Охотникова Лилия: другие произведения.

Глава 11. Разочарование в себе

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние Истории на ПродаМане
Peклaмa
 Ваша оценка:


   11. Разочарование в себе
  
   Ветер за пределами машины завывал все громче. Из-за метели в салоне царил полумрак. Он скрадывал выражение лица Хан Ён Уна, придавая ему таинственность.
   - Может, будем говорить неформально, - внезапно предложил Ён Ун. - Я не намного старше вас, - пояснил он, лучезарно улыбаясь.
   - Да, так будет удобней, - согласилась я, дальше играть в молчанку не имело смысла. - Почему ты решил стать фотомоделью? - задала я нейтральный вопрос.
   - Я не только фотомодель, ещё актёр и певец, - улыбнулся он. - Просто выбрал то, что мне нравится больше всего. Люблю играть на гитаре, петь. Фотомоделью я сделался уже после того, как стал музыкантом. В Корее так принято, если ты музыкант, то можешь стать также актёром и моделью, - он склонил голову набок, наблюдая за моей реакцией на его слова. Взглянул перед собой, и поглаживая кожу на руле автомобиля спросил: - А ты сама, почему стала моделью?
   Вопрос поставил меня в тупик. Я до сих пор не придумала правдоподобную легенду о своём прошлом. И подробности жизни Ники не знаю. Лишь кое-что выуженное из писем Вени. Ввиду этого я недолго помолчала, делая вид, будто размышляю над ответом. Сама же судорожно придумывала, как не попасть впросак. Парнишка явно знал мою биографию, точнее Никину, значительно лучше, чем я.
   - Хотела испытать что-то новое в своей жизни, - наконец выдавила я. - Потом мне понравилось работать перед объективом. Фотосессии, когда их проводит профессиональный фотограф, например как Пак Дон Хён, приносят много радости, эмоциональное удовольствие, - пояснила я, повернувшись в пол-оборота к Ён Уну и частично оперившись спиной на дверку. Мне было так удобней наблюдать за его мимикой.
   - Согласен, очень многое зависит от фотографа. Его умение видеть прекрасное, открыто работать с моделью... Поэтому я стараюсь работать со своим фотографом: с Пак Дон Хёном. Думаю, ты тоже можешь с ним договориться о совместной работе. Он вчера после съёмок говорил, что твоя душа открыта для объектива и ему очень понравилось тебя фотографировать. Если ты, конечно, задержишься в Сеуле... - парень также повернулся лицом ко мне, скопировав мою позу.
   - Я подумаю над этим. Мне тоже нравиться его манера проведения съёмок, и конечно же импонирует высокая оценка моей работы.
   - Поверь мне, только он умеет создавать настолько весёлую атмосферу в фотостудии. Другие фотографы, с которыми мне довелось работать, очень редко шутили. В этом смысле Пак Дон Хён - уникален!
   - Хорошо, я поговорю с ним, как только появится возможность, - согласилась я, поразившись его настойчивости и горячности в отношении друга.
   - Значит, ты остаёшься в Сеуле? - довольно улыбнулся Ён Ун, и его глаза словно замерцали.
   - Остаюсь.
   - Надолго?
   - На лет пять, чтобы научиться хорошо играть и стать актрисой кино. Мечта детства. Теперь у меня есть возможность её воплотить, - взволнованно призналась я в своих чаяниях.
   Хан Ён Ун задумчиво окинул взглядом лобовое стекло, основательно припорошенное снегом.
   - В Сеуле много школ, университетов, агентств в которых можно получить образование по данному профилю. Самым крупным является Национальный университет искусства кино и театра. В нём есть Школа драмы, где на факультете актёрского мастерства как раз обучают будущих киноактёров. Скоро начнётся новый учебный год. Ты же в курсе, что в Корее он начинается с первого марта? - Ён Ун внимательно взглянул на меня.
   Я расстроенно пробормотала:
   - Нет. Я полагала у меня будет время до вступительных экзаменов. Получается, я потеряю целый год?
   - Да, вступительные испытания уже прошли в июне и августе прошлого года. В конце января будет проводиться окончательная регистрация поступивших. Впрочем, для иностранного абитуриента университет может пойти на уступку. В этом случае наиболее важны его рекомендации, личные достижения и способности. Нужно обратиться в приёмную комиссию. Может, будет дополнительное прослушивание.
   - Что нужно для участия в прослушивании? - уточнила я.
   - Подготовить какое-либо выступление: сыграть сцену, станцевать или спеть. А лучше всё вместе... Можно задействовать репетиторов. Они помогут быстрее приобрести нужные навыки, что значительно повысит твои шансы.
   - Так и сделаю, спасибо за совет! - от души поблагодарила Ён Уна. - Только первое что сделаю на днях - съезжу в университет и выясню все их требования.
   - Ты играешь на музыкальных инструментах? - внезапно спросил он.
   - Только на фортепьяно... Я обучалась в музыкальной школе и получила диплом с отличием, - гордо поведала я.
   - Этого не было указано в твоем резюме, - удивился Ён Ун.
   Я на секунду растерялась, запоздало сообразив, что озвучила факт из личной биографии, забыв про Никину.
   - Умение играть не так уж важно для фотомодели, - попыталась выкрутиться я.
   - В Южной Корее высоко ценят людей, которые на профессиональном уровне разбираются в музыке. Особенно тех, кто играет на фортепьяно. Корейцы чрезвычайно любят пение. Потому так широко распространены караоке-бары. Чтобы все желающие могли попеть, когда им этого только захочется. Пение для корейцев как дыхание. Ни одно застолье или работа не обходятся без песни. Поют на демонстрациях, во время прогулки, в туристических автобусах. Да, почти всегда! Это потребность корейской души излить себя в звуках мелодии. Старшее поколение чаще исполняет народные мотивы, молодым больше нравятся современные песни. Среди наиболее популярных те, кто хорошо поёт на английском.
   - В России тоже любят петь. Но редко это делают на людях. Особенно те, кто считают, что их голос не достаточно хорош. У нас в последние годы тоже появилось караоке и сразу же оно стало весьма популярным. Даже проводятся ежегодные конкурсы певцов караоке и Чемпионат России по караоке. Русские тоже весьма любят петь на вечеринках или в гостях. Просто это не выражено так явно как в Корее.
   Тут мой желудок, в лучших традициях дорам, выдал голодную руладу. Я покраснела. Утром, увлёкшись подготовкой к поездке, я забыла поесть.
   - О, ты же голодная! - забеспокоился Ён Ун, не пытаясь скрыть, что расслышал призывы моего обжоры. - Давай покушаем. Я взял с собой немного еды. Она в багажнике, сейчас принесу.
   Парень открыл дверцу и вышел в бушующий снег. Я обернулась к окну. Буря усилилась, мело так, что не было видно ни зги. Хорошо ещё мы остались в машине и не пошли за помощью, иначе пришлось бы нам не сладко. Вдруг дверка открылась, и через секунду на её фоне проявился Ён Ун с головы до ног облепленный снегом. Он водрузил на водительское сиденье большую корзину для пикника и бумажный пакет, предварительно отряхнув их от снега.
   - Перелезь на заднее сиденье. Сейчас из машины лучше не выходить, - сказал он и снова ушёл, захлопнув дверцу.
   Я не стала просить себя дважды, поскорее протиснулась между передними креслами и перетянула корзину к себе. Передняя дверца с моей стороны внезапно открылась, показался заснеженный Ён Ун - он подал мне какую-то небольшую доску. Я машинально взяла. Затем он передвинул передние кресла поближе к приборной панели и снова исчез.
   Прошло немного времени и Ён Ун сел на заднее сиденье рядом со мной, стряхивая налипший снег с обуви и пальто. Он проворно закрыл дверцу, и улыбаясь развернулся ко мне. На его плечах и волосах всё ещё оставались снежинки - я машинально быстро их отряхнула. Достала из кармана носовой платок и вытерла капельки воды на его лице. Ён Ун поймал мою руку и пристально взглянул в глаза. Мурашки пробежали по коже. Зарождалось, что-то хрупкое и интимное, неуловимо сближавшее нас. Я мягко высвободила руку и отодвинулась подальше. Он победно улыбнулся, наблюдая за моим бегством.
   - Ты солидно запасся едой, - я указала на корзину.
   - Рассчитывал накормить всю группу фотографа Пака. Сейчас за сервируем столик! - проговорил он, забрал с сиденья неопознанную мной доску, перевернул, чем-то щёлкнул и разложил короткие ножки. Получился аккуратный переносной столик. Ён Ун установил его в проходе между передними и задними креслами. Затем мы в четыре руки опустошили корзину. Я также достала из сумки свои запасы и пристроила их на столик.
   В корзине помимо съестного оказались две бутылки вина и фужеры. Я была слегка обескуражена, когда Ён Ун извлёк их из корзины и разместил на столике. Он ловко откупорил и разлил вино по фужерам. Один из них протянул мне, даже не интересуясь, хочу ли я вообще пить вино.
   - Выпьем за происшествие, которое позволяет нам лучше узнать друг друга, - провозгласил он тост, поднимая второй бокал. Мне осталось лишь в ответ приподнять свой в знак согласия. Красное полусладкое вино терпкой струйкой тепла разлилось по телу. Отпив половину, я хотела поставить фужер на столик, но Ён Ун остановил меня сказав:
   - Допей до дна. Сейчас нужно согреться, и еда будет вкуснее.
   Его глаза мягко поблёскивали в полумраке внутри салона. Он был прав, сейчас алкоголь поможет сохранить тепло в организме. Я допила остатки вина и поставила бокал на столик. Ён Ун взял оба бокала и поместил по центру между передними сиденьями, чтобы не мешали нам во время еды.
   - Кушай, не стесняйся, - он протянул мне деревянные палочки из только что вскрытой им упаковки.
   Я неуверенно их взяла. Искусство еды палочками давалось мне с трудом. Подцепив кимбап палочками неуклюже отправила в рот. Ён Ун с откровенным любопытством, прижав кончики своих палочек к губам, наблюдал за процессом. Мне стало неловко.
   - Ты легко смущаешься, - отметил он, деловито взял кимбап своими палочками и протянул мне, жестом предлагая съесть.
   Я не стала отказываться. Несуразно управляясь с палочками, я опасалась что-либо уронить со столика и насорить в салоне. Для меня это было бы более неудобно, чем есть из рук.
   - Ты мало похожа на корейских девушек. Искренне, а не наигранно смущаешься и становишься необычайно милой. Довольно непосредственно выражаешь свои мысли и взгляды, - продолжил говорить комплименты Ён Ун.
   - Не удивительно, я же выросла в другой стране, с иными традициями. Меня поражает детское поведение кореянок. Насколько я поняла, это такая манера держаться?
   - Действительно, они с детства учатся быть милыми при любых обстоятельствах. Если к подобному не привык или устал, такое поведение кажется чуточку фальшивым. Поэтому для многих корейских мужчин европейские девушки более привлекательны, чем кореянки.
   Я заметила, что Ён Ун с любопытством ребёнка разглядывает бутерброд, но почему-то не решается его взять.
   - Попробуй, это называется бутерброд, - подбодрила я его. - Он очень сытный и вкусный. Хотя не обладает столь ярким вкусом как корейская еда. Его обычно делают на завтрак либо когда нужно быстро перекусить. Этот я сделала с колбасой и сыром, - указала я палочкой на бутерброд. В руки взять не решилась, вдруг Ён Ун побрезгует их есть. В дорамах герои обычно готовят в целлофановых перчатках. Может у них пунктик по поводу касания еды руками?!
   - Колбаса, она ведь из мяса сделана? - уточнил он, аккуратно захватывая палочками великоватый для них бутерброд.
   Я кивнула, взяла руками бутерброд и с наслаждением откусила. Какое это оказывается блаженство кушать то, к чему привык с детства: ароматная колбаса, мягкий вкусно пахнущий хлеб и солоноватый сыр.
   - Ум-м-м! - протянула я, прикрыв глаза. Видимо вино сделало свое дело, я абсолютно перестала стесняться Хан Ён Уна, воспринимая его как давнего знакомого.
   Открыв глаза, посмотрела на парня. Он сосредоточенно жевал бутер, пытаясь распробовать вкус. По большому счёту мне было по барабану: понравится ли он ему или нет. Недаром же гласит русская народная мудрость - на вкус и цвет товарищей нет. Нельзя навязывать свои взгляды другим. У всех должен быть выбор, что любить, носить, есть и выбрасывать, но в пределах разумного.
   - Вкусно, но совсем не похоже на гамбургер, - вынес вердикт Ён Ун.
   Я аж воздухом подавилась, и сипло возмутилась:
   - Их даже сравнивать нельзя!
   - Почему? - парень мило захлопал глазками.
   - Настоящая колбаса - это качественный продукт и без канцерогенов, в то время как котлета в гамбургере неизвестно из чего сделана и на чём поджарена, - горячо вступилась я за честь родного бутерброда. Кроме того, булочка от гамбургера напоминает резиновую, разве можно её сравнить с настоящим белым хлебом?! И вообще от гамбургеров случается ожирение, а от бутербродов никогда! - весомо заявила я.
   - Прости! Я задел твою национальную гордость? - повинился Ён Ун.
   Подозреваю, моя бурная реакция была следствием распития вина. Но не признаваться же в этом парню?!
   - Вряд ли бутерброд можно причислить к атрибутам национальной гордости, - примирительно заметила я. - Он пришёл в русскую кухню из Германии, где традиционно представлен обычным хлебом намазанным маслом. Но всё равно обижать его таким сравнением не дам! - продекларировала я и рассмеялась.
   Ён Ун налил ещё вина в фужеры и сказал:
   - За национальную гордость!
   - За такое нужно выпить до дна, - поддержала я тост. - "А что? Пьяному море по колено..."
   Ладненько выпили, дружно закусили. Как ни странно, но на пьяную руки палочки стали лучше меня слушаться: "Прогресс, однако!"
   - Лин Мэй, ты хорошо готовишь? - спросил Ён Ун, отправляя в рот очередной кимбап.
   - Наверное. В России не принято хвалить самих себя. Могу приготовить много разных блюд. Но, как и в любом деле для этого мне нужно подходящее настроение.
   - Я тоже люблю готовить, - выслушав меня, заявил Хан Ён Ун. - Готовлю в основном блюда из корейской кухни. Думаю, приготовление утренних бутербродов я бы тоже осилил, - смеясь, подмигнул он.
   Я легонько толкнула его в плечо:
   - Не может быть! Готовить такие бутерброды невероятно сложно! Особенно по утрам!
   Он расхохотался.
   - Напрасно смеёшься! Найти колбасу и настоящий хлеб в Сеуле довольно проблематично, - торжественно заключила я.
   Хан перестал смеяться и вполне серьёзно подтвердил:
   - Точно! Я колбасу попробовал только сегодня. Полагал, она похожа на корейские колбаски, но в ней нет крови, только мясо.
   - Эта колбаса из мяса, потому что домашняя, а не заводская.
   - Из чего тогда заводская колбаса?
   - Про это тебе лучше не знать! - весомо заявила я, щёлкнув его по носу.
   Мой жест не удивил его, Ён Ун лишь подлил вина в бокалы. В этот раз мы выпили без тоста. Мне становилось всё веселее и веселее. Всё больше хотелось шалить и смеяться. Вьюга, бушующая за окном уже не пугала, несмотря на сильный гул и иногда громкие удары сухих веток об автомобиль. В салоне стало уже совсем темно. Лишь немного света давал экран моего включённого мобильника.
   - Совсем забыл, у меня же есть фонарик! - воскликнул Ён Ун, привстал, и достал его из бардачка. Включил фонарик и пристроил между креслами. - Вот так намного светлее. Надеюсь, батареек хватит до утра, - сказал он, усаживаясь обратно.
   - Ён Ун, а у вас рассказывают анекдоты?
   - В большой кампании довольно часто. Хочешь, расскажу один?! Слушай! Южнокорейский бизнесмен поехал смотреть немецкую фирму. Когда рабочий день в фирме закончился, все работники ушли по домам. Кореец с удивлением закричал хозяину фирмы: - Смотрите ваши рабочие не сидят на работе! Они убегают!
   Он выжидающе воззрился на меня. Не дождавшись моего заливистого смеха, пояснил: - Этот анекдот высмеивает отношение наших бизнесменов к рабочим. Корейцы должны сидеть на работе пока их начальник не пойдёт домой. Ежедневные задержки на работе - обычное явление для работников компаний.
   - Понятно... - протянула я. - В России тоже такое бывает, но не часто.
   Подумав, я отказалась от мысли рассказать ему пару русских анекдотов. Все же они сильно замешаны на менталитете народа, высмеивают его особую и часто неприятную реальность. Чтобы понимать тонкий юмор анекдотов зачастую нужно жить в той стране, где их придумали.
   - Нужно убрать со стола, пока мы окончательно не опьянели, - предложила я.
   - Ты пьяна? - спросил он без обиняков.
   - Капельку, испытываю некую лёгкость в голове.
   - Я тоже, - улыбнулся он.
   Мы сноровисто упаковали остатки еды обратно в корзину, оставив на столике лишь недопитую бутылку вина, бокалы и нарезанные фрукты. Закончив с уборкой, решили выбраться из машины, чтобы проветрится перед сном. Мы одновременно вышли из машины, торопливо захлопнув дверцы. Казалось, ветер разом обрушивал тонны снега, задавшись целью сбить нас с ног. Меня сразу же капитально облепило снегом, пока я собирала в кучку разбегающиеся пьяненькие мысли и соображала, где находятся вожделенные кустики, Ён Ун включил фары. Я осторожно поплелась в сторону от машины.
   Обратно идти было сложнее. Единственным видимым ориентиром в пространстве служил свет. Добравшись до машины, сразу же заметила Хан Ён Уна. Он стоял в лучах фар, напоминая изрядно похудевшего и вытянувшегося снеговика. Я подошла ближе и жестом указала на машину, опасаясь, что если открою рот, он моментально набьётся снегом. Ён Ун кивнул и пошёл к своей дверце.
   Я постаралась как можно быстрее залезть в машину. И первое, что услышала, это приказ Ён Уна:
   - Раздевайся!
   Я ошалело воззрилась на парня: "Что он тут удумал?" А он торопливо размотал шарф и также оперативно стянул с себя пальто. Стряхнул его в передней части автомобиля и небрежно набросил на водительское кресло. Затем повернулся ко мне и недовольно поторопил:
   - Снимай все скорее, иначе одежда промокнет от снега!
   Наконец до меня дошло, что он говорил про пуховик. Я уже стянула варежки, шапку и теперь торопливо расстёгивала пуховик. Ён Ун взялся помогать. Очень противоречивые ощущения. Через минуту пуховик также был наброшен на переднее кресло для просушки.
   - Заболеем, если будем сидеть во влажной одежде, - объяснил он свои действия. Вынул из бумажного пакета плед и развернул его: - Давай накроемся пледом. Он из верблюжьей шерсти. Купил его по случаю в Тунисе и с тех пор всегда вожу с собой. Очень удобно, когда выбираешься на пикник или рыбалку. Садись поближе ко мне.
   Ён Ун уже успел частично завернуться в плед и сейчас придерживал рукой один край так, чтобы я могла забраться к нему под мышку.
   Я смотрела на него, анализируя ситуацию. Согласиться было бы проще всего. Но тогда чем я буду отличаться от легкодоступной девушки?! Хан Ён Ун хочет, чтобы я оказалась в его объятьях. Создал все условия так сказать... Он молод, красив, уверен в себе...
   Что ещё нужно?! А вот нужно! Мне много всего ещё нужно! Например, мой личный выбор его как объекта интереса (он выбрал за меня), моё решение провести с ним ночь (он решил за меня), моя физическая свобода (она ограничена по его воле)...
   И чем дольше я молча смотрела в его глаза, тем больше в них отражалось сомнение и вопросы: "Где я ошибся? Что пошло не так? Почему она не согласна?..."
   Возможно, будь я действительной двадцатилетней девушкой, я бы отреагировала иначе. Свернулась бы клубочком у него под боком, принимая его тепло. Но я старше и вижу, как глубоко в его взгляде таиться влечение. Его ожидание, стремление обладать все более явно отражается на его лице. Скорее всего, он и не осознает в полной мере, к чему стремится.
   Также знаю, что не могу сейчас доверять своему разуму. Не в силах побороть инстинкты, которые стали сильнее от алкоголя. Мужской запах, тепло его тела, невесомые касания и интимность обстановки легко сломают барьер между дозволенным и желанным. Слишком заманчиво уступить рвущемуся в бой инстинкту быть согретой, вознесённой и единственной в эту ночь.
   Эти мысли мигом пронеслись в моей голове, изрядно протрезвевшей после экстремальной снежной прогулки. Я накрыла его руку своей ладонью и опустила на кресло.
   - Лучше сам хорошо укройся. Мне вполне комфортно и без пледа. Я только кусочек у тебя арендую, - я привстала и положила край пледа на сиденье. Его влажная обшивка холодила кожу даже через одежду. Устроилась поудобнее, скинув сапоги и подтянув под себя ноги. Если уж начну мёрзнуть, то просто-напросто сделаю зарядку.
   Ён Ун сумел скрыть разочарование от моего поступка и сидел молча. Зато меня что-то подзуживало прояснить всё до конца.
   - Зачем ты затеял эту остановку в лесу? - спросила я прямо.
   Он не удивился вопросу. Не стал отпираться. Лишь безрадостно сказал:
   - Хотел остаться с тобой наедине. Я не предполагал, что начнётся буря, и мы останемся здесь надолго.
   - И что ты почувствовал когда ситуация вышла из-под контроля?
   - Не знаю, обрадовался, наверное. Ведь нет реальной опасности замёрзнуть или сгинуть в лесу?
   Он нервно убрал чёлку со лба и заглянул в глаза:
   - Ты мне нравишься! Очень нравишься! - отрывисто заявил он и затаился, ожидая ответа.
   "Ох уж эта молодость! Эта горячность!", - заметил эмоционально внутренний зануда.
   "Что сказать в такой ситуации?! Так чтобы не сделать больно, не приблизить и не оттолкнуть". Хан Ён Ун мне понравился как человек. Яркий, общительный, открытый и безмерно обаятельный. Я бы хотела видеть его в кругу близких знакомых, возможно друзей. Но он жаждет иного...
   - Ты капельку торопишь события. Ты ещё мало меня знаешь... Я иностранка и иначе воспитана... - неуклюже подбирая слова я попыталась объяснить, почему не могу нравиться ему по-настоящему и не подхожу на ту роль, которую он так настойчиво мне навязывает.
   Он не дослушал, прервал жёстким и резким:
   - Я уверен! Меня безумно тянет к тебе! - сказал и будто пожалел, что вырвались эти слова.
   Романтичность обстановки разлетелась звонкими осколками, впуская реальность где есть притязания мужчины на женщину. Разговор превращался в хождение по тонкому льду. Так легко обидеть, не понять, спровоцировать на дерзость или грубость. Захотелось отвернуться, уйти. Но куда уйдёшь ночью в лесу и в такую погоду?!
   - Мне нужно время, чтобы понять, как я отношусь к тебе. Я знаю тебя всего ничего и скептически отношусь к всякого рода заявлениям про любовь с первого взгляда, - сказала я тихо.
   Ён Ун чуточку оттаял, сел удобнее, скинув, наконец, часть державшего его напряжения. Я позволила ему сохранить лицо, не высказав категоричного отказа и даже оставив слабую надежду на желанный исход.
   - Я тоже не верю в такую любовь, - проговорил он.
   - Как ты думаешь, завтра дорогу быстро расчистят? - задала я насущный вопрос, тем самым, закрыв щепетильную тему.
   - Возможно к полудню, - лениво отметил он, расслабленно откидываясь на спинку кресла. Напряжение полностью ушло, он вернулся к нейтральному тону.
   - Нужно поспать, время уже позднее, - заявила я, посмотрев на экран мобильника.
   - А как же романтические разговоры всю ночь? - снова непринуждённо улыбаясь, стал подтрунивать Ён Ун.
   - Как-нибудь в следующий раз.
   - Звучит обнадеживающе! Ловлю тебя на слове! - он сел более прямо.
   Я же раздумывала, как нам разместиться, так чтобы не замёрзнуть и соблюсти приличия. Я не ханжа, но сегодня я не могла доверять самой себе. В итоге Ён Ун улёгся на передних сиденьях, завернувшись в плед, а я разместилась на задних. Устроилась я вполне сносно: подтянула ноги к животу, чтобы полностью накрыться пуховиком, а под голову запихнула вывернутую шапку, начинённую варежками. Было тепло и уже клонило в сон. Но мысли о произошедшем сегодня не давали покоя.
   Тревожила моя нетипичная реакция на поведение Ён Уна. В какой-то момент я поймала себя на мысли, что совсем не прочь его обнять или поцеловать. Возможно это отголоски моего многолетнего воздержания. Может, даже что-то подростковое взыграло. Если уж мой организм испытал стремительное омоложение, то стопудово произошло изменение гормонального баланса. "О нет!", - мысленно вскрикнула я. - "Я не хочу!"
   - "Кто тебя спрашивать-то будет, болезная", - вставил пять копеек мой внутренний зануда.
   От огорчения я сильнее зажмурила глаза, желая быстрее заснуть.
   Пробуждение было приятным покамест мой нос не учуял лёгкий приятный аромат мужского парфюма. Я постаралась, не открывая глаз оценить обстановку. Сквозь веки просвечивали розовые лучи солнца, правый бок грела тушка Ён Уна, голова же покоилась на его руке.
   "И как я могла забыть, что мужчины не сдаются?! Что теперь делать? Пощёчина? Не пойдёт, может обидеться, а нам ещё работать вместе. Возмутиться? Не поверит. Мне приятно лежать рядом с ним - тепло и уютно. Я так голову сломаю раньше времени", - внутренне возмутилась я и неожиданно для себя распахнула глаза.
   И что же? Сразу же оказалась в плену золотисто-карих глаз Хан Ён Уна. Он наблюдал за мной всё это время. Я лежала тихо, затаившись, сказать было нечего. Сетовать оставалось лишь на свою беспечность, на то, что слишком крепко спала.
   - У тебя невероятные зелёные глаза и ослепительно белая кожа. Ты красивая и хрупкая как снежинка, - тихо и хрипло проговорил Ён Ун. Замер, что-то высматривая в моих глазах, и медленно потянулся к губам для поцелуя. Меня захлестнула волна предвкушения, прокатилась дерзко и требовательно, обдав с головы до пят диким всплеском адреналина. От неожиданности я резко села, уцепившись рукой за спинку кресла. Ён Уну пришлось вскочить вслед за мной, иначе бы свалился на пол. Он молча сел за моей спиной.
   Я машинально нашла на полу сапоги и натянула их, надела пуховик, шапку и варежки. Мысли отказывались появляться в моей голове.
   - Я прогуляюсь, - поставив в известность Ён Уна, я выбралась из машины.
   Ярко светило солнышко, зависнув над верхушками деревьев. Снег искрился разноцветными огоньками и слегка похрустывал под ногами в такт моим шагам. Морозец пощипывал за щеки. Некоторое время я просто брела вперёд. По левому краю дороги вчерашняя вьюга намела сугробы, в центре же снег доставал едва ли до щиколоток моих сапог. Ощущалась некая опустошённость. Пережитая волна возбуждения нежданно прокатившаяся по телу вымыла все мысли, оставив после себя горечь разочарования. Небольшого физического разочарования - от того, что не испытала всей полноты ощущений от желанного поцелуя. И огромного духовного - от того, что вообще не должна была испытывать влечения к малознакомому мужчине, который младше меня самой. Как же тяжело!

0x01 graphic

   Солнечные лучи, безмятежность чириканья невидимых птиц и невыразимая чистота искристого снега потихоньку забирали мою тревогу. Отдавая взамен свою особую божественную красоту, заполняя пустоту, образовавшуюся от потери чистоты помыслов. По ходу зачерпнула горсть чистого снега с одного из сугробов и растёрла лицо. Стало легче, вернулись мысли. Обдумав всё, порадовалась, что не наделала глупостей.
   Не знаю, как долго я брела вверх по дороге на склоне горы. Возвращаться назад не хотелось. Может я трусила? Внезапно я расслышала тарахтение трактора. Я поспешила на звук и вскоре увидела, как щуплый старичок в ветхой видавшей виды куртке на махоньком тракторишке методично расчищает снег. А за ним ползут две машины. Одна из них остановилась, и оттуда выскочил Пак Дон Хён. Он взялся подвезти меня до храма, где остановились его помощники.
  
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Р.Прокофьев "Стеллар. Инкарнатор"(Боевая фантастика) И.Громов "Андердог - 2"(Боевое фэнтези) А.Вильде "Эрион"(Постапокалипсис) Д.Маш "Строптивая и демон"(Любовное фэнтези) С.Волкова "Игрушка Верховного Мага"(Любовное фэнтези) В.Соколов "Мажор 3: Милосердие спецназа"(Боевик) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) Р.Цуканов "Серый кукловод. Часть 2"(Антиутопия) К.Юраш "Процент человечности"(Антиутопия) И.Борн "Удар. Книга 4. Основной Лифт"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"