Optimus: другие произведения.

Слотеры: Игра Покрана

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
Оценка: 8.00*4  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Если ты затеваешь Игру, ставкой в которой является жизнь - тщательно изучай Правила. Особенно те, что подписаны кровью. Иначе можно здорово поплатиться! * Примечание: данная версия - черновик. Полная версия опубликована в издательстве "Амадеус" (второе издание)


СЛОТЕРЫ:

ИГРА ПОКРАНА

  
   ***
  
   Трактирщик Ван ожесточенно протирал засаленной тряпкой тяжелую глиняную кружку. Толстые и волосатые руки, сделавшие бы честь мяснику или заплечных дел мастеру, стискивали обод кружки, точно шею кровного врага. Было удивительно, что посудина еще не раскрошилась в этих лапищах. Физиономия владельца "Луженой глотки" при этом выглядела так, словно трактирщик стоял над могилой любимого дядюшки, злонамеренно позабывшего упомянуть его в завещании.
   Ему было очень грустно.
   По стенке бочком-бочком прополз очередной посетитель и торопливо выбежал на улицу. Всегда шумная, многоголосо гудящая, "Луженая глотка" пустела прямо-таки с угрожающей быстротой. Вообще-то завсегдатаи заведения (и просто любители выпить) забредали с улицы к Упитанному Вану каждые несколько минут, но на пороге они почему-то резко вспоминали о неких неотложных делах и спешно ретировались. С каждым исчезающим клиентом трактирщик Ван увеличивал убытки сегодняшнего вечера еще на пару монет и мрачнел все сильнее.
   Я, конечно, понимаю, что два Слотера в одной забегаловке - это немного... э... слишком, но почему люди так не реагируют, видя на меня одного? Между прочим, в сравнении со мной Дэрек Слотер Второй, или, как его еще называют - Дэрек-Попрыгунчик, просто гном-заморыш! Впрочем, что сравнивать с собой? Попрыгунчик едва достанет до груди даже человеку среднего роста! Разговаривай же мы с ним, стоя, все свои соображения Дэрек высказывал бы моему пупку.
   Ни поведением, ни внешностью племянник и близко не напоминал отца, Дредда Слотера, высокого, изящного и мрачного, точно падший ангел, типа, чьи руки всегда прячутся в широких рукавах одежд или складках плаща. Я не раз видел, как из этих рукавов и складок с невообразимой быстротой и грацией выпрыгивали самые разные орудия убийства - стилеты, пистоли, удавки, заточенные пластинки-драги. Ни один иллюзионист или фокусник не сумел бы повторить движения Дредда с такой же убийственной изящностью и смертоносной быстротой. И черт его знает, как он там умещал весь этот смертоубийственный арсенал!
   Впрочем, у каждого Слотера свои Таланты.
   Еще один посетитель прошмыгнул мимо нас и исчез на улице. Упитанный Ван набрал, было, воздуха в грудь, но на громкий вздох не осмелился: побагровел и тихонько сдулся, точно рыбий пузырь, проткнутый иглой.
   Да, Дэрек-Попрыгунчик ничем не напоминал родителя. И, тем не менее, все знали, кто отец этого громкоголосого задиристого пестро разодетого карлика со щегольской серьгой в ухе. Где бы он ни появился, люди начинали съеживаться от страха и расползаться по щелям, опасаясь попасть на глаза несуразному сыну Слотера-Палача.
   Глупцы...
   Они и не подозревали, что Дредд был настолько разочарован своим ребенком, что, спихнув его на попечительство Клану, стал делать вид, будто и не помнит о существовании сына. Впрочем, Дэрек не особо грустил по поводу невнимания любимого папочки.
   Родственные отношения Слотеров вообще штука неординарная.
   - Ну, так что ты об этом думаешь? - отхлебнув подогретого тарнского вина с пряностями, спросил Дэрек.
   Скамьи у Упитанного Вана были низкими, поэтому над столом торчала только голова и приподнятые углы плеч Попрыгунчика. Чтобы сделать глоток, ему приходилось тайком привставать. Со стороны это выглядело забавно, но я бы не позавидовал тому, кто окажется настолько глуп, чтобы позволить по сему поводу даже смешок в кулак. Дэрек при нужде и без отца может за себя постоять. Более гениального мастера в обращении с ножами, кинжалами, стилетами и прочим коротким клинковым оружием я еще не встречал.
   Я повертел в руках треугольную пирамидку с руническими знаками, вырезанными на каждой грани и пододвинул ее к племяннику.
   - Мне нравится твоя рунная бомба, Дэрек. Вот только есть у нее существенный недостаток - слишком много времени уйдет на то, чтобы втереть кровь в каждую из рун. Держа под рукой тлеющий трут, я успею швырнуть, по меньшей мере, пяток обычных ручных бомб, прежде, чем ты изготовишься бросать свою. И притом без всякого членовредительства!
   - Ручные бомбы! - недовольно заурчал Дэрек Второй. - Ха! Ерунда! Горстка пыли и несколько глиняных черепков. Чушь! Едва хватит, чтобы убить пяток людей! Никакой мощи! В этой же пирамидке упакована настоящая сила! Да! Настолько мощные заклинания, что их хватит испепелить эту забегаловку прежде, чем пропойца опустошит кружку вина!
   Демонстрируя, как мало времени потребуется его изобретению, чтобы спалить "Луженую глотку", Дэрек залпом опустошил кружку и с довольным видом грохнул ее о столешницу. Это и в самом деле заняло у него секунду.
   Резкий и отрывистой, похожий на собачий лай, голос Попрыгунчика был хорошо слышен даже в дальних углах таверны, и Упитанный Ван затрясся от ужаса. Бедолага вообразил, что проклятые Выродки-Слотеры, заспорив, действительно собрались спалить его заведение лишь бы доказать что-то один другому.
   - Это не просто огонь, Сет! Нет! Я укротил сам пламень Преисподней! Ха! Он даже гвозди, скрепляющие эти стены, расплавит!
   Ван бледной тенью раскачивался за стойкой, а исход посетителей таверны стал просто массовым. Сбежали даже шлюхи, до поры тихонько отиравшие потасканными прелестями дальние столы. Перспектива получить несколько зуботычин от сутенера показалась им предпочтительнее сожжению заживо. Очень быстро из посетителей в "Луженой глотке" остались только я и Дэрек. Честно говоря, такое обстоятельство даже немного оскорбляло: Слотеры все-таки не ходячее воплощение бубонной чумы и не прокаженные, увешанные предупредительными колокольчиками! Тем не менее, мы оба сделали вид, что не заметили ни поспешного бегства, ни столпотворения на выходе, когда дверной проем оказался слишком тесен для того, чтобы выпустить четверых человек одновременно. Пусть их...
   - В твоем деле такая штуковина будет просто незаменима. Да! А военные, я думаю, рунную бомбу оценят по достоинству. Гарантия! Представляешь, что будет, если требушеты начнут забрасывать их в осажденный город? Ха! Пламя и тени! Там воцарится настоящий Ад! Я просто гений!
   Я задумчиво побарабанил пальцами по эфесу шпаги, прислоненной к столу.
   - Что касается военных... Имей в виду, Эторну не понравится твое намерение запустить рунные бомбы в массовое производство. Старик вообще с неодобрением относится к популяризации магии и особенно магического оружия.
   Тут я ничуть не покривил против истины. Патриарх Клана Слотеров, действительно пришел бы в негодование при одной только мысли о том, чтобы подарить человечеству такую убойную вещь, как рунная бомба (если, конечно, она и впрямь настолько опасна, насколько расхвалил ее Попрыгунчик). Эторн и без того считал, что в мире стало слишком много магии и колдовства, а что хуже всего - эти знания и силы теперь доступны не только немногочисленным избранным. О временах, когда магов было немного, и все - сплошь ветхие старики, угробившие молодость и здоровье за изучением тайных наук, Эторн вспоминал с ностальгией в голосе.
   Более всего Старшего Слотера злило распространение скрученных или, иначе - законсервированных - заклинаний, ставших весьма популярными в последнее время. Лично я считаю, что скрученные чары настолько же простое, насколько гениальное изобретение. Принцип их изготовления довольно примитивен. Требовалось сотворить некое колдовство, обеспечить его жертвоприношением, произнести и проделать все необходимые слова и пассы, а затем, имея уже завершенные и готовые действовать чары, "законсервировать" их. Заклинания-полуфабрикаты упаковывались в обычную безделушку - четки, игральную кость, браслет. В дальнейшем обладателю такой безделушки требовалось лишь одно, два слова, в редких случаях - капля крови, чтобы высвободить скрученную до поры силу. Очень удобно! Быстро и без утомительного магического бубнежа.
   Правда, само создание таких заклинаний было делом хлопотным, а подчас и очень опасным. Только по-настоящему опытный колдун мог должным образом скрутить даже нехитрые чары. Нередко все получалось наоборот - скручивало магов. Да еще как скручивало! Заклинателей при скручивании погибло едва ли не больше, чем испытателей огнестрельного оружия за всю историю существования пороха. Кроме того, скрученные заклинания имели серьезный недостаток: порой они детонировали от случайных магических раздражителей, принося вред своим владельцам.
   Всякая палка имеет два конца!
   И, тем не менее, ушлые маги быстро освоили новинку, и торговля хламом, начиненным скрученными чарами в короткое стала весьма доходным бизнесом в Уре, Блистательном и Проклятым... к вящему недовольству Эторна, как я уже заметил.
   Подражая Патриарху, я прошипел:
   - "Что хорошего если даже сиволапый крестьянин обретет способность при помощи обычных четок метать громы и молнии? Знание ценно, когда оно доступно лишь избранным!".
   - Да старый хрыч вообще противник прогресса! - недовольно скривился Попрыгунчик. - Будь его воля, он отменил бы даже порох. Да! Лишь бы сделать Клан сильнее! Ну да ладно! С массовым производством я не спешу. Нет! Что скажешь на мое предложение, Сет? У тебя будет редкая возможность. Оцени! Ты позабавишься с прототипом. Такого нет ни у кого! Карманный Ад!
   - Мне нравится твоя рунная бомба. - медленно повторил я. - И я бы не отказался иметь такую в арсенале...
   - Ну! - Дэрек почуял неладное.
   - ... и все же я вынужден ответить отказом.
   Я поднял кружку и начал пить вино, укрывшись за ее донышком от раздраженного взгляда Попрыгунчика.
   - Почему? - Дэрек нервно передернул плечом.
   Я допил, поставил кружку на стол, взял кувшин и налил себе и ему по новой.
   - Я не убиваю вампиров из гетто, Дэрек. По крайней мере, тех, что добровольно носят в себе Скрижали Запрета. Да и вообще охотится на носферату в Квартале Склепов - это дурной тон. Занятие для слабаков.
   - Кровь и пепел! Еще скажи, что тебе жалко этих неумерших дурней, замертво разлагающихся в своих пронумерованных гробах? Ха! Жалкие ублюдки! Ничтожества! Отказаться от бессмертия, от охоты, питаться выдаваемыми бюрократами кроликами... Зачем? Из страха получить кол в сердце? Глупо! Ты сделаешь любому из них одолжение, оборвав это подобие жизни. Да! Мне нужны Скрижали, Сет. Я на пороге великого открытия!
   - Мне не жалко их, нет, - я покачал головой. - У меня вообще нет причины жалеть мертвых. Но я не охочусь в гетто. Мне это... как бы тебе сказать... противно. Все равно, что резать младенцев в колыбелях.
   - Глупо! Я готов дать тебе оружие, перед которым побледнела бы вся артиллерия Виктора Ульпина! Да! И что прошу взамен? Ничего! Две пары серебряных скобок, выдранных из груди замшелого трупа!
   Я вновь покачал головой. Дэрек помрачнел.
   Строго говоря, согласившись на предложение Попрыгунчика, я бы нарушил один из многочисленных законов Ура. Носферату обладает тем же набором правам, что и любой живой гражданин Блистательного и Проклятого - избирательным правом, правом на объективный суд, а главное - правом на неприкосновенность. Конечно - при определенных условиях. А именно: он должен официально зарегистрироваться в Магистрате, получить пронумерованный гроб, носить в груди четыре серебряных Скрижали - четыре Запрета, сдерживающие вампирскую сущность и согласен на переселение в гетто (официально - в Квартал Склепов).
   На деле, конечно, права носферату и прочих живых мертвяков нарушались сплошь и рядом. Департаменту по делам неумерших приходилось целыми днями разбирать бесчисленные жалобы о дискриминации по иммортальному принципу, выносить решения, штрафовать виновных, возвращать в могилы незаконно реанимированных и оберегать тех, кто воскрес из мертвых легально. Впрочем, от всей этой бюрократической возни обитателям Квартала Склепов легче не становилось. Уж я-то знаю!
   Случаи вандализма, когда уличные банды, или, что еще хуже реакционные политические и религиозные группировки, устраивали дневные погромы и насаживали неумерших на колья (причем прямо в защищенных Магистратом гробах) были отнюдь не редки. К тому же многие вампиры быстро, в течение семидесяти-ста лет впадали в маразм от действия серебра, разъедающего грудь, и становились тупее истекающих слизью хучей. Магистрат давно обещал усовершенствовать вживляемые им Скрижали, но маги-чиновники из Колдовского Ковена, которым это было поручено, как-то не торопились выполнять обещание. В городе полным-полно проблем, требующих немедленного решения, а вампиры - бессмертные (в теории), так что могут и подождать.
   За доказанное убийство легализовавшегося вампира по закону полагался крупный денежный штраф, а в случае невозможности его уплатить - три года каторжных работ. За извращенное убийство (с использованием церковных реликвий, святой воды, мощей и проч.) - десять лет и конфискация имущества.
   Впрочем, Слотерам, законы не писаны.
   По крайней мере, я отказывался от сделки с Дэреком уж точно не по этой причине. Не в первый раз изобретательный племянник просит меня раздобыть что-то запрещенное законом! Наше деловое партнерство - я добываю Попрыгунчику некоторые ингредиенты, а он дает мне обкатывать "в полевых условиях" состряпанные из них приспособления - длится уже года три. Сам-то Дэрек не очень любит ввязываться в авантюры, подразумевающие потасовки и кровопролитие, поскольку совершенно не переносит физической боли. У него в этом плане настоящая фобия. Для меня же поделки Попрыгунчика оказывались весьма кстати.
   - Это твое последнее слово, Ублюдок?
   Дэрек впервые назвал меня семейным прозвищем. Я в долгу не остался:
   - Именно, Попрыгунчик.
   - Ты меня разочаровал!
   Дэрек спрыгнул со скамьи, сгреб свое чудо пиротехники и, набычившись, потопал в сторону двери. Не дойдя до нее несколько шагов, Попрыгунчик свернул в сторону, и вошел в густую полосу тени, наискось тянувшуюся от угла. Фигура его разом поблекла, очертания ее размылись в воздухе, словно младшего Слотера окутала густая пелена тумана. Еще мгновение, и Дэрек исчез. Я отсалютовал ему на прощание кружкой.
   Сына моего старшего брата Дредда Слотера прозвали Попрыгунчиком вовсе не из-за своеобразной манеры говорить, и даже не за подпрыгивающую походку карлика. Прозвище было связано с Талантом Дэрека. Весьма интересным Талантом...
   Упитанный Ван выдохнул так шумно, будто выпустил из легких воздух, застоявшийся там на несколько часов. Убедившись, что никто сжигать его таверну не будет, трактирщик грохнул кружку об стойку, перекинул тряпку через плечо и вышел на кухню - орать на попрятавшихся мальчишек.
  
   ***
  
   Не могу сказать, что с уходом Дэрека народ повалил в "Луженую глотку" толпами, но таверна довольно быстро начала наполняться. На посетителей Упитанного Вана я производил куда меньшее впечатление, чем Попрыгунчик. Как сказал другой мой племянник, Джад Слотер, причина кроется в избытке постоянного общения с людьми. Склонный иной раз пофилософствовать, Джад часто рассуждал на эту тему. Привычное, говорил он, редко бывает страшным. Никого не пугают толпы государственных зомби и хучей, мостящие дороги или размахивающие кирками в каменоломнях. А ведь это - те же внушающие панический ужас мертвяки, что поднимаются иной раз из могил, дабы стиснуть костлявые полусгнившие пальцы на чьей-нибудь шее. Просто в отличие от государственных или церковных мертвецов (анимация мертвых простым гражданам строго запрещена), зловещие нежити не сосуществуют где-то рядом. Нет! Они приходят в нашу жизнь извне. Они - чужаки, твари с изнаночной стороны жизни.
   Чужие, откуда бы они не пришли, всегда вызывают страх. Иногда любопытство опережает чувство страха, но и в этом случае подозрительность, опаска, недоверие и готовность немедленно бежать или бить все одно присутствуют. Все мы в той или иной форме ксенофобы.
   Задолго до того, как основатели Ура, Блистательного и Проклятого, построили свои первые хижины, Слотеры уже жили здесь и резали глотки другим представителям Кланов Древней Крови. Наш род древнее стен этого города! Тоже могут сказать о себе и три других семьи, переживших последнюю Войну Кланов: Морганы, Малиганы и Треверсы. Ирония судьбы: мы были здесь первыми, и все же именно мы - пришлые чужаки для граждан Ура.
   Страшные, чудовищные и загадочные чужаки. Отголоски косматого прошлого. Перворожденные.
   Древняя Кровь.
   Дети Лилит, Герцогини Ада.
   Нас называют за глаза Выродками и боятся. Боятся больше мертвецов, восстающих по ночам, больше клыкастых оборотней, свирепых демонов, и даже больше адских мук. Ну, по крайней мере, боятся тех из нас, кто не дает возможности к себе привыкнуть. Стать чем-то обычным, обыденным - как государственный зомби, поднятый для хозяйственных нужд.
   Так поступает большинство.
   Именно суеверный страх является основой могущества и влияния Кланов. Он щедро пестуется и подкармливается: активной демонстрацией сверхчеловеческих возможностей, жуткими слухами и реальными поступками, причем, поступками нередко более чудовищными, чем слухи. Иными словами - деяниями, вполне достойными Выродков.
   Тех, кто не идет на поводу у политики Кланов и дает к себе привыкнуть немного. Большинству носителей Древней Крови плевать на дела людей, а заодно и на их законы, нормы, этику и мораль. Выродки - сами по себе.
   Возможно, мне тоже было бы плевать, но судьба распорядилась иначе. Причем - с самого моего рождения. Известно, что Древняя Кровь передается только по мужской линии. Правда, далеко не каждая женщина способна зачать от Слотера или там Малигана, что дает лишний повод для процветания инцеста в Кланах. И, тем не менее, рождение ребенка-Выродка от простой смертной женщины и мужчины Клана, в общем-то, обычное явление. Другое дело связь простого смертного мужчины и женщины - носительницы Древней Крови. Такое тоже бывает нередко, но никогда - за всю историю существования Кланов - подобная связь не заканчивалась беременностью!
   ... Немудрено, что Эторна едва не хватил удар, когда его дочь и жена Анна Слотер понесла от безвестного наемника с севера!
   Мой отец был здоровенным малым, сорвиголовой и отличным фехтовальщиком, но не более того. В его жилах не текла и капля Древней Крови! Чтобы убедится в этом, Клан разнял его по частям, разложил по колбам и пробиркам в лабораториях Кэр-Кадазанга, родового Замка Слотеров. Десятки тестов, проб тканей, магических и научных исследований не дали ничего.
   Невероятно, но факт - Анна Слотер забеременела от простого смертного.
   Ее ребенок не мог быть Слотером!
   Ублюдок, мутант, удивительный каприз природы... я много чего выслушал в свой адрес, прежде чем прошел испытание на Крови, и Кэр, душа Замка, хранитель теней и призраков Клана, признал во мне Слотера.
   Впрочем, легче от этого не стало. Эторн так и не смог превозмочь отвращение ко мне. У Древней Крови никогда не было бастардов, любой ребенок, зачатый мужчиной Клана, принимался в семью. Я же стал исключением - первым и единственным исключением.
   Мне не было и пятнадцати лет, когда я покинул Кэр-Кадазанг и начал жить своим умом - среди людей. Бояться они меня, конечно, не перестали, но со временем привыкли, как привыкают к государственным хучам, легализованным вампирам и прошедшим магическую обработку демонам. Мы с ними, в общем, тоже чудовища, но чудовища, действия которых можно предсказать, а значит, нас можно терпеть.
   Позже отношения со многими членами Клана наладились сами собой, однако для всех Слотеров, кроме разве что Джада, испытывавшего ко мне симпатию с детства, я по-прежнему остался Ублюдком.
   Будем знакомы? Сет Ублюдок Слотер. Потрошитель могил, убийца ликантропов, ликвидатор инфернальных тварей, специалист по снятию проклятий и мастер по сворачиванию челюстей. Одним словом, наемный охотник, специализирующийся на различной оккультной и мистической дряни, в которой Ур тонет год за годом, словно в нечистотах. Широкое распространение магии, так раздражающее Эторна Слотера, давно уже привело к тому, что грань, отделяющая наш мир от иных пространственно-временных континуумов, стала очень тонкой. Нередко ОТТУДА приходят настолько жуткие создания, что справится с ними под силу только Выродку. Да и обычных дрязг - склок между авантюристами, родовых проклятий, убийств с использованием несанкционированно призванных созданий и существ, хватает. Иной раз просто диву даешься: как много экзотических способов уйти из жизни (или убрать из жизни кого-то другого) придумывают нобили Ура, Блистательного и Проклятого!
   Без работы я не остаюсь, хотя, чтобы побудить кого бы то ни было идти на поклон к Выродку, обстоятельства должны стать очень и очень печальными. Джад даже говорил, что в городе очень популярна поговорка: никто не идет просить помощи у Слотеров по своей воле - всех толкают в спину мертвецы.
   Точнее не скажешь!
  
   ***
  
   Мальчишка ошивался в дверях уже достаточно долго. Он нервно теребил соломинку, зажатую в зубах и, периодически, порывисто оглядывался назад, словно для того, чтобы убедится, что никто не следит за ним. Отворачиваясь, или закрывая лицо кружкой вина, я чувствовал на себе его взгляд - быстрый и настороженный. Взгляд уличного воришки, приценившегося к увесистому кошельку, но все еще не осмеливающемуся протянуть руку.
   Впрочем, это и был уличный воришка.
   - Что тебе здесь нужно, оборванец?
   Упитанный Ван, наконец, заметил мальчишку и сердито нахмурил кустистые брови, явно намереваясь сорвать на нем накопившееся раздражение.
   Разумеется, я не мог не лишить милейшего трактирщика такого удовольствия.
   - Я полагаю, это ко мне, мастер Ван. Поди сюда, Котенок.
   Мальчишка шумно сглотнул - худой кадык дернулся вверх и вниз - и осторожно двинулся ко мне, лавируя между столами, готовый в любой момент отпрыгнуть и задать стрекоча. Он и в самом деле походил на худого уличного котяру. В банде Помойного Кота, юного бандита и хулигана, которого почему-то многие считали моим протеже, почти все были такими. Кот набирал их по трущобам, закоулкам, околицам и тщательно выбраковывал. Он, словно зерна от плевел, отделял от прочего уличного сброда будущих Котят - отчаянных и диких малолетних подонков, из числа тех, что с пеленок не расставались с ножом и начинали резать кошельки, прежде чем говорить.
   Малолетняя банда Помойного Кота слыла одной из самых удачливых и свирепых в городе!
   Дети всегда отчаяннее, храбрее и безжалостнее взрослых. Они не настолько научены ценить даже свою собственную жизнь. Что уж говорить о чужой? Дети изобретательнее. И более везучи. Их яростная вера в собственную удачу и счастливую звезду оберегает лучше иного талисмана.
   Мальчишки-головорезы Помойного Кота успешно конкурировали с известнейшими преступными шайками, не решаясь переступать дорогу только тем, что входили в братство Ночных Ангелов. Последние, впрочем, тоже держали паритет и на существование банды закрывали глаза. Не последнюю роль, конечно, здесь играло личное знакомство ее лидера с Ублюдком-Слотером, то бишь, со мной. Этим знакомством Помойный Кот бахвалился напропалую. Однако, отдавая ему должное, я первым готов признать, что большую часть уличного авторитета юный мерзавец выцарапал собственными когтями.
   Приблизившись, мальчишка задрал рукав и продемонстрировал татуировку на предплечье - изображение кота, выгнувшего спину дугой. Встопорщенная шерсть торчала, точно иглы на спине дикобраза. Я кивнул, признавая в нем Котенка.
   Мальчишка открыл, было, рот, но тут же захлопнул его и как-то жалко сморщился. Обычные люди до сих пор не могут разобраться с суевериями в отношении Слотеров. Кто-то считает, что с нами нельзя заговаривать первым; кто-то - что нас нельзя называть по имени; еще кто-то - будто ни в коем случае нельзя, разговаривая, позволить нам заглянуть в глаза ... но это все ерунда. Чего точно нельзя делать, так это здороваться со Слотером, заранее зная, что перед тобой именно Слотер. Только слабоумный вздумает желать здравия Выродку!
   А кто не верит, может попробовать. Утром Мусорный Патруль подберет его высушенный мумифицированный труп.
   Впрочем, смельчаков-правдолюбов находится немного. Если точно, то совсем не находится. Хотя бы потому, что какой дурак будет желать здоровья Выродку?!
   - Говори.
   - М-милорд, м-меня отправил П-помойный К-кот. - мальчишка начал было заикаться от волнения, но замолчал, сделал усилие над собой и продолжил уже более ровным тоном. - Возле ваших ап-партаментов уже с час крутится какой-то дворянин в сопровождении пяти верзил. Вооружены до зубов! Они уже разослали несколько посыльных с требованием отыскать вас.
   Хм... клиент? Пять человек охраны - серьезно. Слишком много для какого-нибудь маркиза или графа.
   - Экипаж видели? Какая корона, чей герб?
   - Карета дюже богатая, но никаких опознавательных знаков на ней нету.
   Я задумчиво потер подбородок. Особых проблем с деньгами сейчас не было, но заказы от денежных клиентов выпадают не каждый день. Не то, чтобы добропорядочные граждане в Уре Блистательном и Проклятом хоть на день прекращали изводить друг друга, насылая порчу, вызывая тварей из потусторонних измерений и поднимая из могил усопших родственничков, жаждущих расправы над неблагодарными потомками... Просто семейная фамилия отпугивает потенциальных клиентов.
   Кто знает, когда мертвецы в следующий раз припрут к моим дверям очередного просителя?
   - Приведи их ко мне, Котенок.
   - Сюда?
   Мальчишка окончательно справился со страхом перед грозным чудовищем в человеческом обличии, каким горожане привыкли представлять любого носителя Древней Крови. Он скептически, точно сызмальства жил на богатых виллах и в родовых замках, а не в трущобах, обозрел славное заведение Упитанного Вана и шмыгнул носом.
   - Дворянин выглядит очень влиятельным и богатым. Пригласить его в заведение такого рода может стоить плетей от его слуг за наглость.
   Я чуть прищурил бровь, и маленького наглеца сдуло.
   Долго ждать не пришлось. Я как раз закончил разделываться с аппетитными бараньими ребрышками, которые, Упитанный Ван в очередной раз довел до золотисто-хрустящего совершенства, не скупясь на травы и масло, когда снаружи раздалось приглушенное цоканье конских копыт.
   Первым в двери "Луженой глотки" вошел гейвориец - бритоголовый, невысокий, но плечистый и длиннорукий, словно обезьяна. Типичный представитель своего воинственного племени. Короткая кольчуга доходила гейворийцу до середины бедер. Традиционный для своего племени кильт варвар сменил на мешковатые штаны из сукна, стянутые тесьмой ниже колен. На левом плече гейворийца, как и положено нанятому в личную дворянскую дружину бойцу, крепилась сигма с гербом рода, на службе которого он состоял. Герб я так разобрать и не смог. Вооружение наемника состояло из короткой хищно изогнутой сабли и пары пистолей в подсумках.
   Нанимать выходцев из Гейворийских лесов в личные гвардии уранийских нобилей стало модно и престижно со времен Хормака-варвара. Отчаянный авантюрист и гениальный фехтовальщик, он наломал в Уре, Блистательном и Проклятом немало дров, и какое-то время даже фактически правил полисом, будучи регентом при несовершеннолетнем короле Джордане II. Как раз в этот период истории Блистательного и Проклятого маленькая, но боеспособная дружина, набранная из собственных родичей, помогла Хормаку предотвратить дворцовый переворот и гражданскую войну в Уре. С тех пор и повелось приглашать варваров в личные бретеры и телохранители.
   Насупленным взглядом гейвориец оглядел помещение, уверенно нашел глазами меня и, после секундной заминки почтительно опустил взгляд.
   - Теофил ад`Гаррет, барон Тиврельский и Шлитерборгский просит вашей... хм... аудиенции лорд Слотер.
   Аудиенция в забегаловке Упитанного Ванна? Действительно, "хм".
   Я улыбнулся и вальяжным, почти царственным жестом указал на стул напротив, за которым только что сидел Дэрек-Попрыгнучик.
  
   ***
  
   Мышонок!
   Это было первое, что пришло мне в голову, когда барон Теофил ад`Гаррет в сопровождении еще трех крепких молодцев из Гейворийских лесов шагнул внутрь "Луженой глотки" и на мгновение замер на пороге, оглядываясь по сторонам. Тонкие, подведенные помадой губы капризно надулись.
   Определенно мне сегодня везло на встречу с недомерками!
   Если в Теофиле ад`Гаррете и было что-то значительное, то только баронский титул. Более мелкое тщедушное существо я не встречал давно! И ростом и комплекцией ад`Гаррет едва мог сравниться даже с недавним мальчишкой из банды Помойного Кота, а тому едва ли стукнуло пятнадцать. Тощий и угловатый, как подросток, он выглядел живым укором собственным родителям. Надо было очень сильно... вернее, очень слабо постараться, чтобы произвести на свет столь малоприметного отпрыска. Низенький ровно настолько, чтобы совсем не превратится в карлика, ад`Гаррет оказался мелок во всем. Тоненькие руки, узкие плечики, маленькая голова на тощей шее. Черты лица были тонкими и мягкими, узкие губы сливались в ломаную линию, яркую от помады. Скошенная линия подбородка выдавала слабую волю. Только глаза и выделялись - темные и очень живые.
   Печальный видок, одним словом.
   Мышонок, надо полагать, готовился к встрече с Выродком, собирал всю свою волю в кулак, чтобы сохранить невозмутимый и самоуверенный вид, внушал себе, что бояться не стоит. Конечно, Слотеры, Треверсы и прочие носители Древней Крови - богоненавистные чудища в людской оболочке, однако они все же не дикие огры-людоеды, выдирающие у собеседников ноги ради собственного увеселения. И потом, в конце концов, это он пришел нанять меня, а кто платит, тот и хозяин положения.
   Увы, немного у него ее собралось-то - всей воли. Обнаружив, что разговаривать придется с громилой, вчетверо превышающим его размерами, барон разом стушевался. К тому же ад`Гаррет вдруг вспомнил, что со Слотерами нельзя здороваться первым.
   - Милорд... - он замялся, не зная как быть.
   - Да-да, присаживайтесь, барон.
   Мышонок посмотрел на стул с таким видом, словно я предложил ему опуститься в навозную кучу.
   - Прошу прощения, лорд Слотер, но, быть может, мы покинем это заведение? Я ничего не хочу сказать о вашем вкусе, но здесь хватает посторонних ушей. Моя карета стоит рядом, и мы могли бы...
   - Ах, оставьте барон. Никто не подслушивает разговоры Слотеров. А если вам так будет спокойнее, наш дорогой хозяин позаботится о том, чтобы нам никто не мешал. Не так ли, любезный Ван?
   - Безусловно, судари! - с несчастным видом откликнулся из-за стойки хозяин "Луженой глотки", окончательно смирившись с убытками, которые принес ему сегодняшний день.
   Впрочем, мы оба знали, что эти убытки многократно перекрываются той выгодой, которую Ван получает, распуская слухи, будто его низкопошибное заведение находится под личным покровительством Ублюдка Слотера. Ни одна разбойничья шайка, даже из числа тех, что входили в братство Ночных Ангелов, не решалась обложить "Луженую глотку" данью, а поставщики вина и овощей не смели жульничать и подсовывать некачественный товар, чтобы не навлечь на себя даже случайный мимолетный гнев столующегося в таверне Выродка.
   - А ну, отребье, вон отсюда! Все вон! - заорал Упитанный Ван, колотя круглыми мясистыми кулаками по стойке. - Достопочтимые господа хотят остаться одни. Эй! Тощий Петер, не вздумай ускользнуть, не заплатив за выпивку! Я предупреждал, что больше не налью тебе и глотка в кредит! Выкладывай деньги, вошь тощая! Э... прошу извинить меня, высокочтимые господа.
   Немногочисленные посетители "Луженой глотки", которым не портило аппетит присутствие носителя Древней Крови, поспешно опрокинули наполненные кружки и покинули заведение, не говоря ни слова. В любой другой ситуации без ворчания или даже скандала не обошлось бы - свободные граждане Ура далеко не бесправные создания. Даже самый родовитый нобиль не имеет права вышвыривать людей из кабака без особой на то надобности. Однако присутствие Слотера и банды вооруженных гейворийцев к спорам о гражданских правах и свободах совершенно не располагало.
   - Как видите, барон, проблема с лишним ушами решена. Прошу вас, присаживайтесь.
   Мышонок раздраженно дернул плечом, выудил из кармана надушенный платок и бросил его на табурет. Лишь после этого барон ад`Гаррет соблаговолил опустить свой высокочтимый тощий зад на добротно сколоченные доски. Я спрятал ухмылку за кружкой, не особо, впрочем, стараясь.
   - Сигвар, останься! - крикнул барон, обернувшись к своим гейворийцам. - Остальные - ждите за дверью!
   Вошедший первым телохранитель кивнул и остался стоять у дверей, привалившись плечом к косяку. Его соплеменники вышли. От меня не ускользнуло, то как, казалось бы, небрежно и совершенно естественно, Сигвар сдвинул на бок пояс, чтобы сабля не мешала ему стоять. На самом деле теперь рукоять пистолета оказалась так близко от его расслаблено опущенной руки, что он мог выстрелить с бедра, даже не вынимая его из подсумка, специально обрезанного так, чтобы дуло торчало наружу.
   Опытный малый.
   - Вина?
   Я наполнил вином свою кружку и на секунду задержал кувшин в воздухе, предоставляя барону возможность согласиться или отклонить предложение. Жест вежливости. Его ответ оказался предсказуем.
   - Благодарю, лорд Слотер. Я воздержусь.
   - Как вам будет угодно. Но вино здесь отличное. Южный Тарн! Его привозят, ориентируясь на мои пристрастия. Какая неприятность привела вас ко мне?
   - Что? - Мышонок непроизвольно вздрогнул. - Я не...
   - Оставьте, барон. Вы же видите, я не великосветский нобиль, и меня совершенно не интересует соблюдения церемониала. Не надо долгих разговоров ни о чем и полунамеков, ведущих к истинной цели вашего визита. Понимаете меня? Не люблю, когда тянут вола за хвост... - ад`Гаррет демонстративно поморщился, услышав деревенскую поговорку. - ... Никто не приходит за помощью к Слотеру сам...
   - ... всех толкают в спину мертвецы. - медленно кивнув, закончил Мышонок. - Должно быть, вы правы, лорд Слотер. Не будем терять время. Я полагаю, вы привыкли к тому, что трудности, с которыми сталкиваются ваши клиенты, могут иметь самый разнообразный характер?
   - Не уверен. Порой им все же удается меня удивить. - честно признался я. - Иногда просто диву даешься, в какую беду может загнать себя человек, наделенный деньгами и властью. У простолюдинов таких проблем никогда не бывает.
   Мышонок вежливо приподнял уголки губ, имитируя улыбку.
   - Значит, предупреждать вас о необычности свой ситуации не требуется?
   Я не удостоил его ответом.
   - Вы что-нибудь слышали об игре? - спросил барон ад`Гаррет, подавшись вперед и невольно понизив голос.
   - В этом городе полным-полно разных игр. - с нарочитой небрежностью ответил я. - Какую именно вы имеете в виду?
   - О, лорд Слотер, вы ошибаетесь! - с жаром воскликнул Мышонок. - Игра одна! Все остальное - лишь жалкие детские забавы, едва способные пощекотать нервы. Только Игра дает настоящий азарт, настоящую страсть! Игра способна вернуть вкус к жизни тому, кто его потерял, и заставить желать смерти того, кто ее боится...
   - Да ну? - не высказывая своей заинтересованности, я вылил в кружку остаток вина и отставил кувшин в сторону.
   - Ну... - ад`Гаррет запнулся. - По крайней мере, так говорят.
   - Говорят? Значит, вы сами этой... Игрой не баловались?
   Мышонок вздохнул и покачал головой.
   Я так и думал. Маленький барон никак не производил впечатление человека, способного на безумные авантюры, каковой, судя по всему, была Игра... с другой стороны он достаточно отчаян, чтобы прийти за помощью к Слотеру. И именно в связи с Игрой. Логика проста: кто-то из близких сделал неудачную ставку. Дочь? Жена? Любовница? Любовник?
   А впрочем, чего гадать, сейчас сам расскажет!
   - Нет, я не играл. Я не настолько пресытился жизнью, чтобы искать развлечений за ее пределами. В Игре состязаются либо слишком молодые, либо слишком старые. Первые еще не знают, что они могут потерять, а вторые считают, что познали уже все и терять им нечего. Они ошибаются. И те, и другие ошибаются...
   В голосе ад`Гаррета зазвучали патетические нотки.
   Еще немного и он начнет читать мне краткую лекцию о ценности бытия! Я нахмурился. Не люблю, когда клиенты ходят вокруг да около. Правда, иначе никогда не получается: въевшиеся в кровь правила светского тона не позволяют нобилям Блистательного и Проклятого сразу перейти к своей проблеме. Даже если пообещают это сделать!
   Не слушая более, я привстал и, тяжело нависнув над бароном, спросил напрямую:
   - Кто проиграл на этот раз?
   - Что?
   Барон невольно съежился, придавленный моей тенью, и стал еще меньше.
   - Кто проиграл?
   Несколько секунд Мышонок молчал, никак не решаясь выговорить имя. На сморщенном лице явственно читались следы внутренней борьбы. Наконец, он вздохнул и заговорил серьезным официальным тоном:
   - Никто не проиграл. Причина в другом... Я не знаю, как мне начать разговор с вами. Он довольно деликатен. Ммм... Мы оба мужчины, лорд Слотер, и я надеюсь, вы поймете меня. Я - Теофил ад`Гаррет, один из богатейших, а значит, и влиятельнейших людей в городе. Я не играю в политику, не кручусь в Магистрате, не оттираю стены в Монарших Чертогах, но у меня и моей семьи достаточно денег и власти, чтобы заставить с собой считаться. И хотя мне глубоко плевать на различные светские дрязги, периодически я обязан выходить в свет. Таковы правила хорошего тона. По статусу мне положено иметь жену, любовницу и дорогую содержанку. Таковы уже правила светской жизни...
   Я не стал хмыкать в кулак, хотя искушение было.
   - Когда я покупаю платье, я не мелочусь. - высокопарно продолжал Мышонок. - Когда выбираю куртизанку - тоже. Моей избранницей стала Летиция Турвилль!
   На этот раз я не сдержался и хмыкнул.
   Да уж, губа у барона не дура!
   Летиция Турвилль по праву считалась одной из самых известных, самых прекрасных, самых искусных и, безусловно, самых дорогих гетер, обитающих на Улице Чувственных Наслаждений. Ее частенько называли Сладкая Ветреница, но я слышал и другое имя - Пожирательница Мужчин. По количеству загубленных душ Летиция, наверное, могла бы составить достойную конкуренцию моей милой тетушке Аните Слотер, которая примечательна тем, что обожает убивать своих любовников после ночи любви, дабы поэкспериментировать с их оживленными трупами. Отличие состоит лишь в том, что Летиция никогда в жизнь не брала в руки нож или еще какое орудие смертоубийства. Ее жертвы умирали сами. Будучи отвергнуты избалованной красоткой, они бросались на кинжалы, стреляли себе в сердце, вешались, топились, травились... в общем, подходили к смерти весьма изобретательно. А сколько известных и богатых людей разорилось! Они просто промотали все свое состояние на поцелуи и ласки Пожирательницы!
   Я смерил барона оценивающим взглядом и вздохнул про себя. Кажется, количество шкатулок с драгоценностями у Летиции Турвилль скоро вырастет еще на дюжину-полторы, а счет Пожирательницы - на одного заморыша. Такой не сможет ее долго удерживать, даже если завалит самыми изысканными украшениями.
   Гетеры с Улицы Чувственных Наслаждений богаче многих нобилей Блистательного и Проклятого, несмотря на чудовищные налоги, которыми облагает их Магистрат Ура. Выдрессированные в храмах Лилит, обученные всем тонкостям соблазнения и таинствам тантрических игр, они избирательно продают свое тело и свою любовь, сообразуясь не только с ценой, но и с собственными желаниями.
   - Именно поэтому я к вам и пришел, лорд Слотер! Летиция, она... она ставка в Игре против моих денег. Огромных денег! Если мы выиграем, я, наконец, получу ее. Получу! Поэтому я должен выиграть. Обязательно должен! - глаза Мышонка возбужденно заблестели. - И только ваша помощь способна гарантировать мне победу. Клянусь, если мы сорвем этот прекрасный банк, я озолочу вас!
   Я понимающе кивнул.
   "По статусу положено"! Ха! да тут дело не в престиже и не в статусе. Тут, похоже, настоящая страсть! Больная, болезненная страсть! При одном воспоминании о Летиции у ад`Гаррета начинают бегать глаза, нервно подергиваться пальцы, и, должно быть, вот-вот закапает слюна от вожделения.
   Печально. Ведь этот заморыш точно бросится на кинжал, когда его отвергнут.
   Слова насчет "озолочу" я, конечно же, пропустил мимо ушей. Каждый второй клиент обещает золотые горы и вечную благодарность за разрешение своих проблем. На деле же, как только я сделаю черную работу, наниматели стараются держаться подальше. Слотеры - что прокаженные. Чем больше расстояние вас от них отделяет, тем спокойнее спать.
   - Мой дорогой барон, знаете ли вы, что за любовный приворот в Уре бьют плетьми на площади и садят голым в клетку на обозрение толпе? Конечно, у аристократов клетки золоченные, но...
   - Нет! Ни о каком привороте не может быть и речи! - протестующее поднял ладони Мышонок. - И потом, на нее невозможно навести чары! В доме Летиции постоянно живет личный маг, лицензированный Ковеном. Но все-таки есть способ получить эту женщину. Игра! Выигрыш означает мне ее беспрекословное подчинение, причем по собственному желанию.
   Поймав мой недоверчивый взгляд, Мышонок несколько стушевался и добавил.
   - ... до определенного времени, конечно.
   - Похоже, в настоящее время этого желания нет. - заметил я. - Она отвергла вас, не так ли?
   Пока Мышонок нервно теребил золотую цепь на худосочной шее, тщательно подбирая слова для ответа на столь оскорбительный выпад, я окончательно допил вино, взвесил все за и против и принял решение.
   - Вы можете не утруждать себя ответом. Тут и так все ясно. Вы пытались, и она вас отвергла. Мои услуги стоят ничуть не дешевле, чем ласки Сладкой Ветреницы, так что выгоды для вас здесь никакой нет. Да и не ходят к Слотерам за выгодой, это всем известно. Просто вы настолько желаете эту женщину, что готовы обратиться за помощью даже к Выродку. Так? Честно говоря, я несколько заинтригован. Что же это за Игра такая, если ставкой в ней может служить гетера с Улицы Чувственных Наслаждений? Да еще сама Летиция Турвилль!
   Я даже театрально покрутил головой, изображая свое удивление. Барон подавлено молчал. На его лице отчетливо боролись противоречивые чувства - надежда, смятение, страх, негодование.
   - Полноте, барон! Я принимаю ваше предложение. Не столько даже из-за денег, сколько из интереса. И еще. Прежде, чем мы отправимся играть, я хочу знать, как, собственно, протекает Игра. И что - против благосклонности Летиции - собираетесь поставить на кон вы? Разумеется, не считая моего гонорара, который кому-то может показаться разорительным...
  
   ***
  
   Я совершенно не оригинален.
   Первое, к чему я приступаю, взявшись за очередную работу -наведение справок об очередном нанимателе. И дело вовсе не в том, что я опасаюсь подвоха или обмана со стороны клиента. Надо быть в конец обнаглевшим, либо в конец отчаявшимся типом, чтобы попытаться надуть Выродка... если, конечно, ты сам не Выродок!
   До сих пор мне попадалось не больше полудюжины таких безумцев, и все они закончили закономерно.
   Плачевно, то бишь.
   И все же я в обязательном порядке старался выяснить, кого мертвецы притолкали за помощью на сей раз. Мотивы нанимателя не в последнюю очередь говорят об истинной опасности предприятия. Смертные частенько недооценивают величину неприятностей, в которые вляпались.
   - Интересно.
   Я отложил в сторону несколько листов бумаги, испещренных каллиграфическим подчерком Помойного Кота. Парень обожал оказывать мне услуги и к составлению каждого отчета относился с большим усердием, чем самая чернильная душа в Магистрате. Вот только осведомители из его Котят, к сожалению, не самые лучшие. Пусть люди Ура - даже самое гнусное отребье - уважают острые ножи малолетних бандитов, а также дружбу их предводителя с Ублюдком Слотером, Котята все равно остаются всего лишь подростками, с которыми никто не будет говорить всерьез.
   Всякий раз Помойному Коту приходится изворачиваться и греть уши везде, где только можно, чтобы выполнить мою просьбу.
   Увы, лучших источников у меня в настоящее время не было. Мой племянник Джад Слотер, Принц Воров, у которого есть глаза и уши по всему Уру, ударился в долгий кутеж с очередной партией соблазненных аристократок, а беспокоить его без крайней нужды не было никакого желания. Впрочем, и того, что удалось узнать Коту, вполне доставало, чтобы дать пищу для размышлений.
   Говоря о богатстве и могуществе, семейства ад`Гарретов Мышонок не солгал. Но и не сказал всей правды.
   Ад`Гарреты действительно пользовалось определенным влиянием в финансовых кругах. Но и только! Уважения к этой фамилии знать Ура не питала. Более того, их даже в определенной степени презирали, как выскочек и нуворишей.
   Причиной тому служил род занятий семейства: Ад`Гарреты промышляли тем, что презрительно именуется "ростовщичеством". Они охотно суживали крупные денежные суммы прочим нобилям, а также купцам и владельцам мануфактур, и жили на проценты, набегающие с пущенных в оборот капиталов. Осуществлялось все, конечно, через подставных лиц, дабы не уронить фамильной чести. Аристократ, пускающий средства в рост? да над таким будет смеяться даже самый занюханный графишка!
   Но шила в мешке не утаишь...
   Судя по тому, что удалось узнать Коту, ростовщичество, похоже, было единственным источником дохода семьи.
   Собственных предприятий у ад`Гарретов не было. Официальных вложений (если не считать позаимствованных капиталов) в цеха, торговые заведения, мануфактуры - тоже. Фамильные владения баронов, Тиврель и Шлитерборг, представляли собой довольно крупные, однако совершенно не освоенные земельные наделы на окраинах, находящихся под протекторатом Ура. Доходов они практически не приносили. Из-за соседства с Пустошами, по которым кочевали дикие орочьи кланы, переселенцы не особо тянулись в поместья ад`Гарретов, и даже обнаруженные там еще два года назад залежи меди до сих пор не разрабатывались в полную силу.
   Несмотря на большое количество наличных денег, ад`Гарреты абсолютно не обладали деловой хваткой и не пытались инвестировать в промышленность, производство или хотя бы в покупку недвижимости. Кажется, они вполне довольствовались процентами, получаемыми с отпущенных в рост сумм. Впрочем, если Мышонок-Теофил истинный отпрыск своего папаши, Родеара ад`Гаррета, в этом нет ничего удивительного. Яблоко от яблоки... А больше, собственно, печься о выгодном вложении семейных капиталов не было. Супруга Родеара умерла задолго до того, как бароны переехали в Блистательный и Проклятый из своего захолустья. Теофил оказался единственным отпрыском мужского пола и единственным прямым наследником. Его старшую сестру, Ирвин, Родеар ад`Гаррет выгодно пристроил за какого-то купца-толстосума. Не исключено, что деньги, полученные от купца за возведение во дворянство и право пользоваться семейным титулом, и послужили основой тех капиталов, что были пущены в рост.
   Похоже, благосклонность Сладкой Ветреницы требовалась Мышонку не только для реализации своих больных фантазий, но также и затем, чтоб хоть как-то поднять престиж семейства, подпорченный ростовщическим промыслом.
   Одним словом, ничего интересного.
   Куда больше меня заинтересовала фигура организатора Игры - мутного колдуна по имени Покран. Собственно, это и именем назвать было трудно. На одном из южных наречий Покран означает "игрок".
   Этот ушлый молодец появился в городе пару лет назад и вроде как даже попытался вступить в Колдовской Ковен Ура, но не сумел пройти квалификационный экзамен. Поговаривали -из-за узкой специализации. Получать лицензию, как частный практикующий маг, для того, чтобы свободно применять на территории Ура свои навыки волшбы (конечно, если это не противоречит антимагическим законам, установленным Магистратом), Игрок не стал. Вместо этого он ушел на нелегальное положение и создал Игру - способ, не рискуя жизнью... ну, или почти не рискуя, испытать все ее острые ощущения. Что именно представляет собой Игра, никто толком не знал. Те, кому доводилось принять в ней участие, таинственно молчали о ставках и результатах Игры, независимо от того выиграли они или нет.
   В прошлом году Покрана арестовали, было, Псы Правосудия, однако никаких обвинений, выдерживающих сколько-нибудь серьезной критики, против него выдвинуть не удалось. Магикам-дознавателям из Ковена не удалось представить доказательства того, что Игрок злоупотреблял своими силами, и его пришлось отпустить, лишь оштрафовав для порядка.
   Скользкий человечишка, одним словом...
   К счастью, хоть искать его особо не стоило. Принимавшие участие в Играх, нобили передавали адрес колдуна знакомым, которым доверяли, туманные рассказы об Игре шли из уст в уста, расширяя Игроку клиентуру. В этой связи меня несколько озадачил вопрос, как узнал о ней Мышонок, не особо и вхожий в высшее общество? И, главное, как ему стало известно, что одной из участниц сделалась заскучавшая гетера Летиция Турвилль?
   Не иначе простил кому проценты по долгам за информацию...
   - Так вы закончили разбирать свою корреспонденцию?
   Мышонок, сидевший в кресле у окна, с надеждой посмотрел в мою сторону. Он не знал, что я читаю досье на него же, разлюбезного, и явно скучал. Встать и походить по комнатам, разглядывая собранные мной трофеи, барон не решался. Он даже к столу с вином не подходил. На постном лице ад`Гаррета так и читалось: "Мало ли какие скелеты прячутся в углах мрачноватой конуры Сета Слотера? Всему Уру известно, Выродки - все как один сумасшедшие маньяки, хранящие под кроватью сушеные мумии врагов и использующие вампиров, как сторожевых собак!".
   Справедливости ради, следует отметить, что в родовом поместье Слотеров - Кэр-Кадазанге именно так все оно и обстоит. Один Цербер - анимированная гранитная химера, охраняющая парк из мертвых деревьев, чего стоит! Но мои апартаменты, расположенные в особняке на краю улице Аракан-Тизис, мало, чем отличаются от жилища простого смертного. По крайней мере, если навести в них хоть отдаленный порядок и деактивировать охранные заклинания и защитные кабалистические знаки.
   - Похоже на то, барон. Не имеет смысла тянуть! Мы выдвигаемся прямо сейчас.
   - Сейчас? - Мышонок даже поперхнулся. - Но, милорд, со мной только пять человек, и потом я не успел оставить некоторые важные распоряжения своим распорядителям.
   - Со мной вам не понадобится таскать за собой целую армию. - самоуверенно пообещал я. -Распоряжения можете набросать прямо здесь - чернила, бумага и сургуч в верхнем ящике стола, с курьером проблем не будет. У меня всегда дежурит возле дома один... смышленый молодой человек.
   - К чему такая поспешность, лорд Слотер? Я полагал, что мы как раз сможем обсудить некоторые моменты нашего сотрудничества...
   - Бросьте вы.
   Я прекрасно понимал, что давлю на него, подчиняю своей воле. Но не давить на Мышонка было, в общем, даже трудно. Мелкий и слабовольный, он не мог выдержать мой взгляд и трех секунд. Меня ничуть не удивило, что барон всегда передвигался в сопровождении ватаги вооруженных до зубов гейворийцев. В противном случае ему бы ему просто не давали прохода... не говоря уже о том, чтобы отдавать долги, за счет которых жило семейство ад`Гарретов!
   Дело Мышонка представлялось не особо сложным, и я не хотел с ним затягивать.
   - Право слово, я не понимаю, что это вас так подбросило. Речь ведь идет не о банальной прогулке загород. Игра может представлять серьезную опасность, а ставки в ней не просто велики, а поистине гигантски! Я не могу так просто рисковать почти четвертью семейного состояния! Отец еще жив, и он с меня шкуру спустит, если что-то пойдет не так.
   - Вы наняли Слотера, мой барон. - мягко сказал я, застегивая ремни боевой сбруи. - Это значит, что что-то уже пошло не так. Будете писать распорядителям?
   - А знаете... похоже, вы правы. - неожиданно решился барон ад`Гаррет. - Я уже и сам устал терзаться ожиданиями и сомнениями. Давайте покончим со всем, не откладывая в долгий ящик.
   Он с решительным видом взялся за перо.
   Пока барон выцарапывал приказы и указания своим поверенным, я проверил свой стандартный арсенал. Два пистолета со спаренными стволами, массивные и грозные, словно коротко обрезанные мушкеты были вложены в боковые подсумки. Тяжеленные "громобои" сконструировали специально для меня по индивидуальному заказу. Простой человек едва ли смог бы выстрелить из такого пистолета, удерживая его одной рукой на весу - слишком тяжел и слишком велика огневая мощь. В задних подсумках заняли место два одноствольных "единорога" - очень точные, хотя и менее мощные пистоли с кремниевыми замками. Один пистолет я всегда заряжал сандаловой четкой, освещенной в мессианской церкви, а второй - серебряной пулей с вырезанными на ней рунами. Особое оружие для особых случаев. На перевязи покачивалась шпага - длинная, с широким трехгранным лезвием, тяжелая, как палаш. Некогда она принадлежала Тору-Бесоборцу, великому воителю прошлого, спасшего Ур, Блистательный и Проклятый во время Бунта Нежити. От кого принял эту шпагу сам Тор, оставалось загадкой. Это было легендарное оружие, по всей длине клинка испещренное древними мистическими письменами, большинство из которых, правда, давно утратило свою силу. В специальных ножнах под мышкой притаился Дагдомар - шестикратно проклятый серебряный акинак с рукоятью из берцовой кости оборотня, закаленный в крови демона, душа которого и сейчас таилась в извилистом клинке. В поясных ножнах за спиной дремала дага до поры - обычный кинжал, сработанный, правда, лучшим оружейником Ура. Еще пару метательных стилетов я упрятал в потайных ножнах, вшитых в рукава на предплечьях.
   Арсенал довершали еще кое-какие мелочи, о которых, впрочем, и упоминать не стоило.
   - Ай!
   Мышонок ухитрился обжечься, ставя на сургучевой кляксе оттиск фамильным перстнем-печаткой. Я невольно вздохнул.
   - Вы готовы, барон? Тогда выдвигаемся! Надеюсь, ваш возница знает, где искать кабак "Пляшущий огр".
  
   ***
  
   Вышибала "Пляшущего огра" своим внешним обликом полностью соответствовал роду деятельности: широченная спина, мощный затылок и толстые мясистые руки. Массивный нос пересекала широкая рваная лента шрама. Одним своим видом такой громила мог заставить протрезветь любого забулдыгу. Набычившийся и угрюмый, он походил на мрачный, громоздящийся над окружающими утес. Заряди таким баллисту и можно высадить ворота в крепостной стене!
   Хм... а ведь это мысль!
   ... Хрясь!
   Насчет крепостных ворот я, конечно, слегка преувеличил, но дверь в "Пляшущий огр" вышибала высадил влегкую. Сипло выдохнул, хряпнулся спиной об окованные бронзой толстенные доски, выбил дверь из проема, выдернув петли "с мясом", и с чудовищным грохотом приземлился на загаженный, заплеванный, заваленный объедками пол.
   Мужик он, безусловно, был здоровый, но я все-таки оказался пошире в плечах, повыше почти на полголовы, да и вид у меня - если надо - не в пример мрачнее.
   В нос шибануло кислым запахом дешевого вина и человеческого пота. Остаточный невнятный гул: "... ааа!" вылетел наружу, и в "Пляшущем огре" на какое-то мгновение воцарилась тишина. Ну, почти, тишина. Кто-то отчаянно давился вином и плевался, но вся остальная орущая, ругающаяся, пьющая и жрущая кабацкая масса притихла, испуганно и удивленно уставившись десятками глаз на дверной проем. Будто толпа упырей склепе, куда вдруг проник солнечный свет!
   Я нагнул голову и шагнул внутрь. Тяжелым взглядом обвел помещение, отыскивая первого, кто трепетнется: ему надо будет врезать образцово-показательно.
   Бармен у стойки, заваленной грудами слабо шевелящихся рьяных тел, из последних сил тщившихся приподнять головы, медленно поставил кувшин с вином (наверняка бессовестно разбавленным) и потянулся под стойку.
   Что там у нас? Мушкет? Магический самопал?
   Я улыбнулся и сказал:
   - Не-а...
   Глаза бармена съехались к переносице, оказавшись ближе к друг другу, чем спаренные стволы моего "громобоя". Руки тут же отдернулись и застенчиво спрятались за спиной. Два других ствола, звякнув о кольца подсумка, поднялись следом и по дуге обвели нутро кабака. Позади послышался шорох, но я не обернулся, зная, что это боязливо крадется Мышонок, ошеломленный подобным способом открывания дверей. Телохранителей-гейворийцев я велел оставить снаружи, а без них барон чувствовал себя хуже, чем голым. Впрочем, сейчас было не до душевных терзаний ад`Гаррета.
   - Здорово, отребье! - жизнерадостно поприветствовал я пеструю компанию, окончательно ошалевшую от происходящего. - Я слышал, именно в этой убогой забегаловке продают самое мерзкое пойло во всем Уре, Блистательном и Проклятом!
   "Пьяный огр" медленно загудел, снова наполняясь шумом, жизнью и пьяной агрессией.
   - Убрал бы ты пистоли, господин хороший. - зло процедил кто-то. - Не ровен час, обронишь! Как тогда быть?
   - Ты в дверях-то не стой, пройди, покажись, мил человек. - вторил ему другой голос с сильным хаборийским акцентом. - Надо же сообразить, с какой стороны тебя шинковать сподручнее будет.
   Краем уха я услышал скрип выползающих из ножен кинжалов и ножей, скрежет втихую взводимых под столом курков. В голове едва слышно предупреждающе зазвенело - кто-то начал сплетать заклинание. В заведениях, где собирается всевозможный сброд, готовый чуть что чистить друг другу рожи и проверять на клинках цвет крови, не стоит начинать разговор вот так вот - молотя по головам, вынося двери и размахивая оружием. С другой стороны, если тебе плевать на всю эту шушеру, паразитирующую в городе, точно крысы в подполье, то... тебе просто плевать.
   - Эй, циклоп, клянусь всеми Шестью Адскими Герцогами, если ты сейчас не положишь грабли на стол, я выбью тебе второй глаз... - кабак напряженно загудел. - ... и после этого у меня еще останется три пули!
   Гул стих.
   - А дальше? - хрипло и тихо спросил плечистый крепыш в накидке с капюшоном, двумя руками сжимавший кружку с вином.
   Пальцы выглядели короткими и толстыми. Четыре штуки, считая с большим. В полусумраке кабака было плохо видно, но я не сомневался, что кожа на этих пальцах грязно-зеленого цвета. Рядом с крепышом, укрытые густой тенью, падающей от поперечной балки на потолке, сидели еще четверо. Лиц их разглядеть было нельзя - только глаза настороженно блестели. И глаза эти, несомненно, были хищными, раскосыми и холодными.
   Орки из Пустошей всегда смотрят так - словно голодные, залегшие в засаду на оленьей тропе, волки.
   - Дальше-то что? - повторил орк и откинул с лица капюшон, обнажив голову с волосами, заплетенными по традиции в три толстых косицы. - После трех пуль?
   На этот раз воцарилась полная тишина. Стало ясно, что вызов принял здешний негласный лидер. И в голосе его, и в движениях чувствовалась размеренная сила.
   Вот кто первый должен получить по балде!
   - Ну... дай подумать. Дальше я брошу вот этот пистолет в первого, кто оторвет задницу от скамьи. - охотно и вместе с тем абсолютно серьезно объяснил я. - Потом рукоятью вот этого расколю голову еще одному. А затем оторву доску от столешницы и начну молотить ею всех, кто только подвернется под руку, пока остальные не полезут в окна и двери, как монашки Строгой Церкви, обнаружившие в келье голого мужика.
   - Ха! Да ты прям Хормак-варвар! - напряженно хохотнул кто-то.
   - Хуже. Я Сет Слотер.
   "Слотер, Слотер". - зашелестело по враз пересохшим губам. - "Это Слотер.. Сет... Ублюдок... Выродок". Снова заскрипели ножны и кинжалы, захрустели курки, только на этот раз - уползая обратно в ножны, снимаясь со взвода. Давление на виски, предупреждавшее о подготовленном к броску заклинании, разом исчезло.
   Да, семейная репутация дорогого стоит.
   Пистолеты я, однако, опускать не торопился.
   Глаза бросившего вызов орка еще больше сузились. Он набычился, стиснул пальцами край стола и угрюмо подался вперед.
   Упорный тип.
   - И что же ищет кхант Слотер в низкопошибном заведении вроде этого? - все так же хрипло и тихо спросил он, и в голосе звучал скрежет едва сдерживаемой злости.
   - Мне нужен Покран-Игрок. Я хочу сыграть... по его правилам. Я знаю, что связь с Покраном держат через этот кабак, но, увы, не знаю условной фразы. Посему, может кто-нибудь по доброй воле желает подсказать мне, как пройти или к кому обратиться? Или же мне придется спрашивать у всех по очереди, молотя рожей по столу при каждом отрицательном ответе?
   Кто-то нервно выругался.
   - Зачем же так? - орк распрямился и повел широкими плечами, словно разминающийся борец.
   Четверо, сидевшие рядом, синхронно поднялись следом. Их руки были пусты. Пока?
   - Я знаю, где можно найти кханта Покрана. Но, увы, не могу этого сказать, потому как нанят им для охраны покоя.
   Кровь и пепел!
   Теперь так просто, как хотелось бы, не получится: нахрапом взять "Пляшущий огр" не удалось. И Покран, видать, крепкий орешек. Нанять себе в охранники банду орков - не самое дешевое удовольствие. Кроме того, Магистрат Ура не приветствует выходцев из Пустошей на улицах города. Оркам запрещается открыто носить оружие, охранять общественные заведения, собираться большими группами и напиваться. И это, в общем, разумное решение. Пьяная банда орков способна в приступе свойственного им буйного веселья разнести в щепки пару кварталов. Зато давший клятву верности в соответствии с традициями клана орк скорее костьми ляжет, чем позволит причинить вред своему нанимателю.
   - Может, начнешь задавать вопросы с меня?
   - Пожалуй, придется.
   - Пистолеты мешать не будут? - осведомился охранник Покрана. - Придется ведь рожей об стол стукать?
   Для орка язык у него был подвешен удивительно хорошо.
   - И правда. - согласился я. - С пистолетами несподручно.
   Оба "громобоя" вернулись на свое место в подсумках, закрепленных на бедрах.
   Кабак оживленно взвыл в предвкушении крепкого мордобоя.
   Орки неторопливо вылезли из-за стола, сбрасывая свои накидки с капюшонами. В их кулаках отсвечивало синим железо: кривые орочьи кинжалы-криссы. Главный вытянул из-за пояса кожаный мешочек с длинным узким горлом, в который был вложен не то металлический шар, не то горсть картечи. Затхлый наполненный хмельным угаром воздух загудел, вспарываемый запущенным по кругу оружием.
   Двигались они неспешно, но очень четко и слаженно. В течение нескольких секунд вокруг меня образовался полукруг, ощетинившийся лезвиями криссов. По центру, раскручивая над головой кистень, наступал старший. В повадках и действиях орков чуялась слаженность волчьей стаи, травящей кабана.
   Полукруг начал сжиматься.
   Я быстро расстегнул пряжки сбруи и бросил ее Мышонку вместе со шпагой, кинжалами и всеми четырьмя пистолетами.
   - Подержи.
   Дворянчик неуклюже поймал оружие, охнул от его тяжести и зашлепал губами, пытаясь что-то выдавить из себя. Но времени слушать его уже не было!
   Справа ко мне метнулась черная тень, и, уклонившись в последний момент (всегда успеваю в последний момент!) от злого выпада кинжалом, я встретил ее ударом локтя. Плоский нос орка совсем прекратил выдаваться на лице, а его обладателя унесло под стол. Шайка коротко рыкнула и синхронно ринулась вперед - слаженная, привычная сбиваться в единый кулак и вышибать дух из любого противника, каким бы большим и сильным он не был. Следовало бы податься назад, выбирая место для маневра, но вместо этого, обманывая ожидания орков, я прыгнул навстречу.
   Мы сшиблись в пышущий яростью ком, раздающий глухие хлесткие удары. В воздухе зазвучали треск костей, хруст вышибаемых зубов и ломающихся хрящей, влажное чавканье плоти - привычный аккомпанементом жесткой бескомпромиссной драки. Признаться, в последнее время я начал по нему даже скучать...
   Вопреки сложившемуся мнению орки ненамного превосходят людей силой. Зато звериной ярости, выносливости и умения терпеть боль у них на порядок больше.
   В какой-то момент кистень орка-главаря зацепил меня по плечу. Самым краешком! но этого едва не оказалось достаточным. Ключица слегка хрустнула, и левая рука на мгновение онемела. Впрочем, прежде чем орк успел замахнуться во второй раз, я со страшной силой саданул его в живот, едва не переломав все ребра и отбросив на несколько шагов в сторону. Двое других орков, оставшихся к тому времени на ногах, попытались воспользоваться ситуацией, но явно переоценили удар своего предводителя. Ближайшего я сшиб боковым ударом кулака, а второго схватил за горло левой рукой, чудовищным усилием воли заставляя ее двигаться, приподнял в воздух и тряхнул, словно куклу. Болтая ногами, орк попытался ткнуть меня своим криссом, но я легко выбил оружие из ослабевших пальцев, перехватил его второй рукой за пояс и, подняв над головой, со всего маха швырнул в копошащуюся на полу кучу. Раздался отчетливый треск ломающихся костей, кто-то из орков глухо и страшно вскрикнул, и драка прекратилась.
   Вожак еще силился подняться на пол, беззвучно хватая ртом воздух, но я прервал эти попытки, саданув ему сапогом по плоской физиономии. Впрочем, уважая упорство противника, бил не в полную силу, а так, чтобы только оглушить.
   - Эти пятеро мне не ответили. - глухо произнес я, обводя угрожающим взглядом кабак. - Сейчас я продолжу задавать вопросы. Не верю, что среди вашего сброда нет ни одного ловкого малого, который бы не проследил, куда орки водят гостей Покрана. С кого начать?
  
   ***
  
   Логово Игрока оказалось совсем рядом с "Пляшущим огром". Собственно, и отходить от кабака почти не пришлось. Через черный ход мелкий вертлявый жулик, почему-то страшно дороживший огромным шнобелем на изрытой оспинами роже, вывел нас на внутренний двор, украшенный покосившимся туалетом, сбитым из грубо оструганных досок. Не переставая заверять меня в своем искреннем уважении ко всем представителям Клана Слотеров, он провел нас с Мышонком к неприметной двери в стене дома, примыкающего к "Пляшущему огру", и постучал несколько раз условленным образом: два коротких стука, длинный, три коротких.
   Дверь отворил еще один орк - поджарый и угрюмый настолько, что молоко в его присутствии должно было неминуемо скисать. Эта угрюмость, въевшаяся в каждую черточку плоской орочьей физиономии, не исчезла даже после того, как угрюмец сполз по стене на земляной пол, отхватив рукоятью "громобоя" по лбу.
   Мы поднялись наверх по скрипучей лестнице, и я ударом ноги вышиб единственную дверь, к которой вели ступеньки.
   Высокий чуть сутулый человек в щегольском костюме, трудившийся над странным механическим приспособлением, испуганно вздрогнул и подскочил, схватившись рукой за вычурный медальон на шее. Несколько деталей, из числа тех, что были разложены по столу, упали на пол и, постукивая, покатились по доскам.
   - Никакой волшбы! - хмуро предупредил я и помахал в воздухе стволом "единорога", заряженного сандаловой четкой.
   Покран, а это был он собственной персоной, нервно дернул подбородком, но, сделав могучее усилие, сумел с собой справиться. За несколько мгновений колдун успел оценить ситуацию и сделать нужные выводы. Мне даже показалось, что Игрок подавил облегченный вздох, сообразив, что к нему ворвались в лучшем случае наемники или грабители, а никак не мрачные и фанатичные ребята из числа Псов Правосудия, что охотятся на колдунов-нелегалов.
   Я великодушно выждал еще пару секунд, давая Покрану возможность окончательно взять себя в руки, что он с успехом и сделал.
   - Что вам угодно, господа?
   Весь вид колдуна теперь изобличал недовольство человека, мелкой суетой оторванного от важной работы. Игрок, он и есть игрок. В умении владеть собой, собственными эмоциями, мимикой, жестикуляцией хороший игрок даст сто очков вперед любому актеру. Покран, несомненно, понял, кто перед ним, ровно, как и понял, зачем я обставил свое появление таким шумом и грохотом. И все же марку держал.
   Вот только сквозь смуглый загар колдуна явственно пробилась легкая бледность. Ток крови контролировать трудно.
   - Тоже, что и всем, мастер Покран. - вежливо сказал я. - Мы хотим сыграть. Тем более что у вас с бароном ад`Гарретом заключено предварительное соглашение.
   - С ним, но не с вами, милорд...
   Я ухмыльнулся, принимая правила игры.
   - Слотер, Сет Слотер.
   - О, право слово, я польщен! - в голосе Покрана нельзя было заподозрить и тени неискренности. - Принимать у себя представителя столь древнего и высокочтимого семейства большая честь.
   Он держался настолько естественно, что мне даже захотелось дать мерзавцу в зубы.
   Внизу отчаянно заскрипели ступени, искореженная дверь, цеплявшаяся за косяк единственной петлей, громко хлопнула об пол, и в комнату тяжело ввалился главарь орочьей банды. Лицо его превратилось в сплошной кровоподтек, левая рука, вывихнутая при падении, висела плетью, кровь вязкой струйкой стекала с уголка губ, но помутневшие раскосые глаза упрямо искали врага.
   Настырные парни эти орки! Бьются до последнего и не умеют сдаваться. Настоящие фанатики боя!
   Мышонок скользнул, было, мне за спину, но, натолкнувшись на Покрана, побледнел и попятился куда-то в угол. Без своих телохранителей, он, должно быть, боялся даже пауков и тараканов!
   Прежде, чем упрямый орк успел невредимой рукой поднять позаимствованный где-то пистолет, я шагнул ему навстречу и очень аккуратно ударил сомкнутым в "клюв" пальцами за ухо. Убивать зеленокожего не хотелось, хотя, наверное, ни один человек бы меня не понял. Орк тяжело грохнулся на пол, дернул пару раз ногами и затих.
   - Прошу прощения. - извинился я. - Должен признать, у вас очень хорошие охранники.
   - Видимо, недостаточно хорошие. - задумчиво произнес Покран, с сожалением глядя на бесчувственное тело. - первый раз вижу Хуго в подобном... состоянии.
   - Вернемся к теме нашего разговора? - предложил я.
   - Ах да! - всплеснул руками Игрок. - Мы остановились на том, что никакой договоренности с вами, лорд Слотер, у меня не было.
   - Нет-нет! Мы остановились на том, что я и барон ад`Гаррет хотим сыграть. - поправил я, выделяя голосом слово "хотим". - И как раз собирались, было, приступить к обсуждению правил и особенностей Игры, как вдруг нас совершенно бесцеремонно прервал бедняга Хуго, излишне трепетно относящийся к своим обязанностям...
   - Нехорошо это. - медленно сказал Покран, переводя взгляд с меня на Мышонка и обратно. - Уж больно смахивает на шулерство. А я, знаете ли, старомоден и всегда предпочитаю чистую игру.
   - Неужели? - ухмыльнулся я. - Судя по тому, что я о вас услышал (а услышал я не так, чтобы много), играть с вами - себе дороже.
   Колдун улыбнулся и развел длинными руками.
   - В конце концов, у меня выигрывают. И не то, чтобы совсем редко. Никакого жульничества, все в рамках правил. Просто у крупье всегда больше шансов, чем я рядового игрока. Таковы уж правила заведения и с ними не принято спорить.
   - Иногда полезно давать кому-то выиграть, чтобы не лишиться партнеров за столом. - осторожно вставил Мышонок, маневрируя по комнате так, чтобы между ним и Покраном всегда оставался я.
   - Помилуйте, барон! - укоризненно покачал головой Игрок. - Уж кто бы намекал на жульничество. Вы договариваетесь со мной об Игре, обозначаете ставки, причем ставки высокие даже для меня, а потом приводите... э...
   - ... шулера. - услужливо подсказал я и неприятно улыбнулся.
   - Да как ты смеешь, плебей, обвинять меня в мошенничестве?! - рука ад`Гаррета демонстративно потянулась к шпажонке.
   Этот олух наверняка ожидал, что в последний момент я вмешаюсь на правах телохранителя и остановлю его, благодаря чему демонстрация собственной храбрости перед колдуном пройдет совершенно безобидно. Что я могу сказать?
   Зря...
   Я решаю только те проблемы, о которых договорился с нанимателем.
   В общем, я ничего не сказал и с удовольствием понаблюдал за тем, как гнев на лице барона сменяется нерешительностью, замешательством, а затем и вовсе осознанием полной беспомощности. Потянувшаяся к эфесу рука отдернулась точно от ядовитой гадюки.
   Да уж... все проблемы ад`Гаррета от того, что его слишком долго оберегали от неприятных столкновений деньги и титул. Колдуну на нелегальном положении, каким был Покран, вполне позволялось наплевать и на первое, и на второе.
   - Молокосос! - презрительно произнес Игрок, мигом сообразивший, что к чему.
   Глаза Покрана сузились и стали колючими, точно наконечники пик.
   - Я мог бы швырнуть вас на любую из своих Игр - в тот самый момент, когда мужчине должно хвататься за клинок и демонстрировать свое мужество. Или просто превратить вас в паука и засадить в банку с собратьями, чтобы там вы доказали, что отважны и сильны. Я мог бы...
   Колдун неожиданно оборвал свою тираду, глубоко вздохнул и вновь нацепил на лицо вежливо-радушную маску.
   - Но вам повезло, милорд. Сегодня я удивительно добр!
   (Я скромно потупил глаза, отдавая отчет в том, чем объясняется удивительная доброта Игрока).
   - Так что сделаем вид, что вашей глупой, мальчишеской выходки просто не было. Придержите язык и тихо подождите, чем закончится разговор... старших.
   Колдун перевел на меня взгляд и растянул тонкие губы в вежливой улыбке, предлагающей продолжить беседу. Барон за моей спиной съежился и окончательно скис. Несомненно, в голове он вынашивал планы мести наглому магику, посмевшему в столь оскорбительном тоне разговаривать с сиятельным нобилем Ура... но для этого прежде надо выбраться на улицу, где околачиваются в ожидании верные гейворийцы.
   - Ох уж эта молодежь! - сочувственно сказал я. - Никакого уважения к старшим.
   - Абсолютно согласен. И что вас только побудило связаться с этим... мышонком?
   - Вексель на полторы тысячи золотых и столько же наличными. - честно признался я.
   - Ого! Этого вполне хватило бы на обычную ставку. Наш молодой друг вполне мог бы сыграть разок-другой.
   Я понял, что пора брать инициативу в свои руки, иначе мы будем расшаркиваться друг с другом до утра.
   - Его упущенные возможности меня не интересуют. - я резко сбил подчеркнуто вежливый, вкрадчивый тон беседы и полностью завладел инициативой. - Я выполняю свою работу, так что давайте перейдем непосредственно к делу.
   Покран помедлил, собираясь с духом - ему ведь надо было возразить не абы кому, а Выродку-Слотеру.
   - Вы хотите, чтобы я заменил игрока? Но так не бывает! Ни один игрок не заменяет себя подставным... шулером.
   - Не будем друг другу грубить. Допустим, наш приятель заболел: приступ лихорадки у него, приступ черной меланхолии, триппер вконец одолел или еще что... не суть важно. Он покидает стол, но ставки сделаны, а партия осталась неоконченной. Придется попросить кого-то взять карты вместо выбывшего. Игра есть игра.
   - Я никогда не играю с Древней Кровью.
   Покран нерешительно теребил амулет, глядя на меня исподлобья.
   Мимика и движения колдуна очень натурально имитировали растерянность и замешательство, но я ничуть не сомневался - этот плут мусолил какое-то заклинание на случай, если диалог перейдет в иную, зубодробительную ипостась. Чутье Слотера пока не предупреждало о готовом заклинании, но это ни о чем не говорило. Сильный колдун может погасить предательское колебание магической ауры.
   В свою очередь моя рука расслаблено и деловито - небрежная поза аристократа - лежала на бедре, в опасной близости от "единорога", заряженного пулей, вырезанной из сандаловой четки.
   Два шулера, мухлюющие и прекрасно понимающие уловки друг друга.
   Впрочем, это ли уловки? Так, детские шалости!
   Я нахмурился:
   - Мне кажется, тут попахивает самой настоящей дискриминацией. Чем я хуже рядового гражданина, мастер Покран?
   - Вы пожалуетесь на меня в Департамент гуманоидных рас? - поднял брови колдун.
   - Нет, я не люблю бюрократию. - придав голосу жесткость, покачал головой я. - Боюсь, в сложившейся ситуации, если мы не придем к компромиссу, у меня останется только один вариант действий: вот этим вот кулаком начать выбивать расовые предрассудки из вашей многомудрой головы, мастер.
   Покран побледнел.
   Игры и взаимные расшаркивания закончились.
   Мышонок за спиной сдавленно выдохнул.
   - Такой поворот событий вас устроит?
   Секунду висела напряженная пауза, а затем Покран болезненно сморщился, как человек, принявший крайне неприятное для него решение.
   - Лорд Слотер, пожалуй, я предпочту несколько серьезных зуботычин встрече с вашим младшим братом... в случае моего гипотетического выигрыша, конечно. Уж извините...
   Джайракс!
   Кровь и пепел! Куда бы я не сунулся, обязательно хоть раз да всплывет имя младшего братца!
   Слава Джайракса Слотера веет над городом, точно тень от крыльев вампира. Матери пугают этим именем непослушных детей, а их мужья используют его вместо самых страшных проклятий. Мой малолетний приятель Помойный Кот проверяет на смелость своих юных головорезов, заставляя их в ночной час пробираться к воротам Харон-Арэгорис, Дурного Поместья, личной резиденции Джайракса. И божится при этом, что как минимум двое из испытуемых мальчишек так и не возвратились обратно.
   Лично я склонен Коту верить, ибо Джайракс - это вам не городская страшилка!
   Его считают истинным воплощением Зла. Но не привычного и знакомого Зла вроде того, что ютится под сводами Черных Церквей, а иного - извращенного, хаотичного, непредсказуемого, иррационального.
   Никто не хочет связываться со Слотерами уже потому, что их оберегает именно такое Зло. И Клан это вполне устраивает. Даже более чем! Давно на защите интересов семейства не было столь могущественного и харизматичного Демона-Хранителя.
   Не могу сказать, что я особо жалуюсь на известность Джайракса. В отдельных случаях она, конечно, это весьма и весьма уместна. Там, где для решения проблем не достает репутации Ублюдка-Слотера, имени Демона-Хранителя Слотеров хватает с избытком.
   И все же гораздо чаще подобная реакция людей вызывает у меня глухое раздражение. Может быть, потому что мы с младшим братом давно и со вкусом ненавидим друг друга?
   - Разве вы не слышали о пари братьев Слотеров? - усмехнулся я. - О пари на душу Ублюдка Слотера? Мой братец Джайракс получит ее в случае, если я умру насильственной смертью в течение ближайших пятидесяти лет. Но только при одном условии - если сам не приложит к этому руку никоим образом. Поэтому я думаю, он скорее отблагодарит вас в случае выигрыша. Ведь часть куша достанется и ему!
   Лицо Покрана растянулось в болезненной гримасе, лишь отдаленно похожей на улыбку, а пальцы побелели в местах сгибов. Смерив презрительным взглядом Мышонка, цвет лица которого вдруг начал портиться и отсвечивать неживой белизной, Игрок произнес:
   - Видимо, наш общий друг, не посвятил вас во все тонкости Игры.
   Я хмыкнул.
   - Когда речь идет о больших ставках, мы играем не просто на жизнь, удовольствия и золото. Мы играем на души.
   Покран секунду замолчал и, словно извиняясь за неприятное известие, добавил:
   - Я ведь должен чем-то кормить... противоборствующую сторону.
   Я мрачно потер ноющую челюсть (крепко прилетело от одного из орков) отворотом перчатки. Признаться, такой расклад серьезно менял дело. Один раз сделав душу предметом торга, я не хотел более рисковать ей. Конечно, единожды поставленную на кон душу можно было бы и перезаложить еще разок, но демоны раздери этого Покрана, он не так прост, как мне сначала показалось!
   Он был гораздо, гораздо опаснее!
   Орки-охранники? Ха!..
   - Если разбить этот амулет, что вы так нервно тискаете, внутри окажется пентаграмма Малого Вызова? - светским тоном поинтересовался я, оттягивая время, чтобы сообразить, как поступить в подобной ситуации.
   Ставка Покрана совершенно определенно неприемлема!
   Какое-то мгновение Игрок колебался, не желая светить свою карту, а затем кивнул.
   - Палаты Правосудия за такое отправляют на серебряный рудники. Да и Церкви, что Черная, что Строгая, не жалуют. Это ведь не очень хорошо, когда добропорядочные граждане разгуливают по городу с портативными воротами в Ад! - назидательно сказал я. - И кто же явится, если вы активируете пентаграмму?
   - Огненный имп. - гордо ответил Игрок.
   - Сильно. - признал я. - Уважаю.
   - Я удваиваю сумму, лорд Слотер! - пискнул Мышонок, кожей почуявший - сейчас вспомнят и о нем.
   Мой гневный взгляд огрел барончика, словно тяжеленной дубиной. Ад`Гаррет даже покачнулся и шагнул назад, упираясь лопатками в стену.
   - Теперь вы понимаете, лорд Слотер, что я не могу играть с вами. В случае моего выигрыша мне... э... придется делиться им с лордом Джайраксом. А он может выразить... ммм... ну, скажем так, свое недовольство моими скромными притязаниями. Кроме того, не думаю, что меня может заинтересовать душа Слотера. Слишком хлопотный товар.
   Я кивнул, признавая его правоту.
   На душу любого Слотера, да что там, любого носителя Древней Крови, слишком много могущественных претендентов. И смертным колдунам в их рядах право слово делать нечего.
   Очень легко можно и своей души лишиться!
   - Таким образом, нам остается только вежливо друг другу раскланяться.
   В голосе Покрана прозвучал вежливый намек на то, что нам следует убираться.
   Подняв руку, я потрогал сначала распухшую челюсть, потом скулу, на которой вздулся здоровенный желвак и раздраженно скривился. Поставить на уши кабак, полный отребья, зазря отдубасить полдюжины орков, крепко получить по морде и все только для того, чтобы удалиться, вежливо раскланиваясь с этим напыщенным хлыщом? Принимая решение, я машинально забарабанил пальцами по рукояти шпаги. Мышонок и Покран, застыв в довольно неудобных позах, терпеливо ожидали дальнейшего развития ситуации. Всем было ясно, что последнее слово - за мной.
   На лице молодого барона ад`Гаррета откровенный страх мешался с надеждой. Лицо Покрана не выражало ничего. Одно только вежливое ожидание.
   Я никогда не отказываюсь от дела, если взял у клиента задаток. У меня не так много принципов, но этот - один из главенствующих. Речь идет о деловой репутации, которая важна ничуть не меньше, чем фамильная. Собственно, именно из-за фамильной-то и приходится дорожить деловой!
   Слотер, к которому никто сам за помощью не идет - только если мертвецы в спину толкают, не может позволить себе не оправдать надежды клиента. Наконец, в этой истории есть и рыцарский оттенок - спасение прекрасной дамы. Проститутки, правда, но все равно - весьма и весьма прекрасной! Наконец, если клиент изначально водил меня за нос - ему же хуже. Я все равно выполню работу, но возьму за это лишний процент!
   ... Нет, уйти, это не мой вариант!
   - И все же мы сыграем, мастер Покран. - рыкнул я.
   - Ставкой обязательно должна быть душа. - покачал головой колдун.
   - Она будет!
   Потянувшись, я сграбастал плечо Мышонка и, невзирая на протестующий поначалу, а потом просто болезненный писк, переставил его с места на место, будто шахматную фигуру.
   Оказавшись напротив Покрана, барон тут же струхнул и залепетал что-то в духе: подобного уговора не было, и он нанял меня, дабы вытащить душу проигравшейся Летиции, а не затем, чтоб проиграть еще и свою собственную, и что... Я небрежно тряхнул Мышонка, зубы его звонко лязгнули. Не знаю, прикусил ли он себе язык, но лепет прекратился.
   - Барон согласен!
   Покран, наконец, отпустил медальон, выпрямился во весь рост и принялся резко ходить по комнате, старательно вымеривая ее шагами. Предложение явно заинтересовало его, и теперь колдун взвешивал все "за" и "против".
   - Вы хотите устроить парную Игру? Оказаться в одной Игре вдвоем? Это вполне осуществимо, хотя и довольно сложно. И потом, я не знаю, что будет со второй душой, пусть и не связанной условиями Игры в случае моего выигрыша. Я на нее претендовать не собираюсь, а вот ваши противники по Игре...
   - Я думаю, об этом должна болеть голова Джайракса Слотера. Я подпишу необходимый документ, который обеспечит вам защиту от гнева Клана.... в случае если наши карты лягут неудачно.
   - Весьма любезно с вашей стороны, Лорд Слотер, но вы забываете, что Игра проводится нелегально. - Покран улыбался, но глаза его оставались холодными и расчетливыми. - Я все равно не смогу обратится в Палаты Правосудия за защитой.
   - Слотеры не ходят в суды. - просто сказал я. - Эти бумаги позволят вам уверить Джайракса, что на его выигрыш никто не претендовал. А то мой младший братец часто бывает очень и очень мнительным. Да и Патриарх Эторн не будет гневаться по поводу моей безвременной кончины и не отправит к вам в отместку Дредда Слотера. Уверен, вы слышали о нем?
   Покран только сглотнул.
   Еще бы он не слышал о молчаливом красно-черном Палаче Слотеров! О Выродке-убийце, приходящем из мрака ночи бесстрастным, как сама тьма, и безжалостным, как адово пламя, чьи цвета он носит! Даже я, признаться, относился к Дредду с уважительной опаской. Этот Слотер - единственный в Клане, с кем я бы побоялся встретиться хоть в честном поединке, хоть в грязной уличной драке. Даже Джайракса я остерегался меньше - помогала выпестованная с годами ненависть, что мы взаимно питали друг к другу...
   Одним словом, не мудрено, что лицо Покрана побледнело, а черты его заострились, словно у крысы.
   - Бросьте, дружище! - дожимая Игрока, я выдал свою самую мерзкую ухмылку. - Ваша Игра - всего лишь игра, а посему в ней обязан присутствовать риск. Иначе откуда взяться азарту? Я обещаю, ни Демон-Хранитель, ни Палач Слотеров вас не тронут. И потом, если вы выиграете, получите душу барона, а, следовательно, и доступ ко всем привилегиям его титула, его состоянию и положению в обществе. Разве такая ставка не стоит души гетеры?
   Покран вздохнул и усталым жестом пригласил нас в соседнюю комнату, в которой была еще одна дверь, выводившая на запасную лестницу.
   - Нам придется прокатиться. - спускаясь, заявил колдун. - Экипаж будет готов через несколько минут, я только отдам соответствующее распоряжение.
   Мышонок издал стон отчаяния.
  
   ***
  
   - Итак, господа, я объясняю вам принципы нашей Игры. - голос Покрана приобрел созвучие с голосом ярмарочного зазывалы. - Вот эти стеклянные шары - игровые Арены. Каждый шар содержит в себе реальность, тщательно спланированную и созданную мной специально для Игр. Да, лорд Слотер, я вижу вашу улыбку. Я действительно нарушил запрет Колдовского Ковена Ура, запрещающий магическое преобразование реальности - Осмысленное Тессирование. Начав нарушать запреты сложно остановиться, не так ли? Уже только поэтому наши Игры проводятся... хм.. в эксклюзивном порядке. Впрочем, реплика о нарушении запретов не касается правил Игры. Условия участия в ней таковы, что нарушить их не может ни одна сторона.
   Вступая в Игру, каждый Игрок приобретает свою роль, которой должен придерживаться на протяжении всего действа вплоть до того момента, когда появятся победители и побежденные. Все остальные участники игры - искусственные персонажи, созданные моим воображением и колдовским искусством. В какой-то степени это иллюзии, но помните, вне обычного пространства и времени иллюзии оживают и могут стать, ну скажем так, очень убедительными. Уверяю, вы не сумеете отличить их от живых людей... и не только людей.
   Мы играем на ощущения, господа. На очень острые ощущения. Иногда вы будете чувствовать себя превосходно, чаще - хорошо или довольно сносно, но порой ваши волосы будут вставать дыбом от ужаса. Вы сможете получать все удовольствия, доступные человеку, и может быть даже сверх того, однако в то же время вам едва ли удастся избежать ужаса и боли. Одно обостряет другое. Без сравнения нет истинного понимания. Такова задумка Игры - квинтэссенция ощущений всей жизни, втиснутых в одну короткую ночь. Ночь - это срок игры.
   Всего одна ночь, господа! Ваша задача - выжить в течение этого времени и не дать убить себя Чудовищу, то есть Игроку, представляющему на Арене мои интересы. Его уничтожение означает мое поражение. Правила таковы, что шансы победить у вас есть. Неуязвимых созданий в Игре быть не может. Игра предусматривает три возможных финала. Первый: в Игре наступает рассвет, и я признаю, что проиграл. Вы покидаете Арену и получаете свой выигрыш. Второй: вы кричите "Я сдаюсь!", и я останавливаю ход Игры, сохраняя вашу жизнь, но забирая взамен душу. Уверяю, я очень бережно обхожусь с проигравшими, и все они живут своей прежней жизнью без малейшего ущемления прав и свобод, лишь изредка оказывая мне услуги... да, барон ад`Гаррет, всего лишь услуги. Причем я никогда не прошу невозможного. Невозможно только одно - отказаться от исполнения моей просьбы. Наконец, третий вариант: вы погибаете в игре. И погибаете в реальности, потому что забрать вас с Арены мне уже будет не под силу. В этом случае ваша душа остается в шаре, питая иллюзии, живущие внутри него.
   - Откуда нам знать, что вы не смухлюете? Вдруг рассвет в Игре никогда не наступит?!
   - Барон, барон.... Вы меня обижаете. Я Игрок, а не шулер. Игра справедлива ко всем участникам! У меня есть шанс сорвать куш. У вас есть шанс выжить, испытать всю остроту отпущенных человеку ощущений, да еще и остаться при барышах. У Чудовища есть шанс убить вас и утолить терзающий его голод. Победу в Игре обеспечивают исключительно личные качества. Мужчины могут использовать для этого силу и отвагу, как, несомненно, попытается поступить лорд Слотер. Женщины - обольщение и хитрость, как попыталась поступить наша прелестница Летиция... не ее беда, что облюбованный кандидат в защитники предпочитал в постели мужчин. В вашем случае, барон... даже не знаю. Я рекомендовал бы вам держаться за широкой спиной лорда Слотера.
   - Не забывайтесь, Покран. Я все-таки отвечаю за этого человека.
   - Прошу меня простить, милорд. Итак, для того, чтобы выжить и выиграть, вы используете свои личные качества. Кто во что горазд. Время в Игре абсолютно объективно. Оно движется точно также как и в реальном мире. Правда, иногда игрокам кажется, что секунды застыли и тянутся бесконечно, но это всего лишь игра воображения.
   - Достаточно пустословия! Приступаем!
   - Вы так нетерпеливы, лорд Слотер! Но прежде, чем начать Игру, нам нужно подписать вот эти циррографы. Внимательно прочтите их, чтобы убедиться, что никакого подвоха нет. Все честно, все условия оговорены... что вы делаете, барон ад`Гаррет?
   - Ищу эту чертову чернильницу!
   - Ох, оставьте это! Пустое. Разве вы не в курсе? Такие договора подписываются только кровью! Почему вы так побледнели, барон? Ставить роспись следует в двух местах - здесь и вот тут, после строки "...в случае неудачного исхода кампании сим договором душа, заключенная в теле барона Теофила ад`Гаррета переходит в собственность"...
  
   ***
  
   Первое, что я ощутил, приходя в себя, - боль.
   Отчаянная разламывающая виски головная боль. Как будто в голову напихали несколько сот чертенят, норовящих вырваться наружу, долбя кувалдами по костям черепа. Морщась и растирая виски руками, я вяло перевернулся с живота, на котором лежал и с трудом привел себя в сидячее положение. Тело не болело, но слушалось как-то странно. Мышцы казались непривычно дряблыми, и я чувствовал себя слабым словно котенок.
   Переход в искусственную реальность всегда сопровождается неприятными, а иногда весьма болезненными ощущениями уж я-то знаю. Это далеко не первое приключение подобного рода, сваливающееся на мою голову, вот только раньше я всегда приходил в себя моментально и с первых мгновений своего появления в магических плоскостях готов был дать отпор любой напасти, которая могла там ожидать. Но на сей раз все вышло иначе.
   Проклятье, как же болит голова!
   Помню, мы с моим племянником Джадом Слотером долгое время прилагали все усилия к тому, чтобы достичь должного опьянения и наутро испытать чувство, именуемое обычными людьми "похмельем", главной составной частью которого является непереносимая головная боль. Увы, не вышло. Слотеры не могут надолго опьянеть, и у нас не бывает похмелья. Древняя Кровь, похоже, куда ядренее самого крепкого граппа!
   И вот теперь, отчаянно мучаясь головной болью, я понял, насколько глупым был наш эксперимент.
   Рядом слабо охнула и завозилась куча бесформенного тряпья - в себя приходил Мышонок.
   Ночь, затопившая все вокруг, была безлунной, темень густела вокруг такая вязкая, что казалось, будто ее можно было размазывать по себе, словно варенье...
   Ночь?
   Игра началась!
   Я, разом прекратил морщиться и жалеть себя. Следовало бы оглядеться по сторонам, но в такой непролазной тьме едва ли может помочь даже склонность к никталопии, ночному зрению, которым обладают почти все Слотеры. И все же, когда глаза немного привыкли, кое-что стало проступать сквозь мрак. Мы с бароном оказались выброшены в лесу. Со всех сторон нас окружала сплошная черная стена деревьев, сотканная тысячами переплетающихся между собой еловых лап. Лес наваливался со всех сторон - иссиня-черный на фоне ночной мглы. Скупо разбросанные по небосводу звезды почти не разбивали мрак. Напротив, они, казалось, увязли в этой густой и влажной тьме, точно мухи в меду и с каждым мгновением таяли, грозя вот-вот исчезнуть совсем.
   Довольно жутковато.
   Но я знал, что где-то рядом должно быть человеческое жилье. Поле для Игры должно быть более сложным, нежели просто ночной лес. Хотя сейчас стая голодных и свирепых волков могла бы дать сто очков вперед любому Чудовищу, созданному Покраном. С другой стороны, если подумать, волков еще никто из сценария данной пьесы не исключал. Я даже прислушался, ожидая в подтверждение своих мыслей услышать долгий и заунывный вой.
   Но лес хранил зловещее молчание.
   - Вставайте, барон. Нам надо добраться до жилья и оценить обстановку прежде, чем Покран начнет двигать свои фигуры. - собственный голос прозвучал как-то странно.
   Пискляво, что ли.
   Я ободряюще потрепал Мышонка по плечу и с изумлением обнаружил под тканью камзола бугристые мышцы, твердые, как камень. Это у расфуфыренного-то слюнтяя?!
   Внезапная догадка ворвалась в голову, разом заставив забыть о разламывающей ее боли. Я вскочил на ноги с чувством близким к панике. Кровь и пепел! Проклятый Игрок все же нашел способ сжулить! Да так, что обвинить его в нарушении правил Игры не представлялось возможным.
   Мерзавец!
Вот, почему я так долго приходил в себя!
   Вот откуда взялась эта нестерпимая головная боль!
   Вот, наконец, из-за чего я чувствовал, придя в сознание, себя таким слабым и вялым!
   Я облизнул внезапно пересохшие губы... а, чтоб меня! Так и есть - приторный вкус помады! Раздраженно рыкнув, я принялся оттирать губы кружевной манжетой.
   Сволочной шулер поменял нас ролями!
   Я был заточен в жалкое чахлое тело барона Теофила ад`Гаррета, этого мышонка, который, небось, и шпагу-то свою из ножен не вынимал! А ему досталось мое тело - почти семь футов роста и четыреста фунтов железных мышц! Я, Сет Слотер, вольный охотник, истребитель чудовищ, превратился в коротыша, не способного даже вбить кол в вампира без помощи молотка! Зато трусоватый, не способный на решительные действия барон стал здоровенным детиной, способным свернуть шею волколаку голыми руками (я, между прочим, как-то проделал, правда, всего один раз, но сомневаюсь, что кто-то еще сумеет повторить такой подвиг).
   - Вот, ублюдок! - прошипел я, стискивая кулаки.
   Лес, казалось, услышал и многоголосо зашелестел в ответ.
  
   ***
  
   - Невероятно! Потрясающе! - бормотал Мышонок.
   Впрочем, язык уже с трудом поворачивался называть так нависающего надо мной богатыря, увлеченно разламывающего на куски толстенный сук, только что отбитый ударом кулака от дерева.
   - С таким же успехом, наверное, я мог бы переломать все кости человеку. - восхищенно произнес барон.
   Он отбросил изломанные деревяшки и, поднеся руки к лицу, начал рассматривать их - огромные, бугрящиеся узловатыми мышцами. Чтоб меня демоны разорвали, если раньше я обращал внимание на то, как внушительно выгляжу. Настоящий великан и атлет. Правда, страшен, как чудище, но это ведь помогает решать проблемы!
   Рядом с таким здоровяком чувствовать себя замухрышкой, едва достающим макушкой до выпуклой груди, оказалось просто омерзительно.
   Несколько раз я сжимал кулаки и, невольно копируя барона, рассматривал их, поднеся к лицу. Жалкое зрелище. Такими розовыми крохотными кулачками только в истерике колотить по стенам. Ощупав тайком свои новые бицепсы, я просто пришел в отчаяние. Этому Мышонку в жизни не удалось бы справиться даже со взбесившимся пуделем, не говоря уже о живом покойнике или какой твари пострашнее! Кроме того, я ощущал себя не только слабым, но и весьма болезненным. Изнеженная кожа ад`Гаррета была не чета толстой шкуре Сета Слотера, исполосованной бесчисленными шрамами и рубцами! Хлестнувшая по лицу ветка едва не вызвала у меня громкий болезненный возглас.
   Шесть Герцогов Ада!
   Когда мы выберемся отсюда, это пройдоха Покран ответит за свою шутку.
   - Хотел бы я знать. - задумчиво произнес барон, - есть ли во мне сейчас Древняя Кровь? Я не ощущаю ничего сверхъестественного, хотя силу чувствую в себе просто поразительную.
   Голос у него был густой и сильный, подстать внешности.
   Естественно, это же мой голос!
   - Хватит болтать, барон ад`Гаррет! - нервно сказал я. - Это всего лишь шутка нашего крупье. Когда все закончится, вы вернетесь в свое тело, а я в свое. Так что не примеривайтесь особо к личине Сета Слотера. И поверьте, в ней далеко не так уютно, как может показаться.
   - Да, конечно, милорд. Но я чувствую себя достаточно сильным, чтобы сразиться хоть с дюжиной демонов!
   Этот лепет начал меня раздражать.
   - И вас не пугает этот мрачный лес? Эта свинцовая темнота, скрывающая под своим пологом горящие безжалостным пламенем глаза и оскаленные пасти?
   - О чем вы говорите, лорд Слотер? - великан явно поежился. - Я ничего не вижу.
   - Тьму нельзя увидеть, если стоять в ней. - с неожиданной мстительностью я продолжал вгонять в него уколы страха, точно гвозди. - Но ее детей можно услышать и почувствовать. Разве вы не чувствуете, как сверлят спину их голодные глаза, в которых можно узреть отблески пламени ада? И вы не чувствуете в ночном воздухе смрадного дыхания тварей, ютящихся под покровом матери-ночи?
   - Довольно, милорд! - нервно прервал меня барон. - Лес и вправду страшен, и незачем усугублять ситуацию, горяча мое воображение. И... и куда мы идем?
   Я пожал плечами, что он вряд ли разглядел впотьмах.
   - Покран любезно выбросил нас на тропу. И она должна куда-то привести. К человеческому жилью я полагаю. Скорее всего, это будет постоялый двор или что-то в этом роде. Не думаю, чтобы оно было далеко. Арены для Игры не так уж велики, я успел изучить мельком шары Покрана. Кроме того, наш крупье обещал, что мы не будем единственными персонажами, которые могут вступить в борьбу с Чудовищем. Они иллюзии, конечно, но их помощь может пригодиться.
   - Лорд Слотер, я испытываю смутную тревогу. А что если этот мошенник Покран не сдержит свое слово? Ведь сейчас мы полностью в его власти. Он может уничтожить нас единым мановением руки!
   - Вы всегда подписываете кровью документы, содержание которых не читаете? - проворчал я. - В циррографе оговаривались все правила и условия Игры. Любое нарушение их Покраном разрушит эту реальность. Магия преобразования слишком сложна и требует точного соблюдения всех формальностей и правил. Хотя, конечно, с числом жертв Игрок перестарался... впрочем, я ведь не специалист в этой области.
   Барон угрюмо засопел. Несколько минут мы прошагали рядом без звука, и только затем ад`Гаррета проворчал:
   - Как будто у меня была возможность что-то читать. Вы вцепились своей медвежьей лапой в мою руку и едва не отхватили мне ножом палец! ... подождите, это же теперь не мой, а ваш палец!
   Я поднял руку и посмотрел на надрез сделанный церемониальным ножом. Маленький и неглубокий, Мышонку в момент подписания он, должно быть, показался смертельной раной! Странно, но царапина все еще кровоточила. Очень слабо и все же...
   - Хватит ныть! - приказал я. - И, вот что, барон, отдайте мне свое... то есть мое... оружие. Я сумею управиться им лучше, чем вы, пусть и заперт в этом цыплячьем теле.
   - Но-но! - заносчиво забурчал барон, неумело расстегивая ремни моей воинской сбруи. - Вы не очень-то.
   Кажется, маленький мерзавец потихоньку осваивался в здоровенной оболочке Сета Слотера и начинал понимать, какое преимущество дает грубая физическая сила. Однако, он, не переча, расстегнул все пряжки сбруи и протянул мне тяжелую перевязь, увешанную оружием. Приняв ее на руки, я едва удержался от удивленного возгласа: никогда не думал, что таскаю на себе такую тяжесть. Шпага, кинжалы и пистолеты оттягивали руки.
   Еще через мгновение я уже не сдержал крик ярости:
   - Кровь и пепел!
   - Что случилось, милорд? - встрепенулся Мышонок.
   Я зло сплюнул.
   Дагдомара в нательных ножнах не было. Мое лучшее магическое оружие - шесть раз проклятый серебряный кинжал - остался у Покрана. Охваченный подозрением, я поковырялся шомполом в стволе "единорога" и выкатил на ладонь пулю. Так и есть! Обычное свинцовое ядро вместо серебра или сандаловой четки!
   Шпагу Тора-Бесоборца заменил в ножнах обычный клинок. Сталь показалась мне неплохой, однако баланс оружия оставлял желать лучшего. Подержав оружие в руке, я понял, что просто не управлюсь с ним теперь.
   - Пррроклятье!
   В сердцах я швырнул сбрую на землю.
   - Оставьте мне хоть какое-нибудь оружие, лорд Слотер. - опасливо подал голос барон.
   - Хорошо. Берите шпагу и эти два пистолета. Первый - обычный пистоль, разве чуть помощнее, и бьет дальше и точней. Это за счет длинного ствола. У второго стволы спарены, курки взводятся вот таким манером: видите? Щелк! Щелк! Держите рукоять крепко и не расслабляйте запястье, у "громобоя" очень сильная отдача. Кстати, вы брали уроки фехтования? Нет? Очень жаль...
   Себе я оставил дагу (хоть она осталась неизменной) один "единорог" и один "громобой". Рука у Мышонка, конечно, была слабовата и дрожала, когда я пробовал прицелиться, держа "единорог" на весу, но если придется стрелять в упор, я не промахнусь. Однако, черт подери, как же тяжелы были эти пистолеты!
   - Барон, я настоятельно рекомендую вам пригласить себе опытного наставника и серьезно заняться гимнастикой... когда все это закончится. Ваше тело необходимо укреплять.
   - Огни! - не слушая, закричал ад`Гаррет, вытягивая вперед тяжелую лапу. - Милорд, я вижу огни! Жилье!
   Я почувствовал, как колония мурашек начала шествие вдоль моего позвоночника.
   - Ну что ж, кажется, с этого момента начинается веселье. - пробормотал я и, еще раз проверив наличие пороха на полках обоих пистолетов, взвел курки.
  
   ***
  
   Как я и подозревал, полем, на котором развернется основное действие Игры, оказался постоялый двор, мрачный и жутковатый. Короб здания тяжелым утесом врезался в лес, с усилием распихивая неодобрительно шелестящие над крышей ели, и дерзко спорил, выбрасывая неровный, дрожащий свет из окон. Над крыльцом висел фонарь, тускло освещавший вывеску, на которой значилось "Отдых странника". Достаточно банальное название, впрочем, когда у трактирщиков было в порядке с фантазией?
   Буквы на вывески были отлиты из меди, приклепанной на доску, изображающую что-то вроде герба. В отсветах фонаря они, отсвечивали красным, от чего надпись казалась выполненной подсыхающей кровью.
   Надо же, а Игрок с большой тщательностью следит за деталями, даже за столь незначительными.
   -Жуткое место. - повел могучими плечами ад`Гаррет. - Эти буквы горят, словно адские уголья!
   - На то и рассчитано. - проворчал я, проверяя, легко ли выходит из-за пояса пистолет.
   Убедившись, что приготовить его к бою будет несложно, я решительно взялся за бронзовый дверной молоток, болтающийся на огрызке веревки.
   Невнятные голоса и неясные звуки, доносившиеся изнутри, немедленно стихли после первого же удара. Какое-то время было тихо, а затем чьи-то шаги зашаркали у самой двери. Раздался скрежет отпирающегося засова, в дверном проеме вдруг образовалось прямоугольное окно света, который тут же заслонила чья-то тень. Прямо в нос мне - в холеный породистый нос Мышонка - уперлось ребристое дуло древней аркебузы.
   - Кого это черти принесли посреди ночи? - прокаркал голос, явно принадлежащий крупному и сильному мужчине. - Отвечайте, да поживее, пока я вам не утяжелил башку на полунции свинца!
   Дверь еще немного приоткрылась, и на нас дохнуло теплом, запахом жареного мяса, кислого вина, пива и подгоревшего масла.
   - Что себе позволяет это лесное отребье! - возмущенно пробормотал барон ад`Гаррет и на всякий случай убрал руку подальше от рукояти пистолета.
   - Помолчите, барон! Принимайте правила Игры! - шикнул я. - Мы всего лишь усталые путники, которые нуждаются в приюте и отдыхе.
   - Путники, да? А оружия у вас больше, чем у маленькой армии! И лошадей я что-то не приметил.
   - Мы заплутали.
   - Произнесите-ка мне какую-нибудь мессианскую молитву и осените себя знаком истинной веры. - после короткой заминки последовало из-за двери. - И эта... дайте клятву гостя, согласно канонам Черной Церкви!
   В любой другой ситуации я уже давно бы отобрал аркебузу, надавал ее хозяину по шее, вошел внутрь и весь этот постоялый двор, включая гостей, уже метался бы в подобострастной панике, норовя угодить Сету Слотеру. Но мы были в Игре, и надлежало соответствовать роли. По крайней мере, на первых порах. Кроме того, учитывая ситуацию и мой новый облик, трудно сказать, кто бы кому надавал по шее...
   Когда дверь распахнулась, оказалось, что аркебузу держит здоровенный детина, немногим уступающий ростом мне, то есть, барону в моем теле, но сложенный куда менее внушительно. Своей грузностью и массой он был обязан огромному брюху и складкам жира, а не мышцам. Плечи детины оказались достаточно узкими и рыхлыми, но вот руки его выглядели очень толстыми и мощными. Они едва ли уступали в объеме даже ручищам нынешнего ад`Гаррета. Барон явно оказался не в восторге от такого встречного-поперечного и против воли съежился. Громила тоже особенно не радовался. Угрюмо насупившись, он почти минуту глядел на нас, переводя взгляд с одного на другого, и неодобрительно морщась. В зубах его тлел трут для поджигания запала аркебузы. Наконец, детина убрал оружие и махнул рукой.
   - Входите, господа хорошие. Милости, значит, просим.
   Я вошел первым, машинально пригнув голову, чтобы не стукнуться о притолку, которую сейчас достал бы, разве только подпрыгнув. Со стороны это, должно быть, выглядело глупо. А вот барон, следовавший за мной, пригибаться не стал. И со всего маха врезался лбом!
   Потребовалось несколько секунд, чтобы пересчитать всех собравшихся под одной крышей персонажей и прикинуть приблизительную расстановку сил. Внимательно же рассмотреть и оценить каждого я смог уже после того, как мы с Мышонком уселись за стол и потребовали подать запеченного в травах фазана, словно специально к нашему приходу дорумянивавшегося в открытой жаровне у стойки. Особого ажиотажа появление на постоялом дворе вооруженного до зубов громилы, сопровождающего мелкого плюгавого аристократишку, не вызвало. Все присутствовавшие на короткое время оторвали головы от своей трапезы, внимательно изучили нас и, почтительно кивнув головами - мне одному, продолжили ужинать. Мышонка в моем теле, судя по всему, приняли за наемного бретера. Это впрочем, меня ничуть не обидело: глядя со стороны на самого себя, я прекрасно понимал, что в угрожающей внешности Сета Слотера ничего выдающего принадлежность к дворянскому сословию, не просматривалось.
   Кроме туповатого здоровяка, открывшего нам дверь, я насчитал в "Отдыхе странника" двенадцать человек. Ближе всего к нам сидели трое грубоватых на вид молодцов. Судя по их унылой трапезе и простецким физиономиям, это были не мастеровые и даже не подмастерья. Несмотря на одежду городского покроя, вся троица явно выбралась из какой-то глухой деревеньки. Чуть поодаль от деревенских парней уплетали свой ужин еще двое мужчин.
   Первый был одет по-дорожному, но достаточно богато. Он напоминал провинциального торговца, выбравшегося в город для того, чтобы заключить несколько новых сделок с поставщиками, или наоборот, договориться с постоялыми дворами или тавернами о поставках деревенского вина. Род занятий молодого парня, орудовавшего ложкой рядом с ним, хмуро поглядывая по сторонам исподлобья не вызывал сомнений. Узловатые предплечья, покрытые длинными шрамами от порезов, плотно сбитые костяшки пальцев, угрюмо выдвинутый вперед подбородок выдавали в нем опытного драчуна. Сделав вид, что уронил нож, я слазил под стол и убедился, что за пояс парня заткнут длинноствольный пистолет с колесным замком, а к скамье прислонена короткая гейворийская сабля в потертых ножнах. Оружие, не требующее филигранного мастерства, но в умелых руках, благодаря удачному сочетанию баланса и тяжести клинка, весьма опасное. Телохранитель.
   Из всей компании этот парень внушил мне наибольшее доверие.
   В дальнем углу уныло тянули дешевое вино две трактирные девицы. При нашем появлении они заметно оживились, но, не дождавшись никаких знаков внимания, скисли. Низкий статус не позволял им самим подойти и предложить себя высокородным нобилям, какими выглядели мы с Мышонком, а иной платежеспособной публики здесь, если не считать торговца, да еще одного мужчины, одиноко сидевшего за столом у камина, не усматривалось. Оба, видать, тоже не купились на дешевые прелести лесных нимф.
   ... дешевые прелести?
   Присмотревшись к девицам, я немало удивился: несмотря на отсутствие макияжа и скудный гардероб, обе девушки были очень даже ничего. Впрочем, "очень даже ничего" это еще мягко сказаны. Девицы были просто на диво хороши - молодые, свежие, с чистой кожей и ладными аппетитными фигурами. Буйные копны волос нуждались в руке мастера, что ничуть не портили естественной дикой красоты девушек. Уж в этом я-то разбирался прекрасно! Пару раз девицы с надеждой улыбнулись, и стало заметно, что зубы у обоих в прекрасном состоянии: ровные, белые, а главное - все на месте, что большая редкость для простолюдинов. Такие цыпочки должны бы крутиться в высшем свете, охмуряя цвет аристократии Ура. В интерьер затерянного в лесу постоялого двора они совершенно не вписывались.
   Привораживающие чары?
   Я попытался сосредоточиться и нащупать магическую ауру, но ничего не вышло. Естественно! Все способности, присущие носителю Древней Крови, теперь принадлежат чертовому ад`Гаррету!
   - Барон, сделайте мне небольшое одолжение. - тихо позвал я.
   - Да? - прочавкал Мышонок, с явным удовольствием работая доставшимися ему крепкими челюстями. Небось, своими-то хилыми жевалками он в жизни не раздробил ни одной фазаньей косточки!
   - Внимательно посмотрите на тех шлюх, что сидят в дальнем углу. Только не открыто, чтобы они чего не подумали. Постарайтесь сосредоточиться на одной из них и прислушайтесь к своим ощущениям... Ничего не чувствуете?
   - Сейчас... э... а что я должен почувствовать?
   - Легкое покалывание в левом виске или едва слышный звон в ушах. Или что-то в этом духе. Вы что-нибудь чувствуете?
   - Боюсь, что нет. Это важно?
   - Хм... интересно. Продолжайте трапезу, барон.
   - Вы подозреваете этих... - барон даже слегка улыбнулся.
   - Слишком хороши они для захудалого постоялого двора. - буркнул я.
   - Так ведь это Игра на ощущения! Кроме боли и страха игроки должны ощутить все доступные ему радости жизни. Вы не обратили внимания, как замечательно приготовлен этот фазан? Словно готовила не заурядная стряпуха, а искусный повар! И девицы должны быть соответственными.
   В его словах был резон.
   И все же, мрачно макая хлеб в превосходный соус, я продолжал косить на шлюшек одним глазом.
   Оставшиеся посетители "Отдыха странника" оказались не столь примечательными. За стойкой копошилась невысокая, но очень дородная старуха, чьи редкие волосы были собраны в растрепанный пучок на затылке. На ней мешком висела простая рубаха, посеревшая от частых стирок, а располневшие бедра и короткие ноги скрывала куча юбок, перепачканных пятнами жира и вина. Видеть столь неряшливое создание, протирающим глиняные кружки для вина (а именно этим старуха занималась) не доставляло никакого удовольствия. Впрочем, я и не собирался пить. Не зная возможностей организма Мышонка, баловаться с выпивкой вовсе не стоило.
   Вдруг я упаду под стол с первой же кружки?
   Крупный мясистый нос старухи очень напоминал клюв детины, открывшего нам дверь и теперь увлеченно щипавшего лучины, скрючившись под лестницей ведущей на второй этаж. Должно быть, мать с сыном.
   На человеке одиноко сидящем возле камина мой взгляд задержался чуть подольше. Он явно не принадлежал к дворянскому роду - на одежде не было ни цепи, ни родовых знаков, однако, держался очень властно и уверенно. Камзол, расстегнутый на груди, выглядел простым, но его явно подгонял по фигуре умелый мастер. На мизинце мужчины тускло желтел ободок золотого кольца. Усы и борода были пострижены на лютецианский манер, а длинные волосы схвачены на затылке шелковым шнурком. За отворотом высокого ботинка я углядел рукоять ножа, а по левую руку через стол лежала шпага в простых ножнах из полированного дерева. Интересный персонаж! Не дворянин, не наемник, не солдат, но при шпаге. Не скрывает, что лютецианец, хотя в Уре выходцев из города-республики не жалуют. Ведет себя не вызывающе, но всем видом дает понять, что сумеет за себя постоять.
   Кто же это у нас такой занимательный?
   Последние два персонажа Игры выглядели совершенно непримечательно: обычные мастеровые, отряженные торговцами в Ур для того, чтобы собрать с постоянных клиентов заказы, да прикупить, что велели хозяева.
   Подводя итог своим наблюдениям, я заключил, что в этом нехитром провинциальном обществе мы с Мышонком выделяемся, как две белые вороны посреди навозной кучи.
  
   ***
  
   - Готовьтесь к поросенку, барон, да закажите нам еще вина, а к нему - графин чистой воды. А я бы пока хотел посмотреть нашу комнату. Эй, хозяин! Обеспечь нам лучшую комнату в этой дыре... Ну, что уставился, любезный? - я скорчил пренебрежительную гримасу и смерил детину презрительным взглядом. - Я вовсе не желаю, чтобы меня зарезали в вашем клоповнике ночью! А потому ночевать буду со своим телохранителем. Видал эти плечи? Не то, что твои - сплошь заплывшие жиром!
   Актер из меня, в общем, никудышный, разыгрывать роли и притворяться я не очень умею, о чем не устает напоминать Джад Слотер, сам - ловкий и изворотливый, как угорь. А что поделать, если практика в лицедействе не так велика? Лучше всего у меня получалось идти к цели напролом, раздавая пинки и затрещины. Осваивать искусство маневров в полной мере приходилось именно теперь, утратив физическую мощь, наследие Древней Крови и бойцовые навыки Слотера. Однако, несмотря на мою паршивую игру, Мышонок оказался еще более никчемным комедиантом.
   Вместо того, чтобы подыграть, барон ад`Гаррет уставился на меня просящим взглядом. Бедолага явно боялся остаться один. И все же он не был настолько туп, чтобы понести полную чушь, а через пару секунд и вовсе сориентировался.
   - Э... милорд, не стоит ли мне подняться вместе с вами? Мало ли что?
   - С каких это пор ты начал разбираться в убранстве комнат? - я картинно поднял бровь.
   - Могу предложить вам прекрасную комнату наверху. Чистая светлая просторная, с окном! К тому же плотник недавно залатал все крысиные лазы и отскоблил копоть со стен. - без лишней угодливости в голосе предложил детина. - Конечно, у нас не часто бывают гости столь высокого положения.
   - Будет тебе врать: "не часто бывают"! - прервал я его. - Титулованнее мелкопоместного дворянчика тут отродясь никого и не было. Идем!
   Комната и в самом деле оказалась просторной и относительно чистой. По крайней мере, отсутствие паутины в углах и наслоений копоти на стенах я с готовностью принял за чистоту. Сету Слотеру приходилось ночевать и в куда менее комфортных условий, да и привередничать не в моих привычках. То, что ступеньки и доски пола стонали под ногами, точно проклятые души в преисподней мне пришлось по душе. Благодаря ним подобраться незаметно станет несколько труднее.
   Впрочем, следовало играть роль и, покапризничав для виду, понадував слегка губы, я с недовольным видом отослал детину вниз, наказав принести самое свежее белье и пообещав спустить на него Мышонка... то есть, своего громилу-телохранителя... если не дай бог отыщу в простынях хоть одного клопа. Барону ад`Гаррету я приказал постелить на полу в углу. Как и полагалось по статусу.
   ... Кстати, надувать губы получалось так хорошо и естественно, что я невольно поймал себя на мысли о том, не появляются ли высокородные нобили на свет с врожденной способностью к этому занятию...
   Когда я спустился вниз и уселся обратно за стол, истомившийся Мышонок едва не взвизгнул от радости. Глядя на него я не мог не чувствовать отвращения к собственной физиономии, оказывается, способной принимать такое перепуганное и жалкое выражение. Да и вообще наблюдать со стороны за здоровенным мужиком, низко опустившим голову к кружке с вином, и затравленно поглядывающим на всех исподлобья, было, по меньшей мере, странно. Впрочем, габариты сыграли свое дело, и посетители "Приюта странника" сами старались в сторону Мышонка лишний раз не пялиться. А вдруг этот громила из тех задир-бретеров, которые только и делают, что ищут повод для хорошей драки? В последнее время в Уре объявилось так много безземельных и безденежных дворян, промышляющих грабежом и вымогательством под видом вызова на дуэль (а в случае с простолюдинами - под угрозой банального мордобития), что и не знаешь, откуда ни за что, ни про что может прилететь зуботычина!
   - Прошу прощения, милорд...
   Я поднял глаза и снизу вверх посмотрел на мужчину с лютецианской бородкой, неожиданно оказавшегося рядом с нашим столом. Ступал он так тихо, что я даже не почуял его приближения! Или может Мышонок, ко всему прочему еще и не достаточно остер на ухо?! Шпага незнакомца осталась лежать на столе, однако на поясе висел внушительных размеров кинжал с простой рукоятью, обмотанной кожаным ремешком. И про нож в отвороте ботинка я не забыл. Ростом светловолосый оказался чуть выше среднего, однако при этом мог похвастать крепким сложением и жилистостью дикого кота. Узловатые мышцы веревками прорисовывались под кожей. Настоящий боец!
   Мышонок, ныне превосходивший мужчину и ростом, и массой, и шириной плеч вздрогнул и испуганно посмотрел на меня. Черт! Более нелепого телохранителя трудно себе представить.
   - Да?
   - Позвольте представиться, мое имя Чернье ла Трой...
   - Лютецианец?
   - Нет, верноподданный Ура, Блистательного и Проклятого! - открестился ла Трой. - Из Лютеции были мои предки, оставившие страну во время бунта "кроканов"... Я серебряных дел мастер из Китара, решивший поискать своего счастья в столице.
   - Что ж, желаю удачи в поисках, любезный.
   Я демонстративно уткнулся в кружку.
   - Благодарю вас, милорд. - торопливо сказал мастер Трой. - Но я вовсе не ищу полезного знакомства или вашего покровительства. Дело в другом...
   Он низко склонился над столом и поглядел мне прямо в глаза. Взгляд у серебряных дел мастера обнаружился неожиданно властный и требовательный. Мышонок нервно заелозил, когда этот взгляд изучающее скользнул по его плотной фигуре.
   - Здесь что-то не так, милорд. В этом постоялом дворе что-то... не так. Признаться, я рад встретить здесь благородного нобиля в сопровождении профессионального прекрасно вооруженного бойца...
   - Говорите ближе к теме!
   - Милорд, судя по тому, что я слышал из обрывков разговоров, добираясь до Ура, в окрестностях ближайших деревень шастает какая-то дикая тварь. Пропало уже несколько крестьян и два или три путника из других местностей. Они должны были заночевать здесь, в "Отдыхе странника". По приказу местного графа егеря тщательно прочесали лес, однако никаких следов хищников не нашли. А тут еще крестьяне начали вспоминать о встречавшихся им днем женщинах, собиравших в лесу грибы и ягоды. Ни одну из них допрежь в здешних местах не видели... - он выдержал многозначительную фразу, а затем веско уронил. - Я слышал, после всех этих россказней цены на чеснок в окрестных лавках взлетели втрое, а пастор мессианской церкви чуть не вдвое увеличил количество прихожан!
   - Если тут рыщут вампиры или еще какая нечисть, это проблема местного лендлорда. Пусть отошлет петицию в Ур, или обратится за помощью в ближайшее представительство Ордена Инквизиторов. Разве мы производим впечатление охотников за чудовищами?
   Я улыбнулся, и Мышонок тоже выдавил жалкую вымученную улыбку.
   В черном кожаном колете, перетянутый ремнями боевой сбруи он как раз таки впечатление производил. Самый что ни на есть охотник за вампирами, вышедший на промысел! Все портило только затравленное выражение, въевшееся в каждую черточку лица и бегающие глаза. Мастер Трой вежливо выждал, пока я уберу улыбку с лица.
   - Вы не замечаете здесь ничего странного, благородный лорд?
   Не дожидаясь приглашения, Чернье опустился на скамью рядом с Мышонком. Подобный поступок был огромной наглостью со стороны простолюдина, но я великодушно проигнорировал дерзость.
   - Вы когда-нибудь видели шлюх в маленьком постоялом дворе, затерянном в лесу? - тихо спросил мастер. И не давая мне возможности ответить, продолжил: - Да еще таких красивых? Этим девушкам обрадовался бы самый дорогой бордель Китара!
   - Вы намекаете...
   - Я весь вечер наблюдал за этими женщинами, мессир. Ни одна из них не притронулась ни к кусочку пищи и не выпила ни глоток вина. И они не пытались соблазнить ни одного мужчину до вашего прихода.
   - Может быть, оттого что здесь никто не выглядит денежным постояльцем? - я продолжал играть тупого.
   Зато Мышонок слушал, развесив уши, и широко распахнув глаза. Я кожей чувствовал, что ему страшно хочется повернуться через плечо и поглядеть на страшных женщин, о которых рассказывал мастер Трой, но животный страх буквально парализовал барона ад`Гаррета.
   - Мой лорд, кого еще они могут ожидать здесь?! Появление человека вашего уровня в "Приюте странника" такая же большая редкость, как бескровный дворцовый переворот! Признаться, я не знал, как буду ночевать в этом проклятущем доме, пока не увидел вас и вашего телохранителя. Клянусь святыми мощами, не очень улыбается проснуться и почувствовать клыки этих сук на своей шее!
   - Что вам мешало обратиться за помощью к прочим постояльцам?
   Мастер Трой презрительно фыркнул.
   - Посмотрите на них! Одна деревенщина! Трясясь за жалкие медяки в карманах, они с подозрением относятся к любому незнакомцу. Если я намекну хоть кому-нибудь, что эти пышногрудые нимфы могут оказаться исчадиями ада, здесь такое начнется...
   - Кровь и пепел! - неожиданно вырвалось у Мышонка.
   Я изумленно посмотрел на него. Откуда ад`Гаррет знает родовое проклятие Слотеров?! Неужели оно пылает в Древней Крови?
   Впрочем, об этом можно будет подумать на досуге, а сейчас надо что-то решать с неожиданным кандидатом в союзники.
   - Вы заставили меня задуматься, мастер Трой. - медленно сказал я, искоса глянув на девиц, притихших, словно почуяв, что речь идет как раз о них. - Я полагаю, нам необходимо подняться наверх, дабы обсудить ситуацию в более спокойной обстановке.
   - Разделяю ваше мнение. - благодарно кивнул серебряных дел мастер из Китара.
   - Хозяин, не убирай со стола! Мы скоро вернемся и продолжим трапезу. Сигвар, - я обернулся к Мышонку, - идем!
   - А-а... э... д-да, хозяин!
   Барон торопливо вскочил на ноги, едва не опрокинув стул, и поспешил к лестнице, неловко придерживая рукой перевязь со шпагой.
   Мы поднялись наверх, ступая по скрипучей лестнице, и добрались до отведенной нам комнаты. Здесь я пропустил мастера Троя вперед, затем толкнул в поясницу Мышонка, затоптавшегося было на пороге. Огромный и широкий детина юркнул в дверь, словно вороватый мальчишка. Входя последним, я суетливо обернулся, выглянул в коридор - удостоверится в том, что никто за нами не следует, прикрыл дверь и принялся отчаянно дергать дверной засов, на первый взгляд показавшийся очень массивным и прочным. Да и дверь вроде выглядела не хлипкой. На какое-то время она могла задержать любого нападающего, особенно если подпереть ее, чем потяжелее.
   Видя такую суету, мастер Трой невольно рассмеялся.
   - Не бойтесь, барон! Теперь вы под надежной защитой! Ваш спутник сам по себе производит грозное впечатление, а вдвоем с ним мы можем раскатать этот постоялый двор по бревнышку. Не так ли, уважаемый...
   С дружеской усмешкой он обернулся к Мышонку, который уселся на кровать, напряженно тиская в кулачищах краешек одеяла. Барон отчаянно нервничал не зная, как ему вести себя в сложившейся ситуации и что отвечать на все реплики ла Троя.
   Это был удобный момент.
   Ждать более не следовало.
   ... два мощных выстрела из "громобоя" слились в один.
   Никогда не знал, что пистолет дает такую сильную отдачу!
   Рукоять дернулась в руках с силой лягающегося копыта. Отдача едва не вывернула тонкие кисти, доставшиеся мне от барона ад`Гаррета. Гулкое эхо тут же потонуло в отчаянном реве человека, сходящего с ума от невероятной боли. Огромные пули "громобоя", пущенные почти в упор, раздробили кости мастера, словно хворостинки. Чернье ла Трой взмахнул руками и тяжко осел на подломившихся ногах. Осколки костей под тяжестью давящего на них тела разорвали мышцы ног, разодрали плоть острыми иззубренными кинжалами. Еще мгновение, и он даже не упал - грохнулся на пол, суча кровоточащими культями, связанными со ступнями лишь рваными лентами мяса и сухожилий.
   - Ааааааа!!!!
   Чернье орал так, что связки, не выдержав, полопались, и крик превратился в сиплый нечеловеческий вой.
   Не дожидаясь, пока пороховой дым рассеется, я метнулся к ошалевшему Мышонку, присохшему к кровати, с выпученными в пол-лица глазами, и выдрал из подсумка второй "громобой". Перескочив через корчащееся в луже крови тело, я попытался ногой придавить Троя к полу, чтобы было сподручнее действовать, но массы мышиного тела не хватило. Изувеченный человек бился под ногой, как выброшенная на берег касатка. Изловчившись, я все же уткнул ему в поясницу кургузые стволы "громобоя" и нажал оба курка сразу. Клочья мяса и кровь ударили фонтаном! Посреди спины мастера Троя образовалась страшная дыра, в которую легко пролез бы мой измельчавший кулак. Не было нужды проделывать это, дабы убедится, что позвоночник перебит.
   Теперь ла Трой даже на четвереньках не побежит!
   Серебро, освященные пули, осиновые колья - все это ерунда.
   Нет слов, они облегчают жизнь любому охотнику на чудовищ! Однако при желании и сноровке вполне достанет твердой стали, пары крепких рук и одной-двух свинцовых примочек. Молниеносной регенерации тканей еще не встречалось ни у одной известной мне бестии, если не считать Мастера Плоти, а самое ловкое и свирепое создание станет на время беспомощным, коли ему перебить хребет ... при условии, правда, что у него изначально он есть, этот хребет!
   У Троя был!
   Отшвырнув разряженный пистолет, я вытянул из-за пояса "единорог", метнулся к двери, выглянул наружу, убедился, что никто еще ничего не понял, и на постоялом дворе царит придавленная ужасом тишина, нарушаемая лишь звериным воем раненного. Оставалось еще несколько секунд форы, потом постояльцы, наконец, опомнятся, схватят все, что хоть отдаленно напоминает оружие, и поднимутся проверить, что происходит наверху, и кого ухлопали четырьмя выстрелами, прозвучавшими один за другим.
   Время! Время!
   Я вернулся в комнату, подбежал к Мышонку и вложил "единорог" в его трясущуюся безвольную руку.
   - Живо в коридор!
   - ... з-зачем... зачем... зачем? - лепетал барон, тыча пистолетом в извивающегося на полу кровавое месиво, полминуты назад еще бывшее человеком. - Зачем вы сделали это?!
   - Заткнитесь и делайте, что я скажу! Быстро в коридор! Возьмите пистолеты в обе руки и сделайте морду зловещей. С этим проблем быть не должно, я свое лицо знаю! Рявкните на любого, кто попытается подняться сюда, и пригрозите прострелить голову!
   - Н-но...
   - Меня в этом хлипком теле никто не станет слушать! Быстро!
   - ... но з-зачем...
   - Быстро, вашу мать! Или вы вытащите аристократическую задницу в коридор, или я прострелю ногу и вам!!!
   Побледнев еще более, Мышонок по стенке пополз к двери, пытаясь держаться как можно дальше от бьющегося в агонии мастера Троя. Идиот, он даже не сообразил, что два единственных заряженных пистолета зажаты именно в его лапищах! И что отобрать их силой я не смог бы у него ни при каких обстоятельствах!
   Уже в дверях ад`Гаррет еще раз обернулся на середину комнаты и выскользнул наружу, с трудом подавив рвотный спазм. Но мне некогда было им любоваться!
   Я подскочил к табурету, поднял его и хрястнул об пол, намереваясь развалить на куски. В любой другой момент у меня в руках уже остались бы годные для дела обломки, но чертовых сил в этом тельце ни на что не хватало! Отпрыгнув от пола, табурет остался целым. Бросив его на бок, я сбегал за вторым, стоявшим в дальнем углу, схватил поудобнее и несколькими ударами отбил ножку у первого. Хоть в чем-то повезло! Ножка отломилась на редкость удачно, расколовшись по всей длине, так что у меня в руках образовался обломок, увенчанный длинным заостренным деревянным "клыком".
   С этим импровизированным колом я подскочил к бьющемуся в конвульсиях созданию и, приметившись, попытался всадить оружие меж лопаток. Не вышло. Дерево тут же увязло в плотных мышцах, и заостренный кончик обломился, когда мастер Трой в очередной раз дернулся. Подобрав с пола отброшенный пистолет, я вновь приблизился к окровавленному телу, приставил кол к спине и начал бить сверху тяжеленными спаренными стволами, используя "громобой", как молоток. Ошалевший от боли Чернье ла Трой или то создание, что носило его личину, все же сообразил, что происходит, попытался перевернуться, но, будучи полупарализован, не преуспел в этом. Правая рука его висела плетью и не двигалась, но левой он все же попытался дотянуться до моей ноги. Ему стоило только сжать пальцы, чтобы человеческая плоть и кости превратились в кровавое месиво!
   Я еле успел отдернуть конечность.
   Отложив пистолет, я вытащил из-за пояса дагу и, перехватив ее обеими руками, ударил, вкладывая всю массу своего тела. Узкое стальное жало легко пронзило плоть и на дюйм, а может и глубже, ушло в доски, намертво пришпилив руку мастера к полу. Вновь вооружившись пистолетом, я возобновил удары по торчащей из спины деревяшки.
   - Назад! - раздался из коридора мой голос, прошитый истеричными нотками (я и так умею?!). - Все назад! Я начну стрелять и положу тут всех! Наза-ад!
   Хлоп! Хлоп!
   При каждом ударе мелкие капли крови летели в лицо, и в считанные мгновения я стал походить на мясника, вышедшего из бойни.
   Хлоп! Бум!
   Глухой стук дал понять, что кол пронзил тело насквозь и уперся в пол.
   Из груди изувеченного человека вырвался громкий свистящий вздох, тело несколько раз конвульсивно дернулось и, наконец, затихло. Пальцы пришпиленной руки проскрежетали по полу, оставляя длинные царапины и полоски крови (толстые ногти ломались, выдираясь с мясом) и на этом все закончилось.
   Оттерев с глаз кровь, я позволил себе облегченно вздохнуть.
   Кажется, все...
   - Назад, кому я сказал! - верещал в коридоре Мышонок.
   ... нет, не все.
   Наскоро растерев кровь по лицу краем одеяла, я подобрал "громобои" и, не заряжая их (времени не было), шагнул в коридор. Как раз вовремя. Толпа постояльцев, возглавляемая здоровенным сыном хозяйки, снова невесть откуда доставшим свою аркебузу, напирала на пятящегося Мышонка, который жалко заслонялся от них пистолетами, время от времени вскрикивая: "Назад!".
   - Добрых людей вздумали стрелять направо-налево! - увидев меня, перепачканного кровью с ног до головы, рявкнул детина и гневно потряс аркебузой. - Это вам не Ур! Мы люди простые, етить ваших благородных матушек! Мы за такое по-своему, по-деревенски наказываем!
   Телохранитель купца, стоявший за его спиной, с мрачной решимостью поднял пистолет и провернул колесный замок. Глаза его прищурились, и лицо разом обрело хищное выражение.
   - Остановитесь! - крикнул я, выставив вперед пистолеты и для пущей убедительности хрустнув взводимыми курками. Удерживать "громобои" на вытянутых руках было страшно тяжело, приходилось напрягать все мышиные силенки. Но толпа остановилась. Во мне явно угадывалось больше решимости пустить в ход оружие, чем во вчетверо более крупном Мышонке.
   - Никакого убийства здесь не было! Мы обороняли свои жизни!
   - Да что ты говоришь?! - осклабился детина, с которого разом слетел весь налет почтительности перед родовитым аристократом. Длинные ребристый ствол аркебузы уставился мне точнехонько в голову.
   Ур, Блестящий и Проклятый, конечно, пакостный город, но если дело доходит (все-таки доходит!) до суда за тяжелые преступления, и дворяне, и простой люд в правах уравниваются. Палаты Правосудия, в стенах которых вершится справедливость, до сих пор оправдывали свое название. И явное убийство - не то преступление, которое может сойти с рук, будь ты хоть трижды барон!
   - Влепи ему пулю меж глаз, сынок! - взвыла старуха-хозяйка. - Ишь чо удумал, у меня в заведении людей кончать! Будь я помоложе, взяла б кочергу, да засунула ее в...
   - Успокойтесь все! - возвысив голос, крикнул я. - Человек, которого вы приютили, как мастера Троя из Китара, на самом деле вовсе не был тем, за кого себя выдавал. Под его личиной скрывалась адская тварь, прокравшаяся на постоялый двор за новой добычей! Войдите внутрь комнаты и убедитесь сами! Но прежде - опустите оружие! Мы сделаем тоже самое. Вот глядите...
   Я аккуратно спустил курки и убрал пистолеты за пояс, а затем сделал знак повторить то же самое Мышонку. Тюфяк в могучем теле Сета Слотера торопливо обезопасил оба пистоля, спрятал их в подсумки и отступил за мою спину.
   - Боги всемилостивые, что же вы с человеком сделали, изверги! - ахнула одна из девиц, испуганно заглядывая в забрызганную кровью комнату.
   - Да уж! - буркнул детина, с трудом подавив позыв тошноты. - Так кроваво не всякий палач сработает.
   - Ты-то почем знаешь? - ни к селу, ни к городу спросил телохранитель купца, с отвращением глядя на то, во что превратился мастер из Китара.
   - Уж я знаю, в помощниках палача ходил!
   - Смотрите сюда!
   Я обошел тело Троя, аккуратно ступая меж кровавых луж, поднял его голову за волосы и стволом пистолета раздвинул помертвевшие губы.
   - Видите?
   - Мощи Гавриила! - выдохнул детина, заслоняясь аркебузой, словно мессианской иконой. - Это не человек. Упырь!
   Я повернул голову так, чтобы содержимое рта существа, назвавшееся мастером Троем, стало видно всем присутствующим. Приглушенные проклятья и обрывки молитв зашелестели по губам людей. Еще бы! Заострившиеся резцы в пасти нелюдя сильно выдавались вперед, смыкаясь между собой наподобие щипцов или зубьев капкана так плотно, что казалось, между ними и лезвия ножа не вставишь. Такими ничего не стоило одним волчьим рывком разодрать человеку горло до самых позвонков! Из-за деформировавшихся и выдвинувшихся вперед челюстей, лицо твари теперь больше напоминало звериную морду. Впрочем, не сдохни она так быстро, волосяной покров тоже бы начал меняться, мягкий человеческий волос сменила бы грубая жесткая шерсть без всякого подшерстка, хорошо защищающая от холода и царапающихся веток да сучьев.
   Я отпустил голову, и она тяжело стукнула об доски пола.
   - Это не упырь. Всего лишь вурдалак низшего порядка, к тому же не успевший осуществить переход в свою истинную ипостась. С упырем пришлось бы возиться куда дольше, эти создания невероятно живучи. Да и не смог бы упырь маскироваться под человека.
   - Вурдалак?
   - Живой человек, причастившийся крови вампира, но не обращенный в неумершего. Видите, на шее нет следов. - пояснил я. - Тот, кто превратил его в нелюдя, не закончил свое дело.
   - И что теперь с ним делать? - испуганно пролепетала одна из девиц. - Он не может... ожить?
   - Едва ли. - пожал я плечами. - Но лучше бы отпилить голову, а тело разрубить и сжечь. Это всего надежнее.
   - Откуда вы все знаете, милорд? - вежливо поинтересовался телохранитель.
   Я, однако, обратил внимание, что курок пистолета с взвода он так и не снял.
   Предусмотрительно.
   - Что могу сказать, уважаемые? Вам повезло. Я и мой молчаливый коллега, скажем так, специализируемся на истреблении подобной нечисти. - подпустив в голос пафоса, заявил я, безбожно греша против действительности. - Собственно, сюда нас привела охота именно за этим созданием, уже успевшим отметится в предместьях Ура, Блистательного и Проклятого.
   Мышонок издал невнятный звук, но, поймав мой короткий злой взгляд, счел за нужное энергично закивать, не открывая понапрасну рта. Телохранитель купца уважительно кивнул и убрал пистолет. Детина тоже, наконец, опустил свою громоздкую аркебузу.
   - Теперь, когда тварь мертва, нам ничто не грозит, мы можем спокойно дожидаться рассвета.
   - А... эта... - задумчиво протянул детина. - вопрос денег, сталбыть...
   - Об оплате можете не беспокоиться. - быстро сказал я. - Мы уже получили награду от Магистрата Ура.
   - Дык, может, тело не сжигать? Свезти его префекту, глядишь, и с него, что вымутить удастся? Ежели вам, милорды, эта падаль ни к чему, мы с матушкой. - (старуха закивала с неменьшим энтузиазмом, чем до того барон). - завсегда можем.
   - Делайте с ним, что хотите. - я великодушно махнул рукой. - А мне бы сейчас хотелось выпить кружку вина, а затем получить чистую постель. Чис-ту-ю!
   Когда все, наглядевшись на поверженное чудище, начали выбираться из комнаты, я подошел к Мышонку и подмигнул ему.
   - Вот и все барон. Страшные моменты нашей Игры закончились...
   - А как...
   - Игра допускает только одно Чудовище. И если к рассвету мы живы - наша взяла. Это главное условие, при любой попытке нарушить которое, искусственная реальность просто прекратит свое существование, вернув нас обратно в Ур. Так что нам с вами осталось только дождаться восхода солнца. Причем, приятные моменты все еще не исключены! Что вы думаете об этих двух девицах? Немного чумазы, но если найти бадью и заставить хозяев нагреть несколько ведер воды...
   - Как вы догадались?... - медленно успокаиваясь, прошептал Мышонок. - Как поняли, что он не человек?
   - Да не понравился мне этот Чернье ла Трой. Слишком самоуверен был! - просто ответил я. - А, кроме того, он единственный из всех жрал непрожареное мясо. В помощники набивался, хотя какой резон Покрану нам столь крепких союзников подсовывать? И пахло от него...
   - Запах?
   - Ага. Не учуял я в нем духа, что от взопревшего в тепле человека идет. А ваш изнеженный нос, он ведь потоньше моего будет...
  
   ***
  
   Тело Мышонка проявило себя слабым во всех отношениях.
   Казалось бы, после убийства вурдалака и победы в Игре Покрана, в крови должен был проснуться жаркий ток, пронизывающий любого героя, победителя, триумфатора, дающий силу, упоение собственной удалью, кипящий восторг в груди и, не в последнюю очередь, - желание обладать женщиной. По праву победителя! Вместо этого хлипкие мышцы налила тягучая усталость.
   Мы без труда заполучили с бароном обоих девиц за наш стол (тем более, кумушки только и ждали приглашения) и вдоволь полапали их за все, за что только стоило лапать. Однако никакого желания во мне не проснулось. Это было весьма странно, учитывая, что обе девицы вблизи оказались даже смазливее, чем казалось на первый взгляд. Зато Мышонок вел себя так, словно впервые дорвался до женского тела.
   Учитывая, что в жилах барона теперь текла Древняя Кровь, сомневаюсь, чтоб он мог захмелеть. Тем не менее, движения барона явно стали развязными и несобранными, глаза приобрели неестественный блеск, а выданный им в течение получаса запас сальных шуточек сделал бы честь любому моряку в портовом кабаке! Руки ад`Гаррета к этому времени успели побывать везде, где только можно было. Довольная собой девица старательно подыгрывала барону, нашептывая на ухо непристойности, заливаясь призывным смехом в ответ на каждую шуточку и повизгивая, когда Мышонок, прихватывал ее за пышные формы, не рассчитав своих новых сил.
   Бадьи в "Приюте странника", увы, не нашлось, а те несколько рассохшихся лоханей, что нам предложила старуха-хозяйка, явно не располагали к совместному купанию. Такое обстоятельство меня несколько огорчило, потому что расшевелить организм Мышонка на любовные подвиги, ну, никак не удавалось. Достижению желаемого результата не помогла даже льнущая всеми своими формами девица. Пару раз она запускала руку под стол и пыталась нащупать там подтверждение грядущему заработку. Не обнаружив оного, девица явно расстроилась, однако попыток не оставила. Из-за моего малого роста это доставляло некоторые неудобства... или наоборот? С завидной регулярностью обзор мне заслоняли вполне заманчивые и пленительные холмы розовой молодой плоти с очень даже соблазнительной ложбинкой между ними.
   Очень скоро я понял, что пьянею. Жидкая голубая кровь барона ад`Гаррета в отличие от ядреной Древней Крови не могла противиться алкоголю, и дурман начал заполнять в голову.
   В какой-то момент, очередной раз извлекши нос из декольте девицы (кажется, ее звали Ильма), я обнаружил, что Мышонок, на коленях которого, обвив шею, сидела вторая лесная нимфа, уже успевшая наполовину расшнуровать лиф, отчаянно мне жестикулирует, намекая на то, что хотел бы подняться наверх. Осознав, что Игра выиграна, он полностью утратил страх и, кажется, начал вживаться в образ того высоченного и могучего мужчины, каким сейчас собственно и являлся.
   Я кивнул ему отяжелевшей головой.
   Мышонок сграбастал в одну руку девицу, в другую кувшин вина и потопал вверх, с трудом сдерживаясь, чтобы не сорваться на бег.
   Как мальчишка, право слово!
   Смакуя чувство опьянения, я налил себе еще вина и припал к кружке. Хозяева "Приюта странника", даже видя, что гость пьян, не решились начать разбавлять вино, памятую о жестокой расправе с вурдалаком, так что скоро шум в голове стал еще громче, а мир начал смазываться и распадаться на отдельные фрагменты. В какой-то момент я поймал себя на том, что пытаюсь растолковать девице (Ильма, да?) что-то о тяжком бремени носителей Древней Крови, а потом окончательно погрузился в сладостное мельтешение картинок и слов, пролетавших сквозь уши не задерживаясь.
   Так вот каково оно - быть пьяным?
   Замечательное состояние!
   Дальнейшее времяпрепровождение слилось в одно размытое пятно, и немного опомнился я только тогда, когда девица (Ильма?) вновь начала тереться о хлипкое тело Мышонка.
   - Может быть, и мы поднимемся наверх, мой лорд. - жарко прошелестело по щеке ее теплое дыхание. - Право слово, я знаю немало способов превратить даже самого тихого мужчину в настоящего быка!
   Вновь прислушавшись к отдельным частям организма и убедившись в том, что они не подают признаков жизни, я ухватился рукой за покатое плечо девицы.
   - Идем. П-п... пы-ып... пы-апробуем несколько твоих спс... пспс... сп-пособов. Хоз-зяин! Приготовь для нас еще одну комнату.
   - Но милорд, больше комнат нет. Все остальные заняты, осталась только та, в которой вы со своим слугой уложили этого...
   - Плевать! - рявкнул я. - Приготовь эту комнату или выставь кого из плебеев! Не хватало еще барону Ура почивать за столом с объедками!
   Детина что-то пробурчал под нос и поднялся наверх.
   Его мать смотрела на нас с откровенным неодобрением. Остальные посетители постоялого двора усердно делали вид, что запальчивых и оскорбительных слов не слышали. Не хватало еще связываться с родовитым бароном из Ура, развлекающим себя охотой на оборотней да вампиров!
   Комната нам досталась та самая, где принял свою бесславную смерть вурдалак, прятавшийся под личиной серебряных дел мастера из Китара. Тело его детина, как и обещался, сволок в амбар, предварительно отделив голову ударом здоровенного топора. Отсек ее начисто, одним ударом. Видать и в самом деле ходил в помощниках заплечных дел мастера. Лужи крови были старательно вытерты, а вот обломки табуретки детина не то позабыл убрать, не то сознательно собрал в кучу и оставил в дальнем углу, чтобы хоть как-то насолить капризному гостю.
   Плевать!
   Возбужденно хихикая и лаская губами бледную холеную кожу ад`Гаррета, девица (вроде Ильма?) неуловимо-искусным движением сбросила свое платье, наконец, выпустив на свободу тугие прелести, к тому времени уже прямо грозившие разорвать ткань, и толкнула меня на кровать. Толчка крупной сильной женщины оказалось достаточно, чтобы легкое как перышко тельце Мышонка повалилось на застланные серыми простынями тюфяки. Пальцы девушки ловко засновали по застежкам и цепочкам нарядного камзола барона.
   Эх, а просил ведь этого щеголя одеться по-охотничьи!
   - Погоди, - пробормотал я, пытаясь вытащить из-за пояса "единорог", свирепо, до синяка уткнувшийся в бедро.
   Не хватало еще, чтобы в порыве страсти девица отстрелила мне хозяйство! Оно, конечно, на самом деле принадлежит барону ад`Гаррету, но от этого желания испытать сомнительное удовольствие почувствовать, как пуля отрывает причинное место, не возникало.
   Неуклюжий от вина, придавленный девушкой, я попытался засунуть пистолет под подушку и, не сумев повернуться как надо, забарахтался на кровати как жук. Ильма (Ильма же?) беззвучно засмеялась, откинувшись назад. Ее тяжелые куполообразные груди нависли надо мной, соблазнительно подпрыгивая в такт смеху.
   ... и в этот момент мне все стало ясно...
   Опьянение сдуло разом.
   Словно кто-то вскрыл череп и вылил прямо на мозги ушат ледяной воды.
   Ужасное осознание происходящего пришло в долю секунды.
   ... она все еще смеялась, закинув назад голову, когда я внезапно затвердевшей рукой вытянул подушку из-под головы, прижал к ее телу, утопил в мягких перьях ствол пистолета и выстрелил, едва не задохнувшись от дыма, ударившего в лицо. Выстрелил прямо под мысок левой груди, точно угадав туда, где, изгибались, почти смыкаясь друг с другом и образуя овал, две дуги, состоящие из сине-красных точек. Странная татуировка, примостившаяся аккурат под грудью девушки и почти незаметная, благодаря пышности форм, по размерам вполне соответствовала открытому для укуса рту.
   Выстрел получился почти неслышный, зато пороховая гарь и вонь загоревшихся перьев едва не задушили меня. Угодивший под левую в грудь заряд разнес в кровавые клочья прекрасную плоть, разворотил ребра и разорвал сердце. Он ударил ее, словно тяжеленный кулак. Девицу слегка приподняло на мне и сбросило кровати. Путаясь в полурастегнутом камзоле, я скатился на пол следом и пополз к обломкам табурета, одной рукой подтягивая сползающие штаны. Существо на полу билось в конвульсиях, стремительно теряя человеческий облик.
   Кровь и пепел! как страшно я просчитался!
   Игрок оказался настоящим шулером!
  
   ***
  
   Ошалевший от притока крови к известным местам, Мышонок даже не потрудился запереть за собой дверь. Влетев внутрь, я застал парочку как раз в тот момент, когда девица, склонившись над довольно стонущим великаном, воодушевляла его на повторный подвиг любви. Вид у Мышонка был совершенно идиотский - точно у обожравшегося сметаны котяры. Парочка была настолько увлечена друг другом, что на меня поначалу никто даже внимания не обратил. Пришлось со всего маху хлопнуть дверью.
   - Ч-что?...
   Барон испуганно вскинулся на кровати.
   Девица пискнула и юркнула к нему под одеяло. Не то, чтобы ее смутило появление мужчины в самый разгар любовной игры, скорее напугал пистолет в моей руке.
   - Лорд Слотер, - пытаясь придать своему голосу холодную вежливость, начал, было, Мышонок. - Я понимаю, что мы с вами далеко не в Уре, но право слово ваша бестактность...
   - Заткнитесь, барон! Немедленно одевайтесь! Мы в большой опасности.
   - Опасность? О чем вы?! - у ад`Гаррета даже затряслись губы. - Разве мы не расправились с этой тварью... она, что, выжила?
   - Все гораздо хуже, барон! Покран переиграл нас!
   - ... Ы! Ы! Ы!
   Издавая невнятные звуки, барон соскочил на одной ноге и запрыгал по комнате, натягивая штаны. Разволновавшись, он не рассчитал силы и успешно разорвал их. Перепуганная девица забилась в дальний угол кровати - только глаза испуганно зыркали из-под одеяла.
   - Как это может быть?! Ведь вы говорили...
   - Он сжулил! Этот чертов Игрок сжулил! Перехитрил нас обоих! Впрочем, что взять с вас... он перехитрил меня, Слотера!
   - Я не понимаю...
   Пальцы Мышонка тряслись, и он никак не мог справиться с непривычными застежками.
   - Это не искусственная реальность. - тяжело сказал я. - Не Тессированное Пространство. Не Арена!
   - Что?... Как?...
   - Все вокруг настоящее. Постоялый двор, все эти люди и даже вурдалак - все настоящее! Они вовсе не иллюзии, созданные Игроком. Иллюзией были лес и ночь, окружающие "Приют странника", но внутри постоялого двора все реальное. Здесь разыгрывается чудовищный спектакль, отрепетированный Покраном!
   - Этого не может быть. Этого не может быть. Этого не может быть...
   Он в панике схватился за голову.
   - ... Как же так?! Все это... это...
   - Театр! Подмостки! Он не помещал нас в Игру!
   - Но к-как же... к-как же... - барон начал заикаться от страха. - Вы сами говорили, что циррограф, который мы подписали, не позволит ему изменить условия!
   - Договор не позволил бы ему смухлевать, будь мы на Арене. При нарушении любого пункта договора, Тессированное Пространство должно было лопнуть, даровав нам победу. Но этого не произошло, когда появилась вторая тварь!
   - Что... - голос барона осел до мышиного писка.
   - Мы - в обыкновенной реальности, лишь подправленной снаружи наведенными Игроком иллюзиями. И ограничения, предусмотренные циррографом, не действуют!
   - Но зачем ему это? Ведь в таком случае он не получит то, чего желает - мою душу!
   Губы ад`Гаррета сделались бескровными. Барон покачнулся, привалился к стене и даже закатил глаза, словно собираясь грохнуться в обморок. Никогда не думал, что могу выглядеть столь омерзительно!
   - Получит. - устало сказал я. - Игра идет дальше!
   - Я ничего не понимаю, из того, что вы говорите.
   - Игра продолжается! - раздраженно крикнул я. - Стол, за которым мы играли, сменился, но правила партии не требуют, чтобы сукно было непременно зеленым!
   - То есть...
   До Мышонка начало доходить, что происходит, но он боялся произнести это вслух.
   - То есть, чтобы выиграть нам, как и предполагалось, необходимо продержаться ночь! Мошенничество с подменой Арены потребовалось Покрану только для одного - чтобы избежать ограничений, которые налагает создание Тессированного Пространства.
   - А как же второе главное правило - Чудовище может быть только одно? Вы же говорили, это было в циррографе!
   - Да, черт подери! Но это условие было связано с созданием Арены. Искусственной реальности! А раз ее нет - нет и ограничений! Таким образом, для получения выигрыша, колдуну достаточно соблюдать только сам принцип Игры.
   - Игроки должны продержаться до рассвета - для победы. Крикнуть "стоп!" или погибнуть, сражаясь с Чудовищем, для поражения. - прошептал барон, с трудом заставляя мозги работать.
   - Вот именно! Сражаться мы можем только с одним Чудовищем за раз, это входит в число главных условий Игры. Но кто сказал, что при этом их не может быть несколько десятков?! Всякий раз как мы убиваем одну тварь, Покран вводит в действие другую! Формально условия циррографа соблюдаются: до рассвета против нас действует только одно Чудовище! Каждый раз новое, но - одно! И он будет вводить в игры все новые фигуры, пока не добьется своего.
   - Мы умрем! - взвизгнул барон. - Этот демон завладеет моей душой! Боги, что вы наделали, лорд Слотер! Будь проклят день, когда я обратился к вам за помощью. Все шлюхи мира не стоят этого!!!
   Теперь только истерики не хватало!
   А главное, этот болван никак не мог осознать, истинного положения вещей.
   - Посмотрите на себя, барон. - глухо сказал я. - Кто вы сейчас? Теофил ад`Гаррет? Нет! В ваших жилах течет Древняя Кровь. Вы - Сет Слотер. А Покрану достанется душа барона Теофила. Того, что расписался кровью. Так сказано в циррографе.
   Я медленно поднял руку и показал барону все еще кровоточащий палец.
   - Забыли? "...в случае неудачного исхода кампании сим договором душа, заключенная в теле барона Теофила ад`Гаррета переходит в собственность...". Он поменял нас телами не только и не столько затем, чтобы снизить шансы на победу. Ему нужна не ваша, а моя душа!
   - А моя душа тогда... - ужас Мышонка достиг апогея. - Ее возьмет...
   - Джайракс Слотер, Демон-Хранитель Клана Слотеров и мой младший брат.
   Я скривил губы, глядя на то, как Мышонок в очередной раз сползает по стене.
   - Впрочем, я сомневаюсь, чтобы вам грозила опасность... по крайней мере, сейчас. Полагаю, Покран сделает все, чтобы вы жили долго. Ну, или, по крайней мере, так долго, чтобы этот чертов шулер успел сбежать подальше от Ура, Блистательного и Проклятого и вдоволь поэскпериментировать с душой носителя Древней Крови. В противном случае, выхватив душу из вашего остывающего тела, Джайракс легко раскроет эту дешевую подмену и начнет искать то, что ему причитается на самом деле. Боюсь, барон, вы станете пленником Покрана. На его месте я бы позаботился, чтобы вы навсегда потеряли возможность ходить и двигать руками, но жили при этом долго. О-очень долго.
   - Умный мышонок. - прошелестело в углу.
   Я обернулся.
   Одеяло было сброшено на пол, и девица сидела на кровати, подобрав под себя ноги в позе дикой кошки - готовая одним слитным движением бросить свое тело через всю комнату. Глаза ее горели двумя алыми углями, радужка налилась кровью, а зрачки стали неестественно расширенными. Пунцовый рот разошелся в ухмылке, обнажив частокол длинных и острых зубов, одного движения которых вполне доставало, чтобы разорвать человеку шею. Особенно такую тонкую и слабую шейку, как шея барона Теофила ад`Гаррета.
   Мои подозрения подтвердились.
   Ламия!
   Немертвая ипостась вампира. Его предтеча, не перешагнувшая по ту сторону жизни.
   - Умный мышшшонок. - повторило существо, и по его подбородку пробежала вязкая струйка слюны.
   Тварь выставила вперед неестественно удлинившиеся руки и напружинила мышцы, готовясь к прыжку. Ногти ее стали заметно толще и острее. Скрюченные пальцы жадно сжимались и разжимались, похожие на лапы хищной птицы. С мрачной решимостью я поднял пистолет.
   Существо лающе рассмеялось, окинув взглядом оружие.
   Впрочем, я и сам знал, что теперь, когда переход в истинную ипостась начался, пуля ее не возьмет. Ламия почти неуязвима для простого огнестрельного оружия. А от даги за поясом пользы сейчас будет не больше, чем от зубочистки. В своем настоящем теле я бы еще попытался схватиться с ней врукопашную, придавить к полу и просто отрезать голову, либо перебить хребет, лишив возможности нормально передвигаться: Сет Слотер это вам не грошовый охотник на вампиров! Но тельце барона ад`Гаррета ламия разорвет в клочья за несколько секунд.
   На громилу-Мышонка надежды не было никакой. Недотепу просто парализовало от страха.
   Нужен кол!
   Наши взгляды сошлись в одной точке, и ламия ощерилась, демонстрируя пасть, набитую уже двойными рядами зубов, умножающихся прямо на глазах. Это была самая жуткая улыбка, которую я когда-либо видел. Чтобы разломать очередную табуретку, мне пришлось бы сделать три шага вперед. Три шага прямо в когти чудовища - ламия, чьи ноги уже окончательно трансформировались, изогнувшись коленями назад, словно у животного, покроет расстояние до меня одним прыжком.
   Ни единого шанса.
   Тварь еще шире осклабилась, окончательно теряя сходство с человеком. Великолепная женская грудь на изуродованном теле выглядела дико.
   Она развела скрюченные когтистые руки, пустила струйку вязкой слюны по груди.
   И прыгнула!
  
   ***
  
   Ба-бах!
   Пистолет грохнул, окутав меня кисловатым облаком дыма. Оружие отчаянно дернулось в руках, вывихнув большой палец. Резко подсеченная в полете пулей, тварь со всего маху обрушилась на грубо оструганные доски.
   Невзирая на боль, я отчаянно замахал руками, разгоняя пороховой дым, и кинулся к двери, оставляя за спиной бьющееся в конвульсиях чудовище. Засов явно не смазывали последние сто лет, чтоб задвинуть его, пришлось налегать всем телом. Если бы в это время подоспел еще один персонаж жуткого спектакля Покрана, Игра наверняка закончилась бы в пользу колдуна. Но нам пока еще везло... а может, Игрок просто не мог сразу переключаться с одного персонажа на другого.
   Нехотя, скрипя и стеная, будто душа грешника в Аду, засов вполз в пазы. Я попытался подтащить массивный неуклюже сколоченный стол, чтобы подпереть дверь, но едва смог сдвинуть его с места.
   Кровь и пепел! Пора бы привыкнуть к ограниченным возможностям Мышонка!
   - Оно мертво? - слабым полуобморочным голосом спросил барон, сидя на полу и неотрывно глядя на едва трепещущую тварь.
   - Ненадолго. - с трудом переводя дыхание, ответил я. - Ламия не вампир и не оборотень. Серебро просто замедлит процесс регенерации тканей, но не остановит его.
   - Но откуда у вас серебряные пули? Ведь Покран заменил их!
   - Он не такой уж и предусмотрительный. Оставил нам деньги, чтобы мы могли платить на постоялом дворе - Игра ведь должна быть реалистичной. Помните, я поднимался посмотреть комнату? Пока хозяин ходил за бельем, я просто сплющил и смял рукоятью пистолета серебряные монеты. А на пыжи пошли ваши шелковые манжеты, ничто больше не подходило. Жаль, только пару таких примочек успел соорудить... а, может, оно и к лучшему, такими снарядами легко могло разворотить ствол и оторвать руку. Хотя с другой стороны это же была бы ваша рука!
   - Не смешно. - трясущимися губами произнес Мышонок. - Так тот странный звук в вашей комнате это...
   - Да. Моя девица тоже была чудовищем. Положительно, нам везет, барон! Меньше чем за три часа я угробил трех опасных созданий, обладая силой куренка. И даже не получил ни одной царапины. Все-таки Талант Сета Слотера все еще при мне!
   За время своей тирады я успел вытащить из ножен прислоненную к кровати шпагу и подошел к ламии. Голова твари была разворочена. Среди осколков черепа подрагивали студенистые клочья мозгов, а вокруг быстро образовывалась лужа крови. В этом еще одно отличие ламии от вампиров. Те фактически бескровны, и потому не могут ослабеть от сильной рубленной или рваной раны. Они ее даже не заметят. Ламию же можно остановить, отхватив, скажем, руку или ногу. Смертельную рану ей нанести таким образом сложно, но пока не отрастит новую конечность, будет достаточно слаба.
   Ламии вообще довольно примитивные твари, совладать с которыми не так уж сложно. Поэтому-то Покран и держал их у себя. Удерживать под контролем настоящего вампира не в пример сложнее.
   - Барон, вы мне нужны. Тащите ее за волосы!
   - Что?! Я не могу!
   - Быстро, вашу мать! Она вот-вот начнет восстанавливаться, несмотря на кусок серебра в голове.
   - Это омерзительно!
   - Ее клыки на шее - вот это омерзительно. Тяните!
   Ад`Гаррет брезгливо подобрал несколько прядей - тех, что не намокли в крови, и потянул их на себя. Я едва удержался от того, чтобы врезать ему по шее. Для этого, в общем-то, пришлось бы подпрыгивать.
   - Тяни по нормальному, полоумок!
   Громила всхлипнул и вцепился в волосы бывшей шлюхи по-настоящему. Потребовалось четыре широких взмаха, чтобы отделить голову ламии от тела. Хорошо еще, что шпага была тяжелой, как эспадон!
   - И что теперь? - отворачиваясь от качающегося в руке трофея, простонал барон.
   - Ничего. Зашвырните ее в угол. Теперь не оживет.
   Я бросил шпагу, отработанными движениями разнес один табурет с помощью другого, выбрал обломок поострее и с огромным усилием вонзил его промеж лопаток безжизненного чудовища. Несколько ударов пистолетной рукоятью
   Уф, все! Готово!
   Все-таки кол в сердце безотказно действует на большую часть монстров, независимо от того, живые они или уже нет. Ну, конечно, при условии, что у них есть сердце...
  
   ***
  
   Утирая струящийся по лицу пот, я присел на скомканную кровать ад`Гаррета. Тело ныло от непривычных усилий, руки тряслись. Запястье правой очень болело после выстрелов: все-таки мощность пистолетов Слотера была на порядок выше обычного. Палец я вправил себе сам, едва не потеряв сознание от боли. Чертова чувствительность ад`Гаррета!
   Что делать дальше? Ждать новых ходов Игрока? Это гибельная затея. Ночь еще не прошла и наполовину! Нам не продержаться до утра. Бежать в лес? Еще опаснее! Лес - фантом, лабиринт иллюзий. Покрану ничего не будет стоить закрутить нас в нем, запутать и скормить своим питомцам. Удивляюсь, как он не сделал этого в самом начале Игры.
   Надо что-то срочно придумать!
   ... увы, времени для придумок не осталось. В дверь глухо ударили - раз, потом другой, третий. Затем удары посыпались, как горох из мешка. Массивная дверь вздрагивала, петли ее стонали. Я ясно представил, как здоровенный детина-маньяк, встретивший нас на входе, изо всех сил орудует здоровенным топором на длинной рукояти, раз за разом всаживая его в старое рассохшееся дерево. Он не устанет и даже не замедлится, пока дверь не будет изрублена в щепу. Еще удивительно, что она держится так долго.
   Что представляет собой детина? Оборотень? Зомби? Просто силач, нанятый Покраном для своих спектаклей? А кто остальные персонажи?
   Мне очень бы хотелось этого НЕ узнать!
   Перезаряжать "единороги" я счел неразумным. Искореженные изнутри серебряными комками стволы могли разорваться прямо в руках. Я быстро проверил состояние обоих "громобоев", с решительным видом взвел все четыре курка пистолетов и встал напротив двери. Попробуем разворотить бестии череп. Если это ее не остановит...
   - Когда оно ворвется, я начну стрелять. - хрипло сказал я барону, тщетно пытаясь унять незнакомую и крайне неприятную дрожь в руках. - Постараюсь разнести... нашему гостеприимному хозяину голову. Возможно, этого будет достаточно. Если же нет, придется его расчленять. Я не смогу это сделать быстро. Сил просто не хватит. Придется это сделать вам, барон. Возьмите шпагу!
   - Что вы, лорд Слотер! Я... не смогу! Боги, я не смогу это сделать. Я не воин, я...
   Топор хрястнул в дверь так, что рассадил ее верхнюю часть почти надвое. В стороны брызнула щепа, а яростное гиканье, доносившееся из коридора, стало звучать громче.
   Еще удар!
   Одна из петель лопнула, и дверь начала проваливаться в комнату. Детина снаружи издал радостное хрюканье и удвоил свои усилия. Скобы, скреплявшие доски полетели на пол, точно застежки с платья дорогой куртизанки.
   Подумав, я поднял табурет, поставил его перед собой и положил пистолет. Не стоит возиться лишнюю секунду, вытягивая его из-за пояса. Второй "громобой" я стиснул обеими руками и поднял на уровне груди, словно кургузый мушкет. Нельзя, чтобы никчемные рефлексы Мышонка подвели нас. Надо снести ублюдку голову с плеч! Подчистую!
   Удар! Железный клюв топора хищно проглянул меж расщепленных досок. Осталось совсем немного. Барон издал непередаваемый звук - нечто среднее между стоном и щенячьим скулежом.
   Нервно оглянувшись на своего спутника, я принялся увещевать перепуганного здоровяка.
   - Взгляните на себя, барон! Вы находитесь в теле Сета Слотера - самого знаменитого убийцы чудовищ во всем Уре, Блистательном и Проклятом. Кровь и пепел! Руки, которыми вы трусливо закрываете лицо, могли бы оторвать голову самому Астароту! Положитесь на навыки, которые хранит это тело. Запомните ад`Гаррет, пуля в голову не проходит бесследно даже для тех, у кого содержимое этой головы давно прогнило! Некоторое время после моего выстрела создание будет беспомощно.
   - Тогда почему вы не стреляли в голову вурдалаку?
   - Дурак! Как бы я доказал потом постоялому двору, что он и в самом деле был нечеловеком?! Готовьтесь, барон. После того, как я размозжу нашему хозяину голову, вам потребуется только вырвать топор из его рук и отсечь конечности! Одну за другой!
   - Я не могу!
   Хрясь!
   Дверь со стоном слетела с петель, ослабившийся гигант с ревом шагнул внутрь, на вытянутых руках держа топор. Давешней аркебузы, к счастью, при нем не было. Не было и толпы постояльцев сзади. Должно быть, Покран не мог после перехода из человеческого облика в чудовищную ипостась контролировать всех сразу. Только этим можно объяснить фору, которая у нас была все это время.
   Мелкие свинячьи глазки, утонувшие в жесткой щетине, полыхнули кровожадным пламенем.
   Детина на мгновение запнулся на пороге, заурчал, перехватывая топор поудобнее и переводя взгляд с барона на меня. На фоне дверного проема, подсвеченный сзади желтым дрыгающимся огоньком дешевой лампы, он был как на ладони. В этот момент я и выстрелил, удачно вогнав пулю детине аккурат промеж глазенок. Учитывая, сколь близко они были посажены друг к другу, этот выстрел стоило назвать очень метким. Кровь и мозги брызнули в разные стороны, как давеча брызнули они у ламии. Вот только в отличие от предтечи вампира, великан с топором не рухнул сразу. Он зашатался, сделал один неуверенный шаг, потом другой... Топор, опущенный ослабевшей рукой, глухо стукнул по полу. Я бросил разряженный пистолет и схватил второй, намереваясь сделать ублюдку еще две свинцовые примочки, но этого не потребовалось.
   Я недооценил Мышонка. Или недооценил силу неизбывного страха, который в какой-то момент набирает критическую массу и переправляется в новое качество - превращается в агрессию, в животную ярость существа, прижатого к стенке, осознающего, что ему некуда бежать и готового драться до последней капли крови.
   Барон ад`Гаррет вдруг издал пронзительный вопль, схватил шпагу и, подскочив к шатающемуся, слепо шарящему вокруг себя ручищами, детине, одним махом перерубил ему ногу чуть пониже колена. Тяжелая, точно абордажная сабля, шпага, направленная мощной рукой Сета Слотера, легко перерубила мышцы, сухожилия, перебила кость. Потеряв точку опоры, гигант обрушился на пол, точно горный обвал. Казалось, весь постоялый двор вздрогнул.
   - Голову! Отсеки то, что от нее осталось! - закричал я, подскакивая, и безуспешно пытаясь выкорчевать из пальцев детины топор.
   - Убью! Убью-ууу! - выл ад`Гаррет, обрушивая на тело мертвеца удар за ударом.
   Сталь с характерным чавкающим звуком прорубала в плоть и впивалась в доски. Кровь хлестала во все стороны черными сгустками. Озверевший от страха и ярости барон в одну минуту приобрел вид жуткого маньяка, сбежавшего со скотобойни. Поверженный ими громила явно был оживленным мертвяком. Пока шпага раз за разом рассаживала его мышцы, существо еще пыталось двигаться, пыталось встать и дать отпор. Я даже не смог отобрать у него топор.
   Покран не был знатным некромантом. Твари, которых он выставлял против нас, оказались довольно примитивными. Сначала вурдалак, затем два недовампира-ламии, теперь этот аниматоид, которого и язык-то не поворачивался назвать зомби.
   Но любому другому и таких противников могло бы хватить за глаза!
   Выносливости Сета Слотера хватит, чтобы загнать пару лошадей. Посему ярость барона иссякла прежде, чем он успел утомиться. К этому времени искромсанная туша на полу уже никак не напоминала человеческую и не представляла опасности. Да и кровь вся вышла, лишив нежитя сил.
   - Боже... - Мышонок вынырнул в реальность, точно наркоман из забытья.
   Он медленно попятился назад, не сводя расширившихся глаз с кровавых ошметков.
   - Я сделал это... мы... мы остановили его!
   Знаменуя свой подвиг, ад`Гаррет тут же переломился пополам и попытался стошнить в углу комнаты, но чужой организм к таким сантиментам не был приспособлен. Тем не менее, Мышонок принялся отчаянно сплевывать и утирать рот рукавом.
   - Поберегите нервы, мой барон. Все еще далеко не кончилось!
   - К-как?
   - Вы забыли, сколько посетителей было на постоялом дворе, когда мы заявились? Там, по меньшей мере, еще полдюжины адских созданий! Работы аниматору хватит!
   - ... аниматору? - тупо переспросил барон.
   - Покран слишком осторожный человек. - произнес я, подходя к дверному проему, помеченному ударами топора и осторожно выглядывая наружу.
   В коридоре никого не было. Только тени тревожно метались вокруг лампы, рисуя на стенах жуткие силуэты. Снизу не могли не слышать ни выстрелов, ни стука топора, ни многочисленных ударов и воплей барона. И, тем не менее, оттуда не доносилось ни звука. Игрок обдумывал свой следующий ход.
   Я жестом подозвал барона, и мы вместе подняли остатки двери, приладили ее к косяку, а затем подперли кроватью, столом и табуретами. Точнее, поднимал дверь и баррикадировал ее поздоровевший за ночь ад`Гаррет, а я лишь командовал его действиями и суетился рядом. Барон натужно кряхтел, пыхтел, утирал лоб, но беспрекословно повиновался мне. Ему страсть как хотелось отгородиться от того, что таилось внизу.
   - Он не стал нанимать себе в напарники более менее стоящего некроманта или, на худой конец, завалящего боккора для того, чтобы управлять живыми мертвецами и родственными им созданиями. - говорил я в перерывах межу командами. - Колдуны не очень жалуют друг друга, и все время норовят стянуть секреты волшбы или артефакты получше. Зачем ему такая головная боль? Сам же Покран, будучи мастером иллюзий и разбираясь в Осмысленном Тессировании пространства, должными способностями не владеет. Вне собственноручно сотворенных реальностей его сила ничего не значит. Почти как у моего братца Кайракса Слотера. Ламий и вурдалака он держал под контролем, загнав в мир иллюзий. Но у мертвых воображение отсутствует, а, значит, полноценные нежити нашему шулеру не подвластны...
   Закончив с баррикадой, я принялся яростно орудовать шомполом, загоняя в пистолет новые пули. Хорошо, чертов колдун не додумался намочить порох. Совсем были бы плохи наши дела!
   - Однако для того, чтобы стать аниматором особого дара не нужно! Аниматоры управляют телами убитых, пока кровь окончательно не свернется в их жалах. Хороший аниматор может тормозить этот процесс и таким образом продержать свежего покойника в полной своей власти почти сутки. Аниматор средней руки - несколько часов. Преимущество аниматоидов перед обычными зобми только одно: они полностью сохраняют свою индивидуальность, память, способность проявлять эмоции. Какое-то время даже полностью могут имитировать жизнь. Только воля их полностью подчинена аниматору.
   Курки "громобоя" негромко щелкнули и угрожающе зависли над полками с порохом.
   - Значит все, кто были внизу, они... мертвые? - потерянно пробормотал ад`Гаррет.
   - Не уверен. Трой и обе девки были вполне живыми созданиями. А вот остальные?... Не хотел бы я это выяснять, но, кажется, выхода у нас нет.
   Барон схватился за голову:
   - Нам не выбраться отсюда, не выбраться!
   Я ухмыльнулся.
   - Вы-то выберетесь, мой барон. Превратитесь, скорее всего, в безвольное, бездумное, скулящее существо, но выберетесь. Вы же - Сет Слотер. Вас нельзя убивать, а то мой младший брат Джайракс явится за причитающейся ему душой.
   - Кто сказал, что это будет лучше, чем сдохнуть в когтях и зубах этих тварей! - запальчиво воскликнул Мышонок и тут же скис.
   Видать, по его разумению, выжить все-таки было лучше. Но уверен, что знай он Джайракса хотя бы десять минут - сам бы прыгнул в пасть покрановым пешкам.
   - Ну что, мой барон? Будем ждать их здесь, или спустимся вниз и зададим перцу? У вас неплохо получился дебют в качестве бесоборца. Только советую шпагу заменить на топор. С ним легче и проще обращаться неподготовленному человеку. У нас есть только один шанс - убивать их одного за другим, пока они не приняли истинную форму. Отпустить вожжи одновременно всему стаду своих Чудовищ Покран не посмеет.
   Я облизнул кровь, непрерывно сочащуюся из пальца, надрезанного при подписании циррографа, и решительно поднялся с кровати. Сидеть здесь и ждать, пока не придут, пуская слюну и скаля клыки, очередные отродья Покрана? Уж увольте!
   Ад`Гаррет, ухитрившийся порезаться во время истребления аниматоида, машинально повторил мое действие и скривился:
   - Древняя Кровь омерзительна на вкус. И пахнет серой.
   - Это что! Она еще на свету дымит и...
   Я осекся.
   Шесть Герцогов Ада! Как я мог раньше до этого не додуматься?!
  
   ***
  
   Кровь Слотеров!
   Древняя Кровь, зачатая и порожденная коварной и обольстительной Лилит - Черной Матерью, Перводемоном, Великой Сукой!
   Что против нее жалкие иллюзии и фантомы?!
   Я шагнул к окну и рукоятью пистолета разбил мутное, серое от пыли и грязи стекло. Осколки со звоном посыпались на пол. Подобрав один из них, я поманил рукой барона.
   - Что вы задумали, лорд Слотер?
   - Я задумал найти нашего шулера и устроить ему хорошую взбучку. - мрачно процедил я, поймал ад`Гаррета за руку и попытался осколком распороть ему ладонь.
   Барон вскрикнул и отнял руку с такой силой, что я едва устоял на ногах от его рывка. Кровь и пепел!
   - Вашу руку, барон! - нетерпеливо крикнул я. - Мне нужна ваша, а если быть точным - моя - кровь.
   - Вы с ума сошли! - Мышонок попятился к баррикаде, на мгновение позабыв, что из-за нее может выползти. - Тут итак полон дом вампиров и зомби, только и желающих выпотрошить и освежевать нас обоих, а теперь еще и вы намерены пить мою кровь?!
   - Делайте, что вам говорят! - озлобленно рявкнул я. - Эта передышка не будет длинной. Покран вот-вот введет в Игру новый персонаж!
   Поколебавшись немного, ад`Гаррет подошел и нерешительно протянул ладонь. Вид у него при этом был самый несчастный, а лицо скривилось, точно у девственницы, которую осматривают евнухи перед тем, как приобрести для гарема. Ладонь Сета Слотера впервые показалась мне необыкновенно широкой, словно сковорода. Огрубевшая от постоянного обращения с оружием кожа едва царапалась стеклом. Пришлось отложить осколок и взяться за дагу.
   - Ыыы! - взвыл барон, почуяв, что как острое лезвие вспарывает руку.
   - Тише вы, неженка! Если дело не выгорит, твари Покрана устроят вам кровопускание куда страшнее этого!
   Тяжелые темные капли упали на подставленный осколок стекла, потекли по нему кровавыми слезами, смывая пыль. Барон шипел и морщился так, будто ему жилы на дыбе выматывали, и мне вновь жутко захотелось съездить ему по шее. Но для этого, как уже говорилось ранее, потребовалось бы подпрыгнуть. Наконец, стекло полностью было омыто в крови Слотера.
   - Вот она - наша крапленая карта! - злорадно произнес я.
   - Не понимаю.
   - Вы когда-нибудь наблюдали солнечное затмение?
   - Да, когда был мальчишкой. - припомнил ад`Гаррет. - Придворные астрономы заранее оповестили об этом короля, и в то время как простолюдины прятались по домам и тряслись от страха, ожидая, что на них вот-вот обрушатся все демоны преисподней, мы наблюдали за этим явлением из лоджий Монарших Чертогов. Для этого всем были розданы специальные затемненные стекла.
   - Считайте, что Покран, это наше солнышко! - заводя себя на решающую драку, пробуждая в этом тельце ярость, разгоняя по хилым мышцам адреналин, прорычал я. - А вот и стеклышко, чтобы его увидеть!
   Я приложил окровавленное стекло к глазам и выглянул из окна. Черная стена ночного леса, угрюмо тянувшего к дому свои мохнатые лапы, вдруг помутнела и расступилась. На месте высоченных сосен, подпирающих частоколом верхушек чернильную кляксу неба, появились скособоченные угловатые короба домов, которые скорее следовало бы назвать хибарами и лачугами. Прищурив глаза, я с высоты второго этажа разглядел свисающие полуоторванные ставни, заколоченные двери, провалившиеся крыши.
   - Вот сучонок! Мы шлялись по заброшенному кварталу, окруженные иллюзией чащи! Я даже знаю где мы - это Чумная Зона! Бывший Квартал Должников! Городской Магистрат все еще не снял с него карантина, и Покран не боится, что кто-то забредет сюда, чтобы помешать его Игре.
   Барон что-то пробормотал за спиной, но его слова потонули в яростном визге, донесшемся из-за дверей. Баррикада затряслась, приняв на себя первый удар. Игра продолжалась!
   Я отложил осколок и схватился за пистолеты.
   - Барон! Прыгайте и следуйте за мной. Что бы не творилось вокруг - бегите за мной. Нам надо найти нашего кукловода прежде, чем его твари доберутся до нас!
   Ад`Гаррет попытался начать что-то мямлить, но я его не слушал - вспрыгнул на подоконник и, не оглядываясь, сиганул вниз. Приземление было весьма болезненным, хилые ножки Мышонка, не тренированные даже пешими прогулками, подогнулись, и я ткнулся носом в землю. Но боль только распалила мою ярость. Поднеся к глазам заветное стекло, я осмотрелся по сторонам, пытаясь сообразить, откуда Игрок мог командовать парадом. Визг, доносившийся с липового постоялого двора, резал уши, а удары о баррикаду следовали один за другим с бешеной скоростью.
   Рядом тяжело грохнулся на землю ад`Гаррет. Рефлексы Сета Слотера ему явно не помогли, потому что приземлился барон не очень удачно - на задницу, и тут же зашипел от боли.
   - Я, кажется, вывихнул ногу!
   - Дурак! - процедил я. - Сидите здесь, и если тварь прорвется, попытайтесь ее хотя бы задержать. Мне нужно время, чтобы вытрясти из этого мошенника душу! Помните, вас не могут убить! Считайте, что вы под защитой самого Джайракса Слотера!
   - Подождите, я...
   Но времени на то, чтобы слушать его нытье не было.
   Я принял решение и бросился между двух хибар, держа наготове пистолет. Мысли о том, как же я справлюсь с Покраном (колдуном не из последних!) будучи лишен тела и способностей Сета Слотера, как-то и не возникло.
   Искать логово грязного шулера долго не пришлось. Буквально через несколько десятков шагов, я выскочил к двухэтажному дому, в одном из окон которого слабо теплилось пламя свечи. Вот откуда гаденыш режиссирует своим дьявольским спектаклем. Я хищно осклабился и припустил к дому во все тяжки.
   Только бы ад`Гаррет не струсил окончательно и задержал тварей с постоялого двора. Через несколько минут все будет кончено!
  
   ***
  
   Дверь отворилась сама, буквально сбив меня с ног.
   Я отшатнулся, попятился, с трудом удерживая равновесие, и даже выронил смоченную Древней Кровью стекляшку. Беспросветная лесная глушь сомкнулась вокруг с мрачной безысходностью - словно похоронные дроги над покойным. Всего одно мгновение - меньше, чем требуется, чтобы моргнуть! - и вокруг уже громоздился непроходимый, глухой, иссиня-черный ночной лес. Покран все еще продолжал ломать комедию. А может, он еще просто не сообразил, что происходит.
   Я торопливо опустился на карачки и, отложив пистолет, зашарил по мху, пытаясь отыскать осколок. Опавшая хвоя тут же исколола нежные руки ад`Гаррета в кровь.
   - Ха! - каркнул приземистый широкоплечий человек, шагнувший ко мне прямо из шероховатого древесного ствола.
   В темноте взметнулась неестественно удлиненная рука, и я, откатившись, лишь чудом избежал удара кривого ятагана - любимого оружия орков.
   Успел в последний момент! Всегда успеваю в последний момент. Раньше мне казалось, что это часть Таланта Слотера, но разве сейчас мои Таланты не принадлежали ад`Гаррету?
   Не вставая, я пнул противника в колено. Тот не то, что не пошатнулся, даже не зашипел от боли, только яростно взблеснул раскосыми глазами. Ятаган вновь взлетел в воздух, но прежде, чем орк успел завершить замах, я нашарил во мху пистолет, поднял его обеими руками и нажал курок. Темноту разорвала ярко-огненная вспышка, что-то теплое и липкое брызнуло сверху мне на лицо. Орк хрюкнул и тяжело завалился на бок.
   Почти уверен, это был громила из числа тех, что утром схлопотали по зубам в трактире. Что ж, сам виноват! Надо лучше выбирать хозяев.
   Искать в темноте заветный осколок, значило, терять драгоценное время. Я угрюмо поджал губу и шагнул вперед - прямо в сосновый ствол, из которого на меня выпрыгнул орк. Дерево стремительно надвинулось, грозя расшибить лоб... и осталось позади.
   Иллюзии кончились!
   Я оказался внутри обветшалой, запыленной комнаты, освещенной переносным фонарем. Пыльные клочья паутины свисали тут и там, а половицы стенали подобно проклятым душам. Стенали они, кстати, не сами по себе, а под ногами двух плосколицых бугаев, ощеривших мелкие треугольные зубы в предвкушении взбучки, какую сейчас получит недомерок, посмевший сунуться к хозяину.
   Сет Слотер ответил бы на это не менее кровожадной ухмылкой, но барону ад`Гаррету любой из орков мог сломать спину, даже не поморщившись от усилия. Оба охранника это прекрасно осознавали. Будучи уверенными, что выстрел снаружи разрядил мой пистолет, они даже не потрудились обнажить оружие. Лишь в последний момент один из громил попытался отпрянуть, увидев, что сдвоенное дуло смотрит ему в грудь.
   Пистолет снова грохнул, и первый орк опрокинулся на спину, зажимая руками смертельную рану. Я потянулся за вторым "громобоем", однако вытащить его из-за пояса не успел. Сильная жилистая рука сграбастала за плечо, встряхнула, точно куль с сеном, другая, сжав пальцы кулак, стремительно отошла назад, угрожая вернуться и снести головенку с тощих плеч aд`Гаррета. Этот удар поставил бы точку в Игре.
   Гарантированно.
   Но чтобы одолеть Слотера, мало впихнуть его в худосочное тельце!
   В последний момент я изо всех сил пнул орка в пах.
   Успеваю! Всегда успеваю в последний мо...
   ... ответный удар отшвырнул меня в сторону. Пролетев через всю комнату, я впечатался в стену так, что доски загудели. Ребра ощутимо хрустнули, рот разом наполнился теплой солонью.
   Мышонку определенно потребуется лекарь, когда все это закончится!
   И все же это не был удар в полную силу.
   Я остался жив! По крайней мере, на время.
   Получивший промеж ног орк показал себя настоящим бойцом. Жестокий удар не лишил его способности драться. Задушено цедя ругательства, он уже ковылял ко мне, на ходу вытягивая кинжал из ножен. Лицо воина Пустошей из грязно-зеленого стало серым от боли, но он и не подумал о такой роскоши, как свернуться на полу калачом и переждать боль. Я тоже не мог позволить себе потерять сознание, пусть в ушах и звенели колокола всех соборов и церквей Блистательного и Проклятого разом. Корчась и сползая по стене, я из последних сил тщился вытащить пистолет.
   Кто быстрее?
   Ему надо было сделать всего-то пару шагов, а пистолет уже выполз из-за пояса и стал подниматься вверх. Уже понимая, что не успеет, орк замахнулся, намереваясь метнуть кинжал, но прежде, чем рука разогнулась в локте, "громобой" дрыгнулся в руках и влепил зеленокожему пулю прямо под горло. Еще два охранника Покрана взяли окончательный расчет.
   Четыре твари и три здоровенных орка ухлопаны за одну ночь силами никчемного куренка, никогда в руках не державшего ничего тяжелее бокала с вином!
   Я по праву мог гордиться собой.
   Как сказал бы мой племянник Джад - "Талант не пропьешь"!
   Очень хотелось расслабить трясущиеся мышцы ног, сесть на пол и перевести дух. Но я знал, что если сделают это, то уже не поднимусь. Сегодняшних испытаний для хлипкого Мышонка должно было хватить с избытком. У этого тела больше не осталось резервов и сил. Оно уже двигалось на пределе своих возможностей. Если остановиться сейчас, то никакого "потом" уже не будет.
   Вперед!
   Я оттолкнулся от стены и заковылял к лестнице.
   Снаружи дома уже неслись гортанные яростные крики, это бежали остальные зеленокожие, видимо, расставленные Покраном по периметру Квартала Должников, чтобы исключить проникновение на поле для Игры случайных людей. Чума, конечно, отпугивает многих, но далеко не все бродяги, нищие и мародеры в курсе последних новостей и распоряжений Магистрата.
   Добравшись до лестницы, я вцепился в перила, как утопающий в соломинку и, кашляя кровью, пополз наверх. Пуля во лбу Покрана, конечно, кровожадных орков только раззадорит, но все помирать будет приятнее! И претендентов на душу не останется!
   Наверху было неожиданно чисто и прибрано. Очевидно, ворожить в грязи Покрану не нравилось. На подоконнике и низом столике, заставленном склянками и чашками, тускло горела толстая черная свеча. Я за несколько шагов почувствовал исходящий от нее омерзительный запах. Трупной жир. Любимая примочка колдунов и некромантов - свеча из трупного жира с фитилем, сплетенным из волос девственницы, обесчещенной после смерти. В алхимических лавках за такие изделия дерут бешеные деньги, а в Палатах Правосудия приговаривают к закапыванию живьем.
   Возле столика стояла бронзовая тренога, в которой жарко рдели угли. Рядом темнел небольшой тазик, до кроев полный черной жидкостью. Пламя свечи с ртутным блеском отражалось от жирной поверхности. Тушки ягненка, чья кровь наполняла тазик, я нигде не увидел. Должно быть, орки сожрали его после того, как Покран совершил жертвоприношение.
   Сам Игрок полулежал на высоком ложе. Глаза его сонно блуждали по комнате, а расслабленные черты лица казались отрешенными. Он только начал выходить из транса, разбуженный выстрелами внизу. Невидящий взгляд Покрана несколько раз прошел мимо меня, а потом колдун отчаянно заморгал, словно не в силах поверить, что перед ним не очередное порождение магического бреда. Я смахнул со стола чашки, жертвенный нож и прочие причиндалы для волшбы, опустился рядом и, сдерживая болезненные гримасы, раззявился во весь рот.
   Рука Игрока поползла к пентаграмме Малого Вызова, свисавшей на тонкой цепочке. По лестнице тяжело забухали ноги подоспевших орков...
   - Не надо, Игрок. - устало сказал я, поднимая пистолет. - Кажется, у нас сложилась патовая ситуация. Но у меня нет возможности выбирать между жизнью и смертью, а у тебя - есть. Начнем переговоры?
  
   ***
  
   - ... я рад твоему возвращению, Сет!
   Рука Джада Слотера - мускулистая рука опытного фехтовальщика - хлопнула меня по плечу. И я натуральным образом просиял от радости, ощутив прикосновение племянника именно как дружеский хлопок. Ад` Гаррет на моем месте уже бы начал ныть и рассматривать образовавшийся синяк!
   Впрочем, ныл барон и сейчас, лежа напротив меня на тощем тюфяке и страдальчески закатывая глаза. Удар о стенку изрядно перетряхнул все содержимое Мышонка, так что тело ему вернулось в несколько... нетоварном виде. Отдельные внутренности, должно быть, оказались повреждены, но при надлежащем уходе даже он должен вскоре отправиться.
   Покран-Игрок уныло сидел на табурете напротив. Поджав ноги и нервно раскачиваясь из стороны в сторону, он напоминал черемисского болванчика. Выражение лица у азартного колдуна было совершенно несчастное. Упитанный Ван не выглядел так убито даже, когда Попрыгунчик обещал своей рунной бомбой спалить его таверну и гвоздей не оставить. Интересно, что сейчас больше отравляет существование шулера? Потеря огромного куша, или тревожная неясность недалекого будущего?
   Почему-то мне показалось, что второе.
   Я потянулся, с удовольствием ощущая привычную силу в мышцах, и поднялся на ноги. Тело слушалось идеально. Сету Слотеру эта ночь обошлась дешевле, чем барону ад`Гаррету. Не было никаких повреждений и травм. Только на шее, горели длинные рваные царапины, спускающиеся почти до середины груди. Мышонок все-таки нашел в себе мужество, чтобы схватится с тварью, выпрыгнувшей из окна следом за нами.
   Что ж, тем лучше для него! Значит, и в ад`Гаррете все же есть что-то от мужчины.
   - Сет, ты разрешишь мне взять отсюда сувениры?
   Знакомый нахальный голос заставил меня обернуться. Помойный Кот - пять футов и три дюйма наглости, абсолютной безбашенности и лихой удали - приветливо помахал мне серебряным подсвечником, реквизированным у Игрока.
   - И ты здесь?
   - А то! Твой родственник дал понять, что может потребоваться помощь. Нам не остановит ни одна карета, пришлось топать пешком через весь город. В отличие от него мы добрались только под утро. Внизу еще дюжина моих Котят, смотрят, чтобы косоглазые чего не затеяли.
   Я представил худосочных, ободранных, словно настоящие уличные коты, мальчишек, наставивших свои ножи на угрюмых здоровяков-орков, и невольно улыбнулся.
   Вся честная компания оказалась здесь, конечно же, не случайно!
   Чтобы Покран в очередной раз не смухлевал, возвращая мне тело, пришлось вызывать в Чумную Зону Джада. Племянник был единственным человеком в Клане, у которого никогда не возникало желания перерезать глотку Ублюдку-Слотеру. Учитывая, что повод для появления такого желания я пару раз предоставил, дружбу Джада следовало ценить высоко. Очень высоко.
   Я и ценил.
   То бишь, пользовался.
   К сожалению, у Слотеров нет между собой такой сильной телепатической связи, какая есть, например, у Морганов: пришлось отправлять за Джадом одного из покрановых орков. Пока мы дожидались прибытия Слотера, мне сделалось совсем худо. Заметив это Покран, было, ожил и заблестел глазками, продумывая про себя очередное шулерство, но я честно предупредил Игрока, что пристрелю его, как только почувствую, что начинаю терять сознание. Тогда он спохватился и отправил в город второго гонца, на этот раз с точным приказом - добраться до кабака "Веселый Упырь", где вторую неделю подряд кутил Джад, и пригласить его на наш скромный междусобойчик.
   К прибытию Джада орки приволокли в дом и измочаленного барона Теофила ад`Гаррета. Последний стонал так отчаянно, словно его неделю рвала стая вурдалаков, а слабо кровоточащие царапины выдавал за смертельные раны и спрашивал, сколько он еще протянет. Я пообещал, что если Мышонок сейчас же не заткнется, то очень недолго. И дальше мы уже сидели в тишине, тупо прислушиваясь к шагам снаружи, с пистолетами направленными на Игрока. Готовность Покрана сотрудничать была куплена торжественной клятвой сохранить ему жизнь, несмотря на мошенничество в Игре и попытку обвести вокруг пальца представителя Клана Слотеров.
   Джад, правда, заявившись, сходу заставил Покрана позеленеть от страха.
   Племянник с ходу рубанул, что слово, данное Слотером простому смертному, в общем-то, ничего не значит. На то мы и Выродки!
   Отчаяние выкристаллизовалось в глазах Игрока, он даже попытался выкинуть какой-то фокус, но Джад одним небрежным движением шпаги проткнул колдуну плечо, и тот, в конце концов, покорился судьбе. Я, правда, для себя так и не решил, что с ним сделать - скормить им же прирученным чудищам, или просто подарить своей помешанной на мертвяках тетушке Аните для экспериментов.
   Великодушием Слотеры не отличаются... ну, разве что иногда.
   По условиям, чтобы победить в Игре, нам следовало просто дождаться утра. За остаток ночи я раза три терял сознание и вновь приходил в себя. Каждый раз это действовало Джаду на нервы, и он снимал стресс об физиономию Покрана. К рассвету эта физиономия изрядно опухла, взирала на мир глазами-щелочками, утонувшими в набрякших фингалах, и шлепала разбитыми губами. Не могу сказать, чтобы я или Мышонок испытали хотя бы мимолетный приступ жалости к колдуну.
   Уличенных шулеров всегда бьют.
   Кстати, к моему удивлению, ни одного орка за ночь мой племянник так и не пришиб, хотя всем известно, что он питает давнюю неприязнь к этому племени...
   - А это что? - спросил Джад Слотер, когда Покран со вздохом, опасливо косясь в его сторону, протянул мне маленький хрустящий пергамент, свернутый в трубочку.
   Пергамент выглядел довольно ветхим и был скреплен сургучовой печатью, красной как кровь. Анахронизм. Бумагу изобрели, по меньшей мере, двести лет назад. Впрочем, для ритуалов всегда лучше подходят старые вещи.
   Я повертел свиток в руках и небрежным движением опустил в подсумок вместо пистолета.
   - Что это? Это, племяш, ключ к дверям рая. Душа Летиции Турвилль, Сладкой Ветреницы, самой дорогой, самой прекрасной и самой искусной гетеры с Улицы Чувственных Наслаждений. Часть моего гонорара.
   Джад вскинул брови. Помойный Кот присвистнул и пустил мечтательную слюну. Мышонок протестующе застонал со своих тюфяков, но на него никто не обратил внимания. Из последних сил барон прохрипел:
   - Как?!
   - Считайте это также наказанием за свою ложь. Вы никогда не собирались становиться любовником Летиции Турвилль. Те несколько часов, что я провел в вашем теле, красноречиво дали понять одну простую вещь: вам вообще безразличны женщины.
   Джад хохотнул и утешительно похлопал меня по плечу.
   - Все, что вас интересовало - ее доходы. Доходы гетеры с Улицы Чувственных Наслаждений.
   - И что с того? - запальчиво крикнул ад`Гаррет. - Пусть так! Какая вам разница?
   - Вы помните о пари Слотеров? - прищурив глаза самым зловещим образом, произнес я. - Пари на душу Слотера? Заключив его, я стал питать крайне неприязненные чувства к любому, кто пытается заграбастать душу собственного родственника.
   - Что? - Джад и Помойный Кот не сдержали удивленных возгласов.
   Покран не сдержал злорадной ухмылки, адресованной исключительно барону ад`Гаррету.
   - Я долго не мог понять, откуда ад`Гаррет знает про Игру. Взгляни на него, Джад! Этот Мышонок совершенно не вхож в светское общество и не производит впечатления человека, которому можно доверить сколько-нибудь значимую тайну. Еще больше меня удивило, что он знает о проигрыше Летицией Турвилль, гетеры, пресытившейся любовными ласками, драгоценностями и мужчинами, своей души. А когда я обнаружил, что Сладкая Ветреница не нужна ему для того, для чего она нужна любому другому мужчине, все встало на свои места. Никто иной Летиция рассказала барону об Игре и о том, что она потеряла. Не так ли барон?
   Мышонок молчал, кусая тонкие губы.
   - Она пришла к вам и призналась, что теперь не принадлежит самой себе. Что теперь трофеи, выкачанные ею из мужчин, будет получать некто Покран. Игрок! а отнюдь не родные папа с братом...
   - Что? - на этот раз вскинулся только Помойный Кот.
   Джад уже все прекрасно понял и молча ухмылялся.
   - Ирвин ад`Гаррет никогда не выходила замуж за богатого купца. Вместо этого отец в ранней юности отвел ее в храм нашей праматери Лилит, где из девочки вырастили профессиональную жрицу любви. Закончив обучение, Ирвин ад`Гаррет навсегда исчезла. Появилась Летиция Турвилль, Сладкая Ветреница, прекраснейшая из куртизанок Ура, Блистательного и Проклятого. Бесподобная гетера с Улицы Чувственных Наслаждений. Вот только кровь - не вода. Значительную часть своих заработков девушка тайком отсылала в родное поместье. Именно так появились великие капиталы ад`Гарретов, пущенные в оборот... впрочем, и этих денег баронам не хватило. И они продолжали тянуть деньги из дочери и сестры, торгующей своим телом. Пока "золотая жила" не досталась Покрану. И вот тут наш Теофил ад`Гаррет попытался изобразить из себя героя-любовника. В случае выигрыша он не просто освобождал сестру, но, как владелец ее души, получал над Летицией безграничную власть. Они с отцом навсегда прекращали зависеть от снисхождения и милости дочери, самими же проданной в проститутки!
   На Мышонка было жалко смотреть. Он сморщился, побледнел и, казалось, вот-вот зарыдает. Раны причиняли ему серьезные мучения, но куда больше барона мучила потеря осыпанного золотом и драгоценностями будущего. В отчаянии, приподнявшись на тюфяках, ад`Гаррет с ненавистью (и куда девался страх, въевшийся в каждую пору тщедушного человечка?) крикнул:
   - Как же ваша репутация, лорд Слотер! Вы были единственным Выродком, которого считали человеком чести!
   - Честь? - Джад холодно засмеялся. - Слотеры не знают такого понятия. Наша честь не про вас, людишки! А за Выродка я могу вырезать тебе язык прямо сейчас.
   - Моя репутация останется при мне. Вы уже успели все позабыть, барон? Наш договор в одностороннем порядке пересмотрел мастер Покран. - жестоко сказал я. - Ставкой в Игре были души. Душа Летиции Турвилль против души игрока, противостоящего колдуну. Вспомните, в конце концов, не ваша, но именно моя душа оказалась на кону.
   - Но как же...
   - Хватит! - я рявкнул так, что с полки упал какой-то предмет, а Помойный Кот с Покраном подскочили на несколько вершков. - Будешь спорить с Древней Кровью, смертный?!
   Джад Слотер встал рядом, и, казалось, сами тени ожили, зашевелившись и зашуршав в дальних углах. Воздух зазвенел от напряжения, и длань смерти затрепетала под потолком, нетерпеливо подрагивая пальцами в ожидании жертвы.
   Перепуганный до смерти Мышонок заткнулся.
   Больше о нем и не вспоминали.
   - Теперь ты сменишь профессию и станешь сутенером? - деловито (а на деле, с трудом скрывая зависть) поинтересовался Джад. - Уж доходы будут не чета нынешним! Не придется совать голову в пасти разным чудовищам. На лекарях здорово сэкономишь!
   - Я подумаю. - серьезно сказал я. - Хотя, с другой стороны... Джад, ты представляешь, КАК может женщина отблагодарить мужчину, которой вернет ей душу?!
  
   конец
  

Оценка: 8.00*4  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Найт "Наперегонки со смертью"(Боевик) В.Пек "Долина смертных теней"(Постапокалипсис) А.Завгородняя "Самая Младшая Из Принцесс"(Любовное фэнтези) О.Иконникова "Принцесса на одну ночь"(Любовное фэнтези) И.Головань "Десять тысяч стилей"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Чумной мор"(ЛитРПГ) А.Вильде "Эрион"(Постапокалипсис) В.Бец "Забирая жизни"(Постапокалипсис) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика) А.Рябиченко "Капитан "Ночной насмешницы""(Боевое фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"