Одинец Илья: другие произведения.

Дрессировщик драконов

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Peклaмa:


Оценка: 5.45*4  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Фэнтези. Полный текст


Илья Одинец

ДРЕССИРОВЩИК ДРАКОНОВ


Глава 1

Оранжевый глаз дракона


- Дракона везут! Смотрите! Смотрите!
Услышав крик ребятишек, Янек так поспешно вскочил и завертел головой, что едва не свалился с крыши хозяйского дома.
- Настоящий дракон! - к первому детскому голосу присоединился второй, и через секунду на дорогу высыпала ребятня.
Дракона действительно везли. Самого настоящего. За восемнадцать лет жизни Янек никогда не видел животных, крупнее коровы, а тем более, обладающих магией, поэтому подошел к самому краю, чтобы рассмотреть заморское чудо во всех подробностях.
По пыльной деревенской дороге, достаточно широкой, чтобы на ней могли разъехаться две телеги, переваливалась на ухабах кибитка, запряженная шестеркой коренастых коней. На козлах сидел хмурый мужчина в черных кожных сапогах, кожаных штанах, серой рубахе и длинном черном кожаном плаще. Он бросал по сторонам на выстраивающихся вдоль дороги детей и взрослых настороженные взгляды и предостерегающе взмахивал кнутом.
- В сторону! В сторону! Это вам не медведь! Дохнет огнем, дотла спалит!
Сзади к кибитке с помощью двух толстых цепей была прикреплена огромная клетка на колесах. Такую клетку в Трире не купишь, да и в самой столице наверняка не найдешь, ее делали по специальному заказу. Янеку хватило одного взгляда, чтобы распознать работу мастера: крепкие обода, мощные оси, плотно подогнанные друг к другу доски настила и прутья из цельных стволов яруги. Между прутьями можно было рассмотреть что-то черное, какую-то большую живую тень, но подробностей со своего места молодой человек не увидел - мешала наброшенная на клетку ткань, призванная, видимо, защитить дракона от солнца.
Янек подбежал к противоположному краю крыши, где стояла лестница, поставил ногу на перекладину, чтобы спуститься и присоединиться к зевакам, и услышал гневный окрик хозяина:
- Куда собрался, бездельник?! А ну живо на место! И чтобы вся округа слышала, как ты работаешь!
Янек стиснул зубы. Он нанялся к Пыперу чинить крышу, а Пыпер, относился к плотнику, как к собственности: заставлял работать с раннего утра до полуночи, "забывал" позвать к обеду и при каждом удобном случае оскорблял и ругал "нерадивого работника" на чем свет стоит, хотя Янек честно отрабатывал обещанные тридцать тонге1 и даже не просил задаток.
Молодой человек вернулся на свой наблюдательный пункт и увидел Пыпера. Хозяин, сверкая на солнце лысеющей макушкой и смешно переваливаясь на коротких толстых ножках, спешил к дороге. За ним, придерживая подолы платьев, бежали супруга и единственная дочь - пятнадцатилетняя Вилька. Обе - точные копии Пыпера: полные, коротконогие и наглые.
- Пропустите! - приказал толстяк, продираясь сквозь толпу. - Вилька! Иди сюда! - крикнул он, расталкивая зевак. - Двигайся, кому говорю! А ну расступись!
Телега с черной тенью внутри медленно ехала мимо. Янек тщетно пытался рассмотреть дракона и отчаянно завидовал ребятне, которая визжала от восторга и показывала пальцами.
Когда клетка с драконом скрылась за поворотом, молодой человек вздохнул и вернулся к работе. Сегодня Пыпера лучше не злить, ведь если в Пестяках объявился дракон, значит, его везут в город, где дрессировщик обязательно устроит представление. Пропустить это представление Янек просто не мог.

* * *


К ужину Янека, конечно, никто не позвал. Он сам спустился с крыши, когда из трубы стал подниматься аромат тушеного мяса, и прошел в горницу. За резным столом собрались: Пыпер, его супруга, дочь Вилька и два незнакомца. Первый - такой же толстый, как Пыпер, темноволосый мужчина с картофелеобразным носом, второй - молодой человек, совсем не толстый, но волосы и нос у него были точь-в-точь как у соседа. Оба важные, чванливые, наряженные по последней столичной моде.
Пыпер тоже постарался произвести впечатление и ради гостей надел новые штаны и синюю шелковую рубаху с золотым шитьем по вороту, а женщины - богато украшенные сарафаны и кокошники. Вильке разрешили напомадить губы и она, гордая и довольная, поминутно заглядывала в маленькое зеркальце.
Стол по случаю приезда гостей тоже преобразился, выставляя напоказ богатство и щедрость хозяев дома. Кроме мяса, выложенного в огромное блюдо, Янек разглядел жареных куропаток, овощное ассорти, маринованные рыжики, картошку с луком, два графина с квасом и бутыль синего вина. Десерт в виде бочонка меда и яблочного пирога скромно притулился на краю - до десерта, если уж на столе объявилось синее вино, дело не дойдет.
Янек сглотнул и поздоровался.
- Сядь на лавку, - приказал Пыпер и продолжил прерванный разговор: - Пестяки - не столица, конечно, но и не бедствуем. До Трира от нас полдня пешком, так что все имеется, все столичные новинки. Что касаемо нарядов, или там вещиц заморских - нате-пожалуйста. Вилька недавно комод купила. Целых двести тонге отдали, ну уж чего ради единственной доченьки не сделаешь. Из настоящего плисарового дерева. Так что землицу здесь покупайте обязательно, пока недорогая. Через годок, глядишь, торговцы очнутся, да цены подымут, слишком уж до Трира близко, да тракт тута рядышком проходит.
Янек послушно опустился на лавку, он понял, что происходит: Пыпер пытается продать двум столичным простакам землю. Простаки местных цен, конечно, не знают, на селян смотрят снисходительно, и у соседей поинтересоваться ценами не подумают. Пыпер так задурит им голову, что они выложат за никчемный надел три, а то и все четыре стоимости. Часть полученных денег хозяин потратит на приобретение очередного никчемного надела, а на остальное будет покупать Вильке комоды.
- У меня друг в Совете, - Пыпер собственноручно положил в тарелку гостей картошку и рыжики, - так он по секрету шепнул, что в следующем году будет предлагать присоединить наши Пестяки к пригороду, и тогда цены уж точно до небес взлетят. У нас ведь тут прочти что Трир. Доча у меня уж на что привередливая, а в город перебираться не желает.
- А чего перебираться, - вмешалась в разговор Вилька, - коли город сам к нам переберется? У нас тут все свое: мастерские, рынки, балаган, а днем даже дракона привезли.
- Настоящего дракона? - удивленно поднял брови толстяк.
- Самого настоящего, - подтвердил Пыпер. - В столицу едут. Ну, и у нас, знамо дело, представление устроят. То есть не у нас тут, в Пестяках, а в Трире, на главной площади.
- Далековато, - сморщил картофелеобразный нос молодой человек.
- Сосем рядом, - запротестовал Пыпер. - Завтра, если пожелаете, съездим, на представление посмотрим. Прокачу со всеми удобствами. К полудню доберемся.
Янек, которому не предложили даже хлеба, кашлянул.
- Ну, чего людям мешаешь? - огрызнулся Пыпер. - Не видишь, заняты мы!
- Мне бы, хозяин, уехать завтра.
- Ишь, чего захотел! Это по какой такой надобности? На дракона поглядеть охота? - и Пыпер обернулся к гостям. - Вот чего у нас тут не как в столице, так это работники. Глаз да глаз за ними нужен! Едва отвернешься, так тут же сбегут, лишь бы ничего не делать.
- Я почти закончил, - возразил Янек. - А вы даже задаток не заплатили.
- Шиш тебе, а не задаток! Крыша, как текла, так и течет! Не выпущу со двора, пока не починишь! Да поторопись! Я тебя даром кормить не буду! Ишь, пристроился к хозяйскому столу! Марш во двор! И никаких драконов!
- Крыша почти готова и нигде не течет!
- Течет-течет, - поддакнула отцу Вилька. - Сама видела. Выгони его, папенька, мы нового работника найдем.
- Нет уж! Харчи мои ел, пусть дорабатывает! Пшел во двор! А завтра чтобы весь день молотком стучал! Я проверю! У соседей спрошу!

* * *


Вечером от злости и обиды Янек долго не мог заснуть, но молодой организм взял свое, и утром плотник проснулся бодрым и довольным. Он поедет на представление! И Пыпер об этом не узнает!
Первым делом Янек пробрался на кухню и положил в вещевой мешок свой так и не съеденный ужин и завтрак: взял мяса, завернул в тряпицу картошку, не забыл прихватить большой кусок яблочного пирога, до которого вчера у гостей так и не дошли руки, а также бутыль кваса. Пыпер не обеднеет, а молодому человеку нужно подкрепиться, чтобы урчащий желудок ненароком не привлек к себе ненужного внимания.
Вторым шагом был уговор с кучером. Кучер - рыжий бородатый дядька - оказался незлым парнем, и за небольшое вознаграждение пообещал помочь. Когда гости усядутся в коляску, Янек пристроится сзади, за вещевым ящиком. Места там мало, и Вилька, например, не уместилась бы, но молодому человеку желающему попасть на представление с настоящим драконом, достаточно. Стоит только держаться за ящик и не спускать ноги к земле.
Третьим пунктом числился обман Пыпера.
Янек, насвистывая, поднялся на крышу и принялся мастерить. Хозяин предупредил, что будет спрашивать у соседей, слышали ли они стук молотка, но не сказал, что молотком обязательно должен стучать Янек. Молодой человек намеревался прикрепить к трубе крестовину, а к ней подвесить колотушку. Ветер будет раскачивать колотушку, а та бить точнехонько по блестящей металлической оковке трубы. Звук, конечно, получится не такой, как от настоящего молотка, но все соседи его услышат.
Закончив мастерить хитрое приспособление, Янек сел на крыше в ожидании выхода гостей и принялся завтракать.
Пыпер вышел первым. Выглядел хозяин неважно - о себе давали знать раннее пробуждение и вчерашнее синее вино. Бутылки на троих оказалось чересчур много, Пыперу следовало бы об этом подумать, но он наверняка хотел напоить гостей, а самому отказаться от божественно-вкусного напитка силы воли не хватило. Хозяин надел новую алую рубаху и подпоясал штаны широким ремнем с серебряной пряжкой, однако помятая физиономия портила весь вид. Несколько сглаживали неважное впечатление от пестяковцев Вилька и ее мать - барышни не пили и нарядились, словно на свадьбу. Хозяйка улыбалась во весь рот и прижимала к животу огромную корзинку с провизией, а Вилька только не прыгала от счастья. Ну еще бы! Она увидит настоящего дракона!
Гости выглядели чуть лучше Пыпера, по крайней мере, их глаза не налились красным, и шатало их ощутимо меньше. Видимо, в столице синее вино не такая уж редкость. Тем не менее, молодой человек то и дело тер висок, а толстяк жмурился, словно неяркое утреннее солнце казалось ему факелом, поднесенным к самому носу.
- Работаешь? - Пыпер с трудом поднял голову и посмотрел на Янека. - Работай. Чтоб к вечеру закончил! Иначе выгоню!
- Выгонит! - хохотнула Вилька, и первая забралась в подъехавшую коляску.
Пыпер, пыхтя, подсадил пышнотелую супругу и помог сесть гостям, а сам взгромоздился последним. Пришла очередь Янека.
Молодой человек слетел с крыши по лестнице и прижался спиной к воротам. Теперь кучер должен отвлечь сидящих в коляске, и плотник проберется на свое место.
- Ой-ой-ой, - запричитал рыжебородый, хватаясь за живот. - Ай, мамонька!
- Чего воешь? - Пыпер обернулся к сидящему на козлах. - Трогай! К обеду должны быть в Трире, представления начинаются в полдень.
- Ой, мамочки! - не слушал конюх. - Помираю!
- Да чего с тобой? Живот прихватило?
Рыжебородый театрально всплеснул руками и свалился на землю. Теперь на него с беспокойством смотрели все. Янек воспользовался моментом, добежал до коляски и уселся за ящиком для багажа.
- Помираю! - причитал конюх, перекатываясь с боку на бок. - Ой, худо мне, люди добрые! Воды! Воды!
- Ишь какой! Воды ему подавай! - прикрикнул Пыпер. - Да у тебя, брат, похмелье! Вылакал, небось, остатки хозяйского вина, теперь мучаешься.
Пыпер дотянулся до лежащего на козлах кнута и, размахнувшись, хлестнул кучера.
- А ну вставай! В город нам надобно!
От удара конюх подскочил, словно его ткнули вилами в бок, и вскарабкался на козлы.
- Н-но! Пошли, родимые! - свистнул он.
Коляска тронулась.
Янек схватился за ящик и приготовился к приятному путешествию.
От Пестяков до Трира действительно было около шести часов пешего пути, совсем недалеко, в этом Пыпер столичным гостям не солгал, однако никакого друга в Совете у хозяина никогда не было, и никто не собирался присоединять захолустную деревушку к пригороду третьего по величине города Миловии. Цены на землю в Пестяках никогда не поднимутся. Торговцам, путешествующим по тракту, незачем сворачивать в деревню, они направляются прямиком в Трир, и вчерашний заезжий дракон - редчайшее исключение из правил. Скорее всего, его дрессировщик хотел собрать на представление побольше народа, а может, заехал в деревню, чтобы пополнить запасы провизии, ведь дракон наверняка съедает на обед и ужин по целой корове.
Задумавшись о драконе, Янек не заметил, как коляска выехала из Пестяков. Больше не было слышно лая собак и привычных звуков деревни, зато разговор в коляске оживился. Пыпер распаковал корзину и гости, освежившись пивом, заметно повеселели.
- Драконы - большая редкость, - заметил Пыпер. - Так что сами можете судить о наших Пестяках.
- Да, - кивнул толстяк. - Коли к вам драконов завозить начали, значит и верно скоро к пригороду присоединят.
- Садов вдоль дороги насадят, - продолжал вдохновенно врать Пыпер. - Будем ехать и яблоки с веток кушать. Покупайте землю, пока дешево, не прогадаете.
Янек не видел гостей, но представил, как они многозначительно переглянулись. Купились, наверняка купились. На дракона и друга в Совете.
- Дорога недлинная, - разглагольствовал Пыпер. - Места красивые, а пока едем, можно и байками развлечься.
- Папенька, расскажи про дракона, - попросила Вилька.
- Ну, - Пыпер кашлянул, - я не очень много о них знаю, вот у господина Крахта спроси, у них в столице драконы чаще бывают.
- Расскажите, - заканючила Вилька. - Они очень злые?
- Очень, - подтвердил Крахт. - Трижды на представлениях был, и до сих пор удивляюсь, как дрессировщики с этими тварями справляются. Огнем плюются, хвостом себя по бокам стегают, могут и с ног свалить, если поближе подойти. А дрессировщик ничего, рукавом взмахнет, волшебные слова скажет, и дракон ласковей кошки становится.
- А что они умеют?
- Они умеют подчинять огонь. Впрочем, на представлении все сами увидите.
Вилька замолчала, а Пыпер снова затянул песню о прекрасном будущем Пестяков. Янек некоторое время слушал, а потом задремал.

* * *


Проснулся часа через три, когда коляска подъезжала к Триру. Если бы Янек сидел на козлах, он увидел бы огромные каменные ворота с надписью "Добро пожаловать в Южные земли" и красно-зеленые флаги, свидетельствующие о начале сезона ярмарок. Но со своего места молодой человек рассмотрел только почетный караул, который отдавал честь всем приезжим, и корзину для пожертвований. Но и без этого в Трире было на что посмотреть.
Главная дорога была выложена гладким, отполированным до блеска тысячью ног булыжником и вела к центральной площади, где устраивались ярмарки и представления. Дома вдоль улицы казались такими же торжественными, как ворота при въезде - двухэтажные, украшенные мозаикой, они махали прохожим цветными ладонями занавесок и отражали чисто вымытыми стеклами солнечные зайчики.
Прохожие тоже выглядели празднично. По крайней мере, Янек, всю жизнь проживший в Южных Провинциях, никогда не видел подобных нарядов. Женщины носили широкие длинные сарафаны, украшенные шелковыми лентами, вышитые жупаны, крупные бусы, звенящие серьги и браслеты и широкополые шляпы, а мужчины - разноцветные рубахи и штаны десятка разных фасонов.
Повсюду шла торговля. Бродячие лоточники предлагали пирожки, баранки, цветные леденцы, кольца, браслеты и миниатюрные копии главных ворот, вылепленные из соленого теста или глины. Из окон зданий высовывались пышнотелые матроны, демонстрирующие вышитые полотенца, скатерти и салфетки; в одном месте прямо вдоль дороги выстроились в ряд бородатые старички, нахваливающие плетеные корзины. У торговцев толпились покупатели и просто зеваки, отовсюду слышался оживленный говор.
Через некоторое время коляска свернула на боковую улочку и остановилась около кабачка со странным названием "Синее искушение".
- Дальше ходу нет, - предупредил рыжебородый кучер. - Дальше, господа хорошие, извольте прогуляться ножками. А я тута подожду.
Коляска качнулась, и Янек понял, что пора уходить. Он осторожно опустил ноги на землю и, пригнувшись, бросился за угол ближайшего дома. Там он огляделся, запоминая место, чтобы после представления быстро найти коляску, и направился в сторону главной улицы вместе с основной частью толпы.
Судя по количеству народа, до представления оставалось совсем немного времени. Огромная площадь, где могла разместиться небольшая армия, была запружена людьми, которые стояли так плотно, что пройти к сцене не было никакой возможности. Янек трижды пытался протиснуться к центру, но смог пройти лишь на два лошадиных крупа. Народ жаждал зрелищ и не желал пропускать кого бы то ни было вперед. Нужно искать другой путь.
Молодой человек выбрался из толкучки и пошел к домам, окружившим помост с трех сторон. На крышах и карнизах стояли и сидели люди. Обзор у них был получше, но лишних мест не наблюдалось. Три мощных вяза с западной стороны площади были увешаны людьми, как яблоня яблоками в урожайный год. Янек покачал головой и нырнул в подворотню. Там народа не было совсем. Молодой человек пошел вперед, надеясь обойти площадь и очутиться позади сцены. Может быть, оттуда можно пробраться к помосту.
Дворы разительно отличались от главных улиц: если в городе царствовала богиня достатка Айша, то это царство принадлежало Ярдосу, богу пустоты, мрака и обездоленности. Домики казались маленькими, темными и совсем не праздничными. На куче картофельных очисток, сваленных в углу, дремал облезлый пес. Седовласая бабуля, высунувшись в окно второго этажа, вылила на улицу помои, едва не окатив Янека.
Вот оно - отличие города от деревни: в Пестяках и десятке других деревень, где довелось в поисках работы побывать Янеку, дворы ничем не отличались от главной улицы, везде было одинаково бедно, но чисто, а здесь словно переплелись два мира. Мир света, доброты и праздника, и мир грязи, темноты и уныния.
Молодой человек невольно ускорил шаги, торопясь вернуться на главную улицу, и свернул за угол. Возле кучи мусора на перевернутой вверх дном плетеной корзине сидел абсолютно лысый мальчишка, лет десяти, и плакал. Рукав его вышитой блестящими нитками рубахи был разорван, на правой скуле наливался синяк.
- Эй, ты чего? Тебя ограбили? - спросил Янек.
Паренек быстро вытер слезы и отвернулся.
- Иди, куда шел, - недружелюбно огрызнулся он.
Янеку тоже было бы неприятно, если бы в его дела стали вмешиваться посторонние, но мальчишку явно кто-то обидел, поэтому он спросил еще раз:
- У тебя точно все в порядке?
- Точно.
Конечно, ничего в порядке не было, в десятилетнем возрасте мальчишки считают себя слишком взрослыми, чтобы вот так реветь, сидя на перевернутой корзине в грязной подворотне. У него что-то случилось. Что-то серьезное. Навязываться Янек не собирался, но и просто так бросить мальчишку совесть не позволяла.
- Я иду к сцене, - как можно небрежнее бросил он, - если что... догонишь. Только поторопись, представление вот-вот начнется.
- Не начнется, - буркнул лысый, не оборачиваясь, и вытер лицо ладонями.
- Начнется, - усмехнулся Янек и попробовал зайти с другой стороны. - Пойдем! Посмотрим на дракона, говорят, он огнем плюется.
Мальчишка обернулся. Он больше не плакал, хотя его глаза все еще блестели.
- Не плюется, а выдыхает, - с видом знатока поправил мальчишка и неожиданно предложил: - Хочешь посмотреть на дракона вблизи? Пошли, проведу тебя в одно место.
Лысый поднялся и бодро зашагал по грязной улочке, не дожидаясь Янека. Юноша прибавил шагу, догоняя странного мальчугана, и пошел рядом:
- Меня Янек зовут.
- Элиот, все так же не поворачивая головы ответил лысый.
Янек недоверчиво посмотрел сверху вниз на своего нового знакомого, пытаясь понять, можно ли верить тому, что тот говорит, а потом не удержался от вопроса:
- Ты видел дракона? Знаешь, какого он цвета? Говорят, самые злые - красные.
- Не верь, - махнул рукой мальчик. - Самые злые - зеленые, хотя характер от цвета не зависит.
- А от чего зависит?
- Не знаю, пожал узкими плечами мальчишка, а потом насмешливо прищурился. - Вот твой характер от чего зависит?
- Ну... я такой, какой есть.
- Вот и драконы так же.
Янек помолчал немного, а потом не выдержал:
- Откуда ты столько знаешь?
- Знаю, - Элиот поморщился, словно вспомнил что-то не очень приятное, и вздохнул. - Дракон зеленый, и нам направо.
Молодые люди обогнули площадь по широкой дуге и вышли к высокому забору, сделанному из плотно пригнанных друг к другу досок. Такой просто так не перелезешь, да и перелезать надобности не было - за забором находились два больших сарая, в которых жили и готовились к представлению приезжие артисты. Зевакам там не место.
Вдоль забора прохаживались двое смотрителей. Один из них подозрительно посмотрел на Янека, а лысому приветливо махнул рукой.
- Пошли, - паренек отодвинул одну из досок, открывая проход. - Пора начинать представление.

* * *


Сараи больше походили на коровники - были вытянутыми в длину, словно внутри планировали расположить целое стадо, и построены из неструганных досок. Янек неодобрительно покачал головой - в дождливую погоду артистам придется несладко. Может, после того, как он закончит ремонтировать крышу Пыпера и придет в Трир, стоит попробовать наняться на ремонт этих сооружений? Да и сцена наверняка тоже нуждается в обновлении.
- За той постройкой, - Элиот указал рукой на второй сарай, - сцена. Залезай на крышу, оттуда самый лучший вид.
- Спасибо, - Янек пожал лысому руку. - Но тебе точно не нужна помощь?
- Точно. Иди.
Плотник подошел к сараю, и увидел приставную лестницу. Видимо, с этой крыши частенько наблюдают за представлениями приближенные к актерам. Вот и он невольно попал в группу избранных.
Янек взобрался на крышу и понял, что ему крупно повезло: с высоты открывался замечательный вид на площадь и сцену. Народа собралось столько, что рябило в глазах, это было настоящее людское море, оно колыхалось, кричало, звенело монетами и улюлюкало, люди ждали начала представления. Сцена начиналась прямо под ногами, ни у кого, даже у сидящих на крышах домов не будет такого вида, но пока на сцену Янек не смотрел, он осматривал закулисье.
Знакомая кибитка стояла у дальней стены первого сарая, клетка была по-прежнему привязана к ней толстыми цепями, однако внутри никого не было. Видимо, дракона завели внутрь одного из сараев. Янек лег на живот и заглянул в щель между досками крыши. Прямо под ним, скрестив руки на груди, стоял человек, тот самый, что сидел на козлах кибитки. Незнакомец что-то говорил Элиоту, но Янек слышал только шум толпы и не мог разобрать ни слова. Его новый друг снял порванную рубаху и ушел в дальний угол, в темноту, где плотник не мог его рассмотреть, а через минуту прошел к двери, ведущей на сцену. Он переоделся в синий балахон, вышитый золотыми узорами, а в руках держал два обруча, увешанных лентами и бубенцами.
Янек подобрался ближе к краю крыши и приготовился наслаждаться чудесами.
По случаю приезда в город дракона, выход на сцену расширили и украсили цветами, а по бокам поставили два ящика с песком, видимо, на тот случай, если дрессировщик плохо справится со своей работой и начнется пожар.
Появление Элиота толпа встретила оглушительным шумом. Мальчик вышел в центр сцены, поклонился, широко разведя руки с обручами в стороны, и зазвенел бубенцами, ожидая наступления тишины. Когда гул толпы немного стих, Элиот громко произнес:
- Здравствуйте, люди Южных земель славного королевства Миловия! Из чудесного царства О-шо прибыл в ваш город великий мастер Дагар! Он привез с собой огромного дракона, и покажет вам чудеса дрессировки! Давным-давно, двести лет назад, когда мастер Дагар не был мастером и имел в кармане лишь несколько йе, он увидел портрет принцессы далекого королевства. Девушка была столь прекрасна, что сама богиня Айша с завистью взирала на красавицу. Мастер влюбился и решил во что бы то ни было увидеть красавицу. Он переплывал широкие бурные реки, переходил бескрайние равнины, преодолевал жаркие безводные пустыни, и принес в подарок принцессе самое дорогое, что у него было - свое сердце. Красавица полюбила Дагара, но жестокий король, отец принцессы, запер дочь в высокой башне. "Если хочешь быть с ней, - сказал он Дагару,- принеси мне сердце зеленого дракона"! Мастер отдал бы жизнь ради красавицы, и, не раздумывая, отправился в самое страшное и опасное место на земле - в горы Арканы. В царство драконов!
Толпа внимала Элиоту с открытыми ртами, Янек улыбнулся бы, глядя на зрителей, если бы не подозревал, что тоже слушает рассказ лысого паренька с открытым ртом. В своей жизни он путешествовал только по Южным Провинциям и не видел ни гор, ни пустынь, ни драконов.
- Мастер шел много дней и ночей, - продолжил Элиот, - пока не пришел к высокой черной скале. На ее вершине сидел зеленый дракон, самый злой и опасный из всех драконов. "Мне нужно твое сердце! - крикнул мастер. - Спускайся! Будем биться в честном бою!" Но драконы существа глупые и неразумные. Зверь увидел человека и спикировал вниз, чтобы растерзать несчастного, посмевшего придти на границу Аркан. Мастер не испугался, и когда дракон подлетел совсем близко, схватил его за усы. "Подчиняйся!" - крикнул Дагар. И дракон послушно лег у его ног. "Ты подчинился, - произнес мастер, - и я не стану тебя убивать. Мы пойдем к королю, и я обменяю твое сердце на руку его дочери". Увы, история великой любви закончилась печально. Когда Дагар пришел к королю, его возлюбленную уже выдали замуж, и мастеру ничего не оставалось, как уйти восвояси. С тех пор он путешествует по свету и показывает чудесные представления вместе с тем самым драконом, страшным и ужасным Эргхаргом!
Элиот поклонился, зазвенел бубенчиками и отошел в сторону.
Толпа замерла, а Янек придвинулся так близко к краю крыши, что едва не свалился прямо на сцену.
Из сарая вышел мастер. Вместо кожаных штанов, жилета и плаща, на нем были надеты мягкие сафьяновые туфли, ярко-красные облегающие трико и шелковая рубаха так щедро расшитая бисером, что определить ее цвет не представлялось возможным. Его черные волосы были густо смазаны жиром и блестели в лучах яркого полуденного солнца. Он поднял руки и под громкие рукоплескания поклонился толпе.
- Жители Миловии! Прошу вас отступить на несколько шагов назад и не приближаться к сцене! Драконы злые и непредсказуемые животные, они могут поранить вас или обжечь огненным дыханием! Назад! Отступайте!
Дагар сделал руками движение, словно отталкивал от себя настырную портовую шлюху, и толпа заволновалась.
- Назад, прошу всех отойти на несколько шагов назад! У дракона длинный хвост и мерзкий характер! Назад! Отступите на несколько шагов!
Поднялся гул. Передние ряды не хотели уходить от сцены, а задние не хотели отступать еще дальше, поэтому мастера никто не послушался. Впрочем, Дагара это не расстроило. Он снова поклонился и протянул руки к украшенному цветами входу в сарай.
- Встречайте! Дракулус вульгариус! Дракон Эргхарг!
Площадь замерла, и Янек явственно услышал скрип досок. Дракон вышел на сцену.
Зверь оказался гораздо крупнее, чем казалось молодому человеку, когда он рассматривал клетку. Видимо об удобстве животного во время путешествия никто не думал, или дракон сильно увеличился в размерах с того времени, когда мастер заказывал его "дом на колесах". Дагар едва доставал ему до плеча, голова дракона возвышалась над сараем на добрых два человеческих роста. У Янека возникло сильное желание спрыгнуть с крыши и отбежать подальше, но он лишь отодвинулся от края и дал себе слово впредь не шевелиться. Может, зверь его не заметит.
Дракулус вульгариус оказался очень красивым. Зеленая чешуя переливалась на солнце сотней оттенков, массивное тело казалось изящным, а голова, несмотря на страшную зубастую пасть, аккуратней. С морды дракона свисали два длинных белых жгута - те самые усы, которые упоминал Элиот. Ушей Янек не увидел, зато заметил выделяющиеся надбровные дуги и гребень, начинающийся на макушке и проходящий через все тело.
Длинная шея плавно переходила в туловище, на котором чешуйки были гораздо крупнее. Лапы заканчивались острыми когтями, а хвост - пятью или шестью шипами. Но самым интересным в драконе были его крылья. В сложенном состоянии они походили на зеленый кожаный плащ, такой мелкой чешуей они были усеяны. Концы их волочились по полу, и до Янека долетал их шорох, от которого по спине бежали мурашки.
Дракон остановился в центре сцены и повернул голову. Создалось впечатление, будто животное рассматривает людей и выбирает, кого бы съесть на обед.
- Гха! - Эргхарг выдохнул и выпустил из ноздрей дым.
Толпа ахнула, завизжали женщины, народ пришел в движение. Передние ряды сообразили, что дрессировщик не просто так просил их отойти от сцены, и подались назад. Задние ряды наоборот, напирали, чтобы посмотреть на дракона поближе. Кого-то придавили, послышались жалобные всхлипы.
Элиот бросил Дагару обручи с бубенцами.
- Подчиняйся! - крикнул дрессировщик, и поднял вверх правую руку.
Дракон повернулся к мастеру, и Янек отчетливо увидел глаза животного. Кошачьи зрачки делили глаза на две половинки, горящие ярким оранжевым огнем.
- Гха! - выдохнул Эргхарг, и в дрессировщика полетели красные искры.
Толпа снова ахнула, а мастер невозмутимо поднял вторую руку.
- Встать! - приказал он.
Дракон отвернулся, словно потерял к дрессировщику интерес, и дернул хвостом. Шипы ударились о доски пола и выбили несколько щепок.
- Встать! - крикнул Дагар и зазвенел бубенцами.
Животное тряхнуло головой и медленно поднялось на задние лапы.
Народ зааплодировал. Со стороны вязов, которые находились вне досягаемости дракона, послышались улюлюканье и свист.
Эргхарг повернул голову и чихнул. Вместе с дымом из его ноздрей вылетели светящиеся звездочки. Они поплыли по воздуху в сторону смельчаков и, не долетев, исчезли. Теперь аплодировали даже те, кто сидел на деревьях.
Дагар бесстрашно подошел к дракону и положил ладонь на его заднюю лапу.
- Лежать!
Животное повиновалось.
- Обратите внимание! - громко произнес Элиот. - Мастер настолько великий дрессировщик, что обходится без пики! Без всякого орудия он может подчинить себе даже самую злобную тварь!
Дагар опустился на пол и сел, опершись спиной о чешуйчатое плечо. Кажется, зверю это не понравилось, дракон прищурился, поднял голову к небу и выпустил струю огня.
Женщины завизжали, и толпа снова пришла в движение.
- Спокойно, жители Миловии! - выкрикнул дрессировщик. - Дракон подчинен!
Эргхарг выпустил в небо еще одну струю, повернул голову и посмотрел на Янека.
Молодой человек замер. Он не смел выдохнуть, не смел пошевелиться, хотя понимал, что нужно бежать с этой проклятой Ярдосом крыши, пока тварь не сделала еще один выдох и не спалила его на месте. Эргхарг смотрел прямо на него, и плотник чувствовал, как холодеют конечности. Если бы он стоял, а не сидел, то обязательно бы свалился.
- Прэско! - выкрикнул дрессировщик очередную команду, не заметив, кого так пристально рассматривает его питомец. - Прэско!
Дракон раздраженно дернул хвостом.
- Прэско!
Послышался звон бубенцов.
Янек понял, что если дракон не отвернется, он задохнется, потому что тело отказывалось вдыхать кислород. Его словно связали тысячью веревок, засмолили и превратили в чучелко.
- Прэско!
Эргхарг отвернулся и поднялся на задние лапы.
- Прэско!
В небо вылетела еще одна струя обжигающего пламени. Янек вздрогнул, и понял, что его тело вновь принадлежит ему. Он отполз к лестнице, не смея оторвать взгляда от дракона, и нащупал ступеньку.
- Десидуэндо! - скомандовал мастер, но дракон снова повернул голову к несчастному плотнику.
Янек замер с занесенной над лестницей ногой и понял, что падает. Нет, пожалуй, не падает, а летит. Быстро летит вниз.
- Десидуэндо!
Перед внутренним взором стояли огненные драконьи глаза, но в то же время Янек отчетливо видел приближающуюся землю: зеленый сочный луг, на котором пасутся странные маленькие, с овцу, коровы.
"Да это же обычные коровы, - догадался Янек, - просто я очень высоко".
В ушах засвистело, в нос ударили запахи: пряный дух мускуса, свежий аромат прохлады горных ручьев и жар приближающейся к лицу земли. В ушах засвистело, шум толпы отступил на задний план, а потом и вовсе исчез. Янек несся к земле, а точнее, к одной из коров - толстой черно-белой буренке с бубенцом на красной ленте обвивавшей шею. Глупая скотина щипала траву и не смотрела вверх. А зря.
Сердце молодого человека бешено заколотилось. Янек сосредоточился на корове, ее бок увеличивался в размерах с катастрофической скоростью. Молодой человек попытался зажмуриться, но понял, что веки его не слушаются. Тридцать локтей2, двадцать, десять... Буренка не подозревала, что к ней мчится... смерть?
В последний миг мир качнулся, сделал резкий разворот, земля и небо поменялись местами, и Янек стрелой взмыл к облакам. Желудок ухнул вниз и попытался избавиться от содержимого, но сердце бешено стучало от восторга.
- Десидуэндо! - донеслось откуда-то издалека. - Десидуэндо!
Небо качнулось, и полет выровнялся. Теперь молодой человек мог осмотреться. Он парил над огромным лугом, в центре которого мирно паслись коровы. Справа, перепрыгивая с камня на камень, бежала широкая бурная речка, слева виднелись поросшие лесом горбы гор, у подножья которых разместилась аккуратная деревенька. Краски были яркими и сочными, небо излучало чистую лазурь, проплывающая далеко внизу трава казалась изумрудной, и все вокруг было пропитано умиротворением.
Янек чувствовал, как ветер ласкает его обнаженное тело, как сердце наполняется ощущением свободы. Он был драконом, он летал в облаках, он был всемогущ! Мощные крылья уверенно несли Янека-дракона сквозь пространство, а потом сложились, и зверь понесся навстречу земле.
- Это лучшее на свете представление, - выдохнул Янек, открывая глаза, и понял, что лежит на земле рядом с лестницей.

Глава 2

Повинуйся, скотина!


С драконом явно что-то случилось. Дагар понял это, когда вместо того, чтобы повиноваться и подняться на задние лапы, скотина отвернула морду и уставилась куда-то вдаль. Вот же своенравная дрянь! На каждом представлении обязательно выкинет какую-нибудь шутку: то волосы ему подпалит, то нагадит прямо на сцене. Никакой злости не хватает. Нет, он все-таки возьмется за пику, плевать на последствия, дракон должен слушаться!
- Прэско!
Эргхарг дернул хвостом, показывая, что слышал команду, но не пошевелился.
- Куда смотришь, скотина? - зашипел Дагар. - Забыл, где находишься? Ты сорвешь спектакль! Прэско!
Мужчина поднес обручи с бубенцами к морде зверя и затряс ими, привлекая внимание животного.
- Прэско!
Дракон ожил - поднялся на задние лапы и выдохнул струю огня.
- Другое дело. Десидуэндо!
Дагар не терял надежды на благополучное завершение представления, но дракон снова отвернулся и замер. Мастер поднял голову, и увидел на крыше сарая темноволосого молодого человека. Незнакомец находился всего в четырех локтях от морды Эргхарга, он замер, занеся ногу над лестницей, и смотрел на животное, словно зачарованный. В его глазах читался восторг.
- Чего это ты делаешь?! - рассердился дрессировщик. - Ты же завтракал! Десидуэндо!
Чешуйчатая тварь не слушала, она заворожено смотрела на парня.
- Ах ты, скотина! - дрессировщик встал между сараем и драконом так, чтобы его не было видно с площади, и изо всех сил пнул животное. - Посмотри на меня! Зловонная пасть поганого Ярдоса! - второй пинок также ни к чему не привел. - Эргхарг!
Дракон не реагировал.
- Этого еще не хватало! Десидуэндо!
Ничего подобного раньше не случалось. Зверь смотрел на незнакомца, а в его оранжевых глазах плясали огоньки. Драконы редко обращают внимание на людей, может, считают их незначительными, как люди считают незначительными муравьев, а может, просто слишком глупы, поэтому поведение зверя насторожило Дагара. Дрессировщик еще раз пнул зеленую лапу животного и зазвенел бубенцами.
- Десидуэндо! Десидуэндо!
Зрители начали улюлюкать, послышался свист, на сцену прилетело надкусанное яблоко. Оно угодило в крыло Эргхарга, и дракон очнулся. Он повернул голову в сторону зрителей и, наконец, исполнил команду: пригнул голову, выпустил толстые черные струи дыма и сделал шаг к краю сцены.
Народ притих.
Дракон поднялся на задние лапы и расправил крылья.
- Подчиняйся! - Дагар выбежал вперед, заслоняя собой площадь. - Подчиняйся!
Зверь взмахнул крыльями...
- Повинуйся, скотина!
... и опустился на сцену, склонив голову перед мастером.
Народ зааплодировал.
Элиот сделал знак, и десяток мальчишек, нанятых Дагаром для сбора пожертвований, ринулись в толпу.
Дрессировщик нахмурился. В этот раз Элиот занимался наймом помощников самостоятельно, и мужчина не сомневался, что вечером не досчитается двух, а то и трех голубых ящичков, набитых медяками. Пацанята вряд ли испугаются угроз малолетнего дурачка, вот если бы с ними говорил Дагар... ребятня на всю жизнь запомнила бы его колкий взгляд, поджатые губы и негромкий, полный мрачных обещаний, голос. "Дракон помнит обиды, - обычно говорил мастер, - и любит деньги. И если не досчитается одного из волшебных ящичков, запертых заговоренным ключом, найдет обидчика, и спалит его дом огненным дыханием".
Подобные угрозы всегда действовали на ребятню, и все десять голубых ящичков возвращались к владельцу, полные звенящих монет. Но не в этот раз. Сегодня у Дагара снова будет повод для недовольства Элиотом. Всемилостивая Айша! Как ему надоел этот мальчишка!
Дракон фыркнул, показывая, что не намерен больше лежать на сцене, и Дагар поспешно поднял руку с обручем.
- Встать!
Животное поднялось.
- А теперь последний трюк. Кланяйся!
Эргхарг выпустил из ноздрей искры и наклонил голову. Зрители восторженно завопили.

* * *


Дагар остался недоволен выступлением, и дело было не только в неповиновении животного - он каждый день ожидал от зверя какой-нибудь пакости, и ни разу не обманулся в ожиданиях - мастер был недоволен выступлением в принципе. Он много добился за последние годы: выдрессировал дракона, заставил бессловесную тварь выполнять несложные команды, но животное не хотело подчиняться полностью, не желало склонять дух перед мастером, и все, что происходило на сцене - не более чем притворство. Сегодня Эргхарг в очередной раз доказал это, и Дагар снова задался вопросом: ведут ли себя другие драконы так же? На самом ли деле существуют люди, подчинившие себе этих злых и гордых тварей или рассказы об отважных дрессировщиках всего лишь выдумка, а представления - обман?
- Пшел, скотина!
Мастер пинком проводил дракона в сарай и указал на кучу соломы в дальнем конце строения.
- Ложись спать, уезжаем вечером.
Дракон послушался. Неуклюже пригибая голову, он прошел в темноту и лег.
- В следующий раз, - предупредил Дагар, - возьму пику!
Иногда он делал вид, будто Эргхарг его понимает, это касалось моментов, когда животное выводило мастера из себя, и он начинал кричать и проклинать зверя. Увы, на самом деле дракон не понимал человеческой речи, хотя за долгие годы выучил звучание некоторых слов и научился сопоставлять их с их значениями. Но и здесь чешуйчатая тварь показывала характер, каждый раз напоминая Дагару о своем превосходстве: могла игнорировать приказы или делать все наоборот. Дрессировщик не сомневался, что Эргхарг нарочно выводит его из себя, и злился еще больше. Сегодня же его вывел из равновесия не только дракон.
- Элиот! - крикнул мастер в полумрак сарая. - А ну, иди сюда, дрянной мальчишка! Какого беса ты пустил на крышу этого обормота?!
Мастер осмотрелся, и понял, что впустую сотрясает воздух - бездельник предчувствовал наказание за свой проступок и сбежал.
- И не надейся, - прошипел Дагар, - не забуду! Только появись!
Дрессировщик бросил злобный взгляд на непослушное животное и вышел на задний двор. В шести локтях от входа стояла прислоненная к стене сарая лестница, у подножия которой лежал уже знакомый темноволосый молодой человек. Он смотрел в небо и глупо лыбился.
- А ну вставай! - вспылил Дагар. - Как ты сюда попал?
Парень смущенно улыбнулся и поднялся.
- Отличное представление, мастер, - поклонился он.
Дрессировщик дернул плечом. Похвалы никогда его не трогали, особенно похвалы таких оборванцев.
- Как ты сюда попал? Или мне спросить еще раз? Это Элиот тебя привел?
- Да. Я встретил его...
- Меня не интересуют твои истории! - прикрикнул дрессировщик. - Выметайся отсюда, пока я не приказал дракону тебя сжечь!
Но парень не торопился уходить. Он переминался с ноги на ногу, и смотрел на сарай, в котором лежал дракон.
- Можно мне посмотреть на него еще раз? - попросил наглец.
- Что?! - мастер едва не задохнулся от возмущения. - Ты бесплатно сидел на крыше, едва не сорвал представление, а теперь хочешь, чтобы я все бросил, и провел тебя к животному?!
- Я заплачу!
Молодой человек потянулся к поясу, где под рубашкой был приторочен кожаный мешочек, но Дагар предупреждающе поднял ладонь.
- Тебе к Эргхаргу лучше не приближаться. Не знаю, чем ты его заинтересовал, но он очень возбужден.
- Пожалуйста! - парень явно не собирался сдаваться. - Мне очень нужно еще раз на него посмотреть!
- Это еще почему?
- Потому что... я видел горы. И луг. Думаю, это дракон показал их мне.
По спине мастера пробежали мурашки, он взял парня за руку и потянул к забору.
- Сказки. Ты просто перегрелся. А теперь уходи, пока я не приказал дракону спалить тебя.
- Я не перегрелся! Пожалуйста, мастер! Я никогда не видел гор и... никогда не летал.
- Он показал тебе полет? - ошеломленно спросил Дагар и тут же прикусил язык.
- Показал! Вы ведь знаете, что я не солгал! Пожалуйста!
- Нет, - отрезал дрессировщик. - Уходи. Как пришел, так и уходи, - мужчина толкнул одну из досок, открывая проход. - И не вздумай возвращаться!
- Пожалуйста!
- Ты хочешь, чтобы я крикнул смотрителей?
Незнакомец сник и вылез через отверстие.
- Надо заколотить этот вход, - пробурчал Дагар, вытирая со лба пот. - Кругом одни неудачи.
Мужчина прислонился спиной к доскам и перевел дух. Кажется, дракон перестает его слушаться. Критический день, когда тварь окончательно выйдет из-под контроля, близок. Недаром Эргхарг показал парню полет - это верный знак того, что скоро источник баснословных доходов станет источником огромных проблем. Нужно торопиться. Нужно поскорее уезжать из Трира и еще раз серьезно поговорить с Элиотом. Хочет он или не хочет, ему придется слушаться мастера.
- Где только шляется этот мальчишка?!
Дагар сплюнул и направился к сараю.

* * *


Дракон притворялся спящим: лежал на куче соломы, свернувшись калачиком, и подсматривал за мастером, приоткрыв веко. Дагар не собирался подыгрывать животному, он пнул его заднюю лапу, однако зверь не пошевелился.
- Знаю, что не спишь! А ну посмотри на меня! Что ты показал тому парню? Какого беса ты решил, что можешь вот так просто отказаться от своего хозяина?
Усы Эргхарга дернулись, дракон широко зевнул и, не открывая глаз, будто все еще спит, отвернулся от мастера.
- А ну смотри на меня!
Дрессировщик схватил дракона за перепонку крыла и потянул на себя. Дракон фыркнул и повернулся на бок, отчего мужчина едва не упал.
- Скотина!
Дагар отдышался, досчитал до семидесяти и скрестил руки на груди.
- Хочешь сказать, наше сотрудничество подошло к концу? Хочешь сказать, я тебе больше не нужен? А что ты, поганая тварь, будешь делать, если я прямо сейчас разобью все флаконы?! А? Уничтожу запасы? Что тогда?!
Животное не повернулось, однако мастер заметил, что гребень на затылке дракона встопорщился, что являлось верным признаком волнения. Тварь чувствовала гнев и недовольство человека, и догадывалась, что является тому причиной.
- Лежи! Притворяйся спящим! Игнорируй! - Дагар подошел к животному вплотную и наклонился, - Но если вздумаешь меня бросить, я уничтожу настойку, перестану готовить зелье, и-ши ослабнет и ты сойдешь с ума!
Эргхарг поднял голову и уставился на мастера оранжевыми кругляшами.
- Прекрати!
Дагар отпрянул, но животное уже завладело его вниманием. Дракон смотрел на дрессировщика, подчиняя его волю своей, и мастер понял, что не может пошевелиться.
- Прекрати, - едва слышно произнес он, пытаясь сопротивляться, но глаза дракона увеличились в размерах, заслонив собой весь мир, и мастер ухнул куда-то вниз.
Он летел над горами. Под брюхом медленно проплывали занесенные снегом вершины и редкие клочки облаков. В двух тысячах тереллах3 на запад располагался город. Дагар никогда не видел городов с такой высоты, а даже если бы и видел, все равно не смог бы определить, что это за поселение. Мастер попытался прищуриться, силясь рассмотреть подробности, но глаза дракона ему не подчинялись, Эргхарг отвернул голову и взглянул на солнце. Желтое обжигающее марево проникло через зрачок прямо в мозг, и Дагар беззвучно закричал.
Картинка сменилась. Теперь дрессировщик сидел на земле, запертый в тесной деревянной клетке, и боялся пошевелиться. Если он нечаянно сломает прутья... Опасения не находили выражения в словах, мастер чувствовал, как его сердце наливается чернотой и... печалью. Да, именно печалью. Он поднял голову и увидел Элиота. Человеческий детеныш казался крохотным и беззащитным. Слабые ручки, ножки, незащищенная, открытая всем ветрам и солнцу кожа, тонкая шея, которую так легко сломать, случайно задев тельце хвостом, слабые ступни, отсутствие зубов и когтей... тяжело ему приходится в жизни. Бедный, бедный Элиот.
- Мастер уснул, - произнес человечек неестественно тонким и писклявым голосом, - а тебя, конечно, выпустить забыл.
Мальчонка вздохнул. До чего же мало воздуха вмещают его легкие!
- Выходи.
Тонюсенькие ручки смешно растопырили пальцы и отодвинули щеколду. Эргхарг осторожно вылез из клетки и благодарно фыркнул в лицо пареньку. Элиот засмеялся и обнял дракона за шею.
Дагар вздрогнул. Элиот никогда не обнимал его, и теперь чувства хлынули через край, смешавшись с чувствами бессловесной твари. Сердце защемило, в глазах защипало. Маленький хрупкий человечишка доверяется огромному сильному зверю, способному раздавить его одним неловким движением. Мальчишка верит ему и любит!
- Жаль, что я не могу дать тебе большего, - шепнул Элиот и растворился.
Некоторое время Дагар ничего не видел, словно находился под водой и смотрел наверх сквозь толщу океана. Пространство колыхалось, переливаясь серебром, а потом начало светлеть. Дагар всплывал, приближался к солнцу, но вместо ослепительно-голубого неба перед ним возникло ярко-белое, светящееся неестественным лунным светом лицо. Высокий лоб, перечеркнутый горизонтальными морщинами, тонкий горбатый нос, впалые щеки и вытянутый подбородок казались до боли знакомыми.
"Это я", - догадался мастер, и сердце наполнилось грустью. А он, оказывается, сильно сдал. Время не щадит никого, организм изнашивается даже несмотря на волшебные микстуры и зелья. Он думал, что в двести шестнадцать лет будет выглядеть лучше.
- Лежать! - заорал луноликий Дагар.
Мастер-дракон понял, что находится на сцене. Справа от него колыхалось людское море - вонючее, шумное, беспокойное, а справа расположился сарай, где он провел последние несколько часов перед представлением. Зверь послушно опустился на дощатую сцену. Последовательность действий во время спектакля он знал наизусть. Вот дрессировщик сел и оперся спиной о его плечо, пришло время огненной магии. Дракон втянул воздух через ша-яну и выдохнул струю огня, тщательно следя, чтобы ненароком не спалить сцену и не обжечь зрителей - мастеру это не понравилось бы.
Толпа завопила. Великий Крхэнгрхтортх! Как он ненавидит вопли! Пусть Дагар поскорее успокаивает нервных, а чтобы дело пошло быстрее... еще один выдох, и... что это?
Боковым зрением дракон заметил подозрительное свечение. Он повернул голову, и увидел на крыше молодого человека. Самого обычного - темноволосого, одетого в домотканую рубаху и холщовые штаны. Он ничем не выделялся бы из толпы, если бы не свечение. Лунный свет исходил от лица незнакомца, от его груди, от рук, от ног, струился вниз, спускаясь к самой сцене, и едва не доставал Дагара.
- Прэско! - выкрикнул дрессировщик очередную команду, не заметив, кого так пристально рассматривает его питомец. - Прэско!
Дракон раздраженно дернул хвостом. Как жаль, что он на сцене! Как жаль, что он не может сейчас подойти к этому чудесному незнакомцу и прикоснуться к нему! Кажется, молодой человек что-то почувствовал. Какое-то шевеление воздуха, нечто неподдающееся объяснению, отчего сердце начинает стучать быстрее, а желудок наполняется тягучим предвкушением победы. Еще бы! Ведь они связаны!
- Прэско!
Время застыло. В душе Эргхарга бушевали песчаные бури невозможности достижения идеала и отчаяния. Он всеми силами тянулся к юноше, но не мог его достать. Парень не отвечал. Он слышал зов, но не отвечал. Ветер поднял с выжженного усталостью и безнадегой дна сердца пылинки надежды и искорки веры, но их было слишком мало.
Неожиданно дракон оттолкнул Дагара. Мастер охнул и упал на дощатый пол, мгновенно вернувшись в реальность.
- Чтоб тебя! - выругался дрессировщик. - Что, Ярдос тебя раздери, это значит?!
Дагар, пошатываясь, поднялся. Эргхарг опустил морду на передние лапы.
- Смотри на меня, скотина! - завопил Дагар и пнул дракона в бедро. - Смотри на меня! Что это ты такое задумал?!
Животное не пошевелилось. Пинки мастера не доставляли ему неудобства, а от ругани он дракон закрылся кожаной перепонкой крыла.
- Зловонная пасть поганого Ярдоса!
Дагар устало отступил в сторону и медленно направился к выходу. Он знал, что значат видения, которые показал ему дракон. Это ультиматум. Времени не оставалось. Если он не найдет того парня, крупные неприятности, которых мастер опасался все эти годы, случатся и превратятся в настоящую катастрофу. Дракон спалит его на месте, но сначала сожжет дотла город, прилегающие деревушки и полстраны.
Но самым страшным было даже не это. Эргхарг не зря показал дрессировщику сначала Элиота, потом его, а потом незнакомца. Тварь хотела сравнить силу и-ши, заключенную в людях, и хотела, чтобы Дагар это увидел. Незнакомец обладал огромным потенциалом, его сияние было раз в десять сильнее сияния мастера, а вот Элиот... маленький паршивец не обладал и-ши вовсе, а значит, надежды мастера обучить мальчишку искусству дрессуры, не оправдались.

* * *


Поспешное бегство из Трира, которое Дагар запланировал, как только услышал рассказ молодого человека, смотревшего представление с крыши, откладывалось. Похоже, он застрял в этом городишке надолго, до тех пор, пока не найдет парня, от лица и рук которого исходило лунное свечение. Может, он все еще бродит где-нибудь поблизости? Ведь он и сам почувствовал связь с Эргхаргом, и не мог просто так уйти, испугавшись смотрителей.
Дрессировщик подбежал к забору, отодвинул доску и высунул голову в образовавшееся отверстие. Парня в поле зрения не было, как не было стражей и вообще кого-либо, кто мог бы подсказать, в какую сторону направился молодой человек.
Мастер вернулся к сараю, а потом отправился к кибитке. Раз уж он тут застрял, нужно расположиться со всеми удобствами.
Элиот, Ярдос его возьми! Как же дорого обходится воспитание этого мальчишки! Если бы не он, никто не сидел бы на крыше во время представления, дракон не взбунтовался бы, и сейчас они собирали вещи перед дорогой! Теперь же придется договариваться с наместником, чтобы им позволили обосноваться здесь на неопределенное время, ведь никакая гостиница не впустит постояльца с драконом.
- Ярдос тебя раздери! Ну смотри у меня! Если пропадет хоть один ящичек с пожертвованиями!..
Кибитка путешественников была доверху заполнена вещами. Здесь стояли сундуки с костюмами для выступлений, лежали свернутые в рулоны ковры, необходимые для ночевок в полях и лесах, грудой высилась посуда: котелки, тарелки и кружки разных размеров и степени новизны, валялась требующая починки обувь, старые обручи с потерявшими начинку бубенцами, и сотня вещей, выбросить которые было жаль.
- Зловонная пасть поганого Ярдоса, Элиот! Я сто раз просил здесь убрать!
Дагар отпихнул ногой ржавый амбарный замок, который вешал на клетку с драконом, когда провозил зверя через города, и вступил в полумрак. Где-то здесь была запасная одежда и карта. Из-за непредвиденных обстоятельств нужно снова пересчитать время пути и определиться, на сколько дней максимально они могут обосноваться в Трире. Столица не станет ждать, каждый год в конце ноября его величество Иженек вместе с королевичем путешествует по стране и лично проверяет, как живут подданные, контролирует приграничные земли и выслушивает пожелания наместников. Ни в одной стране, которые Дагар посетил до Миловии, подобных традиций у монархов не существовало. Либо Иженек действительно заботится о народе, либо, что более вероятно, изящно пускает пыль в глаза поданным. В любом случае, нужно все рассчитать.
Дагар споткнулся о какую-то деревяшку и наклонился.
- Это еще что такое?
Деревяшка выглядела странно: гладкая палка с ровно обструганными краями больше всего напоминала чересчур тонкую ножку стула, но по одной ее стороне шел желобок, а по другой тянулся ряд грубых вырезанных листьев.
Дрессировщик понял, для чего нужна эта палка.
- Без сомнений,- зашипел мастер. - После смерти Элиот попадет в царство Ярдоса. О, всемилостивейшая Айша! Если бы он слушался и не ставил личные интересы выше интересов мастера!... Мальчишка вместо того, чтобы учиться секретам дрессуры, малюет картинки!
Мастер переломил кусок рамы о колено и выбросил половинки на улицу.
- Ну появись только, - прошипел Дагар. - Получишь по полной! Сто раз тебя предупреждал!
Мужчина отодвинул тяжелый сундук и прошел в дальний конец кибитки. Насколько он помнил, карты лежали возле старого лука и пустого колчана за поеденным молью плащом. Дагар поднял плащ и замер. В углу, прикрытые выцветшим паласом, стояли картины. На первой была изображена старая мельница со сломанным крылом. Мужчина узнал место: именно под той мельницей он в последний раз разговаривал с матерью Элиота, прекрасной, но взбалмошной и легкомысленной Кьолией. Она с легкостью избавилась от ноши и с радостью отдала сына Дагару, не удосужившись озаботиться наследством ребенка. Мальчонка рыдал, покидая мать, и не понимал, почему нужно идти куда-то с незнакомым дядей с горбатым носом и нехорошей ухмылкой.
Мастер отшвырнул воспоминания и отбросил картину в сторону. На втором полотне, немногим меньшем, чем первое, улыбался дракон. Эргхарг редко улыбался и никогда дрессировщику. Дагар лишь дважды поймал загадочную ухмылку, когда зверь думал, что его не видят, и один раз видел, как тот улыбается Элиоту. Теперь же у дрессировщика появилась возможность рассмотреть дракона как следует. Оранжевые глаза казались желтыми, усы обвисли, на морде твари явственно читалось удовольствие, будто перед ней поставили бадью крови.
Вторая картина полетела вслед за первой.
Третье полотно демонстрировало зрителям сгорбленную фигуру мужчины в ярко-красных трико и рубахе с блестками. Он стоял спиной, и Дагар не видел его лица, однако догадался, что смотрит на себя. Похоже, у мальчишки талант. Элиот верно передал особенности фигуры: сутулость и длинные худые ноги, однако вложил в холст что-то еще... магию, благодаря которой нарисованный человек казался живым. И печальным.
Мастер наклонил голову. Его жизненный опыт подсказывал, что маленький паршивец его ненавидит из-за того, что тот забрал его у матери, заставляет заниматься драконом и запрещает рисовать, но картина передавала иные чувства. Мужчина мог бы поклясться, что нарисованный дрессировщик вызовет у любого посмотревшего на картину чувство сострадания. Неужели пацан видит больше, чем ему позволяют? Неужели может заглянуть внутрь души?
Дагар поставил картину на место, а потом подобрал две первые и аккуратно закрыл их выцветшим паласом.

* * *


Элиот явился раньше, чем ожидал его мастер. Видимо, мальчишка решил не оттягивать наказание, и не побежал на ярмарку покупать пряники и леденцы, а вернулся на площадь сразу после сбора пожертвований.
Дагар встретил его у входа на территорию артистов, который охраняли два дюжих смотрителя. Элиот пришел не один, а вместе с оравой мальчишек в оборванных одеждах, каждый из которых, словно великую драгоценность, нес голубой ящичек с пожертвованиями. Судя по тому, как тяжело приходилось пацанятам, народ Трира остался доволен представлением.
- Раз, два, три, - считал грязные лохматые головы Дагар, - ... восемь, девять, десять.
Ребятишки прошли к кибитке и поставили ящички на землю. Мастер отозвал Элиота в сторону и негромко произнес:
- Ты меня удивил, все на месте. Чем ты их испугал? Байками о злом драконе и зачарованных сундуках?
- Эргхарг не злой, - пацан потупился. - А лгать нехорошо.
- Неужели просто пообещал денег? Неужто выбрал самых глупых, которые не догадаются сбежать с ящиком, полным монет, не дожидаясь жалкой подачки?
- Я не обещал денег, - Элиот вздохнул. - Я пообещал... провести их к дракону.
- Что?!
Дагар едва не задохнулся от злости и возмущения. С этим паршивцем всегда так! Едва мастер решил обойтись с пацаном по-человечески и не наказывать его за то, что тот привел на выступление постороннего, как тот дает новый повод для негодования! Показать дракона! Да где это видано?!
- Ты соображаешь, что творишь?! - зашипел дрессировщик. - Эргхарг в сарае, а не в клетке!
- Но он им ничего не сделает!
- Вот именно! - Дагар схватил мальчишку за руку и затряс, как грушевое дерево. - Вот именно! Дракон по определению злое, глупое и агрессивное животное! Его должны бояться! А если к нему приводить детишек, пойдут слухи, что дракон вовсе не такой опасный! Кто тогда будет восхищаться мастерством дрессировщиков, и платить деньги за представления?
- Мастер!... - Элиот всхлипнул.
- Выгони их! Иначе я сам сделаю это и не обойдусь простым "пошли вон"! Таких подзатыльников навешаю, век будут помнить!
- Мастер, пожалуйста! Я им обещал!
- И что?
Дагар отпустил руку ребенка и направился к ребятне.
- Дракона посмотреть хотите? А ну пошли вон!
Дети сгрудились у кибитки и смотрели на дрессировщика испуганными глазенками.
- Мастер! - умоляюще крикнул Элиот, но Дагар не слушал.
- Чего вытаращились?! - закричал он. - Брысь отсюда! Ишь, дракона им подавай! Да вы глухие что ли?
- Мастер!
- Пошли, кому сказано!
Дети испуганно отступили, но уходить и не думали, тогда дрессировщик отвесил ближайшему мальчишке звонкий подзатыльник.
- Убирайтесь, пока не позвал смотрителей!
Мальчонка заревел, и ребятня бросилась врассыпную. У входа образовался небольшой затор, который быстро рассосался, едва Дагар снова набрал воздуха в легкие.
Элиот всхлипнул и бросился к сараю, где спал дракон.
- Куда?! - предостерегающе произнес мастер, но мальчишка уже скрылся в полумраке деревянного сооружения. - Зловонная пасть поганого Ярдоса!
Дрессировщик постоял рядом с дверью, ожидая, пока пацан немного успокоится, а потом вошел в сарай. Элиот лежал на соломе, прижавшись к зеленому чешуйчатому боку, спрятав лысую голову под крылом дракона. Эргхарг больше не притворялся спящим, он посмотрел на мастера укоризненным взглядом и дернул концом игольчатого хвоста.
- Ну чего уставился?! - крикнул Дагар.
Дрессировщик оперся спиной о косяк и скрестил руки на груди. Конечно, дракон не понимает, что происходит, и взгляд его вовсе не укоризненный, просто Дагар нервничает и воображает то, чего нет. Ему нужно найти того парня с и-ши, а помочь в этом может только мелкий паршивец, притащивший его на представление.
Зловонная пасть поганого Ярдоса! Нужно было все-таки выслушать историю незнакомца о том, как он познакомился с Элиотом, но откуда Дагару было знать, что дракон поставит ему ультиматум?
- Чего ревешь? - недовольно бросил дрессировщик, стараясь, чтобы его голос звучал мягче. - Если бы ты думал о последствиях, не стал бы обещать то, что не можешь исполнить. Или, скажешь, надеялся уговорить меня позволить ребятне посмотреть на дракона?
Элиот не повернулся и даже не пошевелился.
- Знаю, ты не спишь. Это от тебя вонючая скотина взяла привычку игнорировать мастера! А ну смотри на меня, когда я с тобой разговариваю!
Мальчишка не пошевелился.
- Элиот!
Дагар глубоко вздохнул. Как же сложно, Ярдос его дери, разговаривать с этим паршивцем!
- Элиот, - уже тише произнес он. - Я прощаю тебя за непослушание, и даже не стану бить за парня, которому ты позволил наблюдать за представлением с крыши сарая. Хотя он едва не сорвал выступление.
Крыло дракона шевельнулось. Может, это парнишка удивленно поднял голову, а может, дракон решил расположиться поудобнее. В любом случае следовало усилить нажим и выманить ребенка из-под крыла.
- Он мне помог, - в голосе мальчика слышались недавние слезы. - А я его отблагодарил.
- И чем же он тебе помог?
- Он... спас меня от хулиганов.
- Правда? Это, - Дагар запнулся, - хороший поступок. Я не знал.
- Ты выгнал его, как выгнал моих друзей.
- У тебя каждая букашка друг, - съязвил мастер и прикусил язык. Если он хочет добиться от пацана послушания и помощи, следует быть помягче. - Я сожалею.
- Ты сожалеешь? - больше сомнений не оставалось - крыло снова шевельнулось, и из-под него показались удивленная мордашка Элиота. - Правда?
- Правда. Думаю, надо его найти и попросить прощения.
Рот мальчишки непроизвольно открылся. Зловонная пасть поганого Ярдоса! Как же легко тебя обмануть! Такому доверчивому человеку будет очень сложно! Ну ничего, мастер преподаст ему хороший урок.
- Ты знаешь, где он живет?
- Нет, - Элиот поднялся и отряхнул штаны. - Я ничего о нем не знаю, кроме имени. Его зовут...
- Какая разница, как его зовут! - не выдержал Дагар. - Нужно его найти! Где вы встретились?! Отвечай!
Мужчина схватил мальчишку за руку и хорошенько тряхнул. Может быть тогда тот вспомнит хоть что-то полезное.
- Мастер..., - Элиот непонимающе хлопал глазами.
- Что! Мне нужно найти его, чтобы извиниться! Я задам корма коням, перенесу пожертвования в кибитку и пойду на рынок, чтобы пополнить запасы еды, а ты беги в город и ищи этого...
- Янека. Его зовут Янек.
- Какая разница?! И чтобы не возвращался, пока не приведешь его ко мне!
- Да где же я буду его искать?
- Везде! Подключи своих дружков, снова пообещай показать им дракона, запугай, дай денег... делай что хочешь, только приведи мне этого парня!
Элиот вырвал руку из цепкой ладони дрессировщика и попятился.
- А если он не захочет придти сюда?
- Захочет, - многозначительно произнес мужчина. - Обязательно захочет.

* * *


Как и ожидалось, Элиот снова подвел дрессировщика. Мелкий паршивец не справился с заданием, не нашел Янека. Хорошо хоть не стал обещать местной ребятне встречу с драконом!
Они сидели за деревянным столом в сарае и ужинали. Дагар пополнил на рынке запасы съестного, а на ужин в ближайшей таверне купил котелок похлебки, вяленое мясо, квас и пирожки с капустой, и теперь они сидели друг напротив друга, освещенные тусклым светом единственной свечи, стоящей между ними. Элиот с удовольствием уплетал пирожки, а дрессировщик угрюмо жевал мясо.
Днем у мастера состоялся не слишком приятный разговор с наместником Южных земель Пульрехом. Наместники никогда не нравились Дагару, они обладали чересчур большой властью и пользовались ей в свое удовольствие, а Пульрех был самым властолюбивым и самовлюбленным наместником, с каким приходилось общаться дрессировщику. Предчувствуя легкие деньги, он лично принял мастера, когда тот появился в городе, и запросил за разрешение на выступление дракона и две ночи в актерских домиках огромные деньги. Дагар с большим трудом сбавил цену и все равно остался недоволен сделкой. Едва ли не треть заработанного уйдет Пульреху.
И вот вместо того, чтобы расплатиться с жадным наместником и уехать, Дагар был вынужден снова обратиться к Пульреху с просьбой. Как и всякий обладающий властью, наместник знал, когда человек попадает к нему в зависимость, и догадался, что может получить от дрессировщика несколько дополнительных монет. Мастер хотел провести в городе еще, по крайней мере, одну ночь, и Пульрех торговался за нее, будто отрывал от сердца собственные сбережения.
Дрессировщик пустил в ход все свое красноречие, а когда это не помогло, попытался припугнуть хапугу, но тот стоял на своем:
- Дракон - опасное и непредсказуемое животное, я не могу позволить ему и дальше ночевать в городе. Вдруг он спалит дом? Или площадь? Или целую улицу?
Наместник сложил руки на груди. От напряжения его высокий лоб с ранними залысинами покрылся каплями пота, вены на бычьей шее вздулись, а воротник вышитой золотыми нитями рубахи промок.
- Дракон укрощен, - смиренно ответил Дагар. - Вы же видели представление.
- И понял только одно: тварь не слишком хорошо слушает вас.
- Ничего не случится!
- Сильно сомневаюсь. Если... произойдут неприятности, возмущенные жители придут не к вам, а ко мне, и мне, а не вам придется выплачивать им возмещение убытков или, защити нас всемилостивейшая Айша, за свой счет хоронить покойников.
- Эргхарг не ест человечину.
- Но запросто может сжечь все поселение, - Пульрех причмокнул губами. - Тут и сотней тонге не отделаешься.
- Сотней? Вы в своем уме? Кто платит за постой сто тонге?
- Драконы, - парировал наместник.
- Может, ваши драконы и богаты, - съязвил Дагар, - а мой зарабатывает в пять раз меньше названной вами суммы.
- Не прибедняйтесь, - отрезал Пульрех. - и считайте эти деньги залогом. Если ничего не произойдет, я верну вам половину.
- Три четверти!
- Две трети. Это мое последнее слово. Сто тонге за ночь, и семьдесят пять верну, если дракон будет вести себя хорошо.
Дагар согласился. А что ему оставалось, если над ним нависла угроза уничтожения? Тупая скотина явственно дала мастеру понять, что его ждет, когда ослепила солнечным светом. Он сгорит ярким пламенем, но сначала увидит, как плавится земля. Дрессировщику обязательно нужно задержаться в Трире, чтобы найти Янека. И для этого придется прибегнуть к крайним мерам и пойти наперекор собственным правилам.
- Мастер, - спросил Элиот, дожевывая четвертый пирожок, - а ты правда хочешь извиниться перед ним?
- Перед кем? - не понял Дагар.
- Перед Янеком.
- Ты мне не веришь?
Мальчик промолчал, но очень красноречиво поднял брови.
- Больно ты умный, для своих лет, - буркнул Дагар, - ешь, не болтай.
- Тогда зачем он тебе понадобился?
- Ешь, тебе говорят.
- Не хочешь говорить, я у Эргхарга спрошу.
- Вот еще выдумал, - дрессировщик отодвинул тарелку, - драконы не говорят.
- Зато показывают картинки.
Дагар едва не подавился не дожеванным мясом.
- Эта скотина показывала тебе картинки? И что ты видел?
- Деревья. И... - Элиот запнулся, - старую мельницу. Мастер! Я скучаю по маме! Когда мы к ней вернемся?
- Не скоро. Ешь. А картинкам, которые показывает дракон, не верь. Пустое это.
Дрессировщик задумался. Странное дело. Он всегда считал, что у маленького Элиота есть и-ши, он чувствовал силу, исходящую от мальчугана, и именно поэтому забрал его у матери - чтобы воспитать преемника.
Мелкий поганец доставил Дагару много неприятностей. Он привязался к дракону, но упрямо не хотел заниматься его дрессурой, а даже если и пытался, Эргхарг игнорировал приказы Элиота. Дагар думал, что это притворство, что мальчишка не старается, лишь бы не делать то, что ему не интересно. Пацаненок убегал и рисовал свои проклятые картинки, которые нельзя было даже продать. А на самом деле... На самом деле и-ши у ребенка никогда и не было.
Мастер качнул головой. А может, это он неправильно расшифровал видения, посланные Эргхаргом? Может быть, свечение от лица Янека и от его собственного лица, это не и-ши? Нет. Ошибка исключена, легенды не лгут. Впрочем, как и драконы.
Но как тогда понять слова мальчишки? Общаться с чешуйчатой тварью может только обладатель и-ши, только человеку с лунным лицом, луноликому дракон может послать видение или поделиться памятью. Значит, у Элиота все же есть сила? Но почему ее не видно? Почему дракон ее не видит, но все равно посылает мелкому паршивцу картинки? И, главное, зачем?
Здесь однозначно есть, над чем подумать, но не сейчас. Сейчас уже достаточно стемнело и пришло время поступиться принципами. Ночь - отличное время, чтобы идти против всех правил.
- Доел? - спросил Дагар, отодвигая тарелку.
Элиот быстро проглотил последний кусок и кивнул.
- Есть дело. - Дрессировщик наклонился и понизил голос: - Нужно выпустить дракона.
- В городе? - мальчишка открыл рот. - А это не опасно?
- Уже темно, его никто не увидит, а если кто и увидит...
"...я попрощаюсь не с тридцатью тонге, а с целой сотней", - мысленно закончил Дагар.
- Эргхарг не голоден! Он охотился позапрошлой ночью и совсем не летал.
- Я не на охоту его выпускаю. Я хочу, чтобы он нашел Янека.
Мальчонка помолчал, а потом вышел на улицу. Дракон ночевал в соседнем сарае, и его следовало разбудить. У Элиота это получится лучше. Невыспавшийся дракон опасен, а ребенка он никогда не трогал.
Мастер дотронулся до правого бока и вздохнул. Если уж чешуйчатый монстр хочет Янека, пусть сам его найдет. Лунное сияние можно заметить с большой высоты, и никакие стены ему не помеха. Пусть дракон поработает ищейкой, а утром Дагар посадит зеленую скотину в клетку и повезет по улицам Трира, чтобы та показала дорогу. Он лично поговорит с парнем, и тот ни за что не откажется повидаться с драконом.

Глава 3

Новый маршрут


Янек жалел, что поехал в Трир. Если бы он остался дома и чинил крышу, как приказал ему Пыпер, не чувствовал бы такой опустошенности. Чувства были столь сильными, что сердце молодого человека разрывалось от невозможности восстановить душевное равновесие. Он знал, что должен вновь увидеть дракона. Между ними возникла непонятная мистическая связь. Плотник не мог понять, почему выбор Эргхарга пал на него, однако понимал, что это огромная удача. Тех, кому дракон позволил увидеть мир своими глазами, единицы. Янек отдал бы все на свете, лишь бы узнать, почему это произошло, его тянуло к дракону, как маленького мальчика манит зарытый клад. Тайну нужно было разгадать во что бы то ни стало!
И несмотря на это Янек был вынужден уйти. Мастер выгнал нарушителя спокойствия, пригрозив вызвать смотрителей, а караулить у забора, когда дрессировщик отлучится или просто ляжет насладиться послеполуденным сном, Янек не мог - если он опоздает к отъезду коляски, не успеет вернуться в Пестяки вовремя. Хозяин обязательно обнаружил бы пропажу работника и раскрыл обман с колотушкой на крыше. В этом случае ехать в Пестяки смысла не было - жадюга Пыпер выгнал бы его, не заплатив ни йе, хотя работу плотник почти закончил. Поэтому молодой человек немного постоял у забора, огораживающего территорию за сценой, где жили артисты, а потом направился к "Синему искушению". Там он рассчитался с кучером за помощь и забрался на положенное место в коляске - за ящиком для провизии.
До Пестяков добрались без приключений, правда, на сей раз, поспать Янеку не удалось - он выспался утром, а отвлечься от грустных мыслей о драконе мешал громкий противный голос Пыпера, который вновь взялся убеждать столичных гостей в необходимости приобретения земли и переводил на эту тему любой разговор. А по дороге гости разговаривали, разумеется, только о драконе.
- Теоретически, - произнес господин Крахт, - подчинить себе можно любое животное, но вот чего я не понимаю, так это как мастер Дагар обходится без пики? Я много раз видел выступления артистов, но дрессировщики всегда использовали пики, будь они укротителями медведей, вепрей или тузуаров4. Да и как без пики? Как заставить неразумную бессловесную тварь делать то, что требуется? И как ее контролировать? Как защищаться? Вот схватит зверь за ногу, и все, вместо выступлений придется милостыню просить, потому что калекой станешь. А тут дракон, и никакой пики! Мастерство! Настоящее мастерство!
- Мошенничество, - парировал Пыпер. - Чем крупнее город, тем больше мошенников. Вот у нас в Пестяках намедни появился хромоножка. Сидел подле храма, милостыньку просил. Народ у нас глупый, сердобольный, полную шляпу медяков ему накидали, а я вечером своими глазами видел, как он от смотрителей убегал. И не хромал совсем. Жулье кругом. Вот он, недостаток присоединения к пригороду! И у нас обманщики появляются! Хотя мошенничают все по мелочи.
- Это не мошенничество, - возразил Крахт. - Вы, Пыпер, ведь сами видели, как дракон огнем пышет, а дрессировщик знай себе, покрикивает, и ничего не боится.
- Может, он сумасшедший? - вмешалась в разговор взрослых Вилька. - Потому и не боится. Вон как орал! Только ненормальный станет кричать на дракона.
- Да, не иначе сумасшедший, - согласился Крахт.
Янек заерзал на своем месте. Ему захотелось выглянуть из укрытия и разъяснить бестолковым, что дрессировщик не пользуется пикой потому, что дракону эта пика, как прутик. Его чешую можно проткнуть только вилами. Да и вилы не помогут, дракон вряд ли станет слушаться их обладателя. Зверь намного крупнее и сильнее человека, и с легкостью убьет любого дрессировщика одним движением хвоста или огненным выдохом, а вилы его только разозлят. Кто осмелится подойти к разъяренному быку и уколоть его иглой в ляжку? А что до криков, то человеческий голос для дракона, наверное, просто слишком тихий.
Мастер Дагар правильно делает, что обходится без оружия. Подчинить дракона угрозами и причинением боли не выйдет, здесь что-то другое. Какой-то секрет, особый вид магии, возможно, глубинная связь между зверем и дрессировщиком, тайна, свято хранимая и передающаяся от дрессировщика преемнику.
- И обручем с лентами перед мордой тряс, - продолжила Вилька. - Наверное, поэтому дракон его и слушался. Может, бубенцы на обруче, волшебные?
- И кто их заколдовал? - спросил Крахт. - Сам дракон?
- Эльфы, - неуверенно произнесла девушка. - Только у драконов и эльфов есть магия.
- И зачем эльфам заколдовывать бубенцы дрессировщика? Нет, эльфы здесь не при чем. Мастер справляется самостоятельно, безо всякой магии. А обруч... обруч нужен для привлечения внимания. Представляете, какими незначительными мы кажемся дракону?
- Потому и костюм у дрессировщика яркий и блестящий, - добавила Вилька, довольная собственной сообразительностью. - Папенька, а дракон будет еще выступать?
- Он едет в столицу, - ответил Пыпер. - Здесь ему больше делать нечего.
- Он будет выступать в столице?
- Одно представление для публики, одно, особое, для короля.
- Вот бы мне стать принцессой! И тогда дракон выступал бы только для меня!
- Ты и так у меня как принцесса. Вон какой комод купили! И в королевском дворце не сыщешь! А у нас в Пестяках разных диковинок много, потому как торговый тракт из Ви-Элле проходит совсем рядом. А там и до Ил'лэрии недалеко. Покупайте землю, не прогадаете! Эльфы, знаете, они иногда такие штуки привозят, аж не знаешь, как назвать! И все сплошь волшебные!
Янек отвлекся от разговора, перескочившего на неинтересную тему сравнения стоимости земли в Пестяках и Трире, и снова задумался о драконе.
Он летал! Летал так высоко, как не летают даже птицы! Там, в небе, он чувствовал то, что не чувствовал никогда раньше: свободу и могущество, он был волен делать все, что захочет! Быть драконом - это здорово! Летать! Обладать магией! Подчинять себе небо, ныряя с головокружительной высоты, и никогда не падать на землю!
Да как дракон мог променять все это на тесную клетку дрессировщика? Почему не может выпрямиться и спалить огненным дыханием деревянные прутья? Или сломать их? Неужели клетка заколдована? Но ведь Эргхарга выпускают на волю во время представления! И кто мешает ему взмахнуть крыльями и вернуться в родные горы? Нет, мастер Дагар не выдрессировал дракона, он точно заключил с ним сделку, что-то пообещал... или... чем-то пригрозил.
Плотник вздохнул. Никогда, никогда не узнать ему секрета дрессуры и никогда больше не летать под облаками.
По возвращении домой, Янек выбрался из своего укрытия и, пока Пыпер и гости не вышли из коляски, взобрался на крышу. Колотушка выполнила свою задачу, и плотник снял ее с трубы. Теперь неплохо бы сесть на край крыши с молотком, чтобы хозяин лично увидел его за работой.
Так и случилось. Пыпер, сойдя с подножки коляски, первым делом поднял голову.
- Работаешь? Ну, работай. И не ленись мне! Чтобы завтра к обеду все закончил!
- К обеду? - плотник обернулся на недоделанную работу и вздохнул. Стучать ему молотком до самого заката. И спать прямо на рабочем месте.
Гости прошли в дом, и вскоре из трубы донесся запах горячего хлеба. Янека к ужину никто не позвал, да он и не пошел бы - работу следовало закончить, а поужинать можно остатками того, что утром взял с хозяйской кухни.

Ночью, лежа на крыше и смотря на высыпавшие звезды, сочные и крупные, словно вишни, Янек снова думал о драконе. Вон то черное облако, наполовину закрывшее Луну, точь-в-точь морда Эргхарга, а те звезды... если провести от них прямые линии к соседними, похожи на крылья...
- Кажется, теперь я на всю жизнь обречен думать о драконах, - негромко вздохнул Янек и закрыл глаза.

* * *


Эргхарг был доволен. Он получал все, что хотел, практически ничего не отдавая взамен. Или, по крайней мере, то, что он отдавал, ему было не нужно, и никакого чувства потери дракон не испытывал. Ну почему все истинно свободные не могут жить так, как он? Почему мудрый Крхэнгрхтортх протестует против той жизни, которую ведет Эргхарг? Ведь он не делает ничего плохого!
Кто первым сказал, что люди не стоят внимания? Кто первым признал их полуразумными животными? Кто первым объявил, что общение с людьми недостойно великой расы? Что от людей нельзя ждать ничего хорошего? Что они могут только брать, ничего не отдавая взамен? Что их слово ничего не значит, а деяния заставляют сердца сжиматься от скорби?
Эргхарг был со всем этим не согласен. Конечно, если бы его не изгнали, он, возможно, никогда и не посмотрел бы в сторону человека, но сейчас он ни о чем не жалеет, и если бы его изгнали повторно, дракон поступил бы точно так, как поступил тогда, двести лет назад. Он снова пошел бы за человеком, и снова получал бы все, что хочет.
Конечно, с точки зрения Крхэнгрхтортха люди ничем не лучше буйволов или мустангов. Так же заботятся о пропитании, дерутся за самок и ставят во главу угла природные потребности. Но они могут создавать произведения искусства! Красивую музыку, живописные полотна, даже стихи! Ну и что, что все это не идет ни в какое сравнение с музыкой, картинами и поэзией драконов! В конце концов, человек не так уж и далеко ушел от животного. Люди достойны внимания и изучения! С каждым годом Эргхарг убеждался в этом все больше.
Возможно, когда истечет срок его изгнания, он вернется в Арканы и напишет ученый труд. Материала предостаточно - все эти годы Эргхарг записывал наблюдения в памяти, а за следующий век их наберется еще больше. Но главное, какой простор для выбора тем! Чем плоха, например, такая: "Человек несовершенный - странное существо, плохо приспособленное для выживания, и, однако, выжившее и подчинившее себе большинство живых существ планеты". Или такая: "Особенности человека несовершенного: умение рассуждать и игнорировать жизненные потребности в угоду необходимости". Конечно, последнее могут далеко не все особи хомо обыкновениус, но они стараются! И в итоге время приблизит их к истинно свободным. Не приравняет, но приблизит достаточно, чтобы внуки Крхэнгрхтортха отменили тринадцатый декрет.
Эргхарг действительно подумывал о научном труде, однако подозревал, что как только Крхэнгрхтортх узнает, чем он занимался в изгнании, не просто вышлет его в очередную ссылку, а на веки вечные запретит появляться в Арканах. Его труд, конечно, заметят, но будет поздно что-либо менять. Так стоят ли люди такой жертвы?
К тому же люди и сами плохо думают о драконах, считают их агрессивными злобными тварями, боятся и не желают вступать в контакт. Что поделать, полуразумный никогда не поймет разумного.
Дракон раздраженно дернул хвостом, едва не сбившись с курса, и фыркнул. В любом случае он продолжит наблюдать и решит вопрос с ученым трудом позднее. А пока... пока стоит внимательнее смотреть вниз.
Под брюхом медленно проплывала темнота. Слабые человеческие глаза не приспособлены к ночи и высоте, и ничего не рассмотрели бы, а Эргхарг прекрасно видел пустые в этот ночной час улицы Трира. Здания грубые, безыскусные, районы неудобные, дороги разбитые, тем не менее, это настоящий город. Никаким животным ничего подобного не построить. Вот вам и еще одна тема для раздумий: "Сравнение и анализ городов хомо обыкновениус и общественных насекомых".
Эргхарг снова дернул хвостом, избавляясь от ненужных мыслей. Не время сейчас думать о столь далеком будущем, лучше сосредоточиться на настоящем.
Эргхарг получал все, что хотел. Немаловажное условие комфортного существования. Вот и теперь, стоило только дракону заметить луноликого, как Дагар бросил все, чтобы ему угодить, и отправил на поиски обладающего и-ши незнакомца маленького Элиота. Эргхарг не сомневался, что мальчик не преуспеет в порученном деле, люди вообще не приспособлены для поисков просто потому, что у них отсутствуют соответствующие органы, но не сомневался, что мастер что-то придумает. Так и случилось. Ради того, чтобы ублажить дракона, Дагар нарушил собственное правило "ни при каких обстоятельствах не выпускать зверя из клетки в непосредственной близости от городов", и теперь Эргхарг парил над Триром в поисках луноликого и обозревал окрестности.
Человеку никогда не увидеть мир таким, каким видит его дракон. Мир людей грубый, тусклый и угрюмый, мир драконов изящный, яркий и радостный. Человек ограничен в восприятии и выражении эмоций, драконы видят вещи такими, какие они есть, и щедро делятся друг с другом любовью, свободой, уверенностью и счастьем. Драконы никогда не построили бы такие угрюмые и мрачные домишки, не стали бы добровольно запирать себя в каменных клетках, отгораживаясь от всего прекрасного, чем богата земля. И уж точно никогда не стали бы спать в душном замкнутом пространстве.
К счастью, ограниченность человека не позволяет ему видеть и-ши. Они могут смотреть друг на друга и не подозревать, что сосед обладает великой силой, они могут годами жить без тревог, не зная, что являются носителями волшебства. Если бы у них была развита ша-яна, они видели бы то, что видит дракон, и строили бы более плотные жилища, не выпускающие и-ши наружу, и Эргхарг никогда не нашел бы то, что искал.
Дракон сделал над городом три круга. Трир оказался богат на луноликих: аж два человека испускали сияние, они могли бы заинтересовать Эргхарга, если бы днем он не встретил человека, чья сила превосходила и-ши этих двоих и мастера Дагара вместе взятых. И этого человека в Трире не было.
Дракон взревел и сделал три мощных взмаха крыльями. Следовало подняться повыше, чтобы в поле зрения попала деревушка, через которую они проезжали, прежде чем войти в город. Вероятно, луноликий живет именно там.
С воздуха деревушка показалась Эргхаргу совсем крошечной, однако в ее центре ярко светилась и-ши. Та самая, которую жаждал увидеть дракон. Обладатель силы живет в двухэтажном доме с большим садом. Дракон запомнит. И приведет сюда Дагара.

* * *


Янек закончил чинить крышу вовремя. Он убрал инструменты, спустился по приставной лестнице и вошел в дом. Пыпер и гости уже сидели за столом, ожидая, пока кухарка поставит перед ними обед.
- Я выполнил работу, хозяин, - произнес молодой человек.
- Неужели?
- Можете проверить.
- Разве ты не видишь, что мы сели обедать? После обеда на крышу не полезешь, там весь обед растрясешь, и будешь мучиться животом, после обеда надобно поспать в тенечке, так что ближе к вечеру оценим, чего ты там наремонтировал.
- Хорошо.
Янек придвинул к столу стул и сел.
- Это чего это ты вздумал? - поднял брови Пыпер. - Неужто обедать собрался? Это с какой такой радости?
- Хозяева кормят своих работников, - напомнил Янек.
- Вот только ты уже не работник, ты свою работу закончил, - надул губы толстяк.
- Тогда заплатите мне и я уйду.
- Заплачу, когда увижу, что ты все сделал. А смотреть я буду после обеда. Выйди из-за стола.
- Но...
- Хочешь есть? Получишь на десять тонге меньше.
- Десять тонге?! Это слишком дорого!
- Тогда ешь в другом месте. Иди, иди, не мешай честным людям.
Янек опешил. Он, конечно, ожидал от Пыпера всякого, но не думал, что тот станет подличать. Молодой человек открыл было рот, чтобы возразить, но тут с улицы донесся крик:
- Дракона везут!
- Еще одного? - удивился Пыпер, поднимаясь с места. - Видать, и правда нас к пригороду присоединят. То есть, так и так присоединят, - опомнился он, оглядываясь на столичных гостей, - просто... быстрее, чем я думал.
Плотник не стал слушать, он первым выбежал на улицу и у ворот едва не столкнулся с высоким угрюмым человеком в черных кожаных сапогах, кожаных штанах, жилете поверх серой рубашки и черном плаще. Мастером Дагаром.
- Тебя-то я и ищу, - произнес он. - Хочешь снова увидеть дракона?
Дракона?! Янек не мог поверить собственным ушам. Значит, вчерашнее представление ему не приснилось, и дракон действительно показывал ему горы и луга с высоты драконьего полета. Между ними есть связь! Эргхарг тоже это почувствовал, и теперь...
Дрессировщик посторонился, и Янек выбежал на улицу. Локтях в десяти от ворот стояла знакомая кибитка, запряженная шестеркой коренастых коней, к которой толстыми цепями была привязана клетка с драконом.
Эргхарг смотрел на молодого человека и улыбался. Тонкий безгубый рот растянулся, обнажив острые зубы, белые плети усов приподнялись у основания, оранжевые кошачьи глаза прищурились. Янек подошел к клетке и взялся за деревянные прутья, что-то подсказывало ему, что зверь его не тронет.
- Ты меня нашел! - прошептал он.
- Что значит, "тебя-то я и ищу"?! - спросил Пыпер дрессировщика и скрестил руки на груди. - Вы что, знакомы?
Мастер поклонился и отвернулся, потеряв к толстяку интерес, но у Пыпера вопросы еще не закончились.
- И где, позвольте поинтересоваться, вы познакомились? Когда через нашу деревушку проезжали, этот лентяй сидел на крыше, я сам видел. Или, может, вы встретились в городе?
- Это не имеет значения, - пожал плечами Дагар, внимательно наблюдая за питомцем. - Не подходите к дракону, он опасен.
- Это для вас не имеет, а для меня имеет! - напыщенно сказал толстяк. - Эй, ты! Я же приказал тебе работать!
- Я выполнил работу, - Янек смотрел на Эргхарга и не мог оторваться. - Я все сделал вовремя.
- Ничего ты не сделал! Ты нарушил мой приказ! Ел мою пищу! Спал под моей крышей и целыми днями бездельничал! Да еще с дрессировщиком познакомился! Я ничего тебе не заплачу!
Дракон дернул хвостом, и Янек отвлекся. Он повернулся к Пыперу и сжал кулаки.
- Не заплатите? - разозлился он. - Да я только и делал, что чинил вашу крышу и выслушивал ваши крики о том, какой я лентяй! Я все сделал! Даже раньше, чем договаривались! На совесть сделал! А теперь вы говорите, что не заплатите?!
Янек замолчал. От возмущения и оттого, что от ярости его сердце билось о грудную клетку, словно пойманный кролик. Плотник никогда не чувствовал ничего подобного. Температура тела поднялась, в ушах зазвенело, во рту пересохло, голова закружилась, мышцы напряглись, и Янек едва сдерживал себя, чтобы не броситься на жадного Пыпера и не... откусить ему голову.
- Вы мне заплатите, - медленно произнес молодой человек. - Все до последнего йе.
Сердце стучало все быстрее и быстрее, перед глазами повисла мутная белая пелена, сквозь которую Янек видел только покрасневшее лицо хозяина.
- Обманщик! - завопил Пыпер странным визгливым голосом. - Убирайся с моей земли и не смей приближаться ближе, чем на сто тереллов!
Плотник сжал кулаки и шагнул вперед. В это мгновение мир полыхнул ярко-оранжевым - дракон выпустил из пасти струю огня, которая прошла всего лишь в локте от бока молодого человека и на локоть не дотянулась до прижимистого толстяка. На рубашку Янека попали искры, одежда задымилась и начала тлеть. Боль от ожога заставила плотника очнуться, и молодой человек отскочил в сторону, стаскивая с себя рубаху.
- Караул! - завопил Пыпер. - Убивают! - и побежал к дому.
От ворот послышался рев Вильки, которой собственный отец отдавил ногу, и причитания невольных свидетелей.
- Зловонная пасть поганого Ярдоса! - Дагар подскочил к клетке. - Ты чего творишь, скотина?!
- Смотритель! Смотритель! - завопил с крыльца Пыпер. - Убивают!
Янек недоумевающе вертел в руках свою рубаху с внушительной дырой на правом боку, но в голове вертелась мысль не об одежде и даже не об огненном дыхании зеленого зверя, а о себе. О своем рассудке. На одну бесконечную минуту ему показалось, будто он смотрит на толстяка глазами дракона.
- Доволен, скотина?! - орал дрессировщик на Эргхарга. - Доволен?! Это так ты мне платишь за то, что исполняю твои капризы?! Соображаешь, что творишь?! Все! Хватит! Больше никаких поблажек! Я нашел твоего Янека, а теперь мы уезжаем!
Дагар круто развернулся на каблуках и вскочил на козлы.
- Н-но! Трогай!
- Подождите, - попросил Янек. - Можно мне с вами?
- Еще чего!
Мастер снова ожег лошадей кнутом, и это словно подхлестнуло молодого человека. Он подбежал к кибитке и запрыгнул в нее на ходу.
Пыпер ему не заплатит, это ясно - толстяк слишком зол на плотника, да еще испугался дракона. А если Янек не уберется со двора до приезда смотрителей, может запросто попасть в застенок, ведь смотрители в большинстве своем оценивают не на вину, а кошелек, и в застенке всегда оказывается беднейший.
В Пестяках ему больше делать нечего. Единственную крышу, требующую ремонта, он починил, а даже если и найдется кто-то, нуждающийся в помощи плотника, к Янеку не обратится - испугается гнева толстого Пыпера. Зря он все-таки выбрал для найма самый большой и богатый дом, погнался за деньгами, а остался без рубахи.
И что, спрашивается, ему оставалось делать? Бежать. Но в итоге, каждый получил то, что хотел: Пыпер - бесплатную починку крыши, а Янек - встречу с драконом. Он доедет с дрессировщиком до Трира и поищет новую работу там. А по пути попытается выяснить, что связывает его с истинно свободным, и почему тот улыбался, когда смотрел на плотника.

* * *


Янек действовал осторожно, не хотел, чтобы его выгнали. Кому нужен лишний пассажир, который не может заплатить? У Янека не было времени, чтобы даже собрать свои нехитрые пожитки и забрать три тонге - богатство, оставшееся с прошлой работы. Да и не впустил бы его Пыпер на порог.
Запрыгнув в кибитку, плотник осмотрелся. Первое слово, которое пришло ему в голову - чердак. Все пространство кибитки было заставлено и завалено миллионом вещей: коврами, попонами, посудой, одеждой, только в дальнем конце на свободном месте лежал матрац, на котором, скрестив ноги, сидел лысый мальчишка.
- Привет, - поздоровался Элиот. Казалось, он совсем не удивлен встречей. - Я знал, что ты поедешь с нами.
- Привет, - Янек понял, что его не выдадут. - Не возражаешь, если я доеду с вами до Трира?
- Только до Трира? - лукаво прищурился паренек.
- Да. Я вас не стесню, посижу тут в сторонке.
Элиот загадочно улыбнулся.
- Не возражаю. И даже не возражаю, если ты подыщешь себе рубаху. Посмотри в том сундуке, одежда мастера наверняка тебе подойдет.
- Спасибо.
Янек открыл большой кованый сундук и удивленно поднял брови. Сундук доверху был набит дорогими шелковыми рубахами с вышивкой и цветными лосинами.
- Думаю, Дагар не обрадуется, если я надену его рубаху для выступлений.
- Посмотри на дне, там должны лежать несколько льняных, но я бы посоветовал надеть одну из этих, красивых.
- Зачем? - не понял Янек.
- Если не возражаешь, я бы хотел тебя нарисовать.
- Ты рисуешь?
- Нечасто, - Элиот вздохнул. - У меня мало натурщиков, вернее, из всех натурщиков только один Эргхарг. Мастеру не очень нравится, что я трачу время на... мазню.
- Ну что ж, - плотник извлек из сундука темно-бордовую рубаху с серебряными строчками по вороту и рукавам. - Путь до Трира все равно неблизкий, так что я не против.
Элиот обрадовался, он поднялся с матраса и ушел к дальней стене кибитки, немного там повозился, и извлек на свет чистый прямоугольный холст и тонкие угольные стерженьки.
- Сядь вон на тот сундук, - попросил он, - и постарайся не шевелиться.
- Легко сказать, - Янек улыбнулся и сел. - А говорить можно?
- Можно. О чем хочешь поговорить? - мальчик опустился на пол, положил перед собой свернутое в тугой сверток одеяло и прислонил к нему холст.
- О драконе. Откуда он взялся? Дагар действительно подчинил его, когда хотел добыть сердце для короля и завоевать прекрасную принцессу?
- Конечно нет, - Элиот поморщился. - Это просто красивая легенда для простачков. Мастер хочет получать с каждого представления как можно больше денег.
- А ты? Разве не хочешь?
- Я не хочу никого обманывать. Но обманываю, ведь выступления артистов всегда обман, а зрители платят именно за то, чтобы их обманывали. Фокусники, дрессировщики... Дрессировщики особенно. Народ приходит на представление, чтобы увидеть, как щуплый тщедушный человечишка укрощает огромного злого дракона.
- И в чем здесь обман? - не понял молодой человек.
- Думаешь, Эргхарг злой?
Этот вопрос поставил Янека в тупик.
- Я знаю о драконах совсем немного. Говорят, они очень злые. Только сумасшедшие, обладающие особым даром, могут их укротить. Секрет дрессуры передается от мастера ученику, и никто не знает, что происходит между человеком и животным на самом деле.
- За всех драконов не поручусь, - пожал плечами мальчик, - но Эргхарг вовсе не злой. И он не животное. По крайней мере, не безмозглая скотина, каким его считает Дагар. Он понимает, что от него хотят и может выполнить приказ, но только если сам захочет, поэтому слова "укрощение" и "дрессировка" здесь никак не подходит. В этом и есть обман.
- Значит, Эргхарг хочет выступать?
Элиот на секунду оторвался от холста и посмотрел на Янека.
- Если бы у него был выбор, думаю, дракон и на сотню тереллов к сцене не подошел бы. Но выступления не доставляют Эргхаргу неудобств.
- Подожди. Так что происходит между дрессировщиком и драконом? Почему ты обмолвился о выборе? Они что... заключают сделку?
- Я не могу тебе этого сказать, - мальчик вновь вернулся к портрету. - Ты же сам сказал, секрет передается от мастера ученику.
- Но ты знаешь?
- Знаю, - вздохнул Элиот. - Дагар хочет, чтобы я сменил его, когда он уйдет. Я его понимаю: двести лет колесить по свету, давая одно выступление за другим, кого хочешь утомят, но судьба мастера - не моя судьба.
- Твоя судьба - картины? - догадался Янек.
Элиот отрицательно качнул головой.
- Можно я не буду отвечать на этот вопрос?
- Ладно. А двести лет, это правда?
- Чистейшая, - подтвердил ребенок. - Дрессировщики живут очень и очень долго. Но почему, этого я тоже не могу сказать.
Элиот замолчал, а Янек не знал, о чем еще можно спросить, чтобы снова не наткнуться на тайну ремесла. Мальчику повезло, он знает то, что знают лишь несколько человек во всем мире, но эти знания не доставляют ему радости. Как и дракон. И вот этого Янек никак не мог понять. Рядом с Элиотом живет настоящий дракон! Да любой мальчишка на его месте с удовольствием стал бы перенимать опыт Дагара, а Элиот вместо этого тайком рисует незнакомцев.
- Расскажи о себе, - решил нарушить затянувшуюся тишину мальчик. - Где ты родился?
- В Южных Провинциях, - охотно ответил Янек, - у самой границы с Ви-Элле. Родители умерли рано, и мои опекуны отдали меня в школу ремесел. Я выучился на плотника.
- Тебе нравится чинить заборы?
- Если бы у меня был выбор, - улыбнулся молодой человек, - я бы к забору и на сотню тереллов не подошел бы. Но мне нужно на что-то жить, вот я и брожу от одной деревни до другой. Раньше часть денег отдавал опекунам, чтобы оплатить обучение, но теперь я полностью самостоятельный.
- И идешь, конечно, в столицу?
- Говорят, там можно хорошо заработать. А ты где родился?
- Далеко, - голос мальчика дрогнул. - Но я обязательно вернусь домой.
Янек понял, что ребенок расстроился, и поспешил задать более приятный вопрос:
- Я хорошо получаюсь?
Элиот расцвел.
- Хорошо.
- Покажешь?
- Нет. Показывать картину до того, как она полностью готова, плохая примета. Потерпишь?
- Если только немного, - уступил Янек. - Никогда не видел, как работают настоящие художники.
- Тпр-ру! - донесся снаружи голос Дагара. - Стой! Тпр-ру!
Кибитка медленно остановилась.
- Прячься! - шепнул Элиот, схватил холст и засунул его под матрас.
Янек оглянулся. Несмотря на обилие вещей, спрятаться в кибитке молодому человеку было негде.
- Сюда! - мальчик дернул плотника за рукав и указал на кованый сундук. - Влезай!
Янек поспешно открыл крышку и вытащил из сундука охапку цветных рубашек укротителя. Элиот прав - спрятать одежду проще, ее можно рассовать по углам, а он легко уместится в сундуке.
Едва крышка над головой плотника закрылась, снова послышался голос мастера. Теперь он звучал тише, но ближе.
- Не спишь? Помоги открыть клетку.
- Зачем? - в голосе Элиота слышалось удивление. - Мы скоро подъедем к Триру, выпускать Эргхарга опасно!
- Мы едем не в Трир, - жестко ответил Дагар. - Благодаря этой твари, мы свернули с тракта и идем в обход.
- Но почему?
- Спроси его сам, может, ради тебя он научится говорить! Ну! Встал! Живо! Одному мне не справиться!
Кибитка качнулась, и повисла тишина. Янек не шевелился. Он не знал, что ему делать - сидеть в сундуке дальше, или потихоньку вылезти. Если Дагар не едет в Трир, им не по пути. Пока кибитка не успела уехать очень далеко, нужно вылезти... Однако плотник даже не пошевелился. Он и сам не мог бы сказать, что им руководило: любопытство или надежда снова подойти к дракону на расстояние локтя, но он остался в сундуке. Он подождет Элиота и узнает, почему кибитка свернула, и куда направляется дальше.
Мальчик отсутствовал недолго.
- Янек, - позвал он, когда кибитка снова тронулась в путь, - можешь выходить.
Молодой человек откинул крышку и вылез.
- Куда вы едете?
- Не знаю. Мастер сказал, что в Трир не поедет, и свернул на объездную дорогу.
- На какую еще объездную?
- Карту прочесть сможешь? - Элиот наклонился и пошарил среди вещей. - Надо было давно навести здесь порядок, - виновато произнес он, - вот, держи. Она старая, но довольно подробная.
Янек взял пожелтевший лист бумаги. Эта карта была не просто старой, а древней, возможно, ей было столько же лет, сколько Дагару, однако она действительно оказалась очень подробной. Плотник увидел Арканы - горы на юге Миловии, где живут драконы, провел пальцем на северо-восток и уткнулся в Трир. Все крупные тракты были отмечены жирными линиями, а дорога, по которой они ехали сейчас, пунктиром. Она не огибала Трир, а уходила на запад, в сторону Приграничья.
- Вы ведь в столицу едете? - полуутвердительно спросил Янек.
- В Фаронию, - подтвердил мальчик.
- Тогда я ничего не понимаю. Вот смотри. Чтобы попасть в столицу, нужно было ехать по главному торговому тракту. По пути много городов, где можно дать представление. А вдоль этой дороги одни деревеньки. Дагар решил дать представление в городах Приграничья? Это крупные, хорошо укрепленные города, но их всего пять, а по тракту насчитаешь десяток, а то и больше.
Элиот равнодушно пожал плечами.
- Мне все равно, куда ехать. Куда бы мы ни ехали, все равно это очень далеко от дома.
- Зато мне не все равно.
Кибитку тряхнуло, Элиот свалился на матрас, а Янек устоял. Он подошел к противоположному концу жилья на колесах и откинул полог. Клетка, привязанная к кибитке двумя толстыми цепями, была пуста, а сама кибитка, сбросившая вес одного взрослого дракона, неслась очень быстро. Дорога, обозначенная на карте пунктиром, шла через огромное поле клевера, и мелкие душистые цветы мелькали с такой скоростью, что Янек не смог определить, белые они или розовые.
Янек поднял голову и прищурился. Солнце садилось, но в ярком вечернем небе не было и признака черной тени дракона.
- Он охотится, - прочитал мысли плотника мальчик. - Хотя, мог бы потерпеть еще одну ночь, пока ночевали в Трире. Что будешь делать?
Молодой человек снова сверился с картой и покачал головой.
- Мне с вами не по пути, мне нечего делать в Приграничье, но из кибитки, извини, сейчас выйти не могу. Пока над головой кружит дракон... увольте.
Элиот улыбнулся.
- Тогда поедешь с нами до Берсер-Лога. Мастер посадит его в клетку, только когда будем подъезжать к какому-нибудь населенному пункту. То есть, не раньше чем завтра!
Мальчик явно обрадовался нечаянной компании. Он вытащил из-под матраса холст, пристроил его на прежнее место и указал на сундук.
- Садись, картина еще не закончена.
Янек послушно опустился на крышку. В конце концов, ничего страшного не произошло. Он прокатится с артистами до Берсер-Лога - самого южного города Приграничья, поищет там работу, купит необходимые для путешествия вещи, которые оставил в доме Пыпера, а потом вернется в Трир, чтобы постепенно продвигаться к Фаронии по основному тракту. И кто знает, возможно, прибудет в столицу в одно время с драконом - ведь Дагар, если решил выступать в Приграничье, сделает огромный крюк. За это время Янек успеет преодолеть весь путь пешком.

* * *


- Зловонная пасть поганого Ярдоса! - ругался Дагар, подхлестывая лошадей и оглядываясь на удаляющийся дом нахального толстяка, высматривая стражников. - Приспичило этой тупой скотине полыхнуть огнем! Знал бы, что так получится, ни за что не подпустил бы этого охламона к клетке! Пшли! Н-но!
В сердце мастера бушевала злость. Мало того, что он был вынужден задержаться в Трире на одну лишнюю ночь, так теперь из-за этой сволочи рискует потерять семьдесят пять тонге! Если кто-то увидел летающего над городом дракона и доложил наместнику, тот ни за что не отдаст деньги и не позволит дрессировщику остаться в городе еще на сутки, а если и позволит, то потребует двести, а то и триста тонге!
- Н-но! Быстрее! Н-но!
Дагар щелкнул хлыстом, однако лошади и так шли на пределе своих возможностей - дракон весил немало.
- Ну подожди, - зашипел дрессировщик, снова оглядываясь, - все тебе припомню!
Эргхарг сидел в клетке за кибиткой, и мужчина не видел животное, однако, как и все дрессировщики, спиной чувствовал его настроение. Дракон был доволен. Мастер потянулся к сознанию твари и осторожно заглянул внутрь.
Зверь мгновенно почувствовал постороннего и закрылся, оставив на поверхности лишь то, что счел возможным показать человеку. Дагар увидел искаженную страхом щекастую физиономию толстяка, едва не наложившего в штаны, когда из ноздрей дракона вырвалось пламя; собственное пышущее яростью лицо и серые глаза плотника. Все три картины доставляли скотине явное удовольствие. Толстяк - ребяческое ликование, мастер - издевательское самодовольство, а парень, из-за которого едва не порушились все планы, - чистую, едва ли не детскую радость.
- Доволен, скотина, - пробурчал мастер. - Ну, ничего, я твое довольство быстро из тебя вытрясу. Голодом будешь мучиться! Переночуем в Трире, а оттуда до соседней деревушки пара часов пути. Посидишь в клетке!
Дракон понял смысл мыслей мастера, или, по крайней мере, уловил угрозу. Он щелкнул зубами и отрезал Дагару путь на свободу.
- Выпусти меня, тварь! - зашипел дрессировщик. - Не смей запирать меня в своей тупой башке!
Но дракон не слышал. Или, как подозревал мастер, не слушал. Он снова клацнул пастью и отключился. Дагар остался в одиночестве среди серого пустого марева. Его тело сидело на козлах, сжимая в руках вожжи и хлыст, а разум пытался выбраться из пространства, где не было ни верха, ни низа.
- Выпусти меня, скотина!
Дракон проигнорировал приказ, зато послал мастеру вид клетки. Изнутри.
- Не смей запирать меня, тварь!
Дрессировщик вцепился в толстые деревянные прутья, и в этот момент понял, что не один. Перед ним стоял молодой человек, тот самый плотник, из-за которого и начались неприятности. Янек.
- Чего уставился! - завопил Дагар.
Он знал, что парень всего лишь воспоминание дракона, но не хотел ничего видеть. Не хотел погружаться в драконью память, находиться в сознании зверя... и ничего не мог поделать.
Его сердце вопреки настоящим чувствам, наполнилось радостью, словно он встретил человека, которого любил когда-то очень давно, и которого, думал, что потерял. Плотник, кажется, испытывал нечто похожее. Его рот растянулся в глупой улыбке, руки потянулись к клетке.
- Нет!
Мастер понял, что сейчас произойдет, но ментальное тело больше ему не повиновалось. Ладони Янека сжали прутья как раз в тех местах, где клетку держали руки Дагара. Дрессировщика подбросило, и он взлетел в воздух.
- Отпусти меня, скотина! - закричал мужчина, - Выпусти из своей глупой башки!
Дракон молчал.
Далеко внизу под парящим в облаках дрессировщиком проплывала дорога, по которой, прыгая на кочках, неспешно ехала кибитка, запряженная шестеркой коренастых коней. Сзади к кибитке была привязана клетка, в которой дремал зеленый дракон. Дагар прищурился, пытаясь рассмотреть, сидит ли еще его тело на козлах, но глаза не слушались, они смотрели на дорогу.
Унылый пейзаж деревенской глуши вдруг ускорился, тело мастера понеслось над дорогой, словно сзади его подгонял сам дракон. Мастер увидел впереди развилку. Дорога, идущая прямо, вела к Триру, и превращалась в широкую, хорошо утоптанную колею. Дорожка, поворачивающая налево, пользовалась меньшей популярностью. Дагар догадался, куда она ведет - к Берсер-Логу, самому южному городу-крепости Приграничья.
Тело зависло над развилкой, сделало неспешный круг, и мастер увидел, как кибитка свернула налево.
- Зловонная пасть поганого Ярдоса! - выругался мастер. - Зачем нам ехать в Приграничье?!
Вместо ответа дракон бросил дрессировщика вниз. Ментальное тело Дагара понеслось навстречу земле со скоростью пикирующего ястреба.
- Стой! - успел крикнуть мастер, и врезался в землю.
Боли он, конечно, не почувствовал, просто снова очутился в серой пустоте.
- Расскажи о себе, - произнес где-то совсем рядом голос Элиота. - Где ты родился?
- В Южных Провинциях, у самой границы с Ви-Элле.
Дагар вздрогнул. Этот голос он узнал. Янек!
- Родители умерли рано, и мои опекуны отдали меня в школу ремесел. Я выучился на плотника, - рассказывал плотник.
Мастер сжал кулаки, и увидел Элиота. Мелкий паршивец сидел на полу кибитки и рисовал, а напротив него на сундуке с одеждой в бордовой рубахе Дагара сидел плотник.
- Скотина! Все-таки запрыгнул на ходу! - выругался мастер.
- Тебе нравится чинить заборы? - спросил Элиот молодого человека.
- Если бы у меня был выбор, - Янек улыбнулся, - я бы к забору и на сотню тереллов не подошел бы. Но мне нужно на что-то жить, вот я и брожу от одной деревни до другой. Раньше часть денег отдавал опекунам, чтобы оплатить обучение, но теперь я полностью самостоятельный.
При этих словах Дагара отшвырнуло, и он вернулся в свое тело.
Дрессировщику понадобилось несколько минут, чтобы придти в себя, а потом он натянул поводья.
- Тпр-ру! Стой! Тпр-ру!
Кибитка медленно остановилась.
Мастер спрыгнул с козел и неспешно подошел пологу. Откинул его и заглянул внутрь. Мелкий поганец выглядел испуганным, однако плотника нигде не было. Где здесь можно спрятаться?
- Не спишь? - спросил дрессировщик, осматриваясь. - Помоги открыть клетку.
- Зачем? - удивился Элиот. - Мы скоро подъедем к Триру, выпускать Эргхарга опасно!
- Мы едем не в Трир, - жестко ответил Дагар. - Благодаря этой твари, мы свернули с тракта и идем в обход.
- Но почему?
- Спроси его сам, может, ради тебя он научится говорить! Ну! Встал! Живо! Одному мне не справиться!
Мастер улыбнулся. Мальчишка заслонял собой груду одежды, которая раньше лежала в кованом сундуке. Ну, конечно!
Дрессировщик закрыл полог и направился к клетке. Они выпустят дракона и отправятся в путь. К вечеру уедут достаточно далеко, чтобы плотник не смог вернуться в Трир, и тогда парень будет вынужден ехать с ними до самого Берсер-Лога. Может быть, к тому времени поганая тварь успокоится и все станет как обычно?
Мастер вздохнул. Конечно, дракон не успокоится. Теперь плотнику придется путешествовать с ними. Эргхарг его не отпустит.

Глава 4

Все должно быть по-моему!


Внутренние часы Янека подсказывали, что солнце скоро сядет, о том же говорил бледно-оранжевый свет, пробивающийся через полог кибитки. Скоро они остановятся на ночлег, пришло время решать, что делать дальше: сидеть в сундуке до самого Берсер-Лога или открыться дрессировщику. Молодой человек не знал, как отреагирует на незваного гостя мастер. Судя по тому, как Дагар обращается с драконом и Элиотом, характер у него препоганый, мужчина легко может высадить плотника посреди дороги. И что тогда делать без еды и денег посреди дороги, по которой редко кто ездит? Но трусливо сидеть в сундуке было не в характере Янека.
- Как думаешь, - спросил он мальчика, - мастер сильно рассердится, если увидит меня?
- Сильно, - ответил Элиот, - лучше посиди здесь. Дагар все равно всегда спит под открытым небом, так что он тебя не заметит. А ужин я тебе оставлю.
- Нехорошо как-то, - поморщился молодой человек. - Я будто вас обворовываю.
- Ничего подобного! Это мы перед тобой виноваты. Ты мне помог, а я провел тебя на крышу, из-за чего ты приглянулся Эргхаргу, из-за чего он приказал мастеру найти тебя, из-за чего ты остался без денег.
- Ты не знал, что так случится.
- Не знал, - вздохнул Элиот. - Но от этого не легче.
- Ты не виноват, - успокоил ребенка Янек. - Я легко найду другую работу.
- А может, - мальчик с надеждой посмотрел на Янека. - Доедешь с нами до столицы? Будешь помогать мне с лошадями, подружишься с Эргхаргом... Зря ты его боишься, он хороший.
- Не думаю, что драконы могут быть хорошими, - плотник задумался. - Но, полагаю, меня он не тронет. Он показал мне полет.
- Как это?
- Не знаю. Когда я сидел на крыше, он на меня обернулся, и я очутился в небе, в теле дракона.
- Тогда тем более тебе нужно остаться.
- Не знаю.
Янек помолчал. Перспектива путешествий с драконом его прельщала, но он не хотел зависеть от дрессировщика и десятилетнего ребенка. Что он будет делать? С лошадьми Элиот справляется и без него, за драконом ухаживает Дагар. Остается только то, что Янек умеет лучше всего другого: плотничать. Но за короткое время стоянки в городах он не успеет найти нормальную работу, потому что нормальная, то есть работа, за которую заплатят больше десяти тонге, требует времени.
- Тпру! - донесся снаружи голос мастера. - Стой!
Кибитка замедлила движение и остановилась - они приехали к месту ночлега, а Янек так ничего и не решил.
- Залезай в сундук, - прошептал Элиот.
- Выходите! - вдруг раздался голос дрессировщика. - Оба!
Янек и Элиот переглянулись. Вот и решение проблемы: Дагар, видимо, с самого начала знал о госте, и скрываться смысла не было.
Плотник первым спрыгнул на землю.
Мастер стоял в десяти локтях от него, скрестив руки на груди. Выражение его лица можно было истолковать однозначно: "Ну все, парень, у тебя неприятности!".
- Простите, что не спросил разрешения, - произнес Янек.
- Собери хворост, - сквозь сжатые зубы процедил дрессировщик. - Поговорим за ужином.
- Я ему помогу, - вызвался Элиот.
- С тобой я тоже поговорю, - зловеще пообещал мастер. - Распряги коней.
Место для ночлега Дагар выбрал не самое подходяще: на сотни тереллов во все стороны простиралась степь, поросшая редкой сухой травой с мелкими блеклыми цветами. Далеко на юге виднелись темные силуэты гор, на западе - черная полоса леса. Возможно, следовало доехать до него, чтобы не спать под открытым небом, но тогда пришлось бы свернуть с дороги.
Левее места стоянки, возвышаясь над низкорослой растительностью, рос кустарник. Видимо, в том месте находилось небольшое озеро, хворост следовало искать там. Сухая трава сгорает мгновенно, лучше набрать веток. Но прежде чем идти, Янек задрал голову. Дракон кружил над степью в поисках добычи. Интересно, кого он может здесь поймать? Или он охотится на тех, кто обитает на опушке леса?
Молодой человек знал, что зверь его не тронет, однако в памяти все еще была жива его истлевшая рубашка. Тем не менее, он направился в сторону кустов. Там действительно оказалось небольшое озеро. Набрав хвороста, молодой человек вернулся к месту стоянки, и они с Элиотом отвели лошадей на водопой. К тому времени, как коней длинными веревками привязали к клетке, Дагар успел разжечь костер.
Янек сел напротив и приготовился выслушать длинную гневную проповедь, но мастер не стал отчитывать незваного попутчика.
- Мы едем в Берсер-Лог, - сообщил дрессировщик, протягивая плотнику котелок, полный сушеного мяса. - Это примерно два дня пути. Назад, до Трира, если идти пешком, столько же. Или больше. Поедешь с нами?
- Да, если можно. - Янек улыбнулся. - Спасибо.
- Проезд и еду отработаешь, - предупредил Дагар.
- Конечно.
- Почему мы свернули? - спросил Элиот, садясь рядом с плотником. - Ты же хотел ехать в Трир, а оттуда в Борей, и сто раз говорил, что в Приграничье делать нечего.
- Так надо, - отрезал Дагар. - Ешь. А ты, плотник, запомни. К дракону близко не подходи. На ночь мы его не запираем, и вообще, он сидит в клетке только когда проезжаем через населенные пункты. Он не ест человечины, но... я тебя предупредил.
- А по-моему, Янеку нечего бояться, - вмешался мальчик. - Это ведь из-за Эргхарга мы за ним вернулись?
Дрессировщик внимательно посмотрел на ребенка и сплюнул.
- Сообразительный, паразит. Как догадался?
- Ты ведь не извинился. Говорил, что ищешь Янека, чтобы извиниться...
Янек насторожился. А действительно, зачем Дагар его искал? В доме Пыпера, когда они столкнулись у ворот, дрессировщик сказал "тебя-то я и ищу". А вот зачем, плотник спросить так и не успел.
- Отвечайте на вопрос, мастер, - попросил молодой человек. - Это из-за дракона вы вернулись за мной? Из-за того, что он показал мне полет?
- Драконы не умеют говорить, - нехотя откликнулся Дагар. - Они общаются с людьми с помощью ментальных образов, впуская человека в свое сознание. Но эти твари настолько капризны и своевольны, что впускают в себя очень немногих. Только тех, кто обладает и-ши.
- Чем?
- Особой силой, энергией, которая дается с рождения. Люди, обладающие ей, становятся целителями или дрессировщиками. Как я. Ты тоже луноликий, поэтому дракон выбрал тебя.
- Но зачем?
Янек задумчиво жевал мясо. Он не ждал ответа, полагал, мастер и сам не знает, а если и знает, не скажет. По крайней мере, пока. Но мастер сказал.
- Он хочет, чтобы ты стал моим учеником.

* * *


Его величество Фархат, король Сартра, сидел в своем кабинете, угрюмо склонившись над большой картой материка Аспергера, занимавшей половину стола, и отчаянно завидовал.
По левую руку располагалось его королевство, щедрое на плодородную землю и плодовитый скот, но, в общем, ничем, кроме территории, не примечательное. Сартр занимал едва ли не треть Аспергера, левым боком омывался Дистолическим морем, ногами попирал Арканы, а справа граничил с ненавистным врагом и единственным соседом - Миловией.
Миловия занимала приблизительно такую же площадь, как Сартр, но была богата на самоцветы - на юге, в Арканах, находились рудники, где заключенные разбойники ценой своей жизни добывали драгоценные камни. Из самоцветов искусные мастера делали изумительной красоты подвески, кольца, броши и венцы. Фархат обладал огромной коллекцией редчайших украшений, которые стоили ему огромных денег, и хотел заполучить рудники в личное пользование.
На востоке Миловия граничила с щедрым на глину и рыбу Раханом, Ви-Элле, поросшим дорогими породами дерева и торговавшим медью, и О-шо. Еще западнее раскинулась Ил'лэрия - обитель эльфов, страна волшебства, откуда в Сартр иногда привозили чудесные вещицы, обладающие магией. За страной остроухих, в Дальних землях, не было ничего интересного, но даже правители тех крохотных королевств были счастливее Фархата, потому что не жаждали власти. А Фархат жаждал.
Король никогда не чувствовал себя счастливым, ему всегда чего-то не хватало. Буйный нрав и беспокойная натура не давали правителю Сартра сидеть на месте, от скуки он устраивал охоту, состязания лучников, дважды собирал лучших воинов королевства и совершал карательные экспедиции. Сжег две деревни, не платившие оброк, казнил наместников, не справлявшихся со сбором дани, делал все, что заблагорассудится, но все это было не то. Сартр принадлежал ему целиком и полностью, от верхушек заснеженных гор до глубин Дистолического моря, а Фархат хотел подвигов, завоеваний, крови, настоящих сражений.
Мечтой короля Сартра являлось повсеместное господство. Он хотел проникнуть так далеко на запад, как только возможно, до самой границы с Ил'лэрией, подчинить себе Миловию, присоединить Ви-Элле, уничтожить Рахан... но мечты пока оставались мечтами.
Узловатый палец его величества заскользил по границе с Миловией. Именно этот рубеж, эту черту он никак не мог преодолеть. Миловия слишком сильна. Король Иженек - хитрый и дальновидный правитель. Он знает, что длинные руки властелина Сартра давно тянутся на восток, поэтому сделал все, чтобы обезопасить себя. Выстроил на самой границе пять хорошо укрепленных городов-крепостей, расположил там едва ли не две трети всей армии страны и зорко следил за каждым движением воинственного соседа.
Фархат трижды нападал на Приграничье, но каждый раз терпел поражение. Самое обидное, что со временем ситуация не изменится. Наследник миловийского престола, юный королевич, пошел нравом в папашу, и, науськанный ненавидеть Фархата, никогда не отступит и даже не пойдет на переговоры. Миловия каменной стеной преграждала его величеству путь на восток.
Если бы не Иженек, Фархат давно захватил бы Ви-Элле, которым правит старый больной король, не сумевший произвести на свет наследника. Фархат женил бы на его единственной дочери одного из своих бастардов, и навязал собственную игру. Ви-Элле бесплатно поставлял бы ему древесину для строительства боевых кораблей, и медь, необходимую для изготовления оружия, а когда сартрская армия набрала бы дополнительной мощи, Фархат выстроил бы хороший флот и атаковал Миловию с трех сторон.
Иженек будет вынужден разделить силы. Большая часть войска будет воевать с сартрскими солдатами, жалкие остатки - с лучниками Ви-Элле, а Фархат, ударил бы с моря. Столица пала бы, и на трон Миловии сел бы сартрский правитель. И тогда, имея в подчинении два крупнейших и сильнейших королевства, плюс Ви-Элле, он легко прибрал бы к рукам и О-шо, и Рахан, вплотную подойдя к территории эльфов.
Фархат прикрыл глаза, представляя себя на троне объединенных королевств. Он уже видел, как эльфы, восхищенные его силой и умом, подносят необыкновенные дары своей страны, и как он требует у них дань. Его дворец наполнился бы магией, сам король обрел бы вечную молодость и бессмертие, и все, что ни пожелаешь, исполнялось бы мгновенно...
- Ваше величество, - послышался от двери робкий женский голос, - с вами все в порядке?
- Да, - Фархат открыл глаза.
Его жена, глупая Лисерия, не должна догадаться о мыслях супруга. Он позволил женщине подойти, положить ладони на плечи мужа и начать их массировать.
- Вы напряжены.
- Я голоден.
- И волнуетесь о смотре?
- Мне чуждо волнение, - отрезал король. - Самый сильный и властный человек мира не может волноваться, тем более по такому пустяковому поводу.
- Но они ваши будущие зятья! - мягко заметила женщина.
- Они мои будущие помощники. Это им нужно волноваться, а не мне. Они должны проявить себя, чтобы впечатлить правителя величайшего королевства на земле!
Фархат недовольно дернул плечом, и чуткие руки Лисерии исчезли. Женщина вышла из-за спины и встала перед мужем. В неярком свете свечей Фархат впервые заметил, как она постарела. Иссиня-черные локоны потускнели, и уже не блестели крохотными искорками, на которые ему всегда так нравилось смотреть, голубые глаза выцвели, вокруг рта образовались две пока еще не слишком заметные морщины, уголки губ скорбно опустились. Он уже не помнил, когда Лисерия в последний раз смеялась. А когда в последний раз смеялся он?
Фархат поднялся и подошел к большому зеркалу возле двери. Да, он тоже постарел: камзол в районе живота натянулся, плечи больше не кажутся широкими, виски поседели и поредели, только выражение лица осталось все таким же волевым, а взгляд карих глаз - колючим и упрямым.
- Мы еще повоюем, - негромко произнес он. - Зачем пришла? - спросил он жену, не оборачиваясь.
- Вам нужно поговорить с Сиянкой.
- Что с ней? - недовольно спросил король. - Снова выбрасывает из окон вещи и ругается, как пьяный матрос? Или рыдает в подушку?
- Она грозится спрыгнуть с крыши. Поговорите с дочерью.
- Упрямая, - хмыкнул Фархат. - В отца пошла. Поговорю. А ты не вмешивайся, поняла? Мне решать, за кого она выйдет замуж! Если за семнадцать лет ты не сумела вбить ей это в голову, не сможешь и сейчас. Где она?
- На крыше, - со слезами в голосе ответила Лисерия. - Где же еще.

* * *


Фархат улыбался. Несмотря на то, что Лисерия так и не родила ему наследника престола, дочь у него выросла достойной особой. Красивая и умная - в мать, гордая и своенравная - в отца. Девчонка всегда знает, чего хочет и как этого добиться, и никогда не позволяет садиться себе на шею. Все семнадцать лет Фархат пытался побороть характер дочери, и все семнадцать лет с улыбкой отступал, понимал, что именно такой и хочет видеть свою принцессу. Но не теперь. Сегодня король не уступит. Сиянке придется выйти замуж за того, кого он скажет. В интересах государства. А уж потом пусть проявляет свой характер сколько хочет.
Фархат поднялся по винтовой лестнице в комнату дочери и постучал. Изнутри тяжелую резную дверь открыла одна из служанок. Увидев правителя, она поклонилась и указала на окно.
- Вылезла, ваше величество. Принесла с конюшни веревок, связала и вылезла. Сидит теперь на крыше, спрыгнуть грозиться.
Король шагнул к окну, рамы которого были распахнуты настежь, подергал привязанную к ножке кровати веревку и высунулся едва ли не по пояс.
Его единственная дочь в одной ночной сорочке и без обуви сидела на крыше и смотрела на закат. Вечерний ветер развевал ее светлые волосы, губы капризно кривились, на миловидном лице было написано упрямство. Конец веревки она держала в руках.
- Прыгну, - заявила Сиянка, увидев отца. - Не дашь королевского слова, что позволишь мне самой выбрать мужа, прямо сейчас и прыгну.
- Королевского слова не дам, - отрезал Фархат. - Вперед.
Девушка демонстративно поднялась и сделала крохотный шажок по покатой крыше.
- Я ведь правда прыгну! - капризно надула губы девушка. - И разобьюсь! И ты меня похоронишь в фамильном склепе, и каждый день будешь приходить на могилку и плакать!
Фархат посмотрел вниз. Ловить своенравную королевну собрался целый полк под руководством Лисерии. Женщина принесла из кладовых три покрывала, солдаты растянули их за углы и смотрели на крышу, ожидая исхода.
- Не поймаете ее, - крикнул Фархат, - головы порублю! А ты, - обратился он к дочери, - правда думаешь, что лучше умереть, чем выйти замуж?
- Лучше умереть, чем всю жизнь жить с нелюбимым человеком.
- Это мать тебе сказала?
Сиянка вздрогнула. Его величество затронул нужную струнку. Двадцать лет назад он сам выбирал себе жену, и Лисерия, конечно, его не любила. Чувства пришли позже, и женщина ни разу не посетовала на судьбу. С его дочерью все может произойти не так, но, в конечном итоге, она справится. Его девочка не может не справиться, она подчинит своей воле любого, ведь характером она пошла в отца.
- Спускайся с крыши, - миролюбиво предложил король, - и мы поговорим.
- О чем? - Сиянка топнула ножкой. - О том, как завтра во дворце будет не продохнуть от заморских духов? О том, как дряхлые богачи будут заискивающе кланяться тебе, стараясь произвести впечатление, а меня станут осматривать, как дойную корову?
- Во-первых, мне не нужны старики, - ответил Фархат. - Не хочу, чтобы будущий король помер быстрее меня, и прежде, чем ты родишь наследника.
- Утешил!
- Во-вторых, - продолжил его величество, - претенденты на престол станут кланяться нам обоим. На меня будут смотреть со страхом, а на тебя - с восхищением. Это я тебе обещаю. Ведь слухи о моей жестокости и властности и о твоей красоте и грациозности давно перешли границы Сартра.
Девушка зарделась, но тут же уперла руки в бока.
- Если ты так печешься о продолжении рода, лучше мне самой выбрать себе мужа. Я не лягу в постель с уродом!
- В государственных интересах мой преемник не будет уродом, - ответил король, сдерживая улыбку.
- Тогда почему ты не позволяешь мне самой выбрать супруга?
- Потому что красота - далеко не самое важное, - наставительным тоном произнес король. - Ты не сумеешь распознать человека, полезного государству. Не найдешь мудрого и рассудительного, строгого и властного, ты обратишь внимание лишь на лицо, а чтобы держать королевство под контролем одной красивой физиономии мало. Спускайся.
- Нет!
Девушка выпустила из рук веревку.
- Сиянка! - донесся снизу взволнованный голос Лисерии.
- Я прыгаю! - громко заявила королевна.
- Прыгай, - равнодушно отозвался Фархат. - Но представь, как будешь выглядеть в полете: сорочка задерется, та толпа, что собралась сейчас внизу, рассмотрит тебя во всех подробностях, так, как рассмотрит только муж. Если они застынут с открытыми ртами, ты разобьешься. Превратишься в кровавый кусок мяса. Мы, конечно, похороним тебя в фамильном склепе, но никакого торжества не будет, ведь кому приятно смотреть на жуткое месиво, которое даже в приличное платье не нарядить? Если же солдаты тебя поймают, представь, как они будут смотреть на тебя? Беспокоишься, что завтрашние женихи станут тебя оценивать? Так вот те молодцы не станут этого делать. Они будут знать, какая ты, будут ухмыляться, глядя тебе в спину и шептаться по углам, придумывая скабрезные истории.
Сиянка замерла. Глаза ее наполнились слезами, и она медленно направилась к окну.
- Ты всегда все решал за меня! - воскликнула она. - Даже когда жить, а когда умереть!
- Неправда, - Фархат подал дочери руку, помогая влезть в окно. - Ты ведь и сама не хотела прыгать, иначе подумала бы о том, как будешь выглядеть, и хотя бы причесалась. Ничего страшного не случится, - король обнял Сиянку, - вот увидишь. Они все не такие уж и страшные. Ты ведь у меня умненькая, быстро разберешься что к чему, будешь своим мужем командовать, он без твоего слова и чихнуть не посмеет. И относиться будет, как к королеве.
- Обещаешь? - Сиянка с надеждой посмотрела на отца.
- Ну конечно, моя девочка! - ответил Фархат и прикусил язык.

* * *


Новость об ученичестве парень воспринял спокойно - Дагар не увидел ни тени испуга или недоумения на лице Янека. Неужели плотник знал? Или уже думал об этом? Или эта тупая скотина показала плотнику то, что показывать не следовало? Да, пожалуй, парень чересчур спокоен. Может, не понял смысла слова "ученичество"? Ничего, когда поймет, будет поздно. Он ведь согласится. Однозначно согласится.
- Я путешествую по миру очень долго, - произнес мастер, внимательно наблюдая за выражением лица Янека. - Побывал в Ви-Элле, почти год прожил в О-шо, прошел через весь Рахан, заглядывал даже к старшему народу в Ил'лэрию и давал представление перед эльфийским правитем. Пришло время подыскать себе замену.
Дагар бросил быстрый взгляд в сторону Элиота и едва сдержался, чтобы не залепить тому подзатыльник. Мелкий паршивец обрадовался. Сдружился с плотником, предатель, и молча обманывал мастера всю дорогу. Ничего, он свое получит! Придет время, за все ответит, сопляк!
- Четыре года назад, - продолжил дрессировщик, - я нашел Элиота и стал его обучать, но он не хочет идти по моим стопам.
В знак согласия мальчик опустил голову. Вот ведь поганец! Думает, если вместо него учиться дрессуре будет плотник, ему позволят малевать картинки! Ха!
- Моя судьба не в этом, мастер, - негромко произнес мальчик, в его голосе звучала улыбка.
- Но и не в каракулях! - не смог сдержаться Дагар. - Не вмешивайся, когда разговаривают взрослые!
Элиот замолчал, и дрессировщик, удовлетворенный эффектом, продолжил:
- Я предлагаю тебе, Янек, стать моим учеником. Пока будем добираться до Берсер-Лога у тебя останется время обдумать мое предложение.
- Я согласен, - выпалил Янек.
- Не спеши, - поморщился мастер. - Жизнь дрессировщика не так проста и легка, как кажется со стороны.
- Я путешествую почти год, - пожал плечами молодой человек. - Мне нравится встречаться с новыми людьми, бывать в разных местах...
- Путешествия тебе обеспечены, но о знакомствах с людьми можешь забыть, - отрезал дрессировщик. - А разнообразие мест быстро приедается. Ты в курсе, что дрессировщики живут... очень долго?
- Элиот сказал, вам двести лет.
- И не солгал. Думаешь, эти годы подарок, за который не нужно платить? Поразмышляй об этом, прежде чем соглашаться. Жизнь сложна и тяжела, и надоест тебе уже лет через семьдесят, но умереть ты не сможешь.
Над костром повисла тишина. В сгущающейся темноте слышалось лишь потрескивание горящих веток и стрекотание степных сверчков. Элиот молча жевал мясо, а Янек задумался. Пусть подумает. У плотника два дня на раздумья, и уж он, Дагар, постарается, чтобы молодой человек отказался от предложения дрессировщика.
Согласие плотника угодит всем: дракону, который получит неограниченный доступ к и-ши парня, Элиоту, который будет прыгать от радости, что больше не придется каждый день делать то, что не хочется, и Янеку, который смотрит на Эргхарга глазами влюбленной коровы. Но только не Дагару. А все всегда должно быть так, как хочет мастер! Он здесь главный! Он решает, куда ехать, кого учить, и когда уйти на покой.
Дрессировщик злился. Он устал. Он распланировал последний год кочевой жизни едва ли не по дням, а теперь все рушится из-за какой-то тупой скотины и мелкого паршивца! Нет, не бывать этому! Он не станет ломать планы только потому, что зверь повстречал на своем пути луноликого! Мастер, а не дракон, должен выбрать себе ученика и передать ему секреты общения с драконом! Мастер, а не зверь, решает, когда приходит время заваривать корень мандрагоры. Потому что мастер имеет власть над драконом, а не наоборот!
Хоть Дагар и выполнил требование чешуйчатой твари, и предложил Янеку стать его учеником, он сделает все, чтобы тот отказался. Он пойдет против принципов и раскроет плотнику самые страшные тайны ремесла, конечно, сгустив краски, как только можно. Лишь бы тот отказался. Лишь бы тот испугался до потери сознания и сбежал от них в Берсер-Логе, навсегда отказавшись от мысли подружиться с истинно свободным.
- Если согласишься, станешь отшельником, - произнес дрессировщик. - Будешь бродить по дорогам в полном одиночестве, сопровождаемый лишь тенью парящего в небесах дракона. Люди встретят тебя криками радости, но рады они будут вовсе не тебе, а зверю. Ты - бесплатное и никому не нужное приложение к сказочному животному, обладающему магией. Ты ничем не отличаешься от человека из толпы, а дракон с легкостью перекусит любого, кто подойдет к нему достаточно близко. Ты безликий, а Эргхарг - интересный и необычный. Все взоры будут обращены на него, а ты получишь лишь крохотную долю аплодисментов, предназначенных дракону. Толпа жаждет зрелищ, но ей не интересна закулисная жизнь, ее не волнуют твои трудности и беды, ты для нее, лишь дрессировщик. Сумасшедший, выставляющий свое умение на потеху зрителям.
Дагар перевел дух, наблюдая за реакцией плотника, а потом негромко продолжил:
- Я расскажу тебе легенду о первом дрессировщике. Его звали Вильковест. Где он родился и откуда пришел, неизвестно, все, что помнит история, его имя и страшные шрамы от ожогов. Тысячу лет назад Вильковест был преступником. Он руководил шайкой разбойников, которые путешествовали по трактам и грабили торговые караваны. Не щадил никого: ни женщин, ни детей, убивал даже лошадей, тех, что не брал для продажи. Говорили, Вильковест был сумасшедшим, но сумасшедшим он стал позже. Гораздо позже.
Янек слушал, а Элиот, которому Дагар никогда не рассказывал эту историю, даже перестал жевать и смотрел на дрессировщика круглыми, величиной с пять ге, глазами.
- Однажды Вильковест совершил ошибку, принял в шайку незнакомого юнца, который оказался предателем. Разбойников схватили и отправили в Арканские рудники добывать самоцветы. Это самое страшное наказание, какое существует в Миловии, потому что никто никогда не выходил из рудников живым. Жить там нельзя, а бежать некуда - вокруг горы, которые стерегут самые злые и беспощадные стражи - драконы. Что бы ты себе не думал об Эргхарге, в первую очередь он зверь, а в горах, где драконы никогда не видели людей, эти твари особенно жестоки. Ни один узник не смог миновать такую охрану.
- Но Вильковест миновал? - спросил Янек. - Он сбежал и подчинил себе дракона?
Дагар не ответил, он продолжил рассказ:
- Однажды Вильковест поранил себе ногу киркой. Его перенесли к лекарям. Когда нога немного зажила, недостаточно для возвращения на рудники, но достаточно, чтобы кое-как передвигаться, он сбежал в горы. Сколько времени разбойник прятался по пещерам, никто не знает, но он был вынужден выйти на свет. Подгоняемый голодом и жаждой, Вильковест, хромая, брел через горы, где его и заметил огромный белый дракон. Зверь кружил над головой человека, не выпуская его из виду, а разбойник, дрожа от страха, полз по камням, призывая на помощь всемилостивую Айшу. Богиня не услышала молитв грешника, и дракон стал снижаться.
Медленно, круг за кругом сужая витки, к Вильковесту спускалась смерть. Разбойник понял, что не сможет убежать, и гордо выпрямился, он хотел встретить погибель лицом, а не спиной. Наконец, дракон спустился. Зверь сел на камни так близко от разбойника, что тот мог дотянуться до его снежно-белой чешуи, и наклонил голову. Вильковест не шевелился. Зверь разглядывал человека больше трех часов. Разбойник вспотел, устал, у него свело ноги, и он, не выдержав напряжения, упал на камни. Дракон испустил крик и выдохнул огненную струю. Пламя опалило беглецу кожу, сожгло волосы и брови, оставило на теле незаживающие раны... Но Вильковест остался жив. Он продолжил путь через горы, а белая смерть кружила над ним в облаках.
- Дракон увидел у Вильковеста и-ши? - спросил Янек.
- Да. Разбойник оказался луноликим. С тех пор они путешествовали вместе. Всюду, где появлялся человек со страшными шрамами, случались несчастья: загорались дома, исчезал домашний скот, пропадали люди, гиб урожай, вытоптанный огромным белым чудовищем. Драконам безразличны люди, их жизнь, дома и поля. Это Вильковест, обиженный судьбой, мстил всем, кого встречал на своем пути. Но он не всегда нес только разрушения. Если в очередной деревеньке ребятишки собирались вокруг него и вместо того, чтобы забросать урода камнями, собирали деньги, разбойник подзывал дракона и позволял детям посмотреть на него. Слух об умеющем управлять зверем страннике разлетелся по Миловии, и вскоре его встречали, как встречают бродячих артистов. Разрушения прекратились. Вильковест стал первым на земле дрессировщиком драконов.
- Что с ним случилось? - глухо спросил Янек.
- Есть две концовки этой истории, - зловеще улыбнулся Дагар и понизил голос. - Но обе они однозначно утверждают, что под конец своей длинной-предлинной жизни Вильковест сошел с ума. Он стал раздражительным, начал кричать на своего дракона и снова заставил его сжигать дома и вытаптывать посевы. Рассудок его помутился, он плохо понимал кто он, где он, и что делает. По одной версии он убил своего дракона, съел его сердце и умер в страшных муках, сгораемый внутренним пламенем. По другой, дракон сам убил Вильковеста, разорвал на части и разбросал над сожженной деревней. Лично я верю именно в такой конец. В одиночку убить дракона человек не может.
Костер практически догорел. Дагар, не произнеся больше ни слова, поднялся, прошел к кибитке и достал потертый ковер. Он положил его на землю, сверху постелил покрывало из овечьей шерсти, и лег. Пусть Янек подумает над его рассказом, а утром он устроит спектакль, посмотрев который, плотник точно откажется становиться его учеником.

* * *


Ночь прошла беспокойно. Янек не был трусом, но после рассказа Дагара то и дело просыпался и вглядывался в ночное небо - не кружит ли там черная тень Эргхарга или белый силуэт дракона Вильковеста. Разумом молодой человек понимал, что Вильковест - всего лишь страшная легенда, а бояться Эргхарга не нужно, но здравый смысл отступал, когда он представлял себя рядом с драконом. Зверь мог убить его одним ударом хвоста, одним неловким движением когтистой лапы, одним выдохом! Секрет общения с животным знает только Дагар, и он не раскроет его, пока плотник не согласится стать его учеником.
Внутренний голос подсказывал молодому человеку, что его "да" изменит всю жизнь, и эти изменения вряд ли будут хорошими, но сердцем Янек чувствовал, что хочет этих перемен. Он согласится. Уже согласился. Не задумываясь, невзирая на сложности и опасности ремесла дрессировщика.
Разбудил плотника желудок, решивший избавиться от своего содержимого. Янек вскочил и понял, на что среагировал организм: в воздухе висел едкий серо-зеленый дым, пахнущий испражнениями сказочного гиганта с несварением желудка.
- Нравится моя микстура? - донесся откуда-то из глубины вонючего облака голос Дагара. - Хочешь попробовать?
- Нет, спасибо, - Янек прищурился и, стараясь не дышать носом, пошел на голос.
Дагар выглядел неважно. Его бледное лицо казалось маской призрака: щеки ввалились, под глазами образовались мешки, лоб и верхняя губа покрылись испариной. Мастер с трудом сдерживался, чтобы удержать в себе остатки вчерашнего ужина. Он стоял на коленях перед костром и гладко струганной белой палкой помешивал содержимое бурлящего котелка. Серо-зеленая жижа и являлась источником жуткого смрада.
- Что это? - зажав нос рукавом, спросил Янек.
- Отвар корня мандрагоры. Если решишь стать моим учеником, тебе придется пить его раз в неделю.
Дагар наклонился, поднял с земли глиняную плошку и зачерпнул пузырящуюся жижу.
- Лучше пить горячим, - пояснил дрессировщик, - если остынет, желудок точно не справится, а отвар обязательно должен разойтись по телу.
Мастер сделал глубокий вдох, зажал нос и влил в себя варево. Янек поежился. По лицу дрессировщика прошла судорога, глаза закатились, казалось, он вот-вот упадет замертво. Секунд десять Дагар боролся с тошнотой - прижимал руки к животу, стонал и глотал воздух, а потом без сил повалился на землю.
- Корень мандрагоры, - прохрипел дрессировщик, - питает и-ши. Если не пить варево, дракон...
Мастер снова застонал, и его вырвало.
- Зловонная пасть поганого Ярдоса!
Вытерев губы рукавом, Дагар бросился к котелку. Он зачерпнул еще одну плошку отвара и, зажмурившись, выпил.
Янек отвернулся. Он ничего не пил, но запах подсказывал, что на вкус корень мандрагоры редкостная дрянь, и реакция дрессировщика тому подтверждение.
- Если не пить отвар, - закончил прерванное предложение Дагар, - и-ши иссякнет, и тогда ты не сможешь общаться с драконом. Хочешь каждый раз терпеть такие муки?
Мастера снова вырвало.
- Уйди, - прохрипел дрессировщик.
Янек кивнул и направился к кибитке. "Может, ну их, этих драконов?" - спросил он сам себя и сам же себя обругал. Ради того, чтобы стать дрессировщиком, можно выпить что угодно. Подумаешь, помучиться раз в неделю...
Позади мастера снова вырвало.
Завтракали скудно. После утреннего отвара Дагар не смог проглотить ни куска, Элиот ограничился остатками зачерствевшего пирога, который он купил еще в Трире, а Янек никак не мог избавиться от запаха корня мандрагоры, который, казалось, поселился у него в носу. Он предложил Дагару полежать в кибитке, а сам, чтобы немного проветриться, запряг лошадей и устроился на козлах.
Дорога тянулась бесконечно. Однообразие пейзажа навевало тоску, и даже кружащий над головой дракон казался привычным сопровождающим и не вызывал беспокойства.
Когда солнце дошло до высшей точки своего путешествия по небу, Янек решил устроить привал. Коням следовало отдохнуть, да и самим путешественником пришла пора обедать.
Плотник заглянул в кибитку. Мастер спал, Элиот, воспользовавшись моментом, тихонько рисовал в углу.
- Подай, пожалуйста, карту, - попросил молодой человек мальчика, - нужно посмотреть, есть ли где-нибудь поблизости вода.
Элиот кивнул, а Янек затылком почувствовал дуновение воздуха, будто мимо пролетел... дракон.
Плотник обернулся. Эргхарг сидел в десяти локтях от него и смотрел, не мигая.
- Отойди, - Дагар проснулся и встал с матраса, - он не по твою душу.
Янек посторонился. Дрессировщик спрыгнул на землю, обошел дракона по широкому кругу и снял рубаху. Всю спину, бока и живот мужчины покрывали страшные раны от ожогов.
- Хочешь такие? - спросил Дагар. - Будут. Даже если не хочешь. И молись, чтобы дракон не опалил тебе лицо.
Мастер опустился на землю перед истинно свободным.
- Налетался, зверюга, - зло буркнул он. - Ну, давай, пей мои соки, скотина!
Мастер раскинул руки, закрыл глаза и подставил лицо солнечным лучам. Эргхарг склонил голову и потянулся к мастеру.
- М-м-м... - в голосе Дагара слышалось сдерживаемое страдание. - Легче, тварь! Угробить меня хочешь?
Дракон втягивал воздух раздувшимися ноздрями, вытягивая жизненную силу человека, а выдыхал...
"...боль и усталость, - донесся до Янека далекий голос. - Страдания и болезнь".
Плотник вздрогнул, он узнал голос мастера. Неужели его и-ши настолько сильна, что Янек может читать "мысли-образы" не только дракона, но и через него слышать дрессировщика?
"Смерть. Могучий Ярдос, заклинаю! Пронзи мое сердце своей молнией! Даруй вечную пустоту! Прими в бесконечные луга бездны и отчаяния! Избавь грешника от огненной пасти дракона! Я устал. Нет больше сил терпеть эти муки. Любые твои пытки приму с благодарностью и смирением, только избавь от этой твари, что сейчас пьет мою энергию! Ни один, даже самый злобный разбойник не заслуживает жизни, подобной моей, ибо внешняя боль не идет ни в какое сравнение с болью сердца, с болью души".
Дракон дышал в лицо дрессировщика, а в голове Янека продолжал монотонно молиться мастер:
"Еще немного, еще совсем чуть-чуть и я тронусь рассудком, как тронулся рассудком Вильковест. Перестану понимать, где верх, где низ, что есть добро, что есть зло, буду терзать себя, разрушать свое тело, пока не убьюсь, или пока Эргхарг не избавит меня от мучений! Пусть Янек согласится! Пусть примет мое предложение! Пусть возьмет себе всю боль и страдания, пусть вместо меня пьет горькую чашу отчаяния, льет бесконечные слезы о счастливой свободной жизни без мучений! Пусть травит свой организм мандрагорой в угоду тупой скотине! Пусть пожалеет о том дне, когда согласился стать учеником дрессировщика!"
Эргхарг насытился. Он отклонился, взмахнул крыльями и взлетел, а мастер бессильно повалился на землю.
- Придется тебе сидеть на козлах до самого вечера, - устало произнес он. - Скажи Элиоту, чтобы разжег огонь и сварил похлебку, а ты принеси мне одеяло. Холодно.
Янек влез в кибитку.
- Мастер сказал...
- Я слышал, - отозвался мальчик. - Сделаю.
Плотник замолчал, разыскивая одеяло, а потом все же спросил:
- Как часто Эргхарг...
- Пьет его и-ши? Раньше каждую декаду, теперь раз в три дня. Эргхарг... уже не может без этого обойтись. Именно из-за и-ши дракон привязывается к человеку, а бессмертие всего лишь нечаянное дополнение.
- Дагару всегда так плохо? - с содраганием спросил плотник.
- Нет, - качнул головой мальчик. - Люди не чувствуют и-ши, думаю, мастер не хочет брать тебя в ученики, и показывает, как ему плохо, нарочно. Но решить ты должен сам: верить мне или нет.
- Я слышал его голос в своей голове, - обреченно произнес Янек. - Голос мастера. Он... молил Ярдоса послать ему смерть и избавить от мучений. Даже если все это на самом деле, даже если страдания Дагара настоящие... они ждут любого, кто примет ученичество. Меня... тебя. Я... не хочу, чтобы было плохо тебе. Ты еще ребенок. И ты не хочешь быть дрессировщиком, а Эргхарг сам меня выбрал, поэтому я соглашусь. Уже согласился и не отступлю.
- Спасибо, - Элиот запнулся. - Очень благородно с твоей стороны. Ценю. Хоть я и старше тебя лет на девяносто.
Услышав последнюю фразу, Янек едва не выронил одеяло.
- Кажется, ты не все о себе рассказал, - произнес он. - Если уж нам теперь придется путешествовать втроем, то перед сном, я хочу услышать твою историю.
- Услышишь, - пообещал мальчик. - А пока распряги коней и принеси нашему страдальцу одеяло.

Глава 5

Магия эльфов


Дракон парил над степью и предавался грустным размышлениям.
Признавать собственные слабости и неправоту всегда неприятно, но факт оставался фактом: зависимость стала сильнее. Сомнений не осталось. Если раньше одной дозы и-ши Эргхаргу хватало на целую декаду, то теперь он не мог прожить и трех дней, чтобы не испить божественной силы. Крхэнгрхтортх оказался прав: и-ши вызывает зависимость. Сильную, непреодолимую, постыдную зависимость. Эргхарг стал наркоманом.
Триста лет назад, когда его еще не изгнали, дракон и представить себе не мог, что не сможет прожить без луноликого, без человека, без этого глупого полуразумного животного, подчиняющего свою жизнь поглощению пищи и удовлетворению низменных потребностей. И вот, пожалуйста, Эргхарг, представитель древнейшей и мудрейшей расы, словно собачонка, бежит за дрессировщиком и не может сказать себе "стоп!".
Кто может отказаться от величайшего блаженства, от ощущения громаднейшей силы, когда разум воспаряет в небеса и соединяется с мудростью предков? Кто способен по доброй воле отрезать себе путь к удовольствию, в разы снизить творческие возможности, лишиться одного из необыкновеннейших чувств: чувства причастности к величайшим тайнам земли. И-ши - сила, и-ши - мощь, и-ши - здоровье, и-ши - мудрость, и-ши - наркотик, привязывающий к себе с первого же глотка.
Крхэнгрхтортха не зря называют мудрым, он не зря занимает место вожака, все, что он говорит, сбывалось, по крайней мере, по отношению к Эргхаргу. Крхэнгрхтортх предсказал изгнание - так и случилось, предсказал позор - так и произошло, предсказал падение - вот оно, ибо куда глубже падать, если и так находишься на самом дне? Если твой разум, твои чувства больше не принадлежат тебе, они отказываются служить, если вовремя не подпитать их чудодейственной энергией?
Эргхарг боялся, что сбудется и последнее пророчество Крхэнгрхтортха, который предсказал полный распад личности и необратимую утерю контроля над собой. Дракон чувствовал приближение этого рубежа, за которым его ждет только смерть, и сегодняшний день лучшее тому доказательство.
Все начиналось великолепно. Дагар послушно приехал к дому, где жил луноликий Янек, и Эргхарг получил возможность еще раз его увидеть и убедиться, что его связь с этим человеком особенная. Дракон не просто хотел отведать и-ши плотника, он хотел подружиться с ним, узнать как можно ближе, заглянуть в его прошлое, открыться самому. Хомо обыкновениус, безусловно, почувствовал это, потому что его ментальное тело немедленно откликнулось, и на одну бесконечную минуту их сознания слились. Сильная натура Эргхарга, конечно, поглотила человеческую, заставив Янека почувствовать то, что чувствовал дракон, но зверь успел увидеть в душе плотника нечто непонятное, таинственное и необычайно притягательное. С этого мгновения их дороги слились в одну.
Продолжилось все тоже так, как следовало: плотник запрыгнул в кибитку. В его душе царило смятение, и Эргхарг настоял на объезде близлежащего городка Трир стороной, чтобы у луноликого появилось время подумать, почувствовать связь с драконом и решить, что делать дальше.
Дагар, разумеется, мечтал, чтобы его место занял маленький Элиот, и, конечно, решил сделать все, чтобы запугать плотника, дабы тот отказался от своей затеи. Его спектакль не выдерживал никакой критики, но Эргхарг нечаянно помог мастеру в его черном деле.
До обеда сегодняшнего дня дракон вел себя осторожно: не вмешивался в мысли плотника, не пугал его, не преследовал, а наблюдал с расстояния, но утром ша-яна потребовала очередной дозы и-ши. Дракон сопротивлялся желанию, как мог: взлетал к самым облакам, безвольной тушей падал вниз, становясь на крыло лишь в нескольких локтях от земли, изрыгал огонь, чтобы истощить себя и не думать о сладком нектаре луноликого... но все бесполезно. Потребность взяла верх, и едва кибитка остановилась, чтобы путешественники отдохнули и поели, он безвольно плюхнулся на землю, ожидая Дагара. Мастер, естественно, не мог не воспользоваться ситуацией, он устроил из безобидного обмена энергиями отвратительнейший спектакль, и Янек закрылся. Эргхарг больше не чувствовал его, будто никакого луноликого никогда и не было.
Во всем виновата зависимость, эта треклятая зависимость! А еще человеческая глупость! Кто первым сказал, что драконы опасны? Кто первым назвал их неразумными животными? Кто первым объявил, что драконы сжигают деревни ради забавы и едят человечину? Кто первым стал их бояться?
Люди глупы. Они смотрят, но не видят; перед ними разложены все элементы мозаики, но собрать ее они не в силах. Они не могут догадаться, что драконы разумны и полностью осознают свои действия, просто потому, что не понимают, насколько сильно различаются культуры хомо обыкновениус и истинно свободных. Люди не могут понять, что подчинить себе дракона невозможно, что гениальные дрессировщики вроде легендарного Вильковеста или мастера Дагара обманывают своих сородичей, выдавая желаемое за действительное. И последнего факта Эргхарг не понимал.
Почему люди не могут посмотреть правде в глаза и подумать? Как тщедушное, слабое, не защищенное броней, не обладающее клыками и когтями существо может заставить дракона следовать за собой и выполнять команды? Почему люди не видят очевидного, что союз между человеком и луноликим возможен только на условиях, выгодных для обеих сторон? Человек дает дракону и-ши. Это глупо, постыдно, но божественно. А дракон дает человеку иллюзию власти и частичку своего долголетия. Неужели люди до этого не додумались? Неужели они настолько глупы? Или... просто хотят, чтобы их обманывали? Может ли человек оказаться настолько сложным?
Вот вам и еще одна тема для исследований: "Стремление хомо обыкновениус к самообману: сущность, истоки, последствия".
Эргхарг выплюнул струю огня.
Никаких больше тем! С такой зависимостью от луноликих Крхэнгрхтортх и близко не подпустит его к Арканам. Тут впору не исследовательский труд писать, а автобиографию под названием "Нравственное падение и разложение личности истинно свободного на фоне сильнейшей зависимости".
Кто знает, может, прочитав подробное изложение его жизни, в будущем драконы займутся изучением природы и-ши, раскроют секрет ее воздействия на организм, научатся синтезировать и преодолевать пагубные последствия зависимости... Но Эргхарг, конечно, до этого времени не доживет. Он и до следующего своего юбилея рискует не дожить, если не придумает, как уберечь разум от разрушения, как избавиться от зависимости и вернуться домой.
Закатное небо отсвечивало темно-синим, с востока приближалась гроза, веяло прохладой. Эргхарг снизился и пролетел над самой кибиткой. Может, этой ночью стоит пообщаться с луноликим, когда тот будет спать? Объяснить ему все... Нет. Дракон знал, что ни за что не сделает это в открытую. Пока Янек не поймет, что можно рассказывать мастеру Дагару, а что лучше оставить при себе, лучше не рисковать. Он будет спать. Просто спать, положив голову рядом с беззащитным телом человека. А когда придет время, у них будут десятки, сотни лет для разговоров. Можно и потерпеть.

* * *


- Мое настоящее имя - Эл'льяонт. Я - эльф, - произнес Элиот и, увидев удивленный взгляд, который плотник бросил на его уши, смущенно пояснил: - Наполовину.
- Полуэльф?
Янек запнулся и посмотрел на спящего Дагара. Он не хотел разбудить мастера, не хотел, чтобы тот участвовал в разговоре. При нем Элиот вряд ли скажет много, а вопросов у плотника накопилось предостаточно. В свете затухающего костра угловатая фигура дрессировщика, прикрытая плотным одеялом из овечьей шерсти, казалась мешком картошки, который кто-то забыл прямо в степи. Мастер долго не засыпал, ворочался, сопел, словно специально продлевал ожидание, но в конечном итоге все-таки отправился в царство Гипсома, повелителя снов. Янек подбросил в постепенно затухающий костер несколько веток и спросил:
- Разве так бывает? Разве люди и эльфы могут...
- Могут, - улыбнулся мальчик. - Телом мы похожи на людей, потому я и родился. Сто четыре года назад.
- В Ил'лэрии?
- Конечно. Кьолия, моя мама - дочь крона, управляющего территорией. Это нечто вроде наместника короля, но он не платит дань правителю и не отчитывается перед ним, просто правит, однако все важные вопросы решает сообща с его величеством, - мальчик улыбнулся, вспомнив родину. - Мама очень красивая женщина, вокруг нее всегда было много поклонников, говорят, к ней сватался сам Тэл'льяин, самый старший и мудрый эльф из живущих, но она ему отказала.
- Кто твой отец? - спросил Янек, хотя чувствовал некоторую неловкость оттого, что влезает в чужую жизнь.
Элиот не обиделся.
- Я не знаю своего отца. Наверное, он был торговцем, заглянувшим в Ил'лэрию в поисках дорогого товара. Люди любят волшебные штучки, и мы иногда делаем забавные вещицы специально для вас. Подушки с приятными снами, бусы, в которых девушка кажется красивее, чем на самом деле, кольца верности, заколдованные платки для поиска потерянного, бездонные кошельки, живые фигурки в хрустальных шарах, и другую ерунду. Он, наверное, был очень мудрым мужчиной, но как простой человек, не смог устоять перед маминой красотой.
- Ты никогда его не видел? - удивился плотник.
- Никогда, - качнул головой мальчик. - Наше тело взрослеет медленнее, чем разум и дух, поэтому мы и живем дольше человека, и превосходим вас в мудрости. До достижения ста лет, нашего совершеннолетия, за детей отвечают родители, я был слишком мал, чтобы отправиться на его поиски, а теперь уже поздно. Кости моего отца давно превратились в прах.
- Почему ты не возвращается домой? - задал очередной вопрос Янек. - Ведь ты скучаешь по матери и уже совершеннолетний, можешь сам принимать решения.
- Я не могу вернуться, - вздохнул Элиот. - Я связан обещанием и должен путешествовать с Дагаром до тех пор, пока он сам меня не отпустит или не случится нечто серьезное, что-то, что нарушит все клятвы.
- Поэтому ты так обрадовался, когда я влез в вашу кибитку? Надеешься, что тебя отправят домой?
Элиот кивнул.
- Почему ты поехал с Дагаром? - снова спросил Янек.
- Потому что так пожелала мама. Когда ребенку исполняется сто лет, власть родителей заканчивается, и они имеют право дать последний совет, высказать последнюю просьбу, нарушить которую эльф не в силах. Мама попросила, чтобы я поехал с мастером.
- Но зачем она отправила тебя с дрессировщиком?
- Не знаю, - Элиот потупился. - Таково ее последнее желание. Я хочу вернуться домой, чтобы спросить, почему она отпустила меня, почему отправила с Дагаром! Я четыре года путешествую с ним по свету, и терплю то, что не стал бы терпеть ни один эльф, и не понимаю, зачем все это. Мастер хочет сделать из меня дрессировщика. Мама сказала Дагару, что у меня есть сила, но и-ши я не обладаю, а магия эльфа не совсем то, что нужно Эргхаргу. Мне нечего делать в этой степи. Я хочу домой, в Ил'лэрию, хочу заниматься тем, чем положено заниматься эльфу, и хочу, наконец, узнать свое предназначение!
Элиот замолчал, а Янек обдумал все, что тот сказал. Ребенок несчастен. Родная мать, можно сказать, выгнала его из дома, отдала незнакомцу, будто лишнего щенка... Мальчик, безусловно, понимает это, и мечтает узнать, почему с ним так поступили. И это еще одна причина, чтобы принять безумное предложение дрессировщика.
- Ты можешь колдовать? - спросил Янек, пытаясь отвлечь Элиота от грустных мыслей.
- Немного.
- Покажи что-нибудь. Я никогда не видел вещей из Ил'лэрии, зато повезло встретить настоящего эльфа. Не хочу упускать момент.
- Полуэльфа, - поправил мальчик. - Ладно. Только отойди подальше.
Янек отошел в темноту, а Элиот поднялся и развел руки.
Ночь окутала степь плотным черным покрывалом, лишь далеко-далеко на западе еще виднелась последняя тонкая синяя полоска неба, проводившая солнце в страну Гипсома. Прохладный ветер нашептывал заклинания, ночные насекомые притихли, будто предчувствовали волшебство, трава застыла, словно на нее набросили оглушающее заклятье, было слышно лишь негромкое бормотание Элиота.
- Факел Аргароха, - донеслось до ушей Янека.
Воздух рядом с ладонями мальчика заискрился, на его руки словно надели сияющие перчатки, пару мгновений они переливались всеми цветами, потом превратились в живое серебро и потекли по рукам, окутывая предплечья, заползая на шею, спускаясь по груди, до тех пор, пока тело Элиота не сковали сияющие доспехи.
- Рартон! - негромко произнес полуэльф.
Из его груди и ладоней в небо ударили ослепительные лучи света. Янек зажмурился, а когда открыл глаза, увидел, что мальчик превратился в факел, горящий ровным серебряным пламенем.
- А ну, хватит, - донесся до Янека недовольный голос Дагара. - Устроили тут представление. Элиот! Я кому сказал!
Сияние поблекло, доспехи растаяли, и мальчик подошел к костру.
- Здорово, - Янек хлопнул мальчишку по плечу. - Ты настоящий маг.
- Никакой он не маг, - хмыкнул мастер, переворачиваясь на другой бок. - Шарлатан. Точь-в-точь как я.
Элиот не ответил, он подобрал с земли попону, на которой сидел, и молча отправился к кибитке.
- И ты ложись, - зевнул дрессировщик. - Завтра нужно встать пораньше, чтобы до темноты добраться до Берсер-Лога.
- Зачем вы с ним так? Чем он вам не угодил? - спросил Янек.
Ему было обидно за мальчика. То, что он узнал о нем, и то, как Дагар относится к ребенку, заставило сердце плотника сжаться от жалости.
Дагар не счел нужным ответить на вопрос, он натянул одеяло на голову и захрапел. Янек подбросил в затухающий костер немного хвороста, и лег на приготовленный ковер. Завтра он поговорит с мальчиком, подбодрит его и сделает все, чтобы уговорить мастера отпустить паренька домой. Янек будет не Янеком, если после выступления в столице, они не отправятся в страну эльфов.

* * *


Сиянка ждала этого дня всю жизнь.
Единственная дочь короля была обязана сделать в своей жизни три вещи: выйти замуж, взойти на престол и возвести на него же своего супруга, и родить ребенка. Желательно мальчика, чтобы он унаследовал трон Сартра.
С самого раннего детства девушка знала, что в один прекрасный день дворец заполнится красивыми и добрыми молодыми людьми, из которых ей предстоит выбрать себе супруга. Она представляла, как наденет самое лучшее платье, уложит волосы в сложную прическу и выйдет в зал. Там ее внимания станут добиваться самые богатые и высокопоставленные люди Сартра, заморские принцы и вельможи соседних государств, каждый из которых будет смотреть на нее с восхищением. Первый танец она танцевала бы с отцом, тайком оглядывая толпу и выискивая среди десятков лиц лицо того единственного, с кем проведет долгие счастливые дни и ночи. Второй танец подарила бы самому молодому, а третий - самому красивому...
В детстве все казалось сказочно-прекрасным. Заморские принцы в воображении походили друг на друга, словно чашки из одного сервиза: высокие, широкоплечие, темноволосые с милой улыбкой и приятными манерами. Они смотрели на нее с восхищением, угадывали малейшее желание и дарили волшебные подарки.
С возрастом сказка потускнела, и день, который должен был стать самым прекрасным и желанным, превратился в день, который стоило отодвинуть как можно дальше. Женихи наверняка окажутся жуткими старыми уродами или смазливыми богатенькими деспотами, привыкшими, чтобы им подчинялись. Все их помыслы будут заняты лишь тем, как понравится великому и ужасному Фархату, королю Сартра, а Сиянка... Сиянка просто небольшое дополнение к престолу. Супруга, навязанная долгом и традициями, на которую можно не обращать внимания.
Отец прямо сказал: выбирать будущего зятя будет сам, и мнение дочери его не интересует. Она якобы слишком глупа, чтобы выбрать человека, способного стать хорошим королем и, пока его величество жив, верным и надежным помощником. Так с какими чувствами стоило ждать этот день? Что хорошего могло случиться?
Сиянка стояла на небольшой скамеечке, покорно подчиняясь заботливым прикосновениям служанок, которые надевали на нее длинное голубое платье. Большое зеркало на стене отражало настоящую королевну: красивую, стройную, уверенную в себе, но очень печальную. Платье было единственным, что осталось от старой детской сказки.
- Вы прекрасны, ваше высочество! - щебетали служанки. - Ручку, пожалуйста, вверх.
- Чудесно! Чудесно!
- Позвольте, я поправлю вот тут.
- Капельку духов, ваше высочество!
Сиянка безропотно терпела. Больше ей ничего не оставалось. Отца не переубедили ни долгие месяцы капризов, ни слезы, ни мольбы, ни вчерашний спектакль на крыше. Однако девушка все еще могла кое-что сделать. Благодаря матери у нее в запасе была одна единственная попытка избежать брака с человеком, который покажется ей противным. Одна возможность заставить Фархата выбрать второго, если первый покажется королевне отвратительнее грязной обезьяны. Один шанс как-то повлиять на свою судьбу. Поэтому она безвольно поворачивалась, позволяя служанкам расправить складки на пышном подоле.
Когда вид ее высочества полностью удовлетворил девушек, служанки вышли, и Сиянка спустилась со скамьи. Она не смотрела в зеркало, знала, что все чудесно, да и не волновал ее внешний вид, ведь наряжали ее не для любимого человека, а для незнакомца, который получит право обнимать и целовать ее... Девушка смотрела на комод.
В комнате Сиянки было два комода: в одном хранилось золото, драгоценные гарнитуры5 из самоцветов, кольца, диадемы и все то, что у столичных модниц занимает небольшую шкатулку; во втором - милые сердцу мелочи: любимые книги и безделушки. Именно во втором комоде хранилась нужная девушке вещица. В потайном отделении лежала крохотная берегитовая6 шкатулка, искусно разрисованная тонкими золотыми узорами, - подарок матери.
Лисерия преподнесла его вчера, после того, как Фархат уговорил девушку спуститься с крыши. Королева зашла в комнату Сиянки, не постучав.
- Уходи, - буркнула девушка, зарываясь лицом в подушку.
Ей не хотелось никого видеть, а хотелось заснуть и никогда не проснуться. Назло отцу. И матери, которая не сумела уберечь дочь от горькой судьбы.
- Не плачь, милая, - Лисерия подобрала подол длинного малинового платья и опустилась на край кровати. - Ты же знаешь, слезами горю не поможешь.
- Моему горю ничем не поможешь, - всхлипнула девушка.- Ну почему?! Почему ты не уговорила его позволить мне хотя бы высказать свое мнение!
- Твой отец не нуждается в советах.
- Вот именно! А я, в таком случае, не нуждаюсь в муже! Я не хочу замуж!
Сиянка ударила кулачком в подушку.
- Тебе скоро исполнится восемнадцать, - мать погладила дочь по голове. - Пора подумать о будущем.
- О будущем, - зло ответила Сиянка, - в котором я буду служанкой при деспоте-муже, я думать не желаю!
- Не все так плохо, - Лисерия поцеловала дочь в затылок. - Посмотри на меня. Я тоже вышла замуж вопреки велению сердца, но теперь счастлива. У меня есть дом, слуги...
- И это ты называешь счастьем?
- ... любящий муж и чудесная дочь. Это счастье. И ты будешь счастлива, милая! Посмотри на меня.
Сиянка обернулась. В конечном счете, она сердилась не на мать, а на отца, в которого пошла нравом, и который, знала, не отступит.
- У меня есть для тебя подарок, - шепнула королева. - Не простой подарок.
Лисерия разжала кулак и протянула дочери крохотную шкатулочку, в которую влезла бы лишь пара вишен. Ее крышка была украшена изящным тонким золотым узором, складывающимся в эльфийскую надпись.
- Это берегит? - девушка осторожно взяла из рук матери драгоценность и провела пальцем по крышке.
- Берегит, - подтвердила королева. - Эльфийская работа. Не открывай!
- Шкатулка волшебная?
Лисерия кивнула.
- Не думай, что я ничего не могу для тебя сделать. Эту шкатулку я купила, когда тебе исполнилось пять месяцев. Фархат уже тогда начал планировать твою свадьбу, и, зная его, я поняла, что моей дочери придется нелегко.
- Что в ней? - тоже шепотом спросила девушка.
- Магия, - Лисерия серьезно посмотрела на Сиянку. - Мы обе знаем, что тебе может не повезти с мужем. Фархат желает тебе добра, но больше он желает найти подходящего преемника, человека, который займет трон после его смерти и продолжит его дело. А значит, он будет выбирать свою копию.
Сиянка опустила глаза. Она любила отца потому, что он был ее отцом, прощала слабости и принимала его таким, какой есть, но мужа с характером Фархата она не выдержит.
- Времени на знакомство с претендентами у тебя будет немного, - предупредила женщина. - Сначала ты увидишь их, когда они будут дарить подарки, потом за ужином и, возможно, с кем-то столкнешься в коридорах замка. В основном с ними будет общаться Фархат, устроит охоту или силовые соревнования... Постарайся рассмотреть всех и о каждом составить мнение. Определи самого старого, уродливого, злого, лживого человека, того, с кем меньше всего хотела бы жить, и если отец выберет именно его, у тебя будет шанс изменить королевское решение. Открой шкатулку, и направь ее на избранника. Она покажет истинную сущность человека, его мечты, стремления, тайные желания, все, что тот скрывает, всю черноту души, всю грязь и копоть, покрывающую сердце. Магия эльфов любого человека превратит в чудовище, потому что мы и есть чудовища. Мы готовы на все ради... мечты. Но у тебя одна попытка, второй раз шкатулка не сработает. Запомни.
И Сиянка запомнила. Она подошла к комоду, выдвинула нижний ящик, поддела его, чтобы открыть потайное отделение, и достала подарок матери.
У нее будет шанс повлиять на свою судьбу, и она им обязательно воспользуется.

* * *


В королевском дворце пахло духами. Фархат втянул носом воздух и поморщился. Если бы не слова дочери, он ничего не заметил бы, но теперь от жуткой смеси лаванды, орехового дерева, жасмина и хризантем, хотелось чихать. Пожалуй, первым требованием к будущему зятю будет ненависть к духам. Вот еще взяли моду, душиться, словно женщины. И ладно, если бы аромат перебивал другие запахи, так ведь от гостей веяло и потом, и дегтем, и рыбой...
Его величество король Сартра перегнулся через подлокотник трона к слуге, усердно обмахивавшему своего господина опахалом, и отвесил тому звонкий подзатыльник.
- Усерднее работай. И окна откройте. Эй! Откройте окна!
Зал для приемов был пока пуст, не считая королевы и десятка расторопных слуг, готовых исполнить любой приказ повелителя, но из-за двери слышались возбужденные голоса. В Сартр прибыли гости, претендующие на руку и сердце Сиянки и, главное, на трон второго по величине королевства материка.
В помещение ворвался свежий воздух, и король вздохнул с облегчением.
- Где Сиянка? - спросил он Лисерию, сидящую по правую руку от него.
- Одевается.
- Надеюсь, она не выкинет никакого фокуса?
Женщина покраснела и отвернулась.
- Я здесь, папа.
В тронный зал вошла наследница престола. Девушка выглядела великолепно: королевская осанка, гордо поднятый подбородок, упрямый блеск умных глаз. Не хватало только снисходительной улыбки, но она появится, как только красавица увидит претендентов. Часом ранее Фархат заглянул в приемную через потайное наблюдательное оконце, и остался доволен. Ни один из присутствующих не сможет обуздать дикий нрав его дочурки, и та согласится с любым выбором отца.
- Я рад, что тебе лучше, - произнес король.
- Лучше, - подтвердила девушка и опустилась на малый трон по левую руку его величества. - Я готова.
- Запускай! - кивнул Фархат, и слуги распахнули двери.
Первым в приемный зал вошел Огюст - бывший шут, разжалованный в камердинеры за несмешные ужимки и отсутствие чувства юмора. Новое назначение Огюст принял с благодарностью и некоторой гордостью, хотя все обязанности его теперь сводились лишь к тому, чтобы изображать повелителя слуг. Ради торжественного случая, он нарядился в лучший камзол и напялил расшитые золотом гамаши, явно чересчур узкие и неприлично обтягивающие бубенцы пониже живота. Огюст поклонился королевским особам, приложил руку к выпяченной груди и низким басом, так не вязавшимся с его молодым лицом и озорно блестящими глазами, произнес:
- Господин Пепеш, князь Вальриха, одного из южных поместий Сартра, счастливый обладатель семи городов, десятка деревень и восьми детей. По слухам.
Фархат недовольно поморщился и пригрозил шуту кулаком. Не стоило доверять этому обормоту такое важное дело, как представление гостей. Сиянке не нужно знать лишних подробностей, она должна видеть в гостях приличных и добрых людей, чтобы без раздумий согласиться с выбором Фархата.
Шут поклонился и отошел в сторону, пропуская делегацию из Вальриха. Двое мужчин в черных плащах, черных широкополых шляпах и черных повязках на лицах несли сундук. Третий, сам князь Пепеш, шел следом.
На вид жениху было около сорока. Обрюзгшее заспанное лицо, желтую нездоровую кожу, пятиведерный живот и кривые ноги не могли исправить не богатый камзол, щедро расшитый золотом, ни внушительного вида сундук, который носильщики поставили перед троном. Толстяк поклонился, и Фархат заметил, как неловко он это сделал. Что ж, один минус у князя уже есть. За неуклюжесть, а значит, и за неуверенность.
- Приветствую мудрейшего короля славнейшего и богатейшего Сартра! - произнес Пепеш, распрямляясь и делая вид, будто прикрывает глаза. - Рад находиться в этом чудесном, ослепляющем богатством и роскошью зале, и сознавать, что ослеплен я вовсе не красотой убранства! Ваше величество! - гость поклонился второй раз, уже королеве. - Ваше высочество, - третий поклон, королевне, вышел таким же неловким, как первые два. - Позвольте засвидетельствовать свое восхищение.
Второй минус, мысленно отметил Фархат. Велеречивость от скудоумия.
- Чрезвычайно рад оказаться здесь, - продолжил Пепеш. - Признаюсь, я несколько волнуюсь, и спешу исправить некоторую неловкость, вызванную сознанием собственной никчемности перед лицом столь сиятельных особ, преподнесением подарков.
Толстяк откинул крышку сундука и стал вытаскивать из него ткани. Все отрезы были очень дорогие и обошлись князю в небольшое состояние. Пепеш явно наслаждался прикосновениями к шелку, вышитому золотыми цветами, батисту, украшенному силуэтами чудо-птиц, и доставал одну ткань за другой.
Третий минус, отметил про себя Фархат, непредусмотрительность. Сартр не настолько беден, чтобы его король не мог себе позволить покупать самые дорогие шелка. Его величество качнул головой и сделал мысленную пометку не обращать больше на Пепеша внимания. В толпе претендентов легко найдется пара-тройка десятков гостей, которые дадут князю сто очков вперед.
- Благодарим, - кратко ответил Фархат и махнул рукой. Князь поклонился, поспешно запихал подарки обратно в сундук и направился к двери.
- Его высочество Сен-Симон Лоран, - произнес Огюст, оттаскивая подарок князя Пепеша в сторону. - Наследник престола далекого королевства Камбасведа, расположенного за землями эльфов.
Второй претендент оказался очень красивым молодым человеком: черные прямые волосы обрамляли аристократическое лицо, карие глаза смотрели, казалось, в самое сердце, изящные руки выдавали принадлежность к высшим слоям населения. Черный бархатный камзол Сен-Симона украшала толстая серебряная цепь, на которой висел герб его королевства.
Фархат бросил взгляд в сторону Сиянки, проверяя, не купилась ли она на внешность, и улыбнулся. Его дочь гордо и независимо смотрела на гостя, ничем не выдав своей симпатии. Это хорошо. Король много слышал о Сен-Симоне. Это не лучший претендент в помощники его величеству, однако он станет запасным вариантом, если никого лучшего не найдется, а тот, на кого возлагаются наибольшие надежды, надежд не оправдает.
Юный принц вошел в приемную залу в гордом одиночестве и с пустыми руками. Неужели настолько скуп, что не приготовил подарок? Пожалуй, Фархат поторопился, записав его в запасные.
- П'гиветствую вас, Фа'гхат, королева Лисе'гия, ваше высочество, - поклон Сен-Симона выражал крайнюю степень почтения и был изящен, как журавлиный танец.
- Я смотрю, вы с пустыми руками, - холодно бросил Фархат. - И, видимо, с пустыми надеждами.
- Отнюдь, ваше величество.
Улыбка принца выражала самодовольство, но удивительно ему шла. Фархат невольно покосился на Лисерию. Как на этого красавца смотрит его жена?
Сен-Симон тем временем неспешно расстегнул камзол, выгодно подчеркивающий широкую грудь и тонкую талию, и достал из внутреннего кармана белый кружевной платок.
- Позвольте п'геподнести этот ск'гомный да'г той, 'гади кото'гой мы п'геодолели многие те'геллы.
Гость подошел к малому трону, опустился на колено и протянул свой дар Сиянке. Девушка приняла подарок и кивнула в знак благодарности.
Как только ее пальцы коснулись тонкой материи, приемный зал наполнился негромкой приятной музыкой, послышалось щебетание птиц, потолок затянуло туманом, а по полу поползли белые пушистые облака.
- Позвольте п'гигласить вас на седьмое небо.
Королевна бросила настороженный взгляд на отца и поднялась. Молодые люди вышли в центр залы и стали неспешно танцевать под чудесные звуки эльфийских инструментов.
В зале творилось волшебство. Сначала с неба посыпались снежинки. Крупные, с ладонь, они испарялись, не долетая до земли, и негромко звенели. Потом зал заполнился цветочным ароматом, и в воздух взвился целый рой алых лепестков. Красное безумие уступило место синему, потом белому, после чего облака под ногами юной пары засветились ярким солнечным светом. На миг Фархату даже показалось, что его дочь и этот хлыщ со смазливой физиономией поднялись в воздух, но иллюзия исчезла с последними звуками эльфийской мелодии.
Что ж, подарок Сен-Симон Лоран выбрал верный: дорогой, редкий, романтический, нацеленный точно в сердце ее высочества. Однако принц предусмотрителен, и верно понял ситуацию. Короля подарками не задобрить, а вот будущую королеву можно, и если ему не удастся произвести впечатление на будущего тестя, у него появится мощная, по его мнению, поддержка со стороны Сиянки.
Фархат криво улыбнулся. Что ж, хлыщ не так прост, как кажется.
- Этот платок вы'газил мои чувства за меня.
Молодой человек поклонился и припал губами к руке королевны. Девушка казалась польщенной. Ну конечно! Фархат фыркнул. Этот фат ей приглянулся. Ничего удивительного. Только вот не сможет он управлять Сартром, не сможет расширить его границы, все его интересы поверхностны и касаются тряпок и ухода за своим холеным телом. Нет, принц Лоран не подходит. Королю нужен сильный и властный человек, а не напомаженный любитель женщин.
Сиянка вернулась на трон. Сен-Симон поклонился и бесстыдно подмигнул ее высочеству. Фархат едва не проглотил язык от возмущения.
- Следующий, - отрезал король и сжал подлокотники.
- Граф де Лори, - представил бывший шут третьего претендента на престол Сартра. - Представитель древнейшей династии, наследник одного из богатейших наделов западной части нашего королевства.
Фархат поморщился. Он знал все старинные династии Сартра наперечет, и знал, что никогда не выберет ни одного их представителя. Де Лори, де Бюри, де Золтсы, де Фернары, де Лосорты и де Верлеры - самые уважаемые после короля люди. Они владеют огромными землями, сотнями слуг и считаются богатейшими семействами Сартра. Они знают толк в управлении землей, торговле, славятся чрезвычайной осторожностью и предусмотрительностью в делах, год от года увеличивают свое состояние и гордятся своими предками. Все эти качества прекрасны и как нельзя лучше подходят для будущего короля, но есть одно большое "но". Все они уродливы и безобразны. И, возможно, сумасшедшие.
История сартрских династий берет свое начало в далеком прошлом. Первое упоминание о де Лори и де Верлерах, например, относится к последним годам правления короля Сайнклапа, при котором королевство еще не обрело свои сегодняшние размеры и границы. Сайнклап сделал предков де Лори и де Верлеров своими советниками и наделил землями. Со временем эти земли, как и земли Сартра, разрослись, и потомки старинных фамилий возгордились. Они едва не лопались от гордости за предков и считали недостойным связывать свою судьбу с кем-то ниже по положению. Поэтому все старинные семейства старались выбирать супругов в соседних старинных семействах. Они породнились между собой многие сотни лет назад, и выродились. Их дети рождались кривоногими, слепыми, с уродливыми конечностями и страшными наростами на теле. Скорее всего, родственные связи сделали их еще и ненормальными, потому что де Лори, де Золтсы и прочие фамилии до сих пор женят своих детей только на "равных". Именно поэтому Фархат не хотел иметь ничего общего с династиями. Ему нужен умный и трезвомыслящий помощник, а не полоумный зять, от которого родится каракатица.
Де Лори не был исключением из правил. Фархат заметил, как вздрогнула Сиянка, когда граф в сопровождении слуг вошел в приемную залу. Мужчина был невысок ростом, горбат и хромоног. Левая рука де Лори покоилась на широкой перевязи, ее пальцы казались мертвыми червями, угодившими под солдатский сапог. К счастью, лицо оказалось обычным - Фархат лично видел среди гостей одноглазого паренька с огромным наростом на щеке - представителя де Фернаров.
- Здравствуйте.
Граф поклонился, отчего его горб увеличился в размерах раза в два, и кивнул слугам, которые внесли в приемную залу золоченый сундук и огромный поднос, накрытый шелковым покрывалом.
- Счастлив присутствовать здесь, - произнес де Лори. - И хотя мои шансы стать супругом очаровательной Сиянки меньше, чем у всех присутствующих во дворце, я позволил себе преподнести вам подарок. В знак уважения, которое наше семейство испытывает к вашему величеству.
Граф сделал знак, и слуги откинули ткань. На подносе стояла серебряная клетка с чудо-птицей внутри. Де Лори легонько ударил по клетке ладонью, и птаха проснулась, повернула переливающуюся синим и зеленым голову в сторону графа, распустила крылья и каркнула. Голос у чудо-птицы оказался неприятным, но оперенье поражало великолепием. Длинные широкие перья хвоста украшали цветные полумесяцы, крылья окаймляли золотые пятна, поднимающиеся к шее и сливающиеся в плотный блестящий "ошейник". На сине-зеленой голове красовалась корона из тонких жестких остистых перьев. Подобные птицы не водилось ни в Сартре, ни в соседней Миловии, их завозили из О-шо и считали чрезвычайно редкими.
Фархат кивнул в знак благодарности и одарил графа улыбкой.
По второму знаку де Лори слуги открыли крышку сундука. Внутри оказалась целая гора серебряной посуды, украшенной жемчугом. Этот подарок пришелся по душе Лисерии. Король заметил, как заблестели глаза супруги, и поспешил пригласить следующего гостя. Не стоит затягивать со знакомством, иначе они не успеют принять сегодня и половины приехавших на смотр.
Огюст назвал очередного представителя древнейшей династии, на сей раз, де Лосорта, и Фархат заскучал. Может, стоило сразу отказать всем "де"? Но если так рассуждать и не приглашать тех, кого его величество точно не пустит на престол, в приемной толпилась бы не сотня человек, а десяток, и то, в качестве запасных вариантов.
Король кивнул, отвечая на приветствие де Лосорта, окинул взглядом клавесин, который гость преподнес принцессе, и вздохнул. Утром, заглядывая в приемную через потайное смотровое окно, он не просто оценивал приезжих, он искал человека, на которого возлагал особые надежды: богатого, но не знатного владельца столичных торговых рядов, торговца редкостями, Скогара. Фархат давно присматривался к дельцу и лично послал Скогару приглашение. Сегодняшний прием - последняя проверка, которую должен был пройти торговец. Если все получится, Фархат обретет настоящего помощника: твердого, уверенного, расчетливого и дальновидного зятя. Неважно, что в прошлом году Скогару исполнилось сорок - он проживет гораздо дольше Фархата и успеет оставить наследника. Пусть внешне он не красавец - язвы и пятна на коже не родимые, это последствия тяжелой болезни, которую торговец перенес в детстве, - его потомство будет здоровым. Важно, что Скогар - человек, на которого Фархат мог положиться.
Де Лосорт отвесил последний поклон и вышел. Бывший шут на секунду замешкался, готовясь представить следующего претендента на руку и сердце Сиянки, а потом вздохнул:
- Неизвестно кто с лицом жабы и манерами плотника. Господин Скогар.
Фархат приподнялся на троне, приветствуя своего будущего преемника, и услышал, как ахнула Сиянка.
В приемную залу вошел полуистлевший мертвяк.

Глава 6

Подарки


Эльфы и люди всегда недолюбливали друг друга. Вернее, это старший народ недолюбливал людей, а люди эльфам просто завидовали. Завидовали их долгой жизни, счастью, которым светились их глаза, когда они смотрели друг на друга, идеальному порядку в обществе, традициям, берущим истоки глубоко в водах реки Времени, и возможности творить магию.
Старший народ презирал людей за эту зависть, а также за то, что те мечтали стать похожими на старший народ, но ничего для этого не делали, хотя могли бы, стоило только изменить законы, принципы воспитания и мировоззрение. Хомо обыкновениус не желали трудиться над собой, а хотели получить идеальное общество, идеальную жизнь и идеальную судьбу одномоментно, не прикладывая усилий. Что поделать? Люди - создания дня, они поздно встают, поздно ложатся, их природе противно напряжение, они стремятся вперед, но всегда ищут самые простые пути. Не всегда правильные, но легкие. Эльфы же - создания утра, они сотканы из материи света и рождены в гармонии с природой. Они любят трудиться и постоянно совершенствуются сами и улучшают мир вокруг себя. Люди и эльфы никогда не сблизятся, никогда не поймут друг друга, однако вынуждены жить вместе, делить землю и пищу, и даже сотрудничать.
Ирлес Ландал не любил людей еще за одно качество, которое прочие эльфы предпочитали не замечать. За жадность. Человек - существо не только завистливое, но и жадное, а потому опасное. За триста семьдесят четыре года жизни Ирлес повидал много людей, которые приезжали в Ил'лэрию за живыми фигурками, заряженными магией амулетами, волшебными шкатулками, дарящими приятные сны, и прочей ерундой, на которую эльфам жаль тратить драгоценное время. Все люди, с которыми пришлось торговать Ирлесу, хотели получить как можно больше, они сбивали цену, хотя эльфы называли минимальную сумму и никогда не пытались нажиться на торговле. Люди не хотели понимать этого, торговались и вдобавок к покупкам выпрашивали бесплатные пустячки, вроде сережек или подвесок для жен и невест.
Ирлес злился. Представители рода "хомо обыкновениус" так до сих пор и не уяснили, что деньги, самоцветы и вообще материальные ценности значат для эльфов много меньше, чем для людей. Он с удовольствием посветил бы свободное время освоению искусства составления лечебных зелий, но был вынужден заниматься торговлей. Только крон имеет право создавать магические предметы на продажу, и только крон может взамен потребовать от человека помощи. Как это ни противно, но эльфы иногда обращались к людям за помощью, в основном там, где требовалась физическая сила или нестандартный подход. Люди мыслили иначе, чем эльфы. Старший народ, за века привыкший пользоваться магией, использовал ее везде, где только мог, а люди, которых природа обделила этим даром, вынуждены изобретать. Некоторые механизмы людей были энергетически выгоднее магических уловок эльфов. Поэтому, несмотря на тайную неприязнь, Ирлес уважал людей. В одном из его городов стояла огромная водяная мельница, мелющая зерно при помощи силы реки.
Второй причиной, по которой Ирлес продолжал общаться с людьми, была история. Так сложилось, что хомо обыкновениус сыграли в истории старшего народа большую роль. Именно человек нашел в землях эльфов Lihaudalaell - источник здоровья, заживляющий раны, развязал первую войну и подарил величайшее сокровище - вещую звезду Diehaan.
Старая, как сама Ил'лэрия, легенда гласит, что когда первый хомо обыкновениус впервые пришел в земли эльфов, он был стар и умирал от страшной болезни, разъедающей внутренности. Человек шел к старшему народу за помощью, но эльфы отказались помочь старику, болезнь зашла слишком далеко. Незнакомец настаивал, и говорил, что получил знак, свидетельствующий о полном исцелении. Старшие посмеялись над сумасшедшим, поселили его в домике на окраине леса и благополучно забыли о глупом старике.
Через год крон, совершая очередной обход земель, увидел старика.
- Как ты исцелился? - спросил он человека.
- Меня вылечил мальчик. Взрослые отказались дать мне лекарство, а ребенок пожалел.
- Какое лекарство он тебе дал? - поднял брови эльф.
- Не знаю. Оно было очень горьким на вкус и пахло тиной.
- Зеленое тягучее варево? - уточнил крон.
- Именно.
- Это было не лекарство, а питательный бульон, укрепляющий силы. Он варится из семи трав и настаивается на семи водах, он не мог тебя вылечить.
- Однако я здоров. Все произошло в точности, как мне предсказано.
- Кто и где сделал тебе предсказание? - спросил крон.
Старик отвел эльфа в лес, где между пятью толстыми соснами была большая прогалина, по периметру поросшая ежевикой.
- Я ничего не вижу.
- Я тоже, - признался старик. - Но именно здесь я услышал предсказание. Я спал, когда земля подо мной засветилась, и раздался голос. Тихий, завораживающий. Сначала он прошептал что-то на незнакомом языке, а потом пообещал исцеление.
- И ты поверил? Не подумал, что голос тебе приснился? Духи земли не станут говорить с первым встречным.
- Может, для меня они сделали исключение? Ведь в ту ночь мне исполнилось ровно сто лет.
Услышав это, крон вернулся в город и созвал совет старейшин. Мудрецы совещались недолго, они нашли ребенка, которому исполняется ровно век, и в ночь его рождения отправились в лес.
Эльфы встали в центре поляны, взялись за руки и зашептали заклинание, поднимающее духов. Почва под их ногами засветилась, но земля не разверзлась. Старейшины поняли, что духи тут не при чем. Тогда они поставили в центр ребенка, и как только его ноги коснулись света, пробивающегося из-под земли, эльфы услышали голос:
- Твоя судьба писать чудесные картины. Ты станешь величайшим художником тысячелетия. Твои полотна будут заставлять плакать, радоваться, любить и ненавидеть, одним мазком кисти ты будешь менять настроение тех, кто посмотрит на твои работы. Слава о тебе пройдет через века!
- Кто ты? - робко спросил мальчик обладателя голоса. - Можно ли тебе верить? Ведь я всегда хотел работать с деревом, а ты говоришь: "рисуй картины". Покажись, чтобы я мог посмотреть в твое лицо!
- Ты можешь мне верить, - произнес голос, - мои предсказания точны.
Свет стал ярче. Мальчик отошел в сторону, и эльфы увидели, как из-под земли поднимается звезда. На минуту она зависла над головами собравшихся, а потом взлетела ввысь и заняла место между Галатэрией и Бархантоном.
Маленький эльф, получивший первое предсказание, действительно стал величайшим художником, а звезду назвали Diehaan - "Вещающая в столетие". Каждый ребенок, в свой сотый день рождения приходит к ней за предсказанием.
Двести с лишним лет назад Ирлес тоже получил предсказание. Звезда объявила, что ему суждено стать одним из лучших кронов в истории Ил'лэрии, а также заниматься тем, чем ему никогда не нравилось - торговлей с людьми. Ирлес смирился и добросовестно выполнял свой долг, однако сегодня... сегодня он впервые задумался о том, можно ли верить Diehaan.
Правитель Гланхейл принял крона на веранде, с которой открывался чудесный вид на весенний дворцовый сад. Цвели вишни, нежно-голубым покрывалом укрылись кусты родонериуса, белые камни дорожек обрамляли розовые плисии, беседку у пруда обвили тугие плети усыпанной колокольцами соцветий поливики. Гланхейл сидел за небольшим круглым столиком, на котором стояли две пиалы крепкого зеленого чая, и вдыхал аромат цветов. Его светлые волосы были собраны на затылке в тугой пучок, синие глаза чуть прищурены, распахнутая шелковая рубаха обнажала белую гладкую, словно мраморную, грудь. Длинные изящные тонкие пальцы неторопливо перебирали кружева рукава.
- Прости, что побеспокоил тебя так рано, - поклонился Ирлес.
- Не страшно, - Гланхейл склонил голову в знак приветствия. - Geliah anenala7.
- Geliah anenala hilaan8.
- Садись.
Крон опустился в плетеное кресло и посмотрел туда, куда смотрел правитель.
- Чудесный сад, - похвалил Ирлес.
- Благодарю, - наклонил голову правитель. - Я сам вырастил его и собственноручно выложил все дорожки. Только беседку рядом с прудом сделали люди. Когда-нибудь я научусь резьбе по дереву и тоже стану создавать красоту.
- Ты уже создал красоту.
- Нет предела совершенству. Какое дело привело тебя ко мне?
Крон вздохнул и отпил из пиалы.
- Не знаю, как выразить то, что чувствует мое сердце. Слова куцы и однобоки, они не смогут в полной мере отразить мои опасения.
- Кажется, я догадываюсь. Дело в Хейлайле? Вчера ей исполнился век.
- Моя дочь получила странное предсказание, - крон запнулся. - Либо Diehaan теряет силу, либо Ил'лэрию и весь наш народ ждут тяжелые времена.
Тонкие брови Гланхейла поползли вверх.
- Моя дочь, - пояснил Ирлес, - станет одной из тех, кто породнится с человеком и потеряет магию.
Правитель молчал. Крон не осмелился перебить размышления Гланхейла, он взял пиалу и вдохнул успокаивающий аромат липового цвета.
- Хейлайла уверена, что Diehaan предсказала именно это? - спросил, наконец, правитель.
Ирлес кивнул.
- И сколько будет... выхолощенных9?
- Неизвестно. Возможно, звезда говорила о трех или четырех эльфах, а может, о десятках или даже...
- Нужно узнать, кто еще получил подобные предсказания, - задумчиво произнес правитель. - Но так, чтобы никого не побеспокоить. Если у нас есть повод для волнений, мы это выясним, а если дело только в твоей дочери...
- Понимаю, - склонил голову крон. - Вы поручите это дело мне?
- Да. Отправляйся в архив, перепиши всех, кто стал совершеннолетним в ближайшие десять лет, и поговори с ними о предсказаниях. Так мы узнаем количество выхолощенных и масштабы бедствия. Если оно имеется. А Хейлайла... тебе придется с этим смириться. Или верить, что Diehaan сошла с ума.
Ирлес поднялся и поклонился.
- Я выполню твой приказ.
- Khala eriler liehn. Да благословят тебя боги.

* * *


"Всемилостивейшая Айша!" - мысленно содрогнулась Сиянка, увидев очередного "жениха" и сжала в руке подарок матери.
Больше всего господин Скогар походил на живой труп: высохшая, словно земля под палящим солнцем, кожа обтягивала неровный бугристый череп, под запавшими глазами синели круги, шея, небрежно прикрытая цветастым платком, могла принадлежать только древнему старику, впрочем, как и руки. Длиннополый камзол из ил'лэрийского шелка болтался на Скогаре, словно на пугале, он либо резко похудел, либо чем-то болен. Неизлечимо болен. А, скорее всего, умирает.
Торговец поклонился, и Сиянка явственно услышала скрип его суставов.
- Здравствуйте, ваше величество. Дамы...
Скогар распрямился и вперился в лицо Фархата. Девушка посмотрела на отца, вне всяких сомнений этот человек не годится ей в мужья, каким бы умным и предусмотрительным он ни был.
- Здравствуй, Скогар, - поздоровался король. - Ты все еще болен?
Сиянка вздрогнула. Отец назвал гостя на "ты", а значит, хорошо его знает, а это значит, торговец чем-то заинтересовал короля, и значит...
Пальцы, сжимавшие берегитовую шкатулку, побелели от напряжения.
- Я здоров, - Скогар снова поклонился. - Благодаря врачам, которых вы прислали.
Всемилостивейшая Айша! Отец присылал этому мертвяку врачей!
- Они полностью исцелили меня, я поправлюсь и избавлюсь от этих ужасных пятен. Надеюсь, мой вид не испугал вас, - Скогар поклонился, глядя на Сиянку, и по спине девушки пробежали мурашки.
Вот он, человек, за которого она ни за что не выйдет замуж. Лучше прыгнуть с крыши, утопиться в болоте, повеситься в спальне... но его руки и губы никогда не дотронутся до нее.
- В противном случае, - продолжил торговец, - верю, что хотя бы мой подарок не покажется вам отвратительным.
Два темнокожих человека с огромными, с хорошие дыньки, мускулами, внесли в приемную залу большую кадку, в которой росло дерево.
- Это райские яблоки, - пояснил господин Скогар. - Лучшее лекарство от всякой хвори.
- Благодарим тебя, - кивнул Фархат. - За подарок и за визит.
Живой мертвяк удалился, но облегчения Сиянке это не принесло. Она видела, как заинтересован отец в этом человеке. Неужели он действительно хочет выдать единственную дочь за... труп? Пусть возьмет его себе в помощники, пусть сделает главным советником, особо приближенным, только пусть не кладет его в постель наследницы престола!
Огюст назвал имя следующего гостя, но Сиянка больше ни на кого не смотрела, она кусала губы и изо всех сил старалась сдержать дрожь в руках. Ее перестали интересовать молодые люди и мужчины, по-очереди заходившие в приемную залу и преподносившие дорогие подарки. Перед внутренним взором девушки стояла полуистлевшая фигура из детских ночных кошмаров.
Прием продолжался до вечера. Когда свой дар преподнес последний претендент на руку и сердце Сиянки, его величество пригласил гостей в столовую, где накрыли длинный стол.
Фархат сел во главе, усадив по правую и левую руку подле себя жену и дочь. Рядом с девушкой занял место темноволосый красавец Сен-Симон, рядом с королевой Фархат усадил господина Скогара.
Первый тост подняли за великого правителя Сартра, второй - за прекрасную Сиянку, третий - за процветание королевства, четвертый - за великое будущее страны, а дальше девушка сбилась со счету. Ее сердце колотилось, пальцы дрожали, и она выпила целую рюмку красного вина, чтобы немного успокоиться. Но как было успокоиться, когда напротив сидит страшилище, которое родной отец прочит тебе в мужья?
Сиянка повернулась к Сен-Симону и тихонько вздохнула. На него хотя бы смотреть без отвращения можно, впрочем, этот юноша тоже не подарок. Девушке всегда нравились брюнеты: мужественные, с ясным взглядом, снисходительной улыбкой и широкими жестами. Только в отличие от принца далекого королевства, ее муж должен вести себе уверенно, а не развязно. Но, несомненно, Сен-Симон лучше живого мертвеца.
- П'гиятного аппетита, ваше высочество, - произнес молодой человек. - Позвольте за вами поухаживать.
Принц налил королевне вина, придвинул ближе блюдо с копченой вырезкой, собственноручно положил в фарфоровую тарелку ее высочества Сартрские Колобки - гордость королевского повара. Девушка рассеянно принимала знаки внимания, но заставить себя проглотить хотя бы кусочек, не могла. Ее взгляд постоянно возвращался к господину Скогару, отчего сердце тревожно екало, а левая рука под столом крепче сжимала берегитовую шкатулку.
Подарок матери Сиянка взяла с собой ради успокоения. Сегодня отец ничего не решит, завтра он устроит всем этим богачам настоящее испытание: охоту или даже турнир, на котором каждый покажет собственную доблесть. После станет подолгу беседовать с претендентами, присматриваться к тому, кто как держит вилку, как ведет себя с соперниками. Фархат не будет торопиться, однако если он в самом деле настроен сделать наследником престола торговца, действовать нужно быстро.
За столом завязалась оживленная беседа. Порядком выпившие господа перестали стесняться его величества, возможно, каждый из них мысленно уже называл Фархата "папой", однако Сиянка видела, что король совсем не пьян. Ни красное вино, ни водка, ни заморские сивухи на короля Сартра не действовали, единственное, что могло свалить отца с ног, синее вино, но сегодня на столе его не было. Фархат рассеянно кивал, соглашаясь с какой-то умной мыслью, высказанной Скогаром, и зорко следил за присутствующими.
- Дорогие гости! - вдруг громко произнес король и поднялся.
В пиршественной зале мгновенно воцарилась тишина.
- Мы с вами находимся в затруднительном положении. Обычно правитель, особенно правитель такого большого королевства, как Сартр, возводит на престол сына, или даже бастарда, а дочь отдает замуж за наследника одного из соседних царств. Но только не я. Моя Сиянка, не сможет самостоятельно управлять королевством, но она знает, что нужно этой стране и будет хорошим помощником моему преемнику и хранительницей традиций. Я пригласил вас во дворец, чтобы выбрать достойного короля, способного управлять Сартром, обогатить его и расширить его границы.
Фархат произнес последние слова с такой же интонацией, как всю предыдущую речь, ни сделав паузы, ни подняв бровей, однако именно это являлось для его величества самым важным: способность будущего правителя вести переговоры, захватывать новые земли, воевать.
- Чтобы выбрать лучшего из лучших, - продолжал Фархат, - я приготовил испытание. Знаю, многие привезли с собой не только подарки, но и оружие, боевых коней, доспехи и гончих псов, ожидая, что я устрою охоту или турнир. Все это вам не пригодится.
Сиянка непонимающе посмотрела на отца.
- Меня не интересует ваша военная подготовка, - поморщился Фархат, - безразлично, хорошо ли вы держитесь в седле, умеете ли стрелять и можете ли подкрасться к оленю. Охота - охотникам, война - солдатам. За короля дерутся его воины. Ваша задача - руководство. Ваша доблесть - предусмотрительность. Ваша слава - ум. Поэтому в первую и единственную очередь я буду оценивать вашу сообразительность, дальновидность и смелость. И первый вопрос я задам прямо сейчас.
- Ваше величество, - услышала Сиянка шепот матери, - не считаете ли вы, что выбрали не подходящее время для расспросов? Гости пьяны.
- Не считаю, - отрезал король. Я хочу знать, способны ли они будут собраться, если враг подойдет к стенам столицы во время пирушки. Итак, у стен Тротса враг. Ваши действия.
Король сел. Молчание затягивалось. Гости не ожидали, что испытание будет ждать их за праздничным обедом, и тем более не ожидали, что придется не драться на турнире, а отвечать на глупые вопросы.
- Я п'гикажу зак'гыть во'гота, - произнес Сен-Симон, вальяжно откинувшись на резную спинку стула. - Собе'гу на к'гепостной стене лучников, объявлю военный сбо'г, а сам, в целях безопасности ко'гоны, вместе с семьей и д'гагоценной суп'гугой, - принц покосился в сторону Сиянки, - зап'гусь в подземельях. У вас ведь есть тайный ход на подобный случай?
- Есть, - криво улыбнулся Фархат. - Кто следующий?
- С вашего позволения, - подал голос горбатый де Лори, - я не стал бы прятаться. Королеву, безусловно, следует охранять, но место короля рядом со своими поданными, на крепостной стене. В конце концов, если положение настолько бедственное, я тоже буду участвовать в обороне. Я могу сбрасывать на голову противников камни и поливать их горящим маслом.
- И тебя тут же убьют, - парировал пузатый Пепеш, неловко взмахнув рукой и опрокинув при этом бокал с вином. - Сартр останется без короля. Я бы сделал, как его высочество Сен-Симон Лоран.
Юный принц важно склонил голову, и Сиянка подумала, что этот красавчик ей не нравится. Чересчур самолюбив и амбициозен, чтобы думать о ком-либо, кроме себя.
- А ты что скажешь? - обратился король к торговцу.
- Подобная ситуация невозможна в принципе, - произнес Скогар.
Сиянка едва сдержалась, чтобы не поморщиться от звука его голоса, а Фархат заинтересованно поднял брови. Девушка поняла, что ответы предыдущих выступавших отца не удовлетворили, и опасалась, что "живой мертвец" сможет найти приемлемый выход из предложенной ситуации.
- Занимаясь торговыми делами, я много путешествовал, и неплохо изучил подходы к столице, - произнес Скогар. - Внезапно и неожиданно армия у ворот Тротса не появится. Столица находится довольно далеко от границы, и короля успеют предупредить о нападении в любом случае. Сторожевые, вышки можно сжечь, дозорных убить, однако башни бесшумно уничтожить не получится. Но даже если каким-то чудом враг пройдет внешний круг незамеченным, ему не преодолеть Селиверстов Лог. Его обнаружат. Другое дело, если у ворот Тротса соберется небольшая толпа недовольных... но с голытьбой разговор короткий.
Сиянка, не отрываясь, смотрела на отца. Король довольно кивнул и махнул рукой, показывая, что гости могут продолжить трапезу, что все тут же и сделали.
Неужели отец действительно хочет выдать единственную дочь за этого человека? Девушка сжала в кулаке подарок матери и впервые за весь день открыто посмотрела на "мертвяка". Что-то было не так с этим господином. Откуда у простого торговца такие познания? Проезжая по тракту он, конечно, видел смотровые вышки и башни, но почему Селиверстов Лог для него не просто слова? Почему обычный торговец оказался посвященным в эту тайну? Может... он не обычный торговец?
Двадцать, или чуть больше, лет назад, когда Сиянки еще не было на свете, Фархат пытался завоевать Миловию. Он развернул большую военную кампанию, но мгновенно победить не смог. Противостояние длилось три долгих года, пока Фархат не признал равенство сил и не отступил. Ожидая новых нападений, король Иженек стал строить в Приграничье города. Пять крепостей, находящихся на равном расстоянии друг от друга не только защищали границы, но и держали под контролем воинственного соседа.
Фархат, опасаясь, что защитные сооружения миловийцев в один прекрасный день станут использоваться как отправные пункты для нападения, тоже решил укрепить границу. Дозорные крепости и вышки заняли свои места еще при короле Сайнклапе, и Фархат задумался об особой защите Сартра. Магической.
Сиянка знала от матери, что отец тайно уехал из Тротса и путешествовал почти полгода, а когда вернулся, привез с собой огромный окованный серебром сундук. Внутри лежали эльфийские артефакты, заряженные боевой магией, очень редкие и мощные охранки, которые Фархат лично выкупил у остроухих. Лисерия рассказывала, что почти месяц король с ближайшими советниками обсуждал расположение ловушек и сигнальных заклинаний, он хотел, чтобы никто не мог подойти к столице без его ведома. Наконец, решение было принято. Достаточно далеко от Тротса и на приличном расстоянии от границы, в месте, через которое вражеская армия непременно пройдет, в Селиверстовом Логе, закопали почти сотню охранок.
С раннего детства Сиянка знала, что в Селиверстов Лог лучше не ходить. Магия эльфов нацелена на воинов, вооруженных людей и большие группы, но рисковать собой наследнице престола никто позволить не мог. Против эльфийских чудес у человека нет защиты, от смерти не выздоравливают, а магические раны не заживают.
Девушка вздрогнула и еще раз посмотрела на торговца.
Скогар был в Селиверстовом Логе. Не просто как прохожий, путешествующий по тракту, а в составе большой группы, и попал под действие эльфийской боевой магии и охранных заклятий. Вот откуда его уродливые шрамы, язвы и пятна, вот откуда его худоба и болезнь! Он бывший воин. Бывший враг.
Но знает ли об этом отец?

* * *


Янек просидел на козлах весь день. Утром Дагар снова прикинулся больным и немощным, и плотник без единого вопроса занял его место. Может, мастер рассчитывал на то, что молодой человек устанет, а может на то, что испугается парящего над ними в облаках дракона. В любом случае, Янек больше не сомневался, что дрессировщик не хочет брать его в ученики, и рассчитывает запугать, чтобы тот отказался от предложения. К несчастью Дагара, плотник принял решение, а сегодня ночью понял, что ни за что не передумает.

Вечером после рассказа Элиота и демонстрации эльфийской магии Янек долго не мог заснуть. Лежал возле постепенно затухающего костра и смотрел в небо. Он видел, как зажглась Дарла, самая яркая звезда небосклона, как Эргхарг черной тенью спикировал куда-то вниз, к виднеющимся на горизонте горам, и думал. Об эльфах, магии, драконах и предназначении.
Дагар ищет преемника. Мастер не желает видеть на своем месте Янека, и заставляет работать Элиота. Эльф не хочет становиться дрессировщиком, он мечтает вернуться в Ил'лэрию и заниматься тем, чем обычно занимаются эльфы, чем бы они ни занимались. Янек мечтает быть рядом с драконом, но сомневается, что хочет им управлять и заставлять выдыхать огонь на потеху глупой толпе. Увы, жизнь частенько заставляет людей действовать вопреки их желаниям. Дагару придется принять Янека. Элиоту придется путешествовать по пыльным дорогам Миловии еще некоторое время, а плотнику придется стать дрессировщиком. Хотя последнее еще можно оспорить. Дагар выучит его всем премудростям профессии, но Янек уже сейчас понял, что не хочет развлекать зевак, не хочет делать вид, будто Эргхарг тупое животное.
Янек провалился в сон ближе к полуночи и совершенно не помнил, что видел, однако помнил, как проснулся перед самым рассветом. Рядом с ним кто-то дышал. Кто-то большой и горячий. Спина плотника горела от прикосновения к чьему-то теплому боку. Янек хотел повернуться, но понял, что тело его не слушается, руки и ноги отказывается подчиняться, туловище превратилось в бесполезное бревно, которое кто-то слишком близко подкатил к живой печке. Янек мог только дышать и слушать чужое дыхание за спиной.
- Эргхарг, - прошептал Янек, и понял, что язык тоже его не слушается.
"Спи", - пронеслось в голове. Это было не слово, а некий набор образов, слившихся в мешанину обрывочных воспоминаний о теплом сене, ночном небе и покое.
Янек закрыл глаза. Его дыхание замедлилось и слилось с дыханием дракона.
Вдох.
Степной ветер принес покой и умиротворение.
Выдох.
Исчезли все тревоги и сомнения.
Вдох.
Тело наполнилось силой и энергией.
Выдох.
Организм очистился от гнева, разочарования и обид.
Вдох.
Разум прояснился, мысли упорядочились, внутренние образы стали ярче.
Выдох.
Мир исчез...
Янек понял, что летит вниз. В лицо подул сильный ветер, его крылья плотно прижаты к телу и не тормозят падение.
Первое сердце, большое, нечеловечески сильное, бьется ровно, второе сердце, маленькое, с кулак взрослого мужчины, дрогнуло и пошло быстрее.
Через какое-то время крылья расправились, и дракон понес плотника над землей. Янек не видел образов, не видел травы или деревьев, зато чувствовал то, что не чувствовал раньше: всеобъемлющее спокойствие и ощущение громадной силы, внешней, физической, и внутренней. Будто он в один момент стал сказочным великаном, способным выкорчевать из земли самый могучий дуб, сдвинуть горы, поменять местами небо и землю, повернуть реки вспять.
Мысли прояснились. Он и не знал, что в его голове столько ненужного, отвлекающего от сути. Мир стал гораздо проще, но в то же время гораздо ярче, привлекательнее и логичнее. Все лишнее исчезло, стереотипы, навязанные обществом, нормы поведения, вбитые в его голову в раннем детстве, стали неважны. Имело значение лишь одно: он сам. Эгоцентризм высшей пробы. Не по-людски. Но именно это делает дракона свободным, дает ощущение собственной важности, дает силы творить, испытывать на прочность каждый миг, искать свое предназначение, свою судьбу, сливаться мыслями и чувствами с луноликим.
Утром Янек проснулся от холода. Эргхарг улетел охотиться, Элиот спал в кибитке, а Дагар храпел по другую сторону потухшего костра. Путешественникам не было нужды бодрствовать по ночам, их охранял дракон, который съел или распугал в округе всю крупную живность, и не позволит незнакомым людям подойти бесшумно. Никто не заметил, что Эргхарг спал рядом с Янеком, и плотник об этом никому не скажет. Он чувствовал, что между ним и драконом возникла прочная и странная связь. Вряд ли дракон летал с Дагаром, вряд ли позволял Элиоту делить с собой мысли и тело, и уж точно никогда не спал рядом с человеком. Янек - судьба дракона. Эргхарг - судьба Янека.

Плотник подстегнул лошадей, чтобы шли быстрее, поднял голову и посмотрел на парящего в облаках зверя.
"Я рад, что встретил тебя", - послал он мысленный сигнал дракону. Неизвестно, слышит ли его Эргхарг, но, наверное, слышит. В обед точно слышал.

По карте выходило, что они должны проехать через степь и вступить под сень дубравы, где можно найти защиту от палящего светила, поэтому привал устроили, когда солнце уже миновало высшую точку горизонта.
Дубрава оказалась не слишком большой, чтобы помечать ее на карте, однако Янек понял, почему она оказалась отмеченной. В детстве, когда он еще жил в Южных Провинциях, он видел корабельные сосны. Они росли у самой границы с Ви-Элле, и кроме как исполинами их никто никогда не называл. Огромные, выше самой высокой башни королевского дворца, они тянули к небу колючие ладони и, казалось, не качались даже во время бури. Деревья, росшие в дубраве, могли сравниться только с теми соснами.
Янек остановился перед дубравой, чтобы Эргхаргу, если он захочет приземлиться, было где сесть, и распряг коней.
Элиот занялся разведением костра, а Дагар, как обычно, ворчал.
- Какой толк от такой туши, - произнес дрессировщик, глядя в небо, - если ее нельзя съесть? Навязался на мою голову, скотина!
- Радуйтесь, что вам не приходится его кормить, - парировал Янек.
- Ты, смотрю, больно умный, рассердился дрессировщик. - А ну, пшел в лес! Может, подстрелишь кого. Лук в кибитке. И смотри, стрелы не потеряй.
Янек никогда не охотился и подозревал, что стрельба из лука не так проста, как кажется на первый взгляд, но он, не возражая, взял из кибитки оружие, а заодно захватил нож. От этого предмета будет гораздо больше пользы, если ему попадется олень или волк, хотя в этой дубраве вряд ли водятся звери, крупнее белки, слишком уж она небольшая.
Вступив под сень деревьев, плотник замедлил шаг, стараясь не наступать на валяющиеся под ногами сухие ветки - лучшие помощники охотника: тишина и острый взгляд.
Зверей не было, по крайней мере, Янек не их заметил, зато увидел дятла, сосредоточенно долбившего подгнившую кору гигантского дуба, и крупную, с курицу, птицу с бело-черным оперением. Плотник натянул лук, прицелился и выстрелил. Стрела прошла на пол терелла левее птицы, которая моментально взлетела и скрылась в ветвях деревьев.
Янек опустил лук. Бесполезное занятие. Если он кого и подстрелит, то только Дагара, пославшего плотника на охоту. Молодой человек развернулся и направился к месту стоянки.
Неожиданно сверху донесся хрип. Янек поднял голову и едва успел отскочить - в локте от него с неба свалился кабан. Животное было еще живо, но явно на последнем издыхании, его бок кровоточил в трех или четырех местах, где в него вонзились когти дракона, а голова, при ударе о землю, неестественно повернулась.
- Спасибо! - крикнул Янек, тщетно пытаясь рассмотреть сквозь плотные кроны дубов Эргхарга.
Дракон будто прочитал его мысли, ведь всего пять минут назад Янек думал о том, как хорошо охотиться, если ты дракон. Эргхаргу открывается прекрасный вид сверху, он превосходит любое животное в маневренности и силе, а нападает молниеносно и внезапно. Если на тебя нацелился дракон, прощайся с жизнью. Конечно, кабана Эргхарг поймал не в дубраве, но поймал, принес и положил у ног Янека, будто действительно прочел мысли человека.
Плотник улыбнулся и взвалил тушу на плечи.
У костра его ждал только Элиот, Дагар успел пообедать вяленым мясом, запасы которого у дрессировщика, казалось, никогда не заканчивалось. Мастер округлил глаза и открыл рот, увидев добычу плотника, но вместо того, чтобы похвалить удачливого охотника, буркнул:
- Не мог быстрее? Я уже пообедал.
Янек промолчал. Кажется, ему передалась частичка спокойствия Эргхарга, он научился игнорировать замечания мастера. Он бросил убитого кабана возле костра и достал нож, чтобы освежевать тушу.
- Ты, правда, его подстрелил? - спросил Элиот, подходя ближе.
- Неправда.
- Тогда откуда...
Маленький эльф запнулся. Янек проследил за взглядом мальчугана и увидел на поросшей коричневой щетиной шкуре кабана кровавые следы когтей.
- Дракон?! - завопил Дагар, бросаясь к туше. - Эта тварь принесла тебе дохлятину?!
Дрессировщик замолчал. Он не знал, что сказать.
- Эргхарг ни разу не приносил вам пищу? - поинтересовался Янек.
- Ни разу, - качнул головой Элиот. - Мы ведь тоже его ни разу не кормили. Он сам по себе, мы сами по себе.

"Ты сам по себе, я сам по себе, - подумал Янек, глядя в небо. - Только вот, это все меньше походит на правду".
- Остановись! - раздался за спиной властный голос Дагара.
Янек послушно натянул вожжи, и мастер вылез из кибитки.
- Скоро подъедем к Берсер-Логу, нужно посадить дракона в клетку.
Дрессировщик поднял голову и махнул рукой, приказывая парящему в облаках зверю спуститься. Эргхарг не отреагировал.
- Тварь, - сплюнул Дагар. - Теперь два часа будет делать вид, будто меня не замечает. - Спускайся! - заорал он, задрав голову.
Янек спрыгнул с козел. Может быть, он, на месте Эргхарга, тоже не стал бы спускаться. Мастер груб и держит дракона за тупое животное. Вряд ли Эргхарг считает необходимым ставить дрессировщика на место, он выше подобных мелочей, но вот поиздеваться над человечишкой вполне способен.
- Зловонная пасть поганого Ярдоса! - Дагар пнул валяющийся под ногами камень. - Что б ты сдох, скотина!
- Зря вы призываете темного бога, он может откликнуться.
- Для того и призываю, - отрезал мастер. - Насколько было бы легче, если бы эта тварь сломала себе шею!
- Вы устали, и потому злитесь, - примиряющее произнес Янек. - Элиот не станет вашим преемником, а я стану. Я освобожу вас от бремени.
- Ты? - мастер сплюнул. - Ты мальчишка! Ты совершенно не знаешь, что такое быть рядом с драконом! Ты не справишься!
- Справлюсь. Лучше, чем Элиот.
- Он поглотит тебя, возьмет в плен! Ты слаб!
- Все будет хорошо.
Янек помолчал, а потом, четко чеканя каждый слог, произнес:
- Мастер Дагар, я принимаю ваше предложение. С этого момента вы мой учитель.
Дрессировщик скривился, но договор уже был заключен, ему не оставалось ничего, кроме как принять его.
- Я знал, что так случится, - мастер расстегнул верхнюю пуговицу и извлек из-под рубашки медальон, вытесанный из плоского черного камня в виде силуэта дракона. - Нарекаю тебя своим учеником. - Дагар надел медальон на шею плотника. - Теперь мы связаны обязательствами, и этот камень, заряженный энергией истинно свободных, не даст нам об этом забыть.
Дрессировщик посмотрел в небо.
- Твой первый урок заставить эту скотину зайти в клетку.
"Ты слышал? - ликующе крикнул про себя Янек, убирая доказательство ученичества под рубаху. - Я теперь ученик дрессировщика!"
Дракон слышал. Эргхарг спикировал вниз. Перед самой землей он расправил крылья и грациозно приземлился в пяти тереллах от кибитки.
- В клетку его, - процедил сквозь зубы Дагар.
Янек улыбался. Дракон слушался его лучше, чем дрессировщика, и действительно умел читать мысли.
Молодой человек сделал шаг навстречу животному. Дракон замер и даже, кажется, перестал дышать.
"Я тебя не боюсь", - улыбнулся плотник и подошел к Эргхаргу.
Дракон пах сухими листьями и кровью, от его тела шел жар, белые плети усов подрагивали. Янек остановился в локте от истинно свободного и нерешительно протянул руку. Эргхарг наклонил голову, показывая, что луноликий может дотронуться до него.
"Спасибо", - Янек вздохнул и положил ладонь на нос дракона. Нос был очень горячий.
- Отойди от него! - завопил Дагар и решительным шагом направился к плотнику.
Эргхарг моргнул, и Янек отпрянул.
- Прочь!
Дрессировщик наклонился и поднял с земли камень, но прежде чем он успел замахнуться, дракон выдохнул, и мастера окутало вонючее облако сизого дыма.
- Скотина! - закашлялся Дагар.
Янек рассмеялся, а Эргхарг прищурил оранжевые глаза и направился к клетке.

Глава 7

Представление


Весь день Сиянка наблюдала за господином Скогаром: как он ел, как ходил, как общался с другими претендентами на престол и руку ее высочества, пытаясь заметить что-то необычное, что доказало бы девушке иноземное происхождение торговца. Однако мужчина ничем не выдал себя, и, что самое страшное, отец общался с ним больше, чем с другими гостями. Фархат предложил мужчинам еще две темы для обсуждения, и снова остался доволен лишь ответами живого мертвеца. Скогар словно приворожил короля, и тот, несомненно, принял решение.
Приняла решение и Сиянка. Она активирует шкатулку, нужно только дождаться подходящего случая. К счастью, случай вскоре представился.
После сытного ужина и обильных возлияний синего вина, кружащего голову ничуть не хуже самой ядреной браги, король пригласил гостей в дворцовый театр.
- Устроим небольшое развлечение, - предложил он. - Конкурс вместо рыцарского турнира. Вы приехали сюда в надежде занять место правителя одной из величайших стран Аспергера, так покажите же, кто вы такие и чего стоите.
Подвыпившие гости приняли новое увеселение с воодушевлением, ведь каждый из них считал себя лучше прочих, и получил возможность показать это. А Сиянка сникла. Отец был изрядно пьян, а это значит, "смотр женихов" закончен. Что бы ни показали и что бы ни рассказали гости на сцене, отец отнесется к этому просто как к развлечению, иначе не стал бы пить синее вино, единственный напиток, способный опьянить короля Сартра. Фархат принял решение, и девушке предстояло сделать так, чтобы отец от него отказался.
Дворцовый театр располагался в специально построенном деревянном здании, украшенном резьбой. Из прихожей, обитой красным бархатом и белым ил'лэрийским шелком, можно было пройти в зрительный зал, рассчитанный на пятьдесят человек. Сиянку, впрочем, как и королеву, Фархат в театр не пригласил, решил оградить Лисерию от лицезрения бахвальства пьяной толпы самодовольных богачей, а на дочь просто не обратил внимания. Это он выбирал себе преемника, а не девчонка - красивого муженька.
Сиянка не обиделась, ведь из каждого события, пусть даже неприятного, можно извлечь пользу. Если, конечно, ты не глуп. Девушка подождала, пока шумная толпа скроется в театре, и вошла в заднюю дверь, предназначенную для актеров. В дни представлений закулисье кишело народом, но сегодня там не было ни единого человека - его величество король Сартра не предупредил слуг о намерении посетить театр.
Сиянка быстро миновала душную гардеробную, пахнущую пылью и лавандовой отдушкой, отпугивающей моль, и подошла к шаткой лестнице. За синим атласным занавесом, отделяющим сцену от служебных помещений, находилась территория недоступная для зрителей. Лестница, по которой взобралась Сиянка, вела на чердак, полом которому служил потолок зрительного зала. В досках были выпилены два отверстия, через которые люди, отвечающие за освещение, могли незаметно для зрителей зажигать и гасить свечи, установленные в двух больших люстрах из горного хрусталя. Королю предлагали заменить люстры на масляные лампы, которые давали больше света, и избавиться от дыр в потолке, но Фархат отказался - люстры остались от деда, который купил их, видимо, в порыве помешательства. Сиянка подошла ко второму провалу, через который был виден весь зрительный зал, и легла на живот. Сегодня люстры не горели, зал и сцена освещались множеством ламп, отчего по потолку и стенам призраками метались тени подвыпивших гостей. Расторопные слуги принесли дополнительные кресла и претенденты на руку и сердце королевны, стали располагаться вокруг Фархата, занявшего малый трон. Кое-кто бродил между столиками с вином и фруктами, а один из господ, кажется, представитель сартрских династий, сидел на полу, привалившись плечом к обтянутой тканью стене.
- Кто первый? Кто смелый? - пьяно выкрикнул его величество.
- Позвольте мне!
- Я пойду!
- Я первый! - послышалось со всех сторон.
- Никуда вы не пойдете, п'госто потому, что лучший из лучших уже п'гишел.
Со своего места Сиянка не видела сцену, но догадалась, что на помост взошел Сен-Симон Лоран. Красавчик картавил, и это было его единственным уродством.
- Браво, принц! - улыбнулся король, поднимая бокал. - Расскажите нам о делах, которые озаботят вашу юную голову, когда вы взойдете на трон.
- В пе'гвую оче'гедь, - начал Сен-Симон, - я 'гаспо'гяжусь п'гивести в по'гядок дво'гец. П'гостите, ваше величество, вы живете в большом и к'гасивом сна'гужи замке, но внут'ги я не наблюдал никакого стиля. Комнаты скучны и унылы, как лицо вон того господина. Я вызову из Камбасведы лучших художников, чтобы они офо'гмили дво'гец подобающим об'газом, и обязательно сниму со стен все ка'гтины ста'гиков.
- Это не старики, - хмыкнул Фархат, - а мои предки, величайшие правителя Сартра. Хотя ты прав! Их физиономии все портят.
Гости засмеялись.
- Затем, - продолжил ободренный Сен-Симон, - я введу новую моду. Ваши женщины че'гесчу'г зак'ыты. В моем ко'голевстве п'гинято обнажать ве'гхнюю часть г'гуди, чтобы мужчины могли оценить к'гасоту женщины.
Гости одобряюще загудели.
- Во что вы оденете мужчин, я и представить боюсь, - хохотнул король.
- Мужчины Са'гт'га, с вашего позволения, великолепны. Я нигде не видел столько волевых и мужественных лиц. Однако я введу новую фо'гму для а'гмии. Ваши военные ужасно выглядят. Нечесаные головы, бесфо'гменные мунди'гы невы'газительного болотно-синего цвета нагоняют тоску. А'гмия должна п'гиводить в'гага в ужас и внушать ве'гу в победу обычным селянам, а потому должна одеваться к'гасиво. Туфли с п'гяжками, белые чулки, ко'готкие, до колен, штаны, шелковые 'губахи и мунди'гы, ук'гашенные лентами и пе'гевезями, вот чего не хватает вашим воякам, ваше величество.
Сиянка прикусила губу, чтобы не рассмеяться. Сен-Симон нес откровенную чепуху, а отец и прочие гости ему подыгрывали. Девушка нашла глазами Скогара и желание веселиться тотчас прошло. Полуживой труп смеялся, обнажив кривые зубы и бескровные десна. Сиянка крепче сжала шкатулку, ожидая, когда придет очередь торговца.
После Сен-Симона, которого зрители проводили со сцены громкими аплодисментами и свистом, слово взял де Лори. Представитель старинного семейства объявил, что любит читать, и в его библиотеке собрано более трехсот томов редких книг по истории Миловии в частности и Аспергера в целом. Он сообщил, что если счастье жениться на красавице Сиянке выпадет ему, он ничего не станет менять в Сартре, и постарается поддержать традиции, установленные предыдущими королями, чьи лица смотрят на посетителей дворца.
Вслед за де Лори на сцену поднялся толстяк Пепеш, едва не свалив по пути столик с напитками, за ним де Лосорт, потом еще трое или четверо. Сиянка не слушала пьяные хвалебные речи, она ждала, пока со своего места встанет торговец.
- Заканчиваем, - зевнул Фархат. - Последний, и спать, а то господин Вурнер уже храпит. Еще пять минут, и его примеру последует его высочество Немоиш.
Гости рассмеялись.
- Скогар, - попросил король, - расскажи что-нибудь о себе, оживи общество перед тем, как остатки здравомыслящих отправятся в страну Гипсома.
- С удовольствием, - поклонился торговец.
Скогар поднялся, и Сиянка поднесла шкатулку к губам.
- Пожалуйста, - прошептала девушка, - пусть внутри он окажется столь же отвратительным, как снаружи.
Королевна поддела ноготком крохотный замочек, и шкатулка открылась.
- Скогар, - произнесла девушка, и бросила берегитовую помощницу в зрительный зал.
Чуда не произошло. Не было ни таинственного света, ни тумана, ни ярких вспышек, шкатулка неслышно ударилась о ковер и отскочила под стол с фруктами, словно простая безделица. Торговец между тем вышел на сцену. Сиянка переместилась ко второму отверстию в потолке зрительного зала, чтобы видеть человека, которого отец выбрал ей в мужья.
Скогар встал в центре сцены и равнодушно посмотрел на гостей. Кажется, он был вовсе не пьян, хотя девушка видела, как торговец осушил едва ли не полграфина синего вина.
- Вы все смотрите на меня сверху вниз, - высокомерно произнес мужчина. - Считаете меня безродным вороном, покусившимся на голубку и место в орлином гнезде, а я, между прочим, сильнее всех вас вместе взятых.
- Да я уложу тебя одной левой! - выкрикнул кто-то.
- Не успеешь, - криво усмехнулся торговец и вытащил из-под рубашки небольшой амулет в виде шестиконечной звезды, сделанной из матового металла или даже камня. - Ярдос защищает своих детей. А я - его любимое детище.
Сиянка вздрогнула. В зрительном зале мгновенно повисла тишина, был слышен только храп заснувшего господина Вурнера. На такой эффект девушка не рассчитывала - Скогар оказался вавендре10. Таких людей в Сартре сжигали на костре, невзирая на чины и титулы, потому что силы, которую они получали от Ярдоса, хватит, чтобы развязать войну или уничтожить город.
- Вы сидите, - презрительно прищурился Скогар, - и считаете себя лучше других, а в моей власти одним жестом убить вас на месте! Испепелить! В моей власти захватить трон Сартра, посадить вас, ваше жалкое величество, в темницу, а вашу тощую дочь запереть в башне или отдать на потеху солдатам. Будь я на троне такого могучего королевства, не стал бы устраивать детские игры с выбором мужа, а женил бы дочь на самом достойном, на том, при чьем правлении Сартр утопит Аспергер в крови и засыплет пеплом, кто поглотит небо и землю, сравняет с землей горы и осушит реки! Я могу сделать все это! А вы - ничтожная горстка глупцов, решивших, будто покривлявшись на сцене, сможете впечатлить короля величайшей страны Аспергера! Фархат давно сделал свой выбор! В тот самый день, когда моя армия пришла в его земли, чтобы захватить власть!
- Довольно, - услышала Сиянка стальной голос отца. - Хватит.
- Вы останавливаете меня, ваше величество? - улыбнулся живой труп. - А сможете?
Торговец сжал медальон в кулаке, и на сцену закапала кровь.
- Призываю бога Ярдоса в свидетели! - произнес Скогар.
Лампы погасли, зал погрузился во мрак, светилась только рука торговца, сжимающая амулет Ярдоса. Шестиконечная звезда просвечивала сквозь пальцы, которые превратились в кости, и негромко шипела, вплавляясь в плоть.
- Я всех уничтожу! - негромко произнес Скогар. - Трон мой!
Сиянка ахнула. В это же самое мгновение зрительный зал вспыхнул ослепительным красным светом. В этот миг, показавшийся девушке вечностью, она успела увидеть круглые от ужаса глаза де Лори, стоявшего у сцены, и жуткий оскал торговца. Его голова превратилась в череп, а потом треснула. Амулет упал на пол, увлекая за собой превратившуюся в пепел руку господина Скогара. Живой мертвец стал мертвым.
Едва слышно шурша, пепел от того, что раньше было человеком, осыпался на сцену. Шестиконечная звезда еще горела некоторое время, а потом погасла, погребенная под серым прахом.
Молчание нарушил Сен-Симон. Красавчик зажег лампу и восхищенно произнес:
- Вот это п'гедставление! Только тепе'гь нужно обязательно выпить. Да?
Гости засмеялись, но в их смехе чувствовалась неуверенность. Мужчины потянулись к выходу. Никто не оглядывался на горстку пепла, оставшуюся от Скогара, только Фархат, выходивший последним, бросил прощальный взгляд на несостоявшееся великое будущее Сартра.
- Сработало! - выдохнула Сиянка и зажмурилась. - Спасибо тебе, всемилостивейшая Айша, за чудо! Спасибо, мама! Спасибо! Сработало!

* * *


- Тоска, - командир пятого отряда приграничной миловийской армии Жосер, начальник первого поста Берсер-Лога, зевнул так широко, что едва не вывихнул челюсть. - Если б знал, что вместо боевых схваток и сражений в Приграничье придется просиживать штаны, ни за что не пошел бы в армию.
Перед ним на столе рядом с Пропускной книгой стояла початая бутыль крепкого пива и глиняная кружка с щербиной на ручке. Рядом стояла чернильница, по которой ползала муха, почуявшая запах алкоголя, но пока не сообразившая, где его искать. Масляная лампа, кроме книги, освещала небольшой островок между столом и сундуком с огромным навесным замком, ключ от которого висел у начальника на шее на серебряной цепочке. Остальное пространство личной комнаты Жосера утопало в полумраке. Солнце клонилось к закату, и сквозь окно в комнату проникал неяркий красный свет. Кроме широкого стола и запертого сундука здесь находились длинная скамья для посетителей и шкаф, доверху набитый архивными материалами, на стенах были прибиты полки с книгами и всевозможными безделушками, которые Жосеру дарили приезжие. На левой стене на вбитых в доски гвоздях висела небольшая коллекция луков, единственное, что хоть как-то напоминало об истинном назначении помещения и всей башни: защищать город и быть оплотом для Миловии.
- Тоска.
Жосер взмахнул рукой, сгоняя муху, и снова зевнул.
Не такое уж это веселое занятие, быть начальником первого поста. А казалось, как звучит! Какие перспективы таит! Какое великое будущее обещает! Подумать только, быть начальником первого военного поста одного из пяти городов-крепостей! Отражать вражеские атаки! Ловить шпионов! Допрашивать разведчиков! Предотвращать проникновение на территорию! На деле же вояка превратился чуть ли не в торговца и писаку! Ну куда это годится? Разве об этом он мечтал? Разве этого хотел?
Жосер досадливо захлопнул Пропускную книгу и налил в кружку вина. Что он делает здесь? Сидит целыми днями в башне, беседует с особенно подозрительными торговцами из Сартра, берет подарки, притворяясь, будто это не взятка за пропуск, а выражение любезности. И ладно бы торговцы действительно оказывались подозрительными! Так ведь нет! Обычные хитрющие рожи с завидущими глазами и загребущими руками. Ребята четко выполняют инструкции и каждую неделю задерживают хотя бы двух особо подозрительных, в роли которых обычно выступают самые богато одетые или торгующие особыми товарами купцы.
В прошлом месяце охрана задержала человека, перевозившего из Сартра в Ви-Элле гусей. Ну кому, спрашивается, в Ви-Элле нужны сартрские гуси? Однако купец был одет в парчовый кафтан, украшенный настоящими самоцветами, а на его пальцах красовались золотые перстни, и Жосеру пришлось потратить на мужчину два часа. В итоге тот откупился десятком яиц и полудохлым гусенком, которого ребята потом раскормили в жирного гусака и так к нему привязались, что до сих пор не могли зарезать.
Назойливая муха снова села на чернильницу. Жосер замахнулся, а потом передумал. Допил все, что оставалось в кружке, а последнюю каплю вытряхнул на стол. Противное насекомое моментально сориентировалось и присосалось к пиву.
- Может, тебе станет веселее, чем мне.
Жосер поднялся и подошел к окну.
- Ну хоть бы что-нибудь случилось! Хотя бы что-нибудь!
Эти слова стали его присказкой, почти молитвой, но никогда не срабатывали. Самым большим событием считался обоз, но он проходил не чаще чем раз в месяц, а сартрские купцы, решившие торговать в Ви-Элле и южном О-шо, и одиночки-путешественники не считались. Жосер даже из комнаты не выходил, ребята сами с ними разговаривали. Да и без приезжих выходить наружу было незачем. Он даже на башню поднимался не для того, чтобы зорким взглядом окинуть окрестности, а чтобы просто проветриться!
- Ну хоть бы что-нибудь, обоссы меня Ярдос!
Нет, ничего. Тишина. Задний двор, на который выходило окно, был пустынен и тих.
Жосер сцепил ладони, хрустнул пальцами и направился к двери. Перед тем, как пойти на боковую, стоит проветриться и подняться на башню. Оттуда хотя бы вид открывается приличный, не то что из комнаты.
При виде командира караул щелкнул каблуками, но Жосер лишь устало отмахнулся и пошел к ступеням.
Его комната находилась в самом низу сторожевой башни - внушительной каменной постройки, поднимающейся ввысь на добрых тридцать локтей. Собственно, охранных сооружений в Берсер-Логе было много, но эта башня считалась старейшей и важнейшей, и дату ее постройки обозначили как дату основания города, хотя в те далекие времена Берсер-Лога и в помине не было.
Каменные ступени с высокими, в четыре локтя, бортами и бойницами, опоясывали башню, спирально поднимаясь к самому ответственному посту, на котором денно и нощно дежурили дозорные. Внутри башни тоже имелась лестница, но Жосер предпочитал наружную, как более широкую и удобную. Здесь в любой момент можно было остановиться и выглянуть в бойницу. Может, сартрский король Фархат все-таки решил напасть и направил к Берсер-Логу первый отряд?
Конечно, никаких отрядов на расстоянии сотни тереллов никогда не обнаруживалось. Жосер с ностальгией вспоминал первый год службы, когда Фархат делал последние жалкие попытки завоевать пусть даже не всю Миловию целиком, а хотя бы Берсер-Лог. В то веселое время жилось интереснее, бодрее. Командира могли разбудить среди ночи сообщением об очередной атаке, а иногда Жосер и сам стоял в дозоре, подавая бойцам пример.
Не те времена стали, совсем не те. Видимо, сдал Фархат, и больше озабочен свадьбой единственной дочери, нежели захватом чужих территорий.
Перед последним поворотом лестницы командир остановился и отдышался. За последние годы мирной жизни он набрал лишний вес и уже не мог, как в былые времена, лихо взбежать наверх.
- Сдал, совсем сдал. Позор, - выдохнул Жосер, оправил мундир и преодолел последние пятнадцать ступеней.
Дозорный сидел на полу, прислонившись спиной к каменной стене. В первое мгновение Жосеру показалось, будто парень спит, но голова солдата не висела над вздымающейся грудью и не склонилась на бок. Солдат просто сидел и смотрел в никуда.
- Это что еще за дела?! - возмутился Жосоер. - А ну, встать!
Очнувшись, дозорный вскочил, уронил ружье, поднял его, потерял кепку, лихорадочно напялил ее на голову и выпрямился.
- Командир!
- Ты что, спал?!
- Нет, ваше начальство! - щелкнул каблуками солдатик. - Как можно!
- Тогда чего сидел? Устав забыл? Или, может, в наряд по кухне захотелось? Я тебя живо отправлю свиней кормить да картошку чистить!
- Я не спал, командир! Я...
- Что?
Жосер немного остыл. В военное время он, конечно, не спустил бы пацану пренебрежение обязанностями, но сегодня его разморило. Видимо, в самом воздухе витала лень и истома, если уж подействовало даже на дозорного. К тому же с парнем явно что-то было не так: глаза выпучены и блестят, губы дрожат, кадык ходит вверх-вниз, будто человек пытается проглотить слишком большой кусок пищи, и не может.
- Живот пучит? - предположил Жосер.
- Нет. Я...
Солдат сглотнул и замолчал.
- Ну говори. Да не бойся, пороть не стану.
- Я, - парень вдохнул, набираясь храбрости, и выдохнул: - я дракона видел.
Жосер поднял брови.
- Кого?
- Дракона, - прошептал дозорный и уже смелее продолжил: - самого настоящего. И не просто дракона, а белого! Честное слово! Совсем рядом пролетел! Еще был терелл, и крылом бы меня задел! Здоровенная, тварь, что твой дом! Ветер поднял, я едва кепку не уронил! Белый весь, аж блестит, словно сахарная голова! А на нем... на нем человек сидит.
- Ты пил?! - взревел Жосер. - А ну, дыхни!
- Не пил, ваше начальство, - вытянулся в струнку дозорный. - Ни капли!
- Дыхни!
Солдат послушался, и командир принюхался к воздуху.
- Не пил. Значит, заснул на посту, обоссы тебя Ярдос! Пять, нет, десять нарядов по кухне! И месяц отстранения!
- Ваше начальство! - взмолился солдатик. - Я ведь правду говорю! Не спал!
- Да? - взревел Жосер. - А чего тогда на полу делал? Отдохнуть присел? А Берсер-Лог пусть Фархат захватывает?
- Я не отдыхал, я... от неожиданности.
- Спал, значит, - нахмурился командир. - Отстраняю тебя немедленно! А ну, вниз! Вниз, я сказал! И пришли сюда Ванарека, пусть заступает.
- Ваше начальство! - дозорный прижал ладонь к груди. - Я правда видел дракона! И человека на нем! Разве можно такое придумать? Ни один человек не может оседлать дракона!
- Пшел вниз, пока не передумал тебя пороть! - взревел Жосер.
Дозорный щелкнул каблуками и бросился к лестнице.
- Вот еще вздумал, - буркнул командир, всматриваясь вдаль.
На запад и юго-запад уходила граница с Сартром - бескрайная степь, переходящая в невысокие холмы, поросшие кустарником. На севере нерушимым оплотом миловийской земли высился второй приграничный город, Лорен-Тог. Его башен видно не было, он находился довольно далеко, да и холмистая местность не позволяла разглядеть красно-белый флаг королевства, развевающийся на верхушке поста номер один Лорен-Тога. Зато на востоке таких флагов было хоть отбавляй. На востоке располагалась главная площадь города, где торговцы гордо демонстрировали свою принадлежность к Миловии. Сартрские сине-белые флаги тоже встречались, но сильно проигрывали в количестве. На юге и юго-западе виднелись Арканы.
Жосер задумался. Может, дозорному не померещилось? До гор совсем недалеко, возможно какой-нибудь молодой дракон по неопытности залетел в Миловию? Нет, исключено. Бред. Всем известно, что драконы гордые и глупые существа и никогда не позволят человеку не то что сесть на спину, но дотронуться до себя, без того, чтобы не спалить дотла. Если, конечно, человек не дрессировщик. Но даже в этом случае дракон не позволит ему взобраться на свою спину. Бред. Конечно бред. К тому же белых драконов не бывает. Единственный дракон, которого считали белым, относится к мифам, легендам, сказкам, которые рассказывают детям Южных Провинций, чтобы те не убегали играть в горы.
- Пост принял! - отрапортовали за спиной.
Командир обернулся и увидел Ванарека, одного из своих лучших солдат.
- Заступай на дежурство, - приказал Жосер. - За неудобство получишь дополнительный паек.
- Спасибо, мой командир. Вас ждут внизу.
- Кто?
- Артисты.
- Бродячая труппа, - поморщился Жосер и направился к лестнице. - Только их сейчас не хватало.
Спускаться по каменной лестнице было много проще, чем подниматься. Жосеру не было нужды делать остановки, однако он дважды замирал около бойниц, смотрящих на юг и юго-запад, чтобы убедиться, что никаких драконов никогда не было. Солдат просто заснул на посту.
- Ну, кого там еще принесло?
Спустившись, командир осмотрелся, но не увидел во внутреннем дворе крепости обоза с диковинными животными и не услышал смеха актерок, заигрывающих с солдатами. Вместо девиц в цветастых платьях перед дверью в комнату командира стоял высокий сутулый господин в черной коже.
- Вы из Сартра? - поинтересовался Жосер, открывая перед незнакомцем дверь.
- Нет.
Господин вошел в полутемное помещение и, не дожидаясь приглашения, сел на лавку.
- Значит, направляетесь в Сартр?
- Нет.
- Тогда зачем вы здесь? - не понял Жосер.
- Меня зовут мастер Дагар, я пришел за разрешением на выступление, - произнес гость.
- За разрешением?
Жосер рассердился. Мало того, что вечер испортил дозорный, вообразивший то, чего не было, так еще и этот угрюмый господин смотрит на него с такой злобой, будто командир задолжал ему сто тереллов и не собирается отдавать.
- Я дрессировщик, и мне нужно разрешение, чтобы показать своего зверя.
- Это я уже понял, - холодно произнес командир первого боевого поста. - Вы не к тому обратились, милейший. Вам нужно к наместнику, военные не занимаются подобной мелочью.
- Зато вы занимаетесь безопасностью. Моей зверь представляет, хм, определенную угрозу.
- Но вы же дрессировщик, вот и укротите.
Жосер поднялся, показывая, что разговор окончен, но угрюмый господин даже не шелохнулся.
- Мой зверь - дракон, - зловеще произнес он.
Минуту командир молчал, переваривая услышанное, а потом уточнил:
- Обоссы меня Ярдос! Неужели белый?
- Нет, - удивленно ответил дрессировщик. - Зеленый.
- Ну, хвала богам, - выдохнул Жосер. - Выступайте.
- Что, все? Просто выступайте? - удивился мастер.
- А вы хотели дать взятку?
- Хотел, чтобы вы удостоверились, что мой дракон в надежных руках, - холодно произнес Дагар.
- Я вам верю, милейший, - командир спешил избавиться от неприятного господина, поэтому решил не брать даже стандартную пошлину. - Вы ведь не впервые выступаете, верно? А теперь, если позволите...
Жосер подошел к столу и сделал пометку в Пропускной книге, затем вытащил из ящика пропуск, растопил над масляной лампой сургуч, и припечатал.
- На какое время планируете задержаться в Берсер-Логе?
- На двое суток. Нужно подготовиться к представлению. Приходите, будет интересно.
- Приду, - кивнул Жосер и протянул Дагару разрешение. - Надеюсь, вам понравится в Приграничье.
Как только за дрессировщиком закрылась дверь, Жосер вытер со лба холодный пот. Подумать только, здесь, совсем рядом, за воротами настоящий дракон! Второй, если верить дозорному. Пожалуй, стоит подробнее расспросить парня о его сне, обоссы его Ярдос!
Командир подошел к двери, осторожно выглянул на улицу и направился к лестнице. Поспешно поднялся над городской стеной и заглянул в бойницу.
Дракон действительно был зеленым и совсем небольшим, по крайней мере, не с дом. Он лежал в клетке, свернувшись калачом, и дремал, а вокруг уже собралась небольшая толпа. Дрессировщик что-то кричал, взмахивал кнутом, пытаясь разогнать любопытных, потом плюнул, вскочил на козлы и хлестнул лошадей. Шесть коренастых коней с трудом сдвинули с места кибитку и привязанную к ней цепями клетку, а потом пошли резво.
Жосер проследил за шествием, пока клетка не скрылась за поворотом, и вздохнул. Конечно, дозорному показалось. Просто показалось. Какому человеку под силу оседлать дракона, да еще величиной с дом?

* * *


Фархат стоял у раскрытого окна своей спальни и смотрел в ночное небо. Серебряные звезды крупные, словно вишни, высыпали на черный бархат небес и лениво подмигивали правителю одного из величайших королевств Аспергера. Может, смеялись, а может, пытались сказать, что все не так уж плохо.
Но все было плохо. Человек, на которого король возлагал столько надежд, оказался слишком честолюбивым и погиб. Вавендре долго не живут, однако Скогар явно рассчитывал всласть поправить Сартром прежде чем отправиться в царство боли. Он стал бы великим правителем. У торговца были громадные амбиции и достаточно силы и ума, чтобы воплотить замыслы Фархата в жизнь. Скогар, как и его величество король Сартра, жаждал править миром, у них была одна мечта на двоих: бесконечная и безграничная власть. Недаром Скогар оказался командиром армии, которая много лет назад вторглась на территорию Сартра, чтобы захватить королевство.
Армия была не слишком большой, но сильной духом, и война, начавшаяся внезапно, все никак не хотела заканчиваться. Иноземный легион не мог победить по определению, но солдаты сражались с такой отвагой и отчаянием, что отдавали свою жизнь до последней капли, вырывая у противника одну жертву за другой. Это были воистину сумасшедшие люди.
Фархат недоумевал. Фиолетовые флаги с красными полосами свидетельствовали о том, что на Сартр напало небольшое государство Каюри, расположенное за О-шо. Но как оно проникло на территорию Сартра, не побеспокоив ни это королевство, ни Миловию, неизвестно. Более того, дозорные Сартра тоже ничего не заметили, о приближении вражеской армии и нападении король узнал самым первым - с помощью амулетов, связанных с оставленными в Селиверстовом Логе ловушками. Как легион преодолел огромное расстояние, оставаясь незамеченным, не знал никто. Пленные откусывали себе языки, лишь бы ни в чем не признаваться.
Захватчики продвинулись неожиданно далеко вглубь страны, но встретили смерть, столкнувшись с основными силами сартрской армии.
Скогар погиб одним из последних. Точнее, все думали, что он погиб, а на самом деле Фархат повесил на его шею один из медальонов, заряженных эльфийской магией, который продлил жизнь командиру вражеских войск и не позволил нанести ему увечья. Очнувшись, и узнав, что его армия уничтожена, Скогар отказался говорить, и попытался покончить собой, однако амулет не позволил духу воина отправиться к Ярдосу. Скогар мучился две недели, пока не попросил избавить его от невыносимой боли и страданий.
Фархат лично беседовал с командиром захватчиков и пообещал жизнь в обмен на информацию. Скогар получил имя, сартрские документы, небольшой дом на окраине столицы и тысячу тереллов, а король узнал, как именно армия прошла вглубь страны, незамеченной.
Арканы, неприступные горы, населенные кровожадными драконами - быстрыми и вечно голодными тварями, - оказались не такими уж неприступными. Королевство Каюри вплотную примыкало к Арканам, его правитель планировал поход на Сартр долгие годы. Он копил силы и отправлял в горы одну экспедицию за другой, пока не был найден проход. Большая часть пути проходила под землей, через естественные пещеры и подземные реки, но треть путешествия была смертельно опасной. Отправляя армию в поход, король опустошил казну, выкупая у эльфов защитные амулеты, которые могли бы отвести драконам глаза, и снабдил легионеров надежными провожатыми.
Именно поэтому Каюрские солдаты сражались до последнего - к концу путешествия амулеты потеряли свои силы, и часть армии погибла в пастях летающих тварей. Обратного пути у солдат не было: либо победа, либо смерть. А погибнуть лучше на поле боя, получив в сердце стрелу, чем в когтях дракона.
Очень жаль, что Скогар оказался вавендре и погиб так рано. Этот человек знал толк в войне, в захвате территорий и власти. Он командовал легионом, а мог бы править страной.
Фархат вздохнул и посмотрел на спящую Лисерию. Женщина перевернулась на другой бок, но не проснулась.
Король набросил на плечи мантию и вышел из комнаты. Дремавший у дверей караул, при виде его величества, вытянулся в струнку. Фархат кивнул солдатам, вытащил из настенного крепления свечу и направился по темному коридору.
- Не ходите за мной, - не оборачиваясь, предупредил король. - Я сам найду дорогу.
Он направлялся в голубятню. На крыше одной из башен замка король держал голубей и частенько приходил туда, чтобы побыть в одиночестве. Днем птицы свободно летали над городом, прилетая к голубятне, чтобы поесть, а ночью возвращались в клетку. Сегодня для желания остаться в тишине и покое у Фархата были причины.
Король поднялся по лестнице и вышел на крышу. Голуби спали, засунув головы под белоснежные крылья. Король с минуту смотрел на божьих созданий, а потом задул свечу и подошел к краю крыши, огороженному каменной кладкой, которая едва доставала до пояса и не закрывала обзор.
Тротс спал. Ни в одном окне не горел огонь, рынок пустовал, даже в порту было темно, словно в кармане Ярдоса. Окна светились лишь в караулке, да совсем далеко, там, где Фархат не мог рассмотреть подробностей и угадать, что именно светится. Создавалось впечатление, будто король стоит на корме огромного корабля, а вокруг бесшумно плещется темное море.
- Надо что-то решать, - пробормотал Фархат.
У него был идеальный кандидат в преемники, но тот погиб. Очень глупо и поспешно. Кто заставлял Скогара показывать амулет Ярдоса? Кто заставлял признаваться, что он вавендре, и демонстрировать свою силу? Если бы торговец сдержался, если бы не выпил лишнего, ничего не случилось бы.
Фархат подозревал, что здесь не обошлось без постороннего вмешательства. Ярдос - бог злой, но надежный, если он получил душу Скогара, то должен был исполнить свою часть договора, а уж потом убивать носителя медальона. Скогар не настолько глуп, чтобы просить у бога тьмы, хаоса, безнадежности и разрушения всего лишь демонстрацию силы. Замыслы торговца должны были быть масштабнее... так почему он погиб? Уж не потому ли, что к представлению причастны светлые силы? Только в этом случае - столкнувшись с противодействием - Ярдос уничтожил бы человека, сочтя, что выполнению его условий помешали. Но откуда взялись эти самые светлые силы?
- Лисерия! - Фархат сжал кулаки.
Глупая женщина решила подыграть дочери и защитить ту, кто в защите не нуждается! Это она использовала магию эльфов или дала Сиянке какой-нибудь амулет, чтобы та заставила Скогара совершить глупость.
Король сделал глубокий вдох и досчитал до пятидесяти. Ладно, с женой и дочерью он разберется позже, а пока следовало решить, что делать дальше. Продолжать представление с отбором женихов бессмысленно. Завтра же он разгонит гостей по домам, щедро одарив подарками в извинение за беспокойство, и как следует присмотрится к ближайшему окружению. Возможно, на роль наследника престола подойдет один из гвардалов11.
Что же до захвата земель... Может быть, стоит воспользоваться старым планом по завоеванию Ви-Элле и Рахана? Он женит одного из своих бастардов на дочери ви-эллийского короля и перебросит войско к Арканам. Солдаты дойдут через горный переход до Каюри и окружат О-шо с двух сторон, ведь к тому времени армия Ви-Элле будет на стороне Сартра. Захватив О-шо и присоединив армию еще и этого королевства, Фархат направит стопы к Рахану, а потом и к давней своей цели: к Миловии.
Пожалуй, с этим он справится самостоятельно, хотя подыскать преемника просто необходимо. Король не собирался отсиживаться в тылу, он жаждал участвовать в войне, которая бросит к его ногам почти весь Аспергер. Если его убьют, трон не должна занять Лисерия. Женщина ничего не смыслит в политике и потеряет даже то, что имеет.
Фархат заложил руки за спину и прошелся по крыше.
Да, именно так он и сделает. Завтра же соберет советников и отправит в Арканы небольшой отряд. По карте Скогара они пройдут до самого Каюри, разведывая обстановку, сверяясь с картой и отмечая по пути места стоянок и опасные переходы по поверхности. Десяток отводящих глаз амулетов для первопроходцев у Фархата найдется, а со снабжением армии все решится на совете. Возможно, кто-то знает более дешевый способ отвлечь летающих хищников...
Боковым зрением король увидел движение. Его величество обернулся и замер - на него бесшумно летел дракон. Огромное, гораздо больше королевской голубятни, абсолютно белое, словно сахар, чудовище, сверкающее оранжевыми глазами.
- Кхххххх, - прохрипел Фархат и бросился на пол.
- Не бойтесь, ваше величество, - донесся до короля незнакомый голос.
Фархат почувствовал, что еще немного, и он потеряет сознание. На него, на короля Сартра, напал говорящий дракон!
Волосы на макушке зашевелились от ветра - белое чудовище также тихо, как летело, опустилось на башню.
- Вставайте, ваше величество! - призвал все тот же голос. Вполне человеческий.
Фархат взял себя в руки и поднялся. На каменном борте ограждения сидел дракон, так близко, что король чувствовал его горячее дыхание.
- Мы не причиним вам вреда, - снова произнес голос.
Фархат оторвал взгляд от янтарных глаз зверя, и увидел на его спине человека. Мужчину. Худощавого старца, в саржевых штанах, свободной рубахе и плаще на волчьем меху, лицо незнакомца было обезображено шрамами от ожогов. Старец спрыгнул с шеи дракона, встал перед королем на одно колено и поклонился. Белое чудище тоже склонило голову и замерло.
- Кто ты? - требовательно спросил Фархат, медленно приходя в себя.
- Ваш вернейший слуга, - ответил смельчак, оседлавший дракона.
- Назовись!
- Мое имя вам прекрасно известно, - старик поднялся. - Отбросьте сомнения, примите как данное то, что раньше считали невозможным.
Фархат молчал. Он отказывался понимать происходящее и не хотел допускать даже мысли о том, кто стоит перед ним.
- Мое имя оклеветано, - произнес старик. - Я восстал из мертвых, чтобы прославить себя и возвести на трон мира величайшего из правителей. Вас, мой король.
Старик снова поклонился.
- Я осуществлю ваши мечты, вы будете править миром. Не только Сартром, Миловией и прилегающими к ним королевствами, но всем Аспергером вместе с землями эльфов!
- Это невозможно, - словно во сне прошептал Фархат.
- Возможно, мой король, - оскалился старик. - И кое-что для этого я уже сделал.

Глава 8

Khala eriler liehn


За двести с лишним лет путешествий по городам Эргхарг привык к толпе. Поначалу его раздражали сотни удивленных глаз, таращившихся на него, сотни пальцев указывающих в его сторону, сотни голосов, восторженно вопящих: "Дракона везут!". Со временем голоса, лица и пальцы слились в единый комок, который Эргхарг научился игнорировать, а потом и вовсе перестал замечать. Хомо обыкновениус не доставляли ему неприятностей. Он обращал внимание только на Дагара, его маленького обладающего магией спутника, и на луноликого, благодаря дракону, недавно присоединившегося к труппе.
Не раздражали его и людские запахи. Возможно, со временем обоняние Эргхарга притупилось, но скорее всего он просто привык к аромату дыма и человеческого пота так же, как к необычно высокому и противному тембру голоса хомо обыкновениус.
Города, хоть дракон и считал их уродливыми и неудобными для проживания, также оставляли Эргхарга равнодушными. Его не интересовали ни крупные торговые центры, где ежегодно устраивались ярмарки, ни столицы, ни, тем более, мелкие городишки вроде Трира. Бесчисленные деревеньки же дракон и вовсе не замечал, он проезжал сквозь них в клетке, закрыв глаза, а то и вовсе накрыв голову крылом. Одно дело, когда ты являешься живым экспонатом ярмарки уродов, другое дело, когда смотришь на город с высоты драконьего полета и тайно наблюдаешь за людьми.
Однако в Берсер-Логе что-то было не так. Либо с самим городом, либо с населением.
Едва драконья клетка проехала через городские ворота, Эргхарг почувствовал нечто необычное, однако осмотревшись, не заметил ничего подозрительного. Город, как город. Одно-, максимум двухэтажные дома; на окраине - бедные, деревянные, с покосившимися ставнями и щербатыми заборами, ближе к центру - каменные, с высокими потолками и красными черепичными крышами. Грязный рынок с дырявыми навесами, темные закоулки, куда лучше не ходить в одиночестве, публичные дома с распутными девками перед входом, в общем, все, как везде.
Люди тоже ничем не отличались от тысяч виденных ранее. Спешащие по домам рабочие, закрывающие на ночь лавки торговцы, пьяные завсегдатаи баров, шустрые парнишки, готовые обчистить карманы. Разве что кроме смотрителей порядок в городе поддерживали военные. Но и они были самыми обычными, ничем не примечательными.
- Лежи спокойно, скотина, - проворчал Дагар, когда они остановились около ворот, которые охраняли два караульных. - Мне нужно получить разрешение на выступление и предупредить о твоем паршивом характере.
Эргхарг зевнул. Не потому, что хотел спать или ему не хватало кислорода, а чтобы показать человеку полное безразличие к его проблемам.
Дрессировщик сплюнул и ушел, а дракон поднял голову.
За воротами и каменной стеной, к которым они крепились, высилась сторожевая башня. Очень удобное место для ночлега и наблюдений, жаль, что этой ночью его не выпустят из клетки. Возможно позже, когда кибитка отъедет достаточно далеко от Берсер-Лога, и его освободят из заточения, Эргхарг вернется сюда и подсмотрит за городом и его обитателями с высоты. Может быть тогда удастся узнать, что его встревожило.
Дагар вернулся подозрительно быстро, и клетка снова тронулась в путь. Чтобы отстраниться от вопящих и тычущих в него пальцами зевак, Эргхарг сунул голову под крыло и попытался отвлечься от внешнего, сосредоточившись на внутреннем.
Вдох.
Орущая толпа затихает. Звуки исчезают, улетая вдаль, окружают тело, но не проникают в голову.
Выдох.
Уши не воспринимают высокие частоты, барабанная перепонка вибрирует лишь в такт низким и ультранизким, и слышат лишь шум ветра и дыхание земли.
Вдох.
Нос перестает ощущать запахи. Вокруг пустота, чистый кислород.
Выдох.
Легкие избавляются от последних крох человеческих запахов. Мозг не воспринимает раздражающих ароматов.
Вдох.
Тело перестает ощущать теплоту деревянного пола клетки, улетучивается все физическое.
Выдох.
Сливаются и исчезают тепло и холод. Тело освобождается от всего внешнего. Полностью. Абсолютно.
Вдох.
Вселенская пустота.
Выдох.
Есть только сознание. Мысль, ничего физического.
О, мудрый Крхэнгрхтортх, ты был тысячу раз прав! Для того чтобы познать мир, нужно сначала познать самого себя. Лишь погрузившись в собственные ощущения, можно понять, что первично, а что вторично.
Эргхарг мысленно улыбнулся. Он понял, что не так в Берсер-Логе. Ни город, ни люди тут не при чем. За ним наблюдают. И совсем не человек. Соплеменник. Дракон. Только у истинно свободных настолько пронзительный взгляд, что заглядывает в самое сердце.
"Здравствуй, брат!"
Эргхарг осмотрелся. Конечно, никакого дракона поблизости не было: ни на земле, ни в небесах. Дракону не обязательно подлетать близко, чтобы вести наблюдение. Незнакомец следил издалека.
Эргхарг выпустил клуб дыма и вздрогнул - толпа издала пронзительный крик, и Дагар, сидевший на козлах, хлестнул одного из особенно близко подошедших мальчуганов.
- В сторону! Расступись! Это вам не медведь! Дохнет огнем, дотла спалит!
Контакт с незнакомцем потерялся. Ощущение стороннего наблюдения исчезло, Берсер-Лог утратил свое очарование и загадочность. С досады Эргхарг выпустил еще одну струю дыма и снова попробовал отключиться. Увы, на этот раз ничего не получилось. Он закрыл голову крылом и пролежал, не двигаясь, до полуночи.
Желтая, словно глаз дракона, звезда Калева появилась на ночном небосклоне первой. Эргхарг равнодушно посмотрел на нее и огляделся. Путешественники остановились на ночлег. Дагар нашел подходящее место и договорился с нужными людьми, которые предоставили дрессировщику место.
Кибитка и привязанная к ней клетка стояли возле бревенчатой избы. Ни дверей, ни окон дракон не увидел, они находились с другой стороны дома, зато прекрасно слышал человеческое дыхание, доносящееся изнутри. Дагар негромко храпел, дыхание Янека было сбивчивым, будто ему снился кошмар, а Элиот спал тихо, как настоящий эльф.
Эргхарг мысленно потянулся к юному луноликому и немного почистил его сознание: сгладил беспокойство за успешность предстоящего первого выхода на сцену, оттолкнул подальше воспоминания об орущем толстяке, приказывающем целый день работать на крыше, притушил мечту о неясном, но теплом и милом образе светловолосой девушки. Янек перевернулся на другой бок и задышал реже и спокойнее.
О мудрый Крхэнгрхтортх! До чего же в голове человека мусорно! Одна минута в сознании хомо обыкновениус аналогична месяцу грязевых ванн, и не тех, что полезны для здоровья и рекомендованы целителями, а тем, что принимает подвыпивший человек, по пьяни угодивший в лужу помоев! Тут впору самому чиститься.
Эргхарг повел плечами, будто это действие было способно очистить его мысли от воспоминаний о внутреннем мире человека, и зажмурился. Нужно снова погрузиться в состояние медитации, может быть тогда удастся отвлечься
Дракон по очереди отключил слух, обоняние и осязание, оставив в действии лишь ша-яну. Вскоре ему снова понадобиться подпитаться и-ши, но пока об этом лучше не думать, иначе размышления о божественно чистой силе плотника испортят весь отдых.
Эргхарг воспарил в небеса.
Ни одному человеку не доступно путешествие вне тела, только обладающие магией драконы и эльфы умеют отделять суть от оболочки, душу от физической составляющей. Вот еще один повод для жалости к людям: им не доступна чистая радость, истинная свобода и настоящая мудрость. Все, что они знают о самих себе и окружающем мире, лишь вершина айсберга, даже не так, лишь вершина вершины айсберга. И почему столь несовершенные создания заняли такую широкую нишу?
Эргхарг отринул последние мысли и устремился еще выше, туда, где хранилась мудрость поколений и опыт, накопленный предками. Он летел, наращивая скорость, чтобы в одно мгновение превратиться в мысль, в точку сознания, в условность... и вдруг со всего маха упал на землю.
Что это?
В первое мгновение Эргхарг так растерялся, что даже не догадался открыть глаза, а когда присмотрелся к окружающей тьме, понял, что прозевал очень странное и очень важное событие. На его клетку кто-то набросил покрывало. Видимо, это оно послужило причиной разрыва связи Эргхарга с хранилищем мудрости древних.
Дракон втянул носом воздух и фыркнул. Тильдадильон12. Ну конечно! Только этот минерал способен спустить дракона с небес на землю. Видимо, крохотные частички тильдадильона вшиты в материю покрывала. Но зачем и кому понадобилось лишать дракона силы?
Эргхарг набрал в грудь воздуха и выдохнул. Покрывало приподнялось, но не слетело с клетки - сверху его придавливало что-то большое. Если бы тильдадильон не лишил его магии, жалкая ткань не могла бы остановить дракона, его даже клетка не могла бы остановить, но сейчас, лишенный магической силы, он мгновенно ослаб физически. Это было новое, странное ощущение.
Мудрый Крхэнгрхтортх рассказывал, что тильдадильон открыли именно драконы. Пролетая над месторождением, один из предков, неожиданно лишенный силы, упал на скалы и сломал крылья. Остаток жизни он посветил изучению этого таинственного камня. Выяснилось, что тильдадильон действует только на магию, но за века эволюции магическая энергия и физическая сила драконов стали неотделимы друг от друга. Если человек мог увеличить мускульную силу, выполняя специальные упражнения и поднимая тяжести, то истинно свободным это не требовалось. Драконы веками использовали энергию огня и солнца, чтобы летать, хватать добычу, вырывать с корнем деревья и поднимать в воздух коров. Истинная мускульная сила их была совсем невелика. Поэтому, неожиданно лишившись поддержки огня, первооткрыватель тильдадильона рухнул на землю.
Предшественник Крхэнгрхтортха приказал исследовать Арканы и нанести на карту все места, где залегает этот опасный минерал, чтобы несчастные случаи не повторялись, а также распорядился обучить молодое поколение обнаруживать тильдадильон по запаху. Эргхарг никогда не думал, что последнее может ему пригодиться.
Дракон просунул между прутьями клетки палец и поддел покрывало когтем. Увы, ни стащить его с клетки, ни оторвать кусок, он не смог. Тильдадильон сделал ткань нечувствительной к повреждениям, хотя хомо обыкновениус с легкостью мог уничтожить покрывало, разорвав его пополам голыми слабосильными руками. Только лишенный магии может обезвредить этот минерал.
Снаружи между тем творилось нечто странное. Получить доступ к энергетическим потокам и коллективному сознанию Эргхарг не мог, и полагался только на ощущения. Он чуял посторонний запах, запах человека, а также дракона. Возможно, того самого, который наблюдал за ним в Берсер-Логе. Но зачем дракону понадобилось лишать собрата магии? Или... это понадобилось человеку?
Эргхарг прислушался. Человеческие шаги. Торопливые, но негромкие, на грани слышимости хомо обыкновениус. Значит, незнакомец не хочет, чтобы его слышали. И... они удаляются. Неужели Эргхарг "проспал" самое интересное? Зачем приходил тот человек? Чего хотел? И зачем покрывало? Боялся дракона? Но рядом с ним уже есть дракон, а значит, незнакомец знает, что ему ничто не грозит.
Эргхарг еще раз дернул за покрывало, но ничего не добился.

* * *


Ирлес Ландал снова явился к правителю в неурочное время. Ничего не мог поделать - слишком важные сведения он получил, чтобы держать их при себе даже до утра.
Гланхейл уже спал, но ради встречи с кроном поднялся и пригласил гостя в беседку. Ирлес предпочел бы уютную библиотеку или хотя бы приемный зал дворца, но понимал, почему правитель позвал ночного гостя именно в сад - там их никто не мог подслушать.
- Прости, что побеспокоил тебя так поздно, - поклонился Ирлес.
- Прощаю, - Гланхейл склонил голову в знак приветствия. - Geliah anenala.
- Geliah anenala hilaan.
- Плохие новости?
Правитель указал на скамью напротив себя, и Ирлес сел.
- Плохие. Я проанализировал все, что услышал от тех, кто стал совершеннолетним за последние десять лет. Предсказания Diehaan повторяются. Каждый третий из опрошенных потеряет магию и станет выхолощенным.
Гланхейл нахмурился.
- Причины, конечно, Diehaan никому не объяснила.
- Девять из десяти выхолощенных потеряют силу из-за связи с хомо обыкновениус. Они женятся на человеческих женщинах и выйдут замуж за человеческих мужчин. А мы знаем, к чему ведут подобные браки.
Ирлес содрогнулся. Он хорошо помнил историю своей прабабки, известной целительницы Лолианны, влюбившейся в заезжего торговца пряностями. Дурочка сбежала с человеком и потеряла силу. Ее настои, смеси и мази перестали действовать. Она прожила всего десять лет и умерла через год после супруга от болезни, которую легко могла вылечить, не стань она выхолощенной. В последний день своей жизни Лолианна пришла в Ил'лэрию, чтобы проститься с родными, но не успела. Ее тело нашли в лесу в трех полетах стрелы от родного дома. Земля, защищающая эльфов, не защищает выхолощенных, Лолианна умерла от любви, которую можно легко переименовать в глупость.
Единственную дочь крона, юную Хейлайлу, ждет похожая участь: утрата магии, изгнание, короткая полная лишений жизнь. И все из-за любви. Из-за любви, которую она может получить с избытком от любого эльфа, какой только понравится!
- А оставшиеся десять процентов? - после непродолжительного молчания спросил правитель. - В чем причина их выхолощенности? Снова люди?
- Нет. Десять процентов - это естественные причины, они были всегда. Во все времена у эльфов рождались лишенные магии дети.
- Тогда почему их стало так много?
- Потому что старший народ вырождается, - ответил крон. - Мое сердце обливается слезами, едва я представляю наше будущее. С каждым поколением выхолощенных будет становиться все больше и больше, пока в Ил'лэрии не останется эльфов или пока земля не станет защищать полукровок так же, как защищает нас. Магия исчезнет. В далекой перспективе.
- Боюсь, не в такой уж и далекой.
Гланхейл скрестил руки на груди и поежился. Он был одет лишь в шелковый халат с длинными кистями на поясе, а ночь выдалась прохладной. Ирлес подумал предложить правителю свой плащ, но Гланхейл, словно прочитав мысли крона, отрицательно покачал головой.
- По твоему лицу я вижу, что предсказаниями Diehaan плохие новости не ограничиваются.
- Ты как всегда зришь в корень, - удивился прозорливости правителя крон.
- Неужели все еще хуже, чем ты обрисовал?
Этот вопрос Ирлес предпочел проигнорировать, он собрался с духом и рассказал Гланхейлу то, что узнал:
- Все началось не вчера и не сегодня, и даже не семь лет назад. Земля меняется, природа меняется, живые существа, подчиняющиеся воле земли, воды, огня и ветра, тоже меняются. Эволюция щадит лишь тех, кому уготовано исчезнуть из-за природного катаклизма, а остальных планомерно стирает с лица Аспергера сама. Драконы, эльфы, люди, коровы, зубры, птицы и даже стрекозы, все мы лишь ошибки природы, пробные варианты, тесты, неудачные, несовершенные результаты провалившихся экспериментов, а оттого подлежащие уничтожению. Природа нацелена на создание идеального организма, существа, обладающего достоинствами всех живущих, но без единого недостатка.
- Ближе всех к этому идеалу мы, старший народ, - произнес Гланхейл.
- Это наше мнение, - парировал Ирлес. - Истинно свободные считают, что они лучше нас.
- Драконы слишком рассудочны.
- Но может это и хорошо? Может, так и должно быть?
- Давай не будем полемизировать.
Ирлес склонил голову в знак согласия и продолжил:
- Процесс уничтожения старшего народа, прости за грубость и прямолинейность, начался давно, в те самые времена, когда первый эльф потерял свою магию, когда эльф увидел первого человека, когда утреннюю тишину разорвал крик первого новорожденного полукровки. С течением времени процесс ускорялся, но мы не замечали его.
- До сего дня. Думаешь, еще не поздно его хотя бы замедлить?
Ирлес на мгновение прикрыл глаза, прося высшие силы послать ему хладнокровие, а когда открыл, постарался, чтобы его голос не дрожал.
- Ваш преемник станет последним правителем старшего народа в том виде, в каком мы существовали до сих пор. Он отменит запрет на браки с хомо обыкновениус, узаконив свободу выбора и глупости. При его правлении выхолощенным станет каждый третий эльф, после его смерти - каждый второй. И он уже родился. Четыре года назад ему исполнился век.
Гланхейл поднялся со скамьи и озабоченно заходил по беседке.
- Ты нашел его?
- Нет. Он не получал предсказание Diehaan. Предсказание получила его мать, эльфийка по имени Кьолия. Она спрятала своего сына, отослала из Ил'лэрии в тот момент, когда земля перестала его защищать. Он полукровка.
- Полукровка?! - воскликнул Гланхейл. - Мой преемник полукровка?!
- Его зовут Эл'льяонт.
Ирлес замолчал, давая правителю время все обдумать. Сам он уже просчитал возможные ходы Гланхейла и был готов к тому, что может услышать. Мальчишку нужно найти. И уничтожить. Ради всех эльфов. Только так можно изменить судьбу старшего народа и отодвинуть его полное вырождение. Печально, но Эл'льяонту придется пожертвовать собой ради многих. Только смерть меняет все.
- Его нужно найти, - медленно произнес Гланхейл. - И... убить.
- Эту миссию ты тоже поручишь мне? - спросил Ирлес, уже зная ответ.
Правитель кивнул.
- Я выполню твой приказ.
- Khala eriler liehn. Да благословят тебя боги.

* * *


Вечером Дагару казалось, будто он никогда не уснет. Гипсом отказывался принимать усталого дрессировщика в свое царство, сколько тот его ни умолял.
Мастер плотнее закутался в одеяло из овечьей шерсти и отвернулся к стене. В теплом сухом номере недорогого постоялого двора на окраине Берсер-Лога можно было бы хорошенько выспаться, но Дагар напрасно терял драгоценные часы сна.
Номера оставляли желать лучшего, в них находились лишь кровати, изъеденный жуками-древоточцами стол, да вбитые в стену гвозди, на которые путешественники могли повесить одежду, прежде чем лечь спать. С другой стороны, роскошь никогда не привлекала Дагара. Если можно получить место для ночлега за меньшие деньги, так и следует поступить. Можно обойтись и без изысков вроде занавесей на окнах, стульев и постельного белья, все необходимое у Дагара лежало в кибитке. Единственное, на что Дагар потратил дополнительные средства, так это на вторую комнату для Янека и мелкого пакостника. Он не желал слышать, как Элиот бормочет во сне на эльфийском, и как луноликий в полусне разговаривает с драконом.
- И все из-за этого великовозрастного паршивца! Из-за плотника! Будь проклят демон, подтолкнувший меня свернуть в Пестяки! - пробормотал Дагар и перевернулся на другой бок.
Он не любил перемен, тем более свалившихся как драконье дерьмо на голову. Впрочем, выбора как такового у мастера не было: Янек - луноликий, Элиот - всего лишь эльф-полукровка. Нужно было с самого начала понять, что сила мелкого пакостника, которую дрессировщик чувствовал все четыре года, лелея надежду превратить мальчишку в своего последователя, всего лишь магия эльфов. Точнее, ее жалкие остатки, потому что полноценной силы у полукровки нет и быть не может. Из них двоих и-ши обладал только он Дагар.
Мастер снова перевернулся и уставился в окно.
Вечернее небо все плотнее затягивало синевой. Солнце село рано, звуки улицы стихли, и ничто не мешало дрессировщику заснуть.
Постояльцев в "Хромом кабане", помимо Дагара и его спутников, было всего пятеро, и все они давно разошлись по своим комнатам. Правда, прежде чем утихомириться, подвыпившие мужчины устроили большой скандал. Народ желал лицезреть дракона, а Дагар, памятуя о дрянном характере своего подопечного, всячески стращал любителей острых ощущений. Да и не намеревался он разрешать пялиться на гигантскую, обладающую магией, заморскую тварь бесплатно, а расставаться с лишними тонге никто не захотел. В конце концов, дрессировщик заплатил владельцу постоялого двора, и тот запер ворота высокого забора заднего двора на замок, клятвенно заверив, что лично позаботиться о том, чтобы Эргхарга не побеспокоили. Ни один подвыпивший любопытный не перелезет к дракону и не попытается изобразить из себя храбреца. Мастер с сожалением расстался с пятью тонге, так как подозревал, что дракон останется без охранника.
- Жулье! Кругом одно жулье!
Дагар отбросил одеяло и поднялся. Может быть, стоит прогуляться до заднего двора? Прохладный вечерний ветер немного остудит голову, а заодно можно будет устроить скандал и вернуть зря потраченные деньги.
Дрессировщик обулся, набросил на плечи плащ и вышел из комнаты. На ощупь прошел по небольшому коридорчику к скрипучей лестнице, и спустился на первый этаж. Помещение, отведенное под таверну, было пусто, если не считать хозяйского кота, лежащего на стойке бара. Животное посмотрело на Дагара светящимися белыми кругляшами и спрыгнуло под стол.
Мастер отодвинул щеколду и вышел на улицу. Хозяина постоялого двора, конечно, нигде не было.
- Зловонная пасть поганого Ярдоса!
На всякий случай Дагар обошел вокруг, чтобы удостовериться в том, что охранник, запросивший за свои услуги целых пять тонге, ушел спать и видит сейчас десятый сон. Забор никто не охранял. Мастер сплюнул и решительно направился к задней двери, за которой находились комнаты обманщика.
- Хозяин! - дрессировщик пнул деревянную дверь. - Возвращай мои деньги!
За дверью послышалось ворчание, но никто не отозвался.
- Эй ты! Слышишь?! - выкрикнул мастер. - А ну живо вернул мне мои пять тонге! Иначе прикажу своему дракону спалить твой паршивый постоялый двор!
Угроза подействовала. Ворчание стало громче, и спустя полминуты дверь распахнулась. На пороге появился лохматый мужчина с заспанной физиономией, одетый лишь в серые полотняные штаны.
- Чего бузишь? - недовольно поинтересовался он. - Спать иди.
От возмущения Дагар едва не проглотил язык.
- Сначала верни деньги!
- Какие еще деньги? - захлопал глазами хозяин постоялого двора.
- Те, которые я заплатил за охрану дракона.
- Э, нет, - мужчина преступил с ноги на ногу и зябко поежился. - Ты заплатил, чтобы к дракону никто не перелез, а не за его охрану.
- Это одно и то же!
- Нет, не одно и то же. Я не говорил, что буду караулить твоего дракона, я сказал, что никто из моих постояльцев не войдет к дракону до утра.
- Но ты же здесь! - закричал дрессировщик. - Как, разорви тебя Ярдос, ты собираешься выполнить сове обещание?!
- Я его уже выполнил, - мужчина широко зевнул. - Запер всех постояльцев на ключ. Ни один из них до утра не сможет выйти из своей комнаты. И ты ступай. Не бузи.
Дверь перед носом Дагара захлопнулась, и дрессировщику ничего не оставалось, как самому отправиться к забору.
- Жулик проклятый! И ведь не придерешься!
Мужчина плотнее закутался плащ и замер. Забор светился. Не весь, а небольшая часть шириной примерно три локтя.
- Это еще что?
- Здравствуй, Дагар, - раздался мелодичный женский голос. - Не уходи, нам нужно поговорить.
Голос показался дрессировщику знакомым, но он никак не мог вспомнить, где слышал его раньше. Свечение между тем отделилось от забора и приблизилось к мастеру. Свет стал ярче, и из молочно-белого превратился в сливочно-желтый. Свечение пульсировало и становилось плотнее, пока, наконец, не явило женскую фигуру.
Дагар зажмурился, тряхнул головой, отгоняя призраки прошлого, но память не подвела.
- Кьолия?
- Мы так давно не виделись!
Перед дрессировщиком, окутанная светом, стояла высокая эльфийка. Ее кожа казалась сотканной из лунных бликов, длинные светлые волосы свободно спускались по плечам, огибая высокую грудь, и заканчивались на уровне бедер, которые едва прикрывала короткая белая туника. Женщина смотрела на Дагара серыми глазами и улыбалась.
Дагар вздохнул. В его душе всколыхнулись давно забытые чувства. Когда-то давно он любил эту эльфийку, бросил к ее ногам свое сердце, отдал душу, подарил все прекрасное, на что только был способен...
- Ты совсем не изменилась, дитя старшего народа, - хрипло произнес дрессировщик.
- А ты постарел.
- Время для меня замедлилось, но не остановилось, - с грустью ответил Дагар. - Не думал, что увижу тебя снова.
- У меня мало времени, Дагар.
- Ты пришла за своим сыном? Он спит, сейчас я разбужу его.
- Не нужно, - улыбка Кьолии померкла, и эльфийка подалась вперед. - Приблизься ко мне.
Сердце дрессировщика замерло, а потом зашлось в танце. Он ощущал тепло и цветочный аромат, исходящие от гладкой кожи женщины, видел огромные влажные глаза, призывно приоткрытые губы, чувствовал, что Кьолия помнит его, а сам он все еще испытывает к ней необычайное притяжение...
- Мне нужна твоя помощь, Дагар, - прошептала красавица. - Твоя помощь нужна нашему сыну.
- Что?
Мастер вздрогнул. Очарование момента исчезло, будто его окунули в чан с ледяной водой.
- Я любила тебя, Дагар. И сейчас еще люблю. И родила от тебя ребенка. Эл'льяонт твой сын.
Дрессировщик молчал, хотя внутри него все кричало и ревело от чувств, затопивших сердце. Здесь была и злость за то, что Кьолия, его полуночный цветок, смысл его глупой и никчемной жизни, обманула его. И недоверие, потому, что словам женщины невозможно поверить, она не могла скрывать от него его ребенка, его плоть и кровь. И любовь, ведь он до сих пор любит эту глупую эльфийку, эту необыкновенно красивую и страстную неземную женщину. И гордость за то, что его род продолжится. И стыд за то, что не догадался обо всем с самого начала. Но как было не поверить той, которую любишь всем сердцем, чьим словам веришь, чьими поступками любуешься, чьей отвагой и мудростью восхищаешься?
- Ты же сказала, это ребенок от другой твоей связи с человеком, - тихо произнес Дагар.
- Ты - мой единственный смертный.
- Кьолия!
Дрессировщик протянул руку к лицу женщины, но та отстранилась.
- У меня мало времени, Дагар. Ты не эльф, и не сможешь поддержать нашу магическую связь, а мои силы скоро иссякнут.
- Ты пришла, чтобы сказать, что Элиот - мой сын?
- И чтобы предупредить тебя. Когда эльфам исполняется сто лет, они получают предсказание от вещей звезды Diehaan. Мне было предсказано родить от человека ребенка, который изменит судьбу старшего народа. Мой сын взойдет на престол Ил'лэрии и узаконит браки со смертными. Это будет первым шагом к выхолащиванию. Страну заселят полукровки, постепенно эльфы выродятся. Магия исчезнет.
По спине Дагара пробежали мурашки.
- Я никому не сказала о своем предсказании в надежде на то, что Diehaan ошиблась, но звезда не ошибается. Эл'льяонт жил со мной до совершеннолетия, пока я могла его защитить, и пока земля Ил'лэрии его охраняла, но когда прошел его сотый день рождения, мой мальчик остался без защиты.
- И ты позвала меня.
- Я отдала его, чтобы его защитить, - грустно произнесла Кьолия. - Никто не защитит человека лучше, чем родной отец, особенно, если этот отец - дрессировщик драконов.
- Я думал, ты хотела, чтобы у пацана была профессия, ведь ты обманула меня с его и-ши! Ты сказала, будто Элиот луноликий.
- Прости меня за ту ложь. Я не могла тогда рассказать тебе правду.
- Тогда зачем рассказала сейчас? - Дагар все еще не мог поверить в то, что не спит. - Ты хочешь забрать своего... нашего сына?
- Я хочу его защитить. Правитель Гланхейл узнал о моем предсказании и о том, что многие из наших соотечественников станут выхолощенным. Он ищет нашего сына, чтобы... убить.
- Один человек не может изменить историю народа, - негромко произнес Дагар.
- Может, - ответила Кьолия. - Иногда один человек может решить очень многое. Береги его! Умоляю! Ради меня! Ради нашего прошлого! И ради себя!
Сияние стало тускнеть. Женщина протянула руку и коснулась щеки дрессировщика.
- Ступайте в Арканы, найдите там пещеру рядом с большим месторождением тильдадильона, и эльфы не смогут вас обнаружить.
- Но... - Дагар не находил слов, чтобы выразить все, что думал и чувствовал.
- Живите там, пока не придет время, и пока Эл'льяонт не решит исполнить свое предназначение! Khala eriler liehn. Да благословят тебя боги!
Эльфийка исчезла, сияние погасло.
Дагар дотронулся до щеки, которой минуту назад касалась та единственная, которую он любил в своей жизни, и медленно побрел к двери.
Вот оказывается, какими бывают неожиданности. Тут сравнением с дерьмом дракона, упавшим на голову, не ограничишься. Это как будто идти по широкой ровной дороге и вдруг обнаружить, что летишь в пропасть. Это как будто думать, будто видишь солнечный свет, и в момент ослепнуть, узрев истинное солнце. Это как будто жить, зная, что впереди лишь старость и одиночество, а потом получить в подарок сына.
Дагар высморкался в полу плаща и подошел к комнате, где спали плотник и маленький эльф. В его глазах двоилось от непонятно откуда взявшихся слез, а зрение, после яркого свечения, сопровождавшего появление Кьолии, никак не хотело привыкать к полумраку.
Дрессировщик тихонько открыл дверь и на ощупь прошел внутрь. Ему хотелось увидеть Элиота, немедленно, пока бешено колотящееся о ребра сердце вновь не превратилось в каменную глыбу. Хотелось посмотреть на спящего ребенка, чтобы узнать, что он будет чувствовать, сознавая, что смотрит на собственного сына.
Янек спал, раскинув руки и ноги так, что те свешивались с кровати, и Дагар едва не коснулся босой ступни плотника. Когда же его глаза немного привыкли к темноте...
- Зловонная пасть поганого Ярдоса! - вскричал мастер. - Где мальчишка?!
Кровать Элиота была пуста.

* * *


Фархат отказывался верить тому, что видел. Перед ним стояла живая легенда, старик, чье имя внесено в летописную историю много сотен лет назад, величайшая загадка своего времени, существо, вырвавшее свое тело из Арканских рудников, чтобы отдать душу Ярдосу, первый дрессировщик драконов, Вильковест. А позади него, склонив сахарную голову, на ограждении крыши сидел его питомец, огромный дракулус вульгариус, белый дракон.
- Поговорим во дворце, - предложил Фархат, опасливо косясь на чудовище.
- Как будет угодно моему королю, - поклонился старик. - С этого момента мы ваши покорнейшие слуги.
Правитель Сартра кивнул и направился к лестнице. Ему не хотелось поворачиваться спиной к сумасшедшему старику, но показывать слабость и трусость перед лицом укротившего дракона хотелось еще меньше. Фархат мысленно выругался. Придя на крышу, он потушил свечу, единственное, что могло осветить дорогу, и теперь ему приходилось нащупывать в темноте каждую каменную ступеньку.
- Король не видит в полумраке, - прошептал позади Вильковест, и по спине Фархата побежали мурашки. - Позвольте...
Сартрский правитель обернулся и зажмурился - на ладони старика вспыхнул огненный цветок, изящная дендрония, символ сартрских династий.
- Я приглушу свет.
Король открыл глаза, и увидел, что горящая дендрония сияет уже не так ярко.
- Протяните руку, мой король, и возьмите ее.
- Благодарю, - холодно ответил Фархат, замирая от ужаса, - мне и так все прекрасно видно.
- Не бойтесь, - старик схватил его величество за руку и буквально всучил мужчине огненный цветок. - Вильковест и Гаргхортсткор никогда не причинят вам вреда.
Дендрония горела живым пламенем, но не обжигала, Фархат вообще не чувствовал никакого тепла. Он держал цветок на вытянутой руке как можно дальше от лица, чтобы не опалить волосы и смотрел на старика.
- Ты обладаешь магией. Но почему? Ты эльф?
- Нет. И даже не полукровка. Я все расскажу, мой король, но позже. Пойдемте.
Король послушно повернулся и продолжил спускаться по лестнице. Он чувствовал себя не очень хорошо, но определить, что не так, затруднялся. Его словно парализовало, но он двигался, мысли не слушались, но он мог думать.
Фархат отвел ночного гостя в библиотеку, рассудив, что вести могучего мага в тронный зал не слишком вежливо. Он опустился в кресло и жестом приказал Вильковесту последовать его примеру.
- Благодарю, мой король.
Старик хлопнул в ладоши, и дендрония исчезла, зато зажглись свечи и масляные лампы на стенах и письменном столе у стены.
- Я восстал из мертвых, чтобы помочь вам осуществить вашу давнюю мечту - завоевать соседние королевства и взойти на трон объединенных земель, - негромко произнес старик. - Знаю, мой король пытался захватить Миловию, но ваши силы с Иженеком, миловийским правителем, равны, а союзников нет. Возможно, вы придумали, как его обойти, но, уверен, путь этот труден и не гарантирует результат. Я предлагаю свой вариант. Если мой король примет нашу с Гаргхортсткором помощь, он покорите весь Аспергер, включая земли эльфов.
Фархат кивнул.
- Заманчивое предложение. Но прежде чем его принять, я должен услышать, как ты собираешься мне помочь, и что потребуешь взамен.
- Как разумный человек, - улыбнулся Вильковест, - мой король не верит в доброту и бескорыстие.
- Планы по захвату мира сложно назвать добрыми, - парировал Фархат.
Старик склонил голову.
- Моя помощь стоит дорого, но не дороже того, что вы будете готовы заплатить. Мне нужна часть вашей славы. Хочу, чтобы каждый знал, кто помогает королю Сартра.
- А деньги?
- И деньги, разумеется. Не волнуйтесь, я не запрошу многого, мне просто требуется свой клочок земли, скажем, одно из Южных владений Миловии, свой замок, слуги и годовой доход в размере, достаточном для безбедного существования.
Фархат нахмурился. Требования, изложенные Вильковестом, нельзя отнести к разряду невыполнимых, наоборот, они подозрительно скромные и не соотносятся с тем, что старик даст взамен. Если, конечно, ему есть, что предложить.
- Мой король задумался?
- Твой король сомневается в честности своего подданного. Уж прости.
- Понимаю, - старик прищурился, - вам нужны гарантии того, что, воспользовавшись вашей помощью, я не займу трон сам. Не волнуйтесь, я предоставлю их вам, причем такие, что исчезнут последние причины для сомнений. А сейчас я расскажу кое-что.
Фархат сцепил пальцы в замок и откинулся в кресле, приготовившись слушать сказку. Не то, чтобы он не верил Вильковесту, просто сидящий напротив него старик казался призраком, наваждением. Возможно, король просто заснул или потерял сознание, и все происходящее ему кажется. Однако видение получалось забавным. Возможно, валяясь в беспамятстве возле голубятни, при помощи выдуманного волшебника, он решит проблему завоевания земель. Старика стоило послушать.
- Начало моей истории вы знаете, - начал Вильковест. - Ровно до момента моей гибели, люди не переврали ни единого слова. Я действительно сбежал из Арканских рудников, приручил дракона и некоторое время бродил по Аспергеру, пытаясь заработать грабежом и выступлениями. Трижды меня пытались убить, ведь осужденный на работы в рудниках, все равно, что осужденный на смерть, а я избежал смерти. К счастью, Гаргхортсткор ни разу не ошибся и спас меня.
- Дракон тебя спасал? - удивился Фархат.
Старик кивнул и продолжил повествование:
- Поняв, что покоя мне не видать, я укрылся в Арканах, но связи с миром не потерял, ведь мой дракон летает повсюду. Так я узнавал последние новости, в том числе и о войне, которую мой король вел с Иженеком. Я понял, что пришло время перемен, и восстал из мертвых. Мои гонители давно сгнили в земле, а я, благодаря связи с Гаргхортсткором, практически бессмертен.
- Ближе к делу, - поторопил Фархат. - Чем ты можешь помочь своему королю?
- Прежде всего, предоставлением сведений, которые вы ни от кого больше не получите. Тайных сведений, которые и послужат ключом к объединению земель. Вы развяжете войну, но первый удар нанесете не по Миловии и даже не по Ви-Элле, поставляющему медь для оружия, а по Ил'лэрии. Получив поддержку эльфов, вы легко покорите весь Аспергер.
- Ты сошел с ума! - король поднялся с кресла. - Открытое выступление против эльфов обречет войско на гибель. Старший народ обладает магией и может уничтожить целую страну!
- А если эльфы перейдут на вашу сторону?
Фархат рассмеялся. Видимо, за столетия, проведенные в Арканах, Вильковест окончательно сошел с ума.
- Эльфы никогда не свяжут свою судьбу со смертными.
- Вы ошибаетесь, мой король! Свяжут! И я покажу вам человека, благодаря которому это произойдет.
Вильковест тоже встал с кресла и поднял руки. Фархат внутренне сжался, он понял, что сумасшедший старик вновь собрался колдовать. Но если за долгие годы одиночества он потерял рассудок, вполне может статься, что он потерял и сноровку...
Колдун между тем очертил в воздухе прямоугольник, будто обводил невидимую дверь, и зашептал заклинание. Лампы, стоящие на столе, поднялись, подплыли к старику и взорвались. Масло брызнуло во все стороны и вспыхнуло. Вильковеста окутало пламя.
Фархат вскрикнул и отшатнулся, а колдун даже не поморщился. Он продолжал бубнить непонятные слова на незнакомом языке, и делать сложные пассы.
Пламя изменило цвет, из яркого оранжево-красного стало белым, а потом голубым, и переместилось. Теперь холодный огонь не касался Вильковеста, и горел в воздушном прямоугольнике, не выходя за рамки, очерченные колдуном.
- Смотрите, мой король!
Фархат сделал шаг вперед. Пламя вновь изменило свойства, некоторое время всполохи казались прозрачными, а потом явили картину: темный квадрат, освещенный тусклым магическим светом, в центре которого спал ребенок. Лысый мальчик, лет десяти, лежал на каменной плите, положив руки под щеку, и тихонько посапывал.
- Это не просто мальчик, - произнес старик, любуясь ребенком. - Это полуэльф. Именно ему суждено стать новым правителем Ил'лэрии, и если мы подчиним его волю своей, старший народ склонит перед вами голову.
- Откуда ты узнал про него? - прошептал Фархат.
- Когда-то давно я оставил в землях эльфов частичку своей магии. Звезда Diehaan, которой эльфы доверяют свою судьбу, разговаривает не только со старшим народом.
Фархат посмотрел на ребенка, потом на Вильковеста, и кивнул. Старик не спятил. Невозможно сойти с ума до такой степени.
- Я принимаю твое предложение, - произнес король. - А теперь, расскажи все в подробностях.

Глава 9

Похищение


- Зловонная пасть поганого Ярдоса! Где мальчишка?!
Янек вскочил, и чуть не свалился с кровати. Он думал, что проспал, но в комнате было темно, а значит, солнце еще не встало.
- Мастер?
Возле кровати ребенка стоял Дагар и едва не рвал на себе волосы. Постель Элиота была пуста, хотя его одежда висела на том же гвозде, на который мальчик повесил ее вчера вечером.
- Где Элиот?! - взревел дрессировщик.
- Наверное, вышел во двор, - пожал плечами Янек.
- Я сам только что оттуда! Где он?
Мастер он подошел к Янеку вплотную и навис над ним, словно учитель над провинившимся подмастерьем. Его глаза сверкали такой яростью, что молодой человек невольно отстранился.
- Он, случайно, не говорил, что хочет сбежать? - спросил Дагар, и в голосе его слышалась угроза.
- Нет, - Янек поднялся и надел рубашку и штаны. - Точно не говорил. Он не хотел убегать, не мог. Последнее желание его матери...
- Я знаю, что сказала ему его мать! Куда он делся?!
Дагар сплюнул и выскочил в коридор. Янек обулся и выбежал следом.
Происходило что-то странное. Зачем мастеру ночью понадобился Элиот? И где, на самом деле, ребенок, если его нет во дворе? Может быть, мальчик решил погулять по ночному городу, во что верится с трудом, а может, его похитили, во что вообще не верится. Янек обязательно проснулся бы, ведь похитители не могли действовать абсолютно бесшумно. Или они выманили Элиота на улицу?
Дрессировщик направлялся на задний двор к Эргхаргу. Янек сделал бы то же самое. Только дракон мог сказать, что случилось с мальчиком - слух, зрение, обоняние, все чувства животного во много раз превосходят чувства человека.
- Это еще что такое?! - ошарашено произнес дрессировщик.
Янек вошел в ворота и с его губ едва не сорвался тот же вопрос. Эргхарг был на месте, но его клетку кто-то накрыл большим покрывалом.
Дрессировщик подскочил к клетке и дернул за конец ткани. Покрывало даже не шелохнулось. Дагар вцепился в материю обеими руками, уперся ногой в клетку и потянул. Ткань затрещала и порвалась. Мастер, не удержавшись на ногах, свалился на землю, увлекая за собой покрывало, неожиданно легко соскользнувшее с клетки.
- Зловонная пасть поганого Ярдоса! Что здесь происходит?!
Дракон выдохнул облако дыма и уставился на Дагара желтыми глазами.
- Где мальчишка? - спросил дрессировщик, поднимаясь. - Что, все демоны бездны тебя подери, тут происходит?!
Янек подошел к Эргхаргу и взялся за прутья клетки.
"Что случилось?" - мысленно спросил он истинно свободного.
Дракон отозвался сразу. Перед глазами плотника потемнело, и он почувствовал, что летит ввысь. Поднимается все выше и выше, а потом, словно наткнувшись на невидимую стену, падает на землю. В одно мгновение в его голову ворвались звуки, запахи, он понял, что заперт и не может выйти, что ткань, которую набросили на его клетку, ограничила его восприятие и лишила силы. Молодой человек услышал шаги, неровное, с присвистом, дыхание, и незнакомое доселе, но очень яркое и неприятное ощущение: присутствие другого дракона.
- Элиот не сбежал, - выдохнул Янек, когда Эргхарг отпустил его. - Мальчика похитили.
- Это эльфы, - Дагар отшвырнул покрывало. - Ткань заколдовали, а тебя временно оглушили, чтобы ты ничего не услышал.
- Зачем эльфам похищать полукровку? - плотник удивленно посмотрел на мастера. - Это не эльфы, это был человек. Но не один. Рядом с ним находился дракон.
Мастер застыл, а потом пнул валяющиеся у его ног обрывки материи.
- Я мог бы догадаться. Собирайся. Выезжаем немедленно. Эй ты, - обратился он к Эргхаргу. - Сможешь провести нас по следу похитителя?
Янек ждал. Он не знал, понял ли Эргхарг вопрос, и на случай, если тот решит заглянуть в его голову, представил яркую картинку: темно-зеленый дракон нюхает воздух, поднимается ввысь и летит, а внизу под ним черный человек на черном коне везет связанного Элиота.
Эргхарг медленно кивнул.
- Уходим немедленно, - бросил Дагар и пошел за вещами.

* * *


- Велите заложить карету, ваше величество, - произнес Вильковест, когда огненная прямоугольная дверь, за которой виднелся спящий эльф-полукровка, исчезла. - Черную, без гербов и прочих опознавательных знаков. Мы поедем инкогнито. Оденьтесь и захватите одеяло для нашего маленького пленника. Слуг с собой не берите, только кучера. И никакой охраны. Гаргхортсткор уничтожит любого, помыслившего покуситься на вашу жизнь, а если опасаетесь меня...
- Ты мог убить меня в первую же секунду, - поморщился Фархат и распорядился обо всем, о чем просил колдун.
Король переоделся, постаравшись выбрать в гардеробе самые простые вещи, и вышел к крыльцу. Старик уже сидел в карете.
- Я объяснил кучеру, куда ехать. Садитесь, мой король.
Фархат сел на алое бархатное сиденье кареты и плотнее задернул шторы. Масляная лампа, висевшая под потолком, светила тускло, и ее свет делал лицо сидящего напротив старика похожим на восковую маску покойника.
Карета тронулась.
Король поежился. Может, он сошел с ума, согласившись на авантюру восставшего из мертвых колдуна? Может, его рассудок больше не способен ясно мыслить, раз не видит в предложении Вильковеста подвоха? Может, все его поступки ошибочны, раз он так легко отказался от собственных логичных и тщательно выверенных планов и доверился незнакомцу с темным прошлым?
Нет. Сердце сомневалось, опасаясь обмана, а разум подсказывал, что старик вполне способен оказаться человеком, которого он так долго искал. Пусть не супругом Сиянки и не наследником престола, но помощником, сильным, разумным, хладнокровным и расчетливым союзником.
- Моего короля что-то тревожит? - оскалясь спросил Вильковест.
- Только одно, - Фархат отозвался не сразу, пытаясь на ходу придумать объяснение своей задумчивости, не выдавая действительных опасений. - Ты похитил полукровку, и эльфы будут искать его. Я не готов к войне с эльфами.
- Не волнуйтесь, ваше величество. Эльфы не знают, где их маленький будущий вождь, а когда узнают, будет поздно.
Фархат кивнул и отодвинул штору.
Он так задумался, что не заметил, как карета выехала из дворцовых ворот и миновала центр города. Мимо окна проплывали каменные двухэтажные домики зажиточных горожан.
- Куда мы едем?
- Это Кабатчиков квартал, - пояснил Вильковест. - Полагаю, мой король не заглядывал в эту часть города, важные государственные дела требуют неусыпного внимания и никак не связаны с обходом благополучных территорий.
- Я был здесь, - солгал Фархат. - Ты спрятал эльфа в центре города?
- В пригороде, - улыбнулся колдун. - Кабатчиков квартал заканчивается садами, а те переходят в пашни. Тереллах в пяти от последнего крестьянского дома расположена старая водяная мельница. Река, когда-то протекавшая по долине, пересохла, и мельницу забросили.
- Откуда ты знаешь такие подробности?
- Я наблюдал за вами, мой король. Не забывайте, с высоты драконьего полета все прекрасно видно.
Фархат поморщился. Слишком уж последнее предложение походило на угрозу. Колдун заговаривается. Еще возомнит себе главнее короля... Его величество сделал мысленную заметку при случае поставить старика на место, и решил не задавать лишних вопросов. Король знает все, а чего не знает, то не заслуживает его внимания.
Карета резво катила по гладкой булыжной мостовой, потом стала мягко покачиваться, проезжая по грунтовой дороге пригорода, и в конце запрыгала по кочкам. Фархат снова выглянул в окно и отодвинул занавеску. Ночью за городом гораздо темнее, чем в городе. Здесь не горят фонари, как на центральной площади, нет тускло светящихся окон домов, не спящих полуночников, как в Кабатчиковом квартале, только Луна, затянутая легкой дымкой перистых облаков, тускло светила с небес.
Водяная мельница выросла на горизонте внезапно - карета повернула, и король увидел черную громаду, на покатой крыше которой сидел дракон.
Вильковест первым спрыгнул на землю и сделал Фархату знак оставаться на месте. Король с удовольствием послушался.
Колдун сделал сложный пасс, дракон слетел с мельницы и плавно опустился перед хозяином. Он находился так близко, что Фархат видел каждую чешуйку, светящуюся в темноте молочным светом, отраженным от Луны. Дракон был огромен. Гораздо больше кареты и немногим меньше мельницы. Вильковест на фоне зверя казался мелким и незначительным. Тем не менее, Гаргхортсткор слушался человека. Он сложил крылья, опустился на передние лапы и подставил старику локоть, чтобы тому было удобнее на него взобраться.
Присмотревшись, Фархат обнаружил на спине дракона седло. Похожее на конское, но более широкое. К седлу были приторочены две кожаные сумки, из которых колдун что-то достал и спрятал в складках подбитого волчьим мехом плаща. Правитель Сартра закрыл занавеску и приказал себе не думать ни о чем плохом. Если бы спятивший старик хотел причинить ему вред, то выбрал бы для этого более простой способ.
- Мой король может выходить! - донесся снаружи голос Вильковеста.
Фархат придвинулся к дверце, ожидая, что ее откроют, но кучер почему-то не спешил на помощь его величеству. Король сам распахнул дверь и спустился на землю.
- Простите, мой король, - поклонился Вильковест, придерживая края плаща, - кучер временно нейтрализован.
- Временно что?
- Временно усыплен. Я не хотел, чтобы его сердце остановилось при виде дракона. Нам еще обратно ехать.
Фархат посмотрел на козлы. Кучер спал, свесив голову на грудь, и негромко похрапывал.
- Он скоро проснется. Я отослал Гаргхортсткора, не бойтесь.
Старик распахнул дверь мельницы, пропуская короля вперед, а потом хлопнул в ладоши. Над головами пришельцев крохотными светлячками зажглись оранжевые шарики, освещая пространство.
Король еще никогда не был в столь странном помещении. По периметру мельницы тянулись валы, соединенные друг с другом зубчатыми колесами, они начинались у провала в полу, где раньше располагалось водяное колесо, и уходили вверх, к крыльям мельницы. По правую руку от входа находились огромные жернова, на которых, положив руки под щеку, спал ребенок, одетый лишь в короткие льняные штанишки.
Фархат подошел к полукровке и прищурился. Вживую мальчик выглядел совсем невзрачно. Не было ни единого признака того, что ребенок - будущий правитель эльфов, обычный крестьянский мальчик с человеческими ушами.
- Ты уверен, что он тот, кто нам нужен? - тихо спросил Фархат.
- Разумеется, мой король, - поклонился Вильковест. - Не сомневайтесь. Я вижу в нем силу. Слабую, но это настоящая сила эльфов. Я не ошибся.
- Тогда этот мальчик еще покажет себя, когда проснется.
Старик загадочно улыбнулся и извлек из кармана плаща изящную шкатулку, со всех сторон расписанную эльфийскими фразами.
- Откройте ее, - колдун протянул шкатулку Фархату.
Правитель Сартра с благоговением взял в руки старинную работу и поддел ногтем крохотный замок. Внутри на черном шелке лежала серебряная цепь, украшенная небольшими синими камнями.
- Это тильдадильон, - пояснил Вильковест. - Вы, наверное, слышали об этом камне.
- Он лишает эльфов их магии.
- Не только эльфов. Всех, кто ей обладает.
- И тебя?
- И меня. Поэтому я хранил это ожерелье в заговоренной шкатулке. Наденьте цепь на шею полукровке. Он не сможет ее снять, и не сможет воспользоваться своей силой.
Фархат подошел к спящему мальчику и осторожно надел на него цепочку. Она плотно обхватила шею ребенка, буквально присосавшись к коже.
- Что ж, - король выпрямился и посмотрел на Вильковеста. - Полагаю, ты привез меня сюда не только чтобы показать мальчишку?
- Мой король проницателен, - прищурился колдун. - Я намереваюсь предоставить вам гарантию того, что вы можете всецело доверять мне.
- Не знаю, какие гарантии ты можешь мне дать, - качнул головой король. - Я не верю клятвам.
- Я тоже, - Вильковест достал из складок плаща небольшой хрустальный флакон, в котором крохотными искорками сверкала сиреневая жидкость.
Колдун отвернул серебряный колпачок, и волшебное снадобье вылетело из флакона, собралось в шар и повисло между стариком и королем.
- Что это? - Фархат попятился.
- Это гарантия, мой король. Вы боитесь, что, помогая вам, я помогаю себе, что когда вы захватите земли, я убью вас и займу трон. Но я не претендую на власть. Я слишком стар, чтобы править, и слишком устал, чтобы взваливать на себя заботу об объединенных королевствах. Деньги и земли, которые я запросил за свои услуги - это действительно все, что мне требуется.
Колдун взмахнул рукой, и сверкающий сиреневый шар разделился на два шарика поменьше. Один из них подлетел к Вильковесту, другой - к Фархату.
- Это зелье свяжет наши жизни, - произнес колдун. - Я практически бессмертен, а вы... Гаргхортсткор раздавит вас одной лапой и не заметит. Этот чудесный напиток соединит наши жизни в одну и разделит отмерянное бессмертие пополам. Вы не умрете, пока я жив, а если умрете, я последую за вами.
Старик открыл рот, и сиреневый шарик снадобья подлетел ближе. Колдун вытянул губы трубочкой и всосал в себя сверкающую жидкость.
- Утром вы объявите меня своим советником, - произнес Вильковест, проглотив зелье, - а маленького эльфа - женихом вашей дочери. Только породнившись со старшим народом можно повлиять на решение их правителя. А если правитель и есть ваш зять... Открывайте рот, ваше величество.
Фархат послушался. Сиреневый сверкающий шарик подлетел к лицу его величества и завис. Фархат вытянул губы и коснулся прохладной поверхности. Зелье само втекло в его рот, нырнуло в желудок и растеклось по телу приятным покалыванием.
- Отныне, - улыбнулся Вильковест, - если я попытаюсь вас убить, умру сам. Если кто-то убьет меня, погибнете и вы. Не это ли самая лучшая гарантия честности?
Фархат покачнулся. От зелья или от открывающихся перед ним перспектив, у короля неожиданно закружилась голова.
- Посидите, ваше величество. Я возьму одеяло и прикажу кучеру перенести мальчика в карету. И не забудьте: отныне мы с вами одно целое!
Фархат кивнул. Разум ликовал в предвкушении воплощения заветной мечты, но сердце билось тревожно. Почему-то оно, глупое, считало, что король совершил большую ошибку. Самую большую ошибку в своей жизни.

* * *


Эргхарг ненавидел загадки, терпеть не мог, когда происходило нечто, чему его могучий разум не находил объяснения. А сегодня он столкнулся с настоящей головоломкой. Дракон никак не мог понять, зачем истинно свободному понадобилось похищать Элиота. Судя по мыслям луноликих, мальчика именно похитили. Какому здравомыслящему дракону потребовался эльф-полукровка? Да и вообще кто бы то ни было? Конечно, инициатива могла принадлежать таинственному незнакомцу, пахнущему старым волчьим мехом, и скорее всего так и было, но почему путешествующий с ним истинно свободный не воспротивился похищению?
Исстари драконы придерживались нейтралитета в отношениях между людьми и эльфами, между людьми и людьми и между эльфами и эльфами. Старший народ обычно разбирался со своими проблемами сам, не впутывая хомо обыкновениус или истинно свободных, а человек норовил втянуть в междоусобные войны всех, кто попадется под руку. Эргхарг неплохо изучил психологию людей и полностью разделял мнение мудрого Крхэнгрхтортха, который считал, что соблюдение нейтралитета - лучший рецепт спокойной совести и правильного пищеварения. За двести лет путешествий с Дагаром дракон убедился в этом.
Дрессировщик много раз пытался перетянуть Эргхарга на свою сторону, использовать его как аргумент в споре и наживаться на его присутствии, но дракон делал вид, будто все это его не касалось, и Дагару приходилось выкручиваться самому. В частности с помощью дракона мастер пытался завоевать сердце прекрасной эльфийки Кьолии, которой не требовался истинно свободный, чтобы разобраться в своих чувствах. Позднее дрессировщик силился надавить на маленького Элиота, чтобы тот, почувствовав вину перед драконом, согласился стать учеником дрессировщика. Другие, незначительные, случаи использования Эргхарга в споре или для достижения иных целей, исчислялись десятками, если не сотнями. В каждом городе Дагар норовил сбить цену за разрешение на выступление, угрожая драконьей расправой, на каждом постоялом дворе не забывал намекнуть на несносный характер зверя, хотя прекрасно знал, что даже если Дагара разденут до гола и заберут последний терелл, Эргхарг и кончиком хвоста не пошевелит, чтобы наказать обидчиков. Истинно свободные придерживаются нейтралитета. Но вот почему нейтралитета не придерживался ночной гость, большая загадка.
Эргхарг бесшумной тенью кружил над "Хромым кабаном", ожидая, когда Дагар и Янек соберут вещи, и слушал. Одним ухом - луноликих, другим ухом - ветер. Луноликих - чтобы узнать ответ на главный вопрос этой ночи, ветер - чтобы найти следы беглецов. Ни те, ни другой надежд не оправдали: луноликие не знали, почему дракон перешел на сторону человека, а ветер не приносил звуков крика маленького полукровки и запаха волчьего меха.
- Поедем налегке, - предупредил Дагар Янека где-то в глубине дома, - две лошади и кибитка, остальное оставим здесь на сохранении.
- И клетку? - спросил плотник. - А что скажете, если хозяин спросит, где дракон?
- Ничего не скажу, - зло ответил дрессировщик. - Одевайся, ступай вниз и возьми побольше еды.
Воздух пах ночью: прохладой и зарождающейся росой. Драконы, если захотят спрятаться, могут скрыть свой запах, но человеку такое не под силу, однако ничего даже отдаленно напоминающего волчий мех ноздри Эргхарга не чувствовали. Возможно, незнакомец не только знал о магии минерала, лишающего силы, но и сам обладал магией.
- Мастер, что вы имели в виду, когда сказали "я мог бы догадаться"? - спросил Янек где-то в глубине дома. - Вы знаете, кто похитил Элиота?
- Возможно.
Эргхарг прислушался.
- Эта тварь сказала, - произнес мастер, - что рядом с похитителем находился дракон, а значит, нам перешел дорогу соперник. Дрессировщик.
- Такой же как вы? - удивился Янек. - Вы знаете, кто он? Ведь дрессировщиков не так уж и много.
- Я знаком со всеми, - в голосе Дагара Эргхарг услышал раздражение. - И все они способны на подлость. Если кто-то из них узнал наш с Кьолией секрет, мог похитить мальчишку просто чтобы досадить мне.
- Какой секрет?
- Не твое дело.
- Не обижайтесь, мастер, но я не думаю, что исчезновение Элиота сильно вас расстроило.
- Расстроило! - рявкнул Дагар. - Теперь нам придется не просто отклониться от маршрута, но вовсе изменить планы! Этот мальчишка вечно все портит!
- Вот именно. Я думал, вы были бы рады, если бы он вернулся к матери.
- Раньше да, был бы рад.
- А что изменилось?
Ответа Эргхарг не услышал - мастер хлопнул дверью и заскрипел ступенями, спускаясь вниз по лестнице.
Мудрый Крхэнгрхтортх был прав: на людей нельзя рассчитывать. Их разум слишком ограничен и не способен охватить картину целиком так, как это делают драконы. Ни Дагар, ни Элиот не брали в расчет покрывало, усыпанное тильдадильоном.
Никакой дрессировщик не станет носить подобный артефакт в кармане, ведь в этом случае он лишится силы, а значит, и связи с драконом, а это грозит не просто окончанием карьеры, но и почти наверняка окончанием жизни. Истинно свободный, утративший свободу и, как Эргхарг, зависящий от и-ши луноликого, при потере доступа к наркотику, быстро сходит с ума. Пропуск первой "дозы" грозит ломкой, второй - лишением самоконтроля, третьей - развитием паранойи. Вот тогда дракон выходит из себя и уничтожает все вокруг. В том числе, и в первую очередь, луноликого. А дракон-похититель находился в прекрасном расположении духа. Он не лишался и-ши, и его разум был чист и ясен. Следовательно...
- Хозяин, просыпайся! Есть дело! - послышался громкий и требовательный голос дрессировщика.
- Ну чего еще!
Человек, которого мастер назвал "хозяином", говорил сиплым со сна голосом, и не собирался подниматься с кровати, лишь перевернулся. Эргхарг отчетливо услышал шорох гусиного пуха в его перине.
- Вставай! - Дагар вновь ударил в дверь. - Дело есть.
- Опять бузить будешь? - недовольно проворчал человек. - Никто к твоему дракону не подойдет! Спать иди!
- А ну вставай! - рассвирепел Дагар. - К дракону моему не подошли, зато он к тебе подойдет, если не откроешь дверь! Считаю до трех! Раз!
Эргхарг поморщился. Ну вот, опять дрессировщик угрожает его именем! И хоть бы кто усомнился в реальности угрозы, хоть бы один хомо обыкновениус попросил демонстрации, хоть бы один человечишка подумал "зачем дракону палить все вокруг?"! Нет, люди упрямо считают истинно свободных глупыми животными, впрочем, драконы тоже видят в хомо обыкновениус полуразумных.
- Мы уезжаем, - сообщил Дагар. - Немедленно. И оставляем тебе на хранение четырех коней и клетку.
- Клетку с... животным? - опасливо спросил мужчина.
- Нет, конечно, болван! Смотри за моими вещами хорошенько, не так, как за драконом! Иначе...
- Да, да, твой зверь тут все спалит. Надолго ли уезжаете?
- Пока не знаю, - огрызнулся мастер. - Вот тебе задаток.
- Э, нет! - затянул торг хозяин постоялого двора. - Тут хватит только на неделю, а если вы задержитесь?
- Ах ты, скотина! Я оставляю тебе четверку прекрасных коней, да еще и приплачиваю! Это ты должен заплатить мне!
- Интересно вы рассуждаете, господин хороший. За что же мне платить? За то, что ваши кони будут есть мой корм и занимать место на заднем дворе? За то, что моему сыну придется каждый день убирать навоз?
- Ты должен заплатить за мою уверенность в том, что по возвращении я обнаружу своих коней в целости и сохранности! - Дагар едва не скрежетал зубами от злости. - Знаю я вас, шелупонь! Утром же побежишь на базар продавать то, что тебе не принадлежит.
- С такой позицией, уважаемый, шли бы вы в другое место. Я человек честный!
- Ладно, - в голосе дрессировщика послышались нотки сожаления, однако они были такие тонкие, что уловить их могли только чуткие уши дракона. - Давай договоримся так. Ты покупаешь у меня коней, но когда я вернусь, я выкуплю их обратно и заплачу за постой.
- Вот это другой разговор, - обрадовался мужчина. - Почем ваши лошади, уважаемый?
Эргхарг хмыкнул. Вот на что люди тратят драгоценные минуты своей жизни. Их век короток, а они занимаются такими пустяками! Лучше бы подумали о том, что действительно важно. Неизвестный дракон, похитивший Элиота, не лишался и-ши, и его разум был чист и ясен, следовательно, обладатель тильдадильонового покрывала знал его секрет, умел укрощать опасный минерал и являлся великим волшебником. А таковых среди знакомых Дагара не числится. Как, к сожалению, и среди знакомых Эргхарга.
Дракон поднялся выше, чтобы принюхаться к воздушным потокам, перемещающимся с запада на восток, и втянул в себя воздух.
Да! Это след!
А похититель умен! Он сумел скрыть свой запах, запах луноликого и маленького эльфа, но, к счастью, не подумал о том, что тильдадильон тоже пахнет! Незнакомец прикасался к покрывалу, и его руки пропитались ароматом опасного минерала. Но нужно торопиться, запах едва ощутим, и скоро выветрится, а незнакомцы движутся очень быстро. Со скоростью... дракона.
О небо! Да что же это творится?! Истинно свободный несет на себе своего луноликого и маленького Элиота! Если бы мудрый Крхэнгрхтортх знал, он не одобрил бы поведение неизвестного, он бы удивился и пришел в ужас! Где это видано, чтобы истинно свободный позволил хомо обыкновениус сесть себе на шею?! И посадить туда же эльфа!
Эргхарг взревел.
- Это последнее предложение, - раздался в его ушах голос Дагара. - Слышите, мой дракон тоже недоволен.
- Ладно, - человек, которого мастер назвал "хозяином", вздохнул. - Я согласен. Оставляйте коней и поскорее возвращайтесь.
В путь! В путь!
Эргхарг нащупал Янека, который заканчивал запрягать коней, и потянулся к нему. Нужно торопиться и выехать немедленно, пока след еще свежий. Ну почему они медлят?! Почему не могут передвигаться быстрее?! Почему не способны оторваться от земли и взлететь?!
В голове плотника царил хаос. Эргхарг окунулся во внутренний мир хомо обыкновениус и, как всегда, почувствовал себя искупавшимся в грязи. Сколько мусора! Великий Крхэнгрхтортх! Сколько всего лишнего и ненужного! Человек не может сосредоточиться на главном, в его голове одновременно обитают десятки мыслей, решаются десятки никак не связанных друг с другом проблем, борются друг с другом десятки чувств...
Эргхарг внутренне вздрогнул и покинул голову плотника. Слившись на мгновение с луноликим, дракон почувствовал, что и сам на какое-то мгновение потерял контроль над собой. Надо же! Он беспокоится! Он волнуется! Он тревожится за полукровку! Это на него не похоже. Это похоже... на Янека.
О, мудрый Крхэнгрхтортх! Кажется, начинает сбываться и последнее твое предсказание! Кажется, это первый шаг к потере личности. А он-то, глупый, думал, что плотник слаб, будто в тандеме с хомо обыкновениус разум истинно свободного будет преобладать, что он сам станет влиять на человека, но не поддастся его влиянию!
О небо!
Эргхарг снова взревел и, сложив крылья, устремился к земле.
Сегодняшняя ночь не только подарила загадку, но и дала ответы на вопросы, которые дракон раньше не догадывался себе задать.
Если такой слабый хомо обыкновениус, как Янек, влияет на него, то что же с Дагаром? Личность мастера подавляет плотника, а значит, подавляет и Эргхарга! И на самом деле дракон изменился и уже не является тем, кем всегда являлся!
- Н-но! - крикнул дрессировщик и взмахнул кнутом. - Пшли! Н-но!
Эргхарг расправил крылья и резко изменил направление полета, чтобы не врезаться в требующую ремонта черепичную крышу "Хромого кабана".
Не хочу, решил он. Никаких перемен. Никаких изменений. Никакого разрушения личности. Свобода и разум - единственные вещи, о которых следует беспокоиться дракону, и если они под контролем, ничего страшного не произойдет.
Эргхарг поднялся выше и полетел, уверенно указывая людям направление, куда улетели похитители. Он спокоен. Абсолютно спокоен, равнодушен и рассудочен. Как всегда. Как когда-то. Он не потеряет себя. Ни один хомо обыкновениус не стоит этого. Ни один эльф. Ни один полуэльф. Ни один луноликий.

* * *


Последнее, что Эл'льяонт помнил, так это изменение своего сна. Милая сердцу мельница, где он провел почти все детство, неожиданно растворилась, превратившись в серый кисель, пахнущий диким зверем. Это было странно и необычно, ведь Эл'льяонт не хотел, чтобы сон прерывался или изменялся, и уж точно не думал о диких животных. Не просыпаясь, мальчик попытался мысленно вернуться в детство, но, странное дело, серый туман не рассеивался. Эл'льяонт потерял возможность управлять своими снами! Эльф шевельнулся, но проснуться не получилось. Вокруг него, перед глазами и, кажется, даже внутри головы, все было затянуто серым вонючим облаком.
Когда запах зверя рассеялся и глаза открылись, Эл'льяонт понял, что встревожился не зря. Вместо деревянного потолка над ним висел синий балдахин, вышитый золотыми дендрониями. Вместо старого колючего одеяла его окутывали атлас и шелк, вместо тесной комнатки постоялого двора "Хромой кабан", где едва умещались две кровати, его глазам предстала пышно обставленная спальня, в которой не побрезговал бы ночевать сам Гланхейл. Помимо кровати в комнате находился огромный комод из плисарового дерева, туалетный столик с сотней баночек, пузырьков и флаконов и большое зеркало. Под потолком висела огромная хрустальная люстра, а в окне, вместо прозрачного стекла, были вставлены цветные стеклышки, складывающиеся в картинку все той же дендронии.
Его похитили.
Эл'льяонт вскочил и подбежал к двери. Конечно, она оказалась заперта. Эльф приложил ухо к замочной скважине и прислушался. Он не знал, стоит ли поднимать шум, или лучше и дальше прикидываться спящим. За дверью кто-то громко сопел. Мальчик попятился и подошел к окну. Комната, в которой его закрыли, находилась в высокой башне. Эл'льяонт улыбнулся - похитители просчитались. Он сбежит из любой темницы! В его силах спрыгнуть и с большей высоты, ведь он обладает магией и знает заклинание, позволяющее замедлить падение и благополучно приземлиться.
- Дурачье! - шепнул эльф и подошел к комоду.
Перед побегом стоило что-нибудь надеть, ведь на нем, кроме коротких льняных штанишек, ничего не было.
Содержимое комода соответствовало богатству обстановки, однако не пришлось мальчику по вкусу. Вместо простых, не стесняющих одежду штанов, он нашел залежи разноцветных лосин, бесстыдно обтягивающих мужское начало. Вместо башмаков - изящные, но неудобные остроносые туфли на небольшом каблуке. Вместо холщовых рубах - шелковые сорочки с кружевными рукавами и воротниками. А уж о камзолах, расшитых золотыми нитками и настоящим жемчугом, и говорить нечего.
- Дурачье, - снова шепнул Эл'льяонт. - Ну как можно это носить?
Однако выбирать было не из чего. Мальчик наспех оделся и, не удержавшись, подошел к зеркалу.
- Тьфу.
Стройный молодой эльф превратился в тощего барчонка. Из-за узких лосин и неудобных туфель исчезли грация и легкость движений, а из-за огромного жабо уши стали казаться больше, чем они были на самом деле.
Камзол полетел на пол.
Эл'льяонт подошел к окну, распахнул створки, вскарабкался на подоконник и посмотрел вниз. Голова предательски закружилась. Раньше он прыгал с крыши дома, но эта башня была в три, а то и в четыре раза выше.
- Не советую, - раздался за спиной мальчика гнусавый голос. - Расшибешься.
Эльф обернулся. В комнату вошел, надо полагать, тот самый человек, что сопел за дверью. Охранник. Тщательно выбритый шкафоподобный субъект, одетый в темно-синюю армейскую форму. Эл'льяонт заметил погоны с непонятными знаками отличия, пристегнутую к поясу саблю, позолоченные ножны и начищенные сапоги. Пожалуй, пора уходить.
Не удостоив охранника ответом, Эл'льяонт вдохнул побольше воздуха и...
- Тебя лишили магии, - предупредил детина.
... и выдохнул.
- Пощупай шею, - посоветовал охранник и прислонился к косяку двери.
Эльф последовал совету и нащупал нечто странное, металлическое, чужое, однако так плотно прилегающее к коже, что казалось вросшим. Какое-то украшение, цепь или ожерелье.
Эл'льяонт опасливо покосился на незваного гостя и спрыгнул. Из-за неудобной одежды он вряд ли успеет добежать до окна, если детина вдруг рванет наперерез, однако прежде чем прыгать в неизвестность стоит узнать, что он нащупал на собственной шее.
Зеркало отразило круглые испуганные глаза и бледную кожу. Эл'льяонт прищурился и глубоко вздохнул, пытаясь успокоиться. Врагу нельзя показывать страх. Страх - это слабость, а слабость легко использовать в своих целях. Дагар часто пользовался этим приемом, чтобы заставить своего преемника делать то, что тот не хотел или не мог. Больше Эл'льяонт не был намерен попадаться на ту же удочку. Его не запугать.
Однако тонкие пальцы мальчика дрожали, когда расстегивали воротник. За всеми этими блестками, украшениями и кружевами он не заметил главного: серебряного ошейника с темно-синими камнями тильдадильона.
По спине Эл'льяонта пробежал холодок. Значит, его похитители знали, кто он такой и позаботились о том, чтобы лишить его магии. А значит, он попал в ловушку, и сбежать, пока на нем это украшение, не сможет.
- Надевай камзол, - довольно ощерился детина. - Его величество велели привести тебя, как только проснешься.
- Его величество?
- А ты что, знаешь кого-то еще, кто живет в таких хоромах? - усмехнулся охранник.
"Я сам когда-то жил в таких же", - чуть не проговорился мальчик, но вовремя прикусил язык. Если его пленили, чтобы получить выкуп, похитители просчитались. Пусть он внук крона - одного из самых богатых и уважаемых эльфов Ил'лэрии, злоумышленники ничего не получат. Дагар будет рад исчезновению лишнего рта, а мать отдала Эл'льяонта дрессировщику и вряд ли заплатит за его возвращение. Прекрасной Кьолии не нужна обуза в виде сына. Она молода, любит жизнь и мужчин, а мальчишка - лишь неуместное напоминание об ошибке столетней давности. Он всего лишь полукровка, побочный эффект позорной минутной слабости.
Эл'льяонт подобрал брошенный камзол, надел его и застегнул на все пуговицы.
- Меня зовут Тахир, - представился охранник. - Я лейтенант отряда драгун сартрской армии. Прекрасно обращаюсь с любым видом холодного оружия и очень быстро бегаю. Временно приставлен к тебе для охраны. Понял?
- Понял. Чего ж тут непонятного.
Тахир открыл дверь и пропустил мальчика вперед себя. Эл'льяонт покорно зашагал по коридору. Без сомнений, он находился в замке короля, а значит, за ночь перенесся из миловийского приграничья в столицу Сартра, Тротс. Каким образом, можно только догадываться, но без магии дело явно не обошлось. Неизвестный оглушил его и Янека заклятьем, обездвижил Эл'льяонта и перенес во дворец.
- Налево, - предупредил Тахир.
Мальчик свернул. Темный коридор без окон, освещенный чадящими свечами, сменился широким светлым проходом к покоям его величества или тронной зале. Другие помещеня с золочеными дверями, охранять не за чем, а возле этих которых дежурили два синемундирных молодых человека с военной выправкой.
Тахир дважды стукнул в дверь, и с той стороны донесся громкий голос незнакомого молодого человека.
- Эл'льяонт бесфамильный! Эльф-полукровка из сердца самой Ил'лэрии. Мал, да удал, тысячу тереллов за ночь проскакал.
Двери распахнулись, и Эл'льяонт понял, что ошибся - за позолоченными дверями находилась всего-навсего столовая. Но какая! Стены были затянуты белым атласом с вышитыми золотыми цветами. Между богатыми подсвечниками, стоящими на крохотных настенных полочках, висели великолепные пейзажи: упирающиеся в небо Арканы, бурные горные реки с голубой, как мечта, водой, плодоносящие фруктовые деревья и диковинные цветы. На потолке придворные художники изобразили райские сады богини Айши, златокрылых духов рассвета, дождя и радуги, и прочих персонажей религиозных верований людей.
В центре помещения стоял длинный стол, накрытый белой скатертью с эмблемами Сартра по краям, за столом сидел черноволосый мужчина в парадном королевском облачении, светловолосая девушка с изящной золотой короной и печальная дама, лицом походившая на юную принцессу. Юноша, представивший Эл'льяонта, был одет вовсе не в шутовской наряд, а в строгий костюм болотно-зеленого цвета. Он стоял рядом с мальчиком и легонько подтолкнул его вперед.
Эл'льяонт прошел к столу. Король, казалось бы, не заметил гостя, он сосредоточенно что-то жевал и думал о своем. Королева (ну кто еще будет сидеть по правую руку от короля?) смотрела на мальчика с жалостью, а наследница престола с любопытством.
- Зачем вы меня похитили? - спросил Эл'льяонт и поморщился.
В столовой, помимо жареного барашка, свекольной наливки, яблочных пирогов и свежей яичницы, пахло диким зверем. Сейчас, находясь в сознании, Эл'льяонт понял, каким именно: волком. Старым, больным, пыльным, мертвым волком. Мальчик заметил обладателя запаха только почувствовав аромат. Позади короля стоял высокий старик с злыми глазами и презрительно поджатыми бескровными губами. Его обезображенное ожогами лицо не смогли скрасить ни черный бархатный камзол, ни голубая лента, наискось пересекающая грудь, ни синие самоцветы, блестящие холодным светом на воротнике.
- Мальчик просит прощения, - зашипел старик. - Его мать не справилась с воспитанием и не научила сына кланяться.
- А твоя мать, - бесстрашно ответил Эл'льяонт, - видимо, не научила тебя, что похищать людей - это преступление.
Бледное лицо высокопарного старика побелело еще больше, отчего шрамы стали заметнее, а зеленые глаза прищурились, превратившись в щелки.
- Тахир! - произнес старик.
Эл'льяонт понял, что сейчас с ним произойдет какая-нибудь неприятность, вроде удара под колени, но король махнул рукой:
- Вежливость - не главное, главное - гордость. А в тебе, мой мальчик, ее с избытком. Садись за стол.
- Ты не ответил, - насупился Эл'льяонт, однако принял приглашение.
Гордость гордостью, но король может и голову отрубить.
- Меня зовут Фархат, - произнес его величество. - Ты, наверное, слышал обо мне.
"Не так много, как хотелось бы", - подумал мальчик, но промолчал.
- Я пригласил тебя во дворец, чтобы оценить. Моей дочери скоро исполнится восемнадцать, и она ищет себе достойную партию.
- Меня похитили, чтобы женить?
Эл'льяонт, ожидавший чего угодно, но только не этого, рассмеялся.
- Ничего смешного, - спокойно ответил Фархат. - Я пригласил тебя во дворец, чтобы ты помог мне исполнить давнюю мечту: примирить людей и эльфов. Ты станешь полукровкой, изменившим историю своей страны, а возможно, и всего Аспергера. Люди и эльфы больше не будут высокомерно воротить друг от друга нос, они станут не только торговать друг с другом, но и сотрудничать. Граница между людьми и старшим народом исчезнет, не будет тайной вражды, молчаливого презрения и ненависти, мы станем братьями. А ты - настоящим героем.
Эл'льяонт опешил.
- Ты серьезно?
Король кивнул.
- Ты ненормальный.
- Отнюдь. Я все предусмотрел и рассчитал, и вскоре ты сам в этом убедишься. А пока чувствуй себя гостем. Поживи во дворце, познакомься с Сиянкой, своей будущей супругой, и привыкай к роскоши. Отныне тебя будут окружать богатство и уважение.
Эл'льяонт открыл рот и не смог его закрыть. Он ошалело посмотрел сначала на сумасшедшего короля, потом на порозовевшую принцессу, а потом на старца, пахнущего диким зверем.
Кажется, его ждет нелегкая жизнь.

Глава 10

Иногда чудеса все же случаются


Янек мучился бездельем. Элиота похитили, а он ничего не мог сделать, чтобы помочь мальчугану, даже подхлестнуть лошадей. Дагар сам сел на козлы и все утро до ушей плотника долетали его ругательства и свист кнута.
Будь воля Янека, он отправился бы на поиски эльфа верхом, но молодой человек понимал, что его нетерпение не принесло бы ничего хорошего. Судя по тому, что Эргхарг с большим трудом улавливал запах Элиота, мальчик уже очень далеко, и спеши - не спеши, путешествие растянется не на один день, а может, и не на одну неделю. Верхом они с Дагаром быстро устали бы, им потребовались бы более частые и долгие стоянки, и преимущество скорости оказалось бы не таким уж и большим. К тому же за двести лет путешествий по Аспергеру у дрессировщика накопилось множество вещей, расставаться с которыми он наверняка не пожелал бы. Поэтому Янек сидел в кибитке, изредка выглядывал наружу и мучился.
Вопреки опасениям плотника, кибитка ехала не по степи, а по достаточно широкой и хорошо утоптанной дороге. Янек взглянул на карту, и понял, что они направляются к Сартру, соседнему королевству, которым правит воинственный король Фархат. Впереди их ждет путешествие через лес, а затем переход через условную границу. Местность просматривается сартрскими дозорными со сторожевых вышек, разбросанных по территории, но их вряд ли остановят - для Эргхарга границ не существовало, а два путешественника не представляют ни опасности, ни интереса.
Янек бросил последний взгляд на кружащего высоко в небе дракона, и лег на матрас Элиота.
Если Дагар и знал, кто похитил мальчика, то ничего не сказал, но Янек подозревал, что мастер не уверен в свих догадках. Слишком уж он удивился, когда понял, что похитители находятся в двух, а то и трех сотнях тереллов от "Хромого кабана" и удаляются с огромной скоростью.
- Они что, летят на драконе? - недоумевающее спросил дрессировщик, когда Янек снова обратился к Эргхаргу.
Это был первый раз, когда Янек увидел мастера растерянным.
- Наверняка сказать невозможно, - ответил плотник, - но скорее всего так и есть.
Янек вспомнил эти слова и представил хрупкую беззащитную фигуру эльфа, привязанную к телу дракона, и черный силуэт злобно смеющегося похитителя, подгоняющего истинно свободного хлыстом.
Летящий в небесах Эргхарг увидел картинку в голове плотника, и, фыркнув, мысленно потянулся к Янеку. Молодой человек расслабился, и его голову тут же населили образы. Дракон сообщил, что до сего дня ни один дрессировщик не сумел договориться с истинно свободным и надеть на него седло. Либо похитивший Элиота дракон сошел с ума, либо прошлой ночью захудалая каморка "Хромого кабана" стала свидетельницей использования магии огромной силы.
Эргхарг отвлекся, и плотник невольно почувствовал пустоту. Он начал привыкать к такому способу общения и даже находил его удобным. Если бы люди общались друг с другом напрямую, неопосредовано речью, недопонимания стало бы меньше.
Поначалу Янек испытывал неудобство от вторжения в собственные мысли, он стеснялся того, что Эргхарг может увидеть в его голове, смущался своих желаний и воспоминаний. Но дракон не смеялся над человеческими слабостями, плотник не чувствовал в душе дракона иронии или снисхождения, только холодное принятие. И это Янека полностью устраивало. Эргхарг принимал его таким, какой он есть. Теперь молодой человек гордился своей связью с драконом. Огромный зверь, представитель истинно свободных счел его, простого плотника, достойным того, чтобы делиться с ним мыслями и чувствами.
Янек тоже принимал дракона таким, какой он есть. Молодой человек много не понимал, но спокойствие, расчет, сознание собственной силы и значимости Эргхарга импонировали ему. У него не получалось относиться к жизни спокойно, его всегда мучили сомнения, сердце то тревожно замирало в ожидании неприятностей, которые так никогда и не происходили, то радостно билось в предвкушении приятных событий, которые так и не наступали. В голове мельтешили тысячи воспоминаний, образов, слов из прошлого, которые накладывались на нынешние ситуации и мешали. Теперь Янек отчетливо это понимал.
Он побывал в голове истинно свободного, почувствовал спокойную уверенность дракона, ощутил порядок и чистоту в его мыслях и даже оказался причастным к процессу размышления. И понял, насколько далеко хомо обыкновениус, как называли людей драконы, находятся от истинно свободных. Теперь Янек без опаски открывал свой разум Эргхаргу, наслаждался причастностью к идеальному существу и ощущал почти физическую пустоту, когда дракон отдалялся. Молодой человек сильно привязался к Эргхаргу, и скоро не сможет обойтись без его общества. Без полетов, без свободы, без холодного драконьего разума.
Плотник с удивлением понял, что удостоился особенного расположения Эргхарга, стал его фаворитом. Мастеру дракон ничего подобного не позволял. Дагар никогда не сливался с истинно свободным и даже не подозревал о богатстве души своего подопечного. Дрессировщик, вопреки всякой логике, считал дракона обыкновенным животным, все отличие которого от крупного рогатого скота состояло в обладании магией. Мастер мог ругаться на Эргхарга, мог говорить с ним, как с человеком, но относился к нему, как к лошади. Очень глупой лошади.
"Почему ты позволяешь ему так обращаться с собой?" - спросил Янек, зная, что дракон услышит его вопрос. Большую часть времени Эргхарг поддерживал мысленный контакт с плотником, не полноценный, тонкий, словно паутинка, практически не ощутимый, но прочный, и изредка посылал луноликому видения. Вот и сейчас, отвечая на недоумение Янека, Эргхарг показал ему картину.
Плотник увидел горы. Холодные каменные глыбы, подпирающие небо седыми шапками прошлогодних снегов. Увидел реки, стекающие с крутых склонов, собирающиеся в широкие потоки, прыгающие по камням и отбрасывающие во все стороны ледяные блики. Увидел горные травы с крупными красными и фиолетовыми цветами, тянущие головы к солнцу. Увидел останки человека, сквозь белые ребра которого пророс чертополох. Увидел призрачное, едва заметно колеблющееся лицо Дагара, мастер кричал, но звук его голоса сливался с шумом ветра и едва слышным бормотанием горной реки. Дагар не имел значения.
- Тпру! Стой! - донесся до него голос мастера.
Эргхарг исчез из его головы, и Янек с сожалением вылез из кибитки.
- Привал? - спросил плотник, оглядывая местность.
Кибитка остановилась на опушке леса, последнего отрезка дороги на пути к Сартру. Сегодня они точно его не преодолеют, но завтра почти наверняка покинут Миловию.
Эргхарг приземлился и послал Янеку картинку реки.
- Здесь есть вода, - произнес плотник. - Я напою коней.
- Позже, - Дагар направился к кибитке, - сначала дело.
- Какое? Единственное наше дело - догнать похитителей Элиота.
- Это не дело, а цель, - мастер чем-то громыхнул и выругался. - Дело - это твоя учеба.
Плотник скептически ухмыльнулся. Чему может научить его человек, не знающий своего дракона? За эти дни Янек узнал столько, сколько Дагар не узнал за все двести лет путешествий. Эргхарг сам покажет луноликому все, что требуется. Однако обижать дрессировщика плотник не собирался и промолчал.
Дагар вытащил из кибитки небольшой деревянный сундучок, запертый на маленький навесной замочек. Раньше Янек его не видел.
- Что там? - спросил он.
- То, что нам понадобится позже. Идем.
Дагар сунул сундучок под мышку и направился к лесу. Янек последовал за ним.
- Раз уж ты теперь мой ученик, - произнес дрессировщик, - я научу тебя всему, что знаю сам. Помнишь отвар, который я пил?
Янек содрогнулся, вспомнив белое, словно полотно, лицо Дагара, серо-зеленую жижу, булькающую в котелке, и отвратительный, вызывающий тошноту аромат.
- Этот отвар - необходимое условие твоей связи с драконом, он позволяет пополнить твою силу, и-ши. И-ши нельзя приобрести, но можно потерять, с этой силой рождаются, и если израсходовать ее до конца, то восполнить утрату уже не получится. Обычный человек не растрачивает и-ши, потому что эта сила восстанавливается, но дрессировщик отдает ее дракону. Эргхарг ненасытен, он выпивает ее быстрее, чем она достигает заложенного природой уровня, поэтому ты должен пить отвар каждую неделю, как лекарство.
Янек кивнул.
- Основной ингредиент, - продолжил дрессировщик, - корень мандрагоры. Это редкое растение, которому издавна приписывают магические свойства, но его единственное назначение - восполнение и-ши. Раньше мандрагору считали лекарством едва ли не от всех болезней и практически истребили. К счастью, это растение не капризное и может расти везде: в лесу, в степи, на берегах рек, и легко распространяется, поэтому если местность находится достаточно далеко от жилья человека, ты без труда найдешь то, что ищешь.
Дагар остановился и сорвал травку с крохотными белыми цветами и бледно-зелеными листочками.
- Это мандрагора?
- Это Ноготок младенца.
Мастер опустился на колени и поставил сундучок на землю.
- Здесь я храню лекарства. Цветок, который я сорвал, не нужен для зелья, но полезен, если необходимо вызвать рвоту. Понюхай.
Янек наклонился к цветку и втянул в себя воздух.
- Всемилостивейшая Айша!
Мелкий, с пшенное зернышко цветок, вонял как тысяча буйволов, искупавшихся в собственных испражнениях. Янек узнал запах - именно так пах отвар, который пытался выпить дрессировщик после того, как предложил плотнику стать его учеником.
- Мастер!
- Я добавил его для демонстрации, - пояснил Дагар и открыл сундучок. - И не приставай ко мне с этим.
Молодой человек спрятал улыбку и заглянул в сундук. К внутренней стороне крышки двумя кожаными тесемками крепился нож с янтарной ручкой, а в самом сундучке, разбитым перегородками на отделения, лежали сушеные травы, тщательно завернутые в тряпицы.
Мастер развернул одну и показал плотнику толстые бледно-желтые корешки, размером с палец.
- Этого хватает на месяц, но теперь нас двое, значит, нужно пополнить запасы. Я не был в Сартре, и не знаю, как скоро нам удастся найти время и подходящее место для поисков.
Дрессировщик завернул мандрагору в тряпицу и положил обратно в сундучок.
- Ищи растение с треугольными листьями, - посоветовал он. - Если найдешь, не рви, зови меня.
Янек направился вглубь леса. Легко сказать, "ищи растение с треугольными листьями"! Плотник никогда не интересовался травами, а теперь, внимательно присмотревшись к тому, на что наступал, понял, что почти все листья можно назвать треугольными.
Молодой человек остановился перед высокой, едва ли не по колено, кочкой, из которой торчали тонкие ветвистые побеги с треугольными листьями, и позвал мастера. Дрессировщик подскочил к плотнику, зацепился ногой за корень и едва не упал.
- Зловонная пасть поганого Ярдоса! - выругался Дагар. - Это Кукушкины слезы, олух! Ты что, никогда не видел Кукушкиных слез? Смотри дальше, осел! И внимательно!
- Вы хоть скажите, на что она похожа, эта ваша мандрагора!
- Она абсолютно не похожа на то, что ты нашел, - Дагар снял с штанины прицепившийся репей и пошел прочь.
Янек вздохнул. Будь он драконом, понюхал бы корешок и сразу понял, в какой стороне следует искать. А еще не стал бы обращать внимания на вопли дрессировщика, и не чувствовал бы себя так, будто его оплевали.
"Пусть сам ищет свою мандрагору, - решил плотник, - или покажет образец, иначе он до ночи будет упрекать меня в незнании того, что я знать не обязан".
- Иди сюда! - позвал Дагар, прервав размышления Янека. - Я нашел.
Мандрагора действительно ничем не походила на Кукушкины слезы. Это было невысокое растение с толстыми стеблями и темными треугольными листьями. Мастер опустился на колени. Он осторожно убрал лежащие вокруг мандрагоры сухие ветки и вырвал росшую рядом траву.
- Корни толстые, но хрупкие, - произнес Дагар, - обращайся с ними осторожно.
Дрессировщик вытащил из сундучка нож с янтарной рукояткой, воткнул его в землю и обвел вокруг мандрагоры, затем разрыхлил верхний слой и ладонями убрал сухую лесную почву, затем осторожно извлек из земли растение и отрезал стебель.
- Теперь их нужно помыть и высушить на солнце. Когда они приберут светло-желтый оттенок и съежатся, их можно заваривать.
- Заваривать или варить?
- Заваривать. Измельчить, залить кипящей водой и дать настояться.
- А отвар пить, конечно, нужно холодным.
- И без добавления Ноготков младенца, - подтвердил Дагар. - Еще вопросы?
- Если вы так не хотели брать меня в ученики, что устроили целую демонстрацию, - произнес Янек, - зачем взяли?
- Потому что у меня не было выбора! - рассердился дрессировщик. - Иди, ищи мандрагору, и постарайся управиться за час. Ты должен научиться видеть ее. И не возвращайся с пустыми руками!
Дагар положил выкопанный корень в сундучок и направился к месту стоянки, а Янек пошел вглубь леса. Он найдет мандрагору, ведь это нужно Эргхаргу, его и-ши нужна дракону, а значит, Янек будет стараться.

* * *


Сиянка была счастлива. Переодеваясь к обеду, она улыбалась своему отражению в зеркале и мысленно напевала веселую песенку. Мало того, что отец не стал ругать ее за разоблачение торговца Скогара, так еще и разогнал всех женихов.

Едва рассвело, и едва девушка успела проснуться, Фархат пришел в комнату дочери, опустился на край кровати и поцеловал ее в лоб.
- Я люблю тебя, - сказал он, - и хочу, чтобы ты была счастлива.
До сегодняшнего дня отец никогда не говорил ничего подобного! Но на этом сюрпризы не закончились.
- Я отправил гостей по домам, - продолжил Фархат. - Ни один из них не стоит даже твоего мизинца.
- Ты на меня не сердишься? - Сиянка не могла поверить своим ушам.
- Сержусь, но гораздо меньше, чем мог бы. Я не нашел для тебя супруга, но нашел себе помощника. За завтраком я представлю его вам с Лисерией.
Сердце девушки едва не выпрыгнуло из груди, она крепко обняла короля и прикусила губу, чтобы не закричать от счастья.
- Я так рада это слышать!
- Служанки помогут тебе одеться в лучшее платье, - улыбнулся Фархат. - Сегодня чудесный день, впереди нас ждет еще много приятных моментов. Не забудь о короне.

Ожидая, пока служанки закончат затягивать на ней корсет, Сиянка размышляла о последних словах отца. Может ли день, начавшийся с самого большого и, главное, приятного, сюрприза в этом году, продолжиться в том же духе? Обычно судьба всегда находит, чем подпортить настроение. В корзине, полной медовых яблок, обязательно найдется червивое, в пышном и дивно пахнущем букете обязательно попадется завядший цветок. Может, и сегодняшний день не исключение? Но сегодняшний день именно исключением и оказался.
Войдя в столовую, Сиянка поняла, почему отец настоял на лучшем платье и короне - за столом сидели не только отец и мать, но и ближайшее окружение его величества: графы, князья, военачальники, министры и их супруги. При виде наследницы престола приглашенные к завтраку поднялись и поклонились.
Сиянка, как и полагается венценосной особе, кивнула сразу всем и никому отдельно, и прошла к своему месту, по левую руку от отца.
- Прости за опоздание, - произнесла девушка.
Фархат подождал, пока дочь сядет, и поднялся. Негромкий говор, витавший над столом, стих, и десятки глаз устремились на его величество.
- Прежде чем начать завтрак, - произнес король, - я хочу представить вам моего помощника. Этот человек станет вторым лицом в стране, его приказы не обсуждаются. Относитесь к нему, как относились бы к моему преемнику.
Сиянка с любопытством посмотрела в сторону двери. Может быть, этот таинственный преемник и есть неприятный сюрприз, который испортит весь день? И Огюст почему-то не улыбался, как обычно, и не представил гостя со свойственной ему манерой подшутить. Он вообще не произнес ни слова, только отрыл дверь и поклонился.
В столовую вошел высокий старик, одетый в черный бархатный костюм с голубой лентой через плечо. На воротнике и рукавах поблескивали самоцветы, но ни они, ни богатое облачение не делали незнакомца красивым, его лицо безобразили жуткие шрамы от ожогов, но даже не будь их, Сиянке он все равно показался бы выходцем из преисподней.
Бабка, покойная королева Маргарита, говорила, что время накладывает на лицо человека отпечаток его дел. Чем старше человек, тем больше поступков совершает, тем четче проявляются на его лице следы совершенных преступлений и добрых свершений. Чтобы подтвердить свои слова, Маргарита провела внучку по картинной галерее дворца с изображением сартрских правителей, и рассказала о каждом. Сиянка хорошо запомнила негромкий старческий голос и усвоила урок.
Старик, которого отец взял себе в помощники, был плохим человеком. Его глаза смотрели холодно, морщины на лице складывались в маску жестокости, равнодушия и высокомерия. Может быть, именно такой человек и был нужен отцу, человек, не задумывающийся о доброте и нравственности, ведь Фархат не скрывал своих намерений относительно Миловии. Сиянка порадовалась, что ей не обязательно общаться с незнакомцем, она не будет сталкиваться с ним во дворце, если не захочет, не станет поддерживать светские беседы.
- Вильковест, - произнес Фархат имя незнакомца и сел. - Мой первый министр.
Старик поклонился, а Сиянка прикусила губу, на миг ей показалось, будто среди седых волос отцовского преемника ползают черви.
- Желаю здравствовать, ваше величество, - сказал Вильковест и прошел к столу.
К счастью, Фархат посадил его не рядом с дочерью, а на противоположном конце стола, подчеркнув тем самым высокое положение гостя.
- Приятного аппетита, господа, - произнес Вильковест.
Сиянка закашлялась и вдруг поняла, что за столом необычно тихо. Каждый раз, когда к завтраку или обеду отец приглашал особо приближенных, девушка была вынуждена наклоняться вперед, чтобы переброситься с матерью парой фраз, а сейчас она слышала, как на дальнем конце стола кто-то звякнул вилкой. И тишина была не просто данью вежливости. Сиянка безошибочно угадывала настроение людей, и почувствовала напряжение и тревожное ожидание. Большинство собравшихся смотрели в тарелки и бросали на королевского фаворита подозрительные или опасливые взгляды.
- Как добрались, Вильковест? - спросил Фархат.
- Благодарю, ваше величество. Прекрасно, - старик внимательно посмотрел на соседей и растянул белые бескровные губы в подобии улыбки. - Мой верный друг сейчас отдыхает.
- Следует ли нам озаботиться о пропитании Гаргхортсткора?
- Не беспокойтесь, мой король, он найдет, чем поживиться.
- Надеюсь, - улыбнулся Фархат, - мои поданные не станут жаловаться.
- Одной коровы ему хватит дня на два или на три, - подняв глаза к потолку, прикинул Вильковест.
Сиянка непонимающе посмотрела на мать. Может быть Лисерия знает, о чем говорит отец с этим странным старцем? Какой еще друг? Почему на него должны жаловаться? И при чем здесь коровы?
- С вашего позволения, мой король, - произнес новый королевский министр, - я бы хотел немного оживить сие сонное общество.
- Позволяю, - кивнул Фархат.
Вильковест взмахнул рукой, и столовая наполнилась музыкой.
- Вы маг? - подняла брови Сиянка, забыв о том, что не собиралась разговаривать с помощником отца.
- Я легенда, - улыбнулся старик.
Сидящий рядом с Вильковестом пожилой граф охнул и упал под стол.
- Лекаря! - крикнул кто-то.
- Нюхательную соль! Принесите кто-нибудь нюхательную соль!
- С ним все будет в порядке, - успокоил гостей Фархат. - Огюст, напомни мне наградить графа Таргоста орденом за сообразительность и выпороть за трусость.
Огюст поклонился, а король поднялся.
- Господа, советую вам перестать верить в совпадения. Перед вами тот самый Вильковест. Первый укротитель драконов.

Сиянка улыбалась, видя свое счастливое лицо в зеркале. День так и остался добрым и радостным. Солнце, проникающее в комнату через открытые окна, ласково грело кожу, из сада доносился тонкий сладкий аромат цветущего сада, щебетали птицы, и казалось, что отныне все и всегда будет хорошо. Отец на время забыл о своем намерении выдать единственную дочь замуж, полностью сосредоточившись на своем преемнике, и девушку это полностью устраивало.
Она слышала о Вильковесте немного, знала, что он разбойник, сбежавший из Арканских рудников и едва не погибший в горах, знала, что он приручил дракона и с его помощью отомстил обидчикам, что ходил по дорогам, грабя путешественников и сжигая целые деревни. Знала Сиянка и о том, что в конце разбойник превратился в обыкновенного шута, актера, укротителя, какие толпами бродят по Аспергеру, демонстрируя толпе свое мастерство. Правда его зверем был не медведь и даже не тузуар, а дракон - полумифическое существо, обладающее магией.
Несмотря на то, что легендарный Вильковест был скорее отрицательной фигурой, Сиянка ни капли не испугалась. Старик, которого отец взял к себе в помощники, был стар и немощен, и все, что умел - жалкие фокусы, доступные любому богачу, купившему безделушки, заряженные эльфийской магией. Наполнить зал прекрасной музыкой, сотворить из воздуха розу, переместить предмет, не прикасаясь к нему, все это может сделать и она, если купит соответствующий артефакт вроде берегитовой шкатулки, которая показала истинное лицо торговца Скогара. Так что в Вильковеста девушка совсем не испугалась и не поверила в его воскрешение.
Отца наверняка обманули, иначе Фархат не преминул продемонстрировать дракона, того самого, с которым дрессировщик путешествовал по свету. А разговоры о якобы драконе, которому якобы хватит одной коровы на три дня - чепуха, средство для запугивания поданных. Именно поэтому Сиянка не посчитала появление при дворе Вильковеста плохой новостью.
Когда с переодеванием к обеду было покончено, девушка спустилась в столовую. На сей раз отец с матерью сидели за столом вдвоем и кроме них в обеденном зале присутствовали только Огюст, по обыкновению дежуривший у двери, и Вильковест, стоявший за спиной короля.
- Помнишь, я обещал приятные сюрпризы? - улыбнулся Фархат. - Дрессировщик - далеко не последний мой гость сегодня.
Сиянка улыбнулась, но сердце предательски екнуло. Не бывает абсолютного счастья - человеку всегда чего-то не хватает. Не бывает абсолютно хороших дней - в бочке меда всегда найдется ложка дегтя. Девушка опустилась на свое место и приготовилась к худшему. Фархат сделал знак Огюсту, и бывший шут с поклоном представил очередного посетителя:
- Эл'льяонт бесфамильный! Эльф-полукровка из сердца самой Ил'лэрии. Мал, да удал, тысячу тереллов за ночь проскакал.
Настоящий эльф? Сиянка открыла рот и даже привстала, чтобы получше рассмотреть представителя старшего народа.
Двери распахнулись, и девушка разочаровано опустилась обратно на стул. На пороге стоял обычный мальчик, лет десяти или одиннадцати, одетый по последней столичной моде. Его уши оказались самыми обычными, человеческими, Сиянка хорошо их рассмотрела, потому что мальчик был лыс. Неужели отца снова обманули? Не может быть.
Огюст, до сих пор не избавившийся от шутовских привычек, скорчил рожу и подтолкнул мальчика. Эл'льяонт сделал несколько шагов к столу и остановился. Его движения были плавными, изящными, полные нечеловеческой грации. Сиянка невольно залюбовалась парнишкой и прикусила губу, чтобы не улыбнуться - улыбку ее высочества могли расшифровать неподобающим образом, ведь девушка улыбалась молодому представителю противоположного пола, что недопустимо, если они не представлены друг другу.
- Зачем вы меня похитили? - спросил Эл'льяонт и поморщился.
Похитили? Сиянка открыла рот. Эльфа похитили? Каким образом? И зачем?
- Мальчик просит прощения, - зашипел стоящий за спиной короля Вильковест. - Его мать не справилась с воспитанием и не научила сына кланяться.
- А твоя мать, видимо, не научила тебя, что похищать людей - это преступление, - парировал полукровка.
Бледное лицо высокопарного старика побелело еще больше, а зеленые глаза прищурились, превратившись в щелки. Сиянка не выдержала, и улыбнулась. Кажется, эльф тоже не испортит прекрасно начавшийся день.
- Тахир! - произнес старик, проглотив оскорбление.
Сиянка вздрогнула. Она не раз слышала имя лейтенанта отряда драгун, это был смелый, но жесткий человек, заслуживший особое благоволение короля бескорыстной преданностью и отвагой в боях. Девушка, удивленная появлением во дворце настоящего эльфа, даже не заметила Тахира, стоящего в дверях. Видимо, отец приставил его для охраны Эл'льяонта, а значит, мальчика действительно похитили.
Лейтенант шагнул к полукровке с явным намерением ударить того за неуважение, но отец махнул рукой:
- Вежливость - не главное, главное - гордость. А в тебе, мой мальчик, ее с избытком. Садись за стол.
- Ты не ответил, - насупился Эл'льяонт, однако принял приглашение.
- Меня зовут Фархат, - произнес отец. - Ты, наверное, слышал обо мне. Я пригласил тебя во дворец, чтобы оценить. Моей дочери скоро исполнится восемнадцать, и она ищет себе достойную партию.
Сиянка в который раз за день открыла рот. Эльфа похитили, чтобы женить на ней?
- Меня похитили, чтобы женить?
Кажется, для Эл'льяонта это тоже оказалось сюрпризом. Эльф рассмеялся. А вот Сиянке было не до смеха.
- Отец! - прошептала она, но Фархат смотрел только на своего гостя.
- Ничего смешного, - произнес он. - Я пригласил тебя во дворец, чтобы ты помог мне исполнить давнюю мечту: примирить людей и эльфов. Ты станешь полукровкой, изменившим историю своей страны, а возможно, и всего Аспергера. Люди и эльфы больше не будут высокомерно воротить друг от друга нос, они станут не только торговать друг с другом, но и сотрудничать. Граница между людьми и старшим народом исчезнет, не будет тайной вражды, молчаливого презрения и ненависти, мы станем братьями. А ты - настоящим героем.
Эл'льяонт опешил.
- Ты серьезно?
Король кивнул.
- Ты ненормальный.
- Отнюдь. Я все предусмотрел и рассчитал, и вскоре ты сам в этом убедишься. А пока чувствуй себя гостем. Поживи во дворце, познакомься с Сиянкой, своей будущей супругой, и привыкай к роскоши. Отныне тебя будут окружать богатство и уважение.
Сиянка умоляюще посмотрела на отца, а потом опустила взгляд. Фархат был непреклонен, переубедить его не получится и никакие ультиматумы не помогут. Он решил выдать ее замуж, и одну кандидатуру она уже отвергла. Второго шанса не будет.
С другой стороны... девушка посмотрела на Эл'льяонта... это не худший вариант. Даже если они действительно поженятся, у девушки будет лет пять до того момента, когда эльф станет претендовать на брачное ложе. К тому же этот лопоухий мальчик наверняка вырастет в высокого стройного красавца, и если Сиянка в него не влюбится, будет полной дурой.
Эльф сел за стол и взял вилку.
Что ж. Кажется, других сюрпризов не ожидается, и день действительно оказался приятным. Иногда чудеса все же случаются.

* * *


Ирлес Ландал не ожидал, что ему удастся поговорить с Кьолией, матерью мальчика, которого ему приказано найти, но эльфийка пригласила Ирлеса в дом.
Это было одно из самых уютных жилищ, в каких побывал крон, и одна из самых красивых женщин, которых Ирлес когда-либо видел. Высокая, стройная, гибкая, эльфийка казалась земным воплощением богини восхода. Серые глаза смотрели внимательно, но мягко, в их глубине таилось нечто очень важное, что Ирлес никак не мог расшифровать, и эта таинственность только усиливала почти физическое притяжение, исходящее от Кьолии. Крон не понимал, почему эльфийка жила одна, почему рядом с ней не толпились сведенные ее красотой с ума мужчины, и почему никто не сумел завоевать ее сердце.
Кьолия проводила крона в гостиную.
- Прости, что побеспокоил тебя, - смущенно произнес Ирлес.
Ему было не по себе. Кьолия смотрела на него открыто и смело, а ведь она знала, кто он и догадывалась, какую миссию поручил ему Гланхейл. Эльф чувствовал себя едва ли не преступником, явившись в дом женщины, чьего ребенка он должен убить. Тем не менее, долг есть долг, он обязан выполнить то, что поручил ему правитель. Ради себя, ради своей дочери, ради всех эльфов.
- Я понимаю, - произнесла женщина.
Кьолии, естественно, было неприятно принимать в своем доме палача, но она была истинной дочерью своего народа, и не считала возможным нарушить законы гостеприимства и не выдала своих чувств.
Ирлес опустился в кресло и осмотрелся. Обстановка в комнате ничем не отличалась от обстановки других богатых домов: тяжелые кресла с шелковыми подушками, богатые гардины, старинные комоды, ковры ручной работы, но во всем этом чувствовалось нечто особенное, не поддающееся объяснению, придающее комнате благоприятную ауру теплоты.
Кьолия смотрела на крона, ожидая объяснения причин его появления в ее доме, а Ирлес никак не мог собраться с мыслями. Он не думал, что ему будет так сложно начать. Да и с чего начинать? "Простите, Кьолия, я должен убить вашего сына, поэтому вы обязаны сказать, где он находится"? Крон не мог произнести эту фразу, хотя из всех фраз, заготовленных заранее, она была самой короткой и правдивой. Но долгие предыстории лишь отодвинут неизбежное. Кьолии придется ответить на вопрос, а ему придется его задать.
- Ты знаешь, зачем я здесь, - произнес Ирлес.
Эльфийка кивнула.
- И что скажешь?
- То, что должна, - спокойно ответила женщина.
В ее глазах горел холодный огонь мужества, хотя сердце разрывалось между долгом старшего народа и любовью матери. Крон не смог выдержать ее взгляд, и отвернулся.
- Не думай, что мне приятно...
- Задавай свой вопрос, Ирлес. Я дочь крона, и отвечу на него так, как должна. Мое сердце обливается кровью от сознания того, что на Эл'льяонта объявлена охота, и я всеми силами буду его защищать. Но на твой вопрос отвечу.
- Я обязан задать его по всей форме, - предупредил Ирлес.
- Разумеется, - кивнула Кьолия. - Но не думай, что я стану успокаивать твою совесть. Ты - убийца, посланный лишить жизни невинного ребенка! Я не буду тебе помогать, напротив, сделаю все, чтобы твои поиски окончились ничем, но отвечу на все вопросы, как полагается, и моя совесть будет чиста. - Женщина помолчала, а потом спросила: - А твоя, Ирлес? Будет ли твоя совесть чиста после нашего разговора? Сможешь ли ты спокойно спать, зная, что утром тебя ждет долгая дорога, конечной точкой которой станет самое отвратительное, самое мерзкое дело, какое только может совершить эльф? Ты убиваешь ребенка! Наследника силы и мудрости старшего народа!
Ирлес съежился от слов эльфийки, будто она ожгла его кнутом. Он верил в справедливость и честь, но еще он верил в долг. Его долг - выполнить приказ Гланхейла. Он меньше всего хотел причинять кому-либо боль и никогда не поднимал руку на ребенка, но старший народ в опасности. Его дочь в опасности. Может быть, убийство Эл'льяонта и не остановит начавшийся процесс выхолащивания старшего народа, но замедлит, а это стоит того, чтобы попытаться, чтобы пожертвовать одним ради спасения многих.
Крон посмотрел в глаза Кьолии и произнес все, что полагается произнести официальному лицу, обращающемуся за помощью к ил'лэрийцу:
- Ghallah toleo insentie shaan, fella illaha13. Обращаюсь к твоей мудрости, опыту и памяти.
- Hill ho dalenhet halaah14.
Кьолия опустилась на колени и протянула Ирлесу руки. Крон взял теплые ладони эльфийки в свои, и, стараясь не думать о том, каким противным кажется ей это прикосновение, обратился к источнику силы. То же сделала и Кьолия. Ладони эльфов засветились ровным белым светом, свидетельствующим об искренности говорящих.
- По приказу правителя Гланхейла я должен найти твоего сына, Эл'льяонта.
- Я знаю об этом.
- Где он? - спросил Ирлес, и его сердце дрогнуло.
- У меня нет сведений, нужных тебе, - с достоинством ответила Кьолия.
Крон замолчал. Он знал, что эльфийка ничего ему не скажет. Но свет истины не померк, не изменился, не дрогнул, а значит, Кьолия говорила правду. Да и не могла она солгать, когда к ней официально обращается уполномоченное лицо. Физически не могла. Наверное, он неточно задал вопрос.
- Где сейчас твой сын Эл'льяонт?
- Не знаю.
- Когда ты видела его в последний раз? - крон решил зайти с другой стороны.
- Четыре года назад.
- Что с ним случилось?
- Я попросила его покинуть Ил'лэрию.
- Куда он направился? - снова задал Ирлес вопрос, в надежде получить подсказку, где искать мальчика.
- Не знаю.
Крон помолчал. Обмануть Кьолия не могла, но она могла умолчать о чем-то важном, поэтому Ирлесу следовало найти нужный вопрос. И он его нашел.
- Твой сын ушел один?
Кьолия вздрогнула, ее лицо побледнело, пальцы похолодели. Крон понял, что эльфийка отдала бы многое, чтобы не отвечать на вопрос, но промолчать не могла.
- Нет. Он ушел не один, - обреченно произнесла женщина.
- С кем?
- С человеком.
- Ты отдала сыну незнакомцу?
- Нет, - эльфийка запнулась и сморгнула слезинку. - Он ушел с отцом.
Ирлес держал ладони Кьолии, и чувствовал, что они вот-вот выскользнут из его рук. Эльфийка держалась из последних сил, слишком тяжело ей было помогать крону, но не помогать она не могла.
- Эл'льяонту исполнилось сто четыре, - произнес крон. - Объясни, как его смертный отец может быть до сих пор жив.
- Он использует силу истинно свободных.
- Он дрессировщик? - удивился эльф.
- Да.
- Как его зовут?
- Мастер Дагар.
Крон мысленно вздохнул. Ну вот и все. Он получил сведения, необходимые для поисков мальчика, и быстро его найдет. Эльф-полукровка легко затеряется в любом городе, но спрятать дракона не получится. Ирлес найдет нужный след и выполнит приказание Гланхейла.
- Благодарю тебя за сотрудничество, - закончил эльф официальную часть и отпустил руки эльфийки. - Khala eriler liehn. Да благословят тебя боги.
Кьолия кивнула, принимая благословение, но традиционным ответом не воспользовалась, и Ирлес не смог ее за это осудить. Никакая мать не станет благословлять убийцу своего сына. Между тем совесть эльфийки была чиста. Она искренне ответила на все вопросы, ничем не воспрепятствовав выполнению повеления Гланхейла, но в то же время сделала все, чтобы осложнить Ирлесу задачу. Она позаботилась о своем сыне четыре года назад. Эльфийка знала, что грозит ее ребенку, и выслала его из страны, добровольно разлучилась с единственным сыном, чтобы уберечь Эл'льяонта.
- Я знаю, - произнесла Кьолия, провожая гостя до двери, - что ты можешь найти моего сына, Гланхейл сделал правильный выбор, поручив эту миссию тебе. Но я очень надеюсь, что твой путь и путь Эл'льяонта никогда не пересекутся. Чудеса иногда случаются.
Сердце крона замерло, на мгновение он представил себя на месте несчастной. Ни один родитель не должен пережить то, что переживала сейчас Кьолия, однако он выполнит свой долг.
Ирлес коротко кивнул и вышел из дома эльфийки. Теперь ему следовало связаться с правителем и пересказать ситуацию, а его самого ждет дорога. Чтобы выполнить поручение, ему предстоит отправиться на поиски полукровки, и поиски эти обещают стать самыми долгими и трудными за всю историю поисков пропавших эльфов.
Эл'льяонт обладает магией, небольшая сила у него есть, но ее недостаточно, чтобы попытаться связаться с ним или разыскать с помощью магии. Ни одно поисковое заклинание не сработает, полукровки не связаны с землей Ил'лэрии, она не защищает их так, как защищает старший народ, а значит, легких путей нет. Ирлесу предстоит сосредоточиться на дрессировщике и драконе. Он посетит крупнейшие города ближайших королевств, выяснит, кто из дрессировщиков и когда демонстрировал там свое искусство, и куда направился после. Затем попытается вычислить маршрут и отыщет Дагара, где бы он ни был. Но даже если случится чудо, и дрессировщик не спрятал сына в далекой глухой деревушке, крону очень повезет, если он хотя бы увидит Эл'льяонта. Мастер не даст сына в обиду, а дракон не даст в обиду мастера.
Ирлес миновал вишневый сад Кьолии, по широкой грунтовой дороге дошел до ручья, текшего через всю столицу, и опустил ладони в воду.
- Galaetna relellier poelia, заклинаю духов воды помочь мне. Гланхейл, откликнись!
Прозрачная вода ручья потемнела, однако правитель вышел на связь не сразу, и когда вышел, выражение его лица не предвещало ничего хорошего.
- Geliah anenala, - поприветствовал Гланхейла крон.
- Geliah anenala hilaan. Какие новости?
Правитель находился в саду и заглядывал в зеркало ручья. Его длинные светлые волосы были перетянуты сзади широкой белой лентой, но одна прядь выбилась из прически, что свидетельствовало о чрезвычайном волнении правителя - обычно Гланхейл не допускал небрежности. Именно поэтому на вопрос крон ответил:
- Обнадеживающие.
- Правда? - удивился правитель.
- Правда. Кьолия не знает, где сейчас ее сын, однако я выяснил, что он уехал не один, а с отцом.
- Со смертным? Разве он не умер?
- Он дрессировщик. Его жизнь продлевает истинно свободный.
Гланхейл нахмурился.
- Все еще серьезнее, чем я смел предположить. Если отец Эл'льяонта обладает и-ши, с большой долей вероятности эта же сила есть и у ребенка, а значит, он тоже станет мастером и наверняка постарается переманить на свою сторону дракона. И кто знает, сколько истинно свободных последуют за ним.
- Драконы никогда не вмешивались в дела людей и старшего народа.
- Ты верно заметил, - кивнул правитель, - в прошедшем времени: не вмешивались. Все меняется, ты сам видишь, что происходит. Не знаю, кто стал источником утечки информации, но среди эльфов начинается паника. Ее нужно остановить. Ты должен убить мальчишку, пока не произошло непоправимое. Немедленно отправляйся на поиски дракона, я же со своей стороны тоже приму кое-какие меры.
Ирлесу не понравился тон правителя, слишком уж воинственно тот произнес последнюю фразу, и крон уточнил:
- Что ты хочешь сделать?
- Я хочу уничтожить мальчишку. Я отправлю за ним отряд с особым поручением.
- С каким поручением?
Сердце Ирлеса застучало сильнее, он опасался худшего. Кажется, Гланхейл принял предсказание вещей звезды слишком серьезно, и забыл о том, что будущему правителю всего сто четыре года. С другой стороны, Ирлес может искать полукровку несколько лет, а сведений, в каком возрасте Эл'льяонт займет место Гланхейла, нет.
- Я не верю в совпадения, крон, - произнес правитель, - но верю в чудеса. Они иногда случаются, и ты можешь упустить добычу. Мой отряд не пропустит ни одного человека, они проверят всех. Так надежнее. Связывайся с ними раз в декаду и держи меня в курсе. Khala eriler liehn.
Лицо Гланхейла исчезло, вода ручья вновь стала прозрачной, и крон поднялся. Он тоже верил в чудеса, но на одно чудо не надеялся. Он не надеялся, что отряд, посланный Гланхейлом на поиски полукровки, который станет причиной поголовного выхолащивания эльфов, будет действовать мирно.

Глава 11

Ловушки


После обеда Эл'льяонт оказался предоставлен сам себе, правда свобода была иллюзорной, ведь его шею, скрытая пышным воротником, обнимала цепь с тильдадильонами, а за спиной, отставая максимум на терелл, шел Тахир.
- Чувствуй себя, как дома, - сказал Фархат, - будь гостем. Осмотрись, а позже мы поговорим.
Конечно, Эл'льяонт чувствовал себя не гостем, а пленником, однако он решил осмотреть замок. Если снять ошейник и воспользоваться магией для побега не получится, он найдет другой путь. Из каждого лабиринта есть выход. Минимум один.
На первый этаж Тахир пленника не пустил. Большая часть комнат на втором этаже замка оказалась закрыта на ключ, а те, куда Эл'льяонту удалось заглянуть, оказались покоями придворных дам или приемными залами, по которым сновали вездесущие слуги, вытирая пыль, поправляя занавески и перекладывая с места на место вещи. Прыгать же с более высоких этажей опасно, а по крышам можно перебраться разве что на сторожевую башню, в которой наверняка находится постоянный охранный пост.
Эл'льяонт вздохнул.
- Сбежать не получится, - предупредил Тахир, угадав мысли мальчика, - можешь даже не пытаться. На ночь тебя запрут в комнате, а днем я буду следовать за тобой, словно тень. Даже если отлучишься по нужде.
- Веселенькие перспективы, - произнес Эл'льяонт. - Тебе что, заняться больше нечем, кроме как меня охранять?
- Твоя охрана, между прочим, дело государственной важности, - заметил лейтенант драгун. - Хотя и плевое.
"Это мы еще посмотрим", - решил про себя мальчик, а слух произнес:
- Подскажи, где комната принцессы.
- Э, брат, шустрый какой, - засмеялся охранник. - К невесте тебе нельзя, она еще не совершеннолетняя. Вот потерпи три месяца, тогда и свадьбу справим. А до свадьбы, ни-ни!
Эл'льяонт фыркнул. Он не собирался покушаться на честь девушки, просто Сиянка показалась ему симпатичной. Мальчик заметил, как она фыркнула, когда он ответил мерзкому старику, пахнущему мертвым волком, значит, тот человек ей тоже не нравится. А если у них нашлась точка соприкосновения, вполне возможно, они подружатся. Ее ведь тоже никто не предупредил о предстоящей свадьбе...
Эльф круто повернулся и бросился к лестнице. Раз уж Тахиру приказано его охранять, пусть побегает, а он запрется в своей комнате. Там хотя бы его спину не будет буравить пристальный взгляд.
Лейтенант королевских драгун оказался хорошо подготовленным к бегу по крутым лестницам, и Эл'льяонту не удалось оторваться. Он подбежал к двери в свою новую комнату и дернул ручку.
- Тахир, - донеслось со стороны окна, - оставь нас.
- Слушаюсь, ваше высочество.
Громила щелкнул каблуками и отступил на два шага. В комнате Эл'льяонта стояла принцесса. На фоне яркого залитого светом окна он не сразу заметил хрупкую блондинку с упрямым подбородком, одетую в бледно-желтое платье. Мальчик закрыл дверь и улыбнулся, раздумывая, как ему следует вести себя с возможной союзницей, чтобы не оскорбить; принято ли в Сартре кланяться, или нужно целовать руку. Но Сиянка, видимо заметив нерешительность Эл'льяонта, махнула рукой.
- Называй меня на "ты".
Мальчик выдохнул и подошел к столу, на котором стояли два чайных прибора.
- Поговорим? - предложила принцесса и первая села на стул. - Ты, правда, эльф?
- Правда.
- У тебя есть магия?
Эл'льяонт кивнул и невольно потянулся к воротнику. Отчего-то ему не хотелось показывать девушке цепочку, обвивающую его шею. Он стыдился ее, хотя не был виноват в ее появлении. К счастью, доказательств Сиянка не потребовала, ограничившись невнятным хмыканьем, и задала следующий вопрос:
- Ты сказал, тебя похитили?
Эл'льяонт снова кивнул. Пока он не знал, что можно рассказать ее высочеству, а о чем лучше умолчать, поэтому ответил кратко:
- Я путешествовал по Миловии, заночевал на постоялом дворе, а утром проснулся уже во дворце. Полагаю, меня перенес старик, который за завтраком стоял за троном твоего отца. Я почувствовал его запах во сне, а потом понял, что не могу проснуться.
- Старик? - лицо принцессы приняло задумчивое выражение. - Значит, он действительно тот, за кого себя выдает. Никакие безделушки эльфов не могут за одну ночь перенести человека так далеко. Он волшебник.
- Старик - маг? Он что, эльф?
- Он дрессировщик, - поморщилась девушка. - Говорит, будто прилетел на драконе и что его зовут Вильковест. Ты слышал о нем?
- Немного.
Мальчик взял чашку чая, и заметил, что его рука едва заметно дрожит. Он испугался. И не без причины. Его похитил легендарный Вильковест! Восставший из мертвых первый дрессировщик! Теперь понятно, как Эл'льяонт очутился во дворце: либо старик каким-то образом превратился в могучего мага, либо заставил дракона перенести своего луноликого и его пленника по воздуху. Ни в первое, ни во второе не верилось, но вот он, Эл'льяонт, сидит во дворце в Тротсе и пьет чай с наследницей сартрского престола.
- Знаешь, Эл'льяонт, во дворце происходит нечто странное, - произнесла Сиянка. - Через три месяца я стану совершеннолетней. Отец решил выдать меня замуж и пригласил самых богатых и влиятельных людей Сартра и соседних королевств. Сегодня утром появился Вильковест, и король разогнал гостей по домам. Думаю, поженить нас, это идея старика.
- Я не гожусь в супруги принцессе! - воскликнул Эл'льяонт. - Я не умею управлять королевством и практически ничего не знаю о Сартре! И никогда не смогу сделать так, чтобы люди и старший народ перестали смотреть друг на друга как на возможных врагов! Почему похитили именно меня, а не сына Гланхейла, нашего правителя? Я даже не эльф, я полукровка!
Сиянка пожала плечами.
- Пока ты не поговоришь с моим отцом, ничего не узнаешь. Он пригласит тебя к себе, будь готов. И не болтай лишнего.
- Чего "лишнего"?! - мальчик стукнул кулаком по столу и поднялся. - Я не просил меня похищать! И жениться не хочу! С какой стати я должен сидеть здесь и делать вид, будто меня все устраивает?!
- Успокойся, - девушка подошла к Эл'льяонту и положила ладонь на плечо мальчика. - Я не виновата в том, что с тобой приключилось. Я о тебе даже никогда не слышала и тоже не хочу замуж. Но уж лучше ты, чем какой-нибудь Скогар.
Эл'льяонт дернул плечом, сбрасывая руку принцессы.
- Значит, ты согласна выполнять все, что скажет Фархат?
- Он мой отец. И король страны, в которой я живу.
- То есть, ты мне не поможешь?
Сиянка опустила глаза.
- Я ничего не могу сделать. Тебя будут охранять, а Тахира не проведешь. Используй магию.
- Я не могу, - Эл'льяонт снова сел за стол. - Должен быть другой выход.
Сиянка помолчала, а потом, оглянувшись на дверь, зашептала:
- Думаешь, мне нравится то, что происходит? Я тоже здесь только пленница и не имею права выбора! Считаешь, я с детства мечтала выйти замуж за человека, которого даже не знаю? Думаешь, мне никогда не хотелось самой принимать решения? Я сама себе хозяйка, но вынуждена подчиняться! Так что не смотри на меня, как на врага!
- Я не смотрю, - буркнул мальчик и отвернулся.
Он думал, что найдет поддержку, но принцесса ничего не может сделать и, кажется, не хочет. Неопытный десятилетний мальчик, каким видит его девушка, неплохая кандидатура в мужья. По крайней мере, Сиянке не придется терпеть рядом с собой какого-нибудь старика. Значит, спасение похищенных, дело самих похищенных. Ни на чью помощь в этом замке рассчитывать не следует, а вне замка у Эл'льяонта никого нет. Мастер Дагар вряд ли обеспокоится его исчезновением, дрессировщик наверняка подумает, что мальчик просто сбежал к матери, и не станет его искать. Все заботы Дагара теперь связаны с его учеником, Янеком, который хочет овладеть мастерством дрессировки. Бывший плотник настоящий ученик, нечета ребенку, которого заставляли заниматься драконом. А больше об Эл'льяонте беспокоиться некому. Только если случится чудо, и Эргхарг каким-то образом догадается, что маленького полукровку похитили, сообщит об этом Янеку, а тот уговорит Дагара отправиться в Сартр. Но даже в этом случае вызволить пленника не очень просто. Его охраняет не только лейтенант драгун королевской армии, но и Вильковест, и, может быть даже дракон.
Таким образом, надеяться не на кого. Эл'льяонт понял, что ему придется самому искать выход из дворца и придумывать, как избавиться от унизительного ошейника, который хоть и выглядел дорогим украшением, являлся цепью, связывающей его с людьми. Подумать только, хомо обыкновениус поймали эльфа! Гланхейл, узнай он об этом, смеялся бы до слез, а мать снова напомнила бы, что человеческой крови в нем ровно столько же, сколько крови старшего народа. Он полукровка, которого считают уродом и люди, и эльфы.
В дверь постучали. Эл'льяонт вздрогнул, и понял, что, задумавшись, не заметил, как Сиянка вышла из комнаты.
- Чего надо? - буркнул мальчик.
- Мне - чтобы ты сидел в этой комнате и не шевелился, - в дверях появился охранник. - А вот королю хочется с тобой побеседовать. Пошли.
- Не пойду.
- Тогда я тебя отнесу. А после вашей беседы, как следует выпорю.
- Я в два раза старше тебя, - сказал Эл'льяонт и на всякий случай взял со стола вилку.
- И в два раза глупее, - хохотнул лейтенант королевских драгун. - Ну? Идешь? Или будешь заставлять ждать человека, от которого зависит твоя жизнь?
- Иду.
- Вилку положи, - посоветовал Тахир. - Мой мундир не проткнешь, до шеи и глаз не допрыгнешь, только разозлишь. А меня злить не рекомендуется.
Эл'льяонт вздохнул, положил вилку и последовал за Тахиром.

* * *


Янек лежал на матрасе, где обычно спал Элиот, и мучился бездельем. Он не подозревал, что путешествовать так утомительно. Дагар снова сидел на козлах, подгоняя лошадей, Эргхарг парил в небесах, а бывшему плотнику, ныне ученику дрессировщика, оставалось только сидеть в кибитке и изредка выглядывать наружу. Впрочем, по ту сторону полога тоже не было ничего интересного. Они ехали через лес. Деревья росли так близко к дороге, что кибитка иногда задевала ветки. Изредка вспархивали потревоженные криками Дагара, мелкие птички, надоедливо зудели комары, в воздухе вилась поднятая колесами пыль.
Янек зажмурился и попытался почувствовать Эргхарга. Дракон откликнулся немедленно, видимо, он постоянно поддерживал связь с луноликим, но плотник этого не ощущал. Молодой человек послал дракону изображение мерно раскачивающихся стенок кибитки. В ответ дракон взревел. От громкого неожиданного рева лошади дернулись.
- Зловонная пасть поганого Ярдоса! - заорал Дагар. - Заткнись! Мало тебе прошлогодних неприятностей?!
"Что за неприятности?" - мысленно спросил Янек и тут же получил ответ. Эргхарг передал ему яркое изображение перевернутой кибитки и мастера, которого зажало между двумя конскими задами.
Плотник улыбнулся.
"Путешествовать скучно, - мысленно произнес он, обращаясь к дракону. - Ты где-то в облаках, Элиота похитили, Дагар, которому всегда было наплевать на ребенка, сошел с ума. Впрочем, хорошо, что не пришлось уговаривать мастера свернуть с дороги и отправиться на поиски. Паренек, оказывается, ему тоже дорог. Он волнуется, хоть и скрывает это. И я волнуюсь, но ничего не могу сделать. Только тебе хорошо: летаешь, где хочешь, и ни от кого не зависишь".
Где-то высоко в небе снова взревел дракон.
- Зловонная пасть поганого Ярдоса! - вновь заорал Дагар. - Да сколько же можно?! Что с тобой сегодня такое?! Заткнись, скотина! Слышишь? Заткнись!
Янек вздохнул и поднялся. Он неожиданно вспомнил, что Элиот рисовал его, но так и не показал результат. Плотник подошел к дальней стене кибитки, где мальчик прятал краски и полотна, и отыскал картины.
Возможно, предназначение Элиота, которое тот так жаждал услышать, состоит именно в рисовании. Его картины дышали жизнью, Янек снова в этом убедился, взглянув на портрет Дагара. Теперь, когда плотник узнал дрессировщика ближе, понял, что сутулая фигура в ярко-красных трико и рубахе с блестками, отлично передавала не только форму, но и содержание. Нарисованный мастер казался печальным, и это несмотря на то, что стоял к зрителю спиной. Изображение Эргхарга тоже жило, и теперь молодой человек понимал, почему ребенок нарисовал дракона именно таким, улыбающимся, хитрым, знающим нечто такое, что не знает никто, и готовым поделиться этим знанием, стоит только попросить.
Картина, которую искал плотник, оказалась самой последней и самой удачной. Едва плотник увидел ее, сразу понял, что маленький Элиот, с которым он знаком всего несколько дней, знает о нем больше, чем Янек знает о самом себе, и нарисовал то, о чем молодой человек не мог даже мечтать.
Молодой человек позировал, сидя на сундуке, разговаривая с мальчиком о самых разных вещах, но на картине губы ученика дрессировщика были сомкнуты. Его лицо выражало серьезность и спокойствие. Он смотрел на Янека и сжимал в руках белые плети усов дракона. Нарисованный плотник больше не был плотником, он превратился в дрессировщика и сидел на истинно свободном, а под ними, еще не законченные и не дорисованные, проплывали горы. Янек летел на драконе.
- Жаль, - прошептал плотник, - но этого никогда не будет. Ни один дрессировщик не сумел оседлать дракона.
Убрать картину Янек так и не смог, все смотрел и смотрел, пока не почувствовал в голове едва уловимое движение образов, будто кто-то пытался вмешаться в его мысли. Так происходило, когда он разговаривал с драконом. Молодой человек закрыл глаза и приготовился увидеть чудо. Эргхарг откликнулся немедленно.
Истинно свободный парил над землей. Янек не в первый раз видел землю с высоты драконьего полета, но до сих пор не привык к ощущениям. Его сердце сладостно замирало, а потом взрывалось бурей эмоций: радостью, ощущением свободы и могущества. Под брюхом медленно поворачивалась земля. Янек увидел тонкую нитку дороги, по которой они ехали, и кибитку. Смотреть на самого себя сверху было странно, и это зрелище наполняло все существо плотника диким восторгом.
- Я понимаю, почему вы называете себя "истинно свободными", - прошептал Янек.
"Не понимаешь, - отозвался Эргхарг, - ты не знаешь о нас и половины. Ты никогда не был свободен по-настоящему, ни один человек не свободен".
Янек задрожал. Эргхарг нашел новый способ общения с ним, теперь дракон не просто передавал картинки, а посылал свои мысли прямо в голову плотника, и они обретали смысл, превращаясь в человеческую речь.
"Когда придет время, - продолжил Эргхарг, - я покажу тебе истинную свободу. Я покажу тебе Арканы, ты увидишь мир таким, каким его не видел ни один смертный".
- Тпру! Стоять!
От резкого выкрика Янек вздрогнул, и связь прервалась. Кибитка остановилась, и молодой человек едва не упал. Он поспешно вернул картину Элиота на место и вылез наружу.
- Нужно напоить коней, - Дагар спрыгнул с козел и пощупал поясницу. - Это займет какое-то время, но следующий водопой только завтра. Сменишь меня, я устал.
- Конечно.
Янек подошел к животным и стал снимать упряжь. Он был рад смене деятельности, да и сидеть на козлах веселее, чем лежать в кибитке. Дракон нечасто баловал его картинами полета, а все, что находилось в небольшом замкнутом пространстве передвижного дома, он рассмотрел во всех подробностях.
Дагар между тем достал сундучок, в котором хранились травы, вытащил небольшой пузырек с темно-коричневой жидкостью и сделал пару глотков.
- Это корень мандрагоры? - спросил Янек.
Дрессировщик кивнул.
- Пришло время кормить эту ненасытную тварь.
Дагар свистнул, и Янек поспешил увести лошадей, чтобы животные не испугались спустившегося с небес зубастого хищника. Он отвел их к небольшому ручью, журчащему среди деревьев, а сам наблюдал за мастером.
Обряд, который Дагар обставил с таким усердием в прошлый раз, сегодня выглядел совсем иначе. Если бы Янек не знал, что делает дрессировщик, никогда бы не подумал, что что-то вообще происходит. Мастер сидел, опершись спиной о ствол дуба. Глаза его были закрыты, лицо выражало полнейшее безразличие. Дракон сидел рядом. Он едва умещался на небольшой прогалине, где остановилась кибитка, однако постарался расположиться как можно дальше от человека. Единственное что сближало их, вытянутая шея истинно свободного, который словно разглядывал лицо своего луноликого. Никаких криков, мучительных стонов или разлившегося в воздухе свечения, просто два существа, мирно сидящие один подле другого.
Сердце Янека сжалось. Неожиданно он понял, что завидует, и что ему до безумия хочется оказаться сейчас на месте Дагара, поделиться с Эргхаргом и-ши, ощутить то, что никогда не ощущал, причаститься невидимой и неосязаемой энергией истинно свободного.
Плотник сжал кулаки. Он давно готов к этому и знает о драконах гораздо больше дрессировщика, однако вынужден просто поить коней. Какой он дрессировщик, если мастер не позволяет ему приближаться к Эргхаргу? Какой ученик, если учитель целыми днями сидит на козлах и открывает рот только чтобы подстегнуть коней или крикнуть на дракона?
- Зараза! - подпрыгнул Янек и уставился на свои руки.
Он вдруг почувствовал, что ладони обожгло, будто их опустили в кипящую воду. Плотник так удивился, что даже не осознал того, что использовал любимое слово Дагара.
Его руки выглядели обычно, не изменились ни цвет кожи, ни форма, пальцы не обуглились, как показалось молодому человеку.
Янек несколько раз сжал и разжал кулаки, прогоняя неприятное ощущение, и почувствовал облегчение. Видимо, задумавшись, он коснулся ядовитого плюща, или его укусила пчела.
"Сотни пчел", - поправил Янек сам себя.
- Ты где там застрял?! - крикнул Дагар.
Плотник подождал, пока кони напьются, и взял их под уздцы.
- Иду!
Неприятное ощущение в ладонях прошло, зато Янек почувствовал запах горящей кожи. Он повернул голову и обомлел - от его ладони, сжимавшей уздечку, шел дымок, вторая, казалось, тоже дымилась.
Плотник отскочил и замахал рукой, пытаясь сбросить с кончиков пальцев невидимое пламя. Лошади заржали, уздечки обуглились и порвались.
- Где тебя носит? Зловонная пасть поганого Ярдоса!
Янек замер. Постоял несколько секунд, приходя в себя, потом отломил ветку дуба, не решаясь снова дотрагиваться до сгоревшей узды, и слегка хлестнул лошадей.
- Мастер, - произнес он, когда Дагар запряг коней. - Скажите честно, у вас есть магия?
- Глупый вопрос, - буркнул дрессировщик. - Залезай на козлы.
- Не такой уж и глупый.
Янек не спешил принимать пост, сначала он хотел убедиться в том, что случившееся с упряжью... не то, о чем он подумал. Или, лучше, именно это.
Он пояснил, чтобы не выдать того, что с ним произошло у ручья:
- Элиота похитил дрессировщик, обладающий магией.
- С чего ты взял? Этот ублюдок использовал эльфийские безделушки, а дракона обезвредил тильдадильоном.
- Чем?
- Камнем, лишающим магов их силы. Я не сразу понял, но на досуге догадался, что к чему. У людей нет силы, чтобы творить. Мы можем только преобразовывать и разрушать. И последнее делаем чаще.
- Но у дрессировщиков есть и-ши.
- Это особая энергия, сила, но не магия. На земле только две расы обладают магией: эльфы и драконы. Дрессировщики - люди. Вывод сделаешь сам?
- Но ведь можно предположить, что магические способности передаются от дракона человеку?
- Это не простуда, - Дагар пристально посмотрел на плотника. - А почему ты вдруг заинтересовался магией?
- Просто так, - Янек сжал кулаки, - и, кстати, вы не ответили.
- Нет у меня магии. И у тебя нет. И не будет. Твоя судьба колесить по дорогам Аспергера, зарабатывая на жизнь представлениями. Лет через двести, когда накопишь достаточно, найдешь себе смену, купишь дом где-нибудь в провинции и проживешь остаток дней богачом.
- Это ваша судьба, - негромко произнес Янек. - У меня другой путь.
Дрессировщик не расслышал, зато Эргхарг отозвался громогласным ревом.
- Скотина, - Дагар, погрозил небу кулаком. - И чего ему неймется? Влезай на козлы, поехали.
Янек сел на положенное ему место, подождал, пока дрессировщик скроется в кибитке, и осторожно взял вожжи. Ничего не случилось. Кожаные ремни не обуглились, и в руках не возникло никаких неприятных ощущений, все было как обычно. Янек подхлестнул лошадей и приготовился клевать носом. До границы с Сартром оставалось полдня пути.

* * *


Фархат ждал пленника в библиотеке. Настроение у короля Сартра было великолепное, дела складывались отлично, словно ему покровительствовала сама богиня Айша. У него появился не просто план, но четкая последовательность действий, следуя которой он, наконец, станет властелином Аспергера. Он впишет свое имя в историю не как очередной король Сартра, но как искусный правитель, дальновидный и предусмотрительный человек. Его блистательный поход объявят не захватническим набегом, а необходимым злом ради благой цели: объединения разрозненных королевств в единое целое. Не забудут летописцы и про Вильковеста, подарившего Фархату возможность победить.
За день знакомства с дрессировщиком, правитель Сартра составил о колдуне собственное мнение. Если кратко, то старика он охарактеризовал бы всего двумя словами: умен и опасен. Свою нечеловечески длинную жизнь Вильковест тратил не только на удовольствия, но и на самосовершенствование и учебу, он оказался не просто отличным стратегом, но и весьма неплохим знатоком человеческих душ. Например, колдун дал Фархату ценные указания о том, как обращаться с эльфийским выродком, что говорить, а какие темы обходить стороной. Выслушав своего нового первого министра, Фархат принял к сведению все, что тот советовал. Что же касается моментов, связанных с Грандиозным Планом, как окрестил его колдун, сартрский правитель пришел к выводу, что старика придется держать подальше от себя. На всякий случай. По-хорошему, стервеца следовало немедленно обезглавить, но тот предусмотрительно связал свою жизнь с жизнью его величества, посему Фархат мог только бессильно сжимать кулаки и обещать себе по окончании завоевательного похода найти способ избавиться от заклятья.
Пока же король был доволен абсолютно всем. А особенно своим пленником, который за полдня, проведенные им в королевском дворце, даже не попытался сбежать.
Мальчик вошел в библиотеку и осмотрелся. Каким же маленьким он выглядит! Настоящий ребенок! Не скажешь, что этому лысому недомерку сто четыре года, и что он - будущий вождь ил'лэрийского народа. В сердце короля Сартра снова закралось сомнение, уж не обманул ли его Вильковест? Но сомнение тут же было отметено. Держался пацан уверенно, говорил смело, нечета обыкновенным детям, которые тут же начали бы реветь и проситься к матери. Сразу видно, жизненного опыта у полукровки предостаточно.
- Присаживайся, - пригласил Фархат, указывая на кресло, в котором ночью сидел Вильковест. - Тахир, выйди.
- Слушаюсь.
Охранник покинул помещение, но обязательно станет подслушивать. Не ради того, чтобы узнать, о чем его повелитель будет разговаривать с эльфом, а чтобы придти на помощь, если случится нечто непредвиденное.
Эл'льяонт смотрел на короля без страха. Да, Вильковест прав, запугать этого пацана не получится, не из такого теста слеплен. А вот склонить на свою сторону...
- Я прошу у тебя прощения за похищение, - произнес Фархат, - я был вынужден действовать так ради нашего общего блага.
- Не представляю такого блага, - скептически заметил полукровка.
- Я объясню, и может быть, ты сможешь простить меня. Я тебе не враг, - мягко произнес король. - Я пошел на крайние меры только чтобы выиграть время. Не надень я на тебя тильдадильоновое ожерелье, никакие силы не остановили бы эльфа.
Рука мальчишки дернулась к шее, но неимоверным усилием воли пацан остановил ее на полпути и почесал плечо.
- Я всего лишь хотел, чтобы ты выслушал меня и постарался понять мотивы, которыми я руководствовался. Ты живешь на этом свете в два раза дольше меня и не можешь не видеть, что творится вокруг. Люди и эльфы находятся на грани войны. Они сотрудничают, вернее, делают вид, будто сотрудничают, но на самом деле готовы перегрызть друг другу глотки, дай только повод. Вы считаете нас отсталыми, мы считаем вас заносчивыми. Вы завидуете нашим механизмам и смекалке, мы - вашему долголетию и магии. Вас сдерживают законы, нас - здравый смысл, но и первое и второе легко игнорировать. Вырубить лес непросто, но достаточно одной искры, и пожар уничтожит то, что казалось нерушимым. Ты с этим согласен?
Мальчик нехотя кивнул. Что ж, Вильковест не ошибся, рассуждает паренек здраво и понимает все, что говорит Фархат, а значит, при правильной постановке разговора, у него есть шанс.
- Думаю, ты не станешь спорить и со вторым моим выводом, - продолжил сартрский правитель. - Негласное противостояние ведется давно. В соседнем с Ил'лэрией королевстве, Ви-Элле, а в последнее время и на юго-востоке Миловии поговаривают, будто эльфы уничтожают крестьянский скот и убивают лесорубов и охотников. Эльфы со своей стороны обвиняют людей в том, что мы крадем вашу магию и насилуем ваших женщин. Конечно, это слухи, но отличить правду от домыслов сложно, а порой для того, чтобы испортить репутацию человека или эльфа, достаточно одного-единственного слуха. Я прав?
Полукровка снова кивнул. Отлично. Он согласился со словами Фархата уже дважды, это значит, будет искать зерно истины и в дальнейших рассуждениях.
- Теперь о главном, - продолжил король. - Достаточно малости, чтобы развязать войну между людьми и эльфами. Это будет самое масштабное и кровопролитное сражение в истории. Погибнут тысячи людей, умрут сотни эльфов, будут уничтожены леса, поля, возможно, часть Ви-Элле, Миловии, Рахана, О-шо и даже самой Ил'лэрии. И ради чего? Кто победит в такой войне? Люди? Эльфы? Проиграют все. Все потеряют родных и близких, умоются кровью невинных, и ничего не получат взамен. Вы сильны, у вас есть магия, но люди удивят вас своими огненными катапультами, стрелами, пропитанными ядом древесных лягушек, таранами, стенобитными орудиями. Аспергер содрогнется, земля захлебнется слезами, а наградой будет выжженная территория и горе, которое останется с людьми и старшим народом на сотни лет.
Фархат помолчал.
- Всего этого можно избежать, если примирить людей и эльфов, если сделать так, чтобы ни у тех, ни у других не было причин воевать.
- Разве это возможно? - тихо спросил Эл'льяонт.
- Возможно, - ответил Фархат. - Но тяжело. Поэтому я и прошу твоей помощи. Я хочу объединить земные королевства и уравнять людей и эльфов, чтобы ни у вас, ни у нас не было повода идти брат на брата.
- Но зачем вам я?
- Ты - ключевая фигура, - медленно произнес король. - Именно ты можешь помочь мне примирить наши народы. Так предсказано.
- Кем?
- Вы зовете ее Diehaan, "вещающая в столетие".
- Diehaan делает предсказание и людям? - недоверчиво спросил Эл'льяонт.
- Не всем. Мы не эльфы и редко доживаем даже до сотни лет, но правители государств могут обратиться к звезде за помощью. В день восшествия на престол.
- Но она разговаривает только с теми, кто находится на поляне предсказаний!
- Это эльфы так думают, - улыбнулся Фархат. - Я получил свое предсказание, и знаю о твоем.
- От кого?
- От министра, - не стал скрывать король. - Вильковест не только дрессировщик, но и единственный в мире человек, обладающий магией. Я не знаю пределов его силы. Скажи, он прав? Ты получил свое предсказание?
- Нет, не получил - опустил глаза Эл'льяонт. - Мать запретила мне, и выслала из Ил'лэрии.
- Я могу устроить твой разговор со звездой, - предложил Фархат. - Ты получишь свое предсказание, поймешь, что я прав и поможешь мне. Чтобы доказать свою искренность, я женю тебя на своей единственной дочери и сниму тильдадильоновое ожерелье. Ты станешь моим союзником. А пока хорошенько подумай над моими словами. Даю тебе три дня на размышления. В твоих силах сделать людей и старший народ братьями. Только ты можешь предотвратить все грядущие войны и спасти тысячи жизней.
Фархат поднялся и направился к выходу. Как советовал Вильковест, следует оставить полукровку одного, все равно бежать из библиотеки некуда. Пусть подумает. И пусть примет королевское предложение. В противном случае придется действовать силой.

* * *


Границы как таковой между Миловией и Сартром Янек не обнаружил. Лес закончился, и дорога вывела путешественников к миловийскому посту. Охрана не проявила интереса к одинокой кибитке, и не удосужилась даже формально осмотреть уезжающих. На стороне Сартра и вовсе высились две сторожевые вышки. Никаких досмотров, жадных до взяток пограничников, как и вообще людей, поселений, постоялых дворов и торговых рядов.
"Впереди ничего нет, - сообщил Эргхарг Янеку. - Островки деревьев, кустарник, холмистая местность".
"Это потому, - пояснил плотник, - что Сартр и Миловия находятся в состоянии молчаливой войны. Сартрский правитель выжидает удобный случай, а наш готов обороняться".
"Фархат тоже мог бы что-нибудь построить, - произнес дракон. - Или он защищает границы другими методами?"
"Ему нет нужды защищаться. Миловия не нападет, по крайней мере, пока правит король Иженек. Да и его сын пойдет по стопам отца, поддерживая хрупкий мир".
"Странные вы", - заметил Эргхарг и замолчал.
Янек подхлестнул коней. Что кажется странным дракону, не обязательно является странным для человека. Королю Иженеку не выгодно воевать. В Сартре нет ничего, что стоило бы захватить, кроме земли, а этого добра в Миловии и без сартрских владений достаточно. Потому Фархат и не выставляет серьезной охраны, довольствуясь смотровыми вышками и регулярными патрулями. Может, Янек и сам на месте короля поступил так же, все-таки армия - дорогое удовольствие, но границу все равно следовало бы обозначить четче. Впрочем, он не разбирался в политике.
Кибитка резво катилась по утрамбованной дороге, которая петляла между невысоких холмов, ощетинившихся кустарником. Местность показалась Янеку интересной, похожей на лабиринт, где за каждым поворотом может поджидать опасность. Конечно, никакой опасности не было. Эргхарг сверху видел все, и предупредил бы, если бы дорогу внезапно перегородила шайка разбойников. Местные жители звали это место Селиверстовым Логом, последним пустынным островком густо заселенного Сартра. За холмами, судя по карте, находилась деревенька, где путников обязательно встретит теплый и уютный постоялый двор. Янеку хотелось провести ночь в нормальной кровати, но до жилья они доедут только через день.
Плотник подхлестнул лошадей, которые начали снижать темп, и посмотрел в небо. Эргхарг куда-то улетел, возможно, на охоту, и без него небеса казались пустыми.
- Стойать! - вдруг раздался громкий властный голос.
Янек посмотрел на дорогу и увидел невысокого жилистого мужчину в синем мундире и фуражке с кожаным козырьком.
- Тпр-р-ру! - плотник натянул поводья.
- Куда направльяйетесь? - с жутким акцентом спросил незнакомец, похлопав рукой по бедру, где висела внушительного вида сабля.
- В столицу, - ответил Янек.
Он понял, что незнакомец представлял местную пропускную службу, и осмотрелся, ожидая увидеть других солдат, но никого не обнаружил.
- Зачьйем?
- На заработки. Я плотник, а мой отец художник. Может быть, нам удастся продать в Сартре его картины.
- Художник? Рисовальщик? Ну-ну.
Служилый обошел вокруг кибитки, но внутрь заглядывать не стал.
- Откуда йедете?
- Из Миловии.
- Надолго к нам?
- До осени. - Янеку показалось подозрительным одиночество официального лица, поэтому он спросил: - А вы почему один?
- Так положено, - солдат посмотрел на Янека и махнул рукой. - Пройезжайтье.
Молодой человек прицокнул, и лошади тронулись. Служилый приложил руку к козырьку и медленно растаял в воздухе.
Янек замер.
- Чего останавливались? - крикнул Дагар из кибитки.
- Мне нужно было в туалет, - откликнулся плотник, как только обрел дар речи.
Говорить дрессировщику о видении он не стал, хотя видение видением не было - лошади тоже увидели незнакомца и проводили его взглядом, когда Сартрский пограничник обходил обоз. Может, советники Фархата изобрели новый способ маскировки, и мужчина просто слился с местностью? Чушь какая-то.
"Ты его видел?" - спросил Янек Эргхарга, но дракон не отозвался, видимо, улетел слишком далеко.
- Наверное, голову напекло, - решил плотник, - или я сошел с ума.
Неожиданно петляющая меж холмов дорога заискрилась, будто речная гладь в яркий солнечный день. Янек зажмурился, тряхнул головой, а когда открыл глаза, понял, что ближе к истине второй вариант. У него начались видения, а это первый признак помешательства. Дорога превратилась в серебряную реку, смотреть на ее поверхность стало больно, но лошади ничего не замечали, тянули кибитку и изредка прядали ушами, отгоняя надоедливых насекомых.
- Мастер! - позвал Янек. - Посмотрите!
- Ну чего тебе?- Дагар громко зевнул, а через секунду сонливость из его голоса полностью исчезла. - Зловонная пасть поганого Ярдоса! Что здесь творится?!
- Вы тоже видите?
Янек с облегчением вздохнул. С ним все в порядке. С ума сходят исключительно поодиночке, а значит, дорога действительно превратилась в серебряную реку.
- Останови! - приказал Дагар, но плотник уже и сам натягивал поводья.
Он спрыгнул на землю раньше дрессировщика. Как только ноги молодого человека коснулись серебристой поверхности, округа наполнилась низким гулом.
- Что это? - крикнул Янек и зажал уши руками.
Гул нарастал, постепенно переходя в вой, а потом превратился в жуткий визг, словно где-то совсем рядом кто-то мучил раненого тузуара.
Янек упал на колени, и увидел, что Дагар тоже не устоял на ногах. Небо побелело, холмы посерели, словно из мира высосали все краски. Трава пожухла, кусты превратились в обугленные скелеты.
Плотник зажмурился, и почувствовал, как у него дрожат зубы. Его тело вибрировало в такт стенаниям невидимого зверя, и едва не разваливалось на части.
А потом все закончилось.
Некоторое время Янек не решался открыть глаза и отнять от ушей ладони, а когда решился, увидел знакомую картину: холмы, поросшие зеленым кустарником, серо-желтую дорогу, петляющую между ними, и бледно-голубое небо, наполненное солнечным теплом.
- Мастер, вы знаете, что это значит?
- Догадываюсь, - Дагар поднялся и отряхнул пыль с колен. - Ничего хорошего. Садись на козлы, едем дальше.
- Это магия?
- Скорее всего. Охранные заклинания. И кто бы их здесь ни оставил, теперь он знает о нашем приближении.
Дрессировщик скрылся в кибитке, а Янек занял привычное место.
"Кажется, у нас будут большие неприятности", - сказал он Эргхаргу.
Дракон не ответил.

* * *


Выйдя из библиотеки, где остался раздумывать над королевским предложением эльф-полукровка, Фархат столкнулся с Вильковестом.
- Подслушивал? - добродушно поинтересовался король. - Тогда мне нет нужды сообщать тебе, что все прошло прекрасно. Эл'льяонт поверил, будто я хочу примирить эльфов и людей, и не обратил внимания на мои слова об объединении человеческих царств. Позже, когда полукровка поймет, что наш поход - завоевание, а не объединение, не сможет упрекнуть меня во лжи, и станет винить себя.
- Мой король! - старик покосился на застывшего у двери Тахира и потянул его величество за рукав. - Я не подслушивал - нет нужды, мой план идеален. Однако возникли непредвиденные обстоятельства.
- Что значит, непредвиденные?
- Пройдемся, мой король. Так нас никто не услышит.
Фархат подчинился и направился по коридору.
Неужели Вильковест предусмотрел не все? Значит, есть вероятность того, что легкой победы не будет, и Аспергер окажется тем самым зерном, что сломает последний зуб крысиного короля15?
- Я выкрал полукровку не из Ил'лэрии, как вы, наверное, думаете, - негромко произнес колдун.
- Мальчик сказал, что путешествовал по Миловии.
- Не один, мой король. Я совершил ошибку, пойдя на поводу тех крох человеческих чувств, которые во мне еще остались. Спустя столько лет развития, я все еще не идеален. Я все еще рассуждаю как хомо обыкновениус. Гаргхортсткор был прав, следовало слушать голову и оставить после себя трупы, а не малодушничать. За полукровкой идут.
- Эльфы? - вздрогнул сартрский правитель.
- Его спутники.
- Ерунда.
- Мой король недооценивает ситуацию, потому что не обладает всей информацией.
- Так не тяни!
Фархат начинал злиться. Колдун, видимо, не такой уж и всемогущий, раз испугался каких-то там спутников лысого недомерка. Ну с кем мальчишка мог путешествовать? С труппой бродячих артистов или купцами? Тоже мне, угроза!
- Мой король, Эл'льяонт путешествовал с дрессировщиком драконов. И драконом. Теперь они направляются сюда.
Король поднял брови.
- Дракон тоже?
- Да. Их нужно остановить. Сейчас они переходят Селиверстов Лог.
- Откуда ты знаешь?
Фархат нахмурился. Селиверстов Лог был напичкан эльфийскими охранными и сигнальными артефактами под завязку, пройти мимо них, не может ни армия, ни группа вооруженных людей, ни даже человек, замышляющий убийство короля или любое другое действие, способное повредить Сартру. Фархат не получал сигналов, значит, либо Вильковест преувеличивает опасность, либо его сведения не верны.
- Я совершил ошибку, оставив их в живых, - отозвался колдун. - Не думал, что они станут искать ребенка и поймут, в какую сторону следует двигаться, однако на всякий случай оставил на дороге пару заклинаний. Они уже в Селиверстовом Логе и движутся очень быстро. Видимо, идут налегке.
Король вздрогнул. На его груди, скрытый шелковой рубахой и бархатным камзолом, завибрировал медальон. Серебряная многоконечная звезда, каждый луч которой был связан с определенным заклинанием в Селиверстовом Логе или даже целой группой. Звезда вибрировала, посылая своему хозяину сигналы о вторжении.
Фархат прижал ладонь к груди, чтобы Вильковест не заметил, как дрожит ткань одежды, и тревожно спросил:
- Ты уверен, что это именно они, а не миловийские солдаты?
- Если только миловийцы не вооружены магией.
- Исключено.
Вибрация на груди становилась сильнее, серебряный медальон едва ли не выпрыгивал из-под рубахи и камзола. Фархат отвернулся.
- Благодарю за сообщение. Я позабочусь о них. Пошлю одного из своих голубей с письмом, и наших гостей хорошо встретят.
- Достаточно убить дрессировщика, - посоветовал Вильковест. - Дракон, лишившись дозы и-ши, погибнет сам.
- Да будет так.

Глава 12

Убить!


Узнав о причине, по которой Гланхейл собирал отряд добровольцев, Тэл'льяин сам упросил правителя поставить его во главе экспедиции. Его время пришло, как и было обещано...
Гланхейл сначала отказал, но потом согласился, все же Тэл'льяин был самым старшим и мудрым из эльфов Ил'лэрии. Тэл'льяин знал слабые стороны правителя и умел убеждать.
- Надеюсь, - произнес Гланхейл, - ты правильно понимаешь ситуацию. Я не собираюсь сидеть на троне вечно и ничего не имею против своего преемника, но им должен стать настоящий эльф. Под настоящим я подразумеваю не только чистоту крови, но и чистоту помыслов. Эл'льяонт приведет наш народ к гибели, выхолащивание затронет каждую семью, в конечном итоге, магия исчезнет, а наши потомки сольются с людьми. Полукровку нужно найти и уничтожить.
- Понимаю, - Тэл'льяин осклабился, отчего его красивое лицо приобрело выражение, свойственное людям, занимающимся грабежом и разбоями. - Не волнуйся, Гланхейл, мы его не упустим, можешь на меня рассчитывать.
- Ты ни разу не подводил ни меня, ни моего отца, - кивнул правитель, - Khala eriler liehn!
Эльф принял благословение и возглавил отряд из десяти эльфов. Но он рвался найти мальчишку не потому, что беспокоился за будущее народа, а потому, что здесь были затронуты его личные интересы.
Первую причину можно назвать простой и банальной. Полукровка был сыном Кьолии, женщины, которой он безуспешно добивался многие годы, и даже сделал официальное предложение. Гордячка отказала, предпочтя одному из самых уважаемых эльфов обыкновенного смертного. Эл'льяонт был сыном греховной межрасовой любви.
Тэл'льяин хранил обиду в сердце, но до недавнего времени и не подозревал, как сильно хочет отомстить Кьолии. Возлюбленный эльфийки давным-давно гниет в земле, но его сын служит вечным напоминанием о давней любви. Он убьет Эл'льяонта, уничтожит память о безвестном хомо обыкновениус, который оказался лучше самого уважаемого эльфа Ил'лэрии, и снова придет к Кьолии. Но теперь он не будет валяться у нее в ногах, он будет гордо взирать на сломленную горем женщину. Гордячка пожалеет, что отвергла Тэл'льяина. А он ко всему прочему получит благодарность и вечную признательность правителя.
Вторая причина была не так проста, и Тэл'льяин держал ее в строжайшей тайне, ни разу ни с кем не поговорив и даже не намекнув на истинные обстоятельства, толкнувшие его на поиски преемника Гланхейла. Он слишком хорошо понимал, что поставлено на кон: не только далекие и абстрактные жизни потомков старшего народа, но и его собственная шкура. И она значила для него больше.
Правитель не назвал миссию мирной, поэтому Тэл'льяин легко заключил сделку с собственной совестью. Он шел убивать, он отправлялся на войну, и постарался, чтобы каждый из его воинов это уяснил. Правда, мотивы выбрал иные, не те, которыми руководствовался сам.
- Мы не просто ищем мальчишку, мы боремся за собственное будущее, - произнес эльф, когда его маленькое войско подошло к границе с О-шо. - Правитель дал нам добро на убийство, мы не должны подвести свой народ. Надеюсь, вы понимаете, что полукровку следует уничтожить.
Тэл'льяин оглядел своих воинов и остался доволен. Все, как на подбор, рослые, статные, с чуткими ушами, внимательными глазами, их руки не дрогнут, натягивая тетиву.
- Наша миссия не так проста, как может показаться на первый взгляд. Гланхейл отправил на поиски Эл'льяонта крона Ирлеса Ландала, и обязал меня связываться с ним раз в декаду. Однако наши дорожки не пересекутся. Ирлес будет искать следы полукровки, исследуя возможный путь, которым он двигался, это все равно, что пытаться выбраться из лабиринта, последовательно обходя каждую его ветку и заглядывая во все тупики подряд. Мы же разрушим стены, пробьем брешь и выйдем из лабиринта кратчайшим путем. Мы проверим всех десяти-одиннадцатилетних человеческих отпрысков. Это займет много времени, но гораздо эффективнее, чем пытаться поймать мышь за хвост16. Есть вопросы?
- Почему мы не можем воспользоваться магией? - спросил Рильбест, один из лучших лучников Ил'лэрии.
- Поисковые заклинания не сработают, - ответил Тэл'льяин. - В полукровке слишком мало магии, наша земля не защищает его, а сам он ушел из Ил'лэрии слишком давно, чтобы мы смогли найти хотя бы один след. Мы узнаем его только когда найдем.
- По ушам?
- По остаткам магии, - пояснил Тэл'льяин. - Полукровка не выхолощенный, хотя и чрезвычайно слабый. Помните, вы не должны его жалеть. Перед вами не ребенок, но будущий вождь, который поведет наш народ к пропасти и смеясь будет наблюдать, как мы один за другим отдаем свои жизни ради тех, на кого всегда смотрели, как на недостойных. Вы хотите слиться с хомо обыкновениус? Хотите потерять магию? Хотите умирать, не дожив и до пятисот? До трехсот? До ста лет? Тогда я даю вам последний шанс. Возвращайтесь домой. Иначе... вам придется смочить свои стрелы кровью.
Тэл'льяин замолчал. Ни один из его воинов не шевельнулся, все понимали, какую важную миссию возложил на них правитель.
- Прекрасно, - Тэл'льяин поправил притороченный за спиной лук, и первым перешел границу.

Только эльфы умеют передвигаться так быстро и тихо, что смертные не замечают их появления. Это не дано ни одному живому существу, даже наделенные магией драконы выдают свое появление дыханием.
Отряд Тэл'льяина бесшумно пересек границу с О-шо, оставшись не замеченным ни постовыми пограничниками, ни конными разъездами, ни торговцами, покупающими право посетить Ил'лэрию, чтобы приобрести у старшего народа заряженные магией безделушки. Карты соседних с землей старшего народа королевств: О-шо, Ви-Элле и Рахана у эльфов были, поэтому они, не сговариваясь, направились к ближайшему поселению.
Шанс найти полукровку непосредственно рядом с Ил'лэрией чрезвычайно мал, но как следовало из эльфийской мудрости, чтобы что-то спрятать, необходимо поместить это на самое видное место. Исключить возможность того, что беглец скрывается на границе О-шо, не проверив, слишком рискованно, поэтому Тэл'льяин снова напомнил своим товарищам о необходимости тщательного осмотра территории.
Первая приграничная деревенька оказалась достаточно большой, но очень бедной. Даже в самых захудалых районах Ил'лэрии Тэл'льяин не видел подобной нищеты. Покосившиеся, наполовину вросшие в землю домики почернели от сырости и времени, заборы устало опирались на разнокалиберные доски-костыли, которые, казалось, упадут, стоит до них дотронуться. Жители носили темную грязную одежду, и месили босыми ногами грязь, которой обозначалась дорога, ведущая через поселение. Радовали глаз только тщательно ухоженные огороды, где созревали томаты и кабачки, рос картофель и зеленел лук, да дети, которые еще не умели печалиться.
- Эй! - позвал Тэл'льяин одного из мальчиков, бегавших вдоль дороги и размахивавших палками. - Подойди!
Светловолосый мальчуган без страха приблизился к эльфам.
- Как тебя зовут? - ласково обратился Тэл'льяин к ребенку.
- Тимка. Дяденька, а вы вправду эльф? Умеете делать фокусы?
Тэл'льяин протянул руку и положил ладонь на плечо ребенка, пальцы второй сложил в знак Аргароха, и кисть превратилась в живой факел.
- Здорово! И что, совсем не жжется?
Мальчишка смотрел на пляшущее пламя с открытым ртом, а Тэл'льяин потянулся к сознанию ребенка. Нет, он не тот, кто им нужен.
- Не жжется.
Тэл'льяин отступил.
- Скажи, Тимка, среди твоих знакомых есть кто-то, кто может делать что-то подобное?
- Нет, - качнул головой ребенок. Его глаза все еще были широко открыты, ведь он впервые в жизни увидел настоящего эльфа, который сотворил настоящее чудо.
- Приведи ко мне всех своих друзей, - попросил эльф, - я покажу еще один фокус.
- Сейчас!
Паренек умчался, а Тэл'льяин сморщился. Он чувствовал себя грязным, прикоснувшись к этому вшивому отпрыску рода человеческого. Причем грязным не только внешне - руку можно вымыть, - но и внутренне. Окунаясь в глубины сознания ребенка, эльф ожидал почувствовать радость жизни, свободу, счастье, беззаботное веселье, все то, что присуще детям старшего народа, но ощутил совсем не это. Чувства человеческого детеныша напоминали чувства детей эльфов очень отдаленно, они были слабыми, приглушенными, частично перекрытыми непонятными тревогами и переживаниями, испачканными глупыми волнениями, беспочвенными опасениями, вымазанными грязью подлости, лживости и порока. Тэл'льяин понимал, что люди и эльфы отличаются друг от друга очень сильно, и, сталкиваясь, обращают в первую очередь не на сходства, а именно на различия, но в этом ребенке было чересчур много гнили. Несопоставимо больше, чем в сотне маленьких детей старшего народа. Тонкий, едва ощутимый душок испортил целую душу! Самое дорогое, что может быть у живого существа!
Эльф махнул отряду, чтобы его товарищи сами разобрались с остальными детьми, и отправился к колодцу. Ему просто необходимо вымыть руку, которая касалась плеча хомо обыкновениус, и умыться, чтобы ледяная вода загнала память о червивой сущности человеческого отпрыска в самые дальние уголки.
Тэл'льяин умылся, стараясь не думать, что ведра и ворота колодца касались руки тех, чьи души еще грязнее души маленького представителя иной расы, и даже не обернулся, когда за спиной послышались радостные детские выкрики.
Когда вдоволь насмотревшиеся на эльфов хомо обыкновениус разбежались по домам, Тэл'льяин вытащил из-за пазухи серебряную цепочку, на которой висела человеческая монетка в пять ге. Эльф подышал на нее и потер, чтобы активировать волшбу. Этот волшебный маленький помощник сделает свое дело: придаст словам своего хозяина весомость и значимость, а заодно наполнит головы слушателей туманом. Все, что скажет Тэл'льяин в ближайший час, станет для его отряда нерушимой истиной, долгом, не выполнить которое подобно смерти.
Эльф подошел к отряду.
- Среди них нет того, кого мы ищем, - произнес Рильбест, самый старший в отряде.
- Скажи, - спросил Тэл'льяин, - ты почувствовал то же, что и я? Или тот человечек...
- Не исключение, - отозвался эльф. - Они все грязные, гнилые, смрадные. От них несет затхлостью и смертью. Нам нужно привести себя в порядок и кое-что решить.
Остальные закивали головами.
Тэл'льяин улыбнулся. Кажется, его маленький волшебный помощник уже начал действовать, ведь волшба попала в благодатную почву - эльфы из его отряда и сами думали о том, что хотел предложить их командир.
- Наша миссия упростится, и путь укоротится, - произнес Тэл'льяин. - Не вижу причин, чтобы не пойти на это. Uahial liert saalath17.
- Uahial liert saalath, - отозвались эльфы.
- Pabiah rellahia mhaela bihaliah18. Возражения есть?
Эльфы ответили молчанием. Возражений не было. Больше никто не хотел прикасаться к человеческим детенышам. Ни один эльф не сможет вынести подобной пытки, которая будет повторяться изо дня в день долгие недели и месяцы. Они изменят планы и уничтожат полукровку быстрее.

* * *


После того, как кибитка выехала из Селиверстова Лога, с дрессировщиком и его учеником не произошло ничего интересного. Первая деревенька, где они заночевали, Янеку не понравилась, хотя он и отдохнул на соломенном тюфяке и подкрепился душистыми горячими щами, сваренными сердобольной селянкой. А дальше потянулись бесконечные степи.
Путешествие по дорогам нравились плотнику все меньше и меньше. Сартрские земли не отличались разнообразием пейзажа, а кони, хоть плотник и подгонял их, тянули кибитку слишком медленно. Глаза не отдыхали, взирая на однообразные холмы и высящийся далеко на севре лес, взгляд не цеплялся за одинаково-зеленые кустарники, искал яркие пятна, но самым ярким и красочным в этой стране было небо. На него плотник смотрел чаще и дольше, чем на землю.
Облака, похожие на перья чудо-птиц, величественно проплывали по небу, спокойные, свободные, неторопливые. Янек завидовал им и Эргхаргу, парящему в вышине, срывающемуся в пике, взлетающему к самому солнцу, кружащему над землей, словно бог. Он тоже хотел услышать свист ветра в ушах, ощутить его ласковую силу, когда теплые струи обдувают тело, насладиться спокойствием и свободой.
Молодой человек чувствовал себя заполненной пушечными ядрами бочкой, которой суждено катиться по дороге, а он хотел в небо. Только драконы знают, что такое истинная свобода, только они с легкостью преодолевают тяжесть своего тела, разрывая невидимые цепи сил, которыми земля удерживает на себе своих питомцев. Только драконы способны преодолевать огромные расстояния с умопомрачительной скоростью, не опасаясь никого и ничего. Они сами выбирают свой путь, не подчиняясь законам и обстоятельствам.
Иногда Эргхарг разговаривал с Янеком и дважды делился своими ощущениями, позволяя человеку проникать в собственное сознание. Однако плотник чувствовал, что этого недостаточно, дракон открывался не полностью, утаивая нечто важное, нечто непонятное, таинственное, а оттого притягательное. Нечто драконье. Молодой человек не настаивал на раскрытии тайны, но страстно желал приоткрыть завесу, чтобы получить возможность еще сильнее сливаться с Эргхаргом, еще глубже проникать в его сознание, еще полнее ощущать все, что чувствует истинно свободный.
- Кажется, - негромко произнес Янек, всматриваясь в синеву небосвода, - я понимаю твою зависимость от и-ши. Я и сам уже почти завишу от тебя. Как бы я хотел хотя бы на минутку поменяться с тобой местами! Взмахнуть крыльями, взлететь, взглянуть на землю свысока, забыть о том, что я всего лишь букашка...
Эргхарг не ответил.

Кибитка приближалась к первому сартрскому городу, Тарсу. Стали попадаться засеянные поля и крохотные домики выселок, которые постепенно сменялись добротными крестьянскими избами. Дагар сменил ученика на козлах, и Янек рассматривал сельских жителей, откинув матерчатый полог кибитки. Чем ближе они подъезжали к городу, тем богаче становились поселения и чище и опрятнее жители. Молодой человек рассматривал незнакомцев, отмечая про себя, что местная мода совершенно ему не нравится. Женщины одевались чересчур ярко, а мужчины напротив, словно мыши. Их серые штаны и обтягивающие внушительные животы жилеты делали их похожими друг на друга, однако отличить состоятельных господ было легко. Люди побогаче носили на головах картузы, а на поясах золотые цепочки, к которым крепились кожаные кошели.
"Идеальное место для карманников", - подумал Янек.
"Кто такие карманники?" - заинтересовался Эргхарг.
Дракон не полетел к поселку, чтобы не пугать жителей, он преодолеет это расстояние ночью, и будет ждать путников на противоположном конце дороги, через десятки тереллов, по ту сторону города, до которого они доберутся только завтра.
"Это воры, люди, которые без спроса берут чужое".
"Разве это запрещено?"
"Каждый сам по себе".
"Странно. В Арканах нет единоличного владения. Все, что мы имеем - общее, я могу пользоваться любой вещью, летать, где пожелаю", - отозвался дракон и исчез.
Янек вздохнул. Эргхарг часто упоминал горы, и молодой человек из крохотных, словно песчинки, рассказов дракона о своей стране, постепенно складывал картинку. Правда, большей частью это были разрозненные куски мозаики, но чем больше их набиралось, тем сильнее плотнику хотелось посмотреть на знаменитые горы. Как живут драконы? Есть ли у них дома или другие постройки? Чем занимаются, кроме того, что летают в небе и поджидают забредших в Арканы путешественников?
Пока же он наблюдал за жизнью сартрцев и не находил ничего интересного. Обычное поселение недалеко от крупного города, в каких Янек не раз останавливался чинить крыши, ремонтировать телеги и латать изгороди.
Не таким ему представлялся приезд в первый настоящий чужеземный город в качестве ученика дрессировщика. За кибиткой должна была катиться телега с драконом, местные ребятишки должны были не сторониться угрюмого незнакомца, подстегивающего кнутом коней, а бежать следом и радостно вопить, указывая пальцами на Эргхарга. И дракон должен был лежать в клетке, притворяться спящим, и изредка выпускать из ноздрей дым, а не бросить своих луноликих, скрываясь от посторонних взглядов.
Солнце садилось. Тени удлинились, и Янек понял, что добраться до города к ночи они не успеют. Дагар снова станет стучаться в двери самых бедных домов очереднойдеревеньки, чтобы переночевать и дать коням отдохнуть за умеренную плату. Будь воля Янека, он выбрал бы дом среднего достатка. Беднякам обычно нечего предложить путешественникам, а богачи не склонны зарабатывать, пуская на постой подозрительных незнакомцев, но Дагар упрямо выбирал самые скромные домики, хотя недостатка в средствах дрессировщик не испытывал.
Мастер велел Янеку сесть на козлы, а сам подошел к ближайшей хибарке. Громко постучав в дверь, Дагар вошел в дом.
- Хозяин! - донесся до молодого человека голос дрессировщика. - На постой пустишь?
Это был уже четвертое или пятое жилище, с жителями которого мастер пытался договориться о ночлеге. Увы, каждый раз Дагар возвращался к кибитке ни с чем.
- Какие здесь черствые, бессердечные люди! - возмущался дрессировщик. - Ни один не подумал впустить усталых путешественников.
- Просто вы предлагаете сущие гроши, - откликнулся плотник. - Предложите больше, и нас пустят.
- А ты не считай чужие деньги! - разозлился дрессировщик. - Я кормлю тебя, обучаю и везу, а ты пока ничего не заработал! Это я плачу за твой ночлег! В твоих интересах, чтобы я заплатил как можно меньше!
- Я мог бы ночевать под открытым небом, - предложил Янек.
Он вдруг понял, что действительно хотел бы спать, не чувствуя над головой тяжесть крыши, не ощущая боками крепость окружающих стен, не вдыхая спертый воздух. Спать, как истинно свободный, это прекрасно. Твоим одеялом будет служить теплый ночной ветер, подушкой - мягкие луговые травы, а над головой, медленно поворачиваясь, будет висеть черный бархатный купол, усеянный серебряными вишнями звезд.
- Вот еще, - фыркнул Дагар. - Я не настолько жаден, чтобы мой ученик ночевал во дворе, словно собака. Трогай! Постучимся в последний дом и, если нас не впустят, заночуем в кибитке.
- Если не удвоите плату за постой, придется ночевать под открытым небом, - предупредил Янек, заранее зная исход.
Ожидания оправдались: дрессировщик вышел из последнего дома на краю деревеньки ругаясь и плюясь.
- Отъедем подальше, - предложил Янек, - и разведем костер.
- Как можно дальше от этих проклятых Ярдосом жадюг! Пусть их покарает богиня доброты и благожелательности за скаредность и бессердечность!
Мастер забрался в кибитку, плотник тронул поводья, и кони покорно двинулись в путь. Ругательства дрессировщика доносились до Янека до самых сумерек, когда они, наконец, проехали огороды и выехали на окраину небольшой рощицы.
Дрессировщик занялся лошадьми, а Янек разжег небольшой костер, собрав валяющиеся под деревьями сухие ветви.
Пламя разогнало полумрак и в то же время подчеркнуло сгущающуюся мглу. Плотник посмотрел в небо, но знакомого силуэта не увидел. Ночевать под открытым небом без защиты дракона было страшновато, и Янек постарался думать о мрачных громадах деревьев, как о растениях, а не как о зловещих фигурах сказочных великанов-людоедов.
- Зловонная пасть поганого Ярдоса! - выругался Дагар, споткнувшись о корень дерева. - Пусть и вас однажды не пустят на порог, когда дом ваш сгорит, а овцы и коровы сдохнут от голода!
Янек хмыкнул. Он развернул холстину, где были спрятаны запасы соленого мяса, хлеб и лук, и вздохнул. Все-таки человек слишком зависит от... всего. Даже от еды. Он вынужден делать запасы, чтобы не умереть с голода во время поездок, останавливаться там, где смог бы купить провизию и квас, и путешествовать, придерживаясь дороги. А драконы едят, когда хотят, - их кормит земля; останавливаются там, где понравится, - они не связаны деньгами; летают там, где заблагорассудится, - их дорога все небо!
Плотник прожевал мясо и снова посмотрел вверх. Дарла была уже хорошо видна, постепенно на темнеющем небе высыпали и другие звезды.
"Интересно, какие они на вкус? - подумал Янек. - Ты пробовал лизнуть звезду?"
Эргхарг не ответил, зато где-то слева громко хрустнула ветка.
Янек вздрогнул.
- Кто тут? - спросил Дагар, в его голосе слышалось раздражение. - Мы вооружены и никого не боимся!
- Они? - услышал Янек громкий шепот прямо за соседним кустом.
В тот же момент из-за деревьев выскочили четыре тени.
- Слева! - крикнул плотнику в ухо грубый хриплый голос.
Молодой человек успел только вскочить, как его со спины схватил некто высокий и очень сильный.
- Помогите! - крикнул Янек.
Ребра захрустели, незнакомец сжал его так, будто старался выдавить внутренности. Плотник понял, что не может дышать. Он извивался и брыкался, стараясь освободиться от стального захвата, но безуспешно. В паре тереллов от него хрипел Дагар, которого схватили двое неизвестных.
- Не дергайся, червячок.
К Янеку подошел четвертый мужчина и приставил к его горлу нож.
- У нас нет денег, - произнес Янек.
Он понял, что сил освободиться у него не хватит, поэтому опустил руки. На них напали разбойники. Они заберут кибитку и лошадей, а пленников бросят посреди степи. И им уже никогда не догнать похитителей Элиота, и никогда не восстановить то, что Дагар нажил за долгие годы выступлений.
Плотник сжал кулаки.
- Как звать? - поинтересовался верзила, подошедший к плотнику. Видимо, главарь банды. В полумраке Янек не мог хорошенько разглядеть его лицо, но если бы обладал зрением дракона, обязательно запомнил бы физиономию грабителя. Нашел бы и... разорвал на куски.
- Зловонная пасть поганого Ярдоса! - захрипел мастер. - Не говори!
- Да они это! - отозвался стоящий за спиной плотника. - Юнец, старик и кибитка. Кто еще попрется по этой дороге? Из Миловии в Тротс через Лорен-Тог обычно ездют.
- Сам ты, ездют! Не в глуши же живем, может, кого и принесло. Бывают же совпадения.
- Да какая разница? - спросил один из тех, кто держал дрессировщика. - Трупом больше, трупом меньше. Убьем этих, скажем, все сделали, вот и вся недолга. Король далеко, ему не видать.
"Убьем" - молнией пронеслось в голове Янека. Вот как обращаются с дрессировщиками в Сартре. Вот как встречают укротителя и его ученика. Пусть они не знают, с кем имеют дело... но будь здесь Эргхарг, от этих четверых, пахнущих псиной, скотов, осталась бы только горстка пепла!
Янек сжал кулаки так сильно, что проткнул ногтями кожу. Тягучие, медленные, словно во сне, капли проступили на поверхность, и вызвали в плотнике целую бурю эмоций.
Следующие секунды превратились для него в минуты. Чувства молодого человека обострились, он услышал скрип суставов руки, сжимающей нож у его горла, увидел, как напряглись мышцы, готовясь совершить смертельное движение, ощутил запах жареного поросенка, доносящийся из оставшейся далеко позади деревеньки, и почувствовал, как ладони наполняются огнем.
- Сволочь! - прорычал плотник, и схватил руку, сжимающую нож.
- А-а-а!
Лезвие, отразив свет танцующего медленный танец, костра, плавно полетело вниз.
Янек резко развернулся и прижал пылающие ладони к лицу разбойника.
- Сле-е-епну-у-у! - завопил мужчина и повалился на колени.
Стоящий рядом главарь не успел даже пошевелиться, плотник тряхнул кистями, готовясь вцепиться ублюдку в горло, и увидел, как с кончиков пальцев сорвались искры. Одна из них попала на одежду разбойника, и тот вспыхнул, словно был пропитан маслом.
Янек бросился к Дагару. Один из нападавших ринулся на помощь товарищам. Плотник отшвырнул его, будто тот совсем ничего не весил, и детина завизжал. Четвертого, пленившего дрессировщика, обезвреживать не пришлось. Он развернулся и бросился к роще. Плотник выдохнул, и в этот момент время вновь пошло со своей обычной скоростью.
Молодой человек зашатался и опустился на землю. Он смотрел на свои руки и улыбался. Трое напавших скрылись в лесу, четвертый, охваченный волшебным пламенем, с дикими криками, катался по траве, а потом затих.
- Ты... ты... - Дагар запинался. Он не мог выговорить ни слова, пораженный случившимся.
- Они не вернутся, - успокоил ученик дрессировщика.
- Как... ты... как...
- Идите спать, мастер, - произнес Янек. - Завтра нам снова предстоит долгая дорога.
Молодой человек слышал, как стучат зубы Дагара, и это доставляло ему удовольствие. Он не боялся. На минуту, показавшуюся ему очень длинной, он обрел нечеловеческие силы. Его ладони испускали огонь, его тело стало послушным, оно действовало, казалось, само, точно зная, что и когда нужно сделать. Его голова превратилась в лед, в камень, отчего мысли выстроились в четкие и ровные ряды; сомнения, страх и неуверенность исчезли, уступив место силе. Подобное Янек испытывал только когда находился в сознании Эргхарга.
Дрессировщик поднялся и молча скрылся в кибитке. Ученик не стал мешать мастеру и остался у догорающего костра. Этой ночью он не уснет. Он будет смотреть в небо, и знать, что частичка силы, частичка свободы, частичка... дракона проникла в его сущность и отныне он не просто слабый беззащитный юноша, но почти бог.
И теперь так будет всегда.

* * *


Эльфы продвигались вдоль границы О-шо очень быстро, им требовалось гораздо меньше времени на восстановление сил, чем людям, и усталость, благодаря магии, исчезала скорее. Быстрые, бесшумные, за день они преодолели расстояние, которое не осилил бы и конный, и к вечеру подошли к второму поселению О-шо. Небольшой городок, из которого в Ил'лэрию часто приезжали желающие приобрести безделушки, заряженные бросовыми заклинаниями.
Тэл'льяин был здесь однажды и неплохо знал город.
- Расходимся по двое, - предложил он и нарисовал на земле неровный овал. - Пять секторов. Сначала улицы, потом дома. Слушайте внимательно, детские голоса выше голосов взрослых, но не путайте девочек и мальчиков, лишние неприятности нам ни к чему. Мы не люди, мы избирательны, и имеем цель. Помните об этом.
Себе в напарники Тэл'льяин выбрал Рильбеста. Словно весенний ветер ворвались они в город и натянули луки.
- Пьюу!
- Пьюу!
Засвистели стрелы.
Человеческие дети падали бесшумно, не успевая даже понять, что умерли. Но без свидетелей не обошлось. Закричали мужчины, завизжали женщины, началась паника.
Старший народ продвигался через город, очищая его от детей, врываясь в дома, лишая родителей сыновей. Жители не успели опомниться, как улицы заполнили трупы мальчиков.
Тэл'льяин встретил своих людей на противоположном конце города.
- Что дальше? - спросил Рильбест. - Мы не можем проверить каждого убитого хомо обыкновениус. Как понять, что Эл'льяонт уничтожен? Когда придет время остановиться?
- Никогда, - ощерился Тэл'льяин. - Мы не можем рисковать. За сто лет полукровка мог потерять остатки магии, поэтому мы убьем всех.
- Раньше ты говорил по-другому, - с сомнением произнес один из эльфов. - И что на это скажет правитель?
- Гланхейл будет на нашей стороне, - Тэл'льяин погладил рубаху, под которой, заряженный магией, на серебряной цепочке висел его маленький помощник. - Правитель знает, что рано или поздно нам придется обнажить оружие. Несколько сотен и даже тысяч человеческих детей не сравняются по значимости с будущим целого народа. Люди этого не поймут и не пойдут на жертвы, но мы давно готовы к войне. И не остановимся.
Эльфы молчали. Каждый из них был готов подчиниться приказу старшего, каждый из них сознавал важность возложенной на них миссии, у каждого из них дома остались дети, за чье будущее стоило бороться. И каждый из них попал под действие медальона вожака, Тэл'льяин не сомневался.
- Мы с тобой, - произнес Рильбест.
- С тобой, - откликнулись остальные.
- Наши луки не дрогнут.
- Наши ноги не устанут.
- Да благословят нас боги.
- Khala eriler liehn! Вперед!

* * *


Три дня - небольшой срок, и Эл'льяонт не подозревал, сколь многое может измениться за это время.
Он успел привыкнуть к постоянно следующему за ним охраннику, хотя ему и становилось не по себе, когда приходило время посещать задний двор по нужде. Тахир не оставлял пленника в одиночестве, единственным исключением стала комната, которую своему "гостю" выделил Фархат. Порог этого помещения начищенные сапоги лейтенанта королевских драгун не перешагивали.
Эл'льяонт осмотрел весь дворец, заглянул во все помещения, куда ему позволил заглянуть Тахир, и оставил попытки к бегству. С бдительным охранником он не справится, а из комнаты, куда лейтенанту доступа не было, существовал лишь один выход.
Правитель Сартра сдержал слово, и не давил на Эл'льяонта, предоставив тому время для размышлений. Король приказал домочадцам и слугам относиться к эльфу, как к принцу, и если бы не тильдадильоновый ошейник, мальчик легко забыл бы, что во дворце он пленник, а не гость.
Сиянка, обидевшись неизвестно на что, к суженому не подходила, только за семейными трапезами позволяла себе задержаться взглядом на красивом лице будущего супруга и его тонких пальцах. Эл'льяонт видел интерес девушки, но понимал, что рассчитывать на ее помощь не может, а потому старался не думать о возможной женитьбе. Если он и согласится помочь Фархату в его смелой задумке, то на свадьбу согласия не даст. Эльфы женятся только по любви, вручая сердце той, с которой готовы делить свою весьма длинную жизнь. Сиянка, несмотря на свою привлекательность, не могла претендовать на место в сердце Эл'льяонта, к тому же, по ил'лэрийским законам он может жениться не раньше, чем отпразднует двухсотлетие.
Тем не менее, жизнь во дворце не была безмятежной. Каждый день, присутствуя на королевских приемах в качестве особо дорого гостя, Эл'льяонт встречался с неизменным спутником его величества Вильковестом. Если тот и был колдуном, ничем этого не показывал, и дракона на задний двор дворца не приводил. Старик носил яркие богатые одежды и смотрел на всех, словно мечтал раздавить. Даже король не избежал подобных взглядов, хотя Эл'льяонт не сомневался - Фархат ничего не замечал, правитель подставлял змее незащищенную шею, не задумываясь19.
Однажды мальчик нечаянно подслушал разговор сартрского короля с ви-эллийским посланником. Явившись на прием к Фархату, тот предложил сартрцам особые торговые условия. Эл'льяонт, которого не интересовали дела хомо обыкновениус, направился к выходу из тронного зала, однако в дверях задержался и услышал такое, чему не смог поверить.
- Должен предупредить ваше величество, - произнес гость, - о возможных проблемах с эльфийскими артефактами. Мы всегда были рады предоставить вам лучшие ил'лэрийские шелка, шкатулки с приятными снами, амулеты, избавляющие от гнойников и нарывов, поисковые палочки, булавочки, подгоняющие платье по фигуре, и прочие магические вещи, однако в скором времени это может закончиться.
- Эльфы перестали сотрудничать с торговцами? - удивился Фархат.
- Эльфы незаконно проникли на территорию О-шо и убили около тридцати детей.
- Да вы что! - Фархат так удивился, что даже привстал на троне.
- По крайней мере, именно эту цифру озвучил один купец из Рахана, - поклонился гость. - Он проезжал мимо сигнальной вышки и услышал разговор.
- Зачем эльфам убивать детей?
- Не знаю. Это очень похоже на глупую шутку, но в таком случае шутник не стал бы придумывать, что старший народ убивает только мальчиков и исключительно в возрасте от девяти до двенадцати лет.
Эл'льяонт тряхнул головой и вышел из тронной залы. Конечно, это просто слухи. Эльфам не нужны человеческие дети ни живые, ни мертвые. Старший народ ценит чужую жизнь и душу и не убивает кого бы то ни было без веской причины, а убийство детей оправдать нечем. Это просто очередные вымыслы хомо обыкновениус об эльфах.
Но почему столь жестокие? Неужели Фархат прав, и люди ищут повод для войны? Неужели хомо обыкновениус завидуют старшему народу столь сильно, что рискнут развязать войну с обладающими магией? Нет, не может быть. О-шо не справится с ил'лэрийцами, даже если объединится с Ви-Элле и Раханом. Тогда кому выгодны эти слухи?
- Слышал? - Тахир толкнул Эл'льяонта в спину. - Твои в атаку пошли.
- Глупости! - рассердился мальчик. - Мы не станем воевать! Нам не нужны ваши земли! А больше вы не можете предложить старшему народу ничего интересного.
- Кроме детей. Остроухим зачем-то понадобились наши дети.
- В мертвом виде? - возмутился полукровка. - Мы не некроманты, - Эл'льяонт сморщился. - Phalhalla renag boellieh.
- Переведи, - потребовал Тахир.
- Не позволяйте длинным языкам залезать вам в уши. Не верьте слухам.
Эл'льяонт решил последовать своему же совету, но на следующий день услышал новые известия. На утреннем приеме Фархату доложили, что эльфы не просто убили детей в одном из городов О-шо, но продвигаются вдоль границы к Ви-Элле, и количество жертв уже вплотную приблизилось к сотне.
- Не может быть, - сжал кулаки Эл'льяонт. - Невозможно. Это выдумки.
- Чересчур страшные выдумки, - ответил Фархат. - Хотел бы я не верить в это, но мои люди не лгут. Твой народ сошел с ума. Если так продолжится, О-шо и Ви-Элле выступят против Ил'лэрии. Ты помнишь, о чем я тебе говорил?
Эл'льяонт кивнул. Если раньше он сомневался, не хотел верить и мечтал поскорее вернуться домой, то теперь ему стало необходимо удостовериться, что все это неправда.
- Не может быть, чтобы эльфы убивали детей!
- Тем не менее, это так, - Фархат поманил ребенка к себе, а когда тот приблизился, зашептал: - Жители О-шо изумлены, ви-эллийцы озлоблены, раханцы готовятся встретить незваных гостей оружием. У слухов длинные ноги. Эльфы убивают детей, и движутся очень быстро. Учти это при своих размышлениях.
- Долг каждого эльфа следовать закону, - ответил Эл'льяонт, - и предназначению.
Он замолчал, и король верно истолковал молчание.
- Ночью, - негромко произнес он, - устроим разговор со звездой. Ты поймешь, что именно тебе предстоит изменить судьбу Ил'лэрии, примирив людей и эльфов. Ты впишешь свое имя в историю, а мое имя будет стоять рядом.

Эл'льяонт нервничал. Утром истекал срок его размышлений над предложением Фархата, а с минуты на минуту настанет полночь, и он узнает то, что не позволила узнать ему его мать. Может быть, его предназначение действительно состоит в том, чтобы примирить старший народ и хомо обыкновениус и предотвратить войну, для которой у людей неожиданно появились веские причины? Может, Кьолия выслала его из страны именно поэтому, опасаясь, что ее сын погибнет в борьбе за мир, а не потому, что он служил напоминанием о греховной любви к хомо обыкновениус? Хорошо, если бы это было так!
Они стояли в королевском саду: эльф, король и его новый первый министр. Слуги расположились в отдалении, держа в руках горящие лампы, готовые в любой момент их погасить. К Diehaan следовало обращаться в полной темноте.
Эл'льяонт сомневался в успехе. Он знал ритуал, и пытался поговорить с Вещающей в первую же ночь, когда Дагар остановился ночевать прямо посреди поля. Звезда не откликнулась. Возможно, ей требовалась магия сотого дня рождения, эльфийская земля или сила, которой у Эл'льяонта было недостаточно. В любом случае, волшба Вильковеста вряд ли сработает - ни первого, ни второго, ни третьего у полукровки не было. Тем не менее, он наблюдал за королевским министром с внутренней дрожью.
Вечером накануне ритуала, Вильковест приказал вырвать из земли все цветы и утрамбовать в саду круглую площадку, на которой могла бы поместиться корова. Теперь колдун серебряным копьем начертил на земле ровную шестиконечную звезду и заполнил каждый луч непонятными рисунками. Один из них походил на эльфийский знак "свершение", но другие Эл'льяонт не узнал. После этого, Вильковест приказал эльфу встать в центр и начал читать заклинания, переходя от луча к лучу, сбрызгивая землю жидкостью из небольшого хрустального флакона.
- Свет долой! - повелел колдун. - Diehaan готова говорить.
Слуги погасили лампы, и удалились. Сад погрузился во тьму.
Эл'льяонт закрыл глаза и развернул ладони навстречу небу. Он попытался отрешиться от всего земного, сосредоточившись на ощущениях души, постарался изгнать из сердца сомнения, отдавшись на волю сиянию, исходящему от звезды.
И Diehaan заговорила.
Эльф вздрогнул, когда услышал тихий голос.
"Твоя жизнь будет яркой, словно вспышка на солнце, - прошептала Diehaan. - Твоя судьба: вести за собой людей, открывать новые дороги и менять судьбы. Ты сделаешь несчастными сотни эльфов и людей, но осчастливишь в тысячи раз больше".
Эл'льяонт задрожал. Свет Diehaan становился все ярче, проникал под кожу, касался внутренних органов, тянулся к сердцу...
"По твоему слову будут строиться новые отношения, возникать ранее не существовавшие связи, по твоему приказу будут разрешаться споры и конфликты, ты войдешь в историю как один из лучших правителей Ил'лэрии. Но всю жизнь будешь несчастен".
"Правитель?!" - мысленно воскликнул мальчик, и почувствовал, как ледяные лучи Diehaan сковали его сердце и уста. Больше он ни о чем не мог спросить, как не мог пошевелиться или даже вдохнуть.
"Ты проживешь необычную жизнь, - продолжила звезда. - Тебе будут завидовать, тебя будут пытаться убить, но ты умрешь своей смертью. Ты сам выберешь ее равнодушные объятья, когда познаешь истину. А пока... впереди великое будущее. У тебя много дел. Иди, маленький полукровка. Время пришло!"
Эл'льяонт судорожно вдохнул, и понял, что Diehaan закрылась. Он знал, что король и Вильковест ничего не слышали, и некоторое время просто молчал, вслушиваясь в тишину и собственное дыхание.
Фархат оказался прав. Он не просто полукровка, позорная смесь крови хомо обыкновениус и старшего народа, он эльф. Следующий правитель Ил'лэрии. И его время пришло. Неизвестно, что случилось со старшим народом за четыре года его отсутствия, и почему братья начали убивать человеческих детей. Он разберется. Он положит этому конец. И если для этого придется сместить или... убить Гланхейла... он сделает это.
- Я принимаю твое предложение, король, - твердо произнес Эл'льяонт. - Отныне мы союзники.
- Хорошо.
Правитель Сартра подошел к бывшему пленнику и положил руки ему на плечи.
- Повернись, сын мой, я сниму с тебя ожерелье.
Эл'льяонт повернулся к Фархату спиной и почувствовал, как исчезает последнее, что связывало его с прошлой жизнью. Теперь он знает свое предназначение. Теперь он свободен и волен действовать так, как подсказывает сердце.

Глава 13

До первого выстрела


- Все это нам только на руку.
Фархат ходил по библиотеке, заложив руки за спину, и улыбался. Впервые за долгое, очень долгое время он был счастлив. Наконец он чувствовал себя настоящим королем, всемогущим существом, держащим в руках ниточки судеб тысяч людей, практически богом!
- Все это нам только на руку, - повторил Фархат и прищурился.
Его первый министр сидел в кресле, сложив руки на животе, и слушал своего повелителя. Или делал вид, будто слушал.
С каждым днем старик нравился королю все меньше. Вильковест был жаден, охоч до власти, неуважителен и равнодушен ко всему, кроме личных нужд. Фархат жалел о моменте, когда его губы прикоснулись к фиолетовому, переливающемуся серебряными искрами, зелью, которое связало его жизнь с жизнью колдуна, однако выбора у его величества не было. Знай сартрский правитель тогда то, что знает сейчас, все равно поступил бы точно так же.
Доверия сухой старик, которому только Ярдос знает, сколько лет, у Фархата не было, и король всерьез опасался, что он просто пешка в изощренной шахматной партии, которую затеял колдун. Мотивы, которыми руководствовался Вильковест, предлагая сартрскому правителю помощь, оставались неизвестными. Не получится ли так, что первый министр превратится в первого короля объединенных земель?
Фархат не озвучивал свои мысли, и тайно предпринял кое-какие шаги по поиску "противоядия", которое разорвет связь между его жизнью и жизнью дрессировщика. Вильковеста следовало уничтожить раньше, чем он найдет способ уничтожить своего повелителя.
- Не знаю, правда ли эльфы убивают детей, - потер руки Фархат, - но мы воспользуемся этим обстоятельством. Слухи появились очень вовремя. Скажи честно, уж не ты ли их распустил?
- Я не распускаю слухи, мой король, - оскалился колдун, - я делаю дела. Эльфы действительно пошли в атаку, можете мне поверить. Теперь у полукровки есть не только цель, но и стимул поскорее ее достигнуть.
- Он рвется в бой, - хохотнул Фархат. - Требует, чтобы его отпустили, спешит повидаться с ил'лэрийским правителем Гланхейлом.
- Гланхейл пока не знает о том, что творят его поданные.
- Думаешь? - поднял брови Фархат.
- Уверен. Но это неважно. Поезжайте с полукровкой, мой король. Соберите войско, представьте мальчишке людей как охрану, и как парламентеры двигайтесь через Миловию к стране эльфов. Тем временем, следуя нашему плану, отправьте основные силы через Арканы. Сохранить тайну не получится, поэтому пустите ложный слух, будто отправляете войско с единственной целью: оказать сопротивление эльфам, если те вдруг взбунтуются и не пойдут на переговоры, а возьмутся за луки. Войско прибудет к Каюри и без труда пройдет через это королевство к самой границе с Ил'лэрией. Вы тем временем заключите союз с Ви-Элле и, если получится, О-шо. К тому времени они сами будут искать союзников, чтобы усмирить старший народ. Объединившись, да еще с полукровкой, которому предначертано стать следующим правителем Ил'лэрии, вы покорите эльфов, а там...
- Все так, - Фархат задумчиво посмотрел на Вильковеста. - Ты приготовил заклинания от драконов?
- Ваша армия получит столько магии, сколько потребуется, - уверил колдун. - Ни один солдат не погибнет в лапах летающих тварей. Или мой король не доверяет своему министру?
- Доверяет, - солгал Фархат. - Поэтому берет тебя с собой.
- С вашего позволения, - склонил голову Вильковест, - я плечу на драконе.
- Позволяю. Мы двинемся не по тракту, а по прямой, будешь указывать путь. Заодно пусть миловийцы увидят нашу силу, пусть думают, будто на мою сторону перешли истинно свободные.
- Вы должны помнить, мой король, что эльф считает нашу миссию мирной.
- Я объясню это своим гвардалам, но если миловийцы нас не пропустят? Король Миловии считает себя благодетелем всего Аспергера, мнит, будто без его защиты мир рухнет. Мы можем сотрудничать с остальными королевствами только через миловийцев, и чтобы подойти к Ви-Элле, должны перейти через южные миловийские Провинции. Проклятый Иженек думает, будто вправе решать судьбы соседей! Он объявил меня врагом и запер в собственном же королевстве!
- Осмелюсь напомнить, мой король сам напал на Миловию.
- Это было больше двадцати лет назад, и не может служить поводом для обособления! Вот увидишь, Иженек не пропустит наше войско через свою территорию. Он не поверит в парламентеров, тем более, мы таковыми и не являемся.
Фархат сжал кулаки.
- Я не могу взять с собой меньше тысячи, а этого достаточно, чтобы заподозрить агрессию и отказать в проходе.
- Будет стычка на границе, - откликнулся Вильковест. - Не страшно. Эльф поймет необходимость малой жертвы ради всеобщего блага.
- Эта стычка может нам дорого обойтись. Что будет делать Иженек, узнав, что его указание для нас пустое место, соберет войско?
- Мой король не должен волноваться. Отправьте посла к Берсер-Логу, пусть их командир свяжется с Иженеком и получит разрешение на проход, допустим, сотни человек. Миловиец поверит в мирную миссию увещевания эльфов и оказания помощи О-шо, ведь всяк судит по себе.
- Сотня? - Фархат схватился за голову. - Это ничто!
- Иженек будет думать, что нас ровно сто, - объяснил старик. - Никто не воспрещает вам обмануть миловийского правителя и провести через его границу хоть три тысячи. Командир поста в Берсер-Логе, получив указание пропустить парламентеров, не осмелится нарушить приказ короля. Мы пройдем тихо, и у Иженека не будет повода созывать войска.
- Так и поступим, - решил Фархат. - Займись заклинаниями, а я придумаю, чем отвлечь нашего волшебного гостя, пока войско не уйдет к Арканам. Может, не стоит дожидаться совершеннолетия Сиянки, и устроить свадьбу?
- Боюсь, мой король, мы немного ошиблись. Этот брак не будет иметь для мальчишки никакого значения, их законы разрешают им вступать в брак только после двухсот лет.
- Он перепишет законы, когда взойдет на престол, - махнул рукой король. - А нам нужно привязать его к себе, чтобы эльфы помогли нам с Миловией.
- Как пожелаете.
Колдун поднялся и направился к выходу. Фархат поморщился. Старик забыл свое место! Он не поклонился и произнес последнюю фразу без должной почтительности!
Фархат в ярости сбросил с полки шкафа несколько книг.
Вильковест не должен жить! Он поможет Фархату осуществить мечту, и умрет! Сартрский правитель поклялся на крови, что найдет средство, которое позволит ему разрушить чары фиолетового зелья.
Фолианты с громким стуком упали на пол, одна из книг раскрылась, будто приглашала ознакомиться с содержимым страницы. Король отвернулся, но спустя мгновение уже бережно поднимал книгу.
Мать, покойная королева Маргарита, была мудрой женщиной, и много знала об устройстве мира, богине Айше, властелине черного царства Ярдосе и невидимых силах, пронизывающих мироздание. Она рассказывала, что человек сам выбирает свою судьбу и дорогу, но иногда боги подсказывают, в каком направлении стоит двигаться. Если совет исходит от Айши, к нему стоит прислушаться, а если от Ярдоса, нужно сделать все в точности наоборот, тогда тебя ждет успех и удача. Вот только боги не могут обращаться к людям напрямую, поэтому используют вещие предметы и книги.
Фархат почувствовал, что открывшийся фолиант - знак, и ему обязательно нужно прочесть предсказание. Книга называлась "Истории переселений" и была единственной в библиотеке сартрского правителя, принадлежавшей перу эльфийского писателя.
В своем труде, известном по всему Аспергеру, Динненхайл описывал землю такой, какой она была, когда люди и эльфы только начинали осваивать территорию. Старший народ обосновался на земле, где сосредоточилась магия, а люди расселились повсеместно. В те стародавние времена миловийцы, сартрцы, ви-эллийцы и прочие народы говорили на общем языке, который со временем преобразовался, однако люди без труда понимали друг друга. И только эльфы, отделившись от хомо обыкновениус, стали разговаривать на особом наречии. Они сразу поставили себя выше других, объявив, что дела человека их не интересуют.
Земные правители были показаны в книге рассудительными и расчетливыми. Многовековая война за территории казалась Динненхайлу глупой и бесполезной затеей, а расселение - крайне неудачным. За Арканы, где обитали драконы, ушли многие, но ни один не вернулся, и никогда ни в одно известное королевство не приезжал посланник царства, находящегося за горами. Фархату попался отрывок именно об этом.
"Они, безусловно, погибли, - писал Динненхайл. - Люди не смогли преодолеть горы, ибо истинно свободные не терпят чужаков. Драконы не вмешиваются в дела людей, они озабочены лишь собой и никогда не станут сотрудничать с человеком. Хомо обыкновениус до сих пор считают небесных воинов неразумными животными, что вполне оправдано - истинно свободные видят в людях недостойных существ, а значит, для драконов они ничем не лучше буйволов, пасущихся на лугах. Земля поделилась на три территории: землю магии - Ил'лэрию, царство истинно свободных - Арканы, и людские королевства. Мы слишком разные, чтобы жить в мире, а люди всего лишь условно могут быть отнесены к категории разумных, поэтому придет время второго переселения".
Всю вторую страницу занимал рисунок: схематичное изображение огня, в котором гибнет все живое.
Фархат захлопнул книгу и поставил ее на полку. Динненхайл предсказал верно. Война будет, и развяжет ее именно человек, но никто не знает, чем она закончится. Огонь можно толковать и как смерть, и как очищение. Осталось только угадать, какой бог заставил фолиант раскрыться именно на этой странице.

* * *


Янек изменился. Эргхарг чувствовал это, и изменения доставляли дракону удовольствие. Его луноликий развивался, совершенствовался, следовал по пути духа, подчиняя тело законам, не ведомым другим хомо обыкновениус.
Недавний эпизод с напавшими, которому Эргхарг, к сожалению, не был свидетелем, в воспоминаниях ученика дрессировщика ничуть не поблек, не замутился, как это случалось с обычными воспоминаниями. Истинно свободный раз за разом просматривал яркие картинки в голове Янека и наслаждался силой своего луноликого.
О, мудрый Крхэнгрхтортх! Скорее бы пришло время их связи! Быстрее бы наступил день, когда он прильнет к чистой, сильной и яркой и-ши бывшего плотника! Ничего в своей жизни Эргхаргу не хотелось больше, чем ощутить волнующее прикосновение, наполняющее восторгом, позволяющее душе вознестись к высшим слоям мира, где хранится мудрость предков.
Янек чувствовал нетерпение дракона, однако те изменения, которые в нем произошли, и которые так радовали Эргхарга, на некоторое время отодвигали первое причастие. Дракон понимал это и, несмотря на нетерпение, принимал. Его луноликий изменился.
Прежде всего, из сознания бывшего плотника исчезла неуверенность, присущая всем хомо обыкновениус любого пола и возраста: неуверенность в себе и завтрашнем дне. Янек перестал волноваться по пустякам, его больше не интересовали мелочи, обычно занимающие головы людей, он стал спокойнее и равнодушнее, сильно приблизившись духом к драконам, и оставаясь при этом обычным парнем.
Сознание молодого человека стало чище, теперь Эргхаргу после каждой связи не хотелось поскорее очиститься, и он мог выдерживать нахождение внутри человека несколько часов. Янек, ранее не замечавший чужого присутствия, теперь встречал истинно свободного с радостью. Дракон воспарял к небесам, замечая, что и радость, и все чувства его луноликого претерпели изменения. Теперь в них не было беспорядка, не было искр и посторонних примесей, это были чистые чувства, как слюда, как проточная вода, как небо.
С того происшествия, когда Янек спас себя и дрессировщика от рук бандитов и сжег их главаря, изменился и Дагар, вернее, его отношение к ученику. Теперь дрессировщик сидел на козлах, позволяя молодому человеку отдыхать в кибитке, и практически не разговаривал. Эргхарг не понимал, как можно бояться его луноликого? Впрочем, он не понимал и того, как можно бояться истинно свободных, однако отчетливо ощущал синие проблески страха в и-ши Дагара.
"Это магия?" - спросил Янек, когда на следующий после нападения день они выехали из города и встретились с Эргхаргом в степи.
"Магия, - подтвердил дракон. - Ты меняешься".
"Я рад".
Луноликий молчал почти сутки, рассматривая свои ладони и пытаясь постичь природу волшебства. Эргхарг не сомневался, что у Янека все получится, он наблюдал за ним, чтобы стать свидетелем рождения чуда. И не упустил момент.
Молодой человек сидел в кибитке, откинув полог и свесив ноги к земле. Он встряхивал кистями, пытаясь вызвать ощущения, которые появились у него во время схватки.
"Я был в ярости, - поделился Янек мыслями с истинно свободным, - а в первый раз, у лесного ручья, злился на Дагара за то, что тот не позволяет мне поделиться с тобой и-ши. Магия связана с настроением? Хотя в первый раз, когда водил коней на водопой, был спокоен".
"Эмоциональный фон не связан с магией напрямую, - отозвался Эргхарг. - По крайней мере, наши ученые не нашли эту связь, однако про хомо обыкновениус ничего сказать не могу. Мы можем исторгнуть огонь в любой момент, стоит только вдохнуть воздух через ша-яну, а у вас ша-яны нет. Теоретически, человек не может стать магом, но и-ши никто толком не исследовал. Не было испытуемых".
"На меня не рассчитывай, - мысленно улыбнулся Янек и встряхнул кистями.
Неожиданно с кончиков пальцев сорвались искры. Одна из них попала на полог, и ткань задымилась.
- Зловонная пасть поганого Ярдоса! - выругался Янек, разглядывая небольшую дырку. - Так всю кибитку спалю.
В его голосе дракон слышал довольство. Редкое раньше, состояние радости, комфорта и удовлетворения теперь постоянно доминировало во внутреннем фоне луноликого. Его перестали тревожить повседневные проблемы, он стал прохладнее относиться к Дагару и уже не считал его своим учителем. Дрессировщик безнадежно отстал от ученика, и Янек не обращался к мастеру за помощью. У него появилась сила, которой раньше не было, это все равно, что приобрести дополнительную конечность: нужно научиться ею пользоваться и привыкнуть, чтобы она не доставляла хлопот и всегда была наготове, когда понадобится.
Эргхарг помнил, как учился летать. Сколько раз падал, разбивая нос, царапая кожу живота об острые камни, сколько раз его сердце замирало, когда крылья, не привыкшие к непостоянству воздушного пространства, нечаянно заставляли тело сделать крутой вираж или завалиться на бок. Сейчас Янек не понимает, сколько проблем может доставить ему магия огня, и неоправданно рискует, но со временем научится контролировать себя и управлять потоками энергии.
Прошлой ночью дракон спал рядом со своим луноликим. Он лежал, накрыв перепонкой крыла хрупкое человеческое тело, и внимательно следил за тем, чтобы нечаянно не раздавить Янека.
О, небо! Он тоже изменился! Уровень жидкости в сообщающихся сосудах всегда находится в равновесии. Кое-что Янек получил от истинно разумного, а что-то и Эргхарг почерпнул у хомо обыкновениус. В частности, почему дракону вдруг захотелось почувствовать рядом с собой тепло человеческого тела? Однако противиться порыву он оказался не в состоянии. Наверное, похожее чувство заставляет людей искать свою вторую половину. Он, Эргхарг, свою уже нашел.
Мудрый Крхэнгрхтортх, несомненно, посмеялся бы - где это видано, чтобы дракон что-то перенимал у хомо обыкновениус?! Тем не менее Эргхарг чувствовал, что изменения только начались. Луноликий и истинно свободный движутся навстречу друг другу, и будут двигаться до тех пор, пока их внутренние силы и сущности не уравновесятся, пока уровень жидкости не выровняется. Чем это грозит ему? И чем это грозит человеку? Станут ли они такими непохожими на людей и драконов, что потеряют свое место в жизни? Или подобный мрачный прогноз преждевременен?
Между тем изменения, произошедшие с луноликим, не заметить нельзя. Даже Дагар обратил внимание на сухость и отстраненность Янека, которого теперь занимала только магия.
О, небо! Что же будет дальше?!
Эргхарг сделал круг над полем, где путешественники остановились на ночлег, и выпустил струю огня. Внизу засмеялся луноликий, и ночную тьму пронзил яркий, как тысячи солнц, огненный луч.

* * *


Командир пятого отряда приграничной миловийской армии Жосер, начальник первого поста Берсер-Лога, второй час беседовал с приезжим. Почему его ребята посчитали этого толстяка с тройным подбородком подозрительным, знает только Ярдос, однако Жосер снова сдвинул брови, надеясь, что его наигранное неудовольствие выглядит достаточно правдоподобным, и поднялся со стула.
- Милейший, - произнес он, разглядывая жемчужные пуговицы кафтана торговца, - мы тут не в шарады играем. Что скрываете, спрашиваю?!
- Ничего, ваше начальство! - всплеснул руками толстяк. - Честное слово! Я простой купец! У меня лавка в Тротсе. Ну хотите, проверьте!
- Некогда мне проверять. А вот товар твой мои мальчики пощупают.
- Умоляю! - купец сплел пальцы-сосиски и уставился на начальника поста свиными глазками. - Там ценное ароматическое масло! Если откупорить пробки, эфир улетучится!
- А если не откупорить, улетучатся мои погоны, прихватив с собой голову. А вдруг у вас там самоцветы? В рудниках сейчас неспокойно. Вы, милейший, лучше не крутите, говорите, как есть: куда едете и зачем.
- В Бархест, - обреченно повторил толстяк. - Родственник там у меня.
- Профессия родственника?
- Парфюмер. Масла нужны ему для притирок и духов.
- Кому в Бархесте нужны духи? Городок небольшой...
- Да говорю же, продает он духи! В Сартр отвозит!
- Не складно, - качнул головой Жосер и подошел к окну. - Правду рассказывайте, милейший. Не выпущу, пока не узнаю!
- Ваше начальство!
Жосер поднял плечи - судя по звуку, толстяк повалился на колени. Оборачиваться не стал.
- Ваше начальство! Айшей клянусь! Всем самым дорогим, что есть! Правду говорю! Брат у меня в Бархесте троюродный! Парфюмер в третьем поколении!
Начальник первого поста Берсер-Лога зевнул. Ну что сегодня за день, обоссы его Ярдос! Сначала муха разбудила, едва рассвело, теперь этот никчемный торговец уверяет, будто везет масло. Видел он, в чем масло перевозят! Подозрительный тип. Но с ним ребята могли бы и сами разобраться, всего дела-то: открыть кувшинчики, да понюхать. А пока пусть распинается, чтобы неповадно было честных вояк обманывать.
Нет, не о таком развлечении Жосер просил небеса, а о настоящем. О шпионе, например, или о дрессировщике с очередным драконом. На представление прошлого, назвавшегося Дагаром, командир так и не попал, да и не слышал, чтобы народ бурно выражал восхищение. Видать, никудышный дрессировщик попался, и дракона народу демонстрировал, не выпуская из клетки. А так - никакого интереса.
- Обоссы меня Ярдос!
- Честное слово, ваше начальство! Масло там! - вновь заныл толстяк.
В дверь постучали.
- Вот сейчас и узнаем, какое масло везешь, - повернулся к купцу Жосер. - Заходите!
Дежурный, как полагается, отдал командиру честь и щелкнул каблуками.
- Неотложное дело, ваше начальство. Прибыл посол из Сартра.
- Сартрский гонец? - поднял брови Жосер и мысленно потер руки. Вот оно, настоящее развлечение! - Веди. А этого, - кивнул он на толстяка, - пусть ребята пощупают.
- Слушаюсь! Пройдемте, милейший.
Жосер надел снятый по случаю всеобщей расслабленности мундир, лизнул пальцы, пригладил торчащий вихор и сел за стол. В это же мгновение дверь открылась, и в кабинет начальника первого поста Берсер-Лога вошел сартрский посланник - маленький жилистый человек в военной форме офицера старшего звена. Ростом гонец не вышел и, видимо, поэтому держал голову необычайно высоко, так, что казалось, будто он пытается достать носом до неба.
Жосер поднялся и представился:
- Командир первого поста Берсер-Лога Жосер. Приветствую вас в миловийском Приграничье.
- Благодарю. Гвардал сартрской королевской армии Борех, - отрапортовал гость.
- Присядете?
Жосер указал на кресло и сам сел на стул.
- Благодарю, - кивнул коротышка. - У меня дело чрезвычайной важности и срочности.
- Слушаю вас внимательно.
- Мой король желает проехать по вашей территории.
- Его величество Фархат? - уточнил Жосер.
- Именно. Вы слышали, что эльфы учинили в О-шо?
- Слухи доходили, - вздохнул начальник поста. - Жаль ребятишек, если это действительно правда.
- Это правда.
- Очень странно, - качнул головой Жосер. - Старший народ всегда вел себя мирно.
- Все меняется. Теперь остроухие стали агрессивными, и нацелили свои луки на Ви-Элле.
- Они уже и туда добрались?
Борех кивнул, умудрившись при этом еще выше задрать нос.
- Поэтому мой король просит разрешения пройти через вашу территорию. Он едет к правителю эльфов Гланхейлу с мирной миссией.
- Сколько человек с ним будет? - спросил Жосер, мысленно потирая руки в предвкушении развлечения.
- Сотня.
- Когда он намеревается придти?
- Он уже в пути. Его величество Фархат не сомневается, что король Иженек пропустит его, но, соблюдая условия договора, заключенного по окончании последней войны, предупреждает заблаговременно.
Жосер кивнул.
- Я сообщу своему королю, уверен, он и сам присоединился бы к его величеству Фархату ради благой цели. Гланхейла нужно урезонить, попытаться вмешаться и решить конфликт мирно, пока не стало слишком поздно.
Сартрский гость поднялся.
- Ответ будет получен не позднее завтрашнего полудня, - пообещал Жосер. - Советую осмотреть нашу крепость и посетить рынок. Иногда к нам завозят замечательные вещи из Ил'лэрии.
- Благодарю.
Борех удалился, а начальник поста потер руки. Наконец-то Айша смилостивилась и послала настоящее развлечение! Завтра сартрская сотня пройдет мимо его окон. Он будет зорко следить за военными и королем, высматривая малейшие признаки агрессии, хотя Берсер-Лог не возьмут и пятьсот человек. Вряд ли Фархат затеял путешествие с единственной целью, наверняка его черная голова придумала что-то дьявольское, но с сотней он никому не страшен.
- Ванарек! - выглянул командир поста в окно. - Нужно связаться с Лорен-Тогом, приготовь мне синий и красный краситель для сигнального дыма, я лично сообщу новости соседям.

* * *


"Впереди справа армия", - предупредил Янека Эргхарг.
Ученик дрессировщика приподнялся на козлах, стараясь рассмотреть то, что увидел дракон, но ничего не заметил, даже облака пыли.
"Я покажу", - отозвался истинно свободный, и втащил луноликого в свое сознание.
Янек взлетел к облакам. Его сердце восторженно забилось, желудок ухнул глубоко вниз, душа наполнилась радостью и покоем.
"Ну почему ты так редко позволяешь мне летать с тобой!" - мысленно воскликнул Янек.
Дракон не ответил, он смотрел на землю, давая луноликому возможность самому взглянуть на армию.
Сартрский король собрался на войну, понял Янек. Зачем еще ему понадобилось столько народа?
"Тысяча", - прикинул Эргхарг.
"Не меньше", - отозвался ученик дрессировщика.
"Я не стану снижаться и приближаться чересчур близко, чтобы нас не заметили".
"Люди редко смотрят в небо. Впрочем, мне и отсюда все хорошо видно".
Армия двигалась быстро. Впереди шесть длинноногих коней, их всадники везли сине-белые сартрские флаги, за ними следовал небольшой отряд легко вооруженных конных, в спину которым дышали белые лошади, везущие золоченую королевскую карету.
"Что происходит? В той карете Фархат, или она всего лишь отвлекает внимание, ведь война - не королевское дело?".
"Сегодня ты найдешь ответы на многие вопросы", - откликнулся дракон и быстро закрыл дальний слой мыслей. Он знал больше, чем хотел озвучить, Янек должен был догадаться обо всем самостоятельно.
Луноликий улыбнулся и потянулся к истинно свободному, чтобы поделиться своей радостью.
"Это испытание?" - спросил он, и почувствовал легкое колебание эмоций. Дракон подтвердил и выразил уверенность в том, что хомо обыкновениус справится.
"Будь мной", - разрешил Эргхарг, и растворился, оставив Янеку органы чувств и внутренние ощущения.
Минуту луноликий просто наслаждался полетом, потом всмотрелся в ряды воинов.
"Солдаты в основном конные, - прикинул бывший плотник, - пехоты немного, и вся она растянулась по степи на сотни тереллов, королю придется остановиться, чтобы подождать отстающих. За пехотой - осадные орудия, катапульты и крытые телеги. Наверное, пушки. Совсем далеко - стадо коров - пища на первое время. С тысячей можно завоевать небольшое королевство за землями эльфов, но не Миловию. Значит, минуя Берсер-Лог, Фархат отправится не к столице, а к Ви-Элле или О-шо. И все равно этого недостаточно. Фархат не может не понимать, что при таком количестве войска, его шансы равны нулю. Значит... он едет не воевать. Тогда зачем катапульты?"
Эргхарг повернул, и Янек увидел на горизонте Арканы, армия из поля зрения исчезла.
"Вернись", - попросил он дракона.
"Ты увидел достаточно, теперь чувствуй. И думай".
"О чем? Я не знаю, что задумал Фархат".
Истинно свободный не откликнулся, и луноликому оставалось только последовать его совету. Янек отбросил мысли и сосредоточился на ощущениях.
Он чувствовал ветер, ласкающий плечи, живот и обтекающий крылья, чувствовал тепло солнца, слышал бряцанье оружия, доносившееся со стороны войска. Сердце билось мощно и часто, легкие вдыхали кислород, а кровь распределяла его по всему телу, даря мышцам силу и энергию.
"Что я должен почувствовать?", - спросил ученик дрессировщика, и вздрогнул.
Откуда-то справа, с той стороны, где осталось войско сартрского правителя, едва заметно веял ветерок темноты. По-другому назвать то, что почувствовал Янек, ученик дрессировщика не смог. Это была чужая энергия, сила, нечто молчаливое и зловещее.
"Молодец, - удовлетворенно произнес Эргхарг и взмыл к солнцу. - Смотри!"
В первый момент луноликий не понял, куда нужно смотреть, глаза истинно свободного смотрели в небо и видели только белые облака. А потом Янек заметил крохотное облачко, которое быстро приближалось, увеличиваясь в размерах. И двигалось оно против ветра.
Черная энергия усилилась, теперь это было не легкое дуновение, а целое море мрака, и оно потянуло свои щупальца навстречу дракону.
Эргхарг поднырнул под щупальца и поднял голову. Облако обрело более четкие края и... крылья.
"Дракон! - понял Янек. - Тот самый, что был с похитителем Элиота?!"
"Тот самый", - подтвердил истинно свободный.
"Наши поиски закончены, - сердце луноликого наполнилось смесью радости и тревоги. - Ты чувствуешь Элиота?"
"Эл'льяонт в повозке", - откликнулся дракон.
"В золотой карете? С королем?"
"В обычной повозке. Насчет короля, не знаю, но рядом с эльфом кто-то обладающий большой магической силой. Наверное, кто-то из старшего народа, только какой-то странный".
Эргхарг развернулся к земле и выбросил Янека в его тело.
- Зловонная пасть поганого Ярдоса, - выругался бывший плотник. - Предупреждай в следующий раз. Пожалуйста.
"Хорошо", - ответил дракон.
От неподвижного сидения на козлах руки и ноги молодого человека затекли, шея превратилась в каменный столб. Янек натянул поводья и спрыгнул размяться. Спешить нужды больше не было. Элиот жив, здоров и сам приедет к ним.
- Чего стоим? - донесся из кибитки недовольный голос дрессировщика.
- Нужно свернуть с дороги, - Янек заглянул к учителю. - Фархат едет воевать, нам не стоит встречаться с его войском. И...
- Что?!
- Элиот с ним.
- С войском? Откуда ты... - Дагар запнулся. - Делай, что считаешь нужным.
- Я подъеду к войску сбоку, - предложил Янек, - а дальше - ваша забота. Элиот не боится, его никто не держит, он едет с сартрским войском по собственной воле. Мы зря его преследовали.
- Не зря!
Луноликий задернул полог. Если раньше выкрики, ругань и угрозы Дагара его тревожили, чуть позже - раздражали, то теперь он не чувствовал ничего. Дрессировщик беспокоится за мальчика. Зря беспокоится. Волнение ни к чему не приведет, лишь внесет хаос во внутренний мир, что отразится на духе, настроении и физическом состоянии.
Дагар несовершенен, он никогда не сможет смотреть на мир спокойно, почти как дракон, а Янек этому научился. Теперь луноликий считал неважным многое из того, что еще месяц назад казалось самым главным в жизни. Чувства, привязанность, любовь... все, что вызывает трепет в сердце и наполняет существо дрожью и хаосом.
Луноликий запрыгнул на козлы и хлестнул коней. Он отъедет в сторону, и будет ждать, пока войско не проедет Берсер-Лог. Потом, если Дагар захочет, они догонят королевскую карету, а там...
Янек зевнул. Ему было безразлично, что будет дальше.

* * *


Ночью Жосер не сомкнул глаз. В голове вертелись странные, нехорошие мысли, хотя, казалось, он должен радоваться исполнению мечты. Вот она, настоящая жизнь, отвлечение от однообразных, похожих друг на друга, будто мухи, будней.
- Видать, совсем от войны отвык, - буркнул командир первого поста Берсер-Лога, поднимаясь с кровати. - Хотя и войны-то никакой нет. Подумаешь, сотня!
Разумеется, Иженек дал добро на проход небольшой армии Фархата через миловийскую землю. Лорен-Тог передавал королю Сартра пожелания удачи в трудном и ответственном деле переговоров с эльфами. Будь воля Жосера, он бы эту сартрскую рожу и на тысячу тереллов к Берсер-Логу не подпустил! Скорее земля перевернется, чем кусачая собака позволит себя погладить. Не может в голове Фархата родиться мирная мысль, не такой он человек!
- Старый стал, - обругал себя командир, оправляя мундир. - Подозрительный.
Однако подозрения подозрениями, но солдатам нужно передать слова короля, поэтому Жосер собрал в своем кабинете командиров всех взводов.
- Через несколько часов к воротам Берсер-Лога подойдет армия Фархата, - произнес он, разглядывая цвет миловийской приграничной армии. - Сто воинов, королевская карета и личная охрана. Его величество Иженек велел пропустить сартрского правителя. Фархат едет в Ил'лэрию с мирной миссией: вести переговоры с тамошним правителем. Эльфы в буквальном смысле озверели, и убивают маленьких детей в Ви-Элле и О-шо.
- За такие дела надо сразу войну объявлять, - откликнулся один из командиров.
- Не спорю, - кивнул Жосер. - Но решать королям. Мы должны встретить Фархата и с почестями пропустить через пост. Объясните своим солдатам, что стрельба запрещена. Под страхом смерти. Сартрскому самодержцу достаточно будет одного выстрела, чтобы объявить нам войну.
- С сотней он все равно ничего не сделает.
- Неважно. Мне не нужны неприятности. Если я услышу хотя бы один выстрел, самолично выпорю и пущу под трибунал. Все ясно?
Вопросов не возникло. Жосер отпустил людей готовиться к приему Фархата, а сам взял ружье и отправился на башню. Он лично хотел убедиться, что все пройдет тихо и спокойно.
На башне дежурил тощий солдатик, имени которого командир не знал.
- Все тихо, ваше начальство! - отрапортовал дозорный.
- Продолжай наблюдение, - кивнул Жосер и встал к бойнице.
На сердце было тревожно. Мужчина близоруко вглядывался в степные дали, стараясь рассмотреть сартрскую сотню, но видел лишь колышущееся от жары полуденного светила марево.
- Ваше начальство! - окликнул вдруг дозорный. - Поглядите-ка туда!
- Гляжу, - Жосер прищурился так сильно, что заслезились глаза. - Что там?
- Войско.
- Так его и ждем, дубина.
- Большое войско, ваше начальство.
- Большое?
Жосер вытер слезы, на минуту закрыл глаза ладонями, и снова вгляделся в степь. Солдат был прав, к Берсер-Логу двигалось огромное войско, никак не меньше пяти сотен.
- Тысяча! - воскликнул дозорный. - Тысяча, ваше начальство! Чтоб мне провалиться!
- Обоссы меня Ярдос! Труби полную готовность!
Дозорный вскинул горн и затрубил. Сердце Жосера отозвалось тревожным постаныванием. Так он и знал! Так и знал! Не мог Фархат придти с миром! Не мог!
- Точно ли тысяча? - напряг зрение командир поста. - Не больше? Берсер-Лог с таким числом, пожалуй, возьмешь, но вот для Миловии армия маловата.
- А может, они не на нас войной идут? - прочитал мысли начальника дозорный. - На О-шо, например. Те, ваше начальство, как раз с эльфами воевать думают, на два фронта не сдюжат.
- Беги вниз, - приказал Жосер. - Объясни ситуацию командирам, пусть готовятся встретить сартрцев. И передай, чтобы никто не стрелял! Никто! Пусть Фархат нас обманул, королевский приказ отменить нельзя! Однако пусть все держат ружья наготове, если Фархат нападет на нас, мы должны ответить огнем. Понял?
- Понял, ваше начальство. Пост вам сдавать?
- Беги уже! Я покараулю!
Дозорный умчался по лестнице, а Жосер открыл дверцу в стене, где хранились заряды разноцветного дымного пороха для сигнальных сообщений. Лорен-Тог должен знать, что на Берсер-Лог идет тысячное войско. Ответ Иженека они получить, конечно, не успеют, но предупредить обязаны. Пусть его величество на всякий случай объявит готовность, и встретит Фархата подобающим образом.
Передавая сообщение, Жосер думал о том, что будет, если Фархат действительно решит напасть. Берсер-Лог строился как оборонительное сооружение, но он не выстоит, если его ворота будут открыты. А ворота будут открыты, таков приказ короля. И неважно, что его величество Иженек неверно информирован, начальник первого поста не может отменить приказ только потому, что количество человек в армии оказалось не таким. Иженек велел пропустить войско, и закрывать ворота Жосер не имеет права. Он не может единолично принять решение не впускать Фархата в страну, не может подвергнуть риску объявления войны целое королевство, ведь если сартрский король действительно не собирается нападать на Миловию, обязательно передумает, если его не пропустят или встретят огнем. Именно поэтому никто не должен стрелять.
Закончив с сообщением, Жосер прильнул к бойнице. Армия Фархата двигалась быстро. Теперь он и сам видел, что дозорный не ошибся, сартрское войско действительно насчитывало около тысячи воинов, и состояло в основном из конных, немногочисленная пехота плелась в арьергарде.
- Выполнил, ваше начальство, - доложил дозорный. - Всем передал, чтобы не стреляли, и предупредил о количестве.
- Молодец, - не оборачиваясь похвалил солдата Жосер. - Продолжай дежурство. И держи ружье наготове. На всякий случай. Но стрелять не смей.
- Слушаюсь, ваше начальство.
Начальник первого поста Берсер-Лога наблюдал за движением сартрской армии. Теперь он не призывал богиню Айшу, умоляя ее, чтобы произошло хоть что-нибудь интересное. Более того, он подозревал, что если ему удастся пережить этот день, никогда в жизни больше не станет жаловаться на скуку.
Он видел, как на городской стене выстроились ряды солдат с ружьями наперевес, как закрылись двери и окна крестьянских домиков, расположенных сразу за городской стеной, как исчезли с близлежащих улиц ребятишки, как взрослые приготовились защищаться, вооружившись вилами и лопатами. Город замер. Затаил дыхание. Гадал о будущем. Молился.
Жосер тоже замер и задержал дыхание, но не молился. Молись, не молись, ничего не поможет, если Фархат идет войной. Вопрос: на них или на О-шо?
"Только бы никто не стрелял, - мысленно просил неизвестно кого начальник первого поста Берсер-Лога. - Только бы никто не выстрелил!"
Бряцая шпорами и оружием, сартрская армия подошла к воротам. Жосер едва не по плечи высунулся в узкую бойницу, наблюдая за тем, как войско остановилось в сотне тереллов перед закрытыми воротами. Впереди - шесть конников, несших сине-белые штандарты, и два трубача. Они одновременно поднесли инструменты к губам и затрубили.
- Открывай! - крикнул Жосер, зная, что его команда, в сущности, была не нужна. Его солдаты прекрасно знают порядки, и без его напоминаний.
Тяжелые ворота заскрипели, загрохотали цепи, соединяющие валы с механизмами, и спустя несколько минут Берсер-Лог предстал перед сартрской армией обнаженный, словно публичная девка, задравшая подол. Заходи, кто хочет!
Жосер зажмурился. Вот сейчас все и произойдет, сейчас и определится, с миром пришел Фархат, или с войной.
Трубачи замолчали, и армия двинулась вперед.
Смотреть на молчаливое, едва ли не бесшумное, если не считать конского топота, бряцания железа и скрипа колес королевской кареты, шествие было жутко. Жосер стиснул зубы, представляя, как золоченая карета проезжает ворота и как следующие за ней ряды солдат открывают по защитникам Берсер-Лога огонь. Наблюдать за наступлением и ничего не делать, было выше сил командира первого поста.
- Нет, не могу.
Жосер отпрянул от бойницы и обернулся. Дозорный, несший самое ответственное дежурство и доложивший начальнику о тысячной армии, без чувств лежал на полу. Над ним на самом краю крепостной стены сидел белый сверкающий дракон.
- Гха! - рыкнула тварь, встретившись взглядом с человеком.
Не думая, Жосер вскинул ружье и выстрелил в страшную оскаленную морду.
Дракон взвыл и взмыл вверх.
Эхо выстрела стихло.
- Обоссы меня Ярдос, - обреченно произнес Жосер, чувствуя, как по спине заструился тонкий ручеек липкого пота.
Мгновение он думал, что все обошлось, а потом...
- Нападение! - закричали сартрские солдаты, и ружья загрохотали так, что Жосер перестал слышать собственные мысли.
- Отставить! - заорал начальник поста, высунувшись в бойницу. - Отставить, обоссы меня Ярдос!
Его крик никто не услышал, зато за спиной раздался громоподобный рев дракона. Жосер обернулся, и последнее, что увидел - огромные злые желтые глаза. Их зрачки сузились в тоненькие ниточки, и пасть исторгла из себя огненную струю.
"Умираю", - успел подумать Жосер, и ухнул в темноту.

Глава 14

Идеальное существо


Тэл'льяин нервничал. Пришло время связаться с правителем. К этому времени до Гланхейла, безусловно, дошли известия о методах, которыми пользовался отряд, посланный им на поиски полукровки. Как правитель отреагирует на... не совсем мирные действия своих поданных, было для эльфа большой загадкой. Гланхейл мог ограничиться предупреждением, а мог казнить Тэл'льяина за самоуправство. Конечно, у эльфа было множество оправданий, и раз он так легко сумел уговорить соотечественников атаковать, сможет оправдать свои поступки и перед правителем, да и полученные гарантии вкупе с тайной причиной, по которой он попросился возглавить отряд, внушали надежду на благополучный исход дела. Однако здесь были свои подводные камни. Магия маленького помощника, висевшего на серебряной цепочке на груди эльфа, на расстоянии не действует...
Тэл'льяин тщательно все обдумал, прежде чем выходить на связь с Гланхейлом.
С одной стороны, правитель, отправляя отряд на задание, знал, что найти Эл'льяонта с помощью магии невозможно. Эльфийской силы у полукровки не было или было крайне мало, а искать его как человека в толпе людей, не зная ни его внешность, ни особые приметы, то же самое, что искать муравья, плывущего на соломинке посреди океана. С другой стороны, прямого приказа убивать отпрысков хомо обыкновениус Тэл'льяин не получал. Также тяжести в чашу весов с надписью "казнить" добавляло самоуправство. Тэл'льяину следовало предупредить Гланхейла о крови прежде, чем идти на крайние меры. Однако эльф не мог ждать разрешения, ему предстояло начать действовать немедленно, ведь произошло все, что было предсказано.

Примерно полгода назад к Тэл'льяину пришел старик. С простым хомо обыкновениус эльф не стал бы и разговаривать, но пришелец обладал магией. Тэл'льяин почувствовал мощное магическое облако, окутывающее человека, как только тот прикоснулся к его руке.
- Я пришел с миром, - произнес незнакомец, - и принес тебе благую весть.
Эльф до сих пор с содроганием вспоминал то прикосновение, вкрадчивый голос и запах. От человека пахло диким зверем, хищным и очень опасным. Волком. Тэл'льяин не знал, почему он не ушел сразу, и остался, чтобы выслушать странное сумасшедшее существо, наделенное силой, которой наделены лишь эльфы и драконы. Его словно парализовало, хотя никакого воздействия магии он не ощутил.
- Твои мечты осуществятся, - пообещал старик. - Сбудется все, о чем ты молишь эльфийских богов, и даже больше. Тебе уготована великая судьба, Тэл'льяин.
От звуков собственного имени, вылетевших из безгубого сухого рта, по телу эльфа прошла дрожь.
- Тебе предстоит изменить историю своего народа, спасти его от уничтожения, или, как вы говорите, от выхолащивания.
Теперь Тэл'льяин не смог бы уйти, даже если бы имел возможность. О выхолащивании среди эльфов ходило множество легенд. Говорили, будто настанет время, когда старший народ перестанет смотреть на хомо обыкновениус свысока, породнится с людьми и потеряет магию. Эльфы исчезнут с лица земли, выродившись, как вид. Они произведут на свет потомство полукровок, которые в свою очередь, тоже родят детей, и с каждым поколением магии у старшего народа будет становиться все меньше и меньше, пока она не исчезнет совсем.
Доказательством правдоподобия теории выхолащивания служили сами выхолощенные. Даже у нормальных здоровых эльфов, не вступавших в межрасовый брак, изредка рождались дети, лишенные магии, и с каждым столетием их становилось все больше. Оптимисты считали это нормальным процессом, пессимисты прочили полное исчезновение волшебства. Прожив на свете почти семь столетий, Тэл'льяин полностью разделял опасения пессимистов, и переживал за свой народ. Эльфы - высшие существа, они в десять раз достойней вечной жизни и радости, чем драконы, и в сотни раз, чем люди, и, тем не менее, катятся к выхолащиванию. Природа несправедлива, судьба несправедлива! И если бы он мог чем-то помочь соотечественникам, сделал бы это, не раздумывая.
Именно поэтому слова незнакомца, пахнущего волком и магией, заставили Тэл'льяина выслушать его до конца.
- Ты тщеславен, - усмехнулся старик, - но тщеславие не грех, если опирается на столпы справедливости и желания помочь ближним. Скоро у тебя появится возможность сделать нечто великое. Ты не зря живешь так долго, не зря добился всеобщего уважения, тебе уготована особая судьба.
- Достаточно громких слов, - прервал незнакомца Тэл'льяин. - Кто ты и что тебе от меня нужно?
- Мое имя не имеет значения, - прошелестел старик. - Ты слышал его не раз и еще не раз услышишь, это неважно. Важна лишь судьба и предназначение. Я не знаю сроков, но знаю, что в скором времени вопрос выхолащивания встанет как никогда остро. Среди вас уже есть эльф, который займет место нынешнего правителя. Именно он приведет вас к гибели, в его грязных руках будущее старшего народа, и это будущее будет ужасным.
- О чем ты говоришь?
- Не перебивай пророка во время предсказания, - поднял сухую руку незнакомец. - Процесс выхолащивания можно не просто замедлить, но остановить, и именно ты сделаешь это. Ты спасешь свой народ и заслужишь вечную признательность эльфов. Твое имя войдет в историю не просто как имя одного из тех, кто прожил долгую жизнь, а как имя героя, спасшего целый народ. Ключевая фигура уже в игре, пришла пора вводить тяжелую артиллерию. Внимательно выслушай то, что я тебе расскажу, запомни каждое слово и действуй, когда придет время.
Старик говорил долго. Тэл'льяин слушал хомо обыкновениус, и сердце его то сжималось от тоски, то птицей воспаряло к небесам. Незнакомец поведал о вещей звезде, раз в столетие приоткрывающей каждому эльфу его судьбу, о полукровке, чье правление приведет Ил'лэрию к гибели, и роли Тэл'льяина в спасении старшего народа. Поначалу эльф сомневался в словах незнакомца, но старик говорил такие вещи, о которых хомо обыкновениус знать не могли. Например, о Diehaan.
- Почему ты рассказал мне все это? - спросил Тэл'льяин, когда незнакомец закончил.
- Потому что исчезновение магии не в моих интересах, - блеснул глазами старик. - Эльфы нужны этой земле так же, как трава и солнце. Без вас, ушастых уродцев, мир изменится к худшему.
Незнакомец достал из дорожной сумки монетку, висящую на серебряной цепочке, и протянул ее эльфу.
- Настанет время, когда тебе придется уговорить своих соотечественников совершить нечто противное эльфийской природе. Потри монетку, и этот маленький помощник, заряженный магией, придаст твоим словам вес и значимость.
Эльф принял подарок, хомо обыкновениус ушел, а через месяц Тэл'льяин получил первое подтверждение его правоты. Пророк оказался настоящим, а значит, его слова об остановке процесса выхолащивания и важной роли Тэл'льяина - правда. Поэтому он не удивился, когда правитель заговорил о своем преемнике-полукровке, и немедленно вызвался возглавить отряд, посланный на его поиски. Он знал, что нужно делать, и был готов смочить стрелы кровью хомо обыкновениус ради будущего своего народа. Полукровка должен быть уничтожен.
Тэл'льяин убедился в правдивости слов незнакомца, пахнущего диким зверем, и не сомневался в его гарантиях. Гланхейл выслушает своего поданного и поймет. Тэл'льяину это обещали.

Отряд остановился в лесу вдали от людских поселений Ви-Элле. Рильбест и трое его товарищей ушли на охоту, остальные расположились для отдыха. Тэл'льяин отошел к ручейку, пробивавшему себе путь между корней деревьев, и опустился на колени. Тэл'льяину нужно было сосредоточиться и поймать яркую, но трудноуловимую ниточку связи с Гланхейлом. Он опустил ладони в воду, закрыл глаза и открылся.
- Khallahaan Ghlanheiel! Malil hillah...20
Не успел Тэл'льяин закончить подготовительную формулу, как почувствовал, что связь установилась, тонкая энергетическая нить, тянущаяся от Гланхейла в информационное поле, впилась в эльфа мертвой хваткой. Это было странно. Обычно, чтобы связаться с правителем, требовалось много усилий и полное сосредоточение. В целях безопасности Гланхейл, почувствовав, что его вызывают, долго и тщательно проверял личность собеседника, а сегодня обошелся без проверки и сам потянулся к собеседнику.
- Geliah anenala... - начал Тэл'льяин, и осекся.
Правитель не стал тратить энергию и материализовывать свой образ целиком, он ограничился лицом, и это лицо выражало такую ярость, что сердце эльфа екнуло.
- Объяснись, если можешь, - сухим, не терпящим отказов и увиливаний голосом, произнес Гланхейл.
- Ради спасения старшего народа я делаю все, что в моих силах, - смиренно ответил Тэл'льяин. - Полукровка будет уничтожен.
- Я не просил уничтожать заодно всех детей хомо обыкновениус, - в голосе правителя отчетливо слышалась угроза.
- Мой отряд поступает разумно. Мы не трогаем слишком маленьких или слишком взрослых детенышей.
- Ты понимаешь, к чему приводят твои действия?! - воскликнул Гланхейл. - Ради спасения одного народа, ты губишь другой и подвергаешь нас опасности войны!
По спине Тэл'льяина прошел холодок. Он думал, правитель будет в гневе, станет кричать и угрожать, но Гланхейл не злился, он был в отчаянии и печали. Сквозь маску ярости проглядывали грусть и разочарование.
- Старший народ справится с любой угрозой, - произнес Тэл'льяин и опустил голову.
- Не с любой, - заметил правитель. - Люди объединятся. Против нас выступят не только О-шо и Ви-Элле, но и Рахан, и, скорее всего, Миловия. Но речь даже не об этом! Почему ты так поступил, Тэл'льяин?
- Я хочу спасти наших детей.
- Ты их уничтожишь! Возвращайтесь. Это приказ.
- Но полукровка...
- Его найдет Ирлес Ландал, - отрезал Гланхейл. - Он связывался со мной декаду назад, крон напал на след.
- Но...
- Это не обсуждается.
Лицо правителя стало бледнеть, сквозь него проступили донные камни ручья и отражающееся в воде небо, но прежде чем исчезнуть, Гланхейл вздохнул:
- Ты меня разочаровал, Тэл'льяин. Если нам не удастся решить дело миром, тебя казнят.
Связь прервалась.
Эльф поднялся, стряхнул с ладоней влагу, и направился к отряду.
- Возвращайтесь, - коротко произнес он в ответ на молчаливый вопрос своих товарищей, - а мне нужно закончить начатое.
Тэл'льяин пошел вглубь леса. Пророк предупреждал, что с Гланхейлом могут быть трудности, но это не должно его остановить. Он доведет дело до конца, будет охотиться в одиночку, но найдет полукровку и избавит свой народ от печальной участи выхолащивания.

* * *


За время, прошедшее с ночи, когда Эл'льяонт получил предсказание вещей звезды, мальчик о многом успел подумать и сделать первый шаг к своему будущему. Он согласился помочь Фархату, хотя и подозревал, что помыслы сартрского правителя не так чисты, какими он хочет их изобразить. Впрочем, эльф был рад и такому союзнику. Фархат обещал предоставить Эл'льяонту карету и сопровождение, чтобы тот смог вернуться в Ил'лэрию и поговорить с Гланхейлом, и предоставил. Более того, король сам изъявил желание ехать в страну старшего народа.
- На нашей стороне большая сила, - уверил Фархат бывшего пленника. - Если Гланхейл откажется внимать голосу разума...
- Мы не возьмем армию, - парировал эльф. - Переговоры - мирное дело. Старший народ не привык решать проблемы с помощью силы.
- Хорошо, но мне нужна хорошая охрана. Миловийцы не упустят возможности напасть, если увидят слабость моего сопровождения. Иженек не может забыть последнюю войну и нападет, хотя я сам уже давно понял, что конфликт - не мой метод. Тысячи будет достаточно, чтобы обеспечить нам беспрепятственный проход через Миловию.
- Тысяча, это чересчур много.
- Ты не знаешь Иженека, друг мой.
Эл'льяонт согласился. В конце концов, если Фархат так боится за свою жизнь, пусть берет тысячу, эльф сумеет остановить солдат, если сартрский король задумает напасть на старший народ. Он полукровка, и пусть его магия не так сильна, как магия полноценных эльфов, он сумеет напугать Фархата и заставить его действовать мирно.
- Я рад, что теперь мы на одной стороне, - признался сартрский король за ужином. - Надеюсь, ты простил меня за тильдадильоновый ошейник. А в знак того, что ничего подобного больше не повторится, я предлагаю тебе руку моей дочери.
- Вы все еще не отказались от намерения поженить нас? - поднял брови Эл'льяонт. - Ваша дочь красива и умна, но я не люблю ее, и она не любит меня. Почему вы хотите сделать ее несчастной?
- Это твой гарант моей честности.
- Я бы предпочел обойтись без подобных жертв с ее стороны.
Сиянка, сидевшая по левую руку от отца, едва слышно вздохнула. Эл'льяонт не понял, разочарована девушка, или это выражение облегчения, поэтому поспешил пояснить:
- Большинство эльфов не имеют ничего против хомо... людей, но нам разрешено жениться только по достижении зрелости. К этому времени, при всем уважении, ваша уже дочь не будет ходить по этой земле.
- Ты сможешь изменить закон, когда взойдешь на престол.
- Зачем? - Эл'льяонт подозрительно посмотрел на Фархата. - Может быть, это вы хотите гарантий от меня? Каких? Зачем? Что я не забуду того, кто помог в трудную минуту? Не забуду. Эльфы умеют быть благодарными. Не настаивайте, Фархат.
- Хорошо, - уступил сартрский правитель, - не буду.
Тот разговор за ужином Эл'льяонт запомнил слово в слово и анализировал вечерами, пытаясь понять, где именно его обманули. Сердце подсказывало эльфу, что король не так прост, как пытается казаться. Увы, ничего такого, с чем Эл'льяонт не смог бы справиться, мальчик не нашел. Тысяча не сумеет покорить ни Ил'лэрию, ни Миловию, ни граничащие с землями старшего народа королевства. Вероятно, сартрский правитель действительно хочет просто обезопасить себя.
Когда пришло время отъезда, Сиянка вышла проводить отца, и глаза ее были влажными от слез. Она обняла короля и крепко поцеловала.
- Может быть, вы отложите свой поход? - спросила девушка. - У меня плохие предчувствия.
- Мы просто поговорим с Гланхейлом, - уверил дочь сартрский правитель. - Не переживай.
- Возвращайся скорее.
Сиянка ушла, но у ворот обернулась и посмотрела на Эл'льяонта. Эльф вздрогнул. Во взгляде девушки было столько тоски и печали, что, казалось, ее сердце до краев наполнено страданиями. Увы, мальчик ничем не мог ей помочь. Он прикусил губу, сел в карету и постарался не думать о несостоявшейся невесте. Однако ее взгляд снился ему еще несколько ночей, добавляя к и так тревожным внутренним ощущениям новые волнения.
Путешествие началось.
Эл'льяонт сидел с Фархатом в одной карете, мысленно подгоняя лошадей, и надеялся, что слухи, доходившие до них, только слухи. До конца он так и не поверил, что старший народ убивает человеческих детей. Гланхейл не мог дать добро на подобные действия, разве что сошел с ума, или кто-то из эльфов лишился рассудка и пошел против воли правителя. Да и причин для убийства мальчик не видел - ни разумных, ни неразумных. Хомо обыкновениус не имеют ничего, что могло бы заинтересовать старший народ; эльфы не мстительны, да если бы и решили расквитаться с людьми за что-то, выбрали бы более мирный способ, например, прекратили торговлю магическими артефактами.
- Наверное, - поделился Эл'льяонт своим беспокойством с королем, - это недоразумение. Погибли дети, возможно, кто-то видел неподалеку эльфа, или кого-то, кого приняли за эльфа...
- Не обманывай себя, - нахмурился Фархат, - лучше подумай о том, что скажешь правителю.
Эл'льяонт кивнул. Это беспокоило его, но разумный всегда найдет общий язык с разумным. Гланхейл выслушает своего поданного, даже если тот всего лишь полукровка. Но сначала до него нужно доехать.
Путь казался мальчику бесконечным. Дело было не только во все нарастающем беспокойстве за свой народ, но и в однообразных пейзажах. Чтобы сократить дорогу, карета и сопровождение двигались не по торговому тракту, ведущему через ряд крупных городов и поселков Сартра, а напрямик, через степи, ориентируясь на указания Вильковеста.
Старик, пахнущий мертвым волком, действительно оказался дрессировщиком и настоящим магом. Эл'льяонт старался не общаться с новым министром Фархата и пореже встречаться с ним глазами. Вильковест был не совсем человеком. Он выглядел, как хомо обыкновениус, так же говорил и двигался, но действовал иначе, а значит, иначе и мыслил. И мысли эти вряд ли были добрыми.
Белый дракон, которого колдун сумел подчинить себе, казался Эл'льяонту гораздо опаснее Эргхарга. Он не шел на контакт ни с кем, кроме Вильковеста, не разрешая приближаться к себе ближе, чем на десять тереллов, и дышал огнем. Своему луноликому, между тем, он позволял многое, например, гладить себя по носу и, что уж совсем невероятно, садиться на спину. Эльф часто наблюдал за белой точкой в небе, описывающей огромные круги над идущим по степи войском. Вильковест обозревал окрестности и окрашивал облака в красный, чтобы указать нужное направление.
Ни о чем подобном эльф никогда не слышал, хомо обыкновениус мог сесть на истинно свободного только в воображении. Не так давно Эл'льяонт нарисовал Янека верхом на Эргхарге, но это было просто предчувствие, фантазия, никак не связанная с реальностью. Порой ему и самому хотелось взглянуть на землю с высоты драконьего полета, но мечты имеют свойства жить независимо от возможности воплощения.
Тем не менее, вот он, дрессировщик, летящий высоко в небе, взирающий на бредущих по земле людей, словно на букашек, наслаждающийся ледяным ветром, долетающим с гор, подчинивший себе истинно свободного. Он уже не просто дрессировщик, но особенное существо, соединившее свою душу с драконом, поделившееся с ним частичкой своей силы и получившее от него долголетие и возможность творить магию.
Эл'льяонт задернул штору и сложил руки на груди. Может, он и хотел летать под облаками, но у каждого своя судьба. Его судьба - стать правителем Ил'лэрии, изменить судьбу всего народа, сделать несчастными сотни эльфов и людей, но осчастливить в тысячи раз больше. Так сказала Diehaan, и так будет.
- Приближаемся к Берсер-Логу, - предупредил Фархат. - Нужно пересесть в другую карету.
- Зачем?
- Жди мира, но готовься к войне, - усмехнулся король. - Все всегда меряют других по себе, считают, если сам готов перегрызть горло соседу из-за небольшого клочка земли, значит, и сосед подставит ножку в любой подходящий момент. Иженек ждет от меня подлости, а я, в свою очередь, жду предательства от него. Мои гвардалы получили позволение пройти по территории Миловии, но, уверен, как только мы войдем в ворота, нас встретят ружейные выстрелы. Нужно пересесть. Пусть думают, будто я в этой карете.
Эл'льяонт согласно кивнул, и они пересели в ничем не примечательную крытую повозку. Люди действительно судят всех по себе, мальчик убедился в этом на примере Дагара, который в каждом встречном подозревал обманщика, готового запустить руку в его карман. Сам дрессировщик не стал бы воровать, но обман был его профессией. Да и как, если не воровством, назвать демонстрацию собственной якобы силы и ловкости в укрощении страшного и опасного хищника, если на самом деле заключил с драконом вполне мирный договор? Вымогательство? Так это хуже воровства.
Эл'льяонт задумался. Может быть, Фархат тоже судит других по себе? Может быть это он считает Иженека монстром, хотя на самом деле сам является предателем и злодеем? Ведь если вспомнить последнюю миловийскую войну, именно сартрский правитель напал на владения Иженека.
Повозка остановилась, и Эл'льяонт выглянул наружу. Они находились примерно в середине королевского сопровождения, затесавшись между другими повозками с водой и продовольствием. Далеко впереди высилась сторожевая башня Берсер-Лога и каменная стена с башнями поменьше.
- Ворота закрыты! - обернулся эльф к королю.
- Таков порядок, - успокоил мальчика Фархат. - Сначала трубы, потом ворота.
И действительно, со стороны Берсер-Лога послышались звуки труб. Тяжелые деревянные ворота медленно открылись, приглашая гостей посетить один из пяти крупнейших приграничных городов Миловии, открывая путь к внутренним территориям и проход к другим странам.
- Двинулись! - крикнул возница, и Фархат потянул Эл'льяонта за рукав.
- Советую лечь, - произнес король. - Если будут стрелять, то по золотой карете, но случайно могут и в нас попасть. Лучше не рисковать.
Мальчик пожал плечами и лег. В темноте и тесноте, прижимаясь плечом к плечу сартрского правителя, он думал о несовершенстве людей. Старший народ принимал парламентеров, как гостей, как родных; законы гостеприимства были выше предрассудков или личных интересов. Люди же, даже договорившись о мире, ожидают войны.
Эл'льяонт прислушивался к звукам. Миловийцы встречали гостей молча, да и сартрцы молчали. Было слышно лишь бряцанье оружия и топот конских ног. Повозка медленно приближалась к воротам.
Вдруг тишину разорвал выстрел. Эл'льяонт вздрогнул.
- Нападение! - закричали со всех сторон. - Нападение!
И на выстрел тут же ответил десяток новых.
Фархат привстал и ударил кулаком по матерчатому навесу кибитки, целясь в спину кучера.
- Гони! - крикнул он. - Гони, пока ворота не закрылись!
Эльф зажмурился. Кибитка неслась в неизвестность, подпрыгивая на неровной дороге, со всех сторон грохотали ружья, Эл'льяонту было страшно. Он не управлял ситуацией, находился, казалось, в самом центре сражения, и ничего не видел. На очередном ухабе его подбросило, мальчик перевернулся на живот, подполз к краю и приоткрыл полог.
Кибитка благополучно миновала ворота, выехав на дорогу к городу, но основная часть войска осталась у сторожевой башни. Сартрские солдаты стреляли, на них со стен, кроме пуль, летели камни, лилось кипящее масло, люди кричали, а над всем этим ужасом кружил белый, словно сахар, дракон. На его спине виднелся силуэт Вильковеста, держащего истинно свободного за усы. Колдун направил дракона к башне, и Эл'льяонт закрыл ладонью рот. Он понял, что сейчас произойдет.
- Гха! - выдохнул дракон, и верх башни утонул в шквале огня. - Гха!
Миловийцы закричали и стали стрелять уже не в сартрских солдат, а в белую летающую тварь. Истинно свободному это не понравилось, и он взмыл в небеса.
- Прикажите ему прекратить! - крикнул Эл'льяонт Фархату. - Он же их убьет!
Король не отозвался, а эльф не посмел обернуться к королю, чтобы ничего не упустить.
Дракон развернулся и ринулся к земле. Он летел со скоростью стрелы, выпущенной из эльфийского лука. Миловийцы ничего не успели сделать, даже убежать.
- Гха!
Желто-красная смерть струей прошлась по крепостной стене, превращая защитников Берсер-Лога в головешки.
Мальчик сложил пальцы в знак и, не целясь, послал в небо яркую зеленую вспышку. Потом еще одну, и еще...
- Что ты делаешь?! - закричал Фархат.
- То, что должны были сделать вы! Останавливаю убийства!
Эл'льяонт сосредоточился и выстрелил в небо последним ярким зеленым лучом. Небо вспыхнуло, и среди облаков появилась надпись "Pheierielellah".
- Замрите! - истово крикнул мальчик и закрыл глаза.
Выстрелы смолкли. Все, кто посмотрел в небо и увидел надпись, замерли, дракон безвольной тушей рухнул на землю, раздавив один из сартрских обозов.
Кибитка, в которой сидели эльф и король, продолжала движение, видимо, кучер не заинтересовался природой происхождения зеленого небесного света, и свернула влево. Сторожевая башня осталась в стороне, и мальчик потерял ее из вида.
- Нам объявят войну, - констатировал Фархат. - А мы объявим войну им. Нас встретили огнем. Мы будем отстаивать свою честь! Достаточно Иженек держал меня взаперти!
Эл'льяонт не слушал. Фархат разглагольствовал еще долго, потрясал кулаками, плевался и изрыгал проклятья, а эльфа волновали только погибшие люди. Войну следовало остановить, но сначала... сначала он должен остановить своих соотечественников.
- Мы продолжим движение, - твердо произнес эльф. - Мы едем не воевать, я должен поговорить с Гланхейлом об убийствах.
- Конечно, - кивнул сартрский правитель. - А когда разберемся с вашим народом, наведем порядок и в нашем. Достаточно воин. Хватит разрозненности. Аспергером должен управлять один король. Пришло время объединения!
Эл'льяонт отвернулся. Сейчас ему нужно думать не о проблемах хомо обыкновениус, а о старшем народе и собственной судьбе. Если ему суждено править Ил'лэрией, он станет правителем, а если ко всему этому прилагается весь мир...

* * *


Путешествие никак не хотело заканчиваться. Цель, которая раньше казалась Янеку огромной, словно небо, и важной, как воздух, сейчас не значила ничего. Они нашли Элиота, догнали сартрскую королевскую армию, выяснили, что маленького эльфа никто не держит, и он по доброй воле следует за Фархатом. Так чего же еще? Что дальше? Куда? Зачем?
Позади остался горящий Берсер-Лог, впереди - долгая дорога к ил'лэрийской границе. Сколько займет путь? Еще месяц? Или два? А что потом? Нужно ли им следовать за Элиотом, если он сам хочет ехать туда, куда едет? Он возвращается домой. А они?
Судя по тому, что Янек и Дагар услышали от солдат сартрского войска, целью короля являются мирные переговоры, правда, среди вояк ходят слухи о грядущем наступлении, потому что гвардалы держат их в полной боевой готовности. В последнее Янек не верил, ведь жалкая тысяча не победит не то что эльфов, но даже приграничное королевство Ви-Элле, которым правит слабый и больной король. На переговорах же дрессировщик и его ученик ничем не помогут. Так стоит ли ехать дальше?
У Янека не было желания брести по степям и лесам, даром теряя время. Он не желал тратить ни минуты драгоценной материи, так скудно отпущенной человеку, на бесполезное шатание по Миловии. Здесь он все видел, и не хотел возвращаться в Трир, а тем более Пестяки. Не хотел лишних напоминаний о том, каким он был раньше: глупым, слабым, безвольным. Простым человеком.
Они следовали за сартрским правителем и его сопровождением на расстоянии пятисот тереллов, не стараясь догонять обозы, но и не скрываясь.
- Что будете делать дальше? - спросил Янек дрессировщика, когда кибитка остановилась на ночлег. Сартрцы уже разожгли костры, а значит, продолжать движение не собирались.
- Не знаю, - буркнул Дагар.
Мастер никогда не отличался особенной разговорчивостью, а после того, как Янек обнаружил в себе магическую силу, и вовсе проглотил язык.
- Узнайте, - посоветовал бывший плотник. - Нужно решить, что делать дальше.
- Ты изменился, - мужчина угрюмо посмотрел на ученика. - Стал...
- Умнее, - хакончил Янек за мужчину. - Решайте, Дагар, мы у цели.
Они молча поужинали и легли спать. Дрессировщик, раньше всегда ночевавший на улице, предпочел укрыться в кибитке, а Янек лег под открытым небом. Спать не хотелось. Он смотрел на высыпающие звезды и лениво следил за черным силуэтом Эргхарга.
"Мне нужна и-ши", - произнес дракон и послал молодому человеку образ радуги.
Сердце бывшего плотника забилось, он привстал и прищурился.
"Спускайся. Я не стану будить Дагара. Мы сделаем это сами".
"Я ждал этого".
Эргхарг бесшумно опустился неподалеку от потухшего костра и лег.
"Иди ко мне, мой луноликий".
Янек медленно поднялся, и, пошатываясь, направился к лежащему зверю. Его сердце билось чаще, чем у пойманного лисой кролика, колени подгибались, но душа пела, предвкушая чудо.
"Больно не будет, - пообещал дракон. - Расслабься".
Молодой человек опустился на землю и сел, прислонившись спиной к чешуйчатой груди великана.
"Закрой глаза, дай мне дорогу".
Янек повиновался. Смежил веки и постарался убрать из мыслей все постороннее. Он ощущал себя новобрачным, пришедшим к невесте, причем у него совсем не было опыта, в отличие от суженой. От суженого.
"Интересная ассоциация, - одобрил истинно свободный. - И верная. Тебе будет приятно. В сотню раз слабее, чем мне, но приятно. Дыши глубже".
Янек вдохнул прохладный воздух и открыл сознание.
Истинно свободный немедленно оказался рядом, так близко, что молодой человек растерялся. Ему показалось, что он исчез. Бывшего плотника больше не существовало, его сознание и тело занял некто посторонний, большой, сильный и мудрый. Спокойствие и уверенность наполнили все существо Янека, сердце затрепетало в сладкой истоме, тело растаяло в невероятной радости, сладости и покое. Он превратился в море, по зеркальной поверхности которого плыла белоснежная лодка с голубыми парусами, и одновременно в эту самую лодку, скользящую по прохладным волнам, ласкающим каждый член его тела.
Волны удовольствия обволакивали молодого человека, будто он погрузился в пучину счастья, словно стал средоточием наслаждения. Через его тело проходили мощные, невероятно сильные, но нежные токи.
- О-о-о! - простонал Янек, не в силах сдержаться. - Это...
Это чудесно.
"Теперь понимаю, откуда у тебя такая зависимость от и-ши!"
Ученик дрессировщика не ожидал ничего подобного. Наблюдая за моментами единения дракона и Дагара, за бесстрастным лицом мастера, Янек думал, что процедура неприятна или неощутима, но теперь, почувствовав единение с Эргхаргом, понял, что такое быть луноликим.
"Я люблю тебя, - произнес человек".
"Я люблю тебя, - откликнулся дракон. - Будь моим".
- Буду, - вслух ответил Янек.
Удовольствие постепенно сходило на нет, стихало, успокаивалось, словно водная гладь, в которую минуту назад бросили камень. Однако не успел ученик дрессировщика открыть глаза, как почувствовал, что его крепко, но бережно, схватили за рубаху и подняли в воздух.
"Держись за шею", - посоветовал Эргхарг.
Молодой человек обхватил гибкую мускулистую шею животного и почувствовал резкий толчок. Эргхарг взмахнул крыльями и оторвался от земли.
От неожиданности Янек всем телом прижался к истинно свободному. Его голова закружилась, желудок дернулся к горлу, а сердце едва не взорвалось от восторга.
"Эргхарг!"
"Держись крепче".
Дракон поднялся над землей и устремился к звездам.
Янек улыбался и без страха смотрел на прибитые к небосклону серебряные гвоздики.
"Можно мне одну?"
"Глупый, - улыбнулся дракон. - Они очень далеко".
"Так далеко, что не достанешь даже ты?"
"Еще дальше".
Истинно свободный плавно повернул к земле и стал спускаться. Янек ничего не видел, только далекие огоньки костров сартрской армии, но не успел он об этом подумать, как Эргхарг что-то сделал, какое-то неуловимое мысленное движение, и мир вспыхнул, расцветился сотней сине-фиолетовых оттенков. Янек увидел мир глазами дракона.
Под брюхом Янека проплывали ультрамариновые холмы, васильковые леса, далеко на юге виднелись горы цвета индиго. Ничего из этого своим зрением человек увидеть бы не смог, да и ночное небо истинно свободные видели иначе - более глубоким, ярким и с мириадами звезд.
"Красота!" - восхищенно подумал бывший плотник.
"Это лишь малая часть того, что я могу тебе показать", - улыбнулся дракон.
"Я хочу увидеть все!"
"Увидишь. Если останешься со мной".
"Даже не сомневайся!"
Янек счастливо засмеялся. Он уже не понимал, сам ли летит в ночном небе, или крылья, с силой взрезывающие темноту, все-таки принадлежат Эргхаргу. Его ли мысли населяют голову, да и его ли это голова? Ученик дрессировщика парил во тьме, наслаждаясь каждым мгновением, каждым движением мускулов, каждым порывом ветра, охлаждающим разгоряченное тело.
"Это крепче любого вина и восхитительней любви, - подумал Янек. - Хомо обыкновениус просто калеки. Уродцы, лишенные возможности летать, видеть и чувствовать".
"И мыслить", - добавил Эргхарг.
"Да. И мыслить".
В голове бывшего плотника царил порядок, сердце больше не трепыхалось, а билось ровно и размеренно. Он полностью контролировал себя и знал, что сможет подчинить своей воле почти все: людей, животных, небо и землю. Вне досягаемости оставались лишь звезды.
"У любого существа должна быть мечта, - откликнулся Эргхарг на размышления Янека. - Мечта драконов - звезды. Когда-нибудь мы найдем способ долететь до них".
Мир качнулся, и земля стала приближаться.
"Пожалуйста! - взмолился Янек. - Еще!"
"У нас впереди сотни лет, - ответил Эргхарг. - Не все сразу".
Янек улыбнулся. Он понимал дракона так, как не понимал никто и никогда. У них впереди сотни лет. Это правда.
Когда лапы коснулись земли, Янек спрыгнул со спины друга. Он все еще находился на связи с истинно разумным, и чувствовал себя превосходно.
"Мы любим ночь", - улыбнулся дракон.
Янек не ответил. Он знал, что Эргхарг чувствует то, что чувствует он, и не нуждается в словах. Отныне ночь станет его любимым временем суток. День принадлежит свету, ночь - драконам.
- Доброй охоты, Эргхарг.
"Сладких снов".
Истинно свободный взмахнул крыльями и взмыл к звездам. Там он сделал небольшой круг и выдохнул струю ярко-желтого пламени.
"Я тоже тебя люблю! - мысленно крикнул Янек.
Он сложил ладони, словно собирался зачерпнуть воду из реки, и подбросил невидимые капли к небу. Энергия повела себя правильно. Магия родилась, взмыв вверх сотней крохотных алых искр.
"Я всегда буду с тобой!"
Дракон слился с тьмой, и Янек вернулся к своему спальному месту.
Да. Со времени его побега из Пестяков многое изменилось. Побывав в голове истинно свободного, бывший плотник многое узнал. Например то, что луноликие привязываются к своим драконам и со временем настолько сливаются с ними душой и разумом, что не могут обойтись без истинно свободного. Драконы же попадают в настоящую зависимость от и-ши человека, и этот тандем разорвать практически невозможно, только если найти преемника. Для дракона "смена партнера" произойдет безболезненно, а дрессировщик будет страдать. Лишившись силы истинно свободного, он быстро состарится и умрет.
Что бы ни решил Дагар, он не сможет изменить случившегося. Сегодня ночью произошла та самая смена партнера, о которой так мечтал мастер. Он больше не властен над Эргхаргом. И над Янеком. Если он устал жить и захотел умереть, путь свободен. Теперь у них разные дороги, у Дагара - одна, у луноликого и истинно свободного - другая. Некоторое время они еще проведут вместе, но потом обязательно разойдутся. Как говорит Эргхарг, непараллельные прямые пересекаются лишь однажды, и обязательно разбегаются в разные стороны.
Разве не этого хотел мастер? Разве не этого хотел Янек? Этого. Но на сердце почему-то тревожно. Радостно, но тревожно. Немного. Возможно оттого, что Янек больше - не Янек. И даже не человек. Теперь он наполовину дракон, луноликий, половина чего-то важного, большого и сильного. А вместе с драконом они - идеальное существо. Хорошо это или плохо? Пока бывший плотник не понял, но знал, как бы ни повернулась жизнь, он ни о чем не пожалеет. Ни о плохом, ни о хорошем.
"Удачной охоты, Эргхарг! Возвращайся скорее!"

Глава 15

Летающие твари


В горах было страшно. Гвардал Реймс, верой и правдой отслуживший в сартрской армии без малого двадцать лет, ни за что не признался бы в этом даже себе, но чувствовал, как подгибаются колени каждый раз, когда какое-нибудь облачко закрывало солнце. В такие мгновения одному из отважнейших людей первой королевской армии казалось, что путь подошел к страшному концу, и на него с неба летит зубастая смерть.
- Смотрите в оба, - повторял он своим солдатам. - Арканы - самое опасное место на земле. Не хотите закончить дни в пасти драконов, чаще поднимайте голову к небу и соблюдайте тишину.
С последним, к несчастью, возникали большие проблемы. Под командованием гвардала Реймса находилось около тысячи солдат, столько же - под командованием гвардала Транда, идущего следом, и под командованием гвардала Сроста, и других гвардалов. Каждый солдат производил шум ногами, наступая на каменную породу, шелестел одеждой, бряцал оружием, не говоря уж о языке, непроизвольно выдававшим пару таких крепких словечек, когда человек спотыкался, что Арканы гадливо морщились.
Но даже если бы армия двигалась абсолютно бесшумно, людей было слишком много. Их запах, тепло тел и энергия подсказали бы драконам, где следует искать легкую добычу. С другой стороны, новый министр короля, настоящий колдун, обещал, что ни один солдат не погибнет в зубах дракона.
Реймс не доверял Вильковесту, поэтому вновь и вновь просил людей держать рот на замке - человеку свойственно забывать о своих обещаниях, тем более, если ты старше самого старого эльфа и самого дряхлого дракона. А первый королевский министр к тому же был очень нехорошим человеком. Как только Реймс взглянул на него, сразу увидел черноту. В душе колдуна ее было столько, что она вытекала наружу через зрачки. Гвардал хотел верить, что ошибся, и колдун не отправил многотысячное войско через горы для того, чтобы уничтожить, но не верил. Мотивов Вильковеста он не знал, и потому, как благоразумный человек, предполагал худшее.
Что Фархат нашел в этом старике? Почему поверил и доверился ему? Почему отправил в смертельно опасную ловушку едва ли не все военные силы страны? Или, все же, ловушки не существует, и заклинания колдуна действительно работают?
Гвардал поднял голову и посмотрел в небо. Над головами солдат на высоте приблизительно ста тереллов висел огромный черный шар. Он состоял из жидкости, на его поверхности время от времени образовывались завихрения, серые волны и морщины. Шар негромко гудел и казался потусторонним посланником самого Ярдоса. Не исключено, что для создания подобной волшбы Вильковест обратился к богу разрушения и хаоса.
Черный пришелец из иного мира медленно перемещался впереди войска, а когда дорога спускалась под землю или проходила через пещеры, начинал светиться огненно-оранжевым светом, озаряя путь, избавляя от необходимости пользоваться факелами. Этот свет проникал сквозь людей, придавал солдатам сил и внушал уверенность в благополучном завершении похода. Люди оживали, шли бодрее, им требовалось меньше времени на отдых. Реймс радовался тому, что войско идет быстрее, чем планировалось, однако сфера Вильковеста не давала ему покоя, она словно наблюдала за ним, вглядываясь в самую душу, и взор этот был чернее темноты, изливавшейся из зрачков колдуна.
Гвардал ускорил шаги и махнул отстающим. Он не сомневался, что до сего дня горы не видели столько людей одновременно. Возможно, они не видели столько людей за все время существования - Арканы скоры на расправу, а репутация драконьего приюта не добавляла путешественникам желания заглянуть в эти проклятые Ярдосом места. А жаль, потому что в горах было на что посмотреть. Однако первые недели пути Реймс больше смотрел под ноги - тропа пролегала по таким участкам, где можно было легко сломать ногу или скатиться в глубокое ущелье.
Он шел в начале войска, чтобы иметь возможность указывать направление. Карта, которую гвардал получил от его величества, которую тот, в свою очередь, получил от каюрского военнопленного, была достаточно подробной, и Реймс не испытывал страха заблудиться, однако его сердце билось тревожно. Он чувствовал повышенную ответственность за исход похода, потому что с ним шли его люди, его подчиненные, его друзья, и потому, что Фархат четко разъяснил: главный здесь он, и именно ему предстоит отвечать за все плохое, что случится во время похода.
Позднее, когда гвардал немного привык к незнакомой обстановке и научился с одного взгляда отличать крепкие камни от тех, что рассыплются в песок при прикосновении, обратил внимание на окружающую красоту.
Каменная порода отличалась разнообразием оттенков, если приглядеться, можно было заметить серые, сизые, рыжие крапчатые камни, бурую глину и иссиня-черные листья неизвестных растений, цепляющихся тонкими крепкими корнями за камни. На склонах гор росли низкие деревья с искривленными стволами, их яркая зелень радовала глаз и давала отдохновение взору, утомленному темной породой. Густые заросли обрамляли быстрые горные ручьи, наполненные прозрачной ледяной водой. Цветущих растений практически не было, а те, что встречались, цвели мелкими и невзрачными цветами, размером не превышая шляпки гвоздей в подковах лошади.
И тем не менее, Реймс никогда не видел подобной красоты. Исполинские горы уходили в небо на многие сотни тереллов. В пасмурную погоду, когда голубой купол под тяжестью наполненных дождем туч, опускался ближе к земле, скалы цеплялись верхушками за облака, разрывали их нежные тела, и на уставших солдат выливался мелких прохладный благословенный дождь.
Если бы не постоянное напряжение, вызванное близостью драконов, гвардал посчитал этот поход настоящим отпуском. Даже несмотря на то, что после "отдыха" наступит очень жаркая пора.
- Это сумасшествие, - переговаривались солдаты. - Отправить армию в горы! Мы спокойно прошли бы через Миловию.
- Ага! Иженек и короля-то неохотно через Берсер-Лог пропустил, а тут армия! Да он при виде нас в штаны наложит и границы закроет. Правильно, что через горы пошли, хоть труднее путь, да проще.
- А я предпочел бы сразиться с миловийцами, чем сворачивать шею. У меня уже все болит.
- А ты меньше в небо смотри. Коли дракон появится, твоя шея тебя не спасет, да и ноги тоже. Далеко убежать сможешь?
- А зачем бежать, если ружье есть?
- Ты хоть раз дракона видел?
- Нет.
- А я видел. Когда дрессировщик приезжал. Так для него твоя пуля, что для тебя мошка. Надоедливая, но не опасная. Шкура у него, что панцирь, не прошибешь и молотом.
- Я в голову целиться буду, она у него вряд ли панцирная, и большая.
- Ага, а еще у него большие и непанцирные крылья. Он быстрее голову тебе откусит, чем ты ружье вскинешь. Иди, и смотри под ноги, скоро привал.
Реймс вздохнул и ускорил шаги. Организация похода многотысячного войска через Арканы - нелегкая задача. Он всегда был неплохим командиром, но теперь ему приходилось предусматривать столько разных вещей, что голова шла кругом, а главное, все усложнялось необычными условиями. Как приготовить обед в горах? Где разместиться на ночлег? Стоит ли спать под открытым небом или лучше дойти до очередной подземной пещеры?
Хорошо хоть с самой дорогой не возникало больших проблем. Конечно, никакой дороги в горах не было, однако от предыдущей армии, которая направлялась в Сартр из далекого государства Каюри, остались довольно заметные ориентиры: утоптанный путь, прорубленные в редких, но чрезвычайно густых зарослях вокруг горных рек бреши, расчищенные места для привалов и водопоев. Конечно, иноземная армия была не такой большой, как армия короля Фархата, но ее следы здорово облегчили задачу гвардалу Реймсу. И все же мысленно он соглашался с солдатами. Он предпочел бы открытую войну с Миловией непонятно кому и зачем нужному горному походу. Есть ли смысл скрываться, если в конце все равно нужно будет воевать? Не проще было напасть сначала на Иженека, а уж потом двигаться к Ви-Элле и О-шо?
- Привал! - объявил он, прерывая собственные горестные размышления. С королями не спорят, королям подчиняются.
Полуденный отдых занимал много времени, однако обойтись без него нельзя. И так растянутая на многие сотни тереллов сартрская армия не должна рассыпаться по всем Арканам. Позади идущим проще, они продвигаются по уже готовой дороге, но они везут с собой оружие и ведут коней, которые тянут повозки с запасами продовольствия, пороха, обуви и прочих необходимых в походе вещей. Если армия чересчур растянется, придется долго ждать задержавшихся, и когда люди из первой половины войска будут готовы идти дальше, люди из второй половины будут падать от усталости.
Реймс сел в стороне от костров, прихватив с собой миску с похлебкой, и задумчиво уставился в небо. Черный шар Вильковеста равномерно гудел, словно сигнализировал о том, что все в порядке, но гвардал ему не верил. На привалах он смотрел только в голубую даль, неосознанно высматривая в синеве темную точку приближающейся смерти. До сих пор все обходилось, но беда рано или поздно нагрянет. Благоразумный человек знает, что ничто на свете не длится вечно, спокойствие закончится, истинно свободные узнают об армии, движущейся через Арканы. И тогда...
Реймс прищурился. На мгновение ему показалось, что он увидел то, что так долго ждал и боялся увидеть.
- Горт, - позвал он одного из мейстеров21 - высокого белобрысого мужчину, взлетевшего по профессиональной лестнице военного, словно птица, - ты ничего вон там не видишь?
- Нет, ваше начальство, - прищурился военный. - Ничего.
- Должно быть показалось.
Реймс вернулся к похлебке. Он ел, посматривая в небо, но ничего подозрительного больше не заметил.
- Птица, - буркнул он, успокаивая сам себя, - или воображение. А может, просто глаза устали. Солнце очень яркое.
- Это вы мне? - переспросил Горт.
- Солнце сегодня яркое.
- А. Да. Яркое.
Мейстер отошел к костру, а Реймс направился к ручью, чтобы вымыть миску и чтобы хотя бы несколько минут побыть вдалеке от черного шара первого королевского министра. Его мерное гудение, к которому он успел привыкнуть за время путешествия, вдруг стало его раздражать. Гвардал вымыл миску, подождал, пока вода успокоится, и всмотрелся в собственное отражение. Увы, горный ручей тек слишком быстро, и его дно было чересчур каменистым, чтобы водная гладь отразила верную картину. Лицо Реймса искажалось волнами, но этого оказалось достаточно, чтобы придти к выводу - волнения не прошли даром, он слишком устал.
Реймс потянулся к воде, чтобы умыться, но застыл. Неспокойная поверхность вдруг отразила чью-то огромную тень, то, чего быть не могло. Гвардал обернулся, и застыл от ужаса. С неба на них летел дракон.
- Воздух! - крикнул кто-то.
И сотни глаз одновременно устремились к небу.
- Дракон! - закричали солдаты.
- Берегись!
Началась суматоха. Люди побросали миски, одежду, которую штопали, все, что держали в руках и бросились к оружию.
- Не стрелять! - очнулся Реймс. - Начнется обвал! Не стрелять! Опустить ружья!
Он подбежал к ближайшему солдату и ударил того по руке.
- Не стрелять!
Гвардал поднял голову и увидел, что зубастая тварь сделала над ними огромный круг, словно рассматривала незваных гостей. Размерами дракон превышал самую большую королевскую карету. Его чешуя была красной, но отсвечивала зеленью, будто зверь долгое время провел в болоте и покрылся плесенью. Маленькие оранжевые глаза смотрели злобно, длинные белые плети усов колыхались на ветру, поднимаемом перепончатыми крыльями.
- Не стрелять! - снова крикнул Реймс и покосился на шар.
Черный посланник иного мира все так же висел над войском. Он, казалось, никак не отреагировал на появление зубастого воплощения смерти, а вот дракон явно заинтересовался чужеродным предметом. Истинно свободный сделал еще один круг над войском, фыркнул черным дымом и пролетел над сферой Вильковеста.
Гвардал ожидал, что из шара вылетит молния и поразит хищника прямо в сердце, или, на худой конец, сфера выпустит облако едкого дыма, смертельного или неприятного для дракона. Но ничего подобного не произошло. Черный шар равномерно гудел, его поверхность то собиралась морщинами, то разглаживалась, и это было единственным признаком того, что он не утратил свою волшбу.
Дракон сделал над черной сферой еще один круг и потерял к ней интерес.
"Это конец", - подумал Реймс.
Вильковест обманул. Солгал королю, убедил Фархата отправить войско на верную гибель, пообещав хорошие защитные заклинания, которые оказались ничем иным, как окном, через которое колдун теперь наблюдает за ними и потирает руки в предвкушении огненного шоу.
Дракон взревел и выпустил в небо еще одну струю черного дыма.
- Не стрелять, - повторил гвардал. - Это уже не поможет.
Тварь развернулась и устремилась к облакам.
- Сейчас взлетит повыше и ухнет в пике, - обреченно прошептал Реймс. - Сожжет живьем.
Истинно свободный взлетел так высоко, что превратился в маленькое облачко, размером с барашка. Только изо рта барашка вырывалось не тихое блеянье, а смертельный жар.
Красно-зеленая тварь сложила крылья и с огромной скоростью ринулась к земле.
Реймс сглотнул, зажмурился, а потом прикусил губу и открыл глаза. Негоже бойцу отворачиваться, смерти нужно смотреть прямо в глаза.
Солдаты закричали и бросились к скалам, послышались выстрелы, крики, и снова выстрелы. Алая смерть неслась прямо на них. Вот дракон уже размером с корову... с телегу...
Гвардал сжал кулаки и прикусил губу до крови, но взгляда не отвел. Он видел горящие ненавистью оранжевые глаза крылатой твари, длинные черные когти, зеленоватые наросты на пузе...
И вдруг произошло нечто такое, чего никто не ожидал. Дракон спикировал к войску. Когда до головы самого высокого из солдат оставалось каких-нибудь пять локтей, он вдруг наткнулся на невидимую преграду. Тварь расплющилась о невидимый купол, накрывающий войско, заскрежетала зубами, проехавшись на пузе, и выдохнула струю огня. Реймс внутренне сжался, но огонь тоже не сумел преодолеть волшебное препятствие.
- Да!
- Так тебе!
Солдаты заулюлюкали, засвистели. Ни дракон, ни его жар теперь им не были страшны.
- Лети домой, скотина!
- Позови папочку!
Реймс засмеялся.
Испуг прошел, сердце перестало бухать, и снова забилось ровно и спокойно, дыхание восстановилось, более того, дышать стало ощутимо легче. Гвардал понял причину. Дело не только в работающих заклинаниях Вильковеста, отныне их поход станет не таким опасным, каким казался до сего мгновения. Драконы больше не угроза, теперь можно не опасаться, что в любой момент от войска могут остаться лишь головешки. Колдун не обманул! Ловушки нет, а значит, их компания - настоящий завоевательный поход. Фархат не ошибся с союзником и имеет все шансы на победу. А он - на повышение и приличную пенсию к отставке.
- Да! Это хороший знак! - Реймс рубанул кулаком воздух. - Поход продолжается, ребята!
- Отличная прогулка!
Гвардал поднял голову и засвистел. Истинно свободный кружил над головами солдат, выпуская одну огненную струю за другой, но все они натыкались на невидимую преграду, и до людей не долетало даже тепло.
Реймс вернулся к ручью, подобрал миску и залюбовался отражением огненного шоу в неспокойной воде. Теперь дракон им не страшен, а значит, Арканы из неприветливых и опасных чужаков превратились просто в горы. В очень красивые горы.
- Мы идем! - гвардал огляделся и снова рубанул кулаком воздух. - И победа будет за нами!

* * *


- Не думал, что Иженек действительно встретит нас огнем, - поделился своим беспокойством с колдуном Фархат. - Он же такой правильный, ратующий за мир, прощающий всем и вся, и вот...
Сартрский правитель устроил небольшой военный совет в золоченой карете, на который пригласил лишь одного человека - своего ближайшего помощника, первого министра Вильковеста. Только колдун был посвящен в грандиозные планы и знал всю подноготную ситуации, гвардалам объяснили суть в общих чертах, и их присутствия не требовалось. Несмотря на высокое звание, они не принимали решения и были пешками в многоходовой игре, затеянной Фархатом и первым укротителем драконов. Полукровку на совет тоже не пригласили. Король отослал его, воспользовавшись пустяковым предлогом, чтобы иметь возможность поговорить с Вильковестом наедине.
- Мой король должен радоваться, - склонил голову колдун. - Все идет так, как нужно.
- Слишком уж гладко, - нахмурился Фархат. - По последним донесениям, правитель О-шо обратился к соседям за помощью. Те пока раздумывают, но они также пострадали от действий эльфов. Ви-эллийцы объявили черные дни22 и обязались выставить вооруженную охрану в каждом городе и поселке.
- Эльфов это остановить не может.
- И не останавливает. Ви-эллийцы то и дело находят новые трупы. Не так много, как в первые дни, но волнения продолжаются. Народ на грани бунта, ведь король не может защитить своих поданных. Думаю, вскоре О-шо и Ви-Элле ввяжутся во внутренние войны.
- Все может случиться, - уклончиво ответил Вильковест. - Но мы выигрываем в любом случае, завоевать их будет еще проще.
Фархат замолчал. Почему-то ему не давало покоя ощущение, что вот-вот что-то пойдет не так. Слишком уж все правильно, слишком уж по плану. А жизненный опыт подсказывал сартрскому правителю, что ни один человек не может предусмотреть все, в любом плане обязательно найдется прореха, и чем грандиознее задумка, тем масштабнее дыры и весомее неучтенные обстоятельства. Но что он упустил? Может быть, проблемы возникнут с основными силами? Не хотелось бы оказаться у границы с Ил'лэрией без мощной вооруженной поддержки.
- Что с войском? - спросил Фархат. - Их зелье точно подействует против арканских драконов?
- Мой король может быть спокоен, - произнес Вильковест. - Я лично готовил его и испытывал на Гаргхортсткоре. Солдаты преодолели треть пути, но дорога в горах чрезвычайно трудна.
- Можешь не беспокоиться о награде, - отмахнулся Фархат. - Докладывай о продвижении каждую неделю.
- Мое око зорко следит за Арканами. Пока ваших солдат потревожил лишь один дракон.
Фархат поморщился. В последнее время колдун раздражал сартрского правителя сильнее обычного. Большую часть дня дрессировщик летал на своем звере, спускаясь лишь для того, чтобы перекусить или сообщить о препятствии впереди. Дракону еда, казалось, и вовсе была не нужна. Либо белая тварь охотилась по ночам, либо тайком таскала коров из стад местных жителей. Последнее, впрочем, Фархата не волновало. Лишь бы дракон не начал есть солдат, а остальное - не его проблемы. Проблема короля - зелье, связавшее его жизнь с жизнью колдуна. Если бы не это, Фархат давно отравил бы министра, избавившись от общества человека, тайно его ненавидящего и не особенно это скрывающего.
Вильковест берет на себя слишком много, взять хотя бы поджог башни Берсер-Лога. Заварушка началась из-за одного единственного выстрела, который донесся с башни. А что если стреляли не в сартрского правителя, а в дракона? Что если какой-нибудь глупый дозорный испугался крылатую тварь и, не подумав, выстрелил в зубастую морду, после чего и началась перестрелка? И самое главное, знал ли о такой возможности дрессировщик? Наверняка знал и специально сел на башню, рассчитывая на стрельбу. Значит, хотел войны?
Жаль, очень жаль, что Фархат не может прочесть мысли министра. Сейчас он жаждал этого даже больше удачных переговоров, ведь если в планы Вильковеста не входит успешная замена правителя Ил'лэрии, то все мечты летят в пропасть.
Что на самом деле задумал колдун? Занять трон объединенных королевств вместо Фархата? Ему не подчинятся, если только он не настолько силен, что магии хватит для обмана всего Аспергера. С другой стороны, возможностей Вильковеста никто не знает, а его дракон обладает такой огненной мощью, что мог бы в одиночку спалить Берсер-Лог и завоевать целый город-крепость.
Теперь Иженек уж точно объявит Сартру войну. Вряд ли Фархату удастся решить дело мирным путем. Сартрский правитель не сможет объяснить миловийцам, почему сжег дотла приграничную армию. Впрочем, кто-то живой в городе остался, кто-то из командования или дозорных. Сразу после отъезда Фархат увидел цветной дым - выжившие сигнализировали о случившемся в соседний приграничный город, Лорен-Тог. Расскажут Иженеку и о драконе, и о человеке, сидящем на его спине. Вскоре все узнают, кто помогает Фархату. Может имя Вильковеста заставит миловийцев воздержаться от нападения?
Война с Миловией в планы не входила, по крайней мере, на начальном этапе кампании. Какой прок от этого колдуну? Отвлечь от настоящей проблемы? Может быть, Фархат упустил что-то еще? Если с основными силами все в порядке, в чем он просчитался? Недооценил полукровку? А что если Эл'льяонт откажется сотрудничать? Вдруг, переговорив с нынешним правителем Ил'лэрии, эльф помашет сартрскому правителю ручкой? Мальчишка есть мальчишка, пусть мудрости у него больше, чем у самого умного старца.
- Все-таки надо было его женить, - пробормотал Фархат.
- Мой король опасается предательства полукровки? - спросил Вильковест. - Не беспокойтесь об этом, ваше величество. Эльфы глупый народ, они всегда ставят правила выше прочего, их благодарность не имеет границ. Никакая свадьба не свяжет Эл'льяонта так, как чувство долга. Он вам обязан.
- Пусть он и дальше так думает.
Фархат выглянул наружу. Его войско расположилось на отдых неподалеку от одной миловийской деревеньки. На полях дозревала капуста, и солдаты, не брезгуя чужим, натаскали целый воз крупных белых кочанов. Мясо закончилось неделю назад, а есть хотелось. Значит, на ужин, скорее всего, будут щи.
- Прикажи людям распаковать королевские бочки, - произнес Фархат. - Пора потревожить неприкосновенные запасы.
Вильковест кивнул и вышел наружу, что показалось Фархату очередной демонстрацией пренебрежения. Колдун вел себя с королем, как с равным, а иногда явно ставил себя выше. Полукровка, кстати, тоже не проявлял особого раболепия, но эльфы вообще презирают людей.
- Вы закончили? - в окно золоченой кареты заглянул Эл'льяонт.
- Заходи, - позволил Фархат. - Скоро ужин.

* * *


Тэл'льяин устал. Все-таки возраст давал о себе знать, ему уже не двести и даже не пятьсот лет, не в его характере и не в его силах носиться по лесам и степям, передвигаясь от одного людского поселения к другому, прячась, вздрагивая от каждого шороха, и убивая беззащитных щенков. Не подобает старейшему и мудрейшему из живущих эльфов вести себя как загнанный зверь. Хотя именно загнанным зверем он себя и ощущал.
Тэл'льяин спрыгнул с толстого дуба, в ветвях которого устроил себе подобие постели, и подошел к небольшому лесному озеру. Умиротворяющая тишина небольшого леса на границе О-шо и Ви-Элле не дарила покоя и отдохновения, хотя нет на свете большей красоты, чем природа, не тронутая человеком. Эльфа не радовала ни зелень листвы, ни сочность созревших ягод, ни прохлада, идущая от воды, ни щебет птиц. Кажется, его не радовало ничто на свете. Даже радость от сознания правильности того, что он делает, притупилась, уступив место усталости.
Еще семь месяцев назад он жил, думая, что доживает свой век в полнейшем одиночестве, не принеся своему народу ничего, кроме никчемной славы долгожителя. Но он был счастлив уже тем, что имел. Потом появился предсказатель, и в сердце разгорелась потухшая было искра воспоминаний, а вместе с ней, и костер, в пламени которого вспыхнули прежние чувства к Кьолии, жажда власти и желание возвыситься.
Тэл'льяин мечтал оставить след в истории, и не просто как один из древнейших эльфов, а как спаситель своего народа. Он был один, но знал, что сможет воплотить мечту в реальность.
Увы, тогда он не понимал, что такое настоящее одиночество. У него был дом, были друзья, был правитель и страна, за которую следовало бороться. Теперь он борется. А страна, правитель и друзья отвернулись, словно он делал что-то неправильное. Он остался один, совершенно один.
Тэл'льяин опустил ладони в прохладную воду, а потом снял одежду и вошел в озеро.
- Я все делаю правильно, - спокойно произнес эльф, раскрывая сознание.
Гланхейл не откликнулся. В пространстве больше не плавали связующие нити, правитель закрылся от посторонних.
- Я понимаю.
Эльф погрузился в воду и поплыл.
В глубине души он все еще надеялся на то, что нити просто прячутся, и Гланхейл проверяет личность вызывающего, но разумом понимал, что правитель закрылся от него. Навсегда. Он не подчинился, не вернулся вместе со своим отрядом в Ил'лэрию, не прекратил поиски полукровки, не перестал убивать. За это его ждет уже не суд, а смерть. Казнь, словно он не выполнял приказ повелителя, не стремился сделать как лучше, не хотел защитить свой народ, а совершил преступление.
Тэл'льяин доплыл до противоположного берега, вышел из воды и замер. В кустах неподалеку от него дремал ребенок. Светловолосый мальчишка лет десяти или одиннадцати. Он был одет просто и безвкусно, как одеваются бедные деревенские пастухи или ученики горшечников, но это неважно. Главное, перед ним очередная цель.
- Это не может быть так просто, - качнул головой Тэл'льяин, опускаясь перед ребенком на колени. - Ты ведь человек? Но я не вправе исключать возможность.
Мальчик вздрогнул, открыл глаза и попытался встать, но тонкие сильные пальцы уже обхватили тощую немытую шею.
- Не надо! - прохрипел мальчуган.
Тэл'льяина передернуло. Он чувствовал пульсацию крови в сонной артерии, лихорадочно сжимающиеся легкие, пытающиеся втянуть в себя спасительный кислород, испуг, черной паутиной накрывшей мечту ребенка о деревянной лошадке, увидел трещины, которыми покрылись мечты о путешествии в столицу на ярмарку... и отдернул руки.
Мальчишка закашлялся и без сил повалился на траву, растирая покрасневшее горло.
Эльф поднялся и, не оборачиваясь, нырнул в пруд. Конечно, этот задохлик не тот, кто ему нужен. Может, разумнее было его задушить и сбросить тело в пруд, но, в конце концов, он не убийца. Раз уж пришлось действовать руками...
Тэл'льяин вылез из воды, и все так же держась к мальчишке спиной, громко и отчетливо произнес:
- Если скажешь кому-то о нашей встрече, я убью тебя. И твоих родителей. И тогда ты никогда не попадешь на столичную ярмарку.
Маленький хомо обыкновениус не ответил, но эльф не сомневался, что тот никому ничего не расскажет.
Он вернулся к дереву, собрал вещи и направился к выходу из леса. Недалеко, всего в пяти или шести сотнях тереллов располагалась ви-эллийская деревушка, где живет десяток потенциальных жертв. Там он не станет церемониться и не выпустит из рук лука со стрелами. А потом направится вглубь страны, в города и поселки, и в столицу, где так удобно прятаться маленьким мальчикам.

* * *


С высоты драконьего полета люди казались Вильковесту такими же, как когда он смотрел на них, стоя на земле: мелкими, незначительными, практически призраками, которые ничего не могли, ничего не решали и не стоили внимания. Однако был человек, который с высоты казался ему более значимым. Это он сам.
Гаргхортсткор фыркнул и бросил колдуну картинку, в которой Вильковест сидит на огромном троне из костей и держит в руках золотую корону.
- Ты прав, - усмехнулся колдун. - Но не во всем. Кроме костей мой трон стоит на горе из обманутых ожиданий и мертвых надежд. Смотри внимательнее, я должен выяснить, отчего вибрирует мой медальон.
Белый дракон неспешно описывал огромные круги над войском, продвигаясь вместе с ним на восток. Вильковест совершал полеты каждый день, но сегодня, он имел несколько целей. Кроме цели наблюдения за солдатами и цели произвести впечатление на сартрского короля, он хотел выяснить, отчего неожиданно ожил один из его магических амулетов.
- За нами следят, - произнес старик. - И я хочу знать кто, и зачем.
Гаргхортсткор стал снижаться.
- Ты слишком хорошо меня знаешь, - улыбнулся Вильковест.
Надоедливая вибрация, исходящая от медальона, стала его раздражать. Опасности для себя, колдун не ощущал, но хотел избавиться от неприятного чувства чужого глаза, а для этого необходимо найти наблюдателя, кем бы он ни был. И найти самому, не прибегая к помощи глупого Фархата и его идиота-спутника.
Истинно свободный снова фыркнул, и в голове Вильковеста возникла картинка, от которой по коже пробежали мурашки: растерзанные тела его врагов и победный блеск выцветших глаз колдуна.
- Так будет, - пообещал он себе и дракону и прищурился.
Проплывающие под драконьим брюхом холмы были пусты, если не считать пасущихся коров, пригнанных из отдаленной миловийской деревеньки, видневшейся на севере. Кустарник, росший вдоль протекающей меж холмами реки, не тревожили ничьи прикосновения, кроме прохладного выдоха ветра, однако лес оставался Вильковесту недоступным. Да и за пустоту степи он не поручился бы, ведь если наблюдатель скрывается, делает это умело, иначе дракон обнаружил бы его еще ночью. Впрочем, неприятель вряд ли ожидает нападения с воздуха. Люди редко смотрят в небо, они рождены, чтобы ползать.
Гаргхортсткор повернул к востоку и потянулся к своему всаднику. Вильковест закрыл глаза. Лишь одно существо в мире понимало его, знало его потребности и спешило выполнить все желания. И это было чудесно.
Колдун открылся, и увидел мир глазами дракона. Магия раскрасила землю и небо в синие, сиреневые, васильковые, лазоревые цвета. Вильковест много раз видел мир глазами истинно свободного, но каждый раз делал маленькие открытия. Например, сегодня он заметил, что сверкающая золотом карета Фархата на самом деле иссиня-черная. В мире людей она искрилась солнцем, но истинно свободные знали настоящее золото, отбирающее у людей разум, разжигающее жажду обладания, втягивающее в себя свет.
Преследователя видно не было. Гаргхортсткор сделал над войском еще два круга, и вернул своему луноликому человеческое зрение.
- Я не устал, - запротестовал Вильковест и почувствовал, что еще немного, и он вывалится из седла.
Дракон фыркнул и опустился на землю впереди войска, чтобы старик забрался в карету короля, как только та поравняется с ним.
- Не улетай, - попросил Вильковест, опускаясь на теплую траву. - Мы не нашли наблюдателя, но еще можем развлечься.
Колдун послал истинно свободному изображение горящего Берсер-Лога и эльфийского заклинания, возникшего в небе и лишившего их сил. Стараниями маленького эльфа они упали с приличной высоты. Гаргхортсткор повредил крыло, его пришлось восстанавливать с помощью магии, а сам Вильковест едва не сломал шею.
- Он за это поплатится! - прошипел старик, поглаживая сахарно-белый бок Гаргхортсткора. - Никто не смеет унижать Вильковеста!
Это было второй причиной отвратительного настроения колдуна. Слежка и невозможность по-настоящему поквитаться с полукровкой. Увы, Эл'льяонт нужен ему живым. Мелкий гаденыш должен занять трон страны эльфов, чтобы спасти магию. А жаль... уж Вильковест нашел бы, как стереть с лица этого недопредставителя старшего народа мерзкую улыбочку.
Пацан, без сомнения, понимает, какой опасный противник ему достался, не зря сторонится Вильковеста, старается реже встречаться взглядом. И правильно делает. Сила мальчишки ничто по сравнению с мощью первого дрессировщика драконов, а нехватка мудрости и опыта практически приравнивает его к Фархату. И первого, и второго Вильковест мог стереть с лица земли одним шевелением пальца. Только вот это пока не входило в его планы. Однако позже он обязательно разделается и с человеческим королем, и с эльфийским принцем.
Век дрессировщика долог, а благодаря магии, практически бесконечен. Он подождет, пока Эл'льяонт займет полагающийся ему трон и сделает необходимые распоряжения для спасения своей родины, выждет пару столетий, чтобы убедиться в правильности выбранной полукровкой политики, и нанесет удар.
С Фархатом так долго тянуть не придется. Король умрет на поле боя, уж об этом колдун позаботится. Зелье, которое он дал выпить Фархату, и которое связало его жизнь с жизнью сартрского правителя, как и все на земле, имеет свой срок жизни. Волшба слишком сложна и требует больших усилий, чтобы поддерживать в ней жизнь. Ее действие испарится, и ничто не сможет помешать первому дрессировщику стать еще и первым правителем объединенных королевств.
Вильковест оперся спиной о чешуйчатый бок своего друга.
- План непрост, - прищурился он, - но я полон сил. Люди ответят за то, что сделали.
Гаргхортсткор вздохнул.
Армия короля приблизилась к сидящим, но солдаты обходили первого министра короля по широкой дуге, словно колдуна и его летающего спутника окружала невидимая, но вполне осязаемая стена, заставляющая сворачивать с прямой дороги. Особенно четко эту стену чувствовали лошади, они фыркали и прядали ушами, один жеребец из королевской упряжки заржал, словно предчувствовал беду.
- А вот и наше развлечение.
Вильковест приложил руку к груди и сложил пальцы в знак. Кони споткнулись, золотая карета накренилась, переднее колесо соскочило с оси и отлетело к колдуну. Всадники всполошились, к транспорту его величества бросились слуги, но с Фархатом и его недоростком-спутником ничего не случилось.
- Какая неприятность, - произнес Вильковест, положив руку на колесо. - Помогите же своему королю!
Одни солдаты успокаивали лошадей, другие помогали его величеству вылезти из кареты, а двое с явной неохотой подошли к дрессировщику и наклонились, чтобы поднять колесо.
- Не бойтесь, Гаргхортсткор вас не тронет.
Вильковест поднялся, подошел к королю и усмехнулся, заметив, как полукровка шарахнулся в сторону. Солдаты между тем тщетно пытались поднять колесо.
- Чего вы там возитесь?! - крикнул Фархат.
- Позволю заметить, мой король, - прошептал Вильковест, - у них ничего не получится.
- Это еще почему?
- Ваш первый министр не зря носит этот титул, а также титул могущественного и, что скрывать, единственного мага Аспергера. Чтобы защитить вас, я наложил на карету заклинание, теперь на нее и любую ее часть может воздействовать только существо, обладающее магией, поэтому солдаты не сдвинут колесо с места.
- Так чего же ты ждешь? Помоги им!
- Ваше величество, - улыбнулся колдун, - вы не находите, что я слишком стар и слаб для подобной работы? А между тем позади вас стоит настоящий эльф. Эй, вы, отойдите! Пусть Эл'льяонт займется колесом, ему это будет под силу.
Гаргхортсткор фыркнул. Он, без сомнения, понял, что ему предоставляется почетное право отомстить недомерку. Пусть мелко, но со временем Вильковест рассчитается с эльфийским выродком сполна.
Эл'льяонт направился к колесу. Истинно свободный лег удобнее и словно невзначай положил на колесо крыло.
Колдун потер руки.
Эльф двигался несмело. Понятное дело, ему не приходилось сталкиваться с чужими драконами, а тем более с самыми злобными их представителями. Но мальчишка боялся не так сильно, как хотелось бы.
Истинно свободный зевнул и уставился на ребенка оранжевыми глазами.
- Он может покалечить только тех, кто ему не нравится, - крикнул старик полукровке, - Но ты же у нас само очарование!
Колдун произнес это и почувствовал, как напрягся ребенок. Он подошел к дракону очень близко.
"Давай!" - мысленно скомандовал Вильковест.
Подчиняясь, а отчасти следуя собственному желанию, Гаргхортсткор вдохнул воздух через ша-яну и выдохнул струю огня.
Мальчишка отпрянул, поднял руки, заслоняя лицо, и закрылся магическим щитом. Слабеньким, но его вполне хватило, чтобы пламя обогнуло полукровку, не задев.
"А он не трус, - хмыкнул королевский министр. - Ему же хуже".
Эл'льяонт быстро схватил колесо и потащил его к карете. Второй раз фокус со смертельной стихией не прошел бы, поэтому...
Гаргхортсткор довольно фыркнул, развернулся и задел мальчишку хвостом. Тот потерял равновесие и упал, проехавшись грудью по траве. Колесо отскочило, едва не врезавшись в Фархата.
- Надеюсь, - поджав губы, произнес Вильковест, - ты будешь более ловким на переговорах.
Гаргхортсткор взмахнул крыльями, поднялся в воздух и послал своему луноликому изображение звездного неба - высший знак одобрения истинно свободных. Вильковест улыбнулся. Ему было приятно, но он не нуждался в одобрении, он нуждался в отмщении. Эта мелкая издевка не пойдет ни в какое сравнение с тем, что ждет полукровку в будущем, и с тем, что ожидает Фархата.
Старик взмахнул рукой, и колесо само встало на положенное ему место.
- В отличие от эльфа, я вас не подведу, мой король, - произнес министр. - Продолжим путешествие.
Он видел в окно, как полукровка поднялся с земли и как шел к телеге с запасами провизии.
"Там тебе самое место. А мое место - в этой золотой повозке. Пусть отныне так и будет".

Глава 16

Смерть слишком близко


- Сегодня особенная ночь.
Янек не спал. Он лежал на матрасе, который вытащил из кибитки, положив руки под голову, и смотрел в небо. Синий купол темнел медленно, и звезды появляться не спешили. Сначала ученик дрессировщика нашел Дарлу, и лениво наблюдал, как она подмигивает кружащему под ней дракону. Долгое время ничего не происходило, только небо становилось все чернее, а потом крохотные серебряные блестки высыпали все сразу, будто Айша разорвала надоевшее ожерелье и рассеяла по небу драгоценные камни.
- Ночь, как ночь, - отозвался Дагар.
Он сидел возле костра, ворочая тлеющие угли, но уходить в кибитку не спешил. Видимо, тоже чувствовал что-то необъяснимое, непонятную тоску, разлившуюся в воздухе, сжимающую грудь в сладком предчувствии.
Сон не шел. Теплый вечерний ветер доносил из сартрского лагеря обрывки песен и смех солдат. Яркие огни костров постепенно гасли, едва уловимый аромат жареного мяса, долетавший со стороны сартрцев, испарился. Фархат хорошо заботился о своем войске, впрочем, Янека это не волновало. Его вообще не волновало ничего, кроме неба. Он смотрел на черную тень Эргхарга, кружащую над далеким лесом, и думал.
Какие все-таки они разные: люди и драконы. Человеческий век короток, поэтому интересы и заботы людей поверхностны и глупы. Драконы живут столетия, им хватает времени стремиться к высокому, совершенствоваться, создавать прекрасное. Хомо обыкновениус ставят во главу угла богатство, которое позволяет удовлетворить лишь простейшие первичные потребности, такие как голод, жажда, половое влечение, безопасность, а также дарит возможность получить материальные блага, вещи, которые драконам не нужны. Истинно свободные не зависят от денег или вещей, им не нужно золото, их не интересуют самоцветы, плисаровые комоды, ви-эллийские шелка и синее вино. Драконам достаточно того, что имеют, они не зависят от инстинктов и свободны от первичных потребностей, так как могут удовлетворять их в любое время. Истинно свободные выше людей во всех смыслах.
Человеческая натура сложна, но основным двигателем для хомо обыкновениус всегда были собственнические интересы. Они жадны, рвутся к богатству и власти, и цель их состоит отнюдь не в том, чтобы вырваться из оков обыденности и развиваться, дарить миру прекрасное, но в том, чтобы преумножать богатство и ничего не делать. Драконы еще сложнее, они находятся на той ступени эволюции, когда богатство и роскошь ничего не значат; достойный член общества истинно свободных - не самый богатый или влиятельный, но самый умный, творческий и щедрый на общение. Пока Янек не совсем понимал, что это значит, но Эргхарг обещал объяснить и показать страну драконов.
Ах, Арканы! Ученику дрессировщика больше всего хотелось увидеть именно их. Прогуляться по заснеженным вершинам, заглянуть в недоступные человеку пещеры, окунуться в хрустально чистые ледяные горные озера, посмотреть, как живут драконы, и подружиться с ними. Эргхарг для Янека был самым лучшим, но молодой человек подозревал, что его друг далеко не выдающийся представитель истинно свободных, что есть существа еще мудрее, еще интереснее и таинственнее.
Словно в ответ на мысли человека летящий в небесах Эргхарг выпустил из пасти огненную струю.
"Не подслушивай", - пожурил Янек.
"Учись думать тише", - откликнулся дракон.
Молодой человек понял, что истинно свободный не обиделся. В этом и состояла дружба, они понимали друг друга с полуслова.
Мысли Янека были для дракона открытыми, человек также мог заглянуть в голову истинно свободного, правда из-за того, что Эргхарг был старше, мудрее и опытнее, он умел скрывать от посторонних то, что не хотел афишировать. Молодой человек знал, что у его друга есть тайны, о которых тот не желает говорить, и хотел тоже научиться скрывать собственные мысли. Но не для того, чтобы утаить что-то, а потому, что, научившись контролировать язык, еще не научился контролировать мысли. Человеческие мысли, за некоторые из которых Янеку было стыдно.
Он изменился, и очень сильно. Ученик дрессировщика понимал это, и принимал, более того, хотел, чтобы изменения продолжались, чтобы его путь от человека к дракону не заканчивался. Теперь ему хотелось совершенствоваться и достичь тех же высот, каких достиг его истинно свободный. Но и уже сейчас он не чувствовал себя простым человеком, Янек - луноликий, особая порода людей, промежуточное звено между хомо обыкновениус и истинно свободными. Ход его мыслей претерпел изменения, система ценностей встала с ног на голову, он даже узнал такие слова, о которых раньше не имел понятия. Например, та же "система ценностей". Все это шло от Эргхарга, и Янек надеялся, что ручеек новых знаний не иссякнет, а превратится в полноводную реку.
Молодой человек улыбнулся и послал истинно свободному яркий солнечный образ радуги. Эргхарг ответил картинкой роскошного звездного неба, на котором кроме звезд сияла огромная фиолетово-розовая спираль.
- И все же, сегодня особенная ночь, - произнес Янек вслух.
- Смотря для кого, - Дагар зевнул.
Костер давно потух, дрессировщик драконов сидел на траве возле круглой черной проплешины и прутиком рисовал в золе завитки.
Молодой человек повернулся на бок и уставился на учителя. На бывшего учителя.
- Что я здесь делаю? - спросил он.
Дагар промолчал, но ответ и без того был очевиден. Янек тратит время, даром растрачивая самую ценную на земле материю. Что он забыл здесь, в поле посреди Миловии? Какова его цель?
- Какова моя цель?
Плотник хотел стать учеником дрессировщика, и стал. Ученик дрессировщика хотел стать дрессировщиком, и исполнил мечту. Чего хочет дрессировщик Янек? Дагар больше ничего не сможет дать ему, ничему не научит, ничего не посоветует. Так что же молодой человек делает здесь, если перед ним открыты сотни дорог?
- Если ты ждешь ответов от меня, то я не знаю, - произнес Дагар, не поднимая глаз. - Ты сам должен решить, что дальше.
- Мы догнали войско, выяснили, что Элиота никто не держит, и он по собственному желанию путешествует с его величеством Фархатом.
- Я должен его вернуть и предупредить...
- О чем? - удивился Янек. - Элиот мудрее вас, он может не захотеть вернуться в кибитку.
- Ты хочешь сказать, он променяет ее на золотую карету?
- Я не знаю. И не хочу знать. Это не мои заботы, Дагар.
- Ты прав, - дрессировщик отшвырнул прутик, - это мое дело. Тебя никто не держит.
Янек кивнул. Верно, его здесь никто не держит.
"Эргхарг!" - позвал Янек и поднялся.
- Уходишь? - спросил мастер.
- Вы меня отпустили, Дагар. Я чувствую некоторую неловкость из-за того, что мы расстаемся вот так, посреди степи, но иного пути не вижу. У нас разные дороги.
Янек сложил ладони и между пальцами вспыхнул яркий огненный шар. Молодой человек подвесил его в воздухе, а потом сотворил еще два. Они давали достаточно света, чтобы рассмотреть лицо дрессировщика в подробностях.
Дагар встал.
- Не думал, что все случится именно так, - произнес он. - Не мог даже предположить, что обычный плотник не просто займет мое место, но сольется с драконом до такой степени...
- Я не просто луноликий, - отозвался Янек и кивнул на магические светильники. - Я нечто большее.
- Простачком ты мне больше нравился, - заметил мужчина.
- Вы не обиделись на меня, мастер?
- Нет, - качнул головой Дагар. - Мне не за что на тебя обижаться. Я мечтал найти преемника, чтобы удалиться на покой, купить дом, и жить в свое удовольствие, и теперь могу воплотить мечту в реальность. Я путешествовал по Аспергеру двести лет и заслужил отдых. Теперь, наконец, я освобожусь от обязательств перед драконом. Я нашел себе замену.
- Точнее, ее нашел Эргхарг.
- Это не имеет значения. Я дал ему все, что имел, теперь он свободен. Но...
Янек напрягся. Он знал, что за этим "но" последует какая-то просьба, скорее всего, неприятная, или тревожащая человеческие чувства, которые в нем еще остались, но не выслушать дрессировщика молодой человек не мог.
- Ты не хочешь остаться, чтобы довести дело до конца? - спросил мастер. - Хотя бы до тех пор, пока я не поговорю с Элиотом?
- Не вижу в этом смысла, - отозвался молодой человек. - Мне не хотелось бы уходить, не попрощавшись с другом, но мальчик вряд ли вернется. Прощание ничего не изменит.
- Ясно.
Дагар отвернулся, однако Янек успел заметить, как опустились уголки губ дрессировщика. Ему и самому было грустно - о себе давала знать человеческая половина души. С другой же стороны, сердце его было наполнено радостным предвкушением, ожиданием чуда. Он, наконец, свободен! Он волен идти, куда захочет!
- Прощай, Янек.
- Прощайте, мастер.
Молодой человек крепко пожал сухую руку Дагара, отвернулся, и увидел, что Эргхарг уже ждет его.
"Мы свободны, - улыбнулся луноликий. - Хочешь с ним попрощаться?"
Дракон вытянул шею и легонько подул на бывшего партнера. Дагар положил ладонь на его морду и закрыл глаза.
- Мне будет тебя не хватать. Лети.
Мужчина резко отвернулся и направился к кибитке.
"Летим!"
Янек подбежал к истинно свободному, и тот помог ему взобраться на спину.
"Держись крепче".
Мощный толчок, и в лицо бывшего плотника подул прохладный ночной ветер. Темная земля осталась далеко под брюхом, охранные костры сартрской армии уменьшились в размерах, превратившись в крохотные, размером с самую маленькую звезду, искорку, а потом исчезли из вида.

* * *


В Ви-Элле Тэл'льяин чувствовал себя, как дома. Окраинные деревни и поселения, примыкающие границей к стране эльфов, он обошел быстро, скрываясь от пребывающих в ужасе от убийств селян в окраинных лесах. Теперь он направил стопы к первому на пути к столице крупному городу, активно торгующему с Ил'лэрией, и там его ждал неприятный сюрприз.
На входе в Дилль, обнесенный высокой каменной стеной со сторожевыми башенками, похожими на шахматные фигуры, обнаружился охранный пост. Три крепких мужичка, вооруженные ружьями, сурово смотрели из-под бровей на каждого идущего к городским воротам. Военной охраны не было, но и этих хомо обыкновениус с лицами, интеллектом сравнимыми с камнем, и сильными руками оказалось достаточным, чтобы Тэл'льяин насторожился.
- Кто таков? - надменно спросил эльфа детина пониже, но пошире своих товарищей. - Куда прешь?
- Я направляюсь в город, - ответил Тэл'льяин, стараясь, чтобы его лицо не сморщилось в презрительной гримасе. - Думал, это очевидно.
- Тебе нельзя в город.
- Я гость вашей страны, и если уж меня пропустили через границу, какие-то... вы не можете запретить мне войти в город.
- В Ви-Элле объявлены черные дни, мы не впускаем в города эльфов. Твои братья убивают наших детей.
- Мне нет дела до выдумок хомо обыкновениус.
- Это не выдумки, - ощерились охранники и встали плечом к плечу, перегораживая дорогу. - Тебе нет входа. Топай в поле, жди, пока за твоими безделушками придет какой-нибудь торговец.
Тэл'льяин сверкнул глазами, но отступил, он не собирался вступать в схватку с людьми. Вместо открытого столкновения он решил обойти город по периметру, чтобы проверить охрану у других входов.
К удивлению Тэл'льяина, стены, окружавшие Дилль, оказались не сплошными. С севера не хватало достаточно большого куска стены, чтобы сквозь пробоину могли проехать три телеги в ряд, но там тоже была выставлена охрана. С западной стороны ворота оказались не просто открытыми, но сорванными с петель. Не привыкшие к войне и не ожидавшие нападения от эльфов ви-эллийцы не успели их навесить, однако выставили двух стражников. На юго-западе и вовсе не хватало добрых трех сотен тереллов оборонительного пояса. Прореха осталась со времен землетрясения, случившегося сто с лишним лет назад. Хомо обыкновениус не спешили с ремонтом, а про охрану забыли.
Тэл'льяин улыбнулся. Людские запреты и законы обойти слишком просто, потому что многие дела хомо обыкновениус делают для вида. Введение черных дней и охрана у главных ворот были сродни красивой вывеске над трактиром, но внутри царили хаос и безразличие. Ви-эллийские власти не удосужились навести порядок в стране, ограничившись видимостью охраны. Может, думали, что неприятель, увидев сторожевой пост, не догадается обойти город по кругу, а может, рассчитывали, что на северо-запад никто не пойдет потому, что торговые ряды сосредоточены в центре города, куда от главного входа шла широкая мощеная булыжником дорога.
Самые бедные жители, которым не хватило денег на покупку домов на защищенной городскими стенами земле, и жившие в хижинах прямо посреди поля, свободно входили в город и выходили из него. Не долго думая, эльф последовал их примеру.
Дилль разительно отличался от приграничных ви-эллийских поселков большим количеством жителей, излишним шумом и суматохой. В городе представитель старшего народа оказался на виду, спрятаться было негде, и Тэл'льяину пришлось приложить усилия, чтобы остаться незамеченным.
Во-первых, он стащил с протянутой во дворе одного из домов веревки человеческую одежду: широкие безразмерные саржевые штаны и темно-коричневый сюртук. Как это ни было противно, пришлось облачаться в одежду хомо обыкновениус. Хорошо, что она была чистой, иначе Тэл'льяин ни за что до нее не дотронулся бы. Туфли и рубашку он оставил свои, пусть бежевый шелк рубашки не сочетался с коричневым, и выглядел богаче, чем мог носить обладатель безразмерных штанов, эльф не смог пересилить себя, и надеть сюртук на голое тело. Во-вторых, Тэл'льяину пришлось украсть шляпу, чтобы закрыть остроконечные уши.
Когда с маскировкой было покончено, эльф направился к центральной площади.
Он никогда не был в Дилле, но хорошо понимал, что стиль застройки городов хомо обыкновениус отличается такой же хаотичностью, как их рассуждения, поэтому даже не предпринял попытки обойти город. Он воспользуется магией, чтобы точно определить местоположение нужных субъектов, и торговые ряды для этого очень подходят.
Тэл'льяин дошел до центра, где разместилась рыночная площадь, и направился в толпу. Эльф протискивался между толстыми матронами, приценивающимися к фруктам, долговязыми молодыми людьми, торгующимися за рыбу, барышнями, рассматривающими ткани. Он прикасался ко всем, чтобы впитать в себя человеческую энергию. Особенно долго Тэл'льяин стоял рядом с ребятишками, выпрашивающими сласти у одноглазого торговца. Его целью было вычленение из многообразия ментальных образов некой сущности, присущей только мальчикам и только в возрасте девяти-двенадцати лет. Это необходимо для успешных поисков полукровки.
Вечером, когда он соберет достаточно информации о жителях Дилля, Тэл'льяин откроет свое сознание и определит, куда следует двигаться в первую очередь. Возможно, Гланхейл уже пожалел о своем решении не разговаривать с мудрейшим и старейшим эльфом Ил'лэрии, и у Тэл'льяина появится шанс объяснить правителю мотивы своих поступков. Пока же он впитывал энергию и слушал. Последние новости оказались неутешительными, особенно насторожили вести, которые принес субтильный субъект в таком узком зеленом костюме, что, казалось, подними он руку повыше, сюртук треснет на нем по швам. Хомо обыкновениус подошел к торговцу безделушками - толстому красноносому мужчине с вороватым взглядом, и вскинул руки.
- Господин Тимиль, рад видеть вас в здравии!
- Приветствую, господин Ди-Делле, - поклонился толстяк и оправил ворот синей рубахи.
- Есть ли у вас какие-нибудь интересные диковинки?
- Увы, господин Ди-Делле, в нынешние времена обыкновенная шкатулка с приятными снами стала диковинкой. Торговцы придерживают товар старшего народа.
- Что случилось за время моего отсутствия, господин Тимиль? Неужели эльфы повысили цены?
- Хуже. Мы на пороге войны. Неужели вы не слышали о том, что творят эти остроухие?
- Слышал, - господин в зеленом костюме понизил голос, но слух Тэл'льяина превосходил человеческий, и он услышал все, о чем говорили незнакомцы далее.
- В стране объявлены черные дни. Мы не впускаем эльфов и, соответственно, ждем, что они тоже перестанут впускать нас к себе.
- Сколько мальчиков убито?
- Двести, господин Ди-Делле. Такая трагедия. И, думаю, слухи сильно преуменьшены. Только вчера я разговаривал с двоюродным братом, он вернулся из О-шо, где говорил с купцом из Рахана, который слышал о трехстах погибших. Более того, брат и сам видел детские трупы, которые лежали прямо на обочине дороги. И среди них были и мальчики, и девочки!
Тэл'льяин поморщился. Ни о каких двухстах и трехстах погибших речь идти не могла. Он и его отряд убили в шестьдесят восемь детей, и, уж конечно, исключительно мальчиков. Склонность хомо обыкновениус к преувеличению и желание раздувать скандалы могла сыграть против старшего народа. Старший народ не учел этого, а зря.
- Король закрыл границы для эльфов, но они без труда проходят на нашу территорию. Мы выставили стражу, закрыли города, но поселки и деревеньки защитить не может никто.
- Это пока только яйцо, господин Тимиль, а скоро из него вылупится боевой петух. Можете мне поверить. Его величество отправил послов в Рахан, чтобы объединиться и пойти войной на обнаглевших остроухих. И послы уже давно должны были прибыть во дворец раханского короля.
Господин в зеленом костюме выпрямился и уже громче продолжил:
- Так что вы посоветуете, дорогой господин Тимиль? Этот ларец, или вон тот?
Тэл'льяин понял, что разговор закончен, и затерялся в толпе.
Эти двое оказались не единственными, кто перешептывался о надвигающейся трагедии. Правитель О-шо обратился за помощью к Ви-Элле, ви-эллийский король согласился помочь и выслал послов к Рахану. Людские правители решили объединить силы против эльфов. Тэл'льяин мысленно посмеялся. Даже общими силами эти три королевства ничего не смогут сделать. Опасность для старшего народа будет представлять только армия объединенных королевств, когда под управлением опытного военачальника соберется мощь и перечисленных территорий, и Сартра, или Миловии. Но миловийцы всегда были нейтральны, и пока истинно свободные не забрались на их территорию, не пошевелят и пальцем, а сартрский король чересчур жаден до власти, чтобы раханцы, ви-эллийцы или король О-шо предоставили ему всю широту полномочий. Подчиняться он не станет, а правление объединенной армией ему не доверят. Чтобы воевать с эльфами, хомо обыкновениус должны действовать заодно, что случится не раньше, чем черный ворон превратится в белую голубку23. Людям никогда не победить эльфов.
Ближе к вечеру, когда народа на рынке стало столько, что отличить энергию одного человека от энергии другого стало невозможным, Тэл'льяин ушел в одну из узких тупиковых улочек. Там он нашел полусгоревший сарай, и открылся. Гланхейла не было, правитель все также не разговаривал с одним из своих лучших людей, и не пытался его выследить. Достойное и непростое решение, возможно, было ошибочным, но Тэл'льяин знал, что правитель уверен в нем, и не собирался его подводить. Он найдет полукровку.
Приготовления к ритуалу заняли весь вечер и почти всю ночь. Тэл'льяин никогда не делал того, что собирался, и не знал, сколько сил потребуется для вычленения из многообразия энергий нужных. Он сел в самом темном углу сарая, скрестил ноги, положил открытые ладони на колени и закрыл глаза.
Его голову мгновенно наполнили сотни образов. Красные, багровые, лиловые, охряные лица с выпученными глазами и искривленными в криках ярости ртами, голосили на разные лады, источая смрад, присущий всем хомо обыкновениус. Тэл'льяин задрожал. Люди причиняли ему не только моральные, но и физические страдания. Душу защемило, сердце забилось с утроенной скоростью, в ушах зашумело, голова закружилась и, казалось, раскалывается от боли на сотни частичек. Дышать стало тяжело, словно эльф попал в трясину, которая постепенно его засасывает. А головы не унимались, кричали, плевались, изрыгая проклятья, грызли мозг, разрывали душу.
Тэл'льяину с большим трудом удавалось дышать. Он чувствовал, что теряет себя, но сознательно шел на жертву. Только так он сможет найти всех детей в городе и быстро их уничтожить.
Эльф сделал усилие, и расширил диапазон доступа. Лица слились в единую кашу из глаз, носов, губ и ушей, охряные и багровые всполохи сменились темно-синими, фиолетовыми, черными, атональный рев превратился в практически осязаемый раскаленный прут, который пронизывал барабанные перепонки, проникал в легкие, доставал до самого желудка.
Тэл'льяин терял сознание от боли, физического и психического перенапряжения. И ради чего? Ради кого? Ради каких-то выродков хомо обыкновениус.
Ничего в жизни эльф не хотел больше, чем закончить эту пытку. Он превратился в оголенный провод, в нерв, сквозь который пропускали импульсы боли, который топтали невидимыми сапогами, рвали на части... Но главное, в каше бесчисленных человеческих лиц начали проступать яркие голубые пятна детских аур. Одно, два, пять, пятьдесят пятен...
- Дяденька, ты чего тут сидишь?
Эти слова донеслись до Тэл'льяина сквозь пелену невыносимой муки.
... чего тут сидишь?
... чего сидишь?
... дяденька?
Голова взорвалась болью. Лица вспыхнули алым пламенем и пропали. Эльф пришел в сознание и понял, что лежит на сыром, пахнущем плесенью сене в обгоревшем темном сарае. В дверях на фоне наступающего рассвета виднелся силуэт мальчика лет десяти.
- Мелкий ублюдок, - простонал Тэл'льяин, переворачиваясь на бок.
Сил, чтобы подняться, не было, так же, как не было сил на возобновление ритуала. Он истратил почти всю доступную энергию, и чтобы ее восстановить, потребуются долгие недели. Тэл'льяина лишили шанса быстро закончить дела в этом крупном городе, теперь ему придется бродить по улицам и выискивать подходящих детей. А он не должен упустить ни одного!
- Мелкий ублюдок.
Тэл'льяин поднял руку и, не думая, выпустил в мальчишку весь заряд магии, что у него оставался. Темноту взрезала желтая молния, которая вонзилась прямо в грудь ребенка.
- Мамоч... - произнес мальчуган и упал замертво.
Последний вздох, вырвавшийся из груди ребенка, долетел до Тэл'льяина, и тот, обессиленный, не успел от него закрыться. Мальчишка был чист. В его сущности не было ничего противоестественного, ничего неуместного и грязного, ничего, вызывающего отвращение.
- Не может быть, - эльф уронил голову и застонал.
Внутри все пылало, будто его нашпиговали битым стеклом. Отчасти боль вызывало физическое истощение, но Тэл'льяин подозревал, что частично она являлась отголоском его сознания. Все плохое, вся мерзость, цинизм и неприличие, которые не должны были присутствовать в ауре ребенка, и которые подтолкнули эльфов к убийствам, оказались лишь поверхностным слоем. Сердце и душа маленького хомо обыкновениус были так же чисты и невинны, как сердце и душа любого ребенка-эльфа.
- Не может быть...
- Зилли! - закричал снаружи визгливый женский голос. - Зилли!
От пронзительного крика в голове Тэл'льяина что-то лопнуло, и он потерял сознание.

- Скотина!
- Выродок остроухий!
- Сволочь!
- Убийца!
Выкрики влетали в одно ухо эльфа и вылетали в другое, не оставляя следов и не подталкивая мозг к расшифровке их смысла.
- Получай!
- Волоки его! Тащи его!
- К площади, чтобы все видели!
- Чтобы каждый знал, что бывает с убийцами детей!
Тэл'льяин приоткрыл глаза, и увидел над собой яркое солнце горящего смоляного факела. Тело ничего не чувствовало, словно его и не было, органы чувств работали со сбоями, картинка иногда пропадала, шум разъяренных хомо обыкновениус то усиливался, то снижался до уровня комариного писка, во рту ощущался привкус крови. Его тащили за ноги два высоких плечистых мужчины, голова эльфа ударялась о камни, но боли он не чувствовал. Видимо, ему перебили позвоночник, возможно, в районе шеи, потому что он не мог пошевелить ни руками, ни ногами.
Тэл'льяин закрыл глаза и попытался отрешиться от страшного настоящего. Поблизости не было воды, облегчающей выход на энергетические слои, но раньше он справлялся и без этого. Эльф открыл сознание и мысленно произнес, словно молился:
"Khallahaan Ghlanheiel!"
Гланхейл не отозвался, вместо ответа Тэл'льяина вышвырнуло в реальность, и голова загудела, будто она превратилась в жестяное ведро, по которому ударили кувалдой.
Вокруг мужчин, тащивших эльфа, собралась внушительная толпа. Изредка кто-то пинал его в голову, наступали на пальцы, но Тэл'льяин не чувствовал ничего, кроме злости и бессилия. Его поймали. Его волокут на площадь, чтобы казнить, расправиться с бродячей собакой, покусавшей ребенка, убить эльфа, лишившего жизней десятки их поганых отпрысков.
- Я бы убил вас всех, - прошептал Тэл'льяин.
Его не расслышали. Толпа ликовала. На площади, где днем Тэл'льяин впитывал в себя энергию хомо обыкновениус, уже подготовили место: освободили центр от прилавков, сломав все, что мешало насладиться зрелищем казни.
- В костер его!
- Убьем ублюдка!
- Сожжем!
- Распнем!
Силы убывали. Тэл'льяин понимал, что умирает, и уже не дождется решения о собственной казни, а ему хотелось бы посмотреть на то, что с ним сделают. Боли он не чувствовал, страха не испытывал, даже злость куда-то ушла, а это первый признак надвигающейся темноты. Люди превратились в сплошную многорукую многоногую массу, рыночная площадь стала серой, краски стерлись, постепенно расплывались контуры. Хомо обыкновениус суетились, мельтешили, но эльфу уже не было до этого дела. Он закрыл глаза, глубоко вдохнул, выдохнул, а снова набрать в грудь воздуха не смог.
По ту сторону бытия его уже заждались...

* * *


Тысячное войско Фархата приближалось к границе Миловии и Ви-Элле. По расчетам сартрского правителя именно король Ви-Элле быстрее других согласится на его помощь и впустит войско на свою территорию. Старик болен и будет рад любой помощи.
По последним донесениям ви-эллийский король уже согласился объединить силы с О-шо и отправил послов в Рахан. Фархат успел вовремя, затяжная стадия переговоров еще не закончилась, и никаких совместных действий правители не предпринимали. Однако, следуя внутренним настроениям народа, а иногда и не зная о таковых, ви-эллийцами и жителями О-шо были сделаны первые шаги к войне со старшим народом. За обедом Фархат поговорил об этом с полукровкой. Он пригласил эльфа за стол, а Вильковеста с его крылатым другом отослал обозревать окрестности. Король видел напряженность между Эл'льяонтом и первым дрессировщиком, и хотел, чтобы мальчишка расслабился, дабы показать собственную заботу о нем.
- Всемилостивейшая Айша, как же мне надоела эта походная кухня! - пожаловался Фархат.
На столе перед его величеством стояли блюда с копченой свининой, мясом яков в винном соусе, овощными салатами со свежими гурнерами24, говяжьими тефтелями, картофелем по-сартрски, бутыли с яблочным сидром и синим вином.
- По королевским меркам эта пища считается скромной? - спросил мальчик.
- Весьма, - кивнул Фархат, отправляя в рот огромный кусок свинины. - Я знаю, - прожевав, продолжил он, - мы в походе, и по солдатским меркам этот стол... хм, королевский. Но пока не начались боевые действия, я могу позволить себе побаловать моего гостя.
- Боевые действия? Ты о чем?
- Мы под обстрелом с двух сторон сразу. Мой милый принц, неужели ты думаешь, что Иженек оставит все, как есть? Мы отразили его атаку в Берсер-Логе, но намерения миловийского короля не изменились. К тому же остроухие... прости, твои соплеменники, всерьез намерены воевать с нами.
- Почему?
- Видишь ли, я не хотел говорить тебе об этом вот так, но нас ждет война. Нужно скрепить сердце стальными обручами, чтобы оно не разорвалось от горя, и делать то, для чего рожден. Ви-эллийцы поймали одного из ваших и убили. Долго избивали, а потом распяли и пронесли по всему городу. Труп сожгли, но, конечно, Гланхейл узнал об этом и очень зол.
- Кого именно они убили? - голос полукровки дрогнул.
- Имени его не помню, но говорят, он был лучшим среди ваших. Или самым старым. Или что-то еще в таком роде.
- Тэл'льяин?
- Вот-вот. Он убивал детей.
- Не может быть!
- Эл'льяонт! - Фархат стукнут кулаком по столу так, что подпрыгнула ложка. - Хватит! Прекрати вести себя как мальчишка! Прими правду! Твой народ свихнулся! Гланхейл спятил! Он отправил в О-шо и Ви-Элле убийц, и теперь пожинает плоды собственного безумия! Говорят, он казнил всех торговцев, прибывших в Ил'лэрию за магическими безделушками, и теперь уже два королевства готовы объединить свои силы против Ил'лэрии, и я намерен присоединиться к ним. В наших силах прекратить все это и посадить тебя на трон.
Полукровка опустил глаза.
Сартрский правитель догадывался, о чем тот думает, и не мешал. Как и теперь, когда Вильковест попросил сделать небольшую внеплановую остановку, знал, о чем тот доложит. Именно поэтому второй день подряд эльф ехал с ним в карете, а дрессировщик кружил над ними на истинно свободном.
- Мой король, - колдун заглянул в окно золотой кареты и сверкнул глазами на Эл'льяонта, - полагаю, впереди засада.
- Полагаешь? - Фархат нахмурился. - В твоем голосе должно быть больше уверенности, когда приносишь подобные вести.
- Мы движемся к последнему крупному миловийскому городу перед границей с Ви-Элле, к Юлону, и он подозрительно тих. Ни купцов, ни актеров, ни рынка, словно все вымерли. Они либо уехали, либо готовятся встретить нас.
- В первое я не верю, а второе... почему так тихо?
- До них дошли слухи, мой король. После Берсер-Лога все знают, кто является первым королевским министром. Вильковест и Гаргхортсткор - большая угроза.
- Ты же сам хотел славы.
- Все так, мой король. Но теперь они спрятались от наших глаз, они знают, что я могу видеть с небес.
- Значит, - решил Фархат, - готовимся отразить атаку. - Мы не можем терять время на обходные маневры.
- Вы пожертвуете своими людьми?! - воскликнул полукровка.
- Помнишь, что я говорил тебе о сердце? - спросил сартрский правитель.
Эл'льяонт кивнул, а Вильковест презрительно фыркнул и задернул занавеску на окнах кареты.

* * *


- Похоже, жители Юлона действительно решили напасть на нас, - ощерился Вильковест, взирая на двухэтажные каменные особняки в центре города и покосившиеся бревенчатые избушки на окраине с высоты драконьего полета.
Как он и доложил Фархату, город словно вымер, на улицах не было ни души, если не считать собак и одинокой козы, жующей траву у забора одной из хижин.
Гаргхортсткор фыркнул, выпустив в воздух серое облако дыма.
- Ты прав. Они боятся нас, поэтому спрятались, но Ярдос меня порази, они собираются атаковать!
Дракон согласился и с этим. Несмотря на затишье, буря вот-вот должна разразиться. Самое большое через час, когда к городу подойдут первые сартрские солдаты.
Дрессировщик кружил над домами, разглядывая улицы, и искал миловийскую армию. Но не находил.
Размерами Юлон превышал Берсер-Лог, но в отличие от хорошо укрепленного приграничья, не мог похвастаться хорошими защитными сооружениями. Вокруг Юлона не было крепостной стены; кучно стоящие богатые дома постепенно переходили в бедные кварталы, а те - в пригородные хозяйства, где хижины располагались друг от друга на приличном расстоянии, отделенные огородами. Глупые миловийцы опасались сартрского короля, но эльфов считали едва ли не благодетелями. Старший народ никогда не нападал на граничащие с ним королевства, поэтому обороняться от него считалось проявлением неуважения.
- Мерзкие людишки, - плюнул Вильковест. - До чего же это город напоминает дерьмо! Будто огромный дракон испражнился здесь, и его экскременты расплющились в эдакий блин, на котором теперь и живут эти голодранцы.
Гаргхортсткор беззвучно засмеялся, отчего его усы дернулись и едва не вырвались из рук колдуна. Вильковест и сам улыбнулся удачному сравнению. Юлон ему не понравился.
Пустота и тишина настораживали.
- Эти скоты знали о нас и спрятались, чтобы я не смог увидеть их с воздуха. Но они не сумеют скрыть целую армию от истинно свободного.
Дракон ринулся навстречу своему луноликому, и Вильковест раскрыл сознание.
Город потемнел, но его очертания стали четче. Зелень сменилась синевой, коричневые стены домов приобрели оттенок перезревшей сливы, дороги превратились в баклажановые ленты, человек смотрел на землю глазами дракона.
Кроме изменения в цветовой гамме и повышенной зоркости, Вильковест получил возможность видеть магию. Главная площадь, самое большое пустое пространство в городе, а также примыкающие к ней улицы сияли серебром, будто поверхность реки, играющая с лунными бликами.
- Вижу, - ухмыльнулся дрессировщик и обернулся. Сартрская армия подошла к городу почти вплотную. - Снижаемся. Снимем с этих голодранцев покрывало невидимости!
Магия, которой воспользовались миловийцы, была, конечно, магией эльфов. Старый и больной король, видимо, оказался болен телом, но не рассудком, и постепенно покупал в Ил'лэрии безделушки, заряженные магией, которая могла пригодиться в военных целях. Вероятно, ему понадобилось не меньше десяти лет, чтобы незаметно для всех собрать амулеты невидимости для целой армии.
Гаргхортсткор опустился на высоту десять тереллов и пролетел над сияющей рекой. Острый драконий слух позволил услышать каждый шепот, каждый вздох, биение каждого солдатского сердца. Армия оказалась небольшой. При желании дрессировщик мог уничтожить ее десятком заклинаний. С другой стороны, тратить силы на ничтожных миловийцев в планы Вильковеста не входило, однако лишить мерзких людишек магического покрова было необходимо. К тому же сартрцы уже подошли к Юлону вплотную.
Вильковест отпустил усы истинно свободного и закрыл сознание. Магия человека и дракона не должна смешиваться, поэтому колдун отрешился от Гаргхортсткора, на мгновение потеряв зрение и слух.
Истинно свободный замедлил полет и завис над центром площади. Вильковест не открывался, но чувствовал удивление истинно свободного. За столько лет Гаргхортсткор так и не привык к тому, что его луноликий столь же силен, как и он сам.
Колдун начертил в воздухе знак и стал вливать в него силу.
Вильковест больше не видел лунного мерцания, но знал, что искры гаснут одна за другой, над площадью расстилается молочно-белый туман, который постепенно истаивает. Колдун видел, как появлялись люди. Сначала едва заметные бестелесные призраки, потом полупрозрачные сущности, а под конец вполне осязаемые телесные оболочки в военной миловийской форме.
Колдун вонзил пятки в бока дракона, но Гаргхортсткор уже и сам сообразил, что нужно делать дальше.
- Гха!
Из пасти истинно свободного вырвался огненный смерч. В то же мгновение сартрская армия ступила на главную площадь.
Зазвучали выстрелы, хорошо организованная, но лишенная преимущества внезапности, миловийская армия смяла передние ряды сопровождения Фархата. Вильковест взмыл к небу, но краем глаза успел увидеть, как редеет передний край.
- Слабаки! - засмеялся колдун и наклонился вперед.
Истинно свободный сложил крылья и ринулся к земле. У самой поверхности, над головами солдат Гаргхортсткор вдохнул воздух через ша-яну и выдохнул в сторону миловийцев.
- Гха!
Запахло горелым. Центр площади походил на пылающий цветок. Люди закричали, засуетились. Атака скомкалась, съела сама себя, превратив ряды солдат в толпу обезумевших от страха людишек. Миловийцы, безусловно, слышали о драконе, но не были готовы к встрече с ним, и тут Вильковест их понимал.
Колдун засмеялся, сделал круг над разбегающейся армией, и Гаргхортсткор снова выдохнул струю огня.
Битва получилась короткой. Сартрцы с триумфом прошли через Юлон, оставив позади себя горы обугленных трупов и полусгоревший город. Фархат двинулся к границе с Ви-Элле, с каждым тереллом приближаясь к главной цели, а над ним, нехорошо щурясь, на драконе летел колдун.

Глава 17

Продвижение


Прошлой ночью гвардалу Реймсу снились огненные драконы. Огромные, с громадными перепончатыми крыльями, зубами-иглами, из которых сочился рыжий яд, оранжевыми глазами, источающими охряную ненависть, и пламенем, вырывающимся из ноздрей при каждом выдохе. Драконы кружили над сартрским войском, постепенно снижаясь, сужая круги, словно на охоте, и пели. Гвардал не знал языка истинно свободных, но слова понимал. Драконы пели охотничью песню о том, как приятно убивать хомо обыкновениус, вонзать зубы в их мягкие, податливые, незащищенные броней тела, и как вкусна человеческая кровь.
Реймс приказывал своим людям отходить, прятаться в пещерах, но они не слушались, они показывали на черный шар Вильковеста, вращающийся над их головами, и убеждали командира в том, что они под защитой. Гвардал смотрел на шар и покрывался холодным потом. Сделанная из темной жидкости сфера морщила поверхность, словно смеялась над глупыми сартрцами, и гудела. Реймс зажимал уши и снова приказывал своим людям спрятаться. Солдаты не слушались, драконы снижались, пели, шар гудел, мир качался.
Когда драконы опускались на шесть локтей, на высоту, где новый королевский министр поставил магическую защиту, гвардал просыпался в холодном поту. Во сне волшебство иссякало, охранные заклинания не срабатывали, и поход превращался в кровавое месиво из оторванных конечностей и перекусанных пополам человеческих тел.
К счастью, наяву такого ни разу не случилось. Без потерь, конечно, не обошлось, но драконы к этому отношения не имели. Первые недели истинно свободные наблюдали за хомо обыкновениус издалека, потом, после неудачной попытки одного из драконов съесть человека, нападали едва ли не каждый день. Декаду солдаты падали на землю при приближении зубастых тварей, потом перестали обращать на них внимание, и истинно свободные успокоились. В последний раз сартрцы видели дракона больше месяца назад и вряд ли когда-нибудь увидят снова. Впереди - выход на открытое пространство. К вечеру они покинут Арканы навсегда, но Реймс не сомневался, что крылатые хищники будут преследовать его во снах еще очень долго.
Сартрская армия разместилась на обширном плато возле горной реки. Гвардал сделал последний, самый продолжительный трехдневный привал, чтобы отстающие части успели его догнать.
- Мы должны подойти к границе с Каюри полным составом, - предупредил Реймс гвардалов перед походом, и три дня ожидал, когда подтянутся соседние части.
- Предлагаю выйти на открытую местность, - произнес мейстер Горт, - в Арканах стало люднее, чем на городской площади в ежегодную ярмарку. Там и отдохнем.
Реймс осмотрелся. Горы точно никогда не видели столько народа одновременно. Солдат было так много, что крикни они в один голос "Ура!", горы задрожат, и начнется повсеместный обвал, какой бы крепкой ни была скальная порода. Однако он отказал.
- Отдохнем здесь, каюрцы не должны узнать о нашем приходе раньше, чем мы позволим.
К концу третьего дня гвардал собрал в королевской палатке совет, пригласив всех командующих. Грязные, усталые, исхудавшие люди совсем не походили на цвет сартрской армии. Всем хотелось поскорее выбраться из Аркан и приступить к действиям. Они шли на войну, но никогда еще поход не отнимал столько сил.
Толстощекий гвардал Транд сбросил килограмм десять, форма стала ему велика, в серых серьезных глазах поселилась усталость, но решительно поджатые губы свидетельствовали о том, что боевой дух в нем не иссяк. Гвардал Срост напротив посвежел и приобрел здоровый цвет лица, хотя мундир стал велик и ему. Реймс тепло приветствовал каждого и пригласил к накрытому столу.
- Еда небогатая, - улыбнулся он, - но советую подкрепиться, нам нужно договориться о дальнейших действиях.
Мужчины расселись. Стол действительно был небогатым: мясо горных козлов, вареная фасоль, засушенный хлеб, сухофрукты и немного вина, но и это считалось праздничным обедом. Солдатская пища не отличалась разнообразием, а горы не баловали путников обилием дичи - большую часть животных в Арканах съели драконы.
- Мы вплотную подошли к границе с Каюри, а возможно, формально уже находимся на каюрской территории, - начал Реймс, когда первый голод был утолен. - Его величество Фархат хочет, чтобы все прошло мирно, нам нужны союзники.
- Сомневаюсь, что они присоединятся к нам, - пожал плечом Транд. - Каюрцы странный народ. Напали на Сартр, заранее зная, что проиграют... Чего ожидать от сумасшедших? Даже если они согласятся, нет уверенности в их честности, вдруг, в самый неподходящий момент их предводитель спятит?
- Поддерживаю, - поднял вилку Срост. - От сумасшедших лучше держаться подальше. Воевать с ними не стоит, просто пройдем через их территорию к Ил'лэрии, а будут сопротивляться, уничтожим.
- Может, стоит обосноваться здесь? - предложил Транд. - Вдруг Фархат еще не подошел к стране эльфов?
- Нет, - качнул головой Реймс. - Эльфы должны узнать о нас прежде, чем к ним придет полукровка. У них будет время оценить наши силы.
- Если к нам присоединятся Ви-Элле и О-шо, остроухие должны будут крепко подумать. Гвардал, - обратился Срост к Реймсу, - нам сообщили не все? Чего на самом деле хочет добиться Фархат? Он хочет захватить Ви-Элле и О-шо, и двинуться на Миловию?
- Боюсь, господа, эта информация секретна и для меня, - осторожно ответил Реймс. - Однако его величество не скрывает, что хочет объединить земли, думаю, он пойдет не только на Иженека.
- Еще и на Рахан?
Реймс многозначительно промолчал. Выдавать информацию раньше времени он не имел права, но не находил достаточных причин для сокрытия истинного положения дел. Гвардалы догадаются, что конечной целью короля является страна волшебства и магии.
Молчание прервал мейстер Горт. Он откинул полог палатки и, неуклюже согнувшись, вошел к командующим.
- Простите, что прерываю вас, ваши начальства, у нас гости. Первый министр Каюри Июлен и сопровождение.
- Каюрцы? - Реймс поднял брови. - Пригласи их.
Горт вышел, и гвардалы переглянулись.
- Разведывательная сеть каюрцев развита великолепно, - восхищенно произнес Транд.
Больше никто ничего сказать не успел, так как полог палатки вновь откинулся, и внутрь вошли три статные женщины в сапогах на толстой подошве, узких штанах из плотной коричневой ткани и свободных блузах. На их поясах были приторочены широкие охотничьи ножи, за спинами виднелись стволы ружей, а на шее висели золотые медальоны в форме многоконечных звезд. Они были очень красивы и очень похожи. Бледная кожа лиц оттенялась длинными прямыми черными волосами, собранными в хвост, и карими глазами. Темные брови красиво изогнуты, полные губы были яркими, несмотря на отсутствие помады. При этом каюрки не казались хрупкими и беззащитными, и дело было не в оружии. Женщины двигались уверенно, их жесты были четкими и скупыми, точно рассчитанными, словно у хищника на охоте или отлично подготовленного солдата.
Дамы быстро посмотрели по сторонам, оценивая обстановку, поклонились, и положили на стол перед командующими три голубых кольца.
Реймс знал, что это значит, и похлопал себя по карманам.
- У кого-нибудь есть что-нибудь голубое? - спросил он. - Каюрцы пришли с миром, нужно показать им чистоту наших намерений.
- Вот, гвардал, - Транд подал Реймсу голубой носовой платок. - Эта вещь принадлежит моей жене, после переговоров прошу вернуть.
- Благодарю.
Реймс поклонился каюркам и положил платок рядом с кольцами.
Каюрки отодвинули полог, и в палатку вошел первый министр Каюри Июлен.
В первое мгновение Реймс подумал, что сошел с ума, он часто-часто заморгал глазами, стараясь прогнать наваждение, но глаза не обманывали. Перед командующими сартрской армией стоял один из самых богатых и влиятельных торговцев Сартра, который умер несколько месяцев тому назад. Скогар. Только этот Скогар был жив и выглядел лучше, чем раньше. Он не походил на живой труп, напротив, со времени их последней встречи, мужчина поправился, приобрел здоровый цвет лица и, судя по всему, потерял память. Скогар не подал вида, что знаком с кем-то из присутствующих, он чопорно остановился рядом со своими спутницами и поклонился.
Реймс решил последовать примеру живого мертвеца, и притвориться, что не узнал торговца. В конце концов, он же не сошел с ума, оживить человека невозможно. Тем более вавендре, продавшего душу Ярдосу.
- Мой повелитель слать вам приветствия, - поклонился каюрский министр.
Он говорил с акцентом, и это заставило Реймса очнуться. Скогар прожил в Сартре несколько лет и избавился от каюрского акцента, а этот человек... просто очень на него похож.
- Благодарим вас и в свою очередь передаем приветствия и пожелания здравствовать от его величества Фархата, короля Сартра. Присаживайтесь.
Гвардалы расступились, освобождая место для гостя за столом.
- Простите за беспорядок, мы не ждали гостей, - произнес Реймс.
Июлен едва заметно улыбнулся и кивнул.
- Хорошо. Мы понимать. Можно к делу? Эти люди иметь право слушать нас?
Реймс растерялся, но лишь на мгновение. Он не получал инструкций на случай неожиданного обнаружения армии каюрцами, но ответ лежал на поверхности. Гвардал попросил выйти всех, кроме Транда и Сроста, именно они должны были сопровождать его на переговорах и обладали чуть большем количеством информации, чем остальные гвардалы.
Когда в палатке осталось семь человек, включая каюрских гостей, Реймс сел напротив Июлена и положил руки на стол.
- Что привело вас в наш лагерь?
- Мой повелитель волноваться за свою страну. Ваше войско слишком велик. Что вы хотеть?
"Разумные вопросы", - подумал Реймс, и спросил:
- Знаете ли вы, что происходит между эльфами и ви-эллийцами, и что старший народ устроил в О-шо?
- Да. Вы идти в Ил'лэрию?
- Его величество Фархат надеется решить проблему мирным путем, но, - Реймс развел руками.
- Понимать, - кивнул Июлен.
- Раз уж вы здесь, нам нет нужды посылать парламентеров. Мы просим вашего правителя разрешить нам пройти через ваши земли к границе с эльфами.
Каюрский министр дернул плечом, точно так же, как дергал плечом Скогар, и по спине Реймса пробежали мурашки. Может, Скогар вовсе и не умирал? Или его каким-то образом оживили эльфы, или кто-то, обладающий магией? Вильковест? Гвардал поправил воротник мундира и глубоко вдохнул. Следовало избавиться от навязчивых мыслей и продолжить переговоры.
Июлен-Скогар кивнул.
- Мы предполагать такой вариант. Юэлла, желтый конверт.
Одна из женщин-солдат вытащила из-за пазухи небольшой конверт желтого цвета. Министр развернул его и прочел:
- За беспрепятственный проход по территории Каюри мы требовать плату. Три тонге за один солдат. Мой правитель позволяет вам задержаться на территории страны две декада, если больше, вы должны дополнительно платить один тонге один солдат за один день.
- Приемлемые условия, - кивнул Реймс.
Фархат снабдил их достаточным количеством самоцветов, чтобы задобрить каюрцев, и названная сумма была меньше выданной правителем. Поэтому гвардал протянул руку:
- Мы принимаем ваши условия, Июлен.
Но министр не спешил скрепить сделку рукопожатием.
- Есть еще один пункт, - произнес он. - Мы знать, что Фархат общаться с колдуном Вильковест. Мы хотеть его тело. Живое или мертвое.
Такого поворота дел Реймс не ожидал. Он посмотрел на Сроста и Транда, и вопросительно поднял брови.
- Мы свяжемся с его величеством, - пообещал Транд каюрскому министру, - и передадим ваши пожелания.
- Мы ждать.
Июлен поднялся и направился к выходу. Реймс воспользовался моментом, подошел к иноземцу и негромко поинтересовался:
- Простите, у вас был брат? Я явно вас где-то видел.
- Брат? - Июлен подозрительно посмотрел на гвардала и дернул плечом. - Нет. Это предлог? Я вас не знать и никогда не видеть. Я вас интересовать? В Каюре не любят мужеложцев.
Реймс покраснел и протестующе замахал руками.
- Вы не так меня поняли.
Министр холодно кивнул.
- Сосредоточьтесь на том, чтобы связаться с вашим королем, - произнес он. - Мой правитель ждет ответ. До тех пор мы не советуем идти на нашу территорию.
Процессия удалилась. Реймс рассеянно взял со стола голубой платок и вытер вспотевший лоб. Июлен, может, и не оживший Скогар, но последние фразы он произнес без акцента.

* * *


Вильковест парил в облаках. Гаргхортсткор, подчиняясь желанию седока, поворачивал то вправо, то влево, открывая обзор сартрского тысячного войска и прилегающих к временной стоянке территорий.
Его величество Фархат вплотную подошел к границе с Ви-Элле, он направил послов к королю Эделю Седьмому и со дня на день ожидал ответ. Колдун же со дня на день ожидал известий от основных войск Сартра, которые шли в Каюри через Арканы, а также разрешения загадки следящего глаза. Неприятное чувство наблюдения не проходило. Старик злился, вновь и вновь пытаясь отыскать шпиона, но никого не находил. Чужак явно пользовался магией, но что это за магия, Вильковест узнать так и не сумел.
- Сегодня я до тебя доберусь, - процедил сквозь зубы колдун. - Выше.
Дракон поднялся так высоко, что сартрский лагерь превратился в пятно неправильной формы размером с колесо телеги.
Вильковест поежился. На такую высоту он поднимался всего дважды и оба раза сильно пожалел. Драконов греет ша-яна, а человек рискует замерзнуть насмерть, к тому же дышать на такой высоте было сложно. Сильный ветер, пахнущий далекими грозами, бил наотмашь, дыхание перехватывало, но только на такой высоте можно раскинуть поисковую сеть, сквозь которую не проскользнет и мышь. Для волшбы требовалась низкая температура и полная тишина.
Гаргхортсткор расправил крылья, слегка накренился, улавливая ветер, и застыл на месте. Вильковест осторожно отпустил усы дракона, закрыл глаза, протянул ладони вперед и зашептал.
Заклинание было сложным. Он сам придумал его, когда был моложе, и когда магия давалась гораздо проще. С каждым годом его сознание становилось все менее гибким, он чувствовал, что уже не может войти в состояние транса так быстро, как требовали обстоятельства, и колдовство отнимает гораздо больше сил и времени. Тем не менее, сеть появилась.
Вильковест открыл глаза, и увидел, что землю под ним накрывает ажурное полотно, сотканное из золотых нитей. Оно блестело, переливаясь оттенками желтого, на солнечном свету, и, казалось, дышало.
- Ярдос вас всех покарай, - сплюнул старик.
В трех или четырех местах в золотом плетении он заметил довольно большие прорехи, сквозь которые виднелись участки леса и поля. Ко всему прочему, полотно получилось не таким большим, каким он планировал его создать.
- Старею.
Вильковест произнес корректирующее заклинание и прорехи затянулись, однако площадь сетки не увеличилась.
- Ярдос вас всех покарай. Ниже!
Гаргхортсткор спустился на обычную высоту, и колдун стал всматриваться в свою работу. Ажурное кружево колыхалось на ветру, по его поверхности проходила рябь, а иногда и тень от облака, нечаянно закрывшего солнце. В темные пятна колдун вглядывался особенно внимательно, сегодня он должен обнаружить шпиона, сеть - его последняя надежда.
Неожиданно мир померкнул, зелень исчезла, сменившись синевой, золотая сеть превратилась в темно-серую - истинно свободный проник в сущность человека, и утащил его сознание.
- Не смей делать это без моего разрешения! - рассердился колдун, но тут же замолчал. Он увидел то, что видел дракон, и то, что не заметил сам. Черное, словно глаз самого Ярдоса, пятно рядом с войском. Наблюдатель.
- Попался!
Гаргхортсткор вернул луноликому его собственное зрение и снизился, не дожидаясь команды.
Солдаты за время похода, казалось, привыкшие к присутствию крылатого хищника, с криками разбежались во все стороны, а шпион не успел. Он присел, закрыв голову руками, заранее смирившись со своей участью.
- Гаргхортсткор, - нарочито громко произнес колдун, - сожги его.
Дракон вдохнул воздух через ша-яну, и тряхнул головой.
"В чем дело?" - старик потянулся к дракону и вздрогнул. Он действительно стареет. Магия, которой обладал наблюдатель, была вовсе не магией. Шпион оказался луноликим. Тем самым мужчиной, путешествовавшим по Миловии с истинно свободным и полукровкой.
- Где твой спутник? - грозно спросил Вильковест.
- Он покинул меня, - луноликий опустил руки и посмотрел в глаза колдуна. - Вместе с моим драконом.
Вильковест ухмыльнулся. Мужчина был жалок. С их последней встречи прошло не так уж много времени, однако тот сильно постарел, осунулся, выглядел уставшим, словно провел в Арканских рудниках целый год. А взгляд... такой взгляд колдун видел у обреченных на смертную казнь. Впрочем, луноликий действительно был обречен на смерть. Без дракона он начнет угасать и умрет лет через сто или даже чуть меньше.
- Зачем ты преследуешь сартрского короля? - высокомерно спросил старик.
- Мне нет дела до его величества, - ответил луноликий. - Я хотел повидаться с Элиотом.
- Повидаться? - усмехнулся старик. - Или спасти из лап коварных похитителей? Полукровку никто не держит, он свободен.
- Я знаю.
- Тогда зачем ты идешь за ним?
- Я... я не попрощался.
В глазах луноликого было столько боли, что Вильковест рассмеялся.
- Ты глуп и предсказуем. Думаешь, я не знаю твой секрет, думаешь, не разузнал об Эл'льяонте все, прежде чем похищать?
- Зачем он тебе?
Колдун не ответил, луноликого это не касалось. Вильковест мысленно коснулся дракона и показал ему картинку. Гаргхортсткор довольно фыркнул, он обожал пугать хомо обыкновениус, и задумка старика пришлась ему по вкусу.
- Хочешь поговорить с сыном? - спросил Вильковест. - Поговоришь. Но сначала ты должен помолчать. Подойди к истинно свободному.
Луноликий поднялся и неуверенно сделал шаг навстречу белоснежному хищнику. Вильковест видел, как подрагивает нижняя губа дрессировщика, и с каким трудом тот переставляет ноги. Гаргхортсткор производил нужное впечатление. Пусть луноликий привыкает смотреть в глаза смерти, теперь она будет идти с ним бок о бок всю оставшуюся жизнь.
Вильковест сжал усы дракона в ладонях, приготовившись к развлечению.
- Гаргхортсткор не любит звук чужого голоса, поэтому ты должен молчать.
Дрессировщик побледнел, возможно, понял, что сейчас случится нечто страшное и неприятное, но он, без сомнения, и вообразить не мог, что именно.
"Вперед", - скомандовал Вильковест.
Гаргхортсткор распахнул пасть и взмахнул крыльями.

* * *


Утро порадовало Фархата двумя хорошими новостями. Король Ви-Элле проявил благоразумие и согласился принять помощь сартрского правителя. Он уже начал собирать войска, и не позднее чем через декаду встретит Фархата на дороге к Ил'лэрии. Его величество Эдель Седьмой пообещал сартрцам полную поддержку и выразил глубочайшую благодарность за то, что столь далекий сосед не оставляет в беде его страну.
Фархат посмеялся над бедным больным стариком. Интересно, что бы сделал Эдель, узнай он заранее, что сартрское войско состоит не из жалкой тысячи, а включает в себя едва ли не всю военную мощь королевства? Испугался бы, но ответил приблизительно теми же словами, больше ему ничего не оставалось. Сартрское войско сотрет Ви-Элле с лица земли, если, конечно, противнику не помогут раханцы или О-шо.
Вторая хорошая новость заключалась в том, что солдаты О-шо уже начали наступательные действия и также согласились на помощь.
На сей раз остроухие ответят за свои злодеяния. На трон сядет полукровка и, под управлением его сартрского величества, поможет тому покорить весь Аспергер.
Фархат разложил на коленях карту материка, и, улыбаясь, водил по границам королевств тонким пальцем с золотым кольцом.
- Все идет как нельзя лучше. Скоро, очень скоро вы изменитесь, а потом я стану вашим повелителем, и вы исчезнете. Большая часть материка будет носить мое имя.
Король закрыл глаза. Он подошел к осуществлению мечты так близко, что мог вообразить ее запах и вкус. Он уже не только видел золоченый трон объединенных королевств, но почти ощущал его. Трон переливался яркими желтыми оттенками и негромко, но назойливо, гудел.
Фархат открыл глаза. Гудение не исчезло, зато карета покачнулась, и внутрь заглянул первый королевский министр.
- Сегодня мой король получит еще одну хорошую новость. Позвольте войти?
Фархат милостиво кивнул, а сам внимательно наблюдал за Вильковестом.
Колдун сел на диванные подушки на скамье напротив короля, некоторое время смотрел на сартрского правителя, будто раздумывал, стоит ли просить того отвернуться, потом нагнулся и вытащил из-под сиденья небольшой резной сундучок из странного темного дерева, по углам обитый серебром. Гудение доносилось из него.
Фархат поднял брови, но Вильковест сделал вид, будто не заметил. Он провел ладонью по шершавому дереву, пробормотал несколько слов, и крышка сундучка открылась. У короля перехватило дыхание, как бывало всегда, когда первый министр пользовался колдовством. Из сундука выплыл небольшой, с тарелку, черный шар. Он повис перед лицом колдуна, и по его поверхности пробежали волны.
Вильковест снова зашептал, и чернота стала рассеиваться. Сначала в центре шара появилось небольшое мутное окно, сквозь которое можно было рассмотреть мутные нечеткие пятна, потом окно расширилось и посветлело, будто изнутри его протерли влажной тряпкой. Перед изумленным взглядом Фархата предстало изможденное и испуганное лицо гвардала Реймса.
- Мой король может говорить со своим войском, - ухмыльнулся Вильковест.
- Ваше величество! - подобрался Реймс. - Рад вас видеть.
- Гвардал.
Повинуясь жесту колдуна, шар подплыл к лицу Фархата, и король едва сдержался, чтобы не отшатнуться. Краем глаза он увидел усмешку старика.
- Выйди, - приказал Фархат.
Вильковест открыл было рот, но его величество ударил кулаком по колену, уронив при этом карту.
- Я твой король. Не забывай об этом!
Старик стиснул зубы, поднялся со скамьи и вышел. Не поклонившись. Фархат снова ударил кулаком и едва не взвыл от боли и ненависти. Колдун позволяет себе много, очень много.
- Ваше величество, вы меня слышите? - спросил Реймс.
- Слышу, гвардал. И вижу.
Фархат знал, что у Вильковеста был способ не только наблюдать за посланным в Арканы войском, но и связаться с ним, чтобы передать приказания короля. Но его величество и подумать не мог, что сила колдуна настолько велика, чтобы отделить голову Реймса без вреда для него, поместить ее в шар и заставить говорить.
- Мы находимся в одном дне пути от границы с Каюри, в горах, однако каюрцы каким-то образом обнаружили нас.
- Продолжайте, гвардал.
- Нам нанес визит сам министр.
- Что он хотел?
- Он позволит пройти нам через территорию Каюри и задержаться на территории королевства за весьма умеренную плату.
- Так в чем же дело? - недовольно спросил король. - Почему вы еще не там?
- У каюрского правителя есть особое условие.
- Я не иду на уступки, гвардал. Перед походом я дал вам четкие инструкции: не помогут деньги, поможет сила. Каюр - маленькое королевство, вы растопчите его, даже не заметив.
- Их солдаты отважны, ваше величество. Вспомните, как отчаянно они сражались, когда пришли в Сартр. В той войне мы потеряли вчетверо больше, чем потеряли бы, воюя с миловийцами. Ваше величество, - голова Реймса увеличилась в размерах, - их условие... вам нужно его услышать.
- Ну хорошо! - Фархат поднял глаза к потолку. - Чего они хотят?
- Они хотят кого.
- Кого?
- Вильковеста. Точнее, его тело. Живое или мертвое.
Сартрский правитель замер. Вот так сюрприз. Откуда каюрцы знают о Вильковесте? Понятно откуда, весть о первом министре и его драконе разнеслась по всей Миловии, теперь, значит, дошла до отдаленных королевств, и до Каюри. Что ж, прекрасно. Вильковест хотел славы, он ее получил, Фархат хотел устрашить противников, получилось и это. Теперь пришло время подумать.
Избавиться от Вильковеста - вторая по важности мечта его королевского величества, но просто так отдать его каюрцам Фархат не мог. Противоядие фиолетовому зелью, связавшему его жизнь с жизнью колдуна, еще не найдено, и если колдун погибнет, умрет и Фархат. С другой стороны, никто не мешает сартрскому правителю выдвинуть свои условия, и в конечном итоге обмануть.
- Ваше величество? - позвал Реймс, обеспокоенный молчанием короля.
- Запоминай, - медленно произнес Фархат. - Передашь мои слова каюрскому министру. Если он согласится, немедленно отправляйтесь к границе с О-шо, вас будут ждать. Если не согласится, вы знаете, что делать.
Реймс невозмутимо кивнул. Король выпрямил спину. Вот на кого надо равняться - настоящий вояка, настоящий командир, настоящий сартрец.
- Я согласен отдать ему Вильковеста живого или мертвого, но только после окончания военных действий. Как только Гланхейл отзовет своих остроухих охотников, как только ви-эллийцы и жители О-шо получат причитающееся за пролитую кровь детей эльфийское золото, как только я вернусь домой, они получат то, что так хотят. Это последнее слово.
- Я передам все, как вы сказали, ваше величество, - наклонил голову Реймс.
- И последнее, гвардал. По возвращении в Сартр вас будет ждать звезда Бурхвала25.
- Благодарю, ваше величество.
Реймс отдал честь, отвернулся и нырнул куда-то вниз. Фархат вцепился в сиденье - шар показывал землю с высоты самой высокой башни сартрского дворца.
- Вильковест! - позвал король. - Убери его!
Колдун откликнулся сразу же. Фархат не сомневался, что колдун подслушивал, поэтому не удивился его фразе:
- Мой король сделал все правильно.
Первый министр Сартра взял сундучок, прошептал несколько слов, и шар потемнел, превратившись в угольно-черную сферу. Сфера опустилась в сундук, и Вильковест захлопнул крышку.
- Когда война закончится, - зловеще произнес старик, - все договоры и обещания утратят силу. Можете мне поверить.

* * *


Дагар стоял перед телегой с сеном, и едва дышал. На сене, закинув руки за голову, спал его сын, маленький эльф, которому выпало столько всего пережить. Мать прогнала его из родной страны, отправив путешествовать с незнакомцем и его страшным зверем. Мальчик пережил разлуку, привык к дракону, научился смиряться с оскорблениями и руганью дрессировщика, и жизнь снова преподнесла сюрприз - его похитили. Колдун, жуткое исключение из правил природы, получеловек-полудракон, перенес его по воздуху в далекое королевство и превратил в пленника. Кто знает, что сделали с ребенком сартрцы, почему Элиот теперь добровольно едет с Фархатом? Может, на него наложили заклятье? Или измучили и сломили дух, превратив в жалкую игрушку?
Дрессировщик моргнул, стряхивая с ресниц слезу, и едва слышно вздохнул. Нет, его сын не выглядит истощенным или измученным. Его щеки розовые, его лицо чистое, на его руках и ногах не видны синяки или кровоподтеки. Он просто променял Дагара на... что?
Мастер опустился на землю. Ноги больше не держали его, сказались не только душевные тревоги, но и физическое напряжение. Он едва не погиб, сражаясь за своего ребенка.

Дракон Вильковеста оказался больше, чем Дагар мог представить. В легендах говорилось о том, что сахарно-белый хищник достаточно велик, чтобы завтракать буйволом, но там не упоминалось о том, что этот истинно свободный просто огромный.
- Хочешь поговорить с сыном? - спросил сидящий на драконе Вильковест. - Поговоришь. Но сначала ты должен помолчать. Подойди к истинно свободному.
Дагар поднялся и неуверенно шагнул вперед. Он понял, что это испытание. Мужчина чувствовал смрадное дыхание, вырывающееся из ноздрей дракона, ощущал тепло его тела, словно тварь была сделана из огня, и едва не застонал, когда почувствовал почти физическую боль оттого, что чужой истинно свободный вторгся в его внутреннее пространство.
Колдун же сидел на спине чудовища спокойный и даже довольный. Что ж, он нашел того, кого искал. Дагар видел, как тот кружит над войском, высматривая нарушителя покоя, и теперь колдун был счастлив.
- Гаргхортсткор не любит звук чужого голоса, поэтому ты должен молчать, - произнес старик.
Дрессировщик стиснул зубы. Что бы сейчас ни произошло, он готов. Ради сына. Ради того, чтобы еще раз увидеть его и поговорить. Предупредить, спасти жизнь собственного ребенка.
Дракон распахнул пасть и взмахнул крыльями.
"Зловонная пасть поганого Ярдоса! " - мысленно выругался дрессировщик и зажмурился.
Истинно свободный схватил Дагара за плечи, впившись в мягкую плоть когтями, и поднялся в воздух.
"Молчи! - мысленно приказал себе луноликий. - Молчи, что бы ни случилось!"
Рот открылся, и Дагар сделал поистине гигантское усилие, чтобы не завопить от страха. Он летел.
Дракон не просто нес его к центру сартрской стоянки, где располагалась королевская карета и маленький эльф, но поднимался к самым облакам.
"Это испытание, - мысленно произнес дрессировщик. - Ему нет нужды убивать меня".
Дагар болтался в воздухе, словно вывешенная для просушки простыня. Под ногами пролетали деревья, холмы, потом голова дрессировщика закружилась, и он закрыл глаза. Эргхарг показывал ему полет, но то был полет дракона - размеренный, плавный уверенный, а не этот кошмар с ветром, сбивающим дыхание и бездонной пропастью под ногами.
Ко всему прочему мастер чувствовал чужое присутствие. Дракон колдуна присосался к нему, как комар, и не отпустит, пока вдоволь не напьется человеческого страха.
"А он отважен, - неожиданно услышал Дагар. - Брось его. Если закричит, можешь не ловить".
Мастер прикусил язык и зажмурился, но все равно оказался не готов. Когти, впивающиеся в плечи, исчезли, и он полетел вниз.

Дагар до сих пор не понимал, как ему удалось сдержать крик. Мысленно он проклинал колдуна, дракона и самого Ярдоса, создавшего летающих тварей, но из его рта не вырвалось ни звука. Может быть потому, что он каким-то образом слышал Вильковеста и истинно свободного, а может быть потому, что очень хотел поговорить с сыном. Как бы то ни было, колдун не убил его, поймал над самой землей и принес к телеге, где спал эльф.
- Элиот, - негромко произнес Дагар. - Это я.
Мальчик проснулся. Эльфы обладали отличным слухом и, несмотря на примесь человеческой крови, ребенок не утратил это качество.
- Мастер?!
В первое мгновение Дагару показалось, что Элиот бросится к нему на шею, но мальчик сел на сене и удивленно уставился на дрессировщика.
- Что случилось? Как ты сюда попал? Где Эргхарг и Янек?
- Ты задаешь неправильные вопросы. - Дагар поднялся и сел на сено рядом с сыном. - Нам нужно поговорить. Очень серьезно. Ты можешь сделать так, чтобы нас не подслушали?
Мальчик кивнул.
- Сделай. То, что я скажу тебе... очень важно.
Элиот поднял глаза, и дрессировщик понял, что тот разыскивает в небе колдуна.
- Его сила больше, - признался ребенок.
- Тогда обмани его. Пусть слышит то, что хочет слышать, но не то, что я буду говорить на самом деле.
Эльф кивнул.
- Говори, мастер. Я закрылся. Только с телеги не спускайся, там волшебство уже не действует.
Дагар вздохнул. Он ожидал увидеть свидетельство колдовства, например, густой туман, сквозь который не просачиваются звуки, или радужную стену, закрывающую их от посторонних, но воздух остался прозрачным, не появилось ни малейшей волшебной искорки. Отвлечься, сделать последнюю паузу перед тем, как броситься в омут, не получилось.
- Тебе нужно бежать отсюда, - произнес дрессировщик. - Твой народ ищет тебя, чтобы убить.
- Что?!
- Ты знаешь, что происходит в последние месяцы в Ви-Элле и О-шо. Эльфы идут по городам и селам и убивают мальчиков в возрасте девяти-одиннадцати лет. Никогда не задумывался, почему? Они ищут тебя.
Элиот моргнул и открыл рот, но ничего не сказал. Дагар понимал, что ребенок находится в замешательстве. Он доверял мастеру, но знал и то, что эльфы не убивают хомо обыкновениус, и уж тем более, не убивают представителей старшего народа.
- Верь мне, Элиот. Я расскажу тебе правду.
Дрессировщик опустил глаза. Пришло время признаться в том, что он и сам узнал недавно. Как отреагирует мальчик? Что скажет? Что сделает? Послушает ли его, когда узнает, что Дагар - его отец? Или возненавидит и прогонит? В любом случае, другого выхода у мастера не было.
- Сто с лишним лет назад, - начал Дагар, - мы с Эргхаргом путешествовали по О-шо. Я искал чудо-птицу, какими славится тот благословенный Айшей край, мечтал поймать ее собственными руками, и устраивал представления едва ли не в каждом городке. В одном из небольших поселений я встретил женщину. Если бы чудо-птицы могли превращаться в красавиц, ни одна из них не смогла бы сравниться красотой с той девушкой. Я влюбился, и она тоже полюбила меня.
Элиот молчал, пока он не понимал, к чему клонит Дагар, но мастер не мог рассказать лишь конец истории.
- Моя возлюбленная оказалась дочерью старшего народа. Эльфийские законы не позволяют вам вступать в брак с людьми, но я все равно сделал ей предложение. Она приняла его, и мы счастливо прожили вместе полгода. Но пришло время расставания. Моя возлюбленная должна была вернуться в Ил'лэрию, куда дрессировщикам вход закрыт. К тому времени я уже попал в зависимость от истинно свободного, но ради того, чтобы быть с любимой, отрекся от себя, и последовал за супругой. Увы, эльфы узнали о нашей любви, и изгнали меня из своей страны.
- Вы больше не виделись? - спросил Элиот.
- Виделись. Чуть больше года назад я получил весточку. Моя любимая просила о помощи. Она родила ребенка от человека, ей хотелось, чтобы я обучил ее сына мастерству дрессировщика. Ее зовут...
- Кьолия, - хрипло произнес Элиот.
- Да, - вздохнул Дагар. - Я забрал тебя в надежде вскоре вновь соединиться с той, которую люблю. В ночь твоего похищения она приходила ко мне.
- Ты виделся с моей матерью? Что она сказала?
- Что четыре года назад отдала тебя не просто так.
- Это связано с моим предназначением?
Дагар кивнул. На лице мальчика отразилось такое искреннее облегчение, что сердце мастера защемило. Он и не подозревал, с каким грузом на сердце живет его сын.
- Она любит тебя, - нежно произнес дрессировщик, - и желает тебе добра. Тебя ищут, Элиот, чтобы убить. Твоя мать просила меня увести тебя в Арканы. Это единственное место, где эльфы не смогут тебя найти. В залежах тильдадильона не действует магия, там ты будешь в безопасности.
Дрессировщик замолчал. Ему не хватило духу признаться в отцовстве, но главное он сделал - предупредил, и теперь сделает все, чтобы Элиот послушался.
Эльф молчал. Его взгляд рассредоточился, голова опустилась. Дагар не мешал. Он понимал, ребенку нужно многое обдумать, и сидел, не шевелясь.
- Ты не все мне сказал, - наконец прервал молчание мальчик.
- Дракон улетел с Янеком, - признался дрессировщик. - Они окончательно слились и не захотели преследовать тебя.
- Я говорю не об Эргхарге.
Дагар прикусил губу.
- Я выгляжу ребенком, но мой разум сравним с твоим. Я не побегу в Арканы, не стану прятаться, а продолжу поход, чтобы исполнить мое предназначение.
- Но...
- Это судьба, отец. Если хочешь, можешь поехать со мной.
Мальчик произнес последние фразы так легко и просто, что Дагар едва не расплакался. В глазах защипало, в горле образовался непроглатываемый комок горечи, он смог только кивнуть. Он поедет с Элиотом, не бросит его, а постарается защитить. Или погибнуть, если сердце его сына пронзит эльфийская стрела. Отец не должен жить дольше собственного ребенка.
Дагар проглотил горечь и обнял своего сына.

* * *


Эл'льяонт не знал, что думать. Он не слишком удивился тому, что Дагар оказался его отцом, так как давно это подозревал. Кьолия не стала бы отдавать сына незнакомцу, старший народ не может уподобиться хомо обыкновениус, которые иногда отказываются от своих отпрысков, если те больны или чем-то отличаются от нормальных детей. Да, Эл'льяонт всего лишь полукровка, но это не значит, что законы, обычаи и здравый смысл к нему не применимы.
Правда открылась, все прояснилось, и мальчик испытал облегчение оттого, что эльфийские нормы морали и образ жизни, впитавшиеся в его естество с самого детства, остались непоколебимы.
Мать хотела защитить его, она любит сына и желает ему только добра. Жаль, что Эл'льяонт не может связаться с ней - у него слишком мало силы для такого сложного заклинания. Сама же Кьолия наверняка боится искать ребенка, потому что не может обманывать правителя и рискует натолкнуть ищеек на след сына.
В замешательстве Эл'льяонт находился оттого, что творил Гланхейл. У эльфов была причина разыскивать будущего правителя, но не было причины убивать детей хомо обыкновениус. Либо Гланхейл сошел с ума, либо сошли с ума те, кому он приказал найти Эл'льяонта. В любом случае, теперь это не имеет значения. Даже если старший народ одумается и перестанет проливать кровь беззащитных, люди не оставят все, как есть.
Фархат дождется ответа от Ви-Элле и О-шо, и двинется к Ил'лэрии, чтобы положить конец жестокой бойне. Правители людских царств объединятся против старшего народа, а простой люд до последнего вздоха будет уверен, что детей продолжают убивать. Теперь им за каждым кустом будут мерещиться эльфийские стрелы, а в каждом приезжем они будут видеть замаскированного эльфа. В любом несчастном случае будут обвинять остроухих, с каждым днем увеличивая напряжение, пока не порвется последняя ниточка благоразумия.
Эл'льяонт должен остановить это. С него все началось, им и должно закончиться.
Он сказал отцу, что поедет на переговоры, но подозревал, что мирным путем дело не завершить. Фархат, несмотря на добродушную улыбку и уверения в честности и благонамеренности, человек агрессивный. Пусть его войско невелико, зато к нему могут присоединиться ви-эллийцы, и тогда без крови не обойдется.
Если бы не убийства, Эл'льяонт мог бы решить дело самостоятельно. Теперь у него только один путь: он вернется домой, и его судьбу будет решать общее собрание. Он пожертвует собой, чтобы остановить войну, которая грозит стать самой жестокой за последние триста лет.
- Я сделаю все, чтобы остановить безумие.
Эл'льяонт подошел к своей палатке и положил ладонь на плотную материю. Сартрская тысяча временно обосновалась у ви-эллийской границы, и у эльфа появилась возможность побыть в одиночестве. Ему надоели назойливое внимание короля и злобные взгляды Вильковеста, он хотел хорошенько все обдумать, чтобы при встрече с Гланхейлом вести себя, как подобает отпрыску старшего народа.
Мальчик откинул полог и вошел в палатку. Внутри было темно и пусто, если не считать походной кровати, однако эльф сразу почувствовал, что не один.
- Geliah anenala, Эл'льяонт, - донеслось из темноты.
Мальчик вздрогнул, но сразу же успокоился. Он улыбнулся и шагнул навстречу эльфу.
- Geliah anenala hilaan, Ирлес. Что ты здесь делаешь?

Глава 18

Истинный смысл


Путешествие Ирлеса Ландала подошло к концу. Длительные и утомительные поиски полукровки закончены, он вышел на след дрессировщика и дракона. Если бы эльф знал, какие трудности его ждут, и сколько тереллов придется ему преодолеть, чтобы достичь цели, Ирлес серьезно задумался бы об отказе от миссии. Он потратил чересчур много сил и энергии, чтобы выполнить задание Гланхейла. Однако сейчас, напав на след, он ни о чем не жалел и понимал, что не смог бы отказать правителю. Помощь в спасении от выхолащивания - долг любого эльфа.
Ландал много ходил, много общался с людьми, подолгу изучал карту, пытаясь вычислить маршрут следования заветной кибитки дрессировщика, искал потухшие следы магии на главных площадях городов, и почти отчаялся, пока не забрел в небольшую деревеньку на юге Миловии со странным названием Пестяки. Именно там ему улыбнулась удача.
На крыше одного из самых богатых домов эльф увидел бледные следы магии истинно свободного. Дракон был здесь, и не просто пролетал над этим местом, но долго кружил, видимо, что-то изучая, возможно, даже садился на крышу. Конечно, Ирлес не мог отличить следы одного дракона от следов другого, но вероятность того, что в Южные провинции Миловии случайно залетит молодой неопытный хищник из Аркан, чересчур мала. Скорее всего, это именно тот дракон, который ему нужен.
За забором, отгораживавшим территорию хозяйства от главной улицы, стоял неприятный мужчина в алой шелковой рубахе, туго натянутой на внушительного объема пузо. Толстяк смотрел на крышу и, потрясая кулаком, ругался:
- Да что ж это за невезенье такое?! Всемилостивейшая Айша! Один чурбан делал, не доделал, теперь второй!
- Крыша в порядке, хозяин! Ни одной трещинки! - донесся из-за трубы юношеский басок. - На совесть поработали!
- Тьфу на тебя, зараза! Говорю же, течет! Смотри лучше!
- Не может течь, хозяин! Поднимайтесь сюда, сами посмотрите!
- Нет, ну вы видели! - толстяк повернул голову и, гневно сверкнув глазами, обратился к Ирлесу. - Видели, что творится?! Течет, говорю, Ярдос его покарай, а он за свое! Нет нынче приличных плотников! Как гномы вымерли26!
- Уважаемый, - обратился Ирлес к толстяку, - вы не видели дракона? Он должен был проезжать через ваше село несколько месяцев назад.
- Проезжал, - толстяк повернулся к Ландалу всем корпусом, в глазах его на мгновение зажглось любопытство, которое спустя секунду сменилось ужасом.
- Вилька! - завопил он, отступая к дому. - Прячься! Люди добрые, помогите! Убивца! Убивца детей!
- Уважаемый! - Ирлес повысил голос. - Я не убийца. Эльфы не убивают хомо обыкновениус. Я ищу дракона.
Толстяк повернулся, чтобы убежать, но передумал.
- Зачем вам дракон?
- Мне нужны сопровождающие его люди: мужчина неопределенного возраста, лысый мальчик и молодой человек плебейского происхождения.
- Если вы про Янека, этого бездельника, тогда скажу! - обрадовался мужчина. - Все скажу! Вы ведь за ним охотитесь? Так ему и надо, лодырю! Как хозяйские щи хлебать, это он с радостью, а как крышу чинить, так поминай как звали! Уехали они, в Трир, дорога одна, больше некуда. Потом, наверняка, в столицу. Ходили слухи, дрессировщик дракона самому королю Иженеку показать хотел. Теперь, поди, добрались.
- Благодарю.
Ирлес поспешил покинуть деревню и направил стопы по дороге в Трир. Он напал на след.
К тому времени до миловийцев дошли ужасные слухи об отряде, возглавляемом Тэл'ляином, который Гланхейл отправил на поиски полукровки. Увы, старейший и мудрейший эльф Ил'лэрии понял приказ правителя по-своему, и теперь Ирлесу приходилось постоянно носить шляпу и горбиться, чтобы казаться ниже ростом и не выделяться из толпы.
В Трире эльф провел сутки. Ему хватило одного взгляда на главную площадь, чтобы обнаружить сцену для выступлений и успевшие порядочно выветриться остатки магии. Дракон выступал перед толпой, но его следы вели вовсе не на север, к Бору и главной дороге в столицу, а на восток, к Приграничью. Так далеко в Миловию Ирлес раньше не углублялся.
Последний отрезок пути показался эльфу самым простым. Добравшись до Берсер-Лога, логичной конечной точки путешествия истинного свободного, Ирлес увидел обгоревшие защитные сооружения и свежие холмики могил за городской стеной. Дракон побывал здесь, более четких следов своего присутствия истинно свободный оставить бы не сумел. Паутина драконьей магии здесь выглядела яркой, но почему-то раздваивалась. Один след вел в сторону Сартра, другой - обратно в Миловию.
В Берсер-Логе Ирлес задержался на неделю. Он изучал следы, пытаясь определить, который из них ложный. Дракон мог знать об охоте на маленького полукровку и попытаться запутать преследователей. И это ему удалось. Эльф ничего не выяснил. Без общения с хомо обыкновениус не обойтись.
Спрашивать о драконе у всех подряд Ирлес не мог. Ложные сведения направят его не в ту сторону, он потеряет след, который разыскал с таким трудом, и время. Необходимо выбрать человека, которому можно доверять. Не торговца с рынка, склонного превращать любую ерунду в запутанную историю всемирной значимости, но человека, способного сказать правду, соблюдающего правила, знающего и ценящего дисциплину и прямоту. Например, военного. Высокопоставленного военного.
Ирлес Ландал задал несколько вопросов, и его проводили к самой высокой башне города. Камни верхней трети сторожевой постройки были покрыты сажей, словно здесь бушевал сильный пожар. Окна верхних этажей сгорели, рамы заменили на золотисто-желтое дерево сосны. Эльф чувствовал тонкий лесной аромат, пробивающийся через затхлый запах драконьей пасти.
- Эльф, обоссы меня Ярдос! Командир пятого отряда приграничной миловийской армии Жосер, начальник первого поста Берсер-Лога к вашим услугам. Чем могу служить?
Ландала встретил мужчина среднего возраста с начинающим расти брюшком. Правую половину его лица покрывали шрамы ожогов, однако взгляд его был открыт и спокоен, будто с ним никогда не происходило ничего ужасного, Жосер держался с достоинством и бесстрашием, и выправка военного никуда не исчезла.
- Крон Ирлес Ландал. Мне нужны сведения о драконе, - произнес эльф.
- Вы являетесь официальным представителем Ил'лэрии и короля Гланхейла? - поинтересовался военный.
- Да, - подтвердил крон. - Если у вас есть какие-то пожелания, я передам их правителю, но не раньше, чем выполню его поручение.
- Я не могу передавать пожелания только как неофициальное лицо. Ваш король сошел с ума? Отдать приказ убивать детей - это преступление!
- Правитель не знал об убийствах. Это самоуправство отряда. Уверен, Гланхейл принесет ви-эллийцам, раханцам и жителям О-шо официальные извинения. Если, конечно, дело не зайдет слишком далеко и люди не возьмутся за оружие.
Ирлес Ландал долго беседовал с начальником первого поста Берсер-Лога. От него он узнал, что нужный ему дракон направился в Сартр, а спустя некоторое время через город прошел его величество Фархат с тысячным сопровождением. Отряд охранял белый истинно свободный и восставший из мертвых легендарный дрессировщик Вильковест. Именно они оставили на лице города огненные шрамы.
После пожара город находился в смятении, погибло много людей, и несколько дней через Берсер-Лог можно было пройти, не зарегистрировавшись. Жосер выразил сожаление, что не знает, вернулся ли в город дракон, которого разыскивал Ирлес, или продолжил путь на запад, но он дал ценную информацию о самом пожаре, которая позволила Ирлесу узнать все необходимое.
- Я, человек военный, - поделился тревогой Жосер, - на своем веку повидал многое, но такой огромной твари не видел! Белый, едва не блестит, словно сахар, с оранжевыми глазами, злющий, словно сам Ярдос. Честное слово, господин крон, я едва не умер, когда он на меня дохнул. О том дне навсегда отметка на лице останется. И как только я успел отскочить?! Не иначе всемилостивейшая Айша помогла, а то давно уж к праотцам отправился бы. Ума не приложу, как в живом существе может огонь жить и не обжигать. И старик тот, настоящий дрессировщик, не испугался дракона оседлать, правда, потом свалился с него, когда надпись в небе появилась.
- Какая надпись? - насторожился Ирлес.
- Непонятная. Когда дракон улетел, я вниз спустился, едва живой. И тут, верите ли, господин крон, небо словно озарилось. И грохот. Смотрю, люди падают. Застыли все, словно окаменели, я поднял голову, а в небе надпись горит. И дракон, растопырив крылья, к земле несется. С таким грохотом упал, думал, все кости себе переломал, но нет, обошлось. И тут на меня такая тяжесть навалилась, что я ни пальцем пошевелить не мог, ни вздохнуть полной грудью, думал, конец пришел, но нет, постепенно ожили все. Старик тот, что на драконе летал, так разозлился, что весь наш город проклял. Я, конечно, в проклятья не верю, но кто их, сумасшедших, знает. Старик-то ведь колдун. Вильковест, первый дрессировщик. Воскреснуть смог, значит, и город проклясть может. Теперь вот новых бед ожидаем.
Ирлес кивнул. Оснований не верить начальнику первого поста Берсер-Лога не было, к тому же он понял, что за надпись появилась в небе. Эльфийское заклинание теплой заморозки. Оно не требует большой магической силы и достаточно простое, чтобы его мог осилить даже пятидесятилетний ребенок. Ландал ярко представил, что здесь произошло. Вильковест и его истинно свободный подожгли башню и поливали огнем мирных жителей, а какой-то эльф остановил это, воспользовавшись простым, но действенным заклинанием. Так мог поступить не всякий - старший народ не вмешивается в дела хомо обыкновениус. Это наверняка полукровка.
- Я узнал все, что хотел, господин Жосер, - крон поднялся. - От лица правителя Гланхейла выражаю вам глубочайшую признательность, и в знак дружбы между нашими народами прошу принять эту брошь.
Ландал достал из походной сумки небольшой золотой цветок с самоцветами в каждом лепестке и протянул его военному.
- Благодарю.
Жосер щелкнул каблуками. Крон попрощался с начальником первого поста и направился к центру города. Он знал, куда направился Эл'льяонт.
Каким-то образом пути мальчика и истинно свободного разминулись, и будущий правитель Ил'лэрии присоединился к сартрской тысяче. Он возвращается в страну старшего народа! Наверняка мальчишке рассказали о его предназначении, и он спешит остановить безумство и занять трон. Им движут благие намерения, это понятно по его поведению в Берсер-Логе. Ребенок не испугался колдуна, остановил спятившего Вильковеста, воспользовавшись заклинанием теплой заморозки. Ирлесу следует идти за войском. Когда он его настигнет, настигнет и цель.
Понимание этого снова заставило сердце крона тревожно забиться. Эл'льяонт желал хомо обыкновениус добра, а значит, желал того же и своим соотечественникам. Его связь с землей эльфов все еще сильна, он не забыл учение старшего народа, он настоящий эльф - благородный и мудрый, не отступающий от правил, волнующийся за свою страну. Зачем его убивать?
Ландал задумывался об этом все чаще, но приказ Гланхейла гнал его вперед.
Крон шел по следу, периодически проверяя верность направления с помощью магии. Он узнал, что следы полукровки обнаружить невозможно, его сила настолько слаба, что не держится на земле, улетучиваясь с первым же дуновением ветра, зато следы Вильковеста и белого дракона оказались очень четкими.
Колдун обладал магией огромной силы. Ландала едва не вывернуло наизнанку, когда он впервые прикоснулся к следу получеловека-полудракона. Душа Вильковеста была настолько темной, что на ее фоне любой самый отчаянный злодей показался бы едва ли не агнцем. Старика следовало опасаться, этот человек мог учуять преследователя, поэтому Ирлес воспользовался крайним средством.
Все высокопоставленные эльфы были обязаны носить с собой в особом чехле кусочек тильдадильона. Ландал строго следовал правилам, хотя и не понимал, для чего это нужно. Военных действий Ил'лэрия не вела ни с кем уже больше трех тысяч лет, а в мирных целях лишать кого бы то ни было магии эльфы смысла не видели. Теперь камень, хранившийся в заговоренном кожаном мешочке в походной сумке, пригодился. Ирлес извлек тильдадильон из чехла и повесил на шею. Колдун не сможет обнаружить его.
Ирлес следовал за сартрским войском и наслаждался каждым моментом своего триумфа. Крон выполнил практически невозможное задание, нашел полукровку, и теперь ожидал возвращения домой. Оставалась самая малость... Но именно эта малость вызывала сомнения.
Крон шел за войском, не решаясь вклиниться в ряды хомо обыкновениус, выжидая удобного случая. Когда сартрская тысяча остановилась у границы Ви-Элле, Ирлес понял, что пришло время действовать. Разум, вооружившись поддержкой чувства долга, перебирал способы убийства. Эльф должен умереть достойно. Полукровку нельзя зарезать или застрелить, кровь старшего народа не должна обагрить чужую землю, следовало найти иной способ. Например, утопление или удушение. Но Ирлес не мог представить себе, как душит ребенка или держит его голову в реке, пока тот не захлебнется. Оставался яд.
Отправляясь в путешествие, крон запасся небольшим количеством паралинового порошка - сильнодействующего яда, созданного Паралином27, одним из первых эльфов, который пошел на взаимовыгодный обмен с хомо обыкновениус. Ирлес заправил ядом перстень, и теперь был готов пустить порошок в ход. Или почти готов. Разум ликовал - все складывалось весьма удачно, но сердце крона то и дело сбивалось с ритма. Эльф не может убить эльфа. Тем более без веской причины.
Выхолащивание неизбежно, об этом говорят все предсказатели и ученые; этот вопрос единственный в истории старшего народа, по которому мнения первых и вторых сошлись. Так стоит ли бороться с неизбежностью? Стоит ли ускорять процесс, уподобившись хомо обыкновениус и лишив жизни невинное существо? Сможет ли Ландал после убийства спокойно спать? А Гланхейл? Diehaan высказалась однозначно - Эл'льяонт займет трон Ил'лэрии. Так в силах ли простой крон изменить предназначение будущего правителя? В силах ли лишить того жизни? Или предсказание - не приговор, а наиболее вероятная возможность?
Сердце Ирлеса разрывалось между долгом, ответственностью и нарушением правил. Сможет ли он пойти против своего сердца? Поднимется ли рука? Ведь ребенок не сделал ничего плохого, напротив, узнав о том, что вытворяет Тэл'льяин, отправился с сартрским королем на переговоры. Мальчишка защитил город, остановив Вильковеста, спас десятки, а может и сотни жизней.
Это эльфы повели себя как худшие из хомо обыкновениус, а полукровка, напротив, оказался достойным сыном своего народа, несмотря на то, что эльфийская кровь в его жилах сильно разбавлена человеческой.
Крон сжал руками голову. Темнота накрыла сартрский лагерь плотным покрывалом, приглашая к действию. Долг есть долг. Ирлес прокрался в палатку Эл'льяонта и остался ждать его возвращения.

* * *


Восторг от обретенной свободы рано или поздно исчезнет, и новая жизнь уже не будет радовать так, как в первое время, Янек знал это, но пока чувствовал себя счастливым. Пожалуй, впервые в жизни по-настоящему счастливым, не как человек, но почти как истинно свободный. Ему не нужно было беспокоиться о пище и воде, о деньгах, о новой работе, ни о чем, что ежеминутно занимает мысли всех хомо обыкновениус. Эргхарг поставлял мясо ежедневно и мог разжечь огонь единственным выдохом. В их распоряжении была целая земля: поля, леса, степи, реки, весь Аспергер.
- Если не мы властелины мира, то кто? - смеялся молодой человек.
Удалившись от дрессировщика, Янек почувствовал, как исчезают последние тревоги. Его сознание прояснилось, на первый план вышли совершенно иные потребности и желания, пока неясные, но сильные. Настоящие. Потребующие обязательного воплощения.
Большую часть времени Янек проводил в небе. Истинно свободный летал над лесами и полями, над городками и деревеньками, рано утром, на закате и поздней ночью, показывая своему луноликому мир таким, каким тот его никогда не видел. Эргхарг то поднимался к солнцу, то нырял в облака, то проносился так низко над землей, что едва не касался лапами верхушек деревьев. Молодой человек радовался свободе, красоте мира и единению с существом, которого любил всем сердцем. Часть этой радости передавалась дракону, и тот выдумывал все новые и новые трюки, лишь бы удивить своего седока и сделать его улыбку еще шире.
Ветер слизывал со лба Янека успевшие порядочно отрасти волосы, врывался в уши, заглушая звуки окружающего мира, остужая разгоряченный полетом лоб; солнце рисовало на земле темные очертания облаков, освещая зелень травы и лесов, делая краски природы более яркими и сочными. С высоты драконьего полета мир казался добрым и уютным, там внизу не было ни боли, ни печали, ни тревоги, и каждое деревце, каждая травинка принадлежала всем и никому одновременно.
"Теперь я понимаю, что такое быть по-настоящему свободным", - поделился луноликий с драконом.
"Не понимаешь. Не в полной мере, - откликнулся Эргхарг. - Но пока это тебе и не требуется. Наслаждайся тем, что имеешь".
И Янек наслаждался, но помнил эти слова. Частичка драконьей мудрости передалась и ему, он стал внимательнее, научился замечать то, что не замечал раньше, много думал и делал выводы.
"Мне грустно за хомо обыкновениус, - признался он однажды Эргхаргу. - Я не так уж далеко ушел от них, но уже вижу огромную пропасть, отделяющую их от истинно свободных".
"Если сравнить вас с эльфами, эта пропасть будет еще больше".
"Эльфы умнее драконов?"
"Не умнее, но они ближе к людям, чем мы, а потому разница более отчетлива. Я видел много эльфов и одно время жил в их стране, и могу судить. Даже Эл'льяонт, которому всего сто четыре года, много мудрее большинства знакомых мне хомо обыкновениус".
"Ты жил в Ил'лэрии? Расскажи. И вообще расскажи о себе, я слишком мало знаю. Как ты познакомился с Дагаром? Почему тебя прогнали из Аркан? "
"Слишком много вопросов. Ты все узнаешь со временем, а пока держись крепче! Я покажу тебе мир".
Дни, ранее тянувшиеся, словно пустынная дорога посреди степи, теперь летели, будто охотящийся дракон. Раньше Янек плохо знал географию, а теперь постепенно получал представление о расположении крупных городов Миловии. Иногда они ночевали в ближайшем лесу, а днем луноликий гулял по городу. Дважды он продавал на рынке шкуры пойманных Эргхаргом тузуаров и получал столько денег, сколько не заработал бы за все лето. Он купил себе новые сапоги из более мягкой кожи, чтобы не доставлять неудобство дракону, вещевой мешок, сменные рубаху и брюки, охотничий нож с тяжелой костяной рукоятью и другие необходимые путешественнику вещи.
Бродя по городам, он чувствовал себя невидимкой, чужаком в мире, которому принадлежал так недавно. Базарная толкотня вызывала раздражение, лишенные смысла разговоры и сплетни заставляли морщиться, а глупость и примитивность интересов хомо обыкновениус удивляли.
"Неужели я и сам был таким же? " - спросил Янек Эргхарга после очередного посещения городского рынка.
"Ты и сейчас такой же. Почти. Ты слишком близок к ним, гораздо ближе, чем ко мне".
"Но я изменюсь?"
"Несомненно".
"Надеюсь. Мне больше не нравится быть человеком".

Дракон и его луноликий летели на восток.
"За страной эльфов, в землях, которые не принадлежат ни одной стране, есть заброшенный замок, - рассказал однажды Эргхарг. - Много лет назад в нем жили разбойники, шайка того самого колдуна, который потом стал первым дрессировщиком. Среди драконов ходят легенды о том месте - будто в одном из подвалов прямо из каменного пола бьет ключ с волшебной водой".
"И что он делает?"
"По этому поводу мнения разделились. Одни считают, что вода из ключа заживляет любые раны, другие, что делает бессмертным, а третьи, что исполняет самое заветное желание".
"Мое самое заветное желание исполнилось".
"А мое пока нет".
"И что желают истинно свободные?"
Вместо ответа Эргхарг послал своему луноликому образ слепящего огненного шара. Янек не понял значение видения, но переспрашивать не стал. Если дракон захочет, расскажет позже.
"Надеюсь, тот ключ действительно исполняет желания", - мысленно произнес молодой человек.
"Спасибо. Мне очень не хватало поддержки".
"Дагар тебя не понимал? "
"Не мог, даже если бы хотел".
От этих слов сердце Янека сжалось. От печали за то, что у его друга так давно не было близкого существа, и радости за то, что теперь такое существо у Эргхарга появилось. Он понимает дракона лучше, чем мастер, чем любой хомо обыкновениус.
"Я полечу с тобой куда угодно, - подумал Янек, - только пообещай одну вещь. Я хочу увидеть Арканы".
"Увидишь. Но не сейчас. Не раньше, чем закончится срок моего изгнания".
Янек крепче сжал усы истинно свободного.
"Что это там, внизу?"
Дракон некоторое время молчал, а потом снизился.
"Мы над Ви-Элле. Кажется, хомо обыкновениус называют этот район Синими холмами".
Янек улыбнулся, но тут же прогнал неуместную радость. Ви-эллийские холмы действительно казались синими из-за растущих на них колючек синего чертополоха. Через заросли вела узкая дорога, где едва могли разъехаться две крестьянские телеги, но на севере от дороги отходило ответвление. Совсем недавно здесь продолжили еще один путь, который вел к черным пятнам. Вырубили много растений, свалив их в огромную синюю кучу рядом с целой горой земли.
Вокруг толпился народ. Люди вели себя подозрительно спокойно: не толкались, передвигались медленно, кажется, даже почти не говорили между собой.
"Ниже", - попросил Янек. Он уже начинал понимать, в чем дело, но не хотел верить собственным глазам.
"Похороны, - отозвался дракон, - ничего интересного", - однако спустился, чтобы луноликий мог удовлетворить любопытство.
Янек прикусил губу. Он насчитал три десятка земляных холмов. Это были не просто могилы, а групповые захоронения, под каждой земляной горкой могло лежать до десяти тел.
"Что здесь произошло?"
Истинно свободный вздохнул и потянулся к седоку. Янек расслабился, открываясь дракону, и мир посинел. Молодой человек прикусил губу. Он увидел черные пятна крови, тянущиеся по дороге, беспорядочные следы людей, клочки одежды, зацепившиеся за колючки чертополоха, обломки стрел и пять или шесть не захороненных трупов. Это были мужчины, их лица скрывали куски мешковины, но Янек разглядел светлые длинные волосы у двух мертвецов.
"Это эльфы? "
Дракон не ответил, но молодой человек и сам понял, что прав. Старший народ и хомо обыкновениус дрались. До крови. До смерти. Это была одна из первых ласточек грядущей войны.
- Что же вы наделали?! - закричал Янек. - Что наделали?!
Истинно свободный выпустил огненную струю и поспешил подняться в облака, пока люди не заметили его присутствия. Луноликий замолчал. Он крепче сжал усы своего друга и сглотнул.
"Как долго лететь до того волшебного ключа?" - спросил он.

* * *


Эл'льяонт сразу почувствовал присутствие постороннего. Ирлес поднялся с походной кровати, на которой сидел, и шагнул навстречу полукровке.
- Geliah anenala, Эл'льяонт.
- Geliah anenala hilaan, Ирлес. Что ты здесь делаешь?
Казалось, мальчик не испугался, но он, безусловно, знал, зачем пришел крон. Кроме задания Гланхейла Ландалу нечего было делать посреди миловийской степи на границе с Ви-Элле.
- Я пришел выполнить свой долг, - ответил Ирлес. - Заходи, садись. Не пытайся бежать, моя магия сильнее твоей.
- Я не убегу, - Эл'льяонт опустился туда, где минутой ранее сидел его соотечественник, и щелкнул пальцами. В воздухе зажглись крохотные огоньки, осветившие темное пространство палатки.
Ирлес поднял с пола походную сумку и вытащил заранее заготовленную бутыль.
- Вино отравлено? - равнодушно спросил Эл'льяонт.
Сердце крона дрогнуло. Мальчишка не боялся, будто знал что-то такое, о чем Ландал не догадывался. Тем не менее, крон ответил честно:
- Да.
- Я не стану его пить, - Эл'льяонт посмотрел в глаза Ирлеса. - И вы не сможете меня заставить ни убеждениями, ни силой. Меня защищает предназначение. Я взойду на трон, хочет этого Гланхейл или нет.
- Предсказания Diehaan неоднозначны, за последние триста лет они не сбылись у четырех эльфов. Твое тоже может не сбыться. Ты эльф лишь наполовину.
Ирлес видел, как дрогнула рука Эл'льяонта, лежащая на колене, но больше тот ничем не выдал волнения, словно не боялся стоящего напротив него крона, словно не страшился смерти, словно не замечал бутыли с растворенным в вине ядом, который ему придется выпить.
- А в чем твое предназначение, Ландал? - спросил мальчик. - Что звезда предсказала тебе? Убийство?
- Ничего особенно выдающегося, - опустил глаза крон. - И пока это сбылось лишь наполовину.
- Ты станешь одним из лучших кронов в истории нашей страны. Ты мог получить только такое предсказание. Не нужно спрашивать Diehaan, чтобы увидеть это.
Ирлес опустил глаза. Рука непроизвольно сжала горлышко бутылки, а из груди вырвался едва слышный вздох удивления. Видимо, звезда не ошиблась в полукровке. Он благороден, проницателен и спокоен. Он ведет себя достойно, достойней, чем сам Ландал, мучительно стыдящийся того, что делает.
- Ты колеблешься, - Эл'льяонт говорил негромко, четко выговаривая слова. - Потому что понимаешь неправильность происходящего. Гланхейл не должен был посылать отряд на мои поиски, рано или поздно я бы вернулся домой и поговорил с ним. Но нет, правитель боится.
- Бояться не стыдно, - попытался защитить правителя Ирлес.
- Бояться недостойно, - возразил полукровка. - Нужно принимать все жизненные трудности грудью, а не поворачиваться спиной, пытаясь избежать стрелы судьбы. Гланхейл ошибся, а ты лишь усугубляешь его ошибку.
- Я пытаюсь спасти свой народ от выхолащивания, - произнес Ирлес. - Это высшая цель.
- Это высшая глупость. Крон, неужели ты думаешь, что я могу сделать нечто такое, что навредит старшему народу?
- Не можешь, но сделаешь. Сделаешь первый шаг.
- Кто-то должен, - произнес полукровка и опустил голову.
В его словах было столько боли, что Ландал вздрогнул. Он вдруг увидел ситуацию глазами этого маленького мальчика, которому предназначено стать правителем большой страны. Полукровка боится! И не просто боится! В глазах мальчика затаился настоящий ужас. Эл'льяонт понимает свое предназначение и вынужден принять его, хотя с удовольствием отказался бы от всего, что имеет, и будет иметь, лишь бы обрести надежду на нормальную жизнь. Быть правителем - это не счастье, это обязанность, тяжкая ноша, огромная ответственность и самопожертвование. Далеко не каждый захочет отказаться от жизни для себя в пользу жизни для других, и вдвойне тяжелее, если этот крест взваливает на тебя судьба. Ты не можешь отказаться, не можешь свернуть на другую дорогу, не можешь смалодушничать, потому что так суждено. Втройне тяжело, если знаешь, что твое правление - первый шаг к выхолащиванию, величайшей беде, ожидающей твой народ.
Руки Ирлеса опустились. Как бы повел себя сам крон, если бы вдруг оказался на месте Эл'льяонта? Что почувствовал, узнав, что ему суждено стать правителем и направить страну на дорогу, с которой нет возврата? Сначала отрицание, потом ужас понимания, а в конце смирение. Принятие участи. Выдержал бы он? Не прыгнул бы с обрыва? Не повесился бы на ближайшей сосне? Нет ничего ужаснее судьбы правителя, которого проклянут потомки. А ведь бедному мальчику всего сто четыре года...
- Я никому не желаю твоей участи, - неожиданно хрипло произнес крон. - Тебе больно?
- Больно, - полукровка не поднял глаз, но голос его выдал. - У меня совсем нет друзей. И поддержки.
- Теперь есть.
Ирлес разжал пальцы, бутыль с отравленным вином упала на землю, где тотчас истаяла, оставив после себя поблескивающую стеклом лепешку. Крон встал на одно колено и прижал правую руку к груди:
- Присягаю тебе, Эл'льяонт, как будущему правителю нашей страны. Клянусь защищать тебя и твой народ, верно и нелицемерно служить и во всем повиноваться, не жалея сил своих до последней капли крови, поступать по совести своей, как подобает настоящему эльфу. Старший народ да не будет стыдиться меня, а мне да не придется стыдиться своего правителя.
Крон замолчал, ожидая продолжения, но мальчик даже не шевельнулся.
- Заверши присягу, Эл'льяонт.
Полукровка поднял голову, его глаза блестели, но голос был тверд:
- Ты точно этого хочешь?
Ландал кивнул. Ребенок поднялся, встал напротив коленопреклоненного соотечественника и положил руки на его плечи. В походке и жестах Эл'льяонта произошло неуловимое изменение, отчего сердце крона забилось чаще. В этот момент обычный мальчик превратился в настоящего эльфа, взрослого мужчину, будущего правителя.
- Принимаю твою присягу, крон Ирлес Ландал, - с достоинством произнес Эл'льяонт. - Да будет наш союз основан на взаимопомощи, взаимоуважении и соблюдении законов Ил'лэрии. Будь моим поданным.
- Первым поданным, - поправил крон, поднимаясь с колена, - будут и другие. Жду твоих приказаний, правитель. Ты позволишь мне сопровождать тебя до границы?
Эл'льяонт кивнул, вновь превратившись в ребенка. В его глазах все еще стояли слезы, и он отвернулся, чтобы вытереть их. Ирлес опустился на кровать и вздохнул.
- Ну что, мой маленький повелитель? Каковы твои ближайшие планы? Как ты собираешься остановить войну?

* * *


Дагар думал, что, найдя сына, сумеет его уговорить сбежать в Арканы, где можно спрятаться рядом с месторождением тильдадильона, и пережить неспокойные времена. Увы, всемилостивейшая богиня Айша отказалась озарить благостным светом разговор дрессировщика и маленького эльфа, и теперь мастер был вынужден принимать настойку пустырника, чтобы хоть немного успокоиться.
Удивительно, как меняется отношение к человеку, когда узнаешь о родственных связях и общей крови. Раньше Дагар и не подумал бы уговаривать мальчика бежать, теперь переживал за него больше, чем за самого себя. За каждым холмом ему мерещились вражеские солдаты неизвестной, но очень грозной армии, которые услышали о предназначении Элиота и решили его убить. Каждую ночь он просыпался от подозрительных шорохов - ему казалось, будто эльфы проникли в палатку сына, и вот-вот выпустят в него свои стрелы. Дагар извелся сам и утомил Элиота, но ничего не мог с собой поделать. Он боялся за своего ребенка.
После первого разговора отца и сына, Элиот представил Дагара королю Сартра.
Фархат принял посетителей в шатре, установленном специально для этого. Фархат сидел на походном троне в парадном облачении и в короне. Бордовый цвет мантии и камзола не подходил королю, делая его лицо еще худее, а отблески самоцветов на широком воротнике увеличивали темные круги под глазами, но смотрелся сартрский правитель внушительно. Дагар поклонился его величеству.
- Рад приветствовать отца моего дорогого Эл'льяонта в нашем скромном лагере, - произнес Фархат.
Удивление появлением нежданного родственника прошло, но дрессировщик заметил тень недовольства на королевском лице.
- Благодарю, ваше величество, - поклонился мастер. - Надеюсь, ваши дни на земле будут столь же долгими, сколь щедро ваше гостеприимство.
- Куда вы направляетесь? - поинтересовался король.
- Я достиг цели своего путешествия, ваше величество. Я ехал за вами, чтобы увидеть сына. Надеюсь, вы позволите сопровождать его в походе.
Ни один мускул не дрогнул на лице Фархата, лишь пальцы непроизвольно сжались в кулаки и тотчас разжались.
- Если этого хочет Эл'льяонт.
Дагар с тревогой посмотрел на сына, но тот улыбнулся:
- Хочу. Нам с отцом нужно о многом поговорить.
- Да будет так.
Фархат махнул рукой, показывая, что аудиенция закончена, и дрессировщик поспешил покинуть негостеприимный шатер.
Он устроился в палатке сына, но большую часть дня проводил в одиночестве. Сартрский король не отпускал от себя Элиота, словно мальчик был его спасением. Поведение Фархата казалось Дагару подозрительным. Возможно, после обретения сына мужчину поглотили отцовские чувства, дремавшие в глубине сердца, и излишняя ответственность превратилась едва ли не в навязчивую заботу и опеку. А возможно, сартрский правитель действительно вел себя чересчур навязчиво. Зачем ему понадобился Элиот? Неужели он знает о его предназначении и хочет этим воспользоваться?
Но гораздо большие опасения вызывал Вильковест.
Дагар наблюдал за полетами первого дрессировщика драконов с неожиданной для себя завистью. Эргхарг никогда не позволял оседлать себя, даже полет показывал очень редко, потому что для этого требовалось единение сущностей. Дагар так и не достиг нужной степени единения со своим истинно свободным, так как не хотел, да и не считал это нужным. Дракон всегда был для мастера просто животным. Полуразумной, хотя и хитрой тварью. Вильковест же, кажется, считал Гаргхортсткора частью себя самого.
Почти весь день, а частенько и ночью колдун парил в облаках над сартрским лагерем, иногда отлучаясь на несколько часов для обзора прилегающих территорий. С высоты ему было видно очень многое. Если начнется война, дракон станет глазами Фархата, сартрский правитель заранее узнает о планах эльфов, об их передвижениях, что даст сартрскому войску огромное преимущество. Именно эта необходимость и незаменимость, вкупе со способностью творить магию давала Вильковесту преимущество над людьми, даже над королем. Первый дрессировщик пользовался чужим страхом, однако с Фархатом держался, словно верный поданный, хотя ему хватило бы одного шевеления бровью, чтобы уничтожить его величество.
Когда сартрская тысяча, получив разрешение, перешла границу Ви-Элле, у Дагара появилось много времени для размышлений - его телега монотонно катилась по территории короля Эделя Седьмого, сопровождаемая солдатами, бряцающими оружием. Вильковест не стал бы помогать людям налаживать отношения со старшим народом, он не просто так идет в страну эльфов, и Фархат для него не более чем пылинка. Когда мастер спросил о колдуне сына, Элиот не смог дать однозначного ответа.
- Вильковест - страшный человек, - произнес мальчик. - У него огромная сила и черная душа. Такой грязи не видел ни один эльф, столько мрака не наберется и в сотне душ самых гнусных разбойников.
- Тогда зачем он идет с Фархатом?
- Чтобы поделить власть, другого ответа я не нахожу. А при его силе и могуществе, возможно, чтобы ее захватить.
- Неужели он нацелен на Ил'лэрию?
- Этого я не знаю, - задумался ребенок, - но страной эльфов никогда не будет править человек, и уж тем более луноликий. А в дела людей мы не вмешиваемся.
У Вильковеста есть все: вечная жизнь, могущество, нет только власти. Дагар не сомневался, что у колдуна достаточно силы, и если отдельные пока еще редкие стычки между людьми и старшим народом перерастут в настоящую войну, погибнут тысячи, десятки тысяч. Старик обязательно этим воспользуется, а возможно, он сам все устроил нужным образом.
Мастер думал об этом, лежа на тюфяке под открытым небом, и смотрел на звезды. Сартрский лагерь спал, лишь вдали виднелся свет сторожевых костров. В охране необходимости не было - ви-эллийцы встретили сартрскую тысячу радушно и присоединятся к Фархату, когда тот будет подходить к границе с Ил'лэрией, однако охранников выставляли каждую ночь - сартрский король всерьез опасался эльфов, которые передвигались быстрее и тише людей. До Фархата дошли слухи о недавней стычке со старшим народом в районе Синих холмов, всего в двух днях пути от нынешней стоянки сартрского войска.
Дагар смежил веки, пытаясь прогнать тревожные мысли и забыться, но ничего не получилось. Он все говорил и говорил мысленно сам с собой, пытаясь найти выход из нынешнего положения и уговорить Элиота скрыться в горах, но, отвечая за Элиота, доказывал, что это невозможно. Для эльфов долг превыше всего.
Неожиданно дрессировщик почувствовал постороннее присутствие. Он открыл глаза, но рядом никого не было, сонную тишину изредка прерывали лишь цикады и далекое ржание коней. Мастер повернулся на другой бок и вдруг услышал в своей голове чужой голос, голос Вильковеста. Колдун говорил с драконом, слова которого, пропущенные через сознание первого дрессировщика, звучали как собственная речь старика.
"Ви-эллийцы присоединятся к нам на рассвете третьего дня, - говорил колдун. - Фархат уверен в своей непобедимости, но он не знает, что его ждет. Как и всех - падение и смерть".
"Его армия сильна, - ответил дракон, - тысячное сопровождение, которое он взял с собой, лишь крохотная часть настоящего войска. И оно уже прошло через Арканы".
"Верно. Гвардал Реймс ведет его через королевство Каюри. Фархат принял условия каюрцев, и те пропустили солдат к границе с Ил'лэрией. До ключевого момента осталось совсем немного времени. Тем не менее даже то войско не сможет помешать мне. Я сыграю свою партию до конца. Следующий эпизод: узнавание истины, лежащей на поверхности. В главной роли король Эдель".
"Ви-эллийский правитель не знает истинного количества сартрских солдат?"
"Это будет сюрпризом для всего Аспергера".
В голосе Вильковеста слышалось довольство, и волосы на голове Дагара зашевелились.
"Они все знают лишь то, что лежит на поверхности, - продолжил колдун, - истинный смысл доступен лишь мне. Я король в этой игре, я переставляю фигуры так, как заблагорассудится, и никто не сможет меня остановить. Объединения королевств, которого так жаждет Фархат, не будет, будет порабощение. Я займу трон, а все остальные искупаются в пыли. Весь человеческий мир будет принадлежать мне, а с помощью полукровки, со временем я займу и Ил'лэрию. Эльфы подчинятся моей воле, иначе я залью их страну их же кровью".
"Ты недооцениваешь старший народ", - выдохнул дракон.
"Это ты недооцениваешь мою силу. Я вижу события на десять ходов вперед. Это я нашел полукровку, который станет следующим правителем старшего народа. Это я нашел эльфа, в чьих жилах хоть и нет крови хомо обыкновениус, но чья душа так же грязна, а помыслы так же уродливы. Это я заставил его выступить против людей и развязал войну. Я знаю, что будет дальше, я сам это спланировал, и никто не сможет меня остановить. Когда сартрские войска соединятся, начнется война, самая длительная и ужасная война тысячелетия. Люди будут умирать сотнями, тысячами, и когда в их легких останется место лишь для мольбы о помощи, я прикажу им подчиниться, и восстановлю мир. Я сяду на трон, и буду править всем Аспергером".
Вильковест говорил что-то еще, но его голос стал тише, а потом и вовсе пропал. Ощущение присутствия постороннего исчезло, зато появился озноб. Дагар поднялся со своего тюфяка и посмотрел в сторону кареты, где допоздна заговорились Элиот и его величество Фархат. Сартрский правитель хотел объединить королевства, чтобы сесть на трон, но он не знает, что является такой же игрушкой, как и все остальные в странной и страшной игре колдуна. Вильковеста следовало остановить. Любой ценой. И, кажется, Дагар знает, у кого есть шанс убить первого дрессировщика драконов.

Глава 19

С высоты драконьего полета


После обеда Янек стал свидетелем необыкновенного зрелища.
"Нам придется сделать большой крюк, - предупредил Эргхарг своего седока. - Дальше начинается территория Ил'лэрии, а старший народ не жалует истинно свободных и хомо обыкновениус, без разрешения вторгшихся на их территорию".
"Эльфы смотрят в небо чаще людей?"
"Да, но дело не в этом. Нам придется спускаться, чтобы переночевать, поохотиться, отдохнуть, напиться... удовлетворение этих потребностей никто не отменял. Меня не поймают, но если обнаружат тебя, бросят в подземелье".
"Неприятности с эльфами нам не нужны, - согласился луноликий. - Каков маршрут?"
"Полетим на юго-восток, по границе Ви-Элле, потом к границе О-шо и обогнем Ил'лэрию".
"Я невольно чувствую себя обузой, - признался Янек. - Без меня ты летел бы напрямик".
"Отбрось это человеческое чувство, - посоветовал истинно свободный. - К тому же без тебя я бы ехал в клетке по миловийской степи. Ты - мой шанс что-то изменить. Изменить что-то очень важное".
Эргхарг замолчал. Янеку хотелось спросить о том, какое желание хочет загадать дракон, когда они прилетят к волшебному ключу, но не стал - чувствовал, что истинно свободный не ответит. Время открывать все тайны еще не пришло, хотя и подступило очень близко. Луноликий чувствовал его пульсацию в последнее время очень отчетливо.
Оказывается, время нельзя изобразить линией. Раньше, когда Янек был простым хомо обыкновениус, оно казалось ему змеей, медленной, едва ползущей, но всегда прямой, имеющей определенное начало и конец. Теперь время представлялось ему огромной всепоглощающей сферой, наполненной неведомым веществом. Сфера пульсировала, вздрагивала, иногда съеживалась, и тогда живущим внутри нее казалось, будто время движется быстрее или напротив, замедляет ход. Внутри сферы нет прямых линий, и будь хомо обыкновениус немного умнее, они догадались бы, как использовать эту кривизну.
Представления о земле тоже претерпели изменения. До первого полета Миловия казалась Янеку огромной, а Аспергер практически бесконечным, теперь размеры изменились. Больше не нужно считать расстояние днями пути, только днями полета, а это приблизило друг к другу не только города, но и соседние королевства. Вместе с тем возросло и нетерпение. На земле Янек чувствовал себя букашкой, все время торопился вернуться обратно в небо, а под облаками желал лететь еще быстрее, все острее ощущая собственную медлительность.
Луноликий мечтал приблизиться к дракону как можно ближе: по умению рассуждать, по способности видеть истинную суть вещей и замечать то, что не замечают хомо обыкновениус, по скорости реакции и умению владеть огнем. Первое, второе и третье от Янека практически не зависело, зато магия давалась ему легко. В первую же ночь после того, как они с Эргхаргом отправились в свободный полет, избавившись от обузы в виде кибитки и Дагара, молодой человек начал тренировки. Он не хотел выдыхать огонь, как дракон, но хотел, чтобы пламя было ему столь же послушно и не обжигало.
Истинно свободный не мешал своему луноликому и даже давал советы, хотя Янек и чувствовал со стороны дракона тончайшие нити ревности, скользящие во внутреннем фоне Эргхарга. Дракон прятал их, но не достаточно глубоко, чтобы стремительными темпами развивающееся чутье луноликого не могло их обнаружить.
"Когда-нибудь ты превзойдешь в магии самих эльфов", - пообещал истинно свободный, и Янек удвоил старания.
Именно во время занятий магией однажды вечером молодой человек и стал свидетелем необыкновенного зрелища. Он сидел на спине Эргхарга и пытался заставить огонь, сочащийся из пальцев, превратиться в тонкие нити, чтобы потом соткать из них огненную сеть, которую можно будет набросить на оленя или медведя. Управление движением огня казалось Янеку самой сложной задачей, но, как гласит древняя драконья мудрость, существование невозможного невозможно, а существующее преодолимо. Поэтому луноликий вновь и вновь заставлял огонь изгибаться то вправо, то влево, сопротивляясь встречному ветру.
Риск опалить волосы был велик, но тем увереннее чувствовал себя луноликий. Он посылал огонь вперед себя, все больше его истончая и уплотняя. Пламя слушалось, но то и дело норовило обжечь хозяина, поэтому Янек сосредоточил все силы на том, чтобы не выпустить огонь из-под контроля. Желто-оранжевый монстр потрескивал, будто жевал древесину, и тихонько гудел. Огненные веревки постепенно превращались в нити, и складывались в непослушные петли. Янек прикусил губу от напряжения, заставляя пламя делать то, что от него требуют, в момент наивысшего сосредоточения он сжал зубы слишком сильно, на языке появился привкус меди. В это же мгновение огненная сеть потускнела, превратившись в серебро, и стала прозрачной. Луноликий вздрогнул, пытаясь вернуть контроль над пламенем, и увидел землю.
На границе О-шо и Ил'лэрии не было защитных сооружений, только охранные посты и сторожевые башни. Люди не боялись эльфов, старший народ никогда не нападал первым. Землю же старшего народа защищала магия и граница определялась условно по неширокой реке, протекающей на дне оврага. Территория О-шо в этом мете была пустынна, до ближайшего крупного города - несколько дней пути, а единственная деревня опасности не представляла. На стороны Ил'лэрии в этом месте по границе и вовсе тянулся лес.
По всем законам местность должна была быть пустынной, но внизу, на территории О-шо толпились сотни людей. На краю огромного оврага, тянущегося в длину, наверное, на тысячу тереллов, велось строительство. Хомо обыкновениус копошились даже теперь, когда достаточно стемнело, они водружали катапульты, точнее, уже заканчивали это делать.
От удивления Янек опустил руки, и серебряная паутина замершего огня полетела в лицо молодого человека. Эргхарг поднырнул под нее, но одна нить все же задела луноликого за плечо. Материя рубахи задымилась, к телу словно прижали раскаленный прут, кожа оплавилась, обнажая мышцу, и Янек стиснул зубы, пытаясь сдержать крик. Он не хотел, чтобы люди внизу его увидели.
Паутина полетела по ветру.
"Я спущусь, чтобы тебе было лучше видно, - дракон как всегда угадал желание своего седока, - и покажу траву, снимающую боль и заживляющую ожоги".
Янек зажал рану ладонью, и посмотрел вниз.
С высоты драконьего полета катапульты казались игрушечными, но оттого не менее страшными. Деревянные орудия были нацелены на территорию эльфов, массивные деревянные основания стояли на колесах для быстрого перемещения, ковши приведены в боевую готовность, возле каждой катапульты лежали груды камней, тряпок, а также стояли закупоренные бочки.
"Что они делают?" - поинтересовался истинно свободный.
"Готовятся атаковать", - хмуро ответил Янек.
"Эльфов? Глупо. Чем они будут бросать в них? Камнями? Какой в этом смысл"?
"Они завернут камни в тряпки, обольют маслом и подожгут".
"Старший народ справится с этим".
"Но пострадают их земля, - объяснил луноликий, - а для них это почти то же самое, что потерять близкого человека. Плюс неожиданность. Эльфы вряд ли ожидают нападения с этой стороны".
"Твои сородичи ничего не добьются. Старший народ потушит пожары и отомстит. Те, что внизу, обречены".
"Нужно остановить их, пока не поздно. Спустись", - попросил Янек.
"Зачем? Погибнут те, кто принял неверное решение и те, у кого не хватило ума возразить. Естественный отбор. Следующее поколение родится от умнейших. Это закон природы. Так должно быть".
- Так не должно быть!
Янек чувствовал, как в груди поднимается гнев. Истинно свободный с его нечеловеческой логикой и отсутствием такого понятия, как человечность, стал раздражать. Также луноликий злился и на себя, за то, что не мог объяснить самые простые вещи.
"Если есть возможность спасти их, нужно это сделать. Спустись, пожалуйста".
"В тебе все еще не погиб хомо обыкновениус", - вздохнул дракон, и луноликий отчетливо почувствовал его разочарование.
- Я все еще человек, - твердо произнес Янек.
"К сожалению".
"Так ты спустишься?"
"Нет. Истинно свободные не вмешиваются в дела людей".
"Тогда спусти на землю меня, а сам улетай!"
Вместо ответа дракон взмахнул крыльями и поднялся выше.
- Эргхарг!
"Пока ты слишком глуп, мой долг защитить тетя от тебя же".
"Но мы можем их спасти! Спалим катапульты и поговорим с главным".
"Очнись, Янек. В этой толпе нет главных, приказы отдаются совсем другими людьми, это глупые исполнители, камешки, катящиеся с вершины горы".
"Но и их можно остановить!"
"Лавину нельзя остановить у подножья".
Янек отстранился от дракона, закрыв мысли. Пока это получалось у него не очень хорошо, но он старался, его задумка должна остаться тайной до самого конца, иначе Эргхарг попытается его остановить. Луноликий надеялся, что истинно свободный примет отстраненность своего седока за обиду и ослабит бдительность, ведь, по словам дракона, в Янеке до сих пор слишком много человеческого. Луноликий угадал, дракон не понял намерений человека, он продолжал спокойно взмахивать крыльями, двигаясь вдоль границы.
Молодой человек действовал быстро. Выпустил из рук усы истинно свободного, наклонился как можно дальше вправо и соскользнул со спины Эргхарга.
Падение заняло гораздо меньше времени, чем рассчитывал Янек. Сердце молодого человека замерло, и он едва успел выставить руки и выпустить по направлению к земле две мощные струи огня, которые затормозили падение. Луноликий упал на землю, и некоторое время не шевелился, пытаясь определить, сломал ли он что-нибудь, или дело обошлось ушибами. Саднило обожженное плечо, ныла рука, но в остальном с ним будто бы все было в порядке.
"Ты глуп", - произнес Эргхарг.
Янек вздрогнул. В полете он и не подумал поддерживать защиту мыслей, поэтому дракон мгновенно понял, что задумал его луноликий. И, похоже, не будет ни мешать ему, ни помогать.
Молодой человек проводил взглядом удаляющегося к эльфийскому лесу дракона, встал, и, прихрамывая, побежал к катапультам.

* * *


Напряжение последних дней давало о себе знать пульсирующей головной болью. Его величество Фархат плохо спал, пил травяные настои, но это не помогало - ежечасно в голове словно открывали канонаду.
- Не помогает твоя микстура, - ворчал король на придворного лекаря Фелистье, жилистого старика, сухого и выцветшего, как осенний лист.
- Чтобы точно подобрать снадобье, - прошелестел лекарь, - необходимо узнать, отчего у вашего величества болит голова.
Фархат задумался. Причин могло быть всего две: грядущие боевые действия и надвигающаяся старость. О последнем сартрский правитель думать не хотел, а признаться в первом, значит открыть секрет раньше времени. Сартрцы были уверены, что войско, которое король послал в горы, пойдет в атаку только в крайнем случае, ведь война с эльфами настоящее самоубийство. Слухи о захвате Ви-Элле в народе, конечно, ходили, но никто и подумать не мог, что его величество нацелился на весь Аспергер.
Фелистье не отличался умением держать язык за зубами, в Сартре весь двор знал, в какие ночи его величество не смог заснуть, и после употребления каких блюд у него пучит живот. Фархат давно подыскивал замену придворному лекарю, но, к несчастью, мог доверить собственное здоровье только одному человеку. Пусть старый лекарь слишком много болтал, однако он и знал слишком много: не только все, что касалось лекарств, снадобий, микстур, настоек, выжимок цветов, притирок, отдушек, целебных свойств растений и минералов, но и о воздействии на человека небесных сфер, приливов и отливов Дистолического моря, солнечных затмений, красных закатов, перистых облаков, ранней оттепели и звездопада.
Второе обстоятельство, заставлявшее сартрского правителя медлить с поисками замены придворного лекаря, называлось преданность. Фелистье болтал о незначительных вещах, оповещая придворных о несварениях королевского желудка, однако в самом важном и действительно секретном Фархат мог положиться на старика. Именно ему, единственному во всем Сартре правитель рассказал о фиолетовом зелье Вильковеста и поручил найти противоядие. Именно его, единственного во дворце, допускал в свою спальню в любое время суток, и именно ему доверял свою жизнь. Однако признаться в том, что годы берут свое даже у королей, Фархат не мог.
- Я беспокоюсь за исход нашего мероприятия, - озвучил сартрский правитель предполагаемую причину головной боли.
- Переговоры пройдут успешно, - поклонился лекарь, - я в этом более чем уверен. Небесные светила расположились наилучшим образом для западных людей, а более западных людей, чем сартрцы, не существует. Все пройдет, ваше величество: и тревога, и головная боль.
- Дай мне еще твоей микстуры и позови Вильковеста.
Лекарь откланялся и на выходе из королевского шатра едва не столкнулся с первым министром.
"Подслушивал", - поморщился Фархат, и в голове тут же выстрелило не менее пяти пушек.
- Его микстурки вам не помогут, - растянул тонкие губы Вильковест, с презрением посмотрев на Фелистье, - а моя поможет.
"Только твою микстуру я пить не буду, - мысленно произнес Фархат. - Спасибо, хватило".
Король взял хрустальный флакон, который протягивал ему колдун, и поставил на стол.
- Есть известия от Реймса?
- Да. Каюрцы жаждут заполучить мою голову, а наше войско почти вплотную подошло к Ил'лэрии. Реймс дожидается королевского сигнала, чтобы атаковать старший народ.
- Мы должны ударить с двух сторон, - Фархат поднялся с кресла и зашагал по шерстяному ковру, теребя манжет рукава. - Главное правильно определить время. Ви-эллийцы пойдут с нами, но важно, чтобы и жители О-шо не сплоховали.
- Катапульты на месте, - успокоил короля старик. - В шести различных местах, там, откуда старший народ ожидает нападения меньше всего. По вашему приказу они откроют огонь, Реймс двинется к Ил'лэрии, а вы с ви-эллийцами пойдете, не скрываясь. Переговоров не будет, Гланхейл поймет, что на него наступают, и ответит ударом на удар.
Вильковест замолчал, потом неловко кашлянул и произнес:
- Для вас эта битва, которая позже перерастет в войну, несомненно, важна, но прошу прислушаться к моей просьбе, мой король. Не лезьте под огонь, не участвуйте в битве, переждите в безопасном месте. Берегите... себя.
Фархат холодно кивнул, хотя внутри просто сотрясался от смеха. Великий колдун, могущественный маг, известнейший дрессировщик, легенда всего Аспергера просит его не лезть в пекло. Старик боится за свою жизнь! Значит, зелье, связавшее их судьбы, все еще действует, и если сартрского правителя убьют, погибнет и Вильковест.
Дрессировщик поклонился и вышел, а Фархат, подождав пока колдун отойдет от шатра подальше, рассмеялся.

* * *


Дагар отпрянул вовремя - из палатки его величества Фархата, скрипя зубами, вышел Вильковест. Колдун был чем-то недоволен, более того, разозлен, поэтому не обратил внимания на тень, бросившуюся к ближайшему кусту, в противном случае, мастер опасался, что не отделался бы только испугом.
Дагара била дрожь. Несколько дней назад он случайно услышал мысленный разговор колдуна и белого дракона о предстоящей войне и воцарении Вильковеста во всем Аспергере. То, что он узнал, потрясло дрессировщика, но не особенно удивило. Что еще, кроме безграничной власти, может хотеть спятивший колдун, проживший тысячу лет? Зачем еще ему было восставать из мертвых? Однако прежде чем действовать, необходимо было подтвердить правдивость полученных сведений.
Мастер не сомневался, что подслушанная им беседа не являлась плодом фантазии или сном, он слышал настоящий мысленный разговор первого дрессировщика и дракона, но до сих пор не знал, как такое получилось. За двести лет общения с Эргхаргом он не раз вторгался в его внутренний мир, однако происходило это только тогда, когда истинно свободный хотел что-то показать своему луноликому, либо не возражал против вторжения. С появлением Янека подобные "проникновения" ушли в прошлое, Эргхарг стал общаться исключительно с плотником, перестал впускать Дагара в свои мысли, и не заглядывал в его. Дрессировщик много раз пытался узнать, о чем говорят его дракон и Янек, однако не преуспел, отчего только больше злился и... боялся.
Бывший плотник - его второй знакомый луноликий, обладающий магией, первый - Вильковест - считался едва ли не мифом. В существовании разбойника, подчинившего дракона, никто не сомневался, однако народ приписал ему огромную силу и способность творить волшбу. Легенда оказалась правдивой. Силы у Вильковеста, бесспорно, было во много раз больше, чем у Янека, и если уж Дагару не удалось намеренно услышать беседы бывшего плотника с Эргхаргом, как получилось подслушать разговор колдуна и белого дракона?
Вариантов всего два, и ни в один из них Дагар не верил.
Первый вариант: у него внезапно появились способности к магии. Этого быть не могло в принципе, ведь если за прошедшие двести лет общения с истинно свободным у него не возникло ничего подобного, теперь, когда Эргхарг находится на многие сотни тереллов от бывшего дрессировщика, никакой магии появиться не может. Во-вторых, магия вообще не возникает из ниоткуда, ею обладают эльфы и драконы, но не хомо обыкновениус. Вильковест - странное и страшное исключение из этого правила, а Янек - ошибка природы. Поэтому этот вариант Дагар не рассматривал. Магией он не обладал.
Второй вариант был еще менее вероятен, чем первый: мастеру позволили подслушать, случайно втянув его во внутреннюю беседу. Видимо, колдун отвлекся или утратил бдительность и разрешил своей магической силе свободно струиться в воздухе. Сила луноликого притянула магию к Дагару, и он невольно стал свидетелем общения Вильковеста и Гаргхортсткора.
Невероятность этого варианта состояла в его глупости. Дагар понятия не имел, что такое магия, какова ее причина, и может ли она "свободно струиться в воздухе". К тому же Вильковест со своим тысячелетним опытом и мудростью вряд ли упустил бы из виду возможность того, что Дагар может подслушать его беседу.
Ответа на загадку мастер так и не нашел, и уже начал подумывать, не приснился ли ему разговор Вильковеста и дракона, но потом отринул сомнения и стал наблюдать. Он видел, как из походного шатра Фархата вышел королевский лекарь, и как туда же зашел министр, и поспешил проверить свои догадки. Оставшись наедине, сартрский правитель и колдун наверняка будут обсуждать текущие дела, и тогда выяснится, на самом ли деле Фархат решил ввязаться в войну со старшим народом и захватить Аспергер. Если это правда, правда и то, что Вильковест не позволит его величеству сесть на трон объединенных королевств.
Дагар слышал все, что говорили высокопоставленные лица Сартра. И про войско, идущее через Каюри, и про катапульты в О-шо.
- Зловонная пасть поганого Ярдоса! - прошептал мастер.
В это время полог шатра колыхнулся, и дрессировщик едва успел спрятаться в кустах. Мимо прошел злой, словно голодный дракон, Вильковест. Он сел на своего крылатого товарища и взмыл к облакам.
- И как такого остановить? - спросил сам себя Дагар, хотя ответ был очевиден.

* * *


Сартрское войско готовилось к атаке, теперь Эл'льяонт видел это. Он сидел на телеге с сеном и наблюдал за суетой.
Солдаты, получившие передышку после длительного перехода через Миловию, чистили ружья, штопали одежду, складывали вещи в рюкзаки, убирая вниз то, что не пригодится в бою, прикрепляли к поясам сумки с патронами, точили штыки. Крытые обозы, в которых везли продовольствие, оказалось, были наполнены продуктами лишь наполовину. В тылу выстроились пушки и бочки с порохом, а также щиты и копья. Оставался вопрос, для защиты это делается, или для нападения.
Накануне вечером Эл'льяонт говорил с Фархатом, который вновь уверил эльфа в мирности своих намерений, но мальчик видел в глазах короля хищный блеск. Он больше не верил сартрскому правителю, пусть и не мог придумать, что плохого может сделать столь малое войско эльфам. По лагерю ходили слухи, будто сартрская тысяча присоединится к солдатам Ви-Элле, но даже это не испугает старший народ. Так зачем поднимать лишний шум? Чего хочет добиться Фархат? Неужели он не понимает тщетность суеты?
Вместо того чтобы готовить сопровождение и парламентеров, которых короли хомо обыкновениус должны отправить к старшему народу вместе с Эл'льяонтом, они почему-то готовят оружие. Неужели уверены, что эльфы окончательно сошли с ума, и встретят их натянутой тетивой луков?
Войны не будет. Эл'льяонт встретится с Гланхейлом, эльфы придумают, как принести извинения хомо обыкновениус и как загладить свою вину. Со временем восстановятся торговые связи, и люди перестанут бояться за жизнь своих детей, ведь старшему народу не нужны хомо обыкновениус, они искали его, Эл'льяонта.
- Элиот, мне нужно кое о чем тебя спросить.
Мальчик слышал шаги Дагара за спиной, но обернулся только сейчас, когда отец обратился непосредственно к нему.
- О чем?
- Хочу узнать твое мнение о предстоящей войне.
Дагар сел на телегу рядом с сыном.
- Войны не будет, - ответил Эл'льяонт. - Эльфы разобьют войско Фархата.
- Уверен? А если по ним ударит огромная сила, и не с одной стороны, а сразу с двух?
- Этого не случится.
Мастер качнул головой.
- Не понимаю, почему ты поехал с Фархатом? Что он тебе пообещал?
- Он показал мое предназначение, - признался полукровка, - позволил поговорить с Diehaan. Я должен занять трон Ил'лэрии. Время пришло. К твоему сведению, это не я пошел с Фархатом, а он со мной.
- А ты знаешь, что в планах его величества захватить власть?
Эл'льяонт на секунду задумался, а потом отвернулся.
- Эльфы не вмешиваются в дела хомо обыкновениус. Если сартрский правитель пришел в Ви-Элле, чтобы воевать, это его дело. Я не стану ни помогать ему, ни мешать.
- Он хочет захватить не только Ви-Элле, а все королевства, чтобы слить их в единое целое и сесть на трон.
Эл'льяонт пожал плечами.
- Может быть, людям пора перестать воевать и объединиться? Если Фархат хочет именно этого... в любом случае, это не мое дело, отец.
- Твое, - возразил Дагар. - Его величество Фархат решил начать с эльфов. Он намерен починить себе и Ил'лэрию.
- Мою родину? - мальчик рассмеялся. - Он глуп! Земля эльфов - это земля магии, она защищает свой народ и саму себя. Ему никогда не захватить нашу страну.
- Мне кажется, ты недооцениваешь военную мощь Сартра. Знаешь ли ты, что в это самое время со стороны Каюри к Ил'лэрии приближается многотысячное войско? Фархат отправил свою армию через Арканы, и со дня на день у границы страны эльфов соберется целая рать.
Эл'льяонт поднял брови.
- Откуда у тебя такие сведения?
- Можно сказать, из первых уст.
Дагар оглянулся, чтобы убедиться в отсутствии свидетелей, и наклонился к самому уху ребенка:
- Я пришел просить твоей помощи, Элиот. Фархат готовит наступление на эльфов, самое масштабное за всю историю существования Аспергера. И у него может получиться! С ним идут не только воины Сартра, но и воины Ви-Элле, а возможно, еще и О-шо, и, в будущем, Рахана. Но главное, с ним идет Вильковест.
Мастер перевел дух.
- Переговоров не будет, Фархат нападет сразу, он уже готовит наступление с нескольких сторон. Твой народ будет вынужден разделить силы, и тогда на арену выйдет колдун. Никто не знает его мощи, но она велика. В одиночку, используя магию и своего дракона, он может сжечь целый город. Он серьезный противник и, самое главное, ни за что не отступит.
- Почему?
- Колдун не просто так пошел к Фархату в министры, - зашептал Дагар, - он искренне хочет помочь сартрскому правителю, но не затем, чтобы тот захватил Ви-Элле и О-шо и стал во главе этих королевств, но затем, чтобы самому сесть на трон. Он нацелен не только на земли хомо обыкновениус, как вы нас называете, но и на землю старшего народа.
С минуту Эл'льяонт молчал, размышляя над словами отца.
Фархат его обманул - король изначально хотел воспользоваться ситуацией, напасть на эльфов, и для этого отправил через Арканы целую армию. Мальчик не хотел признаваться себе, но был вынужден признать, что подозревал нечто подобное. По-настоящему он никогда не верил сартрскому правителю, не мог верить тому, кто для достижения мирных целей пользуется нечестными методами. Король похитил Эл'льяонта, посадил под замок, надел тильдадильоновое ожерелье и пытался женить на своей дочери. Можно ли было ожидать от такого человека честности? Мог ли такой человек преследовать мирные цели?
К счастью, сартрская армия не страшна Ил'лэрии, в этом мальчик практически не сомневался, но вот объединение с Ви-Элле, О-шо и, главное, Вильковестом... Если хомо обыкновениус атакуют, это будет самая кровопролитная война с начала времен. Погибнут тысячи, десятки тысяч людей и эльфов, и итог будет неважен. Старший народ проиграет в любом случае - порвется цепь событий, земля Ил'лэрии умоется кровью, на убийство уйдет слишком много магических сил, погибнет слишком много эльфов.
- Я должен поговорить с Фархатом, предупредить его, - решил Эл'льяонт.
- Даже если король тебе поверит, он уже ничего не сможет сделать, - качнул головой мастер. - Ему не остановить войну, не остановить Вильковеста. А вот ты можешь это сделать.
- Как? - развел руками мальчик. - Вступить в бой с колдуном? Моих сил не хватит даже на одно заклинание среднего уровня, а Вильковест пользуется высшей магией. Ее природа мне не известна, у меня нет шансов победить его.
- Тогда предупреди Гланхейла и, - Дагар запнулся, - помоги мне найти того, у кого такие шансы есть.
- По коням! - раздался вдруг громкий выкрик. - Отправляемся дальше! Вперед!
- Скорее, - прошептал дрессировщик. - Война начинается!

* * *


На границе О-шо и Ил'лэрии люди были чрезвычайно заняты последними приготовлениями к нападению на эльфов: они подкатывали бочки с маслом ближе к катапультам, проверяли пусковые механизмы, укладывали друг на друга мешки с песком, как будто это могло помочь против магии. Янек присмотрелся к суетящимся мужчинам, но не смог определить главного, казалось, этим муравейником никто не командовал. Появления молодого человека, неизвестно откуда взявшегося в столь глухой местности, куда не вела ни одна более или менее значимая дорога, никто не заметил, впрочем, как и дракона, парящего над катапультами.
- Чего стоишь? - обратился к Янеку бородатый мужчина в поношенном синем мундире и штанах в обтяжку. - Бери мешки, тащи к краю оврага.
- Я ищу командира.
- Ты не местный? - военный подозрительно оглядел молодого человека. - Зачем тебе командир?
- Чтобы предупредить. Вы должны отказаться от нападения на эльфов, вы не победите, а только разозлите старший народ. Они придут к вам с луками и магией, и от ваших катапульт не останется и щепки, а мешки... они не защитят от магии.
Бородач рассмеялся.
- Больно ты умный, парень. Больно много думаешь. Считаешь себя умнее короля, его министров и генералов? Все давно просчитано и решено! Остроухие перешли границы и в прямом и переносном смыслах! Они убивают наших детей! Мы не можем бесконечно ссылаться на здравый смысл. Если не дадим отпор сейчас, они займут наши дома и земли!
- Чушь! - рассердился Янек. - Старшему народу не нужна наша земля.
- А ты откуда знаешь? Коли боишься эльфов, так топай домой к матери, нечего под ногами путаться, тут и убить могут.
Бородач развернулся на каблуках и бросился к ближайшей катапульте.
- Куда! Куда! Сильнее натягивай!
Янек понял, что от этого человека пользы не будет, и побежал ко второй катапульте. Трижды его чуть не сбили с ног, дважды он едва не упал, споткнувшись о валяющиеся тюки тряпья, раз пять или шесть на него наталкивались солдаты, таскающие мешки. Отовсюду раздавались команды пошевеливаться, и гневные выкрики:
- Поберегись!
- В сторону! Зашибу!
Добежав до второй катапульты, располагавшейся в двух или трех сотнях тереллах от первой, Янек попытался поговорить с человеком, на погонах которого сияла самая большая звезда, но тот оказался не командиром, а распорядителем провизии, и ничем не мог помочь.
Луноликий побежал к третьей катапульте и стал хватать за рукава всех, кто проходил мимо.
- Где ваш капитан? Где командир? Где генерал? Где ваш старший?
Увы, вразумительного ответа молодой человек ни от кого не получил, и почти отчаялся.
"Эргхарг! - мысленно крикнул Янек. - Помоги мне!"
"Истинно свободные не вмешиваются в дела хомо обыкновениус и, тем более, в дела старшего народа, - напомнил дракон. - И тебе не советую вмешиваться. Ты уже не человек, ты почти дракон. Ты - луноликий!"
"Как можно быть таким... каменным! Они же... "
Янек сплюнул и бессильно опустился на бочку с порохом.
Как объяснить дракону человеческие понятия? Как объяснить людям то, чего они не понимают? Неужели ни тот, ни другие не могут на секунду предположить, что кто-то, кроме них, может быть прав? Что если катапульты выстрелят, начнется война, которую уже никто не остановит? Что если дракон не поможет ему, прольется целое море крови?
Может, стоит попробовать остановить жителей О-шо силой?
Янек подскочил, словно его ужалили пониже спины, и отошел в сторону. На него не обращали внимания, солдаты были заняты подготовкой к атаке.
"Ничего не получится, - предупредил дракон. - Война начнется в любом случае".
Молодой человек не удостоил истинно свободного ответом. Он сцепил руки в замок, повернулся лицом к катапульте, закрыл глаза и сосредоточился.
- Воды! - закричал кто-то. - Горим!
- Остолопы! Кто курил рядом с маслом?!
Янек втянул носом запах горящей древесины и удовлетворенно хмыкнул. Катапульта горела несильно, но магический заряд, который луноликий послал в нее, захватил стоящую рядом бочку с маслом, которое вспыхнуло ярче глаз разозленного дракона.
"Если сжечь все катапульты, нападения не будет", - объяснил Янек Эргхаргу.
"Ты не успеешь".
"Подними меня!"
"Нет. Истинно свободные не вмешиваются... "
"Еще одно слово, Эргхарга, и я тебя возненавижу!"
Янек вздрогнул, почувствовав в груди холод. Дракон закрылся и отстранился от своего луноликого, он не хотел участвовать в безумной затее молодого человека. Янек поднял голову, и увидел, что истинно свободный демонстративно развернулся и полетел на юг, где виднелся лес.
"Позже поговорим", - мысленно буркнул Янек, зная, что дракон его уже не слышит.
Он вздохнул и побежал вперед, к следующей катапульте.
Ах, если бы у него были крылья! Он в миг примчался бы к цели, ему не нужно было бы даже спускаться на землю, чтобы уничтожить хорошо горящее, пропитанное смолой, дерево. Полчаса, и грозные орудия превратились бы в головешки!
Увы, его дракон не хотел знать другой правды и других законов, кроме собственных. Истинно свободные не вмешиваются в дела хомо обыкновениус, даже если противное грозит войной.
Вторая катапульта вспыхнула не так ярко, как первая. Может потому, что Янек запыхался, а может потому, что рядом не оказалось бочки с маслом. Но в любом случае, пожар разгорелся.
- Да! - луноликий рубанул кулаком воздух.
В это же мгновение, в груди защемило, словно сердце сжали тисками, стали медленно снимать одну стружку за другой, будто оно превратилось в обыкновенную деревяшку, нуждающуюся в обработке.
Янек согнулся, прижал ладонь к груди и застонал.
В груди заболело, заныли ребра, словно в них ввинтили штопор и медленно поворачивали по часовой стрелке, сердце забилось часто и неровно.
"Эргхарг!"
Янек не устоял на ногах, упал на землю и сжался в комок.
"Кажется, я умираю".
Боль разлилась, словно река в половодье, а потом схлопнулась, будто лопнувший пузырь масла на поверхности раскаленной сковороды, но вместо того, чтобы исчезнуть, она сосредоточилась в центре груди.
Янек стиснул зубы. Неужели все кончится вот так? Неужели он умрет на краю оврага между нацеленными на территорию эльфов катапультами О-шо, так ничего и не успев сделать? Неужели виноват он сам, так расточительно и бездумно швырявший огонь направо и налево?
"Эргхарг! " - снова позвал Янек, не надеясь, что его услышат.
Уши заложило, луноликий не ощущал ничего, кроме безумной боли в груди. Острая и колкая минуту назад, она преобразовалась в тупую, ноющую, но не менее пронзительную. Зато теперь луноликий смог сесть и осторожно вздохнуть. Неожиданно, прижатая к груди ладонь почувствовала постороннее движение. Янек вздрогнул.
На его груди, спрятанный под рубахой, висел медальон - вытесанный из плоского черного камня силуэт дракона. Этот амулет, заряженный энергией истинно свободного, был свидетельством взаимной клятвы, которую он и Дагар принесли друг другу. Клятвы ученичества.
Медальон пульсировал в такт боли, словно являлся ее источником.
Янек сжал каменного дракона в ладони.
"Нам нужно вернуться", - услышал луноликий голос Эргхарга.
"Ты тоже это почувствовал?"
Истинно свободный послал Янеку картинку. Голова молодого человека закружилась - он увидел мир, глазами дракона: землю, стремительно летящую ему навстречу и качающуюся из стороны в сторону.
"Я едва не упал, почувствовав твою боль, - признался Эргхарг. - Тебя зовет Дагар. Нам нужно вернуться".
"Зачем?"
"Ты ему должен. Ты не вернул амулет, а значит, все еще считаешься его учеником. Мастер вызывал тебя, и если ты не придешь к нему... "
Каменный дракон в ладони луноликого вздрогнул, и в ребра Янека снова вогнали стальной штопор.
"А война?", - выдохнул луноликий.
"Ты все равно не сможешь ее остановить. Это не единственные катапульты, Дальше на юг высятся еще десяток, может быть, есть где-то еще".
Эргхарг опустился рядом с Янеком. Луноликий услышал возгласы удивления и ужаса солдат, увидевших дракона, но ему не было до них никакого дела. Сейчас его тревожило только собственное сердце, бьющееся с перебоями, готовое вот-вот остановиться. Он с трудом взобрался на истинно свободного, и тот взмахнул крыльями.
Голова у Янека закружилась, он прижался к шее Эргхарга, обхватив ее руками, но прежде, чем потерять сознание, услышал выстрелы, доносящиеся откуда-то снизу и громкую команду:
- По территории эльфов... огонь!

Глава 20

Пересекая границу


Ирлес Ландал знал, что поступил правильно. Его сердце билось ровно и уверенно, на душе было спокойно, сомнения рассеялись, словно дым потухшего костра. Гланхейл совершил ошибку, решив, что полукровку нужно уничтожить, это шло в противоречие всем правилам и законам старшего народа, самим понятиям порядочность и честность. Правителя ввело в заблуждение ложное понимание долга, он полагал, что в силах противостоять судьбе, в силах защитить свой народ от неизбежного.
Гланхейл встал на неверную дорожку, теперь долг Ирлеса вернуть его на правильный путь, ведь зло всегда возвращается. Крон знал это как никто другой. Зло всегда возвращается, иногда сторицей. Эльфы не должны убивать, не должны по собственному желанию приближаться к хомо обыкновениус с их странными побуждениями удовлетворять жажду богатства и власти варварскими способами. У старшего народа вообще не должно быть подобных мыслей, их богатство в сильном духе, древних традициях и мудрости, их власть в умении управлять телом, духом и магией.
Приняв решение помочь Эл'льяонту, Ирлес перешел на его сторону, это показалось крону таким простым и логичным решением, что он удивился, почему подобные мысли не посетили его раньше. Видимо, очевидность слишком хорошо прячется за сомнениями, и из-за этого пострадал не только Ландал, но и сам Гланхейл.
Как убедить правителя в неверности того, что еще недавно сам считал единственно правильным поступком? Ирлес не сомневался, что эта задача ему не под силу, Гланхейл должен поговорить с Эл'льяонтом, посмотреть в глаза полукровке, выслушать его доводы, принять правду, избавиться от ложного чувства ответственности за весь мир. Одному эльфу не под силу победить судьбу, но он может поговорить с тем, кто эту судьбу создает...
Крон все время находился неподалеку от Эл'льяонта, он преследовал две цели: не дать мальчику сбежать, и не дать хомо обыкновениус его убить. Ирлес не знал, сколько у полукровки врагов, и кого можно к ним причислить, поэтому окружил будущего правителя старшего народа тонкой пленкой защитных заклинаний, достаточно сложных, чтобы почти лишенный магии эльф не смог их обнаружить, и чтобы ее заметил круживший в небе колдун. Когда гвардалы дали сигнал к наступлению, Ирлес находился в лесу, возле которого обосновалась сартрская тысяча, Эл'льяонт вместе с дрессировщиком сидели на телеге. Благодаря острому слуху, эльф слышал все, что тот говорил полукровке, и принял решение мгновенно.
- Эл'льяонт! - крикнул он. - Сюда!
Мальчик все понял правильно. Он спрыгнул с телеги, пригнулся и потащил за собой Дагара. Они подбежали к крону и спрятались в кустах.
- Король будет меня искать, - произнес полукровка.
- В суматохе наступления он нескоро вспомнит о тебе, к тому времени ты успеешь занять свое место в повозке, - возразил Дагар. - Нам ведь не потребуется много времени?
Ирлес кивнул.
- Нужно спешить. Фархат хочет защитить меня от эльфийских стрел, - неохотно пояснил Эл'льяонт. - Говорит, что золотую карету короля охраняет Вильковест, колдун, якобы, наложил на нее заклинания.
- Зачем колдуну защищать сартрского правителя, если он хочет занять трон? - удивился крон.
- Не знаю, - качнул головой полукровка. - Я сам не понимаю, зачем он тратит магическую энергию на создание и поддержание охранного заклинания. Зачем лишний раз обращаться к высшим силам, если можно просто обмануть Фархата? Может, никаких заклинаний не существует? В любом случае, король уверен, что магия действует, и не тронется с места, пока не найдет меня.
- Тогда поторопимся, - согласился Ирлес. - Сейчас солдаты будут сворачивать палатки, затаптывать костры, но походные сумки на плечи они вскинут быстро. У нас не так много времени.
Ирлес повел своих спутников в лес. За время стоянки он неплохо изучил местность и знал, что в трехстах тереллах на юго-запад течет небольшой лесной ручей. Его вод хватит для того, чтобы выйти на связь с правителем, только бы тот сам хотел выйти на связь.

Ручей оказался мельче, чем думал крон. Эльф опустился на колени и положил ладони на блестящую на солнце водную гладь.
- Как только я скажу, сделаешь то же, - предупредил он полукровку. - Я не связывался с правителем после того, как нашел тебя, он не знает, что я...
Ирлес проглотил слово "предатель" - оно подходило к ситуации, только если смотреть на нее глазами Гланхейла, если же взглянуть на все глазами крона, следовало воспользоваться словом "прозрел".
Эл'льяонт кивнул, встал на колени рядом с Ландалом, но руки в воду не опустил.
Ирлес сосредоточился.
- Galaetna relellier poelia, заклинаю духов воды помочь мне. Гланхейл, откликнись!
Неспокойная вода ручья, прыгающая по камням, обтекающая корни деревьев и сломанные сильным ветрам сучья, потемнела. Там, где ладони крона ушли под воду, образовался островок спокойствия, ручей замер, застыл, превратившись в идеально гладкое зеркало, отразившее лицо правителя.
Гланхейл был взволнован, он кусал тонкие губы и хмурился, его светлые волосы были распущены, что свидетельствовало о крайней степени напряжения. Правитель всегда следил за внешностью, но теперь выглядел непростительно неряшливо.
- Geliah anenala, - поприветствовал Гланхейла крон. - Надеюсь, новости хорошие?
- Geliah anenala hilaan, - откликнулся крон. - Не слишком.
- Ты не нашел мальчишку?
- Нашел.
Крон посмотрел на стоящего рядом Эл'льяонта. Гланхейл видел только того, кто с ним связан через воду, и не подозревал, что тот, чьей крови он жаждет, смотрит на него с неуловимым превосходством. Полукровка не боялся правителя, его лицо было спокойно и выражало уверенность, мальчик держался великолепно, как настоящий ребенок старшего народа.
Ирлес мысленно одобрил свое поведение. Он снова убедился в правильности поступков и продолжил уже спокойнее, без внутренней дрожи:
- У меня для вас важные известия. Сартрский правитель Фархат подошел к границе Ил'лэрии, с минуты на минуты начнется наступление на нашу землю.
- Мы не боимся войны, - ответил Гланхейл. - Я знаю о сартрской тысяче, мы без труда заставим Фархата вернуться на свою территорию.
- При всем уважении, прошу меня не перебивать, - склонил голову крон. - Фархат идет не один, к нему присоединится армия Ви-Элле и, возможно, армия О-шо. Также ждите атаки со стороны Каюри.
- Каюрцы не могут напасть, - нахмурился правитель. - Они нам должны.
- Они соблюдают нейтралитет, однако пропустили по своей территории тех, кто не соблюдает. Через Арканы к нам подошла почти вся армия Сартра. Каюрцы были вынуждены позволить пройти по своей территории, чтобы не погибнуть. На нас нападут, правитель, и сила противника чрезвычайно велика.
Ирлес замолчал, давая Гланхейлу время обдумать его слова, а потом продолжил:
- Необходимо сделать все, чтобы остановить грядущее кровопролитие. Опасность для нас представляет еще и Вильковест, первый дрессировщик драконов. За сотни лет он стал великим магом, оседлал дракона и нацелен покорить весь Аспергер.
Гланхейл кивнул.
- Благодарю тебя за сведения, крон.
Ирлес склонил голову, ожидая главного вопроса, и услышал:
- Ты сделал все, что от тебя требовалось?
Ландал посмотрел в глаза правителя.
- Я настоящий сын своего народа. Я все сделал правильно.
- Я не сомневался.
Губы Гланхейла дрогнули, он согнал улыбку прежде, чем та успела родиться, ведь правителю не к лицу улыбаться накануне войны, которая унесет жизни его сородичей.
Ирлес сделал знак Эл'льяонту, и мальчик опустил ладони в воду.
- Geliah anenala, Гланхейл.
Правитель вздрогнул. Ответного приветствия не последовало, вместо того, чтобы проявить вежливость и уважение, эльф прищурился и уставился на Ирлеса.
- Так говоришь, ты настоящий сын своего народа?
- Выслушай меня, Гланхейл, - перебил полукровка. - Я знаю, вы хотите сделать все правильно, но приняли неверное решение! Ваши действия только усугубили ситуацию.
- Ты меня в чем-то обвиняешь? - презрительный прищур исчез, брови правителя приподнялись.
Ирлес нахмурился - Гланхейл не сумел скрыть эмоции, а значит, плохо владеет собой. Что, в свою очередь, означает провал еще не начавшихся переговоров. К сожалению, полукровка этого не понял.
- Ты хотел меня убить, - произнес Эл'льяонт, - ты послал на мои поиски целый отряд, не смог распознать в Тэл'льяине предателя, позволил своим людям убивать человеческих детей, не сумел предотвратить ответные действия хомо обыкновениус, не защитил свой народ. Ты не сможешь остановить войну, и уже не уверен, захочешь ли.
- Я всегда действовал, и буду действовать в интересах своего народа, - процедил Гланхейл. - Это ты совершил ошибку. Ты зря употребил прошедшее время к своей первой фразе.
Гладкая поверхность ручья сморщилась, Ирлес почувствовал, что теряет контроль над порталом, и закрыл глаза, стараясь отогнать отчаяние. Похоже, Гланхейл не станет слушать полукровку, что бы тот ни сказал. Мальчику не стоило начинать разговор с упреков.
- Тем не менее, я прошу меня выслушать, - в голосе Эл'льяонта крон услышал лед. - Войну необходимо остановить. Я не предлагаю старшему народу опустить руки, но прошу не отвечать на удары хомо обыкновениус смертельной магией. Нужно оставить себе путь для отступления. Тэл'льяин совершил ошибку, стал убивать, это должно остаться на совести одного эльфа, а не целой нации. Старший народ должен показать человеческим королям, что готов загладить ошибку.
- И простить тех, кто убивает наших соотечественников? - в голосе правителя был не только лед, но и сталь. - Ты понимаешь, что говоришь, полукровка?
Крон стиснул зубы, изо всех сил сдерживая портал. Гнев правителя, его непонимание и неприятие будущего вождя всколыхнули магическое поле, грозя вот-вот разорвать связь.
- Понимаю, - ответил Эл'льяонт. - Это единственный выход. Людям необходимо показать бессмысленность войны, а для этого нужно устранить корень проблемы. Это даст нам шанс...
- Ты глуп! - лицо Гланхейла исказилось в гримасе гнева. - Ты приведешь наш народ не к выхолащиванию, а к уничтожению!
- Правитель, - вмешался Ирлес, - мальчик прав. Мы не должны допустить войны, не должны опускаться до уровня хомо обыкновениус. Именно это в конечном итоге приведет к выхолащиванию, но не...
- Замолчи! - выкрикнул Гланхейл.
Водная гладь пошла рябью. Крон почувствовал, что связь ослабла, видимо, правитель связался еще с кем-то.
- Пожалуйста! - мальчик тоже понял, что еще несколько секунд, и исчезнет его последний шанс договориться мирным путем. - Я приду к тебе, и ты сможешь сделать со мной все, что сочтешь нужным, но не торопись вступать в войну! Пожалуйста!
Лицо правителя колыхалось, было сложно различить, сумел ли Гланхейл овладеть собой, но слова, произнесенные им, однозначно дали крону понять, что переговоры закончены. Они проиграли.
- Ты опоздал, - произнес правитель. - На нас напали. Запад Синего леса в огне. Мы не можем оставить все, как есть.

* * *


Войска, подчиненные Реймсу, стояли на границе Каюри и Ил'лэрии, готовые к атаке. Солдаты растянулись по всей территории страны вдоль эльфийской границы. Уже приготовлены пушки, начищены ружья, взведены курки. Наступление начнется по первому же слову Реймса.
Гвардал расположился на краю небольшой рощицы, тереллах в трехстах от стоянки плавно переходящей в ил'лэрийский лес. Он ожидал сигнала от его величества, с тревогой поглядывая на мерно гудящую черную сферу над головой. Созданная магией первого дрессировщика драконов сфера морщилась сильнее обычного. Сегодня. Мужчина в этом не сомневался, все начнется именно сегодня.
Реймс оперся спиной о ствол молодого вяза и раскурил трубку.
- Приказа пока не было?
К гвардалу подошел высокий светловолосый мужчина - мейстер Горт, один из тех солдат, которым Реймс безоговорочно доверял.
- Нет.
- Тогда прекращайте пялиться на нее, ваше начальство. Среди солдат ходят слухи, будто те, кто долго смотрит на эту штуку, сходят с ума.
- Чушь, - бросил Реймс, но взгляд отвел. - Все ли заняли позиции?
- Последнее сообщение получено от Транда, все в порядке. Ждем.
- Хорошо, - гвардал переборол желание снова посмотреть на сферу Вильковеста. - Курить будешь?
- Спасибо.
Реймс вытащил из походного мешка почти пустую табакерку и протянул мейстеру.
- Чем дольше стоим, - произнес Транд, выпустив изо рта струю дыма, - тем больше вероятность, что остроухие нас заметят. И тогда откроют огонь, уж будьте уверены. Они только говорить горазды, мол, мы все такие добрые и хорошие, а как дела коснется, за магию хватаются. Трупов будет...
- Будет, - Реймс пыхнул трубкой, - но без этого никуда. Эльфам надо преподать урок. Где это видано, детей убивать?!
- Жалко мальчишек. Однако его величество Фархат направил нас в Арканы не только поэтому. Среди солдат ходят слухи, будто король желает покорить остроухих. Вы в это верите?
- Я это знаю, - Реймс вздохнул. Скрывать информацию и дальше не имело смысла. - Только вот вряд ли у него это получится.
- Что я слышу, ваше начальство? Вы сомневаетесь в наших силах?
- Я сомневаюсь в главнокомандующем. Раньше король не был настолько властолюбив, думаю, тут не обошлось без колдуна. Как только он появился, сразу начали происходить странные вещи. Эльфы спятили, во дворце объявился полукровка, поход этот, Ярдос его дери...
- А, по-моему, вы ошибаетесь, - возразил мейстер. - Фархат и раньше хотел завоевать Миловию, а с поддержкой эльфов это станет возможным. Представьте, как навалимся всем миром, так всех и захватим, и тогда... эх, развернемся! Ведь воевать больше не придется! Никогда! Потому что не с кем будет воевать. Я тогда, ваше начальство, в кузнецы пойду. Отец мой, да укроет его всемилостивейшая Айша от всех невзгод и напастей, слепнуть стал, а ученика нет. Видели бы вы, какие штуки он молотом выделывает! Ажуры, тоньше паутинки! Жаль, если пропадет искусство.
Реймс еще некоторое время слушал разглагольствования мейстера, а потом убрал трубку в мешок.
- Не бывать тебе кузнецом, Транд. Чтобы воплотить в жизнь мечты, надо сначала выиграть войну.
- Выиграем, ваше начальство. Солдаты знаете, как за это держатся?! Ведь если и вправду Фархат власть захватит, воевать никому больше не придется. Ради такого дела все расстараются, уж поверьте. Пойду, гвардал, расскажу всем, что не зря в такую даль тащились.
Мейстер направился к занявшим позицию солдатам, а Реймс посмотрел на сферу.
Черный шар морщился все сильнее, его поверхность шла уже не рябью, а покрывалась волнами, гудение усилилась, низкий гул пробирал до самого сердца, отчего съеживались внутренности и стучали зубы.
- Может, и правда, с ума сходят, - пробормотал Реймс и отступил на несколько шагов назад.
В это мгновение сфера начала раздуваться, словно огромный мыльный пузырь. Три терелла, пять, десять...
Гвардал отступал все дальше и дальше, потом круто развернулся и бросился бежать.
- Тревога! - завопил он.
Сзади что-то громко хлопнуло. Реймс повалился на траву, прижался к земле и закрыл голову руками.
Ничего не происходило.
Гвардал медленно повернулся, и увидел, что на северо-запад и юго-восток от сферы с фантастической скоростью по воздуху уносятся ее точные копии.
"Началось", - мелькнуло в голове Реймса.
Сфера приблизилась к лежащему на земле гвардалу и завертелась вокруг собственной оси. Реймс зажмурился.
- Приветствую вас, мои храбрые солдаты, - донесся до него голос Фархата.
Гвардал открыл глаза и увидел, что колдовской шар из угольно-черного превратился в белый, полупрозрачный, едва различимый в чистом летнем воздухе, а в его центре появилась голова сартрского правителя.
"Вот это да!"
Реймс вскочил, оправил мундир и вытянулся.
- Время пришло! - объявил король. - Мы вышибем остроухих с их земли, они дорого заплатят за кровь невинных младенцев! Они покорятся нам! Исчезнут запоры и границы, волшебная земля эльфов станет нашей! Их чудеса войдут в наши дома и принесут богатство и долголетие! Наша мощь как никогда велика! Покажем ублюдкам, кто хозяин Аспергера. Повелеваю начать наступление! Вперед, мои доблестные воины!
- Вперед!
- Вперед!
Ветер донес до ушей Реймса приказы расположившихся неподалеку мейстеров. Гвардал схватил ружье, с которым не расставался с самого начала похода, и тоже закричал:
- В атаку! Пленных не брать! На убитых и раненых внимания не обращать!
Черная сфера, сопровождавшая сартрские войско, наконец, исчезла. Реймс понял это уже когда несся к эльфийской земле, но он хорошо представлял, что увидел король через нее в последний момент: тысячи, десятки тысяч несущихся к ил'лэрийской границе солдат.
Впереди маячил лес. Реймс ворвался в него и помчался вперед. Справа и слева трещали раздавленные солдатскими сапогами ветки деревьев и кустарник.
- Laarth nimbahl ooeh! - раздалось вдруг совсем рядом.
Из-за толстого дуба выглянуло расписанное соком якхоэ28 лицо эльфа.
"Никогда не думал, что увижу это на самом деле", - подумал Реймс, поднимая ружье.
Эльф оказался проворнее.
Вж-жих!
Гвардал едва успел уклониться. Стрела прошла по касательной, задев левое плечо, отчего рука тотчас онемела.
В эту же секунду эльфа отбросило выстрелом, на его груди огненным цветком расцвела смертельная рана.
- Вперед! - кричали солдаты.
Реймс опустился на землю и подобрал стрелу. Ее кончик тускло отсвечивал болотной зеленью.
Якхоэ.
Жить Реймсу оставалось меньше минуты.
- Транд! - крикнул он. - Транд!
Но солдаты неслись мимо, не замечая упавшего командира. Что ж, он сам отдал такой приказ меньше четверти часа назад.
Силы таяли.
Реймс лег на спину и устремил взгляд к небу, он хотел, чтобы последней картиной, которая проводит его в царство мертвых, была мирная голубизна небес. Жрецы говорили, что если на смертном одре посмотреть в небо, Айша подарит озарение, которое может помочь окружающим постичь смысл жизни. Обычно перед смертью в небо смотрели либо священники, либо одинокие люди, либо бродяги, которым некому передавать послание богини. Реймс не относился ни к первым, ни ко вторым, ни к третьим, но знал, что его последние слова тоже никто не услышит. Он хотел набрал в грудь воздуха, чтобы произнести первое, что придет в голову, но не смог втянуть в себя живительную прохладу леса. Над его головой пролетел огненный эльфийский шар, разбрасывающий смертельные искры.
"В этой войне победителей не будет", - промелькнуло в голове гвардала.
Он закрыл глаза и вознесся в царство вечного покоя.

* * *


- Где ты был?! - Фархат в ярости схватил подошедшего к карете полукровку за руку и толкнул его внутрь. - Ты понимаешь, что вне этих стен можешь погибнуть?!
- Я не боюсь смерти, - уклонился от вопроса мальчик.
- А я боюсь! Ты хоть представляешь себе, какую важную роль тебе отвела судьба?!
Ребенок пожал плечами и уселся на бархатное сиденье. Фархат сел напротив и закрыл за собой дверь на ключ.
- Нет, это невозможно!
Хотя сартрский правитель и обещал себе держаться ровно и спокойно, но выполнить обещание не смог, слишком уж равнодушным казался Эл'льяонт, словно что-то задумал, нечто тайное, во что посвящать Фархата вовсе не обязательно.
Видимо, Вильковест был прав, полукровка знает больше, чем следовало бы, и задумал самостоятельно поговорить с Гланхейлом, в обход сартрского короля. А этого допустить нельзя. Нельзя, чтобы мальчишка сумел договориться о мире, ибо без войны не будет поддержки Ви-Элле и О-шо, что отодвинет выполнение плана на неопределенное время. Придется брать эти королевства силой, чтобы атаковать страну старшего народа.
- Трогай! - выкрикнул король в окно, и карета тронулась.
Они ехали в самом конце сартрской тысячи, на достаточном расстоянии от основных сил, чтобы не смешиваться с толпой, по которой придется основной удар эльфов.
Свист ветра уже заглушили выстрелы, но эльфийские заклинания до кареты не долетали, и у Фархата было время, чтобы привести в исполнение последнюю часть плана. Следовало запереть полукровку в карете до тех пор, пока они не прибудут к Гланхейлу, и объяснить, что именно от него требуется. Для пущей уверенности неплохо было бы надеть на эльфа тильдадильоновое ожерелье, но оно уничтожит заклинания, которые наложил на карету Вильковест, а пожертвовать собственной безопасностью и жизнью полукровки Фархат не мог. Оставались физические запоры и моральные обязательства. Вот на последнее и следовало давить.
- На нас напали, - произнес король, внимательно наблюдая за реакцией эльфа. - Ви-эллийцы не вняли моим уговорам, не захотели решить дело мирным путем, и бросились в атаку. Теперь эльфы бьют магией по всему, что движется, в том числе и по нам. Именно потому я прошу тебя, Эл'льяонт, не выходи из кареты до тех пор, пока мы не прибудем к дворцу твоего повелителя! Я забочусь о тебе!
Мальчик рассеянно кивнул.
- Ты нужен нам, - вкрадчиво продолжил Фархат. - На тебя возложена особая ответственность, именно ты можешь прекратить войну, более того, сделать так, чтобы больше никто и никогда никого не убивал.
Брови Эл'льяонта на мгновение поднялись, но тотчас опустились, тем не менее, Фархат понял, что сумел заинтересовать мальчишку, он двигался в нужном русле.
- Представь, каково это: не знать войн, жить в мире и согласии со всем Аспергером. Не будет различий между ви-эллийцами и раханцами, между жителями О-шо и Миловии, каждый, живущий на материке станет братом каждому. Больше не прольется ни одна капля крови, не прозвучит ни один выстрел.
Впереди грохотнула пушка. Полукровка подскочил на сиденье и сжал кулаки.
- Что ты имеешь в виду, король?
- Я говорю о том, что настало подходящее время для объединения. Люди и эльфы перестанут соперничать, перестанут считать себя выше соседей, будут жить в мире и согласии, придет пора золотого рассвета! Ты, Эл'льяонт, можешь помочь в этом.
- Я объясню Гланхейлу, что люди не хотят войны.
- Этого недостаточно. Мы относимся к разным народам, живем в разных странах и никогда не поймем друг друга. Но вот если мы действительно объединимся, примем общие законы, которые будут действовать и у нас, и у старшего народа, станем действовать сообща, подчиняться одному и тому же правителю...
- Люди не станут слушать Гланхейла, - перебил полукровка, - а тем более, меня.
- Я говорю не об этом, - мягко заметил Фархат.
Эл'льяонт серьезно посмотрел на короля, а потом неожиданно рассмеялся. Громко, от души, как смеются старшие милой и забавной шутке ребенка, не понимающего ее смысла. Фархат побагровел.
- В этом нет ничего смешного.
- Как ты заставишь старший народ слушаться? - отсмеявшись, спросил мальчик. - Посулишь богатство? Эльфам оно без надобности. Пригрозишь войной? Старший народ сумеет победить и вовремя остановиться. Поставишь ультиматум? Но без торговли с хомо обыкновениус мы обходились долгие столетия, и если к нам перестанут приезжать купцы, мы ничего не потеряем.
- Я не собираюсь никому угрожать, - Фархат с трудом сдерживался, чтобы не ударить полукровку по щеке. - Я пытаюсь раскрыть тебе глаза. Я предлагаю объединение. Сейчас это лучший выход, пожалуй, даже единственный. Ты ведь не хочешь пустить все на самотек? Не хочешь ждать, когда Аспергер утонет в крови людей, а земля Ил'лэрии пропитается кровью старшего народа? Я даю тебе шанс все изменить! Ты можешь поговорить с Гланхейлом, а если он тебя не послушает, возьмешь бразды правления в свои руки! Ты - великий правитель, твоя звезда ясно это сказала.
- Я приведу свой народ к гибели, - качнул головой Эл'льяонт, - я не смогу это изменить, но не собираюсь ускорять события, принимая поспешные и глупые решения.
- Глупостью будет отринуть все, не обдумав!
Фархат достал из кармана алый шелковый платок, выглянул в окно и махнул парящему в облаках дрессировщику.
- Ты не выйдешь из этой кареты до тех пор, пока не сумеешь убедить меня в несостоятельности моей идеи или не уверуешь сам.
Мальчик закрыл глаза и откинулся на стену кареты.
- Тебя не переубедить, Фархат, я вижу это так же ясно, как алчность и жажду власти, горящие в твоих глазах. Тебе не покорить старший народ.
Сартрский правитель сплюнул и ударил кулаком по золоченому подлокотнику.
- Будь ты проклят, мелкий паршивец! Ты передумаешь! Иначе я нацеплю на тебя тильдадильон и словно собачку на поводке поведу к твоему правителю!
Эл'льяонт улыбнулся, но не пошевелился.
- Не хочешь сотрудничать? - зашипел король. -Так я тебя заставлю! Иначе твой отец...
- Мой отец сбежал, - мальчик открыл глаза. - Хорошо, что ты показал свое истинное лицо именно сейчас. Я уже связался с Гланхейлом. Он остановит войну.
Уголок рта эльфа дернулся, и тот поспешил отвернуться. Фархат прикусил нижнюю губу и почувствовал привкус крови. Будь проклят этот полукровка! Пусть молит своих эльфийских богов о том, чтобы Гланхейл передумал!

* * *


Эргхарг старался лететь как можно быстрее. Его тело стонало от боли, передающейся от луноликого. Дракон не знал, сколько выдержит его седок, прежде чем потеряет сознание. Если бы Эргхарг мог, не задумываясь, забрал бы всю боль себе, он большой и сильный, а хомо обыкновениус, в полуобмороке лежащий на его спине, еще недостаточно приблизился к истинно свободным, чтобы перенять их выносливость. И ум. Что очень жаль. Если бы Янек был немного умнее, не страдал бы сейчас еще и от осознания собственной беспомощности. Человек не мог остановить войну, не мог уничтожить катапульты, он понимал это, но почему-то не принимал. Поистине хомо обыкновениус странные существа. Почему они обязательно должны мучиться угрызениями совести и чувством вины там, где для этого нет ни малейшего повода? Да, внизу идет война, но Янек в этом не виноват!
Эргхарг осторожно прикоснулся к разуму луноликого и услышал грустный вздох.
"Война началась".
Дракон оглянулся.
По всей границе О-шо высились катапульты. Они метали в сторону эльфийской земли одну искру за другой, отчего тянущийся на многие тысячи тереллов вековой лес вспыхивал, словно присыпанный порохом. В небо устремлялись десятки, сотни столбов дыма, дракон фыркнул, когда ветер донес до него запах горелой древесины.
Фархат знал, где нанести чувствительный удар - старший народ ценит свой лес и свою землю так, как люди ценят своих детей. Эльфийский правитель не потерпит подобного надругательства, старший народ ответит на вызов, даже если до сего дня воевать не собирался. Впрочем, истинно свободных это не касается. И луноликих тоже. Однако Янек почему-то очень расстроен.
Дракон потянулся к своему седоку, чтобы послушать, о чем тот думает.
"... а виноват во всем один человек, - вертелось в голове Янека. - Сартрский король. В его сердце столько злости и тщеславия, что хватит на целую армию. Не зря несколько лет назад он напал на Миловию, Фархат намеревался захватить Арканские рудники, а заодно и все королевство. Всемилостивейшая Айша не дала этому случиться, но теперь, когда на сартрской стороне О-шо и Ви-Элле... Он нацелился на землю эльфов, это очевидно. Неужели, думает, что этот орешек ему по зубам? Погибнут тысячи"...
"Ты слишком много думаешь о том, о чем слишком мало знаешь", - вмешался в мысли луноликого Эргхарг.
"Я пытаюсь отвлечься! У меня все болит!"
"Я знаю".
Эргхарг стиснул зубы. Каменный дракон на груди луноликого пульсировал, словно живой, и каждое его движение отдавалось болью в конечностях, ребрах и легких дракона и человека. Но еще большие страдания вызывало осознание луноликим того, что ни в чем не повинный дракон также чувствует боль. Эргхаргу было приятно чувствовать сопереживание Янека, но он не хотел усугублять мучения молодого человека, поэтому старался не сбиваться с ритма, махал крыльями и летел ровно, словно у него ничего не болело.
Однако Янек все понял без слов.
"Прости. Надо было выбросить эту безделушку, как только мы ушли от Дагара".
"Амулет лишь символ, - откликнулся истинно свободный. - От обязательства просто так не избавиться, ты все еще ученик дрессировщика".
"Что ему от меня надо?"
"Прилетим, узнаешь. Осталось совсем немного, мы уже над Ви-Элле и я вижу сартрскую тысячу".
"Покажи", - попросил луноликий.
Эргхарг выполнил эту просьбу и вновь прикоснулся к сознанию луноликого. Мир для Янека окрасился синим. Молодой человек повернул голову. Внизу убивали.
Местность, где шло сражение, с высоты походила на бутылочное горло. Создавало иллюзию то, что на территории Ви-Элле, прилегающей к землям старшего народа, тянулась равнина, поросшая невысоким кустарником, частым на западе и чрезвычайно редким там, где начиналась земля эльфов. Ил'лэрия же сплошь заросла густым лесом, в котором виднелась узкая длинная проплешина, постепенно сливающаяся с ви-эллийской равниной. Чуть дальше на север и юг Ил'лэрии, огибая "бутылочное горло", тянулась река, круто изгибающая русло. Ее вода блестела в лучах солнца странным магическим светом, отчего казалось, будто из "бутылочного горлышка" вырываются брызги игристого вина.
Сейчас идиллическая картина была сильно подпорчена. Тут и там из леса поднимался дым, бутылочное горлышко оказалось перекрыто темно-синей массой. Эргхарг напряг зрение, и понял, что эта масса - ви-эллийские солдаты. Король Эдель присоединил свое войско к сартрской тысяче, дракон видел их темно-синие флаги с большим ястребом-тетеревятником в центре, и теперь внизу шел настоящий бой. В руках людей были ружья, эльфийские луки против пуль все равно, что рогатка ребенка против тарана, однако на стороне эльфов была магия.
Фархат выбрал крайне неудачное место для нападения. Впрочем, насколько Эргхарг знал, это единственное место на границе Ви-Элле и Ил'лэрии, хоть немного свободное от леса. Здесь проходит торговый тракт, и если сартрский правитель хочет ступить на землю эльфов, делать это нужно именно здесь.
Сквозь дым пожаров истинно свободный видел вспышки молний, сквозь свист ветра слышал выстрелы и крики. Драконьи глаза вырывали из картины отдельные фрагменты. Эргхарг знал, что все, что видит сам, видит и Янек, но не мог остановить картинки, не мог закрыть кровь и тела убитых от луноликого, Эргхарг практически потерял над собой контроль от боли. Между тем луноликий корил себя за то, что не сумел остановить войну и спалить все катапульты.
О, мудрый Крхэнгрхтортх! Зачем эти мучения?!
Внизу стреляли солдаты, эльфы посылали в них стаи блестящих смертоносных искр и падали, получив в грудь пулю. Их кровь казалась черной. Люди тоже падали, превратившись в каменных истуканов, их кожа обугливалась, а может, покрывалась кровью. Живые шли по трупам, прятались за деревьями, но все равно падали, сраженные вражеским оружием. Повсюду слышались громкие стоны и проклятья на языке Ви-Элле и старшего народа.
Бой шел не только в "бутылочном горле", Эргхарг видел, что по всей длине границы между деревьями вспыхивают и гаснут искры эльфийских заклятий. Деревья Ил'лэрии стонали, но не могли остановить нашествие. Солдат было слишком много.
"Хватит", - Эргхарг оттолкнул Янека, и разорвал связь с луноликим.
"Я мог это остановить!" - с горечью воскликнул молодой человек.
"Не мог, и сам это знаешь. Держись крепче, кажется, я вижу Дагара".
"Где он?"
"На территории эльфов".
Луноликий отпустил усы дракона и обхватил его шею руками, всем телом прижавшись к жесткой чешуе. Эргхарг почувствовал, что боль человека отступила. Возможно, она слабела тем больше, чем ближе к мастеру они подлетали, а может, Янек просто к ней привык. Человек ко всему привыкает - и к хорошему, и к плохому.
Сияние луноликого исходило из леса. Королевская тысяча пробилась через границу и находилась на территории эльфов. Кажущаяся черной золотая карета Фархата прыгала по ухабам моста, переброшенного через реку, но мастер все еще находился в лесу там, где продолжался бой.
"Крепче!" - приказал дракон седоку и, сложил крылья.
Скорость - его единственное преимущество перед эльфийской магией.
О, мудрый Крхэнгрхтортх, только бы все получилось!
Эргхарг ринулся к границе. Он никогда не летал над Ил'лэрией, равно как и его братья и знакомые, они слишком хорошо знали, чем заканчиваются полеты над землей старшего народа. Ил'лэрия не похожа на остальные части света, это не просто земля, где живут эльфы, это волшебная земля, наделенная магией, она почти живая, если, конечно, можно применить это слово к лесам, полям, рекам, земле и деревьям. Ил'лэрия не только питает старший народ силой, но и защищает его, причем в буквальном смысле.
Никто не знал почему, но драконам опасно летать над странной эльфов. Остроухие смотрят в небо гораздо чаще людей и по непрошенным гостям открывают самый настоящий магический огонь. Но даже если дракона, нацелившегося на эльфийское стадо, не заметят сами остроухие, земля не даст ему приземлиться целым и невредимым.
Эргхарг задержал дыхание и пересек невидимую черту.
И сразу почувствовал, что лететь стало тяжелее, словно магия земли эльфов вступила в невидимую и неощутимую борьбу с магией истинно свободных. Пока дракон выигрывал, но надолго ли это?
- Берегись! - крикнул Янек.
Эргхарг отклонился влево, и увидел, что там, где он находился секунду назад, разорвался ярко-красный шар, состоящий из искр.
- Левее!
"Вижу".
Дракон поднырнул под второй снаряд, а потом резко взмыл вверх, уходя вправо.
- Петляй! Тогда они не смогут прицелиться!
"Не кричи, я и так прекрасно тебя слышу", - хмыкнул дракон.
"Прости".
Третий шар разорвался перед самым носом дракона.
- Осторожнее! - снова закричал Янек.
Эргхарг сложил крылья и понесся к земле.
Он увидел поляну, где сможет приземлиться, она находилась в относительном отдалении от воюющих. Оставалось надеяться, что Дагар увидит его и сам найдет луноликого в лесу. Эргхаргу оставаться на земле эльфов нельзя, а поднимать в небо мастера в его планы не входило.
Истинно свободный фыркнул, представив столь позорную картину.
Четвертый огненно-красный шар пролетел между задними лапами, пятый едва не врезался в грудь. Дракон увернулся, накренившись почти на сорок пять градусов, и прибавил скорости.
"Найдешь Дагара и спросишь, что ему нужно, - произнес Эргхарг, спускаясь на землю. - Я вернусь за тобой, когда стемнеет. Приготовься".
Когда до земли оставалось не больше пяти тереллов, Янек отпустил шею дракона.
"Пошел!"
Луноликий соскользнул со спины истинно свободного и полетел вниз.

Глава 21

Повелители земли и неба


Они ехали по территории эльфов второй день. Золотую карету, запряженную четверкой белых скакунов, эльфы остановить не могли, колдовство Вильковеста охраняло и людей, и животных. Кучер пригибался всякий раз, как видел нацеленный на него лук, но ни одна стрела не достигла цели, кони и вовсе шли вперед, не замечая вспышек и искр, не пугаясь зеленых стрел. Сопровождение, состоящее из десяти конников, также находилось под защитой. Гордо сидящие на гнедых жеребцах офицеры поначалу пригибались и вздрагивали, но за день поездки по Ил'лэрии привыкли к собственной неуязвимости и перестали обращать внимание на вооруженных луками эльфов.
Волшба Вильковеста действовала. Эл'льяонт не понимал почему, но действовала. Может, колдуну нужно, чтобы он поговорил с Гланхейлом? Но старик не может не понимать, что пленный полукровка не станет уговаривать правителя подчиниться Фархату. Тогда зачем он охраняет его и короля? Что-то здесь не так.
Эл'льяонт отбросил навязчивые мысли, сейчас не самое подходящее время, чтобы задумываться о таких пустяках, важно поскорее добраться до дворца Гланхейла. Если бы он не был заперт в золотой клетке, он прибыл бы к дворцу правителя уже к завтрашнему полудню, ведь старший народ передвигается гораздо быстрее человека и гораздо быстрее повозки, петляющей между деревьев. Эльфам помогает магия и сама земля Ил'лэрии. А сейчас Эл'льяонт вынужден сидеть напротив его величества и тоскливо считать минуты.
Фархату определенно повезло - эльфийский лес не походил на леса Миловии или Сартра, деревья здесь росли редко, зато были такими толстыми и высокими, что без труда могли выдержать на своих ветвях целый дом. Чем, кстати, эльфы частенько пользовались. У подножия деревьев растительность тоже отличалась от растений Миловии - кустарники располагались группами, которые карета без труда огибала, густая сочная трава не достигала и щиколотки, словно ее подстригали, ходить и ездить по такой траве - сплошное удовольствие. Жаль только, что на ней то и дело попадались тела убитых.
Мальчик выглянул в окно кареты, и увидел эльфа. Мужчина натянул тетиву, целясь в лишенное стекла отверстие, но, увидев Эл'льяонта, опустил лук. Он почувствовал в мальчике кровь старшего народа, сильно разбавленную, но этого достаточно, чтобы считать Эл'льяонта братом.
Полукровка отвернулся, чтобы Фархат не проследил за его взглядом, однако королю не было дела до того, что творилось за стенами золотой кареты. Он думал о чем-то своем, загадочно улыбался и крутил на среднем пальце правой руки золотой перстень с крупным самоцветом.
Неожиданно карета остановилась.
- Mhear kialhah banhaalh! - раздалось со стороны кучера. - Вы находитесь на территории старшего народа, остановитесь!
Эл'льяонт вскочил, стукнулся о багажную полку и потянулся к двери кареты.
- Куда?! - Фархат ловко ударил эльфа по руке ребром ладони. - Сядь на место. Дверь, может, и выломаешь, но без моего разрешения заклинания Вильковеста тебя из кареты не выпустят.
Мальчик нехотя опустился обратно на сиденье и выглянул в окно, пытаясь рассмотреть, что происходит. Он узнал голос, приятный бас, остановивший королевскую процессию, принадлежал Блантайлу, один из трех консильонов29. Гланхейл не покидал дворец без верных помощников, а Блантайл отлучался самостоятельно только по приказанию правителя для выполнения особо важных поручений. Интересно, золотая карета с сартрскими флагами на дверцах достаточный повод для личной встречи, или Блантайл явился один?
Фархат поднялся с сиденья и вышел наружу.
- Как вы посмели остановить королевскую процессию?! - высокомерно спросил он.
- Кто ты? - потребовал ответа Блантайл. - Представься, как полагается представляться особе королевских кровей!
- Я правитель Сартра, всей западной части Аспергера, с прилегающими морями и горами, Фархат Четвертый, властитель...
- Достаточно. Ты говоришь с Блантайлом, консильоном Ил'лэрии.
- Я хочу говорить с Гланхейлом, - Фархату ни о чем не сказало незнакомое слово, ему нужен был только правитель.
- Гланхейл примет тебя, но не раньше, чем будут сняты все ваши охранные заклятья. Негоже являться на территорию соседнего государства под покровом черной магии.
- Это вам негоже было являться на территорию соседних государств под кровавым покровом, - парировал сартрский правитель. - Заклинания останутся.
"Это он зря".
Эл'льяонт вытянул перед собой руки и ударил в дверцу кареты воздушным кулаком. Заклинания заклинаниями, но попробовать стоило.
Дверца дрогнула, замок щелкнул и сломался.
- Блантайл! - мальчик спрыгнул на землю. - Я приехал говорить с правителем! Нам всем грозит опасность!
Эльф, преградивший дорогу сартрскому королю, был не одинок. Рядом с Блантайлом, облаченным в серебристую кольчугу поверх зеленого камзола и зеленых лосин, стояли еще шесть эльфов, в том числе два консильона - Нетхел и Синтейл - братья близнецы, большая редкость среди эльфов. Все вооружены и полны решимости атаковать при малейших признаках опасности. Между тем на всех них были знаки почтения - белые атласные ленты, перекинутые через левое плечо - старший народ уважал чужих, даже если они вторглись на его территорию без спроса.
Увидев Эл'льяонта, Блантайл помрачнел. Его зрачки сузились, уголки глаз опустились. Он знал, кто стоит перед ним.
- Гланхейл поговорит с тобой, - произнес консильон.
- И прямо сейчас.
Один из сопровождающих Блантайла шагнул вперед, его лицо колыхнулось, словно водная гладь пруда, в который бросили камень, плечи расширились, тело удлинилось, и эльф в мгновение превратился в правителя.
- Рад приветствовать вас, Гланхейл, - Фархат шагнул вперед. - Уж извините, пожать руку не могу.
Сартрский правитель обвел вокруг себя, напоминая, что карета, он и его солдаты защищены от эльфийских стрел, но правитель смотрел только на Эл'льяонта.
- Пришел, - произнес Гланхейл.
- Не мог не придти, - ответил Эл'льяонт. - Гланхейл, мы в опасности!
Мальчик сделал три шага по направлению к эльфу и почувствовал, что дальше хода нет - его не пускали невидимые путы, мягкие, неощутимые, но очень сильные. Вильковест позаботился о том, чтобы поленик не смог сбежать.
- Мои войска окружили вашу страну, - жестко сказал Фархат. - Наступление идет от юго-западных до северо-восточных земель, и мы не остановимся, пока не договоримся.
Гланхейл поднял руку.
- Ты развязал войну, - отрезал он, - воспользовался тем, что отряд, посланный мною на поиски стоящего рядом с тобой эльфа, сошел с ума и убивал детей, руководствуясь извращенными принципами, отвергая наши законы и здравый смысл. Теперь ты пришел на мою землю и требуешь повиновения? Тебе известен мой ответ.
- Я утоплю твою землю в крови, Гланхейл! Погибнут тысячи эльфов! Ты этого хочешь?!
- Я глубоко сожалею о случившемся, - голос эльфийского правителя был полон грусти, но в то же время был полон решимости. - Ви-эллийцы отомстили нашему народу, убив старейшего и, как все думали, мудрейшего эльфа, а также расстреляв еще нескольких сыновей Ил'лэрии. Учитывая ущерб, который мы нанесли, это равноценная расплата, и мы готовы зачехлить луки.
- Жизни невинных детей - ущерб?! - Фархат едва не задохнулся от возмущения. - Это невосполнимая потеря!
- Такая же, какую понесли мы по вине хомо обыкновениус. Эта война не имеет смысла, Фархат. Мы готовы остановиться в любой момент.
- Это я готов остановить войска, если мы договоримся!
Король едва не плевался от ярости, и Эл'льяонт понимал, почему. Хомо обыкновениус чересчур эмоциональны, если они радуются, то вместе с ними должна радоваться целая улица, если печалятся, то обязательно делят горе с близкими. Сартрский правитель жаден до власти, к тому же привык, что любое его желание моментально исполняют верные поданные, а тут он наткнулся на стену отрицания, упрямства и равнодушия. Гланхейл вел себя чересчур ровно, слишком уверенно, невозможно спокойно, тем самым выбивая Фархата из колеи.
- Договоримся? - тихо спросил эльфийский правитель. - О чем? Твои интересы не соотносимы с интересами старшего народа. Мы всегда были сами по себе, дела хомо обыкновениус нас не касаются.
- Вижу, мы не поняли друг друга, - Фархат сжал кулаки и кивнул Эл'льяонту, - объясни ему.
Мальчик вздохнул. Тяжело говорить с правителем, тем более, чувствовать, что твои слова могут многое изменить. Он не так представлял себе этот разговор, Эл'льяонт надеялся, что ему удастся поговорить с Галнхейлом наедине в спокойной обстановке, когда его речь не будут прерывать звуки выстрелов и вскрики умирающих. Тем не менее, получилось так, как получилось.
- Фархата поддерживают не только ви-эллийцы и войска О-шо, - произнес Эл'льяонт с замиранием сердца, - но и колдун. На карету и всех, кто находится вблизи, наложили заклятье. Это сделал Вильковест, первый дрессировщик, он очень силен и вместе со своим драконом может спалить целый город! Они задумали захватить Аспергер, надеются, что я уговорю тебя присоединиться к ним, и тогда с помощью эльфийской магии король подчинит себе все остальные королевства материка. Мы в опасности, Гланхейл! Неужели ты этого не видишь?!
- Я вижу только то, что мне не желают подчиняться, - отрезал правитель. - Ни сартрский король, ни ты, мальчишка!
Неуловимое движение мизинца Гланхейла заметил только Эл'льяонт, он был эльфом и прекрасно понял, что означает этот жест. Полукровка бросился вперед, забыв о невидимых путах. В это же мгновение пришли в движение солдаты сопровождения Фархата, но они чересчур медленно брали старший народ на мушку.
Вспышка...
И двое из них уже лежат на земле.
Эл'льяонта отбросило в сторону. Каким-то непонятным образом черная магия Вильковеста перестала действовать. Мальчик упал на траву, и словно в страшном сне, где мгновение длится вечность, увидел, как из дула одного из солдат вылетает пуля.
- Гланхейл! Берегись!
Блантайл шагнул вперед, заслоняя Гланхейла своим телом, и на его груди вырос алый цветок. В то же мгновение деревья ощетинились луками - правитель пришел на встречу не один. Фархат бросился обратно в карету, словно волшба еще могла защитить короля, сартрские солдаты перестроились. Грянули выстрелы. Блантайл упал на траву, Гланхейл метнулся в сторону, выставляя ладони перед собой.
- Схватить полукровку! - крикнул правитель. - Запереть в Shtah-helle30! Быстро! В тюрьму его!
Эл'льяонт увидел, как к нему повернулись два эльфа - близнецы Нетхел и Синтейл. Еще несколько секунд, и будет поздно что-либо предпринять. Мальчик зажмурился и сцепил руки в замок.
- О, Diehaan, поддержи меня, великая ил'лэрийская земля, не оставь без помощи сына своего, дай сил!
Он знал только одно заклинание, способное остановить безумие, только одно заклинание, на которое хватит сил даже у полукровки. Эльфийская магия теплой заморозки. Его ладони окрасились зеленью, и, прежде чем руки подбежавших к нему эльфов, схватили его, он выставил ладони перед собой и отчаянно выкрикнул:
- Pheierielellah!
Ветер подхватил магию, и мир замер.
Почти бесшумно ярко-зеленая трава Ил'лэрии приняла в свои объятья трех из оставшихся в живых пяти солдат Фархата, с едва различимым шелестом упали пять или шесть эльфов, сраженные сартрскими пулями. Гланхейл замер, произнося формулу, его руки были нацелены на золотую карету, а глаза полны решимости и ненависти. Руки консильонов, посланных правителем, чтобы схватить Эл'льяонта, остановились в локте от плеч мальчика.
Полукровка тряхнул головой и поднялся. Он знал, что замершие слышат и видят все, что происходит, и у него не так уж много времени, поэтому подошел к Гланхейлу. Сердце мальчика билось часто, ведь от того, что он успеет сказать правителю прежде чем закончится действие заклинания, зависит очень многое: мир, война, судьба старшего народа, судьба его самого...
- Я прошу простить меня за сделанное, - смиренно произнес Эл'льяонт, - но ты должен выслушать меня.
Гланхейл повел глазами, это все, что он мог сделать, но даже в этом движении мальчик распознал неудовольствие. Он опустился на колено, показывая, что по-прежнему предан правителю, и продолжил:
- Я всегда чтил и соблюдал законы Ил'лэрии, правитель, но столкнулся с тем, что их можно нарушить слишком рано, поэтому я такой, какой есть. Не кори меня. Четыре года назад, когда я отпраздновал свой первый век, вопреки традициям, мать запретила мне обратиться к Diehaan и выслала из страны. Я был полукровкой, лишенным ко всему прочему, своего предназначения, и все, что хотел, это знать, почему со мной так обошлись.
Эл'льяонт выдохнул и поднялся.
- Я путешествовал по Миловии с драконом и человеком, который оказался кровным отцом, и задавал себе единственный вопрос: чем я заслужил ненависть родной матери? Однажды ночью меня силой привезли во дворец Фархата, - Эл'льяонт кивнул в сторону золотой кареты, - и я услышал, что эльфы стали убивать детей. Когда я узнал предназначение, все стало на свои места - вы искали меня, чтобы уничтожить, а мать, отослав из страны, хотела спасти.
Эл'льяонт замолчал, собираясь сказать главное.
- Я никогда не рвался к власти и не рвусь сейчас, потому что понимаю, какой это груз и ответственность. Более того, я бы с удовольствием отказался от бремени предназначения, если бы это было возможно, я не хочу править! Но понимаю, что рано или поздно сяду на трон даже вопреки собственным желаниям. Я верен своему народу, мечтаю о его процветании и, если бы мог, остановил бы выхолащивание, но поделать ничего не могу, только пообещать. Клянусь, правитель, если я когда-нибудь и сяду на трон, сделаю все, чтобы потоки могли гордиться мной!
Гланхейл медленно повернул голову, заклинание стало терять свою силу, и мальчик поторопился закончить:
- Я прошу твоей защиты и помощи, правитель. Отменить предназначение нельзя, и в интересах страны ты должен пребывать на троне как можно дольше. Если советники сочтут нужным, я предстану перед судом, но судить меня не за что. Если же ты действительно считаешь, что я неподходящий правитель для Ил'лэрии, и готов взять на себя ответственность и лишить меня жизни... я приму и это.
- Какая жертвенность, браво! - из кареты осторожно выглянул Фархат.
Видимо, рассеялась не вся магия Вильковеста, и король благополучно избежал теплой заморозки, только этим Эл'льяонт мог объяснить то, что сартрский правитель может свободно передвигаться в то время как стоящие и лежащие вокруг люди и эльфы в силах лишь немного повернуть голову.
Король вышел из золотой кареты и направился к Гланхейлу.
- Прекрасная речь, мой мальчик, но, все впустую. Судьбу не обманешь, твой король это знает, посмотри, какой ненавистью горят его глаза! Не он ли минуту назад хотел бросить тебя в тюрьму?
- Я подчинюсь приказу, - Эл'льяонт не терял надежды на то, что очнувшись, Гланхейл сделает все правильно. - Я уважаю закон.
- Ваш закон позволяет бросать в тюрьмы за еще не совершенные преступления? - с издевкой поинтересовался Фархат.
Отвечать на глупые вопросы полукровка не стал. Заморозка теряла свою силу. Правитель смог пошевелить пальцами, стоящий неподалеку эльф разжал кулак и уронил лук. Эл'льяонт подошел к тому месту, где к нему тянулись руки Нетхела и Синтейла, и сел на траву так, чтобы близнецы, очнувшись, завершили начатое движение.
Фархат между тем стоял напротив Гланхейла, заложив руки за спину и наклонив на бок голову.
- Мне казалось, ты выше, эльфийский король. И ростом, и стремлениями. Но знаешь, все мы в конце концов платим по счетам. Не боишься, что жалкий полукровка станет лучшим правителем, чем ты? Он не откажется остановить войну, да, Эл'льяонт? Ты ведь примкнешь к моим войскам, мальчик? Вместе мы наведем порядок на Аспергере.
Гланхейл шумно вздохнул, пальцы его вытянутых рук, сложенные в знак, шевельнулись, и Фархат проворно отпрыгнул в сторону.
- Но-но! Я же не тычу в тебя кинжалом!
Эл'льяонт напрягся. Что задумал Фархат? Почему он вот так спокойно стоит напротив оживающего эльфа и не боится?
- Ни один эльф, - с трудом произнес Гланхейл, - никогда не согласится сотрудничать с тобой.
Сартрский правитель улыбнулся и подошел к правителю старшего народа вплотную. Фархат поднялся на цыпочки, чтобы дотянуться до уха Гланхейла, и громко прошептал:
- Потому я и выбрал полукровку! Он согласится!
Фархат похлопал эльфа по щеке, на его среднем пальце, отразив солнечные лучи, заискрился золотой перстень с крупным самоцветом. В сердце камня появился серый вихрь, и через мгновение самоцвет утратил блеск, превратившись в угольно-черный камень. Сартрский король засмеялся, сжал руку в кулак и со всей силы ударил эльфа в грудь:
- Все твое теперь принадлежит мне!
- Нет! - закричал Эл'льяонт.
Действие заклинания теплой заморозки закончилось. Крепкие руки схватили мальчика и потащили в лес, в Shtah-helle.
- Правитель!
Эл'льяонт вырывался, но консильоны держали крепко. Последнее, что он увидел прежде, чем поле боя скрылось за вековыми деревьями, серое лицо Гланхейла, плавно оседающего на траву.

* * *


Приземление получилось удачным, сказывался опыт падений с дракона и то, что высота, с которой Янек спрыгнул, была куда ниже той, с которой он по собственной воле сиганул на землю, пытаясь остановить катапульты. Магия сработала и на этот раз - послав под себя струю огня, Янек замедлил падение, правда предпочел бы упасть на траву, а не на выжженную до потрескавшейся корки землю.
Эльфийский лес горел, ветер доносил до луноликого запах тлеющей древесины, в паре тереллов справа и слева между стволами деревьев мелькали силуэты людей в военной форме, летали искры заклинаний старшего народа.
Янек находился в относительной безопасности - в небольшом овражке, проходящем через лес и заканчивающемся у лесного озера. Ни сартрские солдаты, ни эльфы не рисковали заходить сюда, чтобы не попасть в ловушку, хотя именно в этой природной ловушке было наиболее безопасно.
Янек прошел вперед, к озеру. Это было логично, ведь если двое, не обладающие средствами связи и магическими узами, решили встретиться в незнакомом лесу, они не будут стоять между деревьев, а выберут более или менее приметный объект. Самый большой дуб, пригорок или озеро.
Дагар ждал Янека на берегу, но был не один. Рядом с ним, опершись спиной о ствол толстой сосны, стоял эльф. Луноликий сжал кулаки, приготовившись отразить нападение, но передумал - эльф выглядел вполне мирно. Мастер сидел на траве спиной к Янеку, голова его была опущена, руки лежали на коленях, кажется, он даже дремал, а остроухий невозмутимо смотрел на озерную воду, над которой собирались облачка странного живого тумана. Ни лука, ни какого-либо другого оружия у представителя старшего народа Янек не разглядел, однако рук не опустил - чужак мог ударить магией.
- Я не причиню тебе вреда, - не оборачиваясь, произнес эльф.
В отличие от Дагара он слышал, как подошел молодой человек. Мастер обернулся и поднялся.
- Зловонная пасть поганого Ярдоса! Наконец-то!
Выглядел дрессировщик уставшим и постаревшим. Черный плащ износился и потрепался, волосы на висках поседели, лицо осунулось, под глазами появились отчетливые синяки.
- Здравствуйте, мастер, - поздоровался луноликий и кивнул эльфу.
Эльф даже не посмотрел на пришельца, что Янека ни капли не расстроило. У него не было настроения разговаривать с посторонними. Его и Эргхарга оторвали от важного дела, оторвали грубо и бесцеремонно, и он пришел разобраться с этим.
- Зачем вы меня вызвали? - спросил он мастера.
- Мне нужна твоя помощь, - Дагар кашлянул. - Точнее, нам нужна.
- Это я уже понял, - криво усмехнулся Янек, - но вы могли бы сообщить об этом раньше и не таким варварским способом.
Он достал из-под рубашки каменный медальон, снял его с шеи, в последний раз провел пальцем по гладкой поверхности и протянул Дагару.
- Я возвращаю ваши обязательства, мастер. Я больше не ваш ученик.
Мужчина принял амулет и холодно кивнул.
- Возвращаю тебе твои обязательства, Янек. Я больше не твой учитель. Тем не менее, мне хотелось бы, чтобы ты меня выслушал. Я не просто так тебя позвал. Идет война.
- Я знаю.
- Эта война грозит стать самой долгой и кровопролитной во всей истории Аспергера. К сартрской тысяче присоединились войска Ви-Элле, ходят слухи, что со дня на день на стороне Фархата окажется О-шо. Прольется море крови.
- А при чем здесь я? И вон тот товарищ, которого вы мне не представили, но который слышит наш разговор?
Эльф не пошевелился.
- Это Ирлес Ландал, крон Ил'лэрии. Хороший друг Элиота. Кстати, если тебе интересно, мой сын сейчас ведет переговоры с Гланхейлом.
- Ваш сын?
Янек качнул головой, с каждой минутой ему становилось все больше не по себе. Он не понимал, что от него хочет Дагар, и разговор ему не нравился.
- Долгая история, расскажу как-нибудь, если интересно, - ответил дрессировщик. - Элиот пытается уговорить Гланхейла остановить войну, только ему это вряд ли удастся. Чтобы воцарился мир, нужно, чтобы к нему стремились обе стороны, а в планы Фархата и Вильковеста это не входит. Не знаю, чем Вильковест покорил сартрского правителя, наобещал золотые горы или просто заколдовал, но Фархат нацелился завоевать весь Аспергер, и начал со страны старшего народа.
Янек вздрогнул. Он слышал о первом дрессировщике драконов, а сейчас вспомнил встречу в небе, когда почти физически почувствовал черноту, исходящую, казалось из ниоткуда.
- Эльфы победят, - неуверенно произнес Янек.
- Сомневаюсь, - качнул головой Дагар. - Сартрский король отправил через Арканы почти всю военную силу своей страны, они напали на Ил'лэрию с юго-востока, а ви-эллийцы с юго-запада. Кроме того, эльфы лишились магического преимущества, с воздуха их атакует колдун на драконе, за тысячу лет Вильковест стал великим магом.
По спине Янека пробежали мурашки.
- Почему он перешел на сторону Фархата? Или это Фархат перешел на сторону Вильковеста?
В небе взревел Эргхарг. Янек понял, что его товарищ догадался о том, что сейчас скажет Дагар, и почувствовал укол ревности. Он все еще не так мудр и прозорлив, как истинно свободный, однако кое-что предсказать мог.
- Вы просите меня о помощи, мастер?
Молодой человек невольно отступил, желая и одновременно боясь услышать ответ, но Дагар отрицательно покачал головой.
- Я не имею права тебя просить. Я лишь рассказываю, что происходит, решение должен принять ты. Потому что только у тебя есть шанс лишить сартрцев преимущества. Нужно устранить Вильковеста, и все развалится. Люди видят, какой мощью обладает луноликий колдун, и ничего не боятся, пока он на их стороне.
- А если появится точно такой же луноликий на стороне эльфов, да еще и уничтожит Вильковеста... - закончил Янек за мастера. - Я понял.
Голова закружилась, молодой человек оперся о дерево, и пытался дышать спокойно. Вот так дела! Он стоит сейчас перед дилеммой: попытаться спасти мир и гарантированно умереть, или улететь куда подальше и всю оставшуюся очень долгую жизнь мучиться сомнениями и проклинать себя за сделанный выбор. Самое страшное, правильного выбора в этой ситуации нет и быть не может. Янек будет мучиться при любом раскладе: если улетит, и если останется, правда, в последнем случае, мучения будут физические, и очень недолгие. Колдун испепелит его одним движением пальца!
На плечи простого плотника неожиданно взвалили миссию по спасению мира. Хотя нет, он не плотник, он луноликий, и никто на него ничего не взваливал. Он никому ничего не должен! И самое простое сейчас сесть на дракона и отправиться дальше, к волшебному ключу, если, конечно, он существует, а Фархат и Гланхейл как-нибудь разберутся сами.
Но... всегда есть какое-нибудь "но". Янек очень четко понимал, что он - единственный, кто может представлять для Вильковеста хоть какую-то угрозу. У него есть дракон, и есть магия... Однако даже если Янек выберет смерть, не может полететь к колдуну в одиночестве. Эргхарг имеет столько же прав на решение, сколько он сам, а Янек сильно сомневается, что дракон выберет то же, что его друг. Истинно свободные не вмешиваются в дела хомо обыкновениус.
- Эй, - к Янеку подошел крон. - Мы на тебя не давим. Не имеем права. Но мы не можем не попросить подумать над нашими словами.
Янек зажмурился, отрешился от суровой физиономии эльфа и умоляющих глаз мастера. Но тут же пожалел об этом. Лишившись зрительной информации, мозг моментально активировал другие органы чувств: слух и обоняние. Янек услышал эльфийские проклятья, прерываемые выстрелами, почувствовал запах горящего леса, и вспомнил кровавые следы на траве неподалеку от оврага и тело мертвого эльфа. Ему уже не верилось, что магия старшего народа сильна настолько, чтобы уничтожить всех врагов.
Неожиданно Янек разозлился. Да какое они имеют право смотреть на него укоризненными взглядами и умолять?! Он не спаситель человечества! Он познакомился с драконом и обрел магию совсем недавно! У него нет опыта воздушных сражений, а Вильковест оттачивал свое мастерство тысячу лет! Это самоубийство!
Янек сжал кулаки и открыл глаза. Его гнев мгновенно улетучился, словно дым костра, залитого водой. Дагар стоял рядом, опустив плечи, а в глазах эльфа читалась тоска. Обреченность. Остроухий понимал, что выбора у них нет, и судьба ведет старший народ прямо к пропасти.
- Допустим, - произнес Янек и сглотнул, - просто допустим, что я согласился, более того, каким-то чудесным образом уговорил сразиться с колдуном Эргхарга... что меня ждет? Каковы шансы на успех? Нулевые!
- Ты себя недооцениваешь, - качнул головой крон. - Ты будешь сражаться с колдуном не один.
- Я еще не согласился!
- Согласился, - эльф положил ладонь на плечо луноликого и слегка сжал. - Старший народ будет в неоплатном долгу перед тобой. Как и хомо обыкновениус. За одно только это согласие.
- Я еще не согласился! - повторил Янек, и понял, что Ирлес прав. Для себя он уже все решил. И сердце сразу стало стучать спокойнее, хотя должно было просто разрываться от ужаса. - Глупо как-то.
- Не глупо! Зловонная пасть поганого Ярдоса! Мы ему еще покажем!
Дагар рубанул кулаком воздух и даже сделал движение, чтобы обнять Янека, но потом передумал.
- Тебе не придется с ним драться, - произнес крон, серьезно глядя в глаза луноликому. - И убивать не придется. Если ты готов, мы можем обсудить подробности.
- Нет, - качнул головой Янек. - Сначала я должен поговорить с Эргхаргом.
- Он поймет, - уверил Дагар. - Он умный.

* * *


Эльфийская тюрьма Shtah-helle находилась на окраине Ил'лэрии, недалеко от того места, где Эл'льяонт встретился с Гланхейлом. Снаружи она походила на фантастический замок, росший вширь, с толстыми круглыми башнями, поросшими мхом, стальными решетками вместо главных ворот и вооруженной охраной у входа и на каждой башне. Окон в замке не было, если не считать одинокого витража над главными воротами - святилища, где приговоренные к заключению или помещенные в Shtah-helle до дальнейшего разбирательства эльфы могли обратиться к земле Ил'лэрии за прощением и помощью.
Эл'льяонт никогда не был в тюрьме и никогда не думал, что доведется ее посетить, тем более, в качестве арестанта. Нетхел и Синтейл держали крепко, но мальчик не пытался вырваться, он, как и консильоны, исполнял последнюю волю убитого правителя - полукровка должен сидеть в тюрьме. Насколько затянется заключение, не знал никто, потому что никто не знал, кто будет управлять страной вместо Гланхейла. Сейчас обязанности правителя перешли на консильонов, и им необходимо собрать совет, чтобы выработать дальнейшую тактику ведения войны. Или ее прекращения. Поэтому близнецы держали полукровку крепко - у них не было времени бегать за ним по лесу, если тот неожиданно вырвется.
Сердце мальчика разрывалось от боли - Синий лес горит, Ил'лэрию атакуют сартрские и ви-эллийские солдаты, а на нем самом тяжким грузом лежит ответственность за исполнение предназначения. Он станет следующим правителем старшего народа. Это пугало. Но еще больше пугала непостижимая скорость свершения пророчества. Консильоны могут править Ил'лэрией не более десяти лет, ничтожный срок, за который Эл'льяонт не успеет ни смириться с положением пленника, ни выработать правильную политику, ни придумать, как избежать выхолащивания.
Охрана у главных ворот преклонила голову перед Нетхелом и Синтейлом и пропустила их внутрь без единого вопроса.
За решеткой, отделяющей свет от мрака, находился широкий просторный, но темный коридор, освещенный смоляными факелами. Он разветвлялся на более узкие коридоры, отходившие от основного рукава, где и размещались камеры.
Консильоны подвели Эл'льяонта к широкой винтовой лестнице, по ширине рассчитанной как раз на троих эльфов: двух охранников и одного заключенного.
- Вперед, - подтолкнул мальчика Нетхел.
Подниматься было неудобно. Каменные ступени были слишком узкими там, где шел Сильон, и слишком широкими там, где ступал его брат, поэтому скорость процессии несколько замедлилась.
- Куда вы меня ведете? - спросил полукровка просто ради того, чтобы не слышать противное шуршание каменных крошек под ногами.
- В святилище, - отозвался Нетхел. - Это единственное место, где разрешена магия. Каждому заключенному дозволяется обращаться к священной земле с просьбой даровать мудрость и смирение.
- Но предупреждаю, - вмешался Синтейл, - если попробуешь колдовать в камере, сильно пожалеешь. Shtah-helle защищена чрезвычайно сильными заклинаниями, ни один эльф не сможет пробить их.
Эл'льяонт промолчал. Он не собирался нарушать закон, он был невиновен и не хотел становиться виновным, находясь за решеткой, к тому же его сила была вполовину меньше силы любого самого слабого из эльфов, ведь кровь старшего народа, текшая в его венах, был разбавлена кровью хомо обыкновениус.
Винтовая лестница закончилась неожиданно - за очередным поворотом в глаза мальчику попал алый отблеск витража, он на секунду зажмурился, а когда перед внутренним взором перестали мельтешить красные точки, осмотрелся.
Красотой святилище Shtah-helle могло соперничать с королевскими покоями Фархата и любого другого земного правителя, Эл'льяонт не ожидал, что за мрачными стенами тюрьмы может находиться такое помещение - просторное, светлое, радостное, наполненное покоем и умиротворением. Стены святилища украшала драпировка из белого шелка с вышитыми золотом очертаниями Ил'лэрии, потолок, инкрустированный самоцветами, отражал свет, проникающий сквозь витражное окно, и рассеивал его миллионами разноцветных бликов. Пол выложен семиугольными камнями семи оттенков серого, образующими сложную фигуру, которая символизировала глубинную связь с землей.
В центре зала находилось возвышение - семиугольный постамент, закрытый полупрозрачными занавесками. На постаменте в большой глиняной чаше, где с легкостью мог уместиться взрослый человек, лежала волшебная земля Ил'лэрии. Под потолком, созданный эльфийской магией, сиял вечный светоч, символизирующий вещую звезду Diehaan
Консильоны проводили пленника к чаше, а сами встали в дверях.
- Мне не о чем просить, - произнес Эл'льяонт. - Я ни в чем не виноват.
- Тогда проси совета, - послышался шепот. - Замри!
Мальчик замер, а потом опустился на колени.
- Нас слышат, - негромко произнес он, оглядываясь на близнецов.
- Нет. Шепот матери может услышать только сын. Здравствуй, Эл'льяонт!
Сердце полукровки забилось сильнее, в глазах защипало, он наклонился вперед, чтобы попытаться увидеть что-то сквозь занавеску, но ничего не рассмотрел. Он уже понял, что мать находится либо по ту сторону постамента, либо на нем, скрытая от суровых взоров Нетхела и Синтейла глиняной чашей.
- Мама!
- Прости, что ничего не объяснила тебе, - произнесла Кьолия.
- Ты спасала мою жизнь!
- Говори тише, делай вид, будто просишь совета у священной земли или Diehaan.
Эл'льяонт воздел руки к потолку.
- Что ты здесь делаешь? - с замиранием сердца спросил полукровка.
На одну крохотную секундочку кровь хомо обыкновениус победила кровь старшего народа, ему вдруг показалось, что все его проблемы решены, что он снова обыкновенный ребенок, находящийся под защитой матери. Но радость быстро поблекла. Они находились в тюрьме, и даже сила материнской любви не сможет побороть предназначение.
- Жду тебя, - отозвалась женщина. - Я знала, что рано или поздно тебя начнут искать, поэтому попросила Дагара присмотреть за тобой и увезти подальше. Мне не должно было быть известно твое местонахождение, чтобы с честью выдержать допрос. Гланхейл отправил на твои поиски целый отряд, а ко мне прислал крона Ирлеса Ландала. Я не помогала ему, но он задавал правильные вопросы. Прости.
- Мне не за что тебя прощать, мама!
Сердце Эл'льяонта сжалось, он из последних сил сдерживал слезы. Ему так хотелось подбежать к Кьолии и прижаться к ее груди! Хотелось расплакаться и забыть обо всем, словно он был маленьким мальчиком... но что-то внутри, что-то большое и твердое, словно скала, не позволяло ему пошевелиться. Он стоял на коленях, воздев руки к светочу, символизирующему Diehaan, и делал вид, что молится. Так должен поступить настоящий эльф. Настоящий сын своего народа. Будущий правитель.
- Тебя заключили в Shtah-helle из-за меня, - с грустью прошептал Эл'льяонт, - и ты каждый день приходишь в святилище, чтобы молиться. Прости, я не хотел, чтобы ты страдала.
- Мой сын станет величайшим правителем Ил'лэрии, - с достоинством откликнулась эльфийка. - Оно того стоит.
- Но я приведу свой народ к выхолащиванию! - воскликнул полукровка и замер, ожидая, что к постаменту бросятся коронеры.
Однако если близнецы и слышали возглас, не обратили на него должного внимания - полукровка молился, спрашивал совета у священной земли старшего народа и вещающей в столетие.
- Они не смогут тебе помешать, - прошептала женщина. - Не думала, что тебя схватят так быстро, Дагар должен был отвезти тебя в Арканы, к месторождению тильдадильона.
- Он не успел. Мое время пришло, мама. Гланхейл убит, наша земля в огне и крови. Что мне делать?!
Некоторое время Кьолия молчала, отдавая дань уважения погибшему правителю, а потом негромко произнесла:
- Подойди ко мне, за занавеску.
Эл'льяонт оглянулся на консильонов, поднялся и шагнул вперед. Ткань колыхнулась, и он увидел мать - все еще прекрасную и бесконечно родную. Ее глаза светились любовью и гордостью, Shtah-helle не смогла стереться с ее лица уверенность и достоинство.
- Погрузи руки в землю и повторяй за мной, - произнесла женщина, улыбнувшись. - Hienna melest ilh bonthal telhde.
Мальчик послушался. Земля в глиняной чаше казалась прохладной, сравнимой с температурой лесного ручья, но едва Эл'льяонт произнес первые слова заклинания, почва потеплела и задрожала.
- Kilhao paahl heinnaat... - нараспев говорила Коьолия, - alhellah gonham hielle...
Мальчик повторил, и почувствовал, что в святилище что-то неуловимо изменилось. Может, стало немного светлее или прохладнее. Близнецы, почувствовав неладное, шагнули к чаше, но замерли на полпути и опустились на колени.
- Sehagt kophnet ashjon...
Солнце, проникавшее в святилище через единственное окно, вспыхнуло, Эл'льяонт на секунду зажмурился.
- Теперь говори со своим народом, повелитель, - приказала Кьолия. - Если тебе суждено сесть на трон, тебя услышат все.
Мальчик сглотнул. Священная земля в глиняной чаше горела, стало необыкновенно сложно держать в ней руки, но Эл'льяонт понял, что способен выдержать очень многое.
- Слушай, старший народ! - произнес он, и его голос ушел в землю. - Гланхейл погиб. Наша страна находится в сложном положении, нам необходимо сплотиться, чтобы прекратить бессмысленное кровопролитие и сделать то, что должен сделать истинный сын старшего народа. Призываю вас опустить луки, но не опускать головы. Используйте Maah leileunhgal. Да поймут наши враги, что борются против собственных братьев!
Последние слова впитались в землю, и в то же мгновение, заглушая крики раненых, стоны горящего леса, команды вражеских солдат и выстрелы, заговорила земля.
- Слушай, старший народ!
Эл'льяонт вздрогнул, вытащил руки из чана и опустил голову.
- Земля тебя приняла, сын, - произнесла Кьолия. - Теперь ты - новый правитель.
Близнецы-консильоны приложили левую руку к груди и в унисон произнесли:
- Присягаем тебе, Эл'льяонт, как правителю нашей страны. Клянемся защищать тебя и твой народ, верно и нелицемерно служить и во всем повиноваться, не жалея сил своих до последней капли крови, поступать по совести своей, как подобает настоящим эльфам. Старший народ да не будет стыдиться нас, а нам да не придется стыдиться своего правителя.
Полукровка встал напротив коленопреклонных соотечественников и положил руки им на плечи.
- Принимаю твою присягу, консильон Нетхел, и твою, консильон Синтейл. Да будет наш союз основан на взаимопомощи, взаимоуважении и соблюдении законов Ил'лэрии. Будьте моими поданными. И будь, что должно быть.

Глава 22

Как рождаются легенды


Янек ждал Эргхарга на поляне на противоположной стороне озера. Конечно, дракон увидел бы его и в темноте, и среди деревьев, ведь луноликого выдавало магическое свечение, но здесь достаточно места для приземления и относительно безопасно. Сартрское и ви-эллийское войска ушли вглубь страны, ветер доносил звуки выстрелов, которые не стихали даже сейчас, когда солнце наполовину скрылось за горизонтом.
Луноликий поглядывал в небо и зябко ежился, однако виной тому была вовсе не прохлада. Янек переживал за то, как пройдет предстоящий разговор, и за то, что последует после него. Завтра в это же время луноликого уже может не быть в живых. Дагар и эльфийский крон уверили молодого человека в больших шансах на успех, но Янек сильно сомневался, что все сложится именно так, как запланировано. В последний момент ему обязательно помешают или что-то пойдет не так. Или Вильковест окажется настолько великим магом, что сумеет прочесть мысли противника и поразит его смертельным заклинанием прямо в сердце прежде, чем тот успеет что-либо сделать.
"Я уже все знаю, - мысленно произнес Эргхарг, приземляясь в десяти тереллах от Янека. - Частично прочел в твоей голове, частично - в голове Дагара. Наша связь ослабла, но я все еще могу читать его".
"И что скажешь?" - с замиранием сердца спросил луноликий.
В голове мелькнула малодушная мысль о том, что лучше бы дракон отказался, ведь без помощи Эргхарга, план Дагара и крона Ирлеса Ландала неосуществим, и тогда прощайте бессонные ночи, прощайте мучительные раздумья и угрызения совести! Он сделал все, от него зависящее, но не сумел выполнить свой долг из-за дракона.
Впрочем, эти мысли Янек быстро спрятал в самые дальние уголки головы. Он не отступит так легко! Ведь остановить войну вполне возможно! Несколько часов назад луноликий сам в этом убедился. Он прятался возле озера, когда земля неожиданно задрожала, из недр донесся тихий рокот, который нарастал с каждой секундой, заглушая даже выстрелы.
- Что это?! - закричал Янек, закрывая уши руками.
- Правитель умер, - одними губами произнес крон, падая на землю, - священная земля являет нового повелителя Ил'лэрии!
Ирлес сказал что-то еще, но Янек тоже не удержался на ногах и упал. Дагар уже лежал, стискивая уши руками и зажмурив глаза. Гул нарастал, словно из глубины земли с нечеловеческим ревом пытался вырваться великан.
Неожиданно все прекратилось. В звенящей тишине зазвучал знакомый голос Элиота, полукровка говорил странным слишком взрослым голосом, но еще удивительнее были его слова:
- Слушай, старший народ! - вещала земля. - Гланхейл погиб. Наша страна находится в сложном положении, нам необходимо сплотиться, чтобы прекратить бессмысленное кровопролитие и сделать то, что должен сделать истинный сын старшего народа. Призываю вас опустить луки, но не опускать головы. Используйте Maah leileunhgal. Да поймут наши враги, что борются против собственных братьев!
- Что такое "maah-как-то-там-дальше"? - спросил Янек Ирлеса.
- Это первый и очень мудрый шаг нового правителя, - улыбнулся крон, поднимаясь с земли. - Эл'льяонт убедит эльфов отказаться от кровопролития, но чтобы остановить войну, то же должны сделать хомо обыкновениус. Согласись на наш план, Янек, и войне придет конец. Лишившись поддержки колдуна и видя бессмысленность нападения, солдаты сложат ружья и уйдут туда, откуда пришли.
- Зловонная пасть поганого Ярдоса! - выругался Дагар. - Говори яснее! Мы не остроухие!
- Maah leileunhgal - заклинание высшего порядка, - пояснил Ландал. - Это боевая магия, но направлена она не на убийство, а на защиту. Это своего рода щит, который не будет пропускать ни пули, ни стрелы. Агрессия хомо обыкновениус не достигнет цели, они больше не смогут навредить старшему народу.
- А эльфы будут нас убивать?! - воскликнул Янек.
- Ты о нас плохо думаешь, - качнул головой крон. - Эльфы будут сдерживать продвижение войск вглубь страны. Как и почти вся волшба высшей категории, Maah leileunhgal оружие обоюдоострое. Эльфийские стрелы не смогут пробить магический щит.
- Представляю картинку, - поморщился Дагар. - Два барана на узком мосту.
- С той лишь разницей, - поправил Ирлес, - что бараны, не думая, идут вперед, а мы готовы отступить. Война закончится, если отступят и люди.
Именно это и явилось для Янека последней соломинкой, переломившей спину верблюда. Война закончится, если люди отступят, а это произойдет лишь тогда, когда хомо обыкновениус лишатся командира, либо цели, либо средств к ее достижению, либо всего сразу. Поэтому Вильковеста следовало обезвредить, в идеале - уничтожить. А заодно и вправить мозги Фархату, нацелившемуся на кусок, который он не сможет проглотить.
Сейчас, когда магия защитных заклинаний эльфов действовала уже полдня, ветер все еще доносил до ушей луноликого звуки выстрелов, поэтому Янек вопросительно смотрел на дракона.
"Так что скажешь? Согласен попробовать?" - повторил он вопрос.
"Нет, - качнул головой Эргхарг. - Это самоубийство".
- Это может сработать! - в отчаянии воскликнул Янек. - Неужели ты откажешься помочь, зная, что твое согласие может остановить самую кровопролитную войну Аспергера?!
"Ты все еще слишком недалеко ушел от человека, чтобы понимать".
Луноликий подошел к дракону и положил руку на его грудь, там, где под толстой кожей, защищенной жесткой чешуей, билось огромное сердце.
"Эргхарг! Сделай это ради меня! Мое сердце стучит, как сумасшедшее и вот-вот разорвется! Мы можем остановить войну!"
"Она закончится, как только люди поймут, что старший народ не оказывает сопротивления".
"Ты слишком хорошо о нас думаешь, - горько усмехнулся Янек. - И о старшем народе - он не настолько силен, чтобы сдерживать наступление бесконечно. Осада может длиться месяцами, а то и годами. Эльфы не выдержат".
Эргхарг осторожно отгородился от Янека, закрывая внутренний мир вместе с мыслями и переживаниями. Некоторое дракон время молчал, о чем-то раздумывая, а потом спросил:
"Ты правда этого хочешь?"
"Да, - Янек понял, что Эргхарг готов уступить и поспешил объяснить. - Ты же знаешь, что я чувствую! Я не уверен, что справлюсь, и не уверен, что все получится так, как запланировано, но знаю, что должен пойти на это и попытаться уговорить тебя. В противном случае я до конца жизни буду размышлять о собственной трусости и том, что мог бы сделать, но не сделал".
"Ты осознаешь, - уточнил Эргхарг, - что шансы на успех не сто процентные, и просишь меня пожертвовать жизнью?"
"Прошу", - произнес Янек, опустив голову.
"Тогда будь по-твоему. Вылетаем завтра на рассвете".

* * *


Вильковест парил над Ил'лэрией, гордо восседая в седле, и осматривал будущие владения. Страна эльфов была волшебной, здесь росли гигантские многовековые деревья, густая сочная трава, чудесные ягоды и фрукты, обладающие особыми свойствами: молодильные яблоки, груши беспамятства, сливы, превращающие любого, попробовавшего их, в красавца. До сего дня это богатство принадлежало лишь остроухим, но теперь они с удовольствием отдадут все, лишь бы прекратить войну. Ил'лэрия падет к его ногам вместе со всем Аспергером, и настанет Эра Вильковеста.
Сейчас колдун был близок к осуществлению плана как никогда раньше. Сартрские и ви-эллийские солдаты теснили эльфов вглубь страны, оставляя после себя окровавленные трупы и выжженную землю. Задумка с катапультами оказалась эффективнее, чем предполагал колдун, - горел Синий лес - одно из величайших богатств старшего народа. Часть эльфов пыталась потушить его, но пока безуспешно - тут и там между густых крон, поднимающихся к солнцу на десятки тереллов, прорывались вонючие облака едкого дыма. Дым пах победой.
Вильковест знал, что в конечном итоге пожары потушат, но на это уйдет слишком много магических сил, которые эльфы могли бы потратить на сражения. К тому же в самое ближайшее время сработает еще один козырь - заколдованное кольцо, высасывающее и запирающее внутри себя магическую силу того, до кого оно дотронется. Благодаря Фархату остроухие лишатся своего предводителя. Жалкие, растерянные, они утратят весь свой пыл, разделятся на мелкие группировки, которые так легко раздавить, и поднимут белые флаги. Без правителя старший народ долго не продержится, даже эльфийская армия небоеспособна без командира. Гланхейл умрет, а вместе с ним умрут последние надежды тех глупцов, что еще верят в чудеса.
Возможно, уже сейчас сартрский король подъезжает к дворцу Гланхейла. Полукровка-парламентер сослужит еще одну службу - их с Фархатом пропустят к самому правителю Ил'лэрии, и тогда... вся сила эльфа перейдет в кольцо. Глупый и чересчур жадный до власти, а значит и легко управляемый, король не подозревает, какое кольцо дал ему колдун. Фархат считает, что украшение таит в себе только смерть. Он получил строгий наказ вернуть кольцо хозяину и не станет возражать против того, чтобы избавиться от несущей смерть безделушки.
"Скоро, очень скоро все это станет моим!" - ликовал Вильковест.
Внизу шел бой, но звуки выстрелов до колдуна не долетали - мешал ветер, врывающийся в уши, и Гаргхортсткор, неожиданно решивший поговорить со своим луноликим.
"Ты не устал?" - спросил дракон.
"От чего? - удивился старик. - От власти? От свободы? От всемогущества? Или от сидения на твоей спине?"
"От жизни".
"Ты серьезно? - Вильковест засмеялся. - Устают от жизни только глупцы, те, чей разум недостаточно развит, те, кто умом недалеко ушел от осла".
"Ты прожил на земле почти тысячу лет".
"Тысячу два года, - поправил старик. - И я еще слишком молод, чтобы умирать. Мое тело работает, а разум ясен".
"В жизни каждого существа должен быть смысл, - изрек дракон. - Жениться, родить детей, построить дом, стать мастером своего дела. Ты не хочешь ни первого, ни второго, а третье... ты достиг мастерства в плотницком, кузнечном, горшечном деле, ты прекрасный скорняк, освоил магию ароматов, умеешь сотворить шедевр из любого мало-мальски съедобного растения, жонглируешь словами не хуже прославленного Огюста31... Ты уже достиг всего".
"Слишком мелко, - фыркнул колдун. - Смысл моей жизни - покорить Аспергер".
"А что собираешься делать после? Построишь дом, женишься, родишь детей? Освоишь еще десяток искусств? Кому посвятишь длинный-предлинный остаток жизни?"
"Я буду править, безмозглая ты дубина! - Вильковест рассердился. - Это не так просто и скучно, как ты воображаешь! С чего вдруг вообще подобные разговоры? Я тебе надоел? Хочешь от меня избавиться?"
Гаргхортсткор не ответил, зато послал своему луноликому яркую картинку: иссохший полумертвый Вильковест на золотом троне, в его потухших глазах светится усталость, безвольные руки опущены на лежащую на коленях карту Аспергера. Вся она закрашена алым, объединение состоялось, но колдун недоволен. Он измучен и утомлен, его не радует ни всеобщее поклонение, ни безграничная власть, ни высшая магия. Он достиг всего, к чему стремился. Ему незачем больше жить.
"Я не так слаб, как ты думаешь, и намного внимательнее тебя. - Вильковест дернул Гаргхортсткора за усы. - К нам гости. Приготовься".
С юга к ним двигалось подозрительное облако. Оно было небольшим, однако Вильковест отчетливо ощущал дуновение магии истинно свободных.
"Дракон, залетевший так далеко?" - спросил колдун.
"Может, ты внимательнее, но я умнее и прозорливее, - равнодушно отозвался Гаргхортсткор, - Это наши старые знакомые".
Старые знакомые? На драконе кто-то сидит? Вильковест тряхнул головой, пытаясь представить невозможную картину. Он единственный на всем белом свете, кто сумел оседлать дракона. Право первенства и единства принадлежит ему! И больше никому!
Вильковест всмотрелся в облако, но его зрение было не таким острым, как у дракона, а делиться глазами Гаргхортсткор не торопился. Колдун принялся вспоминать всех, кто мог совершить невозможное, но на ум ему приходили лишь люди, на настоящий момент надежно укрытые черным плащом Ярдоса32.
Облако неумолимо приближалось. Вильковест дернул усы дракона, заставляя того повернуть навстречу пришельцам, и приготовился атаковать. Неожиданно он ощутил странное волнение, беспокойство, какое не испытывал очень и очень давно. На свете не осталось вещей, способных испугать единственного колдуна Аспергера, первого дрессировщика драконов, хозяина белой смерти, как переводилось с языка истинно свободных имя его зверя. Но сейчас колдун почувствовал себя неуютно. Небеса больше не принадлежали ему. Появился некто, укравший половину поднебесья.
Ему что-то надо? Или он просто пролетает мимо? В любом случае пришельца ждет далеко не радушный прием.
Вильковест отпустил усы, сложил руки в сложный знак и послал перед собой сноп ослепительно белого света. Чужак должен знать, что играет с огнем. Пусть готовиться покориться!
Долетев до препятствия в виде истинно свободного и его седока, сияние неожиданно померкло. Вильковест вздрогнул.
"Смотрю, ты так и не узнал наших гостей".
Гаргхортсткор усмехнулся и послал своему луноликому яркую картинку: клетку с наброшенным на нее тильдадильоновым покрывалом и маленького лысого мальчика, которого колдун когда-то на руках принес к дракону. Он отвез ребенка во дворец сартрского короля, и теперь тот гордо шествует по территории эльфов в надежде остановить войну, которую остановить невозможно.
- Надо было убить их еще тогда, - заскрипел зубами Вильковест. - Ну ничего, еще не поздно исправить эту ошибку.
"Не торопись. Дракон сообщил, что нам не следует опасаться нападения, и это несмотря на то, что у его седока тоже есть магия, хотя и не такая сильная, как твоя".
Чужая магия? Эти слова резанули по сердцу колдуна, словно когти дракона. Одним жестом старик швырнул перед собой золотую паутину, похожую на ту, которую расстилал по земле в поисках шпиона, и мгновенно увидел черноту. Незнакомый всадник был не только луноликим, но и магом.
"Но как!?"
Вильковест заставил золотую сеть раствориться в воздухе. Вместе с сетью растворилась и самоуверенность колдуна. За всю свою жизнь он ни разу не встречал достойного противника и теперь взволновался по-настоящему. Если луноликий, сопровождавший полукровку в путешествии по Миловии, и каким-то странным образом получивший в свое распоряжение магическую силу, не имеет намерения напасть, следует подумать, что с ним делать. Сегодня он просто летит мимо, а завтра может ударить в спину смертельным разрядом.
Убить его сразу, чтобы не было поводов бояться встречи в будущем? Или подождать и посмотреть, что ему надо. Он ведь не просто так летит навстречу Вильковесту. Он знает, кто перед ним, и чего можно от него ждать. Но, тем не менее, не боится, потому что попросил своего истинно свободного уверить Гаргхортсткора в мирности намерений.
"Что ему надо?" - спросил Вильковест своего дракона.
"Не знаю. Поговори с ним".
Зеленый истинно свободный приблизился настолько, что Вильковест, наконец, смог рассмотреть сидящего на его спине человека. Гаргхортсткор оказался прав, это действительно "старый знакомый" - друг полукровки. Молодой человек не отрываясь смотрел на колдуна, и в его глазах не было страха, только любопытство.
"Ближе", - приказал Вильковест своему дракону.
Звери сблизились, Гаргхортсткор развернулся, и они полетели бок о бок. Зеленый оказался едва ли не в два раза мельче белого собрата, и взмахивал крыльями чаще, но не отставал.
Вильковест растопырил пальцы и обвел ладонями прилегающее воздушное пространство. Ветер мгновенно стих, и луноликие могли говорить, не повышая голоса.
- Чего тебе надо? - надменно спросил Вильковест, - Тебе известно, что ты рискуешь жизнью, приблизившись ко мне меньше, чем на тысячу тереллов?
- Известно, мой господин, - смиренно опустив голову, ответил луноликий. - Меня зовут Янек, позволь обратиться к тебе с просьбой.
- С просьбой? - фыркнул колдун. - А ты смелый. Ну, попробуй, попроси. Может, я и не стану убивать тебя медленно и мучительно, а пошлю легкую и быструю смерть.
- Возьми меня в ученики, - попросил парень и умоляюще сложил руки на груди.
- В ученики? - удивился старик.
- Я знаю, ты величайший из живущих! - затараторил наглец. - Земля никогда больше не родит подобного тебе! По воле случая меня одарили волшебным подарком, но я не знаю, что с ним делать! Возьми меня к себе хоть слугой! Я готов на все, лишь бы находиться у твоих ног!
- Никогда! - Вильковест расхохотался, натянул усы, посылая своего истинно свободного в крутое пике.
Настырный луноликий проделал то же самое.
"Оторвись от него", - приказал колдун Гаргхортсткору.
Дракон послушно сложил крылья и понесся к земле так, что у старика заложило уши. В пятидесяти тереллах над лесом истинно свободный перевернулся на бок и резко ушел в сторону. Зеленый не отставал. Вильковест прижался к своему дракону всем телом и обезопасил себя магической связкой, чтобы ненароком не вывалиться из седла.
"Надо же додуматься! Чтобы у Вильковеста появился ученик! Нет, такое и вообразить себе сложно, - думал колдун. - С другой же стороны... почему нет? Иметь под боком исполнительного и полностью подконтрольного слугу совсем неплохо. До помощника парень, конечно, не дорастет, но слуга из него получится исполнительный. Он будет жаждать знаний и сделает все, что прикажу. А в волшбе его можно ограничить в любой момент. Ученик никогда не сравняется в мастерстве со своим учителем".
Гаргхортсткор штопором ввинтился в небо и, наращивая скорость, стал петлять, ныряя в облака. Его соотечественник не отставал.
"Либо прогони его, либо согласись на предложение, - попросил Гаргхортсткор, - мои силы на исходе".
Об ученике Вильковест раньше никогда не думал, да и сейчас не собирался делиться с каким-то выскочкой магическим искусством, однако рассудил здраво: луноликого, оседлавшего дракона и обладающего магией лучше иметь в слугах, чем во врагах. К тому же, если эльфы увидят, что к колдуну присоединился еще один дракон, то сдадутся еще быстрее. Это будет полной победой, и ничто в целом мире не сможет остановить наступление Эры Вильковеста.
"Хорошо, - колдун притворился, будто делает дракону одолжение. - Можешь снизить скорость, я с ним поговорю".
Истинно свободный фыркнул и тут же выровнял полет. Вильковест смог привести в порядок редкие волосы и сесть в седле гордо и независимо. Зеленый зверь тотчас пристроился рядом, он летел так близко к Гаргхортсткору, что едва не касался крылом его крыла. Колдун вновь создал безветренный коридор для драконов и, не оборачиваясь к человеку, высокомерно произнес:
- Мне не нужен ученик. Пока. Но если ты проявишь себя как преданный и исполнительный слуга...
- Я буду делать все, что прикажете! - пообещал молодой человек. - Клянусь самым святым, что есть на этой земле!
- Убирать за драконом? - спросил Вильковест.
- Да!
- Чистить мои сапоги?
- Дважды в день!
- Убивать эльфов?
- Что прикажете!
Луноликий преданно смотрел на колдуна, но на последней фразе его голос дрогнул. Едва заметно, однако старик уловил сомнение в словах молодого человека.
- Верьте мне, мой повелитель! - хомо обыкновениус понял, что ему не поверили. - Я буду самым преданным вашим слугой! Я готов на все, лишь бы быть с вами, смотреть, что вы делаете, восхищаться мудростью и прозорливостью легендарного луноликого, первого дрессировщика драконов! Только бы почерпнуть у вас хотя бы миллионную, хотя бы миллиардную частичку того, что вы знаете и можете.
"Складно говорит", - хмыкнул Гаргхортсткор.
"Подозрительно", - прищурился Вильковест.
-Я отдам вам все, что имею, последнюю рубашку!
Луноликий и правда потянулся к вороту, но не для того, чтобы снять одежду, а чтобы достать из-под нее кожаный мешочек, висевший на шее.
- Этот амулет мне дала перед смертью мать, - произнес парень, снимая мешочек с шеи. - Внутри - корни зольдолика, мать говорила, это волшебное средство, но я не верил. Обретя магию, я так и не нашел ему применения, а вы наверняка знаете, как его использовать.
Зольдолик! Вильковест не мог поверить своим ушам. Последний раз он видел это редкое растение, обладающее необычайной способностью усиливать любую магию, почти пятьсот лет назад! А этот глупец вот так просто отдает его ему, потому что не знает его истинной силы!
Стоп.
Что-то не так.
За тысячу и два года жизни колдун научился доверять собственному чутью, а оно подсказывало, что луноликий ему лжет. Не могло полностью исчезнувшее растение объявиться в самый подходящий момент - во время войны с эльфами. Не могло оно попасть в руки единственного, помимо самого Вильковеста, луноликого, обладающего магией. Всемилостивейшая Айша бывает щедра, но не с теми, кто предпочел ее общество богу разрушения.
"Приблизься к нему, - велел колдун белому дракону. - И будь готов".
Истинно свободный рявкнул, и зеленый зверь послушно приблизился, немного отстав от своего соотечественника. Теперь луноликих разделяло расстояние в одно драконье крыло.
- Бросай! - приказал Вильковест.
- Вы не пожалеете! - улыбнулся луноликий и, примерившись, бросил мешочек колдуну.
"Вправо!" - мысленно выкрикнул старик и потянул за усы.
Гаргхортсткор дернулся. Кожаный мешочек с "зольдоликом", кувыркаясь, полетел вниз. Вильковест улыбнулся, скрючил пальцы и послал в луноликого огненный шар.

* * *


"Все получится, - твердил Янек. - Все получится".
"На твоем месте я бы не был так уверен, - отозвался Эргхарг. - Колдун силен, он может что-то заподозрить. Ты должен сыграть глупого сумасшедшего, считающего его божеством, и готового на любую низость, лишь бы попасть к нему в ученики. И даже не в ученики, а в слуги".
"Я готов".
Луноликий крепче сжал усы дракона и приник к его шее. Они летели на север, туда, где тонкое чутье истинно свободного осязало черноту. Вильковест двигался быстро, а значит, не тратил магическую энергию на войну, предоставив другим умирать за его мечту.
Под рубашкой Янека, надежно скрытый заговоренным кожаным мешочком, висел тильдадильон - минерал, обладающий свойством лишать магии. Его луноликому дал крон Ирлес Ландал. Камень нужно было любыми средствами вручить Вильковесту.
Убить колдуна Янек не мог, сила первого дрессировщика драконов во много раз превышала силы молодого человека, к тому же Янек не настолько хорошо владел магией, чтобы сражаться с тысячелетним злом. Следовало уничтожить преимущество, которое давала магия, а уж потом убивать колдуна.
Старик должен открыть мешочек, чтобы нарушить целостность заговора, наложенного на кожаный чехол. У Янека будет лишь один шанс победить. Только в то короткое мгновение между моментом, когда колдун откроет мешочек и моментом, когда отшвырнет его от себя, догадавшись о том, что держит в руках, нужно отбросить жалость и ударить изо всех сил.
План был осуществим, но казался шатким, словно трухлявая лестница. Одно неверное движение, лишний вздох или непочтительный взгляд, и колдун не станет разговаривать с луноликим, пошлет смертельный разряд, от которого невозможно увернуться, и тогда прощайте мечты о мире.
Янека бросало в дрожь, когда он думал о том, какую ответственность на него возложили. Конечно, частично он возложил на себя ее сам, но от этого не становилось легче.
Молодой человек дотронулся до мешочка, висящего на шее под рубашкой, и стиснул зубы. У него все получится. Должно получиться.
Дракон, догадавшись или почувствовав настроение седока, попытался отвлечь луноликого от грустных мыслей.
"Иногда я думаю, - произнес Эргхарг, - что абсолютного зла, как и абсолютного добра не существует. И в том и в другом обязательно найдется капля противоположности. Даже Вильковеста нельзя рассматривать как воплощение тьмы и мрака. Если не брать во внимание то, что власть ему нужна для удовлетворения собственных черных замыслов, идея объединения земель не так уж плоха ".
"То есть, по-твоему, он делает доброе дело?" - спросил Янек.
"Нет. Потому что совершил две ошибки: посягнул на территорию старшего народа, и выбрал не лучший метод для достижения своей цели. Благие дела не омывают кровью".
Янек задумался, и пришел в себя только когда на горизонте показалась черная точка.
Сердце молодого человека забилось быстрее, хотя минуту назад он совершенно не волновался, будто летел не на встречу с величайшим магом, задумавшем поработить Аспергер, а путешествовал в свое удовольствие.
Меньше чем через минуту по спине и животу Янека неожиданно разлилось тепло, пульс пришел в норму, дыхание выровнялось.
"Спасибо", - поблагодарил он Эргхарга.
"Не за что, - откликнулся дракон. - Нас обнаружили. Ты придумал, как сообщить Вильковесту, что не собираешься нападать?"
"Я надеюсь на тебя, - смутился молодой человек. - Если колдун заметит волшбу, начнет атаковать, а драться с ним я не хочу. Может, ты сообщишь его дракону о наших намерениях?"
"Это самый правильный вариант", - одобрил Эргхарг.
Черная точка увеличила скорость, видимо Вильковест развернул своего дракона навстречу незнакомцам.
"Берегись, - предупредил истинно свободный луноликого, - и учись видеть чужую магию".
"Что он делает?"
Ответить дракон не успел - на них полетел ослепительно белый свет. Янек поднял руки, сосредоточив вокруг себя и Эргхарга магическую энергию, и резко толкнул ее вперед. Свет рассеялся.
"Надеюсь то, что я не стал отвечать ударом на удар, произведет на колдуна впечатление", - подумал Янек.
"Иду на сближение", - откликнулся Эргхарг.
Когда истинно свободный подлетел к белому дракону ближе, луноликий смог рассмотреть сидящего на нем человека. Вильковест был старым, очень старым, в первое мгновение Янек даже испугался, что смотрит в глаза мумии, но мумия моргнула. Иссохшее тело колдуна было закутано в плащ, подбитый волчьей шерстью, такой же дряхлой, как сам Вильковест. Он держался прямо, даже несколько надменно, и Янек, вспомнив, что должен изображать раболепие и почтение, согнулся и опустил плечи.
Колдун растопырил пальцы и обвел вокруг себя. Ветер, сдувающий со лба волосы и заглушающий любые звуки, мгновенно стих, словно драконы не летели, а шли по земле.
- Чего тебе надо? - спросил Вильковест, - Тебе известно, что ты рискуешь жизнью, приблизившись ко мне меньше, чем на тысячу тереллов?
- Известно, мой господин, - ответил молодой человек и наклонил голову. - Меня зовут Янек, позволь обратиться к тебе с просьбой.
- С просьбой? А ты смелый. Ну, попробуй, попроси. Может, я и не стану убивать тебя медленно и мучительно, а пошлю легкую и быструю смерть.
- Возьми меня в ученики, - попросил Янек и для пущей убедительности сложил руки на груди.
- В ученики?
Молодой человек вдохнул и произнес заранее заготовленную речь:
- Я знаю, ты величайший из живущих! Земля никогда больше не родит подобного тебе! По воле случая меня одарили волшебным подарком, но я не знаю, что с ним делать! Возьми меня к себе хоть слугой! Я готов на все, лишь бы находиться у твоих ног!
- Никогда!
Колдун рассмеялся и послал своего дракона к земле.
"За ним! " - в отчаянии крикнул Янек, но Эргхарг и без команды луноликого уже несся к земле.
Белый истинно свободный выделывал в воздухе опасные трюки: взлетал вертикально вверх, резко уходил вправо, влево, переворачивался, наращивая скорость, но Эргхарг не отставал. Янек прижался к шее дракона, моля всемилостивейшую Айшу не позволить ему свалиться со спины друга, и почти не дышал.
"Он согласится, - уверил Эргхарг седока, - ему просто нужно время подумать".
Янек в этом сомневался. Его ладони вспотели, по спине катились крупные капли холодного пота. Он провалил задание! Вильковест улетит, война продолжится, умрут десятки тысяч, и все потому, что он, Янек, недостаточно хорошо сыграл свою роль.
Неожиданно белый дракон снизил скорость.
"Я же говорил", - добродушно отозвался на мысли луноликого Эргхарг.
Янек глубоко вздохнул и выпрямился. Страх, который он пережил за последние несколько минут, заставил его тщательнее выбирать слова.
"Зольдолик, - повторял он про себя. - Зольдолик. Главное, ни с чем не перепутать".
Белый дракон развернулся и пролетел рядом с Эргхаргом. Колдун взмахнул руками, создавая штиль, но головы к Янеку не повернул.
- Мне не нужен ученик, - высокомерно произнес старик. - Пока. Но если ты проявишь себя как преданный и исполнительный слуга...
- Я буду делать все, что прикажете! - пообещал молодой человек. - Клянусь самым святым, что есть на этой земле!
- Убирать за драконом?
- Да!
- Чистить мои сапоги?
- Дважды в день!
- Убивать эльфов?
- Что прикажете!
Услышав последний вопрос, Янек едва не задохнулся, но сумел ответить почти без задержки. Тем не менее глаза Вильковеста прищурились, видимо, он что-то заподозрил, и луноликий поспешил исправить свою ошибку:
- Верьте мне, мой повелитель! - с жаром произнес Янек. - Я буду самым преданным вашим слугой! Я готов на все, лишь бы быть с вами, смотреть, что вы делаете, восхищаться мудростью и прозорливостью легендарного луноликого, первого дрессировщика драконов. Только бы почерпнуть у вас хотя бы миллионную, хотя бы миллиардную частичку того, что вы знаете и можете.
"Пришло время зольдилика", - напомнил Эргхарг.
- Я отдам вам все, что имею, последнюю рубашку! - пообещал Янек и достал из-за шиворота кожаный мешочек. - Этот амулет мне дала перед смертью мать. Внутри - корни зольдолика, мать говорила, это волшебное средство, но я не верил. Обретя магию, я так и не нашел ему применения, а вы наверняка знаете, как его использовать.
Лицо колдуна посветлело, брови поднялись, глаза засверкали, уголки рта поползли кверху и, кажется, даже исчезли морщины. Янек старался не выдать ликования. Колдун поверил! Сейчас он возьмет мешочек, откроет его, чтобы собственными глазами увидеть зольдолик, и...
Видимо, колдун скомандовал истинно свободному приблизиться. Эргхарг замедлил ход, позволяя белой твари почти коснуться крылом собственной шеи, и пожелал луноликому удачи.
"Победа!", - мысленно возликовал Янек.
- Бросай! - приказал Вильковест.
- Вы не пожалеете!
Молодой человек примерился и бросил мешочек колдуну.
Неожиданно белый дракон дернулся вправо. Мешочек с единственным, что могло остановить Вильковеста, кувыркнувшись, полетел вниз.
"Пригнись", - скомандовал Эргхарг.
Янек едва успел прижаться к дракону - истинно свободный ухнул к земле, уходя от смертельного огненного шара.
"Не поверил! - в отчаянии подумал Янек. - Нужно его поймать. Эргхарг! Вперед!"
Дракон все понял правильно. Он сложил крылья и понесся к виднеющемуся внизу плоскогорью.
"Быстрее!"
Луноликий обернулся, и увидел, что колдун летит за ним, Вильковест сложил руки...
"Левее!"
Эргхарг бросился в сторону. Еще один огненный шар пролетел, едва не задев крыло дракона.
Думать было некогда. Янек сложил пальцы левой руки и метнул в колдуна тонкую молнию. Вильковест рассмеялся и что-то сказал, молния истаяла, не долетев до старика. Колдовать одной рукой сложно, тем более, если несешься к земле со скоростью выпущенной из лука стрелы, но это все, что мог сделать молодой человек.
Эргхарг снова ушел влево, спасаясь от очередного смертоносного залпа, и Янек увидел тильдадильон.
"Давай! Еще чуть-чуть!"
Янек боялся обернуться и швырнул через плечо сразу десяток молний. Он не опасался смерти, которая летела за его спиной, он не хотел потерять из виду кожаный мешочек. Его нужно было поймать прежде, чем тот упадет, и попытаться вручить Вильковесту силой.
Зеленый истинно свободный вильнул вправо, затем сделал такой кульбит, что едва не сбросил со спины седока, и резко выровнял полет. Эргхарг обогнал падающий тильдадильон, и Янек подставил ладони.
"Поймал!"
"Держись!"
Дракон резко взмыл вверх. Молодой человек зажал кожаный мешочек в зубах, обхватил шею истинно свободного ногами и обернулся. Колдун летел за ними, но больше не швырял огненные шары, он плел странное заклинание. Наверняка мощнее всех предыдущих вместе взятых.
"Держись крепче", - предупредил Эргхарг.
Янек прижался к шее истинно свободного, но одну руку все равно вытянул за спину - пусть наугад, пусть не такими мощными снарядами, какие посылает в его сторону колдун, но молодой человек стал обстреливать Вильковеста огненными молниями и пламенными струями.
Эргхарг летел так быстро и так резко менял направление, что, в конце концов, Янек перестал соображать, где верх, а где низ. Небеса посерели, отовсюду на него летели смертельные заряды. Но Янек не отчаялся. Выход есть всегда. Даже теперь, когда колдун знает о его намерениях и пытается поразить зеленого дракона и его седока молнией, выход есть.
"Ты должен оказаться точно над ним, - мысленно произнес Янек. - Много времени мне не понадобится, но не отрывайся от дракона слишком сильно".
"Это очень опасно, - откликнулся истинно свободный, уворачиваясь от очередного заклинания. - Но я обещал тебе помочь... Готовься!"
Держась одной рукой за усы Эргхарга, Янек сжал мешочек с тильдадильоном и перегнулся, стараясь заглянуть как можно дальше вниз.
"Берегись!" - крикнул Эргхарг.
Янек отклонился, и там, где секунду назад была его голова, выплюнув целый букет искр, разорвался смертельный огненный шар. Дракон заложил вираж, и Янек снова наклонился. Белый дракон догонял, сокращая расстояние с каждым взмахом огромных крыльев, а Эргхарг снизил скорость. Вот показалась фигура, закутанная в плащ. Глаза колдуна сверкали торжеством, Вильковест был уверен, что уничтожит противника, и его уверенность грозила вот-вот превратиться в реальность.
Янек простер руку с мешочком. Колдун вытянул ладони, готовя заклинание.
"Давай!" - скомандовал Эргхарг.
Янек вытряхнул тильдадильон из мешочка, и тот, практически невидимый среди огненных искр, устремился прямо к колдуну. В это же мгновение Вильковест выпустил огненный шар, и мир перевернулся.
"Держись!" - в который раз закричал Эргхарг.
"Тебя ранили?! Эргхарг! Куда он попал?!"
"В крыло".
Янеку казалось, будто мир вращался вокруг собственной оси, на самом деле вращался дракон, который, переворачиваясь, падал на землю. Луноликий вцепился в него, стиснув зубы, и молил всемилостивейшую Айшу даровать Эргхаргу мягкую посадку. В поле зрения Янека попадало небо, которое тут же сменялось плоскогорьем, а рядом, не понимая, что происходит, падали белый дракон и кричащий от ужаса колдун.
Земля приближалась с угрожающей скоростью.
"Постарайся хоть немного выровнять падение!" - крикнул Янек.
Он прикусил нижнюю губу и сосредоточился на земле. Они падали на камни.
"Эргхарг!"
В последний момент зеленый дракон взмахнул раненным крылом, и Янек выстрелил всей энергией, что у него еще оставалась вертикально вниз.
Падение на секунду замедлилось, а потом мир исчез.

Вместо эпилога


Эргхарг плыл по черной реке. Волны качали его плавно и мягко, но каждое движение отдавалось болью. Река мертвых? Пограничье между миром неба и миром вечного мрака? Но там нет ни ароматов, ни чувств, а боль никуда не исчезла, и ноздри щекочут противные запахи пороха, гари и крови.
- Эргхарг! Эргхарг!
Имя. Знакомое. И голос знакомый. Взволнованный голос. Но откликаться не хотелось, хотелось и дальше плыть по темной воде, ни о чем не думая, сосредотачиваясь лишь на том, чтобы унять боль. Истинно свободный отключил слух, и голос исчез.
"Так-то лучше".
Но тишина, наполненная лишь шумом черной реки, длилась недолго.
"Эргхарг, отзовись, у меня мало времени!"
Этот голос звучал не извне, он словно жил в голове долгое время и казался родным. В нем не было беспокойства, однако он тоже принадлежал знакомому. Вспомнить бы, кому... Гаргхортсткор?!
"Я умираю", - произнес белый дракон.
Эргхарг попытался открыть глаза, но сквозь веки ударило такое яркое белое сияние, что стало больно.
"Мне жаль, - откликнулся зеленый истинно свободный, - я не могу тебе помочь".
"Мне не нужна помощь, - отозвался Гаргхортсткор, - я получил то, что хотел".
"Ты хотел умереть?"
"Я не хотел больше жить. Тринадцать веков много даже для дракона".
Эргхарг снова приоткрыл веки, привыкая к свету, и вгляделся в пространство перед собой. Он лежал на камнях, а в восьми или десяти тереллах на север лежал белый дракон. Его крылья были поломаны, изо рта струилась красная струйка, тело казалось неестественно расплющенным.
"Я упал с большой высоты, но в отличие от твоего луноликого, у моего не было магии".
"План сработал, - удовлетворенно ответил Эргхарг, но на всякий случай спросил: - Твой луноликий мертв?"
"Мертв".
Зеленый хищник осторожно повел глазами, и увидел распластанное изломанное тело колдуна. Плащ на волчьем меху прикрывал большую часть туловища, но руки, грудь и голова остались на виду. От сильнейшего удара череп Вильковеста треснул, камни под ним были залиты кровью. Эргхарг закрыл глаза.
"Мне жаль, - повторил зеленый дракон. - Он мог бы жить еще долго".
"Но не должен был, - ответил Гаргхортсткор. - Вильковест спятил, отчасти именно поэтому я решил умереть. Его безумие заразно, еще несколько десятков лет, и я превратился бы в отвратительное существо, место которому лишь в котле Эхалотея33. Мудрый Крхэнгрхтортх, как всегда, оказался прав".
"Не ты решил умереть, - поправил соотечественника Эргхарг, - это мы тебя убили".
"Не считай себя убийцей. Я помог вам это сделать".
"Каким образом?"
Гаргхортсткор минуту молчал, и Эргхарг подумал, что тот уже умер, но дракон, чье имя переводилось, как "белая смерть", еще держался за жизнь.
"Первые пятьсот лет были сплошным праздником, - произнес истинно свободный, - Вильковест дарил столько и-ши, что я не просто стал зависимым, но превратился в нескончаемую трубу, без устали высасывающую из луноликого божественную энергию. Вильковест не возражал, ведь он тоже много получал от меня. Мы были счастливы, как только могут быть счастливы луноликий и истинно свободный. Увы, человеческие тело и разум не приспособлены к такой долгой жизни. Вильковест сошел с ума, им овладели низменные потребности, недостойные луноликого, он возжелал всемирной власти. Я не хотел помогать ему, но не имел права мешать. Однако понимал, что долго не выдержу".
Эргхарг вздохнул. Он не был на месте Гаргхортсткора, но хорошо представлял, каково это - знать, что идешь против собственных убеждений, потворствуя спятившему безумцу, и не сметь его уничтожить. Истинно свободные не убивают своих луноликих. Не могут.
"И ты решил убить его чужими руками, - произнес Эргхарг. - А заодно умереть самому. Ведь истинно свободные не убивают самих себя. Хотя и могут".
Гаргхортсткор снова надолго замолчал, а потом вздохнул.
"Для меня это было единственным выходом. Твой первый луноликий прекрасно для этого подходил. Мне стоило лишь приоткрыть планы Вильковеста, разрешив Дагару подслушать мой разговор с колдуном, и тот сделал все, что от него требовалось".
"Ловко. Но зачем ты мне все это рассказываешь?"
"Хочу предостеречь тебя от моих ошибок, Эргхарг. И кое о чем попросить. Обещай выполнить!"
"Нет, - Эргхарг почувствовал, что связь с Гаргхортсткором становится слабее. Дракон уходил. - Но обещаю подумать".
"Подумай. Уверен, ты придешь к таким же выводом, к каким пришел я, и которые давным-давно сделал мудрый Крхэнгрхтортх, - белый дракон прервался, собираясь с силами, а потом продолжил: - Первые пару веков вам с Янеком будет очень хорошо, но в конце концов вы устанете. Друг от друга и от жизни. Вы перепробуете все развлечения, какие придут в голову, облетите весь Аспергер, и на земле не останется ничего, что сможет вас заинтересовать. Возможно, ты с этим справишься, но хомо обыкновениус устроены иначе. Он сойдет с ума. И если ты его не... остановишь, сойдешь с ума сам".
"Ты предлагаешь мне убить своего луноликого?" - удивился Эргхарг.
"Когда придет время. Это придется сделать. Ты ведь видел, что случилось с Вильковестом".
"Он исключение!"
"Такое же, как Янек, - перебил Гаргхортсткор. - Твой луноликий обладает магией. Никогда не задавался вопросом, почему? Когда настанет время, тебе придется от него избавиться. Если ты сможешь с этим смириться, найди себе другого луноликого, а если нет... мы будем вместе вариться в котле Эхалотея".
Эргхарг замолчал. Слова соотечественника казались ему бредом умирающего сознания, но он знал, что никогда их не забудет.
"Прощай, Эргхарг, - выдохнул Гаргхортсткор. - Когда закончится срок твоего изгнания, передай Крхэнгрхтортху, что я умер достойной смертью".
Эти слова стали последним, что услышал зеленый дракон. Его сознание вдруг стало куда-то уплывать, черная река исчезла, сменившись серыми облаками, боль отступила.
- Эргхарг! - раздалось прямо над ухом. - Тебе уже лучше?

* * *


От десяти лучших воинов сартрской армии в сопровождении Фархата остался лишь мейстер Тобош - высокий статный плечистый военный. Он был бы красивым, если бы не оспины, покрывающие все лицо. Мужчина сидел в королевской карете напротив его величества и тревожно выглядывал в окно.
- Мне следует охранять вас снаружи, ваше величество.
- Не имеет значения, - отмахнулся Фархат. - Кучер довезет нас до границы, а от эльфийских стрел защитят заклинания. К тому же ты сам слышал голос земли. Полукровка сел на трон и приказал остроухим не оказывать сопротивления. Война окончена. Мы проиграли.
- А как же Вильковест? - спросил мейстер.
- Даже он не справится со старшим народом, ведь солдаты поняли, что остроухие сложили оружие, ви-эллийцы подняли белые флаги, да и армия О-шо со дня на день откажется от атаки. Силы неравны.
Тобош тактично замолчал и снова стал смотреть в окно, а Фархат вздохнул. Еще никогда король не чувствовал себя таким несчастным. Его мечта, смысл его жизни, уничтожен. Сартрский правитель знал, что ему не хватит отмерянного жизненного пути, чтобы придумать новый план и собрать новую армию. Все кончено.
- Не думал, что вернусь домой ни с чем, - едва слышно прошептал он. - Либо все, либо смерть.
- Не накликайте, ваше величество, - Тобош сплюнул через левое плечо. - Может, мне лучше наружу выйти? Там от меня больше толку, чем здесь.
- Без коня ты бесполезен снаружи кареты также, как с конем внутри.
Мейстер отвернулся, а Фархат снова предался мрачным мыслям.
Поначалу все шло как нельзя лучше. Полукровка ехал с ним в золотой карете, и король еще надеялся уговорить его сотрудничать. Мальчишка оказался чересчур упрямым, но Вильковест это предвидел. Он дал Фархату кольцо, которое убило их предводителя, но не предполагал, что полукровка отважится занять трон, и уж тем более не мог предположить, что остроухие станут его слушать.
Когда Эл'льяонт заморозил эльфов и сартрских солдат, Фархат оставался в карете. Заклинания Вильковеста работали исправно, и королю ничего не стоило убить Гланхейла. Когда же сартрские солдаты обрели способность двигаться, они сделали все, чтобы защитить короля, увы, выжили не все, но карета покинула опасное место. Теперь Фархат ехал домой.
- Поскорее бы выбраться из этого проклятого Ярдосом леса, - посетовал Тобош. - За каждым дубом остроухие мерещатся.
- Они не сделают ничего пло...
Фархат поперхнулся. В горле неожиданно образовался тугой комок, который никак не хотел проглатываться.
- Ваше величество!
Король откашлялся.
- Они не сделают ничего плохого, - продолжил король, - полукровка запретил.
Произнеся эти слова, Фархат почувствовал, что сердце застучало быстрее.
- Вы побледнели, ваше величество, - забеспокоился Тобош. - И вспотели. Выпейте воды.
Мейстер достал из-под сидения корзину с провизией и налил королю стакан воды. Фархат взял стакан, но до рта не донес. Стекло неожиданно показалось ему тяжелее камня. Его рука бессильно упала, стакан опрокинулся, облив штаны и промочив ноги сартрского правителя.
- Мне... как-то нехорошо, - произнес король.
- Вы заболели? Прилягте, ваше величество!
Фархат прислонился плечом к стенке кареты и прикрыл глаза.
- Что болит? - спросил мейстер. - Живот? А может, сердце?
- Все, - простонал король. - Я умираю.
- Тьфу-тьфу-тьфу, ваше величество. Не накликайте. Вы еще молоды, чтобы думать о смерти.
- Да. Слишком молод чтобы...
Сердце стучало так сильно, что король стал запинаться.
- Что... что со мной?
- Вы устали, ваше величество, - мейстер поднял стакан, налил в него воды и поднес к губам венценосной особы. - Выпейте.
Король потянулся к воде, но у него не хватило сил, чтобы сделать даже один глоток. Перед его глазами внезапно потемнело, вода показалась ему черной, а потом... темно-фиолетовой.
- Зелье! - простонал сартрский правитель.
- Что, ваше величество? Какое зелье?
Сердце Фархата замедлило ход. Он все понял и внезапно успокоился.
- Вильковест погиб, а теперь умираю и я. Тобош...
- Не говорите так, ваше вели...
- Не перебивай! - поднял слабую руку король. - Я не знаю, сколько у меня времени!
Сартрский правитель схватил мейстера за грудки и притянул к себе.
- Слушай и запоминай. Первое. Мое тело доставишь в Сартр, хочу быть похороненным на родной земле. Похороны скромные, не заслужил я пышных проводов. Второе. Тело Вильковеста найдешь и отдашь каюрцам, я им обещал. Третье. Войну прекратить. Возвращаемся домой. Все равно я уже ничего не сделаю. Понял?
- Н-но...
- Понял меня, спрашиваю?!
- Понял, ваше величество, - сглотнул мейстер. - Похороны скромные, тело Вильковеста отправить в Каюри, войну прекратить.
- Лично за всем проследи, - распорядился Фархат. - А чтобы никто не сомневался в твоих полномочиях, назначаю тебя первым королевским министром. Быстро! Достань бумагу!
Тобош с круглыми от ужаса глазами нырнул под сиденье, а король оперся спиной о стену кареты. Тело слабело, жизнь вытекала из него, как вино из дырявого сосуда.
- Вот, ваше величество.
Фархат взял чернильницу, окунул перо и размашисто написал: "Сим назначаю мейстера Тобоша первым королевским министром". Поставил подпись и, окунув в чернила палец, припечатал в самом низу.
- Не по форме, но на церемонии времени нет... Сними с меня сапоги... Жарко...
Новоиспеченный министр поспешил выполнить последнюю просьбу короля. Фархат закрыл глаза и прошептал:
- Бедная моя Сиянка, несчастная моя девочка, она праздновала свое совершеннолетие без отца, и теперь ей предстоит...
Что предстоит, сартрский правитель сказать не успел. Веки его потяжелели, язык перестал слушаться. Он засипел и обмяк.
- Ваше величество! Ваше величество!
Тобош дважды ударил короля по щекам, но это не помогло. Сартр осиротел. Фархат отправился на небеса. Или к Ярдосу. Это уж как решит всемилостивейшая Айша.
Дрожащей рукой новоиспеченный министр достал из нагрудного кармашка платок и прикрыл им лицо мертвеца.
- Да будет твой путь короток, а блаженство вечно!
Тобош шмыгнул носом, сложил королевский указ и спрятал во внутреннем кармане. Теперь он новый министр! А это значит, власть и деньги. Много денег. Он сможет купить себе дом, жениться на красивой и богатой девушке и купить драгоценности. Такие, каких не видывал и сам король.
Взгляд министра переместился вниз. На среднем пальце правой руки усопшего радужными искрами блестело большое золотое кольцо с крупным самоцветом.
- Вам оно теперь без надобности, - извиняющимся тоном произнес Тобош.
Он снял кольцо с королевского пальца, немного подумал, расстегнул нательную цепочку с медальоном, изображающим земное воплощение всемилостивейшей Айши, и продел ее в кольцо.
- Там ты будешь в безопасности, - улыбнулся министр и спрятал кольцо под рубаху. - Кучер! Гони!

* * *


"Тебе правда лучше?" - спросил Янек, вглядываясь в оранжевые глаза дракона.
"Правда. Ты меня спас", - ответил Эргхарг, поднимаясь с камней.
"Я испугался, - признался молодой человек. - С какой высоты мы упали?"
"Неважно. Главное, что все обошлось. И-ши творит чудеса. Сам-то цел?"
"Вроде. - Янек посмотрел на тело колдуна, и его затошнило. - Сможешь подняться в воздух?"
"Думаю, да. Ты хочешь поскорее убраться отсюда, понимаю".
"Мы выполнили свою задачу, сделали все, что смогли. Теперь пусть работают другие".
"Согласен. Садись".
"Подожди минутку".
Как Янеку ни было противно, уходить, не обыскав тело колдуна, было нельзя. Во-первых, у Вильковеста могло остаться что-то, что может помешать грядущим мирным переговорам, во-вторых, попав в недостойные, руки это что-то может развязать новую войну, а в-третьих... луноликий втайне надеялся, что таинственное что-то поможет ему понять природу магии, увеличить ее силу и научиться ею управлять так, как управлял колдун.
Молодой человек подошел к телу, откинул плащ и, старательно отводя глаза от треснувшей, словно переспелый арбуз, головы, проверил карманы и нательные амулеты. Увы, улов был невелик: три кольца со странными символами, маленький кинжал с практически полностью сточенным лезвием и подвеска-флакон с непонятной жидкостью внутри.
"Похоже, ничего стоящего".
"Проверь седло", - посоветовал Эргхарг.
К мертвому дракону подходить хотелось еще меньше, чем к мертвому колдуну. Даже теперь, когда белый гигант не мог никому навредить, Янеку было неприятно приближаться к нему.
"Это просто огромная гора мяса", - успокоил он себя.
"Мы не едим себе подобных", - оскорбился Эргхарг.
"Прости. Ты не так меня понял".
"Я еще недостаточно окреп для того, чтобы поддерживать с тобой постоянную связь", - извинился истинно свободный.
Янек забрался на мертвого хищника и обыскал седло. К нему было приторочено много вещей, но молодой человек заинтересовался лишь одним мешком - самым невзрачным. От него веяло тьмой, в нем наверняка должны были находиться артефакты, заряженные сильной магией.
Янек взял мешок и спрыгнул на землю.
"А теперь полетели".

В ушах привычно свистел ветер, далеко внизу проносились крестьянские поселения, поля и рощицы, дракон летел над Ви-Элле.
"Думал, теперь нам нет необходимости облетать Ил'лэрию", - с сомнением заметил Янек.
"Сократить путь не получится", - возразил дракон.
"Но мы убили колдуна!"
"Вот когда об этом сложат песню, и когда про это узнают все остроухие, тогда я, пожалуй, рискну".
Янек засмеялся.
"Когда мы прилетим к ключу, и если он действительно исполняет желания, я это загадаю".
"Не смейся", - обиделся Эргхарг.
"Прости. Для тебя это серьезно. Но ведь легенды могут лгать".
"Не готовь меня к разочарованию, - фыркнул дракон. - В моей жизни их было столько, что хватит на пять твоих".
"Кстати, о разочарованиях. Ты слишком мало о себе рассказываешь. Я не знаю о тебе практически ничего! Сколько тебе лет?"
"Двести семнадцать, - улыбнулся дракон. - Я еще молодой".
"А за что тебя прогнали из Аркан?"
"Не прогнали, а изгнали. Это разные вещи".
"И все-таки?"
"Узнаешь в свое время".
"Когда закончится срок изгнания, ты вернешься в горы?" - задал луноликий очередной вопрос.
"Вернусь, - подтвердил дракон. - Там мой дом. И он станет и твоим тоже. Если, конечно ты сам этого захочешь и если..."
"Что?"
"Ничего. Держись крепче!"
Эргхарг увеличил скорость. Янек отпустил усы истинно свободного и обхватил его шею руками. Он был счастлив, как только может быть счастлив луноликий. И чувствовал, что дракон тоже счастлив, как только может быть счастлив истинно свободный.
"Надеюсь, так будет очень и очень долго", - мысленно улыбнулся Янек.
"Я тоже на это надеюсь, - ответил дракон и поскорее прогнал из памяти слова Гаргхортсткора. - Я тоже на это надеюсь".

КОНЕЦ.





1. Тонге - денежная единица Миловии. Содержит 50 ге или 200 йе.
2. Локоть - мера длины, равная приблизительно 50 см.
3. Терелл - мера длины, равная 3,5 локтям, приблизительно 170-180 см
4. Тузуар - хищное дикое животное семейства кошачьих размером с большого бегемота. Отличается чрезвычайной агрессивностью.
5. Гарнитур - комплект, набор предметов, служащих для какой-либо одной цели. В данном контексте, набор ювелирных украшений.
6. Берегит - очень редкий и ценный минерал красивого голубого цвета.
7. Geliah anenala - эльфийское приветствие и пожелание здравствовать и приумножать мудрость.
8. Geliah anenala hilaan - ответное эльфийское приветствие и пожелание здравствовать и приумножать мудрость.
9. Выхолащивание - процесс, при котором среди старшего народа рождается все больше эльфов, лишенных магии. В перспективе - полное исчезновение магии, смешение эльфов с людьми.
10. Вавендре - продавший душу Ярдосу, богу разрушения, хаоса и ненависти.
1 . Гвардал - воинское звание сартрской армии, соответствует нашему генералу.
12. Тильдадильон - очень редкий минерал, обладающий свойством нейтрализовать магию, за счет пресечения доступа объекта воздействия к энергетическим потокам стихий, питающим его магию.
13. Ghallah toleo insentie shaan, fella illaha - Прошу твоего содействия, дитя старшего народа (эльф.).
14. Hill ho dalenhet halaah - Ты можешь на меня рассчитывать (эльф.).
15. И крысиному королю попадется зернышко, сломающее зуб - сартрская поговорка, аналог нашей поговорки о крепком орешке
16. Пытаться поймать мышь за хвост - делать бесполезную и трудную работу (эльфийская поговорка)
17. Uahial liert saalath - Дело превыше всего (эльф.).
18. Pabiah rellahia mhaela bihaliah - Нужно пожертвовать меньшим, ради большего (эльф.).
19. Подставить змее незащищенную шею - неоправданно или бездумно рисковать (эльфийская поговорка)
20. Khallahaan Ghlanheiel! - К тебе взываю, Гланхейл! (эльф.)
21. Мейстер - воинское звание сартрской армии, соответствует нашему полковнику.
22. Черные дни - ви-эллийский аналог чрезвычайного положения.
23. Когда черный ворон превратится в белую голубку - эльфийский аналог нашей поговорке "Когда рак на горе свистнет"
24. Гурнер - редкое и очень вкусное растение, в пищу которого используются завязи и недозрелые плоды.
25. Звезда Бурхвала - высшая награда Сартра, названная в честь гвардала, спасшего первого короля Сартра от смерти. Состоит из двух частей: орден и денежное вознаграждение, которого хватает на безбедное существование обладателю, его детям и внукам до третьего колена. Звездой Бурхвала награждаются единицы.
26. Гномы считаются вымершим народом. Следы их цивилизации иногда находят, но ни одного живого представителя подземного народа не видели уже тысячу лет.
27. Паралин получил от человека, оказавшегося алхимиком, вещество, способное убить дракона, в обмен на магическое зеркало, превращающего любую девушку в красавицу. Яд был усовершенствован и усилен магией, раздробившей его на мелкий порошок. Первой жертвой стал сам Паралин, нечаянно вдохнувший его во время обработки огорода против вредителей.
28. Якхоэ - ядовитое растение с сильно красящим соком. Эльфы травят им стрелы и наносят на лицо боевую раскраску.
29. Консильон - ближайший советник при эльфийском правителе.
30. Shtah-helle - единственная эльфийская тюрьма Ил'лэрии
31. Сильвер Огюст - миловийский поэт, один из величайших поэтов Аспергера, давно умер.
32. Укрытые черным плащом Ярдоса - умершие и, предположительно, попавшие в царство бога разрушения, в аналог христианского ада.
33. Эхалотей - злой дух из верований драконов, бросает умерших грешников в огромный котел и кипятит в кислоте до окончания времен.
Оценка: 5.45*4  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  О.Обская "Люди в белых хламидах или Факультет Ментальной Медицины" (Любовная фантастика) | | А.Субботина "Сказочник" (Романтическая проза) | | Л.Свадьбина "Попаданка в академии драконов 2" (Любовное фэнтези) | | А.Емельянов "Мир Карика 4. Настоящая магия" (ЛитРПГ) | | С.Волкова "Жена навеки (...и смерть не разлучит нас)" (Любовное фэнтези) | | Л.Каминская "Сердце дракона" (Приключенческое фэнтези) | | Д.Рымарь "Идеальный брак по версии Волкова" (Современный любовный роман) | | М.Дорохов "Кровь и Бензин" (ЛитРПГ) | | О.Герр "Предназначенная" (Попаданцы в другие миры) | | Н.Самсонова "Невеста вне отбора" (Любовные романы) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Атрион. Влюблен и опасен" Е.Шепельский "Пропаданец" Е.Сафонова "Риджийский гамбит. Интегрировать свет" В.Карелова "Академия Истины" С.Бакшеев "Композитор" А.Медведева "Как не везет попаданкам!" Н.Сапункова "Невеста без места" И.Котова "Королевская кровь. Медвежье солнце"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"