Огнев Валентин: другие произведения.

Барсучий случай

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:

  

Барсучий случай

  Гордон упал на спину и пополз назад, оглядываясь на железную дверь. А над ним, в своём неизменном сером плаще, навис Дилон. В его коротких мохнатых лапах дрожал пистолет. Дилон скалился, оголяя два передних резца, а в чёрных глазах искрился огонь.
  - Сегодня ты умрёшь! - прорычал он.
  Гордон, волоча подвёрнутую ногу, тоже рычал. Его обвисшее серое лицо, сливалось с серым бетонным полом заброшенного ангара.
  - Ты этого не сделаешь! - рявкнул он.
  - Это ещё почему?
  Гордон сощурил свои хомячьи глазки и, уставившись на Дилона, сказал:
  - Потому что я твой брат.
  Дилон рассмеялся.
  - У меня сотня братьев, половину я даже не помню.
  - Ты не понял, - усмехнулся Гордон, - я твой брат по помёту.
  Пистолет дрогнул в руке Дилона.
  - Ты врёшь! - рявкнул он. - Все мои братья по помёту мертвы!
  - Так тебе говорили, но это ложь!
  - Нет! - закричал Дилон.
  Он наступил на подвёрнутую ногу Гордона и уткнул дуло пистолета хомяку меж глаз.
  - Они врали тебе, - рычал Гордон, - они всю жизнь тебе врали. Я твоя семья.
  - Ты не моя семья! - говорил Дилон сквозь слёзы.
  Он вжал пистолет в лоб Гордона, чтобы хоть как-то унять дрожь в лапах.
  - Ты чудовище! - говорил Дилон. - Я давал клятву защищать этот город от таких как ты. И даже если ты мой брат, даже если ты мой брат по помёту. Это не имеет значения!
  - Это имеет значение. Я столько раз мог убить тебя, но я не убивал тебя, потому что знал, что ты мой брат.
  - Ты не мой брат...
  - Стоп. Стоп. Стоп.
  Дилон с Гордоном, посмотрели куда-то налево на камеры, штативы с искусственным светом, мохнатые микрофоны и светоотражатели под потолком. Туда, где на кресле с надписью 'Director', сидел Монти Парк, толстозадый хомяк с грязно-жёлтой шёрсткой. Ни одна кепка не налезала на его широченную голову, поэтому ему всегда приходилось придерживать их, когда он вставал или садился, или шёл куда-то. Короче всегда.
  Так и сейчас, Монти подпрыгнул с кресла: в одной руке он держал рупор, другой придерживал чёрную кепку с принтом сериала 'Хомгород'. Он подошёл к Гордону с Диланом, или Рубику с Даком - как их звали в миру, и завизжал:
  - Хорошо. Хорошо. Очень хорошо. - Он похлопал Рубика по плечу. - Просто отлично. Этот взгляд и этот твой надрывный тембр - просто превосходно.
  - Спасибо, босс, - хрюкнул Рубик и заулыбался.
  - А Дак, ну выше всяких похвал, правда дружище! - вскрикнул Монти, обнимая приятеля. - Но послушай, тут надо дать больше сомнения, понимаешь? Ты не должен так рубить с плеча. Ты знаешь, что он убийца, что он чу-до-о-овище! - проорал Парк. - Но с другой стороны он твой брат по помёту.
  - Я понимаю Монт, - вздохнул Дак.
  Парк приобнял его за плечо и отвёл в сторону.
  - Ты, конечно, понимаешь, что нет разницы брат он тебе или нет. Но для Дилона семья это святое, и тебе надо показать этот внутренний конфликт, да?
  - Да, да, Монт, никаких проблем, - отозвался Дак.
  - Ты в порядке?
  Парк посмотрел на понурое лицо приятеля, на пухлые, но опущенные щёки, на чёрные впалые глаза и тяжело вздымающуюся грудь.
  - Да, всё норм, - отмахнулся Дак и хлопнул Парка по плечу. - Продолжим?
  - Пф-ф, конечно! - Он обернулся к съёмочной группе и заорал. - На позиции! Со слов про чудовище!
  Он убежал к креслу, уселся у мониторов, а девушка с десятью косичками на голове, прошла к камере, цокая каблуками, и подняла хлопушку.
  - Сцена сто тридцать три, дубль пять.
  Девушка хлопнула, а Монти заорал:
  - Мотор!
  - Ты чудовище! - сказал Дилон. - Я давал клятву защищать этот город от таких подонков как ты. И даже если ты мой брат, - он всхлипнул и сжал пистолет так, что на костяшках натянулась кожа, а шерсть на его теле встала дыбом. - Даже если ты мой брат, мой брат по помёту. Это... - Он задрожал ещё сильнее и из глаз у него потекли слёзы. - Это не имеет значения!
  - Это имеет значение, - всхлипнул Гордон. - Я столько раз мог убить тебя, но я не убивал, потому что знал, что ты мой брат.
  - Ты не мой брат... - процедил Дилон, а потом зажмурился и шёпотом повторил. - Ты не мой брат...
  Хлопок.
  Алая кровь с костяшками черепа разлетелась по бетонному полу ангара. Пистолет выскользнул у Дилана из рук. Хомяк упал на колени, просунул лапы Гордону за спину и приподнял тело. Голова мертвеца свисала вниз, тогда Дилон одной рукой придержал её, другой обхватил брата, потом уткнулся в его грудь и зарыдал.
  В эту секунду в ангар с криком вбежали хомяки в полицейской форме но, увидев Дилана, замерли у входа и опустили стволы.
  Немая сцена.
  - Уи-и-и-и! - заорал Монти. - Стоп! Снято!
  Рубик поднялся и отряхнул забрызганный бутафорской кровью пиджак. Искрясь от радости, он пожал руку Даку и поскакал обниматься дальше: со звукочами, операторами, ассистентками, хлопушкой, по пути перехватил Монти и похлопал того по спине.
  - Прекрасно. Просто прекрасно. Чувствую быть шестнадцатому сезону! Быть! - визжал Парк.
  Дак тоже отряхнул пыльный подол плаща и пошёл к своему фургончику. Но уже у дверей его перехватил Монти.
  - Дружище - это было великолепно! - кричал он. - Эта твоя игра в конце, эта дрожь, и твой голос. - Он сам задрожал и шерсть у него взъерошилась. - Ты куда? Тебя все ждут.
  Дак открыл дверь фургона и махнул Монти рукой, приглашая войти.
  - Спасибо, Монт. - Дак прошёл к дивану, сбросил пыльный плащ, потом стянул джинсы с жирных мохнатых ног и натянул широкие спортивные штаны, а вместо плаща накинул лёгкую куртейку. - Но я не хочу тут оставаться. Я устал, понимаешь?
  - Да-да, само собой. Ты такое выдал.
  - Да, даже не по этому, - шепнул Дак и отмахнулся, а потом спросил. - На вечер всё в силе?
  - Естествна! - пискнул Парк. - В шесть у тебя, как договаривались.
  Дак кивнул, потом схватил с вешалки растянутую кепку и ногтем поддел ключи со стола.
  Вместо того, чтобы пройти через главные ворота, он обогнул свой домик на колёсах, и прошмыгнул на улицу через чёрный ход. А оттуда уже прошёл к своему серебристому кабриолету с логотипом пяточка на бампере.
  Дак Квик был, наверное, самым известным грызуном всей кунжутной долине. Начинал он в нулевые с эпизодических ролей во второсортных сериалах. Все эти посыльные, официанты, порой, если повезёт, троюродные братья главного героя. Так продолжалось до фильма 'Хрусти до конца', знаменитого Лорама Муля-мл, где он сыграл хомяка-аутиста. Вот после этого-то о Даке и заговорили как о восходящей звезде. Номинации посыпались одна за другой, в том числе и на 'Золотой орех'. А после этого и от ролей отбоя не было.
  Как раз в это время запускали новый сериал с молодым режиссером Монти Парком. Дак уже пересекался с ним на съёмках у Риса, в фильме 'Хрум - история одного убийства'. Поэтому когда Парк позвал его к себе, да ещё и на заглавную роль - комиссара полиции, Дак, не раздумывая, согласился.
  Сериал получил шесть 'Золотых семечек', а Дак возглавил рейтинг самых сексуальных хомяков планеты, самых сексуальных актёром и самых сексуальных животных мира до тридцати. В списке же самых сексуальных мужчин любого возраста с первого места его сдвинул Типси Форт енот футболист из Португалии. Но в целом, опуская эту маленькую неудачу - жизнь Дака в то время шла как никогда лучше.
  Но дальше всё пошло в раздрай.
  Первые пару лет, его ещё звали на серьёзные роли в кино, но сезона с шестого на его автоответчик прилетали только сообщения из страховой или банка.
  Сейчас они клепают по два сезона 'Хомгорода' в год. Как говорит Монти, чтобы хоть как-то выживать. Но на самом деле он просто понимает, что со дня на день ему может позвонить глава канала и сказать, что это конец. И Парк хочет выжать всё из сериала всей своей жизни. Квику, как главному актёру и одному из продюсеров тоже живётся неплохо. Но Дак всё ещё мечтает, что ему позвонит условный Эмир Шелк и предложит пусть второстепенную, пусть эпизодическую ролюшку, в своём новом фильме. Вот только шансов на это почти нет.
  И проблема даже не в том, что о Квике все давно забыли. Нет. Проблема в нём самом. Если остальные звёзды в сорок выглядят на тридцать, то он в тридцать семь выглядит на тридцать семь. Да и с головой у него давно нелады. Ещё пару лет назад начались сны о работе, потом ему начали мерещиться камеры, которые следят за ним. А теперь за ним повсюду слоняется вся съёмочная группа во главе с Парком, который говорит, что и как ему делать.
  Так и сейчас пока Дак ехал по залитым солнцем улицам кунжутной долины, Монти мчал за ним. Он скользил по рельсам, на своём режиссерском кресле, а возле него толпились операторы и звукачи с микрофонами.
  Сегодня, как обычно, по пути домой он заехал в небольшой бар в долине. Деревянная вывеска с изображением трёх ростков пшеницы гласила 'Рассада'. Официально в баре продавали алкоголь всех мастей, неофициально траву любого качества и какого угодно количества. Дак уже давно завязал с рассадой и сейчас заезжал сюда только по старой памяти, за хорошей ореховой кесадильей и парой порций односолодового виски.
  Он присел за излюбленный столик у окна, с видом на парковку и тротуар. Дак любил сидеть так один, но сейчас за ним постоянно моталась съёмочная группа. Они уже сняли кадр с улицы, и перебрались в ресторан.
  Но то была лишь галлюцинация, а вот молоденькая ласка, подсевшая к нему за столик, была самой настоящей.
  - Жасмин Лайк, - представилась она. - Журналист из газеты 'Хома и ячменное зерно'. Можно задать вам пару вопросов?
  На Жасмин был красный плащ с широким поясом. Длинной шея и вытянутая мордашка, лоснящаяся чёрная шёрстка - она могла бы получить место на каком-нибудь канале в прогнозе погоды или дневных новостях, если бы не её чуть косые глаза, тонкие губы и маленькая грудь, отчего Жасмин походила на пацанку.
  Дак нахмурился и запил сухую кесадилью виски-колой.
  - Валяйте, - бросил он, не переставая жевать.
  - Я слышала закончился пятнадцатый сезон 'Хомгорода'. Вы планируете продлять сериал?
  - Я ничего не планирую, всеми вопросами занимается Монти Парк.
  - А если бы решали вы? - сказала ласка и подтолкнула диктофон ближе к Даку, - Вы бы продлили сериал ещё на сезон?
  - Та-ак! - зарычал Монти в рупор. - Она хочет вытянуть признание. Хочет услышать, что даже тебе надоела эта чепуха. Она хищница, так и общаться с ней надо подобающе!
  - Решаю не я, - повторил Дак. Он нахмурился и выгнул плечи. - Что вы хотите услышать? Спрашивайте напрямую.
  - Нет-нет, ничего такого, - отмахнулась Жасмин и подтянула телефон обратно. - Вам ещё нравится ваша работа, ваша роль?
  - Нравится, - ответил Дак. - Если бы не нравилась, я бы не снимался.
  - Но вы не хотели бы сыграть где-нибудь ещё? Я слышала, вам предлагали роль напарника хорька Дени в 'Барсучьем полдне'. Это правда?
  - И откуда вы это взяли? Придумали?
  - Нет, что вы, - выпалила Жасмин, - поговаривают, что сам режиссёр Коби Спринг вас приметил.
  - Слышала, поговаривают - словечки журналюг из жёлтой прессы, - рассмеялся Парк в рупор. - Надо выбить почву у неё из-под ног.
  - Я думал, хорошие журналисты верят фактам, а не слухам.
  - Я всего лишь спрашиваю...
  Она всплеснула руками.
  - И что же вы спрашиваете? Поступали ли мне другие предложения? Нет! - Дак нагнулся вперёд. - Дайте догадаюсь, какой будет ваш следующий вопрос. Если бы мне предложили другую роль, побежал бы я сломя голову за этой соломинкой или нет. Так ведь?
  Шипение Дака переходило в крик.
  А в это время на стуле с надписью 'Director', Парк улыбался и кричал в рупор:
  - Да! Отлично-отлично. Теперь дожми её, чтобы эта желтушная писачка поплыла.
  - Вы думаете, что я застрял в этой роли и сам жду не дождусь, пока мне позвонит Чарли Мен и пригласит к себе, пусть даже на барбекю. Так ведь?
  - Правильно! Молодец! - орал Монти. - Ей нет дела, ни до твоей роли, ни до тебя, ей нужна сенсация. Так дай ей сенсацию. Пусть напишет в своей паршивой газетёнке про взбесившуюся звезду. Давай, покажи на что способен.
  - Спешу вас расстроить, - рыкнул Дак и саданул кулаком о столешницу. - Я люблю свою работу. А если вас такой ответ не устраивает, то можете написать в своей макулатуре, что у Квика поплыли мозги. Или что вы там обычно пишите? Можете добавить ещё, что я снова подсел на кокаин и травку. Поэтому вы поджидали меня здесь? - Он обвёл рукой зал 'Рассады'. - Пишите что угодно, только не про связь с несовершеннолетками, под всем кроме этого подпишусь с удовольствием.
  Он хмыкнул и отпрянул назад, не отрывая глаз от застывшей ласки.
  - Великолепно. Просто великолепно! - орал Парк. - Какая сила, какая экспрессия. Привлёк внимание всего зала! А сейчас смотри, как эта писака с довольным лицом побежит строчить, что ещё одна звезда нулевых слетела с катушек.
  Дак едва заметно кивнул Парку и вновь уставился на Жасмин. Вот только улыбаться она не стала. Уголки её губ наоборот опустились ещё ниже, подбородок дрогнул, а на глазах заблестели слёзы. Девушка схватила телефон, бросила его в сумку и зашагала к выходу.
  Квик пару секунд пялился ей вслед, потом подскочил, швырнул на стол пару мятых бумажек и побежал за ней.
  - Подождите, - кричал он.
  А голос Монти позади дребезжал от радости.
  - Как неожиданно! - верещал он. - Эта сцена даже лучше. Она оказалась хорошей девчонкой, а ты просто взял и растоптал её. Может она и вовсе твоей фанаткой была. У-ух, ну тогда это вообще фарш.
  - Заткнись, - прорычал Дак, выскакивая на улицу. Уже за дверью он крикнул вслед девушке. - Да, подождите вы.
  Но Жасмин уже подбежала к дороге, вытянула руку и запрыгнула в первое попавшееся такси. Она уехала так быстро, что Квик даже не успел побарабанить в окна уезжающего такси, как в кино. Чему Монти к слову расстроился.
  - Эх-х, ладно и так сойдёт, - сказал он, - просто опусти руки и следи за машиной, пока она не скроется из виду. Тоже неплохая сцена, получится.
  - Да пошёл ты, - бросил Дак, махнул рукой на Парка и ушёл к своему кабриолету.
  От 'Рассады' он помчал прямиком на виллу. Ещё у ворот он заметил за забором хорька Билли, того самого, который играет полисмена Дени в 'Барсучьем полдне'. Дак припарковался у дверей и хотел бесшумно скользнуть к дом, но только высунул ногу из машины, тут же услышал картавый вскрик:
  - Эй, Дак, дружище!
  - Да, что б вас всех, - прошипел он. Потом натянул улыбку и повернулся к забору, над которым возвышался Билл. - Билли, здорово. Как сам?
  - О пр-рекр-расно, спасибо, - картавил тот. - Когда заделаешься моим напарником, друг, а?
  - Ты же знаешь у меня съёмки чуть ли не каждый день.
  - Да-а, это ты, верно, говоришь, мы же тоже, - вздохнул Билл. - Но я жду тебя дружище, у нас будет такая пара, все зрители поплывут. А зрительницы тем более, ну ты понимаешь!
  Он заверещал и растянул губы от уха до уха, высунул язык и подмигнул.
  Дак кивнул в ответ и ушёл готовиться к встрече с Монти.
  К шести часам на столе очутилась банка с домашней лемончеллой и ореховое масло, а у тостера в ряд выстроились с десяток хлебцев готовые в любую секунду отправится в хлебный солярий.
  Первым делом приятели как обычно поговорили о финале сезона, Парк сказал, что Дака очень не хватало на их сегодняшней вечеринке и что завтра он уж точно должен прийти на настоящее празднество финала.
  Когда с формальностями было покончено, Квик аккуратно заговорил о шестнадцатом сезоне. Сам Парк всегда слушал его с некой родительской теплотой, что ли. Квик вечно говорил одно и то же, а Парк вечно успокаивал его, как родители успокаивают ребёнка, когда тот хочет бросить колледж чтобы стать рок-музыкантом или что-то вроде того.
  - Слушай, Монт, - проговорил Дак, когда оба осушили уже рюмок пять.
  - Да, Дакки, - сказал Парк поудобнее усаживаясь в кресло.
  - Ты же понимаешь, что это не может продолжаться вечно. Я. - Дак вздохнул. - Я имею в виду, что сериал - зашёл в тупик. Точнее он катиться на дно. Точнее, нет, он уже пробил дно и сейчас опускается куда-то ещё ниже.
  - Я думаю, ты преувеличиваешь, - сказал Монти.
  - Чёрт, Монт, ты ведь знаешь - ты мой друг, - он протянул ему ладонь, а Парк обхватил её двумя лапами и потряс. - И я не хочу на тебя как-то давить и всё такое, но всё хреново. Братья по помёту, ты серьёзно? Это стереотипы откуда, из девяностых? Ладно бы мы снимали это десять лет назад, но сейчас мир меняется каждый день, а мы играем на том, что была актуально лет десять назад. К тому же в первом сезоне я уже убивал напарника, который был мне как брат. И финальная сцена была, чуть ли не точь-в-точь, как сейчас.
  - Так это здорово! Референс.
  - Да это не референс. Это мы воруем у самих себя - называется! - рявкнул Дак. - Пятнадцатый сезон, Монт, пятнадцатый. Я уже не понимаю, кого я играю. Мой герой так часто менялся, переписывался, предавал свои принципы, что Дилон из первого сезона и Дилон из последнего - это два разных персонажа.
  - Да это нормально, - сказал Парк. - Хомяки меняются.
  - А я не спорю! Но ты вообще помнишь, что у меня аллергия на кунжут?
  Монти посмотрел на тосты с семечками в корке, а потом уставился на Дака.
  - Зачем же ты это ел?
  - От! - рыкнул Дак. - Да не у меня - меня, а у меня - Дилона. У моего персонажа до второго сезона была аллергия. Его даже отравить в одной серии пытались, а сейчас он уплетает кунжут за себя и того хомяка. А Алан?
  - А что с Аланом? - спросил Монти.
  - Его убили в седьмом сезоне, а в четырнадцатом он вернулся со стажировки в Арубе.
  - Эм-м, ну может там осталась какая-то лазейка для воскрешения?
  - Его пропустила через мясорубку банда крокодила.
  - Ой, тогда это беда, - вздохнул Парк. - Впрочем, это ведь можно использовать в новом сезоне. Алан будет предателем, как Лжедмитрий, только Лжеалан.
  Монти опрокинул ещё стопку, потом посмотрел на Квика и, улыбнувшись, всё так же, как отец улыбается непутёвому сыну, заговорил:
  - Дакки, дружище, я тебя понимаю. Как никто другой понимаю. Я ведь снимаю всё это один, это проект всей моей жизни. Ты хочешь чего-то большего, но пойми, сериал и так скоро прикроют. Но пока горит зелёный свет - надо топить. Ты просто слишком загоняешься, друг. Как говорится ореховая паста у бобра за соседним столиком всегда слаще.
  - Я думал, там было что-то про траву с другой стороны забора.
  - Да, не важно. Ты меня понял. У тебя классная жизнь! Такой дворец, - закричал Парк, обводя руками трёхметровые потолки Квикиной вилы. - Ты везучий хомяк Дакки! Тебя любят! Миллионы зрителей включают 'Первый Резец' каждый вечер пятницы. И зачем? Ради кого? Ради меня? Ради Рубика? Или твоих экранных подружек, которые меняются каждый сезон? Нет. Они остаются с нами только благодаря тебе. Потому что ты их кумир. Ты даришь зверям радость, это твоя работа, это твоё призвание и ты чертовски хороший актёр, Дак.
  Квик посмотрел на Парка, как ребёнок, которого только что раздели при всех, и он стоит, прикрывая свои причиндалы мохнатыми ладошками. Который хочет пискнуть что-то в ответ, но понимает, что каждое его слово будет использовано против него.
  Парк подождал секунду, две, три. Потом улыбнулся, захохотал и разлил ещё по одной. Они выпили, и Монти посмеиваясь, подкатил на кресле ближе к Даку.
  - Дружище, я придумал гениальную идею для нового сезона.
  - Да ты что? - буркнул Квик.
  - Да! Это будет бомба. Я уже продумал тизер. Вот представь - первый кадр - дождь барабанит в окно, а ты, напротив, в одних трусах сидишь на краю кровати. И закадровый голос говорит:
  - Он победил много врагов.
  - А потом, - продолжает Парк, - кадры с новыми убийствами, ты идёшь в плаще по коридору с напарником, парочка перестрелок, ну, в общем, стандартная нарезка. Но дальше снова голос за кадром:
  - Он убил своего друга. Свою жену. И брата по помёту. Но теперь ему предстоит встретиться с самым страшным врагом - с самим собой!
  - И вот на этих словах, - говорит Парк, - кадр, где ты весь в крови упираешься лапами в раковину и пялишься в зеркало на своё отражение. Только представь этот кадр и бас на заднем плане 'С самим собой'. А потом бац-бац-бац, быстрая смена кадров через чёрный экран, и в конце прерывистым кадром па-па-па-па-па-па, как ты стоишь над кем-то с пистолетом наголо. А в финале ты спиной в своём фирменном плаще, а поверх этого красными размазанными буквами 'Новый сезон, только на 'Первом Резце'. Скоро! Ну, как тебе?
  Затуманенным взглядом Дак посмотрел на Монти, вздохнул и проговорил:
  - Я же говорил тебе, что за мной целыми днями слоняешься воображаемый ты со съёмочной группой?
  - Да, конечно, - фыркнул Монти, - и это меня беспокоит. Правда. Ладно бы тебя глючило на хлопушку или на ту барсучиху из команды по визуальным эффектам, но чем я-то тебе так приглянулся? - Он подсел ближе к Даку и шепнул. - А там в этой группе никаких девочек нет?
  - Порой мелькает Лили из постпродакшена.
  - О, хороший выбор, одобряю. Давай дружище, не грусти.
  Парк сунул лапу в карман и вынул из джинсов мешочек с зелёными шариками.
  - Вспомним молодость? - спросил он.
  Дак кивнул.
  Проснулся он только следующим вечером. Первым делом сгрёб весь мусор в чёрный пакет, закинул стаканы в посудомойку, и прослушал десять сообщений с автоответчика. Девять из них были от Монти, одно от банка.
  Парк звал его на вечеринку в восемь. На часах было уже шесть, а одежда у Квика пахла помойкой, как и он сам. Дак бухнулся в кресло и вынул из кармана визитку студии 'Бронзовый Клюв'.
  В следующую минуту он уже стоял в ванной, где самой жёсткой губкой отдирал запах алкоголя с шёрстки. После ванной он надел белую рубашку, чёрный жилет и чёрные джинсы, похожие на брюки, набрызгался духами от 'Гав-гав кабэль' и запрыгнул в кабриолет.
  Кивк специально опустил крышу, чтобы не слышать голос Парка, но его рык из рупора доносился даже через закрытые стёкла.
  - Отличный поворот, - верещал он, - только побольше экспрессии. Поиграй желваками, раздуй ноздри, можешь слегка ударить по рулю пару раз.
  - Чёрт, - рявкнул Квик, - ты ещё будешь учить меня, как тебя предавать?
  Он сжал зубы и вдавил педаль в пол. Съёмочная группа на рельсах, немного отстала. Дак скользил то вправо, то влево, обгоняя тихоходов, мчал на жёлтый и подрезал машины на перекрёстках.
  Когда он добрался до небоскрёба на Хордовой 15-ть, то поднялся на сороковой этаж к замдиректору 'Бронзового клюва' Тони Юго - поседевшему страусу, который и в молодости не славился пышной шевелюрой, но теперь его причёска и вовсе походила на выпаленную на солнце половую тряпку.
  - А-а, Куик! - захохотал Юго. - Подумал о нашем предложении?
  - Разве я не могу просто приехать поболтать? - усмехнулся Дак.
  - Кха-кха, - прокряхтел Юго. - Конечно, конечно. Но надеюсь болтать мы будем больше о 'Барсучьем полдне', верно?
  Он махнул крылом на стул напротив и Квик присел.
  - Ладно, давай на частоту, - сказал Дак, - мне нравится моя работа, моя роль - Дилон - это уже часть меня. - Юго понимающе кивал. - Но было бы интересно, попробовать что-то новое, понимаешь?
  - Эм-м, - закряхтел Юго, - на-вер-но-е.
  - Я слышал, вы ищите кандидата на роль напарника хорьку Дени, я бы мог попробоваться. Если...
  - Дак, дак, - выпалил страус, - слушай, ты, наверное, не так понял. У нас уже есть актёр для Дени. Мы хотели поговорить с тобой о кроссовере.
  - Что?
  - Ну, понимаешь, когда персонажи из одного сериала, встречаются с персонажами из другого...
  - Чёрт, Тони, я знаю, что такое кроссовер!
  - Ну, так ты представь! - вскрикнул Юго. Он подскочил с кресла и расправил крылья. - В одной из серий 'Барсучьего полдня', находят труп, а подчерк - точь-в-точь, как у убийцы из 'Хомгорода' и тут наш главный барсук Марон, говорит:
  - Вот дерьмо, я уже видал такое раньше и, кажется, знаю того, кто может нам помочь!
  - Тут они приезжают к твоему участку, - продолжает Юго, - зрители пока ничего не понимают, но самые прошаренные уже догадываются. И тут Марон заходит в кабинет, а там ты на стуле, спиной к камере. И барсук говорит:
  - Тук-тук, есть минутка.
  - И тут кресло потихоньку разворачивается и все видят тебя. А ты говоришь:
  - Мар, х-х, давно не виделись.
  - И это конец серии. Ха! Это же будет просто бомба, - кричал Юго. Отдышавшись, он сложил крылья на груди, уселся в кресло и спросил: - Ну, что скажешь?
  - Прекрасно! Просто прекрасно! - верещал Монти, когда Дак уже ехал по вечерней долине, к дому. - Какая сцена, какой накал! Правда, ты, думаю, чуть перегнул, когда сказал, что такая длинная шея им нужна только для фистинга, но в целом - это было потрясно.
  - О-о, барсучий случай, да можешь ты оставить меня в покое или нет? - рыкнул Квик.
  - Просто чудесно, просто чудесно, - шёпотом повторил Монти.
  Дак снова газанул на светофоре и налетел на лужу, чуть не облив девушку в красном пальто. Квик почему-то посмотрел на неё ещё раз, в зеркало заднего вида и узнал журналистку из 'Рассады'.
  - Чёрт, - сказал он и затормозил.
  Он смотрел в зеркало на её приближающуюся фигуру, а Монти в это время облетал с камерой машину по кругу.
  - Вот это шик, - шептал он, - камера наезд. - Камера влетела в открытое пассажирское окно и остановилась у морды Дака. - Давай, теперь пару раз посмотри в зеркало, а потом отведи глаза и рыкни что-нибудь под нос неразборчиво.
  Квик посмотрел на девушку за окном, потом опустил голову и прошептал:
  - Что б ты сдох.
  -Так теперь передний план, - говорил Монти, - наезд.
  Камера зависла у лобового стекла, Квик скалясь, посмотрел на одноглазое чудовище за окном, потом на ласку, что уже поравнялась с машиной и, выпрыгнул на тротуар, преграждая ей путь. Жасмин вздрогнула и отшатнулась назад, а как только поняла кто перед ней, тут же нахмурилась и зашагала прочь.
  - Нет, стойте-стойте, - крикнул Квик, захлопнул дверцу кабриолета и побежал за лаской. Нагнав, он легонько коснулся её плеча и сказал: - Простите.
  - За что? По вашим словам я ещё должна быть благодарна за такой материал.
  - Нет, ну подождите. - Пешеходный светофор засветился красным и Жасмин, отвернув голову от Квика, остановилась. - Спасибо, - шепнул Дак не то ласке, не то светофору. - Я был не прав, я прошу прощения. Это всё моя работа. Этот сериал. Вы правы, я готов пойти на любую роль, лишь бы снова не залезать в этот плащ.
  Жасмин взглянула на него.
  - С чего вы решили, что я так думаю?
  - Ну, вы на это намекали, - сказал Дак.
  Ласка поёжилась и выдала:
  - Ну, на самом деле мне нравится ваш сериал, я выросла на нём, можно сказать.
  - Вы это серьёзно?
  - Да-да, честно. Нет, конечно, сейчас он уже не такой классный, но...
  - Не такой классный? - вскрикнул Квик.
  Жасмин тут же выпучила глаза и затараторила:
  - Нет-нет, простите, если обидела чем-то...
  - Да вы не поняли, - усмехнулся Дак. - Мы снимаем полную чушь, в лучших традициях трэша нулевых.
  -Я думаю, вы перегибаете, мистер Квик, - рассмеялась Жасмин.
  - О-о, зовите просто Дак, - он протянул ей лапу.
  - А вы меня Джес.
  Светофор уже раза три перегорел зелёным, а они всё болтали. Наконец, Дак предложил угостить Джес чем-нибудь, и она сказала, что не отказалась бы от пары сырных палочек и крафтового пива. Дак только присвистнул. В одной из наливаек они заказали пару бутылок навынос, затарились горой сырных палок, а потом со всем этим добром уселись на лавку на пустой детской площадке.
  - Да, ты не понимаешь, я три раза за сериал лежал в коме, - говорил Дак.
  - Один раз всего на серию, а значит, не считается.
  - Ой, да все уже забыли, что было раньше. Вот мой напарник Алан - мафия крокодила убила его в седьмом сезоне, а тут он снова живой.
  - Эм-м, я думала мафия убила клона Алана, которого специально вырастили для спецоперации, а настоящий Алан улетел на стажировку в Арубу.
  Дак застыл с горлышком бутылки у рта и шепнул:
  - Чёрт, надо будет позвонить Монту завтра, а то у него Алана такие планы.
  - Что?
  - Не обращай внимания, - хихикнул Квик. - Слушай, прости ещё раз, что накричал на тебя, я просто избалованный хомяк.
  - Нет-нет, всё нормально, - отмахнулась Джес.
  - Уже не помню, когда вот так в последний раз сидел с кем-то на детской площадке и пил пиво, - хихикнул он.
  - Наезд, - шептал Монти сзади.
  За спиной у Квика с Джес сейчас выросла вся съёмочная группа, камера наезжала на них сзади, так чтобы за их головами между домов просвечивал диск луны.
  Дак положил свою лапу на ладонь Джес. Их глаза встретились. Парк сзади задрожал от напряжения и замер с рупором у губ. Квик двинулся к ласке, а она, прикрыв глаза, вытянула шею вперёд. Свободной рукой Дак закрыл объектив камеры и поцеловал Джес.
  Сзади раздался радостный вопль Парка. - Снято!
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"