Окишева Вера Павловна Ведьмочка: другие произведения.

Станция "Астрея". Строптивая цель

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Чтобы скрыть тайну сестры, Елизавета Махтан вынуждена поступиться своей личной жизнью, своими мечтами об успешном будущем в роли посла. Она угодила в хитро расставленные сети наместника Новомана. Её втянули в политические игры, надев корону ферзя, поставили на клетку шахматного поля. И всё, что осталось Елизавете, это принять предложение, от которого нельзя отказаться, ради спасения сестрёнки.

    Черновик. Ознакомительный фрагмент



Станция "Астрея": Строптивая цель

Аннотация

   Чтобы скрыть тайну сестры, Елизавета Махтан вынуждена поступиться своей личной жизнью, своими мечтами об успешном будущем в роли посла. Она угодила в хитро расставленные сети наместника Новомана. Её втянули в политические игры, надев корону ферзя, поставили на клетку шахматного поля. И всё, что осталось Елизавете, это принять предложение, от которого нельзя отказаться, ради спасения сестрёнки.

Пролог

   Очертания резиденции резко выделялись на фоне ночного неба из-за праздничной подсветки. Ну вот и всё, мечта разбилась на осколки окончательно. Стемп знал, что Мария ответит согласием. Наблюдая за ней через приложение в коммуникаторе, любовался безупречной красотой янары. Её глаза так радостно блестели, когда Бурель надел ей на палец обручальное  кольцо. Альбинос тряхнул головой и выключил видео. Всё, хватит цепляться за упущенный шанс. Пора оставить все свои надежды позади. Ему все говорили, что он не ровня янаре, а он не верил, тем больнее раненому сердцу.
   Поставив ногу на педаль, Мартан завёл аэробайк. Тяжёлый дорожный рюкзак тянул назад. Зато впереди ночь, дорога и рок, гремящий в наушниках. Никаких сожалений. Мосты сожжены. Никаких сомнений. Нужно двигаться по жизни дальше, навстречу новым знакомствам и, возможно, судьбе, даже оставляя сердце здесь, в резиденции наместника Новомана.
   Он исполнил приказ янарата, натаскал достойную замену телохранителей для Марии. Больше его здесь ничего не держало. Рёв мотора заглушил звуки торжественного вечера, доносившиеся из резиденции. В душе манаукца царила непроглядная тьма. Хотелось заглушить в себе все эмоции, излечиться от любви к янаре, которая сделала свой выбор и скоро станет многоуважаемой шией Бурель.
   Аэробайк приподнялся над асфальтом, защитное стекло шлема захлопнулось с характерным звуком. Вдруг перед глазами Мартана выскочило окно вызова. Номер был незнакомым, зато имя пользователя - весьма. Недоверчиво хмурясь, Стемп нажал кнопку на шлеме, принимая вызов. На мини-экране защитного стекла появилось знакомое девичье лицо.
   - Привет! Далеко собрался?
   Девушка явно шла вдоль главной аллеи сада резиденции, натягивая на себя кожаную куртку прямо поверх вечернего платья.
   - Прокатиться, - неопределённо отозвался Мартан, оборачиваясь в сторону входа в этот самый сад. Девушка не преминула появиться, виляя бёдрами и цокая каблуками.
   - А мне тоже скучно стало. Давай прокатимся, - дерзко заявила она.
   Не слушая возражений манаукца, ухватила его за плечо, ловко оседлав аэробайк позади Стемпа, затем деловито постучала по рюкзаку.
   - Он мне мешает.
   Мужчина вздохнул, опустил своего стального коня на асфальт и слез, чтобы снять рюкзак.
   - Я далеко собирался. Один.
   - Одному скучно, возьми меня с собой, прокатимся, а рюкзак прикрепи сюда, - не отставала девица, похлопав по крышке небольшого багажника, но Стемп надел рюкзак себе на грудь и вновь оседлал аэробайк, аккуратно, чтобы не задеть непрошеную пассажирку. Девичьи руки тут же обвили его за талию, а соблазнительные коленки прижались к его бёдрам. И как она собралась кататься в платье? Продует же.
   - И чего вам вдруг скучно? - бросил он девице, не надеясь на искренность.
   - Неразделённая любовь. Так что хочу развеяться.
   Стемп удивился, но задавать лишних вопросов не стал. Видимо, неразделённая любовь нынче в моде.  

Глава 1

   Елизавета
   Шум волнения и возбуждения выпускников давил на барабанные перепонки. Я нервничала, мяла в руках подол чёрной мантии. Дурацкая кисточка на квадратной шапочке так и норовила угодить в глаз. Я была единственной манауканкой среди землян, унжирцев и нонарцев.
   Стояла ото всех своих сокурсников отдельно, в окружении семьи. На нас нервно косились, что и неудивительно. Мама прижалась к папиной груди, рыдала навзрыд, вспоминая свои молодые годы. Папа возвышался невозмутимой горой, ласково ворковал грудным голосом, бережно гладил маму по волосам, даже успел поцеловать, причём не скромно, нет. Мы же Махтаны, все должны знать, что наши чувства настоящие и искренние, и что на маму засматриваться никому не следовало. Отец зорко следил. Эсам ворчал, что слишком всё неорганизованно и затянуто с началом церемонии, даже выдвинул вариант о диверсии и намеревался проверить периметр. На что я закатила глаза.
   - Да нормально всё! - поспешила успокоить  своего телохранителя. - У нас всегда всё задерживают. Стипендию особенно, пока не позвонишь, пока не ткнёшь носом в законы, никто не шевелится. А тут дипломы выдавать! Ещё час читать имена выпускников будут, чтобы не ошибиться.
   Твою артиллерию! Кто вообще придумал выдавать дипломы по старинке, да ещё и на "Астрее"? Да, станция межрасового масштаба и здесь проводили конференции и собрания многие общесоюзные компании, учебные в том числе. Но почему "Астрея"? Мама же сейчас опять будет вспоминать про то, как они здесь встретились с отцом. Хотя главное, чтобы меня не узнали. Никто не должен догадаться о нашей нелегальной вылазке на "Астрею" две недели назад. Эсам просил не нервничать и не выдавать себя с потрохами. Да и я без потрохов могла. Слишком всё сложилось подозрительно в одну кучу.
   Но вот на сцену вышла наш ректор, Анита Ким, с ней рядом послы Земной Федерации, Манаукской, Нонарской империи и Унжирской Республики. Госпожа ректор видно сильно нервничала, попросила тишины, хотя выпускники и так замолчали, глядя на сцену. Итак, вот и закончилась моя учёба. Дипломатическую академию ССР я закончила с отличием. Скольких нервных клеток мне это стоило! Я же манауканка, а поэтому нам всё даётся несколько сложнее, чем тем же унжирцам. Раса вольных мыслителей в ораторском деле собаку съела, как выражается мама. Я всегда смеялась, представляя эту картинку - всегда изысканные и во всем лучшие унжирцы, поедающие собаку. Даже животного не жалко в такие моменты чёрного юмора. Высокомерные снобы, прикрывающиеся прекрасными и великодушными масками. Земляне не лучше - хитрож... В общем, хитрые заразы и попы у них толстые. Наравне мы шли только с нонарскими представителями, тем так же было туго, как и мне, но всё же я поднажала на последнем году и с помощью Дашки многое осилила и даже исправила. И вот теперь мне должны выдать красный диплом, вставлю его в рамочку, повешу на стенку и буду любоваться.
   Ой, что будет, когда мама узнает, кем я буду работать!
   Я, оставив родителей, пробралась на своё место. Выпускники, как и положено, сидели первыми, а родители и просто гости церемонии позади. Зал был достаточно вместительным, чтобы никто не стоял, но отец отказался садиться, да и расположился поближе к выходу, контролируя ситуацию на всякий случай. Доверия у отца к охране станции не было ни на кредитку. Я же дико боялась, что ши Жуат, начальник безопасности "Астреи", появится на церемонии и сдаст меня родителям. Не думаю, что моя маскировка обманула профессионала с намётанным глазом. Стоит Жуату меня увидеть, и мне точно придётся объясняться и выслушивать родителей о моём своевольном поведении.
   Рассматривая торжественно украшенную эмблемами нашей академии сцену, с небольшим сожалением смотрела на шию Ниптин. Я ведь так хотела занять её должность. Она как раз на отдых собралась. И пусть на её место метило много народу, у меня был шанс занять его. Но теперь этим шансом воспользуется кто-нибудь другой. А мама расстроится. Она ведь договорилась уже шией о том, что та возьмёт меня к себе сначала младшим помощником, потом обеспечит небольшой карьерный рост и - о-па! - я посол. Не судьба!
   Всё, надо перестать думать об этом. Дома на праздничном ужине вся правда и всплывёт. Наместник запретил говорить маме, желал поиграть на неё нервах, такова цена, которую я должна заплатить ради должности наместника Новомана. Слишком высокая и противная цена. Чувствовала себя предательницей, но не могла поступить иначе. Дашку надо защитить. Мне кажется, дедушка что-то заподозрил, раз собрался на днях навестить нас.
   Возможно, он изначально знал, что она унаследовала его гены. Всё же Даша была у него в гостях. Я пыталась прояснить ситуацию с полукровками-землянами от унжирцев, как у них там внутри по-женски устроено, и по всему выходило как у землян, и тётя Натали не стала исключением. Вроде как. С чего тогда у Дашки сформировалось всё, как у унжирки? Да и сама Дарья по менталитету больше похожа на вольных мыслителей.
   Я так беспокоилась за сестру. Ею точно заинтересуются, если узнают. Будут заманивать, буду соблазнять, а может, и вовсе принудят к сексу. От одной этой мысли я злилась.
   - Эй, ты чего? Нервничаешь? - тихо шепнула Агноли, унжирка с радужным переливом в волосах. Новая мода у вольных мыслителей на цвет волос пугала. Разноцветные пряди всевозможных цветов порой складывались в такой хаос, что в глазах рябило, однако у Агноли всё выглядело весьма гармонично.
   - Очень, - призналась я.
   - Я тоже. Где найти работу? - грустно вздохнула практически уже бывшая сокурсница.
   Подумать только, я же никогда толком и не общалась ни с кем из потока. Так, пару раз работали над общими проектами, но это и дружбой не назовёшь. А вот у мамы после учёбы остались подруги, одна так точно, а у меня никого, одни знакомые и только.
   Мысли в голове у меня какие-то слишком уж грустные и тревожные, а у меня сегодня праздник. Я так давно к этому дню готовилась, так ждала его, а сама как сдулась, перегорела. И виделось мне всё не в радужном свете, а в похоронном. Оглянулась на родителей. Ой, как я боялась сегодняшнего ужина. Может намекнуть как-нибудь маме? Ну не могу я с ней так поступить. Не по-людски это, некрасиво. Подумав немного, набрала сообщение Марии, спросила, точно ли она будет у нас сегодня. Та ответила, что непременно, ещё и всей семьёй.
   Я грустно вздохнула. Машин выбор моя мама не приняла. Точнее, сказала, что подруга поспешила, свободы ещё не распробовала, а уже замуж собралась. И мне пригрозила с замужеством обождать. Главное - карьера. Отец на это промолчал, но подмигнул. Этакая моральная поддержка, давай, дочь, бросайся во все тяжкие, выходи замуж. При этом сам он, ревнивый бабуин, проверял все мои переписки, особенно с сокурсниками, да просто с желающими познакомиться в сети. Приставил ко мне Эсама, этого прилипалу и зануду, который не давал нормально жить, всю кровь мне уже попортил, астероидная пиявка! Никакого продыху, никакого пространства!
   А может, я хочу свободы! Хочу совершать глупости! А может, я хочу невероятных приключений! Вот только стоит вспомнить, сколько эти приключения могут принести неприятностей и проблем, весь мой боевой настрой сразу тух. Только бы меня никто не узнал на станции!
   Наконец ректор начала свою речь, первым делом поприветствовала нас, выпускников, и поздравила с окончанием академии. Дальше она долго разглагольствовала о том, какие студенческие годы расчудесные, и как долго мы будем хранить о них воспоминания. Потом поблагодарила меценатов и спонсоров. Далее давали слово каждому желающему педагогу высказаться, и многие воспользовались этой возможностью, припоминая забавные случаи. Я откровенно заскучала, потому что и в половине этих событий не участвовала - не по статусу. В итоге вызывать на сцену для получения дипломов нас начали только через четверть часа, когда я уже отчаялась выбраться из этой западни. Не знала, что унжирки такие нудные, Агноли мне все уши прожужжала, жалуясь то на одного препода, то на другого. Учёба, оказывается, и ей не далась легко. В общем, когда назвали моё имя, я вспорхнула со своего места и чуть не побежала к сцене.
   Громкие аплодисменты, лёгкое жужжание камер. И вот диплом в моих руках. Поздравление послов, крепкое пожатие шии Нитпин. Букет от посла Унжира, как некий намёк. Выделил меня среди прочих. Но я сделала вид, что не поняла и очень признательна. Подозрительное подношение плавно перекочевало в руки Эсама, который уже ждал меня возле сцены и протянул ладонь, чтобы я грациозно сошла. Надеюсь, никто не обратил внимания, что на место я вернулась исключительно с дипломом, выдача коих продолжилась. Прошло ещё минут тридцать и, наконец-то, мы встали и под громкое улюлюканье кинули свои шапки кверху. Всё, отстрелялась, теперь можно и домой!
   - И что это за веник? - недовольно вопрошала мама у отца, который приказал букет унжирца незаметно выкинуть в утилизатор.
   Мамина нелюбовь к унжирцам могла поспорить лишь с папиной. Они категорически были настроены против любого моего общения с вольными мыслителями. Даже с подозрением относились к нашим преподавателям, светилам науки. И всё потому, что в их представлении каждый унжирец спит и видит, как бы использовать мои гены в своём эксперименте. Вот она родительская любовь во всей красе. Оградили меня от всех ужасом и счастливы. А каково мне жить под постоянным куполом? Ещё этот Эсам! Ну вот что он вечно цеплялся ко мне, воспитывал. Это так несправедливо. Всем всё можно, а мне нет.
   Лимайн холодно взглянул на меня и отчитался отцу, что в букете ничего подозрительного не нашлось, а цветы ликвидировали исключительно ради общего спокойствия. Какие мы гордые! Как ребёнок обиделся и не разговаривал больше недели. Только когда Даша в гости приезжала и то исключительно с ней общался. Да и подумаешь, не больно-то и надо.
   Поднялась на скайт, заняла место рядом с мамой, надела наушники и включила музыку, расслабляясь, отстраняясь от всего мира. Шумные коридоры станции позади и можно выдохнуть. Всё с опаской ждала, что меня окликнут, схватят за руку, остановят, выдадут с головой. Это на паранойю смахивало.
   День сегодня у меня до невозможности бесконечный. Полёт до станции хоть и не такой долгий, особенно на новенькой модели усовершенствованного скайта, но тем не менее. Сборы, перелёт, получение диплома, опять перелёт, опять сборы, только уже на ужин, затем сам вечер и скандал. Да, мама его точно закатит. А так не хотелось ни с кем ругаться, хватало одного на меня обиженного. Нарушая договор с наместником, я открыла глаза и быстро набрала сообщение маме, чтобы не передумать. Родители в это время шепталась между собой, обсуждая предстоящий ужин. Гостей они ждали немного, но явно не наместника собственной персоной. О скромном, тихом ужине можно было и не мечтать!
   Мамин коммуникатор пиликнул, а затем она удивлённо обернулась ко мне, показывая сообщение.
   - Это как понимать? - возмутилась она, а я, грустно вздохнув, вновь набрала сообщение, объясняя, что говорить ей об этом мне нельзя, а вот написать смогла.
   - Как это запретил? - возмутилась вновь мамуля. - Кто он такой, чтобы моей дочери что-либо запрещать. Вик?! Нет, ты читал это? Он запретил Лизе говорить нам, что взял её в помощники!
   - Я не против, - неожиданно для нас с мамой заявил папа. - Так она хоть дома, улетать с планеты не нужно будет.
   Расстроенно хмыкнула. А я-то размечталась, а всё оказалось куда прозаичнее.
   - Но, Вик, я же договорилась с Санирой. У Лизы все шансы стать послом Манаука! Это же её мечта?
   - Лиз? - позвал меня папа, а я задумалась о своём, о грустном.
   Какова настоящая моя мечта? Когда-то я очень сильно хотела стать послом. Наверное, с детства мечтала летать по Галактике, устанавливать мир во всём мире, бороться за права каждого члена Союза, в особенности манаукцев. К сожалению, не всем мечтам суждено сбыться. Сейчас приоритет - сестра и шанс скрыть её особенность, дать возможность прожить спокойную, счастливую жизнь. Увы, но всем известно на планете, что Натали Дорош унжирская полукровка, поэтому к Даше особенное отношение. Жгучей неприязни, как к вольным мыслителям, конечно же, к ней никто не проявлял. Да и дядя Жибор спуску никому не даст. Он, как и мой отец, опекал Дашу, правда, своеобразно, порой дико. Ей ещё только шестнадцать, но она умнее своих сверстников как по унжирской крови, так и по манаукской. Ей всегда было скучно в школе, поэтому её перевели на домашнее обучение, в результате её IQ просто зашкаливает. Она уже стала достаточно известной художницей, правда, со специфическим взглядом на творчество. Я на её картины без содрогания смотреть не могла.
   - Лиза! - позвала меня мама, возвращая в реальность из грустных дум. Итак, хочу ли я стать послом?
   - Нет, мам, прости. Послом я пока не готова быть. Мне кажется, это слишком большая ответственность. Я сначала наберусь опыта, присмотрюсь, заведу нужные знакомства. Не хочу, чтобы на меня смотрели, как на протеже тёти Саниры. Я хочу всего добиться сама.
   Вот так вот. Я нашла правдоподобное оправдание для родителей. Мама очень любила амбициозных людей и всегда говорила, что нельзя отказываться от того, что Бог разве что не на блюдечке преподносил. По-моему, она говорит это, больше намекая на отца.
   - Молодец, - похвалил меня папа и, протянув руку через спинку маминого кресла, сжал мне плечо.
   - Лиз, это, конечно, правильно всего добиваться самой, но такой шанс упускать нельзя!
   - Мам, ты представляешь, как на меня будут смотреть люди?
   - Ой, да подумаешь, как на тебя будут смотреть, - легкомысленно отмахнулась мамуля, высокомерно добавляя: - Как на победителя по жизни!
   - Не хочу, - упрямо повторила и взялась за наушники.
   - Линда, отстань от дочери. Сказала же она, что пока не готова, значит, пусть подрастёт. Да и мне спокойнее, когда дочь под присмотром.
   Я молча закатила глаза. Папа как наседка, ей-богу!
   - Я в её возрасте могла быть младшим послом, если бы не встретила тебя!
   Ну, началось. Мама, похоже, за мой счёт хочет восполнить себя нереализованную.
   - Ты так говоришь, словно не рада, что мы встретились!
   Вот, и папа включил любимую шарманку. Пора отсаживаться от них подальше.
   - Ну что ты такое говоришь, Вик! Ты же знаешь, что я тебя люблю. Наша встреча - самое лучшее, что случилось в моей жизни!
   Мама во всей красе! Чуть что - сразу про любовь всей её жизни. Я отвернулась, натянула наушники. Слушать, как родители целуются и воркуют, та ещё мука. Звуки рока взорвали мой мир, и я уплыла на волнах дерзкой и отвязной музыки под хрипловатый голос солиста-землянина.
   Уже ближе к вечеру Маша оповестила, что она вылетает вместе с семьёй. Дашка давно валялась у меня на кровати, уткнувшись в коммуникатор, ползая в галасети.
   - Твою эскадрилью, я никуда не успеваю! - прокричала я, подбегая к трюмо, чтобы подобрать соответствующее украшение к моему чёрному платью. Решила быть строгой и деловой, поэтому платье выбрала соответствующее: приталенное, короткое, с длинной дополнительной юбкой из шифона до самого пола. Голые плечи прикрывал чёрный деловой жакет. И вот какие серёжки надеть к нему? Жемчуг, бриллианты или чёрные агаты? Да катись оно всё в чёрную дыру! Ещё и туфли подбирать. Ненавижу наряжаться!
   - А так ли ты сильно хочешь успеть? - выдала мне Дарья с кровати.
   Я даже замерла у зеркала.
   - Что? - не поняла её реплики. Сестра порой бывала такой непонятной! Нет бы нормальным манаукским языком изъясняться!
   Даша перевела на меня взгляд, растянула губы в показушной улыбке и ударилась в философию.
   - Обычно, когда не успевают, значит, очень сильно этого хотят. Что-то тебя гложет, или ты откровенно трусишь.
   - Сама ты трусишь! - возмутилась в ответ, надевая серьги с бриллиантами.
   Я должна блистать, чтобы затмить моё зелёное чудо. Дашка вырядилась сегодня явно деревом! Воздушная, пышная юбка ядрёного салатового цвета затмевала любые наряды! А ещё она и волосы прядями покрасила в зелёный! Додумалась! Совсем на унжирку стала похожа. Подумать только, ведь ещё только утром была нормальная манауканка и на тебе, Лизонька, праздник же у тебя. Попробуй теперь выделись на фоне такой новомодной младшей двоюродной сестры! А ведь ещё Маша прилетит, наверное, как всегда в блестящем искушении! Поэтому я и выбрала чёрный цвет, под стать моему сегодняшнему настроению!
   Уже в туфлях очередной раз придирчиво оглядела себя с головы до ног, в сомнении покусала губы. Может, Дарья и права, я дико боюсь показаться на семейном ужине. Словно Рубикон, который я сегодня перейду, и не будет мне возврата. Последние минуты свободы, последний шанс сдать назад, переиграть. Если бы не присутствие зелёного чуда на моей кровати, я бы, наверное, струсила. Но стоило на неё взглянуть, как стыдно стало за себя. Я сильная, смелая и уверенная в своих действия и решениях манауканка!
   - Маша прилетела, - оповестила меня сестрёнка, приподнимаясь на локтях.
   Из окна было прекрасно видно парковочную зону перед домом, на которую плавно опускался чёрный скайт без опознавательных знаков, но нам с Дашей он прекрасно знаком.
   - Пошли? - позвала сестру, бросая прощальный взгляд на своё отражение. Я себе нравилась в этом роковом образе. Алые губы, алые глаза. Волосы убраны в строгий пучок на затылке. Грудь любовно обхватил пиджак, рисуя правильные формы. Ноги красиво оголены, но прикрыты прозрачным шифоном. Вырядиться, как Мария, в наряд секси-вумен я бы не рискнула, но её невероятно сочный образ до сих пор навевал лёгкие нотки зависти и грусти. Увы, из меня такой роскошной леди-вамп не вышло бы, это точно, а вот строгая училка - пожалуйста.
   Дверь с лёгким шипящим звуком автоматически отъехала в сторону. Эсам, как верный пёс, стоял в коридоре и с кем-то общался, правда, при нашем появлении быстро выключил коммуникатор и развернулся, цепко оглядывая нас с Дашей с головы до ног.
   - Шия Дорош, вы сегодня необычная, - сделал комплимент сестре, меня же лишь удостоил взгляда.
   Я сделала вид, что не обиделась, прошла мимо него, в душе кипя от злости. И чего он взъелся? Ну прошляпил меня, сам виноват. Нечего было отвлекаться. Подумаешь, объект потерял из вида, и что теперь, вообще со мной разговаривать не собирался? Может, попросить отца его сменить, раз работа ему стала в тягость?
   - А вы, как всегда, лаконичны, - отозвалась сестра за моей спиной, но я её подхватила под локоток и повела вниз в столовую. Неужели Даша не понимала, что мы должны быть с ней заодно, а значит, против Эсама! Нечего любезничать с этой букой.
   - Тебе бы плётку, - тихо шепнула Даша, когда мы уже практически зашли в столовую.
   - Зачем? - удивлённо обернулась на неё, отвлекаясь от рассматривания гостей.
   А посмотреть было на что. Колоритная семья наместника была уже здесь. Шияны всегда выделялись на фоне прочих манаукцев. Это мои родители словно созданы друг для друга. Оба темноволосые, мамуля маленькая, хрупкая по сравнению с высоким и могучим папулей, который не выпускал её из своих объятий.
   У Марии отец тоже высокий, к тому же альбинос, а значит, белый и яркий, импозантный. В одежде предпочитал деловой стиль, все его костюмы сшиты на заказ. Он часто улыбался, но жутковато, во все тридцать два зуба. Может, это из-за его холодного, порой даже злого взгляда? Не знаю. Наместник иногда так зыркнет, что душу готова отдать Господу и признаться во всех тяжких грехах. Это уж потом, при знакомстве, понимаешь, что Шияна, в принципе, ничего мужчина, умный, обаятельный. Общаться можно, но дозированно и лучше на расстоянии. Ему нравилось прогибать людей под себя, властвовать. Янарат, в общем, во всей своей шиянарской красе. И вот на его фоне невысокая, добродушная, звонко смеющаяся, обаятельная, загорелая, румяная и пухленькая тётя Тома вообще казалась незваной гостьей.
   Если не знать, как сильно наместник любил свою жену, так можно подумать, что она ему не пара, слишком они разные. Но на самом деле они гармонично дополняли друг друга. Мария унаследовала мягкие черты лица матери, но белая как снег в отца. И характер у неё добрый, материнский. Правда, властная, как отец. Сколько раз уже сравниваю её с родителями, вечно как маятник качаюсь. Она словно вобрала в себя их самые сильные и лучшие стороны. Маша у нас настоящая красавица, истинная дочь своего отца, наследная янара, будущая шиямата, правительница планеты Шиянар. Но до этого ещё далеко.
   Подруга сегодня опять в блестящем вечернем платье с переливами розового. Её жених в розовой рубашке и серебристом пиджаке, словно и без этого непонятно, что они влюблённая пара и скоро женятся. По-моему мнению, одеваться одинаково это дурной тон. И вообще, выпячивать свои чувства на всеобщее обозрение глупо.
   - Ты суровая, как настоящая госпожа. И плётка тебе подошла бы идеально, - шепнула мне Даша, подмигивая.
   Плётка, госпожа? О чём вообще она? Оглядела себя ещё раз и не уловила сути намёка сестры.
   - Лиза! - радостный крик и крепкие объятия подруги отвлекли меня, и я была искренне рада поздравлениям, которыми одаривала меня Мария. А ещё она вручила мне кулон, шепнув, что это не просто украшение, а ещё много чего интересного, всю ночь буду разбираться.
   Ну да, у меня-то парня нет, жениха тоже. Чем мне ещё ночами заниматься, как не разбираться в хитрых подарках лучшей подруги. Эх, как же я ей завидую. Гри горячий мужчина и ненасытный любовник. Мария мне столько всего интересного уже успела рассказать о её взрослой нынешней жизни. Когда же у меня-то уже начнётся что-то подобное? Не хочу я, как говорила Даша, держать имидж неприступной, суровой бизнес-леди. Я хочу как все! Я хочу тоже ужин при свечах, а потом жаркий секс в джакузи, чтобы пузырьки повсюду. И даже в саду в кустах по-быстрому. Эх, насыщенная жизнь у Маши! Вон какая она красивая, прямо светилась от счастья, потому что любимая...
   - Ты чего хмуришься? - удивлённо спросила подруга, отстраняясь, а я попыталась улыбнуться.
   - Твой отец запретил говорить моим родителям о том, что я с завтрашнего дня стану его помощником.
   - Ой, что будет! - с ужасом прошептала Маша, оглядываясь на родителей.
   - Я своих всё же предупредила. Может и пронесёт.
   - Да конечно, пронесёт. Не будь наивной, - перестала улыбаться подруга.
   Даша подозвала к нам робота-официанта и взяла с подноса бокалы с шампанским, протянула нам, потом взяла себе.
   - Я видела, как тётя Линда хлопнула такой бокал разом, затем ещё один. Думаю, будет весело. Вон она уже и шию Шияну спаивает.
   Мы дружно оглянулись в сторону тёти Томы. И точно, мамуля что-то нашёптывала ей на ушко, забирая пустой бокал и подавая полный, который тут же отобрал янарат и залпом выпил, вежливо поблагодарив мою маму.
   Началось! Терпеть не могла эти взрослые разборки! Как им ещё самим не надоело? Вечно друг другу цепляются, что-то выясняют, делят, спорят! И это лучшие дипломаты Новомана! Хитрые интриганы, которые в перепалке между собой позволяли себе чуть ли не на личности переходить!
   Дабы остановить родителей, решительно подошла к столу, взяла вилку и постучала по уже практически пустому бокалу, привлекая к себе внимание гостей.
   - Я думаю, что пора за стол! Все, кого ждали, здесь. Я благодарна вам, что вы приняли приглашение разделить со мной и моей семьёй этот небольшой, но приятный праздник! Присаживайтесь!
   Я взмахнула рукой, скорее приказывая взрослым поторапливаться и перестать шипеть друг на друга в углу, как змеи. Папа мой манёвр понял и, подхватив маму под руку, оттащил её от тёти Тамары, которая отчитывала своего мужа, а тот послушал её несколько секунд, затем обхватил руками лицо и поцеловал. Фу, какие нежности, и это у всех на глазах! Никакой сдержанности!
   Я села во главе стола, рядом со мной по правую руку родители, слева разместилась семья наместника и Гри. Даша села с моими родителями, Эсам помог ей со стулом, кидая на меня недовольные взгляды. Я с улыбкой предложила и ему присесть. План насчёт него у меня в голове уже созрел. Не всё наместнику народ шокировать.
   Дождавшись, когда воцарится тишина, подняла уже полный бокал и начала пламенную речь о моей искренней благодарности родителям за поддержку в годы учёбы. Не вдаваясь в подробности, предложила поднять первый бокал за моих замечательных, внимательных родителей. Мама растроганно вышла меня поцеловать, следом расцеловал меня в щёки отец, крепко прижимая к своей могучей и широкой груди. Так приятно ощущать любовь близких людей.
   Второй тост говорила мама, и он посвящался мне. Я смущалась, слушая, какая я смышлёная и милая девочка. Это клеймо, наверное, в глазах родителей никогда не смою. Они ведь и близко не представляли на что порой способна их дочь, когда дойдёт до ручки. Свою чёрную сторону души я скрывала от них, берегла их нервы. Потому что как ни крути, а я манауканка, даже то, что родилась от землянки, не спасало меня от взрывного характера, иногда мир так реально бесил. Особенно в последнее время. Тренировки мало помогали, да и бить грушу - это совсем не то. Вот бы на аэробайк и прочь отсюда, туда, где ветер, громкая музыка и бешеная скорость, такая, что дух захватывала. На лоне природы медитировать - просто космическое ощущение единения со Вселенной. Тишь и благодать.
   - Настало время подарков, - вырвал меня из раздумий, а заодно и объятий отца голос наместника.
   Я внутренне подобралась, настал тот миг, которого я втайне и боялась. Украдкой взглянула на маму, та улыбалась. Странно, но ладно. Сама попробовала растянуть губы и приблизилась к поднявшемуся со своего места янарату. Все шиянарцы разительно отличались от манаукцев. Чувство скрытой опасности каждый раз поднималось во мне рядом с ши Шияной, и его благосклонная улыбка меня не могла обмануть.
   Один из телохранителей наместника оживился и, выйдя на секундочку в коридор, подошёл к столу с роскошным букетом цветов, который мне передал уже сам янарат.
   - Все мы знаем, что Елизавета с детства грезила о роли политика, да и как иначе с такими выдающимися родителями, которые не только поддерживали её, но и подталкивали к мечте. Помогли вырасти сильной и проницательной личности. Поэтому я решил с завтрашнего дня взять её на работу своим помощником.
   - О боже, как мило! - неожиданно радостно воскликнула моя мама, да так громко, что я чуть букет из рук не выронила и не присела. Но мамуля, взмахнув руками на манер тёти Томы, бросилась обниматься с папой, потом со мной, восторженно вереща, что просто спала и видела меня помощником наместника, и какой это невероятной шанс, что она даже и мечтать о подобном не смела. Обнималась моя мама и с тётей Томой, которая, кажется, не поняла, что мама придуривалась. Правда, так правдоподобно, словно не она ещё в скайте по пути на планету  ругала наместника на чём свет стоит.
   Маша, хмурясь, махнула мне рукой, молчаливо спрашивая, мол, что это с ней. Я, всё ещё дежурно улыбаясь, пожала плечами. Дашка, занавесившись волосами в зелёную полоску, трясла плечами, угорая со смеха, ведь плакать повода у неё, собственно, не было. Я обернулась к наместнику в тот момент, когда он угодил в крепкие объятия мамы. Надо было видеть выпученные алые глаза янарата, который осторожно пытался отстранить от себя изливавшуюся благодарностями мамулю.
   Театр одного актёра, не иначе, благо папа решил прекратить спектакль и несколько ревниво отодрал от мамы наместника, тот даже покачнулся, а телохранители его дёрнулись ловить.
   - Поблагодарила и хватит, - буркнул папа и увёл маму на другую сторону стола.
   Янарат нервно поправил идеально приглаженные волосы, хмуро провожая родителей взглядом, но его отвлекла тётя Тома, прижимаясь к мужу и ласково погладив его по плечу.
   - Кош, я тобой горжусь, - проворковала она, и тот расцвёл в своей коронной улыбке, приобнял жену. - Ты у меня такой внимательный и заботливый.
   - Да, мой сладкий пирожочек, я такой. А теперь давайте поднимем бокалы за первый трудовой день Лизы.
   - Ши Шияна, вы уж Лизу не жалейте. Не бойтесь дать ей самую тяжёлую работу. Она справится, она у нас умная и всё схватывает на лету. Не будет отлынивать.
   - Линда, - возмутилась тётя Тома, а я, наблюдая за препирающимися взрослыми по разным сторонам стола, кажется, начинала понимать, к чему клонила мама. Если янарат меня загрузит, то я сама волком взвою и сбегу!
   - Кошир, - встала на мою защиту сердобольная мама Маши, - береги девочку, сильно не загружай. Постепенно пусть вникает. Не надо спешить и требовать от неё невозможного.
   - Конечно, милая, я так и планировал. Всё постепенно. Елизавета, ты ведь не передумала?
   Вопрос мне задали таким тоном, словно у меня этот самый выбор был. Нет, он конечно был. Мама всячески показывала, сжимая кулаки, чтобы я держала боевой настрой на работу, так как надеялась, что я одумаюсь и уйду к тёте Санире. Я бросила взгляд на Дашу, которую вроде как успокаивал Эсам, хотя могла и ошибиться. На моём лице, наверное, что-то изменилось, потому что взрослые резко обратили внимание на сестру, и сердобольные тётушки бросились утешать уже Дашку.
   - С ней всё хорошо, - попытался успокоить их Лимайн, но тут Даша и сама отстранилась от него и с весёлой улыбкой, стирая слёзы, сообщила:
   - Извините. Я просто так рада, что Лиза останется на планете, что слёзы навернулись. Я боялась, что она улетит, а я останусь совсем одна.
   - О, как трогательно, - всплеснула руками тётя Тома.
   Мама стала гладить сестру по волосам, успокаивая её. Лишь мы с Машей понимали, отчего рыдала до слёз эта маленькая язва. Самой хотелось уже остановить и маму, и наместника.
   На этом подарки не закончились. Дашка вручила мне коробку, обёрнутую в подарочную упаковку. Открыв её, удивлённо приподняла брови.
   - Очки? - поразилась странному выбору сестрёнки, которая, подмигнув, доверительно объяснилась:
   - Это поможет тебе создать деловой имидж строгой бизнес-леди. И это не просто очки, они подключаются к коммуникатору и становятся незаменимым помощником в работе.
   - Прекрасный подарок, - зааплодировал наместник.
   Я примерила обнову. Маша показала мне большой палец, покивала головой.
   - Стильно, - заверил меня Гри, до этого державшийся несколько отстранённо, полностью поглощённый ухаживанием за своей невестой.
   А мама опять всхлипнула, прижавшись к плечу папы:
   - Совсем уже и взрослая. Как время быстро летит!
   - И не говори! - подхватила тётя Тома, оборачиваясь к Маше. - Скоро уже свадьба, а потом и детки пойдут.
   - Мама, ну какие детки. Я сама ещё ребёнок, - возмутилась Маша.
   - Доченька... - попыталась вразумить её тётя Тома, но Гри перебил.
   - Дети будут, я обещаю, просто чуть попозже, - успокоил он будущую тёщу, за что Машка пихнула его в бок локтем.
   - И ты туда же.
   Я смутилась. Маша же меня младше, а уже все разговоры о детях. И почему мне так не везёт? Опять посмотрела на Дашку, которая как-то странно наблюдала за влюблёнными без пяти минут новобрачными. Словно восковая маска на её лице, и глаза тусклые.
   - Давайте прекратим этот разговор, у нас за столом несовершеннолетние, - напомнила я забывшимся мамам.
   Если подумать, то Дашеньке не повезло больше. План Маши может провалиться, и тогда судьба сестры будет незавидная при любом раскладе. Даже думать об этом не хотела, что прожить старой девой до конца жизни, что попасть на опыты к унжирцам - всё одинаково скверно, и нужно спасать её.
   В этот момент мама решила и дальше забавляться за счёт наместника, предлагая ему посмотреть мои детские фотографии. Тётя Тома обрадовалась, доставая коммуникатор, явно желая поделиться и своим богатством, на что Маша испуганно попыталась её остановить.
   - Ну уж нет! - рявкнула я, предупреждающе прищурилась. Мама меня поняла и, извинившись, убрала руку с коммуникатор под стол. - Потом с тётей Томой тет-а-тет посмотрите! - попыталась я сгладить неловкость момента.
   Мы с подругой выдохнули с облегчением, когда наши мамы договорились о встрече. Ну что за блажь на мамулю нашла, при всех меня в неприглядном свете выставлять.
   Наместник, расслабленно откинувшись на спинку стула, явно веселился.
   - Я бы, наверное, с удовольствием посмотрел на ваши детские фотографии, - сообщил он мне столь доверительно, словно я тут же должна исполнить его желание.
   Я чуть не взвыла, только не это! Но спасла меня, как ни странно, мама.
   - А я бы ваши, дорогой наместник. Вы, наверное, в детстве были очаровательным ребёнком. Как думаешь, Том?
   - Точно, Кош! А я тоже бы хотела увидеть тебя маленьким, ты же мне их никогда не показывал!
   И всё началось по новому кругу! Наместник стал увиливать, но его жена наседала, мама подначивала её, в итоге женщины в этой борьбе выиграли, и мама разве что не цвела от счастья.
   - Хорошо-хорошо, - поднял руки Шияна, сдаваясь на милость победительницам. - Но я тебе, Томочка, много раз говорил, что Машенька в детстве на меня похожа была.
   Дальше вечер прошёл более-менее спокойно. Правда, Гри от Маши не отходил ни на шаг, и было тяжело с ней общаться, о личном и секретном точно не поговоришь.
   - Нет, ну вы слышали что сказал? Я на него похожа! Не верьте! - бурчала нам с Дашей подруга, когда ей удалось сбежать от вездесущего жениха. - Да он страшненький был! Я видела его детские снимки у бабушки Желианы. Там такая коллекция, что диву даёшься. И ни на одной я на папу не похожа!
   - Это даже хорошо, - неожиданно тихо подкрался к нам Гри, протягивая бокал с шампанским. - Рад, что мои дети будут милашками, как ты, моё сокровище.
   Меня сейчас стошнит от всех этих сладких речей, романтических историй про детей! Праздник у меня, а разговоры опять о чём угодно, но не обо мне!
   - Обычно наследственность через поколение проявляется, - влезла Даша. - Так что, скорее всего, ваши дети как раз на дедушку и будут похожи.
   Я усмехнулась, чуть пригубив игристого, спрятала своё злорадство в бокале. Лица что у Маши, что у Гри так живописно вытянулись от растерянности, и они синхронно обернулись на наместника, даже на душе потеплело. Ай да Дашка. Всегда что-нибудь такое ляпнет, что смеяться хочется.
   Когда принесли десерт, я решила, что пора шокировать публику, поэтому встала, призывая к тишине.
   - Пожалуйста, минутку внимания! Хотелось бы попросить янарата об одолжении. - Возможно, я сейчас была слишком дерзкой, но не чувствовала ни угрызений совести, ни смущения. Выдержав паузу, дождавшись тишины, продолжила: - Раз я буду вашей помощницей, то практически постоянно должна находиться в резиденции. И я прекрасно понимаю, что вы захотите выделить мне телохранителя из вашего окружения.
   - Лиза! - возмутилась мама, пытаясь меня остановить, но я лишь мотнула головой, продолжая смотреть исключительно на подозрительно сощурившегося наместника. - Дело в том, что я хотела бы просить вас сделать моим личным телохранителем Стемпа Мартана.
   - Лиза! - Это уже папа подал голос.
   Наместник усмехнулся, весело улыбнулся моим родителям, а у меня по спине мороз по коже пробежался, и страшно повернуть голову. Я знала, что делала больно, практически предавала Эсама, но он сам виноват.
   - Чем же плох ши Лимайн? - решил давить на меня наместник, явно получая от этого удовольствие.
   - Почему же плох. Он прекрасный специалист своего дела. Но мне больше не нужна нянька, мне нужен тот, кто всегда будет рядом, при этом не отчитывая за каждый мой шаг.
   - И вы думаете, что ши Мартан с этим справится лучше.
   - И он из вашего окружения, - повторила я, чтобы всем стала понятна моя мысль.
   Да, Лимайн папин человек, его глаза и уши, а Стемп шпионить для родителей точно не станет, как и выносить мне мозг любой нелепицей.
   - Не думаю, что это хорошая идея... - начал Гри, но не тут-то было.
   Наместник кивнул, озвучивая своё решение, не давая закончить фразу жениху Маши, чем несказанно меня порадовал:
   - Мудро. Завтра же назначу его твоим телохранителем.
   - Лиза, так же нельзя, не посоветовавшись с нами! - возмутилась мама, вставая со своего места.
   - Мам, всё хорошо, не переживай. Эсам и сам уже от меня устал. Он прекрасный телохранитель и нянька, только я уже выросла. Понимаешь?
   - Вик? - Мама обернулась к папе.
   Тот хмурился, но молчал, прожигая взглядом стол.
   - Возможно, дочь права. Эсам её душит. А мы настолько привыкли к их перепалкам, что просто не заметили очевидного. Хорошо, Лиза, надеюсь, ты знаешь что делаешь.
   Я кивнула и только после этого смело воззрилась на Эсама. Да, мой уже бывший телохранитель злился, возможно, даже был вне себя от злости, но сдерживался. Дашка рядом, выпучив глаза, покрутила у виска пальцем, но я была убеждена, что сделала правильный выбор.
   - Папа, Дарье нужен телохранитель, не знаю, почему дядя Жибор сам никого не нанял. Пусть Эсам её охраняет, у него хорошо получается защищать несовершеннолетних.
   Родители обернулись к сестре, та выглядела перепуганной.
   - Мне не нужен телохранитель.
   - Как это не нужен? - возмутилась моя мама. - Лиза права, Натали совсем о тебе не думает. Эсам, с завтрашнего дня охраняешь Дашу.
   Лимайн прожёг меня гневным взглядом, но маме ответил совершенно спокойно:
   - Как скажете, шия Махтан.
   - Вот и отлично! - Мама сразу успокоилась, а папа о чём-то задумался.
   Я же села на своё место и залпом выпила остывший чай. Фу-х, пронесло как комету над звездой. Я думала мне каюк, но нет, справилась. Теперь хоть какая-никакая, а свобода. Стемп не Эсам, не нудит и не вредничает.

Глава 2

   Елизавета
   - Объясниться не хочешь? - напала на меня Маша, стоило нам зайти ко мне в комнату.
   Вечер подходил к концу, и пора было прощаться, но подруга захотела посекретничать о чём и заявила Гри, оставив мужчину за дверью. Даша тоже захотела погреть уши, вольготно развалилась на моей кровати, подперев рукой щёку.
   - А чего непонятного? - удивилась я. - Всё строго по нашему плану.
   - Какому плану? Ты зачем Стемпа вернула? Понимаешь же из-за чего я отослала от себя. Совсем о его чувствах не думаешь?
   Я отошла от Маши, села на кровать, не собираясь оправдываться ни перед кем.
   - Маш, тебе он не нужен? А мне очень. Он хороший телохранитель, молчаливый, исполнительный. Ты сама сказала, что я не должна под влияние мамы попасть, так? Так вот через Эсама мамуля будет знать каждый наш шаг, тебе это надо? А Стемп свой. Я за эти годы к нему тоже, знаешь ли, привыкла.
   - Твою медь, Лиз! Ну какое наш! Мы же с ним видеться будем практически каждый день. Гри уже в недоволен.
   - А при чем тут Гри?
   - Да как же не при чём, Лиза!
   - Лиза, ты и вправду неправа. И Эсама обидела, и Гри со Стемпом опять лбами сталкиваешь, зачем? - вступила в разговор Даша.
   Злость во мне просто вспыхнула. Стоило открыть рот, глядя на во всем прилежную и безупречную сестру, меня понесло.
   - Эсама обидела? Я?! Он меня не обижал? - кричала я, указывая на дверь, за которой и стоял сейчас Лимайн. - Да за все годы его службы я только и слышу от него какая я недостойная, невоспитанная и вульгарная! Хоть раз доброе слово мне сказал? И я его обидела? Да вы вообще ничего не знаете, каково это изо дня в день всё пытаться быть правильной в его глазах и слышать в ответ одно и то же, чтобы ты ни сделала. Так что не надо меня тут отчитывать права я или нет. Да и тебе как раз нужен опытный телохранитель, вот, пользуйся!
   Маша попыталась меня обнять, но я скинула её руки с плеч.
   - Лиз, что, всё так серьёзно? Я думала это у вас дружеские перепалки, - попыталась она оправдать своё невмешательство, но я уже остыла и дико устыдилась своей вспышки гнева.
   - Маш, ну какие дружеские? О чём ты вообще? Я так устала каждое утро просыпаться и трусить выйти за дверь, где его Занудство ожидал меня! У меня уже паранойя развилась, представляешь? Знаешь, как я тебе завидовала, глядя на Стемпа и Чия, они же никогда тебе и слово поперёк не скажут, всегда исполнительные и молчаливые.
   Даша села на кровати, подогнув ноги под себя, внимательно слушала меня и выглядела слегка растерянной. Кажется, только папа ухватил в чем суть дела, остальным придется объяснять, оправдываться, унижаться, выставляя свою боль напоказ.
   - Хорошо, я заберу его, - кивнула сестра, а я удивлённо заморгала. Похоже, Дарья не понимала, что Лимайн уже её, и решение тут принимала явно не она. - Только сейчас папе позвоню, объясню ситуацию, что ты устала от своего телохранителя, и он временно поживёт у нас.
   Меня повергли в шок её слова, как впрочем и Машу. Даша телохранителя, как котёнка бездомного, решила у меня забрать? Машка хихикнула, попыталась объяснить моей сестре, что всё не так просто, как ей кажется.
   - Даш, не временно. Он твой навсегда.
   Та в ответ, покачала головой.
   - Лиза просто сейчас злая. Через неделю успокоится, соскучится и заберет себе обратно.
   - Не заберу, - уверенно бросила ей, отворачиваясь и гордо складывая руки под грудью. Вообще, о чём она говорит. Я никогда не меняю своих решений.
   - Да, да, как с тем желтым платьем, что висит у тебя сейчас в шкафу. Отдала, потом забрала, потому что туфли к ним купила. Туфель давно уж нет, а платье до сих пор у тебя.
   Я поморщилась. Твою артиллерию, точно же. И я забыла про это платье! Взяла обратно, чтобы сходить на свидание, которое сорвалось из-за папы, потому что, видите ли, проверил парня, а у того криминальное прошлое. Вот я из-за переживаний и забыла совсем про него. Решительно открыла шкаф, нашла жёлтое платье и положила рядом с Дашей.
   - Вот, забирай.
   Даша взялась за плечики и приложила платье к себе, подмигнула нам, счастливо улыбаясь.
   - Красивое, - прокомментировала Маша, попросила у Даши и, подходя к шкафу, приложила к себе, примеряясь.
   - Ей его Эсам купил год назад, когда мы вымокли под дождем в столице. Не успели заскочить в магазин.
   - Кто-то промок до нитки, а кого-то на руках за секунду донесли сухой и невредимой, - недовольно припомнила я Даше.
   - А ты кричала больше, вместо того чтобы бежать, - отозвалась сестра. - Он же сразу сказал, что тебя ему на руках нельзя по статусу носить. Уставом запрещено, если тебе не угрожает опасность.
   - А тебя так можно! - взвилась я.
   - Да, я же младше тебя и не такая быстрая, как ты, - проказливо показав язык, Дашка рассмеялась, но тут же взвизгнув скатилась с кровати, прячась от меня, схватившей подушку и запулившей её в слишком болтливую сестру.
  
   Стемп
   Ко второй неделе своего незапланированного отдыха Стемп решил, что нужно заняться хоть чем-то кроме гонок по автострадам. Боль, увы, скоростью не заглушить. Не помогал и адреналин поединков. Всё было напрасно. Сердце ныло в груди каждый день, а по ночам приходили запрещенные сны. Как сказала добрая Махтан, от чувств не скрыться, но жить с ними можно. Молодая ещё девчонка решила учить взрослого мужчину. Словно у неё жизненного опыта больше, чем у него.
   Про свою любовь мужчина мог бы, смешной в своих идеях Елизавете, рассказывать часами. Его чувство родилось не сразу, не с первого взгляда и даже не со второго. Оно, как цветок, сначала пустило корни, потом робким, упрямым  ростком годами тянулось к свету.
   У Елизаветы  история несколько короче. Влюбилась она спонтанно и ярко, так умели лишь молодые, когда все чувства на разрыв. Когда любить так любить, гулять так гулять. Но девушка так и не призналась в кого она неистово влюблена. У Стемпа были, конечно, идеи, но он придержал их при себе. Наверное и с помолвки она тогда сбежала, потому что не могла видеть его с другой.
   Но это чужие переживания, пусть и созвучные с его собственными, но лезть в душу девушки не хотел. Они прекрасно провели время вместе, гоняя по пустынной лесной трассе, даже нашли небольшое озеро. К морю не поехали принципиально, считая, именно там Лизу и будут искать в первую очередь, а Махтан хотелось бунтарства. Конечно же, как телохранитель Стемп понимал, как важно доставить было Елизавету домой в целости и сохранности, так же он украдкой от девушки сообщил Эсаму с кем она, чтобы тот не переживал. Даже, когда прогулка закончилась, передал из рук в руки. Скандал, который устроил Лимайн, не был долгим, но закончился неожиданно. Елизавета и Эсам решили друг с другом не разговаривать! Раньше до подобного они не опускались. Или между собой это обычное их общение? Стемп этого не знал, но и не одобрял поведение Эсама. Он словно не понимал своих обязанностей как телохранителя, позволяя себе куда больше. Совсем как дворецкий Бурель.
   Может и Стемпу нужно было позволить себе куда больше, чем простой поцелуй? Мартан мотнул головой, отгоняя провокационные мысли. Всё, история с Марией закончилась. Нужно было двигаться дальше, не вспоминая о ней каждую минуту. Нужно научиться жить для себя.
   Гараж располагался в подвале небольшого собственного дома, был достаточно просторным, чтобы устроить в нём небольшую мастерскую по аэробайкам. За два дня Стемп уже отремонтировал два стальных коня своим знакомым и теперь подумывал наладить бизнес. Землянин лихо раскрутился с ремонтом роботов, так почему бы и Мартану не попробовать себя в собственном бизнесе. Конечно, без подмоги высокопоставленных лиц, без их финансирования, а исключительно собственными силами.  Он не ущербный, чтобы не пробиться самому. Всё что нужно было при нём. Голова, руки и дикое желание заняться чем-то, лишь бы забыться хоть на минуту.
   Крутить гайки, слушать музыку, тихо подпевать себе под нос. Запахом масла и топлива пропитались мозолистые пальцы. Ритмичные движения и мысли о том, как улучшить конструкцию аэробайка, чтобы он летал ещё быстрее и безопаснее. Елизавета просила покататься с ним ещё раз и научить управлять  аппаратом. Стемп не стал ничего ей обещать, так как привык держать слово, а в тот раз всё было настолько неясным. За выходку с побегом его могли и наказать. Но всё, кажется, обошлось.
   Звук входящего сообщения отвлёк от работы. Развернув руку тыльной стороной к себе, альбинос осторожно нажал на кнопку, включая экран, он не ждал никаких новостей, поэтому  в первую секунду удивился. Сообщение было от самого наместника.
   Легкий холод предчувствия неприятностей пробрался по позвоночнику. Наместник приказал прервать отпуск и вернуться в резиденция к завтрашнему утру. Для него появилась работа. Скупое сообщение привело Мартана в замешательство. Он думал, что его уволили, точнее, он подал рапорт об отставке, но ответа пока не получал. Оказывается, его не уволили и отправили в отпуск? Сорваться с крючка не получилось? Как так? Стемпу казалось он всё сделал, чтобы его обязательства перед наместником закончились.
   Какую же работу приготовили для него в этот раз? Неужели что-то случилось с Марией? Экстренных сообщений по закрытому каналу личной охраны резиденции не поступало. Стемп ещё раз проверил, считая, что его уже отключили от него, поэтому тишина в эфире. Поприветствовав коллег, Стемп попробовал узнать новости, увы, никто не знал зачем его вызвали в резиденцию.
   Немного посомневавшись, он так и не решился позвонить Чия. Бывший напарник если бы и знал, уже давно сам позвонил. А раз молчал, значит тут дело в другом.
   Альбиносу ничего не оставалось, как отложить работу и зайти в дом, чтобы привести себя в надлежащий вид, да и постирать вещи, почистить костюм.
   Утром, за час до назначенного времени, Мартан уже въезжал в гараж резиденции на своём аэробайке. Кивнул знакомому охраннику, поставил аппарат на привычное парковочное место. Две недели пролетело, а ничего не изменилось. Словно он и не уходил, словно не было решения уволиться. Шагая в кабинет к начальнику, Стемп даже не был уверен в том, что ему говорить. К счастью, ничего от него и не потребовалось. Стоило ему лишь войти, как начальник охраны по-приятельски обнял Мартана за плечи.
   - Я так рад, что тебя вернули. Такими специалистами как ты не разбрасываются, о чём я не раз сообщал наместнику, и он меня услышал.
   - Зачем меня вызвали, ши Обош? - попытался прояснить обстановку Стемп, жутко смущаясь такой похвалой своего прямого начальника.
   Обош редко кого хвалил. По-своему строгий пожилой альбинос заменял многим отца. Поэтому и ценно слышать теплые слова от него.
   - У наместника появился личный помощник. Её охрана теперь твоя прямая обязанность.
   - Её? - удивился Стемп.
   В голове у альбиноса пролетело столько вопросов, но озвучился лишь один. Почему это женщина? Разве не Бурель должен был стать преемником наместника? Ведь они с Марией женяться, а значит останутся на Новомане. Но если наместник взял себе другого в помощники, получалось, что Мария и Бурель всё же улетят на Шиянар? Именно поэтому шиямата до сих пор не улетела к себе на планету, решив погостить в ожидании дня свадьбы? Они все вместе улетят после торжества?
   - Ты слышишь меня? - Обош коснулся плеча Стемпа, и тот вынырнул из своих мыслей.
   - Что? - сипло переспросил он.
   Он слишком глубоко задумался и прослушал начальника, а тот явно ждал от него ответа.
   - Я сказал, что наместник взял в личные помощники дочь ши Махтана. Ты осознаешь всю ответственность возложенную на тебя? Он ведь начальник службы безопасности планеты. Очень важный манаукец. Он тебе за дочь голову оторвёт и мне заодно, и возможно, даже наместнику. Так что соберись и не витай в облаках. За девочку отвечаешь собственной жизнью, понял?
   - Шия Махтан? - удивился Стемп, теряясь в своих подозрениях.
   Вот кого он точно не представлял видеть на месте личного помощника наместника, так это дочь непримиримого врага янарата. Как так вышло, что дочь Линды Махтан вдруг стала приближённой к Шияне? Что за игру затеял наместник? И от кого он, Стемп, должен оберегать Елизавету? Не от самого ли янарата?
   - Да, младшая шия Махтан. Совсем уже взрослая стала, - с гордостью отозвался Обош. - Ещё казалось бы вчера её на коленях держал, а теперь вот какая птица, личная помощница наместника.
   Для всех охранников не были секретом теплые отношения Махтана и начальника Обоша. Они часто работали бок о бок, защищая мир и покой новой планеты. Слишком тесно переплетались функции обоих начальников, не мудрено, что они быстро сдружились.
   И всё же, почему Елизавета? Стемп пытался и слушать инструктаж начальника, и думать. Выходило плохо. И Мартан решил спросить у самой Елизаветы почему она здесь, и почему именно ему выпала честь охранять её.
   - Она скоро прилетит. Иди на площадку, встреть её и проводи к наместнику в кабинет, - отдал последние наставления Обош и отпустил Стемпа. Тот поклонился, прижав руку к груди, чувствуя, как сильно бьется сердце.
   Альбинос гнал от себя непрошеные мысли о Марии, но всё же надеялся на встречу с ней. Они же с Елизаветой подруги, а значит, он непременно увидит свою любимую. Чужая невеста, а скоро жена. Как бы ни старался альбинос сбежать подальше от Марии, но судьба упрямо возвращала его к ней. За что ему такое испытание? За что?
  
   Елизавета
   Я старалась выглядеть презентабельной. В логове альбиносов по другому просто нельзя. На фоне белоснежных шиянарцев, я казалась черной вороной. И понимала, что если хотела достигнуть своей цели, то обязана быть дерзкой и эпатажной. Долго перерывала свои наряды и наконец остановилась на одном. Короткое, цвета аметиста, оно, как вторая кожа, обтягивало тело, но было усыпано тканевыми цветочками, которые придавали небольшой объем. Туфли на высоком каблуке. Алая помада. Волосы ниспадали на спину красивыми волнами. Добавила украшений. Я готова!
   Со стороны я, наверное, выглядела как собирающаяся не на работу, а на свидание. Так, собственно, и было. Он просто обязан заметить меня наконец! Ведь всё это ради него. Ну и меня, конечно, тоже. Сдаваться я не собиралась, потому что ещё и не проиграла. Пусть мужчины и падки на красоту, но привязать их можно ещё и кое-чем другим, например, умом! Хоть Даша и утверждала обратное.
   В чём-то она, конечно же, права. Умной женщине сложнее жилось, чем красивой и глупой, но я не собиралась унывать и впадать в депрессию. У меня на это просто не было времени. Как говорила моя мама, хочешь мужика - иди и бери его. Это она так про себя и папу. Ведь если бы не её смелость, то папа бы точно никогда не решился подойти к ней первой. У манаукцев с этим строго. Это у землян выбирал мужчин, а у нас женщина. И обидно, когда твои чувства не взаимны. Как же тяжело и больно. Но я сделаю это. Он будет моим!
   Скайт приземлился прямо перед резиденцией. Люк отошёл в сторону, я ступила на ступеньки трапа и замерла ликующая, узрев Стемпа в чёрном костюме, скрывающим табельное оружие. Вот он, настоящий телохранитель, именно такой, о котором я мечтала несколько лет. То есть год точно.
   Шиянарцы отличались от манаукцев своей невероятной внешностью. Поначалу, для непривыкшего глаза, они казались на одно лицо, но приглядевшись и пообщавшись начинаешь различать их. А со Стемпом у меня как-то сразу сложилось. Он выделялся на фоне своих белых сородичей так же, как и отец Даши, как и наместник. Даже Гри Бурель не мог похвастаться особо выразительными чертами лица. Суровый и огромный Стемп всегда привлекал моё внимание и импонировал мне по характеру: душевный, безотказный и неворчливый манаукец. Тряхнула головой, манерно откинула волосы назад. Хватит думать о всяких там ворчунах. Вообще об Эсаме лучше забыть. Надоело. И то, что мы сегодня встретились с ним дома, нисколько не должно меня волновать и трогать. Не должно и точка. Но, твою артиллерию, почему-то трогало! Неприятненько сосало под ложечкой, отчего я злилась на себя.
   Ох, как он на меня посмотрел! Просто внутренности опять скрутило в узел. Всё ждала очередной отповеди, но он презрительно поджал губы и унизил своим молчанием. Я же пыталась напомнить себе, что давно мечтала избавиться от его влияния. Я хотела свободы, и я её получила, так почему же не могла после встречи с Лимайном радоваться жизни? Могла. Вот возьму сейчас и как начну радоваться.
   Наверное, я напугала Стемпа, когда вдруг неожиданно даже для самой себя сорвалась с места и, сбежав по трапу, повисла на шее у телохранителя.
   - Приветствую! Долгих лет тебе. Я так рада, что ты согласился работать со мной! Я, если честно, боялась, что не примешь предложение.
   Моё тарахтение Стемп прервал, решительно отстранившись, удерживая меня за талию. Ух ты! Эсам меня так никогда не касался! Неожиданно ощущать себя не в родственных, а чужих объятиях.
   - Приветствую вас, шия Махтан. Рад снова видеть вас. Но это не мой выбор - охранять вас, а ваш.
   Я улыбнулась. Всё же характер у Стемпа имелся. И он уже тоже решил меня отчитывать. Как и узнал, что это именно я настояла на его кандидатуре на роль моего телохранителя. Эсам пожаловался?
   - Да, мой, - не стала лукавить. Скрывать я точно ничего не собиралась. - У меня к тебе деловое предложение, - подцепив мужчину под руку, прижалась к нему, расплываясь в самодовольной улыбке. Предложение не самое приличное, даже несколько аморальное. Если честно, никогда до подобного не опускалась, но приручение дворецкого кое-чему меня научило, в любви, как на войне, нужно использовать и подлые приемчики.
   - Я не совсем вас понимаю, -  отозвался Стемп, пытаясь высвободиться из моего захвата. Но я крепко держала, ещё теснее прижимаясь и шепча:
   - Мы заставим их ревновать!
   С Бурелем этот приемчик сработал на ура. Что бы там Мария ни говорила, но Гри её приревновал к землянину, это точно. Именно с того момента, когда я её оставила с дворецким в особняке Йохана, их отношения и изменились. Мама утверждала, что мужчины собственники, даже если женщина не нужна сейчас, все равно отдавать другому жалко. А если ещё чужой позарится, то вообще труба дело. Дух соперничества перекрывает прочие инстинкты.
   Немного грустно, что в обучении мамы была вот такая вот обширная психология. У меня лекции по этому предмету настолько скучные и однообразные, аж зубы сводило. И весь материал в просторах галанета лежит, бери - не хочу. За что только преподавателям платят? Я бы с большим интересом в маминой академии поучилась. Жаль, что родители оказались категорически против земных заведений. Только общесоюзные, и я их понимала. Я так же, как и Маша с Дашей, очень ценный кадр Манаукской Федерации, и моё место здесь, на Новомане, поближе к папиному крылу.
   Папа у меня вообще крайне ревнивая личность. Души во мне не чает, позволяет многое, но держит под строгим контролем. Хочу как Даша жить свободной от родительской опеки. Дядя Жибор в этом плане адекватный!
  
   Эсам
   Утро не задалось! Лимайн отчетливо ощутил это, стоило только столкнуться в коридоре особняка Махтан с Елизаветой. Вредная девчонка! Столько лет он служил её семье, оберегал жизнь несносной наследницы уважаемого Викрама Махтана. Вся в мать пошла! Такая же вздорная и вредная!
   Как увидел её, так и настроение испортилось, а плохое предчувствие подтвердилось. Махтан сказал, что предупредил о новом назначении Лимайна ши Дороша, но, видимо, это не так. И теперь Эсам просто не знал что предпринять! Радушного приема ему никто и не обещал, но и о подобном не предупреждал.
   - Ты кто такой?
   Угрожающий шёпот загнал душу нетрусливого манаукца в пятки. Эсам сглотнул, пробуя произнести хоть слово.
   - Я телохранитель вашей дочери. Меня отправил к вам ши Махтан, - с трудом просипел, так как Дорош из удушающего захвата не выпускал, предплечьем сильно сдавливал горло.
   Альбинос усмехнулся и придвинулся ещё ближе, а Эсам поморщился от болезненных ощущений, появившихся внизу. Манаукец и не предполагал, что знаменитый шиянарец настолько выше его и крупнее. Спиной брюнет чувствовал каждую выбоину на стене небольшого особняка Дорош. Со стороны он казался таким уютным, а по факту неприступной крепостью из-за своего хозяина. Эсам только успел подняться по ступенькам и протянуть руку к звонку, как тут же оказался обездвижен могучим телом альбиноса, полностью безоружен и беспомощен!
   - Телохранитель, говоришь? Знаю я вас, телохранителей, дворецких и прочих прохиндеев из резиденции. Трахнуть мою доченьку решил?
   Эсам выпучил глаза, замотал головой.
   - Я не из резиденции. Меня отправил к вам ши Махтан.
   - Это ничего не меняет. Махтан или нет, все вы тут ошиваетесь не просто так. Только посмей даже подумать как мою дочку совратить, прирежу, - проникновенно пообещал Жибор, и Эсам не знал, чем бы дело закончилось, если бы из дверного проема не показалась голова предмета разговора. Дарья, нагнувшись, выглянула на улицу и внимательно осмотрела мужчин, прижимающихся к стене дома. Зеленые пряди игриво заблестели в лучах Тариона.
   - Пап, познакомься, это Эсам Лимайн, бывший телохранитель Лизы, - как ни в чём не бывало спокойно произнесла Даша, не меняя ни позы, ни выражения лица. Видимо, подобные сцены ей не в новинку. Эсам сглотнул, не зная что и думать. - Я тебя вчера о нём предупреждала, - продолжила девушка общение с отцом. - Лиза его бросила, и ему теперь некого охранять. Теперь он охраняет меня.
   - Даша, я помню, что ты мне вчера говорила. Я должен его проверить, - невозмутимо отозвался глава сумасшедшего семейства.
   Лимайн вдруг понял, что поспешил, принимая предложение Викрама Махтана.
   - Пап, с ножом у яиц тебе любой признается во всех прегрешениях.
   Мужчины дружно покосились на хищно поблескивающий нож, затем друг на друга, и Эсам шумно выдохнул, когда Дорош его отпустил, убрав нож за спину, оглядывая манаукца с головы до ног.
   - Мелковат он для телохранителя и хиленький. И кто вообще решил, что моя дочь нуждается в дополнительной охране? - пробормотал альбинос, а Дарья пожала плечами.
   - Лиза. Мне кажется, они сильно поругались, но скоро помирятся, и она его заберет обратно.
   - Мы не ругались, шия Дорош, и она меня не заберет, потому что я сам к ней не вернусь, даже если она и передумает, - зло отозвался Эсам, у которого нервы уже были на пределе. Что это за отношение к нему? Он что, вещь? И вообще, пора бы уходить из негостеприимного дома. Как утро не задалось, так и день продолжился!
   Жибор остановился у входа и приглашающим жестом указал на него Эсаму.
   - Заходи, поговорим.
   Дарья выпрямилась, сложив руки на груди, грозно взглянула на отца.
   - Пап, только давай без твоих допросов с пристрастием. Эсам хороший, честно.
   - Раз хороший, то без пристрастия, но допросить нужно, - спокойно возразил ей Дорош, а Эсам почему-то подчинился и направился в дом. Хотел ведь отказаться, когда острая сталь оказалась в непростительной близости от его паха. Проклинал себя за слабость, ненавидел за бессилие.
   Рассматривая дочь и отца, Лимайн удивлялся тому, насколько они непохожи. Невысокая, хрупкая Дарья, яркая в своём домашнем костюме, перепачканная краской, в смешных розовых домашних тапочках, выглядела как звёздная пыль после взрыва сверхновой, рядом с белоснежным отцом в свободной светлой тунике и льняных брюках, предпочитающим ходить босоногим. Лимайн бросил взгляд на свои до блеска начищенные ботинки, смутился, не зная, разуваться ему или нет. Хозяев, кажется, его обувь мало волновала, они спорили между собой, обсуждая, что делать с Эсамом дальше. В итоге выиграл спор отец, и Дарья удалилась по лестнице вверх, а Лимайн остался с Дорошем в гостиной.
   Хозяин дома махнул ему рукой.
   - В моем кабинете поговорим и запомни первое правило - рот на замок. Что бы ты здесь ни увидел, должно остаться здесь же. Проговоришься хоть кому - отрежу язык.
   Эсам сглотнул, похоже, Дорош весьма ловко орудовал ножом, раз угрожал исключительно отрезанием.
   - Я понял, - кивнул в ответ. Строгое правило телохранителей - тайны охраняемого объекта остаются тайной.
   - Ничего ты не понял, - бросил ему Жибор из-за плеча. - Дарье телохранитель не нужен. Я сам справляюсь с её безопасностью. А вот тебя подтянуть нужно. Не знаю, кто тебя готовил, скорее всего даже не сам Махтан. Викрам обычно более серьезно подходит к подготовке кадров.
   Эсам удивлённо приподнял брови. Да, его готовил не сам Махтан, а один из его лучших учеников!
   - Слабоват ты, - припечатал Лимайна альбинос. - Но за две недели многому научишься.
   Альбинос остановился посередине комнаты, стены которой были увешаны всевозможным оружием и военными приспособлениями. Кабинетом назвать этот арсенал язык не поворачивался, и добротный рабочий стол с высоким кожаным креслом проблему не решал.
   Манаукец в который раз пришёл к выводу, что с шиянарцами лучше не связываться. От слова вообще! Ненормальные на всю голову! Вот только бежать из дома Дороша уже слишком поздно, дверь за его спиной закрылась!
   - Своих девочек я охраняю сам. Но, возможно, ты будешь хорошим прикрытием. И имей в виду: забудь о моей крошке. Я сам был телохранителем и знаю все твои пошлые мыслишки, оставь их в своих штанах, понял меня?
   Эсам выпрямился, гордо глядя на хозяина дома.
   - Не буду лгать. Дарья мне нравится как невероятно талантливая и смышленая девушка. Но я прекрасно помню устав и строго соблюдаю его.
   - Вот и славно, - усмехнулся Жибор ему в ответ. - Я всё же врач, моё призвание спасать жизни, а не отнимать. Но иногда приходится...
   Эсам очередной раз сглотнул. Дорош стоял у истоков основания Новомана. Он друг и правая рука наместника. Двадцать лет назад янарат и его сподвижники организовали кровавое восстание на Шиянаре, но потерпели неудачу и вынуждены были скрываться, пока шиямата не объявила о своем решении простить сына и его отчаянных друзей. Эти события уже история, которую многие скрывали от общественности. Но единицы ещё помнили те страшные времена. Лимайну тогда было лишь девять, но он увлекался хрониками и знал правду. И теперь он будет жить в доме экстремиста!
  
   Елизавета
   Мы чинно прошлись до высокого парадного входа резиденции мимо цветущих сферических клумб под зоркими взглядами охраны. Я не перестала убеждать Стемпа, что всё у нас получится, но мужчина был непоколебим.
   - Нет, я не буду в этом участвовать, хватит, - уже не сдерживая раздражения осадил он меня и даже остановился, скидывая мою руку со своего локтя. - Остановитесь, шия Махтан, пока не поздно. Этим вы ничего не добьетесь, только больно сделаете как себе, так и шии Шияне.
   Я закусила губу, сдерживая свою злость. Ну что он такой непробиваемый!
   - Это сработает! Мария Буреля именно ревностью и взяла! Заставила посмотреть на себя как на женщину, когда тебя поцеловала, а потом ещё и к землянину полетела. Разве это не очевидно?
   - Нет.
   Я закатила глаза, чуть не застонав.
   - Стемп, ну открой ты глаза! Неужели и ты веришь, что Гри её любит? Неужели ты не хочешь заставить её ревновать? Ты так легко сдался? - давила я на мужчину, потому что у меня был план, грандиозный и совершенно аморальный план, для которого Мартан мне был кровь из носа нужен. Но как его заставить забыть про нравственные принципы? Увидев вышедшую на крыльцо подругу, быстро шагнула к Стемпу ближе, схватила его за ладонь, нежно погладив свободной рукой по груди.
   - Поверь, мы заставим её усомниться в своём выборе. Она...
   Стемп болезненно схватил меня за плечи, чуть встряхнул, гневно шипя, как перегруженный насос, готовый в любой момент взорваться.
   - Она сделала свой выбор! Хватит уже, остановитесь!
   Я прижалась лбом к его груди, сбивая с толку. Мне нужна была передышка, всё же не каждый день довожу мужчину до белого каления, да к тому же альбиноса, а с ними вообще не знаешь как вести себя, чтобы не сорвались у них гайки. Это я с манаукцами спокойна как ледяной астероид, точно знала, что выдержка их не подведёт, а тут... Один экстрим!
   - А как же ты? Твои чувства? - тихо-тихо шепнула, слыша, как к нам спешит Мария.
   - Я справлюсь, - чуть спокойнее заверил меня Стемп, и я вздохнула с облегчением. Всё же выдержка у него есть. Весьма обнадеживало что план удастся.
   Выпрямилась, улыбнулась и обернулась к своей подруге, которая шла не одна, а с неизменной своей теперь тенью, с Бурелем. Как же он неслышно ходил. Ещё я заметила новых телохранителей янары. Два молодых альбиноса держались чуть поодаль, слишком нервно оглядывали округу, с усердием исполняя свои обязанности.
   - Мария, привет! - по привычке обняла её, краем глаза покосилась на Гри, который поприветствовал Мартана кивком головы. Ни капли ревности на лице. Даже мускул не дрогнул. Обидно. Но ничего. Я только начала!
   Отстранившись, оглядела подругу с головы до ног, замечая что она с каждым днём выглядела всё счастливее. Плохо, очень плохо. Влияние Буреля на лицо! Будет трудно заставить её усомниться в женихе. Ловко он её окучил. В его любовь я не верила ни на кредитку. Все вокруг радовались приближающейся свадьбе, но только ни я. У меня было катастрофически мало времени. Спасать Машку надо из лап совратителя, спасать! Если бы я только знала чем всё обернётся, то не поддержала плана Даши. Но еще не поздно всё исправить, две недели у меня ещё есть.
   - Ты прекрасно выглядишь!
   Платье на ней и вправду было изумительным. Длинный подол с легким розовым шлейфом взмётывался от каждого её шага. Маша выглядела, как цветочная фея из детских сказок.
   - Спасибо, ты тоже, - бросая настороженные взгляды на Стемпа отозвалась подруга, а затем взяла меня за руку, намереваясь утащить за собой, но я её остановила, обратилась к её жениху:
   - Ши Бурель, рада вас видеть! Как продвигается подготовка к свадьбе?
   Бывший дворецкий на секунду прищурил глаза, затем улыбнулся ещё шире, учтиво поклонился.
   - Рад видеть вас, шия Махтан. Долгих вам лет процветания. Очень приятно, что вы беспокоитесь о нашем с Марией торжестве. Смею заверить, что всё идёт строго по плану.
   Ага, у меня тоже по плану!
   - Что ж, - покивала головой, затем взяла Стемпа под руку, давая понять, что здесь он со мной. - Мне нужно встретиться с наместником. Поговорим попозже? - уточнила у подруги, которая недовольно хмурилась, глядя на то, как я прижималась к её бывшему, а моему нынешнему телохранителю.
   - Да, поговорим.
   Слова ей дались явно с трудом, а я обрадовалась хоть какой-то реакции, подмигнула Стемпу и повела его к крыльцу.
   Во мне бурлили страсти! Я с трудом дождалась момента, когда мы поднялись на второй этаж и вышли в пустующий коридор. Уволокла Стемпа в небольшую нишу и обрадовала его.
   - Видел, как она смотрела на нас? Она приревновала! Я же тебе говорила, что получится.
   Мартан пытался мне возразить, но я прикрыла его рот ладонью, зашептала быстро, оглядываясь по сторонам, свидетелей нашего разговора не должно быть.
   -  Скажу честно, меня всегда беспокоил Бурель, особенно после того как подруга поделилась своими подозрениями насчёт него и её бабули. Тьфу ты, шияматы, - спохватилась я, что мне-то она точно не бабуля! Мои бабушки Елена и Ишави были несомненно лучше. Ни одной в голову не придёт мне подарить обнажённого землянина на день рождения! Эта властная женщина давно мешала и президенту, и наместнику. Про короля Юрия я ничего не знала, но вроде с ним у неё ещё стычек не было, но даже его, мне кажется, эта участь может настигнуть. Участь вступить в негласную войну, в противостояние с шияматой.
   Стемп мотнул головой, пытаясь освободиться, руками придерживал за талию, пытаясь отодвинуть, но я упрямилась, я же не всё ему ещё рассказала.
   -  Так вот, Бурель. Он умелый манипулятор. - А также изысканный любовник на зависть многим, но говорить об этом остерегалась. - Конечно же он Маше не по зубам. Она больше маминого взяла, такая же мягкая, покладистая и добрая. Сопротивляться такому как Бурель она просто не в состоянии!
   Стемп внимательно слушал мой шепот, даже дал перевести дыхание.  Да, Бурель тот ещё манипулятор, именно поэтому требовалось вмешательство. Аморально? Да! Я прекрасно понимала, что нельзя лезь в чужие отношения, но я не я буду, если не докажу всем, что не любовь это! Обман, фикция. Я не знала что именно, но точно не настоящие чувства!
   - Я не верю, что он её любит! А мы с Машей мечтали о любви! Настоящей, между прочим! Яркой и искренней! Я спасу её, вырву из лап развратника! Докажу, что настоящая и искренняя любовь иная!
   Тут я сделала паузу, чтобы мужчина понял, на кого я намекаю.
   - Ты должен мне помочь! - выпалила я, осознавая, что давлю на него. - Она уже ревнует! Стемп, это твой шанс!
   Я заглядывала в глаза мужчины, ища в них решимость, боевой огонь, но в них плескалась лишь грусть и усталость.
   Отняв мою руку от своих губ, телохранитель ласково погладил меня по волосам, как нерадивого ребенка, которому нужна такая вот ласка, чтобы успокоиться.
   - Шия Махтан, признайтесь, вы влюбились в Буреля?
   - А? - Я отшатнулась от альбиноса, растеряв весь свой пыл. С чего такие выводы?
   - Я думал, у вас с Эсамом любовная размолвка. Но даже если и так, то всё равно я вам не помощник. Вам пора на встречу с наместником. Нельзя опаздывать.
   Как холодной водой окатил. Я все слова растеряла, не зная что и ответить. Смутилась даже, когда поняла, что совсем забыла о назначенной встрече и что уже откровенно начала опаздывать.  Быстро шагая впереди Стемпа, оглядывалась через плечо. С чего он взял, что я влюбилась в Буреля? Ещё и Эсама приплёл! Мужчины! Никакой логики!
   Ближе к обеду я уже пообвыклась на новом рабочем месте. На удивление янарат оказался весьма радушным начальником. Он выделил мне отдельный кабинет, сам лично целый час вводил в курс дела, расписывая мои прямые обязанности, которые больше походили на секретарские. Я должна была присутствовать на всех его встречах, записывать всё, что мне покажется интересным, потому что в конце рабочего дня мы будем общаться с наместником, точнее, я должна буду делиться впечатлениями.
   Кабинет мне нравился, не такой, конечно, просторный и шикарный, как у Шияны, но тоже вполне презентабельный. Тут явно дизайнер экономил и натуральные материалы были заменены на суперпрочный пластик, но классический стиль выдержан идеально. Бордовые стены, тяжелые шторы, мягкий ковер, коричневый невысокий кожаный диван для гостей и журнальный столик. Также имелся кухонный столик с комбайном для приготовления напитков и шкаф с изысканными сервизами.  Открыв шкаф, я нашла вазочку со сладостями и предложила Стемпу попробовать одну конфетку. Осмотрев диван, сочла его вполне мягким и удобным.
   - Вот твоё рабочее место, - Я похлопала по кожаной спинке, предлагая Мартану присесть, сама же пошла исследовать свой стол и технику, параллельно проглядывая книжный шкаф с накопителями информации.
   Сидеть в белом кресле на новом рабочем месте оказалось удобнее, чем в моём родном дома. Высокая спинка с подголовником, массажные валики, еще и разные положения, вплоть до лёжа! Супер! Стол казался сделанным из белого дерева. Много выдвижных ящиков, в одном даже мини-сейф нашёлся, который я быстро перепрограммировала на свой отпечаток пальца.
   Из окна открывался вид на посадочную площадку, обрамленную садом. А ещё в резиденции был бассейн, тренировочный зал и даже конюшня и всем этим, с позволения Маши, я могла пользоваться. Может, и хорошо, что я не улетела на Манаук. Какие там могла предложить мне условия тётя Санира? Вряд ли такие роскошные.
   Сам обед прошёл в малой столовой в обществе семьи наместника. Стемпа пришлось отправить в столовую для рабочего персонала. Мария кидала на меня выразительные взгляды, требуя ответить на сообщения, которые я игнорировала. Нам нужно было пообщаться лично и это я ей уже говорила. Я боялась этого разговора, но его, увы, не избежать. Слишком многое было поставлено на кон: и будущее Даши, и свадьба Маши, и моя личная жизнь. Как же всё переплелось!

Глава 3

   Елизавета
   Итак, мой "непомощник" смотрел на Марию так, что сердце кровью обливалось. Как ни пытался он скрыть свои чувства, но я читала в его глазах тоску и безысходность. Маша злилась на меня, тихо так злилась, молча поджимала губы и бросала на меня гневные взгляды. Бурель единственный оставался спокойным. Почему единственный? Потому что я тоже нервничала. Дорога до апартаментов Маши растянулась на долгие часы, вот честно. Бесконечная дорога в лабиринте коридоров и переходов. И вообще, чего за нами Бурель увязался? Мы его не звали. Мне же надо поговорить с Машей тет-а-тет, и мой кабинет был бы куда ближе.
   Затылок обжигало от напряженных взглядов мужчин. Ещё и Маша вцепилась мне в руку, как унжирский клещ - красивый и беспощадный. Совесть моя шептала остановиться и даже сдаться, но разве я могла опустить руки? Нет! Я четко была уверена, что делала всё правильно. За своё счастье надо бороться, так меня учила мама. Вот я и борюсь за своё и за Машино заодно. Про Дашу вообще молчу, она у меня такая несамостоятельная, только я и могу помочь ей выстоять в этом мире, полном предрассудков и предвзятого мнения.
   К сожалению, Дарья у нас слишком похожа на унжирку, а это значит, что у многих манаукцев вызывала стойкую неприязнь. Поэтому она и уходила в себя, отдаваясь своему творчеству. Даже я, не имеющая научную степень психолога, прекрасно вижу, что она в вечной депрессии! Я однажды спрятала от неё всю чёрную и коричневую краску, так она не отчаялась и рисовала красной. Жутко вспоминать эту картину, наполненную океаном крови, в водах которого плавали глазные яблоки!
   Но не только Даша и Мария нуждались в моей помощи, был ещё несчастный землянин, угодивший к нам на Новоман из-за прихоти шияматы. Нужно ещё и его спасать, так как я узнала кое-что ужасное об условиях его содержания. Следовало всё перепроверить, и пусть сам Йохан тип неприятный и спасать его не сильно тянуло, но и оставлять в трудную минуту не по-манаукски.
   Терпеть не могла, когда ущемлялись чьи-либо права. Пусть даже и землянина, несмотря на то, что он нас, манаукцев, терпеть не мог. Всё равно, я обязана проверить его! У нас любое рабство запрещено, не только сексуальное.
   В общем, список дел у меня преогромнейший, и первое на повестке дня - это образумить Марию, открыть глаза на их связь с Гри. Оглянулась и поняла, что зря это сделала. Ой, как Бурель на меня неприятно смотрит! Мысли читает? Или догадывается? Может, наш разговор со Стемпом подслушал? Со ставленником шияматы стоило быть внимательной и осторожной, у него повсюду уши и глаза.
   - Не хочешь объясниться? - Прижала меня к стене Маша, стоило двери в её апартаменты за нами закрыться, но я приложила палец к губам и кивнула в сторону спальни. Не хочу чтобы нас подслушивали.
   - Я слушаю! - настаивала на своём подруга, когда я плюхнулась на её кровать, поправила короткий подол.
   Мне нужно было время собраться с мыслями. С чего начать-то?
   - Маша, - очень тихо, но выразительно обратилась к ней, - я считаю нужным предостеречь тебя от поспешного шага. Мне кажется, ты совершаешь ужасную ошибку, собираясь выйти замуж за Буреля.
   - Почему это ужасную ошибку? - гневно зашипела подруга. - Вы же сами говорили...
   - Возможно, я ошибалась, - спокойным шёпотом остановила я подругу, чтобы она не разоралась, иначе в комнату непременно ворвутся мужчины. Поэтому я шептала как можно тише. - Я была не права, поддерживая идею Даши о том, что тебе нужна помощь Гри. И к тому же о замужестве мы речи не вели, это твоё решение и оно меня пугает.
   - Конечно моё! Он мне нравится. Я люблю его! - запальчиво выкрикнула Маша, явно теряя терпение и всякую выдержку.
   Я поморщилась от неё визга.
   - Уверена, что любишь? - зашептала в ответ. - А вдруг это не что иное, как обычная порочная страсть, которую порой путают с настоящими чувствами!
   Я столько всяких статей на эту тему прочитала! Первая влюблённость, запретное удовольствие. Такое ощущение, что провела несколько дней в борделе! Теперь моя голова наполнена таким непотребством, а выкинуть невозможно! Я даже знала как сохранить девственность, но испытать оргазм от половой связи! Унжирцы такие извращенцы, что тьфу!
   - Лиза, ты на что намекаешь? - вернула меня в реальность из порочных видений подруга, и я была ей за это весьма благодарна. Да чтобы я ещё раз смотрела эротику на ночь, да ни в жизнь! Какая бы она красивая ни была!
   - Хочешь сказать, что я не люблю Гри? - требовала от меня ответа Маша, я же вздохнула.
   - Давай, я напомню тебе каким должен быть идеальный мужчина. Этот образ мы с тобой собирали много лет. Обсуждали и делились своими мечтами встретить именно такого. Итак, - открыла я окно коммуникатора, чтобы зачитать пункты и не сбиться, хотя, если честно, помнила их наизусть. - Он должен быть красивым, уравновешенным, сильным...
   - Лиз... - попыталась остановить меня подруга, но я выставила руку перед собой, прося дать мне дочитать.
   - Властным, но сдержанным...
   - Лиза! - повторила Маша, но я мотнула головой, продолжая читать.
   - Должен четко знать чего хочет от своей жизни, быть интриганом...
   - Да послушай меня! - ухватилась за плечи подруга и пару раз тряхнула.
   - Нет, это ты послушай меня! - осадила я её и ловким обманным движением уложила Машу на кровать, придавила своим телом и продолжила читать то, о чём мы мечтали с самого детства! - С ним не должно быть скучно! Он всегда должен спасать нас, если мы вляпаемся по самую попу!
   - Да, Лиза! - рявкнула на меня подруга, переворачивая и садясь на меня сверху, еще и придавила руками плечи. - Это и есть Гри! Глаза разуй! Он самый красивый манаукец на Новомане! Он умный и сильный! С ним не скучно! И он помог мне разобраться с землянином! Вытащил мою попу из неприятностей! Это он, Лиза, он идеальный мужчина!
   Я, поджав губы, слушала кричащую мне в лицо подругу и не верила. Это Бурель-то самый красивый мужчина на Новомане? Видала я и получше!
   Подняла руку, показывая следующие строки, цитируя:
   - Немногословен, но четко формулирующий свои желания!
   Маша села на мне прямо, сложила руки под грудь, недовольно покачала головой.
   - Он немногословен и всегда четко формулирует свои желания. Он идеален! - Пожав плечами, развела руки в стороны, мол, мне не доказать ей обратного. Гри был, есть и останется навсегда идеалом для неё. - И он богат! Всё как мы и мечтали! За ним я как за каменной стеной! И он во мне души не чает! - похвасталась подруга, добавив: - Он меня любит, Лиза. В этом я уверена на все сто!
   - Он отличный актёр, Маша. Я боюсь, что он запудрил тебе мозги, а потом придёт время разочарования и тебе будет больно. И тогда ты позвонишь мне, и нам придётся искать место в ближайшем лесочке, чтобы прятать труп.
   Маша рассмеялась, слезла с меня и легла рядом.
   - Глупая, - заявила она мне. - Если бы я не знала, что ты меня сильно любишь и поэтому так беспокоишься, то я подумала бы, что тебе самой Гри нравится, и ты его ревнуешь.
   Я поморщилась. И она туда же. Разве может нравится такой, как Бурель? Он же не просто интриган, а ещё и тихушник, как мама говорит. Держаться от таких надо подальше. Они, как бомба замедленного действия, не знаешь, когда рванёт, но рванёт обязательно.
   - Маша, я же серьезно. Куда ты торопишься? - Я не собиралась останавливаться, пора было уже поговорить начистоту. - Тебе всего восемнадцать. Замуж - это же серьезно. К тому же, Даше через два года только восемнадцать исполнится. До этого срока дядя Жибор её от себя никуда не отпустит!
   - Лиза, а чего тянуть-то, если чувствуешь что твоё?
   Я прикрыла глаза, не слушая подругу, которая распиналась передо мной, пытаясь доказать какой Бурель замечательный. Я же задумалась о своём. Да, Маша права. Тянуть не стоило, если чувствуешь что твоё, то надо брать, пока другим не приглянулось. Но в моём случае всё намного хуже. Тут нужна хитрость, отвага и, наверное, безрассудство. Самой от себя порой страшно, но по-другому не получится заманить его в мои сети. Когда в сердце любимого живёт другая, нужно разворачивать военные действия.
   Жаль, у меня не было сообщников. Маше в этом плане повезло, у неё есть мы с Дашей. А мне о моём горе и поведать некому. Разве что маме. Она у меня мировая женщина. Я с детства наслушалась о её приключениях и даже завидно стало. Чего только она не вытворяла! Такая насыщенная жизнь! А у меня?
   Оглядываясь назад, всегда грустно вздыхаю. Мы с Машкой прокляты любовью родителей, по-другому и не скажешь. Вечный контроль за нами. И это уже откровенно достало! И если Маше повезло с любовью... Хотя Бурель пугал меня, не представляю его в роли верного и вечно любящего мужа. Но это уже явно не исправить. Так вот, Маше повезло с любовью, а мне нет! Но ничего-ничего, скоро всё изменится!
   Раньше никогда не понимала маму и причин её поведения. У неё словно совсем отсутствовали внутренние тормоза, какие-либо моральные принципы и прочие рамки, сдерживающие меня. Теперь же я решилась, буду как она, иначе сойду с ума! Мне нужен мой мужчина, он обязан быть моим, любить только меня и не толкать меня на преступление, на которое я пока не готова! Вот только с каждым днём в душе росла уверенность, что однажды я смогу ради него упасть в самую пучину ада!
   Мы ещё немного поговорили с Машей, пока время обеда не подошло к концу и мне нужно было возвращаться к работе, а подруге к учёбе и  подготовке к свадьбе.
   Всё же мне нравилось работать под началом наместника. Ши Шияна удивительно чуткий и внимательный руководитель. В конце дня он пригласил меня для беседы, очень серьезно выслушал и ответил на все накопившиеся у меня к нему вопросы. Завтра намечалась встреча с унжирской делегацией, которую вроде как я должна была бы подготовить, но так как это мой второй рабочий день, то ответственность, конечно же, с меня сняли и отправили уточнять вопросы подготовки к... Бурелю!
   Вот это новость. То есть Бурель все ещё исполнял обязанности дворецкого, а также распорядителя деловых встреч янарата? Ладненько, учту! Всё равно, когда я займу место наместника, у меня будет свой помощник, и я обязана знать все нюансы таких подготовок. Хочешь, чтобы всё сделали хорошо, сделай сам  - поговорка моей мамы, которой я частенько придерживалась.
   Итак, поговорив с наместником, направилась искать Гри. Несколько страшновато было встречаться с Бурелем, но я же не одна, за моей спиной неслышной тенью следовал Стемп. Он, кстати, весьма достойно держался весь день. Даже жаль немного. Я рассчитывала на скандал, которого все упорно избегали, чтобы не омрачать намечающееся торжество. Машу удалось уговорить, она не стала настаивать на увольнении бывшего телохранителя после того, как я ей предложила поиграть на нервах будущего жениха, чтобы не расслаблялся, ведь конкуренция всегда подстегивала быть лучше соперников.
   Буреля нашла на кухне. Он словно на обложку модного журнала вырядился в белый костюм. Волосы безупречно зачёсаны назад. Дорогущий коммуникатор поблескивал стальными боками, просто крича о достатке своего хозяина. Бурель, стильный, модный, импозантный, невероятно гармонично смотрелся в белоснежной кухне рядом со стальной мебелью, погружённый в работу. Он что-то заполнял на вирте, слегка склоняясь к нему. Алые глаза хищно прищурены, пальцы ловко порхали над клавиатурой.
   Эх, идеальный мужчина! Что уж греха таить. Себе-то можно и признаться! Гри и пугал, и привлекал к себе одновременно! Он явно скрывал в себе столько тайн, что лучше и не совать свой любопытный нос за закрытую дверь! А как говорится, все таинственное самое манящее. Как в фильмах, знаешь, что нельзя спускаться вниз по темной лестнице, потому что тебя там ждут неприятности, но идёшь как привязанная, потому что они же ждут! Так и шла, любуясь красивым профилем Буреля, забывая даже как дышать. Для меня Гри был диким и опасным хищником, которого лучше не злить, но можно слегка подергать за усы.
   Ещё шажок и я вскрикнула, когда на плечо мне легла большая рука!
   - Шия Махтан,  не бойтесь, я с вами. - Еле слышный шёпот над ухом подсказал, что это Стемп, а не Бурель, который в этот момент медленно обернулся ко мне, нагло так усмехнувшись. Ну да, вскрикнула я знатно. Зато теперь выпрямилась и плечи расправила. Не съест же он меня в самом деле!
   Значит, Бурель слышал, что мы пришли, но делал вид что не замечал нас. Обидно. К такому незаметной точно не подберёшься. Стоит запомнить.
   - Что привело вас сюда, шия Махтан? - мягко, практически доброжелательно уточнил Гри, когда я остановилась рядом и попробовала заглянуть в экран вирта. Ничего там интересного не оказалось, обычное праздничное меню. Надо же, а я думала план какого-нибудь подленького заговора!
   - Меня к вам направил наместник, ши Бурель, чтобы вы мне рассказали нюансы подготовки завтрашней встречи с унжирцами, - смело ответила, оглядывая пустую кухню. Персонал уже разошёлся по домам, и здесь работали исключительно роботы. Основная грязная работа доверялась им, прислуга, видимо, больше следила за процессом и вносила в меню заказы.
   - Мудро с его стороны, - отозвался Машин жених, чем заставил мои брови приподняться от изумления.
   Это что за высказывание? Никакого почтения к наместнику! Надо непременно сообщить об этом начальнику. Осторожно включила на коммуникаторе камеру! Отличная идея поработать с Бурелем! Полезную информацию о нём соберу и покажу Маше, какой он хороший!
   Бывший дворецкий рьяно взялся объяснять мне нюансы расположения столов на деловых встречах. Оказывается, есть разница между унжирскими гостями, земными и нонарскими. Бурель показывал мне планы расстановки столов по каждому отдельному случаю, затем скидывал мне на коммуникатор, рассказал о каждом члене делегации вольных мыслителей.  Я сглотнула, словно воочию ощутив, как тяжелые досье перелетели в мой черненький девайс, заняв внушительную часть памяти. На этом Бурель не остановился! Следующая лекция о вкусовых предпочтениях как гостей, так и наместника, и его министров, которые будут присутствовать на встрече. В общем, вышла я из кухни слегка дезориентированная и рассеянная после слов Буреля, что на сегодня с меня хватит.
   - Шия Махтан, как вы себя чувствуете? - обеспокоенно спросил меня Стемп уже в коридоре.
   Мы стояли возле лифтов, и я не знала куда, собственно, собиралась идти. В голове откровенная каша! А её надо срочно переварить, всё по полочкам разложить и не упасть в грязь лицом завтра!
   Открыла органайзер на коммуникаторе, поморщилась. Круифф! Взглянула на время.
   - Нет, к нему точно уже поздно и вообще не вижу причин вам с ним встречаться, - пробормотал Стэмп, подталкивая меня в открывшиеся двери лифта.
   Подъем на первый этаж с цокольного не занял много времени, но я сумела собраться с мыслями.
   - Его обязательно нужно проверить, но время и вправду позднее. Завтра попробую с утра пораньше.
   - Уверены, что стоит вообще с ним встречаться, к тому же утром. Насколько мне известно, в его доме проживает шиямата...
   - Вот поэтому и стоит, - отмахнулась я от Стемпа.
   И чего это вдруг он разговорчивым стал? При Маше рот открыть боялся? Нет, мне приятно, что Мартан со мной спокойно общался, а то совсем без общения сложно работать в команде. Но могла ли причина быть во мне? Может это я так на всех телохранителей действую, и скоро Стемп превратится в Эсама? Ой, опять вспомнила Лимайна! А ведь обещала себе не думать о нём! Никакой у меня выдержки! Совесть опять заныла, что я сволочь распоследняя, которая так нехорошо поступила с Лимайном, пришлось затолкать её туда, откуда она выбралась. Не буду я его жалеть, не буду! Он сам виноват!
   - Полетели домой, - тихо бросила Стемпу через плечо. Можно было остаться и в резиденции, но в родной кроватке мне спалось лучше, чем на казенной, да и родители будут беспокоиться. И ужин вроде намечался праздничный.
   - Мой первый рабочий день закончился и твой тоже, это стоит отметить, - подарила альбиносу улыбку, радуясь своей небольшой победе.
   Дома нас встретили с распростёртыми объятиями, и Стемпу не удалось отнекаться. Мама усадила его за стол и сама, лично, наложила еды в тарелку. От мамы ещё никто не убегал. Как бы и мне научится этому приему?
   Вечером, уже перед самым сном, я созвонилась с Машей и по привычке добавила Дашу. С тех пор как у подруги появился жених, наши посиделки стали проходить раньше и стали короче по времени, а нужно столько обсудить.
   - Папа не сильно загрузил?
   Приятно, когда о тебе заботятся и любят. Я мотнула головой.
   - Нет, твой отец просто золото, зато твой Гри загрузил так, что потребовалась перезагрузка. Завтра будет встреча с унжирской делегацией, и он ответственный за оформление зала и обеденное меню. Столько всего нового узнала! Гри ещё кучу всякого материала дал на дом, вот с утра хочу посмотреть, сейчас точно ничего не усвою. Устала, жуть.
   - Да, Гри очень исполнительный, - горделиво похвалила Мария своего разлюбимого и обратила внимание на Дашу. - Дарья, как у Эсама первый день прошёл?
   Моя сестра тряхнула зеленой челкой, откидывая её с глаз.
   - Да нормально. Папа не сильно его помял.
   Мы с Марией переглянулись от изумления. Я холодным потом облилась, переживая за Эсама.
   - Что он с ним сделал? - Голос мой дрогнул, чуть осип.
   - Покалечил? - уточнила Мария, а Даша рассмеялась, махнув на нас рукой.
   - Скажете тоже. Он его тренировать взялся. Сказал, что как телохранитель Эсам слабоват.
   Я ещё больше удивилась, во-первых, от услышанного, потому что считала Лимайна мегазвёдным профессионалом, а во-вторых, Даша смеялась! Я так давно не слышала её смеха, что даже и забыла как он звучит. Стоило сестре войти в подростковый возраст, она поняла, что сильно отличается от сверстников своей родословной, да и тётя Натали своего происхождения никогда не стеснялась, она вообще публичная личность и, возможно, это ещё сказалось на психике такой ранимой и чувствительной личности, как Даша.
   - Надо же, - прошептала Мария. - Я уже подумала, что твой отец побил телохранителя.
   - Мог. Он ему сразу не понравился. А когда папе кто-то не нравится...
   Тут Даше даже договаривать не нужно было. Все мы прекрасно знали, что бывает с теми кто не понравился папе, как моему, так и Дашкиному. Про Машиного молчу, тут вообще, мне кажется, особый случай. Как он допустил Буреля до своей дочери, ума не приложу.
   - Кстати, твой Бурель очень плохо относится к твоему отцу. При мне говорил о нём без должного уважения! - сдала я дворецкого. - Каков подлец, да?
   Чувствовала себя как пятилетняя девочка-ябеда, но на душе всё равно приятно.
   - Думаешь, наместника это сильно расстроит? - флегматично заметила Дарья. - У него столько недоброжелателей, что неуважительное отношения будущего зятя это капля в море, поверь мне.
   - Мне кажется, Лиза, ты преувеличиваешь, - поддержала мою сестру Мария, вновь оказавшись глухой к моим словам. -  Гри очень уважает отца. Всегда прислушивается к его замечаниям.
   - Он дворецкий, странно если бы не прислушивался, - ответила за меня Даша, пока я искала нужные слова.
   - Он уже не дворецкий! - возмутилась Маша. - Мы ищем ему замену! Знаете, как сложно найти замену Гри? Он же единственный в своём роде.
   - Идеальный дворецкий, - закончила за подругу моя сестра.
   - Даша! - одернула я её, потому что это было лишним.
   - Что? - натурально удивилась она, пожала плечами и развернула к нам экран вирта. - Я комиксы выбираю! Вот название "Идеальный дворецкий"!
   Ага, так мы и поверили! Комиксы она выбирает, а у брюнета с обложки - удивительное совпадение - глаза алые, как у манаукцев! Нет, Даша порой невыносима! Остра на язычок!
   - Ладно, девочки, я спать. Увидимся завтра! - заговорила Маша после неловкого молчания. Её диалоговое окошко погасло, а Дашино заполнило экран коммуникатора.
   - Дашенька, ну нельзя же так! - попыталась я отругать сестру, а та лишь усмехнулась.
   - Можно, Лиза. Нужно вытаскивать людей из зоны комфорта, чтобы они посмотрели на ситуацию под другим углом. Вот ты, например, выбралась из-под опеки Эсама, заставь его пересмотреть ваши отношения. Ты его, кстати, когда планируешь забрать? А то папа ему на две недели курс профподготовки придумал и теперь боится, что не успеет всё выдать. Сама знаешь, папуля всегда ко всему относится слишком ответственно.
   Я вздохнула, устав повторять всем и каждому, что нет у меня никаких отношений с Эсамом. Нет и всё тут! Ну откуда ползут эти слухи?
   - Я не буду его забирать! - твёрдо ответила.
   Даша равнодушно пожала плечами.
   - Он так и сказал, что ты его не будешь забирать, ещё и добавил, что даже если передумаешь, то он всё равно не вернётся. Обидела ты его сильно. А мужчины как дети, сама понимаешь.
   Даша отключилась, и я даже ответить ей ничего не успела. Это как понимать? Он сам не вернётся? Это я его выгнала! Это я его никогда не заберу! Это кто кого ещё обидел?
   - Твою эскадрилью! Что за новости за такие?
   Устало упала на подушки, раскинув руки в стороны, нервно сжимая коммуникатор в ладони. Да мне параллельно на его чувства, как и ему на мои! Не хочет он! Обиделся! Я тоже обиделась! Даша права, мужчины как дети!
   Не хочу даже думать о нём! Всё! Не хочет и поделом ему! У меня есть Стемп! И он лучше, чем Эсам. Его переподготавливать точно не надо. А я ведь папе говорила, что Эсам слишком своевольничает и ведёт себя не соответствуя нормам, а меня никто не слушал. Ну, ничего-ничего, дядя Жибор поставит его на место. Обучит премудростям правильной охраны таких замечательных и выдающихся личностей как я. Он сам ещё пожалеет, что я его забирать не стану! Вот увидит кого потерял!
   Закрыла глаза, вдохнула-выдохнула. Всё, я спокойна. А теперь спать! Завтра встреча с унжирцами, и я должна блистать!
   Итак, утро! Я быстро позавтракала, поцеловала родителей и выпорхнула на улицу прямо в объятия Стемпа, который не ожидал от меня такой прыти. Ну а что, играем влюблённых до конца! Поцеловала застывшего телохранителя в губы прямо на глазах у изумлённого отца, который вышел меня проводить. Я помахала ему рукой и забралась в скайт.
   Я старалась сильно не улыбаться, когда в кабину вошёл хмурый Мартан. Он недовольно смотрел на меня, явно ожидая объяснения. А я пожала плечами. Ничего не буду говорить, пусть сам догадывается. В конце концов, мы в одной упряжке.
   Включила планшет и стала изучать личные дела гостей наместника. Не скажу, что меня это сильно увлекало и я мегазвёздно ответственно относилась к предстоящему мероприятию, просто чтобы меня вопросами не донимали.
   Гости прилетят по торговым вопросам, будут просить налоговую льготу. Интересно, откуда об этом узнал Бурель? У него везде свои шпионы, или о подобном сразу договариваются? Я читала, краем глаза наблюдая за Стемпом, он явно мной был недоволен и нервничал. Сжал руки, положил их перед собой на колени, потирал пальцами, глубоко о чём-то задумавшись. Надо бы купить ему костюмы посветлее, а то черный мне уже надоел. Вот Бурель умел выделяться, почему бы не взять с него пример. Я тоже сегодня выбрала светло-бежевый брючный костюм с розовой блузкой, чтобы не казаться серым чулком перед яркими представителями вольных мыслителей.
   Глядя на Стемпа, мысленно посмеивалась над ним. Да, я коварна, но игра стоила свеч. Утром перед рассветом я изучила тему ревности вдоль и поперёк  и по всему выходило, что этим чувством легко манипулировать. Правда, проблема в том, что эмоционально вывести объект на нужный уровень очень сложно.
   - Заедем в мужской бутик, срочно! - приняла я очередное провокационное решение.
   Стемп даже толком не успел ничего понять. Пилот беспрекословно свернул в сторону столицы, времени у нас, конечно, было не так много, но я надеялась, что мы уложимся.
   Магазин выбрала первый попавшийся, показавшийся приличным. Мартан сначала упрямился заходить в примерочную и менять свой костюм, но я напомнила о времени и о том, что не покину бутик, пока он не подчинится. Всё же улётно иметь телохранителя шиянарца, это вам не упёртый манаукец, а приученный подчиняться воле женщины дисциплинированный мужчина. Костюмы на Стемпе сидели безупречно, но увы, не так на Буреле. И дело было не в вещах, а в манере их носить.
   Мартан смущался, а вот Гри нет. Он знал что выглядел на миллиард кредитов, и соответственно себя вёл. Зато когда Мартан оглядел себя со всех сторон в светло-сером костюме, то подозрительно на меня воззрился, ещё и руки развёл в стороны, молчаливо спрашивая меня, мол, что происходит?
   - Всё, время на исходе, нам пора, - махнула я ему рукой, сама же направилась к кассе и расплатилась за новый прикид своего телохранителя.
   - Я могу сам заплатить за свою одежду, - оскорбился Стемп.
   Я бросила ему через плечо, ожидая, когда процесс покупки завершится:
   - Можешь, но не станешь этого делать. А костюм стоило сменить для дела. Согласись, она тебя в чёрном каждый божий день видела, но ни разу даже в той байкерской куртке, не то что в стильном модном деловом костюме. Жаль, не успеем приобрести тебе новую обувь и крутые часы.
   - У меня есть коммуникатор, зачем мне часы?
   - Это новый тренд бизнесменов - часы! - нравоучительно заявила я ему, показывая свой новый браслет. - Раритетно, стильно, эпатажно.
   Сама толком ещё не разобралась во всех этих стрелках, время всё ещё смотрю на коммуникаторе, который с легкостью подключается к сети, не сбиваясь. Зато золото и алмазы в циферблате часов натуральные, а корпус из прочного титана. Женские аксессуары в разы стоили дешевле, чем мужские, поэтому я и поддалась искушению приобрести что-то необычное, к тому же с очками, которые подарила мне Даша, я выглядела невероятно по-деловому серьезной. А то, что папуля успел в мои часы пристроить маячок, так не беда, я уже привыкла к подобному. В этот раз хоть не в тихую умыкнул, а прямо попросил дать посмотреть на пять минут. Ага, в кабинете посмотреть что это за новая игрушка у дочери. Вот наивный.
   - Это тебе подсказка на будущее, - подмигнула я телохранителю.
   Всё же как преображает людей одежда. Даже пилот, явно знакомый Стемпа, не смог скрыть своего изумления, когда мы вернулись в салон. Я осталась довольна приобретением. Стемп теперь не выглядел невыразительной тенью, а наоборот притягивал взгляд. Мартан же нервно поправлял ворот белоснежной сорочки, явно чувствовал себя неловко, поэтому мне пришло пойти на хитрость. Положила свою ладонь поверх его руки и дружески похлопала.
   - Не переживай. Она точно оценит.
   Руку отдернула, когда обожглась о хмурый и недовольный взгляд мужчины. Видимо слишком давлю, но по другому и никак, иначе цели не добиться!
   - Ты бы ещё улыбался почаще, - подсказала я ему. - Доброжелательный вид располагает лучше, чем недоверчивый и хмурый.
   - Зачем вы поцеловали меня? - неожиданно спросил меня Стемп, а я закатила глаза.
   - Это для конспирации. Неужели забыл, что мы решили быть заодно! - попыталась задобрить шиянарца, хотя не сильно в этом и преуспела, но мне на радость мы уже прилетели в резиденцию и разговор можно было не продолжать.
   Бедный Мартан, он ведь ещё не догадывался, что это лишь начало! Я всё равно не отступлюсь! У меня был план! Дикий, безрассудный план, который пора бы и воплощать в жизнь!
   Рабочий день начался с обнимашек! Маша встретилась нам, когда мы шли в кабинет наместника. Как всегда, неразлучная парочка выплыла из-за поворота. Мы с подругой по привычке набросились друг на друга, а мужчины застыли за нашими спинами, манерно друг другу кивнув. Я заметила, что Мария, как ни старалась, но не смогла удержаться, чтобы не оценить новый "прикид" Стемпа. Я же внимательно следила за Бурелем, на лице которого вновь не дрогнул ни один мускул. Ну ничего-ничего. Мы только начали!
   Быстро рассказав свои планы друг дружке, мы разбежались с Машей, а я, повиснув на руке Мартана, радостно шептала ему:
   - Ты видел, как она на тебя смотрела? Я же говорила тебе, что это ультракрутая идея! Ещё часы купишь и ботинки стильные, вообще улёт будет на сверхсветовой!
   Альбинос как-то расстроенно вздохнул, ну совершенно нерадостно! Осторожно стал снимать мои пальчики со своей руки, но я упрямая, цеплялась до последнего.
   - Вы слишком всё преувеличиваете, шия Махтан! И видите то, чего нет! Не смотрела она на меня никак по-особенному! Это вам показалось!
   - Вот ещё! Ничего мне не показалось! И вообще, я же помочь тебе хочу, а ты!
   На этом расцепила руки, манерно откинула волосы назад и вошла в открывшуюся дверь кабинета наместника. Не ценит никто мою помощь, ну и бог им судья. Всё равно не остановлюсь! Нужно нести людям добро, как бы они этому не сопротивлялись!
   Улыбнувшись начальству, я прошествовала к креслу, на которое мне указали, готовая работать на благо планеты. Но стоило мне включить планшет, как в кабинет вошёл Бурель. Я вновь напоролась на его холодный и изучающий взгляд и стало так не по себе. Мне показалось, что он в курсе моей затеи. Но ведь этого не могло быть! Может, догадывался о чём-то, в это я скорее поверю, но не мог он знать о моём коварном плане! Просто не мог! Я во сне точно не разговариваю, а больше узнать, как только у меня, он ни у кого не мог. Я даже записывать побоялась, чтобы не оставить улик. Всё держала у себя в голове! Поэтому подарила Бурелю приветливую улыбку, он ответил не менее воодушевлённо.
   - Итак, все в сборе! - провозгласил наместник. - Приступим!
   Ближе к обеду во мне окрепла мысль, что Бурель меня пытался уничтожить! Столько всего назадавал, я за столько всего отвечала, что голова шла кругом. Я не хотела опозориться перед наместником, поэтому и выкладывалась на все сто. Стемп помогал в силу своих возможностей, и я ему была весьма признательна, вот только легче от этого не становилось, потому что Бурель планомерно увеличивал нагрузку.
   Спасибо наместнику, который вытащил меня из адского круга моих страданий, возжелав, чтобы я присутствовала на посадочной площадке. Гости уже были на подлёте. С большим удовольствием и нескрываемой радостью передала свои невыполненные до конца обязанности Бурелю и сбежала. Да, я постыдно сбежала, но что делать! Нужно уметь проигрывать. Хотя неприятно оставлять поле боя.
   Гостей с орбиты доставлял личный скайт наместника, за полётом которого мы наблюдали с безопасного расстояния под защитной прозрачного заграждения, отделяющего нас от посадочной площадки. Трое унжирцев сошли по трапу, а мы ждали их приближения, заодно я смогла рассмотреть представителей большого производственного концерта "Имтара" и работника посольства Унжирской Республики. Жизнерадостный дипломат в строгом длинном пиджаке лиловой расцветки единственный из мужчин обладатель короткой стрижки. Необычно для вольных мыслителей. Обычно они предпочитали не стричь волосы. Ещё и цвет прически смутил - подросковый салатовый. Он  выбивался из делового облика. Улыбался дипломат слишком приятельски наместнику. Фамир Аала являлся младшим послом Унжирской республики, хоть и было ему уже пятьдесят. В таком возрасте занимают более высокие посты, а он сам отказывался от повышения.
   В его личном деле я прочитала, что только лишь он сумел пройти аккредитацию и был допущен наместником Шияной до посещения Новомана. На самом деле это вопиющий случай, обычно посольство любого государства само определяло кого присылать из послов, но только наш наместник имел право запретить любому посещение своей планеты. Чем расположил к себе немолодой унжирец Кошира Шияну, я не знала, но стоило к нему приглядеться. Видимо, было в нём что-то особенное.
   Двое других унжирцев держались более настороженно. У одного длинные малиновые волосы заплетены в косу, у брюнета перекинуты на бок, с висков заплетены в косицы. Пестрые стильные деловые костюмы разительно отличались от наших строгих фасонов, но при этом выглядели весьма гармонично на небесных созданиях, как когда-то обозвала вольных мыслителей Дарья. Каждый унжирец это эталон красоты. Субтильные, высокие, словно эфемерные. Чистокровных не спутать ни с одним землянином или манаукцем, потому что мы не идеальны, наши лица не хранили в себе абсолютно правильных черт.  
   Между собой мы землян считали ущербными, а вот если сравнивать себя с унжирцами, то можно назвать нас дефектными. Но по непонятной причине представителей вольных мыслителей тянуло к нашей дефектности. Им даже нонарцы нравились, хотя рептилоиды совершенно отличались от нас, гуманоидов!
   Я наблюдала за наместником, отмечая про себя, как самодовольно он ухмылялся, следя за приближением делегации. Он даже первым не стал приветствовать гостей, ждал, когда они начнут, показывая тем самым, кто здесь главный. Я с жадностью следила за своим начальником, впитывала как губка его улыбку, любой наклон головы, тень насмешки и презрения в алых глазах. Не ожидала увидеть нашего наместника таким жестоким и холодным, но, наверное, такой и я должна показывать себя чужим, поэтому и постаралась скопировать манеру общения, не собираясь, как тренировалась ранее перед зеркалом, дружелюбно улыбаться. Несколько еле обозначенных кивков в знак приветствия, не более. Стандартная фраза о долгих годах процветания и здравия, и я вновь превратилась лишь в наблюдателя, не желая замечать сальных взглядов на меня унжирцев.
   - У вас прекрасная помощника, ши Шияна. - Фамир шёл справа от наместника, а я позади, спиной ощущая незримую поддержку Стемпа, которой он меня словно обволакивал. Но даже это не помогло от неприятного озноба, который пробил меня от плотоядного взгляда унжирца, вздумавшего со мной пообщаться. - Жаль, что вы, шия Махтан, не выбрали путь посла, тогда бы мы с вами чаще встречались и плодотворно работали сообща.
   Как же я сейчас понимала своего отца, не желающего отпускать меня из родного гнезда. Этот Фамир красивый мужчина, но он годился мне в отцы! Я прекрасно отдавала себе отчёт, что унжирец меня рассматривал исключительно как женщину, игнорируя существенную разницу в возрасте! Точнее, как инкубатор с отличительным набором генов.
   - Не думаю, что мы работали бы с вами, ир Аала.
   - Отчего же? У нас с шией Нитпин приятельские отношения, и она очень расстроилась, узнав, что вы отказались от её предложения.
   Унжирец явно рассчитывал, что я растекаться буду в извинениях, но я лишь ближе придвинулась к Стемпу, ища у него защиту, коснулась пальцами ткани пиджака, нагретой теплом альбиноса.
   Наместник обернулся ко мне, я тут же выпрямилась, не желая, чтобы он видел мою застенчивость и неуверенность перед унжирцем. Я должна быть сильной и храброй, именно такой манаукец мог занять должность главы планеты. А я тут чуть ли не в ракушку забралась.
   - Я не шия Нитпин, я Махтан. Не думаю, что у нас с вами будут такие же приятельские отношения. Вам придется постараться, чтобы подружиться со мной, ир Аала. Я очень требовательна.
   Наместник рассмеялся громко и весело.
   - Молодец, девочка. Так держать, - подмигнув, подбодрил он меня на манаукском, посол на его слова недовольно поджал губы и сощурил глаза.
   Ох, если бы меня сейчас видела мама, точно подзатыльник отвесила! Она всегда учила меня быть гибкой и льстивой. Надо быть змеёй, если желаю работать послом. Ужом виться, смертоносной коброй выжидать, накапливая яд, чтобы сделать бросок точно в цель. Но я выбрала стратегию отца. Он считал, что стоит сразу ставить оппонента на место, чтобы не вздумал жульничать. Все унжирцы враги, и нельзя с ними подружиться, потому что вольные мыслители просто так не дружат ни с кем. Они всех имеют, кого в прямом смысле, кого в переносном.
   - Дерзкая и красивая, - бросил мне посол, подловив, когда заходила в зал для переговоров. Горячий шёпот был еле слышен. - Я найду способ с вами подружиться, шия Махтан. Вот увидите.
   Сжимая кулаки, я резко дернулась от взметнувшейся вверх руки унжирца, который намеревался прикоснуться к моему лицу, но неожиданно был остановлен Стемпом. Меня саму прижали к твердой груди, обдавая мужским ароматом. Ноги ослабли от напряженной ситуации. Перед лицом рука Стемпа, сжимающая тонкое запястье унжирца. Лиловая ткань нещадно смята и, кажется, сейчас затрещат чьи-то кости.
   - Отпусти! - взвизгнул посол.
   Наместник и бизнесмены обернулись, а я осторожно положила свою ладонь на руку телохранителя. Он подчинился моему безмолвному приказу за секунду до того, как крикнул наместник:
   - Ир Аала, не смейте прикасаться к женщине, если она вам не давала своего позволения!
   Я думала, ругать станут Стемпа. Ши Шияна в моих глазах поднял свой статус мудрого и справедливого правителя до небес, если не до самых звёзд, фигурально выражаясь! И как он крикнул! Столько стали в его голосе, такая угроза ощущалась, что дух захватывало! Я с восторгом смотрела на него, за что была награждена теплой улыбкой янарата и его заботливым взглядом.
   - Испугалась? - спросил он, подходя ближе.
   Я же, чуть ли не откинувшись на грудь Стемпа, растекалась от внутреннего триумфа. Наконец-то свершилось! Как я давно об этом мечтала! Даже руки невольно прижала к груди, а на глаза навернулись слёзы. Какой трогательный момент моей жизни!
   - Нет, не сильно, - заговорила, переборов волнение. - Просто неожиданно. Со мной всё хорошо, ши Шияна. Спасибо вам, - под конец совсем залепетала, сгорая от смущения.
   Сердце в груди радостно трепетало, и было так прекрасно, но тут я увидела ЕГО!  Внутри всё резко оборвалось, я выпрямилась и быстро отвела взгляд в сторону. Бурель! Нервно поправила волосы и поспешила в зал. Когда он появился в коридоре? Как много увидел и что подумал? Почему опять смотрел на меня холодно и подозрительно? Молчаливое осуждение - вот что я почувствовала, поймав его взор. Как же неловко и неуютно! Даже помощь Мартана, который услужливо отодвинул для меня кресло, не отвлекла от моих душевных метаний. Я осторожно оглянулась через плечо, наблюдая, как медленно передвигался Машин жених. На меня он больше не смотрел, и я смогла перевести дыхание. Благодарно улыбнулась Стемпу, затем хмуро взглянула на посла, виновника всех моих бед. От злости мысленно пожелала ему подавиться фруктом, который тот со слащавой улыбкой нанизывал на вилку, не отрывая взгляда от меня. Я никогда никому не желала плохого, наоборот, старалась всем нести только добро, а тут вот просто сил нет.
   Не зря мои родители не любят унжирцев. Ой, не зря!
  

Глава 4

   Елизавета
   Внимательно слушая мужчин, я делала пометки в планшете, низко опустив голову, исподлобья беззастенчиво наблюдала за наместником, пытаясь разгадать его стратегию. У него, как у прожженного политика, был план, он явно подготовился к встрече, и по спокойствию в его позе я понимала, что всё идёт так, как он задумал. Шияна был искусным актёром, этого у него не отнять. Он даже злился именно в нужные моменты, чтобы унжирцы не наглели. Такие же приемчики использует и моя мама. Даже перед отцом она порой разыгрывает сцены, и папа ведется, правда, я до сих пор не понимаю специально или нет. Иногда мелькала мысль, что он ещё больший мастер притворяться, чем мама, вот только подтверждения этому я не могла найти. Мой папа очень справедливый, моралист, принципиальный до зубовного скрежета.
   Я ими гордилась, но и стеснялась. Потому что они не смущались меня и своей бурной страсти. Совершенно не задумывались обо мне, бессовестные. Я ведь тоже хочу, как они, просто отдаться порыву, подойти, обнять, поцеловать, забраться руками под рубашку, согреться его теплом. Я много о чём мечтаю, и однажды, точнее две недели назад, поняла, что ничего в руки мне само не свалится ни с неба, ни с потолка, ниоткуда. Мне придётся самой добиться своего счастья. И в этой битве даже верная подруга мне не товарищ, скорее наоборот...
   Но зато у меня было достаточно средств. В наше время кредиты решали всё! Как ни прискорбно. Порой душевного тепла и участия мне очень не хватало и приходилось доказывать большинству, что добрые дела нужно делать чаще, безвозмездно и не боясь оглядываться назад. Да, честной нынче быть неприлично. И впервые я поступилась своими принципами. Зато теперь я рядом с тем кого люблю.
   Встреча протекала неспешно, даже заскучать успела, но пыталась не потерять концентрацию. На поползновения унжирского дипломата старалась не реагировать, а он всё пытался извиниться, чем привлек ко мне излишнее внимание его соотечественников, которые стали кидать на меня заинтересованные взгляды, только этого мне не хватало для полного счастья.
   Глядя на представителей вольных мыслителей, и не поверишь, на что они способны. Унжирцы себя позиционировали как самая мирная раса Союза, самая древняя и более развитая. Да, это было так, только методы и инструменты, которыми они пользовались для создания этого мира, страшны  и аморальны. Для манаукцев совершенно неприемлемы. Да, и в любой семье не без урода. Даже среди манаукцев существовали те, кто не подчинялся установленному порядку и не соблюдал законы. Так и среди унжирцев были неблагоприятные личности. Идеальных индивидуумов нет. Увы, такова правда жизни. Я тоже не идеальна, хоть и старалась соответствовать.
   Во время обеда Фамир порывался за мной ухаживать, пришлось написать сообщение Стемпу, и он незаметно появился за моей спиной, чтобы избавить унжирца от возможности делать мне знаки внимания. Мой телохранитель ловко и молчаливо обслуживал меня, поражая четкими действиями. Наверное, работа в резиденции ни для кого не проходила даром, и телохранители виртуозно заменяли прислугу, насмотревшись, как это делал Бурель.
   Кстати о дворецком, мне стоить быть внимательной. С женихом Маши лучше не шутить. Я знала, что он мне не по зубам, но попробовать обойти его нужно.
   К концу встречи я откровенно пыталась подавить зевоту. Как наместник выдерживал скучные переговоры? Подписание договора было назначено через неделю, юристам нужно было внести поправки, по которым пришли к согласию обе стороны. Торговать без налога унжирцам, естественно, никто не позволил, но скидку они выбили. Настолько мизерную, что я даже изумилась. Хотя если считать в объемах, то цифра получилась внушительная.
   Провожая делегацию, я услышала от Фамира приглашение на "Астрею". Он обещал провести для меня приятную экскурсию и открыть маленькие тайны дипломатической работы. Ага, конечно. Знаем мы ваши тайны. Хотя его предложение мне понравилось. Я даже не удержалась от злорадной улыбки, которую унжирец, кажется, неправильно интерпретировал и с воодушевлением сообщил, что ждёт нашего скорейшего свидания. Вот смертник! Но пусть ждёт!
   Когда флаер взлетел, наместник замер возле меня, чуть помолчал, оценивающе на меня поглядывая, затем опустил свои руки мне на плечи, от чего сердце в груди зашлось в бешеном ритме.
   - Знаешь, милая моя помощница, быть политиком очень сложно, особенно политиком-женщиной. Такие вот грязные намеки будут постоянно. Ты уверена, что справишься?
   Я кивнула. Конечно справлюсь.
   - Тогда не молчи. Сразу говори о своём покровителе. Твой отец имеет весомое положение в Союзе. Если его имени будет мало для того, чтобы остудить пыл озабоченным, используй моё. Меня точно все боятся, договорились?
   У меня глаза расширились. Это что же, таким способом ши Шияна предлагал мне своё покровительство? Негласное, совершенно не официальное, но покровительство?
   - Это честь для меня, - просипела я, перенервничав.
   Кто я, а кто он! Да я его помощницей не мечтала быть, что уж говорить о том, чтобы занять его место.  А покровительство самого янарата... Ой, мне точно сейчас плохо станет, даже красные точки перед глазами замелькали.
   - Ну, девочка моя, что ты, - ласково погладил меня по щеке наместник. Кровь в венах просто взбесилась, сердечным ритм уже зашкаливал. - Поверь, ты достойна лучшего, чем этот старый хрыч с зеленой плесенью на голове.
   После этих слов наместник направился в резиденцию, отпустив меня из захвата своей подавляющей ауры. Меня так сильно потряхивало, что я порывисто развернулась к Стемпу и уткнулась ему в грудь, чтобы перевести дыхание. Что сейчас вообще было? Меня погладил по лицу сам наместник! Одно дело знать, что он выбрал меня себе на замену, а другое получать от него такие нежности!
   Стемп что-то спрашивал у меня, я не слышала, теряясь в своих мыслях, пытаясь взять себя в руки. Я не должна заходить так далеко. Как со стороны выглядели действия янарата? Как отцовские или же нет? А вдруг нет?
   Я сжала лацканы пиджака телохранителя и уткнулась в его грудь лбом. Его руки бережно гладили меня по плечам, потом по спине и это действовало успокаивающе. Выдохнув, выпрямилась, обняла Стемпа за талию, так как услышала чьи-то шаги. Прикрыв глаза, постояла, прижавшись уже щекой к теплой шелковистой ткани мужской сорочки, пропитанной приятным миндальным запахом. Открыв глаза, заулыбалась.
   - О, Маша! - Отступила от замершего телохранителя, чьи руки с появлением подруги безвольно опали и больше меня никто не прижимал к себе и не гладил. - Как дела?
   - Я не хотела вас отвлекать. Хотела поговорить с тобой, если ты не против.
   Я не совсем понимала, Маша смутилась или разозлилась? Но хмурый взгляд на Стемпа мне понравился. Теперь он не станет отпираться, что она не смотрит на него как-то по-особенному. Видимо, мы настолько живописной картиной стояли с ним, потому что новые телохранители подруги с нескрываемым интересом поглядывали на меня, думая, что я не замечаю этого.
   - Нет, не против, - бодро ответила ей, и мы с ней пошли в сторону резиденции.
   - О чём ты хотела со мной поговорить? - начала я разговор, пока мы шли до её апартаментов.
   Подруга покосилась на телохранителей, давая понять, что разговор будет без свидетелей. Я усмехнулась. Если тема не Стемп, то точно что-то весьма личное.
  
   Гри
   Стоя в тени деревьев, незаметный для всех, Бурель хмурился, внимательно следя, как наместник ласково гладил по щеке юную Махтан. Девушка смотрела на янарата широко раскрытыми глазами. Телохранитель за её спиной сильно нервничал и пару раз порывался вмешаться. Странная политика наместника была непонятна как Бурелю, так, видимо, и Мартану. То, что нельзя унжирцу, можно янарату? Юная Махтан едва дышала от оцепенения. Но разве кто-то посмеет обвинить янарата в нарушение закона? Нонсенс. Бурель сам пытался себе объяснить, почему всё внутри него сжималось и протестовало такому вопиющему произволу.
   - Старик совсем из ума выжил? - тихо шепнул он себе, провожая взглядом наместника. Тот шёл, улыбался, оглядывал здание резиденции и явно был собой доволен, тогда как юная Махтан укрылась в объятиях замершего Мартана. Его руки взметнулись и не сразу опустились на плечи испуганной девушки. Холодный и злой взгляд Стемпа нацелился на наместника. И лишь минуту спустя Мартан нашёл в себе силы посмотреть на макушку прижимающейся к нему Махтан. Что у них за отношения?
   Прищурившись, Гри прорабатывал варианты, и пока в голове витало несколько идей. Пока рано говорить о чём-то конкретно, но Мария хотела узнать всё поскорее чтобы быть уверенной, что подруга не выкинет чего на свадьбе. Для Буреля не составило труда подслушать парочку, и он, в принципе, готов был к тому, что кто-то усомнится в его искренности по отношению к любимой. Но разве он ожидал, что найдутся сумасшедшие, возжелавшие развести его с Марией? Махтан не выглядела глупой. Да и взгляды, которые она кидала на него, напрягали. Что она задумала? Что?
  
   Стемп
   Руки красноречивее слов, они могут рассказать о его хозяине многое. Мартан рассматривал свои загрубевшие руки, узловатые пальцы, высматривал каждую черточку на ладонях, тёр костяшки, морщась от своего несовершенства. В резиденции, да и на Шиянаре такие некрасивые мужчины, как он, редко могли рассчитывать на расположение женщины. Требовалось приложить максимум усилий, чтобы завладеть хоть на минуту вниманием прекрасного пола. У него была покровительница, но сам он затерялся среди её подопечных. Проще выстоять в нескольких поединках, чем каждый день испытывать на себе равнодушие и безразличие женщины.
   Стемп покинул родную планету в поисках счастья. Он надеялся, что на Новомане сможет начать новую жизнь. Как он радовался подвернувшейся возможности оказаться приближенным к янарату. И когда его, как самого усердного и преданного сотрудника службы безопасности резиденции, выбрали в телохранители самой янары, счастью не было предела. Его даже не омрачало поведение юной Шияны. Мария умело доводила их с Чия до белого каления, но они оба крепились, поддерживали друг друга, в итоге подружились. Жизнь налаживалась. Он даже забыл свою прежнюю на Шиянаре. Забыл все свои неудачи, возомнил себе невесть что, а вскоре Стемп понял, что влюбился в объект охраны. Глупец. Как мог он надеяться, что она полюбит его. Придумал себе, что может спасти Марию от несладкой доли стать шияматой. Искренне верил, что она примет его помощь и сбежит с ним. Идиот.
   Стемп усмехнулся, потом поморщился. Жизнь ничему его не учила. Он хотел сбежать подальше от своего соблазна, от несбыточной мечты, но оказался к ней так близко, что можно слышать её голос, ощущать аромат её цветочных духов. Её образ ласкал взгляд и сердце замирало, стоило только заметить знакомый силует. Это сладкая мука, в которой он горел. Эта боль позволяла ему дальше жить, толкала в венах кровь. А всё из-за Елизаветы.
   Зачем она мучила его, зачем заставляла поверить, что у него получится вернуть расположение янары? Он давил в себе эту надежду, запинывал её ногами, чтобы не смела показываться. Ничего не вернуть, ничего не исправить. Он посмел поцеловать Марию, за что должен быть наказан. Это своеобразная расплата за проступок, за преступление против любимой женщины. Он обязан видеть её каждый день в объятиях другого, наблюдать за её счастьем и каяться.
   Когда наглый унжирец посмел протянуть свои ухоженные длинные пальцы, Стемп болезненно отреагировал. Ситуация ведь была похожа. Мария тогда не давала согласия, а первый поцелуй сразу объяснила небольшим экспериментом. Теперь Лиза целует его первая и опять ради других целей. Здесь не было место чувствам, всё обман и инсценировка.  Но когда Махтан оказалась лицом к лицу с янаратом и тот погладил её, то Стемп растерялся. Он не знал как правильно реагировать. Все инструкции вылетели из головы, потому что причинить вред своему нанимателю нельзя.
   Выдохнув, Мартан опять поморщился. Лиза так доверчиво искала в нём поддержку и защиту, а он не мог ей этого дать. Янарат нанял его, а вдруг всегда благочестивый и верный муж, Кошир Шияна, захочет чего-то большего от Елизаветы? Как ему, телохранителю, действовать в этом случае?
   Нервно зарывшись пятерней в волосы, Стемп решился набрать сообщение отцу Елизаветы. Он покровитель девушки, он должен знать правду. И даже к лучшему, если Стемпа уволят за некомпетентность. Он уже увольнялся и у него даже были планы на будущее. Но выступать против янарата он не посмеет, а вот покровитель Лизы имеет полное на это право.
   Кошки на душе скреблись или корабельные крысы. Стемп понимал, что нужно было что-то сделать, как-то защитить Лизу от янарата, и от унжирца, и вообще от всех неприятностей, которые осыпались на её голову. Она хуже янары! Как вообще Эсам справлялся с этой работой?
   Спрашивать его лично, значит, унижаться. К этому Мартан пока ещё не готов. Отправив сообщение отцу Елизаветы, Стемп откинул голову назад, пару раз стукнулся ею о стену, пытаясь забыть утренний поцелуй, счастливые и хитрющие глаза девчонки, которая играла им, как в куклы, вила из него веревки. А ведь Эсам не раз предупреждал, что Махтан слишком своевольная, импульсивная и порывистая правдолюбка с гипертрофированным чувством справедливости! Жуткая смесь! И дался ей этот землянин! А ведь не переубедишь и придётся лететь к нему в особняк, а там шиямата и её приближенные!
   Бесстрашная Махтан словно сама искала себе неприятности на её милые нижние девяносто, не слушая уговоры Марии, которая просила её не лезть к бабуле. Стемп усмехнулся. Бабуля! Как же. Шиямата самая строгая и суровая покровительница на всём Шиянаре. Её побаивались, но и любили. Так что Стемп не собирался оставлять Лизу одну, чтобы защитить не столько её от гнева Желианы Шияны, сколько оградить саму шиямату от несносной девчонки.
  
   Елизавета
   Хватка у Маши была такая, что невольно поморщилась.
   - Лиза, не ходи туда! - шептала подруга мне в лицо, так как кричать было нельзя, телохранители бы услышали в коридоре, а разговор у нас секретный.
   - Да как ты не понимаешь! Почему она поселилась у него? Неужели не было места здесь, в резиденции? Это же очевидно, что всё замыслил твой Гри! Подсунул ей землянина как отступные за тебя!
   - Да что ты такое говоришь! Гри не такой! - встряхнула меня за плечи подруга, преграждая путь.
   - А ты у него спроси! Помнишь, ты сама говорила, что там всё словно заранее было приготовлено для какой-то конкретной женщины. А кто готовил? Гри! - припечатала я её в ответ, а затем, пока Маша хлопала глаза и открывала рот как рыба, вывернулась из её рук и наконец дошла до дверей.
   - Лиза! - окликнула меня Маша, когда я уже выходила в коридор, лицом к лицу столкнувшись с Бурелем. Тот недобро окинул меня взглядом, а я прошмыгнула мимо него, прижимая руки к груди, где быстро-быстро билось сердце. Ух, какой неловкий момент! Чуть ли не рухнув на Стемпа, который подался ко мне вперед, приобнял, не дав упасть.
   - Шия Махтан? - позвал он меня, а я кивнула ему, не в силах пока говорить. Я смутилась, мне показалось, что Бурель догадался, о чём мы говорили с Машей. Неужели он поставил прослушку? Иначе как объяснить его внезапное появление. Я хотела уйти с гордо поднятой головой, а получилось, что опять сбегаю!
   Итак, летим к Круиффу. Не сказать, чтобы я сильно за него переживала, потому как тип он неприятный, наглый и грубый. Хамло, одним словом. Но мне нужны были страсти! Чем больше, тем лучше! Мама всегда учила раскачивать болото, чтобы, когда в трясину начнёт утягивать всех, спокойненько и незаметно самой спастись. Маму ещё ни разу не поймали!
   - Шия Махтан? - обратился ко мне Стемп, когда я занималась ремнями безопасности. - Я бы хотел отговорить вас от идеи посещать господина Круиффа.
   Я бросила взгляд на коммуникатор, ответила:
   - Время ещё есть до ужина, успеем. И я так хотела его вчера навестить. Ты не переживай, мы быстро. Я задам ему пару вопросов и всё. Может, он вообще разговаривать с нами не захочет.
   Или ему не дадут. Я просто лопалась от любопытства, так и тянуло узнать, как землянин уживается с шияматой. Так же ей хамит? Или всё же он притворялся, строя из себя уязвленное достоинство, вереща, что он не проститут? Я сегодня же узнаю правду.
   - Я ещё хотел предупредить вас, не дразните Буреля. Он очень опасный шиянарец.
   - Да знаю я, что он опасный! Не совсем же глупая. И не дразню я его, а помогаю тебе.
   Очередная ложь, от которой хотелось поморщиться. Себе я помогаю, себе и никому иному!
   Стемп грустно вздохнул и опустил взор, а я откинулась на спинку кресла, пытаясь смоделировать неприятный разговор, который предстоял мне. Себе-то я могла признаться, что откровенно трусила. Стиснув зубы, заставляла себя быть храброй, как мама или папа. Я достойная дочь своих родителей. Я будущий наместник этой планеты, а значит, должна сколотить своё имя из громких и правильных дел.
   Особняк землянина с прошлого моего посещения несколько преобразился наличием телохранителей ещё и у ворот. Мы приземлились на общей площадке, поэтому пришлось пройти вдоль по улице, оглядывая высокий забор, оплетенный зеленым плющом. Я даже растерялась, думала, меня не пустят. Ведь Бурель был в курсе, куда я направляюсь. Если не подслушивал, то Маша точно доложила.
   Возле охранников произошла заминка, когда я сказала, что прилетела к господину Круиффу, то прежде пришлось дождаться разрешения самого господина. Но впустили. В гостиной нас ждал Круифф собственной персоной.
   - Опять ты! - Вместо приветствия.
   Я цепким взглядом оценила состояние землянина. Он стал толще, мешки под глазами практически исчезли. Его явно не били, голодом не морили. Жаль немного, но ничего, придумаю что-нибудь другое. Внимательно осмотрела грязный рабочий комбинезон, некогда бывший синим, он  выбивался из образа ухоженности. Да и взгляд у Йохана настороженный. Выражение лица недовольное, словно он лимона наелся, прежде чем меня встречать. Но ладно, нужно войти в образ. Оглядела красноречиво гостиную в поисках гостьи с Шиянара, не заметив её и покосившись на телохранителей, замерших у входа, я приблизилась к землянину, шепотом спросила.
   - Как вы? Говорят, вас здесь держат силой? Вам нужна помощь?
   - Что? - растерялся землянин, а я чуть не рассмеялась от вертящейся маминой рифмы к вопросу Йохана.
   Схватила землянина за руку и с ещё большим участием зашептала, держа зрительный контакт:
   - Если вас притесняют или нарушают ваши права, вы не бойтесь, расскажите, я помогу вам! У меня большие связи! Я даже могу помочь вам вернуться на "Астрею"!
   Йохан высвободился, изумленно моргнул, а затем взорвался гневной отповедью. Я так и знала, что молчать этот землянин просто не умеет. Грязь так и сочилась из него с неприкрытой язвительностью.
   - Она меня достала! Учит вечно, учит!
   Я, открыв в коммуникаторе окно сообщений, стала набирать текст.
   - Мучает и мучает...
   - Что? - Вдруг замер землянин, а я рукой попросила его не останавливаться.
   - Продолжайте-продолжайте, я все ваши претензии сейчас запишу и направлю петицию наместнику, чтобы он посодействовал вам.
   - Да, пусть выселят её отсюда! Сколько можно!
   - На грани выселения из собственного дома, незаконный захват жилья. Сколько можно терпеть этот произвол и самоуправство... - бормотала я себе под нос, мне было так удобнее сочинять гневную кляузу на шиямату.
   - А ещё она говорит, что я жизни не знаю, что за мной нужен глаз да глаз.
   - Унижает чувство собственного достоинства, превращая свободного человека в раба, - строчили мои пальцы.
   - Эй, ты там всё правильно пишешь?
   - Конечно правильно! Поверьте, вам обязательно помогут? и вы обретёте свободу. Вернетесь на "Астрею"!
   Я спешила написать побольше, чтобы сегодня же отправить петицию наместнику.
   - Я не хочу на "Астрею". Почему я должен уходить из собственного дома? Пусть она возвращается туда, откуда свалилась на мою голову!
   Я замерла, недовольно поджав губы. Твою эксадрилью! Это как это не хочет на "Астрею"? Так, нужен другой план.
   - А может, у вас на "Астрее" остались знакомые или родственники, кому бы вы желали передать весточку? Или даже пригласить к себе в гости?
   - Нет у меня родственников и друзей... - Расстраивал меня Йохан. Я чуть не плюнула на него и его неудобства. - Хотя... Есть один друг, я бы хотел с ним связаться, но боюсь навлечь на него неприятности. Вы знаете, что из-за вас...
   Я погрозила пальчиком, заставив его замолчать.
   -  Не из-за меня, а из-за той женщины, которая в данный момент проживает здесь же.
   Йохан нервно как-то дернулся в сторону лестницы, затем передумал и, упав в кресло напротив меня, зло выдал:
   - Таких, как вы!
   - Такие, как я, пытаемся отстаивать права таких ущемленных, как вы! Так что не стоит искать в моём лице врага, я ваш друг, пока. Но ещё одно слово и я уйду, а вы сами будете разбираться со своей подселенкой.
   - Это кто тут  подселенка? - раздался высокий, звонкий женский голос от лестницы, ведущей на второй этаж.
   Шиямата собственной персоной. Альбиноска выглядела надменной, глядя на меня свысока. Я же встала с кресла, готовясь к битве, улыбнулась ей как можно приветливее.
   - Видимо, вы,  - ответила с чувством собственного достоинства. Наместник не боялся своей матери, моя мама тоже не боялась, и я не должна. Хотя под оценивающим взглядом шияматы чувствовала себя студентом на экзамене. На спине холодный пот выступил. - Добрый вечер, шиямата. Долгих лет вам и крепкого здоровья.
   - И вам долгих лет, шия Махтан. Что привело вас сюда в столь поздний час?
   - Во-первых, я не к вам, а во-вторых, не поздно. На ужин я точно оставаться не намерена. Итак, господин Круифф, имя.
   Тот занервничал, кидая на шиямату недовольные взгляды, поджимал губы, затем написал сообщение и передал мне на коммуникатор.
   - Йохан, у тебя какие-то тайны от меня? - удивилась самая главная шиянарка, спускаясь вниз.
   Круифф совсем побледнел и негостеприимно намекнул мне, что пора и честь знать.
   - Я вас не задерживаю.
   А затем я чуть не присела от его гневного крика:
   - А ты не лезь в мои дела! Достала меня уже! Жду не дождусь, когда ты уже уедешь отсюда в свой идеальный мир!
   Он рванул с места так прытко, что через секунду в гостиной осталась я с шияматой, телохранители так и держались возле входа.
   - Ну что же, всего вам доброго, шия Шияна. Хорошо провести вечер.
   - Я вас не отпускала, шия Махтан.
   - А вы меня и не звали, шия Шияна, так что не вам меня и отпускать. А у меня весь вечер расписан, и я не смею опаздывать на семейный ужин. Так что, простите, но не могу уделить вам и минутки.
   С этими словами я направилась к выходу, не оглянувшись даже, когда шиямата вновь окликнула меня. Всё же бабулей она была исключительно для Маши, для меня же выжившей из ума старухой, которая возомнила себя хозяйкой Вселенной!
   Лишь в скайте перевела дыхание. Сняла очки, убрав их в сумочку. Делать плохие дела очень страшно. Не понимаю, как преступники выдерживают этот пресс совести и молотки правил приличия, стучащие в висках. Проще жить добропорядочным и честным. Взяла бутылку воды, села в кресло, одной рукой пытаясь пристегнуться. Стемп, бледнее бледного, смотрел на меня выпученными глазами и, кажется, считал сумасшедшей. Конечно, нахамила святыне всех альбиносов! У меня самой сердце не на месте! Я же креплюсь, даже пытаюсь улыбаться через силу.
   - Не бойся, ничего она мне не сделает.
   - Шия Махтан, вы совсем рехнулись? - прорвало наконец телохранителя. - Как вы смели так непочтительно разговаривать с шияматой?
   - Стемп, выдохни. Это она там у себя шиямата, а здесь она подселенка, выживающая несчастного по её же вине ущербного из его дома! Аферистка, одним словом!
   - Да она может таких домов знаете сколько купить! - возмутился Стемп, наклоняясь надо мной, держась за кресло по обе стороны от моей головы.
   - Так почему же не купит? Стемп, это Новоман! Очнись. Она здесь в гостях. Её власть распространяется исключительно на Шиянар. Наместник не позволит ей здесь своевольничать, так что не надо тут отстаивать её честь, я никого не оскорбляла. Просто спешу домой и только. И ты уже давно не подданный Шиянара, а Новомана, Стемп. Твой правитель наместник Кошир Шияна. А скоро это буду я, - постаралась как можно более четко разложить по полочкам в голове Мартана такие очевидные истины. - Скоро ты станешь телохранителем наместника, так что учись не лебезить перед шияматой. Ты давал клятву верности Новоману. Понял? Значит, для тебя в приоритете моё слово и наместника.
   Я видела по глазам альбиноса, что с этого ракурса он явно не рассматривал ситуацию и своё ближайшее будущее.
   - Ты, наверное, ещё не осознал, что скоро я буду править Новоманом. Я, а не шиямата, ни ши Шияна, и не Мария. Я, Стемп. Так что держи планку. И завтра с утра нужно купить тебе ещё один костюм.
   Стемп буквально опал в кресло, изумленно моргая, не сводил с меня взгляд, а я выдохнула и попыталась расслабиться, полет продлится недолго, но так хотелось уже поесть, принять душ и завалиться спать. Эх, лихо я сегодня поработала! Завтра меня ждал не менее напряженный денечек. И что приятно, наместник не позвонил, не отчитал и даже не уволил.
   Я усмехнулась, прикрыла глаза. У меня отличные учителя в плетении интриг. Что наместник, что мама, оба друг друга стоили. Я словно экзамен проходила, который устроила для самой себя, позвав в приёмную комиссию своих наставников и Гри. Я должна дотянуться до их уровня, чтобы они считали меня равной.
   Когда я уже переоделась к ужину и спускалась вниз, на коммуникатор пришёл вызов от Маши, поморщившись, ведь до вожделенной еды осталось какие-то три ступеньки, поднялась обратно к себе в комнату.
   - Лиза, я же тебя предупреждала не трогать бабулю!
   Я выпучила глаза от гневного крика подруги.
   - Я её и пальцем не тронула. Ты чего?
   - Она позвонила и пожаловалась на тебя, а ещё приказала с тобой не общаться.
   - Знаешь, тебе это уже не раз говорили, но женская дружба сильнее чужого мнения! К тому же, я всё делаю строго по нашему плану!
   О, да. Кажется, кое-кто забыл причину, по которой выходит замуж. Маша, хотевшая продолжить кричать, тут же подавилась воздухом, не ожидав, что я не буду оправдываться, ещё и нагло её приплела. Но у нас общая миссия и я сделаю всё, чтобы её успешно завершить. Дашка должна быть в безопасности.
   - При чем тут хамство моей бабуле и наша цель?
   - А при чем тут твоя свадьба и наша цель? И повторяю, я твоей бабуле не хамила. Это всё её буйная фантазия. Сама придумала, сама обиделась. Я просто спешила домой на ужин. Голодная, как собака дикая. Вы-то, наверное, уже отужинали и не чем-нибудь, а деликатесами.
   - Не деликатесами. Лиза, не уходи с темы! - капризно воскликнула Машка.
   Совершенно эгоистично с её стороны. Мой желудок стало сводить, я поморщилась, погладила его рукой, успокаивая. По лицу подруги поняла, что она завелась надолго. Эх!
   - Я не ухожу, а честно хочу есть и спать, а вы меня все дёргаете, ругаете почем зря. Потом сама же и спасибо скажешь.
   - Когда потом? Что ты задумала, Лиза? Я уже тебя боюсь.
   - Не бойся, всё ради тебя и Даши.
   Голограмма Машы громко вдохнула-выдохнула, а затем, на миг закрыв глаза, строго спросила:
   - Лиза, скажи, что ты задумала. Мне кажется, у тебя свой собственный план, который к нашему никакого отношения не имеет.
   - Всё хорошо, Маш. Не переживай. План у нас общий. Тебя должны выбрать шияматой и боготворить как богиню. Но ты забыла как сильно влияние твоей бабули на общественность Шиянара. Ты уж не обессудь. Но это влияние нужно у неё отобрать. Петицию я уже отправила как твоему отцу, так и президенту Дорниру.
   Голова Маши увеличилась, так как она подалась ближе к своему коммуникатору.
   - Какая петиция? - шёпотом ахнула она, а я пожала плечами.
   - Завтра узнаешь, а если не прокатит, то не узнаешь. Давай завтра встретимся и поговорим. Я честно сильно устала. Я же теперь работаю, Маш.
   Кто-то к торжеству готовится, а кто-то азы дипломатии изучает, и интриги за спинами власть имущих плетёт. Не сказала бы, что подруга усовестилась, но всё же дала мне отбой, и я смогла спуститься в столовую, где меня уже ждали родители.
   Папа странно хмур, мама подавала мне знаки, поэтому я примерной девочкой примостилась на край стула, пожелала всем приятного аппетита. Мама поддержала меня, приступила к стандартным вопросам. Я отвечала, осторожно поглядывая  на отца, который словно чего-то выжидал. Я морально готовилась. Мама как могла поддерживала разговор, затем, видя безучастность отца, тяжело вздохнула и спросила у меня прямо:
   - Лиза, ответь правду, дядя Кошир приставал к тебе?
   - Что? - разом выпустив из рук столовые приборы, ахнула я.
   - Он трогал тебя! - рявкнул папа так, что хрустальные бокалы зазвенели.
   - Пап, погладил по щеке и только. Понимаешь, там унжирский дипломат попался шибко озабоченный, и наместник меня таким способом успокоил.
   - Да я ему за такое руку оторву, чтобы нечем было успокаивать! - вскочил с места отец, а я с выпученными глазами показала руками маме, чтобы вмешалась! Наместник мне был нужен с обеими руками!
   - Лиза, - громко позвала меня она в ответ, словно не я тут на неё пялюсь, всячески умоляя сделать хоть что-то. - Если он к тебе пристаёт или склоняет к интиму...
   - Мама, ну что ты такое говоришь? Какой интим? Он же тётю Тому любит, он отец моей подруги! Он меня просто успокоил!
   - А я тебе говорила не пори горячку! - обрадовалась мама, отчитывая папу. - Как бы я не недолюбливала Кошира, но знаю, что он до подобного бы не опустился.
   Я покивала её словам. Точно-точно. Хотя, если честно, его жест был слишком личным. Аж мурашки по коже, до чего личным.
   - Не приставал он ко мне, - уже смелее заговорила, не преминув пожаловаться на унжирца: - А вот противный Фамир Ааила намекал, что если бы я приняла предложение тёти Саниры, то мы бы с ним премиленько так сработались бы.
   - Паскуда! - выплюнул ругательство сквозь стиснутые зубы папа, но сел, тут же уткнувшись в свой коммуникатор, что-то ожесточённо в нём выискивая.
   - Я ему покажу, как он сработается с моей дочерью.
   Я с облегчением вздохнула, закатила глаза и откинулась на спинку стула. Мама тоже расслабилась, подмигнула, продолжила ужин.
   - Вы с чего вообще взяли, что дядя Кошир ко мне приставал? - тихо шепнула маме, чтобы папу не отвлекать. То что он готовил страшную месть унжирцу, я даже не сомневалась, и вот кого мне точно не было жалко так его, поэтому я не останавливала отца. Пусть гнев выплеснет. А вот за наместника стоять буду насмерть.
   - Линда, - предупреждающе отозвался папа, но мама на него только махнула рукой, подалась вперед, чтобы шёпотом ответить:
   - Отчёт получил от твоего телохранителя.
   - От Стемпа? - удивилась я в ответ.
   - Линда, я же просил! - разгорячился папа опять.
   - А что я такого сказала? Девочка должна знать кому решила довериться. В общем, твой Стемп написал нам, что тебя домогается наместник, а так как он нанятый им работник, то и идти против нанимателя не может.
   - Я верну тебе Эсама.
   - Нет! - вскрикнула в ужасе. - Только не Эсам!
   Родители изумленно посмотрели на меня, я на них, так как сама не ожидала, что закричу. До того мне не хотелось опять оказаться под жестким контролем Лимайна. Хватит! Да и он меня раскусит в два счета, а мне не должны помешать!
   - Дочь, ты ничего не хочешь нам рассказать? - слишком ласково уточнил папа, а я замотала головой и уткнулась в тарелку, правда, не ела, аппетит безвозвратно пропал.
   - Ты влюбилась в него? - тут же пошла напрямки мама.
   Я подняла на неё взгляд, красноречиво устало вздыхая.
   - Я что, похожа на влюблённую?
   - Да! - хором отозвались родители, и я растерялась.
   Раскрываться перед всеми не входило в мои планы, да и не могла я из принципа. Он же в другую влюблён, меня осудят. Если сам вдруг влюбится в меня - это одно, а насильно - это уже совсем другая история и оправдаться перед лицом общественности не получится. Опять же, у нас с девчонками план, по которому я как бы сильная, свободная женщина-одиночка.
   Скромно потупив взор, я быстро пожелала родителям хороших снов и ретировалась к себе в комнату. Никто меня в этот раз не остановил и, переодевшись ко сну, я долго лежала на кровати, думая. Лезть в личные дела других мою маму никогда не останавливало. Раньше я думала, что это плохо, теперь вот сомневалась, потому что и сама занималась тем же самым. По сути я не нужна ему, но я нуждалась в нём. А каждый кузнец своего счастья, поэтому и ломлюсь как таран. Это плохо? Или так и должна поступать деловая, уверенная в себе и самодостаточная женщина?
   А если всё получится, то он либо возненавидит меня окончательно, либо полюбит. Я всегда здраво оценивала свои шансы и боялась первой участи. Если он возненавидит меня, я же жить не смогу.
   Стерла слёзы, так как услышала, что мама крадётся по коридору ко мне. Не стала притворяться спящей, смысла не было. Мама и мёртвого разбудит, когда ей что-то надо. А сегодня ей нужна была правда.
   - Лиза? - раздался шёпот от открытой двери.
   Нет, она наивно предполагала, что я сплю после такого шума?
   - Заходи, - прошептала в ответ.  
   Включила ночник, любуясь красивым халатом мамы, делая заметку прикупить себе что-то такое же легкомысленное и гламурное. Как раз завтра с утра в столицу слетаем со Стемпом.
   - Лиза, ты у меня девочка большая, не буду к тебе приставать по поводу первой влюблённости, но чувствую, что тебе нужна моя помощь. Спрашивай всё что захочешь, я уже устала гадать, зачем ты меня больше недели терроризируешь вопросами о мужчинах. Кто он, я так понимаю, не скажешь?
   Я мотнула головой, рассматривая свои руки, сложенные на одеяле. Да, я незаметно не могла задавать такие личные вопросы и даже не думала маму обмануть, всё равно узнала бы. К тому же ответы её были весьма развёрнутые, оттого полезные. Но раскрывать личность моего любимого не могла. Рано ещё. Нужно сначала чтобы всё получилось, а то папа голову свернет моему избраннику, даже толком не дослушав. Вон уже руки грозится оторвать, а всего за легкую невинность.
   - Всё настолько серьёзно?
   Я понуро кивнула.
   - Он любит другую.
   - Ах вот оно что! - воскликнула мама, села прямо и сложила руки под грудью. - Другая это всегда плохо. Он счастлив с ней?
   Я закусила губу. Начался допрос! Не буду ничего говорить, а то мама с её пытливым умом догадается сразу.
   - Понятно, в молчанку решила играть.
   Её вздох потревожил сонную тишину комнаты.
   - Ты моя дочь, Лиза. Я не собираюсь тебя осуждать. Просто хотелось бы понять достойного ли мужчину ты выбрала. Он хотя бы манаукец?
   Я изумлённо приподняла брови, а у мамы, кажется, камень с души свалился.
   - Манаукец, слава богу. Ну тогда достойный. Другими они и не рождаются. Но разлучать любимых это грех, понимаешь?
   - Да, - кивнула в ответ.
   - А раз собралась разбивать пару, то прежде должна подогнать сопернице кого-то взамен и так обставь, чтобы это она бросила твоего возлюбленного, а потом появляешься ты и пожалеешь страдальца. Как я тебе говорила, мужчин нужно держать "на измене"! Им адреналин в крови нужен как допинг любых отношений!
   - Да, ты мне говорила, что нужно вывести его из зоны комфорта.
   - Не просто вывести, но и создать эту зону возле себя, даже больше, ты должна стать эпицентром этой зоны.  Так что подумай еще раз. Я не осуждаю. Ты моя дочь, и ты обязана быть счастлива, а я, как твоя любящая мать, всегда помогу.
   - А папа? - приободрилась я.
   - А что папа? Он тебя тоже любит. Поймёт и простит. Я правильно поняла? Ты же собралась сделать что-то, за что тебя нужно будет прощать?
   Я кивнула, улыбнулась смущенно. Всё же мама раскусила меня.
   - Вот и молодец, - похвалила она меня, похлопала по рукам, затем погладила и поцеловала, тихо шепнув: - Если вляпаешься, звони мне сразу, поняла?
   Кивнула, порывисто обняла её за плечи.
   - Папу нужно будет придержать, - приоткрыла тайну, самую малость.
   Мама рассмеялась, погладила грудь ладонями, показывая, как именно она будет это делать, подмигнула, и мы рассмеялись.
   Да, в моем плане был один слабый момент, который я никак не могла решить. Папа. И обрадовалась помощи мамы. Она точно его придержит от необдуманных поступков.
   После разговора с мамой сон пришёл сразу, я даже незаметно для себя уснула, а проснулась под звуки будильника. Работа! Ну кто её вообще придумал? Неужели обязательно так рано её начинать?
   Но делать нечего, нужно идти на встречу с наместником, который уже, наверное, прочитал мою петицию.
  

Глава 5

   Стемп
   Сон не шёл. Ночной городской пейзаж из окна мастерской не приносил успокоения, как и шестая банка земного пива. Сжав жесть в руке, Мартан, не вставая с глубокого кожаного кресла, метко забросил в утилизатор, куда уже отправил её предшественниц. Тревога о молодой Махтан терзала мужское сердце.
   Глядя на свой коммуникатор, поблескивающий на тыльной стороне кисти, Стемп который раз одергивал себя от желания позвонить Лимайну. Нет, не жаловаться, а уточнить - она всегда была такой или только с ним?
   Шальная, бесстрашная, порой казавшаяся безумной, она хуже янары рвалась прямиком в объятия неприятностям. Как она смело отказала шиямате. Этой великой женщине никто никогда не отказывал. А Махтан словно специально нарывалась, держалась так непозволительно дерзко.
   Тут Мартан очередной раз глубоко вздохнул. А может и позволительно. Елизавета же скоро станет во главе Новомана. Эту должность наместник вправе передать своему преемнику, коим, видимо, станет Елизавета. Во всяком случае она в этом уверена, да и янарат странно себя с ней ведёт. Мартан устало потёр глаза, в которых не было сна, зато перед ними стоял образ странно нежного наместника, который ласкал своими длинными и ухоженными пальцами белоснежную щеку девушки. Этот жест выглядел слишком собственническим и неправильным. В груди альбиноса поднялась волна недовольства, протеста, но умом-то Стемп понимал кто перед ним. Тот, ради которого он готов отдать свою жизнь. Янарат для многих шиянарцев стал героем с того показательного восстания, которое было разыграно ради отвода глаз. Стемп сам не участвовал в этом массовом представлении, хотя и тянул руку, когда выбирали мальчишек, чтобы подносили боеприпасы повстанцам. Уже тогда Стемп выбрал сторону янарата. Уже тогда Кошир был кумиром для несмышлёного мальчишки. Как же он горевал, что не мог покинуть Шиянар вместе с ним. Лишь достигнув совершеннолетия, он смог воспользоваться той привилегией, ради которой янарат пожертвовал своим добрым именем, навсегда став для остальных представителей Союза агрессором, сумевшим выторговать себе статус наместника новой планеты. О, сколько споров и пересудов было по этому поводу. Ведь даже среди манаукцев этот ход президента и шияматы никто не понимал. Тайна оставалась тайной, шиянарцы не спешили ею делиться. Поэтому для остальных необъяснимо, за что они так боготворили всю семью Шияна без исключения, не оглядываясь в прошлое.
   В первое время Новоман даже назвали планетой изгоев, пока туда не стали стекаться выдающиеся представители федерации, а также столь желанные землянки. Мартан даже жалел порой, что так неудачно влюбился в янару. Возможно, у него бы сложилось с одной из землянок. Он давно мог быть уже женат и даже иметь детей. Но принесло бы это ему счастье? Ведь семья там, где царила любовь.
   После практически бессонной ночи Мартан на удивление чувствовал себя как обычно. После увольнения бодрости в себе он не ощущал. Настроение вялотекущее, но лишь пока к нему, ожидавшему юную Махтан возле крыльца особняка её семьи, не выпорхнула не в меру энергичная и жизнерадостная Елизавета, за спиной которой, как две тени, встали родители. Они провожали взглядом дочь, которая быстро перебирая ножками, сбежала по ступенькам и, как вчера, бросилась на шею Мартану с явным намерением его поцеловать. Стемп, предвидя такую ситуацию, выставил руки, выдерживая дистанцию, и неожиданно охнул, согнулся от меткого удара в живот. Этим воспользовалась пакостная Махтан и опять поцеловала его в губы, затем развернулась к родителям и помахала им рукой. Мёртвой хваткой вцепилась во всё ещё не пришедшего от подлости своего объекта Мартана и повела его к трапу скайта. Забравшись внутрь, девушка плюхнулась в кресло.
   - Стемп, ты смотрю, совсем не хочешь вернуть себе Машу? Я думала, ты боец!
   - Она выбрала другого, я вам уже это говорил. И зачем вы очередной раз поцеловали меня на глазах у своих родителей?
   - Как зачем? Чтобы поползли слухи! - возмутилась несносная девчонка и закинула ногу на ногу, резким движением расстегивая пиджак. - Сначала поползут слухи, понимаешь? Маша заинтересуется, потому что я претендую на тебя, а ты как бы ее бывший. А бывших у женщин на самом деле не бывает всё равно. Скоро она сама попытается тебя вернуть, вот увидишь!
   - Сомневаюсь. Мне кажется, вы глубоко заблуждаетесь насчёт янары.
  
   Елизавета
   Я чуть не закатила глаза, по постаралась держать невозмутимое лицо. Мужчины! Чуть мне всю игру не испортил перед родителями  своими принципами. Так теперь ещё и сомневался в моих словах!
   - Я её лучшая подруга. Так что уверена на все сто. Нам опять в мужской бутик, - обратилась я в конце к пилоту, и тот молчаливо кивнул.
   Темтар вообще из молчаливых. Хорошо, что папа лично выделил пилота из своих, а то и его бы пришлось записывать в подчиненные Буреля. А так хоть папа в курсе, что всё это не по-настоящему и не тронет Мартана. Даже, наверное, пожалеет его.
   Потерла ноющие костяшки, вспоминая выпученные от неожиданности глаза Стемпа, когда я его ударила в живот.  Он у него, между прочим, твердый словно камень. Как ещё руку не сломала.
   Я усмехнулась, довольная собой, включила планшет. Итак, что у нас на почте? Сообщений пока нет. Это хороший знак.
   Набив адрес, переданный Йоханом, стала сочинять душещипательную историю для его друга, в которой в подробностях описала все ужасы выживания Круиффа на планете, призывая прийти на помощь бедолаге. О том, как без денег и документов Йохан не может связаться с посольством Земной Федерации. Что он вынужден перебиваться заработками, опускаясь по социальной лестнице на самое дно. Добавила про алкоголизм, потому как часто видела, что земляне в сложных ситуациях всегда начинали пить, причем много.
   Вот моя мама никогда не напивалась. Так, винца для разогрева, а потом и папа в ход шёл, так что уже не до алкоголя ей. Так, опять не туда меня занесло. Зависть меня в последнее время скоро доконает. Надо уже переходить к решительным действиям.
   Итак!  Подумала, что наркотики будут в письме лишними. Мало у кого наркоманы жалость вызывали. Добавила, что скоро Йохан будет жить на улице, а скоро зима, да простит меня только начавшаяся осень. На этом остановилась, лишь серые краски безысходности сгустила, перешла к главному - пообещала помочь в этом нелегком деле сопротивления системе и бюрократии. Письмо получилось в меру слезливо, не пафосно, практически триллер! Но я не писатель конечно, на лаврах славы мне, увы, не почивать. В целом, я осталась довольна. Мамины конспекты оказались весьма полезны.
   Дальше решила полазить по сайтам в поисках кое-чего важного для одного пикантного вечера, который я решила более не откладывать. Может и спешила. Хотя... Может и нет.
   Прибыв в столицу, походила по центральной улице, выискивая приличный мужской бутик. Зашли в торговый центр, я радостно заметила отдел нижнего белья. Очень удачно! По-быстрому прикупили Стемпу новый деловой костюм, теперь бордовый, с кожаными вставками по бокам и лацканами. Миленько. Мне нравились преображения моего телохранителя. Да и заметила, как он уже более заинтересованно смотрит на вешала, не как вчера безвольной куклой. Приятно. Расплатившись, потащила Стемпа в бутик женского белья. Пока Мартан не прочёл вывеску, шёл спокойно, правда, недовольно поглядывал на мою руку, которой я его держала, а когда понял, куда я его веду, заартачился.
   - Стемп, ну что ты как маленький! А ну пошли!
   - Но это же женский бутик! - зашипел он, активно отцепляя от себя мои пальцы.
   - Я себе кое-что хочу прикупить! - громко возмущалась в ответ, привлекая внимание других покупательниц и продавцов. Даже роботы и те оглядывались на нас!
   - Я не могу, там же обнаженные женщины! - упрямился мой телохранитель, но я его всё же не отпускала, перехватывала руками, не собираясь сдаваться.
   - Эсама это не останавливало! - выдвинула я свой аргумент, который, как ни странно, оказался очень эффективным. Стемп, оказывается, такой стеснительный!
   Когда поняла, что он не убежит, перевела дыхание и отпустила его руку. Нет, с этим упертым моралистом так сложно. Я думала с Эсамом сложно, но тот хоть нудел и ёрничал, но прогуляться по женским бутикам всегда был не прочь!
   Быстро нашла нужные вешала, направилась в глубь зала. Халатики были конечно не столь высокого качества, как у мамы, и не настолько сексуально открытыми, но в моем вкусе. Выбрала несколько и, попеременно  прикладывая к себе, попросила выбрать Мартана, какой лучше. Если бы манаукцы умели бы краснеть, как земляне, то, наверное, Стемп сейчас был как свекла, до того смутился. Я вздохнула и приблизилась, начала опять его учить.
   - Стемп, ты должен быть увереннее в себе. Я понимаю, что оба комплекта красивы, но когда женщина просит выбрать, то она мечтает услышать или комплимент, или слова "бери оба, они все прекрасно тебе подходят". Понимаешь? Нельзя вот так вот отмалчиваться. Будь более уверен в своих силах.
   - Один раз уже был, - буркнул он в ответ, явно намекая на тот злосчастный поцелуй. До сих пор не понимала Машу, за что она так круто обошлась с Мартаном.
   Я вздохнула, понимая, что Стемп сам напрашивался. Я не хотела делать ему больно.
   - Стемп, Бурель бы никогда не стал бы отмалчиваться в этой ситуации. Он четко знает какой комплект подходит и кому. У него на всё своё мнение и своё видение. Так что бери с него пример. Ты понимаешь меня? Маше нравятся самоуверенные и дерзкие. Тебе просто нужна практика. Один раз поцеловал - не получилось, но зачем сдаваться-то? Жизнь длинная, можно потренироваться и попробовать ещё, потом ещё и ещё. На ошибках учатся. Так что давай еще раз - какой комплект мне больше подходит? В каком бы ты хотел меня увидеть?
   - В черном, - чуть подумав, сказал он, чем весьма меня порадовал, алое я взяла специально, чтобы проверить его вкус.
   - Отлично! - Повесив его обратно, подмигнула телохранителю и направилась в примерочную. Времени было катастрофически мало, поэтому я спешила. Переодевшись, отодвинула шторку и показалась Стемпу, даже покрутилась на месте.
   - Красиво? - требовательно спросила, играя кончиками шелкового пояса.
   Я тоже немного смущалась, всё же не каждый день практически обнаженной красуешься перед мужчиной. В комплект входили халатик, короткая сорочка еле-еле скрывающая стратегические места и трусики стринги. Ткань хоть и не просвечивала, но прохладный ветерок волнующе ласкал обнаженную кожу.
   - Очень, - выдавил из себя Стемп и отвернулся, а я, довольная собой, задернула шторку.
   Переоделась в костюм, одернула юбку и смело вышла из примерочной, отдавая консультанту комплект. Добавила к покупке чулочки, ещё ажурную маску и перчатки. Удачно зашла. Вот просто удачно. Вечером ещё интимные игрушки прибудут и я готова для свершений. Жаль, на меня алкоголь не действует, очень хотелось пригубить для смелости. Но это всё будет только завтра, а сегодня разгребать нужно последствия моей диверсии.
   Посмотрев на время, отдала покупки Стемпу, поспешила к скайту.
   -  Я правильно понимаю, что вы готовитесь к свиданию? - осмелился на вопрос Мартан, а я, не ожидавшая такого вот напора,  замерла.
   Твою эскадрилью, он не должен мне ничего испортить! Я же всё распланировала. Всё выверила.
   - Это мои личные дела, Стемп. Я не хочу о них распространяться.
   - Но я должен быть рядом всегда, когда вы покидаете дом родителей. А это ночное свидание, - потряс моей покупкой Мартан, я попробовала её отобрать, но не дотянулась из-за ремня безопасности.
   - Отдай! - приказала ему, протягивая руку. - Что за ребячество?
   - Пока не скажете куда собрались не отдам. Повторяю, я не могу вас одну отпустить.
   - Завтра дома никого не будет! Родители хотят отправиться в романтическое путешествие! - На котором настояла я три дня назад! Даже билеты купила! Но открывать такие тайны никому не собиралась. Даже если мама о чём-то и смекнула, то вида не подала. Да и им давно пора развеяться.
   - Вы останетесь одна в доме с незнакомым мужчиной? - изумился альбинос, а я чуть в голос не застонала.
   - Стемп, ну ты-то не начинай? Как Эсам, ей богу! Ну какой незнакомый, если я его знаю! Боишься меня одну оставить, пожалуйста, прилетай и сторожи, но только не вмешивайся! Даже если я буду кричать, договорись?
   - Я прилечу, - пообещал мне Мартан, недобро как-то посмотрел на меня.
   Я улыбнулась ему примирительно. Главное, чтобы не испортил мне завтра ничего. Всё равно не отступлюсь. Хватит, надоело ходить вокруг да около. Возненавидит и пусть, зато я получу то, о чём давно мечтала!
   На площадке Стемп вышел из скайта первым, затем я. Постояла, подождала, когда телохранитель осмотрит территорию и подаст руку. Но Стемп слишком увлекся, Маша уже спешила по дорожке от резиденции и я, шагнув, повисла на Стемпе, опираясь руками, согнутыми в локтях, о его плечи, промурлыкала достаточно громко:
   - Ты просто очарователен. Я так рада, что ты теперь мой.
   Прикусила мочку застывшего альбиноса призывая его хоть к какой-нибудь реакции. Её не было. Я почувствовала лишь напряжение мужчины. Да уж, играть он точно не умел!
   Обернувшись к изумленной подруге, радостно взвизгнув, бросилась к ней с распростертыми объятиями.
   - Маша, ты сегодня такая красивая! - И это была чистая правда. В нежно-фиолетовом коротком платье подруга была не просто очаровательна, но и сексуальна. Ткань облегала бёдра как вторая кожа. Интересно, для кого она вырядилась сегодня? Буреля что-то опять не видать. Я даже поискала его, оглядываясь по сторонам.
   - Лиза, я всю ночь не спала, переживала. Бабуля мне же ещё раз позвонила. Что ты натворила? Признавайся!
   - Ой, Маш, да ничего особенного и не натворила, просто авторитет её подрываю в глазах общественности, расчищаю тебе путь к трону. Твой папа, кстати, по-моему, одобрил моё решение. Как раз к нему иду, чтобы услышать его мнение.
   - В плане расчищаешь? От кого? Трон и так мой! Мне его бабуля добровольно готова передать! Лиза, что ты устроила? Зачем?
   - Маш, давай к твоему папе сходим и послушаем умных людей, договорились? Я же прекрасно понимаю, что ты слишком у нас добрая, чтобы на подобное согласиться, вот поэтому я всё сделала за тебя. Ты не рада?
   - Лиза, я не хочу вредить бабуле! Я её люблю!
   - А ты и не вредишь! - воскликнула я на её выпад. - Маш, ты чего? Это же основы дипломатии. Знаешь присказку? Новая метла по-новому метёт.
   - Какая ещё метла? - в негодовании топнула ногой подруга, а я постаралась сгладить углы. Что-то наша янара сегодня не с той ноги встала. Вот у меня обе ноги те, я всегда в отличном настроении просыпаюсь.
   - Метла - это такая палка, а к ней крепится что-то мохнатое. Это такой древний инструмент быта. Я на картинках видела. Мама говорила, что в своё время земляне пытались ввести поговорку новый пылесос по-новому сосёт, но не прижилось. Так и продолжают метлу упоминать.
   - Лиза, ты мне зубы-то не заговаривай!
   - И не буду, - согласилась я с ней, приглашая зайти уже в резиденцию и закончить разговор в кабинете её отца.
   Стемп молчаливой тенью следовал рядом с телохранителями янары, выделяясь своим новым нарядом. Подмигнула ему, отвлекая от созерцания пятой точки подруги. Мужчина быстро отвёл глаза, я рассмеялась и вошла следом за ничего не заметившей Марией.
   В кабинете у наместника мне пришлось долго ждать, пока подруга душу изольёт отцу, жалуясь на меня. Я даже растерялась, удивлённо слушая её. Не знала, что я такая вот коварная насмешница, измывающаяся над старушками.
   - Маша, хватит! - строго гаркнул ши Шияна, да так громко, что я чуть в кресле не подпрыгнула. -  Лиза так на тебя и обидеться может и будет права! Вы же с ней заодно, так чего ты тут на неё наговариваешь? Она отчёт прислала, всё четко изложила, и я согласен с её позицией и видением будущего для тебя. А ты настолько неблагодарная, что мне стыдно!
   - Папа! - возмутилась в ответ подруга и посмотрела на меня почему-то уничтожающе, словно я насекомое противное! - Так это правда?! - опираясь о стол, накинулась она на отца.
   Что ещё наплела ей бабка? Почему она совершенно не слушала меня и вела себя совсем уж оскорбительно.
   - Ты о чём? - устало спросил наместник.
   - О том, что тебе нравится Лиза! Вчера все видели, как ты её непростительно откровенно погладил.
   Я выпучила глаза. Как-то я не подумала, что не только родителям станет известно об этом инциденте. Что теперь будет?
   - Маша, мне за тебя стыдно, а через минуту будет стыдно и тебе. Лучше сразу извинись перед Лизой и перестань вести себя так глупо! Лиза мне как дочь! И вчера её домогался унжирский посол. Я не мог не успокоить её! Любой отец и покровитель в этой ситуации поступил бы так же.
   Машка фыркнула, сложила руки на груди.
   - Интересно, что мама на это скажет!
   Наместник стал медленно подниматься, а у меня под ложечкой засосало от того, как страшно преобразилось лицо альбиноса.
   - Я очень надеюсь, что ты свои глупые домыслы не донесла до матери. Мария, ты меня знаешь, только встань против меня и пожалеешь!
   Подруга отшатнулась от разгневанного отца, отступила на пару шагов. Я вжалась в кресло, с трудом сглатывая. Вот это да! Я никогда не видела наместника таким злым! Маша точно самоубийца, если рассказала хоть что-то сомнительное про отца.
   -  И женишок тебя не спасёт, запомнила?  - Голос наместника оглушил. - Ты даже представить себе не можешь, что я с тобой сделаю, если моя Тома меня бросит!
   - Я ничего ей не говорила, папа, клянусь! - замотала головой Маша, отступая от отца к двери. - Она ничего не знает, честно!
   - Молись, чтобы твои слухи не дошли до неё. Слышишь меня? Молись! - бросил он, проходя мимо.
   Я даже не поверила, когда воцарилась тишина и мы с Машей переглянулись.
   - Ну ты, подруга, даёшь! - потрясённо выдохнула. - Совсем жить расхотелось? Ты вообще чего придумала-то? Твой отец помешан на твоей маме и точно никогда её не разлюбит.
   Маша устало упала в кресло, стёрла слёзы, откинулась на спинку и разом обмякла.
   - Не знаю, что со мной. Я как вчера услышала про тебя и папу, совсем чуть с ума не сошла. Ещё ты тут к бабуле прицепилась. Вот чего ты к ней привязалась, а? Это всё из-за тебя, Лиза! Я подумала, что папа тебя любит больше, чем меня! А я его дочь, я, а не ты!
   - Ну ты и... - я прикусила язык, быстро исправилась: - глупая. Твой отец любит тебя. А я ему нужна чтобы передать мне власть, но при этом не упускать из рук штурвал управления. А у нас есть план, Маша, по которому мы будем править без влияния со стороны, помнишь?
   - Помню, - буркнула из соседнего кресла подруга.
   - А раз помнишь, то поменьше доверяй Гри. А то, смотрю, совсем голову потеряла от любви. Дай догадаюсь, это он тебе рассказал про меня с твоим отцом? Наверное даже видео показал, приукрасил. Поссорить нас хочет, чтобы влиять на тебя, управлять тобой единично, к чему,  собственно, изначально и стремился. Помнишь, ты об этом сама говорила?
   - Лиза, он не такой, он меня любит.
   - Твой папа твою маму тоже любит, но крутит и вертит ею как вздумается. И ты не жилец, если хоть одна ниточка у него оборвалась. - Я не собиралась больше беречь тонкую душевную организацию подруги.
   Маша потерла виски, с такой страдальческой миной, что даже жалко её стало. Она, взглянув на меня обиженно, подтвердила мою догадку по поводу своего жениха.
   - Гри сказал, что ты в него влюбилась и пытаешься отбить, и Стемпа подговорила.
   Я задумчиво потёрла подбородок.
   - Значит, подслушивает нас. Интересно как?  - шёпотом сообщила Марии, начиная ощупывать подлокотники и край спинки кресла. - У него везде аппаратуры натыкано?
   - Лиз, скажи правду, ты в него влюбилась?
   Я усмехнулась, опираясь о подлокотник, нагнулась к Маше ближе и, улыбаясь во все тридцать два зуба, заговорщицки призналась:
   - Ты права, я без ума от него. Просто сон потеряла и покой. Ты мне такие подробности про него рассказываешь, что невозможно не влюбиться. А раз мы подруги, Маш, то сама понимаешь. Подруги должны делиться!
   Подмигнула выразительно кислой мине Маши, которая всё прекрасно поняла и теперь показывала своё мнение по поводу моего чистосердечного признания.
   - А что? Я могу тебе взамен предложить Стемпа. Хочешь?
   - Лиза! - возмутилась подруга и оглянулась на двери в кабинет, явно ожидая красочного появления Гри.
   - А что сразу Лиза? Ты, Маша, первая начала. Так что не обессудь. Я, кстати, хочу сказать тебе, что Стемп целуется мегазвёздно! Не знаю, что тебе не понравилось.
   - Вы с ним уже целовались?
   - И не раз, - хихикнув ответила, забавляясь изумлением подруги. - Он горячий парень, Маша.
   - Ты его любишь?
   - А ты с ним целовалась любя? - не осталась я в долгу.
   Замявшись лишь на миг, Машка надменно расправила плечи и авторитетно заявила:
   - Гри лучше.
   На что я парировала:
   - Мне сравнивать не с кем. Давай, я ради эксперимента поцелую Гри. Идёт? Вот тогда и решим, кто из них лучше целуется.
   - Лиза! - выпучив глаза, беззвучно ахнула подруга, ещё и у виска покрутила.
   Я весело  рассмеялась, откинувшись на спинку кресла, а в душе дико расстроилась. Эх, такой вариант сорвался! Ну ничего-ничего. У меня другой план припасён.
   Янарат вернулся примерно через полчаса, счастливый и довольный. Радостно нам улыбался, извинился за ожидание. Мы с Машей, конечно же, догадались, чем он занимался, что ему пришлось даже переодеться, но не суть, главное, что настроение у наместника было доброжелательным.
   - Давайте сразу перейдём к рассмотрению вашего предложения, - заявил он, стоило ему лишь сесть. - Лиза, идея мне нравится, она хорошо сочетается с новой реформой, которую разрабатывает Мария.
   Я удивлённо воззрилась на подругу, которая, прикусив губу, явно нервничала. Вот это новость! Меня обвиняет в тихушничестве, а сама за моей спиной реформы готовит и не признаётся!
   - Елизавета, вижу, ты не в курсе, - тут же подметил моё настроение внимательный наместник. - Чуть позже ознакомишься. Для этого законопроекта нужна тщательная подготовка, которой ты и займёшься, Елизавета. Уверен, у тебя получится лучше, чем у кого бы то ни было. Нужно время, чтобы всё выглядело более естественно. Может, год, может, два, посмотрим.
   Похвала приятна, но всё же стоило узнать, прежде чем раздуваться от гордости, что от меня требовалось.
   - Как скажете, наместник, - покладисто ответила, чем явно польстила ши Шияне.
   - Перед нами стоит весьма сложная задача: заставить мужчин Шиянара взять на себя ответственность и начать покровительствовать женщинам. Тут требуется психологический подход, поэтому обратимся за помощью к ши Дорошу. Он в этом плане пока лучший мозгоправ и умеет хранить тайны.
   Мы с Марией на это в сомнении переглянулись.
   - Что? - сразу же уточнил наместник, а я, кашлянув и прочистив горло, решила ответить.
   - Дело в том, что мы сомневаемся, что ши Дорош подходит для этого дела. Его методы воспитания дочери несколько нестандартные и, если честно, пугают. Как следствие, по моему мнению, у Дарьи особенный взгляд на жизнь, который воплощается в её полотнах.
   - А что не так с её полотнами? - удивился янарат. - Мне нравятся её картины. Очень миленькие. Вы хоть знаете, что на Шиянаре самое большое количество её почитателей?
   Мы опять переглянулись с Марией, так как для нас это была новость.
   Наместник поцокал нам языком, осуждающе покачивая головой.
   - А ещё подруги называетесь. Первой её оценила шиямата, дав толчок к новой моде. Маш? Ладно Елизавета, она на Шиянаре ни разу не была, но ты-то!
   - Я по гостям особо не ходила, - стала оправдываться Маша.
   Ей, как и мне, было стыдно, потому как мы обе стиль  Даши не воспринимали искусством, хотя и признавали её гениальность.
   Закончив обсуждать мою сестру, мы плавно перешли к расписанию, когда стоит назначать встречи с дядей Жибором, и я предложила вечером к ним наведаться в гости.
   Наместник оценил мою инициативу, Маша же готовилась к празднику, ей пока было некогда. На этом совещание закончилось, а после обеда пришло известие, что на Новоман летит президент Дорнир с личной инспекцией!
   Упс!
   А вот это было неожиданно. Это ведь не из-за моего доноса? Нет же?
   - Что-то случилось, шия Махтан? - выдернул меня из размышления Стемп.
   Я, оказывается, уже несколько минут слепо смотрела на строчки новостного сайта и задумчиво чесала горло. Я ещё живо помнила, как разозлился наместник на Машу сегодня утром. А она ему родная дочь, кровинушка! А я? Мне уже пора собирать вещички и бежать с планеты? Или же всё не так серьёзно, как мне кажется, и президент сюда летел вовсе не из-за меня? Может, он так к предвыборной кампании готовился, хотя в его возрасте уже не о политике стоило подумать. Всё же восемьдесят лет как-никак. Пора уступать дорогу молодым! Как поговаривала моя мама, он уже засиделся в президентском кресле, и она, кажется, планировала выдвинуть папу в кандидаты.
   - Возможно, - кивнула я телохранителю. - Ты готов меня защищать от любого? Или ты против наместника не пойдёшь? - тихо уточнила, потирая шею.
   Мне казалось, что я уже почувствовала, как сжимаются на ней сильные пальцы. И дышать всё сложнее. Нет-нет, это страх. Но вот обоснованный или нет? Янарат ведь похвалил меня за идею подорвать статус шияматы. А вот о доносе на неё президенту он не знает!
   - Вы что-то натворили? - жестко спросил Стемп, нависая над столом.
   Я даже опешила от такого выпада.
   - А что сразу натворила? Я ничего не делала предосудительного! Мы обязаны помогать слабым, что, собственно, я и сделала, только и всего!
   - И что вы сделали? - процедил телохранитель. - Я должен знать, чтобы придумать как вас спасти!
   - Да ничего я такого не сделала! Просто попыталась решить проблему землянина! Кто ж знал, что президент так проникнется, что сам заявится на планету!
   Стемп пораженно выдохнул и отшатнулся. Нервно зарылся пятерней в волосы, а я постаралась его успокоить.
   - Да ты не переживай так сильно. Если что, мама меня в обиду не даст. Да и папа любому глотку перегрызёт за меня.
   Стемп, похоже, не поверил. Смотрел на меня недобро и напряженно. Поджимал губы, словно еле сдерживался от крика. Я добавила более уверенно, чтобы он расслабился:
   - Даже президенту или наместнику.
   В этом все папы, мне кажется. У Даши дядя Жибор такой же. Никому спуску не давал, когда речь шла о дочери. А моего папу многие недооценивали. Уважали, как сильного лидера, как активиста и лучшего главу безопасности, но мама говорила, что ради неё он кого-то даже убил. Эх, вот это романтика!
   - Вы сумасшедшая, - выдохнул Мартан, словно прочитал мои мысли.
   Я обиженно сложила руки на груди и откинулась на спинку кресла.
   - Я продуманная, целеустремлённая и смелая. Следи за языком, Стемп. Я тебя не оскорбляла. Когда говорила, чтобы ты был более раскованным и дерзким, я не это имела в виду. Если страшно, можешь уходить, - махнула рукой на дверь, - найду другого. Я думала, что ты смелее. Жаль, что ошиблась.
   Стемп не сдвинулся с места, а я мысленно вздохнула, ликуя. На самом деле не хотелось с ним расставаться, особенно на такой ноте.
   - Приношу свои извинения...
   - Да ладно, уже простила, - открыто улыбнулась ему. - И кстати, не пора ли нам перейти на "ты"? Мы же с тобой заодно? Сообщники!
   Встала с места и, подойдя ближе к желающему возмутиться мужчине, заглянула ему глаза, хотя он и был меня выше.
   - Когда двоих объединяют тайны, они душу друг другу открывают, понимаешь? Я доверяю тебе, Стемп. - Я ухватилась за его предплечья, не позволяя отшатнуться, сократила дистанцию, чтобы ему было проще перейти на следующий уровень отношений. - Мы с тобой стали слишком близки друг другу, чтобы ты мне постоянно "выкал", и я тебя младше. Так что попробуй позвать меня по имени. Ну же, не стесняйся. Это же так просто. Ли-за.
   - Шия...
   - Ли-за, - повторила я растягивая гласные.
   Но мужчина лишь упрямо поджал губы и попытался отстраниться. Ему моя настойчивость претила.
   - Стемп, - с придыханием позвала я, - ну же, скажи - Ли-за.
   - Елизавета! - упрямо выкрикнул Мартан. - Вы мой объект охраны, я ваш телохранитель, и мы не настолько близки.
   - А хотелось бы ближе? Вот для этого я и разрешаю тебе неофициально обращаться ко мне. Ты же понимаешь, что если продолжишь работать на меня, то тебе придется скрывать много-много моих тайн. А я твоих, - закончила с улыбкой, любуясь на расширенные глаза альбиноса. - Мы с тобой теперь связаны навечно, Стемп. Признай уже это. Завтра вечером ты узнаешь ещё одну тайну, которую будешь хранить, так ведь? Если, конечно, уже сегодня ничего ужасного со мной не случится.
   - Я боюсь за вас, Елизавета. У вас нет чувства меры и самосохранения. Я теперь прекрасно понимаю Эсама. И я сделаю всё чтобы оберегать вас и впредь. Но было бы куда лучше, чтобы вы делились своими планами.
   Я прижалась на миг к груди альбиноса, тихо рассмеявшись, затем заглянула ему в глаза.
   - Ага, как же. Чтобы ты меня останавливал и контролировал, как Эсам? Стемп, ты мне нужен такой, какой ты есть. Второго Эсама я не хочу. И ты упорно мне выкаешь, жаль. Но Елизавета в твоих устах звучит лучше, чем шия Махтан. А то мне всё кажется, что за моей спиной мама прячется, когда слышу это обращение. Тяжело, знаешь ли, стоять в тени своих знаменитых родителей.
   - Зачем вы рассказали Марии, что мы с вами целовались?
   Я расстроенно цокнула и закатила глаза. Отпустила мужчину, обошла стол, поглаживая пальцем его гладкую поверхность.
   - Стемп, ну что ты такой недогадливый.
   - Это вы недогадливая, Елизавета. У нас уже был поединок с ши Бурелем. Я проиграл.
   Я резко обернулась, пораженно раскрыв рот.
   - Когда? Ты же выиграл тогда!
   Стемп покачал головой.
   - Он поддался, играл на публику. На самом деле я проигрывал, всё время. Бурель скрывает истинную силу и ловкость. Мне с ним не сравниться, поэтому и не хочу, чтобы вы стравливали нас. Я проиграю поединок. Надеюсь, вы не моего позора добиваетесь?
   - Нет конечно. Прости, я не знала таких подробностей.
   Я села в кресло, испытывая стыд. Всё же я заигралась. Нужно отменять все варианты с соперничеством этих двоих. Я знала, что Гри опасный противник, но чтобы настолько! Таких лучше брать лестью и хитростью, а не открытым противостоянием. Как всё усложнялось. Как теперь заставить Машу думать головой, а не слушать будущего мужа? Рассказать в открытую что мы с ней задумали и попытаться переманить его на нашу сторону? А где гарантия, что он согласится? Он же любимчик шияматы, бывший её подопечный. Опасно такому полностью доверять. Такие, как Бурель, всегда преследуют свои цели.
  
   Дом четы Махтан
   Порхая по комнате, Линда прикладывала к себе наряды перед зеркалом, не зная что и выбрать в поездку. Выходные всего четыре дня, зато где? На станции отдыха "Дионис" - мире разврата и порока! Как же они давно там не были! Двадцать три года прошло - целая жизнь, а воспоминания были ещё свежи. Сейчас-то Линда надеялась оторваться по полной. Запереться с мужем в каюте и выходить из неё лишь для того, чтобы показать остальным пассажирам кто так громко и страстно стонет несколько часов кряду! Да, вот такой вот был коварный план у Махтан. Как же давно она мечтала о нормальном, полноценном, в её понимании, отпуске. Именно поэтому она не могла решить нужно ли брать больше нижнего белья. Вик в порыве страсти мог порвать тонкие кружева. Или же она будет ходить обнаженной перед ним? Да и вечерние платья очень откровенные, зачем их портить очертаниями тех же трусиков? Такой сложный выбор! Но второе женщине нравилось больше, поэтому всего пять комплектов упало в раскрытый чемодан, ровно столько же боксеров мужа.
   Вещи были практически сложены, когда Викрам неожиданно позвонил и оповестил, что поездка срывается из-за неожиданного прибытия на планету президента Дорнира.
   - Вик, а что произошло?
   Ситуация явно внештатная, раз муж такой нервный.
   - Да откуда мне знать!
   - Как откуда? - возмутилась Линда, сообразив, что умирать никто не собирался, значит, тут дела политические, а не природный катаклизм. - Ты же у нас начальник безопасности планеты.
   - Дорогая, не нагнетай. Я не знаю и всё тут. Я пока занят. Вечером поговорим, котёнок.
   Расстроенная Линда пнула чемодан, тот упал, а женщина села на него сверху. Помедитировала немного и набрала подругу.
   - Привет, Том. Не знаешь, чего это президенту вздумалось к нам прилететь?
   Подруга, представшая перед ней в форме повара, выглядела несколько дерганной.
   - Ой, Линда, никто не знает. Я тут тоже вся на нервах. Никто не хочет делиться информацией, что предпочитает на ужин президент. Чем его вообще кормить?
   Паника налицо. Линда постаралась успокоить Тамару, тут же при ней позвонила Санире. Но и та не была в курсе настоящей причины прилёта президента, так как находилась на станции "Астрея", Джохар же пока отмалчивался. А вот о предпочтениях президента Санира рассказала.
   - Линда, вы же поделитесь новостями? В правительственном доме тоже все в смятении, он отменил все встречи и совещания на сегодня. Как с цепи сорвался. Злой, говорят, летит к вам. Так что удачи и держите связь.
   Линда с Томой помолчали, не зная что и сказать друг другу.
   - Может, мне прилететь к тебе для поддержки? - наконец нарушила молчание Махтан.
   - Ой, это было бы так мило с твоей стороны, Линда. Ты просто не представляешь как я боюсь.
   - Не бойся, Том, я с тобой. Всё равно отпуск накрылся и я должна знать причину.
   Линда никогда не злилась на президента, считая его достаточно мудрым правителем, но и простить сорванный отдых не могла.
  
   Елизавета
   Я ворвалась к себе в кабинет в самом ужасном настроении. Нервно стала мерить комнату шагами, рассматривая напольное покрытие. Нет, нет, нет! Всё не должно было так случиться!
   - Елизавета, - позвал меня замерший у входа Стемп. - Что-то не так?
   Я взвыла, заламывая руки. От досады чуть слёзы на глаза не выступили, ком в горле стоял.
   - Да всё не так! Всё, Стемп! К чертям собачьим летит мой идеальный план, понимаешь? Президент прилетает! Мама злится! И это хорошо, что она ещё не догадалась кто виноват в сорванном отпуске.
   - Да, я понимаю вас, вам сейчас очень стыдно, но не стоит так убиваться, - пробормотал альбинос, а я взвыла:
   - Да что тебе понятно? Почему мне должно быть стыдно? У меня завтра всё срывается, потому что родители остаются дома! Как ты не понимаешь?
   Нет, Стемп точно не понимал меня. Смотрел как на сумасшедшую. Да и куда ему понять, когда ты уже всё распланировала, в голове прокрутила раз дцать сценарий, и на те здрасте, прилетели! Президент явился! Отвлёк, называется,  на себя внимание!
   - Вы расстроены из-за того, что сорвалось свидание?
   Я махнула на него рукой, села в кресло и спрятала лицо в ладонях.
   - Это не просто свидание! - тихо прошептала Стемпу, когда смогла более-менее успокоиться. - Это очень важный вечер. Я к нему так давно готовлюсь!
   Убрав от лица волосы, откинулась на спинку кресла, рассеянно оглядывая монитор вирта. Нет-нет, надо что-то делать. Надо уговорить маму увезти папу с планеты. Надо узнать на какой срок прилетает президент!
   - Пока он не прилетит на планету, ситуация не прояснится, - напомнил мне слова мамы Стемп.
   Опять ждать! Ну сколько можно? А если всё сорвётся! Ведь ничего уже нельзя отменить! И я погрязну в проблемах, из которых придётся вытаскивать за уши!
   Стукнула по столу кулаками, стиснув зубы, посмотрела на телохранителя исподлобья. Готова ли я отказаться от своей мечты заполучить единственного мужчину, которого хочу до боли, до судорог, до безумных бессонных ночей? Нет, не готова. И гори оно всё! Но он станет моим или возненавидит меня. Гореть так гореть.
   Какого бы обо мне не был мнения Стемп, но, к сожалению, у манаукцев сильно чувство самосохранения, поэтому убить себя я не смогу. Но при самом плохом раскладе... Я сделаю всё, чтобы защитить Дашку, а дальше пусть меня осудят. Но без любви лучше умереть. Почему Дашка вообще решила, что мне подходит образ одинокой и сильной женщины? Глупости. Все мечтают о любви. И даже, если она причиняет боль.
   Встала, ушла в ванную комнату чтобы умыться и привести себя в порядок. Мама прилетела для поддержки тёти Томы. Нужно держаться пока подле неё. Потом встречусь с наместником и узнаю зачем и как надолго прилетит президент.
   Из зеркала на меня смотрело пучеглазое чучело с взлохмаченными волосами. Пришлось причесываться. Подкрасить губы. Наложить розовые тени, чтобы скрыть следы истерики. Подошла к Стемпу, задумчиво на него посмотрела.
   - Можешь осуждать меня сколько хочешь, но не предавай, - бросила ему через плечо и вышла в коридор. Что прошептал себе под нос телохранитель, не разобрала, но точно выругался.
   Эсам бы давно сдал бы меня отцу с потрохами, а Мартан держался. Бесился, метался в замкнутом круге своих моральных принципов, не мог разорваться и решить что лучше. Я чувствовала его сомнения. Зажмурилась на миг, замирая на месте, пока не ощутила его тепло за спиной, выдохнула и открыла глаза, приобретя спокойствие, так нужное мне сейчас. Как бы ни сомневался Стемп, но он держал своё слово и был всецело предан мне. Машка дура. Сама не понимала от чего отказалась!
   На кухне, куда я спустилась в поисках мамы, царил соблазняющий разными аппетитными ароматами хаос. Роботы, повара, всё смешалось в клубящихся парах, исходящих от плит. Отовсюду слышалось шипение, фырканье готовящейся еды. Осторожно пробираясь к маме, разговаривающей с супругами Шияна, я пыталась разобрать слова наместника.
   - Пирожочек, не переживай, он улетел сразу к моей матери, а не к нам. У тебя есть ещё время.
   - Какое время, Кош? Ты посмотри что он ест! Я такие блюда принципиально не готовлю, это же сплошной холестерин. Куда смотрит его диетолог? Президенту же восемьдесят! Нужно следить за сердцем!
   - Тем более, чего переживать, - подхватила моя мама. - Оставь всё как считаешь нужным. Нечего под него прогибаться. Прилетел, шума навёл, а даже не залетел в резиденцию.
   Я видела, как она поглаживала расстроенную тётю Тому, которая перелистывала какой-то текст на виртуальном экране коммуникатора. Наместник незаметно съел маленькое пирожное и неприлично облизывал пальцы.
   - Кош! - возмутилась тётя Тома, когда её взгляд упал на поднос с угощением. - Ну что ты как маленький, аппетит перебиваешь сладким.
   - Это ты у меня сладенькая, - проворковал наместник и, притянув к себе жену, поцеловал её так, что я с шага сбилась, а в спину мне врезался Стемп и обхватил руками, чтобы не упала.
   Я медленно обернулась к нему, он тоже завороженно смотрел на самый порочный поцелуй в моей жизни. Да янарат её сейчас съест! Наместник уложил раскрасневшуюся тётю Тому на руку, склонился над ней, опуская её всё ниже и ниже, ещё чуть-чуть и разложит прямо на столе, не стесняясь свидетелей. Меня даже в пот бросило и мелко затрясло, это было невообразимо волнующе! Оказывается, мои родители такие скромники.
   - Лиза? - заметила меня мама, и тётя Тома тут же оттолкнула наместника, который пальцем потёр губы и облизнулся.
   Мне как-то стыдно к нему приближаться. Я думала, он меня станет ругать, поэтому и искала защиты у мамы, а тут они все вместе.
   - Елизавета, - махнул мне рукой янарат, - подойти, радость моя. Расскажи-ка, с чего бы президенту побросать все свои дела и прилететь к нам, чтобы даже на огонёк не зайти, а сразу к шиямате рвануть?
   Я сильнее вжалась в грудь Стемпа. Наместник всё узнал! Мне точно армагеддонец!
   - А с чего ты взял, что моя дочь что-то об этом знает? - тут же вскинулась мама.
   - Да, Кош, ты зачем на ребенка нападаешь!
   Тётушка пусть ещё не отошла от поцелуя мужа, розовея от смущения, но тоже готова была защищать меня. Очень приятно знать, что тебя любят и берегут.
   - Милые мои, ну что вы! - поднял руки ши Шияна, сдаваясь на волю двух обступивших его дам. - Разве я нападаю? Я же просто полюбопытствовал. И я почему-то абсолютно уверен, что именно Елизавета приоткроет нам тайну прилёта президента. Так ведь, моя хорошая?
   Это он уже ко мне обратился и ещё так призывно помахал рукой, что не подойти просто показалось бы странным.
   - Вообще-то да. Я, кажется, знаю, зачем прилетел президент.
   - Откуда, Лиза?
   Мама подошла ко мне ближе, дав мне шанс уйти от ответа, но я смысла не видела. Ведь никакого преступления не совершила, да и чем быстрее взрослые всё узнают, тем быстрее смогут выпроводить незваного гостя, и родители, может быть, ещё смогут отправиться в отпуск. Если не можешь сам решить проблему, переложи её на плечи того, кто сможет.
   - Мам, ты ведь не знаешь, где поселилась шиямата? В гостевом доме Буреля. Он его подарил своему знакомому землянину и теперь этот несчастный страдает, потому что шиямата выживает его из своего же дома.
   - Землянин? - хором переспросили мама и тётя Тома, а наместник усмехнулся, сложил руки на груди с красноречивым выражением лица, мол, ну давай, выкручивайся, что за землянин. Наместник каким-то образом откуда-то узнал, что у нас на планете землянин, а вот остальные не были посвящены в эту тайну. Я набралась смелости, следя за тем, как на всё отреагирует тётя Тома.
   - Я ничего про землянина не знала! - выкрикнула мама.
   И тут я поняла, лучше уйти в глухую "несознанку", а то потеряю сообщницу в лице мамы.
   - Я тоже не так давно узнала! Натолкнулась на его сайт, он здесь роботов чинит. Так вот он пытался достучаться до совести власти, чтобы избавили его от навязанного соседства с шияматой. Вот я и съездила, поговорила с ним, ну и попыталась помочь. Написала ши Шияне отчёт, передала прошение президенту, чтобы никто не подумал, что наш наместник выселяет с планеты неугодных или ещё чего похуже.
   - Когда отправила? - уточнил наместник, я закусила губу, робко посмотрела на него.
   - Вчера, - выпалила как на духу.
   - То есть президент прилетел спасать землянина от шияматы? - уточнила моя мама.
   Я пожала плечами. Откуда же мне знать достоверно зачем он здесь? Зато призналась.
   - Значит так, летим к землянину, - скомандовал янарат. Мама с тётей Томой бросились к выходу, а я попыталась мимикрировать под кухонную мебель, когда со мной поравнялся наместник. Я наивно понадеялась, что про меня забудут, но увы.
   - Елизавета, чего застыла, - зубасто улыбнулся ши Шияна. - Ты тоже летишь.
  
  
  
  
  
   Пояснялка
   Эсам Лимайн - телохранитель Елизаветы Махтан
   Стемп Мартан, Остан Чия - телохранители Марии Шияны
   Йохан Круифф - подарок Марии Шияны
   Гри Бурель - дворецкий, жених Марии Шияны
   Дариан Жуат - начальник безопасности Манаука на станции "Астрея"
   Фамир Ааила - младший посол Унжирской Республики на Манауке.
   Джаф Темтар  - личный пилот Елизаветы Махтан
  
   Начало 23.10.18
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"