Оченков Иван Валерьевич: другие произведения.

Путь на Балканы

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!
Конкурсы романов на Author.Today
Оценка: 7.84*300  Ваша оценка:

  В доме земского врача Модеста Давыдовича Батовского часто собирались гости. Семья его была гостеприимной и что немаловажно - передовой. То есть все ее члены придерживались прогрессивных взглядов и привечали у себя людей подобного склада. Такова была его жена Эрнестина Аркадьевна, красивая еще дама лет... Впрочем, у дам ведь о возрасте не спрашивают, не так ли? Такова была и его дочь - Софья, весьма изящная барышня восемнадцати лет от роду. Очевидно, таким же со временем станет и их младший сын - гимназист Маврик. Но пока тринадцатилетний мальчик озабочен не прогрессом, а куда более насущными в его возрасте заботами. У него каникулы и он никак не может взять в толк, отчего ему надо забросить забавы с уличными приятелями и, переодевшись и причесавшись, сидеть с постным видом в гостиной, делая вид, что ему очень интересны умные разговоры о политике, прогрессе и тому подобных вещах. Впрочем, в последнее время частенько говорят о предстоящей войне, и вот такие бы разговоры он послушал, да только эти несносные взрослые, ведя подобные разговоры, неизменно выдворяют его из комнаты. Дескать, Мавруша еще очень мал. А он совсем не мал и горячо сочувствует славянам, томящимся под турецким игом и потому готов хоть сию минуту выступить с оружием в руках и победить всех башибузуков разом! Но пока он сидит в гостиной, надеясь, что его не выставят раньше, чем несносная Сонька станет развлекать гостей. Она будет музицировать на фортепиано, а гости, которые вовсе никакие не гости, а потенциальные женихи, столпятся вокруг и, придав своим физиономиям выражение мечтательности, будут с придыханием говорить: - ах, как это прекрасно, ах какой шарман!
  Женихов было трое. Первого звали Никодим Петрович Иконников. Он был уже человеком зрелым, можно даже сказать, в возрасте. В прежние времена служил частным поверенным, имел обширную адвокатскую практику и не менее обширные связи. Теперь он занимался коммерцией и весьма успешно. Поговаривали, что его компаньонами были очень многие богатые и влиятельные господа. Голову его, правда, украшала изрядная лысина, а фигуру брюшко. Первое он скрывал, зачесывая особым образом волосы, а второе корсетом. При этом человек он был светский и весьма любезный в обхождении. Маврик, правда, его недолюбливал, за неприятный взгляд и насмешливость, но его мнения на этот счет, конечно же, никто спрашивать не собирался. Второй был офицером. Говорят в прежние годы, девицы всем видам женихов предпочитали военных, но те времена давно прошли. К тому же Софья Модестовна была барышней рассудительной и прогрессивной, и пленить ее видом гусарского ментика было несколько затруднительно. К тому же, Владимир Васильевич Гаупт, так его звали, был не гусаром, а простым пехотинцем. Тем не менее, штабс-капитан, был молод, высок, хорош собой и успел закончить академию генштаба. Теперь он выслуживал ценз командира роты в расквартированном неподалеку полку и ко всему приходился Батовским дальним родственником. Серебряный аксельбант на груди офицера намекал, что карьера его на подъеме и потому женихом он был все-таки завидным. К тому же он был сторонником всяческого прогресса, хотя и в армии, а потому дорогим гостем у Модеста Давыдовича и Эрнестины Аркадьевны. Маврику Гаупт, пожалуй, нравился. Была в нем какая-то внутренняя сила сразу заметная мальчишке. К тому же он был весьма прост в общении и частенько рассказывал разные занимательные истории о войне, до которых мальчик был большим охотником. Третьего и женихом-то было назвать трудно. Алексей Лиховцев был студентом Московского университета и однокурсником кузена Батовских - Николаши. Принят в доме он был только благодаря своему приятелю, и в качестве жениха родителями Сонечки не рассматривался совершенно. Помилуйте, прогресс прогрессом, а жить на что-то надо. С Мавриком они были почти друзьями, а Софи отвечала на его робкие ухаживания с изрядной холодностью, вводившей бедного студента в черную меланхолию. Иногда, впрочем, она меняла гнев на милость, и разговаривала с ним почти ласково. Алексей и Николаша были ее признанными пажами. Они сопровождали ее на прогулках, собирали ей полевые цветы, пели хором, когда она им аккомпанировала на фортепиано. Для кузена, знающего Софию с детства, это было чем-то вроде игры, а вот для Лиховцева постепенно становилось смыслом жизни. Нельзя сказать, чтобы Модесту Давыдовичу и особенно Эрнестине Аркадьевне это слишком уж нравилось, но приличия соблюдались неукоснительно, а Сонечка была, как я уже говорил, барышней весьма не глупой и они не ожидали от нее решительно никаких безрассудств.
  Ужин в тот день удался на славу. Вообще, Модест Давыдович, будучи доктором, предпочитал сам и рекомендовал всем своим пациентам самую простую пищу. Щи, кашу, отварную телятину и пироги с разнообразной начинкой. Но все дело в том, что кухарка Батовских - Акулина умела готовить все это совершенно бесподобно. Правда племянница кухарки Дуняша, служившая с недавних пор у них горничной, несколько раз проявила непростительную неловкость, но, слава богу, все обошлось. Гости воздали должное угощению и наперебой хвалили хозяйку. Та воспринимала это, как должное, и милостиво улыбалась в ответ. Глава семейства также чувствовал себя великолепно, и для полного счастья ему не хватало совсем чуть-чуть.
  - Сонечка-душечка, - с улыбкой обратился он к дочери, - а не сыграешь ли ты нам, что-нибудь?
  - Прекрасная мысль, - поддержал его Иконников, - просим, просим!
  Обычно Софи с удовольствием откликалась на подобные предложения. Музыку она искренне любила и играла довольно хорошо. К тому же, какой барышне не хочется блеснуть талантом в присутствии стольких кавалеров, но тем более неожиданным для присутствующих был ее ответ.
  - Прости, папа, мне что-то не хочется.
  - Что с тобой, - удивился Модест Давыдович, - ты не здорова?
  - Нет, все хорошо.
  Разумеется, этот лаконичный ответ не мог успокоить родителей.
  - В чем дело, Софи? - встревожилась Эрнестина Аркадьевна, - ты и ела совсем без аппетита. Неужели тебе не понравилось?
  - Простите, господа, - поднялась с места девушка, - просто я не могу...
  - Что-то случилось? - тихо спросил Алексей, с видом крайнего беспокойства и даже легкомысленный Николаша вопросительно уставился на кузину.
  - Да случилось, - не выдержала она. - Мы едим, пьем, развлекаемся, а совсем рядом творятся совершеннейшие дикости. Кровожадные османы терзают балканских славян, а нам нет до этого никакого дела. Башибузуки не щадят ни женщин, ни детей, а вы предлагаете мне музицировать.
  Услышав это, гости застыли, как громом пораженные. Софья Модестовна не повышала голос, не сбивалась в мелодекламацию свойственную некоторым экзальтированным девицам. Напротив она говорила тихо и спокойно, но от этого ее речь была только более убедительной. Первым из ступора вышел хозяин дома.
  - Кажется, я теперь знаю, куда пропал номер "Нивы". Сонечка милая, я ведь говорил тебе, что не следует читать газет перед обедом. От этого бывает...
  - Можно подумать, что после обеда эти вести станут менее ужасными, - парировала дочь.
  - Нет, разумеется, но восприниматься они будут куда менее остро.
  - В конце концов, в чем ты нас обвиняешь? - кинулась в бой мадам Батовская. - Мы, право же, очень сочувствуем несчастиям Сербии и Болгарии. Мы даже третьего дня жертвовали в помощь пострадавшим от турок...
  - О, да! Пять рублей!
  - А я согласен с мадемуазель Софи, - неожиданно поддержал ее Иконников, - право же, дела творятся совершенно невероятные и я бы даже сказал дикие. А мы совершенно непростительно медлим. Кровь славянства взывает к отмщению!
  - Ну не скажите, дорогой Никодим Петрович, насколько я могу судить, наше правительство, наконец, вышло из состояния апатии. Ультиматум османам составлен в самых решительных выражениях. Объявлена мобилизация, войска выдвигаются к границе, а кстати, что скажет наша доблестная армия?
  - Армия готова выполнить свой долг, - просто и без малейшей аффектации ответил Гаупт. - К тому же, могу сказать вам со всей откровенностью, решение о войне принято. Я не хотел говорить прежде времени, но наш полк скоро выступит и, очевидно, это последний мой визит к вам.
  - Не говорите так! - Встревожилась Эрнестина Аркадьевна.
  - По крайней мере, до войны, - с улыбкой поправился штабс-капитан.
  - А вы знаете, мы с Алешкой тоже идем в армию, - неожиданно выпалил Николаша и сконфужено улыбнулся.
  - То есть как, вы же еще студенты?
  - Уже нет, тетушка, мы теперь вольноопределяющиеся Болховского полка.
  - Что ты такое говоришь, а твои родители знают?
  - Нет, ма тант*, я не решился рассказать им сам и потому хотел бы просить вас с дядей...
  - Ура, наши идут на войну, - закричал совершенно ошеломленный всеми этими известиями Маврик, однако закончить не успел, потому что Дуняша, услышав о войне или еще почему, с грохотом уронила на пол поднос с посудой.
  - Это еще что такое? - Строго воскликнула Эрнестина Аркадьевна, но девушка не слышала ее и лишь во все глаза смотрела на сделавших это удивительное признание студентов.
  - Как же это, Николай Людвигович, Алексей Петрович... на войне ж убить могут, - бормотала она, и глаза ее быстро наполнялись слезами.
  - Полно тебе причитать, - нахмурился Модест Давыдович, - они еще, слава богу, живы. Но как это возможно?
  - Свидетельствую, - громко заявил Гаупт, - молодые люди говорят чистую правду. Им стоило не малого труда уговорить меня скрывать эту новость. Тем более что для этого господам вольноопределяющимся пришлось переодеться в партикулярное платье, что я как офицер не могу одобрить никоим образом. Но, раз их инкогнито раскрыто, то в следующий раз вы увидите их в мундирах.
  Пока он говорил, Соня подошла к кузену и его приятелю и срывающимся голосом пробормотала:
  - Простите меня, Николаша, и вы, Алексей, я дурно думала о вас и мне теперь ужасно стыдно. Вы ведь извините меня?
  Пока все внимание было приковано к уходящим на войну молодым людям, Дуняша, наконец, вспомнила о своих обязанностях и с виноватым видом принялась собирать на поднос разбитую посуду. Собрав все черепки, девушка попыталась незаметно выскользнуть, но не тут то было. Внимательно следившая за ней хозяйка тут же пошла следом и, догнав горничную в коридоре, буднично отхлестала ее по щекам, а затем вернулась к гостям и любезно улыбаясь, предложила всем перейти в гостиную.
  - Господа, ну, сколько можно говорить о войне, право же, наши мальчики, теперь не скоро окажутся в домашней обстановке, так давайте не будем их лишать этого удовольствия.
  - И в самом деле, - прогудел Иконников, - давайте о чем-нибудь смешном. Кстати, Модест Давыдович, ты, помниться, говорил о некоем курьезе, приключившимся в вашем богоугодном заведении?
  - Каком курьезе, - заинтересовался жизнерадостный Николаша, - дядюшка, расскажи, а то ведь верно. В ближайшее время нам занятные истории только их благородие Николай Петрович рассказывать будет!
  - Всенепременно, - осклабился штабс-капитан, - "словесность" называется. Уверяю, господа-вольноперы, вам понравится.
  - Да уж приключилась история, - засмеялся доктор, - впрочем, извольте. Третьего дня, ближе к вечеру, нам, некоторым образом, полицейские, привезли человека.
  - Что, прямо городовые?
  - Они самые. По их словам, нашли его на Поганом болоте, в совершенно помрачённом состоянии рассудка. Ну и, разумеется, привезли к нам. В отделение для душевнобольных.
  - И в чем же курьез?
  - Да в протоколе, составленном этим олухом царя небесного, нашим исправником! Это же надо подумать, написал, что найденный на болотах человек, утверждал, будто бы он из будущего! Каково?
  - Презанятно! А из каких же времен, к нам сей... посланец грядущего?
  - Ну, по словам нашедших его, из двадцать первого века.
  - По словам?
  - То-то, что по словам. Уж не знаю, что нашим держимордам почудилось, только когда я этого человека осмотрел и выслушал, то ни о каком будущем он мне не рассказывал.
  - А что рассказывал?
  - Да ничего! Разум у человека помутился, так что он и не помнит ничего. Бывает такое с перепугу. Болота, изволите ли видеть, места, способствующие приступам паники.
  - А о каком же будущем толковал господин исправник?
  - Да какое там будущее, к нечистому, прости меня Господи! Видимо, когда его нашли, некие отрывки памяти в голове бедолаги еще крутились, вот он и сказал, откуда родом.
  - Откуда родом?
  - Ну конечно! За болотом-то, как раз деревенька Будищево! Вот полийцеским и почудилось, невесть что. Он-то недавно в наши края переведен, вот и путается до сих пор в трех соснах.
  - Действительно, анекдот. Не желаете ли сообщить об сем курьезе в "Медицинский альманах"?
  - Чтобы меня коллеги засмеяли? Благодарю покорно! Или в полицейском департаменте, чего доброго обидятся. Нет уж, увольте.
  - Да, наши держиморды могут.
  Пока гости посмеивались над глупой ошибкой недавно переведенного из столицы недалекого полицейского, случилось так, что Софья и Лиховцев остались совершенно одни в столовой и их отсутствия сразу не заметили. Молодые люди стояли друг против друга и не могли от смущения вымолвить ни слова. Первой молчание нарушила девушка.
  - Отчего вы не хотели сказать, что уходите на войну?
  - Э... ваш кузен не хотел тревожить раньше времени... - промямлил тот.
  - Вы говорите неправду, - мягко прервала его Соня, - Николаша, он милый и славный, но что-либо скрывать совершенно не в его характере. Это ведь ваша идея, не так ли?
  - Идти на войну?
  - И идти на войну и скрывать это от нас.
  - Да.
  - Так отчего?
  - Мне не хотелось выглядеть перед вами хвастуном, Софья Модестовна. Вы знаете о моих чувствах к вам и отвергли их. Но мне не хотелось бы, чтобы у вас составилось мнение, что я сделал это лишь, чтобы произвести на вас впечатление. То есть я хотел бы, чтобы вы думали обо мне хоть не много лучше... но, дело в том, что я это давно решил. Я искренне сочувствую порабощенному славянству и хотел бы хоть что-то сделать для его освобождения. Наверное, это прозвучит выспренно, но ради этих убеждений я готов подставить свою грудь под пули.
  - Мне так стыдно перед вами.
  - Но отчего?
  - Оттого что я дурно думала о вас. Я полагала, что вы такой же, как все эти пустые люди так часто окружающие меня. Они много говорят, горячо спорят, но ничего не делают. Вся их горячность уходит в пар. Вы понимаете меня?
  - Кажется, да. Но я...
  - Не такой как они? Теперь я вижу это.
  - Я люблю вас!
  - Подождите. Я вовсе не такова как вы обо мне думаете. Да я хороша собой, и знаю это. Но все это лишь оболочка. Видите ли, я еще не только ничего не сделала в жизни полезного, но даже не разрушила вредного. В сущности, я избалованная чужим вниманием пустая девчонка. Молчите, прошу вас, не смейте мне возражать! Да, я плохая, но я надеюсь исправить это. Вы понимаете меня?
  - Конечно!
  - Понимаете? Даже мои родители, не понимают меня. Они считают себя передовыми людьми, но при этом уверены, что главной целью в жизни женщины является замужество. А как же прогресс, как же нравственное совершенствование?!
  - Я восхищаюсь вами!
  - Ах, оставьте, я совершенно не заслуживаю восхищения, тем более вашего. Вы совершенно другое дело, вы смелый, честный и способный на поступок человек. Сознаюсь, я прежде заблуждалась на ваш счет и теперь не знаю чем загладить свою вину.
  - Боже мой, о какой вине вы говорите? Вы чудесная, добрая, милая...
  - Вы, правда, так думаете?
  - Конечно!
  - Я могу что-то сделать для вас?
  - Дайте мне хоть маленькую надежду, хоть тень ее и я, чтобы добиться вашего расположения сверну горы.
  - Расположения, о чем вы говорите?! Я может быть, впервые в жизни встретила достойного человека...
  - Так я могу надеяться!
  - Послушайте, я, кажется, говорила уже, что терпеть не могу людей много говорящих, но ничего при этом не делающих. Вы человек дела и я хочу быть достойной вас. Твердо обещаю, что если вы пойдете на войну, то по возвращении я буду принадлежать вам. Никто и ничто, ни родители, ни молва не изменят моего решения!
  - Вы необыкновенная!
  Тут их излияния прервал ворвавшийся в столовую Маврик.
  - Соня, ты где? А что это вы тут делаете?
  - Ничего, - строго отвечала ему сестра, - просто господин Лиховцев уходит на войну и я захотела выразить ему свое восхищение.
  - А ведь и верно, - загорелись глаза мальчишки, - это очень мужественный поступок и мы все гордимся вами и Николашей. А вы возьмете меня с собой?
  - Боюсь, Мавр, тебе нужно прежде немного подрасти, - улыбнулся Алексей и похлопал своего юного приятеля по плечу.
  - Ну вот, опять, - огорчился мальчик. - Право же, я вовсе не так мал, как вам кажется...
  - Маврикий, - нетерпящим возражений тоном, прервала его Софья, - не смей приставать к Алексею Петровичу! Разумеется, он никаким образом не может взять тебя с собой. Ведь он отправляется на войну, а там совсем не место для таких глупых мальчишек.
  - Да уж поумнее тебя буду, - пробурчал в ответ брат, до ужаса не любивший когда его называли Маврикием.
  Однако Софья Модестовна, не слушая его, подала руку Лиховцеву, и они вместе отправились в гостиную. Эта деталь вкупе с сияющей физиономией студента не осталась незамеченной, но девушка, ведя себя, как ни в чем небывало, подошла к фортепиано, устроилась поудобнее на стуле и, подняв крышку, опустила руки на клавиши. Длинные и изящные пальчики забегали по ним, и комната заполнилась чарующими звуками музыки.
  Все со временем заканчивается, закончился и этот вечер. Гости стали прощаться, благодаря гостеприимных хозяев за чудесный прием. Те, разумеется, отвечали, что для них честь принимать столь достойных особ и вообще, заходите еще, не забывайте нас. У господина Иконникова был свой экипаж, на котором он любезно согласился подвезти штабс-капитана. Гаупт, правда, вздумал было отказаться, но Никодим Петрович заявил, что отказа не примет и во что бы это ни встало, желает оказать услугу защитнику отечества. Тому ничего не оставалось делать, как согласиться. Молодые люди, гостившие у Батовских, отправились к себе во флигель. А Эрнестина Аркадьевна пожелала поговорить с Софьей.
  - Ты очаровательно музицировала сегодня, - мягко сказала она, положив руку на плечо дочери. - Наши гости были в совершенном восторге, особенно Гаупт.
  - Я польщена, - улыбнулась матери девушка, прекрасно поняв, куда та клонит.
  - Мне кажется, Владимир Васильевич питает к тебе определенные чувства.
  - К сожалению, невзаимные.
  - К сожалению?
  - Конечно, мне ведь страсть как хочется быть представленной полковым дамам. Жить где-нибудь в захолустье и из развлечений иметь только редкие балы в офицерском собрании, да визиты к сослуживцам, где они перемывают друг другу кости.
  - Ха-ха-ха, - засмеялась мать, в красках представив себе эту картину столь живо нарисованную дочерью. - Однако, не слишком ли ты сурова к господину штабс-капитану? Ведь он окончил академию, и карьера его обеспечена...
  - Ничуть, мама. Право, Владимир Васильевич человек многих достоинств, но я не люблю его, и, кажется, никогда не смогу полюбить. А перспектива быть женой военного внушает в меня такой ужас, что я смотрю на него едва ли не с отвращением.
  - Но ты так горячо выступаешь за помощь славянам...
  - Ах, мама, разумеется, я всем сердцем сочувствую им, но, видишь ли, война рано или поздно закончится, а Гаупт так и останется военным.
  - Что же, я не ошиблась в тебе, дорогая моя. А что ты скажешь по поводу Никодима Петровича?
  - Маменька, вы с отцом всерьез полагаете меня старой девой, которую нужно как можно скорее выдать замуж?
  - Нет, конечно, что за идеи!
  - Ну, ты так рьяно стала обсуждать матримониальные планы...
  - Ох, девочка моя, конечно же, никто не считает тебя старой девой. Но и в том, чтобы подумать о замужестве, нет ничего дурного. Или ты решилась присоединиться к этим безумным "эмансипе", отрицающим брак?
  - Вот еще, - фыркнула Софья, - разумеется, нет! Но и торопиться в этом вопросе я не собираюсь. Или вы хотите выдать меня замуж как в домостроевские времена, не спрашивая согласия?
  - Как ты можешь обвинять нас в подобном! - оскорбилась Эрнестина Аркадьевна.
  - Ах, мамочка, прости, - повинилась Софья и обхватила шею матери руками, - ну, прости, пожалуйста, просто ты ведь знаешь, как я не люблю подобные разговоры.
  - Ох, что ты со мной делаешь! Ну, ладно-ладно, я нисколечко не сержусь. Просто ты уже не девочка, моя милая, и пора начинать об этом задумываться. Так что ты мне скажешь о господине Иконникове?
  - Нет, это решительно невозможно! Ну, хорошо, раз ты так хочешь, то изволь. Давай говорить прямо, Никодим Петрович годится мне в отцы. Его масленые взгляды мне откровенно неприятны. Человек он, конечно, богатый и принят в обществе, но это такая же клетка, как у полковых дам. Разве что чуть более просторная и решетка ее изукрашена.
  - А у тебя злой язык, Софи. Впрочем, боюсь ты права. Но, видишь ли, дорогая моя, богатство и положение в обществе кажутся эфемерными величинами только в юности. А с возрастом начинаешь смотреть на вещи несколько иначе. Но, как бы то ни было, мы с отцом, разумеется, не будем тебя неволить. Просто помни, что мы желаем тебе добра, и переживаем за тебя.
  - Конечно, мама. Я очень благодарна вам за заботу.
  - Ну, вот и славно. Кстати, а что ты думаешь о приятеле нашего Николаши?
  - Об Алексее Петровиче?
  - Да, о нем.
  - А почему ты спрашиваешь?
  - Ты была с ним довольно любезна сегодня вечером. Я бы даже сказала - непривычно любезна.
  - Тебе показалось.
  - Разве?
  - Ну, может быть чуть-чуть. Все-таки они с Николаем уходят на войну.
  - Право, я не ожидала от них такого решения.
  - Я тоже и возможно, поэтому так отнеслась к ним. В конце концов, Николаша мне как брат.
  - Да, но любезничала ты не с Николашей...
  - Полно, сказать пару добрых слов вовсе не значит любезничать. К тому же они ведь скоро уезжают, не так ли?
  - Так-то оно так...
  - Прости, мама, но я очень хочу спать.
  - Конечно, моя дорогая, спокойной ночи!
  ------------------
  *Ma tante (франц.) - тетушка.
  А вот молодому человеку, о котором они говорили, было не до сна. Алексею хотелось обнять весь мир и закричать о своем счастье. Душа его пела, а тело никак не могло успокоиться. Несколько раз он прошелся взад и вперед по отведенной им с Николаем комнатушке. Затем, не раздеваясь, упал на кровать и предался сладостным мечтам. Да и было от чего прийти в такое возбужденное состояние. Будучи бедным студентом, он зарабатывал на жизнь уроками,** по этой же причине он редко принимал участие в студенческих пирушках и почти не имел знакомств среди барышень. Единственным приятелем его был Николай Штерн и когда тот пригласил его погостить у себя дома, Лиховцев с восторгом согласился. Знакомство же с кузиной друга ударило молодого человека как обухом по голове. Софи была так красива, умна, образована, но при этом совершенно недоступна. Ее нельзя было не любить, но что проку любить звезду в небе? Ведь она никогда не ответит тебе взаимностью! Впрочем он все-таки попытался с ней объясниться и, как и ожидалось, был отвергнут. Именно от отчаяния он и записался в армию, полагая достойную смерть в бою за правое дело, лучшим лекарством. И вот, совершенно неожиданно, эта прекрасная девушка ответила на его чувства и пообещала... подумать только, она пообещала стать его!
  Скрипнула дверь и на пороге появился Николай. Костюм его был несколько потрепан, а на лице блуждала довольная улыбка объевшегося сметаной кота. Однако, счастливый влюбленный не обратил на это ни малейшего внимания. Радостно улыбнувшись приятелю, он спросил:
  - Где ты был?
  - Да так, дышал свежим воздухом, а что?
  - Мне так многим надо с тобой поделиться...
  - О, могу себе представить, - засмеялся Николаша, - Софи, верно, сказала тебе четыре слова, вместо обычных трех.
  - Как ты можешь так говорить!
  - Могу, брат. Видишь ли, я, конечно, люблю Сонечку, мы с ней с детства дружны и все же... кажется, я оказал тебе дурную услугу, познакомив с ней.
  - Отчего ты так говоришь?
  - Как тебе сказать, дружище, еще когда я ходил в здешнюю гимназию, все хотели со мной дружить, с тем чтобы через меня познакомиться с кузиной.
  - Что в этом такого? Она так красива и, верно, и нежном возрасте была прелестнейшим ребенком. Можно ли за это осуждать?
  - Ах, Алешка, погубит тебя твоя доброта. Ты во всем ухитряешься видеть только хорошее. Слушай, как у тебя это получается?
  - Не знаю, но, все-таки, отчего ты так говоришь?
  - Господи, да Сонька - чума для нашего брата! Поверь мне, я знаю, ведь я сам был в нее влюблен. Ах, если бы от неразделенных чувств умирали, вокруг тетушкиного дома было бы преизрядное кладбище. Ну, вдобавок к тому, что имеет дядюшка. Да не смотри ты так! Видишь ли, у всякого врача есть свое кладбище, причем у хорошего оно иной раз не меньшее чем у дурного. Ведь к знающему доктору идет больше пациентов, не так ли?
  - Откуда в тебе столько цинизма?
  - Цинизма? Отнюдь, это, брат, чистый реализм.
  - Так, где ты был?
  - Ну, я некоторым образом тоже был ранен стрелой амура. Правда, предмет моей страсти не столь идеален как твой, но, по крайней мере, мое свидание увенчалось куда большим успехом.
  - Ты влюблен?
  - О боже, ну конечно! Я люблю весь мир, родителей, дядюшку, тетушку, прекрасную Софию и... даже тебя! Хочешь расцелую?
  - Уволь, - уклонился от объятий Лиховцев, - так ты был на свидании со всем миром? Нельзя не заметить - ты быстро управился!
  - О, мой влюбленный друг снова обрел возможность язвить. Алешка, ты явно небезнадежен! Нет, я был на свидании только с одной представительницей человечества, а что касается времени, то посмотри на часы. Уже за полночь!
  - Да, а я и не заметил...
  - Вот уж действительно, влюбленные часов не наблюдают! Ладно, давай спать, завтра дел много.
  Девушка, имя которой Николаша так и не назвал, тем временем кралась по дому к своей каморке. Несколько раз она натыкалась в темноте на предметы мебели, но, слава богу, не производила особого шума. Наконец добравшись до жесткого топчана, она торопливо скинула передник, платье и чепец, и, оставшись в одной рубашке, юркнула под холодное одеяло. В этот момент, она все-таки задела стоящий на столе ковш и тот с грохотом упал на пол.
  - Что такое? - всполошилась проснувшаяся Акулина.
  - Ничего тетя, я нечаянно. Пить захотелось, а черпак-то и упал...
  - Вот бестолковая девка, - ругнулась в сердцах тетка, - за что не возьмешься, все у тебя из рук валится. В прежние времена, быть бы тебе Дунька драной!
  ---------------------
  *Уроками - то есть репетиторством.
  јјјјјјјјјјјјјјјјјјјјјјјјјјјјјјјјјјјјјјјјјјјјјјјјјјјјјјјјјјјјјјјјјј
  
  
  Через несколько дней в уездной больнице, коей имел честь руководить Модест Давыдович, собрался весьма представительный консилиум. Можно сказать, что в актовом зале богоугодного заведения присутствовал весь городской бомонд.
   Главной фигурой, несомненно, был уездный предводитель дворянства, отставной капитан-лейтенант флота князь Алексей Николаевич Ухтомский. Довольно представительный мужчина средних лет, густые бакенбарды которого только начала серебрить седина, помимо всего прочего, состоял председателем местной земской управы, почетным мировым судьей и был непременным участником всех мало-мальски значимых событий в жизни Рыбинска. Какой-то неведомый острослов даже как-то сказал, что без архиерея водосвятие пройти может, а вот без князя Ухтомского никак.
  Власть судебную представлял еще один почетный мировой судья статский советник Владимир Сергеевич Михалков. Главным качеством сего достойного государственного мужа было то, что про него ничего нельзя было сказать предосудительного. Хорошего, правда, тоже никто не знал.
  Закон Российской империи представлял уездный прокурор, коллежский асессор Алексей Васильевич Воеводский. Невысокий круглолицый толстячок, он был любителем хорошо поесть, поволочиться за дамами и искренне полагал себя местным Цицероном. Во всяком случае, выступая в суде, он со вкусом произносил пространные речи, начало которых, нередко забывал к концу.
  Было еще двое коллег Батовского - здешние врачи коллежский советник Юлий Иванович Смоленский и не имеющий чина Генрих Исаевич Гачковский, представлявшие многострадальную российскую медицину.
  Последним по списку, но не по значению, был полицейский исправник Карл Карлович Фогель. Несмотря на имя и фамилию, этот худой огненно рыжий человек был, может быть, в глубине души, более русским, чем многие из присутствующих. Совершенно неприспособленный к бюрократической писанине, он до крайности любил живое полицейское дело и за всякое происшествие брался с таким жаром, что нередко, увлекшись, попадал впросак. Впрочем, его служебный формуляр также украшали раскрытия нескольких довольно громких по здешним местам дел. Начальство с одной стороны ценило своего сотрудника, умеющего находить нестандартные решения и давать, таким образом, результат. С другой, опасалось его неуемной энергии и потому предпочитало держать в провинциальном Рыбинске, не рискуя перевести даже в Ярославль, не говоря уж о Москве. В общем, коллежский асессор Фогель был человеком увлекающимся, но вместе с тем умным и дотошным, хотя многие небезосновательно считали его чудаком, если не сказать хуже.
  Причиной такого нашествия важных чинов был, как ни странно, тот самый пациент, найденный полицейскими на болотах и попавший туда не то из туманного грядущего, не то из деревни Будищево. Нашел его, разумеется, Фогель, и он же обратил внимание на странное поведение, одежду и речи неизвестного. Собрались же они на предмет освидетельствования и признания оного здоровым или душевнобольным.
  Пока важные господа располагались по приготовленным для них местам, Модест Давыдович кликнул больничного сторожа - Луку и велел ему привести пациента.
  - Слушаюсь, ваше благородие, - рявкнул тот, вытянувшись во фрунт, и, не мешкая, отправился выполнять распоряжение.
  Лука был из отставных солдат. Проведя в армии почти двадцать лет, он вернулся в родные края и, не найдя никого из родных, поступил служить в больницу. К обязанностям своим относился ревностно, территорию держал в чистоте, а при необходимости играл роль санитара.
  Человек, за которым его послали, тем временем лежал на жестком топчане, прикрытым жидкой рогожкой и о чем-то напряженно размышлял. На вид ему можно было дать лет около двадцати - двадцати двух. Среднего роста, худощавый и коротко стриженный, он был мало похож на других обитателей своей палаты, вместе с которыми он только что вернулся с прогулки. Вообще, душевнобольным прогулок не полагалось, однако Модест Петрович считал, что свежий воздух совершенно необходим для окисления крови и, следовательно, для нормального функционирования организма и потому сумел настоять, чтобы больных выводили гулять, хотя бы и под неусыпным наблюдением Луки.
  В голове пациента скорбной палаты неторопливо крутились прихотливые мысли. "Блин, вот засада-то! Какой только черт меня только на болото занес? Самое главное, реально ведь не помню, как там оказался. Помню, чавкало под ногами, потом проваливаться стал. Сначала по колено, затем по пояс, потом чуть совсем не утонул..."
  - Извините, - отвлек его от размышлений чей-то шепот.
  Покрутив головой, он наткнулся глазами на соседа. В отличие от других обитателей психушки, этот выглядел относительно вменяемым, разве что излишне пугливым. Впрочем, учитывая место, где они находились, ничего странного в этом не было.
  - Извините, - снова прошептал сосед.
  - Чего тебе?
  - Ради бога, не оборачивайтесь! И говорите тише, нас могут услышать.
  - Хорошо-хорошо, ты только не нервничай.
  - Прошу прощения, мы совсем не знакомы, но...
  - Дмитрий.
  - Что?
  - Дмитрием, говорю, меня зовут.
  - Подождите, вы, что вспомнили свое имя?
  - Ну, да, вспомнил.
  - А по батюшке?
  - Отчество не вспомнил, - грубовато отрезал тот, видимо уже жалея, что начал этот разговор.
  - Простите великодушно, - тут же раскаялся сосед, - я, кажется, совсем отвык от хороших манер, в этом богоугодном заведении. Меня зовут Всеволодом Аристарховичем, и мне очень приятно с вами познакомиться.
  - Взаимно, - процедил сквозь зубы Дмитрий и демонстративно отвернулся.
  Однако его соседу видимо наскучило долгое молчание или, может быть, у него случилось просветление, но так просто отделаться не получилось.
  - Простите, - продолжал он так же шепотом, - вы так напряженно озирались двор на прогулке... вас тоже хотят убить?
  - Это вряд ли. - Хмыкнул в ответ новый знакомый, - свести с ума, почти наверняка, а вот грохнуть - нет.
  - Грохнуть?
  - Грохнуть, кокнуть, помножить на ноль, - с готовностью пояснил ему новый знакомый.
  - Как это, - озадачился его собеседник, - при умножении на ноль будет ноль.
  - Подумать только, ты еще и в математике шаришь!
  - Шарю?
  Разговаривать с соседом стало не интересно. Понятно, что у человека мания преследования. Ему все время казалось, что за ним следят и если обнаружат что-то, то непременно убьют. Что такое это "что-то" он и сам не знал и потому боялся всего. В другой раз это было бы смешно, но сейчас было не до смеха.
  - Кажется, я вас понял, - снова раздался шепот, - да я разбираюсь в математике. Ведь я прежде учительствовал в гимназии.
  - Офигеть!
  - Что простите?
  - Ну, в смысле, капец. Учитель в дурке. Хотя если подумать ничего удивительного, детки кого угодно доведут. Сам такой был.
  - Вы учились в гимназии?
  - Типа того.
  - Нет, вы не правы, - сосед неожиданно сбросил с себя боязливость и заговорил обычным голосом. - Мои ученики были прекрасные ребята, и я с ними чудесно ладил. И я бы до сих пор преподавал им, если бы не эти... преследователи...
  Сосед на минуту стал похож на нормального человека, с которым можно иметь дело и Дмитрий решился. Во всяком случае, особого выбора все равно не было. Этот хоть говорит, остальные обитатели дурки вообще не ку-ку.
  - Вообще-то я искал проволочку.
  - Какую проволочку? - изумился бывший учитель.
  - Да любую, хоть бы даже и алюминиевую. Лучше конечно стальную, но...
  - Какую-какую, - изумлению бывшего учителя не было пределов, - вы всерьез рассчитывали найти здесь алюминиевую проволоку?*
  - Подошла бы и железная, медная, в общем любая...
  - Да откуда же ей здесь взяться? В конце концов, у нас тут больница, а не кузня. Да уж и там она вряд ли валялась бы на земле, металл то денег стоит. Нет, вы решительно сумасшедший!
  - Сам псих!
  - Что, простите?
  - Ничего, отстань.
  - Вы обиделись? Ну, извините, но, право же, найти на земле вот так просто, алюминиевую проволоку, это совершенно дикая идея!
  Глаза бывшего преподавателя в гимназии начали сверкать, согнутая доселе спина распрямилась, и он начал с жаром объяснять своему новому знакомому всю глубину его заблуждений.
  - А в глаз? - прервал тот его монолог.
  - Что простите? - выпучил глаза Всеволод.
  - Ничего, вали отсюда, - с досадой отвернулся от соседа Дмитрий, давая понять, что разговор окончен.
  - Как валить?
  - Отстань, придурок!
  Тот на какое-то время замолк, очевидно, обидевшись, но затем любопытство все-таки взяло верх, и он опять шепотом спросил:
  - А зачем вам проволока?
  В этот момент с ужасным скрипом отворилась тяжелая дверь, и на пороге показался Лука. При виде его даже совершенно невменяемые душевнобольные как-то съежились, а бывший учитель просто сделал вид, что его здесь нет
  - Выходи! - велел он, глядя на Дмитрия.
  - Куда это?
  - Не кудахтай, а делай, что велено! Их благородие дохтур тебя требуют.
  Спорить с дворником не хотелось, да и было бессмысленно. За то время, что найденный на болоте провел в больнице, он успел понять, что Лука с больными не церемонится, без стеснения пуская в ход кулаки, а заступиться за них было некому. Поэтому он быстро поднялся и, запахнув на груди серый халат, вышел из палаты. Подождав, пока провожатый закроет дверь, Дмитрий снова бросил беглый взгляд на замки. Их было два: один, врезанный в массивную дубовую дверь, выглядел не очень надежным, а второй вешался в петли только на ночь. Было бы у него пару кусков проволоки, можно было бы попытаться открыть. Главное чтобы психи шум не подняли, как этот Всеволод.
  Вообще, в том, что угодил в местную палату номер шесть, Дмитрий был виноват сам. Когда его вытащили из болота, он был в такой эйфории, что совершенно перестал соображать. Увидев диковинную форму, начал расспрашивать, какое кино тут снимают. Затем, сообразив, что это не киношники, впал в истерику и, давясь от нервного смеха, стал кричать им, что этого не может быть, что они все давно умерли и, как и следовало ожидать, его потащили к врачу. Уже оказавшись в больнице, он успокоился и начал понимать, что все это взаправду. Во-первых, везли его связанным в телеге, запряженной самой настоящей лошадью. Во-вторых, в больнице не было электричества. Перед входом тускло горел какой-то непонятный фонарь, как потом он узнал - газовый. А кабинет человека, которого он про себя окрестил главврачом и вовсе освещался свечами. Все это было настолько дико, что все, что он смог - это отвечать на все вопросы: - "Не помню". Кажется, доктор, которого все называли чудным именем - Модест Давыдович, ему поверил. К тому же он явно был в контрах с полицией, и совершенно не считал необходимым это скрывать. С новым пациентом он, впрочем, был почти вежлив. "Смотрите сюда. Дышите. Не дышите. А не помните ли, сколько в фунте золотников? А не знаете ли, сколько аршин в сажени*?" Разумеется, он отвечал что ничего не помнит и не знает.
  - Вот, ваши благородия, доставил! - Гаркнул отставник, втолкнув своего подопечного в кабинет Батовского.
  Тот запнулся и едва не упал, но, вовремя схваченной могучей рукой дворника, устоял и с досадой увидел перед собой того самого полицейского, которому кричал, что тот уже умер.
  - Благодарю, Лука, - поблагодарил Модест Давыдович своего подчиненного, - можешь отпустить пациента, он нам ничего худого не сделает. Не правда ли? Впрочем, покуда далеко не уходи.
  - Конечно, господин дохтур, нешто я службу не знаю!
  Взгляды членов комиссии скрестились на доставленном, как острия шпаг. Одни смотрели с любопытством, другие равнодушно, третьи подозрительно. Не было лишь сочувственных. Тот тоже не без интереса оглядел присутствующих, потом повел взглядом вокруг и, сообразив, что стула для него не приготовили, еле заметно пожал плечами.
  - Вы можете назвать свое имя? - начал опрашивать его Батовский.
  - Дмитрий, - помедлив секунду, отвечал он.
  - Вот как? - удивился врач, - прежде вы его не говорили.
  - Только сегодня вспомнил.
  - Что же - недурно! А фамилия?
  - Не помню.
  - Да что на него смотреть! - раздался голос Михалкова. - Ведь ясно же, как божий день, что это рэволюционэр!
  Последнее слово достопочтенный судья проговорил, как выплюнул, и тут же оглянулся на остальных членов комиссии, желая узнать их реакцию.
  Ухтомский остался невозмутим, прокурор явно напрягся, а врачи нахмурились. Фогель же, почтительно наклонил голову, выставив на всеобщее обозрение идеальный рыжий пробор, и твердо заявил:
  - Полицейский департамент не имеет сведений о пропагандистах или иных государственных преступниках с такими приметами.
  - И что с того? - бросился в атаку Воеводский. - То, что на этого субъекта нет до сих пор порочащих сведений, совершенно не означает, что он не является, представителем, так сказать, организаций, некоторым образом, имеющих отношение...
  Присутствующие члены комиссии хорошо знали манеру прокурора произносить речи и потому были готовы стоически ее перенести, но вот человека назвавшегося Дмитрием надолго не хватило.
  - Типа, если я на свободе, то это не моя заслуга, а ваша недоработка? - не выдержав, спросил он.
  Срезанный на полуслове прокурор ошарашено замолчал, Ухтомский, наконец, проявил интерес к происходящему, а врачи фыркнули в кулаки от смеха.
  - Господа! - снова начал Фогель, - во время дознания возникла версия, что этот человек родом из деревни Будищево нашего уезда. Поскольку, оная деревня находится недалеко от места его поимки, определенная вероятность подобного есть.
  - Помниться, была еще одна версия, - не без ехидства в голосе заметил Батовский, заслужив неприязненный взгляд полицейского.
  - Эту версию мы рассмотрим позднее, - сухо ответил исправник и хлопнул в ладоши.
  Услышав этот сигнал, из неприметной боковой двери в зал вошли два прелюбопытных субъекта. Один из них, тщедушный лысый мужичок с угодливым и вместе с тем хитрым выражением лица. Второй был священником, но каким! Если на былинного богатыря, каковыми рисуют их нынешние художники, одеть видавший виды, грубо заштопанный в нескольких местах подрясник, а лицу, обрамленному абсолютно седой бородой, придать выражение крайнего упрямства, то, как раз получится описание одного из приглашенных господином исправником.
  - Что вы еще затеяли, дражайший Карл Карлович? - не без сарказма в голосе осведомился врач.
  - Выполняю свой долг, - сухо ответил исправник, не забывший, как Батовский поднял его на смех.
  - Весьма похвально, и в чем же вы его видите?
  - В том, чтобы установить личность человека, найденного на болотах.
  - Того самого что прибыл к нам не то из будущего, не то из деревеньки Будищево?
  - А вот это мы сейчас и выясним. Эти господа как раз Будищевские. Тамошний староста Кузьма и приходской священник отец Питирим. Они всю жизнь там прожили и всех своих знают.
  - Разумно! - наконец нарушил свое молчание князь Ухтомский и все присутствующие тут же поддержали его. Дескать, в сложившейся ситуации и придумать ничего лучше нельзя.
  - Посмотрите внимательно, господин неизвестный, не узнаете ли вы кого из этих господ? - Спросил исправник, дождавшись тишины, и указал на своих спутников.
  - Первый раз вижу, гражданин начальник, - буркнул ему в ответ Дмитрий, и тут же прикусил язык. Никто из окружающих не обращался к другим "гражданин", походу, это словосочетание из других времен.
  Полицейский, разумеется, сразу же заметил эту оговорку, но сделал вид, будто не обратил внимания, и повернулся к пришедшим на опознание.
  - А вы что скажете, любезнейший? - спросил он у старосты.
  - Не из наших он, ваше благородие, - отвечал ему Кузьма и поклонился, - нет, мы своих всех знаем.
  - Значит все-таки не будищевский?
  - Нет, барин, не из наших.
  - Да бунтовщик он! - снова подал голос Михалков. - По глазам вижу, что он, шельмец, противу существующей власти злоумышляет.
  - А вы что скажете, отче? - продолжал допрос Фогель.
  Священник вышел вперед и внимательно осмотрел найденного в болотах человека, будто оценивая.
  - Ну и?
  - На Прасковью он похож, - задумчиво пробасил поп.
  - Какую еще Прасковью? - удивленно уставился на него староста.
  - Как какую, ту самую, что ваш старый барин в дворовые к себе взял.
  - Эва чего вспомнил, это когда было-то!
  - В аккурат, как Крымская война началась.
  - Это вы к чему, святой отец? - напрягся исправник, - я вас об этом человеке спрашиваю, а не о какой-то там Прасковье!
  - Погодите, ваше благородие, сейчас все по порядку обскажу. Старый барин, в ту пору еще жив был и хоть и летами немолодешенек, а грех Адамов-то куда как любил.
  - И что?
  - Как что, Прасковья то хоть и сирота была, а девка видная. Вот он на нее глаз-то и положил, а потому велел Кузькиному отцу, тогда еще он старостой был, отправить ее, значит, в барский дом для услужения.
  - Отче, - нахмурился исправник, - вы для чего нам сейчас это все рассказываете?
  - Ну, как же, У Прасковьи то вскорости младенчик родился, я сам его и крестил, в честь Дмитрия Солунского. По годам, совсем как ваш найденный выходит, да и лицом схож.
  Услышав про барина и его возможном отцовстве пациент невольно вздрогнул, что не укрылось от внимательно наблюдавших за ним членов комиссии.
  - Вы что-то вспомнили?
  - Нет, - неуверенно покачал он головой, - кроме имени - ничего.
  - Ишь ты, - неожиданно воскликнул Кузьма, - а ведь он на барина старого смахивает!
  - Почему на барина? - не понял поначалу полицейский, вызвав приступ смеха у Батовского.
  - А вы, милостивый государь, полагали, что оный младенчик от непорочного зачатия на свет произвелся?
  Слова Модеста Давыдовича, а главное - недоуменный вид полицейского вызвали всеобщий смех, который, однако, тут же пресек священник
  - А вы бы, господин доктор, не богохульствовали! - Резко осадил его отец Питирим.
  - Не буду, не буду, - замахал руками Модест Давыдович, гася смех.
  - Ну, положим так, - задумался исправник, бросив неприязненный взгляд на врача, - а где они потом обретались?
  - Известно где, - пожал плечами староста, - так в господском доме и жили, а когда волю объявили, так старый барин поначалу не верил. Все кричал, дескать, не может того быть, чтобы благородное дворянство их прав лишили. Ну а как понял, что манифест не поддельный, так с горя и запил. Да так крепко, что господь его и прибрал.
  - А Прасковья-то, куда делась с ребенком?
  - А кто их знает. В шестьдесят третьем-то крепость для дворовых людей кончилась, так они и ушли, куда глаза глядят. Больше их в деревне никто и не видел.
  - А не видели ли вы, любезные, на теле ребенка Прасковьи вот таких знаков? - спросил Батовский и велел Дмитрию снять больничный халат.
   Тот нехотя повиновался и открыл взорам присутствующих свое тело. Впрочем, ничего особенно примечательного на нем не было, если не считать непонятную надпись под левым соском на груди, включающую буквы, скобки и римскую цифру три. Рисунок на левом плече был еще более чудным, однако человек, бывавший на Востоке, сразу бы узнал в них китайские иероглифы.
  Члены комиссии с большим любопытством осмотрели татуировки, причем Михалков, чтобы лучше рассмотреть даже привстал с кресла, а Воеводский вставил в глаз монокль.
  - Что скажете?
  - Да кто же его разберет, ваше благородие, - помялся староста, - такого раньше не видал, врать не стану, а только...
  - Что, только?
  - Да старый барин, он как бы не в себе иной раз был...
  - Это как?
  - Да чудил, прости Господи его душу грешную, - пробасил священник, - он в молодости на флоте служил, да в дальних странах побывал. У него на теле, тоже всякие бесовские картины были наколоты. Мог и младенцу повелеть наколоть, тут, как уж теперь узнаешь.
  - Стало быть, опознаете этого человека?
  - Так точно, ваше благородие, опознаем. Наш он, Митька, стало быть.
  - А фамилия?
  - Так мы это, в Будищеве-то, все Будищевы!
  - Откуда только у вашей деревеньки эдакое название заковыристое?
  - Так это, тоже все через старого барина.
  - Как это?
  - Ну, батюшка же рассказывал, что он до баб охоч был. Так нашу деревню, Блудищево и прозвали. Ну, а как перепись проходила, господа переписчики посмеялись, конечно, но сказали, что не годится таким названием ланд-карты портить и переделали на Будищево. Вот с тех пор и пошло.
  - Ладно, так в протоколе и напишем, что в найденном на болоте неизвестном, опознан Дмитрий Будищев бывший дворовый господ... как вашего барина то?
  - Известно как, господин Блудов.
  - Тогда понятно, бывший дворовый господ Блудовых. А может не бывший?
  - Да кто же его знает? Старый барин то, как помер, наследники его так и не показывались. Управляющего только прислали, а сами ни ногой. То в Париже, то в Петербурге, то еще где.
  - Это, что же получается, господа? - неуверенно промямлил Михалков, щипнув себя за кончик роскошных усов, - этот молодой человек - не бунтовщик?
  - Пока не доказано обратное - нет! - решительно заявил Воеводский. - Поскольку главнейшим принципом российского судопроизводства, является - "praesumptio innocentiae"** то никто не может быть обвинен без достаточных на то, совершенно неопровержимых, так сказать...
  - Господа! - прервал спич прокурора Ухтомский, - я полагаю, что опознание произведено с соблюдением всех необходимых формальностей.
  Услышав спокойный и твердый голос предводителя уездного дворянства прокурор замолчал, а все прочие взглянули на Алексея Николаевича не без благодарности.
  - Однако необходимо так же установить является ли он душевнобольным? И если да, то какого именно рода?
  - А они что, между собой различаются? - удивленно спросил судья.
  - Именно так, многоуважаемый Владимир Сергеевич, - охотно пояснил Батовский. - Дело в том, что когда душевная болезнь врожденная, то таковые несчастные именуются - безумными. А вот если, недуг, если можно так выразиться, благоприобретенный, то - сумасшедшими!
  - Скажете тоже, Модест Давыдович, - забулькал от смеха Михалков, - благоприобретённый! Экая умора...
  - Такова уж медицинская терминология, - пожал плечами врач.
  - Господа, давайте вернемся к делу, - постарался вернуть заседание в рабочее русло князь Ухтомский. - А то ведь обед скоро!
  - Да-да, господа, - поспешно согласился с ним прокурор, - но тут уж нашим врачам и карты в руки, что скажете, господа-доктора?
  - Я, не вижу признаков безумия, господа, - неуверенным голосом начал Гачковский, - что же касается возможности его сумасшествия, то, полагаю, необходимо более длительное наблюдение...
  - А подушную подать за этого шельмеца, в это время, кто платить будет? - ехидно осведомился прокурор. - Не надо забывать об интересах казны!
  - Ваша позиция понятна, - снова прервал словоизлияния Воеводского князь, и повернулся - а, какое ваше мнение, Юлий Иванович?
  - Я совершенно согласен с коллегами, - быстро сказал Смоленский.
  - Да? - искренне удивился предводитель дворянства, - но ведь они еще не все высказались. Впрочем, пусть будет так. Каков будет ваш вердикт, Модест Давыдович?
  Батовский пожал плечами и на секунду задумавшись, ответил:
  - Для более точного диагноза, как совершенно верно заметил коллега Гачковский, необходимо еще несколько времени. Однако уже можно сказать, что недуг пациента если и существует, то не несет опасности окружающим. К тому же наша уездная больница, все же не является психиатрической. Посему, если односельчане не против принять человека, опознанного как Дмитрий Будищев, то у меня нет возражений. Тем более что "казна", как совершенно справедливо заметил господин Воеводский не бездонная, не говоря уж о средствах, отпускаемых на содержание богоугодных заведений, к числу коих относимся и мы, многогрешные.
  - Неужели ваш бюджет столь мал? - изогнул бровь Ухтомский, тут его взгляд встретился с глазами забытого всеми священника, продолжавшего стоять в сторонке и внимательно слушавшего все, что говорят присутствующие.
  Отец Питирим весьма выразительно взглянул на князя и едва заметно кивнул головой. Тот на мгновение смешался, но тут же взял себя в руки и продолжил:
  - Что же, если все действительно обстоит подобным образом, то у меня нет возражений. В конце концов, мало ли по нашим деревням дурачков бегает? Одним больше - одним меньше! К тому же, вероятно, обед уже стынет?
  Присутствующие в ответ дружно засмеялись и ничуть не менее дружно заторопились к выходу. Признанного здоровым пациента увел Лука, а Батовский, исполняя роль гостеприимного хозяина, встал у выхода:
  - Прошу, господа, прошу! Чем богаты, тем и рады, отведайте, что бог послал.
  Когда идущий последним Фогель поравнялся с ним, Модест Давыдович не удержался и спросил его:
  - Что, дражайший Карл Карлович, не подтвердилась версия о посланце грядущего?
  Рыжий полицейский неожиданно улыбнулся в ответ и пожал плечами.
  - Да уж, говоря по совести, такого афронта я не ожидал!
  - Но неужели вы и впрямь полагали, что эта басня о путешествии во времени может быть правдой?
  - Нет конечно! Я как раз был уверен, что этот человек из пропагандистов, коих много развелось в последнее время. Просто в картотеке его нет, задержать особо не за что, а вот в вашем бедламе подержать, пока все не выяснится, показалось мне весьма привлекательной идеей.
  - Погодите, вы что же, хотели использовать мою больницу как узилище? - возмутился Батовский.
  Но довольный Фогель уже ушел, довольно насвистывая, оставив доктора возмущаться коварству полиции в одиночестве.
  -------------
  *В те времена алюминий добывался только лабораторным путем и стоил ничуть не меньше золота.
  * Praesumptio innocentiae. - Презумпция невиновности (лат)
  
  јјјјјјјјјјјјјјјјјјјјјјјјјјјјјјјјјјјјјјјјјјјјјјјјјјјјјјјјјјјјјјјјјј
  
  
  
  
  Быстро покончив с формальностями, исправник велел старосте и священнику отправляться восвояси, прихватив с собой нежданно-негаданно обретенного односельчанина. Тот тем временем, сдавал больничный халат и кальсоны с тапками, и получал назад свои вещи. Последних было немного, и выглядели они, мягко говоря, непрезентабельно. Странные узкие штаны, более всего похожие на кальсоны, но из грубой ткани и с нашитыми на заду карманами, и узкая пятнистая рубаха с короткими рукавами. Постирать их после болота, конечно же, никто не удосужился, слава богу, хоть просушили. Обуви, верхней одежды или шапки на нем не было, очевидно утонули в трясине. Быстро переодевшись, Дмитрий вопросительно посмотрел на свои босые ноги.
  - Поторапливайся, - буркнул ему дворник.
  - Это все?
  - Все в чем был, - отрезал седой здоровяк.
  - Послушай, как тебя, Лука, - нерешительно спросил Дмитрий, - босиком то холодно, можно хоть тапки оставить?
  - Ишь чего захотел! Не положено!
  - Слушай, старый, на то, что положено, давно наложено. Ну, чего тебе стоит, сделай по-братски?
  - Иди отсюда!
  Сказано это было таким безапелляционным голосом, что просить или спорить расхотелось. Поэтому Дмитрий, морщась, когда под босые ступни попадали камешки, пошлепал к выходу, к ожидавшим его старосте и попу. К воротам тем временем, подъехала запряженная парой коней пролетка с какими-то важными господами и сопровождавший его дворник, тут же засуетился, позабыв про подопечного. Открыв калитку, он вытянулся во фрунт и, приложив два пальца к козырьку, отдал честь. Два молодых человека в военной форме, тут же выпрыгнули из экипажа и, подав руки, помогли выйти ехавшей с ними барышне. Та, грациозно ступив на грешную землю, улыбкой поблагодарила своих спутников и вдруг увидела странного человека беззастенчиво глазеющего на нее. Вид его был так нелеп и вместе с тем забавен, что девушка не удержалась и звонко рассмеялась, прикрывая рот ладошкой одетой в лайковую перчатку. Ее спутники, поначалу удостоили оборванца совсем недобрым взглядом, но затем, рассмотрев хорошенько тоже принялись смеяться. Дмитрий же, продолжал стоять как громом пораженный, не в силах оторвать глаз от прекрасной незнакомки. Наконец, Лука заметил непорядок и сильно пихнул бывшего пациента, отчего тот отлетел кубарем.
  - Пшел прочь, дурень! - гаркнул дворник и снова вытянулся перед приехавшими. - Прошу, господа!
  Молодые люди, продолжая улыбаться, прошли внутрь, не удостоив больше взглядом забавного оборванца. Но вот ему, выходка дворника не показалась забавной и он подошел к закрытой уже калитке.
  - Ты нафига это сделал, старый хрыч? - с угрозой в голосе спросил он.
  - Иди отселева, убогий, - отмахнулся Лука, - а то, вдругорядь, не так еще получишь!
  - Ладно, встретимся еще на узкой дорожке, - пробормотал тот.
  - Эй, Митька, долго тебя ждать? - закричал староста уставший ждать нового односельчанина, и тут же обернулся к священнику. - И чего ты, отец Питирим, вспомнил про эту Прасковью с ее ублюдком?
  - Сам, поди, знаешь, - буркнул в ответ поп.
  - Думаешь, выйдет?
  - Как Бог даст.
  - Ну-ну, - протянул Кузьма и велел подошедшему Дмитрию, - садись, паря, путь не близкий.
  Тот не переча запрыгнул в телегу и едва не провалился в устилавшем ее дно мягком сене.
  ---------
  Фунт, золотник - старинные меры веса. Аршин, сажень - меры длины.
  А в кабинете Батовского, тем временем, продолжался разговор с исправником.
  - Ну что вы так нахмурились, милостивый государь? - не без насмешки в голосе, спрашивал он у полицейского. - Вот и разрешилась эта забавная коллизия. Как я вам с самого начала и говорил, данный субъект из Будищева и ниоткуда больше. Да, в самом деле, это мне надо огорчаться, что его история так скоро выяснилась!
  - Отчего так?
  - Ну, посудите сами, кем себя обычно воображают душевнобольные? Наполеонами, Цезарями, на худой конец, испанскими королями. Скучно! А тут, ни много ни мало, посланник грядущего! Впору диссертацию писать.
  - Смеетесь?
  - Да как вы могли подумать!
  - Ладно, смейтесь-смейтесь, но я все же проверю дворовых людей Блудовых.
  - Не смею препятствовать!
  - Кстати, а вы обратили внимание на его одежду?
  - Пустое, - отмахнулся доктор, - одежда, конечно, престранная, однако местные дворяне своих дворовых, как только не одевали. Этот самый старый барин, господин Блудов, капитан-лейтенант в отставке, в прежние времена куда как больше чудил. Однажды дошел до того, что велел пошить для дворни древнеримские хитоны и тоги. Представление захотел устроить для соседей из, понимаете ли, Плутарха! При чем, весьма короткие, особенно для девиц. А тут кальсоны с карманами, подумаешь!
  - И чем все закончилось?
  - Что именно?
  - Ну, представление из Плутарха?
  - А, так, пока он так со своими дворовыми чудил, все тихо было. Когда же он удумал деревенских баб в такое же переодеть, тут у него усадьба-то ночью и загорелась.
  Пока озадаченный полицейский раздумывал над превратностями судьбы старого помещика, в коридоре послышался шум, и через минуту в кабинет влетела очаровательная дочка земского доктора Софья со своими спутниками.
  - Папочка, мы тебе не помешали? - прощебетала она, своим мелодичным голосом, - просто, как оказалось Николаше и Алексею Петровичу уже пора в полк, а они не хотели уезжать не попрощавшись.
  - Не смею вам мешать, - поднялся с места исправник и, поклонившись, щелкнул каблуками, - честь имею!
  Софи изобразила в ответ книксен, Модест Давыдович кивнул, а господа вольноопределяющиеся откозыряли.
  - Как хорошо, что вы зашли, дорогие мои, - растроганно заявил Батовский. - Вы, Николай, мне как сын, и я счастлив и горд, что вы с Алексеем отправляетесь воевать за правое дело! Я как врач, разумеется, не одобряю насилия вообще и войну в частности, но все же не могу не признать, что в данном случае она абсолютно оправданна и более того, благородна! От всей души желаю вам вернуться домой живыми и здоровыми. Храни вас Бог, дети мои!
  Договорив, он обнял и расцеловал сначала Николашу, затем Лиховцева и прослезившись полез в карман за платком. Молодые люди также были смущены и растроганны, особенно Алексей. Софья в течение всего дня была неизменно ласкова с ним, и вообще вела себя так, будто они уже помолвлены. Все это наполняло его душу таким восторгом, что он и думать не мог ни о чем другом, кроме своего счастья. Что ему война и все османские башибузуки разом, если его любит такая девушка! Его состояние настолько бросалось в глаза, что Николай попытался отвлечь внимание от своего приятеля.
  - Кстати, дядюшка, когда мы приехали, ваш Лука выпроваживал из больницы какого-то престранного субъекта. Верно, кто-то из ваших пациентов?
  - Да, я тоже обратила внимание, - подхватила Софья, - очень странный молодой человек.
  - А, так это тот самый "посланник грядущего" о коем мы вчера разговаривали с господином Иконниковым, - сообразил Батовский.
  - Вы его уже выписали?
  - Да. Его, изволите ли видеть, опознали, имя он вспомнил. Здоровье у него на зависть, так чего же его держать? Суммы, отпускаемые нашим ведомством на содержание больницы, совсем невелики, а частная благотворительность, нынче направлена на дела Балканские.
  - И кто же сей несчастный?
  - Некто Дмитрий Будишев, родом из одноименного села.
  - У него странный наряд для крестьянина, - задумчиво заметила Софи.
  - Да и для горожанина тоже, - засмеялся жизнерадостный Николаша.
  - Он из бывших дворовых Блудовых, - пояснил Модест Давыдович, - хотя, я сразу это заподозрил.
  - А почему.
  - Ну, посудите сами, телом довольно крепок, значит, не голодал. Руки не мозолисты, стало быть, тяжелым трудом не занимался. Речь довольно сильно отличается от простонародной, впрочем, от господской тоже. Ну и самое главное, не похож он на человека благородного. Сразу видно, из кухаркиных детей.
  
  Прежде Дмитрию приходилось бывать в селе, но вот к увиденной им картине он оказался совершенно не готов. Будищево была небольшой деревенькой, состоявшей из двух десятков изб, построенных без всякого плана. Чуть на отшибе от нее стоял заброшенный господский дом и жавшаяся к нему, покосившаяся от времени, церквушка, где служил отец Питирим. В самой деревне было только три дома, покрытых дранью и с трубами от печей. Крыши остальных были соломенными и топились по-черному. Большинство местных обитателей ходили босиком и в такой одежде, что его собственная после стирки могла бы показаться вполне приличной. Однако самым большим потрясением для него было, то что он, оказывается, ничего не умеет. Просто совсем! Ни косить, ни пахать, ни плотничать, ни обращаться с лошадьми, вообще ничего. Поняв, что за "сокровище" прибило к их берегу, мир определил его пасти деревенское стадо. Обычно этим занимались дети, но куда еще прикажете девать совершенно безрукого великовозрастного балбеса? Вообще, если бы не отец Питирим, Митьку-дурачка, как его теперь называли, скорее всего, выгнали бы прочь, но священник пользовался в деревне почти непререкаемым авторитетом. "Почти", потому что главным в деревне был - мир. Правильнее даже - Мир. Мир, это все население деревни. Даже староста Кузьма был всего лишь первым среди равных. А Мир, это все. Мир решал, кому какой надел достанется. Мир решал, сможет ли жениться парень на полюбившейся ему девке. Мир решал, кому идти в рекруты на царскую службу, впрочем, года три назад царь Александр Освободитель отменил рекрутчину, и одной заботой у мира стало меньше.
  А пока Дмитрий пас вместе с деревенскими мальчишками деревенских коров, следя, чтобы буренки не разбежались. Кормили его всей деревней по очереди, как это и принято было с пастухами. Семьи были большими, ели из одного горшка по очереди, каждый своей ложкой. Пищей обычно служила каша, в лучшем случае приправленная салом, а то и просто постная. Однажды он запустил свою ложку не в очередь и глава семьи - довольно дряхлый на вид дед, больно щелкнул его своей ложкой по лбу. С ложкой тоже была проблема. Обычно их каждый строгал себе сам, исключая разве что самых маленьких. Ножа у него не было, да и выстрогать ложку самостоятельно вряд ли получилось бы. Выручил один из сыновей Кузьмы, пожалевший бестолкового городского и подаривший свою старую. Другой бедой было отсутствие обуви. Сами крестьяне ходили босиком или в лаптях. Единственным обладателем сапог в селе был отец Питирим, но и тот их обувал лишь отправляясь в город, да еще по большим праздникам, в прочие дни, довольствуясь, как и все, лаптями. Дмитрий плести лапти не умел, а ходить разутым не привык. К тому же по утрам было еще довольно холодно. Но деваться было некуда, приходилось потихоньку привыкать к неудобству.
  
  В обед к стаду приходили бабы и доили своих коров. Одна из них приносила краюху хлеба и отливала пастуху молока в кружку. Это и был его обед. От постоянного нахождения на свежем воздухе, у него разыгрывался зверский аппетит, так что парень чувствовал себя постоянно голодным. В тот день его кормила Машка - довольно рослая для деревенских девица с лицом густо усеянным конопушками, приходившаяся старосте племянницей. Вообще в деревне все были немного родственниками. Кто не брат - тот сват, кто не сват - тот кум. Быстро подоив свою буренку, она выделила долю Митьке и, устроившись рядом, беззастенчиво разглядывала, как он ест.
  - Чего уставилась? - буркнул он, едва не подавившись.
  - Хочу и смотрю, - заявила в ответ девушка.
  - Хочешь и просто смотришь? - схохмил он в ответ, припомнив анекдот.
  - Может, и хочу, да не с тобой, - ничуть не смутилась от двусмысленности Машка.
  - А чего так, рылом не вышел? - поинтересовался Дмитрий не без досады в голосе.
  - Да лицом-то вроде и ничего, - задумчиво протянула деревенская красотка, - руки только вот не оттуда растут. Видать, и остальным ничего не умеешь.
  - А ты попробуй.
  - Было бы чего пробовать, - фыркнула девушка. Затем, отсмеявшись, спросила: - в городе-то, чем занимался?
  - Охранником был, ну и так, по шабашкам.
  - Это чего такое?
  - Ну, как тебе объяснить, где проводку починить, где розетку поменять. Антенны еще устанавливал.
  - Хорошо зарабатывал?
  - На жизнь хватало.
  - Не женат?
  - Да нет, покуда.
  - Вот и я говорю - негодный.
  Кровь бросилась парню в лицо и он, разозлившись, отвернулся.
  - На себя посмотри, рябая как картошка!
  Ну и что, зато все при мне, и не дура, не то, что некоторые, - не осталась в долгу девушка и, подхватив кувшин с молоком, зашагала домой, качая бедрами. Затем обернулась и уничтожила: - Так вроде и не глупый, а дурак дураком!
  Дмитрий не хотел смотреть ей вслед, но глаза против его воли то и дело возвращались к гибкой фигурке в сарафане. И потом еще долго перед глазами вставали волнующие извивы девичьего тела, а конопушки на лице казались даже милыми. Впрочем, история на этом не закончилась. Когда он, отогнав стадо в деревню и повечеряв в очередном доме, возвращался домой, то есть к сеновалу, в котором обычно ночевал, дорогу ему преградили трое парней.
  - Слышь, убогий, - обратился к нему крайний - коренастый крепыш с густой шевелюрой пшеничного цвета, - ты, говорят, к нашим девкам подкатывать начал?
  - И что? - вопросом на вопрос ответил пастух и сдвинулся в сторону, не давая обойти себя со спины.
  - А ничего, - осклабился второй, худой как жердь, с длинным чубом непонятного цвета, - сейчас узнаешь, чего!
  Третий - огненно-рыжий парень, сплошь покрытый веснушками, помалкивал, упорно пытаясь зайти своему противнику в тыл. Дмитрий сразу понял, что дело пахнет неизвестным никому в деревне керосином, и решил действовать. Быстро шагнув к продолжавшему распалять себя криком Чубатому, он коротко без замаха двинул ему кулаком в солнечное сплетение, заставив переломиться от боли и неожиданности, перегородив этим дорогу крепышу. Рыжий, видя такой поворот событий, кинулся вперед, но тут же запнулся о подставленную ему ногу и сбил-таки с ног своего незадачливого товарища. Коренастый поначалу немного завис от неожиданности, но затем быстро обошел кучу-малу из своих приятелей и попытался достать Митьку-дурачка кулаком, но тот несколько раз ловко увернулся, а затем и вовсе учудил: встав, как журавль, на одну ногу, другой неожиданно сильно двинул своего врага в голову. Такой подлости тот и не ожидал и отлетел в сторону, сломав по пути плетень. Ни прошло и минуты, как деревенские парни, вздумавшие проучить "городского" лежали на земле, а раскидавший их Дмитрий, насвистывая, пошел прочь.
  С этого момента жизнь его начала стремительно меняться. Для начала, мальчишки, с которыми он гонял стадо, безоговорочно признали его авторитет. До сей поры, он был для них лишь почти бесполезным помощником и мишенью для шуток, но на следующее же утро, они смотрели на него практически с благоговейным почтением. Припомнив, как он бедствовал без обуви, они притащили ему лапти с онучами. Где они их стащили, Дмитрий не спрашивал, но с удовольствием обул обнову. Онучи, как оказалось, наматываются точно так же как и портянки, а этим "искусством" он владел. Некоторая заминка случилась с завязками, но с помощью мальчишек справился и с этим.
  Затем к нему на пастбище заявилась депутация деревенских парней. Поначалу он думал, что предстоит новая драка и многозначительно взял в руки предусмотрительно выломанную для такой цели дубинку.
  - Ты это, не балуй, - немного растеряно протянул давешний крепыш, - мы с миром пришли.
  - С каким еще миром?
  - Слышь, Митька, не серчай. Сегодня подрались, завтра помирились - дело житейское.
  - Втроем на одного?
  - Да ты что! - оскорбился парламентер, - у нас в деревне сроду такого паскудства не было. Всё один на один решилось бы...
  - Ага, - с нескрываемым злорадством протянул один из парней, не принимавших участия во вчерашних событиях, - решилось бы, коли он вас метелить не начал!
  Услышав это, все присутствующие дружно засмеялись. Крепыш, как видно, был до сих пор первым парнем на деревне и его оплошке многие обрадовались.
  - Ладно, - махнул рукой Дмитрий, отсмеявшись вместе со всеми, - чего хотели-то?
  - Ты, это, будешь с нами против зареченских биться?
  - Каких таких "зареченских"?
  - Ну так за речкой две деревни - Климовка и Мякиши, они наш верх признавать не желают!
  - А должны?
  - А как же! Наше Будищево завсегда верх держало, супротив прочих деревень.
  - Что-то больно маленькое оно у вас.
  - Тут видишь, в чем дело, - помрачнели переговорщики, - прежде-то наше село куда как больше было. Оттого и дом господский у нас, и церковь. Потому, наш верх должон быть, а они это признавать не желают!
  - И что же случилось, что вы так захирели?
  - Чего-чего, дом господский загорелся.
  - Это бывает, если пожарную безопасность не соблюдать, а вы тут при чём?
  - При чём - не при чём, а только из города исправник приехал со стражниками, да половину мужиков и повязал. А дальше, кого по суду в Сибирь упекли, кого барин в иные деревни переселил...
  - Понятно, а усадьбу-то барину за что подпалили?
  - Не знаю, - насупился крепыш, - то давно было...
  - Известно за что, - снова вмешался парень, поднявший прежнего главаря на смех, - больно много девок перепортил, старый хрыч. Ладно бы своих дворовых пользовал, а то и на деревенских полез.
  - Помогло?
  - Чему помогло?
  - Ну, перестал девок портить?
  - Да какое там! Нет, поначалу остепенился чуток, а потом опять за старое. Так и паскудничал, пока волю не объявили.
  - То дело прошлое, - вмешался крепыш, - лучше скажи, пойдешь с нами против зареченских?
  - А что?
  - Да ничего, просто уж больно ты ловко лягаешься! Прямо как у моего крестного жеребец... Ты не думай, там все по-честному, бьемся стенка на стенку, пока супротивники не побегут. Ежели до крови дошло, можно падать - лежачих не бьём.
  - Ладно, там поглядим, - усмехнулся Дмитрий, - тебя как зовут-то?
  - Ероха, - представился крепыш, - а это вот Семка, Пашка...
  Ритуал знакомства закончился крепкими рукопожатиями, и расстались молодые люди почти друзьями. Приятные сюрпризы на этом не закончились. Когда настало время обеда, одна из доивших коров женщин - довольно привлекательная еще молодуха, по имени Дарья, подошла к пастуху и помимо обычного молока, лукаво улыбнувшись, протянула порядочный узелок. В нём было завернуто несколько вареных картох и кусок крепко солёного сала. Жившему в последнее время впроголодь Дмитрию угощение показалось царским и, наверное, поэтому он насторожился.
  - Что-то больно щедро, - удивленно спросил он.
  - Ты, ежели неголодный, так я унесу, - певучим голосом протянула молодуха.
  - Голодный-голодный, - поспешно заявил парень и взялся за еду.
  - И впрямь, оголодал, - усмехнулась Дарья, наблюдая за тем, как он запихивается. - Не торопись, еще подавишься, чего доброго.
  - Слушай, тут вчера на меня одна так же смотрела, - не переставая жевать, пробурчал он, - а потом трое гавриков на разборки пришли.
  - Сам виноват.
  - Это чем же?
  - А ты почто Машку рябой обозвал?
  - А какая она еще? Вся в конопухах!
  - Вот-вот, в конопушках, стало быть - конопатая, а не рябая. Рябые -это с оспинами! Вот она и пожалилась на тебя брату.
  - Ишь ты! А я и не знал.
  - Да ты я гляжу, многого не знаешь, или не понимаешь.
  - Это чего же?
  - Ну как же, в церкви не бываешь, лба не крестишь, с людьми не здороваешься. Старикам не кланяешься.
  - Еще чего, кланяться!
  - Я же и говорю - странный.
  - Ну, уж какой есть.
  - Потому за тебя никто и не вступится перед отцом Питиримом.
  - Это перед попом, что ли?
  - Ага, перед ним.
  - Интересный он у вас какой-то. Явно что-то от меня хочет, а что - не говорит.
  - А ты не знаешь?
  - Нет, не знаю. Может, ты расскажешь?
  - Может, и расскажу.
  - Так говори...
  - Некогда мне с тобой сейчас разговоры вести. Вот как повечеряешь, так приходи к крайнему гумну...
  - А ты придешь?
  - Может, и приду, коли время будет, - решительно поднялась молодая женщина и, не оборачиваясь, пошагала прочь.
  День после этого тянулся как густой кисель из чашки, но всё же подошел к концу. Отогнав стадо в деревню, пастухи разошлись по домам. Дмитрий, дождавшись темноты, пошагал к назначенному месту и едва не заблудился. Только народившаяся луна давала мало света, и парень совсем уже было растерялся, когда чья-то рука затянула его в большой сарай.
  - Вот ведь бестолковый, - досадливо зашептала ему на ухо Дарья, - ты бы еще звать начал!
  Тот, впрочем, и не подумал оправдываться, а крепко обхватив руками женщину, попытался ее поцеловать.
  - Не балуй, - вывернулась из объятий молодуха.
  - А ты не за этим пришла?
  - Может и за этим, только все одно - не балуй! Быстрый какой...
  - А чего время терять, - горячо прошептал ей парень и снова обнял.
  На сей раз Дарья не стала противиться его ласкам и скоро они упали в прошлогоднее сено. Поначалу в темноте было слышно лишь шуршание и смешки, затем их сменили звуки поцелуев и, наконец, раздались полные сладострастия стоны и иступлённый шепот: - "шибче-шибче!" Снаружи, прижавшись к стене, стояла Машка и, закусив до крови губу, слушала эти звуки. Ее высокая грудь прерывисто вздымалась, а пальцы скребли по бревнам. Наконец, девушке стало невмоготу и, простонав про себя: - "вот змеюка", опрометью бросилась бежать прочь.
  Занятые друг другом любовники даже не заметили, что кто-то был рядом. Утолив первую страсть, они лежали рядом, обмениваясь, время от времени, короткими фразами, прикосновениями рук, касаниями губ.
  - А ты, Митька, не совсем уж пропащий, - прошептала молодуха, прижимаясь к нему, - кое-чего умеешь...
  - Дима.
  - Что?
  - Димой, говорю, зови меня. Бесит этот "Митька" уже.
  - Ди-мо-чка, - протянула она, как бы пробуя имя на вкус, - сладенько звучит, прям как ты.
  - Понравилось?
  - Угу.
  - Еще придешь?
  - А ты что, уже прощаться надумал?
  - Нет, конечно, просто...
  - Не знаю, Дима. Скоро муж с города вернется, да и тебе недолго тут осталось...
  - О чём это ты?
  - А, так ты не знаешь же ничего. Питирим с Кузьмой тебя в рекруты сдадут.
  - Это, как это?
  - Как-как, сдадут и вся недолга!
  - Погоди-ка, а если я не хочу? Да и рекрутчину, я слышал, отменили...
  - Вот-вот, теперь по жребию призывают.
  - Я никакой жребий не тянул.
  - А ты тут при чём? Его другой Митька вытянул, а его Питирим отпускать не хочет.
  - Какой Митька и при чем тут Питирим?
  - Ой, там дело совсем запутанное, да давнее. Батюшка-то наш, в прежние времена женат был, да только прибрал Господь и жену его, и детушек, только то давно было. Так он бобылем и жил, думал даже в монастырь уйти. Совсем было ушел, да случился мор. Тут тетка Лукерья и померла, а Митька - сын ее - сиротой остался. Вот он и взял его к себе, заместо своих. Приход ему он, конечно, не передаст, для того к духовному сословию принадлежать надобно, а Митька - сын крестьянский. Но грамоте он его обучил, да обещал денег на первое обзаведение дать. И вот случился же такой грех, попал на него жребий! А он только женился...
  - И что с того, я-то тут, каким боком?
  - Ой, Димочка, до чего же ты бестолковый! Ты Митька и он Митька, ты Будищев и он Будищев, у нас в деревне все такие, понял?
  - Офигеть! Поп ваш совсем уж берега попутал. Хотя, подожди, видел я этого Митьку, мы же с ним совсем не похожи...
  - А кому это интересно, схожи вы или нет? Как в бумагах написано, так и будет. Кабы ты местный был, али ремесло какое дельное знал, может, за тебя бы мир и заступился. А так кому ты нужен? Разве мне, и то на пару ночей...
  - Вот, блин!
  - Ты чего удумал?
  - Ничего, валить надо!
  - Ну, так не прямо же сейчас? - Озабочено спросила Дарья и прильнула к нему всем телом.
  - Часок погожу, - усмехнулся Дмитрий и, обхватив женщину руками, уложил её на себя.
  - Хоть час - да мой!
  - Да и куда тебе бежать без пачпорта, - промурлыкала она, едва отдышавшись после приступа страсти. - Крестьянского труда ты не знаешь, ремесла тоже. Тебе одна дорога - в солдаты. Разве только барыньку какую найдешь или купчиху вдовую и будешь ее ублажать. Тогда прокормишься, а так...
  - Да, дожил, в альфонсы меня еще не записывали!
  - Куда?
  - Да ладно, не бери в голову. Я, когда в больнице попа вашего со старостой слушал, так подумал, что они меня хотят в наследники вашего барина записать. Дескать, единственный сын его, и все такое...
  - Ох, уморил, - засмеялась молодуха, - да где ты такое видел, чтобы ублюдков в благородные записывали? Коли так, так у нас в деревне, да ещё в Климовке с Мякишами от таких дворян не протолкнуться! Да и есть у него дети, у Блудова-то...
  - Ну, да, упорол косяк, вижу.
  - Что, не хочешь на службу?
  - Да как тебе сказать, - задумался Дмитрий, - я там, у себя, короче, где жил раньше, года не прошло, как дембельнулся.
  - Чудной ты, и говоришь не понятно.
  
  Армейская жизнь оказалась совершенно не похожа на то, что себе воображали молодые люди, прежде чем записались в армию. Множество ограничений, бесконечная муштра, неудобная форма и необходимость постоянно козырять всякому, кто по званию выше тебя, чрезвычайно осложняли жизнь двум приятелям - вольнопёрам. Впрочем, Алексею Лиховцеву и Николаю Штерну весьма помогало осознание правоты дела, за которое они выступили, записавшись в армию. К тому же, Николаша, как скоро его стали называть все товарищи вольноопределяющиеся, обладал крайне легким характером и совершенно не убиваемым жизнелюбием, так что он и сам быстро вписался в полковую жизнь и умел поддержать друга. По своему положению, они вполне могли проживать на частных квартирах в городе, однако Лиховцев не мог позволить себе подобных трат, а Штерн не захотел оставлять его одного. Поэтому жизнь они вели казарменную и вскоре достаточно близко узнали изнанку "доблестной русской армии". Многие офицеры были людьми крайне ограниченными и не интересовались в жизни ничем, кроме карт, водки и гарнизонных сплетен. На необходимость командования солдатами они смотрели как на неизбежное зло, с которым приходится мириться. Делами службы господа-офицеры себя почти не утруждали, а потому заправляли всем в казармах унтера. Причем, иногда казалось, что главной заботой этих тиранов, словно вышедших из-под пера Салтыкова-Щедрина было сделать бытие своих подчинённых совершенно невыносимым. Особенно страдали от их придирок новобранцы. Вчерашние крестьяне, непривыкшие к строгостям военной жизни, они постоянно попадали впросак и нарушали то одно, то другое требование устава, а то и просто неписаное правило, за что тут же получали взыскание. Причем, всякое дисциплинарное наказание сопровождалось мордобоем и наоборот.
   К счастью, находившихся на привилегированном положении "вольноперов" это не касалось, но всякому человеку, имевшему хоть немного человеколюбия в душе, наблюдать эту картину было невыносимо. Справедливости ради, следует сказать, что в роте штабс-капитана Гаупта, где они имели честь служить, отношение к нижним чинам было не в пример более гуманным, нежели у других командиров. Владимир Васильевич, в отличие от прочих офицеров полка, весьма дотошно входил во все мелочи, касавшиеся своего подразделения. Сам он никогда не бил солдат, и не поощрял этого со стороны унтеров. Излишне мягким, однако, он тоже не был и за всякий проступок, замеченный им, немедля следовало положенное по уставу наказание. Возможно, поэтому его подчиненные выглядели не такими забитыми, как в других ротах. Но вот старший офицер роты - поручик Николай Августович Венегер был его полной противоположностью. Нижних чинов он откровенно презирал, а если нечасто бил лично, то не из соображений человеколюбия, а только лишь из брезгливости. Недавно переведенный из гвардии за какой-то проступок, он полагал себя несправедливо наказанным и потому едва ли не карбонарием. По-русски он разговаривал, безбожно грассируя на французский манер, и слыл большим знатоком биллиарда, а также бретёром. Полковые дамы были от него в восторге, главным образом оттого, что не знали, как он злословит на их счет, безудержно хвастаясь победами. Со Гауптом его отношения явно не сложились, хотя, до открытого конфликта пока не доходило. Третьим офицером в их роте был недавно выпущенный из юнкерского училища подпоручик Сергей Александрович Завадский. Молодой человек хрупкого телосложения и невысокого роста, он был чрезвычайно стеснителен, оттого скоро получил от сослуживцев прозвище - "барышня".
  В тот день их полк должен был получить долгожданное пополнение, после чего сразу же выступить в поход. Обычно в карантин за новобранцами посылали кого-нибудь из батальонных или ротных командиров с унтерами, но на сей раз комиссию возглавил сам полковник Буссе. С собой он взял командира первого батальона подполковника Гарбуза, Гаупта и своего адъютанта поручика Линдфорса, большого приятеля Венегера. Владимир Васильевич, не понаслышке зная о "превосходных" качествах полковых писарей, попросил приятелей-вольноперов отправиться с ним и взять на себя бюрократическую миссию. Вообще-то он мог, конечно, приказать. Но вольноопределяющиеся люди почти вольные, к тому же Николаша был кузеном очаровательной Софии Модестовны, и штабс-капитан относился к молодым людям покровительственно.
  На плацу посреди карантина, неровными рядами стояло примерно полторы сотни призванных из запаса мужиков, и тоскливо озирались на столпившееся вокруг начальство.
  - И где только набрали эдакое убожество, - громко фыркнул Буссе , - скоро выступать, а тут черт знает что пригнали!
  - Совсем оскудела Русь-матушка, - согласился с ним командовавший карантином майор Смирнов и пьяно качнулся. - Сами видите...
  - Да уж вижу, - нахмурился полковник и отодвинулся, наморщив нос. - Негодные к строевой есть?
  - Никак нет, все освидетельствованы нашим глубока... глубоку... тьфу, пропасть, глубокоуважаемым эскулапом. Признаны годными.
  - Н-да, представляю, как в таком случае выглядят негодные! Впрочем, делать нечего. Господин штабс-капитан, извольте провести перекличку, да и поведем эту орду в полк.
  - Слушаюсь, - щелкнул каблуками Гаупт.
  - Как прикажете распределить? - наклонился к уху полкового командира Берг.
  - Как обычно, по жребию, хотя, - задумался на минуту полковник и крикнул вдогонку Гаупту: - Владимир Васильевич, раз уж вы взяли на себя всю бумажную волокиту, то так и быть, в свою роту можете отобрать кого угодно.
  - Капитан Рыбников опять будет жаловаться, что ему достались одни убогие да слабосильные, - попробовал возразить Гарбуз.
  - Что же поделаешь, - барственно улыбнулся Буссе, - у командиров двенадцатой роты планида такая*. Приступайте, господа!
  По приказу Гаупта, Лиховцев сел перебеливать ведомость, а Николаша взял в руки список и стал выкликать одного за другим новобранцев. Штабс-капитан тем временем внимательно приглядывался к отвечавшим, делая иногда пометки в своей книжечке.
  - Будищев! - выкрикнул Штерн и отчего-то фыркнул.
  - Я! - мрачно отозвался довольно высокий молодой парень в несуразной одежде. Лицо его заросло небольшой бородой, а под глазом отливал дивный синяк.
  - Это еще что за чудо-юдо? - удивился Гаупт, привлечённый смешком Николаши.
  - Будищев, - пояснил офицеру сопровождавший пополнение унтер, - чудной он какой-то, ваше благородие. Приволокли его с полицией, сказывали, будто убечь хотел. Но покуда тут был, ни в чем худом не замечен. Я за им приглядывал.
  - Выйти из строя! - коротко приказал Гаупт.
  К удивлению штабс-капитана, новобранец не стал, как сделал бы всякий на его месте вчерашний крестьянин, вылезать, распихивая товарищей, а хлопнул впереди стоящего по плечу, отчего тот испуганно отпрыгнул в сторону. После чего, четким строевым шагом вышел вперед и, держа руки по швам доложил:
  - То... господин капитан, рядовой Будищев по вашему приказанию прибыл!
  - Как рапортуешь, дурак, - зашипел на него унтер, - надобно говорить - "ваше благородие"!
  - Ваше благородие, господин капитан! - тут же поправился тот.
  - Правда ли, что хотел бежать от призыва?
  - Никак нет!
  - А синяк откуда?
  - Упал!
  - Что-то он великоват.
  - А я три раза!
  - Да ты шутник, - усмехнулся Гаупт, - ладно, встать в строй!
  - Есть!
  Закончив с формальностями, штабс-капитан отправился доложить полковому командиру, что все в порядке, а закончившие свои труды вольноперы принялись с любопытством рассматривать своих будущих сослуживцев. Отправляясь на военную службу, где их все равно обмундируют, практичные крестьяне оделись в такую рвань, что выглядели совершеннейшими босяками. Однако Будищев умудрился выделиться даже на их фоне. Впрочем, дело было не только в довольно странной одежде и отсутствии шапки на голове. Сама манера стоять, говорить, смотреть при этом в глаза начальству, резко выделяла его среди прочих. Быстро вернувшийся Гаупт, с неудовольствием увидел практически развалившийся строй и громко гаркнул:
  - Становись! Равняйсь! Смирно!
  Как и следовало ожидать, вчерашние крестьяне выполнили эти команды так, что командовавший ими офицер поморщился, как от зубной боли. Тем не менее, через какое-то время толпу удалось превратить в подобие строя и повести в расположение полка. Едва добравшись до места, полковник заявил что у него какая-то надобность в городе, и, не покидая пролетку, велел кучеру из солдат трогать.
  - Вы уж тут, как-нибудь без меня, - махнул он Гарбузу.
  Подполковник, откозыряв ему вслед, обернулся к Гаупту.
  - Владимир Васильевич, вы себе архаровцев уже отобрали?
  - Так точно!
  - Ну и ведите их с богом.
  - Слушаюсь!
  Забрав приглянувшихся ему людей, в числе которых оказался и Будищев, штабс-капитан отвел их к казарме и передал фельдфебелю.
  - Фищенко! Вот тебе список, поставишь людей на довольствие и определишь на занятия. Я проверю, особо обрати внимание, чтобы научились погоны различать и в чинах не путаться.
  - Слушаю, ваше благородие, - вытянулся старый служака, - дозвольте исполнять?
  - Выполняй.
  Как только ротный вышел, новоприбывших тут же окружили унтера. Первым делом они распорядились, чтобы "молодые" вывернули свои котомки. Увы, за время проведенное в карантине, ничего особенно ценного в вещах пополнения не осталось, что, конечно, не добавило новичкам симпатий.
  - Табак-то хоть есть?
  Нашедшаяся у пары новобранцев махорка была немедленно конфискована "с целью недопущения беспорядков". В чем этот беспорядки заключаются никто разъяснять не стал, а спрашивать новички не решились.
  - А у тебя, разве табачка нет? - поинтересовался у Будищева ефрейтор Хитров.
  - Некурящий, - коротко ответил тот.
  - А иде твои пожитки?
  - Дома оставил.
  - Чего так?
  - С целью недопущения беспорядка, - без тени улыбки отвечал тот ему.
  - Ты что, паскуда, - опешил Хитров, - думаешь, самый умный?
  - Никак нет.
  - Да ты, как я погляжу, шибко грамотный, видать, городской! Ну, ничего, я из тебя грамотность-то повышибу!
  - Так точно!
  - Отстань от его, покуда, - прервал уже почти кричавшего ефрейтора фельдфебель, - я его в твоё звено** написал, так что успеешь еще.
  За этой сценой со стороны наблюдали живущие в той же казарме вольноопределяющиеся. В первое время, подобное вызывало у них протест, но затем почти привыкли. "Почти", потому что Лиховцев уже собирался вмешаться, но Штерн остановил его.
  - Держу пари, он сам справится, - загадочно улыбнувшись, прошептал он ему.
  - Кто он?
  - Посланец грядущего, разумеется, ты разве его не узнал?
  - Нет.
  - Ну, как же! А впрочем, что тут удивительного, когда мы его видели, ты глаз с Сонечки не сводил, а я успел хорошенько разглядеть. Это точно он!
  - Постой, ты о том пациенте своего дядюшки?
  - Браво! Не прошло и недели, как ты сообразил. Право же, дружище, армейская служба плохо отражается на твоих умственных способностях. Может, сходим вечером в город, развеемся?
  - Пожалуй.
  Ефрейтор Хитров невзлюбил Будищева с первого взгляда. В другое время он просто избил бы ершистого новобранца, просто чтобы показать свою власть. Но вот ротный такое вряд ли спустит, а за происходящим внимательно следят его любимчики-вольноперы. Так и зыркают, заразы, того и гляди донесут. Но ничего, видали мы таких!
  - Будищев, ступай за мной. Пособить надо.
  - Есть, - нехотя отозвался тот, но перечить не посмел и послушно двинулся за командиром звена.
  Выведя непонравившегося ему новичка из казармы, он отвел его в небольшой закуток между двумя строениями, и внезапно заорал: - "Смирна!" попытавшись тут же ударить. Однако проклятый Будищев, как будто заранее знавший, что его ожидает, был наготове и, перехватив руку ефрейтора, кинул его через себя. Не успел тот опомниться, как новобранец сидел на нем верхом, закрутив при этом одну руку, и сжав второй горло.
  - Ты что, под суд захотел? - прохрипел ошеломленный Хитров, - пусти, больно!
  - Слушай сюда, - прошептал ему на ухо Дмитрий, и от его шепота ефрейтору стало страшно. - Я тебе сейчас руку сломаю, причем так, что ни один коновал потом не сложит. И гортань раздавлю так, что говорить у тебя точно не получится.
  - Что?! - вытаращил глаза Хитров и попытался вырваться, но державшие его руки обладали поистине железной хваткой.
  - Тихо ты, - продолжил Будищев и заломил руку так, что противник застонал и сразу же прекратил сопротивление. - А ротному доложу, что ты - извращенец! Понял?
  - Это чего такое?
  - Ну, как, блин... а, типа ты захотел, чтобы я с тобой содомским грехом занялся, понял?
  - Тебе никто не поверит! Мое слово против твоего...
  - Какие еще слова, ты забыл, что я тебе горло сломаю?
  - Все одно не поверят!
  - Может быть, только все равно запомнят. И "слава" эта к тебе навсегда прилипнет. Даже духи*** будут пальцем тыкать - вон ефрейтор заднеприводный идет! Это, кстати, если ты просто не сдохнешь, потому как со сломанным горлом врачебной помощи можно и не дождаться.
  Ефрейтор вдруг сообразил, что именно ему сказал этот непонятный новобранец, и отчаянно задергался, пытаясь освободиться, но его противник так завернул ему руку, что в глазах потемнело от боли, а из горла вырвался крик больше похожий на стон. Тело мгновенно покрылось испариной, а только что бугрившиеся под сукном мундира мышцы обмякли, давая понять что он сломлен.
  - Что ты хочешь? - почти жалобным голосом, прошептал испуганный Хитров.
  - Служить спокойно хочу, чтобы всякие уроды вроде тебя не беспредельничали.
  - Пусти, клянусь, не буду больше!
  - Вот и ладушки. Кстати, если ты с остальными дедами решишь меня отметелить, то запомни, я потом тебя все равно достану!
  Договорив, Дмитрий отпустил своего противника и легко вскочил на ноги. Затем, протянул руку и помог подняться.
  - Вставайте, тащь ефрейтор, а то простудитесь, - постарался обойтись без издевки в голосе Будищев и похлопал по форме, как бы помогая отряхнуться. - Мундир на вас, опять же красивый.
  - Ой, - застонал Хитров, - чуть руку не сломал, проклятый!
  - Это пройдет. Ты ведь меня тоже сюда позвал не для того, чтобы пивом угостить. Ну, так мы договорились?
  - Договорились, - хмуро отвечал старослужащий, - только по службе все одно спуску не дам!
  - А вот это по-нашему! Кстати, о мундире, нас, когда обмундировывать будут, а то я как-то забодался в этих обносках ходить?
  - Завтра в швальню поведут.
  -----------------
  *По традиции в последней роте полка собирались самые неказистые и низкорослые солдаты.
  ** Звено - часть отделения в то время.
  *** Дух. - Одно из названий солдата-первогодка в российской и советской армиях.
  
  В казарму они зашли вдвоем, чем вызвали немалое удивление среди солдат. Необычно бледный ефрейтор, ни слова не говоря, прошел к своему месту и, не раздеваясь, рухнул на нары. Будищев же, как ни в чем ни бывало, стал осматривать помещение, очевидно, пытаясь найти себе место.
  - Иди сюды, - махнул ему заросший окладистой бородой солдат. - Вот тут определяйся...
  Спальное место, скажем прямо, было неказистым - двухэтажные дощатые ничем не прикрытые нары. Ни подушки, ни матраса, ни одеяла на них не наблюдалось, как, впрочем, и в карантине. У прочих обитателей казармы особых излишеств тоже не было, если не считать таковыми тюфяки из рогожи, набитые сеном. Накрывались служивые вместо одеял шинелями, а под голову клали, кто на что горазд.
  - Это не Рио-Де-Жанейро, - пробормотал Будищев, вызвав немалое удивление расслышавших его вольноперов.
  - Это точно, - отозвался бородатый солдат, как будто понял, о чем тот толкует, - можешь меня дядька Никифоров называть.
  - Дядька?
  - Ага, для таких как ты.
  - В смысле прослужил много?
  - Четвертый год уж пошел.
  - Тогда получается - дедушка!
  - Можешь и так, только я твоим дядькой* буду.
  - Дмитрий, - коротко представился новобранец.
  - Митька, так Митька! Но запомни, в строю ты новобранец Будищев! А как присягу примешь, так будешь - рядовой! Понял?
  - Понял-понял, - пробурчал тот в ответ.
  - А командир роты у нас, их благородие штабс-капитан Гаупт!
  - Ну, да, капитан...
  - Не капитан, дурья твоя башка, а штабс-капитан! У капитана погоны чистые, а у их благородия - четыре звездочки.
  - Вот блин!
  - А вот блинов ты еще долго не попробуешь, чай не у тещи в гостях.
  - Я холостой.
  - А мне без разницы. Слушай дальше...
  - Погоди Никифоров...
  - Дядька Никифоров! Чего тебе?
  - Хорошо, пусть будет дядька. Нас когда из карантина забирали, там какой-то большой чин был, с погонами вроде как у полковника, только с чистыми. Это кто?
  - Вот дурень, право слово, так у полковника и должон быть чистый погон, а был это не иначе как их высокоблагородие полковник Буссе. Полковой наш командир.
  - А почему ротный просто "благородие", а тот "высоко"?
  - Известно почему, тот полковник, а Гаупт только штабс-капитан!
  - А если погоны такие же, а на них три звезды?
  - Подполковник, тоже "высокоблагородие".
  - Вот же, пропасть, - чертыхнулся Будищев, - все ни как у людей!
  - Ничто, запомнишь еще, - усмехнулся старослужащий, - а не запомнишь, так унтера поспособствуют.
  
  Ночью Дмитрию приснился чудной сон. Будто бы его опять призвали в армию, но не в Болховский полк, а в родную часть, где он уже отслужил срочную, вот только "дедов" надо было называть "благородиями", офицеров "превосходительствами", а утреннюю поверку проводил отчего-то полковой священник отец Григорий. Ночные видения были настолько яркими, что он, потеряв разницу сном и реальностью при команде "подъем" вскочил, быстро оделся и выбежал из казармы на утреннюю зарядку. Холодный ветер ударил ему в лицо и изумленный новобранец сообразил, что стоит перед казармой один, а сослуживцы с интересом наблюдают за его действиями. Как оказалось, никаких спортивных упражнений в Российской Императорской армии по утрам не предусмотрено. Впрочем, Будищев уже привык, что к нему относятся как к немного придурковатому и потому решил поддержать свою репутацию. Поэтому он сделал вид, что все идет как надо и невозмутимо принялся за разминку. Тут все и вовсе бросили свои дела и, столпившись кругом, смотрели на то, как он поочередно машет то руками, то ногами, затем стал приседать, наклоняться и еще бог знает что вытворять. Первым в себя пришел Северьян Галеев.
  - Гимнастика! - авторитетно заявил многоопытный унтер, и тут же обернулся к остальным: - а вы чего рты раззявили? За уборку, быстро! Эй, гимнаст, тебя тоже касается.
  Уборка заключалось в том, что каждый солдат вымел из-под своих нар мусор на центральный проход, где его подобрали назначенные в наряд. Едва успели навести в роте минимальный порядок, последовала команда строиться.
  Поскольку завтрака военнослужащим тоже не полагалось, и после построения их развели на занятия и до самого обеда, они исправно маршировали, учились ружейным приемам и прочей солдатской премудрости. Была и гимнастика, но совершенно не такая как в будущем. Вели эти занятия взводные унтера. Физическое развитие подчиненных их, очевидно, волновало не слишком, а вот возможность поиздеваться над подчиненными определенно привлекала. По крайней мере, именно так подумал Дмитрий, вдоволь находившись гусиным шагом. После гимнастики последовала уборка, причем главный фронт работ ожидаемо достался "молодым". После ее окончания, фельдфебель Фищенко лично проверил качество, покрутил носом, но все же скомандовал идти на обед.
  Состоял оный из неожиданно наваристых щей и каши, а также отварной говядины, которой полагалось по половине фунта на человека. За каждым столом сидело шестеро солдат, один из которых был "бачковым". То есть должен был получить "харч" на свой стол. Как и следовало ожидать, им оказался самый молодой, то есть - Будищев. Ели все вместе, по очереди зачерпывая из общего бачка деревянными ложками. Мясо и хлеб лежали на деревянных мисках специально выстроганных на такой случай. Еще их употребляли при чистке оружия, но об этом они узнали позже.
  - Чего морду кривишь? - усмехнулся Никифоров, глядя как его подопечный прихлебывает квас, - али может ты, как господа, кофий привык пить?
  - Ага, какао с сахаром, - согласился Дмитрий, - и хлеб, чтобы с маслом!
  - Ишь ты, поди, в прислуге служил, раз барскую пищу привык есть?
  - Нет, - помотал головой новобранец, - то я так, шучу.
  - Да, понятно, мыслимое ли дело, каждый день какаву с сахаром... а вообще, чем до службы занимался?
  - Деревенские мы, - отвечал ему Будищев, подражая говору слышаному им в селе, - коров пасли!
  - Эва как, а я уж подумал, что ты из благородных. Уж больно руки белые.
  - Не, в благородные мы рылом не вышли.
  После обеда солдатам дали немного отдохнуть. Новобранцев, впрочем, отделили от остальных, отдав под начало унтера Галеева, не упустившего возможность еще немного погонять "молодых".
  - Становись! Равняйсь! Смирна! - Заорал он на "молодых". - Шевелитесь, сукины дети, а то дух вышибу!
  Погоняв своих подопечных по плацу, не забывая щедро осыпать при этом крепкой руганью, он остановил колонну и велел Дмитрию выйти из строя.
  - Ты, болезный, часом не беглый?
  - Никак нет!
  - Уж больно хорошо шагаешь для новобранца, хоть правофланговым тебя ставь.
  - Лучше сразу в генералы.
  - Поговори мне еще, - рассвирепел Галеев, - я тебе не Хитров, я из тебя враз всю дурь вышибу!
  - Виноват!
  - То-то что виноват, - пробурчал унтер, - ладно, встать в строй! Потом решим, что с тобой делать, а сейчас нале-во!
  Нестройная толпа лишь по недоразумению именуемая строем, пошагала к полковым швальням, где портные споро сняли с них мерки и принялись "строить мундиры". Как оказалось, солдату Российской Императорской армии положены: зимний мундир из темно-зеленого сукна, две пары шаровар, гимнастическую белую рубаху, такие же панталоны, шинель, башлык и кепи. Еще в хозяйстве был ранец, сухарный мешок, ножны для штыка и еще куча всего. Из-за спешки мундиры и кепи шились с упрощениями, так что даже на не самый внимательный взгляд было сразу видно, где старослужащий, а где только что призванный солдат.
  Часть обмундирования им выдали сразу, к примеру, гимнастические белые рубахи, благо их фасон был совершенно немудрящ. Пока прочие новобранцы пытались разобраться с только что полученной новой одеждой, Будищев быстро переоделся и подпоясавшись одернул форму будто носил всю жизнь
  - Гляди-ка, на человека стал похож, - осклабился солдат-кладовщик, - давай, раз управился, получай прочее!
  - И много там? - поинтересовался Дмитрий.
  - А вон список на стене висит, - усмехнулся кладовщик, - читай, коли грамотный!
  - Ремень поясной юфтевый с медной бляхой - один; ранец телячьей кожи - один; сумки патронные - две... - бегло прочитал, просмотрев список новобранец.
  - Ты чего, из студентов? - насторожился кладовщик.
  - Нет, а что?
  - Читаешь больно быстро.
  - А что, только студенты читать умеют?
  - Ну, еще господа-офицеры, но на разжалованного ты точно не похож.
  - Эй, хорош лясы точить! - прикрикнул на разговорившихся солдат Галеев, - получай свою хурду и отваливай, дай другому получить.
  - Слушаю, господин унтер-офицер, - вытянулся кладовщик и тут же прикрикнул на Будищева, - получай, давай, не задерживай!
  Быстро получив все от казны положенное, Дмитрий принялся запихивать новое имущество в ранец, пытаясь заодно сообразить, что к чему. Особенное недоумение вызвал небольшой медный котелок абсолютно нежелающий куда-либо помещаться.
  - Его не внутрь, его сбоку пристегивают, - хмуро пояснил внимательно наблюдавший за его стараниями Северьян.
  - Ага, понял, это что же, жрать варить?
  - Как бы не так, это нашему брату на погибель придумали, - сплюнул унтер, - как смотр, так морока! Ежели железный, так следи, чтобы навощен, да покрашен и ни приведи господь ржавчины. А коли медный как у тебя, так чисти, чтобы блестел...
  - Как у кота яйца?
  - Вот-вот, соображаешь.
  - А почему фляги нет?
  - Для воды-то? А не положено, язви его в душу! Однако ты правильно понимаешь, в поле без воды - смерть. Если найдешь где бутыль и флягу жестяную, тогда, считай, повезло. Только ее сукном обшить надо и лямку приделать.
  - Понятно.
  - Это хорошо, что ты понятливый, а вот скажи: пишешь ты также бойко, как и читаешь?
  - Давно не писал, - осторожно ответил Дмитрий.
  - Понятное дело, для всякой работы свой навык нужен. Ладно, потом поглядим, чего ты стоишь.
  Договорив, унтер отвернулся и тут же, без малейшего перерыва, обрушился с площадной бранью на очередного замешкавшегося новобранца. Впрочем, вскоре все получили положенное и так же строем отправились назад в казарму. Для хранения имущества солдат предназначалось довольно большое помещение именуемое ротным цейхгаузом. Заведовал им каптенармус - старший унтер-офицер Василий Жуков. Довольно пожилой уже дядька с хитрым прищуром глаз и медалью "За усмирение польского мятежа", не тратя много слов, показал новобранцам, куда сложить вещи, и велел выметаться на построение.
  Едва они успели встать в строй, прозвучала команда: - На молитву, шапки долой!
  Полковой священник, отец Григорий, проводил службу истово, не делая ни малейших отступлений от канона. Будучи небольшого роста, он, тем не менее, обладал совершенно невообразимым басом. Не выбери он своей стезей духовное служение, ему, вероятно, был бы рад любой оперный театр. Трубный глас его далеко разносился вокруг, а впечатленные им солдаты торопливо крестились и кланялись. Дмитрию, непривыкшему ни к молитвам, ни к церкви, поначалу было трудно. Однако взяв себе за правило: "делай как все", он крестился и кланялся вместе с остальными и не слишком выделялся из общей массы. Но, как оказалось, далеко не все прониклись торжественностью момента. Один из новобранцев, здоровый деревенский парень - Федор Шматов, как видно услышал разговор Будищева с унтером и очень им заинтересовался.
  - Митька, - шепотом спросил он, - а отчего ты сказал, будто котелок должон блестеть как у кота яйца? Они же не блестят!
  Губы Будищева тронула легкая улыбка, но он ухитрился сохранить невозмутимое выражение лица и так же шепотом ответил:
  - Федя, ты видал, что кот делает, когда ему делать нечего?
  - Ну, спит.
  - Или лижет себе...
  - Точно! Только они все равно не блестят.
  - Так это, потому что на них шкура...
  - Эва как, - покрутил головой Шматов, и в его голосе прорезалось понимание, - а ежели ее ободрать...
  Стоящие вокруг солдаты прекрасно слышали весь этот разговор и еле сдерживали смех. Это немедля привлекло к себе внимание отца Михаила и он, сделав страшные глаза, строго посмотрел на своих сразу же притихших прихожан в форме. Впрочем, служба скоро закончилась и священник начал читать проповедь. Посвящена она была событиям на Балканах. Тут актерское дарование иеромонаха развернулось во всю ширь. Трагическим тоном он повествовал о страданиях болгар и сербов под агарянским игом. Как страдали они за веру, как издевались над ними турки, не щадя ни женщин, ни стариков, ни детей. Затем он возвысил голос:
  - Не переполнилась ли чаша терпения, Господа нашего? Доколе терпеть ново мученикам христианским?
  К большому удивлению Дмитрия, солдаты внимательно слушали своего пастыря, и каждое его слово находило в их сердцах живой отклик. Вообще, пообщавшись некоторое время с сослуживцами, Будищев был уверен, что большинство из них знать не знает, где эта Болгария и для чего им нужно идти куда-то воевать с турками. Единственным исключением были вольноопределяющиеся. Вчерашние студенты, добровольно вступившие в армию, они как раз очень ясно представляли себе цели предстоящей войны и по возможности пытались донести ее до прочих солдат. Однако, несмотря на все их усилия, это им плохо удавалось. Трудно сказать, что было тому виной, возможно традиционное недоверие вчерашних крестьян к барам, а "вольноперы" с точки зрения солдат были барчуками. А может им просто не удавалось найти общий язык, поскольку речь людей образованных уж слишком отличалась от речи простонародья. Но вот священнику, как это ни странно, удалось пробиться к сердцу простых солдат и они внимательно его слушали и выражали полное сочувствие. Надо сказать, сам Дмитрий весьма мало сочувствовал целям предстоящей войны. Во-первых, он прекрасно помнил, на чьей стороне будут воевать болгары в следующих войнах. Во-вторых, ему совсем не хотелось идти воевать. На войне он уже был, хоть и недолго. Ему повезло, его миновали вражеские пули, он не подорвался на растяжке, а единственный большой бой запомнился только грохотом выстрелов, свистом пуль и взрывами сыпавшихся на них мин. По нему стреляли, он стрелял в ответ, но не был уверен, попал ли хоть раз. Потом подоспели вертушки и ударили по духам, но те испарились так, будто их и вовсе тут не было. И все бы ничего, но его лучший друг - Витька, лежал, раскинув руки на земле, а его глаза бессмысленно таращились в небо. И надо бы подойти и закрыть ему глаза, но сил на это не было ни физических, ни моральных. Это была не единственная потеря их взвода, но именно Виктор был его товарищем.
  После молитвы, был непродолжительный отдых, а затем снова начались занятия. На сей раз в класс, где они занимались, принесли винтовку. Ведущий занятие Галеев, взял ее на руки и спросил у продолжавшего сидеть с задумчивым видом Шматова.
  - Эй, новобранец, как тебя, хорош мух ноздрями ловить! Вот скажи, это что, по-твоему?
  - Ружо, дяденька?
  - Эх, ты, серость! Ну-ка, ты теперь Анисимов!
  Анисимов - невзрачного вида солдат с невыразительным лицом тут же вскочил и отбарабанил:
  - Это есть, шестилинейная переделочная винтовка системы Крынка!*
  - Вот, это правильно! Повтори теперь ты, Шматов.
  - Ружо, дяденька.
  - Ты о чем думаешь, паразит? - изумился унтер.
  - О том, как у кота яйца ободрать, - бесхитростно отвечал новобранец, вызвав просто дикий хохот у своих товарищей.
  - У кота, врать не буду, не знаю, - нахмурился Галеев, - а вот у тебя - дурака, должно сегодня обдеру. Это кто же тебя, сукина сына, надоумил интересно?
  Сидевший в первом ряду ефрейтор Хитров, обернулся и глазами стрельнул в сторону Дмитрия, что не укрылось от зоркого унтерского взгляда.
  - Будищев!
  - Я.
  - Что это?
  - Шестилинейная переделочная винтовка системы Крынка, - уверенно отвечал тот.
  - Запомнил или видал прежде? - поинтересовался унтер-офицер.
  - Запомнил.
  - Ну-ка, возьми в руки.
  Дмитрий с интересом взялся за оружие и подбросил ее в руках. Винтовка оказалась довольно тяжелой, но при этом неожиданно прикладистой и удобной. Калибр ее был большим, миллиметров в пятнадцать или около того. Затвор откидывался в сторону, открывая казенник.
  - Ничего себе, карамультук! - вырвалось у новобранца.
  В этот момент в класс вошел поручик Венегер. Сегодня была его очередь наблюдать за учебой, однако их благородие до сих пор не проявлял интереса к сему действу, всецело доверяя педагогическим способностям унтеров. Но взрыв хохота после ответа Шматова привлек его внимание.
  - Встать, смирно! - скомандовал Галеев, заметив офицера.
  Солдаты и новобранцы дружно вскочили и, замерев, принялись есть глазами начальство. Старший офицер роты, очевидно, был в дурном настроении и искал на ком бы его сорвать.
  - Что за идиотский смех? - Раздраженным тоном спросил он унтера.
  - Не могу знать! - Гаркнул тот в ответ.
  Впрочем, Венегеру ответ и не требовался. Постепенно распаляя себя, он принялся кричать:
  - Кому это, служба цагю и отечеству кажется смешной? Кто это гешил, что он в цигке? Какая сволочь вздумала устроить из готы балаган? Может это тебе смешно? - накинулся он на продолжавшего стоять с винтовкой Будищева.
  - Никак нет!
  - Скажешь, не ты смеялся, каналья?
  - Никак нет!
  - Может, скажешь, что ты и смеяться не умеешь, скотина?
  - Кто в армии служил, тот в цирке не смеется! - громко выкрикнул Дмитрий и спохватившись добавил, - ваше благородие.
  - Что? - выпучил глаза поручик, - впгочем, ответ недугён. За бойкость хвалю. Галеев, поставишь этого бойкого под гужье на тги часа и немедля! Смотги, пговегю!!!
  - Слушаю!
  Когда офицер вышел, Галеев заметно выдохнул, а потом, приказав вести занятия Хитрову, велел Будищеву идти за ним.
  - Смотри, паря, - хмуро сказал унтер, когда они дошли до плаца, - язык у тебя острый, а мысли где сказать, а где и промолчать надобно, как я погляжу, и вовсе нет. Потому говорю прямо: С офицерами не умничай, целее морда будет! Что у поручика на уме я не знаю, но может его нелегкая и сюда принесет. Так что стой смирно, а отвечай либо "так точно" либо "не могу знать". Может и пронесет. И помни, то что ты Хитрову ребра пересчитал, и тебе это покуда с рук сошло, еще ничего не значит. Офицер не ефрейтор, он глазом моргнет, как небо с овчинку покажется!
  Вольноопределяющиеся сегодня целый день наблюдали за странным новобранцем и иногда покатывались со смеху, как давеча на молитве. Его ловкий ответ Венегеру и вовсе привел приятелей в бурный восторг, однако назначенное поручиком наказание заставило их забеспокоиться. Дело в том, что старший офицер роты редко рукоприкладствовал при свидетелях, однако вполне мог избить стоящего под ружьем солдата один на один. Во всяком случае, однажды такое случилось.
  - Кажется, нашему посланцу грядущего может прийтись не сладко, - шепнул товарищу на ухо Николаша.
  - Какая дикость, - скрипнул зубами Алексей, всегда близко к сердцу воспринимавший подобные инциденты.
  - Подожди, кажется, у меня есть идея, - отозвался приятель и поднял вверх руку. - Господин ефрейтор, разрешите выйти?
  Хитров подозрительно посмотрел на вольнопера, однако связываться с барчуком, имевшим почти приятельские отношения с командиром роты, не стал.
  - Дозволяю, - сухо бросил ефрейтор и продолжил занятия.
  Штерн же, выйдя из класса, бросился на поиски поручика и вскоре нашел его идущим к плацу.
  - В чем дело гядовой? - строго вскинулся тот, но узнав Николашу тут же сбавил тон, - ах это вы, у вас какое-нибудь дело?
  - Так точно, ваше благородие, - четко отрапортовал вольнопер и, подойдя поближе к офицеру, принялся ему что-то втолковывать.
  - Вот, как? - удивленно выслушал его Венегер, - пгямо тайны мадгидского двога!
  Штерн в ответ только развел руки, дескать, что есть - то есть. Поручик же еще на минуту задумался, а потом уточнил:
  - Ггаф Блудов?
  - Никак нет, просто Блудов, - тут же отозвался Николаша, - младшая ветвь.
  - Ну, хогошо, - сдался офицер и сожалением потер ладонью о кулак, - пегедайте унтегу, что я отменяю свой пгиказ. Полагаю, часа будет вполне достаточно.
  - Слушаю, - вытянулся тот в ответ, - разрешите выполнять?
  - Валяйте.
  ------
  *Дядька. - Нечто вроде наставника для новобранца из старослужащих солдат.
  **Крынка. - Так называли солдаты переделочное шестилинейное ружье системы чешского изобретателя Сильвестра Крнка.
  
  Полковые швальни старались изо всех сил и на третий день после примерки мундиры и прочая амуниция были готовы. Когда призванные на военную службу новобранцы были, наконец, обмундированы и, как выразился подполковник Гарбуз, приведены в божеский вид, их было не стыдно предъявить на смотре.
  Ради такого торжественного события в полк прибыло местное начальство во главе со здешним городским головой Николаем Дмитриевичем Живущим и протоиереем Иосифом Ширяевым. Отцы города с удовольствием наблюдали за бравыми военными и выразили всеобщее мнение, что такие молодцы, разобьют всех супостатов в пух и прах, поддержав славу русского оружия. Потом должен был парад, но прежде рядового Будищева привели к присяге. Как оказалось, его тезка не успел сделать это из-за болезни, что нашло отражение в соответствующих документах.
  - Хочу и должен..., - как эхо повторял Дмитрий слова воинской клятвы, введенной когда-то еще Петром Великим, - ...верно и нелицемерно... не щадя живота...
  Было уже довольно холодно, но в мундире и с теплым набрюшником под шинелью, солдаты почти не чувствовали мороза. К тому же, в такие торжественные дни к обычному рациону полагалась чарка водки, в чаянии которой многие готовы были и не такие жертвы. Когда присяга была окончена, протоиерей выступил перед строем с прочувствованной речью:
  - Благородные представители славного русского воинства! Господь Сил да благословить ваш путь, в который зовет вас святая воля Царская! Это путь высокосвященный, на нем по преимуществу возрастает и достигает полного расцвета святая любовь, полагающая душу за друзи своя...*
  Будищев не слишком прислушивался к тому, что говорил священник. Накануне, ему, наконец, удалось-таки избавиться от порядком надоевшей бородки и побриться. Дело это оказалось не самым простым. Безопасных бритв, одноразовых станков или чего-нибудь подобного, не существовало еще в природе, а похожая на маленький тесак опасная бритва, мало того, что стоила совершенно безумных для солдата-новобранца денег, так ей еще надо было уметь пользоваться. Можно было, конечно, обратится к цирюльнику Федоту Скокову - такому же солдату, находившемуся в подчинении у ротного фельдшера. Но последний брал за такого рода услуги не менее как полкопейки за раз, а взять их было неоткуда. Выручили, как ни странно, вольноперы Штерн и Лиховцев, с которыми у него постепенно установились почти приятельские отношения. Хотя сами они, подражая опытным солдатам, отпустили небольшие бороды, бритвенные принадлежности у них были, равно как и опыт обращения последними. Ловко убрав щетину с его щек и подбородка, Николаша цокнул языком.
  - Ну чем не Граф?
  - Да иди ты! - отозвался Дмитрий, внимательно разглядывая себя в маленькое зеркальце.
  Оставленные самозваным брадобреем небольшие усики придавали ему немного пижонский или, как выразился Штерн, фатовской вид. Но нельзя не сказать, что ему они действительно шли. Так что усы остались, а кличка "Граф" намертво прицепилась к Будищеву среди солдат. Впрочем, чисто выбритое лицо, спрыснутое вежеталем, доставляло почти физическое наслаждение, так что со всем остальным можно было мириться. Все это время, в полку не прекращались всякого рода учения и стрельбы, поэтому солдаты и офицеры порядком утомились. Их благородиям повезло больше, сразу же после окончания присяги, отцы города пригласили их на торжественный обед, посвященный их отправке, так что с нижними чинами остались лишь дежурные. Вольноопределяющиеся, получив увольнительные билеты, так же усвистали в город, а солдаты, набившись в казарму, оказались предоставлены сами себе. Выданной после присяги водки, было достаточно, чтобы привести их в минорное настроение, но мало, чтобы подбить на "подвиги". Поэтому они, разбившись на кучки, вели негромкие беседы, вспоминали дом, а затем затянули песню. Дмитрий петь не умел, рассказывать о своей прошлой жизни ему было нечего, а потому он просто сидел в уголке, лениво прислушиваясь к происходящему. Рядом с ним устроился Федька Шматов, старавшийся в последнее время держаться рядом. Некоторое время он сидел молча, но подобное времяпровождение было совершенно не в характере молодого солдата, а потому, поёрзав, он сказал, вроде как ни к кому не обращаясь:
  - Пашкова, давеча, опять под ружье поставили...
  - Какого Пашкова? - хмуро спросил Будищев и тут же пожалел, что отозвался.
  - Дык Семена Пашкова, который у их благородия поручика Венегера в денщиках служит.
  - За какой хрен?
  - Сказывают, ванну их благородию сильно нагрел.
  - А, ну за это поделом, - буркнул Дмитрий, рассчитывая, что новоявленный приятель отстанет, но не тут то было.
  - Граф, а Граф, - снова заговорил тот минуту спустя, - а "ванна" - это чего такое?
  - Как бы тебе объяснить, это что-то вроде большой лохани с водой, понял?
  - Ага, понял, а зачем?
  - Чтобы мыться.
  - Как это?
  - Тьфу, ну вот ты в бане моешься?
  - А как же!
  - Вот, ты чего для этого делаешь, набираешь в шайку воды и льешь себе на голову, откуда она на все прочие места стекает, верно?
  - Верно, а охвицера как?
  - Ну, брат, стыдно такое не знать! Господа-офицеры, первым делом в этой самой ванне ноги да задницу мочат, а уж потом голову моют и все остальное. Поэтому кого из их благородий не возьми, у них везде - жопа! Смекаешь?
  - Ишь ты, - выпучил глаза Федька, - нешто так бывает!
  Как ни тихо они говорили, сидящие вокруг их расслышали и принялись смеяться. В тяжкой солдатской жизни, вообще мало поводов для радости, поэтому всякий человек, умеющий развеселить своих товарищей, чрезвычайно ценился ими. К числу таких относился и Будищев. Шутки его были непривычными, злыми, а иногда и скабрезными, но именно потому запоминались. К тому же, в отличие от барчуков-вольноперов, он был для них свой брат - солдат. Каким-то внутренним чутьем, они раскусили, что этот странный, непривычно говорящий молодой парень вовсе не барин, хотя и продолжали звать его "Графом".
  - Ну чему ты Федьку учишь, - покачал головой, отсмеявшись, дядька Никифоров, - ведь он, чего доброго, еще спрашивать у господина поручика пойдет, правда ли тот задницу вперед головы моет.
  - Не, не пойду, - испугался Шматов, вызвав новый приступ веселья.
  - Вот и не ходи, - велел ему старослужащий, - а то будет, как с тем котом и его яйцами!
  Последние слова Никифорова покрыл такой хохот, что его расслышали сидевшие в небольшой каморке унтера. У них как раз нашлись деньги на штоф "поповки"**, каковую они, под нехитрую закусь, с удовольствием и употребляли. Старший из них - Галеев, выглянув, добродушно оглядел солдат и, не найдя в смехе подчиненных никакой крамолы, махнул рукой, дескать, веселитесь. Однако вышедший следом Хитров был настроен не так миролюбиво. В последнее время жизнь ефрейтора не ладилась. Происшествие с новобранцем не осталось незамеченным другими и, хотя никто ему ничего не сказал, командир звена чувствовал растущие между ним и унтерами охлаждение. Сегодняшняя попойка была его последней попыткой вернуть себе утекающий между пальцами авторитет. Именно он купил эту водку, и собрал в каморке "солдатскую аристократию", рассчитывая, что спиртное поможет наладить отношения. Поначалу так оно и было, посмеивающиеся в усы унтер-офицеры с удовольствием выпили, затем оттаяли, похлопали ефрейтора по плечу, дескать, чего там, мы все одно свои люди, так что не журись! И все бы было хорошо, если бы не этот проклятый новобранец, хотя какой новобранец, уже солдат, присягу-то принял!
  - Будищев! - проговорил он, кривя губы, будто выплюнул.
  - Я, господин ефрейтор, - ровным голосом отозвался предмет его ненависти и встал.
  - Я тебя насквозь вижу!
  - Так точно, господин ефрейтор!
  - Ты думаешь, я ничего не понимаю? Ты ведь считаешь, будто я дерьмо!
  - Так точно, господин ефрейтор, - снова отвечал Дмитрий, под всеобщие смешки.
  - Да я тебя в бараний рог согну, - взъярился Хитров, сообразивший, что попал в дурацкое положение, - я тебя расшибу, будто щенка об стену!
  Шагнув вперед, он принялся закатывать рукава, демонстрируя готовность перейти от слов к делу. Унтера шагнули было за ним следом, но невозмутимый Галеев остановил их движением руки, мол, погодите покуда. Не заметивший, что остался один, Хитров, покачиваясь, подошел к ненавистному солдату и злобно ощерился.
  - Что, гнида, дождался своего часа?
  - Шли бы вы спать, господин ефрейтор, - невозмутимо отозвался тот, - а то упадете ненароком, да зашибетесь.
  - Ах ты, паскуда, - изумился пьяный и резко ударил.
  Однако там, куда он целил, Будищева уже не было и, потеряв равновесие, Хитров упал. Неловко вскочив, он снова попытался ударить своего противника, и снова промахнулся. Правда, на этот раз его кулак встретился с деревянным столбом, на которых держались солдатские нары и ефрейтор взвыл от боли.
  - Да что же это такое делается, братцы, - закричал он, - солдат на своего командира руку поднял! Это же бунт!
  Внимательно наблюдавшим за происходящим унтерам не слишком понравилось то, что они увидели. В принципе, они хоть сейчас были готовы вступиться за Хитрова, и стереть в порошок обнаглевшего солдата, но обладавший беспрекословным авторитетом Галеев вновь удержал их.
  - Чего-то я не видал, чтобы он руки поднимал, - насмешливо проронил он, - выпил ты, Васька, лишнего, вот и брякнулся на ровном месте.
  Воспользовавшись, что все внимание отвлечено на говорящего старшего унтер-офицера, Дмитрий вдруг шагнул к ефрейтору и, ткнув его кулаком под ложечку, тут же подхватил обмякшее тело и сделал вид, будто помогает идти.
  - Ну, чего вы, - приговаривал он, поддерживая готового упасть Хитрова, - ну, выпили чуток лишнего, ну, с кем не бывает. Давайте я вас, господин ефрейтор, до койки доведу, все и ладно будет.
  - Тащи его сюда, - распорядился Галеев, - да положи тут, даст бог, проспится.
  - Слушаю, - отозвался Будищев и свалил свою ношу на скамью в каморке.
  - Выпьешь с нами? - прищурившись, спросил унтер.
  - Если нальете, так чего не выпить?
  Набулькав полную чарку командир взвода протянул ее Дмитрию, тот, не чинясь, взялся за нее, но остановился.
  - Чего не пьешь?
  - Так не привык я в одиночку.
  - Вот это по-нашему, - одобрительно хмыкнул Северьян и велел остальным, - чего столбенеете, наливайте!
  Дождавшись, когда у всех будут чарки в руках, он снова пристально посмотрел на Будищева и спросил:
  - За что пить будем?
  - За лося, - не задумываясь, отвечал Дмитрий.
  - Это как?
  - Ну, чтобы моглося, пилося и еще много чегося, - пояснил солдат под всеобщий смех и опрокинул в себя чарку.
  - Эх, паразит, - отозвался, покачав головой, унтер, когда все выпили, - ладно, ступай, покуда.
  - Слушаю, - как ни в чем ни бывало, отозвался Будищев и шагнул к порогу.
  - Только не зарывайся, - шепнул ему Галеев, сделав вид, что качнулся.
  Выйдя из каморки, он не обращая ни на кого внимания, прошел к своему месту, затем накинул шинель, кепи и вышел вон из казармы. Улица встретила его резким порывом холодного, но чистого воздуха, особенно приятного после пропавшей запахами портянок и немытого тела казармы. Некоторое время он бездумно шел вперед, ничего не замечая вокруг. Дойдя до ограды, Дмитрий некоторое время постоял рядом, с недоумением рассматривая ее. Наверное, когда-то это сооружение было дощатым забором, но с тех пор утекло много воды. Теперь на покосившихся от времени столбах держалось лишь несколько жердей, на которых вкривь и вкось висело несколько досок. Вообще, к его удивлению, здешнее армейское начальство весьма мало заботилось, чтобы оградить солдат от окружающего мира. Хотя, если подумать, значительная часть полка была расквартирована не в казармах, а стояла на постое в окрестных деревнях, так что особого смысла в этом не было. Есть шлагбаум, у которого стоит часовой, и ладно.
  - Митя, Мить! - отвлек его от размышлений чей-то тонкий голос.
  - Что? - покрутил он головой, пытаясь увидеть источник звука, и наткнулся глазами на несуразную фигуру.
  Из-за забора его звала какая-то женщина в сером платке, непонятного цвета жакете не по размеру и длинной юбке. Подойдя поближе, он с удивлением узнал в ней Машку - деревенскую девчонку, попытавшуюся натравить на него местных парней.
  - Нашла, - улыбнулась она во весь рот.
  - Ты что здесь делаешь?
  - Тебя искала.
  - Офигеть! Ты как вообще тут очутилась-то?
  - Тятенька в город по делам поехал, а я упросилась, чтобы он меня с собой взял.
  - А зачем?
  - Дурак ты, Митька! Сказано же - тебя искала.
  - И как только нашла?
  - Ой, намаялась, - снова улыбнулась девушка, - да и озябла, но все же нашла. Я тут давно выглядываю, хотела уж у дяденьки с ружьем спросить, да забоялась.
  - Вот блин, забоялась она! Рядом с воинской частью бродить не забоялась, а тут, значит, страшно стало.
  - Ага, вон он какой строгий.
  - Нашла чего бояться, дуреха! Бог с ним с часовым, он свой пост не покинет, но тут же солдаты кругом!
  - И что? - захлопала невероятно зелеными глазами девушка.
  - Ладно, проехали, - махнул рукой Дмитрий, не объяснять же наивной дурочке, что в их времени ее запросто могли бы затащить в казарму и так обогатить сексуальный опыт, что мало не показалось бы любой плечевой путане. Впрочем, кто их знает, этих предков, может, у них так не принято?
   - Отец-то, твой где?
  - Известно где, в кабаке.
  - В смысле, в кабаке, пьянствует, что ли?
  - Чего сразу пьянствует! Дела поделал, товар продал, отчего же не выпить?
  - О, как! Слушай, Машка, а из тебя хорошая жена может получиться.
  - Просватай и узнаешь.
  - Ага, сейчас! Не видишь, дуреха, я в армии.
  - Вижу, форму вон красивую дали, усы отпустил... ну ни дать, ни взять - граф!
  - Тьфу! Еще ты меня так не называла.
  - А как тебя называть, хочешь, красавчиком звать стану?
  - Маша, - вздохнул Дмитрий, - тебе сколько лет?
  - Шестнадцатый, - с готовностью отвечала девушка.
  - А через шесть лет сколько будет?
  - Не знаю...
  - Двадцать два, Машенька. А теперь скажи мне, горе мое, в каком возрасте у вас девок замуж отдают?
  - Когда в шестнадцать, когда в осьмнадцать...
  - А после двадцати часто ли незамужними остаются?
  - Если только кривая какая, или порченная...
  - Ну, вот видишь, а ты у нас девушка красивая, года не пройдет, как тебя просватают.
  - Правда, красивая?
  - Ох, чтоб меня! Маха, ключевое слово - просватают. Я когда со службы вернусь, ты уже парочку детишек родить успеешь, так что выкинь эту дурь из головы и ступай к отцу, пока он тебя искать не начал. А то еще выдерет, как сидорову козу!
  - Ладно, - плечи девчонки поникли и на глазах показались слезы.
  Дмитрию стало неудобно, все же девушка потратила немало сил, чтобы найти его, а он ее так отшил...
  - Как там в деревне-то? - Спросил он, чувствуя, что надо что-то сказать, но не зная что. - Отцу Питириму еще колокол на голову не упал?
  - Не, - замотала головой Машка, - живой он, и дядька Кузьма живой и другие. Дядька-то болел, сразу как ты пропал, а Архип тогда же говорить косноязычно стал... ой, а это ты их?
  - Ну что ты, Машенька, я человек мирный, можно сказать - пацифист!
  - Ага, мирный, - невольно улыбнулась девушка, - зареченские до сих пор тебя такого мирного поминают, да и наши деревенские тоже.
  - Привет им передавай при случае. Ну, все, пока.
  - Так я пойду?
  - Иди. Холодно.
  - Ой, совсем забыла, - спохватилась Машка, - я же тебе подарок приготовила.
  - Какой еще подарок?
  - Вот, держи, - сунула ему в руки сверток девушка и убежала.
  Дмитрий еще долго смотрел ей вслед, а затем решительно повернулся и едва не налетел на прячущегося до сих пор за остатками забора Шматова.
  - Тьфу, блин, напугал, проклятый! - выругался он на парня, но тот не прореагировал на брань.
  - Невеста? - спросил он немного мечтательным голосом.
  - Нет!
  - Точно невеста! Красивая поди?
  - Ябвдул, - сокрушенно покачал головой солдат.
  - А это чего?
  - Ой, Федя, давай я не буду тебе это объяснять.
  Развернув в казарме тайком сверток, он нашел в нем искусно вышитый кисет и пару теплых варежек.
  ------------------
  *Из подлинной речи протоиерея Иосифа Ширяева, при отправке Болховского полка на Русско-Турецкую войну.
  **Поповка - Водка произведенная на винокурнях фирмы "Вдова М.А. Попова".
  
  На следующий день после торжеств, их полк в полном составе отправился на железнодорожную станцию. Дмитрий, как и все остальные солдаты, нагруженный амуницией, бодро шагал в строю, придерживая рукой за приклад тяжелую винтовку. Не смотря на то, что на "крынке" имелся ремень, носить ее полагалось на плече. Очевидно причиной тому, был ранец, занимавший так много места, что повесить оружие за спину не было никакой возможности.
   Впрочем, дошли они довольно быстро и, услышав команду "стой", остановились, уперев приклады в землю.
  - Граф, а ты раньше паровоз видал? - спросил Дмитрия подобравшийся к нему поближе Федька.
  - Нет, - честно ответил тот ему и с досадой посмотрел на приятеля.
  Поскольку Будищев был выше многих в роте, его место в строю было на правом фланге. Шматов же, не смотря на свое довольно крепкое телосложение, был на голову ниже и потому должен был стоять в конце. Но упрямый как бугай парень все время старался держаться ближе к товарищу, за что нередко получал взыскания. Вот и на этот раз, Хитров злобно зыркнул глазами в их сторону, и нехотя процедил:
  - Вы опять строй ломаете?
  - Никак нет, - тут же ответил Федька и попятился.
  Ефрейтор, очевидно, хотел еще что-то сказать, но слова его заглушил гудок подходящего паровоза, тянущего за собой вагоны. Дмитрий с удивлением рассматривал дымящее чудо инженерной мысли. Совсем небольшой размерами локомотив двигался как неизвестный науке зверь, пыхтя от натуги. Неожиданно ему понравилась диковинная машина и в голове мелькнула мысль: - "трудно ли научиться ей управлять?" Решив для себя, что, должно быть, ничуть не труднее, чем никем не виданным здесь автомобилем, он усмехнулся своим мыслям и принялся рассматривать вагоны. Они тоже были невелики размерами и всего на двух осях. Тут раздалась команда: - "По вагонам!" и солдатская масса встрепенулась. Где-то совсем рядом офицеры кричали унтерам, распределяя взвода и отделения по теплушкам. Те, в свою очередь, командовали солдатами и погрузка началась. Для господ офицеров предназначался прицепленный в голове состава классный вагон, а солдаты занимали места в теплушках. Кто и когда дал этим деревянным коробкам на колесах такое название, Дмитрий не знал, но первое, что пришло ему в голову, при ближайшем знакомстве с ними, было - скотовоз! Единственным, что можно было назвать хоть каким-то удобством в них, были грубо сколоченные нары, позволявшие разместить "пассажиров" в два яруса и оббитые войлоком стены. На полу и нарах лежала солома, очевидно, предназначенная для утепления. Ни про отопление, ни про туалет не было и речи, и каково будет путешествовать в этих, с позволения сказать, вагонах, если ударят морозы, можно было только догадываться.
  - Чего встали, ну-ка вперед! - гаркнул Галеев, когда дошла их очередь.
  Солдаты дружно полезли внутрь теплушек и принялись размещаться. Закинув ранец и сухарный мешок на одну из полок, Будищев тут же отправился вслед за ними. Его соседями оказались приятели вольноперы и конечно же, неразлучный с ним Шматов. Вчерашним студентам, их средство передвижения тоже не слишком понравилось, а вот Федя, как видно, счел его вполне благоустроенным и удобным.
  - Чего только люди не придумают, - мечтательно сказал он, устраиваясь на нарах. - Раньше бы мы на своих двоих, эвон, сколько маршировали, а теперь, гляди-ка, паровоз нас повезет по чугунке!
  - Да, - с некоторым сомнением в голосе, согласился с ним Лиховцев, - прогресс не стоит на месте. Железные дороги представляют куда больше удобства, нежели прежние экипажи.
  - В смысле, те еще хуже? - поинтересовался Дмитрий.
  - По крайней мере, медленнее, - хохотнул неунывающий Николаша.
  - Эй, глядите-ка, православные, какая мамзеля нас провожать пришла! - раздался голос какого-то разбитного солдатика, сидящего у раздвинутых настежь дверей.
  - Небось, студентов наших выглядает, - пробурчал, зрящий в корень, дядька Никифоров.
  - Не, - засмеялся в ответ первый, - она не иначе к Графу!
  - Это ты почему так решил?
  - Больно фигуристая, как раз по его рукам, - не задумываясь, отвечал балагур, вызвав всеобщий смех.
  Штерн с Лиховцевым, привлеченные этими словами, выглянули наружу и, узнав Софью, тут же, выпрыгнув из теплушки, подбежали к девушке и сопровождавшему ее отцу.
  - Модест Давыдович, Софья Модестовна, - пролепетал Алеша, пожирая глазами предмет своего обожания, - какой чудесный сюрприз!
  - Ну что вы, право, молодые люди, - благодушно пробурчал в ответ Батовский, - неужели вы думали, что мы не проводим вас в столь долгий путь.
  - Но, любезный дядюшка, - воскликнул Николай, - как же вы нас сыскали в этом вавилонском столпотворении?
  - Как говорят в народе - долго ли умеючи!
  - А отчего я не вижу своего кузена?
  - О, этот несносный мальчишка имел неосторожность простудиться и потому посажен Эрнестиной Аркадьевной под арест.
  - В таком случае, кланяйтесь Маврику и пожелайте ему скорейшего выздоровления!
  - Не премину.
  Пока они так разговаривали, Дмитрий тоже выглянул из вагона и тут же наткнулся глазами на ту самую барышню, которая так заразительно смеялась над его нелепым видом при выписке из больницы. Как-то так случилось, что глаза их встретились и он не нашел ничего лучшего, как кивнуть и приложить два пальца к козырьку кепи, будто и впрямь был Графом. Девушка удивленно и, скорее всего, по привычке, ответила ему кивком. Это не укрылось от внимательного взора ее отца, и Модест Давыдович не без удивления спросил:
  - С кем это ты поздоровалась, Софи?
  - У этого солдата ужасно знакомое лицо, - смутилась девушка, - правда, я никак не могу припомнить, где мы встречались.
  - А ведь верно, - согласился с ней доктор.
  - Ну, что же вы, дорогой дядюшка, - засмеялся Николаша, - своего пациента не признали!
  - Пациента?
  - Ну как же, прошу любить и жаловать, Дмитрий Будищев собственной персоной. Вы его, кажется, от потери памяти пользовали. Неужто запамятовали?
  - И впрямь он, - нахмурился Батовский, - однако с той поры, сей "господин из грядущего" весьма переменился.
  - Это - да, но он вообще, нельзя не признать, человек довольно необычный. Судите сами, он ловок, силен, грамотен, но при этом не знает многих элементарных вещей. Кстати, странно, что Соня его вообще узнала, она ведь видела его не более минуты.
  - Грамотен?
  - Не слишком, - вступил в разговор Лиховцев, которому приятель уже оттоптал все ноги, намекая, что неприлично так засматриваться на незамужнюю барышню, - читает он бойко, но вот пишет просто ужасно.
  - Вот как?
  - К сожалению, да, Модест Давыдович. Судите сами, о существовании ятей и десятиричного "i" он до недавних пор не подозревал. В дробях* путается, про меры веса и говорить нечего. То, что в фунте, девяносто шесть золотников было для него открытием. Увы, народ наш совершенно не просвещен и рядовой Будищев тут если и блещет, то лишь на фоне всеобщего невежества.
  - А вы хорошо осведомлены.
  - Мы, некоторым образом, приятельствуем, - пояснил Штерн, - к тому же у нас была мысль сделать ему карьеру.
  - Карьеру?
  - Ну, да, перевести в писаря.
  - Погодите-ка, - сообразил Батовский, - а пока достаточно грамотного солдата под рукой нет, наш общий друг, господин Гаупт, эксплуатирует двух вчерашних студентов, не так ли?
  - Увы, - состроил умильную физиономию Николаша.
  - Кузен, вы неисправимы, - усмехнулась Софья, - сколько я вас помню, вы всегда пытались отлынивать от своих обязанностей. Но у вас никогда ничего не получалось.
  - Ну, что же, мне пора в больницу, - решительно заявил Модест Давыдович. - Сонечка, прощайся с кузеном и Алексеем Петровичем. Им, вероятно, тоже не следует здесь долго находиться, так что мы пойдем. Всего вам доброго, молодые люди, надеюсь, что мы скоро увидим вас вновь, причем непременно живыми и здоровыми.
  Тем временем, солдат, первым заметивший Батовских, продолжал балагурить:
  - Ошибочка вышла, Граф, не по твоим рукам мамзеля оказалась.
  Будищев, к которому он обращался, лишь криво усмехнулся и философски заметил:
  - Всех денег не заработать, всей водки не выпить, всех девок не перелюбить... но стремиться к чему-то нужно!
  - Ишь ты, - покрутил головой весельчак, - только все одно тебе этой крали не видать.
  - Кто знает, кто знает, вот что могу точно сказать, так это то, что студенты, как вернутся, тебе за такие слова об этой барышне в бубен настучат.
  - Не, не подолеют! - беспечно отмахнулся солдат.
  - Это если я им помогать не стану, - улыбка Дмитрия в один момент стала угрожающей.
  - Эй, ты чего, Граф, я же шутейно!
  - И я пошучу.
  - Да ну тебя!
  - Эй, Будищев, - подал голос Хитров, - ты чего это, никак драку затеваешь? Давай-давай, я тебя враз под арест определю.
  - Что вы, господин ефрейтор, и в мыслях не было!
  - Вот то-то.
  
  Дорога запомнилась Дмитрию только собачьим холодом и частыми остановками. Дороги на юг были забиты другими воинскими эшелонами, потому эшелоны их полка добравшись до Бологого направились не на юг, а на запад, сделав таким образом изрядный крюк. Иногда патриотически настроенная общественность устраивала военным торжественные встречи. Служились молебны, произносились речи, затем господ офицеров приглашали на обед. Не забывали и про солдат: прямо на станциях в таких случаях стояли грубо сколоченные дощатые столы, уставленные жестяными кружками с чаем и булками. Но чаще, поезда просто стояли, ожидая паровозов или просто своей очереди, поскольку значительная часть железнодорожных путей была одноколейными. Если была возможность, солдаты в таких случаях собирали хворост и палили костры, пытаясь согреться и приготовить пищу. Если удавалось похлебать горячего, люди веселели, начинали балагурить и петь песни.
   Случались, правда, и постные дни, и тогда офицеры, как могли, пытались подбодрить своих подчиненных. Особенно эти отличался начальник их эшелона подполковник Гарбуз. Высокий, худой, с болезненным выражением лица, он как мог, старался помочь солдатам, но у него было не так много возможностей.
  Поскольку замерзать, стойко перенося тяготы и лишения воинской службы было совершенно не в характере Будищева, он всячески пытался исправить ситуацию: ходил за хворостом, поддерживал огонь, первым вызывался расчищать пути. А однажды они вместе с неразлучным Шматовым притащили невесть откуда целый стог сена, для утепления вагона. Возможно, в другое время это послужило бы поводом для разбирательства, но на их счастье состав скоро тронулся и начальство осталось в счастливом неведении по поводу этого происшествия.
  Единственным светлым пятном в этом тяжелом путешествии была остановка в Гатчине. Их разместили в теплых казармах лейб-кирасирского полка, хорошо накормили, но самое главное - сводили в баню. Отмывшись и до исступления нахлеставшись березовым веником, Дмитрий вновь почувствовал себя человеком. Выйдя из парилки, он кое-как натянул исподнее и в изнеможении опустился на лавку и прикрыл глаза.
  - Пивка бы, - невольно вырвалось у него.
  - Оно бы хорошо, - согласно прогудел кто-то совсем рядом, - да только нету!
  С трудом разомкнув веки, солдат увидел здоровенного кирасира с сочувствием смотрящего на него.
  - Что, земляк, намаялся? - продолжал, благожелательно улыбаясь, здоровяк. - Ничего, я слышал, вам за ужином еще по чарке поднесут, тогда и разговеешься.
  - Есть маленько, - махнул головой Будищев и поскреб ногтями заросший за время пути подбородок.
  - Побриться надо? - понятливо спросил кирасир. - Пошли к цирюльнику, он твоему горю поможет.
  - Денег нет, - попытался отказаться Дмитрий, но гостеприимный хозяин и слушать его не стал, потащив к взводному брадобрею. Тот, впрочем, не стал возражать, а быстро взбив пену, намазал солдату щеки и мгновенно отскоблил изрядно отросшую щетину.
  - У нас, не забалуешь, положено бриться и шабаш, - усмехнулся цирюльник, глядя на рассматривающего себя в зеркало пехотинца. - Правда, усы тебе такие не по чину, чай не гусар, но жалко сбривать было.
  - В гусары таких рослых не берут, - покачал головой крепыш. - С его статями впору у нас служить, али в преображенцах!
  - Спасибо, братцы, - поблагодарил он кирасиров, - не знаю чем и отблагодарить.
  - Ты - гость, - отмахнулся в ответ цирюльник. - Да еще на войну едешь. Велено вашего брата с почетом принимать.
  - Граф, вот ты где! - Ворвался к ним взъерошенный Федька, - а я тебя обыскался.
  - Чего это он тебя "Графом" кличет? - Насторожились кирасиры. - Или ты их благородных?
  - Да какое там, - отмахнулся Дмитрий, - прицепили погоняло, теперь никак отделаться не могу.
  - Поосторожнее с такими прозвищами тут, еще услышит кто не надо, ненароком, так будет дело!
  - Слышал, Федор, что тебе умные люди говорят?
  - Ага, слыхал, а как тогда?
  - Тьфу ты пропасть, ты, что моего имени не знаешь или фамилии? Вот так и зови.
  - Хорошо, Митя.
  - Чего-ради искал то?
  - Дык, смотрю, а тебя нет нигде!
  - Ладно, пошли. Спасибо вам, земляки.
  - Не за что. Всыпьте туркам и за нас, вот и будем квиты.
  - Так может, еще сами всыплете, война-то еще не началась, да ведь и не завтра кончится.
  - Какое там! Так и будем всю войну, то плац-парад, то развод, то еще какой караул, ети его за ногу. Тоска! Тут и войне рад будешь, от такой паскудной житухи.
  Но это было исключением из правила, и дальше опять пошли бесконечные версты пути, ночевки в холодных вагонах и прочие "прелести" зимнего путешествия. Чтобы хоть как-то скоротать время, солдаты рассказывали друг другу байки, смешные случаи из прошлой жизни. Впрочем, жизнь русских крестьян совершенно не изобиловала занимательными историями и веселого в ней было мало. Тяжелый труд, высокие налоги, да еще и непомерные выкупные платежи за землю. Наконец, запас историй истощился, а байки пошли на второй-третий круг.
  - Эх, барчуки, - посетовал как-то дядька Никифоров, - хоть бы вы чего рассказали интересного? У вас то житье всяко повеселее нашего было!
  - Я, право, не слишком хороший рассказчик, - смутился Алексей Лиховцев, - да и студенческая жизнь не так уж и занимательна. Учеба, экзамены, уроки чтобы прокормиться...
  - Тебя послушать, у студентов не жизнь, а каторга, - усмехнулся Дмитрий.
  - Нет, конечно, но...
  - Девушка-то у тебя была? - перебил его Будищев.
  - В смысле, девушка? Невеста, что ли... да, то есть, нет.
  - Как это?
  - Ну, мы не объявляли о нашей помолвке, но она мне твердо обещалась...
  - Понятно, значит - нет!
  - Эх, Граф, взял да и оконфузил человека, - покрутил головой Никифоров, - у тебя-то, видать, от девок отбою не было?
  - К нему невеста приходила, - ни к селу ни к городу, встрял в разговор несносный Шматов, - я видал!
  - О, как и что, справная девица?
  - Ага, глазастая!
  - Эх, Федя-Федя, глаза-то в этом деле, как раз не самое важное...
  - Да ладно вам, охальникам, все бы про баб, да про непотребство какое, - строго заявил другой старослужащий солдат - дядька Супонев. Господа студенты, как ни крути люди грамотные, книжки читали разные. Может, растолковали бы нам, как она жизнь-то дальше будет? Полегче станет когда, простому человеку, али как?
  - А вы у Будищева спросите, - нашелся в ответ Николай Штерн.
  - Так ему-то, откуда знать?
  - А он из будущего, во всяком случае, исправник так решил, когда его на болотах нашел.
  - Ишь ты, "из будущего", - озадаченно покрутил головой Супонев, и повернулся к Дмитрию - ты чего молчишь Граф, расскажи обчеству...
  - Спрашивай, - просто отозвался тот, метнув недовольный взгляд на Николашу.
  - Чего спрашивать-то?
  - Ну, что тебе интересно, то и спрашивай.
  - А какие там, в будущем, бабы? - с загоревшимися глазами спросил Федька.
  - Кто о чем, а вшивый о бане, - под всеобщий смех, заметил Дмитрий. - Ну, слушай: бабы, то есть девки, то есть вообще женщины, станут худеть...
  - Зачем это? - озадачился Супонев.
  ... юбки они будут носить короткие, а волосы стричь. Да еще красить в разные цвета, от рыжего до синего.
  - Ишь ты, а короткие это как, чтобы подол в грязь не попадал?
  - Еще короче, Федя.
  - Неужто, до колена?
  - До колена - это самые длинные. А по большей части по середину бедра.
  - Это что же за непотребство такое! - сплюнул Супонев.
  - Вот это да, - прошептал потрясенный Шматов, - а кто же их таких замуж возьмет с синими волосами, да с таким куцым подолом?!
  - Так если все такие, чего же не взять. Тем более что развестись будет не проблема. Пожил с одной, не понравилось - развелся. Пошел другую искать!
  - А с невинностью, как же?
  - Да ее в будущем любой доктор сможет починить. Полдня делов, зашла баба - вышла девка!
  - Эх, нашли кого спросить, - сокрушенно покачал головой дядька Никифоров, - ить он, паразит, смеется над вами, а вы и уши развесили!
  Будищев еще долго описывал солдатам женщин из будущего, и простоту их нравов, перемежая рассказы скабрезностями и вызывая тем самым гомерические приступы хохота. Даже приятели вольноперы заворожено слушали его фантастические россказни, смеясь вместе со всеми, и только более деликатный Алексей, иногда морщился от излишнего натурализма. Николай же, казалось, был в полном восторге и только что не хлопал в ладоши, как в театре. Наконец, солдаты постепенно угомонились и стали устраиваться спать.
  - Николаша, скажи мне, - прошептал Лиховцев Штерну, - зачем ты рассказал остальным про эту историю?
  - Чтобы отвлечь от тебя и твоей гипотетической девушки. Видишь ли, мне не очень понравилось, как Будищев отозвался о твоей возможной невесте. Не забывай, Софи мне все-таки кузина. К тому же, если ты не заметил, он обладает весьма любопытной способностью разговорить любого и если бы я не отвлек внимание от тебя, то Дмитрий очень скоро выведал бы у тебя все подробности и ничем хорошим это не кончилось. А так, он повеселил солдат и все забыли и думать, есть ли у вольноопределяющегося Лиховцева девушка или нет.
  - Все-таки твой дядюшка прав, нет ни малейшей вероятности, что он попал к нам из грядущего.
  - Тебе не понравилась описанная им женская мода?
  - Мне вообще не понравились его россказни! Совершенно очевидно, что со временем, под влиянием прогресса, нравы будут лишь улучшаться. А мир описанный Будищевым просто ужасен. У него просто невероятно больная фантазия и я полагаю, что его напрасно выписали из палаты для душевнобольных.
  Всякая дорога, какой бы длинной она ни была, когда-нибудь заканчивается. Подошел к концу и путь Болховского полка. Миновав после Гатчины, Белосток, Вильно и Брест-Литовск, воинские эшелоны в начале декабря подошли к Бердичеву.
  Последний оказался довольно благоустроенным уездным городом с большим количеством каменных домов, вокзалом, присутствиями*, больницей, кабаками и, конечно же, городской тюрьмой. Имелось также множество синагог, несколько костелов, и главная доминанта города - парящий над ним православный собор. Впрочем, в самом Бердичеве разместился только штаб полка и склады военного имущества, а роты сразу же после выгрузки стали разводить на постой по окрестным деревням.
  - Эй, Будищев, - окликнул задумавшегося солдата, Галеев, - ступай с отцом Григорием, поможешь ему.
  - Слушаю, господин старший унтер-офицер!
  - Да смотри мне, не напортачьте чего!
  - Как можно, господин старший унтер-офицер!
  - То-то.
  - Дядинька, а можно мне с Графом? - взмолился вертевшийся тут же Шматов.
  - Какой я тебе "дядинька"! - взъярился поначалу унтер, но потом махнул рукой, дескать, ступай, бестолочь.
  Помощь священнику заключалась в погрузке на две двуколки имущества походной церкви: иконостаса, аналоя и других принадлежностей названия которых Дмитрий не знал. Быстро управившись, солдаты вопросительно посмотрели на отца Григория, но тот не стал их сразу отпускать.
  - Скажи мне, чадо, - спросил он у Федора, - умеешь ли ты обращаться с конями?
  - Конечно, батюшка, - бесхитростно улыбнулся парень.
  - Вот и бери вожжи на второй, а мы с Будищевым покамест потолкуем.
  Хотя Шматову было безумно интересно, о чем священник собирается говорить с его приятелем, он послушно кивнул и занял место на козлах. На первой повозке править взялся сам отец Григорий и какое-то время они ехали молча. Наконец, когда тишина стала совсем уж гнетущей, священнослужитель тихонько спросил:
  - Скажи мне, раб божий, а каком таком грядущем ты своим товарищам толковал? Про каких таких дев с синими волосами с короткими подолами рассказывал?
  - Да это я так, шутейно, - не стал отнекиваться Дмитрий, сообразивший, откуда ветер дует.
  - Про то, что священное таинство венчания можно отринуть и вдругорядь жениться, ты тоже шутил?
  - А вот этого не было!
  - Что значит, не было, разве ты, пакостник эдакий, про разводы не рассказывал?
  - Про разводы говорил, а вот про венчание ни слова!
  - Какой же развод может быть, если венчания не случилось?
  - Так я про гражданский брак...
  - "Гражданский брак", богохульник, сиречь непотребное сожительство!
  - Не скажите, батюшка, - принялся возражать Дмитрий, понявший что угодил в нехорошую историю и выкрутиться ему может помочь только наглость, - разве не бывает такого, что в церкви обвенчали молодых против их согласия?
  - Всяко бывает, так что с того? То, что Господь соединил, человеку разрушить не дано! Стерпится - слюбится.
  - Ага, а если не стерпится? Потом или маются, или гуляют друг от друга тайком! Ну, я и сказал, что не лучше ли, чтобы молодые сначала поживут вместе, а лишь потом повенчаются. А если не подходят друг к другу, или к примеру, детей нет, то и развелись без волокиты.
  - Тьфу, окаянный! Если Господь детей не дает - молиться надо! По святым местам ездить, к иконам чудодейственным прикладываться, а не о блуде вожделеть!
  - Спасибо, батюшка, что развеяли мои заблуждения, - неожиданно заявил расходившемуся священнику Дмитрий. - Вы мне просто глаза открыли!
  - Что?! - выпучил глаза сбитый с толку отец Григорий, - ты издеваешься надо мной, порождение антихристово?
  - Да как можно! Я, можно сказать, до сих пор во тьме пребывал, - принялся с жаром уверять его солдат, - вот и нес, чего попало! А теперь я свет увидал... нет ли у вас батюшка, акафиста Божьей Матери?
  - Митя, - неожиданно ласково спросил его священник, после короткого молчания, - ты видишь что там?
  - Не знаю, синагога наверное...
  - Правильно, а вон там?
  - Церковь. Только какая-то...
  - ... католическая это церковь, - закончил за него священник, - иначе - костел.
  - Ну да, наверное, а что?
  - А то, что я не иудей, и не католик. Я, Митя - православный! Я ведь могу и в морду дать!
  От удивления у Будищева пропал дар речи, а отец Григорий, как ни в чем ни бывало, продолжал:
  - Ты ежели сам афей**, то что поделаешь. Но не смей отвращать от церкви Христовой малых сих, иначе лучше бы тебе на шею жернов мельничный, да и в воду! И это я тебе - нечестивцу не святое писание растолковываю, а объясняю, чем все закончиться может! Внял ли?
  - Понял...
  - Так вот, Митя. Впереди война и кто его знает, как оно повернется. Бывает, что и грешники добро творят, а случается, что и праведники обмишулятся. Я за тобой давно слежу. Странный ты, но к воинскому делу способный, а потому офицерам я о твоих художествах рассказывать не буду, если ты, конечно, не прекратишь непотребства сии.
  - Не буду больше, батюшка!
  - Ну и ладно. Ой, а ведь мы, пожалуй, что и приехали. Спасибо вам, чада, что пособили отцу своему духовному.
  С этими словами отец Григорий благословил слезшего с козел Шматова и, укоризненно глянув на все еще озадаченного Будищева, пошел к собору.
  - Граф, а Граф, - спросил Федор, когда они возвращались назад, - а чего это батюшка тебя благословлять не стал?
  - Грешен я, - трагическим голосом отвечал ему Дмитрий.
  - Все грешны, окромя Господа, а все же?
  - Отстань Федя, давай лучше водки, что ли купим?
  - Давай, только у меня денег нет.
  - С деньгами и дурак сумеет, ты так попробуй.
  - Как это?
  - А вот смотри, - усмехнулся его приятель и повернул к ближайшему питейному заведению.
  Неказистый снаружи кабак, изнутри тоже не блистал убранством. Располагался он в полуподвале, через небольшие оконца под потолком в помещение попадало мало света и потому оно всегда находилось в полумраке. Одну из стен целиком занимала большая стойка, за которой стоял кабатчик, а за столиками сидело несколько посетителей и о чем-то тихо переговаривались. Появившиеся на пороге солдаты привлекли всеобщее внимание, тем более что один из них входя, хотел по привычке перекреститься, и снял было кепи, но, не заметив икон, смутился и нахлобучил головной убор обратно. Второй же лишь криво усмехнулся и, обведя глазами присутствующих, поздоровался:
  - Шалом, евреи!
  - Шалом, - ответил странному солдату кабатчик и добавил несколько слов на идиш.
  Но ничего не понявший Будищев, даже не подумав ему отвечать, уселся за крайний стол, и прислонил к нему винтовку. Шматов, помявшись, последовал примеру товарища и все же стянул с головы свое кепи, положив его на стол.
  - Господа солдаты хотят что-то заказать? - перешел на русский язык кабатчик.
  - Нет.
  - Тогда зачем вы пришли?
  - Все дело в моем покойном друге, - со вздохом, отвечал ему Дмитрий, - он был родом из Бердичева и перед смертью, просил навестить его мать.
  - И вы таки хотели найти ее у меня в трактире?
  - Нет, конечно, но мой друг не успел сказать мне своего адреса. Он попросил только чтобы я навестил старушку, но не сказал, где она живет. Я подумал, что в вашем заведении бывают разные люди и может они подскажут, где ее искать?
  - А как звали вашего друга?
  - Марк Бернес.
  - Никогда не слышал этого имени.
  - Очень жаль. Наверное, я просто ошибся... у вас слишком маленькая забегаловка и вряд ли тут бывает много народа. К тому же Марк был приличным молодым человеком и, скорее всего, ходил по другим местам. Мы, пожалуй, пойдем...
  - Что вы такое говорите! У меня, конечно, не ресторация, но тут тоже бывают весьма почтенные господа. И я никогда...
  - Подожди, Соломон, - прервал трактирщика один из посетителей, - может быть речь о сыне старой тети Сары?
  - Так ее фамилия совсем не Бернес.
  - Я тебя умоляю, это фамилию Рубинштейн никто не перепутает, а принять Бернштейна за Бернеса могут запросто, особенно го... прошу прощения, господа, я не хотел сказать ничего обидного.
  - Подожди Израиль, но ведь Марка Бернштейна забрали еще в те времена, когда были рекрутские наборы, он должен быть постарше...
  - А разве молодой человек хоть слово сказал тебе про возраст своего приятеля? Кстати, господин солдат, а в каких ваш друг был годах?
  - Сказать по правде, я не знаю его точного возраста. Но чисто внешне он был лет на пять меня старше, хотя может быть это у него от тяжелой жизни?
  - Да уж, жизнь еврея трудно назвать легкой!
  - Нет, это не может быть Марк Бернштейн, - вступил в разговор другой посетитель, - он совсем недавно прислал своей матери письмо, и она рассказывала об этом всей улице.
  - Ой вей, господин Шлангбаум, разве полгода назад, это совсем не давно?
  - Наверное, это точно не он, - подал голос Дмитрий, - потому как мой друг умер больше года назад.
  - Да что вы говорите! Вы таки разве не знаете, как сейчас работает почта? Ваш друг вполне мог отправить это письмо три года назад, потом жениться, наделать детей, затем скончаться, а письмо бы все еще шло!
  - Федя, ты, наверное, проголодался? - Будищев вдруг вспомнил о своем товарище, - наверное сегодня мы не найдем мать моего друга, так что давай возвращаться. Может быть, мы еще пробудем здесь какое-то время, и я смогу поискать в другой раз?
  - Подождите, молодые люди, если вы хотите есть, так вы пришли куда надо. Если уж вы проделали такой длинный путь, чтобы передать последние слова от умирающего сына матери, так неужели у старого Соломона не найдется чем вас накормить!
  - Нет, что вы, нам нечем вам заплатить...
  - Ничего, заплатите в другой раз. Но может быть, вы хотите выпить?
  - Что вы, мы с Федей совсем не пьем, разве что помянуть безвременно ушедшего Марка.
  Когда через три часа, трактирщик проводил солдат, он вдруг с изумлением сообразил, что они так и не выяснили, ни кто такой этот Марк Бернес, ни где может проживать его мать, ни где искать этих солдат, если все же она найдется.
  - Что-то странное происходит в мире, - задумчиво сказал он вслух, хотя рядом никого не было, - русские солдаты пришли ко мне, бесплатно поели, выпили и унесли с собой почти целый штоф водки, а я ничего не могу понять... может скоро конец света?
  *Присутственные места - государственные учреждения.
  **Атеист.
  Рота штабс-капитана Гаупта разместилась в небольшом селе Семеновке в десяти верстах от Бердичева. Местные жители приняли русских солдат без особой радости. Жили они и без того не слишком обильно, а от навязанных им постояльцев не малейшего прибытка не предвиделось, скорее наоборот. Первые пару дней, намерзшиеся в пути солдаты просто отогревались у горячих печек, и больших проблем от них не было, но затем начались эксцессы. То домашняя птица пропадет, то дерзко глядящему местному жителю наломают бока, то молодухе залезут под подол. Впрочем, именно в их селе подобного рода происшествия случались достаточно редко, поскольку Гаупт бдительно следил за своими подчиненными и не допускал падения дисциплины. А вот из соседнего Белополья, где стояла рота капитана Михая, доходили куда более удручающие известия.
  Так случилось, что Дмитрий с Федором были расквартированы вместе с приятелями-вольноперами. Хата в которой их поселили была не то чтобы велика, но достаточно просторна, по сравнению с другими жилищами. Хозяин ее, мрачный мужик лет сорока пяти по имени Охрим Явор, смотрел на постояльцев волком, но задираться не лез и лишь ревниво приглядывал за женой. Его супруга Ганна, румяная хохотушка, была, по меньшей мере, вполовину моложе его и напротив относилась к постояльцам почти приветливо. Почти - потому что при муже старалась ее не выказывать, чтобы не вызвать его неудовольствия. Напряженности в семье добавляло то, что у молодой жены пока не было детей, а вот у Охрима была дочь от первого брака - двенадцатилетняя Оксана. Девочка отчего-то очень боялась постояльцев и старалась не попадаться им лишний раз на глаза.
  Ганна же, в отличие от своих домашних, быстро сообразила, что с постояльцами им повезло. Ни студенты, ни Будищев лишнего себе не позволяли, а Шматов и вовсе вскоре стал помогать ей с домашней работой: колол дрова, носил воду и даже чистил в хлеву со скотиной. Дмитрий иногда подшучивал над своим товарищем, спрашивая, чем с ним расплачивается красавица-хозяйка, на что Федор неизменно краснел и бурчал что-то невразумительное.
  Вскоре после прибытия произошло одно печальное событие: умер командир второго батальона подполковник Гарбуз. Поговаривали, что он и прежде хворал и вполне мог быть остаться в Рыбинске, испросив отпуск для поправки здоровья. Но будучи человеком долга, он не смог оставить своих подчиненных и отправился на войну вместе с ними. В дороге он простудился и еще больше ослаб, так что по прибытию ему пришлось лечь в постель, с которой ему не суждено было подняться. Отпевали покойного в соборе, за гробом его шли все офицеры полка, а предавали земле под винтовочные залпы почетного караула.
  Смерть этого достойного офицера произвела на многих удручающее впечатление, но жизнь продолжалась и вскоре на первый план вышли другие заботы. Трижды в неделю в полку устраивались учения. Но, поскольку, собрать разбросанные по округе роты и батальоны было делом совсем не простым, каждый ротный начальник учил солдат в меру своего разумения. К примеру, Гаупт стал усиленно обучать своих подчиненных рассыпному строю и караульной службе, а, скажем, капитан Михау по-прежнему главное внимание уделял маневрам в составе ротной колонне.
  Вернувшись с учений, солдаты устало расходились по своим квартирам в чаянии тепла и горячей пищи. Хата Яворов находилась чуть на отшибе и Будищев со своими товарищами несколько задержались. Еще подходя ко двору, они услышали истошный крик Ганны и удивленно переглянулись.
  - Кажется, что-то случилось? - с тревогой спросил Лиховцев и озабоченно повернулся к Штерну.
  - Похоже на то, - кивнул Николаша, - правда, я совершенно не представляю, что именно.
  - Тоже мне бином Ньютона, - хмыкнул Будищев, - небось Федька набедокурил, а Охрим теперь жену уму разуму учит!
  - Да ладно тебе, Митька, не было ничего такого, - пошел в отказ подозреваемый.
  - Удивляюсь я вам, Дмитрий! - с досадой заговорил Алексей, - вы, несомненно, человек, хоть и поверхностно, но все же образованный. Но что от вас можно услышать кроме скабрезностей? Вот и теперь вы помянули имя выдающегося ученого в совершенно неподобающем ключе!
  - Хорош проповедовать, - оборвал его Будищев, - походу там что-то серьезное приключилось!
  Навстречу солдатам со двора выбежала Ганна и, запнувшись, бухнулась перед ними на колени. Обычно хорошо и даже с некоторым кокетством одетая молодая женщина была растрепана и бессвязно что-то повторяла.
  - Эй, хорош голосить! Говори что за беда?
  - Ратуйте, - выдохнула она, - Ксана, дочца...
  - Да что случилось то?
  Все что получилось разобрать из слов обезумевшей женщины, это то, что еще поутру, какая-то нелегкая унесла дочку Охрима - Оксану в лес, и она до сих пор не вернулась. Самого Явора, отлучившегося по какой-то надобности из дома, не было и что делать, Ганна не знала.
  - Что же делать? - озадачено воскликнул Лиховцев, - пожалуй, надо пойти искать девочку, а то ведь, чего доброго, замерзнет.
  - Ага, или волки съедят, - не подумав добавил Шматов.
  Услышав о такой возможности и без того находящаяся в расстроенных чувствах женщина едва не грохнулась в обморок.
  - Умеешь ты, Федя, женщин успокаивать, - покачал головой Будищев и обернулся к вольноопределяющимся, - ребята я, кажись, у вас компас видел?
  - Есть, а зачем вам?
  - Поступим так, вы дадите мне компас и побежите к начальству доложить о случившемся. Вы с ротным вась-вась, так что он вас послушает. Пусть поднимает людей и идет на поиски. Федька пусть эту клушу в дом отведет, пока не застыла или еще чего не отчебучила, а я по следам пойду.
  - Одному не годится, нужно остальных подождать!
  - Ты на погоду посмотри. Рубль за сто, что через час снег повалит и мы не то что следов, света белого не увидим! Винтовку только мою возьмите, а то тяжелая зараза.
  - А если и впрямь волки?
  - Федька, твою мать, я тебе сейчас сам горло перегрызу! Да не менжуйся, я штык возьму, отобьюсь если что.
  Товарищи с сомнением посмотрели на Будищева, но припомнив, как ловко тот кидал его в стену и вынуждены были согласиться. Лиховцев опрометью бросился в хату и вынес ему компас.
  - Может, я все же с вами?
  - Бежать целый час без остановки сможешь? Или два, или сколько понадобиться?
  Алексей вынужден был согласиться. С того момента как их рота была расквартирована в селе, Дмитрий каждый день тренировался, вызывая недоумение сослуживцев. Бегал, колотил подвешенную в сарае грушу из мешка набитого землей, подтягивался на перекладине. Если кто и мог до снегопада найти девочку так это Будищев.
  - Ну, хорошо, тогда возьмите еще и это, - вдруг протянул ему сверток Штерн.
  - Что это?
  Тот в ответ лишь развернул тряпицу, в которой оказался небольшой револьвер и протянул его Будищеву.
  - Вы умеете стрелять?
  - Разберусь, - буркнул тот и сунул оружие за пазуху.
  
  Следы маленьких ног нашлись сразу за хатой. Девочка, вероятно, вышла погулять, пока никого не было дома. К сожалению вместо того чтобы пойти к подружкам, она потопала в сторону леса. "Грибы она, что ли искала" - с досадой подумал Будищев, быстро идя по следу. Хотя нет, не грибы. Вон в приближающихся сумерках краснеют гроздья рябины на дереве. Не бог весть какое лакомство, но судя по всему, дети в этой деревне вообще ничего слаще морковки не видели.
  А это что? Следы явно взрослого человека, причем, скорее всего, мужчины. Вот на оттаявшем днем пятачке он отпечатался достаточно ясно и Дмитрий понял, что это следы солдатских сапог. Вот девочка попятилась, уронила собранные ягоды, а потом бросилась бежать к лесу. Напугавший ее человек вроде бы пустился следом, но он был тяжелее и глубже проваливался, а потому скоро отстал и вернулся в деревню. Ну что же, по крайней мере, следы девочки видны вполне отчетливо и Будищев побежал. Добравшись до опушки леса, он вытащил компас и взял азимут на село. Затем крутнул барабан револьвера, попробовал как штык выходи из ножен и решительно двинулся в чащу.
  Оксана очень замерзла и хотела есть. Но больше всего ей было страшно. И для чего она пошла к рябине, понадеявшись, что все солдаты на этих непонятных учениях. У них не любили и боялись военных. Человек, которого забирали в рекруты становился все равно что мертвым и пропадал навсегда. Именно поэтому она дичилась постояльцев... а еще взрослые рассказывали, что москали* могут быть опасны. Поймают дивчину и завяжут ей подол на голове, а после натешатся вволю. От них всего можно ожидать! Поэтому она очень испугалась, когда ее у рябины окликнул солдат. К тому же он неестественно улыбался, а глаза у него были недобрые. Оксана бросила рябину и бежала, не оглядываясь, пока вокруг нее не сомкнулся лес. Спрятавшись под елкой, она какое-то время сидела там. Затем замерзнув, но немного успокоившись, пошла назад. Но идти по глубокому снегу было трудно, худые опорки начали промокать и потяжелели и девочка, на свою беду решила срезать путь. К сожалению она не знала, что ноги у людей шагают по-разному и потому если не придерживаться ориентиров они начинают кружить. Сообразив, что идет не туда, девочка попыталась вернуться назад, но зашла уже слишком далеко и потому устала. Оксана слышала, что лесу темнеет быстрее, чем в поле и понимала, что нужно идти, но сил не было. Бессильно опустившись на снег, она чуть было не расплакалась, но тут ей навстречу вышла собака. Довольно большая собака серой масти с торчащими ушами, почти такая же, как у охотника Василя. Только Серко Василя обычно весело машет хвостом, а у этой хвост волочился по снегу, лишь немного подергиваясь туда-сюда.
  "Это волк", - поняла девочка, и ноги ее подкосились.
  - Стой! - раздался чей-то голос и Оксана обернувшись, увидала еще одного солдата.
  Отчего-то этот ей не показался страшным, тем более что это был один из их постояльцев. Волк же, услышав голос человека, оскалил зубы и зарычал.
  - Порычи мне, падла, - пробормотал Дмитрий и сунул руку за пазуху.
  
  Узнав, что в деревне пропал ребенок, штабс-капитан Гаупт тут же велел собирать охотников** и решил лично возглавить их. Таковых вместе с деревенскими набралось почти четыре десятка человек. Проводником взялся быть Василь - звероватого вида угрюмый крестьянин, пришедший к месту сбора со своей собакой.
  Все же пока они собрались и подошли к лесу, уже начало темнеть. К тому же начал идти снег, быстро засыпавший следы. Однако люди были полны решимости спасти девочку и, запалив факелы, разбились цепью и решительно двинулись в чащу.
  - Как думаешь, братец, - обратился к проводнику Гаупт, - успеем?
  - Как бог даст, - буркнул в ответ Василь, - если мой Серко не оплошает, так сыщем, а нет...
  Впрочем, долго искать им не пришлось, не успели они продвинуться слишком далеко, как навстречу им вышел запорошенный снегом Дмитрий, несший на себе Оксану.
  - Живая? - встревоженно спросил штабс-капитан.
  - Так точно, ваше благородие, - тяжело выдохнул солдат, - испугалась только сильно и замерзла.
  - Ты тоже, наверное, озяб?
  - Нет, я пока ее пер, даже взмок немного. Так вроде худющая, кожа да кости, в чем только душа держится, а вот поди ж ты!
  - На ка вот, братец, согрейся, - протянул ему флягу офицер.
  Будищев немного удивился такой заботе, но отказываться не стал и охотно приложился к горлышку. Ароматная жидкость факельным шествием прошла по горлу и, провалившись внутрь, обожгла стенки желудка.
  - Благодарствую, ваше благородие, хороший коньячок - похвалил Будищев и протянул флягу обратно.
  - Я тоже так думаю, - с иронией в голосе ответил Гаупт и улыбнулся в усы.
  Тем временем, к ним подбежал Охрим и чуть не плача бросился к дочери.
  - Доню моя.
  - Я тут, тату, - слабо улыбаясь, чуть слышно отвечала Оксана.
  - Слышь, папаша, - обратился к нему Дмитрий, - надо бы девочку в тепло, да водкой растереть или чем еще, а то заболеет чего доброго. Так что двигаем назад!
  - И то верно, - согласился с ним штабс-капитан и зычно крикнул: - Возвращаемся! Галеев, проследи, чтобы никто не отстал.
  - Слушаю, ваше благородие, - гаркнул в ответ унтер и бросился выполнять распоряжение.
  А к тяжело дышащему Будищеву подбежали приятели вольноперы с Федькой и бросились обнимать.
  - Я знал, я верил, что вы хороший человек! - взволновано, повторял Лиховцев. - Эта ваша грубость и злоречивость, это все внешнее, наносное...
  - Да полно тебе, Алеша, - остановил его излияния Штерн, - ты ведь эдак задушишь нашего товарища!
  - Ребята, пойдемте домой, а то так жрать хочется, что и переночевать негде, - усмехнулся Дмитрий горячности вчерашнего студента.
  - И правда, давайте поторопимся, а в доме, вы нам расскажете обо всех перипетиях этого приключения.
  - Ну, кое-что я хотел бы сказать прямо сейчас, - улыбнулся Будищев. - Скажи мне, Коля, ты когда-нибудь видел, как волк смеется?
  - Нет, а что вам встретился волк? - немного удивленно спросил Штерн.
  - Вроде того.
  - И что, он смеялся?
  - Ржал во весь голос!
  - Но почему?
  - Да, потому что когда я попытался выстрелить из твоего револьвера, выяснилось, что он замерз к едрёной фене! Ты не представляешь, какое насмешливое выражение морды было у этого зверюги. Мой тебе совет, дружище, пользуйся в холодное время года зимней смазкой. Ну, или, по крайней мере, не наноси ее столь обильно.
  - Но как же вам удалось спастись? - изумлению Лиховцева и Штерна не было предела.
  - Как-как, волки вообще животные очень умные и без надобности на рожон не лезут. Я показал ему штык, а он с презрением посмотрел на меня и, отвернувшись, удалился.
  Пока вольноперы охали и ахали, удивляясь похождениям своего товарища, Шматов шагал молча и счастливо улыбался. Он нисколько не сомневался, что его друг сможет выйти сухим из любой передряги и был рад, что не ошибся.
  ----------
  *Москаль. - В данном случае солдат. Забрать в москали - призвать в армию.
  **Охотник. - Здесь доброволец.
  Утром Будищев, как ни в чем не бывало, поднялся чуть свет, сделал зарядку, затем дважды обежал всю деревню, вызвав истерику у деревенских собак. Затем, обмотав руки тряпицами, принялся лупить импровизированную грушу. Наконец, утомившись, он умылся снегом и заскочил в хату. Федька и Николай еще дрыхли без задних ног, а Алексей со страдальческим выражением лица сидел на лавочке.
  Вчера вечером расчувствовавшийся Охрим проявил настоящую щедрость: выставил на стол четверть невероятно мутного самогона и принялся потчевать своих постояльцев и главным образом конечно спасителя. Впрочем, балагуривший и веселящий других Дмитрий сам пил очень мало, но усиленно подливал всем остальным, включая хозяев. Кончилось всё тем, что и Явор и вольноперы с Шматовым упали под столв совершенно невменяемом состоянии
  - Что, Леша, головка бобо? - с участием спросил Дмитрий товарища.
  Тот в ответ только махнул рукой, дескать, и не говори.
  - Похмелись, там маленько осталось.
  Лицо Лиховцева выразило такую гамму чувств от отвращения, до ужаса, что Будищев только посмеялся, но больше предлагать выпить приятелю не стал.
  - Митрий, - певуче протянула, заглянувшая на их половину Ганна, - пособи мне.
  - Что, помощник твой еще дрыхнет?
  - Ага, как сурок, - улыбнулась женщина.
  - А муж?
  - А то ты не знаешь!
  - Ладно пошли, а то от Лехиного вида самому можно позеленеть.
  Помощь заключалась, что один мешок надо было передвинуть, другой переставить, но, в общем, сразу было понятно, что это лишь предлог.
  - Спасибо тебе, за Оксану - тихо промолвила Ганна, нервно теребя платок.
  - Да не за что, - пожал плечами солдат, - тем более мне показалось, что вы не очень-то ладите.
  - Глазастый, - покачала головой молодая женщина. - Нравная она, да и матери тоскует, а меня сторонится. И Охрим через это, злится. Случись с ней что, он бы меня со свету сжил.
  - Надо бы и тебе ему ребенка родить, глядишь и подобреет.
  -Надо бы, да с чего? Разве как Дева Мария, от духа святого...
  Сказав это, Ганна подвинулась к нему вплотную и тяжело задышала. Дмитрий едва заметно улыбнулся, но отодвигаться не стал и только чуть язвительно спросил:
  - А ты бы Федора пособить попросила, вон он вокруг тебя как вьется...
  - Да на что он мне, - отмахнулась молодуха, - Федя еще парубок, а мне настоящий мужик нужен! Такой как ты, сильный да смелый. Волка не побоялся, так что теперь робеешь?
  Через некоторое время, едва отдышавшись, Ганна вскочила и принялась поправлять одежду. Делала она это настолько буднично и привычно, что Будищев почувствовал легкое раздражение.
  - Послушай, подруга, - неожиданно спросил он, - а как так случилось, что тебя так долго дома не было, что Оксана из дома ушла, а ты и не знала?
  - Чего это ты спросил? - подивилась женщина, повязывая на голову косынку. - Я к куме ходила.
  - К куме или к куму?
  На лице Ганны промелькнуло беспокойство, и она пристально взглянула Дмитрию в глаза.
  - А тебе какое дело, ты мне что, муж?
  Но тот уже понял, что его догадка верна и, поднявшись, вышел вон из амбара.
  Приближалось Рождество. После того как Будищев спас заблудившуюся в лесу девочку, отношения между солдатами и местными жителями постепенно наладились. Нет, они не стали дружескими, но перестали быть откровенно враждебными. Молодые женщины и девушки перестали шарахаться от москалей, а те, в свою очередь, прекратили задирать местных парней, провоцируя их на драку.
  Полковник Буссе, узнав о совершенном его солдатом поступке, пришел в совершеннейший восторг и даже отметил его в приказе по полку. Кроме того, он наградил Дмитрия трехрублевой ассигнацией. Три рубля - деньги для солдата не малые. Однако и не сказать, чтобы большие. Тем более что следовало прикупить кое-какие мелочи, необходимые в быту и походе, а также "проставиться" перед товарищами. Все-таки подобные награждения происходят не каждый день, так что не греши, а штоф водки, а лучше два, с приличной закусью, сослуживцам преподнеси. Все это, разумеется, лучше приобрести в городе. Потому как деревенским самогоном, или как его еще тут называют - горилкой, хорошо только тараканов травить.
  Поэтому Будищев, отпросившись у ротного и прихватив с собой Шматова, отправился в Бердичев. Гулять, будучи солдатом, по городу занятому воинской частью, то еще удовольствие. Во-первых, по тротуару ходить нельзя, только по дороге. Для других солдат может и привычно, что тротуар для господ, а Дмитрия это поначалу просто дико бесило. Во-вторых, кругом множество офицеров и зазеваться с отданием чести никак нельзя. Тем паче, что это офицеры твоего полка и с наказанием в случае оплошки, проволочки не будет. Ну и в-третьих, во всяком гарнизонном городе, солдат - существо низшего сорта. К ним привыкли, на них уже почти не обращают внимания, но всякому известно, что солдат может и более ценен, чем нищий на паперти, но куда меньше чем проститутка.
  Первым делом, друзья зашли в лавку Самюэля Шлагбаума, торгующего разной мелочевкой. Будищеву нужна была бритва, потому что отпускать бороду ему решительно не хотелось, а просить лишний раз Штерна тоже неудобно. Услышав, что им нужно, лавочник выложил перед солдатами несколько опасных бритв с заржавлеными лезвиями, а одну даже с треснувшей ручкой.
  - Вот видишь, Федя, - печально вздохнул Дмитрий, оглядев предложенный ему товар, - в какие ужасные времена мы живем! До чего нас довел кризис, даже у евреев нет денег, иначе разве бы это почтенный господин, стал предлагать нам такую дрянь?
  - Ну не скажите, господин солдат, - несколько смутился Самюэль, - эти конечно не столь хороши, но и не такая уж дрянь.
  Не то чтобы еврейскому лавочнику стало стыдно, но бритвы действительно были нехороши, а "почтенным господин" его называли далеко не каждый день. Да что там, даже не каждый месяц!
  - Вот есть недурной несессер, - выложил он перед Будищевым футляр из потертой кожи, в котором лежали бритва и помазок с чашкой. - Правда, он не дешев...
  - Скажите, пан Шлагбаум, - улыбнулся солдат, - а разве я спрашивал у вас цену? Ну-ка, дайте посмотреть, что это карманная гильотина...
  - Господин солдат изволит шутить, - осклабился лавочник.
  Но Дмитрий, не слушая его, внимательно осмотрел набор. На сей раз, предлагаемая ему бритва была действительно неплоха, несмотря на более чем почтенный возраст.
  - Посмотри Федя, наверняка вот именно этим страшным орудием, иудеи делают обрезание. Что ты не знаешь, что такое обрезание? Ну, это вроде того, как у вас в деревне быков холостят, просто отрезают не так много!
  - Послушайте, что вы такое говорите! Как вам не стыдно, говорить про мой товар такие вещи?
  - А вот посмотрите на эти следы, почтенный пан Шлагбаум, ведь это наверняка следы крови.
  - И что с того? Разве вы не знали, что бреясь можно порезаться! Наверняка, бывший владелец несессера так и сделал...
  - Может быть, может быть... а может эта кровь, появилась после того как прошлого собственника этой бритвы убили. Кстати, а как его звали?
  - Какое это имеет значение? Послушайте, если вы не хотите ничего покупать, то зачем вы пришли к старому Шлагбауму! А если хотите, так для чего рассказывает эти ужасные вещи?
  - Да что же вы так кипятитесь! Должен же я перед покупкой удостовериться, что вещь попала к вам честным путем? А вдруг с ней связан какой-то криминал, так хорош я буду, если ее найдут у меня!
  - О, господи! Ну, хорошо, прежнего владельца звали Косинским. Да, именно так, вот извольте видеть, остатки его монограммы - W и K. Владислав Косинский! Вы довольны теперь?
  - Спокойствие, пан Шлагбаум! Только спокойствие! А сколько вы хотите, за этот несессер?
  - Три с половиной рубля!
  - Вы зарезали господина Косинского за три рубля пятьдесят копеек?
  - Да что же это такое! Послушайте, я не хочу вам ничего продавать. Уходите, пожалуйста, моя лавка на сегодня закрыта. А для солдат вообще навсегда! Уходите, а не то я позову городового!
  - А в полиции знают, что вы торгуете вещами убитого Косинского?
  - Да с чего вы взяли, что он убит? Он вполне жив и прекрасно себя чувствовал, по крайней мере, еще вчера! А этот несессер и еще кое-какие вещи, он сам принес мне, под залог займа.
  - А в полиции знают, что вы не просто лавочник, а еще и берете вещи под залог? А может, быть вы еще и краденое скупаете? Федя, пойди, пожалуйста, позови городового...
  - Что вы от меня хотите?
  - От вас? Ничего! Просто я хочу купить эту бритву, но за более разумную цену. Скажем, семьдесят копеек. По рукам?
  - Да вы с ума сошли! Минимум два рубля.
  - Федя ты только посмотри на этого человека. Он собирается сесть в тюрьму за рубль тридцать!
  - Да почему же я должен сесть в тюрьму! Ведь Косинский жив и здоров...
  - Что вы ко мне лезете со своим Косинским? Вы тут занимаетесь незаконным предпринимательством, а попутно еще и пытаетесь продать солдатам ржавые бритвы в надежде, что они порежутся и Российская империя останется без войск. Вы что не знали, что если порезаться ржавой бритвой, так может случиться заражение крови?
  - Послушайте, - вздохнул лавочник и выложил на стол еще одну бритву, - вот посмотрите, это очень хороший товар. Если вы пожелаете, я продам вам его за рубль. Нет, из уважения к государю императору и его доблестной армии, я продам вам ее за девяносто копеек. Только пообещайте, что вы больше не будете сюда приходить.
  - Федя, посмотри и хорошенько запомни это место. Этой лавкой владеет почтенный господин Самюэль Шлагбаум, и это самый честный торговец в округе. Ты всегда должен приводить сюда всех знакомых солдат, потому что он хороший человек и нуждается в клиентах. Только из уважения к вам - восемьдесят копеек!
  - Азохен вэй! Ладно, давайте свои восемьдесят копеек, а то ведь вы никогда не уйдете.
  - Эх, пан Шлагбаум, вот умеете вы уговаривать! Все-таки, есть у вашего народа коммерческая жилка.
  - Конечно-конечно, вы пришли, рассказали мне какие-то страшные вещи, обвинили во всех смертных грехах и, можно сказать, ограбили, а теперь говорите, что у бедных евреев есть "коммерческая жилка"! Скажите, а это не вы искали родных человека по имени Марк Бернес?
  - Нет, а кто это?
  - О, не берите в голову! Не вы, так не вы. Старый Шлагбаум не лезет в чужие дела и хочет лишь, чтобы его оставили в покое.
  Алексей Лиховцев гулял по Бердичевским улицам в самом прекрасном расположении духа, что случалось с ним не так часто. Он возвращался с почтамта, отправив письма своим родным и близким. Родственников у него было немного, только мать и младшая сестра - гимназистка. И надо сказать, что его решение уйти в армию было для них ударом. Разумеется, они вполне сочувствовали угнетаемым балканским славянам и были бы рады узнать об их освобождении, но вот к тому, что их любимый Лешенька вступит в ряды "освободителей" оказались решительно не готовы. Дело в том, что их финансовые дела находились в весьма плачевном состоянии и Алексей был единственной надеждой на исправление ситуации. То есть, надо потерпеть совсем немножко, он окончит учебу в университете и сможет поступить на службу, после чего жизнь непременно наладится. Увы, вчерашний студент надел форму вольноопределяющегося и отправился на войну.
   Елена - так звали сестру Лиховцева, горячо поддержала решение любимого брата, а вот мать... Евдокия Александровна едва не слегла от огорчения, но делать было нечего, и она благословила своего непутевого отпрыска на ратный подвиг. Теперь пользуясь всякой свободной минутой, он садился писать письма, в которых старался максимально подробно описывать свои будни, делая упор на то, что все это совершенно безопасно и потому родным не о чем беспокоиться. Другим адресатом для его писем была, конечно же, Софья. Любовь к этой необыкновенной девушке окрыляла Алексея, давала силы переносить любые тяготы и лишения и давала смысл его существованию. Возможность писать ей была отдушиной для молодого человека и он, конечно же, пользовался ей. Однако, делать это следовало, сохраняя известную осторожность. Помолвлены они не были, так что о чувствах было лучше умалчивать, ведь письма ненароком могли прочитать домашние Софьи Модестовны и бог знает что подумать. Но как удержать в себе рвущуюся наружу любовь? Хотя, кажется, на сей раз ему удалось найти слова, которыми получилось выразить свое состояние, оставшись при этом в рамках приличий, и Лиховцев, отправив свое послание, возвращался в приподнятом расположении духа.
  Так он шел, улыбаясь своим мыслям, и машинально козыряя встречным офицерам, пока не заметил впереди двух солдат. Разумеется, это были солдаты его полка, других в Бердичеве просто не было, но всех их он, конечно же, не знал. Присмотревшись, Алексей понял, что это его приятели Дмитрий и Федор, с которыми он расстался еще утром. Шматов, у которого на спине висел довольно увесистый мешок, едва поспевал за решительно шагавшим Будищевым, а тот, казалось, не обращал ни малейшего внимания на неудобства своего товарища.
  - Эй, погодите! - крикнул Лиховцев, - я с вами.
  Федя, увидев вольнопера приветливо улыбнулся, а вот его спутник не выказал ни малейшей радости, как впрочем, и неудовольствия.
  - Ну, что, отправил письма? - равнодушным голосом спросил он.
  - Да, - просто ответил Алексей поравнявшись. - А вы, я гляжу, с покупками?
  - Ага, - словоохотливо отвечал Шматов, - тут и булки и колбаса и даже водка. Не знаю, правда, зачем их Граф набрал...
  - А что такое?
  - Да тут такое дело, взяли мы булку перекусить, разломили, а там таракан! Дмитрий такой шум поднял, хоть святых выноси.
  - Темный ты человек, Федя, - вздохнул Будищев. - Ну, откуда в пекарне, да еще в еврейской, святые? Тем более, если они булки с тараканами пекут.
  - Так зачем ты их взял?
  - Как зачем, давали вот и взял.
  - А если они тоже...
  - Ой, ну мало ли, один раз обмишулились люди, с кем не бывает!
  - А в колбасе...
  - Так, Федор, хорош распотякивать! Еще чего доброго, господину студенту аппетит испортишь.
  - А что в колбасе? - удивился Лиховцев.
  - Поверь мне, Леша, есть вещи, которые лучше не знать!
  - Да? А с водкой хоть все в порядке...
  - За водку на этот раз пришлось заплатить. Но я работаю над этим.
  - Простите, Дмитрий, но я решительно ничего не понимаю!
  - И слава богу. Чем меньше людей знают про схему, тем больше она может принести прибыли.
  - Послушай. Граф, - просительно протянул Шматов, - а давай пряников купим, ну хоть на пятак?
  - На сладкое потянуло?
  - Оксану угостим...
  - Угу, и ее мачеху заодно.
  - Да ладно тебе!
  - Простите, Дмитрий, - вмешался Лиховцев, - мне отчего-то кажется, что вы стали хуже относиться к нашей милой хозяйке. Вам Ганна чем-то не нравится?
  - А она не катеринка* чтобы всем нравиться. Ладно, уговорил, черт языкатый! Вот тебе пятак, только в лавку сам сбегаешь, а то меня и так скоро весь Бердичев в лицо знать будет.
  -----------------------------
  *Катеринка. - Просторечное название ассигнации с портретом Екатерины Великой, достоинством в сто рублей. Самая крупная купюра русского казначейства в то время.
  Закончив с делами в городе, солдаты отправились назад, в ставшую если не родной, то уж точно привычной, деревню. Хотя погода была безветренной, крепчавший мороз заставлял их поторапливаться, и не прошло и двух часов, как они прошли маршем добрый десяток верст. Семеновка встретила их запахом дыма и лаем собак, но приятели не обращая внимания на деревенских кабысдохов направились к своей хате. Охрима дома не было, Штерн заступил в караул, и только Ганна суетилась у печи. Было довольно жарко, и молодая женщина скинула верхнюю вышитую искусным узором сорочку, оставшись в одной нижней и юбке.
  Ввалившиеся с холода солдаты остановились как громом пораженные, но та, не обращая на них ни малейшего внимания, продолжила заниматься своим делом. Федька, едва размотав башлык, так и остался бы глазеть на открытые немного полные руки, выглядывавшие из разреза плечи и высокую грудь, которую почти не скрывала обтягивающая ее рубаха, но застеснявшийся Лиховцев ткнул его в бок и солдаты принялись отряхивать друг друга от снега. Только Будищев, как ни в чем не бывало, скинул уже шинель и прошел в угол, где и устроился на лавке.
  - Как погуляли? - поинтересовалась хозяйка.
  - Хорошо, - отозвался Шматов, не отрывая от нее взгляд.
  - Что нового в местечке?
  - Стоит покуда... а ты, Аннушка, хлеб печешь?
  - Так Рождество на носу. Будут люди колядовать, не отпускать же их с пустыми руками.
  Из-за занавески перегородившей комнату выглянула Оксана и, узнав Дмитрия с товарищами улыбнулась. Замерзнув в тот злополучный день в лесу, дочка Охрима простудилась и долго болела, но уже шла на поправку. Лечивший ее один из полковых врачей Александр Соколов, даже разрешил своей юной пациентке ненадолго вставать с постели.
  - А мы тебе гостинца принесли! - воскликнул Федя.
  - Какого, гостинца? - воскликнула девочка с загоревшимися глазами.
  - На-ка вот, - солдат протянул ей бумажный кулек с пряниками.
  Оксана готова была с визгом кинуться к угощению, но наткнувшись на взгляд мачехи, застеснялась и снова спряталась за занавеской.
  - Куда ты, дуреха, - усмехнулась Ганна, - люди же с морозу, того и гляди опять застынешь. Ляг лучше.
  - Хорошо, мамо, - послушно отозвалась девочка и скрылась с глаз.
  Послышался стук отворяемой двери и в хату вошел писарь Степка Погорелов. Надо сказать, визит его был изрядной неожиданностью. Ротный "грамотей" не без основания полагал Дмитрия угрозой своему привилегированному положению и потому недолюбливал умеющего читать и писать новобранца. И не подумав отряхнуть снег с сапог, он окинул взглядом присутствующих и, прочистив горло, удовлетворенно хмыкнул:
  - Вернулись уже? Хорошо! Их благородие штабс-капитан Гаупт, приказал Будищеву сей секунд к нему явиться.
  - Раз приказал - явимся, - пожал плечами тот и не тронулся с места.
  - Велено не мешкая! - попытался повысить голос писарь, но встретившись с Будищевым глазами, осекся и замолчал. Затем мазнув липким взглядом по смутившейся хозяйке, не прощаясь, вышел.
  После его ухода, отогревшийся Дмитрий заглянул к Оксане и с удивлением увидел, что девочка от страха забилась под лоскутное одеяло и не высовывает оттуда и носа. Смутная догадка мелькнула в голове солдата и он, присев рядом с больной, тихонько спросил:
  - Это был он?
  Испуганное личико выглянуло наружу, и девочка усиленно закивала. Будищев покачал головой в ответ, затем жестом фокусника вытянул непонятно откуда сахарный петушок на палочке и прошептал:
  - Ничего не бойся!
  - Послушайте, братцы, - спросил он товарищей, надевая шинель, - а отчего я на ротных учениях Погорелова никогда не видел?
  - Так нестроевые же на них не ходят, - отозвался Kb[jdwtdв. - А что случилось?
  - Да ничего, пока не случилось, просто подумалось, что когда мы учимся воинскому делу настоящим образом, эти обормоты бока по хатам греют.
  - Как вы сказали, "учимся воинскому делу настоящим образом"? - переспросил Лиховцев. - Неплохо сказано!
  Однако Дмитрий не стал отвечать, а намотав башлык, стремительно вышел вон.
  Гаупт с другими офицерами был расквартирован в так называемом господском доме. Принадлежал он здешнему помещику Сакулину и был по сути такой же хатой, как у прочих селян, только побольше и попригляднее. В обычное время там жил управляющий поместьем, а у самого господина Сакулина был дом в городе, откуда он лишь иногда заезжал посмотреть, как идут дела в имении. Половина господского дома была отведена под квартиры офицерам, а вторая стала чем-то вроде импровизированной канцелярии вкупе с кордегардией.
  Поручик Венегер, вернувшийся из города в крайне рассеянном расположении духа, терзал струны гитары, что-то мурлыкая себе под нос. А Завадский с Гауптом играли в шахматы.
  - Ах, господа, в какую же все-таки дыгу занесло нас! - воскликнул поручик, отставив с досадой в сторону инструмент.
  - Что-то случилось, Николай Августович? - удивленно приподнял бровь штабс-капитан.
  - Ничего не случилось, говным счетом, ничего! И так с самого нашего пгибытия. Всегда считал Гыбинск ужасно тихим и пговинциальным, а теперь, не повегите, даже скучаю!
  - Да уж, раньше вы его не жаловали.
  - Пгосто я не был знаком с Бегдичевым! Это же пгосто ужас какой-то, одни сыны Изгаиля кругом. Пгиличного общества - нет! Дам достойных хоть какого-нибудь упоминания - нет! Да что там, богделя погядочного - и того нет!
  - Напрасно вы так, - застенчиво улыбнулся Завадский, - я давеча встретил в кондитерской одну премилую особу.
  - Могу себе представить! - фыркнул Венегер, - какая-нибудь Сага Зильбегштейн!
  - А вот и нет, прекрасную пани звали Катажиной Новицкой!
  - Полячка? Одобгяю, молодой человек, среди них, иной газ, попадаются такие... огонь! Кстати, я не ослышался, вы пгеодолели пригодную застенчивость и пгедставились?
  - Ну что вы, - смутился подпоручик, - я просто слышал, как ее назвал приказчик в лавке.
  - О боже! - картинно закатил глаза Венегер, - сказано "багышня", ну как я мог так хорошо о вас подумать!
  - Кстати, Сергей Александрович, вам мат, - объявил Гаупт после очередного хода, - еще партию?
  - О, нет, увольте, вы достаточно меня сегодня разгромили.
  - А вы, Николай Августович?
  - Нет, мон шег, я, ггешным делом, недолюбливаю эту иггу. Есть только две вещи, достойные офицега: кагты и женщины! Женщин, как я уже упоминал, здесь нет, а в карты иггать тоже не с кем... может вольноперов позвать?
  - Боюсь, я не могу одобрить подобного.
  - Тогда, может быть, вы не станете возгажать, если я завтра навещу наших соседей? Мы гаспишем великолепную пульку!
  - Извольте, - пожал плечами штабс-капитан и, накинув на плечи мундир, вышел в смежную комнату. Там, у жарко натопленной печи отогревались только что сменившиеся караульные. Увидев офицера, они вскочили, но Гаупт только помахал рукой, сидите, мол.
  - Это хорошо что вы здесь, Штерн, - обратился он к вольноопределяющемуся, - подойдите, я хотел поговорить с вами.
  - Слушаю вас, ваше благородие.
  - Что вы можете сказать о Будищеве?
  - О Будищеве? Ничего, а отчего вы спрашиваете?
  - Так уж и ничего?
  - Ну, солдат, как солдат...
  - Кинувшийся спасть деревенскую девчонку?
  - Говоря по правде, господин штабс-капитан...
  - Я же говорил вам, что вне строя вы может звать меня по-прежнему.
  - ... хорошо, Владимир Васильевич, дело в том, что меня это тоже удивило. Человек он не злой, но сентиментальным или добросердечным его назвать трудно. Тем не менее, он отправился на ее поиски не задумываясь!
  - А вы видели, как он занимается гимнастикой?
  - Конечно, как и все. Поначалу его упражнения вызывали всеобщий интерес, но потом все привыкли. Но почему вас это заинтересовало?
  - Да так, просто. Кстати, знаете, как называется это упражнение, когда человек подтягивается на перекладине, а потом переворачивается через нее?
  - Кажется, он называл это подъем-переворот.
  - Вот-вот, и практикуют его в германской армии.
  - Вы полагаете, он шпион?
  - Нет, конечно. Какой военный секрет можно выведать став солдатом нашего, богом спасаемого, сто тридцать восьмого полка?
  - Это точно, - улыбнулся Штерн.
  - Скажите, а это правда, что он побочный сын Блудова?
  - По крайней мере, деревенские, по словам дядюшки, были в этом уверены.
  - Что же, это могло бы объяснить многие странности в его поведении. Не чувствуется в нем ни крестьянин, ни бывший дворовый.
  - У вас какие-то виды на него?
  - Думаю все же перевести его в писари. Терпеть прежнего больше нет никаких сил. Вы же с Лиховцевым от бумажной службы бежите как черт от ладана. Так что, полагаю, легче будет подтянуть правописание у Будищева, нежели добиться способности мыслить от Погорелова.
  - Ну, за этим дело не станет.
  - Вы, думаете?
  - Некоторым образом - знаю! Дело в том, что Лиховцев каждый день занимается с ним, и, по-моему, добился немалых успехов.
  - А вот это - прекрасная новость! Если этот солдат научится грамотно писать, то лучшего и желать нельзя. Кстати, не пишут ли вам Батовские?
  - Вы, вероятно, спрашиваете о Софи?
  - И о ней тоже.
  - Пишет, но нельзя сказать, чтобы слишком часто.
  - А Лиховцеву?
  - Еще реже.
  - Понимаю, ну что же, будете писать в ответ, кланяйтесь от меня.
  - Не премину.
   В этот момент снаружи раздался шум, и в кордегардию ворвался ефрейтор Хитров. Вид у него был слегка ошалелый, но вместе с тем немного радостный.
  - Так что, ваше благородие, - тяжело дыша, отрапортовал он, - происшествие у нас!
  - Что случилось?
  - Будищев Погорелова убил!
  - Как убил?
  - Не совсем убил, но собирался!
  - Ничего не понимаю, ты говори толком...
  - Докладываю, ваше благородие. Погорелов нынче ходил...
  - Знаю, я сам его посылал.
  - Так вот, а Будищев-то, сразу исполнять не поторопился, а когда тот ему замечание сделал, так он драться кинулся. Насилу разняли!
  - Так кто зачинщик?
  - Будищев, конечно!
  - Осмелюсь доложить, - вмешался Штерн, - но если действительно случилась драка, Будищев бы писаря на кулак намотал.
  - Ладно, разберемся, - решительно ответил штабс-капитан. - Тащите обоих сюда!
  - Слушаю!
  Через несколько минут, оба солдата стояли навытяжку перед командиром роты. Только Погорелов шмыгал разбитым носом и опасливого косился на своего соседа. Тот же стоял совершенно невозмутимо, как будто случившееся его совершенно не касается.
  - Говори, - велел Гаупт писарю.
  - Так что, ваше благородие, - начал плаксивым голосом докладывать Погорелов, - Будищев на меня ни за что, ни про что напал и малым делом не убил! Зверь какой-то, а не человек.
  - А ты что скажешь?
  - Не было этого, ваше благородие, - пожал плечами Дмитрий, - разок по физии я ему, конечно, дал, а вот чтобы убить, это он придумал.
  - А по физии за что?
  - Он знает.
  - Знает? Прекрасно, я тоже хочу знать.
  - Не знаю я ничего, - завыл Погорелов, - он на меня как петух налетел...
  - Слышь, убогий, - дернулся в ответ Будищев, - я тебя сейчас самого петухом сделаю!
  - Вот видите, ваше благородие!
  - Из-за бабы, что ли повздорили? - поморщился штабс-капитан.
  Услышав вопрос офицера, писарь вздрогнул, но отвечать ничего не стал, а Дмитрий просто повел плечами, что можно было толковать и так и эдак. Реакция обоих подчиненных не укрылась от Гаупта, и он решил, что дознался до истины. Впрочем, большой беды в произошедшем он не увидел. Дело житейское. Наказать, конечно, следовало обоих, но за этим дело не стало.
  - Обоих под ружье, на час!
  - Ваше благородие, - взмолился, услышав приговор, Погорелов, - явите божескую милость, не ставьте с ним рядом под ружье, он ведь пырнет меня, ирод!
  - Он может! - подтвердил Хитров преданно глядя на командира роты.
  - А вот чтобы подобного не случилось, ты за ними присмотришь, - бессердечно улыбнулся Гаупт и отвернулся, давая понять, что разговор окончен.
  На лице ефрейтора явственно читалось: - "а меня за что?" - но возражать он не посмел и только гаркнул, приложив ладонь к козырьку кепи:
  - Слушаю!
  Через несколько минут оба нарушителя дисциплины стояли навытяжку с винтовками на плечах, а рядом с ними топтался незадачливый командир звена.
  - Чтобы вас ...! - замысловато выругался он, постукивая ногами в сапогах одну об другую.
  - Так точно, - еще больше вытянулся Будищев, заставив тем самым вздрогнуть незадачливого писаря.
  - Господин ефрейтор, не уходите, - жалобно попросил Погорелов, - ить убьёт!
  - Так тебе и надо! Не смог ротного разжалобить, так стой теперь.
  - Что тут у вас за кабак? - раздался совсем рядом зычный бас и Хитров, резко обернувшись, увидел подошедшего Галеева.
  - Да вот..., - помялся он, - драку учинили...
  - А ты значит, ни хрена лучше придумать не смог, как к ротному с этой ерундой побежать.
  - Так ить, господин старший унтер-офицер, я думал, что он Погорелова-то до смерти убил! Он же весь в кровище был...
  - Думал он, - с досадой перебил его командир отделения, - а того ты не подумал, что господ офицеров по пустякам тревожить не надо? На это унтера есть, фельдфебели... что первый год служишь?
  - Никак нет! Только он ведь - писарь, все одно бы дознались...
  - С чего бы это? Мало ли на какой косяк он рылом напоролся! Ладно, хрен с тобой, мерзни теперь вместе с ними.
  Пока унтер с ефрейтором, отойдя чуть в сторону, таким образом, беседовали, Будищев подмигнул писарю и прошептал:
  - Не бойся, я штык марать не стану, я тебе горло перегрызу, а всем скажу, что это волки!
  Тот в ответ только обреченно посмотрел на своего мучителя, но, не решившись ничего ответить, продолжал стоять. Час - не бог весть какое время для наказания, однако на морозе мало провинившимся не показалось, а потому, когда время вышло все вздохнули с облегчением. Писарь с Хитровым направились к господскому дому, а Галеев с Будищевым пошагали к хате Явора.
  - В городе-то был? - спросил унтер, зябко поведя плечами.
  - Ага.
  - Все взял?
  - Обижаете, господин унтер!
  - Какая нелегкая тебя угораздила, с этим слизняком связаться?
  - Не поверишь, он сам полез.
  - Да ну!
  - В том то и дело. Я ему просто посоветовал, рядом с нашей хатой поменьше ходить, а он с размаху мне как..., едва увернулся!
  - Да, хорош бы ты был, если тебе Степка зафинтил, - засмеялся Северьян, - а ты что же?
  - Ну, а я не промазал, так он, паскуда, орать начал, как потерпевший!
  - Понятно. А от чего ты его отвадить хотел? Нешто он на вашу хозяйку глаз положил?
  - Типа того, - помрачнел Дмитрий.
  В жарко натопленной хате их уже заждались. В гости к ее обитателям заявились дядька Никифоров и еще пара унтеров, приглашенных по случаю "проставы". Накрытый стол ломился от яств, но начинать без Будищева и Галеева было не с руки, и гости стойко терпели, сглатывая слюну.
  - Где вы столько попадали? - встревоженно спросил Лиховцев.
  - Свежим воздухом дышали.
  - А ротный, зачем вызывал?
  - Да ты знаешь, Леша, мы так толком и не поговорили...
  - Ну, это не секрет, - пробасил Галеев, - их благородие хотел тебя в писарчуки перевести. Да только вишь, как неловко вышло...
  - А Погорелова куда?
  - А ты думаешь, почему он так злобится? - вопросом на вопрос ответил унтер. - Ладно, бог с ними, скажите лучше, наливать нам сегодня будут? А то я озяб чего-то!
  Перед собравшимися тут же появился запотевший от мороза штоф полугара*, вызвав у них гул одобрительных возгласов. Содержимое было немедленно разлито по чаркам, разобрав которые все вопросительно взглянули на Будищева с Галеевым.
  - Ну чего, скажите, что-нибудь обчеству, - хмыкнул Никифоров.
  - Почему бы и не сказать, - пробасил командир отделения, - Митька у нас солдат справный и, самое главное, бедовый! На таких все и держится, они шилом бреются, дымом греются, ну и своего при случае не упустят, это уж как водится. Еще года не прослужил, а его уже полковник отметил, да наградил. И я ни в жизнь не поверю, что этот стол всего на три рубля накрыт. Так что давайте выпьем, дай бог, не по последней!
  Служивые с удовольствием выпили и тут же закусили ядрено пахнущей чесноком колбасой и нежными белыми булками. Затем еще по одной, и еще...
  Охрим, которого тоже пригласили, выпив немного отошел от своей обычной угрюмости, и что-то бубня, рассказывал то Шматову, то дядьке Никифорову. Федька, почти не слушая его, смотрел влюбленными глазами на сновавшую кругом, принарядившуюся для такого случая Ганну.
  Молодая женщина, почувствовав повышенное внимание к себе раскраснелась, похорошела и усиленно потчевала дорогих гостей, не забывая улыбаться.
  - Кушайте, прошу пана, сегодня же свято**!
  Дмитрий же, сам выпив всего ничего, подливал другим, говорил тосты, подшучивал над собравшимися, а потом тихо вышел на хозяйскую половину и заглянул за занавеску к Оксане. Девочка, свернувшись калачиком на своем топчане, крепко спала, не обращая внимания на шум. Какое-то время он печально смотрел на нее, а затем обернулся на скрипнувшую половицу и увидел ее мачеху. Та пьяно улыбнулась, и, покачав головой, заговорила:
  - Ой, не разумею я тебя, москаль, хитрый ты или глупый?
  - Глупый, наверное, - пожал плечами тот.
  - Она долго спать не хотела, все тебя ждала, да беспокоилась отчего-то.
  - Пусть спит, ей полезно.
  - Не была бы хворой, побежала бы с подружками колядовать, а так что же.
  - Ничего, какие ее годы, наколядуется еще.
  - Ты на нее глаз положил, что ли?
  - Дура ты, Аня!
  - Может я разумом и не дюже богата, а глаза у меня есть!
  - Да не поймешь ты.
  - А ты расскажи, может и сразумею.
  - Я в детдоме вырос, в приюте по-вашему. Там у нас девочка одна была. Не сказать, чтобы сильно похожа, но вот глаза - ну точно такие же у Оксанки вашей.
  - Так ты сирота!
  - Да почему сирота... просто родители пили. Дома жрать нечего было, вот я по улицам, да по рынкам и шарился. Воровать стыдно, так я истории жалостные людям рассказывал, они меня и кормили. Потом инспекторам попался, они меня в детдом и определили.
  - Нешто так бывает, чтобы при живых родителях?
  - Всяко бывает, Аннушка.
  - А что с той дивчиной?
  - Какой дивчиной... а, с этой... да ничего хорошего. Под колеса попала...
  - Как под колеса?
  - Ну, лихач по дороге летел, да и сбил насмерть.
  - Ой, лишенько!
  - Вот такие дела. Ладно, иди к гостям, а то Охрим и так уже наверное косяка давит.
  - Та, нашел горе! Он как выпьет - ничего не помнит, да ничего не знает, кроме этой проклятущей горилки.
  --------------------
  *Полугар - сорт водки.
  ** Свято - праздник (укр.)
  Штаб Болховского полка, расположившийся в здании городской управы славного города Бердичева, в будние дни представлял собой нечто среднее между присутственным местом и ярмаркой. Множество людей: офицеры, чиновники, местные купцы и бог знает кто еще, сновали туда-сюда по коридорам, громко разговаривали, торговались, спорили, а бывало и переходили на площадную брань. Как известно, армия в России большая, солдат в ней много, а каждого нужно одеть, обуть, накормить, а все это стоит денег. И у Бердичевских коммерсантов таки было что предложить и по хорошей цене, вот просто, ей богу, вы нигде дешевле не купите! Однако известно также, что интендантские чиновники просто славятся своей скаредностью и так и норовят снарядить всем необходимым служивых без убытка для казны. То есть - даром! А где вы такое видели, чтобы купцы торговали себе в убыток? Нет, они конечно патриоты, и во всех церквях, костелах и особенно синагогах днем и ночью молятся о здравии государя-императора, но надо же и совесть иметь!
  Вот очередной негоциант, горестно вздыхая, спустился по лестнице, подчитывая при этом в уме прибыль. Нет, вы не ослышались, он действительно считает доходы, но лицо у него при этом такое, будто уже целый год не имеет ничего кроме убытков и вот-вот пойдет по миру. Едва его ноги оказываются на земле, как рядом остановилась пролетка и разбитной извозчик-поляк, подобострастно улыбаясь, спросил:
  - Куда угодно, достопочтенному пану?
  - Достопочтенному пану, угодно идти домой пешком, - сухо ответил коммерсант и продолжил движение.
  - Ваше степенство, - не отступает извозчик, - да разве же можно, по такой погоде идти домой пешком! Да вы же непременно промочите ноги и, чего доброго, простудитесь. А я бы вашу милость со всем уважением довез и всего-то за пару злотых*. Просто как какого-нибудь князя!
  - Разбойник! - останавливается купец изумленный наглостью извозчика. - Да как у тебя язык повернулся назначить такую несусветную цену! Если ты хочешь знать, я за десять злотых купил вот эти галоши, и теперь мои ноги не за что не промокнут. Два злотых! Да мне идти то всего ничего, а этот негодяй...
  За их перепалкой с интересом наблюдают два солдата сидящие в санях. Они прибыли за какой-то надобностью со своим фельдфебелем. Но их начальник ушел в штаб и пока не появился, а Шматову с Будищевым скучно и они рады любому развлечению, хотя польская речь не очень понятна для их слуха.
  После Рождества морозы спали, но никакой слякоти на улицах города не наблюдается, так что промочить ноги старому еврею вряд ли грозит. Повздыхав и ругнув про себя несговорчивого клиента, извозчик отъехал в сторону и принялся набивать трубку. Ничего страшного, место тут бойкое, найдутся еще пассажиры.
  - Ишь ты, табачком балуется, - завистливо сказал Федька, глядя на манипуляции поляка. - Хорошо тебе, Граф, ты не куришь, а у меня уши скоро опухнут.
  - Курить вредно, - меланхолично ответил ему Дмитрий.
  - Ага, ты давеча это и водку говорил, но пить ее что-то не прекращаешь!
  - Ты не путай, выпить у нас, дай бог, раз в месяц выходит, а "козью ножку"** ты готов одну за другой смолить. Задымил нафиг!
  - Дохтура сказывают, что табачный дым болезни отгоняет, - не совсем уверенно возразил ему Шматов.
  - От твоего самосада даже тараканы дохнут.
  Пока они говорили, извозчик закончил набивать трубку и потянулся за спичками. Но в коробке оказалась всего одна спичка, да и та, вспыхнув белым пламенем, тут же потухла.
  - Вот холера! - чертыхнулся поляк и с надеждой оглянулся кругом. Увы, кроме двух москалей рядом никого не было. Можно было, конечно, отлучиться в лавку, но вдруг в этот момент случится клиент? В другой раз, он, возможно, не стал бы, и разговаривать с ними, но очень уж захотелось курить.
  - Пшиячеле, машь запаувки? - спросил он у Шматова.
  - Чегось? - не понял вопроса солдат.
  - Огоньку просит, - усмехнувшись, пояснил ему Будищев.
  - Так ест, огень, - закивал головой извозчик.
  - Есть, как ни быть, - отвечал Федька и полез в карман за огнивом.
  Меньше чем через минуту, он высек кремнем искру, и раздув трут протянул его обалдевшему от подобной архаики поляку. Тем не менее, старый способ оказался вполне надежным и прикурить получилось.
  - Дзенькуе, - поблагодарил извозчик затягиваясь.
  - Спасибо много, - заявил ему в ответ Дмитрий, - лучше угости табачком этого малахольного. Да не тушуйся, я не курящий, а ему много не надо.
  - Прошу пана, - засуетился поляк, оскорбившийся намеком солдата на жадность, - тшестуйше.
  - Вот спасибо, - обрадованно взялся за кисет Шматов и отсыпал себе ароматного табака на ладонь. - Спаси тебя Христос, добрый человек. А то ведь кой день, с куревом бедствую.
  - Веж ещтще, не вахайще.
  - Что не сговорился с пассажиром? - поинтересовался Дмитрий, пока обрадованный Федька отсыпал себе в кисет свалившееся на него богатство.
  - Так быва, То есть богаты, но бардзо скупы жид. - Пожал тот плечами и представился: - Мое име Ян. Ян Квинта.
  - О как, а на трубе ты не играешь?
  - Не, я не ест музыкем,*** - удивился их новый знакомый.
  В этот момент, из управы вышел офицер, и извозчик тут же развернул к нему свой экипаж, потеряв всякий интерес к своим собеседникам. На этот раз клиент оказался сговорчивым и Квинта с шиком покатил его мимо вытянувшихся во фрунт солдат.
  - Граф, а чего это пшек сказал, что он не мужик?
  - Что? А вон ты про что. Нет, он сказал, что не музыкант.
  - А про какую трубу ты его спрашивал?
  - Да так, не бери в голову. Табачком-то разжился?
  - Ага!
  - А чего сам не попросил?
  - Да я...
  ------------------------------
  *Хотя злотые уже не имели хождения, поляки по привычке переводили цены в них. 1 злотый = 15 копеек.
  **Козья ножка - просторечное название самокрутки.
  *** Поляк сказал:
  - Друг у тебя есть спички?
  - Да, закурить.
  - Спасибо.
  - Пожалуйста, господа, угощайтесь.
  - Берите еще, не стесняйтесь.
  - Так бывает. Это богатый, но очень скупой еврей. Мое имя Ян. Ян Квинта.
  - Нет, я не музыкант.
  Между тем, старый еврей, которого так неудачно пытался подвезти Ян Квинта, продолжал идти к дому, стараясь не поскользнуться. Говоря по правде, он уже жалел, что отказался от услуг извозчика, но уж больно его задела наглость поляка. Начнись торг хотя бы с двадцати копеек, он легко бы сбил ее вполовину и уже, наверное, подъезжал бы к дому, но два злотых! Куда только катится этот мир?
  - Пан Борух, это вы? - отвлек его от размышлений чей-то тонкий голос. - Здравствуйте!
  - Что такое? - удивленно переспросил комерсант, увидев перед собой хрупкую девушку, в старом тёмно-сером пальто и такой же невзрачной шляпке. - Простите, пани, не имею чести вас...
  - Да как же, пан Борух, я же Геся. Геся Барнес!
  - Геся.... Подожди-ка, да ведь ты верно дочка пани Ребекки Барнес?
  - Ну, конечно.
  - Ой вэй, сколько лет, сколько зим! Я ведь не видел ни тебя, ни твоей достопочтенной матушки с тех пор как вы уехали. С тех пор маленькая Геся выросла и стала настоящей красавицей, а ведь казалось, что прошло не так уж много времени. Кстати, как поживает твоя матушка?
  - Увы, достопочтенный пан Борух, мама умерла еще полгода назад.
  - Какая ужасная новость! Мне так жаль, но скажи мне, девочка, что ты делаешь здесь одна?
  - Так уж случилось, что мне пришлось покинуть наше местечко и вернуться в Бердичев.
  - Одной?
  - Ну, да, у меня ведь больше никого нет.
  - Подожди-ка, а разве в вашем местечке не было синагоги? А может там нет ни одного ребе, и совсем-совсем нет общины, чтобы позаботится о бедной сироте? Как же они отпустили тебя одну!
  - Простите пан Борух, - закусила губу девушка, - но как раз от их забот я и уехала.
  - Уехала от забот? Ну, конечно, дела у вас, судя по всему, шли не важно, а когда пани Ребекка покинула этот мир, то ты осталась бесприданницей. Так ведь?
  Ответом старому негоцианту был только кивок, а он, переведя дух, продолжал:
  - И тогда кагал* решил найти тебе мужа?
  На этот раз не последовало даже кивка, но старик был опытен и даже где-то мудр, а потому понял все сразу.
  - И тот, кого выбрали старейшины, не пришелся к тебе по вкусу? Ну, конечно, вряд ли они выбрали жгучего красавца с приличным капиталом и москательной лавкой в придачу. Девочка моя, но в том ли ты положении, чтобы перебирать?
  - Простите, пан Борух, - закусила губу девушка, - но я не хочу связывать свою судьбу с этим дурачком Моше, только от того, что так решила община.
  - Ой вэй, но что же ты будешь делать?
  - Пан Борух, - решилась, наконец, Геся, - я знаю вы добрый человек и вас, наверное, послал на эту улицу сам Господь. Вы не могли бы мне помочь?
  - Тебе нужны деньги? - понимающе кивнул старик.
  - Нет, - вспыхнула девушка, - мне нужна работа!
  - Что?!
  - Мне нужна работа. Я готова делать что угодно. Стирать, мыть полы, ухаживать за больными. Просто я хочу заработать себе на жизнь.
  - Вот оно что. Но что ты умеешь делать?
  - Я же сказала...
  - Нет, ты сказала, на что ты готова, но вот что ты умеешь? Ты очень молода и хороша собой, тебя могли бы взять служанкой в хороший дом или, может быть, даже гувернанткой, но справишься ли ты?
  - Чтобы стать гувернанткой нужны рекомендации, - тихо проронила Геся и потупила взгляд.
  - Азохен вэй! - вскипел старый еврей. - Да рекомендации еще далеко не все! Нужно быть хорошо одетой, нужно уметь вести себя в приличном обществе. Нужно, наконец, что-то знать самой, чтобы учить этому детей. У тебя есть образование?
  - Нет, конечно, но матушка пока была жива, занималась со мной. Я умею писать и считать, говорю по-польски, по-русски, и немного по-французски. Еще я умею шить...
  - Так, гувернантки из тебя точно не выйдет. Служанкой еще можно, но у нас тут не Варшава и даже не Киев.
  - Я хочу пока остаться в Бердичеве.
  - Почему?
  - Я надеюсь, что мой брат когда-нибудь вернется.
  - Твой брат? Ах, да, бедняга Марк. Ты таки думаешь, он еще жив?
  - Я надеюсь.
  - Ну, хорошо. Ты сказала, что можешь шить. Я могу поговорить с пани Резенфельд о тебе. Если ты и вправду умеешь, то она, может быть, возьмет тебя портнихой. Глядишь, если повезет, станешь со временем модисткой.
  - О, благодарю вас, пан Борух! - пылко вскричала девушка, но старик остановил ее.
  - Не стоит девочка моя. Скажи лучше, где ты остановилась?
  - Сняла угол у пана Вулфовица.
  - У трактирщика! Азохен вэй, а может, ты хочешь быть совсем не портнихой? Тогда тебе нужно к мадам Цукерман, но тут, прости, я не смогу составить тебе протекцию...
  - Что вы такое говорите! - оскорбилась Геся.
  - Вот что, девочка, - не обращая внимания на ее возмущение, продолжал старик. - Мы сейчас же отправимся к пану Вулфовицу и заберем твои вещи. Сегодня ты переночуешь у меня, а завтра мы отправимся к пани Резенфельд. Я уже не молод, сын мой в отъезде, так что твоей репутации ничего угрожать не будет, хотя какая может быть репутация у девушки сбежавшей из дому. Ничего не желаю слышать!
  - Я не хочу обременять вас, - пролепетала Геся, но пан Борух уже поднял руку и заголосил на всю улицу:
  - Извозчик!!! Да что же это такое, когда в них нет надобности - кишат просто как тараканы, а вот если позарез необходимы - так нет ни одного!
  -----------------
  *Кагал. - Здесь еврейская община.
  
  Из-за скандала, приключившегося перед самым Рождеством, Гаупт пока не стал назначать Будищева писарем, а позже у него выявились и иные таланты, так что совсем было скисший Погорелов, вздохнул немного свободнее. Во-первых, пришел приказ усилить стрелковую подготовку, перед ожидаемым смотром. После того, как были выделены необходимые огнеприпасы, штабс-капитан зачастил вместе с подчиненными на стрельбище, и тут выяснилось, что Дмитрий недурно стреляет. Поначалу ему не очень получалось определять расстояние, указанное на прицеле в шагах, но скоро он приноровился и стал одним из лучших стрелков в роте.
  Во-вторых, однажды его вместе с неразлучным Шматовым, послали получать казенное имущество. Не одних, конечно, а под началом Фищенко. Что там приключилось, никто доподлинно не знал, но только фельдфебель после этого заявил, что впредь будет брать с собой только Будищева. Штабс-капитан сначала хотел спросить: - отчего так? - но глянув на довольную рожу сверхсрочника, сам все понял.
  Время для занятых службой солдат летело совершенно незаметно. Не успели оглянуться, как миновал январь, а за ним и февраль. Холода сменяли оттепели, затем иной раз снова ударяли ненадолго морозы, но приближение весны чувствовалось по всему. Но главным ее проявлением, к сожалению, было совершенно непролазная грязь.
  Тринадцатого марта свершилось событие, которого долго ждали. Для проведения торжественного смотра в Бердичев прибыл его императорское высочество великий князь Николай Николаевич. Младший брат государя был назначен главнокомандующим действующей армией и теперь объезжал вверенные ему части.
  Рота Гаупта выступила из Семеновки рано утром, когда дорога была еще скована ночным морозом, так что до Бердичева они добрались благополучно. Но затем стало пригревать уже по-весеннему теплое солнышко, и земля принялась оттаивать. Так что когда перед выстроенным полком появился экипаж главкома, вокруг была уже непролазная грязь.
  Поговаривали, что Николай Николаевич был не здоров и именно поэтому показался перед войсками в коляске, а не как обычно верхом. Но, скорее всего, ему просто не хотелось испачкаться. Объехав полк, великий князь остался доволен и велел офицерам подойти к нему поближе. Те немедля бросились выполнять приказ и оставили солдат с унтерами одних.
  - Глянь, как почесали, - шепнул Будищев, показывая глазами Лиховцеву на торопящихся офицеров их роты.
  - Умоляю, перестань! - не разжимая губ, взмолился Алексей, зная манеру своего товарища все вышучивать, самому оставаясь невозмутимым.
  Главком тем временем, обратился к собравшимся с кратким напутствием. Похоже, он действительно не совсем отправился от болезни, а может просто устал, во всяком случае, голос его был тускл и не выразителен.
  - Я надеюсь, что когда вас призову, вы и в деле окажетесь такими молодцами, а где и когда я и сам не знаю.*
  Господа-офицеры сочли этот спич похвалой и закричали: - ура! А через секунду к ним присоединился и весь полк.
  - Походу нам речь не толкнут, - заметил Дмитрий, но его товарищи в этот момент громко приветствовали своего главнокомандующего и не расслышали.
  Вернувшись к ротам офицеры встали во главе их и тогда полковник Буссе принялся командовать:
  - К церемониальному маршу, поротно, шагом арш!
  Ничто так не услаждает сердце воинского начальника в России как торжественный марш подчиненных ему войск. Мерная поступь солдат, заставляющая дрожать землю, наполняет его гордостью, а безукоризненно ровные колонны радуют глаз. Болховцы, конечно же, оправдали надежды великого князя и прошли просто образцово. Но боже, что это бы за марш! Если первая рота шла еще по более-менее крепкой земле, то следующие за ней так ее размесили, что вторая рота шла уже по щиколотку, а третья по колено в грязи. Тем не менее, полк шел бодро и молодцевато, разбрызгивая сапогами жидкую землю, так что даже великий князь нашел в себе силы улыбнуться и милостиво кивнуть своим чудо-богатырям.
  В конце колонны двигалось несколько обозных транспортов, и в том числе лазаретная линейка, рядом с которой невозмутимо гарцевал верхом полковой священник отец Григорий. Вид у батюшки при этом был такой бравый, что Николай Николаевич удостоил его отдельной похвалы.
  Едва последовала команда: - стой! Будищев огляделся и едва не фыркнул от смеха. От блестящего вида солдат, какими они явились на смотр, мало что осталось. Он и его товарищи были с головы до ног забрызганы грязью, так что казалось, идут не военные, а какие-то ожившие глиняные статуи. "Големы", вспомнил он их название.
  - Шматов, етить тебя через коромысло! - раздалась ругань Хитрова, - а где твои сапоги?
  - Соскочили, господин ефрейтор, - отрапортовал в ответ незадачливый Федька.**
  - Голова у тебя не отскочила?
  - Никак нет!
  - Эхма, - с горечью протянул Дмитрий, - такую возможность войну выиграть упустили!
  - О чем ты? - удивленно спросил его Алексей.
  - Если бы турки нас сейчас увидали, то либо от страха разбежались, либо от смеха померли, - под всеобщие смешки ответил ему приятель.
  - Разговорчики, - раздался грозный рык фельдфебеля и все стихло только смешливый Штерн продолжал беззвучно хохотать.
  -------------------------
  
  *Подлинная речь великого князя Николая Николаевича перед 138 полком.
  **Реальный случай во время смотра в Бердичеве.
  
  Интересные события в таком захолустье как Бердичев происходят далеко не каждый день. Поэтому торжественный смотр, проводимый великим князем, вызвал немалый интерес во всех слоях здешнего общества. Крыши всех близлежащих домов, были просто усеяны местными жителями, в основном, конечно, мальчишками. Однако и более солидные люди проявили вполне извинительное в данном случае любопытство, и рассматривали происходящее из окон или экипажей, чтобы потом еще долго обсуждать увиденное.
  В трактире пана Соломона тоже все разговоры вертелись вокруг смотра и приезда великого князя. Завсегдатаи горячо обсуждали увиденное, и гадали, к чему это может привести. Все присутствующие сходились во мнении, что будет война, и расходись лишь в том, примут ли в ней участие великие державы.
  - Точно вам говорю, что в военные действия непременно вступит Италия! - разорялся один низкорослый тип, все лицо которого сплошь заросло черными курчавыми волосами.
  - Зачем это макаронникам? - пожимал плечами другой. - Вот Австро-Венгрия, это - да!
  - Да за тем, что Кавур это голова!
  - А Андраши, по-вашему, это не голова?
  - Тьфу на вашего Андраши и на Франца-Иосифа вместе с ним!
  - Чего это он мой? К тому же, ваш Виктор-Эммануил ничуть не лучше!
  Пан Соломон обычно любил такие разговоры, но сейчас отмалчивался. К тому же в его заведение заглянул сам пан Борух, а таких гостей он всегда обслуживал сам. Сказать по правде, такому солидному господину как пан Борух совсем не пристало появляться в подобных трактирах, но он привык заходить сюда еще в молодости, когда был вовсе не таким богатым и важным.
  - Что-то у вас совсем не веселое лицо, мой друг, - спросил он у хозяина, после обмена приветствиями. - Вы, может, не здоровы?
  - Нет, слава богу, достопочтенный.
  - Дела идут плохо?
  - Грех жаловаться, пан Борух. Все же прибытие Болховского полка весьма оживило торговлю. Я слышал, вы тоже заработали немножко пенензов?*
  - Совсем немного, пан Соломон.
  - Конечно-конечно! Но говоря по чести, я жду не дождусь, когда же они уйдут в поход.
  - Отчего так?
  - Не берите в голову, пан Борух. Просто у меня остались от этих солдат неприятные воспоминания.
  - Понимаю, - покачал головой старый еврей, - они верно что-то сломали или испортили?
  - Ах, если бы!
  - Тогда украли?
  - Ну что вы, я сам им все отдал.
  - Как же так?
  - Ой вэй, это очень печальная история, достопочтенный! Меня обманули как последнего шлемиля.**
  - Что вы говорите? И как же это произошло?
  - Все из-за моей доброты, пан Борух. Сюда как-то пришли русские солдаты и один из них стал рассказывать, что ищет семью своего друга - еврея. Дескать, он умер, и просил передать, последнее прости, его матери.
  - Да что вы говорите!
  - Вот-вот, вы, пан Борух, улыбнулись. Расскажи мне кто-нибудь эту историю, так я бы, наверное, сам смеялся во весь голос! Но этот мошенник был так красноречив и говорил столь жалобно, что все мои посетители рыдали в три ручья и я вместе с ними!
  - Не может быть!
  - Еще как может, достопочтенный.
  - И чем же все кончилось?
  - Чем-чем, он со своим товарищем хорошо покушал, и еще лучше выпил. Не забыл прихватить, кое-что с собой и был таков! А мы провожали его с таким почетом, как будто он цадик*** праведной жизни.
  - И вы больше его не видели?
  - Я, слава богу, нет!
  - А кто видел?
  - Он заходил в пекарню к пану Руфиму.
  - И что?
  - Да ничего, если не считать, что он нашел в его булке запеченного таракана и устроил дикий скандал!
  - Азохен вэй!
  - Вот-вот, пан Руфим тоже так сказал, когда этот молодчик ушел от него с целым мешком превосходных булок.
  - И что же, он обратился в полицию?
  - А что бы он сказал квартальному, что сам дал солдату булок, а теперь хочет их забрать?
  - Последние времена настали!
  - И не говорите...
  - Кстати, а как звали того еврея?
  - Какого?
  - Ну, того, мать которого он хотел навестить?
  - А зачем вам это?
  - Мне просто любопытно.
  - Ох, пан Борух, зачем вы заставляете меня вспоминать этот позор? Ну, если вам угодно, то он назвал его... как же он назвал-то его... а, вот, Марк Бернес, вот как!
  - Как вы сказали?
  - Марк Бернес.
  - Не может быть!
  - Вы знаете этого человека?
  - Возможно, пан Соломон, возможно. Скажите, а что если он сказал не Бернес, а Барнес?
  - Может и так, вы же знаете, как эти гои могут исковеркать наши имена. Но какая разница?
  - Да, так никакой, - нахмурился пан Борух, и пробормотал чуть слышно, - бедная девочка, стоит ли говорить ей...
  
  -------------------------------
  *Деньги. - pieniądz (польск.)
  **Дурак. (идиш)
  **Цадик - благочестивый, безгрешный человек в иудаизме.
  
  Родители Николая Штерна были людьми не то чтобы богатыми, но и бедными их было назвать никак нельзя. У них был свой дом, счет в банке и небольшое поместье. Двести десятин земли, конечно, не латифундия, но сдавая их в аренду, они имели верных шестьсот рублей в год, что вкупе с жалованьем отца позволяло с уверенностью смотреть в будущее. Единственного сына они любили и баловали, отчего он, вероятно, и вы рос немного шалопаем. Его решение пойти в армию, не слишком их обрадовало, но с другой стороны, желание сражаться за правое дело говорило об известной зрелости их отпрыска. Тем не менее они не оставляли его своими заботами и время от времени посылали ему денег. Так что получив очередное извещение о переводе, Николаша ничуть не удивился.
  - Ну что, братцы, гуляем! - радостно заявил он приятелям, засовывая извещение в карман.
  - Мне право неудобно, - попытался отказаться Алексей, но тут же получил тычок в бок от Дмитрия.
  - Слышь, ты точно студентом был?
  - Да, - удивился Лиховцев, - а отчего ты спрашиваешь?
  - Студент, а простой истины не знаешь!
  - Да какой же?
  - На халяву и уксус сладок!
  Что такое "халява" Алеша не знал, но догадаться было немудрено и потому он попробовал возмутиться,
  - Дмитрий, как вам не стыдно!
  - Стыдно у кого видно.
  - Браво! - захохотал Штерн, - вы, мон шер, каждый раз удивляете меня своим остроумием, а это немногим удавалось.
  - Учитесь, пока я жив.
  - Обязательно. Ну, так вы со мной?
  - Всенепременно. Кстати, если Алешка все же откажется, меня это несильно расстроит.
  - Почему?
  - Нам больше достанется!
  - Учитесь, Алексей, вот здравый взгляд на мир.
  - Вы куда? - высунулся откуда-то из-за угла Шматов.
  - В штаб полка, - отрезал Будищев, - приказ командира.
  - Я с тобой...
  - Еще чего! Полковник увидит твою рожу и сразу вспомнит, кто сапоги на смотре потерял! Чего доброго на гауптвахту определит, ну и нас с тобой заодно.
  - Да ладно вам, Дмитрий, - засмеялся Николаша, - не стоит так пугать нашего друга. Тем более что в тот памятный день весьма многие лишились обуви.
  - Весьма многие ее потом нашли, а вот Федька свои совсем пролюбил!
  - Как вы сказали?
  - Как обычно! Серьезно говорю, не стоит его с собой брать, он нас плохому научит.
  - Ну чего ты, Граф! - заканючил Шматов.
  - Право же, - не выдержал Лиховцев, - если в нашей компании кто-то и способен сбить человека с пути истинного, то это как раз вы!
  - Да, а кто меня в давеча чуть в бордель не затащил?
  - Куда?
  - В публичный дом! Причем весьма низкопробный.
  - Но каким образом?
  - Граф, ну чего ты, ну ошибся я! - покраснел Федька.
  - Кстати, а как вы определили "низкопробность"? - живо заинтересовался происшествием Штерн.
  - Бабы страшные! И у каждой на морде лица написано - осторожно СПИД!
  - Что, простите, написано? Кто спит?
  - Инфекция дремлет, от сифилиса, до трипера!
  - Фу, какая гадость!
  - Вот именно, а этот олух царя небесного, заныл, дескать, давай зайдем, никогда не видел!
  - И чем же закончилась сия авантюра?
  - Мы позорно бежали!
  - Ах-ха-ха, - зашелся в смехе Николаша. - Алексей, вы теперь как хотите, но непременно должны пойти с нами. Иначе наша нравственность может непоправимо пострадать!
  
  Увольнение для вольноопределяющихся дело самое обычное, можно даже сказать пустяковое. В принципе, будь у них такое желание, они могли даже ночевать на съемной квартире. Так что Штерн и Лиховцев получили отпускные записки без малейшей проволочки. Что же касается Будищева и Шматова, так это совсем другое дело. Новобранцам, по здравому рассуждению, вообще ходить в увольнение не положено. Правда, Дмитрий с неразлучным Федькой уже неоднократно бывал в Бердичеве по всяким поручениям, да пару раз Галеев взял грех на душу, да отпустил их. Тем паче, что вернулись друзья не с пустыми руками и про своего благодетеля - унтера не забыли. Но надо же, в конце концов, и честь знать!
  - Чего это ради, барчук, я этих двух орлов отпустить должен? - хмуро спросил Северьян у пришедшего договариваться с ним Штерна.
  - Ну отчего же, должны, Северьян Карпович, - широко улыбнулся Николаша. - Я вас, некоторым образом, об одолжении прошу.
  - К вам, Николай Людвигович, я со всем почтением, однако дать увольнение Будищеву и Шматову никак не могу. Приказ штабс-капитана Гаупта, никого без особого его на то распоряжения не увольнять. Вы с господином Лиховцевым у нас люди почти вольные, с вас другой спрос. К тому же его благородие, еще раньше указывал вам препятствий не чинить.
  - Досадно, - огорчился Штерн, однако спорить не стал и, пожав плечами, вышел из господского дома.
  - Это вы правильно решили, господин унтер-офицер, - одобрительно поддакнул скрипевший в углу пером Погорелов, - ишь чего удумали...
  - Тебе заняться нечем? - без малейшей приязни взглянул на писаря Северьян.
  Тот тут же уткнулся в свои бумаги, и какое-то время старательно выводил буквы, затем, окончив работу, посыпал написанное песком.
  - Готово!
  - Ну, наконец-то, - буркнул Галеев и, забрав перебеленный писарем документ, принялся его читать.
  Убедившись, что все верно, унтер отправился к ротному, а писарь, нервным движением пригладив расчесанные на пробор волосы, задумался. Затем одернул мундир и вышел наружу. Быстрым шагом он пересек всю деревню и вскоре оказался возле хаты Явора. После стычки с Будищевым Погорелов опасался здесь появляться, но сейчас пересилил свой страх и старательно осмотрел снаружи хату и двор.
   По началу ни квартирующих солдат, ни хозяев нигде не было видно, но затем вышел Охрим и стал запрягать в телегу свою каурую лошадку. Через несколько минут "экипаж" был готов и тронулся в путь. Было четко видно, что помимо хозяина в телеге сидит четверо солдат. Рот писаря немедленно скривила мстительная усмешка, и он побежал к Хитрову. Ефрейтор встретил его не слишком любезно, однако услышав в чем дело, сразу же переменился в лице.
  - Так говоришь, самовольно ушли? - хищно раздувая ноздри, переспросил он.
  - Так точно, Василий Лукич, ушли сукины дети!
  - И не побоялся на патруль нарваться, паскуда.
  - Так ведь он грамотный. Такому ничего не стоит фальшивую увольнительную записку написать, а его приятели вольноперы могут и печать куда надо приляпать. Вот зря их благородие этих барчуков к канцелярии допускал!
  - Кабы ты Степка свое дело хорошо знал, так и не допускал бы, - осклабился Хитров. - Хотя, ежели их с подделанной увольнительной поймают, так еще лучше. За такое гауптвахтой не отделаешься, тут арестантскими ротами пахнет.
  - Вот сейчас бы перекличку и объявить!
  - Годи, - осадил его Хитров, - я с тобой уже раз поторопился, да и вляпался. Тут все умно надо сделать. Пусть подальше уйдут, да в городе чуть повеселятся, чтобы их там тепленькими взяли...
  - Это верно, это правильно, - с готовностью закивал писарь, - это вы Василий Лукич здраво рассудили.
  - Ты вот что, - остановил его ефрейтор, - скажешь тишком ротному, что Северьян их уволить не уволил, но обещал прикрыть в случае чего?
  - Да как же это! - испугался писарь, - он ведь старший унтер!
  - Вот-вот, и если его не подставить, так он может и заступиться перед господином штабс-капитаном.
  - Боязно, - с тревогой в голосе протянул Погорелов.
  - А за девчонкой по лесу гоняться тебе не боязно было? - насмешливо спросил Хитров. - Или ты думал, дурашка, никто не узнает, за что тебе Будищев рыло начистил?
  - Да что вы такое говорите, господин ефрейтор, - лицо Степки вытянулось и стало похоже на маску. - Да и не было ничего такого...
  - Вестимо, что не было, иначе он бы тебя убил.
  - Не погубите, Василий Лукич, век благодарен буду!
  - Да ладно, чего там, не убыло бы от девки. Только смотри, чтобы все по уму на сей раз вышло!
  Через пару часов, по деревне побежали посыльные, собирая солдат на перекличку. В последнее время, таковые проводились не слишком часто и зачастую сводились к тому, что унтера и ефрейторы отмечали своих подчиненных на месте, а потом докладывали фельдфебелю. Но на сей раз перекличку проводил сам Фищенко в присутствии подпоручика Завадского. Взяв в руки список, он громко выкрикивал фамилии и услышав в ответ: - "я", отмечал ответившего крестиком.
  - Бородин!
  - Я!
  - Беспалый!
  - Я!
  - Будищев!
  ...
  - Будищев, твою мать!
  - Нигде не видать, господин фельдфебель!
  - А Шматова?
  - И его тоже.
  - Самовольная отлучка?
  - Видать с вольноперами ушли!
  - Так может их тоже опустили? - нахмурился Фищенко.
  - Никак нет, только барчуков.
  - Тьфу ты черт, прости Господи! Не было печали...
  - Будем искать? - с готовностью в голосе спросил Хитров.
  - А ты чего радуешься, - вскипел фельдфебель, - твои подчиненные - твой и ответ!
  - Я давно докладывал, что не надежный этот Будищев!
  - Ладно, закончим перекличку, а то может еще кого нелегкая унесла.
  Но не успели они продолжить, как перед ротой появились запыхавшиеся Дмитрий с Федором.
  - Разрешите встать в строй, господин фельдфебель?
  - Где вас носило обормоты?
  - Так это, вы же сами велели Шматову сапоги справить...
  - Что?
  - Ну, да, так и сказали, дескать, хоть из-под земли, но достань, не позорь роту!
  - И как, достали?
  - Так вот, будьте любезны, в лучшем виде!
  Действительно, на ногах испуганного солдата вместо всегдашних опорок красовались новенькие сапоги. Может и не совсем такие, как утерянные на достопамятном смотре, но все же вполне годные.
  - Это где же ты их раздобыл? - прищурился Фищенко.
  - Как и велено было - под землей! - Невозмутимо отрапортовал Будищев. - От того и сразу сигнал о перекличке не расслышали.
  - Отставить веселье, - вмешался Завадский, услышавший смешки в строю, - продолжайте перекличку, а опоздавших накажите своей властью.
  - Так точно, ваше благородие! - вытянулся старый служака. - Будьте покойны, не возрадуются.
  После построения фельдфебель подозвал к себе провинившихся, и недолго думая отпустил Шматову крепкого леща, от которого тот отлетел в сторону. Затем обернулся к Будищеву и с угрозой в голосе спросил:
  - А теперь говори, как на духу, где были?
  - Сапоги искали, - стиснув зубы, ответил Дмитрий, держа руки по швам.
  - Вместе со студентами?
  - Они нас только подвезли немного.
  - Куда подвезли?
  - До соседней деревни. Тамошний сапожник взялся сапоги Шматову стачать недорого.
  - Тьфу! Не могли в Семеновке сговориться?
  Весь вид Будищева выражал искреннее раскаяние, дескать, не догадались. Фельдфебель в ответ только покачал головой, потом показал провинившимся два пальца, показывая, сколько каждый получит внеочередных караулов и махнув рукой.
  - Ступайте, да смотрите больше не попадайтесь!
  Едва муж повез квартирующих у них солдат в город, Ганна, принарядившись, направилась навестить куму. Совсем уже оправившаяся после болезни Оксана снова осталась одна. Она была уже большой девочкой и понимала, куда именно направилась мачеха. Но она к тому же была неглупой и потому помалкивала о своих догадках. К тому же она любила одиночество и была даже немного рада, что дома никого нет.
   Присев на скамейку в своем углу, Оксана открыла свой сундучок и принялась перебирать содержимое. Вот тяжелые мониста, доставшиеся ей от матери. Вот ленты, привезенные из города отцом. Вот деревянная куколка, искусно вырезанная нескладным солдатом Федей. А вот ее главное сокровище - маленькое овальное зеркальце с ручкой. Это Его подарок. Дмитрия. Ей до сих пор никто ничего не дарил, кроме отца, разумеется. Дмитро, как она его называла, очевидно, тоже не собирался, но заметив, как она наблюдает за его бритьем, понял это по-своему и, закончив, протянул зеркальце ей. Восхищение девушки впервые увидевшую свое отражение не в ковше для умывания было так велико, что он засмеялся и махнул рукой, дескать, дарю.
  Вдоволь налюбовавшись на себя, она отложила зеркало в сторону и задумалась. Оксана знала, что русские солдаты скоро отправятся на войну с турками и что, скорее всего, Дмитро она больше не увидит. Это печалило ее, но девочки в ее возрасте не умеют заглядывать в будущее слишком далеко. Она просто думала, что их постоялец самый красивый, храбрый и добрый человек, которого она только знала. И если бы они вместе прошли по улице, держась за руки, все знакомые девчата ахнули бы от зависти. Ее мечты были, впрочем, бесхитростны и целомудренны и не шли дальше этого. Но и от них так сжималось сердце и сладко ныло в груди, что девочке казалось, что она вот-вот задохнется. Однако на грезы у нее было не так много времени. Мачеха ушла, а хозяйство ждать не будет, и Оксана побежала управляться со скотиной. Задав корму животным, девочка вышла из хлева и вдруг сердце ее екнуло. Прямо на нее смотрел тот самый солдат, что напугал ее зимой. Все та же неестественная улыбка и недобрый взгляд. Все те же короткопалые, заросшие рыжими волосами руки. Если на Дмитрии форма сидела как влитая и казалась очень красивой, то этого солдата мундир делал просто отвратительным. В нем он выглядел представителем какой-то неведомой злой силы, и потому казался еще страшнее.
  - Ну, что ты, испугалась, глупая, - сказал он каким-то скрипучим голосом, - я тебе гостинца вот принес...
  Оксана пристально глядя на незнакомца, попятилась к хлеву. Тот, поняв ее намерение, быстро шагнул вперед, и хотел было схватить девочку за руку, но она увернулась и опрометью бросилась бежать. Но солдат ловко подставил подножку, и она рухнула как подкошенная. Тот туже навалился сверху и, зажав ей рот руками, потащил внутрь хлева. Руки его пахли так же отвратительно как и он сам, так что девочка едва не задохнулась. Тем не менее она не собиралась сдаваться без боя и тут же вцепилась в палец зубами. Этого нападавший не ожидал и, вскрикнув, на секунду выпустил свою жертву. Та тут же испустила истошный крик, но негодяй ударил ее и заставил молчать. Сил сопротивляться больше не было и Оксана, содрогаясь от рыданий, чувствовала лишь, как насильник задирает на ней подол, как его отвратительные липкие пальцы скользят по ее ногам. Казалось, что спасения нет, но внезапно все прекратилось. Кто-то рывком стащил с нее нападавшего и отшвырнул в сторону. Девочка не понимала что происходит, и лишь продолжала плакать, инстинктивно пытаясь прикрыться.
  Еще на построении Дмитрия охватило какое-то мрачное предчувствие, а увидев полное неудовлетворенной злобы лицо Хитрова, он всерьез забеспокоился. Пока фельдфебель отчитывал их с Федькой, он просто места себе не находил и когда тот наконец отпустил их едва не бегом кинулся к выгону где стояла хата Явора.
  - Граф, а Граф, - спросил поспешавший за ним Шматов, - а как ты догадался, что перекличка будет?
  - Как-как, - пробурчал тот в ответ, - каком кверху! Ротный в последнее время как наскипидаренный бегает и унтера вместе с ним. Ежу понятно, что лафа заканчивается, и скоро выступаем, а значит, будут гайки закручивать!
  - А я думал ты с барчуками в Бердичев пойдешь...
  - Чего я там не видал?
  - Ну, как же, Штерн угощение выставить обещался, еды господской...
  - Тихо! - прервал словоохотливого приятеля Будищев.
  - Чего?
  - Что это за шум в сарае? - подозрительно спросил Дмитрий и, недоговорив, кинулся на источник звука.
  Широко распахнув дверь, он увидел картину, от которой его на секунду замутило. Обезумевший от животной страсти Погорелов подмял под себя девочку и, задрав на ней юбку, пытался распоясаться. Недолго думая, солдат схватил насильника за шиворот и, оторвав от жертвы, въехал кулаком в печень, а когда противник согнулся от удара, от всей души добавил коленом. Свалившийся как подкошенный писарь, завыл и попытался вскочить, но запутался ногами в спущенных шароварах и снова грохнулся. Дмитрий хотел было добавить педофилу ногой, но заметив какое-то смазанное движение сзади, резко обернулся. Оказалось что это был его приятель Федька подхвативший стоящие в углу вилы и смотревший на происходящее совершенно безумными глазами.
  - Ты что, дурак? - удивленно спросил он его. - Отвечать же будешь как за порядочного!
  - У нас в деревне за это убивают, - с мрачной решимостью заявил в ответ Шматов.
  - Брось вилы, - мрачно посоветовал ему Дмитрий, - он уже свое получил. Сейчас отведем его к ротному и вся недолга. Гаупт за такие дела не похвалит, будет этому любителю молоденьких девочек небо в алмазах!
  Договорив, он склонился над плачущей девочкой. Подхватив Оксану на руки, он отнес ее в дом, а та, содрогаясь от рыданий, шептала ему:
  - Ты казав он больше не придет... ты казав не бойся...
  - Прости, - говорил он ей в ответ, стараясь успокоить, и она, чувствуя себя в безопасности, понемногу затихла.
  Какое то время он продолжал держать ее на руках, а потом бережно опустил на лавку. Но девочка не хотела, чтобы он уходил и, обхватив обеими руками не отпускала. При этом она ничего не говорила и лишь доверчиво прижималась к нему. Тут в хату заглянул Федька и немного помявшись выпалил:
  - Слышь, Граф, а ведь он не дышит!
  - Кто?
  - Дык, писарь, кто же еще...
  - Зашибись! Только этого нам и не хватало.
  Мягко, но решительно, освободившись от рук Оксаны, Будищев вышел из хаты и вдруг резко схватил приятеля за шиворот.
  - Это ты его?
  - Да ты что, Граф! - испуганно отшатнулся тот.
  - Говори правду!
  - Нет, я его только разок пнул, а он как неживой! Я нагнулся, а он не шевелится...
  Быстро зайдя в сарай, Дмитрий нашел лежащее на полу тело и замысловато выругался. Погорелов действительно был мертв, и ничего с этим поделать было нельзя.
  - Куда пнул то?
  - В бок...
  - Походу он, когда грохнулся, приложился башкой вот об этот пенек, мать его!
  - Нечто от такого пустяка помереть можно?
  - Голова предмет темный и исследованию не подлежит, - задумчиво заявил Будищев, припомнив где-то слышанную фразу.
  - Что же теперь делать?
  - Что-что, снимать штаны и бегать!
  - Вот что, - решительно заявил Федор, - я на себя все возьму!
  - В смысле?
  - Скажу, что я Погорелова прибил! Увидел, мол, что он с девчонкой творит, ну и вдарил...
  - Это ты хорошо придумал, - одобрительно ответил Дмитрий. - Тебя на каторгу, Ксюху ославим на всю деревню, зашибись, чо! Тебя бы такого умного в правительство, хотя, судя по всему, там таких и без того хватает.
  - Ты думаешь, он успел? - хмуро спросил Федька.
  - А кумушкам деревенским, не один ли хрен? Так и будет для всех со сбитой целкой.
  - И что делать?
  - Ты не знаешь, где у хозяев водка?
  - Нет, а зачем?
  - За надом!
  
  Ганна вернулась домой только через пару часов. Зная, что Оксана управила худобу* она и не подумала обходить хозяйство, а присев на скамью обвела угрюмых солдат лукавым взглядом.
  - Чому зажурились, москалики? - пропела она грудным тоном.
  - Устали, - односложно ответил ей Дмитрий, а Федька и вовсе отвернулся к стене.
  - Я тоже заморилась.
  - Могу себе представить!
  - Ни, не можешь, - сладко потянулась молодая женщина и засмеялась счастливым смехом. - А где Оксана?
  - Спит она. Не тревожь ее.
  - От лежебока! Так и проспит все царствие небесное.
  ---------------------------
  *В данном случае - покормила скотину.
  
  Вольноопределяющиеся вернулись поздно. Оба были изрядно пьяны, а потому веселы. Лиховцев принялся выкладывать на стол принесенную с собой снедь, а Штерн взгромоздил на стол штоф водки.
  - Ну, что, гуляем? - спросил Николаша, широко улыбнувшись.
  - Я смотрю, вы уже, - скупо улыбнулся Дмитрий.
  - Есть немного, друг мой! Впрочем, я пьян не от выпитого.
  - Что-нибудь случилось?
  - О, да! Я влюбился...
  - Неужто в Алешку?
  - Фу, какой вы все-таки пошляк, Будищев! Нет, я встретил совершенно необыкновенную барышню. Все же, какая досада, что унтер не отпустил вас с нами! Если бы вы увидели ее, то наверняка даже ваше черствое сердце пришло бы в движение. Боже, как она мила!
  - Не обращайте внимания, - заметил закончивший сервировать стол Лиховцев, - Коля подобным образом описывает всех понравившихся ему особ женского пола. А поскольку он ужасно влюбчив, происходит это с завидной регулярностью. Тем не менее, мы действительно недурно провели время, и могу сказать только одно: - очень жаль, что вас не было с нами!
  - Как бы не так! Мы и без того едва не опоздали на построение, с этими чертовыми сапогами.
  - Вот как? Право, неожиданный поворот событий. Кстати, а как сапоги?
  - Вон стоят, можешь полюбоваться. Фищенко так восхитился их видом, что сразу залепил нам по паре нарядов вне очереди. Если не считать этого, то мы провели время очень скучно. Правда, Федя?
  Услышав вопрос Шматов вздрогнул, но промолчал. В отличие от него Штерна остановить было невозможно.
  - Ах, какая чудная все-таки девушка, - продолжал он живописать свою новую возлюбленную. - Вы не поверите, мила, красива, грациозна как лань! А глаза... боже, какие бездонные глаза!
  - Николя, конечно, несколько преувеличивает, - с улыбкой подтвердил Лиховцев, - однако не могу не признать, что барышня действительно примечательная. Правда у нее горе...
  - В смысле, горе, этого ушибленного Купидоном встретила?
  - Нет, не настолько большое, - ухмыльнулся Алексей, куда лучше воспринимавший шутки Будищева под воздействием спиртного. - Так вы будете пить?
  - Ну, наливайте, раз принесли.
  - А где наша прелестная хозяйка?
  - Я туточки, - выплыла со своей половины, успевшая принарядится Ганна. - А где Охрим?
  - Увы, вашего супруга задержали какие-то неотложные дела! Впрочем, полагаю, вам это не помешает поддержать нашу компанию?
  - Ой, - весьма натурально смутилась женщина. - Нехорошо это как-то. Разве только чуточку.
  - Чуточку, так чуточку! - почти пропел взявшийся за штоф Штерн.
  - Ну и что за горе у прекрасной незнакомки лишившей покоя нашего Николашу, - поинтересовался Дмитрий, когда все выпили.
  - Весьма запутанная история, - охотно принялся рассказывать Алексей, - вообразите, у нее недавно умерла мать, а еще раньше забрали на службу брата. Очевидно, их семья связывала все свои надежды с его возвращением домой, но не так давно в Бердичеве появился какой-то солдат и сообщил, что ее брат умер. Надо сказать, что эту печальную весть он принес не ей, а каким-то знакомым... в общем, она теперь ищет этого солдата, но никак не может найти. Что совсем неудивительно, ведь наш полк довольно велик!
  - Я обещал найти ей этого солдата, - мечтательно пояснил Штерн, - вы бы видели, как загорелись ее глаза!
  - И как же её зовут? - нахмурился Будищев.
  - Геся Барнес, а брата, соответственно, Марк Барнес.
  - Тю, да она жидовка! - с презрительным разочарованием в голосе протянула Ганна.
  - Ну что вы такое говорите! - укоризненно покачал головой Николай, - прежде всего, она прекрасная молодая женщина. К тому же несть ни эллина ни иудея... кстати, Дмитрий, а вы ничего не знаете по этому поводу?
  - Боюсь ничем не смогу помочь, - равнодушным голосом ответил тот, бросив быстрый взгляд на Федьку.
  Но тот сидел мрачный и был настолько погружен в свои мысли, что кажется, ничего не замечал вокруг. Дмитрий тоже был не слишком расположен веселиться, а приятели-вольноперы и без того были подшофе, так что гулянка долго не продлилась. Через час, решив, что выпито достаточно, все отправились спать.
  Утро началось с требовательного стука в дверь, после чего в хату ввалились Галеев, Хитров и еще пара солдат держащих в руках винтовки с примкнутыми штыками.
  - Вы чого, сказились? - напала на них Ганна, - добрые люди еще спят!
  - Тихо, хозяйка, - оборвал ее унтер. - Скажи ка лучше, ты вчера возле хаты других солдат, кроме своих постояльцев не видела?
  - Ничого я не бачила! - решительно заявила в ответ женщина, уперев руки в бока.
  - А дома всё время была, может отлучалась куда?
  - Николы такого ни було!
  - Что случилось, господин унтер-офицер? - вышел вперед кое-как одетый Штерн.
  - Не твое дело! - рыкнул на него Хитров, но наткнувшись на строгий взгляд Галеева, сбавил тон. - Где Будищев?
  - Здесь я, - выглянул из-за занавески Дмитрий.
  - Одевайся, - хмуро велел ему унтер. - С нами пойдешь.
  - Слушаю.
  - Шматов, и ты тоже.
  Винтовки им взять с собой не позволили, однако ремни и отбирать не стали. Скоро они подошли к господскому дому, где их ожидал штабс-капитан Гаупт и другие офицеры роты.
  - Здравия желаю вашему благородию, - выкрикнул Дмитрий и стал в полном соответствии с уставом, "есть глазами начальство".
  - Вольно, - махнул рукой Гаупт, - Погорелова видел вчера?
  - Никак нет, ваше благородие! Вроде бы...
  - Так "вроде бы" или не видел?
  - Не видел!
  - Врет он, ваше благородие, - вмешался Хитров. - Он с писарем крепко не ладил, так что более некому!
  - Да что случилось то?
  - Молчать! Говорить будешь, когда тебя спросят.
  - Виноват! Так точно!
  - Писаря Погорелова нашли сегодня утром в деревенском колодце, - пристально глядя Будищеву в глаза, сказал штабс-капитан. - Ты ничего не хочешь сказать по этому поводу?
  - Никак нет!
  - А отчего вы с ним подрались?
  - Так это когда было, ваше благородие.
  - Отвечай!
  - Из-за бабы!
  - Ну, допустим, а из-за какой?
  - Так это...
  - Отвечай!
  - Из-за хозяйки нашей.
  - Из-за нее могли, - хохотнул в сторону Венегер, - бабец пегвый согт!
  - А ты что скажешь? - обратился к Шматову командир роты, с досадой посмотрев на своего субалтерна.
  Федор все это время стоял, ни жив, ни мертв и только время от времени моргал своими голубыми глазами. Услышав вопрос, он вздрогнул и с каким-то отчаянием в голосе выкрикнул:
  - Не могу знать, ваше благородие!
  Собственно этой фразой все его ответы и ограничились. Как ни пытали его Гаупт или другие офицеры, бедолага кричал, выпучивая глаза: - "не могу знать!"
  Гаупту и раньше неоднократно приходилось видеть, как молодые солдаты теряют в присутствии офицеров всякую способность соображать и только повторяют, как заведенные, сокровенную фразу: - "не могу знать!" Но все же было в поведении Шматова нечто такое, что наводило на мысль об его неискренности. Однако тот же опыт недвусмысленно подсказывал, что просто допрашивая его ничего не добиться. Солдат будет упираться до последнего, но ничего не скажет. И что еще хуже, лаской тоже ничего не добиться. Слишком уж велика пропасть между нижними чинами и офицерами. Но не вызывать же полицейского чиновника в самом деле? Эдак позору не оберешься, да и карьере можно забыть. Разве только в отдельный корпус жандармов путь останется, но это офицеру генерального штаба совсем уж последнее дело!
  - Вот что, - хмуро велел он Галееву, - обоих до выяснения под арест!
  - Слушаю, ваше благородие! - вытянулся унтер в ответ.
  - Да смотри, чтобы не вместе, - спохватился штабс-капитан, вдруг подумав, что лучше бы их было допрашивать по отдельности.
  - Как прикажете, вашбродь!
  Проводив глазами вышедших, Гаупт сел писать докладную записку о происшествии командиру полка. Быстро описав случившиеся, он хотел было кликнуть писаря, но вспомнил, что тот лежит сейчас в холодном сарае, временно превращенном в прозекторскую. И над его холодным телом колдует, полковой врач Соколов.
  - Проклятье! - вырвалось у штабс-капитана.
  За дверью послышалось какое-то шуршание и офицер раздраженно крикнул:
  - Ну, кто там еще?
  Дверь отворилась и на пороге появились Штерн с Лиховцевым.
  - Разрешите, ваше благородие?
  - Ну, входите, раз пришли, - нелюбезно ответил им Гаупт. - Чем могу?
  - Прошу прощения, господин штабс-капитан, но нам стало известно о причине ареста Будищева и Шматова.
  - И что же?
  - Ваше благородие, - начал было Николаша официальным голосом, но тут же сбился, - Владимир Васильевич, мы пришли засвидетельствовать полную невиновность нашего товарища.
  - Рядовой Штерн, вы издеваетесь? - не принял его тона Гаупт, - от вас еще вчерашним перегаром разит! Что вы можете засвидетельствовать, кроме собственного пьянства?
  - Осмелюсь доложить, - отодвинул стушевавшегося товарища Лиховцев, - что мы вернулись вчера не так поздно. И ничего подозрительного не заметили.
  - И что с того?
  - Простите, ваше благородие, но...
  - Замолчите, Алексей. То, что вы вступились за товарища, разумеется, похвально, в особенности, если бы вы по-прежнему учились в своем университете. Однако нынче вы в армии, а тут действуют свои законы.
  - Это, несомненно, так, - не стал спорить Лиховцев, - но я некоторым образом юрист и мог бы быть полезен, при расследовании.
  - В самом деле, - задумался на секунду Гаупт, - впрочем, вы как приятель подозреваемого лицо заинтересованное. Нет, вы не можете вести расследование!
  - Тогда позвольте мне быть его адвокатом.
  - Адвокат бывает в суде, а сейчас до него далеко.
  - Но все же, отчего вы решили, что Будищев со Шматовым вообще причастны к этому происшествию?
  - На него указал командир звена Хитров.
  - Ну, это еще ни о чем не говорит. Всем известно, что ефрейтор терпеть его не может.
  - Ладно, но Будищев однажды избил Погорелова.
  - Да вашего писаря, если хотите знать, вся рота дружно ненавидела, - снова вмешался Штерн. - Редкостная он был гнида! Царство ему небесное.
  - Помолчи, Николай, - одернул его Лиховцев, и снова обратился к офицеру: - а вот это, к сожалению, правда. Покойный и впрямь был не слишком приятный человек.
  - Не спорю, однако же, прочие его просто ненавидели, а вот ваш протеже ему нос расквасил! Кстати вы в курсе за что?
  - Ну, разумеется, из-за дамы, - снова подал голос Николаша.
  - Вероятнее всего из-за хозяйки дома, - перебил его Алексей. - Но она вряд ли послужила бы причиной убийства.
  - Отчего так?
  - Ну, как вам сказать... Ганна женщина, несомненно, красивая, но нельзя сказать, чтобы слишком добродетельная. За таких не убивают.
  - Много вы понимаете, - покачал головой штабс-капитан. - Ну, ладно, я понимаю ваши резоны. Но поскольку вы грубо нарушили дисциплину, явившись ко мне напрямую, то наказания вам не избежать! Садитесь сюда и извольте переписать набело эту записку для полковника Буссе. Не знаю, убил ли ваш приятель Погорелова или нет, но обязанности писаря пока что придется исполнять вам.
  - Слушаю, ваше благородие!
  Закончив с вольноперами, Гаупт направился к сараю, ставшему волею судьбы моргом. Приложив к носу надушенный платок, чтобы избежать неприятного запаха, штабс-капитан вошел внутрь.
  Посреди импровизированной прозекторской стоял стол, на котором лежало то, что некогда было человеком. Судя по всему, полковой врач уже закончил
  - Что у вас, Александр Викторович? - спросил у него штабс-капитан.
  - Ничего интересного, - пожал плечами эскулап. - Если не считать непредусмотренного природой пролома в виске, ваш бывший писарь был на редкость здоровым индивидом.
  - Что же послужило причиной оного пролома?
  - Трудно сказать, некий тупой твердый предмет.
  - Тупой?
  - Ну, да. Возможно, он ударился обо что-нибудь твердое при падении в колодец.
  - Но какая нелегкая потянула его к этому проклятому колодцу?
  - Все что могу сказать, - пожал плечами Соколов, - что Погорелов был мертвецки пьян.
  - То есть?
  - В нем водки было - быка хватит свалить. Причем не просто водки, а ядреного деревенского самогона. Вероятно, захотел пить, стал доставать ведро, да и полетел вниз. При падении разбил голову.
  - А потом захлебнулся?
  - Нет, легкие чистые. Очевидно, смерть была мгновенной.
  - Какие-нибудь еще повреждения?
  - Ничего чтобы не могло быть следствием падения.
  - Его могли избить и бросить в колодец?
  - Могли то могли, но если вы про Будищева, то...
  - Что?
  - Просто я как-то был свидетелем, как он на спор ломал ребром ладони довольно толстые жерди. Причем, я проверял, они небыли надломлены или подпилены. Так что если бы это было его рук дело, то повреждений нашлось невпример больше.
  - Вы уверены?
  - Владимир Васильевич, помилуйте, ну как тут можно быть в чем то уверенным!
  - Хорошо, но могло быть так, что некто ударил Погорелова этим самым "твердым тупым предметом" по голове, пробил ему череп, а потом кинул в колодец?
  - Вопрос интересный, Владимир Васильевич, и отвечу я вам на него так: вероятность подобного хотя и существует, но довольно таки невелика. Дело в том, что удары нанесенные человеком и полученные при случайном падении, несколько отличаются друг от друга. Но в любом случае, этот был нанесен не Будищевым.
  - Почему вы так уверены?
  - Ну, это просто. Вы видели насколько Будищев выше покойника? Если бы был именно он, то удар был бы нанесен сверху вниз, чего в данном случае не наблюдается.
  - А если Шматов?
  - Кто, простите?
  - Рядовой Шматов, приятель Будищева.
  - Господь с вами, господин штабс-капитан! Неужели вы всерьез полагаете, что я помню всех рядовых вашей роты? Если так, то вы безбожно льстите моей памяти, чего она совершенно не заслуживает.
  - Да, действительно, - смутился Гаупт, - прошу прощения, он примерно четырех вершкового* роста.
  - Ну, это, пожалуй, возможно. Но повторюсь, вероятность такого не слишком велика.
  - Что же, я вас понял, Александр Викторович. Готовьте заключение, мне необходимо будет приложить его к докладной записке.
  - Сию секунду!
  - Да, и постарайтесь писать разборчиво. Перебелить ее будет некому, разве вы сумеете воскресить вашего пациента.
  - А вот это вряд ли, - скупо улыбнулся врач.
  - Э... вряд ли воскресить, или вряд ли написать разборчиво? - пошутил Гаупт.
  - И то и другое, Владимир Васильевич, сами, небось, знаете, умеющих писать каллиграфическим почерком с медицинского факультета нещадно изгоняют еще на втором курсе**. Что бы, так сказать, не позорили профессию.
  -------------
  *Вершок - 44,45мм. По русской традиции рост человека указывался в вершках, свыше двух аршин. То есть, рост Шматова порядка 1,6м.
  **Вообще-то тут автор несправедлив. В те времена каллиграфический почерк считался обязательным для образованного человека. Так что современные врачи в эту категорию попали бы вряд ли
  Все же разговор с врачом не успокоил до конца офицера. Штабс-капитан был человеком дотошным и не любил неясностей. Но как дознаться до истины он не представлял. Заключение врача на счет Будищева почти успокоило его. "Почти" потому что оставался нервно ведущий себя Шматов. Но если первый был крепким орешком, и расколоть его даже в случае виновности было непростым делом, то второй вне всяких сомнений был слабым звеном. "А что если виновен Шматов, а тот его покрывает?", - мелькнула мысль у Гаупта.
  Тут его внимание привлек только что подъехавший экипаж. Впрочем, назвать экипажем эту повозку было бы изрядным преувеличением. Скорее просто линейка, но управлял ей ни кто иной, как полковой священник отец Григорий Лапшин.
  - Здравствуйте, батюшка, - поприветствовал его офицер, в голове которого мелькнула удачная, как ему показалась, мысль.
  - Спаси Господь, - благословил его иеромонах.
  - Вы, верно, в связи с нашим происшествием?
  - Истинно так, - важно кивнул тот, - надо бы отпеть новопреставленного раба божия.
  - Отец Григорий, - решился Гаупт, - у меня к вам дело.
  - Слушаю вас.
  - Видите ли, есть основания полагать, что в несчастном случае могут быть замешаны два человека.
  - Что это значит, вашего писаря убили?
  - Я пока не знаю, но...
  - И какого же рода у вас дело?
  - Не могли бы вы поговорить с подозреваемым. Так сказать, помочь им облегчить душу.
  - Господин штабс-капитан, - пристально посмотрел на Гаупта священник, и от его пронзительного взгляда тому стало не по себе, - а вы меня, часом, ни с кем не перепутали?
  - Отец Григорий, я прошу вас посодействовать в раскрытии возможного преступления!
  - Нарушение тайны исповеди, сын мой, никакими резонами оправдать нельзя! - назидательно произнес священник.
  - Но...
  - Никаких, но! Впрочем, если вероятный преступник действительно раскается, то я попытаюсь убедить его признаться. Это все что я могу вам обещать.
  - О большем я вас и просить не смею.
  - Ну, хорошо, о ком речь то?
  - Один из них...
  - Их что несколько?
  - Двое, батюшка. Так вот, один из них рядовой Будищев...
  - Господи! - всплеснул руками отец Григорий. - Да вы точно не в себе, Владимир Васильевич! Нашли того кто может раскаяться на исповеди, нечего сказать. А кто второй?
  - Рядовой Шматов.
  - Федор... этот, если ему Будищев голову не задурил, может и повиниться.
  - Вот и я на это надеюсь. Кстати, основной подозреваемый - как раз Шматов.
  - Даже так? Чудны дела твои Господи!
  После этого разговора, священник прямиком направился к импровизированной гауптвахте, где долго разговаривал с арестованными. Закончив, он отслужил службу по безвременно почившему писарю, и обратился к своей пастве с проповедью, содержание которой Гаупт не слишком запомнил. Кажется, священник призывал солдат жить в соответствии с законами божескими и человеческими и возлюбить ближних, как самое себя. И уж во всяком случае, не притеснять местное население. Все это время штабс-капитан пристально наблюдал за отцом Григорием, но тот оставался невозмутимым.
  Никто после этого не обратился к нему с признанием, а поскольку никаких прямых улик не было, то решено было считать смерть Погорелова несчастным случаем, а Будищева и Шматова из-под стражи освободить. Без наказания они, впрочем, не остались. Именно им пришлось копать могилу усопшему в еще не оттаявшей толком земле.
  
  Весна все больше вступала в свои права, когда, наконец, пришел высочайший манифест о начале войны с Османской империей, а вместе с ним приказ о выступлении. Надо сказать, что долгая стоянка в Бердичеве подействовала на солдат и офицеров несколько расхолаживающим образом. Начались разговоры, что войны вероятнее всего не будет, а войска после нахождения в летних лагерях вернутся в казармы. Однако двенадцатого апреля стало ясно, что война началась, а уже двадцать первого полк выступил в поход.
  И вновь местные жители, любопытствуя, заполонили все крыши и возвышенности, чтобы поглазеть на такое зрелище. Однако на этот раз земля успела подсохнуть, и все обошлось без потерянных сапог. Под звуки полкового оркестра Болховцы рота за ротой проходили маршем по знакомым улицам к железнодорожной станции. Составлявшие большинство населения этого городка евреи и поляки, конечно, обошлись без приветственных криков и патриотических манифестаций. Но вездесущие мальчишки радостно бежали вслед солдатам, а некоторые барышни все-таки махали платочками.
  Среди последних была и Геся Барнес. Бедная девушка сама не заметила, как не на шутку увлеклась рослым и красивым Николашей Штерном. Он был добр, вежлив и неизменно весел, так что в него нельзя было не влюбиться. Правда он так и не нашел солдата принесшего в Бердичев скорбную весть о бедняге Марке, но разве его можно в этом винить? Как вообще можно в чем-то обвинять такого чудесного человека! К тому же, взаимные чувства так охватили их, что молодые люди и думать забыли о чем-то кроме друг друга. И вот теперь он уходит, а она остается здесь! Его вообще могут убить на этой дурацкой войне, и она его больше никогда-никогда не увидит... это было ужасно несправедливо!
  От таких мыслей бедной девушке хотелось плакать, но разве можно было показать эти слезы другим? Поэтому она улыбалась и махала платком, надеясь, что он ее увидит. Надо сказать, что в своем лучшем платье, и почти новенькой шляпке Геся была необычайно хороша. А одолженные у подружки длинные до локтя перчатки делали ее даже изысканной. Во всяком случае, многие офицеры, завидев столь прелестную особу, подкручивали усы и подбоченивались, но она не обращала на них никакого внимания, ведь она ждала его!
  И судьба наградила ее за терпение, очередная марширующая рота, повинуясь приказу начальства, остановилась на минуту и она увидела Николашу. Тот тоже заметил ее и замахал рукой. Строгий офицер хотел было сделать ему замечание, но увидев Гесю, улыбнулся и приложил два пальца к козырьку кепи. Рядом со Штерном стоял его приятель Алеша, тоже очень приятный молодой человек, к тому же влюбленный в кузину Николая. Других она просто не замечала, хотя они явно обратили на нее внимание и по рядам солдат пошли смешки. Правда, был еще один солдат, довольно высокого роста, острый взгляд которого кольнул девушку. Но он сразу же отвернулся, а она через минуту и думать о нем забыла.
  - Глянь, какая мамзеля нашего барчука проводить пришла, - толкнул Дмитрия в бок неразлучный с ним Федька.
  - Ничо так, с пивом пойдет, - с деланным равнодушием отвечал ему Будищев.
  - В шляпке, как барыня, - мечтательно протянул Шматов.
  - Тебе то что?
  - Да ничего, - пожал плечами солдат, - твоя-то в платке была по ней сразу видно из простых, а эта... Красивая!
  - Какая еще моя?
  - Ну, та, помнишь...
  - Тьфу, нашел, о чем толковать. Я уж и забыл про нее.
  - Ну и зря, красивая девка. Не такая конечно как у Николки, однако...
  - Слышь, завязывай с бабами, а то я тебя донимать начну!
  - А чего я?
  - Да ничего! Тебе вот Ганна хоть на прощание разок дала?
  - Ты чего, Граф! - Покраснел до корней волос Федька. - Услышит еще кто.
  - Значит, дала, - констатировал Будищев в ответ.
  - Да тихо ты!
  - Не боись, Охрим не услышит.
  Они попрощались с хозяевами еще ранним утром. Явор буркнул им на прощание, что-то вроде: - "помогай вам бог", раздобревшая к весне хозяйка, и впрямь в последнее время ставшая довольно благосклонной к Федору, даже всплакнула немного. А сильно вытянувшаяся и как-то даже повзрослевшая Оксана стояла и загадочно улыбалась. Еще накануне вечером, она протянула Дмитрию красиво вышитый рушник. Внимание от дважды спасенной им девчонки было неожиданно приятно, и он хотел в благодарность поцеловать ее в щеку, но чертовка неожиданно подставила ему губы и обожгла в темноте жарким поцелуем. После этого девочка, хотя, наверное, уже девушка, тут же испарилась, оставив ошарашенного солдата одного.
  - Равняйсь! - прервала его воспоминания поданная зычным голосом ротного команда. - Смирна! Шагом арш!
  И рота как чудовищный механизм, состоящий из множества винтиков, в едином порыве двинулась вперед, грузиться в вагоны. Путь болховцев лежал на Балканы. Освобождать из турецкого ига единоверную Болгарию, а так же всех балканских христиан.
  Апрель 1877 года выдался в Бессарабии жарким. Пригревавшее по-летнему солнышко иной раз уже не радовало, а напротив вызывало раздражение у измученных долгим переходом людей. По железной дороге Болховский полк добрался только до станции Бирзулы, а дальше пришлось идти своим ходом. Больше всего неудобств доставляла нехватка воды. Фляг у большинства солдат не было и потому им приходилось идти, страдая от жажды. Тем не менее, люди шли бодро, стараясь не замечать трудностей, и через десять дней тяжелого перехода добрались до Кишинева. Главнокомандующий русской армией великий князь Николай Николаевич пожелал лично встретить полк и остался доволен увиденным.
  - Экие молодцы! - немного патетически воскликнул он, - видит бог, разобьем турок.
  - Под вашим командованием, всенепременно! - подобострастно отвечал ему Буссе, заслужив милостивый взгляд царского брата.
  - А ведь я помню, как ваши орлы браво маршировали в Бердичеве. Некоторые даже сапоги потеряли.
  Толпящиеся вокруг офицеры из блестящей свиты его императорского высочества сдержано похихикали шутке великого князя, после чего их кавалькада стремительно понеслась в город, провожаемые усталыми взглядами солдат.
  - Граф, а граф, - хриплым голосом спросил Шматов.
  - Чего тебе?
  - Вода еще есть?
  - А ты свою куда дел?
  - Дык это...
  - Другим отдал?
  - Мучаются же люди...
  Дмитрий с досадой поглядел на товарища. Он в отличие от многих своих сослуживцев еще в Семеновке сообразил, что из водочного штофа выйдет прекрасная фляга, особенно если оплести ее ивовым прутом. Сам он, правда, плести не умел, но недостатка в такого рода мастерах под Бердичевым не было. Позаботился он и о Федоре и о вольноперах, так что переход дался им значительно легче, чем остальным. Вот только сердобольный Федька нет-нет делился своими запасами драгоценной влаги с другими, и потому к вечеру сам страдал не меньше остальных.
  - Люди, между прочим, ржали надо мной, когда я бутылки подбирал, - пробурчал Будищев, но все же протянул флягу товарищу.
  Шматов быстро приложился к горлышку и сделал несколько жадных глотков. Шагающий рядом дядька Никифоров с тоской посмотрел, как тот пьет, и, облизнув губы, устало сказал:
  - Наверное, тут дневку устроят.
  Дмитрий в ответ только пожал плечами и продолжал шагать, цепляя на ходу бутыль к поясу. Вскоре и впрямь объявили привал. Услышав команду, утомленные солдаты стали искать, где пристроиться на отдых. Некоторые, скинув амуницию, садились прямо на землю, где стояли. Те, кому повезло больше, устроились в тени повозок. Третьи же, особенно страдавшие от жажды, двинулись в поисках колодца.
  Кишинев был буквально напичкан военными всех родов войск, от казаков до артиллеристов. Все мало-мальски приличные квартиры были заняты, так что многие офицеры Болховского полка вынуждены были разместиться вместе с солдатами в чистом поле, поскольку палаток у них не было. Впрочем, уже на следующий день ситуация изменилась. Великий князь решил перенести главную квартиру действующей армии в Плоешти, а вслед за ним отправилась целая свора штабных офицеров, чиновников военного ведомства, поставщиков и просто разных темных личностей, крутящихся вокруг начальства.
  Штерн, у которого еще осталось немного денег, предложил приятелям пойти в чайную. Те на сей раз не стали отказываться, тем более что находилось сие заведение совсем не далеко от места их стоянки.
  Внутри довольно большого, хоть и неказистого здания было шумно, да к тому же изрядно накурено. В нескольких смежных комнатах яблоку было негде упасть от толпящихся там посетителей. Одни сидели за маленькими столиками, другие стояли рядом, а между теми и другими пулей носились чернявые половые* с чайниками.
  Хозяин наметанным глазом сразу определил, что у вольноперов денежки водятся, и предложил друзьям занять "отдельный кабинет" или попросту небольшой закуток, отделенный занавеской. Николаша тут же согласился и через минуту они уже сидели за столом, а ловкий мальчишка в длинной, почти до колена, рубахе взгромоздил перед ними большущий чайник, пышущий жаром, чашку меда и связку баранок.
  - Пжаласта, - с улыбкой немного ломаным языком сказал он им.
  - Угощайтесь, - широким жестом, махнул Штерн.
  - Благодарствуйте барин, - шутовски поклонился ему в ответ Будищев, - все как в лучших домах Парижа, Лондона и Бердичева.
  - Ах, друг мой, зачем вы бьете по больному? - с улыбкой отвечал ему Николаша, - вы ведь знаете, что мое разбитое сердце осталось именно в этом городке!
  - Будет день - будет и пища, - философски отвечал ему Дмитрий, пожав плечами. - Кто знает, может еще сегодня какая-нибудь смуглянка-молдаванка излечит тебя от этой страсти. А впереди Болгария, где девушки, по слухам, тоже ничего.
  - "Смуглянка-молдаванка", - задумчиво повторил за ним Лиховцев. - Право, друг мой, вам определенно не чужда поэзия, но вы всякий раз используете ее, чтобы опошлить высокие чувства. Удивляюсь я вам, честное слово!
  - А я удивляюсь нашему разлюбезному Николаю Людвиговичу, - нимало не смущаясь полученной отповедью, отвечал Будищев. - Вот ни разу не поверю, что в этом богоугодном заведении не подают ничего крепче чая! Зачем-то же он согласился на "отдельный кабинет", так какого черта?
  - Ну, это само собой, - ухмыльнулся Штерн и, встав, выглянул из-за занавески, чтобы привлечь к себе внимание половых.
  Пока они так говорили, Шматов успел налить себе полное блюдце горячего чая и маленькими глотками прихлебывал его, блаженно щурясь при этом.
  - Кушай, Федя, кушай, - ни преминул поддеть его Дмитрий, - наедай шею, как у быка... хвост!
  - Черт возьми! - вдруг воскликнул Штерн и выскочил наружу.
  - Что это с ним? - удивленно спросил Лиховцев, оставив в сторону стакан.
  - Небось, девку увидал, - ухмыльнулся Будищев, берясь за чайник.
  Однако он ошибся и через минуту Николаша вернулся назад, ведя за собой тщедушного молодого человека в студенческом мундире.
  - Господа, - торжественно провозгласил он, - позвольте представить вам моего хорошего приятеля, которого я совершенно не чаял встретить здесь! Рекомендую, студент Горного института Всеволод Гаршин, прошу любить и жаловать.
  - Здравствуйте, господа, - вежливо поклонился тот и протянул руку, которую по очереди пожали Алексей, Дмитрий и ужасно смутившийся Федька.
  - Какими судьбами, дружище? - начал расспрашивать его Николай.
  - Я приехал, чтобы принять участие в войне, - буднично и без малейшей аффектации ответил тот.
  - Вот как?
  - Именно так, неужели вы думали, что я смогу в такой час остаться праздным? К сожалению, я слишком поздно узнал, что вы уже вступили в армию, и не успел к вам присоединиться. Но уладив дела, я тут же отправился в Кишинев, рассчитывая вступить какой-нибудь полк. Правда, у меня нет никаких знакомств...
  - Ну, тогда ты попал по нужному адресу, дружище! - хлопнул его по плечу Штерн. - Я в довольно хороших отношениях с нашим ротным командиром и могу замолвить за тебя словечко.
  - Был бы чрезвычайно тебе этим обязан...
  - Не вижу повода не выпить, - с усмешкой проронил внимательно наблюдавший за их разговором Будищев.
  - Чудесная мысль! - хлопнул себя по голове Николаша и, сорвавшись с места, выбежал наружу.
  Через минуту он уже вернулся вместе всё с тем же мальчиком-половым, несущим очередной чайник. Однако на этот раз в нем оказался не отвар китайской травы, а превосходная виноградная водка.
  - Ну что же, за боевое содружество! - провозгласил тост Штерн, разлив содержимое чайника по маленьким чашкам.
  Выпив, приятели закусили баранками и принялись расспрашивать друг друга о службе, общих знакомых и тому подобном. Дмитрий с Федором почти не участвовали в разговоре, но если первый внимательно прислушивался, то второй лишь смущенно улыбался, ничего не понимая в их речах.
  - Кстати, - воскликнул немного раскрасневшийся от выпитого Штерн, - я слышал, что у нас в полку будет организованна охотничья команда. Было бы недурно вступить в нее, а?
  Лиховцев с Гаршиным горячо поддержали эту идею и вопросительно уставились на остальных.
  - Я с Графом, - застенчиво улыбнулся в ответ Шматов, - куда он, туда и я.
  - А вы, Дмитрий?
  - Охотничья, это, в смысле - добровольно? - спокойным голосом переспросил тот.
  - Разумеется!
  - Тогда, черта с два!
  - Что?! - вытянулись лица у вчерашних студентов.
  - Я сказал, нет!
  - Но, отчего?
  - Оттого, что дураки делятся на три категории, - охотно пояснил им Будищев, - идиоты, кретины и добровольцы!
  - Как вас понимать? - удивился Гаршин, - разве вы не добровольно пошли в армию...
  - Нет, меня загнали сюда насильно. И я не имею ни малейшего желания сложить свою голову за свободу болгар или еще кого. Прятаться за чужими спинами я, конечно, не стану, но и вперед не полезу.
  - Вы...вы... - новый знакомый был так поражен услышанным, что никак не мог найти слов от удивления.
  - Вечер перестает быть томным, - хмыкнул Дмитрий, - Федя, пошли отсюда, барчукам есть о чем поговорить и без нас, сиволапых. Приятно оставаться, господа.
  - Что это было? - Гаршин нашел, наконец, в себе силы говорить.
  - Не обращай внимания, - махнул рукой Штерн, - наш друг большой мизантроп и циник. Что, впрочем, совершенно не мешает ему быть отличным товарищем.
  - Да как вы вообще можете общаться с таким человеком!
  - Простите, Всеволод, - счел своим долгом вмешаться Лиховцев, - но вы его совершенно не знаете. Он странный, мрачный и иногда не слишком приятный в общении человек, но вместе с тем определенно не лишенный благородства. При всем при этом сильный и храбрый.
  - Храбрый?!
  - А как бы вы назвали человека, рискнувшего отправиться в одиночку в зимний лес, чтобы спасти совершенно неизвестного ему ребенка? И при этом без колебаний вступившего в схватку с волками!
  - Поразительно! Но как это возможно в одном человеке?
  - О, это далеко не самое удивительное. Пообщавшись с ним немного, вы наверняка перемените свое мнение.
  Пока полк стоял в Кишиневе, начальство развило бурную деятельность по подготовке к походу. Были наконец-то закуплены жестяные фляги для солдат, сухарные мешки, белые чехлы для кепи с назатыльниками и множество других полезных вещей. Наконец все было готово и 6 мая авангард 13 корпуса, состоявший из Болховского и Нежинского полков и девяти артиллерийских батарей, выступил по направлению к границе. Погода к тому времени совершенно переменилась и на смену все усиливающейся жаре пришли проливные дожди, мигом превратившие грунтовые дороги в одну громадную лужу полную раскисшей и липкой грязи. В этой грязи стали немедленно вязнуть обозы и артиллерия, так что солдатам пришлось прийти на помощь лошадям.
  Не миновала сия чаша наших друзей. Рота Гаупта была закреплена за одной из батарей, и ее солдаты временно переквалифицировались в бурлаков. Во всяком случае, Будищев, впрягаясь в лямку, чувствовал себя именно так. Хуже всего было то, что палаток им так и не выдали, так что после тяжелого дня обсушиться было совершенно негде.
  - Когда же это проклятый дождь кончится? - со стоном прохрипел Шматов, прислонившись к одиноко стоящему дереву. - Сколько можно, льет и льет.
  - Погоди, еще не рад будешь, - буркнул в ответ Дмитрий, доставая что-то из-за пазухи.
  - Кабы не дождь, - продолжал причитать Федька, - сейчас бы кашевары костры развели, да сварили чего-нибудь горячего.
  - Ничего, на сухарях посидишь!
  - Злой ты, Граф!
  - Нет, я самый добрый, - усмехнулся тот в ответ и протянул приятелю кусок сыра.
  - Ты где взял? - изумился Шматов.
  - Где взял, там уже нет.
  - Купил?
  - Ага, я же миллионер.
  - Неужто...
  - Федя! Ну сколько раз тебе говорить, не задавай глупых вопросов - не получишь уклончивых ответов.
  Некоторое время Шматов жевал молча, раздумывая над мудреной фразой, сказанной ему приятелем. Но надолго его, как обычно, не хватило и, покончив с угощением, он спохватился:
  - А с барчуками поделился?
  - Чтобы мне Гаршин своими проповедями всю плешь проел? Ему бы в попы пойти - цены бы не было!
  Новый "вольнопер" довольно быстро вписался в их роту. Несмотря на невзрачную внешность, в этом вчерашнем студенте чувствовалась какая-то внутренняя сила. Он никогда не жаловался на трудности, но всегда был готов прийти другим на помощь. Первым брался за любую работу и последним бросал. Солдаты скоро прониклись к нему нешуточным уважением и даже звали его не "барчуком", как прочих вольноопределяющихся, а Михалычем.
  Вот только у Будищева с ним отношения не складывались, впрочем, Дмитрий не слишком к этому и стремился, хотя Лиховцев и Штерн несколько раз пытались их примирить.
  - Ах вот вы где! - воскликнул подошедший вместе с другими вольноперами Николаша, так и не растерявший своей жизнерадостности. - Мы вас обыскались.
  - Нашли? - немного насмешливо поинтересовался в ответ Дмитрий.
  - Как видите.
  - Рад за вас.
  - Судя по всему, завтра мы перейдем границу.
  - И что, кормить будут лучше?
  - Ну да, - засмеялся Штерн, - по крайней мере, хотелось бы.
  - Главное что мы ближе к цели, - устало сказал Гаршин, присаживаясь рядом. - А бытовые трудности можно перенести.
  - Война войной, а обед по расписанию! - ответил ему Дмитрий, и снова вытащив из-за пазухи сверток с сыром, развернул его и принялся нарезать ломтями. - Угощайтесь.
  - О, чудная брынза! - воскликнул с набитым ртом Штерн.
  - Действительно недурно, - согласился с ним Алексей и вопросительно посмотрел на Всеволода.
  - Благодарю, - кивнул тот Будищеву, - а где вы его взяли?
  - У местных, - лаконично отвечал ему Дмитрий, не став вдаваться в подробности.
  - Вы совершенно бесподобны, мой друг, - снова начал Николаша. - Непонятно только когда успели, я ведь готов поклясться, что вы все время тащили вместе с нами эту проклятую пушку.
  Будищев, впрочем, не стал отвечать на этот вопрос, а, подняв воротник шинели сел рядом со Шматовым и надвинул на глаза кепи. Приятели, немного помедлив, последовали его примеру и тоже устроились отдыхать.
  К утру дождь почти прекратился и, хотя небо по-прежнему хмурилось, лица солдат повеселели. Увы, намочивший все вокруг дождь не дал возможности разжечь костры и приготовить пищу, так что им пришлось снова довольствоваться сухарями. Предстоял очередной тяжелый день, как две капли непрерывно льющейся с неба воды, похожий на предыдущие. Штабс-капитан Гаупт, несмотря на окружающую обстановку, сверкавший белоснежным воротничком и гладко выбритым подбородком, хмуро осмотрел бивуак своей роты. Он был по-своему заботливым командиром и то, что подчиненные ему солдаты который день не получают горячего питания, конечно, беспокоило его. Но поскольку поделать с этим ничего было нельзя, он старался сосредоточиться на своих обязанностях. Впрочем, нижние чины, не взирая ни на что, были бодры, и почти весело козыряли своему начальству. Кое-где слышались забористые шутки и смех, так что офицер не без удовлетворения подумал, что стойкость и неприхотливость русского солдата еще не раз принесет пользу армии.
  - Здравия желаю вашему благородию, - отвлек его от мыслей чей-то голос и Гаупт, обернувшись, увидел их нового вольноопределяющегося - Гаршина.
  - Ах, это вы, - улыбнулся он, - ну как вам служба? Не жалеете, что отказались от должности писаря?
  - Нет, что вы, - помотал головой вольнопер. - Я не ищу никаких поблажек в этой войне.
  - Как знаете, - пожал плечами штабс-капитан. - Вы что-то хотели?
  - Нет, ничего... разве что...
  - Что вас беспокоит?
  - Простите, но я никак не могу понять, зачем бить по лицу солдат, и без того измученных тяжким трудом и бескормицей?
  - Вы верно, про Венегера? Ладно, не отвечайте. Он сам мне сказал, что вы как-то странно на него смотрели. Так вот, господин Гаршин, я уважаю ваш порыв, приведший вас в действующую армию, но хочу сказать, что в армейской службе вы ровным счетом ничего не понимаете.
  - Но...
  - Не перебивайте старшего по званию! Даже если он обращается к вам вне строя. Так вот, упаси вас бог как-то конфликтовать по этому поводу, равно, как и по всякому другому, с поручиком! Просто потому, что он - офицер, а вы пока что - нижний чин. К тому же должен добавить, что я, конечно, не одобряю его методов, но не могу отрицать, что иногда по-другому нельзя. Увы, народ наш темен и неразвит, а прогресс в военном деле, равно как и во всяком другом, не стоит на месте. И иной раз, приходится, я повторяю - приходится, обучать его воинской дисциплине и технике методами далекими от гуманизма. Вы понимаете меня?
  - Но разве нельзя действовать по закону?
  - По закону, милостивый государь, очень легко превратить жизнь солдата в ад. Но самое ужасное состоит в том, что солдат, наказанный по закону, будет думать, что лучше бы ему, пардон, морду набили.
  - Но это отвратительно!
  - Господин Гаршин, мы с вами на войне и вы вряд ли даже в горячечном бреду можете себе представить, сколько мы всего увидим ужасного и отвратительного!
  Пока они так беседовали, к ним подскакал полковой адъютант поручик Линдфорс, и, ловко соскочив с седла, поприветствовал, приложив два пальца к козырьку кепи.
  - Доброе утро, господа!
  Гаршин с Гауптом откозыряли в ответ, а затем обменялись рукопожатиями.
  - Какие новости, Павел Иванович?
  - Да какие могут быть новости, - отмахнулся тот. - Полковник с утра в совершенно вздрюченном состоянии, а потому рвет и мечет!
  - Что случилось?
  - Да сущая нелепость! Вообразите, какой-то местный пейзанин ухитрился пробраться пред светлые очи его превосходительства генерала Тихменева и пожаловаться на наших солдат.
  - Небось, дочку испогтили? - не без интереса в голосе спросил только что подошедший к ним Венегер.
  - Как бы не так, головку сыра украли!
  - Совсем отощали солдатики, - постным голосом отозвался поручик, - на дочек кгестьянских даже не смотгят, а только на съестное. А ведь сгеди них попадаются и весьма недугные!
  Линдфорс ответил на шутку приятеля лошадиным ржанием и даже Гаупт слегка улыбнулся в усы. Только Гаршин оставался стоять с каменным лицом, что впрочем, все списали на его общеизвестную нравственность.
  - Мародерство - вещь конечно недопустимая, но в сложившихся условиях я не могу осуждать своих солдат, - решительно махнул рукой Гаупт. - К тому же головка сыра не бог весть какая потеря.
  - Можете быть покойны, Владимир Васильевич, наш "старик" сказал точно так же, однако генерал рвет и мечет, так что приходится изображать принятие мер.
  - Глупая затея! У нас в авангарде более пяти тысяч солдат, попробуй дознайся. А во время дознания, даже самый неразвитый солдат сообразит о подобном методе пополнения желудка, если, конечно, это еще не пришло ему в голову. А то что виновника не нашли, лишь подстегнет предприимчивость.
  - Кажется, местный сыр называется брынзой? - задумчиво спросил Гаршин, до тех пор, казалось, погруженный в свои мысли.
  - Да, а вам что-то известно об этом происшествии? - удивленно уставился на него штабс-капитан.
  - Что? А нет, совершенно ничего не известно, просто...
  - Пгосто пост, котогый мы в последнее вгемя вынуждены дегжать, все время поворачивает наши мысли только в одном награвлении, - закончил за него Венегер со смехом.
  Все присутствующие дружно поддержали его и еще некоторое время смеялись. Затем, Гаупт поежился глядя на вновь усилившийся дождь и спросил:
  - А что слышно по поводу охотничьей команды?
  - Отложено до прибытия в главную квартиру. Мой драгоценный братец находится по этому поводу в черной меланхолии.
  - Его все-таки прочат начальствовать этой командой?
  - Именно. Кстати, у меня к вам дело, господин штабс-капитан.
  - Слушаю вас.
  - Наш "старик", повинуясь приказу его превосходительства, приказал усилить дозорную службу. Пока "охотников" у нас нет, патрули будут высылаться по очереди ото всех рот. Начнем с вашей, приказ уже заготавливают, так что ждите.
  - А вот это, пожалуй, разумно. Все-таки граница рядом. Хорошо, я распоряжусь.
  - Честь имею, господа, - откланялся Линдфорс и вскочив в седло, выругался на вновь усилившийся дождь. - Черт побери, что за погода!
  
  Впрочем, непогода досаждала не только военным. Примерно в это же время на перрон Кишиневского вокзала вышла из только что прибывшего поезда миловидная барышня. Пелерина, покрывавшая ее плечи, вряд ли была надежной защитой от струй, льющихся из столь некстати разверзшихся небесных хлябей, но она храбро шагнула вперед, и не обращая внимания на дождь, двинулась к своей цели.
  - Не изволите ли в экипаж? - принялись зазывать ее местные извозчики, но та в ответ лишь покачала головой.
  - Лучше скажите, правильно ли я иду к миссии Красного Креста? - смущенно спросила она.
  - Правильно-правильно, - буркнул в ответ один из них, сообразивший что у молодой женщины, очевидно, нет денег.
  Скоро барышня была у цели своего путешествия и решительно двинулась к входу.
  - Как прикажете доложить? - преградил ей дорогу здоровенный солдат в накинутой на плечи шинели.
  - Мне нужно... - замялась девушка, - к самому главному...
  - Это к его превосходительству Сергею Петровичу Боткину , - удивился страж, - так их нету сейчас!
  - А кто есть?
  - Михоленко! - раздался чей-то громкий голос, - что там у тебя?
  - Да вот барышня, желают...
  - Что еще за барышня? - вышел к ним благообразный человек в чиновничьем мундире. - Чем могу служить, мадемуазель?
  - Я хотела бы служить в госпитале, - решительно ответила ему барышня.
  - Вот как, а что же вы умеете?
  - Все что потребуется.
  - Довольно странный ответ. Дело в том, милейшая, что нынешнее развитие медицины, даже от сестер милосердия требует известных знаний. Вы где-нибудь учились этой науке?
  - Нет, но...
  - Боюсь, что в таком случае, я не смогу быть вам полезен, равно как и вы нам.
  - Но что же мне делать? - с отчаянием в голосе спросила девушка.
  - Милая барышня, вас, вероятно, подвигло на это деяние желание следовать некоему молодому человеку, ушедшему в армию? Я вполне понимаю, и даже в некоторой степени одобряю ваш порыв, но боюсь, что лучшее, что вы можете сделать, это вернуться домой к родителям-с!
  - Мне некуда возвращаться, - потерянным голосом отвечала ему она.
  - Ну, это вы зря, мадемуазель, ваши родные, вполне вероятно сердятся на вас, но вряд ли настолько...
  - Вы не поняли, - перебила его девушка, - у меня никого нет! Мои родители умерли. К тому же матушка перед смертью долго болела, поэтому мне волей-неволей пришлось научиться ухаживать за больными. Возможно я не знаю каких-то научных вещей, но как ухаживать за тяжелобольными мне, к сожалению, известно очень хорошо!
  - Простите, - смешался чиновник, видя ее неподдельное горе. - Но почему же вы приехали сюда, неужели у вас совсем никого не осталось?
  - Никого. Возьмите меня. Я готова ухаживать за умирающими. Готова помогать при перевязках, мыть обессилевших и выносить за ними судна. Готова кормить страждущих с ложки и ...
  - Вы сейчас это серьезно?
  - Да... простите, как мне вас называть?
  - Надворный советник Гиршовский, - изобразил поклон ее собеседник, - но можете звать меня Аристархом Яковлевичем. Я, некоторым образом, начальник одного из полевых госпиталей... а как вас зовут.
  - Гес... Гедвига Берг.
  - Пардон, а вы...
  - Я лютеранка.
  - Нет, простите, - смешался Гиршовский, я вовсе не это хотел спросить, - у вас есть бумаги?
  - Увы, меня обокрали в поезде, и почти не осталось никаких документов или вещей, кроме этого узелка.
  - Господи, какой ужас! Впрочем, сейчас действительно кругом столько всяких подозрительных личностей. Как говориться, кому война, а кому мать родна! Ну, хорошо, я пожалуй возьму вас санитаркой. Учтите, работы у вас будет много, причем довольно тяжелой и грязной. Так что если вы отправились в действующую армию за мужским обществом, то хочу сразу вас заверить, что времени на это не будет. И не надо так смотреть! Я человек прямой и даже, некоторым образом, бесцеремонный, поэтому сразу предлагаю определиться. Если вам мое предложение подходит, то...
  - Да, я согласна, - быстро ответила ему Гедвига.
  - Ну что же, прекрасно! Я вижу, вы совсем промокли и, как понимаю, переодеться вам не во что? Пойдемте я, по крайней мере, напою вас горячим чаем. Никаких возражений, вам это совершенно необходимо, это я как врач говорю!
  На следующий день, когда девица Берг приступила к своим обязанностям, один из младших лекарей спросил Гиршовского: - зачем тот принял еще одну барышню, ведь в персонале не было недостатка?
  - Ах, молодой человек, - покачал головой старый врач, - вы с одной стороны совершенно правы. В нашем госпитале довольно, иной раз весьма милых, сестер милосердия, причем многие из них хороших фамилий. Есть, кажется, даже одна княжна. Но ни одна из них, кроме, разумеется, "крестовых*", понятия не имеет, что их ждет! А вот мадемуазель Гедвига понимает это вполне верно. И если я в ней не ошибся, то пользы от нее будет, значительно более, чем от любой другой барышни.
  - А вам не кажется, что она жидовка?
  - И что, судно с, простите, солдатским дерьмом, как-то иначе воняет, когда его выносит еврейка?
  - Нет, но...
  - А посему, настоятельно рекомендую вам, коллега, впредь воздерживаться от подобного рода высказываний!
  ---------------
  Крестовая сестра. - То есть, монахиня.
  
  В средине мая дожди закончились так же внезапно, как и начались, после чего наступила страшная жара. Скоро выяснилось, что русские солдаты, казавшиеся совершенно нечувствительными к холоду и сырости, гораздо хуже переносят избыток тепла. Дня не случалось, чтобы на марше у кого-то из них не случался обморок, хотя смертельных случаев, в возблагодарение Господу, пока не было. Другой напастью стали частые кишечные заболевания. С последними начали всемерно бороться, для начала запретив пить сырую воду и вскоре положение улучшилось.
  Поход продолжался уже почти месяц, когда авангард 13 корпуса достиг Плоешти и встал на дневку. При входе в город, болховцев встречал сам государь, у которого для каждой роты нашлось доброе слово. Солдаты в ответ так дружно кричали "ура", что многие охрипли.
  Будищева этот порыв чувств почти не затронул, а вот Шматов орал так, и смотрел на самодержца с таким обожанием, что Дмитрий мог только подивиться такому верноподданническому экстазу. Когда царь, наконец, уехал, многие солдаты и офицеры бросились бежать следом за его коляской. Государю, даже пришлось попросить их "пожалеть свои ноги*", но те, разумеется, его не послушали и бежали, пока царский экипаж не скрылся вдали.
  Вечером в полку только и было разговоров, что о встрече с царем. Под впечатлением были даже вольноопределяющиеся, а Федька просто прожужжал своему приятелю все уши. То, как посмотрел, то, как рукой махнул, то улыбнулся уж очень милостиво...
  - Жуй, давай, - не выдержал он, наконец, указывая товарищу на плошку с остывающей кашей.
  - Ага, - охотно согласился тот, и тут же продолжил, как ни в чем не бывало: - Слышь, Граф, это же в нашей деревне никто сроду царя не видал, а я сподобился!
  - Что, и помещик?
  - А чего помещик, - пожал плечами Шматов, - он как волю объявили, совсем редко появляться стал.
  - Чего так?
  - Да кто его знает? Раньше-то почитай не выезжал из усадьбы своей. Все хозяйством занимался.
  - Это как?
  - Да я мальцом еще совсем был, а родители сказывали, строг был, по хозяйству-то. Как что не по его, так велит выпороть!
  - А за что?
  - Да за все! Вспахано с огрехами - пороть. Скирды неровно уложены - опять же пороть. А уж если сено сырое, так снимай портки и не греши!
  - А теперь?
  - А что теперь? Волю объявили, стало быть, крепости более нет. Он осерчал, конечно, говорят, даже кричал, что манифест подложный...
  - Значит, теперь не порет?
  - Ну почему? Случается, только теперь для этого надо исправника вызвать, да в суд отвести**. Там, конечно, не откажут, но это же какая волокита... вот он подалее от имения то и держится, чтобы не серчать. А все государь наш, царь-батюшка, ослобонил...
  - Понятно.
  - Ничего-то тебе, Граф, не понятно! Хороший ты человек, только не знаешь нашей жизни, хоть вроде и из крестьян сам. Ты вот ни черта, ни бога не боишься, и даже офицера в тебе своего чуют, а через то многое спускают... не поротый ты!
  Какое-то время они, чувствуя неловкость, сидели молча. Но Шматов, давно признавший верх Будищева, очевидно, ощущал какую-то вину, оттого что осмелился так говорить со своим старшим товарищем и явно мучился, подыскивая тему для разговора.
  - Тебя должно, опять с Линдфорсом пошлют? - наконец нашелся он.
  - Типун тебе на язык, - буркнул в ответ Дмитрий, - задрал уже этот подпоручик!
  После того, как на переходе Будищева назначили в патруль, начальником которого был брат полкового адъютанта, тот проникся к нему небывалой симпатией и упросил Гаупта всегда посылать с его ним. Тому, разумеется, и в голову не пришло отказать, а Дмитрий стал всерьез беспокоиться, нет ли на уме у молодого и миловидного офицера каких извращений.
  На самом деле, он совершенно зря его подозревал в чем-то нехорошем. Просто подпоручик как-то видел его тренировки, и запомнил, как ловко тот умеет ломать руками и ногами разного рода предметы. К тому же, необычный солдат, имел неосторожность травить на привале анекдоты, от которых все, включая начальника патруля безудержно смеялись. Стоит ли говорить, что не все из них были приличными? Впрочем, после некоторой адаптации, юный подпоручик смог блеснуть ими перед другими офицерами, после чего его репутация весьма укрепилась. Многие даже поверили, что Ваня Линдсфорс ничуть неменьший повеса, чем его старший брат.
  *Реальный факт.
  ** Телесные наказания для крестьян в России отменили только в 1906 году.
  
  Между тем, настоящая война становилась все ближе. Настоящая это не та, которую объявляют дипломаты, обмениваясь нотами. Настоящая, это та где гремят выстрелы, взрываются бомбы и ежечасно, ежеминутно и ежесекундно гибнут или калечатся люди, стремясь при этом убить или покалечить других.
  Русские войска подтягивались к Дунаю, собираясь переправиться на турецкий берег, а турки, в свою очередь, были полны решимости этого не допустить. Болховцы стояли в пятнадцати верстах от Дуная и потому не видели развернувшейся там эпичной картины сражения, однако звуки канонады доносились столь ясно, что любому новобранцу было понятно - дело там жаркое и кровь льется рекой.
  Наконец, пятнадцатого июня полк, получив приказ, двинулся к месту переправы. Лица людей в ожидании боя сразу стали серьезными, однако вступить в сражение им сегодня не пришлось. Уже на полпути встречный казак, принес радостную весть о первой победе русского оружия - наши перешли Дунай!
  - Вот и хорошо, - буркнул про себя Дмитрий, прибавив вместе со всеми шаг.
  - Что? - тут же встрял не расслышавший его Федор.
  - Ничего, шагай, давай!
  Однако если судьба взяла тебя на заметку, то от нее не спрячешься. Уже был виден стоящий у самого Дуная городок Зимницы, когда подскакавший к строю брат полкового адъютанта подпоручик Линсдфорс, коротко переговорил с едущим рядом Гауптом. После чего тот крикнул во весь голос:
  - Будищев, в распоряжение его благородия, быстро!
  - Есть, - без малейшего энтузиазма откликнулся вызванный и вышел из строя.
  Довольно улыбнувшийся подпоручик показал ему на ведомую в поводу лошадь и махнул рукой, дескать, садись и держись за мной. Дмитрий терпеть не мог верховую езду, но делать нечего, так что пришлось с видом христианского мученика прыгать в седло и, раскачиваясь, нестись следом за офицером.
  Несмотря на то, что передовые русские части уже переправились через Дунай, турки еще вполне могли прервать сообщение между двумя берегами. Для этого у них были необходимые силы: вооруженные пароходы и даже бронированные чудища - мониторы. Все, что наши могли им противопоставить, это маленькие паровые катера, вооруженные шестовыми минами. Совершенно неожиданно, эти утлые суденышки оказались весьма действенным оружием в войне. Еще до переправы, два молодых и отчаянных лейтенанта: Федор Дубасов на катере "Цесаревич" и Алексей Шестаков на "Ксении" атаковали и уничтожили турецкий монитор "Сельфи". Это так деморализовало турок, что они отвели свои боевые корабли и никак не препятствовали переправе.
  Однако не всем так повезло. В небольшой заводи, у импровизированного причала стоял катер "Шутка", выходивший в атаку на вооруженный турецкий пароход, но так и не добившийся успеха. Его командир, мичман Константин Нилов, с немалым сожалением вспоминал свой неуспех, но поделать ничего уже было нельзя. Вряд ли напуганный враг еще раз подставится для атаки.
  На берегу, тем временем, появился какой-то верховой офицер, сопровождаемый солдатом. Последний с любопытством взглянул на катер и, соскочив с седла, направился к воде.
  - Куды прешь, пехота! - беззлобно ругнулся на него стоящий в карауле матрос Нечипоренко.
  - Тебя забыл спросить, - усмехнулся солдат.
  - Ты что не видишь, тут флот стоит!
  - Ты про эту лоханку?
  - Но-но-но! - выглянул из-за борта, не показывавшийся до сих пор мичман.
  - Виноват, ваше благородие! - тут же пошел на попятный пехотинец. - Сослепу ваш линкор сразу не разглядел...
  - Костя Нилов? - вдруг радостно вскрикнул продолжавший сидеть в седле подпоручик, - да ты ли это?
  - Ваня Линдфорс? - удивленно отвечал тот.
  - Ну, конечно! Ты как здесь?
  - Да вот, переправу от турок охраняем, а ты?
  - Наш полк во втором эшелоне, скоро уже подойдет.
  - Прекрасно! Не желаешь чаю?
  - Я бы с удовольствием, но...
  - Много времени это не займет. Нечипоренко, ставь самовар!
  Давно не видевшиеся приятели разговорились. Прихлебывая ароматный чай, они быстро перебрали общих знакомых, а затем перешли к более животрепещущей теме - войне. Если Линдфорсу пока что похвастать было нечем, то Нилов уже ходил в атаку и с удовольствием поведал другу детства об этом во всех леденящих душу подробностях. Сидящий неподалеку солдат, которому тоже достался чай, внимательно прислушивался к их разговору и, как показалось мичману, несколько раз ухмыльнулся.
  Наконец, когда Константин с сожалением добавил, что только неисправность мины спасла турецкий корабль от верной гибели, дерзкий солдат улыбнулся явно и имел наглость заметить вслух:
  - А вот это как раз неудивительно. Кто же так концы изолирует?
  - Послушай, - не выдержал мичман, - твой солдат, он что бессмертный? Или у него зубы, как у акулы, в три ряда растут?
  - Будищев! - строго прикрикнул на подчиненного Линдфорс, - отставить разговоры...
  - Хотя погоди, - остановил приятеля Нилов, вдруг вспомнивший, как старый гальванер наставлял на заводе молодых мастеровых. "Главное - изоляция" - говорил он им, поднимая палец вверх. - Ты что, разбираешься?
  - Немного, - пожал плечами Дмитрий.
  - Исправить можешь?
  - Если запчасти и изоляция есть, почему нет?
  - Но мы спешим, - неуверенным голосом заметил подпоручик.
  - Это недолго, ваше благородие, - успокоил его солдат. - А если турки у переправы появятся, то нам без защиты может хреновато стать.
  - Вокс попули - вокс деи!* - подтвердил его слова Нилов.
  Дмитрий быстро разобрался в устройстве минного катера. Сама мина крепилась на длинном шесте, которым ее надо было подвести под борт вражеского корабля. Запал на ней был электрический, а ток для его инициации должен был идти по кабелю от гальванической батареи. Для замыкания цепи был устроен простейший рубильник. Все было очень просто, но, тем не менее, требовало аккуратности и регулярного обслуживания, а вот с последним неопытные моряки явно не справились. Быстро очистив контакты и заизолировав их с помощью просмоленных полосок парусины и вара, Будищев привел схему в рабочее состояние. Нужно было только проверить, а вот с этим оказались проблемы. Лампочки, чтобы сделать контрольку, у моряков не было, а предназначенный для проверки состояния цепи гальваномер** был разбит во время последней атаки. Подрывать же для проверки запал было как-то чересчур.
  - Слышь, как там тебя, Нечипоренко! - крикнул он ревниво смотрящему за его действиями матросу, - поймай лягушку.
  - Каку таку лягушку? - изумился тот.
  - В принципе - любую, но чем больше, тем лучше!
  - Исполнять! - строго велел моряку изумленный Нилов, и, повернувшись к приятелю, тихо спросил: - откуда ты взял это чудо?
  - Ты все равно не поверишь, - не менее изумленно покачал головой подпоручик в ответ.
  - А все-таки?
  Линдфорс в ответ шепнул ему на ухо несколько слов, причем с каждым из них у Нилова только шире открывались глаза. Наконец, он выдохнул и все так же тихо переспросил:
  - Граф Блудов?
  - Кажется - да.
  - Чудны дела твои, Господи!
  Наконец, Нечипоренко притащил пойманную им лягушку и протянул Будищеву. Тот, к еще большему изумлению наблюдавших за его манипуляциями, не долго думая разрубил ее пополам и пристроил половинку трупика к блестящей клемме. Затем плюнул на деревянную свайку, растер слюну и примотал к деревяшке провод.
  - Кто-нибудь, замкните контакт, - крикнул он внимательно наблюдавшим за ним морякам, закончив свои манипуляции.
  Один из них тут же щелкнул рубильником и когда Будищев начал тыкать свайкой в останки земноводного - случилось чудо! Под воздействием электричества ноги невинно убиенного животного стали дергаться, повергнув присутствующих в мистический шок.
  - Колдун! - только и смог охнуть матрос.
  Дмитрий же просто улыбнулся и сказал: - Готово!
  - А зачем лягушка? - спросил наконец-то пришедший в себя подпоручик.
  - Ну, - пожал плечами Будищев, - можно было и на причиндалы Нечипоренко кабель прицепить, только он орать будет громко...
  Мичман и остальные матросы, привлеченные любопытством к месту ремонта, очевидно, знакомые с действием электричества, согнулись от хохота и едва не попадали в воду. Неизвестно, сколько бы они еще продолжали смеяться, но тут сигнальщик, сидевший на невысокой вышке, протяжно закричал: - Турки!
  - Спасибо тебе, Господи! - прошептал Нилов и принялся командовать. - Разводить пары! Катер к бою!
  - А вот теперь, ваше благородие, - обратился к своему начальнику Дмитрий, - нам действительно пора!
  - Ты куда, Кулибин? - изумился, услышав эти слова мичман. - Пока мы в гости к туркам не сходим, я тебя никуда не отпущу!
  - Как это?
  - Да так! Если эта проклятая мина опять не сработает, я тебя самого под их борт засуну!
  - Но, Константин, - встрепенулся Линдфорс, - нам ведь действительно пора!
  - Ванечка, милый, - голос Константина стал вкрадчивым, - да разве же я тебя задерживаю? Поезжай, родимый, да кланяйся братцу Павлу Ивановичу. Давно его не видел, не забудь, пожалуйста...
  - Твою мать, - почти застонал в ответ Будищев, но было поздно.
  Несколько дюжих моряков бдительно следили, чтобы невесть откуда взявшийся гальванер*** не сбежал ненароком.
  - Я с вами, - решительно заявил подпоручик, но, надевавший набитый пробкой жилет, мичман в ответ только покачал головой.
  - Мон шер, ну посмотри на наш "броненосец", куда я тебя засуну? Твой, этот, как его, Блудов...
  - Будищев, - машинально поправил его Линфорс.
  - Да хоть, О ´Бриен де Ласси, - засмеялся Нилов, - в общем, твой "гений гальваники" нам действительно может пригодиться. А что ты будешь делать, шашкой турецкий монитор рубить? Так что, жди нас здесь, Ванечка, мы скоро!
  -------------------------
  *Глас народа - глас божий (лат.)
  **Гальванометр - простейший прибор, используемый в то время.
  ***Гальванер - так в то время именовались электрики
  Рядовой Федор Шматов с тоской глядел на виднеющийся вдали турецкий берег Дуная. В отличие от румынского он был довольно высок, крут, а местами даже обрывист. От мыслей каково пришлось под турецким огнем переправлявшимся тут накануне солдатам, у него все съеживалось внутри. Но самое главное он очень беспокоился о пропавшем приятеле - Будищеве. Ускакавший вместе с подпоручиком Линдфорсом Дмитрий, пропал, как в воду канул. Что хуже всего, спросить о его судьбе было некого. Однако Федька все же старательно присушивался к чужим разговорам, вдруг кто-нибудь упомянет о пропавшем товарище.
  - Да уж, несладко нашим пришлось, - вполголоса заметил стоявший неподалеку Лиховцев.
  - Вы правы, - напряженно ответил ему Гаршин.
  Шматов хотел было обратиться к вольноперам, но тут раздалась команда, и их батальон снова двинулся вперед.
  Посреди Дуная, ближе к румынскому берегу был небольшой островок, скорее даже просто отмель, под названием Чингинев. На него уже был наведен понтонный мост, по которому сейчас и шагали болховцы. Зайдя на остров, они тут же грузились на баржи, уже пришвартованные к маленькому колесному пароходику, предназначенному оттащить их на противоположный берег.
  - Поторапливайтесь! - скомандовал кто-то из офицеров.
  - Давай, быстрей, не задерживай, - тут же откликнулись унтера, понукая солдат.
  Те, впрочем, и сами ничуть не мешкая занимали места в баржах, и скоро первый батальон был готов к отплытию. Единственная труба парохода выкинула в небо густой клуб дыма, машина в его чреве забухала, и плицы колес начали мерно шлепать по водной глади. Концы, за которые баржи были пришвартованы к буксиру, натянулись и маленький караван начал движение. Ширина Дуная в этом месте превышала версту, но пароходик тянул бодро и их переправа скоро должна была закончиться, но тут раздался гудок, и люди стали встревоженно озираться, пытаясь понять что происходит.
  - Турки! - вдруг закричал глазастый Штерн и его крик тут же подхатили другие.
  Федор вместе со всеми посмотрел, куда показывал вольнопер, и сердце его обмерло. Наперерез их каравану по волнам шел довольно большой колесный пароход на мачте которого трепыхалось красное полотнище с полумесяцем.
  - Здорово они нас подловили, - с каким-то злым и вместе с тем веселым ожесточением воскликнул Николаша. - Сейчас подойдут, и перетопят как котят!
  - Ничего, наши не бросят, - неуверенным голосом возразил Лиховцев.
  Как будто отвечая на его слова, с румынского берега ударили пушки. К сожалению, прицел был взят неверно и водяные столбы от падений снарядов встали довольно далеко от турецкого корабля. К тому же, тот оказался не один - вслед за колесным пароходом, пыхая дымом, двигалось какое-то приземистое чудище. Потом сказали, что это был новейший бронированный монитор, построенный для турок в Англии. Но тогда этого никто не знал и даже отчаянные храбрецы принялись креститься, ожидая неминуемой гибели.
  Впрочем, батареями русская оборона не ограничивалась. Рассекая острыми форштевнями волны Дуная, наперерез туркам уже летели русские минные катера.
  Вообще-то катер с совершенно небоевым названием - "Шутка" был построен в Англии, для морских прогулок цесаревича Александра, но великий князь с началом войны передал его морякам. С кораблями на Черном море было так худо, что те были рады и катеру, тем более что у него был стальной корпус и довольно мощный паровой двигатель. Быстро переоборудовав для несения шестовых мин, его включили в состав Дунайской флотилии.
  К середине июня минные катера уже успели громко заявить о себе. И на Черном море и на Дунае ими было утоплено несколько боевых кораблей турок, вселив в сердца остальных почти суеверный страх. Увы, мичман Нилов довольно поздно принял командование "Шуткой" и не успел еще отличиться, хотя желал этого со всей страстью.
  Он не слишком разбирался в новомодных гальванических штуках, и, возможно именно поэтому, загадочные манипуляции странного солдата внушили ему уверенность, которую он едва не утратил после предыдущей неудачной атаки.
  Направляемый твердой рукой своего командира, катер, постепенно убыстряя ход, двинулся в сторону противника. Из-под железного листа, прикрывавшего машинное отделение, слышался ритмичный стук и пыхтение, в такт которым утлое суденышко вздрагивало. Казалось, там сидит какой очень злой и сильный зверь, дрожащий от желания выпрыгнуть наружу и разодрать на части безумцев, решившихся потревожить его.
  - Не боись, пехоцкий! - осклабившись, крикнул Будищеву стоящий рядом с рулевым Нечипоренко.
  Тот стоял, одной рукой держась за борт, а второй сжимая винтовку, и материл про себя Линдфорса, Нилова, весь военно-морской флот Российской Империи, но более всего себя самого. "Ну, вот, нахрена я полез чинить проводку этим раздолбаям!" - приговаривал он про себя.
  Турки скоро заметили приближающуюся к ним опасность и открыли огонь из пушек. Однако их артиллеристы оказались не на высоте, и турецкая картечь летела куда угодно, только не в страшные катера гяуров. А вот русские батареи успели исправить прицел, и новые всплески встали гораздо ближе к противнику.
  Первым, как ни странно, отвернул монитор. Описав довольно большой круг, приземистый корабль усиленно задымил и двинулся к своим берегам, очевидно, не желая связываться с "сумасшедшими русскими". А вот на пароходе замешкались и начали поворот слишком поздно, так что "Шутке" удалось подойти к нему довольно близко. К тому же, что-то произошло с пушками, и огонь на некоторое время прекратился.
  Впрочем, легче от этого атакующим не стало. Турецкий командир, сообразив, что что-то пошло не так, вызвал на палубу стрелков и приказал отогнать дерзких гяуров винтовочным огнем. От жужжания пуль сразу стало жарче, однако закусивший удила Нилов и не подумал прекратить атаку и лишь крепче вцепился в поручень.
  Вид палящих по нему турок неожиданно успокоил Будищева. Теперь ему было чем заняться, и солдат, зарядив винтовку, приложился к ней и выстрелил в приближающуюся громадину парохода. Хлесткий звук на долю мгновения перекрыл шум двигателя и все, как по команде, обернулись на Дмитрия. Но тот, не обращая ни на кого, ни малейшего внимания, снова загнал патрон в патронник и продолжил огонь. Правда, целиться с борта, прыгающего на волнах катера, было неудобно, и вряд ли это имело практический смысл, но сидеть без дела было совсем невозможно, так что Дмитрий, закусив губу, продолжал.
  Между тем борт турецкого корабля был все ближе и можно было невооруженным глазом разглядеть бородатые рожи, поминутно прикладывающихся к винтовкам, аскеров*. Как оказалось, особой меткостью они не отличались, так что пока русские моряки оставались невредимым. А вот Дмитрию, кажется, удалось кого-то подстрелить, и "бедолага" исчез за бортом турецкого корабля, оглашая окрестности истошными криками.
  В этот момент, османам тоже улыбнулась удача и одна из пуль поразила матроса-рулевого. Но не успел тот, обливаясь кровью, сползти вниз, как перепрыгнувший через весь катер Нилов принял из его ослабевших рук штурвал и что было мочи заорал:
  - Давай!
  Здоровый как медведь Нечипоренко тут же ухватился за длинный шест, на конце которого была закреплена мина, и выдвинул его по направлению к вражескому пароходу. Еще секунда и смертоносная адская машина скользнула под днище турецкого судна и, ударившись об него, привела в действие взрыватель. На сей раз, электрическая цепь оказалась ненарушенной и мина исправно взорвалась, подняв огромный столб воды, рухнувший с высоты на русский катер. К счастью, его котел и машина были защищены импровизированным гласисом из стального листа, так что коварной воде не удалось затушить топку и лишить маленький корабль хода.
  На подорванном пароходе тем временем началась паника. Решив, что он вот-вот затонет, одни турецкие моряки принялись прыгать за борт, другие молиться, а третьи попытались спустить на воду шлюпки.
  Но на уходящей с победой "Шутке" ничего этого уже не видели, поскольку, развив полный ход, уходили от своего поверженного противника.
  - Ура! - Радостно закричал Нилов и матросы тут же подхватили его клич, а мичман продолжал, обращаясь к своим подчиненным: - всех к крестам представлю!
  - Ваше благородие, - подал снизу голос матрос-кочегар, - тут это...
  - Что там еще?
  - Так что - тонем!
  - Как?
  Заглянув вниз, офицер увидел, что из-под решетчатого настила, покрывающего днище, внутрь катера поступает вода.
  - Хреново, - буркнул оказавшийся рядом с ним Будищев, - надо к берегу.
  - Ты бы не умничал! - взвился Нилов, которого бесцеремонность странного солдата все-таки начала откровенно бесить. - Лучше бери магеринг* да вычерпывай!
  - Чего брать? - изумился Дмитрий, но его уже оттеснили кинувшиеся вниз матросы.
  Буквально через несколько секунд, они разломали настил и принялись споро вычерпывать прибывающую воду, передавая друг другу эти самые магеринги.
  - Давайте, братцы! - Поторапливал их командир, - если не будем мешкать, тогда глядишь и успеем.
  - Ага, если поторопимся. И это, к турецкому берегу ближе...
  - Пожалуй, - скрипнул зубами мичман.
  ---------------------------
  *Аскер. - турецкий солдат.
  * Магеринг - парусиновое ведро.
  
  Несмотря на все усилия, вода все прибывала и вычерпывающие воду матросы работали уже по колено в ней. Сбавивший ход катер сносило вниз течение, но берег был уже совсем близко и люди продолжали работать как проклятые. Наконец почувствовался легкий толчок и "Шутка" оказалась на отмели. По крайней мере, немедленное затопление ей теперь не грозило, и экипаж смог перевести дух.
  Мичман Нилов с удовлетворением посмотрел на почти скрывшийся под водой турецкий пароход и довольным голосом произнес:
  -А все-таки мы их на дно пустили!
  - Так точно, вашбродь, - угодливо поддакнул ему Нечипоренко.
  Офицер обернулся на его голос и не без удивления увидел, что Будищев склонился над раненым рулевым. С треском разорвав на матросе голландку,* Дмитрий осмотрел его простреленную грудь и, покачав головой, взялся за перевязку. Приложив к продолжавшей кровоточить ране сложенную в несколько слоев чистую холстину, он туго перемотал тело моряка лентами, нарванными из его же одежды.
  - Вы и в этом разбираетесь? - снова перешел на вы мичман.
  - Хрена тут разбираться, - хмуро буркнул в ответ солдат, потом видимо спохватился из-за грубости ответа и, бросив на Нилова опасливый взгляд, продолжал: - Главное кровь остановить и к врачам побыстрее доставить.
  - С этим могут быть проблемы, - покачал головой офицер, решив на сей раз не заметить непочтительности.
  - Никак нет, вашбродь, - вмешался кочегар, - осмелюсь заметить, что, скорее всего, от взрыва заклепки в днище повылетали. Надо настил совсем разобрать, да чопиками их забить и все ладно будет. Тогда воду отчерпаем и пойдем домой с форсом, как адмиральский катер по Фонтанке.
  - Хм, ну попробуйте, - пожал плечами Нилов, - хотя я полагаю, что наше бедственное положение не осталось не замеченным и скоро мы получим помощь.
  - Кстати, а куда нас занесло? - поинтересовался Будищев.
  - В каком смысле?
  - Ну, кем этот берег занят, нашими или турками? А то с этой кручи нас очень просто можно перестрелять.
  - Ну, это ты, братец, хватил, кто же в нас стрелять то станет?
  - Да вон хотя бы те обормоты, - показал рукой на ближайшую кручу солдат.
  Приглядевшись, Нилов тоже заметил, что с высокого берега за ними наблюдают какие-то люди. Точнее видны были только их головы в каких-то лохматых головных уборах.
  - Это вероятно, казаки, - неуверенно заявил мичман.
  - Ну, если казаки начали чалмы носить, тогда - да!
  Как будто подтверждая самые мрачные предположения Будищева, непонятные люди на турецком берегу открыли по ним огонь. Моряки тут же кинулись прятаться за железными листами, которыми был блиндирован их катер, а Дмитрий, подхватив винтовку, ласточкой прыгнул за борт и оказавшись по пояс в воде прикрылся корпусом "Шутки".
  Патронов у турок оказалось довольно и их пули с отвратительным лязгом то и дело били по катеру и поднимали фонтанчики в волнах Дуная рядом с ним. Будищев тут же стал стрелять в ответ, но расстояние было довольно велико, и было трудно сказать, имелся ли от этого прок. Винтовки экипажа, кроме одной, как на грех остались на берегу, так что отстреливаться им было почти нечем, если не считать "барановки**" стоявшего на часах перед атакой Нечипоренко и револьвера Нилова.
  Впрочем, туркам вести огонь было тоже не слишком удобно, а может стрелки из них были никудышные, но ситуация сложилась патовая. Добраться до моряков с "Шутки" враги не могли, однако и тем было нечем им ответить.
  Ситуацию спас другой русский катер - под названием "Царевна". На нем заметили, что их товарищи попали в беду и поспешили на помощь. Что было особенно ценно, командовавший "Царевной" лейтенант Шестаков догадался перед тем как идти на выручку, снять шестовые мины и заменить их устрашающего вида митральезой Гатлинга-Горлова, шесть стволов которой собранные в один блок и напоминавшие оттого небольшую пушку, грозно смотрели вперед.
  "Царевна" в отличие от "Шутки" была обычным разъездным катером. Размеры ее были куда меньше, а скорость ниже.
  --------------------
  *Голландка - белая матросская рубаха с синим форменным воротником.
  **Барановка. - Винтовка системы Альбини-Баранова, принятая на вооружение в Российском флоте.
  
Оценка: 7.84*300  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  Д.Гримм "Формула правосудия" (Антиутопия) | | Н.Любимка "Пятый факультет" (Боевое фэнтези) | | А.Каменистый "Существование" (Боевая фантастика) | | Е.Вострова "Мой муж - дракон" (Любовное фэнтези) | | П.Гриневич "Сегодня, завтра и навсегда" (Антиутопия) | | Д.Деев "Я – другой" (ЛитРПГ) | | I.Eson "Виртуальная реальность" (Научная фантастика) | | С.Казакова "Позволь мне выбрать 2" (Любовное фэнтези) | | М.Гудвин "Падение Фаэтона / Том I / Огонь Ра" (Боевая фантастика) | | В.Соколов "Обезбашенный спецназ. Мажор 2" (Боевик) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
П.Керлис "Антилия.Охота за неприятностями" С.Лыжина "Время дракона" А.Вильгоцкий "Пастырь мертвецов" И.Шевченко "Демоны ее прошлого" Н.Капитонов "Шлак" Б.Кригер "В бездне"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"