Окишева Вера Павловна Ведьмочка: другие произведения.

Обновление для телефона

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Реклама:
Новинки на КНИГОМАН!


Оценка: 9.47*6  Ваша оценка:

  Глава 15
  Шиянар
  
  Ожидать, что за три года что-то изменится на родной планете, было глупо. Возвращение домой, в котором тебе не рады, достаточно болезненно. Дом, который больше не являлся таковым, так как нет уже единственной родной души - матери.
  Сидя взаперти в четырёх стенах, Феликс пытался не думать о своей дальнейшей судьбе. Все свои мысли он отдал Виоле. Яркая землянка как глоток спасительного свежего воздуха в этой удушающей клетке. Его посадили в карцер до разбирательства.
  Феликс ждал, что к нему придёт сама шиямата, а может, дознаватель, как в прошлые разы, но неожиданно первой посетительницей оказалась шия Делор. И тем удивительнее для альбиноса прозвучал вопрос охранника, желает ли он пообщаться с ней. Ему дали выбор? И он, конечно же, воспользовался им, отказавшись от встречи. Хотя он и не верил, что его послушают, но... бывшей покровительнице пришлось уйти. Она кричала ему, требовала выслушать её. Она обещала его спасти. Она обещала, что заберёт его с собой. Вот только Феликс планировал вернуться на станцию "Астрея". На Шиянаре не было ни единой души, ради кого стоило предавать Виолу.
  Тревога за любимую терзала душу альбиноса, и он подгонял время, ругая шиямату за то, что она специально тянула время, давая ему почувствовать все грани отчаяния. Он знал наперёд, на какие рычаги она начнёт давить, взывая к совести. Прошлые разговоры с правительницей навсегда запомнились альбиносу. И он хотел поскорее объясниться с ней, чтобы вернуться в настоящий дом, туда, где он оставил своё сердце. Виола! Только бы она не наделала глупостей. Феликс доверял ши Короцу, но он был простым манаукцем. Он не чувствовал женщин так, как это умели альбиносы. Его не учили с детства служению им, лишь любить и уважать, но не преклоняться. Поэтому Феликс и нервничал, прикрыв глаза. Он заставлял себя сидеть на месте, не давая и шанса усомниться в своём контроле надзирателям. Он знал, что за ним следят неусыпно, уже больше двенадцати часов, изнуряя его голодом, давая лишь воду. Он должен покаяться перед шияматой, рассказать обо всём. Но слова клятвы запечатали его уста несколько лет назад. Он знал, к чему приведёт его молчание. Знал, что должен уберечь покровительницу от самой себя. Вот только теперь это казалось глупой бравадой, бесполезным геройством. Ведь из-за этого могла пострадать любимая. Она ведь такая порывистая, слишком эмоциональная.
  Дверь неожиданно с тихим шипением отошла в сторону, и конвоир приказал поднять руки над головой.
  Феликс обрадовался, что наконец-то шиямата решилась с ним поговорить, и он злился на то, что она так долго тянула. Двенадцать часов - это до опасного много времени. Смертельно опасно для одной хрупкой, нежной, ранимой и бесконечно любимой землянки. Если с ней что-то случилось, он даже представить себе не мог что сделает. Будет мстить, это точно, ведь ему будет нечего терять, кроме бессмысленной жизни.
  Шиямата, как обычно, принимала у себя в кабинете. Охранники заставили Феликса встать на колени, чтобы сложнее было сопротивляться. Но Энтос никогда не отличался от своих соотечественников особенной силой и ловкостью, поэтому знал, что проиграет, поэтому и не возмущался, лишь не отрывал взгляд от хрупкой женщины. Шиямата - мать народа. Великая правительница Шиянара. Она слыла мудрой и красивой. Она сумела родить двоих детей - большая редкость среди альбиносов.
  - Ши Энтос, вот мы опять и встретились.
  Голос и манеры не изменили своей хозяйке, и красота не покинула её. В свои шестьдесят она выглядела очень молодо, лет на сорок с небольшим.
  - Шиямата, я не рад нашей встрече. Вы совершили огромнейшую ошибку, возжелав повидаться со мной.
  - Всё так же дерзок, - усмехнулась шиямата и мягко улыбнулась.
  Она не вставала из-за стола. Поставив на него локти, положила на сцепленные пальцы подбородок, с любопытством рассматривая мужчину.
  - Всё так же, - не стал спорить Феликс. - Вы должны отпустить меня. Это вопрос жизни и смерти мой возлюбленной.
  - Даже так? Жизни и смерти, - усмехнулась Желиана, скрывая своё удивление.
  - Даже так, - повторил за ней Феликс. - Виола без меня не сможет...
  - О, Виола. Твоя покровительница весьма деловая дамочка. Мне она понравилась. Заставила сына позвонить мне. Очень приятно. Давно Кошир меня ни о чём не просил. Я благодарна вам двоим. А ещё он мне рассказал про шлепковый метод.
  Энтос молчал, так как не верил услышанному. Его Виола добралась до самого янарата? С чьей помощью? Точно не Ларей её помог. Это не в его власти и не в его интересах. Ши Тамино? Возможно, но как Виола узнала о нём? И где его любимая писака сейчас?
  - С ней всё хорошо? - прямо спросил он у шияматы, очень переживая за свою землянку.
  - Я бы сказала что больше нет, чем да. Она немного странная, наглая и дикая. Никогда прежде не видела настолько отчаянной нахалки, посмевшей призывать к моей совести и обещая устроить мне весёленькую жизнь. Журналистами грозилась, скандалами. Глупо, но впечатляюще. И знаешь, я вдруг поняла, что во всей этой истории я оказалась самая крайняя. Несколько обидно. Так что с тебя все обвинения я сниму, как только ты продемонстрируешь мне ту самую технику. Шия Делор так яростно пытается тебя вернуть, я заинтересовалась почему. Что же в тебе столь необычного? Я предполагала что угодно, но только не это. Неожиданно. Странная нынче мода, мне непонятная. Итак, слушай моё решение. Цена твоей свободы - прилюдно доставить удовольствие шии Делор этим самым шлепковым методом! Рискнешь ради своей покровительницы доказать мне, что ты невиновен? И что не бил шию Делор, а удовлетворял?
  Тело Энтоса сковало омерзение. Он не мог вымолвить ни слова. Он не желал прикасаться к другой женщине, лишь к Виоле. Злость скручивалась тугой пружиной. А шиямата самодовольно улыбалась.
  - Справедливо доказать другим, что я зря волновалась, а может и не зря... Сложно отличить правду от лжи, когда обе стороны неискренни с судьей. Шия Делор утверждала три года назад, что ты ударил её, и ты не отрицал этого. Теперь я понимаю почему. Ты был честен со мной, это не может не импонировать, если бы ты не выставил меня в самом неприглядном свете.
  Феликс опустил голову, стиснул зубы. Шиямата всегда была мудрой и он понимал, что оскорбил её своей попыткой выгородить бывшую покровительницу. Играл в самоотверженного героя, не видя, что только усугублял своё положение, и если бы не ши Тамино, ещё неизвестно где бы был Энтос сейчас.
  - Я согласен.
  Его голос не дрогнул, хотя внутри всё звенело от ярости и злости. Эта маленькая месть послужит уроком шие Делор. Нужно быть честной самой с собой. Принять себя настоящую. Шия Оберто всегда учила слушать своё тело и свои желания, не переступая грань, ходить по краю, и тогда чувства станут острее, а удовольствие насыщеннее.
  Шиямата, прикрыв на миг глаза, обманчиво ласково добила Феликса своим вопросом:
  - Как думаешь, отвернётся от тебя твоя покровительница, когда увидит в действии? Глядя на то, как вершится правосудие, она вспомнит о совести, или о том, что справедливость должна восторжествовать, а виновный наказан? Готов прилюдно наказать шию Делор максимальным удовольствием?
  Энтос усмехнулся, прикрыв глаза, вспоминая свою пошлячку, а затем рассмеялся в голос, пугая охранников и шиямату. Хороший план придумала мудрая мать Шиянара. Хороший, но бесполезный. Да, она докажет всем, что отличить бил он покровительницу или удовлетворял сложно. Да, она накажет шию Делор за то, что та раздула скандал, разворошила улей, который не стоило трогать. Да, она накажет Виолу, заставив её смотреть, как Феликс удовлетворяет другую женщину. Да, она накажет Феликса напоминанием о его месте слуги женщины. Но отвернётся ли любимая от него? Стоило проверить.
  - Я согласен, - когда смех закончился, ответил Энтос, глядя шиямате прямо в глаза. - Когда начинать?
  - Через час. Прежде тебя накормят, и приведи себя в порядок. Ещё подумают, что тебя здесь плохо содержат.
  - И будут правы, - отозвался альбинос вставая на ноги. Он поклонился шиямате и, самодовольно ухмыляясь, вышел из кабинета под конвоем.
  - Да что не так с этим мальчиком? - прошептала Желиана, когда двери плотно закрылись. - Ущербные плохо влияют на них. Всё так запутанно. И без землянок никак, но они и портят самых лучших.
  
  Виола
  - Молодец, молодец, - повторяла мне Линда, подбадривая, чтобы я не скатилась в трусливую истерику.
  Когда связь с Шиянаром закончилась, я протяжно вздохнула, чувствуя, как капельки пота стекали прямо по позвоночнику вниз. Я это сделала! Нахамила самой шиямате!
  Сильные пальцы мягко массировали мои плечи, а я моргала и обалдевала от своей наглости. Это было страшно до икоты. Шиямата показалась мне предельно строгой и суровой, но прекрасной и властной. Правда, Линда заверила, что и я была весьма убедительна в своих претензиях и угрозах, и теперь нам осталось лишь ждать и пить. Дорогой и выдержанный алкоголь обжёг горло и желудок. Легче не стало, зато массаж ши Тамино делал замечательно. От души отлегло и совесть от меня отстала. Я не любила ругаться. Не умела. Чувствовала себя после таких склок грязной. Хотелось принять душ и заверить себя, что всё это сон. Жаль, кошмар мой всё не кончался, хотя пора бы уже. Нервов моих не хватало. Отчаяния и дерзости тоже, осталась лишь дурость.
  - Я бы так не смогла, - раздался слабый голос Тамары. Она тоже пила с нами, кутаясь в объятия мужа. - Я мечтаю об этом.
  - Пирожок мой, ну что ты, - проворковал наместник, а я поражённо моргнула снова. Как он мог быть таким спокойным? Я только что наглым образом наехала на его мать, правительницу целой планеты, а он вместо того, чтобы отругать меня, успокаивал жену, напоминая ей, что шиямата всё же его мать и бабушка их дочери.
  Всё же манаукцы очень странные создания. Я словно в другое измерение попала, ей Богу. Голова кругом уже от всех переживаний. Линда ещё налила нам, игнорируя недовольство своего мужа и, предложив тост, чтобы однажды Тамара набралась духа высказаться в лицо свекрови, опрокинула коньяк себе в рот. Я последовала её примеру. Страх хотелось утопить в волшебном напитке.
  - По-моему, вам, девочки, уже хватит, - наместник взялся за бутылку, но её перехватила Линда, резко дернула её на себя, оставляя манаукца ни с чем.
  - Это вам, янарат, хватит командовать нами. Мы сами знаем когда хватит, да, Тамара?
  - Дорогой, мне точно ещё не хватит. Если Виола ещё раз так резко поставит твою мать на место, я просто в обморок упаду. До сих пор не верится, что кто-то смог это сделать.
  - Сладкий мой пирожочек, по-моему тебе пора уже лечь спать, раз ты не помнишь, что ради тебя я неоднократно ставил матушку на место.
  - Помню, но это ты, любимый, а тут кто-то другой, да ещё и ущербная.
  - Я не ущербная, - оскорбилась я, хмуро глядя на жену наместника, которая раскраснелась.
  Ши Тамино заглянул мне в лицо, закрывая собой обзор.
  - Виола, вы пьяны. А это только первый раунд, - сторого стал отчитывать меня манаукец. - Рано праздновать победу. Смотрите не проспите второй бой, иначе не видать вам Феликса. Шиямата так просто вам его не отдаст. Не стоит недооценивать её хитрый ум. Поверьте, вам придётся вывернуть свою душу, но доказать, что вы достойны стать покровительницей Феликса.
  Я кивнула, а наместник объявил, что шиямата, словно чувствуя, что мы говорили о ней, сообщила, что через час состоится слушание по делу Феликса.
  Час! Я чуть не взвыла от отчаяния. Ещё целый час! Но Линда, подскочив на месте, схватила меня под руку и утащила в покои Тамары, где они с помощью слуг решили создать мне образ закостенелой стервы. Заманчивая идея провести этот томительно долгий час с пользой, но я не думала, что у шии Махтан что-то получится. Ну какая из меня стерва? Я разрыдаться готова хоть сейчас! Так устала играть на публику! И вообще устала я от одиночества. Силы заканчивались, просто истаяли в моих руках как лёд.
  Но ради Феликса, ради нашей любви, я должна и обязана стать сильной и буду. Вот пореву в санузле за запертой дверью, до ужаса боясь вновь предстать перед снежной повелительницей альбиносов, и буду готова.
  Вот только я не ожидала, с чем придётся столкнуться, когда мы вновь собрались уже в кабинете наместника. Кажется, никто не был готов к такому решению шияматы. Наместник расположился за своим столом. Я осталась стоять прямо перед огромной плазмой, которая освещала меня и ши Тамино за моей спиной, тогда как чета Махтан разместилась в креслах по левую сторону от стола, выбрав тёмный угол.
   - Дело в том, что все считают, что я была не права, поверив шии Делор, когда она мне сообщила, что её подопечный поднял на неё руку. Да и, если честно, мне до сих пор не верится, что ши Тамино прав, заступаясь за ши Эйлонского. Ни одна женщина не может получить удовольствие от боли - это ненормально. Вы же согласитесь со мной, шия Эйлонская, что вы не испытаете удовольствия, когда вас будут шлёпать?
  Я старалась не показать того, что пасовала перед этой властной и уверенной в себе правительницей Шиянара. Она умела подавлять даже на расстоянии в несколько парсеков. Алкоголь в крови дарил смелость, а адреналин боевой дух.
  Шиямата прикрывала хищный оскал за приторной вежливостью. Или это моё воображение разыгралось?
  - Поэтому я дам шанс ши Эйлонскому оправдаться, - меж тем продолжала говорить шиямата, а мы молча внимали каждому её слову. - Дело в том, что шия Делор жаждет вернуть себе его и готова ради этого на всё.
  - Он мой! - вырвалось у меня, а правительница лишь снисходительно одарила меня очередной пугающей улыбкой.
  - Я вижу, вы тоже готовы ради него на всё. Ну что же, раз все согласны, то, - шиямата обратилась к охранникам, - приведите осуждённого.
  Нам на экране огромной плазмы стал виден кабинет правительницы Шиянара. В нём находилась ещё одна женщина, молодая, миловидная, смотрящая на меня с вызовом, а я растерянно гадала, что же задумала шиямата. Как она собралась дать шанс Феликсу оправдаться? Охранники в количестве шесть штук ввели в кабинет любимого. Я не сдержала слёз и подалась к экрану.
  - Феликс!
  - Виола, - обрадовался мне любимый, и я, счастливо улыбаясь, боялась моргнуть, разглядывала его родного, живого, но слегка осунувшегося.
  - Феликс! - повторила я.
  Протянула руку, в надежде коснуться живой плоти. Хотелось услышать его аромат. Прижаться к моему Ангелу, забыть весь этот ужас, как плохой сон.
  - Всё хорошо, милая моя, - я рыдала, слушая его голос. Мой милый Ангел. Как же я соскучилась! - Мы скоро будем вместе, - словно ответил на мои мысли Феликс.
  - Не стоит так спешить с обещаниями. - Насмешка шияматы вернула меня в реальность, а крепкая рука ши Тамино удержала от грубых слов. - Прежде выясним всё до конца. Итак, вы, ши Эйлонский, утверждаете, что шия Делор ценитель извращённого понятия удовольствия. Она та, кто получает его через боль. Не так ли?
  Холодный и деловой тон меня отрезвил, как и напряжённый взгляд Феликса.
  - Да, - коротко ответил он, но не смотрел ни на кого, лишь на меня. И я чувствовала, что он хотел до меня что-то донести, предупредить. Я в поисках поддержки обернулась к ши Тамино и увидела, как ши Махтан прикрывает рот жены ладонью, а та возмущённо мычит, тыча пальцем в экран.
  - Шия Делор, это правда? - обратилась шиямата к молодой женщине.
  Правительница оставалась за кадром, словно стояла рядом с нами. Объектив охватывал большую часть кабинета, и я видела, как рассредоточились охранники, окружая шию Делор и моего Ангела. Я начинала нервничать. Ши Тамино сосредоточенно смотрел на экран и, казалось, не замечал моего беспокойства. Наместник же, вальяжно сидя в кресле, попивал вино, полностью расслабившись в отсутствии своей жены, которая наотрез отказалась вновь видеться со свекровью. Её можно было понять. Я бы тоже хотела воспользоваться шансом и уйти из кабинета, подождать конца следственного эксперимента в коридоре.
  - Нет, - энергично замотав головой, манауканка выглядела весьма искренне.
  Я закусила губу от расстройства. Вот лгунья! Как же заставить её признаться? Я не допускала даже мысли, что в этой истории обманывал Феликс. Нет, он не стал бы утверждать подобное, если бы это не было правдой.
  - Но вы хотите вернуть ши Эйлонского, даже зная, что у него уже другая покровительница?
  - Она ущербная. Она ничего не понимает в воспитании мужчин. Она не подходит ему.
  - Это ты ему не подходишь! - не стала я молчать в ответ. - И мы любим друг друга. Так что я считаю незаконным то, что вы забрали у меня...
  - Фаворита, - тихо подсказал ши Тамино.
  - ... фаворита! - громко закончила я.
  Я бы и по столу постучала, да только боялась испортить мебель наместнику. А хозяин кабинета улыбнулся и подмигнул мне, приободряя. Я чувствовал поддержку каждого, кто находился рядом со мной, и это придавало мне силы и храбрости. А ещё я была зла, что не могла вцепиться в глаза красноглазой дряни, которая решила отобрать у меня моего Ангела.
  - Тихо! - рявкнула зычно шиямата, и я присмирела. Даже сглотнула от растерянности. Обалдеть не встать у неё голосочек! А такая хрупкая с виду.
  Шия Делор тоже подобралась и затравленно воззрилась на свою повелительницу, а та, всё так же прячась от объектива камеры, уточнила у манауканки:
  - Шия Делор, вы уверены, что не хотите иного наказания для ши Эйлонского, лишь отдать его вам в целях воспитания?
  - Что за... м-м-м, - замолкла на полуслове шия Махтан, дёргаясь в объятиях Викрама.
  Я тоже хотела высказаться, но ши Тамино ощутимо сжал моё плечо. Я же смотрела на Феликса, который еле заметно покачал мне головой. Я подчинилась, молча став слушать дальше.
  Шия Делор задумалась, но бросив взгляд на моего любимого, упрямо мотнула головой.
  - Нет, я уверена, что мудрым решением будет дать мне шанс исправить мою же ошибку. Я сумею воспитать в нём уважение к женщине.
  - Да пошл-м-м-м... - вновь сорвалась Линда, а наместник завораживающе приятно рассмеялся.
  - Да даже просто ради того, чтобы посмотреть, как ши Махтан строит свою женщину, стоило помочь вам, шия Эйлонская. Наверное, я должен быть вам благодарен за это представление.
  Я смутилась его высказыванию, не зная что и ответить, ведь мне было стыдно перед Линдой. Я полностью разделяла её бурное возмущение, но ради Феликса упрямо молчала.
  - Шия Делор, я вас услышала, поэтому теперь вы услышите моё решение. Дабы не было сомнений в отношении ши Эйлонского, он покажет нам, как он вас ударил. Проведём небольшой следственный эксперимент. И я напомню, что вы во всеуслышание заверили нас, что готовы ради ши Эйлонского пойти на всё, хотя я вам давала шанс обойтись обычными мерами наказания за подобные проступки. Опять же его покровительница, шия Эйлонская, требует справедливого суда, и я не вижу причин отказывать ей.
  Меня опять одарили таким взглядом превосходства, что я запаниковала. Мне отчаянно захотелось прекратить этот фарс, но вездесущий ши Тамино дёрнул меня за плечо, заставляя прийти в себя и держаться.
  - Шия Делор, заверяю, что охрана не позволит подозреваемому причинить вам вред, но вы подчинитесь. Ши Эйлонский, вам нужны какие-либо приспособления для демонстрации?
  - Стул повыше. Хотя и ваш стол подойдёт.
  Отстраннёный голос Феликса вернул меня в тот день, когда я слышала его. Ложа в вип-зоне его клуба. Он так же общался с учениками - чужим, безэмоциональным голосом. Я обернулась к ши Тамино, хотела попросить его остановить разворачивающееся безумие, но он молча покачал головой.
  - Не боитесь делать это при своей покровительнице? - подначивала шиямата моего Ангела, который приглашающим жестом указал на стол шие Делор.
  - Виола у меня умница. И её подобным не спугнуть.
  Да? Я такая? Вот не знала, но молчала, еле сдерживая слёзы. Закусив губу, безотрывно наблюдала, как шия Делор робко приблизилась к столу, а шиямата отошла в сторону, опять ускользнув от объектива камеры. В кабинете наместника господствовала напряжённая тишина. Я попыталась отступить назад, отвернуться, но спиной упёрлась в ши Тамино, который крепко удержал меня за талию, шепча не закрывать глаза и доверять Феликсу. Да я доверяла! Просто ревность вспыхнула как пожар, опаляя сердце. Мне было неприятно видеть любимого рядом с другой, смотреть, как он оглядывал её сосредоточенным взглядом, как поглаживал спину, спускаясь по позвоночнику вниз.
  - Шия Делор никогда не могла получить удовольствие от просто секса. Она искала иные способы удовлетворения, - заговорил Феликс, продолжая гладить рукой манауканку, а та улыбалась ему, оглядываясь.
  - Это неправда, - нагло заявила она и попыталась откинуться на грудь любимого, но он легко толкнул её в спину, ловко хватая волосы, убранные в хвост.
  - Себе не лги, - приказал он, оттягивая ей голову назад, казалось бы, ласково шепча на ушко.
  Я вжалась в грудь ши Тамино и закусила губу. По телу пробежала первая волна возбуждения.
  - Ты же хочешь, чтобы я сделал это вновь. Хочешь опять испытать это чувство. Три года, Лайла. Три года - это долгий срок. Ты же скучала по мне, мечтала одинокими ночами.
  - Нет, - выдохнула та в ответ, а я всё же зажмурилась. Умом понимала, зачем всё это надо, понимала, но терзалась ревностью, томилась от страсти, желания занять место этой Лайлы, почувствовать за спиной любимого, а не его друга.
  - Ноги шире. - Хлёсткий приказ прокатился по нервам, я судорожно вздохнула и дёрнулась, когда почувствовала осторожные поглаживания по руке. Что это себе позволял ши Тамино?
  Распахнув глаза увидела, как на экране Феликс поглаживал обтянутые плотной тканью чёрной юбки ягодицы шии Делор, скользил по спине, касался её рук по всей длине, возбуждал её всё сильнее, что-то шепча у самого уха. Высокая грудь манауканки всё быстрее поднималась от тяжёлого дыхания, и я прекрасно осознавала, что она испытывала. Да все прекрасно видели это. Шия Махтан, не стесняясь, с восторгом следила за моим любимым в крепких объятиях своего мужа!
  - Лайла, не поздно остановиться, - чарующим голосом взывал к здравому смыслу мой Ангел. Но я по себе знала, что когда он так со мной говорил, то в таком состоянии я бы могла лишь соглашаться с ним. Шия Делор не была исключением и кивнула в ответ, жадно облизав губы. Я не выдержала!
  - Мне кажется, уже достаточно, чтобы понять, насколько сильно её возбуждает предстоящая порка! - сорвалась я, указывая на бесстыдницу.
  Шиямата задумчиво молчала. Она медленно приблизилась к своему столу, а шия Делор испуганно выпрямилась, воззрившись на неё.
  - Думаю да. Я увидела достаточно. Выводы напрашиваются сами собой. Шия Эйлонская, приношу вам свои извинения, но вы понимаете, что дело требовало разбирательства. А с вами, шия Делор, у нас состоится долгий и обстоятельный разговор. Ши Эйлонский, вы вновь меня удивили. Не подскажете, кто вас этому научил?
  Феликс промолчал, и я видела, что он никому не откроет эту тайну. Ведь ши Тамино сказал, что их общая наставница не стремилась афишировать свои наклонности.
  - Так и знала, что опять будете упрямиться. Но ничего. Не так и много у вас было покровительниц, чтобы самой не вычислить. Не смею вас задерживать, ши Эйлонский. И желаю вам удачи.
  Я не верила своему счастью. Всё закончилось? Обернувшись к ши Тамино, тихо у него спросила, он кивнул, и я крепко порывисто обняла его за талию, затем обернулась к экрану, но наместник прощался с матерью, и Феликса не было видно, зато ожил мой коммуникатор. Любимый звонил мне и первое, что он сказал:
  - Ши Тамино, отпустите мою покровительницу. Как бы я вас ни уважал, но она моя! - Ревнивый голос прорезал динамики моего коммуникатора. А я, всхлипнув, радостно прижалась губами к экрану, целясь прямо в губы моего Ангела.
  - Виола, милая моя, я скоро буду. И поблагодари от моего имени всех, кто тебе помог. Это неожиданно приятно. Я скоро буду, любимая.
  - Я люблю тебя, Феликс.
  - Я знаю, любимая писака. Знаю. Очень соскучился по тебе. Так сильно, что готов угнать скайт, если сейчас же мне его не подадут! - Последнее явно было адресовано кому-то рядом с любимым.
  Я улыбалась, со слезами на глазах благодарила Линду, забывая свою ревность и то, какими алчными глазами эта неистовая дама смотрела на МОЕГО любимого.
  - Раз всё так удачно разрешилось, надо это отпраздновать, - бодро предложила шия Махтан, весело мне подмигивая.
  - Я пас, - отозвался ши Тамино. - Меня семья ждёт.
  Я вновь обняла его на прощание, несколько неловко вспоминая его странные поглаживания и слишком откровенные взгляды. После ухода друга Феликса янарат позвал всех в столовую, где нас поджидала Тамара, нервно расхаживая вдоль стола, поправляя то салфетки, то приборы.
  - Ну наконец-то! - взмахнула она руками, когда увидела нас и бросила к мужу. - Как прошло? Получилось?
  - О да. Шиямата просто жуткая дамочка. Мне надо выпить и домой. Если бы ты, Тома, видела, что она заставила сделать Феликса у нас на глазах! Я думала, он её трах-м-м-м... Да что я такого сказала?! - возмутилась шия Махтан, когда ей удалось оторвать руку мужа от своего рта. А я ловила на себе жалостливые взгляды женщин и улыбалась.
  - Он бы не дошёл до этого. Феликс умеет заводить с пол-оборота любую женщину и заставить согласиться с ним на что угодно, даже на то, чтобы признаться во всех смертных грехах.
  - Я бы на твоём месте ревновала его.
  Линда явно не понимала меня. Хотя я и сама себя не узнала. Во мне была эйфория от того, что скоро я увижу любимого, и странное опустошение, что всё наконец закончилось. Поэтому и реагировала заторможенно.
  - Я и ревную, - не стала лукавить. - Как не ревновать, если он на всех так действует, даже на вас. Просто понимаю, что это нужно было для дела. Хотя очень хочется выпить, - со вздохом закончила, чувствуя неприятный осадок. Вроде и победили, а в душе пепелище. И поможет только Феликс. Поскорее бы он прилетел.
  - А долго до Шиянара? - спросила у наместника, тот пожал плечами.
  - Часа два-три, смотря на чём лететь.
  Я застонала в голос. Ещё три часа! Я же не выдержу! Сколько можно ждать!
  
  Феликс
  
  Никогда прежде у Феликса не было собственной женщины, той, которую он бы смело назвал своей. Та самая, которая всё понимала и прощала, та, которая любила и ждала, та, которая ради него способна вершить подвиги.
  В его жизни женщин было много, даже слишком много. А затем появилась она - Виола. Та, которая открылась ему, словно врата рая. Виола, его маленькая покровительница, она сумела растопить его сердце, всколыхнуть его, пробудить от тяжёлого сна, вдохнуть жизнь. Она подарила его душе спокойствие, одновременно держа в напряжении, ведь в любой момент могла исчезнуть, как свет далёких звёзд.
  Писака любовных романов, невинная пошлячка, для которой он стал проводником, ведущим её по тропе в сумрачный дремучий лес порока.
  Он мысленно подгонял скайт, чтобы поскорее сомкнуть свои объятия вокруг неё. Ревность клокотала в душе альбиноса, стоило ему лишь вспомнить, как трогательно Виола смотрелась на фоне ши Тамино, и как тот ухмылялся, прижимая её к себе. Ревность - колючее, горькое чувство. Оно било прямым ударом под дых, и перед глазами всё плыло в алом мареве. Виола, невинная и неискушённая, она даже не представляла, какой опытный искуситель, любитель жёсткого секса стоял за её спиной. И страшно становилось Феликсу от мысли, что она могла привлечь внимание такого извращённого манаукца, как Алиас Тамино.
  И тем полнее было его счастье, когда войдя в особняк янарата, он наконец прижал к себе любимую, бегло оглядывая присутствующих, отмечая отсутствие ши Тамино. Кивнув янарату и его жене, Феликс крепко прижал Виолу к себе, прикрыл на миг глаза, слушая её нежный голос, чувствуя её тепло, её всю, словно их сердца соприкоснулись, а страхи и волнения утонули в безграничном счастье. Любимая плакала, крепко обнимала за шею, уткнувшись ему в плечо, шептала слова любви и казалось само время остановилось, давая возможность им двоим побыть вместе, потеряться в своих чувствах.
  Лишь намного позже, за праздничным ужином, после знакомства с четой Махтан, Феликс ответил на вопрос янарата по поводу свадьбы.
  - Нам не нужно пышное торжество. Можно хоть завтра расписать, да, Виола?
  - Конечно, - кивнула та, подкладывая кусочки птицы пожирнее ему в тарелку.
  Она решила окружить его заботой и нежностью, как в самый надёжный кокон, не отпускать, держась за руки, переплетая их пальцы.
  - Тогда после обеда. Нам ещё платье надо купить невесте, - предложила Линда, с любопытством поглядывая на Феликса "вживую".
  - Да, ещё меню составить, - подхватила Тамара, переглядываясь с шией Махтан.
  И лишь Виоле, кажется, было безразлично, в чём она пойдёт под венец, чем будет кормить гостей.
  - У нас есть ещё свободные казённые дома, рады будем вашему переезду, ши Энтос.
  - Ши Эйлонский, - поправил янарата Феликс, ласково улыбаясь замершей от удивления Виоле.
  - Уверены? - недовольно нахмурился Кошир. - Вы теперь не под юрисдикцией Шиянара и вправе оставить свою фамилию.
  - Я хочу принадлежать Виоле всецело. Поэтому я возьму её фамилию. Девушка в ответ всхлипнула, и Феликс погладил её по волосам. Какая же она сентиментальная, его писака эротических романов. Если бы мог, он сделал татуировку с её именем на теле, чтобы каждая знала, кто хозяйка его сердца, но, увы, кожа манаукцев слишком быстро регенерировала, не оставляя даже шанса для этой идеи. Девчонка со вздорным характером, неизведанной глубиной души и недоступной для его понимания буйной фантазией, которая поражала Феликса, и потрясала его воображение. Он готов был служить ей до самой смерти, любить её до последнего вздоха, дарить ей безграничное счастье, но крепко удерживать в своих объятиях.
Оценка: 9.47*6  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Межзвездный мезальянс. Право на ошибку" С.Ролдугина "Кофейные истории" Л.Каури "Стрекоза для покойника" А.Сокол "Первый ученик" К.Вран "Поступь инферно" Е.Смолина "Одинокий фонарь" Л.Черникова "Невеста принца и волшебные бабочки" Н.Яблочкова "О боже, какие мужчины! Знакомство" В.Южная "Тебя уволят, детка!" А.Федотовская "Лучшая роль для принцессы" В.Прягин "Волнолом"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"