - Точно, надо ограничить спиртное.

Тут у меня запиликал телефон. Вытащив его из кармана, я нажал кнопку ответа. В трубке послышался взволнованный голос Ингрид. Она срочно просила меня приехать, так как с Людвигом начались какие-то странные проблемы. Он стал агрессивен, и у него появилась чешуя на руках. Он никак не может взять себя в руки. Носится по комнате и громит все, что попадает у него на пути. Я сказал, что буду у нее через час и нажал кнопку отбоя.

Повернувшись к Михалычу, сообщил, что у Людвига начались какие-то непонятности с кровью, так что мне срочно нужно отправляться туда. Михалыч посмотрел мне в глаза и попросил взять его с собой.

Михалыч, да я не против, только тебя сейчас искать будут. Ты представляешь, какой сейчас бедлам начнется. Ведь чуть не завалили борт номер один.

Ты откуда, про это знаешь?

Ты других-то не считай глупее себя. Тебе ведь открыто никто не говорил? Вот и у меня своя голова на плечах есть, так что звони своему начальству и давай отправляться, а то тебя это тоже может коснуться.

Михалыч быстро созвонился с начальством. Как не странно, но разрешение прогулять пару дней со мной он получил, так что нас ничего здесь не задерживало. Предупредив Татьяну, что дня два нас здесь не будет, мы прошли в предоставленную мне комнату. Взяв Михалыча за руку, я представил ту самую гору, на которую мы прятали туши для шашлыка в горах. Если честно, то я решил, что уж на этой горе мало что могло измениться за прошедшее время, снег не выпадал, ну а кроме птиц туда никто и не поднимется. Движение рукой, неприятные ощущения в районе пупка, и мы уже стоим на этой круче. Отсюда я попробовал переместиться на крышу дома Людвига, но у меня ничего не получилось. Тогда я представил свой рабочий стол в моем кабинете. Миг, и мы уже стоим перед столом. Дальше бегом бросились к транспортным воротам. Охранники предложили нас подвезти, хотя лица у них были донельзя удивленные. Еще бы, ведь мы на территорию компании не входили, да и пропуск был только у меня. Время было дорого, и мы согласились. Еще пятнадцать минут блуждания по каким-то улочкам, и вот мы перед домом Ингрид. Михалыч поинтересовался номером квартиры, и мы бегом бросились в подъезд.

Ну, что сказать, мебели в квартире не осталось, Ингрид жалась к стене, но из дома не убегала. Мы с Михалычем подхватили Людвига под белы рученьки, которые уже до локтей были покрыты чешуей. Я нанес ментальный удар, и мы потащили его безвольное тело в другую комнату. Оставив Людвига на попечении Михалыча, я вернулся к Ингрид. Беременным такие встряски ни к чему. Я, как мог, успокоил ее и дал ключи от своего номера в отеле. Пусть нормально поживет эти дни. Вытащил всю наличность, которая у меня была, и отдал ей. Возможно, этого хватит на приобретение новой мебели. Проводив ее до дверей, посоветовал успокоиться, так как мы подоспели вовремя, и я теперь буду лечить Людвига, так что его не будет на работе дня два, три. Закрыв за ней дверь, я вернулся в комнату с моими друзьями. Там, взяв их за руки, представил пещеру драконов и помог себе рукой. В этот раз в животе тянуло очень сильно, ну да это и понятно, ведь сейчас я тащу двоих, да еще и перемещаюсь в третий раз за день.

Мы оказались практически в темноте, так как было раннее утро, и пещера еще не начала освящаться. Молнии уже не было, а светило, только начало вставать и еще не показалось из-за гребня противоположенного горного кряжа. В пещеру врывался свежий утренний бриз. Обращенные к нам склоны были черны, и только некоторые одинокие бока горных пиков уже начало освещать восходящее светило. В такие моменты чувствуешь величие гор. Они дают тебе понять, что ты для них ничто. Да, они позволили тебе подняться на них, но это не значит, что они смирились с тем, что ты топчешь их своими ногами. Им просто интересно, что эта козявка будет делать дальше? Но бывает и так, что любопытство перерастает в злобу, и тогда ничто не спасет тебя на горных склонах. Горы величественны, и всегда нужно помнить об этом, и давать горам понять, что ты это знаешь и помнишь.

Людвиг был в бессознательном состоянии, и поэтому мы не стали будить Малыша, а уселись на каримат и стали ждать Молнию. Сейчас для Людвига было только одно лекарство, это Молния. Она со своим богатым опытом и знаниями сможет оказать помощь в освоении Людвигом драконьего тела. Я, на сто процентов был уверен, что началась неосознанная трансформация человеческого тела в тело дракона. У меня это происходило постепенно, да и случай помог, ведь первым проявлением драконьей сущности были появившиеся крылья. Может поэтому переход к полной трансформации протекал у меня как само собой разумеющееся. У Людвига же это произошло скачком. У него запустился как бы обратный процесс. У нас чешуя появлялась тогда, когда мы сильно злились на что-то, а у него, после появления чешуи, пришла не злость, а ярость. Хорошо, что Ингрид не пострадала, видимо остатки разума все же оставались подвластны сбрендившему Людвигу.

Я успел даже задремать, когда в проходе пронеслось чье-то тело. Ну, понятно, чье! Молния вернулась. Бросив туши каких-то козлов на пол пещеры, она повернулась к нам, и у нас в головах прозвучал вопрос, как это мы появились на планете, что Гайер не обнаружил нас. Я, вкратце поведал драконе, что получил такой подарок от богини, которую проводил в Библиотеку древних, и теперь могу путешествовать между мирами, как это делают единороги. Правда, сам механизм мне не доступен, я его просто получил. Ноу-хау, как говорят американцы, что в переводе означает, знаю, как, а вот я не знаю, как, переношусь и все. Молния хмыкнула и сказала, что подарки богов всегда имеют какую-то скрытую подоплеку, двойное дно, как сказали бы у нас. Я мысленно пожал плечами, даже если что-то в меня и встроили, я все равно не могу это выключить. У меня просто появилась это способность вместе с каким-нибудь троянским конем, но что я могу сделать? Изменить мне это не под силу. Я полюбопытствовал, может Молния видит или чувствует во мне что-то чужеродное по сравнению с моим прошлым состоянием, ведь она меня проверяла? Оказалось, что никаких отклонений от того состояния не наблюдается, так что может ничего постороннего и нет.

Успокоившись, таким образом, я, наконец, сообщил Молнии о нашей проблеме. Поведал все без утайки, и что сам не присутствовал, когда у Людвига это началось, и что даже не догадываюсь, от чего все произошло. Единственный свидетель, начала таких изменений сама находится в плачевном состоянии, и сказать нам ничего не успела. Все, что мы успели сделать, это погрузить его в сон и перенести сюда в надежде на ум и опыт Молнии. Молния хмыкнула на мою неприкрытую лесть и принялась разглядывать Людвига. Мы с Михалычем отошли подальше и принялись ждать.

Пока Молния проводила свою диагностику, я решил поиметь совесть и сообщить Гайеру, что мы с Михалычем гостим в его мире. Выйти на связь получилось легко, так как точка выхода силы располагалась невдалеке. Сообщил ему о нашей проблеме, ну и рассказал, какой сюрприз получил от богини и что воспользовался им, чтобы срочно попасть к Молнии в надежде на то, что она сможет помочь моему другу и кровному родственнику. Спросил, может Гайер подключится к диагностике и лечению Людвига. Гайер пообещал держать все это на контроле, но вмешиваться в процесс лечения Молнии не будет. Если будет необходимость, то Молния сама известит его. Мы поболтали о проблемах этого мира, рассказали, что с нами произошло в нашем, за время нашего отсутствия здесь. Что произошло с богиней. В общем, развлекали друг друга беседой.

Через некоторое время проснулся Малыш. Громогласно заревев, он бросился к нам "обниматься". Мы были вылизаны его шершавым языком до блеска, потом обваляны на полу пещеры, после этого нам пришлось с кряхтением вставать с пола и повторять все то же, что только что рассказывали Гайеру. В общем, время прошло незаметно. Наконец к нам приблизилась Молния. Вид у нее был уставший. Я вызвался разделать туши и принести ей мяса. На что получил благодарный кивок. На разделку со мной пристроился Малыш. Так что пришлось в процессе разделки угощать его вкусными кусочками. Притащив к морде Молнии куски мяса, я пошел отмываться, а потом намеревался отдохнуть, так как видел, что Людвиг лежит на том же самом месте, где мы его оставили с Михалычем, подложив под него каримат.

.26. Новый дракон.

* * *

Драконы принялись за завтрак, и мы с Михалычем тоже решили перекусить, а то уж больно смачно чавкали рядом две огромные морды. Я вытащил из пространственного кармана две большие тарелки горячих, обалденно пахнущих мант, и поставил их перед нами. Михалыч одобрительно крякнул и вытащил две рюмки и фляжку с бренди. Ой, как бы нам не спиться, с такими командировками. Молния ела с закрытыми глазами, было видно, что лечение далось ей тяжело, зато Малыш уминал свою гору мяса и подозрительно часто поглядывал на наши тарелки. Несколько раз я замечал, что, то с тарелки Михалыча, то с моей, пропадал верхний мант. Миг, и его уже нет. А глазенки у Малыша веселые, но честные-честные. Пропадает? Да вы что! Следить надо! Конечно. Длинны-то языка хватает, а уж работать он им умеет. Мы делали вид, что не замечаем, и это еще больше подзадоривало Малыша. Единственное, что он не трогал, это рюмки с бренди. Я решил поиздеваться над маленьким и достал тарелочку с нарезанным лимоном. Мы с Михалычем выпили и стали закусывать лимончиком. Вот тут-то и наступила кульминация момента. Миг, и с тарелки исчезли пара нарезанных долек лимона, а в следующий миг мы с Михалычем хохотали, глядя на сморщившуюся морду Малыша. О, это тебе не манты тырить. Малыш обиделся на нас и улетел размять косточки, а может перебить кислый вкус водой из озера. Мы уловили в ментале удовлетворение от Молнии. Видать, давно нужно было наказать сорванца.

Мы с Михалычем были настолько измотаны перемещениями внутри нашего мира, а затем и сюда, что решили вздремнуть, пока Людвиг приходит в себя после лечения Молнии. Разложив спальные мешки на кариматы, мы юркнули в них и отключились. Спать на камнях еще то удовольствие. Хоть и подстелен каримат, но он штука тонкая и скорее предназначен для того, чтобы тело не теряло тепло, отдавая его поверхности под спальным мешком. А вот матрасом он служит постольку поскольку. Так что проснулись мы, мягко говоря, не в настроении. Все тело ныло, а голова побаливала, сказались перемещения между часовыми поясами, а уж перемещение в другой мир тянуло на скачек через вековой пояс. Раньше у меня все протекало гладко, но тогда я стартовал в этот мир из какой-нибудь статичной точки, в которой я провел несколько дней или до которой добирался достаточно долго. Да и скачки, в этот раз, были с использованием новой технологии, заложенной в меня богиней.

Как бы там ни было, а разбужены мы были в связи с тем, что Людвиг стал приходить в себя. Молния посоветовала контролировать его действия, так как сейчас у него будет наблюдаться рассогласованность моторики движений. Это связано с тем, что в его сознании стали брать верх двигательные навыки, присущие драконам, а вот сами мышцы к этим движениям не готовы, да и импульс идет к такому объему каждой группы мышц, какой наблюдается у взрослого дракона. Сейчас важно научить его летать, потому что если организм начнет полную трансформацию, то у Людвига могут не выдержать мышцы и связки. Лучше всего было бы, если бы он сначала получил только крылья. Это функция вообще отсутствует у нормального человека, кроме того она является больше магической, чем физической. Так что порванные мышцы исключены, а уж дальше можно будет попробовать полную трансформацию. По мнению Молнии, будет лучше, если Людвиг, когда очнется, будет видеть вокруг себя людей, тогда не будет позыва к трансформации организма. И в это время нужно попытаться его научить летать.

Я зловеще разулыбался и сообщил всем, что лично опробовал методику обучения полетам и готов преподавать ее начинающим, тем более что сам обучался именно в этих местах. Михалыч смотрел на меня с подозрением. Он то знал, что когда я начинаю так куражиться, то за пазухой у меня, обязательно есть какая-то гадость.

Молния уже знала мою методику самообучения полетам, поэтому сообщила нам, что будет летать невдалеке и понаблюдает за нашим обучением Людвига искусству выполнения полетов, и выпорхнула из пещеры. Мы остались дожидаться пробуждения Людвига. Его дыхание изменилось, веки несколько раз дернулись и, наконец, он открыл глаза.

О, Макс, Михалыч, как я рад вас видеть. Вы не поверите, мне снилось, что я стал драконом и ел сырое мясо, раздирая его когтями и зубами.

При этих словах у него опять стала проступать на руках чешуя. Я решил форсировать события и, просемафорив Михалычу на пальцах, чтобы он оставался на месте, я повел Людвига к выходу из пещеры, подбадривая его, что сейчас мы выйдем на солнышко и подышим свежим воздухом. Видимо положительные эмоции поспособствовали тому, что чешуя с рук пропала, а настроение Людвига поднялось. Мы, в обнимку, так как мне нужно было поддерживать Людвига, вышли на площадку перед входом в пещеру. Перед нами открылся прекрасный вид на противоположенный горный кряж и огромный провал под ногами. Людвиг аж сбился с дыхания. Да, зрелище завораживало. Это было что-то сродни американскому каньону.

Людвиг, помнишь, что я говорил, что у меня есть прекрасная методика обучения полетам, правда, может я об этом говорил Михалычу? Не помню. Да не беда, в моей методике очень важной составляющей является неожиданность!

С этими словами я столкнул Людвига с края обрыва и сам полетел вместе с ним, оттолкнув его руками немного в сторону. Надо отдать Людвигу должное, он не заорал, видимо сказался опыт прыжков с парашютом, а раскинув руки и ноги в стороны, попытался остановить вращательное движение тела. Как только он принял позу в полете лицом к земле, так сразу за его спиной появились два крыла и он резко ушел от меня вверх. Тогда я тоже выпустил крылья и стал подниматься вверх, чтобы сравняться по высоте с Людвигом. Тот радостно орал или пел, из-за большого расстояния мне слышалось плохо. Наконец мы сравнялись с ним, и я поинтересовался, насколько ему понравилась моя методика? Людвиг пообещал надрать мне задницу, но в целом, в методике просматривается положительная составляющая. Однако надрать мне задницу все-таки следует.

Дальше мы осваивали искусство полета и самое главное, приземления. Мне стало даже завидно, когда Людвиг с первого раза приземлился на площадке перед пещерой так, как надо. Да, опыт не пропьешь. Выяснилось, что Людвига учили не только прыгать с парашютом, но и летать на дельтаплане и простых одновинтовых самолетах. Но, по оценке Людвига, это был самый лучший полет, потому, что все, что было нужно для полета, у него было с собой. Радостные мы зашли в пещеру, и я мысленно позвал Молнию, а сам сообщил Людвигу, что сейчас познакомлю его с нашей родственницей, и ему не следует ее бояться. Это ей он обязан своей жизнью, а точнее кровью. Тут Людвиг начал озираться через плечо и шарить за спиной руками. Я его успокоил, рассказав, что крылья будут появляться при необходимости и так же исчезать, как только нужда в них отпадает. Причем организм сам знает, когда их доставать. Следующей нашей задачей будет научиться извлекать их сознательно. В это время в пещеру влетела Молния. Она, как всегда, эффектно затормозила у противоположенной стены и, сложив крылья, направилась к нам. Людвиг слегка побледнел, но увидев, что и я и Михалыч не делаем попытки сбежать, успокоился. Молния подошла и, обнюхав Людвига, сообщила ему, что теперь сама займется с ним обучением, как правильно должен летать дракон. Я, по ее мнению, летаю как лягушка, выпущенная из пращи.

Я поблагодарил Молнию за столь лестную оценку моих способностей, и представил ей Людвига, а ему ее. Объяснил, что по крови она является нашей прародительницей, а тот, кто поделился со мной своей кровью, ее сын Малыш, который скоро появиться здесь и тогда Людвиг сможет с ним лично познакомиться.

Михалыч смотрел на Людвига с завистью. Я потрепал его за рукав и сказал, чтобы он сильно не завидовал, так как у Людвига была какая-то аномалия, ведь с ним самим ничего такого не происходит. Я имел в виду, что звериная ипостась не берет верх над человеческой. Вот пусть и радуется. Однако я не исключаю, что и он, когда-нибудь, получит возможность летать. Тем более у нас есть Молния, а она всегда знает, кто на что способен.

Тут в проход ворвался еще один дракон, и завертелось...

Макс, даже этот новый дракон превосходит тебя. В нем чувствуется агрессия, а ты, добрый дракон. Драконы такими не должны быть. Когда он освоит свое второе тело, то оттаскает тебя за усы. Ну-ка, скорее познакомь меня с ним.

Людвиг, это сын нашей Молнии, его зовут Малыш.

Малыш, это Людвиг, он мой друг и друг Михалыча, а еще, его не надо пока бросать в озеро, Молния не успела укрепить его скелет.

Макс, я уже все сделала со скелетом. Он же уже получил драконью ипостась, только еще не умеет ей пользоваться.

Малыш аж подскочил от такого заявления Молнии. Ни слова не говоря, он сгреб Людвига в лапу и выпорхнул из пещеры. Думаю, горы долго будут помнить тот визг, который издает тело человека, когда его швыряют в воду метров с пятидесяти. Я даже не прокомментировал этот поступок Малыша, так как сам прекрасно помнил, что проделывала Молния с моим телом. Для Людвига это будет хорошим уроком, что с Малышом всегда нужно быть начеку.

.27. Предательство.

* * *

Внезапно мы с Михалычем различили на грани слышимости наших ментальных способностей сообщение от Татьяны, что их с матерью схватили какие-то люди в балаклавах и тащат к машине. Анна попыталась сопротивляться. В нее стрельнули какой-то стрелкой, и она сейчас без сознания, а сама Татьяна притворяется, что без сознания от страха. Я только успел предупредить, чтобы сама не вмешивалась и проявляла свою силу только в крайнем случае, мы с их отцом спешим на помощь. Будем скоро, по времени не знаю, сколько займет дорога. Татьяна пообещала, что будет вести себя по возможности тихо, и в это время связь оборвалась.

Михалыч, ты слышал?

Да слышал, конечно, но как такое возможно? О том, что Татьяна причастна к проекту, знают только на самом верху. Парни, что служат на охране портала, не покидали расположение части. У них подписка о неразглашении, да и из-за повышенной секретности они временно изолированы от внешнего мира. Других причин их захвата в заложницы не вижу. О деле досконально знают только два генерала, причем без каких-либо документов, только моя устная информация.

Ладно, давай выдвигаться к тебе домой. Думаю, что на портале нас ждут. Поэтому появимся тихо в доте. Там осмотримся и только тогда махнем к тебе домой. Нужно осмотреть все. Думаю, что там насовали видео и подслушивающей аппаратуры. Нужно будет все по-тихому нейтрализовать, определить, где держат заложниц, если они заложницы, а то ведь могут решить, что они основные фигурантки дела. На полигоне меня парни помнят, так что я их потихоньку расспрошу. Может, что и всплывет.

Мы предупредили Молнию, что у нас появилась проблема в нашем мире и, скорее всего, она связана с возможностью контроля портала между нашими мирами. Поэтому нам придется их покинуть, я оставлю для Людвига каримат со спальным мешком, контейнер с пюре и газовую горелку. Как готовить смесь, он знает. Мы постараемся быстро уладить все на месте и вернемся за ним. Мы распрощались и я, зафиксировав Михалыча рядом с собой, отправился в дот на полигоне.

Перемещение прошло удачно. Мы стояли в полутемном помещении. Свет проникал только в узкие амбразурные щели. Но наше ночное зрение нас не подвело, так что мы все видели, как днем. Подойдя к двери, договорились об условных сигналах, и я отпер дверь. Оказавшись на улице, я не спеша отправился к ближайшей казарме. По дороге встретил несколько знакомых парней, и мы гурьбой направились по асфальтированной дорожке к нужной мне казарме. Пока шли, я попытался ненавязчиво выяснить, было ли что-нибудь необычное на полигоне. Оказалось, что приезжал какой-то генерал со свитой. Кроме них были какие-то иностранцы, человек пять. Осмотрели тот самый командирский домик, где я ночевал с той милой барышней. Ненавязчиво допросили весь личный состав близлежащих казарм. Потом иностранцы сделали какие-то замеры в том самом домике, и они уехали.

Пока расспрашивал, мы дошли до казармы. Мне там делать уже было нечего, всю информацию я получил по дороге, но отблагодарить мужиков было нужно, поэтому я сказал им, что схожу в тот домик, где я ночевал и принесу им оттуда что-нибудь вкусненькое. Парни радостно загомонили, а я в одиночку отправился в тот самый домик. При подходе просканировал его на предмет всяких неожиданностей. И не зря, под потолком была установлена видеокамера, которая, скорее всего, включилась бы, если кто-то пересечет порог. Датчики были на уровне, чуть выше колена. Я потоптался возле порога, потом вытащил из пространственного кармана ведро шашлыка и потопал обратно к казарме. Когда я принес такое ведерко в казарму все дружно издали возглас восхищения. Я посоветовал к вечеру натаскать дров и раздобыть шампуры, а мясо, в это время, дойдет в маринаде. Тут же раздались возгласы, что алюминиевая проволока есть под рукой и вскоре шампуры будут готовы. Я оставил ведро и как бы невзначай сообщил парням, что под потолком видел что-то в виде камеры видеонаблюдения. Удивился, что у них ведется съемка на закрытом объекте и сказал, что схожу в другие казармы. Информация попала в нужные уши. Сержанты зашушукались, что делать с такой информацией. Меня никто не сопровождал. Я без приключений добрался до дота и на условный стук, Михалыч открыл мне дверь. Я в общих чертах рассказал ему, что нас ждало в том домике, который он определил мне на постой. Сообщил так же, что подал парням идею снять камеру видеонаблюдения в этом домике. Высказал свои соображения, что как только сработает датчик на входе и камера включится, а потом выключится, то сюда рванут все заинтересованные лица, а мы, в это время, переместимся к нему домой и осмотрим все там. Было решено дождаться приезда начальства и только тогда перемещаться в дом. Все же время на дорогу у них уйдет часа полтора.

Теперь следовало определить, где находятся заложницы. Так как мне уже приходилось искать Татьяну, то много времени это у меня не заняло. Теперь следовало определить, держат ли их вместе или нет. Мне нужна была личная вещь Анны. У Михалыча оказалась ее фотография в портмоне. Еще секунд тридцать на определение места, где их держат. Оказалось, что они находятся вместе и довольно быстро перемещаются в пространстве. Ясно, что куда-то везут. Сейчас не было смысла организовывать нападение на их конвой. Нужно будет дождаться момента, когда они окажутся в конечной точке. Скорее всего, их определят в разные камеры или комнаты, чтобы исключить личный контакт подозреваемых. Вот тогда и нужно будет провести диверсионную акцию. Лететь придется с Михалычем и быстро, а это значит, что в драконьем теле. Пока обсуждали с Михалычем план освобождения заложниц, прошло около часа, и вот на территории полигона начался ажиотаж. Вдалеке пронеслось несколько легковых автомобилей в направлении моего бывшего приюта. Михалыч достал из своего пространственного кармана бинокль и стал рассматривать людей, выскочивших из машин. О чем-то напряженно задумался, а потом, словно очнувшись, сунул бинокль мне в руку. Я тоже стал рассматривать эту группу в бинокль, подстраивая его под себя. Из всей толпы выделялись два человека. Один был явно иностранец, он что-то доказывал, яростно жестикулируя руками. Второй выделялся офицерской выправкой. Я спросил у Михалыча, что это за генерал? Тот туманно ответил, что это куратор над куратором. Ясно, значит, корни идут на самый верх, а там кто-то скурвился. Ну да нам без разницы, я со своей ментальной способностью вытащу все из их голов, а там будь что будет. В это время у Михалыча в кармане завибрировал телефон. Оп-па, нас ведь так и засечь могут. Михалыч нажал кнопку ответа и стал выслушивать какое-то сообщение. Потом глубоко вздохнул и сказал, что предупреждение несколько запоздало. Еще что-то выслушал и нажал отбой. Повернулся ко мне и, разведя руками, сказал, что это непосредственный начальник пытался предупредить. Он долго не мог дозвониться, это и понятно, ведь нас не было в этом мире. Ну, хоть один нормальный человек, которому можно доверять.

А не засекут?

Поинтересовался я у Михалыча.

Да замучаются. Мы прикупили старые сотки с симками на барахолке. Как раз для таких случаев. Куратор говорит, что и его пасут. Но нас, в свое время, и учили как раз тому, как уходить от слежки и как самим организовывать такую слежку. Так что наука не пропала даром. Если будет совсем туго, то я бы предложил оказать помощь и генералу. Все же когда так рискуют, то это дорогого стоит.

Я только утвердительно качнул головой. Мне то что? Я в любой момент могу исчезнуть хоть откуда, а вот Михалычу и генералу будет сложновато. Ладно, мы увидели, что хотели. Теперь пора было проверить дом Михалыча и вытаскивать женщин. Надо же, а Татьяне как везет. Уже второй раз ее буду вытаскивать. Надо будет жениху намекнуть, чтобы держал невесту в ежовых рукавицах. А вообще странно, Татьяна определена в проекте только как лицо, однажды прошедшее через портал. Анна, та, если честно, то вообще, сбоку-припеку. Обе они, скорее всего, выступают в роли подсадных уток. Думаю, что ждут меня или Михалыча. Тут такая дилемма, если попадусь я, то Михалыч меня уже не вытащит, а вот если наоборот, то у меня есть все шансы вытащить нас оттуда живыми и по возможности, здоровыми. Еще, нужен язык. Следует разобраться, откуда у этой проблемы растут ноги.

КОНЕЦ ЧЕТВЕРТОЙ КНИГИ.


Оценка: 7.44*12  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"