Kriegskind: другие произведения.

Ккк

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Реклама:
Новинки на КНИГОМАН!


 Ваша оценка:

  Белград бомбили. Мосты, дороги, жилые дома. Бомбили колонны беженцев. Бомбили метеостанции. "Кому могут помешать метеостанции?", - спрашивала я. "Кому они теперь могут понадобиться?" - отвечал Умник. "Расслабься, Сестрица. Это конец" - шутил Красавец.
  
  Безработица, инфляция, неизвестность. Люди сходили с ума. Люди умирали на глазах.
  
  А нам все было по фигу. Мы пили лозу из горла, курили всякую дрянь и орали "Само пар година за нас", свесив ноги из окна на четвертом этаже.
  
  Сами они были из Сараева. Три брата.
  Вообще-то они жили у каких-то родственников по отцу, но... Топлива не было, автобусы не ходили. Из центра до Мирийева, где я снимала квартиру, надо было идти пешком часа полтора. Поэтому если кто приходил ко мне, то оставался на неделю или две... или "пока все это не кончится". "Не кончится!" - мрачно прогнозировал Веснушка. "Это и есть конец. Давайте лучше выпьем", - искал позитива Красавец.
  
  Мы были обречены. И нам это нравилось.
  
  Меня они сразу же прозвали Сестрица. А я как только их не называла. Но обычно просто Красавец, Веснушка и Умник. Все трое высокие и темноволосые. Чем-то похожие. В чем-то разные.
  
  Электричества и воды не было по несколько дней. Когда появлялось электричество, обычно в середине дня, все сразу же кидались заряжать аккумуляторы. Часов в семь-восемь, когда его снова вырубали, у нас начиналась дискотека. При свечах. При луне. Под звездами. Под вой противовоздушных сирен. Под лучами прожекторов, выхватывавших корпуса бомбардировщиков.
  
  Не помню, чтобы кто-то из нас был трезвым больше чем полчаса. Конечно, мне было не угнаться за ребятами. Они начали пить еще в 91. Я сильно от них отставала.
  
  "Знаешь, ты совершенно не похож на офицера саперных войск", - сказала я как-то Веснушке, притворяясь более пьяной, чем была на самом деле.
  
  "Знаешь, ты совершенно не похожа на студентку-филолога", - ответил он через плечо.
  
  "Саперы-минеры... это все так относительно",- глубокомысленно заметил Умник-связист.
  
  "Студентки-филологи... они разные",- сказала я, затягиваясь самокруткой.
  
  "Значит, они как саперы", - ответил Веснушка и тряхнул длинными черными волосами.
  
  Все трое были военные. Как их отец, как и их дед, который умер с винтовкой в руках на пороге собственного дома. Отец погиб где-то под Зворником, останков так и не нашли. Еще у них было четверо братьев. Двое старших так и не сложили оружие. Как и все высшее командование младичевой армии, они были объявлены вне закона и разыскивались как военные преступники. Двое младших прятались где-то на юге. "В полях. Маскируются под мирных жителей. Снайперы наши", - шутил Красавец.
  
  Сам он с Умником особо не скрывался. Приехав в Белград, эти двое сразу полезли в какую-то там политику. У меня в голове не укладывалось. Без гражданства, без паспортов, вместо того чтобы затаиться и не дышать, они что-то кому-то в очередной раз пытались доказать. Но они так привыкли. Быть на виду, быть главными. Они так были воспитаны. Отстаивать свое, никогда не сдаваться.
  
  Веснушка их молчаливо поддерживал, но в основном по части выпивки.
  
  Мы познакомились случайно в городе. Я сразу узнала боснийский акцент. Прямая спина и твердый взгляд серых глаз. Я ни о чем его не спрашивала. Все было и так понятно. Все, кто не хотел ехать на трибунал-шоу в Гаагу с билетом в один конец, бежали в Белград.
  
  "А ты сама-то что здесь делаешь?"
  
  Я пожала плечами. "Учусь".
  
  Он поднял левую бровь. "Чему?"
  
  "Жизни".
  
  "Вали отсюда по добру по здорову. Это не твое. Зачем тебе чужая война?"
  
  "Я опоздала на самолет. А он был последним. Больше самолеты не летают".
  
  Дом, в котором я снимала квартиру, дал трещину. Осел грунт вследствие чего-то там, как объяснял Веснушка. Вместе с грунтом просел дом. Несущая конструкция не выдержала, и в одной из стен появилась трещина, которую было видно невооруженным взглядом. Все, кому было куда уезжать, уехали. Дом был в аварийном состоянии. Мне ехать было некуда. На этаже не осталось никого из соседей. Наша квартира превратилась в настоящее логово подпольщиков. Мы играли в пароли и явки, в своих и чужих, в "мы" и "они". "Они" были против "нас". "Мы" были хорошими. "Они" - весь остальной свет. Дверь практически не закрывалась от ходившего туда-сюда народа.
  
  Игра закончилась в один прекрасный... или точнее в один весьма паршивый день. На пороге появился самый старший из братьев. Он был в плену у мусульман, бежал и вернулся без правой руки. Он говорил что-то про диски с информацией, которые необходимо достать и один из которых попал в руки шиптарам. "Надо забрать диск, пока они его не взломали и не слили данные".
  
  Все трое встали, как по приказу.
  
  "Куда?", - едва успела спросить я, хватая Веснушку за локоть.
  
  "Я скоро вернусь. Все будет хорошо", - ответил он и последним вышел из квартиры.
  
  Вместе с ними ушли все наши друзья.
  
  В квартире стало пусто и тихо.
  
  Их не было три дня. Я пыталась кому-то позвонить, кого-то найти. Те родственники по отцу... оказалось, что в их дом попала ракета. Совершенно случайно. Самонаводящаяся ракета просто сбилась с курса. Бывает и так. Телефоны либо не отвечали, либо вообще не было гудка. У меня началась паника.
  
  Через три дня кто-то позвонил в дверь. Явно, чужие. Свои заходили просто так, дверь была всегда открыта. На пороге стояли полицейские. Я вся похолодела. Они протянули три фотографии и спросили: "Вы узнаете этих людей?"
  
  Калин, Коста, Кован.
  
  "Мы зададим вам пару вопросов?"
  
  Кажется, я задала больше вопросов, чем полицейские. Все трое погибли в перестрелке с шиптарами, торговавшими оружием и наркотой.
  
  "Хотя этот еще, кажется, жив", - полицейский ткнул пальцем в среднюю фотографию.
  
  Полицейская машина неслась по полупустому городу с умопомрачительной скоростью. Потому что я поклялась на всех известных мне языках, что НАТО, бомбежки и шиптары покажутся им цветочками по сравнению с тем, что я устрою, если через пять минут не буду в больнице.
  
  "К сожалению...", - сказал человек в белом халате. Больница переполнена, не хватает врачей и медикаментов. Нет донорской крови.
  
  "Я... - я едва стояла - я универсальный донор. Возьмите мою кровь".
  
  "Слишком поздно".
  
  "Но почему?"
  
  "Он умер".
  
  Умерли. Все трое.
  
  "Само пар година за нас". В бешенстве я колотила магнитофоном об стены. У нас не было не то что этой пары лет, у нас не было и одного года.
  
  И мне снилось, снилось, снилось... Что "мы" не проиграли, нет, "мы" выиграли. Что Красавец в сотый раз жалуется, что его бросила девушка, Умник колдует над радиоприемником, а Веснушка сидит на окне и дурашливо повторяет за мной: "Пйервим дйелом, пйервим дйелом самольйоти..." Что когда-нибудь... может быть... наступит этот долбанный мир во всем этом гребаном мире.
   Но я до него не доживу. А они уже мертвы. А значит, мне все равно.
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Межзвездный мезальянс. Право на ошибку" С.Ролдугина "Кофейные истории" Л.Каури "Стрекоза для покойника" А.Сокол "Первый ученик" К.Вран "Поступь инферно" Е.Смолина "Одинокий фонарь" Л.Черникова "Невеста принца и волшебные бабочки" Н.Яблочкова "О боже, какие мужчины! Знакомство" В.Южная "Тебя уволят, детка!" А.Федотовская "Лучшая роль для принцессы" В.Прягин "Волнолом"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"