Одувалова Анна Сергеевна: другие произведения.

Опасное притяжение (последнее обновление)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фанфиков на Фикомании
Продавай произведения на
Peклaмa
  • Аннотация:
    ве расы незримо живут среди людей многие столетия. Они умеют скрываться и хранить свои секреты. Колдуны - халдеи презирают своих младших братьев кровососов -мороев. Морои ненавидят халдеев, но в этот раз у них есть общий интерес - артефакт, принадлежащий братьям-прародителям Мару и Хладу. Друзья сейчас становятся врагами, а враги неожиданно протягивают руку помощи. Мир сошел с ума? Или просто он не черно-белый, а цветной? Не такой, каким представляла его моройка Влада. Коментарии и оценки оставлять Здесь


   Две расы незримо живут среди людей многие столетия. Они умеют скрываться и хранить свои секреты. Колдуны - халдеи презирают своих младших братьев кровососов - мороев. Морои ненавидят халдеев, но в этот раз у них есть общий интерес - артефакт, принадлежащий братьям-прародителям Мару и Хладу.
   Друзья сейчас становятся врагами, а враги неожиданно протягивают руку помощи. Мир сошел с ума? Или просто он не черно-белый, а цветной? Не такой, каким представляла его моройка Влада.
  
  

Пролог.

Каменная леди, ледяная сказка

Вместо сердца - камень,

Вместо чувства - маска

   Густой, насыщенный запахом опавшей листвы вечер хорошей погодой не радовал. Собиравшийся весь день дождь хлынул, когда совсем стемнело. Лил стеной минут пять, потом перешел на надоедливую морось. От мелких капель глупо прятаться под зонтом. Без него тщательно уложенные волосы обвисли некрасивыми сосульками, а недавно ухваченный на распродаже плащик от prada совсем промок. А ведь я буквально пять минут назад вышла из метро! И все эти неудобства из-за мельтешащего в нескольких метрах впереди пижона. Вот уж никак не думала, что он оставит своей серебристый Порш Панамера у метро на Войковской. Пришлось последовать его примеру и сейчас проклинать отвратительную погоду. Одно радует: хватило ума не надеть шпильки, а то пришлось бы ковылять по выбоинам на асфальте.
   Неоновые вывески горели так ярко и висели настолько часто, что вполне могли заменить фонари. На улице почти ночь, а настоящей темноты нигде нет, разве только в укромных парках, ну или на самой окраине города.
   Я поймала взглядом высокую фигуру, маячившую впереди, и неторопливо двинулась следом. Теперь, главное, не приблизится настолько, чтобы вызвать подозрение, и не отстать слишком далеко. Хорошо, что на улице сейчас еще людно, и не проблема - смешаться с потоком - я всего лишь одна из многих, спешащих по своим делам.
   Мне нравилось изучать людей, улавливать отголоски их мыслей и желаний. Пожалуй, это умение - одно из немногих - я по-настоящему ценила. Вон весело стучит каблучками по асфальту совсем молоденькая девчушка: сумка из искусственной кожи, джинсы со стразами и короткая куртка из непонятного материала. Когда мы поравнялись, она взглянула искоса, и меня обожгло завистью. Видимо девчушка приняла меня за свою ровесницу. Угадать мысль случайной прохожей не составило труда "Почему одним - все, а другим - ничего?" Она, видимо, решила, что дорогие шмотки и сумка от DG - заслуга богатеньких родителей. Наивная. Знала бы, какими усилиями мне все это досталось, вряд ли стала бы завидовать дальше. Хотя кто может сказать наверняка? Некоторые мечтают именно о такой жизни, правда, ровно до тех пор, пока не вкусят все ее прелести.
   А вот массивной тетке, догнавшей меня у поворота, было безразлично. Причем, все: я, пахнущая изысканным парфюмом, дождь и суета улицы. Ей просто хотелось домой, туда, где можно бросить тяжелые сумки и скинуть нещадно жмущие туфли.
   Несколько студентов с бутылками пива, окинули меня оценивающими взглядами, пошептались, обсуждая, и двинулись дальше по своим делам. Он них веяло теплом и беззаботностью. Единственной проблемой была неотвратимая сессия, но до нее казалось еще очень далеко. Вот с ними бы я, пожалуй, задержалась чуть дольше, если бы не была так занята. Мне давно не хватало беззаботной легкости присущей студентам. Того непередаваемого ощущения, когда с одной стороны, ты уже не ребенок - можно все. А с другой - еще не навалились неприятные обязанности и проблемы - вечные спутники взрослой жизни.
   Впрочем, я вру сама себе. Не было у меня такого периода. Казалось, мое детство оборвалось в один день, и осталось там за горизонтом, словно за стеклянной стеной, вместе с родителями, смеющейся сестрой и огромным лохматым псом. Я до сих пор иногда могу наблюдать за ними. Именно так, через стекло, не имея возможности подойти ближе. А это еще сложнее, чем просто отрезать себя ото всех воспоминаний, приходится усилием воли заставлять себя не подглядывать. С одной стороны, так легче смириться и жить дальше, а с другой... очень хочется узнать, а как там в другом мире, которому уже никогда не будешь принадлежать. Правда, последние четыре года мне было некогда наблюдать за родными, и поэтому я не страдала.
   Парень шел не торопясь, легкой небрежной походкой уверенного в себе человека. Дорого одетый, и по виду успешный - такие обычно не ездят на метро. Мне было интересно, что его заставило сегодня изменить привычкам. Извечная жажда нового или что-то иное, более приземленное и жизненное? Я подошла немного ближе и уловила ноты свежего цитруса и черной лаванды - Proof Cologne. Как он смел пользоваться одним из моих любимых мужских ароматов? Совершенно ненужный и отвлекающий момент. В некоторых случаях слишком чувствительное обоняние мешало.
   Я едва не спалилась, когда парень остановился, и проводил заинтересованным взглядом проходящую мимо девушку. Пришлось тоже тормозить и делать вид, что рассматриваю витрину. Было бы еще что рассматривать. Художественный салон уже закрыт, а разглядывать витрину круглосуточной аптеки как-то глупо. Да и не интересно. Все же слежка - скучное дело. Но игра стоит свеч. Я знала лично того, кого сегодня веду. Правда знала не сейчас, а давно, кажется, что в другой жизни. И у меня был свой кровный интерес.
   Молодой человек поправил воротник короткой куртки и нырнул в подземный переход, намереваясь пересечь Ленинградский проспект. Я притормозила, выжидая время - не хватало еще, чтобы меня засекли раньше срока, а затем направилась следом. Когда вышла на поверхность, тот, за кем я упорно следовала, уже был в тени парка не один. Там его дожидалась девушка. Отсюда я не могла рассмотреть ее внешность. К тому же, она стояла ко мне спиной. Но пахла незнакомка ландышем и немного бергамотом, я готова была поспорить, что это - "Кристиан Диор". Впрочем, сейчас мелочи не имели значения.
   Пара что-то оживленно обсуждала. Девушка наклоняла голову, и длинные волосы ливнем струились по спине. Мне стало завидно. У меня было пусть удлиненное, но каре. Я всегда завидовала длинным волосам, но отрастить сама так и не смогла - слишком любила меняться. Девушка смеялась, кокетничала и пыталась произвести впечатление. Все правильно, Макс нравится женщинам. По-иному быть не может. Только вот он перешел грань. Забыл, что всему есть предел, и законы нужно чтить. Нарушил правила и, тем самым, дал мне шанс.
   Я присела на лавочку, краем глаза наблюдая, не соберется ли парочка уходить. Но нет, казалось им хорошо в темноте безлюдного парка. Я подозревала, что ненадолго. Макс вряд ли будет терпеть. Нет смысла.
   Сидеть на мокрой лавочке было неприятно, но я старалась не обращать внимания на неудобство. Дождь почти закончился, лишь мелкая морось оседала на волосы и ресницы. От влажности воздух казался густым. Осень пробиралась под тонкий плащ ветром, но не сильным прерывистым, а легким почти что нежным, напоминающим лето.
   Расслабившись, я едва не проворонила начало самого интересного. Парень приобнял девушку за плечи, шагнул вперед по тропинке, и парочка растворилась в темноте. "Вот черт! - я резко вскочила со скамейки и кинулась вглубь парка. - А он намного умнее, чем можно предположить. Кто бы мог подумать, что у него окажется сделанный проклятыми халдеями артефакт-полог. Если я его не найду, то все пропало - Макс и жертва будут скрыты от посторонних глаз на какое-то время. Когда полог спадет, ничего уже не предпримешь". Я упала на колени в пожухлую влажную листву. Лихорадочно обшарила тропинку в поисках того, что могло бы быть артефактом. Однозначно, это вещь маленькая - она должна свободно поместиться в кармане, и яркая - потому что халдеи, как сороки, любят все блестящее. Конечно, сами колдуны любовь к драгоценным металлам и камням объясняли иначе, но моего мнения это не меняет. По мне, куда логичнее наделить силой булыжник, а не, допустим, изумруд. И не так заметно и дешевле. Хотя сейчас я жаловалась зря, только необычная форма и яркость поможет найти предмет. Под руками что-то блеснуло. Так и есть - массивный перстень, по виду - золото и рубин. Я достала из сумки носовой платок и осторожно подняла дрянь с земли. Ну, не любила я всякие колдовские штучки, не любила. Кто их халдеев знает? Неизвестно как они могли защитить свою вещь от желающих разрушить заклинание. Чтобы скинуть полог оказалось достаточно лишь отшвырнуть артефакт в сторону. Похоже, он защищал строго определенную часть пространства и сейчас просто утащил заклинание за собой.
   К сожалению, я опоздала. Девушка с остановившимся взглядом валялась на земле. Длинные волосы змеями расползлись по осенней листве, а с лица вместе с жизнью ушла красота. На ее шее не видно крови. Только две небольшие дырочки - Макс всегда был аккуратен. Он уже успел отобедать. Точнее отужинать. Это - пожизненный крест, точнее посмертный. Но зачем же убивать? В этом нет никакой необходимости, только извращенное желание отобрать жизнь, почувствовать себя всесильным, почти богом. Прихоть более сильного существа. Макс любил пьянящее ощущение превосходства, я никогда такого не понимала.
   Сам он стоял спиной ко мне и, как ни в чем не бывало, разговаривал по телефону. Назначал кому-то встречу в Питере. Ни меня, ни слетевшего полога он даже не заметил. Я не стала мешать. Подождала, пока договорит. С удовольствием рассмотрела симпатичный iPhone 4 - до десяти часов сети вай-фай, широкоформатный экран на три с половиной дюйма и еще куча всяких, милых сердцу наворотов. Я давно хотела купить такой. Но денег постоянно не хватало, точнее, уходили они не на то.
   Парень сунул телефон в карман, лениво развернулся и заметил меня. Хищно оскалился, приняв, за обычную человеческую девушку. Это заблуждение мне было на руку. Узнать меня, он, конечно, не узнал. Тоже не удивительно. А я не стала ничего объяснять просто подошла и без слов ударила. Коротко и мощно, сверху вниз ногой - растяжка мне позволяет. Его щека, рассечённая жесткой подошвой, окрасилась бордовым. От удара парень отлетел в сторону и скорчился на земле. Густая кровь стекла на подбородок, потом на шею и испачкала воротник пижонской рубашки. В его глазах на миг мелькнули испуг и растерянность. Мне хватило времени, чтобы с наслаждением ударить еще раз - это была месть.
   Макс старше меня и опытнее, но его жизнь состояла из одних лишь удовольствий. Он привык иметь дело с людьми, которые в несколько раз его слабее или с продажными халдеями, за деньги готовыми стерпеть все. Одним словом, крыса. Злобная, мелкая, но мало на что способная в одиночку.
   Он даже сопротивляться толком не мог. Только утирал с лица кровь, скулил и пытался достать из кобуры под курткой пистолет. Пули там, вероятно, серебряные. Не понимал, что одних пуль чертовски мало. Он знал - меня это не убьет, но надеялся обездвижить хотя бы на время и успеть добить или сбежать самому. Зря! Даже выпусти он всю обойму, я все равно бы стала двигаться и была бы сильнее его. Потому что для него это все непривычно, страшно и жутко. А для меня - жизнь. Тринадцать лет каждодневных тренировок, и все ради одного этого дня. Ради удовольствия в один прекрасный момент поквитаться.
   Если бы он был чуть смелее, то смог бы задавить меня массой, один точный, выверенный удар физически более сильного противника мог свести на нет мои умения, но Макс не привык защищать себя сам. Слишком любил прятаться за спины других или убивать слабых человеческих девушек. Он просто не рискнул. Мне было приятно осознавать, что он боится и не доверяет себе. После моего первого же удара он потерял уверенность, попался на блеф и посчитал меня сильнее, чем на самом деле, и в этот момент проиграл, еще до начала боя.
   Всадив в его сердце кол, я не испытала ни жалости, ни сомнения. Макс до последнего момента так и не понял: он продался халдеям настолько, что стал в нашем обществе изгоем. Он даже пропустил момент, когда его официально разрешили убить. Иначе успел бы подготовиться к встрече с такими, как я.
   Тело на земле уже начало разлагаться. Вопреки легендам, морой, если его убить, не разлетается прахом сразу, а словно бы тает, проходя все этапы разложения за несколько минут. Я торопливо окинула взглядом модные шмотки и, подавив брезгливость, залезла трупу в карман куртки - уходить без трофея нельзя. Это - традиция. А потом должна же я представить доказательства того, что преступника больше нет? Да и есть повод лишний раз не тратиться на заманчивую игрушку. В любом случае, я хотела порадовать себя телефоном после очередного заказа, а тут вышла экономия.
   Макс любил дорогие вещи, будь то машины, девушки, духи или вот телефоны. Я тоже любила телефоны, машины и духи, но возможности у меня были куда более скромные.
   Сунув заслуженную добычу в карман, я спешно направилась прочь из парка, в сторону метро. Не хотелось бы опоздать и потом ждать такси. Можно, конечно, проявить благородство и сознательность - вызвать милицию. Но зачем? Тело девушки в любом случае в ближайшее время найдут и сильно удивятся, обнаружив рядом дорогие, стильные, но невероятно грязные мужские шмотки. Но мне-то что? Я свое дело сделала. Жаль только, что месть не принесла никакого облегчения. Впрочем, я знала, что так будет. Ведь ничего не изменилось, по крайней мере, для меня.
  
  
  
  

Глава 1.

Питерский туман.

На будущем - пелена

На прошлом - туман с Невы

Лишь восемь часов без сна

От Питера до Москвы.

  
   За окном в мутной рассветной дымке проносились роняющие листву деревья, телеграфные столбы, а иногда и целые города. На горизонте лениво вставало солнце, стыдливо прячась в мутном мареве облаков, словно понимало, что сегодня не к месту - слишком насыщенный у меня выдается день.
   С пятницы на субботу в поезде Москва - Санкт-Петербург всегда много народу, но я предпочитаю одиночество и поэтому заказываю себе отдельное купе или вообще еду на машине. Терпеть не могу толпу. Меня раздражает суета и навязчивое внимание. Лучше заплатить и слушать мерный перестук колес, чем, стиснув зубы, внимать пустому трепу случайных попутчиков или, упаси боже, любоваться на пьяные рожи и дышать пивным перегаром. В купе подобных проблем нет и можно спокойно лечь спать, но я не люблю спать ночью, вот и приходится таращиться в окно и невольно прислушиваться к тому, как пьяно бубнят за тонкой стенкой подвыпившие соседи.
   Я взглянула на небольшие золотые часы на руке - круглый циферблат с выложенной под стеклом бриллиантами пятиконечной звездой - подарок очередного бойфренда. Мы были вместе недолго. Этого хватило, чтобы возлюбить с удвоенной силой свободу и независимость. Но часы от этого не стали хуже или меньше мне нравиться. Я не из тех, кто, выкидывая из сердца мужчину, выкидывает и все, сделанные им подарки. Должно же после романа остаться хоть что-то, кроме очередной порции разочарования. Обе стрелки показывают ровно на острие опущенного вниз луча. Шесть тридцать. До Питера осталось всего ничего - чуть больше полутора часов. Почти сто минут отдыха, а потом опять новые люди, суета, работа.
   Нет, до вечера у меня есть свободное время, можно даже немного вздремнуть, но я уже вряд ли буду одна. Интересно, кого пришлют меня встречать? Кого-то из наших или еду? Надеюсь, что второе. Не хотелось бы на новом месте, ко всему прочему, заботиться о раннем завтраке. В животе нехорошо потянуло, рот наполнился слюной. Не люблю ощущение голода. Его не заглушишь ничем: ни кофе, ни обычной пищей, ни каким-либо делом. Но попробовать можно, все равно заняться нечем. Я достала из сумки зеркало на подставке и косметику. Открыла пудреницу и начала механически поправлять макияж. Тон ложился ровно, превращая живое лицо в привычную холодную маску. Я всегда красилась много - маскировалась. Без макияжа мне не давали больше восемнадцати. Чаще всего шестнадцать. Вечные, застывшие шестнадцать лет. Как же я их ненавижу!
   С тех пор, как я изменилась, прошло тринадцать лет. А мне все так же шестнадцать. Я покрасила и остригла волосы, я не выхожу из дома без косметики, которая стала вторым лицом. Но это слабо помогает. Больше двадцати мне еще ни разу не давали и никогда не дадут. Велика радость - на всю жизнь остаться худосочным существом с лицом дурочки-старшеклассницы. Хотя вот одному из лучших домушников стаи повезло намного меньше. Ему навсегда двенадцать. Вот уже пятьдесят с лишним лет. Прекрасный пол всерьез не воспринимает, сигареты и спиртное в магазинах не продают. Хотя спиртное и мне продают далеко не всегда, а сигареты продавщицы выдают иногда с таким выражением лица, что хочется сунуть им в нос паспорт. Правда, по паспорту я тоже моложе своих лет. Судя по документам, мне двадцать один. Это лучше, чем шестнадцать, я могу пить, курить и водить автомобиль.
   Попросив у проводницы кофе, я засунула в сумку зеркало, проверила наличие документов и расслабилась. Сделала обжигающий глоток из совдеповского стакана и прикрыла глаза. Кофе в поездах можно пить только так зажмурившись и очень горячим, иначе, гадость гадостью. А так это хотя бы не очень сильно чувствуется, особенно, если добавить лимон.
   Остаток пути я провела, рассматривая проносящиеся за окном огни и медленно светлеющие небо. Уже очень скоро. Я как обычно вышла в тамбур первая - ненавижу толкаться с другими пассажирами и тыкаться носом кому-то в спину. Когда мне тыкаются, тоже не люблю, но этого не избежать. Народу на перроне было море. Приезжающее, встречающие перемешались и издавали такой гомон и шум, что его не могли перекричать даже зазывалы-таксисты. Несколько слишком резвых в душевном порыве даже попытались отобрать мою сумку, чтобы помочь ее донести, а потом насильно усадить меня в свое такси. Я вежливо отказалась, едва удержавшись, чтобы не оскалится. Еще один минус девчачьей внешности: везде меня принимают за особу, в первый раз приехавшую в большой город. Достало уже. На перроне меня никто не встречал - это и к лучшему. Наконец-то Марат внял доводам разума и поверил, что большого багажа у меня не бывает.
   Черный, наглухо тонированный Touareg с символичными тремя шестерками на номерах я заметила сразу же. Слишком уж он был "наш" - хищный и словно отгороженный от внешнего мира наглухо тонированными стеклами. Закинув на заднее сидение небольшую дорожную сумку, я бесцеремонно плюхнулась рядом с водителем, удостоив его мимолетным взглядом - обычный человек, еще совсем мальчишка - лет двадцать, не больше. Моя сегодняшняя закусь, видимо. Марат расстарался, подобрав мальчика посимпатичнее. Ему бы моделью работать, а не водителем. Правда, платят у нас больше.
   В наивно-вытаращенных голубых глазах парня мелькнуло изумление, испуг и брезгливость, которую он не смог скрыть. Значит, из недавно посвященных. Не привык еще. Знает, что меня нужно не только подвести, но еще не смирился с существующим положением вещей. Либо привыкнет и не станет реагировать остро, либо сломается и умрет, или уйдет, попрощавшись с некоторыми воспоминаниями.
   Парень натянул на нос темные очки, внимательно посмотрел на меня еще раз и уже открыл рот, но я, предваряя вопрос, небрежно шепнула, положив руку на руль.
   - Что стоим, поехали уже. Я устала! - на пальце блеснуло кольцо - пятиконечная звезда, вписанная в круг. Непосвященным кажется, что печатка надета неправильно. Иначе, почему острие луча направлено вниз к кисти. Но водитель все понял верно. Он сглотнул, прокашлялся, и, так и не рискнув что-либо сказать, тронулся с места.
   Я люблю Питер. Пожалуй, это один из немногих городов, к которым, я испытываю настоящую слабость. Мне приятно здесь находится. Мне нравится гуляющий по набережной ветер, холодный воздух и то, что здесь не часто бывает солнце. Я люблю и спокойное умиротворение старых улиц, и толпы туристов. В Питере я чувствую себя живой. Здесь нет необходимости оставаться в тени или отсиживаться дома денем, - туман и дождь защищают не хуже сумерек.
   Больше всего меня притягивали в Питере каналы. Каждый свой приезд я хотя бы один раз совершала с группой туристов неспешную прогулку по рекам и каналам на катере. Если было пасмурно и сумрачно, тогда днем, но чаще ночью, чтобы послушать, играющий на палубе джаз и в очередной раз увидеть, как разводят мосты.
   До Апарт-отеля, в котором я привыкла останавливаться, было совсем недалеко - можно дойти пешком. Тем более, вещи прибыли еще вчера, а сегодня их уже, наверное, отгладили и повесили в шкафы. Я - частый гость, и мои предпочтения знают. Но вот досада вместо того, чтобы наслаждаться неспешной прогулкой по Невскому: вдыхать запах каналов, стучать каблуками по брусчатке на мостах, рассматривать милые безделушки и прицениваться к картинам - в общем, и погружаться в атмосферу города, я должна терпеть испуганного водителя и шикарный джип, в котором душно.
   К сожалению, ничего с этим не поделаешь - правила хорошего тона, что б их! Машина, водитель - все это часть ритуала встречи дорогих Московских гостей. Была бы я мужчиной, за рулем сидела бы красивая блондинка. А так блондин, как мне нравится. Впрочем, блондин... брюнет не важно - в любом случае это добрая воля принимающей стороны, а не мое требование. Я вообще приехала по делам, и все эти почести каприз Марата, за который мне придется платить улыбками и потерянным вечером - как ни крути, наносить ответный визит вежливости придется уже завтра. Пришлось бы сегодня, если бы не планы. Их нарушать нельзя, к счастью. Если выбирать между вечером в компании Марата и работой, я без сомнения предпочту второе, даже если существует опасность, что во время очередного задания меня убьют.
   Трехкомнатные апартаменты, в которых я останавливалась каждый раз, когда приезжала в Питер, располагались в обычном, на первый взгляд, доме. Одном из немногих жилых, оставшихся на Невском проспекте. Меня как раз и подкупала уютная домашняя атмосфера. Апарт-отель соединял в себе преимущества квартиры и гостиницы. Комфорт и уединенность, присущие собственному жилью, и каждый день - новые простыни, совсем как в гостинице. Не нужно заботиться об уборке и стирке, все услуги включены в стоимость. На данный момент Апарт-отель был наилучшим решением проблем с жильем в Питере.
   Наверх, ко мне в апартаменты водитель проследовал безропотно, но с видом идущего на заклание агнца. Взгляд у него при этом был как у провинившегося спаниеля, что окончательно испортило мне настроение. Прямо "не убейте, Христа ради" читалась на потерявшем привлекательность лице - все же страх обезображивает даже самых красивых мужчин. Была бы я не столь голодна, отправила бы паренька обратно к Марату, и пусть оправдывается, как хочет. Нельзя же так аппетит портить!
   Бросив небольшую дорожную сумку с ноутбуком и самыми нужными вещами на диван, я кивком указала "завтраку" на стул. Он присел и испуганно отвел взгляд. "Да, что б его! Марат надо мной специально издевается, что ли? Не мог прислать кого-нибудь не такого нервного? Что я буду делать, если это чудо от вида крови в обморок грохнется? Наверное, намного проще было бы выйти на улицу и озаботиться пропитанием самостоятельно. Конечно, "дареному коню в зубы не смотрят", но не в данном случае!"
   Терпеть гостя в своем временном жилище не хотелось. Стремясь как можно быстрее освободиться от его присутствия, я нашла в баре высокий стакан и поставила на стол. Парень сдавленно хрюкнул, а когда я недоуменно на него покосилась, вжался в спинку стула. Я едва сдержала стон. Достала из сумки одноразовый шприц.
   - Куртку сними, - бросила я своему водителю, не поворачивая головы. Смотреть на затравленный взгляд сил не было. Вот терпеть не могу, когда сложности возникают на пустом месте. "Может, и в самом деле отправить это чудо обратно к Марату с просьбой, чтобы тот выслал мне кого-нибудь не такого нервного?" Идея была хороша, только вот, зная бурный нрав Марата, можно предположить, что пареньку грозят неприятности. А мне его жалко, слишком я что-то стала сентиментальная. Нехорошее качество и для моройи, и для моей профессии.
   - А что, вы будете... иголкой... - подал голос объект моих размышлений, и начало казаться, что сдать его обратно Марату - не такая плохая идея. - А я думал... Марат Рустамович сказал...
   - Что сказал Марат Рустамович? - устало выдохнула я, всаживая иголку парню в вену. Кровь тягучая и густая, наверняка приправленная страхом и адреналином медленно наполняла шприц. Хорошо бы ее глотать прямо из вены. Так намного вкуснее. "Интересно, если я так и поступлю, мой завтрак грохнется в обморок или все же устоит?" Соблазн был велик, но я не настолько зверь, чтобы издеваться над испуганными детьми.
   - Ну... Марат Рустамович сказал... - парень сглотнул посмотрев на иглу, торчащую в руке. "Так он и этого боится. Да что же это такое..." - Ну что....
   - Что я накинусь на тебя, жестоко изнасилую и напьюсь из яремной вены, перемазав при этом физиономию и разбрызгав кровищу по стенам? - невинно поинтересовалась я и, не удержавшись от маленькой шалости, плотоядно облизнулась. Картинка, и правда, получилась на редкость соблазнительная.
   Парень пытался отрицать, но вот его взгляд говорил об обратном. Чтобы не сказал Марат, сам паренек представлял нашу встречу именно так, как я ее описала.
   - Прости, что разочаровала, - буркнула я, кинула молодому человеку упаковку ваты и перелила кровь в стакан. - Тебя хоть как зовут?
   - Леша, - едва слышно буркнул водитель и отвернулся, смущаясь. Немного посопел и выдал. - Да я что? Я же все прекрасно понимаю... просто вы же маленькая... я так не могу. У меня сестра Ксанка, чем-то на вас похожа. Ей на той неделе шестнадцать исполнилось. Вот мне и странно...
   - Слушай ты, высокоморальный ранний завтрак! - взбесилась я. - Маленькая! Да я не только старше твоей сестры в два раза, я и тебя старше!
   - Да, понимаю, - Леша резво вскочил со стула и попятился к двери. - Но, все равно, неожиданно, как представил Ксанку...
   - А ты не подпускай свою Ксанку к нашей жизни, держи язык за зубами и молись, чтобы ее никто не заметил. В шестнадцать лет вечная жизнь, ой, как привлекательна. Отрезвление наступает позже... когда понимаешь, что вечность - это не жизнь, это - смерть, точка после которой нет ничего, - на этом моменте я запнулась, вмешались свои, еще не поблекшие воспоминания.
   - Но молодость навсегда, разве это плохо?
   - А умереть в шестнадцать хорошо?
   - Нет, но...
   - Нет никаких "но", в том-то и дело. Ты думаешь, в шестнадцать лет я обрела вечную жизнь? Нет, я просто умерла. Мои родные лишились меня, а я возможности расти, рожать детей, стареть. В общем, возможности жить. То, что ты видишь перед собой - это совершенно другое существо, которому недоступно очень много человеческого.
   - То есть ты не хочешь быть мороем?
   - Пока ты человек, у тебя есть выбор, после обращения выбора нет. Поэтому становятся бессмысленными рассуждения о том, кем я хочу быть.
   - А когда ты поняла, что предпочла бы остаться человеком? - за такие вопросы я обычно карала, но настроения злиться на Лешу не было, поэтому пришлось честно отвечать.
   - В тот момент, когда перестала им быть.
   - Но почему же тогда согласилась на перевоплощение?
   - А меня никто не спрашивал, - невесело хмыкнула я, понимая, что дальше разговаривать не хочу. - А сейчас - все. Я устала, и видеть тебя больше не могу. Отправляйся домой и не нервируй меня дальше. Машину оставь на стоянке, она мне вечером пригодится.
   - Не могу, - парень погрустнел и остался в комнате, хорошо хоть не стал продолжать болезненную для меня тему, а перешел к делам. - Марат Рустамович не велел мне отлучаться, и вас очень просил к нему приехать. Сказал, что негоже с гостями не поздороваться.
   - Да, чтоб его! - выругалась я. Отклонить приглашение не было никакой возможности. Мой метр и Марат были не то чтобы друзьями, скорее партнерами. Поддерживали друг друга и привечали "мальков". Мы с почестями встречали гостей из Питера, они же всегда помогали, чем могли, Московским, и личные симпатии или антипатии тут ни при чем. Мы, как вид малочисленный, держались друг друга. Нет. Отказаться нельзя. - Что он ждет меня прямо сейчас?
   - Да нет, можно и позже, - Леша даже немного улыбнулся. - Марат Рустамович сказал, чтобы вы отдохнули, но после обязательно навестили его.
   - Он будет в офисе? - надеюсь, мой голос прозвучал не похоронным маршем. "Черт!" Я так рассчитывала на то, что до вечера получится побыть в одиночестве.
   - Да, думаю, после пяти, точно.
   - Вот и хорошо, - немного расслабилась я. - Значит, к этому времени и поедем. Заберешь меня отсюда. А сейчас, все же, будь добр, скройся с глаз моих долой, или он приказал караулить меня у кровати?
   - Да нет... - смутился Леша и исчез за дверью, а я выдохнула с облегчением. Залпом допила оставшуюся на дне стакана кровь и отправилась в душ. Поездка в Питер началась как-то излишне активно. Сначала - этот странный мальчик Леша. Потом - желание Марата увидеть меня, во что бы то ни стало. А, между тем, до вечера, на который у меня запланировано серьезное мероприятие еще, ой, как далеко. До него еще дожить нужно.
   Холодные струи впивались в тело острыми иголочками. Горячий душ - это еще одно удовольствие, которого я лишилась, перестав быть человеком. Он теперь мне неприятен, терпеть, конечно, можно, но зачем? Другое дело ванна с холодными кубиками льда, я даже мурлыкнула от удовольствия. Только вот времени на такие изыски, к сожалению, немного. А спешить я не люблю, поэтому придется сегодня обойтись безо льда и ароматических масел.
   Вообще слишком мало осталось вещей, которые вызывают приятные чувства. Чаще всего мне скучно и неинтересно. Безразличным стало и отношение к человеческой еде. Правда за тринадцать лет я научилась притворяться и даже делать вид, что процесс поглощения пищи доставляет удовольствие. Что поделать, мы любим ощущать себя живыми. Ходим в рестораны, изыскано кушаем, пьем. Хотя единственное, что может нас, по-настоящему тронуть - это кровь, ну и еще, пожалуй, секс. Остальные чувства на фоне этих двух страстей блекнут. Впрочем, на месте секса у некоторых моих сородичей может оказаться и что-то другое. Например, коллекционирование, страсть к убийству (но это пресекается быстро) или же просто пустота. Сегодня я лишена и первого, и второго удовольствия. И все из-за того, что Леше - моему приятному дополнению к Питеру, я напоминаю младшую сестру. Ни за что не поверю, что Марат не подгадил мне с этим водителем специально.
   Окна моих апартаментов выходили на Невский. Я любила смотреть за суетящимися внизу людьми: торопящимися куда-то питерцами или неторопливо прогуливающимися туристами. Особенно меня умиляли делегации из восточных стран - маленькие верткие китайцы умудрялись передвигаться столь же быстро, как и спешащие по своим делам коренные жители, но при этом от их внимания не ускользала ни одна деталь города. Они на секунду замирали перед старинным фасадом какого-нибудь здания, каналом или скульптурой быстро щелкали фотоаппаратами и бежали дальше. Спешили успеть... Мне торопиться не нужно, у меня впереди вечность. Если, конечно, никто не пришибет - слишком уж работа непредсказуемая. А раз так, и наблюдать мне некогда. Особенно, сегодня. Времени осталось совсем немного - как раз для того чтобы вздремнуть и привести себя в порядок. После визита к Марату я уже не успею вернуться в номер, а значит, предстоит неприятное. Навстречу придётся идти без макияжа. Вечером я хотела бы сойти за подростка. Если что-то пойдет не так, и меня заметят, пусть уж лучше считают загулявшей человеческой девушкой - это безопаснее. Но вот идти в образе старшеклассницы к Марату совсем не хочется. Только выбора другого у меня, похоже, нет.
  
   Старая библиотека была словно вырвана из столетия восемнадцатого вместе с мебелью и стенами. Ничего в ней не говорило о том, что на дворе 2011 год. Антикварные кресла, старые стеллажи и древние книги. Даже люстра и настенные светильники стилизованы столь профессионально, что кажутся масляными, а не электрическими. Полная иллюзия. Хозяин кабинета, казалось, тоже не принадлежит этому веку. Темные, забранные в хвост волосы, широкие брови и аристократичный профиль с презрительно поджатыми губами. Излишне много для современного мужчины украшений - крупные перстни с камнями, несколько широких цепочек на шее и круглые серьги в ушах. Из одежды - длинный темный халат. В наше время уже нет тех, кто в таком виде мог бы выглядеть мужественно и не нелепо - это под силу лишь средневековым аристократам на старинных портретах. Создавалось впечатление, что хозяин кабинета один из них. Мужчина что-то увлеченно читал, перебирая пожелтевшие от времени страницы. Они разлетелись по всей поверхности стола.
   В помещении библиотеки было душно. Плотные шторы пропускали лишь незначительное количество света. Тонкий солнечный луч пробивался меду двумя полотнами ткани и золотил подлокотник старинного кресла, резной письменный стол и путался в темных волосах мужчины, увлеченного чтением.
   Хозяин кабинета сосредоточенно просматривал листы, перекладывал их с места на место, и изредка делал пометки на полях. Невозможно было понять, составляли ли когда эти разрозненные листки книгу или же изначально принадлежали разным рукописям. В любом случае мужчина не стремился собрать их воедино, скорее он по крупицам собирал информацию из разных источников. Он был настолько увлечен работой, что не обращал внимания ни на что вокруг.
   - Ты не опоздаешь? - вопрос заставил вздрогнуть хозяина кабинета. Он оказался не готов к визиту, и нехотя поднял взгляд от бумаг. Появившаяся в дверях девушка была красива и немного робела. Не очень дружелюбный, даже жесткий взгляд заставил ее отступить на шаг, но не уйти. Она замерла на пороге, не решаясь зайти в комнату. Светлые волосы падали на спину крупными локонами, лишь искушенный мог догадаться, что на эту легкую небрежность девушка угробила все утро и немало денег. И все для того, чтобы удержать его внимание. Сделать это с каждым днем становилось сложнее. То ли он охладевал, то ли ей со временем стало нужно намного больше, чем он хотел дать.
   - Летта, ты же в курсе, что я не терплю, когда меня отвлекают от работы? Зачем ты пришла? - мужчина черкнул несколько слов в блокнот, собрал бумаги со стола и быстрым шагом направился к двери. Он был несколько ниже, чем могло показаться на первый взгляд, всего лишь на полголовы выше, чем стоящая в дверях холеная блондинка.
   - Сколько у меня осталось времени? - поинтересовался он, обняв девушку за талию и небрежно поцеловав в шею.
   - Около двух часов. Не так-то уж и много, а на эту встречу опаздывать не нужно...
   - Замечательно, - мужчина мигом потерял всякий интерес к своей гостье, а последнее ее замечание вообще проигнорировал. - Жди здесь, - приказал он, и блондинка послушно присела на край антикварного кресла - прямая, словно стрела спина, обнаженные плечи и безмятежность в темно-зеленых глазах. Она даже не спросила, что он собрался делать, повиновалась без слов. Мужчина довольно хмыкнул и выскользнул за дверь, оставив девушку в одиночестве.
   Его фавориткой быть невероятно сложно. Достаточно немного ошибиться, и этого хватит, чтобы получить отставку. Летта не хотела ошибаться и слушалась беспрекословно. Это тяжело, но оно того стоит. Ее положение даровало не только спокойную жизнь, роскошь и финансовую свободу при минимуме усилий, но и некоторое количество власти. Все это Летта любила. А еще она была слишком ленива, чтобы добиваться успеха самостоятельно. Не хотелось думать, что будет тогда, когда она надоест Дамиру. А ведь надоест рано или поздно. Так бывает всегда. Про его бывших ходило много слухов, но вот вживую Летта не встречалась ни с одной из них, и это пугало. Нет, они все были живы или, по крайней мере, погибли не по вине Дамира. Исключение составляли лишь пара предательниц. Но это было давно, наверное, больше века назад.
   Другое дело, что бывшим фавориткам не место рядом с ним, в его команде, а вот куда идти Летта не знала и поэтому держалась за свое место, прилагая неимоверные усилия, чтобы не наскучить, а любовь и восхищение давно умерли. Любить Дамира невозможно, он обладал удивительным умением убивать все чувства - холодный и безразличный ко всем, кроме себя. Впрочем, быть может, с возрастом к этому приходят все. Летта не знала, сколько ему лет, и никогда не решалась спросить ни у него самого, ни у его помощников. Не сказать, чтобы ее здесь уважали. Мало того, что самая молодая и неопытная, так еще и фаворитка. Большинство даже не предполагали наличие у нее других качеств. Фаворитке ведь нужна лишь красота и покорность. Летта не пыталась этого мнения изменить, так жить намного проще - меньше внимания и ответственности, а свободы больше.
   Дамир появился спустя полчаса. Блондинка за это время успела обшарить ящики письменного стола, заглянуть на стене под потемневшую от времени картину и пролистать большинство книг на полках. Все это она делала быстро и уверенно, словно искала что-то целенаправленно, а, может, подобно многим женщинам, просто старалась быть в курсе дел. Девушка была одета совсем не по-домашнему: узкое темно-зеленое платье она постоянно поправляла, а высокие каблуки мешали ступать неслышно, и приходилось передвигаться по кабинету на цыпочках. Она постоянно оглядывалась - опасалась быть замеченной. Едва заслышав за дверью шаги, девушка спешно села обратно в кресло и принялась безмятежно рассматривать порхающие в солнечном луче пылинки. Со стороны могло показаться, что она давным-давно утомилась ждать. Правда, когда за спиной открылась дверь, Летта не смогла сохранить хладнокровие, она испуганно подскочила и изумленно уставилась на хозяина кабинета.
   - Ты?
   - А ты ждала кого-то другого, Летта? Ты меня пугаешь. - Мужчина говорил совершенно серьезно, но в темных, вишневых глазах плясали смешинки. Видимо, он был доволен произведенным эффектом.
   - Но как... я чувствую...
   - Тс-с-с, - мужчина подал девушке руку и помог встать с кресла. - Вот теперь я готов ехать.
   - Как тебе это удалось? - в глазах девушки зажегся огонь любопытства. От хладнокровной маски не осталось и следа.
   - Летта, - мурлыкнул Дамир. - Ты меня удивляешь, вот уж не думал, что ты способна чем-то столь истово интересоваться. Мне казалось, твои интересы сосредоточены исключительно на своей внешности и моем досуге.
   - Приятно удивляю? - холодно осведомилась блондинка. Она уже успела взять себя в руки.
   - Это зависит от того, с какой стороны смотреть. От своей любовницы я жду обожания и все; а вот член команды должен быть умен и любопытен. Определись, наконец, что тебе больше нужно.
   Девушка застыла в центре комнаты, как изваяние, на ее лице на секунду мелькнула злость, потом боль и обида и снова вернулась маска равнодушия. А мужчина довольно хмыкнул и вышел в коридор. На его губах играла отстраненная улыбка, создавалось впечатление, что он забавляется, ставя девушку перед невеселым выбором.
  
   Я собралась задолго до прихода Леши. Почему-то сегодня не спалось, хотя днём я обычно дрыхну как сурок, и проснуться могу только по будильнику.
   Легкомысленные хвостики, джинсы с многочисленными карманами, модные в этом сезоне ботинки - "патрули" и рюкзачок за спиной - когда я хотела, могла сойти и за пятнадцатилетнюю. Только выражение лица нужно состряпать понаивнее.
   Пользовалась этой маской я редко - слишком ненадежная маскировка. В толпе затеряешься, но любому человеку достаточно посмотреть мне в глаза, чтобы понять - я намного старше, чем кажусь на первый взгляд, но сегодня ни с кем не нужно вступать в разговоры, нужно просто следить, а если обнаружат, я не вызвать опасения.
   Было одно качество, которое Альгимантас - не только непосредственный начальник, но и мэтр, ценил особенно сильно - меня нельзя распознать. Морои не признавали во мне свою (хотя мы превосходно чуем друг друга), а халдеи не принимали за морою. Я была похожа на человека не только внешне, но и по запаху и ощущению - редкий и очень ценный дар. Я могла остаться незамеченной там, где других бы обязательно поймали.
   Я чуть не забыла снять свое золото. Серьги, кольцо в виде пятиконечной звезды и часы с бриллиантами не только не шли к моему сегодняшнему образу, но еще и слишком много могли рассказать обо мне. Нет уж. Сегодня ничего не должно выдавать во мне морою.
   Появившийся в дверях квартиры Леха удивленно икнул, остановился и уставился на меня.
   - Вы удивительно похожи...
   - Ага, - фыркнула я. - На твою сестру Ксеню...да-да, я уже слышала.
   - Ксанку...
   - Да не важно, - махнула я рукой, а Леша решил дать пояснение.
   - Ну, не внешне похожи... - смутился он. - А так по общему впечатлению: и возраст один, и красивые обе.
   - Ну, я значительно старше...
   - А на сколько? - любопытство победило страх.
   - А это не твоего ума дело, тем более у меня с твоей сестрой есть и еще одно существенное отличие - я выдержала паузу. - Она - добыча, а я - охотник. Смотри, не спутай.
   Леха погрустнел и послушно потащился за мной вниз по лестнице к машине. Я не хотела быть грубой, просто парень, сам того не желая, наступил на больную мозоль. Ну не любила я упоминания о своем возрасте со ссылкой на внешний вид. Не знаю, для кого-то может быть, застрять в шестнадцати годах - мечта, но для меня - это проклятье, которое, я знаю, не снять никогда. Вечный подросток: перемены настроения, угловатая фигура и море комплексов. Да-да, они тоже никуда не делись.
   Картинка Питера. Каналы, улицы и пр.
   Офис Марата находился на третьем этаже небольшого частного клуба. Это заведение не было в Питере модным. Но, зато, здесь собирались исключительно свои. Случайные просто не проходили фейс-контроль - вполне оправданная предосторожность. Мы живем в отличие от халдеев не общинами-семьями, моройи - каждый сам по себе, но это не мешает нам общаться и быть в курсе дел. У нас свои клубы, фитнес-центры, салоны-красоты, даже туристические агентства - так удобнее. А потом, нам нужны рабочие места и возможность затеряться среди людей. Кто-то сравнил стаи мороев с масонами - что же не могу с этим не согласиться, нечто общее присутствует: клановость, тайна и взаимовыручка.
   На входе в клуб, как и полагается, стоял охранник - высокий, набыченый и внимательный. Леху он, похоже, знал, а по мне лишь скользнул взглядом, не задав ни единого вопроса. Видимо, давно работает, раз научился замечать мелочи и не обращать внимания на внешность. Мы могли выглядеть очень по-разному: возраст, внешний вид, манера одеваться - важна лишь внутренняя суть. Умудренный сорокалетний бизнесмен вполне мог оказаться глупым необученным мальком, а прыщавый нескладный подросток - акулой.
   Кабинет на третьем этаже респектабельного здания мне был хорошо знаком. Попасть туда можно только на специальном лифте или по лестнице, ведущей от черного хода. Я считаю, что правильно, когда административные помещения отделены от самого заведения, особенно, если само заведение - это ночной клуб.
   Здесь иным было все, даже интерьеры. Ни черных стен, ни зеркальных потолков - все выдержано в спокойной офисной манере. Но я чувствовала себя словно на приеме у чиновника. Напрягал длинный дубовый стол, резные стулья и высокое кожаное кресло владельца всего этого безобразия. Леха, поднявшись наверх, тоже заметно погрустнел, похоже, он испытывал чувства, схожие с моими. Я впервые за сегодняшний день почувствовала в нем родственную душу и прониклась симпатией. Даже твердо решила не сдавать Марату чрезмерную нервозность водителя.
   - Влада Альгис! - Марат сделал вид, что рад меня видеть. Это было не так, но я ему подыграла и подарила милую улыбку. Он расцвел в ответ и, приобнимая меня за талию, пропел. - Как всегда юна и с виду безыскусно наивна!
   - Да и вы не меняетесь, Марат Рустамович, - отпустила ответную шпильку я, прекрасно понимая, что мои слова его заденут. Дело в том, что Марату не очень повезло в посмертии. Когда я его обратили, он был уже немолод, толст и лысоват, а это, пожалуй, еще хуже, чем мой вечный подростковый возраст.
   Марат кисло улыбнулся, показывая, что этот раунд остался за мной и предложил присесть, кивком указав Леше на дверь. Мой водитель без вопросов скрылся в коридоре.
   - Выпьешь?
   - Пожалуй, нет, - отрицательно мотнула головой я. - У меня в планах насыщенный рабочий вечер.
   - Печально, я думал ты останешься здесь. У нас в клубе сегодня занимательная программа. - Марат, как мог, скрывал свою непрезентабельную внешность. В настоящее время это не трудно. К его услугам были пластические хирурги, которые убрали отвисшее пузо и подтянули одрябшие щеки; кутюрье, в костюмах, которых он казался еще стройнее, и кредитная карточка - она добавляла Марату львиную долю привлекательности и позволяла не бегать за едой по подворотням. Я была рада, что не могла знать Марата сто лет назад, даже сейчас он вызывал у меня лишь омерзение. Хотя я его уважала. Он был акулой уже давным-давно, вырастил не одно поколение мальков и всегда давал дельные советы.
   - Я бы осталась с радостью, - мне надоело разглядывать главного в Питерской стае мороев. - Но сам понимаешь, Альгимантас меня сюда прислал не отдыхать. Как-нибудь в другой раз?
   - Может, завтра? - оживился Марат и плюхнулся к себе в кресло. Рукав пиджака приподнялся, и стала заметна татуировка в виде пятиконечной звезды - мало кто решался оставить знак на своем теле. Иногда это опасно, одно дело печатки, серьги, перстни, другое - тату. Его не снимешь - глупое суеверие, но все же. Наверное, все морои в глубине души надеются на то, что когда-нибудь проклятье можно будет снять, и только такие старые акулы, как Марат или мой мэтр понимают в полной мере - это невозможно.
   - Можно и завтра, - ответила я с заметной задержкой и тут же улыбнулось. Еще не хватало, чтобы он решил, будто я раздумываю, принять предложение или нет.
   - Вот и решили, у нас завтра гости - замечательная шоу-программа, не пожалеешь.
   - У вас в клубе всегда замечательная программа, - я не кривила душой, в .... действительно мне нравилось. Марат никогда не повторялся и тщательно следил за тем, чтобы его гости оставались довольны.
   - Что за дело привело тебя в Питер? - небрежно обронил он, словно вскользь.
   Я удивленно приподняла брови. От Марата я не ожидала такого глупого вопроса. Да мы поддерживаем друг друга, но никогда не делимся рабочей информацией. Он - владелец ночного клуба и нескольких баров, а я - охотница за артефактами. Нет смысла обсуждать между собой рабочие проблемы, а иногда и вообще опасно. Обычно Марат не нарушал это правило. Интересно, что его подвигло сегодня начать разговор.
   - Понимаю, что лезу не в свое дело. - Он вроде бы даже смутился. - Но у меня есть информация. Не знаю, насколько она тебе поможет, и вообще, важно ли это. Но в последнюю неделю у нас что-то много развелось халдеев. Два новых клана, как минимум, пожаловали один за другим. Мне не нравится такое оживление, не к добру это. Сначала в Питере наблюдается паломничество халдеев, потом мне звонит Альгимантас и говорит о том, что скоро прибудешь ты, и, при случае, тебе будет необходима помощь и поддержка. Влада - это все совпадения?
   - Представления не имею, - честно ответила я, но сведения на всякий случай учла. Я тоже не верила в то, что халдеи могли нагрянуть случайно. Два клана - это много. Насколько я знала, в Питере постоянно проживают около пяти кланов халдеев - человек сто или около того, еще сорок сверху - это заметно и неприятно. Я не любила халдеев. Впрочем, никто из наших их не любил, что не мешало с ними торговать и поддерживать отношения. Правда, я предпочитала не связываться. Халдеи нас презирали и старались "кинуть" при любом удобном случае. Угрызений совести они при этом не испытывали, так как возомнили себя высшей расой, стоящей над людьми и, уж тем более, над мороями.
   - Задумалась, Владочка? - я совершенно некстати забыла про Марата, а он был невероятно прозорлив.
   - А что, не над чем?
   - Ну, это в зависимости о того, что тебя привело к нам.
   - Неважно, что привело. Около сорока халдеев, одновременно появившихся в городе, в любом случае, не могут не напрягать.
   - Нам точно известно о пятнадцати - немногочисленный клан - ... Другие же как-то разобщены. Живут не вместе, но часто пересекаются, и нельзя точно сказать, сколько их, но думаю, не меньшедвадцати. Самое неприятное, что рядом с ними вьются морои.
   - Кто-то из мальков?
   - Не обязательно, есть подросшие рыбешки, типа тебя, а есть и пара акул. Но не наши, тоже приезжие. Они держатся в стороне и на контакт не идут.
   - Вы пытались что-то предпринять?
   - А что Владочка? Все тихо. Халдеям мы не указ, они живут там, где хотят и столько, сколько хотят. А те морои, которые вокруг них крутятся, ведут себя примерно, на людей не нападают. По крайней мере, прецедентов не было, а то, что не общаются ни с кем из местных, так это тоже не преступление. Криминала нет, но вот предчувствие говорит о том, что все это неспроста. Думал, может быть, ты прольешь мне свет на то, что происходит.
   - Я бы и рада, но, к сожалению, мне известно еще меньше вашего. Увы. Представления не имею, чем вызвано это оживление. - Я почти не врала, так, немного не договаривала. Марат это понял, но настаивать не стал и правильно, меньше знаешь, больше шансов проснуться.
   - Умна ты стала, Влада. Умна и скрытна, - с некоторой грустью сказал Марат.
   Я молчала, пока не знала, как эти слова воспринимать, как комплимент или как завуалированное оскорбление. Сильно сомневаюсь, что старая акула меня похвалила.
   - Я не понимал Альгимантаса тринадцать лет назад. Зачем брать к себе в стаю чужого брошенного малька? Если малек не нужен даже породившей его акуле, значит, он не нужен никому. Ему не стать охотником. А все, кто не охотник - тот добыча. Ты смогла доказать обратное, Альгимантас пригрел тебя и не ошибся, он получил не только преданного работника, но и потенциально сильную акулу в стае.
   - Мэтр, всегда принимает нестандартные решения, - я поддерживала светский разговор, хотя голова была занята совсем другими мыслями. От последних слов Марата я попыталась абстрагироваться. То, что для него являлось лишь забавной историей, приключившейся тринадцать лет назад, для меня было жизнью. Если бы не Альгимантас, я бы не выжила и свихнулась. И что самое печальное, со мной бы погибла вся моя земная семья. К сожалению, подобные случаи нередки. Малек, брошенный на произвол судьбы, не может самостоятельно научиться контролировать потребности и убивает. Чаще всего самых близких людей - до них проще добраться.
   - Да, Владочка, ты права, - Марат вырвал меня из состояния задумчивости. - Альгимантас любит принимать нестандартные решения и очень редко ошибается.
   - Остается надеяться, что его чутье не изменит и в дальнейшем, - я уже собралась прощаться, но Марат, дернулся, словно что-то вспомнив, и подскочил с кресла со словами.
   - Я же совсем забыл! Я не предложил тебе обед! Ты какую группу предпочитаешь?
   От крови отказываться неразумно, поэтому я небрежно бросила.
   - В принципе без разницы, лишь бы не холодная и можно с лимоном.
   - Ну, лимон разве что вприкуску. Неужели ты думаешь, я тебя буду из стакана кормить консервантами? Обижаешь.
   Марат нажал у себя на столе кнопку вызова, и в кабинет вошла высокая, хорошо сложенная блондинка. По сегодняшним канонам красоты она считалась полноватой, но кровь у нее можно было брать без опаски и больше, чем у любой худосочной нимфы.
   - Прости, что тарелка, так сказать, на мой вкус. Но если не нравится, у тебя есть Лешенька, или еще за кем-нибудь могу послать.
   - Нет необходимости, я не такой гурман, как ты, а Лешей я завтракала, так что сейчас им питаться не могу. Кстати, мне бы хотелось, чтобы ты организовал мне доставку крови в квартиру. Сойдут и консерванты, главное, чтобы они всегда были под рукой. В мои планы не входит всюду за собой таскать человека.
   - Ну, это не проблема, ты не переживай. Я сейчас кого-нибудь попрошу, чтобы организовали доставку.
   - Вот и попроси Лёшу, раз уж он ко мне приставлен. Сейчас я все равно поеду одна, так что извини, мне уже стоит поспешить, а то я пропущу все самое интересное, и тогда Альгимантас меня не простит, - я изобразила не слишком искреннее огорчение. В ответ на него Марат только хмыкнул и пообещал:
   - Конечно, все будет в лучшем виде. Ты же знаешь я для тебя готов исполнить любой каприз. Покушать не забудь, хорошо?
   - Не переживай, еда в нашем деле главное.
   Странно пить кровь у тетки, которая выглядит старше тебя на пятнадцать лет и выше на голову. Зато дева была спокойна, как удав, что выгодно отличало ее от дерганого Леши, и не курила. Терпеть не могу излишек никотина в крови. Одно дело самой курить, а другое пить, так сказать, отходы производства.
  
  

Глава 2.

Те, кого скрывает ночь.

Одинокой кошкой,

вольным диким зверем

Никогда не плачет, никому не верит...

   От Марата я вышла сытая и в целом довольная жизнью. Проблемой неожиданно оказался Леша, избавится от которого, удалось не сразу. Парень почему-то был твердо уверен, что его помощь окажется неоценимой. Наивный... как все-таки плохо он пока ориентируется в нашем мире. Нужно будет заняться его образованием, если конечно на это будет настроение и время. А еще мне показалось, что изменилось его отношение ко мне. Если сначала он испытывал ко мне плохо скрываемую брезгливость, потом страх, то сейчас на меня пахнуло чем-то очень похожим на щенячье обожание. Только этого мне не хватало. Нет уж, я не хотела бы, чтобы мой водитель и закуска начал питать ко мне романтические чувства. Я и без этого неловко себя с ним чувствовала, так, словно, незаслуженно ребенка обижаю. Если еще добавится влюбленность с его стороны, из Питера придётся бежать сломя голову. Я надеялась, что до этого дело не дойдет, так как не собиралась задерживаться в городе дольше, чем на неделю, да и график работы ждет такой напряженный, что вполне возможно мне будет вообще не до Леши. Если же парень слишком достанет - отошлю его обратно Марату. Все равно я привыкла работать одна. Можно было попросить парня дождаться меня в Апарт-отеле. Живая кровь и симпатичный блондин после тяжелого вечера - это, безусловно, хорошо, но лишь в том случае, если речь не идет о Леше.
   Осенью самая темная ночь и самые яркие звезды. Небо нависает низко-низко и, кажется, можно поймать рукой тянущийся бледной полоской млечный путь. Опавшая листва пахнет одуряюще, ее еще не сожгли, и можно в полной мере насладиться чуть терпким ароматом земли и влажной травы. Днем прошел дождь, и на асфальте сверкают лужи. Листья липы в них напоминают маленькие лодочки. Чудесная погода, даже не жалко, что машину пришлось бросить на другой стороне улицы. Такой ночью пройтись пешком - одно удовольствие. Тем более, спешить мне некуда. Нужно конечно успеть занять выгодную позицию, но до начала представления еще больше часа.
   Еще знать бы, что за спектакль меня ожидает. История началась с того момента, когда я прихватила в качестве трофея айфон убитого Макса. В коммуникаторе оказалась информация, которая заинтересовала моего мэтра. Непосредственно перед смертью Макс назначил в Питере встречу, сегодня на десять вечера. В его органайзере она была отмечена, как "достояние предков". Альгимантасу стало интересно, он взломал почту Макса, изучил его записи и документы, и, не сказав больше ни слова, отправил меня сюда. Я не любила так работать. Предпочитала знать, что ищу, и чем мне это грозит. Но мэтр на то и мэтр, чтобы его приказы выполнялись без лишних вопросов. Поэтому сегодня я приготовилась следить, слушать и при возможности забрать то, что предназначалось для Макса, будь-то информация или вещь. Можно рискнуть и попытаться выступить в роли посредника, которого прислали взамен погибшего, но это слишком опасно. Смерть Макса вряд ли осталась в тайне, а значит, вместо него кто-нибудь прибудет. В отличие от меня, он никогда не работал в одиночку, предпочитал рядом с собой иметь спины, за которые можно спрятаться, и крышу, защищающую от дождя. Наверное, это разумно, но для меня слишком сложно, я любила одиночество и доверяла только самой себе. Ну и еще немного мэтру, если он не отсылал меня на задание без четких указаний. Мне даже вспомнить сложно, когда последний раз работала с формулировкой: "Ну, погуляешь там в округе, послушаешь, если получится что-то стащить, принесешь мне. Домой не торопись, мне думается, в Питере скоро будет интересно". Что он хотел, чтобы я стащила? Какие интересные события намечаются в Питере и самое главное, что мне-то после сегодняшней ночи делать? Развлекать Марата?
   Встреча была назначена в старом полуразрушенном здании. Раньше оно находилось на окраине Питера. Здесь таких очень много, когда-то они были величественными особняками, но сейчас пришли в запустение. Это не центр, и поэтому реставрировать дома еще и здесь, у города не хватает ни времени, ни средств.
   Старый двухэтажный дом, с давно выбитыми окнами стоял на улице чуть особняком, на заросшем полынью пустыре. Странно, что в Питере с его дорожающей недвижимостью и развивающейся инфраструктурой этот дом оказался не востребованным. Может просто его время еще не пришло? Рядом с пустырём не было фонарей, впрочем, я неплохо ориентировалась в темноте и без них. Унылое здание казалось неаккуратно вырезанным из черной бумаги и наклеенным на этот пустырь и чернильное небо. Я пока не рисковала подойти ближе, изучала строение с противоположной стороны дороги. Оно мне не нравилось. Полуразрушенный третий этаж скалился в небо остатками раскрошившихся зубов-стен, от них за километр веяло плесенью и смертью. Здание было похоже на старого, смертельно больного человека, дни которого сочтены. Он еще живет, но уже скорее по инерции и всякому, кто на него взглянет, становится понятно - он на грани, в самом конце пути. Уже больше там, нежели здесь.
   Поймав в поле зрения свет фар, я затаилась в тени дома. Похоже, пожаловал еще кто-то. Прижавшись к стене, я смотрела за тем, как из остановившейся на обочине машины вышли три человека, и исчезли в темноте дома. Свой автомобиль они скрыть не попытались, значит, не боятся быть замеченными. Замечательно, вероятнее всего, это пожаловали те, кому назначал встречу Макс. Если в ближайшее время не появится еще кто-нибудь, можно смело идти и пытаться выдать себя за покупателя. Я готова была поспорить на что угодно, что здесь встречались продавцы и покупатели. В здании находились продавцы, потому что такова традиция. Покупатель едет за товаром, а не на оборот. Знать бы еще, что на кону! Вот будет досада, если очередной новомодный наркотик, который якобы действует на мороев. Альгимантас будет в восторге! Он-то рассчитывает явно на что-то более серьезное, как минимум, на древний артефакт или манускрипт. Ну, в крайнем случае, на новомодную штучку, созданную халдеями. Наркота его не интересует, тем более, пока никому не удалось создать наркотик, который бы действовал на мороев. Вот у халдеев была какая-то своя "трава", только ее состав они держали в строжайшей тайне. Поговаривали, что это кровь мороя. Но я не верила сплетням, наша кровь им нужна только для активации некоторых заклинаний. Это еще одна причина, почему я халдеев недолюбливала и боялась с ними связываться.
   Времени прошло уже достаточно много и я, убедившись, что на улице никого нет, перебежала дорогу. На пустыре густо росла высокая полынь и репьи, прикрывая неровный грунт и непонятно откуда взявшиеся кирпичи. Идти приходилось очень осторожно, даже ночное зрение не спасало, я несколько раз споткнулась и прокляла всех на свете за то, что вместо отдыха в мягкой постельке со стаканом крови или симпатичным блондином я вынуждена лазить непонятно где с риском для жизни. Про риск для жизни я, конечно, загнула, но на тропку бы выйти не мешало. Не верилось мне, что такой замечательный готичный дом не облюбовала молодежь. Где-то же собираются современные тинэйджеры? Вот в бытность моей юности, мы бы с друзьями ни за что не прошли мимо такого "дома с привидениями". Расчет оказался верным, немного отклонившись влево, я набрела на узкую тропку, петляющую между кирпичами и зарослями репьев. Быстро пересекла пустырь и заглянула в темный проем окна. Разглядеть ничего не удалось, видимо продавцы прошли дальше вглубь дома. Интересно, что они там делают? Просто ждут? Мне стало интересно и я двинулась вдоль стены, пробираясь к неровному проему - когда-то там, по всей видимости находилась дверь. Меня охватил азарт. За что я и люблю свою работу, она очень быстро перестает таковой быть - стоит лишь случиться чему-то занимательному, и я лезу в самое пекло не потому, что так нужно, а потому что мне до зуда в ладонях интересно.
   Ударивший в спину свет фар заставил меня выругаться себе под нос, резко скользнуть вниз, и почти по-пластунски удрать за угол дома. К счастью, меня не заметили. Похоже, с изрядным опозданием пожаловала вторая сторона. Покупатели припарковались у "парадного входа" - правильное решение, если вдруг придется уносить ноги, у них будет преимущество. Не нужно лезть через влажную после дождя полынь, которая достигает практически пояса. Это уж у меня нет выбора, а им проще. Я осторожно высунулась из-за угла и успела заметить три мужских силуэта. Отсюда сложно сказать, кто пожаловал халдеи или морои. А может и те и другие? Странная в последнее время тенденция: слишком часто представители этих изначально враждебных рас появляются вместе. Скоро и не разберешь, где свои, а где чужие. Впрочем, для меня такого вопроса стоять не будет. Халдеи враги. Друзья моих врагов, моими врагами становятся автоматически, и мне все равно, кто они: люди-прислужники или морои-предатели. Халдеи слишком сильно презирают наш род, чтобы я могла уважать их или тех мороев, которые добровольно оказывают им услуги. Я бы даже предпочла обойтись без торговли с халдеями, но, к сожалению, морои не способны создавать артефакты, а эти ненавистные магические штучки иногда очень сильно облегчают жизнь, хоть и стоят непомерно дорого.
   Подождав еще чуть-чуть, я осторожно скользнула внутрь дома. Переговоры только начались. Общались мужчины очень тихо, так, что даже я не могла ничего расслышать. Трое мороев - покупатели. Даже отсюда было видно амулеты с пятиконечными звездами поверх одежды, к сожалению, учуять, кто есть кто, отсюда достаточно сложно. И двое халдеев и морой - продавцы. Они вроде бы даже что-то решили между собой, во всяком случае, обменялись улыбками. Похоже, ничего интересного так и не будет, у меня не получилось даже расслышать, о чем договорились стороны. Остался лишь слабый шанс рассмотреть, что именно продавцы передадут покупателям. Я напрягла зрение и слух, если не получится ничего узнать, Альгимантас меня не погладит по головке.
   Морой подался вперед и протянул руку для рукопожатия. Халдей ответить не успел, со стороны окна раздались выстрелы. Я испуганно плюхнулась на пол, хотела прикрыть голову руками, но победило любопытство. Я приподнялась и стала наблюдать за тем, как в разрушенные проемы окон заскакивают одетые в темное мужчины. Я насчитала пятерых. По стенам дома пробежала рябь, и стало понятно, что нападающие - халдеи. Никакой артефакт не установит полог целиком на весь дом, да еще и так быстро. Похоже ситуация усложняется. Появилась еще одна заинтересованная сторона. В этой ситуации, главное ничего не упустить важного и не попасться самой.
   - Черт-черт! - выругалась я, вскакивая и вжимаясь в стену. Оказалось, сложно решить, что делать: затаиться и молиться, чтобы не заметили или попытаться подползти поближе и понять, что происходит. Первое - разумно, второе - заманчиво. Нападающие знали свое дело. Во-первых, появились они совершенно бесшумно, а во-вторых, сразу же поставили полог, отгородив этот дом от внешнего мира. Готова поспорить, даже если этой ночью по пустырю придется гулять случайному прохожему, все творящееся внутри дома останется для него тайной. Ни халдеи, ни морои не любили вмешивать в свои дела людей. У халдеев это получалось несколько лучше. В их руках был многочисленный магический арсенал, у нас же лишь клыки, небольшая способность к убеждению, да артефакты, выкупленные за бешеные деньги у тех же халдеев.
   Первый залп внес сумятицу и унес жизнь или ранил одного из халдеев. Нападающие сразу бросили, ставшее ненужным оружие. Они действовали наверняка. В момент, когда работает эффект неожиданности, всегда самым эффективным оказывается огнестрельное оружие, дальше же идут в ход магия и рукопашная. Стрелять в мороев бессмысленно, а халдеи быстро успевают сплести заклинание. От окна раздалась еще одна очередь, оказывается, в темноте затаился еще кто-то. Его пули не достигли цели, они словно завязли в киселе и опали на пол в центре комнаты. Зато сам стрелявший захрипел и рухнул у стены. Я его не видела и отсюда не чувствовала, но готова поклясться, что это был человек. Только люди, такие хрупкие и быстро умирающие, действуют столь безрассудно, будто обладают бессмертием.
   Еще раз выругавшись, я осторожно подползла чуть ближе. Полуразрушенные стены и ночь играли на руку, а вот превосходные зрение и слух сражающихся создавали дополнительные проблемы.
   По позвоночнику пробежали мурашки - мерзкое ощущение чьего-то взгляда в спину. Я обернулась, но все было тихо. Немного понаблюдала за входом, удостоверилась, что мне всего лишь почудилось, и продолжила наблюдать за потасовкой. "Все же интересно, что на кону?"
   Двое халдеев ожесточенно сражались за кейс. В результате, один из них дернул слишком сильно, и все содержимое небольшого чемоданчика разлетелось по полу - несколько пачек денег, документы и какая-то мелочь типа зажигалки и ключей от машины.
   К рассыпавшимся вещам кинулись все скопом. Кто-то столкнулся лбами, я уловила только шипение, нечеловеческий рык, мат и краем уха - "флешка", попыталась лучше расслышать, о чем говорят, но неожиданно получила сильный толчок в спину и пролетела носом вперед. "Какого черта!" Врезалась в плечо одному из халдеев и упала на пол, едва увернувшись от занесенного по инерции приклада. Колени обожгла боль, похоже, я ободрала их даже через толстые джинсы.
   Мое приземление в самый центр комнаты на документы вызвало ажиотаж, я зашипела от боли и приподнялась, чувствуя, как за спиной собирается толпа. Меня дернули за шиворот и поставили на ноги. Драка на время прекратилась, все оказались слишком удивлены, моим неожиданным появлением. Документы на полу зашуршали от ветра. Показалось, что по ним кто-то осторожно прошёл. Халдей, удерживающий меня, настороженно дернулся, и я попыталась, воспользовавшись случаем, сбежать, но не получилось. Врагов было слишком много, выскользнув из рук одного, я тут же оказалась во власти другого.
   - Что она тут делает? - возмущенный халдей перевел взгляд с одного нападающего на другого, словно это они были виноваты в моем появлении. - Ты кто?
   - А-а-алеся, - дрожащим голосом привычно соврала я и потупила глазки в пол, мечтая найти того, кто посмел организовать мне такую подставу. "Пришибу мерзавца!"
   - Похоже, лишку посторонних, - словно выплюнул морой, тот, который несколькими минутами ранее собирался пожать халдею руку. - Вам не кажется, что слишком много покупателей на одну флешку, уважаемый ...
   - Без имен, - зашипел халдей, удерживая меня за руку. - Я назначил встречу только вам... точнее Максиму Игоревичу. В утечке информации вам стоит винить его. Если визит господ халдеев вполне ожидаем, то вот что это за девчонка, я не знаю...
   - Я...гуляла просто, - я сочла момент походящим и весьма натурально всхлипнула. Ситуация вырисовалась нехорошая. Меня точно не отпустят, и мое сходство с обычным человеком тут не поможет.
   - Молчи, - огрызнулся халдей и потащил за собой к стене. - С тобой разберёмся позже.
   Едва мы только отошли в сторону, как по центру комнаты снова словно пробежался ветер. Звякнули о камень выпавшие из чемоданчика ключи от машины, перепутались отпечатанные на принтере листы.
   - Тут кто-то есть. - Один из мороев принюхался и двинулся в центр комнаты. Ветер стих.
   - У тебя глюки, - отозвался другой. - Что будем делать? Флешка одна, желающих ее получить несколько.
   - Она здесь, - удерживающий меня халдей был уже у самого окна, его прикрывал тот морой, с которым они сюда пришли. Мужчина вытащил из кармана брюк флешку и помотал прямо у меня перед носом. Точнее продемонстрировал ее потенциальным покупателям. - Я отдам ее тому, кто заплатит больше. По-моему справедливо, зачем устраивать драку? Мне лишние проблемы не нужны.
   - Мы не будем платить, - один из сорвавших сделку, угрожающе двинулся вперёд, я вывернула шею, приходя в бешенство от того, что не могу схватить столь ценную вещь. И тут совсем рядом со мной сгустился воздух, и невидимая сила рванула флешку из рук халдея, снося меня в сторону.
   - Я же говорю, тут кто-то есть! - сгущенный воздух стал плотнее, и на секунду обозначился смазанный силуэт, скользнувший к двери. Я кинулась следом. В образовавшейся неразберихе всем было не до меня. Кто-то отшвырнул с дороги, устремляясь в погоню за силуэтом, я послушно откатилась в сторону и прижалась к стене. Халдей, сложив руки перед собой, зашептал какое-то заклинание. Ловкача, стянувшего флешку, уж можно было разглядеть. Он пытался вырваться из рук, удерживающих его мороев. Весьма успешно надо сказать, еще немного и ему бы удалось это сделать, если бы я не решила, что сейчас мой выход будет актуален. Испустив протяжный, очень девчачий вопль я кинулась вперед, делая вид, что прорываюсь к двери. Намеренно запнулась об одного из халдеев, испуганно вцепилась в рукав другого, увлекая за собой на пол, получила от него физиономии. Не сильно, но обычной человеческой девушке должно было хватить. Поэтому я примерно всхлипнула, мотнулась в сторону и удачно свалилась на стащившего флешку парня. К моему удивлению при ближайшем рассмотрении, он оказался мороем - я чувствовала родню, хотя сначала и приняла его за халдея. Запах у него слишком слабый, почти не уловимый. Обычно я чувствовала своих сородичей на более значительном расстоянии. Удивительно. Может быть, он просто недавно обращен? Хотя, судя по тому, как он лихо обдурил всю эту толпу... вряд ли. "Где он интересно достал артефакт невидимости, никогда о подобном не слышала!"
   Меня попытались грубо отшвырнуть, я демонстративно закричала и очень неуклюже дернулась в сторону, свалив на себя только что поднявшегося халдея. Парень внизу пытался отпихнуть меня и выбраться. Халдей, оказавшийся на мне, наоборот, старался не дать вору встать. Остальные крутились рядом, порываясь нас растащить. В общем, все как я и хотела: образовалась замечательная "куча мала" - удивительная свобода действий, позволяющая остаться незамеченной. Руки обшарили карманы брюк неудачливого вора и быстро переложили флешку к себе. У парня было приятное на ощупь тело - сильное и тренированное. На нем очень удобно лежать, к сожалению ситуация не располагала к романтике. А жаль, я ему уже почти простила некрасивую подставу, из-за которой меня заметили.
   Моих манипуляций вор не заметил, халдеи тоже, а я послушно дала отшвырнуть себя к двери. Ныло все тело, затылком я приложилась знатно. До звездочек. Я осторожно приподнялась и постаралась выползти на улицу. Сильно резво не дергалась, чтобы не вызвать подозрение. Ползла на четвереньках, впрочем, никто на меня не смотрел, но не хотелось спалиться в последний момент.
   За спиной слышалась ругань и шум драки. Мне даже жалко стало своего сородича, одному ему не справится с таким количеством нападающих. Но, оказывается, я была плохого о нем мнения. Он дернулся, вскакивая на ноги, пинком откинул в сторону удерживающего халдея, увернулся от мороя и резво рванул вперед. Подхватил у двери меня (надо же какое благородство) и потащил за собой. Вот уж чего не ожидала, того не ожидала.
   - Быстрее, - буркнул он, выскакивая на улицу. Повторять было не нужно, я ломанула со всех ног. Тут делать больше нечего.
   За нами выскочили почти сразу, но мы уже на всех парах неслись через пустырь. Припаркованная у дома машина преследователей не спасла. Я успела испугаться, когда один из них сел за руль, но спустя секунду раздался мат. Видимо мой случайный знакомый успел вывести транспорт из строя. Умно. И что я сама до этого не додумалась? Впрочем, я вообще не хотела вмешиваться. Думала, посмотрю краем глаза - и домой байки, но все вышло не хуже. Только вот тело ныло, хорошо хоть синяки на мне исчезают быстро. Завтра к утру уже ничего не будет заметно.
   Высокая трава путалась под ногами, я несколько раз чуть не упала, но странный парень каждый раз умудрялся поймать меня под локоть. Мне даже немного стыдно стало, что я его так беззастенчиво развожу. Мало того сперла флешку, из-за которой он едва не простился жизнью, так еще и обману ожидания. Он же считает, что спасает свой ужин.
   - Поторапливайся! - буркнул он, вскакивая на припаркованный у обочины мотоцикл. Я не заставила себя долго упрашивать, только несколько раз всхлипнула громче - нужно же как-то изобразить стресс.
   Парень подозрительно на меня посмотрел, но сказать ничего не успел, наши преследователи были на подходе. Они опоздали всего на какую-то долю секунды. Взревел мотор, и изрядно потрепанные халдеи остались глотать дым на обочине дороги.
  
   За его спиной было хорошо и спокойно. Мимо проносился ночной город. Фонари и неоновые вывески сливались в светящиеся полосы - мы ехали достаточно быстро. Какое-то время на хвосте мелькал хищный джип, но он очень быстро отстал. Куда такому монстру соревноваться в маневренности и скорости с хорошим мотоциклом-кроссовером. Мы очень быстро затерялись в узких улочках, я не спрашивала, куда мы едем, и мне было не интересно, зачем. Я не переживала за себя и не боялась за флэшку. Устраиваясь сзади парня на сидении мотоцикла, я успела перепрятать ее во внутренний карман короткой кожаной курточки. У меня во всей одежде были такие тайные места, куда можно спрятать маленькую вещичку. Вряд ли он заподозрит меня. Скорее всего, посчитает, что потерял ее во время драки. Что же, вполне соответствует истине. Была бы моя воля, я бы прямо сейчас вскочила в поезд и уехала обратно в Москву, но не получится. На несколько дней придется задержаться в Питере. Нужно поговорить с Маратом, быть может он сможет по моим описаниям узнать кого-то из халдеев. Я готова была поспорить, что продавцы местные, покупатели, судя по всему, из Москвы, а вот кто вмешался? Не те ли халдеи, которые пожаловали в город? А самое главное, с кем я сейчас еду по ночному городу? Вот он - совсем неясная фигура. Возник из ниоткуда, и, думаю, скоро растворится в никуда.
   Парень остановил мотоцикл примерно через час в одном и старых питерских дворов. Фонарей там было мало, неоновых вывесок и тем более, густая и вязкая темнота - напугать что ли меня решил и поужинать прямо тут? Печально, я надеялась, что он отвезет меня до дома. А так придется добираться самостоятельно, черт знает откуда.
   - Тебе домой куда? - неожиданно буркнул он, не поворачиваясь. - Я отвезу. Ты молодец, хорошо держалась...
   - Правда? - я обрадовалась очень натурально. - Я здесь в гостях, остановилась на Невском. Только подожди, мне очень надо.... Ну сам понимаешь, перенервничала, - надеюсь, мой голос звучал достаточно несчастно и правдоподобно. Как ни крути я сейчас хожу по лезвию ножа. Один неосторожный жест или неверное слово и могут начаться неприятности. Незнакомец вроде бы не заподозрил подвоха и я, спрыгнув с мотоцикла, рванула в ближайшие кусты. Я не знала, зачем это делаю, просто привыкла доверять своей интуиции. А она сейчас вопила о том, что этот тип опасен! Можно было бы просто сбежать, но это чревато. Мой "спаситель" на мотоцикле, а я на своих двух. Не нужно гадать, на чьей стороне преимущество. Поэтому пришлось хитрить. Раз самой бежать рискованно, нужно хотя бы спрятать флэшку. Таскать ее с собой опасно, пока меня сопровождает тот, у кого я ее наглым образом сперла.
   Я удостоверилась, что сидящий на мотоцикле мужчина даже не смотрит в мою сторону. Сначала достала из кармана круглую жемчужину, размером с ноготь на мизинце - увы, и я не могла обойтись в своей работе без артефактов халдеев. А уж жемчужинами-тайниками пользовались все. Очень удобно, хотя и баснословно дорого. Я приложила флэшку к жемчужине и прикрыла ладонями, чтобы загородить вспышку света. Флэшка оказалась словно заключена в мерцающую капсулу, которая висела сантиметрах десяти над землей. Я шепнула кодовое слово вызова, и капсула нырнула в землю. Теперь ее никто не найдет, если конечно не узнает нужное слово. Достать флэшку смогу только я. Главное не заблудиться и найти этот двор еще раз.
   - Ну, что стало легче? - Я подошла сзади совсем неслышно, но парень почувствовал. Он на меня не смотрел, так и сидел за рулем мотоцикла, отвернувшись в сторону. Его лицо было в тени, блеклый свет фонаря падал лишь на плечо, затянутое в толстую кожу куртки.
   - Не то слово... - улыбнулась я и залезла на заднее сидение. После того, как я избавилась от флэшки, стало намного спокойнее. Мне хотелось кататься по ночному городу, рассматривать спину случайного знакомого, вдыхать едва заметный и неуловимо терпкий запах парфюма смешанный с выхлопом, и ни о чем не думать. Мои мечты разрушились о суровую действительность, точнее мой новый знакомый решил задать мне не очень приятный вопрос.
   - И что же ты делала ночью на пустыре? Зачем ты вообще туда сунулась?
   - Случайно, гуляла...знаешь ли в Питере очень живописные окрестности, - в моем тоне явственно проскользнули язвительные нотки, не получилось во время от них избавиться. Надо же было испортить мне такое романтическое настроение! Последняя возможность получить от сегодняшнего дня что-то приятное оказалась упущена. Следующая фраза вообще заставила меня внутренне зашипеть.
   - А мама тебе не говорила, что гулять по ночам опасно? - ненавижу свою внешность!
   - Говорила, но ее же здесь нет, значит, можно и нарушить запреты, - работа еще не закончена, продолжаем увлекательную игру. - Это же так волнительно, - роль непроходимой дуры удавалась мне лучше всего. Повод задуматься.
   - А подохнуть в нежном подростковом возрасте не волнительно?
   - Все же обошлось, - я пожала плечами, забыв, что он не может меня видеть.
   - Ты уверена? - с усмешкой поинтересовался он и дал газу. Ответить я не успела, но стало как-то не очень уютно. Может, стоило сбежать сразу же, как только, он притормозил? "Да нет, успокоила я себя, он ничего не подозревает. Я сработала четко, конечно, стресс и истерику я изобразить не могу, как и вопить: "А что там случилось! Не верю и прочее..." Впрочем, почему бы и нет, можно у подъезда попытаться. В конце концов, порыдать у него на груди будет очень даже занимательно. А заодно можно, как следует рассмотреть его лицо, а то было как-то не до этого.
   У парня были длинные, забранные в хвост волосы. Черные, словно смоль и слегка волнистые - я не любила длинноволосых мужиков, тем более брюнетов. Мне нравились светлые волосы и короткие стрижки, но за его спину я готова была простить и хвост, и брюнетистость. Спина у него была сильная и красивая - сужающаяся к низу трапеция. Редко такую встретишь - широкие плечи и узкая талия и это при невысоком росте. Мелких я тоже, кстати, не любила. Я сама миниатюрна, поэтому рядом с собой предпочитаю видеть высокого мужчину, но этот чем-то меня зацепил. Наверное, тем, что явился самым последним и обдурил всех. Ну, всех кроме меня, но я то особый случай.
   И все же, какое у него лицо? Сейчас, когда я успокоилась и детально изучила его спину, мне стало интересно, на что он похож спереди. Что же я его раньше-то не рассмотрела, валяться на мужике пять минут и не успеть взглянуть в лицо!
   - Ну что, приехали? - он остановился прямо перед дверью под знаком "парковка запрещена" мне это понравилось, мне нравятся дерзкие. Я слезла и замерла в нерешительности. Умнее было бы рвануть к подъезду, пока случайный знакомый не начал задавать вопросы, но его лицо не давало покоя. Впрочем, он и сам уезжать не собирался.
   На нем было слишком много украшений, по крайне мере для мужчины. Либо серебро (но тогда он извращенец, мы не очень любим серебро, оно не убивает, но может вызвать сильную аллергию), либо металл, что больше похоже на правду. Жаль в темноте толком не разберешь. Массивная цепь на шее. Многочисленные перстни с крупными прозрачными камнями, несколько цепочек-браслетов. Артефакты, проклятые артефакты халдеев, они стоили целое состояние, но могли даже мороя-малька сделать могущественным. Я рассматривала его не торопясь, словно боялась поднять взгляд на лицо. Типично байкерский прикид: изрядно вытертые джинсы; казаки, не дешевые, явно сделанные на заказ; кожаная куртка и расстёгнутый ворот рубашки. Подбородок упрямый, без ямки; красивые, но неулыбчивые губы; широкие брови - мне захотелось взять щипчики и придать им форму, чтобы четче выделялись колдовские глаза - темно-карие, с багровыми искорками. Мне всегда казалось, что именно такие глаза должны быть у настоящего мороя. У меня самой глаза были неправильные, холодные и прозрачные светло-серые - словно кромка льда на асфальте.
   - Ну, что медитируешь? Пойдем, я провожу тебя до двери, - буркнул он, словно смутившись под моим взглядом. "Скромный что ли? - с усмешкой подумала я, но потом поняла, что он чувствует себя неловко от того, что его бесцеремонно разглядывает почти ребенок. А он как-никак взрослый мужик - лет 25-27" - Эй! Ты слышишь, что говорю?
   - Прости, - я посмотрела в его глаза, не удержалась от шалости и хлопнула ресницами, позволив на них блеснуть слезе. - Просто столько всего произошло... я немного не в себе...
   - Давай уж пошли, примешь дома душ, выпьешь снотворное, а завтра с утра все произошедшее будет казаться нелепым сном. И я надеюсь, у тебя хватит ума в это поверить, -смягчился он, неловко подался вперед и почти нежно смахнул вымученную слезу. Его рука задержалась на щеке, а глаза на миг потемнели. - Будет лучше для всех, если ты забудешь этот вечер.
   - Ага, - я послушно кивнула. Не стоило, наверное, переигрывать. - Только провожать меня не нужно, я сама доберусь. До свидания и спасибо за все.
   - Рано благодаришь, - он не спешил уходить, и это меня напрягало. Настораживала и его рука. Со щеки она плавно соскользнула на шею и замерла у ключицы. Выражение лица при этом оставалось неизменным, только в глазах мелькнула сталь. Я осторожно освободилась и сделала шаг назад к подъезду, стараясь как можно быстрее скрыться.
   Он двигался удивительно быстро. Я и не заметила, как он оказался совсем рядом. Одной рукой парень схватил меня за локоть и прижал к стене, а в другой у него мелькнул нож - лезвие было серебряным.
   - Я сказал, что провожу тебя до двери, значит, провожу! Не дергайся, иди спокойно. Надеюсь, ты понимаешь, что я сильнее и быстрее тебя?
   Мне не оставалось ничего, кроме как послушно двинуться с ним в сторону подъезда. Консьержка взглянула на нас неодобрительно. Еще бы шестнадцатилетняя девчонка и взрослый парень идут в обнимку и не стесняются. Она даже не заметила, что он буквально тащит меня за собой, уперев под ребра серебряный клинок. Нет, серебро меня не убьет, но вот болеть и заживать рана будет долго. "Интересно, во что я вляпалась? Неужели, он заметил момент, когда я стянула флэшку? Тогда почему не отобрал ее там, в подворотне, где мы остановились в первый раз? Может быть, он просто хочет подзакусить?" - согрела душу наивная мысль, но в такую удачу я не верила.
   В коридор он меня втолкнул бесцеремонно и захлопнул за собой дверь, щелкнув задвижкой. Я невероятно на себя разозлилась. Вот почему я, спрашивается, проявила благородство и отпустила домой Леху? Вряд ли мой прокорм в состоянии справиться с мороем, тем более таким сильным, но эффект неожиданности мог бы сработать.
   - Кто ты? - он с силой прижал меня к стене, - Что ты там делала? Ты ведь мороя? Почему же я чувствую тебя, словно человека! Только вот крови я твоей не хочу, она меня не манит. Это тебя и выдало!
   - Я тебя тоже почти не чувствую, - буркнула я. - И что? - план в голове сложился мгновенно. Наверное, я могла бы стать хорошей писательницей, если бы вздумала строчить книги, но на это не было времени, приходилось использовать свой талант в иных целях. Врать у меня всегда получалось превосходно.
   - Итак, кто ты и что там делала?
   - Отпусти, не сбегу, - попросила я. Даже не обманула, я действительно не собиралась бежать. Я же не идиотка, с тем количеством артефактов, которыми он обвешан, я и шагу сделать не успею. Он не препятствовал, я включила свет, прошла в гостиную комнату и плеснула в два стакана коньяк. Я вообще не пью крепкое, но иногда бывают такие ситуации, когда это просто необходимо. Например, сейчас, одно дело придумать историю, другое дело доработать детали и преподнести так, чтобы в нее поверили. Особенно тот, кто только что едва не попался на твою ложь. Как, кстати, он догадался, что я мороя, а не человек? Лишь потому, что не захотел моей крови. Хотя... он слишком близко подошел ко мне, а это опасно. Физический контакт многое может прояснить, особенно, если морой опытный. Пока я размышляла, парень сидел, небрежно развалившись в кресле, и насмешливо наблюдал за мной. Спину обжигал его взгляд. Он меня гипнотизировал, я даже расщедрилась и плеснула в коньяк крови, которую оставил в холодильнике Леша. Мой гость глотнул, предложенный коктейль и на его лице мелькнула гримаса отвращения.
   - Не очень люблю "консервы", - пожав плечами, пояснил он, заметив мой непонимающий взгляд.
   - У каждого свои пристрастия, - я не стала зацикливаться на странностях гостя, у всех мороев свои тараканы. Многие акулы недолюбливали "консервы", правда, обычно их так не передергивало. Кровь она в любом случае кровь. Да и не походил незнакомец на акулу. Или все же я ошибалась?
   - И так, я услышу твою, надеюсь, правдивую историю? Или все твои действия лишь попытка отсрочить объяснения?
   - Просто собираюсь с мыслями, - я присела на диван напротив, задумчиво изучила содержимое бокала и с видимым усилием начала.
   - Моего друга убили неделю назад, - торопиться было некуда. Тем более я еще не продумала всю грустную историю до конца, а хотелось бы быть правдоподобной.
   - Да что ты говоришь? - удивленно приподнял бровь гость. - И какое же это имеет отношение к моему вопросу?
   - Прямое. Я - малёк Максима Ледного. Мы вместе три года. Когда он меня нашел, я была совсем еще девчонкой, влюбилась с первого взгляда и ходила, как хвостик, - говорить получалось легко, пока я не соврала ни слова. - Он сначала не обращал внимания, а потом сдался. Через год обратил... - а вот дальше начиналась сказка. - Нам было так хорошо вместе. А меньше недели назад он пропал. Отправился на охоту и не вернулся, мне сказали, что Макс погиб. Якобы его кто-то убил... С мальками не охотно делятся информацией. Пришлось собирать по крупицам.
   - Допустим... - парень с ненавистью посмотрел на жидкость у себя в бокале. Коньяк смешанный с кровью по цвету практически не отличался от его глаз. - Пока я тебе верю, но что ты забыла на пустыре?
   - Макс перед самой смертью собирался ехать в Питер. В его записях я нашла пометку об этой встрече. Она была выделена, как особо важная, вот я и решила посмотреть, что к чему в надежде хоть что-то разузнать о его смерти. Думала, может это как-то связано с делами Макса. Теперь понимаю, что совершила глупость... но... - я заплакала, - это было просто... - слезы один из самых действенных приемов и я владею им в совершенстве. - Понимаешь, это было последней возможностью узнать, что произошло с Максом... я же понимаю, что мне не скажут ровным счетом ничего! А Макс... он был таким хорошим, добрым...
   - Макс? - недоверчиво переспросил парень. - Не сказал бы, вообще удивительно, что он, обратив тебя, не бросил. На него не похоже.
   - Ты его знал?
   - Не очень хорошо, но наслышан. Правда, ты первая, кто отозвался о нем положительно. Впрочем, кто знает, чужая душа потемки...
   - Я не представляю, кому он мог помешать, - еще один вполне себе натуральный всхлип. Как же все надоело и хочется спать! Может гость вопреки первому впечатлению окажется джентльменом и предложит расстроенной девушке остаться одной?
   - Макс многим был поперек горла, - надежды не оправдались. Мой гость, похоже, уходить не собирался, а я бы с удовольствием вздремнула. Через несколько часов рассвет, я без сна почти двое суток. Придется наверстывать днем.
   - Не может быть! - знаю, что еще как может, но игра есть игра. Мой демонстративный зевок и тоскливый взгляд на часы тоже не возымел действия. Что же за день такой поганый! Ему вообще суждено закончится?
   - Даже мне Макс был поперек горла, а я нечасто вступаю в открытые конфликты...
   Я ничего не ответила, просто встала и плеснула нам еще коньяку. Как не противно, но в том, что касается Макса я была согласна с мороем на сто процентов, только вот моя история предполагала обратное, поэтому лучше промолчать. Иначе либо правда вырвется наружу, либо я переиграю. Коньяк был единственным спасением и возможностью увести разговор от Макса. Я так устала, что если не получается завалиться спать, нужно расслабиться другим доступным способом - напиться. Не лучшее времяпровождение в компании опасного незнакомого мороя, но мне было все равно. В любом случае еще больше испортить сегодняшний день вряд ли возможно.
   - Меня зовут Влада, - представилась я. Неудобно общаться с человеком или мороем, если не знаешь, как к нему обращаться. Морой задумчиво посмотрел сначала на меня, потом на бокал коньяка и неторопливо протянул:
   - Дамир, - странное и сильное имя. Мне стало немного не по себе, звук его голоса обладал удивительной энергетикой.
   - Нет война... - задумчиво пробормотала я себе под нос, но заметив недоуменное выражение лица гостя, осеклась и быстро спросила. - Тебе еще кровь наливать?
   - Нет, спасибо, - покачал головой он, а я, пожав плечами, плеснула себе в стакан еще. Было бы предложено. И все же неправильный он какой-то морой. Отказывается от крови!
  
  
  

Глава 3.

Случайные связи.

Эротичный лунный свет запретит сказать тебе "нет"

И опустится плавно на пол все твое белье

Шум деревьев и ветер ночной стон заглушат твой и мой

И биение сердца, пылающего ярким огнем...

   Постепенно ночь превратилась в хорошую и многообещающую. Случайный знакомый при ближайшем рассмотрении был красив и приятен в общении. После третьей стопки коньяка, он перестал меня напрягать, а после четвертой и вовсе начал казаться мужчиной мечты. Я расслабилась и получала удовольствие и от выпивки и от компании. Приятно выбросить из головы работу и отвлечься, сделав вид, что не было никаких подслушиваний и сумасшедших гонок за непонятной флэшкой. Если отключить воспоминания и немного помечтать, можно представить, что у нас просто затянувшееся изрядно за полночь свидание. Что-что, а помечтать я любила и не видела причин отказать себе в этом удовольствии. Атмосфера располагала.
   Похоже, Дамир поверил в сказку, которую я ему рассказала. Это обстоятельство обнадежило и настроило на игривый лад. Я сегодня очень удачно сработала и заслуживаю поощрения. Флэшка надежно спрятана, а значит, мне ровным счетом ничего не угрожает. Настроение улучшилось, спать расхотелось и я, окончательно обнаглев, присела на ручку кресла, в котором расположился мой гость. Сначала просто сидела, потом в задумчивости заправила Дамиру за ухо выбившуюся из хвоста прядь тяжелых темных волос. На ощупь они были, словно жесткая, чуть волнистая леска - гораздо более грубые, чем мне показалось сначала.
   После обращения, на меня странно стало действовать спиртное. Оно не пьянило в традиционном понимании этого слова, а просто снимало многие запреты. Вот сейчас, например, мне нравился парень, он меня притягивал, словно магнит, и я не видела причин, по которым не могу изучить его получше. Смуглая щека с четкой линией скулы была совсем близко, и я скользнула по ней сначала губами, ощущая короткую, жесткую щетину, а потом языком, пробуя на вкус. Щетина меня удивила. Дамир, судя по всему, был гладко выбрит совсем недавно, но щеки уже потемнели и кололись. Наверное, поэтому мне больше нравятся блондины. Как правило, их кожа после бритья дольше сохраняет гладкость. Или это просто мне такие попадались?
   Я вдохнула запах его кожи в самом нежном месте у шеи и прихватила зубами мочку уха, исследовав языком маленькое колечко сережки. Сминая тонкую ткань рубашки, провела рукой по его плечу вниз к кисти. Дамир немного отстранился и настороженно посмотрел на меня, словно собираясь что-то сказать, но я прижала палец к его губам, показывая, что ничего не хочу слушать. Сдаваться - не в моих правилах.
   Он придвинулся ко мне неожиданно и провел рукой по щеке со словами:
   - Ты знаешь, мне не нравятся дети... но с другой стороны, ты же ведь уже не ребенок... - в вишневых глазах вспыхнуло и погасло пламя. Слишком быстро, чтобы успеть понять, это смех или страсть.
   - Не ребенок, - с грустной усмешкой согласилась я, изучая его бархатные ресницы, такие густые, что казались искусственными. - Хочешь, накрашусь, при макияже я выгляжу лет на двадцать. Устроит?
   - Меня и так устроит. - Нет, все же смех. Когда он улыбается, в его глазах мерцает расправленное золото, и они кажутся теплыми, карими. - Ты не похожа на подростка, разве что только с первого взгляда. Слишком уж у тебя взрослый и безжалостный взгляд. Ты притягательная и дерзкая - мне такие нравятся.
   - Мне тоже нравятся притягательные и дерзкие, - согласилась я, и пересела к нему на колени - так удобнее. Его кожа в вырезе рубашки была гладкой и горячей. Это сказки, что мы холодные - вовсе нет, температура тела мороя всего на несколько градусов ниже, чем у обычного человека и то, если мы голодны. Напившись крови, мы можем возвратить себе привычные человеческие 36,6. Дамир сегодня видимо подкрепился хорошо, а я не очень. Его кожа обжигала подушечки пальцев. Я попыталась рассмотреть, висящей у него на груди амулет с оскаленной волчьей мордой, но парень настойчиво убрал мою руку. Улыбнулся, словно извиняясь, и поцеловал. У меня осталось стойкое впечатление, что сделал он это исключительно для того, чтобы я не стала расспрашивать про заинтересовавший меня кулон. Вопросы у меня и правда были, но под напором его обжигающих губ, я забыла какие.
   Поцелуи бывают разные: нежные, словно севшие на губы бабочки, осторожные, как летний ветер или грубые, обжигающие страстью - они сначала пугают, заставляя отстраниться, а потом подавляют и затягивают. Поцелуй Дамира был колодцем - глубоким и бездонным. Вода на его дне манит и притягивает, но если кинешься вниз, поверив обманчивому спокойствию водной глади - захлебнешься, утонешь и выбраться назад нет никакой возможности. Не стоит забывать, что нырять в колодец нельзя, как бы сильно не мучила жажда. Нужно черпать влагу понемногу и пить аккуратно маленькими глотками, я об этом забыла и пропала, вылетев из реальности. Потом очень долго не могла прийти в себя. Пока Дамир смеялся, разглядывая мою ошарашенную физиономию. Я залюбовалась его улыбкой - ровные белые зубы и лишь немного выступающие клыки. Этот недостаток есть у всех нас - ему он шел.
   Стащив через голову узкую водолазку, я соскользнула вниз по его телу и рванула ремень на брюках. Потерлась щекой о бедро и с наслаждением вдохнула запах страсти. Как же мне нравился этот совершенный мужчина. У Дамира было идеальное сложение - статуя, отлитая из бронзы. Произведение искусства. Я купалась в его аромате, целовала, изучала на ощупь, упиваясь своей властью над телом, а потом он резко рванул меня вверх, и я захлебнулась в поцелуе.
   Не помню, когда мы упали на кровать. В это время я уже плохо соображала - сознание растворилось в страсти. Дамир покорял и подавлял. Заставлял срываться на крик и шептать его имя, напрочь забывая свое. Я терялась во времени и пространстве. Впивалась ногтями в его спину и оставляла отпечатки зубов на груди. Он меня не останавливал, только шептал на ухо:
   - А ты настоящая хищница, Влада...
  
   Проснулась я от того, что в комнате пахло халдеем. Нет, даже не пахло, воняло халдеем. Запах тянулся откуда-то слева и заставлял нервничать. Халдейская сущность где-то рядом ощущалась остро и резко. Как назло в ближайшей досягаемости не было никакого оружия, только тонкая простыня и случайный любовник где-то рядом. Если не смылся, пока я сплю.
   Внезапная догадка заставила меня подскочить и распахнуть глаза. Дамир был здесь. Он спал, разметавшись по кровати и закинув руку за голову. Черные блестящие пряди упали на лицо, а шелковая простыня прикрывала неприлично мало. Но самое главное - это он пах халдеем, от него исходила волна опасности и силы. "Что за черт! Как же я могла ошибиться? Вчера-то он был мороем!"
   Я, стараясь не разбудить странное существо, поднялась и быстро оделась, пытаясь высмотреть поблизости какое-нибудь оружие. Взгляд наткнулся на серебряный кинжал халдея. Рукоять больно обожгла руку, я едва не вскрикнула и не отшвырнула проклятое оружие в сторону, а халдей на моей кровати открыл глаза и с насмешкой спросил:
   - Вот уж не думал, что у тебя хобби убивать любовников после совместно проведенной ночи, - сонная улыбка и отпечаток ладони на изрядно заросшей щетиной щеке едва не смягчили меня, но сильный и резкий запах халдея в комнате моментально отрезвил.
   - Да пошел ты, - весьма невежливо отозвалась я, потому что все внутри сжалось от злости. Мне действительно хотелось его убить. Смотреть на Дамира было невозможно. Слишком хорошо я помнила поцелуи этих губ, а на его груди остались следы от моих зубов. "Что же за гадство?" Я ненавидела халдеев и никогда бы не подумала, что однажды окажусь в постели с одним из них. Судьба не может быть ко мне так несправедлива. В мире слишком много неподходящих мужчин, я могла бы быть с любым из них. Почему же моим случайным любовником оказался презираемый колдун? - Почему ты не сказал, что халдей? Я весь вечер принимала тебя за мороя!
   - Да? - он небрежно откинул с лица волосы, и я поспешила отвернуться. Его тело я помнила тоже слишком хорошо. - А я весь вечер думал, что вытаскиваю из дерьма глупую человеческую девчонку - и что? Не находишь, что мой маскарад несколько честнее, чем твой? Ты выдаешь себя за безобидного подростка, а я за более опасную тварь, нежели та, которой являюсь. Так что мы квиты, просто мой обман удался чуть лучше, чем твой. Прости, ты, видимо, не очень внимательна.
   - Да пошел ты! - признавать его правоту не хотелось. Но и возразить было нечего. Я настолько доверилась своим ощущениям и инстинктам, что не обратила внимания на очевидные вещи. А ведь он, кроме того, что мастерски владел магией; давился, когда пил коньяк с кровью, ни разу во время драки не показал свои клыки - вот это для мороя совсем не характерно. Когда мы злимся или деремся, то не можем скрыть свою сущность. Лицо меняется непроизвольно, вырастают клыки, и приподнимается верхняя губа. Мне понадобилось почти десять лет, чтобы научится держать себя в руках и не выдавать истинную природу. На загорелое до черноты тело мне тоже посмотреть было недосуг, современные технологии быстрого загара сделали бронзовокожего мороя реальностью.
   - Ну, что ты злишься? - Дамир был убийственно спокоен и благодушен. Соблазн придушить гостя подушкой становился сильнее с каждой минутой. Это решило бы сразу две проблемы: я избавилась бы от мук совести и необходимости лицезреть его самодовольную физиономию. Жаль только, с халдеем один на один мне ни в жизнь не совладать. Прекрасную возможность прикончить его во сне, я, к сожалению, упустила.
   - Ну, узнала бы ты, что я халдей, это бы что-то изменило?
   - Конечно! - возмутилась я, красноречиво указывая на смятые простыни. - Спрашиваешь странные вещи!
   - Прости, - пожал плечами он. - Я не знал, что спать с халдеями для тебя - табу.
   - Я же мороя, - мне казалось, что мои слова объясняют все, но он лишь недоуменно поднял бровь, став еще красивее.
   - Да? А мне казалось, что у мороев нет принципов... - последние слова были неприкрытой издевкой. В этом вся халдейская сущность.
   - У нас их мало, - ощерилась я. - А не связываться с халдеями - это не принцип, это закон выживания. Вы же нас презираете!
   - Так вы же трупы, - не стал отрицать он.
   - Да что ты? - я едва сдерживалась, чтобы не кинуться в драку. - Значит, мы трупы и поэтому ты нас презираешь. А спать с трупом - это нормально?
   - Это занимательно, - улыбнулся Дамир и растянулся на кровати, демонстрируя загорелое тело и хорошо развитые мышцы груди. - С мороями я до сегодняшнего дня еще не спал.
   - Я тебя ненавижу! - бешенство накатило с новой силой. Именно за это презрительно-снисходительное отношение я и ненавидела представителей это расы. Мерзкие самовлюбленные эгоисты.
   - Не можешь, - безразлично отозвался он, переворачиваясь на живот и удобнее устраиваясь на подушке. - Или очень скоро не сможешь, ты же морой, а значит, по определению, уже мертва и лишена каких-либо сильных эмоций, ну, кроме жажды крови, конечно.
   - Я предпочитаю, считать, что не умерла, а несколько изменилась. Есть много научных работ, доказывающих такую точку зрения, - на эту тему со мной лучше не спорить. В свое время я изучила массу литературы об изменениях, которые происходят с человеком после обращения и стала специалистом
   - Да мне все равно! - усмехнулся Дамир, заметив мой боевой настрой и, поправив подушку, закрыл глаза.
   - Эй! - моему возмущению не было предела. - Ты что, спать, что ли, здесь собираешься? Не смей!
   - А что? - мой гость лениво приоткрыл один глаз и вопросительно уставился на меня.
   - А ничего! Быстро поднимайся, - бесцеремонно стащенное одеяло возымело действие. Дамир, не стесняясь собственной наготы, встал с кровати и подошел к окну. Я не смогла не смотреть на его спину - ровный загар, идущая по позвоночнику очень соблазнительная ямка и паук-татуировка, вцепившийся в плечо. Я едва успела отвести взгляд, прежде чем халдей повернулся. Судя по снисходительной усмешке, мелькнувшей в уголках губ, он все заметил, понял и наслаждался ситуацией. Засранец.
   - Как тебе удалось меня провести? - как можно спокойнее поинтересовалась я. Сейчас не время впадать в истерики или поддаваться разыгравшемуся либидо.
   - А тебе - меня? - не передать, как бесила эта халдейская привычка отвечать вопросом на вопрос. Впрочем, мне не жалко рассказать первой, тайны тут особой нет:
   - Многие морои помимо основных способностей...
   - Которые у вас ну очень ограничены, - хмыкнул мой новый знакомый и к моему облегчению потянулся за висящими на спинке стула штанами.
   - Зато мы не стареем, - парировала я, - как понимаю, дальше ты слушать не хочешь?
   - Почему же, я весь - внимание. - Ага, так я и поверила. По мне, так сложно находиться "во внимании", когда прыгаешь на одной ноге, пытаясь другой попасть в штанину. Впрочем, это не мои проблемы. Он же хотел услышать, в чем моя особенность:
   - Так вот меня нельзя идентифицировать как морою по запаху или по состоянию ауры, попробуй. Я воспринимаюсь как человек, ну, почти, как человек. Люди меня не опасаются...
   - Но и не покупаются на "обаяние мороя"? - Дамир наконец-то справился с брюками и теперь со скорбным видом доставал из-под кровати рубашку. Дорогой шелк словно кто-то пожевал, но есть не стал. Хоть это утешает. И вообще, зачем надевать старые вытертые мотоциклетные штаны и шелковую рубашку? Это что какое-то новое, неизвестное веяние моды? Правда, Дамиру шло. И рубашка, и штаны, и все вместе.
   - Если ты закончила меня изучать, может, все же скажешь про то, как работает твое моройское обаяние? Мне интересно.
   - Моя харизма столь велика, что я и без обаяния много стою, - уклонилась от ответа я. - Мне сложно сказать, насколько оно у меня есть или нет. Чтобы заманивать жертвы достаточно смыть макияж и наивно похлопать ресницами, сразу все бегут как миленькие и без различных уловок.
   - Тут я даже поспорить с тобой не могу. Впрочем, в тебе можно распознать мороя, я же распознал и не только по внешним признакам.
   - Никому, кроме тебя это пока не удавалось.
   - У меня очень тонкое восприятие, я улавливаю мельчайшие оттенки, как запаха, так и ауры.
   - Твоя очередь, - мне не хотелось вникать в халдейские способности и тонкости восприятия действительности. Мне нужно было избавиться от Дамира, как можно быстрее, а потом проветрить комнаты. Жаль, что я не могла позволить себе выставить его сию секунду. Слишком уж хотелось узнать, как ему удалось меня обдурить.
   - Скажи-ка мне, Влада, - судя по голосу, рассказывать он мне собирался долго. - На чем, по-твоему, основывается ваша привлекательность. И почему с годами она становится сильнее?
   - Никогда не задумывалась, - это было правдой.
   - Чтобы ты не говорила, но вы мертвы. В вашей сути изначально присутствует едва заметный оттенок разложения, смерти. С годами он становится только сильнее, а люди всегда, с одной стороны, боятся смерти, а с другой - она их притягивает. Манит как нечто неизведанное, такое, что рано или поздно познают все, но познавшие не смогут поделиться опытом. Вы - это возможность попробовать смерть на вкус. Вы тянетесь к людям в надежде еще раз испытать жизнь, а они к вам, чтобы одним глазком взглянуть на смерть. И вы, и они ошибаетесь, но суть явления это не меняет.
   - Ты хочешь сказать, людей тянет к нам, потому что мы разлагаемся? Бред! - мне не нравилось предположение халдея, как и не нравилось думать, что я просто зависимый от крови труп
   - Ну, твой вывод верен, только, если уж совсем утрировать. Понимаешь, если обратиться к теории запахов, то можно обнаружить, что в основе самых популярных и притягательных ароматов всегда лежит нотка чего-то отталкивающего, по крайней мере, так всегда было во французской традиции. Парфюмеры объясняли этот парадокс так: сильный, свежий запах сам по себе пресен, а если к нему добавить некоторую гадливость, которую он, в конечном счете, победит, духи заиграют новыми красками и станут в сто крат привлекательнее. В вас, мороях, люди тоже чувствуют сладковатый запах смерти, прикрытый иллюзией, что его можно победить. Именно поэтому вы так притягиваете смертных, и из-за этого под вас достаточно легко подделаться.
   - Неужели, это просто духи? Ты - парфюмер? - теория интересная, но верится в нее с трудом.
   - Я халдей, ты же уже поняла... - пожал плечами Дамир, - запахи можно смешивать физически в колбах, и тогда мы получим духи. А можно смешивать энергию, вникая во все нюансы и оттенки, и тогда мы получим заклинание или зелье. В моем случае - это зелье, оно имеет ограниченное время действие. Сегодня утром эффект сошел на нет. Думаю, заклинание держалось бы несколько дольше. Я позже поэкспериментирую с формой. Мне кажется, это заклинание будет популярно.
   - Мерзавец! - не удержалась я. Одна мысль о том, что теперь любой встречный может оказаться поганым халдеем не давала покоя.
   - Спасибо, от морои это изысканный комплимент. Но ты сильно не переживай, по поводу популярности заклинания я немного преувеличил. Мы же торгуем преимущественно с мороями - для вас это заклинание не имеет смысла.
   - Зато другие халдеи за него душу продадут!
   - А друг с другом мы тайнами не делимся, конкуренция, знаешь ли! Каждый сам за себя.
   Из слов Дамира я мало, что поняла, но больше он мне вряд ли скажет, поэтому пора заканчивать весь этот маскарад.
   - После того, как мы с тобой мило побеседовали, надеюсь, ты по-быстрому отсюда свалишь. У меня нет желания тебя дальше видеть!
   - Ну что ты, киса, - похоже, он надо мной издевался. - Я даже еще не принял душ.
   - Тогда вали в душ, а потом уматывай. А я пока пойду пить кофе. Надеюсь, что к тому моменту, когда я вернусь, тебя уже здесь не будет. Более поганого утра у меня не было, не испорти мне еще и день.
   Беглое изучение погоды за окном показало, что на улице сквозь вечные Питерские облака проглядывает подлое солнышко, а значит, придется надевать на себя не только солнечные очки, но и, капюшон. Хорошо, что у меня есть симпатичная олимпийка, в которой я похожа на странного бесполого рейпера. Для такого отвратительного утра - самая подходящая одёжка.
   Вот надо же было так испортить мне настроение! Причем, в этом даже винить некого. Не халдея же? Что с этой продажной и беспринципной твари взять! Сама я виновата во всем. Зачем, спрашивается, пустила его к себе в жилище? И не просто пустила, а еще и, напившись, залезла к нему в постель. Теперь всю жизнь не отмоешься от позора. Вот верно говорят, что в морое всегда остается что-то от того возраста, когда его обратили. Ветреность и эмоциональность шестнадцатилетней девчонки, похоже, будут преследовать меня всю жизнь. Сегодня я чувствовала себя наивной идиоткой, которую соблазнили и бросили. Одно радовало, какие бы победы Дамир не одержал в мелочах, по крупному все равно его обдурила я.
   Я едва успела отпрыгнуть в сторону от вывернувшего с проезжей части серебристого лексуса. Он выскочил на бордюр и замер перед входом в апарт-отель. "Черт бы побрал наглецов! Терпеть не могу тех, кто, усевшись за руль, начинает считать себя центром вселенной и перестает замечать других людей, если они вдруг оказались не в железной коробке машины". В данной ситуации меня утешало одно, если бы водитель не рассчитал, он вполне мог бы снести зад проклятому халдейскому мотоциклу - это доставило бы мне радость. Но, увы, человек, сидящий за рулем машины, оказался не таким уж безруким и, к сожалению, транспорт Дамира не пострадал. Я обогнула машину сзади и двинулась на противоположную сторону дороги, натянув, сползающий капюшон ниже на лоб. Можно было высказать свое "фи" не смотрящему по сторонам "шумахеру", но скандалить сегодня не хотелось. Утро и так выдалось полным впечатлений.
   Есть не хотелось, тем более далеко идти не с руки - сегодня достаточно солнечно и так приходится прятаться за стеклами темных очков и стараться придерживаться тени, чтобы не обгореть. Поэтому я решила ограничиться чашкой кофе в знакомой еще с земной жизни "Шоколаднице". С утра я выпила немного крови из холодильника, но голод не прошел. Я очень надеялась, что когда я вернусь в номер, халдея и след простынет, но зато появится завтрак-Леша. Может, я зря позвонила ему ночью и попросила приехать позже? Теперь вот неизвестно, сколько еще придется терпеть.
   В помещении кафе мне стало намного веселее. Даже став мороей я не утратила неуемной любви к сладкому, поэтому "Шоколадница" оставалась моей страстью, как тринадцать лет назад, так и сейчас. Здесь раньше тоже было кафе. Тогда оно называлась по-другому - "Сказка". Для нас оно и была сказкой - сладкой и вкусной. Мы часто в выходные приезжали гулять по Невскому и заходили сюда за самыми вкусными в мире эклерами и каппучино с высокой пенкой, на которой можно выводить узоры пластиковой ложечкой. Сейчас здесь тоже были невероятно вкусные пирожные, но воспринимались они по-иному, не осталось веселого юношеского задора. Во вкусе человеческой пищи не доставало терпкого аромата крови, а еще я была здесь одна. Раньше я никогда не приходила сюда одна.
   В ожидании заказа я лениво разглядывала посетителей. На улице сквозь тяжелые низкие тучи то и дело проглядывало солнце - я пряталась от него в самом темном углу кафе и даже там не рисковала снимать очки. Солнечные лучи слишком сильно резали глаза, насмотришься, а потом голова болит полдня.
   Я знала, что в очках похожа на черепаху Тортиллу, но мне было наплевать. Зато меньше риск, что кто-то узнает. Конечно, Питер не маленький, да и не появлялась я здесь уже десять лет, но, все равно, лишняя предосторожность не помешает. От нечего делать позвонила Альгимантасу и отчиталась о вчерашнем вечере, умолчала только о Дамире. Получила весьма чёткие указания оставаться на месте и следить за развитием событий. В отличие от меня, содержание флэшки мэтра то ли не заинтересовало, то ли он и так знал, что там. Альгимантас велел быть осторожной и ни при каких обстоятельствах не упустить ценную вещь. А еще он обещал к ночи прислать мне подмогу. Значит, впереди маячит что-то действительно ценное. Вопрос, что именно? Интересно я когда-нибудь это узнаю или мне так и придется оставаться в неведении.
   Принесли кофе, и я автоматически вывела на пенке латинскую букву "D", разозлилась сама на себя и сделала большой глоток, смазывая зыбкую картинку. От вкуса каппучино настроение стало на порядок лучше, даже закралась мысль, что утро не такое уж и плохое. До вечера ждать не долго, а там можно будет заканчивать дела и отправляться обратно в Москву. К привычной жизни, в которой нет места лживым халдеям.
   Ее я узнала сразу, еще даже не увидев. Достаточно было лишь задорного, разлетавшегося по помещению смеха - Алена. Я испуганно вжалась в кресло, но любопытство победило. Мне даже подумалось, что и пришла я сюда специально в надежде на эту случайную встречу, мечтая о том, что удастся исподтишка подсмотреть за чужой жизнью.
   Если сидеть тихо, то она меня не увидит, не узнает в этих дурацких очках, а у меня будет редкая возможность посмотреть, на свою живую повзрослевшую копию. Алена - моя сестра близнец. Для нее я умерла еще десять лет назад. Разбилась, путешествуя по Финляндии. На похоронах она не плакала - не верила, что в закрытом гробу хоронят меня. И правильно делала, сестры-близняшки, слишком хорошо чувствуют друг друга. Она знала, что я жива.
   С жадностью рассматривая растрепанные рыжие волосы, статную фигуру и задорные чертики в зеленых глазах, я не сразу поняла, что она не одна.
   - Владик! Куда ты, малыш? - Алена с извинениями кинулась к столу у окна. Карапуз лет трех-четырех бесцеремонно лез к кому-то в тарелку руками. Я невольно прыснула от смеха, как это было похоже на нас. Когда-то в детстве нам постоянно влетало за такие выходки. Владик - сердце сжала боль. Ведь не забыла, назвала в мою честь сына. Что же... выходит не прав Дамир, я не умерла, а продолжаюсь вот в этом маленьком человечке, в памяти сестры и родителей. Я не умерла. Тогда почему же из-под огромных черных очков на щеки текут слезы? Пенка на капучино с остатками буквы "D" перестала радовать. Пирожное вдруг показалось излишне пресным, я лениво ковыряла в нем ложечкой и с жадностью наблюдала за тем, как со столика из центра зала доносится заразительный женский хохот и вторящий ему детский заливистый смех. Альгимантас говорил, что зависть к смертным пройдет, как только начнут умирать от старости мои ровестники-люди. Что пока я вижу лишь взросление сестры, но придется наблюдать и старость, а потом смерть. Тогда и придет понимание того, какая удача меня постигла. Я ему не верила, слишком уж грустный был у мэтра взгляд. В его словах была доля истины, но лишь доля. Вечность - это одиночество, чем старше морой, тем он более одинок. Интересно, у халдеев есть сходные проблемы или же они полностью удовлетворены своей сутью? Они же живы и медленно, но стареют, да и дети у них изредка рождаются.
   Меня же лишили возможности и повзрослеть, и стать матерью. За это я и ненавидела Макса, поэтому и была столь сладка месть. Я не наврала Дамиру, когда сказала, что являюсь мальком Макса, ну, почти не соврала. Я, действительно, когда-то давно влюбилась в этого мерзавца, и он, действительно, меня обратил, только вот я этого не хотела.
   История началась тринадцать лет назад, тогда мне было шестнадцать и казалось, что весь мир не лежит у моих ног по чистой случайности. Исключительно по глупой ошибке судьбы, и эту ошибку нужно исправить. Естественно, тогда мне не показалось странным внимание приезжего красавца на какой-то незнакомой блестящей машине. Он был пропуском в новую шикарную жизнь. Высокий, красивый и уже тогда успешный. Золотой мальчик, перед которым открыты все двери.
   Он сделал меня мороей просто так. В пьяном угаре какой-то странной вечеринки, на которую я потащилась по глупости и наивности. Я не сделала там ни глотка спиртного, но совершила гораздо большую ошибку, оставшись наедине с ним. Я не верила в мистические бредни. Я смеялась ними даже, когда начала меняться сама. Он исчез, а жизнь очень быстро превратилась в ад. Если бы не Альгимантас, который почти по-человечески пожалел меня и помог освоиться в новом мире, я бы вряд ли дожила до сегодняшних дней. А Макса я тогда возненавидела, но поквитаться ним смогла только в прошлые выходные. Я убила того, кто сделал меня тварью, зависимой от крови. Но месть не принесла облегчения, только лишние проблемы. Коммуникатор, который я забрала в качестве трофея содержал важную информацию - и вот я здесь. Сперла непонятно зачем нужную флэшку и переспала с халдеем. А что делать? Это моя работа. Все, кроме случайного халдея.
   Общество мороев строго централизовано. Мы зависим друг от друга. Всегда готовы протянуть руку помощи, но стараемся держаться друг от друга подальше. Каждый занимает свою нишу в человеческом обществе, и я - тоже. В целом я люблю свою я работу - я охотница за древними артефактами и сейчас, похоже, один из них нарисовался на горизонте. Флэшка припрятанная в одном из Питерских дворов - это путь к нему, если я, конечно, не ошибаюсь. Мне хотелось забрать ее прямо сейчас, но это чрезвычайно опасно, тем более, Альгимантас запретил мне соваться к тайнику без подкрепления. Придется ждать, по меньшей мере, до ночи.
   К счастью, халдей, настолько был занят мной, что пропажу флэшки не заметил, а вот когда обнаружит, думаю, у него возникнут вопросы ко всем. Ко мне, надеюсь, в меньшей степени, я все время была на виду, дома демонстративно обходила стороной и на его вещи даже не косилась.
   Проклятая работа и мысли о ней! Даже тоска по жизни ушла на второй план, и за раздумьями, я не заметила, как сестра ушла. Это и к лучшему, мы принадлежим к разным мирам. Зачем грустить? У них все хорошо, у меня вроде бы тоже, а суть свою я изменить все равно никогда не смогу, как не старайся. Хорошо хоть удалось посмотреть на то, какой бы я могла стать в тридцать лет. Большинство из нас лишены и этого, так что, мне грех жаловаться. Нужно взять себя в руки и идти досыпать дальше. Вечером еще предстоит нанести визит Марату, уточнить несколько вопросов, отдохнуть. Окончательно снять с себя все подозрения - клуб Марата, как нельзя лучше подходит для того, чтобы распустить нужные сплетни. Как бы мне не хотелось, чтобы участие во вчерашней разборке осталось тайной, все равно ничего не выйдет. Слухи распространяются слишком быстро. Нужно успеть пустить свою легенду, до того момента, когда моройское и халдейское сообщества придумают свой вариант произошедшего. Пусть уж лучше местные халдеи и морои поверят в ту же сказку, которую я поведала Дамиру. Так безопаснее. Некоторые душещипательные подробности можно и опустить, но суть оставить ту же: гуляла и случайно попала "на бал", а теперь вся боюсь, боюсь. Марат, думаю, поможет мне в создании правильного имиджа. Я была в Питере частой гостьей, но никто не знал, кто я такая на самом деле. Я приезжала под видом администратора одного Московского клуба. Якобы, стажировалась у Марата. Он эти слухи активно поддерживал.
   На подходе к апарт-отелю я заметила, что серебристая машина, которая чуть не сбила меня сорок минут назад, еще стоит на стоянке. Рядом с лексусом тусовался какой-то халдей. Его я определила издалека и тут же нырнула в ближайший магазин, стараясь рассмотреть из-за стеклянной витрины, что творится снаружи. "Черт бы всех побрал! Неужели, за мной слежка? Только этого не хватает для полного счастья! Придется быть вдвойне осторожной!"
   Я чуть было не пропустила момент, когда открылись двери апарт-отеля, и оттуда вышла странная компания: двое мужчин, которые поддерживали под руки третьего, видимо, сильно пьяного. Я бы даже внимания не обратила, если бы в пьяном не узнала Дамира. Он шел не сам, скорее волочился за теми двумя. На лице у молодого человека виднелся кровоподтек. "Черт!- выругалась я, не в силах сдержаться, - Впрочем, может случившееся к лучшему? Если они вышли на Дамира, вдруг это отведет подозрения от меня? Ведь флэшку взял он, а не я. Печально только, что отсюда придется съехать. Похоже, наступило время воспользоваться гостеприимством Марата. Его клуб для меня будет самым безопасным местом в городе. Халдеи туда не сунутся, даже самые рисковые".
   Дамира бесцеремонно запихали на заднее сидение и машина отъехала. Я выждала еще несколько минут для верности и быстрым шагом направилась в сторону здания. Замечательно. Прежде, чем халдеи убедятся, что у Дамира флэшки нет, и он не в курсе, где она находится, пройдет минимум полдня. За это время мне нужно успеть исчезнуть.
   Двое мужчин сидящих на лавочке во дворе показались мне подозрительными. Это были люди, но их неуловимо сопровождал привязчивый халдейский запах. Я проскользнула мимо них, быстро и бесшумно, бросив презрительный взгляд. Один поднялся и сделал шаг вперед. Но его за руку удержал второй, медленно покачав головой. Замечательно, значит, им приказано только следить. Интересно, они знают, кто я, или по-прежнему считают обычным подростком?
   События принимали нехороший оборот. Утешало лишь то, что никто не знает, где флэшка. Если бы халдеи меня в чем-то заподозрили, они бы не забрали одного Дамира, дождались бы моего возвращения. Дамир, даже если догадается, вряд ли меня сдаст, просто потому, что он с этой компанией по разные стороны баррикад, а значит, будет хранить драгоценную информацию до последнего в надежде, что сможет воспользоваться ей сам. Моя задача сбить преследователей со следа и забрать флэшку пока наружу не выплывет слишком много ненужной информации, но сначала максимально незаметно убраться отсюда.
   В моих апартаментах все было перевернуто вверх дном. Шкафы, кухонные ящики, постель. Мои трусики валялись на полу вперемешку с полотенцами и косметикой. А в ванной на светлом коврике была кровь, несколько багровых отметин виднелись и на стенах. Я принюхалась и тут же брезгливо отпрянула - халдейская, ядовитая. Видимо, нападающим удалось застать Дамира врасплох. Сердце сжалось, но я не дала себе впадать в уныние. В конце концов, лучше он, чем я. Я ни в чем не виновата и ничем не могла ему помочь, даже если бы вдруг подобное желание у меня возникло. К тому же ностальгировать и мучиться угрызениями совести было просто некогда. Апартаменты следовало привести в приличное состояние как можно быстрее, пока ничего не заметила хозяйка. Слухи и лишние вопросы мне совершенно ни к чему. Я порадовалась, что халдеи за своими внутренними разборками не забыли поставить полог и никто из живущих, по соседству, ничего не слышал и не вызвал полицию. Не хватало мне еще объяснений с человеческими стражами порядка. Моройские шефы очень не любили столкновений с людьми и мне бы, думаю, сильно досталось за привлечения внимания к нашим проблемам. Меня злила необходимость считать с более слабыми существами, но, в конце концов, мы жили в их мире и сами когда-то принадлежали этому виду, поэтому приходилось мириться.
   Я позвонила Леше, и приказала приехать сюда, как можно быстрее, захватив с собой еще несколько человек, которые помогут привести помещение в порядок. Собрала самые необходимые вещи и поставила перед дверью, чтобы мой водитель забрал их с собой, когда закончит с уборкой, а сама, прихватив чемоданчик с ноутбуком, отправилась к Марату. Специально заказала такси и с наслаждением понаблюдала за тем, как халдейские слуги бегут через двор к своей неудачно припаркованной машине. Я угадала верно, появившаяся днем темно-синяя тойота принадлежала именно им. Леша, хоть и был, на мой взгляд, туповат, приказы выполнял точно и припарковался как нужно, перекрыв выезд халдейской машине. Теперь двое мужчин бегали вокруг автомобиля моего помощника, но убрать его с дороги не могли. Я махнула им из окошка ручкой и отвернулась. Второй раунд остался тоже за мной. Теперь нужно отвести от себя подозрения и дождаться помощников, которых из Москвы пришлет Альгимантас. После этого можно будет забрать флэшку и отправляться с чистой совестью домой, если, конечно, моей мэтр не захочет, чтобы я задержалась тут дольше.
  
  

Глава 4.

Пешки идут в расход первыми.

Я ж сама дверь закрыла

Я собою довольна

Отчего же так плохо

Отчего же так больно?

   Квартира, которую любезно предоставил Марат, оказалась ничуть не хуже апарт-отеля и не стоила мне ни копейки. Правда находилась не на Невском, что несколько огорчало. Две просторные комнаты - гостиная, совмещённая с кухней и прихожей, и спальня. Окна выходят в тихий двор, шума улицы почти неслышно. Даже интерьер такой, какой мне нравится - мягкие низкие диваны с подушками, встроенный шкаф, журнальные столики и плазма на стене. Тона спокойные бежевые и зеленые, много свободного пространства и света. Тут хорошо отдыхать, нет холода присущего стилю хайтек, намекающего на ультра-современность хозяев, или же нарочитого уклона в старину, когда мебель неудобная, лепнина на потолке золотая, а посуда антикварная. Как правило, морои постарше ударялись в одну из этих крайностей. Кто-то старался доказать, что принадлежит современному миру и развивается вместе с ним, кто-то наоборот демонстративно цеплялся за прошлое. Смешны были те, и другие. Дома у мэтра я всегда чувствовала себя неуютно, словно в Эрмитаже - нагромождение разных по стилю, дорогих и дико неудобных вещей, к которым даже прикоснуться страшно не то, что сесть или лечь. Слишком хорошо я знала стоимость всех этих диванчиков, стульев и сервизов. Честно сказать, я думала, что Марат такой же - эта квартира меня приятно удивила.
   Консьерж в подъезде и тот был "из наших", что избавляло от проблем с кровью. Стоит только пожелать, и сразу же все организуют: хочешь - принесут донорскую, хочешь - приведут живого человека. Живой человек стоит на порядок дороже, впрочем, я не особая гурманка - могу питаться и консервантами, а на свежатинку у меня есть Лёша. Он немного освоился и уже не так дергается при виде медицинской иглы.
   В дверь тихо постучали. Я открыла и обнаружила, что принесли свежие полотенца и кровь. В коридоре стоял столик на колесиках, обслуги видно не было. Просьба "не беспокоить" воспринималась буквально. Видимо, не одна я предпочитаю уединение, раз персонал привык не показываться на глаза.
   Что и говорить, в подобном жилье были свои неоспоримые плюсы, наверное, зря я отказывалась от гостеприимства Марата в течение пяти лет. Впрочем, тому было объяснение - я не люблю чувствовать себя обязанной, особенно, таким прожжённым акулам, как Марат. С ними не знаешь, когда с тебя потребуют ответную услугу, и сколько она будет стоить. А в бескорыстность и честные намерения я не верила давно. Такие, как мой мэтр или Марат, живут слишком долго и успели понять - все имеет цену. Чем больше мороев у тебя в долгу, тем безопаснее и комфортнее существование. Связи во всех сферах помогают вовремя узнавать важные новости, избегать неприятностей, доставать необходимые вещи. В нашем мире все решают связи, а самые прочные - это те, что основаны на взаимных услугах. "Ты мне, я - тебе". Я старалась быть очень осторожной, чтобы не попасться на такую удочку. Хватит мне того, что я всем обязана своему мэтру. Это делает меня практически его добровольной рабой. Альгимантас никогда не относился ко мне подобным образом, но я прекрасно понимала, что буду выполнять любые приказы. Это несколько напрягало. Пока мне не приходилось идти вразрез со своей совестью, но как долго это будет продолжаться? Мне бы не хотелось оказаться в ситуации, когда придется выбирать, кого предать себя или мэтра?
   Уже совсем стемнело, и нужно было собираться в "...". Местная публика любит перемыть косточки, а значит нужно быть на высоте. В моем случае, это значит выглядеть одновременно уверенно и беззащитно. Пусть все считают, что ночью я пережила сильный стресс и теперь стараюсь за ярким макияжем и броской одеждой скрыть его последствия. Я же малек-трехлетка и, значит, напугана, а у нас не принято демонстрировать страх.
   Я знала, что мне идет, и беззастенчиво этим пользовалась. Короткое красное платье и макияж, который делает несколько старше. Врут те, кто говорит, что в гардеробе каждой леди должно быть маленькое черное платье. Не черное - красное. В красном платье почти любая женщина обворожительна, оно - признак раскованности и страсти. Мужчинам это нравится, они теряют голову и готовы верить всему, что скажет женщина.
   Спустя три часа я сидела у барной стойки и отдыхала, потягивая из высокого стакана "кровавую Мери", особо вкусную, потому что за счет заведения. Марат поработал хорошо, и мою грустную историю уже знали завсегдатаи клуба. Ко мне не единожды подходили совершенно незнакомые морои, чтобы узнать подробности из первых уст и выразить сочувствие. Мне поверили безоговорочно. Я лишь грустно улыбалась и изредка пыталась смахнуть с ресниц слезу. Ни одному из присутствующих даже не пришло в голову, что я появляюсь в ... уже на протяжении пяти лет, а, следовательно, не могу быть мальком-трехлеткой. Впрочем, что три года, что пять лет - это слишком маленький срок для мороя. Никто на такое незначительное несоответствие не обратил внимания. Все шло хорошо. До появления московских мороев осталось часа два. Они должны были подъехать прямо к клубу. Альгимантас сказал, что они отправились на своей машине. Я даже не уточнила, кто именно прибудет мне на помощь, и сейчас мучилась от любопытства. Странно, что мэтр не сказал об этом сам.
   До приезда группы поддержки я была совершенно свободна и планировала потратить время с пользой - например, постараться совсем не думать о Дамире. Я убедила себя в том, что его судьба мне безразлична, но все же нет-нет да и всплывало беспокойство. Глупое чувство по отношению к полузнакомому халдею. Я врала себе, когда думала, что размышляю о нем только из-за флэшки. После того как халдеи не найдут ее у Дамира, и он не скажет, где ее искать, следующей подозреваемой буду я. Если повезет к этому времени я вместе с флэшкой окажусь на полпути к Москве. О варианте "не повезет" лучше не думать.
   Симпатичный голубоглазый парень подсел рядом очень кстати - отвлек от нежелательных мыслей. Он мне понравился сразу - веселый, спокойный и открытый. Со светлыми, волнистыми волосами, ровным загаром и красивым телом. Я не верила, что он оказался тут случайно. Скорее всего, это еще одна попытка Марата поднять мне настроение. Очень удачная попытка.
   - Вам заказать выпить? - улыбнулся он, заметив мое любопытство.
   - У меня есть, - я подняла бокал, показывая его содержимое. - Но все равно спасибо. Мне льстит внимание.
   Я наклонилась к парню ближе и провела рукой от уха вниз по шее, прижав пальцы к пульсирующий у ключицы вене. Бурлящую кровь можно было почувствовать даже сквозь кожу, я ловила будоражащий запах и боролась с желанием впиться зубами прямо сейчас. Мне это было просто необходимо - день выдался слишком насыщенным и волнительным, а те капли, что я взяла у Леши - не в счет, как и консерванты на квартире Марата. Они утолили голод, а сейчас мне хотелось большего.
   - Влада, можно украсть тебя на минуту? - Марат неслышно возник за моей спиной. Его одутловатое лицо выглядело обеспокоенным. Я нехотя отвела взгляд от собеседника и кивнула. Будет жаль, если ужин уйдет. Такого красивого я сегодня найду вряд ли. Парень проводил меня влюбленным взглядом и я, рискнув, шепнула ему:
   - Не уходи. Я скоро вернусь, - он улыбнулся и опустил глаза к бокалу с коктейлем. Что же, будем считать - это за согласие.
   - Да куда же он денется, - небрежно бросил Марат, и я окончательно уверилась в том, что блондина мне подослал он. Впрочем, быть может, это был комплимент моей неземной красоте. Морой провел меня в приват-зону и жестом показал на низкий диванчик у стены. Посетителей здесь было в разы меньше, чем в самом клубе. А столики и диванчики разделялись перегородками - идеальное место для свидания или конфиденциального разговора. Меня ждало второе. Что же такое хочет сказать мне Марат? Готова биться об заклад, нечто связанное со вчерашними событиями. Мне не очень хотелось обсуждать их с Маратом, но он партнер мэтра и я перед ним в долгу.
   Марат терпеливо выждал, когда отойдет записавший заказ официант и сразу перешел к делу.
   - Мне только что сообщили, что убит один из влиятельных Питерских мороев - Вадим Резов.
   - Кто он? Я ни разу не слышала, - разговор с самого начала пошел не по тому руслу. Морою удалось меня удивить.
   - Ты его видела. Вчера. Именно он назначил встречу Максу Ледному, - нет, все же интуиция меня не повела, Марат хотел поговорить именно о вчерашних событиях.
   - Не понимаю...
   - Влада, я знаю, мы не делимся друг с другом рабочими вопросами, но это не мешает мне быть в курсе дел Альгиса. Подозреваю, что он так же неплохо осведомлен о моих. Мы не лезем не в свое дело, но веришь ты или нет, я за тебя волнуюсь. Ты сильная девочка и будет жаль, если ты погибнешь. Просто выслушай меня. Твоя плаксивая история хороша и местные ее приняли беспрекословно. Надеюсь, ты не будешь спорить, что преимущественно из-за моих стараний?
   - Ты знаешь, Марат, что я тебе благодарна...
   - Не перебивай. Ты вчера была там. Это знают все, но только я осведомлен о том, что ты не только пугалась и дрожала, как трепетная лань, но смотрела, слушала и собирала информацию для Альгиса. Не верю, что ты не запомнила Вадима Резова - он был одним из ключевых участников встречи. Я подозревал, что готовится какая-то крупная сделка, вопрос какая? Ты ведь, вероятно, в курсе?
   - Если бы! - усмехнулась я и пожала плечами, показывая, что не обманываю. - Полагаю, ты знаешь не хуже меня, что Альгис редко распространяется по поводу своих планов и никогда не выкладывает все полностью. В его рукавах всегда есть тузы.
   - Ты права по поводу Альгиса, но я слишком давно его знаю, поэтому способен предположить, что именно его может заинтересовать.
   - В отличие от меня. - Я пропустила мимо ушей откровенный намек. Сейчас приходилось лукавить. То, что моего мэтра интересуют исключительно артефакты, известно всем, но вот сказать об этом напрямую, я не могла. Это было бы с моей стороны практически предательством интересов мэтра, а Альгис любил устраивать проверки. Что если весь этот разговор одна из них? Если же нет, и Марат вдруг заинтересовался нашими делами вполне искренне, я вполне могу ему прозрачно намекнуть. - В это раз Альгис отправил меня вообще без каких-либо указаний. Тебе это о чем-либо говорит?
   - Возможно... - Марат задумался.
   - Видишь, тогда ты осведомлен лучше, чем я. - Усмешка вышла грустной и я сменила тему. - Что ты мне хотел рассказать про смерть Резова?
   - Он должен был встретиться с ныне покойным Максом Ледным. По понятным причинам на встрече присутствовал заместитель Ледного. Он-то и обвинен в убийстве. Якобы покупатель и продавец что-то не поделили между собой... - Марат замолчал. Дальше предполагалось, что говорить буду я. Вопрос что? В обмен на такую информацию я обязана была поделиться чем-то стоящим.
   - Сделка не состоялась...
   - Я слышал про это, но мне бы хотелось узнать подробности. Говорят, вмешалась третья сторона?
   - И четвертая, - "а если считать меня, то и пятая" добавила я про себя.- Убийство Резова очень удобно. Оно вывело из игры основных претендентов на товар.
   - Что за товар?
   Я подумала, прежде чем ответить. С одной стороны я не должна об этом говорить. С другой - скоро информация будет доступна многим, а откровенность в нашем обществе - это тоже товар. Причем не дешевый.
   - Это флешка.
   - Она у тебя?
   - Нет.
   - А где она, в курсе?
   - Представления не имею. Вчера ее утащила сторона четыре прямо перед носом у стороны три. Парень - его появление для всех было неожиданностью.
   - Халдей?
   - На первый взгляд морой, - таким вчера вечером Дамира видела не только я, а о своей связи с халдеем я распространяться не хотела. Впрочем, прямо врать Марату тоже не самая хорошая идея, поэтому пришлось ограничиться уклончивым ответом.
   - Что случилось сегодня? Почему ты так быстро сбежала с квартиры. Леша сказал, там везде была кровь. Жаль он не может определять халдейская или моройская.
   - Он у меня ночевал...
   - Леша?
   - Нет, парень укравший флешку...
   - Ты считаешь это разумно? Ты хоть стащила у него товар?
   - Нет, - поморщилась я. Как же хорошо меня Марат знал, намного лучше, чем мне бы хотелось. - Говорю же, нет. Он осторожен, опасен и я его почти не знаю. Он странный. Красивый, но странный.
   - Странный?
   - Да, слишком в нем много магии халдеев. Одни амулеты.
   - Думаешь, он работает на них?
   - Все может быть. Но халдеи, несмотря на свою клановость, еще более разобщены, чем мы. Интересы одного клана могут быть противоположны интересам другого.
   - Так откуда кровь? Ты так мне это и не сказала.
   - Я ушла пить кофе...
   - Оставив любовника одного?
   - Он меня начал напрягать, - пожала я плечами. Оправдываться перед Маратом я не обязана. - Когда вернулась, то успела заметить, что его сажают в халдейскую машину.
   - Третья сторона?
   - Представления не имею, но исходя из всего тобой сказанного, все может быть.
   - И так, что мы имеем? - Рассуждал вслух Марат, даже не глядя в мою сторону, - Резов хотел продать людям Ледного некую флешку, но в сделку вмешались еще две неучтенные стороны плюс явно заинтересованный Альгис?
   - Появления халдеев покупатель точно ждал и немного опасался, но надеялся сторговаться, устроив что-то типа аукциона. Полной неожиданностью оказался укравший флешку парень. Про мою связь с Альгисом и его заинтересованность, надеюсь, никто не узнает.
   - Нешуточные разборки, - задумчиво протянул Марат. - Ты точно не знаешь, где флешка, Владочка? А то я за тебя переживаю.
   - Правда, не в курсе, Марат. - Альгис просил меня следить и слушать, а не брать. Ты же знаешь, что я четко выполняю приказы.
   - Слишком четко, - в голосе старого мороя прозвучали непонятные ноты. Похоже, такого слепого повиновения он не одобрял.
   - Ну я пойду? - нерешительно приподнялась я, надеясь, что разговор исчерпал себя.
   - Иди, - морой отвернулся стону и стал лениво наблюдать за танцующей на сцене девушкой. То ли тема перестала его полностью интересовать, то ли он просто над ней размышлял. В любом случае, я вздохнула с облегчением, и так пришлось сказать значительно больше того, что мог бы одобрить Альгис. Какими бы ни были его отношения с Маратом, но мой мэтр строго придерживался правила "отдельно мухи, отдельно котлеты".
   Как ни странно голубоглазый парень меня дождался. Он сидел на том же месте и без усилий игнорировал навязчивое внимание какой-то моройки. При моем появлении он расцвел так, что я невольно улыбнулась в ответ. Я села очень близко, так, что колени касались его бедер, бросила убийственный взгляд на замершую в нерешительности соперницу и бесцеремонно отхлебнула из бокала голубоглазого. Моройка скорчила недовольную мину, даже показала мне неприличный знак за спиной моего знакомого, но скандал устраивать не стала - ушла. И то хорошо. Не в моих правилах сражаться за мужиков, пришлось бы уходить домой без добычи, а это обидно.
   Молодой человек не возражал, когда я придвинулась почти вплотную и, не удержавшись, лизнула теплую кожу шеи, языком ощущая пульс. Похоже, блондин не был новичком в клубе и хорошо усвоил правила. Пришел в гости к мороям - будь готов к тому, что тебя используют как пищу. Отказываться невежливо. Впрочем, все кто появлялись здесь, знали, на что шли. Они хотели этого и, в какой-то степени, зависели от нас не меньше, чем мы от них. Замечательно - это как раз то, что мне сейчас больше всего нужно. Забыться, забыть и расслабиться.
   Я не торопилась - не была голодна, да и время позволяло. Зачем же портить удовольствие? Мы потанцевали, он хорошо двигался, и к нему было приятно прикасаться. Исчезало чувство холода, ставшее привычным за тринадцать лет. Нет ничего притягательнее живого человеческого тела. Некстати вспомнился Дамир, с ним я тоже не мерзла, но почему-то меня это не насторожило. Наверное, потому что я не испытывала желания покусать халдея. Его кровь меня не привлекла, как и не привлекает кровь мороя - мы зависимы только от людей.
   Шум, ритм музыки и вспышки света перед глазами быстро начали утомлять, как гомонящая толпа. Я не люблю долго находиться в таких местах. Они меня подавляют, я начинаю казаться себе жалкой и беспомощной. Предпочитаю одиночество, ну или спокойные кофейни. Клубы чаще всего не для меня. Иногда можно, но редко и недолго.
   Голубоглазый ужин не возражал, когда я вывела его за руку из клуба на стоянку. Только выхватила по дроге у Леши ключи, жестом показав, что он мне сегодня не потребуется. Мой водитель обижено поджал губы и пытался что-то возразить. Но я махнула на него рукой и не стала слушать. Его нытье, сказать честно, изрядно поднадоело.
   Мой новый знакомый почти не говорил, только улыбался и послушно прижимал меня сильнее, давая почувствовать свое тело и притягательную кровь. Его молчание меня устраивало. Во-первых, у меня не было настроения разговаривать, а во-вторых, голос у парня оказался не так совершенен, как внешность. Слишком высокий и какой-то капризный - он меня раздражал и заставлял вспоминать чуть хриплый шепот Дамира.
   На улице мне стало не по себе. Блондинистая закусь вдруг занервничала, дернулась в сторону, лихорадочно нащупывая что-то в кармане. Я слишком поздно заметила яркий блестящий перстень. Попыталась выбить, резко ударив парня по руке. Он взвыл, падая, но успел активировать артефакт.
   - Тварь, - прошипела я, пытаясь понять, к каким неприятностям готовиться. Площадь перед ночным клубом накрыл полог халдеев. Все, что находилось за его пределами, виделось, словно сквозь мутное, искривленное стекло. Гаденыш! Как только посмел меня так подставить! Я едва удержалась от того, чтобы ударить скорчившегося на земле парня. Он скулил, баюкая свою руку. Надеюсь, я ее сломала. От составления планов мести меня отвлекли двое халдеев. Они появились из ниоткуда и направились ко мне. Наперерез им кинулся Леша - видимо успел проскочить до того, как полог отгородил нас от окружающего мира, а точнее переместил на несколько иной уровень пространства.
   - Стой! - крикнула я своему водителю, понимая, что сейчас случится нечто непоправимое. Но геройство в Леше было, видимо, сильнее, чувства самосохранения. Он не послушался, кинувшись на противников с пистолетом. Парень сообразил, что перед ним не морои, но видимо Марат забыл объяснить, что халдеи намного опаснее. Леша подписал себе смертный приговор, еще даже не выстрелив, а я ничем не могла ему помочь.
   Пули замерли на середине пути, просто врезались в невидимую стену, и горохом осыпались на асфальт. Леша на секунду застыл, с изумленной беспомощностью уставившись на меня, а потом ближайший к нам халдей шепнул слово.
   - Нет! - крик вырвался непроизвольно, но я не бросилась наперерез заклинанию. Леша был мне не настолько дорог, чтобы умереть за него. Парень, наверное, так и не понял, что произошло. Сначала невидимая стена, о которую затормозили пули, резко двинулась вперед, сбив парня с ног и протащив по асфальту. Потом сила подкинула Лешу вверх и буквально разорвала на куски. Брызги крови долетели до меня, я машинально облизала испачканные губы и рукавом вытерла щеку. Лешина голова откатилась к моим ногам. В остекленевших глазах навечно застыло изумление. "Жаль его, он мне уже начал нравиться". Я взвизгнула и отскочила назад - как бы ни складывались обстоятельства, нельзя выходить из образа. Чем дольше меня принимают за безобидного трехлетку малька, тем будет проще. Где-то совсем рядом отчетливо всхлипнули. Я и думать забыла о выманившем меня на улицу помощнике халдеев. На секунду захотелось его убить за то, что посмел играть со мной. За то, что из-за него погиб Леша. Короткий яростный порыв - морои импульсивны. Но, к сожалению, сейчас было слишком много других проблем и природную агрессию пришлось подавить.
   Халдеи не спешили нападать. Они выжидающе смотрели, словно ждали от меня каких-то действий, но я просто стояла. Пока не знала, как выпутаться из передряги, поэтому изображала ступор. Всхлипывала и испуганно таращилась прямо перед собой. Разлететься ошметками по площади, подобно Леше не хотелось. Мороя убить непросто, но некоторые способы срабатывают на все сто процентов.
   - Где флэшка? - халдеи держались на расстоянии. Один, тот, который задал мне вопрос, немного впереди, другой на шаг сзади. Они казались вышедшими из иного мира. Оба длинноволосые и странно одетые: слишком много украшений, столько, что в сочетании с длинными волосами они создают несколько женственными образ, с которым не вяжется выражение лиц - холодное, жестокое.
   - К-какая флэшка? - округлить глаза и отступить назад получилось совсем естественно. - Я-я не знаю ничего про флэшку...
   - Ты была там... ты уехала с ним, - шаг навстречу. Волосы халдея, темные с седыми прядями, похожи на змей. Голодных, тощих змей. Свет фонаря падает на его лицо таким образом, что даже мелкие едва заметные морщины, кажутся глубокими, резкими.
   - С кем? - еще шаг назад, кажется, голос уже дрожит натурально. Играть не приходится. Слишком страшно. Я еще никогда не врала ведьмакам, никогда не вставала у них на пути и не думала, что доведется.
   - С тем, кто украл флэшку. - Второй халдей говорил тихо, я почти его не слышала и в тени не могла разобрать черты лица.
   - Я ничего не знаю, - еще один шаг. Теперь между мной и халдеями, баюкающий свою руку светловолосый человек. Это лучше, если что, я успею загородиться от заклинания им. - Я, правда, ничего не знаю.
   - Ты же понимаешь, что тебе никто не поверит на слово. Придется прогуляться с нами.
   - Зачем? - сматываться нужно было сию секунду, только вот как?
   - Мне кажется, что ты не в том положении, чтобы задавать вопросы, но на этот я, так и быть, отвечу. - Тот халдей, который с седыми прядями в волосах, непринужденно сделал ко мне еще несколько шагов. Теперь, когда свет падал иначе, его лицо выглядело достаточно молодым, только слишком худым, болезненным с выступающими скулами и острым подбородком. - Мы должны убедиться в том, что ты говоришь правду. Поверь, мы знаем методы...
   - Не сомневаюсь... - На этот раз изобразить наивную девочку не получилось. Про методы халдеев я была наслышана. Колдуны издревле слыли мастерами пыток. Я еще раз внимательно посмотрела по сторонам в поисках путей к отступлению. К сожалению, из пространства полога не так-то просто выскочить, если ведьмаки не хотят этого допустить. Но почему бы не попытаться? Я резко рванула в сторону, чувствуя, как короткое расстояние до стены полога удлиняется. Намного халдеи пространство, конечно, не растянут, но вот затруднить передвижение могут. Я едва увернулась от светящейся сети заклинания - излюбленная халдейская ловушка. Пришлось очень низко пригнуться, а потом и вовсе прокатиться по земле, раздирая об асфальт колени и платье.
   Двое противников заходили с разных сторон. У каждого в руках по сети. Увернешься от одной, но обязательно угодишь под вторую. Мимо сквозь полог молчаливо проходили бледные тени людей, оставшихся в обычном мире. Им казалось, что на площади перед клубом никого нет. Они даже не представляли, что происходит у них буквально под носом. Звать на помощь бессмысленно - полог и создан для того, чтобы отгораживать от внешнего мира. Двое ведьмаков могут подпитывать артефакт с заклинанием бесконечно долго. До тех пор пока не поймают меня.
   Я уже приготовилась к последнему отчаянному рывку, планируя ускориться и попытать проскочить мимо халдеев, но тут полог словно лопнул с внешней стороны, пропуская еще одного участника драки. Дыра на стене заклинания, похожая на разодранную тепличную пленку, очень быстро затянулась и вновь отрезала нас от внешнего мира. Внутрь полога каким-то образом прорвался морой. Не малек - слишком быстро двигается. Пока я соображала, что случилось, один из халдеев уже осел на асфальт. Он даже не успел воспользоваться заклинанием. Мой неожиданный союзник располосовал колдуну глотку острыми, как лезвия, когтями - знакомы почерк. Второй халдей метнул сеть, но я без труда от нее ушла, прикрывшись светловолосым парнем. Он высоко, по-девчоночьи завизжал, когда голубые нити заклинания попали на кожу, и повалился на землю. Сеть спеленала его как попавшую в паутину муху. Изо рта парня пошла пена, а сам он забился в конвульсиях. Сеть, предназначенная для ловли мороя, человека могла просто убить - слишком высоко содержание парализующего яда. Смотреть выжил халдейский помощник или нет времени не было, я отскочила от занесенного над головой хлыста и перекатилась ближе к пришедшему мне на помощь морою. Я его, наконец, узнала.
   Поняв, что преимущество сейчас на нашей стороне, оставшийся в живых халдей щелкнул пальцами, уничтожив полог, и растворился в воздухе, оставив нас на площади перед клубом, в окружении трех растерзанных тел.
   Теперь понятно, почему Альгимантас не сказал, кто будет мне помогать. Старая акула была хитра и не хотела выслушивать мои вопли. Кит прожил намного больше сотни лет. Он выглядел, словно древнегреческий бог, дрался, как дьявол и сводил с ума женщин. Нужно ли говорить, что я не исключение? Он покорил меня еще десять лет назад в нашу первую встречу и с тех пор я завишу от него. Люблю, страдаю, ненавижу и снова влюбляюсь. Надеюсь, на взаимность и в то же время боюсь сократить дистанцию. Я им болею, иногда кажется, что это неизлечимо, а в редкие моменты других увлечений мне, наоборот, приятно считать, что недуг прошел. Но все это - временно, рецидивы бывают всегда. Кит знает, что я испытываю к нему, и с холоднокровием видавшей многое акулы пользуется слабостью. За это я его терпеть не могу, но все равно подчиняюсь и раз за разом наступаю на одни и те же грабли. Единственный способ избавится от этого влияния не встречаться с ним.
   - Быстрее! Влада, не время сейчас зависать! Что ты ей богу, как первый раз в переделке! - он втолкнул меня в машину, припаркованную буквально в нескольких метрах от валяющихся на асфальте трех тел, и мы рванули подальше от клуба. На улице уже начала собираться заинтересованная толпа. Щелкали вспышки на мобильниках, кто-то звонил в милицию, остальные охали и строили предположения. Нехорошо конечно сбегать и подставлять Марата, но он объяснится с милицией лучше, чем мы, а Альгимантас позже найдет, чем заплатить за оказанную услугу.
   - Как ты меня нашел? Как ты вообще умудрился порвать снаружи халдейский полог! - почему-то именно это мне сейчас казалось жизненно важным. Я отодвинулась от Кита подальше на заднем сидении и сделала вид, что изучаю порванный подол платья и ошметки колготок на коленях.
   - Влада, какая же ты все-таки юная, - его мягкий голос меня всегда завораживал, и я моментально глупела. - Все приходит с опытом и возрастом, в том числе, и умение обходить пологи халдеев. Впрочем, это я могу научить тебя делать прямо сейчас. Хочешь?
   - Прямо сейчас некогда, - огрызнулась я. Вот почему, если на горизонте появляется мужчина моей мечты, я выгляжу, как не пойми кто? Растрепанные волосы, размазанная косметика, кровь на щеках иколенях, разодранное платье. И, конечно же, меня как всегда надо спасать. Со стороны создается впечатление, что я не способна ни на что.
   - Ладно, Влад, не злись! - сидящего за рулем парня, я тоже знала хорошо и его была рада видеть значительно больше чем Кита. С Денисом мы просто приятели, он не заставлял меня глупеть. - Если бы не Никитка, ты была бы уже в гостях у халдеев. Не думаю, что тебе бы там понравилось.
   - Я не злюсь, Дэн! Просто не представляешь, какой поганый день! Я начинаю тихо ненавидеть Питер. А он всегда был городом моей мечты.
   - Не переживай, день почти закончился, так что сейчас заберем флэшку - и обратно в Москву, там ты гарантированно начнешь скучать по Неве, каналам, Невскому и скоро вновь соберешься сюда, так ведь?
   - Ты, как всегда, прав, мне уже лучше. Жить хочется, и я готова к последнему рывку, - напряжение стало отпускать, и я даже улыбнулась. Благодаря стараниям Дэна, я даже поверила в то, что неприятности закончились, и скоро я буду дома с чистой совестью бродить по магазинам и тратить гонорар.
   - Вот и замечательно! Тебе какие-то вещи забрать нужно?
   - Да, ноутбук, - кивнула я. - На квартире Марата...здесь недалеко.
   - Я знаю, - согласно кивнул Дэн. - Я там пару раз останавливался.
   - У меня будет время переодеться? - уточнила я у Кита, стараясь не смотреть ему в глаза. Такой прозрачной синевы я еще ни разу не встречала.
   - Если только быстро, - безразлично пожал плечами он. Я кивнула, соглашаясь, и задала давно интересовавший меня вопрос.
   - Что там на флэшке?
   - Представления не имею, - настолько честное и открытое лицо встретишь редко. Киту хотелось верить, но я знала - он лжет, поэтому поджала губы и отвернулась. Разговаривать бессмысленно, меня как всегда используют, а в детали не посвящают.
   - Влад, я, правда, не знаю, что на флэшке. Альгис меня вытащил из кровати и погнал за тобой в Питер. Я про саму флэшку-то услышал уже по дороге от Дэна.
   - То есть Дэн знает. А ты нет? - презрительно хмыкнула я. Денис в иерархии стаи стоял ниже меня и уж точно не мог знать того, о чем Альгис не сказал Никите. А потом Кит врал уже не одну сотню лет. Это было его обычное и вполне комфортное состояние. Мне иногда казалось, что по-иному он просто не может.
   - Дэн тоже ничего не знает, а Кит действительно сейчас говорит правду, - отозвался наш водитель. - Просто, когда ты позвонила, я был в офисе, а Кит - дома. Поэтому я слышал, что вместе с тобой нам нужно забрать еще и флэшку, а он нет. Вот и все. Не ищи подвох там, где его нет. Ты же знаешь мэтра. Он ведет свою игру и в правила посвящает редко и избранных. Мы тут все в неведении. Точнее, ты знаешь больше всех. Ты хотя бы эту таинственную флэшку в руках держала, да и чтобы ее стащить, наверное, пришлось приложить усилия и нарыть информацию. Колись, что слышала?
   - Смеёшься? - меня позабавило предположение Дэна. - Альгис, когда получил информацию со смартфона Максима, стал сам не свой и отправил меня Питер. Я в этот раз знала только, в какое время и где должна оказаться. Из-за этой флэшки завязалась такая потасовка между различными группами халдеев и мороев, что я просто не могла остаться в стороне.
   - Значит, флэшку хотели заполучить и морои, и халдеи?
   - Да кто знает? - задумалась я. - Альгимантас же на эту встречу не сам пошел, правильно? Остальные, думаю, тоже были не больше, чем посредниками. Больше всего мне не понравилось то, что и со стороны официальных продавцов, и со стороны официальных покупателей были как халдеи, так и морои. А вы что, и в самом деле, ничего не знаете?
   - Нет. - Кит был не очень этим доволен.
   - Расскажи, как все прошло? - Дэна как всегда больше интересовал процесс, а не результат.
   - Давай, я тебе расскажу об этом в Москве? Мэтр все равно захочет знать подробности, а пересказывать все это два раза неохота. - А потом мне нужно было решить, насколько много стоит рассказывать о Дамире. Не говорить ничего не получится, как впрочем, и скрыть факт его ночевки у меня. Кит, Дэн не знали, что обычно я живу не в квартире Марата, и это избавило меня от лишних вопросов, но вот у Альгиса они, несомненно, возникнут. Похоже я в этот раз немного облажалась. В первый раз за тринадцать лет нашего знакомства мне хотелось соврать мэтру. Ну, или хотя бы утаить от него часть правды. Вот до чего доводят отношения с халдеями. Все же я была права, когда считала, что поганых колдунов нужно обходить стороной за километр, иначе неприятностей не избежишь.
   - Вредная ты, Влада, неужели ты не понимаешь, что мне сейчас интересно. - Дэн подтрунивал, и мне не нужно было видеть его лицо, чтобы понять - он улыбается. Он стал мороем не так давно, как Никита, и еще не растерял многие человеческие привычки.
   - Не вредная, а уставшая. И все же, что же так заинтересовало мэтра? - этот вопрос занимал сильно, и злило, что нет возможности получить на него ответ. - Хотя... ладно, - махнула я рукой, смиряясь. - Если Альгимантас играет в партизана, значит, сведения на флэшке действительно стоящие. Только нам их все рано не узнать до поры до времени, точнее до того момента, как мэтр захочет нас просветить.
   - Я слышал, - задумчиво начал Кит. - Из разных источников о том, что якобы всплыл один из древнейших артефактов, принадлежащий братьям...
   - Братьям? - легенду о двух братьях Маре и Халде слышали все. Это наши прародители. От них произошли морои и халдеи. - Какому именно брату принадлежал артефакт? Как вышло, что он интересен и мороям, и халдеям?
   - Ты знаешь легенду? - вместо ответа спросил Кит, резко повернувшись. Под его взглядом стало не по себе, я испытала желание отодвинуться - не любила чувствовать себя глупой девчонкой. А причины были: он был старше на несколько сотен лет, притягивал меня, как магнит с нашей первой встречи, и легенду о братьях я слышала полтора раза и те вполуха. Это не добавляло уверенности в себе, тем более, Кит ждал моего ответа.
   - Ну как сказать...в общих чертах... - А что еще я могла сказать?
   - Ну, я расскажу, чтобы ты поняла, о чем идет речь. - Кит всегда был проницательным и правильно расценил мою неуверенность. Если бы я могла, наверное, покраснела бы. Я предпочитала чувствовать себя уверенной и умной. С Китом это сложно.
   - "Давным-давно на берегу большой реки, впадающей в теплое море, жили два брата-близнеца Халд и Мар. Детьми они были очень дружны и всегда помогали друг другу. Но прошло время, и братья повзрослели. Халд вырос высоким, сильным и ловким, его любили женщины и боялись враги. А Мар был маленьким, слабым и некрасивым, люди смеялись над ним, а женщины плевали в его сторону. И начал он завидовать своему более сильному брату, и росла в его душе злоба и ненависть. Халд, как мог, защищал и опекал своего слабого брата. Но чем больше он заботился о Маре, тем больше тот его ненавидел.
   Решил Мар убить своего брата, чтобы больше никто не мог их сравнивать, но в открытый, честный бой вступить побоялся. Взял он длинную палку, заострил ее и оковал серебром, а затем спрятался в храме бога солнца - великого Шамаша. Когда его брат пришел в храм принести плоды и цветы богу, Мар коварно напал на брата, убил его и выпил кровь Халда, считая, что с кровью ему перейдет сила и удачливость брата.
   Разгневался светлый бог на такое святотатство, ведь злодей не только коварно убил своего брата, но и осквернил алтарь, окропив его кровью Хлада. И явился Шамаш перед Маром в своем гневном сиянии, и проклял его. Словно рокот каменной лавины прозвучали гневные слова бога.
   - Убирайся с глаз моих святотатец, никогда больше не смей появляться пред моими очами или я испепелю тебя. Пусть темная ночь будет твоей подругой. Нет тебе места среди живых, но и миру мертвых ты тоже не нужен. Твой удел - вечно скитаться живым мертвецом и питаться кровью, пока ты не раскаешься в содеянном и своей кровью не искупишь греха. И пусть оружие твое обернется против тебя, кол и серебро отныне смертельны для тебя. Но и убитым ты не попадешь в светлые луга небесного царства, а рассыплешься мерзким прахом, ибо душа твоя - прах.
   С ужасом бежал Мар из храма, но не раскаялся, а только больше озлобился, стал таиться солнечного света, а ночью нападать на людей и пить их кровь. И так велика была злоба братоубийцы, что слюна его стала ядовитой. И укус его мог превращать людей в таких же, как он, кровопийц.
   А светлый бог Шамаш воскресил Халда, ибо он был справедливым богом. И рассказал ему о проклятии брата.
   - Только ты можешь избавить Мара от этого проклятия. Тебе решать, когда простить Мара, и ты волен требовать с него долг крови. Но никогда вовеки веков не суждено больше ему и его потомкам испить твою кровь, так как она убьет преступника".
   - И какой же у братьев может быть артефакт, способный вызвать интерес и у халдеев и у мороев?
   - Не знаю, но предполагаю, что легенда, дошедшая до нас не полная... Возможно, в ней есть что-то еще, чего мы не знаем. Когда-то давно я слышал еще один, чисто моройский вариант, в котором Хлад был не столь добр к брату и даже увел у него единственную девушку, которая решилась стать Мару женой. Это и послужило причиной братоубийства, а во все не зависть. По этой легенде светлый бог Шамаш просто убил Мара, а воскресил его в поисках справедливости и назло Шамашу .... За это потомки Мара должны были отказаться от солнца и пить кровь. Он же сделал слюну мороев ядовитой, чтобы их поголовье росло назло Шамашу. Бог солнца, прознав про это, разозлился еще сильнее и воскресил Хлада со всеми вытекающими последствиями. Сделал его более сильным и напутствовал помнить о предательстве Мара.
   - Второй вариант мне больше симпатичен почему-то.
   - Да и мне тоже, но первый вариант официальный. Точнее тот, который не вызывает отторжения ни у мороев, ни у халдеев.
   - То есть... - усмехнулась я. - Думаешь, у халдеев есть еще один, свой вариант?
   - Вполне возможно... - Кит усмехнулся. - Не думаю, что сейчас это важно.
   - А если они лучше представляют, что это за артефакт, сведения о котором хранятся на флэшке?
   - Э! - засмеялся Кит. - Погоди! Ты слишком быстро делаешь выводы. Слухи ходят очень давно, не один год, и пока они не подтвердились. На флэшке может быть все, что угодно. Даже банальный компромат на какого-нибудь высокопоставленного мороя или халдея. А потом, не думаю, что Альгимантас знает меньше, чем кто-то из халдеев. Все же теоритически, мы можем жить сколь угодно долго, а халдеи смертны. Я даже не представляю, сколько мэтру лет. Точно больше, чем мне. А мне немало.
   - Отчасти ты прав, но тут есть один момент. Халдеи очень хорошо умеют хранить свои секреты, в том числе, и продолжительность жизни. А морои, хоть и могут в теории жить вечно, на практике нечасто протягивают больше сотни лет. По крайней мере, акул значительно меньше, чем мальков, и они не такие как мы. Я часто не могу понять тебя, и готова поспорить на что угодно, что ты не понимаешь мэтра.
   - Альгиса понять нереально, иногда мне кажется, что он посмеивается и над мороями, и над халдеями.
   - А что, если он смеётся не один?
   - Что ты хочешь сказать?
   - Может быть, с ним смеются такие же древние халдеи? Слишком много сейчас шума, мэтр взволнован. Я таким его не помню давно. Артефакт братьев вполне мог вызвать подобный ажиотаж.
   - Подобный ажиотаж могло вызвать многое. Давай не будем раньше времени делать выводы, хорошо? Лучше беги, собирай вещи и переодевайся. Тебе помочь?
   - Нет спасибо, - машина притормозила у подъезда. - У меня маленькая сумка и ноут. Справлюсь как-нибудь сама.
   - Ну, и замечательно, - довольно улыбнулся Кит, а я пока позвоню. Я еще до сих пор не отменил несколько дел на сегодняшний вечер и завтрашнее утро. Поездка сбила мне все планы. Сейчас придется извиняться.
   - Бывает, - я безразлично пожала плечами. Кит производил удивительное впечатление и на людей, и мороев, ему верили безоговорочно. Хотя, если честно, поводов доверять ему было мало.
   - Куда мы хоть поедем? Где ты спрятала флэшку? - поинтересовался Кит, щелкая кнопками на мобильном.
   - А... - неприятный вопрос. - Не знаю, было темно, но примерно направление я помню, а дальше сориентируюсь по обстановке. На месте точно найду, а вот так сходу сказать точно ...
   - Зато ее точно не найдут! - хохотнул с переднего сидения Дэн, а вот Кит его восторгов похоже не разделял, потому что глянул он на меня неприязненно, так что сразу захотелось оправдаться.
   - Я не виновата, просто не очень хорошо знаю Питер, а тут обстоятельства сложились не лучшим образом... - объяснять дольше не хотелось, потому что пришлось бы вести речь о Дамире, поэтому я спешно вылезла из машины. Кит последовал за мной, проводил до подъезда, велел поспешить и отвернулся, переключившись на телефонный разговор.
   На входе мне улыбнулся консьерж - я ему чем-то приглянулась еще вчера. Я приветственно махнула ему рукой и забежала на третий этаж, порылась в сумочке, разыскивая ключи, нашла и нащупала в темноте замочную скважину. Я, конечно, мороя и в темноте вижу хорошо, но все же перегоревшая лампочка в элитном доме - это нонсенс. Даже, если живут здесь, преимущественно, вампиры. Нужно будет пожаловаться, а то, как раздаривать улыбки, так консьерж на месте. А как заменить лампочку - его нет? Не порядок.
   В прихожей было темно и тихо, я прикрыла за собой дверь и нащупала выключатель. Только когда загорелась лампочка, стало заметно, что квартира находится внутри полога. У меня в кресле в гостиной сидела ярко-рыжая женщина лет сорока с небольшим - типичная халдейка. Яркая, вызывающая внешность, презрительная улыбка и бриллианты. Халдеи не могут без металла и драгоценных камней. Каждая побрякушка содержит силу, увеличивает мощь, позволяет плести более сложные заклинания. Большинство из этих артефактов в моих руках станут всего лишь обыкновенными украшениями. Женщина в кресле настолько сильно привлекала к себе внимание, что я не сразу заметила ее спутников. Хрупкую блондинку с хрустальными льдинками глаз и внешностью феи из сказки и двух типичных головорезов. Если халдейские женщины похожи на кинодив на пике славы и богатства, то халдеи мужчины - это либо небритые байкеры в коже и металлических цепях, либо юные мальчики сексуальную ориентацию которых невозможно определить. В комнате были байкеры, трое.
   Женщина в кресле смотрела на меня презрительно и немного вопрошающе, но ничего не спрашивала, позволив изучить ситуацию и понять, что сопротивляться бесполезно.
   - За что мне такая честь? - поинтересовалась я, осознав, что придется начинать разговор первой. - Пятеро халдеев на одну молодую морою?
   - Ты подставила главу нашего клана, - голос халдейки был сухим и властным, не осталось ни малейшего сомнения, что она здесь главная, и все подчиняются ее воле. - Он был с тобой, а потом исчез. Как ты можешь это объяснить?
   - Никак. У меня нет привычки заводить знакомства с халдеями.
   - У тебя есть привычка с ними спать! - блондинка выкрикнула это слишком эмоционально. Видимо факт задел ее за живое, а я поняла, о ком идет речь. Дамир. Мало того халдей, а не морой, так еще и глава клана. Очередное неприятное открытие, касающееся его личности.
   - Летта, спокойнее, - рыжая бросила на свою подругу косой взгляд. От него мне тоже стало не по себе.
   - Где Дамир?
   - Представления не имею, - ответила я совершенно честно, но халдеи явно ждали от меня иных слов.
   - Врешь, ты последняя, кто его видел.- Рыжая начинала выходить из себя, на щеках вспыхнул яркий румянец, а взгляд стал злым. Мне эти перемены ничего хорошего не предвещали. - Вчера он уехал с тобой, а сегодня исчез. И что мы, по-твоему, должны думать?
   - С утра, я обнаружила у себя в постели халдея, вместо мороя... - сморщившись от воспоминаний начала я, но меня бесцеремонно перебили.
   - Ха! - заржал один из мужчин. - "Аромат вампира", созданный Даром, сработал даже лучше, чем он ожидал!
   - Эд! - оборвала его рыжая, а у меня появилась возможность закончить свою мысль.
   - Я разозлилась и ушла, сказав, что не хочу вернувшись, застать его...
   - Пошла и сдала его своим?
   - Моим?
   - Ты сдала его мороям?
   - А он нужен мороям? - не поддавалась на провокацию я. - Когда я вернулась к себе в апарт-отель, Дамира там не было, зато была кровища. Везде. Я тут ни при чем.
   - Если ты не при чем, почему же сбежала? - приподняла брови рыжая. Она не верила ни одному моему слову.
   - Мне не нужны неприятности. Ни с людьми, ни с халдеями. - Это было правдой. - Номер пришлось долго приводить в порядок, и я не настолько глупа, чтобы не понять - Дамир не успел уйти сам.
   - Почему же ты ничего не предприняла! - блондинку я явно раздражала.
   - Предприняла, - пожала я плечами. - Я замела следы и сбежала.
   - А Дамир?
   - А что, Дамир? - мне не нравился этот разговор и совсем не нравилось, что халдеи обвиняют меня в том, что я не оказала посильную помощь одному из них, в то время как сами мороев вообще приравнивают чуть ли не к тупым умертвиям. - Я почти не знаю его и не знаю, во что он вмешался. Честно сказать, я вообще поражена, что он глава клана. Хорошо же вы его бережете, если он вляпался в неприятности, а ни одного из вас рядом не было. В этом я не виновата.
   - Виновата, - отрезала рыжая. - Мы его страховали. Он поддерживал с нами связь, и мы были готовы выдернуть его в любую секунду. И только потом, уже у тебя в гостях он отключился и велел его не беспокоить. Скажешь, не виновата? Или быть может это совпадение? По чьей указке ты действовала? Дамир, при всем моем к нему уважении, бывает излишне доверчив и мягок. Я не верю, что ты оказалась у заброшенного дома случайно. Я не верю в совпадения.
   - Ваше право.
   - Мое. И мне надоело терять с тобой время.
   - Мне тоже, - наверное, глупо было это говорить, но я не смогла удержаться.
   - Ты отправишься с нами.
   Второй раз за день получить приглашение от халдеев! Да что же это такое!
   - Надеюсь, у тебя хватит ума не пытаться улизнуть.
   Ага, сейчас! Умом я понимала, что стараться сбежать глупо, но не предпринять попытку не могла. Квартира находилась всего на третьем этаже и окна выходили к подъезду. Если разбежаться и прыгнуть, удастся не только разбить стекло, но разорвать полог. Конечно, в падении с третьего этажа нет ничего хорошего, но там Кит и Дэн, они меня подберут.
   Проблема была в том, что у окна стояли халдеи.
   - Ну, чего ждем? - вопросительно взглянула на них рыжая и кивнула в мою сторону. - Может, вы ее все же свяжете? Что вы там прохлаждаетесь?
   Я подпустила двух мужчин поближе к себе, резко выкинула вперед обе руки с удлинившимися когтями и полоснула со всего размаха. Одному халдею рассекла скулу, а второму губу и подбородок. Мужчины инстинктивно отпрянули, а я устремилась к окну.
   Невидимая рука резко дернула меня назад и швырнула на пол к стене. Рыжая халдейка медленно поднялась и с шипением обратилась ко мне.
   - Я же сказала, не пытайся сбежать, вампирка!
   - Моройка, - буркнула я, потирая ушибленный локоть.
   - Вампирка, - халдейка холодно усмехнулась, ее глаза вспыхнули магической зеленью. Возражать дальше не захотелось. - Неужели, ты думала провести нас, когда мы в большинстве и внутри тщательно установленного полога? Ты очень глупа, я начинаю верить в то, что ты, и, правда, малек-трехлетка...
   "Ну, и на том спасибо", - мысленно отозвалась я и неловко приподнялась. Ныл локоть, и болела голова, то ли от халдейского воздействия, то ли из-за того, что я приложилась ей об стену.
   Меня очень быстро сковали. Тонкие серебряные цепочки слегка пожигали руки, я бы их запросто могла разорвать, если бы не магия. Везде ненавистная, проклятая магия. Радость мелькнула лишь ненадолго, когда мы пошли на улицу обычным путем, через подъезд, лишь прикрытые невесомым пологом. Кит должен меня почувствовать, он ведь уже один раз засек полог.
   - Усиль защиту, - у самой двери скомандовала рыжая. Я не поняла, к кому именно она обратилась. - Там старый вампир, он может нас заметить, даже сквозь заклинание.
   "Черт! - Я с несчастным видом покосилась на "ситроен" московских ребят и послушно уселась в маленькую красную машинку халдеев. - Интересно, как быстро Кит и Дэн начнут волноваться? И сообразят ли, где меня искать?"
   Руки уже горели, голова раскалывалась, и настроение стремилось к нулю. Из этой ситуации я не знала, как выпутаться. Хотя бы потому, что и правда не имела отношения к исчезновению Дамира. Моя вина заключалась лишь в том, что я не попыталась помешать тем халдеям, которые его похитили. Только вот воинственная рыжая и недовольная блондинка почему-то не хотят мне верить.
  
  
  

Глава 5.

Серебряная темница.

Сколько было уже боли. Сколько...

Горько. Каждый день так странно горько,

Но только роли не изменишь, и только...

Сколько будет ещё боли? Сколько?

   Таких домов в окрестностях Питера очень много. Некогда они покоряли своей роскошью. Потом, после прихода к власти большевиков, служили больницами, домами отдыха, а иногда и складами. Сейчас некоторые восстанавливали и объявляли памятниками культуры, а некоторые так и оставались стоять в запустении. Этот относился ко второй категории. Раньше дом принадлежал купеческой семье средней руки, потом - народу, и здесь была коммуналка. Ее расселили уже в двухтысячных - деревянные перекрытия между этажами прогнили и грозили обвалиться, да и крыша текла не одно десятилетие. Несколько лет дом бесхозно стоял на краю города и разрушался. Окна превратились в пустые проемы, крыша обвалилась, потрескалась штукатурка, и зарос снытью пустырь.
   Год назад дом кто-то купил, но до середины этого лета ничего не менялось. В июле сюда нагнали строительную технику и обнесли территорию высоким забором из зеленого профлиста. Два больших экскаватора рыли землю, туда-сюда сновали десятка два рабочих из недалекого зарубежья. Но к сентябрю стройка снова заглохла. Не исчез только забор и охрана на входе, а рядом с домом стали часто останавливаться дорогие машины с тонированными стеклами. Местные поговаривали, что здание выкупила мафия и теперь проводит там свои "сходки". Вопросом, зачем мафии нужно встречаться в полуразрушенном здании, никто не задавался.
   Впрочем, внутри дом выглядел несколько лучше, чем снаружи. Халдеи умели перестраивать пространство под свои нужды. Несколько комнат были приведены в полный порядок, восстановлен холл и лестница, а на остальные помещения требовалось слишком много времени и сил. Не рационально тратить ресурсы на временное убежище. Вот если получится обосноваться тут надолго, тогда другое дело.
   Дамира держали в сыром затхлом подвале: обвалившийся потолок и влажный земляной пол; запах плесени и кошачьей мочи. Маленькая лампочка, висящая над головой халдея, горела тускло, освещая лишь центр помещения. Молодой человек сидел на стуле. Его руки были привязаны к спинке толстой цепью из темного металла. Кожа в тех местах, куда впивались звенья, кровоточила - напитанный магией металл действовал на халдеев примерно так же, как на мороев серебро. Выглядел Дамир не лучшим образом. На нем не осталось ни одного амулета, ни одного браслета, даже серьги из ушей были вырваны. Кровь капала с разбитой губы на подбородок и разодранную рубашку, а на груди виднелись несколько глубоких рваных ран, словно кожу полосовали кривыми когтями. На первый взгляд парень был без сознания. Так же считал и прислонившийся к стене мужчина. От него исходила слабая волна ровной силы, он, как и пленник, был халдеем.
   - Кажется, сегодня мы от него ничего больше не добьемся, - с сожалением заметил он, обращаясь к кому-то скрывавшемуся в тени. - Он отключился, и уже не будет чувствовать боль. Может, оставим на завтра? Он все равно ничего не знает про флэшку. А если и знает, похоже, не скажет.
   - Не уверен. - Из темноты выступил морой, положил на стол клещи и приблизился к пленнику. Пятиконечная звезда с опущенным вниз лучом болталась у палача в ухе, демонстрируя принадлежность к расе кровососов. - Думаю, он хитрит. Он в сознании и прекрасно нас слышит. А значит, не к чему останавливаться. Почему бы не продолжить?
   - Потому что я не вижу смысла в дальнейшем разговоре с ним. - Халдей сделал акцент на "я", обращая внимание собеседника на то, что главный здесь он. - Если тебе доставляет удовольствие пытка - это твои проблемы. Мне нужна лишь информация. Пока мы не добились ровным счетом ничего. И если ты переусердствуешь, ничего и не добьемся. Умерь свой пыл.
   - Я - профессионал, - усмехнулся морой и сожалением посмотрел на пленника, но послушно отправился вслед за собеседником.
   - Скоро должны доставить девчонку, - сообщил халдей, как только удостоверился, что пленник, даже если и притворяется, все равно не услышит.
   - И чем она нам поможет?
   - А тут два варианта, - халдей усмехнулся. - Либо наш гость, и правда, не знает, куда исчезла флэшка, тогда она сейчас у девчонки. Больше никого там не было. Уехали они вместе, и флэшка была при них. Либо он врет, но с помощью девчонки мы попытаемся все выяснить точнее и пленника разговорить. Не думаю, что несколько часов что-то решают. Почему бы не подождать?
   - Будь по-твоему, - смирился морой. - Но сильно сомневаюсь, что обычная человеческая девчонка нам сможет чем-то помочь. Разве что, я не останусь без ужина.
   - Тут очень интересная картина складывается. - Халдей задумался, подбирая слова. - Девчонка не человек, она малек, предположительно, Максима Ледного. Ты все еще веришь, что она оказалась на нашей встрече случайно?
   - Малек? Да не может быть, я же там присутствовал! Мороя, даже недавно обращенного, я бы почувствовал!
   - Так как почувствовал этого? - халдей кивнул в сторону двери, за которой находился пленник. - Только мне кажется странным тот факт, что сначала появляется девчонка-мороя, которую мы принимаем за человека. Отвлекает нас, а в это время халдей, которого все ощущают как мороя, ворует флэшку, и потом эти двое на пару сбегают. Не подозрительно?
   - Думаешь, они заодно?
   - Вот это мы и проверим, когда девчонка будет у нас. А сейчас не вижу смысла оставаться здесь. Конечно, заказчик торопит, но для него важен, прежде всего, результат. Флэшка слишком ценна. Мы и так поставили себя в сложное положение, если мы не вернем пропажу, полетят головы. Нужно быть предельно осторожными. Впрочем, если тебе совсем нечем заняться, валяй, развлекайся. Только аккуратно, мне нужно, чтобы он оставался в здравом рассудке и в сознании. Наш пленник не должен преодолеть раньше времени тот рубеж, за которым становится все равно. Иначе как мы будем на него воздействовать с помощью морои-малька?
   - Не переживай, этот - сильный, но мне уже стало скучно, ты не даешь мне развлечься в полной мере. А потом, я в предвкушении, девчонка интересна гораздо больше, чем замкнувшийся в себе халдей, и я голоден. Был бы парень человеком, я, безусловно бы, задержался. А так... нужно пойти поискать пищу.
   - Наверху целый холодильник.
   - Это не то. Сейчас я смогу утолить голод консервами, мне нужна охота.
   - Какие вы, все-таки, примитивные. Догнать и сожрать! Ей богу, как зомби, оставшийся без контроля хозяина. Только не воняете и чуть лучше соображаете, когда сытые.
   - Против сути не пойдешь, - морой на высказывание не обиделся, он был уже в мечтах далеко, но бдительность не потерял. - А что будем делать с колдуном? Его не опасно так оставлять?
   - Халдей, я же тебя вампиром не называю, - сморщился мужчина и задумчиво отозвался. - Опасно, конечно. Он силен, но мы сняли с него амулеты и изрядно ослабили гардуусом думаю, никуда не денется. Но все же, сделай мне еще одно одолжение, перед тем, как отправишься на охоту. Позаботься о его руках. Халдей с переломанными пальцами и без амулетов не может ничего. Особенно если учесть, что мы его накачали гардуусом. У него даже регенерация ослаблена, что нам на пользу. Его раны и увечья будут заживать длительное время.
   - Он столько не проживет?
   - Да, ты совершенно прав. Только будь осторожнее, хорошо? Раненые халдеи очень непредсказуемы.
   - Ты же сам только что сказал - он, вряд ли, на что способен.
   - Я не о магии. Учти, клыки у нас не хуже, чем у вас. Вцепится в шею, и пикнуть не успеешь.
   - А ты, вот о чем! Мне всегда было интересно, зачем вам нужны клыки.
   - Атавизм, - пожал плечами халдей, демонстративно провел языком по заострившимся зубам и направился к лестнице, ведущей на первый этаж.
   Морой усмехнулся вслед скрывшемуся сообщнику и вернулся в помещение к пленнику. В углу комнаты стоял высокий старый шкаф с инструментом. Там хранилось много интересного, в том числе и молоток.
   Услышав шум, Дамир медленно поднял голову. Не так-то он слаб, как считал халдей, предавший свой род. К счастью, они не были знакомы раньше, и поэтому то, что Дамир - глава клана, осталось тайной. Хотя, какая разница? Сейчас его положение в халдейской иерархии не имело значения, главное, что получилось подслушать разговор. Дамира удивило то, что охотники за флэшкой нашли его без помощи Влады. Девчонка, в этом оказалась не замешана. Он до последнего был уверен в обратном, и отсутствие флэшки только подтверждало подозрение.
   Дамир не верил, что мог потерять вещь, которая стоит миллионы, а стащить ее имела возможность лишь Влада. Только она в тот вечер была достаточно близка. Но когда? Неужели в номере с утра, незадолго до того, как разыграла замечательную сцену с кинжалом. Отвлекала? Все может быть. Интересно, кто же эта чертовка? Для малька-трехлетки слишком умна. Ответа на эти вопросы у Дамира не было, да и шанс получить их стремился к нулю.
   После предупреждения товарища, морой теперь будет осторожен, а как хорошо было бы извернуться и впиться палачу зубами в шею, иначе пальцы не спасешь. Молоток в руках мучителя лишил последней надежды. "Почему же его схватили не одни морои?" - Эта мысль не давала Дамиру покоя, он ненавидел предателей и никогда не мог понять, что толкает собратьев на измену. Зачем халдеи помогают мороям? Неужели лишь из-за власти и возможности почувствовать превосходство. Низко и глупо. К тому же, наличие халдея-предателя усложняло дело. Например, похитившие его знали о гардуусе и с талантом это знание использовали. Яд, попавший в раны, не давал нормально вздохнуть, разодранная в лоскуты спина невыносимо болела еще и из-за того, что "кошачья лапа" была сделана из черной стали, пропитанной магией. В общем-то, лить на свежие раны гардуус уже не имело смысла. Боль и так была невыносимой, но мнение палача, естественно, не совпадало с мнением Дамира.
   Когда морой раздробил последнюю фалангу на пальце, сил не осталось даже кричать, не то, что кинуться в горло. Такую попытку Дамир предпринял чуть раньше, когда палач развязал ему одну руку для того, чтобы приступить к операции. Помешал стул, парень не учел, что сейчас поганый морой значительно сильнее его самого. Палач отшвырнул обессиленного халдея, словно щенка, сильно ударив по лицу. Из разбитой губы снова потекла кровь, перед глазами помутнело, а морой, который до этого просто выполнял свою работу, сильно разозлился. Он осторожно тонким ножом провел по векам пленника, и в открывшиеся раны капнул гардуус. Дамиру казалось, что ему выжигают глаза, резкая опаляющая боль заставила сжать зубы и изогнуться. Не удержав равновесие, халдей рухнул со стула, ударившись виском о пол. Его тут же рывком подняли и усадили обратно. Дамир надеялся, что его хотя бы не будут связывать, но цепи из чёрного металла вновь стянулись на запястьях, заставить взвыть и потерять сознание от боли.
   Когда молодой человек пришел в себя, мороя в камере уже не было. Глаза все еще жгло, зрение отсутствовало почти полностью. В темноте удавалось разглядеть лишь смутные силуэты стола и шкафа. Дамир не чувствовал рук, точнее он ощущал их одним пульсирующим болезненным сгустком. Не получалось определить где заканчивается кисть и начинаются пальцы. На секунду страх победил рассудок, и показалось, что пальцев просто нет, но это было неправдой.
   После стараний мороя, Дамир не мог даже послать своим зов. Путались мысли, боль пульсировала в каждой клетке тела и не давала соображать. Члены клана были так далеко: зыбкие, чуть светящиеся бледно-лиловые ауры где-то на краю сознания. Халдей попытался дотянуться до них, но не смог, нужно было сделать всего один жест, но раздробленными пальцами это невозможно, да и нет необходимого количества силы.
   Дамир плохо помнил, как его схватили, все произошло быстро и неожиданно, он не успел сориентироваться. Преследователи подготовились слишком хорошо - тряпка, пропитанная гардуусом, действовала лучше, чем хлороформ. Он очнулся уже здесь в камере с вязким привкусом яда на губах. Гардуус лишает халдея силы и воли ненадолго, но этого бывает достаточно, чтобы схватить и обезвредить. Эту дрянь халдеи изобрели сами и теперь тщательно скрывают, стараясь, чтобы она не попала к мороям.
   Сейчас действие отравы почти закончилось, но от этого не проще. Дамир не знал, сколько у него свободного времени, и поэтому боялся даже пытаться начать колдовство. Если что-то пойдет не так, если сюда не вовремя вернутся палачи, другого шанса уже не будет. Драгоценные крупицы силы окажутся потраченными впустую. Совсем плохо было то, что халдей не представлял, с чего начать. Даже Летта сейчас виделась лишь слабой, едва заметной тенью, хотя она его постоянная любовница, он должен ее помнить очень хорошо. Ее цвет, ее ауру, переливы силы - физическая связь одна из самых сильных. Марго, Эда и остальных Дамир сейчас вообще практически не ощущал, лишь слабые едва вспыхивающие искры, зато где-то чуть ближе и ярче мерцала еще одна аура. Ее Дамир даже не сразу заметил, очень уж она отличалась от лилового свечения его сородичей. Ярко-красная моройка-Влада. Слишком запоминающаяся, чтобы так быстро стереться из памяти. Она последняя, с кем Дамир имел тесный физический контакт, и даже, не смотря на то, что это не хотелось признавать, Влада цепляла. Халдей собрался с силами и осторожно коснулся испуганно взбрыкнувшей красной искры. Просить помощи у моройки непросто, да и вряд ли она захочет помочь, но другого выхода все равно нет.
  
  
   Мне никогда еще не было так больно, как в этом кошмарном бредовом сне. Я отключилась прямо в машине халдеев, после того как рыжая шепнула мне на ухо пару непонятных слов. Глаза закрылись, и я оказалась в аду. Кошмары меня мучали крайне редко, после обращения, я такого припомнить не могла. Мне вообще практически не снились сны. Лишь иногда на утро оставались какие-то смутные образы, но никогда такой реалистичной и ужасающей картинки. И тем более, никогда мне не было так больно во сне, будто выворачивают наизнанку душу, скручивают за спиной руки и в горло льется расплавленное серебро, сжигая внутренности. Хочется кричать, но вырывается лишь тихий хрип.
   Проснулась я от неприятного тычка под ребра.
   - Хватит орать, - презрительно выплюнула светловолосая халдейка и отодвинулась от меня насколько позволило тесное пространство машины. Трем взрослым женщинам на заднем сидении было неуютно, я оказалась зажата между двумя халдейками. - Марго, она, оказывается, вообще придурошная! Или все морои такие?
   - Только оказавшись в тесном помещении с халдеями, - огрызнулась я, пытаясь выровнять дыхание. Я была даже благодарна блондинке за то, что она вырвала меня из кошмара.
   - Ты очень разговорчива, - холодно заметила рыжая, остановив внимательный взгляд на моем лице. - Сдается мне, что ты сложнее, чем хочешь казаться. Внешность тебе играет на руку? Не так ли?
   - Не понимаю о чем вы, - опустила глаза я. Опять чертова несдержанность меня подвела. Нужно было молчать и не высовываться. Ничему жизнь меня не учит.
   - Прекрасно понимаешь, не притворяйся. Меня не просто провести. Я не верю ни единому твоему слову. Ты хитрая и расчетливая дрянь, и я обязательно выясню, как и зачем ты подставила Дамира.
   - Я его не подставляла! Я о том, что он халдей-то узнала лишь с утра. До этого у него очень хорошо получалось меня дурачить. - При упоминании об утре блондинка изменилась в лице. Ей явно пришлись не по душе мои слова, но она сделала над собой усилие и улыбнулась. Можно было подумать, что ее ничего не волнует, но я видела за секунду до этого ее ледяные глаза.
   - С утра у тебя было предостаточно времени, чтобы его сдать, но ты об этом пожалеешь, поверь.- Марго оказалась настойчива и подозрительна.
   - Перестань, может она не врет?
   - Летта, неужели ты сама в это веришь?
   - Кто знает? А вдруг она и, правда, новая прихоть Дамира? Если мы ошибемся, достанется обеим.
   - Тебе достанется, - хмыкнула надменная Марго. - Мне переживать совершенно не о чем. А вот ты всегда была в опасности. Тебе некуда идти, именно поэтому ты готова охранять случайную любовницу своего благоверного, лишь бы он оставил тебя фавориткой и не вышвырнул на улицу. Мне подобная опасность не грозит. Я слишком давно рядом с Дамиром. Он прекрасно знает, чтобы я не делала - это на благо его и клана. А делаю я немало, в отличие от тебя.
   Блондинка отвернулась к окну и замолкла, а я мысленно застонала. Надо же было так влипнуть! Мало попалась в лапы к халдеям, так еще одна из них просто расчетливая мымра, а другая постоянная любовница Дамира. Последнее мне очень не понравилось. Обманутые женщины мстительны, а потом мне было невыносимо противно представлять Дамира в постели с этой снежной королевой. Хотя, безусловно, они великолепно подходили друг другу.
   Остаток пути показался настолько изматывающее тяжелым, что я испытала невероятное облегчение, когда мне сначала завязали глаза, а потом выволокли из машины и, протащив какое-то количество метров по длинному коридору, закрыли в небольшой комнате. Я с раздражением стащила с лица повязку и осмотрелась. Комната, как комната. Небольшая со старым советским ковром на полу, комодом и диваном. Даже окно есть, правда за ним плотная пелена - полог. Причем не обычный маскирующий, а нечто более сложное, вероятно выполняющее роль решётки. Разглядеть что-либо за этой пеленой невозможно. Похожее ощущение я испытала в машине, когда пыталась посмотреть, куда меня везут - сплошной туман. Интересно, как сами халдеи в нем ориентируются?
   Так серьезно я не встревала еще ни разу. Мобильника нет, а телепатией я не обладаю. Значит, придется рассчитывать исключительно на себя. Вряд ли Кит и Дэн меня здесь найдут. Самое неприятное, что я не представляю, жив ли вообще Дамир и что мне делать, если он вдруг уже умер. Вряд ли сейчас меня убьют, но теперь моя жизнь тесно связана с жизнью проклятого халдея. До тех пор, конечно, пока я не придумаю способ отсюда сбежать, если он, конечно есть. Интересно, мне дадут хоть немного крови? Почему-то казалось, что нет.
   Я присела на диван и, обхватив ноги руками, положила голову на колени. Так всегда лучше думалось. Но сегодня умные мысли приходить не спешили. Меня будут искать и мэтр, и Ден с Китом, и даже Марат, но неизвестно, сколько времени им понадобится для того, чтобы установить, что же со мной произошло и выйти на след клана халдеев. Колдуны как никто другой умели заметать следы. Хоть бы Дамир был жив, тогда у меня еще есть шанс спастись. Впрочем, тоже весьма призрачный. Готова поспорить, халдей считает, что его сдала я. Да и пропажа флэшки навела его на определенные мысли. В общем, как эту ситуацию не поверни, в любом случае получается не очень хорошо. Нужно срочно искать способ отсюда смотаться.
   Идея лечь поспать только сначала мне показалась удачной. Тогда, когда надоело сидеть и размышлять о том, что со мной может произойти дальше, и как хорошо было бы повернуть время вспять. Правда я не могла решить насколько далеко в прошлое я хочу отмотать. Не подниматься к себе домой в Питере? Сбежать от Дамира вчера вечером или не брать у убитого Макса этот гребаный айфон? Я не могла найти ответы на вопросы и поэтому улеглась на узкий диван, закуталась с головой пыльным покрывалом и отключилась. Одно из удобных моройских качеств. Если очень нужно, можно заставить себя заснуть практически в любых условиях, по крайней мере, если нет таких сильных раздражителей, как боль или голод. Отключить словно куклу. Я не любила использовать это умение, оно слишком ярко демонстрировало насколько я уже не человек, но сейчас это показалось мне хорошей идеей. Ровно до тех пор, пока я не нырнула с головой в сон. Это был не мой сон, мне было здесь некомфортно. Очень неуютный, халдейский мир, пропитанный запахом их ядовитой крови, страха и смерти.
   Еще один неприятный момент заключался в том, что здесь был Дамир. Точнее его убогая, грубо сляпанная и изможденная копия. Я узнала его по запаху - терпкому и все еще слегка отдающему мороем. Мужчина, привязанный к стулу, сидел в центре какого-то помещения, больше всего напоминающего подвал, и пах, как Дамир. Точнее слабый, запомнившийся запах едва пробивался сквозь зловещую мешанину вони подвала, халдейской крови и еще чего-то, что мне не хотелось бы идентифицировать.
   Я с изумлением смотрела на склонённую на грудь голову; спутанные грязные волосы закрывающие лицо и раны по всему телу. Я бы его не смогла узнать ни за что, тем более, не видя лицо. "Что...что с тобой?" - хотела спросить я, хотя понимала, что и так ясно - ничего хорошего. Впрочем, спросить я все равно не могла. У меня не было рта. Черт! Да меня вообще не было!
   Это сон! Это просто сон, мне нужно проснуться! Хаотичные мысли метались, но легче от этого не становилось и вырваться из клетки с едва живым халдеем я не могла. "Вытащи меня отсюда... - эти мысли были не мои. - Вытащи..."
   - Я поражаюсь, моройскому спокойствию! - голос, выдернувший меня из состояния сна, был знаком. Вот уже не думала, что обрадуюсь появлению светловолосой любовницы Дамира. Она второй раз избавляла меня от кошмара. Я подскочила на кровати, стараясь придти в себя и сориентироваться. Летта была не одна. Ее сопровождали двое охранников. Одного я видела в квартире Марата, где меня поймали, а другой мне не был знаком.
   - Подержите ее, - бросила светловолосая, пристраивая на стул небольшой кейс. - Что-то подсказывает мне, что она будет дергаться.
   - Что ты собираешься делать? - я соскочила с дивана и кинулась в сторону. Только прижавшись спиной к стене, поняла, что бежать тут особо некуда.
   - Понимаешь, - Летта достала из кейса шприц и подставку с колбами. - Кровь вампира - товар редкий и дорогой. У нас она опять закончилась. Дамир не любит экономить магические ингредиенты. Так что прости.
   Я сотни, нет тысячи раз делала это сама, не испытывая ни страха, ни сожаления или раскаяния. Только делала я это с другими. Когда перспектива потерять часть своей крови коснулась меня, накрыла паника. Я прижалась спиной к стене, готовая драться до последнего. Не заставило одуматься даже понимание того, что глупо пытаться совладать с двумя халдеями.
   - Мне там неудобно, - скривила губы халдейка, - тащите ее сюда. - Я мигом оказалась в сильном захвате двух пар рук.
   - Наверное, лучше привязать ее к стулу, - задумчиво размышляла блондинка, пока я рвалась из рук охранников. В голове яркой вспышкой возникла картинка из недавнего сна, и я против воли пискнула:
   - Не надо к стулу, - когда блондинка на это не отреагировала, выудив из сумки серебряные наручники, я дернулась сильнее и заорала. - Не надо к стулу!
   - Ты слишком громкая, - сморщилась моя посетительница и потерла руками виски, словно от сильной головной боли.
   - Не надо меня привязывать, - четко произнесла я. - Я не буду вырываться, - слова дались с трудом, но были правдой.
   - Да ну? Слабо верится, - в глазах халдейки плескалось недоверие смешанное со смехом. Мне захотелось взять свои слова обратно и врезать по наглой размалеванной физиономии, но первого я делать не стала, а второе, к сожалению, было не в моей власти.
   - Почему, слабо верится? Я не вижу другого выхода. В данной ситуации мое сопротивление не значит ничего. Так зачем мне усугублять ситуацию. И так все погано.
   - Ты чертовски права, - халдейка уже смеялась в голос. - У тебя нет другого выбора. Ложись на диван, так удобнее. Отпустите ее.
   Я послушно устроилась на уже знакомом узком диване и протянула руку, ненавидя себя за то, что не сопротивляюсь. Халдейка, казалось, подслушала мои мысли.
   - Даже жалко, что ты не сопротивлялась, - ухмыльнулась она, прокалывая мою вену. - Мне бы очень хотелось разукрасить твою физиономию, а повода нет. Печально. Ты мне не нравишься, ты спала с Дамиром. Но, увы, я не жестока, а ты не совсем идиотка, поэтому просто придется взять у тебя кровь.
   При этом Летта улыбнулась так, что мне стало совсем неуютно, и я отвернулась, изучая массивную дверь на противоположной стене. Больно не было. Сначала я вообще не испытывала ничего, а потом закружилась голова и заклонило в сон. Мое сознание медленно ускользало. Деревянная, резная дверь казалась теперь расплывчатым пятном, я хотела что-то сказать, что-то очень важное, но не могла - язык перестала мне повиноваться.
   - Ты ее убьешь! - возмутился хриплый голос у меня над ухом. "Кого ее?" - отрешенно подумала я.
   - Смеешься? - Летту я пока узнавала. - Она же вампирка! Вот если ты мне принесешь кол...
   - Перестань, ты же понимаешь, что забрала у нее слишком много крови!
   - Ну и что?
   - Марго будет недовольна.
   - Она не узнает, - последнюю фразу блондинка произнесла с ощутимым нажимом.
   - Когда-нибудь ты доиграешься...
   - Когда-нибудь мы все доиграемся, - интересно это у меня было чумное состояние или, правда, фраза прозвучала очень двусмысленно?
   - Летта, я говорю тебе серьезно! Прекращай! Это не кончится добром!
   - Эд, заткнись, пожалуйста, все под контролем!
   - Она почти ребенок!
   - Она моройка и ты не знаешь, сколько ей на самом деле лет.
   Внезапно открылась дверь, тем самым прервав заинтересовавший меня спор. Я попыталась сфокусировать взгляд на вошедшем. Получилось плохо. Зато нос уловил новый запах - человек. Я сглотнула и непроизвольно дернулась, но встать сил не было, приходилось только судорожно вдыхать пьянящий аромат.
   - Госпожа, Марго просила зайти... - голос принадлежал, скорее всего, молодому напуганному парню. Я чувствовала выброс адреналина и слабый отголосок страха, отвращения и...жалости. Он жалел меня!
   - Ты не смеешь заходить без стука! - взвилась Летта. - Убирайся!
   Я понимала, с чем связана ее злость. Загляни парень на пять минут раньше, он был бы уже мертв. Голодная, я бы успела преодолеть эти несколько метров и никакие халдеи не смогли бы меня остановить. Но сейчас я уже была слишком слаба, и мне осталось только поймать взгляд парня и тихо застонать, перед тем как захлопнется дверь. Я достигла своей цели. Не знаю, как это поможет, но паренек запомнил меня и, что самое главное, пожалел. Он считал Летту стервой, а меня жертвой. И еще я ему понравилась. Хорошо. Я не умела читать мысли, но все эмоции человеческого прислужника халдеев читались на лице. Тем более я знала себе цену и представляла, как сейчас выгляжу. Красное и без того короткое платье разорвано на боку и задралось, открывая резинку чулка, одна тонкая бретелька сползла с плеча, волосы в беспорядке, на теле синяки - как такую не пожалеть?
  
  
   Я не слышала, когда ушли халдеи - впала в забытье и снова очутилась в знакомом сне недалеко от Дамира. Черт бы его побрал! Странно, в обморочном состоянии общаться с ним было проще, халдей сразу же поднял голову и уставился на меня щелками глаз. Я старалась не смотреть на его опухшее лицо, но не получалось. Взгляд притягивал, и я против воли приблизилась. Внезапно халдей начал бледнеть, растворяться и я уже успела порадоваться, что странный сон будет недолгим, но вместо Дамира показалась дорога. Обычная, ничем не примечательная. Питерский КАД и указатель на Гатчину. Я неслась по шоссе со скоростью легкового автомобиля. Послушно застревала в небольших пробках и тормозила на красный свет. Свернула на проселочную дорогу с выбоинами, проехалась по небольшому городку, я не знала какому, и затормозила у обнесенного забором особняка.
   "Там", - хрипло шепнул Дамир и я рывком села на диване. Правда сразу же об этом пожалела. Перед глазами потемнело, а желудок свело судорогой голода, и я застонала. Кровь - это единственное о чем сейчас думалось. Кровь. Я готова была убить за один глоток. Становилось очень плохо, руки мелко дрожали, а лоб покрылся холодной испариной. Я уже почти забыла про сон. В нем не было ничего для меня нужного, меня не волновала судьба Дамира, мне нужна кровь. Срочно и много. Чем больше, тем лучше. Губы пересохли, и я с усилием их облизала. Легче не стало, сейчас бы немного попить - это хоть чуть-чуть притупит голод, но до двери в ванную комнату чертовски далеко. Для этого нужно сползти с дивана, а сил нет.
   Я чувствовала как за дверью, ходят люди. Правда, их немного, в основном холодные халдеи, но люди тоже попадаются. Сладкие, пульсирующие кровью, когда они равнялись с дверью, я непроизвольно облизывалась и громко стонала. Один раз шаги стихли совсем рядом, и даже повернулась дверная ручка, но ничего не произошло. Я застонала громче и шепнула:
   - Помогите... - не уверена, что меня услышали, но человек в коридоре замер и скоро раздались его торопливые удаляющиеся шаги. Я зарычала от безысходности. Кровь, как же мне нужна кровь! Эта мысль очень скоро вытеснила все остальные, я чувствовала, как удлинились клыки, и стало поверхностным дыхание, мысли путались. Я уже не понимала, где нахожусь, и что произошло. Остался лишь голод. Во мне почти не было крови, нужно возместить недостающую часть. Я уже не стонала. Только вздрагивала, почуяв желанный аромат за дверью. Уже не надеялась, когда в замочной скважине повернулся ключ. Я вся вытянулась и приподняла голову, принюхиваясь. Там был человек. Молодой парень осторожно скользнул в комнату, я его скорее услышала и почувствовала, чем увидела, ощутила насыщенную адреналином кровь, которая мне так нужна. Я не видела лица и фигуры, но по запаху поняла, что этот тот прислужник халдеев, который заглядывал в комнату раньше. Он заметил мои хищные, удлинившиеся клыки и отпрянул. Парень метнулся к двери, а я была слишком слаба, чтобы догнать, пришлось простонать:
   - Пить... - голодный морой, как правило, почти не соображает. Он превращается в животное. Хитрое, расчетливое, и готовое на все ради крови. Тихий стон сработал, и еда замерла у двери.
   - Ты - моройка, - нерешительно отозвался парень, все еще соблюдая осторожность.
   - Я очень хочу пить, - как можно тише и слабее ответила я, чувствуя, что он колеблется. Приходилось усилием воли прятать клыки и ждать. Ждать и надеяться, что он примет нужно решение. Подчинится, сдастся. - Я слишком слаба, чтобы тронуть тебя, - ложь. Она стала частью моей жизни, я редко говорила правду. Ложь интереснее. Парень нерешительно двинулся в мою сторону, замер, понимая, что в комнате нет воды. Я подсказала.
   - За той дверью ванная... там вода...
   - А стакан? - халдеи берут не слишком сообразительных прислужников. Впрочем, другого я бы сейчас не подманила.
   - Должен быть под зубными щетками, посмотри. - Видимо в моем голосе проскользнуло слишком много нетерпения, потому что парень подозрительно на меня покосился, но все же скрылся за дверью в ванную комнату.
   - А что мне за это будет? - неожиданно предприимчиво заявил он, замерев в метре от меня со стаканом воды. Я увлеченная такой близкой, текущей по венам кровью не сразу почувствовала его желание и поняла, что он имеет в виду, а потом, слабо улыбнувшись, шепнула.
   - Мы что-нибудь придумаем...
   Он нагнулся ко мне, расстегивая ремень на брюках и пытаясь поцеловать, а я впилась клыками в шею, предварительно зажав жертве рот рукой. Мне потребовались все силы, чтобы не дать ему заорать. Последняя фраза глупого халдейского щенка решила его судьбу. Если до этого момента в моем сознании, где-то на периферии мигал красный маячок, и я прикидывала, как бы мне остановиться вовремя и не убить пацаненка, то сейчас стало наплевать. Я глотала живительную жидкость и чувствовала, как возвращаются силы. Угрызений совести не было. Проклятые халдеи забрали мою кровь, если бы я не была уже мертва, такую кровопотерю точно бы не пережила. Я просто возвращала то, что они у меня украли. Опустив тело на пол, я кинулась к двери, даже не убрав бездыханного парня из центра комнаты. Некогда. Пожалуй, это единственный шанс сбежать. Другого не будет и вообще, после того, что я сделала, побег единственный способ избежать смерти. Вряд ли мне простят убийство мальчишки. Я бы не простила точно.
   Я подкралась к двери и замерла прислушиваясь. Подождала когда затихнут чьи-то торопливые шаги и осторожно выглянула в коридор. Никого. Когда нужно я могу передвигаться очень быстро и совершенно бесшумно, подобно тени. Люди меня даже не увидят, с халдеями сложнее, им на пути лучше не попадаться. Мы друг друга чувствуем. Есть шанс, что меня, как обычно, примут за человеческую девушку, но сегодня не хотелось рисковать.
   Я преодолела пространство до лестничной клетки и повернула направо, пока не задумываясь о том, где находится входная дверь и как она охраняется. Нужно сориентироваться, чтобы была возможность затеряться в коридорах большого дома, если путь на улицу окажется перекрыт. Насколько я помнила, меня вели совсем недолго. По лестнице мы точно не поднимались, значит, я все еще на первом этаже и выход где-то близко.
   Молясь, чтобы у двери никого не было, я кралась по коридору, прижимаясь к стене и готовясь при малейшей опасности бежать. Приходилось постоянно выискивать взглядом пути к отступлению. Мне не повезло, в этом коридоре не было окон, иначе я, не задумываясь, сиганула бы в одно из них, если, конечно, путь не преграждал бы полог.
   Попалась я уже в холле, практически достигнув своей цели. До входной двери осталось всего ничего - один рывок. Меня настигли сразу два окрика.
   - Ты кто? - массивный охранник возник, словно из ниоткуда, и меня накрыла волна ужаса. Это был не халдей, но и не человек. Я не могла понять, кто он, и от этого становилась еще страшнее. Ответить я не успела, потому что мне в спину донесся вопль Марго.
   - Она убила Костика, тварь! - стражник не медлил, он схватил меня за руку, но я вывернулась и отшвырнула его к стене, мельком заметив изумленный взгляд. "А что ты хочешь? Во мне давным-давно не плескалось столько свежей крови!" Впрочем, мужчина очень быстро вскочил на ноги, а еще быстрее подоспела Марго. Она с размаху ударила меня по лицу, даже не воспользовавшись заклинанием. Я не успела уклониться. Халдейка была сильнее и быстрее меня. Я полетела на пол, чувствуя, как из разбитой губы течет кровь и тут же получила ощутимый пинок под ребра острым носом туфли. Зашипела и подскочила, полоснув раскрытой пятерней. Мне было неудобно бить противницу по лицу, она оказалась несколько выше меня. Я располосовала ей шею и грудь над вырезом атласного платья. Марго отшатнулась, а я, крутанувшись, всадила когти в поднявшегося на ноги охранника. Вряд ли его это убьет, но точно доставит неприятности. Его кровь пахла незнакомо и странно. Вроде бы и человеком, но с какой-то неприятной примесью, я не рискнула ее пить.
   Марго резко рванула меня назад, ухватив за волосы. Это было, скорее попыткой унизить, а не удержать меня. Короткие пряди моментально выскользнули у нее из рук, с корнем ей удалось вырвать, пожалуй, лишь одну. Это место обожгло болью, а я окончательно разозлилась. Ярость поднялась обжигающей волной, и я почувствовала, что мои глаза наливаются кровью, а клыки удлиняются. Я редко непроизвольно трансформировалась, но тут не смогла сдержаться. Халдейка от неожиданности испуганно отшатнулась, а я рванула в сторону, пытаясь сбежать. Инстинкты говорили нападать, рвать в лоскуты, убивать, а разум шептал, что лучше смотаться, пока не поздно.
   В доме уже повсюду слышались голоса. Вывернув откуда-то из прохода, отступ к двери перекрыл уже знакомый мне Эд. Я заметалась в поисках путей к спасению, но противников набежало слишком много. Даже если и удастся выскочить на улицу, вряд ли, получится сбежать - догонят. Видимо, понимание того, что смотаться не выйдет, отразилось у меня на лице, когда я начала пятиться к стене. Марго торжествующе улыбнулась и сделала знак своим людям, призывая их держаться в стороне, а на меня кинулась сама. Так. Хорошо, смерть откладывается, хотя бы, на несколько минут. Халдейка желает разобраться со мной самостоятельно и явно не упустит возможности поиграть. Я не особо рассчитывала одержать верх, но сдаваться без боя было как-то глупо. Тем более, у нее с собой нет ни кола, ни режущего оружия, а значит, пока она меня убьет. Нужно тянуть время. Я немного согнула колени и осторожно двинулась по кругу, стараясь зайти халдейке со спины. Нападать не спешила, пытаясь в глазах противницы прочитать дальнейшие действие. Кто-то быстро передал халдейке меч, и стало не до шуток. Никто со мной играть не будет и вряд ли получится потянуть время. Марго собирается меня убить, она слишком зла, чтобы остановиться и отсрочить приговор. Я поднырнула под лезвие, мучительно соображая, что предпринять. Чтобы уклониться от следующего удара пришлось прокатиться по полу, и сразу же, не успев толком подняться на ноги, отпрыгнуть в сторону, думать при этом получалось плохо, но когда речь касалась спасения шкуры, я иногда проявляла чудеса сообразительности.
   - Стойте! - взвизгнула я, хотя это невероятно сложно сделать, уворачиваясь от шелестящего совсем близко меча. - Я знаю, где Дамир! Марго, если ты меня убьешь, ты никогда его не спасешь!
  

Глава 6.

Справедливый обмен.

Лицом к лицу! Глаза в глаза!

Вот он -- мой враг! Вот он -- мой друг!

Слышен сердца стук...

  
   Мои слова произвели впечатление, правда не совсем то, которого я ожидала. Шум голосов стих, халдеи испуганно замерли, но Марго, кажется, разозлилась еще сильнее, что мне было совсем не на руку.
   - Ах ты, расчетливая дрянь! - выплюнула она, тесня меня к стене. - Я так и знала, что ты его подставила! Сам он ни за что бы так глупо не попался!
   Я сглотнула, чувствуя, как шею обжигает серебряное лезвие клинка. Халдеи нас не очень-то любят, а точнее презирают. Марго может меня убить не задумываясь и не почувствует угрызений совести, для нее мороя мертва уже давно с того момента, как перестала быть человеком. Единственная возможность избежать окончательной смерти - это доказать свою непричастность к исчезновению Дамира.
   - Я не подставляла его, - еще раз упрямо заявила я и вскрикнула, когда на коже появилась кровоточащая царапина. Пятиться дальше было не куда, я и так насколько это можно вжалась в стену. "Черт, рана от серебряного лезвия не заживет теперь долго!" - со злостью подумала я, и только потом сообразила, что, скорее всего, теперь для меня не актуальна скорость заживления ран. - Он мне снился... несколько раз... я не поняла даже сначала, не придала значения.
   - Что? - халдейка даже немного отодвинула меч и посмотрела на меня как на идиотку. - С чего бы это? Ты врешь.
   - Нет. Не вру, я не знаю, почему и как, но ваш чертов Хозяин, мне снится.
   - Как давно?
   - Первый раз, как я понимаю, было у вас в машине. Тогда я вообще не поняла, что со мной такое происходит. Было больно. Очень больно, но четкой картинки я не видела - багровое марево, огонь, тьма. Мне давно не было так плохо и страшно.
   - Это тогда, когда ты орала, как полоумная?
   - Заорешь тут, - передернула плечами я, отгоняя воспоминания.
   - Когда он приснился тебе второй раз?
   - Уже здесь, в доме. Я уснула в комнате и видела его в какой-то дыре, вероятнее всего в подвале, привязанного к стулу... я не могла говорить, летала там, словно какой-то дух. Странное ощущение...
   - Он жив? - на лице Марко впервые появились эмоции. Она действительно волновалась о главе клана.
   - Может быть, уже нет...
   - Молись, чтобы это было не так, - я впервые заметила жесткие складки у ее рта и поняла, что Марго старше, чем кажется на первый взгляд. Намного старше, я не уверена, что хочу знать насколько.
   - А я-то тут причем? Не я его так разукрасила.
   - Но ты заманила, - халдейка была непреклонна.
   - Я тут ни при чем! - бешенство буквально затопило сознание. Я с трудом сдержалась, чтобы не кинуться на рыжую. Помогло то, что очень сильно хотелось жить.
   - Может быть, ты и несчастного мальчика не убивала?
   - Несчастного? - презрительно выдохнула я, но во время прикусила язык. Оправдываться нет смысла, не поверят. - У меня не было выхода. Я не смогла остановиться. - Совсем промолчать не вышло. Слова прозвучали не лучшим образом, и серебряный меч вновь впился мне в шею.
   - Как все просто! Захотелось - убила! Вы, морои, удивительно примитивные существа!
   - Да, просто! - мне надоело быть вежливой. Если халдейка в порыве гнева отсечет мне голову, она точно не доберется до своего хозяина. Вряд ли, Марго настолько не контролирует себя. - А что вы хотели? Сначала из меня выкачали всю кровь, не дав даже стакана взамен, а потом жалуетесь, что я выпила вашего человека? Я просто забрала свое.
   - Не думала, что всей твоей крови четыре колбы. Зачем ты врешь моройка? Ты не в том положении.
   - Четыре колбы? - теперь уже орала я. - Три литра. Это как минимум, а то и четыре!
   - Не морочь мне голову, - серебряное лезвие резануло сильнее и мне стало по-настоящему страшно.
   - Если меня убьешь, никогда не найдешь своего драгоценного Дамира, а ему больно, очень больно, - жить хотелось сильно, но и терпеть оскорбления я была не намерена.
   - Не переживай, я одна из лучших по части некромантии. Вы морои, конечно, уже по большей части трупы, но даже в вас есть те крупицы сознания, которые необходимы, чтобы ответить на элементарные вопросы. Тут главное с ритуалом не затягивать. Принесите кто-нибудь все необходимое!
   Один из молодых халдеев опрометью кинулся по коридору, а я сглотнула. По шее текла кровь, попадая на крупный кулон и исчезая в декольте. Были бы здесь морои, им бы понравилось подобное зрелище. Да и в глазах некоторых ведьмаков я заметила искры, отдаленно напоминающие голод. Было тихо, даже я молчала. Выдавать местоположение Дамира не хотелось, а оправдываться нет смысла. Неожиданно у двери кашлянул Эд. Все взоры обратились к нему, он посмотрел на толпу, собравшуюся в холле, словно пытаясь кого-то найти, и нерешительно произнес.
   - Маргарита, моройка говорит правду, - он обращался к халдейке без напряжения и страха, из чего я сделала вывод, что мужчина занимает не последнее место в клане. С чего бы ему заступаться за меня? Неужели благородство? Слабо верится, хотя, чем черт не шутит. - Виолетта действительно забрала у нее почти всю кровь. Три-четыре литра... не знаю. Много, если бы она была человеком или халдеем, умерла бы.
   - Ты все равно могла бы его не убивать, - сощурила глаза Марго, но меч убрала. - Ты сможешь показать, где держат Дамира?
   - Я запомнила дорогу.
   - В городе?
   - Нет, где-то за КАДом в сторону Гатчины. Я найду.
   - Если ты попробуешь сбежать - я убью тебя. Если окажется, что Дамира подставила ты - я убью тебя. Если он уже мертв - я убью тебя. - Марго ласково улыбнулась, и резко сменив тон, добавила. - Пошли, отмоешься, и тебе найдут какую-нибудь одежду. Твоя несколько испортилась.
   - Да, - согласилась я, взглянув на рваное платье, пришедшие в негодность чулки и босые ноги.
   - Эд, иди за мной, остальные свободны.
   Мы с Эдом послушно двинулись за Марго по коридору. Мужчина шел уверенно, поравнявшись с халдейкой, я уныло тащилась сзади.
   - Скажи-ка мне,- очень ласкового обратилась Марго к своему спутнику. - Зачем нашей воздушной блондиночке столько крови?
   - Представления не имею, - невозмутимо пожал плечами Эд. - Она была зла на девчонку, - короткий кивок в мою сторону.
   - Почему?
   - Из-за Дамира, как я понимаю. Я пытался ее остановить, но она не послушалась. Ты же знаешь Виолетту, если ей что-то взбредет в голову, с ней лучше не спорить.
   - Мог бы надавить, она внушаемая. Пригрозил бы тем, что Дамир, когда вернется, будет недоволен. Она этого боится.
   - Зачем? - действительно "Зачем?" психанула про себя я. Всегда знала, что халдеи - уроды. Самое отвратительное, что объяснение полностью удовлетворило Маргариту, и она немного сменила тему.
   - И куда Летта дела оставшуюся кровь?
   - Вылила, подозреваю, говорю же, сильно разозлилась. Тем более, она рассчитывала, что моройка будет сопротивляться и удастся развлечься. А она не стала.
   - Ты не стала сопротивляться? - мне показалось, что Марго удивлена.
   - А зачем доставлять удовольствие врагам?
   Маргарита промолчала и отвернулась, но мне на миг послышался одобрительный смешок. Правда, я так и не поняла, насколько он реален, потому что женщина продолжила.
   - Кто там был еще?
   - Николай.
   - Понятно... никого не было... - я не поняла сути высказывания, но мне никто и не собирался объяснять. Похоже, меня тут тоже не было. Как и Николая в комнате. Интересно есть шансы, что, в конечном счете, меня отпустят? С одной стороны, если Дамир окажется жив, значит, он подтвердит, что пытался связаться со мной. Вопрос: почему со мной, а не со своими? С другой стороны, я утащила у него флешку и ушла с утра из номера. Не факт, что удастся убедить его, что я ни в чем не виновата. Особенно, если учесть, что флешку-то я сперла. Будет совсем грустно, если меня убьют. Получится, что ни за что. Вряд ли кто-то найдет в моем тайнике вещь, из-за которой закрутилась вся эта кутерьма.
   Какую-то часть пути мы шли молча. Для Эда это, похоже, было нормальным состоянием, а Марго видимо размышляла.
   - Ты все же думаешь, что Летта сцедила кровь исключительно из-за плохого настроения?
   - Да.
   - Значит, в смерти Костика виновата она?
   - Ему запрещено соваться, куда не следует. Он заглянул без стука, когда принес послание от тебя, видел, что в комнате моройка, но все же вернулся. Он виноват сам. Когда ты брала его на работу и обещала, в конце концов, разрешить прикоснуться к части наших тайн, ты четко объясняла что можно делать, а что нельзя. Он прекрасно знал, что несоблюдение правил может привести к смерти. Знал, но все равно рискнул и погиб. Пусть звучит нелепо, но сегодняшняя смерть - это несчастный случай на производстве. Бывает.
   - В целом я с тобой согласна, но не понимаю, зачем он вернулся?
   - Я звала.
   - Ты знала, что он там?
   - Нет, я чувствовала людей, когда они проходили по коридору и стонала. Он пришел.
   - Как ты заставила его приблизиться?
   - Попросила воды, - лицо халдейки напряглось, и вновь нависла угроза смерти. Опять мой дурацкий язык, впрочем, на вопросы Марго нужно было в любом случае отвечать.
   - Он принес тебе воду, а ты его убила?
   - Он просил переспать с ним за стакан воды. Ну, или просто так... - с наслаждением ответила я, видя, как темнеют от злости глаза Марго. Сейчас она почему-то не сомневалась в правдивости моих слов. - Если бы он просто подошел, я бы постаралась оставить ему жизнь.
   - Марго! - Эд взял халдейку за локоть, словно опасался, что она кинется на меня. Я тоже боялась этого. - Признай, он виноват сам. Ему нельзя было заходить, но он ослушался и еще полез с неприличными предложениями. На что он надеялся?
   - Я сказала, что слишком слаба, чтобы причинить вред.
   - И он поверил тебе?
   - Я ему понравилась, а потом, может он думал, что вы уже дали мне кровь...
   - Да. - Марго выглядела уставшей. - Летта должна была дать ей кровь, как раз во избежание инцидентов, но проигнорировала мой приказ. Костик слышал мое распоряжение, но сейчас уже неважно. Моройка, если ты еще раз оступишься...
   - Ага, ты меня убьешь... я уже это слышала. Если я не оступлюсь, ты тоже меня убьёшь...
   - Но ты же не отказываешься помогать? Почему, если считаешь, что я убью тебя в любом случае? Надеешься, что защитит Дамир.
   - Если он жив.
   - Не смей так говорить, если бы он умер, я бы почувствовала.
   - Допустим, жив, - безразлично пожала плечами я, не уточняя почему же тогда Марго не чувствует своего живого хозяина. Он ведь не так уж и далеко. - Для меня это ничего не меняет. Или Дамир, в отличие от вас, нежно любит мороев? А помогаю я потому, что если откажусь, ты убьешь меня сейчас, а так у меня есть отсрочка. Время, за которое много что может произойти. Вдруг у меня в жизни начнется белая полоса?
   - Для моройки ты сообразительна, ухмыльнулась Марго. - Если Дамир жив, и не ты его предала, может быть, я оставлю тебе жизнь. Меня всегда подкупает честность.
   Я не успела ничего ответить, потому что халдейка повернулась к Эду и скомандовала.
   - Найди Виолетту. Она должна быть на третьем уровне подвала, я послала ее туда проконтролировать, как распорядятся кровью. Она вряд ли слышала, что здесь произошло - двери закрыты, а работе лаборатории никто не будет мешать. Думаю, ей еще не успели донести, что моройка пыталась сбежать. Ничего не говори ни про убийство, ни про кровь. Пусть быстро собирается. Она поедет с нами. Так же я хочу взять Тигра и Волка. Ну и еще несколько человек на свое усмотрение. Сам останешься здесь и наведаешься в покои к Летте. Мы должны удостовериться, что кровь не осталась у нее. Времени переправить это за стены дома, у нее не было.
   - У Летты не хватит ума, чтобы продавать на сторону вампирскую кровь.
   - Люди не всегда те, кем хотят казаться. Наша хрупкая блондинка невероятно хитра, когда дело касается ее благополучия. Я не особо ее подозреваю, слишком уж она зависит от мнения и одобрения Дамира, но проверить в любом случае стоит.
  
  
   Я наконец-то смогла принять душ. Казалось, что прошло столетие с того момента, как я уехала из Москвы. Не зря мне с самого начала не хотелось в эту Питерскую командировку. Нужно было доверять интуиции и сразу же, не читая, удалить всю информацию с айфона Макса. В тот момент, когда я показала ее мэтру, моя судьба была решена. Отказаться от официального задания я не смогла бы, даже если захотела. Не помню, сколько раз я пожалела о собственной жадности. Обидно было еще и от того, что я сейчас в плену у халдеев, а трофейный айфон в Москве, у мэтра, и не известно стану я его обладателем или нет. Больше того, я не могла сказать хочу ли. В этой ситуации самое главное выжить, остальное - не принципиально.
   Я не доверяла халдеям и не хотела ехать вместе с ними за Дамиром, но выбора, как всегда, не было. Оставалось только подчиняться Марго и надеяться, что глава клана еще жив. Как же мне надоело подчиняться! Настанет ли время, когда я смогу принимать решения самостоятельно, ни на кого не оглядываясь? Вряд ли. Слишком тесные отношения меня связывают с мэтром. Сколько бы лет не прошло, ситуация не изменится. Он - акула, я - малек.
   Мне принесли нормальную одежду, и она даже оказалась почти впору. Джинсы, чуть широковаты в талии, простая черная майка и короткая куртка. С кроссовками правда Марго не угадала, они оказались велики размера на два, но привередничать я не стала, просто сильнее затянула шнурки. Царапина от серебряного лезвия на шее кровоточила и болела. Была бы она нанесена обычным металлом - уже бы затянулась, а так приходилось терпеть. Особенно неприятно терся об нее воротник майки. Я оттянула горловину, насколько это было можно, но когда отпустила руку, ткань вернулась на прежнее место. Что же это меньшее зло. Схватка с Марго могла бы закончиться для меня намного плачевнее.
   Пришел за мной Эд, едва я только расчесала волосы. Он кивнул в сторону двери и подождал пока я выйду в коридор. Похоже, этот парень предпочитал молчать. Я хотела сказать ему спасибо, но взглянув на сурово поджатые губы и недовольные складки у рта, решила промолчать. Быть может, он уже сожалел о своей невольной помощи. Тем более мне показалось, что его с Леттой связывает нечто большее, чем принадлежность к одному клану. Впрочем, может быть это просто дружба и привязанность. Халдейский клан по устоям сильно напоминал большую патриархальную семью. Халдеи цеплялись друг за друга, и меня не удивила их фанатичная преданность главе, которого уже и в живых-то может не быть.
   В машине я оказалась зажата на заднем сидении между двумя молчаливыми охранниками. С одним из них я дралась в холле, и еще тогда меня привлек его запах, ни халдей, ни морой, и не совсем человек. Самым неприятным оказалось то, что второй охранник пах очень похоже. Я не знала, какими экспериментами занимались халдеи и что такое вывели, но пробовать это на вкус было страшновато, но интересно. Если бы я была очень голодна, пожалуй бы, рискнула, но сейчас - нет.
   Марго сидела на переднем сидении и давала последние указания водителю, когда к машине подбежала молодая девчонка. Я ее еще не видела, она наклонилась к открытому окну и что-то горячо зашептала Марго на ухо. После этого рыжая халдейка заметно повеселела и как-то загадочно посмотрела на меня. Мне этот взгляд не понравился, но разгадать я его не смогла.
   Мы ехали в первой машине, за нами следовала еще одна. Я была рада, что оказалась не в ней. Не была уверена, что сдержусь и не вцеплюсь в лицо Летте. Как ни странно, я почти не плутала, и мы очень быстро выехали к зеленому металлическому забору, который я видела во сне. Остановились, немного не доезжая, за углом, чтобы не привлекать лишнего внимания.
   Марго вышла, суетливо набирая номер на телефоне, и исчезла минут на пятнадцать. Я уже начала беспокойно ерзать на сидении, пытаясь рассмотреть, через заднее стекло вторую машину, но видно было плохо. Да и охранники мешали нормально повернуться. Разговаривать с ними или водителем я не рискнула. Халдеи и их слуги не отличались разговорчивостью. Вернулась Марго заметно повеселевшая.
   - Ну, и как вы собираетесь попасть внутрь? - не могла я удержаться от вопроса. - Не похоже, что в дом открыт доступ всем желающим. Забор тут не низкий, да и охрана наверняка есть.
   - Не только охрана, но и полог, - хмыкнула халдейка. - Хороший вопрос, "Как?" - Марго была подозрительно довольна, а один из сидящих рядом охранников быстро защелкнул у меня на запястьях серебряные наручники.
   - Что? - не поняла я. - Что вы задумали? Зачем это?
   - Понимаешь, милая, - с показным сожалением начала Марго. - До нас дошли слухи, что те же, кто схватил Дамира, теперь активно ищут тебя. Мы решили, что неразумно тратить ресурсы и рисковать жизнями, пытаясь проникнуть внутрь силой, и договорились обменять ненужную тебя на Дамира. Кстати, ты не знаешь, почему у Дамира не оказалось флэшки?
   - Представления не имею.
   - Ну, вот об этом и побеседуешь с господином Левицким. Милейший, кстати человек, только вот не очень мороев любит. Впрочем, вас никто не любит, разве что вы сами.
   - Но ты же обещала, что не убьешь меня? - поинтересовалась я, размышляя над тем, что еще не известно, кто хуже морои или халдеи. В нас хоть нет этой гнусной подлости. Сначала вынудить оказать помощь, а потом - сдать!
   - Так я и не убью, - Марго была довольна, - и они, может, не убьют, если ты ответишь на их вопросы. Ты же знаешь, где флэшка. Мой дружеский совет - не скрывай от Левицкого информацию. Он умеет добывать любые сведения. И из тебя рано или поздно вытрясет, подозреваю, что рано. Так какой смысл упираться?
   - Я не знаю, где флэшка! - голос сорвался на крик, хотя в словах Марго, безусловно, была истина. Если меня вздумают пытать, пожалуй, я сразу же выдам местоположение флэшки. Я - не фанатка. Только спасет ли это мне жизнь и, если спасет, каково будет наказание мэтра? В любом случае, халдеям об этих мыслях знать не стоит. Я сделала, как можно более жалобное лицо и повторила. - Я действительно не представляю, где флэшка. Я не знаю, чем она так ценна, - кстати, правда. - И не понимаю, зачем мне было ее воровать.
   - Ну, это уже не мои проблемы. Мне все равно, какой информацией ты обладаешь. Мне нужен Дамир. Я была изначально против того, чтобы влезать в очередную охоту за артефактами...
   - Очередную охоту... - как-то мне не очень понравился этот намек. Пока я не могла понять, чем именно.
   - Ну все, хватит болтать, - разозлилась Марго, видимо, поняла, что сболтнула лишнее. - Вылезай, моройка Влада, тебя уже заждались.
   - Ведьма! - зашипела я, не в силах сдержаться. Велик был соблазн обмякнуть в руках охранников, и пусть вытаскивают из машины, как хотят, но я поборола это детское желание. Не хватало, чтобы эти бугаи долбанули меня о дверь. Я послушно вышла сама и затравлено осмотрелась, пытаясь отыскать путь к побегу. Ситуация не радовала. Железные ворота, находящиеся чуть впереди, открылись и нашу делегацию у них уже поджидали. То ли халдеи, то ли морои - я уже начала путаться. По стилю одежды не поймешь, а запахов здесь намешано столько, что не определишь, какой кому принадлежит. Марго, сделав знак Летте, пошла к воротам первой. Двое охранников поддерживали меня под локти почти нежно, но я чувствовала - уйти от них не стоит и пытаться. Мимо проскользнула Летта с торжествующей улыбкой, и, словно ненароком задев меня локтем, и присоединилась к Марго. Мы двинулись следом. Процессию завершали двое охранников из второй машины.
   Мне везет на полуразрушенные особняки в окрестностях Питера. Этот дом выглядел не намного лучше, чем тот, в котором мы впервые встретились с Дамиром.
   Я чувствовала себя рабыней на невольничьем рынке, когда ко мне подошел высокий немолодой халдей и принялся изучать. Я видела его в доме и узнала. Он меня, вероятнее всего, тоже.
   - А ты не обманула, Марго, это она, - обратился мужчина к халдейке с едва скрываемым презрением в голосе.
   - Ты же знаешь, Александр, ради главы клана я готова пойти на многое. Мне нужен Дамир.
   - Верю, прости, но я верну тебе халдея не в таком хорошем состоянии, как ты доставила ко мне моройку.
   - В смысле?
   - В прямом. Во-первых, наши пути с тобой не пересекались очень давно. Тогда у клана был другой глава, этого мальчика я не встречал раньше. Честно сказать, думал, что после смерти Руфаса главенство возьмешь ты... но не в этом суть дела. Так вот, мы схватили молодого наглого парня, кстати, он талантливо выдавал себя за мороя... даже меня обманул. А ты же знаешь, я не люблю мороев.
   - Так и скажи, что ты любишь только себя.
   - Ну, почему же так грубо. Еще я люблю деньги. И новые интересные находки, как например, то зелье. Почему, в момент, когда твой глава воровал флэшку, его невозможно было отличить от мороя?
   - Ты считаешь, что я вот так, прямо сходу, выдам тебе рецепт нового заклинания клана?
   - Я заплачу очень хорошо, заметь, я не давлю на тебя и не напоминаю лишний раз, что глава клана пока в моей власти.
   - Это разработка Дамира, - с заметным удовольствием сообщила Марго. - Если хочешь, о продаже можешь поговорить с ним. Даже мне неизвестна рецептура.
   - Так... значит. Придется нам, как всегда, подбирать состав самим. С вашим новым главой, мы вряд ли найдем общий язык. Кстати, он сложнее, чем кажется на первый взгляд. Я предложил ему рассказать о зелье, но он убедил меня, что ничего о нем не знает... Знаешь, Марго, может быть я поспешил, и не стоит пока его тебе возвращать?
   - Так я могу увидеть Дамира, - в вежливо-учтивом тоне Марго промелькнули первые нотки недовольства. Последнюю фразу халдейка предпочла не услышать.
   - Сначала мы заберем моройку.
   - Нет, сначала вы приведете Дамира. Не держи меня за идиотку ... я не склонна кому бы то ни было верить на слово. Особенно тебе. Где Дамир?
   Это были самые поганые десять минут в моей посмертной жизни. Я стояла в центре облупленного холла и с напряжением всматривалась в темный проем двери. Как только оттуда выведут Дамира - для меня будет все закончено. Пока я не видела лица Левицкого, я еще надеялась на то, что меня оставят в живых, сейчас уже нет. Может, стоит крикнуть, что я знаю, где флэшка? И пока за меня дерутся две группировки постараться сбежать? Хотя...Марго ясно дала понять, что флэшка ее не интересует, ее интересует Дамир, а сам он, вряд ли, сейчас сможет что-то решать.
   - Это не лучшая идея, - Я вздрогнула от его слабого голоса. - Я не согласен на обмен. Марго, это глупо, - Удивленно замерли придерживающие халдея охранники, напряглась, не решаясь что-либо сказать Марго. Опешила я, а Дамир, встав чуть прямее повторил.
   - Марго, это не лучшая идея отдавать им Владу... придумай что-нибудь другое.
   Вот так просто в переполненном врагами доме, тихий голос: "Придумай что-нибудь другое". Ей богу, я начала его уважать. Тем более, Дамир не хотел отдавать меня им. Правда, я еще не знала, насколько сильно могу радоваться этому факту.
   - Ведьмак, ты не в том положении, чтобы торговаться. - По презрению, прозвучавшему в голосе, я поняла, что говорящий - морой. Он отошел от стены и направился к Дамиру, поигрывая тонким ножом. Халдей следил за противником цепким взглядом и, казалось, расстроился, когда один из его охранников тихонько мотнул головой, приказывая морою отступить.
   - Марго, похоже, наши переговоры зашли в тупик, не успев и начаться. - Александр Левицкий спустился по лестнице в зал. - Я так и знал, что в твоем предложении есть подвох. И чем же для вас ценна Влада? Не тем ли, что прекрасно знает, где флэшка?
   Марго выглядела изумленной, Дамир обвис в руках охранников, сделав вид, что потерял сознание, а я посчитала нужным вмешаться.
   - Да какая флэшка? Я вообще не понимаю, о чем идет речь! Ее же он утащил. С него и спрашивайте.
   - Ты кого угодно продашь, да, Влада? - Дамир, как и следовало ожидать, без сознания не был.
   - Причем тут продашь? - возмутилась я, ничуть не смутившись. - То, что ты упер флэшку, все видели... - если играешь в какую-либо игру, основное правило не останавливаться на полпути. Идти до последнего.
   - Ну все, хватит! - первой в себя пришла как ни странно Марго, она быстро оценила обстановку и сделала на мой взгляд величайшую глупость. Резко толкнула меня вперед, крикнув: "Не медли! Но мы с тобой об этой еще поговорим!" Смысла этой команды, казалось, не понял никто кроме Дамира, в глазах которого мелькнули страх и злость, и Левицкого. Он попытался кинуться вперед, подняв руки для заклинания, но не успел ничего сделать.
   Охранники отпустили халдею руки и потянулись ко мне, но Дамир опередил их, я оказалась прижата к его груди. От него пахло потом, ядовитой кровью и подвалом. Сердце билось громко и неровно. Каким бы спокойным не выглядел халдей. Он сильно нервничал. Казалось, он что-то хотел сказать мне. Во всяком случае, я заметила в его взгляде сожалением и решимость, но Марго закричала.
   - Не тяни! - и мир взорвался. Ярко полыхнуло за спиной, я повернула голову, чтобы заменить, как в пламени растворились доставившие меня сюда халдеи. Похоже, у них наготове было заклинание телепорта. Я даже не успела подумать, почему они оставили меня и Дамира на растерзание врагам. Халдей, сильнее сжал меня за плечи, и все же шепнув какие-то бессвязные слова извинения, впился зубами мне в шею. Было чертовски больно, мне показалось, что в вену воткнули пару серебряных игл, и я заорала. Прежде чем отключится, я испытала сильнейшее удивление в своей жизни. Меня, моройку, укусили! И кто - халдей! Последний, кто посмел вцепиться мне в шею, сейчас мертв и, чует мое сердце, Дамир вполне может последовать за Максом. Слишком уж много неприятностей он мне доставил за короткий промежуток времени.
   Шея горела как в огне, ноги перестали держать, и я обмякла в сильных руках, теряя сознание. "Ты мне за это заплатишь", - шепнула я и отключилась.
  
   Бабочки, цветы и яркое, брызжущее солнце, переливающееся в капельках росы. Запах прогретой полуденной травы, по-июльски белые одуванчики и синее летнее небо над головой. Я лежу в траве и лениво сгоняю с руки травинкой яркую божью коровку, нахально заползающую под рукав. Мне не часто снится этот сон. Обычно тогда, когда в реальной жизни наступает черная полоса. Он мне напоминает о том, времени, когда я была человеком. Сейчас я не могу ощутить всю прелесть летнего полдня, в сумерках значительно комфортнее, и завораживает меня луна, а не солнце, но видеть подобные сны приятно, жаль только, чаще всего меня вообще не посещают сновидения. Еще один минус моройской сущности.
   Из сна выныривать не хотелось. Я знала, что стоит мне вернуться в реальность и чудесно-блаженное состояние уйдет - в реальности всегда хуже, чем во сне. Точнее, чем более радужный и сказочный сон, тем мрачнее действительность. Этот сон был прекрасен, что навевало нехорошие мысли.
   Я несколько раз перевернулась с боку на бок, надеясь, что получится снова задремать и поймать ускользающие солнечные лучи и крупных бабочек крапивниц, но сон неумолимо растаял, оставив после себя щемящее чувство разочарования. Я легла на спину и раскинула в стороны руки, чувствуя под ладонями холодящий шелк простыни. Потянулась и открыла глаза.
   Комната оказалась мне не знакома, по крайней мере, такой большой кровати у меня никогда не было, и картины по стенам развешивать я не имею привычки. И вообще не люблю интерьеры под старину, я неуютно себя чувствую среди резных стульев, столиков и странных предметов, опасно напоминающих антиквариат. Я не понимаю назначения ваз эпохи Мин, фигурок кошечек и собак. Не представляю, зачем на каминной полке статуэтки замерших в нелепой позе балерин. И если признаться честно, даже назначение камина понимаю с трудом. Хотя с камином смириться могу, если в нем можно зажечь настоящий огонь. Люблю смотреть на пламя. Здесь живого огня не было, только темный проем с головешками, напоминающими кривые зубы.
   Вся комната была чужой и халдейской, я поняла бы это, даже если бы события предыдущих дней не начали медленно всплывать в сознании.
   По всему выходило, что со вчерашнего вечера ничего не изменилось, и я снова нахожусь в халдейском особняке. Только чуть улучшились условия моего проживания - не маленькая комнатушка с зашарпанным диваном, а вполне просторные покои, даже с намеком на изысканность. Недостатком было лишь то, что обстановка в этой комнате похоже не менялась последние сто лет и я не была уверена, что нахожусь в гостях у клана Дамира...хотя вряд ли господин Левицкий, которому меня собиралась вручить Марго, удостоил бы чести моройку и позволил ей спать в кровати. Нет. Эта комната - явно приказ Дамира. Чувствует за собой вину. Что же, это мне на руку. Во всяком случае, мне бы хотелось на это надеяться. Халдеев я даже не пыталась понять. Например, мне не давал покоя вопрос, зачем Дамир решил меня спасти? Знал, что добраться до флэшки можно только через меня? Но откуда? Или просто я так сильно затронула черствую халдейскую душу? Это вряд ли, я не верю в чудеса. А если Дамир решил, что я знаю, где флэшка и даже рисковал своей жизнью и благополучием своего клана, чтобы спасти меня, трудно будет убедить его в (своей) невиновности и непричастности к происходящему.
   Я медленно прошлась по мягкому ковру, заглянула в шкаф и ванную комнату, замерла у зеркала, разглядывая собственное отражение. На шее, конечно же, не осталось и следов от укуса, но воротник майки, в которой я спала, был жестким от крови. Значит, так все и есть. Мне ничего не приснилось. Мне укусил халдей! Я не ошиблась, комната - это способ просить прощение? Сам факт, что халдей не побрезговал хлебнуть моройской крови, не укладывался у меня в голове. Я никогда вообще не слышала о том, что халдеи пьют кровь! Точнее слышала, что кровь мороя для халдеев что-то вроде наркоты, но никогда не придавала этим слухам значения. Они казались слишком неправдоподобными. Сами халдеи их пресекали. Вчера, когда Летта выкачала из меня почти всю кровь, подобные подозрения зародились, но я не придала им значения. Видимо зря. Впрочем, все равно ничего нельзя было изменить.
  
   Бабочки, цветы и яркое, брызжущее солнце, переливающееся в капельках росы. Запах прогретой полуденной травы, по-июльски белые одуванчики и синее летнее небо над головой. Я лежу в траве и лениво сгоняю с руки травинкой яркую божью коровку, нахально заползающую под рукав. Мне не часто снится этот сон. Обычно тогда, когда в реальной жизни наступает черная полоса. Он мне напоминает о том, времени, когда я была человеком. Сейчас я не могу ощутить всю прелесть летнего полдня, в сумерках значительно комфортнее, и завораживает меня луна, а не солнце, но видеть подобные сны приятно, жаль только, чаще всего меня вообще не посещают сновидения. Еще один минус моройской сущности.
   Из сна выныривать не хотелось. Я знала, что стоит мне вернуться в реальность и чудесно-блаженное состояние уйдет - в реальности всегда хуже, чем во сне. Точнее, чем более радужный и сказочный сон, тем мрачнее действительность. Этот сон был прекрасен, что навевало нехорошие мысли.
   Я несколько раз перевернулась с боку на бок, надеясь, что получится снова задремать и поймать ускользающие солнечные лучи и крупных бабочек крапивниц, но сон неумолимо растаял, оставив после себя щемящее чувство разочарования. Я легла на спину и раскинула в стороны руки, чувствуя под ладонями холодящий шелк простыни. Потянулась и открыла глаза.
   Комната оказалась мне не знакома, по крайней мере, такой большой кровати у меня никогда не было, и картины по стенам развешивать я не имею привычки. И вообще не люблю интерьеры под старину, я неуютно себя чувствую среди резных стульев, столиков и странных предметов, опасно напоминающих антиквариат. Я не понимаю назначения ваз эпохи Мин, фигурок кошечек и собак. Не представляю, зачем на каминной полке статуэтки замерших в нелепой позе балерин. И если признаться честно, даже назначение камина понимаю с трудом. Хотя с камином смириться могу, если в нем можно зажечь настоящий огонь. Люблю смотреть на пламя. Здесь живого огня не было, только темный проем с головешками, напоминающими кривые зубы.
   Вся комната была чужой и халдейской, я поняла бы это, даже если бы события предыдущих дней не начали медленно всплывать в сознании.
   По всему выходило, что со вчерашнего вечера ничего не изменилось, и я снова нахожусь в халдейском особняке. Только чуть улучшились условия моего проживания - не маленькая комнатушка с зашарпанным диваном, а вполне просторные покои, даже с намеком на изысканность. Недостатком было лишь то, что обстановка в этой комнате похоже не менялась последние сто лет и я не была уверена, что нахожусь в гостях у клана Дамира...хотя вряд ли господин Левицкий, которому меня собиралась вручить Марго, удостоил бы чести моройку и позволил ей спать в кровати. Нет. Эта комната - явно приказ Дамира. Чувствует за собой вину. Что же, это мне на руку. Во всяком случае, мне бы хотелось на это надеяться. Халдеев я даже не пыталась понять. Например, мне не давал покоя вопрос, зачем Дамир решил меня спасти? Знал, что добраться до флэшки можно только через меня? Но откуда? Или просто я так сильно затронула черствую халдейскую душу? Это вряд ли, я не верю в чудеса. А если Дамир решил, что я знаю, где флэшка и даже рисковал своей жизнью и благополучием своего клана, чтобы спасти меня, трудно будет убедить его в (своей) невиновности и непричастности к происходящему.
   Я медленно прошлась по мягкому ковру, заглянула в шкаф и ванную комнату, замерла у зеркала, разглядывая собственное отражение. На шее, конечно же, не осталось и следов от укуса, но воротник майки, в которой я спала, был жестким от крови. Значит, так все и есть. Мне ничего не приснилось. Мне укусил халдей! Я не ошиблась, комната - это способ просить прощение? Сам факт, что халдей не побрезговал хлебнуть моройской крови, не укладывался у меня в голове. Я никогда вообще не слышала о том, что халдеи пьют кровь! Точнее слышала, что кровь мороя для халдеев что-то вроде наркоты, но никогда не придавала этим слухам значения. Они казались слишком неправдоподобными. Сами халдеи их пресекали. Вчера, когда Летта выкачала из меня почти всю кровь, подобные подозрения зародились, но я не придала им значения. Видимо зря. Впрочем, все равно ничего нельзя было изменить.
   В комнате нашлась не только одежда и обувь, подходящая мне по размеру, но и мини-бар с кровью - видимо халдейское раскаяние было столь велико, что мне возмещали потери натур-продуктом. Или, быть может, до главы клана дошли слухи о судьбе наглого и глупого человеческого ученика, и поэтому меня решили кормить на убой во избежание прецедентов? Какими бы не были истинные мотивы Дамира, с кровью я чувствовала себя увереннее. Меня не пытались ослабить или испугать, а значит, не желают зла. Пока. И "пока" в этой ситуации ключевое слово.
   Дверь в коридор оказалась не заперта, из чего я сделала вывод, что я теперь не пленница, а гостья. Это обстоятельство меня тоже не особо порадовало. Я все равно была в особняке халдеев и сильно сомневалась, что могу уйти отсюда тогда, когда вздумается. Стало интересно, что на этот раз придумали халдеи. Опять охрана на входе или что-то новое? Любопытство победило лень, к тому же сидеть в комнате и смотреть в окно на мутную пелену полога (интересно, могут халдеи создать там картинку по своему усмотрению?) не входило в мои планы. Халдейская жизнь хранит много секретов. Почему бы не постараться к ним прикоснуться, пока есть такая возможность? Тем более, я пока не хотела ни с кем встречаться, мне нужно было немного побыть одной и выработать линию поведения. Если я буду гулять по коридорам, есть шанс что Марго, Дамир или, упаси боже, Летта меня не сразу найдут.
   Я залпом выпила кровь и направилась на выход. Изобретательность Дамира я оценила примерно спустя полчаса бессмысленных скитаний по этажам. Я никогда не страдала географическим кретинизмом, но вот найти выход из этого проклятого дома так и не смогла. Несколько раз мне казалось, что вижу впереди знакомый холл, но снова и снова, он становился обманкой. Честно сказать, я даже не знала, что с этим делать: смеяться или плакать.
   Сначала я исследовала особняк халдеев очень аккуратно и бережно, не забывая, что нахожусь в гостях - с детства привыкла уважать неприкосновенность личного пространства, поэтому долгое время просто бродила по длинным нескончаемым коридорам, и пыталась угадать, за какой дверью можно найти Дамира. Обращаться с этим вопросом к обитателям дома не хотелось, я им не доверяла. Да и они мне, судя по взглядам, тоже. Ближе к полудню я обнаглела, и начала осторожно заглядывать в приоткрытые двери. Кроме халдея мне еще очень хотелось найти телефон. Телефон, пожалуй, даже больше чем Дамира, но пока мне не попался ни один стационарный аппарат. То ли их прятали от меня в запертых комнатах, то ли просто халдеи предпочитали сотовую связь. А позвонить было нужно, причем, если я попрошу открыто, вряд ли, мне разрешат это сделать.
   Еще одной проблемой было то, что я помнила только номер своего последнего Московского бойфренда - он мне ничем не мог помочь - и номер Альгимантаса - звонить мэтру в создавшейся ситуации было не лучшим вариантом. А вот номеров Дэна и Кита я не знала. Точнее, номер Кита у меня был сохранен в мобильнике, но сейчас мне это мало чем могло помочь. Попытаться вспомнить, конечно, стоит, но я не была уверена, что у меня получится.
   Телефон я нашла быстрее, чем Дамира, чему оказалась несказанно рада. Только на секунду закралась подлая мысль, что он стоит тут, как сыр, положенный в мышеловку - специально для меня. Но это не имело значения, главное успеть набрать нужный номер и шепнуть пару слов, чтобы Кит и Дэн знали: со мной все хорошо, ничего не потеряно, и передали Альгимантасу, что я не подвела. Я никогда не подведу.
   От нахлынувшего возбуждения кровь прилила к щекам, а сердце застучало непривычно часто. Я даже телефон Кита вспомнила. Видимо, моя память в экстремальных условиях способна на чудеса.
   Честно сказать, я не поняла назначения этой комнаты. Похоже, нечто среднее между кабинетом и библиотекой. Просторное помещение, со старинным письменным столом и стеллажами, между которыми можно заблудиться. Я испуганно посмотрела по сторонам, проверяя, нет ли кого на горизонте, и рысью кинулась к телефону, практически незаметному на столе среди бумаг. Меня удивило, что даже он не был современным. Массивный, латунный с тяжелой трубкой и круглым диском для набора цифр. Номер получилось набрать со второго раза, руки дрожали от непонятного страха, ногти цеплялись за непривычный диск. Наконец, заиграла мелодия. Я едва не бросила трубку, настолько неуместным казался современный рингтон, звучащий их этого древнего аппарата.
   - Да, - Кит был чем-то недоволен, впрочем, насколько я знала, он не жаловал звонки с незнакомых номеров и брал трубку лишь потому, что это могло быть по работе.
   - Кит, - пискнула я. - Со мной все нормально, я жива...
   - Влада, где ты? Что произошло? - от мягкого баритона, с хрипотцой произносящего мое имя, по коже пробежали мурашки.
   - Халдеи. Они ждали меня в квартире. Вывели под пологом, я у них. Где именно - не знаю, старый огромный дом, где-то в центре Питера... наверное, в центре...
   - Ай-ай, как не хорошо! - голос принадлежал не Киту, и я испуганно кинула трубку на рычаг, обернувшись. Сзади стоял Дамир. Влажные волосы рассыпались по плечам, а рубашка всего лишь накинута. На груди еще не сошли синяки, на скуле странно смотрится обычная полоска пластыря. Она кажется, совершенно неуместной в этой средневековой комнате. Я замерла, не зная, что сказать, но быстро поняла, лучшая защита - это нападение, поэтому, не дожидаясь вопросов от Дамира, сразу же кинулась в бой.
   - Ты меня укусил! Ты мою кровь пил!!!
   - Я же прощения попросил? - казалось, он несколько смутился от моего напора, но быстро взял себя в руки. - И вообще, согласись несколько странно слышать возмущение из твоих уст. Не этим ли ты занимаешься всю свою посмертную жизнь?
   - Слушай, но я - моройка! Для меня это естественно, а ты - халдей! Еще хуже было бы, если бы меня укусил человек! Зачем ты это сделал?
   - Понимаешь, - Дамир, казалось, решал насколько можно быть со мной откровенным. - Я был слишком слаб, чтобы создать какое-либо заклинание, тем более, такое сильное, как портал. Марго могла вытащить себя и стоящих рядом охранников, Летта только себя, твоя кровь... она вернула мне силы... ты же слышала легенды.
   - Но это легенды - и все! Неужели, правда, халдеи могут использовать кровь мороев для восстановления? Я-то думала, это все сказки! Почему же мы тогда еще не вымерли и ничего об этом свойстве своей крови не знаем?
   - А потому что мы очень сильно оберегаем эту тайну и от своих, поверь, тоже. И тебе на эту тему лучше не распространяться.
   - Что еще делает наша кровь? - опрометчивых обещаний я старалась не давать.
   - Лечит.
   - Ну, так возьми, - я протянула ему свое запястье. Почему-то сейчас это казалось естественным и правильным. - Ты же, посмотрю, не до конца восстановился.
   - Я почти не восстановился, - пожал плечами Дамир, но на мою руку покосился неприязненно и даже отступил в сторону, как мне показалось, сопротивляясь соблазну.
   - В чем проблема? Противно?
   - Понимаешь, мы не пьем кровь мороев и храним в тайне ее полезные свойства вовсе не из благородных побуждений, а из-за того, что она еще действует на нас как невероятно сильный наркотик. Иногда достаточно совсем немного, чтобы вызвать привыкание. Я видел таких, подсевших... неприятное и жалкое зрелище. Поэтому я воздержусь. Кровь мороя - не единственная возможность восстановиться. А потом мое здоровье - это немного не то, о чем я хотел бы с тобой поговорить. Ты же понимаешь, я не хотел, чтобы ты досталась Левицкому вовсе не из благородных побуждений. Хотя и они тоже у меня были...
   - Правда, что ли? - саркастичный смешок сдержать не вышло. - Я думала благородство - это вообще не про халдеев.
   - Зря язвишь. Благородство - это как раз про халдеев. В большинстве своем, иногда я отношусь к этому большинству. Ты меня заинтересовала, Влада. Загадка, которую непросто решить. Я люблю загадки. Поразгадываем твою?
   Я молчала, потому что прекрасно знала, о чем сейчас будет разговор, но пока предпочла бы не затрагивать щекотливую тему. К моему счастью, Дамир на какое-то время отвлекся. Он был слишком сосредоточен, чтобы начать расспросы - негнущимся пальцами безуспешно пытался застегнуть пуговицы на рубашке.
   - Проклятый урод! - наконец выдохнул халдей. И поймав мой возмущенный взгляд, пояснил. - Это я про того мороя, который сломал мне пальцы. Теперь они будут заживать долго.
   - Я думала, вы регенерируете быстрее...
   - Когда как, - Дамир раздражался сильнее и, не выдержав, буркнул. - Помоги мне, что ли! Что стоишь?
   Мне не хотелось к нему приближаться. Это было очень опасно, слишком сильно он притягивал меня. Как мужчина. Никакие увещевания о том, что он халдей и враг не помогали. Единственный выход - это держаться на расстоянии. Наверное, нужно было возмутиться и послать его подальше, но вместо этого я сделала несмелый шаг вперед.
   От него пахло миндалем, цитрусом и дорогими сигарами. Я старалась застегать пуговицы осторожно, боясь прикоснуться к смуглой коже, но все равно чувствовала ее тепло. Тонкая струйка воды стекала с мокрой пряди на грудь и, прочертив дорожку, притормозила в углублении пупка, заставив меня закусить губу. Отрезвил меня только насмешливый взгляд халдея. Я спешно застегнула оставшиеся пуговицы и успела отпрыгнуть от Дамира за секунду до того, как в дверях появилась Марго.
   - Ты совсем сбрендил! - начала она, но осеклась, заметив меня в комнате. Взгляд халдейки был красноречивее любых слов, и я, буркнув что-то невразумительное, поспешила выскочить прочь. Я чувствовала, как Дамир улыбается. Он понял, что я ощущала, понял, о чем подумала Марго и это его веселило. Как же я ненавижу халдеев!
   - Мы еще поговорим с тобой о том, кому ты звонила, Влада! - донеслось мне в спину, но я не сочла нужным ответить. Ну его!
   Первым желанием было бежать куда подальше, но врожденное любопытство победило, и я пристроилась у закрытой двери. К счастью, халдеи дома чувствовали себя в безопасности и не поставили никакого защитного заклинания. А разговор обещал быть очень интересным. Марго, судя по всему, в ярости. Я и подумать не могла, что кто-то в клане может орать на главу дурным голосом и в таких нецензурных выражениях.
   - Ты сумасшедший, глупый мальчишка! - шипела халдейка, и я пожалела, что не могу видеть ее лица. - Ты когда-нибудь доиграешься! Твоя пагубная страсть к непонятным и никому, кроме тебя, ненужным вещам не доведет до добра!
   - Марго, ты не права, в моей коллекции нет ненужных вещей, - голос халдея звучал в противовес спокойно и слегка насмешливо. - Тебе известна их цена. И ты прекрасно знаешь, если настанут сложные для клана времена, эти артефакты будут залогом нашего выживания...
   - Не пудри мне мозги! Ты скорее помрешь под забором с голоду, чем расстанешься хоть с одной своей безделушкой!
   - Марго ты не права, а потом, их цена...
   - Да, их цена - жизнь! И не только твоя! Ты слишком молод, чтобы в полной мере понять это. За каждой маленькой и столь любимой тобой вещью стоит кровь. Кровь халдеев, мороев, человеческая. Сотни идиотов умерли, пытаясь завладеть опасным для всего мира хламом, и тебя пока спасает лишь чудо. Неужели ты не понимаешь, что рано или поздно пагубная страсть убьет тебя? Насколько в этот раз ты оказался близок к смерти? С Александром шутить нельзя.
   - Со мной тоже, - голос Дамира звучал непреклонно. - Марго раз за этой флэшкой охотится так много кланов, быть может, она действительно ценна? Подумай, что может случиться, если информация об артефакте братьев попадет в руки такого, как Александр? Ты не боишься за мир, тот о судьбе которого секундой раньше волновалась?
   - Ты не знаешь, что на этой флэшке! Ты не знаешь, к какому артефакту она указывает путь! Ты ничего не знаешь, но уже рискуешь жизнью, чтобы обладать этой вещью. Не говори мне о том, что усилия потрачены не из-за маниакальной жажды собирательства, доставшейся тебе от предков, а из-за того, что ты боишься, как бы артефакт не попал в плохие руки. Давно ли ты превратился вспасителя мира? И давно ли мир нуждается в твоей защите? Дамир, прекрати играть с огнем, иначе мне вновь придется искать главу клана.
   - Из тебя выйдет хорошая предводительница.
   - Нет, и ты это прекрасно знаешь. Поэтому, будь добр, цени свою жизнь чуть больше, чем никому ненужные древности.
   - Моройки! - презрительный голос Летты хлестнул, словно хлыст. - Какие же вы все таки мелочные и подлые: подкрасться, убить, предать, подслушать... Что ты здесь делаешь? Я вообще удивляюсь, как Дамир рискнул выпустить тебя из комнаты. По мне, тебя вообще нужно держать в клетке, потому что контролировать себя ты не можешь. Бедный мальчик Костя... - халдейка сокрушенно покачала головой, изображая крайнюю степень расстройства.
   - Твое какое дело? - меня душила злость. На последнее замечание лучше вообще не отвечать. Понятно же, что Летта его сделала с одной целью - задеть меня. Мне не нравилась надменная халдейка, мне не нравился ее статус при Дамире, и мне не нравилось то, как я на фоне ее выгляжу - угловатый растрепанный подросток.
   - Ну, знаешь ли... это мой дом, это комната моего мужчины... - в голосе блондинки звучали хрустальные колокольчики смеха. Она надо мной в очередной раз издевалась. Она была хозяйкой положения и наслаждалась этим. - Неужели ты считаешь, что если заполучила место временной игрушки, девочки на одну ночь, то можешь безнаказанно подслушивать под дверью? Дамир считает, что у тебя есть принадлежащая ему вещь - это единственная причина, почему ты здесь и еще жива. Как только ты дашь ему то, что нужно, то сразу же окажешься на улице. Это в лучшем случае, а быть может, Дамир посчитает тебя опасной и убьет. Я надеюсь на последний вариант.
   Я не нашла, что ответить, потому что была полностью согласна с Леттой и не питала иллюзий по поводу главы клана халдеев. Блондинка победно улыбнулась и выжидающе посмотрела на меня. Мне не осталось ничего, кроме как развернуться на каблуках и направиться по коридору к себе в комнату. Блондинка меня раздражала неимоверно, но вот сделать я с ней ничего не могла.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

117

  
  
  
  


Популярное на LitNet.com Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик) К.Юраш "Процент человечности"(Антиутопия) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Чумной мор"(ЛитРПГ) А.Светлый "Сфера 5: Башня Видящих"(Уся (Wuxia)) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) В.Коломеец "Колонизация"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"