Обломова Екатерина: другие произведения.

Смерть как в сказке (закончен)

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    90-е годы. Десять человек на острове в Черном море. Кто-то из них - убийца. И все они знают, кто такие "Десять негритят" (предупреждение: в тексте много трупов и немножко ненормативной лексики).


Смерть как в сказке

  
   Десять конвертов. Шесть больших, именных, из глянцевой бумаги, с ярким логотипом и надписью "Сказка". И четыре обычных, белых, надписанных от руки.
   Десять открыток. На каждой иллюстрация к какой-нибудь сказке, а с обратной стороны - несколько слов.
   Осталось вложить открытки в конверты, и игра начнется. Кому белый конверт, кому цветной, какая разница. Открытки всех уравняют.
  
  
   Пролог
  
   Высокая молодая женщина в расшитом блестками белом платье выступила вперед и хорошо поставленным голосом начала:
   - Дамы и господа, добро пожаловать на Сказочный остров. Меня зовут Ольга, можете обращаться ко мне по всем возникающим у вас вопросам. Ladies and gentlemen, welcome to...
   - Можете не париться, здесь все понимают по-русски, - бесцеремонно прервал ее один из пассажиров, обмахиваясь газетой. - Дайте лучше воды. Сдохнуть можно в такой жаре.
   Остальные трое мужчин и женщина с ним дружно согласились. Что касается последней пассажирки маленького самолета, доставившего шестерых туристов на Сказочный остров, то она интересовалась только своими тремя чемоданами, которые пилот с помощником как раз выгружали из багажного отсека.
   Ольга улыбнулась профессиональной улыбкой человека, много работающего с туристами.
   - Как пожелаете. Все к вашим услугам, - она кивнула девушке в стилизованном народном костюме, и та сразу же раздала всем по бутылочке минеральной воды.
   Оживившиеся туристы радостно расхватали воду, даже дама с тремя чемоданами присоединилась к остальным и сделала несколько глотков, выворачивая губы, чтобы не смазать помаду. Тем временем Ольга успела дать указания пилотам, а ее помощник в костюме то ли охотника, то ли Робина Гуда загрузил вещи в небольшой открытый автобус без стекол.
   - Дамы и господа, занимайте места. В отеле вас ожидают комфортабельные номера и ужин.
   - По системе "все включено"? - поинтересовался турист с газетой. - Кстати, меня зовут Антон.
   - Антон Петрович Дмитриенко? - Ольга сделала пометку в блокноте. - Да, все включено, в том числе алкоголь. Бар всегда открыт, можете брать, что пожелаете. Дамы и господа, по пути сделаем перекличку, а потом я познакомлю вас с персоналом нашего отеля.
   - Это у вас волшебная палочка? - еще один турист, помоложе, в джинсах и футболке, сел рядом и указал на ручку со звездочкой на конце.
   - Вы угадали, - Ольга улыбнулась. - А я - добрая фея. Вы ведь на Сказочном острове.
   - Не думал, что все будет так...
   - Как?
   - По-детски. Феи, охотники, - он кивнул в сторону водителя. - Вашему начальству надо было детский санаторий открывать.
   - Сказки куда серьезнее, чем вы думаете, - усмехнулась Ольга, - Виктор Сергеевич. Их когда-то писали для взрослых.
   - Просто Витя, - тот с интересом заглянул в ее блокнот. - У вас там анкеты на всех?
   - Обычный список. Но в группе всего шесть туристов. Кто есть кто, легко определить по дате рождения, - Ольга встала, удерживаясь за спинку кресла, и громко сказала: - Дамы и господа, мне нужно сделать перекличку. Анна Витальевна Левина, - пожилая женщина учительского вида подняла руку. - Валентина Григорьевна Кравцова.
   - Называйте меня Лика, - возмущенно фыркнула блондинка с тремя чемоданами. - Что у вас за сервис? Я буду жаловаться! Я еще в Москве велела записать, что меня зовут Лика!
   - Простите, пожалуйста, Лика, - Ольга черкнула в блокноте, - я обязательно сообщу об этом в Москву, и сотрудника накажут. Майкл Миллер?
   - Я! - спортивный моложавый красавчик с модельной стрижкой и загаром из солярия игриво помахал рукой.
   - Вы заполняли анкету на английском, и если пожелаете...
   Но Миллер снисходительно пожал плечами.
   - Я понимаю по-русски.
   - Иностранец нашелся. Я бы таких бегунков - за шкирку и лес валить, - сурового вида мужчина из последнего ряда сказал, как отрезал.
   Майкл не стал с ним спорить, только скривил рожицу так, чтобы он не видел, а остальные туристы сделали вид, что все в порядке. Ольга сохранила на лице дежурную улыбку, но мысленно посетовала - трудный клиент, с таким придется все время сглаживать обстановку.
   - А вы, значит, Григорий Иванович Троепольский? Что же, дамы и господа, рада познакомиться. Меня, как я уже говорила, зовут Ольга. Нашего водителя зовут Юра, горничную - Наташа, вы ее уже видели. Еще у нас есть Галина, она будет готовить вам завтраки, обеды и ужины... Вот мы и приехали. Пожалуйста, следуйте за мной, я раздам вам ключи. За вещи не беспокойтесь, Юра принесет их в ваши комнаты.
   Пока Ольга объясняла, что сейчас можно принять душ и отдохнуть, ужин будет подан в семь часов, но бар и буфет всегда открыты, туристы слушали ее вполуха и глазели по сторонам. Отель был, в общем-то, как на фотографиях в проспекте: красивый, хотя чуточку излишне яркий. К тому же по стенам висели картины со всякими золушками и спящими красавицами. Похоже, владельцы очень буквально относились к названию "Сказка".
   - Простите, Оля, - Виктор специально подождал, чтобы взять ключ последним, - а вы давно здесь работаете?
   - Несколько дней, - призналась та. - А что, заметно?
   - Немного. Вы очень внимательно смотрите на схему, перед тем, как объяснить каждому, где его номер. Значит, еще не выучили, что здесь где находится.
   - А вы наблюдательны, - Ольга протянула ему ключ. - Здесь не только я новичок, весь персонал наняли совсем недавно. Отель ведь только открывается, его буквально на прошлой неделе закончили ремонтировать.
   - Значит, мы здесь первые гости?
   - Да, - Ольга настойчиво вложила ключ ему в руку, - первую партию путевок разыграли в рекламных целях. С вами потом запустят целую рекламную кампанию. Мои работодатели рассчитывают, что туристы сюда валом повалят.
   Виктор все же взял ключ, но перед тем, как пойти в номер, громким шепотом сказал:
   - Хотите, открою вам страшную тайну? Я понятия не имею, какая фирма разыгрывала эту путевку. Сделал какую-то случайную покупку, оставил паспортные данные, и, опля, выиграл турпоездку.
   Ольга усмехнулась.
   - Я тоже могу открыть вам страшную тайну. Мне вообще все равно, кто это разыгрывал, мое дело - чтобы туристы остались довольны отдыхом. Кстати, конверт со всей информацией, которая вам может понадобиться, лежит на столе у вас в номере. Думаю, там вы найдете и название фирмы. А теперь извините, мне нужно проследить за сервировкой ужина.
   Конверт действительно ждал на столе в номере, но Виктор, наверное, и не стал бы его вскрывать, если бы не этот разговор. И так ясно, что там - план острова, время завтраков-обедов-ужинов, список доступных развлечений вроде бильярда или бассейна. Все это можно и у Ольги узнать. Заодно повод к ней подойти. Но вот фирма, разыгрывавшая поездки... почему-то его беспокоило, что он так и не понял, откуда свалилась эта путевка.
   Так что, после душа он все же вскрыл конверт и пролистал лежавшие там бумаги. Из кипы печатных листов вывалилась открытка. Ну конечно, очередной сказочный герой. С дудочкой, крысами и толпой детишек.
   Виктор перевернул открытку и прочитал на обратной стороне: Братья Гримм. "Крысолов из Гамельна". А внизу еще несколько слов от руки...
  
  
   Первый.
  
   - Я требую, чтобы за мной немедленно прислали самолет, слышите?! - визгливый женский голос разносился по всему холлу, заставляя спускающихся на ужин туристов недовольно морщиться и шепотом спрашивать друг у друга, что случилось.
   Вопила Лика, причем не просто вопила, а размахивала руками, подпрыгивала на своих огромных каблуках, и при хорошем воображении несложно было представить, что она вот-вот искусает напряженно застывшую около стойки администратора Ольгу.
   Пришедшая последней Анна Витальевна опытным взглядом старого педагога тут же определила, кто тут может быть самым информированным. Этот молодой человек - Виктор. Он заигрывал с Ольгой, значит, наверняка поспешил переодеться и спуститься побыстрее, чтобы поухаживать за ней, пока не собрались все остальные.
   - Молодой человек, вы не знаете, чем опять недовольна эта вульгарная особа? - обратилась она к нему.
   - Эта особа хочет уехать, - охотно пояснил тот и вдруг бросил на нее такой странный взгляд, что Анна Витальевна почувствовала себя как-то неуютно, словно она в чем-то виновата.
   - Но почему? - поспешила спросить она, чтобы преодолеть возникшую неловкость.
   - Не знаю, - Виктор пожал плечами и ухмыльнулся, вновь становясь таким же простым и доброжелательным, каким был в самолете. - Может, цвет полотенца не понравился. Кто этих блондинок разберет. Мы с Олей спокойно разговаривали, а потом вдруг прибежала эта ненормальная и стала орать, что у нее мобильный не работает, и что она хочет немедленно улететь.
   - Мобильный? - не сразу сообразила Анна Витальевна. Ну конечно, Виктор же из северной столицы, а там у всего собственные названия. - Ах, вы имеете в виду сотовый. Но откуда здесь может быть сотовая связь? Она ведь только в Москве и Петербурге ловится, да и то не везде.
   - Ниоткуда, конечно, - согласился Виктор. - Но я эту Лику видел как-то раз в клубе. У нее муж какой-то бизнесмен... а может, бандит.
   - Обычно это одно и то же, - поджала губы Анна Витальевна. - Тогда все понятно.
   - Непонятно только, что она делает в нашей компании. Такие, как она, отдыхают где-нибудь в Испании.
   - Обсуждаете нашу блондинку? - присоединился к их разговору незаметно подошедший Антон Дмитриенко. Этому всегда надо было во все влезть. - Слышали, эта дура сюда сотовый притащила? Видно, перекисью водорода не только волосы, но и мозги вытравила.
   Анна Витальевна неодобрительно посмотрела на него и предпочла воздержаться от дальнейшего обсуждения. Она всегда недолюбливала таких хамоватых молодых людей. Хорошо, хоть не матом при ней выразился.
   Тем временем Ольге удалось немного успокоить Лику - по крайней мере, та уже не вопила и даже согласилась поужинать вместе со всеми. А потом Ольга обещала вызвать по рации самолет, чтобы тот забрал ее с острова.
   За ужином Анна Витальевна отметила, что все по большей части молчали, да и ели без особого аппетита. То ли истерика Лики испортила людям настроение, то ли еще что-то, но казалось, что это вовсе не те довольные и счастливые отдыхающие, которые прилетели на Сказочный остров час назад. Пожалуй, только хамоватый Антон и "американец" Майкл выглядели вполне довольными и пытались всех развеселить.
   Но персонал был на высоте - Ольга улыбалась все так же профессионально и без запинки расписывала, какой в отеле чудесный бассейн, а хорошенькая горничная Наташа ловко обслуживала стол и не забывала улыбаться каждому гостю, что заметно улучшало некоторым из них настроение. Мужчины, что с них взять.
   А еще за столом Анна Витальевна оказалась прямо напротив Лики и поэтому все, что произошло потом, видела лучше всех. Сначала та потребовала, чтобы соус для ее салата заменили на низкокалорийный, потом отказалась от горячего и велела принести ей йогурт, только обязательно обезжиренный (и кто только придумал такие извращения с продуктами). А прекрасный шоколадный торт назвала едой для жирных свиней и в качестве десерта взяла только зеленое яблоко, которое к тому же тщательно очистила лежавшим возле тарелки ножом и нарезала на небольшие кусочки. Анна Витальевна еще отметила, какие у Лики нервные движения и какие неестественно белые и ровные зубы, как у актрис в американских фильмах.
   Но стоило Антону Дмитриенко, сидевшему рядом с ней, тихо пробормотать что-то вроде: "Жри скорей свое яблоко и вали отсюда, не порть нам аппетит", как Лика вдруг сильно покраснела, схватилась за горло, странно задергалась и рухнула на стол, прямо головой в тарелку.
   Анна Витальевна застыла, не в силах оторвать взгляда от посиневших под помадой, искривленных губ и скалящихся между ними белых ровных зубов, в которых застрял кусочек яблока...
   Тишину разорвал отчаянный визг, и только тогда все разом задвигались и заговорили, перебивая друг друга.
   - Что с ней?!
   - Она подавилась?!
   - Здесь есть врач?!
   Анна Витальевна стряхнула оцепенение и поспешно отшатнулась от трупа, едва не рухнув назад вместе со стулом.
   - Какой ужас... - она оглянулась на дверь, где прибежавшая на шум Галина пыталась успокоить охрипшую от визга Наташу. - Сделайте же что-нибудь!
   Ее восклицание не относилось ни к кому конкретному, но Наташа как раз замолчала, поэтому оно прозвучало очень громко и, кажется, подействовало. Во всяком случае, Ольга решительным тоном попросила всех отойти от стола, а сама склонилась над Ликой и пощупала ей пульс на шее.
   - Вы врач? - подал голос Троепольский.
   - Медсестра по образованию, - Ольга выпрямилась и обвела всех встревоженным взглядом. - Но ей врачебная помощь уже не нужна. Она умерла.
   Наташа вновь издала что-то среднее между взвизгом и всхлипом, закрыла себе рот ладонями и уткнулась в плечо Галине.
   - Но что с ней? Она подавилась? - испуганно спросил Миллер. Анна Витальевна неожиданно для себя обратила внимание на то, что он растерял всю манерность, как-то вдруг осунулся и разом сразу стал выглядеть лет на десять старше. Но зато хоть на человека стал похож, а не на манекен неопределенного пола.
   Ольга замялась, видимо не желая еще больше пугать людей. Но вместо нее ответил Виктор, который уже успел сесть на место Анны Витальевны и внимательно рассмотреть Ликино лицо.
   - Нет. Это отравление.
   - Пищевое?
   Анна Витальевна возмущенно посмотрела на Антона, но судя по его испуганному лицу, это не было глупой шуткой. Скорее ассоциация - первое, что пришло в голову при слове "отравление".
   - Думаю, что цианидом, - ответил Виктор. - Видите, как губы посинели. Но я не врач...
   - Откуда же тогда такие познания? - прервал его Троепольский.
   - Из детективных романов, - Виктор поднял взгляд на Ольгу. - Вы тут главная - распоряжайтесь. Думаю, комнату надо запереть до прихода милиции.
   - Да, верно, - Ольга два раза глубоко вздохнула и, стараясь говорить прежним уверенным голосом, сказала: - Дамы и господа, прошу покинуть столовую и перейти в холл. Там к вашим услугам бар, думаю, он сейчас многим понадобится.
   Все так дружно ринулись к двери, что даже образовался небольшой затор. Анна Витальевна предпочла помедлить, но выйти спокойно и с достоинством, хотя ей не меньше, чем остальным, хотелось поскорее уйти из этой комнаты. Она никогда еще не видела людей, погибших насильственной смертью, и, надо признаться, по книгам и фильмам представляла себе что-то более эстетичное. Но вблизи убийство оказалось явлением на редкость неприглядным и вызывающим тошноту.
   Убийство? Она вздрогнула и огляделась. Ольга запирала дверь в столовую, остальные толклись возле барной стойки, на которую Галина, не глядя, выставляла все бутылки подряд. Говорили о том, как это ужасно, вспоминали искаженное лицо Лики, сожалели об испорченном отдыхе, о том, что вообще приехали сюда...
   Неужели никто еще не понял, что это убийство?
  
  
   Второй.
  
   Господи, господи, за что, почему?! Она же не виновата!.. Это все Галя, она убедила, сбила с толку, сказала, что так будет лучше для всех...
   И Женя ведь не была ангелом, она только о себе думала... Да вся семья бы с голоду сдохла, если бы она не умерла!
   Или нет? Неужели был другой выход? Но Галя ведь пыталась с ней договориться, попросить хотя бы в долг, а эта гадина отказалась, сказала, что раз дед ей все оставил, значит, остальная родня никакого права на его наследство не имеет. И на сестер ей плевать, как и на родителей, и на всех остальных.
   Господи...
   Наташа сжала голову руками - ей казалось, что та сейчас просто разорвется от мыслей и воспоминаний. Страшных, черных воспоминаний. Сколько лет она пыталась обо всем забыть, но не вышло. А теперь уж и не выйдет. Смерть за ней пришла.
   - Мы все умрем.
   Похоже, она сказала это вслух - Галина, отмеривающая капли успокоительного, резко звякнула флаконом о стакан и раздраженно посмотрела на нее.
   - Сдурела?
   - Мы умрем, - задыхаясь, повторила Наташа, - умрем, умрем... Это наказание. Ты видела, какие у нее были синие губы? Как у Жени.
   - Тише ты! - сестра сунула ей в лицо стакан, сильно пахнущий валерианой. - Пей и не болтай глупостей!
   - Не хочу... это запах смерти. Когда Женя умерла, весь наш дом пропах валерьянкой.
   - Да что ты заладила... - Галина сжала ее щеки, заставляя раскрыть рот, и почти силой влила в рот успокоительное. - Вот так. Теперь ложись и будь умницей. В баре я сама приберу.
   Наташа послушно вытянулась на кровати, но тут же жалобно попросила:
   - Не уходи!
   - А кто работать будет?
   - Не уходи, Галя, пожалуйста! - Наташа вновь села. - Как ты можешь быть такой спокойной?
   - Я не так уж и спокойна, - Галина озабоченно оглядела ее. - Ситуация действительно неприятная - мы второй раз окажемся свидетелями по делу об отравлении цианидом. Да еще и ты тут истерику устраиваешь. Ну ладно, если что, так и скажем милиции, что у нас сестра когда-то с собой покончила, поэтому смерть этой туристки и произвела на тебя такое впечатление. Только не вздумай болтать лишнее.
   Последние слова она произнесла таким тоном, что Наташе стало еще страшнее. Она торопливо зарылась лицом в подушку и глухо прошептала:
   - Не буду... Я буду хорошо себя вести.
   - Вот и правильно. А сейчас поспи.
   Наташа осмелилась поднять голову, только когда дверь захлопнулось. Ей почудилось со страху, или Галя на самом деле ей угрожала?
   Господи... Она сорвалась с кровати и бухнулась на колени в углу, где на тумбочку были выставлены дорожные иконки. После Жениных похорон она месяц проходила как в тумане и лишь в церкви смогла найти хоть какой-то покой.
   - Господи... - зашептала она, торопливо осеняя себя крестом, - я ведь не виновата! Я не убивала! Это все Галя! Она ее отравила! А я только сказала, что Галя все утро была у меня! Ради мамы и папы! Господи, прости меня!
   Она попыталась приложиться к иконе Богородицы, но задела лежавший рядом конверт с инструкциями. Тот упал на пол, и среди рассыпавшихся бумажек яркими красками засверкала глянцевая открытка с золотым тиснением. Наташа пригляделась к ней и непроизвольно улыбнулась, как улыбаются при встрече с хорошим знакомым.
   Надо же, картинка к "Сказке о царе Салтане". Такая же, какая была у нее в детстве, в сборнике сказок Пушкина. Случайно здесь оказалась, что ли?
   Наташа подняла открытку, перевернула ее и...
   Буквы запрыгали перед ее глазами.
   "Наталья Петрова, 20 августа 1991 года вы вместе со своей сестрой Галиной убили вашу беременную сестру Евгению Петрову, чтобы получить наследство".
   - Нет... нет... - она в ужасе попыталась бросить открытку, но пальцы свело судорогой. - Нет!
   Ей наконец удалось отбросить от себя смятую открытку и выскочить из комнаты.
   - Галя! - она неслась по коридору, не разбирая дороги. - Галя!
   Вбежала в кухню - никого. Хотела уже выскочить и помчаться дальше, но услышала, что в подсобке журчит вода. Вот она где!
   Наташа распахнула дверь подсобки и от ужаса словно вросла в пол. Горло перехватило так, что не удавалось даже закричать - она молча разевала рот, издавая лишь какое-то сипение.
   В углу подсобки стояла огромная кастрюля, в которую из открытого крана текла вода, уже переливаясь через край. А рядом лежал человек с ужасным красным месивом вместо головы.
   Наташа с трудом отступила на шаг, споткнулась обо что-то и перевела взгляд под ноги. Большое тяжелое полено было перемазано в крови и в чем-то белом.
   Это мозги? Как в фильмах ужасов? Ее едва не вывернуло наизнанку, но зато тошнота помогла справиться с голосом. И второй раз за день Наташа завизжала во всю мощь легких. Она вопила и вопила, ничего не видя и не слыша, не замечая, как сбежались люди, как ее пытаются успокоить и увести. И только когда кто-то с размаху влепил ей пощечину, она наконец замолчала и обессилено свалилась на чьи-то руки.
   - Унесите ее, пожалуйста, - откуда-то издалека раздался голос Ольги. - И вообще, расходимся отсюда, товарищи. Кто-нибудь знает, что Троепольский делал на кухне?
  
   Третий.
  
   - Уже не "дамы и господа", а "товарищи"? - Виктор остался подождать, пока Ольга дрожащими руками запрет дверь на кухню. - Сполз с вас буржуйский лоск в критической ситуации.
   - Отстаньте, а, - устало сказала та.
   - И правда, - мрачно поддержал ее Майкл, тоже не спеша присоединиться к остальным туристам. - Мало нам Троепольский, пусть земля ему будет пухом, мозги полоскал коммунистической риторикой. Еще и вы туда же.
   Виктор небрежно заметил, оттесняя его от Ольги:
   - А между прочим, он к вам больше всех придирался.
   - На что это вы намекаете?! - взвился Майкл.
   - Ни на что. Но сто процентов это кто-нибудь скажет. Готовьтесь.
   Руки так и чесались приложить кулаком в челюсть, но внутренний голос подсказывал, что Виктор опаснее, чем кажется с виду, а Майкл привык верить своему внутреннему голосу. Журналисту без интуиции нельзя, даже если он давно уже пишет не о войнах, а о модных курортах.
   Еще в самолете, когда все знакомились, этот Виктор представился бухгалтером. Три раза ха-ха! Стрижен коротко, жилистый, на руке татуировка - буквы и цифры. Видел он таких "бухгалтеров" и в Боснии, и в Афганистане.
   Майкл с трудом придержал язык - очень хотелось выложить свои наблюдения, раз уж нельзя дать по морде. Но это было бы слишком глупо, особенно сейчас.
   - Зато я все время был здесь, а вы целый час где-то пропадали, - парировал он.
   - Заткнитесь оба, - Ольга открыла соседнюю дверь и вынесла связку ключей. - Лучше скажите, как у вас со смелостью. Хватит духу трупы в ледник перетащить?
   - Зачем? - изумился Майкл. - На месте преступления нельзя ничего трогать, это каждый ребенок знает!
   Ольга переглянулась с Виктором и мрачно пояснила:
   - Милиция сегодня не приедет. И завтра, наверное, тоже. А на улице жара тридцать градусов - представляете, что с телами будет?
   - Почему не приедет? - медленно спросил Майкл, мысленно складывая все, что успел заметить, и о чем только догадывался. - Неужели рация?..
   Ольга молча кивнула.
  
   ***
  
   - Как вы понимаете, на острове нет телефонной линии, - объясняла она через полчаса собравшимся в холле туристам и сотрудникам. - Связь с материком поддерживается при помощи рации. Это обычная практика. После... происшествия на ужине мы с Виктором Сергеевичем сразу пошли на радиопункт, чтобы вызвать милицию, но, - она чуть замялась и развела руками, - рация сгорела.
   - Как сгорела? - растерянно спросил водитель. - Днем же была в порядке.
   - Судя по всему - короткое замыкание, - пояснил Виктор, но, кажется, он и сам не очень в это верил. - Отремонтировать нельзя, там все оплавилось.
   - Что будем делать? - практично поинтересовалась Анна Витальевна. Майкл отметил, что кроме них троих, она тут единственная трезвая. Антон, Юра и Галина, несомненно, очень активно общались с баром, пока они выносили трупы. Хотя, может, и не такая уж трезвая - она ему очень напоминала его бывшую редакторшу, которая могла в одиночку уговорить бутылку "Джека Дэниэлса" и выглядеть, словно ни в одном глазу.
   - Самолет прилетает два раза в неделю, по средам и субботам. Поэтому не беспокойтесь, в среду он будет здесь, и вы сможете улететь, - Ольга старалась говорить все так же бодро и оптимистично, но у нее это уже не слишком хорошо получалось. Однако Майкл отдал должное ее профессионализму. Похоже, за последние годы в этой стране научились готовить хороших специалистов хотя бы в области туризма.
   - Если до среды нас тут всех не поубивают, - громким пьяным голосом заявил Антон. Он, покачиваясь, встал, но тут же покачнулся и плюхнулся обратно на диван. - Ну, чо замолчали?
   - Валентина Григорьевна могла сама с собой покончить, - заметила Галина, старательно выговаривая слова, видимо чтобы Ольга не заметила, что она выпила не меньше чем туристы.
   - Эта Лика блядин... блондинистая что ли? - Антон потянулся к бутылке коньяка и глотнул прямо из горла. - Ага, видел я, как вы друг друга убеждали, что она сама себе яд в салат насыпала. А Триполь... Трополь... Троипольин...
   - Троепольский, - сухо подсказала Ольга.
   - Во-во... - Антон бросил пустую бутылку под стол. - Он тоже сам себя поленом по голове?
   - Хватит, - прервала его Ольга. - Расходитесь по комнатам и ложитесь спать. Завтра поговорим, когда все будут трезвыми. И не забудьте двери запереть.
   Командный тон сделал свое дело - Антон и Анна Витальевна неохотно поднялись и нетвердым шагом отправились на второй этаж. Точнее, Анна Витальевна пошла, а вот Антона Виктор буквально потащил на себе.
   Майкл задержался на минуту, но убедился, что Юра и Галина могут передвигаться на своих двоих, и тоже отправился наверх, оставив их на попечение Ольги.
   Дверь он тщательно запер и на всякий случай подпер столом и креслом. Если кто узнает, будет смеяться, но это лучше, чем неоправданная и безрассудная храбрость. Можно предположить, что Лика и правда покончила с собой, а Троепольского убили по какой-то отдельной, не связанной с ее смертью причиной. Или, например, Лику отравили, а тот видел, кто это сделал, и от него избавились как от свидетеля. Да и рация действительно могла сгореть от жары и короткого замыкания, в его жизни бывали подобные цепочки совпадений.
   Но Майкл предпочитал всегда предполагать худшее, даже если оно выглядит нереальным и мелодраматическим. Несмотря на сильное несходство обеих смертей, Лику и Троепольского мог убить маньяк, и наверняка завтра это многим придет в голову, когда проспятся. А значит, надо быть настороже.
   Самыми надежными и адекватными выглядят Ольга и Виктор, но это не значит, что им можно хоть немного доверять. Антон - хам, но не дурак, на маньяка никак не похож, но это ничего не значит... Анна Витальевна - на вид типичная учительница, но кто знает, что скрывается за ее поджатыми губами и строгим взглядом. Насчет Юры вообще ничего нельзя сказать, кроме того, что таких рослых крепких молчунов обычно любят женщины. Галина и ее истеричная сестра...
   Что за бред? Это хуже гадания на кофейной гуще. Маньяки бывают всякие: говорливые, молчаливые, обаятельные, неприятные - какие угодно. И кто сказал, что убийства совершил именно маньяк? Они, в конце концов, не герои ужастика, в нормальной жизни маньяки не бегают в маске и с топором, не заманивают жертв на край света, а подкарауливают их где-нибудь в темном переулке около дома.
   Да, вот такой версии и надо придерживаться. Хотя бы чтобы предотвратить панику - если она начнется, это будет похуже любого маньяка.
  
   ***
  
   Утром за завтраком все были хмурые и с мешками под глазами. Естественно, вчера пили, потом наверняка боялись заснуть. Не было только Наташи, которой на ночь дали успокоительное, чтобы она не истерила.
   Майкл посмотрел на то, как все пусть вяло, но без опаски поглощают завтрак, и едва сдержал презрительную усмешку. Вот что значит халява! На его бывшей родине это не просто слово, а образ жизни. У них на глазах человека отравили, а они все равно жрут, бесплатно ведь.
   На завтрак был "сухой паек" - хлеб, упаковки с кексами, рулетами, печеньем, йогурты, джемы, масло и фрукты. Конечно, кухня ведь заперта, там Троепольского убили. Значит, им до вторника придется сидеть на такой диете. Что ж, может это и к лучшему.
   - Ты чего пачку кексов, как бабу, тискаешь? - Антон перестал жевать и воззрился на Майкла.
   - Доброе утро, - сухо сказал Майкл. - Мы уже на ты?
   - Ох, какая цаца, может, мне перед тобой еще каждый раз расшаркиваться?
   - Антон Петрович, успокойтесь, пожалуйста, - вмешалась Ольга. - Майкл, я прошу, и вы не нагнетайте, - она так выразительно посмотрела сначала на него, потом на Антона, словно говорила "ну что вам стоит, вы же видите, что он идиот".
   Майкл постарался взять себя в руки. Верно, что это он с идиотами препирается, как будто других забот нет. Три дня, и этого Антона он больше не увидит.
   - А я знаю, что он делает, - подал голос Виктор. - Проверяет, не вскрывал ли кто-нибудь эти кексы. Боитесь, что там отрава? Правильно делаете. Я тоже проверяю. Мы же не знаем, чем отравили Лику.
   За столом воцарилось молчание. Галина замерла с недожеванным куском во рту, видимо, колеблясь, выплюнуть или все-таки проглотить. Остальные просто перестали есть.
   Специально он это сказал или по дурости? Судя по ухмылке, специально.
   - Вы думаете, нас тут всех хотят перетравить? - подала голос Анна Витальевна. - Почему же это не сделали вчера за ужином? Мне все-таки кажется, что убить хотели именно эту женщину.
   - Согласен, - Виктор перестал ухмыляться. - Но я бы предпочел не рисковать. Мы не знаем, почему ее убили и кто это сделал. Допустим, у этого кого-то были причины. Но потом он убил Троепольского. Вы же не думаете, что на острове два разных убийцы?
   - Может, Троепольский видел, как этот кто-то подсыпал яд Лике? - предположила Ольга.
   - Возможно, - кивнул Виктор. - Но мало ли, вдруг кто-то из нас тоже что-то видел, просто пока не придает этому значения. В детективах обычно так и бывает. А значит, любой из нас может быть в опасности.
   Майкл не сдержался и покачал головой. Ну ведь точь-в-точь то, о чем он вчера думал. Как же люди предсказуемы. Стереотипное мышление.
   - Вы не согласны? - заметила его движение Ольга.
   - Мне кажется, нет смысла играть в лейтенанта Коломбо. Давайте лучше поможем полиции.
   - Милиции! - фыркнул Антон. - Буржуй, бля.
   - Милиции, - Майкл постарался не обращать на него внимания. - Вспомним, кто где вчера был после ужина, когда убили Троепольского.
   - Вы считаете, - медленно сказала Анна Витальевна, - что убийца - один из нас?
   Майкл оглядел всех. Надо же, как притихли, а ведь не может быть, чтобы они об этом не думали. До чего же люди не любят верить в то, что им не нравится. Куда легче представить, что где-то прячется загадочный убийца, чем вообразить, что это кто-то из сидящих рядом вполне нормальных людей.
   - А на острове есть кто-то еще, кроме нас? - он усмехнулся. - Ну что же, я не исключаю этого варианта и предлагаю обыскать остров после завтрака. А пока все-таки вспомнить, кто где был вчера вечером.
  
   ***
  
   К сожалению, толку от воспоминаний оказалось немного. Выяснилось, что в лучших традициях детективного жанра алиби нет ни у кого. В том числе и у самого Майкла. И в основном по банальной причине - все хотя бы раз ходили в туалет.
   - Осталась только Наташа, - обреченно сказала Ольга, - делая очередную запись в блокноте. Галя, она еще спит?
   - Да, - Галина поднялась. - Пойду, разбужу ее.
   Ольга тоже встала.
   - Давай, я схожу с тобой. И всех прошу, господа, пожалуйста, постарайтесь не оставаться в одиночестве. Я не думаю, что нам угрожает какая-то опасность, но... - она просительно улыбнулась, - на всякий случай.
   Виктор, конечно, сразу вызвался идти с ними. Куда же без него! Майкл поколебался, но решил остаться и постараться разговорить остальных, может они без Ольги скажут что-нибудь интересное. Возможно, ее командный тон мешает им расслабиться.
   Но ушедшие вернулись на удивление быстро.
   - Ее нет в комнате, - коротко сказала Ольга. - Думаю, пора последовать предложению Майкла и обыскать остров.
  
   Четвертый.
  
   Наташку конечно не нашли. Жаль, красивая была деваха.
   Антон не задавался вопросом, почему ему ее жаль, и так ясно, раз пропала, значит, конец ей. Вариант, что это она поубивала эту блядскую Лику и придурка Троепольского, он даже не рассматривал. Видал он таких - кишка у нее тонка!
   Человека убить - это вам не комара прихлопнуть. Нет, это кто-то покрепче...
   Пидор Майкл отпадает сразу, какой он мужик, буэ. От одного вида его бритой груди блевать тянет. Старая училка тоже не в счет. Шофер? Может быть, никогда не знаешь, что на уме у таких молчунов. Повариха? Он бы без раздумий ее вычеркнул, все-таки баба, да и по габаритам довольно мелкая. Но уж очень она подозрительно себя ведет. Она ведь, как выяснилось, Наташке родная сестра, а искала ее как-то вяло, а может, и вовсе была рада, что та пропала. И вообще, фальшивая она насквозь, он таких всегда терпеть не мог. Болтает сладко, а того и гляди подлянку за спиной устроит. А Ольга еще подозрительнее. Улыбается, а у самой взгляд волчий...
   Антон споткнулся и торопливо огляделся, не заметил ли кто. К счастью, в коридоре никого не было. Хотя что они могут заметить? Просветить рентгеном его карман и увидеть там чертову открытку? Знать бы, что за сука ее подсунула. Он бы из этой твари быстро дух вытряс! А главное, чего от него хотят? Шантажировать? Он что, новый русский? Откуда у него деньги?
   Да чего он вообще беспокоится? Не докажут они ничего! Это дело быльем поросло, его и не было там, девчонка сама с крыши спрыгнула.
   - Ничего не видел? - он снова чуть не подпрыгнул и зло огрызнулся: - Видел, сказал бы! Отвали!
   Вечно этот Витек не вовремя встревает со своими вопросами. Но тот не отстал.
   - А где Галина? Сказали же вам - не разделяться.
   - В туалет пошла. Мне что, за ней до унитаза следить?
   На этот раз Виктор промолчал, но смотрел очень неодобрительно. Тоже, нашелся невесть кто. Перед Ольгой выделывается. А сам-то еще подозрительнее, чем она. Бухгалтер, бля, с группой крови на руке! Вот уж этому точно что человека прихлопнуть, что комара.
   Мысль глубокая, но энтузиазма она явно не добавляла. Поэтому Антон предпочел примирительно сказать:
   - Да ладно, ее всего минут пять нет.
   Или больше? Сколько он тут стоял, как баран, таращась в стену?
   - Там точно нет второго выхода?
   Антон хотел огрызнуться, что точно, но вовремя прикусил язык. Ему откуда знать, что есть, чего нет в женском туалете? На всякий случай подошел к двери, постучал.
   - Галь, ты скоро?
   Плаксивый голос отозвался:
   - Скоро!
   - Вот видишь, - Антон с облегчением ухмыльнулся. - А ты где Ольгу потерял?
   - Они с Анной Витальевной пошли обед готовить. Галине же не до того сейчас.
   Антон понимающе кивнул. Понятное дело. Да и в животе сразу заурчало.
   - А что там? - Виктор вдруг подошел к едва заметной двери в углу. - Подсобка, что ли?
   - Подвал, кажется. Но он заперт, мы еще с утра проверяли, - Антон в доказательство толкнул дверь... и она отворилась.
   - Заперт?! - зло рявкнул Виктор, торопливо сбегая по ступенькам. - За мной, чего стоишь?!
   Антон спустился за ним. И чего орать? Точно было заперто, они вместе с Галиной проверяли. Кто его открыл и зачем? Подвал как подвал, какие-то двери.
   - Глянь, все захлопнуты, а последняя нет.
   Виктор кивнул, в два прыжка оказался около двери, рывком распахнул ее и тут же отшатнулся, чуть не сбив его с ног. Да Антон и сам едва удержался, чтобы не удрать, куда глаза глядят. Зрелище не для слабонервных.
   - Что за хуйня... - пробормотал он, таращась на пол, покрытый слоем красно-бурой массы, и темную тушу, висящую в глубине кладовки. - Витек, ты знал, что в человеке столько крови?
   Тот бросил на него странный взгляд и хотел что-то сказать, но посмотрел через его плечо и промолчал. Антон оглянулся. Ну конечно, Ольга! В каждой бочке затычка!
   - Оля, вам сюда лучше не заглядывать, - начал Виктор.
   Та сразу перестала улыбаться.
   - Что случилось? - перевела взгляд на Антона, потом опустила глаза вниз и содрогнулась. - Что это?!
   Антон тоже посмотрел под ноги и подскочил на месте, отборно матерясь и пытаясь стащить ботинки - они были перемазаны в крови.
   - Заткнись! - рявкнул Виктор и, вновь повернувшись к Ольге, сказал: - Юра. И это не несчастный случай.
   Он включил свет. Теперь картина была, что говорится, во всей красе, а одним подозреваемым, кстати, стало меньше. Шофер с перерезанным горлом и в пропитанной кровью одежде висел как кукла, подвешенный на крюк. Другие такие же крюки, торчавшие из стены рядом, к счастью были пусты.
   - Как специально для него приготовили, - не сдержавшись, пробормотал Антон. Почему-то, когда он нервничал, его всегда тянуло поговорить.
   - Не порите ерунду, - пробормотала Ольга, с трудом сглатывая. - Это же холодильник, здесь мясо должны хранить. На крюки вешают туши.
   - А почему их сейчас нет?
   - Потому что в отеле всего шесть постояльцев, такие запасы не нужны.
   Кажись, ее, наконец, проняло - было заметно, что у нее дрожат губы, да и в локоть Виктора вцепилась, аж пальцы побелели.
   - Наверное, его надо снять, - но энтузиазма в голосе Виктора заметно не хватало.
   - Я не пойду! - тут же сказал Антон, глядя на залитый кровью пол. Вот уж вроде он никогда слабаком не был, но чтобы по кровище ходить? Ни за что!
   - Не оставлять же его так, - выдавила Ольга.
   - А чем ему в другом месте будет лучше? Сама говорила, это холодильник, вот и включи его. Как раз хорошо сохранится до приезда милиции.
   Кажется, это предложение оценили по достоинству - Виктор как-то воспрял, а Ольга наконец отцепилась от его локтя и пошебуршила в стенном шкафчике. Раздался рокот - заработала холодильная установка.
   - Ну вот, - Ольга вздохнула с облегчением. - Теперь надо его сфотографировать, как остальных, на всякий случай...
   - Ты фоткаешь трупы? - а он-то думал, что его уже ничем не удивить. - Нахрена?
   - Для милиции. Мало ли что случится до ее приезда.
   Может, она и не имела в виду ничего такого, но Антона от ее тона холодный пот прошиб. Хочет сказать, что они могут и не дожить до того, чтобы дать показания? Они тут меньше суток, а среди них уже три трупа, не считая пропавшей Наташи. А ведь им надо до среды продержаться. Бля... Что же за Фредди Крюгер тут бродит?
  
   Пятый
  
   - А где Галина?
   Антон с Виктором переглянулись растерянно и как-то сконфуженно. Ну, конечно, они уже и забыли о ней!
   - Она в туалете была.
   - Я ведь сказала держаться по двое! - Ольга бросилась наверх, не слушая торопливых объяснений. - Неужели до сих пор не ясно, что мы все в смертельной опасности!
   Она распахнула дверь в женский туалет, открыла все кабинки. Никого.
   - Слава Богу. Я уж ожидала еще один труп. Надеюсь, она уже на кухне или в холле.
   - Я тоже надеюсь... - пробормотал Виктор. И его тон ей очень не понравился.
   На кухне Галины не оказалось, там были только те, кого Ольга и оставила - Анна Витальевна и Майкл, мирно строгающие морковку на салат и нарезающие ветчину. По их словам, никто за это время не заходил, и они ничего подозрительного не видели и не слышали.
   - Что-то случилось? - Анна Витальевна положила нож и внимательно оглядела вошедших. - Кто на этот раз?
   - Юра ведь был с вами, - без обиняков сказала Ольга. - Почему вы разделились?
   - Я уже говорила, он пошел проверять подвал. А у меня клаустрофобия. Так что с ним случилось?
   - Ему перерезали горло и повесили на крюк в стене, - любезным тоном сообщил Виктор. - Можете полюбоваться, - он предъявил сделанный полароидом снимок.
   - Какой кошмар! - Анна Витальевна отшатнулась, прижав руку ко рту. - Но вы же не думаете, что это я?! Да он весит в два раза больше меня, я его не подниму!
   - Дайте посмотреть, - Майкл взял снимок и внимательно изучил его. - Утверждать трудно, но мне кажется, что никто из нас его бы не поднял. Юра был довольно крупным, весил, наверно,е около ста килограммов. А я что-то не наблюдаю среди нас силачей, способных взять такую тушу и повесить ее на крюк, вбитый на высоте человеческого роста.
   - Однако вы хорошо держитесь, - заметила Ольга. - И во многом разбираетесь...
   Но Майкла было не так просто сбить с толку. Он вернул Виктору снимок и спокойно пожал плечами.
   - Когда-то я был военным корреспондентом. И не на такое насмотрелся. Поэтому вот что я вам скажу - чтобы повесить Юру на крюк, нужно было по крайней мере два человека.
   - А мы как раз разделялись по двое, - закончил его мысль Виктор. - Не считая Оли, которая была то с одной парой, то с другой. Отлично, что уж там.
  
   ***
  
   Удивительно, но аппетита никто не потерял. Все-таки человек ко всему привыкает и быстро. После первых двух трупов дружно напивались, а третий заставил лишь немного покривиться и все. И даже пропажа Галины никого словно не взволновала. Наоборот, высказанная Анной Витальевной идея, что все это устроили Наташа с Галиной, кажется, всем понравилась - она объясняла и их пропажу, и то, что для убийства Юры нужны были два человека.
   - Сумасшествие передается по наследству, - серьезно резюмировала Анна Витальевна. - Поэтому в сестрах-маньяках нет ничего удивительного.
   - Я тоже такое в кино видел, - поддакнул ей Антон.
   Ольга придерживалась другого мнения, тем более что остров они обыскали и не нашли, где можно спрятаться, да еще и вдвоем. Но свои мысли она предпочитала пока держать при себе. Успокоились немного, и хорошо.
   Однако, как оказалось, Виктор был другого мнения. Во время обеда он в основном помалкивал, но после вдруг неожиданно сказал:
   - Кто-нибудь знает, что это? - и положил на стол мятую открытку.
   Антон побагровел, Анна Витальевна нервно отшатнулась, и кажется только Майкл и сама Ольга выглядели совершенно сбитыми с толку.
   - Открытка? - она пожала плечами. Людоед из сказки про "Мальчика-с-пальчика". - И что в ней особенного?
   - Переверните, - посоветовал Виктор.
   На обратной стороне оказалась надпись: "Григорий Троепольский, 1 марта 1980 года вы случайно убили свою племянницу Алену Троепольскую, а после подстроили, чтобы в убийстве обвинили ее жениха Олега Свирина. Он был осужден на двенадцать лет и погиб в тюрьме во время поножовщины".
   Ольга обвела взглядом притихших туристов. Знают. Все, кроме Майкла, знают, что это за открытка.
   - Откуда вы ее взяли?
   - Из мусорной корзины в комнате Троепольского, - спокойно ответил Виктор. - Порылся там, когда обыскивали дом.
   - Так он убийца... - Ольга еще раз посмотрела на рисунок. - Людоед?
   - Вы помните сказку?
   - Смутно... Кажется, людоед хотел убить мальчика-с-пальчика и его братьев, а в темноте перепутал и убил своих дочерей. А вы считаете, это имеет значение?
   - А вы считаете, - в тон ей спросил Виктор, - что рядом с ним случайно был котел с водой, как на открытке?
   - Думаете, это месть? Кто-то из родственников того молодого человека, убитого в тюрьме?
   - Хотелось бы, чтобы это было так, - Виктор усмехнулся и покачал головой. - Но вряд ли. Вот что я нашел в своем конверте с информацией, - он вытащил еще одну открытку и вручил ей.
   - Крысолов из Гамельна? - улыбнулась Ольга. Но улыбка сползла с ее лица, стоило только прочитать надпись. - Виновны в смерти троих школьников, погибших при штурме... Это правда?
   - Нет, - ледяным тоном отрезал Виктор. - Я виновен в смерти других девяти школьников. Но эти трое - не на моей совести. Однако готов подтвердить, что тот, кто надписывал открытки, хорошо осведомлен.
   - Вы убили детей? - с отвращением пробормотала Анна Витальевна.
   Виктор перевел взгляд на нее и жестко сказал:
   - А кого убили вы?
   - Да вы что?! - оскорбленно взвизгнула та.
   Но Виктор равнодушным тоном сообщил:
   - Кто не тупые, те уже догадались, что какой-то псих собрал нас тут, чтобы казнить за преступления. Значит, у кого нет такой открыточки, тот первый подозреваемый.
   Этот равнодушный тон пугал больше, чем открытая злость. К тому же, Ольга стояла рядом и хорошо видела, как сильно Виктор напряжен, как будто готов к нападению. Она на всякий случай немного отодвинулась и осторожно спросила:
   - А где вы взяли свою открытку?
   - В конверте с информацией от фирмы.
   - Я свой еще не открывала! - поспешно сообщила Ольга. - Он так и лежит в комнате - не до того было.
   - У персонала тоже есть такие конверты?
   - Да, то есть они, конечно, другие, без рекламы, просто белые конверты с инструкциями внутри. Я принесу!
   - Стоять! - рявкнул Виктор, и она замерла на месте. - Потом все вместе сходим и посмотрим, - уже мягче сказал он. - А сейчас пусть все остальные выкладывают свои открытки. Ну?
   Первым сдался Антон. Вытащил из кармана открытку с волком из "Красной шапочки", швырнул ее на стол и предупредил:
   - Только все это полное вранье! Меня там и близко не было.
   Между тем, текст на открытке сообщал, что Антон изнасиловал некую Светлану, а потом довел ее до самоубийства. И, глядя на него, Ольга почему-то не сомневалась, что это чистая правда.
   Анна Витальевна помялась, но потом с надменным видом все же вытащила из маленькой сумочки, которую всегда носила с собой, сложенную вчетверо открытку с ведьмой и пряничным домиком из сказки "Гензель и Гретель". Текст гласил, что она заперла двух воспитанников детского дома в подсобке, где они задохнулись от дыма во время начавшегося пожара.
   - Это наглая ложь, - поджав губы, сообщила Анна Витальевна. - Несчастные дети действительно погибли, но моей вины в этом нет, и расследование это подтвердило.
   - Одни невиновные собрались, - зло хмыкнул Виктор и с вызовом посмотрел на Майкла.
   Тот ответил таким же вызывающим взглядом.
   - Я тоже еще не открывал конверт. И я против того, чтобы кто-то рылся в моих бумагах.
   Знает, что будет на его открытке, точно знает... Похоже, и правда, невиновных тут нет. Ольга покачала головой и вмешалась, чтобы эти двое не вздумали тут еще и драку устроить, заметно, что у них давно уже руки чешутся. Тем более, и Антон наверняка будет рад поучаствовать - его Майкл тоже раздражает.
   - Давайте проверим, каждый ли получил открытку. А смотреть, что на них написано, или не смотреть, решим потом. Витя, пожалуйста... Майкл, вы же разумный человек...
   Кажется, ее слова возымели действие. Майкл сдержанно кивнул.
   - Хорошо, пойдемте.
  
   Шестой
  
   Ольга разложила на столе десять открыток. Точнее то, что от них осталось - Лика свою разорвала на мелкие кусочки и запихнула на дно сумочки, Юра просто порвал и выкинул, а Галина, видимо, пыталась сжечь, но торопилась: подожгла не с того конца, и большая часть надписи сохранилась. Наташина открытка нашлась в ее комнате возле кровати, ну, а две оставшихся, Ольги и Майкла, смирно лежали в запечатанных конвертах в их комнатах.
   Рядом с тремя из них легли фотографии - Лики, Троепольского и Юры.
   - Видите какую-нибудь логику?
   Антон на вопрос Ольги только плечами пожал. Если он что-то и понял, то точно не собирался делиться с остальными. А вот Майкл, внимательно сравнив фотографии с открытками, решил все же высказаться:
   - Да, наш маньяк действует вполне логично. Смотрим, что у нас есть. Лика - Злая королева из "Белоснежки", Троепольский - Людоед из "Мальчика-с-пальчика", Наташа и Галина - ткачиха с поварихой из "Сказки о царе Салтане", Юра - Синяя борода, Антон - Серый волк из "Красной шапочки", Анна Витальевна - ведьма из "Гензель и Гретель", я - один из братьев Ивана-царевича из сказки о молодильных яблоках, Виктор - Гамельнский крысолов, Ольга - злая волшебница из "Спящей красавицы". А теперь что мы видим на фотографиях? Лика умерла, съев яблоко, Троепольскому размозжили голову, Юру подвесили на крюк.
   - Убийства по сказкам, - кивнул Виктор. - Теоретически Наташа и Галина должны найтись где-нибудь вместе, в бочке.
   - Че-то я не понял, - вмешался Антон.
   Анна Витальевна бросила на него презрительный взгляд и тоже склонилась над открытками.
   - Думаю, вы правы, молодые люди. Судя по надписям на открытках, маньяк считает себя кем-то вроде мстителя за неких людей, которых, по его мнению, мы убили. Что конечно полное безумие, но чего ждать от сумасшедшего. И, видимо, следуя своей извращенной логике, он убивает всех так, как погибали их жертвы.
   - Погодите, - не согласилась Ольга, - допустим, Юра и правда убил двух своих жен. Но не хотите же вы сказать, что он их на крюк подвешивал? О таких убийствах все бы знали, пресса бы сразу раструбила.
   Анна Витальевна кивнула.
   - Да, вы правы. Но он же сумасшедший. Он мстит не нам, а выдуманным злодеям. И убивает так, как убивали они. Злая королева отравила Белоснежку яблоком, и Лика, якобы отравившая свою падчерицу, погибает, съев яблоко. Синяя борода подвешивал жен на крюки, и Юра, якобы убивший жен, подвешен на крюк.
   Ее вдруг прервал Виктор, внимательно изучавший фотографии.
   - Кстати, его сначала убили, а потом подвесили. Крови мало.
   - С чего вы взяли? - Ольга отобрала у него фото, повертела и вернула обратно. - Да там все кровью залито!
   - Пол залит, а одежда не очень сильно, и стены даже не забрызганы. Думаю, если осмотреть тело, мы найдем надрезы где-нибудь на ногах, чтобы из него кровь вытекла.
   - Но зачем?!
   - Откуда я знаю. Но зато я знаю, что кровь из перерезанного горла должна была хлестать фонтаном, а тут она просто текла и даже не очень интенсивно. Все указывает на то, что Юру сначала убили - застрелили, зарезали, отравили, это уж эксперт определит. И только потом перерезали горло и подвесили на крюк. Причем, возможно, это сделали разные люди, хотя и за небольшой промежуток времени.
   - Час от часу не легче, - пробормотал Майкл, тоже рассматривая фото. - Но Виктор прав, пусть и не во всем. Я думаю, его не убили, а ранили или всадили большую дозу снотворного, иначе столько крови бы не натекло.
   - Давайте обсудим более насущный вопрос, - поспешно сказала Ольга. - Что будем делать? Если вы правы, то нас всех ничего хорошего не ждет. Самолет прилетит в среду. А сегодня только воскресенье.
   - Да уж, вчера два трупа, сегодня один покойник и двое пропавших. С такой скоростью до самолета никто не дотянет, - хмыкнул Антон.
   - Типун тебе на язык... - машинально отозвался Виктор, думая о чем-то другом. Он еще раз рассмотрел все три фотографии и задумчиво покачал головой. - Не хочу вас расстраивать, но, по-моему, убийца - профессионал.
   - То есть? - удивилась Анна Витальевна.
   - Не просто сумасшедший, - пояснил Виктор, - а человек, умеющий убивать.
   - Кстати, - вдруг прервала его Ольга, - может быть, вы поясните, откуда у бухгалтера такие познания?
   - И такая татуировка, - добавил Майкл. - Группу крови обычно набивают люди вполне определенной профессии.
   - Да, я служил в спецназе, - спокойно сказал Виктор, словно не замечая, что Антон осторожно взялся за стул, а остальные отступили подальше. - Об этом можно догадаться и по надписи на открытке - там упомянуто, что я участвовал в штурме захваченного террористами автобуса. Но вообще-то это я сказал, что убийца - профессионал. И про открытки я первым заговорил. Зачем? Без меня вы бы и внимания на это не обратили.
   После нескольких секунд тишины и напряженных переглядываний Ольга решительно вернулась на прежнее место и села за стол.
   - Виктор прав. Мы здесь все в равном положении. Любой из нас может быть убийцей или его помощником. Хотя я склоняюсь к тому, что это все-таки Галина с Наташей, не зря их двое, они друг с другом связаны, и мы не нашли их трупов. А открытки они могли подсунуть для отвода глаз.
   - Может быть, - согласился Майкл, - но тогда встает другой вопрос. Как они собираются выбраться с острова, когда положат нас всех?
   - А никак.
   Все дружно обернулись к Анне Витальевне, последние пару минут тихо стоявшей в углу комнаты и разглядывавшей своих товарищей по несчастью.
   - Почему? - спросила за всех Ольга.
   - Неужели вы не поняли? - удивилась Анна Витальевна. - Я давно заметила сходство, еще как только выложили эти открытки. Мы же "десять негритят". Убийца, похоже, поклонник Агаты Кристи. Он одержим стремлением к правосудию - как он его себе представляет. А значит, он убьет нас всех, а потом покарает сам себя.
  
   ***
  
   Утром их разбудил пожар.
   Пылал лодочный сарай, в котором вчера при повторном осмотре не обнаружилось ни одной лодки, как Анна Витальевна и предсказывала.
   Впрочем, догадливость ее не спасла - она сгорела вместе с сараем, как и положено ведьме из пряничного домика. Ольга, Виктор и Майкл смогли только распахнуть полыхающую дверь и разглядеть в дыму уже почти обгоревшее тело, лежащее со сложенными на груди руками посреди сарая. Видимо, Анну Витальевну тоже сначала усыпили или убили, а только потом подожгли.
   - Какого черта она вышла из комнаты?! - Виктор отступил подальше, все равно помочь ничем уже было нельзя. - Договаривались же: всем запереться и выходить только по звонку будильника!
   - Я откуда знаю, - Ольга села прямо на землю и закрыла лицо руками. - Надо было всем вместе ночевать...
   Вчера после долгих споров они все же разошлись каждый в свой номер. С одной стороны, видимо, все там чувствовали себя увереннее: человеку чисто психологически нужна "своя территория". А с другой, как правильно сказал Антон, вместе в одной комнате они не уснут. Даже если дежурства назначить - какой смысл, если никто никому не доверяет. А вдруг маньяк передумает и решит убить всех сразу, скопом?
   - Витя, - Ольга вдруг подняла голову, - скажи, ты правда виноват в смерти тех детей?
   - Да, - коротко ответил тот, не отрывая взгляда от горящего сарая.
   - Но почему на открытке написано "трое", а ты говоришь, что девять?
   - Тебе так интересно? - Виктор зло скривился. - Все очень просто. Трое погибло во время штурма, которым я командовал. Я начал его без приказа, послал ребят на свой страх и риск. Это были случайные жертвы, неизбежные во время любого боя, и за каждую из них мои парни заплатили собственными жизнями.
   - А девять?
   - А это те, что погибли, пока наши политики торговались, шли на уступки, давали террористам то, что они просили! - Виктор швырнул в воду камешек и оглянулся на Майкла, который наблюдал за ними от дверей отеля, а потом торопливо зашел внутрь. - Я знал, что это бесполезно, что каждый час увеличивает количество жертв, весь наш отряд это знал. Но мы ждали приказа.
   - И ты его не дождался?
   - Если бы я начал штурм на день раньше, для меня последствия были бы такие же. А дети остались бы живы.
   - И что с тобой было?
   - А ничего. Из армии турнули - и все. Но я и сам уже не собирался там оставаться. Конечно, они хотели сделать меня козлом отпущения, но был слишком широкий резонанс, журналисты превозносили нас как героев, вот и не рискнули, сказали, что приказ был... - он резко замолчал и огляделся. - Стоп, а где Антон?
   Ольга вскочила и тоже огляделась.
   - Ты его утром видел?
   - Нет, только тебя и Майкла?
   - Только этого не хватало! - Ольга бросилась к отелю. - Надеюсь, этот идиот просто очень крепко спит! - крикнула она на бегу.
  
   Седьмой
  
   Номер Антона был заперт, но Виктор, недолго думая, притащил с первого этажа тяжелый барный стул на металлической ножке и обрушил его на дверь.
   Антон был у себя в комнате и даже в собственной постели, но судя по кислому запаху запекшейся крови, помочь ему ничем уже было нельзя. Ольга, борясь с тошнотой, раздернула занавески и распахнула окно, а Виктор брезгливо отбросил красный плащ с капюшоном, которым было накрыто тело.
   - О, Господи... - Ольга отвернулась и торопливо выбежала из номера.
   На горле Антона зияла рваная рана, словно от зубов какого-то крупного зверя. Но как будто этого было недостаточно, убийца еще и вспорол живот, да так, что все кишки вывалились наружу. Видимо, чтобы напомнить, что это Серый Волк? Тому ведь лесорубы брюхо вспороли?
   Виктор развернулся и вышел.
   Ольгу он через несколько минут нашел внизу, в баре, разыскивающей непочатую бутылку.
   - Будешь? - она, вопреки своему прежнему поведению, налила в рюмку коньяк и залпом его выпила.
   - Буду, - он словно ненароком завел руку за спину.
   Ольга кивнула, потянулась за другой рюмкой.
   Сухой щелчок предохранителя.
   Но Виктор даже не успел прицелиться - в лицо ему полетела бутылка, и сразу вслед за ней Ольга перемахнула через барную стойку и вцепилась в его руку с пистолетом. Грохнула об табурет с неожиданной силой, профессионально рванула кисть, заставляя разжать пальцы.
   Он разжал, но дотянуться до пистолета ей не позволил, и они покатились по полу. Виктор - стараясь скрутить ее, все же физическая сила была на его стороне. А Ольга, в свою очередь, пытаясь вырваться и добраться до пистолета.
   В какой-то момент Виктор ослабил захват, и она тут же этим воспользовалась. Бросок в сторону, и через секунду пистолет уже смотрел ему между глаз.
   Выстрела, однако, не последовало.
   Ольга держала его под прицелом, но не торопилась. От ее обычного спокойствия не осталось и следа, она тяжело дышала, кусала губы и хмурилась, видимо, сомневаясь, какое принять решение.
   Виктор поспешил ей помочь - не хотелось все-таки, чтобы она спустила курок.
   - До чего же ты легко попалась. А ведь я до конца был не уверен. Подумал, мало ли, может, это и не твой пистолет, может, его кто-то прячет в твоей комнате. Где он был, когда мы все обыскивали?
   - За окном, спрятан в плюще, - палец Ольги на спусковом крючке чуть расслабился, она явно не прочь была поговорить. Конечно, люди ее профессии всегда страдают от одиночества. - И зачем же ты пошел рыться в моей комнате?
   - Просто вдруг картинка в голове сложилась. Антон был дурак, но не настолько, чтобы открыть ночью дверь Майклу. А вот тебе - почему бы и нет. Он ведь вчера вспоминал, что смотрел "Десять негритят", наверное, припомнил, как Вера приходила к Ломбарду. А не такой он человек, чтобы отказаться от халявного секса. Я угадал?
   - В точку! - хмыкнула Ольга. - Редкостный идиот. Ничему его смерть остальных не научила.
   - Я должен был догадаться раньше, - покачал головой Виктор. - Еще тогда, когда понял, что убивает профессионал. Но меня сбило с толку, что такое мог задумать лишь сумасшедший, а ты выглядишь слишком нормальной. Не дошло до меня, что он может и не сам действовать, а нанять специалиста.
   - Да, - согласилась Ольга, - сумасшедшие тоже бывают очень богатыми.
   - Вот-вот. Когда я до этого додумался, все встало на свои места. Фотографии! Они могли понадобиться только наемному убийце, чтобы доказать, что все условия выполнены как надо. И наверняка у тебя есть ключи от всех дверей, так? К тому же, все подсознательно считали, что убийца - мужчина, и тебе легко удавалось к ним подбираться. Как, кстати, тебе удалось вздернуть Троепольского на крюк? Не верю, что у тебя есть помощник.
   - Простейшая лебедка, я и не такое могу вручную соорудить, - Ольга довольно усмехнулась. - И ты угадал верно, я действительно сначала вздернула его, а потом сделала надрезы, чтобы вытекла вся кровь. В основном для того, чтобы залить пол - люди брезгливы и боятся ходить по крови. И действительно, никто не решился подойти рассмотреть труп поближе.
   Виктор кивнул.
   - Умно. Я не понимаю только одного.
   - Чего же?
   - Почему ты сегодня так испугалась? Прежде ты изображала страх довольно небрежно, но мы списывали это на сдержанность и профессионализм. Но сегодня, когда горел сарай, ты нервничала по-настоящему.
   - Все очень просто, - слегка расслабившаяся было Ольга вновь напряглась. - Это не я убила Анну Витальевну и подожгла сарай.
   - А кто?
   Ольга холодно улыбнулась.
   - Разве не ты?
  
   Восьмой
  
   Черт! А он считал, что все продумал.
   - Заказчик тоже на острове? Среди нас?
   Ольга нетерпеливо передернула плечами.
   - Ну, хватит! Не держи меня за дуру! Анна Витальевна была права с ее негритятами. До меня только утром дошло, насколько права. Я ведь думала, что выполню задание, а потом спокойно уплыву с острова. Мне и в голову не могло прийти, что наниматель - настоящий маньяк. Кстати, я бы ни за что не подумала, что это ты - ты тоже выглядишь на редкость нормальным.
   - И когда ты поняла, что наниматель на острове?
   - Только сегодня, когда сарай сгорел. Кто-то успел зажарить ведьму до меня, мне останется только фото сделать. Вряд ли был смысл нанимать второго специалиста. Нет, Анна Витальевна правильно сказала - этот сумасшедший здесь, и он уже вошел во вкус, захотел сам убивать. Нетрудно догадаться, что я отсюда тоже не выберусь, - она зло рассмеялась. - Лодка-то, на которой я должна была уплыть, была в сарае, просто хорошо замаскирована. Как ловко!
   Виктор кивнул, не сводя с нее глаз.
   - Все понятно. Согласен с твоими выводами. Но почему ты решила, что наниматель - я?
   Ольга насмешливо вздернула брови.
   - Думаешь, так трудно было догадаться? - она многозначительно покрутила пистолетом, не переставая, однако целиться. - Идея хороша. Убить меня в спину, я ведь свою роль уже сыграла. Ну а с Майклом ты один на один, наверное, справишься. Если он еще жив, конечно.
   - Наверняка жив, - спокойно ответил Виктор. - Потому что ты ошибаешься. Я не собирался тебя убивать... по крайней мере сейчас. Пистолет не заряжен, - он медленно сунул руку в карман и достал обойму.
   Ольге хватило нескольких секунд, чтобы убедиться, что он говорит правду.
   - И для чего была эта дурацкая шутка? - она опустила пистолет, но продолжала держаться настороженно.
   - Чтобы услышать правду. Человек с оружием всегда откровенен.
   - Не всегда... - Ольга пожала плечами. - Не важно. Значит, это Майкл. Отдай патроны.
   Виктор помедлил, но все же бросил ей обойму.
   - Так доверяешь? - Ольга с интересом оглядела его и быстро зарядила пистолет.
   - Ты полчаса разглагольствовала, вместо того, чтобы меня пристрелить.
   Ольга вновь бросила на него быстрый взгляд.
   - Верно. Ты мне нравишься. Меня еще никому не удавалось раскусить. Хотя такое странное задание у меня впервые. К тому же, боюсь, сейчас в одиночку не справиться, заказчик, видимо, умнее меня.
   - Какая самокритичность, - усмехнулся Виктор. Он порылся в ящиках под барной стойкой, выпрямился и засунул за пояс нож.
   - Трезво рассуждаю. Ты ведь нашел пистолет в моей комнате. А я его не вынимала из-за окна. Значит, заказчик догадался, что ты меня подозреваешь, и подкинул его, чтобы ты меня пристрелил, - она осторожно выглянула в коридор и махнула рукой. - Пошли! Думаю, он еще в доме.
  
   ***
  
   Майкла они нашли довольно быстро, в его собственной комнате, тем более что он и не думал никуда убегать. То есть, может, и думал, но как минимум полчаса назад - где-то столько времени прошло с той минуты, как ему всадили несколько пуль в спину, превратив ее в кровавое месиво.
   Ольга на всякий случай пощупала пульс, мало ли, раны можно и сфабриковать.
   - Мертв, - она выпрямилась. - Кто-то его застрелил, когда я была в баре.
   - Не раньше? - Виктор тоже присел рядом с телом и внимательно осмотрел раны на спине. - Он ушел в дом за несколько минут до нас.
   - Хватит, - Ольга рассмеялась. - Это уже слишком! Не знаю, в какие игры ты играешь, и почему не пристрелил меня в баре, но ты просчитался.
   - Хочешь сказать, это я его убил? - Виктор поднял голову и замер, увидев наведенный на себя пистолет. - Оля... - он медленно встал и начал отступать к стене.
   - А больше некому, - сладко улыбнулась Ольга. - Мы остались только вдвоем. Пора закончить работу. Прощай... заказчик.
   Она выстрелила дважды - сначала в грудь, потом все с той же улыбкой контрольный в лоб, а потом со вздохом бросила пистолет рядом с телом.
   - Ну, вот и все...
  
   Финал
  
   - Подними руки и медленно повернись. Не вздумай хватать пистолет, я успею пристрелить тебя раньше.
   Ольга неторопливо подняла руки и обернулась, продолжая улыбаться.
   - Анна Витальевна, какой сюрприз. Рада видеть вас в добром здравии. А вы ловко управляетесь с этой штукой. Но она вам все равно не идет.
   Действительно, пистолет с глушителем странно смотрелся в руках пожилой дамы, которая ни на йоту не утратила своего учительского вида.
   - А кто же сгорел вместо вас в сарае?
   Анна Витальевна довольно усмехнулась.
   - Не так уж трудно найти подходящий труп. Все было готово заранее.
   - Да, вы отлично подготовились, - согласилась Ольга. - Скажите, а вы правда сумасшедшая, и все будет, как вы говорили?
   - Я еще не решила. Но вас это не касается, ваша судьба решена.
   - А вы - конечно Высший суд?
   - Уж какой есть, - Анна Витальевна отступила на пару шагов. - Вы ведь девушка сообразительная, догадались, почему еще живы?
   - Работу до конца не довела? - предположила Ольга. - Да, конечно, как я сразу не догадалась, что заказчик - это вы? Только у вас точно не хватило бы сил сделать все самой. Трупы ворочать не так-то просто. А Ивана-царевича ведь еще надо на части разрубить, правильно?
   - Совершенно верно, - согласилась Анна Витальевна. - Кстати, я очень довольна вашей работой. Так и сообщу посреднику.
   - А может, вы меня лучше в живых оставите? Деньги же вам все равно не вернут, работа сделана. Я могу их даже вам отдать.
   Но Анна Витальевна только головой покачала.
   - Деньги, деньги... Вы, молодежь, только о деньгах думаете. Что за время такое? Никаких ценностей не осталось, никакой морали. Молодая, красивая девица, а убиваешь за деньги.
   Ольга рассмеялась.
   - Вы что, мне мораль читаете? Вы же заказчик! Я убиваю за деньги, но я всего лишь палач, орудие. А виновны в смерти всех этих людей вы!
   - Они ее заслужили, - сурово ответила Анна Витальевна. - И вы тоже, - она отступила еще на шаг и кивнула в сторону кровати. - Возьмите топор.
   Ольга глубоко вздохнула и вытащила из-под кровати огромный мясницкий топор.
   - Ну да, сами вы его не разрубите, тут и сила нужна, и сноровка.
   Она обошла тело Майкла, примериваясь.
   - Вы бы отошли подальше - сейчас брызги будут во все стороны лететь. И кстати, за что мы его так? Он единственный, кто не показал, что написано на открытке. Замазал черным маркером, чтобы мы не прочитали.
   Анна Витальевна отступила к окну.
   - Можно было и самой догадаться. Братоубийство. Грязная история.
   Ольга размахнулась - хрясь! Голова откатилась в сторону, а ее светлый халат покрылся россыпью алых точек.
   - Я случайно знаю, о каком убийстве речь. История неприятная, но почему уж такая грязная? Убил брата, но ведь случайно, да и к тому же в драке из-за девушки.
   Кажется, ей удалось удивить Анну Витальевну. Та даже перестала брезгливо морщиться, глядя на ее забрызганную кровью одежду.
   - Откуда вы знаете?
   - Случайно. Он ведь известный журналист был, вот про него и написали в "СПИД-инфо", когда он после убийства за границу сумел сбежать. Звали его конечно по-другому, но я его по фотографии узнала.
   - Лживая желтая газетенка, - скривилась Анна Витальевна, отходя подальше в угол. - Чему только сейчас ни верят! Вы тому, что на заборе написано, тоже верите?
   - А как было на самом деле? - Ольга вновь обошла труп, слегка передвинула его, чтобы было удобнее, и начала примериваться к левой руке.
   - Они с братом были любовниками. Два извращенца, - с отвращением сообщила Анна Витальевна. Тот решил его бросить и уйти к девушке.
   - О... убийство из ревности, - Ольга усмехнулась. - Но я разделяю ваше негодование. Тоже нахожу инцест отвратительным.
   Она размахнулась и на выдохе рубанула так, что ошметки крови разлетелись по всей комнате.
   - Ну надо же, с первого раза! - Ольга с невозмутимостью мясника подняла отрубленную руку. - Я собой горжусь! Держите! - она со смехом бросила ее Анне Витальевне.
   Та взвизгнула и взмахнула руками, пытаясь оттолкнуть жуткую окровавленную конечность. А из угла комнаты грянул выстрел.
  
   ***
  
   Ольга с наслаждением отмывала с себя кровь. Она вообще любила мыться. Когда по телу струится вода, кажется, что смывается все - страхи, беды, печали, преступления...
   Это последнее дело. Даже если бы она заранее не собиралась завязать, то приняла бы такое решение сейчас. Хватит. Бывают такие дела, которые должны становиться последними.
   Но какова старуха! Откуда, интересно, у нее столько денег? Жаль, уже не спросишь. Но Виктор был прав, человек с пистолетом обычно откровенен и любит поболтать. Анна Витальевна не была исключением. Хорошо, что они предвидели этот вариант, и договорились, прежде чем пойти искать Майкла.
   Риск, конечно, был, но к тому времени Ольга была уже уверена - если это не Майкл, то точно Анна Витальевна, а значит, ей понадобится кто-то, чтобы разрубить Майкла и оттащить Виктора в подсобку, где его ждет дудочка и дохлая крыса. Остальных она убила собственными руками, а никого постороннего на острове быть не могло. Но инсценировка была убедительная, она ведь почти до конца верила, что это Майкл.
   Она вытерла волосы, оделась и вышла из душа. Виктор уже ждал ее - ему тоже пришлось переодеваться, вся рубашка была в крови, натекшей из-под тела Майкла.
   - Хорошо стреляешь, с первого раза и наповал.
   - Я целился в ногу, - ухмыльнулся тот. И тут же посерьезнел. - Как будем выбираться?
   Ольга пожала плечами.
   - Моя лодка сгорела вместе с сараем. Правда, за нами прилетит самолет, но вряд ли ты хочешь сразу отправиться в милицию. Можно конечно убить пилотов... - она поймала холодный взгляд Виктора, но сделала вид, что не заметила. - Но мне бы не хотелось. К тому же, я все равно не вожу самолет.
   - Попробуем сделать плот? Есть в отеле какая-нибудь древесина? Берег не так далеко, километров тридцать. Море теплое, спокойное, некоторые такое расстояние и вплавь преодолевают.
   - Ага, олимпийские чемпионы! - фыркнула Ольга. - Нет, я думаю, у Анны Витальевны был запасной вариант. Слышал ее оговорку, что она еще не решила? Мне кажется, она вошла во вкус роли мстителя и колебалась - умирать тут вместе с нами или удрать и покарать еще кого-нибудь.
   - Значит, будем искать. Ты ведь тут все тайники знаешь?
   - Многие.
   Виктор кивнул.
   - Время у нас пока есть, поищем. Правда, подозреваю, что если у нее и припрятана где-то резиновая лодка, то она на одного человека.
   Ольга помолчала и тихо сказала ему в спину.
   - Возможно...
  
   Эпилог
  
   "Фотографии получены?"
   "Подтверждаю"
   "Условия выполнены?"
   "Да"
   "Когда переведете остальные деньги?"
   "Как обычно, в течение трех дней"
   "Хорошо. Жду"
   "А кто на десятой фотографии?"
   "Я. Заказчик возражать не будет"
   "Знаю. До связи"
   "Конец связи"
  
   ***
  
   Лодка причалила к берегу. Один из милиционеров, осматривавших обгорелые руины, поспешил навстречу приглашенному эксперту.
   - Здравствуйте. Лейтенант Хорошевич.
   - Петренко, - судмедэксперт пожал ему руку и кивнул на лодку. - Мы полдня до вас добирались. Моторной нет?
   - Откуда? - хохотнул лейтенант. - Для нее же бензин нужен. Может, у вас в столице с этим и нет проблем, а у нас даже машины заправлять нечем. Приходится по старинке, на веслах.
   - Ну ладно, показывайте, зачем меня оторвали от отпуска.
   Эксперта проводили туда, где были разложены останки, выкопанные из-под развалин, еще недавно бывших шикарным отелем "Сказка". Своего судмедэксперта в райотделе не было, оставалось радоваться, что неподалеку отдыхал столичный специалист с соответствующим сертификатом. Правда, он не очень рвался помочь, но согласился по просьбе местного главврача, у которого когда-то лечился.
   - Так, что тут у нас... - эксперт натянул перчатки, разложил инструменты и занялся осмотром сожженных костей.
   - Девять трупов, - сообщил лейтенант Хорошевич. - Вроде бы. Все так сожжены и перемешаны, и некоторых костей не хватает. Возможно, в море унесло - они на берегу были в кучу свалены, прямо у воды.
   - Вижу... Бензином поливали, поэтому хорошо прогорело. У кого-то вон на все бензина хватает.
   Лейтенант чуть-чуть понаблюдал, как эксперт копается в костях, а потом предпочел удрать к остальным. Им тоже надо много чего изучить, хотя это дело конечно из нераскрываемых. Привезли на остров десять человек, один видно всех поубивал и как-то сбежал. И как его искать, если никто толком не знает, кто именно здесь был? Пилоты, привозившие их, тоже знают лишь одно - сначала приехали четверо, потом еще шестеро. Имен не знают, даже не уверены, сколько было мужчин, а сколько женщин. Ох уж эта малая частная авиация, надо бы ее вообще запретить.
   Эксперт работал до вечера, милиционеры уже раздражаться начали на его старательность. Всем домой надо, а из-за него только к темноте доберутся!
   - Готово! - наконец сообщил тот, собирая чемоданчик. - Останки десяти человек...
   - Как десяти?! - изумился Хорошевич.
   - Десяти, я рассортировал кости. Видите - это не один скелет. От него только череп и торс. А эта рука принадлежала другому человеку. Любой специалист подтвердит.
   Эксперт подписал заключение и вручил его лейтенанту.
   - Десять... - пробормотал тот. - Значит все десять здесь? Но кто их тогда убил?
   - Это уж вы разбирайтесь, - пожал плечами эксперт. - Но я могу предположить, что один мог броситься в костер живым. Возможно, сумасшедший. Не знаю. В отчете я это отразил, - он промокнул пот со лба. - Ну что, едем? Я несколько боюсь моря. Хотелось бы быть на берегу до темноты.
  
   Конец

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"