Обломова Екатерина: другие произведения.

Сказочница. Часть 2: Сестра-чародейка

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Любая сказочница мечтает на самом деле повстречать волшебников и драконов и, конечно, получить в женихи настоящего принца. Вот только что с ними всеми потом делать? Особенно если ты лишь недавно закончила школу и замуж пока не собираешься. Первая часть "Незнакомец из лесной хижины" здесь: http://samlib.ru/o/oblomowa/marishka-1.shtml

2. Сестра-чародейка

  
   Летнее солнце нещадно палило с ярко-синего неба. Неудивительно, ведь стояли самые длинные дни в году, макушка лета была уже не за горами. Правда, в этом году лето было особенно жарким, старики не уставали повторять всем и каждому, что последний раз такое ужасное пекло было пятьдесят два года назад, но на то они и старики, чтобы вечно быть чем-то недовольными. Они каждый год ругали лето либо за жару и засуху, либо за холод и дожди.
   А Маришка это время любила. Ее не смущала ни жара, от которой не было спасения даже в тени, ни обжигающие солнечные лучи, покрывавшие кожу ее более бледных подруг красными пятнами и некрасивыми волдырями. Наоборот, она обожала в самый полдень валяться среди пахучих, нагретых солнцем трав и рвать ароматные полевые ягоды. Жара ей была нипочем, а от жгучих солнечных лучей отлично спасала огромная шляпа, в которой девочка выглядела как гриб-поганка, только не бледная, а очень даже коричневая.
   Суета подготовки к летней ярмарке и Дню Солнца Маришку почти не затрагивала, так что свободного времени у нее было достаточно. Вот она и проводила его с пользой - сочиняя новую сказку, чтобы рассказать ее на празднике.
   В их маленьком королевстве, где уже много лет царил мир и покой, всего и развлечений было, что четыре ежегодных ярмарки. Можно сказать, что вся жизнь местных жителей была расписана от ярмарки до ярмарки. На них торговали, знакомились, узнавали новости, развлекались и играли свадьбы. И никому даже в голову не приходила дурацкая идея нарушить вековые традиции и поменять размеренный жизненный уклад. Даже луанские короли постепенно приурочили ежегодные королевские балы к этим четырем ярмаркам, что несомненно служило доказательством того, что в Луане король и народ действительно в определенной степени едины.
   Трудно найти место более прекрасное, чем королевство Луан, чьи холмы, леса и виноградники раскинулись под ярким солнцем между теплым морем на юге и высокими горами на севере. И с этим были согласны не только местные жители, гордо полагавшие, что их страна похожа на кусочек рая, но и искушенные путешественники, повидавшие много разных земель.
   Неизвестно почему (по крайней мере, ни местные жители, ни путешественники этого точно не знали), но на всем континенте и вправду не было уголка более тихого и спокойного, более мирного и дружелюбного, да еще и с таким теплым морем и ласковым солнцем. Бури и грозы Северного континента словно обходили Луан стороной, причем как природные, так и устроенные людьми. Здесь и представить было невозможно, что раскинувшуюся за высокими горами Империю раздирают конфликты, что восточный сосед Имлан точит зубы на чужие земли, что простирающееся на западе королевство Видан давно стало настоящим раздольем для разбойников.
   А в Луане царил мир и покой, также как много лет назад, когда по преданию юная королева Марина Добрая в выборе между полнотой власти и благоденствием народа не колеблясь выбрала второе. Истинные события тех времен давно уже быльем поросли, и жители Луана знали о своей благодетельнице только по легендам. Потому правление Марины в памяти народной постепенно стало наполовину сказкой - и богатыри дескать тогда жили, и драконы летали, и заморские гости со всей земли приезжали к прекрасной и доброй королеве, чтобы воочию убедиться в ее красоте и мудрости.
   Много сказаний, песен и былин сохранилось о Марине Доброй, правда в них перемешивалась с вымыслом, но одно оставалось всегда - бесконечное уважение и любовь к своей легендарной королеве, любовь, которую народ пронес сквозь века. В истинность этих историй кто верил, кто не верил, да скажем прямо не верящих было больше, времена-то уже давно настали другие: дивные легенды ушли в прошлое, и люди стали более прозаические, более склонные думать не о подвигах, а о простых материальных благах - что бы съесть повкуснее, да как бы одеться покрасивее.
   А вот Маришка верила, что истории о Марине Доброй - чистая правда. Впрочем, мнение Маришки мало кому было интересно, к тому же все знали, что она верит во все сказки подряд, даже в те, которые придумала сама. На самом деле, это мнение было совершенно несправедливо, девочка прекрасно отличала правду от вымысла, а уж ее вера в сказки зиждилась на таких веских доказательствах, что если бы кто-нибудь из скептиков о них узнал, он бы тоже немедленно поверил во все что угодно.
   Но беда в том, что никому Маришка предъявить свои доказательства не могла. И даже рассказать о них было нельзя. Поэтому ничего не оставалось, как верить в сказки в гордом одиночестве. Зато ее известность, как лучшей в Лесном краю сказочницы, за последние полгода настолько выросла, что ни один крупный праздник в ближайших деревнях не обходился без нее, ведь всем хотелось порадовать гостей хорошей сказкой.
   Вот и сейчас, когда все королевство готовилось к летней ярмарке и празднованию Дня Солнца, Маришка едва успевала отказываться от многочисленных приглашений. И каждому приходилось объяснять, что как бы сильно она ни любила рассказывать сказки, она не может это делать в десяти местах одновременно.
   А еще дело было в том, что если у всех был один праздник, к которому надо было готовиться, то у Маришки таких праздников близилось целых три. Во-первых, на День Солнца у нее был день рождения. Во-вторых, ей исполнялось пятнадцать, а значит она впервые могла пойти на летний бал. И в-третьих, Алиска закончила школу, и ее по традиции должны были окончательно отпустить домой как раз перед ярмаркой. Понятно, что ей хотелось отпраздновать все эти важные события так, чтобы этот день запомнился на всю жизнь.
   Но пожалуй в одном Маришка была не совсем права, а именно в том, что считала возвращение Алиски праздником только для себя. Вся их деревня, да и большинство жителей в округе ждали, когда та приедет. Шутка ли, впервые за больше чем сотню лет в Лесном краю появилась собственная чародейка. И хотя все прекрасно понимали, что Алиска сразу же уедет в город, среди крестьян ей теперь делать нечего, все равно одно сознание того, что о ней можно говорить "наша чародейка" наполняло добродушных сельских жителей гордостью.
   Можно было быть полностью уверенной, что стоит только Алиске появиться, как на нее посыпятся приглашения, и до самого своего отъезда в город, она будет то и дело гостить у многочисленных родственников, которые особенно дружелюбно стали относиться к их небогатой семье после того, как у средней дочери проявились такие редкие способности.
   Маришка не завидовала сестре, хотя конечно очень хотела бы тоже быть чародейкой, или хотя бы ведуньей. Но не дано, значит не дано, оставалось утешаться словами волшебника о том, что магия не всегда счастье, и что у нее есть другие, не менее важные таланты. Главное - найти возможность их применить. И в этом она рассчитывала на помощь Алиски.
  

***

  
   От размышлений Маришка оторвал громкий настойчивый голос, который звал кого-то. Она даже не сразу сообразила, что это зовут именно ее.
   - Ау! Маришка!
   Голос был знакомый и... Девочка подскочила.
   - Алиска! - она вскочила и замахала рукой, чтобы сестра ее заметила. - Алиска, я здесь!
   - Вот ты где прячешься, - засмеялась новоиспеченная чародейка. Она была при полном параде - в шелковой бело-голубой мантии, с гербом Школы Севера, очень идущей к ее золотистой едва тронутой загаром коже и темно-каштановым, чуть темнее, чем у младшей сестры, волосам. Видно специально не переодевалась, хотела покрасоваться перед Макришкой в полном великолепии. - Мама сказала, что ты как обычно где-то на лугах, ешь ягоды, прикрываясь тем, что мол собираешь целебные травы.
   Маришка могла бы возмутиться, сказать, что травы она и правда собирает, и даже продемонстрировать две корзинки - одну с клевером и ромашкой, а вторую со зверобоем. Но вместо этого она просто махнула рукой, мол что с вас взять, и спросила:
   - Ну? Ты теперь чародейка? Покажи диплом!
   Алиска с гордостью протянула ей лист пергамента, на котором изящным почерком было написано, что "Алиса Ридон, уроженка Лесного края, королевство Луан" теперь является чародейкой и обладает всеми знаниями и умениями, необходимыми для исполнения обязанностей чародея общего профиля, а также для поступления в обучение на высшую квалификацию по любой из чародейских специальностей.
   - В огне не горит, в воде не тонет, не теряется, и подделать его тоже невозможно, - в голосе девушки звучала гордость, словно она сама изобрела этот необыкновенный пергамент.
   Маришка восхищенно вздохнула. Все, что связано с магией, всегда производило на нее огромное впечатление, и этот интерес к волшебству с недавних пор еще больше вырос.
   - Потрясающе! - она перечитала надпись на пергаменте. - А вам их вручали просто так, или устраивали торжественную церемонию?
   - Конечно, устраивали, - Алиску даже насмешил вопрос младшей сестры. - Нас всех собрали в главном зале Школы Севера, директор произнес торжественную речь, потом выступали разные знаменитые маги, и сам лорд Солсбери, бывший Советник вальденского императора, вручал нам дипломы. А потом был бал.
   - Бал?! - у Маришки загорелись глаза. - Настоящий бал? Как королевский?
   - Ну, я не была на королевском балу, - нараспев протянула Алиска, - но наверняка у нас был не хуже. Все-таки у нас праздник готовят не кто-нибудь, а настоящие волшебники. В Великих Школах кто попало не работает, почти все - действительно великие маги.
   - Как я тебе завидую, - снова вздохнула Маришка, - ты такая счастливая. - Она села на траву и в третий раз стала перечитывать надпись на пергаменте.
   Алиска скептически оглядела полянку, потом свою выпускную мантию, и приняла компромиссное и со всех сторон разумное решение - сняла мантию и аккуратно подвесила ее в воздухе. А сама осталась в более подходящим для такой жары простом легком платье, в котором к тому же не страшно было сесть на землю. Заодно скинула и туфли, по летней травке даже приятнее босиком пробежаться. Несколько минут она понаблюдала за младшей сестрицей-сказочницей, которая так воодушевленно смотрела на диплом чародейки, что сразу было ясно - в ее талантливой на выдумки голове уже складывается очередная интересная история, в которой наверняка действует выпускница-чародейка.
   Но у Алиски еще было что порассказать. И хотя она очень хотела промолчать, все-таки желание поделиться с кем-нибудь оказалось сильнее благих побуждений помалкивать.
   - Маришка... - осторожно сказала она. - Я тебе хочу кое-что рассказать, только пообещай, что никому не скажешь.
   - Обещаю, - с готовностью выпалила девочка, - а что такое произошло?
   - Ничего особенно тайного или важного... наверное. - На самом деле, Алиска и сама не знала, есть в этой истории что-нибудь важное, или нет, но болтать направо и налево в любом случае не хотелось бы. - Просто на выпускном балу было одно происшествие... даже не происшествие, а так, один небольшой случай.
   - И? - Маришка вся обратилась в слух.
   Юная чародейка снова запнулась, что с ней бывало редко, все сестрицы Ридон отличались изрядной бойкостью.
   - Дело в том, что как я уже говорила, - наконец начала она, - на нашем выпускном балу было много магов, которые когда-то учились в Школе Севера. Вот... И среди них был лорд Алан...
   - Это кто? - сразу уточнила Маришка, решив не сбивать сестру и не интересоваться, как же тогда ее роман с Николашом, о котором та рассказывал все прошлое лето.
   - Лорд Алан? - Алиска даже удивилась сестринскому невежеству, забывая, что любые заграничные новости в Луан доходили с большим опозданием, если вообще доходили. - Это самый сильный из нынешних магов, и как говорят, лучший выпускник нашей школы за несколько сотен лет.
   Практичная сказочница сразу поинтересовалась:
   - Очень старый?
   - Да ты что! - возмутилась ее сестра. - Он школу закончил всего... дай-ка сосчитать... да, всего два года назад. Когда я перешла во второй класс, он как раз заканчивал основной курс.
   - И уже величайший из волшебников? - недоверчиво спросила Маришка.
   Алиска задумалась, машинально отгоняя нахальную муху, все норовившую сесть на ее голую ступню.
   - Так говорят, - наконец сказала она. - Хотя у нас любят преувеличивать, тем более что я помню, как ходили слухи, что он боевую магию сумел так хорошо сдать только благодаря леди Эльсибе.
   - Красивое имя, - заинтересовалась Маришка, - так звали руаланскую принцессу в легенде о сватовстве Стефана Великого.
   - Это одноклассница лорда Алана, тоже волшебница, - пояснила Алиска, - они все школьные годы были лучшие друзья, а потом рассорились, и теперь стали злейшими врагами. Говорят, что лорд Алан хотел стать Советником при императоре, а тот вместо него взял леди Эльсибу, потому как она из знатного рода, а он всего лишь простолюдин, вроде нас с тобой. - Последние слова девушка произнесла даже с некоторой гордостью. - Но это полная ерунда, все знают, что леди Эльсибу с первого класса готовили на замену лорду Солари, да и император Гаральд хоть и славится своими передовыми взглядами, но все же не настолько либерален, чтобы назначить Советником человека незнатного происхождения. К тому же лорд Алан не мог хотеть занять ее место, он же темный маг, а советником может стать только светлый. - Она замахала рукой, словно отмахиваясь от всех этих чужих проблем. - Но это сейчас не главное. Главное, что я хотела тебе рассказать - лорд Алан пригласил меня на танец!
   - Волшебник пригласил тебя на танец! - Маришка даже не знала, что сказать. Вот уж действительно событие, так событие. Волшебники обычно мало общались с простыми смертными, к коим относились и обычные чародеи. Они предпочитали общество себе подобных, плюс водили компанию с господами из самой высокой знати. - Ты наверное ему очень понравилась?
   Алиска чуть скривилась.
   - Боюсь, что дело не в этом. По-моему, он просто очень мечтал избавиться от нашего директора, который все рвался помирить его с лордом Солари, и поэтому сбежал под предлогом того, что хочет потанцевать. Тут я ему и подвернулась. Но танцует он замечательно, - она вздохнула, - и у него такая улыбка...
   - А о чем вы разговаривали? - Маришка просто сгорала от любопытства, одновременно втайне жалея, что не может рассказать сестре о своей встрече с волшебником.
   - Ну, говорил в основном он, - призналась Алиска, - я так нервничала, что только отвечала на его вопросы. Он, кстати, очень хорошо танцует.
   - Ты это уже говорила, - хихикнула Маришка, - и я тебе охотно верю. Но о чем он все-таки спрашивал?
   Алиска странно посмотрела на нее.
   - А знаешь, - медленно сказала она, - хорошо, что я решила тебе рассказать. Вот я говорю, потом ты задаешь мне вопросы, и я вдруг понимаю то, о чем прежде даже не задумывалась. - Она еще чуть помедлила, размышляя, а потом пояснила выжидающе глядящей на нее сестре: - Меня настолько потряс сам факт, что такой великий маг, как лорд Алан, решил пригласить меня танцевать, что я и не задумывалась, о чем он меня спрашивал. А ведь он интересовался мною и моей семьей.
   - Может, он тебя все-таки специально выбрал, потому что ты ему понравилась? - осторожно предположила романтичная Маришка.
   - Вряд ли, - покачала головой ее сестра, - но ты права в том, что выбрал он меня не случайно. Он спрашивал не из Луана ли я, есть ли у меня братья и сестры, есть ли еще у кого-нибудь в семье магический дар... И напоследок он посоветовал взять тебя с собой в город.
   - Меня? - изумилась девочка.
   - Ну, младшую сестру, - пояснила Алиска. - Я ему сказала, что у меня есть младшая сестра, у которой нет магического дара, но которая разбирается в травах не хуже любой ведуньи. Он тогда сказал, что в больших городах сейчас как раз нехватка хороших чародеев-зельеваров, и посоветовал мне учиться дальше именно на зельевара, а сестру взять себе в помощницы. Еще добавил, что как будет в столице, обязательно навестит меня.
   - Так ты будешь учиться в столице? - из всей массы новой информации Маришка сразу выделила самую важную.
   - Надеюсь, - вздохнула Алиска. - После того, как со мной потанцевал лорд Алан, я стала личностью довольно известной, все думают, что он меня пригласил не случайно, ну а я не развеиваю их заблуждение. Так что, я теперь рассчитываю, что и в столице для меня теперь местечко найдется, главное - умело напустить туману насчет своих отношений с лордом Аланом.
   - Ты маме говорила, что поедешь в столицу?
   Юная чародейка покачала головой.
   - Нет. И папе тоже не говорила. Скажу, так придется пояснять, с чего бы это меня вдруг так сразу пригласили. А я о лорде Алане никому кроме тебя рассказывать не собираюсь. Мама сразу начнет строить предположения, прикидывать его в качестве жениха. А папа наслышан о нравах среди волшебников, и конечно начнет нравоучения читать. Я и так боюсь, что до них каким-нибудь образом дойдет вся эта история, мне же вообще тогда жизни не будет. И одноклассники-то от зависти чуть не удавились, и теперь искренне считают меня подружкой лорда Алана. - Она с сожалением вздохнула. - Знали бы они, как далеки от истины.
   - А как он хоть выглядит, этот твой лорд Алан? - сгорая от любопытства спросила Маришка.
   Но тут откуда-то издалека раздался громкий зов:
   - Алиска, Маришка! Девочки, домой, скоро уже ехать на ярмарку.
   - Ой, мама, - юная чародейка поспешно стала надевать туфли, - я же сказала ей, что найду тебя и приведу домой. Бери свои травы, если они и вправду есть, и пошли.
   Маришка подхватила корзинки, бросила сестре ее мантию, и девушки дружно помчались через луг к деревне, отложив разговор до более подходящего случая.
  

***

  
   Ярмарка так захватила и закружила Маришку и Алиску, что прошла целая неделя, прежде чем им удалось вернуться к прерванному разговору. Ну посудите сами, как можно разговаривать о важных вещах, когда вас ни на минуту не оставляют одних. А на этой ярмарке вряд ли были более популярные личности, чем сестрички Ридон: их тянули в разные стороны, приглашали на все праздники, засыпали вопросами. Нет, понятно, что Алиска была вне всякой конкуренции, но и Маришка не оказалась обделена вниманием, ее сказки пользовались успехом даже тогда, когда хватало и других развлечений.
   Как-то раз, с подачи отца Кристинки, обеих девушек пригласили в дом самого краевого старосты, который изъявил желание познакомиться с гордостью края - Алиской, а также послушать сказку ее сестры. Дом Маришку слегка разочаровал, он был конечно гораздо богаче, чем их, но отнюдь не красивее, и уж тем более не элегантнее. Кто бы его не обставлял, тонким вкусом этот кто-то не обладал. Больше всего это большое каменное строение напоминало огромный деревенский дом, набитый дорогой, но совершенно разномастной мебелью, и задрапированный кричащими тканями.
   Маришку попросили рассказать что-нибудь интересно, лучше всего - из числа луанских легенд. Кристинка уже видимо успела подружиться с дочерью старосты и рассказать ей о своей любимой легенде о Прекрасной Марине. Во всяком случае, та едва дождалась, пока ее отец сформулирует свою просьбу (а староста любил говорить длинно и витиевато, не каждый с первого раза понимал, что он имел в виду), и сразу уточнила, какую именно историю они хотели бы услышать. Маришка не возражала, к этой легенде она и сама питала особую нежность, поэтому, не заставляя себя долго упрашивать, начала свое повествование.
  
   Легенды о Марине. Легенда первая: Смирись или умри
  
  
   Где это было, далеко ли, близко ли, то для сей истории не важно. Произошла она столь давно, что школы магии тогда еще только-только начали набирать силу, а волшебники то и дело воевали между собой, в горах жили настоящие могучие драконы, а древние духи и демоны еще не ушли в тень и не стали седой легендой.
   Стояла тогда на берегу теплого моря старая крепость. Жил в той крепости барон Маркуш. Был он не стар, но и не молод, не труслив, но и не безрассуден, не глуп, но и не слишком умен. Роду барон Маркуш был древнего и именитого, но богатство и величие их семьи осталось в далеком прошлом.
   Поместье у барона было маленькое, почти всех подданных он знал по именам, с соседями дружил, от интриг держался подальше, королю исправно платил вассальную дань. И никто бы мирного барона не трогал, если бы не его старшая дочь, Марина Прекрасная.
   А Марина не зря носила прозвище "Прекрасная", ибо красота ее ослепляла мужчинам взор и туманила разум. Одного взгляда ее темных, как ночь, глаз хватало, чтобы самый самоуверенный и жестокий властитель стал кротким, словно овечка, и покорно склонился перед дивной, дарящей радость красотой.
   Но холодно было сердце Марины, ни восторги, ни мольбы, ни посулы не могли зажечь его. Спокойно и равнодушно смотрела она на сгорающих от любви мужчин, и не могли те добиться от нее большего, чем простое дружелюбие. Со всеми красавица была одинаково вежлива и участлива, но одинаково и равнодушна.
   Несчастные влюбленные грозили, умоляли, уезжали на край света, но не могли дождаться даже того, чтобы Марина Прекрасная хотя бы запомнила их имена.
   Черные тучи начали сгущаться над бароном Маркушем, ведь не каждый отвергнутый готов был покорно снести обиду. Уже не раз выговаривал он дочери за ее беспечное равнодушие к своей судьбе и судьбе всей семьи. Марина покорно выслушивала его наставления, но лишь крепче сжимала алые губы, и хмурила черные брови. И барон замолкал, ибо он единственный на свете знал, что больше всего на свете его прекрасная дочь дорожит своей свободой. И как ветер не может задуть костер, так ничьи приказы или посулы не в состоянии сломить ее волю.
   Но вдруг в один солнечный день гроза пришла оттуда, откуда никто не ждал, вмиг примирив несчастного Маркуша и всех поклонников его дочери.
   Марина Прекрасная исчезла.
   Рыдающие подруги рассказали, что они все вместе гуляли по морскому берегу. Девушки в шутку грозили Марине, что с такой разборчивостью она останется старой девой, и вполне серьезно пеняли за гордыню и равнодушие.
   - Если все здешние женихи тебе не пара, - говорили они, - то где ты найдешь мужа? Какие только знатные господа к тебе не сватались, а тебе все никто не нравится. Кого ты ждешь? Короля, императора? Смотри, Марина, прознают о тебе демоны, и достанешься ты кому-нибудь из них, уж они-то о твоих желаниях спрашивать не станут.
   Но Марина только смеялась в ответ.
   - Низко же вы меня цените. Пусть демоны сначала попробуют со мной справиться.
   И в этот миг с синего ясного неба грянул гром, испуганные девушки закрыли глаза, а когда открыли их, Марины Прекрасной уже не было.
  
   ***
  
   Страшно испугалась Марина. О нет, она не была трусливой, и силе ее духа мог бы позавидовать любой воин. Но всего секунду назад стояла она на берегу моря, в окружении любимых подруг, теперь же под ее ногами был мраморный пол, а в центре роскошной залы на золотом троне сидел незнакомец.
   Прекрасный незнакомец.
   Наверное, впервые в жизни Марина увидела человека, который мог бы сравниться с ней по красоте. Ослепительные сапфировые глаза сияли на бледном, идеально правильном лице, обрамленном волосами оттенка лунного света. Словно с древней фрески сошел этот прекрасный незнакомец, и трудно было поверить, что принадлежит он к человеческому роду.
   Но холодно сверкали пронзительные голубые глаза, не было в них тепла, будто и впрямь не живые они, а из драгоценных камней. И не понравился Марине снисходительный взгляд незнакомца, не покупка она на базаре, чтобы так оценивающе на нее смотреть.
   - Кто ты такой, и как посмел похитить дочь барона? - с вызовом спросила она.
   - Ты излишне дерзка, дочь барона, - усмехнулся незнакомец, - но я прощаю тебя, ибо ты не знаешь, с кем говоришь.
   - Я говорю с бесчестным человеком, поднявшим руку на беззащитную девушку.
   - Твоя дерзость переходит границы. Но ты всего лишь глупая смертная, поэтому я опять тебя прощаю. Знай же, дочь барона, что перед тобой Хайден, один из властителей этого мира, бессмертный и всемогущий.
   Марина отшатнулась, лицо ее покрылось смертельной бледностью.
   - Демон?
   - Так название для нас придумали ничтожные смертные, понукаемые своими наглыми волшебниками, которые так глупы, что осмеливаются считать себя ровней нам.
   - И что же нужно властителю мира от глупой и ничтожной смертной вроде меня?
   Но демон словно не заметил насмешки.
   - Тебе оказана великая честь. Я решил сделать тебя своей женой.
   Несколько секунд Марина смотрела в холодные сапфировые глаза. Нет, это не шутка, не насмешка и не обман. Значит, правдивы рассказы о демонах и похищенных принцессах. Ничем эти самозваные властители мира не отличаются от смертных мужчин. Она рассмеялась, даже не пытаясь скрыть презрения.
   - А если я откажусь?
   - Это не предложение. Все уже решено. - Но в голосе демона мелькнула нотка неуверенности.
   - А если я лучше умру?
   - Тогда ты умрешь.
   Марина перестала смеяться, сделала два шага по мраморному полу и посмотрела на похитителя в упор, глаза в глаза. Ее голос был также тверд, как и ее уверенность в своей правоте.
   - Да будет так.
  
   ***
  
   Но угрозы угрозами, а даже у властителей мира есть законы, которым они должны подчиняться, пусть даже они сами эти законы и установили.
   На рассвете привел Хайден Марину к широкому полю, сплошь усыпанному розовыми прозрачными камнями до самого горизонта.
   - Видишь эти камни? - сказал он. - До заката солнца должна ты найти среди них драгоценный розовый алмаз, равного которому нет на свете. Найдешь - алмаз будет твой, не найдешь - твоя жизнь достанется мне.
   - Не нужен мне твой алмаз, - холодно ответила Марина, и таким же ледяным холодом веяло от взгляда, которым она одарила демона, - и не признаю я твоей власти над моей жизнью. Ты волен отнять ее, но это же может сделать любой разбойник. А заставить меня подчиниться ты не сумеешь.
   Тьма глянула на нее из прозрачной голубизны глаз Хайдена. Но больше никак не показал он, что слышал ее слова.
   - Смотри же, я вернусь после заката, - произнес он и растворился в воздухе.
   Даже головы не повернула Марина.
   Час за часом пылающий солнечный диск плыл по небу, поднимаясь все выше и выше. Вот он уже застыл на мгновение в зените, и часы на башне пробили полдень. А Марина и шага не сделала в сторону усыпанного сверкающими камнями поля. В задумчивости бродила она по тенистым аллеям дивного парка, в котором не было почти ни одного знакомого ей дерева. О чем думала она? Никто не знает. Ясно только одно - даже на миг не пришла ей в голову мысль подчиниться Хайдену.
   Но сколь ни сильна была ее решимость, все же сердце Марины дрогнуло, когда вскоре после полудня увидела она идущего по аллее демона. Может и готова она была к смерти, но разве не получила она время до заката?
   Шаг за шагом приближался демон, и застыв от ужаса смотрела Марина в его ярко-голубые глаза. Но странное чувство - за этой ледяной синевой она вдруг ощутила не только тьму. Где-то в глубине этих сапфировых глаз, за манящей и отталкивающей тьмой, она почувствовала пламя. Не замораживал ее больше этот взгляд, а словно обжигал то страшным холодом, то невыносимым жаром.
   И когда их разделяли всего несколько шагов, Марина наконец поняла...
   - Кто ты?
   Вздрогнул демон, словно только сейчас заметил ее. Что за чары мешали ему - неизвестно. Но понятно было, что и вправду он не видел девушку, пока она не заговорила. Равнодушие слетело с его надменного лица, а в голубых глазах мелькнул знакомый Марине огонь. Сколько раз на нее уже так смотрели рыцари и купцы, бароны и крестьяне. И демоны оказались так же подвластны этому огню, как и простые смертные.
   - Странный вопрос, - медленно ответил демон, и голос его звучал точь-в-точь как голос Хайдена, но все равно не так. - Это мой дом.
   - Неужели демоны столь бедны, что не могут позволить себе по дому на каждого и вынуждены делить один на двоих? - Марина усмехнулась, и вдруг осознала, что впервые с тех пор, как она здесь, ей не страшно.
   Бледное лицо незнакомца вспыхнуло.
   - Кто ты? Даже в нашем племени никто не сможет различить меня и Хайдена, и тем более неподвластно это никому из чужаков.
   - Я здесь пленница и сегодня на закате должна умереть.
   Она сама не поверила своим словам. Она и умрет? Что за глупости? О нет, Марина поняла, что будет сражаться за жизнь. Пусть демоны не думают, что она пойдет на казнь, словно покорная овца на заклание.
   В глазах незнакомца полыхнуло бешеное пламя, на мгновение растопив лед и сделав голубые глаза ярко-синими, словно летнее небо.
   - Смертная?! Властительница судьбы?
   Сама не зная почему, смутилась Марина.
   - Я всего лишь дочь барона и не претендую на такие громкие титулы. Никто не властен над судьбой.
   Незнакомец опустил глаза, притушив горящее в них пламя.
   - Прекрасная дочь барона, ты слишком низко себя ценишь. Красота твоя - великая драгоценность, но и без нее ты стоила бы дороже, чем все самые ослепительные женщины мира. Но скажи мне, дочь барона, почему ты отказалась стать женой Хайдена и хозяйкой всего его великого богатства.
   - Я не товар на базаре, - надменно ответила Марина, - и ни ты, ни твой брат...
   Демон прервал ее.
   - Хайден не брат мне. Наше сходство - результат проклятия, а не кровного родства. И какое же задание дал тебе Хайден?
   Не стала скрывать Марина и рассказала ему о розовом алмазе. Надолго задумался демон и наконец произнес:
   - Я готов помочь тебе, прекрасная дочь барона, но мы, демоны, ничего не делаем даром.
   Ледяным холодом повеяло от него. Презрительно отвернулась Марина и не говоря ни слова пошла прочь. Демон не пытался ее остановить, только сказал ей вслед:
   - Ты даже не выслушаешь мою цену? Неужели твоя жизнь не стоит одного поцелуя?
   - Я не торгую своими поцелуями, - не оборачиваясь, ответила Марина.
  
   ***
  
   Солнце клонилось к закату, небо расчертили розовые и лиловые лучи. Длинные тени протянулись от высоких деревьев. Словно в полузабытьи смотрела Марина на видневшийся вдали мраморный дворец. Нет, не удастся ей сбежать, догонит ее Хайден. Еще полчаса, не больше, и он вернется и увидит, что пленница исчезла. Ах, знать бы, куда бежать, но увы, ей ведь не известно даже, в своем ли она мире.
   - Ты не передумала, дочь барона?
   Незнакомец, встреченный ею в парке, сидел на камне у дороги. Лучи заходящего солнца позолотили его светлые волосы и бледную кожу, сделав демона похожим на сказочно красивого, но все же земного человека.
   Покачала головой Марина и, стиснув зубы, продолжила свой путь. Не сдастся она никому и никогда.
   - Подожди, - в голосе демона звучала великая усталость, словно силы вдруг разом оставили его. Он тяжело поднялся с камня и медленно подошел к девушке. - Тебе не удастся убежать. Смертному отсюда нет пути. Возьми.
   Он бесцеремонно взял ее руку и что-то положил на ладонь. От прикосновения ледяных пальцев Марину пробрала дрожь. Неужели кровь, бегущая по жилам демонов, не согревает их кожу. Но нет, холодные пальцы, продолжавшие удерживать ее ладонь, вдруг налились теплом, жаром и наконец стали обжигающими. Демон резко отдернул руку и быстро отошел на несколько шагов.
   - Поспеши, - сказал он, и ледяная голубизна его глаз вновь, как тогда в парке, полыхнула летней синевой, - Хайден скоро вернется.
   Марина не успела ничего сказать, мир закружился вокруг нее, а когда земля и небо вернулись на свои места, она увидела, что стоит у края того самого поля, усыпанного розовыми камнями.
   Она разжала руку. На ладони лежал сверкающий розовый алмаз, равного которому не было на свете.
  
   ***
  
   - Выполнила мое условие?
   Марина так задумалась, что и не заметила, как последний лучик солнца уже исчез за горизонтом, и небо стремительно начало темнеть. Она молча положила алмаз на скамейку.
   Хайден бросил на камень лишь один взгляд и изменился в лице так, что из бледного стал почти зеленым.
   - Этого не может быть! Ты не могла найти его! - ледяные глаза пронизывали Марину насквозь, заставляя дрожать от холода. - Кто тебе помог?
   Но девушка стойко выдержала его взгляд, отвечая лишь презрительным молчанием. Отвел глаза демон, отступил на шаг и убрал руку, которую протянул уже, чтобы схватить свою пленницу.
   - Это был Кирен? - с ненавистью спросил он.
   Марина безо всякого выражения ответила:
   - Никогда не слышала этого имени.
   Хайден столь внимательно оглядел ее с ног до головы, словно пытался разглядеть что-то незаметное с первого взгляда.
   - Ты не изменилась. - Эту странную фразу он произнес с несомненным удовольствием. - Значит, не он. Ну что, же, видимо тебе сегодня повезло. Завтра будет второе задание. - Он указал на алмаз. - Бери его, он твой.
   Марина хотела ответить, что не нужны ей подарки демона, но посмотрела на сверкающий камень и все же взяла его. Не от Хайдена она его получила.
  
   ***
  
   Следующий рассвет Марина опять встречала около поля с розовыми камнями. Уныло смотрела она на золотистый краешек солнца и покрытую росой траву. В доме барона Маркуша никогда не было принято вставать с петухами, и - вот странности человеческой натуры - столь раннее пробуждение огорчало и раздражало Марину больше, чем грозящая ей смерть.
   - Пойдешь по той дороге, - говорил тем временем Хайден, - за мостом увидишь дом. В этом доме найдешь хрустальный шар с моим именем. Разобьешь его и вернешься назад. Сумеешь - выполню любое твое желание, кроме жизни и возвращения домой. Не сумеешь - там и погибнешь.
   Даже почти охотно пошла Марина по указанной дороге. Догадалась она, что шар тот действительно важен для демона, и подумалось ей - кто знает - не найдет ли она помощь у врагов Хайдена.
   Роса успела высохнуть, а Марина сильно устать к тому времени, когда впереди наконец показался перекинутый через небольшую речку мост. Около моста, на поваленном дереве сидел вчерашний знакомый.
   - Здравствуй, дочь барона. Я давно тебя жду.
   Марина совсем не удивилась.
   - Ты знал, какое задание я получу?
   - Было бы странно, если бы Хайден не воспользовался твоей удачей.
   - Чем так важен этот шар? - девушка тоже села на поваленное дерево, чтобы дать отдых уставшим ногам.
   По губам демона скользнула отрешенная улыбка. Маришка такую видела у старинных статуй. Они были так же каменно прекрасны и так же улыбались одними губами, а глаза продолжали смотреть серьезно и печально.
   - Мы называем себя властителями мира, - медленно произнес он, - но на самом деле мы даже менее свободны, чем вы, смертные. За тысячелетия нашего существования, мы оказались опутаны сетями законов, правил и проклятий. Те, кто их придумывал, не осознавали свою силу и не понимали последствий. Мы стали умнее, но слишком поздно, теперь эти правила нельзя нарушить и нельзя отменить.
   Тысячелетия... Словно ледяным ветром дышало это слово. Марину до самых костей пробрал холод, веявший от звучавшей в его голосе древней печали.
   - И что за проклятие заключено в шаре?
   Демон снова улыбнулся, на этот раз не отрешенно, а просто горько. Синева в его глазах совсем выцвела, теперь они были серыми, как прибрежные скалы.
   - Там заключена наша свобода. Мы были так глупы, что продали ее.
   Словно по сердцу резанули Марину его слова. Разве есть что-то дороже свободы?
   - Зачем?
   - Мы хотели власти, и мы ее получили. А потом поняли, что продали за нее свою свободу. Теперь мы и шагу не можем ступить без позволения того, кто живет за этим мостом.
   - Но чем же я могу помочь? - с волнением спросила Марина. - Что может сделать простая смертная там, где бессильны великие демоны?
   Загадочно покачал головой ее собеседник.
   - Не все я вправе тебе объяснить. Но знай одно - никто из нас не сможет перейти этот мост, а ты сможешь.
   - И что мне сделать? - Марина посмотрела в его глаза, вновь загоревшиеся синим огнем. - Разбить шар с именем Кирен?
   Хотел что-то сказать демон, но скрестились их взгляды, и удержал он уже готовые вылететь слова. Долго звенела тишина между ними, и наконец со вздохом произнес он то, что Марина хотела услышать:
   - Как сама решишь.
  
   ***
  
   С тревожно бьющимся сердцем ступила Марина на мост. Чего ждала она - и сама не знала. Может быть грома и молний, или яркого света, или хотя бы звона колокольчиков. Но ничего не произошло, словно это был обычный мост, а вовсе не неодолимая преграда для демонов.
   - Иди вперед! Не задерживайся на мосту! - тревожный голос Кирена прозвучал словно очень-очень издалека. Марина послушно ускорила шаг и уже только на берегу решилась обернуться. Демона не было. И берега, с которого она пришла, тоже. За мостом колебалась пелена тумана, скрывающая все очертания.
   Марина вспомнила наставления Кирена и бегом побежала к домику на холме. Мало у нее времени, и нельзя терять его понапрасну. Запыхавшись, толкнула она дверь и в растерянности всплеснула руками.
   Огромная светлая комната, пронизанная солнечными лучами, была вся уставлена высокими шкафами. На полках лежали сотни хрустальных шаров. Целого дня не хватило бы, чтобы найти тот, который ей нужен.
   Смотрела Марина на эти шары, кусая губы. Ей чудилось, что прямо в голове ее тикают часы, отсчитывая драгоценные секунды. Нет времени искать, нет времени думать.
   Схватилась она за один из шкафов и изо всех сил дернула. Посыпались шары сверкающим градом, разбиваясь об пол и рассыпаясь на тысячи брызг. А Марина уже толкнула другой шкаф, третий... И пяти минут не прошло, как не осталось в комнате ни одного целого шара, лишь стремительно таяли осколки, на глазах превращаясь в воду и утекая в щели между досками пола.
   А Марина уже изо всех сил мчалась к мосту, прорываясь сквозь сильный ветер, толкавший ее назад. На мосту ветер стал почти непреодолимым, но она упорно шла вперед, цепляясь за перила. Шаг, еще один, все ближе и ближе становился берег. Но ветер не сдавался: плескал ледяной водой, швырял пыль в глаза, рвал платье, трепал волосы. Ладони скользили по гладким перилам. И когда, наконец, Марина не в силах была больше держаться, кто-то схватил ее за запястья и рывком втянул на берег.
   И ветер стих. А Марина впервые в жизни заплакала, склонившись головой на грудь своему спасителю.
  
   ***
  
   Долго ли Марина так стояла, ей и самой было неведомо. После бега, бури и страха она ощущала необыкновенный покой. Она бы и дольше так простояла, но руки, обнимавшие ее, снова начали обжигать, как тогда, с алмазом.
   Пришла в себя Марина и отстранилась. Демон не стал ее удерживать, молча отступил, и вдруг с ужасом увидела она ожоги на его ладонях.
   - Что это?! - воскликнула она.
   - Ничего. - Голубые глаза демона потемнели словно грозовые тучи, а руки он спрятал под свой широкий плащ. - Я благодарен тебе за беспокойство, дочь барона, но оно излишне. У нас все быстро заживает, а боль - лишь преходящее неудобство.
   Отвела взгляд Марина. Чувствовала она, что в ней причина этой боли, но именно причина, а не вина. Огляделась она - исчез и мост, и река, вновь стояли они у края поля с розовыми камнями. А где-то вдалеке бушевала гроза, и даже сюда доносились ее страшные раскаты.
   - Правильно ли я поступила?
   - Ты выбрала единственное верное решение. - Демон вздохнул. - А к чему оно приведет, мы еще узнаем. Иди же, дочь барона, теперь Хайден должен тебе одно желание. Смотри, не прогадай.
   Он растворился в воздухе, и Марина медленно побрела к дворцу. Шар она разбила, второе задание выполнила. Но не было спокойно у нее на душе, и не понимала она причины своего смятения.
  
   ***
  
   Странно и неласково встретил Марину Хайден. Не был доволен он, что разбила она все шары. Но пришлось ему признать задание выполненным, и согласился он исполнить обещанное желание.
   И вдруг поняла Марина, что ничего она от него не хочет. Жизнь и свободу просить было нельзя, а больше ей от Хайдена ничего и нужно не было. Решила она повременить.
   - Я сообщу свое желание завтра.
   Усмехнулся демон.
   - Если завтра ты будешь еще жива. Осталось третье задание.
   Его ледяной взгляд вернул Марине уверенность. Смятение исчезло, она вновь знала, что нужно говорить и как поступать. Голос ее обрел прежнюю твердость.
   - Я сообщу свое желание после третьего задания.
  
   ***
  
   В третий раз подряд Марине пришлось проснуться еще до зари. Но на сей раз Хайден привел ее не к полю с розовыми камнями, а в круглую башню с окном, забранным решеткой, которую оплетали густые лианы.
   - Третье задание будет простым и быстрым. Не пройдет и получаса, как ты либо выиграешь свою свободу, либо твоя жизнь наконец-то окажется в моей власти. - Он величественным жестом откинул полу жемчужно-серого плаща и указал на занимавшуюся зарю. - Когда покажется краешек солнца, один за другим зазвонят три колокола на башне. Твоя задача - всего лишь угадать, который из колоколов звонит.
   Нахмурила брови Марина. Не понравилось ей это задание, сердце сжалось от тяжелого предчувствия. Но бесстрашно посмотрела она в холодные глаза демона и сказала:
   - На башне пять колоколов.
   - Верно, - усмехнулся Хайден. Злая улыбка исказила его совершенные черты. - Серебряный, хрустальный, фарфоровый, золотой и ледяной.
   Он вышел на крепостную стену, оставив Марину стоять посреди башни.
   Все светлее и светлее становилось небо. Розовый свет зари окрасил светлые волосы Хайдена в цвет пламени. Едва дыша стояла девушка, вцепившись рукой в оконную решетку. Первый луч солнца, слепя глаза, сверкнул из-за деревьев, и одновременно раздался чистый, певучий звон.
   - Какой это колокол?!
   Лишь торжество, звучавшее в голосе Хайдена, заставило Марину как и прежде держаться и не показывать свой страх. Но какой же это колокол? Она лихорадочно пыталась угадать. О, небеса, лучше бы он просто убил ее, чем обрекать на муки выбора.
   - Хрустальный...
   - Хрустальный! - крикнула Марина, не успев даже понять, откуда прозвучала подсказка.
   Переломилась тяжелая балка, рухнул с башни хрустальный колокол и разбился на тысячу осколков. Побледнело лицо Хайдена.
   Но еще бледнее было лицо его двойника, устало прислонившегося к стене возле окна.
   - Здравствуй, дочь барона, - улыбнулся он через силу.
   - Спасибо, Кирен, - прошептала Марина, больше слов у нее не нашлось.
   Глаза демона потемнели.
   - Не благодари меня. Моя помощь тебя не спасет. Это территория Хайдена, и я теряю силы с каждой секундой. Я должен иметь на тебя права, чтобы защитить.
   Звон второго колокола прервал его.
   - Какой колокол? - грозно крикнул Хайден с крепостной стены.
   - Тебе придется уплатить мне за помощь, или ты погибнешь, - улыбка Кирена погасла.
   Марина закрыла глаза.
   - Значит, я погибну...
   - Серебряный.
   - Серебряный, - крикнула девушка Хайдену.
   Хрустнула вторая балка, и с грохотом ударился о камни площади серебряный колокол. Но не чувствовала Марина радости. Белый, словно полотно, Кирен с тоской смотрел на нее.
   - Уходи, - тихо сказала она, - меня не спасешь, а сам погибнешь.
   - Но почему?
   - Я готова потерять жизнь, но не себя.
   И в этот миг ударил третий колокол.
   - Уходи, - повторила Марина. Гордо выпрямилась она и расправила плечи, готовясь встретить поражение.
   Еле шевельнулись губы демона.
   - Ледяной.
   - Ледяной! - крикнула девушка.
   С громким треском сломалась третья балка, ледяной колокол разбился о камни, но даже не заметила этого Марина. Стремительно бросилась она вперед, чтобы удержать падающего Кирена. Не хватало ее слабых сил, подогнулись колени, но сумела она, стиснув зубы от напряжения, помочь ему сесть на скамью. Страшно бледен был демон, и не обжигали больше его руки, напротив холодны они были, словно лед.
  
   ***
  
   - Обманщица.
   Марина подняла голову и скрестила взгляд с взглядом Хайдена.
   - Закон это не запрещает, - Кирен открыл глаза. Слабо звучал его голос, но слышалась в нем решимость держаться до конца.
   Жестокая улыбка скользнула по губам Хайдена.
   - Закон защищает ее, но не тебя, предатель. - Он поднял руку, и в его ладони вспыхнул огненный цветок.
   - Стой! - встала перед ним Марина. - Стой, - повторила она, - ты мне кое-что должен. Не забыл? Мое желание такое: отпусти его.
   Словно вечность тянулись мучительные секунды, но все же дрогнул Хайден и отступил.
   - Ты свободен.
   Подала Марина руку своему спасителю, тяжело оперся тот на нее, и стали они спускаться из башни.
  
   ***
  
   Вновь увидела перед собой Марина поле с розовыми камнями. Сверкали и переливались прозрачные камни в лучах утреннего солнца. Оставалось всего несколько шагов до дороги, где кончались владения Хайдена, но чувствовала девушка, что не удастся так просто уйти.
   И действительно, стоило им ступить на обочину, как возник перед ними Хайден.
   - Вы не уйдете!
   Выпустил Кирен руку Марины и встал между нею и своим двойником.
   - Она тебе не принадлежит. Ты проиграл.
   Зло блеснули глаза Хайдена, искривила усмешка его губы.
   - Она и тебе не принадлежит. Ты не сможешь ее защитить. Я сильнее тебя.
   - Знаю. - Бледные щеки Кирена порозовели, голос приобрел прежнюю силу, а глаза засверкали синевой грозовых туч. - Потому ты и носишь мое лицо. Но зато я готов умереть. А ты?
   Сцепил Хайден ладони в замок, и воздух вокруг него заискрился маленькими молниями.
   - Закрой глаза, - тихо сказал Марине Кирен, - взгляд смертных не выдерживает таких ярких вспышек.
   Отступила Марина на дорогу, бросив последний взгляд на двух одинаковых мужчин с волосами оттенка лунного света и в жемчужно-серых плащах.
   Едва она успела закрыть глаза, как озарилось небо столь ярким светом, что Марине показалось, будто она вот-вот ослепнет. Она спрятала лицо в ладони, но для ослепительного света словно не существовало преград.
   И вдруг все прекратилось. Действительно все. Потемнело, пропали звуки, перестал дуть ветер. Отняла Марина руки от лица и с трепетом огляделась.
   Серые низкие тучи застилали небо, столь же серый туман клубился там, где раньше был прекрасный парк, розовые камни превратились в пепел. И по разным сторонам дороги лежали два неподвижных тела в припорошенных пеплом жемчужно-серых плащах.
  
   ***
  
   - Кирен! - Марина упала на колени возле недвижимого демона.
   Ресницы дрогнули, и улыбка засветилась в ярко-голубых глазах, похожих на полевые цветы, что растут во ржи.
   - Узнала?
   - Тебя я узнаю всегда.
   Легко поднялся на ноги Кирен, окинул взглядом серые тучи и небрежно стряхнул с плаща пепел. И сразу засинело небо, теплые лучи солнца озарили зеленый парк, а поле зацвело розами того же цвета, какого были камни.
   Но невесело было лицо демона, и вновь исчезла улыбка из его глаз.
   - Я всем тебе обязан, Марина. Жизнью, свободой, могуществом. - Одно едва заметное движение пальцев, и на дороге уже бьет копытами четверка белоснежных крылатых коней, запряженных в карету. - Ты можешь вернуться домой. Никто больше не посмеет тебя задерживать.
   Дрогнуло сердце Марины. В нерешительности смотрела она на карету. Получила она свободу, которой так добивалась. Но этого ли она хотела?
   - Странные у вас законы, и странные вы сами, демоны... властители мира, - грустно сказала она. - Приказываете, когда надо просить, просите то, что можно взять без разрешения, говорите, когда вас не слушают, и молчите, когда вас хотят услышать. Что теперь требуют ваши законы? Мне придется все забыть?
   Лишь молча кивнул Кирен.
   - А ты?
   - Я буду помнить.
   - Тогда, прощай. - Марина посмотрела прямо в лицо демону. - Спасибо за все, что ты для меня сделал. И в благодарность... - Она хотела коснуться губами его щеки, но к ее великому изумлению Кирен вдруг отшатнулся и побледнел.
   - Прости меня... - прошептал он.
   - За что? - высокомерно спросила девушка, уязвленная в самое сердце.
   - Хайден не зря назвал меня предателем. Но не перед ним я виноват, а перед тобой. И ничем я не лучше его.
   - Что же ты сделал?
   Кирен отвел поблекшие глаза, в которых почти не осталось синевы.
   - Я пытался обмануть тебя. Не знаешь ты наших законов. Властитель не может взять женщину силой. Можно уговорить, купить, запугать, обмануть, но если применить силу - лишишься магии, а иногда и жизни. Вот потому стоило мне просто коснуться тебя, как на моих руках оставались страшные ожоги. Но поцеловав демона, женщина отдает себя в его власть.
   Почувствовала Марина, как кровь прихлынула к ее лицу. В ужасе отступила она к карете.
   - Не верю...
   - Это правда. - Холод звучал в голосе Кирена. - Но это еще не все. Есть смертные женщины, которых мы называем властительницами судьбы. Их скрытый дар может расцвести только в союзе с одним из нас, а ее супругу такой союз даст особую великую силу. Поэтому так хотел получить тебя Хайден.
   - А ты...
   - И я. Но и это еще не все. Поцеловав демона, властительница судьбы отдает ему себя всю - душу, силу, разум и тело. Больше никто другой не сможет к ней прикоснуться. - Кирен наконец посмотрел Марине прямо в глаза. Лед звенел в его голосе, и таким же льдом застыл взгляд. - У нее больше не будет выбора.
   - Ты пытался обмануть меня. Хотел лишить меня выбора. Но почему?
   - Сначала - хотел переиграть Хайдена. Потом - спасти тебя любой ценой, даже против твоей воли.
   - А сейчас?
   В глазах Кирена вновь вспыхнула небесная синева, но сразу же он опустил взгляд.
   - Я люблю тебя. Но я не могу пойти с тобой в мир смертных. Я бы хотел просить, чтобы ты осталась со мной, навсегда отказавшись от своего мира. Но смею ли я требовать доверять мне после того, как я дважды тебя обманул?
  
   ***
  
   В оцепенении смотрела Марина на склоненную голову Кирена. Бросало ее то в жар, то в холод, и гулко стучало сердце.
   Понимала она, что настал тот миг, когда надо делать выбор. И будет тот выбор окончательным, после которого нет пути назад. Можно сесть в карету, умчаться отсюда, вернуться в отчий дом и навсегда забыть все, что произошло в замке Хайдена.
   Но сумеет ли она? Пусть исчезнут из памяти осколки колоколов у подножия башни, скользкие перила моста, комната с хрустальными шарами, поле розовых камней и даже Кирен. Но ведь останется эта тоска о чем-то непонятном, которая уже сейчас сдавливает сердце.
   И о непонятном ли?..
   Все еще неуверенно шагнула Марина к Кирену. И тут же вспыхнул в его взгляде огонь надежды, засветилась сквозь серый лед в глазах весенняя лазурь. Столь легко и радостно сразу стало у Марины на сердце, что поняла она - ее выбор правильный.
   - Кирен! - Уже без сомнений взглянула она в его синие глаза. - Сделала я выбор. Отдаю тебе добровольно свою душу, силу, разум и тело.
   Коснулась она легким поцелуем его губ, и словно вспыхнул мир вокруг новыми красками. Словно и не жила, и не чувствовала она раньше.
   А небо озарилось золотистым светом, и в разных уголках мира демоны и волшебники оторвались от своих дел и посмотрели на небо. И где-то далеко, в мире людей, знахарка замерла у котла с зельем, прислушалась к чему-то и сказала старому королю:
   - Родилась новая властительница судьбы. Что-то будет...
  
   ***
  
   Когда она закончила, слушатели вознаградили ее дружными аплодисментами и привычными вопросами о том, что там будет с героями дальше. Староста произнес длинную и запутанную речь, из которой девочка с трудом поняла, что он очень доволен тем, что в его краю есть кому доверить продолжение дела сказителей и бардов, несущих людям свет знаний и помогающих развеивать скуку повседневности. Пока Маришка пыталась сообразить, какое отношение она имеет к свету знаний, и что же ответить на такую пафосную речь, Кристинка и дочь старосты вцепились в Алиску с расспросами. Маришка краем уха услышала, что больше всего этих барышень интересовало, похожи ли волшебники из ее сказок на настоящих.
   - Да. Даже слишком, - говорила Алиска, - я и сама удивилась. Можно подумать, что у Маришки целая куча знакомых волшебников.
   - О, я обожаю демона Кирена, - щебетала Кристинка, накручивая на тонкий пальчик рыжеватый локон, - он такой очаровательный, я бы на месте Марины тоже в него влюбилась. Ой, только у меня вопросик, мы о нем давно спорим: Алиска, а у волшебников бывают шрамы? Это конечно очень романтично - шрам на щеке, но разве настоящий маг не может его просто убрать?
   - Может... но... - в голосе юной чародейки звучало сомнение. - Бывают такие шрамы, которые не убираются, например от боевых черномагических заклятий. А еще иногда волшебники специально оставляют шрамы, как напоминание. Вот у нашего директора, лорда Гринера, шрам на лбу, это его сам Черный Герцог полоснул, так он ни за что на свете от этого шрама не избавится, он им дорожит больше, чем всеми своими орденами вместе взятыми.
   Девушки дружно захихикали, сразу став почти подружками, ведь ничто не сближает представительниц прекрасного пола лучше, чем совместные насмешки над мужчинами.
   Маришка наконец вырвалась от не желавших ее отпускать слушателей и тоже хотела уточнить у сестры кое-что насчет волшебников, но ее тут же перехватила Кристинка.
   - Ой, Маришка, у меня такая новость, - таинственным шепотом шелестела она, - такая новость, ты просто не поверишь.
   - Только не говори, что ты опять влюбилась, - юная сказочница закатила глаза, - я не выдержу истории об очередном самом прекрасном в мире юноше.
   - Зануда, - надула губки Кристинка, - можно подумать, что ты не использовала мою несчастную любовь для своих сказок.
   Маришка посмотрела на подругу с удивлением и уважением. Она и не думала, что та настолько наблюдательна, чтобы заметить сходство своего неудачного романа со сказкой о морской принцессе и ловце жемчуга.
   - И какая же у тебя новость? - спросила она осторожно.
   Кристинка лукаво прищурилась и разгладила отутюженные складки на шелковом белом платье новомодного покроя.
   - Ни за что не угадаешь, - она покачала головой, - ни за что. Мой отец... - Девушка сделала эффектную паузу. - Мой отец вошел в сельскую сотню по королевству, и я поеду на осенний королевский бал!
   Да, это была новость, так новость. Маришка была вынуждена согласиться, что она действительно ни за что бы не угадала. Она знала, что отец Кристинки очень богат, не зря он уже много лет был членом краевого совета, а один раз даже назначался мировым судьей. Но войти в сотню самых богатых крестьян королевства, означает вместе с сотней ремесленников и сотней торговцев попасть в Королевский Совет, стать почти ровней знатным господам!
   - Значит, вы поедете в столицу?
   Кристинка кивнула.
   - Да! И я увижу самого короля, представляешь! Жаль только, что я не смогу попасть на бал в честь Дня Солнца, мне шестнадцать исполнится только через два месяца. Но уж на осеннем балу я буду лучше всех, я такое платье сошью, все столичные красавицы просто от зависти умрут.
   Маришке осталось только вздохнуть. Она конечно была очень рада за подругу, но легкой зависти это не отменяло. Оставалось утешать себя тем, что ей до шестнадцати еще ждать целый год, так что завидовать пока рано, ее в любом случае ни на какой бал бы не взяли. Это на сельские танцы можно ходить уже с пятнадцати лет, а в городах правила жесткие, до совершеннолетия никаких взрослых развлечений. А что там будет через год, загадывать пока рано.
   Но ее самоутешение ожидал еще один удар - Алиска поздравив Кристинку, громко заявила:
   - Я тоже буду на осеннем королевском балу. На летний не пойду, я обещала родителями провести День Солнца с семьей, но осенью как раз буду в столице...
   Тут и пояснять было ничего не надо, конечно же чародейке будут везде рады. Да, уж, в этот вечер Маришка ложилась спать с твердым убеждением, что мир несправедлив и жесток. Единственное, что ее чуток утешало, так это кольцо с тремя сверкающими камнями, которое она уже несколько месяцев носила на среднем пальце правой руки. И дело было не только в том, что теперь она читала любые иноземные книги, даже не замечая, что они написаны на чужом языке. Самым главным было знание того, что если очень-очень понадобиться, она сможет позвать на помощь волшебника. Настоящего великого волшебника, такого же, как в сказках.
  

***

   Утро началось со скандала. Как назло, Алиска, которая вообще-то была страшной засоней и по доброй воле до полудня из постели не вылезала, именно сегодня вынуждена была встать пораньше, чтобы успеть в лавку колдовской литературы до того, как та закроется. Сей подвиг Алиска совершила только потому, что ярмарка заканчивалась, и лавка в следующий раз должна была приехать только осенью. Поэтому юной чародейке пришлось таки встать в семь утра и плестись на площадь, проклиная всех жаворонков на свете и их идиотские поговорки о том, что все лучшие зернышки достаются ранним пташкам.
   Маришка же продолжала мирно спать, когда ее родители вдруг вспомнили, что младшей дочери сегодня еще надо успеть погладить свое праздничное платье. Это важное дело она вообще-то должна была сделать еще вечером, но вернулась от краевого старосты слишком поздно и потому сразу же легла спать.
   Хозяйка Ридон поднялась в мансарду и хотела было разбудить девочку, но тут ее внимание привлекло необыкновенно яркое сверкание. Она присмотрелась и ахнула - на пальце Маришки красовалось кольцо с тремя бриллиантами, стоившее не меньше всего этого дома, в котором они жили, когда бывали в городке. А может быть и больше, хозяйка Ридон не слишком разбиралась в драгоценностях - практики не было. Несколько секунд она соображала, что же делать, но тут девочка как раз проснулась, увидела, куда направлен взгляд матери, и сразу спрятала руку под одеяло.
   Этот вороватый жест окончательно убедил хозяйку Ридон, что дело с этим кольцом нечисто, и она решительно потребовала у дочери объяснений. Та не нашла ничего лучше, чем просто замолчать и не говорить вообще ни слова.
   К тому времени, как вернулась Алиска, скандал уже был в самом разгаре. Мать плакала, отец грозил всякими карами, а младшая сестра упрямо молчала, словно набрав полный рот воды. Попытавшись расспросить, что же такое происходит, юная чародейка сумела уяснить только, что весь шум из-за какого-то кольца.
   - Маришка, покажи кольцо, - попросила она, в надежде, что, увидев предмет спора, хоть поймет, из-за чего весь сыр-бор.
   Девочка неохотно вытащила руку из-под одеяла, вызвав этим новый взрыв возмущенных восклицаний.
   Алиска внимательно вгляделась в перстень с тремя сверкающими камешками и вдруг рявкнула, перекрывая все голоса:
   - Тихо! - и добавила уже более мягко, чтобы не шокировать замолчавших родителей. - Пожалуйста, тихо. Мама, папа, я прошу вас, выйдите, я сама поговорю с Маришкой.
   Хозяйка и хозяин Ридон вопросительно посмотрели на нее. С одной стороны, они привыкли доверять рассудительности и знаниям Алиски, но с другой им не очень-то по нраву было излишнее свободомыслие дочери-чародейки, набравшейся в школе всяких новомодных идей.
   Девушка поняла колебания родителей, подхватила мать под руку и зашептала:
   - Мама, пойми, это не просто кольцо, это - артефакт.
   - Артефакт? - растерянно переспросил отец.
   - Да! - Алиска потихоньку продвигалась к двери. - И такой сильный, что я его даже в руки взять не смогу. Вполне возможно, что Маришка действительно не может о нем рассказывать, на артефактах каких заклятий только нет, и заклятие молчания - одно из самых распространенных. - Она чуть ли не силой выпихнула родителей за дверь, сказав вслед: - Я разберусь и все потом вам объясню.
   Маришка спрыгнула с кровати и с подозрением посмотрела на сестру.
   - И что ты им сказала?
   Алиска фыркнула, прикрывая дверь и для надежности запирая ее на засов.
   - Правду, это надежнее всего. Ну а теперь признавайся, откуда у тебя такой сильный артефакт? Нашла?
   Девочка отрицательно покачала головой.
   - Нет.
   - Значит, подарили, - констатировала Алиска. - А такое кольцо мог подарить только действительно могущественный маг. Так?
   Маришка пожала плечами.
   - Наверное так, не знаю.
   - Что значит "не знаю"? - удивилась юная чародейка. - Так тебе его подарили?
   - Да.
   - И ты можешь отвечать только "да" и "нет"?
   - Да. И еще могу говорить "не знаю".
   Алиска вздохнула.
   - Ну теперь стало более-менее понятно. Случай как в учебнике. - Она затараторила речитативом: - Сильный волшебник делает человеку подарок, но рассказывать об этом подарке, как и о самом дарителе, нельзя, можно только соглашаться или опровергать предположения, пока спрашивающий сам обо всем не догадается. "Магические обычаи", часть вторая, под редакцией великого магистра Лоу. Как видишь, я уже основное поняла, о многом догадалась, так что теперь ты наверняка сможешь мне рассказать все остальное. Только я не поняла, что ты имела в виду, когда говорила "не знаю". Не знаешь, кто тебе это кольцо подарил, что ли?
   Маришка кивнула.
   - Он сказал только, что он - злой волшебник, - пояснила она, - и больше я ничего о нем не знаю. Честно говоря, я и в то, что он действительно злой, не очень верю.
   Тут Алиска ахнула и схватилась за голову.
   - Какая же я идиотка! Ну конечно, и как только я сразу не догадалась. Это меня те две болтушки отвлекли своими вопросами, а я ведь сразу подумала, что такие подробности обычно никто не придумывает, так описывают совершенно реального человека. Да и подробности уж больно знакомые...
   - Ты о чем? - захлопала глазами Маришка.
   - Скорее о ком, - отрезала ее сестра. - Как там у тебя в сказке о принцессе, волшебнике и лесной колдунье? "Молодой человек с серыми глазами, шрамом на щеке и тысячей странных улыбок". Он?
   Девочка со вздохом кивнула. Ох и наблюдательная же эта Алиска.
   - Он. А ты что, знаешь его?
   Юная чародейка фыркнула.
   - Еще бы мне его не знать! Это же лорд Алан!
   Маришка не поверила своим ушам.
   - Лорд Алан? Тот, который тебя на танец пригласил?
   - Да, - кивнула Алиска, - и теперь по крайней мере понятно, почему он выбрал именно меня. Какой удар по моему самолюбию, - девушка картинно закатила глаза, - хорошо, что одноклассники не знают, что он меня пригласил на танец потому, что он моей сестре кольцо подарил.
   Маришка смутилась, не понимая, шутит сестра или действительно расстроена. И на всякий случай пояснила:
   - Только он мне кольцо не просто так подарил, я бы просто так и не взяла. Он сказал, что это в благодарность за три услуги, а в сказках всегда так - волшебник обязан расплатиться за помощь.
   - И какие же три услуги ты ему оказала? - удивилась чародейка.
   - Да ерунду, - честно сказала Маришка, - разбудила, когда ему кошмар снился, потом рассказала легенду и потом показала дорогу.
   Алиска задумалась.
   - С виду и вправду ерунда, - медленно сказала она, - но что-то же должно за этим крыться, артефакты просто так не дарят. Ну ладно, главное, что мы выяснили - ты ни в каких опасных историях не замешана, так что маму с папой можно успокоить. Я сама им все объясню.
  

***

  
   Маришка не знала, что именно Алиска сообщила родителям и в каком виде она это преподнесла, но во всяком случае тема кольца была закрыта. Все делали вид, что ничего не произошло, и никакого скандала не было. Если бы не короткие взгляды, которые отец и мать все таки временами бросали на ее правую руку, девочка вообще могла бы подумать, что весь утренний разговор ей приснился.
   Алиска же куда-то пропала. Она появилась ближе к обеду, наскоро перекусила и тут же снова умчалась, бросив на ходу, что у нее важная встреча. С кем она там встречалась и зачем, никто и понятия не имел. Впрочем, юная чародейка давно уже перестала ставить родных в известность о своих делах, видимо руководствуясь принципом "меньше знаешь - лучше спишь".
   Вернулась Алиска почти в полночь и сразу вытащила как раз собиравшуюся ложиться спать Маришку вроде как на прогулку. Повод был глупее некуда, все знали, что ни та, ни другая не являются любительницами прогулок по ночной прохладе, предпочитая выходить на улицу в теплое дневное время. Но какой бы глупый повод ни был, а он давал законную возможность спокойно пройтись вдвоем по саду, не привлекая большого внимания. Почему Алиска захотела разговаривать именно на улице, а не дома, она пояснять не стала.
   Едва сестры зашли в беседку и сели на скамью, как Алиска придвинулась ближе к Маришке и громко зашептала:
   - Я выяснила насчет кошмаров!
   - Каких кошмаров, - растерялась девочка, не понимая, что вдруг нашло на ее сестрицу-чародейку.
   Но Алиску с толку было сбить трудно, она лишь передернула плечами и нетерпеливо пояснила:
   - Кошмаров лорда Алана! Ему действительно снятся кошмары, причем такие, что от них всякие пожары, грозы и землетрясения происходят. И если ты его разбудила от такого сна, то ты и правда оказала ему огромную услугу.
   - Скорее уж самой себе, - задумчиво сказала Маришка, - ну то есть всем нам. Ему-то никаких проблем, спит и спит, а нам землетрясения.
   Алиска замотала головой.
   - Нет-нет, ему тоже. - Она нервно оглянулась, покрутила в руках прутик и наконец решительно заявила: - Я тебе кое-что расскажу, только поклянись, что ты будешь помалкивать.
   - Обещаю, - у Маришки даже глаза загорелись. Опять тайны!
   Юная чародейка снова оглянулась, словно кто-нибудь мог к ним подкрасться и подслушать.
   - Ладно, - очень тихо прошептала она, - слушай. Дело в том, что в Луане так просто колдовать запрещено...
   Алиска объясняла долго и запутанно, судя по всему, она и сама не очень-то разбиралась во всех этих магических правилах и договорах между Школами. Ясно было только одно - Великие Школы уже много лет назад, кажется еще при Марине Доброй, объявили Луан заповедной зоной, в которой нельзя применять серьезную магию. Зачем им это было надо, Маришка не поняла, да и Алиска похоже сама не понимала. Она туманно сослалась на какие-то нейтральные зоны, где кто-то может чувствовать себя в полной безопасности. Зато она долго распространялась насчет того, что мир и покой в их стране сохраняется только благодаря этому договору.
   - А ты как думаешь, - глубокомысленно говорила она, - почему у нас даже разбойников нет? Во всех соседних странах от них никакого спасу, а к нам они и не заглядывают, хотя поживиться есть чем. И Имлан очень хочет расширить свои владения, даже на имперские земли посматривает, а мы тут рядом, без армии и ничегошеньки не понимаем в современной войне. Но князь Владен не дурак, он на Луан не пойдет, тут ему не с одним государством придется дело иметь, а сразу со всеми четырьмя Школами.
   Но вот что касается причин такого особого положения их маленького королевства, тут Алиска только разводила руками. Об этом в учебниках не писали и в школе не рассказывали. И то, что есть-то, юная чародейка узнала отнюдь не от учителей, а из своих источников, которые она разумеется не рвалась назвать.
   - Значит, если бы лорд Алан устроил серьезное землетрясение... - Маришка вспомнила, как напугалась тогда в хижине, когда начались подземные толчки.
   - Ему пришлось бы плохо, - подтвердила Алиска. - А учитывая, у скольких волшебников на него зуб, снисхождения бы ему не видать. Так что, ты ему очень помогла.
   - Но почему его так не любят? - искренне удивилась девочка, вспоминая приятное лицо молодого мага и его веселый голос.
   Алиска пожала плечами.
   - Меня в такие подробности не посвящают, я ведь всего лишь обычная чародейка, - в ее голосе звучали сожаление и легкая зависть, - но говорят, что его еще в первом классе пытались из школы выгнать. Какой-то знатный мальчишка обвинил его в серьезном проступке, а сам лорд Алан не мог себя защитить, он же тогда еще был не волшебником, а всего лишь учеником-простолюдином, его никто и слушать не стал.
   - И почему же не выгнали?
   - Да чуть ли не случайно - из непонятно какой странной прихоти леди Эльсиба и другие знатные одноклассники вступились за него, вот учителям и пришлось устраивать целое расследование и проверять, кто говорит правду. Того мальчишку, потом пришлось в Школу Юга перевести, ему у нас жизни бы не было. Но если верить слухам, это его не спасло - на каникулах он отправился смотреть подводный замок, попал в какую-то древнюю ловушку и погиб.
   Маришке вдруг пришел в голову неожиданный вопрос:
   - Алиска, а что ты то и дело эту леди Эльсибу упоминаешь?
   - Я? - растерялась чародейка. - Да ничего... Она просто вместе с лордом Аланом училась, потому и приходит на ум. А остальных их одноклассников я по именам не знаю, волшебниками-то стали только они двое, а остальные - простыми чародеями, как я.
   - Она красивая?
   - Ну... - Алиска растерялась еще больше. - Наверное. Я как-то не задумывалась. Но пожалуй она действительно довольно красивая, хотя видала я и покраше. Леди Эльсиба уж очень надменная и чересчур бледная. Правда, у них в семье похоже все такие. Она осенью со своим дядей приезжала, так тот вообще выглядел так, словно и не подозревает о существовании солнца. - В ее тоне сквозило ехидство. - Прямо-таки вампир, только что вылезший из гроба.
   Маришка засмеялась, но вдруг поперхнулась смехом и дернула сестру за рукав.
   - Надменная и бледная?! А... ты говорила, что она из знатного рода. Из какого?
   Алиска с удивлением посмотрела на сестру.
   - Девиан. Леди Эльсиба Девиан. А что?
  

***

  
   Видимо, на лице Маришки все было написано, потому что Алиска тихо охнула и схватилась за голову.
   - Что? Что ты там наговорила лорду Алану? И при чем тут леди Эльсиба?
   - Да не при чем она! - воскликнула девочка. - Я вообще о ней первый раз в жизни сегодня от тебя услышала! Просто я как раз волшебнику легенду о Бледном Князе рассказывала, а потом мы поговорили о Саймоне Девиане и его потомках.
   На лице обычно очень сдержанной Алиски отразилась паника.
   - Погоди-ка... так эта сказка, которую ты рассказала лорду Алану, и за которую он тебе подарил кольцо, была о Бледном Князе?
   - Ну да, - пробормотала Маришка. - А потом я ему показала, где находится замок Девианов. Он, между прочим, даже взял меня в этот замок...
   - О небеса! - Алиска уткнулась лбом в столбик беседки. - Вот с чего все пошло. - Она схватила сестру за руку. - Ты хоть понимаешь, что ты натворила?
   - Да что я такого натворила?! - Маришка выдернула руку и вскочила. - Я просто рассказала ему легенду. Ее можно прочитать в любом школьном учебнике. И я просто указала ему дорогу к замку, это мог бы сделать любой луанец.
   Юная чародейка ошалело посмотрела на нее и вдруг рассмеялась.
   - Маришка, да ты даже не знаешь, что творится в Империи! О, небо, с твоей подачи начались такие события, а ты даже и не знаешь!
   - Да что, что там могло начаться?
   Алиска покачала головой.
   - Даже и не знаю, с чего начать. Если говорить кратко, то уже полгода лорд Алан и леди Эльсиба воюют. Все волшебники в панике, последнее такое противостояние было лет сто назад на Восточном Континенте, и привело оно к развалу трех государств, бардаку в Школе Юга и едва не привело к полному опустошению северной части материка. Так, по крайней мере, утверждает учебник истории. А теперь вот и у нас такая война магов. И воюют они из-за того, что лорд Алан занял замок Девианов. По закону он имел на это право, поскольку замок пустовал уже больше ста лет. Но леди Эльсиба уже успела получить у императора Гаральда разрешение занять родовое гнездо сразу, как только она решит какие-то там имперские проблемы. И тут вдруг раз - ее старый враг успел поселиться там прежде нее. Уже и Школы пытались вмешаться, и император уговаривал их обоих отступиться, обещая подарить другой замок - ничего не помогает. Оба волшебника вцепились в замок Бледного Князя, и того и гляди от княжества Девиан одни руины останутся.
   - Но почему ты думаешь, что это именно я... ну что это после моей сказки, - пролепетала Маришка, перед глазами которой уже замелькали разрушенные дома, сожженные леса и прочие признаки войны, о которых она до сих пор только в книжках читала.
   - Потому, - отрезала ее сестра. - Ты когда с ним встретилась?
   Девочка поежилась от порыва холодного ветра, все-таки какое бы жаркое лето не стояло, а когда ветер дул с северных гор, по ночам холодало достаточно сильно.
   - За месяц до Нового Года, примерно. Я помню, что это было уже после дня рождения Марины Доброй. Ну ты же знаешь, что я никогда не помню ни дат, ни дней недели.
   - Ну вот. Именно тогда лорд Алан и занял замок Девианов. А все волшебники до сих пор гадают, как ему могла придти в голову эта идея. Да-а, - протянула она, - ну и натворила же ты дел, сестричка. - Алиска поглядела на испуганное лицо Маришки и обняла ее за плечи. - Да ты не нервничай так, - мягко проговорила она, - не так все страшно. Войны магов хороши тем, что они почти не затрагивают простых людей. Так что, насчет руин я просто так сказала, для красного словца. А враждуют лорд Алан и леди Эльсиба уже два года, с тех пор, как школу закончили. Даже не будь замка, они бы все равно нашли бы из-за чего сцепиться. Ты главное никому не рассказывай о своей встрече с волшебником, и все будет хорошо.
  

***

  
   На следующее утро Алиска снова расспросила Маришку о встрече с волшебником, а потом опять пропала, оставив только записку, что отправилась по важным делам, и что до ужина ее могут и не ждать. Маришка предполагала, что сестра занялась милыми ее сердцу карьерными делами, а проще говоря - ищет работу. Такие выводы она сделала не просто так, а можно сказать проведя настоящее расследование, в ходе которого выяснила, что все обычные платья на месте, зато из шкафа исчезла мантия выпускницы Школы Севера.
   Нельзя сказать, чтобы Маришку сильно обрадовало это открытие. Нет, она конечно ожидала, что деятельная Алиска не очень надолго задержится дома, но все же рассчитывала, что та хотя бы пару недель проведет у них, расскажет про школу, про волшебников. А теперь та найдет работу в большом городе и снова исчезнет на много месяцев, а если и будет появляться, то лишь на короткие дни, а то и часы. И даже если, как теперь мечтала девочка, Алиска последует совету лорда Алана и возьмет ее к себе в помощницы, все равно это будет только через год, когда Маришке исполнится шестнадцать. Закон строго воспрещал несовершеннолетним жить вне дома и работать без присмотра родителей или опекунов.
   Алиска как-то поясняла, что этот указ был принят покойным Карелом III, отцом нынешнего короля Томаша II, для того, чтобы плохие люди не могли заставлять детей работать на себя. Маришка в общем-то понимала, что это правильно и хорошо, но уж очень неудобно было то, что до шестнадцати лет можно было жить только вместе с родителями. Она еще поинтересовалась, так просто, из праздного любопытства, что же тогда делать сиротам. Но оказалось, что опекуном сирот считается сам король, а он везде дома, значит и сироты могут жить в любом городе страны, а работать им до шестнадцати лет вообще запрещено.
   Да, тогда Маришка и не думала, что сиротский вопрос ее хоть как-то коснется. Но человек предполагает, а небеса располагают. Нет, с родителями Маришки было все в порядке, благодарение всем небесам, духам и даже древним богам, верить в которых правда строго настрого запрещалось, что не мешало крестьянам все равно потихоньку им молиться - на всякий случай. Сейчас девочка тоже раздумывала, к каким высшим силам ей лучше обратиться, а все потому, что за день до конца ярмарки, когда все, кроме пропавшей Алиски готовились к завтрашнему летнему балу, приехала Каролинка.
   Да, что поделать, пришлось вспомнить, что в семье есть еще и старшая сестра, с наличием которой приходилось мириться. Каролинка была старше Маришки на целых одиннадцать лет и уже почти десять лет благополучно жила на другом конце страны, на самой границе с Маграном, в самом укрепленном городе Луана - Стефанове. Муж Каролинки, богатый купец со сложнопроизносимой фамилией, сам был выходцем из крестьян, его родители разбогатели на том, что первыми оценили и начали делать новый сорт вина - из побитого морозом винограда. Теперь такое вино делали все северолуанские крестьяне, а те, кто в свое время проявил дальновидность, уже давно мог не заботиться о хлебе насущном.
   Вот и муж Каролинки предпочел расстаться с сельским хозяйством и заняться торговлей с магранскими купцами, что, как нынче выяснилось, не довело его до добра. Да, ничего не поделаешь, Каролинка вернулась в отчий дом во вдовьем платье, которое правда шло ей ничуть не меньше, чем любая другая одежда. Все понимали, что такая красавица долго в одиночестве не засидится, тем более что муж оставил ей очень приличную вдовью долю. Но положенный год Каролинка собиралась прожить у родителей, как требовали приличия. К тому же она хотела увести подальше от опасных магранских знакомых, а главное - от не особо любящих ее свекра и свекрови, своего единственного сына, наследника основной части немалого отцовского состояния.
   Маришка старшую сестру почти не знала, а то, что все-таки о ней знала, было не особо хорошим. Каролинка вышла замуж и уехала на другой конец страны, когда младшенькой было всего пять лет, и с тех пор наезжала в отчий дом всего дважды: на проводы Алиски в школу магии и на похороны бабушки. И один раз Маришка вместе с родителями ездила в Стефанов, это было самое длинное и увлекательное путешествие в ее жизни. Но именно, что девочка предпочитала вызывать в памяти только поездку и красоты древнего Стефанова, но не старшую сестру. А вспоминая саму Каролинку, Маришка каждый раз думала, что такое невероятное несоответствие внешности и характера только в сказках можно встретить. Можно было подумать, что королеву из сказки о Спящей Принцессе и семи лесных духах прямо с Каролинки и срисовывали.
   И вот теперь, словно все складывалось против Маришки. Алиска должно быть вот-вот уедет, зато Каролинка со своим балованным сыном целый год будет отравлять родным жизнь своим кошмарным характером, королевскими замашками и непомерным самомнением.
   И никуда от нее не деться. Кошмар!
  
   ***
  
   Но прежде, чем Каролинка прибрала к рукам всю власть в доме и начала муштровать младшую сестру, Маришка все-таки успела сходить к ведунье Дагмаре. Сколько она ее не видела - страшно сказать. Вот с тех самых пор, как встретила в хижине лорда Алана. А ведь рядом живут, идти всего часа три, ну в плохую погоду три с половиной. Маришка четырежды пыталась ее навестить, но все никак не получалось. То погода портилась, и приходилось возвращаться, то ведуньи дома не было, а потом вообще Кристинка услышала от отца, что госпожа Дагмара на несколько месяцев уехала из Луана.
   Куда и зачем могла поехать ведунья, которая за всю Маришкину жизнь кажется ни разу не покидала Лесного края, вот уж загадка. Хотя, по правде говоря, госпожа Дагмара всегда была ужасно загадочной. С виду она была ведунья как ведунья, такая же, как другие, которых можно встретить на ярмарке. Но она не проводила брачные обряды, не давала детям имена, и только в самых крайних случаях приходила прочитать над кем-нибудь слова отходной молитвы. Маришка однажды спросила ее об этом, но госпожа Дагмара как обычно посмеялась и ответила, что она мол ведунья по призванию, а не по должности. И что бы это значило?
   Когда Маришка поднялась на холм, за которым и стоял домик ведуньи, она как всегда остановилась, чтобы полюбоваться очаровательным видом. Плетеный забор, крепко прикрученный к высоким кольям, весь увит пышными, не вянущими до самого снега, розами. Ставни резные, словно деревянное кружево, на крыше золотой петушок, и всюду много-много цветов. До чего же красиво, прямо как в сказке. Единственное, что Маришке совсем не нравилось, так это глиняные горшки, насаженные на колья забора. Непонятно для чего они вообще висят, ведь снять их без лесенки нельзя. И почему-то при взгляде на них девочка вздрагивала, а однажды ночью в темноте они даже показались ей похожими на черепа. Ох, и страшно было, пока она глаза не протерла и не убедилась, что это по-прежнему всего-навсего глиняные горшки.
   Во время обучения травоведению Маришка, кстати, не раз ночевала в доме у госпожи Дагмары. Правда, та не позволяла ей оставаться дольше, чем на две ночи подряд, говорила, что это плохая примета. А жаль, ей там очень даже нравилось, к тому же не надо было вставать ни свет ни заря, чтобы придти вовремя.
   Маришка остановилась у калитки и дернула за колокольчик. Какой бы желанной гостьей она не была, входить без приглашения нельзя, это девочка уяснила давным-давно. Да и ведунья Дагмара говорила, что ни один маг и ни одна ведьма не смогут сделать ничего плохого гостю, которого пригласили сами. Зато вот незваный должен еще как опасаться, его никакие древние законы гостеприимства не защищают.
   - Здравствуй-здравствуй, дорогая моя. О чем задумалась?
   А Маришка и не заметила, когда ведунья успела подойти к калитке. И как она при своем высоком росте - на голову выше Маришки - да крупной фигуре умудряется ходить так тихо и легко?
   - Добрый день, госпожа Дагмара. Я вспоминала ваши рассказы о законах гостеприимства.
   Ведунья улыбнулась, на ее румяных щеках заиграли веселые ямочки.
   - Ну, пойдем-пойдем, моя милая, я тебя чаем напою. Ты не разлюбила чай с мятой и душицей? - она сделала приглашающий жест и посторонилась, пропуская девочку во двор.
   Маришка заулыбалась в ответ.
   - Конечно, нет. К тому же, у меня травы никогда не получаются такими душистыми, как у вас. - Она протянула корзинку. - А это вам.
   - О, твои знаменитые пирожки!
   Тон госпожи Дагмары показался Маришке несколько странным.
   - Почему знаменитые?
   Ведунья всплеснула белыми руками.
   - Ну а как же, как же? Наши говорят, что лорд Алан назвал твои пирожки самыми вкусными на всем Северном континенте. А он знаток известный, зря хвалить не станет.
   Маришка почувствовала, как ее в краску бросило. Ну, надо же, ну лорд Алан!
  
   ***
  
   Чай у ведуньи Дагмары действительно был замечательный - вкусный, душистый, освежающий. Сама ведунья сегодня была в необычайно приподнятом настроении, все время что-то рассказывала, то и дело перескакивая с одного на другое. Из ее слов Маришка поняла, что она только недавно вернулась с какой-то важной встречи, где ей разрешили остаться жить здесь.
   - Разве вас хотели выгнать? - удивилась девочка.
   - Ой, солнышко мое, не то чтобы выгнать, - госпожа Дагмара сверкнула ярко-голубыми глазами и накрутила на палец кончик одной из своих толстых белокурых кос, - но я ведь не местная, мне просто разрешили пожить здесь. Срок разрешения вышел, но благодаря помощи моих друзей, его продлили.
   Маришка хотела спросить, почему ей нужно разрешение, чтобы здесь жить, кто его дает, и какие друзья помогли, но ведунья, не дав ей и слова сказать, сменила тему.
   - Пойдем, моя милая, я тебе покажу, какие травы мне привезли с Южного континента. Я таких ароматных уже сколько лет не видела, думала все, загубили люди природу, не хочет она больше дарить им что-то хорошее. Ан нет, просто в последние годы у нас дождей слишком много...
   В чем связь между дождями, ароматом и Южным континентом Маришка уловила довольно слабо, но смотреть травы пошла с удовольствием. Она вообще любила мастерскую ведуньи, что-то там было такое, особенное. Только к ткацкому станку, увешанному оберегами, она подходить больше не решалась. Госпожа Дагмара предупреждала, что нельзя касаться ни самого станка, ни ткани, ни тем более амулетов, но все эти колечки, бусинки, сухие цветы, перышки и прочие предметы, красиво переплетенные разноцветными нитками, выглядели так соблазнительно. В общем, один раз Маришка все же не выдержала и потрогала какую-то то ли ягоду, то ли бусину. Она хотела просто понять, ягода это или бусинка, и если бусинка, то из чего она, но вдруг зашаталась от непонятной слабости и потеряла сознание. Очнулась уже в другой комнате, а потом целый час выслушивала причитания госпожи Дагмары, что она мол не зря предупреждала ничего не касаться, вот от такой глупости девчонки и погибают. Маришке потом еще долго всякие странности мерещились, и, кстати, как раз в ту ночь горшки и показались на черепа похожими.
   Забавно, но госпожа Дагмара иногда напоминала Маришке Алиску. У сестры в комнате все вещи разбросаны, на столе бардак, на полу всякая ерунда валяется, зато книжки по магии, гербарии, пробирки, перья, коробочки с какими-то порошками - все разложено в строгом порядке, каждая вещь на своем месте. Вот и у ведуньи примерно так - углы мастерской затянуты паутиной, на полу стружки, обрывки ниток и прочий мусор, деревянная мебель забрызгана краской. Зато на ткацком станке ни пылинки, мотки разноцветных ниток разложены по полочкам, берестяные туески с травами расставлены в строгом порядке, а в корзинках красуются ровные стопочки белоснежных платков. Маришка этого не понимала, ну как можно быть такой аккуратисткой в чем-то одном и полной неряхой в другом?
   Вообще-то, травы травами, а она рассчитывала узнать у госпожи Дагмары что-нибудь важное и нужное. Но ведунья словно нарочно болтала и болтала о всякой ерунде, а стоило Маришке попытаться задать вопрос, посоветоваться или хотя бы перейти на более серьезную тему, как она отмахивалась и говорила:
   - Это все неважно, моя дорогая, это все мелочи.
   - Но почему неважно? - горячо возражала девочка.
   - Потому, что скоро-скоро все будет совсем по-другому, - загадочно говорила ведунья. - И судьба твоя не травы собирать и не волшебников пирожками кормить.
   - А в чем моя судьба? Сказки рассказывать?
   - И это тоже, - усмехнулась ведунья. - А разве плохо? Но ты и пирожки не забывай как печь, не только волшебники их любят.
   Так и ушла Маришка не солоно хлебавши, ни на один ее вопрос не ответила госпожа Дагмара. Только по привычке своей, когда провожала до ворот, на прощанье подмигнула и сказала:
   - Не забывай читать книги деточка моя. Сказки - это хорошо, но ты уже почти взрослая, а с подарком лорда Алана тебе доступна любая книга, даже написанная на древнем языке. Ох, и много интересного там можно прочитать. Много-много...
  
   Конец второй части. Продолжение следует...
  
  
   Примечания
  
   1 Луан делится на края (Лесной, Озерный, Луговой, Виноградный, Морской, Холмистый, Горный, Речной, Полевой, Болотный) и города, являющиеся самостоятельными административными единицами. Названия краев достаточно условны, поскольку леса, виноградники, реки и т. д. есть в каждом крае.
   2 Лорд - титулование знати, используемое в Вальденской Империи. По традиции так же называют и волшебников.
   3 В луанском языке, также, как в имланском, ново-вальденском и других языках руаланской группы, ударения в мужских именах ставится на первый слог, а в женских - на предпоследний. Женские имена всегда оканчиваются на "а". В названиях стран ударение ставится на последний слог.
   4 В Великих Школах учатся в два этапа. Первый одинаков для всех и составляет шесть лет. После него чародеи учатся еще два года, а волшебники - четыре года. То есть, если волшебник заканчивал основной курс тогда, когда Алиска училась во втором классе, он старше ее на четыре года, а значит закончил обучение два года назад.
   5 Стефан Великий - первый император Вальденской Империи. Был вальденским князем, потом присоединил несколько соседних мелких княжеств и принял королевский титул. Императором стал когда объединил со своим княжеством крупное королевство Руалан, на чьей наследной принцессе Эльсибе был женат.
   6 Нравы среди волшебников действительно очень свободные, гораздо свободнее, чем у всех других слоев населения. Они нечасто вступают в законный брак, да и наличие внебрачных детей у них не считается проблемой. Поэтому порядочным девушкам общаться с волшебниками не рекомендуется.
   7 В Луане краями и городами управляют королевские наместники. При них есть краевые и городские советы, избираемые из самых богатых и влиятельных граждан. Староста назначается наместником из числа членов совета, и отвечает за социальные вопросы и благоустройство. Кроме старосты наместник назначает мирового судью, начальника полиции и торгового советника. Начальник почтовой службы, командир стражи, судья по уголовным делам и королевский чародей назначаются самим королем.
   8 Черный Герцог - великий волшебник, около двадцати лет назад пытавшийся при поддержке нескольких молодых чародеев из знатных семей создать свое независимое государство на Южном континенте. Когда поражение стало неминуемым, он взорвал замок и сам погиб под его обломками. Его бывшие сторонники разбежались в другие страны, где их особо и не преследовали, поскольку реальной опасности без своего талантливого руководителя они не представляли.
   9 В Луане господином и госпожой называют только знатных и особо уважаемых людей. Остальные зовутся просто хозяином и хозяйкой.
   10 Городами в Луане называются только бывшие крепости, ныне наделенные правами самостоятельных административных единиц, остальные населенные пункты городского типа зовутся городками и по статусу ничем не отличаются от деревень.
   11 Новый Год большинство стран на Северном и Западном континентах празднуют на зимнее солнцестояние (по-нашему - в 20-х числах декабря)
   12 Королевство Магран - западный сосед Луана, довольно обширная страна. Король Маграна избирается из представителей шести древнейших родов, и последние двести лет страна находится в состоянии постоянных гражданских войн. Магран также считается приютом для разбойников и действительно никогда никого не выдает, но могущественные соседи не вмешиваются, предпочитая сохранять его как буферную зону, а также как место, куда можно сплавить своих преступников.
   13 Стефанов - почти все города Луана названы именами королей, закладывавших эти крепости, или их наследников.
  
  
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"