Обатуров Сергей Георгиевич: другие произведения.

Командировка.

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
Оценка: 7.61*8  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    ЧЕРНОВИК! Книга седьмая. Макс вынужденно оказывается в неизвестном ему мире. Встреча с новыми, и новыми-старыми знакомыми. Книга закончена, но как черновик.

.1. Ну вот, приплыли.

Первыми ощущениями, когда я стал воспринимать себя, было то, что меня едят. Во всяком случае, мои руки и ноги кто-то старательно обгладывал. Пришла мысль, а как это может быть, ведь кольцо должно защищать меня. Я попытался открыть глаза, со второго раза это удалось. На лице было что-то вроде засохшей коросты, так что через боль, но глаза я открыл. Я лежал на берегу большого водоема, толи море, толи океан, но явно не река. Мои руки, а значит и ноги кусали какие-то пауки размером с небольшого краба. Вид у них был омерзительный. Может они себе, и кажутся красавцами, но по мне, так страшилища несусветные. Волосатые суставчатые лапы, огромное, полупрозрачное брюхо, где видно, как что-то дергается и колышется. Под брюхом виднелась какая-то бахрома, тоже постоянно шевелящаяся. Жвала на голове, если это была голова, были длиной с ноготь моего пальца. Вообще такими жвалами они должны были меня искусать гораздо сильнее, но не могли приспособиться укусить плоскую часть кисти, зато ребро ладони им показалось очень вкусным и удобным. Тоже было и с ногами. Пальцы, что на руках, что на ногах утопали в песке, поэтому они не пострадали. Лицо видимо спасла сплошная короста. По всей вероятности я упал на камни, и меня протащило дальше к воде.

Я пошевелился, и пауки прыснули от меня в разные стороны, кто спрятался под камни, кто сбежал в глубину. Искусанные места были в крови. Но с моей-то регенерацией, сейчас вот раз, и все заживет. Но проходили минуты, а раны так и оставались ранами. Так, похоже, все мои вновь приобретенные способности куда-то делись. Я попытался вытащить что-нибудь из пространственного кармана. Не тут-то было. Кармана я не ощущал. Одежды моей не было. Все, что было на мне, это летный комбинезон. Ну что же, нужно подумать. Если все мое наследство с Зангрии исчезло, все то, что было с планеты Земля, тоже, а остались только атрибуты, доставшиеся мне от представителей присосавшейся к Зангрии планеты, то значит я в том мире или в их вселенной. Ну вот, какая-то логика в моих умозаключениях присутствует. Будем исходить из этого. Так, но если сохранился комбинезон, то должно быть и кольцо. Я осмотрел пальцы. Да, кольцо присутствует, но скрыть я его не могу. Нужно бы его еще и проверить, но это позже.

Я решил определить, откуда я мог свалиться на то место, где я очнулся. Расследование показало, что падал я по касательной к горизонту, цепляясь за торчащие выступы прибрежных скал. Видимо я два или три раза сильно приложился к камням. На песке остался след моего падения со скал, меня еще раз подбросило, и дальше уже был след на самой кромке воды, где, собственно, я и очнулся. Теперь подведем итог. Все, что помогало мне выжить раньше, отсутствует. Самым большим бонусом был мой комбинезон. Хотелось сказать летный, но, похоже, что я отлетался. Думаю, что теперь его смело можно называть просто комбинезон.

Похоже, что с умозаключениями пора заканчивать, так как нужно заняться ранами и начинать выживать на этом берегу. Раны решил промыть в воде, она, похоже, соленая, так что заодно и продезинфицирую. Зашел в воду по колено и опустил в воду кисти рук. Щипало сильно. Присел в воду и принялся отмачивать коросту на лице. Сразу ощутил, что под коростой глубокие раны. Корка постепенно отмокала и становилась все мягче и мягче. Думаю, что ее нужно сорвать. Так, во всяком случае, уйдет грязь и не будет нагноения. Расслабился и просто сидел в относительно теплой воде, когда меня что-то грубо схватило за ногу выше щиколотки и потянуло в глубину. Я попытался сопротивляться, но с той стороны усилие прилагалось немалое. Отчаявшись, со всего маху нанес удар по тому, что тянуло меня в море. На миг увидел знакомую чешую и когти дракона. Эти когти вспороли чье-то тело, и моя нога почувствовала свободу. В глубине воды что-то толи взвизгнуло, толи зарычало. Но я не прислушивался, а большими прыжками, высоко задирая ноги, несся к берегу. Выскочив на него, с трудом перевел дух. Однако то, что я увидел на своих руках в момент нашего боя, вселяло некоторую надежду. Нет, не все потеряно. Моя драконья сущность осталась при мне, а это главное. Теперь я сам себе напоминал того Макса, который только-только искупался в крови дракона. Ничего не знаю и не умею. Все только-только заново начало открываться мне, правда, в новом мире.

Поставил себе несколько задач, цель была одна, выжить. В первую очередь следовало найти место для ночлега. Если на берегу обитает что-то или кто-то подобный морскому монстру, что тянул в глубину, то мне придется туго. Я побрел к прибрежным скалам, может, найду какую-нибудь пещерку или узкую расщелину, куда не заберется крупный хищник. Параллельно решал и вторую задачу, обзавестись оружием, а к ней добавлялась и еще парочка, это еда и вода. Теперь у меня не было моей волшебной фляжки. Из оружия мне нужно было что-то типа копья, так как в ближнем бою меня выручали когти. Я излазил ближайшие скалы и, наконец, нашел небольшую пещерку, правда, не на уровне земли, а чуть повыше, буквально в паре метров над песком пляжа. Перед тем, как улечься спать, я натаскал в пещеру камней, чтобы можно было отбиваться от того, кто полезет в мою норку. Палку для копья я так и не нашел, все найденные на берегу ветки и корневища были ни на что не годны. Их осмотр показывал, что море их знатно пожевало. Во-первых, они были тяжелыми от попавшей в них влаги, а во-вторых, ничего подходящего просто не попадалось. Зато нашел отмель с какими-то моллюсками, скрывающимися в двухстворчатых раковинах. Набрал их с десяток на пробу.

Первый день в чужом мире подходил к концу. Похвастаться было особо нечем, так как часть вопросов осталась нерешенная. Подходящего оружия не нашел, еда все еще под вопросом, из одежды только мой комбинезон, не знаю, где нахожусь, что это за место. Остров или материк? А про планету и говорить нечего, может, ночью посмотрю на звезды и небесные спутники, если такие здесь есть. То, что этот мир, не Земля, голову могу дать на отсечение. Есть неуловимые отличия во всем. Какой песок, какие камни, какая вода, да и морские пауки, явно неземного происхождения. В общем, запахи, плотность воды и воздуха явно указывали на то, что это другой мир.

Был и еще один вопрос, который я не хотел себе задавать, что произошло со мной при перемещении? Все очень напоминало перемещение не просто в другой мир, а куда-то в другую вселенную или реальность или еще как там это может называться. Во мне осталось стойкое ощущение того, что как будто лопнула какая-то пуповина, соединяющая меня с моей вселенной. Даже когда я выбрасывал космический корабль неизвестно куда, все равно, это было в пределах моего мира или был сотворен новый мир, но по подобию моего. А в этот я продирался через боль и, почему-то мне кажется, через смерть.

.2. Робинзон.

* * *

Местное светило стремительно скатывалось за горизонт. На Земле так вечереет ближе к экватору, может и я здесь в экваториальной зоне? Пока еще было светло, решил проверить кольцо силы. Да, теперь это уже просто кольцо. А значит, получается, что я лишился магической силы или моя сила здесь не действует. Во всяком случае, будем исходить из этих предпосылок. Я поудобнее устроился на песчаном дне моей пещерки. Пока спать не хотелось, а вот есть, очень. Я подтянул поближе к себе одного моллюска. Сначала нужно попробовать. С незнакомой живностью нужно быть очень аккуратным, сейчас попробую маленький кусочек и выжду пару часов. Если ничего со мной не произойдет, то тогда можно будет насытиться. Раковину пришлось разбивать между камней, несколько раз камень просто отскакивал от нее. Наконец, найдя такое положение раковины, при которой она начала открываться, я смог разделить обе створки, так и не повредив их. Лопнула скорее какая-то связка, удерживающая обе створки. Как бы там ни было, но до самого моллюска я добрался. Отбив камнями небольшой кусочек, понюхал его. Пахнет не очень, но нельзя сказать, что тухлятиной, или еще каким-нибудь похожим запахом. Нет, просто в море все имеет какие-то тяжелые, неприятные запахи. Теперь я на пробу, лизнул кусочек моллюска. Язык, вроде, не обожгло каким-нибудь ядом или кислотой. Выждав пару минут, позволил себе откусить небольшой кусочек на пробу. Вроде ничего, жуется, правда, как резина, но неприятных ощущений во рту нет. А вот теперь проглотим. Ничего, проскочило, и организм просит еще. Нет, нужно выждать положенные пару часиков. По идее, если мясо этих моллюсков мне не подходит, то эффект должен наступить гораздо раньше двух часов. Наконец мне надоело прислушиваться к своим ощущениям, и я сел на край своего убежища, свесив вниз ноги. Над головой раскинулось звездное небо. Звезды были яркие, их было огромное количество, а самое главное, они были крупными. Некоторые достигали размера моего ногтя на большом пальце руки. Я даже не стал искать знакомые созвездия, к чему, если сразу понятно, что это не Земля и даже не Зангрия. Вот теперь можно отбросить все сомнения и просто начинать здесь выживать. Завтра пойду и обследую местность вглубь суши. Нужно будет, как Робинзон, забраться на самую высокую точку и осмотреться. Если это материк, то запастись едой и двинуть вглубь континента, а если остров, то просто досконально его обследовать. Не исключено, что я могу увидеть и соседние острова, тогда имеет смысл построить плот и переплыть на соседний остров. Для чего? Ну, просто так, может там лучше? В общем, будет чем в ближайшее время заняться. Я так размечтался, планируя завтрашний день, что не сразу заметил, что стало светлее. Я поднял голову и окинул горизонт взглядом. Похоже, что встает местная луна, правда ее не видно, Скорее всего, она поднимается с противоположной стороны, так что я ее не вижу. Но море и прибрежную полосу земли освещает очень сильно. Наверное, она огромная. Что же, время у меня еще есть, так что первую половину ночи я могу посвятить любованию местными красотами. Тем временем мой организм не выказывал никаких отрицательных последствий от съеденного кусочка, и я решился на то, чтобы получить еще порцию моллюска. Сказано, сделано, и вот я уже жую кусок, раза в два больше того, который я съел около часа назад. Между тем, на песке появились длинные тени от высоких скал и деревьев на вершине утеса. Я спрыгнул на песок и отошел подальше к морю, чтобы увидеть местный ночной спутник планеты. Да, такого мне видеть еще не приходилось. Над вершиной утеса проглядывал верхний край огромной луны. Сознание само дорисовало предполагаемый размер спутника. Да, если сравнивать с нашей Луной, то диаметр раз в двадцать больше. Выползает она из-за утеса очень медленно, так что часа четыре у меня есть, можно полежать и переварить съеденное. Я вернулся в пещеру, так как стоять на берегу у кромки воды, из которой меня попытались утянуть вглубь сегодня днем, было страшновато. Лучше уж сидеть в своем мирке и не отсвечивать, а то, кто знает, какие хищники выходят на охоту в такую ночь. Делать было нечего, и я прилег на песок. Было как-то спокойно, уютно и я провалился в сон. Проснулся от того, что стал задыхаться. Открыл глаза и ужаснулся. Пещерка была залита водой, а я плавал под потолком. Там получился небольшой воздушный карман. Да, похоже, я недоглядел и не проинтуичил, что большая луна предполагает большее ее притяжение, а, следовательно, прилив. Сколько же надо мной. Не знаю, или здесь пересидеть, или попытаться выплыть. Вот и еще один минус, моя драконья интуиция не работает. Ни вчера, ни сегодня. Хотя, кто ее знает, может вчера это со мной так поздоровались, а сейчас мне ничего не угрожает, ведь я раньше мог долго обходиться без воздуха. Ладно, посижу здесь. Но нужно присматривать за входом. Вдруг опять появится вчерашний друг, чтобы "поздороваться". Пока же следовало проверить, как долго я могу обходиться без воздуха. Оказалось, что долго, просто мне надоело торчать в проходе, удерживая себя руками от всплытия. На границе видимости мелькали какие-то тени. Входное отверстие пещеры было небольшим, так что я решил, что мне лучше отбиваться здесь, чем плыть беззащитной тушкой к поверхности. Всего один раз мимо меня промелькнуло что-то типа щупальца и ухватив разодранного моллюска, скрылось из вида. Я даже отреагировать не успел. В воде движения были замедленные, так что мое спасение это верхняя воздушная пробка. Там мои руки будут работать быстро, и я смогу хоть что-то противопоставить морским хищникам. Но больше никто на мою норку не покушался. Видимо разодранный моллюск выделял в воду что-то типа крови, вот его и схватили. Так, на раскоряку, я простоял в воде часа четыре, а потом начался отлив. Когда вода сошла на нет, то на песке остались только две раковины. Но, вот что удивительно, есть мне не хотелось. Получается, что я могу питаться одной раковиной в день. Ведь съел я не более трети такого моллюска, а затем всю ночь бодрствовал, да еще наполовину в воде. Расход энергии в таких случаях должен быть гораздо выше обычного. Когда вода опустилась ниже входа в пещеру, то я понял, что это место можно смело браковать для жилья. Остатки воды не вылились, а остались на полу высотой сантиметров десять, пятнадцать. Вот и еще одна задача на сегодня, нужно найти приличное жилье. Вода уходила еще в течение полутора часов. Все было видно, как днем, все-таки такой огромный светлый диск не мог не давать много света. Теперь у меня будет дневной день и ночной день. Что же, придется привыкать к местным выкрутасам природы.

.3. Горовосходитель.

* * *

Ложиться спать не имело никакого смысла, и я решил попытаться подняться на самое высокое место в ближайшей округе. Раскрыв как и в прошлый раз раковину одного из моллюсков, я съел все мясо. Мне нужна будет энергия, так что лишним оно не будет. Второго моллюска отнес к его сородичам, пусть живет. Это у меня будет такая своеобразная плантация.

Теперь нужно было решить, где я смогу подняться туда, наверх, к деревьям на вершине утеса, а может и выше. Стал осматривать ближайшие скалы. Подняться, конечно, можно, но рискованно, лучше поискать более пологий подъем. Выбрал направление, противоположное тому, куда я вчера ходил искать палки для копья, а наткнулся на моллюсков. Идти по песку было приятно, но это, пока местное солнце не встало. Потом, думаю, нужно будет укрыться в тени, это если не найду приемлемого места для подъема на верх.

Так я и топал по песку, который постепенно начал нагреваться и жечь мне ноги. Вскоре я вынужден был свернуть к скалам. Там, ближе к воде песок менее горячий, но оттуда ничего не разглядишь в скалах, так что бегом в ближайшую тень. Стал искать какую-нибудь пещеру или козырек, чтобы спрятаться от обжигающих солнечных лучей, и наткнулся на узкую вертикальную расщелину. Можно подняться наверх, если упираться руками и ногами в противоположенные стенки расщелины. Была только одна проблема, если я, посредине пути устану настолько, что ноги и руки перестанут держать меня. Мысли заметались, а потом пришло решение. Можно взять какую-нибудь палку чуть длиннее ширины расщелины, и когда я устану, то, расперев ее в противоположенные стенки, отдохнуть, держась за нее или стоя на ее крае. Ее задача выдержать мой вес. Такие палки я находил по дороге. Я бегом бросился к тому месту, где недалеко видел подходящую палку. Мой забег был похож на бег по раскаленной сковородке. Не останавливаясь, я подхватил палку с песка и так же бегом вернулся в спасительную тень. Когда подошвы ног немного отошли, то я примерил палку к моей расщелине. Вроде подходит. Попробовал повисеть на ней, однако, палка не выдержала моего веса и переломилась возле одного из концов. Да, гиблая идея, если такое случится где-нибудь вверху, то лететь мне придется очень долго, а приземляться очень больно. Решил сделать пробный подъем на такую высоту, чтобы усталость я почувствовал, но такую, чтобы сил хватило на обратный путь. Взбираться было легко, все-таки Молния неплохо поработала над моим телом. Легкую усталость почувствовал, когда поднялся на добрых двадцать метров. Уже собирался начать спуск, как вдруг, немного выше обнаружил поперечную трещину. Лишних пять метров ничего не решали, и я вскарабкался еще выше. Щель была узкая, в ней можно было сидеть на корточках или лежать. Последнее было предпочтительней, и я немного расслабился, и даже слегка вздремнул. Моему внутреннему дракону это понравилось. Теперь я начал узнавать его. Пусть он не был так же силен, как раньше, но это уже был он. Я полностью восстановился, так что можно было продолжить путь. Вскоре руки уже подбирались к конечной точке моего подъема. Еще несколько усилий и я выбрался на самый верх этой скалы. Здесь была довольно большая площадка, так что оглянулся и посмотрел вдаль. Никаких островов видно не было, так что, нужно продолжать подъем. Мне предстояло взобраться еще на десяток метров, но эта скала была сильно растрескавшаяся, так что подъем не должен быть трудным. Горизонтальная площадка тянулась и вправо и влево метров по десять в каждую сторону, поэтому я пошел по ней, осматривая скалы и подбирая более удобное место для подъема. Мое игривое настроение кончилось метров через семь. То, что лежало передо мной не давало повода для веселья.

Я потрогал ногой труп человека, высохшего как мумия. Такое состояние трупа было не удивительно при таком-то солнце. Удивляло другое. У мертвого не было головы. Ее не срубили мечом или топором, нет, судя по следам, ее откусили или оторвали. Но второе это я так, для красного словца, а на самом деле были видны следы зубов. Я даже представил, как огромный ящер, ухватив человека за голову с силой сжимает челюсти и, мотнув головой, пытается перехватить тело поудобнее, но тут голова отрывается, и тело летит в эту пропасть. Следы очень похожих зубов я наблюдал на Зангрии, когда ел вместе с драконами. Они не могут просто откусить мясо, они должны его или оторвать, или отгрызть. Но с такими зубами отгрызть можно у огромной туши, а такая мелочь, как человеческое тело для этого не подойдет. Так что я, наверное, прав. Скорее всего, так и было, или наверху была драка за добычу, но то, что тело оторвалось и полетело сюда, отчетливо виделось мне. По-моему у меня начинает просыпаться драконье чутье. Не в полной мере, но хоть что-то.

Теперь дальнейший подъем был отложен, так как следовало разобраться с трупом. Во-первых, обшарить карманы. Мне же нужно понять, кто это был, и что он делал здесь. Во-вторых, я же гол, как сокол. Если есть хоть какие-нибудь полезные вещи, то мне стоит их позаимствовать у погибшего. Вещей было не много, но зато они все оказались полезными. Носовой платок с какой-то монограммой, кинжал в ножнах, курительная или нюхательная смесь, какая-то карта, но такого качества, что мне на ней было ничего не понятно. Все это находилось в карманах и на поясе убитого. Кроме того на нем был надет хороший колет и замшевые штаны с кожаными вставками на коленях. Штаны поддерживал кожаный ремень с пристегнутыми ножнами. Сабля, видимо, осталась наверху. На ногах, сапоги из хорошо выделанной кожи, которые были очень качественно сшиты. Сапогам и кинжалу я обрадовался больше всего.

Что же, извини, безызвестный друг, но верхнюю одежду я с тебя сниму. Судя по твоему состоянию, ты уже, скорее всего, там, на небесах, и она тебе не понадобиться, а я тебя за это похороню по-христиански, так как я не местный и ваших обрядов не знаю.

Я помог погибшему раздеться. Снимая штаны, обнаружил небольшой карманчик, в котором лежали две металлические палочки с насечками. Первое, что пришло на ум, это кресало и кремень. Я с силой провел одной палочкой по другой. Небольшой сноп искр, вырвавшийся, из-под этого инструмента показал, что я был прав. Одежду, конечно, придется почистить, все-таки ее очень сильно залила кровь покойного. Но мне же не по балам в ней шляться. Для меня она подойдет как нельзя лучше, а особенно сапоги. Я до сих пор вспоминал тот раскаленный песок, по которому бежал за куском ветки, а самое главное, что напрасно.

Продолжая раздевать погибшего, я обнаружил небольшой кулон. Он зацепился за пуговицу, а когда голова отделилась от тела, то так и остался висеть на этой пуговице. Не раздумывая, я нацепил его себе на шею и продолжил свой скорбный труд. Вскоре вся верхняя одежда была снята, и мертвое тело осталось в нижнем белье. Я отложил одежду в сторону и, найдя расколотый камень, принялся рыть могилу. Глубокой ее сделать не получилось, так как слой земли здесь не превышал метра, но я копал, пока мой камень не заскрежетал по основанию скалы. Тогда я перенес тело в выкопанную яму и забросал его землей, сделав сверху небольшой холмик. Это все, что я мог сделать для погибшего.

.4. Неожиданная встреча.

* * *

Постояв над безымянной могилой, отправился к вещам покойного. Одев на себя все, что снял с убитого и, рассовав его личные вещи обратно по карманам, полез снова вверх. Теперь лезть было удобно, да и сам подъем напоминал очень крутую тропу в горах. Не прошло и часа, а я уже выбирался на последний участок подъема. Он был пологий, так что еще небольшое усилие и я наверху. Передо мной простирался негустой лес с корявыми деревьями, такие растут у нас на дальнем востоке, там, где их все время треплет ветрами, но видел такие изогнутые стволы и там, где близко к поверхности располагались урановые руды. Правее виднелась уходящая еще выше, гора. Листья на деревьях выглядели почти как наши, может только формой отличались, но не думаю, что сильно. Лист напоминал эвкалиптовый, только по краям он был весь в зазубринах, а из них торчали иголки. Листья висели высоко, так что потрогать, мягкие или жесткие иглы, я не мог. Но, самое удивительное, что такие листья не валялись на земле. Решил для себя, что позже залезу на дерево и потрогаю эти колючки.

Огляделся. Сзади, как и в прошлый раз, виднелась только вода. Не было видно никаких островов или соседнего материка. Только сплошная гладь воды. Повернулся, и побрел через лес, забирая к той самой горе, которую разглядел с края уступа, на который только что взобрался. Неожиданно, что-то заставило меня остановиться. Я прислушался к себе, какое-то чувство направило меня к небольшому кусту, напоминающему листвой нашу пихту. Подойдя к кусту, я обнаружил в переплетении ветвей кустарника саблю и небольшой узелок. В первую очередь ухватил саблю за гарду и вытянул ее к себе. Примерил к ножнам. Да, это точно, их родная сабля. Теперь следовало заняться узелком, но я понимал, что чем быстрее я уберусь отсюда, тем лучше, в памяти всплыло тело без головы. Поэтому зацепив узелок за ремень, быстрым, но мягким шагом, все же здесь обитают хищники, отправился в сторону горы. Почва под ногами слегка пружинила, видимо та листва, что видел на деревьях, все же падает на землю. Минут через тридцать почувствовал, что начался подъем. Лес слегка поредел, но стволы у деревьев так и оставались корявыми. В просветах между ветвями иногда просвечивало море. Оно было спокойным, как и вчера. Небольшие волны бежали к берегу, слегка поигрывая светом. Идиллия, если бы не поиски еды и воды. С едой я с грехом пополам разобрался, и моллюски прокормят меня, а вот воды не было. Нужно искать родник или ручей. Не думаю, что на такой высоте будет протекать река. Забираясь в гору, все время посматривал по сторонам. Две мысли свербели в голове, еда и вода. Вскоре идти в гору стало тяжело, пришлось поменять стиль подъема, теперь я поднимался, слегка забирая при подъеме то вправо, то влево, выискивая удобные для разворота участки. Обычно это оказывались выступы скальных пород или крупные деревья. Скорость набора высоты заметно упала, зато усталость ощущал слабо. На очередном изгибе своего серпантина я наткнулся на тушу огромного ящера. Он или свалился с возвышающихся надо мной небольших скальных выступов, или просто умер от старости. Но, самое главное, он напоминал мне тех глархов, с которыми я встречался на Зангрии, но крупнее раза в два. Если на этом клочке суши хозяйничают глархи или их боковая ветвь, то мне придется туго. Как я помню по зангрийским походам, они охотятся стаями или их используют, как наши охотники собак. Правда, такую пару загонщиков я видел только у Черного, во всех остальных случаях это были дикие особи, сбитые в стаю. Исключение составляли только разведчики, которые передвигаются группой по две три особи. Но эти глархи крупнее. Может у них способы охоты несколько отличаются от зангрийских глархов. Внезапно мой слух уловил журчание. Оно доносилось со стороны небольшой группы деревьев, чуть дальше по склону. Я, заткнув нос, прошел мимо туши и, слегка изменив направление движения, стал забирать к той рощице. Примерно на середине расстояния от туши к роще, где слышалось журчание воды, я наткнулся на растерзанные останки человека. От бедолаги остался только расколотый череп и клочки окровавленной одежды. Уже пройдя место кровавого пиршества, мой взгляд зацепился за блестящий предмет, лежащий в траве. Нагнулся и подобрал такой же кулон, какой висел на мне. Получается, что это или цеховой знак, или два найденных тела были родственниками. Я присел на корточки, и стал оглядывать это место в надежде, что может быть удастся еще что-нибудь найти. Журчание воды усилилось, странно, ведь ветра нет, а звук стал ощутимо сильнее, но сейчас меня больше интересовало то, что вдруг я еще что-нибудь найду в траве. В этот момент у того, кто издавал звуки журчащего ручейка, не выдержали нервы. Из рощи выскочил огромный гларх, и понесся ко мне. Самое разумное, что можно было сделать, это развернуться и бежать обратно, причем, как можно скорее. Я припустил по проложенной мною тропе, так как там я хотя бы знал дорогу. Ветер свистел у меня в ушах, но звуки шагов огромных лап чувствительно приближались за моей спиной. В голове мелькнуло, что если я сейчас поверну по своему следу, то гларх просто срежет путь и догонит меня даже раньше, чем, если буду бежать просто по прямой. Пришлось прибавить скорости. Теперь мой путь пролегал по незнакомой местности. Достаточно наступить в какую-нибудь нору или споткнуться об торчащий корень и от меня останется такой же суповой набор, как я только что видел. Впереди стали вырисовываться скалы, и ко мне пришло понимание, что это конец. Сверху пройти можно, но гларх на подъеме догонит меня играючи, внизу не пройдешь. Эти мысли крутились у меня в голове, а ноги продолжали нести меня к скалам. Судя по звукам за моей спиной, еще немного и гларх вцепится в меня. Пришлось прибавить скорость, сил, поддерживать которую, явно не хватало. Мои глаза стали лихорадочно шарить по приближающимся скалам. Нет, никаких щелей, куда можно было бы забиться, не было. Оставалось только одно. Или пан, или пропал. Я рванул на последних остатках силы прямо в торчащие скалы, как будто хотел протаранить их, но в последний момент просто прыгнул вперед ногами и, оттолкнувшись от каменного массива, бросился под ноги гларха, сложившись так, как атакуют друг друга игроки в американский футбол. Страшный удар отбросил меня обратно к той же каменной стене, от которой мне пришлось отталкиваться ногами, зато гларху не повезло, споткнувшись об мое тело он сбился с шага и врезался в каменную стенку чуть ниже того места, откуда я его атаковал. Там высота гребня была немного меньше, чем здесь, но гларху хватило. Он ударился о верхний край каменной гряды нижней частью своей грудины, и сила инерции перебросила его тело через скалу. Раздался затихающий где-то внизу визг. Звука падения тела я не услышал, так как мое собственное дыхание не давало мне ничего расслышать. Воздух с шумом вырывался из моих легких, да и врывался туда, не менее громко. Кровь стучала в ушах. Ноги мелко тряслись от такой запредельной нагрузки. Да, если бы Молния не поработала над моим телом, то я и до этих скал бы не добежал, а даже если бы и добежал, то связки бы не выдержали встречи с каменной стеной, а такой удар лапой переломал бы мне все кости. Можно долго рассуждать об этом, но надо самому себе честно сказать, что мне просто повезло. Пройди я еще чуть дальше на звук журчащей воды, то убежать бы просто не успел. Эта махина разгоняется как хороший болид. Я ласково погладил второй кулон. Если бы не он, то меня бы сейчас уже не было на этом свете.

.5. Остров или материк.

* * *

Успокоившись и успокоив дыхание, решил продолжить восхождение. Гларх атаковал меня где-то на середине подъема. Жалко будет потраченных сил, если сейчас повернуть назад. Но какие же паразиты. Научились издавать такие звуки. Тут любой на моем месте пошел бы на звук журчащей воды. Это как в приколах, что медведь, научившийся кричать "Ау!", никогда не останется голодным. Раз гларх загнал меня сюда, то продолжу подъем отсюда. Двинулся вдоль каменной гряды, которая спасла меня, вверх, там я видел проход, а вернее каменная гряда плавно переходит в обыкновенный грунт. Это была своеобразная земляная площадка, выровненная ветром и водой. Я подошел к краю и увидел далеко внизу темную воду небольшого залива. Видимо глубоко, раз такой заметный цветовой контраст с остальной водой моря. Развернулся, и стал подниматься по склону, который становился все круче и круче. Ближе к вершине каменные проплешины попадались все чаще и чаще. Подниматься становилось все труднее и труднее. Стал чаще останавливаться, чтобы продышаться. На остановках поворачивался и смотрел вдаль. Теплилась слабая надежда, что увижу что-нибудь вдали, но в пределах видимости раскинулось только море. Потратив еще минут двадцать, наконец-то выбрался на вершину давно потухшего вулкана. В середине угадывались остатки кратера, заваленного землей. Я огляделся. Как и говорило мне предчувствие, куда не глянь, всюду виднелась только вода. Значит остров. Если бы не глархи, то я как-нибудь протянул бы здесь. Но из-за них придется жить на побережье. Мне кажется, туда они не спускаются, потому, что прохода нет, иначе я бы их встретил уже в первый день. Решил обойти кратер по кругу, а заодно осмотреть, как расположен остров, есть ли где-нибудь нормальный спуск к берегу. Но, всюду виднелся только скалистый край верхней части острова. Ну, все, придется жариться на песке. Но, самое главное, что люди тут бывают, значит, надежда на встречу есть. Следующее путешествие я совершу по кромке прибоя вокруг всего острова. Нужно хорошенько рассмотреть прибрежные скалы, может, найду что-то вроде тропы, а то лазить вверх-вниз, по той расщелине очень опасно. Все, больше меня ничто на вершине не держало, и я начал спускаться вниз. Решил на спуске пройти через ту самую рощу, откуда на меня напал гларх. Вообще, эти глархи напоминали мне тираннозавров, только пасть была поменьше, да и ростом они были метров пять в холке и никаких гребней. Просто гладкая кожа. Может ее тоже снять? Ведь мой костюм получился просто превосходным. А, что, место, куда упал этот гларх найду, все равно делать то больше нечего. Пока размышлял, то не заметил, как приблизился к той самой роще. Вода теперь не журчала, так что следует проверить, что там делал этот гларх. Осторожно войдя в рощу, выяснил, что тут не было ничего сверхъестественного. Между деревьями были разбросаны человеческие кости. Видимо того, второго неудачника, чей кулон спас меня. Больше ничего интересного на глаза не попалось и я, присыпав остатки костей небольшим слоем земли, отправился на свою тропу, чтобы вернуться к расщелине. Обратный путь я проделал с еще большей осторожностью, и только когда спустился на первый уступ, то смог позволить себе расслабиться. В голове зрели мысли, как мне обустроиться в моей пещерке. Решил даже немного уменьшить входное отверстие, а в боковой стене попытаться выкопать себе лежанку, выше уровня воды, попадающей в пещеру. Тогда мне и прилив будет не страшен.

Теперь следовало начать спуск по расщелине. Я разулся, так как голыми ногами держаться на вертикальной стене гораздо надежнее, чем скользить там же кожаными подметками сапог, приготовился лезть вниз. В это время сверху раздался душераздирающий крик. Я замер. Это или очередная хитрость глархов, или там действительно, кого-то доедают. Раздумывал не более тридцати секунд, затем одев сапоги, стал карабкаться наверх. В этот раз поднялся быстро, так как маршрут был уже известен. Барышня продолжала орать, так как мужской и женский крик несколько отличаются друг от друга, значит еще жива, но это ненадолго. Я кинулся на звук. Он шел примерно оттуда, откуда я совсем недавно вернулся, счастливо разминувшись с глархом. Я бегом бросился туда. Ор, постепенно стих, это не похоже на концовку, после встречи с глархом, так что надежда еще есть. У меня сегодня прямо день физкультурника. Бежалось легко, такое впечатление, что ко мне возвращаются мои прежние возможности, ведь я раньше мог бежать очень быстро и очень долго. Влетел по своей тропе к тому месту, где нашел труп. Там билась в истерике женщина лет пятидесяти, по земным меркам конечно. Что она кричала было непонятно, язык был мне совершенно не знаком. Мои способности дремали, так что нам было суждено не понимать друг друга. Было понятно, что она обнаружила останки кого-то из своих. Я обернулся, среди деревьев мелькали спины глархов. Вот ведь незадача.

Тут у меня созрел план, я подбежал к женщине и, приложив палец к губам, показал, что ей следовало бы заткнуться. Потом привлек ее внимание и указал на группу деревьев. Сверху было видно, как раскачиваются деревья от соприкосновения с огромными телами, которые, как и прежде мелькали в просветах ветвей. Я схватил женщину на руки и понесся к той самой роще, из которой меня атаковал гларх. Найдя дерево с густой кроной, я подсадил женщину и опять показал ей, чтобы она молчала, а сам направился по склону горы так, чтобы можно было выйти на ту земляную площадку, что я обнаружил после разборки с глархом. Я уже нырял с такой высоты, так что немного перестрахуюсь и войду в воду ногами вперед. Теперь мне нужно было сделать так, чтобы глархи меня увидели и кинулись за мной в погоню. Для этого они должны подобраться достаточно близко, иначе начнут вынюхивать здесь все вокруг, и тогда женщине не жить. Наконец три гларха выскочили на открытое место и разглядев меня рассыпались полукругом, чтобы я не ушел от них. Что же тактика правильная, я могу убегать только вверх по горе или горизонтально по ее склону. Видимо у глархов уже сложилось кое какое мнение о человеческих особях, так что они стремительно приближались ко мне взрывая землю своими когтями на мощных задних лапах. Да, скорость у них была впечатляющая, как бы мне не просчитаться с моими возможностями. Я стал прикидывать на глаз, когда мне заорать, и броситься бежать. Дуга постепенно сужалась, и вот из глотки одного из глархов раздался победный рев. То есть его инженерные расчеты показали, что теперь мне не уйти. Вот и для меня это послужило сигналом, я подскочил, чтобы меня было лучше видно, и рванул к той самой площадке. Загонщики бежали теперь рядом, по их мнению, мне некуда деваться. Площадка приближалась и глархи тоже. Я несся как угорелый, если мой план выгорит, то я смогу прыгнуть в воду тогда, когда такие махины остановиться уже не смогут, тем более, что у площадки имеется и естественный уклон в сторону моря. Мы, как группа хороших спринтеров пролетели место выхода каменистого гребня. Осталось метров тридцать, и я направился не прямо на площадку, а продолжал бежать параллельно ее краю, Здесь, на ровном участке скорость глархов заметно возросла. Мелькнула мысль, а не просчитался ли я? Внезапно за спиной клацнули зубы. Ого, пора сворачивать и я резко изменил направление движения. Получилось не совсем так, как я рассчитывал, но выбирать не приходилось, жизнь дороже. Вот, наконец, и спасительный край. Сильно оттолкнувшись, я полетел в темную пучину. Внезапно, на моей руке, сомкнулись зубы гларха. Черт, вот только этого не хватало. Руку сжало как под прессом, но шкура моего комбинезона пока держала. Гларх, наконец, понял, что что-то не так, а затем издал какой-то вопль. Руку мою отпустило, и мы полетели, как я и рассчитывал, отдельно друг от друга. Следом прозвучало еще два подобных крика души. Значит, вся компания отправилась вслед за мной. Теперь главное, чтобы на голову не приземлились. Я раскинул руки и ноги в стороны и стал падать лицом вниз, слегка замедляя падение. Выгадал я немного, отыграв у туш глархов метра три, четыре, но зато я мог выбирать, где мне входить в воду. Так что четыре всплеска немного разошлись по времени.

.6. Спутница.

* * *

Честно говоря, втайне надеялся, что за спиной распахнутся крылья, но чего нет, того нет. Сгруппировавшись, вошел в воду ногами вперед, и сразу стал гасить погружение, разведя ноги и руки в стороны. Нужно было срочно выбираться на берег и бежать к той даме, что созревает сейчас на дереве. Если ей взбредет в голову отправиться искать кого-то из тех двоих бедолаг, что пребывают сейчас уже на небесах, или меня, то моя жертва собой, окажется напрасной. Вынырнув на поверхность, я со всей возможной скоростью поплыл к берегу. Уже выбравшись на мелководье, обернулся назад. Возле глархов море аж кипело. Какие-то морские животные или рыбы пытались их сожрать. Ну, шкура у них толстая, ее так просто не прокусишь, а вот плавать они, похоже, не умеют, и это меня радует. Выбравшись на берег, припустил к тому месту, откуда я и начал свой подъем по расщелине. До расщелины оказалось не так далеко, всего километра два, два с половиной. Я пробежал их так быстро, как мог, только воду из сапог вылил. Сейчас все решала скорость. Сапоги пришлось оставить внизу. По расщелине поднимался достаточно бодро, ведь самое главное, это приспособиться к такому стилю передвижения. Поднялся за один раз, даже останавливаться не стал. Единственная задержка произошла, когда нужно было голыми ногами подниматься по скалам на последнем участке. Но ничего, вскоре и к этому, приспособился. Мой след на горном склоне оказался менее колючим, так что часа через полтора я приблизился к знакомой роще, по дороге забрав и череп, чтобы похоронить его вместе с остальными останками. Подсознательно ждал, что из-за деревьев выскочит гларх, но все было спокойно, так что еще десять минут и я под тем деревом, куда подсаживал женщину. Мы с ней даже поговорить не успели. Я тихонько позвал ее, обозвав барышней. Кто их знает, как они тут называются. Может здесь давно процветает махровый феминизм, и к ней нужно обращаться как-нибудь, типа "эй друг". Ветви зашевелились, и оттуда показалось лицо этой дамы. Я жестами показал, что нужно спускаться. Выяснилось, что подниматься, это тебе не спускаться. В общем, с грехом пополам я стащил эту женщину на землю и показал на валяющиеся кости и на те останки, что валялись на тропе. Потом показал на один из кулонов. Лицо женщины разгладилось, и она уже веселее посмотрела на меня, а затем показала, что готова идти за мной. Я кивнул, что понял и принялся закапывать найденные останки. Работать было неудобно, так как та рука, в которую вцепился гларх, продолжала болеть, но земля была мягкая, так что могилка получилась не ахти, но все равно, ничего другого для погибшего я сделать не мог. Выглянув из-за деревьев, оглядел нашу тропу, не подстерегают ли нас на ней глархи. Вроде все спокойно. Я поманил женщину за собой, и мы направились к месту спуска на побережье. До первого спуска добрались без приключений. Женщина понимала, что разговаривать сейчас нельзя и всю дорогу шагала, за мной молча. Вот, наконец, и спуск на площадку перед расщелиной. Я уже понимал, что мне придется спускать женщину на себе, сама она там просто не спустится. Мы осторожно спустились по моей тропе. Это заняло значительно больше времени, чем, если бы я спускался один. Здесь я подобрал брошенную одежду и показал женщине на нее и на могилку, а затем и на второй кулон. Та грустно кивнула, но почему-то вид кулонов ее успокоил. Я, даже если бы и хотел, все равно не смог бы ее расспросить. Мы говорили на совершенно разных языках, да было бы очень странно, если бы за тридевять земель говорили на нашем, русском языке.

Мне пришлось на пальцах, показывать и рассказывать ей, как мы будем спускаться. Она заупрямилась, но я руками, с растопыренными пальцами показал, что глархи нас сожрут наверху. Мы там беззащитны, а вот на уровне моря мы сможем продержаться какое-то время. Женщина несколько минут думала, пока сверху не посыпались камни, а потом мы услышали грузную поступь очередного гларха, а может быть и не одного. Сюда они спуститься не смогут, но все же лучше поторопиться. Я вручил женщине мою одежду с поясом, саблей, кинжалом и узелком, Затем залез в расщелину и принял удобную позу, чтобы моя попутчица, смогла усесться на меня. Теперь начался сплошной кошмар. Мне нужно было с силой упираться в противоположные края расщелины, чтобы не соскользнули ни ноги, ни спина. Так потихоньку мы и добрались до поперечной расщелины. Местное солнце уже склонялось к закату, так что следовало поторопиться. Перед последним участком я показал женщине, что ей лучше держаться за меня, так как я на спуске задействую еще и руки, чтобы спуститься быстрее. Та меня поняла и, отдохнув, буквально пять минут я стал спускаться к моим сапогам. Последние три, четыре метра я просто пролетел, перестав упираться в стенки. Приземлившись рядом с сапогами, я забрал у женщины мою одежду и принялся облачаться в нее, помня, какими горячими могут быть песок и камни. Затем, поманив женщину, зашагал к моей пещере. Мы добрались до нее уже в сумерках. Я показал, как забраться в пещерку, а сам направился в мой кормовой заливчик. Раковины с моллюсками были на месте, так что я взял две и вернулся к моей спутнице. Та продолжала со странной смесью удивления и недоверия рассматривать мое убежище. Пожав плечами, начал выкапывать нам лежачие места, ведь не будешь спать на мокром полу. Стены были глиняные, так что работа спорилась. Часть глины решил не выкидывать наружу, а оставить назавтра, так как решил сделать саманные кирпичи и выложить ими вход в пещеру. Это позволит получить в пещере воздушный колокол большего размера, так как нас теперь двое.

Спальные места получились не ахти, но завтра я над ними еще поработаю, нужно будет натаскать сюда травы или веток с листьями. Все же если жить, то жить с комфортом. По-прежнему остро стояла проблема питьевой воды. Время шло, и я не терял его даром. Наши спальные места принимали все более приемлемый вид. Я предоставил женщине право выбрать себе место первой. Она указала на одну из лежанок, вторую занял я. Вытащив кинжал, я очень долго пытался открыть раковину, а потом махнул рукой и поступил так же, как и в прошлый раз. Удар камнем, и мы получаем почти открытую раковину, вот теперь можно поработать и кинжалом. Из раковины получились две прекрасные тарелки. Разрезав моллюска пополам, я разложил нашу еду по тарелкам и предложил женщине приступать к еде. Она брезгливо отвернулась, но накормить ее было нужно, поэтому нарезал ее порцию на маленькие кусочки и опять пододвинул ей ее тарелку. Показал на пальцах, что нужно съесть хотя бы один, два кусочка. Пока мы организовывали и потребляли свой нехитрый поздний ужин, луна поднялась уже высоко, и начался прилив. Женщина с ужасом смотрела на то, как пол нашей пещерки покрывается водой и она поднимается все выше и выше. Я демонстративно улегся на свое место, забрав туда и все свои вещи. Женщина раздумывала недолго, а потом тоже юркнула на свое. Вода поднялась так, что до наших спальных мест оставалось не более тридцати, сорока сантиметров. Подумав немного, пришел к выводу, что не мешало бы прикрыть наш дверной проем, поэтому спустился в воду и придвинул большой камень, который исполнял здесь функцию стола и места для разбивания раковин. Теперь он будет еще и дверью. Все, больше делать нечего, можно ложиться спать, тем более, что организм просил хороший и здоровый сон. Дракону отказывать нельзя.

.7. Почти пресная вода.

* * *

Утром проснулся отлично выспавшимся. После того, как загородил камнем вход, то проблема нежданного гостя отпала сама собой. Те пауки, что пытались обглодать меня, когда я был без сознания, резвятся в прибрежной зоне днем, а на ночь уходят в глубину, во всяком случае, в прошлую ночь я их в своей пещере не видел. Вообще, заметил, что все живое старается убраться подальше от прибрежных скал во время прилива. Как только вода ушла, так я сразу открыл нашу каменную дверь и дал возможность ветру и встающему солнцу, высушить наш дом. Моя спутница еще спала. Вчера она была на волосок от смерти, да и смерть ее попутчиков или родственников, была для нее ударом судьбы. Чтобы не будить женщину, я выбрался из пещеры и отправился проведать колонию моллюсков. Нужно приготовить завтрак, а как его лучше всего приготовить, правильно, выдернуть из воды пару раковин. Колет и штаны одевать не стал, а надел только сапоги и отправился за нашим будущим завтраком и ужином. Буквально десять минут, и вот я уже выглядываю с берега моллюсков покрупнее. Сегодня в этом месте безветренно и вода почти не колышется. Мне удалось разглядеть претендентов на звание нашего завтрака и, разувшись, отправился вытаскивать их из насиженного места. Подойдя к первой раковине, я вытянул ее из песка и, присмотревшись, стал определять, кто будет вторым претендентом. Перед этой раковиной было какое-то пустое пространство. Я двинулся напрямик, к намеченной раковине, и внезапно ощутил под ногами очень холодную воду. Я внимательно осмотрел дно, и вдруг увидел, как в некоторых местах песок завихряясь, поднимается небольшими струйками. Я, не я, если это не выход подземных вод, а значит, вода там должна быть пресная. Решение пришло моментально. Я выбрался на берег, по пути прихватив еще одну большую раковину. Сравнив, выбрал ту, что побольше, и направился к камням. Один удар, и я раскрыл створки моллюска. Выдрав руками мясо, и положив его на вторую раковину, лежащую на камнях, я вернулся в воду. Найдя то место, где вода ощущалась ледяной, я опустил закрытую раковину в воду и ближе ко дну, раскрыл ее, чтобы она наполнилась. Опять соединив створки, я резко вытащил раковину и, подставив свой рот под текущую воду, напился слегка солоноватой, но все же пресной воды. Вот! А жизнь то налаживается. Еще раз сходил за водой и, выйдя на берег, направился в пещеру, по пути забрав сапоги и моллюсков. Когда стал подходить к пещере, то увидел выскочившую ошарашенную спутницу, озирающуюся по сторонам, видимо решила, что я от нее удрал, это на острове-то. Наконец она разглядела меня и успокоилась. Еще пара минут, и я подошел к ней. Бросил сапоги и моллюсков на песок, подозвал женщину рукой. Показал на раковину рукой, а затем сделал губами движение, как будто пью текущую сверху воду. Потом показал на нее пальцем и приподнял раковину. Из нее закапала вода, и женщина, поняв, что я от нее хочу, подставила рот. Я слегка ослабил нажим на раковину, и вода побежала сильнее. Пила она долго и с наслаждением, пока вода не кончилась. Лицо ее разгладилось и морщинки, появившиеся от тяжелых мыслей, ушли. Видимо она, как и я, поняла, что мы можем выжить на этом острове. Внезапно лицо ее вытянулось, и она стала тыкать в меня пальцем, лопоча что-то на своем языке. Я проследил за тем, что в меня тыкало, и куда, и, догадка пришла сама собой. Конечно, шкуру гларха не узнать было нельзя. Ее специфическая цветовая гамма, и характерная фактура прямо кричали о том, что это я унаследовал от глархов. Я кивнул и показал рукой в противоположенную сторону, от колонии моллюсков и показал три пальца. Потом опять оттянул кожу гларха на своей руке и еще раз показал в ту же сторону и растопырил три пальца. Потом провел ребром ладони по своей шее и пожал плечами. Понятно, что я хотел сказать, что в той стороне есть три гларха, скорее всего мертвые, но кто их знает. Она же видела, как они меня преследовали. Однако поняла меня женщина или нет, было не понятно. Нужно было срочно познакомиться, а то наше общение итак напоминало разговор глухонемых, а так, хоть обращаться друг к другу будем по именам. Я ткнул в себя пальцем и произнес, "Макс", а затем показал на нее и вопросительно качнул головой. Она немного задумалась, но думаю, она поняла, что я назвал свое имя, а не обозначил себя как гларха. Из ее уст прозвучало Грухьен Картил. Наверное, это что-то типа "тетушка Роза". Чтобы уточнить, я указал на себя пальцем и произнес "мужчина Макс". Да, похоже, женщина поняла, и представилась, "Картил". Отлично, грухьен Картил будет для особых случаев, а пока поживет просто Картил. Я показал на свой комбинезон и произнес "гларх", и указал направление, куда собрался идти. Картил произнесла "гларх" и отрицательно замотала руками, показывая, что не пойдет со мной. Правильно, и очень хорошо, что не пойдет. Так я быстрее обернусь, да и одному мне легче защищать себя и принимать какие-то решения, тоже. Я быстро оделся и, прихватив саблю и кинжал, хотел было направиться к месту моего прыжка в воду, но тут подумал, а как же она. Есть ли у нее оружие? Ведь здесь не безопасно. Я показал на кинжал и опять вопросительно кивнул. Картил тут же вытащила из-за корсажа своей юбки кинжал, немного меньше моего. Я кивнул, отлично. Тут мне в голову пришло, что моя спутница не может нормально есть сырых моллюсков, но ведь можно их сварить, только для этого нужно немного подождать, пока солнце нагреет песок. Я взял питьевую раковину и отправился за водой. Пришлось, правда, опять раздеваться перед тем, как войти в воду. Выбрал еще одну раковину и оставив свою одежду на песке, направился к подводному роднику. Наполнив обе раковины, я вернулся к нашей пещере и показал Картил, что нужно разложить пустые раковины на песке. Как только она все это проделала, то я налил в них воду, а затем, промыв мясо моллюсков в море, положил их в каждую раковину с водой. Затем подозвал Картил и, показав на местное солнце, и на раковины, изобразил пантомиму, что обжигаюсь от раковины. Вроде она меня поняла. Отрезав от одного моллюска небольшой кусок, я бросил его в рот и отправился за своей одеждой. Вот, дурная голова ногам покою не дает. Нет, чтобы раздеться возле пещеры, тогда не пришлось бы бегать туда-сюда. Наконец, полностью одевшись и вооружившись, я отправился искать глархов. По моим прикидкам, это не должно быть далеко, максимум километра три-четыре. Теперь, когда я был в сапогах, то горячий песок не будет так жечь ноги, но вот чтобы было удобнее идти, я вышел на кромку прибоя. Мокрый песок был более плотным, так что идти по нему было сплошным удовольствием.

Вскоре я прошел то место, где обнаружил расщелину в скале, которая обеспечила мне путь наверх. Если бы не она, то мы не познакомились бы с Картил. Идти до места, где я прыгнул в воду было еще километра два, так что я поднажал, а то вдруг кто-нибудь уже доедает моих глархов. Нужно было разобраться с их тушами, если они еще там. Все-таки последний раз я их видел невдалеке от берега, но ведь прилив и все такое. Не исключено, что я их больше не увижу, или увижу тогда, когда трупы начнут разлагаться и всплывут. Нет, лучше бы я их нашел сейчас.

.8. Мясник и скорняк.

* * *

К бухте, куда я прыгал со скалы, подходил, постоянно осматривая водную гладь. Была надежда, что туши все еще плавают в воде, но нет, водная поверхность была чиста. Вот, наконец, я обогнул небольшой каменный мыс, и бухта открылась мне полностью. Тушу одного единственного гларха я обнаружил висящей на скале. Видимо, когда начался отлив, то нога хищника застряла между камнями, так что теперь гларх висел вниз головой, не доставая до земли около метра. Очень удобно для разделки туши или снятия шкуры. Вот только есть одна проблема, чем разрезать такую прочную шкуру. Ради интереса я рубанул тушу своей саблей. Никакого эффекта. Нужно придумывать что-то другое. Если бы из такой шкуры сделать комбинезон, то это был бы не комбинезон, а настоящий скафандр, да и мяса бы срезать. Не знаю, едят ли здесь глархов. На Зангрии этот вопрос не стоит. Там глархи питаются всеми остальными, кроме драконов, разумеется. Думаю, что и здесь дела обстоят не лучше. Как бы мне разрезать эту тушу? На Зангрии я перерезал туши местных глархов из кольца силы, которое мне дал дракончик. Сейчас у меня есть свое собственное кольцо силы, но вот только все мои магические атрибуты, приобретенные на Зангрии, здесь, почему-то не работают. Думаю, что здесь основа магии зиждется на других компонентах магического поля или эфира. Сама природа магической силы здесь другая, вот моим магическим компонентам ее и не хватает.

Кстати, времени, как я здесь появился, прошло уже более сорока восьми часов. Может быть, кольцо подкопило немного энергии. Я залез по ближайшей скале к лапе гларха и решил попробовать срезать ее из кольца. Подав внутреннюю силу в кольцо, я провел им недалеко от лапы, которая не давала туше упасть вниз, собираясь ее отрезать. Отрезать, не отрезал, зато разглядел небольшую полоску лопнувшей кожи. О! Значит, работает, просто не так эффективно, как раньше. Но мне сейчас, главное, это снять кожу с гларха и набрать немного мяса. Думаю, что при таком солнце его можно будет завялить. Чтобы хищники не добрались, уложу куски мяса в горизонтальной расщелине, там, где я отдыхал при подъеме на верхнюю часть острова. Подведя руку с кольцом чуть ближе к туше, я начал делать надрезы для того, чтобы можно было снять шкуру лоскутами. После того, как поработал скорняком, я очень радовался, что туша оказалась только одна, а то мой внутренний хомяк потребовал бы снять шкуру со всех. Одно было хорошо, шкура отделялась от тела так же, как и на тех, зангрийских глархах. Как бы там ни было, а все места, где можно было снять большие куски кожи, я обработал. Запрятав куски шкуры в небольшие расщелины в камнях, я приступил к разделке туши на мясо. Срезав два огромных куска на лапе, призадумался. Получается, что я сейчас уделаюсь в крови и жире этих тварей. Так что, может быть лучше раздеться до комбинезона и таскать мясо, пачкая его. Потом вымоюсь в море, обсохну и тогда уже оденусь. Шкуры можно будет тащить и одетым, просто придется свернуть их внешней стороной наружу. Как решил для себя, так и сделал. Мясо нарезал длинными тонкими ломтями, промыл их в море, и повесил их на плечо. Так, напоминая какое-то окровавленное чудище, отправился к знакомой расщелине. Взбираться, с мясом на плечах было неудобно, но и подъем был знакомым, так что первая партия мяса расположилась на выступающих камнях, чтобы не лежать на них, а висеть, для лучшего проветривания. За второй порцией я вернулся не один. Рядом со мной орудовали какие-то пауки, налетали птицы или крылатые ящеры, даже не поймешь. В общем, я довольствовался еще таким же объемом мяса и понял, что больше мне ничего не достанется. Как оказалось, я был прав. Когда я пришел к туше в третий раз, то она вся была облеплена какой-то живностью, причем довольно агрессивной. Я таких тут и не видел. Махнув рукой на остатки мяса, я залез в воду и отмыл кровь и жир на своем комбинезоне. Отмывалось все прекрасно, так что вернувшись к своей одежде, я немного постоял на солнце, чтобы обсохнуть, а потом натянул на себя колет со штанами, забрал шкуры, и отправился к месту нашего с Картил, обитания. Куски шкур нужно было как можно скорее выделывать, но вот как. Здесь не было ничего подходящего. Вот бы засунуть их в свой пространственный карман, тогда бы они дождались зангрийских скорняков.

А ведь кольцо-то чуть-чуть заработало, может проверить и все остальное? Остановился и выбрав самый маленький рулон, попытался его положить в карман. Миг, и рулона не стало, а вот обратно вытащить, не получается. Какая-то односторонняя проходимость, но меня это вполне устраивает. Было бы конечно классно, если бы мой карман начал работать в полную силу. Ведь там у меня еще и автономный ресторан. Да даже если бы получилось добраться до термоса с пюре, и то было бы здорово. Но связи с карманом, на извлечение предметов, не было. Я затолкал в него все куски шкур. Там же они будут в таком, как сейчас, состоянии, целую вечность. К пещере я подходил налегке. Про себя прикидывал, что мясо будет готово к употреблению дней через пять-семь. Главное, чтобы оно не загнило, и в нем не завелись черви. Еще нужно расспросить Картил, едят ли мясо глархов, а то может зря я так старался. Но нет, зря ничего не делается. Даже здесь я получил не только мясо, но и шкуру, причем более качественную, чем на моем комбинезоне. Картил возле пещеры видно не было, так что я направился прямиком внутрь нашего временного жилища. Когда вошел, то увидел Картил, лежащую на своей постели. Она вся распухла и из глаз ее лились слезы. Я вопросительно кивнул ей, та с трудом показала мне на ногу, на которой знакомо виднелись следы от жвал водяного паука. Она привлекла мой взгляд рукой, распухшей до неимоверного размера. Видимо яд в пауках очень сильный. Картил пододвинула мне какую-то бумагу, и молитвенно сложила опухшие руки перед грудью. Скорее всего, это завещание. Вот черт, видимо дела ее, очень плохи. Не знаю, что делать. Если бы можно было сделать ей переливание крови, как тогда с Тарием, то можно было бы надеяться на излечение, а сейчас я могу только напоить ее своей кровью. Если бы раньше, то намазали бы рану, глядишь, весь яд и вытянуло. А так, только надеяться на авось. С другой стороны, делать то что-то надо. Я просто не смогу сидеть и смотреть, как она умирает. Все, время уходит, так что будем надеяться на лучшее. Я взял кинжал и направился к Картил. Та по-своему поняла мое поведение. В ее глазах появилась решимость и она отогнула ворот платья, чтобы я разрезал ей сонную артерию, на теле показался знакомый кулон. В принципе ее можно понять, при таком подходе, легкий разрез с незначительной болью, а потом, просто уснешь. Видимо если ничего не делать, то ее ждут страшные мучения, а самой, решить свою проблему, духу не хватило. А сейчас по ее глазам видно, что уже готова на все. Видимо начинаются боли, или еще какие-нибудь неприятные ощущения. Так, объяснять ничего не буду, просто мы друг друга не поймем, поэтому просто привычно проколол себе вену и стал вливать брызнувшую кровь ей в рот. Она даже сопротивляться не могла. Руки еле шевелились, а уж силы в них вообще не осталось. Когда убедился, что она сделала несколько глотков, то отошел от ее спального места и направился на свежий воздух. Следовало приготовить все к ночевке, а это значит, что ничего нельзя оставлять за порогом нашего дома. Собрал все раковины. Оказалось, что она так и не попробовала суп из моллюсков. Получается, что укусили ее сразу, после моего ухода. Ладно, соберу раковины, пусть стоят внутри пещеры, зато завтра, если моя кровь подействует, то аппетит у Картил будет зверский.

.9. Новая родственница.

* * *

Пока я больше ничем Картил помочь не мог, то решил заняться благоустройством пещеры. Выдолбил в торце пещерки нам шкафчик. Когда эта ниша в стене приняла более или менее удобоваримый вид, то перетащил туда все раковины с супом. За новыми моллюсками решил не ходить, а вот за водой сходить было нужно, но я не знал, как Картил перенесет удаленность от моей крови. Повернулся и осмотрел женщину. Отечность спала, она удивленно смотрела на меня. Я ей подмигнул и отправился за водой, но только не на мелководье с моллюсками, а здесь, рядом с пещерой. Сначала отходил, а потом бегом возвращался, вроде, никаких признаков, когда моя кровь начинала бунтовать в новом реципиенте, не было. Тогда я отошел на значительное расстояние в воду, так что погрузился почти по пояс, то еще раз вернулся в пещеру. Нет, все было спокойно. Тогда я взял пару раковин и пошел искать воду. Долго бродил по мелководью, ища ногами холодную воду, признак выхода подземных ключей. Наконец случайно обнаружил такое место, погрузившись с головой набрал в раковину такой воды и выбрался на берег. Принес воду в нашей классической посуде, двух парных раковинах. Так что получилось напоить Картил, да и самому напиться. Привкус соли был сильнее, чем от той воды, что приносил с мелководья, но сейчас выбирать не приходилось. Воду из второй раковины разлил в пустые половинки раковин. Теперь можно было готовиться ко сну. Небо стремительно темнело, я задвинул нашу дверь, чтобы никто крупный не пролез в пещеру и приняв решение, еще раз напоил мою спутницу. Теперь предстояла самая пикантная часть действия моей крови. Нужен был полный контакт, а это значит, придется спать вместе. Как бы она не перепугалась за свою старушечью честь. Но тут уж, как говориться, без вариантов. Однако понаблюдать стоило, если я увижу, что ее начало корежить, то нужно будет ложиться рядом, а может здесь моя кровь действует немного по-другому?

Всю ночь провел прислушиваясь к дыханию Картил. В принципе, она дышала как всегда, так что, похоже, самый опасный период уже миновал. Завтра, при свете дня попытаюсь осмотреть ее, да и место укуса. Наконец вода в пещере стала подниматься, вот уже и прилив начался, а значит сейчас приблизительно полночь. Постепенно мои глаза стали закрываться, какое-то внутреннее чувство говорило мне, что все уже позади, так что можно отпустить контроль и провалиться в сон. Утром проснулся от журчания воды, это значит, начался отлив. Встал и направился к входному отверстию. Нет, если мы здесь будем жить долго, то нужно выложить верхнюю часть входа, как арку, тогда воздуха будет оставаться больше, а воды, соответственно, меньше. Думаю, что сегодня займусь саманными кирпичами. Это делается очень просто. Глина и солома. Глину замешиваем с соломой, затем берем небольшой кусок и придаем ему форму кирпича, потом сушим на солнце. Конечно, такие кирпичи будут со временем размываться водой, но я же могу их регулярно менять на новые. Короче, в процессе эксплуатации посмотрим. Размокшая глина лежала на полу нашей пещеры, так что я руками принялся перетаскивать ее на улицу, а потом применил для этого свободные раковины. Самой большой проблемой при производстве саманного кирпича оказалось отсутствие соломы. Без нее глина будет трескаться, а кирпичи раскалываться. За травой нужно было лезть наверх, но я не знал, как поведет себя Картил, если я отойду от нее достаточно далеко. Нужно будет определить все это опытным путем. А отлучаться придется, ведь нужно ходить за едой и водой, забираться по расщелине за травой. Ну, и всякие непредвиденные случаи никто не отменял, так что лучше сразу установить, насколько далеко мы можем быть друг от друга. Но уже то, что не нужен непосредственный контакт между мной и моим пациентом, говорит о том, что моя кровь здесь действует по-другому.

Пока же я попробовал вылепить пробный кирпич. А, в принципе, чего там сложного, так что на момент, когда Картил проснулась, у меня уже было заготовлено пятнадцать кирпичей. Я разложил их на плоских камнях, пусть сохнут. Моя спутница выбралась из пещеры и юркнула в наш туалет, который мы с ней единогласно определили за ближайшими камнями. Там мы выкапывали ямку, и когда все дела были сделаны, то засыпали ее песком. А что, и культурно, и гигиенично, и, самое главное, не пахнет. Дождавшись, когда Картил вернется, я мысленно обратился к ней. Та начала оглядываться. Я прокашлялся, привлекая ее внимание, и еще раз обратился к ней.

- Картил, это я Макс. Вчера мне пришлось лечить тебя своей кровью, а она дает такой побочный эффект, так что теперь ты можешь говорить со мной мысленно. Я могу слышать только те мысли, которые ты направляешь ко мне. Если ты сейчас мне скажешь, Макс, это я, Картил, то я тебя услышу.

Макс, это я Грухьен Картил, ты меня слышишь?

Конечно, слышу, ведь ты идентифицировала меня, когда обращалась ко мне мысленно.

Знаешь, в моей семье есть единорог, так вот все кто вынуждены обращаться к нему с помощью речи, так как не все мое окружение владеет возможностью общаться ментально, так вот, все зовут его Единорог, хотя у него нет имени. Единорог и все. Но если появиться еще один единорог, то при речевом общении возникнут проблемы. Сами они обращаются друг к другу как драконы, идентифицируя себя целой гаммой образов и чувств. Я пытался с этим разобраться, но у меня ничего не получилось. Представляешь термин, ментальный окрас? Вот и я не представляю. Драконы, правда приспособились, используют клички.

Что ты несешь, Макс, драконов не бывает. У нас есть сказки, в которых упоминается, что раньше здесь обитали драконы. Наши ученые маги даже нашли один скелет. Но никто не верит. Говорят, что это, искусная подделка. Так что и ты не обманывай меня.

Э... Картил.

Не Картил, а грухьен Картил. Прояви хоть немного уважения.

Может, ты мне грухьен Картил на пальцах объяснишь значение этого слова. Это звание, должность, уважительное обращение к женщине или к ее возрасту а, может быть, еще что-нибудь такое? Что это?

Да, Макс, тебе не откажешь в любопытстве и ехидстве. Это надо же, в одном вопросе, и проявить интерес, и тут же выказать неуважение к женщине. Так вот, грухьен, это принадлежность к древнему роду, являющегося правящим в стране, а так, я занимаю высшую должность в магическом учебном заведении. Кроме того, имею почетное звание, которое дается пожизненно.

Очень хорошо. И что же тогда столь уважаемая грухьен делает в таком захолустье, да еще и с риском для здоровья?

Не передергивай, Макс. Это не захолустье, а учебный магический полигон, но вот что-то здесь произошло. На острове никогда не было глархов. Ученикам нужно было пройти по маршруту и выполнить некоторые обязательные магические действия. Это не зона выживания, а зона обучения. - Пояснила она, видя мой скептический взгляд. - Просто поступил сигнал от одного из учеников, что его жизнь в опасности. Ты же знаешь, что у человека в момент очень сильного испуга повышается концентрация в крови некоторых гормонов. Я сразу перенеслась сюда через стационарный портал, и пошла на сигнал маячка. Ну, а дальше ты знаешь.

А маячки это вот эти безделушки? - И я стал снимать с себя найденные на трупах кулоны.

Не снимай их. Этим ты не дашь им умереть.

Не понял, кому им? И почему не дам умереть?

Ты задаешь слишком много таких вопросов, на которые ответ знает каждый ребенок.

А я ничего не знаю, потому что я не из этих мест.

Лицо Картил сразу стало жестким, и она зло бросила мне, что, наверное, я с той стороны. Если честно, то я ничего не понял, с какой это той стороны, о чем и спросил ее, ничуть не покривив душой. Мой новый вопрос поверг ее в еще большее замешательство. Что же, это очень приятно, удивить такого серьезного профессионала в вопросах обучения. Я кашлянул, и невинно поинтересовался, а что, я не могу быть еще откуда-нибудь. Картил чувствовала, что я над ней издеваюсь, но не могла понять, в чем именно.

Грухьен Картил, а тебе не приходило в голову, что есть еще и другие миры, в которых живут другие люди и у них есть другие боги. Может я житель одного из таких миров. Вот приехал посмотреть, как вы тут живете. А вместо живых людей обнаруживаю одни трупы. Если бы я вчера не вмешался, то сегодня хоронил бы еще одного.

Глаза Картил поползли вверх. Мои от них не отставали.

Ты что, ничего не помнишь?

.10. Щекотливые моменты.

* * *

- Макс, а что я должна помнить? Я что, была без памяти? Да нет! Я помню, как готовила для нас обед. Ходила проверять, нагрелась ли вода в раковинах с мясом моллюсков, потом решила помыть ноги, так как устала ходить в своих сапожках, а потом..., а потом я проснулась! Макс, я что, не помню большую половину дня? Макс, что со мной произошло?

Э... Грухьен Картил, ну, когда я вечером вернулся в пещеру, то застал тебя, лежащей в своей постели, если ее так можно назвать. Ты вся опухла и еле-еле подавала признаки жизни, но смогла объяснить, что тебя кто-то укусил за ногу. Мне такие укусы оказались знакомы, и я сделал вывод, что это водяной паук. Выглядела ты, прямо сказать, очень плохо. Да нет! Не могу тебе рассказывать очевидные вещи! Такое впечатление, что ты прикалываешься. Ты, что, не помнишь, как подставляла мне шею под кинжал, чтобы я окончил твои мучения?

Нет, ничего этого не помню. А у тебя, значит, был в руках кинжал? И ты махал им у меня перед глазами? Что-то тут не сходится.

Да оно и не может сходиться, потому, что разговор у нас получается идиотский. Давай я расскажу тебе, как я это все происходящее видел, а ты просто слушай. Если что-то тебе в моих действиях не понравится, то я могу и уйти из этой пещеры. Остров большой, поэтому мы можем жить так, что и видеть друг друга не будем. Короче, когда я вернулся, то, действительно застал тебя в таком состоянии, как уже говорил. Ты еле ворочала языком, а распухла так, что твои руки были вот такой толщины. Ты показала мне на ногу. Когда я ее осмотрел, то нашел две очень знакомые дырочки, потому что, точно такие же были у меня на руках и ногах, когда я очнулся на этом острове. Так вот, я долго тянул с твоим лечением, не потому, что не хотел, а потому, что оно очень специфическое и, самое главное, я не знал, поможет ли тебе такой метод. Но тебе становилось все хуже и хуже, и тогда я принял решение начать лечение. Специфика его заключается в том, что моя кровь должна попасть в твой организм. Вот я и направился к тебе с кинжалом в руках. Ты решила, что я, таким образом, решил прекратить твои мучения и, оттянув ворот платья, подставила мне под нож сонную артерию. Это вот здесь, на шее. Ну, а я, просто проколол вену себе и насильно напоил тебя своей кровью. Ты пыталась сопротивляться, но сил в твоих опухших руках практически не было. Короче, несколько глотков моей крови ты выпила, уж я за этим проследил. Дальше был один очень щекотливый момент, ты уж прости, но буду говорить все, как есть.

И мне пришлось рассказать, как я мучился, лечь ли мне с ней рядом, плотно прижавшись к ее телу, так как раньше, при таком лечении в других мирах, я должен был обеспечивать плотный контакт моего тела с телом реципиента. Были, конечно, исключения, и связаны они были с людьми планеты Зангрия, где живут, кстати, те самые драконы, которых не бывает, как она мне говорила. В общем, я мучился вопросом, лечь ли мне к ней под бочек, или подождать и посмотреть на реакцию ее организма, да и нужно было контролировать, идет ли процесс выздоровления или нет. Просто у меня не было уверенности, что моя кровь сможет победить тот яд, что попал к ней в кровь. Я сам, раньше, был неплохим ментальным магом, ну и из-за крови драконов, попавшей в меня, то и драконом-оборотнем. Я имел несколько магических атрибутов, таких как пространственный карман, магические кольца, драконье чутье. Но вот, попав сюда, все это перестало работать. Вчера, например, только обнаружил, что кольцо силы может испускать лишь слабый луч, которым я и разделал найденного гларха, одного из четырех, что напали на меня. Картил поправила, что трех, так как она сама видела, сколько глархов за мной погналось. Я согласно кивнул, но уточнил, что один был чуть раньше. В общем, из-за того, что у меня ослабла магическая сила, я сомневался, что и моя кровь, сможет оказать то воздействие, какое было необходимо. Но, ближе к утру стало ясно, что отечность спала, и я понял, все самое страшное уже позади, так что теперь у меня появилась новая кровная сестра. Необходимости в прямом контакте наших тел не было, так что нам следует определить, насколько я могу отходить от нее, без ущерба для ее здоровья. Нужно будет провести эксперимент, и думаю, что можно будет провести его прямо здесь. Предложил такой вариант. Я постепенно начинаю отходить от Картил. Она ждет, пока ее не начнет корежить. Тогда она поднимает руку вверх, и я бегу к ней, чтобы восстановить контакт нашей крови. По опыту моего лечения таким способом в других мирах, необходимость моего присутствия рядом, занимает от недели, до пятнадцати дней. Все зависит от того, много ли моей крови попало в реципиента. Чем быстрее мы проведем наш эксперимент, тем точнее я буду знать, насколько мы зависим друг от друга, после вливания моей крови в нее.

Для этого эксперимента никаких подручных средств не нужно было искать, поэтому мы вышли на берег, и я отправился к мелководью с моллюсками. Картил замахала руками, когда я прошел две трети расстояния до нашей морской фермы с моллюсками. Бегом вернулся к ней. Чем ближе приближался, тем спокойнее становилось лицо Картил, она уже не махала призывно руками. Когда я приблизился к ней, то лицо ее выражало озабоченность.

Макс, это что, правда, что ты влил в меня свою кровь?

Ну, сама понимаешь, мне нет никакого резона обманывать тебя. Я даже не знаю, нужно было делать это или нет. Я таких пауков никогда раньше не видел. Столкнулся с ними только здесь, когда очнулся после переноса сюда. Сколько был в отключке, не знаю, когда пришел в себя, то обнаружил, что мои ноги и руки кусают водяные пауки. Я даже обратил внимание, что они не могли укусить за плоские части ладоней или ступней, но их края были сильно искусаны. Это сейчас все зажило, а тогда буквально на каждом сантиметре было по паре укусов, так что характерные дырочки от жвал этих пауков я теперь узнаю хоть где.

Макс, ты что-то темнишь. Для того, чтобы умереть, достаточно одного укуса водяного паука, а тебя, судя по твоему рассказу, кусало штук пять.

Не пять, а восемь, я же их успел сосчитать, там, правда, один паук отличался от других, у него вторая часть лап от конца была белая, и он был чуть крупнее других. Но зато улепетывал он быстрее остальных, буквально по их головам, когда я стал шевелиться.

Макс, ты говоришь такое, во что я не могу поверить. Крупный паук с белыми вставками на лапах, это паучиха. Ее яд раз в пять-шесть сильнее яда любого из самцов. Он убивает моментально. Ты ничего не путаешь?

Грухьен Картил, если ты мне не веришь, это дело твое. Я рассказываю тебе то, что видел своими глазами и ощущал своим телом. Я же не призываю тебя верить мне. Не хочешь, не верь, это дело твое, самое главное, что ты выжила.

.11. Светская беседа.

* * *

Я оборвал сам себя и напомнил Картил, что разговор у нас зашел о моей крови, а не о том, кусали ли меня водяные пауки. Сообща мы выяснили, что далеко мне отходить от нее нельзя, поэтому придется заняться в ближайшие дни обустройством нашего жилища. За водой и едой придется ходить вместе. Пока мы выясняли отношения, прошло довольно много времени, и я подошел к оставленным мною на камнях глиняным кирпичам. Взял один, повертел в руках. Да, без соломы это даже не саманный кирпич, но все равно, сегодня уложу их внутрь нашего жилища, а вот завтра уменьшу с помощью их наш вход в пещеру. Мне главное, это понизить уровень верхней части арки, чтобы воздушный пузырь внутри пещеры был больше, а значит и вода внутри поднимется на меньшую высоту. Перекусив вместе с Картил супом из моллюсков, я приступил к подготовительным работам. Мне нужно было выровнять входную арку, чтобы завтра, при укладке кирпича не тратить время на это. Я специально сделал кирпичей больше, чем мне нужно, так как часть из них будет использоваться как подпорки при выкладывании арки входа. Я побродил поблизости и поискал небольшие куски веток, а так же траву напоминающую наши злаковые. Чтобы из них можно было бы наделать соломы. Мои поиски оказались безрезультатными, я даже веток не нашел. Только песок и камни, да кое-где лежали ленты морских водорослей. Так, с пустыми руками я и вернулся к нашей пещере. Подождав еще пару часов, решил убирать кирпичи в пещеру, ведь скоро начнется прилив, да и местное солнце уже не так сильно греет, так что для кирпичей оно стало бесполезным. Картил смотрела на меня как-то странно, но молчала. Я под ее взглядом таскал кирпичи и складывал их в нашей пещере так, чтобы они остались сухими до следующего утра. Сразу для себя решил, что завтра с утра сделаю еще такую же партию, но потом, поразмыслив, отказался от этой затеи. В пещере было не так уж много места, чтобы заставлять его штабелями из кирпичей. Время приближалось к ужину, и я вытащил из пещеры две раковины с супом. В пещере осталась еще одна раковина с супом и две, с водой. На ночь и утро хватит, а там я выложу арку, обмажу ее глиной, и пока сохнет, отправлюсь за нашей едой. До вечера мы успеем сварить суп. Если честно, то мне хватает и сырых моллюсков. Они мне кажутся даже более сытными, чем в супе. Но Картил всегда морщится, когда видит, как я ем сырое мясо моллюсков.

Поставив перед Картил раковину с супом, я уселся на ближайший камень и приготовился заняться своей порцией. Выпив жидкость через край, я принялся за мясо. Оно, почему-то после такой варки становилось как резина, долго жуешь, а разжевать не можешь. А вот сырое есть было удобнее. Оно хоть и напоминало по консистенции резину, но разрывалось на мелкие длинные волокна, да и разжевывалось гораздо лучше. Внезапно какой-то камень попал мне на зуб, чтобы его вытащить, я стал нащупывать его языком, но вместо камня язык ощутил какую-то горошину. Я, языком подтолкнул ее поближе к губам и, наклонив голову, выплюнул на ладонь крупную жемчужину.

Грухьен Картил, смотри, что мне попалось в нашем супе. По-моему это жемчуг или что-то очень на него похожее. Мы с тобой теперь богатые бездомные Робинзоны.

Я протянул Картил жемчужину на руке. Та осторожно взяла ее у меня и принялась рассматривать. Она задумчиво сказала, что видела такие в короне у Правителя, но те были значительно меньше. Она протянула мне жемчужину обратно. Я ей посоветовал оставить жемчуг себе, ведь если мы отсюда выберемся, то тогда она может попробовать продать такую жемчужину или вставить ее в какое-нибудь украшение, которое станет фамильным и будет передаваться из поколения в поколение. Картил грустно улыбнулась и сказала, что у них с мужем нет детей, так как она в последней войне попала под действие одного из вражеских заклинаний. Долго лечилась. Жизнь ей спасли, но предупредили, что вот детей у нее не будет. Я ободряюще ей улыбнулся и по секрету сообщил, что после моей крови могут и появиться и, увидев испуганные глаза Картил, расхохотался и пояснил, что от мужа, конечно же. Моя кровь просто лечит, ведь она убедилась, что мы перебороли тот яд, что попал в нее. В общем, ужин у нас получился достаточно дорогой но, зато теперь мы будем проверять каждую раковину. День угасал, мы сложили наш нехитрый скарб и понесли его в пещеру. Следовало приготовиться к очередной ночевке. По Картил было заметно, что она очень боится ночевать вот так, под водой, но и альтернативы у нас не было. Наверху мы быстро станем добычей глархов, да и как-то я не смог обнаружить там ни воду, ни плодовые деревья. Животных тоже как-то увидеть не довелось. И только то, что окружало остров, было наполнено жизнью. Пауки, раковины, тот, кто тащил меня в глубину в первый день, какие-то рыбы, что пытались обглодать туши глархов, всякие рачки, что-то, отдаленно напоминающее птиц. В общем, здесь, на побережье мы имели все шансы выжить и дождаться появления судна с новыми курсантами магических школ.

Я попросил Картил удовлетворить мое любопытство и рассказать о том, как и чему, учат в их школе. Ну и, конечно, что она сама преподает. Оказалось, что их школа выпускает артефакторов, это такое же учебное заведение, как и другие школы магов, просто, в нем вместе с общим курсом магии преподают только артефакторику. Сама Картил специализируется в бытовой артефакторике и является магистром магии. Если брать более узко, то ее специальность, чистящие артефакты. Я аж подпрыгнул, а чего это мы тут грязные ходим, если с нами магистр чистящей магии. Раз и все чисто. Картил только рукой махнула. Оказалось, что магия на острове не работает. Так уж получилось, что когда открыли этот остров, то одной из его особенностей оказалось почти полное подавление магии. Предполагают, что скальная порода, образованная в результате остывания магмы, получила такое свойство. Ни подтвердить, ни опровергнуть эту теорию, ни у кого не получилось. Так она и прижилась как аксиома, в магической теории. Естественно, чтобы доказать или опровергнуть эту теорию, нужно провести различные исследования. Но, вот тут и появляется проблема, ведь магические приборы здесь не работают, а не магических, просто не существует. Ведь вся жизнь жителей этого мира опирается на магию. Но любой маг, чтобы почувствовать, что такое магия, должен окунуться в среду, где магии нет. Вот этот остров и стал таким полигоном. Здесь ученики пытаются прожить около месяца. Эта полевая практика идет как обязательный предмет, для всех магических школ. Так что наша задача продержаться на этом острове дней пятнадцать, двадцать. Ну и желательно каким-то образом перехватить новую команду учащихся, так как на острове свободно разгуливают глархи, если этого не сделать, то число жертв возрастет многократно. Да и на материке нужно предупредить членов Магического Совета, что дело здесь нечисто.

Значит около двадцати дней. В принципе срок небольшой, так что думаю, продержимся. Мне бы хотелось уточнить еще один вопрос, а возьмут ли меня с собой маги на материк? На это Картил задумалась, а потом предположила, что возьмут, так как неучтенный маг, это плохо. Я поинтересовался, что значит плохо? Картил отводила глаза, и мне стало понятно, что у них существует своя служба безопасности, которая и пасет всех магов. Видимо верхушка боится за свою власть.

.12. Разговор по душам.

* * *

Как только я начинал расспрашивать Картил о иерархии магов в их стране, так сразу натыкался на тягостное молчание. Картил чувствовала себя обязанной мне, но на нее давил груз ответственности и опасений, видимо вбитый на подсознательном уровне. Я решил не форсировать события, а остаться в рамках туриста, интересующегося достопримечательностями страны. Пытался расспрашивать о существующей экономической системе, но опять страх и непонимание в глазах. Стал вспоминать, что прозвучало из уст Картил, ведь вспомнила она, что видела жемчуг в короне Правителя, а раз корона, то, похоже, монархия. Вспомнил, что сначала она приняла меня за кого-то с той стороны, значит, мир поделен как минимум на два лагеря, и они друг друга не любят. После моих раздумий мне стало как-то неуютно в этом мире, но пока я его покинуть не мог, то оставалось приспособиться к нему.

Картил, после моих расспросов замкнулась и сидела нахохлившись. Чтобы увести разговор в сторону, я поинтересовался, а как она сама попала на этот остров, если магия здесь не действует. Ведь она говорила мне, что использовала магический портал. Оказалось, что когда амулет одного из учеников подал сигнал опасности, из дежурных преподавателей была только она, поэтому и воспользовалась специальным артефактом, который раскрывал арку портала не на самом острове, а невысоко над ним. Картил приземлилась на склон уже знакомой мне горы и направилась к тому месту, откуда был подан сигнал бедствия. Обычно такой сигнал подавали ученики, сломавшие себе руку или ногу, и не имеющие возможности себя обслуживать. Преподаватель должен помочь ученику продержаться до прихода новой группы, а затем эвакуировать его с острова. Она нашла растерзанные останки одного из учеников, и это настолько ее потрясло, что она издала вопль ужаса, а затем разрыдалась в голос. Как она теперь понимает, это была серьезная ошибка с ее стороны. Глархи кинулись на голос, но еще раньше подоспел я и увел хищников за собой. Как я смог спастись от стаи глархов она не представляет, но благодаря мне она сейчас жива и есть надежда, что мы сможем оказать неоценимую услугу погибшим ученикам. Ну, если сможем, то окажем. Картил попросила меня передать ей немного воды, а то воспоминания о гибели учеников, опять всколыхнули в ней тот ужас от вида останков, и страх от того, как на ее голос прибежали глархи. Я повернулся и стал вытаскивать одну из половинок раковин с водой. Из-за сложенных здесь же кирпичей я неудачно зацепил рукой раковину с супом, и она опрокинулась на кирпичи. Я чертыхнулся про себя и, вернув выпавшее мясо в пустую раковину, все-таки вытащил Картил воду. Та сделала несколько глотков, и я поставил раковину на место, попутно оглядев кирпичи. Все четыре верхних кирпича были мокрыми от нашего супа. Ну да ничего, все равно завтра нужно заставить Картил пройтись со мной за едой на отмель с моллюсками. Пусть привыкает к моему постоянному присутствию, если здесь все работает, так же как и на Зангрии, или Земле, а может здесь присутствует какой-нибудь промежуточный вариант, то в любом случае пока я ей нужен рядом, как носитель драконьей крови.

Тем временем на остров опускалась ночь. В душе я пожалел, что меня так быстро отогнали от туши гларха, ведь можно было сделать сальные свечи, или просто сделать лампадку из жира гларха и какого-нибудь фитиля. Так бы у нас внутри пещерки был бы свет. Нужно будет продумать этот вопрос. Огниво у меня есть, дело за трутом и свечами. Местное солнце закатывалось за горизонт, освещая нас своими последними лучами. Вот кстати, ведь у парня был узелок, может там найдется что-то нужное. Я сказал Картил, что когда обнаружил первый труп одного из учеников, то невдалеке наткнулся на его вещи, а именно, узелок, который так и остался нетронутым, так как события того дня развивались слишком стремительно. Может, она посмотрит, что там? Ведь нам не помешают некоторые полезные вещи, которые притащил сюда ее ученик. Та изумилась, так как ученики отправлялись сюда только с оружием, но без каких-либо вещей. Скорее всего, это своеобразная контрабанда. Вот, получается, еще и сдал ученика. Однако Картил уже развязала узелок. Тот, конечно, был в ужасном состоянии, так как побывал со мной в тот день везде. Он был небольшого размера и, поэтому, не доставлял мне никаких неудобств. Из узелка был извлечен предмет, который не говорил мне ничего, но который произвел на Картил эффект разорвавшейся бомбы. Она только показывала на него пальцем и что-то пыталась сказать. Я ее не торопил, так как не понимал ровным счетом ничего. Сам предмет напоминал нашу армейскую кокарду. Скорее всего, какой-то символ, но вот чего и какой, знала только Картил. Видя ее такое состояние, я кашлянул и сообщил ей, что пойду, прогуляюсь по берегу моря. Оставив Картил одну в пещере, я выбрался на свежий воздух и отправился поближе к воде. Небольшие волны, шурша, накатывали на песчаный берег, от светила ко мне протянулась искрящаяся дорожка. Да, красиво здесь, вот если бы не глархи. Вот, кстати, как они-то оказались на острове, если раньше их здесь не было. Тоже портал? Тогда это попахивает диверсией. Но с другой стороны, ну, кто сюда попадает, малолетние юнцы, да девицы, они не представляют никакого интереса для, допустим, противников этой части мира. Это я из тех соображений, что существует та сторона. Можно, конечно, предположить, что попытались убить цвет нации. Но учеников-то было всего два, так что это, из пушки по воробьям. Может диверсия была направлена на Картил. А что, это ближе к истине. Она мне, правда, не рассказала, какой у нее вес в обществе. Может она что-то типа придворного мага. Да нет, опять чушь какая-то. Она же магистр по чистящим артефактам. Ну и головоломка. Нет, нужно возвращаться в пещеру, вода уже начала подниматься, а прилив здесь накатывает очень быстро, все интересно взглянуть, докуда доходит вода. Я, убыстряя шаг, направился к пещере. Небольшая задержка перед входом и я, зачерпывая сапогами воду, забрался в наше убежище. В пещере было темно, да это и не удивительно, света ни внутри, ни снаружи не было, так что кромешная темнота. Забаррикадировав вход нашим камнем, забрался на свою лежанку и приготовился ко сну. Под журчание воды так хорошо засыпать. Внезапно я услышал, как Картил всхлипывает. Я прислушался, может, показалось? Но нет, вот опять такой же всхлип.

Картил, ты чего это? Это что, был твой родственник? Но ты же помнишь, что я нашел его уже мертвым, да и пролежал он там не один день. Тело высохло как мумия. Солнце здесь печет нещадно, но все равно, дней пять-шесть, не меньше. Это тот, которого я похоронил на берегу моря. На мне его колет и сапоги, и еще я ношу его саблю и кинжал. Все остальное я оставил на покойном, а узелок с саблей нашел позже, когда выбрался по камням на верхнюю часть острова. Второго ты видела сама, там и брать то нечего было, только такой же амулет, как на первом, да и у тебя я видел такой же.

Нет, Макс, эта одежда на тебе не с того, о ком я плачу. Это именно его я тогда обнаружила, но не поняла, кто это. И узелок был его, ну, по твоему рассказу, второго убитого, а первый, это был его охранник. Именно его колет с сапогами и саблей ты носишь. Так что тут ничего такого нет, что затронуло бы мою честь или гордость. А вот потеря второго убитого может очень сильно отразиться на всей стране. Ты Макс, береги те амулеты, что снял с покойных. Всего я рассказать тебе не могу, но одну тайну приоткрою, второй убитый был моим племянником, правда, когда я отправлялась спасать ученика, то не знала, что это он. Макс, я попрошу тебя об одном одолжении, если мы выберемся с этого острова, то ты безоговорочно отдашь мне эти амулеты.

Да не вопрос, грухьен Картил, я их могу тебе и сейчас отдать.

И я стал снимать амулеты со своей шеи. Картил не видела, что я делаю, но почувствовала мой порыв, поэтому запричитала, чтобы я ни в коем случае не снимал их, пока не доберемся до материка.

.13. Психолог.

* * *

Всю ночь я ворочался, спать было неудобно, все время ощущал, что кто-то смотрит на меня. Утром проснулся от традиционного журчания вытекающей из пещеры воды. Решил встать, так как звук вызывал некую потребность, которую нужно было срочно удовлетворить. Я выбрался из пещеры и отправился в наш общественный туалет, правда, там все смывалось только ночью. Проделав необходимые утренние процедуры, я вернулся к входу в пещеру. Прислушался, Картил еще посапывала, так что я потихоньку перетаскал все кирпичи наружу, так как мне хотелось, что бы моя облицовка нашего входа успела просохнуть до вечера. Прямо из глины сделал корыто, где и замешал ту глину, что будет использоваться как раствор при укладке кирпича. Начал укладывать кирпичи снизу, чтобы они поднимались такими своеобразными колоннами, от которых и начнет выстраиваться дуга арки. В ход пошли кирпичи, вытащенные из пещеры самыми последними, они пошли на порог и стали подниматься ровными колоннами. Вскоре я вынужден был отправляться за следующим кирпичом за несколько метров от нашего входа. Нет, так дело не пойдет, я взялся и перетаскал все кирпичи поближе к входу, сложив их в штабель. Уже укладывая последние кирпичи, внезапно услышал звук, какой издают настоящие кирпичи, ударяясь друг об друга. Я заинтересовался этим и стал простукивать все кирпичи, но нет, такие своеобразные звуки издавали только четыре кирпича. Странно, я же их все делал в один день, из одной и той же глины. Они просохли у меня на солнце, я перенес их в пещеру и сложил там внутри. Кстати, эти кирпичи лежали самыми верхними, поэтому они и сейчас, когда я стал перекладывать кирпичи, оказались вверху. Ну-ка, ну-ка, что-то такое крутится в подсознании, что-то с ними произошло. Точно! Я же на них наш суп пролил. Вот это открытие, так открытие. Это же я без обжига смогу получить кирпичи приемлемого качества. Отлично. Решил колонны не разбирать, а просто облить их полученным супом. Дело за малым, мне нужно будет сегодня набрать побольше раковин, чтобы хватило на все кирпичи. Ну и нам с Картил нужно будет поесть. Кстати, заодно и жемчужины поищем. Может и разбогатеем.

Картил встала подавленная, она так и не отошла от того потрясения, которое испытала вчера. Было видно, что племянника она любила, да вот судьба распорядилась так, что она первая узнала о страшном конце юноши. Кстати, почему это он был с охранником? Ведь она сказала мне, что ученики отправляются сюда только с оружием, нет тут что-то не то. Может его родители занимают какой-нибудь высокий пост в политическом устройстве страны, вот мальчишку и снабдили охранником, в отличие от остальных. Странно только, что трупы так отличались по времени, когда их сделали трупами. Ну, пускай даже три дня, но ведь их нужно было прожить на острове в присутствии глархов. Да, для второго это оказались незабываемые дни. Ладно, хватит философствовать, сегодня у нас решающий день. Нужно запастись раковинами и поймать какую-нибудь жирную рыбу, чтобы соорудить светильник для пещеры.

Чтобы расшевелить Картил, я попросил ее взять теперь уже мой колет, и мы туда сложим весь наш улов, потом поинтересовался, знает ли она какую-нибудь местную рыбу, отличающуюся большим количеством жира. Оказалось, что такая рыба есть, но ее очень трудно поймать, так как она очень пугливая. Картил описала мне ее, и мы тронулись к нашей пищевой ферме. По берегу нужно было идти минут десять. Я так и не отправился в обход острова по берегу. Хотя, может это и правильно, если такой поход затянулся бы, то я неизменно бы попал в полосу прилива, а уж если вся живность уходит от этих скал в глубину, то, наверное, здесь происходит что-то нехорошее. Так размышляя о таких вещах, я приблизился знакомому заливчику. Раздевшись на берегу, я отправился собирать моллюсков. Сейчас моя задача была просто набрать раковин, разбивать и готовить суп будем возле пещеры. Я оставил свою одежду Картил и отправился за первой партией раковин. Набирал столько, сколько мог унести. Прикинул, что супа из шести, восьми раковин мне будет достаточно, я прекратил разорение колонии и вернулся на берег. За три ходки я вытащил около десяти раковин. Сложив раковины в колет, мы отправились обратно. Позже я свожу сюда Картил еще раз, так как нужно не давать ей оставаться со своими мыслями наедине. Нужно загрузить ее работой. Сегодня она будет у меня на подхвате. Сначала поможет в разделке раковин, потом будет помогать замешивать глину, потом заставлю ее поливать кирпичи супом, затем следует привлечь ее к самим отделочным работам, будет кирпичи подавать. Короче, главное, чтобы она была сегодня постоянно занята каким-нибудь трудом.

Так, нагруженные раковинами, мы вернулись к нашему дому. Я, как специалист по разбиванию раковин приступил к разделке добычи. Картил сидела рядом и проверяла мясо моллюсков на наличие жемчуга. Как потом выяснилось, мы набрали восемь крупных жемчужин, почти таких, как первая найденная, остальные шесть были поменьше. В некоторых раковинах жемчуга не было, а в других, наоборот, находили по две, а то и три жемчужины. Оказалось, что в крупных раковинах жемчуг встречается чаще, чем в более мелких. Мы разложили мясо моллюсков по раковинам и залили их водой из моря. Теперь оставалось только ждать, но вот этого я и не хотел, поэтому опять пригласил Картил на прогулку к заливу с раковинами моллюсков, я хотел порыбачить на мелководье. В качестве остроги выступит теперь уже моя сабля и кинжал, который я примотал лентами водорослей к какой-то корявой ветке. Вода была прозрачная, а мне было необходимо определить, какую рыбу бить, если увижу. Поэтому я попросил Картил с берега следить за рыбой, которая будет проплывать мимо меня. За более чем час времени около меня проплыло порядка десяти рыб. Все они были нам неинтересны, когда мне уже наскучила вся наша рыбалка, Картил вдруг преобразилась. Она вытягивала шею, нетерпеливо ходила по берегу. Оказывается, в поле ее зрения попала нужная нам рыба, но ко мне она, почему-то, не подплывала. Картил захватил дух рыбалки, она подзывала рыбу, угрожала ей, молила богов, чтобы они сжалились над нами и даровали нам эту злосчастную рыбу. Наконец Картил прошептала, что та плывет в мою сторону. Я приготовил свои остроги и решил бить обеими с двух рук, так надежнее. Наконец рыба приблизилась на расстояние удара. Мои остроги не заставили себя долго ждать и сделав поправку на преломление изображения в воде, я нанес молниеносный удар с двух рук, буквально пригвоздив рыбу к песчаному дну. Миг, и рыба бьется у меня в руках. Картил издала какой-то восторженный визг. С этого момента она стала все больше и больше напоминать ту Картил, которую я знал до вчерашнего дня. Рыба была вытащена на берег, и мы успокоили ее, оглушив камнем. Только сейчас я разглядел, что рыба была почти прозрачной, как же ее Картил увидела с берега? Оказалось, что когда она была живая, то необыкновенно отражала солнечный свет на мелководье. Ее за это прозвали радужной. Как бы там ни было, а свечу мы добыли. Теперь можно будет коротать вечера, сидя при свечах. День складывался удачно и мы отправились к нашей пещере.

.14. Строители.

* * *

Пока мы занимались рыбалкой, то наш супчик начал прогреваться. Конечно, он не кипел на солнце, но вода значительно нагревалась. Когда мы подошли к разложенным на камнях раковинам, то вода в них, обжигала пальцы. Признав ее годной, принялись формировать дугу арки. Я решил сделать так, что каждый кирпич будет давить своим весом на два ближайших кирпича, как бы распирая их. Так они и зафиксируются, как арочный свод. Нужно было только помочь кирпичам занять такую позицию. У нас было четыре руки и еще мы сложили некие колонны, которые поддерживали начало арочного свода. Вот, поддерживая около пяти кирпичей изогнутой рукой, я очень осторожно вставил самый верхний кирпич, который соединил дугу, что поддерживала Картил и свою, которая буквально лежала на моей руке, изогнутой в виде арки. Наконец кирпич занял свое место, и мы стали осторожно отпускать руки от кирпичей. Картил опять завизжала как девчонка, потому что у нас получилось. Я специально сделал арочные кирпичи немного трапециевидной формы, та как это должно было помочь им лучше удерживаться на весу. Теперь нужно будет обмазать все кирпичи глиной, а затем, когда высохнут, облить их нашим супом. Над аркой оставался просвет, куда просились еще несколько кирпичей, чтобы закрыть такую отдушину, но сейчас кирпичи арки не выдержат их веса, вот позже, когда все укрепиться, тогда и заделаем всю верхнюю часть. Пока можно было полить кирпичные колонны, поддерживающие нашу арку, поэтому мы осторожно полили все боковые кирпичи, и, даже, взбрызнули на те кирпичи, что изображали нам арку. Вода испарялась очень быстро, так что до вечера мы еще несколько раз брызгали на кирпичи арки. До ночи было еще далеко, когда я проверил, как прочно держатся кирпичи в арке. Во всяком случае, они издавали звук хорошо обожженного кирпича. Так что я осторожно заложил верхнее отверстие над аркой уже готовыми прочными кирпичами и заделал все щели раствором из глины, в который сразу добавили воду из супа. Оставив все сохнуть, мы пошли смотреть, что можно было сделать из нашей рыбы. Картил сказала, что в древности в такую рыбу просто вставляли фитилек и поджигали его, он мог гореть долго, так как в рыбе жира было много. Это был не такой рыбий жир, как на земле. Он не издавал сильного неприятного запаха. Конечно, это были не духи, но терпеть такой запах было можно. Конечно, такой светильник нельзя было жечь в пещере, перед приливом, а то мы рисковали выжечь так нужный нам кислород под сводами пещеры, но перед приливом всегда дул ветер, так что вентиляцию перед сном он делал хорошую. Мы оба радовались хорошо выполненной работе. Сегодня наша пещерка станет более сухой, а значит, что и спать там будет удобнее, да и воздуха оставаться на ночь будет больше. Хотелось бы провести оставшиеся нам дни на острове с комфортом. Я поинтересовался у Картил, как она сможет предупредить новую группу учеников, что на остров сейчас высаживаться нельзя. Картил показала на такой же амулет, какие я снял с погибших. Оказалось, что на суше они используются как средство связи на расстояние около десяти километров, а на море такое расстояние может быть увеличено раза в два, так что она через каждый час сообщает наше местоположение на острове и призывает не выгружать учеников на сам остров. Пока до сих пор ответа не было, значит, в ближайших десяти, пятнадцати километрах кораблей нет. Мне стало интересно, а как выгружают учеников, ведь кругом отвесные скалы и я с трудом нашел ту трещину, по которой мы и спустились на берег. Оказалось, что так же, как и сама Картил попала на остров, через небольшой локальный портал. Он работает не более чем на километр. Раскрывается арка портала на высоте не более трех метров над землей, так что высадка проходит обычно без задержек. А вот забирать учеников приходится достаточно сложно. Они выходят по очереди на тот самый утес, откуда я прыгнул в воду и их снимают, а вернее они сами прыгают в портальную арку, висящую в воздухе. Это место специально выбрали для эвакуации магов, так как там хорошая глубина и если маг не попал в арку, а таких случаев просто не было, то он будет подобран из воды. Хищных рыб отгонят охранными заклинаниями. Не у всех хватает духа прыгнуть в арку, если не смог себя пересилить, то жди очередного корабля, так что второго корабля оказывается достаточно, чтобы поднять боевой дух мага. Не было ни одного случая, чтобы кто-то ждал третий корабль.

Да, действительно, полевая практика. Серьезные испытания для неокрепших душ молодых людей. Я спросил Картил, а с какого раза она сама, когда у нее была полевая практика, попала на корабль, та улыбнулась и заявила, что если бы не ее будущий муж, то она первый раз сама, ни за что не прыгнула бы, побоялась. Но вот любовь, она окрыляет человека, так что, простилась с жизнью и как коза, сиганула в арку портала. Эти воспоминания вызвали на ее лице улыбку, видимо приятно вспомнить молодость. Пока Картил проясняла для меня особенности учебы в магических школах, да предавалась воспоминаниям, наступил вечер. Нужно было опять собирать все раковины и тащить их в нашу пещеру, так как после прилива здесь ничего не останется. Перетаскали все внутрь, мясо, которое не смогли съесть, оттащили подальше от пещеры, ведь я все еще помнил толстое щупальце, утащившее разодранного моллюска прямо из пещеры. Пока было время, и жара спала, я предложил Картил проверить, как далеко она может от меня отойти, вернее я от нее, так как она оставалась возле пещеры, а я разделся и, взяв две раковины, отправился к мелководью за питьевой водой. Я отходил все дальше и дальше, а взмахов руки Картил так и не последовало. Конечно, может дистанция просто увеличилась, и я все еще нужен был Картил для стабилизации ее крови. Но хотя бы то, что я мог сам сходить за едой, уже немного развязывала мне руки. Да и признаки стабилизации крови вселяли уверенность, что все у нас прошло нормально, тем более что у нас еще есть время быть рядом. Войдя в воду, я наполнил раковины пресной водой и отправился обратно, сегодня у нас испытания нового дома, а это значит, что, если все пройдет нормально, то мы не будем мучиться во сне от ощущения стоящей рядом воды, да и запирать пещеру в момент прилива будет значительно проще.

.15. Можно поменять рацион.

* * *

Прилив застал нас, сидящих в своем домике. Теперь вход смотрелся колоритно. Кирпич имел желтовато-зеленоватый цвет с легким перламутровым оттенком, видимо от супа. Это же, сколько перламутра вместо жемчуга, сюда пошло. Нашу рыбу решили не зажигать, так как местное светило до последнего освещало нашу пещеру, и дополнительного света не требовалось. Теперь же мы просто лежали на своих спальных местах и обсуждали, что же еще можно было бы улучшить в нашей островной жизни. Я, вспомнив о вялящемся мясе, поинтересовался у Картил, как бы она отнеслась к изменению нашего рациона? Та вздохнула и, видимо что-то вспомнив, сглотнула слюну. В тишине пещеры это прозвучало очень интригующе, и мы расхохотались. Картил призналась, что хотела бы поесть нормального сыра с лепешками и отварного мяса. Выпить тонизирующий напиток с вкусными пирожными.

Да ну тебя, Макс! Нет, о еде лучше не думать. У моих знакомых и родственников я считаюсь любительницей вкусно поесть. Но, на самом деле, я больше люблю не есть, а пробовать.

О, тогда твоему хобби очень повезло, ведь завтра или послезавтра, все зависит от того, как далеко ты сможешь меня отпустить, я принесу тебе немного вяленого мяса и мы сможем немного разнообразить свой стол. Еще я мог бы поохотиться на рыбу так же, как и в прошлый раз, когда мы ловили наш светильник. Если рискнуть, то можно было бы понырять в прибрежных водах, может, попадутся креветки или мидии, не исключено что здесь водятся какие-нибудь лобстеры или простые крабы.

Картил смотрела на меня с выпученными глазами. Я рассмеялся и спросил у нее, неужели те названия, которые я произнес, говорят ей о чем-то? Та отрицательно покачала головой и обратилась ко мне, неужели я рискнул бы погрузиться в воду, да еще и с головой. Я пожал плечами, само погружение в море меня не пугало, пугало то, что там живет. Я рассказал Картил, как я, очнувшись на прибрежном песке, обнаружил, что искусан пауками, а мое лицо было сильно разбито и покрылось коркой засохшей крови, эдакой коростой. Вот я и полез в воду, сел на песок, чтобы только голова торчала над водой и начал отмачивать коросту, и вот в такой момент меня и сцапало чье-то щупальце, или, может, это был такой язык. Короче мы сцепились, и если бы не моя драконья сущность, то мне пришлось бы туго. Уж очень силен был тот морской гад. А так я выпустил когти и вцепился ими в тот отросток, что тянул меня в море, на глубину. Так мы и расстались. Картил, открыв рот, слушала мое повествование. Она призналась, что люди их страны, не плавают и не ныряют в море. Это толи не принято, толи в людях есть что-то, что не позволяет им находиться в воде. За всю известную историю их страны только три человека побывали в воде, да и то, можно сказать условно. Это старший священнослужитель, который не побоялся испытать одно из изобретений древних. Он спустился в нем на глубину, как рассказывали, десяти метров и, когда это устройство вместе с ним подняли на поверхность, он был еще жив, но судороги и какие-то спазмы внутренних органов не дали ему выжить после этого опыта. Двое других были простыми рыболовами и по разным причинам, упали за борт. Обоим повезло, и в воде они были не более пяти минут. Обоих вытащили сетью, которой ловят рыбу и оба остались живы. Я поразился, а неужели не бывает ни штормов, ни кораблекрушений. Оказалось, что море всегда такое, небольшие волны. Опасных мест, где ходят корабли, нет. Кстати, профессия моряка из-за такой боязни воды людьми, считаются очень престижной, но мало кто осмеливается выходить в море. Тот корабль, что привозит сюда учеников, один из немногих, кто плавает так далеко от берега. В основном, все стараются передвигаться рядом с берегом. Это относится и к морякам и к пассажирам.

Светило опустилось в море, и сразу в пещере наступил полумрак. Делать было нечего, и я поинтересовался у Картил, не выходил ли кто-нибудь с ней на связь. Та пожаловалась, что нет и это странно, ведь в пределах действия амулета должны проплывать корабли, пусть редко, но вот в течение одного часа она в любом случае должна получить ответ. Тогда я предположил, что ее амулет испортился, и она, поэтому не может связаться с другими амулетами. Насколько я понял, Картил не знала принципа работы такого амулета. У меня в голове осталось, что амулет лучше работает в море, чем на суше. Может, удастся уговорить Картил провести эксперимент с возможностью сделать обращение через амулет с поверхности воды. Нужно только ее морально подготовить. А ведь не исключено, что что-то поменялось на острове, так как появились же откуда-то глархи, может и связь теперь глушится.

Ночь уже вступила в свои права, и легкий журчащий звук постепенно приближался к пещере. Картил очень сильно боялась этого звука. А вот интересно, ведь при приливе она находится не менее чем на десятиметровой глубине и с ней же ничего не происходит. Может она просто не знает, что над нами находится приличная толща воды. Нет, лучше ей об этом не говорить, а то я могу получить проблему прямо на ровном месте. Вода постепенно начала прибывать, я на нее даже не смотрел. Мне достаточно было ее слышать. На этот раз уровень едва покрыл половину высоты наших спальных мест. Это уже не плохо. Если я сейчас встану, то вода дойдет мне до пояса, а раньше доходила до груди. Кирпичи держали прекрасно, так что я вскоре стал проваливаться в сон. Уже засыпая, я вспомнил, что не закрыл вход камнем. Пришлось вставать и подкатывать камень к нашей кирпичной конструкции. Выбравшись из воды, спросил Картил, не спит ли она. Та ответила, что нет, ей всегда страшно, когда вода заливает здесь все. Сегодня слышно, что она значительно ниже, чем в прошлые дни. Я подтвердил ее предположение и спросил, а не слышно ли в ее амулет кого-нибудь именно сейчас. Картил прислушалась, и удивленно сказала, что она отдаленно слышит, как кто-то переговаривается, но разобрать что говорят, не получается. Просто слышится шум голосов и все. Мои предположения стали обретать некоторую уверенность, что нужно уговорить Картил полежать у меня на руках, а я оттащу ее подальше в море, в районе нашей отмели. Может ей удастся связаться со своими и передать, чтобы не выгружали на остров учеников. Не хотелось бы предоставлять глархам беззащитных детей. Они итак оборвали, как минимум две жизни. Все решено, завтра начну обрабатывать Картил, попрошу сходить со мной за водой. Пусть подержит раковины, пока я наполняю остальные, в общем, начну ее психологически обрабатывать, да и мясной рацион нужно запланировать назавтра. Так что утром идем собирать раковины и запасаться водой, а потом я отправлюсь за мясом. Мне и самому хочется чего-нибудь мясного, а моему дракону еще и свежатинки.

.16. Грухьен Картил нашлась.

* * *

Утром опять журчание, напомнившее мне о некоторых потребностях, так что я, отодвинув камень, метнулся в туалет. На этот раз я пригляделся к скалам, докуда же интересно доходит прилив. Да, как я и думал, метров восемь, а то и все десять. Снизу высоту определить немного сложно, так что остановимся на десяти, не будем мелочными. Эх, сбегать бы за мясом сейчас, но нет, без Картил нельзя, вдруг ее кровь без меня взбунтуется. Ладно, будем делать так, как я вчера запланировал. Едва я подошел к пещере, как из нее выбралась Картил. А ведь у нее даже мысли не возникает, что вода над нами, в момент прилива, стоит высоко. Мне кажется, она думает, что заливает только вход, и все, выше она не поднимается. Да, блажен тот, кто верует и это хорошо. Я предложил Картил сходить со мной за нашим пропитанием и водой. Делать-то все равно нечего. Картил, видимо, разделяла мою точку зрения на времяпрепровождение, поэтому с удовольствием согласилась. Пока шли в направлении залива с моллюсками, попросил Картил сегодня мне помочь, так как я собираюсь набрать побольше воды. Предложил сделать так, я с Картил захожу в воду, потом набираю пару раковин с водой и отдаю их Картил, а сам набираю еще две и вытаскиваю их на берег. Затем мы относим воду в пещеру и уже потом, занимаемся сбором раковин с моллюсками. Картил, пока мы шли по берегу, бурно поддержала эту идею, но вот когда мы подошли к кромке воды, то ужас на ее лице был неподдельным. Быстро пересмотрев свой план, я предложил сначала набрать раковин и сложить их на берегу, а я потом перетаскаю их в пещеру. Мне важно было приучить Картил к воде. На раковины она согласилась, так как бродить по мелководью по колено в воде и, самое главное, видеть это дно было ей под силу. Мы начали с этого. Я всякими хитрыми приемами все пытался завести ее поглубже. То раковину большую покажу на дне, то рыбу. Но все мои ухищрения не приносили плоды. Картил как будто отметила для себя глубину, до которой можно входить, а вот дальше, ни в какую. Мы набрали раковин, так что сегодня еще поковыряемся в моллюсках в поисках жемчужин. Кстати, можно прямо сейчас, так как для еды нам столько раковин не нужно, да и Картил успокоится. Расположившись на камнях, мы с увлечением стали раскалывать раковины и выискивать для нас жемчуг. Когда азарт слегка утих, я напомнил, что нам нужно набрать воды. Картил обреченно кивнула головой и мы, взяв по паре открытых раковин, направились в воду. Здесь нам нужно было зайти по грудь, а потом я нагибался и наполнял раковины возле самого дна, где вода была почти без примеси соли. По Картил было видно, что она делает героическое усилие, чтобы не сорваться и не повернуть к берегу, однако она понимала, что добыча воды это не моя прихоть, а необходимость, продиктованная особенностями нашего быта на острове. Запас пресной воды был нужен, так что она терпела и видимо, чтобы отвлечь себя от этих страхов, в очередной раз вышла на связь в эфир. Вскоре ее лицо изменилось, теперь в нем не было страха, она вся отрешилась и ее пальцы с силой сжали раковины, которые она несла. Внезапно Картил встрепенулась и застыла, долго стояла так, выпустив из рук раковины. Она, то стискивая руки, то гневно била одним кулаком в ладонь другой руки. Думаю, что если бы здесь был ее мысленный собеседник не мысленно, то он получил бы хороший удар в челюсть. Уж больно гневное лицо было у грухьен Картил. Наконец ее лицо слегка расслабилось, а потом кивнула чему-то головой и обратилась ко мне.

Макс, нельзя терять ни минуты, эти идиоты решили, что переправят первую партию на остров, а затем спасут нас. Нет, нужно уходить с моего поста. Никто меня не слушает. Может, ты мне еще раз поможешь. Там на острове высадилось шесть магов, портал почему-то схлопнулся, как будто через портал прошло больше человек, чем положено. Они будут ждать остальных на том самом месте, где ты прыгал в воду, помнишь, я тебе рассказывала, что там открывают арку портала над водой и маги прыгают в эту арку. Кто не попадет, тот летит в воду и тогда ему пытаются помочь с корабля, распугивая хищников, и с помощью специальных артефактов будут пытаться спасти такого мага, если ничего не делать, то маг просто утонет. Правда, пока прецедентов не было, но на острове не было ни одного не мага, так что сам понимаешь, проверить не могли.

А такой маг что, не может доплыть до корабля?

Как это доплыть? Это что, какая-то неизвестная нам магия твоего мира?

Грухьен Картил, ты меня поражаешь, вы что, плавать не умеете? Плавать, это делая гребковые движения руками и молотя в воде ногами, человек может удержать себя на поверхности воды. Умелые могут достаточно долго находиться в воде и преодолевать в ней большие расстояния.

Макс, некогда рассуждать, сейчас мне откроют арку малого локального портала, а ты, пожалуйста, спаси их. Ждать им придется несколько часов, пока не накопит энергию артефакт открытия переходов. Я, как только появлюсь на корабле, то смогу ускорить зарядку артефакта, все же я не последний маг в стране. Поговорить ты с ними не сможешь, просто сбрось их в портальную арку, как только она откроется. Сейчас ты ее увидишь, так что там, наверху не спутаешь. Просто хватай их и сбрасывай, я попытаюсь до них докричаться через портал, но думаю, что они меня просто не услышат. Да, чуть не забыла, если там будет кто-нибудь в такой же одежде, как на тебе, то он не сможет использовать портал, тогда сбрось в воду, может, мы успеем его спасти, только бросай такого после всех остальных. Ну, и сам прыгай в воду. Мы будем до последнего пытаться тебе помочь простым локальным порталом. Такой должен перемещать не только магов, но если не получится, то тогда попробуй добраться до корабля сам, как ты говорил. Хищников мы распугать сможем, а вот все остальное под большим вопросом. Все, Макс, уже засветилась арка, до встречи на корабле. И пожалуйста, помоги нам!

Я махнул рукой Картил и побежал к моей расщелине. В голове крутилось, что на весь подъем до того места, где я прыгал в воду уйдет не менее часа. Потом нужно дать понять магам, что не следует орать и размахивать руками, привлекая внимание глархов. Черт, как плохо, что я не могу поговорить с ними. Ну да ладно, что-нибудь придумаю. Пока перебирал в голове варианты, как мне объясняться с магами, успел добежать до моей расщелины. Сняв сапоги и зажав голенища в зубах, полез наверх. Сейчас главное не наделать шума самому и не привести стаю глархов на верхнюю площадку. Если вести себя тихо, то может мы и дождемся, когда нам откроют портал на корабль. Из всех только я окажусь не магом. Так что мне придется испробовать их систему спасения на воде, ну а если нет, то думаю, что я смогу доплыть до корабля, даже в одежде. Местная вода меня держит, это я несколько раз проверял на мелководье, когда доставал раковины, так что, самое главное, это сбросить всю эту ораву магов в портал, а если не успеют его открыть, то в воду, а там что-нибудь придумаю.

.17. Привычная работа.

* * *

Я взбирался очень быстро, в поперечной расщелине с тоской проводил взглядом наши запасы вяленого мяса глархов. Можно было попробовать раскидать его, чтобы отвлечь глархов от моего следа. Но поразмыслив, пришел к выводу, что это ничего не даст. У них нюх лучше, чем у любой собаки, так что сейчас есть вариант, что они наткнутся на мой след и станут преследовать, а с мясом, это все равно, что помахать красной тряпкой перед носом разъяренного быка.

Все, вот я, наконец, выбрался на верхнюю часть острова. Стараясь не шуметь, я побежал по знакомой мне тропе в направлении горы. Там так и сверну к той самой площадке по своим следам, не нужно оставлять мои следы еще где-нибудь. Так я и несся по склону горы в направлении площадки. Вскоре я уже огибал тот самый гребень, где уничтожил первого гларха, встреченного на этом острове. Еще немного и я выбежал на площадку. Метрах в ста, ста пятидесяти, стояла группа людей и среди них маленькая девочка и, похоже, охранник, в такой же одежде, как и у меня. Я прибавил ходу и подбежал к ним. Да их не шесть, а восемь человек, вот и верь после этого магам.

Я прижал палец к губам, показывая, что нужно молчать или говорить тихо. Потом, показывая на свое горло, я издал только несколько хрипов, чтобы они поняли, я не могу говорить и показал им на корабль. Потом махнул рукой, что, мол, на него нужно возвращаться и показал пальцами рук, что уходим. Все загомонили. Я опять привлек их внимание, прижав палец ко рту, и показав в провал, очертил руками круг. Думаю, что они меня поняли. Вот только охранник с девочкой не выходили у меня из головы. Не должно их тут быть. Здесь полевую практику проходят уже обученные маги. Не может же такая девочка быть выпускницей школы магов. Нет, тут что-то не сходится, да и еще один охранник. Как бы мы не встретились с еще одним членом семьи Картил. А может это из-за нее портал разрядился, взяла, да втихаря просочилась с первой группой. Точно, ведь если она не маг, да и охранник тоже, то они оба должны были, на свое перемещение, истратить гораздо больше магической энергии. Это элементарные законы использования магической энергии. Вот портал и схлопнулся. Да, все сходится. На корабле видели, что в портальную арку вошли шесть магов, а на самом деле шесть магов и два простых человека. Вот теперь дилемма, ведь я не знаю, как отреагирует портал на то, что в него прыгнут не маги. Ведь может сразу закрыться. Тогда сделаем так, сначала отправлю туда шесть магов, а потом прыгнем мы все вместе. Если попадем на корабль, то хорошо, а вот если портал нас не примет, то тогда я помогу им удержаться на воде, да и до корабля дотащу. Здесь плыть-то, всего метров шестьсот, ну может восемьсот, сверху расстояние как-то теряется. Я попытался связаться с Картил, та не отвечала. Или занята, или расстояние для нашей ментальной связи слишком большое. Пока портальной арки видно не было и я, отбежав на край площадки, с тревогой стал оглядывать лежащий внизу лес. Пока никакого движения не было, и я вернулся к краю обрыва. Внезапно мне пришла на ум одна идея, ведь если сбросить вниз несколько крупных кусков дерева, то тогда тем, кого не примет портальная арка, они помогут удержаться на воде, а там я их отбуксирую к судну. До небольшой группы деревьев было не так далеко и я бросился туда. Взмахнув несколько раз когтистой лапой, я получил приемлемые куски для небольшого плотика. Надрав целую охапку длинных стеблей какой-то травы, я побежал со всем этим к группе людей. Там, усевшись на землю, стал плести из травы веревку. Вскоре у меня получилось несколько приемлемых кусков непрочной веревки. Я разложил куски небольших стволов прямо на земле, прижав их друг к другу, и стал связывать бревнышки между собой веревкой. Вскоре у меня получился небольшой плотик, буквально метр на метр. Но держаться за него получится, а это главное. Я перенес его поближе к краю обрыва и опять побежал посмотреть, не появились ли глархи. На этот раз далеко внизу я увидел шевеление стволов деревьев. Мысленно выругавшись, я опять бросился к людям. Заглянув в провал, так и не увидел портальной арки. Настороженно оглядев всю компанию, выделил охранника девочки. Я даже ни на миг не сомневался, что он охраняет ее. Поманив его за собой, побежал к тому месту, где я наблюдал за глархами. За спиной слышался бег охранника. Молодец, не заставил себя упрашивать. Может он мне, чем и поможет. Мы подбежали к месту, где можно было осмотреть подножье горы. Там, уже выскочив на оголенную часть склона горы, бежала группа из шести глархов. Они тут что, размножаются? Сначала мне попался один гларх, потом три, теперь шесть. Возле нас они будут минут через двадцать, я потянул за рукав охранника, который стоял во весь свой немалый рост и с ужасом смотрел на глархов. Я утянул его назад так, чтобы его не было видно снизу, и покрутил пальцем у виска. Ведь пока глархи вынюхают след, пройдет какое-то время, а если они увидят одинокую фигурку человека на фоне неба то, не разбирая дороги, понесутся прямо сюда. Мы отбежали к остальным и стали тревожно вглядываться в провал темной воды под нашими ногами. Пока арки портала не было. Я мысленно стал звать Картил. Вскоре пришел слабый ответ, что еще нужно выждать около часа. Я зарычал и сказал Картил, что у нас нет этого часа. У меня на руках шесть магов и два простых человека, маленькая девочка и ее охранник. Теперь зарычала Картил и пообещала прибить чертовку, которая без спросу отправилась спасать своего брата. Я договорился с Картил, что еще раз посмотрю на глархов, а потом опять свяжусь с ней. Если от меня не придет сигнала в течение десяти минут, то она должна будет открыть портал. Тогда спасется хоть кто-то, так как вскоре сюда наведается шестерка глархов. Выйдя из контакта с Картил, я еще раз побежал на свой наблюдательный пункт, уже подбегая к краю, я услышал победный рев глархов. Все, значит, они наткнулись на мой след. Теперь у нас есть в запасе всего минут десять, ну, максимум пятнадцать. Я выглянул вниз, только для того, чтобы убедиться, шестерка глархов уверенно перла по моему следу. Все, нужно связаться с Картил и установить время, через которое она открывает портал пусть ненадолго, главное, это хоть немного уменьшить ту группу, которую я буду тянуть в воде к кораблю. Подбежав к побледневшим магам и напуганной девочке, я увидел, как охранник начал готовиться к бою. Перевешивал поудобнее оружие. Показать ему, что он дурак? Но ведь не такой уж он и дурак, он приставлен защищать маленькую леди, так что будет защищать ее до конца. Единственное, что его решительные действия глархи даже не заметят. Я подозвал его и показал на воду. Тот недоуменно вытаращился на меня. Я показал ему, что девочка, я и он, не попадем в портал. Маги, да, но и то под вопросом, а вот мы, нет. Поэтому мы плывем, держась за вот этот плотик. Тот только обреченно покачал головой. Я пожал плечами и показал на пальцах цифру шесть. И кивнул ему головой в сторону поднимающихся к нам глархов. Пока я изображал пантомиму, прошло минут пять, так что у нас есть еще только пять минут, а потом все. Этот ураган мощных тел и огромных зубов с когтями ничто и никто не остановит. Я стал звать Картил, времени почти не осталось. Та ответила почти сразу.

Макс, все, открываем портал, пусть идут по одному, и попроси, пусть не торопятся.

.18. Заплыв.

* * *

Интересно, а как я это сделаю, и как это, не торопятся? Тут нужно в течение пяти минут отправить восемь человек в портальную арку. Меньше минуты на человека. Я толкнул в плечо ближайшего мага и показал ему на разворачивающийся портал. Миг, и тот стабилизировался, я подтолкнул первого мага в сторону портала. Тот долго настраивался, поэтому я ему слегка помог и он, заорав, полетел в створ арки. Внизу, на склоне горы, со стороны глархов послышался радостный рев шести глоток. Я подтолкнул второго мага, тот, надо отдать ему должное, смело прыгнул вперед, я даже не посмотрел, попал он в створ арки или нет. Я, обернувшись, подозвал рукой следующего. Девочка смотрела на меня преданными глазами, однако понимала, что сейчас происходит что-то такое, куда ей лучше не вмешиваться. Она неосознанно прижалась к охраннику. Пока следующий маг подходил к краю, я показал охраннику, что он прыгает с девочкой, прижав ее к себе руками, особенно ее руки и ноги, и своими ногами входит в воду. Теперь следовало опять переключиться на магов. Предыдущего уже не было на краю обрыва, и я подозвал следующего. Этому тоже пришлось помочь, так как он слишком долго готовился к прыжку. Я подозвал оставшихся двух магов и указал охраннику место поближе ко мне и, в этот момент на площадку выскочил первый гларх. Он победно зарычал, а я, повернувшись к магам, сгреб обоих и швырнул их в портал. В провале что-то полыхнуло, но я не глядя схватил охранника с девчонкой и помог им спрыгнуть в провал, а затем и сам, подхватив наш плотик, прыгнул чуть в сторону от того места, куда направил охранника. Уже в полете осознал, что портальной арки нет, видимо это она полыхнула, закрываясь. Внизу никого не было, только к воде подлетал охранник, цепко держа девочку, как я и просил. Молодец, только бы он ее отпустил в воде, а то так и пойдут ко дну вместе. Наконец увидел внизу всплеск воды, значит, мои подопечные приводнились. Я, по моим ощущениям, войду в воду метрах в пяти от них. Уже перед самой водой несильно отбросил плотик от себя, чтобы он углом вошел в воду. Все, теперь Картил должна отогнать от нас хищников, все остальное я сделаю сам. С шумом я вошел в воду, колет чуть не снялся у меня через голову, но застежки выдержали, Я не стал тормозить себя в воде, а погружаясь, осмотрелся. Как я и боялся, охранник не выпускал девочку из объятий и бодро шел на дно. Я перевернулся и подгребая руками и отталкиваясь ногами от воды в стиле брасс, поплыл к ним. Их скорость погружения заметно упала, так что я настиг их достаточно быстро и стал выталкивать на поверхность. В это время в стороне от нас что-то шумно погрузилось в воду. Видимо какой-то гларх не утерпел и кинулся за нами. Может это и к лучшему, так как сейчас все хищники устремятся к тонущему гларху. Я выталкивал сцепившуюся парочку в направлении колышущегося на поверхности плотика, вода была прозрачная и я его хорошо видел. Наконец мы вынырнули на поверхность. Оба мои спутника с шумом вдохнули. Я не дал им повторно погрузиться, а стал подталкивать к видневшемуся невдалеке плотику. Три таких направленных толчка и мы у цели. Охранник, наконец-то выпустил девочку и ухватился за край плотика, девочка тоже, как только освободились ее руки. За нашими спинами начиналось пиршество хищников, а вот нам следовало, во-первых убраться подальше от этого пиршества, а во-вторых начинать выживать в этих условиях и добраться до корабля. Я обратился к Картил и поинтересовался, сможет ли она забрать нас, я сейчас подниму руку, чтобы ей было удобнее ориентироваться. За нами чуть дальше, доедают одного из глархов, и хищников там немеряно. Я высоко вынырнул из воды и поднял руку. От Картил не поступило никаких подтверждений того, что она меня увидела, поэтому я больше не стал будоражить море вокруг нас, а расположившись перед плотиком, подал свои ноги на плотик. Показал охраннику, чтобы держал меня за ногу, а сам держался за плотик и придерживал девочку. Перевернулся на живот и погреб на одних руках в сторону корабля. Охранник цепко держался рукой за мой сапог. Благодаря Молнии, я мог долго не дышать, так что, опустив голову в воду, греб руками, поднимая ее только тогда, когда нужно было сверить направление. Через некоторое время охранник заколотил меня по ноге. Я тут же перевернулся и посмотрел на то, что там делается у них. А дело было плохо, сразу бросилось в глаза, что девочка потеряла сознание. Причина была неясна, поэтому я пристроил ее голову так, чтобы она почти лежала на охраннике, а того заставил получше ухватиться за плотик, потом повторил фокус с моими ногами и включив все свои мощности погреб к кораблю. Несколько раз ощущал, что какая-то плотная субстанция охватывала нас, скорее всего, это был тот самый малый локальный портал для простых смертных. Но, кроме того, что мы встречались с этим порталом, больше ничего не происходило, толи мы должны были что-то сделать, толи с той стороны как-то должны были нас поймать, не знаю, но тратить время и силы на это не хотелось, поэтому я греб и греб. Вскоре корабль значительно приблизился, меня это обрадовало, так как больше всего боялся, что мы попадем в какое-нибудь течение, и нас начнет сносить от корабля. Так я и боролся с волнами до тех пор, пока нашу троицу не вытащили на борт подведенной под нас сетью. Еще немного, и лебедка перенесла нас на борт корабля. Как только сеть опустили на палубу, к нам поспешно направились два каких-то матроса, и вместо того, чтобы оказать нам помощь, тут же, прямо через ячейки сети, застегнули на моих руках кандалы. Ну, что же, видимо Картил допросили по-своему. Оружие с меня сняли, и потащили к трюмному люку. Охранник проводил меня удивленным взглядом, а девочка была без сознания. Я был настолько измотан нашим заплывом, что сопротивляться просто не было сил. Этим я могу заняться и позже. Меня грубо стащили по ступенькам в трюм и, чуть ли не на пинках, втолкнули в отдельно стоящую клетку. Один из них захлопнул дверцу и навесил, как я понял из его назначения, замок. Мое тело повалилось на дно этой клетки, так как ноги меня не держали, ведь я, пока плыл, выкладывался, как мог. Было понятно, что с девочкой что-то произошло, причем вначале она сама держалась за плотик, значит, какое-то событие случилось потом, когда мы отплывали от туши гларха. На ум пришел рассказ Картил о священнослужителе, испытывающем подводный колокол, как я понял из ее рассказа. Однако, тут же отбросил эту мысль, охранник то был жив и здоров, так как всю дорогу, пока я плыл, он цепко держался за мой сапог.

Ладно, раз от меня сейчас отстали, то нужно полностью отдохнуть и набраться сил. Клетка, если честно, то это ерунда, мои когти все еще при мне, да и такой замок я открою без проблем, было бы чем. Перевернувшись на спину, я провалился в сон, мой дракон требовал свое.

.19. Восстановление в правах.

* * *

- Макс! Макс! Ты нам нужен! Макс, беда!

Ворвались в мою голову крики Картил. Я с трудом проснулся, на душе было как-то муторно и тяжело. Глаза открываться не хотели. Что-то было не так. Я попытался дотянуться до прутьев решетки, но руки меня не слушались. Нужно ответить Картил, но я не могу. Такое впечатление, что у меня что-то выключено. Слабо шевелиться я мог, а вот перевернуться или даже просто закричать, нет. Мысли тяжело ворочались в голове, но даже на таких мыслях я не мог сосредоточиться. Наконец послышались торопливые шаги, и в трюм буквально слетел кто-то и что-то громко закричал. Вскоре послышался топот множества ног. Кто-то ругался, судя по интонациям. Вот в поле моего зрения возник знакомый силуэт того охранника, что прикрывал девочку на острове. Все что-то говорили. Вся речь проходила мимо моего сознания, во-первых, я ни слова не понимал, а во-вторых я просто не хотел прислушиваться. Картил видимо поняла, что мне очень плохо и, кроме того я же не понимаю их языка. Поэтому она громко подумала в мою сторону, что нужно помочь ее племяннице, что я должен ее вылечить. Интересно, как, подумал я, просто для себя. Я через губу переплюнуть не могу, а они хотят, чтобы я каким-то образом помог девчонке. Вот ведь незадача, опять высокорожденная. Нет, чтобы какая-нибудь простая девушка сказала - Макс, Вам плохо, давайте я помогу, взяла бы мою руку и ... УКУСИЛА ЕЕ!!! - последние ощущения боли в локтевом суставе и я, наконец, стал осознавать, что я все еще нахожусь в клетке, а Картил, подтащив девочку к моей руке, поит ее моей кровью.

Картил, что с девочкой? Почему нужна моя кровь?

А в ответ, тишина. Похоже, она меня не слышит, а это значит, что или клетка или кандалы, либо лишили меня всех моих возможностей, либо экранируют их. Не исключено, что они могут экранировать и мою кровь. Я прохрипел что-то и показал рукой на клетку и кандалы, пытаясь дать им понять, что может так случится, что моя кровь не поможет. Но, похоже, Картил меня не поняла. Мне же, в моем состоянии было уже все равно. Попытка того монолога на пальцах, окончательно лишила меня сил, и я потерял сознание. Следующие мои осознанные ощущения были от того, что меня хлестали по щекам. Я попытался открыть глаза и не смог.

Картил, Картил, как же ты не понимаешь, что ведь раньше ты слышала меня только благодаря моей крови, а теперь она заблокирована, поэтому и лечение твое, будет безуспешным. Жаль девочку, но за свою смерть она должна будет благодарить эту клетку и эти кандалы.

Я опять провалился в нирвану. Мне было хорошо, я летел и где-то надо мной парил в облаках Малыш, готовясь, напасть сверху. Я сделал разворот и стал набирать высоту. Сзади послышались крики Молнии, - Макс, вернись, Макс, вернись, - и ... я очнулся. Мое тело лежало в кровати, а рядом со мной спала та самая девочка, которую я спасал на острове. В углу, на стуле, спала Картил, а у ее ног дремал тот самый охранник девочки. Чувствовалась легкая качка, так что мы до сих пор на судне. Я решил перевернуться, так как мое тело затекло, спина ужасно чесалась, однако что-то не пускало мою руку. Я перевел взгляд вниз и увидел милый женский розовый бантик, кокетливо завязанный на соединенных, моей и девочки, руках. Ну, ясно, Картил постаралась исключить любую нестыковку при переливании моей крови. Мой взгляд скользнул вверх. Да, а кровь-то можно было бы и поосторожнее брать. Кололи что, саблей что ли? Локтевой сгиб был буквально разворочен, но регенерация слабо, но идет. Видно сильно меня эта решетка с кандалами высосала. Что же с девочкой? Я стал шарить глазами по доступным мне участкам ее тела. Вот на ноге, ниже колена знакомый укус. Как же ее смогли достать водяные пауки? Хотя, мы же с охранником были в кожаных штанах, да колеты на нас были одинаковые, ну и укусить наши открытые участки кожи для пауков проблема, а вот ручки да ножки у девочки такие, что пауку и жвала то сильно раскрывать не надо. Ну, это я шучу, но, худая, этого у нее не отнять. Внезапно, охранник во сне страшно закричал, я перевел взгляд на его ауру и обнаружил, что сносно могу ее видеть. Тогда я заинтересовался речевым центром и в меня потек ручеек знаний о новом языке. Процесс длился почти столько же, сколько понадобилось Картил, чтобы прийти в себя, и заехать незадачливому охраннику по спине. Тот очнулся и стал озираться по сторонам, постепенно приходя в себя. Девочка дернулась, но глаз не открыла, так и продолжала лежать в неудобной позе на спине. Я голосом подозвал Картил и предложил ей развязать нас, так как я чувствую, что моя кровь заработала, но не на полную мощь, конечно. Однако за это нужно благодарить клетку и кандалы, ну и того, кто это придумал. Картил отмахнулась рукой и злорадно сообщила, что его труп вчера вечером выбросили в море. Просто классический пример суда богов. Оказалось, что девочку действительно укусил водяной паук. Но конструкция ее платьица была такой, что в нем присутствовали огромные кармашки. Когда мы с охранником начали оказывать девочке помощь в воде, то паук забился в один из таких карманов. Оказавшись на палубе, вместе со всеми нами он затих. В это время меня отконвоировали в специальную клетку, сделанную из металла, добытого на том самом острове, с которого мы еле-еле спаслись. К клетке, по распоряжению главного инквизитора, добавили еще и кандалы. Для магов этого мира, такое сочетание смертельно. Я на это отреагировал не самым лучшим образом, но продолжал бороться за свою жизнь. Они это наблюдали, собирая мою кровь через прутья клетки и вливая ее в девочку. Но этот маразматик от религии, грубо оттолкнул племянницу Картил от клетки и, схватив ее поперек туловища, потащил наверх, на палубу. В это время паук и атаковал его. В общем, если бы не моя кровь, то вчера Картил лишилась бы еще и своей племянницы. Но события продолжали разворачиваться. Девочку отобрали у корчащегося инквизитора и отнесли в каюту. Однако было видно, что ей становится все хуже и хуже. Картил провела аналогию с собой и пришла к таким же выводам, что и я. Металл острова каким-то образом экранирует мою кровь. Тогда она пошла к инквизитору и потребовала освободить меня, так как это дело государственной важности. Тот плохо себя чувствовал, но насмехаться над ней это ему не помешало. Ветвь религии, которую он представлял, всегда была над государством. Его помощники просто вытолкали ее за дверь. Это настолько разозлило Картил, что она, вспомнив о найденных мной вещах ее племянника, достала байзу и, показав ее капитану, потребовала слушаться и повиноваться. Я поинтересовался, что это за байза? Оказалось, что это та самая "кокарда", что лежала в узелке ее племянника. Дальше команда корабля скрутила помощников инквизитора, а его самого можно было и не связывать, он пребывал в бессознательном состоянии. Всех посадили в ту самую клетку, где сидел я. Утром начальника не стало. Никто не может пережить ночь после укуса водяного паука. Так что утром весь экипаж простился с таким отважным инквизитором. Волны приняли его тело, так как до твердой земли довезти его было невозможно. После похорон помощников инквизитора выпустили, так как они сами по себе не представляют никакой угрозы. Это обыкновенные послушники, не принявшие сан. Эти двое не имели даже намека на магическую силу, так что сидение в клетке никак на них не повлияло. Зато решительность Картил спасла ее племянницу от смерти. Все это время охранник с благоговением смотрел на меня. Я мысленно поинтересовался у Картил, чего это он на меня так смотрит. Оказалось, что на мне одежда его родного брата и он в курсе, как она мне досталась. Сам же он чувствует душу брата, находящуюся в амулете. Ни на ком из окружения Картил, амулет бы не продержался в рабочем состоянии такое большое время, так что если мы благополучно доберемся до земной тверди, то тогда нужно срочно мчаться в главный храм бога планеты и с помощью этих амулетов вдохнуть жизнь в резервные тела племянника Картил и брата охранника. Я поинтересовался у Картил, как зовут охранника, оказалось, что Тарус. Картил же не упустила возможности и поинтересовалась сама, как это я вдруг начал говорить на их языке. Я ее успокоил, напомнив, что я же не скрывал от нее того, что являюсь ментальным магом. Я просто научился говорить, используя навыки Таруса.

.20. Божественное плавание.

* * *

Наш корабль лихо резал воду форштевнем уже третий день, на небе ни облачка. А ведь точно, Картил же говорила, что тут бурь не бывает. Может у них тут вечное лето. Нет, так и с ума можно сойти. Нужно чтобы было и лето и весна и осень с зимой, чтобы все, как у людей. Тогда и урожай и отдых. Ну да поживем, увидим. Кто-то вышел на палубу и подошел ко мне чуть в стороне. Я скосил глаза, Тарус. Что-то гложет его, а что, не поймешь. Наконец он немного обвыкся, что стоит рядом со мной.

Э... господин, можно задать Вам один вопрос? А то до суши сил нет терпеть.

Да задавай, если вопрос хороший, то отвечу, не задумываясь, а вот если с подковыркой, то тогда подумать нужно будет.

Да нет никакой подковырки, Вы мне прямо скажите, взяли вы у моего брата амулет, и живой ли он был.

Ну, Тарус, ты и вопросы задаешь. Честно скажу, амулет я взял, а вот брат твой точно был не живой. Тело все целое, в смысле все части на месте, только с высоты упало и разбилось, а вот головы не было. Откусили ему голову. Так я его горемыку по-христиански и похоронил. Уж извини, если что-то сделал не так, да только в тот момент я был почти голым. Взял я у него одежду. А самого в нижнем белье похоронил, но попросил прощения за то, что вещи его беру, за это обещал в землю закопать, чтобы птицы да звери тело не обгладывали. Я потом саблю, наверное его, наверху нашел и мешочек с чем не знаю, так как сам не смотрел. А вот грухьен Картил в нем признала вещи своего племянника. Так что вот. Вроде все.

Да нет, господин, Вы меня не правильно поняли. Я спрашиваю, амулет жив был или нет?

Понимаешь, Тарус, я ведь и не знаю, как его проверить. Просто, когда нашел, то будто что-то подтолкнуло, надень. Вот я его и нацепил на себя. Может тебе теперь отдать?

Тот отчаянно затряс головой. - Нет, нет, господин, Вы его лучше не трогайте. Просто жалко будет брата потерять. Это ведь его первая смерть. Да и у его господина, тоже.

Слушай, Тарус, а ничего, что я оба амулета на шее ношу, может нужно кому-то отдать, ты скажи, а то все молчат, и грухьен Картил как узнала, что я оба амулета на шею надел, так молчит, и ничего не объясняет. Может, есть какие-то ограничения, религиозные запреты или еще что-нибудь.

Да нет, ничего такого, что запрещала бы религия или власть. Просто эти амулеты сосут жизненную силу того человека, кто носит их на своем теле. Исключение составляет только хозяин амулета. Когда мы доберемся до суши, то я прошу Вас, пойдемте со мной в храм жизни. Там Вы воскресите моего брата, и наша семья будет безмерно благодарна Вам. Все что у нас есть, будет Ваше.

- Ну, ты меня озадачил. Я, конечно, не против пройти, куда ты укажешь, но вот что скажет грухьен Картил по поводу своего племянника. Ведь его амулет тоже на моей шее. Я даже не знаю, как их отличить друг от друга. И, кстати, объясни-ка мне, почему ты меня зовешь господин, а грухьен Картил называешь не госпожа, а грухьен.

Да это издревле так повелось, что представителей правящего дома зовут грухьен. А Вы что, не знали?

Да я теперь многого не помню, так головой приложился о камни, что теперь выгляжу, наверное, как страшилище.

Да нет, нормально выглядите, ну может шрамы все еще не зажившие, а так нормальный мужчина. Только расскажите, как это Вы нас с грухьен Тайшор, через море перетащили. Я уж думал все. Как в воду упал, так с жизнью и распрощался.

Ты бы и распрощался. Чего не выпустил из объятий грухьен Тайшор? Вы так дружно на дно и шли, а вот если бы руками да ногами помотали, то глядишь и выплыли бы сами, а так пришлось вас выталкивать на поверхность.

Ой, так это были Вы. А я думал, что это бог нам помог. Говорят, что иногда он может проявить так свою милость.

Да, боги, они такие. Они в основном сам мир охраняют, а людей редко когда к себе подпускают, а уж исполнять различные просьбы, что в храмах звучат, так это даже смешно. Представляешь, божественная сущность прислушивается, что это там Тарус пожелал. Нет, боги, они боги. У них свой взгляд на всю планету.

Тут я осознал, что как-то тихо стало вокруг. Перевел взгляд на Таруса, тот стоял, ни жив, ни мертв, и аж глаза закатил. Точно сейчас в обморок свалится. Я еще раз осмотрелся вокруг, и точно, позади меня стоял мужчина в знакомом хитоне. Сразу мелькнула мысль, что у них, другую одежду не придумали?

Приветствую тебя, старший! Благодарю, что посетил мой мир. Рад оказать гостеприимство. Скажи, может быть чем-нибудь смогу тебе помочь.

Приветствую тебя, бог этого мира. Спасибо за предложение, но я тут выполняю одну миссию. Не беспокойся, она никак не связана с посягательством на твой мир или твою паству. Просто в одном из миров было совершено проникновение в зону, куда вход строго запрещен. Так вот, следы проникшего, вроде бы ведут в твой мир. Хочу просто поговорить с этим человеком, вернее магом, и постараюсь покинуть твой гостеприимный мир. И, уж прости, но я себя не позиционирую со старшими богами. Во всяком случае, на моей родной планете и еще на паре других планет, во мне не видят даже простую божественную сущность, а ведь там было в общей сложности около восьми богов, уж они-то все не могли ошибаться. При переходе меня сильно потрепало, так что пришлось выживать в твоем мире.

Бог внимательно еще раз посмотрел на меня, потом прикоснулся пальцем к обоим амулетам на моей шее, кивнул каким-то своим мыслям и исчез. Рядом со мной грузно осело тело Таруса. Может мне сменить профессию и пойти работать медбратом думал я, хлопая по щекам Таруса. Тот пришел в себя довольно быстро и поинтересовался, что это было? Я пожал плечами, ну, вроде бог их планеты, решил, так сказать, почтить нас вниманием. В этот момент на палубе показались взволнованные дабл грухьен. Тетка тащила за руку племянницу и что-то серьезно выговаривала ей. Не прерывая нравоучений, она переключилась на меня.

Макс, что это было? Мы в каюте обе почувствовали, что на корабле появился маг огромной силы. Это ты что-то такое наделал. Ну-ка признавайся!

Да не в чем мне признаваться, просто к Тарусу пришел бог, а он так растерялся, что не смог ни слова вымолвить, пришлось мне с ним разговаривать, а потом бог исчез, и тут появились вы. А Тарус вон, до сих пор не может нормально общаться. Тарус, давай приходи в себя. Ну, посетил нас бог вашего мира, так радоваться должны, а не таращиться и молчать, словно воды в рот набрали. Все, я пошел отдыхать, а у вас есть возможность поговорить с Тарусом, может он сможет это когда-нибудь сделать.

.21. Не званный ужин.

* * *

Я прошел на свое место в трюме и улегся в гамак. Здесь, как и у нас, моряки предпочитали спать в подвешенных матерчатых спальных местах. И действительно, это удобно, тебя не раскачивает по кровати, ты не летаешь на ней из одного конца в другой, когда корабль меняет галс. В общем, я провалился в хороший, здоровый сон. Меня немного беспокоило, что шрамы не зарастают, но это не страшно, когда вернусь домой, то регенерация должна восстановиться. Здесь она работает, но как-то вяло. А если шрамы останутся, ну что же, я и раньше не был красавцем, так что проживу и с этим. Спалось хорошо, проснулся полностью отдохнувшим, следовало чего-нибудь перекусить, по привычке залез в пространственный карман и вытащил себе обыкновенный бутерброд с колбасой, с еще той, когда колбаса была колбасой, со вкусом моего детства. Колбаса была обыкновенной, вареной, а хлеб серым, но вкус был незабываемый. И тут до меня дошло, карман заработал, так что, живем. Я отправился на палубу, так как делать в трюме было совершенно нечего, а на палубе хоть свежий воздух, да и на море можно смотреть вечно. Я поднялся по лестнице и лицом ощутил свежий, легкий ветерок. Это был вечерний бриз. Светило было еще высоко, но скоро оно скроется за горизонтом и наступит ночь. Следовало немного подкрепиться, и я направился к каюте с обоими грухьен. Постучал и, спросив разрешения, вошел в тесную каюту на два человека. Картил лежала на кровати и ругалась почем свет стоит. Оказывается, она очень хотела бы вкусно поесть, но на корабле только солонина и вяленая рыба, а она на нее уже смотреть не может. На острове питались кое-как, потом, вроде выбрались, а на корабле еще хуже, чем на острове. Я улыбнулся и спросил, а что бы хотели сейчас съесть наши уважаемые грухьен Картил и грухьен Тайшор. У обеих мысленно замелькали перед глазами блюда, они их, так же мысленно отметали, и начинали вспоминать еще что-нибудь более изысканные, но я их прервал, так и хотелось сказать, на самом интересном месте, и напомнил Картил, что я, наверное, не смогу приготовить их блюда, поэтому им придется есть то, что я знаю, как готовиться. Выйдя из каюты, и оставив их, в недоумении переглядываться друг с другом, я буквально через минуту вошел, держа накрытый салфеткой поднос с поджаренными бараньими ребрышками и запеченной вместе с ними картошкой. Все это было посыпано мелко рубленой зеленью и стояли три чашечки с мясным бульоном, что азиаты называют сурпой. Когда я поставил это благоухающее блюдо на небольшой столик то, надо отдать должное грухьен Тайшор, которая вспомнила о своем охраннике. Я пообещал сходить за ним, так как мы спали в одном месте. Вскоре Тарус был усажен за стол, и салфетка была снята с подноса. Все застонали, а потом с жадностью набросились на еду, и хотя на подносе красовались ножи и вилки, ребрышки ели руками, а сурпу пили прямо из чашечек без ручек, которая у тех же азиатов называется пиала. Незаметно для всех я вытащил для Таруса еще одну пиалушку с сурпой и нож с вилкой. Вскоре все насытились и блаженно улыбались. Грухьен Картил все еще загадочно улыбалась, сообщила мне, что теперь не мешало бы чего-нибудь сладенького. Я опять вышел на палубу и еще через минуту вернулся с подносом, на котором стоял пузатый чайник с четырьмя пиалушками, небольшим молочником и хрустальная тарелочка с восточными сладостями. Удивлять, так удивлять. Я пил чай с молоком, а остальные, то так, то так. Им нужно было почувствовать вкусовую разницу. Чай был заварен на славу, так что цвет у напитка был насыщенный и присутствовал аромат. Когда мы уже заканчивали трапезу, то в комнате материализовался бог. Все соскочили со своих мест, и склонились в поклоне. Мы с богом недоуменно глядели на них, потом я прокашлялся и попросил всех занять свои места, а то богу даже свободного места не осталось. Когда они сидят, то еще можно где-то расположиться, а когда кланяются, то занимают в два раза больше места, так что богу даже встать негде. Я вопросительно посмотрел на бога, ведь для чего-то он появился здесь. Тот задумался, а потом попросил меня угостить его чем-нибудь из моего мира. Я естественно спросил, какого плана должна быть еда. Плотная или легкая закуска, а может десерт? Какие напитки он предпочитает. Бог пожелал десерт, так как совсем недавно плотно поел, но он еще заглянет ко мне на хороший ужин. Я только склонил голову и, как фокусник, вышел на палубу, а потом вернулся, держа на подносе для всех креманки с мороженым и небольшие серебряные чайные ложечки. Из напитков предложил ему на выбор коньяк с моей родины или бренди с другой страны. При слове страны, вышла заминка, но бог видимо понял, поэтому он предпочел коньяк. Я вытащил из-за пазухи три хрустальные рюмочки и фляжку с коньяком. Для Картил фужер хорошего красного вина к мясу, а Тайшор фужер яблочного сока. Все же это был самый нейтральный фрукт, а то мы могли получить у Тайшор пищевую аллергию. Все принялись за десерт. Мороженное таяло, так как температура была высокая, но все равно, все получили огромное удовольствие. Я поднял свою рюмку и провозгласил тост за бога этого мира, чтобы ему всегда сопутствовала удача, и мир его был стабильным и доставлял ему меньше хлопот. Бог понимающе кивнул мне и я подтолкнул всех, чтобы чокнулись своими рюмками. По каюте поплыл хрустальный звон, все завороженно слушали звук, пока он не пропал, а потом пригубили напитки. Я долил коньяк, и пододвинул серебряную фляжку, инкрустированную золотом и драгоценными камнями к богу, и сообщил, что это мой бог преподносит ему такой скромный подарок.

Макс, а сколько твоему богу лет, по меркам вашего мира, конечно. Интересно, старше он меня или нет.

Ну, я совершенно точно не знаю, но когда я спасал его из лап кровавого бога то, по его словам, он провел в заточении шесть тысяч лет, и полторы тысячи он управлял моим миром. Вот и получается семь с половиной тысяч лет.

При словах "кровавый бог" все напряглись. Это не ускользнуло от меня, но я не стал заострять на этом внимание, а решил попозже расспросить Картил. Бог почему-то срочно засобирался домой.

Да, Макс, ты меня порадовал, так что благодарю тебя за предоставленное удовольствие, а вас всех, за честь разделить со мной стол.

Миг, и бог исчез. За столом опять повисло тяжелое молчание. Я не выдержал, и обратился к Картил, так как она здесь была самая старшая по возрасту, а, может быть, и по положению в обществе.

Грухьен Картил, уж ты-то должна понимать, что боги просто так не появляются, но уверяю тебя, все прошло чинно и благородно, а уж как с нами распрощался бог, так это нужно в скрижалях записать. Вы что, не поняли? Он же поблагодарил вас за то, что вы составили ему компанию за этим столом. Да этим гордиться нужно, но не зазнаваться! - Добавил я, глядя на мечтательное лицо Тайшор.

.22. Водолаз.

* * *

Мы засиделись за накрытым столом до глубокой ночи. Пили чай со сладостями и болтали о всякой ерунде. Нам с Картил нельзя было начинать выяснять отношения по нашему магическому уровню, а остальные просто наслаждались такой замечательной ночью. Наконец Картил вспомнила об одной щекотливой теме и негромко поинтересовалась, о том, что я ей говорил насчет возможности родить ребенка. Не успел я ответить, как в разговор вмешалась Тайшор, которая во всеуслышание заявила, будто мама говорила, что детей у грухьен Картил никогда не будет. Тарус дернул молодую аристократку за рукав и что-то быстро-быстро зашептал ей на ухо. Глаза Картил наполнились слезами, но она мужественно переборола в себе это состояние. Думаю, что такая ситуация случалась в ее жизни достаточно часто. Женщины, как и маленькие дети очень жестоки в таких вопросах. Она стремительно вышла на палубу, а я неодобрительно покачал головой глядя на Тайшор. Та и сама уже поняла, что сморозила глупость и бестактность, но слово как воробей, вылетит, не поймаешь. Чтобы сгладить неловкость я предложил всем заканчивать чаепитие и ложиться спать. Посуда и подносы остались на столе, а мы с Тарусом выбрались на палубу, намереваясь спуститься к себе в трюм. Вдалеке, возле левого борта стояла фигура Картил. Я подтолкнул Таруса в направлении спуска в трюм, а сам направился к ней. Та стояла, вцепившись руками в перила ограждения палубы и беззвучно плакала.

Слушай, грухьен Картил, давай я тебе немного напомню наши приключения. Если ты не забыла, то сначала ты помахала смерти рукой, избежав расправы над тобой глархов, потом еще раз, когда тебя укусил водяной паук. В первый раз, не буду спорить, за тебя положительную роль сыграли некоторые обстоятельства. Ведь не появись я на острове, и все, на острове образовалась бы третья кучка останков человека. Не будь такого удобного места, чтобы обмануть глархов, и они вернулись бы к тебе, предварительно сожрав меня. А вот с пауком, тут немного другая ситуация. Если ты помнишь, то моя кровь остановила действие яда. Саму картину, как действует яд, ты наблюдала прямо здесь, на корабле. Так неужели ты думаешь, что мощная лечебная сила моей крови не справится с такой незначительной проблемой, как восстановление детородной функции у женщины. Уверяю тебя, что ты сможешь забыть и о других заболеваниях, которые у тебя уже были. Даже шрамы, которые у тебя сейчас есть на теле, постепенно начнут рассасываться. Так что подумай о своем поведении и иди ложись спать, а на племянницу не обижайся, дети, они жестоки, просто потому, что не ведают того, о чем говорят. Это со временем они осознают, как были не правы. Так что иди в свою каюту и отдыхай, думаю, что Тайшор сейчас делает вид, что спит.

Картил всхлипнула, но отцепилась от фальшборта и направилась в свою каюту. Я пару раз глубоко вдохнул свежий ночной воздух, проводил взглядом, уходящую Картил, и тоже направился на свое место. Спустившись по лестнице, я прошел мимо спящих матросов и забрался в свой гамак. Только я собрался погрузиться в сон, как сбоку, где спал Тарус, услышал. - Спасибо.

Да не за что. Ты давай спи, пока есть такая возможность.

Тот понимающе хмыкнул и через пять минут мы спали как младенцы. Утро встретило меня топотом ног по палубе и приглушенными криками. Я открыл глаза и обнаружил, что остался один в трюме. Решил выбираться из гамака и посмотреть, что там за гомон. Оказалось, что ночью судно попало в гущу каких-то водорослей, которые облепили днище и корабль потерял ход. Капитан и матросы сворачивали парус, так как ветер, который ловил развернутый парус, старался перевернуть корабль. Водоросли не давали двигаться, а ветер давил на парус. В общем, парус свернули и теперь раздумывали над тем, как выбраться из этой щекотливой ситуации. Я все это слушал стоя недалеко от разглагольствующей толпы. Самое простое, что приходило на ум, это прогнать под днищем веревку, сдирая налипшие водоросли. Когда я предложил это сделать, то выяснилось, что так никогда не делали. Ползли в ближайший порт и там чистили днище. Да, с такими приливами можно во время отлива выброситься на берег, и за день вычистить днище до блеска, а потом с приливом, опять выйти в море. Но земли поблизости не было, так что мой вариант с веревкой восприняли благосклонно. Учитывая, что судно - парусник, то веревку отыскали достаточно быстро. Завели под форштевень и стали протаскивать, таща ее вдоль бортов, но вот в конце, там, где располагался руль, веревка застряла, видимо она попала в какую-то щель или зацепилась за какой-нибудь крюк. Все усилия вытащить ее ни к чему не приводили. Сильно тянуть боялись, так как можно было повредить рулевую систему. Капитан вовсю чихвостил меня за то, что я подал им такую идею. Я разозлился и наговорил ему кучу всего в ответ, начиная с того, что он безрукий и безголовый, раз позволил кораблю попасть в такую переделку, В общем, наша перепалка чуть не переросла в драку, причем на стороне капитана готова была выступить вся команда. Наконец я не выдержал и сняв с себя верхнюю одежду, от чего у всей команды без исключения, да и у моих спутников тоже, глаза полезли на лоб, так как расцветку шкуры глархов знали многие. Я взял кинжал и головой вперед прыгнул за борт в воду. Та была не совсем прозрачная, может мы ее веревкой перебаламутили, а может, была еще какая причина, но под днище мне пришлось пробираться на ощупь. Обнаружил, что там, где прошла веревка, днище было относительно чистое, а вот и сама веревка обнаружилась. Это было какое-то зеленое бесформенное нечто. Водоросли шевелились как живые, навившись на веревку или вцепившись в деревянное днище корабля. Веревка была слегка приспущена, но возле киля действительно, держалась за что-то. Я перехватил нож поудобнее и принялся расчищать подход к веревке в месте, где она зацепилась. Это заняло минут пять. Сами водоросли были мягкими и не прочными, но большое их количество не давало возможности быстро пробраться вглубь этого зеленого клубка. Наконец я расчистил небольшой участок шириной сантиметров пятьдесят. Я просто резал водоросли и вышвыривал их рукой. Наконец нащупал веревку и стал искать место, где она зацепилась и за что. Оказалось, что киль дал трещину. Вот сюда и вошла веревка, которую сильно зажало дерево. Я, используя кинжал как рычаг, наконец, вытащил застрявшую веревку и заведя ее за место, где обнаружил трещину, отправился на поверхность. Там взобрался по спущенному концу на палубу и описал ситуацию капитану. Тот жевал свои усы, но убрать меня со своих глаз он не мог. Отдав команду матросам, чтобы продолжили тянуть веревку, он удалился к себе в каюту. Матросы дружно поднажали, и вскоре веревка выскочила за кормой корабля. Доложили капитану, оставаться в этих водах не стоило, так что подняли часть парусов, и мы почувствовали, как судно заметно стало набирать ход, правда, руля слушалось плохо, видимо там все было забито водорослями, но нам не нужны были резкие повороты, так что взяв направление на нужный нам порт, судно стало поглощать милю за милей. Ветер был попутный, так что скорость корабля заметно возросла, а еще через два дня на горизонте показалась земля.

.23. Возвращение на сушу.

* * *

В гавань судно входило осторожно, все же маневренность оставляла желать лучшего. Как капитан не старался подойти вплотную к причалу, но все равно, пришлось за брошенные концы подтягивать судно на его место. На пристань перебросили трап и первыми на землю сошла грухьен Картил со своей племяннице и охранником, за ними отправился и я, так как с их помощью я мог бы как-нибудь устроиться в этом мире. Кто знает, сколько продлится моя командировка сюда. Я ни на секунду не сомневался, что, когда я полностью восстановлюсь, то смогу вернуться домой. Однако следовало выполнить и мое предписание по командировке. Нужно было найти среди большого количества магов того самого, который проник на охраняемый объект. Меня интересовала только цель самого проникновения. Я должен был разобраться, представляет ли опасность тот самый маг для нашего объекта и вообще, зачем он туда забирался. Пока я об этом размышлял, к пристани подкатила какая-то несуразная повозка без окон. Повозка была рассчитана на два человека, поэтому Картил и Тайшор уселись на сидения, а мы с Тарусом отправились к конечной точке пешком. Я даже не делал попытки расспросить Таруса, куда мы идем, такое впечатление, что он обо всем уже уведомлен, так что сейчас выполняет свою миссию. Солнце припекало нещадно, поэтому я вытащил свою алюминиевую фляжку с водой и приложился к ней. Тарус только завистливо вздохнул. Ведь и ему хотелось пить. Я протянул ему фляжку, тот благодарно кивнул мне и тоже сделал изрядный глоток. Продолжая идти, он протянул мне фляжку, но я только закрутил колпачок на ней прямо в его руке и сказал, что это мой подарок ему, так сказать на память. Тарус оценил подарок по-своему. Вскоре я узнал, что мой подарок был если не королевским, то очень щедрым. Вода нам по дороге не попадалась. Через некоторое время я вытащил еще одну фляжку, точную копию той, что была сейчас в руках Таруса. Тот удивленно выгнул бровь, но я, отсалютовал ему своей фляжкой и сделал очередной глоток. Тарус тоже открутил колпачок и сделал небольшой глоток. Видимо он собирался экономить воду. Как впоследствии выяснилось, вода здесь была очень дорога. Проблема была в том, что хорошей питьевой воды поблизости не было, а та, что привозили, стоила очень дорого. Вот это я попал. А у меня остальные фляжки с армянским коньяком и зангрийским бренди. Ощущаю себя каким-то коммивояжером. Видимо тут люди привыкли терпеть отсутствие воды, вон даже Картил в первый день не просила воды на острове. Может это даже неприлично просить у других воду.

Мы с Тарусом шли рядом с дорогой, которая тянулась вдоль зеленеющих лугов. Я подивился такому несоответствию, отсутствию воды и цветущим травам, и поинтересовался у Таруса, как такое возможно. Оказалось, что корни у трав очень длинные, и они находят крохи воды в глубине земли, а вот люди так не могут, им нужно иметь рядом или ручей или озеро с пресной водой. Вскоре мы свернули на тропинку, которая вела через такой луг. Тропинка петляла среди травы, которая была нам до пояса. Мне все было интересно, и я расспрашивал Таруса обо всем. Тот словоохотливо отвечал, но по лицу было видно, что он удивлен такими вопросами. Картил на острове рассказывала мне об их мире теми долгими вечерами, когда нас накрывал прилив. Но всего не расскажешь, так что следовало усваивать то, что мне мог рассказать Тарус. Тропинка вывела нас к глубокому логу, куда, судя по изгибам тропинки, мы должны были спуститься. Меня удивляло, что пристань, где мы высадились с корабля, была не в каком-то населенном пункте, а как бы сама по себе. Мы так и шли по этой низине, так как тропинка не желала выходить на противоположный край. Я молча топал за Тарусом, всецело доверяя ему, как местному жителю, так как у меня просто не было другой альтернативы. Трава стала немного повыше, так что вскоре мы шли так, что со стороны было видно только наши головы. Мы с Тарусом были примерно одного роста, так что две плывущие в траве головы, очень живописно дополняли окружающий пейзаж. Вскоре показалась деревня. Я пригляделся, и точно, деревня. На город это небольшое скопище домиков никак не тянуло. Дома производили какое-то странное впечатление, и я никак не мог понять, что в них не так. Тропинка так и вывела нас на небольшой бугорок, служащий основанием для небольшой деревеньки. Тарус уверенно направился к одному из домов. Я следовал за ним, приотстав на один шаг, все же Тарус был моим проводником, а не я. Мы поднялись на приставленный камень, который, видимо, исполнял роль крыльца и, пригнувшись, вошли в дом. Тарус прошел вперед и приклонив колени перед пожилой женщиной, стал что-то быстро-быстро ей говорить. Я особо и не прислушивался, а оглядывал странный дом. Все предметы были расставлены вдоль округлых стен. Середина дома была совершенно пустая, ни стола со стульями, ничего. Как будто стол со стульями только что заняли соседям на праздник.

Наконец Тарус закончил говорить и, подогнув под себя ноги, уселся напротив старухи. Такое противостояние длилось не более минуты, потом старуха кивнула, и Тарус подозвал меня к себе. Я подошел к ним, кивнул старухе и уселся рядом с Тарусом. Нужно было что-то делать, но я не знал, что, поэтому просто сидел и ждал, когда кто-нибудь из них соизволит объяснить мне, что я должен делать. Посидели, помолчали. Это напоминало какой-то спектакль, когда зрители должны о чем-то догадываться. Но им попался недогадливый зритель, так что я сидел и ждал, когда хоть кто-нибудь из них возьмет инициативу в свои руки. Думаю, что в этом безмолвном разглядывании друг, друга, таился какой-то скрытый смысл. Видимо он был очень хорошо скрыт, так как до меня не доходило, чего это мы таращимся друг на друга.

Наконец старуха хлопнула по коленям и скороговоркой произнесла какую-то фразу, смысл которой ускользнул от меня, да и язык был хоть и похож на тот, которым Картил, да и Тарус общались со мной, но чем-то неуловимо отличался. Внезапно я почувствовал, как на моей груди что-то зашевелилось, я полез за пазуху, чтобы пощупать, кто это там завозился, но старуха хлопнула меня по руке своим толи опахалом, толи веером, толи каким-то магическим атрибутом. А на груди продолжалось какое-то движение, наконец, я почувствовал, как через голову сам собой снимается один из амулетов. О, так старуха, наверное, шаманка или колдунья. По какой-то причине амулет завис на уровне моих глаз и никак не хотел подниматься выше. Следовало что-то сделать, но кроме, как применить мои руки ничего в голову не приходило, поэтому я протянул руки к висящему вокруг моей головы амулету и снял его. Положив на ладонь вместе со шнурком, я протянул руку к колдунье. Та смотрела на меня широко открытыми глазами. Там стоял только один вопрос, как?

Ну и куда его положить или повесить?

Колдунья остановила меня жестом руки и с трудом поднявшись, поманила меня за собой. Я поднялся и направился за ней следом. Мы вышли из этого домика и направились в центр деревни. Вскоре я разглядел, что один домик несколько отличается от остальных размерами, да и стоит несколько обособленно. Приблизившись к нему, старуха юркнула в него, ну и я решил не отставать. Внутри было темно, так как вход был занавешен какими-то шкурами. Мое драконье зрение не подвело, и я увидел в глубине дома, прямо возле стены сложенные человеческие тела, накрытые какой-то тряпкой до самой шеи. Они были какие-то аморфные, по ним не поймешь, мужчина это или женщина. Старуха кивнула мне, мол, выбирай. Я прошел вдоль всех тел. Вот, наконец, одно мне приглянулось, и я, наклонившись, надел ему на шею амулет. Вдруг кто-то схватил меня за руку и потащил от этого тела.

.24. Переселение душ.

* * *

Да, вовремя меня старуха оттащила. В центре дома стал разыгрываться целый спектакль в лице одного актера, который стал слегка трансформироваться. Теперь в нем угадывалась фигура, похожая на Таруса. То, что вначале я принял за тряпку, покрывающую все тела, оказалось индивидуальным балахоном для каждого. Воскресший встал в оборонительную позу, он прикрывал кого-то за своей спиной. Сам, выставив воображаемую саблю, смело бросился в бой с тенью. Я-то знал, что за тень, а вот старуха могла только догадываться. Наконец стала наступать кульминация того боя. Было такое впечатление, что воин опустил руки и, по всей вероятности, на него ринулась пасть хищника, и вот тогда он нанес резкий удар саблей вверх. Затем отскочил в сторону, еще минуту он уклонялся от того, кто его атаковал, а затем, схватившись за голову, отлетел в сторону и замер.

Ты нашел его целым?

Нет, что вы, он был без головы. Я его так и похоронил. А того гларха он убил. Я потом его труп видел. А второго, кого он прикрывал, разорвал на части и сожрал второй гларх. Его я тоже похоронил не всего, а только то, что нашел. И что, мы сейчас вот этот второй амулет так же используем?

Ты что, дурной что ли? Где это видано, чтобы в один день, один человек две души возвращал?

А вам что, тяжело было? По вам и не скажешь.

Ну, ты точно, дурной. На твоей же шее амулет был, вот ты душу и возвращал. А я тут не причем, я сторожу выращенные тела и все.

Ну, тогда давайте и второго вернем, я чувствую себя нормально, так что на второго меня точно хватит.

Странный ты, ну, да и я вижу, что не надорвался, а значит, можешь и вторую душу вернуть. Это даже хорошо, ведь ушли они в один день, а потому, и вернуться им лучше одновременно. Ну, что сможешь второго вернуть?

Я молча кивнул, и старуха опять стала нашептывать какое-то заклинание. Второй амулет вел себя так же, как и первый. Мне пришлось снимать его рукой и, пройдя по ряду тел, я высмотрел и второе тело, которое, по моему мнению, подходило хозяину этого амулета. На этот раз спектакля не получилось. Племянника Картил просто смело тело гларха и дальше только несколько защитных движений руками и все, наступил конец. Я понял, что это был тот самый гларх, который издавал звуки, похожие на журчание ручья. Думаю, что пострадавший бежал и оглядывался на преследовавшего его раненного гларха. Тот удар саблей, не прошел бесследно для первого гларха, и он, не добежав до своей жертвы пару десятков метров, упал замертво. Зато этот момент использовал гларх, сидящий в засаде. Получается, что это он сбил племянника Картил и разорвал его в клочья. Оба оживших тела лежали сейчас в нелепых позах, я сделал движение, как будто собирался подойти к телам, но меня схватила за руку старуха и прошептала, что сейчас к ним нельзя подходить, так как бог решает, оставить их среди живых или нет. Я поднял голову к небу, как-то же нужно обозначить, что обращаешься к богу и попросил его оставить моих подопечных в живых, так как именно им я обязан нашим с богом знакомством. Миг, и в комнате появился бог, старуха упала на колени и стала отбивать поклоны, а мы с богом направились к телам.

Ну, что скажешь по этим двум смертным?

Да что я могу сказать, если никогда их при жизни не видел, но то, что они своей смертью помогли мне встретиться с грухьен Картил, а впоследствии и с тобой, это неоспоримый факт. Здесь мы наблюдали картину, как расстались с жизнью оба эти человека. Охранник, сильная личность. Защищать своего господина против такого монстра, это уму непостижимо. Я от них просто убегал, а он нет. Он прикрывал отход до последнего и даже умудрился убить одного из них и, практически, купил своей жизнью, жизнь своего господина, но глархов на острове было много, так что второй гларх, из засады, напал на второго нашего оживляемого и, не дав тому даже повернуться, разорвал его в клочья. Кстати, обоих погибших я похоронил по нашим, христианским обычаям, просто закопав в землю. Больше ничего не проводил, чтобы не нарушить ваши обычаи и правила. Если я, каким-либо образом нарушил ваши обычаи, то давайте считать, что я спрятал, таким образом, мертвые тела от хищных птиц и зверей.

Ну, что ты, Макс, ты все сделал правильно, мертвые должны получить какую-то дань уважения при погребении, так что все в рамках нашей религии. Теперь об этих двух несчастных, времени, после того, как они погибли, прошло много и души их не должны были переселиться в резервные тела, но тут сыграла роль твоя магическая сила, да и божественность, от которой ты открещиваешься.

Да я и не открещиваюсь, просто есть несколько существ, близких к богам, которые видели древних. Так вот, они сомневаются, что я божественная сущность, а Библиотека так прямо и говорит, что я не бог. Ну, сам понимаешь, Библиотеке древних я доверяю как самому себе. Эта сущность конечно, своенравна, но, чего у нее не отнять, так это ее древность и объем знаний.

Так ты что, встречался с Библиотекой древних?

Да, судьба распорядилась так, что я один раз сам получал знания в ее резиденции, а позже, приводил туда одну молодую старшую богиню, которую после процедуры передачи знаний, доставал оттуда в бессознательном состоянии. Третий раз я попал туда, доставая из, можно сказать, объятий Библиотеки, труп одного афериста, который украл ключ от входа в Библиотеку и решил получить знания. Следующее мое посещение было из-за того, что я, совершил глупый поступок чуть не погубивший планету, на которой находился вход в Библиотеку. За это был вызван на суд богов, где председательствовала Библиотека. Самому мне, после моей процедуры, было открыто только четыре сотых всех знаний, которые я получил от этого артефакта древних, хотя применить я их так толком, и не могу.

Да, я тебе завидую, получить знания древних, об этом только мечтать можно! А на суде богов тебя оправдали?

Да нет, там голоса распределились как, два за казнь один против и один воздержался. Так что Библиотека постановила, казнить, и та богиня, которую я проводил в Библиотеку, привела казнь в исполнение. Только так получилось, что инструмент, которым проводилась казнь, сломался, так что оказалось, что высшие силы меня оправдали.

Бога аж затрясло. Он еще раз передернул плечами и доверительно сообщил мне, что ужасно боится суда богов, но любопытство победило, и он поинтересовался, что за инструмент избрали боги для казни. Я сказал, что это была стая глархов, но не таких больших, как у них, а в половину меньше.

.25. Деревня.

* * *

Пока мы так мило беседовали с богом, старуха отбивала поклоны. Бог ее практически не замечал, видимо это было, как привычная работа, так что он осмотрел оба тела, а потом кивнул мне.

Да, оба живы, поразительно. Все благодаря тебе. Ну что же, давай прощаться, но на ужин я к тебе как-нибудь загляну. Выберу самый пикантный момент и загляну.

Он захохотал, а потом обратил внимание на старуху, с завидным упорством автомата, отбивающую поклоны.

Встань смертная, всем расскажешь о моем посещении хранилища. Скажешь, я велел выказать уважение их спасителю, - он кивнул на оба спасенных тела. - Все, мне пора. Так что жди Макс, я обязательно появлюсь.

Хлопок, и бога уже не было рядом с нами. Старуха, как по команде, повернулась ко мне, и поклоны продолжились. Как-то это было, не правильно, и я, прокашлявшись, предложил бабушке осмотреть наших воскресших. Может, чего сделать нужно, ведь они так и лежат, в неудобных позах. Возможно, их лучше куда-нибудь отнести и положить на кровати или вынести на воздух. Старуха будто ждала этой команды. Она хлопнула в бубен, который, оказалось, висел у нее в поясной сумке. Не прошло и минуты, как в дверном проеме нарисовались два парня. Оба хромали, но на разные ноги. Я вспомнил, что чаще всего колдунами и их помощниками в племенах становились люди с физическими и психическими отклонениями. Сейчас такая картина была налицо. Они подхватили первое тело и понесли его к выходу. Сейчас вопрос с одеждой не стоял. Вернее, он встанет немного позже, когда воскресшие очухаются, не будут же они в таких балахонах ходить. Балахоны явно, временная одежда, так что нужно будет придумать, как их одеть. Самое пикантное, что на мне одежда того, первого воина, которого я и оживил первым. Если он выскажет мне претензии, придется раздеваться. А вот во что тогда одеться мне и второму ожившему, непонятно. Может с богом поговорить? Да нет, это как-то мелко. Бог, он на то и бог, чтобы мир охранять, а не штаны с трусами заезжим магам раздавать. Скорее всего, мои воскресшие еще поспят немного, а может и до утра, а за это время нужно будет придумать что-то с одеждой. Старуха потянула меня к выходу из хранилища тел. Мы выбрались на улицу и я отправился вслед за семенящей старухой. Та целенаправленно шла к одному из крупных жилищ, не считая дома, где хранились тела. Хоть она и семенила, но я с трудом поспевал за ней. Жизнь ее сгорбила, но общение с богом видимо придало прыти такому старому телу. Наконец мы взошли на крыльцо, и старуха юркнула в дверь. Мне пришлось сильно наклониться, так как дверной проем был низкий. Когда я распрямился, то обнаружил человек десять, которые сидели вдоль стен и курили трубку, передавая ее друг другу по кругу. Прямо трубка мира у американских индейцев. Когда я присмотрелся к лицам, то понял, что не все так однозначно. Глаза куривших, не выражали ничего. Однако диалог шамана или вождя, кто их там разберет и старухи произошел прямо на моих глазах. Старуха не говорила ни слова, но отчаянно жестикулировала, и изредка произносила "буы", сопровождая это своеобразным жестом, как будто скрюченными пальцами захватывала кого-то. Когда общение в духе пантомимы и отрыжки закончилось, то оба повалились без памяти, а я, как дурак остался стоять рядом с входом. Немного подумав, решил выйти на свежий воздух, кто его знает, что они тут курят, а то не ровен час и я рухну на этот грязный пол. Выйдя на крыльцо, я не ощутил, что воздух стал свежее, вернее было понятно, что это не воздух в комнате, а свежий вечерний бриз, но и только. Получается, что в комнате не витает какой-то тяжелый запах, что уложил старуху рядом с, будем думать, что шаманом. Делать было совершенно нечего, я присел на крыльцо и стал смотреть на вырастающий из-за горизонта огромный диск местной луны. В голове мелькнуло, что может, они и курят всякую дрянь, чтобы можно было заснуть при таком свете. Это ведь получается, что светло почти как днем, только свет какой-то мертвый, в отличие от дневного. Пока размышлял на эту тему, глаза мои сами собой закрылись и я провалился в сон.

Проснулся от того, что меня сильно трясли за плечо. Я разлепил глаза и с трудом разогнул затекшую шею, в которой что-то щелкнуло. Посмотрел на того, кто тряс меня как грушу. Оказалось, что это Тарус, который был свеж как огурчик. Мне даже завидно стало, вот что значит иметь свой дом. Он отоспался, а я всю ночь караулил свою старуху и десять наркоманов. Тарус не просто будил меня, он пытался достучаться до моего сознания, что нам срочно нужно идти встречать гостей. Каких гостей, о чем это он, но тот лишь тянул меня за руку, так что пришлось подчиниться и отправиться за ним следом. Мы шли на противоположенную сторону деревни, так как я уже стал немного ориентироваться в этой местности.

Оказалось, что там проходила дорога, и гости приехали именно по ней. Я, ведомый Тарусом, тупо тащился за ним, ничего не соображая. Какие гости, к чему и для чего. Тем более, что я в этом мире никого не знаю, кроме троих человек, с которыми встретился на острове. Маги, которых я спас, даже носа не показывали на палубе, видимо, либо что-то натворили, либо само перемещение не прошло для них даром. Но мне никто, ничего не объяснял, а я не лез с расспросами к Картил или Тарусу. Наконец мы прорвались через деревню и увидели несколько подъезжающих повозок, правда, сильно отличающихся от той, в которой укатили Картил с Тайшор. Мы приблизились к повозкам тогда, когда те остановились, так как дальше в деревню дороги не было. Из повозок стали появляться люди. Тарус им кланялся, я не отставал от него, кто знает, как тут отнесутся к невежливому человеку, могут счесть и за дерзость. По одежде, приезжие были на очень высоком уровне социальной лестницы. Наконец я увидел Картил и, даже разглядел Тайшор. Обе были изыскано одеты, как бы говоря всем остальным, что они барышни очень высокого сословия. Из толпы выделялось еще несколько человек, кто так же отличался дорогой одеждой, даже на фоне всех остальных приезжих. Им кланялись более низко, так что и я не отставал. Пока мы раскланивались, то не заметили, как мимо нас пронеслись пара десятков человек и упав на колени принялись отбивать поклоны. Это что, и мне так нужно было? Но нет, Тарус вел себя более сдержано, так что и я не буду от него отставать.

.26. Дорогие гости.

* * *

На острие прибежавшей толпы был вчерашний шаман и старуха. Оба что-то горячо рассказывали гостям. Через пару минут глаза Картил и Тайшор нашли меня и они улыбнулись, как будто только они, из всех гостей, знали какую-то мою тайну. Тоже мне, тайна, да такое сплошь и рядом. Боги же должны изредка напоминать своей пастве о том, что они существуют, просто меня он использовал как своеобразный якорь или маяк. Видимо, я ему виден на фоне всей планеты, вот только как?

Наконец показательные выступления и доклад закончились, и гости направились вглубь деревни. Не знаю вежливо это или нет, но те самые двадцать прибежавших, резво развернулись и бросились в деревню. Может нужно все приготовить для гостей? Я косился на Таруса, тот пропустил гостей и пристроился за ними следом поближе к Тайшор. Меня это полностью устраивало, так что я шел следом за ним. Вся процессия двигалась как-то напряженно, и я тихонько поинтересовался у Таруса, чего это все так насторожены.

Макс, это один из немногих случаев, когда убитых поднимают через такой длительный срок. В древних трактатах описывается, что воскресший после трех дней может не иметь разума, а быть как дикий хищник. А остановить такого будет очень сложно, разума нет, а звериные инстинкты преобладают и силы в таких существах немерено. Такой многих разорвет, прежде чем его успокоят. Вот шаман со знахаркой и суетятся, воинов в круг поставят, а потом перестанут воскресших дурманом окуривать, те и очнутся. Только чувствую я, что все нормально будет. Брата ощущаю, как живого и разумного, все же мы с ним близнецы. Так что все нормально будет.

Он подмигнул мне и, поправив саблю на боку, ускорил шаг, чтобы догнать ушедшую вперед процессию. Все же он до сих пор работал на маленькую Тайшор, а ситуация могла выйти из-под контроля. В брате он был уверен, но был еще и второй убитый, который был оживлен одновременно с братом, так что вероятность неблагоприятного стечения обстоятельств оставалась. Все члены многолюдной процессии шагали одной группой и в то же время были разделены на два лагеря, это бросалось в глаза любому, кто наблюдал за процессией со стороны. Наконец мы добрались до центрального здания деревни. По-моему того самого, куда юркнула старуха, когда мы с ней покинули хранилище тел. Хижина была окружена плотным кольцом воинов, держащих копья с широкой поперечной полосой, приделанной рядом с наконечником копья. Видимо, чтобы тело противника не могло полностью одеться на копье и добраться до держащего его воина. Да, серьезные приготовления. Мне было бы проще сходить одному, и если что-то пошло бы не так, то просто прикончить бедолагу, чтобы не мучился.

Мы приблизились и встали непосредственно за воинами с копьями. Шаман со старухой вошли в круг и стали озираться, кого-то ища глазами. Тарус подтолкнул меня, мол, иди, пришла твоя очередь завершить начатое. Я тихо спросил, что нужно делать? Тарус только пожал плечами, и мне пришлось протискиваться через строй воинов. Подойдя к старухе, я замер, не зная, что мне делать. На себе ощущал взгляды множества глаз. Наконец четыре воина вынесли из хижины два тела и, оставив на траве, быстро, чуть ли не бегом, отошли за защитный строй воинов. Старуха, пошептавшись с шаманом, быстро подошла к телам и, вытащив из носа каждого своеобразные затычки из травы, тоже очень быстро, подхватив шамана, проковыляла за заграждение. Я остался один на один с двумя телами, которые вот-вот должны были прийти в себя.

Следовало как-то контролировать ситуацию, поэтому я не выпускал тела из вида. Внезапно у первого тела резко распахнулись глаза и он, схватившись за голову, дико закричал. Это продолжалось секунды три, а потом, сделав глубокий вдох, он успокоился и стал руками разминать шею. Я-то помнил, что это место у него и пострадало, поэтому не торопился, а ждал, когда он придет в себя окончательно. Судя по всем симптомам, это брат Таруса. Наконец его взгляд сфокусировался на мне, и он поинтересовался, кто я такой и почему на мне его одежда и сабля. Вот ведь глазастый, хотя многие народности так расшивают одежду, что там может быть что-нибудь написано так, что не посвященный в какие-то тайны нации, ничего не увидит. Как бы там ни было, а диалог у нас протекал нормально. Я вкратце объяснил, что нашел его тело и позаимствовал одежду, так как сам был практически гол. Наконец он обвел взглядом окружавших нас людей и, найдя брата, приветливо помахал тому рукой. В ответ, со стороны расположившейся знати раздалось нестройное, "слава богу, хоть один очнулся", но все явно ждали, когда очнется второй участник нашего шоу. Похоже, что все высокопоставленные зрители приехали сюда ради него. Я отправил первого воскресшего к брату. Меня поразило, что воины, обеспечивающие оцепление меня с телами, спокойно пропустили его мимо себя. Значит, он вполне адекватен и мне остается только дождаться, когда очнется второй. Тот приходить в себя не торопился. Я вспомнил, что он воскрес минут через пятнадцать после первого, так что и сейчас интервал должен был бы быть таким же. Если принять во внимание, что второй амулет я нашел не менее, чем через сорок, шестьдесят минут после первого, то при воскрешении это время не учитывалось. Прошло только то время, какое потребовалось, чтобы одеть второй амулет на шею второго тела, после первого, а это именно пятнадцать, двадцать минут.

Большая часть времени этого интервала уже прошла, так что сейчас мы получим или монстра или нормального человека. Следовало приготовиться к худшему варианту, думаю, что саблю применять не буду, достаточно и ментального воздействия, а если не поможет, то есть еще кольцо силы, которое просто разрежет то тело, которое бросится на меня.

Наконец у второго тела появились признаки пробуждения. Оно, дико заорав, стало отбиваться руками от чего-то, а затем просто затихло. Так второй воскресший лежал минуты две-три, а потом встал и стал себя ощупывать. Вот тебе и две различные реакции на свою смерть, правда и смерть у них была разная. Пока мой подопечный ощупывал себя, я разглядывал его. По первому телу я не сразу заметил, как оно преображалось. У этого все это было очень наглядно, и не удивительно. Исходные тела были похожи друг на друга, а вот конечные продукты очень сильно отличались между собой. Все они были разной комплекции. Охранник был высоким, мускулистым мужчиной, этот же скорее напоминал угловатого подростка. Лицо пока еще не оформилось, но уже угадывалось, что он будет красивым молодым человеком. Теперь стало заметно, что балахон ему совершенно не подходит. Брат Таруса, даже в балахоне выглядел гармонично, а у этого чувствовалось, нужно сменить одежду. Я прокашлялся и предложил тому отыскать знакомые лица в толпе за кольцом охраны. Тот повернул голову и приветливо помахал кому-то рукой. Раздался вздох облегчения и в толпе завизжала от радости Тайшор. Она подпрыгивала, размахивая руками, чтобы привлечь его внимание. Я предложил второму воскресшему отправиться к Тайшор, а то она очень переволновалась. Тот кивнул мне с несколько надменным видом и направился к кольцу охраны. Те молча расступились и буквально через пару десятков секунд у него на шее повисла наша Тайшор. Охранное кольцо мгновенно распалось, копья были подняты вверх и воины стали расходится по деревне. Я пока оставался на месте, так как не знал, куда мне следует отправиться. Тарус с братом исчезли, старуха с шаманом тоже, а со вторым воскресшим происходило что-то непонятное. Его окружила большая толпа приехавших гостей и я его практически не видел.

.27. Обо мне вспомнили.

* * *

Люди постепенно расходились, а я стоял посредине площади и не знал, что мне делать. Из всего, что мне мог предоставить этот мир, мне была необходима только крыша над головой, всем остальным я мог обеспечить себя сам. Мои магические атрибуты постепенно приходили в норму. Я вытащил из пространственного кармана фляжку с бренди и сделал большой глоток. Жидкость обожгла пищевод и устремилась в желудок. Огненный комок погружался в меня все глубже и глубже, а затем разлился в животе приятным теплом. Настроение несколько поднялось и я, повернувшись, отправился к выходу из деревни, туда, где оставили кареты наши гости. Мои ноги успели увести меня достаточно далеко, когда сзади раздалось.

Эй, друг бога, куда это ты собрался? Ничего еще не кончилось, так что нам нужно поспешить на обряд братания.

Я обернулся, на меня с хитрым прищуром смотрели выцветшие глаза той самой старухи. Было заметно, что она храбрится, но на самом деле ужасно боится, только вот чего? Я усмехнулся и показал рукой направление своего движения.

Да я уж думал, что все закончилось, а так как никто не объяснил мне, что нужно делать, то я и направился к дороге, может, куда-нибудь успею добраться до ночи.

Ты что, не знаешь, что сегодня из деревни никто выйти не может? Духи не пустят. А с духами лучше не спорить и не злить их.

Ну, извини бабушка, не знал я всех этих тонкостей вашего обряда. Ладно, давай пойдем назад, а то духи и правда, обидятся. Мы же не вышли за пределы деревни?

Да вот как раз и вышли, вот мне и интересно, как такое могло произойти. Деревню во время ритуала могут покинуть только шаман и я, а теперь выясняется, что и ты. Ты вообще кто?

Как это, кто? Человек.

Ха! Человек, милый мой, замертво бы упал, переступи он только незримую черту вокруг деревни, духи бы убили, даже не спрашивая, кто такой, а тебя не тронули. Вот мне и интересно, кто ты есть, что духи тебя не трогают, боги с тобой дружат?

Да, если честно, то и сам не знаю. С богами встречался несколько раз, но это были боги других миров. С вашим встретился на корабле, когда возвращался с острова на материк, да и причина встречи была банальной, он хотел попробовать блюдо, которое я подавал грухьен Картил и грухьен Тайшор. Он перекусил с нами, выпил со мной и пообещал еще раз заглянуть ко мне на ужин, как он сказал, в самый пикантный момент.

Ну, так я и думала, твоя оговорка расставляет все по местам. Значит ты не из нашего мира. Инквизиторы узнают, несдобровать тебе.

Я действительно не из вашего мира и мне не хотелось бы рассказывать об этом каждому встречному. Сюда я прибыл, чтобы отыскать одного мага, который ходил в наш мир, и выяснить причину посещения. После этого мне бы хотелось убраться в свой мир, но вот только не знаю, как. При перемещении сюда, я толи надорвался, толи был разорван физический контакт с моим миром, так что у меня могут возникнуть проблемы с возвращением. Видимо наши миры находятся очень далеко друг от друга или это вообще другая реальность.

Да, серьезные вещи ты говоришь, вот раз за черту вышел, то возьми, да и поговори с духами, может, они тебе что-нибудь посоветуют.

А как с ними поговорить? Я, просто, ни разу не общался с духами. Их, наверное, еще и увидеть нужно?

Ну, увидеть, конечно, желательно. Как ты будешь разговаривать с пустым местом? А ты их разве не видишь вон там, под деревьями?

Я пригляделся, и вскоре с трудом различил размытые ауры, колышущиеся на фоне темных стволов деревьев. Духи будто того и ждали, и рывком приблизились к нам. Я как воспитанный, поздоровался с ними, а в ответ, как шелест листвы, "приветствуем тебя, высший!". Мне пришлось для духов еще раз повторить свой рассказ, как я попал в этот мир. Передал им мысленные картинки Земли, Зангрии, планет, куда переносил богов и той планеты, где держали богов и заложников в заточении. Как я и предполагал, никаких ассоциаций у духов эти картинки не вызвали. Обещали показать их своему повелителю, может он что-нибудь об этих местах знает. После этого контакт со мной был разорван, и духи исчезли, а мы, с таращащейся на меня в ужасе старухой, отправились в деревню.

Меня немного смешило, а еще больше удивляло поведение старухи, ведь она сама посоветовала мне поговорить с духами, а теперь смотрит на меня, как на какого-то маньяка. Прокашлявшись, и поймав расфокусировавшийся взгляд старухи, я поинтересовался, что я опять сделал не так. Та, поминутно оглядываясь, как будто нас кто-то преследовал, пояснила мне, что термин, поговорить с духами, означает, что нужно камланием или еще какими-нибудь средствами вызвать какого-нибудь одного духа и пообщаться с ним, принеся ему какую-нибудь жертву. Я пошутил, что уж слишком много таких терминов как, какой-нибудь, кого-нибудь, еще не хватает, куда-нибудь и когда-нибудь.

Не смейся, тебе вон, легко, то с богами разговариваешь, то со всеми духами сразу, а нам каково? Чуть что не так, раз, и нет шамана или знахарки, а кому охота умирать, даже таким старым людям, как мы с шаманом? Ладно, заболтались мы с тобой, давай скорее в молельный дом. Нужно обряд как можно скорее закончить, у тех, кто за гранью, терпение не беспредельное.

Знакомое название резануло слух, но это могло быть и совпадение, так что я поспешил за семенящей старухой. Когда мы вошли в ту самую хижину, где шаман курил свою трубку, я уже ничему не удивлялся. Здесь на всю деревню только два культовых сооружения, хранилище тел, где властвует моя проводница, и молельный дом, ну, тут начальник, соответственно, шаман.

Как только я переступил порог этой хижины, то ритуал стал набирать обороты. Шаман стал нараспев читать какие-то заклинания, причем было заметно, то он торопится, старуха стала раздувать угли под каким-то жертвенником. Два воина подхватили меня под руки и потащили в центр хижины. Там, к центральному столбу были привязаны оба новоиспеченных тела, причем было видно, что привязаны они только для того, чтобы могли стоять. Сами они были погружены в транс. Сейчас, с трудом, но можно было разобрать, что тела стали отличаться друг от друга. Второго человека я никогда не видел, а вот первый уже стал походить на своего брата, Таруса. Оба воина, что тащили меня, вышли вперед и, взяв мою руку и руку каждого из привязанных, резко соединили их ладонями, как при рукопожатии.

Пожмите друг другу руку, теперь вы братья! - Пронеслось под крышей этой хижины и в мою руку впилось что-то острое. Я перевел взгляд на свои руки, с них капала кровь.

Моего дракона это возмутило, моя спина и предплечья стали покрываться чешуей. Приложив неимоверное усилие, я погасил разливающуюся во мне ярость. Вот ведь идиоты, я же никогда не вливал свою кровь сразу в двух реципиентов. Помощники старухи, разомкнули наши руки и убрали крестообразные вставки с острыми краями. Вот ведь фокусники, а я и не заметил, когда они вложили эти вкладыши между нашими ладонями. Отдал, на всякий случай, команду на стабилизацию моей крови в их организмах и моя кровь начала действовать. Порезы на ладонях мгновенно зажили, кровь перестала капать. Когда старуха притащилась с прутом, у которого на конце было разогретое докрасна крестообразное клеймо, то прикладывать его было не к чему. Раны полностью затянулись, а мои новые кровные братья стали приходить в себя. Старуха так и стояла бы с клеймом наперевес, но я вывел ее из этого состояния, заявив, что в последней лечебной процедуре необходимости нет.

.28. Табу.

* * *

Едва старуха отнесла клеймо в угол и остудила его в миске с водой, как к нам бросились родственники. Меня оттеснили и принялись отвязывать оба тела от столба. Я еще немного постоял, а потом отправился к выходу. На этот раз обнаружилось, что на улице никого нет, я определился, откуда мы пришли с лекаркой и направился в ту же сторону. Я действительно решил выйти на дорогу и попытаться дойти до места, где обучаются маги. Мне было важно увидеть ауры магов, чтобы определить нужного мне нарушителя. Для себя я уже определил, что, скорее всего, он доказывал кому-то, что-то, и скорее всего это учащийся старших курсов какого-нибудь училища магов. Кстати Картил говорила, что является толи учителем, толи завучем в таком заведении. Если еще раз с ней встречусь, то нужно будет попроситься на какое-нибудь построение всех учащихся, тогда я смогу распознать того, кто мне нужен, а дальше все просто. Прошу позволить мне побеседовать с нарушителем периметра. Если все нормально, то мы расстаемся друзьями, и я прошу его не шастать в такой закрытый объект. Если он действовал с какими-то корыстными целями, то следует выяснить эти цели и, по возможности, отвадить его от таких проникновений, а если это цель навредить моему миру, то по-серьезному разобраться с таким магом.

Не успел я дойти до крайних хижин, как из-за них вышли два охранника с копьями наперевес. Мне было рекомендовано вернуться в молельный дом, так как до утра никому нельзя выходить из деревни, так сказал шаман. Конфликтовать не хотелось, поэтому я повернулся и пошел в сторону хранилища тел. Уж где-где, а там я смогу немного отдохнуть и перекусить, а то, после такого ритуала я потерял много энергии. Внутри деревни никого не было, видимо все находятся в молельном доме. Я спокойно дошел до хранилища и направился к входу. Войдя внутрь, обратил внимание, что ни старухи, ни ее помощников, в хижине нет, поэтому я вытащил из пространственного кармана каримат и, разложив его недалеко от резервных тел, улегся отдохнуть, а может и поспать. Перед сном следовало перекусить, поэтому я достал себе то самое пюре, которое мы ели с Михалычем в зангрийской пустыне и принялся его уплетать за обе щеки. Доставать ни растительную, ни мясную пищу не рискнул, кто их знает, как отреагируют хозяева, что реальные, что номинальные, на любую пищу, а эта была совершенно нейтральная. Ни растительная, ни животная, так что ужин прошел спокойно, и я завалился спать. Почему-то я был уверен, что здесь меня никто не тронет, да и я, вроде, не нарушал никаких заповедей. Если существуют запреты, то мне о них стоило сообщить, а так я в своем праве.

Как позже выяснилось, я действительно заснул. Разбудили меня помощники старухи, и это было уже под утро. Они активно жестикулировали и разговаривали со мной на повышенных тонах. Я разозлился, какого черта эти два инвалида портят мне кровь. Видимо я немного переборщил, потому что внезапно они попятились, с ужасом глядя на мои руки. Я даже взгляд не стал переводить, и так ясно, что чешуя покрыла их, да и когти стали зловеще вытягиваться. Что там творится с моими новоиспеченными кровными братьями, я не желал знать. Одно дело, когда я, сознательно принимаю решение помочь человеку, самостоятельно вливаю в него свою драконью кровь, и совсем другое, когда это достигается обманом. Спорить не буду, я и сам промахивался, примером может служить моя несравненная богиня. Ее действительно не с кем сравнить по степени коварства. Самое интересное, что моя ментальная чувствительность ни разу не сообщила мне, что она врет, хотя, если честно, то я к ней и не прислушивался, а зря.

Пока я предавался размышлениям и собирал свой каримат, на пороге появилась старуха. Она молча прошла в свой угол и только бросила мне, что я зря напугал ее помощников. Я извинился, но напомнил ей, что негоже орать на гостя, если он что-то сделал не так, не объяснив ему правила поведения в этой деревне. Почему-то все считают, что я все знаю, и даже не допускают обратного. Потом немного сбавил обороты и спросил старушку, как себя чувствуют мои кровные братья. Меня так быстро от них оттеснили, что я понял, меня рядом с ними видеть не хотят. Я даже попытался в очередной раз отправиться на дорогу, но охрана развернула меня, так что я отправился туда, где уже был, чтобы отдохнуть, все же я истратил слишком много сил на восстановление этих двух балбесов, да и магические силы требовали восстановления. Напомнил ей, что уже слышал, что до утра из деревни выходить нельзя, а вот утром я буду свободен от всяких условностей.

Глупый ты. Шаман законы рассказывает для всей деревни. Если они увидят, что кому-то можно выходить тогда, когда на выход из деревни наложено табу, то сами постараются нарушить запреты. Ты хоть наш авторитет не роняй в глазах односельчан. Утром, действительно, тебе лучше уйти из деревни. Не знаю, как к тебе отнесутся родственники воскресших, но от нашей деревни тебе лучше держаться подальше. Со своими помощниками я поговорю. Думаю, они будут считать твою чешую обманом зрения. Так будет лучше для всех.

Я только кивнул, потом вытащил из пространственного кармана кольцо, распознающее обман, и вложил старухе в руку. Такое кольцо я подарил Якову. Объяснил старухе, как им пользоваться. Та усмехнулась и заверила меня, что она с самого начала была уверена, что я не простой человек. Теперь убедилась.

Пока мы с ней беседовали, наступило утро. То есть первые лучи светила выскользнули из-за горизонта, а значит, запреты перестали действовать. Я поблагодарил старуху за наставления и помощь и пообещал, что ее миру я не причиню вреда. Это было бы слишком жестоко, так обойтись с приютившей меня планетой. Моя задача, увидится с интересующим меня магом и тогда я попытаюсь вернуться домой.

Я уже направился к двери, когда старуха мне в спину спросила, видел ли я драконов? Я повернулся и удивленно посмотрел на нее. В мире, где отрицают существование драконов не только здесь, но и вообще. Я утвердительно кивнул, а потом пояснил, что там, где я живу, они не водятся, но я бывал на планете, где они живут. Если это разумные драконы, то они вполне нормальные ящеры, а вот дикие, можно сказать, что безмозглые и агрессивные до идиотизма, кстати, глархи приходятся им родней. Там, где я видел драконов, глархи значительно меньше, чем здешние, по размеру.

Значит, права была моя бабка, есть в мире драконы! Эх, хоть бы один разок взглянуть на них и можно помирать.

Я бы тебе показал настоящего дракона, да не поместится он в этой хижине, а вот сделать так, как будто ты увидела дракона, я могу, я же не простой маг, а ментальный. Вот смотри!

С этими словами, я передал ей в голову изображение Молнии, Почему-то она у меня ассоциировалась с самым правильным драконом. Потом сменил изображение на Красного, а в конце показал Малыша. Потом подошел к старухе и вызвав на руке чешую и когти предложил ей потрогать кожу настоящего дракона. Та дрожащими пальцами прикоснулась к моей руке и из ее бесцветных глаз полились слезы. Я прокашлялся и попросил ее не рассказывать пока никому, а когда я исчезну из их мира, то может поведать своим внукам или правнукам. Та смогла только кивать головой. Я попрощался и зашагал на выход.

.29. Прогулка по лесу.

* * *

На этот раз выйти из деревни мне удалось довольно легко. Было еще очень рано, и деревня спала. Минут через десять я прошел мимо оставленных карет. Странно, что ни животных, ни сам транспорт не тронули, хотя саму тягловую силу я не увидел. Там, в порту я разглядел, что чем-то они походили на наших мулов, и этого мне было достаточно. Каретами я назвал это транспортное средство из-за того, что в них возили высокопоставленных особ, таких как Картил. С нашими каретами у них не было ничего общего, скорее они напоминали черепаший панцирь, поставленный на четыре колеса. Не знаю, как внутри, а вот снаружи они не производили никакого впечатления. Разглядев по следам, с какой стороны прибыли кареты, я направился в ту сторону. Думаю, что дня за два дойду до большого населенного пункта, так как в моих поисках сама деревня и ее жители помогут мне слабо. Мне нужно было найти школу или академию магов. Картил в каком-то таком заведении работает, но сейчас, похоже, ей не до меня, а время-то идет. Дома все на ушах стоят, все-таки кровная связь, это не пустой звук, так что все ощутили, что меня не стало. Да и дома все осталось брошенным. Что гости с Зангрии, что мои домомучительницы, что Марта с Генрихом, не говоря уже о панике среди моих близких друзей. Один Михалыч знает, что я отправился на перехват чужого мага, да и то, не понятно, как он отреагирует. Ведь картинку зала он мне передал, вот теперь и будет мучиться угрызениями совести, что подставил меня. Но ничего, выберусь как-нибудь и отсюда. Связь с богом есть, а у бога же должны быть в друзьях боги других миров, вот так по цепочке, или доберусь до знакомых мест, или, наоборот, заберусь в такие дали, что и с мейксами не отыщешь. А вот Мекс сюда может и добраться, там, за гранью, свои законы с пространством, когда он меня туда таскал, я что-то такое ощутил. Казалось, что стоит только перейти ту самую грань, и ты очутишься в том месте, о котором думаешь. Интересно, почему это я сейчас вспомнил о моем Мексе. Может сама атмосфера окружающего пространства наводит меня на такие мысли.

Размышляя о таких вещах, я бодро шел по дороге. Вскоре дорога, слегка изогнувшись, вошла в довольно хмурый лес. Деревья были какие-то старые, и даже их цвет говорил о том, что им огромное количество лет. Корявые, изогнутые ветви тянулись к дороге. Не хотелось нагнетать на себя страху, но я ощущал, что на меня смотрят. Взгляд был скорее враждебным, чем любопытным, а это значит, что могут и напасть. Только вот кто. Мое драконье чутье уловило несколько темно-красных аур. Это что, такая сильная агрессия? А в ментале так, небольшое раздражение и немного любопытства. В своих силах я был уверен, так что шел, не сбавляя хода, по моим прикидкам я смогу покрыть то расстояние, которое кареты преодолели за световой день. Ведь мы пришли параллельным курсом, только через степь, а сейчас я прокладываю пешеходную тропу через лес. Мое чутье кроме семи распознанных аур больше не обнаружило никого, кто бы мог представлять для меня опасность. Ауры пробирались параллельным дороге курсом, не сближаясь, но и не удаляясь. Получается, что меня ведут. Интересно куда?

Решил до последнего играть по их правилам, может мне и удастся разгадать их план, да и интересно, что их могло привлечь в одиноком путнике, здесь такие, наверное, каждый день проходят десятками, все же в дне пути, ну может, в двух днях пути от города. Если бы здесь регулярно случались нападения на пеших путников, то стража давно бы тут все прочесала. Так что будем уповать на удачу, и благие намерения моих сопровождающих.

Я уже довольно далеко зашел в лес, кроны деревьев практически переплелись вверху над дорогой. Лучи света с трудом пробивали себе путь в таком переплетении ветвей и длинных скрученных спиралью листьев. Интересно, почему спираль? Может быть, таким образом, лист ловит в этом темном царстве хоть какие-то лучи света. Ауры продолжали сопровождать меня по лесу и никаких попыток обозначить себя или свои намерения не выказывали. Что же, подождем, ведь для чего-то они идут параллельно дороге и вровень со мной.

Меня встретили уже на выходе из леса. Прямо на дороге раскачивалась на своих двух хвостах ушастая змея, причем сразу было видно, что лет ей гораздо больше, чем, кажется на первый взгляд. А вот на этот самый первый взгляд я дал ей около пары тысяч лет. Фехото, пришло мне воспоминание того, как называется такая змея. Все же опыт общения с такими созданиями раздвинул границы моих представлений о продолжительности жизни. Я склонил голову и на языке мейксов поприветствовал этого долгожителя. Ответом мне был ошарашенный взгляд раскосых змеиных глаз.

Кто ты, равный богам и знающий наш язык? Мои воины сопровождали тебя через наш лес. Мы не собирались нападать на тебя, хотя заметили, что ты знаешь о нашем присутствии. Тогда наши воины связались со мной и послали на встречу с тобой.

Приветствую и тебя, старший мейкс. Да, я заметил ауры твоих воинов, когда сканировал своим чутьем окрестности в лесу. Но они не нападали на меня, так что я успокоился и просто наблюдал за ними. Язык ваш знаю от моего мейкса, которого я назвал Мекс. Он еще молодой, но уже успел однажды спасти мою жизнь, так что я очень уважаю ваше племя. Если чем-нибудь могу вам помочь, то говорите, не стесняйтесь.

Интересный у нас с тобой разговор получается, ты не боишься нас, хотя мы созданы для устрашения, таких как ты, ну, и еще кое для чего, о чем тебе знать совершенно не положено. Свою миссию мое племя на этой планете выполнило полностью.

Ты имеешь в виду, что извели тут всех драконов?

Что-то ты слишком много знаешь о нашем племени.

Видишь ли, я немного знаком с теми, кто разводит мейксов. Это делают на одной из планет, где мне удалось побывать. Мне подарили маленького мейкса, я даже не смог сам его привязать к себе, потому, что не понял намеки шамана, который следит и выращивает молодых мейксов, мой мейкс сделал все сам. Так что я имею кровную связь со своим мейксом, который уже имеет две из четырех ипостасей, хотя живет у меня около года. Однако основную информацию о вас я получил от Библиотеки древних.

.30. Обсудим библиотеку.

* * *

Слово "Библиотека" здесь понимали правильно. Знали, что это никакое не книгохранилище, а что это целый комплекс магическо-физического интеллекта, вынесенного за грань реальности и являющегося скорее управляющим, чем обслуживающим элементом той части вселенной, где сама Библиотека обитает. Но чего у нее не отнять, так это огромный багаж знаний, по моим понятиям часть из которого уже никогда не будет востребована. Хотя, как знать, ведь недаром же стремилась туда богиня, и как она орала, потеряв вмиг все, что ей впихала в голову Библиотека. А вот и правильно, нечего использовать нас в темную. Моя страсть к богине уже перегорела, и сейчас я вспоминал, в основном, отрицательные моменты нашей с ней встречи. Пытался понять, мог бы я уже тогда определить, что со мной играют, и сам себе признавался, что не смог бы. Уж больно близко к сердцу я принял ее игру.

Я встрепенулся, что-то мысли мои поплыли не в том направлении, перевел взгляд на этого древнего фехото и уловил в его глазах легкое удовлетворение и некую веселость. А ведь, похоже, он поковырялся у меня в голове, а я даже не заметил. Прокашлявшись, чтобы скрыть недоумение, я только собрался задать ему такой щекотливый вопрос, как он опередил меня.

Не возмущайся, ментальная мощь, вложенная в нас создателями, позволяет легко входить в мысли наших собеседников. В этом нет ничего обидного или опасного. Для нас это так же естественно, как для тебя дышать. К тому же, я прожил немало, и научился пользоваться нашим даром гораздо лучше остальных моих соплеменников. Это и делает меня их главой, а не только возраст. Я бы хотел попросить тебя посетить нашу Библиотеку. Это даже не моя просьба, а, скорее, ее. Вход найдешь сам, тебе не привыкать, к тому же, однажды посетивший Библиотеку без труда обнаружит такой вход. Удачи тебе. Когда закончишь все свои дела здесь, приходи, я помогу тебе вернуться, твой мейкс очень просил об этом.

Я только открыл рот, чтобы поинтересоваться, как это мой Мекс достучался до них, но разговаривать было не с кем. Аур вокруг просто не было. Да, это серьезный противник, если с ними вступить в противоборство. Значит, лучше держать их в друзьях.

Правильная мысль. - Шепнули мне сзади. Я только уловил всплеск исчезающей ауры. Перевел взгляд на ближайшие деревья и стал их рассматривать с неистовой страстью настоящего ботаника, нужно было заставить мысли течь совершенно в другом направлении. Ведь своим мыслям мы, уж очень сомнительные хозяева, скорее они живут сами по себе. Не думать о белой обезьяне.

Я прибавил шагу и вышел из леса в степь. На горизонте ничего не было видно, но это небеда. Все мое ношу с собой, так что в этих условиях не пропаду. Самое главное, есть дорога, по которой можно топать совершенно не заморачиваясь, правильно ли ты идешь. У дороги есть одно неоспоримое преимущество, она всегда выходит откуда-то и приходит куда-то. И этого у нее не отнять.

Кареты нагнали меня ближе к обеду. Колонна остановилась и на землю выпрыгнула грухьен Тайшор. Она подбежала ко мне и, взяв за руку, потянула меня в карету. Было бы глупо сопротивляться этой малышке на глазах у всей колонны, поэтому я дал себя довести до кареты, а затем помог Тайшор взобраться на ступеньку. Та уселась на скамью и выжидательно уставилась на меня. Я молча полез внутрь чуда современной транспортной системы этого мира. Внутри было темновато. Свет проникал в смотровые щели, расположенные в разных направлениях стен кареты. Похоже, они тут все время опасаются нападения, или просто не изобрели нормальных окон. Хотя, на корабле окна были. Не иллюминаторы, а именно, окна. Так что остается только одно, опасаются нападения. Тогда чего это за мной отправили ребенка, да еще такого высокорожденного, или это была ее прихоть? Скорее всего, последнее. В глубине кареты я разглядел и Картил. Глаза постепенно привыкали к такой освещенности, даже на драконье зрение не стали переходить. Я поздоровался со всеми и тоже уселся на свободное место. Теперь можно было и оглядеться. Мы сидели на мягких диванах, стоящих у передней и задней стен кареты. К углам кареты они не подходили, там было свободное место и амбразура для стрелка, потому что я выделил и четырех воинов, занявших эти стратегически важные места. Они напряженно всматривались вдаль. Я поинтересовался у Картил, кого они опасаются. Оказалось, что тех самых моих попутчиков по темному лесу. Фехто частенько нападают на проезжающие караваны. Я, для себя выделил, что и здесь несколько искажено самоназвание двухвостых ушастых змей. Наверное, это естественно, что на протяжении длительного времени название несколько искажается. В этом может быть много причин, от различного произношения одного и того же слова представителями разных народов, до банального искажения слова человеком с дефектом речи. Короче, улица Коекого.

Кареты плавно тронулись, я предложил воинам слегка расслабиться, так как нападения со стороны фехто сегодня не будет. Я пообщался с ними часа три назад, и мы расстались довольные друг другом. На меня уставились семь пар удивленных глаз.

Макс ты, что, встречался с фехто? Они ничего не сделали тебе? Это просто невозможно.

Грухьен Картил, даже у враждебно настроенных сторон бывают общие интересы. Мы заключили некое соглашение о том, что я выполняю их поручение, а они не трогают меня. Ну, а так как забираться в голову к собеседнику они умеют, то, думаю, что информацию о вас они получили напрямую и знают, что я с вами в хороших отношениях. Я не призываю, совсем не смотреть по сторонам, просто сегодня можно это делать без напряжения.

В карете повисло напряженное молчание. Я оказался изолированным от всех какой-то невидимой стеной. Но долго такое продолжаться не могло, и вскоре ко мне обратилась Тайшор, прося рассказать, кого из фехто я видел. Я рассказал это ей в виде сказки, как шел через темный лес, в котором ветви переплелись прямо над дорогой, а вдоль дороги за мной крались восемь фехто, тогда я еще не знал, что это они, а просто видел ауры моих тайных сопровождающих. Тайшор судорожно вдохнула, видимо она, затаив дыхание слушала мой рассказ. Однако, набравшись смелости, она попросила рассказать, как они выглядят. Я ей честно признался, что из всей кучи преследовавших меня фехто, я разговаривал только с одним, который встретил меня на дороге. Остальные прятались в ближайших кустах и за деревьями. Выглядел он как обычный фехто, два хвоста, на которые он опирался, когда стоял передо мной, змеиная или драконья голова с волнистыми ушами, зеленоватая чешуя цветом, как мох на старых деревьях. Два ядовитых клыка были до сих пор острые, а вот остальные зубы уже оказались сточенные. На вид я ему дал около двух тысяч лет, но может и ошибся.

Конечно, ошшибссся! Мне двадцать шшесссть тысссяч лет и я еще не ссстар, а зубы у нас каждый год отрассстают новые! Езжайте ссспокойно, вассс не тронут.

Что это был за звук? - Встрепенулась Картил, воины вытаскивали свои, похожие на арбалеты приспособления для стрельбы из амбразур. Но моего собеседника уже не было в карете. Все же уходить и появляться из-за грани они умеют, как никто другой.

Я успокоил всех, сообщив, что это как раз и приходил тот, о ком я рассказывал грухьен Тайшор. Он поправил меня, сообщив, что ему не две тысячи лет, а двадцать шесть тысяч и что зубы у него скоро вырастут новые. Кроме того успокоил меня, сообщив, что фехто не будут на нас нападать по дороге. Это, конечно, не дает нам право расслабляться, ведь, наверное, есть и другие опасности, подстерегающие нас на этой дороге.

А я видела этого фехто. - Прошептала пораженная Тайшор. - Он стоял у тебя за спиной, высовываясь прямо из стены кареты. Они что, могут проходить сквозь стены? Макс, получается, ты не врал, ты можешь с ними разговаривать?

В ее голосе слышалась паника. Я стал успокаивать девчушку, так как в карете назревала паника. Повысив голос, я порекомендовал всем присутствующим получше думать о фехто, и тогда не будут случаться конфликты на этой дороге. Кроме того люди несколько исказили самоназвание этого племени, сами себя они называют фехото. Кроме того, нужно понимать, что когда человек излучает желание убить двухвостую змею, или думает о ней всякие гадости, то такая змея, прекрасно слыша это, не будет церемониться с носителем таких мыслей. После моих слов все погрузились в тяжелые раздумья, и в карете повисла гнетущая тишина.

.31. Высший свет.

* * *

Надо сказать, что после этого инцидента грухьен Тайшор держалась рядом со мной, иногда проверяя своей рукой, здесь ли я. Видимо она думала, что я могу, как и фехото перемещаться через преграды. Проходя сквозь них, как горячий нож сквозь масло. В карете было очень плохо видно, и я поразился, как же это малышка смогла разглядеть старого фехото, высунувшегося из стенки кареты. Получается, что она видела не само тело, а его ауру. Нужно будет расспросить ее попозже, что она успела рассмотреть. Не исключено, что она обладает какими-то магическими способностями, а это значит, что наша с ней встреча не случайна. Уж высшие силы, стоящие над богами, все делают не просто так. Кроме того в ней теперь, моя кровь, а это тоже очень даже могучий инструмент в умелых руках. Если сопоставить всю цепочку событий, произошедших в этом мире со мной, то напрашивается вывод о том, что мне предстоит познакомить обеих грухьен с их Библиотекой. Меня всего аж передернуло. Я и от зангрийской Библиотеки получил столько, что до сих пор перевариваются те несколько процентов вброшенной в меня информации, да и на суде Библиотека показала себя как беспощадный, запрограммированный механизм. Если и здесь такая же Библиотека, то мне очень не хочется туда лезть.

Охранники, все так же напряженно всматривались в смотровые щели. Танкисты, да и только. Я, на всякий случай, периодически включал драконье чутье и проверял округу на предмет незнакомых аур. Все было тихо, думаю, что самый грозный хищник здешних мест, это фехото. Хотя, если вспомнить Мекса, то это милое общительное разумное животное. Земные женщины были от него без ума. Мягкий, пушистый, ласковый и, что самое главное, это его ипостась была основной, а у этих, похоже, именно фехото является базовым телом.

Вскоре охранники с облегчением откинулись назад и уселись прямо на пол кареты. Похоже, что мы въехали в охраняемую зону, и они теперь могут не контролировать подступы к карете. Вздох облегчения охранников, был единственным звуком, изданным сидящими в карете людьми. Такое впечатление, что те посадили в карету хищного зверя и сами испугались совершенного поступка. Но ведь никто не остановил Тайшор. Может она действительно имеет огромную власть над всеми остальными. Карета была не самым удачным местом, где можно было бы расспросить Картил или Тайшор об их статусе в государственной системе. Людей, сидящих в карете, я видел на ритуале оживления. Если честно, то я никого там не запомнил. Просто не было необходимости. Да и охранников этих видел впервые, за исключением Таруса. Учитывая, что он является персональным телохранителем Тайшор, то ничего удивительного нет, что он находится в этой карете.

Между тем мы въехали в какое-то поселение. Чутье показывало каменные строения по обеим сторонам дороги. Теперь смысла сканировать окружающее пространство не было, и я тоже, как и все остальные откинулся на спинку своего дивана. Мы блуждали по извилистым улицам около часа. Скорость внутри этого городка была маленькая, так что к конечной точке нашего путешествия мы подъехали уже в темноте. Тайшор дремала, привалившись к моему плечу. Если и раньше в карете было темновато, то теперь обычным зрением ничего не было видно. Карета сделала какой-то плавный поворот и остановилась. Я потряс Тайшор, стараясь ее разбудить, но она сонно обхватила мою руку и еще сильнее навалилась на меня. Видимо сон сморил ее наповал. Двери открылись, и мы стали по очереди выбираться из кареты. Рядом со мной раздался приглушенный голос Таруса, зовущий Тайшор. Я тихо ответил ему, что она спит, и я сейчас вытащу ее на руках, а он пусть показывает мне, куда ее нести. Тот тяжело вздохнул и посоветовал нам тогда выходить самыми последними. Я подтвердил, что понял и стал всматриваться в выбирающихся вельмож и их охрану. Вскоре мы остались в карете одни, и я направил Таруса вперед, чтобы он указывал мне направление движения.

Вот мы, наконец, выбрались из кареты. Наши попутчики уже разошлись кто куда. Перед каретой осталась только грухьен Картил, которая видимо, дожидалась свою племянницу. Я выбрался из кареты, держа Тайшор на руках. Картил сразу все поняла и шепотом распорядилась, чтобы Тарус показал мне покои Тайшор, где нам следует передать девушку ее служанкам, а затем мне нужно будет направиться в апартаменты Картил, где мы и поговорим. Я подтвердил, что понял и направился вслед за Тарусом.

Нам пришлось немало пройти по дворцовым коридорам то, что это дворец я понял сразу, как только мы выбрались из кареты. Тарус уверенно вел меня по хитросплетениям коридоров. Моя драконья сущность автоматически запоминала дорогу, так что обратно выбраться я смогу. Наконец мы свернули в какое-то крыло дворцового комплекса, и я понял, что это вотчина Тайшор. Вдруг вокруг нас появилось несколько девушек, Тарус был с ними знаком, поэтому короткими фразами он описал ситуацию, и те понеслись готовить кровать для грухьен Тайшор. Еще несколько коридоров и мы остановились возле высоких двустворчатых дверей. Тарус распахнул их, и я вошел в шикарную спальню. Все было задрапировано тканью, а у одной из стен стояла огромная кровать под балдахином. Видимо есть какая-то кусачая или кровососущая живность. Я поинтересовался, куда мне положить грухьен Тайшор. Оказалось, что можно прямо на кровать, дальше служанки все сделают сами. Ну, на кровать, так на кровать, кто бы возражал. Я сгрузил Тайшор и выпрямился, ища глазами Таруса, но того уже не было видно, или он не имеет права входить в опочивальню, или его уже послали куда-то. Я распрощался с девушками и пожелав им спокойной ночи, вышел в коридор. Никого. Пожав плечами, я направился обратно по своему следу. Уж от входа я смогу определить, где находится аура Картил. На всякий случай проверил, где она. Кто бы удивлялся, конечно, на другом конце дворца. Решил не изобретать велосипед, а действительно пройти по своим следам назад, а уже оттуда, по остаточному следу ауры Картил, добраться до нее.

Без ноши на руках это было сделать гораздо легче, так что не прошло и сорока минут, а я уже подходил к дверям, за которыми угадывалась аура Картил. Этикет моего мира требовал, постучаться в дверь, прежде чем войти, что я и сделал. За дверями раздался мужской голос, предлагающий войти. Я открыл дверь и обнаружил в комнате одинокого мужчину. Я недоуменно уставился на него. Тот кивнул и поинтересовался, Макс ли я и, после моего утвердительного ответа, предложил войти в комнату. Оказалось, что Картил принимает водные процедуры, а мужчина, находящийся в комнате, ее телохранитель. Мне пришлось поинтересоваться, что мне делать до того, как грухьен Картил выйдет из ванной. Тот предложил присесть к столу и выпить освежающий напиток. Что же, ждать лучше действительно, попивая чай или другой тонизирующий напиток. Мне была предложена шартилла.

.32. Приехали.

* * *

Оказалось, что это какой-то напиток, наподобие настойки имбиря. Горло драл этот напиток знатно, но и жажду утолял основательно. Мне это напомнило ситуацию из анекдота, когда при кашле врач предложил выпить пурген. После приема лекарства, пациент боялся, лишний раз кашлянуть. Шартилла ввинчивалась в горло, и это состояние продолжалось довольно долго. Нужно было чем-то запить. Я предложил охраннику попробовать мой напиток, который не только утоляет жажду, но и имеет легкий алкогольный эффект. Тот заинтересовался, и я достал из своего пространственного кармана фляжку с зангрийским бренди и пару хрустальных стопочек. От вида стопочек у того загорелись глаза. Я молча разлил напиток по рюмочкам и подняв свою, предложил выпить за знакомство, хотя имя охранника так и не прозвучало. Я вылил в себя рюмку бренди, смывая остаток того напитка, который предшествовал бренди и смачно выдохнул алкогольные пары. Напиток растекся по телу огненной струей и в животе разгорелся пожар. Я переместил свой взгляд на стол с расставленными яствами и, найдя подходящую закуску, с удовольствием закусил первую рюмочку. Глаза охранника поползли вверх, когда он повторил мой маневр с рюмкой. Я пододвинул ему закуску, но тот отрицательно замотал головой. Я насильно вставил ему в рот кусок толи соленой рыбы, толи какого-то морского животного. Закуска сделала свое дело, и слезы из глаз моего собутыльника исчезли, а по лицу расползлась счастливая улыбка. В это время одна из дверей открылась и в комнату вошла Картил, замотанная в огромный банный халат, а на голове ее был закручен специальный тюрбан. Я встал и поприветствовал грухьен Картил, затем жестом позвал ее за накрытый стол. Охранник старался сделаться незаметным, видимо ничего со стола до появления хозяйки, брать не рекомендовалось. Я обыграл это так, что мы, пока ждали Картил, решили продегустировать мой напиток. В результате пришлось закусывать напиток, чем попало прямо со стола, но ведь грухьен Картил не будет на нас за это ругаться? Если она не против, то я могу и ей наполнить традиционную рюмочку, после которой она будет спать, как убитая, учитывая сложную дорогу сюда. Губы Картил слегка изогнулись в усмешке, уж меня она успела изучить, пребывая со мной на острове не один день. Охранник сделался каким-то незаметным. Картил опять усмехнулась и, обращаясь к охраннику, сказала.

Тарисма, сходи, позови моего мужа, следует познакомить его с Максом, чтобы потом не возникло недоразумений.

Тот соскочил со своего места и понесся к двери. При подходе к ней, его слегка повело, и он немного не вписался в створ дверного косяка. Когда дверь за ним с шумом захлопнулась, Картил в очередной раз усмехнулась и, погрозив мне пальчиком, поинтересовалась, не тот ли это напиток, который так понравился богу. Я ее заверил, что с ней я буду пить только тот, который действительно понравился богу, так что я достаю еще одну рюмочку для ее мужа и меняю фляжку на тот напиток, о котором мы только что говорили.

Буквально через пять минут дверь с шумом распахнулась, и на пороге появился мавр. Мама дорогая, пронеслось у меня в голове, только Отелло нам и не хватало. Тот бегло окинул взглядом все помещение, а затем решительно направился к нам. Я встал со своего места и поклонился мужу Картил. Как к нему обращаться я не знал, но меня выручила наша единственная женщина за столом. Она указала мужу на меня и представила, как Макса, который смог оказать неоценимую услугу не только ей, но и всему дому Картолов. Я низко поклонился еще раз. В это время Картил представила и своего мужа, назвав его Миртуш. Склоняется его имя или нет, мне предстояло еще выяснить, но самое главное нас представили и тот не бросился на меня с кулаками или ножом. Я предложил выпить за наше знакомство тот самый напиток, который так оценил бог. Едва я наполнил рюмочки, как нас за столом стало на одного больше. Мы все встали и поклонились богу. Тот, не замечая раболепия местных аборигенов, поднял одну из рюмок, так что мне срочно пришлось лезть еще за одной рюмкой и срочно ее наполнять. Тарисма лежал без памяти рядом с дверью, так как не решался пройти вглубь комнаты за мужем своей госпожи, а увидев бога, просто лишился чувств. Надо отдать должное, знать стойко выдержала появление бога. Картил уже имела счастье лицезреть бога во время ужина на корабле, а Миртуш старался не ударить в грязь лицом при своей жене. Я закончил наливать коньяк в рюмочку Миртуша, так что мы все успели поднять свои рюмки вместе с богом.

Макс, ты не перестаешь меня поражать, за столь короткое время, которое ты провел в моем мире, ты многое успел сделать. Взять хотя бы фехото, ты умудрился наладить с ними контакт и даже получил от них заказ на посещение местной Библиотеки. Скажу тебе сразу, это единственная сущность, которая совершенно не подвластна мне. Я имею информацию, что она есть на планете и все. Ни точного местоположения, ни каких-либо контактов. Затем ты, поделившись своей кровью с грухьен Картил, дал ей возможность иметь детей. Она сама лично обращалась ко мне из нескольких храмов, но я ничего не мог поделать с теми последствиями магической атаки на нее, а твоя кровь сделала невозможное. Думаю, что грухьен Картил следует привести в сознание, а то она пропустит самое интересное. Мы действительно усадили Картил обратно на низенькую скамеечку, с которой та упала в обморок от такого известия. Когда с Картил все было улажено, бог продолжил. Оказалось, что я спас не только грухьен Картил, но и ее племянника и племянницу, которые относятся к богоподобной элите этого мира. Проще говоря, они являются близкими родственниками самого бога. Так что бог предложил выпить за удачу их мира, который на небольшой срок получил такого полезного меня в свои руки.

Он поднял рюмку, и я чокнулся с ним, по комнате поплыл нежный звон хрусталя. Все присутствующие попробовали соприкоснуться своими рюмочками. Вот теперь комната наполнилась переливчатым хрустальным звоном. Этот звук привел в сознание лежащего без памяти Тарисму, и он вскочил у дверей, дико озираясь по сторонам. Мы пригубили напиток, ведь негоже опрокидывать в себя рюмку, как мы это делали, когда хотели привести свои нервы в порядок. Сейчас все смаковали напиток, ощущая его вкус и аромат. Все-таки в моей фляжке было не то пойло, которое нам продают в магазинах, а настоящий коньяк.

Наконец бог насладился напитком и, махнув нам на прощание рукой, исчез. Я, первым придя в себя, предложил всем присутствующим присаживаться, так как в ногах правды нет. Все расселись за низенький столик и потягивали мой напиток, иногда заедая его фруктами или другими деликатесами со стола.

.33. Мужские разборки.

* * *

Горячительный напиток быстро развязал всем языки. Что Картил, что ее муж разговаривали заплетающимися языками. Так продолжалось около получаса. За это время мы выпили около четырех рюмок. Внезапно Картил извинившись, встала из-за стола и направилась в одну из дверей, пообещав, что скоро вернется. Едва за ней закрылась дверь, как ее муж преобразился, куда делась пьяная заплетающаяся речь? Он, зыркая злыми глазами, потребовал от меня всю правду о наших взаимоотношениях с Картил. Я даже растерялся, так как не был готов к такому повороту событий. Промямлил, что мне довелось спасти жизнь его жены пару раз на том самом острове, на котором мы с ней и познакомились. А впоследствии, там же, я познакомился с племянницей грухьен Картил и ее охранником. Там, правда, было еще несколько магов, но на тот момент времени на знакомство совсем не было. Тот в ярости закусил ус и шепча проклятия, стал настаивать, чтобы я рассказал о том, как я соблазнял его жену. Тут шоры с моих глаз слетели, и я понял, что передо мной сидит настоящий Отелло. Я не на шутку рассердился, а затем ментальным ударом погрузил его в сон. Пара минут, и передо мной уже сидел совершенно другой, нормальный, не ревнивый человек. Я снял свое воздействие на него и предложил выпить еще по одной, пока его жены нет в этой комнате. Мы чокнулись и опрокинули в себя по целой рюмке. Мне нужно было прийти в себя, а моему пациенту, снять то состояние, в которое он загнал себя перед тем, как сцепиться со мной. Охранник Картил смотрел на нас широко раскрытыми глазами. Видимо такие закидоны у Миртуша случались довольно часто, так что финал, видимо, выходил за рамки типового сценария. Я подозвал охранника и налил ему в его рюмочку того же коньяка, что мы пили с Миртушем. Тот побоялся садиться с нами за один стол, так что прямо с рюмкой вернулся к двери, видимо это был его боевой пост. Дверь, куда юркнула Картил, отворилась, и я только успел шепнуть Миртушу, что детородные функции грухьен Картил восстановились, так что дело за ним. Картил окинула нас долгим пристальным взглядом. Думаю, что она искала на наших лицах следы драки, но мы мирно попивали коньяк, который я успел разлить в наши рюмочки, вместе с рюмкой Тарисмы. Картил, за все это время выпила только одну рюмочку, да и ту, не полностью. Я поднялся из-за стола и сообщил, что ужасно хочу спать, так что я с ними прощаюсь до утра, а вот утром я хотел бы поговорить с грухьен Картил о моих проблемах. Та кивнула своему охраннику и попросила его проводить меня в гостевые апартаменты. Тот отставил свою рюмку прямо на пол к стене и бодро вскочив, выразил готовность сопровождать меня. Я раскланялся с семьей Картил и вышел вместе с Тарисмой в коридор. Оказалось, что гостевые комнаты располагаются недалеко, так что вскоре я уже входил в небольшую комнату с одной кроватью и небольшим гардеробом. Тарисма пообещал утром разбудить меня, чтобы я не опоздал к завтраку и уже уходя, поблагодарил за то, что я вправил мозги Миртушу. Испугавшись таких смелых высказываний, он опрометью выскочил в коридор, захлопнув за собой дверь. Думаю, что наш Отелло достал в этом замке всех, включая охранников. Я принял душ, в смысле вылил на себя ведро воды комнатной температуры, стоя прямо в некоем подобии таза. Дождавшись, когда вода стечет с моего тела, закутался в простыню, выполняющую роль полотенца и направился к кровати. Мой дракон требовал, что бы я обеспечил ему необходимый минимум нормального драконьего сна, но не получится. Здесь не впадают в спячку на двадцать четыре или сорок восемь часов непрерывного сна. Ничего, и шести часов хватит, чтобы немного притупить драконье желание выспаться.

Наконец я завалился на кровать и, завернувшись в колючее одеяло, погрузился в сон. Ночь пролетела как одно мгновение, вот только закрыл глаза, как меня за плечо трясет чья-то рука. С трудом разлепив глаза, обнаружил Тарисму, который пытался меня разбудить. Те вещи, которые он видел в моем присутствии, не позволяли ему разбудить меня достаточно грубо. Все же одно дело, когда перед тобой простой человек, и совсем другое, когда к такому человеку в гости приходит бог, выпить с ним тот божественный напиток. Тарисма все еще вспоминал необычайный вкус и аромат, который все еще витал над такой красивой рюмкой, которую ему подарил Макс. Ну, может и не подарил, но ведь и не забрал. Если все сложится удачно и рюмка останется в его руках, то она станет фамильной реликвией, которую он передаст своему наследнику, а тот, в свою очередь, своему.

Тем временем я, наконец, пришел в себя и принялся одеваться. Вода в ведре была уже налита, так что я повторил вечернее омовение, правда, на этот раз вода была гораздо холоднее, но не холоднее тех вод горного озера, в которое погружалось мое тело во время утренних водных процедур в исполнении Молнии или Малыша. Наконец я был готов, и Тарисма повел меня обратно к дверям комнаты Картил. Та уже встала и была готова к нашему разговору. Миртуш сидел невдалеке и тщательно что-то писал на неровном клочке какого-то материала, напоминающего папирус. Картил вопросительно взглянула на меня, и я понял, что мне следует изложить свою просьбу как можно быстрее так, как, видимо, намечались еще какие-то утренние мероприятия.

Я напомнил ей, что прибыл сюда для того, чтобы побеседовать с тем магом, который вторгся в пределы запретной территории, подконтрольной моему начальству. Если бы Картил могла мне помочь в том, чтобы я посетил какое-нибудь мероприятие, где будут присутствовать все маги, то я легко бы смог отыскать его ауру, а дальше небольшая беседа с этим магом и все. Никакого криминала, только беседа. Мне важно выяснить мотив, после чего я, скорее всего, отбуду домой.

Картил задумалась, потом встрепенулась, оказалось, что скоро намечается инспекция магических учреждений их Величествами. Если сегодня все пройдет гладко, то я смогу рассчитывать на личное присутствие при этой инспекции. Картил поинтересовалась у меня, такой ли я хороший маг, как рассказывал? Вдруг при инспекции возникнет необходимость продемонстрировать свои навыки. Я призадумался, ведь я, как бы, номинальный маг. Знать-то я знаю, все же не зря пролежал под магической аппаратурой, получая базовые знания по магии. Но вот продемонстрировать, это немного не по моей части. Просто я не знаю уровень здешних магов. Перемещаться так, как они я могу, но, просто, я не знаю местности в точке перемещения а, значит, перемещения дальше, чем в пределах видимости, отпадают. Мои ментальные способности всегда при мне. Крылья, лапы, хвост, на этой планете лучше не демонстрировать, а то меня фехото уничтожат в момент. Все же я помню, как отпрыгнула от Мекса Молния. Мейксы, они же фехото, представляют реальную опасность для драконов, а значит и для меня.

Сбоку послышалось легкое покашливание. Это Миртуш напоминал, что наше время истекло, пора выдвигаться туда, куда они собирались. Я поднялся и стал раскланиваться с семьей Картил. Та, наоборот, ухватила меня за руку и потащила к Миртушу. Я ничего не понимал, но грухьен Картил все мигом объяснила. Оказывается, мы должны присутствовать при завтраке королевской семьи. Все же мы с Картил кое-что успели сделать полезного, пока находились на острове. Не знаю, что она рассказала их Величествам, но сегодня я, вместе с ней и ее мужем должен был присутствовать на завтраке. Да легко, уж что-что, а завтракать я умею и люблю. Картил намекнула, что мне стоило бы предложить тот самый напиток, который пил с нами бог, и королю. Я удивленно вытаращился на нее, да меня стража в шесть секунд в ковер закатает, виданное ли дело, королю подавать из своих рук напиток. Сразу же посчитают отравой. Я, конечно, могу подарить ему всю фляжку но, во-первых, не хочется светить магию Зангрии, а во-вторых, это опять будет вариант с отравой. Картил шикнула на меня. Не нужно наливать королю на глазах у всех. Достаточно поднести ему рюмку, он потребует, чтобы я попробовал из его рюмки, а потом выпьет сам. Он уже в курсе, что бог пробовал этот напиток. Ну, Картил, так ведь можно и головы лишиться, все же зависит от настроения монарха.

.34. Последствия завтрака.

* * *

Нам всем следовало прибыть к покоям их Величеств до того, как они выйдут из них. Раскланяться при встрече и сопровождать до обеденного зала, где и будет проходить завтрак. Все расписано по минутам, так что нам следовало поторопиться. Впереди двигался охранник Картил, видимо он же предназначался и для Миртуша, а может охранники полагались только всяким грухьен, попробуй, разберись. Миртуш вел Картил, прижимая ее к себе, а я следовал за ними, отстав на пару шагов. Вскоре мы, в пересечении коридоров встретились с процессией грухьен Тайшор. Возглавлял процессию Тарус, который встретился со мной глазами и чуть заметно улыбнулся. Мы остановились и пропустили их группу. Видимо так следовало поступить по какому-то правилу. Мы немного постояли и двинулись следом, отстав примерно шагов на десять. Еще через пару поперечных коридоров нам пришлось остановиться из-за того, что процессия Тайшор остановилась, пропуская кого-то. Поверх голов было видно, что мы все пропускаем еще одну группу, направляющуюся на завтрак к королю. Впереди мелькнула точная копия Таруса, и я почувствовал, что там, впереди, движется моя кровь. Странно, тогда, в хранилище тел, да и в молельном доме я не обратил внимание, что оживленные тела на кого-то похожи. Они скорее были похожи друг на друга, как и на все другие тела, лежащие в хранилище тел. Тогда у меня создалось такое представление, что они все вылеплены по одному образу и подобию, как куклы с фабрики игрушек. Все эти манипуляции с оживлением, прошли как-то мимо моего внимания. Ну, снял с себя амулет, ну надел его другому, и все. Это уже потом человек стал демонстрировать, как его убивали, но даже тогда он походил на те самые исходные тела, больше того, они продолжали оставаться такими, вплоть до обряда братания. Вот только тогда я и стал замечать, что они стали изменяться.

Тем временем мы стали продвигаться дальше уже третьими по списку. За нами, оказывается, тоже пристроилось не меньше, чем четыре группы лиц, участвующих в лицезрении выхода царских особ из опочивальни. Это ради того, чтобы сказать "Доброе утро!". Наконец наше движение приостановилось, и мы стали располагаться вдоль одной из стен коридора. Значит, помазанники божие будут идти оттуда мимо нас. Никто не удосужился рассказать мне, как необходимо приветствовать монарха и его супругу, значит, буду руководствоваться своим богатым житейским опытом.

Наконец где-то впереди послышался звук открываемой двери и по коридору пошел, нарастая, какой-то гул голосов. Что они говорили, разобрать было невозможно. Я скосил глаза пытаясь понять, что нужно делать, про то, что нужно еще что-то говорить, и речи не было. Тем временем процессия, возглавляемая монаршими особами, двинулась мимо выстроившихся вдоль стены придворных. Процессия приблизилась довольно близко ко мне, и я смог различить, что король идет не спеша, а каждый из стоящих возле стены говорит ему что-то и кланяется. Эхо, многократно дублируя произнесенную фразу, вносило свои пять копеек в эту непонятную и, возможно, опасную для меня ситуацию. Получается, что мне следует произнести фразу приветствия и поклониться. Монарх шел, поддерживая свою королеву, и даже не прислушивался к тому, что говорили ему его придворные. Я слегка расслабился, достаточно просто произнести какую-нибудь стандартную фразу упомянув в ней их величеств и все. Вот, наконец, очередь дошла и до меня. Я уже мысленно приготовил фразу, так что выпалил ее без запинки.

Желаю доброго утра Вам, Ваше Величество и Вам, сиятельная королева, пусть Ваши дни будут долгими, а правление безоблачным!

Выпалив все это, я склонился в скопированном с других поклоне. Внезапно король остановился, и вся его процессия сбилась с шага. По лицам было видно, что произошло что-то немыслимое. Тот сделал какой-то знак пальцами и из толпы сопровождающих к нему подлетел человек в черном облачении.

Это тот, о котором мне вчера сообщили?

Да Ваше Величество. Он все время был под нашим наблюдением и не был замечен в чем-то подозрительном.

Да. Ну, хорошо, встань за моим левым плечом, я хочу кое о чем расспросить тебя.

Я, если честно, то не понял, к кому были обращены эти слова. Однако его, как бы мне поточнее определить должность этого опасного человека в черном, наверное, кардинал, быстро вытащил меня из нашей шеренги, и указал место сразу за королем, не забыв встать прямо за моей спиной. Мы двинулись дальше. Теперь я слышал эпитеты, которыми награждался король. Это было сродни тем, которыми осыпали наших татаро-монгольских ханов, так что моя речь выглядела на их фоне несколько суховато. Очень скоро шеренга встречающих закончилась, и мы направились по коридору, слегка ускорив шаг. Внезапно король заговорил со мной.

Мне назвали тебя как Макс, это правильно?

Да Ваше Величество.

Не буду скрывать, ты оказал мне услугу, которую я буду помнить. Все же спасти троих моих родственников, это дорогого стоит. Проси, чего хочешь.

Ваше Небесное Великолепие, не могли бы Вы, разрешить мне присутствовать на каком-нибудь сборище всех магов, мне бы этого очень хотелось. Других просьб у меня к Вам нет.

Тот задумался, а потом поинтересовался у моего сторожа, Вантора, можно ли такое допустить. Тот на секунду задумался, а потом выдал, что через две недели состоится выпуск нового пополнения магов из магической школы, так что там соберутся практически все маги страны, так как это традиция. Присутствовать можно, так как там итак будут приглашенные родственники выпускников. Кстати и сам король с королевой должны будут напутствовать всех выпускников, в том числе и своего сына. Будет и грухьен Картил, которая была со мной на острове около двух недель, так что я буду под магическим присмотром.

Ну, что, устроит тебя присутствие на таком сборище магов.

Я даже не мог и мечтать об этом. Благодарю Вас Ваше Величество, Ваша щедрость и мудрость не знают границ.

Тот довольно кивнул, а вскоре мы вошли в огромную залу. В центре был накрыт огромный стол. Королевская чета двинулась к небольшому возвышению, а меня кардинал потащил к одному из столов, недалеко от стола, за который усаживались король с королевой и их дети. По обеим сторонам от королевской четы горели ауры с моей кровью. Рядом с матерью усаживалась Тайшор, а принц пристраивался рядом с отцом. За спиной у принца виднелась еще одна аура с моей кровью, это брат Таруса на своем рабочем месте, а вот и еще одна родственная мне аура усаживается недалеко от меня, Картил с мужем. Стол постепенно заполнялся придворными, гул в зале стоял невероятный. Так и королем быть расхочется, если каждое утро завтракать, как на вокзале. За нашим столом больше никого не было, получается, что родственников со стороны королевской четы больше нет. Я мысленно выстроил на подносе то, что буду вытаскивать из пространственного кармана, если меня попросят ублажить короля. Для всех взрослых по хрустальной рюмке с армянским коньяком, для женщин мороженое в хрустальных вазочках с серебряными ложечками. Естественно, с коньяком не забыть и себя, ведь меня обязательно попросят пригубить. Может еще одну рюмку для кардинала, он ведь с меня глаз не сводит, так что придется раскошеливаться. Значит восемь рюмочек с солнечным напитком и три креманки с мороженым.

Тем временем, завтрак набирал обороты. Я съел все, что мне подавали, под пристальным взглядом Вантора. Постепенно перешли к десерту и напряженность за столами несколько снизилась. Там шла борьба за место рядом с троном. В дело шло все, от нарядов, до силы голоса. За королевским столом шло бурное обсуждение чего-то. Очень часто королева обращалась к Тайшор, выпытывая у нее какие-то сведения. Думаю, что там сейчас моют косточки мне и принцу, ну, и не забывают о Картил. Вот, кстати, Картил поймала мой взгляд и кивнула в сторону короля. Я засунул руку за отворот камзола и вытащил небольшой поднос с восьмью рюмочками с коньяком. Поставив его на стол, я достал поочередно три креманки и поднос для них, расставив все и, затем подхватив оба подноса, я направился к королевскому столу. Как по волшебству рядом со мной нарисовался Вантор. Он наклонился ко мне и поинтересовался, что это и кому. Я так же тихо сообщил, что для королевской семьи, так как король пожелал попробовать один необычайный напиток. Кстати Вантор может поинтересоваться этим у его Величества. Тот мое предложение не стал игнорировать, а поспешил к королю. Я дал ему возможность сделать доклад и разобраться с ситуацией. Когда он распрямился, то я, обращаясь к королевской семье, предложил им попробовать один напиток, который очень высоко оценил сам бог, так что я хотел бы раздать рюмочки всем присутствующим, за исключением грухьен Тайшор, так как она еще маленькая, а напиток алкогольный. Но для женщин будет еще одна забава, специальное блюдо, называемое мороженое. Оно очень холодное и есть его желательно маленькими порциями. Вантор, естественно, потребовал, чтобы я сам попробовал свой напиток. Я не стал с ним спорить, а предложил и ему отведать его, так как предусмотрел и этот вариант. Он может взять любые две рюмочки, а остальные я разнесу королевской семье, и каждый возьмет ту, которая ему приглянется. Вантор не был бы рядом с королем, если бы не умел находить выходы из самых запутанных ситуаций. Он взял две приглянувшиеся ему рюмочки и отставил их на наш стол, а затем, забрав у меня из рук оба разноса, отправился разносить то, что на них было выставлено. Кто бы возражал, работать официантом, дружа с богами, как-то низко. Так что Вантор оказал мне даже некоторую услугу, так что он может рассчитывать от меня еще на одну рюмочку.

.35. Обязательства по моей крови.

* * *

В общем, завтрак удался, королеве, правда, не понравился коньяк, все же этот напиток был приличной крепости, так что мне пришлось вытащить бутылку хорошего шампанского, такого, как пил мой мафиози, когда был в настроении. Открытие самой бутылки произвело фурор на гостей и едва не нашпиговало меня стрелами от охранников, хорошо, что вовремя прозвучала команда от Вантора, который заменял здесь в своем лице абсолютно все службы. На этот раз я приготовил три фужера для всех женщин, все-таки Тайшор, по меркам этого мира была уже взрослой девочкой. Фужеры под шампанское были тоже из хрусталя, так что в коллекции каждой из женщин появился персональный фужер для особых случаев. Когда я поднялся на возвышение к королевскому столу, то король потребовал такого напитка и себе. Я честно предупредил, что после коньяка пить шампанское не желательно, но с королями не спорят, так что мне пришлось доставать еще один фужер для короля и рюмочку коньяка для Тайшор, у которой на глазах стояли слезы, как так, всем женщинам досталось столько всего, а ее обделили. Справедливость восторжествовала, и я вернулся на свое место. Вантор встал и в очередной раз предложил гостям выпить за его Величество. Картил, вспоминая, как мы вчера отмечали возвращение у нее в комнате, чокнулась со своим мужем и потянулась через стол, чтобы чокнуться со мной и Вантором. Я прикоснулся своей рюмочкой к бокалу Картил и по залу поплыл чудесный звон хрусталя, Вантор решил поддержать это начинание и хорошенько приложился своей рюмкой к фужеру Картил. Послышался оборвавшийся звон и на стол полетел разбитый фужер Картил. Как ни странно, но рюмка в руках Вантора выдержала. Я, смотря в испуганные глаза Картил тут же вытащил из своей запазухи, а точнее из своего кармана точно такой же фужер с тем же самым шампанским. Инцидент был улажен, пролитое шампанское осталось на столе вместе с осколками разбитого фужера. А Картил, еще раз чокнувшись со мной, насладилась таким переливчатым звоном. За королевским столом попробовали соприкоснуться фужерами, а потом рюмочками. Звон фужеров понравился больше, так что концовка завтрака напоминала церковный праздник со звоном колоколов.

Наконец, государственные дела заставили короля заканчивать так затянувшийся завтрак. Он поднялся и, как по команде, встали все. Король помог своей жене выбраться из-за стола, и вся процессия направилась на выход из зала. Лакеи заворачивали королевские рюмочки и фужеры в тряпки, видимо сообразив, что так они не разобьются. Меня поразило, что гости не провожают короля, а продолжают сидеть за своими столами. Едва за королевской четой закрылись двери, как в обеденной зале, как будто разом включили все воспроизводящие звук устройства. Гул не утихал, он нарастал. Видимо сегодняшний завтрак надолго запомнится всем присутствующим. Вантор, как ни странно, остался с нами. Он был слегка навеселе, но все еще сохранял разум, так что я обратился к нему. Пояснил, что у меня в запасе есть около двух недель до того самого выпускного из школы магов. За это время я хотел бы встретиться с принцем по очень интимному вопросу. Думаю, что грухьен Картил поддержит меня в этом вопросе. Встреча должна быть конфиденциальная, никаких подслушиваний или чего-то подобного. Думаю, что никому другому знать о нашей встрече не обязательно. Если можно так выразиться, то это вопрос жизни и смерти. Вантор задумался, ведь нужно будет организовать эту встречу в обход их Величеств, но думаю, это у него не первый раз, уж больно ловко он вертится возле короля. Наконец он выразил свое согласие, но потребовал, чтобы он, то есть Вантор был в пределах видимости с десятком охранников. Я пообещал, что такой вариант меня более чем устраивает, причем охранник самого принца может быть при оружии и, даже, стоять между мной и принцем. Могут присутствовать грухьен Картил и грухьен Тайшор. Меня это вполне устраивает. Наконец принципиальное согласие Вантора было получено за очень большую цену, за такой же фужер, как и у их величеств. Тяжело вздохнув, я пообещал, что он получит такой фужер, но не ранее, чем через три дня, начиная с этого. Про себя подумал, что мать не отпустит от себя принца ранее этого срока а, значит, я ничем не рискую.

Оставаться дальше в этом гудящем зале мне не хотелось, да и мои соседи по столу ерзали на своих местах, показывая, что пора убираться из этого зала, только нужно не забыть прихватить такие восхитительные фужеры и рюмочки. Наконец мы собрались и направились к выходу из зала. По пути я, незаметно для остальных, передал свою рюмку охраннику Картил, пусть мужик порадуется. Вдруг у него будет не один наследник, а два. Как только за нами закрылись двери, наступила изумительная тишина. Тарисма вышел вперед, пряча мою рюмку в поясную сумку, и мы выстроились за ним, как и прежде. Картил и Миртуш пожелали вернуться к себе в комнату, и старательно прятали от меня глаза. Ну, понятно, не желают, чтобы я им мешал, да и Тарисму скорее всего отправят ко мне. Так оно и вышло. Мы с охранником вернулись ко мне в комнату, я попросил Тарисму не обижаться, но я хотел бы немного вздремнуть, так как чувствую себя слегка разбитым после завтрака. Столько стрессовых ситуаций и всплеск эмоций, короче я вымотался. Если он не против то, может пристроиться на моей кровати, она все равно огромная для одного человека, а я собираюсь часа на два отключиться, чтобы восстановить свою душевную и физическую кондицию.

Через пару часов я встал посвежевший, все-таки в течение нескольких дней я не мог позволить себе нормально отдохнуть. Все время в мой отдых кто-то вмешивался, так что мой дракон требовал хорошего, глубокого сна и, наконец, он его получил. Если и дальше так пойдет, то я смогу восстановиться почти полностью. Такое восстановление может позволить мне в критической ситуации не спать около пяти-шести суток, этот резерв желательно поддерживать все время. Время приближалось к обеду, так что я растолкал Тарисму и поинтересовался, где он собирается обедать? Оказалось, что это его личная проблема, где сможет, там и пообедает. Я припомнил, что и за завтраком он просто стоял за стулом своей госпожи и ничего не ел. Тут у меня мелькнула одна идея, и я поинтересовался, а сможет ли Тарисма найти немного горячей воды. Оказалось, что это, без проблем, он уже собрался пробежаться за водой, когда я остановил его и предложил попробовать одну кашу, не кашу, пюре, не пюре. Если ему понравится, то я подарю ему небольшой контейнер, которого хватит, чтобы обедать этим целый год. Я вытащил нам по порции того самого зангрийского пюре, которое мы с Михалычем лопали в пустыне, только мы собрались приступить к обеду, как в дверь постучали, а затем она распахнулась и на пороге появился Тарус с братом. Да, их очень сложно отличить друг от друга. Тарус принюхался и сразу взял быка за рога, чем это тут так пахнет. Пришлось и им достать по порции пюре. Предложил всем поесть, а потом высказаться по поводу качества этой пищи. Через десять минут я услышал оценку Людвига, чуть ли не слово в слово повторенную братьями. Они были в восторге от качества такой пищи. Мне было не трудно, поэтому я вытащил три совершенно одинаковых термоса, передал каждому и стал учить их заваривать это пюре. Учение в основном состояло в том, чтобы показать им, какое количество этого самого пюре нужно класть на одну порцию для взрослого мужчины. Естественно для женщин и детей порция урезается. Парни были в восторге, ведь таскаться за своей госпожой целый день на голодный желудок, стоять у нее за спиной, когда она кушает, это достаточно тяжелая работа. Парням понравилась сама идея, так что когда кончится пюре, то они смогут создать какую-то свою смесь, мало чем отличающуюся от этой, а термос как нельзя лучше подойдет для того, чтобы носить ее всегда с собой.

.36. Учитель фехтования.

* * *

Наевшись и прихватив термосы с пюре, Тарус с братом ушли по своим делам, а мы остались с Тарисмой одни, делать было нечего, я бы с удовольствием еще поспал, но вот Тарисма выспался, и уже маялся от безделья. Видимо ему редко выпадает так расслабиться. Я попросил его научить меня ухаживать за амуницией и оружием, полученным мной от брата Таруса. Охранник с радостью согласился, так как обучение предполагало объяснение и показ, а значит, можно и свою амуницию привести в порядок.

Тарисма начал с одежды, так как в ее элементах использовалась кожа, то ее следовало протирать специальным составом, не дающим ей сохнуть и ломаться. Мы протерли этой жидкостью колет, ремни и штаны. Дав им слегка просохнуть, мы вновь облачились в эту одежду, и перешли к сапогам. Здесь уход за обувью мало чем отличался от того, что используется в нашем мире, за исключением того, что все мази были натуральными и, естественно, имели специфические запахи, но нельзя сказать, что очень резкие и неприятные. Сапоги начистили и замазали сильные царапины, а затем отполировали их бархатистой тряпкой. Те заблестели, как новые. Наконец очередь дошла и до оружия. Начали с ножен. Они были выполнены из кожи и скреплены металлическими вставками. Кожу протерли и той жидкостью, что обрабатывали одежду и теми мазями, что чистили сапоги. Металлические вставки натирали до блеска каким-то порошком, высыпанным на влажную тряпку. Когда, по мнению Тарисмы, все пришло в норму, то тогда мы приступили к уходу за самими клинками. Мой клинок несколько раз побывал в воде, и хотя я его после этого протирал, все равно на нем были какие-то разводы и даже, следы ржавчины. Проблему разводов и ржавчины решили все тем же порошком, а затем принялись править остроту лезвия сабель. Для этого Тарисма применял какое-то приспособление, которое зажималось между большим и указательным пальцами и двигалось по лезвию, зажимая его с двух сторон. Обе стороны приспособления были соединены какой-то кожаной веревочкой, так что она обеспечивала еще и безопасность руки от неосторожного пореза. Звук, издаваемый при протягивании такого приспособления по лезвию, говорил о том, что там прикреплены точильные камни.

На все процедуры с одеждой и оружием у нас ушло часа два, так что вскоре в нашу дверь постучали, и две девушки предложили нам несколько лепешек и какой-то напиток. Тарисму очень поразило, что в меню была включена и его порция, видимо у хозяйки очень хорошее настроение. Мы с удовольствием поели лепешки, запивая их напитком, напоминающим наш морс. Вкус был терпкий, но жажду он утолял очень хорошо. Как я понял, это был своеобразный полдник.

После такого перекуса мы еще полчаса потратили на подгонку моей одежды. Раньше, когда я ее снял с убитого то, естественно, кое-где укоротил ремни, стянул шнуровку на колете и боковые завязки у штанов, но то, что проделал с одеждой сейчас Тарисма, не шло ни в какое сравнение с теми моими жалкими потугами подогнать военное снаряжение под себя. Внезапно я почувствовал, как мне стало удобно в такой одежде. Ничто не мешало, все сидело как влитое. Конечно, немаловажную роль сыграло и то, что я был почти такого же роста, как и брат Таруса, но не такой мощный как он. Одежда предполагала корректировку ее в ширину, а вот в длину корректировать ее было практически невозможно.

По Тарисме было видно, что бездельничать он не любит и, самое главное, не может. Он предложил мне провести учебный бой. Я, дитя цивилизованного мира, не то, что фехтовать, я настоящую саблю до этого никогда в руках не держал. Молния четко дала мне понять, что я, ментальный маг. Если что не так, то ментальный удар и дальше делай с врагами что хочешь. Десять, а то и пятнадцать человек не представляют для меня угрозы, однако было интересно, что я представляю из себя сам без магии. Ведь тот щекотливый момент, когда я остался на острове совершенно без магии, уже был в моей жизни, а значит, такая ситуация возможна в принципе и к ней нужно быть готовым. Я согласился составить компанию Тарисме, но вот так получилось, что я не владею искусством боя на саблях. Тарисма окинул меня цепким, пронизывающим взглядом, а потом произнес, что он это видел с первых минут нашего знакомства. Однако, двигаюсь я правильно, гибкость и реакция у меня есть, а значит, из меня можно сделать неплохого фехтовальщика, правда, для этого нужно позаниматься со мной не менее полугода, а то и больше, но такой возможности у нас не будет, так что Тарисма просто научит меня правильно стоять, а так же вложит в меня несколько хитрых ударов, которые могут решить исход схватки если это будет дуэль. В реальном бою меня просто сметут и зарубят, даже не напрягаясь. Реальный бой нечета обычным дуэльным схваткам. Тарисма даже знавал несколько дуэлянтов, которых в настоящем бою зарубили буквально со второго удара, так что будем готовиться к дуэли. Я не возражал. Тарисма сбегал куда-то и принес две тренировочные сабли. Мы, взяв по учебному клинку в руки, отправились в дворцовый сад. Здесь было тихо, ветер слабо шевелил кроны деревьев. Тарисма уверенно вел меня вглубь сада. Наконец мы выбрались на уютную полянку, где скинули с себя колеты, рубахи и началось мое учение. Тарисма начал с того, что попытался научить меня правильно стоять с саблей в руках и плавно передвигаться, не смотря под ноги. Настоящий воин должен четко ощущать, как стоят его ноги и от этого строить свой рисунок боя, меняя его при изменении положения стоп. Тарисма сам встал передо мной на слегка согнутые и несколько разведенные в стороны ноги. Он как будто начал вспоминать то, как его учили в молодости такие же, умудренные жизнью и боевым опытом, учителя. В этот момент я попытался нащупать активные зоны его мозга и связаться с ними. Едва я настроился на синхронизацию наших центров, как в меня хлынул поток информации. Я замер и впитывал эти навыки как губка воду. Они были чистыми, новыми и, что самое главное, я готов был их принимать. Мне повезло, что Тарисма окунулся в воспоминания своей молодости, а они были ясными, четкими и хорошо вбитыми грубоватыми и не скупыми на подзатыльники, учителями. Не прошло и десяти минут, а я уже был готов составить Тарисме компанию в простом разминочном поединке. Тарисма все еще вкладывал в мои уши информацию, что правильная стойка бойца, это половина его успеха. Я перебил Тарисму и предложил ему перейти к практическому освоению его информации, так как я готов на разминочный поединок. Тарисма удивился, но возражать не стал, все же я, в его глазах, был выше его по положению в обществе, а после посещения нас богом, вообще, стал выделять меня среди других. Исключение составляли только его хозяева.

Мы встали друг напротив друга и провели первый обмен ударами. Этот комплекс был вбит в Тарисму на подсознательном уровне, так что и я впитал его достаточно хорошо. Наша разминка продлилась около пятнадцати минут. Мы, не сговариваясь, разорвали дистанцию и уставились друг на друга. Я с уважением и восторгом, так как комплекс, придуманный для разминки, был очень хорошо продуман и разогревал все без исключения мышцы и связки, необходимые для ведения нормального боя на саблях, Тарисма же смотрел на меня с удивлением. Ведь он буквально полчаса назад был уверен в том, что я фехтовальщик никакой, а тут вдруг такой прорыв в технике боя. Мое физическое состояние было отличным, поэтому я предложил Тарисме перейти к первому тренировочному комплексу, но ему следует учитывать, что я его только-только выучил.

.37. Усвоение навыков.

* * *

Грухьен Картил, как будто забыла о своем охраннике. Мы с ним прозанимались до самого вечера. Уже на закате Тарисма сделал шаг назад и поднял саблю. Я тут же остановил свою атаку и тоже сделал шаг назад.

Меня срочно вызывает госпожа, так что я оставлю тебя одного, думаю, дорогу назад ты найдешь сам.

С этими словами он подхватил с земли свою одежду и, надевая ее прямо на ходу, побежал к ближайшему зданию. Мне торопиться было некуда, так что я, сменив оружие на настоящее, еще немного помахал саблей, чтобы привыкнуть к ее балансировке и длине. Все же сабля делалась не под мою руку, так что следовало хотя бы привыкнуть к ней. Когда рядом был Тарисма, то у меня все получалось, может, не так гладко, но я, благодаря ментальным способностям, считывал информацию из его двигательного центра, и это помогало мне выполнять ответные действия, как бы считывая их из мозга старого охранника, но учебные клинки все же отличались от настоящего оружия. Закончив несложный комплекс для начинающих, я уже собрался уходить, как вдруг из-за кустов показалась тройка молодых повес, которая поигрывая саблями, собиралась проучить меня. Видимо такое было в ходу в здешних местах. Я начал прикидывать, как мне лучше всего успокоить молодых балбесов, чтобы и не засветить свои магические способности, но и не дать себя в обиду. Те окружали меня с трех сторон. Я все еще не определился, чем мне ответить этим наглецам, когда за их спинами выросла тройка фехото. Миг, и все молодые дворяне лежат лицами в вытоптанной траве, а ко мне направился старый фехото.

Ты еще не начал искать вход в Библиотеку?

Нет, я все время под чьим-то присмотром, так что у меня просто физически не было возможности заняться поисками входа. Вы что, убили их?

За этих не беспокойся, яд фехото может не только убивать, но и наказывать. Ты, самое главное, ищи вход, он где-то рядом. Ищи в этом комплексе зданий, вход спрятан здесь. Мы не можем указать на вход, но мы чувствуем древних, так что она рядом. Не разочаровывай нас оборотень!

Оп-па, ничего себе, это что, он знает, что я немного дракон? Ибо у меня всего две ипостаси, человек и дракон. Эти мысли отвлекли меня всего на миг, а когда я хотел обратиться к старому фехото, то обнаружил только три человеческих тела без сознания, все фехото словно растворились в воздухе. Значит, нужно искать вход и параллельно думать, кого мне нужно будет туда сводить. Боюсь, что это будут или Картил, или Тайшор, вроде больше некому. По предыдущим сценариям мне кандидата подводили немного навязчиво, видимо у того высшего разума, что плетет свои интриги, такие мелочи просто не укладываются в голове, если она у него есть. Ладно, будем искать, тем более, что я остался один и можно побродить по заброшенной части замкового комплекса. Неудачники-забияки скоро очнутся, так что будет лучше, если меня рядом не будет. Я собрал свои вещи и, не хуже, чем Тарисма, стал одеваться на бегу. Мои ноги несли меня к ближайшей башне. Решение созрело моментально, нужно подняться на самый верх и осмотреться, если и есть какой-то намек на вход в Библиотеку, то он должен быть виден издалека. Ведь там, в зангрийской пустыне, возле входа росло дерево, и был сделан сруб над колодцем, Пусть все развалилось от времени, но ведь они когда-то обозначали, что в той пустыне что-то есть, просто никакой материал не может выдержать груз тысячелетий. Здесь должно быть что-то подобное, да и мое чутье на Библиотеку должно сработать. Пока я додумывал эти мысли, ноги мои уже перепрыгивали со ступеньки на ступеньку, ловко обходя развалившиеся участки винтовой лестницы внутри огромной башни. Подъем занял минут двадцать, все же кое-где пришлось снизить темп и осторожно пробираться, прижимаясь к стене башни спиной. Состояние лестницы оставляла желать лучшего. В верхней трети лестницы было видно, что сюда никто не добирался, это и понятно, высота здесь приличная, а состояние каменных ступеней и поддерживающих конструкций было ужасным. Если лестница рухнет, то я буду надеяться только на свои крылья, надеюсь, они у меня все еще работают.

Вот, наконец, показалась и верхняя часть башни. Когда-то выход на верхушку закрывался деревянным люком, но со временем доски сгнили и теперь, дождевая вода беспрепятственно заливала последний участок лестничного пролета. Здесь от лестницы остались одни воспоминания. Это была скорее дорога, чем лестница. Грязь и вымытые куски лестницы образовали относительно ровную дорожку, круто уходящую вверх по спирали. По ней я шел очень осторожно, так как все держалось на честном слове. Еще небольшое усилие, и ноги вынесли меня на земляной пол верхней части башни. Она чем-то напоминала ту Башню Духов, где я получил начальные знания по магии, а вернее, их в меня впихали с помощью аппаратов исчезнувшего поколения магов планеты Зангрия.

Я осторожно приблизился к парапету, нужно было окинуть взглядом эту часть замкового комплекса и составить представление, где же этот самый вход в Библиотеку. В первый раз на вход мне указал кулон единорога, но сейчас на мне такой побрякушки не было, так что следовало рассчитывать на верный глаз и богатый жизненный опыт. Под ногами валялись перья птиц и какие-то ветви, пол густо покрывал ковер из травы, в ней укоренились несколько низкорослых кустов какого-то кустарника, но мне они не мешали, так что я стал осматривать то, куда мог дотянуться мой взгляд. Я насчитал еще три подобные башни, образующие квадрат, может они раньше соединялись стенами и это был отдельный замок? Внутри этого четырехугольника виднелась груда развалин того, что охраняли эти башни и предполагаемые стены, от которых остались только невысокие холмы, идущие по периметру этого четырехугольника, густо поросшие кустарником и невысокими, хилыми деревцами. Местное светило уже наполовину скрылось за горизонтом, и его последние лучи били мне в глаза, проходя через противоположенную башню, находящуюся на западной стороне периметра. Внезапно мой глаз уловил над башней радужные переливы, так характерные для прозрачной платформы, на которой я спускался к Библиотеке. Нужно будет завтра проверить это место, а сегодня следовало бы успеть удачно спуститься на землю и до темноты добраться до моей комнаты.

Спуск проходил на грани риска, свой след я чувствовал, так что, куда ставить ноги, можно было не думать, Внутри башни становилось все темнее, те узкие бойницы, через которые проходил свет, остались наверху. Сейчас вокруг меня были только стены, сложенные из грубо обработанного камня. Чем ниже я спускался, тем больше сгущалась темнота, зато и лестница стала больше походить на саму себя. Последние пару пролетов, я просто сбежал по своему следу и выскочил в тот самый парк, где проходила наша с Тарисмой, тренировка. Троицы уже не было, или они сами очнулись и ушли, либо их нашла прислуга, но факт остается фактом, никого в парке не было. Очень хорошо, а то скоро станет совсем темно и мне не хотелось бы еще с кем-нибудь здесь разбираться. Мое чутье уверенно вело меня по оставленным мной и Тарисмой следам. Еще полчаса и уже в темноте, я добрался до знакомого входа, куда нас так лихо в прошлый раз доставили кареты.

.38. Старый замок.

* * *

К себе в комнату я вошел, когда на стенах коридоров уже горели факелы. Никто меня не встречал в комнате, было пусто и немного тоскливо. Мой ажиотаж после спарринга с Тарисмой понемногу улетучился, а посещение башни, напрочь выветрило какую-то расхлябанность и заставило переключиться на новую задачу, не забывая об основной цели. Фехото ненавязчиво напомнили мне об этом, не забыв и немного припугнуть. Что же, метод кнута и пряника действует всегда и везде достаточно эффективно. Если честно, то мне и самому интересно встретится с Библиотекой. Меня волнует, будет ли у нее такой же голос, как и у зангрийской, как будут строиться наши взаимоотношения. Как и какая связь работает у этого интеллектуального образования вселенной с другими Библиотеками.

Мысли метались от простых - где вход в Библиотеку, до довольно сложных - что делать и о чем разговаривать, если мне удастся посетить местную Библиотеку. Думаю, что следует передать привет здешней Библиотеке от, близкой мне, зангрийской. Так уж вышло, что после моего первого посещения Библиотеки, я ощущал себя причастным к каким-то глобальным секретам вселенной и, как недавно выяснилось, не одной. Зангрийская Библиотека встречала меня в различных ипостасях, из мягкой и пушистой носительницы древних знаний, она вдруг превращалась в жесткого и даже жестокого судью, который, не моргнув глазом мог отдать приказ об уничтожении такого же носителя части древних знаний, ведь я, к тому времени, стал ощущать себя причастным к глобальной мировой системе хранения и наследования знаний. Пусть они оказались не совсем теми знаниями, которые я ожидал получить, но и выкинуть их из своей головы я никогда бы не решился. При посещении ее мужем Тангирны, та холодно и расчетливо убила его, даже не задумавшись. Что уж она вытащила из головы этого прощелыги, я не знаю, но труп я видел очень отчетливо и, даже, вынужден был его транспортировать обратно.

Попав в этот мир, я ощутил его отличие от мира Зангрии и Земли. Не потому, что здесь обитают другие люди, а потому, что этот мир выглядел очень старым. Было такое впечатление, что он устал жить, но с другой стороны, цивилизация, судя по достигнутым успехам, достаточно молодая, значит, на этой планете когда-то произошла глобальная катастрофа. Нужно будет расспросить местного бога, что это был за катаклизм и, вообще, застал ли он его, или появился здесь уже позже. Кстати, несколько раз прозвучало определение "с той стороны", что это за сторона я так и не понял, а окружающие меня люди не желают разговаривать об этом, как будто существует табу на эту тему. Очень много непонятного, взять хотя бы разговоры о драконах и внешний вид глархов, которые значительно отличаются от зангрийских. Не, нужно начинать с Библиотеки, уж кто-кто, а она должна быть в курсе произошедшего, но вот захочет ли она со мной разговаривать, или как и зангрийская, усадит в кресло и начнет кормить своими архивами, а у меня голова не резиновая, может и не выдержать.

В комнате было темно, никто не удосужился зажечь свечи, хотя мне это нисколько не мешало. Я достал из своего пространственного кармана то, что бог послал. В голове вертелось, что как у Ильфа и Петрова, бог послал..., но я решил еще раз приобщиться к противному пюре, мне нужны были все скрытые резервы моего организма, а держать их в готовности поможет именно эта энергетическая смесь. Чтобы немного растянуть время, я вытащил походную газовую горелку, котелок, воду и контейнер с пюре. Открыв баллончик с газом, я нажал на кнопку автоподжога, и налил в котелок немного воды. Мне и нужно-то было вскипятить стакан воды, так что буквально через пару минут у меня все было готово для приготовления одной порции того самого противного, но такого нужного моему организму, пюре. Наконец все было готово, и я приступил к своему ужину. Насильно впихивая в себя то, что приготовил на ужин, я размышлял о том, как мне лучше всего побеседовать с тем самым магом, который так неосмотрительно пробрался в наш дата центр. Мне желательно не вспугнуть его вначале нашей беседы, а то замкнется в себе и разговора просто не получится. Вести себя как плохой следователь, по-моему, тоже не даст никакого результата. Все же я буду иметь дело с магом, а это отдельная каста людей, которые уже ощутили, что они не такие, как все. Конечно, уровень магии здесь примерно посредине между зангрийской и земной. Я на их фоне должен быть великим магом, а если бы сюда заявился Михалыч, а еще лучше, Татьяна, то местные маги, даже все вместе не смогли бы им ничего противопоставить.

Время было не позднее, но мой дракон желал использовать его по назначению, так что я прямо в одежде завалился на свою огромную кровать. Как ни удивительно, но во сне ко мне приходил Мекс. Он радостно скакал возле меня, а потом доверительно сообщил, что меня пытаются обмануть и отвлечь от входа в Библиотеку, что мне нужно использовать свое чутье, а не искать подсказки, так как кто-то, давным-давно, наложил отводящие глаза чары на место входа в Библиотеку. Если я хочу найти вход, то нужно искать там, где я сам расположил бы такой вход. Что же, это действительно дельная мысль, да и Библиотеку нельзя назвать глупой, уж что-что, а свой вход она располагает так, чтобы туда не мог попасть случайный человек, а только тот, кто пришел за знаниями или советом древних. Значит, башни отпадают, не станет Библиотека выносить себя на периферию замка, скорее всего вход в центральной части, а запасной должен выходить в этот замок, ведь не зря же его построили на этом месте, уж в чем, в чем, а в воздействии на умы людей Библиотека кого хочешь, переплюнет. Да и быть поближе к потокам информации она никогда не откажется. Это на Зангрии, населения, кот наплакал, там просто нечего ловить, но зато с Гайером и Молнией она сразу контакт нашла, когда суд надо мной устраивала. Думаю, что нужно искать ее в новом дворцовом комплексе, то есть здесь. Нужно походить по заброшенным коридорам и подвалам, так как если бы вход в Библиотеку кто-то нашел, то об этом уже все давно бы знали. Уж я посмотрел на дворцовую знать, подхалимы, шпионы, сплетники. Так что задача поставлена и нужно будет ее решать до встречи с принцем.

Едва я прилег на кровать и закрыл глаза, как в дверь постучали, а затем в мою комнату ввалился Тарисма. Оказалось, что он должен забрать мой учебный меч, так как позаимствовал оружие из оружейной комнаты, где пообещал вернуть, как только оно нам больше будет не нужно. Я передал ему деревянный меч и поинтересовался у него, есть ли в замке заброшенные коридоры и подвалы, куда не ходят люди. Оказалось, что такие места здесь есть. Если точнее, то все северное крыло дворца. Там завелась какая-то нечисть, так что люди туда перестали ходить. Сама нечисть беззлобная, просто запутывает людей в пересечении коридоров и долго не отпускает, пока ей не надоест. Я заинтересовался, а откуда это известно, ну, что она так забавляется с забредшими туда людьми. Выяснилось, что свидетельства воздействия нечисти на людей есть и вполне материальные. На нижней одежде такого горемыки обнаруживалась карта его пути по этой части дворца. Некоторые умники пробовали совмещать эти карты, но каждый раз оказывалось, что такие карты просто невозможно совместить, такое впечатление, что это были совершенно разные места. Получив такую исчерпывающую информацию, я распрощался с Тарисмой и завалился спать.

.39. Игры библиотеки.

* * *

Утром я проснулся сам, все было спокойно, никто и никуда меня не приглашал, так что я еще раз позавтракал пюре, но на этот раз я достал его из своего кармана уже готовым. Поел, и вооружившись саблей, отправился в северную часть замка. Мое чутье вело меня по незнакомому пути, ориентируясь только на стороны света, все же никакой информации о маршруте следования у меня не было. От чутья тоже было немного толку, единственное, что короткие тупики отсекались сразу же. Пока никаких колодцев или лестниц, чтобы перейти на другой уровень не было. Такое впечатление, что второго этажа просто нет.

Вскоре я обнаружил, что нахожусь ниже уровня земли метров на десять. Самое интересное, что я совершенно не ощутил, когда произошло такое перемещение с уровня на уровень. Не удивительно, что карты похождения местных искателей сокровищ так разительно отличались одна от другой. Если здесь к архитектуре приложила руку Библиотека, то таких уровней здесь может быть великое множество. Интересно, но пространственные переходы я раньше мог ощущать, здесь же я просто-напросто проморгал перемещение на глубину десять метров. В голову пришла мысль поговорить с Библиотекой, может она и откликнется, а то буду бродить здесь несколько дней. Я уже собрался обратиться вслух к местной аномалии, когда мое чутье уловило очень похожий окрас пространства, характерный для входа в Библиотеку. Я повернул в ту сторону и заспешил ко входу.

Библиотеки оригинальностью не страдали. Колодец прямо в полу. Внизу виднеются заостренные колья, расположенные так, что мимо не пролетишь, обязательно наколешься на них. Там и сейчас виднелся скелет человека, проколотый как минимум в трех местах. Конечно, сам скелет не мог быть нанизан на колья, но вот проекция хозяина этого скелета, имела три проникающих ранения в, когда-то существовавшее тело. Опыт у меня был, поэтому я набрал в руку немного песка с пола и не весь, а немного, швырнул его в зев колодца. Чуда не произошло, песок мелькнул на границе видимости и улетел в колодец. Да, никаких неожиданностей от Библиотеки. Огорченно вздохнув, я выбросил туда же и остатки песка, и небольшой камешек, попавший с песком в руку. Я уже собрался уходить, когда камушек знакомо стукнул, как будто по платформе лифта, как в Зангрии. Уж там-то я камешков и песка в колодец набросался. Заинтересованно повернувшись к колодцу, увидел, как мой камешек поднимается на прозрачной платформе лифта. Подойдя к самому краю колодца, я нагнулся вперед и протянул руку к центральному стержню. Все-таки страшно шагнуть в зияющую пустоту колодца, тем более что на дне торчат колья. Рука привычно ухватилась за центральный стержень, и я сделал шаг на прозрачное дно лифтовой платформы. Миг, и мы стали погружаться в колодец. Сзади под коленки подъехала скамеечка, и я уселся на нее, неизвестно же, сколько мы будем спускаться, а точнее, перемещаться до святая-святых этой Библиотеки. Если вход не отличается оригинальностью, то и внутри все должно быть очень близким к тому, что я видел на Зангрии.

Перемещение затянулось, и я поздравил себя с тем, что правильно предположил, будто в нынешнем замке только запасной вход в Библиотеку древних. Что же это была за раса такая? Прошли тысячелетия, а память о них так и осталась в созданных ими сущностях, разбросанных по вселенной. Напрашивается вывод, что они свободно перемещались на огромные расстояния. Если бы я не знал всей подноготной Библиотек, то в первую свою встречу с ними, предположил бы, что со мной разговаривает разумное живое существо. В Библиотеках было все и эмоции, и сарказм, и сомнения. То есть я был уверен, что со мной разговаривает сам древний.

Спасибо Макс! Ты очень лестно думаешь о нас. Да, мы порождение древних, но они сами захотели, чтобы мы были разумными, чтобы могли существовать независимо ни от кого, но сам смысл нашего существования теряется, если мы не получаем и не делимся информацией. Как тебе моя планета?

Приветствую тебя Библиотека этой вселенной. Хочу передать тебе привет от другой Библиотеки, которая находится на планете Зангрия. Не знаю, говорит ли тебе что-нибудь это название планеты, но находится она, видимо, очень далеко, так что я при перемещении сюда едва не надорвался. Конечно, та Библиотека не передавала тебе привет, так как никто не предполагал, что мне придется сюда перемещаться, но законы вежливости и гостеприимства обязывают меня передать тебе привет от той Библиотеки, так как если бы была такая возможность, то она непременно бы его тебе передала. А мир твой я посмотрел мало, так как был только на острове, где отсутствует магия и на материке всего в двух местах, в деревне, где выращивают запасные тела и в этом замке. Однако я каким-то внутренним чутьем уловил, что этот мир очень старый, и он сильно устал.

Хм. Интересное наблюдение, нужно будет подумать и собрать побольше информации о причинах такого состояния планеты. Так Макс, спускайся, мы уже приехали, и двигайся за световой дорожкой к креслу обмена.

Дорогая Библиотека, мне бы не хотелось выпадать из жизни на неделю, а то и две. Ой, извини, неделя, это семь дней. Так отмеряют большие периоды чередования дней и ночей у меня на родине, это планета Земля.

Макс, можешь не объяснять, я считываю поверхностную информацию постоянно, а вот в кресле загляну к тебе в память поглубже. Не беспокойся, я сделаю это аккуратно, не так как моя сестра на планете Зангрия. Ее можно простить, ведь она еще очень молодая, а я очень долго живу в этой части мироздания. Не беспокойся, ты почти ничего не почувствуешь и обещаю, что ты сегодня же вернешься в свою комнату.

В душе я понимал, что Библиотека сделает все так, как запланировала и мое желание или нежелание ничего здесь не значат.

Правильно понимаешь! - Подтвердила мои опасения Библиотека.

Тем временем огоньки привели меня к уже знакомому мне креслу. Я не стал сопротивляться, а просто уселся в него так, чтобы было комфортно и я смог бы просидеть так довольно долго. Едва я удобно зафиксировал себя, как мощно начался обмен информацией. В мое угасающее сознание пришло понимание, что Библиотека может управлять еще и временем, поэтому я действительно сегодня попаду в свою комнату, но вот только сам обмен займет у нас не один день. Я не ошибся, меня несколько раз насильно кормили, никто не интересовался, нужно ли мне есть, меня просто кормили и все. Глаза я открыть не мог, что-то не давало это сделать, видимо Библиотека могла управлять и моими мышцами. Время шло, а я физически ощущал, как информация из меня течет в Библиотеку. По периодам кормления я сделал вывод, что на передачу информации от меня к ней ушла неделя, а затем начался обратный процесс. Что такое, когда в мозгах не хватает места я ощутил довольно скоро, но процесс передачи не прекращался. И все-таки я доверял этой Библиотеке, все же огромный опыт был ее самым большим преимуществом.

.40. Задание выполнено.

* * *

Уже в самом конце этой процедуры Библиотека похвалила меня, что я с пониманием отнесся к расе фехото. Обычно люди враждебны к ним. Все же их отталкивающая внешность и слава беспощадных убийц сослужила им плохую службу. Кстати оказалось, что свое задание я могу считать выполненным, так как тот маг, перенесшийся в наш центр данных, был послан ею. Для нее не составило труда выбрать одного из магов, а потом обработать его с помощью фехото. Их укус не всегда смертелен, он еще может и внедрять пакет информации, а вернее задание, которое содержит не только сам приказ, но и то, как его реализовать с помощью собственного тела реципиента. Библиотека наткнулась на характерные информационные поля огромного объема, которые не только фонили на самой планете, но и проявлялись за ее пределами. Еще бы, ведь все проходит через висящие рядом с Землей спутники. В общем, агент был отправлен в одно из этих полей, а как только возникла опасность его захвата, так сработал механизм экстренного возврата. Выяснилось, что сам маг не способен на такое перемещение, да и никто не способен. Тут я усомнился, ведь я-то смог переместиться сюда вслед за магом. Библиотека правильно поняла меня, поэтому она и акцентировала мое внимание на моих же словах, именно, что вслед. Меня как бы затянуло вслед за магом. Но вернуться я смогу, так же, как когда-то улетели отсюда драконы и спасибо за то, что уничтожил одного из потомков кровавого бога. Гнусная была личность этот кровавый бог. В месте, где он жил постоянно, было собрано огромное количество запрещенных знаний в области применения колдовства и ритуалов, в основу которых были положены жертвоприношения. Такая магия действительно, очень сильная, ведь она использует энергию ужаса жертвы в момент ее насильственного умерщвления, да и забирает душу убитого, как сгусток энергии. Самое интересное, что его резиденция находилась на другой стороне этой планеты. Библиотека не могла бороться со столь влиятельной божественной сущностью, поэтому она только скрывала свой выход на этой планете. Тот бог что-то такое заподозрил и почти нашел вход в Библиотеку, Но он был слишком нетерпеливым, поэтому сначала разрушил здесь все, а потом начал искать. Пришлось дать ему ложный след, так что свечение одной из башен и было таким отвлекающим ходом Библиотеки. Кстати, глархи вырвались на свободу, но они в своей агрессии и жадности кинулись по угасающему порталу в место, откуда черпалась магическая сила, а именно на тот самый остров, куда я и попал в самом начале. Теперь через какое-то время они там просто сдохнут от голода, так как там нет ничего, чем бы они могли питаться и если маги прекратят посылать туда своих учеников, то в ближайшие пять-шесть лет глархи просто перестанут существовать в этом мире. Библиотека попросила привести к ней грухьен Картил или кого-нибудь, в кого я вливал свою кровь. Сейчас Картил, как никто другой способна впитать в себя часть знаний древних и использовать их на благо своей планеты. Конечно, пройдет большой отрезок времени, прежде чем она сможет воспользоваться полученным багажом знаний, но и продолжительность жизни ее теперь значительно увеличилась. Я пообещал обеспечить доставку Картил или Тайшор, так как в них было влито большое количество моей крови. Мы распрощались с Библиотекой, и я отправился назад думать, как мне вернуться домой.

Назад я добирался уже в сумерках. В отличие от обжитых мест замка здесь не горели факелы на стенах. Сойдя с платформы, я просто пошел по своим следам назад. Мое чутье безошибочно вело меня по хитросплетениям коридоров. Вообще у меня сложилось такое впечатление, что архитектор этого замкового комплекса создавал дворец с лабиринтом Минотавра. Только сейчас я осознал, для чего нужно было строить такие лабиринты хотя бы из коридоров. Все-таки и из знаний древних можно извлечь какую-то пользу, хотя голова у меня, по-моему, сильно растянулась или надулась, так и хотелось потрогать ее руками и убедится в правоте своих предположений. Хотите, верьте, хотите, нет, но голову я потрогал, хотя бы затем, чтобы не зацепиться огромной башкой за выступающие на потолке балки перекрытия. Да нет, голова, как голова, даже обидно стало. По моим ощущениям, она должна была увеличиться как минимум раза в два. Эта Библиотека позволила открыться еще четырем процентам вложенных в меня знаний, но учитывая, сколько она мне добавила, то мне даже страшно становится. Самое главное, нафига они мне нужны? Я что, буду строить планетарные системы, а то и галактики. Ну да, одну вселенную я уже создал, но там все как-то запутанно. Я просто запустил механизм образования новой вселенной, но вся моя заслуга заключалась только в том, что я выбросил туда готовый взорваться корабль, ну и еще сформулировал задачу для поиска места, где бы я никому не навредил.

Все это проносилось в голове, а сам я восполнял потерю энергии. Оказалось, что такая система ходов или коридоров прекрасно собирает энергию из окружающего пространства, а такие как я могут ею прекрасно воспользоваться. Ну, у таких лабиринтов нельзя исключать и прекрасную стратегическую, а точнее оборонительную роль. Здесь, если знать расположение коридоров, то можно все время оказываться у врага за спиной, что дает выигрышную позицию и так же легко прятаться от их. Сначала я не верил, что в коридорах можно потеряться, но как только я отключал свое драконье чутье, то я становился песчинкой, в огромном лабиринте. Не следует забывать, что здесь работали и пространственные переходы, которые не ощущало даже мое драконье чутье. Так, вот уже пару минут я ощущаю, что вышел на уровень поверхности земли, а ведь совсем недавно был глубоко внизу. Как достичь такого я пока еще не знал, но был уверен, что понимание этого процесса не за горами. Пара тысяч лет, и я все пойму, это даже не обсуждается, только дожить надо. Сейчас меня больше интересовали слова Библиотеки о том, что я смогу уйти отсюда, как драконы. То, что здесь когда-то были драконы, я не сомневался, но одно дело догадываться, а другое, услышать от очевидца этого. Где-то должно быть описано, как они сбежали отсюда, а то, что сбежали, это очевидно, ведь драконы хоть и могут путешествовать между звезд, но делать это не любят, иначе на Зангрии то и дело пропадали бы драконы, отправившиеся попутешествовать в другие миры. Напрашиваются два варианта, или драконы обладают такими знаниями, как перемещение через подпространство, то бишь за гранью, или им кто-то помог. Единственные существа, владеющие такой информацией, были мейксы и их разновидность здесь, фехото. Но вот что не складывается, так это то, что они заклятые враги. Причем драконы просто боятся мейксов, а вот последние настроены весьма агрессивно по отношению к драконам. Как сказала мне Молния, она проиграла бы схватку даже такому молодому мейксу, как мой Мекс. Хотя, ведь они потом, когда я их познакомил, вполне нормально общались, а с Малышом они вообще, по-моему, подружились. Значит, кто-то выступил посредником и помог уйти стае драконов с этой планеты, а причиной, скорее всего, был тот самый кровавый бог. По-моему, он все время за ними охотился, ведь не случайно он появился на Зангрии, а впоследствии и раковина из его мира, которая подчиняла разум надевшего ее себе на голову. Да и плесень, распространяющаяся от нее, могла нести такую же функцию, но более аккуратно и незаметно. Значит, мой обратный билет находится в руках фехото или моего Мекса. Что же подождем, думаю, что вскоре все разрешиться.

.41. Раздать последние долги.

* * *

Как и вчера, в свою комнату я добрался уже в темноте. Еле доплелся до кровати и рухнул на нее. Тело частично восполнило энергию из лабиринта, но дефицит ее все равно оставался. Не вставая с кровати съел чуть ли не недельную норму того самого противного пюре, даже не почувствовав вкуса. Когда я осознал, что пополнил дефицит энергии и микроэлементов моего организма, то просто-напросто провалился в здоровый драконий сон, так и не выпустив из рук контейнер с пюре.

Привели меня в чувство ощутимые оплеухи, отпускаемые мне чьей-то щедрой рукой. С трудом разлепив глаза, я обнаружил над собой лицо Тарисмы, рука которого уже приготовилась для следующей оплеухи. Мыча что-то невразумительное, я отрицательно замотал головой и, оттолкнув его рукой, выбрался из сна окончательно. Тарисма отлетел в угол комнаты, отброшенный моей, не контролирующей силу рукой, а я пришел в себя окончательно. Бросился к охраннику Картил и стал приводить его в чувство. А нефиг драконам морду бить. Хорошо, что он не излучал агрессию, а то дело могло кончиться плохо. Тарисма изрядно приложился своим телом и головой об стену и сейчас лежал под ней, пачкая кровью полы. Остановив кровь и убрав последствия и следы ушибов, я привел его в чувства, но не такими радикальными методами, как он меня, и поинтересовался, что это он так набросился на меня. Оказалось, что я проспал целых три дня. Все-таки восполнение энергии лучше всего идет в драконьем сне. Подумаешь, я так могу и месяц дрыхнуть, если мне это будет необходимо, да и основная задача моего посещения этого мира, практически выполнена, осталось только расспросить того самого мага о том, что он помнит. Но даже его воспоминания ничего не значат, ведь он, по своей воле, не сможет добраться до нашего мира, а значит, угрозу он для нас не представляет.

Тарисма, все еще что-то говорил мне, а я никак не мог понять смысл его слов, так как меня захлестнули какие-то видения но, как и слова Тарисмы, я их полностью не осознавал, и это все было на фоне моих размышлений о моем задании. Мне было сложно собрать все в кучу, было такое впечатление, что у меня раздвоение личности. Наконец Тарисма, тряся меня за грудки, проорал мне, что меня желает видеть король. Картил послала его привести меня в чувство любыми способами, и это срочно.

После мощной встряски я стал лучше соображать и осознал свое положение в пространстве и времени. Король приглашает к себе! Хотя нет, Как это приглашает? Скорее приказывает, чтобы я срочно появился у него. Если есть хоть немного времени, то желательно поговорить с Картил, почему такая спешка? Эти вопросы я задал Тарисме, но тот только пожал плечами, причем, как это у них принято, обоими сразу, что означало полное незнание или непонимание, иначе бы он пожал только одним плечом. Нужно было торопиться, поэтому я как мог быстро привел себя в порядок и сообщил Тарисме что готов выдвигаться к его хозяйке.

Мы, едва ли ни бегом, промчались по коридорам и остановились перед дверью грухьен Картил. Не успели мы перевести дух, во всяком случае, Тарисма, как дверь распахнулась и Картил втащила меня внутрь, выпихнув второй рукой шагнувшего за мной Тарисму, все-таки мы можем чувствовать родную кровь. Едва я оказался внутри, как Картил напустилась на меня. Ее сбивчивая речь немного расставила все на свои места. Оказалось, что у короля, буквально вчера, был родственный, но очень неприятный разговор со своим влиятельным родственником, а именно, с местным богом. Тот передал королю требование фехото, которые служили голосом Библиотеки. Кто бы сомневался, что здесь не обошлось без Библиотеки. Но информация получена и король в ужасе, но никому не говорит о содержании разговора. Именно, после его общения с богом, король и потребовал меня к себе, на личную аудиенцию, а я находился в это время в отключке. Вот паника и начала нарастать.

Протараторив все это на одном дыхании, Картил выпалила. - К королю! - И мы продолжили путешествие по коридорам. Перед покоями короля стража не заступила нам путь, а только громко отрапортовала в приоткрытую дверь, что грухьен Картил с подопечным прибыли. Кто бы удивлялся, нас за дверью встретил Вантор. Молча поманил за собой и повел к кровати, на которой лежал король. Тот был бледен, и было видно, что он очень напуган. Увидев рядом с собой грухьен Картил, он истерично потребовал, чтобы она подождала в коридоре вместе с Вантором. Через несколько секунд мы с королем остались наедине. Король при мне почему-то обрел некоторую уверенность и, приподнявшись на подушках, пальцем подозвал меня. Было ясно, что есть какая-то информация, которая не должна попасть в чужие уши. Когда я приблизился к монарху, тот зашептал быстро, захлебываясь словами.

Макс, два дня назад в этой самой комнате прямо из стены появился старый фехото с тремя сопровождающими. Это было настолько шокирующим событием, что мне пришлось умолчать об этом инциденте. Фехото потребовал от меня, чтобы я надавил на тебя в связи с тем, что ты должен отвести кого-то в одно секретное место. Ты о нем знаешь! Я даже боюсь предположить, что это за место, но ты о нем прекрасно знаешь и знаешь кандидатов, один из которых должен туда попасть. Макс, откуда фехото знают наш язык?

Ну, это не сложно, Ваше Величество, для такого телепата, как старый фехото, залезть в чужую голову и вытянуть знание языка не представляет для него проблемы. Остальные трое ведь молчали? Я так и думал. Старый фехото наголову сильнее всех остальных своих соплеменников. По поводу посещения некого секретного места мне все понятно, Проблему представляет выбор кандидата для посещения этого места, их четыре и мне предстоит сложный выбор. Почему-то меня всегда заставляют делать выбор самому. Не помню случая, когда бы мне высшие силы предложили сделать что-то, по их мнению, правильно. Всегда конечное решение оставалось за мной.

Макс, а фехото меня не убьют? Страшные существа. Холодные, жестокие, расчетливые глаза, а уж тело... Бр-р-р-р. Да, и, Макс, как им не мешают разговаривать такие огромные клыки? Мне все время казалось, что он пропорет ими себе подбородок.

Да они же между собой не разговаривают так, как люди, ведь они, менталисты, телепаты. Я, за свою жизнь, встречался с тремя видами таких существ. Кстати, у взрослого фехото три ипостаси. Но здесь, в вашем мире, они всегда используют тело двухвостой змеи. И, мой Вам совет, не нужно их бояться. Поработайте над собой, заставьте себя не то, чтобы любить их, а скорее, воспринимать их как обыкновенных людей. Представьте себе, что они не только улавливают Ваши мысли, но и знают Ваше внутреннее отношение к ним. Поставьте себя на их место и Вы их поймете, почему они так агрессивно реагируют на людей.

Вчера мне то же самое говорил бог, но тебе я, почему-то верю больше, все-таки ты не бог, а такой же как мы, человек.

Король позвонил в колокольчик и в дверь вошли Картил с Вантором. Они приблизились ко мне и встали по обе стороны от меня. В это время, ни позже, ни раньше, из стены появился старый фехото. Король вздрогнул от неожиданности, и по нему было видно, как он борется с собой, но фехото повернулся ко мне.

Макс, времени остается все меньше и меньше, прими решение до сегодняшнего заката. Две женщины и два мужчины. Нужно принять решение!

Его холодный взгляд обежал всех присутствующих, останавливаясь на каждом подолгу. При взгляде на Вантора, глаза фехото недобро полыхнули. Я поспешил вмешаться.

Не думай, что он желает тебе зла, просто в его обязанности входит защищать своего хозяина, поэтому у него в голове бродят такие мысли.

Это я и сам вижу. Макс, круг претендентов уменьшается, эту женщину не бери. Во-первых, она сильно боится, а во-вторых, у нее маленький срок беременности. Был бы срок большим, то она могла бы участвовать в ритуале, но сейчас, это исключено. Все. Выполни возложенную на тебя обязанность, и я помогу вернуться.

.42. Время раздавать долги.

* * *

После этих холодных, рубленых фраз мы остались в спальне короля втроем. Картил мелко тряслась, но в глубине глаз теплилось счастье. Как же, ведь ей сказали о беременности. Что может быть выше этого для нее сейчас? Ладно, она отпадает, остаются трое, брат Тайшор, его охранник и сама грухьен Тайшор. Да, нелегкий выбор, хотя, если быть честным с самим собой, то выбор я давно уже сделал. Что же грухьен Тайшор, тебе придется стать этаким, неизвестным никому жрецом некой могущественной сущности, которой, по-моему, подчиняются и боги. Это бросилось мне в глаза на суде с моим участием, где я, правда, исполнял роль обвиняемого.

Пока я размышлял над этим, Вантор начал действовать. Он напомнил нам, что король еще не вставал, так что нам следует покинуть спальню монарха. Нас это вполне устраивало. Мы двинулись в сопровождении Вантора к дверям. Уже выпуская нас, Вантор шепнул мне, что он устроил встречу с Тайруханом сегодня в полдень. За мной придет охранник принца, так что, быть обязательно и не забыть то, что я ему обещал за встречу. Я кивнул головой соглашаясь со всем, что он мне говорил, и мы покинули спальню короля.

Ну что же, грухьен Картил, поздравляю тебя. Если уж фехото произнес, что ты беременна, то не может быть никаких сомнений, уж я возможности их расы знаю достаточно хорошо. Пойдем, я провожу тебя до твоей комнаты, а сам пойду готовиться к встрече с твоим племянником. Ты же понимаешь, что я должен ему все объяснить по поводу особенности моей крови, которая теперь находится в нем. Наша встреча назначена на полдень, так что я хотел бы, чтобы и ты пришла туда вместе с грухьен Тайшор, ведь эта информация касается и вас. Пришли мне в комнату Тарисму ближе к полдню, чтобы он был в курсе, куда вас проводить.

Мы вернулись в свой сектор дворца. Оставив Картил в ее комнате, я направился к себе. Следовало привести себя в порядок и позавтракать. Все-таки неизвестно, чем все закончится после встречи с принцем, желательно быть готовым ко всему. На этот раз я более тщательно вымылся и сервировал себе шикарный стол. Что же, поздний завтрак вполне можно сделать похожим на обед.

Я плотно позавтракал, дракон намекал, что можно было бы и поспать, но расслабляться не хотелось. Моя командировка подходит к концу и стоит только расслабиться, то можно все испортить. Если разобраться, то основная цель решена, но некоторые задачи, появившиеся в процессе моей командировки и связанные напрямую с Библиотекой, все еще требовали решений.

Мой завтрак затянулся, я уже попивал чай с молоком и заедал все это восточными сладостями, когда в дверь постучал Тарисма. До назначенного времени оставалось около часа, так что Тарисма пришел весьма вовремя. Я пригласил его входить и сразу позвал за стол. Пахло в комнатке восхитительно, так что Тарисма не стал отказываться, да и время у нас с ним еще было. Я повторил заказ и расставил все это перед Тарисмой. Глаза телохранителя были под стать тем тарелочкам, которые появлялись из-под стола. Наверное Тарисма никогда так плотно не питался, его глаза осоловели, движения стали плавными, а может даже ленивыми, еще пять минут и в дверь забарабанил телохранитель принца, а просто больше некому. Я крикнул, чтобы он входил. Дверь отворилась и на пороге появился знакомый персонаж. Мне сразу вспомнилось, как он был еще не сформировавшимся безликим человеческим телом, но то, что он нам продемонстрировал, когда погибал за своего господина, заставляло уважать такого человека.

Как Вас зовут смельчак, ведь мы так и не познакомились. Я видел Ваше тело после Вашей встречи с глархом, но тогда Вы были без головы. Потом я лицезрел Ваше пробуждение в новом теле, но и тогда я так и не услышал Ваше имя, так что, может, представитесь?

Моя, - он немного замялся, - мать назвала меня Гатури, что означало на языке древних - надежда.

Твоя мать была очень умной, начитанной женщиной. Гатури действительно переводится как надежда, а если точнее, то надежный. И ты действительно надежный, хотя бы для своего господина Присаживайся, мы успеем выпить по чашечке чая, пока Тарисма предупредит свою госпожу.

Я усадил гостя за стол, подал ему чашку чая и поставил перед ним сливочник с молоком. Может мой гость предпочтет пить чай с молоком, как я. Мы попивали напиток, ожидая Тарисму с его госпожой и Тайшор. Ожидание продлилось около пятнадцати минут. Наконец появился Тарисма с сообщением, что все готовы выдвинуться туда, куда укажет Гатури. Я указал Гатури рукой, что он может приступать к своим обязанностям. Тот вскочил и отправился к двери, я последовал за ним. Тайшор так расположила свою группу, что мы подхватили их при движении по коридорам, и мы дружной гурьбой устремились за идущим впереди Гатури. Тот вел нас по знакомому мне маршруту и вскоре я был уверен, что мы направляемся к развалинам старого замка. Видимо все интриги происходят именно там. Что же, меня это устраивает, да и местность там, в округе, я достаточно хорошо просканировал своим драконьим чутьем ну, и глазами все рассмотрел с вершины старой башни. Из-за присутствия женщин движение наше было не таким стремительным, как в прошлый раз, когда сюда меня водил Тарисма. Вот и сейчас у меня на поясе висела сабля, принадлежащая когда-то Гатури.

Наконец густая растительность перед нами расступилась и мы выбрались на огромную поляну, на которой я уже имел честь побывать и даже подраться. Сейчас, ближе к центру стояла группа порядка пятнадцати человек. Вантор выделялся из нее цветом своей одежды. Мы приблизились и он отделившись от остальных направился ко мне.

Макс, я все организовал, как ты и просил. Теперь дело за тобой.

Его руки в нетерпении перебирали пальцами, будто он гладил тот самый фужер с шампанским. Ну, что же, придется его уважить, да и условия сделки следует выполнять. Я завел руки за спину и через мгновение подал ему такой же фужер, что преподносил королевской семье, да еще и с шампанским.

Выпей шампанского, успокойся и отведи людей. Мне необходимо минут пятнадцать-двадцать. Если что-то пойдет не так, то я хватаю своих подопечных и перемещаюсь на вершину вон той башни.

Макс, а может не нужно туда, Она настолько стара, что уже давно никто не решается подниматься на ее вершину, хотя она и выглядит получше, чем остальные. По ступеням не ходили уже лет двадцать, а порталами туда не переместишься, уже пробовали.

Да я там побывал не далее, как три дня назад. Причем поднялся по ступеням, они хоть и ветхие, но если знать, куда наступать, то некоторые все еще держат вес человека, но думаю, что до перемещения туда не дойдет, Группу в двадцать-тридцать человек я смогу нейтрализовать сам. Моя предосторожность касается ситуации, когда нападающих будет гораздо больше. Ну все, мы с грухьен Картил и грухьен Тайшор отправляемся к принцу, так что отзывайте своих людей.

По пути к принцу мы разминулись с охраной, которая внимательно рассматривала нас, но наличие в нашей группе тетки и сестры принца действовало успокаивающе, так что с нами еще и раскланялись. Наконец мы приблизились к принцу, и я оказался как бы в центре небольшого круга образованного тремя высокопоставленными особами и тремя их охранниками. Я размышлял не более тридцати секунд. Думаю, что и охранникам следует знать, что за монстры их хозяева, а то при виде чешуи на руках или еще в каких местах, они ударятся в панику, а так, они будут морально готовы.

.43. Хотелось бы домой.

* * *

- Здравствуйте принц. Вы видимо, удивлены тем, что я попросил у Вас аудиенции такого рода, но здесь, по крайней мере, не будет посторонних ушей. Дело касается двух вещей. О первой я вам всем просто сообщу, а вот вторая потребует у всех присутствующих сознательного решения. И еще одно. Весь разговор следует держать в тайне. Поймите меня правильно, я пришел и ушел, а вам всем здесь жить. Мое первое сообщение касается той крови, которую я вам влил. Кому-то сознательно, чтобы спасти жизнь, кому-то просто при странном стечение обстоятельств, но факт остается фактом, моя кровь в ваших телах и этого уже не изменить. Дело в том, что я дракон-оборотень. Не нужно отшатываться от меня и напрягать вашу охрану. Грухьен Картил прожила в моей компании на острове не один день и знает, что я не какой-то монстр, так что придержите свои эмоции и просто выслушайте меня. Лучше получить информацию от меня, чем к каждому из вас придут фехото и будут размышлять, оставить вам жизнь или нет. Так уж получилось в моей жизни, что я однажды, будучи сильно израненный, рухнул в драконью кровь. После этой процедуры я стал носителем такой крови. Меня никто не спрашивал, хочу я этого или нет. Вот некоторые ее особенности. Ваш магический потенциал увеличится, если вы впадете в ярость, то на отдельных участках вашей кожи может появиться драконья чешуя. Вот такая.

Я продемонстрировал всем присутствующим свои руки с крючковатыми когтями и чешуей, доходившей мне до локтей. Посоветовал им научиться контролировать себя и стараться, хотя бы в первое время, носить одежду с длинными рукавами. Кроме того сообщил им, что они могут чувствовать носителей такой крови на расстоянии. Могут появиться способности ментального характера, это значит, что можно будет влиять на других с помощью своей мысли. Кроме того мы теперь можем общаться мысленно. Кроме всего перечисленного должна улучшиться регенерация вашего тела, то есть, если вы получите рану, то она закроется гораздо раньше, чем у других.

Напомнил им, что не все получили равное количество моей крови, так что и способности будут проявляться по-разному. Порекомендовал осторожнее вести себя с фехото. У них неприязнь к настоящим драконам, а оборотни их не интересуют, но если фехото будет размышлять за что вас еще наказать, то ваше оборотничество может оказаться тем камешком, который склонит чашу весов в пользу вашей смерти от клыков фехото.

Теперь я хотел бы, чтобы вы обмозговали полученную информацию. Как я говорил прежде, хотите вы или нет, но это у вас есть и с этим вам всем предстоит жить. Мой вам совет, не заморачивайтесь с этим, самое главное, это контролировать свой гнев, все остальное совершенно не заметно для окружающих вас людей. Многие новые приобретения вашего организма могут сослужить вам хорошую службу. Теперь я хотел бы перейти ко второй части нашей встречи, дело в том, что одна могущественная сущность вашего мира желает встретиться с кем-нибудь из вас. Сейчас носителями драконьей крови являются четыре человека. Но только сегодня фехото сообщили грухьен Картил, что ей нельзя встречаться с той сущностью и на это есть веские причины, так что вы остаетесь втроем и мне необходимо выбрать среди вас одного, кто окажется посредником между той сущностью и этим миром. Уверяю вас, что сама процедура общения не является безобидной, и я уже встречался с ней и ей подобной в своем мире. Да-да, принц, не удивляйтесь, ваш отец об этом прекрасно осведомлен и не делает из этого трагедию. Но мы отвлеклись от дела, так что кто хотел бы стать этаким жрецом той самой сущности, о которой я вам говорил?

Повисло тяжелое молчание, все трое обдумывали мое предложение. Наконец Тайшор встрепенулась и выпалила, что она согласна. Принц тут же перехватил инициативу в разговоре и набросился на нее, что она не вправе принимать такое решение самостоятельно. В общем, получился скандал. Гатури решил проявить благородство и предложил взять его, а господ оставить. Накал страстей начал нарастать, поэтому я попробовал их успокоить. Да, риск здесь присутствует, но могущественная сущность этого мира очень опытная, так что никаких побочных эффектов, от общения с ней, думаю, не предвидится. Перепалка продолжалась минут пять-семь. Тайшор закусила удила и не желала отказываться от своего желания, высказанного в порыве ее молодого, но такого горячего, темперамента. На принца было жалко смотреть. Его мысли метались между долгом и братской любовью, так что я взял, да и принял решение в одностороннем порядке.

Господа, я вижу, что вы только рассоритесь, а нашей цели мы не достигнем, поэтому я предлагаю обоим царственным особам явиться к той самой сущности. Может она сама определит, кто подходит ей больше. Вообще, первоначально я отдавал предпочтение грухьен Тайшор, но вижу, что Вы Ваше Высочество не отступитесь.

Тот гордо подбоченился и надменно кивнул головой. Что же основной вопрос, который я должен был решить о кандидате на посещение Библиотеки, разрешился, так что мы должны были договориться о месте встречи завтра, в первой половине дня. Я специально заострил внимание Гатури и Таруса, что принца и принцессу не нужно будет сопровождать дальше, чем до меня, пусть они не обижаются, но там, куда мы идем, с лишними людьми могут расправиться очень просто и их не спасет ни их мастерство мечника, ни сила или ловкость. То, что управляет целым миром, с легкостью сметет их. Поэтому не нужно нас скрытно сопровождать, безопасность до встречи я обеспечу. Мы будем отсутствовать день или два. Вантора я предупрежу, так что у Гатури и Таруса будут два выходных дня. Краем глаза я заметил Вантора, который направился к нам.

Ну, что же, думаю, все вопросы мы решили, не забудьте о контроле над своими эмоциями. А теперь подождем Вантора, вон он направился к нам.

Вантор подошел к нам, внимательно осматривая царских детей, все же именно их безопасность была на первом месте в этой нашей встрече.

Думаю, что вы уже все успели обсудить, так что я хотел бы забрать принца с принцессой, чтобы сопроводить их во дворец.

Да, благодарю Вас, мы все обсудили. Думаю, Ваши Высочества, что завтра сразу после завтрака, будет самое оптимальное время для нашей встречи.

Принц с принцессой утвердительно кивнули головами, и наша группа распалась на всех остальных и меня с грухьен Картил, а так же Тарисму, как же без него. Так уж получилось, что все присутствующие на этой поляне были задействованы для обеспечения безопасности королевских детей. Их тетка была как бы сама по себе. Я весело подмигнул Картил и попросил ее сопроводить меня до дворца. Та недоуменно посмотрела на меня, а потом расхохоталась, так как знала, на что я способен, и кто кого будет сопровождать.

Макс, а это не опасно для принца с принцессой, ведь, как я поняла, та сущность находится в подчинении у нашего бога.

Да нет, грухьен Картил, это скорее ваш бог находится в ее подчинении. Нет, наверное, даже не так. Эта сущность позволила вашему богу управлять этим миром, следить за ним и защищать его. Ваш бог знает о ее существовании, но никогда не видел. Если они желают поговорить друг с другом, то посредниками такого общения выступают фехото.

Мы тронулись в обратный путь, когда нам заступили дорогу четыре фехото. Они появились прямо из воздуха. Я едва успел поймать за рукав Тарисму, который порывался броситься вперед и встать между фехото и нами. На этот раз не было никаких расшаркиваний. Старый фехото опять изучающе осмотрел нас, а затем его скрипучий голос раздался у нас в ушах.

Я рад оборотень, что ты услышал нас. Но поторопись, времени остается все меньше и меньше. Вскоре ткань этого мира содрогнется, так что тебе нужно будет покинуть нас до этого момента. Хозяйка и бог обеспечат этому миру безопасность, но не твой путь, так что дело за тобой.

Миг, и мы с Картил и Тарисмой опять остались одни.

.44. Через тернии к дому.

* * *

- Тарисма, пройди немного вперед, чтобы мы могли поговорить с твоей госпожой наедине.

Едва Тарисма переместился на пару десятков шагов вперед, как я заговорил с Картил.

Грухьен Картил, у меня действительно практически не осталось времени на то, зачем я здесь появился. У тебя уже огромный стаж пользования моей кровью, может ты мне поможешь отыскать того самого мага. Вот посмотри то, что видел я, когда засек его в своем мире.

Я ментально передал ей тот момент, когда передо мной исчезал в схлопывающемся портале чужой маг. Картил передернула плечами, а потом долго и пристально посмотрела на меня. Мы неторопливо шли по тропинке, наблюдая впереди спину идущего охранника.

Макс, ты что, издеваешься надо мной? Как ты не смог разглядеть буквально пять минут назад, эту самую ауру? Или ты проверяешь меня, сдам ли я тебе своего племянника?

Подожди, грухьен Картил, это что, был Тайрухан? Хотя, ведь вполне возможно. Я видел его, то мертвым, то в чужом теле, а последний раз просто разговаривал с ним, как с обычным человеком. На ауру даже не смотрел. Ну, тогда все в порядке. Завтра я с ним побеседую и на эту тему, но думаю, что в ближайшее время никто из вас не сможет перемещаться вне своего мира. То, что сказал старый фехото, очень настораживает. Не исключено, что рядом с вашим миром произойдет какой-то катаклизм в масштабах этой части вселенной и очень хорошо, что у этого мира есть два его защитника. Фехото же сказал, что они защитят этот мир, так что все в порядке. Кстати, фехото не бойся. Они созданы древними магами для того, чтобы можно было контролировать зарвавшихся магов и других магических существ. Я сам видел, как взрослый дракон испугался маленького родственника фехото, мейкса. Мне пришлось успокаивать обе стороны. А когда я спросил у дракона, смог бы мейкс его уничтожить, то получил утвердительный ответ. Но даже такие существа, как фехото и мейксы не смогли остановить кровавого бога или просто не знали о его существовании. А может, в том мире не было той самой сущности, к которой мы пойдем завтра с принцем и принцессой. Тебе, грухьен Картил нужно знать одно, Эта сущность на вашей стороне и не желает зла людям, населяющим этот мир, а теперь пойдем догонять Тарисму, вскоре покажется дворец.

Мы прибавили шаг и вскоре втроем подходили к входной группе дворцового комплекса. В дверях мы пропустили вперед Картил, как этого требовал этикет и двинулись за ней по коридорам дворца. Я спросил у Картил, не чувствует ли она усиление ее магической силы внутри дворца. Картил прислушалась к своим ощущениям, а потом утвердительно кивнула головой. Вот, значит, я прав и коридоры дворца призваны накачивать магическую силу и аккумулировать ее внутри дворцового комплекса, но вот для чего? На ум приходит только Библиотека, Но, с другой стороны, самой Библиотеки здесь нет, есть только вход в транспортную систему, которая может доставить посетителя к самой Библиотеке. Можно, конечно, расспросить Библиотеку об этом, но оно мне надо? Меньше знаешь, крепче спишь.

За этими размышлениями я и не заметил, что мы подошли к дверям покоев Картил. Мы распрощались, и я дальше направился в свою комнату, так как предстояло заканчивать все свои дела в этом мире. Если завтра я спущусь, а точнее, перемещусь к Библиотеке, то, возможно, прямо оттуда меня отправят домой. Следовало проверить мой пространственный карман на предмет памятных подарков для моих новых родственников. В голове тут же всплыли знания, вложенные в меня когда-то в Башне Духов. Руководствуясь этой информацией, я положил два пальца руки без татуировки на само изображение дракончика и прошептал на очень древнем языке слово, которое в вольном переводе на русский язык звучало как инвентаризация. Вскоре перед моим внутренним взором появился свиток, показывающий, что у меня там накопилось. Как ни странно, ни о каких продуктах, грязной или чистой посуде информации не было. Получается, что мой пищевой комбайн работает автономно и только выводит мне продукты питания через этот карман. Скорее всего, мне обеспечили подключение к какому-то синтезатору пищи. Да, если это так, то возможности такого кармана безграничны и лучше не заморачиваться, как все это работает, а просто пользоваться такими благами.

Руководствуясь описью моего имущества, я отложил каждому моему новому родственнику по защитному кольцу. На мой взгляд, это самый лучший подарок для них в этом мире. Потом плотно перекусил и завалился спать, приказав себе проснуться ближе ко времени завтрака короля. Мой внутренний дракон обрадовался и погрузил меня в какой-то плотный тяжелый сон.

Так уж получилось, что мой внутренний дракон выключил для меня свет, а затем включил его. Было такое ощущение, что я прикоснулся головой к подушке и тут же поднял голову. Но было уже утро и следовало привести себя в порядок. Умывание и завтрак не заняли много времени. Все. Теперь я готов к любому развитию ситуации после посещения Библиотеки.

Время не стояло на месте, так что пора было выдвигаться к тем коридорам, где будут проходить мои подопечные. Я добрался до знакомого пересечения коридоров и, прислонившись к стене, принялся ждать. Вскоре появились две группы людей, следовавших одна за другой. Первым, ясно, был эскорт принца, а по этикету, следующим был эскорт принцессы. Поравнявшись со мной, обе группы смешались, так как принцесса рванула поближе к принцу. Оба подошли ко мне и сообщили, что они готовы выдвигаться. Я в недоумении уставился на кучу посторонних людей окружающих нас. Я их туда не потащу. Сам не хочу, да и Библиотека меня не поймет. У меня итак перебор на одного претендента Однако, меня успокоил принц, сообщив, что его люди предупреждены, да и принцессы тоже. Так что они готовы идти со мной. Я вздохнул с облегчением и указав направление рукой, двинулся вперед.

Дальше была рутина. Я, выйдя на свой старый след, двинулся в направлении входа в Библиотеку. За нами увязались две ауры, на расстоянии сорока-пятидесяти метров сзади. Пока не буду выговаривать моим подопечным, может они об этом и не знают. Посмотрим, что будет, после прохождения портала. Вскоре мы незаметно опустились ниже уровня земли на десять метров. Как я с удовольствием отметил, ауры наших преследователей так и остались на уровне земли. Что же, Библиотека свое дело знает. Я успокоился, и вскоре мы стояли перед провалом в полу, куда наступать совершенно не хотелось, особенно моим подопечным. Глаза бояться, а руки делают, в моем случае ноги, так что, я смело шагнул вперед и взялся за центральный штырь. Мои подопечные не долго размышляли, когда они увидели, что я завис над страшным колодцем, то по очереди шагнули на платформу. В глазах ужас, но личная смелость и мой пример сделали свое дело. Каждому из нас под колени подставили скамеечку, и мы расположились с удобствами. На этот раз мы добирались значительно быстрее, или мне это просто показалось, но вот мы на месте. Знакомая светящаяся дорожка привела нас в знакомую залу. Там, в отличии от прошлого моего посещения стояли два кресла. У меня просто камень с души свалился. Значит, Библиотека желает пообщаться с обоими сразу. Я молча указал моим подопечным на кресла и предложил не напрягаться, а наоборот, расслабиться. Меня ждала тяжелая неделя, если не больше, поэтому я расположился рядом со стеной в пределах видимости кресел и приготовился погрузиться в сон. Следует воспользоваться случаем и отдохнуть перед тем, как мои подопечные придут в себя после общения с Библиотекой.

В себя пришел резко, как будто мне отвесили хорошую оплеуху. Судорожно вздохнув, окончательно осознал, где я. Мои подопечные уже лежали в начале световой дорожки. Тут все считалось на раз. Бери и неси, сказал я себе, а что еще остается? Взвалив оба тела на свои плечи, я направился на выход. До платформы все шло хорошо, а вот при подъеме мне держать их становилось все тяжелее и тяжелее, но когда платформа вернулась на поверхность, то тела обрели опять свой прежний вес. Это что, мы перемещаемся не в этом измерении? Ну, Библиотека! Это же, как нужно морочить своим клиентам голову, что она находится в этом мире. Идти осталось недалеко, как только поднимусь на поверхность земли, так можно и людей будет вызвать через охранника принца, у меня с ним ментальная связь благодаря моей крови. Не успел я сделать и десятка шагов, как передо мной возник старый фехото.

Все, человек, твое время в этом мире истекло. Этих двоих мы доставим в их жилище.

Фехото кивнул своим сопровождающим и у меня с плеч исчезли оба тела, а фехото продолжил.

Я обещал твоему мейксу, что отправлю тебя обратно, так что приготовься и попрощайся с этим миром, все же он принял тебя и ты вписался в него как свой.

Благодарю тебя фехото, ты отнесся ко мне с пониманием. У меня только одна просьба, я тут приготовил подарки для моих родственников, не возьмешься ли ты передать их, так как я просто не успел сам вручить им подарки. Они все одинаковые и подстраиваются под носителя, поэтому я просто отдам тебе все кольца, а ты сам раздашь их указанным мною лицам.

Ты хочешь, чтобы я вручил подарки тем, в ком течет твоя кровь? Что же, это возможно. Нужно ли что-нибудь сказать?

Да ничего особенного, просто я прошу никогда не снимать эти кольца и чтобы кольцо переходило по наследству только старшему ребенку в семье.

Я понял и исполню твою волю, а теперь тебе нужно впасть в спячку и тогда я перенесу тебя туда, откуда ты сможешь добраться до своего мира.

Едва прозвучали эти слова, как я провалился в глубокий сон.

КОНЕЦ СЕДЬМОЙ КНИГИ.


Оценка: 7.61*8  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"