Обломов Илья Ильич : другие произведения.

Петербург

Самиздат: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:


 Ваша оценка:


   Петербург.
  
  
   В конце лета взял отпуск и поехал в Петербург. В Интернете чья-то добрая душа составила подробный справочник по городу. В нём перечислены все городские и пригородные музеи, парки, театры, дома-квартиры, что важно в них посмотреть, часы их работы, выходные и санитарные дни, цены на билеты, как проехать, проблемы с электричками, гостиницы и так далее.
   Заранее купил маленький блокнот, вынул пружинку, разобрал его на листы, а потом распечатал тот справочник. Запасся картами города и области и поехал.
   В предыдущие поездки в Питер я побывал в Эрмитаже, Петропавловской крепости, Казанском и Исаакиевском соборах, на Марсовом поле, Пискарёвке, в Военно-морском музее. Из пригородов: в Петродворце, Ораниенбауме, Павловске, Царском селе, Выборге. Теперь еду с желанием побывать на старых местах и посетить:
   - какой-нибудь из театров города
   - Александро-Невскую лавру и пантеон
   - дворец Меньшикова
   - летний сад
   - домик Петра тот и другой
   - кунсткамеру
   - прогулку на катере по каналам, Мойке, Фонтанке
   - храм Спаса на крови
   - квартиру Пушкина
   - Русский музей
   - Михайловский замок
   - Юсуповский дворец
   - Смольный собор
   по пригородам:
   - Царскосельский лицей
   - Гатчину
   - Шлиссельбург
   - Кронштадт
   далее:
   - Валаам
   - Петрозаводск
   - Кижи
   Рассчитываю уложиться дней в десять, двенадцать. В гостиницу не поеду, сниму частную квартиру. Самые облезлые номера в гостинице в два раза дороже приличной комнаты в городе. Поезд пришёл на Московский вокзал в Петербурге, и у вагонов появились женщины среднего возраста и бабушки. Одна предложила мне комнату. Где? Достал карту, и она показала улицу в районе Пискарёвки. Далеко от центра. Следующая бабушка, предложила на Охте. Приехали. Двухкомнатная квартира в сталинском доме. Хозяйка - пенсионерка. Недалеко парк, можно побегать утром. Сразу позвонил маме из междугороднего узла через площадь и нашёл ближайший рынок. Приволок домой зелёный перец, яблоки, сливы, даже картошку. (Слива стоит 9 рублей, в Москве - 12... 15). Купил кусок докторской колбасы, но есть не смог - не настоящая. У меня и мысли не было, что докторская может быть какая-то другая, отдал хозяйке.
   Свои действия спланировал заранее. Если будет дождливо - иду по музеям, солнечно - еду в пригород. Петродворец и Ораниенбаум можно посетить в один день, они по одной ветке. Царское село и Павловск тоже. День уйдёт на Гатчину, день на Шлиссельбург. После Кронштадта можно успеть ещё куда-нибудь. Нужно позаботиться и о Валааме и Кижах. Нашёл туркомпанию на улице Росси, где мне предложили поездку по островам за тысячу. В Москве такая путёвка стоит две. Подумал, а что если своим ходом? Это была ошибка. На Финляндском вокзале я узнал, что из Петербурга не ходят поезда до Сортавалы на Ладожском озере. Сортавала - город курорт, который связан экскурсионными катерами с Валаамом. Тогда я купил билет до Приозёрска, на западном побережье Ладожского озера. Вспомнил, как в туркомпании говорили, что возят туристов до Приозёрска, а оттуда катером на Валаам. Приеду в Приозёрск своим ходом и сяду на катер до Валаама.
   Где-то на Невском купил билет в Александринский театр, на Лебединое озеро. Других билетов не удалось достать - все театры на гастролях. В фойе Александринского блистают одеждами и драгоценностями иностранцы, в воздухе запах дорогих духов и английская речь. В толпе встречаются петербургские мамы, с дочками на выданье. Вот эти, например:
   - ...а ещё он сказал мне "Очень рад Вас видеть" один раз, "Ха-ха-ха" один раз, "Проходите, проходите, здесь дует" один раз.
   - Чем это вы здесь занимаетесь?
   - Не мешай нам веселиться, изверг...
   У меня билет в ложу второго яруса. Вокруг десяток иностранцев. Мамзели во время действия то и дело громко шушукаются.
   - Ту би, ор нот ту би? - тихо, но решительно спросил я соседку, дескать "Кудрявая, что ж ты не рада?". Мамзели переглянулись и притихли. Ушёл после второго акта, чтобы не вернуться поздно и не будить свою хозяйку (ключей от квартиры у меня нет). В нескольких шагах от дверей театра меня догнал иностранец и по-английски попросил билет. Отдал. Жаль немного. Ведь я собираю все билетики театральные и музейные, когда ещё буду в Питере.
   День посвятил Приозёрску. Ехать три с половиной часа. Через два часа пути электричка сильно поредела. За окном Карельский перешеек. Как разнообразна растительность. Папоротники ниже, чем в Подмосковье. Их нижние листья лежат на мху, а наши подняты на высоких стеблях. Здесь папоротники ярко красные или жёлтые на фоне зеленого мха, а наши осенью становятся коричневыми. Красивые речки переезжаем. Прозрачная вода бурлит на перекатах, по берегам груды разнокалиберного булыжника. Промышленность в окрестностях отсутствует и лес, кажется, не трогают - рядом граница. Остановки представляют собой настил из почерневшего дерева и такую же будку или без неё.
   Конечная - Приозёрск. Моросит дождик. Пошёл через Приозёрск к пристани. Через час город закончился. К пристани ведёт песчаная дорога, по обеим сторонам сочный зелёный мох. Тишина, пахнет свежестью и иглой. Впереди меж сосен показалось озеро и несколько домиков, обнесённых забором. Ворота приоткрыты. Зашёл. Никого. Никаких причалов или набережной нет, берег песчаный. В нескольких метрах от берега стоят пяток разного калибра катеров, совсем не пассажирских. Из одного домика покачиваясь, вышел сторож. Его крупный красный нос был когда-то рассечён надвое и теперь похож на пару ягодиц. Он сказал мне, что постоянных рейсов на Валаам нет. Можно зафрахтовать судно группой. Оно отвезёт всех на Валаам, а через некоторое время вернётся, и по рупору начнутся переговоры о цене доставки на большую землю. Значит, Валаама мне не видать. Но я не считаю, что потерял время. Прошёлся по мягкому мху, с кустиками вечнозелёной брусники. Подышал соснами. Старой крепости не видел, домой захотелось.
  
   Замечательное путешествие в Кронштадт. Ракета идёт от причала на Васильевском острове. На Васильевском, на 2-й линии убрали весь асфальт с проезжей части и тротуара. Сразу у стен домов начинается жёлтый песок на всю ширину улицы. Так здесь было в 19 веке. Только дома тогда деревянные были. Транспорта нет, по песку ходят люди и кошки. Город готовится к 300-летию.
   Ракеты в Кронштадт отходят каждый час. Когда подошла наша, меня и кучку пенсионеров оттеснили, наступая на ноги, галдящие чупа-чупсы, и заняли лучшие места. Но когда сели, все забыли про обиды. Пенсионеров у причала много, в основном женщины. Эта поездка не дорогая, да к тому же со скидками для них. Полчаса с ветерком, как хорошо. На речных трамвайчиках не интересно, они ходят медленно, ракета - другое дело. Город постепенно удаляется, исчезают берега залива. Через полчаса пристали к Кронштадту. Побродил по городу, зашёл в морской собор. Поел, меню на острове одно во всех кафе. Из Кронштадта идёт паром в Ораниенбаум. Не поеду. Всё-таки на осмотр Ораниенбаума и Петродворца нужен отдельный день. С удовольствием вернулся на ракете.
   Вернулся в город и поехал на Шпалерную. В Таврический дворец меня не пустили.
   Зашёл в Смольный собор, как пройти мимо.
   В Летний сад вход платный - 5 рублей. Деревья старые, высокие и толстые. Трава под ними редкая, как волосы у старичка. Тяжело ей расти в центре города.
   На следующее утро поехал в Царское село и Павловск. Иду по Царскосельскому парку в сторону Екатерининского дворца. На аллеях совсем пусто. Градусов 15, лучи раннего солнца сквозь листву. На скамейке гражданочка, а рядом ползает малыш лет трёх, совершенно голый. Цепляется четырьмя своими лапками за спинку и что-то радостно мурлычет. Мама улыбается. Кожу его покрывает лёгкий золотистый загар. Кудрявая головка. Не догадался сфотографировать его.
   Оцениваю Царскосельский парк как бегун. Деревья здесь редкие - от ветра не спасут. Дорожки удобные - крошка гравия. Трава посеяна, это видно. Во дворец попасть не удалось, это моя ошибка - во дворце выходной день. Сходил в лицей. Ребята жили как спартанцы. У каждого узкая комната. В комнате окно, кровать, столик, стул. Печь общая на коридор, и потому, по соображениям лучшего обогрева, стены комнат выложены не до потолка. К родителям воспитанников опускают раз в полгода.
   Рядом с лицеем музей карет.
   Мне подсказали, что в Павловск проще доехать автобусом. Нашёл остановку и поехал. Посетителей во дворец один, два. Часа через два осмотрел всё. Захотелось поесть, заодно и посидеть где-нибудь. На площади перед дворцом стоит перевозной лоток под зонтом с синтетическими напитками и бургерами. Потерплю. Два часа брожу по Павловскому парку. Много скульптуры и отдельно стоящих строений. Парковые тропинки уложены выпирающим мелким булыжником. По ним ходил Павел. Подошва его сапог была толстая и жёсткая. Иначе бы он заставил всё переделать. Парк совсем дикий. Часть его покрыта непроходимыми ельниками с красными мухоморами, тут и там среди леса затянутые тиной небольшие пруды.
   Вышел на станцию, купил билет до Питера. Сейчас отдохну и поем. Куда там, электричка подошла через минуту. Вагон переполнен - конец дня, стою. На Балтийском вокзале был в восемь, а дома в девять вечера. Только тут поел и присел.
   Следующий день был мокрый, и я отменил пригороды. Полдня осматривал Эрмитаж. Брать ничего нельзя.
   - Так я ж на память.
   - Сожалею, ни чем не могу помочь. Сходите к Пиотровскому, если разрешит - милости просим.
   Следующий музей - Кунсткамера. Посетители в основном солдаты или матросы. В банках со спиртом лежат маленькие дети с несколькими головами, с нечётным количеством рук и ног. Солдатской душе тоже нужно отдохнуть от уставов.
   На верхнем этаже музей Ломоносова.
   Дальше по Университетской набережной Меньшиковский дворец. Всё здесь замечательно. Купил билет и успел присоединиться к группе с экскурсоводом. На главную лестницу не пускают - она подлинная. Все камины выложены изразцовой плиткой, на каждой плитке уникальный рисунок. В восемнадцатом веке это было очень дорого. Алексашка был масштабный вор. У выхода, за билетной кассой висит объявление "Можете покушать у нас, если хотите, а если нет, то проваливайте". Я изъявил желание и меня повели в подвальное помещение, потому что сам бы дорогу не нашёл. Своды низкие, дугообразные, как в русских палатах. При переходе из комнаты в комнату приходится нагибать голову. Пол каменный. Вышли в небольшую чистую комнату. Стойка с едой и буфетчицей и несколько столиков. Окна есть, только под потолком. Здесь едят реставраторы. Обеденное время уже прошло, и я сижу один. Девушка, принимающая заказ сама и готовит. Заказал фасолевый суп, бефстроганов с пюре и компот.
   - Полить черносливовой подливкой?
   Задумался.
   - Вкусно, - сказала она как-то по-домашнему.
   - Полейте.
   Черносливовая подливка действительно вкусная.
  
   Следующим утром поехал в Петродворец и Ораниенбаум. Прежде всего, зашёл в Александровский дворец, любимую резиденцию Николая II. Дворец реставрируется, но часть комнат уже можно осмотреть, есть экспонаты, старые фотографии, показывающие, как окончательно будет выглядеть комната. Как им не темно было жить в начале двадцатого века - потолки и часть стены из тёмного дерева. Мебель из карельской берёзы.
  
   Впервые был в верхнем Петродворцовом парке. Он также велик, как нижний и не менее красив. В нижний парк вход платный. Это самая высокая цена среди пригородных Петербургских парков - 15 рублей. Фонтаны забили в одиннадцать часов. В большой дворец не пускают. Сюда автобус за автобусом идёт поток интуристов. Спустя часа два начинают пускать всякую чепуху. Перед дворцом актёры и музыканты в камзолах, со скрипками. Они разрешают сфотографироваться с собой за некоторую плату. Видеосъёмка во дворце стоит двести, фотографирование - восемьдесят рублей. Обошёл мон-плезиры, Эрмитаж на ремонте. Меня интересует западный угол парка с аллеей лип вдоль залива. Сделал удачные снимки. В маленьком пруду плавают нырки - тёмные уточки, размером с галку. В прозрачной воде прекрасно видно, как они, нырнув, достигают дна, гребут лапками и собирают приоткрытым клювом монетки. Купил несколько великолепных дорогих буклетов. Фотографирую тоже много, но это в качестве дополнения к буклетам. В них комментарии специалистов и к тому же часть объектов недоступна для фотографирования из-за реставрации. Плёнки не хватило. В парке она продаётся, но на сорок процентов дороже. Не могу себе позволить такую. Выхожу из парка и спрашиваю у жителей. Мне показывают дорогу к универмагу. Вблизи от дворцового ансамбля конюшни Петра Первого. На стене вензель - переплетённые латинская "П" и римская единица. Сегодня это дом отдыха. Теперь здесь ржут служащие государственных учреждений.
  
   В Ораниенбауме много людей в белом и в бескозырках с ленточками. Полотно железной дороги проходит в десяти шагах от Финского залива. Сразу за насыпью растёт камыш. С вокзала в дымке виден Кронштадт. Меньшиковский дворец заброшен. Балясины его наружных лестниц деревянные. Белая краска на них облупилась, некоторые расколоты. Катальная горка развалилась, от неё вдали виден Кронштадт.
   На южном побережье Финского залива больше лиственных лесов. Наверное, лет триста назад здесь было как в Карелии - мхи и сосны.
  
   Шлиссельбургская крепость. На электричке доехал до конечной. Час жду катера на правом берегу Невы, чтобы перебраться на остров. Катер пришёл по расписанию, которое я списал, дополнив свою справочную информацию по Питеру. Катер маленький, совсем не прогулочный. Пассажиры размещаются на открытой палубе. На ней, пожалуй, поместится двадцать человек, не больше. Посередине палубы выступ, на нём можно сидеть. Никакого навеса нет. Каково же им в дождь и ветер, когда волны широкой Невы как на море. Катер причалил к острову. Вышел только я, другие пять пассажиров поплыли в город Шлиссельбург на том берегу Невы. В стоимость моего билета на катер входит посещение крепости и рейс обратно. В центре крепости археологи отрыли основание старых стен из валунов. Считают, что это древнерусская крепость. В нескольких бывших бараках экспозиция об узниках. У каждой камеры листы с приговорами, фотографии. Ранние приговоры написаны отруки, красивым почерком, буквы с вензелями. Более поздние напечатаны. Все камеры пустые - выходной. Из персонала на весь остров одна девушка - экскурсовод, она же смотритель. Кроме неё и меня на острове ни души. На восточном мысу у воды груды красного кирпича. Из него же выложены крепостные стены. Он тяжелее советского и чуть шире. На многих стоит клеймо "1907". На обратном пути через Неву приходится притормаживать, пропускать многопалубные лайнеры идущие на Валаам или обратно. На железнодорожной станции пусто. Ближайшая электричка будет через два часа. Прохожий посоветовал мне пройти пешком пять километров в ближайший посёлок, оттуда идут автобусы в Питер. Посёлок городского типа. Небольшой рынок. Купить пару бананов и яблок. Или сначала посмотреть расписание, как бы опять не пришлось ждать. Сел на маленький автобус, и он сразу отошёл. Дорога красивая, но смотреть нет сил, задремал.
  
   Гатчина. Сюда можно доехать с двух Петербургских вокзалов. В пределах Питера железнодорожное полотно, по которому едешь, поднято высоко на насыпь. Хороший обзор, только жителям домов вдоль дороги не хорошо. В Гатчине большой дикий парк. Вход бесплатный (в Павловске тоже бесплатный), многие люди идут через него на работу. В парке много тропинок, дорожек, извилистых речушек с маленькими мостами, холмиками и бугорками.
  
   На следующий день сходил в домик Петра на набережной и Петропавловскую крепость. Домик построен по-фински: брёвна в профиле шестигранные. Снаружи он заключён в каменный дом, для сохранности. Это ещё при проклятом царизме сделали.
   В Петропавловской крепости единый входной билет (или 10 или 15 рублей) для всего ансамбля. Собор Петра и Павла. Великокняжеская усыпальница. Равелины. Шпицрутены. Для получения наиболее полного впечатления о жизни узников, группу туристов заводят в камеру и выключают свет. По заведённому порядку утром они метут плац перед собором и, получив паспорт, живо рассеиваются под барабанную дробь.
   В шестом равелине порют тех, кто не знает, с чего начинается родина. Возгласы "Сатрапы! Душители свободы!", доносятся порой до залов Эрмитажа.
   По дорожкам у собора бестолково снуют маркизы и графини в буклях и камзолах и пристают к трудящимся с предложением записаться во дворянство.
   У собора - памятник Петру Первому. С чувством глубокого отвращения ваял его скульптор. Туловище в полтора раза длиннее ног, шеи нет, голова с крупную картошку.
   За отдельную плату можно пройтись по крепостной стене вдоль Невы.
   Крепостная пушка стреляет почти всегда в полдень. По вольнодумцам на Дворцовой площади.
  
   Казанский собор - бывший музей религии и атеизма. Выхожу из метро на Грибоедовский канал, напротив обычный ряд домов, обычные люди, шум Невского. Взгляд налево и замираю. Казанский собор. Среди суеты. В храме родители ставят свечи за хорошую учёбу своих деток - завтра первое сентября.
  
   В Исаакиевском соборе раньше висел маятник Фуко. Сняли, оказалось - вреден для здоровья - толкает посетителей. Впервые взобрался на обзорную площадку. За кронами Александровского сада начинается Дворцовая площадь. На ней гудит толпа народа, слышна громкая музыка и крики в рупор. Бежит солдат, бежит матрос, стреляет на ходу. Рабочий тащит пулемёт, сейчас он вступит в бой. Висит плакат: "Долой господ, помещиков долой!".
   Исаакиевская площадь. Памятник Николаю Первому, Мариинский дворец, Астория.
  
   На успение богоматери успел побывать на службе в Александро-Невской лавре и Никольском Богоявленском соборе. Две разных службы, даже одежды у служителей разные - в лавре золотистые, в соборе - розовые. Пантеон у лавры. Впервые вижу столько скульптуры на кладбище. (на Новодевичьем ещё не бывал).
  
   В Михайловском замке размещается какая-то городская организация. Лишь часть помещений отдана под экспозицию. Замечательный макет замка со всеми рвами, мостиками и гренадёрами у полосатых будок.
   - Вы можете купить билет на музыкальное представление, которое состоится как раз сейчас, - говорит экскурсовод, - Вас оденут в камзол и букли. Под музыку Моцарта по комнатам замка за Вами будут бегать лейб-гвардейцы с лозунгами: "Узурпатора к ответу!", "Апоплексическим ударом по разгильдяйству и бюрократизму".
  
   Храм Спаса на крови. Большевики хранили здесь картошку. Перед войной решили взорвать - мешает проезду. В храм завезли динамит, но подорвать не успели - началась война. В храме нет фресок или икон, все сюжеты и лики набраны мозаикой.
  
   Рядом квартира Пушкина на Мойке. Уютный тихий внутренний дворик. Двухсотлетие поэта было в прошлом году. Работники музея ещё живут этим, светятся.
  
   Площадь Искусств - где есть ещё такое имя. Русский музей. Есть двадцать минут до открытия. Скамейки свободны, но сесть на них нельзя, они все в каплях, величиной с горох. Дождя не было ни сегодня, ни вчера. Это роса. Кажется, этот портрет Екатерины уже видел в другом музее.
  
   Литературное кафе на Невском навеяно историей. Когда-то здесь бывали идиот с Настасьей Филипповной, Андрей Болконский с Наташей Ростовой: "Волчица ты, тебя я презираю, к Птибурдукову ты уходишь от меня. Так вот к кому ты от меня уходишь. Волчица старая и мерзкая притом". Здесь читал свои ноэли Пушкин, меланхолический Якушкин казалось молча обнажал цареубийственный кинжал. А знаменитые литературные щи? Старик Державин их отведал и в гроб, сходя, благословил.
  
   На некоторых петербуржских набережных растут деревья. Вдоль чугунной ограды узкий тротуар - единственное место, где возможно бегают утром бегуны. Дома начала двадцатого века с уникальными фасадами, один другого краше. Засмотришься и упадёшь в Мойку.
   У всякого моста через малые реки или каналы по бокам четыре пристани с прогулочными катерами. У Аничкова моста причал, где стоит государственный катер. Билет здесь стоит сорок рублей, у частников - шестьдесят. На государственном катере строгая дисциплина, сидеть можно только в салоне, фотографировать через пыльное стекло. Мальчишки с моста бросают петарды на крышу катера. С тётеньками делается как без чувств.
   На маленький десятиместный катер можно сесть у Петропавловской крепости. Сильно качаясь на волнах, он переплывает Неву и идёт по Мойке или Фонтанке до Новой Голландии. Речной трамвайчик с Дворцовой набережной плавает по Неве до лавры и обратно. С Дворцовой набережной уходят трамвайчики до Петродворца. В три раза дороже и медленно, по сравнению с Ракетой в Кронштадт.
   Некоторые станции метро совпадают по названию с московскими: Фрунзенская, Маяковская, Пушкинская, Пролетарская. Реклама в вагонах висит лишь в местах, где у нас карта метрополитена, и вся в рамках одинакового размера. В Москве объявляют название следующей станции перед закрытием дверей и отправлением. А в Питере следующую станцию объявляют перед открытием дверей. Новые пассажиры могут лишь предполагать, куда едут. На весь вагон две, три схемы метро. Указатели переходов и выходов висят часто только в конце и начале станции. Станции длинные, нужно пройти полкилометра, чтобы прочесть указатель. Неудобно приезжим. Петербуржцы не замечают этого. Они привыкли и делают пересадку автоматически. В метро многоразовые пластиковые карточки и тяжёлые металлические жетоны. Если на карточку купить много поездок обойдётся дешевле.
   С пятисотрублёвыми купюрами в пригородах Питера нечего делать. Разменять их можно только в отделении сбербанка (в Питере сбербанк работает до девятнадцати, а не до двадцати часов, как в Москве). После девятнадцати крупные купюры можно разменять в метро.
   Очень вкусные пирожки в Гостином дворе. Они дороже уличных в два раза, но качество значительно лучше.
   Невиданное дело - книжный на Невском работает до 22-х часов.
   Побегать так и не удалось. Ежедневно возвращаюсь поздно вечером, а рано утром опять в поход.
   Девять дней пролетели быстро. Вечерний поезд увозит меня в Петрозаводск. Сумка стала тяжелее от полутора десятков буклетов. Сфинксы, ростральные колонны, царь-плотник, Английская набережная, каналы, шпили и другие городские виды увожу на четырёх фотоплёнках.
  
   В шесть утра поезд пришёл в Петрозаводск. Пасмурно. Оставил сумку в камере хранения, сел на троллейбус и поехал осматривать обе городские гостиницы. Снял номер и заплатил за два дня. В анкете в графе цель приезда написал "шпионаж и контрреволюция". Сразу на морской вокзал. Купил билет на Кижи и обратно.
   Петрозаводск - столица Карелии. На экологическую карту Карелии тяжело смотреть. Коричневое пятно тянется вдоль мурманской железной дороги на десятки километров в стороны. Чистый Карельский перешеек, здесь нет промышленности.
   Главная улица - Ленина, идёт от вокзала к Онежскому озеру. С западной стороны вдоль неё тянется глубокий овраг, в котором расположен тракторный завод. Он настолько глубок, что трёхэтажные заводские корпуса утоплены в нём по крышу. Похоже, дышать рабочим трудно.
   Город зелёный. В красивом сквере памятник Марксу и Энгельсу. Друзья сидят рядышком на кованной железной скамейке. Во фраках и цилиндрах.
   Метеор заходит на Кижи и идёт дальше, развозя жителей окрестных деревень. Вернуться в Петрозаводск можно на нём или через три часа на другом метеоре. Это оговаривается при покупке обратного билета в кассе порта. Соседка моя средних лет крестьянка с загоревшим лицом и морщинами на лбу. Разговорились. Она предложила на будущий год приехать к ней отдохнуть. Рассказывала, что зимой туристы ходят на Кижи на лыжах по заснеженному льду. Бывает, обмораживают пальцы на ногах... Берега пропали, со всех сторон вода, как в море. Вторая или третья остановка Кижи. Этот островок длиной в километр и шириной двести метров, совсем плоский, чуть выступает над водой. Несколько редких ив, рябина с ярко-красными листьями, невысокая трава. Деревянный храм обнесён забором, смотреть можно только снаружи. Несколько деревянных изб и мельниц. Одного часа для осмотра вполне достаточно. Входной билет на территорию в два раза дороже, чем в Эрмитаж или Петродворец. Для жителей Карелии вход бесплатный. У пристани несколько киосков. Один с "пищей", другой с открытками. Всё дороже в два - три раза, чем в Петрозаводске. Столики с мелочью из карельской берёзы. Отполированные кусочки размером с коробок стоят шестьдесят рублей. Всё это рассчитано на туристов, приплывающих на лайнерах, они не заходят в Петрозаводск.
   Между Москвой и Питером разница в температуре мало заметна. В Петрозаводске эта разница ощутима, здесь градуса на четыре ниже. Многие листья уже покраснели и пожёлтели, в Москве пока зелено.
  
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Болдырева "Крадуш. Чужие души" М.Николаев "Вторжение на Землю"

Как попасть в этoт список

Кожевенное мастерство | Сайт "Художники" | Доска об'явлений "Книги"