Обатуров Сергей Георгиевич: другие произведения.

Книга 7

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
Оценка: 7.26*9  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    ЧЕРНОВИК. Книга седьмая.

.1. Глава 1.

Этот год начался у меня очень неудачно, едва я отошла от смерти моего парня, как мой покровитель начал свою игру. Он перестал приходить ко мне по ночам, видимо, не мог простить моей измены. Это для него все выглядело как измена, а вот для меня это было первое сильное чувство. Вся моя подготовка была заточена на то, чтобы я как можно меньше контактировала с молодыми людьми. Так не могло больше продолжаться, мое тело, мой организм, мой разум, требовали, чтобы я влюбилась в кого-нибудь. Секс был, но это, буквально с первого момента, напоминало мягкое изнасилование. Меня поставили в такие условия, что отказать я не могла. То есть это была часть программы подготовки и если других девчонок обучали достаточно молодые парни, то меня прибрал к себе наш куратор. Его звание заставляло меня трепетать, еще бы, целый генерал, а ведь нас готовили как военных специалистов. Взял он меня грубо и, может быть умело, но то, что на мне лежало тело вонючего старика, разрушило всю эту сказку. С того момента моя жизнь, а вернее мои детские и девичьи мечты пошли коту под хвост. Я механически ходила на занятия, вкладывали в голову и тело много, но я на это не обращала внимание, пока не встретила его. Чувство вспыхнуло изменив все во мне и во всем мире. Чувство вспыхнуло, а обязанности остались, вот они-то и отравляли мою любовь. Мы наивно полагали, что нам удастся скрыть наши отношения, но мы забыли где обучаюсь я, и где работает моя мечта. Расплата последовала незамедлительно, Смерть моего избранника была мне продемонстрирована чуть ли не во всех подробностях, а затем наступила и моя очередь. Сначала изуродовали мое лицо, причем любезно сообщили, кому я обязана приобретенным уродством. Меня пока не ограничивали в передвижении, а средств на моем счете хватало, вот я и обратилась в израильский медицинский центр. Время шло, а результата не было, слишком уж постарались с кислотой. Да и обработать лицо сразу, после той диверсии, мне не дали, так что никто не брался исправить мое уродство. Отводя глаза, приглашенные из-за рубежа специалисты говорили, что пластическая хирургия может делать чудеса, но только за границей. Для меня это звучало, как приговор, ведь я знала, что я не выездная, секретность, будь она неладная. Слабая надежда появилась тогда, когда я случайно встретилась с Александром Сергеевичем. Он, еще вначале моего обучения в разведшколе, преподавал нам музыку. Этот мужчина выгодно отличался от всех остальных преподавателей, он всегда был джентльменом, какого бы вопроса ни касался, поэтому, когда я услышала от него, что есть какой-то чуть ли не волшебный целитель, то я не поверила, что он мне поможет, но, как развлечение, это было мне на руку. В душе было муторно и тоскливо, поэтому я ухватилась за этого целителя, как утопающий хватается за соломинку. Я уже не верила в исцеление, а вот небольшое шоу мне было очень на руку. Свежие впечатления, все же рекомендации Александра Сергеевича многого стоят, да и отвлечься стоило,

Александр Сергеевич заехал за мной сам, многие его знали, так что я смогла поехать с ним без моего обычного сопровождения. Это было новое изобретения моего толстого папика. Он решил совместить гласный надзор и конвой одновременно. Это был его стиль, экономить во всем, даже те средства, что на моем счете, были заработаны мной самой, правда, при манипуляциях с его счетами, все же я немного чему-то научилась в школе.

Лекаря я представляла старым, трясущимся стариком, в какой-то, расшитой звездами мантии, и с черепом в руках. Когда мы приехали к неплохому особняку, то я решила, что будут разводить на деньги, но интерес проснулся, и я готова была к продолжению, да и Александру Сергеевичу я верила. Мой учитель, извинившись, отправился к воротам. Он мне признался, что еще не договаривался с лекарем и вначале переговорит с ним сам. Вскоре он прибежал, и потащил меня в этот особняк, видимо договорился. Нас встретил относительно молодой человек, немного постарше меня. Выглядел он уставшим, но к себе домой пригласил. Мы пересекли его двор и направились к дверям дома. Александр Сергеевич шепнул мне, что он живет прямо за забором, и показал рукой на свой дом. Вскоре мы оказались в рабочем кабинете лекаря, расселись и тут начался развод. Мужчина спросил, что мы хотим получить? Странный вопрос, ведь он какой-то супер-лекарь, должен был бы и сам догадаться. Но нет, он ждал ответа от меня. Что же, поиграем в его игру.

Но игры, в этот день не получилось, лекарь, оказывается, поистратил свои силы на чье-то лечение, так что ему нужно было еще около двенадцати часов на восстановление. Что же, я была готова продолжить эту игру завтра, но правда, с привычным сопровождением. Вот и хорошо, а я за ночь обдумаю, соглашаться ли мне на эту аферу или нет. Единственное, что бросилось в глаза, что глаза он не отводил и действительно, выглядел усталым. Мы распрощались, и Александр Сергеевич потащил меня к своей машине.

Виктория. - Шептал он мне. - Это необычный человек, если кто и сможет тебе помочь, то только он. Представляешь, моя рана рассосалась прямо у меня на глазах. Правда сам лекарь выглядел как покойник. Ему очень тяжело далось мое лечение, но результат, потрясающий!

Александр Сергеевич довез меня обратно и сдал с рук на руки. Вокруг меня сразу нарисовалась моя охрана, а ведь и правда, точнее не скажешь, конвой. Оставшись в своей комнате, я стала вспоминать мою встречу с тем лекарем. Поразительно, в него можно было влюбиться, тем более, что у меня отняли это чувство, но я как-то внутренне почувствовала, что он занят. Я не увидела в его доме ни одной женщины, но это чувство меня не обманывало. Что же, завтра я присмотрюсь к этому лекарю, интрига закручивается, мне даже не помешает мой конвой. Посмотрим, что предпримет мой персональный враг? Я даже отдам ему инициативу, очень любопытно, что они придумают. Не думаю, что лекарю что-то угрожает, но, не будем забегать вперед. Так я и провертелась всю ночь в своей постели, в голову лезли всякие глупости о том, что это не просто лекарь, а настоящий волшебник, и он, взмахнув волшебной палочкой, вернет мне прежнее мое лицо. Воспоминания заставили слезы из моих глаз литься на подушку, оплакивая потерянную молодость и мою любовь. Лишний раз порадовалась, что мой статус официальной любовницы генерала оставил пока за мной одноместный номер в нашей цивилизованной казарме. Я знала, что это ненадолго, да и финальную точку в моей жизни поставят достаточно быстро, главное, чтобы они прервали мою жизнь одним ударом или выстрелом, мучиться не хочется, но, судя по тому, как мне обезобразили лицо, то умирать я буду долго и мучительно. Сейчас их останавливает только то, что они не разобрались со своими финансами, которые частично завязаны на мне. В конце концов природа взяла свое, и я забылась до самого утра.

.2. Глава 2.

* * *

Утром я бессовестно проспала, собраться и одеться было делом пяти минут, ведь, в отличии от остальных девушек, мне не нужно было делать макияж, а мазать кремом, что мне назначил наш врач, открытые шрамы на лице, заняло вообще, несколько десятков секунд, так что через пять минут я выскочила во двор. Я являлась единственной учащейся, у которой была своя автомашина. Возле машины моих конвоиров не было. Очень странно, но не исключено, что я встречу их уже у лекаря. Только бы они его не покалечили. Машина завелась с пол-оборота, ее я купила менее полугода назад. Мне нужны были колеса для оперативности, около месяца назад я активно моталась по городу, выполняя задания моего шефа и попутно решая свои финансовые проблемы, ведь уже тогда я понимала, что живой меня не отпустят, вот мне и нужно было обезопасить себя. Пока финансы будут замкнуты на мне, я буду жива.

Дорога заняла около получаса, так что я прибыла к знакомому особняку почти в восемь утра. Припарковав машину на дороге, я направилась к воротам. Звонок, и вот я жду, когда мне откроют калитку, интересно, меня хоть ждут? Наконец калитка открылась и за ней обнаружился тот самый лекарь, только вот торс был голый. Он извинился за свой вид, объяснив, что проводил утреннюю разминку с предметами. У меня чуть челюсть не отвалилась, когда я увидела, как он на ходу подобрал с земли два клинка. Клинки были оружием, уж что, что, а отличить смертоносное оружие от бутафории я могла, не зря же считалась одной из лучших учениц в школе. Клинки он нес небрежно, но осторожность соблюдал. Такое впечатление, что он с ними никогда не расстается. Очень интересно, это еще больше уверило меня, что я не зря пришла сюда, пусть он не поможет мне с моим уродством, но зато я интересно проведу время, которое мне отмерил мой главный надзиратель и судья в одном лице.

Тем временем мне предложили идти в дом и подниматься в знакомый мне кабинет, краем глаза я фиксировала все вокруг, домик и двор чистенькие, но не обжитые, в прошлый раз я не рассматривала все так пристально, думала, что меня отфутболят, как и в других клиниках. Ладно, посмотрим, что еще интересного здесь припасено, а вот моих охранников что-то не видно, такого просто не может быть, но факт. Подниматься я не стала, а дожидалась моего лекаря в холле, сейчас меня интересовали клинки, которые одиноко лежали на стуле. Брать чужое оружие без спросу меня отучили еще в детстве. Условный рефлекс с помощью болевых раздражителей вырабатывается с третьего раза, а закрепляется на четвертый или пятый раз, все зависело от того, как били. Клинки были из разряда самодельных, этому нас тоже обучали, но сделаны были хорошо, все экономно, неброско но, эффективно.

Мой лекарь выбрался из душа уже одетый и, удивленно уставился на меня, потом извинился еще раз за свой вид и то, что не успел закончить разминку до моего прихода, и пригласил за собой в его кабинет. Мы поднялись на второй этаж и я направилась к тому креслу, где я сидела вчера. Мужчина все еще не отошел от своих упражнений и нервно, но мягко прошел к своему креслу. Я, закручивая интригу поинтересовалась, к какой военной организации он принадлежит? А что, бить, так прямо в глаз. Мужчина вскинул на меня удивленные глаза, а потом расслабился, и, улыбнувшись, отшутился, что он скачет как козел по горам с детских лет. Ответ меня не устроил, так как я могла отличить спортсмена или продвинутого туриста от военных, тем более, что стопу он ставил так, как это делают разведчики с огромным стажем специальных командировок, где расплатой за неосторожность, обычно, бывает жизнь. Тот попытался уверить меня, что он долго занимался у-шу, вот у него и выработался такой шаг. В свою очередь он тоже изучал меня, не задавая никаких вопросов. Наверное в любовницы меня записал к какой-нибудь шишке, а что, он не так далек от истины.

Тем временем лекарь решил прервать наши гляделки и напомнил, что мы здесь собрались совсем по другому поводу, повод, конечно, невеселый, но на почти полное восстановление моего лица он мне отводит неделю и еще несколько дней на всякие непредвиденные обстоятельства. Но, это все потом, а начнет он с того, что уберет у меня все что уже омертвело, то есть кожу, мышцы, сухожилия. Поймав паузу в его объяснении, я поинтересовалась, как будет проходить такое лечение, а сама опять подумала, что он, аферист. Я, хоть и хотела, чтобы мой вопрос прозвучал непринужденно, но нервы меня подвели. Это я заметила чуть позже, когда перевела взгляд на свои руки, они судорожно комкали мой носовой платок. Да, разведчица называется! Тот, щадя мое самолюбие, отвел глаза от моих рук и выдал, что он решил применить яд, чтобы удалить все, что было повреждено, и, так как я не желаю, чтобы он смотрел на мое лицо, то эту процедуру я буду проделывать сама. На мой прямой вопрос, почему именно яд, он ни секунды не замешкавшись, ответил, что только яд сможет достаточно чисто убрать мой химический ожог.

Злость пришла откуда-то изнутри меня, я достаточно грубо бросила ему, откуда он знает, что у меня химический ожог? Тот спокойно пожал плечами и сообщил мне, что каждый целитель, немного маг. Да он меня за дуру держит!

Не дурите мне голову, где мои люди? - Совсем сорвалась я. Нет, нужно действительно быть дурой, чтобы спрятаться за моих отсроченных палачей. Нашла, что спросить!

Тот замялся, а потом признался мне, что он не знал, что это мои люди, Он их усыпил прямо там, где они лезли через забор, и поинтересовался, что не думала же я, что он станет их таскать на себе и складывать куда-нибудь в кучку. Я опять, не нашла ничего лучше, чем ляпнуть, что не знаю, и что я привыкла, когда меня охраняют. Сама себе я в очередной раз поставила двойку за поведение при допросе, а ведь это была просто беседа. Нет, я окончательно деградировала в руках этого козла, генерала.

Мужчина всерьез воспринял мои слова, но напомнил, что я нахожусь у него дома и здесь, он несет за меня ответственность и обеспечивает мою охрану.

Что, будете защищать меня с клинками в руках? - Опять ляпнула я. Нет, он очень плохо на меня влияет. Я полностью проиграла эту словесную дуэль. Чтобы как-то прийти в себя я перевела разговор в другое русло.

У меня складывается такое впечатление, что Вы воевали.

Тот не стал спорить, а согласился со мной, но уточнил, что не так, как я думаю, и, тоже, чтобы перевести разговор, пояснил, что был военным врачом и, даже, может продемонстрировать мне как будет проходить лечение на себе самом. Меня это заинтриговало и я согласилась понаблюдать за этим процессом. Тот напомнил мне, что тогда я потеряю один день своего лечения, так как целитель истратит свои силы не на меня, а на самого себя. Но я уже закусила удила.

Не выкручивайтесь, есть раны и Вы их лечите на моих глазах! - Я еще несла какую-то чушь, требуя продемонстрировать мне раны и наглядную методику лечения. Я капризничала, а мужчина все еще пытался меня убедить. Наконец его терпение стало подходить к концу и он попросил меня определиться, так как ему все равно нужно будет лечить себя, до меня, или после, могу решить только я, да и не рискую я ничем.

Я опять взвилась под потолок, как это ничем? Мужчина признался, что денег он с меня не берет, в лечение за рубежом мне отказали, Так что либо лечимся, либо расстаемся. Я потребовала, чтобы он мне вернул моих людей. Тот признался, что они стоят под дверями и готовы штурмовать дом. Если они полезут, то он их накажет. Смешно, чуть пальцем им не погрозил. Я потребовала его документы, мужчина не стал устраивать истерику, а честно предупредил, что его задерживали за ношение холодного оружия, но позже, выдали разрешение на ношение и хранение сабель и метательных ножей. Я аж фыркнула в ответ. Ножи он метает! Но нет, он и такое разрешение достал, если честно, то я впервые видела такое разрешение от полиции, но все честь по чести и подпись и печать, не долго думая, я сфотографировала документы на сотку. Мужчина понял, что наш сеанс окончен и поднялся вслед за мной из своего кресла.

Мы вышли во двор и я потребовала у одного из охранников пару метательных ножей, а второму приказала обеспечить мишень. Те были находчивыми малыми, так что ножи перекочевали ко мне в руку, располосовав по дороге мне ладонь, а фляжка для воды оказалась в десяти шагах от меня, на траве газона. Я метнула нож без замаха от груди и, что самое удивительное, попала в бедную фляжку. Ничего, спишут, свидетелей хватает.

Я подала второй нож целителю. Тот понял меня без слов и метнул нож в ту же фляжку, но так, как метают мальчишки, от плеча, держа за лезвие, но попал. Я отобрала всю перевязь у того, который подал мне ножи. Во-первых за то, что располосовал мне руку, не верю, что я сама так подставилась, а во-вторых, лекарь потратил на меня свое время, да и с ножом не подкачал. Протянула перевязь мужчине и мы бодрым шагом направились к воротам. Мужчина догнал нас уже за воротами и протянул перевязь и ножи тому самому охраннику, у которого я отобрала всю перевязь. Я бросила лекарю, что это компенсация, тогда и он взял меня за руку и пояснил, что и он тоже, компенсирует, и на моих глазах зарастил мне мой порез.

.3. Глава 3.

* * *

Мне было интересно, ведь я только что убедилась, что он, действительно, залечил мне руку, я попросила показать его рану. Оказалось, что их две, очень похоже на укус, только таких зверей я не знаю. Дыры на предплечии были такие, что в них, действительно, можно было засунуть ножницы. Во всяком случае землю я видела совершенно отчетливо, даже моя вуаль не помешала. Я поблагодарила его за мое лечение, но напомнила, что сначала я все про него выясню, и тогда приду к нему на прием. Он не обиделся, а только напомнил, чтобы я предварительно позвонила, ведь его может просто не оказаться дома. Мы распрощались и я отправилась на базу, а куда еще? Мой домашний арест позволял отлучаться, но не на долго, и только в сопровождении моих потенциальных палачей.

На базе я, действительно пробила моего лекаря по всем базам данных, оказалось, что зовут его Сергей и он обычный офисный служитель, родился, учился, работал, не женился, не крестился, а вот "не привлекался", не прокатило, но задержание, действительно, оказалось за ношение холодного оружия. Я запросила дело и вскоре читала электронную копию. Все банально. Какой-то соседский мальчишка увидел его с клинками, которые были в ножнах. Да, я их видела, это какая-то заумь, одевающаяся, по-моему, на спину. Мальчишка потянул саблю из ножен и тут, увидел на ней кровь. Дальше, гражданская позиция подтолкнула его на то, чтобы сообщить в полицию об этом инциденте. Приехали, забрали, держали сутки в камере и, тут меня проняло, ночь в карцере. Интересно, в карцер-то за что? Видимо что-то такое сказал, или просто, следователи решили надавить на него не только психически, но и физически. Но анализ показал, что кровь принадлежит не совсем человеку, а дальше, механизм правосудия закрутился в обратную сторону. Отпустили, извинились и, даже, выдали документы на его холодное оружие. Фантастика! Может взятку дал? Но, не суть важно. Дальше не интересно. Характеристики с мест учебы, с места работы. Оказывается, его предприятие простаивает, вот он и подрабатывает. Так, теперь особняк. Не по средствам живем! Но, нет, это, оказывается, подарок дяди. Дядя крутой, но шибко засекреченный. Вот невезуха, и тут нарвалась на спецслужбы. Может это объясняет и занятия Сергея с холодным оружием и то, что из полиции отпустили? Имя, правда, у дяди какое-то не русское, Закарит. Татарин, не татарин, может чуваш, или мордва. Не исключено, что Кавказ, тогда нужно держать ухо в остро.

Ладно, будем считать, что и здесь все нормально, к моему генералу он никак не вяжется, так что подставы, вроде бы, нет. Хорошо, встречусь с ним еще раз, да и развлекаться, в свои последние дни, не нужно себе отказывать. Охраннички мои, так на меня и зыркают, чувствую, отдаст меня генерал им на потеху, перед тем, как убить. Что живой отпустит, даже не обсуждается, это я в его глазах прочитала, когда он мне казнь моего парня демонстрировал. Убила бы, так он ко мне теперь и не приходит, чувствует, что это может плохо для него кончиться. Меня пока спасают его деньги, а вернее, доступ к счетам. Как он с этим разберется, так мне и конец.

Невеселые мысли заставили меня закрыть браузер, я не была готова получать информацию. Потом я сама себя оборвала, что значит не готова? Ничего подобного, я и лицо себе восстановлю и генералу успею плюнуть в лицо, он не увидит испуга в моих глазах. Я никогда не называла его сама себе по имени, только генерал, шеф, не считая ругательств. Тут меня заинтересовало, а что ищет в интернете мой лекарь? Вызвав специальную программу, я вышла на его ай-пи адрес, и стала просматривать его интересы. Запросы к фирмам, торгующим охранными системами, оказались неинтересными, а вот, запросы, уже сегодня, по подержанным автомобилям, вызвал улыбку на моем лице, мы ведь это же видели в его кабинете, когда открыли его компьютер. Мне-то деньги больше не понадобятся, а вот ему я могу сделать подарок, нужно только понять, что же его интересует.

Сделав небольшой перерыв на обед, опаздывать было нельзя, я вернулась к моим занятиям, рану немного стало пощипывать, но пока я держалась. Оказалось, что объектом поиска выступала небольшая, простая в ремонте, с высоким клиренсом, видимо, чтобы можно было добраться до предгорий, машина. Ладно, я поняла, что представляет его мечта, а теперь сама приценюсь по салонам. С моим опытом поиск стоящей машины занял около полутора часов. Меня больше интересовало какая предоставляется страховка, какая послепродажная поддержка этого автомобиля. Я запросила несколько предложений и отключила компьютер, следовало отправляться на ужин. Сейчас меня сопровождал только один из охранников, остальные отдыхали. Набирались сил, так сказать.

Ужинала я одна, с тех пор, как ко мне присосался генерал, я оказалась в изоляции. Девчонки игнорировали меня, я несколько раз пыталась изменить ситуацию, но давление сверху, и испуг моего окружения, делали свое дело. Так я и жила одна. Отстояв очередь к раздаче, я взяла стандартную пайку. Загрузив все на разнос, я отправилась к свободному столу на четыре посадочных места. За столом я сидела одна, в исключительных случаях, когда свободных мест не было, девочки старались сесть от меня наискось, только не напротив меня. Толи это рекомендовалось, толи девчонки сами определили для себя табу, но мне от этого не легче. Ела я, как и положено, быстро и все, что положили. Оставлять еду в тарелках или мисках было не принято, как и оставлять грязную посуду на столе. Выделенное на прием пищи время подходило к концу, мне не нужно было смотреть на часы, внутренний таймер отсчитывал последние секунды. Встав из-за стола я собрала посуду и отнесла ее в специальное приемочное окно. Все, очередная обязательная процедура закончена, можно отправляться к себе, мне не рекомендовали слоняться по школе. Будьте добры, не напрягайте вашу охрану. Вот я ее и не напрягаю. Мне сейчас, действительно, желательно посидеть в своей комнате и запланировать свои действия на завтрашний день. Одно я знаю точно, завтра с утра я отправлюсь к Сергею, мне нужно мое лицо, пусть мой паразит знает, что я смогла преодолеть его, пока еще мелкие, пакости. Я заставлю Сергея решить мою проблему, назвался груздем, полезай в кузов. Он так уверенно расписывал все процедуры моего лечения, что теперь ему придется попотеть! Вот если он хотя бы уменьшит болевые ощущения у меня на лице или восстановит левый глаз, то решено, я куплю ему автомобиль, а пока схожу к нашим врачам, они меня вчера осматривали и мазали мои раны какими-то мазями. Что-то говорили про то, что я внесла что-то ядовитое в рану, но они уже нейтрализовали это, так что ничего страшного, и я отправилась в свою комнату.

Утром ни о какой поездке к лекарю говорить не приходилось, я металась по комнате сколько могла, а потом опять понеслась к нашим коновалам. Опять, охи, вздохи и уверения, что вскоре должно полегчать. Моя ошибка была в том, что я им поверила. Мне вкатили огромную дозу обезболивающего и порекомендовали немного поспать. Думаю, что с обезболивающим, они вкололи мне и снотворное, потому, что я проснулась в половине пятого.

Сейчас это, "ничего страшного", заставляло меня лезть на стенку, до того были невыносимые боли. Странно, раньше такого не было. Я плюнула на все и позвонила моему учителю. Разговор был короткий, мне нужно было снова показаться лекарю, а то меня что-то сильно припекло, я все время ощущаю непроходящую боль, а поврежденные нервы в ране дергает, как электрическим током. Александр Сергеевич обещал все уладить и, действительно, через пять минут он мне перезвонил и сообщил, что я могу еще раз появиться у нашего целителя. Через сорок минут я была у знакомых ворот, лекарь сам открыл мне калитку и пригласил в его рабочий кабинет. Я готова была нестись наверх быстрее его, но приходилось сдерживать себя. Наконец я уселась в знакомое кресло, а лекарь устроился напротив и все бы началось, но мой язык вдруг поинтересовался, вылечил ли он себя? Лекарь улыбнулся, а потом сказал, что у него уже все нормально, и протянул мне свою руку без единого шрама на том месте, где у него было две дыры. Я тупо потыкала пальцем в те места, где были раны. Вот ведь дура, ничего умнее придумать не смогла, а лекарь уже убрал руку и, закрыв глаза, погрузился в какой-то транс. Я чувствовала, как что-то двигается в моей ране, как короста, в некоторых местах, начинает лопаться. Мои руки уже потянулись к ране, но лекарь остановил меня и выскочил из кабинета. Вскоре он принес несколько салфеток и предложил мне протирать свою рану, когда что-нибудь будет течь.

В процессе лечения он разговаривал со мной, вот тогда я и услышала, что у меня в ране яд. Я не сильно удивилась, ведь что-то подобное я и предполагала. Я заверила лекаря, что мои врачи сообщили мне об этом и ввели что-то от этого яда. Тот, с досады, махнул рукой и открытым текстом выложил мне, что меня пытались отравить и если бы я не обратилась к нему, то завтра я бы уже откинулась. Я опять взвилась на дыбы, что за грубые слова, мог бы применить термин, умерла. Лекарь посмотрел на меня и пояснил, что само слово умереть, подразумевает тихую кончину человека, а вот я бы откинула копыта, или откинулась, потому, что боли бы были неимоверные, и длилось бы это долго. Да я сама чувствовала, что что-то такое началось. В общем, мои ядовитые проблемы он решил и перешел к своему лечению, в паузах он периодически напоминал, чтобы я промокала лицо салфетками. Я решила, раз он мне сообщил о яде в ране, то не будет лишним, если я сопру одну салфетку и отдам ее на анализ тем эскулапам, что ждут меня на базе, посмотрим, какие у них будут лица.

Тем временем с моим лицом что-то происходило, вдруг задышала левая ноздря, я ведь точно помнила, что она была забита и не давала мне нормально разговаривать, кроме того, она всегда чесалась, а сейчас я испытывала необычайное облегчение, вскоре, перестал слезиться левый глаз, а лекарь, устало откинувшись на спинку кресла, сообщил, что на сегодня его сеанс закончен, так что милости просим завтра на повторный сеанс. Намек был более чем прозрачный, да и его вид показывал, как тяжело ему далось мое лечение. Я встала и поблагодарила его за мое лечение, но он только улыбнулся и пояснил, что пока только нос и глаз, все остальное завтра. Он проводил меня до ворот, и я, счастливая, умчалась на базу. Весь мой организм вопил мне о том, что этот лекарь сможет восстановить мне то, от чего отказались врачи. На базе я оставила моим эскулапам салфетку и порекомендовала проанализировать то, что я выскребла из своей раны, не ошиблись ли они с лечением, или с выбором лекарств, которыми лечили меня вчера и сегодня? Потом прошмыгнула в свою комнату и, счастливая, рухнула на свою постель. Мысли в голову лезли всякие, от того, что это какой-то волшебник, до того, что завтра утром я опять проснусь от боли, а этот наведенный гипноз исчезнет.

Пока размышляла, то включила компьютер и вошла на свою почту. Как я и предполагала пришло большое количество писем с предложениями по автомобилям. До вечера сидела и разбиралась с предложениями. Очень трудно выбрать что-то одно из целой кучи предложений, вот было бы два предложения, тогда бы не пришлось столько перебирать, вычитывать и высчитывать. Наконец остановилась на трех подходящих предложениях. Всем троим отправила письмо, что заинтересовалась их предложением, но все еще размышляю. Все, наживка отправлена по назначению, теперь остается ждать и, периодически, подкармливать их обнадеживающими письмами. Пока занималась этими делами, подошло время ужина. Сегодняшний день мне понравился, он был насыщенный и, какой-то живой.

Уже перед тем, как ложиться спать, мне позвонили из лаборатории и сообщили, что на салфетке, которую я им предоставила оказалось две разновидности ядов, сыпали замысловатыми формулами, но в целом никакой конкретики. Один яд был тот, который мне пытались нейтрализовать наши врачи, но результата применения антидота не было, уж я это почувствовала на собственной шкуре, а второй, ранее в каталогах не встречался, но он органический и разрушился буквально на их глазах, так что полноценного анализа не получилось. Не то, чтобы я испугалась, но слова моего лекаря подтвердились, так что я позвонила моему Сергею. В процессе разговора выяснилось, что он только что лег в кровать, тогда я огорошила его тем, что наши медики нашли на салфетке, что я у него уперла, две разновидности яда. Тот не стал отнекиваться, а напомнил мне, что сам говорил мне о том, что он будет использовать яд, так что один его, органического происхождения, а второй, синтетический, которым меня пытались отравить. Я уже не помню, что я ему наговорила, но колкости сыпались с моего языка как из рога изобилия.

.4. Глава 4.

* * *

Новый день начался с зарядки, как и было положено в моей жизни. Зарядка, водные процедуры и завтрак привели меня в боевое состояние. Теперь я была готова к моему лечению, получалось, что лекарь не шельмует, а, действительно лечит и себя, и меня. Мое лечение пока было мизерным, но зато подарило мне надежду, да и Александр Сергеевич зря советовать не будет. Решено, отправляюсь к лекарю, и будь, что будет. Конвой уже, наверное, заждался меня у машины. Цепные псы моего хозяина в нетерпении переступали с ноги на ногу в ожидании, когда им отдадут меня, перед тем, как убить. Их отношение ко мне кардинально изменилось, во всяком случае в глазах читалось нетерпение, значит, им меня уже пообещали.

Расселись в машине, и водитель направился на выезд с базы. Машина была моя, но мне уже не доверяли, как умудрились отпустить с Александром Сергеевичем, ума не приложу, но это и сыграло решающую роль в том, что лекарь не смог отказать моему учителю. Пронеслись по утреннему городу, в машине стояла гнетущая тишина, чувствуется все-таки, что в ближайшее время мой хозяин меня сольет, а его шавки готовы порвать то, что им бросят. Такие невеселые мысли закончились, едва я увидела знакомые ворота. Один боец бросился к воротам и открыл их, машина влетела во двор и я, открыв рот, уставилась на феерический танец моего лекаря, в руках у него мелькали знакомые мне клинки. А ведь и правда, он управляется с двумя саблями виртуозно. Сергей почувствовал наше внимание и прервал свою тренировку, его клинки легли на траву и он направился ко мне. Его мимолетный взгляд на мою охрану, показал мне, что я в нем не ошиблась. С этого момента я знала, что у меня появился защитник, если Александр Сергеевич был моим сторонником, но надеяться на его защиту было сложно, то от Сергея чувствовалось, что он пойдет, защищая меня, до конца.

Хозяин пригласил меня в свой кабинет, сегодня желательно было начать лечение, а то я слишком затянула с началом, нужно же учитывать и то, что мне оставили слишком мало времени на это. Сергей попросил немного времени, чтобы привести себя в порядок. Ему это действительно было нужно, а я осталась внизу, и обратила свое внимание на клинки. Эта сталь была смертоносная, я много видела бутафорского оружия и всегда могла отличить то, что для работы, а что для обучения. Тем временем мой лекарь принял душ и вышел в холл, увидев меня он слегка удивился, но не стал акцентировать на этом внимание, а позвал за собой в его кабинет.

Войдя, я уселась в то же самое кресло, в котором сидела в первый день нашего знакомства, лекарь возбужденно ходил по комнате, он еще не отошел от своей тренировки или зарядки, даже не знаю, как это правильно назвать, но это произвело на меня неизгладимое впечатление, и я решила напроситься к лекарю в ученики. Я тоже хочу научиться так махать саблями, хотя бы одной.

На этот раз чувствовалось, что сегодня лекарь настроился на серьезную работу, я даже колкость свою поубавила, незачем под руку ляпать то, что приходит в мою голову. Процесс лечения несколько затянулся, все же, как я поняла, сегодня мне предстоит получить почти готовое лицо, Мы уже просидели довольно долго, ощущения на лице становились все приятнее и приятнее, когда мой лекарь вдруг стал заваливаться на меня, сначала я думала, что он шутит или начал заигрывать со мной, но увидев, что у него из носа и ушей идет кровь, перепугалась до жути, но, на всякий случай, уперлась ему руками в плечи и продолжала так удерживать его, пока не почувствовала, что он больше не воздействует на меня. По ощущениям, так я его продержала около получаса, едва вернула в его кресло, как у него из носа хлынул поток крови, если раньше это были небольшие капли, скользящие по его лицу, то теперь нужно было что-то предпринимать. Я запрокинула ему голову вверх и стащив с кресла, уложила на пол. Ничего другого мне тогда в голову не пришло. Было видно, что он без сознания, вот ведь загадка, а как же он меня тогда лечил? Я заорала моим конвоирам, через минуту в комнате были все. Сейчас нужно было привести лекаря в сознание и я, усевшись ему на грудь, стала отвешивать ему шлепки по щекам. Голова моталась из стороны в сторону, но вскоре изменение его дыхания показали мне, что он приходит в себя. Лекарь что-то пытался сказать, но я приказала бойцам спустить его вниз и уложить на диван. Мельком взглянула на компьютер, на котором тот охранник, что был со мной в комнате, просматривал какое-то видео без звука, оказалось, что это они засняли зарядку моего лекаря, да, впечатляет! Я выдернула флешку из порта, и изображение пропало, зато показался сайт с предложениями о покупке и продаже автомобилей. Ну-ну! Какие тайны раскрываются, но я-то уже об этом знаю.

Сегодняшний сеанс был завершен, но клинки не выходили у меня из головы и тогда я, набравшись наглости, дождалась, когда мой лекарь придет в себя и попросила у Сергея, чтобы он помог мне получить такие же клинки и научил меня ими пользоваться. Сергей воспринял это все, как должное, и даже, дал телефон того, кто сможет свести меня с мастером, изготавливающим такие клинки.

Время еще было, так что я решила не откладывать дело в долгий ящик, а на обратном пути от Сергея, связалась с посредником. Да, похоже посредник еще в школу ходит, что-то Сергей напутал, но ссылка на него развязала мальчишке язык и он назначил встречу, указав номер дома и улицу. Что же, координаты известны и мы рванули туда. То, что случилось дальше меня только развлекало, а этого, в последнее время явно не хватало. Парень, когда увидел, толи меня, толи моих головорезов, то попытался сбежать, но мы оказались быстрее и стреножили парня, но нужно было где-то его допросить. Я огляделась, так ведь мы рядом со старой квартирой Сергея. Я назвала моим конвоирам адрес, и уже через десять минут, мы расположились за столом, пусть и незаконно, но нас-то такие вещи не останавливают, и началось. Часа через полтора мы поняли, что этот, может дать фору даже нашим партизанам времен Великой Отечественной Войны. Физические меры, ясное дело, применять было нельзя, но методы устрашения успеха не приносили, и тут я вспомнила, что раз Сергей мне его порекомендовал, то пусть сам и разводит эту проблему. Пока гонцы отправились за Сергеем, мы обыскали задержанного посредника, нашими трофеями стали карманные деньги и его телефон. Мы не были бы разведчиками, если бы не просмотрели всю сотку, одна видеозапись очень нас заинтересовала. В этой самой квартире рубился на саблях мой лекарь и парень, чуть помоложе его. Бойцы, окружившие меня, открыв рот смотрели на то, что разворачивалось на небольшом экране сотового телефона. Парни желали просмотреть эту запись еще раз, но я прошлась по записям дальше, и не прогадала. Второе подобное видео заставило открыть рот не только моих конвоиров, но и меня. На этот раз та же двойка рубилась не на жизнь а на смерть, во всяком случае выглядело это так. В конце, когда отрубленная передняя часть рубахи Сергея упала на пол, несколько голосов на иностранном языке бурно что-то обсуждали, а Сергей их успокаивал по-русски и они друг друга понимали! Нонсенс, но с этим разберемся позже.

Моего лекаря доставили через сорок минут, я наслаждалась жизнью, у меня ничего не болело, а события разворачивались, любо дорого посмотреть! Уже второй день я получаю удовольствие от жизни, даже уходить не хочется, но мой хозяин все же попросит меня, и очень скоро, это я чувствую.

Сергей очень скоро, без моей помощи обнаружил тело посредника и попросил его развязать, потом поговорил с парнем и намекнул, что он очень просит за меня и передал ему пятьсот долларов. Это была непростительная ошибка, и парень и деньги, тю-тю, но Сергей почему-то был уверен в нем. Удивительно. Что же подождем, мои охранники начали насмехаться над Сергеем, что пацан не вернется, но тот спокойно уверил нас, что парень уже спешит назад и вместе с братом. Я напряглась, и прямо спросила Сергея, неужели брат решил с нами разобраться? Оказалось, что нет, просто сумка, которую несет эта пара тяжелая, и парень ее просто не донесет. Вскоре раздалась трель домофона, Лекарь направился в коридор и открыл обе двери. Вскоре в коридор ввалились оба брата и, действительно, принесли целую сумку оружия. Сергей предложил подобрать для меня клинки, старший брат задумался, а потом, покопавшись в сумке, вытащил пару изумительных сабель с такими же ножнами, как и у моего лекаря. Видимо, он делает только такие ножны, но оказалось, что присутствуют разные стили, но вот все остальное оружие, даже на мой, неопытный взгляд, не годилось для меня, ведь все клинки были значительно больше той пары, что он достал первой. Вскоре Сергей признал, что из всего арсенала нам подходит только та, первая пара. Он подошел ко мне, сделал несколько замеров и уединился с мастером на кухне. Совещались они не долго, вскоре мастер выскочил из кухни и бросился к сумке, оттуда был извлечен какой-то хитрый агрегат, с небольшими, толи колесиками, толи секторами. Это приспособление вместе с мастером исчезло на кухне, а вскоре оба интригана вернулись в комнату и Сергей распрощался с братьями. Те, скрылись в коридоре, а вскоре хлопнула входная дверь. Я, довольная прижимала к груди подаренную мне пару клинков. Когда я поинтересовалась, что это действительно мои клинки, то Сергей отрицательно покачал головой, оказалось, что мастер изготовит новые клинки, а когда они будут готовы, то мы доплатим еще сотню и поменяем старые клинки на новые, не думала же я, что мне подойдут клинки, изготовленные для другого человека? Тут на меня накатила какая-то решимость, я выперла в машину мой конвой, а когда они попытались сопротивляться, то я напомнила им, что мы же не сексом здесь будем заниматься, а обсудим программу моей подготовки. Как только охрана удалилась, то я, будто на духу рассказала моему лекарю всю перспективу нашего знакомства. То есть открытым текстом рассказала, что убьют или меня, или нас обоих.

.5. Глава 5.

* * *

Да, мой рассказ не произвел эффект разорвавшейся бомбы, наоборот, было такое чувство, что он уже давно все знал. Этого еще не хватало, но злость, исходившую от моего лекаря я почувствовала на расстоянии, как некий ветер, пронесшийся по всему моему телу. Сергей не принялся истерить, звать на помощь всю правоохранительную систему и это обнадеживало. Время нас поджимало, так что его реакция на мой рассказ была оригинальной, он предложил, раз меня хотят убить, то мне нужно умереть. Ага, прямо разбежалась! Но все оказалось немного по другому, то есть он может помочь мне имитировать мою смерть, детали позже, а так, меня разорвет какой-нибудь дикий зверь, там останется моя одежда и драгоценности, в которых имеется жучок. Я, конечно, подозревала, что ношу на себе что-то подобное, но лекарь открытым текстом сказал мне, что жучок в моем золотом браслете. Перед самой операцией он познакомит меня с его помощницей, она поможет мне, если что-то пойдет не так, даже на базе. Пора было возвращаться к моему конвою, мы закрыли квартиру и спустились к машине, пришлось немного поплотней усесться, ведь нас немного больше, чем рассчитан салон моей машины, но ничего, уселись. Бойцы немного напряженно поглядывали на лекаря, но тот не обращал на них никакого внимания, так что вскоре в его адрес полились немного фривольные шуточки, типа, что он будет отбивать пули из их оружия своим луком. Ах, так вот что это было за приспособление, что отдал ему мастер по изготовлению холодного оружия.

Утреннее солнце я встретила на своей разминке, на базе был прекрасный спортивный комплекс. Я чувствовала, что сегодня переломный день по всем направлениям, мое лечение, мое спасение, мое обучение, поэтому завтракать пришла в числе первых, да и завтракала я как автомат, за рекордно короткий срок. Приставленный охранник ждал за дверью, теперь вся охрана удвоила свои старания по моему контролю, так они скоро будут спать рядом со мной, чтобы еще лучше держать меня под контролем.

Наконец все желающие сопровождать меня к лекарю собрались, и мы отправились на мои процедуры и первую тренировку. Вначале лекарь провел необходимую мне и ему диагностику моей раны, он так прямо и называл то, чего на моем лице уже не было, видимо для моего конвоя, значит он их давно раскусил. Пока он поднялся за своими клинками, я кое-как приладила на себя ножны, этому я посвятила весь вчерашний вечер, но вот клинки никак не хотели попадать в горловину ножен. Хорошо на мне была кожаная куртка, а то лекарю пришлось бы еще латать и мое левое плечо. Мои конвоиры ржали, попробовали бы сами провернуть такую операцию, перед моими глазами стоял тот момент, когда я застукала Сергея за его утренней тренировкой. Тогда, увидев меня, он играючи вбросил клинки в ножны, а затем сбросил всю его упряжь одним неуловимым движением. Вот бы и мне так научиться. Конечно, сбросить всю перевязь с ножнами я могла, как и мой учитель, так как еще вчера разобралась с хитрой защелкой. Действительно, очень удачно придумано, в случае необходимости одно движение, и ты освобождаешься от мешающей тебе сбруи.

Сама тренировка была какой-то показной, что ли, Сергей учил меня стойке, акцентируя мое внимание на том, чтобы мои ноги не отрывались от земли. Когда я поняла, что от меня требуется, то он стал ходить вокруг меня и имитировать атаку. Я должна была отражать направленные на меня удары. Клинок ни разу не коснулся меня, но по тому, что мой учитель улыбался, я демонстрировала хорошие результаты. Затем начались медленные показы различных ударов и защит, если честно, то мне в голову ничего не шло, я все время выпадала из реальности и переключалась на то, что скоро меня убьют, раз в дело пошло применение яда прямо на базе. Мой учитель, видимо, почувствовал это, потому, что имитируя процесс обучения, сам заговорил о том, что через пару дней он сообщит всем о том, что уезжает в командировку. Я, к тому времени должна быть готова к тому, чтобы незаметно улизнуть с базы и добраться до его дома. Если что-то пойдет не так, то тогда в дело вступит его подруга, с ней я должна буду познакомиться чуть позже. Самое главное, что я должна была усвоить, что на мне ничего не должно остаться. Все украшения, одежда, все должно исчезнуть, часть будет имитировать мою смерть, остальное следует выкинуть так, чтобы не нашли. Затем мы дожидаемся, когда место моей "смерти" обнаружат и контролируем ситуацию. В зависимости от того, что будут делать полицейские и представители моего ведомства, мы и будем делать свои шаги. Меня поразило, что мы все это будем контролировать, ведь для этого нужно находиться достаточно близко от всей следственной группы, которая прибудет на место моей "смерти". Сергей не стал отнекиваться, а сообщил мне, что мы все это будем контролировать вот из этого домика. Как он сказал, мы будем перемещаться за забор, когда будут обыскивать его дом, и в этот гостевой домик, когда будут прочесывать территорию за забором, где будет лежать моя окровавленная одежда. Сейчас все упирается в мастера-оружейника, как только он изготовит мои новые клинки, так мы можем и исчезнуть с глаз моего генерала, а позже, когда мой учитель вернется к себе домой, то, если мой генерал полезет к нему с разборками, то учитель с ним разберется. Я, все равно не понимала, зачем нам для моего исчезновения, нужны клинки? Учитель так прямо и сказал, что отведет меня к Зравшуну, правда, очень за него беспокоится, ведь тот влюбиться в меня и пропадет. Вот ведь зараза, какой ехидный, мне теперь придется влюбить в себя этого Зравшуна, чего бы это мне ни стоило, да и грех такому товару пропадать, а у нас и покупатель имеется, так что все честь по чести.

Наконец наше первое занятие было завершено и мы распрощались с Сергеем до завтрашнего утра. Клинки, по настоянию моего нового учителя, остались у него дома, незачем возить оружие через весь город, да и не исключено, что они могут понадобиться мастеру-оружейнику. Я не возражала, у меня и так сейчас на базе статус неопределенный, в любой момент могут из комнаты попросить в общую казарму, а там мои клинки мне просто убрать будет некуда. Это в лучшем случае, а могут, по надуманному проступку, в карцер или на гауптвахту отправить.

Вся моя группа, во главе со мной, отправилась к моей машине. "Машина", мелькнуло в голове, все же уже решено, нужно только появиться и оплатить покупку, ну, и доставить подарок адресату, С этим справятся и мои конвоиры. Я озвучила мой маршрут, парни попытались сопротивляться, тогда я просто спросила, может это они мою машину заправляют? Если нет, то тогда пусть молчат и выполняют мои распоряжения. Злость в глазах, и какая-то решительность слегка испугала меня, видимо все вскоре закончится. Ну и пусть, зато доброе дело сделаю, да и всем им отомщу.

Вечером я не стала звонить Сергею, во-первых, он получил подарок, а так получится, что напрашиваюсь на благодарность, во-вторых, мне нужно поменьше демонстрировать мой контакт с лекарем. Все и так все знают, но им неведомо, что мы задумали. Я оборвала свою мысль, не мы, а он со своим напарником. Как только он меня с ним познакомит, так заключительная фаза нашей операции по моему исчезновению, вступит в свои права.

.6. Глава 6.

* * *

Утро я встретила на беговой дорожке, нужно было держать себя в форме, ведь сегодня у меня второй урок обучения бою на саблях, ночь у меня прошла ужасно, вчера мне прозрачно намекнули, что время мое истекло, даже то, что я переборола тот яд, что внесли мне в рану, не может остановить процесс, который инициировал генерал, за мою выходку. Он еще не решил, что еще можно придумать, чтобы отравить мне жизнь. Конечно, все было сказано не так откровенно, а завуалировано, но смысл от этого не изменился. Убить так, не знаю, как. Вот паразит, а я, все равно, пойду на занятия к моему новому учителю. Нужно будет как-то сообщить ему об этом, он же должен понимать, что учить меня бесполезно, все равно убьют. У меня даже энтузиазм, научиться сражаться на саблях, потух, но раз я обещала Сергею сегодня появиться на занятиях, значит появлюсь, да и интересно, чем все закончиться, может он меня, действительно, вытащит из лап генерала.

Какие-то мысли в голову лезут, то повеситься хочется, то застрелиться, то бросить все и сдаться на милость победителя, но обещание, данное мною вчера, победило весь этот суицид. Закончив разминку, я отправилась на завтрак одной из первых, как только завтрак закончился, то я рванула к машине. Что-то такие смены настроения мне не свойственны, но чего в жизни не бывает? Не прошло и пяти минут, как мой конвой, в полном составе, присоединился ко мне.

Во дворе у учителя, он отправил мой конвой к себе в дом, завтракать, а мы направились на площадку, где проходили мои занятия по фехтованию на саблях. Сергею не нравится, когда я называю это фехтованием, он предпочитает или рубка или сабельный бой. Для него, может, это и бой, а для меня, фехтование. Заставив меня провести несколько ударов по нему, Сергей усыпил всю мою охрану и пояснил, что откладывать дальше мою проблему нельзя. Неожиданно из-за угла гостевого домика показалось неизвесное животное, но какое-то миленькое, так и хотелось его потискать.

Привет Виктория, меня зовут Сумка и я помогу тебе выбраться, если что-то пойдет не так, а Сумкой меня назвал Сергей, правда хорошее имя? - Прозвучало у меня в голове.

Сергей пояснил, что Сумка, действительно, сможет помочь, если что, и она может появиться в образе огромной черной собаки, похожей на волка. Мой учитель напомнил мне, чтобы я оставила все свои вещи на месте моей "гибели", особенно, золотой браслет, в котором находится жучок. По его сигналу полиция и моя контора найдут место моей "гибели", и с этого момента мы строим наши планы относительно действий следственных органов и моего генерала, а как все успокоится, так мы отправляемся к Зравшуну. У меня от этого имени мурашки по спине побежали, ведь парень мне понравился, хоть на сотке экран небольшой, но я смогла разглядеть, что Зравшун очень красив и физически развит, а как он машет своими саблями?! Только вот мечты останутся мечтами.

Мне очень хотелось погладить Сумку, на что та подтолкнула меня мысленно, мол погладь, а то Сергей не часто себе это позволяет. Я с удовольствием потрепала Сумку между ушами, погладила ее по шерсти. Может мы с ней подружимся? Но самое главное, на чем акцентировал мое внимание Сергей, она меня подстрахует даже на базе. Не представляю, как это можно сделать, даже в шкуре какого-то экзотического зверя? Туда многие хотели бы хоть одним глазком взглянуть.

На этом мой урок был закончен, я отправилась в душевую кабинку, а Сергей, на кухню к моему конвою. Как только я отошла от Сергея и Сумки, как на меня опять накатила апатия, опять полезли в голову дурные мысли. Ой, что-то со мной не то. Я сполоснулась и уже вытираясь, решила, что напишу Сергею прощальное письмо. Карандаш для подводки век идеально подошел для моей прощальной записки. Все же Сергей многое для меня сделал, негоже уходить, не объяснившись и не попрощавшись. Записка получилась какая-то несуразная, все-таки моя психика опять начала выделывать коленца. Нужно было быть идиоткой, чтобы не понять, меня опять чем-то травят, скорее всего это еда или вода, уколы и мази я от наших врачей, после того яда не получала. В голове всплыли несуразности, на которые не обращала внимание, но вбитые навыки не позволили сомнительным событиям пройти мимо моего внимания. В столовой мне подавали уже приготовленную еду, то есть, супы и второе накладывали как и всем, а вот компот или сок я получала не с общего разноса, на котором стояли стаканы. Вот и ответ на вопрос о моем самочувствии.

С этого момента события понеслись, как необъезженные кони, мои конвоиры вышли из дома Сергея какие-то настороженные, в машине пытали меня, им казалось, что они проспали мою тренировку. Я заторможено пожала плечами, проспали, значит проспали. Одно поняла, пить ничего в столовой нельзя, значит нужно заранее прикупить упаковку воды, вот по дороге и купим, для чего мне такие обходительные конвойные?

До конца дня я приходила в себя, напитки в столовой демонстративно оставляла нетронутыми, В комнате провела комплекс упражнений на растяжение и контроль внимания. Следующего урока я ждала как манны небесной, у меня что-то стало получаться, во всяком случае сегодня учитель похвалил меня, когда я нанесла по нему подряд четыре удара и все он парировал, правда, я могла нанести удар только правой рукой, левая совершенно не слушалась. Так-то я ей работать могу, а вот нанести четкий, выверенный удар, не получалось. Сейчас я была под плотным надзором, один конвоир постоянно дежурил под моей дверью, такого раньше не было, а значит, финальная часть моей жизни вошла в свою заключительную фазу. Хорошо, что я оставила записку Сергею, его слова о том, что он меня вытащит из этого гадючника, поддерживали меня морально, но разумом я понимала, что бороться с такой отлаженной системой бесполезно. Ну имитируем мы мою смерть, так ведь не поверят. Контроль во всех коммуникационных точках, аэропорты, вокзалы, автостанции, да и городская система слежения позволит отследить меня где бы я ни попала в поле зрения объективов камер. Так что все его планы можно засунуть коту под хвост, перехватят нас, не пройдет и трех дней. Я бы еще смогла спланировать такую операцию, но сейчас мне ничего в голову не приходит, видимо для этого меня и травят какой-то гадостью, значит, уважают, а вот мой учитель нарисовал мне какую-то сказку, они туда, а мы сюда, они сюда, а мы туда. Он бы попробовал прорваться через цепь, когда прочесывают местность, наивный, но не буду его разочаровывать, мне так приятно, что кто-то беспокоится обо мне. Обидно, что пострадать из-за меня может. Так весь вечер и промаялась, даже уснула неожиданно, как будто внезапно свет выключили.

.7. Глава 7.

* * *

Утром, уже после зарядки, я поняла, что что-то началось, конвой вел себя вызывающе, плюс, Сергей встретил нас в очень плохом виде. Оказалось, что ему ночью сообщили, что сегодня нужно отправляться к больному и не в этом городе, так что его, в ближайшие семь-десять дней, не будет, так что наши тренировки отменяются, он очень извиняется. Мои охранники приободрились, видимо, это вписывалось в их планы, относительно меня. Я помнила, Сергей предупреждал, что как только он сообщает мне, что уехал в командировку, так я должна попытаться сбежать с базы и пробираться, не очень скрываясь, к нему. Что же, завтра можно будет попробовать, а может не торопиться, а исчезнуть послезавтра? В любом случае уже сегодня начну подготовку к побегу. Единственное, что напрягало, Сергей никак не показал, что это связано с нашим планом, ну да ладно, сама понимаю, что нам сейчас маскироваться нужно, а может, и не время мне сейчас сбегать, но он мне четко сказал, что как только он отбывает в командировку, так наступает моя очередь сделать первый шаг на пути моего освобождения.

Обед прошел, как в последнее время, традиционно, Первое, второе, и никакого компота, хотя, сегодня был кисель, но не столь важно, главное, ничего не пить из чужих рук. В этот раз охранник стоял в дверях столовой и не спускал с меня глаз. Похоже, они что-то заподозрили, нужно делать ноги как можно быстрее. С этого момента я стала совершать ошибку за ошибкой. Может, это и не было ошибками в чистом виде, но что-то в выражении моего лица мой конвой прочитал, так что убедившись, на ужине, что я их зелье игнорирую, у меня получился вечерний разговор с генералом.

Он ворвался в мою комнату часов в восемь, не стучась и не предупредив заранее по телефону, его сопровождало три охранника из моего конвоя. Ну, все, началось. Мне бы провидицей работать! Меня скрутили, хоть я выбила одному охраннику пару зубов, впечатала пяткой в пах второму и зацепила генералу челюсть, но так, в пол силы, удар получился скользящий. А жаль. Потом мне вкололи какой-то укол между пальцами на ноге, и я отключилась.

Очнулась я в подвале, привязанная к стулу. Можно было не дергаться, стул прикреплен к полу, так что упасть на бок и освободиться от пут пока не получиться, да и освободить руки или ноги просто не реально. Меня замотали скотчем, не пристегнули наручниками или не обмотали веревкой. Нет, они использовали скотч, видимо мое тело не должно содержать подтверждений о том, что я была связана. Скотч от моего спортивного костюма отклеится достаточно легко, а на ногах даже обнаружение клея от скотча ничего патологоанатому и следователю не скажет. Часть женщин использует скотч для эпиляции на ногах, так что видимо, развязка приближается, как же мне докричаться до моего нового учителя? Нужно, наверное, Сумку позвать. Вот ведь черт! Все наши планы идут коту под хвост, мы же планировали, что я потихонечку сбегу из под надзора моих охранников и доберусь до особняка Сергея, но, видно, не судьба.

Интересно, сколько я была без сознания? Что за препарат они мне вкололи, я такого не знаю. На практических занятиях нам вводили облегченные дозы различных отечественных и зарубежных средств допроса, но это что-то новенькое. Да, а вот мутит меня знатно. Остается одно, дождаться, когда меня развяжут, чтобы начать насиловать, тогда и брыкаться начну, нет, чтобы на теле какое-нибудь оружие спрятать. Небольшой пистолет у меня в волосах спрятан, но это как последний аргумент, да и выстрелить из него можно только два раза.

Внезапно в голове зазвучало, чтобы я продолжала думать о Сумке и чтобы я осмотрела комнату. Я дисциплинированно осмотрела помещение, на камеру не похоже, но это, явно подвальное помещение, вон окна под самым потолком, еще и такие, что я через них с трудом пролезу, но для этого нужно, чтобы кто-нибудь выталкивал меня в это узкое окно, да и решетку бы убрать, но это явно, из разряда невыполнимого. Через пару часов ко мне заглянул один из охранников, он попытался потискать мою грудь, но у него ничего не получилось, они заматывали скотчем на совесть. Он накормил меня и влил в меня компот методом с зажиманием носа. Тут, хочешь, не хочешь, а рот откроешь. Я еще и не сильно сопротивлялась, если вцепиться в волосы, то может наткнуться на пистолет. Следующие несколько часов я прибывала в нирване, мысли, как тяжелые камни ворочались в пустой, гулкой голове. Не хотелось ничего. Обмен мыслями с Сумкой протекал в такой же скорости. Сумка поняла, что толку от меня никакого и перестала ломиться ко мне в голову, значит мы сдались и все бросили. Руки у меня опустились и по щекам побежали слезы. Это было второй раз в моей жизни здесь, в разведшколе, и второй раз меня подвели нервы, я и тогда и сейчас плакала от бессилия. Очередное кормление прошло аналогично предыдущему, грудь, а потом кормление с волшебным компотом, часть я выпила, а часть, держала во рту, но мой охранник попытался проверить, что у меня во рту, тогда я выплюнула все это ему в морду, за что и получила сильнейший удар в живот. В лицо не бьют, значит готовят мое тело для знакомство с судебным медицинским экспертом и патологоанатомом. Жалко сабель моих у меня в руках нет, а то я показала бы этим уродам, как может ими действовать человек, загнанный в угол, даже если он ни черта не научился ими пользоваться. Мне бы только дождаться, когда генерал будет в пределах досягаемости моего пистолета, там дуло короткое и всего два патрона, ну и, самое главное, чтобы руки они мне освободили. Пистолет я себе прикупила почти сразу, как только мы оказались на земле, после казни моего парня. Генерал в то время еще не наладил работу моего конвоя, вот я и прикупила у одного знакомого оружейника этот пистолет, как последний аргумент. Внезапно охранник отошел от меня каким-то деревянным шагом, как зомби повернулся к двери и вышел, закрыв за собой дверь на ключ. Я открыв рот смотрела на эту пантомиму, мой разум никак не мог охватить всю ширину замысла этого охранника. Я ведь приготовилась получить еще удары озверевшего охранника, а тут что-то непонятное.

Пять минут я приходила в себя после того удара, дыхание и спазмы в области живота постепенно успокаивались. Внезапно, прямо передо мной материализовалась Сумка.

Привет, Виктория, пора нам вытаскивать тебя отсюда. Мысли у твоих охранников больно уж кровожадные. Правда, сначала, они хотели тебя поразвлечь. Может тебе бы это и понравилось, но конец был бы, как у меня дома. Длинная агония и смерть. Я тебя сейчас развяжу, правда, мои лапы не приспособлены для таких тонких манипуляций но, зато, когти у меня острые, а ядовитые протоки я уже заблокировала.

Когти Сумки коснулись стягивающих меня пут, и я ощутила некоторую свободу. Как только я смогла вытащить руку, как дальнейшее освобождение не заставило себя долго ждать. Скотч отрывался от костюма достаточно легко, меня специально спеленали как пеленают детей, то есть этот скотч опоясывал меня всю. Как только я освободилась, то кинулась к Сумке и обняла ее. Слезы продолжали течь по моим щекам, но это уже были слезы радости. Даже если мы не сможем выбраться отсюда, то я смогу умереть с оружием в руках, забрав с собой хотя бы одного, а вторую пуля пущу себе в голову. Умереть от своей руки не страшно, страшно, что придумал воспаленный и обиженный мозг моего генерала. Идеальным было бы то, если бы он сейчас зашел в эту дверь. Тогда мой размен был бы самым выгодным для меня.

Ишь чего захотела! Рано еще кровь себе пускать. Ты что, забыла, где мы должны оставить твою кровь и вещи, так что немного подожди, мне нужно оставить четкие следы твоего побега.

А что, мы сможем отсюда сбежать?

Ну, ты точно, заторможенная! Тебя видимо чем-то травили все эти дни. Ладно, я полезла на решетку.

Сумка, как огромный паук, прыгнула прямо с места на решетку одного из окон. Что она там делала было непонятно, она просто застыла там на пару минут, зацепившись лапами, а ее хвост прошелся по прутьям решетки и стеклу окна, потом она спрыгнула вниз.

Ну, вот и все, пойдем.

.8. Глава 8.

* * *

Сумка прижалась ко мне, и мы очутились в какой-то подворотне. Это что, она меня телепортировала сюда? Фантастика! Ох не прост мой учитель! Может у нас все и получится? Но тут я сама себя оборвала, программа перехват, и мы через пару дней окажемся в тех же застенках, но только вдвоем. Сумка может, и поможет, как и сейчас, но долго так продолжаться не сможет, обложат и возьмут как младенцев, а может сразу пристрелят.

Тем временем мы выполнили еще один скачек и оказались в кузове грузовой машины. Мне было непонятно, как Сумка определяет, куда нам нужно ехать? Как бы там ни было, но мы совершили еще два скачка и оказались в лесочке, на границе гор и небольшой группы домов. С этого ракурса я не могла определить, рядом ли мы с домом Сергея, или нам нужно еще куда-нибудь перемещаться? В это время ко мне пришла мысль от Сумки, чтобы я раздевалась, и не нужно ее стесняться, мы же обе, самки. Да мне сейчас все было поровну, я бы и при мужиках разделась ничуть не стесняясь, учителя были хорошие. Я разделась полностью, оставив только пистолет, который так и остался упрятанным в прическе. Дальше началось такое, что я порадовалась, что Сумка не наш противник, а наш друг. Ее когти играючи растерзали мои вещи, золотой браслет был разорван надвое, одновременно с этим я получила серьезную рану на руке от когтя Сумки. Кровь хлынула ручьем, видимо она знает, где проходят основные сосуды или чувствует это. Все это было оговорено заранее, так что я отреагировала как нужно, отскочила немного назад. Сзади оказался участок с немного размокшей глиной, так что я оставила свой четкий отпечаток, не только ноги, но и моей голой пятой точки. Кровь из руки оросила всю округу, когда мне пришлось взмахнуть рукой, чтобы попытаться сохранить равновесие. Сумка, по-моему, все это рассчитала, так что в случайность я не поверила. Моя подруга, между тем умудрилась оставить нечеткие отпечатки своих лап на месте моей "гибели". Еще один перенос, и мы оказались в гостевом домике, прямо перед глазами Сергея. Он спокойно посмотрел на меня, и тут до меня дошло, что я стою перед ним голая. Я попыталась прикрыться, но Сергей спокойно пояснил мне, что он знает о моем виде, но Сумка сделала так, что он видит меня, как бы одетой, а сейчас Сумка притащит мои вещи, так что я смогу одеться, а вскоре мы что-нибудь прикупим в магазине, так что это временные трудности. Ага, прикупим! Если нам дадут это сделать, всюду, где стоят видеокамеры, нас срисуют, а дальше, дело техники. Возьмут нас, как говорил Лелик из "Бриллиантовой руки", без шума и пыли.

Сумка появилась, неся в пасти одежду Сергея, немного великовата она для меня, но сейчас, действительно, ничего лучше нет. Сергей предложил покормить меня, но я отказалась, у меня все еще в горле стоял вкус моей тюремной пайки, который закрепил хороший удар того охранника, да и компот свое дело сделал. Меня уложили отдохнуть, так как мое общее состояние было явно, ниже среднего. Я как в тумане, улеглась на диванчик и пребывала в какой-то нирване, все же чем-то меня опоили, и это состояние я ощущала уже около трех-четырех дней. На какое-то время я отключилась, та химия, что попала в меня, делала свое дело. Время от времени я просыпалась или приходила в себя, в моем состоянии это было просто непонятно, вдруг я ощущала, что я контролирую пространство вокруг меня, или наоборот, полностью выпадала из этой реальности.

В одно из таких пробуждений вдруг все изменилось. Сумка приняла какую-то настороженную позу, она к чему-то прислушивалась. Я тоже попыталась уловить посторонние шумы, но ничего не слышала. Ничего. Прошло довольно много времени, Сумка, настороженную позу сменила, но все время была в готовности. Наконец нам обоим с Сергеем пришла мысль Сумки, что сейчас появятся гости. Мы ничего видеть не могли, а светить мордами в окнах было бы верхом глупости. Зато теперь я слышала звуки внутри дворика особняка. Громкие крики "чисто", "чисто", подсказали мне, что идет обыск или зачистка. Вскоре я была на сто процентов уверена, что идет зачистка но, все же, основной задачей группы, был мой поиск, а остальных могли зачистить просто так, чтобы не оставлять свидетелей. Внезапно мы оказались чуть в стороне от того места где мы оставили мою одежду и кровь, но наше пребывание за границей особняка было недолгим. Наконец прозвучало, что маячок обнаружен за территорией этого дома и группа двинулась к забору, а мы перенеслись обратно в домик.

Дальше, события понеслись с катастрофической быстротой, или мне это только казалось в моем состоянии. Я, как сомнамбула плелась в конце нашей колонны, не в прямом, а в переносном смысле, мое тело обнаруживало себя, то опять за забором особняка Сергея, то на дороге, когда мы ловили машину. Такое впечатление, что действие того препарата, который мне пихали с компотом, да и вкололи пару раз, с каждым разом все усиливается. Сергей мне что-то говорил, убеждал, что все будет хорошо, я ему не верила, но отсрочку от моего бесславного конца, он мне пока обеспечивал. В машине я еще немного поспала и мое состояние понемногу стало улучшаться, во всяком случае, я смогла смотреть на дорогу, уводящую нас в горы.

Вскоре мы остановились возле небольшого универмага, Сергей рассчитался с водителем и мы направились в магазин. Время было уже позднее, солнце уже скрылось за вершинами гор, но фонари еще не включились. В магазине Сергей дал мне деньги и отправил переодеваться и прикупить женские принадлежности. Оказалось, что мы будем идти куда-то целую неделю. Фантастика, он что, меня через горы решил провести на ту сторону? Тогда нам альпинистское снаряжение понадобиться, а мы собираемся, как на воскресную прогулку, но я выполнила все его наставления. Вскоре мы встретились уже на выходе из магазина, переложили все вещи в его сумку и отправились на ближайшую остановку. Сергей мне много что по дороге говорил, но если честно, то я его слушала в пол-уха. Я знала, как работают наши спецслужбы, поэтому далеко нам уйти не дадут, а тогда, какой смысл слушать его фантазии. Погуляем по горам, да и все.

Автобус подошел быстро, мы, как оказалось, проехали одну остановку и вышли уже в сумерках. Сергей закинул сумку за спину и двинул по узкой тропе, прямо в гору. Мои глаза заметили чуть в стороне дорогу, которая шла на эту же гору, но так, видимо, было короче. Подъем в гору немного привел меня в себя, я стала идти уверенней, а вскоре мы выбрались на пологий участок, идти стало легче. Буквально минут через пятнадцать нашей ходьбы, мы вошли в небольшую группу деревьев, ее даже рощей было стыдно назвать. Там Сергей меня посадил под дерево и попросил подождать, а он наберет воды, тут не далеко, Из сумки были извлечены две пятилитровые пластиковые бутыли, и Сергей исчез за деревьями. А что, может и правда, за водой, не убегает от меня под гору, в ужасе решая, как от меня отвязаться. Он же не дурак, сам должен понимать, что от спецслужб не скроешься. Нет, можно, конечно, но это огромные деньги, хирургия и фальшивые документы.

Пока я размышляла, вернулся Сергей, я слегка удивилась, мне казалось, что я, в своих предположениях, была права. Тот распихал бутыли в сумку и сообщил мне, что мы сейчас пойдем через одну аномалию, он назвал ее порталом, там легко потеряться, поэтому нам лучше связаться, он достал два поясных ремня и закрепил один конец к своим джинсам, а второй я должна буду держать в своих руках. Потом он дал мне подержать какой-то камушек, что со мной начало происходить, описать словами было невозможно. Я и не пыталась, меня всю трясло. Сергей выдержал какую-то паузу, а потом протянул мне свободный конец ремня. Это я должна держать и ни за что не отпускать, а то могу потеряться там навсегда. Сергей предупредил меня, что я не должна к нему прикасаться целые сутки. Так надо!

Надо, значит надо, я поднялась и двинулась за Сергеем, мы начали шагать по какой-то странной змейке, пара десятков шагов в одну сторону, потом поворот на девяносто градусов, и опять мы шли по какой-то, одному Сергею известной схеме прокладки маршрута. Вскоре я запуталась в этих поворотах, иногда мне казалось, что мы сейчас придем на то же самое место, откуда начали свои повороты, это отвлекло меня от того, что мы, неожиданно вошли в какую-то хмарь. Сразу стало плохо видно, мои пальцы еще сильнее вцепились в ремень. Так мы и шли, пока внезапно не вышли в день, а точнее, в степь с небольшими группами деревьев.

.9. Глава 9.

* * *

- Ну, вот мы и пришли. - Сказал Сергей, вытаскивая меня из пройденного нами портала. Что это портал, я теперь ясно осознавала, ведь невозможно же за пару сотен шагов переместиться с гор в какую-то лесостепь, да и ощущения связанные с силой тяжести здесь были совершенно другими, не говоря уже о том, что здесь был день. Я поинтересовалась, а как я здесь буду с людьми разговаривать, но оказалось все просто, учитель навесил мне некий амулет и посоветовал его сильно не светить в общественных местах. Оказывается учитель снял их с каких-то наемных убийц. Сергей прошел немного в сторону и вытащил из схрона два рюкзака, уже забитых вещами, мы переоделись. В схроне оказались золотые монеты и пачки долларов, мой учитель положил мешочек с монетами в свой рюкзак и опять замаскировал схрон. Я поняла, что раз мне показали этот тайник, то, значит, я могу им воспользоваться в случае крайней нужды. Внезапно сверху раздались грозные голоса. Мы оба, буквально присели от неожиданности. Нас отчитали за то, что мы пронесли в этот мир оружие. Вскоре я разобралась, что упреки были адресованы Сергею, я все больше и больше называла учителя, просто Сергеем, мне так было удобно, а вот он, наоборот, все время, называл герцогиню Ликуру своим учителем, да еще и гордился этим. Я стала вспоминать, что он мне не раз пояснял, что хочет устроить меня к ней охранницей. Для меня это все было из области сказок, ведь на чаше весов моей жизни были какие-то сказочные персонажи, герцог с герцогиней и сама моя жизнь, и она мне была гораздо ближе, так что я пропускала все слова Сергея мимо ушей, а нужно было прислушиваться. Я и сейчас пропустила большую часть речи кого-то и Сергея. Наконец Сергей добился моего внимания и потребовал, чтобы я сдала мое оружие. Пришлось вспомнить о пистолете и вытащить его из своей прически. Сергей молча забрал пистолет и отнес его в схрон. Он объяснил, что оружие может понадобиться в другом мире, так что мы заберем его на обратном пути. Боги, а это оказались они, вроде бы дали добро на наш поход до герцогства Варелу. Этот мир продолжал меня удивлять, так что появление, пусть и невидимое, меня уже почти не удивило. Но, самое главное, нам разрешили находиться в этом мире.

Мир не сильно отличался от Земли, только более низкая сила тяжести и говорила нам, что мы в другом мире. Рюкзаки оказались из разряда дорогих, а значит очень хорошие, то же можно было сказать об обуви и одежде. Похоже Сергей не врал, когда говорил мне, что скачет по горам с детства, словно козел. Дальше был нудный и не очень трудный путь. Сергей предупредил меня, чтобы я одела сбрую с двумя моими новыми клинками. Оказалось, что он научил меня сабельному бою каким-то магическим способом. Звучит красиво, но я не верю. Уж я то знаю, как двигательные навыки вбиваются в тело, это я о бое без оружия.

Дни тянулись за днями. Вначале была ночь в каком-то бункере, по тому, как Сергей заставил меня отвернуться, когда закрывал вход, я поняла, что это не его тайна. От меня он не скрывал ничего, и о себе, и об этом мире. Мир оказался не таким уж радужным. Где-то на третий день нашего пребывания здесь, Сергей заметил карисанов, бегущих в нашу сторону. Это название Сергей уже произносил при мне, но вот когда я разглядела этих степных крокодилов, то по моему телу пробежали мурашки. На этот раз я, открыв рот смотрела, как на том месте, где разделся Сергей, оказался такой же карисан. Тот двинулся навстречу нашим противникам, а затем круто изменил направление, перпендикулярно их движению. Оказалось, что карисаны оставляют пахучие метки и не заходят на территорию друг друга, вот Сергей и воспользовался этим для того, чтобы обезопасить нас. Вскоре наши противники развернулись и отправились обратно. Их скорости можно было позавидовать, мы то еле-еле ползем по этому миру, в отличии от карисанов.

Следующее событие показало, то что я, самонадеянная дура. Все дни, пока мы двигались по этой прерии, Сергей охранял мой сон каждую ночь, Вначале у нас была договоренность, что ночь мы будем делить на равные промежутки, но вот все никак не складывалось. Кстати, для того, чтобы я обрела уверенность, Сергей провел со мной учебный бой, я была поражена, оказалось, что я, отличный мечник, и сабли у меня сами впрыгивали в ножны, в отличии от того момента, когда я первый раз пыталась их вставить туда же. Но на этот раз было видно, что Сергей вымотался, так что я с удовольствием согласилась отстоять первую половину ночи. Охранять было скучно, да и ночь была тихая, так что я, решив, что можно отлучиться, отправилась в кусты. Все прошло нормально и на меня никто не напал, даже обидно. Я сорвала красивый цветок, который выглядывал из коры ближайшего дерева и, следующие мои воспоминания, это огромная скалящаяся пасть с острейшими клыками. Вот я и заорала, а как оказалась с клинками в руках на какой-то повозке, я даже не заметила. Выяснилось, что это такие кони, милые, и не очень-то животные, оказывается у них интеллект, не хуже чем у людей.

Теперь наше путешествие приобрело шарм, мы оказались желанными гостями хозяина каравана. В беседе выяснилось, что Сергей спас ему жизнь когда на караван напали демоны. Ох не прост мой учитель, но честь и хвала ему за наше путешествие со всеми. Мне нравилось ходить в народ. Теперь, на каждом привале, я отправлялась к небольшим группам людей, слушала их рассказы и что-то говорила сама, но помня наставления Сергея, не рассказывала ничего о себе, там хватало сказать, что мой учитель Сергей. Дальше рассказывали мне. Оказалось, что он смог помочь, тогда еще баронству Варелу, выстоять против степных орд дикарей, построив высокую крепостную стену, она и сейчас самая высокая в королевстве. Как он расправился с демонами, и спас герцогиню, когда она сломала позвоночник. Тогда я усмехнулась, ведь чтобы вылечить сломанный позвоночник, нужна длительная реабилитация, при не очень сильных повреждениях, и хирургическое вмешательство, при более тяжелых травмах, да и процент положительного лечения таких травм очень низкий.

Вскоре я смогла убедиться и в том, как может лечить Сергей. Меня он тоже лечил, но я не воспринимала это всерьез. Было такое впечатление, что он посидел рядом со мной, и вот я, с нормальным лицом. На одном из переходов нас атаковали какие-то лучники, Стрелы находили свои жертвы случайным образом, мне бы тоже досталось но мои руки сами проделали все автоматически. Раз, и мои глаза определили, какая стрела достанется мне, два, и я выхватила клинки, три, и одна из сабель отбила летящую в меня стрелу плоскостью, чтобы увеличить площадь соприкосновения со стрелой. После того, как нападающие скрылись в большом лесном массиве, то к нам в повозку понесли раненых. В их числе оказался и хозяин каравана. Сергей называл его между нами караван-баши. Я тоже слышала такое название у нас на Земле, видимо Сергей его и применил к главному караванщику.

Когда я увидела раны, то ужаснулась, ведь и я могла лежать сейчас, в лучшем случае в этой очереди, где Сергей сам определял, кого лечит первым, а кому нужно немного подождать, а в худшем, мне бы сейчас уже было бы все равно. Наконечники стрел были изготовлены так, чтобы их невозможно было извлечь из тела пострадавшего. Сергей решал это просто, проталкивая наконечник через все тело, если стрела сидела глубоко и, затем, залечивал раны, которые затягивались прямо на глазах, а вот если наконечник только вошел в тело не глубоко, то тело резалось и стрела извлекалась просто так, а затем происходило само лечение. Когда последнего раненного унесли из нашей повозки, то Сергей был похож на труп, лицо серое, осунувшееся, руки трясутся, так что я сама занялась его кормлением, ведь для него основное восстановление, это приток энергии через еду и воздух, которым мы дышим.

.10. Глава 10.

* * *

Сергей отходил от лечения до конца дня, уже на закате, когда караван остановился на ночлег, то нас позвал на ужин караван-баши. В процессе разговора двух мужчин выяснилось, что когда мы попросились в караван, то нам не хотели выделять места, так как в повозке, к которой нас прикрепили, было только одно место, но Сергей успокоил старшего по повозке, ведь у нас был свой запас еды. Оказалось, то место в караване определялось не свободным местом в повозке, а количеством еды на человека. Я, когда испытывала мой переводчик, ходила по различным группам людей и там, меня угощали едой, я не отказывалась, но просила накладывать мне поменьше, чем всем. Ели они что-то типа гуляша, я, пройдя все этапы подготовки, научилась есть все что тебя окружает, включая кузнечиков, дождевых червей, улиток и лягушек Но в теории, мы могли закусить и пауками, да практически всем, что содержало животный белок, с растительными продуктами было проще, там еда не вызывала отвращение, может быть была невкусной, но вот пересилить себя, чтобы съесть неприятное насекомое, я могла.

В шатре, который раскинули для караван-баши, мы были приняты как желанные гости. Хозяин разоткровенничался и предположил, что если бы не Сергей, то его могли даже не довезти к его жене. В принципе, это действительно было бы разумно, ведь труп, в дороге, невозможно было бы сохранить от процесса разложения. Здесь трупы старались сжигать, это было связано с какими-то ритуалами, о которых сведений не было ни у Сергея, ни, тем более, у меня. Разошлись мы уже в темноте, нужно было хорошо отдохнуть за оставшуюся часть ночи. Мы не разворачивали палатку, тем более, что она была одноместная. Это было разумно, так как предполагалось, что мы ночью, дежурим по очереди, а сейчас нам прекрасно подходила повозка. Кариматы, которые были у каждого из нас, прекрасно исполняли роль матрацев. Ночи были теплыми, так что мы отдохнули, как и рассчитывали. Особенно отдых был нужен Сергею, хоть он уже выглядел получше, чем сразу после лечения.

Еще пара дней, и мы стали подниматься в горы, На лицах караванщиков появились улыбки, теперь до конца остался всего один день. Как караван рассчитывал, так и получилось, Ближе к вечеру мы подъехали к настоящему средневековому замку, у него даже, был подвесной мост. Переехав ров с водой по этому самому мосту, мы въехали на территорию замка. Я уже знала, что это герцогский замок семьи Варелу.

Наши вещи давно были упакованы, так что на очередном повороте на замковых улочках, мы соскочили с повозки и направились к самому замку. То, что что-то пошло не так, я поняла после того, как нас не пустили к герцогам. Я еще питала надежду, что это все просто связано с кичливостью хозяев замка, все-таки герцоги. Это позже я узнала, что их герцогское звание, заслуга Сергея. Его здесь знали многие и называли, как и в караване, на свой лад, Серигей.

Сергей оправился от такой встречи достаточно быстро, было видно, что ему неудобно передо мной, ведь он обещал, что устроит мою жизнь здесь, но что-то пошло не так. Мы развернулись и отправились, как выяснилось, оставить свои рюкзаки на неком складе, который и организовал, в свое время, Сергей. Там нас встретили приветливо, мой учитель договорился, что если что, то кладовщик отдаст мне мои вещи даже без присутствия Сергея. Это меня насторожило, ведь я думала, что он поможет мне адаптироваться к жизни здесь, хотя бы первое время, но, видимо, весь наш план идет вразнос.

Оставив основной объем вещей мы с небольшими рюкзачками с самым необходимым, отправились устраиваться на ночлег. Для этого подошел ближайший трактир. Второй этаж этой забегаловки предназначался для проживания гостей замка и для интимных встреч. Стены, разделяющие комнаты, были тонкими, так что можно было слушать не только то, что происходит в соседней комнате, но и на всем этаже. Согласно закона Мэрфи, гадость не заставила себя долго ждать. Едва мы расположились в комнате, как Сергей потащил меня искать какого-то Квинтола. Его мы нашли в очередном трактире, но в таком состоянии, что смогли лишь договориться о встрече завтра, когда он протрезвеет. Вернулись в наш номер, разделись, и стали укладываться спать, едва ночь перевалила на свою вторую половину, вот тут все и началось. Дверь распахнулась, и в комнату ворвались шесть воинов с копьями наперевес. Острия копий были направлены на Сергея. Нам посоветовали не дергаться, когда я вытянула сабли уже наполовину, Сергей поднял руки вверх и одними губами прошептал мне, чтобы я не волновалась и дожидалась его здесь, если он не появится тут в течении трех дней, то тогда следует встретиться с Квинтолом и ссылаться на Сергея или Зравшуна, с которым тоже, необходимо встретиться и рассказать ему о том, что Сергей просит помочь мне устроиться в замке сроком на полтора года, потом я исчезну из замка и, может быть, и из этого мира на Землю. О Земле можно говорить только с Зравшуном и Ликурой, все остальные об этом не в курсе. Он бы еще долго мог распинаться передо мной, но его ударили тупым концом копья в живот, а затем грубо, в одних трусах и майке, вытолкали в коридор, и так и повели в сторону замка.

Всю ночь я провела, ожидая какой-нибудь провокации, двери здесь закрывались на засов, но так, что его можно было открыть из коридора, специальной отмычкой, которую мог изготовить кто угодно. Утром я решила найти Квинтола и продолжить наш вчерашний разговор, не стоит уповать на Сергея, тем более, что он явно становиться фигурой нон грата. Я успела умыться из таза, которое утром принесла горничная и сделать небольшую разминку. Всякие утренние пробежки я исключила сразу, сейчас не время, да и не поймут тут меня. Сначала нужно разобраться, как здесь живут люди. Если Квинтол предложит мне место в его отряде, то соглашусь. Сергей сейчас здесь ничего решить не сможет, кто-то начал против него свою игру. Меня пока не трогают, так что лучше бы мне зацепиться здесь самой. Зравшун сейчас на каком-то задании, с ним я познакомлюсь позже. Контракт, если мне его предложат, буду подписывать месяца на три. Не следует связывать себе руки надолго, кто знает, как измениться моя жизнь здесь за те полтора года, что наметил мне здесь Сергей. Я начистила сбрую и накинула ее прямо на свой туристический костюм. Горные башмаки я протерла влажной тряпкой, ведь я сегодня иду к нанимателю. Откладывать мой поход не было смысла, поэтому еще раз осмотрев свое обмундирование, я направилась на выход и в дверях столкнулась с Сергеем. Он возвращался в таком же виде, как его и забрали. Трусы и майка, даже без обуви, над ним, наверное, весь замок смеялся, но посмотрев на его лицо, я отбросила все эти мысли.

Сергей ухватил меня за рукав и потащил обратно в нашу комнату. Втащив он начал одеваться, даже не умывшись и не сполоснув свои ноги.

Ты это куда собралась? Я тут поговорил с твоим работодателем, не тем, что вчера двух слов связать не мог, а с герцогиней. Ее зовут Ликура, а герцога, Варелу. Она обещала взять тебя на службу. Много нам поговорить не дали, так что надеюсь на твое благоразумие и выдержку. Герцог не бабник, так что за свою девичью честь не бойся, остальных смело отшивай, а мне предстоит убраться из этого мира, за полтора дня. Такое время мне отвели боги на депортацию. Что-то взъелись они на меня, не знаю за что, но сюда мне вход заказан. За тобой вернусь, чего бы это мне ни стоило, но сама понимаешь, боги могут элементарно не пустить меня снова, тогда, по прошествии полутора лет с этого момента, попросишь Зравшуна проводить тебя до места перехода, он знает, где это. Я буду периодически выглядывать из перехода, как встретимся, так я тебя и вытащу. Ну все, пора прощаться. Не держи на меня зла, не все можно решить, если в это дело вмешиваются боги. Я свои вещи со склада заберу, а ты свои заберешь тогда, когда Ликура возьмет тебя к себе, раньше не нужно, какой смысл таскаться с рюкзаком. Вот, эти деньги оставь себе, потом разберешься с местными ценами. Ну все, я побежал, а то меня примерно накажут, а как могут наказывать боги, можно только догадываться. Ты их не ругай, просто они такие, какие есть. Все. Ни пуха, ни пера, не поминай лихом. За комнату уплачено на неделю вперед, так что.... Пока.

.11. Глава 11.

* * *

Все, вот я и осталась одна. Раньше была хоть надежда, что Сергей поможет мне прийти в себя, подскажет, как вести себя здесь, что можно делать, а что, нет. Потом я сама себя оборвала, а как он здесь сам вживался, как приспособился? Потом сама себе ответила, ведь ему же помогала Ликура, ну, так она же станет и мне моим новым работодателем. Если мы сойдемся с ней, то у нее не будет более надежной охраны, да, даже если не сойдемся, работа, есть работа. Я уж постараюсь делать ее качественно, благо меня этому хорошо учили. У меня чесались руки дать кому-нибудь в морду за наше унижение, да еще и есть хотелось, поэтому я взяла деньги и спустилась вниз. Там только начали работу с клиентами, кому нужен был ранний завтрак, мог заказать его вечером и получить утром в холодном виде, но об этом я узнала позже, Сейчас я заказала себе завтрак, в трактире народу было мало, я спокойно сидела и доедала то, что заказала. Именно в это время ввалилась компания местных парней. Часть была с саблями на боку, а часть только с кинжалами. Я уже давно заметила, что здесь мужчины без оружия не ходят, во всяком случае в караване было так. Парни обвели взглядом зал и остановились на мне. Их лица сначала вытянулись, а потом губы, буквально у всех, растянулись в злорадных усмешках. Я поправила экипировку, сама понимаю, что на камуфляже сабли за спиной выглядят по-идиотски. Со стороны парней начались заезженные приколы, мало чем отличающиеся от нашего армейского юмора по отношению к женщинам, оказавшимся в армии по различным причинам. Незаметно размяла кожу на костяшках пальцев и, уже демонстративно стала разминать хрящи ушей, Мне такие уши, как у наших борцов, не нужны, да и близко к своему телу я этих прыщавых извращенцев подпускать не намерена, сабли только в крайнем случае. Демонстративно допив большими глотками отвар, подающийся здесь, как у нас чай, я встала из-за стола и направилась прямо на толпу этих отморозков. По хорошему мне нужно было бы идти в сторону лестницы, ведущей на второй этаж, но это будет выглядеть, как бегство, а мне сейчас такая реклама не нужна. Мой организм уже вошел в боевое состояние, в голове стали плясать веселые, бесшабашные мысли, признак того, что я готова к бою. А мысли были действительно, идиотские. Входит ли завтрак в стоимость номера этой пятизвездочной гостиницы? Видимо, что-то на моем лице промелькнуло такое, что парни расступились передо мной, но, как оказалось, только первая их часть, и я оказалась в своеобразном кольце. Дальше последовал толчок в плечо, и понеслось. Я что-то подобное ожидала, поэтому толчок получился смазанным, а вот мои руки находили болевые точки на телах противников, заставляя их корчится на полу и орать благим матом. Если это проверка, то я не знаю, как ее проходить, может здесь нужно, чтобы кровь лилась рекой? Последнего, из стоящих на ногах, я снесла ударом ногой в грудь, штаны это сделать позволили, и вышла на крыльцо. Мне в грудь уперлись наконечники четырех копий. Я молча подняла руки вверх.

Я сожалею, но они первыми на меня напали. Все живы, если необходимо, то я могу встретиться с каждым из них один на один с оружием или без.

Слева послышалось. - Да, это она. - Я повернула голову и увидела того парня, которого знал Сергей. Стрекала, кажется. Копья опустили, а один из охранников юркнул в трактир, вскоре он выскочил назад.

Да, парни, все нормально. Трактирщик говорит, эти сами напросились, так что все, в пределах нормы. Викитория, кажется? Тебе приказано следовать за нами, герцогиня и герцог желают встретиться с тобой. Скажи, нам не стоит тебя опасаться? - В словах парня чувствовалась издевка, но это просто маленькие приколы, если акцентировать внимание на интонации. Судя по тому, что он сначала назвал герцогиню, а затем герцога, всем здесь заправляет знаменитая Ликура.

Я не очень сильно бью тех, кто учтиво со мной разговаривает.

Парни захохотали и мы двинулись в сторону замка. Теперь я поняла, что это был почетный эскорт, так как встречные люди отходили с нашего пути, но не смотрели на меня как на конвоируемую, а даже, выказывали знаки уважения. Я вспомнила, что когда уводили Сергея, то пики располагались несколько иначе, да и костюмчик, у него был, еще тот. Я слегка улыбнулась, но потом улыбка сползла с моего лица. Вот ведь гадство, да как же он успеет добраться обратно за полтора дня? Это же нереально, мы добирались сюда целую неделю.

В этот раз мы прошли в замок безо всяких задержек на входе, да и охраны на дверях не было никакой. А вот это непорядок. Мы поднялись по каменной лестнице и повернули в узкий коридор. Я, учитывая мою будущую производственную деятельность, запоминала пути подхода и отхода, просто это было вбито на уровне рефлексов, Несколько поворотов, градусов под шестьдесят, и мы пришли к высокой двери, собранной из кусков дерева. Сделано было топорно, даже странно, для таких знатных особ, как герцогская семья. Один из охранников постучал древком копья в дверь и тут же распахнул ее передо мной. Комната, а точнее, кабинет, не отличалась изысками. Вообще, я заметила, что всюду, где можно было заменить дерево чем-нибудь другим, оно заменялось. Но древка у пик охранников были из дерева. Парадокс.

Кабинет был пуст, так что я осталась стоять у дверей, которые были закрыты за моей спиной. Любопытство мне было не свойственно, еще с малолетства. Я, все время оказывалась в одиночестве и у меня никогда не было ничего своего. Вначале очень хотелось что-нибудь чужое, куклу или какую-нибудь другую игрушку, но за это били, и я всегда оказывалась в меньшинстве. Это уже потом, в разведшколе меня научили воровать, проводить обыски или просто вычислять спрятанное в комнате. Ждала я минуты две, но мой мозг проводил анализ увиденного. Я вычисляла, откуда за мной могут наблюдать, где могут находиться скрытые посты охраны, откуда могут появиться хозяева и откуда можно провести в меня выстрел. К сожалению я рассчитывала выстрел из огнестрельного оружия, которого здесь не могло быть.

Ты ошибаешься, Викитория! У тебя такое же сложное имя, как и у Серигея. Он привез в наш мир огнестрельное оружие и, даже, научил им пользоваться моего мужа и Зравшуна.

Эти слова прозвучали у меня в голове, а затем слева откинулась портьера и оттуда появилась очень красивая женщина лет тридцати пяти, сорока. Рядом с ней выступал герцог Варелу. Ему можно было дать навскидку лет пятьдесят пять, шестьдесят, по земным меркам.

Ты почти угадала, моему мужу пятьдесят семь, но он все еще в хорошей форме. Давай присядем и поговорим, но только не здесь, а в моей лаборатории. Дорогой, я сама проведу эту беседу, чтобы мы не отвлекали тебя от дел.

Мы вышли из дверей кабинета, охрана чудесным образом растворилась, а мы двинулись дальше по коридору. Вскоре показалась арка входа на небольшую лестницу. Мы спустились, судя по ощущениям, в подвал. Еще несколько поворотов и мы вошли в более величественную дверь, чем та, что закрывала вход в кабинет Варелу. Нас встретил странной конфигурации деревянный стол с гладкой столешницей и деревянные, резные стулья с высокими спинками, покрытыми резьбой. Герцогиня заняла стул во главе стола, у него была самая высокая спинка, а мне предложила усесться на любой стул по правую руку герцогини.

Итак, Викитория, за тебя попросил мой ученик, он оказал всему баронству и лично мне с мужем, неоценимую услугу, за что мы будем ему вечно благодарны.

До такой степени, что даже не пустите на порог собственного дома?

У тебя острый язычок, для безработного в чужом мире.

Простите герцогиня, но я привыкла доверять своему чутью. Я лучше пойду в наемники к Квинтолу, а если нет, то пойду работать охотницей. Слава богу стрелять меня научили.

Я соскочила со стула, но была остановлена громовым голосом сверху.

Сядь на стул, женщина. Какого бога ты сейчас славила? - Голос, на этот раз звучал не в моей голове, а громовыми раскатами пронесся по этому кабинету.

Герцогиня, я люблю честную игру, кто за вас тут хлопочет? Мы что, не можем поговорить один на один?

Ты, смертная, ведешь себя нагло! С богами следует вести себя воспитанно. Ты будешь наказана позже. А теперь председатель большого Ковена, магиня Ликура, продолжит вашу беседу.

Ликура встала и поклонилась абстрактному богу, нет, не богу, а богам! Сергей же сказал, что здесь большой пантеон богов.

Это что, с нами боги разговаривают? Но Вы же привели меня сюда, чтобы поговорить наедине о возможности нанять меня на работу?

Не я, а ты помянула богов в этой комнате, так что будь готова к тому, что они могут вмешаться в нашу беседу. Кстати, Серигея я не пустила в замок по прихоти богов, сама понимаешь, с богами не спорят.

Хорошо, я все поняла. Простите меня за мою резкую речь, Сергей очень сильно помог мне, и я, со своей стороны, решила защитить его честь здесь. Я не оправдала Ваших надежд, но, как я сказала ранее, я смогу за себя постоять в вашем мире и найду работу по специальности или нет. Если не здесь, то в другом месте. Когда я устроюсь, то сообщу Вам, где я устроилась, ведь Сергей постарается забрать меня отсюда через полтора года. Благодарю Вас за то, что не отказались принять меня в Вашем доме.

Да будет так! - Прозвучало сверху, и меня прошило электрическим током от макушки, до пяток. Ликура встала со своего места.

Ты, Викитория, погорячилась, но волю богов ты услышала. Я рада буду принять тебя в своем доме в любое время, когда бы ты не появилась, и научись управлять своими эмоциями, это поможет тебе в будущем, а сейчас отправляйся в снятую тобой комнату, мне нужно поговорить с богами. Кашу ты заварила не слабую. Тебя известят, когда мы сможем встретиться.

Я встала, поклонилась так же, как и герцогиня, и вышла в коридор подвала. Дорогу я найду, а все остальное не важно.

.12. Глава 12.

* * *

Сидеть в комнате было скучно и глупо, нужно было решать что-то с моей жизнью здесь. Оскорбив герцогиню, я загубила свою карьеру здесь, в этом замке, значит, нужно наниматься в караван и идти в другую провинцию королевства, если повезет, то можно попасть и в столицу. Первое, что нужно сделать, это найти Квинтола. Если он согласится принять меня в отряд наемников, то это будет удача. Я отправилась в тот самый трактир, где мы в прошлый раз застали главу наемников. Тот оказался на месте, состояние его было терпимым, так что я подсела к нему за стол и стала ждать, когда его глаза сфокусируются на мне. Наконец это удалось.

Ты хто? - Заплетающимся языком обратился ко мне командир наемников.

Ты забыл, мы к тебе с Сергеем подходили?

С Серигеем? А, да, помню. Че хошь?

Хочу к вам в наемники податься. Умею драться с оружием и без, стреляю неплохо. Выносливая, физически развитая. Не дура.

В посыледнием сумыниваюсь. В наемники, от хрошй жизни не идут. Я знаю только одного придурка, кторый отправился в наемники просто так. Дывай, его дожыдемыся, тогда и пговорим. Ты хде останвилась?

Я назвала, трактир, и с тяжелым сердцем отправилась туда же. Наверное, я тоже, через пару месяцев, буду глушить местное алкогольное пойло, пропивая последние деньги, оставленные мне Сергеем и говорить, ничуть не лучше этого алкоголика. По дороге, меня толкнули в спину, я развернулась, чтобы встретить обидчика кулаком, но увидела скалящуюся лошадиную морду. Это был тот самый черный жеребец, который так напугал меня, когда я очнулась от знакомства с местным цветком. Воспоминания нахлынули, я обняла лошадиную шею и разрыдалась в голос. Конь, казалось, все понимал, он терпеливо дожидался, пока я проплачусь. А потом, у меня в голове раздалось, что мне обязательно нужно дождаться Зравшуна, тот поможет. Это мне и Сергей говорил, только как я его дождусь, чтобы тут жить, нужна работа, чтобы оплачивать все здешние прелести. Так мы, с конем, в обнимку, до моего трактира и дотопали. Тот, оставив меня у крыльца трактира, ускакал к своим подружкам. Я вздохнула, сделала себе замечание, что-то я много стала плакать, такое впечатление, что я вернулась в свое детство, и теперь усиленно учусь быть девочкой. Мысленно взвыв, какая, к чертям собачим, из меня охранница, я вбежала по лестнице на второй этаж, ворвалась в свою комнату, и тут услышала уже знакомый громовой голос, который предупредил, что если я буду здесь богохульствовать, то вылечу из этого мира, на крыльях ветра. Я, уже спокойно, целенаправленно подумала, что звучит угроза очень поэтично, а я постараюсь больше не использовать такие выражения. Вверху захохотали, и ощущение чужого присутствия пропало. Значит, буду ждать Зравшуна, интересно, сколько? Я не догадалась спросить у Квинтола, когда вернется Зравшун но, если честно, то я сомневаюсь, что тот смог бы мне нормально ответить.

Пока у меня была небольшая пауза, то я решила воспользоваться ею и попытаться погулять по территории замкового комплекса, присмотреться к жизни в этом очень маленьком городке, все-таки, просто поселением, такое назвать нельзя. До обеда еще оставалось время, и я, оставив все свои вещи кроме денег, отправилась осмотреть замковую стену. Да, стена впечатляла, неужели Сергею удалось создать ее чуть ли не за один месяц? Я мысленно поставила себя на место Сергея, и честно призналась себе, что я не смогла бы помочь, тогда еще баронству, повысить его обороноспособность. Бродя рядом со стеной, я вспоминала свой разговор с герцогиней Ликурой. Женщина мне понравилась, если бы не ее отношение к Сергею, которому я была свидетелем, то я, не раздумывая, стала бы на нее работать.

А ты и будешь на нее работать, но чуть позже, сейчас у тебя будет другое задание, не забывай, что и у богов есть виды на этот мир, так что будь хорошей девочкой и спускайся вниз, к тебе пришли с предложением работы.

Связь с богами оборвалась так же неожиданно, как и началась, но приказ был получен, и я отправилась вниз. Там метался по салону какой-то молодой парень и требовал, чтобы ему предоставили меня. Я, еще с лестницы заявила, что он может считать, что уже меня нашел, так чего ему от меня нужно? Оказалось, что его прислал Квинтол, обстановка изменилась и ему срочно нужны свободные наемники, таких в замке осталось мало, так что..., и я сгожусь, мысленно добавила я.

Хорошо, но почему такой ажиотаж? Я же буквально два часа назад разговаривала с Квиинтолом, и он, мягко говоря, послал меня... к Зравшуну.

Так на Зравшуна все и завязано. Как только он заявиться, это или сегодня к вечеру, или завтра с утра, так ему день на отдых, и дальше, новый отряд выдвигается в столицу, таков приказ герцога. Видимо почтовая птица письмо доставила.

Ну, да, e-mail пришел, или СМСка, ну, боги дают, прикалываются над нами. Сверху прилетело что-то в виде искорки, и врезало мне по голове. Я потрогала волосы, вроде не обгорели, да и паленым не пахнет. Мысленно попросила прощение, но в ответ, тишина. Да, наказание может последовать незамедлительно, как здесь люди живут? Мысли же разные в голову лезут, а мы им, не хозяева. Ладно, пока у меня есть немного времени, то нужно прикупить одежду, как у наемников, не следует выделяться на общем фоне, это и для моего имиджа полезно будет и для здоровья тоже, снайперы любят отстреливать тех, кто выделяется на общем фоне. Но камуфляж я в рюкзак спрячу, такой может и пригодиться.

Расспросив парней, подрабатывающих на кухне, где лучше всего прикупить снаряжение, я, пообедав, отправилась по указанному адресу. Адрес был более чем точным, мне рассказали это все, в шагах, поворотах и местных достопримечательностях. Я уже могла ориентироваться в переплетении улочек в районе, рядом с замковой стеной, так что мысленно проложив дорогу, отправилась заказывать себе экипировку. Хоть все мне и было разжевано до мельчайших подробностей, но я умудрилась перепутать похожие трактиры, являющиеся ориентирами и, несколько отклонилась от маршрута, но поговорка, "язык до Киева доведет", решила мои проблемы.

Я планировала, что меня обмерят, и пригласят завтра зайти за сшитым нарядом, но ничего подобного, Скорняк выбрал несколько, уже вырезанных шкур, выделанных под замшу, и отдал их подмастерьям. Те, прямо у меня на глазах, продели узкие ремешки в дырки, пробитые по периферии некоторых сторон шкуры, собрали мне куртку и штаны, буквально за полчаса. Для приличия, я поторговалась с хозяином, мне нужно было расширять кругозор в бранных словах. Поорав друг на друга с десяток минут, мы ударили по рукам, довольные друг другом. Теперь следовало заняться обувью, и скорняк с удовольствием указал мне, как пройти к нужному мне человеку, да еще и мальчишку-провожатого дал. Тот довел меня куда нужно, а я дала ему мелкую монету. По тому, как загорелись глаза у мальчишки, я поняла, что слегка погорячилась, но сделанного не воротишь, да и мальчишка мне понравился. Ох, Сергей всыплет мне по первое число, что я тут его золото разбазариваю. Ладно, подкоплю, и отдам ему то, что потратила. Расценки здесь, по земным меркам, уж больно кусаются. С обувью мне просто повезло, а так пришлось бы ждать дня три, четыре. Сапоги тачались дольше обычной верхней одежды, их сшивали, потом вымачивали, и придавали нужную форму. Сушили, затем пропитывали водозащитной смазкой, которая пахла так, что тебя за версту враги учуют. Опять сушили, запах выветривался, потом начищали, чтобы придать соответствующий товарный вид. Ну, а мне, действительно повезло. Воин, заказавший сапоги, за своим заказом, из похода, не вернулся. Сапоги мне пришлись в пору. По меркам хозяина, немного великоваты, но я планировала носить их с портянками или толстыми носками. Здесь так не носили, а шили прямо под голую ногу. Высокий каблук меня не поразил, так как информация о его назначении, уже была у меня в голове. Опять поторговавшись, я стала обладательницей этой пары, которую тут же и обула на свои ноги. Туристические башмаки были хорошие, но вот по воде в них не походишь, да и привыкать нужно, к здешней моде. Нагруженная покупками, я вернулась к себе в номер. Примерка и подгонка снаряжения заняла у меня все время до ужина. Я должна была выглядеть и как наемник, и как женщина, пусть привыкают. На базаре я прикупила немного материала и иголки с нитками. Оба продукта были топорными, но других, на базаре, просто не было. У меня были свои иголки и нитки, но и местными попользоваться не грех. Из материала я сшила чехол для каримата, для себя решила так, что палатку брать не буду, а вот каримат мне пригодится, и на голову что-то типа вандамы. Мужские шляпы, что я видела у продавцов, меня не впечатлили, а если что-то понадобится, то попробую купить по дороге или у наемников, там ведь явно будет какой-нибудь "купи-продай".

Ужин у меня прошел без мордобоя, видимо информация обо мне уже разошлась по ушам завсегдатаев. Я поела плотно, не известно, как все повернется завтра, нужно быть готовой. Сам по себе ужин получился поздний, все-таки я задержалась со своим рукоделием. Ужин при свечах, уже за это можно было расцеловать Сергея, ведь он не только спас мне жизнь, он мне организовал приключение, а может быть, приключения. Заказав в комнату воду помыться, как я подслушала в коридоре, я помылась в матерчатой ванне. Тряпка воду держала хорошо, а изящные подпорки, как выяснилось, сделаны из сушеной травы. Очень хотелось расспросить, как это может быть, но выглядеть дурой и привлекать слишком много внимания и выглядеть подозрительной, не то чтобы не хотелось, а было просто опасно.

.13. Глава 13.

* * *

Разбудил меня стук в дверь. Человек молотил не переставая. Внезапно за дверью раздалось. - Рота подъем! - Это выбросило меня из кровати, и я, прикрывшись полотенцем, бросилась открывать дверь. За дверью стоял красавец, каких поискать. Хороший петух жирным не бывает, а этот, был еще и красив. Я его узнала сразу, но в жизни он был гораздо лучше, дисплей сотового телефона не мог передать всего шарма этого мужчины. Слова Сергея относительно его друга, Зравшуна, всплыли в моей голове, заставив меня покраснеть, как маков цвет.

Ну, вижу, что ты осознала свой прокол. Наемники встречают рассвет на разминке, и так должно быть всегда. Даю тебе пять минут на сборы, и жду тебя на площадке за замком, там будут все наемники. Все, время пошло!

Он повернулся ко мне своим великолепным поджарым задом, и припустил по коридору. Да ради этого зрелища я согласна была еще раза три подвергнуться всему тому, что я получила от жизни до этого момента. Плюнув на все условности, я бросила себе в лицо пару горстей воды из таза, прополоскала рот из своего стакана, накинула свой новый наряд, и бросилась в указанное место, только пятки к затылку прилипали.

За замком собралось человек восемь, они разбились на три группы и все время перемещаясь небольшими шагами, по очереди толкали парня, оказавшегося в середине импровизированного круга. Сначала мне это было непонятно, но потом я поняла, это своеобразная тренировка, как у футболистов, только здесь не мяч, а человек, и его задача, не упасть. Когда я подошла достаточно близко, то тренировка прекратилась. Из-за угла показался Зравшун, а за ним и, слегка штормящий, Квинтол. Видимо у него случилась какая-то трагедия в жизни, раз он не отрывается от стакана. Сергей говорил, что он командир всего отряда наемников, значит, он один из лучших, хотя, из просмотренного видео я поняла, что есть лучшие из лучших, и это Зравшун с Сергеем. Тем временем парочка дотопала до нас.

Позвольте вам представить нового члена нашего отряда. Несравненная Викитория. Думаю, что мы все будем звать ее Вика или Вики. Тебе самой, как больше нравится? - Уже более твердо, спросил меня Зравшун.

Ну, то что в военных операциях имена или клички должны быть короткими, это, думаю, всем понятно, а для меня, привычнее Вика, но если вам привычнее произносить Вики, то буду Вики.

Нам, как раз удобнее произносить Вика, так что, Вика, нужно будет пройти небольшую проверку, и небольшую формальность с магом отряда.

Я готова на все, что вы мне предложите, единственное требование, что мой контракт не должен превышать полтора года. Мой учитель назначил мне именно такой срок.

Подожди, какой учитель? Не Серигей ли?

Именно. Он мой учитель по сабельному бою.

Парни, окружившие меня улыбались от уха до уха. Улыбался и Зравшун, только Квинтол все никак не мог войти в тему, было видно, что его сжирает изнутри какое-то горе, и наши словесные разборки ему до лампочки.

Ну, сбрую я вижу, а где у тебя метательные ножи?

К сожалению мне пришлось бежать, вместе с учителем, он смог захватить только мои сабли, а метательные ножи я бы могла сделать сама, как меня учили мои начальники, нужна только сталь и инструмент.

Ладно, вижу, что язык у тебя подвешен, теперь продемонстрируй, что умеешь.

Как это, продемонстрируй? Я готова к спаррингам без оружия по очереди, или со всеми сразу. На саблях желательно один на один, чтобы случайных жертв не было. Если будут метательные ножи, то могу продемонстрировать, как я умею их метать. Если есть огнестрельное оружие, то могу продемонстрировать и это.

Зравшун незаметно приложил палец к губам. Значит есть, и он к этому причастен. Ох, Сергей тут закладок понаоставлял, неизвестно, что еще ждать от этого мира?

Ладно, давай ты пройдешься по группам и просто попытаешься устоять на ногах.

Меня окружила первая группа и понеслось, я была на земле уже после третьего толчка. Мне приходилось сдерживать рефлексы, хотелось ответить так, как меня учили, а тут требовалось не уворачиваться, а пытаться остаться на ногах. Я была к этому не готова. В остальных группах это все повторилось почти точь в точь. У Квинтола все было написано на лице, Зравшун же выглядел растерянным. Я отряхнулась и подошла к ним.

Вы знаете, если вы так деретесь, то я не знаю, как мне подстраиваться под вашу манеру боя. Меня всегда учили отвечать, а тут, душишь, душишь в себе рефлексы, чтобы не нанести ответный удар, я от этого устала даже больше, чем от самих телодвижений.

Вот, а я все думал, что меня в тебе настораживало и не давало получить полный образ воина. Вот! Ты была зажата. Ладно, давай проверим тебя с метательными ножами, и протянул мне один из своих ножей.

Когда я взяла нож за ручку и подогнала центр тяжести под указательный палец, лицо Зравшуна растянулось в сочувствующей улыбке, немного покровительственной, что ли. Столб стояла далеко, но в пределах досягаемости ножа, я уже делала такие броски. Опять без замаха, только сила моей кисти и быстрота, нож, совершив полный оборот, воткнулся в мишень, издав тупой звук втыкающегося в дерево металла.

Не туда! - Запоздало заорали все разом, но было уже поздно.

Мы здесь оружием не пользуемся, у нас есть специальное место, за конюшнями, но, думаю, идти туда не стоит, Вика уже продемонстрировала нам свои возможности. Бой без оружия, тоже, уже был продемонстрирован, не думала же ты, что отделав шестерых мужиков в трактире, останешься никому не известной. Сейчас все остальные продолжат разминку, а мы с тобой отправимся забрать некоторые вещи Серигея, он просил кое-что отдать тебе.

Зравшун, я же просила не портить столб! Мне что, наказать вас всех? - Все обернулись на голос и посмотрели в окно бойницы, где выглядывало лицо Ликуры, а потом почтительно склонились в поклоне.

Извините госпожа, это мы новенького проверяли, а он еще не знает всех наших правил. - Попытался спустить все на тормозах, Зравшун.

Не его, а ее, ты мне голову не морочь, но предупреждение остается в силе.

Зравшун облегченно вздохнул, и потащил меня туда же, где мы с Сергеем оставили рюкзаки. Там, мой арсенал пополнился блочным луком, который Сергей оставил здесь в прошлое свое посещение, и его старыми метательными ножами, которые протянул мне Зравшун. Вот Сергей, мог бы и новые оставить, но потом подумала, что новые бы здесь смотрелись как что-то нереальное, нет, все правильно, пусть будут старые, а вот блочный лук пригодится, и носить удобно, и мощность у него должна быть хорошая, а то, он бы мне его не оставил. Мое лицо расплылось в мечтательной улыбке, зато лицо Зравшуна, соответственно, нахмурилось. Наверное этому красавчику жалко для меня такие атрибуты. Ну и ладно, я уже со своими гормонами справилась, так что мир, дружба, фестиваль, как говорили у нас в казарме.

Ты где остановилась?

Да там же, где и парней била. Как будто ты не знаешь?

Да знаю, знаю, Сергей рассказал, но я думал, вдруг ты в другое место перебралась, там же жить дорого.

Зравшун, я тут второй день. Я, конечно, успела и экипировку прикупить, и, немного замок осмотреть, но ни цен, ни всего остального я просто не знаю. Да, скажу сразу, чтобы тебя не подставлять. Сергей договорился с герцогиней, чтобы я стала на нее работать, но мой язык, враг мой. Я, когда поглядела, как тут Сергея унижали, то при встрече наговорила госпоже Ликуре гадости, ну, может не гадости, но работать на нее отказалась, вот и пришла к Квинтолу, в отряд наниматься. Это было вчера, а сегодня вы сами меня к себе позвали.

Тебя что, никогда не били, что ты себе господам грубить позволяешь?

Да нет, и били, и унижали, субординация, будь она неладная. - В глазах у Зравшуна стояло непонимание. Я, мысленно хлопнула себя по лбу, термины же попроще нужно применять! - Я имею в виду, что если ты заставишь меня мыть туалет или навешаешь мне оплеух за нарушения, то я буду молчать и все стерплю. Ты же мой начальник. А у нас это субординацией называется.

И что, Серигей тебя бил?

Нет, что ты, он меня спас и немного поучил саблями драться, а еще лечил меня, у меня лицо было повреждено.

Ты, наверное, ему очень признательна?

Конечно, ты представь, что у тебя почти нет половины лица, а он мне лицо восстановил полностью, да и от смерти спас. Если бы не они с Сумкой, то меня бы уже черви ели, или рыбы.

Зравшун посмотрел на меня долгим изучающим взглядом, а потом, будто спохватившись, рявкнул, что сейчас идем забирать мои вещи и переселяем меня в комнату где жил Сергей, в замке. Я отрицательно замотала головой, но Зравшун рявкнул так, что я присела, и перечить ему, как-то, желание сразу исчезло.

.14. Глава 14.

* * *

Мое переселение много времени не заняло, а что, все мое, ношу с собой. Маленький рюкзак поместился внутрь большого, который я взгромоздила себе на спину, и мы двинулись к замку. В душе я боялась, что внутри мы встретим Ликуру, но все обошлось. Зравшун показал мне свою комнату, а моя была следующей по коридору. Когда мы открыли хитрый замок Сергея, причем открывала я, а Зравшун молча наблюдал, как я это делаю, то перед нами предстала точная копия комнаты Зравшуна.

И много таких премудростей ты знаешь?

Если честно, то много, но они больше к нашему миру подходят, а вскрыть такой замок, делать нечего, ты же видишь, мы его моей шпилькой для волос открыли.

Войдя внутрь и расположившись в комнате, Зравшун начал разговор о ружьях, которые привез сюда Сергей. Оказалось, что это охотничьи ружья, но порадовало, что они не только гладкоствольные, но и под мелкокалиберные, а пара, под винтовочный патроны. По тому, с какой любовью Зравшун рассказывал об этом оружии, я поняла, что он стал поклонником такого оружия совсем недавно. В беседе всплыло, что и герцог входит в группу, которая может использовать такое оружие и, Зравшун выжидательно уставился на меня. Видимо это вопрос, типа, ты-то хоть стрелять-то умеешь?

Зравшун, меня учили стрелять из различного оружия, даже из самодельного лука. Мы специально, на практических занятиях, выбирались в лес, там каждый находил подходящую палку и сооружал из нее лук, а потом мы должны были поразить мишень, стоящую довольно далеко. Если лук сделал плохо, то не попадешь, а если стрела долетела, но не попала, то еще и в яме отсидишь без еды или воды, или наоборот, по пояс в воде. Короче, наказывать нас умели.

Ладно, это я понял, но у нас есть немного времени, пока отряд не подготовится, чтобы выступить, так что пойдем, покажешь мне и герцогу, как ты умеешь стрелять.

Зравшун, да не надо никакой проверки, просто поверь, что я умею стрелять.

Поверь, моя дорогая, это очень дорого для нас, когда сюда наведаются демоны. Я должен быть уверен, что даю ружье в надежные руки.

Надежные руки, надежные руки. - Ворчала я, топая за Зравшуном и в душе опасаясь, что мы, все же, встретимся с герцогиней. Я просто не могла решить для себя, как я к ней отношусь? Мне ведь, тоже, открытым текстом сказали, что я сначала должна выполнить какое-то задание богов, а потом можно вернуться к герцогине. Но, хочу ли я вернуться к герцогине? Не знаю. Она мне симпатична, но я не могу принять человека, буквально на моих глазах, предавшего своего спасителя, друга, ученика.

Не ворчи, топай за мной и веди себя уважительно с сильными мира сего, это тебе не повредит.

Я не могла понять, как мне вести себя с Зравшуном? Когда я его видела, то мое сердце начинало колотиться с неимоверной скоростью, так что приходилось скрывать это, как меня научили. Он же был со мной холоден, но я замечала, что тоже нравлюсь ему. Нравлюсь же, так чего он нос от меня воротит? Мы прошли какой-то замысловатый путь и оказались у знакомых дверей герцогского кабинета. Зравшун постучал в дверь и, толкнув ее, прошел вперед, показывая мне, чтобы я следовала за ним. На этот раз герцог сидел за рабочим столом, перед ним лежала кипа каких-то документов, с которыми он работал. Подняв глаза он вопросительно взглянул на Зравшуна, попутно зацепив меня взглядом.

Ваше Сиятельство, Серигей прислал нам свою ученицу, которую учил сабельному бою, я ее сегодня проверил в некоторых умениях, но выяснилось, что она так же, знакома с огнестрельным оружием. Предлагаю проверить ее навыки в этом вопросе, да и нам не мешало бы вспомнить, как держать ружье в руках.

А что, давай тряхнем стариной, тем более, что и эту ершистую девушку нужно проверить, а то она тут отчитала мою жену, сильно расстроив ее вчера.

Простите меня Ваше Сиятельство, но мне тяжело принять предательство человека, которому помогли спасти его жизнь.

Я же говорю, ершистая! Ты уже пробовала спорить с богами?

Да. И умом я понимаю, что с ними не поспоришь, они мне это наглядно продемонстрировали, но вот мои эмоции никак не могут это принять.

Ладно, держи свои эмоции в узде, а сейчас спускаемся вниз.

Я думала, что мы возьмем оружие из какого-нибудь сейфа, но нет, мы цепочкой стали спускаться по одной из лестниц в подвал, на первом этаже к нам присоединилась Ликура. Я себя чувствовала в этой компании не очень. С одной стороны я была права, с другой, я разумом понимала, в какой тяжелой ситуации оказалась Ликура. Я, как и Зравшун, поклонилась высокопоставленной особе и мы с ним пристроились за герцогской четой. Вскоре начались подвальные коридоры. Мы проследовали в одно из ответвлений и пришли к тупику. Герцог сам направился к скрытому механизму открытия дверей, и не скрывая от меня ничего, запустил процедуру открытия прохода в их стрельбище.

Оружие оказалось спрятанным в этом огромном подземном бункере, залом это, язык не поворачивался назвать. Здесь же можно все население замка спрятать, тем более что вход еще и замаскирован. Притащив несколько ружей, Зравшун отставил те, что предназначались для него и герцога, а мне предложил выбрать что-нибудь для себя. Я взяла ружье с дополнительным стволом под мелкокалиберный патрон, а зачем воздух сотрясать, если мишени расположены относительно недалеко и набрала из коробок три патрона под мелкашку.

Почему взяла это ружье? - Прозвучал вопрос Зравшуна.

Во-первых, мишень стоит близко, во-вторых ружье новое, его еще пристреливать нужно, в-третьих, если здесь стрелять охотничьими патронами или из винтовки, то звук будет очень уж неприятным. Да и вам ведь нужно убедиться, что я могу куда-нибудь попасть, так что мелкашка, в самый раз будет.

А если я потребую, чтобы из винтовки?

Можно и из винтовки, но тогда мишень нужно будет подальше перенести, а то будет как в поговорке, что из пушки по воробьям.

А, ну тогда тебе нужно будет вот такую штучку прицепить. - И Зравшун вытащил оптический прицел.

Да нет, можно и без оптики, думаю, что если поставите мишень возле вон той стены, то я постараюсь попасть в круг, размером с мой кулак.

Зравшун несколько раз осмотрел меня с ног до головы, а потом кивнув своим мыслям выдал мне. - Ладно, сама напросилась. - И отправился переставлять одну из мишеней. Мишени были топорными, но от них и нужно-то, чтобы стрелок видел ее и тот центр, что на ней нарисован. В этом освещении разглядеть, где нарисовано "яблочко", конечно, не получится, но я же видела, что сама мишень расположена практически на середине основания, так что выцелить смогу.

Ну, красавица, давай, покажи нам, как нужно стрелять. - Герцог потирал руки от нетерпения.

Я, молча поменяла одно ружье на другое, затем сходила к ящикам с патронами и вытащила опять три патрона, но на этот раз под калибр семь, шестьдесят два. Оглядела место, откуда буду стрелять и всю периферию, чтобы никого не зацепить, зарядила ружье, сделала поправку на дальность, и прямо из положения стоя, произвела выстрел, как только прорезь на прицельной планке совпала с пеньком мушки. Зравшун посмотрел в оптику и выдал.

Восьмерка на семь часов.

Я молча внесла поправку и снова произвела такой же выстрел.

Девятка на три часа. - Ясно, значит перекрутила. Внеся последнюю поправку, я произвела третий выстрел и отнесла ружье к стене. - Десятка. А теперь и я попробую.

Зравшун передал мне оптику, а сам сходил за тем ружьем, что я поставила к стене и вернулся ко мне уже зарядив его. Он скопировал мою стойку и произвел выстрел.

Тройка на шесть часов, сильно дергаешь спусковой крючок. Ты плавно подводи ствол к мишени снизу, задержав дыхание, а как чувствуешь, что сейчас совпадет прорезь и мушка, стреляй.

Результат второго выстрела оказался рядом с моей десяткой, а третий сделал из наших попаданий небольшой треугольник

Да, кучно бьешь, даже завидно.

А ну-ка, на меня посмотри. - Заявил вдруг герцог.

Он поменял обычную двустволку на мое ружье и приказал Зравшуну принести патроны. Когда все было готово, то он произвел выстрел так же, как и мы, из положения стоя. Я посмотрела в оптику.

Молоко на шесть часов. Вы, Ваше Сиятельство, сильно ружье к плечу прижимаете. Его нужно просто плотно прижимать, а вы вдавливаете его в себя, вот у вас кончик ствола и ныряет вниз, когда стреляете.

Да я так себе плечо разбил, когда первые разы стреляли, что теперь боюсь, что повториться.

И ружье, небось, гладкоствольное было. Там отдача большая, так как пороху много и калибр побольше этого. Но и этим, если не прижимать, можно плечо размолотить. Вы главное плотность обеспечьте и правый локоть немного выше, тогда мышцы кость плеча получше закроют. Раздался второй выстрел.

Шестерка на шесть часов. Вот видите, уже лучше.

Это что, я отсюда туда попал?

Конечно, для первого раза это очень даже хорошо.

Эх! Зравшун, если бы я в те разы с таким ружьем был, то демоны от нас не ушли бы.

Ты хорошо учишь. - Раздался сзади голос герцогини, а я про нее и забыла.

Учителя были хорошие, Ваше Сиятельство.

Это Серигей, что ли?

Нет, что Вы. Меня учили в специальной школе, жестко, но доходчиво. А Сергей мне успел дать два урока сабельного боя, пока мой побег готовил, но я все равно, зову его учителем.

Похвально, а что же он тогда твои магические способности не начал развивать?

.15. Глава 15.

* * *

- А что, у меня магические способности есть?

Ты, прямо как твой, так сказать, учитель. Он, тоже, мне в первый раз именно такой вопрос и задал. Есть. Не такие как у него, а, скорее, как у Зравшуна. А Серигею мы, действительно, и своими жизнями обязаны, и наших подданных. Если бы не он, то зарезали бы нас с герцогом тогда наемные убийцы, а позже, он еще раз выручил нас, когда степняки на замок напали, Мне перелом позвоночника вылечил, Зравшуна раза три от неминуемой смерти спас, сына моего от рака вылечил, короля с королевой и их сыном из охотничьих угодий предков вытащил. Я уж не говорю о посуде, которую мы теперь изготавливаем, да дерево обрабатываем благодаря его станкам. Даже герцогством баронство стало, благодаря ему. Видишь, как много он для нас сделал, а когда он сам лежал со сломанным позвоночником, то нам никому не позволили к нему даже приблизиться. Зравшун, правда, пошел наперекор богам, но у него с ними свои счеты, вот он и помог Серигею в свой мир выбраться, коней ему привел, да еще сетью их связал, вот они его в ваш мир и утащили. Там не знаю, как он себе помог, но здесь, когда подобное было у меня, я бы себе сама помочь не смогла бы, да и местные маги, тоже. Думаешь мы глаза в землю не опускаем, когда видим его? Стыдно нам, но боги ведут какую-то свою игру, а кто мы такие, чтобы перечить богам?

Простите меня, Ваши Сиятельства, просто очень много эмоций, он ведь меня тоже, от смерти спас, да и лицо мое вылечил. Наши врачи уже не брались, а он все мне восстановил, да еще и ничего за это не взял, но я хитрая, сама ему подарок организовала, так что у него теперь есть машина.

Мое лицо, само собой расплылось в улыбке.

О, это ты нам огромную помощь оказала. Мы ведь, иногда, к Серигею наведываемся. Мне вот скоро к нему с сыном идти. Серигей сказал, раз в год обязательно обследование проходить нужно. Ну что, пойдем, я осмотрю тебя поподробнее, а мужчины пусть еще постреляют.

Мы вышли обратно в коридор и направились в еще одно ответвление, вскоре я стала узнавать коридор, уж не в Ликурин ли кабинет идем?

Именно ко мне, там я твою магическую природу посмотрю, а то ты мне, в прошлый раз, столько гадостей наговорила, что я на нормальное обследование не смогла настроиться, да и боги разозлились бы. Вот и пришли, заходи, а я дверь закрою, нечего наше таинство смотреть кому попало.

Я прошла в дверной проем и устроилась на том стуле, на котором сидела прошлый раз. Ликура, закрыв за собой дверь на засов, прошла на свое законное место. Разместившись на своем стуле, она положила руки на стол и закрыла глаза. По моему телу стали бегать мурашки, не от страха, а было такое впечатление, что меня кто-то ощупывает и заглядывает в самые потаенные уголки моего сознания и тела.

Странно, но твоя магическая энергия заблокирована нашими богами, и давно. Ты что, уже бывала здесь?

Нет. Пискнула я. Что-то мой голос меня подводит. - Я, до момента, пока Сергей не привел меня в этот мир, о нем и не подозревала.

Пока я буду осматривать тебя, расскажи-ка мне, как ты познакомилась с Сергеем и как он решил тебя сюда притащить. Это интересно и мне, и богам. Ты же поняла, что в этом кабинете мы общаемся с богами напрямую, как если бы они находились прямо здесь.

Хорошо, Ваше Сиятельство. Начну с того, что моя жизнь круто изменилась еще в детстве. Я была воспитанницей детского дома. Это такое заведение, где живут дети, у которых нет родителей. Там свои жесткие законы, но я была какой-то мягкой, всем все прощала, никогда не конфликтовала с другими детьми. Видимо, по этим признакам меня и выбрал один военный, который набирал подходящих ему детей для того, чтобы обучать их военному шпионажу. Так получилось, что в подготовку шпиона, диверсанта, разведчика, которыми мы должны были стать, входили не только военные дисциплины, но и этикет, рукоделие, различные науки. За годы учебы в этой разведшколе я подросла и стала притягивать внимание мужчин, но меня выбрал тот самый военный, который оказался нашим самым главным руководителем. Он стал жить со мной, как с женщиной, сами понимаете, что меня никто о моем желании не спрашивал. Со временем он привлек меня к своим финансовым махинациям. Вскоре и мне, как женщине, стали нравиться мужчины, и Вы сами понимаете, что не такие как тот старик, что каждую ночь приходил ко мне, а молодые и красивые. Этот старикашка приходил каждую ночь, не то, чтобы он был такой мачо, просто это вошло у него в привычку. Когда у меня начались серьезные отношения с одним молодым человеком, то мой старик жестоко наказал моего парня, я, тогда, не выдержала и ударила моего хозяина, за это, чуть позже, мне в лицо, по его указанию, плеснули разъедающей кожу и мышцы, жидкостью, да еще не дали ее вовремя смыть с лица. В общем, меня тоже приговорили к смерти, но их сдерживало только то, что на мне были завязаны денежные накопления моего старикашки. В это время мой старый учитель музыки случайно встретил меня. Мы разговорились, и он посоветовал мне своего лекаря, который помог ему с воспалившейся раной, повлекшей что-то типа заражения крови. Это было близко к моей проблеме с лицом, поэтому я поехала к лекарю на встречу. Лекарем, как Вы понимаете, оказался Сергей. Он взялся за лечение. Все шло хорошо, через три сеанса, я получила назад свое лицо, но продолжала скрывать это от моего конвоя, который сопровождал меня везде и всюду. Однажды я застала Сергея за его утренней разминкой с клинками. Я попросила его научить меня этому. Он согласился, и я, действительно, получила от него целых два урока, а потом меня, мой старик начал травить всякими наркотическими препаратами, подавляющими волю и делающими меня вялой и безразличной. Вот тогда Сергей и предложил, что я должна умереть. Не по настоящему, а имитировать свою смерть. В этом мне должна была помочь Сумка.

Сумка? Что это, или кто это?

Мне сложно описать это существо, на Земле таких нет. Это разумное женского рода, с четырьмя лапами, хвостом с вот таким когтем на конце, уши острые с кисточками, ядовитые клыки вот такой длины, глаза круглые, слегка на выкате, внутри множество концентрических спиралей.

Все, я поняла, это же убийца богов, меховая сколопендра. Она тебя кусала?

Нет, что Вы. Она дала свой яд Сергею, а он использовал его для того, чтобы удалить на моем лице омертвевшую кожу и мышцы.

Хм. Сергей не перестает меня удивлять. Использовать незнакомый яд и верить меховой сколопендре. Нужно быть совершенно без мозгов. Я вспоминаю, что он просил меня указать, где живут эти твари, но я не думала, что он с ними дружит. Ладно продолжим, так что произошло дальше?

А дальше все просто. Меня заперли в подвале школы и стали пичкать наркотиками, пару раз делали инъекцию прямо в вену. Инъекция, это укол с вводом какой-нибудь жидкости. Короче меня должны были казнить, для этого и держали связанной в одной из комнат подвала, но у нас с Сергеем уже был разработан план, только мне нужно было сбежать, чтобы пробраться к нему в дом. Вот тут и вмешалась Сумка. Она появилась в камере, где меня держали, прямо через стену. Затем растворила несколько железных прутьев, чтобы все думали, что я сбежала сама, и мы исчезли так же, как и появилась у меня Сумка. Затем мы совершили еще несколько перемещений и оказались недалеко от дома Сергея. Там мы имитировали место моей гибели. Оставили лужу крови и разорванные вещи, что были на мне, вместе с драгоценностями. Затем, переждав действия поисковой группы, мы отправились к месту перехода в ваш мир. А дальше, путь длиною в неделю, встреча с двумя карисанами и с караваном, который и доставил нас сюда. Дальше Вы все и сами знаете.

Да короткий рассказ, который мне не сказал ничего, если говорить словами, но я все просмотрела твоими глазами, так что, вы с Серигием меня удивили. Видимо грядут великие изменения, боги что-то задумали, но спрашивать их бесполезно, это их манера вести себя так с людьми.

Мы все слышим, не надо говорить о нас так, как будто нас здесь нет.

А вас здесь и нет, я вас что-то не вижу, а я привыкла доверять своим глазам.

Магистр лечебной магии, председатель большого Ковена магов, Ликура, ставь свою метку на эту нахалку и выдвори ее отсюда, нам нужно с тобой кое-что обсудить. Ее стихия... Нет, ее стихии, все доступные людям. Уровень седьмой. Она так и тебя подсидит. Уровень был заблокирован до первого, но сейчас мы поднимем его до четвертого, но все знания по магии, уже вложены в нее. Они раскроются именно на столько, какой уровень магии она будет иметь. Такое могут наложить только боги и, у нас нет этой информации, так что ставь ей метку и выдворяй из кабинета.

Ну, ты слышала? У нас нет другого выбора, сейчас я поставлю метку моей ученицы на твоем плече, можешь смело показывать ее, если кто-то будет сомневаться в твоих полномочиях. Один день будешь чувствовать себя не очень, так что будь к этому готова.

.16. Глава 16.

* * *

Левое плечо зажгло, а я встав со стула, отправилась к дверям, намек Ликуры и богов был более чем прозрачен. В коридоре я столкнулась с герцогом и Зравшуном, оба были довольные, видимо не часто им выпадает пострелять в своем тире.

Ну что, Вика, у вас все закончилось с госпожой Ликурой?

Да, я получила какую-то метку герцогини, а сама она осталась в кабинете, чтобы обсудить какую-то секретную информацию с богами. Меня, мягко говоря, выставили за дверь. О, как чешется мое левое плечо, что это может быть?

Думаю, что это татуировка, как у Серигия. Это метка о том, что ты являешься ученицей знаменитой магини Ликуры. Короче, пропуск всюду.

А у тебя такой татуировки нет? Как же ты будешь проходить там, где других не пускают?

Буду, буду, у меня имя, пропуск. Кто же не знает лучшего мечника королевства?

Так ведь любой может твоим именем назваться, кто же проверить сможет?

Ты, Вика, здешнюю жизнь земными мерками не мерь, держись все время рядом со мной.

И ночью тоже?

Ты что такое говоришь? Серигей бы не одобрил такие твои слова.

Я, вспомнив, как Сергей переживал, что я влюблю в себя Зравшуна, улыбнулась, и подтвердила, что да, Сергей бы это не одобрил. Зравшун помрачнел, и дальше, мы шли по коридорам и лестницам молча. Так же молча, мы разошлись по своим комнатам, следовало подготовиться к ужину в обеденной зале замка.

В комнате я слегка сполоснулась, Долго пыталась заглянуть туда, где стояла татуировка. Место, куда ее ставили, наверное, специально выбирали так, чтобы заглянуть было очень сложно. Увидеть, что она там есть можно, а вот рассмотреть, что там нарисовано, невозможно, но только не для земного человека с косметическим набором. Однако изучение обернулось проколом, зеркало не отражало то, что нарисовано на моем плече. Мистика, а точнее, магия, уж я это теперь точно знаю. Я переоделась в камуфляж и надела ботинки, мою новую форму нужно было беречь, полтора года, которые мне отмерил Сергей, не всегда будут доброжелательными ко мне и прибыльными в денежном отношении.

Время до ужина еще оставалось, поэтому я занялась своими саблями и остальной экипировкой. Я смазала специальным составом все кожаные вещи и кожу на ножнах и сбруе. С любовью погладила сабли, и приступила к заточке, в моей голове сидело все, что нужно для этого. Поразилась, как похожа жизнь земных воинов и воинов на этой планете, постоянно нужно держать тело в тонусе, теория и практика боевой подготовки, чистка, и смазка оружия. Тут мой взгляд упал на стол, знакомые масляные пятна. Я принюхалась к пятнам на столе, знакомый запах оружейной смазки заставил меня обвести взглядом комнату. Я представила, как Сергей здесь, на столе, раскладывал части ружья, протирал их, затем собирал ружье, а скорее всего, ружья, ведь местные вояки не относятся так, как нужно, к смазке трущихся деталей. Здесь все решает острота клинков и наконечников копий или стрел. В техническом плане все просто, а вот тело должно быть готово на сто процентов, да и разум, тоже. Бой на саблях как-то, более благородно выглядит, что ли? При стрельбе ты очень редко видишь своего противника, да и старательно прячешь свое тело в укрытии. А на саблях ты находишься в пределах досягаемости смертоносной стали в руках противника. При стрельбе ты тоже, находишься в пределах досягаемости противника, но это как-то абстрактно, что ли, а здесь все реально, в любой момент тебе могут воткнуть эту самую сталь в тело, или отрубить что-нибудь очень нужное.

В этот момент в дверь постучались, видимо Зравшун, здесь, кроме герцогского кабинета, в двери не стучат. Подразумевается, что пакости нужно ждать всегда, даже когда моешься, хорошо, Сергей в свою дверь замок вставил. Я поднялась с кровати и направилась к двери, пошуровав в замке, я открыла дверь, за дверью оказался Стрекала.

Вика, мне уже сказали твое имя, мне его можно так произносить, или нужно как-то по другому?

Нет, меня вполне устраивает такое имя. Ты хочешь мне что-то предложить?

Да, Вика, я слышал, что тебе достался лук Серигея, а я делаю стрелы. Серигей, когда они отправились в поход, чтобы вылечить герцогиню Фелидас, взял у меня стрелы и они ему очень сильно помогли, вот я и подумал, если я делаю хорошие стрелы, то может ты купишь у меня два тула стрел?

Предложение заманчивое, ты так себя разрекламировал. Ладно, не заморачивайся на этом слове, просто ты себя хвалил, но и Сергей мне рассказывал, что брал у тебя стрелы, поэтому стрелы я куплю и куплю дополнительно еще и различные наконечники, штук тридцать.

А сама-то сможешь насадить на древко, да оперение сделать? Оперение смогу, а вот как правильно насадить наконечник, ты мне покажешь. Заходи.

Стрекала подготовился к своей акции основательно, а, может, всегда носит все с собой, но мастер-класс по насадке наконечников, он мне продемонстрировал очень качественно, за что получил пол золотого. Сумма не маленькая, я переплатила процентов на двадцать, но этот парень сыграл в судьбе Сергея, да и в моей, огромную роль, так что пусть немного заработает. Мой долг перед Сергеем рос не по дням, а по часам. Пока я не заработала ни одной, даже самой мелкой монеты, но вскоре, я надеюсь, мои доходы возрастут. Как это Сергей умудрился заработать такие деньжищи, хотя, он же помог построить стену у замка, так что это, наверное, его процент от этой акции.

Мы уже раскланивались со Стрекалой, когда в открытую дверь вошел Зравшун, окинув беглым взглядом разложенные на столе стрелы и сам лук, Зравшун поморщился, а потом, выпроводив Стрекалу, повернулся ко мне.

Вика, у нас есть небольшой фонд в отряде, где расходные материалы приобретаются на весь отряд. Нас, в этот раз, пойдет восемь человек, так что все уже получили аванс и необходимые мелочи на время похода. До столицы нам идти около десяти дней, а до герцогства Аштор, еще две-две с половиной недели.

Так мне тоже надо получить аванс и всякие мелочи, нужно, наверное, найти казначея отряда и потребовать у него все, что причитается мне.

А ты знакома с отрядным казначеем? А то можешь оказаться без средств к существованию.

Как это без средств, вы же меня наняли, так что платите.

Для начала я тебя накормлю, а потом и деньгами обеспечу.

А ты что, казначея отряда знаешь? Хотя, что я говорю, ты же в этом отряде уже кучу лет состоишь, уж казначея должен знать.

Ты не поверишь, но я его знаю, как самого себя и могу тебя с ним познакомить. Кстати, за поход ты получишь четыре золотых.

А остальные?

Остальные по шесть.

А почему такая дискриминация? По половому признаку, что ли?

Поясняю. Ты ведь не была наемницей? Вот. Так что сейчас ты числишься у меня в учениках, а они имеют только две трети от заработка наемников.

Что-то я у всех оказываюсь в учениках.

Как это у всех?

Ну, посчитай, у Сергея, раз, у Ликуры, два, у Стрекалы, три, у тебя, четыре.

Да, многовато, но твое ученичество у меня, самое главное. Дело в том, что когда в тебя вкладывают кодекс наемников, то его нарушение, может повлечь за собой смерть наемника. Так что у меня все серьезно, как только отрядный маг заверит твое ученичество, так твоя жизнь круто измениться, будешь стоять в караулах, готовить еду, чистить посуду.

Вышивать крестиком, кормить детей, штопать бойцам одежду, стирать им шмотки и чистить сапоги. Мы это уже проходили. Плавали, знаем!

Где ты плавала?

Не придирайся к словам, это присказка такая. Я согласно, что молодому специалисту платят меньше, чем старожилам, но и мастерство должно оплачиваться, так что подумай о моих словах.

А что, ты много знаешь?

Конечно! Кто из нас подправил герцогу технику стрельбы из ружья? А как я могу метать нож, ты сам видел.

Видел, видел. Ты это случайно попала, да и нож ты метаешь не правильно.

Кто бы говорил. Пока ты заведешь нож, держа его за лезвие до своего плеча, как ты метаешь, я воткну тебе два своих ножа в каждую глазницу и не зли меня, хоть ты мне и нравишься.

Я прикусила язычок, но слова уже вылетели. Зравшун опять помрачнел и напомнив, что нас ждут к столу, как только пробьют в било, и вышел из моей комнаты.

.17. Глава 17.

* * *

Дверь захлопнулась, а я начала себя успокаивать, ну оговорилась, ну и что, что у меня вырвалось, но если он мне действительно нравиться, что же мне молчать об этом? Я, хоть и проговорилась, но свой ход сделала, пусть теперь сам думает, я приму любой его выбор, больше теряла. Со злостью начала собирать свой рюкзак, все равно его следует собрать, не сегодня-завтра нужно будет выдвигаться в столицу, так что хоть руки будут заняты. Лук Сергея я попробовала собрать, самопально изготовлен, но удобно и все сделано с душой. Натянула тетиву, попробовала силу натяжения. Что же, он мне более чем подходит, так что будет у меня оружие дальнего боя.

В это время прозвонили к ужину, что же, пойду поем с четой герцогов, когда еще такая возможность представится, тем более, что я стала ученицей герцогини. Нарядов было всего два, один, это камуфляж, а второй, кожа и замша костюма наемников. Морально падать, так падать, пойду в костюме наемников, да и привыкать к ней нужно не только в дороге и спаррингах, но и за обеденным столом с сильными мира сего.

Немного подправив косметику на лице, я направилась в обеденную залу. За дверями меня никто не встретил, но путь можно было отследить по служанкам, пробегающим мимо меня в нужную мне сторону, я молча шла по коридору и размышляла, если мне не удастся найти обеденный зал, то поем в своей комнате, как и в обед, галетами и конфетами, но запах и шустрые разносчики и разносчицы, помогли мне добраться туда, куда я и направлялась.

Зала была большая, потолок высокий и вверху висела огромная топорная люстра, с масляными светильниками. За столом уже находился Зравшун, он высокомерно посмотрел на меня и высказался в том плане, что приглашенные за стол с герцогской семьей, обязаны быть за столом раньше, чем герцогская семья войдет в залу. Это называется дворцовым этикетом.

В моей душе нарастала злоба на этого самовлюбленного осла, хоть я на него и заглядывалась, и за столом он сидит так, как будто он герцог, а не герцог Варелу, но хоть чуть-чуть совести все же иметь-то нужно.

Зравшун, а ты не в курсе, что я в этом замке ничего не знаю, и эту залу я смогла найти только по запаху и по всяким косвенным признакам.

Правильно, хоть в этом ты меня не разочаровала, твоя учеба у лучшего мечника королевства уже началась.

Пока я вижу невоспитанного мужчину, который измывается над молодой, беззащитной девушкой, используя то, что она ничего об этом мире не знает. Зачем ты меня сюда притащил, я могла бы спокойно жить до выхода всего отряда в том трактире и, Зравшун, попробуй научиться видеть во мне женщину, больше я ничего не прошу. Приятного аппетита.

Я повернулась и направилась на выход, когда там появилась герцогская чета.

Вика, деточка, не покидай нас, давай, садись поближе ко мне и подальше от этих мужиков, которые не умеют себя вести с настоящими женщинами.

Мы уселись с герцогиней на дальнем конце стола и нам подали первое блюдо. Ну, что сказать, это было, конечно, вкуснее, чем еда в трактире, но этому было далеко до земных ресторанных изысков. Посуда была грубо изготовлена, немного толстовата, но в целом лучше, чем глиняные миски в трактире. Вилки были предоставлены, а вот ножи нужно было использовать свои. С этим у меня проблем не было, метательными, если осторожно, то и мясо можно разрезать и кусок на вилке поправить.

Скажи Вика, мне все не дает покоя твоя встреча с меховой сколопендрой, скажи, ей можно доверять?

Да, Ваша Светлость, она оказалась очень дружелюбной и с Сергеем они подружились очень крепко. Не удивлюсь, если по возвращению застану ее в доме у Сергея.

Понимаешь, Вика, этих сколопендр никто из живых не видел, а кто видел, тот уже никогда никому ничего не расскажет. Как же Сергей смог подружиться с этим монстром.

Ваша Светлось, мне она монстром не показалась и оберегала меня, как своего ребенка. Припоминаю, что у Сергея на руке, когда мы с ним познакомились, было две дырки, которые, если сопоставить, то могли быть оставлены только клыками Сумки. Это имя ей дал сам Сергей, и оно ей, по-моему, нравиться.

Ну, к имени придираться не буду, но вот то, что Сергей мог быть укушенным сколопендрой, должно было отправить его в леса вечной охоты раньше, чем его сердце встрепенулось бы три раза.

Я с вами спорить не буду, но вы же видели Сергея, он, очень неординарная личность.

Да, с этим трудно не согласиться. Скажи, а что это у тебя на лице? Я вижу, что что-то нанесено, и, даже, на глазах. Это из-за твоей раны на лице?

Нет, что Вы! Это называется макияж. Наши женщины так подкрашивают свои лица и маскируют свои недостатки, чтобы выглядеть красивее. Я, когда мы убегали с Земли, купила себе несколько косметичек с различными кремами, бутылки с лаком для ногтей и тушь для ресниц. Там еще лежат всякие мелочи, так что я Вам подарю такую косметичку и подберу лак для Ваших ногтей и помаду для губ.

Ты так увлеченно рассказываешь об этом.

Да это, для земных женщин, обычный утренний ритуал. Многое я брала на всякий случай, а сама я предпочитаю бесцветный лак для ногтей, не яркую помаду, ну, а остальное, как у всех. Моя бывшая профессия предполагала скрытность и незаметность, если только обратное не требовалось самим заданием.

Да! Вот об этом я и хотела поговорить. Сергей мне сказал, что тебя учили как убийцу. Если я говорю что-то неприятное для тебя, то поправь меня.

Нет, он очень точно описал мою профессию. Там много что еще прилагается, но основная функция таких как я, устранение какой-нибудь, неугодной моим нанимателям, фигуры.

А кто были твои наниматели?

Ваше Сиятельство, моим нанимателем было мое государство и больше никто. Меня, конечно, кто-нибудь из моего начальства, мог использовать в темную. То есть использовать меня для своих личных интересов, но на деле мне бы дали информацию, что моему государству требуется устранить некого человека или группу людей. Я была инструментом, а им мог воспользоваться хоть кто, у кого был допуск к моим начальникам. В принципе так делал мой хозяин, обставляя все так, как будто он получил задание от вышестоящего руководства, но я-то знала, что это он старается только для себя.

Ты рада, что сбежала сюда, ведь теперь у тебя не будет таких заданий.

Мне трудно судить об этом, но я должна Вам признаться, что я этой профессии обучалась с малолетства и ничего другого просто не умею делать.

Я тебя успокою, с сегодняшнего дня ты обретешь новую, для тебя профессию, и она будет диаметрально противоположенной той, которой тебя обучали. Ты будешь очень хорошим лекарем.

Ваше Сиятельство, так я же прошла курс первой медицинской помощи на уровне хорошего фельдшера.

Из твоей головы я уже получила эту информацию, но ты будешь не завязывать раны, не протирать их теми жидкостями, что тебя учили, а будешь залечивать их так, как Сергей залечил тебе лицо.

Я аж задохнулась от избытка чувств. Неужели я тоже буду таким же лекарем, как и он?

Ты не обольщайся, Сергей, действительно, необычайно одаренная личность, он применяет мои знания, но и корректирует их своими. Вот и получается некий симбиоз, который помогает ему излечивать неизлечимые болезни. Взять, хотя бы мой перелом позвоночника. Если бы ко мне принесли такого больного, то я смогла бы только обезболить его тело и все, дальше его бы унесли в монастырь, это в лучшем случае, а в худшем, бросили бы за замковой стеной, все равно такой больной не жилец, а Сергей не только смог помочь мне, но и сделал это за несколько дней. Ты ешь, ешь, а то я заболтала тебя и после ужина приходи в мой кабинет, я вложу в тебя мои знания и умения, а уж как ты ими распорядишься, будет зависит только от тебя.

.18. Глава 18.

* * *

Ужин затянулся, мы беседовали о земных нарядах, которые, оказывается, у Ликуры имеются. Она со смехом рассказала мне по секрету, что когда Сергей принес ей женскую одежду и, даже, белье, то она его долго стыдила. Здесь такое не принято, но там, где она не смогла бы объяснить продавцу, что она хочет купить, это было разумно. Да и денег у нее с собой не было, вернее, золото-то она взяла, но на Земле за это, могли бы и убить. Она, даже, смогла с помощью магии предотвратить попытку похитить у них золото, а вот Фелидас, которую мы будем сопровождать домой, пытались убить вместе с Зравшуном и еще одним человеком с Земли. Тогда Фелидас умудрилась снять с себя амулет оборотней и загрызла всех разбойников, что их похитили. Сергей появился уже к шапочному разбору.

Подождите, Ваше Сиятельство, так ведь Фелидас, это же мать Зравшуна, я это еще на Земле узнала.

Мать, мать, да только родила она его лет в пятнадцать. Они, когда на них смотришь, выглядят как брат и сестра, да и Зравшуна рано из дома дед забрал, а потом парень сбежал к наемникам, так что мать он видит очень редко, а отца терпеть не мог. Тот был еще тем отморозком, но, по-моему, его дед Зравшуна и убил. Недолюбливал он своего сына.

Вы хотите сказать, что дед убил собственного сына?

Да, именно это я хотела донести до твоих ушей. Если он появиться там, где будет Фелидас, то держись от него подальше, это страшный человек. Я, один из сильнейших магов королевства, сидела у него под замком и ничего не могла ему противопоставить, хотя, он не маг. Сын его, тоже меня арестовал, но там все было обставлено как нормальный арест, а Закарит просто подчинил мою волю. Это страшно.

Закарит, это дед Зравшуна, я правильно поняла?

Герцогиня подтвердила, что я права и тут герцог счел, что ужин наш подошел к концу. Мы поднялись из-за стола вместе с герцогской четой и стояли, пока они не покинут обеденную залу. Зравшун бросил мне ехидно, что мы мол наговорились на всю оставшуюся жизнь, которой у меня будет мало, если я его не буду слушаться и учиться у него премудростям воинского искусства. Он бы меня еще заставил устав караульной службы учить! Я, сама себе удивляясь, показала ему язык и направилась на выход, так как сидела гораздо ближе к дверям, чем он. Лицо Зравшуна вытянулось, от такой моей демонстрации своих возможностей, но мне уже было все равно, я неслась в свою комнату.

Собрать косметичку для Ликуры было делом пары минут, уж что-что, а каждая земная женщина, визажист, а если разобраться, то визажист со стажем. Я прижала косметичку под мышкой и отправилась в кабинет Ликуры, как мне и было приказано. Когда я спустилась в подвал, то увидела, что дверь кабинета слегка приоткрыта, так что я юркнула туда, закрыв за собой дверь.

Вот, Ваша Светлость, это косметичка, а внутри есть все, что необходимо женщине, чтобы выглядеть ухоженной и красивой.

Очень интересно, а замок, как на моем пальто, что Сергей мне купил на Земле. Ну давай, показывай, что там внутри и как этим всем пользоваться.

Я так увлеклась обучением азам мастерства визажиста, что не сразу распознала, что с моим телом твориться что-то не совсем понятное. По мне пробегали волны жара или ужасного холода, иногда глаза теряли фокусировку, как будто я серьезно заболела.

Не беспокойся, это я внесла некоторые изменения в твой организм и сознание. Ты так была увлечена, что это помогло мне поместить в тебя достаточно большой объем информации и навыков. Сегодня и завтра постарайся не упражняться сильно, а то твоя психика может не выдержать, и еще, я тут написала письмо Фелидас. Ты его передай герцогине при встрече. В письме я характеризую тебя и прошу герцогиню обратить на тебя внимание. Это тебя и ее ни к чему не обязывает, но и я рекомендую тебе присмотреться получше к герцогине Фелидас. Все, сейчас иди спать и не беспокойся о твоих уроках мне, я все усвоила и завтра утром немного изменю свою внешность.

Я поблагодарила герцогиню и отправилась к себе. Ноги еле слушались меня, так что я с трудом доплелась до своей комнаты и плюхнулась, не раздеваясь, в кровать. Спала я плохо, и утром еле разлепила глаза, когда в мою дверь забарабанили. Я, на негнущихся ногах поплелась открывать дверь, едва засов открылся, как дверь чуть не врезала мне по лбу.

А ну, живо собираться, и через пять минут я жду тебя на площади перед замком, все, время пошло!

Это чудовище повернулось на каблуках через правое плечо и заржав, припустило по коридору опять выставляя мне на показ свою изумительно поджарую попку. " Хоть бы тебя кто-нибудь на себе женил, что ли, а то только кровь мою пьешь и все!". Я повернулась к кровати, а у меня ведь все было собрано еще вчера, так что я сходила в туалет, помылась, выставила горшок за дверь и, напялив на себя сбрую с саблями и рюкзак, направилась на выход. Замок еще спал, внезапно из бокового коридора выскочил мужчина и бросился ко мне. В руках он держал ребенка лет полутора. Пока я разглядывала ребенка, то в мою сторону понеслась стрела, выпущенная из небольшого арбалета. Тут все встало на свои места, похищение, а в замке только один ребенок, которого бы имело смысл похищать. Что же, я увернулась от стрелы и подсекла ноги этому умельцу стрелять исподтишка, и выхватила ребенка из растопыренных, пытающихся помочь сохранить равновесие, рук. Тут капюшон похитителя слетел с его головы и я увидела мерзкую звериную морду. Дальше руки действовали на автомате, я прижала левой рукой ребенка к себе, а правой метнула в затылок свой метательный нож. Промахнуться я просто не могла, уж что-что, а метать ножи меня учили долго и тщательно.

Нож вошел удачно, прямо под основание черепа, так что то, что лежало сейчас в полутора метрах от меня было уже трупом. Из его кармана выглядывала знакомая горловина мешочка, в котором хранили деньги. Я не поленилась и вытащила этот мешочек, а потом и обыскала всего похитителя. В результате мне достался амулет, как у меня, еще два мешочка с деньгами и, в сапогах, два мешочка с какими-то камнями. Что за камни разбираться было некогда, так как снизу послышалось - Держи вора! Хмурого похитили! Сообщите герцогине!

Я рассовала мешочки по карманам и за пазуху, перехватила ребенка поудобнее и принялась ждать преследователей моего похитителя. Вскоре в коридор, так же, как и похититель, вылетели несколько охранников во главе с Зравшуном, увидев меня воины направили на меня острия пик, но Зравшун рявкнул на них, и направился ко мне.

Что, все прохлаждаешься, я когда сказал, что бы ты была на площади?

Вы, господин, сказали, чтобы через пять минут, а сами заткнули весь коридор, так что я должна была дожидаться, пока вы все тут рассосетесь, и не забудьте, пожалуйста, вытащить из этого, мой нож, у меня их не так уж много.

Я передала ребенка подоспевшим нянькам, которые тянули к нему свои руки.

Благодарю тебя Вика. - Раздалось у меня в голове. Ребенка унесли, а я так и стояла, раскрыв рот, это что, ребенок со мной, типа, поговорил? Чудеса.

Я поправила рюкзак и, распихивая всех со своей дороги, отправилась вниз. Сзади неслись шепотки - Убила. Наемного убила. - Ну, убила, так и он меня пытался убить, можно было попробовать его взять, но когда я увидела звериную морду, то все желание мигом отбило. Я сбежала по ступеням лестницы на первый этаж и стала выбираться из замка. На площади перед замком никого не было. Я думала тут повозки стоят, люди меня дожидаются, а тут никого. Ну, Зравшун, я ведь тоже так шутить умею, но нет, едва я сделала около десяти шагов по площади, как из-за угла одного из домов, показалась лошадиная морда, а следом за ней и телега, а вскоре и вторая, что морда, что телега. Мы медленно сближались намереваясь встретиться где-то в центре площади. Когда сзади послышалось.

Вика, бросай свои вещи в повозку и живо к герцогине на доклад.

Есть! - Пискнула я, и зашвырнув свой рюкзак в ближайшую телегу, рванула обратно.

.19. Глава 19.

* * *

Вбежав с хода на второй этаж, я рванула в кабинет герцога, но там никого не оказалось, тогда решила, что я смогу найти герцогиню только внизу, и ринулась туда. Как оказалось, это было правильным решением. В кабинете было человек шесть, включая герцогиню и меня.

Викитория, тебя обнаружили с Хмурым на руках в коридоре и, рядом с тобой лежал убитый человек, что ты можешь сказать в свое оправдание? - Прозвучало от мужчины средних лет, который смотрел на меня с каким-то превосходством.

Я открыла рот, в "какое свое оправдание", все же было предельно ясно, ведь это мой нож торчал в затылке этого нелюдя. Решив, что нужно кратко и по-военному доложить об утреннем происшествии, я набрала в грудь воздуха и начала.

Сегодня, рано утром меня поднял с постели стук в дверь, оказалось, что это мой начальник и учитель в одном лице, приказывает мне через пять минут выдвигаться на площадь перед замком, так как наш отряд отбывает в столицу. Мои вещи были собраны еще с вечера, так что я сходила в туалет, умылась и, взяв свои вещи в дорогу, вышла в коридор. В этот момент из-за поворота показался человек, который бежал мне навстречу и он нес в своих руках ребенка. Увидев меня он произвел выстрел из небольшого арбалета, но я увернулась от стрелы, мы сблизились, и я подсекла ноги похитителя, а ребенка выхватила из его рук, когда он пытался сохранить равновесие. В этот момент у него с головы свалился капюшон и я увидела звериную морду, это заставило меня прижать левой рукой ребенка к себе, а правой произвести бросок ножа с поворотом, так как похититель падал уже за моей спиной. Нож вошел под основание черепа, перебив, как я думаю, позвоночный столб. Положение ножа в теле указывало мне на то, что мой противник мертв, в этот момент послышались голоса и из-за того же поворота показалась группа людей, преследовавших похитителя. Ее возглавлял Зравшун, так что я указала ему на тело похитителя, а ребенка передала нянькам, которые прибежали следом за группой Зравшуна. Доклад закончен.

Как это подсекла ноги, что ты такое говоришь?

Я ему ласково улыбнулась, а потом провела молниеносный удушающий захват его одежды на груди и провела подсечку, с одновременным доворотом его туловища в сторону моей рабочей ноги. Мужчина упал как подкошенный.

Что, что это было? Ты подняла руку на мага?

Нет! Я продемонстрировала то, во что вы не верили, а маг вы или нет, мне все равно. Против законов природы не попрешь, и скажите спасибо, что я не провела удушающий прием по всем правилам, или не нанесла один из своих коронных ударов.

То есть ты, за это же время успела бы мне еще и нанести удар?

Конечно, времени было много, а вот с похитителем, там время контакта было ограничено, так что я только подсекла ноги, а дальше работали мои рефлексы.

Что может сказать по этому поводу заместитель командира наемников?

Ничего он не может сказать, потому, что он меня в деле не видел, я при нем метала только нож. Кстати, мне бы кто-нибудь вернул мой нож, что вытащили из тела похитителя.

Я отдам его тебе в повозке, а то, что моя подопечная хорошо владеет боем без оружия смогли убедиться парни, напавшие на нее в трактире на западной стороне площади.

Это там, где отделали шестерых, четверо из которых были стражниками?

Да, это были они и она.

Господин Зравшун не нужно покрывать свою подопечную, мы сами разберемся в этом деле. Постарайтесь, чтобы она вернулась из похода, у нас могут возникнуть к ней новые вопросы.

Ваша Светлость, а разве нельзя расспросить Хмурого? Он мне сказал слова благодарности, когда его у меня забрали няньки.

Что! Хмурый разговаривал с тобой?

Ну, он сказал "благодарю тебя Вика", и больше ничего.

Лицо Ликуры стало каменным, а потом расслабилось и она произнесла только одно. - Подтверждаю. Клянусь своей силой.

Мы подтверждаем клятву и мы тоже слышали слова Хмурого. Сильный маг растет. - Громогласно раздалось сверху.

Благодарю вас, боги. Благодарю и вас, маги за то, что помогли разобраться в этом вопросе, а теперь прошу прощения, но меня и мою подопечную ждет весь отряд. - Зравшун схватил меня за руку и потащил к выходу.

Обеспечите безопасность Фелидас! - Раздалось сверху и все стихло.

Быстрее двигай за мной! - Потянул меня за руку Зравшун, и мы выбрались из кабинета в коридор. Если боги выпустили меня из кабинета Ликуры, то все нормально. Мы не сговариваясь, припустили по коридорам и лестницам.

Повозки, или телеги, уже были заполнены воинами отряда, ждали только нас, как только мы запрыгнули в первую повозку, как наш небольшой караван тронулся. Колеса простучали по каменным кирпичам площади, и мы втянулись на улочку, которая выходила к замковым воротам. Еще пятнадцать минут, и мы пересекли ров, окружающий замковую стену по подъемному мосту и колеса, все еще подскакивая, покатили по дороге, выложенной камнем. Все выбрались из телег и пошли рядом с ними, тем более, что дорога начала немного забирать в гору. Уклон был небольшой, но я тоже выскочила из своей повозки и пристроилась сразу за Зравшуном, отстав от него на полметра. Мне нравилось смотреть на его стройную, поджарую фигуру. Он хоть и был занудой, и не обращал на меня внимание, но привлекательным мужиком он от этого быть не перестал. Меня влекло к нему, и я ничего с этим поделать не могла, но, зато, я научилась, за долгие годы учебы, запрещать себе все, что очень сильно хочется. Сейчас это помогало.

В гору, а точнее к перевалу, поднимались почти целый день, а как только перевалили через этот отрог, как, буквально через пару часов, стали устраиваться на ночлег. Сегодня шли без головного дозора, места уж больно близко к замку расположены, да и монахи из монастыря тут бывают. Бивуак разбили быстро, развели костры и принялись готовить ужин. Я с интересом наблюдала за процедурой приготовления традиционного блюда всех караванщиков, не исключено, что меня скоро пристроят к кухне. Странно, но они не варят супы, может потому, что воды в округе было мало, но я же то же самое наблюдала и тогда, когда рядом бил настоящий чистейший родник, так что странно, странно. Зравшуна расспрашивать бесполезно, он надо мной только посмеется, как это у него принято. Свою пластиковую миску решила не доставать, а посмотреть, может мне тут что-нибудь причитается. Оказалось, что меня не забыли, и глиняной миской с грубой ложкой наградили. О деньгах и дополнительной экипировки разговор не зашел ни разу, я пока молчала и присматривалась к отношениям внутри отряда, да и вмешательство Ликуры не прошло бесследно, я все время клевала носом, пока ехала в телеге, а выброс адреналина в кровь, еще утром, давал какие-то болевые ощущения в крупных мышечных группах. Не зря вчера герцогиня меня предупреждала, но если бы я не вмешалась, то мальчонку бы вынесли из замка, уж больно на много преследователи отставали. Сегодня лягу спать пораньше, а завтра попрошусь у Зравшуна в головной дозор. Подобное лечат подобным

Ужин оказался ранним, я недоумевала, почему мы не прошли еще немного дальше, но мои сослуживцы только качали головами, посмеивались и обещали мне, что я завтра все сама увижу. Сама, так сама, я, отключившись от реальности, съела свой паек, как оказалось, быстрее всех. Зравшун поиздевался надо мной, что я, оказывается, очень голодная. Он бы еще посмотрел, как быстро я могу одеваться, хотя, это плохая идея, с моим-то отношением к нему. Демонстративно повернувшись к нему спиной, я отправилась под нашу телегу и разложив там каримат, улеглась на него, свернувшись калачиком. Ночь была не очень теплая, так что нужно выспаться, пока у меня еще есть остатки тепла, а дальше меня разбудит утренняя свежесть, мы это уже проходили. С такими мыслями я и отключилась до утра.

.20. Глава 20.

* * *

Утром я проснулась рано, все же некоторые утренние потребности заставляют нас просыпаться, кроме того, я уснула рано а, значит, успела выспаться и, что самое главное, мне было тепло. Я пощупала свое тело, оно было укрыто домотканым шерстяным одеялом, не толстым, но сохраняло оно тепло как нужно, так что, спасибо неизвестному доброжелателю. А нет, известному, Зравшун спал не укрытым. Он трогательно свернулся калачиком, засунув кисти рук под мышки. Я укрыла его одеялом и понеслась в кусты. Едва я вернулась в лагерь, как разожгла костер, скоро утро, и люди смогут поесть теплую еду. Вскоре жир поверх варева в котелке растопился, а тут стали появляться бойцы из ночного дозора. Все продрогли, но старались при мне не показывать этого, но увидев костер, окружили его, и стали протягивать к нему озябшие руки. Когда парни слегка оттаяли, я предложила им принести свои миски, а я положу им разогретый завтрак. Через пару минут парни потянулись к своим лежачим местам и вернулись с мисками, я разложила им варево так, чтобы осталось остальным, опять перемешала все и слегка разгребла костер, чтобы варево в котле не подгорело.

Минут через пятнадцать зашевелились первые проснувшиеся, как оказалось, головной дозор. Один шел, держась за щеку. Щеку прилично разбарабанило, видимо воспалился больной зуб. В моей голове тут же, вихрем, пронеслась информация, как нужно поступить, чтобы парню стало полегче. Я молча пристроилась за парнями, а затем поймала больного за руку и подергав, приказала идти за собой. Нужна была чистая ткань, ведь гной, все равно должен будет найти путь наружу. Я подвела его к нашей повозке и вытащила один из своих носовых платков. Платок был новый, так что, для наших манипуляций должен подойти. Я заставила парня открыть рот и вставить туда мой платок, затем обхватила его голову своими ладонями и стала формировать выходной канал для выхода гноя. На какое-то время парню станет немного легче, но ненадолго, прохладные ночи не будут способствовать быстрому выздоровлению и возможен рецидив.

Краем глаза я заметила, что к нам направляется Зравшун. Добравшись до нас, он поинтересовался, что случилось? Я доложила ему, что у парня пульпит, а проще говоря, больной зуб. Я сняла воспалительный процесс, но это не окончательное выздоровление. Нужно провести еще три сеанса, чтобы полностью убрать проблему, а сегодня ему нельзя в дозор, так что я его заменю.

Зравшун в задумчивости пожевал нижнюю губу, а потом решительно кивнул и предупредил, чтобы я не лезла ни в какие разборки, а сразу бежала к каравану, здесь помогут. Нас стало на одного меньше а, значит, полноценной замены на маршруте не получится. Трое в дозоре, трое отдыхают, один начальник и одна ученица.

Зравшун, значит у нас все поменяется, трое в дозоре, трое отдыхают, один начальник и один больной и это не обсуждается. Вечером я снова обработаю парня, и пусть выкинет мой носовой платок, он весь пропитался гноем.

Я понеслась к парням, терпеливо ждущим своего напарника. Подбежав, я доложила, что подменю их напарника, так как он заболел. Парни пожали плечами и выделили мне правую сторону от дороги с шириной около пятидесяти метров. В принципе дело было несложным, нужно было внимательно осматривать местность и обращать внимание на всякие странности и подозрительные места.

Так мы и шли уже больше четырех часов, это было приятно, не то, что тащиться на телеге и выслушивать плоские шуточки Зравшуна. Мне такое движение нравилось еще и тем, что я могла познакомиться с местной природой. Информация Сергея о том, что все красивое, смертельно опасно, уже четко сидело у меня в голове благодаря моему тесному знакомству с одним ночным цветком. Теперь я больше не сделаю такую глупость, но лучше бы сразу знать, что может меня убить. Местность была с приличным уклоном, так что я оценила новую обувь и приняла решение, что как только у меня появятся деньги, то я закажу себе сапоги так, как это и положено у наемников. Они уже видели, как я наматываю портянки, но пока не знают для чего, а для меня это привычно, берцы, берцами, но и сапоги мне поносить довелось. Конечно, кирзовые сапоги не сравнить с этими сапожками, но ноги пока не болят, да и мозолей я не натерла, во всяком случае, не ощущается.

Дорога извилисто спускалась по ущелью, где, действительно, на ночь негде было остановиться, поэтому мы и сделали привал вчера так рано. Что же, разумно. Еще, примерно через час мы сделали крутой поворот и направились к сужающейся части ущелья. Если бы я хотела устроить засаду, то я бы выбрала именно это место, уж больно все хорошо простреливалось с крутых лбов двух холмов, стоящих друг напротив друга. Это они заставляли ущелье сузиться, а дорогу загоняли прямо между собой. Может, они и не стоят друг напротив друга, но отсюда мне кажется, что они стоят именно так.

Решив, что самое лучшее это идти почти поверху отрога, являющегося одним из плечей этого ущелья, я стала забирать все выше и выше, если что, то стрела и отсюда долетит, практически, до дороги, зато, я могу контролировать и верхнюю, и нижнюю часть ущелья со своей стороны. Слегка пригибаясь, чтобы меня и свои не заметили и, если есть, то и потенциальный противник, я стала пробираться к стоящему с моей стороны, холму. Мои опасения оказались не напрасными, вскоре я заметила голову в какой-то странной шапке, которая в нетерпении то поднималась над травой, то опять опускалась вниз. Я подходила к ним сверху, но соблюдая все меры предосторожности. Уже пробравшись ближе, я отметила и лук, верхнее плечо которого показалось рядом с поднявшейся головой. Все же это засада, скорее всего такая же, как та, что обстреляла караван, к которому прибились мы с Сергеем. Решение пришло мгновенно, этих нужно успокоить ножами, а если такой же отряд и на той стороне, то мой лук достанет их отсюда, даже если не попаду, то я не дам им поднять головы, а когда караван пройдет, то можно будет просто догнать телеги. Главное, чтобы за этими холмами нас не поджидала основная засада, а эти просто ударят в спину. Моя позиция позволяла осмотреть и местность за холмами, как выяснилось, там никого не было, получается, что они просто нас обстреляют, и уйдут через отроги в соседнее ущелье. Используя то, что я уже оказалась на противоположенной стороне перемычки, соединяющей холм и гребень отрога, я стала подбираться к этому отряду с тыла.

Засада, с этой стороны, беды не ждала, так что я смогла подобраться достаточно близко, и наметила участки тела диверсантов, не закрытые доспехами. Внезапно бойцы в засаде оживились и замахали руками, им, с той стороны ущелья, тоже махнули руками, мол, видим. Я насчитала еще двоих лучников на той стороне, а, судя по интенсивному обмену сигналами, то это показался наш караван. Я бы его назвала обоз, но из уст местных вояк, всегда произносилось, караван. Мне-то, от этого, ни холодно, ни жарко.

Бойцы лежали в траве, образуя небольшой треугольник, обращенный ко мне своим углом. Значит, решено, нож в затылок ближайшему, прямо под основание черепа, смерть мгновенная, не закричит. Второй нож тому бойцу, что лежит справа, потому, что он со своим луком сможет повернуться ко мне с оружием быстрее, чем тот, что слева. Нож воткну так же как и первому, а вот третьему придется втыкать нож в область сонной артерии, в момент поворота в мою сторону.

Все эти мысли пронеслись в моей голове, пока я занимала позицию. С этой троицей я должна закончить до того, как наш караван доберется до места досягаемости вражеских стрел, к тому времени я должна держать лук в своих руках и выцеливать бойцов на той стороне. Вдруг, левый боец отложил лук в сторону, и в его руках оказался арбалет, но менять план было уже поздно.

Первый нож вошел туда, куда я и хотела, голова бойца ткнулась лбом в землю, второй нож, тоже, угодил туда, куда планировала, но боец умер не сразу, а задергался и, даже, издал какой-то хрип, но это уже ничего не меняло. Боец слева стал поворачиваться в мою сторону всем телом, перемещая арбалет в вытянутых руках, но нож с моей руки уже сорвался, а я, на всякий случай, выхватила следующий нож. Но он не понадобился. Очередной хрип и фонтан крови. Я пробралась к телам и собрала оружие, мне же доказывать придется, почему я углубилась в сторону дальше, чем на пятьдесят метров. На той стороне, оба лучника слегка привстали, пожирая глазами едущие телеги, мои манипуляции на этой стороне остались для них не замеченными, головы-то, в другую сторону повернуты, да и я не подкачала, все было выполнено скрытно. Наложив на лук первую стрелу, я приготовилась атаковать противоположенный отряд диверсантов, когда те откроются, На таком расстоянии стрела полетит по небольшой дуге, сила у лука была очень хорошей. Я нашла глазами того лучника, что стоял чуть сзади этой двойки, и выпустила стрелу, отслеживая ее глазами, а рука, автоматически вытащила вторую стрелу и вставила ее на полочку тетивы, как будто я все время только и делала, что стреляла из лука. Мой расчет оказался верен, задержка между выстрелами была небольшой, так что вторая стрела воткнулась под мышку последнего лучника. Даже, если я их не убила, стрелять они по нам не смогут. Обыскав тела и забрав все, что представляло интерес, я подняла собранное оружие и побежала по склону вниз. Сбегать пришлось зигзагами, все же уклон был серьезный, Мой спуск пришелся прямо к телегам, только добравшимся к этому месту. Я молча сгрузила трофеи в нашу телегу и понеслась вперед, на свою позицию. Сзади только раздалось сдавленное, "это что?", но я бежала вперед, забирая в свою сторону, чтобы занять ту позицию, которую мне назначил начальник нашей группы головного дозора.

.21. Глава 21.

* * *

Так я и шла до самой темноты, по моей стороне мест, где бы мог остановиться наш караван, не было. Когда практически ничего не стало видно, то я повернула назад. Глупо идти вперед, если караван уже где-то остановился, могли бы и свистнуть мне, что, мол, возвращаемся. На этот раз я вышла на дорогу и побрела навстречу движения каравана. Минут через сорок я разглядела отсветы огня на деревьях и повернула туда. Когда я пришла, то в лагере стоял настоящий базар. Я поинтересовалась, что такого произошло и почему меня не предупредили, что караван остановился? Все сконфужено замолчали, потом слово взял Зравшун, как командир отряда.

Ну, понимаешь, Вика, тут недоразумение вышло. Ты у нас боец новый, но никому и в голову не пришло, что ты не знаешь наши сигналы, вот парни тебе кричали, подражая голосу райги, но для тебя, видимо, это просто был крик птицы, и все. Ладно, в следующий раз я сам проведу полный инструктаж. А теперь, - голос его изменился на угрожающий, - я бы хотел услышать, что произошло и откуда это оружие?

А. - Беспечно махнула я рукой. Нагребая себе гуляш в глиняную миску. - Засада на холмах была. Пять человек, в смысле, степняков. Со своей стороны я троих ножами убрала, а на той стороне, оставшихся, из лука.

Значит, ты оставила караван без прикрытия справа и полезла вверх? А если бы за холмами нас ждал отряд степняков голов так в двадцать?

Так я же не сразу на них накинулась, я там все осмотрела, и подходы к засаде, и местность за холмом, а когда убедилась, что кроме них, никого нет, то я еще выжидала, когда и на той стороне ущелья кто-нибудь себя проявит. Ну, а как они телеги увидели, так и начали друг другу руками махать, вот я их и сосчитала, а потом их всех успокоила. Да не волнуйтесь вы так, это было не сложно.

Не волнуйтесь! Это было не сложно! Как ты к степнякам по траве незаметно подобралась на расстояние броска ножом? Это они к нам так подобраться могут, в этом деле они большие мастера.

Зравшун, я же не девочка с улицы, которая первый раз в руки оружие взяла, я кое-что могу, и вас научу, да и против пластунов очень примитивные ловушки вокруг лагеря поставить можно.

Это какие же?

Да самое простое, на тонких веревках развесить на кустах что-нибудь звенящее. Веревку пластун зацепил, в лагере услышали и приготовились к отражению атаки. Можно и колышки заостренные навстречу движения ползущих противников понатыкать. Это сигнал не подаст, но проблемы ползущим создаст. Ладно, я вам потом много чего расскажу, а сейчас больного ко мне, и я спать.

Ночь прошла спокойно, дальше потянулась равнина, отгороженная от степняков теми самыми горами, с которых мы спустились. Теперь следовало опасаться только разбойников, а эти были потупее степняков, так что дозоры сократили до двух человек и наша жизнь в дороге стала напоминать загородную прогулку. Зравшун стал относиться ко мне с большим пониманием и я ему за это была благодарна, парни зыркали на меня с восторгом, еще бы, ведь у меня и фигура и, с некоторых пор, лицо, вполне нормальные, не зря же меня пригрел боров. Воспоминания о борове заставили меня помрачнеть, Сергей же вернулся к себе домой, а там его поджидал теплый прием, уж я-то борова изучила, как никто другой. Хотелось надеяться, что они ничего Сергею не сделают, а уж убить эту изворотливую скотину еще не удалось никому, он даже ран от своих противников не получил. Он всегда осторожен, причем с возрастом это стало только усиливаться и напоминать паранойю.

Через пару дней я стала замечать, что оружие и вещи, которые я притащила с холма, так и лежат нетронутые, я поинтересовалась у Зравшуна, а что, это оружие нам не нужно? Зравшун удивился, как это не нужно, очень даже нужно, но оно ведь мое, и я сама должна решить, что с ним делать.

Зравшун, ну ты-то должен понимать, что я ничего о вашем мире не знаю. - Зравшун быстро оглянулся, не слышит ли кто нас из его бойцов? - Ты что, сам не можешь такое решение принять? Луки парням раздай, а тем более, арбалеты, наша мощь сразу усилится, да и сабли с ножами будут не лишними, а не надо, так продайте, я, к сожалению, забрать оружие у тех степняков, что были на противоположенном холме, просто не успела.

Вика, такое решение может принимать только сам хозяин трофеев.

А что, в бою каждый бросает драться и начинает собирать трофеи, или вы их потом вместе собираете и делите?

Если бой общий, то да, собираем и делим, а если трофеи добыты лично, то они сдаются в отряд, а добытчик получает четверть от их стоимости на свой счет.

Ну, вот и распредели это так, как считаешь нужным, я же их, считай, в отряд принесла, просто не знала, что нужно еще что-то сделать или сказать.

Вот, это другое дело, а то парни уже шептаться начали. Считай, что половину золотого ты уже заработала.

А половину золотого мне на сапоги и одеяло хватит? А то я сапоги уже готовые купила, сам понимаешь, моего размера не было, а одеяло мне приходится с тобой делить. Я ведь даже не знаю, холода ожидать или потепления.

Холода, а одеяло мое можешь себе забрать, я потом прикуплю себе, а сейчас буду пользоваться тем, что осталось без хозяина.

Вскоре местность вокруг дороги изменилась в лучшую сторону, стали попадаться поселения, а островки деревьев уже больше напоминали крупные рощи. Зравшун, пару раз задерживался в поселениях на всю ночь, видимо, по бабам ходил. Было обидно, но я понимала, что в отряде такое дело было общепринятым, да и другие бойцы частенько исчезали на ночь, но по какому-то согласованному графику. Еще пара дней, и мы въехали в ворота столицы, последний день мы провели на ногах, ехать в трясущейся телеге было невыносимо. Возле герцогства Варелу дорога тоже выложена камнем, но там он был положен гораздо ровнее, или эту дорогу тут просто разбили колесами.

Парни повеселели, мой пациент жался поближе ко мне, видимо, просто интуитивно искал защиты. Я уже выучила несколько слов на местном языке, слова, в основном, были ругательствами, междометиями или командами. Мой учитель по лингвистике, Зравшун, ругательства пропускал, а вот команды и междометия объяснял и поправлял произношение.

Мы проехали по узким улочкам, которых было на порядок больше, чем в герцогстве Варелу и, наконец, уперлись в ворота королевского дворца. Зравшун, действительно, оказался нашим пропуском, как только за воротами услышали, что это Зравшун с отрядом прибыли по приглашению герцогини Фелидас, как нам тут же распахнули ворота, и каждый стражник считал своим долгом хлопнуть Зравшуна по плечу. Странно, им что, наши плечи чем-то не нравятся?

Зравшун улыбался, отвечал на приветствия, но целенаправленно вел наш караван к определенной точке дворцового двора. Дворец, по моим меркам, был неказист но, все равно, отличался от замка Варелу хотя бы размерами. Я думала, что сейчас мы соскочим с телег и пойдем во дворец, но нет, наш караван тянулся и тянулся по каким-то закоулкам дворцового двора. Наконец наши мытарства кончились на заднем дворе, рядом с конюшней.

Все, приехали, повозки распрячь и подыщите себе место на ночь, я во дворец, на доклад.

Зравшун повернулся, и исчез в толпе всякой местной прислуги. Я четно пыталась помогать парням, но те меня отодвинули в сторону, и все провели слаженно и четко. Кони исчезли в конюшне, а телеги были сдвинуты друг к другу углом, так что между ними получилось наше законное место.

В конюшне ночевать, конечно, теплее, но зато здесь хоть воздух почище. - Высказался один из наших парней.

Я с ним была полностью согласна, кони воздух не озонировали, напротив, их мясная диета отражалась соответственно, на запахе того, что из них вываливалось но, надо отдать им должное, они никогда не годили в запряженном виде, но и менять их приходилось, из-за этого, два раза в день.

.22. Глава 22.

* * *

Прибыли мы, когда местное светило уже закатывалось за горизонт, поэтому сразу один убежал за дровами для костра, а остальные принялись готовить все к ужину. Размачивали корни, которые выполняли роль картофеля, но были более плотными как, если бы картофель был недоваренный, нарезали вяленное мясо, резали травку, которая выполняла роль приправы. Я, когда все это первый раз увидела, то на самостоятельное приготовление гуляша, даже не заикнулась. Кто его знает, какой вкус бы получился у моего блюда?

Вскоре костер пылал, и лизал бока нашего котелка. Траву для настоя размяли, чтобы не было крупных кусков и разложили на одном из щитов, чтобы получилось нужное количество порций. Это все засыпится в котелок после того, как мы съедим гуляш, таковы традиции. Едва поспел гуляш, как к нам вернулся Зравшун, он оттащил меня в сторону и попросил сопровождать его на званный ужин, парни поймут и в обиде не будут. Я пожала плечами, мне какая разница, где есть, здесь, или за столом. Еда-то, все равно, одинаковая, судя по застолью в герцогском замке.

Я пристроила свои вещи в телеге, причесалась, поправить мою боевую раскраску в отсветах костра я не решилась, и сообщила Зравшуну, что готова сопровождать его, куда бы он меня ни повел. Сама даже покраснела от таких намеков но, хорошо, что отсветы от костра красноватого цвета. Зравшун тоже поправил амуницию и мы двинулись прямо через толпу челяди, толпившуюся вокруг дворца.

Во дворец мы входили через заднее крыльцо, вернее, крыльцом эти две полу ступеньки, назвать было сложно, так что через служебный вход, как я его для себя окрестила.

Вот здесь я и подогнал коней Серигею, когда он не мог ходить, загрузил его в сетку, между конями и отправил домой. Все время мучился, доехал он, или нет, но недавно повидал его, так что успокоился. Мы с ним, как братья, хоть он меня немного и постарше. Ладно, проходи вперед, здесь женщин принято пропускать вперед, а вот в трактирах, ну ты знаешь, наоборот. Я кивнула, и прошла вперед мимо охранников, которые вытянулись по стойке "на караул", когда мы прошли мимо них. В коридоре, прямо рядом с входными дверями, нас подхватил неприятного вида мужичок, с которым я бы, в узком месте, разминулась оглядываясь, и повел нас вглубь дворца. Пока это больше напоминало чистый вариант конюшни, только пол каменный. Нас привели в один из коридоров дворца, здесь было почище, чем в остальных коридорах и мы уткнулись в одну из комнат. Я, как и положено женщине, прошла вперед первой, а Зравшун немного задержался в коридоре, а потом тоже, вошел внутрь. Здесь было две кровати, грубо сколоченный стол, что-то наподобие небольшой скамьи. Зравшун царственным жестом предложил мне выбрать кровать, а сам улегся на соседнюю. Полежали. Я поинтересовалась, а где же ужин? Но Зравшун предложил мне немного отдохнуть на мягком, а к ужину нас пригласят, такой здесь обычай. Тогда я расстегнула колет и несколько крючков на замшевой рубахе, выполняющей роль поддоспешника. Лежать на мягком было действительно хорошо, но нужно было и себя в порядок привести, я достала из поясного мешка косметичку и подправила свой макияж. Косметика на лице держалась нормально, а ведь я с ней, почти что распрощалась, когда мне изуродовали лицо. Делать было нечего, и я опять улеглась на кровать. Насекомые, вроде, не бегают, да и Зравшун лежит спокойно, вскоре он задышал ровнее, видимо провалился в сон, мои глаза тоже, неизвестно когда закрылись, но внезапно я проснулась от того, что кто-то потихоньку тискал мою голую грудь. Я перехватила руку похабника и вывернула ее так, что противник оказался на полу, а я завела его руку ему за спину. Огляделась, Зравшун так и лежал в своей кровати, но услышав нашу борьбу и, невольный стон мужчины, открыл глаза.

Я, тем временем провела визуальную инвентаризацию своего тела и одежды. Да, неловко получилось, моя грудь достаточно откровенно выглядывала в распахнутом вороте рубахи, благо лифчик не давал ей вывалиться наружу, но мой поясной кошель оказался открытым, и пропала косметичка. Я осмотрела мужика, и заметила, как он свободной рукой прячет косметичку под кровать. Зравшун уже оказался на ногах и, приставил нож к горлу проходимца.

Кто послал?

Господин, я заглянул сюда случайно. Перепутал дверь. Меня привлекла эта женщина, вот я и запустил руку за ее отворот, но ту она проснулась и схватила меня за руку. Я больше ничего не делал. Вы же понимаете, что настоящий мужчина не может пройти мимо таких аппетитных форм, вот я и не удержался. Зравшун соглашаясь кивал головой, он-то мог наблюдать эти мои достоинства с высоты своего роста, но карманы парня обшарил, и вытащил знакомый мешочек с остатками мелочи, что у меня осталась после того, как я рассчиталась в трактире. Зравшун перехватил парня поудобнее и потащил его к двери, я вынуждена была отпустить руку проходимца, а Зравшун, распахнув дверь нашей комнаты, нанес парню хороший удар сапогом в область соединения проходимческих ног, так что тело покинуло нас, вопя от боли, а Зравшун закрыл за ним дверь.

Вика, он немного прав, тут, во дворце, царят такие нравы, что любой мужчина может позволит себе залезть рукой к тебе за шиворот, или под юбку. Ну, слава богам, на тебе штаны, но такое откровение, как ты только что демонстрировала, сведет многих с ума, так что будь осторожна.

Хорошо, Зравшун, я учту, тем более, что мои прелести не свели тебя с ума. Я ослабила застежки одежды, так как хотела отдохнуть.

Твои прелести впечатлили меня не меньше, чем этого недоноска, но я не претендую на девушек моего друга и брата.

Оттараторив это, Зравшун отправился к тазу с кувшином и ведром воды. Зачерпнув воды, он полил себе на одну руку и принялся мыть лицо. Я, подошла к Зравшуну, и молча забрала у него кувшин, а потом указала ему, что он может умыться двумя руками, все же так удобнее. Зравшун не стал отказываться, а хорошенько умылся, протерев часть груди и шею. Все же десять дней без нормального мытья организму достаются тяжело. Когда Зравшун выпрямился, то я передала ему кувшин и приготовилась умыться самой. Зравшун дал воде литься тонкой струйкой, позволяя мне умыться и протереть верхнюю часть груди и шею, которая, казалось, уже чесалась от нетерпения. Поблагодарив Зравшуна, я отправилась вытираться, так как такая роскошь, как полотенце, здесь отсутствовала, как класс. Мой носовой платок позволил мне вытереть лицо, грудь и шею, а затем я подала его Зравшуну. Все равно это лучше, чем ничего. И вот тут я увидела, что Зравшун смотрит на меня с удивлением.

Я что-то сделала не так?

Но ответить мне Зравшун не успел, в дверь ввалился наш провожатый и наш диалог захлебнулся, смутившись чужими ушами. Я метнулась к своей кровати и найдя под ней свою косметичку, принялась рисовать себе красоту. Оба мужчины стояли с открытыми ртами, ведь я впервые красилась в присутствии посторонних, но сейчас поджимало время. Нанеся боевую раскраску, я застегнулась на все застежки и сообщила, что я готова. Зравшун закрыл рот и быстро вытерся моим платком, а затем вернул его мне. Я засунув его себе за отворот колета, потом постираю, вышла в коридор.

.23. Глава 23.

* * *

Мы шли по коридору за нашим провожатым, который все больше и больше ускорял свой шаг. Видимо мы опаздывали на какую-то церемонию, и точно, внезапно в пересечении коридоров показалась большая толпа, сопровождавшая чету богато одетых людей. "Король с королевой", мелькнуло у меня в голове, тем более, что этого мужчину я тоже видела в сотовом телефоне, и я присела в глубоком реверансе. "В платье это смотрелось бы лучше", запоздало пришла здравая мысль, но на меня обратили внимание,

Вот зараза, я что, опять что-то сделала не так?

Да не переживай, здесь такие свободные нравы и очень ограниченное количество каких-то условностей.

Мы пропустили всю эту группу людей, а затем еще одну, сопровождающую одинокую женщину. Когда она посмотрела на нас, то я ее узнала и повторила все те движения, что продемонстрировала только что первой группе людей. Женщина улыбнулась и кивнула в ответ. Столько теплоты было в ее глазах, но я тут же вспомнила, что это же мать Зравшуна, а она так может смотреть только на своего любимого сына. Мы пристроились за этим кортежем, а вскоре, и за нами начали пристраиваться такие же группы людей.

В моей голове плясали мысли, это что же получается, прямо за королевской четой, а кроме них никто не может быть окружен такой огромной группой лизоблюдов, идет мать Зравшуна, она герцогиня, но Зравшун же наемник, тут у меня в голове все сложилось, наверное, незаконнорожденный сын. А вот герцогиня, видимо, птица высокого полета. Наш людской поток влился в огромный зал, заставленный столами по всему периметру. Королевская чета уселась на свои законные места, а рядом с ними пристроился парень, выглядевший очень молодо, а с другой стороны уселась мать Зравшуна, гости начали рассаживаться, нам указали на лавку, недалеко от королевского стола. Мы уже уселись, когда раздался голос короля.

Зравшун, племянник, а ну ка иди и сядь с нами рядом.

Зравшун сквозь зубы шепнул мне, чтобы я держалась, и отправился к своей матери. Тем временем столы заполнялись приглашенными. В зале стоял гул, как в аэропорту, в момент прилета или посадки очередного рейса. Рядом со мной гости набросились на еду, я сочла, что все условности соблюдены и, тоже, принялась уминать то, что было передо мной. Организм требовал своего. Краем глаза я наблюдала, как мать и сын беседуют между собой, иногда их перебивал король, который что-то спрашивал то у Фелидас, то у Зравшуна. Застолье постепенно начало набирать обороты, к еде подавали слабоалкогольный напиток, мне он напомнил пиво, разведенное водой, мы с девчонками иногда развлекали себя в увольнительных, но вот первый раз пиво пить было боязно, и я разбавила его водой. Вот и сейчас такой вкус ощутил мой язык, так что я не на много ошибусь, если предположу такое. На мое окружение этот напиток произвел определенное действие, речь стала более развязанная, народ стал обниматься, кое-где женщинам откровенно засовывали руки за вырез их платьев. Я так засмотрелась на это шоу, что не сразу ощутила, как какой-то урод пытаясь засунуть мне руку под колет, второй рукой гладит мою попку. Я всегда была скорая на расправу, моя пощечина звонко разлетелась по залу. Какой-то идиот в толпе заорал "Поединок", так что мне пришлось встать и выбраться из-за стола. Мой потенциальный противник все еще потирал свою щеку, но второй рукой потянул из ножен свою саблю.

Он что, идиот? - Мелькнуло у меня в голове, он же здесь всех покрошит. Я резко сместилась влево, подпрыгнув, оттолкнулась от стены ногами и опершись руками о стол, перелетела через него. У меня получился неплохой фляг, с приземлением на обе ноги. Сабли я пока не вынимала, недоумевая, что же мне делать. Краем глаза я заметила, как Зравшун привстал со своего места.

Мой противник кряхтя перебрался через стол и помахивая саблей, пошел на меня. Поединок им, да я не опущусь до того, чтобы скрестит свои, такие дорогие для меня, клинки с этим уродом. Я глубоко вдохнула, и плавно выдохнула, вгоняя себя в боевое состояние. Этот уродец решил, что если у него в руках железка, то он сильнее всех. Ну сейчас посмотрим, его действия читаются на раз, так что даже сабли доставать не буду, Ближний бой, и сабля ему будет в тягость, а может и гениталии. Я резко сократила дистанцию, поймав его на том, что он отвел саблю в сторону, чтобы нанести удар по косой. "Косой бы это не понравилось!", пошутила я, и нанесла рубящий удар ладонями по плечам. Руки у мужика опустились, а зрачки расширились, показывая мне, что удар нанесен правильно, и можно брать клиента голыми руками. Я отвесила ему пощечину с другой стороны с такой силой, что два зуба вылетели вслед за моей ладошкой. Я повернулась и пошла на свое место. Все, шоу закончено. Потом опомнилась, повернулась к королю с королевой и поклонилась им, все же монархи как никак. Повернувшись к своему месту я разбежалась и в прыжке перелетела стол и сидящих за ним людей. Стена затормозила мое движение вперед, и я уселась на свое место. В зале стояла гробовая тишина. Нужно было что-то делать. Я встала и произнесла, - господа, поединок, о котором вы просили, закончен, можно продолжить ужин, благодарю, - и уселась обратно на свое место. Зал, как будто этого и ждал, воздух взорвался громкими спорами и обсуждениями, а я пододвинула к себе тарелку с чем-то восхитительным, во всяком случае, на вид, и принялась за еду. Я то точно знаю, что возле конюшен в котелке уже ничего не осталось, а мой организм, вздрюченный адреналином, требует свое. Насытившись, я отодвинула миску и, как будто это послужило сигналом, король поднялся со своего места. Все в зале встали, выражая монарху свое почтение. Королевская семья двинулась на выход, а я осталась одна с этими отморозками. Едва монарх со своей семьей вышел в двери, как в зале опят застучали ложки и ножи по глиняным мискам. Я обратила внимание на одну немаловажную деталь, за столом у короля посуда была другой, она была выполнена в цветах флага королевства и была более изящной, чем та, из которой я ела. А ведь точно, Сергей же говорил, что они чуть ли не купили герцогское звание барону Варелу с помощью посуды, подаренной венценосной особе.

Госпожа Викитория, мне поручено сопроводить Вас для беседы к королю. - Раздалось у меня за спиной. Что, что, а подкрадываться этот человек умеет. Я встала и, вытерев губы салфеткой, извлеченной из косметички, направилась за моим провожатым.

Если Вам не трудно, то назовите себя, а то как-то неловко, Вы меня знаете, а я Вас, нет.

Мое имя Аршис, и я являюсь тайным советником Его Величества.

Очень приятно, а мое имя для Вас представляет проблему, поэтому можете звать меня Вика, так легче.

Хм. Вика. - Покатал на языке мое имя Аршис, - А ведь действительно, так легче. Благодарю, что несколько облегчили мне мою задачу. Еще немного, и мы будем у покоев Их Величеств.

Мы прошли еще один коридор насквозь, и подошли к высоким резным дверям. От них веяло древностью, как от наших гробниц и пирамид. На дверях стояла охрана, которая расступилась, пропуская моего провожатого и, соответственно, меня. Мы вошли в полутемную комнату, в которой собрался весь цвет нации, а точнее, вся семья короля. Я еще раз поклонилась всем присутствующим, включая Зравшуна, тот улыбнулся, но промолчал. И это правильно.

Приветствую Вас госпожа Викитория. - Торжественно произнес король. Тут к нему на ухо что-то шепнул Аршис, и король с облегчением продолжил. - Мы пригласили Вас, Вика, потому, что хотели бы услышать, как там поживает наш друг Серигей. В последний раз мы видели его, когда он выполз из дверей этого дворца, а Зравшун подвел ему коней. Нам было запрещено оказывать Серигею какую-либо помощь, но Зравшун, это нечто, он не побоялся гнева богов и проявил участие по отношению к Серигею, так что с ним, и как он себя чувствует? Присаживайтесь, где Вам удобно, и начнем.

.24. Глава 24.

* * *

- Мне сложно рассказать вам что-то новое о Сергее, ведь я, как выяснилось, знаю его меньше всех вас. Наша встреча произошла благодаря моему учителю музыки, который лечился у Сергея, вот он и посоветовал мне обратиться к нему, а затем и сам отвез меня к нему домой.

Домой, это в тот дом, с лужайкой и гостевым домиком?

Совершенно верно, Ваше Величество.

Скажите, Вика, а он тогда уже нормально передвигался? А, ну Вы же не знаете, что леча мою жену с сыном, он потерял равновесие, как нам сказали боги, и упал навзничь на каменный пол. На беду там, где он рухнул, находился выступ перед спуском к камину, вот эта плита и сломала позвоночник Сергею. Боги запретили нам оказывать ему помощь, вот он и полз отсюда на выход, пока не выбрался наружу, а там ему подсобил Зравшун.

Ну, могу вас всех обрадовать, когда я общалась с ним, он по утрам занимался со своими саблями и метал ножи. Мы с ним познакомились и он предложил мне вылечить меня. Вначале я сомневалась, дело в том, что наши врачи отказались лечить меня, может потому, что моя работа не позволяла мне выехать за границы нашего государства, а может потому, что с моей раной все обстояло очень плохо.

Можно узнать, а что у Вас была за рана? - Подала голос Фелидас, у нее был приятный тембр голоса, да и выглядела она потрясающе. Я вспомнила о наборе косметики, который Ликура посоветовала подарить Фелидас. Мысленно я подобрала оттенки помады, тонального крема, но спохватилась, нужно же отвечать на вопрос. - Ничего такого, что мешало бы мне ходить, бегать прыгать, сражаться. Мой начальник разозлился на меня и выплеснул мне в лицо едкую, разъедающую кожу жидкость, а его помощники не дали мне удалить ее быстро с лица. В общем у меня осталась только половина лица, а на второй половине все отвалилось, практически до костей. Сергей готов был начать лечение, но я испугалась и потеряла один день, когда я обратилась к нему вторично, то уже он не был готов проводить лечение, так как ему пришлось лечить самого себя. Он мне показал те раны, которые ему нанесла, как сказала госпожа Ликура, меховая сколопендра. - У всех присутствующих на лице отразился неподдельный ужас.

Но ведь это же смертельно, - дрогнувшим голосом прошептала Фелидас.

Да Ваше Сиятельство, но сколопендра тоже была ранена, и Сергей вылечил ее. Она, даже, дала Сергею яд, которым он уничтожал на моем лице мертвую кожу и мышцы. В общем, в процессе лечения мы познакомились и я рассказала Сергею о моих проблемах с моим начальником. Сергей обещал помочь и, даже, привлек к этому делу ту самую сколопендру. Он называл ее Сумка. Вот эта Сумка и вытащила меня из тюрьмы, где меня собирались убить. Сергей решил, что я должна исчезнуть с нашей планеты, вот он и предложил, что отправит меня к Зравшуну. Простите, к Его Светлости, Зравшуну.

Не поправляйся, до светлости он еще не дорос. Его дед желает, чтобы он так и оставался наемником. Так, продолжай, что же было дальше.

Понимаете, я работала в такой организации, что, как у нас говорят, туда войти можно, а вот выйти нет. Это секретная организация, направленная на подготовку шпионов, диверсантов, разведчиков, там жесткий отбор кандидатов и железная дисциплина. Я попала в эту организацию еще ребенком, у меня не было родителей и я подходила им по каким-то, известным только им, параметрам. Отсутствие родителей было дополнительным плюсом, то есть я была человеком без прошлого и без родни, а значит, со мной можно было делать все, что их душе угодно. Вот со мной и делали, до того момента, пока я не повзрослела. Когда у меня появились первые мечты, влюбленность, то меня жестоко наказали, а затем сделали уродом.

Подожди, Вика, ты сказала, что тебя жестоко наказали, я думала это и было то, что тебе сделали с лицом. - Опять прошептала Фелидас.

Нет, сначала на моих глазах убили парня, которого я посмела полюбить. Просто мой начальник держал меня для себя. Ну, Вы понимаете, для чего, а уже потом, в ход пошла кислота.

Женщины, вы отвлеклись, нас интересует судьба Сергея, а о своем, девичьем, вы и в дороге наговоритесь.

Я Вас поняла, Ваше Высочество. Сергей организовал все так, что мои хозяева должны были найти следы расправы дикого зверя над моим телом. Все это должны были поведать следы крови и моя верхняя одежда и все мои украшения. В общем я осталась в чем мать родила, а Сумка перенесла меня к Сергею домой. Там мне подобрали старую одежду Сергея и мы отправились в ваш мир. Дорога заняла неделю, за это время мы встретились с карисанами, но Сергей их отогнал и затем, мы присоединились к каравану, и добрались до замка герцога Варелу. Там нас не пустили в покои герцогов, и мы вынуждены были снять комнату в таверне. Ночью пришла стража и увела Сергея в замок на допрос, а утром он примчался чуть ли не бегом и оставив меня в таверне дожидаться Зравшуна, был вынужден вернуться на Землю. Боги выделили ему на это полтора дня. По дороге, как я поняла, он встретился с Зравшуном, но я не знаю предмета их разговора, так что есть небольшая надежда, что Сергей успел добраться до своего мира в срок, указанный ему богами. Вот и все, что я знаю.

Хорошо, еще нас интересует, как ты провела время до того, как встретилась с Зравшуном.

О Ваше Высочество, здесь все просто. Утром, после того, как Сергей ушел, я пошла на завтрак в общую залу, уже поев, я в дверях столкнулась с шестеркой каких-то парней, которые стали насмехаться над моим оружием. У меня над левым плечом выглядывали рукоятки двух сабель, ведь именно такую экипировку приобрел мне Сергей у своего знакомого оружейника. Я даже успела получить два урока сабельного боя от моего учителя до того, как мы сбежали с Земли. В общем я отлупила проходимцев, а когда вышла на крыльцо, то там меня поджидали стражники, чтобы отвести на встречу с Герцогами Варелу. Там мы немного повздорили с герцогиней по поводу того, что я считала, что она предала своего ученика и друга, Сергея. В общем я отказалась работать охранником у госпожи Ликуры и пообещала податься в наемники или пойти подрабатывать охотницей, так как стрелять я умела. Моя встреча с Квинтолом не принесла мне удачи, так как он был очень уж нетрезв, но почему-то часа через три, четыре, ко мне прибежал посыльный и сообщил, что я должна буду пройти отбор в отряд у Зравшуна. Вот так мы и познакомились с Его Светл... ой, простите, с Зравшуном.

Зравшун, ты подтверждаешь, что ваше знакомство прошло именно в таком ключе? Вы извините девушка, но у нас очень противоречивая информация о Вас, да и появились Вы неожиданно. В Вашу пользу говорит только то, что Вы пришли с Сергеем.

У меня, в отношении Вики, никаких сомнений нет. Она проявила себя как хороший, в меру дисциплинированный, член отряда наемников, парни ее приняли в отряд безоговорочно.

Меня, племянник, насторожили твои слова, в меру дисциплинированной. Это что, она не подчиняется некоторым приказам?

Что вы, дядя, она приказы выполняет скрупулезно, но вносит в них свое видение ситуации, приведу вам пример, на второй день нашего похода должен был выступить дозор из трех человек. Один боец заболел, Вика подлечила его, а потом взяла и подменила его в головном дозоре.

Ну, это не показатель.

Хорошо, но в этом дозоре ей приказали контролировать правую часть дороги справа по ходу движения на расстоянии пятьдесят метров. Вика нарушила этот приказ, когда мы подошли к двум лбам, ты же помнишь это место, дядя. Вика, поднялась повыше в гору, но ее лук позволял контролировать всю область от ее ног, до дороги. Она пробралась поверху гребня и подобралась к задней части холма. Как оказалось, там находилась засада, три степняка с ее стороны, и два, с другой стороны ущелья. Виктория подобралась к ним на расстояние броска ножа, и перебила всю засаду, а потом из лука нейтрализовала второй отряд из двух человек. Трофеи были доставлены в отряд. Так вот, если бы она не проявила инициативу, то мы оказались бы под перекрестным огнем двух групп лучников, так что ее действия были оправданными.

Хорошо, племянник, я услышал твои слова, Ну, а ты Вика, попытайся теперь объяснить мне, почему ты отправилась в гору, нарушая приказ старшего по группе.

Да здесь все просто, если бы мне поставили задачу, организовать засаду в этом ущелье, то я обязательно выбрала бы именно это место. Оно просто самое удобное для этого. Засада пропустила бы наш дозор, а затем обрушила бы шквальный огонь по нашему каравану, а потом точечными выстрелами уложила бы и наш дозор. У них было бы позиционное превосходство.

В чем же оно выражалось, это позиционное превосходство?

Обе группы противника находились гораздо выше наших воинов, вся территория под холмами простреливалась ими с двух сторон, это называется перекрестный огонь. Куда бы ни спрятались наши бойцы, они всегда оказывались видны противнику, а стрелять степняки умеют. Отстреливаться бесполезно, стрелы достигают вершины холма на излете, так что серьезного урона противнику, мы нанести бы не смогли.

Ну, это я понял, но вот боги нам говорят немного другое, вернее они сами не могут определить, что она за фрукт.

Дядя, я не задумываясь доверю ей спину, хоть она еще числится моей ученицей и, кстати, она стала ученицей госпожи Ликуры, так что думайте.

Хорошо, мы услышали твои слова. Не обижайся на нас, но на кону стоит жизнь моей сестры, а твоей матери, так что мне бы хотелось, чтобы мы не ошиблись.

Ваше Величество, я не могу Вам ничего доказать, так как ранее я сказала, что оказалась у Сергея вообще без вещей. Все что я могу, это дать честное слово, что приложу все свои силы и поставлю на кон свою жизнь, чтобы доставить госпожу Фелидас до места назначения, можете мне верить.

Твои слова услышаны, женщина, и бойся нарушить их. - Раздалось сверху, а король облегченно вздохнул. Получается, что я дала клятву, а боги с королем повязали меня по рукам и ногам.

.25. Глава 25.

* * *

Если честно, то наш вечерний разговор мне очень не понравился, королевская семья находится в каком-то заблуждении относительно меня. Дезинформация, почему-то, идет от богов, для меня это странно, ведь я воспитана на том, что боги непогрешимы, они всегда правы. Здесь же они выступают в роли распространителей ложной информации.

Женщина, полегче с предположениями.

Знаете, я привыкла вещи называть своими именами. Если мне врут, то я называю таких людей врунами но, это если мне просто врут, а вот если мое имя пытаются смешать с грязью, то я тоже начинаю действовать так, как мне подсказывает интуиция и поверьте, в гневе я непредсказуема, так что меня лучше не злить.

Пигалица, ты угрожаешь богам?

А почему бы и нет, если вы позволяете подобное, то и я могу пустить в ход свое секретное оружие.

Взбешенная, я выскочила из королевских апартаментов, автоматически заблокировала информацию, идущую от богов, причем, как я это сделала, я сама не понимала, и бегом бросилась на выход из дворца, лучше уж я буду спать под открытым небом, чем в этом змеином гнезде, которое поддерживают боги. Парни уже легли, так что я быстренько развернула каримат и пристроилась рядом. Одеяло Зравшуна оказалось кстати, одеяло было не виновато, что раньше принадлежало Зравшуну, хотя, он же за меня заступился, а это многого стоит в таких натянутых отношениях со всеми сильными мира сего, так что завернувшись в одеяло с головой, я провалилась в сон. Среди ночи я получила тычок или пинок в бок, ясно, значит, заступать в ночной дежурство. Я завернулась в одеяло и забралась на телегу, отсюда лучше следить за нашими вещами, а еще, контролировать всю окружающую территорию. Пару раз отгоняла подкрадывающиеся тени, просто швыряя туда мелкие камешки со дна телеги. Я так и встретила утро, никто не проинформировал меня, сколько мне стоять на часах, так что, когда солнце показалось над горизонтом, то по королевскому двору уже шло оживленное броуновское движение. Сон у меня получился короткий, но отдохнула я хорошо, видимо сказалось то, что я приказала себе заснуть, как убитой, вот и выспалась. Мы так с девчонками отдыхали, когда нам не давали спать по несколько дней, отключишься минут на пять, и все, ты опять можешь долго не спать, да и организм чувствует себя отдохнувшим. Правда, такое долго использовать нельзя, все равно, через какое-то время нужно устроить себе полноценный отдых.

Парни с вечера припасли дрова, так что я запалила костер и принялась готовить завтрак, время было раннее, но поесть нашему отряду следовало, вдруг мы выступим в поход через полчаса? Раньше не получится, нужно запрячь лошадей и сложить все вещи, а так же запастись едой в дорогу. Мой переводчик называл это запастись провиантом, подбирая аналоги из наших слов. Классная машинка, Зравшун говорил, что они и на Земле беседовали с нашими людьми, с помощью этих амулетов. У меня, с некоторых пор, таких амулетов два, второй я тоже, на шею повесила, целее будет. Нужно что-то и с камнями делать, я их на теле попрятала, в укромных женских местах, мешочки небольшие, но все равно, неудобно, да и чистотой они не блещут, в смысле, мешочки, пришлось в тряпку завернуть. Вроде, чистая была, десять дней назад.

Вот и мой отряд стал проявлять активность, парни по очереди сбегали за конюшни, а когда вернулись, то я указала им на котелок с варевом, а сама тоже, припустила за конюшни. Да, беспорядок, прямопропорционален количеству людей. Наши общественные туалеты на Земле, показались мне местом чистоты и порядка. Когда вернулась к парням, то меня ждала моя миска, наполненная варевом, а к котелке были видны остатки, для Зравшуна. Что, что, а в маленьком отряде все за всеми ухаживали. Я поблагодарила и принялась за еду. Для травяного отвара пришлось просить котелок у соседей, благо, те уже поели. Наши бойцы расслабились, никто рано вставать не хотел, вот мы и завтракали, в числе последних. Напившись отвару, я уселась на свой каримат и принялась за разминочный комплекс, усвоенный мною, еще на Земле. Это был комплекс на растяжение мышц и связок, а так же на концентрацию. Все равно, время течет медленно, так что посвящу этому комплексу побольше времени. Наши парни то уходили, то приходили, а я все мяла и мяла мышцы, или застывала, сидя со скрещенными ногами и мысленно прокручивала в голове комплексы на концентрацию внимания, или памяти.

По земным меркам, было уже около одиннадцати, когда мне на плечо легла чья-то рука. Я повернула голову и посмотрела на Аршиса, тот многозначительно поманил меня пальцем, и повернувшись спиной ко мне, направился к дверям дворца. Я, метнулась к своему рюкзаку и, порывшись, вытащила косметичку для Фелидас и письмо Ликуры, адресованное ей же. Если встречу Фелидас во дворце, то передам, все же этого хотела Ликура, да и я сама была не против. Догнав Аршиса, я пристроилась чуть позади него. Мы прошли через весь дворец и подошли к небольшим дверям, выполненным в том же стиле, что и двери королевских покоев. Перед дверями, как ни странно, охраны не было. Аршис толкнул двери и указал мне, чтобы я проходила внутрь.

Комната, куда я попала, была уменьшенной копией королевского кабинета, отличие было только в портьерах, свешивающихся и на окнах, и на некоторых стенах. Скорее всего, проходы закрывают, или прячут внутреннюю охрану. В комнате никого не было, но в соседних помещениях какое-то движение было слышно. Я остановилась посреди комнаты и терпеливо ждала, когда меня увидят, или когда позовут. Если это какой-нибудь ловелас, то сосчитаю ему зубы и вернусь к нашим парням, если король или герцогиня, то выслушаю, что мне хотят сказать, здесь, наверное, смертную казнь никто не отменял, так что засуну свои амбиции поглубже, и определюсь, что же от меня хотят. Неожиданно одна из портьер слегка колыхнулась, но никто не вышел оттуда, значит охрана, что же подождем еще немного, если началось шевеление, то скоро все решиться.

Прошло не более пяти минут, и из-за одной из портьер, показалась Фелидас. Она сделала удивленное лицо и поинтересовалась, почему я не прохожу к ней в будуар. Я поприветствовала герцогиню поклоном и пояснила, что я никогда здесь не была и не знаю, куда можно проходить, а куда нельзя. Герцогиня на секунду задумалась, а потом махнула мне рукой, следовать за собой. Она прошла к небольшому столику, с претензией на изысканность, если бы не грубое нарушение симметрии. Сразу вспомнились стихи Маршака - Коротка вот эта ножка, подпилю ее немножко, а теперь другая ножка, и ее еще немножко." - Герцогиня присела на некую банкетку, а на вторую указала мне рукой. Я присела на краешек, вдруг вскакивать придется.

Вика, мне очень неудобно начинать разговор, но я бы хотела расспросить о Серигее побольше, как он живет, вспоминает ли нас? Не испытывает ли он какие-то затруднения?

В моей голове тут же промелькнуло, как смотрел Сергей на видео, где на заднем фоне изредка мелькала Фелидас. Я, еще тогда поняла, что он влюблен в нее, и что это очень сильное чувство, поэтому я отбросила предварительный план нашего разговора, который я составила заранее, еще по дороге сюда и начала импровизировать.

Поймите меня правильно, Ваше Сиятельство, но Сергей не являлся моим другом или сослуживцем. Я с ним познакомилась за неделю, до нашего побега сюда, сами понимаете, что распространяться о таких его друзьях, как вы все, он не мог, поэтому о Вашем существовании я узнала случайно. Помните, как вы все сидели по углам его однокомнатной квартиры, а они с Зравшуном исполняли танец наемников. Это позже я узнала, как это называется, а первый раз мне показалось, что они рубятся не на жизнь, а насмерть. Это видео я смотрела в компании моих конвоиров, которые только и ждали, когда им разрешат надругаться надо мной, а потом убить. Это была прихоть моего хозяина. Вид этого волшебства с клинками заставил меня попросить Сергея, чтобы он научил меня этому. Вот тогда Сергей и сказал мне, что есть мастер еще лучше его, но он боится меня ему показывать, потому что я влюблюсь в этого мастера. Он его назвал Зравшуном. От себя могу добавить, что на Вас, в этом фильме, он смотрел влюбленными глазами.

Что ты такое говоришь?! Серигей никогда не говорил мне, что я ему нравлюсь.

А он вообще, кому-нибудь, что-нибудь подобное, говорил? Он ведь даже Зравшуна не попросил научить его сабельному бою. Как я поняла, это у них стихийно произошло. Нет, Сергей не из тех, кто готов раскрыть свои самые сокровенные мысли или желания. Он будет молчать, помогать Вам, но ни разу не обмолвится о том, что Вы ему нравитесь. Поймите, я женщина, и я способна отличить влюбленного мужчину от обычного ловеласа.

Ты говоришь очень приятные, для моего уха, слова. Скажи, а сама ты не влюблена ли в него. Все же он видный мужчина и умелый боец.

Если честно, то он мне, как мужчина очень понравился, но я, все же, смогла рассмотреть, что его сердце давно уже занято, да и ситуация у меня тогда была такая, что не до любви мне было. На кону стояла моя жизнь. Самое обидное, что у меня ее готовы были просто забрать, не давая мне возможность защититься, не давая произвести размен, жизнь за жизнь. Поверьте, тогда, для меня, это было верхом мечтаний. Но Сергей помог мне. Вытащил из тюрьмы, когда я уже не осознавала кто я и где нахожусь. Меня кололи и опаивали какой-то дрянью, которую я не знала. В моей подготовке, которую я проходила на Земле, прямо на мне испытывали некоторые яды или другие препараты, которые или медленно убивали, или заставляли тебя рассказывать все, даже то, что ты сам себе запретил вспоминать. Поверьте, в нашем мире есть и такое. Но у нас все получилось, и вот, когда мы уже подбирались к месту перехода в ваш мир, то Сергей попросил меня, что если я увижу Вас, то чтобы я передал для Вас подарок. Вот он. - И я вытащила из своего поясного мешка косметичку с набором косметики.

Ой! Какая прелесть! Это Сергей попросил передать именно мне?

Не буду скрывать, у Сергея в вашем мире есть только две женщины, которым он мог бы передать аналогичный подарок.

Ой! Я знаю, это Ликура!

Вы правы, Ваша Светлость. Она же его учитель, поэтому он не мог не приготовить для вас подарки. Герцогине Ликуре я уже передала ее комплект, а вот Вам еще предстоит научиться пользоваться вашим подарком. Посмотрите на меня, Вы видите что-нибудь необычное на моем лице? - Герцогиня присмотрелась ко мне.

По-моему у тебя более темные ресницы, чем у наших женщин, и какой-то нежный румянец на щеках.

Вы правы, но это не мое от рождения, это результат неких кремов и красителей, которые специально и предназначены для того, чтобы сделать Вас красавицей.

Я хочу, как можно быстрее научиться пользоваться моим подарком. Все, я готова. Начинай.

.26. Глава 26.

* * *

- В принципе, я готова начать наш первый урок, но у меня, к сожалению, еще не все завершено. Дело в том, что госпожа Ликура передала Вам письмо. Содержания я его не знаю, но герцогиня сказала мне, что напишет в нем и обо мне. - Я вытащила письмо и передала герцогине.

Давай сделаем так, ты преподашь мне первый урок, с практическими примерами, потом я почитаю письмо и мы встретимся с тобой в обед здесь же.

Я выразила согласие и приступила к разжиганию пристрастия очередной женщины этого мира, к таинствам макияжа. Надо отдать должное что Ликуре, что Фелидас, все, что касалось их внешности, они запоминали буквально на лету. Некоторые вещи они интуитивно понимали еще до того, как я начинала рассказывать, или показывать. Нам понадобилось чуть больше двух часов, чтобы подготовить Фелидас к тому, что она смогла бы себя обслужить без постороннего вмешательства. Затем она выгнала меня, так как наступило время работы с какими-то бумагами, так что я должна была прийти сюда уже после обеда.

Я поклонилась и вышла из кабинета, следовало запомнить расположение этого кабинета, все-таки мне сюда возвращаться уже через пару часов, или чуть больше. Я попыталась определиться в пространстве, ну и вспоминала, как меня вел Аршис. Неожиданно я почувствовала, что мне нужно идти налево, а затем повернуть направо. Делать нечего, и я отдалась своему новому чутью. Как ни странно, но уже через десять минут я узнала место, где проходила с Аршисом, это была боковая арка, которую ремонтировали два рабочих. Самих рабочих уже не было, но следы ремонта были заметны. Приободрившись, я двинулась по пути, который мне подсказывало мое чутье.

Когда я оказалась у задних дверей дворца, то у меня был только один вопрос, как? Как это может быть? Раньше у меня такого не было, я могла найти дорогу по памяти, но в этом дворце такое могло не сработать, уж больно одинаковые попадались коридоры и лестницы. А это чутье вело меня, не хуже, чем собаку ведет ее нюх, получается, что если потеряюсь, то мне нужно запустить этот механизм, а не исключено, что он запускается у меня автоматически, как только я намечаю маршрут. Нужно будет поэкспериментировать в дозоре, когда выступим в поход.

Выскочив из дверей, я отправилась к нашему отряду. В нашем лагере был полный раздрай, а что, командир отсутствует уже почти сутки, я тоже, то появлюсь, то исчезну. Перекусила оставленным мне и Зравшуну, еще теплым гуляшом и задумалась. Нужно что-то предпринять, чтобы поднять боевой дух и немного организовать наших бойцов. Самое простое, это устроить какую-нибудь тренировку, но они им надоели, хуже горькой редьки. А что, если устроить соревнование, что-нибудь простое, например, прыжок в длину с места. Практически, ничего специального не надо, только место и то, чем рисовать на земле. Рисовать можно и ножом, так что я уже расчищала место для соревнований. Можно еще силой на руках помериться, но там нужен стол или что-то подобное, нет, прыжков им хватит за глаза.

Парни сначала без всякого энтузиазма, просто присматривались ко мне и моему пациенту. Он от меня ни на шаг не отходил, на всех стоянках, вот и сейчас он пытался допрыгнуть до той отметки, что я начертила после своей попытки. Хорошая физическая форма всегда была востребована в войсках любого государства. Вскоре мы уже скакали всемером, а вокруг нас стояла толпа зевак. Я успевала поглядывать за нашими вещами, все же те тени, которые я видела ночью говорили мне о том, что не все так гладко на этом заднем дворе королевского дворца. Выдернув из толпы моего пациента, я посоветовала ему последить за нашими вещами, так как я ночью видела подкрадывающихся к нашим телегам, воров. Соревнования уже проходили без моего участия, нашелся и общественный судья. С этими соревнованиями я выучила несколько букв, которое стал рисовать на земле новоиспеченный судья, обозначающие первую букву имени, а если есть буквы, то это первый шаг к тому, чтобы выучить письменность нового, для меня, языка. Сами же соревнования превращались в увлекательное шоу. Стали слышны крики, что кто-то заступил за черту, или что долго размахивал руками, перед тем как прыгнуть. Мысленно я хохотала над участниками соревнований, но мой рекорд пока не удалось побить никому.

Вот и время подошло, можно отправляться к герцогине. Я доложилась моему пациенту, куда иду и предупредила, что не знаю, когда вернусь, герцогиня не сообщила мне, насколько она меня задействует. Я уже направилась к дверям дворца, когда оттуда появился Аршис.

Госпожа Фелидас ждет тебя, следуй за мной и не отставай, случилось кое-что, что требует твоего присутствия.

Мы быстрым шагом направились по знакомому мне пути, пропетляв по дворцу, мы добрались до покоев герцогини. Когда меня впихнули в двери, то кабинет был уже наполнен всеми, кого я вчера успела лицезреть в королевском кабинете. Едва взглянув на герцогиню, я поняла, что аллергическая реакция на косметику присуща не только земным жителям, но и инопланетянам.

Предлагаю всем выйти из кабинета, у герцогини аллергия на один из кремов, которые мы с ней пробовали до обеда. Ваша Светлость, а Вы присядьте за стол, сейчас я сниму это, и мы попытаемся определить, что Вам не подходит из Вашей косметики.

Мои лекарские способности выбрались наверх и уже во всю тыкали меня носом в тональный крем, который толстым слоем был нанесен на скулы и щеки герцогини. Не исключено, что она просто переборщила с количеством. Я вытащила чистую салфетку и принялась снимать от души наложенный крем. Найдя глазами кувшин на столе, я поинтересовалась, что там? Оказалось, что тот самый алкогольный напиток, что мы пили за ужином. Я намочила им салфетку и стала протирать лицо герцогини. Вскоре та почувствовала небольшое облегчение, краснота стала уходить, а я уже запустила свои лекарские способности и помогала организму справиться с это небольшой проблемой. Кровь стала очищаться и вскоре от нашей проблемы не осталось и следа. Внезапно мне на ум пришло, что я могу слегка подкорректировать организм герцогини, исключив аллергическую реакцию на тот аллерген, который организм обнаружил в тональном креме. Небольшое воздействие и все. Я отклонила тело назад, расслабляя затекшую спину и с облегчением выдохнула, что все, этой проблемы у герцогини больше не будет, но теперь нужно всегда очень осторожно пробовать что-то новое. Герцогиня склонна к неприятию некоторых веществ, входящих в пищу или какие-то растирки, или, как в нашем случае, крема. Сейчас я убрала отрицательное воздействие этого крема, а в будущем, если у герцогини возникнет что-то подобное, краснота на теле, мелкая сыпь, то нужно обратиться ко мне или госпоже Ликуре, которой я, при встрече, доложу, что было обнаружено у герцогини Фелидас и какое воздействие я оказала. Я поднялась, намереваясь выйти из кабинета и тут увидела, что все, кто был до этого в кабинете, никуда не выходили, больше того, Зравшун отдал какую-то команду, и из-за портьеры выбралось несколько арбалетчиков. Видимо засаду на меня устроили.

Зравшун, я, конечно, ценю твою заботу о своей матери, но как ты собирался отдать команду стрелять, если я находилась на линии огня между стрелками и Ее Светлостью? Бойцов нужно располагать так, чтобы объект охраны был в стороне от мысленной линии, соединяющей наконечник болта и предполагаемого противника. Больше того, если мысленно продолжить эту линию до противоположенной стены, то там не должно быть других стрелков или еще кого-то, а то могут быть случайные жертвы. Ваше Величество, Ваша Светлость, я могу быть свободна, или есть еще что-то, чего я не знаю?

Можешь быть свободна. - Выдавил из себя Зравшун. - Я повернулась к Фелидас.

Ваше Сиятельство, сегодня я бы не рекомендовала Вам экспериментировать с косметикой. Дайте своему лицу отдохнуть. Благодарю за внимание.

Развернувшись на каблуках через левое плечо, я строевым шагом промаршировала до дверей и выбралась в коридор. Ну, Зравшун, ну, Аршис, ну, король! Заговорщики. Решили на живца ловить преступника, подставив под огонь беременную женщину. Что-то я разочаровываюсь в их умственных способностях. Ладно те, двое, но Зравшун, он же вояка, как можно было так опростоволоситься? Гонять их нужно и по тактике, и по обеспечению безопасности, и по стратегии. Саблями махать научились, а думать за них должны другие! Ладно, пойду разнимать спортсменов, чувствую, там дело до мордобоя дойдет.

.27. Глава 27.

* * *

Во дворе до мордобоя, конечно, не дошло, но страсти накалились нешуточные. Я посоветовала всем остыть, а так же заканчивать это дело, а то, завтра, ходить не смогут. Напрыгались уже до одури. Хорошего, понемногу. А нашим бойцам Зравшун приказал приготовить амуницию, он придет и проверит оружие и одежду. Если найдет огрехи, то всыплет по первое число.

Слова действие возымели, толпа стала рассасываться, а наш отряд заспешил к телегам, намереваясь привести обмундирование и оружие в порядок. Я не отставала от всех, мне нужно было успокоиться, не то, чтобы меня взволновали арбалетные болты, направленные мне в спину, меня возмущало то, что меня уже успели обвинить во всех смертных грехах. Я здесь уже второй день, и каждый день какие-нибудь выкрутасы судьбы, так и на плаху можно загреметь или на виселицу. Здесь, надо думать, разговор короткий, а на суд богов надеяться, себе дороже. Уж больно они со мной ласковы.

Ты этого заслуживаешь, пигалица!

Какие же вы боги, если элементарные вещи распознать не можете?

Ох и язычок у тебя! Мы еще не определили свое отношение к тебе. Мнения разделились, а ты вытворяешь здесь, что хочешь! Ты меньше месяца в этом мире, а уже столько успела натворить, что хочется всыпать тебе от всей души.

Хочется, всыпьте, а не устраивайте цирк. Я привыкла получать наказания, но только за то, что сама натворила, а не за чужие грехи. Все, я чищу оружие, не мешайте мне.

Ну, пигалица! Ну, пигалица! - Видимо не найдя слов, диалог, в моей голове, прекратился, и ощущение чужого присутствия исчезло.

Вот и славненько, а то и так на душе кошки скребут, вместо того, чтобы сойтись с Зравшуном, я все больше и больше от него отдаляюсь. Зараза, нравится он мне и я ничего не могу с собой поделать. Ну, кто тянул меня за язык, когда я отчитывала его, ведь засаду на меня он поставил, больше некому, а я его при всех отчихвостила. Дура, да и только. Так мне и надо. Предупреждал же Сергей, что влюблюсь я в него, получается, не врал. Он, правда, говорил, что и Зравшун в меня влюбиться, но вот этого-то и не происходит. Так что, любить недоступное, мне не привыкать.

Так, чтобы еще почистить или наточить, а то руки непроизвольно в кулаки сжимаются. Я несколько раз разобрала и собрала лук, хорошая машинка, затем переключилась на арбалеты, парни их не трогали, а мне можно. Все протерла и смазала, тетиву заново навощила чем-то, очень похожим на воск, в дороге не лишним будет. Наточила и свои метательные ножи. Да, по тем, что я Сергею подарила, руки мои скучали. Те были из разряда самых лучших. Заточка была, закачаешься. Сколько я тут, дней двадцать, а уже по Земле заскучала. Ага, мне сейчас только на камерах засветиться и все, не уйдешь. Вычислят и возьмут за пару дней. Интересно, как там Сергей, как Сумка. Скучаю я без них.

И я по тебе скучаю. - Донеслась до меня слабая мысль, как будто издалека. - У Сергея все в порядке, обидчика твоего он наказал, а мне помог в мой мир вернуться. Если что, то зови, я тебе смогу и из моего мира помочь, а сейчас возьми что-нибудь в руку. - Я пошарила у своих ног и нашла небольшой круглый камень. - Сожми руку и не отпускай, пока я не скажу.

Я честно сжимала камень около двух минут. Все ждала, когда мне придет команда разжать руку, но ее так и не поступило. Видимо связь нарушилась, или еще что? Камушек я выбрасывать не стала, а положила его в свой поясной мешок, вес небольшой, а память о Сумке пусть будет. Она же бескорыстно помогла мне, я понимаю, что Сергею она обязана своей жизнью, но мне-то она ничего не должна была. Это я ей теперь по гроб жизни обязана. Если бы не она, то я не смогла бы выбраться из подвала, а там бы меня и успокоили навсегда. Боров. Молодец Сергей, рассчитался таки с моим хозяином, как и обещал. Он, вообще, что говорит, то и делает, слов на ветер не бросает. Сказал, что спасет меня, вот я сейчас и сижу в другом мире. Он же мне не обещал, что я буду здесь, как в шоколаде но, просто, дал мне шанс, вот мне и нужно продержаться здесь до его возвращения. За чисткой амуниции и правкой оружия, прошла оставшаяся часть дня. Я не поленилась, и занялась приготовлением ужина, парням, тоже, делать было нечего, но у меня чесались руки, я все еще не успокоилась после выволочки богов, да и королевской семьи. Они готовы ухватится за любую мою оплошность, а какое теперь мнение обо мне у Зравшуна, можно только догадываться. С этого момента буду молчать и делать только то, что будут приказывать. Жили же они по такой схеме до меня, почему я решила, что мне нужно здесь что-то менять. С Зравшуном теперь нужно будет ограничить общение до минимума, лучше я буду каждый день ходить в дозоры, чем оставаться с ним в караване или лагере. Если с нами поедет Фелидас, то можно надеяться, что он постарается побольше быть с матерью и это облегчит мне задачу уменьшить количество личных встреч с Зравшуном.

Две недели, две недели такого графика, и я сойду с ума. Похоже я соглашусь и на ночные и на дневные дозоры. Ближе к вечеру появился Зравшун, ему доложили, что его приказание выполнено и амуниция и оружие приведены в порядок. Недоумение на лице Зравшуна исчезло быстро, но не на столько, чтобы я его не заметила. В строю я стояла последней и старалась не смотреть ему в глаза. У наемников не было каких-то строгих требований к построению, просто командир должен был видеть всех своих подчиненных. Наш командир сообщил нам, что принято решение выдвигаться в поход завтра с утра. Сообщив нам эту информацию, Зравшун повернулся и исчез во дворце. Я вздохнула с облегчением, долго бы я его сейчас не выдержала и наговорила бы ему кучу гадостей.

Задание было получено и я принялась перебирать содержимое своего рюкзака, может что в голову придет, тогда нужно будет закупить, ехать далеко и долго, тем более приближаются холода. В рюкзаке у меня лежала полноценная пуховка, и тоже пуховка, но тонкая, как бы облегченный вариант. Плотные штаны для горнолыжного спорта или туризма, горные ботинки под лето и зиму, термобелье, спортивные майки, спортивная шапочка и бейсболка, зимние рукавицы и перчатки из флиски, а так же толстая и тонкая курточки, тоже из флиски. Я их еще не носила, то не до того было, то, в походе, просто перед парнями было неудобно, я хотела переносить все трудности, как и они, да и погодные условия, до последнего времени, были терпимыми. Кроме того были всякие мелочи типа полотенец, аптечки, сланцев, носков и тому подобное.

Покончив со сборами, мы с парнями занялись ужином, Парни отодвинули меня в сторону и взяли на себя все. Они думали, что выказывают мне какое-то почтение, а было наоборот, мне нужно было что-то делать, внутри меня все клокотало, ведь я, оказавшись в этом мире не сделала еще ничего полезного, Зравшун прав, я его ученица, и не более. Пора взглянуть правде в глаза, я ничего не умею, для выживания в этом мире, а все мои знания, полученные на Земле, ничем мне не смогут помочь, я как сосунок, еще вчера я была в себе уверена, а вот сегодня, я поняла, что я никто, а тут еще и королевская семья с богами на меня ополчились.

.28. Глава 28.

* * *

Улеглись спать поздно, я опять молча ревела в подложенную под голову флиску, было обидно, одиноко, грустно и очень себя жаль. Если бы меня сейчас увидел бы кто-нибудь из моих бывших сослуживцев или командиров, то покрутил бы пальцем у виска и отправил в карцер на сутки, а то и больше. Эмоции мы давили в себе, как могли, их можно было демонстрировать на специальных занятиях, но там это было притворство, от нас добивались полного сходства с натуральным гневом или испугом, или страстью, или любовью. Я чуть в голос не разревелась. Нет, все, все чему меня учили, пошло коту под хвост. Я так и уснула под перемежающиеся эмоциональные всплески.

За ночь никто мне не отвесил пинка, поясняющего, что пришло твое время ночного дежурства, так что я выспалась на пару суток вперед, тоже плохо, ночью такие мысли в голову лезут, когда не спится. Утром проснулась сама по зову сердца, а точнее, мочевого пузыря. Было еще темно, но небо, на том месте где восходит местное светило, начало светлеть. Справив нужду, я подкинула дров в костер, и поставила воду в котелке, нужно команду накормить, да и себя чем-нибудь занять. Подготовка и варка завтрака отняли у меня часа полтора, так что когда парни принялись по очереди выскакивать за конюшни, у меня все было почти готово. Ночная смена тоже не теряла времени даром, и досыпала эти полтора часа, что я им подарила на рассвете. Завтракали молча, все мысленно уже были в походе, а для меня это была загадка, в какую сторону пойдем, и как будем добираться туда и обратно? Вскоре поступила информация, что с вещами и конями, мы должны переместиться на другую сторону королевского двора. Это туда, куда нас просто не пускала охрана дворца. Мы собрали вещи, нагрузились как ишачки, и отправились, куда нам было приказано, телеги, так и остались стоять на том месте, где мы их оставили. Лица у парней просияли, оказалось, что поедем в каретах. Мне, как той, у кого свободны обе руки, поручили вести наших коней. Я недоумевала, как я их поведу, всех шестерых, но все оказалось просто, Выводя первую пару коней из конюшни, я обернулась, чтобы предупредить остальных, что скоро приду за ними но, оказалось, что они все идут за нами, вцепившись в хвосты впередиидущим коням. Очень хорошо Я повела их туда, куда направился весь наш отряд, но где-то посредине боковой стены дворца, меня остановили стражники. Посыпались шуточки, что такой могучий воин, аж с двумя саблями, делает там, куда ему, собственно говоря, ходить не следует, Еще и грязный мешок с разводами на свои сабли повесил. Я похлопала коней по мордам и попросила подождать, пока я вышибу пару зубов, каждому и, поправив на голове вандаму, ударила раскрытой ладонью в грудь самого наглого. Удар был нанесен хорошо, злость все еще играла в моей крови, да и обстановка последних дней очень этому поспособствовала. Остальные уже ощетинились копьями, когда прозвучала команда, пропустить меня не задерживая. Я довернула голову в сторону голоса. На ступенях боковой каменной лестницы стоял Аршис.

Отряду сопровождения Ее Светлости, герцогини Фелидас, не препятствовать, а тем более этой женщине. Вика, можешь следовать дальше, тебя уже заждались.

Благодарю Вас, Аршис.

Я склонила голову, на большее мой рюкзак и сбруя просто не позволяли рассчитывать. Двинулась вперед и кони, мордами, заставили меня ухватить их за гривы. За спиной послышалось, "баба, баба", невоспитанные олухи, не баба, а женщина, им же Аршись озвучил мой пол, выбирая культурное его определение. Мы поспешили к месту сбора нашего отряда, ведь там ждали коней, чтобы запрячь их в кареты. Карет оказалось три, одна для герцогини, и две для нас. В карете можно было расположиться вшестером, но мы распределились по двум оставшимся равномерно. Со мной в карету пристроился мой бывший пациент и еще один парень, который выделялся скромностью, относительно других, конечно. Наемники торопятся жить, поэтому ничто человеческое им не чужда. К мужским шуткам и подковыркам я немного привыкла, все же мы большое количество времени, в школе, проводили на полигонах и стрельбищах, а там, постоянный контингент, это некий, отдельный тип военнослужащих, да, да, именно военнослужащих, командование полигонов и стрельбищ относились к нам как положено, а вот исполнители проявляли инициативу, причем, учитывая, что направляли их на отдаленные полигоны и стрельбища за какие-то проступки, или, наоборот, это были блатные. Вот от них мы слышали и изощренный мат, и непристойные предложения, но надзор за нами осуществлялся двадцать четыре часа в сутки, так что дальше слов никогда ни до чего не доходило.

После моей выходки со степняками, да и показатели в прыжках, снискали мне какое-то скрытое уважение бойцов всего отряда. Наша карета ехала в конце каравана, нас как-то безоговорочно определили в арьергард, Впереди, перед каретой госпожи Фелидас должен ехать ее сын и основная ударная часть нашего отряда, никаких головных дозоров, наше преимущество, скорость. А основная служба, это ночные дозоры и постоянная боевая готовность при передвижении карет.

Наконец прощания закончились, я не участвовала в этой церемонии, и им спокойнее, и мне, тоже. Вскоре мои попутчики влезли внутрь нашей кареты, еще пара минут, и наш караван тронулся. Меня так и подмывало сказать всем, что транспортное сопровождение первых, и близких к ним, персон государства, называется кортеж, а с другой стороны, кому это интересно. Караван, так караван, главное, это довезти беременную герцогиню домой.

Первый день прошел спокойно, да это и понятно, все же мы в центре королевства, бандиты не в счет, у них духу не хватит, возле столицы на кареты напасть, однако ночью караул был выставлен. Меня сия чаша миновала, хоть я и желала отправиться в ночной дозор. Сиденья были убраны и я принялась укладываться на пол, Каримат, мой был уже расстелен, очень удобно, что на грязный пол, что на снег, разложил и все, спи спокойно. Утром отряхнул блестящую поверхность и все дела. Молодец Сергей, что выбрал такой каримат, есть и другие, но для наших целей очень подошел именно такой вариант. Мой бывший пациент ушел в ночной дозор, а в карете остался тот самый скромный боец. Мы с ним договорились, что ложимся валетом, на этом настояла я, кто его знает, вдруг мне приснится, что я лежу с Зравшуном? Лучше заранее перестраховаться. Ночь прошла спокойно, а вот утро нас удивило, все было засыпано снегом. Это что, уже зима? Я задала этот вопрос служанке Фелидас, за завтраком. Та испугано замотала головой, нет, еще рано, да и погодники обещали хорошую погоду на весь период похода. Погодники, как я поняла, это маги, обеспечивающие или предсказывающие погоду. Второе, что я поняла, что выпавший сегодня ночью снег, никак не вписывался в запланированный порядок вещей. Вернувшимся в кареты участникам ночного дозора, я дала пуховики. Мой бывший пациент, получил более теплую куртку, не потому, что он из моей кареты, а потому, что его зуб мог оказаться очень большой проблемой в этом походе. К завтраку парни уже отогрелись и с благодарностью вернули мне куртки. Я посоветовала бойцам одевать их на ночные дежурства. Все с удивлением посмотрели на меня. А что, они желают, чтобы через пару-тройку дней половина отряда лежала бы с температурой и сопливыми носами? Если снег оказался неожиданностью для местных, то тогда можно с большой долей вероятности говорить о том, что боги начали свою игру, и какова в ней моя роль, я даже представить не могу. Мне только не понятно, что ради того, чтобы проверить меня или наказать, боги подвергают опасности беременную герцогиню. Я приготовила ей толстую флиску, горнолыжные штаны и перчатки, а также спальный мешок. Вещи я передала через горничную, ведь герцогиня не садилась с нами за один стол. Да это и понятно, мы накрывали аналог обеденного стола, прямо на земле. Пока было тепло, это было нормально, а вот снег несколько осложнил нам эту процедуру.

.29.Глава 29.

* * *

Эта погода зарядила надолго, было такое впечатление, что кто-то экспериментирует с погодой, тем более что меня уверяли, будто какие-то погодники уверили всех, что погода на все время нашего похода будет хорошая. С другой стороны, кто сказал, что выпадение обычного снега, сантиметров по двадцать-тридцать, это плохая погода. Днем снег прекращался и небо было безоблачным, а ночью, как на зло, сыпался снег. Для меня это было нормально, у нас же именно так, если пришла зима, тот и снег идет часто, и лежит долго. На этот период я отложила свои сапожки и переобулась в зимний вариант горных ботинок с толстыми носками. Каждое утро приходилось сталкивать кареты с места вручную, тоже моя подсказка, "Раз-два взяли! Еще взяли!" звучало на местном языке ничуть не хуже, чем на русском. С каждым днем у нас накапливался опыт работы к жизни в таких условиях. Кони, тоже приспособились, и теперь те, что отдыхали, убегали вперед двумя группами так, чтобы получилась колея для колес кареты. Дальше, когда будет набрана необходимая скорость, то надобность в колее отпадала, не будут же кони искать себе пропитание только в пределах дороги.

На восьмой, или девятый день нашего путешествия, уже ближе к вечеру нам навстречу выскочили наши кони, которые были на отдыхе. Бросив прямо в снег туши каких-то животных, они уткнулись мордами запряженным лошадям в морды и, видимо, состоялось какое-то совещание. Кобылка, которая выделялась окрасом и статью, подбежала к нашей карете. Ее рычание, заставило нас насторожиться, но нужно было что-то решать, поэтому я выбралась из кареты и подошла к ней. Та долго настраивалась, наконец в меня потек ментальный поток информации, похоже, что у этой кобылки нет такого опыта общения с людьми, какой был у черного вожака табуна, с которым я познакомилась в караване, к которому мы примкнули с Сергеем.

Один коня чувствует, нам смерть. Вам смерть. Надо прощаться. Жить кончаться уже все. Буран убьет.

Мне было достаточно только упоминания о буране. Все ясно, кто-то из коней, самый чувствительный к погоде, ощущает, что надвигается, скорее всего, снежный буран. Сейчас мы находимся в голой степи, так что естественного укрытия нам не найти. Может закопаться в снег? Я отошла на несколько метров в сторону и попробовала снег ногой. Нет, не получиться, во первых его не очень много, он выпадал слоем, сантиметров по двадцать, а затем, под действием лучей света слегка подтаивал и садился. Сейчас под моими ногами лежал эдакий слоистый сэндвич, и достаточно плотный, во всяком случае мои ноги не проваливались сквозь наст.

Решение пришло моментально, знания, да и навыки, вбитые на уроках выживания, не прошли даром.

Все из карет, кроме герцогини и ее служанки! - Заорала я, перекрикивая уже набирающий силу ветер. Щиты, сабли, копья разбираем!

Народ повыпрыгивал из карет, озираясь по сторонам, гадая, с какой стороны к нам подкрадывается враг. Нужно было срочно организовать толпу, поэтому я просто разделила их на два отряда, встав посредине толпы.

Вы. - Я указала на бойцов стоящих слева. Расчищаете две площадки до земли и соединяете их перемычкой, я нарисую. Снег выбрасываете за пределы площадок щитами, а прорубаете наст саблями и копьями.

Вы. - Показала на тех, что справа, - Будете помогать мне рубить снег, я покажу как, и будем таскать куски снега к площадкам. Сейчас я сделаю разметку, и мы приступим к работе.

Я увлекла первую группу метров на пять в сторону и заставила двоих взяться за руки. Воткнула в землю, прямо через снег копье и приказала крайнему за него держаться одной рукой, а сама переместилась в цепочку и потащила всю цепочку по кругу, заставляя их не разжимать руки. Моя свободная рука чертила саблей у моих ног полосу на половину сабли глубиной. Наст под моим вестом и прорезанной кромкой лопался, так что круг получился видимым. То же самое проделали и в стороне от первого круга, оставили между ними пару метров, Я саблями прочертила перемычку, с которой, тоже, следовало убрать снег. Первая группа приступила к расчистке, а я повела вторую группу на чистый наст и показала, как мы будем вырубать снежные кирпичи. Размер выбрала около метра в длину и сантиметров сорок в ширину, почти такой же была и глубина снежного покрова. Работа закипела, никто не спрашивал, для чего и почему, мне доверяли безоговорочно. Я, нарубив с десяток кирпичей, с первой партией стройматериала отправилась к площадкам. Там уже расчистили первую, так что с нее и начала. Уложила первый круг кирпичей по периметру площадки, оставив щель для выхода, который будет смотреть в сторону дороги. Откуда будет дуть ветер я не знала, но сейчас он дул вдоль дороги, прямо нам навстречу.

Пока возилась с первым рядом, то группа расчистки уже оголила и вторую площадку, это было хорошо, и я отправила их перетаскать все вещи внутрь периметра, где я сейчас работала. Вещи следовало сложить в середине круга. Как только перетаскают вещи, так идут помогать рубщикам кирпичей. Нас спасло то, что сообщение мы получили вовремя, снег был подходящий и вся наша команда была очень хорошо организована. Пока никто ничего не понимал, но кое о чем догадывались, смотря на то, как сбились в кучу испуганные лошади.

Тем временем высота стены достигла моего пояса, еще немного и просвет над головой стал затягиваться кирпичами, которые я укладывала со смещением внутрь на одну треть от их ширины, однако, моего роста уже не хватало. Я оглядела зевак и остановив свой выбор на Зравшуне, подозвала его.

Возьмешь меня на свои плечи, ты самый мощный из всех. Это не на долго, закроем крышу и все.

Зравшун молча подхватил меня, и усадил к себе на плечи. Я приказала подавать мне кирпичи, разрубленные надвое. Крыша потихоньку закрывалась. Я оставила сверху дырку для притока воздуха, так как, скорее всего, нас занесет, и воздух через входную дыру поступать перестанет. Все вздохнули с облегчением, работа закончена, но я не дала им расслабиться, выскочив во входную дыру, я подозвала коней и приказала им улечься внутри второго круга. Кобылица быстро прекратила неповиновение в своем табуне, пару раз укусив кого-то, и покорно улеглась внутрь, подставляя свои бока другим лошадям.

Наша работа снова закипела, на этот раз я выкладывала круг не оставляя место под выход, когда придет время, то мы просто сломаем стену или обрушим потолок, а затем пробьем стену. Делать выход для коней, это значит снизить прочность конструкции, она и так-то может не выдержать, если будет много снега сверху, но я надеялась на то, что ураганный ветер не позволит снегу скопиться на наших иглу, так называются жилища изо льда, у северных народов. Я втащила туши животных, брошенные конями, когда они собрались на совет табуна. Вскоре и с ледяной конюшней было покончено. Я прикинула, что кони смогут вставать, но по очереди, все сразу встать не смогут, просто места не хватит. Постаралась объяснить это кобылице, которая выступала сейчас в роли командира своего табуна. Если заденут стены боками, то все упадет на них и они замерзнут, а если будут осторожны, то как только прекратится буран, так я сразу их выпущу, и они побегают и разомнут свои мышцы. Если будет холодно, то они могут меняться местами, в середине будет тепло, а по краям холодно, так что я им подсказала, как можно согреваться тем, кто сильно замерз. Крышу я им закрыла, стоя на спинах коней, а затем выбралась через оставленный лаз в наше убежище. Все уже были внутри, все еще не понимая, что же происходит, а я заспешила к выходу. Нужно было организовать защиту входа небольшим тамбуром, Это заняло не более двадцати минут, а ветер, тем временем усиливался. Вспомнив о том, что кареты может укатить ветром, если они будут так стоять, я позвала парней мне на подмогу. Вскоре мы уложили все три кареты на бок, большего мы для них сделать ничего не могли. До нашего иглу нам пришлось добираться по-пластунски, ветер усилился настолько, что сбивал с ног. Я, показывая пример парням, заставила их забраться в наш иглу, а потом закрыла выход блоками из снега, теперь вся надежда была только на то, что наша конструкция выдержит. Едва я отдышалась, как ударил первый шквал. Ветер за стенами нашего жилища завыл, а затем мы почувствовали, как ударило уплотненным воздухом. С потолка посыпались крошки льда и слежавшегося снега, но конструкция пока держала. Я пробралась из тамбура внутрь иглу, и тоже, заложила проход наполовину. Пусть воздух все же циркулирует, а то нас здесь много. Ой! Нас же много, а туалета нет. Я рыбкой перепрыгнула выстроенный на входе барьер и выкопала яму в земле, используя свои ножи. Ямка не очень большая, но для нас сойдет, оставшимися кусками снега организовала над ней ледяной каркас. Так ямка увеличилась в два раза. Я оценила дело рук своих. А что, пойдет. Дня на три должно хватить, а дальше видно будет.

Опять впрыгнув внутрь иглу, я понеслась к нашим лошадям, их нужно было успокоить, ведь если они начнут выбираться из своей конюшни сами, то развалят не только свое укрытие, но и наше. Проползла по проходу и сообщила коням, что это я пришла их навестить. Пусть не пугаются, за стенами их конюшни сейчас настоящий кошмар, а они могут спокойно полежать, отдохнуть и обсудить, как проходил их путь. Может кто вспомнит, что уже ходил по этому маршруту, ведь, когда пройдет буран, то нам нужно будет еще найти дорогу. Я потрепала всех по гривам, растопыренными пальцами рук расчесала их, погладила по мордам, все же прав был Сергей, кони, хоть и выглядят страшно, но зато преданны людям и никогда не обидят их. За стеной опять ударил снежный заряд, кони, на этот раз уже спокойнее отнеслись к проявлению буйства стихии. Ветер завыл с еще большей силой. Скорость ветра нарастала, а заряды проносились все чаще и чаще. Я посоветовала коням, если вдруг конструкция рухнет, то не выбираться из под снега, а оставаться лежать на месте. Их занесет снегом, а под ним теплее, а в чистом поле их сразу убьет холод, вытянув с помощью ветра все тепло.

Вернулась к отряду, все сидели притихшие и ждали, когда все это кончится. Наивные. Это дня на два, а то и на три. Я предложила всем рассредоточится в помещении так, чтобы можно было ходить, не наступая ни на кого, туалет в месте выхода, там яма, сделал свои дела, и присыпать из снегом, чтобы не было запаха. Расстелила полиэтиленовую пленку на том месте, где будем спать, наша одежда и постель должны быть сухими. Потом посоветовала распределить ночные и дневные вахты, кто-то один всегда должен бодрствовать, и еще, дежурный должен проверять отверстие в потолке. Если засыпало снегом, то прочистить копьем, насколько хватит его длины, то же самое нужно делать и у лошадей. Со стенами и потолком желательно не соприкасаться, все же видели, как я строила это сооружение, все держится только на том, что кирпичики цепляются друг за друга, если один выскочит, то вся конструкция рухнет нам на голову. Я включила фонарик на зажигалке, и пододвинула Зравшуну свой каримат, показав глазами на герцогиню, ей переохлаждаться сейчас, никак нельзя. Зравшун понимающе кивнул, и понес к матери мой каримат. Вскоре температура в помещении нормализовалась, А за стенами вой только нарастал. Нужно было накормить людей и укладывать их спать. Можно было и занять их чем-нибудь, но пока рано, это нужно будет сделать завтра, а то сутки для них покажутся годами.

.30. Глава 30.

* * *

В нашем иглу было тихо, никто не разговаривал, все прислушивались к завываниям ветра. Едва на лицах появлялось спокойное выражение, как налетал очередной порыв ветра и испуг на лицах читался буквально у всех.

Я порылась в рюкзаке и вытащила газовую горелку, присоединила баллончик и налила в кастрюльку воды. Разогрев воду, я приготовила пакетированный чай, галеты и конфеты, обертки пришлось убрать. Сейчас нужно слегка притупить чувство голода и укладывать их спать. Нужно чтобы они привыкли к завываниям ветра, завтра будет полегче. Все перекусили, и я, завернувшись в одеяло, стала нараспев читать им стихи про любовь. У меня в голове таких было много, все же девичьи мечты были не только у остальных девчонок в нашей школе. Стихи старалась подбирать нейтральные, незачем на каждом углу кричать, что я из другого мира. Вскоре со стороны женской половины послышались всхлипывания, там не поймешь, толи герцогиня, толи ее служанка слезу из себя выжимают, но эмоции, это хорошо, Часа через два я снова сходила к коням, те уже успокоились и слегка перекусили. Правильно, кобылица понимает, что мы можем здесь застрять надолго. Но не думаю, что до этого дойдет. Если ливень или снегопад сильные, то и проходят они достаточно быстро, то же касается и ветра, не может он дуть с такой силой постоянно. Коням, тоже, почитала стихи, просто, чтобы успокоились. Они ничего не понимают в моем ритмичном бормотании, но сам звуковой фон несет успокоение, и он гораздо ближе к ним, чем завывания ветра за стеной. Кони вздыхали, трепетали своими огромными ноздрями, пофыркивали, но уже спокойнее, чем вначале разбушевавшегося бурана. Хорошо, что они хищники, если бы были травоядные, то им лежать было бы нельзя, у них их пищеварительная система в таком положении не будет работать, а вот хищники могут и поваляться на брюхе. Успокоив, таким образом, коней, я вернулась к людям. Кое-где слышался храп, кто-то стонал во сне. Я накинула на плечи одеяло, и уселась посреди иглу, прислушиваясь к тому, как ведет себя наше убежище. Сейчас самое основное испытание, если все построено правильно, то оно так может простоять и до весны, а если где-то ошиблась, то прошло достаточно времени, чтобы огрехи полезли наружу. Но нет, все держится достаточно хорошо, если простоит сегодняшнюю ночь, то ему уже ничего не будет страшно, где ледком схватится, где под своим весом спрессуется. Короче, нужно, чтобы выстоял, а иначе нам всем конец. Вот, кстати, а не боги ли это затеяли? Если так, то они чокнутые, это же можно было герцогиню и ее сына потерять.

А ты бы выжила, что ли? - Раздалось сверху и, видимо, обращение было только для меня.

Я бы, может, и выжила, все же обучена этому, а вот остальные могли и не выдержать, здесь же нужно пережить не только холод и сильный ветер, но и ужас, заставляющий тебя бежать куда-то сломя голову, спасаться от ужаса стихии.

Ладно, на нас ты зря клевещешь, не наших рук этот ураган, но природа его, магическая, то есть он, порождение чьего-то злого разума.

Приятно это слышать, значит у нас есть могущественный враг, что же придется быть постоянно начеку. Но это легче, чем не знать о готовящихся пакостях. Благодарю Вас, боги.

Хм! А ты, оказывается, можешь и вежливой быть. Ладно, ваша задача выжить, думаем, что от вас отцепятся, посчитав погибшими, во всяком случае, до ближайших поселений, где есть чужие глаза и уши.

Ментальная связь оборвалась, а за стенами ветер ударил с новой, неистовой силой. Сверху уже ничего не сыпалось, а это значит, что конструкция устоялась, я поднялась и прочистила верхнюю вентиляционную отдушину. Немного забивает снегом из-за ветра, но самой снежной шапки нет, значит прочищать придется раз пять за ночь, все же народу много. Сходила к лошадям и у них прочистила вентиляцию, все равно делать то нечего. Когда надышим побольше теплого воздуха, то такой слой снега может и сам протаивать, но часовым об этом говорить не буду, все же у них будет забота, которая не позволит им заснуть на посту.

Ночь прошла под звуки незатихающего урагана, поздним утром я залила воду в кастрюльку и приготовила сухой паек. Парни проснутся и нужно будет попросить их, чтобы достали вяленное мясо, из него можно будет сварить бульон, а само мясо нарезать кусочками, гуляш, на такую компанию в иглу не сваришь, да и не сможет горелка нагреть такой огромный котелок. Суп буду варить раза три-четыре, сама кастрюлька маленькая, вот и придется кормить всех частями. Главное, это силы не потерять, а то, что порции будут маленькие, так и делать мы, ничего не делаем, лежим да спим. Я сходила в туалет, опробовала систему. Ничего, пользоваться можно, а это самое главное, сверху организовала крышку из такого же куска льда, но потоньше, чтобы его могли и женщины сдвигать. В общем, жизнь налаживается, мы уже почти двенадцать часов выдержали, так что теперь только ждать, когда буря утихнет. Мне кажется, что даже если днем ветер стихнет, то нужно еще одну ночь здесь пересидеть, ведь до этого, и снег шел только по ночам, а днем осадки не выпадали, так что не исключено, что какая-то связь в этом есть.

Вернувшись из туалета, я расширила проход, теперь, когда вход занесен, то не имеет смысла делать тамбур, пусть будет нормальный проход, а остаток загородки закрывает наш импровизированный туалет. Я нырнула в лаз и перебралась к лошадям, те спокойно похрапывали, видимо и им понятно, что чем меньше телодвижений, тем меньше расходуется энергии, а замерзнуть они не замерзнут, здесь так же тепло, как и у нас. Я не стала будить лошадей, а вернулась обратно. Там уже началось движение, по очереди посетили туалет, немного взбодрились. Я поинтересовалась, где у нас вяленное мясо, осмотрев кучу полос, которые мне притащили парни, я отобрала две, где было побольше жира, пусть бульон будет жирным, это позволит им получить больше энергии, а значит, не мерзнуть и не терять работоспособность. Разогрела воду для первой партии и разложила им в свете фонаря зажигалки, по кучкам печенье и конфеты и пакетированный чай. Завтракали молча и не торопясь, И голод заглушить, и время потянуть. А время, действительно, тянулось медленно, пока последняя смена завтракала, я еще раз смоталась к лошадям. Те, так и лежали, может в спячку какую впали, но бока раздуваются, значит живы, а остальное, дело наживное, им только волю дай, тогда и проснуться и по степи побегают. Я вернулась к людям и завернувшись в одеяло, отключилась, чтобы отдохнуть от бессонной ночи.

Вика! Вика! - Разбудили меня сильные потряхивания и поглаживание по волосам. Я с трудом выбралась из тяжелого сна. Надо мной склонился Зравшун и служанка герцогини.

Вика, ты так страшно стонала, что я вынужден был попробовать тебя разбудить. Тебе что-то страшное снилось?

Да какой там снилось, это я так, в последнее время, сплю. Если все нормально, то могу и спокойно выспаться, а вот если переволновалась, то да, могу и орать, как резанная, все перед глазами тот парень стоит, которого мой боров утопил. Я ведь тоже боялась, что буду вот такой же беззащитной, как и он, когда меня убивать будут.

Все нормально, Зравшун, это моя прошлая жизнь все меня никак не отпустит. - Я посмотрела на часы, ого, пора кормить их поздним обедом. Я выбралась из под одеяла и принялась готовить первую партию супа. Это отняло у меня почти полтора часа, так что я немного восстановилась после тяжелого сна и уже спокойнее стала диагностировать себя, что же это было такое? Выяснилось, что я так реагирую на высокую концентрацию углекислого газа, получается, что мне лучше не ложиться спать, ведь никто из бойцов, пока я спала, не прочищал нашу вентиляцию. Это плохо, значит придется бодрствовать, пока не утихнет буран. Я прислушалась, вроде ветер слегка стих, но нужно будет все равно, выбраться наружу и посмотреть, как нас занесло, и что ждать от конца этого дня? Натянув перчатки, я отправилась в тамбур. Разобрав верхнюю част стенки, что закрывала вход, я попыталась выглянуть наружу. Нет, снега намело много, и из-за этого ничего не видно. Я принялась прокапывать проход в снегу. Несколько раз меня просто засыпало снегом, когда боковые стенки прохода осыпались. Наконец я выбралась и осмотрелась. Небо было пасмурным и хмурым, ветер все еще свистел, но устоять на этом ветру уже было можно. Что же, не исключено, что завтра с утра можно будет отправляться дальше. Я развернулась и повторно прокапывая себе проход в рыхлом снегу, пробралась в тамбур. Для приличия покашляла, когда пробиралась через стенку, закрывающую проход снаружи, чтобы если кто есть в туалете, успел бы меня предупредить, или одеться. Но нет, все спокойно, а, точно, они же думают, что я в туалет пошла, вот никто сюда и не ломится. Я, насколько смогла, отряхнулась в тамбуре, и пробралась мимо второй стенки тамбура и проскользнула к своему месту.

.31. Глава 31.

* * *

- Ну, и как там? - Раздался приглушенный знакомый голос возле самого уха, заставивший мое сердце затрепетать как испуганного зайчонка. Я погасила эмоции и ответила, что погода постепенно нормализуется, не исключено, что завтра с утра мы сможем отправиться дальше.

А боги с тобой не разговаривали? - Опять жарко зашептал на ухо Зравшун. По моему телу пробежали мурашки, вот ведь, зараза, знает слабые женские места. Я зажала ладони между своих бедер и, немного успокоившись доложила ему, что да, мы с ними немного побеседовали, они меня заверили, что этот буран не их рук дело, но он наслан на нас искусственно, это не природный катаклизм, а дело чьих-то рук. Тот кто наслал на нас этот буран думает, что нас уже нет в живых, так что нужно, по дороге, исключить посещение обжитых мест, пока не доберемся до места назначения. Зравшун обнял меня за плечи сзади и поблагодарил, а потом быстро поцеловал меня в шею. По моему телу пронеслось какое-то огненное нечто, я сжала свои ладони бедрами так, что они буквально прилипли друг к другу, а Зравшуна уже и след простыл. Пошел матери докладывать, но, хоть поцеловал, может он не так уж и безнадежен? Я еще раз ощупала себя, потом сняла все верхнее и еще раз отправилась в тамбур, там постаралась все вытрясти, мне не нужна мокрая одежда, которая высосет из меня тепло, как вампир высасывает кровь. Немного отдышавшись от положительных эмоций и от процедуры очистки себя любимой от снега, я натянула на себя вещи, уже заметно остывшие, и поспешила к коням. Нужно было проверить их состояние, ведь не исключено, что завтра мы продолжим наш поход в герцогство Аштор. С конями все было нормально, а туши были доедены полностью, значит они тоже рассчитывают, что завтра мы можем отправляться дальше. А ведь точно, это же один из коней почувствовал приближение снежного бурана, может и сейчас он получил информацию, что вскоре сила ветра сойдет на нет.

Да, он утверждает, что завтра мы сможем выйти из этих убежищ. Если пройдем там, где в прошлый раз проходил Зравшун, то мы наверстаем упущенное время, путь я помню. - Прозвучало от кобылицы.

Ну, слава богам, завтра мы сможем выбраться из этих иглу, и тронуться дальше, все-таки не хочется мерзнуть в этих степях. Парни говорили, что дальше пойдут леса, а, значит, такой буран там уже будет не так страшен, да и до человеческого жилья будет поближе, чем отсюда. Я выбралась из нашей конюшни, и уселась на свое место. Уже почти сутки в темноте, завтра всем будет очень тяжело смотреть на светило, так что подъем организую еще затемно, если погода позволит.

Парни отсыпались или подгоняли амуницию и точили оружие, мое оружие, тоже, вчера немного пострадало, ножи притупились, помогая мне выкопать яму под туалет, саблей я резала плотный снег, поэтому я начала с того, что принялась точить свое оружие. Подгонять амуницию я не решилась, во-первых, это касается моей одежды, которая одета на мое белье, во-вторых, сейчас ничего не видно, а значит, такие манипуляции в этой темноте бесполезны, а в-третьих, сейчас нужно очень четко продумать, как мне преподнести полученную от кобылицы информацию Зравшуну. Что, если он откажется сворачивать с проверенного пути, или вообще, посчитает меня шпионом враждебных сил, о которых я имею только общее представление.

На ночь пришлось опять приготовить суп, ведь силы, хоть и не тратятся, но желудок свое требует, а так хоть бульон с жиром, галеты, и к чаю, конфеты. Все ели молча, каждый думал о чем-то своем, ну ничего, завтра развеятся, да и ужинать уже будем привычным, для них, продуктом. За стенами ветер завывал на одной ноте, но сила уже была не та, что вчера.

Постепенно гомон в нашем иглу сошел на нет, последние споры или обсуждения, и все, только вой ветра. Несколько раз мимо меня прошли наши парни в туалет, я им подсвечивала фонариком, чтобы ненароком на соседей не наступили. Уже ближе к утру ветер стал стихать, он уже не завывал, а просто нес поземку, шурша ею на крыше нашего убежища. Что же, мы выстояли, а значит у нас есть все шансы добраться до конечной точки, нужно только никому на глаза не показываться. Сейчас на дороге, встретить другой караван просто нереально, так что мы можем рассчитывать на фору в три-четыре дня, потом движение по этой дороге возобновится.

Пока было нечего делать, я спланировала завтрашний подъем, сначала нужно вытащить все вещи отсюда и вывести людей, потом я пролезу к лошадям и начну разбирать крышу у них над головами. В это время остальные переворачивают кареты, если они еще здесь, и готовят их к дальнейшему походу, загружают вещи. Коней нужно будет предупредить о том, что их глазам будет трудно привыкнуть к свету, после полутора суток полнейшей темноты. Хуже, если небо будет безоблачным, тогда придется придумывать им что-то на глаза, какие-то козырьки. Нужно, чтобы и дорогу видели, и свет в глаза не бил, а то могут временно перестать видеть, да и люди могут так же пострадать. С людьми проще, не смотри в окно кареты и все, но вот возничие, все равно должны быть на козлах, а значит и им, как и лошадям, козырьки делать придется.

Среди ночи сходила к лошадям, у тех все было спокойно, вот кто не доставляет никаких хлопот. Предупредила кобылицу, насчет яркого света и последствий, но оказалось, что глаза у них имеют естественную защиту в виде полупрозрачной пленки. У меня отлегло от сердца, а то я как представила, что кони отправятся на охоту, а там их застанет куриная слепота. Отлично, одной головной болью меньше, так что завтра можно выступать. Кобылица подтвердила, что завтра все с погодой наладится и они готовы к дальнейшему пути.

Счастливая, я вернулась на людскую половину и принялась ждать утро. Собрала свои вещи в рюкзак, завтра обойдемся без завтрака, так как я рассчитываю, что мы приступим к погрузке еще в темноте, и их глаза постепенно привыкнут к усиливающемуся свету, а если включить сюда еще и завтрак, то мы можем на этом потерять еще один день. Лучше я их, потом, остатками галет и конфет накормлю в дороге, до вечера выдержат, а на ужине наверстают все, что не доели в эти дни. Стрелки на моих часах еле шевелились, в душе я была уже в дороге, моя неуемная энергия требовала выхода, а здесь сиди и жди контрольного времени. Хорошо, народ выспался на пару дней вперед, так что с состоянием бойцов проблем не должно быть, Кучеры, здесь они называются возничие, тоже бока отлеживали, так что встать должны как и воины нашего отряда, а герцогине можно дать поспать немного дольше, ведь она просто переберется в карету, и все. Эх, как тянется время, как бы потом не пожалеть об этом, ведь иногда, когда не нужно, оно несется семимильными шагами. Среди ночи я выбралась наружу, ветер стих, по заснеженной земле ветер гнал поземку. Такую погоду мы готовы переносить в дороге, она напоминает ту, которая сопровождала нас несколько дней, пока на нас не налетел тот буран. Я вернулась в наш иглу и принялась ждать, когда подойдет контрольное время. Последние пятнадцать минут, до намеченного мною времени подъема, я извертелась на своем месте. Как только тронемся в дорогу, так я сразу на боковую, часов на восемь-десять.

.32. Глава 32.

* * *

В назначенное время я начала расталкивать бойцов, Зравшуна пришлось трясти последним, все же он спал рядом с матерью, Парни пришли в себя и я повела их поднимать кареты. При моем первом выходе из иглу, я увидела только нанесенные сугробы, из которых торчали некоторые части карет, шесть человек, взявшись с одной стороны, смогли поставить одну из карет на колеса, Дальше было легче, технологию, по восстановлению карет, мы уже отработали на первой карете.

После того, как все кареты заняли свое нормальное положение, я заставила возничих выметать снег из карет, а бойцы, как мураши, начали загружать вещи в кареты. Чтобы не создавать толчею в переходном шлюзе, часть бойцов только вытаскивали вещи из иглу, а остальные только хватали их и несли в кареты. Настало время поднимать герцогиню и пробираться к лошадям. Как оказалось, Зравшун уже поднял мать, и сейчас вел ее в моих шмотках, в ее карету, я раскланялась с ними в луче моего фонарика и нырнула в лаз, ведущий в ледяную конюшню.

Лошади уже проснулись, но никто еще не вставал, ждали только меня. Я забралась на их спину и принялась выковыривать первый кирпичик в потолке. Так, по очереди, я снимала слой за слоем и бросала ледяные кирпичи к стене, по ка они были маленькими, но, вскоре, пойдут метровые блоки, а их, далеко не отшвырнешь. Коням уже не угрожало падение потолка на их спины, но стена перед ними все еще оставалась, А что, если просто разрушить стену, ну и пусть рухнет на уже брошенные ледяные блоки, зато это избавит меня от нудной работы по разборке стены, да еще без помощников. Спрыгнув с конских спин, я принялась вытаскивать блоки из стены, выходящей на дорогу. Уже после третьего блока, стена начала складываться как домино, или карточный домик. Кирпичи сыпались вниз, но не на лошадей, а на кучу, которая росла рядом со стенами, некоторые откатывались к лошадям, но били не больно. Лошади и сами понимали, что другого варианта нет, а эти незначительные неудобства можно и пережить.

Немного времени мне понадобилось, чтобы расчистить проход между оледенелыми блоками, все-таки я очень хорошо знала, что лошадям ни в коем случае нельзя травмировать ноги, Лошади уже установили свою очередность по выходу из этой россыпи глыб снега и льда. Кобылица, проходя мимо, слегка толкнула меня своей грудью и поблагодарила от всего своего табуна, я же, от такого толчка уселась на куче снежных блоков и, еле выбралась оттуда. Кони уже определились, кто бежит на охоту, а кто тянет кареты. Я двинулась следом, мы бы сейчас добраться до пола кареты и отключиться на столько, сколько мой организм решит потребовать для себя.

Народ активно рассаживался по каретам, все застоялись, так что многие перебирались на козлы возничим, подышать свежим воздухом и иметь перед глазами не ограниченный пятачок пространства, а бескрайние просторы этой равнины, зажатой между двумя горными системами. Ближе к горам пойдут лесные массивы, там обзор несколько будет ограничен, но зато появится разнообразие ландшафта, да и дрова для костра не нужно будет везти с собой с большим запасом. Я, не дожидаясь, пока караван тронется, завернулась в пуховку, замотала ноги одеялом и прямо на полу, отключилась. Моя функция закончилась еще когда я сыграла им подъем, а вот мои силы были на пределе. Если бы не, почти целый месяц на нервах, то я бы и дольше без сна выдержала, но сейчас я была опустошена полностью. Мой внутренний таймер я установила на пару часов, чтобы проверить, как мы перенесем встающее светило, на это моего резерва должно хватить, а потом досыпать.

Глаза открылись когда светило только показалось над горизонтом. Я вытащила из рюкзака бейсболку и отправилась на козлы, Застоявшиеся кони неслись во весь апорт. Мне нужно было перебраться к Зравшуну, пусть он организует с бойцами небольшой брифинг и объяснит им, что от слепящего снега можно на время потерять зрение, пусть надвинут на глаза какие-нибудь меховые вещи, хотя, какие меховые, мы же даже не предполагали, что попадем в настоящую зиму, это даже, если не брать налетевший на нас, снежный буран. Проблема была в том, как перебраться на другую карету, не останавливая караван? Я уже собиралась дать команду к остановке каравана, когда ко мне подскакала кобыла, мне в голову потекла информация, как мне можно усесться на лошадь, и как можно будет со спины перебраться на другую карету. Кобыла не стала подставлять свою спину, все-таки она беременная, а вот другой конь взял на себя функцию моей транспортировки, По их спинам я ходила ногами, когда строила над их головами крышу, и разбирала ее, так что нащупав ногой мышечную подушку на спине жеребца, я перепрыгнула на спину коня, Жеребец очень умело подыграл мне телом, так что я с легкостью удержалась на спине скачущего коня, и тот потащил меня к карете с Зравшуном. На козлах сидело трое, так что я зацепилась рукой за одну из выступающих частей кареты и подгадав ритм скачки, на очередном подскоке коня, перепрыгнула на ступени кареты. Распахнув дверцу, я забралась внутрь, и нашла глазами Зравшуна.

Зравшун, сегодня есть опасность, что если будет сильный свет светила, то твои люди могут временно ослепнуть. Мы называем такое, куриной слепотой, Вызывает ее отблески света от граней снега. Наши глаза сейчас очень подвержены этому потому, что мы просидели в почти абсолютной темноте больше суток. Я тут тебе принесла шапочку с большим козырьком, вот так подгонишь под себя и лучше не снимай, когда на улице будешь. Ладно, бойцов подготовь, а то могут быть неприятности, а я обратно, спать.

Конь так и скакал рядом с нашей каретой, я подстроилась к такту и запрыгнула на спину жеребцу. Сидеть было очень удобно, а Сергей говорил, что местные лошади людей на себе не возят, значит, я исключение. Меня доставили до моей кареты, я перебралась на нее и опять отправилась досыпать, все, на сегодня все мои дела сделаны.

Я еще раз замоталась в пуховку и одеяло и, уже начала проваливаться в сон, когда в моей голове раздались слова, которые пришли от Сумки.

Виктория, это я, Сумка, хочу вложить в тебя некоторые знания от меня, они тебе скоро понадобятся. Помнишь, тот камушек, что я попросила тебя взять в руку? Через него ты получила мои умения, хвоста у тебя нет, а вот мои яды ты теперь можешь использовать. Я не знаю, что произойдет, но в твоих руках должны быть протоки ядовитых желез. Информация по ядам у тебя уже есть, а как проращивать протоки я сейчас покажу. У тебя, выращивать протоки получится даже быстрее, чем у меня. Просто тело у вас подходящее, да и железы образуются ближе к вашим рукам. Сейчас произойдут кое-какие изменения в твоем организме без твоего участия, но ты все запомнишь и всегда сможешь повторить такое проращивание. Засыпай, и будь готова к неприятностям, но так нужно.

Мои глаза закрылись, а в голове взорвалась бомба. Ну, Сумка, могла бы и предупредить о таких ощущениях, и мое сознание выключилось.

.33. Глава 33.

* * *

Проснулась я сама, карета не покачивалась, а свет, сквозь занавески, кареты не просвечивал. Я выбралась из кареты, вокруг все было тихо, Кареты стояли, образуя круг, да мы их так всегда на ночь ставили. Значит, ночевка. Я пригляделась, вокруг все было тихо, ни ночного дозора, ни костров, ни-че-го. Ну, вояки, но вскоре выяснилось, что нас охраняют кони. Видимо какой-то хищник или ночной вор из животного мира, попытался пробраться в лагерь, небольшая свара с посмертным хрипом и фырканье коней. Я уже хотела идти будить Зравшуна, когда со мной связалась кобылица.

Вика, не нужно никого будить, Люди уже к полудню стали жаловаться на глаза, потом дело пошло и того хуже, многие видеть перестали, Зравшуна не послушались, а он им говорил, чтобы на снег не пялились. Я ему посоветовала поспать, у него тоже с глазами плохо, а мы посторожим, нам-то легче. это уже вторая ночь, когда мы сторожим.

Это я что, двое суток спала?

Да, это и понятно, в тебе что-то такое происходило, тебе отдохнуть нужно было хорошо, да и не разбудили бы мы тебя. Ты мне не можешь рассказать, кто тебя перестраивает и зачем?

Кто, знаю, а вот зачем, он, а вернее, она, и сама не знает, просто чувствует. Что-то ждет нас в конце пути. Не верю, что неприятности будут ждать нас гораздо позже. Завтра поговорю с Зравшуном, нужно определиться, как вести себя оставшуюся часть дороги, да и с глазами завтра полегче будет, снег уже таять начал, а значит, не будет так отсвечивать.

Спать не хотелось, поэтому я решила расспросить кобылку, может она знает или догадывается, как это нас застал тот буран и выпавший снег, если раньше такого никогда не было. Кобылка обладает приличным интеллектом, даже покруче, чем у черного жеребца, да и повыше чем у некоторых людей, с кем я познакомилась в последнее время.

Мои вопросы не застали кобылу врасплох, дело в том, что она и сама думала об этом и вытянула всю информацию у того жеребца, который ходил в поход с Зравшуном, когда они срезали путь через горы. Кобылка предположила, что наши беды связаны с тем, что в герцогстве Аштор, куда мы направляемся, проходит специализированный ковен погодных магов. Не исключено, что кто-то использовал всю силу этих магов против нас, ведь каждый природный маг в отдельности, не смог бы устроить такое с погодой. А что, это предположение имеет право на существование. Ведь я поняла, по поведению моих попутчиков при буране, оно ясно указывало, что это им в диковинку. Меня настораживает то, что мы сами едем в это осиное гнездо и нам бы следовало приготовиться к самому худшему. Лучше перебдеть, чем недобдеть, как говорили мои командиры. Следует поковыряться в рюкзаке и приготовить какие-нибудь закладки в одежде и на теле, не исключено, что нас попытаются обыскать. Ничего, опыт в таких делах у меня есть, да и пластырь телесного цвета я купила. Расположить бритвенное лезвие под пластырем на моем теле я смогу так, что его не найдут и наши, земные специалисты. Все-таки хочется остаться живой. Мне не вериться, что охота объявлена на меня или Зравшуна, уж слишком мы мелкие сошки, а вот герцогиня подходит на роль объекта преследования гораздо больше. Во-первых, она глава герцогства, так что, наверное, намечается дворцовый переворот, хотя, она же сестра короля, а тот может и войска послать, чтобы освободить сестру. В истории Земли такое встречалось. Во-вторых, может она послужит разменной монетой в каких-то территориальных спорах с соседним государством. Ладно, гадать бесполезно, а спросить, не у кого. Единственное, с чем я согласна, это уйти с основного тракта, и добираться второстепенными дорогами. От разбойников отобьемся, мы неплохо вооружены, а наша пара с Зравшуном, раскатает больше десятка воинов с саблями. Он, правда, еще не догадывается, что я рублюсь не хуже, чем он, но не будешь же ему это открытым текстом говорить, еще обидится. Ладно, в шпионку мне здесь играть не придется, а вот диверсантку из себя изобразить придется.

В рюкзаке, действительно, нашелся и пластырь, и складной нож, обычная дешевка, но для моих целей сойдет. Я и шариковой ручкой могу навсегда успокоить, но, боюсь, что такие вещи, что похожи на оружие, отберут. Вколола в волосы большую приколку, которая фиксировалась латунной иглой, сантиметров на семь длиной. Проделала комплекс на растяжку плечевого пояса, вдруг руки скрутят за спиной, так что их придется вперед переносить или через голову, довольно неприятная процедура с выворачиванием суставов, а можно попытаться протащить через ноги, но там все зависит от того, есть слабина в путах, или нет. Так я и встретила рассвет, распихивая и проверяя мои приспособления для выживания и плетя удавку из собственных волос. Она должна быть тонкой, чтобы ее можно было в волосах спрятать, тут тоже косы носят, и не только женщины.

Народ проснулся, глаза трут, а они у них красные, но смотреть могут и то ладно. Я им рявкнула, что на козлах сидит один, а остальные прячутся в карете и не выглядывают из-за шторок. Через час возничего менять на следующего бойца. Сегодня едем по такому графику, а завтра уже можно снять это ограничение, а Зравшуна отвела в сторону и, ка кна духу, ему все свои и не свои мысли, выложила. Тот задумался, но потом отмел мои доводы, как несерьезные, там же Закарит, а он всегда держит руку на пульсе всего герцогства, да и что смогут сделать какие-то погодники? Я ему поверила, но мой совет, съехать с основного тракта, он поддержал, и путь срежем, и время наверстаем.

Следующие дни народ приободрился, а что, привычные для них места пошли, сначала леса, а потом и горы показались. Снег стаял окончательно, немного потеплело, так что мне вернули мой каримат и я, теперь, ночевала в карете почти с комфортом. Если бы я была в таком походе одна, то я бы себе и баню устроила и ночевала бы в тепле, даже если бы не было ни карет, ни лошадей, но здесь всем заправлял Зравшун, а я только вмешивалась тогда, когда считала нужным. Как ни странно, меня не останавливали, да это и понятно, ведь они столкнулись с такими вещами, для борьбы с которыми их знаний не хватало.

Когда свернули с основного тракта, то я это сразу почувствовала, дорога была не наезженная, карету трясло, но это продолжалось недолго, вскоре мы форсировали реку. Перед рекой пришлось сделать небольшую остановку и переложить вещи из задних ларей карет, где хранились запасы продуктов, запасная упряжь и еще какие-то мелочи. Когда мы оказались на том берегу, то дороги, как таковой просто не было, но, зато, тряска прекратилась, кони выбирали более ровный путь сами, а возничие просто задавали направление, но и его можно было не задавать, так как у нас был проводник, тот конь, что уже однажды прошел здесь. Можно было попросить и Зравшуна, но его знания нам понадобятся, когда мы встретим людей или просто окажемся поближе к людским поселениям герцогства Аштор, а сейчас кони сами доставят нас к подножью гор в нужном, для нас, месте.

.34. Глава 34.

* * *

До гор ехали целый световой день, я с удовольствием разглядывала открывшийся пейзаж за окном кареты, Кобыла с жеребцом, вела нас как по навигатору, Зравшун, пока, не вмешивался и не предлагал какие-либо изменения маршрута. Чувствовалось, что мы существенно поднялись над уровнем моря, хоть для глаза это было незаметно. Я, несколько раз выбиралась из кареты и немного бежала рядом с ней, на меня смотрели как на идиотку, даже из окон герцогской кареты. Я все это принимала с достоинством, они еще не знают, что такое марш-бросок с полной выкладкой, когда на тебе навешано столько, что ты напоминаешь небольшого ослика, а командир, когда кажется, что ты уже не можешь бежать, выдаст команду, "газы", и вот тогда начинается полный кошмар. Девчонок без сознания собирала, следующая за нами грузовая машина. Я тоже, в начале, пару раз оказывалась в кузове, но позже, просто не позволяла себе отключиться, поэтому когда следовала команда "шагом", то она звучала слаще меда, а если еще отменяли команду "газы", то о таком можно было только мечтать. Мой организм требовал нагрузки, и я ему ее обеспечивала. Скрывала я только свои возможности с саблями, я понимала, что если я продемонстрирую, что я лучше парней в том, в чем они мастера, может их настолько низко опустить в своих глазах, что лучше буду молчать, а если придется доставать сабли, то буду рубиться одной, а вторую выхвачу, если уж сильно приспичит.

Вечер встретили, расположившись прямо рядом с тропой, которую и дорогой то назвать, язык не поворачивается, но кареты проедут, а это главное. Зравшун уточнил, что завтра все, кроме женщин, толкают кареты, помогая коням тащить их в гору. Места были опасными, по моим оценкам, ведь напасть на лагерь здесь можно тихо и незаметно. Поделилась своими сомнениями с Зравшуном, но тот предложил мне не заморачиваться, кони охраняют не хуже, а может и лучше нашего ночного дозора. Мой организм, застоявшийся без активных действий, решил все за меня. Мне не спалось, поэтому я, накинув поверх кожи камуфляж, выбралась наружу. Покараулю, все же и свой уровень бойцовский подтяну, и к новым условиям приспособлюсь. Костры не жгли, просто не для кого, все бойцы спали, надежда только на коней. Это мы в начале нашего похода, ночью по очереди дежурили, здесь до людских поселений далеко, а все остальное кони пресекают сами. На коней надейся, а сам не плошай. Я обошла лагерь и проверила подходы, ночь была темная, здесь просто все ночи такие, Я сделала три круга расширяя зону обследования, вскоре я определила, что подобраться к нам можно только с трех направлений, причем все они лежат в пределах угла в пятнадцать, двадцать градусов. Я выбрала свою позицию для наблюдения и принялась обустраивать лежку. На зрение надежды было мало, поэтому только мой слух. Мой ночной дозор мне порекомендовал сделать и мой организм, в котором происходили какие-то процессы, запущенные Сумкой. Итогом этих изменений, должны были стать мои ядовитые ногти. Тело чесалось, особенно верхняя часть груди и руки. Видимо мое тело приспосабливалось к появлению у меня ядовитых желез, протоки все еще протаивали где-то под кожей. Я приятно удивилась, когда вдруг обнаружила, что я могу видеть теплокровных животных на расстоянии в тридцать-сорок шагов, причем вкруговую.

Так я приготовилась отразить нападение какого-то хищника в конце первой половины ночи. Хищник подкрадывался сзади медленно, но неотвратимо. Видимо меня выдавал запах, все же я пропиталась запахами людей этого мира, а их запах, видимо, хорошо знаком некоторым хищникам, плюс, я женщина, и в определенные периоды я тоже, источаю некоторый аромат. Как бы там ни было, а хищник сокращал расстояние, перед его прыжком я ясно ощутила злобный характер этого зверя. Я приготовилась отразить нападение, во мне стала нарастать злоба и уверенность, что у убью наглеца, даже не вставая с земли. Нанесу удар ядовитым когтем на хвосте и все, он даже челюсти сжать не успеет. Какой, коготь, какой хвост? Но позади меня послышался сдавленный испуганный писк и все, тепловое пятно противника стало удаляться, а потом и вообще, исчезло. Больше того, местность активно очищалась от всего живого. Мелкие грызуны, которых я до этого просто отмечала, как присутствующих на охраняемой мной территории, тоже исчезали, толи сбегали отсюда, толи закапывались, но постепенно ореол, контролируемый моим сознанием, полностью очистился от живности, не сбежали только кони и люди. Первые, думаю, просто знали где я нахожусь, и смогли сопоставить место предупреждения об опасности и мое местоположение, а люди просто ничего не почувствовали, слишком мы толстокожие и невообразимо далеки от правил поведения в животном мире. Все это я отстраненно замечала, а сама радовалась, мне теперь легче будет отследить того, кто подбирается к нашему лагерю.

Так прошла почти вся ночь, только под утро, три больших тепловых пятна стали медленно подбираться к лагерю. Когда до них осталось не больше пяти-шести метров, то я уловила их мысли. Они как зомби думали только об одной, всех убить, Фелидас схватить. Я переместилась так, чтобы один из тройки, проползал прямо мимо меня, и когда он показался в пределах моей досягаемости, то нанесла удар рукой в шею. Связать руки кожаными ремнями и заткнуть кляпом рот, было делом одной минуты. Второго я просто догнала ползком и повторила то, что проделала с первым. Этот был какой-то щуплый, так что на него ушло столько же времени, что и на первого. Третьего пришлось брать, когда он уже потянулся рукой к дверце кареты герцогини. Остатки утра ушли на то, чтобы перетащить тела поближе к каретам, пусть Зравшун сам решает, что с ними делать. Возвращаться на место лежки смысла не имело, так что я встретила утро в окружении трех карет, и трех тел каких-то диверсантов. Те пока были без сознания, странно, ведь я только ткнула пальцем в определенную область шеи, должны были бы уже очнуться, может сильно приложилась, мы тут, с Сергеем, самые сильные, благодаря тому, что жили в условиях более сильной гравитации. Ну и ладно, не очнуться, так и нам меньше мороки.

Это не ты сильно ударила, а это твой яд. Он усыпил противников, так что когда нужно будет, тогда и разбудишь.

Знания, как это сделать тут же всплыли в моей голове. Еще лучше, меньше возиться. Я подошла к коням.

А вы что, этих ползунов не услышали и не почувствовали?

Нет, мы их обнаружили только тогда, когда ты их сюда притащила.

Странно, уж если кони, которые являются отличными охотниками, не засекли этих диверсантов, то значит, их кто-то прикрывал, или ментально, или магически, а значит, я не всех перехватила. Я еще раз обошла наш лагерь, но больше никого обнаружить мне не удалось, наверное лучше побыстрее отсюда убираться, вот перевалим этот отрог и, как говорил Зравшун, окажемся в герцогстве Аштор, только во владениях деда Зравшуна, Закарита, а уже оттуда, короткой дорогой, переместимся в замок герцогини. Зравшун всегда говорил ровно столько, чтобы цель была понятна, а задачи он доводил до нас частями и тогда, когда это было нужно.

Ну, значит не все он предусмотрел, раз мы чуть не попали в расставленную ловушку. Может это и не ловушка была, тогда нас просто преследуют, зная, как мы идем, а это настораживает! Остается только одно, ускорить наше движение, чем быстрее мы доберемся, хотя бы до деда Зравшуна, тем лучше для нас. Нечего рассусоливать, сыграю парням подъем, герцогиню можно и не будить, все равно, путь наверх будет медленным, так что она всегда успеет и в кустики сбегать, и перекусить, а мы должны постараться оторваться от преследователей.

Первым разбудила Зравшуна. Приложив палец к губам и показала ему, чтобы убрал кинжал от моего горла, показала глазами, что нужно выйти из кареты. Зравшун убрал кинжал и выбрался из кареты вслед за мной. Идти далеко не пришлось, так как вся троица сейчас лежала возле той кареты, где ехала я.

Что будем делать? - Одними губами спросила я. - У них задача, нас убить, а герцогиню схватить. Кто послал они не знают, есть команда и они ее выполняют. Могу их убить, прямо во сне, могу оставить тут спать, проснуться только вечером, если их звери не сожрут.

Зравшун задумался. По мне, так прирезать их по-тихому, все равно, оставлять врага за спиной не положено, а эти очухаются, и попрут за нами исполнять чью-то волю. А может они действительно, под гипнозом? Приказали убить, вот они и исполняют.

Зравшун все еще теребил себя за бородку, вроде он боец не из последних, а точнее, лучший из лучших, а принять решение об умерщвлении трех диверсантов никак принять не может. Зравшун, видимо, уловил мои сомнения и выдал, что, оказывается, это люди герцогини. То есть ее подчиненные из охраны самого замка. Получается, что там кто-то ждет ее с наточенным кинжалом, а вот мы ему или ей, не нужны.

Ты же говорил, что тут, недалеко, владения твоего деда, давай отвезем герцогиню туда, уж он-то сумеет защитить ее, да и мы немного передохнем. Не знаю, как вы, а вот я устала как лошадь, причем не физически, а морально, все время что-то происходит, и нужно принимать взвешенные решения.

Зравшун еще немного подумал, а потом тряхнув головой, дал добро на подъем и, без завтрака. Мы должны за световой день перебраться на другую сторону отрога. Задача тяжелая, но выполнимая. Эту троицу развязать и оставить здесь, если им повезет, то вечером будут живы, а если нет, то такая, значит, у них судьба.

.35. Глава 35.

* * *

Парни, выбираясь из карет в предрассветный туман все поняли сразу, лошадей впрягли и наш караван начал свое восхождение. Я на ходу раздала парням галеты и конфеты, ничего более существенного предложить не могла и, толкая кареты сзади, стала помогать коням тащить свою карету вверх. Где-то через час я уже красовалась в одной майке, пот градом катил по спине, но еще больше хотелось жить, так что кареты катились не останавливаясь.

Подъем продолжался часов до четырех, уже на пологой части подъема мы поменяли лошадей, спуск для них и нас не менее трудоемкая процедура. Лошадей поменяли, а вот нас сменить было некому, так что потеть пришлось и на спуске, зато, уже глубокой ночью, мы выбрались на равнину. Последние два часа у нас получились в абсолютной темноте. Зравшун хотел выслать вперед дозор, но я его отговорила, человека я смогу разглядеть метров за сто, а ночью большего и не надо, так что мы помогали коням до последнего. На ночь решили расположиться там, где остановились. Зравшун, сильно стесняясь, попросил меня накормить парней так же, как и при буране, костер сейчас развел бы только сумасшедший. Я не возражала, мне и самой хотелось есть так, что живот издавал урчащие звуки. Суп в четыре приема я организовала, это была малость, но на большее сейчас рассчитывать не приходилось. Зравшун заверил, что по этой равнине, если будем двигаться быстро, то за полтора дня сможем добраться до замка деда. Я предложила поднапрячься и добраться за один день, нужно просто не останавливаться, Зравшун сомневался, но все сомнения развеяла кобылка, она сообщила нам, что если надо, то утром в упряжь встанет самая сильная тройка и мы помчимся на полной скорости. Что же, это может сработать. Зравшун сомневался, но на нашу акцию дал добро. Я опять вызвалась сторожить, сейчас я была самым лучшим дозорным, да и завтра, в карете, смогу отоспаться за эту и прошлую ночь.

Ночь, на удивление, прошла спокойно, те парни, которых мы оставили на прошлой ночной стоянке, за нами не пошли, или еще, просто не добрались. Но наши кони пару раз кого-то задрали метрах в ста от нас. Правильно, и им поесть нужно, и нам, какая-никакая безопасность обеспечена. Предрасветное утро я встретила клюя носом, мозг пытался отключиться, но я ему не поддавалась, наконец первые ласточки выскочили из карет, а я отправилась на заслуженный отдых.

В путь, как нам казалось, к месту нашего спасения, мы отправились еще затемно. За себя мы постоять, конечно, могли, но подвергать герцогиню опасности не хотелось. Лица всех, без исключения, осунулись, я, наверное, выглядела не лучше, да это и хорошо, зато все мои мысли, относительно Зравшуна, куда-то делись, сейчас стояла задача, добраться до деда Зравшуна и там, уже определиться, как мы доставим герцогиню домой.

Меня так и ввезли в замок Закарита в спящем виде, поэтому я не очень-то удивилась, когда обнаружила себя спящей в окружении Зравшуна и служанки герцогини. Я помотала головой и поинтересовалась, что происходит? Кисляк на лице Зравшуна говорил мне, что мы в глубокой заднице. Я хотела было протереть глаза кулаками, но ничего не вышло, руки были стянуты за спиной. Я потрогала то, чем мне сковали руки, похоже на наши земные наручники, мне нужно завести руки вперед и разглядеть, как это открывается. Я перевернулась на живот и встала на колени, попыталась поднять руки вверх и протащить их через голову, выщелкивая плечевые суставы, чему была обучена еще в первые годы учебы в разведшколе. Задумка оказалась невыполнимой, так как наручники были пристегнуты сзади к моему поясному ремню. Я вывернула кисти рук и пальцами начала ощупывать наручники, мне нужно было наощупь определить, как они открываются. Пальцы терпеливо ощупывали наручники, а в голове четко вырисовывалось несоответствие развития технологии этого мира и того, что сейчас было надето мне на руки. Наконец я нащупала щель, которая, явно, была предназначена для открывания каждого захвата наручников на каждой руке. Для того, чтобы убедиться, я нашла такую же щель и на другом захвате, теперь следовало пошуровать там тем, что у меня уже было заранее заготовлено.

Зравшун, ты не мог бы вытащить у меня из волос шпильку, такую же, как та, которой я открыла дверь комнаты Сергея. Тебе нужно будет зубами нащупать ее и потянуть к себе. Не беспокойся, если ты вырвешь несколько волосков, сейчас не до сантиментов.

Зравшун пробурчал что-то невразумительное, но кряхтя и постанывая, тоже смог перевернуться на живот, тут-то я и увидела, что отделали его знатно, видимо бился до последнего. Я поддержала его плечом, а потом наклонилась к нему так, чтобы он смог ухватить мою шпильку зубами. С третьего раза ему удалось извлечь шпильку из моих волос, а дальше я, повернулась к нему спиной и предложила сбросить шпильку в мои подставленные ладони. Вскоре я почувствовала, как что-то упало мне в ладонь, и мои руки инстинктивно сжались в кулак, фиксируя драгоценный инструмент.

Мои мытарства продолжались довольно долго, я меняла кривизну длинного конца шпильки, подстраивая его под предполагаемый профиль замка, использовала и дугообразную часть другой стороны заколки, которая, как ни странно, сработала как открывалка, когда я просто надавила на какой-то выступ внутри замка, подобрав определенный угол наклона. Наручник щелкнул, а дальше все было решено в течение десяти-пятнадцати секунд. Я даже не стала искать, как открывается застежка, которой наручники были пристегнуты к поясу, и кинулась к Зравшуну. Тот держался на коленях из последних сил. Я уложила его прямо на солому, которая была разбросана по полу и принялась диагностировать его состояние. Да, знатно ему досталось, отбиты почки и разорвана печеночная сумка, кровь в легких, В брюшную полость постоянно сочилась кровь из разорванных органов и мелких сосудов. Параллельно с диагностикой, нащупала его наручники и открыла их, один за другим, для этого пришлось слегка поворочать тело Зравшуна, что лишило его сознания. Похоже, что его убивали, но не получилось, тогда бросили сюда. Почему же меня не тронули, вот вопрос? Может потому, что меня не могли привести в себя. Сумкины подарки ведут себя непредсказуемо, то я не хочу спать, то отключаюсь на пару дней, то меня берут чуть тепленькой, а я ничего не ощущаю, если честно, то могли и прибить меня, прямо так, во сне.

Лечение Зравшуна отняло у меня очень много сил, я так сильно старалась его подлечить, что в конце просто отключилась, рухнув на него сверху. В чувство меня привели мягкие поглаживания по волосам. Лежать было тепло и приятно. О! А на ком это я лежу? Так, чувствуется запах соломы и немытого мужского тела, сознание тут же подсказало мне, где мы и кто может так пахнуть.

Ладно, не притворяйся, я же чувствую, что дыхание изменилось, и сердце бьется быстрее. - Вот ведь, зараза, вычислил меня, хотя чего тут вычислять, когда до меня дошло, что я лежу на мужчине. Сердце чуть из груди не выпрыгнуло. Ладно, будем играть по его правилам.

Зравшун, я пригрелась, да и мужчина ты знатный, вот только пахнешь ты, не очень.

Да мы все, тут, пахнем, как ты говоришь, не очень. Почти две недели нормально не мылись, а последние дни, так еще и не ели.

Зравшун, благодарю тебя, что не дал умереть на холодном полу, как ты сам?

Да это тебя нужно благодарить, я думал, что не переживу вчерашнюю ночь.

Вчерашнюю, я что, опять сутки проспала?

Ну, я бы не назвал это сном, скорее глубоким обмороком. Со мной так же Серигей возился, когда меня почти убивали, а потом так же, как ты, отлеживался и магическую силу восстанавливал.

Я провела глубокое обследование своего состояния, да не, вроде магия присутствует, ядовитые протоки полностью проросли а железа сформировалась и полна ферментами, из которых можно в доли секунды приготовить любой яд или противоядие.

К нам, сюда кто-нибудь приходил? Еду, воду, приносили?

Да никому мы тут не нужны, если и придут, то чтобы вывести на показательную казнь или на пытки. Маму забрали и я не смог ее защитить. Нас просто ментально атаковали, заставив опустить оружие, а потом избили и притащили сюда. Вроде, никого до смерти не забили, в основном меня пытались убить, но это для устрашения, мама все это видела и страшно кричала. Она сейчас, за мою жизнь, отдаст им все, что они пожелают.

Зравшун, а кто это они?

Да я и сам не понял, кто был главный в этом бедламе, но один человек стоял поодаль, и его охраняли огромные твари, которых я видел только издалека. Знаешь, очень неприятные существа, толстая, морщинистая кожа и костяные наросты на морде. Они немного похожи на тех тварей, что к нам в баронский замок по стенам лезли. Страшные твари. А люди, что нас избивали, это люди моего деда, они все меня знают, но от этого они не стали менее кровожадными.

Ладно. Зравшун, я сейчас сделаю одну гадость, так что подтащи к себе девушку и полежите спокойно пару минут. Вы получите противоядие. Если мне придется убивать окружающих, то мне бы хотелось, чтобы вы выжили.

Я сформировала противоядие от своего летучего яда, остальные разновидности яда я буду впрыскивать из-под ногтей, так что противоядие для моей группы понадобится только от летучего яда. Зравшун подтащил служанку Фелидас поближе к себе, и я выпустила струйку противоядия, которая стала таять в воздухе, образуя прозрачное облачко, которое окутало головы моих сокамерников.

.36. Глава 36.

* * *

Оба покрылись потом, а потом их начало трясти так, что я испугалась, что что-то сделала не так, но постепенно их стало отпускать, а вскоре оба задышали ровно и с наслаждением.

Вика, ты бы не устраивала нам преждевременные похороны. - Попросил меня Зравшун, но я его простила заранее, все же мне довелось полежать на нем, а это, для меня, очень многого стоит. Пусть и не достанется он мне, но некоторые женские рефлексы просто так не погасишь, и я, хотя бы запомню тепло его тела, которым он согревал меня. Девчонкам рассказать, не поверят. Да некому мне теперь рассказывать. Если домой вернусь, то сразу в каталажку, это в лучшем случае, а так, удавят по-тихому, или попытаются отравить. Лучше бы второе, я теперь устойчивая девушка, в смысле, к ядам.

Внезапно за дверью загрохотал засов. Ну, ясно, за нами пришли. Я приготовилась дать отпор, но Зравшун отрицательно покачал головой, видимо он уже знал, что там к нашему отпору подготовлены. Я показала Зравшуну, что нужно ухватить наши наручники руками и делать вид, что мы закованы в эти кандалы. А что, прав Зравшун, нужно разобраться, кто это у нас такой выискался, что может использовать такие механические приспособления, которые местным и не снились. Дверь отворилась и на пороге застыл зверь, на которого без содрогания смотреть было невозможно. Короче, эстетического удовлетворения от такого получить просто невозможно, а вот отдать душу небесам, это запросто. Зверь был размером чуть крупнее, чем наши, земные ослики. Но размер был второстепенен, все, и поза, и выглядывающие острейшие клыки, и когти на лапах, все говорило о том, что это, машина для убийств. Сергей бы может и продержался бы против такого, а вот я, нет.

Сергей? - Внезапно раздалось в голове. - Ты знать Сергей? Только думай голова тихо, хозяина слышать, ругаться, бить, убить.

Да, я его знаю, это он меня с Земли отправил сюда. Спасал. Вот теперь меня, наверное, убьют.

Да, ваша вся убить должна и смотреть знатная самка. Она права ребенка дать не хотеть, а хозяина ругаться, злиться.

Как это права?

Твоя совсем дурной, ваша убить будет сама хозяина, а твоя, какая права? Вопроса дурная.

Как убивать-то хоть будут?

Вот! Это правильная вопроса. Хозяин сама убить любить. Она будет сильно думай, твой голова изнутри лопнуть.

Ладно, это я поняла, а он к нам подойдет, или будет это делать издалека?

Подойдет, так бы она всех убить мочь. Она близко подходить, рука на голова ложить, сильно думать.

Тогда делаем так, ты ему меня первой подтолкни, а потом прикрывай женщину, что в зале. Я так поняла, что он вас тоже заставляет все это делать.

Наша отряда, которая добыть амулет хотеть, вся хозяина служить. Он заставлять. Мы хорошая всех пугать.

Да, в этом вам не откажешь. Ладно, веди, меня, а как приведешь, сразу вперед выталкай. - И добавила голосом, - Зравшун, не мешай.

Зверь в мгновение ока оказался за моей спиной и я почувствовала нешуточный толчок в область своих ягодиц. Да, с такой скоростью с ними не совладать, нужно признать, что они лучшие, и этого у них не отнять. Нас сопровождало трое таких зверей. Мы, звеня наручниками, выстроились в колонну, и нас повели по каким-то подземным коридорам.

Зравшун, где это мы?

Это замок моего деда, мне тут все знакомо.

Сзади послышался какой-то рык, а потом в моих штанах образовалось несколько дырочек от зубов охранников, и кровь закапала на плиты пола. Судя по выругавшемуся сквозь зубы Зравшуну, ему тоже, досталось что-то подобное. Ну что же, помолчим, целее будем. Мой организм формировал уже вторую порцию яда, в левой руке у меня летучий яд, а в правой, тот что вызывает мгновенную смерть. У Сумки, в переводе на русский язык, он называется, "все". В смысле, успеешь только сказать это слово, и ты покойник. Там, в яде, какие-то живые организмы, как сперматозоиды, они могут двигаться в потоке крови, перенося яд, быстрее скорости кровотока. А нам, сейчас, только скорость и нужна.

Мы спускались и поднимались по каким-то запутанным ходам, вначале это были ходы, прорубленные в породе достаточно грубо, но чем дальше мы шли, тем культурнее становились коридоры. Наконец мы оказались в каком-то огромном помещении, все было укутано каким-то полумраком, но вот нас подвели к какой-то точке и рыкнув, заставили остановиться. В замке пришел в движение какой-то механизм, пол слегка завибрировал, а затем, прямо из пола стали подниматься ступени. Они росли, образуя лестницу, по которой мы должны были пройти со скованными руками, а перил у этой лестницы просто не было. Я сосредоточилась и начала подниматься, не дожидаясь, пока последняя колонна выдвинется на всю длину. Моя душа рвалась в бой, я настроилась на смертельный поединок и это, сейчас, было самым главным. Рядом с каждым из нас двигался зверь, их движения были очень отточены, экономны и стремительны. Глаз просто не успевал следить за их движением.

Пока я поднималась, лестница достигла своей конечной точки и застыла, дожидаясь, пока мы пройдем ее всю. Думаю, что она так же свернется, как только мы пройдем по ней до конца. Да, что-то тут уже попахивает другой цивилизацией, или это остатки того, что раньше было на этой планете, такое тоже бывает. Я, сойдя с последней ступени лестницы, вступила в какой-то коридор, где воздух был застоявшимся а, следовательно, сюда редко кто заходил. Значит хозяин владеет этой, скорее всего, секретной, информацией, но и дед Зравшуна, видимо, не так прост, как он демонстрировал себя невестке и внуку. За моей спиной раздался пронзительный визг, я хотела обернуться, но получила еще один чувствительный укус. Видимо служанка сорвалась со ступеней, или испугалась высоты, кто это теперь разберет? Мы стремительно приближались к какой-то точке, которую я пока своими глазами не видела, здесь было плохое освещение от горящих факелов, воткнутых в специальные крепежи на стенах. Внезапно пол под моими ногами стал напоминать больничный, а что мне думать, если он буквально напоминал вылизанный белый кафель. Ни пылинки, ни соринки.

Мы прошли по такому полу около тридцати метров, когда я получила мощный толчок в левое бедро, который заставил меня повернуть в открывающуюся раздвижную дверь. Какая древняя цивилизация?! Это же космическая станция, да еще и с оборудованием, о назначении которого можно только догадываться. У противоположенной стены я заметила Фелидас, которая была очень бледная, ее охраняли еще два таких же зверя, как и наша охрана. Невдалеке от нее, в эдаком кресле для космонавтов, сидел седой мужчина с очень злыми глазами. Видимо не все у него идет гладко.

Не с твоими куриными мозгами об этом думать! - Раздалось у меня в голове. Я тут же начала напевать один шлягер с повторяющимся припевом, хоть какая-то польза от нашей дешевой попсы.

Хозяин зверей, видимо, не мог дать мне команду, чтобы я подошла к нему, так как мой музыкальный фон блокировал любое проникновение в мои мысли, зато звери выполнили приказ хозяина, они буквально подволокли меня зубами к нему. Как только я оказалась перед этим человеком, так звери, хотелось сказать, поджав хвосты, вот только хвостов у них не было, исчезли из поля моего зрения.

Смотри, Фелидас, вот что будет с твоим сыном, если ты не передашь мне право на ребенка.

Его рука метнулась к моей голове, и глаза всех присутствующих сфокусировались на этой точке. Я не стала ждать, кто знает, как долго я смогу сопротивляться его воздействию, и вцепилась ногтями правой руки в его руку. Дальше было неинтересно. Расширенные, от непонимания, глаза, а затем они закатываются куда-то под верхнее веко и все, передо мной лежит труп. Спасибо тебе Сумка, если бы не твоя наука, то я сегодня, простилась бы с жизнью не совсем красивым способом. Это же надо, лопнувшая голова, окровавленные ошметки черепа и мозга. Я наклонилась над телом и сорвала с его шеи какой-то амулет.

Это ваша вещица? - Поинтересовалась я в пространство.

Да Вихинтория, извиняй моя, говорить твоя имя сильно плоха могу я.

Ну тогда забирай, и храните ее получше, посоветуйся с Сергеем, он что-нибудь придумает.

Наша уважения не будет забывать никогда твоя. Наша уходить, воздуха дышать нет, плохая совсем.

Да, можете исчезнуть, а мы займемся восстановлением этого замка после такого хозяина.

По залу пронесся ветер, и мы остались совершенно одни. Зравшун бросился к матери, а я пошла отстегивать наручники на служанке, которая лежала на полу без чувств.

.37. Глава 37.

* * *

На служанку я даже не стала тратить свою магическую силу, а просто влепила ей пощечину, заставившую ее ресницы слегка затрепетать. Оставив ту лежать на полу, я припустила к герцогине.

Зравшун, займись служанкой, а я подлечу Ее Светлость, а то мне не нравится цвет ее лица. - Зравшун попытался что-то мне возразить, но я рявкнула. - К служанке! - А сама уже опускалась на колени перед герцогиней.

Ваша Светлость, сейчас я помогу Вам. Нужно успокоиться и немного расслабиться.

Нет, Вика, мне уже ничем не поможешь, я успела принять яд. Сама понимаешь, мой ребенок не должен был достаться этому монстру.

Яд. Яд. Я лихорадочно сканировала организм герцогини. А вот и яд. Очень хорошо, он органического происхождения, а вот и противоядие. Я дыхнула чем-то, напоминающим пар, прямо из своего рта в лицо герцогини.

Простите Ваше Сиятельство, но яд Вам попался некачественный, так что все уже позади, и Вы даже своей малышке не навредили. Ну, что тут у нас еще плохого?

Да вот. - Герцогиня испуганно тыкала своим пальчиком во что-то, отдаленно напоминающее барокамеру. Это был стеклянный, а скорее, пластиковый саркофаг и внутри лежало тело. Это лицо я сразу узнала, его я тоже видела в сотовом телефоне того невоспитанного паренька. Методом исключения это получался Закарит. А что, Ликуру я видела, Зравшуна, короля и Фелидас, тоже, а больше никого, кроме Закарита, с ними на Земле не было. Кони не в счет.

Мужчина, его стариком-то сложно было назвать, был сильно искалечен, следы зубов зверей явно выделялись на одежде и теле. Толи Закарит сам залез сюда, толи его туда поместил кто-то, но вот, чтобы достать это тело, нужно было дать правильную команду этому агрегату. Я перевела взгляд на троицу, центром которой выступала Фелидас.

А никто не подскажет мне, как это открывается?

Все, не исключая служанку Фелидас, изобразили на лице тяжелую умственную работу, типа они тут думают. Мне не нужно изображать, мне нужна информация, а она или есть, или ее вообще нет. Я мысленно исключила обоих женщин, ну не было у них таких возможностей, чтобы Закарит сообщил им какую-то секретную информацию, а вот Зравшуну мог и поведать, ведь тот был любимым внуком. Я пригляделась к, предположительно, панели управления.

Зравшун, иди сюда, тебе знакомы вот эти символы?

Зравшун долго разглядывал пиктограммы кнопок управления, а потом выдал, что в детстве они с дедом играли в одну игру, и там были такие символы. Нужно было собрать фигурку из отдельных символов, правильно соединяя линии, выходящие за границу карточки. Правильно, и здесь некоторые линии стремились за край кнопки. А что, умно сделано, имея перед глазами какую-то картинку, можно разложить ее на отдельные фрагменты, которые являются нужными, для нас, кнопками, да и запоминается легко. Мне в голову пришло, что важна непоследовательность, а простое нажатие всех кнопок. Что же, сейчас заставим любимого внука продемонстрировать свою память.

Значит так, давай, вспоминай, какая фигурка должна была получиться и если уверен, то показывай на кнопки, на которых есть часть того рисунка.

Зравшун уверенно указал на шесть символов. Шесть символов, что-то мало. Опять поинтересовалась, а еще рисунки были? Оказалось, что были и их следовало собирать в определенной последовательности. Ну вот, все встало на свои места. Я вытащила шпильку и предложила Зравшуну выводить нужные рисунки прямо на пыли, рядом с саркофагом. Таких рисунков оказалось шесть. Мы начали нажимать кнопки первого рисунка. Введя последний символ, мы услышали гудение, значит, пока все правильно, ведь реакция на наши действия есть. Мы набрали всю комбинацию, а в ответ прозвучал роботизированный голос, слова которого не понял никто из нас.

Зравшун, вспоминай, а говорил ли что-нибудь дед, когда учил тебя играть в эту игру?

Он говорил, что это поможет мне попасть туда, где почистят мою кровь, если его, деда, не будет рядом.

Ага, попасть туда, а нам нужно попасть оттуда. Значит, по логике вещей, наберем комбинацию наоборот. Мы проделали всю операцию снова, но в обратном порядке, на последнем символе послышалось гудение, которое мы слышали при первой комбинации, и крышка, закрывающая верхнюю часть капсулы, отошла вниз, позволяя нам вытащить тело старика из этого саркофага. Как только тело Закарита оказалось на полу, так я сразу принялась за лечение. Старика сильно порвали, Спина была сильно обожжена, но в целом, восстановить его было возможно. На этот раз я выложилась чуть больше, чем тогда, когда я лечила Зравшуна,

Очнулась я в обнимку со стариком, ну не в обнимку, а просто рядом, но вот просто везет мне на стариков, нет, чтобы рядом со мной лежало молодое, поджарое, сильное тело. По мне промаршировала колонна мурашек, и я сделала попытку встать. Не тут-то было, чьи-то руки толкнули мое тело обратно, и я, повернув голову увидела смеющиеся глаза Закарита.

Что, нравится мой внук? Да можешь не отвечать, у тебя все на лице написано.

Ничего у меня не написано, а то, что нравится, так я и не скрываю этого, это я ему не нравлюсь.

Ну, дело ваше. Хочется тебя поблагодарить за то, что спасла всю нашу семейку, я тут навскидку посчитал, раз пять.

Не за что! Я и себя в такие моменты спасала, так что квиты.

Я выбралась с лежака, куда нас свалили с Закаритом, видимо это было самое ближайшее ложе от места моего последнего лечения.

Ну, скромность украшает человека, конечно, но и ошибки свои нужно признавать.

А я разве против? Я их столько наделала за свою жизнь, что уже можно книгу писать, мемуары. Да и здесь накосячила, выше крыши.

Ладно, пойдем сообщим всем, что нужно восстановить прежнюю власть в замке и закатить пир, чтобы отметить ваш приезд.

Старик помог мне подняться, а потом, слегка ущипнул за попку. В глаз я ему не засветила, просто из чувства превосходства над стариком, но кулак показала. Тот усмехнулся, и пошел вперед, указывая направление. Мы выбрались в другую комнату, где вповалку спала вся оставленная нами тройка. Закарит подошел к спящему Зравшуну и растолкал его. Сделано это было с некой любовью, все-таки внука он любил, не толкнул его ногой, а ласково потрепал по плечу, призывая проснуться. Зравшун соскочил как ошпаренный, видимо прошедшие события оставили в его сознании свой след.

Дед! Живой! Я и не надеялся, хоть Вика и хороший целитель. - Он обнял деда и тискал его, проверяя, тот ли это дед, все ли осталось прежним? - Даже меня вернула к жизни, когда этот приказал меня забить до смерти. Твои били, но я понимаю, что они не были сами себе хозяева.

Зравшун так восторженно тискал деда, и так эмоционально восхищался им, что разбудил обоих женщин. Те встали и, присоединились к Зравшуну. Закарит пользовался непререкаемым авторитетом. Старик еще полностью не пришел в себя, поэтому пока принимал причитания женщин безропотно, но по нему было видно, что он здесь хозяин не только этого замка, но и всего герцогства Аштор.

Ладно, хватит меня ощупывать, следуйте за мной, сами вы отсюда не выберетесь.

Мы выстроились колонной и тронулись за Закаритом. Он прошел в тот зал, где я упокоила того, кто решил устроить на мне показательную казнь. Закарит презрительно пнул тело и прошептал, что никчемный был человек, да и ученый, не ахти какой, зато замахнуться на мировое господство, на это у него ума хватило. Еще раз пнув тело, он повел нас дальше, к тем самым ступеням, что на добрый десяток метров поднимались над полом подвала замка. Спуск, как выяснилось, можно было осуществлять и просто стоя на ступенях. Своеобразный лифт, но я проскакала все ступени, просто организм требовал адреналина и нагрузки, ведь я долго валялась в обществе этого похабника.

Зравшун мне вдогонку поведал, что не такой он, и похабник, просто ему интересно было на мою реакцию посмотреть, но за то, что я обзываюсь, он на мне отыграется. Это он что, мои мысли читает! Вот зараза! Ой, он же мысли читает! Вот за.... Нет, так жить нельзя, это же ни одну мысль в голове прокрутить невозможно, все Закарит будет слышать. Да я так сойду с ума.

Умнеешь девушка, на глазах. - Приобняв меня, прошептал старик. - Но за то, что обзываешься, будешь бита.

Да мне не привыкать, быть битой, просто невозможно сразу перестроиться не впускать в голову мысли про тебя. Я только-только приспособилась от богов не получать по голове за свои крамольные мысли, а тут ты.

Что же, честно, ничего не скажешь, но я свое слово произнес и все его слышали, так что будешь бита.

.38. Глава 38.

* * *

Закарит, видимо, знал все эти ходы, как свои пять пальцев, так что он провел нас в замок даже быстрее, чем мы шли за теми зверями. На площади перед замком уже столпилась огромная толпа, увидев своего правителя толпа восторженно загудела. Закарит поднял руку и гул мгновенно стих.

Дорогие сограждане. - Пафосно начал Закарит. - В тяжелое, для наших земель, время, мы подверглись нападению враждебного мага, который обманом подчинил вашу волю, меня он сломить не смог, поэтому ему удалось меня запереть так, что сам я не мог выбраться. Но не зря же у меня есть внук, сын нашей несравненной Фелидас, который пришел со своим отрядом нам на выручку и смог одолеть страшного ментального мага в честном бою. Это дело нужно отпраздновать, поэтому... кулачный бой! Харелгу!

Толпа неистово заревела, а сквозь толпу уже пробирался двухметровый детина с огромными кулачищами. Я с интересом разглядывала бойца, когда, неожиданно, получила сильный толчок в спину. Я по инерции сделала пару шагов, а Закарит подхватил свою пламенную речь. - А вот и поединщик. Это наша несравненная Виктория, которую отряд Зравшуна зовет Вика. Она будет защищать честь отряда гостей.

Ну, ты Закарит и гад, найду свое оружие и прирежу тебя по-тихому.

Ты до него еще доберись. А стервозность свою, девушкам следует скрывать. - Я только выматерилась про себя, но земным матом. Хотя, наверное, это не укрылось от старика, так как он гнусненько улыбнулся.

Пока я в пол-оборота общалась с Закаритом, Харелгу огромными скачками приближался ко мне. Толпа, в этот момент ускоренно образовывала некую круглую арену, огражденную их телами. Харелгу, не останавливаясь, нанес размашистый удар, метясь мне в грудь. К тому времени мое общее состояние вошло в норму, а так необходимый мне, несколько десятков минут назад, адреналин, мощно вливался в кровь. Пропустив мимо себя этот размашистый удар я не удержалась, и подсекла ноги Харелгу. Миг, и огромная туша впечаталась в толпу зевак, чуть правее, чем находился Закарит, а, самое главное, Фелидас. Мои рефлексы все еще работали на сохранение жизни вверенной мне герцогини.

Пока Харелгу вставал с каменных плит площади, опираясь на разбросанные и стонущие тела, я сместилась поближе к центру. Ну и что, что мой противник имеет огромную массу, она же, будет мешать ему. Тем временем Харелгу встал и поймал мой взгляд своими бешенными глазами. Да, такой убьет и не поморщиться, мои ноги начали переступать, не позволяя телу стоять на месте, а, самое главное, конечной, статичной точки для Харелгу не существовало. На этот раз он приближался ко мне размашистым шагом, потрясая кулаками. Ну, что же, теперь мне придется включить все мое обаяние и уложить эту тушу, как можно быстрее, хотя, зрители не поймут, может, просто измотать, а потом добить еле тепленького. Второй вариант показался мне более разумным, и я принялась выписывать кренделя, перед разъяренным кулачным бойцом.

Где-то на четвертой минуте он подловил меня, но не сам, а просто я не знала всех тонкостей поединка. Я сильно близко приблизилась к толпе, и когда Харелгу пошел на меня, то я решила сместиться влево, чтобы пробить ему в печень, но несколько пар рук схватили меня сзади и вытолкнули прямо на летящий кулак противника. В воздухе я попыталась изменить положение своего тела, и мне это почти удалось, но кулак зацепил мое левое плечо. Боль была адской, а когда я перекатившись поднялась на ноги, то поняла, левая ключица сломана. Да, веселые здесь нравы. Нужно кончать с этим монстром, а то следующий удар я не выдержу. Я заправила сломанную руку прямо в штаны, так как мой ремень находился сейчас там же, где и мои клинки, и пошла, слегка раскачиваясь, чтобы сбить Харелку с толку, куда бить, прямо на него. Харелгу стоял открыв рот, видимо я первая, кто встал после такого, как ему помогла толпа. Теперь мне оставалось надеяться только на удары ногами, рукой я его могу только на время отключить, а вот ногой, могу и успокоить навсегда. И в этот момент Зравшун громогласно объявил, что время вышло. Типа, победила дружба. Я очень ярко прокомментировала мысленно, где я видела такую дружбу, но готовность к драке пока не убирала. Меня очень впечатлила "помощь зала". Однако Зравшун сам вышел в круг и похвалил нас за то, что мы доставили его подданным огромное наслаждение. Длинный бой, и хорошие удары, что еще нужно настоящим воинам! Толпа радостно взревела, а Зравшун добавил, что в честь гостей состоится пир сразу, как только замоют кровь и уберут сломанную мебель в замке. Не прошло и пары минут, как толпа на площади рассосалась.

Ну как, получила то, что я тебе обещал?

Получила, но на спортивные состязания это как-то не походило. На убийство, да, а вот на честный бой, нет.

Ну, если это был не честный бой, так что же ты не убила Харелгу так же, как и моего личного врага Зенуса. В чем разница?

Тот, твой Зенус, любил убивать безоружных и получать при этом наслаждение, ощущая ужас жертвы. Но самое главное, он убивал только ту жертву, которая была связана или как-то еще, обездвижена. А Харелгу просто пользовался тем, что он сильнее. Здесь был равный бой, так что еще не известно, на чьей бы стороне была победа. Вот поэтому я и не убила его так, как могла бы. А ты, Закарит, зная о моем тайном оружии, не побоялся выставить против меня своего лучшего бойца.

Это я, Виктория, тебя проверял, до какого порога ты сможешь дойти. Даже потеряв руку ты не приняла решение использовать яд. Вот это и показало мне, что тебе можно доверять.

Ну, доверять ты мне мог и без этого, я же не нанималась работать на тебя, я охраняю Ее Светлость, госпожу Фелидас, а ты, если не представляешь опасности для Ее Светлости, можешь спокойно быть рядом с ней, а если что не так, то убить я тебя всегда успею.

Даже сейчас? - Улыбаясь спросил Закарит, но вдруг его улыбка медленно сползла с лица, когда он прочитал утвердительный ответ в моей голове.

Виктория, я, как никто другой, заинтересован в том, чтобы герцогиня родила дочку, и буду защищать ее так же, как ты защищала ее. По рукам?

Мы обменялись, не традиционным, в этом мире, жестом скрепления намерений, и Закарит, повеселев, потащил нас в свои хоромы. Хоромы отдавали больше смесью какого-то высокого фортификационного сооружения, и бункера, так как сам материал стен, очень напоминал наш строительный бетон. Все подходы к стенам простреливались, так что враг мог положить под этими стенами всю свою армию.

Было две попытки за всю историю этого замка. - Небрежно бросил Закарит. - Но обе закончились именно так, как ты себе представила.

Закарит, а как нам заполучить свое оружие, а то я себя голой чувствую, без своих сабель. - Я вела светскую беседу с сильными мира сего, а сама залечивала свою руку. Этот Харелгу умудрился еще и порвать мне связку на плече. Связку я уже срастила, а сейчас дело шло к тому, что я, через пару часов, получу здоровую руку, опыта пока маловато, а то можно было бы и быстрее.

Меня поддержал Зравшун, который тоже не находил себе место, чувствуя себя безоружным. Он тихонько спросил меня, что с рукой? Я, прижавшись к нему больной рукой прошептала, что порвала связку и сломала ключицу, но вскоре это заживет.

Ты не поверишь, но этот Харелгу, отметелил меня так, что я очень долго вспоминал наш с ним бой. Я тогда пацаном был, но все равно, меня тренировали лучшие учителя деда, а Харелгу развеял мой миф о непобедимости. Дед это, оказывается, специально подстроил. С ним лучше не шутить.

Да я это уже поняла, как только подлечу себя, так пусть герцогиня мне покажется, вдруг что не так. Чем раньше выявим, тем лучше, а то условия существования у нас были, в последнее время, хуже не придумаешь.

КОНЕЦ СЕДЬМОЙ КНИГИ.


Оценка: 7.26*9  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Е.Кариди "Сопровождающий"(Антиутопия) А.Завадская "Шторм Янтарной долины 2"(Уся (Wuxia)) К.Тумас "Ты не станешь злодеем!"(Любовное фэнтези) Е.Вострова "Канцелярия счастья: Академия Ненависти и Интриг"(Антиутопия) И.Иванова "Большие ожидания"(Научная фантастика) Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) Д.Маш "Золушка и демон"(Любовное фэнтези) Д.Дэвлин, "Особенности содержания небожителей"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) А.Чарская "В плену его демонов"(Боевое фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"