Обломова Екатерина: другие произведения.

Сказочница. Часть 6: "Драконы, оборотни и королевские тайны"

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Любая сказочница мечтает на самом деле повстречать волшебников и драконов и, конечно, получить в женихи настоящего принца. Вот только что с ними всеми потом делать? Особенно если ты лишь недавно закончила школу и замуж пока не собираешься.

  Вот уж такого поворота Маришка точно не ожидала.
  Даже не закончив ужин, они с обоими бандитами снова сели в карету и на полной скорости помчались куда-то на север. Правда, высокий похититель явно чувствовал себя слегка неловко, поэтому даже постарался слегка ободрить ее. Он виноватым тоном пояснил, что бояться не надо, это дело обычное, когда похищенных красавиц продают волшебникам, желающим этих красавиц купить. После такой продажи, красавица считается вроде как похищенной уже самим волшебником, со всеми вытекающими последствиями.
  Маришка осторожно попросила пояснить насчет последствий. Ее конечно радовало слово "красавица", которое так часто звучало из уст похитителя, но вот эти предполагаемые неизвестные "последствия" сильно нервировали.
  Но оказалось, что все не так уж страшно. Имелись в виду обычные условия, на которых с древнейших времен волшебники похищали принцесс. Давным-давно великие Школы создали этот список условий, чтобы самовольство темных магов не восстанавливало людей против всех волшебников. Времена изменились, теперь такие похищения стали редкостью, но список продолжал действовать, поэтому Маришка сразу успокоилась - по крайней мере ничего страшного ей не грозило, ну посидит в башне, подождет, пока ее придут освобождать. В общем, побудет настоящей сказочной принцессой, как всегда хотела. Правда оставалось смутное чувство, что хотела-то она чего-то другого...
  Ехали они не так уж долго. По правде говоря, Маришке даже странным казалось, что от вчерашнего разговора с Карелом о шахматах ее отделяют какие-то одиннадцать-двенадцать часов, не больше. Впрочем, Луан не мог похвастаться большими размерами, да и ехали они на север, к Черным горам, отделявшим их от Империи, снежные вершины которых были видны даже с балкона королевского дворца.
  Но все же столько часов в карете, без возможности размять ноги (а останавливались они всего два раза по несколько минут), даром не прошли. И когда высокий похититель открыл дверцу, Маришка буквально вывалилась оттуда, радуясь уже хотя бы тому, что больше не надо никуда ехать.
  - Пойдемте, госпожа, - бандиты явно нервничали, поглядывая на что-то за спиной девочки.
  Она тоже обернулась и тихо ахнула.
  На фоне светлого утреннего неба черной, четко очерченной громадой, возвышался замок Бледного Князя.
  Маришка узнала его мгновенно. Пусть она и видела его полуразрушенным, заросшим мхом, с разбитыми воротами, а сейчас его камни были отполированы до блеска, а над устремленными ввысь башнями развевались черно-золотые стяги. Но это был он, никаких сомнений. Разве можно забыть этот прекраснейший в мире замок, словно сошедший со страниц старинной книги легенд и преданий. В бледных лучах холодного зимнего солнца он смотрелся особенно величественным и неприступным, девочка разглядывала его, трепеща от восторга, словно очередная сказка сбывалась прямо у нее на глазах.
  Когда у Маришки хватило сил отвести взгляд от замка, она увидела, что всего в нескольких сотнях шагов от нее начиналась пропасть, через которую перекинут мост, шириной как раз чтобы разъехались две кареты. Похоже, это был единственный путь к замку Девиан, но волшебник предпочел не полагаться на естественные преграды и окружил свое жилище еще и магической стеной. Девочка разглядела ее почти сразу - прозрачная мерцающая дымка, чуть радужная словно мыльный пузырь, начиналась за мостом и окутывала замок со всех сторон.
  Похитители повели Маришку прямо к этому мосту. И надо сказать, она шла гораздо охотнее, чем они. Когда до пропасти оставалось шагов двадцать, девочка уже гордо вышагивала впереди, а за ней неуверенно плелись оба бандита. И если маленький просто и открыто боялся, то высокий явно нервничал не от страха, а по какой-то своей, не очень понятной Маришке причине.
  Около моста, они остановились, и высокий похититель после короткого колебания взялся за веревку колокола, который держал в пасти маленький золотистый дракон, сидевший справа от моста. Слева стоял серебристый единорог, но оба бандита старались держаться от него подальше. Маришка вспомнила, что в книгах часто писали про старинный обычай ставить возле замков волшебников такие фигуры - в колокол единорога звонили приходившие за помощью. А кто по делам - ударяли в колокол дракона.
  Золотой колокол дрогнул, когда высокий похититель потянул за веревку. Гулкий басовитый звук прокатился над ущельем, чуть поколебалась радужная стена, а внезапный порыв холодного ветра разогнал остатки утреннего тумана. Маришку пробрала легкая дрожь, так все было похоже на настоящую волшебную сказку. Но как бы увлекательно это все ни было, ее не оставляла озорная мысль о том, что похитителей ждет большой сюрприз, когда они начнут продавать ее волшебнику.
  
  ***
  
  Маришка и похитители ждали уже около получаса, продрогли на холодном ветру, а волшебник как-то не торопился появиться. Девочка едва сдерживала ехидство, глядя на все более бледнеющие и вытягивающиеся лица похитителей. Так и хотелось с самым невинным видом обронить пару слов о том, что похищение девиц - не их стихия, пусть займутся лучше сельским хозяйством.
  Солнце снова скрылось за тучами, и развеявшийся было туман опять пополз из расщелин, заволакивая пропасть и создавая обманчивое впечатление безопасности и близости дна. Особенно длинные языки тумана добрались до моста и начали закутывать его в серую пелену. А один плотный сгусток даже принял форму человеческой фигуры и начал приближаться...
  Маришка моргнула. Невероятно! Сгусток становился все плотнее, туман превращался в прозрачные капли, которые постепенно сливались воедино, теряя при этом прозрачность и обретая плотность и краски. Человек приобретал все более и более четкие очертания, и к тому моменту, когда он прошел половину моста, только слепой не узнал бы лорда Алана.
  Похитители, заметившие появление волшебника гораздо позже Маришки, поспешно склонились в почтительных поклонах. Девочка же дождалась, пока молодой маг окажется в двух шагах от нее, после чего старательно изобразила придворный реверанс, на обучение ее которому леди Анна и принцесса Альмина все-таки не зря потратили несколько дней.
  - Приветствую лорда Алана, - жеманно пропела она.
  Судя по тому, как ехидно заулыбался волшебник, он вполне оценил ее кривляние. Проигнорировав обоих мужчин, он дружелюбно кивнул Маришке.
  - Рад видеть воспитанницу луанского короля.
  Похитители растерянно переглянулись.
  - Лорд Алан... - осторожно начал высокий, но маг не дал ему договорить.
  - Боюсь, Ричард, что похититель из тебя такой же неудачный, как и коммерсант, - в голосе волшебника звучала нескрываемая насмешка. - Скажи мне только одно - как ты, чародей, умудрился не проверить, нет ли у девушки с собой артефактов?
  Высокий растерянно переспросил:
  - Артефактов?
  Маришка гордо протянула руку с волшебным перстнем. Камень, подтверждая слова лорда Алана, полыхнул золотистым светом, словно в нем прятался лучик полуденного солнца.
  - О, небеса... - прошептал маленький бандит и зло посмотрел на своего товарища. С того слетели все остатки уверенности, он уныло опустил голову и промямлил:
  - Мы не знали, что это ваша ученица... Нам можно уйти?
  Лорд Алан посмотрел на Маришку. Та кивнула, в конце концов, она же не злопамятная, да и похитителей даже жаль слегка, совсем они какие-то невезучие.
  - Можно, - кивнул волшебник. - И знаешь, Ричард, я сегодня такой добрый, что готов даже заплатить тебе, если ты добровольно скажешь, кто вас обоих нанял и с какой целью.
  - А если не скажет? - заинтересовалась Маришка.
  Лорд Алан чуть склонил голову на бок и лучезарно улыбнулся.
  - Тогда просто прочитаю мысли. Бесплатно, разумеется. Но не хотелось бы так поступать с бывшим одноклассником.
  Ричард угрюмо ответил:
  - Вслух сказать не могу, слово дал. Читай мысли, блокировать их не буду.
  Волшебник чуть прищурил глаза. Ничего вроде бы не изменилось, но Маришке показалось, что ветер на миг утих, птицы перестали щебетать и даже маленький ручеек, журчащий неподалеку, приостановил свой бег. Но это ощущение тут же прошло.
  - Спасибо, Ричард, - лорд Алан отвел взгляд, и в его руке, откуда ни возьмись, появился кошелек. - Твоя награда.
  Похитители переглянулись, и высокий неловко шагнул вперед, чтобы взять деньги.
  - Надеюсь, госпожа на нас не в обиде? - осторожно поинтересовался он.
  Маришка пожала плечами. Да что на них обижаться, в конце концов, они же просто наемники.
  - Я вас прощаю, - сказала она тоном королевы, дарующей помилование.
  Волшебник улыбнулся.
  - Вот и отлично. - И не глядя больше на похитителей, подал девочке руку. - Прошу, дорогая гостья, я провожу вас в мой замок.
  
  ***
  
  Вот так под руку с волшебником Маришка вступила на широкий двор легендарного замка Девиан. Конечно, она там уже бывала, что немного уменьшало торжественность момента, но с другой стороны, тот случай считать не так уж и обязательно, ведь тогда здесь были только развалины. Теперь же и сам замок и окружающий его парк выглядели отлично ухоженными. Кстати, оказалось, что за стенами гораздо больше места, чем казалось снаружи, там уместился не только сам огромный замок, но еще и довольно много деревьев, большинство из которых даже посреди зимы радовали глаз яркой зеленой, желтой или красной листвой. Между мраморными плитами дорожек не было ни травинки, сверкала позолота на чугунном литье оград и дверей, весело струились фонтаны. Вроде бы Маришка уже и привыкла к богатству луанского королевского дворца, но пожалуй здесь было еще роскошнее, да и красивее. Видно было, что хозяин этого замка вложил в его восстановление и украшение очень много сил, ну и явно не экономил.
  Лорд Алан вдоволь насладился ее восхищением, а потом под звуки льющейся непонятно откуда музыки гордо повел Маришку к замку. Но на полпути он вдруг остановился и глядя куда-то вверх сказал:
  - Познакомься, это Луи, - в его голосе звучало едва заметное недовольство.
  Удивленная девочка подняла голову и едва удержалась от того, чтобы завизжать.
  На декоративной арке сидел золотистый дракон. Настоящий! Точно настоящий - он с интересом разглядывал Маришку, моргал и задумчиво покачивал чешуйчатым хвостом.
  - Привет, Алан! - жизнерадостно пробасил он. - У тебя новая принцесса? Аппетитная, - он подмигнул и облизнулся.
  Перепуганная девочка спряталась за волшебника. Тот недовольно нахмурился и произнес очень веско, чеканя каждое слово:
  - Луи, слушай меня внимательно. Это, - он указал на Маришку, - госпожа Марина, воспитанница луанского короля и моя старая знакомая. Поэтому, будь добр разговаривать с ней вежливо, а главное - избавь нас обоих от твоих пошлых шуток.
  Дракон сконфуженно фыркнул:
  - Прошу прощения, юная госпожа, мы, драконы, хорошим манерам не обучены, так что не сердитесь, если что не так.
  Говорил он добродушно, но как-то демонстративно простонародно, Маришке даже показалось, что он над ней издевается. Судя по всему, лорд Алан подумал то же самое, поскольку он снова нахмурился и довольно резко спросил:
  - Что ты вообще здесь делаешь?
  - Я прилетал в гости к Норду, - с достоинством ответил дракон, - мы же родственники, хоть и дальние. Вот, посидели, съели овцу, поболтали о том, о сем...
  - Ясно, - оборвал его волшебник, - поболтали и хорошо, а теперь лети отсюда. Давай, давай, - он дернул дракона за крыло, - и чтобы я тебя на этой неделе больше не видел.
  - Как, - возмутился Луи, - неужели ты меня даже на завтрак не пригласишь? Где твоя хлебосольность, где сострадание к несчастному голодному представителю вымирающего вида?
  Он говорил с такой искренней грустью, что Маришке стало его даже жалко. Но лорда Алана так легко было не пронять, он без малейшего сострадания заявил:
  - Ты ведь овцу съел, сам только что сказал. Значит не голодный. Овца была моя, поэтому свой долг перед вымирающим видом я выполнил. Лети отсюда.
  Дракон тяжело вздохнул, утер краешком крыла несуществующую слезу и кивнул Маришке.
  - Прощайте, юная госпожа, меня прогоняют.
  Он расправил золотые крылья, и отполированная чешуя засверкала в солнечном свете, переливаясь всеми цветами радуги. Девочка затаила дыхание, так поразила ее эта необыкновенная, не поддающаяся описанию красота.
  - Хорош, правда, - прошептал ей на ухо волшебник. - Это он специально позирует перед тобой, тщеславен до ужаса.
  - А он правда вымирающий? - Маришка не могла оторвать глаз от сияющих крыльев.
  Лорд Алан с сожалением кивнул.
  - Златогорских драконов почти не осталось. Чешуя у них из настоящего золота, и самоуверенность огромная, вот и повыбили почти всех. Самые умные спрятались здесь и в Луане, Империя объявила охоту на них вне закона, но прежнюю популяцию вряд ли удастся когда-нибудь восстановить.
  Дракон тем временем взмахнул крыльями и взмыл в небо. Хотя, говоря по правде, слово "взмыл" тут не совсем подходило, все-таки летел Луи не так уж грациозно, а скорее даже тяжеловато. Недавно съеденная овца явно не прибавляла ему легкости и изящества. Но все равно было очень красиво.
  Лорд Алан тоже с удовольствием понаблюдал за взлетом, но потом, вдруг вспомнив что-то, крикнул вслед:
  - И чтобы никому ни слова! Понял?! Предупреждаю - крылья оборву!
  - Обижаешь! - крикнул в ответ дракон. - Ты же меня знаешь! - он сделал красивый вираж над замком и полетел на восток.
  - Вот именно, что знаю, - пробормотал волшебник. - Болтун. - Он подождал, пока золотистая фигурка растает вдали, потом приставил к глазу невесть откуда взявшуюся в его руках подзорную трубу. - Ну конечно, так я и думал! Дождался, пока улетел из пределов видимости, и свернул на север. Совсем обнаглел.
  - А что это значит? - сгорая от любопытства спросила Маришка.
  Лорд Алан опустил трубу и пояснил:
  - Докладывать полетел.
  Девочка хихикнула.
  - Похоже, он вас совсем не боится?
  - Ну не то чтобы совсем, - усмехнулся волшебник, - но знает, подлюга, что я отходчивый. А вот кое-кто другой и правда может крылышки пооборвать.
  Маришка хотела было спросить, о ком речь, что и главное кому собирается докладывать Луи, и вообще, ей много чего хотелось спросить. Но лорд Алан так решительно зашагал к замку, что девочке тоже ничего не оставалось, как последовать за ним, отложив свое любопытство до более удобного случая.
  
  ***
  
  Комната была прелестна. Точнее, даже не комната, а комнаты - судя по всему, места в замке было предостаточно, и Маришке выделили покои, состоящие из спальни, гостиной и ванной комнаты. Зато, у лорда Алана не было слуг, поэтому она довольно намучилась, расшнуровывая корсет. Как здесь раздеваются и одеваются настоящие принцессы, которых, если верить похитителям, в замке было даже несколько, она и представить не могла. Кто-то все-таки должен им помогать, ведь если снять корсет в одиночку еще можно, то зашнуровать его на себе без чьей-либо помощи совершенно нереально.
  Впрочем, Маришка тут же отмахнулась от этих мыслей и радостно залезла в горячую ванну. Она слишком замерзла, стоя на холодном ветру, поэтому сейчас ее не интересовало ничего, кроме возможности согреться и помыться. Лорд Алан сказал, что завтрак будет через час, так что времени оставалось не так уж много, надо же успеть высушить волосы, одеться и найти дорогу к столовой. Вот смех, завтрак в такое время, на часах-то почти полдень, в деревнях уже обедать садятся. Ну и поздно же он встает. Хотя, злым волшебникам по статусу положено вести ночной образ жизни. Интересно, кстати, лорд Алан не отказался от идеи быть именно злым волшебником? Судя по черной мантии - нет, да и принцесс добрые маги не похищают.
  Маришка вылезла из ванной и закуталась в пушистое полотенце. Мраморный пол холодил ступни, поэтому она быстро добежала до ковра и уже там стала старательно вытирать волосы.
  Злой волшебник! Ну не шутка ли? Даже дракон его не боится, вон полетел ябедничать кому-то, что у лорда Алана в замке новая принцесса. Интересно, кого это так волнует? Наверняка, Советницу императора леди Эльсибу, кто же еще рискнет вмешиваться в дела волшебника, пусть даже он и творит не совсем законные дела. Если верить Алиске, Советница и так имеет зуб на лорда Алана за то, что он присвоил себе ее замок. А тут он сам дает оружие против себя - похищает девиц и укрывает их на территории Империи.
  Маришка поплотнее замоталась в полотенце перед тем, как пройти из теплой ванной в более прохладную спальню. Лорд Алан уверял, что в гардеробе она найдет любую одежду. Девочка огляделась. Ага, гардеробом он называл, оказывается, еще одну маленькую комнатку, полностью заполненную платьями, накидками, шляпами, блузками и юбками. Маришка наугад вытащила какое-то платье и приложила к себе. Длина, во всяком случае, оказалась та, что нужно. Интересно, это магия такая - наряды подходят любой девушке, которая берет их в руки? Впрочем, об этом лучше у лорда Алана спросить. А пока Маришка подхватила в другую руку ворох белья и нижних юбок и вернулась в ванную к огромному зеркалу. Корсета не было, увы, но не приставать же с этим вопросом к хозяину - неприлично. Так что, она махнула рукой на правила и решила одеваться без корсета, в конце концов она же не принцесса, столько лет обходилась без него, обойдется и сейчас. Если платье волшебное, оно и так должно быть впору.
  К тому времени, как Маришка оделась и вышла в коридор, часы показывали половину первого, а значит, до назначенного времени оставалось еще десять минут. Теперь надо было дорогу в столовую найти. Девочка огляделась, чувствуя себя неловко в этих пустых коридорах. Лорд Алан говорил, что все вопросы надо задавать вслух, тогда и ответ будет. Поэтому, Маришка, дойдя до лестничного пролета, кашлянула и осторожно спросила, чувствуя себя глупее некуда:
  - Простите, а как найти столовую?
  Ее голос отдался слабым эхом. И тут со стены слетел один из канделябров, свечи в нем вспыхнули, и он неспешно полетел вниз по лестнице. Маришка подобрала юбки и начала спускаться следом по крутым ступеням.
  Через два этажа канделябр свернул налево, пролетел через анфиладу небольших комнат и наконец устроился на стене около какой-то двери, за которой слышался разговор. Маришка прислушалась, опасаясь, что вдруг не туда попала, да и любопытно ей конечно было, кто там и о чем разговаривает.
  Звучный женский голос с сарказмом говорил:
  - Ах вот как? Не ожидала, не ожидала... Ты решил сбавить свои амбиции? Рубить дерево по себе, кажется так говорят в простонародье?
  - Твой источник не слишком надежен, Эльси, - весело, и разве что с легкой-легкой натянутостью, отвечал голос лорда Алана, - но ты права как всегда. Дерево действительно надо рубить по себе, кстати - хорошее выражение. Тем более ты права в моем случае. Двойная фамилия у жены волшебника, что может быть унизительнее?
  Повисла пауза, видимо собеседница лорда Алана не сразу нашлась, что ответить. Маришка, не вытерпев, осторожно нажала на ручку и заглянула в образовавшуюся небольшую щель.
  В ярко освещенной комнате, обставленной в совершенно современном, но вполне элегантном, стиле, за овальным столом, сервированным для чаепития, сидели двое. Первый, это разумеется, сам лорд Алан, сменивший черную мантию на белую рубашку и серый жилет ультрамодного покроя, при луанском дворе такие носили пока только записные модники Карел с Михалом. Напротив него сидела темноволосая молодая женщина в свободном белом одеянии. Маришка ее видела впервые, но догадаться, кто это, было проще простого. Кто как не имперская Советница леди Эльсиба может так разговаривать с волшебником. Да и Алиска описала ее довольно точно - бледная, с черными волосами, лицо интересное, но черты жестковаты, губы тонковаты, и вообще видела она девушек и покрасивее.
  - Маришка, заходи, - прервал ее размышления голос лорда Алана. Девочка смущенно вздохнула и распахнула дверь. И как он ее заметил? Не иначе, как через стены видит... затылком. Сидел-то он к двери почти спиной.
  - Добрый день, лорд Алан, - скромно сказала она, - добрый день, леди... - на всякий случай, Маришка решила не называть Советницу по имени, мало ли что. Вдруг она все-таки ошиблась, или может быть волшебник не хочет, чтобы она знала, кто это. Но тот сразу же развеял ее опасения.
  - Познакомьтесь, - бодро сказал он, - леди Эльсиба, Советница императора Гаральда. Марина Ридон, воспитанница короля Томаша.
  - Очень рада, - дружелюбно улыбнулась волшебница, ее резкие черты смягчились, и она сразу стала гораздо симпатичнее, - я много о вас слышала от Алисы.
  - Я тоже очень рада, - Маришка чуть поколебалась, опасаясь попасть впросак, но все же решила, что надо сделать реверанс, ведь перед ней не кто-нибудь, а такая важная дама.
  Лорд Алан как-то странно усмехнулся, но вполне доброжелательным тоном сказал:
  - Эльси, позавтракаешь с нами?
  Но Советница покачала головой.
  - Нет, нет, Алан, я спешу. Да и не вправе я отнимать твое время у столь очаровательной гостьи.
  Она встала, может быть чуть-чуть излишне резко оттолкнув стул, из-за чего у Маришки возникло ощущение, что спокойствие в голосе леди Эльсибы не совсем соответствует ее истинным чувствам.
  Лорд Алан вежливо поднялся, но не сделал жеста ни чтобы удержать молодую волшебницу, ни чтобы проводить ее. Впрочем, та и не нуждалась в провожатых, она просто закуталась в свою просторную белую мантию и растаяла в воздухе.
  - Ух ты! - не удержалась от восторженного восклицания Маришка. - А прилетает она так же? - ей пришло в голову, что нет ничего хорошего в таких вот визитерах, которые появляются прямо из воздуха, ведь мало ли чем хозяин занят.
  - Нет, конечно, - усмехнулся лорд Алан, - телепортация не так проста, да и мой замок от нее хорошо защищен. Леди Эльсиба может появиться только около моста, где стоит магическая Веха, а дальше идет как все - пешком... - он вдруг покачнулся, закрыл глаза и оперся правой рукой на стол.
  Маришка заметила, что левая рука волшебника как-то странно прижата к груди, а на зажмуренных глазах вроде бы даже слезы показались.
  - Вам больно?! - ахнула она.
  Тот судорожно схватил ртом воздух и рванул воротник рубашки так, что верхняя пуговица отлетела в угол. На мгновение блеснула знакомая девочке серебряная цепочка, но лорд Алан уже перестал задыхаться и быстро застегнул откуда-то вновь взявшуюся пуговицу.
  - Все в порядке, - он бодро улыбнулся. - Приступим к завтраку? Готов поклясться, ты никогда не пробовала таких восхитительных кексов. Даже при императорском дворе их готовят хуже.
  Похоже, задавать какие-то вопросы опять было бесполезно. Маришка с сожалением вздохнула и принялась за кексы, которые кстати и правда были восхитительны.
  
  ***
  
  Сидеть в плену у волшебника оказалось довольно интересно. И чего принцессы в сказках вечно жалуются и слезы льют? Хотя, по правде, Маришка догадывалась, что не всем так везло с волшебниками, как ей. Да и сидела она всего-навсего два дня, за такое время в новом месте соскучиться может только самый скучный человек в мире.
  Тем более, в замке у лорда Алана то и дело происходило что-нибудь интересное. То Норд, сторожевой карликовый дракон, к которому и прилетал золотой Луи, начал в фонтане купаться, залил водой все дорожки, а потом улепетывал от рассерженного хозяина, который грозился превратить его в ящерицу. То вдруг волшебнику взбрело в голову разбить новый цветник, и Маришка словно зачарованная три часа наблюдала, как распускаются экзотические цветы и сплетаются причудливые лианы, превращая голую террасу в сказочный сад. То вечером специально для нее лорд Алан решил устроить фейерверк, а когда девочка слегка сконфузилась от такого внимания, снисходительно пояснил, что так еще и окрестных жителей развлекает, нужно же им периодически напоминать, что рядом живет волшебник.
  А еще Маришка хотела познакомиться с принцессами, но к ее удивлению как раз в этом ей было наотрез отказано. Лорд Алан заявил, что мол по правилам каждая из похищенных девиц должна думать, что она одна такая, и он не может разбивать девичьи иллюзии. Она смирилась, хотя у нее и осталось ощущение, что тот либо над ней смеется, либо есть какие-то другие, более серьезные причины.
  На третий день, едва она встала с постели, как в дверь постучали. Удивленная Маришка сказала:
  - Войдите, - гадая про себя, что бы это значило.
  Дверь открылась и в комнату влетел лист бумаги. Пока девочка пыталась представить, как и чем бумажка могла стучать, лист развернулся и на нем проявилось лицо лорда Алана, как будто нарисованное карандашом, но при этом совершенно живое.
  - Доброе утро, - растерянно сказала девочка.
  - Доброе утро, Маришка, - весело отозвался с листа волшебник, - а у меня для тебя сюрприз.
  Сюрпризы - это конечно хорошо, но только когда знаешь о них заранее. А неожиданностей Маришка не любила, поэтому не обрадовалась, а даже слегка напугалась.
  - Сюрприз? - с подозрением переспросила она. - Хороший?
  - Надеюсь, - все таким же веселым тоном ответил нарисованный лорд Алан. - Тебя явились освобождать. Кстати, ни за одной принцессой не приходили так быстро. Так что, нарядись покрасивее и спускайся в тронный зал, я там буду с твоим паладином беседовать. Надо же ему задание придумать, - он подмигнул и превратился в обычный неподвижный рисунок, а лист бумаги плавно опустился на стол.
  Освобождать! Маришка лихорадочно подскочила и помчалась в гардероб. Не то, чтобы ей тут было плохо, скорее даже наоборот интересно, но небеса, как она хотела домой. То есть, в Лунию, которую она уже привыкла считать своим домом.
  Она перебирала наряды, чуть ли не приплясывая от нетерпения. Явился наконец-то! То есть не наконец-то, а наоборот, очень быстро. И как это Карел только успел за два дня выяснить, где она? Неужели король Томаш объявил розыск, и похитители попались? Нет, вряд ли, король слишком благоразумен, чтобы позволить втянуть себя в такой скандал. Тогда наверняка действовали какими-то магическими способами. А может к леди Эльсибе обратились? Михал мог через свою приятельницу - шутиху кронпринцессы Мелины - попасть на прием к Советнице. А уж та-то в курсе...
  Маришка торопливо поправила голубое платье, быстро закрутила на затылке косу, а чтобы небрежность не бросалась в глаза, заколола ее двумя розами из белого кружева. Хорошо, что к темным волосам цвет украшений подбирать проще простого - бери белый и никогда не прогадаешь.
  Она с удовольствием окинула взглядом свое отражение в большом зеркале и придала выражению лица побольше скромности и печали. Вот теперь несчастная пленница злого волшебника готова встретить своего спасителя.
  
  ***
  
  Лестница словно специально стала длиннее, а коридоры запутаннее, Маришка уже почти перешла на бег и в конце концов радостно влетела в тронный зал, забыв даже о том, что хотела изобразить благородную печаль и войти с достоинством, как полагается несчастной пленнице злого волшебника.
  Лорд Алан сидел в кресле, которое поставил ровнехонько на то место, где прежде стоял трон Саймона Девиана. Ради такого случая снова облачился в традиционную для темного волшебника черную мантию, расшитую серебром, и даже держал магический жезл, видимо чтобы подчеркнуть торжественность момента. Сидел лорд Алан, правда, в довольно небрежной позе и с интересом разглядывал стоявшего перед ним высокого человека в темно-зеленом плаще и с коротким мечом на боку. На шорох открывающейся двери оба повернулись, и Маришка застыла на пороге как вкопанная, в лицо ей словно дунул порыв ледяного ветра, пробирающего до самых костей.
  - Михал?!
  Шут кивнул, внимательно и как будто слегка испуганно ловя ее взгляд. Но девочка уже преодолела первую растерянность, подбежала к нему и, недолго думая, положила руки ему на плечи.
  - Михал... как я рада тебя видеть. Неужели ты пришел меня спасать?
  - А разве не надо? - осторожно спросил молодой человек. Он держался непривычно напряженно и скованно, словно следил за каждым своим жестом.
  Маришка удивленно посмотрела на него, чуть отстранилась и с легкой насмешкой помахала ладонью перед его лицом.
  - Ау, Михал, с тобой все в порядке? Что значит "не надо"? Лорд Алан, конечно, гостеприимный хозяин, но это не значит, что я готова просидеть у него в башне всю жизнь.
  Ее слова, а главное веселый тон похоже успокоили шута, во всяком случае он просветлел лицом и даже улыбнулся.
  - Ну, - он пожал плечами, - мало ли. А вдруг у тебя открылись магические способности, и ты решила стать его ученицей.
  Маришка с деланной обидой наморщила нос.
  - Никаких шансов, увы, я магическая бездарность.
  Как хорошо, что Михал поддержал ее шутливый тон, а то она почему-то чувствовала себя с ним слегка неловко. И с чего это она вдруг сразу бросилась его обнимать? Он наверное ужасно удивился, Маришка ведь всегда всем объясняла, что терпеть не может, когда к ней приближаются слишком близко, а уж тем более никогда не делала попыток сближения сама. Она даже не любила, когда ее за руку брали, поэтому и на балы рвалась больше из любопытства, а не чтобы потанцевать.
  - Прошу прощения, - вмешался лорд Алан, - но у меня очень мало времени, а нам еще надо обговорить условия.
  - Условия чего? - не поняла Маришка.
  Волшебник с легким ехидством пояснил:
  - Условия, которые должен выполнить этот рыцарь, чтобы я отдал ему свою пленницу. Все как положено.
  Михал спокойно кивнул и без малейшего удивления или колебания сказал:
  - Я знаю правила.
  Маришке вдруг показалось, что происходит что-то странное. Вот только она никак не могла понять, что именно. Может быть, то, что Михал так непривычно спокоен и в то же время напряжен. Она никогда не видела его таким собранным и скупым на слова и жесты.
  - А я имею право голоса? - недовольно поинтересовалась она. Чем именно она была недовольна, Маришка и сама не смогла бы сказать. Может странным поведением Михала, может тем, что почему-то не испытывала настоящей радости от предстоящего спасения, а может просто ей не нравилось, как эти двое понимают друг друга с полуслова, а ей остается только снова чувствовать себя крестьянкой.
  - Нет! - хором отрезали лорд Алан и Михал.
  Вот, мальчишки!
  
  ***
  
  Лорд Алан усмехнулся.
  - У нас говорят - разборчивой невесте мужа не видать.
  - Ерунда, - с апломбом отпарировала Маришка и уверенно взяла самое красивое пирожное, - разборчивая невеста выйдет замуж позже и удачнее. Мне еще только-только пятнадцать стукнуло, когда все стали говорить, что если я не найду жениха до шеснадцатилетия, то так и останусь старой девой. В деревне же все замуж рано выскакивают. Ну и что? Послушала бы я их, так была бы сейчас уже помолвлена с каким-нибудь болваном, который и двух слов связать не может. А я не торопилась и вот, теперь я невеста принца.
  Волшебник насмешливо фыркнул:
  - Липовая!
  - А вот и нет! - возмутилась Маришка. - Это я буду решать, освобождать Карела от клятвы, или нет, значит и невеста я самая настоящая.
  Проходил этот дурацкий спор все в том же тронном зале и даже в тот же самый день. Лорд Алан придумал Михалу задание и сразу после завтрака отправил выполнять. Маришке он объяснил, что даже при самом удачном развитии событий ее "спаситель" вернется только к вечеру, значит, спешить ей некуда, успеет еще вещи собрать. Так что, сейчас они пили чай (только лорд Алан мог додуматься устроить чаепитие в тронном зале) и спорили. Не то, чтобы Маришке так хотелось поспорить, но не собирать же действительно вещи, тем более что даже с подарками волшебника все ее вещи можно было собрать за полчаса. А кроме того, как бы она ни была уверена в Михале, все же сглазить не хотелось.
  Так что, оставалось убивать время глупым спором.
  - Что-то не видно здесь твоего жениха, - съехидничал лорд Алан, аккуратно помешивая чай серебряной ложечкой, - видно не торопится он спасать свою "настоящую", - он выделил это слово, - невесту.
  Тут он попал в больное место, Маришка аж скривилась, так задели ее эти слова. Вот уж действительно, от Карела она такого не ожидала. А еще принц называется! Не мог хотя бы ради приличия сам явиться, все-таки она ему не совсем чужая, ведь какая-никакая, а невеста. Нет, принцесса Альмина была права - жизнь не похожа на сказки.
  Но разумеется, волшебнику она ничего такого говорить не стала. Наоборот, изо всех сил делала вид, что отсутствие Карела ее нисколько не волнует, и вообще она его и не ждала вовсе. А что скривилась - так это лимон виноват, он же кислый.
  - Не королевское это дело - глупых девчонок из плена выручать, - строго заявила она, - для этого есть специальные люди. А потом, мне же лучше: то у меня был один жених - Карел, а теперь еще по правилам и Михала можно считать. Можно ведь?
  - Кстати, да... - протянул лорд Алан. - Ты права, спаситель принцессы становится ее женихом. И как ты теперь будешь с двумя женихами? Кого выберешь?
  Он явно смеялся, но Маришка вдруг ощутила легкий укол беспокойства.
  - Надеюсь, я не обязана за Михала замуж выходить? - с тревогой спросила она. - Если обязана, то я лучше в плену останусь.
  - Почему? - удивился волшебник. - Он тебе не нравится? - Фарфоровый чайничек, расписанный тонким голубоватым узором, застыл в воздухе, словно не зная, зачем взлетел.
  Маришка только отмахнулась. Ну что за глупости он говорит.
  - Нет, ну что вы! Очень нравится! Просто мы друзья, а не влюбленные, с друзьями дружат, а не замуж за них выходят. И вообще... он меня спасет, а тут ему раз и сюрприз - будь добр, женись теперь. Это нечестно.
  Лорд Алан рассмеялся, и чайничек уверенно наклонил носик над его чашкой.
  - Ладно, не пугайся, не обязана ты за него замуж выходить. Так что не вздумай оставаться, у нас, волшебников, правила гораздо строже, и если принцессу не отдать, придется самому на ней жениться.
  - Кошмар! - рассеянно сказала Маришка, раздумывая, стоит поманить к себе чайничек, или надо просить лорда Алана. - Только этого не хватало!
  Волшебник медленно откинулся в кресле и уставился на нее со смесью изумления, насмешки и легкой обиды.
  - Спасибо. Значит, из женихов я - худший вариант?
  Маришка слегка раздраженно пожала плечами. Ох не нравилось ей, куда повернул вдруг этот разговор.
  - Вы мне не жених, вы же не предлагали выйти за вас замуж.
  Лорд Алан сжал губы и на несколько мгновений прикрыл глаза. По его лицу пробежали разноцветные тени, когда за пестрым витражом сверкнуло солнце и тут же снова спряталось за тучи. Именно сейчас, в эти несколько секунд неловкого молчания, Маришке показалось, что она увидела настоящее лицо молодого мага. Она бы сама не смогла объяснить, что именно ей удалось разглядеть, но... но шутить с ним ей больше не хотелось. Он уже не мальчишка, как бы сильно ему ни хотелось таковым оставаться. Он - темный маг.
  Да и она уже не ребенок. Маришка вдруг с грустью осознала - она уже взрослая, шутки кончились, пора научиться отвечать за свои слова и поступки. Она подняла глаза и встретилась взглядом с лордом Аланом. Тот смотрел внимательно и серьезно, словно понимал, о чем она сейчас думает.
  - А если предложу? - твердо и отчетливо произнес он. - Всего год назад ты сожалела, что еще недостаточно взрослая, чтобы выходить замуж. Теперь ты повзрослела, похорошела и вполне подходишь в жены кому угодно, даже волшебнику, - он явно пытался говорить шутливым тоном, но выходило плохо, серьезность прорывалась в каждом слове, в каждой интонации.
  Маришка даже не попыталась отшутиться или сделать вид, что не поняла. Все было сказано слишком прямо, значит и ответ должен быть прямой. Она только поколебалась немного, подбирая слова.
  - Вы, лорд Алан, вроде бы говорили, что в деревне родились. Ведь так? - она посмотрела собеседнику прямо в глаза. - Сын простого крестьянина. А ведете себя, словно всю жизнь провели в таком вот дворце. Нельзя играть с живыми людьми, это нечестно, - она вздохнула. - Да и опасно: ну что бы вы делали, если бы я согласилась?
  Волшебник оперся локтями о стол, нервно коснулся пальцами лба, словно у него голова болела, а потом сцепил руки в замок так крепко, что даже костяшки пальцев побелели.
  - А ты действительно повзрослела. - Он сухо рассмеялся. - Видно, я и правда не гожусь в женихи. Как ты там обо мне думала - друг принца? А все принцессы достаются другим. Судьба такая.
  Маришка покачала головой. Откровенность, так откровенность. Она и раньше не любила помалкивать, а сейчас тем более не время. Вот только в горле пересохло, и сердце сильно стучит. Она взяла чашку, стараясь, чтобы рука не дрожала, сделала глоток остывшего чая и только тогда смогла ответить:
  - Не сваливайте все на судьбу, лорд Алан. Вы же прекрасно знаете, почему не годитесь в женихи. И не только мне, но и любой другой девушке. Просто потому, что у вас уже есть невеста, - Маришка стойко выдержала вспышку в серых глазах волшебника, хотя ей очень хотелось отвести взгляд и бежать куда глаза глядят. - Вы ведь еще носите этот медальон, а значит свободна только ваша рука, но не сердце.
  Лорд Алан молча уткнулся лбом в сцепленные в замок руки. Маришка так и продолжала сидеть, глядя на него и не решаясь что-либо сказать. Да и зачем? Все уже сказано, любые слова будут лишними.
  Неловкую гнетущую тишину нарушил звонкий удар колокола возле моста.
  
  ***
  
  А ведь сегодня уже второе снеженя. Маришка поплотнее закуталась в меховую накидку и вдруг подумала, что впервые в жизни не заметила наступление нового года. Интересно, как прошел новогодний бал? Она посмотрела на Михала, который напряженно вглядывался куда-то вдаль. Спросить, что ли? Хотя, какой еще бал, он наверняка на нем и не был...
  - Михал!
  Молодой человек оторвался от созерцания дороги и чуть попридержал коня.
  - Да?
  - Когда меня начали искать?
  Он неопределенно пожал плечами.
  - Как сказать... почти сразу, наверное. Мы немного постреляли в тире, потом вернулись к лавкам, а тебя нигде нет. Карета стояла на месте, охрана ничего не видела, я помчался во дворец, а остальные стали опрашивать людей на ярмарке. Во дворце тебя тоже не оказалось, но король дал людей нам в помощь...
  - А почему во дворец поехал ты, а не Карел? - Маришка впервые произнесла имя принца и заметила, что Михал как-то странно поморщился, словно не хотел об этом говорить.
  - Мы с ним так решили, - коротко ответил он и продолжил свой рассказ: - Я поехал к королю, а он стал опрашивать людей. Когда стало ясно, что это похищение - кто-то видел, как тебя сажали в незнакомую карету - мы взяли отряд охраны и поехали на поиски. Проследили ваш путь до какого-то дома, еще будем разбираться, кому он принадлежит, но там уже никого не было. А потом дождь со снегом начался, дорогу совсем развезло, мы на перекрестке и сбились, не смогли понять, куда тебя повезли дальше. А тут еще и гонец от короля примчался с требованием, чтобы принц немедленно вернулся в Лунию.
  - Ну да... - без эмоций сказала девушка. - Король ни за что не допустит скандала. Карел должен присутствовать на новогоднем балу в любом случае, даже если небо упадет на землю. А тут такой глупый случай, пропала какая-то девчонка.
  - Маришка, не надо, - Михал подъехал к ней, и теперь их кони шли голова к голове, - ты же знаешь, что король Томаш - хороший и справедливый человек. Он приказал продолжать поиски, а вернуться должен был только принц, чтобы не допустить скандала.
  - Я все понимаю, - Маришке не хотелось обсуждать эту тему, - рассказывай дальше.
  Михал кивнул и со вздохом продолжил:
  - В общем, мы договорились, что он едет на бал, а я продолжаю поиски. Ну вскоре мне повезло, я разделил отряд на четыре части, и как раз та, с которой поехал сам, уже к утру наткнулась на боковую дорогу. Тут интуиция сработала, что ли, в общем чутье какое-то. Я приказал свернуть туда, и довольно скоро мы обнаружили карету и двух всадников.
  - Один высокий, похож на дворянина, а второй маленький?
  - Да. И карета была похожа на ту, что описывал свидетель похищения. Я с ними поговорил... и они все рассказали. Не знали только, кто их нанял, но с этим уж пусть королевские следователи разбираются. Главное, они сказали, что продали тебя лорду Алану. Так что, я вскочил в седло, а Марлон мой не чета клячам охраны, - он нежно похлопал своего серого коня по упругой шее, - поэтому тащить кого-нибудь с собой было глупо. Я велел им везти преступников в Лунию, а потом ждать нас с тобой в одной харчевне на границе...
  - Михал, - прервала его Маришка, - подожди. - Она хорошо помнила похитителей, может маленький и рассказал бы так просто, но высокий даже перед лордом Аланом не совсем пасовал, чего бы это они так сразу сознались. - Как тебе удалось так быстро узнать правду у похитителей?
   Шут помолчал, а потом неохотно произнес:
  - Разные есть способы... Некоторые - очень действенные.
  
  ***
  
  Маришка не нашлась, что сказать. И вообще, как-то холодно стало и... Она быстро взглянула на своего спутника. Некстати пришло в голову воспоминание о старом разговоре с Альминой.
  - Михал, это правда, что ты можешь без оружия убить человека?
  - Да.
  Она совсем не удивилась ни ответу, ни ледяному тону. И даже рискнула продолжить спрашивать.
  - А Карел?
  - И он может.
  Михал говорил сухо и коротко, только отвечая на вопросы, но по своей инициативе не произнося ни одного лишнего слова. На него это было не похоже, но ведь и тема разговора не совсем обычная.
  - А тебе приходилось?
  - Убивать? Нет.
  - А Карелу?
  - Ему - да.
  Теперь голосе шута чувствовалось такое сильное напряжение, что Маришка отчетливо поняла - разговор ему очень неприятен. Ну конечно, его долг же охранять принца, а если Карелу пришлось самому вступить в бой и даже убить кого-то, значит Михал плохо делал свое дело. Понятно, почему ему не хочется вспоминать об этом.
  Она решила не продолжать и вернулась к размышлениям о своем похищении и спасении.
  Так значит ее искали с вечера, потом всю ночь, потом день и еще новогоднюю ночь, а утром первого числа нашли похитителей.
  - Михал! - кажется она воскликнула слишком громко, потому что молодой человек даже вздрогнул и удивленно повернулся к ней. - Ты когда последний раз спал?
  Тот улыбнулся.
  - Как мило, что ты обо мне заботишься. Не беспокойся, я добрался до замка еще около трех ночи, волшебник меня впустил, но сказал, что поговорит со мной только утром. Но я и рад был - ни на споры, ни на что другое уже сил не было, поэтому я просто рухнул на кровать и уснул.
  - А утром сразу отправился выполнять задание?
  Михал привычно пожал плечами.
  - Не хотел задерживаться. Мое отсутствие на новогоднем балу и так наверняка все заметили. Шут должен быть всегда подле принца, и нарушать это правило нельзя.
  - Правила... - сказала Маришка с какой-то самой себе не очень понятной горечью. - Всегда и во всем правила, и их нельзя нарушать. Вы с Карелом вообще оказались такие ужасно правильные...
  - Маришка! - восклицание Михала прозвучало почти умоляюще. - Не надо! Пожалуйста. Ну да, никуда от этих правил не деться, все мы им подчиняемся. И я - шут принца, и ты - его невеста.
  Девушка покачала головой.
  - Смеешься? Какая я невеста? Тебе ли не знать. Я просто согласилась выручить его, чтобы отсрочить свадьбу с принцессой Альминой.
  Михал не нашелся, что сказать, но Маришка и не стала дожидаться ответа, а перевела разговор на другое.
  - Так какое задание тебе давал лорд Алан?
  Шут слегка растерялся от такого резкого перехода.
  - Да ерунду! Цветок достать со скалы.
  - Тогда что же он так удивился, когда ты вернулся. По-моему он тебя ждал не раньше следующего дня.
  - Видно, недооценил меня, - усмехнулся Михал.
  Маришка задумчиво посмотрела на него. Может и она его недооценивает?
  Но продолжить размышления на эту тему не удалось, сзади раздался громкий окрик:
  - Стоять! Или стрелять будем!
  
  ***
  
  - О, небеса, ну кому мы опять понадобились? - простонала Маришка, останавливая коня.
  - Кажется, я догадываюсь, кому, - Михал мрачно огляделся. - И меня это совсем не радует, - он вдруг протянул руку и крепко сжал Маришкино плечо. - Ты мне веришь?
  - Верю, - кивнула девушка, которую его серьезный тон напугал больше, чем угрозы неведомо от кого.
  - Вот и хорошо, - Михал отпустил ее плечо. - И запомни, я тебя никогда не брошу. Что бы ни случилось.
  Из-за поворота навстречу им выехали несколько вооруженных всадников, закутанных так, что нельзя было даже определить, какого они пола, а уж разглядеть черты лица и подавно не было никакой возможности. Но, похоже, шут все равно их узнал, поскольку он довольно нахально двинулся прямо навстречу одному из всадников, со словами:
  - И как это понимать, баронесса? Заговор против короля? Ваш супруг в курсе, или вы решились на такое без его ведома?
  Всадница резко шарахнулась в сторону и завизжала:
  - Не приближайся, чертов мальчишка, я ведь выстрелю!
  Баронесса Линдон! Маришка сразу узнала ее противный голос. Но что ей надо от них с Михалом?
  Шут тем временем остановился в паре шагов и, глядя на пистолет в дрожащей руке королевской родственницы, лукаво поинтересовался:
  - Неужели я так страшен?
  - Я знаю, кто ты! - баронесса махнула хлыстом, и ее люди стали окружать поляну. - И совсем не хочу попасться тебе в зубы.
  Что за чушь? Какие зубы? Она с ума сошла, что ли? Маришка только растерянно глазами хлопала. Но Михал почему-то не удивился.
  - Я ведь предупреждал отца, - со смехом сказал он, - нельзя посвящать безмозглого барона в такие тайны. Надеюсь, он только вам разболтал? Иначе всех остальных придется казнить в интересах государства.
  - Ты не в том положении, чтобы решать, кого казнить, - зло ответила баронесса. - И не надо так улыбаться. Ты нам все подпишешь, не сомневайся. Я знаю, что ты не трус, и боли не боишься. Но вот эта простолюдинка...
  Один из всадников спешился и подхватил Маришкину лошадь под уздцы, а другой нацелил на девушку пистолет.
  Михал равнодушно пожал плечами и совершенно спокойно сказал:
  - И вы действительно думаете, что я променяю интересы государства на красивую девчонку? Да забирайте ее.
  Он развернул коня, но тот вдруг встал на дыбы и забил копытами. Михал выпустил поводья и...
  И кажется исчез. Только серая тень мелькнула.
  Оставшийся без всадника Марлон с громким ржанием поскакал по дороге, странно взбрыкивая, словно был ужасно напуган. Люди едва успели убраться с пути взбесившегося коня.
  - Вон он, держите! - тем временем истерично вопила баронесса, указывая куда-то между деревьями. Но что-то никто из всадников не горел желанием броситься на поиски сбежавшего шута. Они переглядывались и топтались на месте, а у тех, кто находился ближе всего, на лицах вообще был настоящий ужас.
  
  ***
  
  И опять Маришка оказалась в плену. Идиотизм какой-то. Третий раз за неделю быть пленницей - да такого она даже в сказках не видела!
  Баронесса Линдон так и не смогла заставить своих людей отправиться за Михалом в погоню. В конце концов, после долгой ругани и проклятий в адрес "чертова мальчишки", она велела захватить с собой Маришку и отправилась в какое-то поместье неподалеку. Местечко, надо сказать, там было мрачное, но зато очень хорошо укрепленное: высокий частокол, часовые с собаками и много всяких неприятных личностей с оружием.
  Маришка шла за сердитым стражником и оглядывалась по сторонам, буквально раскрыв рот от изумления. Кто бы мог подумать, что в тихом благополучном Луане может быть такое... такое непонятно что. Неужели баронесса собирается свергнуть короля Томаша? Наверное, да, иначе зачем бы ей эта армия бандитов. Но что ей нужно от Михала?
  - Сиди здесь, куколка, - стражник запихнул девушку в какую-то комнату и задвинул засов.
  - Сам ты, куколка, - сердито пробормотала Маришка и громко крикнула: - Есть хочу! Принесите обед! Или баронесса приказала морить голодом невесту принца? - она постучала в дверь. - Вы меня слышите?
  Никто не отозвался, видимо обед для пленников тут действительно не предусматривался. Маришка еще несколько раз стукнула в дверь, больше для того, чтобы выпустить раздражение, чем рассчитывая, что ее кто-нибудь услышит. Ох, как она злилась! Пленница чокнутой баронессы, мечтающей о королевской короне. И стоило ради этого покидать гостеприимный замок лорда Алана? А Михал? Хорош спаситель, бросил ее на произвол судьбы и сбежал. Мог бы хоть предупредить. Пусть только явится, она ему выскажет все, что думает о его поведении.
  Продолжая злиться, Маришка обошла небольшую комнату, проверила дверь, выглянула в окно - шансов сбежать без посторонней помощи было немного. Дверь заперта, окно зарешечено. Правда, между прутьями вполне можно пролезть, если шубку снять, но не прыгать же со второго этажа, так и ноги переломать недолго.
  Она сердито плюхнулась на кровать, закуталась в покрывало, к счастью почти не пыльное, и стала размышлять о странном побеге Михала. Как ему удалось исчезнуть, и почему люди баронессы были так напуганы? Маришка, конечно, помнила, что шут - еще и чародей, но так пугнуть вооруженных бандитов обычному чародею не под силу. И баронесса его явно боялась. А ведь во дворце она такого страха перед Михалом не испытывала и вовсе не пыталась держаться подальше. Странно все это, ой как странно.
  Похоже, Маришка незаметно уснула. По крайней мере, она помнила, что когда раздумывала о непонятном страхе разбойников перед Михалом, на стене явственно виднелись тени от оконных решеток. А теперь теней не было. И вообще было очень темно, она даже не различала предметов. Не могло же стемнеть за одну минуту, а значит, она заснула и проспала несколько часов. И холодно как-то стало, словно окно открылось.
  Глаза постепенно привыкали к темноте, но Маришка не двигалась. Пусть она ничего пока не могла разглядеть, но какое-то особое, странное и необъяснимое внутреннее чувство дало ей непоколебимую уверенность, что в комнате кто-то есть.
  Кажется, ей никогда в жизни не было так страшно.
  Не двигаясь, чтобы этот кто-то неизвестный не заметил, что она проснулась, девушка нащупала на пальце кольцо волшебника. Оно ведь не только книжки помогает читать, лорд Алан говорил, что при помощи этого кольца один раз можно вызвать его на помощь. Может быть этот раз уже пришел?
  Видимо луна вышла из-за туч, потому что в комнате стало чуть посветлее, а на стене даже обозначился бледный прямоугольник окна. И от него к постели метнулась смутная серая тень. В серебристом свете блеснули желтые глаза.
  Волк!
  
  ***
  
  Маришка испугалась так, что даже не успела схватиться за кольцо, чтобы позвать на помощь волшебника. Она попыталась закричать, но издала только полузадушенный писк, дернулась и лишь тогда сообразила, что никакого волка в комнате нет, а ее рот зажимает теплая человеческая рука.
  Вторая рука обхватила ее так, чтобы девушка не могла вырваться, и знакомый голос прошептал на ухо:
  - Тише! Маришка, это же я.
  После чего крепко держащие ее руки осторожно разжались. Девушка почувствовала, что она снова свободна, уткнулась носом в шею молодого человека, обхватила его и выдохнула:
  - Михал!
  - Очень испугалась? - мягко спросил тот, гладя ее по волосам.
  - Ужасно, - призналась Маришка. - Я никогда в жизни так не боялась, - она подняла голову, пытаясь в бледном свете разглядеть его лицо. - Михал, ты что - оборотень?
  Шут отодвинулся и сердито сказал:
  - Никакой я не оборотень, понятно. Я - волколак.
  - По-моему, это - то же самое, - с сомнением фыркнула девушка.
  - И вовсе не то же самое! - Михал вскочил и прошелся по комнате. По его голосу, ставшему резким и отрывистым, было заметно, что он сильно рассердился. - Я превращаюсь в волка, когда захочу, ну или почти когда захочу. И все помню, все понимаю. И заразить никого своим укусом... и ничем другим не могу. Это такая врожденная форма магии, ясно тебе? А из-за всяких невежд, не знающих, чем вервольф от волколака отличается, приходится скрывать свой дар и...
  - Михал!
  - Что?
  Маришка взяла его за руку.
  - Пойдем отсюда. Ты мне расскажешь, чем вервольф отличается от волколака по пути в Лунию. И в волка превратишься, если ты не против, конечно. Ты, наверное, пушистый-препушистый, и тебе никакая зима не страшна?
  Молодой человек несколько секунд растерянно смотрел на нее, а затем тихо рассмеялся.
  - Ты права, я - дурак и болтаю всякую ерунду, вместо того, чтобы делом заниматься.
  Он шагнул к окну и (Маришка опять не смогла уловить этот момент) превратился в волка. Легко проскользнул между прутьями, а когда девушка перегнулась через подоконник, Михал уже снова в человеческом обличье стоял, укрываясь в тени дерева.
  - Бросай шубу вниз, - громко прошипел он, - а потом прыгай сама, я тебя поймаю.
  Маришка торопливо расстегнула пуговицы и не колеблясь пропихнула шубку сквозь прутья. Пролезла сама, попискивая от страха. Не то чтобы она боялась высоты, но прутья были такие ледяные, что обжигали руки, и ей все казалось, что замерзшие пальцы вот-вот разожмутся, и она рухнет вниз. Наконец, она оказалась на карнизе и, не глядя на землю, чтобы не пугаться еще больше, спросила:
  - Прыгать?
  - Давай!
  Маришка разжала руки и шагнула в пустоту.
  В ушах свистнул ветер, сердце подскочило куда-то к горлу, голова закружилась и... все кончилось. Маришка открыла глаза - оказывается, она зажмурилась, когда прыгала - и поняла, что снова, уже второй раз за сегодня, висит на Михале, вцепившись в него так, что попробуй оторви. Она осторожно посмотрела молодому человеку в лицо - он улыбался, а в глазах блестели искорки.
  Ночь, луна, щеки горят, сердце стучит, едва не выпрыгивая, ее спасает из плена верный рыцарь. Маришка читала слишком много сказок и легенд, да что там, она сама их сочиняла! И поэтому прекрасно знала, что должно произойти в такой момент.
  Вчера она честно сказала лорду Алану о себе и Михале "мы друзья, а не влюбленные", но ведь это было вчера, тогда еще не было ни заснеженной дороги, ни сумасшедшей баронессы, ни тем более волколака. Со вчерашнего дня прошла целая жизнь. Разбираться в чувствах, обязательствах, эмоциях и долге не было времени, да и не хотелось, поэтому Маришка просто закрыла глаза.
  Теплые губы осторожно коснулись ее губ, и она прерывисто вздохнула, с трепетом переживая столь важное событие в своей жизни. От щеки молодого человека знакомо пахло лавандой и базиликом, и Маришке вдруг глупыми показались все ее сомнения. Ну конечно именно так она и представляла свой первый поцелуй. Именно так...
  
  ***
  
  Снега за вечер выпало столько, что Маришка то и дело вязла в сугробах. Михалу-то хорошо, на четырех лапах, да с волчьим нюхом, он ловко пробирался по рыхлому снегу, ни разу не провалившись в ямку и не споткнувшись о торчащий корень. А вот для Маришки вся дорога словно состояла из этих самых ямок и корней, и это притом, что она старалась идти точно по волчьему следу. Длинная юбка намокла и теперь мешалась, путаясь под ногами, и цепляясь за каждый куст. Хорошо хоть полусапожки сидели так плотно, что снег в них не набился, а значит ноги, слава небесам, остались сухими.
  Главное - добраться до частокола. Михал сказал, что проделал в нем лаз, через который можно выбраться за пределы поместья. А там ждет Марлон, который хоть и сильно напугался, но далеко не ускакал и сразу вернулся на зов хозяина. Еще шут утверждал, что леса здесь просто выглядят такими дикими, а на самом деле до столицы уже рукой подать.
  Он вообще, пока не превратился в волка, болтал, не переставая, зачем-то во всех подробностях рассказывая свой план. Маришке показалось, что их почти случайный поцелуй смутил его даже больше, чем ее. Странно, вообще-то, он ведь мужчина, да и старше почти на пять лет, наверняка он уже перецеловал кучу девушек. Кокетливые фрейлины строят глазки всем симпатичным придворным и офицерам, а уж привлекательный, веселый и приближенный к королевским особам Михал вообще считается любимцем дам. А ее поцеловал, и лицо у него вдруг такое сделалось, словно он преступление совершил. Странно это все, ну ведь правда странно! И даже немного обидно.
  Пока они тихо пробирались между сугробами, стараясь скрываться в тени построек и деревьев, на другом конце поместья слышался шум и крики, мелькали пятна света, временами звучали выстрелы. Михал сказал, что там местные волки должны отвлечь баронессу с ее бандитами - ничего особенного, просто выйти так, чтобы их увидели, чуть побегать, привлечь внимание и удрать в лес. Шут надеялся, что этого времени хватит, чтобы они с Маришкой смогли добраться до частокола. Ну а дальше, пусть попробуют поймать.
  И все шло, как он и сказал, пока они не добрались до частокола. Там Михал снова обернулся человеком.
  - Волчьими лапами я этот зазор не нащупаю, - пояснил он, не глядя девушке в лицо.
  Он что-то повернул, дернул, и быстро отскочил назад, уворачиваясь от падающих кусков дерева. Маришка понятия не имела, как он это устроил, но от частокола отвалилось три довольно толстых бревна, в такой проем не то что она, в эту дырищу самая толстая из соседок ее родителей пролезла бы.
  Михал помог Маришке перебраться через бревна, и через пять минут они оба уже были за оградой. Оставалось только добраться до лесной дороги, которая проходила, по словам шута, буквально в двух шагах от поместья, там сесть на Марлона, и можно будет мчаться в Лунию, оставив все проблемы позади.
  Но не тут-то было. Даже если бы юбка Маришки не путалась в ногах, и она бежала бы в два раза быстрее, они все равно не успели бы. Всадники с факелами налетели словно из ниоткуда и взяли их в кольцо. Правда, надо сказать, держаться они старались подальше от Михала, и неудивительно, ведь против оборотней, если верить легендам, любое обычное оружие бессильно, а маловероятно, что ружья у этих бандитов заряжены серебряными пулями.
  Маришка держалась поближе к Михалу и пыталась вспомнить, а что легенды говорят о волколаках? Если они не оборотни, то с серебром у них не должно быть проблем. Точно - Михал же носил кинжал с серебряной отделкой. А какие тогда у него отношения с обычным оружием, сделанным из стали?
  Тем временем баронесса выехала вперед.
  - Думал, сумеешь обмануть? - насмешливо сказала она. - Самый умный?
  - Я ведь и обманул, - вернул ей усмешку шут, - только не говорите, что это - засада. Вы ведь случайно на нас наткнулись.
  Судя по тому, как дернулось лицо баронессы, Михал попал в точку. Спорить она не стала.
  - Пусть случайно! Это неважно. Я ведь тебя переиграла, проклятый мальчишка. Я догадалась, что атака волков ложная, и бросила всех людей на поиски. И небеса на моей стороне, ведь я тебя нашла, и нашла сама. Второй раз не удерешь или я повешу твою девчонку. Ты меня слышишь?
  Она продолжала говорить и говорить, а Маришка слушала эту отдающую безумием речь и все больше пугалась. Не баронессы, нет. Михала. Или за Михала. Она видела, как его зубы сжимаются все крепче, мышцы стянули лицо в непроницаемую маску, а глаза странно меняют цвет с карего то на желтый, то на небесно-голубой. В запале баронесса подъезжала все ближе и ближе, так что Маришке уже хотелось крикнуть ей, чтобы она заткнулась, иначе случится что-то ужасное.
  Но она не крикнула.
  И снова мелькнула серая тень. Мелькнула так быстро, что никто не успел ничего понять. Хотя нет, Маришка поняла, она ведь заранее почувствовала, что это случится. О, глупые люди! Ну как можно второй раз совершать ту же самую ошибку?
  Михал не сбежал, нет, он в отличие от баронессы, не повторялся. И та дорого заплатила за свою самоуверенность. В первый момент ее люди и шелохнуться не успели, чтобы предотвратить прыжок волка. Второго момента у них не было.
  Теперь уже конь баронессы, обезумев, умчался прочь, едва не сбив всех, кто стоял у него на пути. А сама жена королевского кузена лежала в снегу, подмятая мощными волчьими лапами. Никто не двигался с места, все, словно замороженные ужасом, глядели на дергающееся в конвульсиях тело и темную кровь, капающую с клыков.
  
  ***
  
  - Михал! - Маришка бросилась вперед, даже не вспоминая о нацеленных на нее пистолетах. - Отпусти ее!
  Но волколак продолжал сжимать зубы, словно и не услышал ее. Тогда девушка не стала раздумывать, а просто вцепилась ему в загривок и попыталась оторвать от баронессы.
  - Отпусти ее! Ты же человек, а не волк! Ты сам говорил, что все помнишь и все понимаешь. Люди не загрызают людей, слышишь!
  Волколак ответил рычанием, но жертву все же выпустил и повернул голову к Маришке. Она сглотнула, почувствовала, как ее бросило сначала в жар, потом в холод, но взгляда не отвела, хоть это было и ужасно трудно. Впервые она поняла смысл поговорки "посмотреть в глаза волку", а главное - поняла, откуда могло взяться такое выражение. Не просто страх пронизывал ее, мешая дышать, а безумный, животный трепет дичи перед охотником. Словно и не человек она, а всего лишь слабый глупый зверек, нужный миру лишь для того, чтобы кормить хищников.
  Но ведь это не волк! Маришка с усилием вынырнула из омута инстинктивных страхов. Хватит! Никакая она не добыча, и вообще, ей еще надо Михала в чувство привести и баронессе помочь. Пусть та и гадина, все равно нельзя позволить ей так ужасно умереть.
  Она медленно протянула руки и взяла в ладони голову волка. Густая жесткая шерсть покалывала пальцы, словно напоминая, что это не игрушка, а опасный дикий зверь.
  Да что же это такое?! Не зверь! Не зверь, а человек, и надо все время об этом помнить.
  - Ты человек, а не волк, - тихо сказала Маришка, глядя прямо в желтые глаза. - Отпусти ее.
  Дикий огонь в глазах волколака погас, сменившись разумным, чуть испуганным выражением. Тихо проворчав что-то, волк отступил, чтобы она смогла проверить, что там с баронессой.
  Слава небесам, та была жива. Маришка почувствовала, что у нее, как говорится, гора с плеч упала. Михал хватанул зубами так ловко, что, похоже, не повредил ни хребет, ни сонную артерию. Декольтированные платья баронессе больше не носить, но выжить она должна, если конечно эти трусливые бандиты отвезут ее к врачу.
  Маришка окинула быстрым взглядом толпу вооруженных всадников. Словно братья-близнецы. Какими одинаковыми делает лица страх. Где-то она такое уже видела... ах да, в замке Девиан, в видении из прошлого, которое показал ей лорд Алан в их первую встречу. Но сейчас не до того, важнее совсем другое - сейчас ведь они все повернут уже почти бьющихся в истерике коней и умчатся отсюда, бросив несчастную баронессу на растерзание оборотню. Тем более что она ведь для них теперь тоже оборотень, они ведь не знают, что Михал волколак, а не вервольф, и его слюна не опасна. Хотя, раз до сих пор не разбежались, значит дисциплина какая-то есть, можно попытаться с ними поговорить.
  - Тихо! - девушка выпрямилась и повысила голос так, чтобы ее все слышали. - Мы вас отпускаем, хоть вы того и не заслуживаете. Забирайте свою хозяйку и убирайтесь отсюда. Оборотнем она не станет, видите серебряный браслет на руке. Но если умрет, никто уже не защитит вас от королевского гнева.
  Речь идиотская и пафосная, но зато как раз такая, какая нужна, Маришка же не зря столько легенд читала. Там самые умные герои особо не раздумывали над тем, что и как говорить в критический момент, а выдавали первое попавшееся объяснение, пусть даже совсем нелогичное, но зато успокаивающее, а потом отдавали приказ, что делать. И все слушались.
  Послушались и ее. Двое самых смелых спешились и осторожно подошли к окровавленному телу. А Маришка положила руку на холку волка и чуть потянула за шерсть.
  - Пошли отсюда.
  Волколак послушно побрел рядом с ней, то и дело оглядываясь на суетящихся возле баронессы людей. К тому времени, как впереди показалась дорога, те уже успели погрузить свою хозяйку на лошадь и уехать - голоса стихли, огни факелов скрылись из вида.
  Около дороги Маришка огляделась по сторонам и сказала:
  - Превращайся. Нам надо найти Марлона и ехать домой.
  Волк с тихим поскуливанием отошел на пару шагов. Подумал, отошел подальше и лег в сугроб.
  - Ну что такое? - девушка пошла вслед за ним. - Что случилось?
  - Все в порядке, - голос Михала прозвучал глухо и сдавленно, - все в порядке, только ты лучше не подходи.
  Маришка хмыкнула.
  - Глупости! - она подошла и села рядом. В сугроб, конечно, но это уже неважно, юбка и так мокрая. - Ты, кстати, очень быстро принимаешь решения и действуешь.
  Михал лежал в снегу лицом вниз, подложив под голову правую руку.
  - Я - чудовище, - пожаловался он. - От меня надо бежать подальше.
  Девушка сердито вздохнула. Ну вот, началось себяжаление, самокопание, страдания всякие. Что-то она за Михалом прежде таких перепадов настроения не замечала. Хотя, конечно, он на ее глазах до сих пор никого и не пытался загрызть. Нет, в другое время и в другом месте она может и поучаствовала бы в этой игре, но сейчас - ночью, в мокрой юбке и голодная - она совершенно не хотела тратить время на такую ерунду.
  - Марлона позови, нам лучше убираться отсюда как можно скорее, - самым деловым тоном сказала она. - И не надейся, что я буду тебя жалеть, я для этого слишком голодная и очень хочу домой.
  Михал глухо рассмеялся, оперся на руки и с усилием поднялся. Видно было, что он вымотан настолько, что с трудом двигается. Это выглядело очень странно, ведь перед превращением в волка он был вполне бодр и энергичен.
  - Марлон! - громко крикнул он и свистнул. Потом взял горсть снега и стал оттирать лицо. Даже съел снежок, то есть не съел, а подержал во рту и выплюнул.
  Маришка не стала спрашивать, зачем, и так было ясно, что он от вкуса крови во рту пытается избавиться. Она поежилась.
  - Боишься? - Михал заметил ее движение и истолковал его по-своему.
  Маришка чуть поколебалась, но все-таки решилась: шагнула к нему, поднялась на цыпочки и быстро прикоснулась губами к холодной от снега щеке. Посмотрела на его растерянное лицо, не удержалась и фыркнула:
  - Вот, дурак!
  
  ***
  
  Марлон шел быстрой, но очень плавной рысью, и Маришка то и дело задремывала. Михал сказал, что до Лунии всего три часа, однако дорогу так замело, что прошло уже почти четыре, а еще даже предместья не начались. Бедняге Марлону пришлось везти их обоих, хотя по правде говоря, Михал пытался настоять на том, чтобы посадить в седло Маришку, а самому вновь превратиться в волка и бежать рядом. Но девушка даже слушать ничего не стала. Какое там "бежать рядом", да он на ногах едва держался. Последнее превращение явно отняло у него слишком много сил.
  Видимо, Маришка в очередной раз задремала, во всяком случае ей успела присниться леди Эльсиба. Волшебница внимательно смотрела на нее, поигрывая серебряной цепочкой с кроваво-красным драгоценным камнем. Маришка чувствовала, что леди Эльсиба хочет ей что-то объяснить, но вот что? Она не понимала намека, а волшебница ничего не говорила...
  - Стой! Кто идет? - послышался громкий окрик.
  Девушка вздрогнула и выпрямилась. Оказывается, они уже добрались до сторожевого поста на въезде в Лунию. Дорогу преградили два стражника, вооруженных, но один без фуражки, а второй в расстегнутой куртке. Вслед за ними вышел зевающий во весь рот офицер. Видно не так много было желающих попутешествовать по темноте и сугробам, поэтому дежурная стража расслабленно грелась в сторожке, а то и продолжала отмечать Новый год.
  - Шут принца, - отозвался Михал. - Документы предъявлять?
  Офицер сразу перестал зевать и взял у одного из подчиненных фонарь.
  - Господин Михал?
  - Я это, я, - молодой человек усмехнулся, - привет Лайнош.
  - А кто с вами? - офицер говорил почтительно, но настойчиво. Ясно было, что ни по чьей рекомендации он неизвестных личностей пропускать не станет.
  - Королевская воспитанница, госпожа Марина Ридон, - сухо ответил Михал таким тоном, что никому не захотелось бы переспрашивать.
  Маришка поняла, что настало ее время подать голос, и сказала:
  - Добрый вечер, господа, с Новым годом вас.
  Офицер и стражник козырнули, а второй стражник, который был без фуражки, растерянно потер лоб и неловко поклонился.
  - И вас с праздником, госпожа Марина, - вежливо сказал офицер. - Мы рады видеть, что с вами все благополучно, - он махнул рукой, и тяжелый брус, перегораживающий дорогу, стал подниматься. - Счастливо доехать до дворца.
  Отъехав шагов на сто, Михал тихо пробормотал что-то непонятное.
  - Что? - переспросила Маришка.
  - Да так... - шут сердито фыркнул. - Все уже знают, что тебя похитили. Ох, чует мое сердце, не к добру это.
  Девушка попыталась обернуться, но сообразила, что в темноте выражения лица все равно не разглядит, поэтому просто недоуменно спросила:
  - Почему?
  - Не знаю пока. Но чувствую, что не к добру.
  
  ***
  
  Дома вдоль дороги становились все больше, заборы все выше, а фонари все ярче. По расчищенной городской дороге Марлон несся бодрой рысью, словно и не мотался вместе с неугомонным хозяином несколько дней по сугробам. А может просто обрадовался знакомым улицам Лунии и предвкушал заслуженный отдых в своей теплой конюшне.
  - Михал? - Маришка снова вспомнила одну фразу лорда Алана, которая не давала ей покоя, то и дело всплывая в памяти. - А что значит у женщин двойная фамилия?
  Она почувствовала, как молодой человек привычно пожал плечами, и улыбнулась.
  - Так бывает, когда жена гораздо знатнее мужа. Ну скажем, дочь князя выходит замуж за обычного дворянина, или дворянка за простолюдина. Тогда у нее фамилия становится двойная - сначала мужа, а потом отца, через тире. А что?
  - Да ничего, - Маришке не очень хотелось рассказывать, где она это услышала и от кого, - просто так случайно вспомнила один разговор.
  - Понятно, - коротко сказал Михал и вновь замолчал. Но минут через пять, когда копыта Марлона гулко застучали по доскам моста, перекинутого через Королевский канал, от которого до дворца было уже рукой подать, шут вдруг спросил: - Это правда, что лорд Алан предлагал тебе выйти за него замуж?
  Девушка поколебалась, но все же неохотно ответила:
  - Правда.
  - И почему ты отказалась?
  Маришке хотелось огрызнуться, что это не его дело, и что она не обязана ни перед кем отчитываться, почему она хочет или не хочет за кого-то замуж. Но она напомнила себе, что неблагодарность - худший из грехов, и в принудительном порядке выдавила из себя полуправду:
  - Потому, что он меня не любит.
  - А если бы любил, пошла бы?
  Маришка в отчаянии скрипнула зубами. Ну когда же они доберутся до дворцовых ворот?
  - Нет.
  Благодарение небесам, Марлон наконец-то вывернул на площадь. Вот он, спасительный дворец, уже рядом! Но вопрос все-таки успел прозвучать:
  - А за меня?
  Научиться бы проваливаться сквозь землю...
  
  ***
  
  - Госпожа Марина!
  Девушка с облегчением повернулась на спасительный возглас. Какое счастье! Их заметила дворцовая стража, и сразу с десяток человек окружили Марлона, о чем-то спрашивая, помогая Маришке спуститься на землю, поздравляя с благополучным возвращением.
  - Спасибо, спасибо большое, - она едва успевала отвечать на все поздравления, - со мной все хорошо!
  Дежурный офицер с трудом пробился сквозь собравшуюся толпу - к этому времени у ворот, похоже, собралось уже множество придворных и не меньше половины дворцовой прислуги. Маришка совсем растерялась, окруженная множеством знакомых и незнакомых людей.
  - Немедленно сообщить его величеству! - голос офицера перекрыл общий гомон. - А вас, господа, я прошу разойтись. Все вопросы только после того, как госпожу Марину примет его величество.
  Маришка и опомниться не успела, как ее ловко подхватили под руки, с одной стороны Михал, а с другой офицер, и вывели из толпы.
  - Но мне надо переодеться, - жалобно пискнула она, - у меня юбка мокрая и грязная. Я быстро! Ну, пожалуйста...
  - Хорошо, - Михал посмотрел на офицера. - Капитан, я провожу госпожу Марину к ее комнатам и через полчаса приведу ее к королю. А вы возвращайтесь к воротам и разгоните всех этих бездельников, чтобы не стояли там и не перемывали нам косточки.
  - Слушаюсь, господин Михал, - с легкой неохотой в голосе ответил офицер.
  Шут кивнул.
  - Я обязательно сообщу королю о том, как вы нам помогли. Он должен знать, что его гвардия не зря ест свой хлеб.
  Он открыл перед Маришкой дверь и жестом пригласил пройти вперед. Девушка быстро пошла по коридору, не зная, радоваться тому, что ее просьбу исполнили, или ругать себя. Как спокойно было, пока их сопровождал этот вежливый офицер, а теперь вот пожалуйста, она опять наедине с Михалом. Она прямо-таки чувствовала его тяжелый взгляд.
  Да что с ним такое? Где прежний веселый, уравновешенный Михал, с которым всегда было так легко и спокойно?
  А хуже всего то, что теперь надо ему что-то ответить. И лучше не тянуть. Знать бы только, что отвечать. Кошмар какой-то, с лордом Аланом и то было проще.
  Она машинально свернула куда-то и уткнулась в дверь. Дверь показалась смутно знакомой. Маришка оторвалась от раздумий и уставилась перед собой. Надо же, так ведь это дверь в ее комнаты! Вот привыкла уже к дворцовым коридорам, не глядя и не думая дошла куда надо.
  Маришка взялась за ручку, помедлила и нерешительно повернулась к своему спутнику.
  - Михал...
  Но тот оборвал ее резко и почти грубо.
  - Не надо!
  - Но...
  - Я же сказал - не надо! - Михал даже отшатнулся, словно боялся, что она к нему прикоснется. - Иди переодевайся и поскорее, тебя король ждет.
  Да что с ним такое?! Что за капризы? Хуже девчонки, честное слово. Маришке хотелось его стукнуть. Дурак! Сначала вопросы задает дурацкие, а потом еще и хамит. Она с трудом сдержалась, чтобы не высказать ему все это вслух, и зло толкнула дверь.
  Навстречу им с кресла поднялся человек.
  Маришке показалось, что она сходит с ума. Нет, ну точно, эти все похищения, бандиты, волколаки, чокнутые баронессы, сугробы... Она точно сошла с ума. И голова что-то кружится, и голос пропал. А еще - дышать тяжело. Маришка схватила ртом воздух и оперлась о дверь, но та сразу уехала в сторону. Зато кажется появился голос, и девушка не преминула им воспользоваться:
  - Да что здесь происходит?!
  
  ***
  
  Бред. Нет, точно бред. Маришка переводила взгляд со своего спутника на человека, ждавшего в ее гостиной.
  Два Михала. И оба молчат.
  Точно бред.
  А если нет?
  Надо сделать свет поярче. Она подошла к большому канделябру, на котором горели три свечи, и зажгла остальные девять. Стало гораздо светлее, но нисколько не проще. На ярком свету сходство двух Михалов ничуть не уменьшилось.
  Наконец, тот Михал, что пришел с Маришкой, устало заговорил, глядя на своего двойника:
  - Ты ведь обещал.
  Но второй сердито ответил:
  - Что обещал, то выполнил. В интересах государства. А врать ей, - он указал на Маришку, - уговора не было.
  Девушка сжала зубы, чтобы не дать словам вырваться на волю. Ну конечно! Это настоящий Михал, тот, который был в комнате, это его жесты и его манера говорить. Вот почему тот Михал, который пришел за ней в замок лорда Алана, показался ей странным - было в его поведении что-то неестественное. Она ведь сразу это заметила, но подумала, что он просто нервничает.
  Но если настоящий Михал был здесь, значит с ней пришел...
  Маришка внимательно посмотрела на своего спутника, но тот отвел глаза. Тогда она перевела взгляд на настоящего Михала. Шут виновато улыбнулся и развел руками, как бы показывая, что он ничего не мог сделать. Потом снова сердито оглядел двойника.
  - Снимай маску. Все равно же придется объяснять.
  Лже-Михал едва заметно пожал плечами и прислонился к стене.
  - Не могу. Слишком много сил потратил на превращения.
  Оно и видно. Теперь, когда он больше не старался держаться прямо и выглядеть бодро, стало заметно, как он бледен, да и вообще еле стоит на ногах. Особенно, конечно, это бросалось в глаза на фоне второго Михала, ну то есть настоящего, который встретил их в комнате.
  Шут понимающе и словно слегка виновато кивнул.
  - Я помогу.
  Он подошел к своему двойнику почти вплотную, поднял правую руку и медленно, как будто преодолевая какое-то невидимое сопротивление, провел ладонью перед его лицом. Сверху вниз.
  Лицо и фигуру двойника заволокло легкой, размывающей дымкой. Маришке непроизвольно сощурилась, ей даже захотелось протереть глаза. Ощущение было вроде того, как бывает, когда смотришь сквозь слезы - как бы и видно все, а контуры неясные и вообще все искажено, как в кривом зеркале.
  Но длилось все это секунду-другую, а потом Михал опустил руку и отступил.
  Теперь друг напротив друга стояли уже два совершенно непохожих человека.
  Маришка не удивилась. Вот нисколечко. Кажется, она догадалась, кого сейчас увидит, еще прежде, чем дымка развеялась.
  Карел, кто же еще.
  А ведь можно было догадаться и раньше.
  Баронесса говорила довольно ясно и понятно, надо было быть дурой, чтобы не понять ее. Да и сам он, разговаривая со своей сумасшедшей теткой, держался не как Михал, а как принц Карел. Про отца еще что-то там сказал, а Михал ведь сирота. И глаза у него голубели, когда он выходил из себя. И это не Михал, а Карел всегда был склонен к резким переменам настроения.
  И запах лаванды с базиликом...
  Маришка сжала кулаки, чтобы не расплакаться. Надо уйти куда-нибудь. Ах да, она же у себя, за этой дверью ее спальня, можно закрыть засов и ненадолго представить, что все в порядке.
  - Подождите меня здесь, - она старалась говорить ровно и спокойно, но предательская слеза все же прозвенела в голосе, - я переоденусь и вернусь. Мы не можем заставлять короля ждать.
  - Маришка... - виновато пробормотал Михал. На сей раз настоящий, ха-ха...
  Она улыбнулась, не разжимая губ.
  - А ведь я почти уже согласилась выйти за тебя замуж, - она задержала дыхание, стараясь не всхлипнуть, - Михал. Вот так.
  Маришка захлопнула за собой дверь, с ненавистью стукнула ее кулаком и, все-таки не выдержав, заплакала.
  
  ***
  
  ...И пожалуйста, мамочка, не беспокойся, ничего со мной не случилось, это все дурацкие слухи. Меня, правда, случайно похитили, но быстро поняли, что им нужна не я, и отпустили. Я даже испугаться не успела.
  Король и принцесса очень добры ко мне, и вообще тут все ко мне очень хорошо относятся. А на новогоднем балу я все равно не смогла бы побывать, мне ведь еще нет шестнадцати. Так что, я ничего не пропустила.
  Я скоро приеду в гости, как только потеплеет. Король не хочет отпускать меня в такую длинную поездку, пока стоят морозы, говорит, что я простужусь и заболею. Я пыталась ему объяснить, что у нас в деревне в такую погоду все на улице веселятся, снеговиков лепят, но он ничего не хочет слушать, говорит, что ответственен за меня перед родителями.
  Но господин Динон обещал, что в этом году лютень будет необыкновенно теплым, поэтому я уже потихоньку начала собираться в дорогу...
  
  Маришка со вздохом отодвинула письмо. До чего же трудно рассказывать что-то родителям так, чтобы и не соврать, но при этом и не расстроить. За что и не любила она писать письма - слишком приходилось обдумывать каждое слово, отчего простая переписка превращалась в каторгу. Но чтобы получать письма, а получать их Маришка любила, приходилось и самой писать.
  Она отодвинула незаконченное письмо и вытащила из папки другое, тоже конечно дописанное лишь до половины.
  
  ...Ох, Алиска, сколько всего произошло, в письме и не расскажешь. И не только потому, что некоторые вещи лучше не писать, но и просто слов не могу подобрать. Все-таки плохая из меня сказочница, болтаю много, а стоит взять перо и бумагу, как все мысли сразу разбегаются.
  Жаль, что весь ты будешь занята и снежень и лютень, и мы с тобой не сможем вместе съездить к родителям. Правда, там нам все равно не дали бы поговорить.
  Но ты ведь приедешь к нам на весенний бал? Леди Эльсиба тебя отпустит? Да отпустит, конечно, куда она денется, ведь всем интересно, делал ли лорд Алан мне предложение, а если делал, то почему я отказалась. Хотела бы я знать, кому я обязана этим слухом. Я ведь теперь местная знаменитость, еще бы, отказала самому лорду Алану... хоть никто и не знает, правда ли это. Но правда никому и не нужна - чтобы стать знаменитой, слухов вполне достаточно.
  Видишь, какая я теперь циничная. Как и положено столичной жительнице...
  
  Маришка отодвинула и это письмо. Причудливый узор на замерзшем окне напомнил ей кружева, которые привозили на ярмарку магранские купцы.
  И что ее понесло в тот день на озеро? Сидела бы где-нибудь поближе к дому, и не было бы у нее сейчас всех этих сложных проблем. Не было бы ни Карела, ни Михала, ни короля Томаша с его нерушимыми принципами. Жила бы как все, рассказывала бы сказки, а не общалась с королями, шутами, прекрасными принцессами и принцами-оборотнями.
  Кстати, "Принц-оборотень", хорошее название для сказки. Жаль только, что здесь ее никому не расскажешь, неправильно поймут. Но запомнить стоит. На будущее.
  
  Примечания
  
  1 Вехи - магические ворота, через которые волшебники и чародеи могут мгновенно попадать из одного места в другое.
  2 Снежень - первый месяц луанского календаря, начинается в день зимнего солнцестояния.
  3 В Вальденсе, Луане и большинстве других стран руаланской языковой группы, волколаками называются маги и чародеи, умеющие превращаться в волков по своему желанию и не теряющие при этом человеческого разума. Вервольфы же - обычные оборотни, подвластные луне.
  4 "Посмотревшими в глаза волку", называют тех, кто повредился в рассудке после пережитого потрясения. В обиходе это выражение также используется как усиленный вариант фразы "ты сам не свой".
  5 Господин Динон - королевский чародей Луана. Среди его обязанностей в том числе и прогноз погоды.
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"