Огнев Валентин: другие произведения.

Клуб анонимных людей

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    История про клуб в котором собираются люди, которые не могут рассказывать о своей жизни.


Клуб анонимных людей

   - Здравствуйте. Рад всех видеть. Сегодня у нас новенький, давайте его поприветствуем. Здравствуйте Иван.
   Со стула поднялся мужчина лет за сорок, в чёрном пиджаке, такой же чёрной рубашке и красном галстуке. Сам Иван был плотный, низенький, с круглым лицом, бритой налысо головой и чёрными пустыми глазами. Из-под пиджака на шею и кисти рук выползали хвосты татуировок, но разглядеть их полностью не получалось.
   Остальные участники клуба живо зааплодировали.
   - Может с вас и начнём? - Спросил председатель Олег Денисович, пожилой мужчина с хиленькой бородкой, круглыми очёчками и пушистыми русыми усами.
   - Мне встать или как? - Спросил Иван. Голос у него был глубокий и глухой, как будто он говорил из-за стенки.
   - Как вам удобнее.
   - Хорошо. - Кивнул Иван. - Но, хочу сразу сказать, что я далеко не хороший человек, и профессия у меня не из приятных...
   - О, не волнуйтесь, - взвизгнул председатель, - вы можете говорить всё что угодно, и никто вас не осудит, а ваша история не выйдет за пределы этого зала.
   - Спасибо, я понимаю. - Ответил тот. - Если коротко - я наёмный убийца.
   - Отлично Иван, но не могли бы вы рассказать поподробнее. Почему выбрали эту работу, как вы к ней относитесь? Рассказывайте все, что хотели рассказать, но никогда не говорили.
   - Почему я её выбрал? - Усмехнулся Иван. - Это был не мой выбор. Будь моя воля, я бы наоборот был копом, ещё в детстве помню, любил смотреть детективы, а потом представлять себя главным героем. Носился по квартире, ловил невидимых воров и убийц. А ещё обезвреживал бомбы, спасал девушек из лап маньяков или вытаскивал их из горящего здания, не совсем полицейская работа, но всё же, мне нравилось...
   Да, если бы я мог выбирать, то уж точно стал полицейским. Я мечтал об этом даже, представлял себя в форме и всё ждал, когда вырасту, получу корочку и пистолет, приду домой и арестую отца. Всё ждал этого, пока каждый день, мама приходила домой и находила отца в пьяном угаре, где-нибудь в коридоре, заблёванного и обоссаного. Мать даже не злилась на него, скорее завидовала. Не было бы у неё работы, она бы вместе с папашкой пила каждый день. А так присоединялась только по выходным.
   В общем, в девять меня сослали в интернат, где я и понял, что быть честным и храбрым детективом не всегда так приятно как кажется. Местечко было ещё то, конечно, там не люди были, а... Джунгли там, и законы подстать. Старшие презирают младших, младшие старших, а кто-то всех сразу. Был там один парень ему, как и мне лет девять было, он был блондином, единственным во всём интернате, и кажется, только за это его и пинали постоянно. Тогда я ещё не понимал, что бьют его не из-за цвета волос, а просто так, ради удовольствия - не будь он блондином, нашли бы другу причину. В любом случае я всегда его защищал, пытался защищать. Поэтому, частенько и мне набивали морду. Правда, длилось это не долго. Вскоре он исчез, вроде родители его переехали, или типа того. Не важно. Главное, что с тех пор его место занял я.
   Тогда-то я окончательно и понял, что не хочу быть копом. Когда меня запинывали ногами я понял, что если стану детективом, то возможно на одном из вызовов столкнусь с трупом кого-нибудь из этих ребят. Ясно-понятно, что убил его такой же, как и он, а если так, то какой смысл его искать? Зачем гоняться за животными в мире животных и пытаться восстановить справедливость, которой, по сути, и нет. С годами я только убедился в том, что прав. Не надо никого защищать и помогать никому не надо, потому что в итоге каждый получает то, что заслужил и для этого не нужны никакие придуманные законы и службы. Есть высший закон и этого достаточно.
   Иван замолчал. Пауза затянулась, но тут один из участников привстал и на него тут же посыпались взгляды. Это был паренёк лет тридцати, высокого роста, худой, с взъерошенными волосами и лёгкой щетиной на лице, несмотря на всё это вид у него был весьма приятный, да и манер ему было не занимать.
   - Простите, пожалуйста. - Сказал он, прижимая руку к груди и улыбаясь. - Я, правда, извиняюсь, но очень интересно, у вас есть какой-нибудь кодекс. Что-то вроде не убивать женщин и детей или вроде того?
   - Я не убиваю животных. Никогда. - Ответил Иван. - Что до людей, то мне плевать, кто мишень, будь это хоть грудной младенец хоть беременная женщина.
   - Очуметь. Можно я использую ваш образ в своей книге? Имя конечно поменяю...
   - Артём. - Вставил председатель.
   Парень быстро вскинул руки вверх, а потом жестом закрыл рот на замок и, опустив голову, уставился в пол.
   - Извините его. - Сказал Олег Денисович. - Он ничего не напишет.
   Иван кивнул.
   - Да, мне, конечно, придётся гореть в аду за такую жизнь, но кому из нас удастся этого избежать...
   - Эм. - Руку поднял немолодой мужчина на вид лет сорока, возраст его выдавали морщины на руках и редкие бороздки на лице. В целом же, он выглядел молодо и был улыбчив. Его длинные светлые волосы не были собраны в хвост, а болтались на спине. - Простите, вы верите в бога?
   - Кончено, а как иначе?
   - Никак, вы правы. Можно ведь только верить или не верить. Переубеждать как одних, так и других - бессмысленно. Вам, наверное, интересно, почему я спрашиваю. Просто я тоже тесными узами связан с богом.
   - И кто же вы? - Спросил Иван.
   - Я жрец. Моя работа говорить за господа нашего, ведь сам он говорит, не может, точнее не может говорить с каждым лично. Так что я передаю его слова.
   - Какая же нужна вера, чтобы получить такую честь?
   - О, вовсе не так много, как вам кажется. - Улыбнулся Жрец. - Я не верующий.
   - Но как? Получается, вы обманываете людей?
   - Что вы, нет. Они сами себя обманывают. Каждый день молятся и просят у господа бога лучшей жизни, но изо дня в день ничего не получают, потому что тот кому они молятся - выдумка.
   - Что ж, вы правы. - Кивнув Иван. - Есть те, кто верит и те, кто не верит. Я верю и чтобы вы не сказали, верить не перестану. Но у меня в голове не укладывается как такой человек как вы, может быть не верующим.
   - А как иначе? - Рассмеялся Жрец. - Я каждый день делаю вид, что слышу бога, хотя на самом деле он мне ничего не говорит. Что самое смешное, все кто бы ни пришёл ко мне, верят, что я и, правда, божий глашатай. Но я не всегда им был. Раньше я тоже верил, как и вы. Я сказал, что человека невозможно переубедить, и это так, но мне доказали, что его нет. Я каждое утро шёл в церковь и молился. Я молил господа, чтобы он помог мне и моим близким, но он не слышал. Все кого я любил, умерли. И чем чаще я молил о помощи, тем быстрее они умирали. И вот у меня забрали всех: жену, детей, даже верный пёс и тот, отправился в лучший мир...
   При словах о собаке Иван нахмурил брови и тяжело вздохнул.
   - А когда я остался один, то решил уйти. Куда? Я не знал, я просто шёл и шёл, пока не набрёл на небольшой храм, где меня встретили и дали ночлег. В ту ночь у них умер жрец, и они посчитали это знаком. Они решили, что я должен встать на его место, потому что бог недаром привёл меня сюда именно в этот день. Я долго отпирался, понимая, что привёл меня сюда вовсе не бог, а моё отчаяние. Но потом, немного поразмыслив, понял, что кому как не мне быть жрецом? Я был лучшим кандидатом из всех живущих на земле. Ведь только представьте, что случилось, если бы жрецом стал верующий, он и дня бы не протянул. Он ждал бы голоса свыше, хоть малейшего шепота, но ничего бы не услышал, потому что бога нет. А я это знал, поэтому это место было моим.
   - Но как ты отвечаешь людям, если не знаешь правды?
   - Я знаю то, что они хотят услышать. - Ответил Жрец. - Я знаю, что женщина, у которой пропал сын, хочет услышать то, что он жив. Знаю, что преступник хочет услышать, что бог милостив и прощает его. Знаю, что фермер хочет услышать, что у него будет прекрасный урожай в этом году. Правда это или нет - неважно. Люди всё равно, слышат только то, что хотят.
   - Давайте не будем о боге. Пожалуйста. - Сказал паренёк, что сидел по левую руку от Ивана. Он был тощий, хлипкий, с вытянутым бледным лицом, и покрасневшими, слезящимися глазами. Он сидел, сжавшись и, вечно скрещивал руки и ноги, а глаза его смотрели на пол.
   - Боишься его? - Спросил Жрец.
   - Нет, я его не люблю и не разговариваю с ним. - Ответил тот.
   - Познакомься. - Сказал Олег Денисович Ивану. - Это Максим. Макс, расскажешь Ивану про себя? Я знаю, ты хочешь поговорить...
   - Да хочу. - Ответил Максим. Его голос был тихим, а речь быстрой и отрывистой, поэтому к нему приходилось прислушиваться. - Я вчера убил девушку.
   - Почему? - Спросил председатель.
   - Мне захотелось. Она была красивой, и я хотел, чтобы она была моей. - Он снова замолчал.
   - Максим, рассказывай все, что тебя волнует.
   Макс на секунду поднял глаза, после чего ещё больше сжался и выдавил:
   - Он обидится.
   - Кто?
   - Он любит собак, я знаю.
   Иван посмотрел сначала на сжавшегося в стул паренька, а потом взглянул на председателя.
   - Не волнуйся Максим. Иван не будет на тебя обижаться.
   - Он-то не убивает животных, - всхлипнул Макс, - а я убиваю. Я всех убиваю, потому что мне это нравится. Первой, я убил свою кошку, она много кричала, я помню. Потом собаку, она укусила меня один раз, я помню. Они меня злили, а я их убил. Мне нравилось это, нравилось стягивать кожу. Я говорил им, что теперь они не будут мне надоедать, что теперь они не будут никому надоедать. Мне было восемь тогда, я помню. А сейчас мне двадцать пять уже, и я уже не убиваю собак. Они опасные и злые, поэтому я теперь убиваю людей. Девушек, молодых и красивых. Они мне нравятся. Смешно, да? - Хихикнул он. - Я убивал зверюшек, потому что они меня злили, а девушек убиваю, потому что их люблю.
   Мама всегда говорила, что мои игры с кошками - это плохо. Она никогда не говорила, что я их убивал, она говорила, что я с ними играл, будто это игра. Но я понимал, что так нельзя. А когда я привёл домой свою первую девушку, мама сказала, чтобы я больше не приходил, и выгнала меня. Тогда мы с Ириной отправились в путешествие, прямо как ты Жрец. - Макс улыбнулся и на секунду поднял на того глаза. - Только шли мы не долго, потому что нести её было тяжело. Я оставил её где-то в лесу, а сам пошёл дальше. Я не знал, что делать и куда идти. Было страшно, я никогда не жил один. Поэтому тогда я попросил бога, чтобы он сделал что-нибудь и я больше никого не убивал. Но в тот день я убил ещё одну девушку. Вот с тех пор я на него и в обиде. Не хочу с ним говорить, потому что это не честно. Он слышит меня, но ничего не делает, даже не отвечает мне.
   - Приходи ко мне в храм, и он тебе ответит. - Усмехнулся Жрец.
   - Нет. - Рассмеялся Максим. - Я тебя знаю, ты соврёшь.
   - Почему? - Удивился тот. - Я скажу то, что ты хочешь услышать, и возможно это даже не будет ложью.
   - И что ты скажешь?
   - Что бог тебя любит и прощает. А ещё, что он хочет, чтобы ты сам вершил свою судьбу.
   - Хороший ты парень, Жрец. - На секунду подняв на него взгляд, сказал Макс.
   - Не поспоришь. - Кивнул тот.
   - Блин ребята, вы такие классные. Про вас столько книг можно написать. - Вскрикнул Артём.
   - А ты кто такой? - Спросил Иван. - Я имею в виду, что тебе скрывать?
   - О-о, всем есть что скрывать. - Ответил Артём. Говорил он так же быстро, как и Макс, но в отличие от него, голос у Тёмы был звонкий и вслушиваться к нему не приходилось. - Вы вот людей убиваете и не хотите, чтобы об этом знали. Максим вот людей убивает и хочет, чтобы об этом знали, но понимает, что тогда его посадят, поэтому болтает только здесь. - Макс слегка улыбнулся. - А я вот, пишу книги, для другого человека. Я литературный негр. Моё амплуа триллеры и детективы, но могу писать и мелодрамы и фэнтези для девочек, если захотите. В общем, всё, что угодно, и хочу заметить, пишу я не дурно. О-о, - протянул он, откинув голову, - люблю свою работу. И я её тоже не выбирал, она сама меня нашла.
   - И как же? - Спросил Иван.
   - Всё началось ещё с детства, когда я ребёнком играл со своими воображаемыми друзьями. Настоящих у меня не было, поэтому приходилось себя чем-то занимать, понимаете? Вот я целыми днями и придумывал всякие истории, чтобы скучно не было, и тут же воплощал эти истории в жизнь. Правда, тогда я ещё не писал, только выдумывал. Писать я начал, когда учился на программиста и только потому, что понял - если сейчас что-нибудь не придумаю, то придётся работать по специальности. Так всё и началось, правда, первые лет пять пришлось всё же поработать грузчиком в супермаркете, пару раз залезть в долги, пару раз в петлю. Но как видите я здесь. - Рассмеялся Тёма. - Всё со временем приносит свои плоды.
   Самое интересное, что до того, как я начал писать, я считал себя заурядный человеком, даже меньше чем заурядным. Я никогда ни за что не боролся и считал, что мне и сказать-то нечего. Но когда я начал писать, то понял, что на деле могу рассказать о многом и, что ради этого готов на что угодно. Поэтому мне кажется, любой человек может сделать что-то невероятное, что-то на что, как он думал, у него никогда не хватило бы сил. Главное только найти свою любовь.
   К чему я это. Я думаю, мы с вами крайне счастливые люди, у каждого из нас есть своя любовь. Миллионы, да чего там, миллиарды людей каждый день бьются над смыслом жизни, а мы просто делаем то, что нам нравится, и живём в своё удовольствие. Я тут слушаю ваши истории и в восторг прихожу, какая самоотдача, какая любовь, какая страсть. Вы все живёте так жадно, страстно, так по живому что ли. Жаль только нельзя постоянно быть таким...
   - Можно. Для этого надо просто любить кого-то всем сердцем, вот и всё. - Ответила девушка, сидящая рядом с Артёмом. Девушка эта была миниатюрная, с белым, нет, даже каким-то болезненно бледным лицом. Её белые волосы были собраны в тугую косу, и сейчас эта коса свисала с плеча девушки. Сидела она, как и Макс, вжавшись в стул, и постоянно теребила тонкими пальцами, конец своей розовой вязаной кофты. - Любовь она знаете, занимает все твои мысли, украшает их, заставляет тебя думать по-другому, чувствовать как-то по-особенному. А если эта любовь ещё и взаимная, то ты всегда будешь счастлив. Я тоже была счастлива когда-то, но он умер...
   - Это Юля. - Сказал Олег Денисович. - Расскажи свою историю, если тебе не тяжело.
   - О-о. - Схватившись за голову, завопил Артём. - Послушай. - Сказал он Ивану. - Это моя самая любимая.
   Девушка на секунду улыбнулась Артёму, а потом опустила глаза и начала говорить.
   - Мне тогда было всего семнадцать, Мише тоже. А любили мы друг друга с семи лет. Понимаете, какая это была любовь? Не понимает. - Вдруг сказала она. - Только я могу понять. И только я могу понять то, что сучилось потом. Хотя ничего особенно не произошло, у него просто нашли рак. Ведь миллионы людей умирают от рака, верно. Но мне то, что с того, путь хоть миллиарды, только бы не он. Но вышло так. Я была с ним до самого конца. Сидела у кровати, гладила по волосам, говорила какие-то пустые слова, держала за руку, когда он выл от боли. И когда он последний раз вздохнул, я тоже была рядом. А когда всё закончилось, то и моя жизнь закончилась. Я не знала, что делать, не знала, как жить.
   Я каждый день вставала, шла на учёбу, а потом приходила домой и ложилась спать, а когда просыпалась, то снова шла на учёбу. Хотя и в универе я ничего не делала, можно сказать, что и там я спала, только наяву. И вот как-то месяца через два после его смерти, подруги чуть ли не силой, заволокли меня в бар. Развлечься. - Она хихикнула. - Я знаю, они хотели, как лучше, вот только не понимали, что я не хочу веселиться, я тогда даже жить не хотела. Но всё же пошла, больше чтобы они успокоились. Помню на нас в тот вечер пялились какие-то парни, а когда мы уже разошлись, то я увидела, как за мной плетётся тачка... - Простите, не хочу долго рассказывать. Их было четверо, но особо запомнился один, он всё это начал. В общем целой я не ушла. - Она приподняла свою кофту. Весь живот у Юли был изрезан шрамами. - Вот так с тех пор я хожу только в кофтах. Да и, признаться, гулять я уже не особо люблю.
   - Ты его убила? - Спросил Иван.
   - Нет.
   - Заплатишь, и я убью.
   - Иван. - Прервал его Олег Денисович. - Это место создано для того, чтобы люди могли высказаться. Только и всего...
   - Извините. - Сказал он, а потом посмотрел на Юлю и выпалил. - Можно без денег...
   - Иван.
   - Простите-простите.
   - Да не кипишуй ты. - Рассмеялся Артём.
   А в это время Юля уже встала и, волоча стул за собой, подошла к Ивану. Она поставила стул перед ним и уселась по-ковбойски.
   - Я его не убила. - Шепнула она, наклонив голову. - Я нашла его и отравила, специальным ядом. Теперь он парализован. Всё чувствует, всё видит, всё понимает, только сделать ничего не может. А я каждый божий день прихожу к нему в больницу, с перочинным ножичком и коробкой зубочисток. Ножом, я вожу по его лицу и шепчу сладкие проклятия на ушко. А вот для зубочисток в его теле уготовано особое место.
   На этих словах она расхохоталась. Смеялась она так громко и так долго, что некоторые из присутствующих заразившись, тоже стали посмеиваться.
   - А друзей? - Спросил Иван.
   - А, да, точно, их я убила. - Сказала она и снова рассмеялась.
   Артём, как и Юля, сдержатся от хохота, не мог. Когда девушка уже тащила стул обратно, Тёма крикнул "Дай пять", а девушка пнула стул в сторону, подбежала к нему и вскинула в воздух обе ладошки.
   - Обожаю тебя. - Проговорил Тёма, всё ещё давясь со смеху.
   - И тебя никто не искал? - Спросил Иван.
   - Искали. - Ответила Юля. - Но их я тоже убила. А ещё одного врача, двух юристов и менеджера из магазина электроники.
   - А менеджер-то чем не угодил?
   - А не надо впаривать херовые чайники. Спрашивала же, пластмассой воняет, а он "нет, нет, это новая немецкая модель". Тьфу...
   - Да-а. - Вздохнул Иван. - Я, похоже, здесь не самый чокнутый.
   - А кто сказал, что мы чокнутые? - Хмыкнула Юля. - Вот я всё понимаю, понимаю, что так нельзя, но что поделаешь, если люди такие, встречаются. Правильно? - Спросила она и окинула собравшихся взглядом. - Да и нравится мне это. Бывает думаешь, хватит уже людей убивать, а потом ать, и ещё кто-нибудь подворачивается и... Да же Максимка.
   - Бывает. - Слегка улыбнувшись, сказал он. - Но что делать, если хочется?
   - Вот. - Взвизгнула она. - Тоже самое, что поставить перед человеком огромный торт и сказать, что его есть нельзя. Ну, кто удержится? Ясно дело каждый втихаря отломит кусочек.
   - Конечно. - Кивнул Макс. - И люди так же, бывает встретишь девушку и понимаешь, ну нельзя тебе сейчас, а сдержатся не можешь.
   - Золотые слова. - Крикнула Юля и хлопнула себя ладонью по колену.
   - Ха-ха, ребят, вы просто лучшие. - Проговорил мужчина лет сорока, в синем спортивном костюме. Лицо у мужчины заросло щетиной, круги вокруг глаз отдавали синевой, а сам он не сидел на стуле, а скорее стекал с него.
   - Семён, может быть, расскажешь о себе? - Спросил Олег Денисович.
   - Пф-ф. - Прошипел тот. - А чего рассказывать-то? Родился давно, работаю охранником вон, в клубе через дорогу, можете в гости зайти, если хотите. - Голос у него был грубый и прокуренный. - Да ладно, ладно. Я знаю, чего вы услышать хотите. Я костолом. Встань со мной один на один и всё - переломы и трещины тебе обеспечены. Я дрался тысячи раз и всегда выигрывал. И не было такого, чтобы после драки со мной, кто-нибудь ушёл целым. Я не дерусь до первой крови, я дерусь до первого хруста. Хрен знает, почему я такой, может потому что родители в детстве били, может потому, что в школе все в меня пальцем тыкали. Вот только, как в пять лет на первую драку вышел, так с тех пор и живу...
   Он замолчал, но потом, окинув всех взглядом, выпалил.
   Ой, да ладно-ладно, и про это расскажу. - Он посмотрел на Ивана, поскольку остальные его историю уже слышали и не раз. - Дело было так, , братки сказали мол подпольные игры и все дела, деньги там можно поднять, ну я согласился. Оказалось, это что-то вроде подпольных боёв. Мне значит, сказали - бои без правил. Ну, я такой, мол "Окей", без правил так без правил. Ну а сам думаю, что, как и в других боях, правила как таковые там, ну типа в пах не бить и всё такое. А как оказалось, там вообще правил нет, прикинь. - Сказал он и расхохотался. - И знаешь, как я это понял?
   - Как? - Спросил Иван.
   - Да так. Выхожу я на бой с одним ушлёпком, урабатываю его ясно дело за пять секунд, хочу уходить уже, а он нож достаёт, прикинь нож. Ну а я что? Грохнул его и всё. - Он снова громко рассмеялся, а потом сквозь смех сказал. - Руками его придушил, сначала, правда, его руки сломал, а потом его того... А самый прикол знаешь в чём? Да в том, что мне за это ничего не сделают, мол, самооборона. Придушил пацана, а копам вон, сказал, у него нож был, ребята вы чего? Ха-ха. - Он расхохотался так, что лицо его покраснело, а из глаз потекли слёзы. - Так человек трёх завалил, не помню точно, я их не считаю. Да и не нравится мне это, ломать это одно, а убивать другое. - Он успокоился, а потом улыбнулся и обвёл взглядом зал. - А вообще сказать-то мне нечего, я вон, вас прихожу послушать. Вы ребята, лучшие, конечно...
   - Спасибо. - Ответила Юля.
   - Да без проблем. Мы всегда тебе рады друг. - Похлопывая его по плечу, сказал Жрец.
   - Да ладно. - Раскраснелся Семён. - Я ж так, от чистого сердца.
   - Спасибо Семён. - Сказал председатель. - Остались только вы Алиса. - Он повернул голову и посмотрел на девушку, что сидела по правую руку от него.
   На вид Алисе было лет тридцать. Она сидела прямо и смотрела в одну точку, куда-то на стену за Иваном. За всю беседу она не произнесла ни слова, но в отличие от того же Максима, скованной вовсе не казалась. Алиса сидела прямо, выпятив вперёд подбородок, закинув ногу на ногу, и изредка поглаживала свои каштановые прямые волосы, едва достающие до плеч.
   - Расскажешь нам что-нибудь?
   - Почему нет, я люблю поговорить. - Ответила она. Голос её был твёрдый, даже немного грубый. Разговаривая, она часто отстукивала зубами, как будто разрывая слова. - Я родилась далеко отсюда, на другом конце страны в городе, о котором вы, наверное, и не слышали. Была самым обычным ребёнком и у меня была самая обычная семья. Жили мы не бедно, даже богато по тем меркам. И всё было здорово, обычное счастливое детство, а потом...
   Всё случилось, когда мне было шесть. У нас на районе нашли убитую девушку. Как говорили, её изнасиловали в машине, а потом выбросили тело на обочину. А мой отец видел, видел машину, из которой её выбрасывали, и первым подбежал к ней, попытался помочь. Но было поздно. Тогда в полиции открыли дело, а мой папа стал главным свидетелем. Вот только выяснилось, что машина эта сына какого-то чиновника. Так что дело надо было замять. Помню и к нам пару раз приходили люди и долго о чём-то шептались с папой на кухне, но все уходили ни с чем.
   А потом к нам пришёл другой человек. И он уже ничего не говорил, он просто убил и папу и маму, а я в это время спасла в своём домике на дереве и видела всё это. Он был молодой совсем молодой. Он просто вошёл и застрелил их в спальне, всадил в каждого по три пули. А потом, развернулся и исчез.
   Дальше: скорая, полиция, больница, разговоры с психиатром... Полицейские сказали, что нам с бабушкой лучше переехать. Мы так и сделали. И вот с тех пор я живу здесь. Уже тридцать лет, живу с мыслью о том, чтобы найти его и убить, так же, как он убил моих маму и папу...
   - Тридцать лет назад. - Пробурчал себе под нос Иван. - Мне тогда было шестнадцать. Помню в одно из первых моих дел, мне заказали какую-то семейную пару, но я не помню, кто это был...
   - Зато я тебя хорошо помню. - Сказала Алиса. Затем вскочила со стула и вытащила из-за спины пистолет.
   - Не глупи девочка. - Сказал Иван. Он тоже подскочил и наставил ствол на Алису.
   - Так, давайте успокоимся. - Крикнул председатель. - Это место не для того, чтобы вы друг друга переубивали...
   Но его слов уже никто не слышал. Заряд прошёлся по залу и всполошил Максима, тот улыбнулся и вытащил из-под пальто скальпель. А Семён, разулыбался и тоже подскочил с места.
   - Если какой кипишь, я в деле.
   А Артём, посмотрел на Юлю и Жреца, которые скрестив руки, наблюдали за картиной и шепнул:
   - Правильно ребята, а мы посидим.
   - Если что, придушу того кто останется. - Шепнула Юля.
   - Что ты там пишешь?
   Я обернулся и увидел Настю, которая в шортах и белой майке стояла сейчас передо мной.
   - Ещё один рассказ в копилку этому иждивенцу. - Ответил я.
   - Да, и о чём же он? - Она присела на корточки рядом со мной и заглянула в экран.
   - Про такой клуб, где собираются люди, которые не могут никому рассказывать про свою жизнь.
   - И почему же?
   - Ну, потому что тогда их посадят или убьют, ну или, к примеру, работы лишат.
   - Опять себя туда вкинул? - Ухмыльнулась она.
   - Ну, да. - Ответил я. - А кроме того, там ещё серийный убийца, жрец, костолом, психопатка, киллер и девушка, которая ищет убийцу своих родителей. А им представь себе оказывается тот самый киллер. И вот они наставляют друг на друга пистолеты, серийный убийца достаёт скальпель, а костолом встаёт и хрустит пальцами.
   - Похоже, кто-то оттуда не выйдет. - Шепнула она.
   - Это точно.
   - И чем всё закончится?
   Я немного подумал, а потом сохранил файл, зашёл в интернет и отправил его на адрес издательства.
   - А вот так и закончится. Открытый финал. - Буркнул я. - Если этому, что-то не понравится, пусть сам дописывает.
   На следующее утро на почте меня уже ждало одно новое сообщение, примерно с таким содержанием.
   "Мы платим тебе деньги для того, чтобы ты работал, а не для того, чтобы работали мы"
   Глубочайшего смысла фраза. Я немного подумал об этом и понял, что если сравнить те деньги, что получаю я, и те деньжищи, что получают они, то можно сказать, что я работаю бесплатно. Короче говоря, не поднимаясь с кровати и всё ещё в одном нижнем белье, я принялся дописывать историю.
   - Не нравиться такой финал? - Бурчал я. - Ну, ничего, мы перепишем.
   Я открыл документ и, пролистав его до конца, принялся строчить.
   Сколько председатель не пытался всех успокоить, у него ни черта не вышло. Алиса выстрелила в Ивана, а Иван в Алису, после чего оба упали замертво. Макс, у которого поехала кукуха, двинулся со скальпелем к Семёну, а тот ударил всего один раз Максу промеж глаз и парнишка, свалился на пол. Как потом оказалось, кость ударила в мозг, и он умер мгновенно.
   Что было дальше?
   Да, ничего особенного. Олег Денисович сказал, что разберётся со всем, а Артём посадил в машину Юлю, Жреца и Семёна и поехал развозить их по домам. Но домой никто не хотел. Семёна они высадили возле одного из придорожных баров, где не успели они скрыться, как он уже засадил какому-то пьянчуге. А троица остановилась в паре кварталов в приличном заведении. Они заказали выпить и пару часов болтали, после чего Жрец приметил одинокую девчушку и, обработав её, ушёл, напоследок махнув друзьям рукой. Так, Юля с Артёмом ещё немного посидели в баре, попивая виски, а потом запрыгнули в машину и умчали в закат...
   - И как вам такой конец, а?
   - Ты чего опять бубнишь? - Проговорила Настя.
   Она только проснулась, и её полуобнажённое тело сейчас местами проглядывалось из-под простыни. Я приблизился к ней и нежно поцеловал, а потом провёл рукой по её телу. Доведя ладонь до живота, изрезанного шрамами, я снова посмотрел на неё и шепнул:
   - Может, уедем отсюда? - Спросил я.
   - Куда?
   - Да не важно. Запрыгнем в машину и рванём.
   Она улыбнулась и поцеловала меня.
   - Давай. Только нужно будет заехать в больницу, попрощаться со старым другом.
   - Конечно. - Ответил я.
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com С.Панченко "Ветер. За горизонт"(Постапокалипсис) В.Чернованова "Требуется невеста, или Охота на Светлую - 2"(Любовное фэнтези) Ю.Резник "Семь"(Антиутопия) Д.Хант "Пламя в крови"(Любовное фэнтези) Е.Вострова "Канцелярия счастья: Академия Ненависти и Интриг"(Антиутопия) Б.лев "Призраки Эхо"(Антиутопия) Н.Пятая "Безмятежный лотос у подножия храма истины"(Уся (Wuxia)) А.Кочеровский "Утопия 808"(Научная фантастика) В.Старский "Интеллектум"(ЛитРПГ) С.Панченко "Ветер: Начало Времен"(Постапокалипсис)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Батлер "Бегемоты здесь не водятся" М.Николаев "Профессионалы" С.Лыжина "Принцесса Иляна"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"