Обатуров Сергей Георгиевич: другие произведения.

Книга 8

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
Оценка: 7.97*10  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    ЧЕРНОВИК. Книга восьмая.

.1. Глава 1.

Утро я встретил в своей кровати, какое же это счастье, проснуться не в авральном режиме. Сегодня я проспал все на свете, даже свою зарядку, но времени осталось только на то, чтобы умыться и позавтракать, а потом к особистам, на очередной допрос. Он, может быть, и не допрос, но в их вопросах всегда скрыт какой-то второй смысл, если включить ментальное сканирование, то можно узнать, что они обо мне думают, но и выдавать себя не хочется. Я их могу понять, они столкнулись с неизвестным, и это неизвестное, нужно оценить, как оно может навредить стране, людям. А я, что им могу сказать, если сам толком не знаю? Ведь, даже камни, что я им принес, могут нести в себе зло. Мои руки тому свидетели, а могут, и что-то ценное науке дать. Особистам-то это не разглядеть, их интерес гораздо приземленней, кто враг, кто друг, разобрался, и сразу жить легче стало, потому, что премия или новые звезды на пагоны прыгнут.

Погода была хорошая, солнце светило радостно, так что и у меня на душе было хорошо. Машина завелась без проблем, да и какие могут быть проблемы у новой иномарки, которой несколько недель от роду? Ну, может не отроду, а с момента покупки, но меня это мало интересовало, завелась, едет, значит все нормально. Город встретил меня своими пробками, уже на выезде из нашего тупика, по основной трассе объездной дороги шел непрерывный поток машин, я попросился, и меня пропустил какой-то вежливый водитель, я его поблагодарил аварийкой и мы потащились дальше. Через некоторое время я проклял все на свете, нужно было выезжать или немного раньше, или, как минимум, на час позже. Но назвался..., полезай! Вот я и лез, ведь мне надо было перестроиться через три полосы. Наконец моя настойчивость была вознаграждена, и я свернул на одну из боковых улиц, по которой я мог добраться до следственного комитета, адрес которого, мне любезно сунули особисты. Здесь я был не один такой умный, но поток транспорта, все равно, был меньше и более разряженный, чем на объездной.

Еще полчаса рысканий из ряда в ряд, объезжая аварии или перестраивающиеся машины, и я свернул на очередном перекрестке. Улица была тихая, по сравнению со всеми остальными, а вот припаркованного транспорта было столько, что я вынужден был сделать круг по прилегающему кварталу, пока не нашел себе место для парковки. В общем, если бы я выждал дома почти час, то я приехал бы сюда в это же время. Что же, на ошибках учатся. Можно было и городским транспортом отправиться, но я рассчитывал забрать свои сабли, их упаковали, забрав без ножен, значит, в таком виде и отдадут, а в городском пассажирском транспорте, можно запросто порезать людей, даже через стенки сумки. Я же точил сабли на совесть, это же была гарантия моей безопасности.

Еще несколько сот метров пешком, и вот я стою перед огромными дверями, готовыми меня впустить, но не обязательно выпустить. Я одернул сам себя, если все пойдет наперекосяк, то уйду в один из миров, перекантуюсь там некоторое время, может все и забудется. Меня сейчас ни стены не удержат, ни решетки, а уж, тем более, люди. На входе, предъявил свое удостоверение, дежурный созвонился с кем-то, и мне порекомендовали дождаться того, кто меня вызывал. Да, серьезная организация. Ждать пришлось недолго, ко мне вышел один из знакомых особистов и, заполнив что-то у дежурного, повел меня вглубь этого рассадника чести и достоинства, ну, по определению, здесь правильных мальчишек должно быть больше, чем неправильных. Я себя отнес, конечно, к правильным, видимо я был не первый, кто так ошибался. Меня привели в какой-то кабинет, где посредине стоял стол с каким-то прибором, а перед ним находилось кресло, очень похожее на обычное офисное, но к нему тянулся жгут проводов.

Раздевайтесь. - Прозвучал женский голос откуда-то сбоку, и точно, из-за неприметной ширмы вышла женщина, без всякого белого халата.

У вас это что, вошло в привычку? Я, так понимаю, трусы тоже снимать?

Вы ему, что, не объяснили? Хотите, чтобы были неприятности? - Обратилась она к особисту, а затем, повернулась ко мне. - Нет, мужчина, оголите верхнюю часть тела, и снимите носки с туфлями, пожалуйста.

До меня стало доходить, что этот прибор называется полиграф, и он используется для проверки того, врет человек, или нет. Интернет и телевидение давно провели для меня своеобразный ликбез, так что я уже знал, что прибор будет контролировать мое дыхание, пульс, температуру тела, может быть, движение отдельных мышц, ну и энцефалограмму, или что-то, очень на нее похожее. Делать нечего, я разнагишался, как просили, и уселся в кресло, попытавшись принять удобную позу, потом подумал и, проведя с собой небольшие манипуляции, перевел себя в некий экономичный режим. Сейчас мое сердце сокращалось раз в пять реже, чем обычно, да и дыхание замедлилось, но сознание я не отключал, на вопросы-то кто-то отвечать должен.

Женщина закончила навешивать датчики, и вернулась за свой прибор, а особист приготовил записи с вопросами.

Ну что, начнем? - Весело сообщил нам особист, но в конце фразы лицо его вытянулось, так как такое же лицо было и у женщины. Он соскочил, и они в четыре глаза уставились на самописцы, рисующие, в основном, прямую линию.

Это что? - Поинтересовалась женщина. - Прибор что ли не работает или контакты на теле плохие?

Это, мои дорогие, мой ответ вам. Незачем держать меня за идиота. Я могу вообще, все свои функции отключить, но ведь я должен как-то с вами общаться, так что вам достаточно будет одного-двух моих показателей, чтобы утверждать, что я у вас присутствовал.

Чертовщина какая-то! - Разозлилась женщина.

Не поминайте всуе. Кто знает, может что-то такое и присутствует в нашем мире? А то, и прямо здесь?

Не ерничайте, здесь серьезная организация и будьте добры ведите себя как настоящий человек.

А я, по вашему, не настоящий?

Ну, я не знаю, идиотство какое-то.

Правильно, идиотство. Вместо того, чтобы наладить со мной контакт, вы всячески пытаетесь меня оттолкнуть, заставить вам не верить. Сами подумайте, человек, который может лечить других людей и самого себя, наверное должен обладать какими-то возможностями, не свойственными другим людям? Вот, мне не нужно далеко ходить, начнем с вас, женщина. Вижу следы миомы, еще пока не понятно, небольшой, или прооперированной, но она желает развиваться, так что, или обратитесь к врачам, или ко мне, а вот такие выкрутасы со мной не пройдут, я готов разговаривать с вами, но на равных, а не как подопытный кролик. Видите, я злюсь, пульс зашкаливает, ударов двадцать, наверное, в минуту.

Нет, я так не могу! - Вскричала женщина, и принялась отстегивать от меня датчики.

Да вы не волнуйтесь, к вам у меня претензий нет, вы же исполнитель, а вот они начали воду мутить, я им информацию, для размышления, а они мне вот такое спасибо. Вы хоть понимаете, что не вмешайся я тогда в процесс вскрытия зверя, то нашего сегодняшнего разговора просто не было бы.

Ну, ладно, мы погорячились, сам понимаешь, начальство на нас давит, информацию мы дали с задержкой, все ждали, когда ты вернешься, а ты выпендриваешься. Пришлось докладывать, как придется, без должной уверенности, а самое главное, без доказательств. Все наши доводы, что кто-то что-то видел, начальство не впечатлили, вот и приказано тебя допросить на полиграфе.

Ну, допросили?

Да не дави ты на больной мозоль, вон, Татьяна Викторовна уже слезы вытирает. Сейчас пойдем к моему начальству, но там уж не взыщи, накинуться на тебя со всей пролетарской ненавистью.

Да с начальством твоим разберемся, а вот Татьяна Викторовна может и заглянуть ко мне, да надолго пусть не затягивает, сейчас это займет один сеанс, а если позже, то лечение может надолго затянуться, да и меня не всегда можно дома застать, ну и, наверное, не бессмертный я.

Что, все так серьезно?

Ну сам подумай, человек, который может видеть или чувствовать тонкий мир, может ведь видеть и того, кто там обитает, а это не всегда безобидные существа. Здесь так, если видишь, значит и видим, а, следовательно, можешь и сам подвергнуться атакам этого мира. Все зависит от тебя, испугался, ты побежден, а не струсил, то можешь быть благосклонно принят этим миром.

Про тонкий мир я понял, а как этот зверь к нему относится?

Просто через этот мир проходит информация, мне никто не объяснял, как пользоваться этой информацией, вот вы же были свидетелями, как я поставил диагноз Татьяне Константиновне, мне не нужно было к ней прикасаться, достаточно было того, что информация пришла ко мне от нее, правда, присутствует какой-то фон и я не очень четко все вижу, поэтому и попросил ее прийти ко мне домой, там мне проще ее обследовать. А зверь, он тоже чувствует этот мир, вот мы с ним и смогли через него поговорить.

Значит, ты нам всю правду рассказывать не хочешь?

А вы уверены, что хотите ее знать? Сталин, вот, очень умным человеком был, однако Мессинга посмотрел пару раз, и не стал его больше докучать. Ученые с ним работали, а вот заглядывать в будущее или искать себе какие-то привилегии Сталин не стал, потому что знал, тонкий мир может и навредить. Ладно, пойдемте к вашему начальству, а то мне сегодня нужно еще к ученым съездить, и их на путь истинный наставить.

.2. Глава 2.

* * *

Начальство встретило нас в огромном кабинете, целых три человека, видимо это представители трех отделов или ведомств. Мебель была массивная, тяжелая на вид, да и, скорее всего, на вес. Думаю, это наследство от ушедшего от нас социалистического строя. Тогда обкомы и горкомы имели такую мебель, да и их дочерние структуры, тоже.

Здравствуйте, Сергей Константинович, располагайтесь вот сюда, а Вы, Михаил, можете быть свободны, с Вашим рапортом мы ознакомились, так что Вас вызовут, когда в этом возникнет необходимость.

Я, поерзав, устроился на стуле с бархатной обивкой, а Михаил, чуть ли не строевым шагом покинул кабинет. Наступила томительная пауза, на столе шуршали бумаги, наконец тот мужчина, что сидел в центре этой тройки, произнес.

Вы, Сергей Константинович, наверное, можно просто Сергей? - Я судорожно кивнул, все-таки я первый раз на приеме у таких высокопоставленных особ, король и герцоги того мира не в счет. - Думаешь, для чего я понадобился такой грозной организации? - Я опять подтвердил свое непонимание кивком головы. - Мы тут ознакомились с рапортом наших сотрудников, почитали документы, где ты тоже фигурируешь, не много ли, для одного человека за период, чуть меньше месяца? Тут любой задумается.

Да это просто стечение обстоятельств. - Хриплым голосом стал оправдываться я, потому, что во рту сразу все пересохло. Я откашлялся и продолжил. - Там, девушку лечил, всего три сеанса, а потом она пропала. Какой-то зверь ее задрал. Следователи работали прямо у меня во дворе, так что я все это своими ушами слышал. А этот зверь, которого наши ученые притащили к себе, или сдох бы от яда, что в него попал, или, оклемавшись, ушел бы к себе, ему наши условия категорически не подходят.

Очень хорошо, что ты не отпираешься, но тут, на два случая с тобой, две смерти, и обе смерти сотрудников наших ведомств.

Про девушку ничего сказать не могу, сами понимаете, что она пробиралась или ко мне, или к своему бывшему учителю. Ей просто не повезло, а второй случай, я даже рад, что смерть прибрала этого психопата. Вы, наверное, не видели все материалы того дела, но он меня истыкал моей же саблей, просто потому, что я лечил эту девушку.

И ты не сопротивлялся, когда тебя схватили?

Да кто же в здравом уме будет сопротивляться силовым структурам. Я думал меня просто допросят, но чтобы меня начал пытать какой-то современный инквизитор, мне даже в мысли это не приходило, пока мой клинок не воткнулся в мое тело. Я знаю, что Ваши люди проходят медицинское обследование при поступлении в вашу организацию, так как же туда попал психически не здоровый человек? Типичный садист. Может, смерть девушки, это его рук дело, а он все обставил так, что как будто это какой-то наш зверь ее задрал?

Да, тут ты прав. Мы выяснили, что это его рук дело, во всяком случае приказ исходил от него. Но, вернемся к нашим вопросам, Как ты думаешь, мог этот зверь напасть на ту девушку?

Да нет, девушка умерла давно, а зверь появился дней через десять, после того инцидента. Да и следы он оставлял характерные, так что возле девушки их должны были найти.

Да, там обнаружили следы, но какие-то смазанные, вот мы и думаем, может этот зверь уже раньше побывал на нашей планете?

Нет, тут Вы не правы, если бы он там был, то следы, которые он бы там оставил, ни с чем не спутаешь. Его когти на лапах имели такой размер, что в мягкой почве их бы обнаружили в любом случае.

Да, это так, тут мы согласны с твоими доводами, просто настораживает тот факт, что был обнаружен инопланетный зверь, а мы не знаем ни что он такое, ни как нам вести себя с ним, в случае его повторного появления.

Я уже говорил Вашим людям, что зверь был болен, поэтому и оказался здесь. Наш мир ему не подходит категорически. Он не может здесь дышать, есть нашу пищу, подвергаться воздействию еще каких-то природных факторов нашей планеты. Наш мир ему противопоказан, так что бояться не нужно.

Бояться не нужно?! А что нам делать, если здесь появиться еще кто-нибудь?

Ну, первое, что приходит в голову, это не проявлять агрессию, не связывать, не проявлять чрезмерное любопытство. Рассматривайте это все относительно себя. Вам бы, наверное, не понравилось, если бы вы пришли к кому-нибудь в гости, а вам скрутили бы руки и подступали бы к вам с ножом, или пытались выковырять глаза. Первая часть примера, это Ваше ведомство, а вторая, это наши беспринципные ученые. Если у того, кто к нам пришел, есть разум, то ему это очень не понравиться, даже на подсознательном уровне, а если разума нет, так такое существо просто отреагирует на это, как на опасность.

Хорошо! Нам-то что делать? Согласись, сидеть сложа руки нельзя, ведь нам не ведомы истинные мотивы таких существ.

Поверьте, нашему миру ничто не угрожает, одно существо, попавшее сюда случайно, не делает погоды. Он оказался в щекотливой ситуации, я ему помог, он, подлечившись, отправился к себе домой, где ему нравится жить.

Скажи, а как ты с ним разговаривал? Это что, какой-то специальный язык?

Что Вы, если бы можно было разговаривать с любым инопланетным существом, то это было бы верхом развития умственных способностей или технологий, но увы, ничего такого нет. Есть возможность передачи мыслеобразов. Вот так мы и поговорили. Возможно, я не все понял из того, что мне транслировал этот зверь, а он, мои мысли, но, самое главное, все разрешилось. Он, даже, понял Ваших особистов, что нужно доставить образцы грунта с той планеты, куда отправился наш гость. Я такие образцы предоставил, как Вашим людям, так и научным деятелям.

Вот, хороший вопрос, а где ты был, пока тебе образцы предоставили?

Сами понимаете, на их планете я бы не выжил, меня оставили в каком-то полутемном месте, там ничего не видно, только ощущение рассеянного света и больше ничего, это какой-то тамбур, или какой-то переход, а потом предоставили образцы и вышвырнули к нам обратно.

Да, в отчете сообщается, что ты появился через четыре часа после того, как исчез из своего дома. Тебя прямо из дома в другой мир потащили?

Да нет, меня зверь на себе к тому месту, в горах, притащил. Бегают они быстро, я чуть сознание не потерял от скорости на поворотах. Одежда, правда, вся в дырках, зубы у зверя очень уж острые, тело-то я свое подлечил, а вот одежда, только на выброс.

Да, тут в рапорте указано, что ты свои руки лечил, когда образцы грунта тебе кожу на руках повредили, а теперь выясняется, что и раны от зубов лечил. Это что, ты нас обманывал?

Позвольте, как это обманывал? Ваши люди писали то, что видели, а лечил я себя, когда меня зверь в горы притащил, тогда, никого рядом не было. По-моему, Вы ищите криминал там, где его нет. Я же не отказался дать Вам информацию, да и образцы грунта ни от кого не утаил.

Как знать? Может ты его где-то спрятал?

Наши беспринципные ученые заставили меня раздеться до гола, а затем еще своим сканером следы грунта на мне искали, и отбирали все то, что несло на себе следы того излучения.

Понимаешь, Сергей, все как-то скользко с тобой. Вроде и сотрудничаешь ты с нами, а все равно, такое ощущение, что скрываешь ты от нас очень многое.

Конечно скрываю! У каждого человека есть секреты от других. У меня, например, секреты, продиктованные моей второй профессией, то есть лекарским делом...

И то, как ты обращаешься с холодным оружием.

Да с этим, как раз, никаких секретов нет, я каждое утро упражняюсь с клинками и метательными ножами, мне это нравиться, к тому же, это хорошая тренировка для всего организма.

Лекарское дело. И что, ты вот так можешь диагноз поставить и вылечить?

Диагноз, да. А вылечить, не всегда быстро получается, да и не все, наверное, можно вылечить.

Например?

Человеческую глупость, идиотизм, какие-то врожденные изменения в организме, связанные с психикой. Теоретически, может и можно, но я не знаю, как.

.3. Глава 3.

* * *

- И что, ты прямо здесь можешь продемонстрировать нам свои способности?

Можно и здесь, можно и всем сразу, хотя так не делается.

Это почему еще?

Ну, есть какая-то врачебная, а в моем случае, лекарская, этика.

Да какая этика, я хочу услышать, какие у меня проблемы со здоровьем.

Хорошо, если Вы настаиваете, то у Вас осколочное ранение в ногу, Вас лечили, но не все осколки извлекли. Я сейчас подтолкнул один из них, дня через два выйдет сам. Кроме того, у Вас паховая грыжа, из-за нее Вы вынуждены проходить хирургическое лечение каждый год, причина такого лечения, скопление жидкости. Сейчас кишка втянулась, а разошедшиеся мышцы я восстановил, эта проблема Вас больше не побеспокоит. С осколками нужно поработать, все сразу выводить нельзя, просто организм не поймет, что ему нужно делать и куда каждый осколок выталкивать. Думаю, что за неделю можно будет их все выгнать.

За неделю. Я каждый год на лечение ложусь, а тут за неделю.

Правильно, за неделю, но этот процесс должен контролироваться мной. Я же Вам сказал, через пару дней выйдет осколок, один. Я выбрал самый большой. А так, Вам нужно встретиться со мной еще пару раз.

Да пару раз мы с тобой в любом случае встретимся, сейчас идет анализ полученных образцов грунта, некоторых жидкостей зверя, поэтому ты нам будешь нужен. Так, ну а теперь осмотри представителей соседних ведомств, если они не возражают, я, со своей стороны, подтверждаю, про ранение и грыжу, да вы же меня сами в бане видели. - И генерал захохотал.

Да здесь все просто, у Вас, - я указал рукой на сидящего справа мужчину в гражданской одежде, - начинается артроз коленных суставов, в целом, у Вас хорошее здоровье, артроз я Вам не вылечил, а только стабилизировал то состояние, которое Вы имеете сейчас. Я пока не знаю, как лечить артроз, хрящевая ткань очень тяжело восстанавливается, это не мышечная ткань, которая легко поддается каким-то манипуляциям с ее основой. А у Вас, - я перевел свой взгляд на второго военного, сидящего слева от меня, - камни в почках и желчном пузыре. Сейчас запущен процесс их рассасывания, постарайтесь не пить лекарственные препараты в течение недели, тогда камни рассосутся и выйдут естественным путем, в противном случае, может возникнуть непроходимость мочеточника или желчевыводящих путей. В любом случае я, встречаясь с Вашим начальником позже, осмотрю и Вас.

Если честно, то ты нас не убедил, хотя я какое-то движение в паху почувствовал.

Да вы все, несколько неподходящий материал для моей работы. Вы, практически здоровы, то, что я у вас нашел, встречается у других людей сплошь и рядом. Я такие вещи даже не озвучиваю клиентам, я их устраняю, как побочные явления и все. Вы же упражняли свое тело, даже если сейчас вы не делаете элементарную зарядку, то ваш организм, пока, пользуется тем, что успел создать, как резерв, вашего здоровья. А вот то, что Вы мне сказали относительно некоторых жидкостей зверя, меня настораживает. Я же говорил, что зверь был отравлен, так что жидкости могут до сих пор содержать в своей основе яд.

Хорошо, наши люди учтут эти предупреждения. Что же, можешь быть свободен, но у наших особистов дашь подписку о невыезде.

Да я, вроде, никуда выезжать не собирался, разве что в горы сходить? - И я вопросительно уставился на главного в этой тройке.

Давай договоримся так, если в течение трех дней ты не объявишься дома, то мы объявляем тебя в розыск.

Ну, что же, я все понял, эту неделю я все равно никуда не отлучусь, а в последующем постараюсь не выйти из тех временных норм, которые Вы мне здесь озвучили, но, сами понимаете, горы, там всякое может случиться.

Вот пусть и не случится, а то на своей шкуре испытаешь, что такое следственный изолятор.

Я чуть не ляпнул, что уже имел счастье познакомиться с этим изобретением человечества во всем его великолепии, включая карцер, видимо начальник бегло просмотрел мое дело, или боги мне подчистили историю. Я попрощался с присутствующими, и вышел из кабинета. В приемной меня дожидался тот самый особист, который и привел меня к своему начальству, он, как раз выслушивал наставления относительно меня, так что я немного подождал, не присаживаясь на стул, пока он не закончит разговор. Мы вышли в коридор, и меня потащили по запутанным переходам старого здания, видимо, на выход. Но нет, мы оказались у одной, похожей на другие, дверью, и в этом кабинете я расписался на той самой расписке о невыезде. Вот, теперь я не выездной, а в моем случае, не выходной, мне же ездить в другие миры не приходится, я в них хожу. Подписался и о неразглашении, а куда деваться? Но эту неделю, действительно, нужно побыть дома, обустроить все так, как и планировал, и контролировать ситуацию с жидкостями зверя и принесенным грунтом.

Оказавшись на улице, я вздохнул с облегчением, если честно, то думал, что меня будут пытать с пристрастием, но, обошлось. Теперь нужно добраться до моей машины, и попытаться доехать по пробкам, до наших научных деятелей. Встречаться с ними мне не хотелось, хотя я их, в душе, и понимал. Они натуры увлеченные, и все остальное им до лампочки, но нельзя же так вести себя с инопланетным разумом, ему это, может не понравиться. А как может обидеться Сумка или хайр, можно только догадываться. Трупы можно будет штабелями складывать.

Лаборатория встретила меня тишиной и одним единственным охранником на входе. Когда я ему предоставил свои документы и объяснил, что мне назначили на сегодня встречу, долго копался в бумагах на своем столе, проверил журнал, но так ничего и не нашел. Я ему еще раз объяснил причину моего появления здесь. Когда прозвучало слово "зверь" и "образцы", то охранник просветлел лицом и стал кому-то названивать. По манере разговора я понял, что звонит он своему сменщику, после небольшого разговора, тот еще раз набрал номер на внутреннем телефонном аппарате и принялся ждать. На том конце долго не поднимали трубку, наконец, кто-то, что-то ответил, и мне предложили дождаться сопровождающего.

Минут через десять к нам вышел пожилой сотрудник в синем халате, что навело меня на мысль, что это либо архивариус, либо библиотекарь, либо, если уж меня решили опустить по полной, то какой-нибудь грузчик. Старик оказался архивариусом. Он пояснил, что все сейчас заняты одним срочным проектом, так что со мной смогут поговорить он и, как не странно библиотекарь и начальник службы обеспечения, завхоз, по простому. Мы пропетляли по коридорам этого здания и оказались в отделе обеспечения. Завхоз принял нас в своем кабинете, но ни он, ни архивариус с библиотекарем так и не смогли вразумительно объяснить мне, что они от меня хотят. Ясно было, что не они, а те ученые, что сейчас заняты с теми образцами, что я приволок на Землю, но мне от этого легче не становилось.

Началась наша встреча с неловкого молчания. Наконец меня попросили назвать свою фамилию, я, чтобы не терять время, молча подал им свое удостоверение. После того, как все было переписано на чистый белый лист бумаги, наше молчание продолжилось. Я не выдержал, попросил чистый лист бумаги и изложил то, что, как я думал, заинтересует ученых, а именно, как зверь двигается, как кусается, где я был, пока мне не передали те образцы грунта, что я предоставил для анализа, как я появился обратно и сколько времени прошло по моим внутренним ощущениям и сколько я отсутствовал в реальном времени. Все это заняло у меня не более десяти минут и уложилось на одном листе писчей бумаги. Я написал дату, поставил свою подпись. Все честь по чести, и попрощавшись, направился на выход. Меня никто не задержал, все так и сидели, не проронив ни слова. Обратно шел по своим следам, да и что-то во мне изменилось, теперь я запоминал дорогу на раз, как это у меня уже было в переплетениях проходов портала, ведь там не было никаких ориентиров, только мое чутье и уверенность, что именно в этом месте нужно выполнить поворот.

.4. Глава 4.

* * *

Выйдя на улицу, я вздохнул с облегчением, все, на сегодняшний день все обязательства мной выполнены, значит, можно заняться и моими проблемами, время только приближается к полудню. В моей голове остались сведения о конторах, которые занимаются установкой ворот дверей и сигнализации. Я решил не мудрствовать, а установить локальную сигнализацию, которая бы орала, привлекая внимание соседей, когда меня не будет дома. Снималась она на пульте, который мне должны будут вмонтировать рядом с воротами, а так же с помощью брелока, который я могу пристегнуть к моим ключам. Такие же стационарные пульты я решил расположить на всех входных дверях, включая гараж. Это на тот случай, если вместо меня здесь будет находиться Закарит, всем остальным я свою машину бы не доверил, ну и Виктория, уж она-то асс в вопросах управления различными транспортными средствами.

На мой запрос к своей памяти, та услужливо выкатила мне карту города с точкой, обозначающей нужную мне контору. До нее было недалеко, так что я вырулил со стоянки лаборатории, и направился прямо туда, сегодня договорюсь, а завтра бригада приступит к установке. Как я планировал, так и вышло. Контора попалась приличная, меня дружелюбно встретили, хотя, было бы глупо ждать грубостей от тех, кто тебя доит, в денежном выражении. За пару часов мы согласовали то, что я хочу получить, составили договор и я внес задаток. Срок исполнения определили в три дня, плюс один день на непредвиденные обстоятельства. Я мысленно потирал руки, как я и планировал, эту неделю я проведу дома, закончу вносить новшества в мой быт, ну, может, мне организуют встречу с каким-нибудь светилом науки в области менталистики и он мне все проблемы хайров разжует? Хотя, если говорить откровенно, то я очень сильно в этом сомневаюсь. Если честно, то я таких светил не знал и, даже, не слышал о таких. Были люди, обладающие возможностью угадывать цвета, буквы, цифры, скрытые от глаз, но полного мысленного общения никто из них продемонстрировать не мог. Но меня больше интересовал не сам процесс передачи мысли на расстояние, а, наоборот, возможность блокировать такие мысли. С хайрами это были не просто мысли, это были приказы, противиться которым они просто не могли. Поразмыслив над этой проблемой, я решил, что самое простое, это попытаться научить хайров какому-нибудь простенькому мотивчику, а если получится, то и придумать слова на эту музычку, чтобы они крутились в голове, как заевшая пластинка, типа:

"Надоело быть послушными ослами.

Мы хотим жить так, как хочем сами."

Я мысленно оттранслировал это хайру, с картинкой идиотского осла, медленно плетущегося по дороге и строящего идиотскую улыбку своими огромными зубами, даже не надеясь на то, что мое послание дойдет до адресата, но, как ни странно, хайр обрадованно подхватил мой мотивчик, да еще и с этими словами. Издали донеслось мысленно, что хайр меня благодарит и с сегодняшнего дня начнет готовить диверсионную группу. Я так растерялся, что потерял мысленный контакт, а затем просто не смог достучаться до хайра, или он стал недоступным, крутя в голове услышанный от меня мотивчик, или унесся куда-то, где мои мысли до него просто достучаться не могут. Я готов был ему передать простейшие приемы маскировки таких зверей, как он, ведь у нас, на Земле, вертикальные полоски очень даже помогают хищникам укрываться от внимательного взгляда жертвы. Да, немного поторопился хайр, но у них такая натура, они, что думают, что носятся, все со скоростью звука. А планировать, по-моему, вообще не умеют. Как получится, так и получится. Наверное, и амулета защиты лишились из-за этого. Им, видимо, проще сразу сделать, чем сидеть и продумывать все шаг за шагом, вот и поплатились за свою торопливость.

До самого вечера я пытался связаться с хайром, кончилось все тем, что у меня страшно разболелась голова и я, сняв болевой синдром, отправился спать. Ночь прошла на удивление спокойно, а ближе к десяти, когда я уже отдыхал после своей утренней разминки и завтрака, приехали рабочие. Я им предоставил гостевой домик и обозначил фронт работ. Как ни странно, до вечера были установлены все стационарные пульты рядом с входными дверями и, демонтированы ворота, так что спать, в эту ночь, я отправился с огромной дырой в заборе. Меня это мало волновало, все основные двери закрыты на обычные замки, так что, если кто и залезет ночью в мой двор, то с удовольствием погуляет по моим дорожкам и газону. Может, даже, пообниматься с моей ростовой мишенью, для метания ножей.

Ночь я спал, контролируя подходы к дому, это было не сложно, нужно было только активировать Сумкины навыки по контролю за периферией. На первой же бродячей собаке я ввел поправки в работу моей защитной системы, и до утра ни одна собака не могла войти в мой двор, не испытав запредельного ужаса, а мой инопланетный сканер отсекал объекты, меньше лакурье. Зафиксировав такие настройки на постоянной основе, я так и проспал до утреннего пробуждения, которое у меня происходило с первыми лучами солнца.

Утренняя разминка и завтрак очень сильно подняли мне настроение, но вот хайр на мои запросы так и не отвечал. Отбросив бесполезные попытки, я отправился к воротам, встречать гостей. Мой сканер все еще работал как часы, пришлось устанавливать таймер на его включение и отключение, а то так и с ума можно сойти. Рабочие приехали на двух машинах, одна привезла людей, а вторая, новую конструкцию ворот. Буквально за час, конструкция ворот была установлена в выкопанные ямы, выровнена по высоте и уровнями в разных плоскостях, это все было зафиксировано и подготовлено для заливки опор бетоном. Конструкция ворот продемонстрировала нам, как двигаются сами ворота по направляющим. Недочеты были устранены, а вскоре приехал миксер, и вылил в выкопанные ямы жидкий бетон, теперь оставалось только ждать, когда бетон схватится. Бригада снялась с объекта, попросив меня не трогать ничего, они приедут вечером и проверят, все ли в порядке. Я их заверил, что сегодня никуда не планирую уезжать, буду целый день дома, а вечером встречу их у ворот. Бригада погрузилась в машину и отбыла на другой объект, а что, правильно, здесь они будут только сидеть и ждать, когда схватится бетон, а на другом объекте, за это время, успеют установить еще одну такую конструкцию, а то и две. Часа в три раздался телефонный звонок, оказалось, что это начальство моих особистов. Осколок, действительно вышел, и сейчас медики обрабатывают место раны, а сам хозяин осколка хотел бы встретиться со мной завтра, во второй половине дня. Я подтвердил, что буду, и связь прервалась. Вот и славненько, завтра мои мучения с воротами закончатся, и можно будет навестить генерала, почищу его еще раз, а заодно пораспрашиваю о том, есть ли у нас менталисты высокого класса или специальные лаборатории, мне бы только проконсультироваться, остальное я сам додумаю, ведь не зря же меня Ликура столькому научила, а еще больше, просто в голову вложила, понадобиться, оно и всплывет, главное, чтобы мой уровень позволил это понять и принять.

Минут через сорок я, памятуя о том, что обещал встретить бригаду рабочих у ворот, отправился к ним, прихватив с собой метательные ножи. Недалеко от ворот установил свою мишень, и принялся отрабатывать метания ножей из различных положений, а так же заставлял ножи, иногда, ударяться ручками об мишень. Бывают же такие случаи, что убивать не нужно, а вот оглушить, в самый раз, тогда и пригодятся мне такие броски.

Мне позволили позаниматься минут тридцать, а затем я услышал, как к воротам движется знакомая машина, уж что-что, а шум их двигателя я уловил сразу. Бригада приехала разгоряченная, сильно между собой ругаясь. Оказалось, что на другом объекте промахнулись с разметкой, так что придется все исправлять. А у меня все оказалось идеально, бетон еще не схватился окончательно, но все углы остались такими, как и нужно, так что с завтрашнего дня я могу приступить к пользованию системой. Утром приедут наладчики электроники, они окончательно доведут всю систему. Я распрощался с рабочими и заспешил в дом, нужно было подготовиться к завтрашнему визиту.

.5. Глава 5.

* * *

За ужином раздался звонок, смущенный женский голос поинтересовался, я ли это? Конечно я! А кто же еще? Оказалось, что это Татьяна Викторовна созрела. Смущаясь и заикаясь она поведала мне, что взяла мой телефон у одного из особистов. Я не возражал против того, у кого она взяла мой телефон и сообщил ей, что завтра я буду у них на работе. Женщина немного помялась, а потом призналась мне, что на работе ей не хотелось бы распространяться о своем заболевании, у них с этим делом строго. Я из ее сбивчивого рассказа только и понял, что она не хочет, чтобы я проводил лечение на ее рабочем месте. Ну, я предложил, чтобы она определилась, или она приезжает ко мне, можно сегодня, или завтра с утра, так как я вызван к ним на три часа, или, тогда уже послезавтра. Женщина немного помялась и решилась на послезавтра. Делать нечего, и я дал добро на послезавтра, тем более, что это суббота, женщине, видимо, так проще, чем отпрашиваться с работы. Договорились на десять утра, так как я еще не планировал субботний день, все же лучше, чтобы был запас во времени. Распрощались. Положив трубку, я опять попытался связаться с хайром, но кроме какой-то бессвязанной каши мыслей, я ничего не уловил. Может, какая-то сезонная линька началась, или весенний гон? После третьей попытки связаться со зверем, я бросил это безнадежное занятие.

Ночью проснулся от того, что кто-то настойчиво звал меня по имени, общение было очень похоже на Закарита, но связь так же резко оборвалась, как и в случае с хайром. Если к хайру я мог бы и отправиться в гости, то к Закариту мне путь был заказан самими богами, а с ними не поспоришь. На мои мысли о богах никакой ответной реакции от представителей небес не последовало, я еще немного подождал, вдруг кто одумается и свяжется со мной, но нет, все было тихо. Перевернувшись на другой бок, я отключился до утра.

Утро я встретил упражняясь без оружия, в арсенале Зравшуна был бой руками и ногами, так что я провел традиционную разминку безоружного воина, подхватывая с земли, то шланг для полива, то грабли или лопату, которые я вытащил из гаража. Душа требовала разнообразия, оказалось, что эти сельскохозяйственные орудия вполне могут подойти на роль оружия, когда ничего нет под рукой. Закончив тренировку, я еще немного пострелял из лука, подаренного мне местным мастером-оружейником. Мишень я сделал давно, но вот руки все не доходили, а сейчас она пригодилась. Новый лук был более мощным и в нем были учтены все конструктивные замечания, которые я озвучил моим поставщикам вооружения, еще после первого моего возвращения. Мелочи, но иногда мелочи и дают нам возможность победить в равной схватке.

После завтрака я засел за Интернет, нужно было набрать информацию о работе диверсионных групп. Меня интересовало все, маскировка, оптимальное количество бойцов в группе, распределение ролей, методы проникновения на охраняемые объекты. Как только закончу дела с силовыми ведомствами, ученых можно отмести сразу, я для них не интересен, они сейчас заняты образцами, а это надолго, то нужно срочно отправляться к хайрам, думаю, что они уже отобрали особей, которые войдут в состав группы, так что моя информация им очень поможет. У меня пройдет неделя, а у них что-то около трех дней, как раз моя информация подоспеет.

Информации было, не сказать, что много, но хайрам она не подходила, мне нужна была общая информация, а ее-то как раз и не было. Каждый автор старался выпятить свою значимость и свои знания, они очень тщательно описывали какие-то мелочи, какой должен быть нож, какой пистолет или автомат. Мне-то это зачем? Мне нужны были базовые знания, а ими, те учителя, что проводят подготовку в таких, к примеру, школах, как Викина, такой информацией делиться не спешили.

Вскоре приехали электрики с электронщиками, и я вынужден был оставить поиск нужной мне информации на потом. Видимо опять придется к Сергеевичу идти за помощью, но не хочется, ни его напрягать, ни самому светиться. Я итак, во всех последних сводках фигурирую как подозреваемый или как свидетель.

Электрики свою работу сделали быстро, было видно, что у них сама технология подведения силового кабеля и его разводка, была отлажена до мелочей. Никто не суетился, каждый делал свою работу, а в конце оказалось, что все подходит идеально, нигде не торчат сопли. Я, даже порадовался, что обратился именно в эту контору. Электронщики тоже время зря не теряли и устанавливали свои блоки в доме и рядом с воротами. Ближе к часу все зашевелилось, ворота открылись и закрылись, калитка сама по себе щелкнула замком, так же отреагировали все входные двери и ворота гаража, которые убирались под потолок. Теперь я мог, не останавливаясь, въехать в свой двор и, продолжая движение, спрятать машину в гараж, при этом успев закрыть ворота на заборе. Осталось передать информацию, как можно открыть ворота и дом по коду, набирая его на пульте. Эту информацию попробую передать Закариту или Ликуре, они иногда могут меня услышать в ментальном плане. Можно передать ее и Черному, вот только как он умудриться набрать код своими огромными когтями?

Время поджимало, так что я быстренько пообедал, и отправился на прием к начальству моих силовиков. Они как-то сразу оставили меня в покое, когда за меня взялось их начальство. От ученых не было ни ответа, ни привета, после разговора с завхозом этого и следовало ожидать. Им важно было во что-то вцепиться, и отдаться этому со всей своей страстью. Маньяки от науки.

Сегодня я добрался к Управлению гораздо спокойнее, видимо те, кто ездил на обед, уже вернулись на свои рабочие места, а исполнители заданий руководства, еще не получили их в полной мере, чтобы броситься исполнять. Пробками, такое движение, назвать было нельзя, а вот припарковаться мне удалось только за два квартала от нужного мне здания. Время еще было, так как я рассчитывал на более медленную езду, вот этот путь и компенсировал все то время, что я выиграл в автомобильных гонках, со скоростью от двадцати, до сорока километров в час.

На входе пропуск мне уже был выписан, а куда идти, я знал, но все равно, пришлось дожидаться сопровождающего. Им оказался второй особист, что встретил меня возле моего портала. Это он ходил за той палкой, что мы с бойцами использовали в качестве мишени. Вращение той палки, просчитывалось на раз, а вот хайра так не просчитаешь. Хорошо, что мы мирно разошлись.

На этот раз меня вели по другим коридорам и, похоже, вообще, в другое крыло этого здания странной архитектуры и, даже, спустились в подвал. Дверь, перед которой мы остановились, была больше похожа на дверь какого-то подсобного помещения. В моей голове мысли стали скакать как необъезженные кони, я попробовал прощупать мысли моего сопровождающего, но там была только команда доставить и ждать. Ну, раз ждать, то в сценарии предусмотрено то, что я смогу выйти из этого помещения. Я прокашлялся, передо мной открылись двери, и я оказался в какой-то странной комнате, я бы назвал ее скорее комнатой отдыха.

.6. Глава 6.

* * *

Контраст двери и внутреннего убранства заставил меня обратить внимание на особ, которые меня ждали, с небольшой задержкой. Видимо, это была типичная реакция тех, кто попадал сюда впервые. А особы, которые меня сейчас разглядывали, были не просты. Сегодня мне продемонстрировали, что начальник, который со мной разговаривал в прошлый раз, не какой-то начальник отдела, а настоящий генерал, правда, с одним генералом я уже познакомился, и успел попрощаться, а этот сегодня, как на парад вырядился, при орденах и медалях, у меня даже челюсть отвисла от такого вида. В голове мелькнуло, что он, скорее всего, руководитель всего этого ведомства, а мне его подставили, как начальника отдела, чтобы я не запаниковал раньше времени, скорее всего и на полиграфе меня тестировали для этого же. Рядом с генералом находилось еще три человека, одна женщина, мой взгляд выхватил ее сразу же, как только я разглядел генерала. Она была одета неброско, но со вкусом, а материал одежды был из дорогих. Возрастом она была немного моложе генерала и была достаточно привлекательна, как женщина средних лет. Бальзаковский возраст, как любили говорить те писатели, произведения которых я читал. Она, не скрывая, с интересом разглядывала меня, видимо ей много чего про меня наговорили. Двое других были не столь интересны, полковник и подполковник, судя по погонам, звезды на которых я смог разглядеть. Вот это, уже уровень начальников отделов. Значит, сегодня будет более предметный разговор, в прошлый раз они меня просто прощупали и начали собирать обо мне материал.

Присаживайся, Сергей. Позволь представить тебе моих сегодняшних помощников, Антонина Львовна, начальник Татьяны Константиновны, с которой ты уже успел познакомиться и которую ты серьезно озадачил и диагнозом, и своими шутками с ее оборудованием. Антонина Львовна заинтригована, и заинтересована продолжить знакомство с тобой. Рядом со мной Георгий Феликсович, начальник тех двух охламонов, которых ты успешно водил за нос своими байками о том, как тебя утащил с собой зверь. Он также курирует отдел науки и все, что связано с чем-то необычайным, не проходит мимо него. Ну, и Семен Исаакович, он любит заглядывать в душу тем, кто попадает в поле нашего зрения, он возглавляет один из отделов Государственной безопасности. Сегодняшний наш разговор связан с тем, что ты охотно рассказываешь нам все, не рассказывая ничего. Здесь собрались те, кто видит тебя насквозь безо всякой аппаратуры, нам бы хотелось еще раз выслушать твой правдивый рассказ.

Сначала я хотел начать им рассказывать то, что нарисовал в своей голове еще в первые дни знакомства с особистами, но потом решил, а почему я должен оправдываться. У них на меня ничего нет, так что у нас сегодня будет разговор равных партнеров.

Очень рад с вами познакомиться, мои паспортные данные вы уже изучили, так что перейду к самой сути. Думаю, что вас не интересует, кто такой, этот зверь, а больше интересует, как он попал сюда, опасен ли он для людей и может ли он вернуться сюда еще раз? Так вот, попал он сюда случайно, его каким-то образом вышвырнуло в наш мир, когда он был смертельно ранен, а скорее всего, отравлен. Яд в его организме продолжал действовать, так что, когда я оказался рядом с ним, он пребывал в обморочном состоянии. Отсутствие дыхания, которое позволило вашим ученым решить, что он мертв, связано с тем, что наш воздух не подходит для его организма. Все полтора дня, что он здесь провел, он не дышал. Теперь второе, он очень опасный хищник, имеющий возможность передвигаться с огромной скоростью. Его зубы устроены так, что он не может нежно нести что-то в своей пасти, у меня остались дыры в одежде и теле, когда он меня притащил к месту, где он намеревался покинуть Землю, так что мне пришлось немного себя подлечить, чтобы не истечь кровью, и блокировать крупные кровеносные сосуды, соприкоснувшиеся с его зубами. Общался он со мной мысленно, если перевести на русский язык, то наш разговор напоминал общение двух очень плохо говорящих дебилов. Такие фразы как "наша шамана сказал" были самыми понятными, об остальном можно было только догадываться. Теперь последнее, вернется ли он сюда? Если у него произойдет что-то сверх ординарное, что ему понадобиться помощь такого лекаря, как я, то он, естественно, появиться. Дорогу сюда знает только он один, и ни с кем делиться такими знаниями не собирается. Это его добыча. Агрессию он может проявить только тогда, когда на него кто-нибудь нападет, или будет думать, как его убить или поймать. Мысли он считывает элементарно. Поймите, он больше хищник, чем разумный. Его разум, по моему мнению, на уровне десяти-двенадцати летнего ребенка. А вот когда начнется охота, то его инстинкты и опыт можно сравнить с бывалым таежным охотником, умным, расчетливым, в меру жестоким. И если сделать выводы, то для Земли он опасности не представляет, потому, что Земля не представляет для него интереса. Он посетил ее мимоходом, и она не вызвала у него какой-то эйфории, наоборот, перед отправлением в свой мир он мне сказал, что больше не может находиться здесь, что ему срочно нужно уйти, а потом просто схватил меня пастью, и утащил к месту, где он собирался, по своим остаточным следам, вернуться к себе домой. Уставший, ослабленный зверь смог преодолеть расстояние от моего дома до знакомого вам места в горах, держа меня в пасти, почти за четыре минуты. Точно сказать не могу, потому что я видел стрелки настенных часов у себя дома, а потом, в горах, я посмотрел на свои наручные часы. Мой вам совет, не заморачивайтесь с этим зверем. Ни глобальной, ни локальной опасности он не представляет.

Хорошо, мы услышали тебя, но, сам понимаешь, наши должности не позволяют нам отнестись к этому, спустя рукава. А что, у этих зверей нет своего лекаря, что они могут воспользоваться твоими услугами?

Да нет, я так понял, что у них шаман, это и лекарь, и ГЛАНАС, и правительство, и радио, и исторический архив. Просто яд, которым был отравлен зверь, был органического происхождения, и я смог разобраться, как ему можно противостоять, да еще и его порция была мизерная. Так что я справился. В подобной ситуации зверь может вспомнить, кто ему помог. Дома у меня он был, так что может и заскочить, если ситуация повторится, но сама ситуация, была очень нетипичной, так что вероятность повтора чрезвычайно мала.

Ну, что скажете, господа, врет он нам, или нет?

Явного вранья нет, его жесты, мимика говорят о том, что он верит во все, что говорит. - Выдал Семен Исаакович. - Но я ему, все равно, не верю.

Ясно. - Выдохнул генерал.

А я бы, наоборот, поверила, ведь не враг же он всему человечеству, да и не дурак, судя по его общению с нами. Меня смущает только то, что он так ловко обошел наш полиграф. Татьяна Викторовна была буквально в слезах, когда докладывала мне о результатах. Почему вы не захотели пройти тест на полиграфе?

Вы же сами прекрасно знаете, что я мог бы подтасовать результаты вашего теста, а я, наоборот, поступил честнее. Я дал вам понять, что эта штука на мне не сработает. Да судя по фильмам и книгам, разведчики сплошь и рядом проходят это тестирование на раз.

Да, но там люди готовятся к такому тестированию, их специально тренируют обманывать полиграф, а ты явно, проходил его впервые. На видео это заметно.

Хорошо, я вижу, что у нас образовался некий паритет. Вы мне не верите, но и опровергнуть мои высказывания не можете, то есть это ваши, чисто субъективные доводы. Явно сказать, что я враг, вы не можете. Я, со своей стороны, готов сотрудничать с вами, если будет какая-то непонятная ситуация, или будет требоваться моя помощь, как лекаря. В остальном я вам неинтересен, потому, что вы меня не можете контролировать. Давайте разойдемся друзьями. Осколок я Вам, генерал, подтолкнул, еще один сеанс, и Вы будете как новенький.

Ну, а ты что скажешь, Георгий Феликсович?

Я внимательно прочитал все рапорты моих людей, опросил бойцов, которые имели с ним контакт. Все отзываются положительно. Не сопротивлялся, там, где не надо, старался помочь, когда ситуация была непредсказуемая, взялся и решил ее. По-своему, но решил. На видео видно, что если бы это чудовище всерьез взялось бы за ученых, то там остались бы только трупы. Меня настораживает только одно, почему он так хорошо владеет холодным оружием?

Да! Очень интересный вопрос. Почему холодное оружие, Сергей?

Да здесь все просто. Я часто бываю в горах, медитирую, отдыхаю. Там, на всякий случай, нужно иметь оружие. Вот мне и подошло то, что называется холодным оружием, с ним я тренирую свое тело и дух, и оно служит мне защитой. Разрешение на ношение и хранение этого оружия у меня есть. Такое оружие никогда не подведет, и оно всегда при мне, я имею в виду, в походах.

Очень хорошо, значит сейчас у тебя нет тех сабель и ножей, которые наши люди наблюдали у тебя? А если бы мы попытались тебя арестовать?

Да вы были бы не первые, кто это сделал. Меня уже задерживали, это были полицейские, когда на моих клинках заметили кровь, еще меня допрашивали, как потерпевшего, когда меня скрутили люди того генерала, который искал свою девушку у меня дома. Этот случай был недавно, так что вы должны были бы знать.

Хорошо, вот тебя скрутили люди генерала, и ты не оказал сопротивления, не прибег к своему оружию, почему?

Ну, нужно быть идиотом, чтобы сопротивляться людям, явно представляющим одно из силовых ведомств. Потом, я был уверен в своей непричастности к гибели этой девушки. Вот я и дал себя схватить, а дальше я наблюдал очень некрасивую картину, как высокопоставленная особа может глумиться над связанным человеком. Может и девушка от них сбежала по такой же причине? Во всяком случае лицо ей изуродовали основательно, на всю жизнь. Для незамужней девушки это страшно вдвойне. Этот толстяк исколол меня моей же саблей, а потом выскочил из моего дома, оставив меня связанным и больше я его не видел. И я рад этому.

Позволь, но на тебе нет шрамов от сабли, уж я внимательно смотрела видео, и где ты был по пояс голым в комнате с полиграфом, и в горах, где на тебе не было ничего.

Вы, Антонина Львовна, меня в краску-то не вгоняйте, я же не знал, что там еще и съемка велась. Там мне и тех двух беспринципных барышень хватило. А шрамы я зарастил себе сам так же, как и всем моим пациентам.

Ну, хорошо, думаю, что мы все выяснили, во всяком случае, попытались это сделать, а теперь, Сергей, пройдем в соседнее помещение и ты проведешь лечение Татьяны Константиновны.

Дорогие друзья, а вы вообще в курсе, что существует врачебная этика? Татьяна Викторовна считает, что о ее болезни не знает никто, кроме нее и меня.

Сергей, не будьте наивным, работая в такой организации, наши люди находятся под постоянным контролем, больше того, она уже показалась нашим медикам и твой диагноз подтвердился. Вот сейчас ты, на наших глазах, ее и вылечишь.

.7. Глава 7.

* * *

- А что, так, на слово, уже не верите? Вас же, генерал, я уже лечил.

Давай, слово "верить", оставим наивным обывателям, а мы все должны досконально проверять. - Прокомментировал мою речь генерал, направляясь ко второй двери в этой комнате. - Вышел у меня осколок, так может это просто совпадение?

Это не совпадение, это недоразумение, что я к вам сам сюда пришел. Нужно было плюнуть на все и в горы уйти. Там бы я расслабился, а здесь упреки, подозрения. Дружелюбнее надо к своим лекарям относиться, а то, ненароком, со злости, еще не туда осколок направят.

Что, прямо в сердце?

Да нет, можно и в мочеточник, ощущения будут незабываемые.

А ты злой, как я погляжу.

Не люблю, когда меня за идиота держат. У людей, в большинстве случаев, проблемы, выеденного яйца не стоят. То почки слегка пошаливают, то поджелудочная с печенью на жирную пищу реагирует. Сядь на диету и все, в моих услугах ты нуждаться не будешь, но нет, до последнего будем жрать жирное, но посмотрим, как лекарь с этим справится.

Давай, пока, воевать не будем. Ты обещал Татьяне Константиновне лечение, вот и лечи, а мы, со стороны, посмотрим.

Ну что же, глазастенькие, смотрите. - Я прошел в комнату, выглядящую как смотровая. Ее такой делали белые простыни, развешанные на протянутых веревках. В центре стоял массажный столик, укрытый белоснежной простыней. Возле столика были расположены два стула, а у стены стоял диван. Видимо один стул предназначался мне, а вот все остальные должны были усесться на диван и оставленный стул, а пациентка разместится на массажном столике и, наверное, в мечтах всех этих офицеров, голышом. Ага, как бы не так, Викторовна была женщиной привлекательной. Я ухватил второй стул и поставил его прямо напротив первого. В это время из-за ширмы, сооруженной из белых простыней вышла Татьяна Викторовна, красная, как рак. На ней был легкий халат и, как я подозреваю, больше ничего. А зрители вот они, прямо в первом ряду.

Я предложил Татьяне усесться на стул, а сам занял противоположенный. Попросил всех помолчать минут пять, затем слегка наклонился к Татьяне и попытался высмотреть то, что обнаружил при диагностике. Диагностика снималась с ауры, а вот, чтобы лечить, я должен был видеть то, что будет подвергнуто лечению. На грани видимости я различил миому, и попытался запустить процесс рассасывания, подкачивал туда побольше крови и выводил продукты распада в кровь. Диффузия происходила прямо на клеточном уровне различных молекул органов, они, как бы, передавали то, что нужно вывести, через себя. Через пять минут я откинулся на спинку стула и порекомендовал Татьяне Константиновне, сходить в туалет, сейчас ей необходимо вывести из себя то, от чего организм желает избавиться. Дело в том, что я слегка отравил ее миому, заставив ту съежиться и перестать сопротивляться. Яд был из разряда летучих, через пару минут его в организме не будет. Но я ошибся, у Татьяны взяли кровь, и только потом отпустили женщину, у которой глаза были уже как блюдца, так ей хотелось в туалет. Ладно, в крови, может, и найдут остатки яда, но пусть попробуют со мной сопоставить.

Татьяны не было минут пять, я даже забеспокоился, вдруг с ядом немного перемудрил, но Сумкина информация подтверждала, что все было сделано правильно. Татьяна вернулась смущенная, а то, что с губ исчезла помада говорило мне, что ее еще и вывернуло наизнанку.

Татьяна Викторовна, что, была тошнота? - Та только смущенно кивнула. Я еще раз провел диагностику. О! А вот это что? - Татьяна Викторовна, а вот этого в прошлый раз не было. - И я указал на ее правый бок.

Да это я вчера вечером ударилась.

И вот этим местом тоже? - Уточнил я уже тише. - И вот этим? Вас же просто избили.

Не нужно это говорить при них. - Ее глаза скосились на сидящих.

Наивная, тут сейчас все записывается на пленку, и видео и звук. Ладно, я просто помогу рассосаться синякам, а дальше пусть сама все решает. Миома стремительно съеживалась, она исчезнет ближе к полуночи, так что процесс запущен, а результат только завтра, дорогие товарищи врачи. Я улыбнулся Татьяне и посоветовал сегодня пить побольше воды, можно даже не кипяченой. Ее органы начнут нормально функционировать завтра, а сегодня нужно немного поберечься и, как я сказал ранее, пить побольше жидкости.

И что, это все? - Разочаровано прозвучало с дивана. Причем разочарование слышалось не только от мужской половины, но и от женской.

А что вы хотели, я так лечу. Генерал, Вас же я не трогал руками, не заставлял раздеваться. Между прочим, тот шрам, который образовался от выхода осколка уже зажил, а лигатура, что накладывали Ваши эскулапы рассосалась, так что можете к ним не ходить на перевязку, там перевязывать нечего.

Генерал не нашел ничего лучше, как расстегнуть штаны и засунуть руку в одну из штанин, ощупывая, а вернее, ища пальцами рук шов.

Генерал, я ведь лекарь, там и другие швы рассосались, лучше застегните штаны, а то неудобно как-то, при дамах. Все, я вам больше не нужен? А то хочется отдохнуть, ведь мои силы тоже тратятся.

А ты никуда не пойдешь. Пару дней здесь поживешь. Мы должны убедиться, что со мной и Татьяной Викторовной все нормально. Правда ведь, Татьяна Викторовна?

Та бедная, не знала, что и сказать. В принципе, я могу и здесь побыть, только пропадет два дня тренировки с саблями. Я и в прошлый раз вел бой без оружия, и здесь, под объективами камер, тоже придется. Я подошел и сдернул одну из простыней, за которой угадывалась человеческая аура. Извинился перед девушкой, сидящей за каким-то аппаратом, и отправился накрывать этой простыней диван.

Нет, Сергей, не здесь, а в соседней комнате, там все уже приготовлено.

Я надеюсь блох там нет, а то всякое бывает. Подвал все-таки, да и вы все какие-то обидчивые.

Ты на нас не наговаривай, а по тебе мы так и не смогли определиться, так что жди.

Типа, или выпустите, или удавите во сне?

Какие-то мысли у тебя кровожадные, ты того, кто тебя саблей колол, не сам успокоил случайно?

Я бы его успокоил, да еще с таким удовольствием, но руки были связаны.

А ты же можешь и без рук вмешиваться в работу организма, вот ты его и пристукнул.

Что-то я не вижу ни полицейских, ни наручников, да и лекарь может применить свои возможности во вред человеку, только тогда, когда такой человек угрожает жизни лекаря.

А разве он твоей жизни не угрожал?

Нет, он меня пугал, но такой человек не должен работать с людьми, а тем более с молодыми людьми, а тем более с девушками. Я не удивлюсь, если он Викторию изнасиловал, или принуждал к сожительству. Мне она свою душу не открывала, но намекнула, что ее уродство на лице, дело рук ее начальства с прихвостнями. Она его называла хозяин, не находите, что это немного странновато для такой структуры как та, где он был начальником? Вы его не пасли, а то уж больно темная личность, хотя и высокое звание имел, его при мне, генералом называли.

Со стороны генерала ни подтверждения, ни опровержения моего предположения не последовало, но аура явно отсвечивала удивлением и недоверием. Ясно, не могут поверить, что этот хозяин был прогнившим насквозь, но информация у них на него должна был а быть.

.8. Глава 8.

* * *

Хоромы, в которые меня отправили, напоминали наскоро освобожденное подсобное помещение. Это была небольшая комната, используемая как склад, или небольшой архив. Диван с бельем, стул, видимо для одежды, и все. Неуютно как-то, да еще и ни одного окна. Принудительная вентиляция работает, но воздух сухой и немного вонючий, да и температура у него низковатая, ночью холодно будет. Да, не курорт, можно было бы просто выспаться на неделю вперед, если выданное одеяло позволит, больше тут заняться совершенно нечем. Попытался найти системы видеонаблюдения, звук тут писать бессмысленно, скорее, пишут видео. Вот паразиты, если ночью замерзну, то даже в волка не перекинешься. Все мои персонажи крупноваты для этого одеяла, подходит только лакурье, но та, существо своенравное, могу обнаружить себя утром, висящим под потолком на своем хвосте, да еще Сумка, которая могла бы спрятаться под этим одеялом, но и там может выдать хвост, который живет своей собственной жизнью.

Дверь за мной захлопнулась, и замок щелкнул, зафиксировав дверь. Вот дают, а если я захочу в туалет, попить или поесть? Что-то странное какое-то решение, очень похоже на то, что они хотят посмотреть, как я смогу пережить некоторые житейские трудности. Эх, узнать бы есть камеры или нет? Я бы мог узнать это, находясь в шкуре Сумки, но это значит, засветить свои возможности. Мой мозг никак не мог найти приемлемый выход из этой ситуации, толи сбежать на время, толи завалиться спать? Самое главное, мне не объяснили причину задержания, какие-то общие слова, и все. Лечить их я не отказываюсь, но и своими делами я должен заниматься. А свои дела у меня на несколько миров завязаны, так что я должен иметь свободу передвижения и свободу выбора.

Где камеры, где камеры? Я, не показывая свой интерес, исподтишка оглядывал стены и потолок этой камеры. Мой взгляд выхватил несколько мест, где можно было бы расположить скрытое видеонаблюдение, но подтверждения получить не удавалось, только предположения. Я уже отчаялся, когда сверху прозвучало, что за мной здесь не следят, а вот у моих друзей ситуация вышла из под контроля. Закарит, Зравшун, Фелидас и Виктория, с сопровождающими, оказались захвачены неизвестной сущностью, скрывающейся в замке Закарита, а там, все, что твориться, взору богов недоступно.

Я богов понимал, ведь чужой космический планетарный модуль, серьезно защищен от различных видов излучения, а теперь, получается, что и боги туда заглянуть не могут. Для меня это оказалась очень интересная информация, теперь я понимал Закарита, который столько лет жил своей жизнью и готовил своих детей к новой жизни. А детей-то он наплодил за тысячелетия уйму. Ему повезло, что дети хоть и рождались от смешанных браков, но в формировании нового человека всегда участвовал первоначальный набор ДНК, который не изменялся на всем протяжении существования Закарита, и только сейчас началась его мутация, ведь умудрилась же Фелидас забеременеть девочкой, значит, кончилась монополия закаритовского гена.

Тогда, побоку все условности, пусть меня генерал попробует поймать! Выдвигаемся к переходу, а там посмотрим, что можно сделать. Я демонстративно разделся до гола и забрался под одеяло вместе со своей одеждой. Если уж боги не могут увидеть, что происходит у Закарита, то, по логике вещей, они могут не заметить обычную камеру, которая просто записывает изображение, но в которую сейчас не смотрят. Я, под одеялом, преобразовал свое тело в тело Сумки и переместился на максимальную длину в сторону моего перехода, еще два таких перемещения, и я стою возле моей спирали. Входил я в нее уже в образе человека, а вот перемещался по лабиринту, в образе хайра, уж больно мне понравилась их скорость, да и ориентировались они в лабиринте, как у себя дома, правда, я пользовался моими мозгами, а мой аналог хайра использовал запахи, ведь у них изумительный нюх, а уж я там изрядно наследил.

Промчавшись по лабиринту перехода, я стремительно приблизился к выходу в мир Зравшуна и Ликуры. Перемещаться по лабиринту перехода в образе зверя мне нравилось, особенность зрения зверя позволяла видеть путь, по которому я перемещался, как некий тоннель в сером мареве перехода. Зверь остановился, и вот я уже в человеческом теле, но едва я попробовал проникнуть за завесу, отделяющую этот мир и лабиринт перехода, как сверху раздался голос, что если только моя нога вступит на землю их мира или я свяжусь с кем-нибудь из местных аборигенов, то я очень сильно об этом пожалею, если, конечно, успею это сделать. Угроза была из разряда серьезных, но и оставить ситуацию без моего вмешательства я не мог, уж слишком много моих друзей подверглись смертельной опасности.

Я срочно принял образ Сумки и попытался связаться с оригиналом этого образа из моей коллекции, описывая ей ситуацию моего пассивного конфликта с богами и возникшей проблемы у Виктории, и всех моих друзей в мире, скрытом от меня полупрозрачной занавесью перехода. Меня настораживало то, что попался и Закарит, а это такой менталист, что мне до него, как пешком до Луны. Получается, что тот, кто его скрутил, еще более мощный менталист или гипнотизер. Сумка быстро разобралась в том сумбуре, который я ей транслировал, напомнила мне, что боги боятся таких как она, так что это еще один плюс для той ситуации, что на меня наезжают боги, а вот воздействовать мы будем на земного человека, учитывая запрет богов. Я выступаю в роли ретранслятора, а Сумка произведет кое-какие манипуляции с организмом Виктории. Я высунул морду сквозь занавесь арки портала, позволяя Сумке использовать мое тело для доступа к сознанию Виктории, и взмолился, упрашивая Сумку объяснить мне, что она собирается провернуть с Викторией. Та пояснила мне, что все уже выполнено, ведь мы запустили у Виктории незначительные изменения в одной из желез, которая стала производить немного измененный гормон, а тот, взаимодействуя с гормоном гипофиза, синтезирует новое вещество, которое должно накопиться в крови и начать блокировать ментальное воздействие извне. Насколько я понял Сумку, изменения коснутся только коры головного мозга и синапсов. Конечно, ментальное вторжение в мозг Виктории будет происходить, агрессор будет ощущать, что его посыл проникает в чужое сознание, а вот потом, когда должен начаться сам процесс выполнение, вот тут и вступит в силу наше новообразованное вещество, которое сможет гуморально блокировать выполнение команд, которые несут в себе чужое начало, а вот родные команды смогут совершенно свободно проникать туда, куда нужно. Я навострил ментальные уши, и поинтересовался, неужели так будет всегда? До меня долетел смешок Сумки, зачем? Нет, изменение продержится не более трех дней, а, если Виктория не будет подвергаться ментальному воздействию, то срок может уменьшиться где-то до одного дня. Я срочно затребовал всю информацию, это же то самое, что нужно хайрам, и поинтересовался, а можно ли продлить срок действия этого изменения? Сумка удивилась, но заявила, что она же воздействует на железу, а значит, на сколько захочет, на столько и зарядит такую работу железы.

Внезапно я почувствовал угрозу сзади, миг, и я стою метрах в двадцати, позади того места, где я только что стоял, в контрольной точке поворота лабиринта перехода. Чтобы увидеть, что там происходит, я активировал ментальный слепок хайра. Мои глаза, благодаря способностям хайров смотреть сквозь мглу, заполняющую внутренности портала, выхватили характерные очертания еще одного хайра, который, оказывается, подкрадывался ко мне сзади, когда я был Сумкой.

.9. Глава 9.

* * *

- Кто такой? - Рявкнул я. Хайр повернулся, а потом, поскуливая, пополз ко мне на брюхе. Ничего себе, у меня что, социальный статус повысился? Вернее не у меня, а у прототипа моего зверя, хотя, не исключено, что жрец приблизил его к себе, а, возможно, он уже стал новым жрецом, я ведь толком ничего не знаю о жизни хайров.

Я, как связной между вашей группой и племенем, мудрейший. Старый жрец послал меня быть рядом с вами, если что-то понадобится, то я смогу помочь.

Очень хорошо, значит я и моя группа пошли... куда?

Как куда? Вы же отправились вернуть Великий Амулет племен хайров, а где остальные четыре хайра?

Только я собрался ответить, как мимо нас пронеслось четыре хайра.

Стоять! - Опять заорал я. - Кто такие? - Хайры остановились так, как могут останавливаться только хайры.

Мудрейший, мы же ходили с тобой за Великим Амулетом, ты что, забыл, хотя не удивительно, когда нас так грубо подчинил этот император лакурье. Ты остался прикрывать наш отход, когда местная самка смогла противостоять императору.

Не нужно сомневаться в умственных способностях мудрейшего, просто стоим и ждем еще одного хайра.

Вскоре воздух лабиринта перехода завибрировал. Я послал ментальный сигнал зверю, что стою и жду нового жреца племени хайров в окружении его группы. Зверь появился неожиданно, как будто возник из ниоткуда. Хайры настороженно переводили взгляд с одного жреца, на другого.

Хайр, скажи своим, чтобы не бросались на меня, я сейчас изменюсь, а сами подождите немного, вы будете первые, кто сможет не поддаваться чужому ментальному воздействию, через несколько поколений твоя раса уже не будет ментально зависима.

Я снова преобразовал себя в тело Сумки и позвал ту еще раз. Когда я описал ей проблему, то она стала возмущаться, что я помогаю этим недоноскам. Я, как мог, поведал Сумке, что хайры не заинтересованы в том, чтобы нападать на ее племя, это новый император лакурье смог подчинить их и натравливал хайров, на членов ее племени. Хайры, попавшие в ее мир, были обречены, они не могли противиться приказам императора, и не могли выбраться из ее мира, так и погибали там, так как наши с Сумкой миры совершенно не подходят хайрам. Я хочу, чтобы она помогла этим зверям создать защиту от ментального воздействия, как она сделала это с Викторией, только на более длительный срок. Важно, чтобы они смогли передать такие изменения своим потомкам. Сумка мысленно поворчала, поворчала, а потом принялась за работу. На моих глазах тела хайров стали дрожать, по их плотной коже пробегали спонтанные волны глубинных мышечных сокращений. Такое продолжалось не более минуты, но постепенно состояние зверей стало приходить в норму.

Сергей, что моя сейчас получила? - Я преобразовал свое тело в тело хайра.

Это был аналог вашего амулета, но только встроенный в ваши тела. С сегодняшнего дня вы получили иммунитет от ментального воздействия, постарайтесь побыстрее выбрать себе самок и наплодить как можно больше потомков, которые унаследуют у вас эту способность. К сожалению стопроцентной гарантии наследования этого признака у всех ваших потомков я дать не могу, но, даже, если у вас будет тридцатипроцентная вероятность наследования, то и это будет очень высоким процентом. Кстати, будьте благодарны таким существам, как я совсем недавно выглядел, это они помогли вам получить новые возможности. Благодаря таким существам, в племени всегда будут особи, которых невозможно будет подчинить ментально, а, значит, они смогут противостоять таким, как нынешний император расы лакурье. Кстати, я знаком с бывшим императором, который вынужден был бежать из своей страны. Я поддерживаю ее бегство, если бы старого императора взяли под ментальный контроль, то мы никогда бы не узнали, кто стоит за всеми беспорядками в мирах лакурье, меховых сколопендр, и хайров.

Сергей, наша очень благодарить твой, когда твоя умирать, наша очень довольная шкура твоя на наша куча ложить.

Меня аж передернуло от такой почести.

Да нет, благодарю, я не готов к такой посмертной славе. - А сам представил, как на Землю, в день моей смерти, нагрянут хайры и, содрав с меня кожу, утащат ее к себе. Да землян Кондратий хватит, когда они это увидят. - Лучше расскажи, как там все прошло? Как вы выкрали амулет? Твои соплеменники мне пытались все это объяснить, но я так ничего и не понял.

Наш группа новая императора подчинять вся. Наша там ходить тихо, песня петь, думать обмануть император. Слова твоя песня мало помогать нам, императора сильная мага и очень сильно думать в наша голова. Императора что хотела, то нам в голова говорила, наша все делать, как говорила начальника. Императора ждала много такая нас. Наша все захватить старая правителя в странная дома, наша схватила и императора все дать. Императора знать тот старик, раньше вместе ходить какой-то "экспедиция", и хотеть его захватить в голова, но тот старика яда пить, живая не даваться. Императора тело старик хватать и прозрачная штука совать. "Твоя от моя не уходить сама, я не давать!" говорить императора, сама прозрачная штука трогать и огонька всюду гореть давать.

Мой разум додумывал и составлял нормальные фразы из того словесного мусора, что вливал в мою голову хайр. Меня поразило то, что император был знаком с Закаритом, получается, что они из одной экспедиции, но ведь Закарит говорил, что из всех ученых выжил только он. Может новоявленный император вовсе не ученый? А что, должна же была у них быть служба безопасности, военный куратор?

Зверь продолжал свой рассказ, оказалось, что когда в замок Закарита прибыла его невестка, то члены всей ее команды были схвачены и предстали перед императором. Воля всех была подавлена, но, одна самка, которая, как оказалась, знает меня, смогла сопротивляться воле императора, Она, даже, смогла договориться со зверем и тот вытолкнул ее к императору первой, когда тот решил продемонстрировать Фелидас, что будет с ее сыном, Зравшуном, если она не передаст императору права на ребенка, и самка смогла воспользоваться тем, что оказалась в непосредственной близости от императора. Что она сделала, хайр не понял, но в результате императора не стало. Почему-то все крутилось вокруг будущего ребенка, которого должна была родить Фелидас.

Я-то знал, в чем причина такого интереса, но я никому не должен об этом говорить, если хочу, чтобы Фелидас дожила до рождения дочери. Отпустив хайров я понесся домой, в этот мир мне доступ запрещен, но там Виктория, и она, молодец, смогла воспользоваться ситуацией, такое впечатление, что сами боги свели нас в моем доме на Земле.

Нет, смертный! Мы здесь не при чем. Это ты сам привел к нам в мир женщину, с непонятным прошлым! Мы, боги, не можем заглянуть в ее прошлое, больше чем на два земных года. Мы и разрешили ей находиться в нашем мире, только потому, что надеялись разобраться в этом феномене. Да, она каким-то образом смогла убить нового императора лакурье, который и для нас являлся загадкой, и вот этот ее феномен, очень нас пугает. Мы подумываем избавиться от нее.

Давайте мы не будем пороть горячку, девушка не опасна, она будет защищать того, кто ее приблизит к себе, Фелидас в этом уже убедилась. Я, первоначально, планировал пристроить ее к Ликуре, но обе женщины вспылили и, как результат, Виктория отправилась с герцогиней Фелидас. Что там случилось, я толком не знаю, но твердо уверен, она своего подопечного не бросит и, если понадобиться, жизнь за него отдаст, так уж ее научили.

Есть правда в твоих словах, она герцогиню и ее людей спасла дважды, так что пусть пока находится в нашем мире, как мы и договаривались.

Связь оборвалась, а я обнаружил себя, несущимся по ночному городу. В голове моего зверя мелькнула мысль, что так нельзя, нужно менять ипостась и пробираться в место моего заточения скрытно. Тело Сумки помнило контрольные точки прошлого перемещения, так что через пять минут я был под тем самым одеялом, которое вызывало у меня сомнение, что позволит согреться в наскоро организованном, для моего содержания, помещении.

.10. Глава 10.

* * *

До утра я пролежал в теле Сумки, так хоть можно было сохранить тепло, хвост подогнул под себя и зажал его между коленями. В такой позе не заснешь, но, хотя бы, я смогу сохранить тепло. Вскоре понял, что я ошибаюсь. Меховому существу под одеялом было очень жарко, так до утра я и менял сущности одну на другую.

Утром я был злой и не выспавшийся, поэтому, когда меня пригласили на очередной допрос, то я отказался выходить из этой комнаты. Моя забастовка дала свои плоды, ко мне в каморку заявился весь вчерашний состав. Для того, чтобы они смогли рассесться, я свернул одеяло и уселся на пол, у стены, а мои гости вынуждены были рассесться на диване. Вопросы сыпались ровно те, которые мне вчера задавали, я отвечал так, как вчера, только без своих комментариев, это экспромт, и он имеет право на авторство и исключительность. Через час мои гости тряслись как осиновые листья.

Что-то холодно у тебя тут, в чем дело?

Это Вы у меня спрашиваете? Я, по Вашей милости, тут всю ночь пытался согреться, так что я сегодня злой и не выспавшийся, и я, сам себе удивляюсь, что не послал вас всех куда подальше. Воспитанный, видимо.

Ну, ладно, Сергей, не кипятись, я свою ошибку осознал, все предусмотрели, а вот проверить температурный режим, никому и в голову не пришло.

Скажите мне честно, для чего нужен был этот цирк. Я с вами теперь буду разговаривать только на законных основаниях, вы мне повестку, я вам, информацию, какую посчитаю нужным дать. Лечить буду на общих основаниях, если захотите.

Сергей, не борзей!

Это, вообще-то должна быть моя фраза с Вашим именем. Даже тут Вы меня обобрали. Вы автомобиль, наверное, заправляете, а я, по Вашему, в заправке не нуждаюсь?

Сергей, теперь можно признаться, что мы хотели спровоцировать тебя на какие-то необычные действия, Все же методы твоего лечения не укладываются в головах не только наших, но и наших ученых. Все, что происходило в этой комнате записывалось на видео.

Мысленно я поставил двойку богам и мысленно же, вытер пот со лба, хорошо, что я перестраховался и менял тела под одеялом.

И долго вы меня так пытать будете, я же могу и ноги протянуть. Холод и голод только для поджелудочной железы полезны, а вот для организма в целом, не очень, да и дом у меня оказался брошенным, я только-только начал вносить кое-какие изменения в его интерьере.

Не нужно нас обманывать, ты установил автоматическое открытие ворот и дверей, а также систему безопасности для системы газо и водоснабжения.

Вы что, за мной следили? Тогда вы знаете каждый мой шаг, и для этого незачем было меня трясти как грушу и тестировать как кролика. Кстати, вы мне ловко подсунули Татьяну Викторовну, которой, до меня, прооперировали миому. Вы решили поиграть со мной, а я как мог, помогал вам в этом. Но могу сказать, что прооперировали ее крайне неудачно, так что я имитируя лечение миомы, восстанавливал ей то, что разрушили ваши врачи, а именно, способность иметь детей, ведь она еще ни разу не рожала. Теперь это может случиться и не нужно меня благодарить, я перестаю верить людям, которые меня используют в темную. Ваши осколки выйдут сами сегодня или завтра, это только вопрос времени. А теперь я хочу откланяться и не благодарите меня.

Я встал и вышел из комнаты прежде, чем генерал смог сформулировать свой ответ. Пусть думает обо мне что хочет, но верить им я перестал. На выходе пришлось применить ментальное принуждение, все-таки я же не зря считаюсь ментальным магом. Моя машина простояла на улице целую вечность, по моим меркам, разумеется. Следовало убираться отсюда как можно быстрее, я попытался завести машину, хорошо, что ключи от нее оказались у меня в кармане брюк, пиджак так и остался висеть в той комнате, где меня заперли, но та отказывалась заводиться, посмотрев на приборную панель понял, слили бензин. Конечно, так проще всего, не нужно вскрывать машину, отключать сигнализацию, а так открутили пробку и все.

Выбравшись из машины, я отправился домой пешком, ибо мой кошелек так и лежал сейчас в кармане пиджака, но и там денег не было, их изъяли когда я только появился в этом управлении. Я припомнил, что меня обыскивали перед тем, как встретиться с генералом. Похоже, что у них в управлении, кончился бензин и финансирование, и они пополняют свой резерв с помощью таких как я. Достаточно пригласить на собеседование или допрос человека и обчистить его кошелек и слить с машины бензин.

Все эти мысли я обдумывал, шагая в сторону своего дома. Сегодня никаких перемещений, все только так, как это делают нормальные люди. Меня слегка передернуло, получается, что я не совсем нормальный человек. Конечно ненормальный, сам себе ответил я, я ведь маг, правда, какой-то несуразный. Мне бы крутануть пальцами и заставить всех исчезнуть с моего пути, но вот беда, не могу. Я получился больше лекарь, чем маг. Я почесал татуировку Ликуры, ну, я могу еще сформировать сгустки силы, какими мы с Ликурой гоняли сплетенный из травы мяч, но только гораздо меньшего размера, чем у моего учителя.

Как выяснилось буквально через пять кварталов, мне не суждено было добраться до моего дома. Прямо на марше к автобусной остановке, мне пришло сообщение от Сумки, что соседнее племя поймало двух лакурье, которые остались без своей поддержки в лице тех зверей, которых извела Сумка. Лакурье без сознания, так что жрецы сообща решают, что с ними делать.

Я попросил Сумку обвязать их моим парашютом и сбросить их туда, куда она сама упала, после встречи с этими лакурье и их зверями. Даже если они разобьются при падении, то не сильно, все же их вес будет слегка превышать вес Сумки с рюкзаком, в который я ей положил запас мяса. Сумка обещала посодействовать, тем более, что жрец соседнего племени сказал, что они были сами не свои, как будто только что очнулись и не могли понять, где они находятся. Сейчас они спят, племена не могли позволить себе риск, иметь под боком двух сильнейших магов, поэтому было применено то, что всегда под боком, а именно, яд. Тот ремень, который с трудом застегивался на толстом теле Сумки, сможет обернуться вокруг талий обоих лакурье. Конечно, это для сумкиного племени будет проблематично, ведь их лапы не приспособлены для таких операций, но есть зубы в пасти, когти на лапах и можно, для закрепления ремня, использовать несколько особей.

Я срочно изменил направление движения и отправился в горы, про себя размышляя о том, как меня будут разыскивать подчиненные того генерала, с которым я самостоятельно расстался буквально двадцать минут назад. Если меня попытаются задержать, то это уже будет на обратном пути, когда я буду возвращаться к себе домой. Сейчас ситуация была щекотливой еще и тем, что я оказался без денег. Значит, двигаюсь пешком, тем более, что я немного застоялся в том помещении, где меня, до недавнего времени, держали. Местные горы я знал очень хорошо, так что стал выбираться к тому месту, где начиналась одна из троп, по которой можно было пройти к моему переходу.

Весь путь занял у меня около двух часов, майка и рубашка пропитались потом, но, в целом, я был рад такому марш-броску, уж больно разозлила меня команда генерала. Сам себя ругал за то, что одел костюм для посещения управления и обычные мужские туфли. После этого марш-броска туфли придется выкинуть, они очень сильно растоптались. Можно было проскакать к моему порталу в образе Сумки или хайра, но нужно было дать время Сумке упаковать тех двух субчиков и нивелировать разницу во времени, между нашими мирами.

Не останавливаясь, я вошел в спираль перехода и направился к тому месту, где, в прошлый раз, нашел Сумку. На этот раз появление пришельцев из другого мира прошло менее приятно, меня отбросило какой-то плотной волной воздуха или еще какой-то, очень похожей на него, субстанции, которая вышибла из моих легких остатки воздуха. Сначала, все поплыло рябью, а затем я обнаружил, что влетел в какой-то, посторонний мир. То, что не могу там дышать, я понял уже в первые секунды пребывания в том мире. Еще секунд пять ушло на то, чтобы подавить спазмы моей дыхательной системы, после удара той ударной волны, которая вышвырнула меня в этот мир. Теперь предстояло выжить здесь, и найти местную арку портала. Первое, что я сделал, это преобразовал себя в хайра. Да, так оказалось легче сопротивляться местным условиям. Еще секундная заминка, и связи моего мозга и мозга хайра восстановились, Внутренний компас четко показывал направление на арку портала, я с грустью посмотрел на остатки моего костюма и разорванные пополам ботинки. Когда-нибудь, возможно, это обнаружат местные археологи или их аналог, если здесь есть цивилизация.

.11. Глава 11.

* * *

Теперь мне предстояло преодолеть около трехсот метров до ближайшего входа в портал. Я был несказанно благодарен богам, что они вложили в меня информацию о разветвленной сети портала. Тело хайра сорвалось с места и на пределе своей скорости, и совершенно не дыша, хотя организм требовал дыхательной смеси. Мое тело неслось как сумасшедшее, нужно было успеть к рухнувшим лакурье, ведь они могли не шуточно разбиться, при падении с большой высоты. Я просто не знал, как на них отработал тот самый парашют, что помог Сумке спуститься на свою планету. В портал влетел, когда мой живот уже имитировал для организма, как будто тот дышит, и вот-вот дыхательный центр плюнул бы на то, что дышать нельзя и произвел бы, так востребованный организмом, вдох. В портале, жадно вдохнув, я понесся к парочке лакурье, те так и лежали, перетянутые одним ремнем. Зацепив ремень клыками, я потащил сладкую парочку в их мир. Следовало поторопиться, так как мне не хотелось им светить себя в образе хайра. По моему замыслу, они должны увидеть перед собой Лайкурье, то есть свою самую настоящую императрицу. Наконец я почувствовал, что передо мной выход в мир лакурье, не снижая скорости, вынырнул из арки портала и затормозив, положил свой груз прямо на грунт.

Я набросил на себя образ лакурье, и принялся отстегивать ремень, стягивающий их тела. Пока возился с ремнем, то пришло сообщение от Сумки, что лакурье очнутся через триста ударов моего сердца. Разум услужливо просчитал, сколько должно пройти времени, получалось, что не более пяти минут. Сумке я верил, как самому себе, так что приготовился к тому, что теперь мне придется уговаривать лакурье, не мстить сумкиному племени, за то, что те их схватили и вышвырнули в провал. Время еще было, так что я отошел в сторонку и присел прямо на землю. Вначале очнулся тот лакурье, что лежал ко мне спиной. Он ошалело стал осматриваться поверх тела своего напарника, ощупывать почву под собой. В это время очнулся второй, и он в ужасе уставился на меня. Я его, в чем-то понимал, увидеть перед собой настоящего императора и не иметь возможности выказать ему свое уважение, так как координация движений к нему до сих пор не вернулась, было ужасно. Глаза его выражали ужас. Как я это определил? А кто его знает, определил, и все, внешних-то признаков не было, все было гораздо глубже, не зря же лакурье сильные маги и менталисты. Наконец оба лакурье припали на четвереньки и поползли ко мне, всячески выказывая мне свое расположение.

Император, прости нас, неразумных. Мы не могли противиться приказам, исходившим от нового императора. Он не был лакурье, но мы не могли сказать ему, нет, нас просто ментально задавили. Потом появились хайры, отказывающихся выполнять приказы просто разрывали на месте. Хайры, страшные звери. Они как бы сопровождали нас, когда мы ходили в чужие миры, но на самом деле это был наш конвой, который контролировал выполнение того задания, которое нам вложил в головы узурпатор. Это было страшное существо, его истинный вид не видел никто, он всегда представлялся нами как какой-то ореол света и больше ничего не было видно. Император, а ты теперь к нам вернешься?

Нет, не вернусь! Предали вы меня в трудную минуту. Пока не пойму, что могу вам доверять, не вернусь.

А как же мы будем жить, без власти императора? Кто нам подскажет, что делать, как жить?

Вот вы и подскажите остальным, так как будете моими наместниками в этом мире. Ты, - я указал на одного лакурье, - будешь моим наместником на северной части планеты, а ты, - я указал на второго, - будешь моим наместником в южной части.

Император, а почему ты выбрал именно нас? Ведь есть же более достойные.

Вас, потому, что под руку попались, а более достойных нет, их, по приказу узурпатора, разорвали хайры. Следить за вами буду, так что не обольщайтесь. Буду ждать, когда мои бывшие подданные, обретут мое расположение, и жалкое подобие былого величия. А теперь, все, я сообщил всем, что вы обрели новый статус.

Молодец Сергей, мы донесем всем лакурье, что ты, а вернее, бывший император лакурье, хочет от своих подданных. Не волнуйся, твой учитель одобрил бы твою инициативу. Лакурье растеряли былое величие после того, как заставили своего бывшего императора покинуть их мир. Это было до того, как в этом мире появился тот, кто подмял под себя их разум.

Все, наместники, поспешите начать действовать, мне вы теперь не интересны. Судить буду по делам вашим. Что мог, я сделал, ваши жизни вне опасности, это мой подарок вам, а теперь идите и работайте.

Мой монолог я усилил еще и ментальным приказом, поэтому оба лакурье еще раз поклонились мне, и пятясь, двинулись к группе деревьев. Я дал им сохранить лицо, и, метров через двадцать, позволил повернуться ко мне спиной, а дальше они сами припустили к спасительным деревьям. Присутствие богов рядом со мной исчезло и я, преобразовав себя в Сумку, перенесся прямо в арку портала, так как четко ощущал то место, откуда я вышел в этот мир. Теперь следовало поспешить на Землю, кто его знает, сколько я там отсутствовал? Лучше всего для этого подходило тело хайра. Преобразование заняло менее секунды, и вот, я несусь по лабиринту к выходу в мой мир. Разум отстраненно фиксировал, что в лабиринте все нормально, нет никаких ходоков по мирам.

Перед самым выходом остановился, и в образе Сумки, скакнул сразу в ту рощу, где мы с конями ждали, когда стемнеет. Боялся, что может попаду не туда, или не в тот мир, все же я не прошел всю свою спираль до конца, но все было нормально, судя по пустым пластиковым бутылкам и другому, явно земному, мусору. Дальше сделал несколько перемещений, поближе к дому. В дом решил входить, как положено, нечего светить генералу, что я могу попасть в свой дом и мимо него. Схема была отработана еще со времен когда у меня гостила Сумка, так что через пять минут я входил в свой тупичок, со стороны основной трассы. Уже перед самыми воротами, я вспомнил, что впервые буду проверять их в реальных условиях. Как оказалось, нормально работают, даже не очень громко, для ночного времени, а уж сколько удовольствия мне это доставило, вот теперь я чувствовал себя настоящим хозяином своего дома.

Как оказалось, ненадолго, во дворе была засада. Меня ждали три оперативника, и, как оказалось, давно. Сегодня заканчивались четвертые сутки, как я сбежал из следственного Управления. Слово "сбежал" я попытался опротестовать, но этих оперативников такое мало интересовало. Самое интересное, что ни одного из них я раньше не видел, видимо всех моих знакомых, из этой структуры, для работы со мной, забраковали. Думают, я им мозги прочищаю, а не мешало бы, особенно всему начальству, это же надо было додуматься, запихать меня в ограниченное пространство, с низкой температурой и без еды, воды и элементарного туалета. На мне такие эксперименты уже проводили, но там хоть не подглядывали, а здесь, пришлось выкручиваться. Босые ноги стыли на холодном полу гостевого домика, где бравые ребята выставили окно и открыли дверь изнутри, предварительно отключив сигнализацию. Видимо им такое проделывать уже приходилось. Ладно, учтем на будущее, да и, какое-никакое тестирование системы безопасности оперативники провели.

Оперативники, казалось, только сейчас увидели, что я без обуви, носков и практически голый. Не считать же одеждой мои трусы, которые были разорваны, и которые я связал остатками резинки, как мог. Тот оперативник, который это обнаружил первым, только указывал другим на меня пальцем и ржал в голос. Остальные дружно подхватили эту развлекательную программу. Отовсюду послышались различные предположения в шутливой форме. Я долго терпел, но их шуточки уже стали переходить все дозволенные нормы, поэтому я, сделав обиженное лицо, заявил им, что все их предположения ошибочны, так как я просто съел туфли, носки использовал как салфетки, а из штанов и рубашки сделал себе одеяло. Два дня один башмак и один носок, следующие два дня, оставшийся туфель и носок. Туфель больше не осталось, поэтому я вынужден был бросить одеяло и вернуться домой, а тут они. По тому, как вытянулись их лица, я, в душе, отпраздновал победу, но, следовало закрепить полученный результат. Я напомнил им, что их генерал держал меня у себя без еды и воды, поэтому я на него обиделся и ушел в горы.

Ладно, пойдемте в дом, накормлю вас, а то, у вас в Управлении тяжелые времена настали.

У парней, по насупленным бровям, чувствовалась нешуточная мозговая активность. Они переглядывались друг с другом, но вопросы задавать побоялись. Я про себя усмехнулся и пояснил им, что мне пришлось финансировать их Управление и, даже, помочь с горюче-смазочными материалами. Недоуменные взгляды были мне ответом.

.12. ГЛава 12.

* * *

Генералу доложили и получили команду, дождаться утра, мне разрешили обуться и переодеться. Ужинали тем, что нашлось в моем холодильнике, сначала хотел их накормить китайской лапшой, но потом пожалел, и выложил на стол свои стратегические запасы. Парней это растрогало, и мне позволили поспать в своей кровати. Я спал, а сменный часовой охранял, толи мой сон, толи то, чтобы я никуда не сбежал.

Утро наступило с того, что меня растолкали и приказали одеваться, сейчас приедет генерал. Я собрался и привел себя в порядок, тем более, что выспаться я успел. Под пристальными взглядами охраны, прошел на кухню и приготовил себе легкий завтрак. Моя утренняя тренировка в очередной раз помахала мне на прощание рукой. Едва я закончил завтракать, как прикатил эвакуатор с моей машиной, а следом за ней, в ворота въехала машина, как я понимал, с генералом. Что же, приятно, а то я собирался ехать к машине с канистрой и там, заправить ее, как получится, чтобы потом добраться до бензоколонки и заполнить бак полностью. Ладно, помогу генералу со шрамами, а то ведь не забыл он о моем автотранспорте. Может, и не он, но он возглавляет ту группу, которая работает со мной. Мне такая слава не нужна, но что уже произошло, то обратно не уберешь, нужно выкручиваться, чтобы быть полезным и для одной, и для другой сторон моего портала. Мои собственнические инстинкты росли, сначала я стал собственником портала, затем особняка. Чуть позже мне подарили автомобиль, так что я, постепенно, стал обрастать объектами собственности.

Тем временем новоявленные гости, которые стали чувствовать себя хозяевами, направились к дому, я молча провожал их взглядом, сидя за обеденным столом, у окна. Разум отстраненно фиксировал, что это уже второй генерал, который посещает мой дом. Тот, первый, вел себя нагло и развязано, этот, пока еще, сохраняет некий нейтралитет, но политику свою он гнет жестко. Я и сам не понимаю, для чего я им нужен, если как лекарь, то какого лешего они ограничивают мою свободу, если как переводчик, то где те, с кем будет вестись диалог? В любом случае я им могу оказаться нужен разово, так для чего меня держать под постоянным контролем?

Здравствуйте гости дорогие! - Встретил я нежданных гостей.

Не юродствуй. - Осадил меня генерал. - Лучше расскажи, как ты смог выйти из нашего Управления. Охрана ничего не помнит, только видеокамера и зафиксировала, как ты выходил. Где ты столько дней шлялся?

Так, в горах и шлялся. Я там отдыхаю и душой и телом.

Мои парни доложили мне, что твое тело так отдохнуло, что всю обувь растеряло, да и пиджак твой у нас остался. - И генерал расхохотался.

Вот именно, вышел от вас, ни денег, ни бензина, вот я плюнул на все, и отправился в горы. Ну, подумаешь, туфли стоптал, зато погулял.

Я же говорил тебе, чтобы ты не смел исчезать из города дольше, чем на три дня.

А я так и отсутствовал, ведь Вы не оговорили, входит ли в это время сама дорога. Согласитесь, что у меня ушел один день на то, чтобы уйти в горы своими ногами, и столько же, чтобы вернуться. Я же не заставлял вас ставить меня в такие условия, вот теперь и расхлебывайте.

Как же ты там жил, без самого необходимого минимума?

А я привык к таким условиям, с детства по горам хожу, так что я там, как у себя дома.

Наверное, со зверем своим встречался, или с разыскиваемой Викторией.

Я чуть не выдал себя мимикой, если бы не вторая часть вопроса, она меня успокоила, ведь я, даже если бы очень хотел, не смог бы встретиться с Викторией в том мире, а сюда ей еще рано, особенно с такими генералами. Да и термин, "разыскиваемой" говорил сам за себя. Я вернулся к своему завтраку и отстраненно, в пустоту, ответил, что если бы этот зверь захотел, то он мог бы оказаться здесь, не спрашивая моего разрешения, все же он, больше зверь, чем разумное существо. Я сознательно врал, не хватало еще, чтобы ведомство моего генерала посчитало его инопланетянином, тогда бы они со мной по-другому разговаривали бы.

Тем временем, на подсознательном уровне залечил генералу ногу, я же обещал себе, что отмечу его беспокойство о моем автомобиле. Как оказалось, в машине, которую по пути заправили, лежит и мой пиджак с документами. Да, это все, что осталось от моего костюма. Генерал, казалось бы потерял ко мне всякий интерес и, не спрашивая моего разрешения, пошел осматривать мой дом. Я, спокойно закончил завтракать, и отправился к себе в кабинет, под присмотром одного из оперативников. В кабинете застал генерала, который с интересом рассматривал мое оружие, взяв его в руки.

Генерал, раньше, за то, что Вы взяли мое личное оружие без спросу, я вызвал бы Вас на дуэль, посчитав это оскорблением. Думаю, что и Вы не позволяете другим людям брать Ваш пистолет без Вашего разрешения.

Ну, ты и сравнил! У меня же пистолет! А у тебя сабли и метательные ножи.

Ну, так давайте проверим, что лучше, с десяти шагов в мою мишень.

Да, я смотрел твою тренировку. Впечатляет! Не спорю, здесь я проиграю. У меня есть такие бойцы, что могут поспорить с тобой в таком соревновании.

Ладно, не будем заострять на этом внимание. Я уже понял, что Вы, это мозг, а они, мускулы или оружие. Просто я вот вспомнил, что один мой сосед, тоже, попробовал остроту лезвий своим пальцем, потом я его лечил. Заражение крови.

Мои слова произвели впечатление, и генерал чуть ли не отбросил мои клинки на диван. Обивка не выдержала.

Генерал, давайте относится к оружию, как к оружию. Представьте, что я взял Ваш пистолет, взвел его, а потом бросил в стенку. Наверное, Вы такого не хотите? Вот и я не хочу.

Ладно, я понял, что погорячился. Мы приносим тебе извинения и оставляем за собой право, привлечь тебя в случае каких-то аномальных проявлений. Думаю, ты не откажешь нам в такой малости.

Да, я не против, только, Вы же поняли, что я немножко лекарь и немножко гипнотизер. Вот и все.

Да, мы пришли к такому же заключению. Кстати, ты просил о встрече с научным светилом в области гипноза. Когда я заикнулся о менталистах, то меня подняли на смех, но с гипнотизером обещали организовать встречу.

Мне, конечно, интересно встретиться с таким светилом, но сам вопрос, что меня интересовал, уже не актуален, так что отказ меня не разочарует.

Но я же не отказал тебе во встрече с этим гипнотизером, хотя, после твоих слов я не потеряю лицо, если мне не удастся это организовать. Мое требование, при положительном решении вопроса, я присутствую при вашей встрече.

Ведете Вы себя, хуже некуда, но должен признать, Ваша работа накладывает какой-то свой отпечаток на Ваше поведение, Ваш характер и Ваше мировоззрение. Я принял решение, в любом случае, я на Вашей стороне и, естественно, я буду отстаивать интересы планеты Земля, можете мне поверить. А присутствовать на нашей беседе с гипнотизером Вы можете, никаких секретов от Вас у меня нет, меня интересовало не то, как подвергать людей гипнозу, а наоборот, как противостоять этому. Ну, и на последок, шрамы Ваши я убрал, все осколки вышли, а грыжа Вас больше не побеспокоит и Вашим коллегам я провел процедуру стабилизации их состояния. Татьяна Викторовна, еще в прошлый раз, получила лечение и полную реабилитацию, а вот Ваша забота, это оградить ее от посягательств на нее, ее собственного мужа, он любит распускать руки, видимо ревнует или мстит за что-то. Единственное, что я не могу понять, почему мной занимаетесь Вы? Неужели Вы не доверяете своим подчиненным?

Тут, с тобой, случай неординарный. Сверху поступила команда бросить все силы на выяснение. Тут уж, хочешь-не хочешь, а сам впряжешься и будешь тащить этот воз. В целом мы с тобой разобрались. Ты же не думал, что аппаратура, при твоем допросе, стояла просто так. Материал собран, видеозаписи просмотрены, отчет, практически, подготовлен. Остались последние небольшие детали и все, я его отправлю наверх, а дальше твою судьбу решат уже там. Ладно, засиделись мы у тебя. Все, с сегодняшнего дня ты под постоянным контролем, так что не вздумай выкинуть какой-нибудь фортель. Не порти мне мой отчет! Пойдем, проводишь нас до ворот, на работу пора, и захвати свои метательные ножи, хочу в живую посмотреть, как ты их будешь метать в свою мишень.

.13. Глава 13.

* * *

Пока гости вставали с многострадального дивана и выбирались во двор, я сбегал в кабинет и нацепил на себя сбрую. Так было проще, чем тащить все в руках. Бегом спустился вниз и застал своих гостей, спускающихся с крыльца. Я догнал их и пристроился сзади, когда услышал от генерала. - Готов?

Всегда готов! - Отрапортовал я и, даже, отдал рукой пионерский салют.

Ну-ну. - В задумчивости, и с хитринкой в глазах себе под нос проворчал генерал, а затем дал команду на демонстрацию моих возможностей. До мишени было далековато, но я начал метать ножи прямо с этой дистанции, одновременно смещаясь в сторону мишени.

Когда гости подошли к мишени, то все ножи, кроме трех, были точно в горле моей ростовой мишени, а вот первый воткнулся в район паха, второй в живот, а третий в сердце.

Что скажешь? - Обратился генерал к одному из оперативников, видимо он был старшим в группе.

Да, кучно метает, и быстро. В дуэли бы он Вас уделал, тут даже к бабке не ходи.

Но два же ножа не попали в центр, или я что-то упустил?

Так ведь далековато было, товарищ генерал, они уже на излете воткнулись, а остальные все кучно и, что самое интересное, быстро. Опасный противник. Я бы пятерку поставил, мишень однозначно поражена, а если о человеке, то все попадания из разряда тяжелых. Пах, живот, и район сердца, про горло я и не говорю.

Ладно, пионер, провожай нас и не забудь ворота закрыть. - Пробурчал генерал.

Я довел своих гостей до машины, все расселись и я, открыв ворота, вышел на улицу. Недалеко от моих ворот стоял какой-то бугай, я не стал обращать внимание на него, все же следовало проводить генерала с его людьми. Я помахал рукой выезжающей машине и направился обратно в свои ворота, когда кто-то грубо схватил меня и втолкнул внутрь моего двора. На ногах я устоять не мог, так что дал телу упасть и перекатившись, встал на ноги. Едва я успел повернуться, как сильнейший удар в область живота, буквально выбил из меня дух. Рефлекторно я успел напрячь мышцы брюшной стенки живота, и это немного снизило последствия этого удара. Самое интересное, я не почувствовал агрессию со стороны этого бандита, от него исходило какое-то удовлетворение, что ли? Второй удар я уже встречал подготовленным и пытался разобраться в своих чувствах к этому человеку, который орал что-то про Таньку. По габаритам он был, полтора меня, видимо поэтому он чувствовал себя хозяином положения. Что же, навыки, вложенные в мою голову Зравшуном делали свое дело, теперь я заранее предугадывал начало и направление атаки, и успевал блокировать удары. Наконец мне это надоело, и я поступил с ним так, как поступил когда-то с Харелгу. Мужик рухнул, как подкошенный, я, на автомате, проверил, не убил ли? Но все было нормально, сейчас отлежится, а потом до вечера нормально разогнуться не сможет. Сам напросился. Едва я разогнулся над этим телом, как во двор влетела знакомая машина. Миг, и трое оперативников уже окружили нас, но на мушке держали тело, лежащее у моих ног. Еще секундная заминка, и из машины выбрался генерал. Он осмотрел место нашей драки и вопросительно взглянул на меня. Я только плечами пожал, пока у меня в голове ничего не складывалось. Тут я вспомнил, что орал мне этот отморозок, когда мутузил меня. Только я хотел рассказать генералу, об имени женщины, услышанным мною, как оперативники, которые успели обыскать мужика и прочитать его фамилию в документах, сообщили генералу, что это, похоже, муж Татьяны Викторовны. Что же, видимо Татьяна, в своем Управлении, пользуется популярностью.

Это что, ревность? - Задал свой вопрос генерал.

Так, вроде, не по адресу. Я Вашу Татьяну Викторовну увидел первый раз, когда она меня прогоняла через свой аппарат. Я ей предлагал приехать ко мне на лечение, но сами знаете, все решилось у Вас в Управлении, а потом я носился в горах, так что, претензии не по адресу. Я его сейчас восстановлю, у меня уже был подобный случай. Если позволите, то я хотел бы поговорить с этим отморозком, когда он придет в себя. - Сам я уже активно восстанавливал печень бугая.

Сам отморозок. - Прозвучало снизу. - За Татьяну, убью.

Значит так. Слушай меня сюда, козел. Если ты еще раз распустишь руки в отношении своей жены или еще кого-то, то я сделаю из тебя инвалида. Самое страшное, что она тебя любит и скрывает свои побои от коллег. Но я не коллега, я лекарь который видит глубже, чем ты можешь себе представить. Я, сейчас, могу заставить тебя обгадиться у всех на глазах или сделать тебя идиотом. Запомни, жена тебя еще пока любит, если бы не любила, то давно бы всем рассказала, как ты демонстрируешь свое превосходство в семье. Сейчас я восстановил ее детородные функции, так что, если ты хочешь иметь наследника, то умерь свой пыл и постарайся раздуть те остатки любви, которые еще тлеют в груди твоей жены, а то вон, сколько у нее объектов для выбора, но она еще хранит верность тебе. - Я переключил внимание на своих гостей. - А вы можете ехать, эту ситуацию я контролирую. Не волнуйтесь, жертв не будет. Не будет же? - Поинтересовался я у мужа Татьяны. Тот уже понял, что силой тут ничего не добьешься и пытался нащупать мои слабые стороны, анализируя мой диалог с генералом и им самим.

Оперативники цепко осмотрели нас и кивнув своим мыслям и друг другу, вернулись в машину, окружая и прикрывая генерала, на всякий случай.

Ну, что, болезный, пойдем, полечу тебя, а то печень еще долго не отпустит.

Тот попытался возразить, но, набирая в грудь воздух, чтобы мне резко ответить, внезапно изменился в лице, и выматерившись, согнулся от приступа боли. В это время в ворота позвонили. Я, попросив немного подождать меня, отправился к воротам. За ними оказался Александр Сергеевич. Оказывается он все это наблюдал с балкона своего дома, поэтому сразу же бросился мне на помощь. Я похлопал Сергеевича по спине и пригласил в дом, тем более, что мне нужно слегка подлечить того, кого я только что приголубил своим коленом. Мы, подхватив болезного с двух сторон под руки, потащили его ко мне в дом. Тот даже не сопротивлялся, я его понимал, так как помнил ощущения, которыми меня наградил Зравшун, взяв мой удар себе на вооружение, и проверив его на мне, когда у меня начались галлюцинации после ядовитой пыльцы.

Затащив обоих гостей на кухню, я приготовил стакан сахарного сиропа пострадавшему и переключился на Сергеевича, расспросил его как, работа, как личная жизнь, как жена? Все это время наш пострадавший понемногу приходил в себя. Когда Сергеевич перешел к рассказу о своей жене, глаза его заблестели, а голос ощутимо изменился. Сейчас в нем чувствовалось обожание. Этого не выдержал наш пострадавший, и из него полилось признание, почему он сорвался на жене. Оказалось, что не так давно его уволили с работы, вернее, организация, в которой он работал, оказалась банкротом. Он ходил на работу до последнего, но, как часто бывает, в один прекрасный день все закончилось. Сидеть на шее у жены он смог около месяца, а потом началась агрессия. Он не мог простить жене, что она его содержит, руки чесались навалять своим работодателям, а получала все жена.

Простите, а кто вы по специальности?

Да я динозавр советского машиностроения, а на самом деле, слесарь-фрезеровщик седьмого разряда.

То есть, Вы станочник?

Ну да, я начинал работать на фрезерных станках с ручным управлением, а закончил, на станках с ЧПУ, теперь, наверное, навсегда.

Да Вы, батенька, находка для меня. Ну, Сергей, ты мне подарок за подарком делаешь! А Вы, завтра найдете меня вот по этому адресу. - И Сергеевич дал мужчине свою визитку. - Принимать Вас на работу буду не я, но я точно знаю, что у нас есть острая необходимость в таких вот кадрах. Удачи. - Сергеевич пожал мужчине руку и перевел взгляд на меня. - А что же ты саблями-то своими не помахал перед генералом?

Так он желал посмотреть, как я с ножами управляюсь.

Ну и как?

Скажем так, он немного удивился.

Ладно, я оставлю вас, а мое предложение для Вас, - он перевел взгляд на третьего нашего собеседника,- остается в силе.

.14. Глава 14.

* * *

- Не упусти свой шанс. Такое бывает лишь раз, когда так везет. Везет, не в том смысле, что ты со мной подрался, а то, что твой интерес совпал с интересом Сергеича. А к жене отношение измени, это мой тебе бесплатный совет. Поверь, я ничуть не кривил душой, что могу сделать из тебя идиота, ведь я могу приказать тебе любить свою жену, но это, как-то, не по-человечески, что ли, не только по отношению к тебе, но и к ней. Ты уж сам разбирайся в своей личной жизни и принимай решение. Давай, я тебя отвезу домой, все же мне нужно проверить мою машину, а то генерал ее постарался нейтрализовать, когда меня у себя держал. Как минимум ее нужно заправить, я это твердо помню. Ну, что, поехали?

Давай. И, это..., не держи на меня зла, ну, и..., спасибо тебе за то, что немного прочистил мне мозги, да и с хорошим человеком познакомил. Может, у меня действительно, все сдвинется с мертвой точки?

Я же тебе сказал, теперь все зависит от тебя, а теперь пойдем в машину, мне не терпится проверить ее, да и пар я так спущу, а то завел ты меня своей агрессией, а я привык входить в боевой транс.

Скажи, Сергей, а что это Александр Сергеевич про сабли говорил? - Мы как раз, в это время шли по дорожке моего двора мимо той самой мишени, куда я метал ножи.

Вот, благодарю тебя, что напомнил, а то ножи бы здесь так и остались, а сабли, это мое хобби, я умею фехтовать двумя саблями. - Я сбегал к мишени и повыдергивал мои метательные ножи.

Когда я вернулся к моему собеседнику, тот открыв рот смотрел на меня.

Что, что-то не так? - Поинтересовался я у него. Тот шевелил руками и старался сформулировать фразу, которая ему, по каким-то причинам, никак не давалась.

Так это ты рубился на саблях в сотке у моего племянника? - Наконец выпалил он.

Ну, мир тесен! Ты что, приходишься родственником моему мастеру-оружейнику? Ой! Хорошо, генерала и его людей рядом нет, а то, не хочется подводить моих друзей.

Друзей?! Да они же тебя сдали полиции со всеми потрохами!

Я рад, что дела твоей семьи не проходят мимо тебя стороной, но если мы будем обсуждать такие дела при всех, то можем очень сильно навредить, в первую очередь, Алексею, ведь это он рискует своей работой, а еще больше, свободой.

Да, тут ты прав, это у меня просто с языка сорвалось. Внимательней нужно быть и следить за собой и своим языком.

Ладно, я тоже хорош, сразу начал все выкладывать об этой истории. В общем мы оба прокололись в самой простой ситуации. Меня, ты уже знаешь, зовут Сергей, а тебя-то как звать?

Зови Миком, мне так привычнее, а вообще, зовут меня Михаил.

Ну, что, садись в машину, сейчас проверим, что мне устроили с ней наши силовые структуры.

Оказалось, что ничего, и даже, машина была заправлена. Я вырулил на улицу и, нажав кнопку на брелоке ключей, закрыл ворота. Пока было время, я поинтересовался нашим маршрутом, оказалось, что ехать нам не далеко, Это было даже хорошо, мне уже хотелось обратно в дом. Когда я там был один, или когда там оказывались мои друзья с той стороны моего портала, то я чувствовал себя совершенно счастливым. Видимо Закарит как-то связал мою ауру с аурой этого дома, который он мне купил. Мы влились в поток основной магистрали и больше, на разговоры, я отвлекаться не мог. Все же мой водительский стаж был небольшим, а ехать в таком плотном потоке мне было сложно, но ничего, справился, и вскоре мы уже свернули на более тихую, в автомобильном плане, улицу, а еще через пять-шесть кварталов я остановился у старенькой, обшарпанной хрущевки, почти родной сестры моего старого дома, где прошло мое детство и юность, да и часть взрослой жизни, если честно, тоже.

Может, зайдешь со мной, а то страшно как-то.

Ладно, зайду, но ненадолго, Нужно жену твою еще раз осмотреть, я ведь лечил ее в спешке и сама атмосфера была напряженной. Генерал постарался.

Мы поднялись на третий этаж по старой лестнице, ступени которой были неровно вытоптаны огромным количеством ног, спешащих по ней туда и обратно, за всю жизнь этого дома. Перед своей дверью Михаил остановился и позвонил в дверной звонок. Это правильно, а то, может его жена сейчас не одета или у нее на лице какая-нибудь косметическая маска. Через минуту без всякого вопроса с той стороны, дверь открылась и на пороге я увидел испуганные глаза Татьяны Константиновны. Михаил, оценив ситуацию, улыбнулся и сообщил, что он решил пригласить к ним домой своего друга, Сергея.

Проходите пожалуйста. - Выдавила из себя Татьяна.

Татьяна Викторовна, мы сегодня поговорили с Вашим мужем, и он признался мне, что безмерно любит Вас и хотел бы, чтобы я еще раз осмотрел Вас.

Сергей, у Вас все нормально, а то характер у моего мужа тяжелый.

Ну что Вы, наоборот, милейший человек. Он, по секрету, признался мне, что больше никогда не поднимет на Вас руку и будет любить Вас всю оставшуюся жизнь, и, по-моему, он не верит, что Вы теперь сможете стать матерью. Удивите его, а вот, чтобы удивить, я должен еще раз провести диагностику, и если понадобится, лечение.

А Михаил не помешает?

Нет, наоборот, я и его осмотрю, все же мне хочется, чтобы вы оба были здоровы.

Я усадил супругов на старенький диван и запустил процедуру диагностики. С Татьяной работать почти не пришлось, там все было нормально, освободил один зажатый кровеносный сосуд, и все, а Михаилу еще раз решил провести восстановление печени. Через пятнадцать минут я распрощался с супругами, сообщив им, что у них все нормально, так что теперь дело за ними.

Сергей, мы твои должники, а к клинкам твоим ведь я тоже руку приложил, металл им подбирал.

А вот за это, отдельное спасибо, ты не представляешь, Мик, как я тебе благодарен. Если у вас выгорит с Сергеичем, то я попрошу его не препятствовать тебе, если у меня возникнет необходимость в модернизации моего холодного оружия.

Распрощавшись с супругами я выбрался на улицу, внутри меня все пело, ведь я смог переломить очень тяжелую семейную ситуацию и вернуть ее в нормальное русло. Прищурившись, поглядел на солнце и юркнул в свою машину. С теплотой вспомнил Вику, ведь это ее подарок помог мне сегодня быстро провернуть задуманное, колеса, это очень хорошее подспорье, когда необходимо быстро, и самое главное, официально, перемещаться по городу и его пригородам. Вырулив из ряда припаркованных машин, я отправился обратно домой, транспорта, пока, было немного, и я получал удовольствие от самого процесса езды. На основной трассе пришлось, конечно, напрячься, но, в целом, доехал я до дома достаточно быстро и удовольствие, практически, не растерял. Ворота открылись по одному мановению моего пальца на брелоке ключей. Машина плавно перевалила через небольшой асфальтовый бугорок, чтобы талая вода не заливалась во двор, и я еще раз нажал на брелок, чтобы закрыть ворота. Машину в гараж решил не ставить, вдруг еще куда придется ехать.

.15. Глава 15.

* * *

Наконец-то у меня выдался спокойный период, такое впечатление, что от меня отстали все, от следственных органов, до инопланетных, званных и не званных, гостей. Даже удаленное ментальное общение ни разу не возникло в моей голове, а уж я, отсюда, могу только отвечать на вопросы, а вот организовать общение самому у меня не получится, магии на Земле уж больно маловато, так что сам механизм общения не запустится. Зато, за это время, я подтянул свою физическую подготовку, и техника работы с клинками у меня заметно выросла, да и синхронизация использования сабель, метательных ножей и всех свободных конечностей, достигла своего апогея, я как тибетцы, отрабатывал все движения до автоматизма. Основа, заложенная в меня Зравшуном, требовала ее совершенствования и усовершенствования. Часто вечерами я прокручивал в голове то, что досталось мне не только от Зравшуна, но и от Ликуры, Сумки, хайров, и, даже, Виктории. Все они вложили в меня не только частичку своих знаний и умений, но и частичку своей души.

Где-то через полторы недели, после тех памятных событий, ко мне заглянул Сергеич, он долго расшаркивался со мной в воротах, так как застал меня во дворе, когда я уже закончил утреннюю тренировку и поэтому я просто пошел и открыл калитку ворот безо всяких электронных премудростей. Выяснилось, что Михаил оказался для его конторы ценным приобретением. Я заверил Сергеича, что его приобретение, это чисто его находка, так как он оказался в нужном месте в нужное время и встретился с нужным человеком.

Александр Сергеевич, у меня только одна просьба, если мне понадобится что-то изменить в моем оружии, то я бы хотел использовать знания Вашего нового приобретения и его племянника, он не менее знатный слесарь. Тонкости его профессии я не знаю, но его изделия я держал в руках, и не только я. Оценка его работы очень высокая, уж поверьте мне.

Мы прошли ко мне в дом и открыли бутылку хорошего вина, все же Закарит очень качественно заполнил закрома этого дома, когда притащил меня сюда. Я, тогда, и представить не мог, что я буду собственником такого особняка. Этим вечером мы хорошо посидели, а когда в кармане у Александра Сергеевича зазвонил сотовый, то мы были приглашены на ужин супругой моего гостя. Мы с удовольствием продегустировали то, что подавала нам хозяйка. В общем, вечер удался. Поговорили обо всем. Сергеич признался, что притаскивал сюда своих знакомых с вечера, чтобы утром показать им мою зарядку. Особой популярностью пользовался рассказ о том, как Сергеич попробовал остроту моего клинка пальцем. Я только кивал головой, а сам размышлял, что это может сослужить мне плохую службу, ведь гости у меня бывают разные и не всегда, люди. Вспомнили и Викторию, настроение у Сергеича сразу испортилось, я решил не объявлять Викторию живой, вернется на Землю, сама с ним встретится и все расскажет.

Наконец ужин был окончен, ночь уже полностью вступила в свои права, на небе высыпали звезды, пусть не такие яркие, какими они видны за городом, в горах. Мы тепло распрощались друг с другом и я направился домой. На душе было тепло и радостно, все же, как только от меня отстали следственные органы, я оказался совершенно один, однако, одиночество меня не тяготило, теперь я вплотную занялся домом, обновил немного двор, постаравшись расширить мою зону для тренировок, пересадил несколько кустов роз и заровнял полученные ямы землей, а потом и дерном. Несколько раз я сделал вылазку по магазинам, это были разнонаправленные закупки. В первую очередь я сделал запас различных консервов и подумывал о переделке одного из отсеков подвала в овощехранилище, но поразмыслив, отказался. Вторым этапом я приобрел около десяти комплектов туристического снаряжения и несколько мотков альпинистской веревки, подобрал туда же карабины, ледорубы и альпенштоки, в цвете снаряжения я отдал предпочтение камуфлированной расцветке, не хотелось лишний раз привлекать к себе карисанов, а то и более грозных хищников. Обувь для каждого комплекта снаряжения я брал трех разных размеров, Не обошел вниманием и туристическую посуду с горелками и баллонами с газом. Набрал десять мультитулов, а так же обычных складных ножей, десять спальников и десять одноместных палаток, а так же три двухместных. Более крупные палатки решил не брать, ведь нести все это предстояло на себе, а транспорта, на той стороне, кроме Закарита, никто предоставить не может.

Так, в трудах и заботах, прошло еще две недели, когда в очередную субботу, в двери моих ворот кто-то позвонил. Я подошел к домофону и поинтересовался, кто это там так настойчиво звонит к одинокому мужчине? Оказалось, что это обо мне вспомнил мой генерал, но вопрос оказался шкурным, его родственница приболела и он, пользуясь своим положением и знакомством со мной, решил еще раз испытать мои целительские силы. Конечно, разговор носил более резкий характер, генерал просить не умел, так что наш разговор можно было охарактеризовать как приказ, со стороны генерала, а с моей, как в армии, прозвучало, "Есть! Мой генерал!" Генерал шутки не понял, а воспринял все как должное, но его выдавал голос, уж больно испуганным он был.

Я нажал кнопку открытия ворот, и его автомобиль въехал ко мне во двор. Через десяток секунд ворота поехали обратно, на свое место. Генерал и два его охранника выбрались из машины и осмотрелись. У парней оружие было взято на изготовку и они явно были готовы открыть огонь. Что-то тут нечисто. Я зашагал от ворот к машине, и в это время из машины выбралась молодая девушка, которая не могла разогнуться и одежда ее была явно, в крови. Это что, генерал привез ко мне огнестрел? Здесь явно попахивает криминалом. Я направился к раненой, один ствол взял меня на прицел, но прозвучала короткая команда генерала, и парень перевел свою смертоносную машинку чуть в сторону. Я подошел к девушке. Красивая, молодая, что называется кровь с молоком, держится руками за живот и оттуда сочится кровь. Я рявкнул, чтобы мне не мешали и уложил девушку прямо на газон, рядом с дорожкой. По чистой случайности прямо над нами возвышалась моя ростовая мишень с воткнутыми туда сюрикенами. Это был подарок Мика за то, что я помог ему встать на путь истинный, да и к работе пристроил. Звездочки так и остались торчать еще с утренней тренировки.

Я начал осматривать девушку, даже не убирая ее рук от раны. Да, ранение было серьезным и я не ошибся, когда назвал ранение огнестрелом. Судя по пуле, это было что-то из разряда пистолетных патронов. В марках огнестрельного оружия я не разбирался, но вот с винтовочными и автоматными пулями, сравнить мог, спасибо службе в армии. В это время девушка захрипела, на ее губах выступила кровавая пена и она закатила глаза. Из всего того, что я успел рассмотреть, все было плохо. Пуля была какая-то странная, она раскрылась в теле жертвы лепестком и разорвала все на своем пути, нанося максимальный урон.

Медлить было нельзя, я начал, как всегда в таких случаях, с печени и крупных кровеносных сосудов. Хуже всего было то, что был пробит кишечник и желудок, а если точнее, то все, что можно было повредить, внутренние органы и кишки были порваны раскрывшимися лепестками пули. Все содержимое кишечника и желудка, сейчас было в полости живота вместе с кровью, обильно залившей почти все доступное пространство. Я протянул руку назад и рявкнул в пространство.

Нож!

Через секунду мне вложили в ладонь хороший армейский тесак, которым очень хорошо убивать, но вот оперировать не совсем удобно, но, на безрыбье и раком свиснешь, так что я второй рукой оголил живот девушки и, учитывая, что она отключилась, сделал поперечный разрез чуть ниже пупка. Еще раз бросил за спину, - В доме есть полотенца, все сюда, и захватите оттуда же ведро воды. - Не отвлекаясь от того, что сейчас творилось под армейским тесаком, я продолжал сращивать то, что вызывало обильную кровопотерю и высасывало из девушки жизнь. А жить ей оставалось, по моим прикидкам, не более пяти-десяти минут.

.16. Глава 16.

* * *

В голове бродили мысли, что же это он ее сюда вез, мог бы и в свою больницу отвезти, там бы с ней профессионалы поработали, они с такими ранами каждый день сталкиваются и имеют, в этом плане, огромный опыт. Я, конечно, раны залечу, но не по-человечески это, со стороны генерала, конечно. Уж он-то должен понимать, что такое мимо следственных органов не пройдет. Ну, да это его головная боль, я могу и пострадать, но не сильно. Лицензия на проведение лечебных мероприятий у меня имеется, правда, лечить я должен не традиционно, но, если разобраться, то я и лечу не традиционно. Где в медицине применяется армейский тесак, которым проще колючую проволоку перерезать, чем делать мелкие надрезы? Но у меня, сейчас, как раз с разрезами проблем не стояло. Чем больше я располосую живот, тем лучше, нужно все вычистить и хорошенько промыть, да и пулю желательно найти, форма у нее уж больно противная, такая сама не выйдет, нужно извлекать.

А что, вдвоем сбегать за водой и полотенцами было накладно? - Спросил я оставшихся рядом со мной, когда сделал небольшую паузу в лечении, нужно было перенастроиться на заращивание желудка и кишечника.

Так ведь покушение было... - Начал было второй охранник, но генерал рявкнул. - Молчать! - И парень сразу заткнулся.

Ну, у меня вам ничего не угрожает, Вы, генерал, идите в дом, а я задействую охрану периметра, ни одна живая душа сюда незаметно не проберется, ворота закрыты, а в доме Вы будете еще и под защитой стен.

Ты с ней силой поделись, а то она сейчас умрет. - Раздался рядом с нами знакомый женский голос, который, в свое время, очень скрупулезно допытывался у нас с Викторией, кто такие, и зачем в их мир пришли?

Не стрелять! - Заорал я, уже предвидя действия охранников генерала. - Потом все объясню. - И тут же переключился на новую гостью. - Благодарю тебя, я немного потерял контроль над телом моей пациентки. - Поблагодарил я богиню, существенно понизив голос, по сравнению с первой репликой, адресованной охране и самому генералу.

Она еще жива, а ты лечи, времени остается все меньше и меньше, а о моем инкогнито не беспокойся, я сама могу постоять за себя.

Так вот за это я и боюсь, парней жалко. Генерал, Вы бы укрылись в доме, все же там безопаснее, если это правда, что боец говорит, а я, потом, девушку туда же перенесу.

Все это я говорил, подкачивая девушке свою жизненную энергию. Молодец богиня, вовремя она появилась и подсказала мне о возникшей проблеме. Рядом со мной на траву полетели полотенца было поставлено ведро и чуть позже зазвучали шаги, удаляющиеся в сторону дома. На грани слышимости я уловил шепот одного из бойцов.

А он ее, что, зарезал, да еще и моим ножом?

Дурак ты, ей богу! Он такой лекарь, что тебе и не снилось, это хорошо, что он у нас на пути ближе всех оказался, а так, не довезли бы племяшку. Женщину контролируйте, но незаметно и сообщите подкреплению, где мы, пусть с той стороны все оцепят и вообще, выясните, как она рядом с нами появилась, камеры-то везде понатыканы.

У генерала был такой шепот, что я все это выслушал не напрягаясь, а вот как тут появилась богиня было непонятно. Вообще, это было первое воплощение богов в материальном теле. Раньше боги со мной общались только ментально или так, что слышали все, но никогда они не показывались мне, и вот передо мной первое материальное воплощение богини.

Ты ошибаешься, эта женщина, ваш обычный живой человек, просто я взяла ее тело, на время, потом отпущу.

А появилась-то ты тут как?

Ты же не бог, поэтому тебе это будет не интересно, да и повторить такое ты не сможешь, поэтому не отвлекайся, а продолжай лечение. Я здесь, чтобы поговорить, так что, как закончишь лечение, так и начнем, а то я тебя буду только отвлекать.

Делать нечего и я продолжил начатое лечение где, уже на автомате, вычистил всю брюшную полость девушки и принялся промывать ее, стараясь большим объемом воды вымыть крупные куски пищи, прячущиеся в глубине складок кишок и брыжейке. Наконец, в потоках воды я увидел металлический блеск пули. Пальцами извлек ее и принялся заращивать оставшиеся внутренние повреждения. Вскоре я, по привычке, или, можно сказать, традиционно, буквально рухнул лицом в то, что вымыл из брюшной полости моей пациентки. Богиня за шиворот подняла меня с земли и немного восстановила мой магический баланс.

Спасибо! - Прохрипел я.

Заращивай раны своей пациентки, результат твоего лечения очень даже ничего. Ты, действительно, очень хороший лекарь и я рада, что познакомилась с тобой. Поторопись, у меня очень мало времени, я сейчас женщину отпущу, просто с ее телом было удобнее с тобой общаться, а то я бы тебя с земли не подняла, да и силой бы с тобой не поделилась, а сейчас мне достаточно будет всего лишь ментального общения с тобой.

Пока мы разговаривали, я успел зарастить шов больше чем наполовину, слегка отвлекшись, открыл калитку ворот, безымянная женщина промаршировала в сторону калитки и исчезла в ее проеме. Я закрыл калитку и отдался процессу лечения. Силы оставляли меня, но и тело девушки восстанавливалось довольно успешно. Оценил я поддержку богини тогда, когда шрам полностью затянулся и магических сил во мне практически не осталось, но, как ни странно, физических сил еще оставалось достаточно. Я поднял тело девушки на руки и понес ее в дом. От моего лица несло рвотными массами и даже, еще более неприятным запахом, все же пуля в животе девушки разворотила и тонкий и толстый кишечник, не считая желудок и печень. Для меня это была не первая операция с травмой брюшной полости, и к таким запахам я был привычен, так что внеся девушку в холл, я, под удивленными взглядами генерала и его охранников, прошел прямо в душевую кабинку и открыл воду. Так, под струями воды, девушка и пришла в себя. Послышался визг и она попыталась вырваться из моих рук, параллельно стараясь влепить мне пощечину, но водные процедуры еще не были закончены, так что я прижал девушку и постарался смыть все те нечистоты, что оказались на нашей одежде и телах. На крик в душ попытались ворваться остальные мои гости. Душевая кабинка не была приспособлена к такому количеству людей, да мы с моей пациенткой еле поместились здесь, так что остальные только толкались на входе, внося сумятицу в, и без того, паршивое мое состояние.

А ну, молчать! - Опять рявкнул я. - Девушку можете отмывать сами, но я с себя и ее смою то, что дает такой аромат. Вам всем, видимо, он нравится, а вот мне, нет. - И я поставил девушку на пол душевой кабинки.

Вода намочила одежду и было видно, что молодая девушка была без нижнего белья. Она это вскоре поняла, проследив за моим взглядом. А что, мужику очень сложно отвести взгляд от того, что его так притягивает.

Извини. - Пролепетал я еле слышно и постарался отвести взгляд куда-нибудь в сторону. К сожалению это не очень-то удавалось.

Парни вытащили девушку, которая стыдливо прикрывала рукой свою грудь, облепленную мокрой блузкой, и потащили ее на мой диван. Девушка смотрела через их плечи на меня совершенно не понимая, что происходит. Мой диван в холле, вот уж, поистине, самое полезное приобретение в этом доме. Как только вспомню, как я спал на нем и рядом с ним, и в образе лакурье, и в волчьей ипостаси, и в человеческом теле, или не раз приходил в себя на нем после полного расхода магических сил, так теплые чувства к этой неодушевленной вещи, заставляли мои губы расплываться в улыбке.

.17. Глава 17.

* * *

Я отвлекся на воспоминания, механически смывая с себя то, что осталось на мне, ведь до этого, я старался отмыть девушку, а не себя, так как здесь я ей ничего не мог предложить из женской одежды, только туристический костюм и обувь, но тогда я засвечусь перед генералом, он ведь обязательно задаст вопрос, а для кого это приготовлено? Да и смывать нечистоты с девушки было сподручнее, чем с себя. Я разорвал наш визуальный контакт с девушкой, опустив глаза и принялся с ожесточением смывать с себя все, что еще осталось на мне.

Дядя, а почему от него так плохо пахнет, и кто он такой? Бомж? Ты почему все это позволяешь ему проделывать со мной?

Тихо, тихо, а то он может услышать. - Прошептал генерал своим громовым шепотом. - Я тебе потом все объясню, но это хороший и полезный человек, сейчас не время и не место это обсуждать. Поверь, я ему обязан.

В это время парни насторожились, а потом так же шепотом доложили, что женщину, выскочившую из этого особняка, задержали и сейчас доставят сюда. Слушать этот шепот ухом мне не было смысла, поэтому я слушал ментально. Нужно отдать должное генералу, он не испытывал восторга от поимки женщины. Сейчас его занимала мысль, нет ли каких-то серьезных последствий после ранения его племянницы, а племянницы ли? Вскоре ворота открылись сами собой и внутрь въехала еще одна машина, двор сразу наполнился вооруженными людьми, среди которых выделялась та женщина, тело которой, на время, экспроприировала богиня. Ее, под охраной, повели к дому. Я вздохнул, с генералом не поспоришь, но ситуацию нужно как-то исправлять.

Генерал, это совершенно посторонняя женщина и она не имеет никакого отношения ни к Вашим злоключениям, ни ко мне. Она просто выполняла то, что ей приказали, как под гипнозом.

Ты что, ее загипнотизировал?

Да Вы что, я ее сам первый раз над собой увидел, когда она заговорила, Вы же сами слышали.

Да? А как же она тогда оказалась там, где все было закрыто, и мои парни не могли ее проворонить.

Понимаете генерал, я не могу рассказать Вам всего, это не моя тайна.

Успокойся, Сергей, можешь им все рассказать, я не возражаю, мне же не жить в этом мире.

Да что я могу рассказать, раз сам ничего понять не могу.

При первых словах богини все испуганно вздрогнули, что меня очень напрягло, так как охрана генерала все еще была при оружии, стволы так и шарили по моему потолку, откуда раздавался громовой голос богини. Нужно было что-то делать, да и богиня могла все решить по своему, поэтому я откашлялся и, чувствуя себя последним идиотом, начал:

Господа, позвольте вам представить богиню из другого мира, которая посетила наш мир для решения какой-то своей проблемы. Генерал, не нужно никого вызывать и, тем более, объявлять ее в розыск. Вот эта женщина была только телом, которое, на время, богиня подчинила себе, она это сделала для того, чтобы помочь мне с лечением Вашей племянницы. Я правильно называю статус моей пациентки?

Сергей, ты пойми, мы должны все это контролировать. Посторонних арестовать, допросить и сделать выводы, а племянница, она и есть, племянница.

Генерал, не нужно разбрасываться такими словами, как "арестовать", "допросить", при богах. Да, это богиня любви и плодородия из мира, название которого я даже не знаю. Вам же не приходит в голову объявить в международный розыск Иисуса Христа, хотя о его существовании есть письменные подтверждения и он, как выяснилось, остался в живых и может бродить по планете Земля до сих пор, если верить религиозной литературе. У богини ко мне какой-то приватный разговор, а вот эту женщину следует отпустить и даже, учитывая, что она еще окончательно не пришла в себя, отвезти домой. Если Вы выделите мне одного бойца, то я дам ему ключи от моей машины, и он отвезет эту женщину домой, пусть там она и придет в себя. Богиня, как ты предпочитаешь поговорить со мной, со свидетелями или без?

Женщину я сейчас сама верну домой, я уже знаю куда, а вот разговор с тобой нужно действительно, заканчивать, мое время в вашем мире истекает. С моей дочерью твориться что-то неправильное, она не может дольше оставаться в том мире, где она сейчас находится. Ей нужно сменить мир, я бы хотела поместить ее к тебе, сюда, на какое-то время.

Я ощутил, что сейчас прозвучит имя Виктории, поэтому обратился к богине с предложением взять у меня из головы образ одной девушки, она недавно погибла и придать ее дочери вид этой девушки. Генерал ее знает, так что с временной легализацией сможет даже помочь, а как только я поставлю ее на ноги, так она может покинуть наш мир в любое, удобное для нее, время. Я попросил у генерала подтверждения, но тот только открывал и закрывал рот, так как женщина, которую притащили в мой дом уже растворилась в воздухе, а в моей голове прозвучало, что я молодец, раз придумал такой ход возвращения Виктории на планету Земля.

Ты что, не мог ее остановить? - Набросился на меня генерал.

Простите, кого остановить, богиню или нашу земную женщину?

Да хоть кого! - Опять рявкнул генерал хорошо поставленным командирским голосом.

Вы же сами видели, что женщину я остановить не мог, она просто исчезла, а останавливать богиню?! Простите, но я не самоубийца, Вы хоть представляете ее силу? Она за доли секунды может превратить в пыль этот дом вместе со всем его содержимым.

Насчет последнего я немного, наверное, приврал, но в целом я, действительно, не хотел бы оказаться на пути у любого бога.

Видишь племянница, с кем работать приходиться, остолопы, что лекарь, что мои бойцы. Ты, Сергей, не обижайся на остолопа, это, как говориться, фигура речи, просто вырвалось, я и так, еле сдерживаюсь, чтобы при девочке не перейти на офицерский.

Так Вы бы лучше племянницей занялись, там, рядом с кабинетом есть комната, это моя спальня, так может заберете там простынь и накинете на девушку, у меня здесь женских вещей нет, чтобы заменить ее простреленную и окровавленную одежду.

Генерал отдал короткую команду и снова повернулся ко мне.

Ну, и что мы будем со всем этим делать?

Вопрос был весьма пространным, во первых, он ко мне привез раненного с огнестрельной раной, во-вторых, здесь появилась посторонняя женщина, кто такая, понятия не имею, в-третьих, мы пообщались с богиней мира Зравшуна, все это я и озвучил генералу, понимая, что сейчас его терпению придет конец, подкорректировав, конечно, текст вопроса.

Молчать! - Заорал он так, что казалось, крыша подпрыгнула.

Генерал, успокойтесь, и давайте, я к Вам как-нибудь по-человечески буду обращаться, а то чувствую себя Вашим подчиненным. Со всем этим ничего делать не нужно, кроме первого вопроса, тут я Вам не советчик, а вот о женщине лучше забыть, как и о богине. Поверьте, женщина, даже если захочет, ничего об этом эпизоде не вспомнит, уж я богов знаю, а богине наш мир не интересен, у них где-то там свой пантеон богов. Если честно, то я даже не знаю, сколько их там. Если Вы начнете рассказывать вышестоящему начальству об этом, то, или засмеют, или посчитают сумасшедшим, причем, не только Вас, но и их. - Я кивнул на бойцов. - Вы же слышали, что некоторые видят бесов или еще какую-то нечисть, никто же не бегает с оружием на перевес и не ищет эту самую нечисть, правильно, потому, что не верят, вот и вы можете оказаться в такой щекотливой ситуации. Вы уж извините, но я оттранслировал богине внешний вид Виктории, так что, в ближайшее время, здесь может появиться девушка, очень похожая на Викторию, что будем делать?

Что делать? Что делать? Снимем штаны и будем бегать! Подставил ты меня, Сергей, по полной.

Да как же это, подставил? Я, наоборот, всю эту неприятную ситуацию разрулил. Вы только не говорите никому о богине и все, а все остальное, на Ваше усмотрение.

Выкрутился, да? Был у меня в полку когда-то один такой хитрожо...о...лтый. Ну да ладно, я промолчу, ты промолчишь, но нас же здесь вон сколько.

Ну, Ваши бойцы же не враги себе, представляете, если кто-то из них выдаст то, что здесь происходило, да его сразу на комиссию, а потом в клинику для душевно больных. Тут нужно быть или идиотом, или, действительно, душевно больным. Вон, они стоят, у каждого есть выбор, уж если я Вам ничего доказать не могу, то что говорить о беспредметном разговоре. Нет доказательств, может, мы все оказались жертвами розыгрыша, или это была массовая галлюцинация?

Я обвел взглядом притихшую компанию, у всех на лицах разочарование пополам с испугом. Вот и хорошо, а то начнут трепаться сразу, по возвращению на базу. Это плохо, а если потом, так это уже будут воспоминания того, чего никогда не было. Еще можно было ментально отредактировать у всех воспоминания, но на землянах я это делать боялся, да и ситуация была какая-то нетипичная. Об одном нужно помнить, а о другом забыть, так я еще делать не умею.

.18. Глава 18.

* * *

- Генерал, Вы мне так и не озвучили, как мне к вам обращаться, да и с девушкой, похожей на Викторию, нужно что-то решать, она может появиться с минуты на минуту, Вы же понимаете с кем мы имеем дело.

Решать, решать! Тут мозги встают раком. Извини племянница. Значит так, - повысил голос генерал, - мы привезли раненную сюда, здесь ей оказали первую медицинскую помощь и все, больше ничего не было. О целителе можете плести все, что вам заблагорассудится, но об остальном, молчок. Всем все понятно?

Так точно! - Рявкнули мы хором так, что девушка подпрыгнула на диване, а я перекрестился мысленно, ведь вбитые в меня в армии навыки, до сих пор работают как часы, когда нужно и не нужно.

Все. Выбрались из дома и рассредоточились по двору, мы скоро выйдем. Смотреть по сторонам в оба.

В холле прозвучал шорох одежды и вскоре мы остались втроем.

Что скажешь о ней? - Кивнул мне головой генерал.

- Красива, умна, сообразительна! - Выпалил я на одном дыхании, а потом одернул себя, вот ведь, попал под действие командирских чар генерала. - Ну, в смысле, жива, основные проблемные места залатал, но нужно бы ее еще раз осмотреть чуть позже, когда она полностью придет в себя, может, где не заметил кровоточащий сосуд, или рана затянулась не полностью. Мне, чтобы восстановить мои силы, еще часов пять шесть нужно, как минимум.

Ладно, я понял. Взбледнул ты, если честно, прилично.

Ох и язычок у Вас, товарищ генерал.

Ты с мое послужи, тогда и поймешь, для чего мне такой язычок. Кстати, зови меня Иван Константинович, а то действительно, неудобно как-то, ну а ее, Анастасией кличут, Настей, по-нашему.

Ну, Вы, Иван Константинович, что-то меня уже из землян списали, хоть мы и тезки, по отчеству.

Да не придирайся ты к словам, у меня и так крыша едет. Как ни придешь к тебе в дом, так обязательно какая-нибудь гадость произойдет, то Виктория, то дуэль с тобой, то вот с Настей чуть беды не случилось.

Да Вы все не обобщайте. Когда тут недалеко Виктория погибла, Вас ведь здесь не было, ну, дуэль была, а Настю Вы вовремя привезли, еще бы чуть-чуть, и все. Я сначала удивился, что Вы сразу ко мне, а теперь вижу, правильно поступили.

Вас здесь не было. - Передразнил меня генерал. - Если ты меня не видел, это не значит, что я здесь не присутствовал, и тебя я видел с красивыми дырками на всем теле. Что же он тебе тогда ничего лишнего не отрезал, сейчас бы со всем соглашался, и голосок бы потоньше был.

Я аж задохнулся от таких слов, а генерал заржал и хитро подмигнув мне, поинтересовался у племянницы, сможет ли она до машины дойти. Та, под простыней поерзала, а потом утвердительно кивнула дядьке.

Вот и хорошо, завтра сам ее к тебе привезу, если раньше ничего не произойдет, вот тогда о Виктории и поговорим. Понял?

Так точно, Иван Константинович!

Ты мне тут с такими ароматами во фронт не вытягивайся, смешно. Приведи себя в порядок и отдыхай, завтра чтобы как огурчик был! Понял?

Да чего уж не понять, но если эта девушка, аналог Виктории, тут появится, то я ее не выгоняю, а жду Ваших указаний? Я правильно понял?

Да, молодец, мозги вниз не стекли, а то я видел, как ты на Настю пялился! - И генерал заржав, подхватил племянницу с дивана и поставив на ноги, замотал в простынь.

Это от моих архаровцев, а то и они не прочь поглазеть. Ну, бывай лекарь, жди нас завтра в первой половине дня.

Я молча кивнул, а в голове у меня мысли бегали по кругу или играли в чехарду, ведь не исключено, что мне завтра предстоит выдвигаться к миру Зравшуна, а то и зайти в него, а это время, причем не день и не два. Отпустив своих гостей подальше, чтобы не портить им путь к машине ароматом, все еще исторгаемым моими одеждой и телом, я пошел закрывать ворота, хотя, судя по тому, как ловко они их открыли, могут сами и закрыть, но законы гостеприимства обязывали, поэтому я проводил выезжающие машины и проконтролировал, как ворота закрылись за моими гостями. Наступила долгожданная тишина, никто не орал, не отвлекал, так что я постоял возле ворот, и отправился отмываться от нечистот полностью. У меня такие купания не то, чтобы регулярные, однако изредка бывают, но такое амбре я подхватил впервые, а вот интересно, как это девчонка сама выбралась из машины? Толи у нее было какое-то шоковое состояние и она просто не чувствовала боли, или отсутствие чувствительности было связано с тем, что был поврежден какой-то нервный узел, и я его пропустил при диагностике. Эта мысль меня насторожила, не исключен какой-нибудь рецидив, так что после мытья нужно хорошенько поесть и отдохнуть. Спасибо богине, ведь после ее подпитки энергией я не чувствую такого опустошения, как в мире Зравшуна, когда выкладывался полностью. Нужно будет применить мой метод, когда физическая нагрузка запускает механизм восстановления моей магической силы.

Плескался я долго, сидя в ванной, намыливался и смывал с себя все, менял воду в ванной несколько раз. Не дав себе толком просохнуть, я выскочил во двор, натянув на себя только штаны. В каждой руке было только по метательному ножу, а в зубах было зажато два сюрикена. Я носился по двору часа два, разум отстраненно фиксировал, что скоро придется поменять мишени, так как в середине они были уже измочалены, да и дорожки я протоптал по газонам, значит и здесь придется вносить изменения.

День, который прошел для меня несколько сумбурно, угасал, в плюсе было только имя, отчество генерала и имя его племянницы. Девушка мне понравилась, было в ней что-то такое, что заставляло меня отнестись к ней с интересом. Относительным плюсом было то, что мы могли вернуть сюда Викторию, даже, если добро на то, чтобы она осталась на Земле не дадут, то я могу потом, как будто выдворить ее с Земли, а на самом деле, изменю ей внешность с помощью моих или сумкиных способностей, и опять приведу в этот дом, как свою девушку. Не хотелось бы использовать ментальные слепки с людей Земли, но если меня вынудят, то Виктории придется пожить под чужой личиной, пока я ее лечу. Кстати, а от чего ее лечить, богиня так и не сказала, придется самому разбираться.

Ужин я сегодня позволил себе плотный, кто знает, как сложится у меня сегодняшняя ночь, да и завтрашний день, лучше быть готовым к самому плохому сценарию, в последнее время у меня идет наложение отрицательных событий как с чужими мирами, так и со своим. Я же не вчера родился, когда-то спецслужбы все равно должны будут вычислить меня, так лучше раньше, чем позже, когда меня будут держать какие-нибудь якоря в одном из миров. Привязанность, вот что опасно в таких ситуациях.

Спать, тоже, улегся пораньше, едва прослушал новостной телевизионный канал, у меня было предчувствие, что я сегодня ночью буду востребован. Почему? Да элементарная логика подсказывала, что я, в таком состоянии, в каком пребывал в момент лечения, мог, действительно, что-то пропустить. После проведенного лечения я не смог провести повторную диагностику, а это никуда не годилось, но виной всему были полностью исчерпанные магические силы. Сейчас восполнение сил шло полным ходом, в масштабах планеты Земля, конечно, а это менее одной трети того, что я мог выдать в мире Зравшуна. Интересно, как они там и что послужило сигналом к блокировке ментального воздействия новоиспеченного Императора планеты лакурье? Мы с Сумкой внесли свою лепту в то, чтобы организм Виктории смог начать бороться с ментальным принуждением с помощью измененного гормона одной из желез, а, может, Вика сама смогла перебороть то, что на нее обрушил мятежный Император лакурье?

.19. Глава 19.

* * *

Ночь, можно сказать, прошла спокойно, если не считать того, что кто-то пытался всю ночь связаться со мной, но что-то мешало, сигнал добирался до меня, разбудив, но тут же исчезал. Я совершенно не выспался, но запас магических сил у меня восстановился процентов на семьдесят, а это обнадеживало, наконец я забылся сном младенца, когда уже начало светать. Разбудил меня звонок телефона, это звонил генерал. У его племянницы поднялась температура, так что скоро они будут у меня, пришлось срочно вставать и готовиться к встрече гостей, ни о какой зарядке и речи не шло. Я успел только умыться и слегка позавтракать, как в ворота позвонили. Долгожданные утренние гости, кто же еще? Я с пульта открыл ворота, так как предполагалось наличие машины и, как минимум, два человека. Одним глотком, допив утренний кофе, я отправился встречать гостей. Оправдав мои ожидания, в ворота въехала знакомая машина, из которой выбралась пара бойцов при оружии, они осмотрелись вокруг, и дали отмашку остальным пассажирам. Затем я увидел генерала и его племянницу, которая, действительно, выглядела плохо, серый цвет лица, спутанные волосы, испарина, которую я видел даже отсюда, говорили о том, что с девушкой, действительно, творится что-то плохое. Я махнул им рукой, все еще идя в сторону ворот. Генерал подхватил племянницу под руку, и потащил ее в мою сторону, та шла еле перебирая ногами, и все время, свободной рукой, поправляла на себе теплый пуховый платок. Значит, еще и озноб, это были последствия моей невнимательности, а если быть точнее, то дефицита магических сил, так что сейчас придется попотеть. Встретившись с гостями почти посредине пути, я перехватил девушку у генерала и направился обратно к дому. Генерал обратился к своим людям, коротко бросался приказами, парням не нужно было все это напоминать, но его деятельная натура требовала выплеска энергии.

Девушка смогла добраться только до моего диванчика в холле, и повалилась на мягкие подушки тяжело дыша, как загнанная лошадь. Силы оставляли ее с каждой минутой, резервы таяли, как весенний снег, медлить было нельзя, и я приступил к диагностике. Вскоре я наткнулся на серьезный воспалительный процесс, последствие того, что я плохо промыл брюшную полость, перед тем, как зарастить переднюю стенку. Теперь пришлось попотеть и выгонять все через систему выделения девушки. Минут через двадцать она слегка порозовела и стала ерзать на диване. Я отпустил ее в туалет и сам пошел умыться, так как я, действительно, достаточно серьезно выложился. Резерв, кстати, еще оставался, с некоторых пор я старался оставлять, по возможности, хоть что-то, жизнь уж больно часто подкидывает мне проблемы, где разменной монетой является мой запас магических сил. Быстро раздевшись, я встал под душ, буквально пара минут, и я уже вытираюсь и одеваюсь, ведь после меня сюда пойдет племянница генерала, я все еще не привык к его имени и отчеству, уж слишком часто я его называл просто - генерал.

Едва я оделся, как из туалета выбралась Анастасия, видимо ощущения у нее были незабываемые, и теперь ей следовало принять душ, о чем я ей и сказал, вытащив из шкафа очередное чистое полотенце. Та молча метнулась в душ и долго плескалась там, а мы с Иваном Константиновичем присели к столу и я выставил на стол бутылку коньяка. От генерала никаких возражений не последовало. Сразу на ум пришел фильм про наемного убийцу, которому его сосед высказывает претензию, когда тот, в первой половине дня, предложил выпить мартини. Здесь напиток был гораздо крепче, а время приближалось только к восьми часам, так что, все нормально, мы же не американцы. Я хотел взбодриться и помочь поднять настроение генералу, и мне это удалось. Настя все еще плескалась в душе, организм требовал водных процедур, вода живительным образом сказывалась на состоянии ее организма, я чувствовал ее эмоции очень четко, когда, вдруг, рядом ощутил что-то непонятное. Я, в это время как раз разливал по третьей, так что рука моя дрогнула, а затем раздался звонок в ворота моего дома.

"Ну, вот, приехали", мелькнуло у меня в голове заезженная присказка, потому, что сопоставить два и два можно было без особых усилий.

Иван Константинович, я сейчас Ваших людей в дом отправлю, а то мне кажется, что это к нам дочь богини заглянула. Я что-то такое почувствовал. Я парням скажу, а Вы уж подтвердите, что так нужно.

Я отправился к воротам и, действительно, крикнул парням, чтобы отходили к дому. Разыгрывая этот спектакль я преследовал две цели, во-первых, успеть перекинуться с Викторией несколькими словами, объяснив ей ситуацию, а во-вторых показать генералу и его людям, что с богами лучше не шутить. Парни, видимо, получили подтверждение и стали отходить к дому, а я продолжил свой путь к воротам. Как я и предполагал, за воротами стояла Виктория, вид у нее был нехороший, осунувшаяся и какая-то испуганная, что ли?

Привет! Давай заходи, тут у меня гости, один генерал с племянницей и охраной, но ты не бойся, с ними все улажено. Ты проходишь как дочь богини, которой, на время, придали вид погибшей Виктории, так что сама понимаешь, ты и Виктория, и нет.

Вика хрипло выдохнула и кивнула мне, что поняла. Рот ее был сжат, как будто она боялась закричать или застонать. Я посторонился, пропуская ее во двор, проходя мимо меня ноздри Виктории затрепетали и дальше начали происходить совершенно непонятные вещи. Я отвлекся, закрывая калитку, а когда обернулся, то увидел, как из сваливающейся на землю одежды девушки вырывается на свободу серо-коричневое тело какого-то зверя. В глаза бросилось, что окрас шкуры не однородный, по всему телу не густо разбросаны почти белые и темно-коричневые неровные круги сантиметров по пять-семь в диаметре.

"Это что-то новенькое", мелькнуло у меня в голове, до того, как зверь, закончив поворот своего тела, метнулся ко мне. Меня отбросило так, что ворота отозвались приличным металлическим лязгом, а из меня выбило дух. Единственное, что я успел сделать, это вставить свою руку, предплечьем, поперек, в пасть зверя, чтобы он не смог сомкнуть свои клыки у меня на горле. Разум, на автопилоте, снял ментальный слепок этого существа, а тело продолжало бороться с почти полу тонной тушей зверя. Одновременно я транслировал Виктории, что я свой и меня не нужно рвать, ведь я ее друг, но разума в глазах зверя не было. Янтарные глаза налились кровью и от этого казались еще страшнее, в них было только одно - убить.

Не стрелять! - ментально заорал я на всю округу, автоматически помогая своей второй рукой не дать зверю приблизить свою морду к моему телу. В какой-то момент мои пальцы нащупали плотно вжатый в шкуру зверя шнурок, так ведь это амулет! Моя радость была омрачена тем, что острый, толи шип, толи коготь на хвосте зверя, воткнулся в мою грудь, хорошо, что с правой стороны, а то мои приключения с дочерью богини так бы и закончились, не начавшись. Я, что есть силы дернул амулет на себя, шнурок лопнул, а в моих кровавых объятиях оказалось голое тело Виктории. Моя левая рука была перекушена так, что нижняя половина предплечья просто висела на коже и мышцах.

Я осмотрел тело Вики, вроде все нормально, кроме того, что она была без сознания. Это хорошо, а то были бы упреки, подозрения, а так, сейчас соберем ее одежду и прикроем голое тело хоть как-нибудь. От дома послышался голос генерала. - Сергей, тебе помочь?

Да не мешало бы, а то я одной рукой не справлюсь, да и одеть ее нужно, или хотя бы прикрыть тело, а то неудобно как-то перед людьми.

Я бросил взгляд на одежду, а ведь она совершенно не пострадала, в отличие от моей, которая разлеталась по швам, когда из меня получался крупный зверь, это уже лучше. Я подтащил наши тела к вороху одежды и принялся натягивать на обнаженное тело Вики белье, все остальное можно будет одеть с помощью того, кто сюда подойдет. Подошел сам генерал. Он молча осмотрел нашу парочку, а потом процедил сквозь зубы, что мои сексуальные фантазии могут мне дорого обойтись. Какие нафиг сексуальные фантазии, тут бы живым остаться после встречи с моими друзьями. Это было первое нападение вторых сущностей тех, кто носил амулеты. Если вспомнить Фелидас или короля, так они, как бы просто сменили одно тело на другое, а вот хищнические инстинкты у них полностью отсутствовали. Зравшуна, Закарита я в других телах не видел, так что сравнивать было больше не с кем. Генерал помог натянуть на Викторию камуфлированную куртку и просто взял ее на руки, я следом за ними поднялся с земли и здоровой рукой собрал одежду и оружие. Клинки, это мой заказ Алексею, а вот метательные ножи мои, и она вытащила их со склада, где я оставлял свои вещи. А что, правильно, выживать-то как-то нужно было в том мире.

Мы устремились к дому под прикрытием двух бойцов, которые прикрывали нас, поводя по сторонам стволами своих автоматов. Прямо вестерн какой-то, так засветить нашу резиденцию перед силовыми структурами моей страны мог только я. Опыта не хватает, нет, чтобы сидеть и не высовываться, так куда там, понесся мир спасать, сначала от одного зверя, а теперь от другого. С первым понятно, он и был зверем, а вот, что стало с Викторией, ведь она не проявляла себя как житель другого мира, ну, подумаешь, богиня решила, что она ее дочь. А может, ошибается она и думает совершенно на другого человека, а в это время ее родная дочь живет где-нибудь в чужой семье и даже не догадывается, что она не из этого мира.

.20. Глава 20.

* * *

Мы, в окружении бойцов охраны генерала, шли к дому, когда Иван Константинович остановился и задал мне вопрос, который по каким-то причинам, совершенно не пришел мне в голову. - А она на нас там, в доме, не бросится, как на тебя у ворот?

Вопрос был резонный, тем более, что у меня не было стопроцентной уверенности, что с Викторией все это не повториться. Может, с амулетом, это просто стечение обстоятельств, тут она, как лиса в курятнике, всех передушит. Нет, после того, как я снял у нее ментальный слепок, то смогу противопоставить ей такого же хищника, как и она сама, но только не при посторонних. Нужно намекнуть им, чтобы тихонько убирались к себе домой, девушку я восстановил, так что, чем раньше они отсюда уйдут, тем всем будет лучше, что я и выдал генералу. Тот на пару секунд задумался, а потом скомандовал своим бойцам, чтобы тащили племянницу в машину, а он проводит меня и тоже, ретируется за своими людьми. Что же, честно и по существу, я кивнул головой, что одобряю такой план Ивана Константиновича.

Расставание получилось скомканным, генерал буркнул, что благодарен мне за племянницу, о легализации Виктории он позаботится, но чуть позже, пусть обе девушки придут в себя после моего вмешательства в их жизнь, и в их здоровье. Я молча выслушивал торопливое прощание Ивана Константиновича, ведь его можно было понять, все-таки зверь Виктории атаковал меня на его глазах и он обоснованно беспокоился о своей племяннице. На крыльце топтался один из бойцов охраны, все-таки полученный ранее приказ, охранять генерала пуще глаз своих, плотно сидел в их головах, вот и хорошо, будет провожатый до самых ворот. Я открыл ворота с пульта и переключился на мою пациентку, попутно заращивая себе разорванные крупные кровеносные сосуды.

Диагностика тела Виктории поставила меня в тупик, сейчас, у нее, внутри, была не Виктория. Я существ с такой анатомией просто не встречал и это странно, уж я-то точно помню, что сам протащил Викторию в тот мир, да и диагностику ей проводил не раз. Нужно было проконсультироваться с моим, самым продвинутым экспертом в области внесений изменений в организмы существ - Сумкой. Вот уж с кем я мог связаться в любое время, все-таки ее мир был гораздо ближе к Земле, чем остальные. Сумка откликнулась не сразу, прошло около пяти минут, пока в голове у меня не прозвучал вопрос, зачем она мне? Я постарался детально описать ей, что со мной и Викторией случилось, и как мне это все исправить?

Исправить! - Передразнила меня Сумка. - Что исправить? То, что она стала богом? Ты в своем уме? Она сейчас беременна, вот и стала богом, а когда родит, снова вернется в свое прежнее состояние. Сам понимаешь, у богов свои законы бытия и не нам их исправлять. Тот зверь, что напал на тебя и был тем самым богом. В момент родов она может тебя сожрать, так как разум ее будет отключен полностью. Я это знаю не понаслышке, у нас на планете одна богиня рожала, так мы испытали нешуточные природные катаклизмы.

А без катаклизмов обойтись нельзя?

Наверное можно, нужно просто чтобы она рожала в привычной среде, тогда и потрясения психики бога будут минимальными.

В смысле, не полпланеты уничтожится, а только один большой город?

Да нет, может все и гораздо спокойнее обойтись. Сам понимаешь, я весь процесс рождения у богини наблюдала издалека, все жить хотят. Но у нее все пошло ненормально, потому, что не в своем мире рожала, а Виктория больше к твоему миру привыкла, так что надейся на лучшее, а готовься к худшему.

Нифига себе, успокоила, нужно будет у генерала поинтересоваться, есть ли какой-нибудь заброшенный бункер, а иначе придется ее в другой мир тащить, не в тот, где ее мать обитает, а найти другой, без людей и без крупных существ, тогда может все и обойдется.

Пока Виктория, тяжело дыша, пребывала в состоянии, близком к обмороку, я немного срастил себе кости, перекушенные зверем Вики, дальше организм справится сам, и сам себе сказал, что так и нужно лечить моих пациентов, Ликура мне об этом сто раз говорила, но на других эта рекомендация у меня не работала, а вот на себе, оказывается, и экономить можно. Сейчас необходимость в диагностике Виктории не было, поэтому я ее просто осмотрел, лицо, волосы, руки, то есть все, что не было укрыто одеялом. Ну, что сказать, кожа, как кожа, волосы грязные, но, в целом, как у людей, лицо узнаваемое, уши, глаза, рот, нос, все на месте и никаких отличий от той Виктории, которую я знал очень хорошо, благодаря тому, что мы с Сумкой ее очень хорошо изучили, перед заброской в мир Зравшуна, не было. А Зравшун молодец, зря время не терял, не успел познакомиться с девушкой, и вот, результат. Срок еще маленький, но в случае с Викторией, уже начались серьезные изменения в ее организме. Это все, конечно, благодаря маме, но вот такие закидоны, какие я испытал рядом со своими воротами от Виктории в образе зверя, могут очень серьезно угрожать всему моему окружению. Вообще, после того как я снял с шеи Виктории амулет, все стабилизировалось. Кто же посоветовал Вике надеть на себя амулет?

Да я и посоветовала, ведь я видела, как ты надевал на своих попутчиков такие амулеты, вот я и посоветовала дочери надеть его, когда она пересекла границу миров, ей становилось все хуже и хуже, а с амулетом на шее, она почувствовала себя лучше и смогла сама дойти до твоего дома.

Да богиня, если честно, то я сам не разобрался в таких свойствах этих амулетов. Жители твоего мира, превращаются в животных, когда надевают эти амулеты, а вот жители других миров не подвергаются таким изменениям. Ликура, Закарит, Зравшун испытывали только облегчение, при использовании этих амулетов, а вот Фелидас и Форенталь превращались здесь в животных, очень похожих на наших волков, только черного цвета. Но у них не было агрессии, а вот твоя дочь набросилась на меня, с желанием загрызть.

Ну, это легко объяснить. Когда мы беременны, то в наших организмах не хватает чего-то, вот мы и стараемся это получить.

Стоп, стоп, стоп! - Я переключился на анализ составляющих организма Виктории, а ведь точно, ей не хватает железа, я прямо видел, как ее кровяные тельца охотятся на себе подобных, тех, кто уже нахватал железа и превратил его в гемоглобин. Так она у нас если не хищником станет, то вампиром, точно. Я срочно стал подгонять восприимчивость и состав ее крови к тому, который помнил мой организм, ведь не зря же мы столько над ней потрудились с Сумкой.

Молодец! Богиня, тебя я тоже приветствую. Хороший у меня ученик получился, ты не волнуйся, нас только называют "убийцами богов", убить вас мы можем, но не убиваем. У тебя, персонально, появился сторонник в стане убийц богов. Всего доброго.

Ни подобострастия, ни, какого-то унижения, Сумка разговаривала с богиней, как с равной, а мне, параллельно, транслировала свой монолог к богине. Ответ услышать мне не позволили, так что оставалось только догадываться, но зная Сумку, думаю, что она сделала широкий жест в сторону матери Виктории и добилась каких-то привилегий для себя.

.21. Глава 21.

* * *

Виктория постепенно стала приходить в себя, дыхание выравнивалось и немного порозовело лицо, во всяком случае те его места, которые не были забрызганы моей кровью. Вскоре ее ресницы затрепетали, а затем глаза, вздрогнув, открылись и она уставилась на меня.

Сергей, что со мной случилось, все тело болит, как будто меня кто-то долго бил. Я пошевелиться не могу и суставы выворачивает.

Ну, Вика, во-первых здравствуй, мы с тобой даже поздороваться нормально не успели, а во-вторых, твой статус, на данный момент, очень высокий, даже не знаю, говорить тебе это или нет.

Да говори, я уже ко всяким гадостям готова, ты же не зря сомневаешься, говорить мне что-то или нет, а статус свой я уже знаю, только Зравшуну об этом не стала говорить, две полоски, они и есть две полоски.

Ну, твои полоски я увидел, когда диагностировал тебя, а вот твой высокий статус мне подтвердили двое, твоя мать и твоя подруга, помнишь Сумку?

Вика, не слушай его, быть богом неплохо, но это пройдет после того, как ты родишь. Я бы посоветовала тебе никуда не отлучаться с вашей планеты, и не зацикливаться на том, что ты богиня, а иначе все может кончится так же, как и с Сергеем, хорошо, он смог продержаться против тебя несколько десятков секунд, а иначе ты загрызла бы его.

Что значит загрызла?

- А то и значит, что ты превратилась в зверя-бога и накинулась на своего благодетеля. У тебя разум закукливается, когда ты в зверином обличии, а инстинкты зверя берут верх над остатками разума. Так что благодари Сергея, он тебя в очередной раз спас, правда от тебя самой, но это даже еще почетнее, ведь он победил бога.

Это что, правда? - Грозно посмотрела на меня Виктория.

Правдее некуда. - Коверкая слова, чтобы снять напряжение, выдавил из себя я. - Ты поосторожнее с эмоциями. Давай, у тебя все устаканится, тогда и шутить или гневаться будешь. Я нешуточное потрясение от тебя получил. - И я показал ей свою прокушенную и переломанную руку.

Это что, я сделала? Этого не может быть! Ты посмотри, какой размер между клыками, что нижними, что верхними. Это животное было размером с тигра, а ты говоришь, что это я.

Я бы тебе показал этого зверя, да боюсь спровоцировать тебя на агрессию. Пока я в тебе не уверен, так что верь мне на слово. А вот полосочки, ты что, тесты на беременность с собой пронесла в тот мир?

Конечно, нам про эти тесты все уши прожужжали, так что я, на автомате, их в том магазине и купила, там ведь все, даже аптека была.

Я, почему-то, даже не удивлен. Как вышло-то, что ты Зравшуна соблазнила, или это даже проблемой для тебя не было?

Да нет, он такой неприступный был, что я даже завелась. Он ведь считал меня твоей девушкой, а вот после того, как мы все с жизнью практически распрощались, то в нас что-то такое вспыхнуло, что мы оба, не сговариваясь в кровать запрыгнули, даже не соображая, что делаем. Ну, а результат не заставил себя долго ждать. Вот тогда я и стала сама не своя, с каждым днем мне становилось все хуже и хуже. Дошло до того, что я однажды просто послала Зравшуна далеко и надолго. Он обиделся и от этого мне стало еще тоскливее. Короче, я этого не выдержала, да и мама посоветовала мне сюда вернуться, я ей пыталась объяснить, что меня здесь убить могут, но она все обещала наладить, ну я и решила рискнуть. Пока добралась до перехода, чуть богу душу не отдала, состояние становилось все хуже и хуже, а уже в переходе мама посоветовала амулет не снимать, а наоборот оставить его на шее на Земле. Когда вышла из перехода, все же мама знала, как там проходить, я действительно, почувствовала небольшое облегчение. Пока добиралась до твоего дома, опять стала накатывать усталость и тошнота. К воротам подходила как в тумане, а потом накатило, что ничего дальше не помню. Пришла в себя только сейчас. Если честно, то только сейчас до меня дошло, что меня уже срисовали системы слежения, так что жди гостей. Меня сдашь, или опять что-нибудь придумаешь?

Ты же знаешь, я своих не сдаю, да и вопрос твой я уже решил. В ближайшее время сюда заглянет один генерал, параллельного с вами, ведомства, и привезет тебе бумаги о том, что ты Виктория, и к тебе у правоохранительных органов никаких претензий нет.

Это что же должно было произойти, чтобы наши конкуренты такое себе позволили, я бы скорее в обратное поверила, что они снайперов по всем ближайшим крышам рассадили с приказом стрелять на поражение.

Ну, ты сама все им и продемонстрировала, этот генерал тебя в твоем зверином обличии наблюдал, и смог оценить, как ты меня грызла. А тебя он знает достаточно хорошо, так как был там, где мы имитировали твою смерть и ознакомился со всеми материалами твоего дела. Да и Иван Константинович сам по себе мужик неплохой, я тут его племянницу как раз лечил, когда ты фестивалить начала.

Кто?! Иван Константинович? А племянницу его не Настей ли зовут? Если да, то это он к нам приезжал с ней, кадры себе подбирать, так что он меня, действительно, в лицо знает. Он с нами, с каждой, минут по двадцать разговаривал, а Настя с нами целый день провела, обедать ходила, со мной за одним столом сидела. Мне кажется, что Иван Константинович хотел видеть племянницу такой, как мы. Нам-то деваться некуда было, а у нее был выбор. Интересно, что из нее получилось.

Я, честно говоря, не знаю кем она стала, но вот дядьку своего она телом прикрыла от выстрела киллера, я ее с того света как раз и вытащил, когда мама твоя тут появилась, да о тебе побеспокоилась, но пообщались мы мало, буквально несколькими словами перебросились.

Молодец девчонка! Она и тогда показалась мне не избалованной куклой, а человеком с характером.

Это ты лет в двенадцать-тринадцать такие выводы делала?

А что ты смеешься, там, где я была, очень быстро взрослели и начинали понимать, что к чему, Учителя и методики были качественные. Ты же видел двух моих учителей и, наверное, заметил, что я не пою и не музицирую, а вот убить запросто могу, или в койку затащить.

Ну, меня же не затащила.

Так у тебя на уме одна Фелидас была, ты ничего другого вокруг себя не видел. Ты ее лучше из головы выброси, она скоро замуж выходит. Соседнее герцогство нужно к рукам прибрать. Долг превыше всего. Как родит, так и свадьбу сыграют.

Настроение у меня сразу испортилось. А чего я хотел? Фелидас принадлежит к другому кругу общения, я у них, наверное, сказочный, забавный персонаж. Поиграли в путешественников, проблемы свои решили, и ненужную игрушку на свалку. Логично и по-королевски. Ладно, все равно мне туда путь заказан, уж боги постарались. Не удивлюсь, если это их сценарий.

Их, их, не сомневайся, а я против всей толпы не пойду, я хоть и богиня любви, но и с головой дружу, так что не надейся.

А я и не надеюсь, я давно понял, что надеяться нужно только на себя.

.22. Глава 22.

* * *

- Ну что, красавица, можешь попробовать встать, только долго не стой, пусть кровь немного перераспределиться в организме, потом опять ляжешь. Если почувствуешь, что что-то не так, то сразу ложишься и мне говоришь о своих ощущениях.

Я отошел от многострадального дивана и позволил Виктории попробовать вывести себя в вертикальное положение. Сесть она смогла достаточно быстро, но потом ее повело в сторону и она вынуждена была опять лечь на диван.

Это что, я не смогу теперь подняться на ноги?

А ты не торопись, садись медленно и зафиксируй себя, на некоторое время, потом следующий шаг, встань на ноги, но держись руками за диван, а когда голова перестанет кружиться, то постепенно выпрямляйся.

Ты меня еще поучи, как восстанавливаться.

Я бы тебя поучил, да вот, боюсь, что не знаю, как. Я тебе подсказываю, как бы обыкновенному человеку подсказал, а ты ведь сейчас не человек, ты же помнишь, что я тебе говорил про то, что внутри ты не Вика. Сумка говорит, что ты бог, но сейчас, ты такая только внутри, а вот когда ты была зверем, то тогда, вся.

Пока я валяюсь, скажи, как это генерал мне документы сделает, я же у них, наверное, все еще в розыске.

Так я же тебе говорил, что генерал тебя видел в человеческом теле, а потом ты, прямо у него на глазах в такого зверя превратилась, что любо-дорого посмотреть, да еще и меня показательно порвала. А до этого я ему сказал, что мне нужно легализовать на время дочь богини и предложил, что мы сделаем ее похожей на погибшую девушку. Понимаешь, куда я клоню?

Да уж яснее-ясного. И что, он так просто согласился?

Да нет, но когда твоя мама озвучила ему свою просьбу, да еще своим громовым голосом, то отказать он не мог, а тут и я подсуетился с вариантом твоей легализации. Короче, пока ты придешь в себя, как раз генерал и созреет с документами. Мне он нравится, да и о твоей "смерти", оказывается, знает не понаслышке, а лично присутствовал и все осматривал, правда, я его тогда не заметил.

А ты-то сам не пострадал, когда я исчезла? Все-таки мой "папик" сволочь еще та, мог бы и счеты с тобой свести.

А он и свел, привязал к стулу, и начал колоть меня моей саблей. Когда полиция прибыла, которую Александр Сергеевич вызвал параллельно с охраной твоего "папика", у Сергеича окна прямо на мой двор выходят, так что у него все это прямо перед глазами разворачивалось. Ведь охрана, когда увидела, как генерал богу душу отдает, то стала названивать в скорую и к себе в контору, а я, в это время, сидел, примотанный к стулу и поливал все вокруг своей кровью.

Есть! Есть справедливость на свете. Зло должно быть наказано.

Если бы не Сумка, то твое "зло" продолжало бы коптить наше небо и портить молоденьких девушек из разведшколы.

Она что, его убила?

Нет, но она научила меня, как это сделать, да и тебе помогла, когда вас всех ментально давили. Ты что, не помнишь, как она организовала тебе фабрику по производству ядов? А вот прививку от ментальных атак она тебе ставила не ставя тебя в известность, а иначе ты не смогла бы противостоять такому мощному менталисту. Там был такой монстр, что даже Закарит не смог ему ничего противопоставить.

Да, я убила его ядом, но я не знала, что Сумка каким-то образом помогла мне от ментальных атак, я все время, пока видела перед собой Императора, напевала какой-то мотивчик, чтобы он не мог меня подчинить.

Те хайры, которые конвоировали тебя, были членами диверсионного отряда, они тоже думали, что простенький мотивчик защитит их от Императора, а что получилось реально, ты знаешь.

Это те звери, у которых вокруг морды костяные пластины?

Все правильно, но Сумка смогла до тебя дотянуться из своего мира и немного подправить твой организм на тот момент, когда это было необходимо, а потом у тебя все само собой рассосалось.

Да? А откуда же она узнала, что у нас там все так плохо было?

Так от меня и узнала. Это мне в тот мир путь был заказан, а вот в переход заходить никто не запрещал. Вот там я и встретился с одним из тех, кто был помощником узурпатора. Хайров помнишь, что обеспечивали безопасность императора? Они перед ним были еще более беззащитными, чем вы.

Еще бы не помнить! До сих пор дрожь по телу пробегает, когда я их вспоминаю.

Ну, ты расслабься, нам тут еще не хватало новой вспышки твоей агрессии. Видишь, у меня еще рука до конца не зажила, так вот, я сумел договориться с этими существами, они себя называют хайры, и Сумка мне выкинула из ее мира двух лакурье, которые там контролировали этого хайра. Это в мире лакурье впервые появился узурпатор и подмял под себя самых, ментально сильных существ всего ореола миров, связанных единой сетью ходов нашего портала, это они стали его инструментом в подчинении существ других миров. Хайр упал с большой высоты и, кроме того, был отравлен сородичами Сумки. Я его подлечил, а затем, используя мои возможности, побывал в их мире и выяснил, откуда узурпатор почерпнул такие ментальные силы. Это не моя тайна, поэтому эту часть я пропущу, а потом, хайры получили свободу, а ты, пару дополнительных желез, которые вырабатывали гормон, который помог твоему мозгу сопротивляться ментальному воздействию, так что узурпатор пал, хайры получили свободу, лакурье, двух наместников, которые будут следить друг за другом и, вместе, возвращать былое могущество этой расы, которое было у них раньше, при прежнем императоре.

Ты что, и прежнего императора знал? Так ты что, бессмертный? Монстр какой-то.

Виктория, ну и язычок у тебя! Я с бывшим императором случайно познакомился, а о том, что это император лакурье, я просто догадался. Император мне это никак не подтвердил, но уверенность моя от этого не исчезла, а, наоборот, укрепилась, а тут еще и эти события с вашим арестом, и переворотом в герцогстве Аштор.

Ну, ты Сергей не горячись. Я что должна была подумать, когда ты, то об одном императоре говоришь, то о другом, это нехилым долголетием попахивает. А Фелидас замуж и собираются выдать только для того, чтобы герцогство защитить, а значит, и все королевство. Закарит заперся в своей провинции, защищенной горами, и мало принимает участие в жизни остальной части герцогства.

Чтобы оправдаться, могу сказать, что мне немного помогла твоя мама, когда мне нужно было проникнуть на планету лакурье, да и, один раз, вообще жизнь спасла.

Получается, что это ты с Сумкой и мамой организовали свержение узурпатора, а не мы.

Да нет, не все так однозначно, мы только создали предпосылки для этого, а вы смогли правильно ими воспользоваться, так что победа принадлежит только вам, а мы, это ваш крепкий тыл, не так ли, богиня?

Истину глаголешь, отрок!

Ты что, богиня, нашей религиозной литературы начиталась? Раньше, твоя риторика была более приближенной к нашей манере разговаривать. Если бы ты так высказалась, когда общалась с генералом, то его мне пришлось бы откачивать вместе с его племянницей.

Ты прав, я заглянула в умы ваших религиозных деятелей, там все вполне приземленно, никаких мыслей о боге и своей пастве, а это высказывание, которое я вытащила из нескольких голов, меня просто заинтриговало.

Да, это ты на фанатиков наткнулась, неистово верящих в нашего бога, на них вся вера и держится.

У нас с религией проще, мы общаемся с нашей паствой напрямую, когда это необходимо и у людей нет никаких сомнений в нашем существовании, чего не скажешь о ваших людях.

Ну, извини, но большинство из нас, пока не потрогают или не увидят предлагаемое, не поверят, слишком часто нас обманывали и религиозные деятели, и наши руководители всех уровней. Для этого большинства, религия, это, скорее всего, отдушина. Человек не может ни во что не верить, он подсознательно ищет, что может дать ему ощущение веры. Кто-то идет в различные секты, не всегда невинные, кто-то, бросается в политику. Наша, бывшая коммунистическая партия, яркий тому пример. Неистовая вера в наши дни наблюдается только на востоке, да и то там, где люди безграмотные и бедные, как церковные мыши, таких легче всего обратить в свою веру, задурить им голову. Эти фанатики взрывают себя в общественных местах, а в награду, этим смертникам священники обещали на том свете кучу девственниц.

Ты что, шутишь, какой дурак на это поведется?

А знаешь, ведутся. Чуть ли не каждый месяц в мире происходят такие теракты, иногда сразу несколько, так что дураков хватает.

Ну, не понимаю я этого. Боги встречают информационно-энергетическую субстанцию умершего человека, хранят ее незначительное время, пока не начнется процесс разложения оставленного тела, ведь бывают случаи воскрешения. Но если человек умер окончательно, то боги провожают то, что вы называете душой, в общее энергетическое пространство вселенной. Как и с умершим телом которое растворится в природе, душа тоже, в последствии, растворится в общем информационно-энергетическом пространстве. Так что никаких девственниц. Смерть, это и есть смерть.

.23. Глава 23.

* * *

- Ладно, давайте оставим эту скорбную тему, я предлагаю богиню отпустить, у нее там и так своих обязанностей хватает, а мы потихоньку с тобой начнем адаптироваться к местным условиям, думаю, что день, максимум два, и все наладится, а там и генерал документы привезет.

Прав ты, Сергей, нельзя мне надолго бросать мой мир, все же на мне лежит серьезная ответственность. Так что давайте прощаться, ты, дочка, приходи в себя и готовься к роли матери. Любовь в основе появления будущего ребенка была, уж я такое могу видеть, так что приходите в себя, что ты Сергей, что ты, Виктория.

Мы оба, одновременно почувствовали, что богини с нами уже нет. Виктория закрыла глаза и глубоко вздохнула, ее состояние все еще плавало, то в одну сторону, то в другую, а я решил немного разрядить ситуацию простым, невинным вопросом.

Виктория, а ты есть хочешь?

Та надолго задумалась, мимика ее лица менялась несколько раз. Такое впечатление, что она не может понять, голодная она, или нет. Симптом неприятный, ведь голод, это один из основных врожденных инстинктов человека, или, в данном случае, полубога, и если это существо не может определить, голодно оно, или нет, то, значит, процесс еще не стабилизировался. Нужно за Викторией понаблюдать, сон, жажда, ощущение жара или озноб, чувствует ли она боль, может ли держать равновесие? Да этот список можно продолжать еще долго, но лучше не думать о Виктории, как о монстре. Она та, кого я переправил в другой мир, и кого полюбил Зравшун. Его мнение для меня очень существенно, и пусть он мне его не высказал в личной беседе, но его дела говорят сами за себя, да и результат этих дел я смог увидеть. Может дать ей немного побыть одной? А что, я смогу немного уделить время и себе, да и элементарные вещи нужно было бы сделать, руку подлечить, душ принять, в туалет сходить. Не обязательно в такой последовательности, но это, как в голову пришло. Я предложил Виктории немного побыть одной, прислушаться к себе, а я, пока, немного собой займусь.

Виктория только согласно мотнула головой на подушке, и отвернулась к стене. Я до сих пор не знал, можно ли к ней поворачиваться спиной, но пересилил себя и, повернувшись, направился на второй этаж. Там я занялся своей гигиеной и в душе все время ждал, что сейчас откроется дверь и клыкастая пасть метнется к моему горлу. Надо с этими фобиями что-то делать, но из головы не идет моя стычка с Викторией там, у ворот.

Сергей, прекрати паниковать, я все проверила, психически она все та же Виктория, а внутри я ей немного помогла, сейчас началась стабилизация организма.

Сумка, а есть какие-нибудь ограничения? Ну, в еде, одежде, напитках? Не может быть, чтобы она осталась такой же, как и была раньше, уж я ее нутро внимательно рассмотрел?

Дурной ты, Сергей, самки все меняются, когда собираются рожать, много чего в их организмах начинает меняться, но снаружи они остаются такими же, как и до беременности.

Но никто же из беременных не кидается на своего лечащего врача, обнажив клыки?

А у людей, что, беременные женщины ведут себя скромно и логично, я, пока была у вас на Земле, много в чьи головы заглянула, так что она ведет себя в пределах нормы, во всяком случае тебе лучше всего считать именно так. Уж на вокзале люди мысли свои не скрывают, там такое место, что оно напоминает распахнутые ворота, и в эти ворота уезжает транспорт и улетают людские мысли. Все нараспашку.

Ладно, мне-то, что делать?

Да ничего. Живи, как жил. Ты сам определишь, что делать, я верю в твою интуицию и в твое сердце, правда, при чем тут сердце, я не понимаю, но у вас, людей, это очень расхожая фраза. А теперь давай прощаться, у меня назревает охота, нужно затаиться, даже ментально.

Пока. - Успел подумать я, и отдался водным процедурам. Как только помоюсь, то займусь обедом, все же питаться нам теперь следует регулярно и качественно. С меню постараюсь определиться в течении недели, а дальше буду просто подстраиваться под выкрутасы беременного организма, чтобы не бежать в магазин за апельсином или лимоном в три часа ночи. Интересно, а сколько у нее уже недель. Точно помню, что нужно четко определить сроки беременности, а как их определишь, если в одном мире время идет быстрее, а в другом, медленнее? Нужно будет вести ее к той самой врачихе, к которой я водил Фелидас. Вот она удивится, если мне опять придется выступать в роли отца. Одна еще не успела родить, а вторая уже на сносях. Моя грудь непроизвольно выгнулась, как будто я имел к этому непосредственное отношение.

Мое мытье закончилось, и я отправился на кухню. Для этого мне пришлось спуститься вниз и еще раз пройти мимо новоиспеченной богини. Та все еще лежала на диване, отвернувшись к стене. Я так и не определился, кем ее считать, толи богиней, толи полубогом. Во всяком случае божественное начало в ней есть, а как выяснилось, то, и раньше было. Буду считать ее богом, тем более что это не далеко от истины, а приставка полу, очень сильно умиляет значение Виктории. Приготовление обеда затянулось, ведь мне с утра так и не дали заняться домашним хозяйством. Я решил приготовить несколько разновидностей кушаний, когда из кастрюлей и сковородок по комнате поплыл умопомрачительный запах, то у Виктории начался приступ тошноты, пришлось брать ее на руки и тащить в туалет. Там, в обнимку с белым братом прошло несколько томительных минут, я метался между плитой и туалетом. Наконец я понял, что такая ее реакция возникает, когда я добавляю в зажарку томатную пасту, а вот просто нарезанные помидоры такого эффекта не вызывали. Намотав это на ус, я забраковал одни блюда и подготовил другие. Холодильник почти опустел, зато сейчас сервировочный столик напоминал обеденный стол в Китае. Там нужно предоставить гостю чуть ли не сто блюд. Ну, на сотню я не потянул, но где-то порядка десятка наскоро состряпанных блюд я смог расположить на этом маленьком столике.

Процесс возвращения бренного тела прошел так же, как и вынос, так что бледная Виктория возлежала на многострадальном диване, прижимая ко рту мой носовой платок, а я подкатывал к ней столик с яствами. Вареные яйца и салат из капусты с уксусом были восприняты благосклонно, так же, положительную оценку получили макароны по-флотски, а вот куски жаренного мяса едва не спровоцировали трансформацию тела богини, так что я сразу накрыл пустой тарелкой, тарелку с этим блюдом. Стало ясно, что мясом ее лучше не провоцировать.

Ты не прав, мясо ей нужно, но вот тебе, в это время, лучше находиться подальше от нее. Мясо она будет есть в зверином обличии и разума у этого зверя будет мало. В последствии, когда срок беременности будет побольше, то она и в шкуре зверя будет разумным существом, с которым можно будет договориться, но вот на начальном этапе она будет очень опасна для людей.

Я поблагодарил охотницу за дельный совет и продолжил процедуру кормления, тем более, что мы перешли к десерту и напиткам. Хотя и там все было не так однозначно. Кофе и сильно терпкие напитки заставили ее верхнюю губу подергиваться, а изо рта вырвался слабый рык. Сразу стало понятно, что и острые блюда ее тоже будут раздражать, но главное, я разобрался в тех блюдах, которые могут спровоцировать агрессию и заранее утащил их со стола. Виктория провожала их заинтересованным взглядом, но ее организм уже слегка насытился, лицо порозовело и я надеялся на стабилизацию ее состояния.

Эй, охотница, а у вашей богини тоже все вот так происходило? Рассогласование основных функций, проблемы с едой?

Сумка долго молчала, толи вспоминала, как это происходило, толи, действительно, охотилась. Ответ пришел, когда я его уже перестал ждать.

Я тут, когда закончила охотиться, то с дядькой своим пообщалась, относительно той богини, он утверждал, что она, тогда, несколькими нашими закусила, и ничего. Видишь, боги нас Убийцами богов называют, а, на самом деле, это они наши убийцы, ведь съесть такого, как мы, означает получить такую дозу различных ядов, что никто и пяти секунд не проживет, а она выжила, да еще и родить умудрилась. Вот тогда мои сородичи и ополчились на богов, стали яды, именно для богов подбирать. И, ты знаешь, подобрали. Вот за это мы и получили, оказывается, такое прозвище.

Понятно, а делать-то что?

Да все просто, ты ей помоги гомеостаз организма восстановить. Все на гормональном уровне решается. Сильно не вмешивайся, а гаси только те выбросы гормонов, что приводят к трансформации тела или к агрессивности богини. Как только организм войдет в привычное русло, то произойдет стабилизация и дальше беременность будет протекать, как у обычных людей.

.24. Глава 24.

* * *

- Благодарю тебя, Сумка, мне именно это и нужно, а то я как представил, что будет в кабинете у врача, то самому дурно становится.

Ладно, немного подожди, я сейчас сама все сделаю, а то ты все еще грубо работаешь с ядами. Виртуозней надо быть.... Так, я все изменила и запустила процесс роста дополнительных желез и центра управления. Это, ровно на месяц, потом все рассосется. И не обижайся на мое заключение о тебе, тут, сейчас, мой дядька все мои изменения подправил, я, оказывается, тоже не виртуоз. Зато богине, в смысле Вике, это здорово поможет. Вот такие мы с тобой бездари, а дядька мой тебя благодарит за мое спасение, так что бонусы ты себе, в нашем мире, заработал.

Вика, действительно, преображалась на глазах. Она умудрилась сама сесть на диване и осмотреться. Столик с яствами все еще стоял рядом. Она деловито пробежала глазами по его содержимому и, открыв тарелку с жаренным мясом, принялась за еду. Сейчас она никак не реагировала на само мясо, только самые краешки крыльев носа иногда трепетали, ловя аромат блюда.

Наевшись, она откинулась на подушки, что я ей подложил для того, чтобы она могла зафиксировать свое тело, когда только приступала к еде.

Поблагодари от моего имени Сумку и ее родственника, самой как-то неловко, что ли, да и перепугаются они, что я весь ваш разговор слышала. С моей и маминой стороны им никаких угроз от нас никогда не будет, а вот за других богов поручиться не могу, и еще одно, давай к Александру Сергеевичу в гости сходим, музыку хочется вживую послушать. Он знает, какая мне больше нравиться.

А ты уже точно, полностью себя контролируешь, а то неудобно получится, если ты там сорвешься. Генерал был очень впечатлен твоим видом.

Да, ты, наверное, прав. Но музыку послушать хочется.

А это легко решить, телевизор, радио, интернет.

Да, опять ты прав, телевизор не подойдет, там все быстро меняется, а мне сейчас лучше слушать спокойную, классическую музыку, радио тоже не стабильно, так что остается интернет. Скачаем то, что нужно и будем слушать.

Через час мы опять кушали, но уже под музыку, дворецкого только не хватало. Берримор, туда, Берримор, сюда. Мне пришлось еще раз приготовить мясо. Я его делал слегка недожаренным, так было нужно, ведь зверь в Виктории никуда не делся, но эксцессов не было, все было чинно и благородно.

Вика, если твоему зверю захочется на волю, то ты меня предупреди, и я составлю тебе компанию в таком же образе.

Нет, это плохая мысль, две беременные самки на одной территории, это война.

Я аж поперхнулся воздухом, который автоматически втягивал в себя при вдохе. Слепок зверя стырил, а зверь то, беременный. Я оставил Викторию допивать свой чай в одиночку, а сам отправился наверх, в кабинет, нужно было срочно вычистить ментальный слепок от того, что может спровоцировать зверя Виктории на агрессию. Провозился я долго, несколько раз примеривал слепок на себя, пока, наконец, не добился того, что не ощущал себя беременным в теле зверя. Радостный, я спустился вниз и застал мирную картину, Виктория спит, музыка, нет, не орет, о классике так не говорят, но играет громко. Я слегка убавил громкость на компьютере и вышел во двор. День уже угасал, скоро наступит ночь, а Виктория все еще мается на диване, нет, нужно будет отдать ей мою комнату, а я размещусь в одной из гостевых, или переберусь в гостевой домик. К домику я уже привык, не раз отсиживался в нем, да и жить с богом под одной крышей как-то заносчиво, что ли. А вот моя комната подходит для Виктории идеально, там есть все, кабинет, спальня и душевая. Как раз все то, чего так не хватает беременным женщинам. Я хихикнул.

А ты не смейся. - Донеслось до меня сверху, - Виктория все-таки богиня, пусть и временно. Под одной крышей с ней ты жить можешь, но предоставь ей все удобства, все же она моя дочь и, хочешь-не хочешь, а богиня.

Слушаюсь и повинуюсь! - Выпалил я, и мысленно начал неистово кланяться стоя на коленях, как в фильмах.

Не ерничай! Радуйся, что я не богиня вашего мира, а то устроила бы тебе незабываемые ощущения, за непочтение. Веди себя с нами достойно и ты не будешь наказан. Помоги моей дочке родить, сам понимаешь, любая женщина, которая будет рожать первый раз, паникует, вот и контролируй этот процесс.

Богиня, ты мне Закарита напоминаешь, тот точно так же просил за свою невестку.

Закарит! - Голос богини зазвенел сталью. - Этот проходимец с компанией тайно проник на нашу планету и стал все там переделывать по-своему. Ну, мы им и задали перцу, всех извели, а вот его не смогли, он всегда на один шаг впереди оказывается, так что бросили мы с ним бороться, да и он присмирел. С Фелидас все не так однозначно, она, потомок богов, но ребенка носит от Закарита, это я точно знаю. Не понимаю, как, но это правда. Сейчас обстоятельства высшего порядка заставили нас и руководство королевства заключить неравный брак с соседним королевством. Разменной монетой выступит Фелидас. Не суетись, я знаю, что ты влюблен в нее, но вот с ее стороны, это больше уважение, а вот любовью там и не пахнет, уж поверь мне, богине любви. Любовью не пахнет и в том браке, что предстоит, но там другое. Грядет сильнейшая засуха, все же я богиня любви и плодородия, и если королевство Форенталя не получит поддержку соседнего королевства, то будет много ненужных смертей, так что мотивы высшего порядка должны перевесить даже такое чувство, как любовь. Я тебя имею в виду, Фелидас свой выбор уже сделала.

Я молча проглотил оплеуху о Фелидас, но все, что вертится вокруг Фелидас, действительно, подтверждало слова богини. Ясно, что сердце мое еще долго будет болеть, но нужно ясно сказать себе, эта женщина для меня потеряна, и дело даже не в том, что она сейчас беременна, и к тому же выходит замуж, а в том, что ее отношение ко мне, действительно, подтверждает слова богини о том, что она ко мне равнодушна. Если бы было наоборот, то я плюнул бы на мнение богов относительно этого вопроса и вытащил Фелидас на Землю, но если дела обстоит так, как сказала мне богиня, то нужно погасить тот пожар, что горит сейчас в моем сердце. От нечего делать я отправился в гараж и почистил машину от пятен крови как хайра, так и нашего нерадивого ученого, это надо же, совать руки к незнакомому зверю, чуть ли не в пасть. Я непроизвольно провел языком по своим зубам, не заострились ли?

Уж что-что, а почистить себя или свое имущество, на это моих магических сил хватило. Бурые пятна человеческой крови исчезли, а вот то, что сочилось из хайра, само по себе исчезло с обшивки и чехлов машины. Видимо их кровь, на Земле, это какое-то неустойчивое соединение. Вот и хорошо, мне же лучше, не хотелось бы показывать Вике ее подарок в таком непотребном виде. Хайр, надо отдать ему должное, не порвал обивку сидений, что кажется немыслимым, при таком его арсенале когтей и клыков.

С машиной я долго возился, проветрил салон, проверил все жидкости, а потом еще и помыл ее из шланга, благо, мой двор был оборудован всем необходимым. От этой простенькой работы мое настроение слегка поднялось, и я направился к дому. Солнце уже почти скрылось за горизонтом, и все тени имели вытянутый, какой-то гротескный вид. Я уже взялся за ручку двери, когда в ворота позвонили. Я, мысленно отбросив все технические навороты моих ворот, сам направился туда, для того, чтобы собственными руками открыть их и посмотреть, кто же это к нам пришел?

Оказалось, что это Сергеич решил навестить своего соседа, так как разглядел меня за мытьем машины, со своего балкона. Оказывается его жена приготовила необычайно вкусный пирог, и он решил пригласить меня, чтобы можно было спокойно посидеть и выпить пару рюмочек неплохого вина, которое ему недавно подарили. Ситуация была несколько щекотливой, с одной стороны как-то негоже отказывать моему соседу, тем более, что он принял живейшее участие в спасении моей подруги, Сумки, а с другой я не мог оставить в доме Викторию одну, без моего контроля. Я пару секунд размышлял, а потом решился.

Александр Сергеевич, а пирог-то большой? А то у меня сейчас гостья, и мне не хотелось бы бросать ее одну, отправляясь к Вам.

О, никаких проблем! Она же не будет претендовать на наше вино, а на пирог не будем претендовать мы, и он захохотал, довольный своей шуткой.

Ну, что же, тогда пойдемте будить мою гостью, тем более, что Вы с ней давно знакомы.

.25. Глава 25.

* * *

Через каких-то пару минут мы стояли в моем холле, и я, набравшись смелости, позвал Вику.

Вика, солнышко, вставай, смотри, кого я тебе привел.

Виктория сонно распахнула глаза и, непонимающе уставилась на нас. Но вот ее глаза разглядели Сергеича за моей спиной, она с визгом выскочила из-под пледа, которым я заботливо укрыл ее, и бросилась на шею к моему соседу. Я приготовился отбивать Сергеича из лап хищника, но все обошлось, тот ласково гладил ее плечи, а из его глаз текли слезы.

Вика, Вика, ты не очень-то тискай моего соседа, все же он имел информацию, что ты умерла. Как бы чего не вышло.

Та, тоже всхлипывая, призналась, что как-то об этом не подумала, но сейчас все исправит, и она надеется на меня, что я, если что, помогу.

Вы, голубки, успокаивайтесь, и пошли к Александру Сергеевичу ужинать, он нас в гости приглашает.

Виктория вытерла слезы и часто-часто закивала, соглашаясь с приглашением, видимо Сергеевич, это был ее второй надежный якорь, в этом мире. Надеюсь, что первый якорь, это все-таки я, ну, или наоборот. Нам пришлось подождать, когда дама приведет себя в порядок. С собой у Виктории не было ни косметики, ни приличной одежды, поэтому она просто умылась, привела в порядок свою дорожную одежду и причесалась так, как она это делала всегда. В моей памяти всплыли все эпизоды, когда она приводила себя в порядок на моих глазах, а что, целая неделя совместного путешествия и очень даже непростые дорожные ситуации.

Дом Сергеича встретил нас полной иллюминацией, калитка была приоткрыта, видимо Сергеевич просто не закрыл ее за собой. Пропустив нас в калитку, Сергеич обогнал нас, и припустил впереди, а вскоре оттуда прозвучало, что, мол, женушка, встречай дорогих гостей и для тебя есть сюрприз. Антонина Ивановна была осведомлена о том, что Сергеич отправился за мной, но когда она увидела Викторию, то чуть не лишилась чувств, потом были слезы и причитания. Я покрутил пальцем у виска, показывая Сергеичу, что все могло кончиться не так радужно, как он себе нарисовал в голове, но сам я тоже, был хорош, допустил точно такую же ошибку, что и Сергеич.

Когда эмоции немного улеглись, то хозяйка вспомнила о том, что у нее гости, мы расселись на зеленой лужайке за накрытый стол, погода, слава богу, позволяла, и все получили по увесистому куску пирога с фруктовой начинкой. Пирог был восхитительный, в меру сладкий, в меру кислый, тесто таяло во рту, мы все, отдавая дань уважения кулинарному искусству хозяйки, дружно стучали вилками по тарелкам. Вскоре Сергеич пригласил меня к своему бару, стоящему немного в стороне и под небольшим навесом. Мы уединились, и Сергеич, разлив нам неплохой бренди, заговорил о Виктории. Оказалось, что когда он увидел ее первый раз, то рассказал об этом маленьком чуде жене, своих детей у них не было и они решили удочерить Викторию. Однако это желание столкнулось с противоборством той самой системы, где работал Сергеич. Вскоре им ясно дали понять, что система кадрами не разбрасывается, так что их благие намерения они могут засунуть себе ..., дальше следовал солдатский юмор, который Антонине Ивановне слушать было противопоказано. Сергеич еще пару раз пытался начать подобный разговор, и каждый раз его грубо обрывали и советовали не лезть не в свое дело. Девчонок было много, но вот им с женой в душу запала именно Виктория, однако, вот, не срослось. Так Сергеич и вел свой курс, пока Виктория взрослела. Она, оказывается, несколько раз бывала у них в гостях, еще в старой квартире, потом дисциплина, в отношении ее, а может, и всего курса, ужесточилась, и дальше их встречи проходили только в стенах разведшколы. Антонина Ивановна очень переживала, когда они перестали встречаться, а уж когда пришло сообщение о смерти Виктории, то ей пришлось вызывать "Скорую помощь".

Да? Меня это тронуло. Посторонние люди с любовью отнеслись к моей дочери, это следует заметить и отметить. Считай, что они под моим покровительством.

Сергей! Сергей! Ты что застыл как столб? Тебе плохо?

Нет, Александр Сергеевич, с этого момента я за вас совершенно спокоен.

Да что с тобой происходит, Сергей?

Ну, может, меня видение посетило, что Ваша жизнь, с этого момента, будет, не то, чтобы безоблачная, но серьезных потрясений не будет, уж она постарается.

Она, это кто?

Ох, что-то я заговариваться стал, контролировать себя надо. - Александр Сергеевич, это я о жизни, о жизни говорю. - Выкрутился я.

Ладно, что-то мы с тобой не о том беседуем, ты мне расскажи, как это Виктория живая оказалась, и почему ее никто не ищет, и пойдем к женщинам, а то они нас уже зовут.

Александр Сергеевич, это не моя тайна, поэтому, если кто-либо из более весомых фигур, чем я, причастных к этой истории, сочтет нужным рассказать все это Вам, то только тогда я смогу изложить Вам свою версию этого события. А не ищут ее именно потому, что она до сих пор считается мертвой.

Лучше бы Сергеич не вспоминал, что Викторию не ищут ее родные спецслужбы. Откуда взялись пять бойцов с оружием, буквально через пять минут после того, как мы вернулись за стол, можно только догадываться, но думаю, видеонаблюдение за моим домом все еще ведется. Мы все дружно выскочили из-за стола, бойцы разобрали нас, как мишени в тире, а Викторию контролировали сразу два автомата. Я ненадолго потерял Викторию из вида, когда зрительно стал проверять, кто и как нас контролируют. В голове все еще звенел голос богини, обещавшей безоблачную жизнь Александру Сергеевичу и его жене, а вот, поди-ж ты, прокол вышел, да и богиня что-то не вмешивается. Когда я повернул голову, то тело моей подопечной потекло, я как раз застал момент преобразования девушки в хищника. Перед глазами промелькнули сцены, когда Виктория, в теле зверя, набросилась на меня, совершенно не контролируя себя. Я, плюнув на то, что нас держат на мушке, кинулся к ней, намереваясь усыпить ее до того момента, когда в поле ее зрения окажутся хозяева этого дома. Время пошло на сотые доли секунды, сейчас было необходимо в первую очередь успокоить Викторию, в ее положении такие стрессы противопоказаны. Зверь упал в полете, как подстреленный, мои магические манипуляторы дотянулись до нее и, буквально сдернули ее тушу с линии огня еще до того, как в него начали палить из двух стволов, пули веером прошли над тушей зверя, видимо замешательство вызвало само преобразование девушки в зверя, но в меня мой боец попал. Две пули развернули меня в моем прыжке, ведь мне нужно было быть как можно ближе к Виктории, уже падая я увидел, как длинная очередь по хозяевам дома остановилась в нескольких десятках сантиметров от их тел. Пули вспыхивали, как будто ударялись о какую-то преграду. Боец выпустил по хозяевам весь магазин, видимо удивление сыграло с ним злую шутку и сейчас его рука шарила по собственному телу в поисках запасного боезапаса. Все это я наблюдал уже при приземлении, впечатавшись одним плечом в траву газона. Последнее, что зафиксировали мои глаза это то, как боец вдруг сделался меньше ростом, а через миг из травы газона торчала только его голова, резко поворачиваясь, то вправо, то влево. Уши еще различали чьи-то крики, но вот глаза у меня уже закрылись, и я погрузился в беспамятство.

.26. Глава 26.

* * *

Влажная, промозглая, серая хмарь окружала меня со всех сторон, ноги осторожно нащупывали путь по колышущейся, еле держащей мой вес, почве, и в то же время, что-то гнало меня вперед с максимальной скоростью. Ощущение, что подо мной бездонная трясина не покидала меня ни на секунду, а ждать, когда мои ноги прорвут тонкий покров почвы под ногами, и я провалюсь в эту трясину, было невыносимо. Вонючие, до рвоты, испарения, не позволяли мне нормально дышать, изредка что-то впивалось в открытые участки тела, в основном в руки, иногда в спину или грудь. Единственное, что все еще не давало мне сесть прямо на то место, где я сейчас иду, было то, что я знал, что нужно идти вперед. Что-то гнало меня все дальше и дальше, не давая останавливаться даже тогда, когда я различал какие-то отблески света, как я думал, в лужицах, возле моих ног. С некоторых пор ноги стали все больше и больше увязать в том мхе, или иле, или песке, что был подо мной. Сознанием я понимал, что песок не может колыхаться подо мной так, как болотная жижа, но и болотная жижа не может засыпаться в ботинки, равно как и мох.

Я гнал эти мысли прочь, ведь сойти с ума в таких условиях, плевое дело, а самое главное, это будет последнее плевое дело в моей жизни. Плевое-то, плевое, но вот попробуй плюнуть, если слюна представляет из себя вязкую, липкую субстанцию, которая цепляется за тебя сильнее, чем ты можешь ее выплюнуть. Это напоминало ощущения, сопутствующие мне на марш бросках в армии, когда ты, нагруженный как ишак, бежишь, что называется, с полной выкладкой. Аналогичные ощущения я получал и тогда, когда проходил какой-нибудь горный маршрут на время. Это была сознательная тренировка и там я знал, что меня ждет впереди, как мне разложить свои силы так, чтобы их хватило до конечной точки такого маршрута, а здесь меня ждала неизвестность. Выжимать максимум на каждом участке, на каждом шаге, было необходимо, но кто поставил такие условия, было непонятно. Бегом мое передвижение назвать было сложно, потому, что я брел на пределе своих сил, ноги заплетались, самое интересное, что я не знал, когда начался этот марш бросок, и когда он кончится. Я твердо знал, что когда я доберусь до конечной точки, мне нужно будет сделать что-то очень важное, что-то, что ждут только от меня, и ни от кого другого.

Несколько раз в горло попадали, толи жуки, толи какие-то другие насекомые, они обдирали горло, продираясь все глубже и глубже. В такие моменты я задыхался, хотя нормально дышать у меня не получалось уже очень давно. Какие-то ветви хлестали мне по щекам, но вот самих деревьев или кустов что-то видно не было. Я давно смирился с таким отношением природы ко мне, ведь я тут, явно, лишний. Ну, вот, а раз лишний, то могли бы и вышвырнуть меня отсюда на какую-нибудь дорогу, там хоть идти будет легче.

Как ни странно, кто-то воспринял мои пожелания всерьез, и вскоре я шагал уже по плохо накатанной колее, немного восстанавливая дыхание. Если так дело пойдет дальше, то не исключено, что я смогу восстановиться до приемлемого состояния, когда можно будет остановиться, выбрав подходящее место, сидя обдумать, куда это я попал? Едва эти мысли промелькнули у меня в голове, как я опять оказался в "болоте", как я его для себя окрестил. Вот это да! Тут явно не обошлось без магии. Магия! Я же ее когда-то знал, учился ей у моего учителя. Вот, если отрастить специальные лечебные силовые нити, то можно очень осторожно вытащить то, что все время жжет меня слева, на уровне сердца, но осторожно, сердце же повреждено! Одни отростки перекрывали кровоточащие сосуды, другие сращивали все то, что было разорвано, разрублено, восстанавливали то, что было грубо перекушено. Кто так лечит?! Коновалы! Нужно осторожно взять то, что еще живое, и отталкиваясь от него, восстановить все тело до самых кончиков пальцев. Процесс трудоемкий, но и времени у меня, до конца моего пути, предостаточно. Хотя нет, времени-то как раз может и не хватить, а раз так, то можно применить химию. Да, это то, что сейчас нужно! Мы же можем вырастить такую небольшую фабричку по производству яда, но вместо яда будем производить кровь, которой, почему-то, у меня осталось очень мало. Сознание внесло поправку, что не просто мало, а катастрофически мало. Фабрика заработала уже тогда, когда я стал все глубже и глубже погружаться в трясину, нет, пленка почвы подо мной не порвалась, но я явно уходил все глубже и глубже в то, что меня сейчас окружало, и это совсем не походило на то, что меня окружало чуть раньше. Фабрика отказывалась работать без контроля сознания, и это напрягало. Мои ядовитые железы всегда выполняли все автономно, я только должен был подать им сигнал на выброс яда, но сейчас мое детище напоминало несмышленого ребенка, едва я терял контроль над ним, отвлекаясь на посторонние мысли, как что-то начинало сбоить, в глазах мелькали какие-то всполохи, тело начинало выгибаться, как будто меня пытали электрическим током. Нет, я явно что-то пропустил, раз меня все время лихорадит, а толку от моего лечения нет никакого. Уже отчаявшись, я решил запустить самодиагностику, а чем черт не шутит, вдруг я, действительно, ранен или отравлен, или еще какая гадость приключилась со мной? Верить в это не хочется, все-таки я продолжаю идти, а значит не ранен, не отравлен, не убит, но, для самоуспокоения, запустим самодиагностику.

Через несколько десятков, или сотен секунд я сам себе удивлялся, кто же это меня так не любит? Сломать грудину, да нет, не сломать, а реально, как будто ножницами разрезали, может меня действительно пытают, но только кто? То, что я знаю о том, что я знаю, не знает никто на этой планете, значит меня пытает кто-то из какого-нибудь другого мира, но вот кто? Звезды наемных убийц убивают, Закарит и так все вытянет из моей головы, Ликуре это делать нет особой нужды, да и в голову мою она проникнет с легкостью, татуировка ученика поможет. Демоны? Те, тоже, только убивают, может меня во дворец к королю доставили, тогда да, эти могут, я ведь так и не получил по заслугам, за то, что плясал голым рядом с Их Величествами. Да, это больше похоже на правду. Ой, опять контроль за кроветворной фабрикой потерял, отвлекаться нельзя, лучше перебдеть, чем недобдеть! Народная мудрость, от нее никуда не денешься, да и чувствуется, что это меня касается. Все, больше никаких прикосновений к моему телу я не позволю, убивать не буду, я сейчас еще одну ядовитую железу просто не отращу, а вот магическими манипуляторами могу поработать.

Мои магические манипуляторы нащупывали на теле какие-то посторонние предметы и отрывали их, отбрасывая далеко в сторону. Где-то там, далеко, на периферии, слышался металлический грохот, но до меня он долетал как некий фоновый шум, совершенно мне не мешающий. Сейчас мое тело мощно начало восстанавливаться, объем крови достиг некого определенного, а точнее, оптимального порога и регенерация мышц и костей пошла полным ходом. Если так пойдет и дальше, то я смогу своими ногами выбраться из этого "болота". Да, вон, уже и хмарь стала рассасываться, стало немного светлее, да и дышится легче. Так глядишь, и на дорогу выйду.

.27. Глава 27.

* * *

На этот раз дорога была, что надо, колея такая, что и идти удобно, и ноги не вязнут, прямо тракт на сельхоз угодьях. Где-то со стороны послышались голоса, пока невозможно было что-то разобрать, но если подойду поближе, то и выясню, кто там беседует на два голоса. По интонации, один голос мужской, а другой женский, девушка говорит тихо, как будто оправдывается, а вот мужской, командирский голос я где-то уже слышал. Наконец слова до меня долетели так, что я их смог разобрать, да и пелена, ее уже и хмарью-то стыдно было называть, разошлась в разные стороны, как будто ветер подул. Я слегка проморгался.

Ну, что герой, допрыгался! - Раздался рядом со мной голос генерала. - Ты мозги хоть иногда включаешь? Ты хоть понимаешь, что богиня нас в порошок сотрет за свою дочь, я уже свое получил, теперь твоя очередь. Да и врачи наши теперь от тебя не отстанут, это же надо, в морге, на вскрытии, ожил. Патологоанатома чуть в психушку не забрали. Предупреждать надо!

Глаза быстренько закрылись и не хотели открываться, но в голове стало что-то проясняться. Так вот почему у меня вся грудина разворочена была, хорошо, что с головы не начали. Тут у меня екнуло в душе, это что, я на том свете был, что ли? Не исключено, что это были фантазии моего воспаленного мозга.

Не воспаленного, а отмороженного, ты что с Викой сотворил, я ее в нормальное состояние привести не могу, так в зверином обличии и лежит в соседней палате. Поблагодарить тебя, конечно, можно, за то, что от смерти ее уберег, все же она больше человек, чем бог, ваши пули ее бы убили, но ты что, ситуацию совершенно не контролировал? Убийцы к вам подкрались, только что за волосы вас не взяли. Я тебе для чего дочь свою доверила?! Для этого?!

Меня вдавило в хирургическую койку так, что ее ножки стали разъезжаться в стороны, орала богиня, конечно, знатно, на всю палату, нисколько не стесняясь присутствующих. Наконец всплеск эмоций у богини прошел.

Девочку мою на ноги поставь, гулять ей больше надо. Молодец, что не бросил, что защитил. Зравшуну передам, пусть порадуется, что ты все еще что-то умеешь. - Как ни в чем не бывало закончила богиня свой монолог, обращенный ко мне. - Все остальные! Последние три дня забыли, очнетесь завтра. Теперь ты, генерал, я конечно погорячилась, так что транспорт твой уже восстановлен, стал как новенький, ты же понимаешь, мать, в состоянии аффекта. Ну, и ты очень быстро отреагировал, твои люди все подчистили и тех идиотов выкопали, но я могу быть и безжалостной, скажите слова благодарности Сергею, а то, мне даже подумать страшно, что я могла бы натворить, если бы ситуация вышла из под контроля. Племянница твоя, молодец, за этим хлюпиком все три дня горшки выносила. Что это ты покраснел, красавец, ну, ладно, пошутила я, не три дня, а два, пока не умер. А потом тебя на вскрытие, в морг отправили. Если честно, то я не могу понять, как ты смог оттуда выбраться, уж поверь мне, я могу видеть людские души даже там, это я не про морг говорю. Понравилось там? Можешь не отвечать, там никому не нравится, все, давай, отправляйся за моей девочкой.

Какая-то сила выдернула меня из койки и, в чем мать родила поставила на пол босыми ногами. Хотя, о чем я говорю, какие босые ноги, если на мне, даже трусов нет. Настя пискнула и отвернулась, но не сразу, пауза была уж больно заметная. Константиныч хмыкнул себе в усы, но комментировать это не стал.

Иван Константинович, а кого это ваши люди выкапывали? - Поинтересовался я у генерала, заматывая себя в простынь, на манер римской тоги.

Да богиня наша вбила ваших обидчиков в землю, по самую шею, представляешь, вместе с оружием. Мы ворвались на территорию особняка, а там пять голов из травы торчат, ты, практически труп, и знакомый зверь, не считая застывших, как мумии, хозяев особняка.

Да, с Сергеичем и его женой нехорошо получилось. В гости, называется, сходили, старичков подставили. Хорошо, что богиня прикрыла, а то, два трупа тогда, были бы точно, я же помню, как нервы у парня не выдержали, который на мушке одного из супругов держал, и как только мой и Викины начали палить, он тоже нажал на курок, но, похоже, этот оказался необстрелянным, ему супругов-то, наверное, и доверили по этой причине, а вот второй, в паре с ним, был, скорее всего, руководитель этой группы. Он не выстрелил ни разу, и старался контролировать всю картину в целом. Я сам себе поражался, как я все это успел рассмотреть в тот короткий промежуток времени между своей жизнью и смертью? То, что я был на том свете не вызывало у меня никаких сомнений, да и богиня это подтвердила. Само посещение этого места, если можно так выразиться, не вызвало у меня ни чувства ужаса или страха, ни чувства удивления. В то время я просто двигался к конкретной, конечной цели, которую сам не понимал.

Ноги уже не тряслись, так что я двинулся вон из палаты, следовало привести Викторию в порядок, а кроме того проверить, все ли там чисто, в плане ран и переломов. То, что зверя не ранили и он ничего себе не сломал, успокоило меня, и я, уже более решительно отдал команду Виктории, просыпаться. Тело зверя потекло, как и тогда, на поляне, а затем я увидел, как то, что скрывали два одеяла, наброшенных на огромное тело, стало съеживаться, и вскоре на подушке завертелась так знакомая мне голова.

Ну что, лягушка-путешественница, ты когда свои эмоции научишься контролировать? Я, когда увидел, что ты опять в зверя перекидываешься, то мысленно попрощался с Александром Сергеичем и его женой. Ты хоть понимаешь, что когда ты зверь, то голова твоя не работает. Ты тогда, самый настоящий хищник, а в нашем случае, еще и в курятнике. Всех бы загрызла, ну, кроме меня, конечно.

Ты дочку мою не стыди, давай, осмотри ее, может, что не так?

Да я уже все проверил, так что все в норме, а нравоучения ей читать, никогда не поздно.

Нравоучения! Ну ладно, все решилось, так что я исчезаю. Не забудь, я тебе дочь свою доверила, так что не подведи меня, а то я ведь могу и назад тебя вернуть, сам знаешь куда!

Мои плечи невольно передернуло, и я перевел взгляд на Вику, которая вжалась в подушку.

Вика, ты все близко к сердцу не принимай, это я тебя отчитываю, оправдывая свой промах, я ведь действительно, расслабился в гостях у Сергеича, вот и прозевал группу захвата твоего родного ведомства, но генерал уверяет, что все уладит, вот и будем надеяться на лучшее, а готовиться к худшему. Все, с завтрашнего дня утренняя зарядка, а через пару дней пойдем, сходим в горы, нужно дать тебе поноситься в твоем зверином обличии, да и я тебе компанию составлю. Свежий воздух еще никому не навредил, а как только я почувствую, что у тебя все нормализовалось, тогда отправимся по врачам, я у тебя за мужа буду. Ты только не удивляйся, если врач будет уверять, что ты у меня не первая, ведь я уже сопровождал Фелидас, так что я, потенциальный многодетный отец, ну и, в глазах врача, ловелас, и последняя сволочь.

.28. Глава 28.

* * *

Благодаря богине никакой выписки из больницы не было, мы просто вчетвером вышли из здания, и Константинович согласился подвести нас ко мне домой. Настя потупилась и от нее я больше не услышал ни одного слова, Константиныч посмеивался в свои усы, но комментировать ее состояние себе не позволял. Его очень потряс поступок племянницы, когда она закрыла его собственным телом. С одной стороны, в нем все еще жил ее родной, любимый дядька, который любил ее подкалывать, а с другой, она показала характер, который он так хотел в ней увидеть еще тогда, когда она была маленькой девочкой, да и за мной взялась ухаживать, чтобы дядьке помочь, а, возможно, была какая-то другая причина. Константиныч так ярко транслировал то, как на него произошло нападение, что мне не составило труда понять, как это Настя закрыла его от выстрела киллера. Оказалось, что это никакой не киллер, а просто один из сотрудников ближайшего окружения решил свести с ним счеты, вот поэтому он и произвел выстрел с близкого расстояния. Видимо никого рядом не было, и Константиныч, потом, успел отреагировать достаточно быстро, так как второго выстрела не последовало, а может, он и был, но последствий от него не было. Что было дальше, из головы генерала не транслировалось, видимо это было не важно, а важно было то, как срочно спасти племянницу, за которую ему голову дома оторвут. Вот все остальное и затмил мой образ, как самого доступного и близкого лекаря. Приятно осознавать, что я произвел на генерала впечатление своими лекарскими способностями, да и на его племянницу, тоже. Я, на всякий случай, еще раз проверил свое тело, да нет, все нормально, и никакие горшки за мной Настя не выносила, вот ведь богиня, острая на язычок, да и любит пошалить, вон как лихо она меня на показ перед Настей выставила. Тут настораживает другое, почему богиня не лишила памяти ни Настю, ни ее дядьку? Возможно у нее на них свои планы, и это меня очень тревожит, ведь боги ничего нормально планировать не умеют, возможно, им это просто не дано. Как лихо они меняли свои пожелания относительно меня или Виктории, когда мы находились в их мире, нет, похоже, они живут одним днем, или одним столетием, как одним днем, кто их, богов, разберет.

Служебный УАЗик лихо подвез нас к моему дому, тот шикарный джип, на котором они раньше приезжали, богиня умудрилась превратить в хлам и, как я понял, снова восстановить, но сейчас мы имели то, что имели. Мы с Викторией выбрались с заднего сидения и, пожелав всем счастливого пути, отправились к моим воротам. Генерал только рукой махнул, а Настя старалась не смотреть в мою сторону, ну понятно, богиня ввергла ее в нешуточный транс своими выкрутасами с моим телом. Ладно, скоро это состояние пройдет и все забудется, как говориться, перемелется, мука будет.

Дома нас тоже ждал бардак, ведь вторая группа поджидала нас именно здесь, так что я насчитал еще пять ям, прямо на моем персональном и так горячо любимом полигоне. Виктория шла отрешенно, не обращая внимание на такие мелочи, ее что-то сильно тревожило, это меня насторожило и я, набравшись наглости, поинтересовался, что это ее так гложет. Оказалось, что действительно гложет, она все еще мечется между хищником и человеком, так вот, ей хочется сырого мяса, и она еле сдерживается, чтобы не броситься на меня. Я мигом прокрутил в голове внутренности моего холодильника, там был неплохой кусок бараньей грудины, с ребрышками и полосками жира. Я предложил Виктории на выбор, или я готовлю мясо до полуготовности, или она частично трансформируется и ест мясо сырым. Виктория с трудом проглотила слюну и отдала предпочтение обработанному мясу. Я радостно кивнул головой, и припустил по дорожке, чтобы как можно быстрее организовать моей гостье перекус, в этом у меня была кровная заинтересованность. Ментапьно я проследил, не кинулась ли она за мной, нет, ее аура оставалась на месте, а вот некий шлейф, который тянулся от нее за ворота, мне очень даже не понравился. Проблема требовала срочного решения, но мясо имело еще больший приоритет, ведь это касалось лично меня, не хотелось бы, чтобы зверь в самое неподходящее время бросился на меня.

Кухня встретила меня привычным расположением мебели и оборудования, мясо разделывать не стал, а прямо так, куском, запихал в духовку и включил гриль. Важно было, чтобы мясо слегка покрылось корочкой, а дальше Виктория с ним разберется, но вот след шлейфа от тела Виктории не выходил у меня из головы, выходит, что в больнице осталось что-то от Виктории. Самое простое, что приходит в голову, это то, что у нее, когда она была в шкуре зверя, взяли кровь, или еще какие-то биологические материалы, потому что ничего из вещей, на тот момент, у нее не было.

В это время в дом вошла Виктория, ее ноздри хищно затрепетали, втянув воздух и аромат уже почти готового мяса. Я повернулся и, подмигнув ей, предложил отведать мяса, а я пока смотаюсь в больницу за ее анализами, как я думаю. Виктория метнулась к плите, а я уселся на диван и закрыл глаза, следовало проследить куда же тянется шлейф. Мое сознание отстраненно перебирало тонкую нить ауры, удаляясь все дальше и дальше от меня, вскоре я уже был уверен на все сто, что мы подбираемся к больнице. Вот я уже и в нашей палате, так как тут присутствовали остатки и моей ауры, но шлейф тянулся дальше, и я отправился за ним в лабораторию, а куда же еще? В конечной точке я столкнулся с некоторым препятствием в виде пробок на пробирках. Шесть штук достаточно крупных пробирок, не слабо они подоили раненного зверя, но пробочки не служили препятствием, и я провел анализ крови в одной из пробирок. Что же, так я и думал, кровь совершенно не похожа на человеческую, а красная она от того, что мимикрирует под все остальные пробирки. Нужно было срочно исправлять ситуацию, и я не нашел ничего лучше, как начать менять ее на аналог своей. Просто брал за основу параметры своей крови и давал команду на том конце изменить физические параметры жидкости. Вскоре все шесть пробирок были обработаны. Больше я ничего не нашел, так что вернулся в свое тело, и вовремя, на меня не мигая смотрели глаза полузверя-получеловека.

Эй-эй! Вика, что с тобой такое, возьми себя в руки, я только что зачистил следы твоего пребывания в больнице. Ты в курсе, что они взяли твою кровь на анализ, но ничего, там теперь обычная человеческая кровь, все-таки я маг или не маг? Ликура мне, я думаю, средний балл поставила бы, а это очень хорошо, ведь она хвалить не умеет.

Я все это лепетал, стараясь унять звериную сущность Виктории, и мне это удавалось. Вертикальные зрачки сменились на обычные, круглые, да и агрессии поубавилось. Наконец ее рот трансформировался в человеческий и она прохрипела, что ей нужно побыть в шкуре зверя подольше, да и побегать, разогнать кровь. А что, не устроить ли нам пикник прямо в горах? Я предложил Вике собираться, поедем в сторону прохода, там побегаем вдвоем по горам, я тоже не прочь размяться.

Не прошло и десяти минут, а мы уже катили на моей машине в сторону кордона лесника, Вика прислушивалась к двигателю и, всем телом ловила колебания машины, она, как будто срослась с ней.

А что, нормальную тачку я тебе подобрала, сама удивляюсь, как мне это удалось при том конвое, что сопровождал меня тогда.

Я впервые почувствовал, что вернулась прежняя Виктория, та, которую я знал очень недолго, но которая оставила неизгладимый след в моей жизни. Ее манера говорить со своими охранниками и со мной подтверждала это, кроме того я чувствовал, что в горах ей комфортно и здесь ей нужно бывать почаще, но и к врачам ее сводить необходимо, кроме того, ее живот стал выдаваться вперед гораздо заметнее, чем перед больницей. Какая-то скорострельная беременность, хотя, что я знаю о беременности богов? Да ничего я об этом не знаю, и спросить не у кого.

.29. Глава 29.

* * *

Мощные лапы мягко ступали по, уже пожухлой, траве, когти, пока, были втянуты больше чем на половину, в ноздри врывались запахи и моментально анализировались в сознании зверя. Да, это было самым великолепным экземпляром моей коллекции, хотя я так каждый раз думал, когда получал новый ментальный слепок. Сейчас, в моей коллекции, в минусе был только карисан, как я его выбросил из себя, пытаясь вернуться в любое другое тело, так больше, такие звери мне не попадались, а вернуть слепок стоило бы, ведь он оказался единственным, кто смог пройти по ментальному следу страшно подумать, какой давности. Зверь Вики, пока, наматывал огромные круги вокруг меня, трава и комья земли летели из под лап зверя в разные стороны, поднятую пыль ветер уносил в сторону, так что я, посмеиваясь, как над несмышленым котенком, наблюдал краем глаза за попутчицей. Вот странно, я спер ментальный слепок беременной самки, потом, правда, убрал признаки беременности, а сейчас я оказался самцом. Как такое могло произойти, я не понимал, ясно, что это как-то связано с особенностями существования расы богов, но такие горизонты знаний мне были недоступны, а порождение чужого разума продолжало наматывать круги, пытаясь привести в норму свои мышцы, да и весь организм, в целом. Мне, пока, это было не нужно, я ощущал, что мое тело заряжено на все сто и я вел себя как сытый, и довольный всем, хищник, то есть мне бы полежать и переварить то, что я сожрал.

Солнце уже давно перевалило в небе за полдень, вокруг стояла звенящая тишина, и только, иногда, приближались звуки отшвыриваемой земли и хриплое дыхание носящегося зверя. Я продолжал брести, показывая направление движения на небольшое плато, расположенное чуть выше кордона лесника, мы его еще называли вертолетной площадкой, хотя я ни разу не видел там садящихся или взлетающих вертолетов, но название прижилось, так что вскоре Вика не будет носиться, как угорелая, ведь туда ведет, круто уходящая вверх, тропа, а там не поносишься, да и кусты не позволят. Вскоре Вика поняла, что пора немного придержать коней и успокоить дыхание, начинался подъем. Теперь она пристроилась сзади меня и все еще тяжело дыша, плелась следом, стараясь ступать след в след по моим следам.

Подъем, во всяком случае мне, дался легко, все-таки идти на четырех ногах гораздо удобнее, чем на двух, Мы выбрались на плато, да, здесь была своя, неповторимая красота, далеко внизу открывался вид на город. С плато уходила тропа, по которой мы сюда забрались, она стремилась по гребню дальше, в горы, а мы, не сговариваясь разбрелись в разные стороны. Я пошел к краю плато, посмотреть не проложили ли сюда еще тропы, а Вика отправилась к тропе, ведущей дальше вверх.

Вика, туда не ходи, там только узкая тропа и все, она идет достаточно далеко и там не поносишься, как ты носилась внизу, а здесь раздолье и свежий ветер с гор. Вот тут и можешь размять свои косточки.

Да я уже получила то, что хотела, хорошо тут, еще бы поохотиться.

Вика, ты бы у мамы спросила, можно ли тебе гоняться за косулями или волками. Можно ведь и рожками получить, даже заяц, и тот, когда чувствует смертельную опасность, то может броситься на своего врага.

Да я это так, к слову говорю, все-таки зверь я сейчас или нет?

Да зверь, зверь конечно. Ну и я, немножко зверь.

Да какой ты зверь? Ты бабушка зверя, глаза сытые, морда умиротворенная, ничего тебе не надо. - И я получил нешуточный удар корпусом Вики. Миг, и она отпрыгнула в сторону, а затем припустила от меня. Я, как истинный зверь, кинулся вдогонку. Наши догонялки продолжались еще около получаса. Как я убедился, звери были физически равны, это навело меня на мысль, что пол у них выбирается как-то автоматически, или кем-то раздается. Наконец мы оба признали, что получили хорошую нагрузку и можно отправляться домой, вниз бежать было гораздо легче, так что мы, буквально минут через сорок, были возле моей машины. Я обежал машину несколько раз по кругу, все время увеличивая радиус и принюхиваясь, не было ли кого возле машины, все же контора Константиновича научила меня осторожности с беспринципными учеными и сотрудниками его ведомства. Все было нормально, и я дал команду возвращаться в человеческие тела. Мы это сделали в ближайшей роще, а потом добрались до машины пешком. Виктория усмехалась, так как видела в моих действиях некую паранойю, но я все равно убедил ее следовать моему плану.

Солнце уже садилось за одну из гор, тени удлинились, переводя наш мир в какое-то фантастическое измерение. Игра света и теней всегда вызывала у меня, где-то глубоко в душе, какое-то возвышенное чувство, природа сама по себе творила шедевры, которые так и просились на холст какого-нибудь мастера живописи, можно было бы и сфотографировать, но фотографии никогда не несли элементы творчества, за редким исключением, в основном, они, как статисты, бесстрастно констатировали какой-то факт проходящей жизни фотографа, а вот изобразительное искусство, именно творилось, в создании полотна участвовал весь человек, от разума, гормонов, памяти, нервной проводимости, до самых мельчайших мышц его тела, это завораживало и впечатляло.

Машина завелась с пол-оборота, а я сидел весь напряженный, ожидая, что сейчас в машину полезут вооруженные люди и попытаются нас скрутить.

Ты что так напрягся? - Раздалось сбоку.

Да вот вспомнил, как меня в этой машине скрутили, кстати, моя тебе огромная благодарность за этот шедевр. Сколько раз он меня выручал.

А чего это тебя скрутили? Натворил что-то?

Так я же, по-моему, тебе рассказывал, или маме твоей, что после того, как вернул Сумку в ее родной мир, ей тут стало невмоготу, наш мир ее просто стал постепенно убивать, то выйдя из портала я сел в машину, завел двигатель, а когда поехал, то возле самого кордона меня и скрутили бойцы из какой-то силовой структуры. Когда разобрались, то оказалось, что машина простояла что-то около недели, ворота дома нараспашку, все-таки я торопился, когда вез Сумку к порталу. В общем решили, что меня убили, машину спрятали здесь, чтобы потом продать. Ну, и, когда я двинулся по дороге, то меня ослепили, а дальше ваше ведомство провело отрепетированную операцию по задержанию. Разобрались быстро, меня лесник узнал, но оказалось, что недалеко от моей машины обнаружили труп странного зверя. Сама понимаешь, за спиной у меня клинки, ножи метательные, вот они и решили, что зверя я убил. Повезли меня и мое оружие в ту лабораторию, где зверя собрались препарировать. А зверь этот оказался хайром, я его, или очень похожего зверя в мире Зравшуна видел, но не сразу его здесь узнал, все же мне они попадались в каких-то нетипичных ситуациях, то до них было очень далеко, то они ползли по вертикальной стене, а я смотрел на них сверху, а может это были и не хайры, а что-то, очень на них похожее, так как выглядели неповоротливыми, а настоящие хайры, это очень быстрые и очень опасные существа. Короче, когда я проверил состояние зверя, то обнаружил, что он живой, а ученые уже приготовились его резать, какими-то крюками костяные пластины в стороны развели, тут-то я и заорал, чтобы не трогали, что он живой. Те, с перепугу, его и полосонули чем-то, этого оказалось достаточно, чтобы зверь пришел в себя и сразу же атаковал одного из зазевавшихся. В общем, мы с ним наладили контакт и я его немного подлечил, под присмотром особистов, а потом зверь запросился домой, он здесь дышать не мог, так что схватил меня зубами и мы помчались к переходу. Минуты за две добежали, а в переходе твоя мама помогла, подсказала куда его вести. Ваши, кстати, на меня жучок повесили, чтобы отследить, уберется зверь с планеты или нет. Короче я, в образе хайра, сходил в их мир и поговорил с тамошним жрецом. Мужик оказался не вредный, так что я смог различить остаточное излучение амулета, который помогал блокировать сознание хайров от ментальных атак, показал это тому хайру, которого лечил и вернулся на Землю. Тут меня встретили все те же ученые и ваше ведомство, допросили, раздели до гола, полюбовались на мое тельце, я им, в ответ, два булыжника дал, из мира карисанов. В общем, на следующий день пригласили на допрос, причем и к ученым, и к вашим. Ну, что мог, рассказал, где нужно, соврал, они меня все провоцировали, чтобы я сорвался и продемонстрировал им свои возможности, даже закрыли на пару дней в какой-то неприспособленной для этого камере. А тут сообщение от хайра, что они собрали команду и выступают за артефактом, ну, я посоветовал им напевать мысленно песенку, даже слова им придумал, думал, это их спасет, но не получилось, позже мне и сообщили, что всю группу схватили и тогда появилась информация о тебе. Пришлось просить Сумку тебе немного помочь. Та, как умела, помогла, я всей информацией не располагаю, но, судя по тому, что ты здесь, все получилось.

.30. Глава 30.

* * *

- Да получиться-то, получилось, но не все прошло гладко. Во-первых, нас схватили те самые хайры, едва мы добрались к замку Закарита. Как происходило задержание я не видела, спала, как убитая, мне пришлось несколько суток подряд вести отряд ночами, так уж получилось, нас преследовали по пятам и мы, благодаря знаниям этих мест Зравшуном, смогли ускользнуть в горы. Проснулась уже с закованными почти в земные наручники, руками, Зравшуна сильно избили, я, если честно, думаю, что его пытались убить, но он оказался живучим. Как смогла, я его подлечила, ведь ты умудрился наградить меня еще и лекарскими знаниями. Ну, как водится, открыла наручники шпилькой для волос, Зравшуна освободила. К тому времени сумкина система заработала вовсю, я две разновидности ядов приготовила, один летучий, а другой под ногтями. В это время за нами и пришли хайры. Вот это и было во-вторых, я же вижу, что тебе не терпится спросить меня об этом. Этот Император, что захватил замок Закарита, решил устроить показательную казнь для Фелидас. Ему зачем-то нужны были права на еще не родившуюся дочь герцогини. Хайр, что пришел за нами, оказался твоим знакомым, так как, когда у меня всплыло в воспоминаниях твое имя, то он оживился и спросил, знаю ли я тебя? Я подтвердила и договорилась с ним, что он вытолкнет меня поближе к Императору, ну а дальше все сделали яд Сумки и мои свободные руки. Потом лечила Закарита, на радостях переспала с Зравшуном, теперь вот пожинаю результаты случайных половых связей.

Эй, Вика, ты мне сказки-то не рассказывай, на Зравшуна ты глаз положила еще здесь, на Земле, я же видел, а что Закарита спасла, это ты молодец. Я все тебе рассказывать не буду, меньше знаешь, крепче спишь, но он будет теперь заботиться о Фелидас лучше, чем если бы это делали ее собственные родители, и, информация специально для твоей мамы, он теперь не представляет угрозы для того мира, он смирился.

Кто? Закарит смирился? Ты знаешь, что он выставил меня на кулачный бой с каким-то там Харелгу. Этот Харелгу убил бы меня, ни секунды не сомневаюсь, я уже была наполовину недееспособна, он мне ключицу сломал, эти обкуренные монстры, народ Закарита, вытолкнули меня прямо под удар Харелгу. Я уже с жизнью распрощалась, когда Закарит, вдруг, прекратил поединок. Странный старик, но мощный правитель и интриган.

Да ты меня не поняла, он править будет так же, как и правил, где нужно, жестко, где нужно, жестоко, а смирился он относительно планов на тот мир. Мама пусть не беспокоится, миру он уже не угрожает.

Нас обнадежили твои слова, смертный, но ты не обольщайся, следить мы за ним еще долго будем. А что ты тут говорил о матери Виктории, ведь когда ты ее к нам привел, то утверждал, что она воспитывалась в детском доме, то есть там, где собраны дети у которых нет родителей?

Вы понимаете, это я так образно высказался, просто у нас здесь, на Земле, в ходу такие термины, как Родина-Мать, даже учебное заведение, в некоторых странах, да и у нас, благодаря переводу с другого языка или транскрипции, звучит как альма матер, где слух улавливает сходство со словом "мать". - Постарался я задурить голову богам. Те ничего не поняли, но градус напряжения снизился, и вскоре боги с нами распрощались.

Ну, молодец, выкрутился, но я бы тебе посоветовала общаться со мной напрямую, а не через дочь. Хорошо, я получила твою информацию и буду над ней думать. Не забывай, все решается на Совете богов. Я должна буду чем-то аргументировать свои доводы.

Я думаю, что рождение внучки станет тем фактором, который поможет не только в снижении градуса ваших разногласий, но и позволит провести некие переговоры с Закаритом, я могу выступить в роли посредника, так как мне, частично, доверяет как одна сторона, так и другая.

Сергей, ты знаешь что-то такое о Закарите, чего не знаем мы, боги?

Скажем так, я догадываюсь, что может вас примирить друг с другом и у меня есть некие аргументы, которые каждая сторона могла бы получить для анализа, а я бы выступил в роли гаранта.

Не много ли ты на себя берешь, относительно нашего мира, ты бы со своим разобрался.

Ну, в моем мире все, противоборствующие нам, силы, являются физическими, то есть с ними можно выти на обычный контакт, переговорить, созвониться наконец, а вот в вашем, не все могут напрямую обращаться к богам, вот я вам и предлагаю себя, как парламентера для обеих сторон. Для каждой стороны я нейтрален, ни родственник, ни подданный, вы не думайте, что с Закаритом договориться проще, чем с вами, я уже имел с ним беседу, и его методы, тогда, меня просто шокировали, и я готов был убить его собственными руками, что открытым текстом ему и сообщил, но впоследствии мы пришли к некому компромиссу, а затем наши отношения слегка наладились. С богами же я не ругался, вы сами определяли, можно ли мне быть в вашем мире или нет, как я должен его покинуть, кто мне может помогать, а кто нет, но мы всегда общались, так что я могу стать некой системой связи для вас. Сумбурно, конечно, но как-то так.

Ладно, я поняла, буду думать над твоим предложением, не исключено, что мы пересмотрим фигуру кандидата в парламентеры, но в любом случае ты получишь информацию, кто это и как прошли переговоры.

Благодарю тебя, богиня, что выслушала меня и приняла мои слова как некую, полезную информацию. Буду ждать твоего или вашего решения этого вопроса.

Ну, жди, а пока занимайся моей дочерью, я уже понаблюдала, как ты ее выгуливал, продолжай, это ей полезно.

С этого дня наш с Викторией ритм жизни наладился, теперь не было каких-то авральных ситуаций, никто не лез к нам через забор с целью убить или арестовать. Такая жизнь для беременной, да и для меня, была неким подарком. Константиныч, как и обещал, дней через шесть, прислал мне документы на Викторию. Чего уж ему стоили эти документы, сказать было трудно, так как он мне не звонил и в гостях у меня не появлялся. Документы привез посыльный, все было чинно и благородно, позвонили в ворота, я открыл, мне передали запечатанный пакет, я расписался и все. В пакете обнаружились документы на имя Виктории, что нам, в сущности, и было нужно. Самими документами особой необходимости пользоваться не было, но при любой проверке, да и в больнице, иметь их было бы желательно. Почему желательно, да потому, что я уже разработал целый ряд приемов, которые позволили бы мне, ненадолго, задурить голову небольшой группе людей, от трех, до пяти особей, но для этого нужна спокойная, деловая обстановка. В других случаях я должен был бы получить огромную порцию адреналина, тогда и мои ментальные силы значительно возрастут, что позволит подкорректировать мысли гораздо большего числа людей. Но, слава богам, все обошлось и теперь мы могли бы свободно передвигаться по городу под пристальным взглядом уличных камер или очень уж бдительных полицейских.

Виктория уже гораздо качественней контролировала себя при виде мяса или крови, ее ноздри все еще трепетали, но агрессивность больше не проявлялась. Я, особо не анализировал, что так положительно повлияло на ее состояние, земная атмосфера, окружающая обстановка или замедлившийся срок беременности, ведь теперь она жила в более медленном временном потоке. В горах мы появлялись через день, я считал, что всего должно быть в меру, а Виктория мне не противоречила. Сейчас она ушла в себя, часто я замечал, что она прислушивается к своим внутренним ощущениям, в такие периоды старался не вмешиваться, а наоборот, исчезал из поля ее зрения. Холодильники были набиты до отказа, так что с выкрутасами беременного организма мы пока справлялись.

Пару раз к нам заглядывал Сергеич, но по нему было видно, что он боится, я, во второе его посещение, поймал его за пуговицу и постарался достучаться до его разума. Объяснил ему, что я могу воздействовать на разум людей и демонстрировать им совершенно другие картинки, чем те, которые видят их глаза. Для наглядности предоставил ему мои воспоминания о карисане, Сергеич долго крутил головой, пытаясь определить, наведенный это образ, или реальное животное. Я специально выбрал такой экземпляр, который отсутствовал в моей коллекции ментальных слепков. Сергеича слегка отпустило, так что через месяц, а то и раньше, они с женой привыкнут к мысли, что у них дома был не настоящий зверь, а просто это я так порезвился. Я сознательно выставлял себя в роли виноватого, так как в этом случае все вопросы о нестыковках будут ко мне, а не к Вике, которая только-только начала вживаться в роль обычного земного человека.

.31. Глава 31.

* * *

Пробежки в горах в зверином обличии, тренировки с холодным оружием, редкие вылазки в город, я все еще тянул с посещением врача, во-первых, срок пока маленький и беременность, развивающаяся семимильными шагами, постепенно пришла в земные нормы, а во-вторых, Виктория, за это время, полностью подчинила себе своего зверя. Посещение врача я назначил на ближайший понедельник, дольше тянуть не имело смысла, да и от мамочки можно было получить по мозгам. Одежду мы Виктории в магазинах подобрали, но, какую-то простую. Иногда я ловил себя на мысли, что она уже не тот земной человек, которого я когда-то знал, а именно инопланетянка, какой-то незримый рубеж пролег между нами, мы общались так же, как и раньше, но вот я видел в ней не ту Викторию, а некого оборотня и ничего не мог с собой поделать. Было как-то обидно, что я, спасая девушке жизнь, потерял ее навсегда. Да, она уже сроднилась с тем миром, буквально несколько их месяцев и все, она стала совершенно другая. А может, это, действительно, ее родной мир, а я тут сам себя накручиваю. Ведь действительно, познакомились мы с ней, когда у нее была безвыходная ситуация и вела она тогда себя соответственно. Ладно, действительно, следует относиться к ней так, как я когда-то принимал тут Ликуру, мы друзья, а все остальное не важно.

Понедельник подошел как-то буднично, может потому, что все дни у нас были расписаны, то горы, то занятия у меня во дворе. Виктория к занятиям относилась очень серьезно, как будто однажды мои навыки, которые я ей вложил, куда-нибудь исчезнут. На выход к врачу я постарался нарядить Вику, но вышло еще хуже, она как будто изменила фигуру, все на ней висело, и только джинсы и мужская рубашка на выпуск, смотрелись как-то гармонично. Странно, но я же помню ту леди, которая посещала мой дом до того момента, как я уволок ее в мир Зравшуна. Для себя решил назвать этот мир "Зет", а что, Закарит, Зравшун, эти две фигуры определяющие, да и Зравшун, именно родился на этой планете, так что Зет, и никаких гвоздей. Все остальные имена не прошли проверку на соответствие имен, реакции на амулет и персональной близости в моем окружении. Хотя, если разобраться, то Закарит не совсем вписывается как искренний и надежный друг. Наши с ним отношения, в большей степени завязаны на том, что мы, когда-то, пришли к некому консенсусу и сейчас стараемся держаться в его границах, боясь нарушить такое хрупкое равновесие. Каждый из нас достаточно ясно озвучил свои намерения, и в критической, для нас, ситуации, и в дружеской беседе, так что, нейтралитет, не военный, конечно, оружие мы оба давно друг против друга не используем, а, скорее, бдим друг за другом, так что, политический нейтралитет получается, вот так и будем думать.

Всю дорогу до больницы Виктория просидела как на иголках, я это чувствовал не только как человек, но и как ментальный маг, все эмоции были на поверхности, и они бурлили. Да, в таком состоянии наше посещение врача может обернуться трагедией, в первую очередь, для самого врача. Врачиху было жалко, хотя деньги она берет умело, но то, деньги, а то, жизнь.

Вика, давай-ка ты успокоишься, ну что ты ожидаешь от посещения врача? Ну посмотрит она, как протекает беременность, так я тебе и так могу сказать, что протекает нормально, ты у меня не первая, кто в таком положении, находился рядом. Поверь, все волновались, но не так эмоционально. Ты не показывала такого волнения, когда тебя убить собирались, а тут, такие эмоции. Все, приводи себя в порядок, а то, скоро подъедем к больнице.

Как ни странно, но мои слова оказали на Викторию свое воздействие, и вскоре я ощутил, что она, практически, успокоилась. В ее случае будет не только УЗИ, но и гинеколог. С врачами я договорился заранее, так как предвидел, какое состояние будет у моей подопечной, и вот сейчас давал сам себе положительную оценку за предусмотрительность.

Машину удалось поставить не так уж и далеко от больницы, но это даже хорошо, немного проветримся и успокоимся. Меня настораживал только гинеколог, на УЗИ я могу поприсутствовать рядом, эта процедура уже отлажена, а вот в святая святых всех цивилизованных женщин меня не пустят, и слава богу! Посещение решил начать со специалиста УЗИ, та, непременно, сначала к гинекологу пошлет, а уж потом сама за дело возьмется, а мне это и нужно, что бы все это звучало не от меня.

Вот везет мне, что Фелидас, что Виктория, каждая норовить в зверя переброситься, одна Ликура не вызывала у меня никаких сомнений, хотя, и она могла бы в лакурье обернуться. К зданию подошли в немного повышенном эмоциональном фоне, но это была норма, тут от всех так ментально несет, так что двигаем к моей узистке. Та встретила меня приветливо, никаких комментариев, что это уже третья женщина, которую я привожу к ней. Как я и предполагал, вопрос о гинекологе был задан, и нас направили сначала туда, а потом сюда. Очень хорошо, это то, что нужно. С моими предыдущими барышнями было проще, там срок был большой, так что мимо гинеколога, по разумению узистки, такие не прошли бы, а здесь срок маленький, так что, все логично.

Перед кабинетом гинеколога я только успел шепнуть Вике, чтобы держала себя в руках и втолкнул ее за дверь. Все, дальше анамнез, который займет какое-то время, так что успокоится, и будет вести себя, как паинька. Врач была женщина не молодая, так что насмотрелась на таких истеричек, и как себя с ними вести, знала не понаслышке. Все равно, все время приема я просидел как на иголках и ловил отголоски Викиных эмоций. Моя задача была перехватить ее, если звериная сущность начнет брать верх над человеческим разумом. За дверью все было спокойно, видимо бытовые вопросы от врача гасили эмоции богини, периодически слышался звон приглушенный звон металла, ничего, это медицинский инструмент, значит, все идет как надо. Наконец из-за двери раздалось, что мол, папаша может войти, это означало, что нужно рассчитаться. Очень хорошо, все уже было заранее приготовлено, так что моя благодарность была скоротечной, но весомой, все же это не простая пациентка, а богиня.

Молодец! Понимаешь толк в субординации.

Стараюсь Ваше высочайшество! - Так же мысленно ответил я богине!

Не ерничай, к нам, богам, в нашем мире, обращаются без такого напыщенного пиетета. Продолжай, пока все идет так, как мне бы и хотелось.

Слушаюсь и повинуюсь! - Чуть не голосом выдал я, и потащил Викторию к узистке.

Та молча приняла пациентку, но смешинки в глазах были заметны, многодетный папаша, да от разных женщин, гарем, да и только! Но упреков высказано не было, а наоборот, она очень тщательно проделала свою часть работы и выгнала нас в коридор.

Ну как? - Едва слышно поинтересовалась Вика у меня, когда мы уселись на, приставленные к стене, простенькие скамейки.

Ну, ты молодец, ни разу не сорвалась, а заключение мы сейчас получим, так что не переживай, я бы мог и так тебе все о тебе рассказать.

Да я и сама могу, разве не помнишь, что я унаследовала от тебя часть твоих способностей. Магичить не могу, а вот диагностику провести, простейшие раны залечить, это у меня получается, а то могла бы уже и вдовой быть, хотя нет, зачатие-то у нас попозже было. Ой, что-то разоткровенничалась я с тобой, влез в душу к девушке.

Ага, к тебе влезешь, мама быстро по башке настучит.

Ладно, голубки, я уже все знаю, так что отбываю к себе домой, молодец Сергей, не зря я тебе дочь свою доверила. Ближе к родам почаще буду у вас бывать, но вот во время родов, не взыщи, дочка, буду от тебя подальше, такая наша судьба.

Из-за двери послышалось, что можно войти, и я отправился за результатами диагностики, ну, и произвести расчет, конечно.

Вы бы поосторожнее с женщинами! - Напутствовала меня узистка. - Может не знаете, но в мире существуют противозачаточные средства. - Она хотела продолжить свою лекцию, но я ее прервал на вдохе.

Благодарю Вас, я на досуге о них почитаю.

Оставив узистку с выпученными, от удивления, глазами, я выскочил в коридор потрясая медицинским заключением. Всучил его Виктории, и потащил ее на улицу, подальше от людей в замкнутом пространстве. Все же я ей еще до конца не доверял.

.32. Глава 32.

* * *

Домой возвращались окрыленные, во-первых, в заключении было написано, что беременность протекает нормально, была и приписка, что пациент не помнит даты зачатия. Виктория принялась бурно комментировать эту фразу, так как она достаточно точно помнила, сколько дней назад случилось это у них с Зравшуном. Я успокоил Вику, напомнив, что время в наших мирах течет по разному, вот это и повод для нестыковки со сроками. Теперь будем придерживаться того, что написали врачи в заключении. Во-вторых, все прошло без эксцессов и лишних вопросов, что мне было на руку, ведь я могу выступать в этой роли еще неоднократно, уж больно много у меня там друзей осталось, да и подруг.

Уже подъезжая к дому заметил, что Виктория спит, посапывая, на заднем сидении, видимо умотал я ее сегодня изрядно. А что, иногда, бывая в больнице, замечал, что беременные идут туда как на работу, то анализы, то осмотр, то еще какие-нибудь процедуры, то просто взвеситься, они оттуда просто не вылезают. Вот и Виктория наша будет теперь регулярно посещать это заведение.

Виктория отключилась так, что я ее умудрился вытащит на руках из машины, а она даже глаз не открыла, ну и хорошо, дотащил ее до многострадального дивана в холле и, уложив, прикрыл тонким пледом. Дома, ни холодно, ни жарко, но когда спишь, то можно и замерзнуть, ужинать будем позже, а пока можно и собой заняться. Я переставил машину в гараж, подмел дворик, сметая пожухлые листья, да, осень уже начала заявлять свои права, но хорошие деньки еще постоят, да и красивы горы осенью, разноцветная листва делает их богаче, солиднее, что ли? Вздохнув, пошел готовить нам ужин, в этом я был кровно заинтересован, так как и у меня уже начало подсасывать в животе. Викино нервозное состояние не дало мне приготовить что-нибудь с утра, а сейчас время перевалило уже за три часа, все же много времени уходит на ожидание своей очереди в больнице. Деньги, деньгами, но вот очередь, за дверью кабинета врача, живет своей, особой жизнью, да и люди в белых халатах постоянно кого-то приводят, то на осмотр, то на консультацию. Не исключено, что половина, это родня или знакомые, но мы, сегодня, свои права не качали, мне это было даже на руку, Виктория, перед посещением врачей уже полностью успокоилась, а это было для нас, самым главным.

Трель звонка нарушила мою идиллию с метлой, и я пошел открывать калитку, а может и ворота. Пока шел, гадал, кто же это ко мне на огонек заскочил. Оказалось, что это Константиныч с племянницей. Не ожидал, не ожидал. Если уж они приехали, значит не следует мне сегодня расслабляться. Константиныч, не глядя мне в глаза буркнул через порог калитки, которую я открыл, чтобы посмотреть на гостя, что он вынужден еще раз обратиться ко мне по поводу своей племянницы. Я, если честно, то удивился, времени прошло, чуть меньше месяца, когда я вытаскивал Настю с того света. Что-то не сходятся концы с концами, но Константиныч свою часть сделки выполнил, документы мы получили, да и Насте я, в некотором роде, обязан, так что, милости просим. Я открыл ворота, так как прибыли мои гости не на автобусе, а на том самом автомобиле, который богиня сначала расплющила, а потом так же, восстановила. Как она это сделала, для меня было непонятно, да и для других магов, я думаю, тоже. Во всяком случае мой учитель, Ликура, никогда не говорила мне, что такое возможно.

Тем временем машина въехала во двор, и ворота поползли закрываться, я направился к машине, предполагая, что с Настей случилось что-то такое, что она сама не сможет выбраться, но нет, она выбралась из машины и приветливо улыбнулась мне. Я поздоровался с ней и водителем, лицо девушки было нездорового, сероватого цвета. Не стал торопиться с диагностикой, сначала нужно получить информацию от девушки и ее дядьки, то есть из первых рук. Сначала информация, потом, диагностика, и только затем, лечение. Я не люблю такие ситуации, когда не могу понять причину, а тем более рецидив с таким огромным перерывом, после моего лечения. Винить себя, или это какие-то посторонние причины, такие мысли не давали мне возможности сосредоточиться на гостях, да и прячущий глаза генерал, не способствовал моему спокойствию при виде гостей.

Мысли, мыслями, а проводить гостей в дом надо, да и ситуация с Викторией неоднозначна, не вынесешь же ее с дивана на второй этаж. Я пригласил гостей в дом, там и разберемся. Генерала было непривычно видеть в роли виноватого, я привык видеть его уверенным, раздающим команды, а сейчас он напоминал побитую собаку. Ну, не собаку, но это состояние ему не шло, о чем я ему так прямо и сказал, приостановив его на дорожке к дому, чтобы нас никто не слышал. Генерал только тяжело вздохнул, и махнув рукой, первым двинулся к дому. У меня мелькнула мысль, может его уволили с работы, или понизили в звании, все-таки он сейчас без формы. Ладно, на месте разберемся.

Войдя в дом, я уперся в три спины, которые закрывали мне проход, ну, ясно, увидели спящую Викторию. Я плечом раздвинул мужские спины и прошел в холл, подхватил Вику на руки и понес на второй этаж, та так и не проснулась, странно, но пока на этом заострять внимание не буду, времени прошло мало, так что пусть поспит. Спустившись, я застал в холле только генерала и его племянницу. Я одними бровями спросил, что случилось? Начал генерал, он уже не отводил глаза, видимо смог себя пересилить.

Понимаешь, Сергей, после твоего лечения все шло хорошо, наверное, где-то с неделю назад Насте стало плохо, тошнота, рвота, температура. Ну, я ее нашим врачам показал, те выписали антибиотики, но вот прошла неделя, а состояние не улучшилось, а, наоборот, ухудшилось. Результаты анализов нам не озвучили, так что ничего конкретного сказать не могу.

Я перевел вопросительный взгляд на Настю, та покраснела, как могла при таком цвете кожи, и еле слышно прошептала, что никакой беременности быть не может. Ну, ясно, это первое предположение, которое могли озвучить врачи ведомственной больницы генерала. Пищевое отравление и аллергию можно отмести сразу, это бы их врачи уже вычислили.

Настя, я тебя сейчас осмотрю, но, думаю, придется раздеваться до нижнего белья, я цвет кожных покровов не могу видеть своим лекарским зрением, придется смотреть глазами, ты не против? Если еще что-то можешь добавить к тому, что нам твой дядька сказал, то давай, сейчас самое время. Мы пройдем в мой кабинет, Константиныч, ты не волнуйся, я все сделаю для ее выздоровления, мне бы только разобраться, что с ней. Пока вижу только следы какой-то лихорадки или воспалительного процесса. Все, мы пошли, а ты располагайся и чувствуй себя как дома, там, в баре, есть коньяк, махни пару рюмок, а то на тебе лица нет.

Мы поднялись на второй этаж и прошли в мой кабинет, который я перенес в гостевую комнату, в моем старом кабинете сейчас жила Виктория. Все лучшее богам, а то как-то неудобно жить в лучших условиях, чем могу предоставить самой богине. Кстати, богиню бы не мешало тоже осмотреть.

Я предложил Насте лечь на кровать, пока раздеваться не нужно, может я и так все увижу. Я закрыл глаза и погрузился в созерцание ауры моей гостьи. Всюду в крови были следы заражения крови, но вот самого очага я обнаружить не мог, я внимательно осмотрел все, руки, начиная с середины кистей, ноги от лодыжек, и более внимательно все внутренние органы. Всюду были следы чего-то нехорошего, но вот очага не было. Да и сама гадость в крови была похожа на что-то знакомое, но вот на что, я никак не мог сообразить. Какое-то то, да не то, точнее не скажешь, все расплывчато, но то, что я встречался с подобным я был уверен на все сто.

.33. Глава 33.

* * *

Больше всего мне мешало то, что Настя ужасно стеснялась, и в результате шел какой-то посторонний ментальный фон. В моей практике было все, и ярость, и боль, и отчаянье, но вот стеснительность, да еще в таком количестве, это впервые. Внезапно я ощутил в комнате еще одну ауру, память на ауры, которые я только что чувствовал, была не плохая, так что генерала я узнал, тот стоял возле двери, видимо, боялся потревожить сам процесс диагностики, как по мановению волшебной палочки в комнате появилась еще одна аура и вдруг она потекла, я тут же открыл глаза, чтобы зафиксировать, как меняется тело Виктории.

Вика, назад! - Заорал я таким голосом, что у всех присутствующих, включая меня самого, волосы встали дыбом.

На месте зверя опять появилась Виктория, она все еще принюхивалась и очень недобро смотрела на Настю. Нужно было срочно это все тушить в зародыше, пока не разгорелся пожар. Виктория в теле зверя, да еще на взводе, это конец всем присутствующим в доме.

Вика, что на тебя нашло? Ты хоть отдаешь себе отчет в том, что могли пострадать люди?

Она - демон. - Тяжело дыша прошипела Виктория.

Что-о-о? - У меня стала складываться мозаика, которая так долго, по моим понятиям, не могла гармонично разложиться по полочкам в моей голове. Ведь я чувствовал, что видел то, что находилось в крови Насти, но только в более выраженном, отчетливом, концентрированном виде. Но остается главный вопрос, откуда кровь демона попала в Настю?

Настя, а ты ничего не трогала из вещей, когда я лечил тебя здесь?

Нет, да я тогда сама не своя была. - А ведь точно, не могла она шариться здесь после той раны.

Остаются какие-то вещи, которые контактировали с открытой раной Насти, а это полотенца, ведро, теоретически еще и нож того бойца, что оказался со мной рядом, когда нужно было делать вскрытие брюшной полости Насти. Совсем уж невозможный вариант, это та пуля, которая попала в Настю. Если честно, то не так уж много вариантов и их, почти все, достаточно легко проверить.

Константиныч, давай начнем с того бойца, который дал мне нож для полостной операции. Моя идея такая, плохая кровь, которая пару месяцев назад, засветилась в моем доме, оказалась в твоей племяннице. Кровь, очень плохая, но ее сила уже частично угасла, вот девочка и продержалась так долго. Поверь, у человека, которому она случайно попала в рану, через пару дней началось очень тяжелое заражение крови, а вы продержались пару недель, сила крови тает, но гадость она еще сотворить с человеком может. Я сейчас все это выжгу, но вот первопричину найти бы очень хотелось. Вика, а ты не можешь пройтись по дому и, как бы это помягче сказать, почуять эту самую кровь?

Вынюхать, ты имеешь в виду?

Вик, не обостряй ситуацию, ты сама знаешь, что девушка не имеет никакого отношения к демонам, я думаю, что в нее попала эта кровь где-то тут, в моем доме, а раз ты можешь чувствовать эту кровь, то я прошу тебя попытаться ее обнаружить.

Виктория фыркнула, но ноздри ее слегка затрепетали, ловя ненавистный отголосок враждебных существ. Надо отдать ей должное, она грациозно развернулась и отправилась побродить по дому в надежде обнаружить то, что несет на себе кровь демонов. Я тоже перебирал в голове, что еще могло соприкоснуться с этими паразитами того участка чужого мира, где я с ними схлеснулся. Мой контакт с демонами был кратковременный, первого демона подстрелил из лука и даже, побоялся вырвать стрелу, позже, прихвостней и демона рубил саблей, с башни стрелял из карабина. Кровь на мне могла бы быть, но я за это время уже столько раз мылся, да и раны у других людей лечил, так что здесь, тупик.

Решил, пока Вика будет искать следы крови по дому, я успею выжечь остатки крови демонов в Насте. Само лечение тяжелое, но раз концентрация маленькая, то и я смогу оставить небольшой резерв на всякий случай. Настя так и лежала на кровати ни жива, ни мертва. Еще бы, Вика, в зверином обличии, очень страшна. Нет, сам зверь необычайно красив, но от него веет смертью.

Настя, расслабься и закрой глаза, сейчас я уничтожу твою проблему, а Вику не бойся, это она так отреагировала на то, что сейчас внутри тебя. Все, я начинаю.

Я, чтобы облегчить себе лечебную процедуру, погрузил Настю в сон и выплеснул на нее почти всю мою магическую силу. На Сергеича пошло не в пример больше, так что я был уверен в успехе. Прошло не более пяти, ну, может, семи минут, и все было кончено. Сейчас нужно было разбудить Настю и отправить ее в туалет. Ощущения ее ждут, незабываемые. Я послал команду на пробуждение и повернулся к Константинычу.

Все, с Настей порядок, но я ее чуть позже еще раз проверю, а теперь, дай-ка мне того бойца, что подал мне нож, когда я лечил Настю во дворе.

Настя тем временем заерзала на кровати.

Да беги уж, я знаю, что тебе сейчас нужно.

Та, пулей вылетела из кровати и понеслась вниз, в туалет. Вот ведь коза, здесь же есть туалет. На лестнице она пискнула, но никакой агрессии я не почувствовал, поэтому не стал соскакивать, а довернул голову к Константинычу и молча приподнял вопросительно брови. Константиныч как будто только что очнулся, он встряхнул головой и громовым голосом вызвал бойца. Его ор еще не затих в коридоре, а на пороге нарисовалась Вика. Это с ней на лестнице встретилась Настя, писк которой мы слышали.

Твоя мишень. - Коротко бросила Вика.

Я сразу все понял, значит, где-то на моих метательных ножах оказалась кровь демонов. А что, вполне возможно, ведь когда я нанес рубящий удар по секретарю, то моя перевязь была на мне, так что капли крови могли попасть и на ножи, на рукоятки точно могли, а там и на лезвия. В это время в комнату вбежал тот самый боец, что вложил мне в руку свой нож, когда я спасал Настю. Я попросил его еще раз предоставить мне его нож. Тот вытащил свой тесак и подал мне его рукояткой вперед. Я внимательно осмотрел лезвие и точно, на самом кончике ножа явно проступала аура демонической крови.

В мою мишень нож свой метал? - Поинтересовался я у бойца.

Тот пожевал губы, а потом признался, что еще в первый раз, когда они появились у меня дома, то он стоял в охранении недалеко от моей мишени, делать было нечего и он решил попробовать метнуть свой нож в мишень. Чтобы не портить мишень, он метнул нож не в центр мишени, а ближе к краю, там еще такие вмятины были, как будто в мишень что-то тупое швыряли. Все ясно, значит точно, какая-то рукоятка моих ножей оказалась в крови секретаря, а он был осеменен демонами основательно. Я неосознанно сложил пальцы так, как учила Ликура и прошелся по всему лезвию.

Ладно, можешь быть свободен. Никто больше твой нож не трогал? - Тот отчаянно замотал головой так, что я понял, действительно, никто. - Константиныч, моя вина, оказывается, это я оказался виновником того, что кровь демона появилась здесь, но сейчас все нормально, а мне остается только обработать свои метательные ножи и сжечь мою мишень.

Эй, Сергей, а что за вмятины были на мишени? Я думала ты только ножи туда и метаешь, из лука в такую мишень нельзя, все стрелы перепортишь, дюралевые лепестком возле наконечника раскроются, а у деревянных придется у некоторых древко менять, расколется...

Вика еще что-то хотела добавить, но я ее перебил, не хватало еще, чтобы она начала вспоминать, чему ее учили в разведшколе. По легенде, она только похожа на ту Викторию.

Да я туда ножи и метал, а потом сюрикены, что мне Мик сделал. А вмятины, это от ручек ножей.

Что-то мне раньше казалось, что ты достаточно хорошо ножи метал, а оказывается, иногда и ручками прилетали.

Не иногда, а всегда, когда это мне было нужно, вот я и метал их в край мишени, чтобы не портить середину. Середина для тех, что острием, а край, это рукояткой. Иногда и так нужно попадать, если убить не хочешь.

Ой! Какой ты умный! - Притворно вздохнула Виктория.

Ее кокетство осталось нами не замечено, Константиныч переминался с ноги на ногу, видимо дома от родителей Насти получил, я перебирал в голове, как это я так лопухнулся.

.34.Глава 34.

* * *

Именно этот момент выбрала Настя, чтобы вернуться к нам, ее лицо порозовело, но вот косметика вся была смыта, ну понятно, все же организм умеет избавляться от нежелательных продуктов несколькими способами.

Настя, ты можешь сходить в душ, все-таки ты прилично пропотела, да и себя сразу получше почувствуешь, а мы тебя спокойно подождем. Внизу, в шкафу можешь взять любое полотенце, это гостевые. С одеждой, извини, ничем помочь не могу.

Да я ей дам свою блузку и подберу какую-нибудь юбку, мы только ростом отличаемся, до дома доехать подойдет, а там уж переоденется в свое.

Обе девушки ушли, я, уже понял, что Викторию отпустило, и она не наделает глупостей, да и внешний раздражитель я в Насте убрал, так что можно не беспокоиться. Зато Константиныч уставился на меня вопросительно. Напрямую он сейчас не мог мне задать мучивший его вопрос, но из коридора донеслось, что Вика себя уже полностью контролирует, да и с проблемой разобрались.

Она что, мои мысли читает?

Я только пожал плечами и пальцем, показал наверх. Богиня все-таки, понимать надо. Константиныч тяжело вздохнул, нет, его что-то гложет, я так прямо и спросил его, может чем помочь? Оказалось, что сверху надавили, и оставили вопрос с Викторией открытым, а из-за этого под угрозой и его должность, да еще сестра устроила выволочку за племянницу. Она ее одна воспитывает и души в ней не чает. Мужскую руку в доме обеспечивал Константиныч, так что, иногда и по попке прилетало, девка то бедовая.

Ну, семейные твои дела меня не касаются, а вот то, что на тебя баллон катят, это плохо. Все же у нас какой-никакой контакт наладился, да и на перспективу я хотел удочку закинуть.

Что за удочку?

Ну, ты же видел, что с богиней происходит, то в зверя перекинется, то в человека, но это все цветочки. Мне по секрету сказали, что если начнет рожать, то можно и более серьезных неприятностей ждать, вот я и думал, что на такое время ты меня бы в какой-нибудь бункер с ней пустил. Мы бы родили, а дальше проблема сама собой рассосалась бы.

Да, умеешь ты успокоить, я только один пожар погасил, а ты мне новый арбуз выкатываешь.

А давай мы твое начальство полечим, может оно и успокоится, а там глядишь, и время родов подойдет. Мне кажется, что она здесь будет жить, пока кормить ребенка не закончит, а как время выйдет, так она отсюда исчезнет. Вот и думай. Можешь на меня стрелки перевести, мол в процессе операции наткнулись на уникального лекаря, а все остальное не столь существенно. Документы по Виктории делали для другого человека, только похожего на Викторию. Человека нет, а весь жизненный путь остался, вот и выгодно использовать, или что-то в этом роде.

Про полечим мне тоже, в голову приходило, все-таки у таких людей и родня и ближайшее окружение есть. Правда, они все шифруются.

Вот и хорошо, я же могу полечить вообще не видя человека. Тонкая стенка и пациент за ней. Для тебя я готов и поднапрячься.

Лицо Константиныча повеселело, видимо сейчас в его голове складывались два и два. Потом, мечтательное выражение сменилось легкой озабоченностью.

А мать Настюхину полечишь, я заплачу, а то, потом, до нее очередь так и не дойдет.

А раньше-то что молчал?

Да как-то стыдно свои проблемки решать, когда тобой боги командуют.

Ну, это ты утрируешь, боги нам высказали свои пожелания, а мы должны в лепешку расшибиться, а их пожелания выполнить, и у нас это не плохо получается. Вот посмотришь, скоро все стабилизируется, может гости ко мне какие заявятся, так Вика на их фоне и потеряется. А если кто на твое звание покусится или на должность, то богиня им вмиг мозги вправит, хотя, не факт, уж больно они, боги, непредсказуемые. А что там с матерью Насти, какие-то проблемы?

Ну, как тебе сказать, не ходит она. Их семья в аварию попала, отец погиб, а вот сестра моя с переломанным позвоночником осталась. Я-то понимаю, что в этом ты ей не поможешь, но у нее сейчас почки стали плохо работать, ты бы ей в этом вопросе помог.

Я тебе, Константиныч, ничего обещать не буду, но мать Насти завтра ко мне. Можешь просто ее утром отправить на своей машине, а вечером забрать, чтобы мы тебе рабочий день не нарушали.

Я ее тогда завтра с Настей отправлю, она у нее как сиделка, вот поэтому я частенько Настю с собой беру, чтобы развеялась, вот она в прошлый раз и развеялась, что чуть с жизнью не простилась. - Тяжело вздохнул Константиныч. - Ты не обижай ее, я Настю имею ввиду, она еще толком жизни не видела, то с матерью сидит, то учится, то со мной на полдня в большой мир вырывается.

Константиныч, я, вроде, повода не давал, я свои обязательства честно выполняю, и никаких вольностей с твоей племянницей себе не позволял.

Да я все понимаю, но вот только влюбится она в тебя, ты слишком яркий, необычный, а практически вся ее жизнь серая была, вот я и боюсь. У тебя хоть женщина-то есть, или Виктории хватает?

Ну ты Константиныч и загнул, Виктория, это богиня, да плюс, ты ее из женщин списал, а женщины у меня нет, недавно влюбился в одну, да она меня бросила, так что с этой стороны все спокойно. К Насти клинья подбивать не буду, пусть все идет, как идет. Мне вообще кажется, что женщины, это моя самая большая проблема. Да и жизнь моя, сам видишь, как на пороховой бочке, то саблями режут, то за решетку, то боги угрожают, но одно могу сказать тебе четко, у богини на вас с Настей есть какие-то планы, ведь она всю больницу заставила забыть обо мне и Вике, а вот вам память не подчищала. Не знаю, хорошо это или плохо, но зная богов могу сказать, что что-то намечается и, видимо, с вашим участием. Ладно, расслабься, мы на это повлиять никак не можем, давай лучше твоей сестрой займемся, я тебе по секрету скажу, что я сам не так давно лежал со сломанным позвоночником, а потом смог перебороть ситуацию и восстановить себя. Но у меня все было быстро, быстро сломал, быстро вылечил, а вот с такими старыми травмами я не работал, так что посмотрим. Почки-то восстановлю, это, как раз, и не проблема вовсе, а с переломом будем посмотреть, как говорят братья-иностранцы.

Тут к нам вернулись наши девушки и мы вынуждены были свернуть тему разговора. Настю нарядили в Викины обновки, которые на ней смотрелись очень даже хорошо, ну, может юбка была немного длинновата, но то, что у нее деформирована голень, можно было разглядеть.

Настя, а с голенью у тебя что?

Та зарделась вся, видимо она, как могла, прятала этот дефект, но сейчас на ней была юбка, а не штаны, так что результат травмы был у всех на виду, а у девчонки голова упала на грудь и она пребывала в жутком смятении.

Константиныч, ну вы же находитесь у лекаря, так чего вы молчите, я же мог бы давно вмешаться, кости бы слегка подправил, а там, глядишь, и нога бы стала ровнее.

Сергей, а дай я на ней попрактикуюсь, я же, тоже, целитель не из последних. - Выдала нам Вика в самый кульминационный момент.

А что, давай попробуем, я еще не видел, как ты можешь применять свои знания.

.35. Глава 35.

* * *

Вика заставила Настю сесть на кровать и положила обе свои руки на место перелома. Воздух над ногой девушки стал дрожать, как будто температура в этом месте, поднялась на десяток градусов. Такого лечения я не знал, поэтому жадно впитывал то, как могут лечить боги. Под действием каких-то сил, кости девушки стали размягчаться и принимать тот вид, какой и должен быть у костей человеческой голени. Я поразился, как легко устраняется проблема, но посмотрев на лицо Вики, попросил ее прервать лечение, так как такие нагрузки ей противопоказаны. Виктория вняла моим словам и виновато глядя на Настю, пообещала ей, что в следующий раз она все выпрямит до конца.

Никаких, в следующий раз, я же не зря наблюдал за методикой лечения, так что сейчас продолжу я.

Мои руки заняли то же самое место, на ноге Насти и я постарался воспроизвести то, что подглядел у Вики. Вначале я никак не мог понять, как же воздух вибрировал рядом с руками Вики, но потом уловил, что вибрация должна происходить между моими руками, а не в ноге Насти. Как только я это понял, как кости Насти стали плавно выпрямляться, а я еще и стал слегка разводить руки, несколько растягивая кости в длину. Уловив, что это мне удается, я скомандовал Насте положить и вторую ногу на кровать, рядом с травмированной. Вскоре, ориентируясь на глаз, я добился, что обе ноги стали похожи друг на друга. Тогда я прекратил воздействие и с улыбкой посмотрел на Настю, а потом и на Вику.

Девочки, это же то, что нужно, завтра мы постараемся применить эти знания и в другой области. Ну, и спасибо тебе Вика, я впервые видел, как могут лечить боги и я взял эту методику себе на вооружение, а тебе Настя, спасибо, что позволила нам попрактиковаться на тебе, так что мы все трое, молодцы. А ну-ка, больная, встань и иди!

Настя соскочила с кровати и сделала несколько неуверенных шагов, а потом на ее лице расцвела такая улыбка, что я аж засмотрелся на девчонку, но длилось это не долго, вдруг слезы брызнули из девичьих глаз. Я кинулся к Насте и подхватил ее на руки.

Настя, что такое? Где болит? Не молчи.

Но Настя только мотала головой и из глаз ее нескончаемым потоком бежали слезы.

Вика, ты что-нибудь понимаешь?

Да не напрягайся ты так, это она от счастья рыдает, она же все время, при ходьбе, боль испытывала, а сейчас ничего такого нет. Я тебе Настя еще больше скажу, твои ножки выглядят одинаковыми, так что можешь начинать носить юбочки.

Константиныч, открыв рот, только и мог, что переводить взгляд то на Настю, то на нас с Викой.

Это вы что, вот так просто взяли, и вылечили ей то, что мы безрезультатно лечили все эти годы? Ей же четыре раза ломали кости, но так и не смогли нормально восстановить ногу. Я понимаю, что каждый раз становилось чуть-чуть лучше, чем было до этого, но чтобы вот так! - И он, не находя слов, повертел руками.

Константиныч, ты не забывай, перед нами богиня, ты же видел, что я учился у нее ее премудростям, вот кого нужно благодарить.

Я тоже хочу так лечить людей, донеслось еле слышно от Насти.

Да, вложи ей знания по лечению, хороший целитель будет. Ядами пока делиться не будем, молода еще, а вот общим лечением может заниматься. Вы ей канал освободили, вон как магия по телу распространяется.

Это кто в моей голове говорил? - Ошалело вертя головой в разные стороны, спросила Настя.

А это, Настенька, подруга Сергея побеседовала с нами, а это значит, что, Сергей?

Что мне придется учить ее премудростям лекарского дела.

Но настроение у Насти резко упало. Она опять ушла в себя. Вика с улыбкой внимательно ее разглядывала, а потом расхохоталась.

Настя, его подруга имеет лапы, хвост и шипы по всему телу и мы зовем ее Сумкой,

Да, это Сергей придумал мне такое красивое имя, а ты, Настя, учись у него хорошо, я сама решу, когда тебе можно будет начинать пользоваться ядами.

Я, тем временем осматривал Настю так, как когда-то меня осматривала Ликура. Ее аура стремительно меняла объем и цвет. Если так дальше пойдет, то она, в магическом плане, превзойдет всех, кого я знал. Ментальная составляющая будет незначительная, зато уровень воздействия обычной магией будет, чуть ниже, чем сейчас имеет Вика. Она что....

Да нет, Сергей, не богиня она, а то ты уже запаниковал, просто то, что было зажато, постоянно пыталось прорваться, вот и получилось, что получилось.

А мне можно брать ученика, ведь я сам все еще ученик, а Настя получится ученик ученика, как-то не по-человечески получается.

Тут сверху раздался знакомый голос, что если ученик вылечил у своего учителя то, что тот сам не мог вылечить, то это автоматически переводит ученика из разряда учащихся, в разряд практикующих. То есть, его ученичество закончилось, о чем и подтверждает татуировка.

На душе сразу стало одиноко и тоскливо, потерять такого учителя! Мои руки неосознанно полезли под рубашку к тому месту, где была татуировка.

Как это потерять, ничего не потеряно, маги учатся всю жизнь, а тем более лекари, просто твой статус поменялся и теперь ты, как и любой другой маг, можешь взять себе ученика, ты что, не помнишь, как ты вкладывал Вике свои умения и знания? Если бы твой статус был бы, как ученик, то лекарские знания так и остались бы в тебе, но никак не перешли бы в Викторию, за что тебе отдельная моя материнская благодарность.

А делать-то теперь что? - Тупо спросил я.

Да то же, что ты и делал всегда, лечить, помогать, спасать, вытаскивать, ну и жить нормальной, полноценной жизнью. Ликура, кстати, останется твоим учителем навсегда, это особенности связи учитель-ученик. Ты же помнишь, что есть не только положительное в такой связи, но и некоторые, не очень приятные, обязанности.

Тут у меня началась паника, ведь я не смогу прервать жизнь Насти, если что-то пойдет не так!

Так ты и учи соответственно, чтобы не пришлось исполнять роль палача.

Это что, так серьезно? - Подал голос Константиныч.

Серьезней некуда, а те обязанности, о которых говорила богиня, это необходимость прервать жизнь своего ученика учителем, если тот будет представлять опасность для его мира.

Настя все время ерзала и все пыталась завести руку за свое плечо и почесать там что-то.

Настя, что там такое? Давай я помогу. - Переключился Константиныч с меня на свою племянницу.

Там, Константиныч, - грустно вздохнул я, - татуировка проступает, магическая. А вот, кстати, Вика, а у тебя же такой татуировки нет?

У меня, внешних признаков ученичества нет, ведь мне не нужно, по инвалидности или старости, проситься в какой-нибудь монастырь. Я же богиня, но вот любой бог тут же определит, что я использовала простого смертного, как учителя. Такое не приветствуется, но и, не осуждается. Да и направление моего ученичества было несколько другое, если ты помнишь, что вкладывал в меня, когда передавал свои навыки. Сам понимаешь, женщина, и бог войны, это как-то не вяжется друг с другом. Кроме того, Ликура сама посвятила меня в свои ученики еще не зная мою сущность, но вот прервать мою линию жизни, как мой учитель, она не сможет.

Вот тут ты, дочка, ошибаешься! Отношение учитель-ученик стоит обособленно, ведь ты поняла, что и в среде богов можно быть, как учителем, так и учеником.

Ощущение богини пропало, а мы стояли, подавленные, толи нас похвалили, толи пожурили, было непонятно.

Константиныч, забирай Настю и дуйте домой. Пусть она отдохнет, ей сегодня будет немного муторно, но вот тут я ей ничем помочь не смогу, сам через это прошел. Это организм начнет перестраиваться, дополнительные связи появятся, но, зато, ты теперь, прямо у себя дома будешь иметь скорую медицинскую помощь. На быстрый эффект, конечно, не рассчитывай, все же Настя должна пройти период обучения. Ну все, забирай ее, и домой.

.36. Глава 36.

* * *

Оставшись одни, мы с Викторий вздохнули спокойно, остаток дня каждый посвятил самому себе, все же у каждого из нас накопились какие-то свои проблемы, нужно было привести себя в порядок, ведь оба мы выложились сегодня изрядно. Ощущение богини несколько раз ощущались мной, видимо мать секретничала с дочерью, что же, это даже хорошо, все же я с беспокойством ожидал предстоящие роды дочери богини. Из головы не шли мысли Сумки о том, как рожала на их планете чужая богиня, и о том, что мне нужно готовиться к худшему, надеясь на лучшее.

Я часто ловил себя на том, что по-разному относился к Виктории в течении дня, то из нее проглядывала та Виктория, которую я спасал от ее папика, то матерый хищник, как сегодня с Настей, то высокомерная дочь богини, но пока успокаивало только то, что я все еще мог ее контролировать в ее, самой страшной ипостаси. С каждым днем внутренний контроль Виктории становился все качественней, но я где-то далеко-далеко внутри себя понимал, что если случится какая-то нетипичная ситуация, то этот зверь сможет напрочь забыть, что он когда-то был человеком. Про богов я даже думать не хотел, я с ними общался только ментально или это был акустический диалог, но я никогда не видел ни одного живого бога, не считая Виктории, которая, все-равно, не тянула на самого настоящего, матерого бога.

Тайная надежда, что Константиныч все же сможет выделить мне какой-нибудь тир или бункер, в котором я намеревался организовать наш быт в те несколько последних дней перед родами, не покидала меня. Я надеялся на знания и высокую чувствительность Сумки, ведь не зря же она смогла дистанционно, через лабиринт нашего портала, достучаться до Виктории, когда дело касалось ее жизни и безопасности целой группы связанных миров. Сумка, с первого дня их знакомства привязалась к Виктории и, очень часто, принимала самостоятельные решения в деле помощи Вике. Вообще, у меня создалось такое впечатление, что Сумка с самого начала знала, с кем ей пришлось познакомиться, но меня она в это дело не посвятила, видимо, у нее были свои мысли по этому поводу. Я все это узнал непосредственно от богини, не скрою, это вызвало у меня некий шок, ведь я спасал обычную девушку, ну пусть она была подготовлена как хорошая диверсантка или шпионка, но я то, тоже, имел неслабую военную и магическую подготовку.

Мы с Викторией приняли водные процедуры, она сходила в душ, а я посетил баню. Баня была мне нужна, так как вымотался я сегодня больше морально, чем физически. Баня восстановила, баня вернула к жизни, аромат дерева, пар, окутывающий всю парилку после того, как я плескал кипяток на каменку, и, волшебным образом исчезающий прямо в воздухе, оставлял после себя обжигающий жар, который я гонял на свое тело березовым веником. Дубовый имел более грозный вид, за счет крупных листьев и, иногда встречающихся, желудей, а вот березовый был как лекарство, аромат, мелкая листва, прямые ветви, позволяющие получить аккуратный веник, гоняющий пар очень равномерно, а, прилипая к мокрому, распаренному телу, мелкими листьями, которые скользили по нему, создавать дополнительный, незабываемый массажный эффект.

Я выбрался из парилки, еле волоча ноги, в предбанник, и остолбенел, прямо передо мной стоял Закарит. Стоял он как-то напряженно, что ли, его глаза не фокусировались на мне, а смотрели куда-то вдаль. Что-то было не то с этим персонажем моих инопланетных путешествий, и я двинулся по дуге, обходя фигуру Закарита справа. Так вот, что было не так, Закарит был плоский, при взгляде спереди такое определить было невозможно, а вот, когда точка наблюдения несколько сместилась, то все встало на свои места. Это мне что же, фотографию предоставили?

Знаешь его? - Раздалось с потолка так, что неподготовленный человек уже бы наделал в штаны, ну и пусть, что сейчас на мне ничего нет, некоторые функции организма это бы никак не остановило.

Голос был незнакомый, да и я уже успел взять себя в руки, когда определился, что кто-то начал свое расследование деятельности Закарита в том мире, так что склонился в поклоне, хотя это было и глупо, так как кланяются, обычно, в направлении того, кому желают высказать свое уважение, а вот как поклониться потолку?!

Приветствую тебя бог, извини что я не совсем одет, я только что совершал омовение.

Не совсем одет, это когда на тебе недостает некоторых элементов одежды, а сейчас ты гол, и не морочь мне голову!

Да у меня и в мыслях не было, я сейчас накину простынь, а то так как-то непочтительно разговаривать с богами.

Да, давай, сделай это побыстрее и отвечай на поставленный вопрос.

Конечно знаю, это Закарит, один из правителей герцогства Аштар, дед Зравшуна и свекор несравненной Фелидас.

Ты мне его родственников не перечисляй! Как ты с ним познакомился?

Да вы же это должны знать, сами же нас отправили для проведения диагностики герцогини Фелидас, вот там нас и схватил Закарит.

Да, должны были бы знать, но не знаем. Кто-то из богов проявил инициативу, не сообщив другим. За такое наказывают. Давай вкратце и по существу.

Ну, в двух словах это было так: меня и Зравшуна вызвали в магический кабинет, тогда еще баронессы, Ликуры. Там, кроме нас оказалось еще четыре человека, какой-то маг, председатель Малого Ковена, еще два каких-то мага и госпожа Ликура. Там нам бог сообщил, что боги повелевают Зравшуну вернуть отцу его саблю тайфуллинов, а нам с ним отправляться вместе с госпожой Ликурой в герцогство Аштар и провести медицинское обследование госпожи Фелидас, матери Зравшуна.

Я знаю все родственные связи в этом мире, так что не отвлекайся.

Мы выехали на следующее утро, так как никто не был готов к такому походу, а под утро следующего дня на нас напала звезда наемных убийц. Мы с Зравшуном оказались единственными, кто вышел из лагеря и случайно наткнулся на оборотней. Как сказал Зравшун, троих убил я, а двоих он. Как потом выяснилось, маг, заманивший нас в эту ловушку сбежал. Нам бы развернуться и вернуться в замок Варелу, но боги высказали нам свое пожелание, так что пришлось срочно собирать лагерь и постараться увеличить скорость нашего каравана. По дороге на нас еще несколько раз было совершено нападение, это были странные звери и люди, как под гипнозом. В замке Картжола нас всех заставили осмотреть герцогиню, а потом допросили. Картжола не устроили наши ответы и диагнозы, так что мы оказались в подвале его замка. Бежать нам помог Зравшун, и он же, предложил уходить от погони по землям его деда. Вот так мы и оказались в замке Закарита, там я впервые и познакомился с ним.

Хорошо. Что вы обнаружили у герцогини и как прошла твоя встреча с Закаритом, кто был ее инициатором?

Я криво усмехнулся и начал с вопроса о здоровье герцогини, поведал, что все мы, включая и дворцового мага Картжола, диагностировали у герцогини небольшие отклонения в работе пищеварительной системы, лично я увидел там скопление камней в желчном пузыре. Картжол же был уверен, что герцогиня была отравлена, за это он нас решил казнить. Во всяком случае, я сидел в камере для смертников. С Закаритом наша встреча проходила по его инициативе, так как в его замке мы тоже были арестованы. Закарит применил ко мне несколько запрещенные методы дознания и контроля, так что я поклялся его убить, говоря ему это прямо в лицо. Когда он понял, что не сможет полностью контролировать меня, то пошел на попятную, это несколько снизило градус моей ненависти к Закариту, а вскоре я сделался не то, чтобы другом этого своенравного правителя, а скорее, я просто понял его, в своей душе пожалел, и простил. Сейчас наше отношение друг к другу можно назвать как некий нейтралитет. Он не вмешивается в мои дела и мой мир, а я не вмешиваюсь в стиль и методы управления его землями. Узнав от меня о том, что Фелидас беременна, он проявил живейший интерес к будущему ребенку и при мне обещал Фелидас, что приложит все силы к тому, чтобы вырастить девочку умной и здоровой. Его участие в воспитании ребенка начнется лет с трех-четырех. Если судить о том, каким получился Зравшун, то я думаю, что старику можно доверить воспитание девочки.

.37. Глава 37.

* * *

В предбаннике повисло напряженное молчание, видимо бог обдумывал мои слова, а я, в это время, пытался вытереться и хоть немного одеться. Наконец сверху раздалось, что на Совете богов одной богиней было высказано то, что я могу взять на себя роль парламентера между Закаритом и Советом богов, но им бы хотелось, чтобы я был не один, а чтобы мое окружение было бы внушительным, в него вошли бы солидные люди как с Земли, так и с их планеты. От себя они могут предложить Ликуру и Зравшуна, оба достаточно знатные господа и, что самое главное, имеют свое мнение о Закарите, и могут позволить себе с ним спорить. А вот мою часть делегации мне придется подбирать самому, если что-то или кого-то нужно будет принудить, то боги мне в этом помогут. Я, сидя в одних трусах, которые уже пропитались моим потом, судорожно прокручивал в голове, кто такой солидный у меня есть, чтобы его можно было бы представить богам, ну и продемонстрировать тот мир. Все же это не только моя тайна.

Пока мои мысли были заняты систематизацией полученной информации, ощущение присутствия бога пропало. Я представил Сергеича в роли парламентера и тут же отмел его кандидатуру, нет, слишком мягкий и ранимый, здесь прожженный солдафон нужен! А ведь точно, у меня же есть Константиныч, он когда на ту сторону сходит, то будет лучше меня понимать, а может, и приверженцем нашим станет. Так, одна кандидатура у меня есть, кого же еще можно было бы взять с собой? Может Настю, но не как парламентера, а показать бы ее Ликуре, может что мне посоветует. Еще, как вариант, Алексея, пусть оружие захватит, и сам заработает, и лучше поймет, для чего его оружие предназначается. Больше у меня и нет никого, моим инвесторам, под драгоценный метал, такой мир показывать нельзя категорически, разворуют и объегорят всех. Нет, остановлюсь на этих трех кандидатурах, что в голову пришли, Вику бы взять, да тот мир на нее пагубно влияет.

Да не бойся, своди ее, мне и самой интересно, как она свой родной мир воспримет, когда состояние стабилизировалось.

Ох богиня, кто же на беременных такие эксперименты проводит?

А ты меня не стыди, смертный! - Разозлилась богиня. - Там я дочку лучше чувствую, да и внутри все получше рассмотрю. Все решено, пойдет она с тобой, а плохо станет, сама ее в твой мир отправлю, чего бы это мне ни стоило. Оружие ваше земное не берите, боги не пропустят, несете только то, что вы называете холодным оружием.

Да знаю я, уж мне это все доходчиво объяснили. Когда выдвигаться-то можно будет?

Как говорят у вас на Земле, "нужно было еще вчера".

Ну, вы, боги .... - Возмутился я. Ведь им всем отпроситься с работы нужно, одеть-то я их здесь смогу и сам, а вот действующему генералу отпроситься на целый месяц в его ведомстве, это, по-моему, вообще нереально. Хотя, боги же обещали принудить кого-нибудь, если надо, так пусть начальство и принудят.

Я кинулся к телефонному аппарату и принялся названивать генералу, трубку взяла Настя, она сильно смутилась и выдала мне, что дядька на работе, но она ему позвонит и сообщит, что я ему звонил. Тут я ее в лоб и спросил, хочет она на месяц незабываемых впечатлений? Красоты, опасности, новые знакомства. На том конце выдавили, что, конечно, хотелось бы, а то она, из-за своих травм только больницу да военные санатории и видела. Так, теперь следовало дозвониться до Алексея, тот оказался дома, что-то изменилось на заводе и они, в бессрочном отпуске. Я хлопнул себя по лбу, сотовый телефон же есть, а я по городскому звоню, но с Алексеем это даже хорошо, я поинтересовался, пойдет ли он со мной в поход, да, может, продукцию свою прихватит, может мы ее и продадим. На том конце голос повеселел, а то, оказалось, что они уже доллары начали менять. Я дал Алексею мои координаты и посоветовал взять такси, я здесь, на месте, рассчитаюсь. Теперь оставался только генерал, Викторию можно было и не спрашивать, по ней было видно, что тем миром она заболела, да и Зравшун там, не на последнем месте.

Генерал позвонил минут через двадцать, его вопрос звучал примерно так, "что случилось", но это в переводе, а так, на эту фразу, еще процентов семьдесят мата, но красиво. У Константиныча даже материться получалось солидно, что ли. Вот он, точно, в переговорах нужный человек. Я Константинычу открытым текстом сказал, что мне позарез нужна вся его компетентность в вопросах ведения переговоров на высшем уровне, так что я хотел бы его задействовать на месяц, а может и полтора, как получится. Красоты, охоту, приключения и чистый воздух я обещаю, тем более, что и Настю планирую взять в такое путешествие. Если его не отпускает начальство, то нужно просто сказать мне, и я все улажу.

Константиныч не поверил, но со вздохом сообщил, что начальство, действительно, никуда не отпустит. Тогда я предложил ему написать заявление на отпуск, а я, со своей стороны, дам зеленую улицу его заявлению. Константиныч усмехнулся, но заявил, что попробовать стоит, так как он за последние десять лет только два раза был в нормальном отпуске, а так, то с Настей по больницам, то с начальством по гарнизонам. Распрощались и я, отключив сотовый телефон передал богам мысленное сообщение о проблемах с моим компаньоном по переговорному процессу. Там заверили, что все уже улажено, так что они ждут нас и готовы оказать всяческое содействие. По моей спине пробежал полк мурашек, нет уж, лучше мы сами, как можем, доберемся до герцогства Аштор, все же мы не первый раз туда ходим, мне бы только с Ликурой и Зравшуном в баронстве встретиться, чтобы всем вместе к Закариту идти. Мне подтвердили, что их это больше чем устраивает, так как у богов и своих дел хватает. Вот и славненько, а то я, в последнее время, что-то боюсь, спланированных богами, акций. Через полчаса в ворота позвонили, я открыл ворота и пошел расплачиваться за такси. Алексей, в это время, выгружал свою огромную сумку из багажника машины. Я подошел и рассчитался с водителем, а потом помог парню донести сумку до гостевого домика. Дальше смысла тащить сумку не было, и я свернув с дорожки, направился прямиком в мой гостевой домик. Сумку оставили недалеко от порога и я потащил Алексея к столу, нужно было поесть, теперь нормально покушать нам удастся не скоро.

В дверях столкнулись с Викторией, та внимательно разглядывала парня, потом вспомнив, улыбнулась и поинтересовалась, как продвигается нелегальный бизнес? Вот змея! Я тут же поинтересовался, а не хочет ли она сходить к маме, так как я такое приглашение уже получил, вот и компанию себе подбираю, а отказать не могу. Виктория поняла, что тут замешаны высшие силы, поэтому только бросила, что она рада составить нам компанию, вот только закончит приводить себя в порядок. Алексей только стоял открыв рот и переводил взгляд то на меня, то на Викторию. Я его дернул за рукав и посоветовал расслабиться, Виктория занимается своими делами, а мы, своими. Стол я сервировал на пятерых, так как, зная генерала, мог ожидать того с минуты на минуту. На стол была выставлена бутылка коньяка, бутылка водки и девушкам поставил бутылку красного вина, все-таки отъезд следовало отметить как и положено, а то пути не будет. Мы с Алексеем принялись кашеварить в четыре руки, вскоре по кухне поплыл восхитительный аромат жаренного мяса со специями, жареной картошки и пюре. Я не знал вкусовых предпочтений моих гостей, но мясо, обычно, едят все, а кто не ест, тот должен начать приучать себя к этому, так как поход намечается длинный, и охота, наша единственная возможность пополнения и разнообразия нашего рациона.

.38. Глава 38.

* * *

Генерал не был бы генералом, если бы опоздал к нашему праздничному столу. Едва мы переложили все со сковород и кастрюлек в глубокую керамическую посуду, как в ворота позвонили. Я прямо из комнаты открыл ворота, ведь сейчас мы ожидали генерала, так что это и должен быть он, я надеюсь, с Настей. Вика приветливо помахала в окно кухни кому-то возле ворот, значит и точно, с Настей, и я пошел встречать гостей. Те шли к моему дому по дорожке, генерал нес два чемодана, катить их по моим плитам было невозможно, и улыбался, значит точно, заявление подписали. Тут до меня дошло, что Настю то я никак не отмазывал с ее работы, но все оказалось прозаичней, она была на инвалидности, работать было можно, но дядька, пока, не разрешал. Я забрал у генерала чемоданы, все-таки он генерал, и пригласил их в дом, там уже накрыт праздничный стол, за которым я и объясню куда мы идем и почему такая спешка. Оттащив чемоданы в свою комнату, я вернулся в холл, и присоединился к моей группе переговорщиков.

Народ расположился несколько несимметрично, так как девчонки тут же устроились рядом, генерал сел, как и привык, во главе стола, а Алексей расположился напротив девушек, все же он был здесь впервые, да и знал только Викторию, но она сейчас была занята разговором с Настей, и Алексей пожирал их обоих глазами. Обе были красивы, а все остальное он узнает уже в походе. Я уселся напротив генерала и, постучав вилкой по бутылке коньяка, попросил минутку внимания. Гул за столом постепенно стих и я приступил к искушению моей разношерстной группы.

Господа и дамы, не далее, как пару часов назад мне озвучили одно предложение, от которого я, как основное действующее лицо, отказаться не могу. Мне было озвучено, что меня задействуют в переговорном процессе где по обе стороны очень и очень значимые фигуры, так же мне посоветовали иметь достаточно солидное окружение, чтобы еще больше придать вес такому мероприятию. Добираться мне и тем, кто меня поддержит в этом начинании, долго и по большей части пешком, так как там, бездорожье. Ближе к месту самих переговоров к нам присоединится еще несколько человек, представителей местной аристократии, поэтому я и хотел бы сейчас убедиться, что все, кто собрался за этим праздничным столом, пойдут со мной. Если кто-то боится, или ему не нравлюсь я, то никаких претензий к этому человеку не будет и мы отпустим его, и только потом я начну излагать саму суть проблемы.

Я вопросительно обвел взглядом весь стол, но все сидели тихо, и только генерал несколько задумчиво бросил, что, вообще-то, он привык командовать, а тут получается, что командовать буду я.

Константиныч, я не командовать буду, я буду проводником, вашим телохранителем, ночным сторожем, часовым, поваром, переводчиком и много еще кем или чем, а вот когда мы доберемся до цели, то там нам скажут, как нам вести себя и кто будет играть основную скрипку, а кто будет на подпевках. Я правильно излагаю?

Последний вопрос был адресован богам, и сверху незамедлительно прогрохотало что да, но я отказался от помощи богов во время пути, так что с нами свяжутся именно в конце нашего путешествия. Допуск получили все, так что боги надеются, что мы их не подведем.

Все, слова были сказаны, ощущения богов исчезло, так что я, прокашлявшись, так как и меня слегка проняло громовое подтверждение нашего гостевого статуса, предложил собравшимся за столом не заморачиваться, и не осматривать мой потолок, потому, что это с нами говорили боги другого мира, в который мы и направим свои стопы не далее, чем через пару часов. А теперь по порядку, в том мире есть один достаточно грозный правитель, который неподвластен богам того мира, зовут его Закарит, и боги желали бы наладить с ним контакт, так как, присутствующие сами понимают, боги не могут оставить все так, как есть. Они несут ответственность за тот мир, а, следовательно, и за всех людей, живущих в нем. Закарит своенравный, но в меру адекватный человек и правитель небольшого анклава, именуемого на той стороне герцогство Аштор. "Герцогство", это вольный перевод на наш язык названия социального статуса контролируемой Закаритом области того мира. Пояснил, что я уже неоднократно встречался с ним, да и Виктория имела такую возможность. Тут генерал прервал меня.

Я правильно понимаю, что тут не обошлось без одной богини, которая очень беспокоится о своей дочери?

Совершенно верно, но не нужно забывать, что здесь ее силы очень ограничены, а вот там, она очень грозный бог. Но если честно, то она только натолкнула Совет богов на идею поискать посредника для таких переговоров, и она предложила им меня. Мой статус в том мире, как и здесь, хороший лекарь и немного маг, и еще я хороший мечник, ну да многие это все видели на моих тренировках с холодным оружием. И еще, я, в свое время, оказал очень большую услугу их королевству, и там меня очень высоко ценят, но если боги скажут местному королю или любому герцогу или барону, что мне нужно отрубить голову, то это сделают не задумываясь. Там привыкли доверять богам и выполнять все так, как желают боги. Вспомните нашу религию и просто имейте это ввиду.

Дальше я пустился в пространные объяснения особенностей того мира. Ничего красивого в руки не брать, все, что красиво, то смертельно опасно. Мы идем только с холодным оружием, ножи, сабли арбалеты, луки. Все остальное запрещено, и не мной, а богами того мира. Из арбалетов и луков стрелять попробуют все, а вот на саблях будем рубиться мы с Викторией. Специально для генерала пояснил, что Виктория и есть та самая Виктория, которую они объявляли в розыск, но правда и то, что она дочь богини. Тут уж ничего не поделаешь, а как может обидится богиня за свою дочь, они уже наблюдали. Генерал невольно посмотрел в окно на свою машину.

А когда ты узнал, что она дочь богини? - И генерал хитро посмотрел на меня из-под своих густых бровей.

Ну, подтверждение я получил тогда-же, когда и вы услышали, а догадываться начал чуть раньше, где-то на месяц раньше того момента, когда Виктория на меня напала у ворот.

Да, знатно она тогда тебя порвала. - Потер руки довольный генерал.

Виктория вся покраснела, не хватало еще, чтобы генерал спровоцировал ее на агрессию, но девушка уже погасила свое возмущение, и я увидел, как генерал успокоено вздохнул, вот зараза, это он ее, что, проверил, хитер старый лис!

Ну и последнее, экипировку получат все, у меня давно все приготовлено, свои вещи можете взять, но идти придется в камуфляже и берцах, каждый несет рюкзак совсем необходимым. Если в дороге приключится какая-то беда, то раненых или убитых не бросаем, а тащим до ближайшего привала. Если я смогу, то вылечу, ну а если не смогу, то не обессудьте. Я лечу людей своей аурой, и если человек умер, да еще очень давно, то я, отдав ему свою ауру, сам умру. Надеюсь я ясно пояснил границы своих возможностей? Честно говоря, я бы с удовольствием пошел один, за себя отвечать проще и принимать решения проще, а здесь, я должен довести вас всех и, желательно, без потерь.

Я специально сгущал краски, ведь если среди нас окажется малодушный, то это ляжет на плечи всей команды, доведем, конечно, но неприятный осадок останется, да и нашему имиджу в глазах, и богов, и Закарита, был бы нанесен непоправимый ущерб.

Ну, а теперь предлагаю хорошенько поесть, потому, что теперь наше меню будет кардинально отличаться от этого, но то, что я вам обещал в телефонных разговорах, будет обязательно, и, генерал, может откроем бутылки, а то, вроде как, обмыть отъезд нужно. Вообще-то отход, но я планирую вызвать такси и доставить нас к переходу, так будет удобнее, чем ехать на автобусе. И еще, я не могу запретить вам болтать об этом переходе и о том мире, но отнеситесь к тому миру как даже не к моей, а к чужой тайне. Боги, может, и могли бы попросить вас об этом же, но им проще оборвать человеческую жизнь, чем просить людей о чем-то. Ну и, разливайте алкоголь, время нашего пребывания на Земле, катастрофически тает.


Оценка: 7.97*10  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"