Один Современный Автор: другие произведения.

Деревня. Маленькая грустная повесть. Ч.2

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фанфиков на Фикомании
Продавай произведения на
Peклaмa
 Ваша оценка:

  ЧАСТЬ ВТОРАЯ
  
  
  ЗАГАДКА
  
  Прошло еще несколько дней. Я обживал деревню и заходил к моим новым знакомым. Особенно подружился я с дядей Ваней. Один раз я даже ходил с ним косить траву на луг - чтобы привыкать понемногу к моей деревенской жизни. Приятеля в лесном шалаше я не посещал - что-то мне по-прежнему в нем казалось странное.
  Огород мой подавал надежды. На нем, несмотря на сухую погоду, уже проклюнулось несколько ростков. Я с любовью и надеждой смотрел на них. В них виделось мне начало моей новой, счастливой и совершенной жизни.
  С заботливой женщиной я по-прежнему не познакомился. Я вроде этого и хотел, но как-то руки не доходили. Я довольствовался тем, что проходил мимо ее огорода и издалека наблюдал ее.
  Радовали меня по-прежнему погода - и особенно закат. Я уже много раз наблюдал его, находя все новые оттенки в расцветке неба.
  В один из таких вечеров заглянул я как-то к дяде Ване на огонек.
  - Ну, как успехи? - приветствовал меня он, - Со всеми, кого я тебе называл, познакомился?
  - Со всеми, - беспечно ответил я, - Кроме той женщины. Марья Иванна, кажется, зовут.
  Он серьезно взглянул на меня.
  - Что ж так?
  - А... - махнул рукой я, - Ноги никак не доходят. Я все мимо ее дома прохожу - да никак не зайду.
  Он пожал плечами.
  - Что ж, Бог даст...
  - Вы мне лучше, дядя Ваня, расскажите, что с этим Николаем, - тут же спросил я, - Я его видал - да ничего не понял.
  - Ах, так ты, значит, познакомился? - Да, но до сих пор не понимаю - в чем же его болезнь.
  Дядя Ваня стал вдруг серьезен.
  - Грустная история... - вздохнул он, - Не сразу и разберешься. Говорят, работал на заводе, а там что-то произошло, какая-то что ли стена на него упала... Думали, вовсе погиб - а он вон оправился, теперь даже ходит. По другим слухам, его как-то в поле косилка переехала. По разному люди говорят. Впрочем, какая разница - один черт!..
  - Я удивляюсь, что он все же ходит!.. - вставил я.
  - Конечно, а как же!.. Все же воля у парня, тяга к жизни. Молодой, еще в могилу не хочется. Если все ж выбрался - то только своими силами.
  - Вот за это я его уважаю! - воскликнул я.
  - И правильно - есть за что.
  - А что это еще за один парень, который все около деревни ходит? - после некоторого vолчания спросил я, - Вы мне его не называли.
  - Какой парень? - удивился он.
  - Здесь, за деревней, в лесу живет. Говорит, у него и здесь дом есть, в который они приезжают с родственниками.
  - Сроду такого не было!
  - Он еще говорил, что в соседнем городе живет. Сюда приезжает на лето, - продолжал объяснять я, - Говорит, целыми месяцами тут живет.
  Старик удивленно смотрел на меня.
  - Честное слово, первый раз про такого слышу!..
  - Ну как же... - пробовал понять я, - Такой невысокий... весь еще волосами зарос.
  - Слушай, добрый человек, - прямо глядя на меня, сказал дядя Ваня? - Я здесь двадцать лет живу - и хоть часто месяцами из своего дома не выхожу, все же всех жителей деревни знаю. Не бродило здесь никогда около деревни никаких волосатых парней.
  Я во все глаза глядел на него.
  - Но как же... - пробовал разобраться я, - Ведь я его не далее как неделю назад собственными глазами видел. Я с ним вот так же, как с Вами сейчас, разговаривал.
  - Считай, что тебе это приснилось. Нет здесь за сто километров никакого города - и чудес никаких быть не может.
  Я, ничего не понимая, смотрел на него.
  - Ладно, выкинь из головы все эти тайны - и пошли мне в огороде поможешь, - выручил он меня.
  Мы с ним с полчаса поливали грядки - но мне невольно нет-нет, да и приходила последняя часть нашего разговора, и в голове у меня что-то не вязалось. Выходит, не зря я что-то подозревал, когда разговаривал с этим парнем.
  Когда мы закончили дело, попили чай и я собрался домой, он мне напоследок сказал:
  - Ты пошел бы узнал, что это за бродяга, и мне бы потом рассказал. Интересно разобраться, кого это вдруг в наши края занесло.
  Я, сам недоумевая и теряясь в догадках, ему обещал. Тут я покинул его двор.
  
  ТРЕВОГИ
  
  На следующее утро я попытался выполнить данное мной обещание. Загадка эта не давала мне покоя. Собравшись с духом, отправился я в начинавшийся прямо от моего дома лес за деревней, искать злополучный шалаш. Воспоминаний о его местоположении и о пути к нему у меня не сохранилось - ведь в тот раз я наткнулся на него случайно.
  Потратив порядочно времени, я, наконец, вроде нашел нужное место - и стал кликать его хозяина. Все вроде на месте - и шатер из раскидистых еловых веток, и шалаш на хвойной подстилке в глубине - но только самого виновника моей тревоги не было. Я обшарил рядом всю окрестность и еще к тому же прождал часа два - но так никого не дождался и не нашел. (Надо сказать, что в этот день было довольно прохладно.)
  Сожалея о времени, потерянном зря, я пошел обратно в деревню, и вот уже шел к своему дому по ее улице - но тут внезапно меня ждал еще один сюрприз.
  Начать с того, что я шел совершенно спокойно. Была полная тишина - ни звука, ни шороха; вся деревня будто в этот послеобеденный час спала; было довольно пасмурно и туманно. Спокойствие это показалось мне странным. Душа моя будто начала предчувствовать в нем какую-то тревогу, что-то еще не случившееся, но назревающее.
  И это не замедлило случиться. Когда я проходил середину деревни, в тишине вдруг раздался крик. От этого крика так и похолодело все внутри меня.
  - Утонул! Утонул! - разносился над деревней женский голос, полный какого-то последнего, крайнего отчаянья. Я мигом обернулся и бросился по направлению крика. Это было как раз в конце короткой крутой улочки, ведущей к реке, на которой стояли дома дяди Вани и хромого Кольки.
  Когда я был уже на середине, сзади меня хлопнула дверь, потом калитка - и я услыхал вслед за мной топот ног. Обернувшись, я краем глаза увидел, что дядя Ваня тоже выбежал из двора и тоже бежит на крик. Показалось мне также, что с другой стороны в то же место бежит какая-то женщина.
  Я будто знал уже, предчувствовал, что случилось и что я там найду. Скоро я, усталый и запыхавшийся, добежал до конца улицы и выбежал к реке. Здесь, в конце тропинки среди ивовых кустов были какие-то шаткие мостки, с которых, видимо, полоскала белье мать хромого Кольки, или еще какая-нибудь из здешних хозяек - и около этих мостков я нашел вдруг всех моих знакомых.
  Здесь действительно была и мать Кольки, и прибежавшая только что Марья Степановна; тут же, буквально через минуту, подоспел и дядя Ваня; было и еще 2-3 человека, мне не совсем знакомых.
  Но самое главное, что приковало мое внимание, было внизу, в реке - и туда были направлены взгляды всех стоявших. Там, не так далеко от берега, в стремнине, среди тут и там возникавших водоворотов, бултыхалось что-то пестрое, вроде как вздувшаяся от воздуха над водой рубашка - и в этом пятне я без труда определил пеструю ситцевую рубаху Кольки и его самого.
  Все стоявшие на берегу были как бы в оцепенении, ибо явно было надо помочь, человек тонул - для них же это было затруднительно, они были слишком стары. Из всех собравшихся я один был достаточно молодой - поэтому я тут же, в одну минуту ощутил лежащую на мне ответственность. Буквально не раздумывая и не раздеваясь, в чем был, я тут же бросился в реку - и поплыл на помощь моему новому, недавно обретенному здесь другу. Мы принялись бороться с течением, и, скажу правду, до последней минуты не было ясно, "кто - кого" - но понемногу мне удалось, поддерживая несчастного и подталкивая его к берегу, вывести его из стремнины. Ноги наши, наконец, ощутили дно - и мы, порядком облепленные тиной, выбрались в прибрежные кусты. Я сам был еле живой - а Николай вообще вряд ли соображал что-нибудь. У него к тому же зуб на зуб не попадал. Все прибежавшие уже обступили нас. Я от усталости и холода вряд ли мог понимать их восклицания - неважно, будь то выражения горя или радости. Я, конечно, в первую очередь хотел говорить с Колькой - как мог он попасть в такую историю - но он тоже вряд ли способен был на что-нибудь отвечать.
  Нас, наконец, подняли и повели вверх, в гору. Вот уже и Колькин дом, и его калитка. Тут женщины взяли его и свернули туда, приводить его в порядок. Я хотел было отправиться за ними, т.к. уже немного пришел в себя - но дядя Ваня воспрепятствовал, сказав, что им и без того хлопот достаточно, а мне сейчас самому нужен уход. Он предложил мне пойти обсохнуть и согреться к нему.
  Я, подумав, принял его предложение, т.к. мне не хотелось теперь оставаться одному, и пошел вслед за ним - но тут нас поджидал еще один сюрприз. Неожиданно оказалось, что нас идет вверх по улице не двое, а трое. В общей суматохе, связанной с несчастьем, к нам еще кто-то примазался. Я вгляделся внимательнее - и остолбенел. Следом за нами шел мой третий знакомый - с которым я познакомился неделю назад в лесу и которого безуспешно искал два часа назад.
  Поймав мой взгляд, он как-то неловко ухмыльнулся и развел руками.
  - А я что - я ничего... - как бы оправдываясь, сказал он, - Гулял здесь неподалеку, вдруг слышу - кричат... Я, конечно, на крик - смотрю, из реки кого-то вытащили. Не каждую минуту такое случается - я, понятно, вместе со всеми... Вы позволите, я с вами пойду?..
  Дядя Ваня удивленно взглянул на меня.
  - Кто такой?
  У меня не было ни времени, ни сил объяснять.
  - А, пусть идет!.. - махнул рукой я, - Он мне знаком! Может быть, будет довольно интересно (напоследок добавил я, как-то особенно ему кивнув и подмигнув).
  Дядя Ваня безразлично пожал плечами. У меня от всех этих впечатлений раскалывалась голова. Мы продолжали путь вверх по крутой улице - и скоро вошли в дом.
  
   ПРИЯТЕЛЬ
  
  Скоро мы сидели уже за дяди Ваниным крепким и аккуратно прибранным столом, и перед нам уже дымились чашки чая. Я был в каких-то рабочих штанах и куртке, нашедшихся в его хозяйстве, а мои вещи сушились в комнате.
  Скоро возобновился разговор.
  - Дядя Ваня, а что это за странная история... - спросил я, - что это такое... сегодня было?
  Он задумался и вздохнул.
  - Эта история была не только сегодня, - наконец, сказал он, -Это уже давно. Понимаешь, не хочет парень смириться. Никак не хочет признать, что жизнь уже кончена. Все "испытывает" себя, все жить пытается. То на дерево залезет, то огород пробует вскопать - то вот, теперь плавать решил учиться. Другим одно расстройство, конечно. Вот на днях так же пришлось с дерева его снимать. Для него это, может, и борьба за жизнь - а для матери его, да и для всех нас - постоянная тревога.
  - Но ведь это хорошо! - воскликнул я, - Если человек не сдается, если в любых условиях пытается подняться на ноги!
  Слова дяди Вани, если честно, меня потрясли и вызвали еще большее уважение к бедному больному. Старик вновь взглянул на меня и вздохнул.
  - Что ж, а я и не спорю...
  Я почувствовал, что надо менять тему. Взгляд мой вновь упал на моего странного знакомого.
  - А это вот - рад вас познакомить, - обратился я вновь к дяде Ване, - Это тот самый человек, о котором мы в прошлый раз говорили, тот самый "лесной человек", которого я недавно встречал.
  Лицо дяди Вани оживилось.
  - Ну-ка, ну-ка, - сказал он с интересом, - Давайте-ка на него посмотрим... У нас тут из-за тебя интересный спор вышел.(обратился он уже к незнакомцу)
  Тот с интересом и удивлением смотрел на нас, как бы не понимая, о чем речь. На лице его начали проявляться какой-то испуг и тревога.
  - Этот вот молодой человек (указал старик на меня) говорит - живет, я говорю - не живет. Ну-ка, друг, расскажи, что ты за птица и откуда залетел в наши края?
  На лице сидящего вновь отразилось какое-то недоумение. Он даже стал озираться по комнате, будто ища какой-то поддержки или опоры.
  - Я... - наконец, начал он, - Из соседнего города. Мы летом с родными приезжаем и здесь живем. Теперь родные уехали, а я здесь один остался.
  - Как называется город-то?
  Парень беспомощно молчал.
  - Н-да, интересно... А как фамилия ваша? И где же вы здесь живете - в каком доме?
  Парень покраснел и потупился.
  - Вот так, - обратился ко мне дядя Ваня, - Совсем немного времени было надо, чтобы вывести приятеля на чистую воду. Ну, друг мой (вновь обратился он к нему), расскажи нам, наконец, кто ты такой есть на самом деле и откуда к нам прибыл.
  Гость сидел, беспомощно и как-то опущенно глядя на нас.
  - А ниоткуда! - вдруг довольно резко сказал он, - И вообще, какое право вы имеете спрашивать? Разве не свя земля общая, разве не всем принадлежат эти поля и леса?! Может, вот так и живу - в лесу - и никакого другого прошлого не имею и не хочу иметь!
  - Но зимой в лесу бывает холодно, - совершенно резонно заметил дядя Ваня.
  - Ничего! - воскликнул приятель, - До зимы еще далеко, я к тому времени что-нибудь придумаю!
  Дядя Ваня пожал плечами и взглянул на меня.
  - Ничего не пойму, - сказал он, - Чудеса стали твориться в нашей забытой Богом деревеньке. Слушай, не буду-ка я ломать над всем этим голову - разберись-ка ты сам с ним!
  - Но я еще не высох! - так же искренне заметил я.
  - Ничего, наверное, уже можно одеть. А если нет - иди прямо так, мне не жалко. Потом вернешь. Тем более вон - на улице солнце.
  Я действительно счел за лучшее покинуть его гостеприимный дом. Захватив с собою странного приятеля, я вышел на крыльцо и затем во двор, где действительно уже сияло солнце.
  
  - Ну, что же ты! - заговорил я, когда мы отошли за дом, - Нагородил с три короба - а теперь все оказалось сказкой. Замучил бедного старика.
  Он глядел на меня, смеясь.
  - А что я - виноват? Пристал ко мне - расскажи да расскажи! А если я не хочу рассказывать?!
  - Но кто же ты? - удивленно воскликнул я, - Мне-то ты можешь рассказать?! Я же не враг тебе!
  Он посмотрел на меня серьезно.
  - Да тебе-то зачем рассказывать? Ты же и сам все знаешь!
  Я буквально остолбенел и взглянул на него совсем новыми глазами. Мне вспомнился вдруг тот, первый наш разговор и несколько его странных моментов, когда мы будто не договаривали с ним чего-то - и в то же время будто что-то понимали.
  - Так ты, значит, тоже ОТТУДА? - после минутного молчания сказал я.
  В ответ он молча глядел на меня. Я тоже молчал, переваривая эту вдруг открывшуюся мне странность.
  - Но почему, почему же все это так? - в недоумении сказал я,
  - Лес, шалаш, одиночество - и к тому же все эти выдумки?
  Он взглянул на меня серьезно. - Просто я решил испытать другой вариант, - спокойно сказал он, - Ты испытываешь вариант с деревней и домом, а я - с лесом и одиночеством. Ведь правильно я тебя понимаю?
  Все это было слишком странно и в голове не укладывалось.
  - Ты что же, решил предпринять в некотором роде... поход? - наконец, нетвердо сказал я.
  - Именно! - обрадовался он, - Свободную жизнь на природе, на свежем воздухе, с помощью которой осуществляется бегство из тех ненавистных условий.
  - И мы, значит, с тобой выходим жалкие беглецы... - задумчиво и медленно произнес я.
  - Ну, это с какой стороны посмотреть, - неопределенно ответил он.
  Мы помолчали.
  - Нет, я бы не хотел с тобой так сейчас расставаться! - вдруг неожиданно горячо воскликнул я, - Раз мы здесь встретились, и оказались вдруг товарищами - даже чуть не братьями - то нужно нам и дальше так вместе держаться, как-то друг другу помогать!
  Он грустно усмехнулся.
  - К сожалению, скорей товарищами по несчастью...
  - Ну и что - все равно! - продолжал настаивать я, - Нас здесь не так много людей - тем более столь сходных! Я считаю совершенно необходимым не расставаться сейчас, а, скажем, пойти ко мне!
  Он неопределенно пожал плечами.
  - Что ж, пожалуй... Вреда, по крайней мере, от этого не будет. Я подтянул дяди Ванины штаны - и мы тут же покинули двор
  старика и пошли ко мне.
  
  
  РАЗГАДКИ
  
  Скоро мы сидели в моей прохладной и затененной комнате. Я с ожиданием смотрел на него. Наконец я не выдержал молчания и сам прервал его.
  - Ну... рассказывай.
  - Что рассказывать?
  - Свою историю... кто ты, откуда...
  Он вздохнул и скорчил гримасу.
  - Какую историю... Все обычно... Школа, институт, работа. В том-то и дело, что ничего особенного. Все как у всех. Зато и результат тот же (как-то едко усмехнулся он). Сначала идешь, идешь - и вроде кажется, все нормально, и даже есть какое-то будущее, а потом вдруг смотришь - в один прекрасный момент вдруг кругом пустыня, и холод, и снег, и ветер свищет, и вообще не знаешь, как выбраться из этого тупика.
  - Да, да... - как эхо, откликнулся я, - У всех так же... И так же незаметно происходит, и причины нельзя понять... Скажи, а может, это и правда свойство этого МЕСТА? И иначе ТАМ быть не может?
  - Не знаю... - чуть раздраженно ответил он, - Может место, может люди... Я вообще-то в этих вещах не разбираюсь. Главное, что это действительно так - и вот и на нас теперь подтвердилось.
  Мы снова помолчали. ГЛАВНОЕ было ясно - я размышлял теперь о деталях.
  - И что же, ты решил... - наконец, начал я.
  - Вот именно! - подхватил он, - Осуществить "природный вариант". Стать вольным сыном лесов и полей. Я мог бы и поподробнее рассказать, но сначала разреши спросить у тебя: ты сам... то есть вот эта деревня, этот дом, огород, и ты здесь - это что, действительно вариант все того же, твой способ "бегства"?
  - Да, да... - нервно смеясь, ответил я, - А твой шалаш - всего лишь "другой вариант", тоже все равно что мой дом?
  По всем его словам я знал уже, что это так.
  - Значит, мы на пару с тобой осуществили два этих варианта, - подвел итог он, - главная суть которых - бегство из города.
  Все было ясно - лучше не скажешь. Я больше не знал, о чем говорить.
  - Ну почему, почему!? - после некоторого молчания воскликнул я, - Почему ЭТО МЕСТО такое гиблое? Почему там нет жизни для нормальных людей, и все только и думают, как бы оттуда повернее сбежать?
  Он только пожал плечами.
  - Ты знаешь, - вдруг каким-то другим, грустным голосом сказал он, - Мне сегодня первый раз пришла мысль, что ничего, может, и не выйдет из наших затей...
  Я с испугом взглянул на него.
  - Как же?!.. А новая жизнь?! А решение проблем?! А избавление, наконец, от прежних печальных воспоминаний?!
  Он так же грустно смотрел на меня.
  - Вот я о том и подумал... - медленно сказал он, - Что все это, быть может, иллюзии...
  - Не может быть!.. - отчаянно воскликнул я, - А как же мой огород?!.. У меня есть огород!..
  - Какой огород? - удивленно спросил он.
  - Тот, который я вскопал в знак моего выздоровления! - как безумный, восклицал я, - На котором зреют семена моей новой жизни! Он с сомнением глядел на меня - видно, я и в самом деле выглядел немного странно.
  - Огород... - удивляясь, повторил он, - Я и не знал, что какой-то есть огород...
  Я уже выбегал из комнаты.
  - Пойдем, пойдем! - крикнул я, - Это самое важное во всей моей жизни здесь! Пойдем, я тебе покажу!
  Он, все еще недоумевая, все же поднялся и последовал за мной. Скоро мы вышли во двор - и отправились за дом, в заросли бурьяна.
  
  НОВАЯ ЖИЗНЬ
  
  - Вот! - гордо сказал я, остановившись около чернеющего в кустах прямоугольника земли, - Вот самая ценная вещь во всей этой деревне, вот главный результат моей жизни здесь!
  Он некоторое время вглядывался туда.
  - Но я ничего не вижу!..
  Действительно, как назло, ничего не было видно.
  - Ну как же! - начиная нервнияать, воскликнул я, - Приглядись повнимательней! Вон несколько ростков!
  Увы - я, пожалуй, сам хотел выдать желаемое за действительное! Ростки если и были - то такие чахлые и невзрачные, что их почти невозможно было разглядеть. Сухая и жаркая погода последних дней так и не позволила им подняться.
  Раздосадованный, я опустился на корточки рядом с огородом.
  - Ну как же! - восклицал я, - Я же ведь сам сажал! Не могло же не взойти!
  Реальность, увы, говорила об обратном. Он некоторое время скептически смотрел на меня.
  - Это что, - наконец, спросил он, - и есть главные результаты твоей здешней жизни?
   Я сконфуженно молчал.
  - Да, не густо...
  Я не знал, что отвечать.
  - Ничего! - наконец, воскликнул я, - Это потому, что дождя не было! Они взойдут, вот увидишь! Я их специально для этого посадил! Если хочешь знать - это главная, единственная моя надежда! Я так и решил, когда сажал: если взойдет - значит, все удачно, значит, моя жизнь здесь сложится...
  Я вовремя спохватился, что лучше не продолжать.
  - Дай Бог, дай Бог... - скептически ответил он, - Желаю тебе всяческих успехов.
  - Я был крайне сконфужен.
  - Что ж, поговорили довольно, - пришел мне на выручку он, - Пора и по домам.
  Я все никак не мог прийти в себя.
  - Как, ты уже?.. Мы же ни о чем не поговорили!
  - Я думаю, у нас еще будет время - не последний раз видимся. А на сегодня достаточно - слишком много новостей за один раз.
  - Да, да! - немного опомнясь, воскликнул я, - Нам непременно надо встречаться! Раз уж мы здесь друг друга нашли - расстаться теперь было бы странно!
  Он сделал несколько шагов к калитке.
  - Ты приходи! - крикнул я под конец еще раз, - Я всегда буду тебе рад! Мы что-нибудь ценное вместе придумаем!
  Я вдруг поймал себя на мысли, что в действительности не уверен ни в одном из этих слов. Он окончательно вышел за калитку.
  Я остался один посреди двора. Чувствовал я, должен сказать, себя неважно и странно.
  - Они взойдут, взойдут!.. - крикнул я для чего-то напоследок, вдогонку ему, пытаясь одновременно понять причины этого странного чувства.
  
  СОМНЕНИЯ
  
  Жизнь пошла по-прежнему. Я обживал деревню и скитался по окрестным полям. Погода была сносная, хотя чувствовалось уже приближение осени - все больше становилось желтых листьев и холодных дней.
  С моим "товарищем по несчастью", почти что братом я пару дней не встречался. Странное чувство, возникшее еще в нашу первую встречу, все крепло и исключало особое рвение к встречам с моей стороны. Оно было мне самому сперва непонятно, но постепенно как бы прояснялось. Во всяком случае, я даже не ходил искать его в лесу - несмотря на самые мои горячие заверения во время последней встречи.
  К дяде Ване я заходил и штаны ему отдал. Мы с ним в этот раз говорили как-то скупо - по крайней мере, ничего существенного. К Кольке я не заглядывал, и с той женщиной, Марьей Ивановной, так и не познакомился - все было недосуг.
  Следующий день выдался какой-то прохладный и невзрачный. Я пробовал было с утра выйти из дому - но сразу озяб, и счел за лучшее отсиживаться в комнате.
  Я сидел у окна за столом и читал, когда вдруг раздался громкий стук в окно. Я отогнул занавеску и выглянул. У окна, немного поодаль, стоял мой новый приятель.
  Опять же в противоречие тому, что я говорил ему в прошлый раз, я не обрадовался. Грустно вздохнув, я кивнул ему:
  - Ты чего?..
  Он знаками показывал, чтобы я впустил его в дом. Я нехотя пошел открывать.
  Открыв дверь на щелочку, я снова не хотел его пускать, а с вопросом смотрел на него. Когда он увидел такой прием, удивление отразилось на его лице.
  - Друг, ты чего?.. - в смятении сказал он, - Как ты меня встречаешь?
  Я печально смотрел на него.
  - А ты разве не понял?..
  Он пожал плечами и отрицательно затряс головой.
  - Нам же здесь встречаться нельзя, - едко усмехаясь, сказал я, - Мы же "товарищи по несчастью", "двойники" - не знаю, как лучше сказать. Мы болели одним и от одного бежали - и какая же польза нам видеться здесь?
  Он смотрел с недоумением.
  - Не понимаю, почему? - наконец, сказал он.
  - Ну где ты видел когда-нибудь, чтобы больным было полезно общение друг с другом, и чтобы они могли друг другу помочь, - нервно продолжал я, - Больным нужно скорей хорошего врача. А если они без конца будут пережевывать болезни друг друга - много ли будет от этого толку?
  - Что ты имеешь в виду под болезнью? - быстро спросил он.
  - Ну ты же сам понимаешь!.. - воскликнул я, - То, что мы жили там. Да и эти попытки удрать, избавиться - неважно каким из вариантов, "лесным" или "деревенским" - тоже ведь симптомы болезни!..
  Он с минуту странно смотрел на меня - но, как видно, понял. По крайней мере, я заметил, как вдруг изменилось его лицо.
  - Однако, это не причина, - вдруг сказал он, - чтобы не пустить меня в дом. Погода довольно мерзкая, и я в лесу замерз. Я ведь когда-то пустил тебя к себе от дождя.
  "Атаки" с этой стороны я не ожидал.
  - Я, собственно, только за этим и пришел, - продолжал он, - Философские вопросы меня, честно говоря, мало волнуют - а только то, что у меня зуб на зуб не попадает.
  - А, ну если только это... - тоскливо сказал я и пропустил его.
  На такую его просьбу не было у меня ответа - а также достаточно веской причины, чтобы отказать.
  Пропустив его мимо себя, я сам вошел вслед за ним в комнату.
  Некоторое время сидели молча. Он как-то задумчиво смотрел в окно.
  - Имей в виду, я вовсе не хочу с тобой здесь общаться! - еще раз для верности сказал я.
  Он, безразлично пожав плечами, взглянул на меня. - Да и я, честно говоря, тоже...
  С минуту еще помолчали.
  - Что ж ты дальше собираешься делать?.. - вдруг спросил он.
  Я, насупившись, отвернулся. Он вопроса не повторял.
  - Ну почему, почему?! - вдруг, не выдержав, воскликнул я, - Почему все так неудачно складывается?! Хотел вылечиться, избавиться от болезней, забрался для этого в такую даль - и вдруг встречаю здесь своего "двойника"!.. Пойми, я гляжусь в тебя, как в зеркало. В нем отражаются все мои болезни - а мы ведь выяснили уже, что я не слишком здоров.
  Он несмело взглянул на меня.
  - Так ведь и я тоже...
  - Тем более! - азартно подхватил я, - Мы только мозолим глаза друг другу, только раздражаем себя! Обоим приятное знакомство!
  Он недолго помолчал.
  - Но раз так... - через некоторое время сказал он, - может быть, нам вместе подумать об исцелении, может, нам объединить свои усилия?!..
  Я удивленно взглянул на него.
  - Если двое больных очень постараются, - пояснил свою мысль он, - может, им удастся и самим вылечиться, и друг другу помочь?
  Как ни тяжело мне с ним было общаться, как ни стремился я прервать беседу - но понемногу вовлекался в разговор.
  - Хорошо, давай подумаем, как, - даже с каким-то раздражением подхватил я, - Природу и сельский труд мы уже испробовали. Что еще?
  - Знакомства, - коротко ответил он.
  Я глядел удивленно.
  - У тебя здесь много знакомых, - продолжал развивать мысль он, - Ты за это время их приобрел, пока я там в лесу сидел. Общение с людьми - вот лучший способ решения всех проблем. Самые тяжелые случаи лечатся этим. Давай пройдем по твоим друзьям, поближе с ними сойдемся, вольемся в здешнюю жизнь - вот все и поправится.
  Я понял, куда он клонил. Это было то же, что имел в виду я сам, когда искал знакомства с дядей Ваней и расспрашивал у него про здешних жильцов. План тоже был нетвердый - но, по крайней мере, он меня еще пока не подвел.
  -Что ж, давай! - быть может, несколько поспешно отозвался я,
  - Попробуем влиться в здешнее общество! Со стариком мы уже знакомы, виделись в прошлый раз - давай теперь навестим нашего больного!
  
  СНОВА КАЛЕКА
  
  Я дал ему телогрейку из чулана, кое-как оделся сам - и мы скоро вышли из дома. Путь наш лежал по крутой улочке вниз, прямо к стоящему в конце ее дому. Скоро мы уже входили в калитку.
  Мы направились прямо к дому, думая найти его там - но неожиданно заметили его во дворе, в небольшом палисаднике, в стороне от дорожки.
  Он сидел под кустом на скамейке и смотрел вверх. Вся поза его и взгляд были какие-то отрешенные, будто он "отключился" от этого мира и ничего вокруг не воспринимал.
  Подойдя, я постоял некоторое время, а потом решился окликнуть его. Он ответил не сразу - но потом все же переменил позу и немного повернул голову к нам.
  - А, друзья... - как бы еще в каком-то сне сказал он, - Зашли все-таки...
  Взгляд его действительно был странный - он вроде и смотрел на нас, а будто не видел. Потом как бы нехотя кивнул и указал нам рядом с собою на скамейку. Мы, слегка удивленные таким приемом, сели.
  Я не знал, как начать - и он тоже не нарушал молчания. Наконец я попробовал начать разговор.
  - Как - ты здоров?..
  Он пожал плечами.
  - Так, понемногу... Здоров, как видишь.
  Некоторое время еще помолчали.
  - А... что это такое было?.. - наконец, снова сказал я.
  - Что?
  - Там, на реке...
  - А!.. - огорченно махнул рукой он, - так, случайность!.. Сам теперь жалею.
  Я думал, что сказать.
  - Но почему... ты это сделал?
  Он вздохнул.
  - Понимаешь, нервы иногда не выдерживают. Ведь и в самом деле, если честно посмотреть - кончена жизнь!.. Был когда-то крепкий, здоровый, ожидал в жизни какое-то будущее, а теперь - вот... (он показал на собственную, бессильно лежащую рядом на скамейке руку) Конечно, это слабость... Нельзя поддаваться таким чувствам, надо собрать последний остаток сил - и жить.
  - Конечно - жить, да, жить! - болезненно и горячо воскликнул я, - Но... для чего?!..
  Я как-то горячо начал - и вдруг усомнился. Он с иронией и усмешкой взглянул на меня.
  - Вот в том-то и вопрос... Но знаешь - я, кажется, нашел для чего.
  - Да? - с тревогой вслушивался я.
  Вместо ответа он вдруг поднял глаза вверх и кивнул головой на небо.
  Я удивленно смотрел на него.
  - Что ты имеешь в виду?..
  Он на минуту задумался, глядя туда же.
  - То, что там - ответ на все вопросы, в том числе и на мой. Там - решение всех вопросов и все окончательные ответы.
  Я не знал, что говорить. Тема эта была чужда для меня.
  - Ты... хочешь сказать... что там что-то есть?.. - не очень ловко пробовал сказать я.
  - Есть или нет - а я что-то чувствую. Иногда ходишь тут за деревней, ляжешь в какой-то стог, когда вовсе уж сил нет, раскинешь руки - и все смотришь, смотришь на небо... Невольно даже если не увидишь, так что-то почувствуешь. Нет, я даже благодарен иногда этой аварии, из-за чего я калекой стал - изменился, другой человек теперь - а без этого еще долго бы, может, ничего не почувствовал.
  - Но что же, что?!
  - А, я и не знаю... Нет этому у меня названия. Мне тут одна женщина говорила - но я толком ничего не понял.
  - Но что же это, что ты чувствуешь?! - в необычайном волнении продолжал спрашивать я.
  Он снова пожал плечами - но лицо его стало умиротворенным и мягким.
  - Чувствую, будто смотрит на меня кто... Чувствую, что там, на небесах, кто-то есть... Чувствую силу, которая будто исходит оттуда...
  Я беспокойно смотрел на него. Это тревожило меня - но было мне непонятно. Я сам пробовал взглянуть туда же - но не ощутил там ничего.
  - Ах, да, - только смог сказать я, - Это все та женщина... Я тоже хотел с ней познакомиться...
  Он в ответ молчал.
  - Знаешь, - в особом волнении сказал я вдруг, - Мы с тобой чем-то похожи. Со мной тоже случилась авария... только не в реальном смысле, а... в другом. Я тоже потерпел крушение, моя жизнь распалась... не из-за какого-то случая, а благодаря условиям, обстоятельствам. И вот теперь я думаю, как бы ее побыстрее собрать, а еще лучше - распрощавшись со старой, поскорее начать новую. Я - и вот он (показал я на по-прежнему сидевшего рядом приятеля)
  Я с надеждой глядел на него. Он молчал.
  - Понимаешь, Колька, - с новой горячностью начал говорить я, - Нам твой пример очень подходит... Мы, без сомнения, себя в тебе узнаем. Нам бы хотелось знать, как из таких ситуаций выбираются - и мы видим в тебе подсказку, как бы некоторый пример...
  Я сбился, т.к. не знал, как сказать. Он неопределенно пожал плечами.
  - Уж тут вам виднее...
  Больше он ничего не сказал. Несколько минут мы сидели рядом с ним на скамейке - но он
  будто забыл о нас. Лицо его снова было обращено вверх, глаза ничего не замечали - а губы как бы что-то шептали.
  Мы посидели еще. Наконец, я толкнул своего приятеля в бок - "пошли отсюда!" Мы покинули скамейку, потом двор - и зашагали снова вверх по улице.
  
  В тот день мы больше никуда не пошли - солнце уже клонилось к закату. Поскольку день был прохладный, Сергей, по моему согласию, остался у меня ночевать. Мы попили чай, посидели еще в комнате, и легли в разных ее углах. Перед этим я на несколько минут вышел во двор - подышать перед сном свежим воздухом. Минуты эти во дворе оставили у меня странное впечатление. Снова над лесом горел закат. Вечер был холодный - с поля налетал резкий ветер. Часть листьев на кустах уже пожелтела - вообще, время напоминало уже больше осень.
  Я постоял на крыльце, кутаясь от ветра и наблюдая закат в холодном, почти уже осеннем небе. Мне было как-то одиноко, тревожно и зябко. Вдруг, постояв так довольно долго, я рассмеялся. Смех мой был какой-то нервный, болезненный и резкий. Не знаю, чего тогда я смеялся, что бы это значило.
  После этого я вернулся в дом и лег спать.
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик) К.Юраш "Процент человечности"(Антиутопия) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Чумной мор"(ЛитРПГ) А.Светлый "Сфера 5: Башня Видящих"(Уся (Wuxia)) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) В.Коломеец "Колонизация"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"