Окишева Вера Павловна Ведьмочка: другие произведения.

Станция "Астрея". Грязная страсть

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Peклaмa:


Оценка: 8.97*6  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Ольга Рысь славится утончённым, безупречным вкусом, чувством стиля, деловой хваткой. Она та, кто крутится среди сливок общества, стремясь к своей цели, удовлетворяя свои амбиции, и никогда не посмотрит на чернорабочего, считая это ниже своего достоинства, но Аранк заставит её обратить на себя внимание и окунуться в грязную порочную страсть.

    Обновлено 17.12.



   Станция "Астрея": Грязная страсть

Аннотация

   Ольга Рысь славится утончённым, безупречным вкусом, чувством стиля, деловой хваткой. Она та, кто крутится среди сливок общества, стремясь к своей цели, удовлетворяя свои амбиции, и никогда не посмотрит на чернорабочего, считая это ниже своего достоинства, но Аранк заставит её обратить на себя внимание и окунуться в грязную порочную страсть.

Пролог

   Аранк Голдар не понимал, что такая ухоженная землянка делала на астероиде Джи-20018 в шахтёрском городке "СкайИндастри Групп". Ей точно здесь было не место, но тем не менее глаза, скрытые под тонкой плёнкой контактных линз, его не обманывали. Жгучая брюнетка с гладко зачёсанными назад и уложенными в строгий пучок на затылке волосами стояла рядом с неряшливым бригадиром и внимательно его слушала. Она, недовольно хмурясь, через стёкла интерактивных очков в тонкой стильной оправе рассматривала практически чёрный от пыли коридор, в тусклом свете ламп выглядящий ещё грязнее.
   Чистенькая, ухоженная, стильная штучка словно пришла из другого мира - мира роскоши и богатства. Она чувствовала, что её присутствие здесь неуместно, хотя и не паниковала, держалась весьма дерзко, как хозяйка, а вот бригадир Филлер, всегда злой, крикливый, наоборот пасовал перед ней. Необычно видеть его неуверенным в себе перед стройной брюнеткой на тонких шпильках. А ножки у неё были что надо, да и фигурка очень соблазнительная, с тонкой талией, которую подчёркивала узкая юбка-футляр, и не скрывал растёгнутый короткий жакет. В коридоре было душно, и брюнетка невольно потрясла воротом красной блузки, приковывая взгляды мужчин к высокой груди, скрытой под тонкой тканью.
   Любопытно было наблюдать, как она ходила в туфлях по железному покрытию коридоров, на котором специально сделаны неровности для устойчивости при ходьбе рабочих. Это вам не по офисному гладкому полу дефилировать, здесь бёдрами особо не повиляешь. Ради этого веселья Аранк остался в переходе, укрытый тенью. Заодно прислушался к разговору ущербных, мысленно присвистнул от вежливого и слегка заикающегося голоса бригадира. Совсем его эта стильная штучка запугала, или же два амбала за её спиной?
   Манаукец усмехнулся тому, как дёрнулся бригадир от хлёсткого приказа брюнетки на шпильках, велящей показать ей здесь всё. Смелая. Показать всё этот прощелыга точно не мог. Аранк сам здесь для того чтобы раскрыть все секреты, хранимые астероидом. Жизнь дамочки, которая явно явилась с проверкой, с этого момента висела на волоске, и она об этом, кажется, даже не догадывалась, как и её телохранители. В спасатели ущербных манаукец не записывался, хотя и очереди на это звание не увидел.
   - Я бы ей вдул, - раздался рядом похабный голос одного из членов бригады Голдара.
   Манаукец давно услышал его тяжёлые шаги, просто не подавал вида, так как работал здесь под прикрытием, пряча свои глаза под контактными линзами. Медленно оглянувшись на Роя, матёрого темнокожего землянина, не уступающего в росте манаукцу, Аранк  кивнул ему, полностью согласившись. Этот бы вдул. Озабоченный кобель. Теперь за офисную стильную штучку стало ещё тревожнее. Что за нужда её сюда принесла, спрашивалось? Чего на своей станции не сиделось?
   - Говорят, такие крали пищат при виде настоящих парней, как мы.
   Манаукец скептически оглядел землянина, покрытого толстым слоем чёрной пыли по всему телу, придающей лицу особенно злобное выражение, когда он улыбался белыми зубами.
   - Да, - неправильно понял недоверие манаукца темнокожий Рой, - хорошенькие девочки любят грязный секс, - закончил он своё изречение с видом заядлого бабника, хотя последнюю представительницу прекрасного пола видел разве что в виртуальных играх для релаксации. Некоторые рабочие в таких городках жили годами, и с бабами, как выражались ущербные, здесь было туго. Аранк бросил взгляд на землянку. Та кивнула бригадиру и, словно почувствовав интерес к себе манаукца, обернулась. Уж на что рассчитывал Рой, Голдару было неведомо, но презрение на хорошеньком личике брюнетки захотелось стереть.
   - Я бы ей тоже вдул, - прошептал манаукец, и темнокожий землянин, по-дружески хлопая его по плечу, загоготал, привлекая к ним ненужное внимание.
   Впечатление они произвели что надо, надменно смерив их взглядом, брюнетка, ловко переставляя свои копытца, удалилась. Она всё же умудрилась вилять бёдрами, соблазняя упругим задом, обтянутым узкой юбкой до колена.
   - Стерва, - выплюнул Рой, за что Аранк захотел ему врезать в морду. Давно хотел, нервы были на пределе, а ещё эта крошка свалилась ему на голову, придавив совесть манаукца.
  

Глава 1

   Ольга
   Я любила кабинет президента больше, чем собственную спальню. Это было то место, куда стремилась моя душа. И, может быть, не только моя, но и тех, кто жил на других станциях, а не в столичной "Аполло-17". Светлый кабинет поражал простором, а панорамные панели во всю стену транслировали белоснежные облака на фоне синего неба, темнеющие вдали снежные вершины горной гряды и создавали ту особенную атмосферу, в которой хотелось не просто работать, но и жить.
   Я как-то узнавала, сколько стоило заказать себе такие в жилблок, оказалось, не по моему карману. А так бы создать иллюзию, что за иллюминатором не бескрайний холодный, набивший уже оскомину космос, а самая настоящая планета.
   - Дорогая Ольга, - вернул моё внимание к себе президент "СкайИндастри Групп", господин Браун, - я ценю вас как незаменимого и трудолюбивого работника. Я вижу в вас потенциал и всем сердцем радуюсь вашим успехам, но место в Совете директоров так просто не достаётся, вы же понимаете это лучше многих.
   Я чуть не поморщилась от слащавых речей. Десять лет я работала в этой компании и уже три года пыталась пробиться на Олимп избранных. Три бесконечно долгих года. Мне уже тридцать два, пора было задуматься о семье, для чего следовало  основательно закрепиться, сколотив небольшое состояние, достаточное, чтобы не страшась выйти в декрет.
   Ричмонд Браун терпеть не мог женщин.  Чёрствый шовинист считал, что женщина не способна управлять не только отделом, но и скайтом. Поэтому мне зубами приходилось выгрызать руководящие должности своих бывших начальников. По головам шла, ползла, подсиживала, но двигалась к своей цели. В общем, в компании меня недолюбливали, но уважали и даже побаивались.
   Но только не Совет директоров и не президент. Моё желание занять освободившееся место почившего на днях Ли Чанга вызвало всплеск их недовольства. И отказать не могли, так как я уже полтора года полностью вела дела господина Ли и была в курсе всего, что творилось в нашем филиале на станции "Астрея". Наша станция межрасовая, хоть и принадлежала Земной Федерации, поэтому поставить на должность кого-то с другой станции, непривычного и не знающего многих особенностей и традиций других рас, было бы опрометчивым поступком.
   - Я прекрасно это понимаю, господин Браун, и готова доказать, что заслужила право быть членом Совета директоров.
   Членом-то я могла быть, да только президента мог устроить лишь тот кандидат, у которого конкретно обозначенный орган имелся бы в штанах.
   - Не стоит так спешить, дорогая Ольга. Доказывать ваше рвение к работе тоже не стоит. Всё, что я хочу, это чтобы вы поняли, что Совет директоров обсуждает не только проблемы одного филиала, а всех. Поэтому если вы решитесь, то вам придётся доказать свою способность продать всё что угодно.
   Нашёл на чём меня поймать! Продавать я умела. Слава богу, господин Ли меня этому научил. Правда от поспешного ответа меня остановила сальная улыбка президента Брауна. Он явно что-то придумал, то, что возможно заставит сомневаться в моих способностях остальных коллег, выставив на посмешище перед Советом директоров. Это был вызов, который мне часто бросали более умудрённые опытом соперники, как коллеги, так и конкуренты. И я пыталась понять в чём подвох. Спектр нашей компании достаточно велик, она занималась как добычей полезных ископаемых, так и производством бытовых товаров.
   Стоило ли рискнуть своей репутацией и принять вызов? Или же потерпеть очередного начальника, потом, возможно, ещё одного и ещё, и так до бесконечности? Перспектива выстраивалась так себе. Итогом мог стать поиск работы в другом месте. А так не хотелось, ведь попортила я жизнь многим конкурентам. И они непременно захотят мне отомстить, взяв на работу только лишь для того, чтобы унизить. Знала это из собственного опыта, борзая была, всеми силами прокладывала себе путь, пробиваясь на высокооплачиваемую работу в столичный концерн. Много чего пережила, пока не устроилась в "СкайИндастри Групп". Эх, как давно это было. Но пора уже перелистывать эту страницу в своей жизни. Я хотела большего, чем заместитель директора филиала. Я хотела стать не просто директором, но и попасть в Совет директоров! Пусть и не переселюсь на "Аполло-17", зато часто буду здесь бывать.
   Президент ехидно улыбнулся, рассматривая белоснежную поверхность своего стола, я видела, как он злорадствовал, решив, что я пасую перед ним, и это стало решающим фактором.
   Откинувшись в кресле, я с ленцой улыбнулась господину Брауну и дерзко приняла его вызов. Играть, так по-крупному. Я покажу ему, на что способна настоящая женщина!
   - Да, я согласна доказать что достойна.
   Но праздновать победу не спешила, особенно когда узнала о своём задании. Как продать то, что никогда не видела и даже представления о чём не имела. Правильно, прежде стоило изучить товар, а точнее шахту. Целый астероид с практически пустой рудой! Самая настоящая подстава!
   Но пасовать перед трудностями я не привыкла. Поэтому, прибыв на станцию "Астрея", скоренько собралась с инспекцией на астероид Джи-20018 в Солнечной системе. Час от часу не легче. Директор знал, как сбить спесь с зарвавшихся подчинённых. Я не обманывалась, осознавала, что будет трудно, но чтобы настолько всё печально, не догадывалась!
   Смешного было мало, хотя невесёлый смех и рвался из моей груди. Вид безжизненного куска камня, ради которого пришлось преодолеть чуть ли не полгалактики, навевал тоску. Надо было слушать интуицию, которая сигнализировала мне сиреной, что дело нечисто. Но предложение казалось слишком заманчивым, чтобы отступить, не попробовав.
   - Ну здравствуй, Джи-20018, - поздоровалась я с объектом, который в скором времени мне нужно продать да повыгоднее. Средняя цена мне была озвучена, но я должна извернуться и выжать максимум, только тогда меня примут как равную.
   Я самонадеянно решила, что смогу справиться. Вот только я в жизни не сталкивалась в шахтёрскими астероидами и слабо себе представляла, что в них могло стать той изюминкой, ради которой покупатель последнее отдаст.
   Солнечная система, родная колыбель землян, покинувших свой дом после гибели планеты Земля, теперь лишь промзона для таких компаний, как  "СкайИндастри Групп", и весьма опасное место, поэтому я прибыла сюда под охраной и на частном скайте.  
   Господин Берри и господин Элтон были мной выбраны из череды безликих работников отдела безопасности компании. Господин Ли им доверял в достаточной мере, чтобы я могла чувствовать себя хоть немного комфортно. Вид их был весьма солидным в тёмных пиджаках и угрожающим, чтобы хоть кто-то дерзнул с ними связываться. Пилотировал скайт господин Рид, личный пилот бывшего начальника, работник "СкайИндастри Групп". Жаль, нельзя было взять с собой своего секретаря, не хватило места в скайте. Оливии сильно не хватало, разбавить мужское общество, но ничего, я здесь ненадолго, только проверю документы, посмотрю состояние производственных зданий и жилых домов. О своём приезде конечно же не предупреждала, но глядя на то, какая делегация высыпала на освещённую сигнальными огнями посадочную площадку, несложно было догадаться, что известие они уже получили. Может и к лучшему. Пока я ещё не решила.
   Итак, шахтёрский астероид Джи-20018 представлял собой небольшой муравейник с тремя основными базами-городками, которые уходили глубоко под землю, плавно переходя в штольни. На поверхности оставалась лишь головная часть города, стыковочные отсеки, всё скрытое надёжным прозрачным куполом, который разверзнул перед нами свою беззубую пасть, чтобы поглотить в свои недра. Порой я не понимала что хуже: жить на астероиде или на станции. Везде меня преследовало это давящее чувство замкнутого пространства. Даже если хочешь выбраться наружу, нужен скафандр, очередная клетка, которая создана защищать тело, но, увы, подавляла сознание.
   Пролистывая на планшете личные данные начальника Джи-20018 и нескольких бригадиров, я кратко составляла для себя расписание поездки. У меня на знакомство всего два дня, а затем нужно придумать тактику, найти потенциальных покупателей, обработать их. Поэтому я особо изощряться не стала и хотела сразу поговорить с начальником всего астероида, который проживал в городе номер один, цифра которого была выложена лампами на крыше огромного куполообразного серого здания.
  
   Аранк
   Слухи о сладкой дамочке разнеслись по астероиду за считанные минуты. Её фото кидали в общий чат, в который обычно скидывали все мыслимые и немыслимые сплетни. Теперь же шахтёры с нездоровым инетерсом похотливо обмусоливали каждый снимок, каждый ролик с участием госпожи Рысь.
   Но больше всего Аранка тревожили сообщения, в которых были предложения как устранить её охрану и попользоваться дамочкой хотя бы разок, но каждому. Дело принимало опасный поворот, так как оголодавшие мужчины, кажется, совсем разум потеряли от вида хорошенькой бабёнки. И никто не вспомнил, что она кто-то из главного управления "СкайИндастри Групп".
   Манаукец попытался понять зачем она здесь, но всё никак не мог взять в толк. Явно с проверкой, но почему одна? Неужели надеялась на двух неповоротливых телохранителей, которые уже через три часа нахождения на астероиде стали заметно нервничать.
   - Я знаю, где её поселят, - глупо улыбаясь пророкотал Рой, развалившись на соседней койке. - Кто со мной?
   Ничего сенсационного Рой на самом деле не сказал, так как гостей селили в административном отсеке, там, где и всё начальство проживало. Да и код от дверей раздобыть дело нехитрое, если знаком с сисадмином базы. Так что из ночных незваных гостей к дамочке уже, наверное, очередь выстроилась, и не только на этой базе, но и с двух других подтянутся. Оголодавшие до женского тела мужчины здесь пугали даже манаукца, у которого контроль слетал только в плане накопившейся агрессии. Сексуального напряжения он не испытывал, но клокотал внутри другими эмоциями.
   - Она моя, - угрожающе бросил Аранк, прекрасно понимая, что он не мог дать надругаться над землянкой. И даже если придётся идти против всех, он выстоит, однако это прямая дорога домой.
   - Хочешь быть первым?
   Темнокожий землянин громко загоготал, его смех поддержали другие ущербные, вызвав приступ злости манаукца.
   - И единственным, - сказал как отрезал Голдар, боясь даже представить, что останется от офисной штучки после того, как земляне исполнят задуманное. Манаукец не понимал ущербных, которые не чурались насилия над слабыми. Поэтому и готов был бороться за жизнь незнакомой ему женщины. - После меня она точно никого не захочет, - насмешливо бросил Рою, зная, что тот не сдержится.
   - Тогда в очередь. Первым буду я, - оскалился Рой, и Аранк встал, давая понять, что готов к драке. Вызов был брошен. Другие члены бригады радостно загалдели, предвкушая веселье.
   Аранк размял плечи, демонстративно сжимая кулаки. Ему не нужно было оружие, чтобы победить в схватке с землянином. Вот только играть роль ущербного придётся до конца, и дать пару раз ударить себя, прежде чем прольётся кровь. Кровь землянина, не его. От этой мысли на душе стало сладко. Как же он давно мечтал о поединке. Достали его эти земляне. Грязные, продажные, ущербные. Единицы, кто был достоин уважения. Например отважная, но глупая офисная штучка, которая, сама того не ведая, нарвалась на неприятности своим приездом на астероид, полный отвязных мужчин, сходящих с ума от скуки.
   - Брат, ты бы не нарывался, - Рой плавно поднялся с койки, поигрывая мышцами своей внушительной грудной клетки.
   - Это ты не нарывайся.
  
   Ольга
   После обеда в столовой, где я боялась прикоснуться даже к вилке, поняла, что отравиться пирожком, купленным в торговых рядах общего уровня станции "Астрея", сложнее, чем здесь. Сделала себе пометку, что задерживаться здесь не буду. Два дня в этом аду - ну уж нет! Сейчас осмотрю спуск в штольню и всё - домой. Ничего интересного я не увидела, только грязь, мрак, сплошная антисанитария и несоблюдение техники безопасности. Большинство оборудования было в нерабочем состоянии, имущественный фонд сплошное старьё! Да озвученная средняя цена это максимальная! Президент просто издевался надо мной! Лучше сдаться, чем бороться. Эту войну я точно проиграю, надо было лишь признать это себе, а не хотелось. Уж больно кресла у директоров мягкие.
   - Пф-ф, - выдохнула я от духоты, когда шагала за бригадиром Филлером, выданным мне начальником городка в качестве гида. Сам же начальник, господин Тревер, не мог, чем-то сильно занят, видимо подтирал секретную информацию и пытался выяснить цель моего прилёта.
   - А вас не господин Эйверли послал? - тихо прошептал господин Филлер, вырывая меня от тягостных и невесёлых дум.
   Кивнула, чтобы заткнулся, надоели эти недосказанности, прозрачные намёки, интриги. Конечно же я предполагала, что без тайн не обходилось ни одно предприятие, а когда на кону такие суммы, то и подавно, но просто не хотелось лезть в эту грязь. Мне нужно продать астероид и всё - точка. Наверное директора департамента по добычи сырья известили о моих полномочиях, и замдиректора не мог не знать о них. Тогда к чему были эти вопросы?
   Оливия мне много информации накидала на почту, которую я одновременно  просматривала на планшете и виртуально на миниэкране  в очках. Чем бы я ни была занята, но свои дела забросить не могла. Станция "Астрея" - это живой организм, в котором кипела жизнь, и нужно быть всегда в курсе всех новостей, не упуская и мелких событий, которые могут повлиять на продажи. Если упадут акции "СкайИндустри Групп" по моей вине, то пострадают многие мои подчинённые. Моя жизнь шла в режиме нон-стоп, и я привыкла к ее темпу.
   Господин Филлер что-то хотел ещё сказать, как вдруг мы услышали непонятный гул. Телохранители быстро среагировали, спрятав меня за свои широкие спины. По отдельным выкрикам стало понятно, что кто-то дрался. И видимо здесь это было в порядке вещей, так как никто не взывал к порядку, а наоборот подначивал и, кажется, делал ставки. Моё мнение о работниках шахты упало ещё ниже.
   Хотя чего ждать от мужчин, которые зарабатывали себе на жизнь грубой силой, жили в сугубо мужской компании годами и явно веселились соответственно. Будь здесь женщины, я уверена, и обстановка была бы иной, но это моё личное мнение, которое даже высказать некому да и незачем. Руководство всё устраивало, и оно мечтало поскорее избавиться от астероида и тех, кто на нём работал. Кстати, возник вопрос, а почему в шахтах работает так много людей, хотя в штатном расписании должностей намного меньше, ведь большая часть работы автоматизирована! Ни за что не поверю, что содержать низкосортных работников дешевле, чем ремонт техники.
   К сожалению, многие работодатели в погоне за снижением себестоимости в ущерб качеству нанимали фрилансеров без соответствующих профессиональных качеств. Для меня это не было секретом, как и то что на многих азиатских станциях нанимались за еду. Слишком многочисленные и порой совершенно необразованные люди готовы на всё ради того, чтобы выжить в жёстких условиях конкуренции. Меня лично подобные перспективы пугали и удручали. Я всегда предпочитала профессионализм дешевизне. Лучше порой переплатить специалисту, чем потом разоряться на штрафы за ненадлежащее исполнение всевозможным проверяющим органам, которых хлебом не корми, дай к чему придраться.
   Я с беспокойством смотрела на живую волну, заполняющую коридор перед нами, оглушающую агрессивным весельем. Господин Филлер взял меня за запястье, желая увести назад, откуда мы пришли. С трудом удалось отнять свою руку, поправляя рукав пиджака. Я и сама понимала, что стоять здесь смерти подобно. Обезумевшие от звериного веселья мужчины даже не замечали ничего на своём пути, полностью увлечённые потасовкой.
   - О, а вот и приз! - выкрикнул кто-то из толпы, и все замерли.
   В этот момент я обернулась, не обращая внимания на попытку телохранителей скрыть меня от голодных и злых глаз на чёрных от въевшейся сажи лицах шахтёров. Страшное зрелище, особенно когда понимаешь, что объект их внимания ты. То есть приз! Ну надо же до какого звания дожилась!
   Оглядев телохранителей и бригадира, который отчего-то даже не пытался призвать к порядку своих подчинённых, я вновь воззрилась на толпу, готовую в любой момент сорваться с места. Ужасная ситуация, страх сковывал холодом внутренности. Вот только показать его я не могла себе позволить, прекрасно понимая, что передо мной зверьё в человеческом обличии. Опьянённые адреналином мужланы, пребывающие в хмельном азарте. Поэтому я усмехнулась, сложила руки под грудью, чтобы не было заметно, как они тряслись.
   - Это кто это приз? Я? И кто здесь такой смелый?
   - Госпожа Рысь, - жалобно позвал меня господин Филлер так, словно не он здесь главный.
   - Я! - выкрикнул темнокожий шахтёр.
   Кажется, его я видела не так давно в коридоре, он ещё смеялся так, словно оркестровую трубу проглотил. Его было нетрудно узнать, он возвышался над многими своими коллегами, как, впрочем, и второй, с которым он явно меня не поделил.
   Я улыбнулась ещё увереннее. Ну что же, два лидера - это всегда хорошо. Сразу видно, что слово темнокожего имело вес среди этой оравы отъявленных головорезов, так как перечить ему никто не посмел, кроме второго великана, который толкнул его в плечо.
   - Она моя, я уже сказал.
   От его голоса по спине прошёлся неприятный озноб. Хрипловатый, но стальной. Этот тип был опаснее крикуна, явно напористее и сбить спесь с него не так-то просто, как с его оппонента. Но не попробовать я не могла себе позволить.
   - Да пошёл ты! - агрессивно отозвался самый смелый, а я вздохнула, оценивая телохранителей.
   - Если уж и выбирать среди вас двоих, - подала вновь голос, чтобы драка началась именно тогда, когда этого захочу я, - то, конечно же, я выберу второго. Эй, ты. Как тебя зовут?
   - Роя продинамили! - раздались смешки от толпы, и темнокожий взбесился.
   Значит, Рой, похоже, ему терять в этой жизни нечего, раз он решил, что может желать меня. Я, естественно, так это не оставлю. База на всех работников с личными данными у меня есть. Я постараюсь, но найду то ценное, чем дорожил этот грязно ругающийся шахтёр. Заставлю вспомнить, если это потребуется. Он пожалеет, что вообще в мою сторону посмотрел и рот открыл.
    - По-моему, очевидно, что второй сильнее, а я люблю сильных. Так что если уж хочешь, чтобы я досталась тебе, Рой, то в бой. Докажи, что самый сильный среди всех этих мужчин.
   Темнокожий бросился на своего противника, который бросал на меня странные нечитаемые взгляды, поджимая губы. Он словно был недоволен тем, что я выбрала его. Странный какой-то, а зачем тогда дрался? Неужели не хотел меня в виде приза? Мужчины! Пойми их.
   Я развернулась на каблуках, когда драка началась снова, в этот раз более агрессивно. Бежать было очень неудобно из-за шпилек и узкого подола. Лучше бы защитный костюм надела, ведь предлагали же телохранители, а я всё комплексами мучаюсь. Строптивость меня и погубит однажды, но не в этот раз.
   Подтянув подол повыше, я поспешила скрыться с места действия, приказывая телохранителям вызвать пилота, чтобы готовился к отлёту. Мне здесь точно делать было больше нечего. Призом я ни для кого быть не желала.
   - Эй, они сбегают!
   Кто-то особо глазастый заметил наше бегство и это стало сродни приказу своре собак "Ату!" Вот же ж, а я так надеялась успеть хотя бы завернуть за угол. Господин Филлер опять схватил меня за руку и потащил за собой, за спиной телохранители ввязались в драку с обезумевшими шахтёрами, которые вздумали остановить меня.
   Бригадир свернул в незнакомый коридор, хлопнул по замку, активируя перегородку люка. Я еле успела оглядеть сумрачный переход в другой основной коридор, когда заметила блеснувший в руках мужчины нож и еле успела отскочить от него назад, поражаясь такому коварству. Я осталась одна лицом к лицу с новой неприятностью, и надежды на телохранителей нет! Они остались за перегородкой драться с обезумевшими шахтёрами! Кажется, на этом астероиде все сумасшедшие!
   - Кто вас прислал, госпожа Рысь? - почти прокаркал неприятный бригадир, меняясь в лице. Уже не было надоедливого заискивающего взгляда, лишь злоба и угрожающий оскал.
   - Я же вам сказала, что господин Эйверли.
   Голос мой не дрожал. Сигнал от пилота я получила, и мне осталось лишь добраться до скайта.
   - Нет, не он. Он бы предупредил нас о проверке. Так кто?
   Я еле удержалась, чтобы не закатить глаза от разочарования. Так легко сдал своего подельника. Все мои разговоры конечно же записывались, ведь запомнить всё я не могла, а вот послушать в свободное время да, поэтому никогда не выключала диктофон.
   - Теперь-то какая разница кто? - усмехнулась, осторожно снимая туфли, положила рядом с ними планшет, аккуратно сложенные очки и иронично приподняла бровь, когда мужчина, молча наблюдая за мной, несколько растерялся. О да, сейчас ещё больше в шоке будет. За перегородкой послышался шум, и к стеклу большого окна припали взбешённые лица шахтёров, вот только и они, разглядев меня в мутном стекле, менялись в лицах. Я умела производить эффект, когда мне это нужно было. Расстегнула пиджак и приподняла подол юбки повыше, так, чтобы не мешал ногам.
   Громкий удар заставил нас с бригадиром оторвать взгляд друг от друга. Второй соперник, имя которого я так и не узнала, смотрел на меня с таким гневом, что даже на миг жутко стало. Но отвлекаться мне было не с руки. Сигнал от пилота я получила, пора было прощаться с неприветливым астероидом и его шахтёрами.
   Сделав первый шаг, я многообещающе улыбнулась господину Филлеру, хотя какой он господин, так, мразь, посмевшая угрожать мне ножом. Но нож лучше, чем бластер, тут мои навыки бессильны, а с железкой и мужчиной с потёкшим от похоти мозгом могу. Ласково поглаживая ворот блузки, расстегнула кнопку, а затем плавно подалась вперёд, врезав мужчине в глаза, резко схватила его руку с зажатым ножом, развернула клинок и резко дернула вниз, чтобы услышать крик боли. Нож впился мужчине в бедро, а я, поменяв стойку, ударом ноги в голову уронила бригадира на пол, где он стал кривиться, сжимая бедро с торчащим из него ножом.
   Подхватив очки, быстро надела их, планшет зажала под мышкой, а туфли надевала чуть ли не прыгая на одной ноге под громкие проклятия бригадира, внимательно поглядывая на то, как великан что-то делал с замком перегородки с той стороны. Ой-ой, что-то мне это уже не нравилось.
   Вызвала на планшете план этажа, чтобы он отображался на экране очков. На бегу проложила путь к стартовой площадке и помчалась по проложенному маршруту, проклиная высокий каблук и узкую юбку, так как слышала за спиной противный шипящий звук открывающейся перегородки и топот ног! Свора выбралась на свободу!
   Спринтер из меня аховый - далеко не убегу. Да и курсы самообороны не помогут мне в открытом бою с заведомо сильными бойцами, сплошь мужчинами. Я по жизни конечно же боец, но на такое не подписывалась. Тем обиднее стало и страшнее, когда меня легко догнали, так же легко схватили и обозвали женщиной. Причём это было произнесено так злобно и рычаще, что дух захватило от страха. Никогда бы не подумала, что окажусь в такой ситуации - прижатой к стене потным грязным мужланом. Своя беспомощность бесила. Но я не стала закатывать истерику, так как великан был занят блокировкой очередного перехода, потом ломал замок. Всё это время я переводила дыхание и бережно прижимала к груди планшет. За стеклом захлопнувшейся перегородки, отрезавшей нас от преследователей, показался Рой с изманным кровью лицом и заплывшим глазом. Боевые раны его не красили, как впрочем и ярость, от которой кровь стыла в жилах. Вот же меня угораздило-то!
   Я перевела взгляд на оппонента темнокожего неудачника и явного лидера всей этой оравы оголтелых шахтёров, который как только закончил с замком, тут же строго спросил меня:
   - Сама пойдёшь или понести?
   - Куда? - робко уточнила, хотя дала себе зарок казаться сильной и несломленной духом женщиной, но, видимо, не получилось, так как великан сделал шаг ко мне и, не повышая голоса сообщил, внимательно рассматривая моё лицо:
   - У тебя такой вид, словно я сейчас накинусь на тебя и трахну прямо здесь.
   - А где? - Решила быть конкретнее, так как мелочи всегда важны при разработке плана, в особенности плана побега.
   - Что где? - нахмурился великан, нервно проведя рукой по чёрным волосам. Его злой взгляд просто прожигал во мне дырку. Явно мною недоволен. Я что-то уже запуталась, кого бояться. Бросила опасливый взгляд на перегородку, в которую Рой бился чуть ли не головой. Он весьма эффектно разбегался и, наверное, больно впечатался плечом. Но преграда между нами пока оставалась неприступной и надёжной.
   - Где трахнешь? - подсказала великану то, зачем мы, собственно, встретились, пусть даже моего мнения на сей счёт никто не спрашивал, но что поделать. В изнасиловании моего тела я не собиралась оставаться безучастной, всё равно что-нибудь придумаю.
   Не знаю, чем вывела из себя великана, но он очень резко и неуловимо глазу плавно прижал меня к стене под радостный вой шахтёров за перегородкой. Сам же мужчина зашипел на меня, пугая до жути:
   - Детка, я не понял, ты что, не против, чтобы я тебя трахнул?
   Я на миг дар речи потеряла, так как он выбил весь воздух из лёгких такими тычками. Не больно, но страшно.  Я даже отупела от такой постановки вопроса.
   - А можно отказаться? - Слабая надежда на спасение теплилась во мне, так как изначально великан вёл себя иначе, не так, как его коллеги по цеху.
   - Нужно, - зло припечатал мужчина, отстранился и стремительно направился по коридору, уверенный, что я последую за ним, крикнув: - Живее переставляй своими копытцами, детка. Нужно успеть к стартовой площадке быстрее их.
   Это я и сама прекрасно понимала, поэтому и побежала за великаном, удивляясь, где таких рожают вежливых.
   - Я стараюсь, - заверила брюнета, не веря ещё в своё спасение. Неужели он не попросит от меня ничего взамен? Бред, такого благородства в этом мире уже давно нет. За всё нужно платить. Откровенно пялясь на широкую спину в грязном комбинезоне, чувствуя, как растекался адреналин в крови, я испытывала странную благодарность к этому мужчине. Даже подумала, что пока не буду предлагать кредитки, вдруг они ему не нужны, вдруг он всё же передумает насчёт секса. Что-то мне подсказывало, что это будет незабываемо. То, что мне сейчас нужно, чтобы успокоить нервы.
  

Глава 2

   Аранк
   Азарт хорошей потасовки, где каждый враг и норовит подставить подножку, а кое-кто и острый нож, вскипел в манаукце мигом. Он желал размазать всех ущербных, которые окружили их с Роем, создав живую и опасную изгородь. Голдар играл с землянином, не выкладываясь в полную силу, внимательно следил за каждым, кто болел за темнокожего, чтобы не получить удар в спину. Само самой устоять на одном месте не получилось и от очередного броска Рой вылетел из жилблока, а дальше как-то так вышло, что подталкиваемые толпой соперники оказались в общем коридоре, где они столкнулись с офисной штучкой. Фатальное невезение.
   Аранк даже на миг прикрыл глаза и замычал, лишь бы не видеть эти очаровательные стройные ножки в туфлях на высоких каблуках. Этот несколько рассеянный взгляд раскосых, миндалевидных, цвета молочного шоколада глаз за стёклами стильных деловых очков. Трепетная, хрупкая на фоне своих телохранителей землянка. От вида алой помады на соблазнительно очерченных губах сексапильной детки Аранка бросило в дрожь, до чего хотелось прикоснуться к ним, почувствовать их мягкость. А как брюнетка  обмахивалась воротом блузки, выставляя на обозрение тонкие ключицы, подталкивая полюбоваться тонкой шейкой, помечтать прикоснуться к ней губами там, где билась тревожная жилка. Проложить дорожку из поцелуев, слизывая вкус сладкой штучки.
   - Это кто это приз? Я?
   Она ещё спрашивала кто! Да на этом забытом всеми астероиде она была как взрыв сверхновой, свет которой приманивал всех, уставших от мрака ночи. Даже для него, Аранка, который и месяца не пробыл в этом суровом, мужском, пропитанном чёрной пылью мире.
   А потом случилось страшное. Наверное ничего более жуткого в сложившемся положении сам Аранк не мог бы себе придумать. Весь ужас состоял в том, что землянка, сама того не ведая, исполнила манаукский ритуал, после которого Голдар не имел морального права сделать вид, что он землянин, и чтобы ни случилось с деткой, он не при делах. Теперь вся ответственность за жизнь и безопасность подопечной легла на его плечи.
   На миг закралась мысль, что он чем-то выдал себя. Ведь не могла же землянка знать, что он манаукец.  По наитию сказала ритуальную фразу у всех на глазах, выбрав его своим покровителем, вручив в его руки свою жизнь и благополучие. Катастрофа! Миссия провалена и осталось лишь одно - покинуть астероид, спасая упругий зад этой стервочки, нагло предложившей Рою покончить жизнь самоубийством, толкнув его на бой с Аранком. А сама сбежала. Умная зараза! Знала как правильно поступать в критических ситуациях! Даже не пожалела своих телохранителей и правильно сделала. Расправившись с Роем как можно быстрее, отправив его в нокаут хуком справа, он бросился догонять свою новоиспечённую подопечную, увидев, что ей вслед, как стая одичавших собак, бросились ущербные. Вот она разница между манаукцами и землянами: мужчины у ущербных спокойно могли напасть на слабого. Конечно и у манаукцев бывали исключения. В семье не без урода, как говорили земляне, но такие преступники наказывались по всей строгости закона, а здесь спускалось с рук.
   Времени было мало. Рой быстро оклемается. Упёртый парень и голова чугунная. На первом же переходе коридоров Аранк увидел, что настигнуть детку ущербным не удалось из-за закрытой преграды. А землянка на поверку была ещё смышлёнее, чем ему показалось, вот только когда манаукец понял, что подопечная не одна, а с бригадиром, который угрожал ей ножом, все внутренности Голдара скрутило от гнева и злости. Нужно было спасать честь женщины, которая медленно раздевалась на глазах у обрадованных похотливых кобелей. Пока он разбирался с замком, земляне рядом восторженно свистели, и манаукец бросал взгляды в мутное стекло перегородки. Он замер на миг, когда увидел, что хрупкая женщина быстрым приёмом воткнула нож в бедро нападавшего и начала собирать свои вещи.
   Восторг землян Аранк разделял. Нечасто такое увидишь. Зрелищно и красиво, вот только всё равно спасать детку нужно. Теперь её точно захотят оттрахать все, кто видел её выступление. Строптивая, дерзкая, сильная духом - да она самый настоящий приз для маньяков и извращенцев.  Прежде чем открыть перегородку, Голдар парой ударов отбросил озабоченных мужчин в сторону и только после этого нажал на индикатор замка. Он подбежал к бригадиру, впечатал кулак в челюсть, прекрасно зная, что лишил Филлера зубов, но даже это не принесло ему успокоения. Он догнал землянку, которая цокала впереди своими шпильками, резко подхватил за талию, шипя с большим облегчением вперемешку со злостью:
   - Женщина!
   Так и хотелось спросить её, почему она не сняла туфли. Они же ей мешали! Где логика! Словно специально хотела, чтобы её настигли.
   Землянка была на удивление лёгкой, просто пушинка, и стройное тело так приятно было прижимать. Все приличные мысли вылетели под натиском ароматов цветов. Сладкая, но с горчинкой. Дерзкая, но невозможно хрупкая. И что ему делать с такой подопечной? Открывать все тайны манаукского социума? Ну уж нет, надо придумать что-то, чтобы она сама бросила его, отказалась от идеи покровительства. Хотя, может, и нет у неё в голове этой идеи, она только в душе и на совести Голдара. Размышляя об этом, манаукец увёл землянку в очередной переход, закрыв за ними перегородку. Сломал замок и строго взглянул на жмущуюся к стене детку. Удивительно, как в такой ситуации, пережив столько потрясений, она умудрялась не потерять свой лоск и шарм. Словно и не землянка перед ним, а унжирка. Соблазн один и невинные испуганные глазки. Нет, придётся покровительствовать ей до конца, пока она не окажется в безопасности.
   На вопрос пойдёт ли она сама за ним, та уточнила куда. Вот тут и понял Аранк, что детка не железная, а настоящая женщина. Напуганная, беззащитная и безумно притягательно красивая. Впервые Голдар сталкивался с такой безупречной деловой красотой. Невероятное сочетания силы и слабости. Огонь и пламя. Детка, одним словом. Как держать себя в руках и не погладить её всю. Да, всю и сразу. Подмять под себя, уговорить на статус фаворитки. Аранк понимал, что это всё из-за воздержания, но он же не озабоченное животное, для которого главное лишь инстинкты.
   Но, видимо, было что-то в его лице пугающее, что заставило землянку его бояться и смотреть, как на ущербных, пропитанных похотью и безумием.
   - У тебя такой вид, словно я сейчас накинусь на тебя и трахну прямо здесь.
   Нужно было расставить всё по своим местам, чтобы подопечная не тряслась, а доверяла.
   - А где?
   Ступор пронзил не только тело, но и мозг манаукца. Что это сейчас было? На что это она намекала? Когда же землянка объяснила свой вопрос, Аранк взбесился. Нет, это было уже слишком. Неужели она думала, что он такой же как и их мужчины, идущий на поводу своих низменных порывов.
   - Детка, я не понял, ты что, не против, чтобы я тебя трахнул?
   Манаукец был груб, потому что злился на то, что раскрыл себя, но и бросить подопечную не мог. Пусть и такую, ничего не понимающую и совершенно ему не верящую.
   - А можно отказаться?
   Кажется, до неё дошло, что Аранку не нужно её тело. То есть не так, как она думала. Вот если бы она сама предложила, это был бы другой разговор, но увы. Даже тогда он бы отказался. Она землянка! Землянка на всю голову!
   - Нужно, - бросил он ей и пошёл к стартовой площадке. Злость в нём клокотала, сворачиваясь рассерженной змеёй. Всё пошло прахом, месяц работы целого отдела. Манаукцу было невероятно стыдно, ведь на него надеялись, а он бросил задание ради того, чтобы ущербная приравняла его к насильникам. Где справедливость этого мира?
   Аранк настолько сильно расстроился, что даже не следил за своими чувствами, поэтому когда из-за поворота появились несколько ущербных, которые догадались перехватить их, то манаукец даже не соизмерял силу, расчищал дорогу так, чтобы быть уверенным, что никого не оставлял за своей спиной, раздражаясь от звука цоканья каблуков детки.
   Сложно выбрать что лучше: напрямую признаться землянке, что он манаукец, и объяснить, что она должна слушаться его во всём, потому что он нёс ответственность за неё, или же уговорить совесть, что спасения детки будет достаточно, чтобы не думать о ней больше и заняться прямыми обязанностями.
   Но сложно искать лазейку в моральных принципах, в правилах, вдолбленных с детства, что мужчина нёс ответственность за подопечную, которая доверилась ему, нёс до тех пор, пока она сама не откажется от него. Сама!
   - Женщина, переставляй ножками резвее! - чуть не рычал Аранк на землянку, так как в нём бесновалось желание взять хрупкую брюнетку на руки и просто донести её, так и быстрее, и приятнее. Вот только если его ещё раз укроет флёр её духов, то моральные принципы будут вкупе с желаниями тела настаивать на первом варианте, то есть признаться, отдать себя в её руки и надеяться остаться рядом с ней подольше, даже если она будет перегибать палку, даже если придётся укрощать её.
   - Да чтоб тебя, - тряхнул головой манаукец, так как варианты способа укрощения у него сводились к одному. Что за дичь в мыслях? Откуда в нём столько похоти? Он же приличный манаукец, преданный своей Родине, но похоже ущербные заразили его, не иначе, так как других объяснений у Голдара не было. Стыдно было признаться себе, что у него встал только от вида, от запаха, от дерзкого и высокомерного взгляда кошачьих глаз. Контроль трещал по швам. Опять же, как признаться женщине, раса которой манаукцев терпеть не могла, ненавидела много веков, взращивала неприязнь в детях с молоком матери.
   Детка была не прекрасная унжирка, всем своим существованием стремящаяся получить оптимальные гены для создания идеальной расы, но которой претила зависимость. Вольные мыслители предпочитали свободу каким-либо отношениям, считая себя высшей расой галактики, потому что более развитые и продвинутые как в науке, так и в самопознании. Эта раса безупречно прекрасных созданий пугала многих своими практичным подходом к жизни. И спасало наверное остальные расы Союза лишь то, что унжирцы за мир во всём космосе и предлагали всем свой любвеобильный способ достижения этой великой цели.
   Нонарка же на месте землянки давно подчинилась ему, так как менталитет у серокожих был иной, жёсткий патриархат, когда слово мужчины для женщины закон.
   Но она землянка. Аранк в который раз покачал головой. Манауканка воспользовалась бы своим положением, доверилась бы ему и ждала, когда он исполнит свои обязанности покровителя. А вот землянка боялась, не доверяла, шла, конечно, но манаукец затылком чувствовал её обжигающий  взгляд.
  
   Ольга
   Можно ли влюбиться в дикое животное? В очень опасное, гибкое, смертоносное? Можно ли полюбить бластер, который одним выстрелом может убить? Что со мной? Я себя не узнавала, не понимала, теряясь в странных эмоциях предвкушения, наслаждения, когда мой спаситель разделался с преследователями, которые неожиданно выскочили, преградив коридор.
   Это было ужасно, столько крови я не видела в своей жизни, столько боли и агонии. Меня потряхивало, когда я смотрела на то, что оставляла после себя эта машина-убийца, ведущая меня по коридорам. Что там мои телохранители, хлюпики перед ним, этот был необузданным, устрашающим, и я была рада, что находилась на его стороне. Растопчет и не заметит.
   Я неотрывно смотрела на то, как великан, не теряя скорости, блокировал перегородки в соседние коридоры, ломал замки и всё это с невозмутимой злостью. Да, он был именно зол, но невозмутим. Он не взрывался гневом, прекрасно удерживая под замком свою ярость. Это было прекрасно, волнующе. Я невольно прикусила губу и не поняла этого, пока не почувствовала боль.
   Я встречала на своём жизненном пути таких типов, они, как стальные истребители, шли напролом, сметая всё на своём пути, лишь бы достигнуть цели. Беспринципные и весьма принципиальные. Разные, но единые в своём стремлении контролировать всё в пространстве рядом с собой, от чего невольно понимаешь, что вращаешься вокруг такой сильной личности, порой сгорая, как в лучах звезды. Гремучая смесь. Я стремилась к такому идеалу, но понимала, что мне многого недоставало для того чтобы противостоять подобным моему спасителю. Как же я сразу не раскусила его суть. Конечно же этот трахать не будет кого-то на глазах у публики, для таких секс не более чем возможность спустить пар. Они ни к кому не привязывались, считая любые отношения слабым местом в своей броне. Но я сглотнула, представив, какой мог быть секс с таким мужчиной. Сладкий, дикий и бурный. Тело трепетало, оно желало почувствовать этот сброс агрессии на себе, самому высвободиться, получить свою дозу эндорфинов, чтобы прийти в себя, успокоиться и начать думать головой трезво. Поэтому когда мы оказались у скайта, я задержала дыхание, почувствовав на себе тяжёлый взгляд чёрных глаз великана.
   - Открывай, - приказал он.
   Я в нерешительности оглянулась к выходу стартовой площадки.
   - А мои телохранители?
   Тревога за их жизнь царапала совесть. Хоть головой прекрасно понимала, что они профессионалы, знали, на что подписывались, это их работа - защищать меня, порой ценой своей жизни, но всё это пустые отговорки, слова, а на деле всё равно тяжело осознавать, что ради тебя кто-то погиб.
   - Скайт маленький, на всех мест не хватит. Скоро сюда прибудет полиция, и поверьте, половина тех, кто здесь работает, не захочет с ней встречаться, особенно оказаться под подозрением в убийстве. Можете не переживать насчёт телохранителей. Они в относительной безопасности, если сами нарываться не станут, то их не тронут. Если только попинают, отведут душу за то, что упустили вас. При них же не было оружия?
   Я пожала плечами. Вот чего не знала, того не знала. Подошла к скайту и набрала индивидуальный код. Система открыла для меня люк, а пилот не радостно встретил, целясь в нас бластером.
   Я толком понять не успела как оказалась за спиной великана, а затем и пилот уже лежал на полу кабины, придавленный немалым весом моего спасителя.
   - Детка, забирайся скорее и блокируй люк. Нам пора уносить отсюда ноги. Эй, ты, как тебя, пилот, сел в кресло и давай стартуй, пока желающие пообщаться с твоей госпожой не высыпали на площадку и не захватили контроль над куполом. Используй аварийный код.
   Я через плечо поглядывала на мужчин, спеша поскорее выполнить приказ великана и заблокировать люк, затем прошла к своему креслу и устало упала в него, пристёгиваясь.
   - Господин Рид, поспешите, мы никого не ждём.
   Пилот кивнул, бросая недовольные взгляды на великана, занял своё место, в то время как мой спаситель примерял свой зад в кресло пассажира, боясь его раздавить. Забавный. Я прикрыла глаза, успокаиваясь. С таким спасителем я могла позволить себе минутку покоя, чтобы решить первостепенные задачи. Когда открыла глаза, я точно знала какие приказы отдавать, нужно было договориться с полицией, которая, как сказал великан, летела на астероид. Мне не нужна шумиха, поэтому написала службе собственной безопасности компании, чтобы разобрались с проблемой на самом астероиде и с правоохранительными органами тоже. Быстро пролистала базу данных работников, нашла личные данные на Роя и своего спасителя, у которого оказалось на удивление необычное имя Альберт Шенбер, совершенно не вяжущееся с его внешностью. Но, может, я просто придиралась.
   Написала Оливии, чтобы готовилась к моему прилёту. День выдался гадский, и ничего хорошего мне не принёс. Хотелось уже оказаться в своём жилблоке на станции "Астрея", чтобы отдохнуть хоть пару часов.
   - Господин Шенбер, - обратилась я к великану, - я хочу вас нанять в личные телохранители. У вас отличные данные к этой работе.
   Великан замер на миг, затем прикрыв глаза выругался на незнакомом языке, прежде чем твердо ответить мне.
   - Даже не думай об этом, детка. Высадите меня где-нибудь и наши пути разойдутся.
   Вот как. Неприятно слышать отказ. Раздражала его "детка". Мне давно за тридцать и так похабно меня не называли даже в восемнадцать. Устало выдохнула, пытаясь осмыслить свои эмоции, давно забыла эти ощущения и тягу к мужчине.
   Но, возможно, он прав, лучше отпустить его, не соблазнять себя. Проще вызвать себе кого из службы эскорта, готового ради денег ублажать, доставлять удовольствие, вот только разочарование всё же осело в душе. На что я, собственно, надеялась? Управлять такими типами весьма проблематично, нужно для начала узнать их слабость. А этот казался отлитым из металла. Вот только и отпустить его сразу просто не могла... Захотелось пощекотать напоследок себе нервы.
   - Не так быстро, господин Шенбер, прежде вас стоит отмыть и переодеть, а то вас остановит первый же встречный полицейский.
   Великан оглядел себя, задумавшись, кивнул, и я набрала сообщение Оливии, чтобы приготовила мужской деловой костюм. Раз кредиток не просит и расстаться спешит, значит, так тому и быть. Жаль, конечно, что от предложения отказался. Весьма жаль.
   И я пожалела об этом не раз, особенно когда прилетели на станцию. Я с улыбкой следила за тем, как расступались перед господином Шенбером встречающие меня работники службы безопасности. Те, кто должен отвечать за мою жизнь, пасовали перед грязным шахтёром, словно чувствовали, какая мощь скрывалась в его теле.
   И появилось стойкое желание его уговорить. Но прежде накормить, помыть, а только потом начать разговор.
  
   Аранк
   Полёт занял очень много времени, предостаточно, чтобы запомнить каждую чёрточку лица госпожи Рысь. Насколько помнил манаукец из школьной программы, рысь - это животное, некогда водившееся на ныне погибшей планете Земля. Животное из семейства кошачьих. Очень подходящая фамилия, было что-то в детке грациозное, плавное, тягучее, женский магнетизм. Раскосые глаза светлого оттенка напоминали взгляд кошки. Безупречная светлая кожа не выдавала возраста, но скорее всего землянка не так молода, как показалась ему ранее. Жизненный опыт читался в каждом её скупом движении, во взгляде, в мимических складках в уголках губ. Она на удивление не поддавалась панике, упрямо продолжала работать, хотя пальцы и дрожали. Хотела казаться собранной, но время от времени сбивалась и подолгу рассматривала экран планшета, не шевелясь. А иногда кидала на него такие откровенно голодные взгляды, что манаукец прикрывал глаза, притворяясь спящим, и умолял своё тело не реагировать.
   Но разве можно не смотреть на точёные икры ног в стильных и весьма дорогих туфлях на высоком каблуке. Офисная штучка покачивала ножкой, привлекая внимание мужчины, гипнотизируя его этим нехитрым движением, притягивая взгляд к коленкам, прикрытым подолом юбки. Шикарная женщина, от которой невозможно было отвести глаз. И она его подопечная. Уму непостижимо!
   О чём она думала смотря на него, Аранк не мог понять. Ведь она показала ему своё презрение к чернорабочим ещё там, на астероиде, а теперь словно изменила своё мнение о нём и выжидала его слов и действий. Или же он всё же выдал себя с головой? И она теперь смотрела на него ни как на шахтёра, а как на манаукца? Дилемма была неразрешима, потому что ответов Голдар знать не хотел. Да и звала она его по вымышленной фамилии, а значит, его конспирация ещё не раскрыта.
   Но чем дольше манаукец смотрел на землянку, тем больше росло желание взять свои слова обратно и согласиться стать её телохранителем. Максимально близко подпустить её к себе. Мысль пугала, злила и возбуждала.
   Ведь кто такие по сути земляне? Те же манаукцы, их изначальный код. Это унжирцы создали манаукцев, изменив ДНКа первых переселенцев на Шиянару. И для многих манаукцев землянки самое вожделенное сокровище, потому что только они могли подарить им надежду на будущее, родить наследников. Увы, изменённый код ДНК со временем утратил способность к репродукции. Это была одна из самых страшных тайн Манаука. Тайна, которая, к сожалению, просачивалась в сеть и становилась многим известна. И манаукцы столкнулись с коварством ущербных, которые ради денег шли на разные ухищрения, вплоть до продажи собственных детей. Аранк не мог представить себе подобного, считая это аморальным. И лучше вообще не иметь детей, чем заводить их от продажной, лживой дряни, что черна своим нутром.
   Землянка. Аранк почувствовал сладкую дрожь, пробежавшую по телу, представляя себе соблазнительную детку на своих коленях. Он хотел её и боялся, и на то были свои причины, тысяча и одна причина, почему лучше остановиться лишь на фривольных фантазиях.
   Земляне и манаукцы непримиримые неприятели - не враги, но и не друзья. За всю историю существования манаукцев между их расами шло противостояние. Неприязни, распри длились до сих пор, даже после того как манаукцев признали самостоятельной расой, и Манаук присоединился к Союзу Свободных Рас. Никто из ущербных не желал верить, что манаукцы стояли на страже их жизней, не впуская обездоленных на смертельно опасные планеты Шиянар и Манаук. Многочисленные недомолвки породили чёрную злобу, которую не в силах пробить доводы разума. Но сколько слышал Аранк страстных захватывающих историй о землянках. Они умели доставлять удовольствие, правда не всегда выдерживали напор манаукцев, но отдавались удовольствию без остатка. Закрытые форумы манаукцев предупреждали не терять головы во время секса. Хрупкое создание само не могло бы остановить одурманенного вожделением манаукца, который по неопытности, недосмотру мог навредить партнёрше. Также много статей было и о том, как тяжело земные женщины переносили роды. Слишком много мороки и сложностей, но тем притягательнее, заманчивее становились такие фаворитки. Над ними тряслись, их холили и лелеяли, словно они сделаны из тонкого стекла, бьющегося от грубого использования.
   Манаукцы самая сильная раса галактики. Неуязвимые воины, те, кто создан убивать, но не желающие подчиняться своим создателям унжирцам. Группа отщепенцев из вольных мыслителей, которые должны были помочь переселенцам, решила сделать из них ручных универсальных солдат. В итоге эти учёные были признаны преступниками и осуждены, а все данные по эксперименту уничтожены самими манаукцами.
   Но умы унжирцев заразились идеей смешать гены двух рас для создания более высшего разума. Однако манаукцы всеми силами отказывались делиться с ними своими генами, не принимая предложений к соитию ни с одним из представителей вольных мыслителей. Некоторые унжирцы считали, что ради науки все средства хороши и можно преступить рамки закона на благо высшей цели, но большинство по старинке пыталось соблазнить естественным способом. Правда всё, что должно служить соблазнению, в манаукцах вызывало стойкую неприязнь. Страшно представить результат смешения холодного расчёта унжирца, его беспринципность на благо науки с неуязвимостью и мощью манаукца. Аранк не верил, что подобное совершенное существо будет снисходительным и добрым. Нет, скорее получится монстр. И так думали все манаукцы, стоя на страже других рас и храня свои гены как зеницу ока.
   Уйдя в свои тяжёлые думы, мужчина понял, что неотрывно смотрит на алые губы госпожи Рысь. Эта землянка не соблазняла его намеренно, она привлекала его своей женской красотой, силой духа и чем-то ещё неуловимым. Красавица. Властная кошка, которая не даст командовать собой, поэтому и не подходила на роль подопечной. Покорность не в её натуре, как и доверие. Одинокая, холодная. Такую нельзя забыть. И Аранк знал, что не сможет, даже если захочет.
   Манаукец усмехнулся, расслабляясь. Даже если захочет. Подсознание уже причислило её к личному кругу, начались оговорки. Но от Голдара требовалась холодная голова, и он подавил в себе призывы совести. Не подопечная, а свободная землянка, и именно ей и должна оставаться для него госпожа Рысь.
   Состыковавшись со станцией, долго пришлось ждать своей очереди, чтобы войти в зал прилётов. Детка его окликнула, поманив пальчиком за собой. Аранк чуть не рассмеялся в голос. Она что и правду решила его переодеть? Он бы и сам справился. Правда ущербные в деловых костюмах, которые встречали его подопечную, не внушали доверия, поэтому и только поэтому он пошёл за ней. Шёл, наблюдая, как по-деловому резко и холодно общалась она с мужчиной с проседью в волосах, которого называла господином Вантари, отдавая ему распоряжение насчёт полиции и астероида. Аранк очередной раз мысленно присвиснул, а детка оказалась не так проста, раз её беспрекословно слушался начальник службы безопасности. На этого Вантари было собрано небольшое досье, которое Аранк помнил, так как мужчина с серебром на висках и острым носом внушал уважение, являясь весьма ответственным исполнителем. Дело он своё знал и исправно прикрывал многие тёмные делишки "СкайИндастри Групп", но конкретно по делу, над которым работал Аранк и его отряд, господин Вантари был чист.
   Ниточки вели выше, возможно в Совет директоров. Зацепок пока было мало, чтобы делать громкие разоблачения и смелые выводы. Возможно и стоило подумать о том, чтобы задержаться рядом с госпожой Рысь. Манаукец мотнул головой, отгоняя навязчивую мысль. Он не мог остаться, нужно возвращаться на Манаук и рапортовать начальству. Аранк шёл за деткой, глядя на покачивающиеся женские соблазнительные бёдра, и злился на себя за свою слабость. И дёрнуло эту красотку лететь на астероид. Ещё бы узнать зачем. И опять всё сводилось к одному, к посещению жилблока госпожи Рысь и предоставлению ей возможности себя переодеть, а заодно прояснить некоторые моменты.
   Проходя таможенный осмотр, Аранк опасался, что его личный идентификационный чип система контроля опознает как подделку, но всё обошлось. К детке подскочила взволнованная брюнетка лет сорока и начала тараторить, отчитываясь по поводу выполнения поручений. Госпожа Рысь остановила её взмахом руки, недовольно покачав головой. Аранк впечатлился очередной раз. Вот это дрессура персонала, да каждый работник подчинялся не просто её слову, даже взгляду! Не женщина, а командир в юбке.
   Брюнетку звали Оливией и она оказалась личным секретарём госпожи Рысь. Её оценивающие взгляды неприятно щекотали манаукца, она словно примеривалась к нему, затем заявила, что костюм заказан и должен быть доставлен с минуту на минуту. Оперативно. Аранк опять усмехнулся, чем привлёк внимание женщин.
   - Что-то имеете против костюма, господин Шенбер? - холодно уточнила детка у манаукца, а тот неопределённо повёл плечом. Ничего он против не имел, просто не ожидал, что она захочет тратиться именно на него, дешевле были бы обычные брюки, туника или джемпер. Зачем привлекать лишнее внимание?
   - Предпочёл бы повседневную одежду, - невозмутимо ответил.
   Оливия вопросительно уставилась на госпожу Рысь, ожидая её решения, не его, нет. Кто он такой, чтобы секретарь слушала его предпочтения.
   - Оливия, добавь комплект повседневной одежды, что-нибудь неброское.
   - Будет сделано, госпожа Рысь. Я заказала зал в ресторане, как вы и просили.
   Детка кивнула, а Аранк притормозил.
   - В каком ещё ресторане?
   Это уже выходило за рамки привычных отношений манаукца. Ничего подобного он позволить себе не мог. Костюм, ресторан, а не много ли она на себя брала, эта стильная штучка? Покровитель он, а не она!
   - О, не хочу вас расстраивать, господин Шенбер, - усмехнулась брюнетка, колко бросив на него хитрый взгляд, - это не для вас. Мы отобедаем у меня в жилблоке. Обед уже доставлен.
   - Да, госпожа, уже доставлен, - подтвердила Оливия, бросая надменный взгляд на манаукца.
   Что уж она о нём думала, Голдар не хотел знать. У него свои цели, по которым он согласился следовать за деткой, и как только он узнает всё, что ему нужно, уйдёт.
  
   Ольга
   Оказавшись на своей территории, медленно оглянулась. Ощущение присутствия за спиной высокого, сильного и опасного мужчины приятно щекотало нервы. Я схожу с ума. Так не должно быть, нужно призвать к порядку своё либидо, но оно, словно кошка, ластилось, царапалось и желало. Невероятно, безумно и глупо. До чёртиков глупо желать такого мужчину, в грязной поношенном рабочем комбинезоне непонятного цвета, с надменным взглядом на всё, что окружало его, словно он не был впечатлён интерьером моего жилблока. Холодная сталь, вот что приходило мне на ум, когда я смотрела на него, и я хотела эту сталь почувствовать, потрогать и даже попробовать.
   Шахтёр знал себе цену и я понимала, что так просто его не выбить из колеи, заставляя подчиняться себе. Я любила сложные задания, и сейчас мне был брошен вызов. Лишь бы он не оказался тем, кто считал, что за всё можно заплатить своим телом, несомненно чудесным, атлетически подтянутым телом. Я облизнулась и чуть не застонала в голос, когда мужчина сглотнул и его кадык призывно дёрнулся. Ах, как очаровательно. Аж дрожь пробежалась по телу. Нет, определённо, так просто я его не отпущу, иначе буду жалеть, что не узнала, каков он во мне, на мне и вообще. Это как понравившиеся туфли в магазине - не примерить, уйти в сомнениях, маяться, а вернувшись, узнать, что это была последняя пара и она продана.
   Оливия призывно открыла двери в гостиную, дожидаясь когда мы с господином Шенбером войдём внутрь. Она указала на стопку коробок из магазинов с мужской одеждой, я поманила мужчину за собой, вводя его в свою спальню, чтоб показать где ванная комната.
   - Здесь есть и полотенца, и халат, - услужливо показала Оливия.
   Я изумлённо приподняла брови. Мужской банный халат! Я её не просила о нём. Неужели она меня настолько изучила? Я воззрилась в карие глаза моей помощницы, которая бесстрастно ждала указаний.
   - Спасибо, Оливия, - поблагодарила, зная, как важно ей услышать именно это.
   Мужчина обернулся к нам, цепко оглядел и душевую, и ванную в тёплых молочных тонах, затем батарею флаконов со средствами красоты. Я взяла из руки секретаря пакет с бельём, приблизилась к брюнету и протянула ему.
   - Здесь бельё и средства гигиены, чтобы привести себя в порядок.
   Мужчина хмыкнул, но подношение взял и вопросительно показал мне глазами на дверь. Скромный или цену себе набивал? Ну что же, поиграем по его правилам. Мы с Оливией вышли, и та тут же начала рапортовать по поводу завтрашнего вечера.
   - Заказала новую девушку. Зовут Саманта. Блондинка, двадцать три года, рост метр семьдесят. Глаза голубые, возможно контактные линзы. Размер груди третий, не имплантанты. Новенькая. Служба предоставила все справки, чистая. Чип активный.
   Я посмотрела на экране очков изображение той, о ком вещала секретарь и осталась довольна. Лицо простенькое, смазливое, глуповатое, то что нужно.
   - Да, мне нравится. А теперь давай о делах.
   Я давала своему шахтёру ровно пять минут на то, чтобы раздеться и забраться в душевую кабину. За это время мы с Оливией решили самые глобальные вопросы, после чего она ушла, а я, скинув пиджак и туфли, прошла в ванную комнату. Пора было уже посмотреть кого, собственно, я привезла с собой с астероида, стоил ли он моих мыслей.

Глава 3

   Ольга
   Я любовалась идеально пропорциональным и атлетически подтянутым мужским телом, слушая пение воды, падающей с потолка душевой кабинки. Белая пена смывала серые разводы шахтной пыли на загорелой коже. Альберт мыл голову уверенными резкими движениями, подставляя лицо под струи воды. У меня большая душевая кабинка, но тем не менее мужчина заполнял её собой и казался заключённым в клетку. Потоки воды чертили на стеклах свои узоры, придавая облику моего подземного бога ранимую красоту. Золото фурнитуры душевой дарило изыск образу, дополняя его, добавляя очарования и шарма.
   Раньше мне казалось, что мужчины отлично смотрятся лишь на фоне чего-то тёмного, а этот нет. Молочные стены ванной комнаты и позолота подчеркивали роскошь интерьера, прозрачные стены душевой не стеснялись показывать всё, что находилось в её недрах. А Альберт (какое неподходящее же у него имя) стоял ко мне боком, демонстрируя своё тело. Я знала, что он в курсе того, что я за ним наблюдаю, и красовался, бесстрастно продолжая смывать с себя грязь. Кто бы подумал, что я опущусь до чернорабочего. Нет, этот был исключением из правил. Я оставалась себе неизменна, это точно. Я люблю холёных, сильных как духом, так и телом мужчин. Мне нравилось играть с ними на равных, чтобы победить, поставив каблук им на грудь.
   Внимательный тёмный взгляд Шенбера мог бы пришпилить любую к полу похлеще гвоздя, вот только не меня. Для меня же это приглашение, вызов. Я стала развязывать бант блузки, изучая изменения на лице мужчины. Он мог бы и возмутиться, выставить меня взашей, вспомнить о жене, которой у него нет. Или невесте. Мог бы остановить меня лишь словом, и я бы отступилась. Люблю принципиальных, тех, кто чётко знал, чего хотел в этом мире. А есть и такие, как Альберт, со своими убеждениями, пусть не совсем и правильными. Хозяева своей жизни. А точнее, берущие от неё всё.
   По глазам мужчины читала, что он хотел, чтобы я присоединилась к нему. Прекрасно. Я только за. Извелась уже в предвкушении. Юбка упала к моим ногам, а его жадный взгляд оценивающе пробежался по чулкам и боди. Блузку кинула на скамью - любимая, винтажная, таких уже не производили.
   Распустила волосы, тряхнув головой, позволяя им рассыпаться по плечам. Медленно сняла все кольца, серьги, даже кулон, складывая на золотую тарелку возле зеркала, и всё это под внимательным, уже даже обжигающим взглядом мужчины с характерным, выпирающим признаком готовности совместного купания. Альберт прекрасен везде, даже его член был произведением искусства. Ровный, опоясанный венами, странно бледный на фоне загорелого тела. Обрезанный, я к таким привыкла. Значит, следил за собой, и в этом я не ошиблась. Приятно.
   Под моим пристальным взглядом член горделиво рос, темнел от желания и возбуждения. Капли, падающие на него, дразнили Альберта наравне со мной. Но я хотела оттянуть момент, продолжая любоваться длинными сильными ногами, подтянутыми икрами, широкими бёдрами. Давно не видела таких экземпляров, разве что в спортзале, и то когда приходила не в своё время.
   Я потянулась к застёжке бюстье, желая полностью освободиться от белья, как услышала хрипловатый голос, наполненный порочным желанием.
   - Оставь, иди сюда.
   Приказ! Я улыбнулась шире. Нет, здесь приказываю я. Моя территория - мои правила. Поэтому и не послушалась, расстегнула и скинула к ногам бюстье, чуть не рассмеявшись в голос, когда Альберт распахнул дверцу душевой и резким движением затащил меня внутрь.
   Правда смеяться мне расхотелось, когда мужчина сжал моё горло, впиваясь злым взглядом в лицо.
   - Детка, ты за кого меня принимаешь? Я не мальчик по вызову.
   Я ухватила его за эрегированную плоть, впиваясь ногтями, любуясь на то, как вздулись вены на его шее.
   - К чему устраивать истерику? Ты хочешь меня, я тебя. У нас был тяжёлый день. Мы могли бы помочь друг другу.
   - Значит, правда, что стильные штучки любят грязный секс? И часто ты летаешь по астероидам в поисках постельной игрушки? Мне не стоило тебя спасать?
   Опять это мужское пренебрежение к женщине. Каждый день сталкиваюсь с ним. Это извечное: "Что дозволено Юпитеру, не дозволено быку". Мужчины могли хоть каждый день впустую тратить свою жизнь, меняя женщин как перчатки, а женщина должна быть скромнее, правильнее. Словно не земляне мы, а нонарцы. И сейчас я, фигурально выражаясь, наступила на яйца Альберта, а он пытался отплатить мне за ущемлённое Эго. Конечно, не он меня снял, а я его. Вот только что-то подсказывало мне, что он всё равно бы меня спас. Было в нём что-то несгибаемое, и решения подобные мужчины не меняли, раз решил что хочет, значит, добьётся, и если я правильно поняла - я его приз, который он не намерен выпускать из рук. То-то руку с горло не снимал, но и не давил, даже поглаживал большим пальцем, однако приятного мало.
   - А ты как думаешь? Я люблю секс, хороший первосортный секс, но не групповое изнасилование. И я знала, кого выбирала. Ты то, что мне нужно. И поверь, тебе со мной понравится. Я люблю грубо, но без фанатизма, - сразу оговорила этот момент, а то некоторые не понимали этой тонкой грани, когда грубость приносила удовольствие, а не боль и разочарование.
   - Ты казалась мне правильной, а ты...
   Очередная мужская обида. Мне начинало это всё надоедать. Стала ласкать рукой его гладкий большой член, удивляясь, как хорошо мужчина себя контролировал, лишь дёрнулся и на миг прикрыл глаза. Позы не сменил, продолжал давить своей мощью. Мне нравилось это ощущение беззащитности перед могучим мужчиной, который крепко держал свою злость и ярость под замком. Зачем старался, не понятно. Ведь он точно не ударит, не тот тип. Такие хотят, чтобы женщина прогнулась под ними добровольно. Не слабак, те распускали руки, когда теряли терпение. Я решила проверить как далеко могу зайти дразня самолюбие мужчины.
   - Мразь, шалава, дрянь, не стесняйся, не ты первый, не ты последний, кто меня так назовёт.
   Опять закрыл глаза, поддался моим рукам, плавно двигая бёдрами. Навалившись на меня, Альберт открыл глаза, сильнее сжимая пальцы на моей шее. У меня дух перехватило от предвкушения. Его взгляд! Да таким можно трахнуть не прикасаясь. Просто кончить от того, что на тебя так смотрят, порочно, обжигающе, горячо, проникновенно. Мужская ладонь поднялась вверх по шее, обхватила подбородок и резко повернула моё лицо в сторону так, что горячее дыхание опалило ушную раковину, а вкрадчивый шёпот проник в сердце, рождая гамму развратных эмоций и фантазий, оседая на языке привкусом стали.
   - Просто дерзкая. Одинокая и дерзкая детка, которая нуждается в хорошей порке. Как часто ты летаешь на астероиды в поисках приключений? Хочется знать, запоминаешь ли ты тех, кого пускаешь к себе в кровать?
   Я сильнее сжала член в своей руке, но он казался просто каменным. Сдавить его, причиняя боль мужчине, уже не под силу. Тогда в дело пошли слова.
   - Зачем запоминать проститутов?
   Я вздрогнула, когда Альберт провёл носом линию на моей щеке.
   - Я почти поверил, детка. Почти.
   Я не успела понять, о чём он говорил, как оказалась подкинута вверх.
   - Значит, увлекаешься грязным сексом. Проверим.
   Я вцепилась в его плечи, когда он без подготовки попытался войти в меня. Болезненные ощущения от грубого проникновения могли бы отрезвить мою голову, но я лишь сильнее обхватила Альберта за шею, уткнувшись лицом в своё плечо, судорожно вздохнула. Это просто симфония какая-то. Вода барабанила сверху, а внизу словно обжигающая лава проникала в меня.
   - Ты слишком горячий, - прошептала, удивляясь такой особенности. - Надеюсь, ты не болен.
   Он был полностью во мне, и моё тело привыкло в чужому вторжению. Боль постепенно сходила на нет. И я наконец могла насладиться нашим соитием, так как он не спешил начать действие, лишь крепче сжимая в уютных и надёжных объятиях. Что за лирика в голове? Я же просто хотела его попробовать.
   - А не поздно спохватилась? - прошептал мужчина в ответ.
   Воду он выключил, затем больно дёрнул за волосы, заглядывая в моё лицо. Я оказалась прижата к стенке душевой, лежащей на его руке, чувствуя её под лопатками.
   - Не лги, что любишь грубо, детка.
   Первый толчок был очень болезненным, но тело пробило сладкой дрожью, так как его зубы сомкнулись на мочке уха. Я словно плавилась, теряясь в чужих руках.
   -  Не лги, что часто делаешь это.
   Очередной плавный толчок и ещё больше удовольствия, болезненного наслаждения, что тело может принять глубже стальную плоть Альберта.
   -  Для тебя это ново - пригласить мужчину к себе в жилблок.
   Очередной толчок и я впилась ногтями в его спину в попытке удержаться, распробовать подаренные ощущения дикого восторга. Горячий, какой же он горячий! Никогда не чувствовала ничего подобного. Разве может кто-то быть настолько горячим. Внутри меня точно раскалённый металл, от чего все нервы оголились. Как же необычно и приятно, я словно согревалась изнутри.
   -  Также ново предложить себя незнакомому мужчине. - Альберт остановился, с трудом сдерживая дыхание, оттянул мою голову за волосы, держа меня практически на грани боли, самовольно ухмыляясь. - А я ведь почти поверил, детка.
   Он продолжал говорить! Ну что за болтливый мужчина?! Я не любила, когда во время секса велись беседы. Мне нужен был драйв, океан удовольствия и умиротворяющий космос в душе после взрывной разрядки!
   Резинка чулок натянулась, впиваясь в кожу, когда я крепче обхватила ногами талию Альберта, чтобы самой начать двигаться, задавая свой ритм. Мужчина зашипел, сильнее навалился на меня, прижимая к стене. Я распласталась на его руке, которая не давала удариться затылком о стеклянную стенку душа.
   - Женщина! - выругался он, прежде чем выйти из меня полностью, практически сбросив с себя.
   - Эй! - недовольно крикнула, не получив свою порцию наслаждения, зато оказавшаяся полностью свободной, в изумлении глядя на Вселенскую несправедливость - Альберт, усиленно работая рукой, орошал стенку кабины!
   - Не злись, я не планировал заниматься сексом, поэтому и презервативов с собой нет.
   Я просто опешила от такого ответа.
   - Мог бы у меня спросить, у меня чип.
   - Нет, детка. Все вы говорите - у меня чип, а потом проблем не оберёшься. Презервативы надёжнее. Да и пора мне.
   И вновь меня прижали спиной к стенке душевой, а горячий жадный рот опалил поцелуем, клеймя, заставляя чувствовать что-то, чему не было места в моей жизни.
   Когда он вышел из кабинки, ступая мокрыми ногами на белый коврик, я всё ещё пребывала в странном состоянии обиженной женщины. Словно меня только что грубо поимели. Хотя я сама хотела это сделать с ним, но проиграла битву, осталась ни с чем. Холод пробирал до костей, особенно там, где совсем недавно пылал пожар, я словно покрылась тонкой коркой льда. Я почувствовала влагу на щеках и с удивлением поняла что плачу. Я? Плачу? Из-за чего?
   - Женщина!
   Я вздрогнула от гневного рыка, но толком обернуться не успела и уж тем более среагировать, как Альберт вернулся в кабину, чтобы резко развернуть меня лицом к стене, прижимая так сильно, что груди было больно. Широкая ладонь пугающе крепко обхватила шею.
   - Я должен идти, а не тебя успокаивать. Я не собирался у тебя задерживаться и уж тем более заходить так далеко, - шептал он, а сам, грубо погладив живот, раздвинул мне ноги, отыскав в складках бугорок клитора, и стал ласкать его шероховатой подушечкой пальца.
   Я забилась в его руках, так как всё, что он делал, было резким и ненужным. Уже ненужным! Он давил своей силой, пугал своей яростью. Я долго сопротивлялась, вслушиваясь в его шёпот, дёргаясь каждый раз, когда он особенно остро задевал клитор, а затем властно проникал внутрь лона пальцами, чтобы вновь кружить вокруг чувствительного бугорка. Впервые меня насиловали! И чем? Пальцами!
   - Грубый секс не для тебя, детка. Тебе нужна ласка и любовь, чтобы заглушить твоё чувство одиночества. А я не могу тебе этого дать. Только грязную, порочную страсть. Да, ты права, я хочу тебя. Ты красивая и соблазнительная, но запретная.
   Дрожь от его откровенного шёпота, не скрывающего желания, пробиралась вдоль позвоночника. Я чувствовала, как горячая грудь прижималась ко мне в особенном ритме, то сильнее надавливая, то отступая. А рука на шее не столько держала меня на одном месте, не давая и шанса сбежать, сколько ласкала, заглушая мой плач. Я царапала его, но не могла освободиться, пыталась отстраниться, но лишь упиралась в крепкую грудь.
   - Отпусти меня, а то хуже будет, - пригрозила я Альберту, который лишь усмехнулся и сильнее надавил на клитор, от чего у меня дух перехватило, а перед глазами поплыло. Это было сладко. Я чуть не застонала в голос, сильнее прикусив губу. А между моих ягодиц уже тёрлось крепкое горячее древко стального члена Альберта. Неужели он тоже возбудился? Так быстро.
   - Хочешь кончить? Давай, только ножки раздвинь пошире.
   Я дёрнулась, желая повернуться к нему лицом, но могла лишь выставить руки перед собой, так как Альберт заставил нагнуться вперёд. Его движения были выверенными и скупыми, я не могла придумать, как мне избежать проникновения, а он уже был во мне плавным сильным толчком бёдер.
   - Держись крепче.
   Приказ был как нельзя кстати, резкие толчки оказались неожиданно глубокими. Я застонала в голос, облокотившись о стену, пыталась поймать ритм, подстроиться, чтобы проникновения не приносили боли, а только наслаждение. Дикий и грубый секс, вот что это было, с короткими промежутками ласковых передышек, когда Альберт осыпал мои плечи поцелуями, слегка прикусывая кожу, зарывался носом в волосы, шепча о том, какая я красивая и страстная детка. А затем снова обрушивал на меня свой необузданный темперамент, погружаясь так неистово, что, казалось, я разорвусь на части. Его стальной поршень ходил во мне глубоко и ритмично, задевая чувствительные точки, натягивая нервы до предела. Я постепенно становилась влажной и теряла себя в этих порочных ощущениях. Удовольствие остро накрывало, волна за волной, не давая добраться до вершины наслаждения всего миг. Альберт словно чувствовал приближение моей разрядки, замедлялся, дразнил поцелуями, раскачивался, практически выходя полностью. Между ног всё горело, болезненно сжималось, сладострастно желало!
   Шенбер показал, что он главный, показал мне, что ведёт этот танец он, задавая и темп, и ритм. На пике невообразимо яркого удовольствия я закричала, когда сил уже не было стонать,
   - Да, отпусти себя, Ольга. Давай, кончай, сладкая детка.
   Его радостный голос, едва на грани слышимости, ускользал, как и сознание. Это было так необычно, странно, ярко, а пришедшее опустошение умиротворяюще. Я завалилась на бок, но Альберт не дал упасть.
   Прежде чем окончательно погрузиться в сон, услышала ласковое журчание воды и ощутила не менее нежные поглаживания чужих рук на себе. Если это грубый секс, то я в него влюбилась.
   Проснулась от того, что меня тормошили за плечо. Оливия.
   - Госпожа Рысь, у вас совещание через час.
   Я оглядела спальню, ища глазами Альберта, но глупо было надеяться его найти. Я лежала совершенно голой под одеялом и приходилось прижимать его к груди, чтобы не смущать помощницу. Хотя скорее себя, так как не хотела, чтобы кто-то видел следы страсти на моём теле, а они точно были, я чувствовала их.
   - Гость покинул вас два часа назад.
   Я усмехнулась. Тело приятно ныло, пальцы немного тряслись. Шикарно он меня отделал, не каждый проститут на подобное способен. И это не за деньги, а чтобы не ревела. Смешно подумать. Успокоил.
   Я рассмеялась, прикрыла рот ладонью, глядя на всегда бесстрастную секретаршу, которую моя личная жизнь не интересовала, хотя она знала о ней всё.
   - Есть важные вопросы? - тихо спросила у неё, понимая, что пора втягиваться в обычный ритм своей жизни, вычеркнуть из памяти и забыть о грубом неотёсанном мужлане, которого я притащила в свой жилблок и позволила ему поиметь себя. Всё выбросить из головы, каждое воспоминание этого безумства.
   - Да, три небольших вопроса по поводу продажи партии нонарцам, - привычно рапортовала Оливия, и я с благодарностью слушала её голос, который заглушал жаркий шёпот Альберта в моей голове. - Вам ещё сообщение от мужа с благодарностью за подарок.
   - А что я ему подарила?
   - Коммуникатор фирмы "Нанот" из платины, бизнес-класса, - отчиталась Оливия, я же присвистнула.
   - А с чего это я такими подарками стала разбрасываться?
   Моя помощница смутилась и потупила взор.
   - Простите, госпожа Рысь. Я не подумала. Просто решила сделать ему ответную благодарность, раз он вам подарил коммуникатор этой фирмы на ваш день рождения. Я взяла самый недорогой.
   - Так и он мне старой модели подарил, - вспылила я в ответ, ведь унжирские коммуникаторы вещь хоть и презентабельная, но дорогая.  - Проститутки ему с рестораном вполне достаточно, не надо было меня разорять!
   - Госпожа Рысь, он недорогой, честно. Всего двести кредиток в галамагазине.
   - Двести! - ахнула я. - Оливия!
   - Но я купила с рук за шестьдесят, - тут же перебила меня секретарь, понимая, что я могу за такое и уволить. Где это видано - на мужа столько денег тратить! - Можете проверить ваш счёт.
   Я изумлённо приподняла брови. Да, мой секретарь сегодня меня приятно удивляла.
   - Кого же ты ограбила, дорогая моя Оливия?
   - Унжирца, - честно призналась моя помощница. - Он выставил свой коммуникатор на продажу, а я купила. Сделка законная, не переживайте.
   - Спасибо, Оливия. Не переживаю, - усмехнулась я в ответ.
   Благоверный мой, Джейкоб Трейс, нелюбимый племянник мистера Брауна, жил на другой станции, имел свой бизнес и свою жизнь. Пересекались мы лишь по деловым вопросам и крайне редко, а вот с праздниками поздравляли друг друга регулярно, через секретарей. Мне нравилась такая супружеская жизнь, на расстоянии, без обязательств. Фиктивный брак, вполне удачное вложение кредиток, к тому же я планировала войти в Совет директоров, а туда попадали только избранные, те, кого можно назвать семьёй. А я семья и есть, целых два года уже считаюсь официальной женой племянника президента. Скорее бы уже достичь цели!
  
   Аранк
   Что может быть страшнее женских слёз? Манаукец ещё не встречал убийственнее оружия. И когда он видел их, то заходился в бессильной злости. Поэтому ни одна из его подопечных долго и не выдерживала, предпочитая вовремя сбежать, и Аранк бесился ещё больше, когда над ним посмеивались его коллеги и друзья. Да, он покровитель на три дня, порой на день, но и работа у него была сложная, нервная, может и к лучшему, что пока он одинок.
   Вот и теперь стоило ему увидел слёзы Ольги, как он тут же разозлился на себя. Взял её слишком грубо, мог бы и понежнее. Мог, если бы хоть чуть-чуть успокоился. А лучше бы ушёл без оглядки. Так даже было бы правильнее, но всё как обычно вышло из-под контроля. Женщины! Аранк восхищался другими мужчинами, которые спокойно могли выдерживать их истерики. Для него они, успешно сдавшие экзамены на курсах по усмирению гнева, были настоящими героями. Сам Голдар не прошёл ни одного и дело не в их стоимости, а в реальной оценке своих возможностей. Манаукец привык быть с собой предельно честным. Он знал, что слаб перед истериками женщин.
   А самые ужасные из них тихие, как у Ольги. Её образ всё ещё преследовал мужчину. Одинокая, брошенная им, с мокрыми прядями волос, спускающихся по точёным плечам на светлую грудь. Она стояла, молча плакала, всем своим видом показывая, как сильно она нуждалась в мужчине - в своём мужчине! Им Аранк точно быть не мог. Не тогда, когда над ним навис срыв операции. И виной тому он сам, его несдержанность и слабость перед хрупкой, очаровательной, но внутренне сильной женщиной.
   Скайт нёс его на Манаук, а сердце, кажется, осталось на станции "Астрея" у ног его фаворитки. Жаль, что признаться ей в этом он пока не мог, или уже...
   Захочет ли она выслушать его, когда всё закончится, и он сможет спокойно прилететь к ней. Станет ли она с ним откровенничать после всего, что он совершил? Захочет ли впустить в своё одиночество? Как он это узнал, что Ольга уставшая сильная женщина, зажатая в тиски самоконтроля?
   У всех женщин есть особенная поза, открытая для чтения внимательного взгляда наблюдателя, в которой она чувствовала себя защищённой. У каждой она своя. Ольга стояла привалившись к стене, плечи поникли, словно у неё болела душа. Одинокая душа, нуждающаяся в надёжных и сильных объятиях. В этом Аранк был уверен. Поэтому и не мог не думать о той, которую оставил после дикого и умопомрачительного секса, утомлённую, ласковую, прекрасную, уснувшую на его руках. Детка.
  
   Ольга
   Работа давно стала смыслом моей жизни. И, возможно, это неправильно, отдавать ей себя всю целиком, но цель всегда оправдывала средства. А когда ты понимаешь, что время работает не на тебя, и что в этом мире выживает лишь сильнейший, волей-неволей начнёшь жить по установленным правилам. А правила до безобразия просто: "Или ты - или тебя". Проще просто некуда. Сначала я хотела выбиться в люди, потом поняла что этого мало. Прошлое пусть и не властно над тобой, но настоящее - это бурная река, в которой нужно держаться фарватера, иначе можно разбиться об астероид, и вся твоя мечта разлетится миллиардами осколков в бездушном космосе. И вот на горизонте моей жизни появился мой личный и совсем не гипотетический астероид, грозивший мне полным фиаско. Меня это сильно обеспокоило.
   Президент при встрече мило мне улыбался, говоря взглядом, что он ждёт моего поражения. Конечно он слышал, что я, поджав хвост, сбежала с астероида, и намекнул ещё вчера на совещании, что готов меня принять в любое время, стоит мне лишь изъявить желание его секретарю. Как же это раздражало, но я скалилась в вежливой улыбке в ответ. Второй день, как я вернулась, а обо мне столько сплетен, что лучше бы я сидела дома. Телохранители, которых мне выдали взамен тех, что пострадали (но я рада была, что выжили), в этот раз были более массивные и, надеюсь, более расторопные и надёжные. Приятно, что президент меня ценил как отличного специалиста, раз делал такие намёки в лице матёрых охранников. Правда мыслями я была с другим. Всю ночь думала о том, что натворила. Просто жутко, как низко пала. Осознание пришло, когда вошла в душевую кабинку перед сном, неожиданно вспомнила о жарком грязном сексе с Альбертом в ней. Как легко он раскусил меня, что первый и, надеюсь, единственный мужчина, которого я впустила на свою территорию? Обычно пользуюсь услугами сладких мальчиков в закрытых клубах, чтобы не приносить с собой воспоминания, а теперь они были везде, эти грязные мысли.
   - Оливия, - не выдержала и позвала секретаря, - вызовите начальника охраны.
   Мне работать надо, а не пялиться на крепышей, думая совсем не о них. Совсем-совсем... с ума сошла. Ведь зареклась подпускать к себе близко мужчин. Они вечно всё портили!
   А телохранители напряглись, переглянулись, но не проронили ни слова. Вот зачем они мне в рабочем кабинете? Что за сверхмера по моей безопасности? Ответ на этот вопрос я, конечно же, получила от господина Вантари, который лично прийти не смог, но хоть отзвонился. Человек он занятой и я понимала, что перегнула палку своим своеволием, дёрнула мужчину, который только вернулся на "Аполло-17", решив на станции "Астрея" мои проблемы с вызовом полиции, а я тут как тут. Звоню, ругаюсь.
   - Я не понимаю, зачем они мне в кабинете? Мне неудобно работать! - гневно выкрикнула, когда меня не послушали с первого раза. - Стоит поднять глаза, а тут они двое! - Указала я на телохранителей, явно уже обиженных на мои слова, вот только их начальник оставался невозмутим.
   - Госпожа Рысь, вы дама у нас видная, деловая и ценный работник. Мы не можем потерять вас из-за ...
   Тут он замолчал, давая мне самой закончить мысль. Да, поездка на астероид в глазах многих выглядела как сумасбродная выходка, женская глупость. Только я была с этим в корне не согласна. Это по отчётам Джи-20018 образчик эталона шахтёрского городка, а реалии оказались куда плачевнее.
   - Не стоит мне грубить, - осадила я господина Вантари, у которого седина на висках, мне кажется, с каждым днём прибывала.
   - Тогда и вам не стоит капризничать, госпожа Рысь. Парни знают своё дело, они лучшие из тех, что я могу вам предоставить. И вы своей выходкой растревожили улей нонарских ос. Поверьте, многие хотят с вами поквитаться.
   - Кто? - холодно уточнила, так как не видела причин для такой паники. Это же просто шахтёрский астероид.
   - Те, кто работал на шахте и лишился работы. Люди в отчаянии порой способны на безумства. Так что не упрямьтесь. Это для пользы дела, и ребята могут посидеть так, чтобы не попадаться вам на глаза.
   - Да вы издеваетесь! - выдохнула я в сердцах, уставилась на квадратные лица охранников и чуть не взвыла в голос. - Пусть стоят в приёмной и точка. Я больше это обсуждать не намерена.
   Господин Вантари, конечно же, был прав. Наделала я дел, навела шумихи. После проверки службы безопасности работать на астероиде остались лишь официальные работники. Все те, кто не имел регистрации в системе городов, были депортированы до ближайшей станции "Луна-2". В общем, в списках моих ненавистников прибавилась пара десятков людей. Я всё прекрасно понимала, и ситуация мне не нравилась. Но упорно пыталась сделать рабочий момент для себя максимально комфортным, а для этого ждала визита Ноя Эйверли. Но, видимо, я переоценила значимость астероида для него, раз он не спешил ко мне, или же кто-то слишком сильно струсил и придётся мне самой к нему наведаться.
   Правда делать этого мне не пришлось, к вечеру Оливия сообщила, что замдиректора департамента по добыче соизволил таки прилететь на станцию "Астрея" и просить о встрече!
   Разговор решили провести в ресторане, так сказать, на нейтральной территории. Но это лишь казалось таковым для Ноя, потому как он явно не осознавал, что раз станция моя (здесь только мой отдел расположен), то и все люди, работающие на корпорацию "СкайИндастри Групп", подчинялись исключительно мне. Развеивать мужские заблуждения я никогда не спешила. Такое блюдо, как маленькая месть, всегда надо подавать холодным.
   Оливия заказала нам столик в одном из унжирских ресторанов, где подавали порой весьма коварные блюда. Я обожала наблюдать за тем, насколько доверяли мне оппоненты, которые не боялись питаться в таких заведениях, ведь унжирцы могли с лёгкостью употреблять нонарские вина, имеющие специфический наркотический эффект на землян.
   Внешность порой обманчива, это можно с уверенностью сказать о нонарцах. Эти серокожие, с виду агрессивные, похожие на жаб выходцы с Нонара пугали многих землян своим суровым видом, однако по натуре вполне себе дружелюбная раса Союза, особенно на фоне тех же манаукцев, которым они уступали в физической силе. И вот экспорт у этих миролюбивых гуманоидов весьма специфический, подпадающий по нашим законам в разряд наркотических препаратов, но не запрещённых у унжирцев, а с их мнением мало кто может поспорить. Увы, пока они технологически самая высокоразвитая и лидирующая раса Союза.
   И поэтому вот такой вот парадокс: пить нонарское вино нельзя, опасно для организма, а купить можно, так как является одним из главных составляющих экспорта Нонара. Вот такая вот политика в Союзе.
   Я подняла взгляд на Ноя, которого к столику подвела очаровательная малинововолосая красотка-унжирка, ласково уточняя, не желал ли представитель землян чего-нибудь особенного, и таким взглядом окинула моего коллегу, что тот энергично замотал головой. Супружеское кольцо, видимо, давило на палец. Да, на Эйверли было приятно посмотреть. Тридцатипятилетний блондин, слывший красавчиком, никогда не забывал следить за собой и своей фигурой. И в этом представительном ресторане оказался пока самым сладким носителем безупречного гена красоты, до которого так охочи унжирки, готовые соблазнить понравившихся землян всеми доступными методами. Так что на месте коллеги я бы отказалась от еды и даже питья. Вольные мыслители весьма настырны. На себе испытала и не раз насколько легко и просто можно оказаться в одной койке с ними, и даже не понимать как это произошло. Я вообще человек не падкий на субтильных красавчиков, но вот угораздило же меня ещё во времена учёбы, да и не только меня. Но теперь я более бдительна, хотя никто не застрахован от соблазнения унжирцем. Никто.
   Поэтому мы оба проводили официантку напряжёнными взглядами, прежде чем поздороваться.
   - Госпожа Рысь, - чинно поклонился коллега и сел напротив меня.
   - Господин Эйверли, что-то долго вы ко мне летели. Я ждала вас ещё вчера.
   Ной на несколько секунд замер, внимательно глядя мне в глаза, а я улыбалась. Он явно оценивал степень моей осведомленности и прикидывал чего я хочу.
   - Можете выдохнуть, господин Эйверли, я так и не узнала о том, что такого страшного происходит на вашем астероиде. Служба безопасности разогнала всех нелегалов, но не думаю, что причина, по которой меня чуть не убил ваш человек, в них и, если честно, знать не хочу, зато с большим удовольствием выслушаю ваши извинения и оценю сумму компенсации за моральный ущерб.
   Ной усмехнулся так, словно фыркнул, явно с облегчением. Расстегнул пиджак, устраиваясь поудобнее. Ну что же, значит, я права и ничего опасного так и не узнала, что могло стоить мне жизни. А ведь чуть не лишилась её ни за что! Стоило очередной раз сказать спасибо Альберту.
   - Госпожа Рысь, вышло небольшое недоразумение, я, если честно, даже не понимаю как это произошло.
   - Легко и просто, ваш бригадир рассказал, что проверки проводите только вы и ваши люди, заранее предупредив, чтобы никаких неприятностей не было ни у кого. Вам разве господин Филлер не признался, что проговорился? - приподняла насмешливо бровь, следя за изменением лица блондина. Оно стало озадаченным и немного рассерженным. Поправив очки я улыбнулась Ною, который начал нервно ослаблять узел галстука. Что же он так тщательно пытался скрыть? Я должна была подумать о том, а хочу ли я раскопать эту тайну. Нет, покачала головой своим мыслям. Моя жизнь мне дороже.
   -Увы, он не может говорить.
   Я изумлённо усмехнулась. Вот это новость!
   - Он умер? - Было бы весьма подозрительно если это так.
   - Нет, - поспешил меня успокоить Ной, -  у него сломана челюсть. Доктор сказал, что регенерация займёт ещё день.
   Теперь стало понятно почему он тянул с прилётом, пытался выяснить, что мне стало известно. А так как ждать пришлось долго, решился прибыть сам. Впечатлила такая храбрость - рвануть в неизвестность, на это не каждый способен. Я же могла сдать его начальнику безопасности концерна, поэтому он и ждал действий Вантари после возвращения, однако не дождался, сорвался на "Астрею".
   - Кто же сломал ему челюсть?
   Я пырнула его в бедро, сил сломать челюсть у меня точно нет. Надеюсь, никто не собирался на меня подать в суд? Хорошо, что сразу не сказала о том, что разговор с Филлером записала. Всегда привыкла держать козыри в рукаве.
   Эйвери пожал плечами, внимательно следя за мной.
   - Не знаю. Не говорит, а все записи уничтожены.
   Ух ты, как оперативно подчищали хвосты нелегалы. Вантари что-то говорил о подобном, поэтому я передала ему кое-какую информацию, что была сохранена у меня, чтобы начальнику безопасности было с чем работать.
   -  Ну да и ладно,  - уже спокойнее заговорил замдиректора департамента по добыче. - Главное, мы нашли с вами общий язык. Значит, вознаграждение поможет сгладить впечатление от вашего визита на астероид?
   - Конечно поможет.
   Да, в нашем деле молчание стоило кредиток. И это негласное соглашение придавало Ною чувство защищённости. Раз я пошла на сделку, значит, такая же как он, продажная.
   - Отлично, я готов заплатить.
   Я озвучила сумму, не такую уж и огромную, всего в стоимость коммуникатора для мужа. Должна же я залатать дыру в моём бюджете, сделанную Оливией в странной попытке быть признательной моему благоверному. Когда же все формальности были улажены и кредитки перекочевали на мой счёт, Ной успокоился окончательно. Зыбкое чувство уверенности развязало ему язык.
   - Госпожа Рысь, не откажите в любопытстве, ответьте, что вы делали на астероиде? Ходят неясные слухи. Это проверка президента?
   Я улыбнулась и устало откинулась на спинку стула, понимая, что пора уже поговорит начистоту, а то станция слухами полнится, и лучше будет информацию выдать самой и правильную.
   - Да, проверка, только не вас. Не беспокойтесь, вам опасаться нечего. Это проверка моя личная. Президент дал задание, которое я должна выполнить.
   - А конкретнее, - попросил Ной.
   Я пригубила воды, но промолчала, так как нам принесли заказа. Эйвери недовольно оглядел тарелки.
   - Я взяла на себя смелость сделать заказ на нас двоих. Вы, наверное, голодны после изнурительного перелёта.
   - Вы очень любезны, госпожа Рысь. Благодарю.
   Я это прекрасно знала. Научилась, любезность порой творит чудеса.
   - Благодарю, - попыталась сделать вид что смутилась. Хотя не думаю, что мне эта эмоция сильно уж удалась. Скромность во мне умерла так давно, что я и забыла как она выглядела на моём лице.
   - Итак, ответите? - продолжил допытываться Ной, уверенно цепляя тонко нарезанный зелёный салат со своей тарелки.
   - Я должна продать астероид.
   - Продать? - несколько обескураженно переспросил Эйверли. - Не думаю, что для вас это проблема.
   - Да, продать для меня никогда не было проблемой, если бы не вы, господин Эйверли, - поспешила предугадать дальнейшие вопросы. - Дело в том, что я должна не просто продать, а за определённую цену и поверьте, президент назначил её заоблачную. Вы мне, господин Эйверли, откровенно подложили свинью, уж простите за грубость. Потому как по документам, может, астероид и мог бы столько стоить, а по факту это хлам.
   Ной усмехнулся, потупил взор. Весело ему, а мне каково? Я внимательно следила за тем, что клал в рот оппонент, молча злорадствуя. Сейчас кому-то ещё веселее станет. Главное чтобы не буянил. Хотя охрана здесь компетентная - манаукцы. Они успокоят, а унжирка и пригреет на своей груди, мне же останется лишь всё записать, красиво оформить и компромат готов. Посмотрим, кто будет смеяться последним.
   - И какова же цена, назначенная президентом? - поинтересовался Ной через минуту, лаская меня взглядом.
   - Полтора миллиона кредиток, - усмехнулась я, видя, как расширились глаза у мужчины в ответ. И было чему. Цена просто космическая, и Эйвери как никто другой знал об этом лучше всех. Хотя закралась у меня такая мыслишка, что и президент Браун прекрасно об этом знал, вот и ждал, когда я опозорюсь. - Теперь вы понимаете как подставили меня, господин Эйверли, своими липовыми отчётами?
   - Это та цена за которую мы приобрели астероид, - пробормотал мой коллега, проникаясь моим бедственным положением.
   - Да, так и есть, - кивнула, ожидая слов извинения, хотя бы их.
   - И есть уже покупатели? - поинтересовался вместо этого Ной, чем весьма удивил. Я конечно держала лицо, но призадумалась, чтобы ему скормить, чтобы поверил, что у меня всё отлично в плане подготовке к продаже.
   - Я пока готовлю презентацию. Думаю сделать предложение нонарцам, они в последнее время проявили интерес...
   - Я помогу найти покупателей, - перебив на полуслове, вызвался быть моим спасителем Эйверли, немало меня удивив.
   - И что мне это будет стоить?
   Бесплатный сыр только в мышеловке - это я прекрасно помнила. Особенно в жестоком мире мужчин, для женщин ничего бесплатного не бывает. Абсолютно.
   - Договоримся.
   Мягкая улыбка, хитрый блеск глаз. Ох, как любил договариваться Ной. Так любил, что я просто не могла ему в этом отказать. Раз найдёт покупателя, значит, будем дружить, пока нам это выгодно.
   - Отлично, договорились, - протянула я руку коллеге. Да за такое рвение можно его даже и простить. Сам заварил кашу с подтасовкой фактов истинного положения дел, пусть сам и расхлёбывает.
   - Я сообщу когда и где будет встреча, - пообещал Ной.
   На этом мы и расстались. Точнее Эйверли остался доедать свой ужин, а я, оставив одного из телохранителей приглядывать за ним, вернулась к себе в жилблок. В неожиданный альтруизм я никогда не верила. Особенно когда он просыпался у коллег по цеху. Но почему-то хотелось верить, что дело с продажей астероида сдвинулось с мёртвой точки.

Глава 4

   Аранк
   Дело по продаже оружия Голдар не завалил - это, без сомнения, заслуга Ольги. Ведь она замяла дело с полицейскими, не раздула скандал. Но отчитали манаукца по первое число. На его место, увы, другого уже не выслать. На подозрительном астероиде больше не принимали нелегалов. Прикрыли лавочку.
   На общем собрании отдела шло обсуждения как быть дальше. Специальный отдел  по борьбе с терроризмом привлекли к расследованию по просьбе унжирского аналитического отдела Галактического Патруля. Пиратам кто-то продавал устаревшее оружие Земной Федерации, но давно не производящееся. Самих землян пока решили не привлекать, чтобы не было утечки информации. Все ниточки вели к астероиду Джи-20018, где когда-то давно базировалась военная база времён потери Земли.
   - Вот всё что есть на твою Ольгу, - шёпотом сообщил Торас, аналитик отдела, чтобы не сбивать начальника, который рассказывал о предложении унжирцев. На коммуникатор Аранка пришло сообщение с вложенным досье на госпожу Рысь.
   - Угу, - хмуро кивнул ему Голдар, с трудом придержав язык, чтобы не отречься от землянки. Как оказалось, представление его подопечной видели многие коллеги из отдела, и прежде чем распинать его по поводу провала, поздравили с такой неординарной подопечной. Хорошо, что никто не узнал о том, что она его фаворитка. Аранк был рад скрыть эту тайну.
   Читая первые строки, манаукец усмехнулся дате рождения - 4461 год по Земному летоисчислению. Хоть родная планета и была потеряна, Земная Федерация продолжала считать года по старинке, условно отсчитывая время. Манаукцы и нонарцы приняли унжирские единые стандарты Союза, где года давно перевалили за миллион.
   Ольге было тридцать два года, но выглядела она лет на пять моложе. Мужчине нравилось, что его подопечная настолько внимательна к себе. Но радость его длилась недолго.
   - Замужем? - удивлённо переспросил он у Тораса. - Ты шутишь? Она не может быть замужем!
   Начальник отдела, полковник Зетом, замолчал и выразительно взглянул на шепчущегося Аранка, но тот не замечал предупреждения. Торас, извиняясь, кивнул начальнику.
   - Прости, друг, но информация стопроцентная. Понимаю, что ты на неё запал, но она занята, - шептал аналитик, положив руку на предплечье разнервничавшегося манаукца, у которого в голове не укладывалось, что Ольга могла быть замужем. Ему казалось это не просто ошибкой, а обманом!  
   - Да быть не может, чтобы она была замужем! - взревел Аранк и вскочил с места, привлекая к себе внимание всех коллег, включая недовольного начальника. - Она не могла меня обмануть! И кольца нет на пальце!
   - Ши Голдар! - пытался призвать к порядку полковник, но Аранк его не слушал, полностью поглощённый злостью от предательства Ольги. Как она могла его обмануть? Подставила его! Он же поверил ей! Пожалел!
   - Эй-эй.  - Торас встал, смещая разгневанного коллегу подальше от рабочих столов, оберегая хрупкую технику. - Аранк, ты чего? Она сказала тебе что свободна? Она солгала тебе?
   Аналитик, как и все коллеги, не мог не посочувствовать Голдару. Все видели каким смущённым он прилетел, и не винили его за то, что подставил под удар операцию ради спасения женщины. Это было благородно, достойно уважения, и даже делали ставки уж не влюбился ли Аранк. Он уже несколько часов пребывал в раздумье, мало говорил, всё о чём-то размышляя. К нему даже особо с расспросами не лезли, достаточно было допроса начальника, чтобы понять, что подопечная Аранку досталась особенная.
   Голдар замер на миг, вспоминая все разговоры с Ольгой и с удивлением понимая, что она и словом не обмолвилась по поводу мужа. Ни разу не сказала, что замужем, даже намёка не дала. Она спокойно сама пришла к нему в душевую.
   - Женщина! - зло выкрикнул манаукец и выскочил из кабинета, срывая с себя пиджак, на всех парах летя в зал для тренировок, чтобы сбросить пар.
   Полковник покачал головой и приказал Торасу проследить за другом, чтобы тот ничего не учудил, а сам продолжил инструктаж.
   Аранк же никак не мог простить Ольгу. Она пришла к нему, соблазнила! Сущая демоница! А он-то наивно полагал, что она одинокая, хрупкая, ранимая! А она! Кто она на самом деле? Разрватница? Бесстыдница? Удары на грушу сыпались градом, лишь бы выплеснуть всю смесь гнева, обиды, разочарования и презрения! Мужчина был зол, так зол, что готов был зверем выть. Как можно было так ошибиться в женщине? Как? Дрянь!
   "Не стесняйся, не ты первый, не ты последний, кто меня так назовёт", - всплыли насмешливые слова Ольги, и манаукец замер. Было в её голосе тогда что-то особенно горькое, отчего он понял, что Ольга тогда нуждалась в нём. Отчаянно нуждалась в мужской поддержке, тянулась к нему, и он не мог устоять, не мог отвернуться. Ничего не мог противопоставить женским чарам.
   Было в ней что-то неправильное, то, что заставляло постоянно думать о ней, вспоминать. Невозможно выбросить её из головы. Коварная, роковая, стильная штучка.
   - Тебе помочь, друг, - позвал Торас замершего Аранка, который пугал своим зверским выражением лица.
   Голдар моргнул, переведя взор на аналитика, и покачал головой.
   - Я, кажется, знаю, что нам делать, - пробормотал он и направился в обратно в кабинет, забирая из рук друга свой пиджак.
   Аранку нужно было разобраться со своей подопечной и для этого встретиться с ней лицом к лицу!
  
   Ольга
   Утро началось с отчёта Оливии по поводу гостя. Что и следовало ожидать, господин Эйвери оказался слаб к унжирским угощениям. Компромат был у меня в руках. Я его просмотрела два раза чтобы убедиться, насколько падшим выглядел мой временный спаситель, например в глазах той же жены, целуясь с официанткой, которая утянула его за галстук за дверь какого-то жилблока.  Нужно оплатить сверхурочные телохранителю, которому пришлось ждать, когда гость наиграется в героя-любовника, чтобы затем благополучно посадить его на корабль, отбывающий на станцию "Аполло-17".
   Я улыбнулась помощнице, замечая некоторые изменения в её внешности.
   - Ходила в солярий?
   Загар красивым золотистым слоем покрывал кожу секретаря, освежая и делая её моложе.
   Оливия качнула головой.
   - Автозагар, - поправила она, а я повела носом.
   - Ты стала пользоваться мужским парфюмом?
   Запах был не то чтобы неприятным, просто слишком напоминал аромат Альберта. Или я слишком на нём зациклилась, что по утрам ни о ком другом думать не могла?
   Оливия изумлённо моргнула, затем понюхала руку.
   - А, это запах автозагара.
   - Автозагара? - переспросила, не понимая ещё, что меня удивило.
   Странное беспокойство зашевелилось, а интуиция спросонья не могла точно определить в чём подвох. Почему этот запах ассоциировался с шахтёром? Он же точно не гламурная дама, которая прятала отсутствие отпуска под слоем искусственного загара.
   - Да, он скоро выветрится. Обычно я на выходных посещаю спа-салон, а в эти не смогла. Простите, больше не совершу подобную ошибку.
   А причина по которой она пропустила - я.  Точнее подготовка к отлёту.
   - Оливия, какую ошибку? - Даже оскорбилась немного. Я же не монстр, прекрасно понимаю, что следить за собой в нашем с ней возрасте первое правило женщины! - Просто запах показался знакомым, вот и всё. Я не могу запретить тебе выглядеть красивой. Согласись, это было бы неприлично с моей стороны. Да и ты моя помощница и тебе по статусу положено быть безупречной во всём. Так что тебе нет нужды извиняться. Я не сержусь.
   Да, это было так. Я не сердилась на Оливию, вообще не до неё было. Голова моя работала в другом направлении. Зачем шахтёру автозагар?  Альберт был удивительно загорелым, кроме одного единственного интимного места. Странная деталь, которая тогда бросилась в глаза, а теперь приобрела особенный смысл. Автозагар, какая дикость для мужчины.
   - У вас через полчаса совещание с начальниками отделов, - сбила меня с мысли о плотских утехах Оливия, заставляя откинуть мысли о мужчине. Нужно было заниматься делами, а конкретно квартальным отчётом для совета директоров.
   Как обычно время до обеда пролетело незаметно, затем я проверила презентацию астероида. Долго составляла грамотное подобие идеального технического паспорта объекта, перегружая его ненужными, но красивыми цифрами, чтобы скрыть отсутствие важной информации в документе, например год модернизации.
   И лишь к концу рабочего дня мы с Оливией вздохнули свободно, когда загрузили ролик на сайте корпорации в новостной ленте. Теперь президент не будет думать, что я спасовала, увидит, что я работаю над его заданием. А дело осталось за малым - позвонить потенциальным покупателям и надеяться на помощь Ноя.
   Первыми на очереди были нонарцы, как изначально и планировали. Они всегда ценили астероиды с уже готовыми постройками, экономя свои вложения. Обзор потребительского спроса в сфере добычи ископаемых помог создать представление, что, собственно, ищет покупатель в таких сделках. Я теперь знала акценты, на которые стоило делать упор, хотя Эйверли порой хотелось придушить. Угробить такую технику! Да по проектной документации города могли функционировать ещё лет сто! Ах, если бы у меня была возможность хоть немного поспособствовать восстановлению роботов, однако моя задача состояла в том, чтобы продать, а не заниматься не своей работой.
   Я была признательна президенту Брауну за то, что он не оговорил срок, в который нужно сбыть с рук астероид, дав мне время форсировать события. И также стоило сказать спасибо Ной, не подвёл, как и обещал, покупатели нашлись, правда ровно на ту цену что озвучил президент - полтора миллиона кредитов и не кредиткой больше. Плохо для меня, но тем не менее лучше, чем расписаться в собственной несостоятельности. Но я, конечно же, надеялась на лучшее. Всегда выжидала до последнего, прежде чем принимать окончательное предложение. Нонарцы, кажется, заглотили мою наживку, и кому как не мне, торгующей с ними более трёх лет, знать, насколько их сложно раскачать. Они вечно сомневались в своих решениях. У них семь пятниц на неделе, но даже это никогда не было для меня поводом для поспешных решений. Если честно, то мне не хотелось бы зависеть от Ноя и его клиентов, я держала его как запасной космодром. Вдруг не удастся самой сбагрить бракованный астероид.
   Утро следующего дня началось у меня со звонка Эйверли, который направил ко мне на станцию представителя покупателя. Он напомнил мне, что я сама просила помощи и советовал не затягивать со сделкой. Милая угроза возымела действие, не зря интуиция шептала не связываться с Ноем. Покупатели с его стороны владели фирмой средней руки, группа компаний "Стамит". Я даже не совсем поняла, чем они, собственно, занимались, так как список их деятельности был запредельный, при этом уставной капитал минимальный. О чём я, естественно, упомянула Ною, ведь моя цель не просто продать, а продать с выгодой. Эйверли заверил меня, что сделка состоится в лучшем виде. Поэтому этим вечером я готовилась к деловой встрече, для чего попросила Оливию составить мне компанию. Всё же мужчин будет трое, а я одна, тут даже телохранители не помогут.
   Я редко попадала впросак, обычно мы с помощницей продумывали всё до мелочей. Вот и в этот раз заказали столик в уютном просторном ресторане, надеясь произвести впечатление на потенциальных клиентов, но холёные столичные мужчины вели себя так, словно их в забегаловку пригласили. Я пристально рассматривала их, прикидывая в уме столько стояли пиджаки, коммуникаторы и украшения, и беспокойство донимало меня. Словно я смотрела на гламурную картинку, видя намного глубже, подмечая не только блеск и роскошь, но проступающую чернь. Мужчины держались весьма нагло, разговаривали так, словно одолжение мне делали, слушали совершенно невнимательно, не ценя моего к ним делового уважения. Сальные взгляды намекали, что мы с моей помощницей должны потенциальным покупателям как минимум сесть на колени, умоляя купить астероид, как максимум развлекать по полной программе, включая жаркую ночь в их номере.
   Я переглянулась с Оливией. Пора уже заканчивать этот фарс. И лучше поговорить с Ноем, так как это мог быть как розыгрыш, так и подстава чистой воды. Я,  конечно, не была моралисткой и прекрасно понимала, что порой ради больших денег приходилось идти на сделку с совестью и никогда не отказывалась от хорошего секса, но хорошего. Ублажать и унижаться - это не по мне. У меня достаточно денег чтобы заказать для таких целей проституток.
   Звонок на коммуникатор стал спасением. Я нахмурилась, видя незнакомый номер, и, извинившись перед гостями, встала из-за стола, чтобы отойти в тихий уголок, откуда не было слышно музыки и громких голосов посетителей ресторана.
   - Я вас слушаю, - приняла я вызов, рассматривая манаукца.
   Впервые сталкиваюсь с представителем этой расы. Модифицированные жили обособленно и весьма закрыто. Я давно хотела сотрудничать с ними, но все мои предложения по отделу оставались без ответа, поэтому сердце радостно забилось, когда я уставилась в нереальные алые глаза брюнета на белоснежном суровом лице. Алые губы чуть дрогнули в презрительной улыбке, прежде чем манаукец проговорил:
   - Госпожа Рысь?
   - Да, это я, а вы?.. - давала шанс представиться манаукцу.
   Я растерянно смотрела на жутковатого типа, всё больше уверяясь, что где-то видела его. Неуловимо знакомые черты лица, особенная мимика и напряжённый взгляд. Я вздохнула, поправила волосы, чтобы скрыть своё смущение.
   - Ши Голдар. Я звоню по поводу покупки астероида.
   Мои брови, кажется, взметнулись вверх от удивления. Фамилию слышала впервые, однако интонация голоса тревожно знакомая. Но всё это уходило на задний план, так как нехорошее предчувствие кольнуло сердце, потому что от манаукцев я точно не ожидала подобного предложения. У них своя территория огромна. Зачем им астероид, находящийся... ой-ой. А ведь астероид находится на нашей территории. Солнечная система издревле считалась колыбелью землян. Уж не попахивало ли здесь политикой? Не хотелось бы ввязываться в сомнительные предприятия, и ползти в такие дебри, в которых заблудиться можно.
   - Простите за любопытство, но с какой целью вы собираетесь его приобрести?
   - А с какой целью вы его продаёте? - усмехнулся модифицированный, чем ещё больше насторожил.
   Это вам не со столичными пижонами разговаривать, оппонент достался тёмный, хитрый и... Я пристально всматривалась в черты его лица судорожно пытаясь вспомнить кто он. Фамилия точно незнакомая, а вот сам манаукец. Под конец вечера голова отказывалась работать. Я же лопну от любопытства. Кто же он такой, и почему мне кажется, что я его знаю?
   - Ради прибыли конечно же, но вы должны понимать, что наш концерн не желает иметь неприятности от правительства.
   Нельзя быть столь грубой, но я устала за сегодня, чтобы говорить вокруг да около.
   Алые губы дрогнули в полуулыбке.
   - Вы отказываете мне? Только потому что я манаукец?
   Хорошая попытка намекнуть на расизм. Дилемма. Как ни крути, а вляпалась я из-за своего языка. Что за бесконечный день.
   - Отчего же? - усмехнулась в ответ. - То, что вы манаукец, меня нисколько не волнует, а вот причина, по которой вы желаете приобрести астероид, очень даже.
   - Предлагаю встретиться и обсудить этот вопрос.
   Неожиданное наступление заставило меня оглянуться на клиентов, которых послал ко мне Ной. Сегодня я точно пас встречаться. Да и понимала, что поднимать цену столичные гости не собирались. Нонарцы так и не решились принять предложение. Может и вправду задействовать манаукца? Что-то подсказывало мне, что гостей может удивить наличие конкурента, только из-за отсутствия других претендентов они так отвязно вели себя. Небольшой щелчок по носу может сбить спесь с них. Я улыбнулась манаукцу и игриво спросила:
   - Вы готовы предложить цену больше полутора миллиона?
   Алые глаза прищурились, не скрывая недовольства. Поэтому я решила успокоить его, чтобы не подумал ничего плохого.
   - Дело в том, я сейчас веду переговоры с компанией, которая заинтересована в приобретении астероида. И мы обговариваем пункты договора. Поэтому мне нужна веская причина для того чтобы передумать, например цена, которую вы готовы заплатить.
   - Один миллион шестьсот тысяч вас устроит? - холодно уточнил манаукец после тяжёлого молчания.
   Я перестала улыбаться. Определённо я знала этого мужчину. Может он кто из политиков? Мне нужно было время, чтобы покопаться в сети.
   - Хорошая цена и я вижу ваше желание купить астероид, мне нужно переговорить с гостями, чтобы узнать смогут ли они перебить ваше предложение. Я вам перезвоню как только всё узнаю. И если они не будут готовы...
   - Вы перезвоните мне в любом случае, я хочу поторговаться с ними.
   На миг прикрыла глаза. Интуиция уже голосила сдать назад. Слишком пёр на меня манаукец, дело тут нечисто. Хотя я и не могла похвастаться опытом общения с ними и, возможно, предвзято сейчас всё оценивала.
   Я услышала стук каблучков, подняла взор и чуть не выругалась. Ко мне спешила Оливия, пунцовая от злости. Нет, определённо пора ставить на место клиентов Ноя и, может быть, совершить ужасную глупость, но отказаться от их предложения. Вообще от помощи Эйверли.
   - Ши Голдар, я вам обязательно перезвоню.
   Дарить надежду я умела, поэтому и не боялась разорвать связь, чтобы с гордым видом выслушать гневное шипение моей, всегда невозмутимой помощницы, что гости всё же решили, что пора двигаться дальше и обсудить договор в более приватной обстановке.
   - Извините за задержку, очень важным оказался звонок. - Естественно никакого раскаяния в том, что заставила ждать себя мужчин, я не испытывала, но подсластить пилюлю стоило. - Господин Транси,  - обратилась я к генеральному, стоило мне только сесть за стол, - только что мне позвонили с предложением приобрести астероид. Вы сможете перебить цену в один миллион шестьсот тысяч?
   За столом воцарилась тишина, мужчины на меня смотрели сначала удивлённо, затем переглянулись, садясь ровно, явно не ожидав от меня такого непростого вопроса.
   - Кто-то хочет купить астероид за миллион шестьсот? - уточнил господин Транси.
   Я кивнула сорокалетнему блондину, в который раз отмечая, как легко с него слетела напускная расслабленность. Я в течение вечера не раз замечала, что Фред не тот, кем хотел казаться. И в отличие от компаньонов, в нём чувствовалась деловая хватка, скрытая сила, он был настоящим лидером. А ещё от него веяло откровенной опасностью. Вот то, что я терпеть не могла в мужчинах. Опасность, причём не в том виде, когда перед тобой сильный соперник по бизнесу, с которым порой интересно и увлекательно играть, делать ставки, порой рисковать состоянием, нет. Господин Транси, похоже, входил в число тех беспринципных людей, которые способны причинить физическую боль, как бригадир Филлер и все шахтёры на астероиде.
   В который раз благодарна Альберту, который спас меня, вытащив из передряги. С такими опасными мужчинами, как клиенты Ноя, я бы добровольно связываться не рискнула и у меня появился шанс избежать этого. Я готова была его использовать, прекрасно понимая, что я в этой партии не игрок, и мне не на кого положиться и уж тем более довериться. Так что буду повышать ставки, пока кто-то не сдастся первым, надеясь, что не я.
   У меня есть вариант - нонарцы, самый безобидный, только муторный, но нужный. Я с ними работала достаточно долго, чтобы понять их менталитет. Да, придётся поднатужиться, но упрямством я выбивала такие контракты из жабоподобных, на которые ни одно земное предприятие готово не было.
   С манаукцами хотелось бы попробовать навести мосты, но не в случае с астероидом. Нет, только не с этой чёрной дырой в мешке. Я за товары своего отдела спокойна и уверена в них на все сто, ставку делаем на качество, удовлетворяем любого привередливого покупателя. А вот Дж-20018... Эх! Его бы мне не хотелось продавать модифицированным.
   И чего они ухватились именно за этот кусок камня в космосе? Чуяло моё сердце - дело не чисто. Из всех мест торчали хвосты политиканов, а это те ещё неприятные типы, которые хуже, чем господин Транси, сидящий напротив меня, зло поджимающий губы.
   - Мы готовы предложить больше. Миллион семьсот вас устроит? И мы сейчас же подписываем договор.
   Я улыбнулась мужчине, пытаясь его успокоить.
   - Прямо сейчас мы ничего, увы, не подпишем. Договор ещё не готов.
   - Так готовьте, госпожа Рысь. Готовьте, - повелительно приказал седовласый, а я опять улыбнулась, мельком кинула предупреждающий взгляд Оливии, которая тут же взялась за планшет и по-деловому осведомилась:
   - Когда вы сможете предоставить нам полные реквизиты и правоустанавливающие документы, а также указать счёт, на котором есть озвученная вами сумма?
   Я перестала улыбаться, но рассмеяться уж больно хотелось. Конечно же сумма была огромна для такой фирмы как "Стамит".
   - Надеюсь, к одиннадцати утра по стандартному времени вы успеете, иначе я буду вынуждена вести переговоры с другими желающими приобрести астероид.
   - Госпожа Рысь,  не стоит спешить...
   Я покачала головой, томно вздохнула.
   - Господин Транси, я понимаю, что вы сейчас злитесь на меня, но я человек подневольный. Я обязана продать астероид тем, кто предложит достойную цену. Пока это вы, но завтра может всё измениться. Так что поспешите, я уверена, что у вас всё получится и переживать вам не о чем. А пока позвольте нам удалиться, чтобы начать составлять договор. И мы ждём от вас реквизиты в ближайшее время.
   Гости порывались меня остановить, но я уже даже не смотрела в их сторону, позвала робота-официанта, чтобы расплатиться по счёту. Телохранители надёжными тенями стояли за моей спиной, загораживая от сомнительных клиентов, когда мы с Оливией шагали на выход.
   - Не нравятся они мне. Проверь ещё раз их компанию. Особенно, если сможешь, откуда у них такая сумма. Проблем потом с налоговой не хочу. И анонимно брось сообщение президенту, что манаукцы заинтересовались в приобретении астероида, хочу посмотреть на его реакцию.
   - Манаукцы? - удивлённо шепнула Оливия, явно доведённая сегодня до ручки, раз проявляла столько эмоций, забывая держать бесстрастное лицо.
   - Самой интересно что им надо. Уж точно не руда.
   - Политика? - озвучила мои же сомнения помощница, а я передёрнула плечами.
   - Только этого мне не хватало. Что там нонарцы? Молчат?
   Оливия кивнула, уткнувшись в планшет, и я по привычке замедлила шаг, чтобы подстраховать секретаря, не дать ей споткнуться или врезаться куда-нибудь.
   - Завтра повтори запрос, отправь небольшие презенты. Думаю, сможем хоть кого-то расшевелить новым рекламным роликом, - продолжала я небольшой инструктаж.
   Сама же подсчитывала расходы. Нонарцы падки на лесть. Оглядев свой костюм, чуть поморщилась. Не хотелось лететь лично, но, похоже, пора переодеваться в серые неброские платья, так любимые на патриархальном Нонаре, и нанести визиты вежливости весьма важным персонам империи. Кому-нибудь точно нужен астероид. Сердцем чую, ждёт кто-то из жабоподобных меня и моё предложение. Не ведает даже как сильно нуждается в куске камня на территории Земной Федерации. Самой страшно от формулировки. Ведь я явно недооценила значимости астероида. А кто-то не просто углядел, но и теперь решил поиграть со мной в большие игры. Неприятное чувство пешки. Но и нонарцы не дураки, если правильно предложить, то можно и навариться.
   - Оливия, всё что можешь найди на манаукца ши Голдара.
   - Ничего не могу, - через минуту отзвалась секретарь, когды мы подходили к моему жилблоку.
   - Как это? - удивилась я, растерянно оглядываясь на брюнетку.
   Та равнодушно пожала плечами и уставилась на меня своими преданными карими глазками, полными сочувствия.
   - Манаукец, вся информация закрыта. На их сайты не пробиться, так же как и на унжирские, если нет особенного доступа.
   - Плохо, плохо, - пробормотала, совершенно сбитая с толку. И как мне теперь общаться с манаукцем, если я о нём не знаю ровным счетом ничего.
   Распрощавшись у порога, я зашла в жилблок, оставляя за дверью и охрану, и секретаря, опустилась на диван в гостиной. Мигрень опять атаковала незаметно. Сняв очки помассировала виски. Нужно было на что-то решаться. Продавать астероид клиентам Ноя не хотелось. Нутром чуяла опасность. От предложения манаукцев веяло беспокойством. Нонарцы затихли, и это закономерно, в этом я не видела ничего странного. Никто другой больше не откликнулся и это понятно. Унжирцы самодостаточны. Им точно полупустая шахта не нужна. А вот с другими земными компаниями можно было и поработать. Время же не ограничено. Опять же что скажет президент на предложение манаукцев, может и даст добро на продажу, тогда с меня и взятки гладки.
   Звонок коммуникатора заставил меня вздрогнуть, словно электрический разряд пробежался по всем позвонкам. Я открыла глаза, несколько секунд таращилась на белый потолок, льющий на меня свой приглушённый свет. Слушала музыку звонка, пыталась понять кто это мог быть. Особенная музыкальная композиция говорила, что номер явно незнакомый. Устав ломать голову, подняла руку и воззрилась на экран.
   Манаукец.
   Какой нетерпеливый клиент, но делать нечего, села прямо, нацепила очки, включая их, чтобы весь разговор записывался, и приняла вызов.
   - Ши Голдар, - поздоровалась, понимая, что нужно быть вежливой.
   - Госпожа Рысь, - учтиво отозвался манаукец и насмешливо изогнул губы.
   Меня как током прошибло очередной раз. Могут ли два незнакомца улыбаться одинаково? Какова вероятность того, что манаукец и землянин похожи в повадках?
   - Я жду решения ваших покупателей, - видимо устав ждать, когда я заговорю, напомнил мне суть своего появление в моей жизни манаукец.
   Но я всё ещё пребывала в странном оцепенении, не веря в совпадения. Точнее раньше не верила, а вот теперь задумалась. А ведь они похожи с Альбертом. Или это у меня уже галлюцинации и я начинаю видеть то, чего так отчаянно хочется?
   - Они назначили цену выше вашей, и я думаю, что мы с ними продолжим...
   - Насколько, - угрожающе спросил манаукец, а я опять выпала в осадок.
   Нет, мне точно не могло померещиться. Эти врезавшиеся в память рычащие нотки, и если он ещё меня сейчас обзовёт женщиной, то я... Я не знаю, что со мной будет, что я сделаю и скажу. Ведь не может быть, что у землянина есть брат манаукец. Это уже из ряда фантастики. И что такого во мне задел этот грязный шахтёр, отчего я не могла справиться с голосом, чуть ли не слепла от наворачивающихся слёз.
   - Я вам перезвоню, - всё что смогла выдавить и прервала связь.
   Что со мной не так? Я встала и зажмурилась, откидывая на журнальный столик очки. Что за натянутость нервов, словно тугие канаты в душе, тронь и будет больно.
   Конечно же манаукец ждать не собирался, а тут же перезвонил. Мне же нужны были драгоценные секунды на то, чтобы успокоиться, выкинуть из головы Альберта и перестать его вспоминать. Как можно думать о том, с кем был просто секс. Да, просто грязный секс, и я так сама хотела, сама решила. Откуда эти терзания, словно я что-то потеряла внутри себя. Что-то весьма важное, на чём стояла хрупкая пирамида моей решимости и стабильности.
   Нужно выпить. И поспать. Сон в последнее время для меня роскошь. Даже релакс-комната не давала того эффекта, как восьмичасовой здоровый сон. Лгут рекламы, лгут! Все обманывали в этом мире.
   Успокоившись немного, снова села на диван и надела очки. Такими темпами придётся новые покупать. Всё же нервы у меня стали в последнее время ни к чёрту.
   Приняла вызов.
   Манаукец хмурил чёрные брови и молчал. Пристально осмотрел моё лицо, слишком знакомо, отчего стало очень больно.
   - Приношу свои извинения, мне нужно было...
   - Завтра в девять в вашем кабинете мы с вами поговорим, госпожа Рысь. И не смейте от меня сбегать, найду.
   И связь оборвалась, теперь уже по инициативе манаукца. Я зло стиснула зубы, так как хотелось разобраться. Что за угрозы - найдёт! Куда это я должна сбежать? Правду говорят, что манаукцы как дикие звери, агрессивные, спесивые хамы!
  

Глава 5

   Аранк
   - Ну и чему ты улыбаешься? - тихо уточнил ши Зетом, выводя Голдара из состояния искромётного счастья от маленькой победы. Настолько маленькой и незаметной, что никто из мужчин, находящихся в кабинете, не разделял его чувств.
   Да, он победил в этом разговоре. Не тогда, когда она демонстративно разорвала связь, пообещав перезвонить, и не сделала этого. Там партию вела она, сейчас он. Аранк улыбался от странного чувства тепла. Он чувствовал, словно окутал хрупкую землянку собой, укрыл от всего мира, не позволил её слезам пролиться. Злость на обман по поводу мужа на миг отступила. Ведь он видел перед собой одинокую женщину, нуждающуюся в защите. Сильную, но всё же женщину. И вся информация о муже наводила на мысли, что не так всё просто с ним у Ольги. У неё всё непросто. Даже с ним. Сложная головоломка, которая манила разгадать и разобраться.
   - У нас нет столько средств на покупку астероида, - наседал полковник, у которого в голове не укладывалось, как Голдару удалось его уговорить на такую авантюру.
   - Есть, - холодно не согласился с ним Аранк.  - Как только мы огласим зачем нам астероид, то земляне сами будут упрашивать выкупить у нас его обратно. Земное правительство не позволит нам поставить ни военной базы, ни тем более лаборатории. Даже под эгидой "Галактического патруля" и "Мира во всей Вселенной". Просто не позволит. Так что наши деньги нам вернутся. А пока поиграем по правилам госпожи Рысь и купим у неё этот хлам.
   - Не нравится мне эта затея, - покачал головой Урун, оглядывая своих подчинённых.
   Те прятали взгляды. Аранк сам не свой с тех пор, как вернулся с астероида, и всячески пытался оправдать себя. Любой из них поступил бы так же. Ведь столько работы могло пропасть впустую. А так хоть какой-то шанс попасть на астероид. И в этот раз Аранк не будет один, с ним полетят и остальные. Пусть и под прикрытием легенды.
  
   Ольга
  
   Порой приятно, когда тебя звонят каждую секунду, для этого нужно комфон поставить на вибрацию и запихнуть его в карман брюк. Но увы, на мне была юбка! А звонили настырно, сначала Ной, потом господи Транси, потом начальники по отделам, отчитывались, так как планёрку я отменила. Но первым позвонил, а точнее разбудил манаукец, сообщивший, что он прибыл на станцию и желает личной встречи в девять.
   Я нервничала.
   Ной возмущался по поводу того, что я отмахнулась от его клиентов, которых ему с таким трудом удалось найти. Даже заверения в том, что ничего подобного я не делала, не помогли успокоить коллегу, который обещал мне полную чашу раскаяния за мою ошибку. Прозвучало сие пафосно, но многообещающе.
   Господин Транси был более сдержан и сообщил, что в моих интересах вести переговоры с его компанией. Но тут же попросил отсрочку в предоставлении доказательства платёжеспособности.
   Господин Браун позвонил всего минуту назад, осведомился правдива ли информация, что на астероид нашлись покупатели. И его, кажется, не смутил факт того, что клиенты манаукцы. Он искренне полюбопытствовал на какую цену я сумею их раскрутить.
   Новая задачка меня нисколько не вдохновляла на рабочее настроение, наоборот, я чувствовала себя как выжатый лимон, и это в девять утра.
   Мужчины!
   Пока размышляла над словами президента, ожидая появление манаукца, заказала себе кофе. Оливия меня застала, когда я пробовала ароматный напиток.
   - Гости прибыли.
   Я кивнула ей, слизнула пену с губ и с большим сожалением отставила чашку на буферный столик, сама же вернулась к рабочему столу, наблюдая, как в мой кабинет заходил высокий брюнет с нереально алыми глазами и яркими губами, так нетипичными для мужчин. Да, у манаукцев весьма специфический облик, и нужно было приноровиться спокойно воспринимать их такие какие они есть, не дергаясь, не кривясь, так же как и к жабоподобным лицам нонарцев.
   К безупречной белизне кожи ши Голдара я уже привыкла во время разговоров по комфону, как и к его цвету глаз, а вот губы... Весьма вызывающе кривились. Так привычно, что взгляд было не оторвать.
   Телохранители истуканами встали по обе стороны от двери. Ещё парочка красноглазых представителей порывалась зайти, от чего мой просторный кабинет показался мне узкой комнаткой, слишком уж габаритные мужчины эти манаукцы. В итоге произошёл небольшой курьёз, так как телохранители ши Голдара желали исполнять свои обязанности так же тщательно как и мои. Ну что же, в этом был смысл, поэтому я махнула рукой своим, выпроваживая их, не желая видеть толпу в своём уголке уюта. Да и все прекрасно понимали, что беседу я вынуждена буду вести исключительно с ши Голдаром, поэтому Оливия всех четверых телохранителей заманила к себе в приёмную кофе, правда манаукцы упирались, пока не увидели благосклонный кивок своего босса.
   Оставшись один на один с манаукцем, внимательно его осматривала. Вживую Голдар казался ещё более знакомым, так же высок, широкоплеч, как мой нечаянный любовник. Цепкий взгляд алых глаз не отпускал меня ни на секунду, это могло бы смутить любого неопытного в торговле человека. Но я слишком давно занимаюсь продажами, и с какими только личностями не приходилось иметь дело. Так что по-деловому спокойно восприняла странный напряжённый интерес манаукца, отметив, что он нервничал. Может это первые в его жизни переговоры с землянами?
   Я указала на ряд кресел возле стола переговоров, чтобы иметь возможность сесть напротив гостя, дать ему почувствовать себя более расслабленно. Мне тоже было крайне любопытно узнать, как и президенту Брауну, на какую сумму готовы расщедриться манаукцы, чтобы перебить цену клиентов Ноя.
   - Приветствую вас на станции "Астрея", ши Голдар. Как добрались? - учтиво осведомилась, играя роль гостеприимной хозяйки. - Желаете ли чай, кофе или просто минеральной воды?
   Алые глаза неожиданно по-особенному зло посмотрели на меня, а губы поджались так, что у меня дух захватило. Да что за наваждение?
   - Кофе, госпожа Рысь.
   У меня от его голоса аж руки задрожали. Рычал он тоже знакомо. Я сглотнула, давя в себе нарастающую панику.
   - Простите за нескромные вопрос, - осторожно спросила у сурового манаукца, быстро заказывая на интерактивной панели буфетного аппарата чашку чёрного кофе, поглядывая на мужчину через плечо, - а у вас есть брат землянин?
   Мой взгляд упал на сцепленные в замок руки гостя, и я испуганно подняла взор. Это точно уже не наваждение! Я знала эти пальцы! Помнила их! Холод пробрал изнутри.
   - Брат? - усмехнулся манаукец, а я вдруг отчётливо поняла, что нет. Нет у него брата, как нет и загорелой кожи и уж тем более карих глаз. Не бывает случайностей. И не стоило обманываться. Злость за надувательство вскинулась во мне, скаля зубы.
   - Зовут Альбертом Шенбером, вылитый вы. Один в один, ши Голдар.
   Я громко поставила чашку перед манаукцем, не переживая о том, что расплескавшийся кофе испачкал белый фарфор тёмно-коричневыми разводами.
   - Рад, что объяснять вам ничего не надо, госпожа Рысь. Рад новой встрече. Итак, я хотел бы купить у вас астероид. Готов поторговаться с вашими клиентами.
   У меня же руки затряслись от переизбытка злости. Вот так вот просто? Объяснять ничего не надо? Да с чего это он взял!
   - И как же мне вас называть для начала, ши Голдар? - опираясь одной рукой о стол нагнулась над ним, недовольно глядя на ухмыляющегося манаукца. А я-то в толк не могла взять, что за угроза не сбегать. Это что же он думал, я его сразу узнала? И какой он реакции ждал от меня? Что я сбегу? Что за глупость? Это его прерогатива - убегать после секса, поджав хвост!
   - Моё имя Аранк Голдар, госпожа Рысь.
   - Аранк, - усмехнулась, вдруг насторожившись. В памяти всплыла одна статья, где говорилось, что шпионы обычно выбирали имена созвучные с настоящими, чтобы не выдать себя. Аранк не Альберт, но весьма близко.
   - И кто же вы, ши Голдар? С какой целью посещали наш астероид и даже работали на нём?
   Вдруг улыбка гостя стала очень доброй, он осторожно взял чашечку с кофе, потянулся за салфетницей, привлекая моё внимание к крепкой и красивой груди, обтянутой тканью голубой рубашки в вороте тёмного пиджака. Манаукец неспешно стирал разводы с белого фарфора, пока я боролась с собой. Он упрямо вызывал во мне необузданные чувства. Я злилась на него за обман, настороженно следила, так как он был не так-то прост, как мне думалось. И я не забыла ничего из того, что между нами было. Всё очень сложно, поэтому я села в кресло, чтобы успокоиться, найти в себе силы откровенно не пялиться на мужчину.
   Но неужели я переспала с манаукцем? Уму непостижимо!
   - С целью разведки. Я хотел его приобрести, поэтому лично слетал, проверил и был сильно удивлён, когда встретил вас, госпожа Рысь. Могу предупредить сразу ваш вопрос, наша встреча тогда была исключительно делом случая. Мне нужен этот астероид.
   - Но вы же не знали, что его выставили на продажу? - Не поверила я в очередную случайность.
   - Кто вам такое сказал?  - усмехнулся манаукец, а я внимательно его слушала. Неужели меня не ввели в курс дела? Тогда почему о продаже астероида не знал и замдиректора господин Эйверли? Словно слыша мои мысли, гость продолжил говорить: - Ваш президент давно поговаривал об этом. Около месяца точно.
   Я хмыкнула, поражаясь коварству президента Брауна. Решил одним выстрелом убить двух зайцев? Из всего искал выгоду! И меня подставит, особенно когда за дело возьмутся контролирующие такие крупные операции органы, и астероид продаст подороже. Хотя он и выеденного яйца не стоит. И если с федеральными службами я ещё более-менее разберусь, не первый раз такие крупные сделки прокручивала, знала куда обращаться и кому платить, то с манаукцем сложнее. После того что между нами было, он мог с лёгкостью мною манипулировать. Конкретно подставить, если кто-то узнает, что мы с ним переспали. И ведь обвинять некого, сама вляпалась. Сама же захотела! Всё сама! Самой и распутывать этот клубок интриг!
   - Хорошо работает ваша разведка, - не удержалась от едкого замечания.
   Смотреть на Голдара было тяжело психологически. Злость на себя и него мешала здраво оценивать ситуацию. Я чувствовала, что скатываюсь в истерику, медленно, шаг за шагом после каждого его слова.
   - Люблю подходить ответственно к любому вопросу. - Я замерла, напряжённо вглядываясь в ехидную ухмылку гостя. Что за намёки? - Предлагаю перейти к делу, - собранно закончил говорить манаукец, а я чуть не покраснела как школьница.
   "К телу" - прошептали за Голдаром мои мысли, а я вздохнула поглубже. Это уже становилось смешно. Я думала, что одного раза мне хватит для того чтобы успокоиться и выйти из стресса, а вот оно как. Я сижу напротив объекта моей странной привязанности и думаю о чём угодно, но только не о деле и уж тем более не о том, как отшить гостя, отправить восвояси. Злюсь за обман, за то, что сразу не сказал кто он. Если бы я знала, то, возможно, никогда бы не опустилась до секса с ним, нашла бы с кем расслабиться. Нашла бы кого посговорчивее, не такого необузданного, не такого опасного и сомнительного.
   Собраться с мыслями у меня не получалось. Вот никак. Хотелось поругаться, поговорить о личном. Подмывало устроить грандиозный скандал! А манаукец пил кофе и насмешливо мерил меня взглядом. Если бы за дверью в приёмной не ждала Оливия и кто-то из сопровождения Аранка, если бы мы по-настоящему остались одни, и на моих плечах не лежала ответственность за продажу куска камня. Если бы... если бы... Даже страшно подумать, чтобы я устроила ему.
   - Почему не ушли как хотели? - вырвалось у меня.
   Я сжала кулаки от смущения. Слишком порывисто кидаюсь вопросами, необдуманно, а слова обратно не воротишь, поэтому и поспешила немного исправиться:
   - Я искренне благодарна вам за то, что вытащили из передряги, в которую я угодила. Но почему не признались и не ушли? Точнее чёрт с ним с признанием, зачем не ушли сразу? - Не заметила даже как сорвалась на крик. Поэтому и закрыла рот, чуть не прикусив себе язык.
   - Стыдно? - удивился манаукец, хищно подавшись вперёд, пугая своим угрожающим выражением лица, как тогда, на астероиде. Я чуть в него не запустила салфетницей от злости!
   - Мне не стыдно! - чуть ли не по слогам ответила. - Просто вы ведь пришли ко мне не просто так. Считаете, что у вас есть козырь, которым вы можете оперировать? Попортить мне кровь шантажом, если не пойду на уступки?
   - Неужели вы обо мне такого мнения? - зло и очень тихо спросил манаукец, а я подалась вперёд и воззрилась на него гневным взглядом.
   - Не надо строить передо мной ущемлённое самолюбие. Я работаю с мужчинами не первый год и знаю на что вы способны. На кону большие деньги, а значит, идти по головам незазорно, так же как и шантажировать женщину грязной связью, недостойным поведением.
   Я вздрогнула, когда манаукец резко ударил по столу.
   - Я не опускаюсь до угроз женщинам, не принуждаю их к сексу! Они сами меня просят. Мило так просят, со слезами на глазах! И я не ушёл тогда сразу, желая быть уверенным, что вы в безопасности.
   - Проверили? - усмехнулась я успокаиваясь. Что-то подобное я где-то слышала. Манаукцы как-то по-особенному относились к женщинам.
   Вот только я забыла, что они ещё и импульсивные, взрывные и очень опасные. Поэтому и вздрогнула, испуганно опираясь руками о стол, когда Аранк резко выбросил в мою сторону руку и, ухватив за затылок, притянул меня к себе, подавшись вперёд. За секунду наши лица оказались так близко, что его дыхание обожгло губы. Я дар речи потеряла, испуганно воззрилась в перекошенное гневом бледное лицо манаукца.
   - Приятно слышать, что секс со мной для вас грязная связь. И поверьте, вы меня так же испачкали ею, как и себя.
    Болезненный поцелуй совсем выбил почву из-под ног. Я замычала, одной рукой попыталась оттолкнуть от себя манаукца. Всхлипнула от нахлынувших воспоминаний. Горячий, какой же он горячий, и этот поцелуй, и мужчина. Рука сама собой зарылась в густые жёсткие локоны цвета ночи. Новый, но ставший уже родным аромат дорогого парфюма окутал, заманивая в капкан. Я ловилась на этот запах, совершенно терялась от знакомого, необычного и оттого такого хмельного поцелуя.  Я отвечала на него, смело пробуя на вкус губы манаукца, словно заново знакомясь.  Изловчилась и села боком на стол. Алчные руки моего неожиданного любовника опустились мне на талию, поглаживая, сильнее стиснули, чтобы приподнять лёгким движением. Чувство полёта и вот я уже сижу на коленях манаукца, и мы продолжаем целоваться, не замечая ничего вокруг. Его рука на моём бедре, я же исследую пальцами густую шевелюру с невероятно жёсткими волосами, крепкую шею, широкие плечи. И возбуждаюсь, заводясь от приятных ощущений.
   Как же мне этого было мало, но увы, работа есть работа. Собрав волю в кулак, решительно сняла руку манаукца со своей груди, отстранилась, разрывая поцелуй, выпрямилась.
   - Я не считаю это грязной связью, - тихо выдохнула в яркие и горячие губы, начиная играть по своим правилам. Страсть страстью, даже если она настолько порочная и невероятная, а астероид лежал между нами. И надо выкинуть его из моей жизни вместе с манаукцем, который невероятно опасно действовал на меня.
   Попробовала соскочить с колен, но меня держали крепко, внимательно разглядывая так, словно знали все мои мысли. Как же мне не хватало этого! И нужно было срочно прекращать фривольное поведение.
   - Но в глазах других это так и выглядит.
   - Конечно, ведь вы замужем. - Злая усмешка заставила меня подумать о том, что Аранк, видимо, разузнал обо мне всё, что мог, в отличие от меня. - Но спите с малознакомыми мужчинами, заманиваете их в свой жилблок.
   Я открыла рот, собравшись возразить, как вдруг поняла кое-что. Манаукец злился на меня, а причина была в том, что я замужем. Злился, что переспал с замужней дамой? Злился из-за такой мелочи. Это какие же тогда высокие моральные принципы у них в обществе? Это поэтому он хотел поговорить наедине, хотя уверял, что прибыл на станцию не один. Хотел выяснить отношения.
   - Отпустите меня, ши Голдар, - строго попросила и с удивление почувствовала, как его руки на моём бедре расцепились, и я с сожалением слезла с удобных, между прочим, колен.
   - Моё замужество вас точно не касается, - колко заметила обходя стол, чтобы взять свой, уже остывший кофе с буфетного столика. Мне не было стыдно. Просто слегка смешно, и именно свою улыбку я пыталась скрыть, утопить её в горьковатом напитке. Теперь и у меня был козырь в рукаве, осталось проверить, насколько ценное знание я только что получила. Или же оскорблённое достоинство манаукца - эта такая же игра, как и моё фиктивное замужество?
   - Уже коснулось. Итак, что насчёт астероида?
   Хороший переход. Я даже восхитилась. Не оскорбил, но виноватой оставил. Я вернулась с чашкой к столу, любуясь манаукцем. Хорошо, что нас хоть что-то разделяло. Влекло к нему сильно. Хотя бы просто прикоснуться. И ничего я с собой поделать не могла. Лучше уж ещё раз рискнуть. Ведь должно же наваждение спасть с меня. Разочарование - вот что мне для этого нужно. Ещё разок, чтобы стереть всё то волнующее что было, что мешало разумно думать. Дать себе возможность увериться, что ничего особенного в манаукце нет, это всё игра разума, не более того. Просто шок от необычного, запретного, дикого и порочного.  
   - Ши Голдар, вы же понимаете, что продать вам астероид я могу лишь с высшего позволения нашего правительства. Вы готовы к этому? Я не стремилась искать продавцов за пределами Земной Федерации.
   - Поэтому разослали предложение нонарцам. Как давно империя вступила в Земную Федерацию?
   Поймал. Не подумала, расслабилась и стала терять хватку.
   - С Нонаром у нашего правительства нет натянутых отношений, как с Манауком. И не надо обвинять меня в расизме, мне в принципе без разницы кому продать астероид. Это вообще не моя специальность - торговать шахтами.
   - Я заметил, - усмехнулся манаукец, а я даже практически не обиделась, так, запомнила на будущее.
   Мы помолчали, разглядывая друг друга.
   - То есть вы осознаёте, что наши договорённости могут быть отменены решением правительственного комитета по надзору за крупными сделками? - спросила, чтобы поставить жирную точку. - Что если они запретят продавать вам астероид? Я буду вынуждена упрашивать нынешних покупателей передумать,  даже опустить цену, идти на уступки.
   - Я уверен, что у нас получится договориться с вашим правительством. Мы ведь тоже члены Союза, поэтому и причин чинить препятствия у них нет.
   - Ой ли, - вздохнула я, так и не получив никаких гарантий, что если уступлю манаукцам, то не придётся потом начинать с самого начала. Правда в этом был смысл. Всё равно мне клиенты Ноя не нравились. - Ну что же, готова обсудить с вами условия, - подарила манаукцу вежливую улыбку и чуть не поперхнулась воздухом, до того победно усмехнулся Голдар, словно я ему пообещала исполнить желание.
   Первым его озвученным условием оказался незамедлительный доступ небольшой бригады манаукцев на астероид. Вот прямо сейчас и ни секундой промедления. Я даже опешила. И не придумала ничего лучше, как потребовать залог, который не возвращается, если сделка не состоится, десять процентов много, сама понимала, поэтому поскромничала. Манаукец легко согласился выплатить девять процентов от озвученной им ранее цены, так как покупатели Ноя не спешили перебивать их ставку. Так что сто сорок четыре тысячи стали мне гарантом, а вот чего, я пока придумать не могла.
   Всё время до обеда никак не могла добиться от Голдара ответа почему такая спешка. Он словно поклялся мне все нервы вымотать. Соглашался чуть не на любые условия, лишь бы я дала согласие. И я дала, после того, как позвонила господину Вантари и попросила  сопровождение для манаукцев.
   А вот в ресторане, куда мы пришли с Голдаром обедать, случился скандал. Чем дольше я находилась в обществе манаукца, тем больше плавала на грани срыва. Мне он нравился, и я хотела к нему прикоснуться, нечаянно, вскользь. Почувствовать его аромат, да и просто ловить взгляд алых глаз. Он, словно запретный плод, манил к себе, манил, колко отвечая на мои вопросы, крепко вознамерившись уморить меня молчанием, не дав нормального прямого ответа на вопрос зачем ему астероид. Он ведь прекрасно видел в каком состоянии сама шахта и городки рабочих. Так что же такого в этом куске камня? Только ли его территориальное нахождение?
   - Вы очень любопытная, госпожа Рысь, как истинная кошка.
   А вот это он зря, не люблю, когда меня сравнивали с домашними питомцами из-за фамилии. Злость невольно вырвалась из-под контроля, и я неловко уронила бокал вина, метко плеснув на пиджак манаукца. Нет, бокал не упал, Голдар невероятно быстр и поймал его на лету, вот только вино коварно оросило его рукав, кажется, попав даже на белую ткань рубашки.
   - Ох, простите, я такая неловкая! - извинялась я искренне, даже желала помочь почистить пиджак, попросив его снять, но ехидный манаукец притворился скромным мужчиной и удалился, оставив меня с горьким привкусом победы. Да, отомстила за обзывательства, но так и не сумела прикоснуться к нему. Наваждение продолжало кружить голову и горячить кровь. Я словно помешалась на этой идее: прижаться к большому горячему телу манаукца, неистово ластиться о него, отпустить своё желание. Я никогда не считала себя страстной женщиной, но вот вдруг подумалось, что я именно такая и сейчас умираю от грязного и пагубного желания. Кажется, мой невольный любовник разбудил во мне вулкан страстей.
   Столичные гости явились как нельзя кстати, чтобы заставить меня переключиться, начать думать головой, а не тем, что у меня между ног. Господин Транси собственной персоной вместе со свитой подошёл к моему столику, чтобы высказать мне своё мнение по поводу того, что я решила отменить с ними сделку. Тут они лукавили. Сами виноваты, что не выполнили условия в срок. Выписку предоставили лишь сейчас и с суммой один миллион шестьсот тысяч кредитов. Я недоумённо нахмурилась, ожидая объяснения, почему так мало.
   Транси навис над столом, вперив в меня негодующий взор и даже успел высказаться по поводу того, что я глупая, раз не понимаю, что не стоило отказывать таким, как он. Именно в этот момент вернулся манаукец.
   - Отошёл от неё.
   Короткий приказ подстегнул столичных гостей подобраться и взглянуть в лицо конкуренту.
   - Господин Транси, позвольте представить ши Голдара, нынешнего покупателя астероида. Ши Голдар, вы, кажется, хотели поторговаться с претендентами на шахту, вот, у вас появилась эта возможность. Господин Транси как раз пришёл сюда ради этого, так ведь? - мило улыбалась я мужчинам, ловя себя на мысли, что боялась оказаться между ними. Эти двое выглядели как молот и наковальня. Причём я наковальне не завидовала. Такой молот, как ши Голдар, сомнёт даже её или расколет пополам.
   - Госпожа Рысь, я думаю, мы с господином Транси пересядем за отдельный столик, чтобы не мешать вам обедать, - удивительно вежливо сообщил мне манаукец. А я милостиво кивнула, так как аппетит разыгрался из-за переживания, а с манаукцем кусок в горло не лез от любопытства и его ехидства.
   Я недовольно взглянула на телохранителей, которые почему-то плохо справлялись со своими обязательствами, или решили, что мне не угрожает опасность? Нужно было опять переговорить с господином Вантари. Он точно скоро начнёт избегать меня, но я всё равно добьюсь, чтобы он забрал этих дармоедов.
  
   Аранк
   Сложно сдерживать себя, когда видишь наглецов рядом со своей фавориткой. По-другому он Ольгу уже не мог воспринимать после поцелуя в её кабинете. Всего четыре часа вместе, а уже появилась та незримая связь, которая сплачивает так сильно, что не в моготу расставаться. А лучше уединиться без микрофонов и свидетелей и дать волю своему желанию. Стильная штучка, даже упакованная в узкую юбку и строгий пиджак, заводила Аранка. Высокий ворот белоснежной блузки в этот раз был застёгнут под горлышко, и тем сильнее хотелось расстегнуть блестящие пуговки, высвободить высокую грудь. Раздвинуть её стройные ножки.
   Именно поэтому, разобравшись с землянами, бросив их поднимать опущенное самомнение, Аранк вернулся за стол к Ольге, которая наконец хоть что-то поела. Манаукца тревожило то, как мало ела его подопечная. Он испытывал потребность оберегать, кормить с ложечки, облизать испачканные губы. Но работа.
   Земляне, которых он отшил от фаворитки, были подозрительными личностями, и его коллеги занялись проверкой их данных. А Аранк придумывал новый шаг, который позволит заманить Ольгу в ловушку.
   - Я предлагаю вам лететь со мной на астероид, чтобы поскорее разделаться с формальностями, и начать процесс передачи прав.
   Голдар видел, как вздрогнула фаворитка, и страх лёгкой тенью коснулся её карих глаз.
   - Формальности стоит урегулировать на "Аполло-17" в головном офисе "СкайИндастри Групп", контракт подписывает сам президент концерна, не я.
   - Вот как? - усмехнулся манаукец. - Тогда я вынужден откланяться и поскорее отправиться туда. Я так понимаю, ваша задача лишь найти покупателя, и вы её выполнили.
   Манаукец знал, что зацепил за живое гордячку. Да, она должна была найти покупателей, но он намеренно принизил её роль в сделке, тем самым провоцируя.
   - Нет, моя задача продать. Я должна провести сделку до конца, а президент лишь подписывает.
   - Тогда вы летите со мной? - уточнил Аранк, наблюдая, как борется с собой Ольга. Покидать станцию "Астрея"она явно не желала, но была вынуждена.
   - Да, - со вздохом сдалась брюнетка, а Аранк опять улыбнулся. Вот и попалась она ему в лапы. Теперь она будет на его территории, в его каюте, в его власти.
  

Глава 6

   Ольга
   Недовольный стук ноготков по полированной поверхности стола выдавал мою нервозность, и Оливия поглядывала на меня с опасением, хотя и держала невозмутимое лицо.
   - Найди мне хоть что-то, Оливия. Хоть что-то! Это невыносимо! Я что-то упускаю! Слишком легко соглашается на всё манаукец.
   - Может, для манаукцев цена на астероид и не такая высокая, как для нас? - задала резонный вопрос моя помощница, а я кивнула ей.
   - Вот и выясни. Дорого или нет. Вдруг упускаем выгоду, - раздражённо добавила, а сама же думала, что всё слишком просто с манаукцами, так просто, аж зубы сводило. Не бывает так легко, что-то тут не то, и виновата я, потому что не вижу подвоха. И так и этак на ситуацию смотрю и не вижу. Конечно, может и накручиваю себя. Но не могла я взять и поверить, что всё сложится отлично, и сделка пройдёт как по маслу. Скорее уж как по анальной смазке.
   Полчаса прошло после ухода Голдара и пора было уже собираться в поездку, а я не могла успокоиться. От взгляда, которым обласкал меня манаукец на прощание, до сих пор трясло. Жаркий, многообещающий, полный неприкрытого алчного огня. И я буду полной дурой, если проигнорирую это предупреждение.
   Поэтому я и опасалась, когда приближалась к монстру, виднеющемуся через иллюминаторы стыковочной площадки. Звездолёт манаукцев был крупнее обычного привычного мне скайта, пусть имел такую же округлую форму. Чёрный металл обшивки поглощал свет, отчего корпус корабля, если бы не габаритные огни, очерчивающие его контуры, казался невидимым на фоне беспросветного мрака открытого космоса. И вот на этой махине я полечу на "Аполло-17"?
   Оливия нервно оглянулась на меня. Она шла по правую руку, как положено помощнице, неся мой рабочий кейс с документами и планшетом и с таким же трепетом рассматривала звездолёт манаукцем, грозным строем шедших позади нас.
   Я решила секретаря и в этот раз не брать, оставив как своего заместителя, вот только теперь сомневалась в правильности своего решения. Но здравый смысл шептал не пасовать. Мне нужен был человек за пределами внимания манаукцев, способный как шпионить, так и руководить от моего лица.
   Переступая порог люка, робко оглянулась назад на оставшуюся на стыковочной площадке Оливию, которая протягивала мой кейс одному из наших телохранителей, и тут же поплатилась за это. За моей спиной как раз шёл Голдар, и его широкая ладонь легла мне на поясницу, подталкивая вперёд, чтобы не задерживать телохранителей, которые, конечно же, летели с нами. Я услышала горячий шёпот возле уха:
   - Не бойтесь, госпожа Рысь, вам здесь ничего не угрожает. Я с вами.
   Наверное так и было. Манаукец доказал, что с ним безопаснее, вот только зачем было так низко опускать руку и, чуть сжимая ягодицу, заставлять пройти ещё пару шагов по металлическому покрытию пола светлого и просторного коридора! Теперь я точно знала чего мне опасаться. Точнее прекрасно понимала, что кое-кто не забыл нашего жаркого секса и кидал мне соответствующие намёки! То есть опасаться я должна, причём крепко, самого Аранка! Возбуждение обдало с головы до ног, когда я живо представила, что мы остались одни.
   Обернулась, чтобы гневно высказать своё мнение по поводу наглости конечностей манаукца, но прикусила язык, так как к нам вышел, видимо, капитан, раз в форме с лычками. Он что-то сказал Аранку на манаукском, затем кивнул мне, даже улыбнулся и ушёл. Я хоть и не считала себя  расисткой, но вот сердцу не прикажешь не трепетать от испуга в окружении крупных мужчин с алыми глазами, яркими губами на бледных, словно покрытых инеем лицах. Очень неприятное ощущение. И сила от манаукцев исходила подавляющая. Мои телохранители на их фоне выглядели юнцами, которым не хватало ширины плеч и мужественности.
   Люк медленно закрылся с неприятным чавкающим звуком.
   - Я покажу вам вашу каюту, - пригласил меня за собой Аранк и опять увлёкся, забываясь, положил руку мне на талию.
   Попыталась освободиться, но оказалась в ловушке. Манаукец ловко сплёл наши пальцы и заулыбался так открыто и тепло, ещё ближе притянул к своему боку.
   - Нам с вами, госпожа Рысь, нужно обсудить небольшую проблему.
   - Какую? - машинально спросила, хотя, быть может, стоило потребовать остановиться и отпустить меня в конце концов. Вот только крепость моя пала. Бесстыдно пала под натиском обаяния одного наглого манаукца.
   Я улыбнулась ему в ответ. Да, обсудить нам кое-что стоило. Например, правильно ли я запомнила все рельефные бугорки на крепком животе.
   - Пикантную, - прошептал Голдар и ловко завёл меня в какой-то кабинет, который я и рассмотреть толком не успела, так как меня прижали спиной к стене, а обзор закрыл собой манаукец, нависнув надо мной, опираясь руками по обе стороны от моей головы так будоражаще волнующе.
   - Муж, Ольга. Меня раздражает, что у тебя есть муж, - перешёл он на "ты", пронзая меня своим алым взглядом.
   Как мило. Впервые кто-то откровенно признался, что ему тяжело соблазнять меня по такой причине. А ведь видела и чувствовала, что манаукец меня хотел так же сильно как и я его. Это заводило! Это сводило с ума!
   Я потянулась к пиджаку манаукца и быстро расстегнула, чтобы ласково провести рукой по белой ткани рубашки. Какой же этот Аранк правильный. Как и тогда, на астероиде, он не желал воспользоваться положением, наоборот берёг, защищал. Невероятный мужчина.
   - Женщина, - со стоном выдохнул манаукец, когда я потянула рубашку из его штанов, желая пробраться под неё, коснуться наконец горячей, не такой, как у обычного землянина, кожи.
   Как же сладко слышать его голос. Эти нотки недовольства и необузданной страсти. Так яростно меня точно никто не желал. Я просто плавилась под обжигающим взглядом, дрожала от предвкушения, смело растёгивая рубашку, чтобы под одобрительную ухмылку прижаться губами к выемке между ключиц. Затем спустилась немного ниже, прокладывая дорожку язычком, поражаясь тому, насколько светлая, словно алебастровая кожа у манаукца, и как она горяча. Дикая смесь образов. Казалось бы бледная кожа должна быть ледяной, но она приятно согревала пальцы, манила своей гладкостью. О боже, я точно схожу с ума от грязных мыслей о том, что бы я хотела сделать с манаукцем!
   - Муж, Ольга, - напомнил мне Аранк.
   Я фыркнула, не отрываясь от процесса соблазнения. Эта игра мне очень нравилась, я видела, как сильно напрягался мужчина под моими ласками, не позволяя себе шелохнуться, но и не останавливая. Хороший мальчик.
   - И что тебе до мужа? - ласково спросила, предлагая забыть обо всех. Ведь сейчас мы одни и на несколько часов можно не думать ни о чём. Раз мы оба умирали от желания, зачем же всё портить глупыми разговорами о несущественном.
   Одно желание на двоих. Идеальное сочетание.
   Наконец скала под названием Аранк ожила. Его рука потянулась к моим волосами и распустила тугой пучок, вытаскивая заколку из него, локоны рассыпались по плечам, укрывая спину. Широкая ладонь обхватила подбородок, резко приподнимая моё лицо вверх. Я ахнула, закусила губу, предвкушая опаляющий жгучий поцелуй.
   Аранк смотрел мне в глаза, а я ласкала руками его грудь, ластилась кончиками пальцев о рельефные бока. Фигура манаукца, на зависть многим спортсменам-землянам, была безупречна. Ни грамма жира, только тугие канаты мышц, как непробиваемая броня, покрывающая всё тело.
   - И вправду, что мне до ущербного, если ты моя женщина? - пробормотал манаукец, даря надежду, что он наконец оставил глупые мысли о Джейкобе.
   Подушечкой большого пальца Аранк провёл по моим губах, очередной раз хмыкнув.
   - Не размазывается, - удовлетворённо вынес вердикт, а я чуть не расхохоталась. Знал бы он, сколько я выложила за этот перманентный макияж, чтобы он не стирался так легко и просто. Неужели в первый раз не поверил своим глазам?
   Резко дёрнула на себя пряжку кожаного пояса на брюках Аранка, напомнив ему, чем мы хотели заняться, так как лично я уже изнывала от дикого желания. Этот мужчина сводил меня с ума, заставляя слетать с тормозов и творить невообразимые безрассудства. Секс, я так хотела секса, что сама потянулась за поцелуем. Сама! Какая я развратная! Но я хотела отдаться манаукцу. Хотела и могла!
   - Моя женщина, - самодовольно выдохнул мне в губы Аранк и, зарывшись пальцами в волосы, прижал к себе, клеймя обжигающим поцелуем. Его губы легко захватили мои, властно накрывая, даря восторг и умиление. Наконец-то! Я глухо застонала, прильнув к мужчине сильнее, обнимая за талию, даже привстала на носочки, чтобы быть ближе, чтобы поцелуй был глубже.
   Его ладонь блуждала по спине, спускалась всё ниже, пока не добралась до бедра, сдвинулась, мягко сминая ягодицу. Тонкое удовольствие внутри меня вытянулось в струнку. Я почувствовала, как горячо и влажно стало между ног.
   Желание захлестнуло меня с головой, я попыталась стащить брюки с упругих ягодиц Аранка вместе с нательным бельём. Он тихо посмеивался над моими потугами, теснее прижимая меня к стене, не переставая целовать, оставляя после себя разгорячённые следы на коже.
   - Какая же ты чувствительная детка, страстная, дикая.
   Я слушала его и мелко дрожала от переизбытка эмоций. Да, тут он не ошибся, я стала очень чувствительная, разгоралась всё сильнее от его шёпота, от его слов, от губ и горячих рук. Я чуть не стонала в голос от властных и напористых ласк манаукца, считая секунды до момента, тогда он возьмёт меня, грубо, грязно, как тогда, в душе. И это будет здорово, это будет то, что мне надо сейчас. Яростные толчки до упора, чтобы я кричала...
   Ажурная лента чулок стала слишком стягивать бёдра. Ткань трусиков намокла. Всё это раздражало, мешало. Хочу быть обнажённой для него. Чтобы он видел меня нагую, чтобы восхищался до конца мной. Я знала, что ему нравлюсь. Многие хотели бы оказаться на его месте, но я выбрала его - манаукца! Порочный соблазн, который не давал мне покоя. Я спать не могла нормально и работать. Все мысли только о нём! Надо пресытиться этой грязной связью так, чтобы успокоиться наконец. А для этого лучше отринуть все мысли, все правила, всё. Только это божественное тело, и возбуждение на грани обморока.
   Резкий разворот и я лишилась страстных поцелуев и объятий. Чуть ли не носом уткнулась в холодные панели стены. Аранк задрал мне юбку до самой талии, ласково погладил бёдра.
   - Опять чулки, - усмехнулся он мне в висок, навалившись всем телом. - Стильная штучка, чулки и убийственные каблуки, - бормотал он, покрывая легкими поцелуями шею и за ушком. - Легкодоступная...
   Трусики он срывал так же несдержанно, чтобы осторожно проникнуть пальцами  в меня, проверяя, готова ли я принять его. Я раздвинула ножки пошире и оттянула зад. Пусть и легкодоступная, да только не для всех. Но мужчине не стоило давать надежды, пусть думает что хочет. Я сама себя сейчас не узнавала. Хотя секс для меня всегда оставался всего лишь сексом. А сейчас это безумство какое-то. Дикое и восхитительное.
   - Страстная...
   Я стонала, еле всхлипывая, насаживаясь на его пальцы. Да, да. Именно так я и хотела, глубоко, горячо. Я слышала, как он зубами рвал пакетик с презервативом. Приготовился заранее, гад. Значит, планировал со мной заняться сексом. Значит, я не ошиблась. Приятно осознавать, что всё идёт по плану. Моему плану. Я всё равно бы затащила его в постель. Чуть раньше... чуть позже... Точнее и позже тоже потом можно будет, если наваждение не пройдёт. Я насыщусь манаукцем сполна.
   - Моя.
   Чуть замешкавшись, приставляя головку к разгорячённой промежности, Аранк, прежде чем войти, нашёл мои губы своими и властно поцеловал, врываясь в рот языком. Я выгнулась, задержав дыхание, когда одним резким движением он наполнил меня всю!
   - Детка, как же в тебе приятно, - исступлённый шёпот коснулся слуха, но я уже была не здесь. Я растворялась в умопомрачительных ощущениях, которые дарили быстрые резкие толчки манаукца. Как же упоительно принимать этого мужчину, который не сдерживался, но умудрялся быть аккуратным, бережным. Не давал удариться о стену, придерживал голову, целовал без остановки и тут же вжимал меня своим телом, таранил. И я могла лишь стонать, кричать его имя, умолять быть глубже.
   - Да, кричи. Хочу, чтобы все знали, что ты моя. Только моя, детка,  - удовлетворённо подбадривал меня манаукец, но я не понимала, чего он хотел от меня. - Да, вот так и погромче.
   Я уже была не я, а нечто, растворившееся с урагане эсктаза, который накрыл так неожиданно и ярко.
   - Ещё, детка, давай ещё, - не унимался манаукец, заставляя вернуться к нему, вновь запеть в его руках под натиском страсти.
   Наслаждение смешалось с болезненным натяжением мышц лона. Я не думала, что смогу ещё раз кончить, но манаукца это не беспокоило. Отыскав рукой между складками клитор, он стал ласкать его, и я застонала, прикусив губы, сильнее прижалась к стене, опираясь о неё руками. Ах, как же это было волшебно. Дико. Всё настолько для меня дико и необычно вот так вот, стоя возле стены, предаваться похоти и кончать. Матерь божья, кто бы сказал, что я так могу, не поверила бы.
   Я отталкивалась от стены, чтобы самой насаживаться, упиваться тем, как яростно двигался во мне Аранк. Он точно знал толк в таком необузданном сексе, иначе не смог бы заставить меня вновь умирать от желания.
   Он не сбавлял ритм, двигался так быстро, уверенно и чувственно, что я улетала.
   - Ещё, ещё, - шептала, сбивая дыхание.
   Я раскраснелась и вспотела, но продолжала просить, умолять...
   Второй раз был ещё более яркий, так как Аранк ущипнул меня за клитор в самый ответственный момент, и удовольствие взорвалось во мне, унося мой разум куда-то за грань вселенной.
   Я, кажется, сорвала голос и потеряла тело. Даже больше... саму себя.
  
   Аранк
   Стыдно было совсем чуть-чуть, где-то на отголосках сознания. Счастье и умиротворение затопили душу и ничто не мешало манаукцу смаковать этот момент. Бурный секс - что может быть приятнее, если этот секс с такой восхитительной страстной землянкой. Не врут всё же слухи, что они отзывчивые и чувствительные. Аранк не верил, а вот теперь, ласково чертя пальцем по спине Ольги, любовался на раскрасневшиеся щёки, на припухшие от его поцелуев губы и поверил.
   Она опять не могла стоять, пришлось до койки нести на руках. Ещё бы в душ, но лень и сладкая нега не пускали. Прислушиваясь к дыханию фаворитки, Аранк ждал, когда она придёт в себя. Она не уснула в этот раз, просто пока не реагировала ни на что, и это было изумительно. С ней совсем не так, как с манауканками. Тех попробуй довести до такого состояния, сам запаришься. С землянками всё намного проще, а может, Ольга у него такая особенная. Да, Аранку хотелось верить что именно так. Она особенная, она его. Поэтому между ними такая химия, такой взрыв эмоций. И ведь хотел поговорить с ней цивилизованно, договориться о разводе с мужем, да только какие могут быть светские беседы, когда член ноет и чуть не взрывается от дикого вожделения.
   А с мужем он сам разберётся. Ольга выбрала его, Голдара, а значит, он сам решит все её проблемы. Нужно только не отпускать детку от себя ни на шаг. А то может и угодить в неприятность. Ребята проверили уже покупателей на астероид и кое-что стало наклёвываться по делу. Теперь безопасность Ольги целиком и полностью его прямая обязанность. Право покровителя. Аранк повторял и повторял это мысленно. Право покровителя. Жизнь и безопасность, а также благосостояние фаворитки - обязанность покровителя, того, кого она выбрала. И пусть законы Манаука недействительны у землян, так и их законы тоже можно подвинуть. Был муж, а теперь покровитель. Хотя поговорить с ним Аранк планировал в ближайшем будущем. Если надо будет, то за Ольгу он готов вызвать законного супруга и на поединок. Она так и так для всех манаукцев официально уже его, осталось только донести эту новость до мужа.
   Муж, муж. Как же раздражало это слово. Сама мысль, что Ольга может принадлежать не ему, злила. Такую детку он не хотел упускать из рук. Вот и лежал, наслаждаясь идиллией. Землянка отдыхала, компактно умостившись на его груди. Её сердце бешено билось в груди, как и у Аранка. Счастье и безграничная благодарность за подаренное наслаждение царило в душе мужчины.
   Его стильная штучка очень громко пела во время секса. Парни, наверное, извелись от зависти. Но стыдно Голдару было совсем чуть-чуть, где-то на отголосках сознания.
  
   Ольга
   Отходняк, вот что со мной. Ни рукой, ни ногой, ничем пошевелить не могла. Даже язык не ворочался, а пить хотелось нестерпимо. Господи, разве можно так ушатывать женщину? Между ног зудело от раздражения и немного щипало. Юбка так и осталась задрана до талии, поэтому прохладный воздух холодил кожу ягодиц и промежности.  Но это мелочи, приятные мелочи, с которыми можно было бы и смириться, если бы меня кто напоил. Всё бы отдала за глоток воды.
   Попробовала пошевелиться. Лежать, распластавшись на крупном теле, несомненно приятное дело, и я бы ни за что сама бы не решилась отказаться от столь милого времяпровождения, но естественные потребности организма звали на подвиги.
   - Ты как? - тут же ожил манаукец, перестав рисовать на моей спине узоры. Я даже через ткань пиджака всё чувствовала.
   Жар стыда опалил щёки. Лучше бы мне не думать о том, как я выгляжу со стороны. Как одичавшая до мужского тела "голодайка". Даже толком не разделись. Испортила дорогой костюм, измяла юбку. И как теперь показаться на глаза президенту? Придётся сначала заказывать новую одежду.
   - Ольга, всё хорошо? - строго потребовал ответа Аранк, а я решилась оторвать голову от его груди.
   - Пить, - выдала лишь одно слово и тут же оказалась одна на кровати, а манаукец отошёл к компактному буфету, где на зелёном фоне шкафов чернело окно панели заказов кухонного комбайна. Аранк открыл серебристую створку небольшого холодильника и достал оттуда пол-литровую бутылку воды.
   Я благодарно ему улыбнулась, украдкой оглядывая обстановку каюты. Строгий дизайн с весёлой расцветкой окончательно сбил меня с толку. Каюта была разграничена на зоны, выделенные различной цветовой гаммой. Спальное место почему-то светлых, практически белых тонов, кухня зелень и серебро, а вот рабочая зона в тёмных, присущих офисам. Поэтому и показалось мне, что Аранк привёл меня в кабинет, а ведь сразу предупредил что каюта. Детали интерьера заставляли пересматривать образ манаукцев вновь и вновь. Мне всегда казалось, что замкнутые модифицированные ценили более практичные вещи, а тут сплошь унжирские дизайнерские штучки, очень яркие и стильные. М-да, как же я ошибалась насчёт вкуса манаукцев, даже стыдно стало.
   Чтобы скрыть горечь на себя, решила, что хватит валяться, сверкая обнажёнными ляжками, пора уже вспомнить о приличиях. Я поправила юбку, сетуя на потерю трусиков. Приподнимая ягодицы, стянула плотную ткань вниз до колен и села на подушки.
   Аранк улыбался, глядя на мои неуклюжие движения. Ну да, крепкий мальчик, ты сделал это опять. Укатал меня знатно и это было великолепно, хотя и стыдно, но благодарить я тебя не намерена, и так сияешь, как начищенный скайт. А я вот страдаю из-за своего поведения! Неприлично отдаваться мужчине вот так вот, даже не дойдя до кровати. На полу и то романтичнее, наверное, вышло бы, но... прочь-прочь, глупые мысли. Да, с этим мужчиной секс у меня выходил слишком порочный, настоящий дикий секс.
   "И вот чего на губах у меня такая довольная улыбка?" - спрашивала я себя.
   Надо уже включать мозги, а не хочется. Я приняла бутылку из рук Аранка, которую он любезно открыл, мне оставалось лишь поднести её к губам.
   - Если ничего не болит, то давай примем душ.
   Я чуть водой не подавилась. До чего же лукаво улыбнулся мой любовник, предлагая вполне себе безобидную вещь. Просто душ, а сколько подтекста!
   Жадно глотая воду, я грелась в ласковом и многообещающем взгляде. Значит, кое-кто решил продолжить небольшой марафон? Не все презервативы использовал?
   - Хорошо.
   Протянула ему пустую бутылку, и пока он её убирал, встала с кровати и начала раздеваться, аккуратно складывая вещи на подушки. Пиджак вроде бы не так сильно пострадал, как мне показалось, блузка местами испачкалась, а вот юбке можно сказать прощай. А жаль, любимая была.
   Когда выпрямилась, то замерла на месте, пригвождённая к полу голодным взглядом манаукца. Тело сладко заныло, и пальцы задрожали. Нет, я точно долго ещё не привыкну к такому плотоядному и откровенному разглядыванию меня. Аранк смотрел на меня по-особенному: тепло, сладко, собственнически и почему-то по-родному. Словно так и должно быть. Вот я, стою перед ним в одних чулках и лифчике, а вот он, полностью одетый, а словно голый. И нет между нами ни препятствий, ни недосказанности. Всё предельно ясно. В душе меня точно ожидает очередной жаркий раунд, и я хочу это испытать!
   Взялась за застёжку бюстгальтера, а Голдар шагнул ко мне отчего-то робко и несмело. Кружевное бельё легло поверх образовавшейся горки одежды, и я осталась лишь в чулках.
   - Позволь мне? - попросил манаукец. Я, если честно, не сразу сообразила, что он хотел, но кивнула, доверившись своим инстинктам, и не прогадала.
   Аранк ловко приподнял меня за талию и усадил на кровать. Обхватив резинку чулка, он низко склонил голову так, что я не видела его лица. Закусила губу, чтобы не улыбаться, наблюдая за тем, как осторожно мужчина тянул капрон на себя, поглаживал ладонью обнажённую кожу бедра. Я задрожала от возбуждения. Это было слишком эротично, интимно. Тело опять отзывалось на любое прикосновение мужских рук, низ живота пульсировал, взывал, умолял...
   - Ты удивительная, детка. Такая чувствительная, - прошептал Аранк, уверенно проникая между складок, прямо во влажное лоно.
   Я откинулась на локти, судорожно вздохнула, прикрыв глаза, запрокинула голову. Ласковые поглаживания пальцев будили во мне бурю эмоций. Хотелось и плакать, и смеяться. Странные желания мучили моё сознание. Грязные мысли, развратные образы. Я не стеснялась их и себя. Я боялась, что не выдержу, если Аранк сейчас передумает, вытащит пальцы и отступит, не дав испить хмельного чувства экстаза до дна. Пусть делает что хочет со мной, лишь бы не останавливался, довёл до исступления и дал бы мне кончить, ещё раз.
   И словно услышав мои мысли, я почувствовала пустоту внутри себя. Аранк, улыбаясь своим мыслям, рассматривал гладкую, без единого волоска кожу лобка. Даже предположить не могла, что в его голове творилось. Боялась словом спугнуть. А любовник отмер и снял второй чулок, чтобы уверенно раздвинуть мои бёдра и под недоверчивый взгляд припасть губами между ними.
   - А! - Я упала на покрывало от пронзительного удовольствия, патокой растёкшегося по венам, слепо глядя в потолок.
   Я словно превратилась в один нервный узел, который очень умело дразнил горячий язык манаукца. Что он им вытворял, тараня пальцами лоно, заставляя меня извиваться, но крепко удерживал ладонью, положив ее на живот! Кудесник! Я искусала губы, не в силах сдержать стоны, рыдала, умоляя остановиться, дать вздохнуть полной грудью, а когда пружина внутри меня сорвалась, задрожала, потеряв опять связь с реальностью. Так было хорошо и свободно, болезненно хорошо, невероятно свободно.
   - Сладкая детка, голосистая, - проворковал Аранк, покрывая мою грудь поцелуями, слегка прикусывая соски, заводя меня заново.
   Я с трудом открыла глаза. Распластанная под огромным телом Аранка, чувствовала, как головка его члена ласкала влажные от порочных соков складочки, тёрлась между ног, словно не может найти вход, дразнится, а я плавлюсь и от поцелуев, и от этой игры. Сумасшедший манаукец решил извести меня окончательно, ворвался в лоно ловким движением бёдер, смял волосы в кулаке, запечатал рот поцелуем. Его неспешные движения приносили облегчение, удовольствие. Постепенно я просыпалась для него, открывалась для себя с новой стороны. Ненасытная, страстная, неутомимая. Да когда же я такой стала? Словно спала и резко проснулась. Даже не догадывалась что могу быть такой, а Аранку словно всё было известно, поэтому он и целовал, оставляя болезненные следы, и двигался всё быстрее, придерживая моё бедро, пронзал меня так глубоко и сладко. Я, зарываясь руками в жёсткие волосы, отвечала на поцелуи, подстраивалась под ритм, позволяя вести меня в этом танце. И в этот раз я чувствовала резинку между нами. А значит Голдар хотел, как и я, дойти до конца, сплетаясь со мной в единое целое. И тем приятнее было ощущать в себе его горячую плоть, и тем усерднее двигалась я, чтобы мир взорвался перед глазами, чтобы вновь испытать эту "маленькую смерть" и возродиться на смятой кровати на груди манаукца.
   - Остался час, спи, - прошептал Аранк где-то над ухом, укутывая меня во что-то мягкое и тёплое. - Детка, ты сводишь меня с ума. Хочу тебя опять. Женщина!
   "Женщина! Как он умудряется это слово прорычать?"
   Это была моя последняя мысль, прежде чем я заснула, чтобы открыть глаза от сладкого поцелуя, прямо как спящая красавица.
   Душ принимала второпях, пока Аранк заказывал мне кофе и - о чудо! - погладил юбку, предварительно почистив её на скорую руку обычной водой. Не мужчина - мечта, жаль, что не моя. Увы и ах, как жаль. Как бы здорово нам ни было с ним, я прекрасно осознавала, что связывает нас лишь дело, и как только сделка состоится, мы расстанемся. И всё. Конец истории. Чудесной, страстной, однако по сути это всего лишь интрижка с клиентом. Нужно ещё выяснить у президента, продавать ли астероид Аранку или за нос водить, а искать кого другого, безопаснее.
   Всё это я продумала, пока мылила голову, натирала себя губкой, смывая ощущения мужских ладоней, страстных губ. Всё это надо оставить здесь. Но как же дрожало тело от приятной усталости, ноги ослабли, и категорически не хотелось надевать каблуки. Вот только я не могла позволить никому из коллег заподозрить меня в интимной связи с манаукцем. Не стоило давать повода давить на меня.
   Вышла из душевой в боевом настроении, хотя замазать засосы на шее стоило мне усилий. Но не ругаться же из-за этого с Аранком. Пусть лучше увидит, что все его подленькие делишки надёжно скрыл качественный тональный крем и не придерёшься.
   Голдар ждал меня в кухонной зоне, у стола, с ароматной чашкой кофе. Очередной раз поразилась фарфоровому изяществу, обрамлённому золотой лентой по ободу. Нет, определённо, надо пересматривать политику предложений для Манаука. То, что мы им предлагали, теперь и мне кажется серым убожеством. Манаукцы однозначно любили красивые вещи, дорогие и изящные.
   - Очаровательно выглядишь.
   Дежурная фраза получилась у него приправленной доброй долей сахара. Я не удержалась от улыбки.
   - Всё благодаря тебе. Давно так не развлекалась.
  
- Не развлекалась? - глухо переспросил манаукец, когда я, пригубив кофе, подмигнула ему.
   - В студенческие годы, - объяснила я любовнику, который явно чувствовал себя секс-гигантом, героем любовных подвигов.
   Конечно у манаукца было право так считать, даже в студенческую пору у меня не было такого неутомимого партнёра.
   - Эх, дни-денёчки, чего мы не вытворяли во время учёбы! - Ностальгировала я редко, потому что стыдно. А вот с Аранком почему-то само сорвалось с языка.  - Я училась на экономиста, стажировку проходила у унжирцев. Сам понимаешь, у вольных мыслителей вольные нравы. Мне тогда казалось всё таким простым и правильным. Теперь понимаю, что глупая была. Ума зато набралась.
   Подмигнула замершему манаукцу, у которого желваки на скулах жили своей жизнью, выдавая его злость.
   - А ты по молодости не отрывался на вечеринках? - несколько удивлённо уточнила. - Обычно парни грешат этим в переходном возрасте.
   Аранк выдохнул и даже нервно зарылся рукой в волосы, не отрывая от меня напряжённого взгляда. А что я такого сказала? Все грешат в подростковом возрасте. На то она и юность, чтобы испытать все превратности любви, чтобы во взрослую жизнь вступить умудрёнными опытом.
   Приподняла бровь, молча спрашивая что не так. В ответ Аранк взялся за свою чашку, правда пить не стал, ответил:
   - Я манаукец. У нас всё иначе, не так, как у вас.
   - Да? А по тебе не скажешь. Мне показалось, что ты весьма сведущ в сексе. Такой опытный, напористый, неистовый, - промурлыкала, флиртуя с манаукцем, чтобы не нервничал.
   - Женщина, - выдохнул Голдар и отгородился от меня белоснежным фарфором с золотым ободком.
   Я тоже занялась кофе, но не переставала поглядывать на Аранка. Итак, что мы имеем, дорогая Ольга. А имеем мы ревнивого манаукца, который что-то себе уже напридумывал, раз так остро реагировал на слова. Остро и опасно для меня. И что мне с этим делать, я пока просто не знала. Но всё к лучшему, в таком состоянии мужчину можно как навсегда от себя отвернуть, так и приманить. Всё зависело сейчас от решения президента Брауна. Поскорее бы его увидеть, а то я сама уже не могла решиться ни на что. Двух раз мне точно мало. Чертовски мало, чтобы перестать любоваться на непривычного цвета глаза. Алый всегда был мой любимый. Всегда. Эх!
  
   Аранк
  
   Он для неё развлечение! Это был сокрушительный удар по самолюбию. Аранк никак не ожидал, что после всех его сексуальных подвигов окажется лишь очередным развлечением. Была бы она мужчиной, он бы вызвал её на поединок. А так манаукцу осталось лишь не терять самообладание и терпеть. Аранк хотел бы сейчас взять злость под замок, но она упорно лезла наружу, застилая взор алым туманом. Нет, вот нужно было угодить в лапы этой бестии! Развратница, которая не стеснялась говорить такие колкости в лицо. Послушав воспоминания из прошлого Ольги, Голдар пригубил кофе и вдруг замер, чуть опуская край чашки, внимательно наблюдая за фавориткой. Улыбка ехидная, коварная и соблазнительная, слова легкомысленные, а взгляд карих кошачьих глаз выдавал Ольгу с головой. Проверяла, специально злила, бросаясь такими некрасивыми словами. Опять эта горечь в глазах, притаившаяся в тени плавленого шоколада. Как тогда, в душевой, она нарывалась, хотела, чтобы он считал её дрянью, падшей женщиной. Низкая самооценка под вуалью стиля и безупречности деловой леди. Что произошло тогда на практике среди вольных мыслителей? Ведь не зря она вспомнила этот момент. Не секрет, что земляне попадали под очарование унжирцев. Им сложно отказать, если те вознамерились заполучить генетический образец для своих исследований. Ольга могла быть носителем соблазнительного набора ДНК для унжирцев. Но для вольных мыслителей не существовало понятий любовь, привязанность и семья. Они признавали лишь важность продления рода, обогащения генома. Обычное совокупление, никакой духовной составляющей, так необходимой и землянам, и манаукцам, и даже нонарцам.
   Что-то подобное и предлагала Аранку Ольга. Секс без обязательств.  Значит, он для неё развлечение. Голдар усмехнулся. Ну что же, играть по правилам Ольги конечно же некрасиво и даже недостойно манаукца, но она женщина, она вправе  предлагать эти самые рамки, которые мужчина может принять или отринуть. Но Ольга отчего-то хотела именно так - жёстко, по-деловому сухо. Вот только в любых правилах есть исключения, и Аранк собирался их внести. Секс без обязательств не для него. По принуждению - табу для манаукца. Поэтому придётся принять эту игру и развлечься, раз Ольга того хочет. А она хотела, провоцировала на грубость, заставляла задуматься, копаться в причинах, искать выход, держала в тонусе. Секс с ней одно сплошное удовольствие. Даже смотреть на неё приятно, внутри всё сжималось от дикого желания посадить её себе на колени, зарыться носом в волосы, целовать в яркие уста.
   Дразнить Аранк не умел, но с отчаянной решимостью вознамерился наверстать упущенное в юности. Отрываться он будет с Ольгой. Хотелось заставить её передумать, чтобы она взглянула на него другими глазами, изменила своё мнение как о нём, так и о себе. Более удивительной и опасной женщины манаукец ещё не встречал в своей жизни и отпускать не намеревался.
   - Я готова, - заявила Ольга, ставя пустую чашку на блюдце. - Мои очки, - протянула она руку, и Аранку не оставалось ничего другого как отдать интересный девайс. Очки он успел рассмотреть в подробностях, сделав соответствующие выводы. Зрение у Ольги было отменным, а очки синхронизировались с коммуникатором, которого не было видно на её руке. Да и не зачем с таким приспособлением. Универсальное средство связи и компьютер в одном флаконе. Что интересно, Оливия первая в списке вызовов, а муж не вошел даже в сотню, что обнадёживало упрямого манаукца.
  

Глава 7

  
   Ольга
   В манаукце что-то изменилось. Я даже не сразу это поняла, не уловила момент. С виду он продолжал ухаживать, был предельно услужливым, но при этом улыбка, что нет-нет да трогала его губы, особенно во время разговора с президентом Брауном, вызывала во мне напряжение. Что-то не так.
   Манаукец от лица компании "Гаммард" настаивал на покупке астероида, оперируя тем, что выше его цены мы не получим ни от кого. Что было, конечно же, правдой, которую знал и мистер Браун. Я недовольно смотрела на ладонь Голдара, поглаживающую мою коленку. Почему он не сел напротив меня, а решил изменить регламент подобных переговоров, расположившись на соседнем кресле, я не знала и чувствовала себя неловко, находясь между двух мужчин. Что президент, что манаукец словно не замечали помехи между собой в моём лице, а я не могла никак отцепить горячую клешню Аранка. Мистер Браун не мог её не заметить, может поэтому счастливая улыбка не сходила с его лица. Он подбадривающе похлопал меня по руке, которой я придерживала ткань юбки на втором колене, и мне казалось, был рад моему успеху в поиске такого замечательного и покладистого покупателя. Но моя интуиция кричала, что стоит всё прекратить. Я понять не могла, что затеял Голдар, не упускающий ни единую возможность прикоснуться ко мне весьма двусмысленно, с потаённым подтекстом.
   Беспомощность, как и радость президента, неимоверно злила. Даже напоминание о контролирующих такие сделки органах не сбавило градус его ликования. Подписание договора купли-продажи господин Браун решил не откладывать, и я вынуждена была заняться комитетом надзора.
   - Ши Голдар, я думаю, вам стоит разместиться в гостинице, пока я договорюсь о месте и времени подписания договора. Надеюсь, это не затянется надолго и завтра или послезавтра нам дадут ответ.
   - Я с вами. Давно хотел посмотреть на то, как вы живёте, изнутри, - с энтузиазмом подростка заявил мне Аранк, убирая руки на спину и направляясь к выходу из белоснежного кабинета президента, небесные панели которого, кажется, никак не впечатлили манаукца, что несколько обескураживало. Меня они всегда приводили в восторг и было капельку обидно за свою мечту купить однажды такие же домой.
   - Я не уверена, что вам можно... - попыталась я остановить его и поспешила на выход в приёмную, где нас с Аранком поджидали телохранители.  
   - Потому что я манаукец? - дерзко спросил Голдар, кидая на меня весёлый взгляд через плечо.
   Да чтоб его! Чуть что, так сразу о расизме.
   - Вы поймите, ши Голдар, вы представитель другой расы, да пусть на вашем месте оказался бы нонарец или унжирец...
   - То поверьте, всё было бы иначе и вы благосклонно отнеслись бы к небольшой экскурсии, - опять перебил меня манаукец размашисто шагая к плавно разъехавшимся в стороны светлым панелям дверей.
   Секретарь-андроид вежливо пожелала нам доброго дня, но её никто не слушал.
   Я злилась на обидчивого манаукца, которого теперь уж точно не могла потерять. Он во что бы то ни стало обязан купить у меня астероид. На это прямо намекнул президент, отправляя меня готовить договор.
   Пройдя длинный коридор, мысленно костерила Аранка, уже успевшего вызвать лифт и ждавшего, когда я дойду до него. Остановившись перед ним, попыталась сообразить что ещё сказать, чтобы он понял, что не прав и ему нельзя расхаживать по государственным инстанциям чужой Федерации, словно у себя на Манауке.
   - Ши Голдар, вы поймите меня, я пытаюсь уберечь вас от разочарования.
   Стоило нам покинуть звездолёт манаукцев, как Голдар вновь перешёл на официальный тон, обращаясь ко мне исключительно на вы и госпожа Рысь. Поэтому и я не спешила "тыкать" манаукцу, но понимала, что теряюсь, опять не те слова шли на ум, чтобы успокоить и переубедить красноглазого великана. Я понимала, что нужно польстить ему, но лишь растерянно воззрилась на манаукца, ладонь которого ощутила на своей пояснице. Меня не очень деликатно толкнули в кабину лифта и укромно заслонили от телохранителей, чтобы тихо шепнуть:
   - У вас будет попытка загладить свою вину. Чуть позже у меня в номере.
   Отстранившись, Голдар встал рядом, словно ничего только что мне не говорил и даже не смотрел в мою сторону. А я застыла соляным столбом, так как неприятный осадок осел в душе. Это ведь не то, о чём я подумала? Он же не намекал на секс? Неужели моральные устои манаукцев не так высоки, как мне казалось? Неожиданное открытие. Неожиданное и неприятное.
   Хотя чего я, собственно, хотела от мужчины?
   - Свою вину я готова загладить, но не чужую, - решила, что оставлю-ка я последнее слово за собой. Не всё же манаукцу победно ухмыляться.
   Телохранители переглядывались украдкой, что мои, что Аранка, а тот лишь улыбался как мальчишка.
   - О, зря вы это сказала, госпожа Рысь. Очень зря.
   Я аж передёрнула плечами, четко осознавая, что точно зря. У Аранка глаза зажглись азартом, теперь точно вляпалась. Ведь специально будет ловить меня на слове. А я и так, неважно себя контролирую без полноценного сна и нормального обеда.
   Зря! Эта мысль билась в голове, когда мы вошли в транспортник, и манаукец зажал меня в углу сиденья, жарко нашёптывая, что никогда и не мечтал оказаться на земной станции, при этом я чувствовала себя лежащей на лопатках под его огромным телом. Его пальцы гуляли возле плеча, неловко соскальзывая со спинки сиденья. Манаукец норовил навалиться на меня, указывая то на одну вывеску, то на другую, требуя рассказать что это.
   Я пыталась абстрагироваться от этих прикосновений, от шёпота возле уха, от подозрительных взглядом телохранителей, которые всенепременно доложат кому следует о том, что видели.
   Всё тлен, главное астероид и моя цель - кресло в совете директоров.
   К концу условного вечера злость на манаукца меня просто распирала. Я вздрагивала от любого его прикосновения, которые стали совсем уж неприличными! А после того, как он умудрился облапать мой зад, пока я нагибалась к окошку, чтобы переговорить  девушкой-администратором в комитете по надзору за внешними торговыми отношениями, так вообще захотелось отметелить зарвавшегося модифицированного. Что он себе позволял? Кто дал ему право так со мной обращаться? Если я женщина, это не значит, что слабее. Так что на ногу я ему три раза чисто случайно наступила и кейсом в коленку угодила тоже не прицельно! Жаль, что эти намёки не возымели на манаукца должного эффекта. Как ещё ужин пережить?
   - Ши Голдар, нам нужно поговорить, - очень строго заявила я манаукцу, стоило ему пододвинуть свой стул к моему.
   - Прекрасно, я готов не только слушать. - Мужчина с задорной улыбкой намекнул, что слушать точно не намерен, у него явно другие планы.
   - Что на вас нашло? - добавила льда в голос. - Проанализировав ваше поведение, я пришла к выводу, что вы обиделись на меня и мстите.
   Да, именно так я и думала после всех приставаний, обтирания его рук об мою многострадальную юбку, которую уже хотелось снять и выбросить!
   - С чего такие мысли, госпожа Рысь? Это не месть, я развлекаюсь, - честно признался манаукец, что я права в своих предположениях. Больно наступила ему на чувство собственного достоинства своей репликой.
   Но даже глядя в алые глаза, совершенно не чувствовала веселья с его стороны, наоборот, он словно бросал мне вызов и ждал, что я приму его. Он что-то задумал или же неправильно всё понял. Хотя ощущение, что мне откровенно мстили, не отпускало. Мужчины хитры в этом плане и любят платить по счетам. Поэтому и нужно было исправлять положение, брать всё в свои руки.
   - Развлекаетесь, - усмехнулась я. Тревога и беспокойство отнимали у меня аппетит, и на свой салат я даже не взглянула, хотя несколько минут назад была очень голодна. - А рабочие моменты от личных не умеете отделять?
   Глупо было думать что не умел. Как бы Аранк меня ни доводил в течение дня, он умудрялся всё держать под контролем и даже помогал в продвижении решения, чётко отвечал на вопросы инспекторов, давил напоминанием о торговых соглашениях, принятых у всех членов Союза. И казалось мне, что вопрос с продажей астероида разрешится весьма скоро.
   - Умею, просто пока не хочется. - Опять мальчишечья лихая улыбка и его ладонь на моей коленке. Сдержать расстроенный вздох у меня не получилось. Но я вынуждена была терпеть и выслушать докучливого мужчину. -  Я, как вы уже поняли, никогда в жизни не развлекался, и вы мне показали отличный способ это делать. Не понимаю, почему вы решили остановиться. Мы ведь только начали.
   А вот это стало новостью. Он не собирался останавливаться даже после нашего разговора. Он что, совсем псих?
   - И что же мы начали? - Мой голос дрожал от раздражения, но я упорно продолжала вежливо улыбаться.
   - Развлекаться, - томно шепнул Аранк придвигаясь ещё ближе и обнимая уже за талию. - До подписания договора уйма времени и можно оторваться по полной, провести время с пользой. Я никогда не был на земных станциях. Мне вдруг стало интересно изучить вашу культуру, порядки. Весьма занимательно.
   Прямой взгляд, цепкие пальцы - мне точно бросали вызов! Неужели все мужчины одинаковы, несмотря на расу. Секс - движущая сила их мыслей. Тогда я готова поиграть в другую игру под названием "Попробуй затащи меня в постель!" В ней я была лидером. Дать надежду и бросить всегда выходило у меня виртуозно. Главное и сейчас не подкачать.
   - Культуру? - томно выдохнула я манаукцу чуть ли не в губы, волнующе прочертила ноготком по белоснежной щеке Голдара, заигрывая. Я видела, что мужчина не ожидал от меня такой покладистости, такой резкой перемены от холода к сладкой патоке. Ну ничего, милый, ничего. Привыкнешь и поймёшь, что ничего тебе не светит.
   - Я знаю одно место, где можно познакомиться с культурой землян. Может, сразу после ужина отправимся туда? - с робкой надеждой развратницы со стажем воззрилась на манаукца, у которого зрачок расширился, топя в себе алую радужку, а дыхание стало более глубоким, чуть сиплым.
   - С большим удовольствием изучу вашу культуру. - Опять эта двусмысленность в его голосе подсказала, что Аранк клюнул на крючок, но не раскусил мой замысел.
   Я облизнулась и прикусила нижнюю губу. Азарт от предстоящего разочарования манаукца раздразнил аппетит. О, как я любила такие игры без правил. Хорошо,что музеи в столичном "Апполо-17" круглосуточные и в большо-о-ом количестве на любой вкус. Жаль только, опять не высплюсь. Но всё ради моей цели.
   Насладиться ужином толком не удалось, потому что манаукец самым бесстыдным образом лез ко мне с расспросами о том, с каждым ли клиентом я так любезничаю или он особенный. Ах, как пошло. У меня каждый клиент особенный. И что же мне ответить, наверное, правду? Манаукцем манипулировать было сложновато, потому что менталитет другой. Это я прекрасно чувствовала, удивляясь порой вспышкам его раздражительности. Но когда я его после шикарного ресторана привела в выставочный зал современного искусства, он рассмеялся - легко, громко - и опять прижал меня к себе, не чувствуя моего сопротивления.
   - Ты чудо, детка, - шепнул он и поцеловал в висок, чтобы тут же отпустить и начать осмотр зала.
   Я же осталась стоять как громом поражённая его фамильярностью. Не на такую реакцию я рассчитывала. Ждала всплеска злости, язвительных слов, но не чистую открытую улыбку и самый настоящий интерес в глазах манаукца.
   - Госпожа Рысь, не стойте в проходе, людям мешаете, - крикнул мне Аранк, поманив меня пальцем.
   Я обернулась, растерянно поглядела на телохранителей, перегородивших вход в выставочный зал, мешающих одиноким посетителям, бросающим на меня любопытные взгляды. В голове билась мысль о том, как же теперь избавиться от общества Голдара. Я надеялась, что он обидится, поймёт намёк, а теперь, похоже, придётся сопровождать его и дальше, пока он не утолит своё любопытство новыми тенденциями в культуре Земной Федерации. Дохлый номер вывести Аранка из себя подобным способом. Но я не собиралась сдаваться. Если подумать, единственное, что выводило его из себя, так это мысль о том, что я сплю с каждым клиентом. Жаль, сегодня сил играть развратную стерву уже не осталось.
   Я улыбнулась, точнее устало натянула улыбку и направилась к манаукцу. Современное искусство для меня больная тема, так как порой идея и замысел художника или скульптора приводили меня в ступор, отчего чувствовала себя никчёмной и необразованной, несмотря на мой диплом о высшем образовании. Вот честно, понатыкают железяк и пойми, что имелось в виду. Пока табличку не прочтёшь, точно не догадаешься, что это монумент стойкости первопроходцев космоса или кого ещё.
   Но я, конечно же, ёрничала, скептически оглядывая очередной белый шедевр, напоминающий предмет мебели санузла, такой белый, гладкий. Расстроенно вздохнула, перевела взор на манаукца и поняла, что на Аранка смотреть не в пример приятнее. В груди зарождалось тепло, приятно согревало, заставляя забыть обо всём на свете и мечтать о кровати.
   Чтобы не соблазняться, решила, что самое время выучить манаукский и достала коммуникатор, чтобы загрузить языковую программу. Обучение не мешало основным делам, лишь отнимало силы, так как процесс шёл напрямую с памятью, и чтобы восстановиться, я обычно использовала энергетики.
   Махнув телохранителю, забрала свой кейс. Достала таблетки, проглотила, по привычке не запивая, но приказала принести бутылку воды. Через пару часов, судя по таймеру, я смогу общаться с манаукцем не прибегая к переводчику, если усвоение пройдёт без проблем. Хотя на память свою не жаловалась и могла похвастаться знанием не только общего языка Союза, упрощённого унжирского, но и официального, на котором общалась основная масса унжирцев, а также усвоила в своё время высокий слог используемый в их литературе. С нонарским тоже проблем при изучении не возникло, поэтому и за манаукский я была спокойна, ведь он был производным от земных диалектов, которые больше не использовали в Федерации. Хотя головная боль мне была обеспечена на завтра. Всё же здоровый сон - это решение многих моих проблем. Но кого это интересовало? Точно не Голдара. Правда, может, это и не так. Очень уж настороженным взглядом проводил все мои действия Аранк, не обращая внимания на очередной экспонат, пока я не отдала кейс и не присоединилась к нему.
   - Вам неинтересно? - уточнил он, кивая головой на картину.
   Я усмехнулась. Опять эта галантность.
   - Отчего же, ши Голдар. Мило.
   Рассматривая алые кляксы на чёрном фоне, могла поклясться, что не покривила душой. Мило смотрелось, словно кетчуп на грязном полу захолустной забегаловки. Ох уж это современное искусство.
  
   Аранк
   Беспокойство за Ольгу не отпускало Аранка с того момента, как она приняла таблетку. Подавая условные знаки своим ребятам, Голдар так и не понял что это было. Спрашивать прямо было неуместно, а отнимать кейс у телохранителей стильной штучки выглядело бы дико. Поэтому оставалось лишь догадываться.
   Выходка с музеем очень понравилась манаукцу и примирила  его с мыслью, что это часть её работы с клиентами. Да и вряд ли подобная ей будет ублажать каждого. Слишком заносчивая.  Дерзкая детка в его глазах набирала баллы и всё увереннее занимала мысли Аранка. Хитрая и красивая землянка привыкла получать знаки внимания от мужчин и, возможно, неприличные предложения тоже. Да и он сам хорош, думал лишь об одном, как бы оказаться с фавориткой побыстрее наедине.
   Через полчаса осмотра непонятной мазни, Голдар стал замечать, что Ольга устала. Она перестала огрызаться на его поползновения, даже когда он откровенно пошлил, молчала, словно ушла в свои мысли. Заглянуть под стёкла очков было сложно, но манаукцу показалось, что именно из-за них его фаворитка отвлекалась.
   Заведя Ольгу в укромный закуток, манаукец схватил её за руку и, развернув к себе лицом, прижал к стене. Сдёрнул очки, наблюдая за заторможенной реакцией детки. Рассеянный взгляд долго фокусировался на нём. Аранк склонился к её лицу, ласково погладил щёку.
   - Устала? - тихо спросил он её, а затем не удержался и поцеловал. Не напористо, как обычно, а нежно, едва касаясь мягких губ.
   Он слышал шаги телохранителей, которые спешили к фаворитке, считая нужным вмешаться. Очки жгли пальцы от любопытства, хотелось надеть их и понять что случилось с Ольгой, почему она в таком состоянии.
   Пока фаворитка не реагировала должным образом, рассеянно глядя на него, осторожно прижимала пальцы к губам, Аранк обернулся к её телохранителям.
   - Что она выпила? - гневно спросил, и земляне дёрнулись от его рыка, но не думали отпираться.
   - Энергетик. Он безопасен, не вызывает зависимости.
   Аранк с шумом выдохнул, а его ребят вылупились на брюнетку, которая всё так апатично смотрела перед собой, словно не видела никого рядом. Манаукцам было известно, что энергетики не должны так действовать на организм других рас, а это могло означать лишь одно, что у кого-то исчерпаны все внутренние резервы. Аранк не являлся врачом и мог лишь предположить, что, похоже, вымотал Ольгу до предела. Он бы, наверное, гордился собой, если бы не её нынешнее состояние. Стыд за своё поведение и невнимательность жгли Аранка.
   Подхватив детку на руки, он приказал землянам проводить их в гостиницу. Ольга заворочалась в его руках, попыталась слезть.
   - Госпожа Рысь, вы очень упрямая женщина! - недовольно начал отчитывать он её, крепче прижимая к своей груди. - Могли прямо сказать что устали, и не стоило геройствовать.
   Фаворитка странно усмехнулась и положила голову ему на плечо, разом расслабляясь, прикрыв глаза.
   - Вы тоже упрямый, ши Голдар. Я же терплю.
   - Вот и терпи, - шёпотом добавил Аранк, желая, чтобы последнее слово было за ним, а не за маленькой дерзкой землянкой, которая просто заснула на его руках. Это показалось манаукцу актом доверия.
   - Госпожа Рысь распорядилась разместить вас в гостинице "Олимп", - отчитался один из телохранителей фаворитки.
   - Как вас зовут? - спросил его Аранк, шагая за землянином.
   - Эрик Ли, - представился тот.
   Манаукец оглядел его на предмет привлекательности. Странно чувствовать ревность, но она упорно возвращалась, как бы ни гнал Голдар её из своей головы. Привлекательный, молодой, лет двадцать пять, блондин, глаза карие. Лицо не смазливое.
   Второй тоже  представился:
   - Мэт Эйс.
   Аранк чувствовал соперника в этом высоком и хмуром брюнете. Несмотря на то, что Ольга не обращала внимания на своих телохранителей, беспокойство, что такие могут нравиться Ольге, терзало душу.
   Сама мысль, что рядом с фавориткой такие крепкие, хотя и не совсем надёжные парни, была неприятна.
   - Позвоните в гостиницу, господин Ли, скажите, то мы сейчас будем, - отдал чёткие распоряжения Аранк, прикидывая в уме, как лучше всё обставить. - Номер для госпожи Рысь снимите напротив моего. Соседние с двух сторон от неё для моих телохранителей. Всё понятно?
   - Понятно, ши Голдар, но госпожа Рысь сняла себе номер в другой гостинице.
   - Отмените заказ и срочно резервируйте в "Олимпе". Нам с ней ещё несколько дней бок о бок работать. Расстояние мешает.
   Насмешливый взгляд напарников подливал масла в огонь ревности Голдара. Да, никаких отдельных гостиниц, особенно с этими двумя. Только рядом с ним, только вместе. Это его право покровителя. Разбираться с Ольгой он будет завтра, а сейчас она должна выспаться в полной безопасности, которую он обязательно ей обеспечит.
   Как часто она использовала энергетики? Задавать этот вопрос телохранителям Аранк не хотел. Есть кое-кто, кто точно знал лучше. Оливия Нордгрей - секретарь Ольги. Вот кладезь всех ответов на вопросы Голдара.
   Гостиница "Олимп" поражала своей помпезностью. Аранк шёл хмурый, обеспокоенный состоянием Ольги, но успел заметить блеск и лоск белого мрамора с чёрными прожилками, золото отделки интерьера и искристые блики хрустальных люстр. Приятная музыка рождалась под потолком и мягко опускалась по всему холлу. Огромные картины - отголосок воспоминаний о Земле - эпические истории богов, как объяснял администратор, тараторящая заученный приветственный текст. Она была весьма услужливой, не в меру улыбчивой и кидала подозрительные взгляды на спящую фаворитку Аранка на его руках.
   - Не беспокойтесь, она просто перепила и уснула, - попытался успокоить женщину Голдар, входя в номер, двери которого любезно распахнулись перед ним.
   - О, алкоголь так коварен, - отозвалась миниатюрная шатенка, шире растягивая губы в улыбке, словно приняла такое объяснение манаукца, но от него не укрылось то, как нервно она поправила шейный платок и отвела взор.
   Голдару не хотел в глазах женщины казаться каким-то монстром, но и оправдываться он не собирался, лишь стиснул зубы и прошёл в спальню, найдя её по подсказке администратора.
   - Кейс, - бросил Аранк напарникам, прежде чем полностью посвятить себя Ольге.
   Он аккуратно уложил её на кровать, краем уха слушая доклад администратора о расположении комнат и содержимом мини-бара, а также о том, как вызвать официанта с завтраком.
   Отвоевав кейс Ольги, парни оставили Аранка одного, выпроводив вместе с собой и Эйса с Ли. А Аранк с большим удивлением рассматривал очки фаворитки, примеряя их себе на нос. Он конечно понимал, что стильная штучка решительная и ко всему подходила с максимальной выкладкой, но не ожидал, что во вред здоровью. Это не укладывалось в голове. А как же инстинкт самосохранения?
   Долго рассуждать над этой темой Голдару не дали напарники. Оба они были первоклассными покровителями, на счету каждого по десятку подопечных и сегодняшний промах ложился тёмным пятном на их репутации. Они желали утолить своё любопытство по поводу состояния Ольги, словно она не была фавориткой Голдара. Но чувство покровительства над слабой женщиной  в любом манаукце сложно выключить. А тут не доглядели. Все трое. Этот промах не давал совести спокойно спать ни одному из них.
   Первым позвонил Торас.
   - Как она?
   Короткий вопрос подразумевал такой же ответ, вот только Голдар с усмешкой выдал:
   - Это не энергетик так на неё подействовал, это учебная программа. Ольга решила изучить манаукский на ходу.
   - Ого!  - изумилась миниатюрная голограмма напарника, проецируемая экраном коммуникатора над кистью руки Голдара. - Она что, совсем наивная? Кто же такими программами пользуется не во время сна!
   - Вот теперь мы знаем кто - моя фаворитка, - указал на спящую Ольгу брюнет, запоздало понимая, что друг не видит её.
   - Аранк, хоть она и выбрала тебя, но не стоит забывать что она замужем, - не мог не напомнить Торас, кроша спокойствие Голдара в труху.
   - Как такое забыть? - рассерженно переспросил его Аранк, складывая дужки очков и убирая их на изголовье кровати в специальную выемку-полку. - Разберусь я с её мужем. Всё равно она уже выбрала меня.
   - Аранк...
   - Замолчи, - прошипел недовольно манаукец, - не от тебя я хочу слушать выговоры, друг. Не от тебя.
   - Как знаешь, - грустно вздохнул аналитик, расстёгивая ворот рубашки. - Моё дело предупредить, и когда тебе разобьют сердце, подставить плечо, чтобы ты мог выплакаться. Я же друг.
   Аранк, укоризненно качая голограмме головой, усмехнулся шутке Линта.
   Поговорив после Тораса с лейтенантом Шадуном, успокоив и его о состоянии Ольги, Голдар решил обследовать содержимое её кейса, но прежде раздеть фаворитку и уложить со всеми удобствами под одеяло. О, какой это был соблазн для Аранка. Такой сильный, что он не удержался, позволяя себе лёгкие поцелуи светлой и нежной кожи. Сладкая детка, соблазнительный персик. Как же она сводила его с ума, эта стильная штучка на убийственно высоких каблуках, с кучей тайн и преследующих её неприятностей. Ядерный соблазнительный коктейль для любого уважающего себя манаукца.
   Нависнув над Ольгой, удерживая себя на вытянутых руках, Аранк долго любовался милой землянкой. Длинные смоляные волосы покрывалом окутывали белые подушки, одну из которых Ольга в беззащитном жесте обнимала.
   - Моя фаворитка, - с придыханием прошептал Аранк в тишину каюты, заявляя свои права. Да, Ольга не скоро ещё поймёт, что он не даст ей изменить своего решения. Скоро, очень скоро Аранк встретится с её мужем, и будет лучше, если тот откажется от неё. Сам бы манаукец этого никогда не сделал, вкусив её прелести, сладость её тела, узнав её поближе, проведя с ней практически сутки, он пребывал сейчас в непривычном состоянии нервного напряжения. Собственнические инстинкты, которые никогда не тяготели над ним, вдруг взыграли в Голдаре. У него никогда не было фаворитки, он не знал, как это происходит у других. Наверное, так и сходят с ума от любви.  Наверное, именно так.
  

Глава 8

   Ольга
   Сонная нега нехотя отступала, ласково поглаживая меня по волосам. Как же я давно так сладко не высыпалась. Просто урчать хотелось от лёгкости и ясности в голове. Я вытянулась, застонав, перекатилась на спину, открывая наконец глаза. Сон! О, как же я его обожала. До дрожи в пальцах, до тёплой патоки в груди. Я выспалась! Сто лет так не спала.
   Рассматривая потолок, вдруг поняла, что не помню где я. Это точно не был мой привычный номер люкс в гостинице "Энигма". Точно не он. В "Энигме" интерьер в тонах индиго, а здесь всё утопало в золоте и в светлых красках. Я резко села, стягивая очки и огляделась. На стене висела репродукция стародавней картины с голыми мужчинами, стыдливо прикрытыми цветными тряпками. Она-то и подсказала где, собственно, я. В "Олимпе"! Только на их сайте я видела подобные картины. И что я здесь забыла? Как оказалась? И где все?
   Повертев в руках очки, поняла, что они выключены. Всё, что отображалось на экране, это конец загрузки программы обучения и адаптации. Коммуникатор был не подключён к очкам, поэтому меня никто звонками и не тревожил. Я стала озираться, не на шутку испугавшись. Где мои вещи?
   Под одеялом я оказалась в одном белье. Прохладный воздух спальни холодил кожу. Босые ноги утопали в мягком ворсе бежевого ковра, заглушающего шаги. Первым отыскала кейс, лежащий возле зеркала, вместо моей одежды в шкафу нашёлся упакованный брючный костюм кофейного цвета и белоснежная рубашка.
   Чужая забота тронула меня, но не помогла расслабиться. Я совершенно не помнила вчерашний вечер! Последнее воспоминание - музей современного искусства, какая-то мазня, очередные кляксы, а дальше всё, как выключили.
   Выходить из спальни не спешила. Достала коммуникатор, чтобы включить его и синхронизироваться с очками. Но первым пунктом был конечно же душ. Он приведёт и мысли в порядок, и вернёт мне душевное спокойствие.
   Под струями тёплой воды меня и настиг звонок встревоженной Оливии. Включив транслирование, положила коммуникатор на полочку, продолжив мытьё. Оливию уже давно подобным не смутить, а вот вопросами она осыпала меня правильными.
   - С вами всё хорошо? Вас не было в сети более двенадцати часов. Я волноваться стала. Позвонила ши Голдару, он сказал, что вы отдыхаете. Это так на вас непохоже, что я засомневалась. Подумала, что вас украли или ещё чего.
   - Более двенадцати? - удивилась я, замирая на миг и переглядываясь с кивающей мне голограммой секретаря. - Надо же, - пробормотала, стыдясь своей слабости. Слишком долго спала, за это время могло случиться невообразимое.
   - Да, двенадцать часов пятнадцать минут, если быть точной, - исправилась верная помощница.
   - Ничего не произошло, пока я спала?
   - Нет, всё решаемое. Я, кажется, справилась. Вы потом проверите.
   - Спасибо, Оливия.
   Радостно знать, что в моё отсутствие есть на кого положиться. Оливия всегда была очень ответственной и именно поэтому она мне нравилась.
   - Госпожа, манаукец отчитал меня, что вы постоянно принимаете энергетики, - по-детски жалобно пожаловалась на Аранка всегда сдержанная секретарь. - Представляете? Как девочку отчитал!
   - Я поговорю  с ним, не переживай.
   Ну вот и стало ясно кто такой заботливый. Хотя я и раньше догадалась, теперь же удостоверилась.
   - Он страшный когда злится. Сказал, что вы довели себя энергетиками до края и вам требуется сон. Поэтому я взяла на себя смелость ответить на ряд писем от покупателей.
   - О, точно! - вспомнила я, останавливая помощницу на полуслове. - Собери отдел маркетинга и пусть разрабатывают новое предложение по манаукцам. Они, оказывается, ценители прекрасного, поэтому мне нужны предложения по самым изящным дизайнерским вещицам. Любым, даже безумным. Завтра посмотрю, попробуем снова пробиться на рынок Манаука.
   - Да, госпожа, - кивнула брюнетка, а я послала ей тёплую улыбку.
   - Я сейчас приведу себя в порядок и перезвоню, - пообещала ей и отключила связь. Идея пересмотра делового предложения давно назрела, но так как я не видела в каком направлении двигаться, оттягивала этот момент. Теперь же цель была ясна.
   Накинув  на плечи халат, вышла из санузла, на ходу прикрепляя коммуникатор на тыльную сторону кисти правой руки. Увлекшись процессом не увидела, что в спальне не одна и испуганно взвизгнула, когда на меня набросился вихрь, а жадный поцелуй обжёг губы. Инстинкты во мне проснулись первыми, и поэтому колено взметнулось, а руки ударили согнувшегося и тоненько пискнувшего напавшего по ушам. Лишь через удар сердца я опознала покрасневшего Аранка с выпученными глазами.
   - Ши Голдар? - не поверила даже.
   Мужчина, стоило отдать ему должное, пересилил себя и, выпрямившись, протяжно выдохнул. Краснота быстро схлынула с его щёк и вернулась природная бледность.
   - И тебе добрый день, милая Ольга, - попытался выдавить улыбку манаукец, опять ловя меня в объятия, зарываясь рукой в ещё мокрые волосы и склоняясь ближе.
   Я отстранилась. Сопротивляться такому напору в жёстких тисках невозможно и немного стыдно за свой подлый удар, но и целоваться вновь с Аранком я больше не была намерена. Пора уже прекращать эксперименты по усмирению моих разбушевавшихся гормонов, всё равно они не возымели положительного действия. Наоборот, я чувствовала, что ещё больше увязла.
   - Ши Голдар, что я делаю в "Олимпе"? Кто дал вам право распоряжаться...
   - Ты, Оля. Ты и дала, - прервал меня манаукец, довольно-таки болезненно дёрнул за волосы, чтобы не отворачивалась, и лёгкими поцелуями покрыл веки, нос и наконец губы.
   Я замерла, судорожно дышала, зажмурившись, боролась с собой, со своим телом и сердцем. Манаукец творил со мной что-то невероятное. Я дрожала в его руках, было так приятно, нежно и чувственно, пока поцелуй не перерос в страстный, опаляя меня всё больше. Теперь между нами воцарилось исступление. Аранк подхватил меня под ягодицы, продолжая целовать, и двинулся в сторону кровати. Как же быстро он заводился сам и вовлекал меня в пучину безумного желания. Под халатом я была обнажена, комплекта чистого белья не нашла, поэтому и планировала его первым заказать, а тут Аранк и его дикая страсть просто обрушились на меня.
   Сильные руки рывком сдёрнули халат с плеч. Горячие поцелуи покрывали шею, грудь. Нетерпеливые руки развязали пояс, чтобы блуждать по моему телу, будоражить меня ещё больше, распалять. Я тихо постанывала. Проснувшееся тело желало получить свой приз, и голос разума был не против. После продолжительного сна секс лучше любой пробежки, а такой дикий и бурный и подавно. Но всё же всплывшая из ниоткуда стыдливость напомнила, что я вроде как решила прекращать предаваться разврату с манаукцем. Однако стоило взглянуть на этого искусителя, нервно рвущего с себя рубашку и хватающегося за пояс брюк, как я покраснела, отказываясь быть прилежной монашкой. Перекатилась на бок, сгорая от своих пошлых мыслей, от того, что не могу найти объективные причины для того чтобы отказаться от манаукца. То есть они конечно же были, эти причины, но почему-то в них не хотелось верить.
   Я поглядывала через плечо на раздевающегося Аранка и, прикусив губу, призывала себя одуматься. Но между ног уже всё было объято пламенем желания. Приподнявшись на локтях, я, кажется, уже нашла то самое нужное слово. "Стоп" и я уверена, Голдар бы услышал меня. Подтянувшись на локтях, я отползла и ахнула, когда горячее тело накрыло меня своим теплом. Аранк, нависнув надо мной, держал себя на крепких и сильных руках.  Я поджала колени к груди, обернулась. Короткие жёсткие локоны бросали густую тень, преображая лицо с горящими от желания алыми глазами.
   - Ты же не собираешься сбежать? - тихо спросил меня Аранк, словно умел читать мысли. Или увидел что-то в моём взгляде.
   Манаукец окружил меня невероятным чувством уюта, и все доводы из головы просто улетучились. Вернулось давно забытое ощущение слабой и желанной женщины, когда Аранк начал трепетно целовать моё плечо. Слёзы непроизвольно брызнули из глаз, и я отвернулась, прикусив губу. Только бы не ляпнуть что-нибудь глупое. Только бы продлить этот непонятный миг уединения. Манаукец не касался меня ничем, кроме губ, а мне чудилось, что я пропитана им вся, что он уже во мне, в каждом закуточке моей души.
   - Нет, - выдохнула чуть смелее.  Да что со мной? Я же сильная, независимая и самодостаточная женщина. Секс для меня всегда был лишь средством достижения цели.
   - Детка, так приятно общаться с тобой на родном языке, - ворковал манаукец, оставляя всё более откровенные поцелуи, вырисовывая языком круги на коже.
   И тут я поняла, что да, он говорил теперь со мной на манаукском, его интонация голоса поменялась, появились эти рычащие нотки, но что важнее, я прекрасно понимала его, правда отвечала на всеобщем Союза.
   Мне нравился манаукский, он очень подходил этим необузданным модифицированным. Теперь понятно как он умудрялся прорычать слово "женщина", просто привык с детства порыкивать.
   Я опустила голову, волосы рассыпались по простыни, оголяя шею, и именно её не преминул поцеловать Аранк, вызывая во мне волну наслаждения. Что он творил со мной? Что за власть имел? Я держала себя на локтях и понимала, что сопротивляться желания так и не вспыхнуло. Наоборот, я трепетала, особенно когда моего бедра коснулась его ладонь.
   - Ольга, ты меня вчера напугала.
   - Чем? - спросила, сама же теряла нить с реальностью от дикого возбуждения. Так и хотелось приказать ему чтобы замолчал и вошёл в меня.
   - Кто же учит языки на ходу, Ольга? Это же отнимает много сил. Ты же уснула прямо там, в музее. Перепугала меня сильно. Теперь хочется тебя за это наказать.
   - Как наказать? - игриво уточнила и обернулась, встречаясь с голодным взглядом Аранка. О, я, похоже, знаю ход его мыслей, и это заводило ещё сильнее. Пусть он меня накажет. Я буду стараться стать ещё хуже, чтобы он почаще наказывал меня, дрянную девчонку.
   Усмехнувшись, манаукец проследил за своей рукой на моём бедре, сжал ягодицу, даря волнующее ощущение, которое пробиралось под кожу. Сам же Аранк был собран, словно раздумывал - отшлёпать меня или нет.
   - Идея с изучением языка мне, конечно же, понравилась. Это облегчает общение. Но всё равно хочу наказать. Да, хочу трахнуть тебя, Ольга. - От его откровения между ног взорвался новый всплеск желания.  - Ты же сама нарываешься, - продолжал соблазнять меня мужчина, словно не чувствовал, как я плыла на волнах его голоса, только и ожидая вторжения, -  ещё там, на астероиде. Прямо умоляешь меня об этом.
   Вкрадчивый шёпот, горячие губы, пальцы, проникающие между складок, и я тону во всём этом, растворяясь. Приподнялась выше на локтях, желая улечься на живот, раздвинуть ноги. Это транс, это гипноз, не иначе. И нет места стыдливым мыслям, только действиям, принятым решениям.
   Но резкий толчок сильной руки, и пах Аранка прижимается к моим ягодицам, не разрешая сдвинуться с места.
   - Хочу так, детка. Хочу видеть твоё лицо.
   Я вся оказываюсь под манаукцем, лежу, трепетно сжимаясь от ожидания, и Голдар наконец опускается на руках, но так медленно... слишком медленно. Каменная эрегированная плоть болезненно упирается в бедро, её бы внутрь. Но Аранк не спешит, встаёт на колени. Опять надевает презерватив, не отрывая от меня взгляд. Такими глазами смотрит голодный на еду. Меня сильнее начинает бить дрожь. Я уткнулась лбом в прохладу простыни, чтобы скрыть своё пылающее лицо.
   Секс для меня лишь средство для достижения цели, но какую цель сейчас преследовала я? Какую? Не было цели, не было мыслей о делах, лишь только яркая страсть и чёрная похоть. Слабое тело слишком быстро привыкло подчиняться желаниям манаукца, таять от его нежных прикосновений, открываться, сочиться и принимать.
   - М-м-м, - застонала от восхитительного ощущения наполненности, сжимая в кулаках простынь. Внимательный любовник двигался размеренно, приноравливался, выискивая как мне приятнее. Я вся сжалась от удовольствия, боясь выпустить его на свободу, а мужские руки поглаживали каждый изгиб моего тела. Бедро, плечо, грудь. Напор усиливался, толчки становились всё глубже, и я вскинула голову, не в силах больше сдерживать рвущиеся наружу стоны. Аранк искусно направлял себя и меня по руслу вожделения. Придерживая меня за талию, болезненно порой сжимал, бросал себя вперёд, наслаждался моим удовольствием. Он наблюдал за мной, я это чувствовала, следил, упивался моими эмоциями, которые рождал во мне сам. Это было так чувственно, необычно, неспешно.
   Я кончила так быстро, что даже понять не успела. Раз и всё взорвалось внутри меня, все нервы оголились и я уже не я. Не здесь и не сейчас.
   - Детка, какая же ты чувствительная.
   Аранк, уткнувшись лбом мне в шею, обжигал горячим дыханием, рождая ворох щекотливых искр на коже. Он терпеливо ждал, когда я вернусь к нему, и всё ещё был твёрдый внутри меня.
   Я извернулась, поворачиваясь к нему лицом. Голдар опустился на локти, уютно погружая в объятия своих ладоней моё лицо, склонился так низко, что его волосы щекотно касались висков. Пронзительный взор заглядывал в самую душу.
   - Ты прекрасна, - прошептал манаукец, и наши губы сплелись в поцелуе.
   Я ласкала его плечи, я задыхалась под резким натиском его тела. Он топил меня в своей страсти, не давал и вздоха сделать. Разгорячённым зверем вколачивался, удерживая руками меня на месте, а я всхлипывала, царапалась, а под конец кричала от дикого и невероятного блаженства, но и тогда ничего не закончилось. Аранк уложил меня на спину, взял, придерживая ногу, помогая себе проникнуть глубже, чтобы достичь своего пика наслаждения. И я могла лишь слабо прижиматься губами к горячей белоснежной коже, ощущать себя водой, омывающей это сильное тело. И ждать, когда закончится кульминация Аранка, когда он перестанет дрожать, изливаясь, и устало погребёт меня под собой, благодарно покрывая поцелуями лицо. Нежно, как ласковые крылья бабочки.
   - Детка, ты чудо.
   Он уже не первый раз говорил мне это, а я не понимала его. Почему я чудо? Я обычная, а вот он невероятен. Не встречала ни одного мужчины, способного доводить меня до оргазма каждый раз. Каждый чёртов раз я улетаю, стоит ему только войти в меня и начать двигаться. Кто он вообще такой? Неужели манаукцы все такие? Может, нужно...
   Додумать не смогла, передёрнув плечами от мерзости, заморозившей на миг сердце отголоском прошлого. Нет, пробовать с другими не буду. Пока Аранка за глаза хватало. Да и с ним спокойнее даже просто лежать, размышляя над своим поведением и глупыми мыслями. Он какой-то надёжный. Мне этого было достаточно.
  
  
  

   Пояснялка
   Джи-20018 (G-20018) - астероид в Солнечной системе, собственность концерна "СкайИндастри Групп"
   Ольга Фарисовна Рысь - заместитель директора отдела продаж
   Аранк Голдар - капитан, специальный агент отдела по борьбе с терроризмом
   Ричмонд Браун - президент "СкайИндастри Групп"
   Джереми Вантари - начальник службы безопасности концерна "СкайИндастри Групп"
   Оливия Нордгрей - секретарь Ольги Рысь
   Станция "Аполло-17" - столица Земной Федерации
   Ной Эйверли - замдиректора департамента по добыче сырья
   Полковник Унур Зетом - начальник специального отдела по борьбе с терроризмом
   Лейтенант Линт Торас - аналитик отдела
   Джейкоб Трейс - муж Ольги Рысь
   Мэт Эйс, Эрик Ли - телохранители Ольги
  
   ССР - Союз Свободных Рас, куда входят земляне, манаукцы, унжирцы и нонарцы
   Манаукская Федерация, планеты и правители:
   1) Манаук - президент Румир Дорнир
   2) Шиянар - шиямата Желиана Шияна
   3) Новоман, планетная система Тарион у самой границы с Унжирской Федерацией - наместник Кошир Шияна
   4) Рай, автономная планета в составе Манаукской Федерации - король Юрий Первый Добрый
  
  





   Начато 26.10.
  

Оценка: 8.97*6  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  LitaWolf "Проданная невеста" (Любовное фэнтези) | | Я.Ольга "Допрыгалась" (Юмористическое фэнтези) | | О.Обская "Единственная, или Семь невест принца Эндрю" (Любовное фэнтези) | | Д.Вознесенская "Игры Стихий. Перекресток миров." (Любовное фэнтези) | | С.Волкова "Похищенная, или Заложница игры" (Любовное фэнтези) | | Д.Коуст "Маркиза де Ляполь" (Любовное фэнтези) | | LitaWolf "Неземная любовь" (Любовная фантастика) | | А.Гвезда "Нина и лорд" (Попаданцы в другие миры) | | Д.Вознесенская "Игры Стихий" (Попаданцы в другие миры) | | Д.Вознесенская "Право Ангела." (Любовное фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Атрион. Влюблен и опасен" Е.Шепельский "Пропаданец" Е.Сафонова "Риджийский гамбит. Интегрировать свет" В.Карелова "Академия Истины" С.Бакшеев "Композитор" А.Медведева "Как не везет попаданкам!" Н.Сапункова "Невеста без места" И.Котова "Королевская кровь. Медвежье солнце"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"